Иванов Валерий Иванович: другие произведения.

Практическая Криминальная Гомицидология (полный текст)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  
  
  Иванов В.И.ПРАКТИЧЕСКАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ ГОМИЦИДОЛОГИЯ. ( В.И.Иванов канд. наук, доцент, советник юстиции) ..... Аннотация. .... Предлагаемая монография является результатом многолетних исследований автора в области судебной психопатологии. Это первая публикация, в которой наиболее полно представлены основные положения авторской концепции криминальной гомицидологии как отдельной области знания, и в частности криминальной гомицидологии. В разработанной автором модели криминального гомицидального (смертоносного) поведения, выделены и точно определены основные феномены гомицидальности, обуславливающие криминалистические особенности "зверского" насилия и убийств. На их основе автор дифференцирует терроризм и псевдотеррористические формы насилия, серийные?, так называемые сценарные гомицидальные убийства и другие насильственные преступления, трудно поддающиеся квалификации в рамках уголовного закона. Монография предназначена прокурорско-следственным работникам, специалистам в области судебной психиатрии, преподавателям, аспирантам,студентам юридических образовательных учреждений. ........ОГЛАВЛЕНИЕ: .... Введение. ... Глава I. Основные термины и общие свойства гомицидальности: ... 1.1.Гомицидальная психическая агрессия, ...1.2. Гомицидальная социальная агрессия (моббинг), ... 1.3. Гомицидальная физическая агрессия, (уголовное дело Т."подкалывателя") ....1.4. Сопряженность психической и физической гомицидальности (уголовное дело в связи с инфантицидом), ....1.5.Гомицидальная жестокость (феномен гомицидальной диспропорции) ....1.6. Агомицидогнозия: а) Феномен опережающих гомицидальных фантазий, б) Феномен гомицидальной одержимости в) Феномен гомицидальной свободы, г) Феномен гомицидальной хищности. ....Глава II. Преступное гомицидальное поведение: ... 2.1. Механизм преступного гомицидального поведения, ...2.2. Четыре основных типа гомицидогенных конфликтов: 2.3. Потеря субъектом контроля над своими гомицидальными импульсами (уголовное дело Б.), .....Глава III. Серийные гомицидальные насилие и убийства: ...3.1 Механизм серийных гомицидальных убийств, ...3.2. Типология субъектов гомицидальных насилия и убийств: ...3.2.1. Гомицидоман - налетчик, ... 3.2.2. Гомицидоман-имитатор, ... 3.3. Архетипическая феноменология сценарных гомицидальных насилия и убийств.(уголовное дело С-ко), .... Глава IV.Террористическая и Псевдотеррористическая мотивации гомицидальных насилия и убийств: ...4.1. Преступления террористической направленности ....4.2. Псевдотеррористические преступления (уговное дело Ш.); .... Глава V. Психические защиты и сопротивления у лиц с преступным гомицидальным поведением: ... 5.1. Психические защиты и гомицидальность, ... 5.2 Виды психических защит и сопротивлений; .....Глава VI. Судебно-психиатрический аспект гомицидальных насилия и убийств ....6.1 Гомицидальные безумства и безумия ...6.2. Систематика пограничных психических состояний и расстройств с гомицидальными тенденциями. ....6.3 Проблемные вопросы судебной гомицидологии. ......Литература: ........... ..... "...некоторые преступления чреваты уничтожением самого общества или того, кто это общество олицетворяет...(они) наиболее опасны, т.к. наносят наибольший вред." ...Ч.Беккариа. ..................ВВЕДЕНИЕ. ..... Гомицидология (гомо - человек, окцидо - убиваю, логос - наука) - область знания, исследующая смертоносное (гомицидальное) поведение человека. Теоретической основой гомицидологии является концепция гомицидальности, постулирующая существование особого вида врожденной античеловеческой агрессии, которая зародилась в психике первобытного человека в эпоху каннибализма и развилась в условиях так называемой антропофагической культуры.[1,2]. .....Гомицидальность является особым видом монополярной деструктивной деятельности, посредством которой субъект, преследуя цель иррациональноего самоутверждения, причиняет психическую и\или социальную и\или физическую смерть другим людям и\или самому себе. Можно говорить о двух основных видах гомицидального поведения: аллогомицидальное (гр. аллос - другой + гомицидальный - смертносный ) и аутогомицидальное (гр. аутос - сам. + гомицидальный - смертоносный). Аллогомицидальное поведение субъекта направлено на причинение смерти (психической и\или социальной и\или биологической) другому человеку. Целью аутогомицидального поведения является причинение субъектом смерти самому себе. Аутогомицидальное поведение встречается в виде суицида, самопожертвования и эвтаназии. Систематическое причинение смерти одними людьми другим стало практиковаться в доисторической эпохе в связи с антропофагией (людоедством). Сформировавшаяся антропофагическая культура привила и закрепила в психике человека механизм гомицидального влечения, направленного на обеспечение психобиологического и социального выживания. Следует пояснить, что сфера влечений является самой древней и непредсказуемой в психике человека. Плотские страсти, которые она порождает, способны непредсказуемо сбраживать пресные и твердые как просвира принципы здорового образа жизни, вспенивать коктейли желаний, раздозированные в соответствии с правилами общепринятой морали и этики. Психотравмирующие жизненные ситуации и социальные конфликты нередко провоцируют парадоксальные симбиозы влечений и гомицидальные конфликты. Сплав аутогомицидального самопожертвования и аллогомицидального влечений образуют основу установки "экстремала" на достижения иррациональной цели ценой своей жизни. Толкает субъекта на убийство, чтобы самому погибнуть в "гильотине". При определенных внутренних и внешних условиях криминального развития конфликта гомицидальное влечение играет роль катализатора, который не только гиперболизирует агрессию, но и определяет гомицидальную специфику выбора объекта преступного посягательства, характер причиненного ему вреда, способ, орудия и средства преступления и, соответственно, определяет криминалистические особенности биологических и психосоциальных последствий, характерных гомицидальному насилию Краткое рассмотрение причин возникновения и путей эволюции гомицидальности, особенностей ее интеграции в различные социокультурные системы позволят более содержательно представить особенности гомицидального поведения. Возникнув в доисторические времена, гомицидальность приобрела свойства архетипа и подобно патогенному вирусу, наследуется от поколения к поколению людей. Архетип гомицидальности ассимилируется в различных культурах, привнося в них элементы гомицидальной мизантропии, отчужденности, неприязни и т.п.. Благодаря врожденной гомицидальности современный человек обладает способностью в той или иной ситуации, по тем или иным соображениям относится к другому человеку как к объекту гомицидальной страсти, возбуждающей желание, стремление к психологической, социальной и биологической "охоте" человека на человека. Неизменным сохраняется основной принцип гомицидального насилия - использование одними людьми других людей в качестве средства достижения своих эгоистических целей. Последнее Э. Фромм считает утонченной формой современного "психического" каннибализма [3]. Есть основания считать, что природа изначала предначертала человеку вегетарианский образ жизни. Об этом косвенно свидетельствует факт отсутствия у человека анатомо-физиологических данных (клыков, когтей и др.), необходимых для хищного преследования, умерщвления, потрошения добычи. Природа не предполагала, что человек, благодаря специфике своего разума, использует в качестве смертоносных орудий булыжник, дубину и займется хищным промыслом, а зверинную технологию охоты применит не только по отношению к животным, но и к себе подобным. Поэтому в психике человека отсутствует врожденный запрет на убийство собратьев по виду, который природа вкладывает в инстинктивную психику крупных хищников, способных к нанесению смертоносных повреждений [4]. По мере развития общечеловеческой культуры первобытный человек отказался от "вынужденой" антропофагии. Вместе с тем продолжал практиковать убийство сородичей в междоусобных кланово-племенных сражениях за территорию, при разделе добычи, за право на продолжение рода и т.п.. Современная гуманистическая культура является относительно молодой. Она стала развиваться как новая концепция бытия, все более освобождающегося от первичной доисторической морали и этики каннибализма, которые более десяти тысячелетий обосновывали и оправдывали мировозрение первобытных людоедов. На первых этапах гуманистической культуры в ней долгое время сохранялась - как дань былой антропофагии - осознаваемая и социально одобряемая идея гомицидальности, которая была обязательным атрибутом различных культовых, религиозных ритуалов, включавших человеческие жертвоприношения. Элементы былой каннибальской культуры дошли до нашего времени в виде представлений о мистической анатомии человека, магии, гадания по внутренним органам, а также в мифах, верованиях и т.п.. Указанные архаические элементы гомицидальной этики и эстетики играют существенную роль в и повседневности современного человеческого бытия. Гомицидальная агрессия ревниво защищает от запретов современной культуры антропофагические рудименты, сохранившиеся до нашего времени в виде культовых табу, предписаний, ритуалов. Более того, гомицидальность свирепо наказывает всех тех, кто нарушает (вольно или невольно) их святость. Достаточно вспомнить трагическую смерть знаменитого мореплавателя Кука и его спутников. Они были растерзаны и съедены в наказание за то, что кто-то из них беспечно срубил дерево, которое было под защитой табу, а части тела Кука были помещены в языческий храм. Особой гомицидогенностью обладают мотивы, связанные с древней историей межперсональных, межобщинных конфликтов, имеющих глубокие архаические корни. В этой связи К.Ясперс отмечает, что во все времена войны между чужеродными культурами и религиями отличались особой беспощадностью [5]. Ее причины таятся в непосттижимой тьме начала истории социализации человека. Актуализация гомицидальной агрессивности, ее острота, выраженность и характер деструктивных последствий в значительной степени определяется общими социо-культурными тенденциями в мировом сообществе. В этой связи следует отметить, что данные мировой статистики свидетельствуют о нарастании (в течение последних десятилетий) феномена насильственной смерти. В частности, убийство является одной из главных причин смерти людей в возрасте 15-44 лет. Всего насильственной смертью умирает не менее 1,6 миллиона человек в год, что дало исследователям основание ввести в профессиональную лексику понятие "синдром насильственной смерти". О значимости проблемы насильственной смерти косвенно свидетельствует высокая частота использования слова "смертоносный" в лексике СМИ, публицистики, в научной литературе, а также в фразеологии многих других областей знаний, формирующих современную культуру. Складывается впечатление, что человек своей психологической, социальной деятельностью сохраняет и все больше открывает свойства гомицидальности (смертоносности) в традиционно "мирных" вещах, явлениях и процессах, формирующих основы современной культуры. В действительности же подобные "открытия" являются реакцией коллективного сознания на циркулирующие в нем гомицидальные (смертоносные) угрозы, интенсивность которых то усиливается, то ослабевает. При усилении смертоносных угроз в социуме нарастают страх, отчаяние, которые вытесняются в бессознательное посредством проекции связанных с ними идей, желаний, фантазий на окружающий мир процессов, вещей и т.п. [6]. Такое состояние культуры по словам З.Фрейда [7] следует считать патологическим - "невротическим". Наши исследования указывают на то, что одним из основных "патогенных" факторов, вызывающим "коллективный невроз", является гомицидальность. Идея зла ("гомицидальности" в терминологии гомицидологии), которая имманентно присутствует в человеке подобно болезни, была детально исследована С.Кьеркегором [8]. З.Фрейд и его последователи разработали теорию, которая ввела понятия инстинктов смерти: "мортидо" (убить себя) и "деструдо" ( убивать других). Однако, как отмечает Ч. Райкрофт (10), они не продвинулись дальше того, чтобы дать названия этим явлениям. Ими не была осуществлена детальная разработка теории инстинкта смерти. Н.Бердяев, анализируя беспримерную смертоносность мировой войны, обращает внимание на то, что физическое насилие, завершающееся убийством, есть знак духовного насилия, зла, совершающегося в духовной действительности. По словам Н.Бердяева в глубине духовной действительности людей давно уже началась мировая война, мировая вражда, ненависть и взаимоистребление. Приведенная этим автором философская трактовка феномена зла содержит описания, поразительно точно совпадающие с криминалистическими характеристиками гомицидальности [9]. Эмпирической основой для развития вышеописанных психологических, социо-культурных междисциплинарных дискурсов об истоках зла и его связи c гомицидальным влечением к причинению смерти другим людям, послужили предпринятые в начале XIX века судебно-психиатрические исследования субъектов, совершивших повторные "зверские" убийства. Судебными психиатрами было установлено, что убийства такого рода, в частности - повторные, совершаются субъектами, смертоносное (гомицидальное) поведение которых мотивировано аномальным неодолимым влечением к убийству человека. Этот феномен был назван гомицидоманией ("гомо" - человек + "окцидо" - убиваю + "мания" - страсть) [10]. Тема противостояния агрессивного влечения и современной культуры стала центральной в поздних исследованиях З.