Иванов Валерий Григорьевич: другие произведения.

В перекрестье Времён

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Через некоторое время Роба увидел раскаленные светлячки пуль, направлявшихся к противоположной, заставленной полками, гаражной стене, возле которой застыл в нелепой позе Графин.

   В перекрестье Времён
   (ПОВЕЛИТЕЛЬ МГНОВЕНИЙ)
  
   Пролог 1
  
   Гараж был громаден. Две ближние смотровые ямы чернели своими пустыми темными зевами. На третьей, самой дальней, стоял микроавтобус, темно-синий "Форд-Транзит". Весь пол был заляпан черными смолянистыми пятнами мазута и автомобильных масел. Графин, зашедший первым, уже выискивал подходящее местечко у стены, с которого была бы видна вся окружающая обстановка. Роба знал, что он был вооружен газовым револьвером. Человек, который позвал Графина на переговоры, мог быть непредсказуем и опасен. Вообще Роба просил напарника, чтобы тот уклонился от встречи, подозревая, что люди с добрыми намерениями не выбирают для рандеву полузаброшенные гаражные боксы за городом. Но Графин заверил его, что может поступить очень серьезное деловое предложение. Тогда Роба также явился сюда тайком и стоял сейчас у окончания первой смотровой ямы. Графин заметить его не мог, как не сможет увидеть Робу и человек, который придет к ним на назначенную в гараже встречу.
   Дверь гаража внезапно захлопнулась с противным металлическим лязгом и с той стороны, в наступившей сразу темноте, заполыхали вспышки выстрелов. Через некоторое время Роба увидел раскаленные светлячки пуль, направлявшихся к противоположной, заставленной полками, гаражной стене, возле которой застыл в нелепой позе Графин. Стрелок знал свое дело - пули шли очень кучно и точно в цель. Каждая из них следовала почти в фарватер предыдущей, на расстоянии каких-нибудь пяти-шести сантиметров друг от дружки, а всего их было не меньше трех десятков. Графин выставил перед собой руки, будто они могли защитить его от этих безжалостных светляков, а голову силился вжать в эти самые полки, доверху забитые всяческим металлическим хламом.
   Роба сделал два шага вперед и попытался ладонью своей руки столкнуть самую первую пулю с ее зловещего неумолимого маршрута. Не получилось: пуля даже не шелохнулась в сторону, продолжая медленно ползти к своей неподвижной мишени. Зато ладонь здорово ожгло ее раскаленным тельцем, и Роба машинально дунул на ожог и лизнул образовавшуюся ссадинку языком. Даже не пробуя повторить то же самое со следующей пулей, Роба метнулся к стене, в которую по-прежнему тщился вжаться его незадачливый напарник. Стремительный бросок и толчок всем телом в плечо Графина, заставил того начать делать обеими руками хватательное движение за воздух, но туловище его медленно стало клониться в сторону, противоположную робиному толчку. Роба забежал еще и с другой стороны и стал тянуть падающего на себя, чем значительно ускорил его движение вниз.
   Теперь Роба оглянулся назад. Плотный рой светлячков был уже совсем рядом, но Графина он зацепить никак не мог. В это время от двери вновь замелькали огненные сполохи. Похоже, стрелявший мгновенно переоценил ситуацию и стремился вновь достать плотным автоматным огнем уже смещающееся в сторону тело Графина. Удивительно, но Роба видел и в темноте, правда, не столь хорошо, как при освещении. Отдельные детали различались плохо, но контуры всех окружающих предметов были вполне различимы. Он окинул полки взглядом в поисках хоть какого-то подобия оружия. Кривоватая железяка с шарниром на конце показалась ему подходящей, и он схватил ее сначала одной, а затем и двумя руками - проклятая железка была тяжеленной. Пули, тем временем, начали цокать по металлическому хламу, валявшемуся на полках, издавая басовитые жужжащие звуки и с противным чмоканьем впиваться в гаражную стенку, круша бывшую когда-то белой штукатурку. Робин напарник был уже явно вне зоны их попаданий и даже, кажется, уходил и из района предполагаемого попадания второй автоматной очереди.