Фрейда, отметившего, что агрессивное влечение является изначальной, самостоятельной предрасположенностью, в которой культура находит сильнейшее препятствие. В этой связи З.Фрейд высказывал опасения, что роковым для рода человеческого может стать вопрос: удастся ли - и в какой мере - обуздать на пути культуры влечение человека к смертоносной (гомицидальной) агрессии? Судебно-следственная практика свидетельствует о том, что в последние десятилетия в различных странах заметно участились насилия и убийства, совершаемые c изощренной жестокостью и крайней тяжестью физических повреждений, наносимых потерпевшим. Кощунственность преступных гомицидальных деяний этого рода не поддаются объяснению видимыми ситуативно-повседневными конфликтами. Это обстоятельство существенно затрудняет квалификацию рассматриваемого вида насильственных преступлений в рациональных юридических категориях. Именно поэтому на рабочем оперативно-следственном языке эти убийства часто называют "зверскими". Употребление усилительного слова "зверское" применительно к гомицидальнным деяниям не случайно. В отличие от других эмоционально усиливающих слов ("варварское", "чудовищное" и др.), часто используемых, чтобы образно подчернуть крайнюю выраженность агрессии, указанное слово имеет не только метафорический смысл, а и выражает конкретное родство гомицидальных деяний с действиями хищника. Причем не только во внешней картине последствий агрессии (расчленение и др.), а и в том, что хищное поведение зверя-пожирателя и субъекта-гомицидомана подчинено психобиологическим механизмам агрессивного влечения, побуждаемого жаждой насыщения. В природной среде умерщвление и пожирание хищником других животных стимулируется голодом и является естественным удовлетворением жизненно необходимой потребности. Появление у человека "жажды" причинения смерти другому человеку, как неодолимого влечения, всегда является следствием дизрегуляции психических и\или социальных, и\или психобиологических влечений, возбуждаемых стрессом или декомпеннсацией личности. А также другими факторами, которые приводят к регрессии мотиваций субъекта на архаический уровень самоутверждения. В случае неодолимого влечения к причинению смерти другому человеку субъект идентифицирует свое "Я" с хищником. У него актуализируется аллогомицидальность с архаической жаждой крови. По мнению Э.Фромма такой человек пытается найти ответ на жизнь посредством деградации к доиндивидуальному состоянию своего существования, в котором он представляет себя хищнным животным. Проливая кровь другого человека, он ощущает себя живым, сильным, неповторимым и т.д.. Подобный механизм защитной регрессии, при которой развитие архаического самоутверждения может достигать крайних форм выражения по механизму метемпсихоза, встречается при так называемых "тюремных" психозах. В этих случаях тяжелая психотравма, связанная с уголовным судопризводстом и приговором, подавляет все социально-личностные механизмы защиты субъекта, провоцируя оживление архаических Аутогомицидальных форм защитного поведения. Их крайняя степень протекает в виде психоза и выражается в виде "синдрома одичания". Субъекты в таких состояниях уподобляются животным: передвигаются на четвереньках как обезьяны, машут руками как птицы крыльями, лают, лакают еду прямо из миски, разрывают пищу руками, воют и т.п.. В данном контексте синдром "одичания" объясняется актуализацией у субъекта аутогомицидальной агрессии, которая подавляет собственную индивидуальность через архаическую идентификацию своего "Я" с животным-жертвой, т.е.субъект впадает в состояние "психосоциальной" смерти. Криминальная гомицидология исследует аллогомицидальное преступное поведение субъектов насильственных преступлений и аутогомицидальное поведение потерпевших в случаях, например, "доведения до самоубийства". Следует иметь в виду, что эвтоназия может быть результатом психической аллогомицидальной агрессии со стороны родственников, знакомых и др.. Выделению раздела криминальной гомицидологии предшествовало многолетнее эмпирическое (в рамках судебно-психиатрических экспертных практик) исследование субъектов, совершивших серии зверских убийств. Исследование крайних форм гомицидального криминального насилия выявило чрезвычайно выраженные глубину и междисциплинарную многогранность проблемы гомицидальности. Предварительные результаты указанного исследования были обобщены и в 2004 году опубликованы в работе В.И.Иванова: "Введение в криминальную гомицидологию".[1] До относительно недавнего времени понятие "причинение смерти" применялось для обозначения двух самостоятельных юридических событий - так называемой психической или гражданской (социальной) смерти и физической смерти - убийства. В первобытном обществе психическая и\или социальная смерть причинялась путем изгнания из общины. Это означало, что изгнанный человек лишался защиты богов. Понятие "психическая смерть" многие века олицетворял институт рабства, сформировавший архетипический образ раба-недочеловека, изгоя. В фразеологии римского и средневекового права психическая смерть или потеря гражданской правоспособности определялась как "гражданская смерть" (capitis diminutio). В XVIII-XIX веках социальная смерть ассоциировалась с понятиями "гражданская смерть", "политическая смерть" и "бесчестье".Гражданская смерть наступала, когда закон предписывал высылку из страны и прекращение всех отношений между обществом и гражданином. По закону о бесчестии существовало наказание определенной формой общественного порицания, когда наказуемый выставлялся на посмешище презрительной толпы "чтобы сбить спесь". Гомицидальность стала особым видом субкультуры, в которой нередко парадоксально сопряжены смертоносные архетипы преступления и наказания. К проявлениям гомидальных парадоксов коллективного сознания можно отнести существовавшую в те времена юридическую норму. Человек, признанный по закону оскверненным, имел право доказывать (реабилитировать) свою честь посредством добровольно перенесенной пытки. Двойственность содержания гомицидальной агрессии довольно точно определяет слово "assassinate", означающее в прямом смысле вероломное убийство, а в переносном - подрыв чьей-либо репутации. Второе значение подразумевает вероломство и жесткость, приводящие к психической смерти человека, обозначаемой в современной психологической терминологии как "уничтожение" личности (character assassination). Мотивы гомицидального психического и физического насилия представлены в диспозициях различных статей ГК РФ и УК РФ.. Например, мотивы психической смерти выражаются в посягательствах на личные неимущественные права (честь, достоинство личности и др.), предусмотренных ГК РФ, или в виде сплетен, слухов, определяемых в правовом отношении в УК РФ как клевета оскорбление, доведение до самоубийства и др.. Гомицидальная физическая агрессия часто сопряжена с убийствами, определяемыми в УК РФ как совершенные в состоянии аффекта, при хулиганстве и по неосторожности, по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести, а также при преступлениях террористической направленности и др..
   Использование понятия "гомицидальность" проливает новый свет на понимание истоков, мотивов и других специфических особенностей ряда феноменов просоциального, асоциального и антисоциального насилия, которые трудно объяснимы на основе традиционных представлений об агрессивном поведении людей. В частности, смертоносного поведения, связанного с зверской жестокостью, кощунственной направленностью насилия и убийств против детей (инфантицид), стариков (геронтицид) и всех тех, кто олицетворяет социальную полноценность и здоровье общества т.п.. Наличие в криминалистической картине преступного поведения признаков психосоциофизической гомицидальности: агомицидогнозии (гомицидальныхфантазий, одержимости, свободы, хищности), феномена гомицидальной диспропорции, архетипической символики и др. дает достаточные основания для вывода о гомицидальной природе расследуемого преступного деяния или о наличии гомицидального радикала (например, при пытках и др.) в механизме негомицидальных насильственных преступлений.
  .....................Глава 1............. ОСНОВНЫЕ ТЕРМИНЫ И ОБЩИЕ СВОЙСТВА ГОМИЦИДАЛЬНОСТИ...................Термины "гомицидомания", "гомицидальный" происходят от слова "гомицид" (homicidium), которое в юридической фразеологии римского права обозначало лишение жизни человеческого существа, при любых обстоятельствах. Кроме этого оно входило основной составной частью в такие юридические формулировки как убийство в ссоре (homicidibum in rixo), случайное лишение жизни (homicidium per infortunium), лишение жизни при самообороне (homicidium se defendendo) и другие. В современном английском языке слово "гомицидальный" (homicidal) употребляется в трех следующих значениях: 1)медицинском, которое обозначает психическое расстройство, когда субъект одержим мыслью об убийстве другого человека; то есть манией убийства (homicidal mania); 2) смертоносный; 3) юридическое значение - относящийся к убийству [11]. Синдром гомицидомании как клиническое понятие до сих пор применяется в психиатрии, в случаях, когда патологическое (в пределах невменяемости) влечение к умерщвлению других людей актуализируется воздействием грубых психических расстройств (бреда, галлюцинаций, слабоумия и др.). В криминальной гомицидологии насилия и убийства такого рода названы "гомицидоманическими". Второе значение - "смертоносный" - применено в гомицидологии для обозначения смертоносного поведения, направленного на причинение потерпевшим так называемых психической и\или социальной и\или биологической смерти (убийства), как крайнего выражения гомицидальной агрессии. Причем гомицидальные насилие и убийства совершают субъекты, не имеющие очевидных психических отклонений или страдающие психическими расстройствами в пределах вменяемости [12]. Третье - юридическое значение слова гомицидальный - подразумевает криминалистический, уголовно-правовой и уголовно-процессуальный аспекты гомицидальных деяний. Гомицидоманическое убийство, совершенное субъектом в состоянии невменяемости, не имеет уголовно-правового значения. Наличие в криминалистической картине преступного поведения признаков психосоциофизической гомицидальности ( агомицидогнозии, гомицидальных фантазий, одержимости, свободы, хищности, феномена гомицидальной диспропрции, архетипической символики и др.) дают достаточные основания для вывода о гомицидальной природе расследуемого преступного деяния или о наличии гомицидального радикала (например, при пытках и др.) в механизме не гомицидальных насильственных преступлений. Принципиальное отличие гомицидальной агрессии от насилия, свойственного феномену садизма, в том, что целью гомицидального поведения является не утверждение господства над другим человеком, что характерно садизму, а уничтожение атрибутов олицетворяющих психобиологическую, социо-культурную индивидуальность другого человека. В то время как садизм не только признает психологическую, социальную и биологическую индивидуальность потерпевшего, но и, более того, получение садистского удовлетворения от господства тем выше, чем значимей социально-личностный статус потерпевшего[2]. Гомицидальная агрессия побуждается потребностью архаического самоутверждения, которое реализуется по формуле: истребление, уничтожение во имя первенства, доминировавшей в архаических культурах. Самоутверждение, по мнению Э.Фромма, может осуществляться в процессе продуктивной и деструктивной (иррациональной) деятельности. Э.Фромм считает, что продуктивность есть способность человека свободно руководствоваться своим собственным разумом. В то же время человек, поведение которого подчинено иррациональным страстям - ненависти, ревности, мести, алчности и др. - не свободен и не разумен в своих действиях. Иррациональное поведение всегда носит вынужденный характер (как под гипнозом) и прямо противоположно разуму и интересам субъекта. Иррациональные страсти зацикливают человека на себе, делая его поведение негибким, одномерным. Его деятельность активна, но не продуктивна. Насилие ради самоутверждения Э.Фромм назвал компенсаторным. Суть компенсаторного насилия в том, что оно служит импотентному человеку (в широком смысле слова - не способному к продуктивной деятельности) в качестве замены созидательной, творческой активности. Созидание требует свойств, которые отсутствуют у импотентного человека. Он не может создавать и поэтому стремится разрушать, убивать. Субъекту, склонному к гомицидальности, нужно только обладать компроматом против других людей или револьвером, ножом, физической силой, чтобы оправдать смысл и целесообразие своего существования [13].
  ............................................................1.1. Гомицидальная психическая агрессия..........
  Гомицидальная психическая агрессия выражается в причинении другому человеку психической беспомощности - то есть так называемой психической смерти. Психическую беспомощность обусловливают неспособность потерпевшего ориентироваться в месте, времени, адекватно осмыслять события и обстоятельства текущей ситуации, а таже подавленность воли и чувств. Диапазон содержания состояний психической беспомощности, их выраженность и степень обратимости варьируют в широком диапазоне. К классическим обратимым состояниям психической смерти относится состояния меланхолической депрессии. Криминальным вариантом ее гомицидального причинения является " доведение до самоубийства". Наиболее распространенными средствами, используемыми для причинения психической смерти являются клевета, сплетни. А.Дюма наиболее смертоносными считает анонимные письма - простейшее и самое взрывчатое вещество повседневной ненависти. Он называет их динамитом служанок и содержанок [14]. К также распространенным средствам обесчещивания, осквернения других людей относятся опачкивание и марание ( в прямом и переносном смыслах), которые, как средства архаического самоутверждения, сохранились с глубокой древности также в виде готовых рецептов. Животные для самоутверждения на определенной территории метят ее, используя экскременты ( моча, кал и др.). Феномен марания других людей экскрементами, чернилами и т.п. называется салиромания. Прогностически неблагоприятным является так называемый вампирический вариант салиромании, которому свойственна тенденция к трансформации в гомицидальные насилие.и\илиубийство. Обычно в начале развития гомицидального влечения субъект удовлетворяется тем, что опачкивает красителями одежду потерпевших. Далее использует острый предмет, которым в толпе или в переполненом городском транспорте причиняет потерпевшим прокол в области спины, ягодицы и др. частях тела так, чтобы выступившая кровь опачкала их одежду. По мере развития гомицидального пристрастия субъект использует все более смертоносные орудия насилия. Ниже представлен случай этапного развития у субъекта гомицидального цикла от психической к психофизической гомицидальности, выражавшейся в причинении потерпевшим телестных повреждений, которые в соответствии с концепцией гомицидальности могут быть расценены как неоконченное гомицидоманическое убийство. Из материалов уголовного дела: обвиняемый Т. (на оперативном языке - "подкалыватель") в период с января 1994 года по февраль 1996 года совершил ряд нападений на женщин, возвращавшихся домой, поджидая потерпевших у парадного подъезда, в лифте, на лестничной площадке. 26.01.94 г. Т. в 15 час. 40 мин. в парадной дома подошел к потерпевшей Н. и беспричинно нанес ей один удар ножом в область левого бедра, после чего скрылся. Он же 28.01.94 г., в 12 час. догнал потерпевшую А. у ее парадной и беспричинно нанес ей удар ножом в область ягодицы, после чего скрылся. Он же 21.02.94 г., в 13 час.30 мин. подошел к несовершенолетней Г. и беспричинно нанес ей два удара ножом в область ягодицы, после чего скрылся. 14.05.94 г. около 16 час. 30 мин. Т. беспричинно нанес один удар ножом потерпевшей К. в область правого бедра и скрылся. Он же 27.03.95 г. около 13 час. во дворе дома беспричинно нанес один удар ножом в область ягодицы потерпевшей М. и скрылся. 16.08.95 г. он же около 01 часа на лестничной площадке догнал несовершенолетнюю К., продемонстрировал нож. Потерпевшая закричала, на ее крик выбежал отец и попытался защитить дочь, но Т. нанес ему удар ножом в область грудной клетки и скрылся. 07.02.96 г. около 13 час. подошел сзади к несовершенолетней Д., когда она вошла в подъезд, беспричинно нанес ей один удар в область поясницы. 09.02.96г. около 13 час. догнав на лестничной площадке несовершенолетнюю Ш. нанес ей несколько ударов в левую поясничную область. Из материалов судебно-психиатрического обследования: испытуемый Т., 1972 г. рожд., образование среднее, холост, не работает, состоит на учете в районном психоневрологическом диспансере с 1991 года с диагнозом: "Психопатия на фоне органического поражения головного мозга". Проходил лечение по поводу данного заболевания в психиатрической клинике. В результате стационарного судебно-психиатрического обследования, проведенного в связи с настоящим уголовным делом, признан страдающим органическим поражением головного мозга с прогрессирующим течением психических нарушений. Об этом свидетельствуют данные анамнеза и медицинских документов, из которых следует, что после перенесенной в 16-летнем возрасте тонзилэктомии стал замкнутым. безинициативным, часто жаловался на страх и тревогу.Дополнительно Т. сообщил, что с 15- 16 лет стал испытывать особое (фетишистское) возбуждение при виде на женщинах прозрачных капроновых колготок, что сохраняется до настоящего времен. В период 1987-90 г.г. почти ежедневно предпринимал поездки в переполненном городском транспорте с целью " сбрасывать похоть". Прикасался рукой через колготки к бедрам, ягодицам, пытался прикоснуться к половым органам . С 1990 г. появилось влечение проникнуть " непосредственно к телу", с этой целью стал острым ногтем разрывать колготки, стремился проникнуть пальцами к гениталиям "хотелось узнать, что там находится". Стал использовать гвоздь чтобы через колготки "...достать до половых органов чем-нибудь остреньким, думал, что поострее взять, купил складничок сначала маленький, чтобы не достать печень, селезенку, думал обезопасить девушку. В последнее время стало все равно лишь бы глубже..." поэтому в двух последних нападениях использовал дедушкин большой нож "... было желание не просто ткнуть, а чтобы сильнее...глубже...Уже не было мысли обезопасить девушку...". С каждым нападением возрастало чувство гомицидальной свободы. "Хотелось большего, большего, чтобы показали по телевизору... Желания потрошить не было, такая мысль была, но вызывала отвращение, я ее не принимал".Во время судебно-экспертного исследования дополнительно пояснил.(Высказывания эксперта зн.\+\, высказывания исследуемого зн.\-\ ) - Все зависело от ситуации в автобусе. Старался крепко прижать ее: женщину , девушку, мне было безразлично. + А что тебя больше возбуждало, ее присутствие, ее запах, ее вид, ее цвет? Что на тебя так действовало? - Почему-то чаще я смотрел на ноги. Чтоб она была в колготках. Ну, такие, просветляющие. Ни на какие другие я не реагировал. + Получается, что в толкучке ты разрезал ногтем колготки, - Да-а. При этом у меня сердцебиение, сильная одышка, конечно...+Скажи пожалуйста, когда у тебя нож появился? Сначала колготки, а потом - нож? - Сначала гвоздик и балончик от сифона, в 92-м году... Балончиком дул под платье. + Тогда что, еще ножа не было?- Уже был маленький. Я его не доставал. Такое было возбуждение, что уже было не до ножа. + Прикасался к груди или ниже пояса? - Ниже пояса. + Под платье или через платье? - Через, через платье. Возникали такие желания. + Почему ты стал использовать большой нож? - Я его исп... использовал всего два раза. Именно последние два... два раза...+ Можно так сказать, что начал с балончика, потом появился гвоздь, потом - маленький нож. А уже потом и большой? - Чаще всего, маленьким, ага. А потом уже стало безразлично плохо ли будет жертве. Уже и большой нож взял. + Большой нож ты взял потому, что от маленького уже не было удовлетворения? - Понимаете, я уже. Большой взял, чтобы, видимо хотелось большего. Большего такого. + А присутствовала такая мысль, что таким ножом и насквозь пробьешь? Мысль насквозь пробить была? - Нет. + Почему - именно большой нож? - Как бы поточнее все это высказать... Понимаете, не было такого желания, чтобы потр... Потрошить - это совсем не сексуально! Это не по мне... это неприятно. + Я ведь ничего не говорил о потрошении. У тебя самого мысль такая была? - Зн... зн... Знаете м... Мысль резать была. Но я ее не принимал, не принимал. + Резать? Как резать? - Вообще-то, я немножко неправильно сказал. Тыкнуть. Тыкнуть чаще всего в половые органы вот такая мысль была. + В последних нападениях у тебя кроме возбуждения оявилась и какая-то злость. Стал пользоваться большим ножом? - Какой-то зависти!- он торопливо перебил, словно боясь, что забудет, что хотел сказать. + Зависть к этим девушкам? - Вот именно, зависти какой-то. Чувство зависти, ага, доктор. Между прочим, все эти годы... Зависть к женщинам, наверно. + Почему? - А почему, могу объяснить то, что есть в них - нет у меня. + Временами тебе хотелось быть самому женщиной? Родиться женщиной? - Иногда иметь такое, что... от как у женщины. + Такие половые органы? - Да, иногда были желания, все эти годы. + Иметь такие как у них половые органы? - Возникали такие желания, да. Я завидовал, женщина... име... имея такие способности, как, там... (!!!) к-к-клитор, скажем. + Он тебе нравился? Где видел его - на картинке? - Я его никогда не видел. + Ты его никогда не видел, но он тебе нравился? - Я думал, что это что-то такое необыкновенное, г-г-главное у женщины: такое большое и г-г-главная часть в половых органах. + И тебе хотелось, чтобы и у тебя было такое... чтобы тебя трогали? - Иногда завидовал. Да, хотелось. Давно хотел с кем-то поделиться. Эти мысли пугают...страшат, кажется, что превращаюсь в оборотня....". В данном случае имеет место серия гомицидальных эксцессов, в которых психическая гомицидальность переходит в психофизическую и наметилась тенденция к завершающей гомицидальный цикл гомицидальной физической агрессии с высоким риском дальнейшего совершения гомицидоманических убийств. На такой вариант возможного развития гомицидальности указывает наличие у субъекта "...мыслей потрошить...", которые вытеснялись в его бессознательное и с большой вероятностьяю они реализовались бы на определенном этапе развития гомицидального комплекса. Традиционными средствами осквернения других людей является "опачкивание", "марание" - в прямом и переносном смыслах. Наиболее известным и привычным для людей видом марания является копролалия. Это неодолимая тяга к произнесению непристойносте Марание словами позволяет гомицидоману проеццировавть свои гомицидальные представления и фантазии не только на самого потерпевшего, а и на его родных и близких При этом вербально насиловать, расчленять, вырезать органы и части тела, что означает символические, психологическое и(или) социальное (гомицидальные) насилие\убийтво. В этой связи представляет интерес тот факт, что среди гомицидоманов, совершающих гомицидальные насилия (убийства), встречаются субъекты вполне деликатные в словах и ыражениях. Возможно, сквернословие - это "народный" способ изживания в себе гомицидальных побуждений. ..........................................1.2. Гомицидальная социальная агрессия (моббинг)....... Гомицидальная социальная агрессии проявляется в причинении другому человеку социальной беспомощности и незащищенности посредством уничтожения его социального статуса, дискредитации на работе, в семье и т.п., что приводит потерпевшего к социальной изоляции , эквивалентной состоянию социальной "смерти". В недалеком прошлом распространенным способом причинения социальной смерти была "аморалка". Иллюстрацией простейших и довольно распространенных в наше время видов коллективной гомидальной психической и социальной агрессии может служить "моббинг" (агрессия толпы). В природной среде он встречается среди животных, когда в качестве агрессора выступают стая ворон, гусей или стадо копытных животных, узревших на "своей" территории лису, волка или любого другого "чужака". Их "боевой" авангард неустанно преследует хищника или "чужака" карканием, мычанием, топанием копыт, имитируя смертоносные угрозы, пока преследуемый в паническом страхе не покинет их территорию. У людей гомицидально-агрессивная толпа выступает в двух видах: а) линчующая, то есть охотящаяся на одного человека, б) толпа терроризирующая - известная по погромам и др. актам террора, направленного против определенной категории лиц или групп. Наиболее простой и распространенный вариант коммунальной гомицидальной агрессии, направленный на причинение кому-либо психосоциальной смерти, реализуется по типу линчующей толпы. Ее агрессия выражается не прямо, а косвенно и дистантно на улице через действия лиц с внешностью и манерами под "отморозков" или таких в действительности, неотступно следующих за намеченной жертвой. Пантомима их поведения выражает "особую" гомицидальную значимость, угрожающий смысл, которой должен быть понятен только тому кого, эти субъекты-гомицидоманы навязчиво - на грани конкретного осуществления угрозы - провожают на работу и с работы домой и т.п.. Микродозированные угрозы преследователей рассчитаны на то, чтобы возбудить и развить в потерпевшем состояние страха, связанного с неизвестностью конкретных причин "травли" и анонимностью ее заказчиков, а также с постоянным опасением развязки в виде психического и\или физического насилия. В целом, такой вид гомицидальной "охоты" рассчитан на то, что в результате длительного систематического психотравмирующего воздействия у потерпевшего накопится заряд неотреагированного беспокойства за безопасность свою и\ или семьи и др. В результате такой "травли" у потерпевшего может развиться реактивное астено-депрессивное состояние психической беспомощности, эквивалентное психологической "смерти" сердечно-сосудистой недостаточности или инсульта и др. Другой ожидаемый преследователями вариант реакции протекает по типу накопления у преследуемого неотреагированного возбуждения, которое по механизму так называемой "последней капли" (под воздействием случайного незначительного ситуационного мотива) прорывается в виде скандальной агрессии. Такая внешне "немотивированная" агрессия дискредитирует потерпевшего в его социальном окружении, что равноценно причинению ему социальной смерти. В Англии XIX века существовали клубы любителей такой "травли". * * * Человеку гомицидальность дана врожденно как один из инструментов эволюции и регулируется она архетипами коллективного бессознательного, т. е. человек не учится гомицидальности - он с ней рождается. Поэтому естественная возрастная агомицидогнозия (не распознавание смертоносных угроз и действий) в той или иной степени выраженности наблюдается уже в младшем детском возрасте. Например, когда "монстрик"-архетип, невесть откуда взявшийся в душе ребенка, его руками отрывает крыло, лапку или голову у стрекозы, канарейки или потрошит набитое ватой нутро куклы, еще минуту назад - самой любимой. Агомицидогнозией обусловлена и подростковая жестокость, гомицидальная неприязнь, ненависть по отношению к родителям, братьям и сестрам. Демонстрируемая на экранах и в жизни разнообразная агрессия (удары по голове кулаками, камнями, молотками), а также нарочитые смертоносные прыжки и падения и иные гомицидальные действия ("упражнения") нарочито представляются зрителю практически безвредными. ............................................1.3. Гомицидальная физическая агрессия...... Этот тип гомицидальной агрессии особенно распространен и разнообразен среди несовершенолетних и у субъектов с врожденной или приобретенной недостаточностью антигомицидального контроля. Гомицидальная физическая агрессивность имеет свои архаические социальные традиции. Например, в виде драк "до первой крови", "кровянки" из разбитого носа противника или "отбить" почки, дать "поддых" или по печени, поставить "фингал" под глазом. Наиболее гомицидально значимы удары по половым органам и ягодицам и др... Последствия физической гомицидальной агрессии отличаются от последствий, причиненных простой конкретно-предметной физической агрессии, используемой как способ, облегчающий совершение , например , корыстного преступления. Главное отличие в том , что известное физическое гомицидальное насилия несет в себе символические смыслы, которые в виде психических следов отражаются в физических последствиях на теле потерпевших. Эти символические смыслы гомицидальной жестокости можно, в свою очередь, условно разделить на две подгруппы. Первую подгруппу составляют случаи, когда символика жестокости связана с содержанием конфликтной (месть, ревность и т.