   Роба бросился в сторону пока не очень видимого стрелка, которого выдавали лишь вспышки выстрелов третьей очереди. Два уже менее плотных многочисленных и плотных, чем первый сгустка пылающих кусочков свинца двигались в противоположную его движению сторону, но шли высоковато и задеть падающего Графина не могли. Темная приземистая фигура стрелка была уже совсем рядом, и свет, слегка пробивающийся через гаражные щели, отразился тусклым бликом на стволе автомата. Роба взмахнул своим орудием и изо всей мочи ударил им по автомату. Ему даже показалось, что при столкновении его ствол немного погнулся, столь силен был удар. Автомат стал медленно опускаться на бетон пола, выпав из рук незнакомца.
   - Тра-тра-тра-тра-та-та-та..., - почти слитный треск автоматического оружия гулко отразился в грязно-серых сводах гаража. Роба оглянулся в сторону источника звука. Стрельба велась сразу из трех автоматов непосредственно из стоявшей на третьей яме автомашины. Причем стреляли, похоже, уже по Робе, чего никак не могло быть - для присутствующих здесь людей он был невидим. И светящиеся угольки направлявшихся в его сторону пуль занимали почти все видимое пространство. Стрелявшие били длинными очередями, веером, с тем, чтобы поразить весь район пребывания Робы, куда бы он ни метнулся, увертываясь от настигающих огненных ос. Больше полутора сотен светящихся в темноте пуль шли на него плотной завесой и отсекали все пути к отступлению.
   Роба швырнул свою железяку, целясь в микроавтобус, и огляделся по сторонам в поисках более действенного оружия. Рядом на металлическом верстаке лежала большая груда гаек, и он швырнул первую их горсть навстречу смертоносным светлячкам, которые двигались хоть и медленно, но неумолимо. Часть гаек столкнулись с пулями, вызвав каскады искр и визжащие тонкие звуки, а часть застучала дробным градом по борту микроавтобуса. Следом отправились и вторая, а затем и третья горсть разнокалиберных гаек, повторяя тот же результат. Некоторые пули были сбиты с пути и с противным воем рикошета ушли куда-то в сторону. Однако светящееся рваное облако пуль было уже совсем рядом, и Роба, уходя с их пути, спрыгнул в смотровую яму.
   Пули зацокали по гаражным воротам, страшно закричал первый стрелок, у которого Роба выбил автомат. На какое-то время наступила тишина, а затем послышался глухой стук упавшего грузного тела. И вновь тишина. Роба выждал какое-то время, а затем выглянул из ямы в сторону микроавтобуса, приподняв голову над металлической обваловкой ее забетонированных краев. В районе микроавтобуса по-прежнему было совершенно тихо, как, впрочем, и в гараже в целом. Это было непонятно - уйти эти люди не могли, второго выхода здесь не было. Затаились и ждут, пока Роба вновь окажется в перекрестьях их прицелов? Перезаряжают оружие? Тогда были бы какие-то звуки - лязг сменяемых обойм. Удивительная тишина. Ну, тот, что возле двери и кричал - наверняка убит. Столько пуль угодило туда, где он стоял. Робин напарник, по кличке Графин, вероятно, притаился, боясь вызвать огонь на себя. Но те-то, из Форда, куда подевались? Странная тишина, которой быть не должно...
   - Ладно, - подумал Роба, - если снова начнут стрелять, я всегда успею увернуться от пуль, а то и выскочить из гаража через железные ворота, которые уже белели многочисленными пробоинами проникающего внутрь света.
   Он вылез из ямы, легко оттолкнувшись руками от ее краев, и замер, вглядываясь в сторону микроавтобуса. Тихо. Роба поднял с пола какой-то металлический цилиндр и зашвырнул его в автобус.
   - Бац! - металлический лязг свидетельствовал о попадании снаряда в цель.
   Никакой реакции. Конечно, Робе не хотелось, чтобы в него стреляли в упор, но следовало уже уходить отсюда, забрав с собой и затаившегося Графина. Тем более, где-то вдалеке уже завыли милицейские сирены и, возможно немалые милицейские силы двигались по направлению к их временному, оказавшемуся негостеприимным, убежищу. Поэтому он опасливо тронулся по направлению к темневшему в глубине автомобилю, готовясь при малейшей опасности резко отпрыгнуть в сторону.
   М-да... Микроавтобус являл собой очень печальное зрелище. Дверца со стороны водителя была вмята и зияла рваной кривой пробоиной. А вся эта сторона была в многочисленных дырках и с выбитыми стеклами.
   - Это же всё мои гайки понаделали, - догадался вдруг Роба, - а рваная дыра в дверце - след той кривой железяки с шарнирным набалдашником. Ну и ну... Откуда же такая силища? В таком случае вряд ли внутри, кто остался жив.
   Он осторожно заглянул внутрь салона через остатки разбитого лобового стекла. На полу в разных позах лежали три человеческих тела, рядом валялись и автоматы. Роба не стал пристально рассматривать, что случилось с этими телами, поскольку плохо переносил чужую кровь и не любил разглядывать чужие травмы. Но, судя по тому, что и второй борт микроавтобуса был весь в пробоинах, предположить судьбу людей, стоявших на пути целого роя гаек, было несложно. Они были мертвы.
   Из-за возникшей чудовищной временной разницы, как железке с шарниром, так и гайкам, робиными бросками была придана невиданная кинетическая энергия, и они, буквально, все сокрушили на своем пути. Стенка гаража за микроавтобусом также была испещрена аналогичными пробоинами.
   - Графин! - громко окликнул напарника Роба, - эй, Графин!
   Однако тот почему-то молчал. Озадаченный Роба пошел к тому месту, куда пришелся самый первый залп. Графин по-прежнему лежал на бетонном полу, неловко подвернув под себя правую руку.
   - Вставай! - Роба потрепал его по плечу, - всё уже кончилось, нам надо уходить отсюда.
   Роба попытался приподнять его тело, однако голова Графина безвольно мотнулась в сторону, и здесь стала понятна причина его молчания. Часть затылка была напрочь снесена, будто срезана гигантской острой бритвой. Робе стало плохо от открывшегося зрелища, он отвернулся и опустил тело на пол. Поискал глазами причину смертельной травмы и почти сразу же ее заметил. Незадачливый напарник, падая, зацепил затылочной частью своей головы за массивный металлический брус с острой кромкой, лежавший на полке и слегка выступавший наружу. А, поскольку он и не падал, как обычно, а был мгновенно низвергнут двумя сильнейшими робиными усилиями, то эта острая часть и послужила ужасающим острием, легко смахнувшим часть человеческого черепа. Роба едва подавил приступ подступающей тошноты и быстро пошел к выходу. У выхода он даже не стал смотреть на лежавшего боевика, а взял с верстака кусок чистой ветоши и тщательно вытер свои руки, а затем и отряхнулся от возможной пыли и грязи.
   Погибших боевиков Роба не жалел. В конце концов, они сами безмотивно старались убить Робу, да и, швыряя гайки навстречу летящим в него пулям, он не предполагал об их дальнейшей смертоносной сущности. И Графина не хотел ни калечить, ни убивать, а, напротив, спасал. Графина было жалко. Роба чувствовал и свою вину в его смерти и сожалел. Хоть и не принадлежал тот к лучшей части общества и даже пытался "кинуть" Робу, но все же был его временным напарником и помогал решить финансовые вопросы. Вот только зря он не послушал Робу и пошел на эту встречу, стоившую ему жизни. В любом случае он был бы убит, если бы Роба не зашел тайком в этот гараж. Не явись Роба - все равно лежал бы у стенки мертвый Графин со своей смешной газовой пукалкой. Но Роба зашел и хотел искренне его спасти. Не получилось. Значит, судьба такая.
   Робу пока еще не занимал вопрос, чьи же интересы представляли погибшие боевики. Он не предполагал, что действовали представители двух могущественных преступных кланов, борющихся за влияние на сверхприбыльный игорный бизнес. И продолжение еще может последовать.
   А пока он вышел из гаража и огляделся. Снаружи и поблизости никого не было. Роба привычно произвел необходимые манипуляции с чудодейственной пластинкой и торопливо зашагал по узкой тропинке по направлению к автобусной остановке. Буквально через несколько минут подошел автобус, и Роба сел в него, возвращаясь в город. Вышел уже на оживленной городской улице, с тем, чтобы пересесть на трамвай и доехать до своего дома.
   На улице привычно слился с общим потоком прохожих и подчинился его суетливому хаотичному движению. Обыкновенный подросток, спешащий куда-то по своим мальчишеским делам... А, что ещё можно было подумать, глядя на его непритязательный внешний вид.
  