п.) криминогенной ситуации. Среди повреждений на теле потерпевших доминируют акцентированные повреждения лица, глаз, сердца, гениталий. Избирательный характер повреждения, например, глазных яблок подразумевает "бесстыжие глаза" неверной жены или супруга, повреждения области сердца - "черствое, злое сердце", а оскопление или повреждения влагалища выглядят как "последняя попытка" прекратить измены и т.п.. Во второй подгруппе символику гомицидальной жесткости формируют подсознательные механизмы гомицидальных архетипов. В криминалистической картине этого типа последствий на потерпевших преобладают повреждения отдельных частей тела и внутренних органов, гомицидальная жестокость повреждений которых "прочитывается" лишь на языке так называемой мистической анатомии [15]. В мифах каждая часть тела, каждый орган имеет свою архетипическую легенду, проистекающую из древних представлений о сущности человеческого бытия. Глаза символизируют всевидящее Око Божие - его проницательность, свет и разум - и, наоборот, возможность оказания вреда через кодовство. В то же время горло, рот всегда относили к путям, по которым в душу проникает дьявол (источник клеветы, сплетен, интриг). Язык символизировал откровение (святое и греховное), с представлениями о греховном откровении связана символизация похоти. Шея всегда тщательно защищалась от прямых и символических угроз: первоначально металлические кольца на шее аборигенок служили защитой от зубов хищников-людоедов, а впоследствии украшения на шее стали служить амулетами от нечистой силы. Кроме этого шея ассоциировалась с гордостью, властностью. Живот с вываливавшимися внутренностями в глубокой древности символизировал смерть. При сочетании гомицидальной психической и физической (тяжких телестных повреждениях и убийствах) агрессии символика архетипов ( "сценариев" насилия) жестокости отражается в механизмах следообразования гомицидальных насили\убийства , которая помогает криминалистическому анализу. последствий. * * * .................................................................1..4. Сопряженность психической и физической гомицидальности (уголовное дело в связи с инфантицидом)............ Длительное ( в виде нескольких этапов) гомицидальное преследование потерпевшего ( психическая гомицидальная агрессия), осуществляемое по типу вышеописанного "моббинга" нередко завершанется гомицидальным насилием (убийством). Протяженнсть такой гомицидальной психосоциальной агрессии, которая является первым этапом гомицидального процесса, может занимать месяцы и годы. Цель второго этапа заключается в формировании ложного - смещенного - мотива, который бы вполне объяснял третий этап - само гомицидальное насилие\убийство. В результате гомицидальное физическое насилие, завершающее гомицидальную акцию, должно (по умыслу субъеккта, чаще группы) внешне выглядеть как закономерный итог, соответствующий сфабрикованному "аморальному" облику потерпевшего и логике непредсказуемой коммунальной коллективной агрессии. Реальными мотивами подобных акций гомицидального самоутверждения являются эндогенная (как врожденная черта характера) ненависть, неприязнь, а также нажитые индивидуальные или коллективные зависть и месть.Э.Фромм утверждает, что субъкты, у которых враждебность, мизантропия вляются личностной чертой, изыскивают любые возможности, чтоб проявить ненависть, и испытывают удовлетворение от ее реализации. На лице такого человеконенавистника можно увидеть выражение удовольствия (непроизвольную радость от удовлетворения своего чувства ненависти. По поводу такой ненависти (определяемой нами как гомицидальная) известный писатель А.Дюма отмечал, что для субъектов с идеалами ненависти не может быть удовлетворения в любви равного удовлетворению в ненависти. Для них убить того, кого ненавидят, особенно при посредстве послушного постороннего лица, а потом "вдруг" узнать об убийстве, сохраняя уверенность в нерушимости своего инкогнито и своей безнаказанности, - неземное блаженство. При этом А.Дюма тонко подметил, что тот кого ненавидят, может найти в этом неожиданное удовольствие, стоящее куда выше других обычных чувств, - не всякого ненавидят, кто это пожелает. Никогда не питают ненависти к тому кого презирают. Быть предметом ненависти есть привилегия какой-нибудь заслуги, таланта, какой-нибудь знаменитости для мужчины, красоты и доброй славы для женщины. В этом для страдающего от ненависти может быть естественное удовлетворение, которым не следует пренебрегать. В сущности ненависть представляет собой невольное и непреодолимое свидетельство уважения. Оно понуждает, как пишет А.Дюма, ненавидящего к постоянному самоутверждению любыми способами и средствами. Субъектов, совершающих преступления, подобные вышеописанному типу гомицидальных эксцессов, Э.Берн называл преступниками "игроками", для которых одинаково привлекательны и "инсценировки" ( они определяют длительность первого этапа) в процесссе совершения преступления , и его результат - насилие (убийство) [16]. "Инсценировки" примитивизируют значимость совершенного гомицидального насилия (убийства), т.е. имитируется преступление, совершенное "на бытовой почве". Вышеописанные особенности динамики психической и физической гомицидальности являются звеньями единого гомицидального процесса, который завершается неоконченным или оконченным гомицидальным убийством. Случаи остановки гомицидального насилия на этих этапах можно рассматривать как незавершенную гомицидальную агрессию. В правовом аспекте причинение тяжкого физического вреда здоровью потерпевшего может расцениваться как частичная физическая гомицидальность, которая соответствует правовому понятию " неоконченное убийство". Гомицидальная специфика указанной физической агрессии не вызывает сомнений в случаях, когда она оставляет неизгладимые последствия на внешности потерпевшего [17]. Яркой иллюстрацией типичных проявлений тотальной ( психо-социо-биологической) гомицидальности является выдержка, взятая из приговора суда по обвинению отчима Н. в систематическом применении физического насилия к малолетнему (дошкольного возраста) пасынку П.. Из приговора суда известно, что отчим Н. : обрывком электрического кабеля наносил удары по голове и телу потерпевшего, в результате чего П. были причинены множественные телестные повреждения, сохранившиеся в виде рубцов на волосистой части головы. Н.также ремнем с солдатской пряжкой причинил П. телестные повреждения в виде рубцов на лице, деформации губ; рубцы на шее, на левой ушной раковине, приведшие к ее деформации, а также прямолинейного вертикального рубца на левой ягодице. В другой раз Н. толкнул потерпевшего на унитаз и П. головой разбил его, от ранений осколками на лице и теле потерпевшего образовались повреждения в виде рубцов на лбу, множественные полосовидные, дуговидные, петлевидные участки шириной до 0,7 см. на спине, ягодицах и бедрах. до 0,2 см. Н. , а также в другое время несколько раз нанес малолетнему П. удары кулаком в лицо, в результате причинил ему перелом костей носа. Первое время мальчик плакал. Чтобы соседи не слышали этого, Н. заталкивал в рот П. половую тряпку и порвал при этом ему рот, повредил нижнюю губу и она пропала, в результате рот мальчика не стал полностью открываться. Н. часто запрещал кормить П. или давал прокисший суп в консервной банке. Н. применял к П. и иные насильственные действия, систематически умышленно унижая честь и достоинство малолетнего гражданина. Так, запирал П. на длительное время в кладовку или в ящик под раковиной, где можно было находиться лишь в полусогнутом положении. Неоднократно пристегивал его цепью за шею к канализационной трубе в туалете на целый день, а по ночам заставлял делать зарядку, гимнастические упражнения. (Автору известно другое уголовное дело, когда при сходной семейной ситуации мальчик, привязанный родителями за шею веревкой к трубе отопления и оставленный в таком положении на целый день, уснул на коленях, и, потеряв сознание, задохнулся в петле). Н. определил ребенку место для сна и отдыха на полу на мешковине в коридоре и туалете. Или под диваном, когда в доме были посторонние. Свидетельство о рождении П. было уничтожено родителями, а медицинская карточка была изъята из детской поликлиники, чтобы укрыть П. от медицинских осмотров и профилактических прививок. Проведенной по делу комплексной судебно-медицинской экспертизой установлено, что фактическое развитие П. клинико-рентгенологически соответствует пяти годам, а не действительному (документальному) возрасту - семи годам. Причиной этого явились дефекты питания и длительное вынужденное нефизиологическое положение ( пребывание под диваном, в ящике под раковиной и т.п.). Первоначальные черты лица восстановить невозможно. Имеющиеся шрамы на теле и лице поддаются частичной коррекции. Деформация уха не восстановима .................Данный случай является примером распространенных стереотипов гомицидального насилия ( при дедовщине и т.п.), целью которых является уничтожение психобиологической и психосоциальной индивидуальности потерпевшего. В представленом примере о гомицидальном уничтожении социо-психо-биологической индивидуальности потерпевшего свидетельствует его физическое возрастное недоразвитие. Систематическая, целенаправленная психо-физическая гомицидальная агрессия привела потерпевшего в состояние изгоя, недочеловека. Уничтожение родителями подлинника свидетельства о рождении потерпевшего П. является характерным для гомицидальных эксцессов символом причинения социальной смерти. Указанное физическое возрастное недоразвитие явилось результатом гомицидальной тотальной (социо-психо-физической) агрессии, которая привела потерпевшего в положение изгоя, недочеловека, лишенного посуды для еды, место которого - на коврике у входной двери, возле мусорного ведра, под диваном, на котором отдыхали все остальные члены семьи. В приведенном случае психическую смерть П. можно рассматривать и как неоконченное гомицидальное убийство, проявившееся в так называемом незавершенном инфантициде (вид смертоносной агрессии против детей). Механизм гомицидальных деяний этого рода заключается не в частных сексуальных фетишовых притязаниях, о которых речь может идти только при чрезмерно упрощенном, поверностном событийно-ассоциативном анализе, а в гомицидальной психической и физической агрессии, поражающей нравственные, этические и эстетические ценности человеческого бытия, в уничижении и уничтожении атрибутов, олицетворяющих феномен человека. Дополнением к вышеприведенному примеру гомицидального в большей степени психического , чем физического насилия может служить описание, так называемого "чувственного извращения" (в конце XIX века с ним связывали убийства детей, женщин), приведенное выдающимся отечественным судебным психиатром Ковалевским П.И. в его монографии (1890 г.) "Мучительство выражается в стремлении измучить, изуродовать, убить предмет своей страсти. Люди, одержимые этой формой душевного расстройства, испытывают особо страстное наслаждение... когда кровь течет из ран; они изрезывают на куски детей, которых только что растлили, в буквальном смысле упиваются кровью жертв своих, так что подчас имеют истинно антропофагическое (поедание человеческих органов) влечение... Половое стремление не удовлетворяется актом совокупления... при этом оно обращается в бешенство, ведя к жестокостям, убийству и антропофагии. Преступники этого рода охотно уродуют половые органы своих жертв..." [18]. Обращает внимание тот факт, что у субъекта половое удовлетворение не наступает, а физическое насилие завершается гомицидальным убийством. Вышеприведенный пример гомицидального инфантицида (истязания, побои и др.) соответствует начальному этапу гомицидального убийства, обусловленного "чувственным извращением", что позволяет рассматривать вышеописанный случай как "неоконченное" гомицидальное убийство. Только сквозь призму понятия "гомицидальная жестокость" становится понятной цель подобных преступлений, истинная гомицидальная мотивация которых - в кощунственной, вандальской (в широком смысле) направленности насилия и убийств................................................... 1.5.Гомицидальная жестокость (феномен гомицидальной диспропорции)........... Жестокость до сих пор остается нравственно-этическим феноменом, не имеющим точного определения. В каннибальской охоте дикого человека на себе подобных не было жестокости в цивилизованном смысле этого понятия. Первочеловеку еще не приходило на ум, что процесс охоты, расчленения и поедания агонирующего сородича - явление ужасающее, в высшей степени противоестественное и безнравственное. Феномен гомицидальной каннибальской (пищевой) охоты человека на человека, а затем и практика магически-ритуальных (охота за скальпами, головами, печенью и др.) убийств были неизбежно сопряжены с чувствами бесстрастностного и обезличенного отношения к потерпевшим. Любые проявления гомицидальности несут в себе жестокость, так как своей сущностью отрицают атрибуты гуманистической культуры и ищут возможность воспроизвести на современной почве примитивные антропофагические удовольствия. Архетипы гомицидального насилия и убийства соединили в себе опыт постканнибальского первобытного варварства и средневековой жестокости, которые находят свое выражение и в современном опыте уничтожения человеческого духа и тела. Ф.Ницше по этому поводу написал: "Жестокость принадлежит к древним праздникам человечества. Тогда думали, что даже и боги наслаждаются и радуются жестокими сценами, устраиваемыми человеком, и таким путем незаметно проникло в мир представление, что добровольное страдание, самоистязание имеет какую-то цену..." [19]. Чем больше смысловой разрыв - диспропорция - между архетипическим содержанием гомицидальной агрессивности и совершенством социализации коллективного сознания, тем гомицидальная жестокость более очевидна, бесстрастна, изолирована и не подчинена нравственно-этическим противовесам психики субъекта. Феномен гомицидальной диспропорции проявляется, во первых, в парадоксальном несоответствии между обыденностью лежащих на поверхности, видимых ситуативных мотивов (месть, ревность, сексуальные притязания и др ) и неадекватно крайней выраженностью агрессивного ответа на них, во-вторых, в диспропорции между вполне пристойной и законопослушной репутацией субъекта среди его близких, сотрудников и крайней примитивностью и звероподобностью совершенной гомицидальной психо-социо-физической агрессии. Агрессивный механизм указанных диспропорций составляет основу гомицидальности. Архетип гомицидальности, как указывалось выще, всегда циркулирует в сфере бессознательной психики и потенциально несет в себе комплекс архаической примитивной деструктивности, которая неспецифически (на любой мотив) одинаково крайне разрушительна.
  ..................................... 1.6. Агомицидогнозия.................. Толерантность людей к гомицидальной агрессии в значительной степени обусловлена врожденным или приобретенным феноменом агомицидогнозии (а - не + гомо - человек + окцидо - убиваю + гнозис - понимание), означающим отсутствие распознавания субъектом смертоносного поведения (ауто - своего, алло-чужого) и понимания значимости его деструктивных последствий. Специфика гомицидальной агрессии - ее направленность, характер проявлений и глубина выражения и др. - привносится физическую) выносливость. Такие демонстрации прививают в сознании зрителей беспечное отношение к своему здоровью, блокируют естественное природное чувство самосохранения. Собственное тело воспринимается как нечто механическое, что можно сколько угодно деформировать и рихтовать подобно кузову машины или обращаться с ним как с тряпичной куклой. В реальной жизни рекламируемые с теле- и киноэкранов гомицидальные удары и многообразные болевые приемы в реальной жизни причинили бы смерть, инвалидность, или, по меньшей мере, вызвали бы развитие у потерпевших органической недостаточности головного мозга с последующим расстройством контроля над своими агрессивными импульсами. Подражание "красивым" - в сущности гомицидльным - сценам насилия порождает у подростков безжалостность, невольную гомицидальную бесжалостность, беспощадность, с которыми они причиняют разной тяжести необратимый вред здоровью - своему и других людей. Часто из-за конфликта по совершенно ничтожному поводу, нанести "киношные" удары, болевые приемы Подростковые криминальные фантазии способны приводить к самогипнозу, обманывающему контроль гомицидальной агрессии. Вышеописанную деструктивность принято относить к естественной познавательной деятельности, которая по мере взросления "проходит", как игры в "войну" или в охоту "за скальпами" и т.п.. При существующем стихийном подходе к проблеме гомицидальности исход вышеописанной деструктивности определяется принципом "повезло - не повезло". Повезло - тот случай, когда несовершенолетний прошел свой подростковый "марафон" не получив "по глупости" сам и не причинив другому "по легкомыслию" черепномозговую травму, не изуродовав свое или чужое тело и т.п.. А главное - не разбудив в себе или в других гомицидального "монстрика". Не повезло - все наоборот. Есть возрастной антигомицидальный рубеж, за которым детская агомицидогнозия и гомицидальные тенденции редуцируется, а "игровое" гомицидальное поведение ставится под жесткий психолого-социальный контроль формирующейся личности индивидуума. Выраженность агомицидогнозии значительно уменьшается по мере социализации индивида и формирования (в связи с его социальной зрелостью) антигомицидального контроля. Однако агомицидогнозия полностью не исчезает. Она тлеет в психике людей подобно головешкам в очаге дикаря, Не умеющего добывать огонь природным путем!Агомицидогнозия (отсутствие распознавания субъектом своего смертоносного поведения) может быть эпизодическая, циклическая, хроническая. Ей благоприятствуют личностные отклонения, вызванные аномалиями характера, социально-психологическими деформациями, органическими расстройствами, а также реакциями на тяжелый стресс и др. Структурную основу архетипа агомицидогнозии образует так называемая квадриада деструктивных феноменов: феномен опережающих гомицидальных представлений, гомицидальной одержимости, гомицидальной свободы, гомицидальной хищности. Выявление у субъекта даже одного их указанных феноменов может свидетельствовать о наличии в мотивации его поведения гомицидальности. .................... 1.6.а) Феномен опережающих гомицидальных представлений...... Проявляется в фантазиях и сновидениях, в которых еще только допускаемое или предполагаемое гомицидальное деяние многократно "прокручивается" воображением субъекта в различных сценических вариантах. В течение одной-двух недель опережающие фантазии становятся все более интенсивными, назойливыми (навязчивыми), отвлекающими от повседневных дел - то есть приобретают сверхценный характер. Их стойкая гомицидальная направленность создает у субъекта нарастающее напряжение борьбы мотивов - конфликт между "уже совершенным" в фантазиях и сновидениях гомицидальным деянием и реально "еще не испытанным" сенсорно - гомицидальным удовлетворением. Например, мысли и чувства гомицидомана, одержимого местью, наяву и во сне заполнены навязчивыми (психическая зависимость) представлениями о величине и форме лезвия, рукоятки ножа, который он выбрал для мести, "видениями" о том, как он наносит удары. Подобные опережающие представления могут стимулировать совершение очередного (из серии) гомицидального насилия или, наоборот, предотвращать его, завершаясь по типу эксгибиционистских и\или мастурбационных действия, которые снимают гомицидальное напряжение. Поэтому при проведении розыскных мероприятий информация, поступающая от населения, о "сексуально озабоченных" субъектах, шокирующих в скверах, подворотнях и на лестничных площадках школьниц и женщин циничными сексуальными предложениями, эксгибиционистскими обнажениями с мастурбацией, требует тщательно оперативного исследования. Следующий случай показателен в отношении подросткового гомицидального фантазирования. Несколько подростков, ранее не отличавшихся особой асоциальностью, решили организовать "банду". Целую неделю обсуждали свое первое разбойное нападение, смакуя его детали в духе телевизионных детективов. По секундам распределили кто, что будет делать и как. Позвонили в намеченную квартиру, зная, что взрослые на работе и там только девочка их возраста. Вошли и под ее вопросительным взглядом были поражены тем, что реальность разительно отличалась от их "красивых" криминальных фантазий. Девочка, с которой они были знакомы, пригласила их на кухню пить чай. Тот из них, кто был постарше и, как показала экспертиза, с признаками интеллектуальной недостаточности громко произнес "мы, что чай пришли пить!?". Подростки, забыв о своем детальном плане ограбления, скопом напали на девочку и били ее куда попадет и тем что оказалось под рукой: чугунной сковородой, ручка отлетела, продолжали гантелями , кололи ножами, душили веревкой. Утомившись, оттащили труп в ванную комнату (на нем судебные эксперты насчитали более сотни ран и повреждений). Их ждало еще одно испытание. В страхе они не могли покинуть квартиру. Каждый раз при очередной попытке выйти из квартиры кто нибудь из них заглядывал в ванную комнату, где находился труп потерпевшей и ему представлялось, что веки девочки дрожат и она еще жива. Они вновь начинали избивать труп потерпевшей. Этот пример показателен в плане провоцирования гомицидальных реакций, характерных для субъектов подросткового возраста. что обусловлено возрастной агомицидогнозией, незрелостью социального контроля. В частности, в этом возрасте нередко растерянность и страх, вызванные несоответствием между опережающими фантазиями и действительностью, часто провоцируют механизм гомицидальной ярости. ..............1.6. б) Феномен гомицидальной одержимости...... Очередное приближение гомицидального эксцесса начинается с предвестников в виде общей экзальтации, повышенной "прилипаемости" внимания к окружающим, внешне (по одежде, физичес ким данным) соответствующим образу приемлемой жертвы. В настроении преобладают злобная эйфория или чувство раздражительной неприкаянности. Субъекты в этот период определяют свое самочувствие как "хочу того - не знаю чего", как "потребность разрядиться". В случаях, когда гомицидальное влечение готово взять на себя роль мотива, у субъекта с сохранным антигомицидальным контролем нередко появляется страх перед возможной реализацией гомицидального деяния. * * + С чего обычно начиналось побуждение к следующему нападению на девочку? - За неделю я как-то начинал... мне чего-то становилось не хватать. Мне надо было потрогать... Я иногда подходил к шкафу, суну руку в белье. Жена выходила куда-нибудь, я шмотки ее потрогаю. Когда трогал, повышалось настроение, что-то такое... я не могу сейчас... +А чувство присутствия в тебе второго человека в тот момент было? - Было. Оно меня как-то заставляло: иди, потрогай. Я понимал, что мне этого не хочется! + Я понял, что ты становишься как-будто другим. Каким? - Каким-то сильным, в то же время, не знаю, неуловимым, что ли. Ну вот, как отрицательные герои. (В голосе К. почувствовалось вдохновение совсем не похожее на то, как невротики переживают отчуждение своей психики. У тех подобные волнения обычно идут со страхом, тревогой за свою психику, они боятся сойти с ума и ищут помощи у врачей. Здесь же с вдохновеним, экстазом, агомицидогнозией, которая вытесняет чувство реальности. Было видно, что он начинает заводиться: разрумянился, глаза заблестели...) + А чувство всемогущества? - В сущности да, наверное... сильным... + Все-таки с какой периодичностью появлялись эти состояния, когда в тебе пробуждался этот "второй" человек? Раз в месяц, в полгода? - После третьего убийства я вообще как-то отошел от этого. Я попытался от этого полностью отойти... Через год он снова пришел ко мне. Я как-то все это дело старался свести к пьянке, встретить друзей и уйти. + Пьянка помогала? Насколько? На день, на два, на неделю? - Примерно на неделю... + А потом он - твой внутренний зверь - опять появлялся? - Да. +Он сам приходил, уходил или его чем-то удавалось насытить? Ведь просто пьянкой такое не снять... - Мастурбацией! ................................................1.6 в) Феномен гомицидальной свободы..... Субъект испытывает чувство всемогущества, вседозволенности . + Как жертвы узнавали, что наступает опасность? - Они узнавали, наверно, тогда, когда,... это самое, когда во мне уже был зверь. + А как они его чувствовали? - То есть я их поворачивал и говорил, что они будут делать то, что я скажу. + Это была стандартная фраза? Ты ее отрабатывал, репитировал для эффективности: выражение лица, голос ? - Я ее не отрабатывал... Уже в это время я был уже не я, то есть у меня уже мышцы были напряжены, лицо уже было расширено, я уже чувствовал то, что все,... я как бы, знаете, как говорят, "актер входит в роль". Вот он вошел и он играет... Вот тоже самое и здесь получалось, что, когда уже ты полностью подошел к тому, чтобы ты вот все - ты готов... Вы же знаете, даже есть такая фраза "пальцы веером". То есть в это время, когда ты все полностью отдал ему. Не то, чтобы был героем, а то, что не каждому это дано. Чувствовал себя... сверхчеловеком. И сейчас порой это кажется (хмыкнул). А с другой стороны, когда от этого начинаешь убегать, становится страшно. .............................. 1.6. г) Феномен гомицидальной хищности..... У субъекта-гомицидомана перед очередным нападением обостряются ощущения запаха, цвета, прикосновений, появляются повышенная восприимчивость к ситуационным раздражителям, что способствует созданию конфликтной ситуации. При этом нарастает "жажда" гомицидального деяния со стремлением к разрядке. В психологии такой поиск разрядки называется аппетантным поведением. Жажду гомицидального насилия на языке архетипов уместно обозначить как феномен гомицидальной хищности. Элементы поведения хищника на охоте встречается и в структуре гомицидальных деяний серийных убийц. Например, в виде поиска предполагаемой жертвы, длительного выжидания подходящего момента для нападения и др. Сходство гомицидального поведения с повадками хищника на охоте особенно отчетливо прослеживается при исследовании кино-, фотоматериалов, выполненных самими субъектами, зафиксировавших их действия во время подготовки и совершения гомицидальных убийств. В одном типичном случае субъект, склонный к полноте и неуклюжий в жизни, во время убийства преображался. Поза его тела, движения, мимика и фигура в целом выражали одержимость жаждой убийства. (в кинокадрах) Она проявлялась и в неизвестно откуда взявшиеся в его довольно грузной фигуре кошачьей ловкости, цепкости, молниеносности агрессивных реакций, подавляющих сопротивление потерпевших. В момент нападения во всем его облике торжествовала раскрепощенность человека-хищника. И в то же время можно было заметить суетливость и мельтешение (типичное для субъектов этого рода), которые выдавали извращенную реакцию травоядного, взявшегося не за свое дело. Несомненно, что перед каждым новым гомицидальным убийством в субъектах серийных убийств пробуждается архетип каннибальской охоты. В завершение анализа сложной структуры комплекса агомицидогнозии рассмотрим случай эндогенной (врожденной) гомицидальной страсти , который был описан известным французским врачом в конце ХIХ в. в качестве примера неодолимого влечения к убийству. Этот случай представляет интерес как бесстрастная и наиболее полная иллюстрация основных проявлений квадриады комплекса агомицидогнозии. "У М.