   Пролог 2
  
  
   - Дрянной порох поставляет королевский арсенал, - проворчал воин с очень темным от загара лицом и лихо торчащими в стороны стрелками черных усов, - два выстрела и дуло мушкета зарастает такой гарью, что не только заряд пороха, но и пулю не пропихнешь. И никак не отдерешь этот проклятый нагар!
   Зажав ложе видавшего виды мушкета между колен, он с ожесточением пропихивал шомпол в его проржавевшее жерло, поминая при этом дьявола и всех его верных слуг. Изрядно потускневшая кираса со следами многочисленных ударов лежала рядом, наполовину скрывшись в густой травянистой растительности, напоминающей заросли гигантского клевера. На кирасе лежал такой же помятый металлический шлем. Солнце, спустившись со стороны гор, жгло неимоверно, хотя сам воздух был удивительно прохладен.
   - Да и толку с него мало, - подхватил солдат со следами оспы на покрасневшем обожженном лице, - с двадцати шагов в буйвола и то не попадешь. У меня вон вообще аркебуза, и пороха идет больше и тяжеленная.
   Он с некоторой завистью покосился на мушкет товарища. Его доспехи также лежали рядом и были столь же изувеченными. Оба сидели возле хорошо протоптанной тропы, на лужайке, поросшей высокой плотной травой с видневшимися кое-где каменистыми прогалинами. Вокруг сплошной стеной вздымались тропические деревья, подножия которых поросли высоченным и переплетшимся ветвями и стволами непроходимым кустарником. С востока упирались прямо в редкие белесые перья облаков темневшие заросшим лесом хребты гор, вершины которых белели заснеженными шапками.
   - С арбалетом куда сподручнее - и метко и быстро, - владелец аркебузы вздохнул,- но наш лейтенант считает, что туземцы боятся грохота наших выстрелов и поэтому их легче будет завоевать. А, по мне, так проще было бы перестрелять их из арбалетов, да порубить нашими старыми добрыми клинками. Но все арбалеты оставлены на корабле...
   - А, по-моему, они больше боятся наших лошадей, особенно, когда те встают на дыбы и издают трубные звуки ржания.
   - Так-то оно так, да только лошадей у нас осталось совсем немного. Почти все передохли от здешней воды.
   - Скоро и мы подохнем от этой жары, вот запасы воды закончатся...
   - Кардалья! - послышался шум стремительных шагов, и перед вскочившими сразу солдатами появился офицер в блестящей в лучах полуденного солнца кирасе и сдвинутом на затылок шлеме, - почему на тропе не выставлено боевое охранение?
   - Выставлено, сеньор Эргадес, - возразил усач, оказавшийся Кардальей, - Акоста и Моралес с утра находятся в карауле!
   Он покосился на сооруженные на песчано-каменистой проплешине временные солнечные часы и продолжил: - а менять их еще рано.
   - Нету их нигде! - рявкнул лейтенант и рванул из ножен шпагу, - всех немедленно поднять по тревоге!
   Кардалья нахлобучил шлем на голову, поморщился от соприкосновения с раскаленным металлом и, подхватив одной рукой кирасу, а другой мушкет с торчащим из дула шомполом, помчался к наспех сооруженному из пальмовых листьев навесу, под которым отдыхали его товарищи.
   Тщательные поиски пропавших ничего не дали.
   - Никаких следов, - констатировал лейтенант, угрюмо посматривая в сторону гор.
   - Это опять Желтый Дьявол, - шептались солдаты, испуганно вглядываясь в непроходимы заросли джунглей...
   Полностью книгу можно прочесть по адресу:
   http://samlib.ru/i/iwanow_w_g/ivg200266.shtml
  
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"