С., 13-летнего мальчика, за два года перед тем появилось и постепенно дошло до непреодолимой силы странное желание задушить свою маленькую сестренку , 9-летнюю девочку... Мальчик безуспешно боролся против этого дъявольского наваждения ... Наконец обратился к старшим прося избавить его от этой угнетающщей мысли....это странное признание было сделано таким равнодушны голосом, что на него не обравтили большого вниманияю Однао мальчик настаивал на своем , и родные решили посоветовавться с врачомю М.С. оказался здорвенным мальчуганом , очень сильным для своего возраста , с круглыми розовыми щеками и с выравжением какой-то особой животной жизнерадостности. Страшная драма разыгравшаяся в его душе, как бы совсем не омрачила его. Поражали серые, "стальные" глаза , близко притиснутые к переносью. Когда он начинал рассказывать о своей чудовищной неподвижной идее, его глаза приобретали изумительный блеск и становились острыми, буквально сверкающими, как нож. Наваждение охватывало его примерно раза два-три в месяц; по мере развития неподвижной идеи...приступы становились постепенно все чаще и чаще. Именно в те минуты, когда сестра была особенно кротка и ласкова с ним. Во время приступа всегда казалось, будто какая-то огромная сила возникает в его мозгу. Он чувствовал, что все существо становилось легче, сильнее; он как-бы весь удесятирялся. В эту минуту из глубины сознания всплывал на поверхность соблазнительный образ: он видел как он душит свою сестенку... С каждой секундой зрелище становилось все более отчетливее, полнее, и в это время неведомая сила так и толкала мальчугана осуществить всю эту кровавую сцену во всех ее подробностях. И вдруг толчок и новая картина - довершение первой: ему представлялось, что дело уже сделано, что сестренка лежит у его ног мертвая и его душу начинает терзать мрачное отчаяние. Тогда он пробуждался от этого кошмара ввесь разбитый и обессиленный. Зато на несколько дней к енму возвращалось полное самообладание и спокойствие. Дня через два после кошмара М.С. совсем оправлялся и принимал обычное обличье, становился живым, задорным мальчуганом , охотно вступающим в ссоры и драки; родные свидетельствовали о его обжорстве, непоседливости, каком-то беспокойном избытке, который побуждал его вечно бегать, прыгать, лазить, кричать и пренеприлично выражаться. " * * * В данном случае отмечатся циклический тип актуализации гомицидального влечения с крайне высоким риском перерастания навязчивых нереализуемых гомицидальных побуждений в реализуемые насильственные гомицидальные побуждения. Об этом свидетельствует наличие у подростка синдрома гомицидальной одержимости и опережающих гомицидальных представлений. Напряженная борьба гомицидального влечения и антигомицидального "табу уже в раннем детском возрасте убедительно говорит о том, что врожденным является не только гомицидальное влечение, а и механизм антигомицидального контроля. Реализуемые феномены гомицидальных одержимости, хищности и др. иллюстрирует молодой человек 18 лет , проходивший комиссию в связи с призывом на военную службу. Он просил направить его в специальное подразделение, которое выполняют "боевые" задачи, связанные с применением техники рукопашного боя. Считает себя подготовленным к такой службе, так как владеет многими "болевыми" приемами. Рассказал, что в течение нескольких последних лет переодически испытывает неодолимое стремление "размяться". С этой целью прогуливается по пустынным улицам или в парке, выжидая, когда появится компания из двух-трех мужчин. Оценивает свои возможности физически их одолеть и, убедившись в благоприятном для себя исходе, затевает с ними драку. После расправы испытывает душевное удовлетворение, бодрость, легкость и т.п.. Особенно в момент, когда, вернувшись домой, смывает чужую кровь с манжет белой рубашки. По решению стационарной медицинской экспертизы испытуемый был признан не годным к срочной военной службе, но годным в военное время.
  ..............................Глава II. ПРЕСТУПНОЕ ГОМИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ...............
  В широком смысле понятие "гомицидальное поведение" охватывает круг деяний, вольно или невольно угрожающих лишить человека жизни, либо причиняющих смерть. Гомицидальность потенциально присутствует в мыслях, чувствах, влечениях, установках людей и реализуется в просоциальной, асоциальной и антисоциальной деятельности. Нереализуемые гомицидальные переживания часто возникают в связи с бытовыми конфликтами. Их появлению способствуют широко представленные в массовой культуре некрофильная сексуальные действия со спящими, находящимися в бессознательном состоянии или умирающими людьми, интерес ко всему связанному со смертью) тематика. Благодаря социальному контролю гомицидальные мысли, желания воспринимаются субъектом как кощунственные и, не реализуясь, тонут в его бессознательной психике. В обстановке дестабилизации общества обычно нарастают алкоголизм, наркомании, провоцирующие асоциальное и антиобщественное поведение, особенно у лиц с психическими отклонениями и расстройствами психики в пределах вменяемости. Им сопутствует криминальная гомицидальность, реализующаяся в преступных деяниях - преступном гомицидальном поведении., особенно у лиц с психическими отклонениями и расстройствами в пределах вменяемости Им сопутствует криминальная гомицидальность, релизующаяся в преступных деяниях - преступном гомицидальном поведении.Наиболее гомицидогенными являются мотивы зависти, мести, жадности, ревности, неприязни и др., феноменология которых возникла одновременно с гомицидальностью в процессе эволюции первобытных брачно-родовых отношений и половой психологии. Конфликты, затрагивающие эту область морально-этических отношений, во все времена отличались необузданностью страстей, способствуя прорывам архетипов гомицидального поведения в виде побоев, истязаний и убийств
  ..............2.1.Механизм преступного гомицидального поведения ........Взаимодействие внутренних и внешних факторов криминального конфликта образует механизм преступного гомицидального поведения. ...........2.1.1. Внутренние факторы механизма преступного гомицидального поведения. Основными внутренними факторами является гомицидальное влечение и мозговые центры агрессии и других примитивных реакций. Гомицидальное влечение может вызывать спонтанную реализацию гомицидального насилия и без формирования преступного умысла: а) импульсивно - то есть без осознания значимости деяния (безмотивно), по типу эпилептиформного пароксизмального возбуждения; б) при прорывах из бессознательной сферы гомицидальной агрессии, вытесненной механизмом психической защиты. В нижеприведенном диалоге эксперта и гомицидомана, совершившего более десяти убийств женщин видно, что субъект довольно точно определяет сущность своих гомицидальных деяний, обусловленных спонтанной актуализацией гомицидального влечения. "+ Можно предположить, что ты жертв изнасиловал и отпустил?- Не было такого. Ни разу. Изнасилование не было причиной. Не было такого случая. Нет. У меня не было такого стремления. Меня другое привлекало (он произносил слова тихо, тяжело, глухо, но внятно, словно доставая их из мрака и холода своей души.) - Меня интересовало другое. + Что именно? - Непосредственная завершенность убийства. + Какие признаки завершенности? Бывают разные.... - Смерть человека... + Чтобы была неподвижна, перестала шевелиться.. - Да. + Или процесс, когда начинается агония .... - Нет я не любил агонию... старался все это быстро сделать...не знаю почему. Когда я в таком состонии, все быстро происходило... мне важен был результат, насколько я себя понимаю... Я связывал (потерпевших) для того, чтобы, когда начну душить, чтобы не мешала... чтобы не мешала убивать... сам процесс занимал мало времени, моментально все происходило...".
   Вторым внутренним фактором механизма гомицидального поведения являются мозговые центры наслаждения, страха, агрессии, примитивных половых реакций. Один из журналистов, освещавших открытие указанных центров в головном мозге, метко сравнил это научное достижение с обнаружением "Рая" (центр "наслаждения") и "Ада" (центры агрессии и страха) в голове каждого человека. Образно говоря, вышеописанные центры напоминают реакторы атомной электростанции, которые продуцируют базовые "высоковольтные" психобиологические энергии, питающие, в частности , примитивную агрессию, половые реакции и др.. Природа так распорядилась, что близкое соседство указанных центров способствует их взаимной индукции и сопряженным реакциям, которые особенно часто наблюдается при сильном душевном волнении (аффекте). Повседневность поставляет бесчисленное разнообразие вариантов подобных примитивных психосоциальных сочетанных реакций: сексуальность и удовлетворение; страх, агрессия и удовлетворение; агрессия, сексуальность и удовлетворение; сексуальность, неудовлетворение и агрессия; сексуальность, неудовлетворение и страх и т.п.. Например, агрессивный самец-павиан, охраняющий стадо обезьян, в ярости демонстрирует эрегированный половой орган для устрашения врагов. Да и у людей похожий жест не случаен. Агрессивное возбуждение, ярость или выраженный страх могут стимулировать неадекватные примитивные половые реакции и наоборот, что нередко приводит к внезапной потере субъектом антигомицидального контроля, а также фетишистским гомицидальным фиксациям - то есть пристрастию к серийным гомицидальным насилиям и убийствам. Из указанных сочетаний при гомицидальных насилиях и убийствах наиболее часто встречаются следующие схемы: половое возбуждение, удовлетворение, страх и гомицидальное убийство ( См. далее уг. дело Б.); агрессия, половое возбуждение, удовлетворение; страх, половое возбуждение, неудовлетворение, агрессия ; половое возбуждение, агрессия, неудовлетворение, страх и т.п.. Центры агрессии, страха и половых реакций вследствие врожденной или приобретенной недостаточности центральной нервной системы могут пожизненно находиться в состоянии повышенной чувствительности - готовности к гомицидальному реагированию даже на случайные раздражители. Это известно по проявлениям патологического и физиологического аффектов, патологического опьянения и др. (см. в главе 6 ). Примитивные чувства, обусловленные функционированием указанных мозговых центров, через влечения человека (инстинкты у животных) приобретают первичное социально-смысловое содержание. В виде вышеуказанных сочетаний чувств и страстей гомицидальность ассимилируется в более сложных и даже высших в иерархическом отношении социокультурных феноменах человекого бытия. Возможно по этой причине так часто в межперсональных отношениях высшие чувства парадоксально сосуществуют с гомицидальной жестокостью, которая нередко бесстрастно уничтожает или извращает высшие чувства по типу: "кого люблю, того и бью", "от любви до ненависти - один шаг" и т.п.. Именно гомицидальным характером агрессии обусловлено сходство жестоких деяний насильников и убийц всех времен и народов.
   ......2.1.2. Внешние факторы механизма преступного гомицидального поведения....... Cопряженность гомицидального влечения, с высоковольтными биологическими энергиями агрессии, страха, примитивных половых реакций и др., образуют психобиологический комплекс гомицидальности (ПБКГ), на основе которого формируются все внешние психологические и социокультурные типы гомицидальных мотиваций. Актуализация потребности гомицидального (архетипического) самоутверждения субъективно проявляется через фантазии, желания, страсти и т.п.. Они определяют спектр внешних психосоциокультурных мотивов криминального конфликта. В повседневности гомицидальная агрессия чаще актуализируется поверхностными ситуационными мотивами, которые сопутствуют основным гомицидогенным мотивациям. Например , при так называемых сексуально-гомицидальном насилии и убийствах. В таких случаях внешняя атрибутика сексуальности играет роль лишь "пускового" фактора, запускающего универсальный механизм ПБКГ. У субъекта актуализируется скрытая гомицидальная (высоковольтная) мотивация, интенсивность которой нарастает по принципу доминанты, поглощая "пусковые" и сопутствующие ситуационные мотивы. Таким образом возникают гомицидальные диспропорции между внешне малой значимостью видимых мотивов и чрезмерным на них гомицидальным ответом. Агресия таких страстей как любовь, зависть, ненависть, месть, ревность, соперничество, стяжательство и др. нередко реализуются через структуры вышеописанного гомицидального комплекса. Враждебность и неприязнь ( как проявления гомицидальности) по отношению к другому человеку или сообществу людей Э.Фромм связывает с двумя видами мотива ненависти: а) эндогенным и б) реактивным.
  Эндогенная (врожденная) ненависть проявляется как черта характера. Она присуща людям с определенным типом личности, у которых имеется постоянная готовность к вражде. Эти субъекты изыскивают любые возможности, чтобы проявить ненависть и испытывают удовлетворение от ее реализации. При этом, как отмечает Э.Фромм, на лице такого человеконенавистника можно увидеть выражение удовольствия от удовлетворения своего чувства ненависти. Субъекты, у которых враждебность, мизантропия являются личностной чертой, изыскивают любые возможности, чтобы проявить ненависть и испытывают удовлетворение от ее реализации. По поводу такой ненависти (определяемой нами как гомицидальная) известный писатель А.Дюма писал, что для субъектов с идеалами ненависти не может быть удовлетворения любви, равного удовлетворению его в ненависти. Для них убить того, кого ненавидят, особенно при посредстве послушного постороннего лица, а потом вдруг узнать об убийстве, сохраняя притом уверенность в нерушимости своего инкогнито и в своей безнаказанности - это прямо неземное блаженство. А.Дюма тонко подметил, что тот, кого ненавидят может найти в этом неожиданное удовольствие, стоящее куда выше других обычных чувств - не всякого ненавидят, кто этого пожелает. Никогда не питают ненависти к тому, кого презирают. Быть предметом ненависти есть привилегия какой-нибудь заслуги, таланта, какой-нибудь знаменитости для мужчины, красоты и доброй славы для женщины. В этом для страдающего от ненависти может быть естественное удовлетворение, которым не следует пренебрегать. В сущности ненависть представляет собой невольное и непреодолимое свидетельство уважения. Оно понуждает, как пишет А.Дюма, ненавидящего к постоянному самоутверждению любыми способами и средствами. Реактивная ненависть - по мнению Э.Фромма - является ответной реакцией на нападение или на любую опасность, угрожающую жизни и личности. Этот вид ненависти исчезает вместе с внешней угрозой. С реактивной ненавистью (враждебностью) связано насилие по мотивам зависти, мести, ревности и др..
   К. Юнг считает, что на агрессивные склонности человека наиболее активно воздействуют архетипы. Понятие "архетип", разработаное швейцарским психологом К.Юнгом применительно к социально-психологическим аспектам деятельности человека означает "коллективное бессознательное". Его содержанием является обобщенный исторический опыт общечеловеческих социальных стратегий добра и зла, которые в виде стереотипов поведенческих установок "выжили" в процессе эволюции коллективного первобытного и древнего человеческого бытия. Они наследуются последующими поколениями и дают о себе знать в сновидениях, фантазиях, находят свое выражение в сказках, мифах.
   С одной стороны, в адаптированном, полноценном организме общества и отдельного человека архетипические комплексы укрепляют и стимулируют естественные чувства, питают вдохновение, энергезируют волю людей т.п., с другой - при определенных деструктивных социально-психологических процессах, побуждаемых либо экстремистскими (в широком смысле) состояниями души, либо экстремальными жизненными ситуациями они могут проявлять себя с невероятной гомицидально разрушительной силой и крайней одержимостью.[20] К..Юнг применитеельно к архетипам, которые назвал "тень", "анима" и "анимус", автор развил идею демонологов о возможности пребывания в душе мужчины и женщины противоположного психосексуального начала: в женщинах - инкубов, а в мужских генах - суккубов. Через них в "эмпирической реальности" человека бессознательно доминируют разрушающие личность "свойства навязчивости... властного овладения... изоляция от морального контроля... аутизм" и другие. "Тень" - это область неконтролируемых эмоций, нравственных и моральных изъянов, которые человек в себе не желает признавать. Такие субъекты защищают себя "проекциями" , с помощью которых все в себе негативное приписывает окружающим. "Анима" - это архетип, обладающий всеми психологическими свойствами женщины. Он присутствует в психике мужчины как компенсирующий элемент, проявляется в сновидениях, фантазиях. Деструктивный тип "анимы" олицетворяет Артемида.
   Большинство сексуальных гомицидоманов, совершивших серии гомицидальных убийств, мечтали о том, чтобы какое-то время побыть женщиной. Архетипические фигуры присутствуют помимо воли бодорствующего сознания и могут врываться в него с невероятной силой и крайней одержимостью. Так, мужчина, страдающий транссексуализмом, впав в состояние одержимости "анимой", может себя кастрировать, чтобы "стать женщиной" Соответственно, архетип "анимус" обладает всеми признаками мужчины и пребывает в женщинах. Женщинам с выраженным "анимусом" свойственна мужская склонность к спорам, в аргументациях преобладает трюизмы и цитаты из газет и бульварных романов, присутствует упрямство и отсутствуют намеки на логику [21]. Можно прийти к выводу, что Артемида олицетворяет борьбу "анимы" и "анимуса" - женского и мужского начал.в душе человека Эта тема остро переживается многими гомицидоманами. * * * Вопрос: + В последних нападениях у тебя кроме возбуждения появилась и какая-то злость? - Из-за зависти! - он торопливо перебил, словно боясь, что забудет, что хотел сказать. + Зависть к этим девушкам? - Вот именно, зависти какой-то. Между прочим, все эти годы... + Почему? - А почему, могу объяснить. То, что есть в них - нет у меня. + Временами тебе хотелось быть самому женщиной? Родиться женщиной? Иногда иметь такое, что... как у женщины. Такие половые органы? - Да, были желания, все эти годы. Я завидовал, женщина... такие способности, как, там... к-к-клитор, скажем. + Он тебе нравился? Где видел его - на картинке? - Я его никогда не видел. + Ты его никогда не видел, но он тебе нравился? - Я думал, что это что-то такое необыкновенное, г-г-главное у женщины: такое большое и г-г-главная часть в половых органах. + И тебе хотелось, чтобы и тебя трогали? Чтобы и у тебя было такое... чтобы тебя трогали? - Иногда завидовал. Да, хотелось. * * * Архетипы полоролевого (мужской и женской психологии) противостояния отчетливо проявляются при так называемых сексуально-гомицидальных убийствах. К. Юнг обращает внимание исследователей на то, что содержание архетипа нельзя измерить, перевести на рациональный научный язык формул. Поэтому он рекомендует драматический, мифологический способ интерпретаций и описаний процессов, связанных с воздействиями архетипов. Следуя его совету можно сказать, что человеческая психика имеет глубины, подобные океанским, куда не проникает свет небосвода. Недосягаемые для мирской суеты, они хранят в виде архетипов прецеденты первобытных чувств, замыслов, поступков из предшествовавших исторических эпох. Человечество старается забыть, что живет в тревожном ожидании очередного набега четырех всадников: чумы, войны, голода и смерти. С сотворения мира одни и те же, они всегда появлялись в периоды истории, когда безудержный, непредсказуемый человек-новатор слишком далеко уходил в отрыв от человека природного. Роковые стихии, врываясь смерчем в образовавшуюся брешь, не раз сдергивали представителей рода человеческого с виртуальных пьедесталов самомнения. Гомицидальные архетипы всплывают в освещенные культурные слои бытия все чаще. Нелепые, немые, неузнанные сородичами, они воспринимаются как уродливые монстры, неизвестно как попавшие на праздник цивилизованной жизни. ......................................2.2. Четыре основных типа гомицидогенных конфликтов............Нарушение равновесия системы "гомицидальность - культура благоприятствуют усилению гомицидальности. Современная массовая культура, ориентированная на приоритет духовных ценностей, преимущественно "чувственного" экстатического свойства, обостряет в психике человека сферу влечений, которые в свою очередь, являются психобиологической почвой для возбуждения архаических страстей. Исследования криминальной гомицидальности позволили выделить в системе отношений "гомицидальность-культура" четыре основных типа гомицидогенных конфликтов. Первый тип конфликта обусловлен противостоянием гомицидальности и культурно-правовых санкций, запретов и законов. Гуманистическая культура применяет их для блокирования гомицидальных угроз, избирательно направленных, например, против детей (инфантицид), стариков, женщин, забота о которых и их защита олицетворяет сущность гуманистических идеалов. В криминологическом аспекте этот вид гомицидальной ориентации сопряжен с экстремизмом. Второй тип конфликта нацелен на уничтожение (прямое или косвенное, конкретное или символическое) культурного идеала личности человека - то есть этических ценностей гуманистической эпохи. Криминологически этот вид гомицидальной ориентации соответствует признакам хулиганства. Третий тип конфликта - вандальский - направлен против культурных идеалов человека, воплощенных в продуктах его деятельности (вещах, предметах, произведениях искусства, архитектуре). Этот вид гомицидальной ориентации содержит признаки вандализма. Мотивацией первых трех типов гомицидальности является первобытно-злобное архаическое самоутверждение субъектов посредством отрицания, разрушения, уничтожения атрибутов гуманистической культуры. Четвертый тип конфликта мотивируется ностальгией по минувшему утраченному каннибальскому прошлому - антропофагической жаждой крови и плоти. Это вид гомицидальной агрессии отличается тем, что в нем доминирует антропофагическое сладострастие, а не злобная аффективность или звероподобная беспристрастность, которая свойственна первым трем указанным типам. Э.Фромм назвал убийства такого рода (гомицидальные в нашей трактовке) "убийства из пристрастия". Вышеописанные векторы гомицидальных мотиваций сосуществуют и дополняют друг друга в различных сочетаниях. Их мотивы действия создают два основных типа последствий , формируя две информационные линии криминалистической картины. Основную информационную линию формируют последствия (повреждения жизненноважных органов), имеющие конкретно-предметную значимость, которые вызванны гомицидальными деяниями непосредственно причиняющими смерть. Содержанием другой - являются последствия несущие в себе гомицидальные символические смыслы. Так чаще сочетаются второй и третий типы гомицидальных мотиваций.Четвертый тип гомицидальной мотивации встречается реже, чем другие, но зато чаще при серийных гомицидальных убийствах и т.д.. Характер и локализация указанных последствий (в том числе и посмертных) обусловлены особенностями гомицидальной мотивации. В то же время необходимо иметь в виду, что внешняя картина последствий антропофагического типа (физической гомицидальной агрессии) может быть сходна с последствиями при убийствах, сопряженных с сокрытием трупа.............................................. 2. 3. Потеря субъектом контроля над своими гомицидальными импульсами....................... Система контроля над гомицидальными импульсами состоит из врожденных ( структура ЦНС,) и приобретенных (психо-социо-культурных) механизмов. Эффективность врожденного контроля над гомицидальностью, в первую очередь, зависит от полноценности нейропсихической регуляции головного мозга, осуществляющий первичный биологический контроль над сферой влечений человека и фунционированием мозговых центров. В отличие от животных, у которых инстинкты являются главными регуляторами поведения, у человека инстинктивная сфера человека развита слабо и представленна отдельными влечениями. Сфера влечений человека располагается в стороне от основных путей социализации индивида и поэтому страсти, порождаемые влечениями, недостаточно регулируется и контролируются разумом. Внешний фактор контроля над гомицидальностью формируется в процессе возрастного развития и социализации психики ребенка вышеописанный психобиологический комплекс гомицидальности интегрируются с психологическими и социокультурными факторами жизненного опыта индивида. Связь ПБКГ с психологосоциальной структурой личности индивида врожденно отличается высокой прочностью соединения. Это необходимо для того, чтобы ограничить свободу реализации гомицидальной энергии. Психосоциокультурные структуры в такой интеграции осуществляют контроль над гомицидальными побуждениями субъекта, предупреждая и блокируя несанкционированные сознанием субъекта гомицидальные действия. Потеря антигомицидального контроля часто возникает в связи с импульсивной актуализацией гомицидальных побуждений. Особенно у субъектов с повышенной аффективностью, страдающих органическими расстройствами личности в виде эмоциональной неустойчивости, повышенной аффективности. При импульсивном варианте гомицидальный эксцесс развивается остро, слабо контролируется рассудком, без борьбы мотивов подчиняет себе волю, мысли, желания субъекта. Напряженность влечения так быстро достигает максимума и переходит в деяние, что субъект не успевает его критически оценить и не способен предвидеть последствия, хотя помнит его со всеми подробностями. Импульсивная гомицидальность является одним из древнейших поведенческих стереотипов в психобиологической системе выживания человека, когда действие по известной формуле: "бей или беги" опережает осознание сути опасности. Крайние проявления гомицидального поведения часто провоцируются экстремальными ситуациями, которые возбуждают инстинкт самосохранения. Например, при катастрофическом голоде актуализируется архетип антропофагии ( людоедства). Или в обстановке многотысячной давки, когда в поисках спасения люди, охваченной паникой, мечутся, подминают под себя других, кусают, рвут на части друг друга и взбираются по раздавленным телам, словно, пытаясь взлететь над полем смерти, покрытом многоголосым нечеловеческим воплем отчаяния. Психобиологическим прототипом гомицидального влечения к убийству других людей могут служить известные в антропологической и психиатричекой литературе приступы брутальной агрессии - так называемые "амок" и "виндиго". Амок впервые был описан у малайцев, когда субъект впадает в состоянии крайнего возбуждения и с кинжалом в руках бегает по улицам, круша все подряд и убивая первых встречных людей. У аборигенов Северовосточной Америки в состоянии виндиго появляется склонность к убийству других людей и неодолимая потребность есть человеческое мясо. В том и другом случаях возбуждение продолжается до тех пор пока субъект не свалится сам в изнеможении или не будет убит соплеменниками. Психопатологи связывает возникновение вышеописанных гомицидальных эксцессов с воздействием культурно-невротических факторов, постстрессовых влияний, вызывающих у субъекта расстройства адаптации и контроля над своими агрессивными побуждениями. В случае нарушения адаптации субъекта архетип гомицидальности при однократном эксцессе временно блокирует его антигомицидальный контроль или разрушает его в случае серийного гомицидального насилия с одновременным развитием у субъекта стойкой агомицидогнозии как проявления деформации ("полома") его личности. Невротическим механизмам, угрожающим нарушить антигомицидальный контроль, субъекта характерны навязчивость гомицидальных переживаний, проявляющиеся в так называемых кощунственных желаниях (как правило нереализуемых), например, тыкать ножом, вилкой близкого, родного, любимого человека. Навязчивые гомицидальные переживания появляется в сознании субъекта помимо его желания, циркулирует в виде представлений, фантазий по типу "заезженной пластинки", тягостно переживается так как трудно от них избавиться. Они появляются вновь и вновь, но не реализуются, так как субъект в полной мере осознает их неадекватность и способен подавлять их усилием воли. Типичный случай навязчивого гомицидального влечения описал французский психиатр Моро де Тур :..."...в психиатрическую больницу обратился сапожник, чтобы попросить медицинской помощи против болезни, которой он страдает уже около 20 лет. Едва он принимается за работу, как ему приходит в голову мысль об убийстве жены и детей. Иногда эта мысль сопровождается такой страшной потребностью, что ему кажется, что он сейчас упадет в обморок. Он бросает свой резак и молоток и убегает из комнаты. Желание убийства соединяется со своеобразным ощущением под ложечкой, с чувством удушья и с приливом к голове...".. Случай, описанный ниже, является примером реализованного насильственного (неодолимого) гомицидального влечения. Насильственному стремлению к реализации гомицидального влечения свойственны аффективная напряженность с чувством чуждости, "навязанности" гомицидальных желаний (такая проекция ослабляет антигомицидальный контроль). Несмотря на то, что у субъекта сохраняются критика и осознание нелепости и антиобщественной значимости гомицидального деяния, гомицидальное влечение так овладевает субъектом, что он едва находит силы сопротивляться или полностью ему подчиняется ему. Подэкспертный рассказал рассказал следующее: "... Еще в феврале у меня появилась идея убить детей. Будучи тогда в состоянии владеть собой, я ощущал какую-то тяжесть под ложечкой, потерял аппетит, даже позабыл о табаке, который мне был более необходим, чем хлеб. Месяцев пять меня преследовала эта мысль; меня точно что-то толкало, я не мог от нее отделаться ни днем, ни ночью, ни за работой... В течение трех ночей я вставал с постели, чтобы убить детей. В первую ночь я выбежал на двор, чтобы выгнать эту мысль; через полчаса я успокоился и лег в постель. На другую ночь я также вышел и, вернувшись зажечь свечу, я взял бритву и, расхаживая взад и вперед по комнате с кровожадностью смотрел на детей; наконец, я положил бритву на место и пошел на скотный двор. На третью ночь я несколько раз выходил и снова входил, чтобы покончить; я был совсем готов... Я вошел в комнату детей, держа в одной руке свечу, а в другой заступ... Я посмотрел , в кровати ли сын; его не было. Занавески кроватей моих дочерей были открыты, и я видел, что они в постели. Я пошел, поставил левую ногу на стул, чтобы иметь опору и начал наносить один удар за другим по их головам... Они спали, не сделали ни одного движения... Я не знаю сколько ударов я нанес... Перед убийством я ни о чем не думал, как только о том, чтобы убить и бежать; после - я даже не посмотрел на трупы, но почувствовал очень большое облегчение, которое продолжалось до тех пор, пока я не пришел в лес. Тогда я почувствовал упадок сил и закричал: я погибший человек... это должно было случиться; я не мог себе помешать сделать это дело, убийство"... Острая потеря антигомицидального контроля наблюдается при аномальной активности мозговых центров агрессии, вызванной пароксизмальной очаговой активностью головного мозга, по типу эпилептического эквивалента в виде дисфории или сумеречного помрачения сознания. Этот тип гомицидальных эксцессов законодатель выделил в группу невменяемых психических расстройств, названную "исключительные состояния". Они остро возникают в связи с сумеречным помрачением сознания и отличаются особой разрушительностью гомицидальнымого поведения субъекта. К наиболее общим факторам, ослабляющим антигомицидальный контроль, относится астенический (психической и физической истощаемости) синдром, развившийся после черепномозговой травмы, перенесенных соматических, инфекционных и других истощающих заболеваний и интоксикаций. В связи с астенией вероятность развития гомицидального эксцесса увеличивается в стадии гиперстезии - болезненно повышенной (парадоксальной и сверхпарадоксальной) чувствительности к обычным раздражителям. Вышеописанные возрастные особенности формирования антигомицидального контроля не является надежным критерием так как варьируют в зависимости от темпов психического созревания индивида, от условий и характера его социализации, перенесенных мозговых катастроф. Встречаются взрослые субъекты с изменением личности, у которых имеет место хроническая "агомицидогнозия". Психиатры далекого прошлого приравнивали психические аномалии такого рода к психопатиям, которые называли "моральная идиотия", "враги общества" и т.п.. Поражают своей брутальностью прорывы вытесненной гомицидальной агрессии, накопившейся в бессознательной сфере и др.. Выдающийся психолог психоаналитического направления К.Хорни отмечает, что взрывная сила такого вытесненного аффекта в силу своей изолированности принимает преувеличенные и часто фантастические размеры. Прорывам гомицидальной агрессии способствует алкоголизация. Особенно у субъектов, перенесших черепномозговую травму. * * * Примером острой потери антигомицидального контроля и "прорыва" зверской агрессии является уголовное дело Б. 1976 года рождения, образование неполное среднее, холост, был призван в армию, комиссован по урологическому заболеванию, работал автослесарем. В апреле 1998 г. Б. совершил умышленное убийство, сопряженное с изнасилованием потерпевшей десяти лет. Реализуя умысел на изнасилование и убийство потерпевшей Е., он нанес потерпевшей не менее 4 ударов кирпичом по голове, не менее 10 ударов кулаками по голове и телу. В результате указанных действий причинив 15 кровоподтеков (8 на голове, 7 на теле), 44 ссадины (24 на голове и 20 на конечностях), разрывы влагалища и прямой кишки, повреждения трахеи. Сдавил шею потерпевшей подобранным на месте преступления электрическим шнуром, от асфиксии вследствие сдавления шеи петлей потерпевшая скончалась на месте.Согластно заключению судебно-психиатрической экспертизы Б. психическим заболеванием не страдал и не страдает. Обстоятельства дела:.. Б., находясь в состоянии легкого алкогольного опьянения, вышел в коридор общежития для семейных, в котором проживал с родителями и младшей сестрой. В коридоре, как обычно, играли дети соседей, и когда он вышел на балкон покурить, они дразня его, закрыли стеклянную дверь балкона. Так как с наружной стороны двери ручки не оказалось, что бы ее открыть, Б. не задумываясь, разбил стекло. Одна из девочек, Е. девяти лет, дочь соседей Б., стала собирать осколки в совок, Б. помог ей собрать мусор и под предлогом выбросить стекла в мусорный контейнер повел ее на чердак. Из показаний отца изнасилованной и убитой Е.. "Подсудимого Б. я знаю хорошо, знаком с ним в течение 13 лет, моя дочь тоже хорошо знала семью Б., бывала у них дома, гуляла с их собакой. В тот день я услышал в коридоре звон разбитого стекла, а через несколько минут в комнату вбежала моя дочь Е., взяла совок и убежала. Я вышел следом и увидел на балконе Б. Он сказал мне: "Дядя К., я разбил стекло, но все уберу, мы с Е. осколки вынесем". Я ушел к себе, где-то минут через 20 пошел искать свою дочь, нигде ее не было, я обратился к родителям Б. и спросил, где он, они тоже ничего не знали. Еще какое-то время их поискал, а потом позвонил в милицию. В дальнейшем на вопрос суда отец Е. ответил: "О Б-ве. ничего плохого сказать не могу, кроме того, что он маменькин сынок... ". Из беседы с Б.: - Все произошедшее крутится в голове. Почему-то до сих пор не могу поверить, что я мог бы это сделать. Как-то, вот, не укладывается у меня в голове. Любил читать о приключениях, про Тарзана. Я мечтал, представлял себе мир, в котором я один и все по моей, по моим мыслям все творится. Когда сестренка родилась, я почувствовал какую-то пустоту. Почему-то ревность такая была не то, что бы сестренку ненавидел. Хотелось сесть с матерью, поговорить, прижаться. Потом делиться не с кем стало. Мать в постоянных заботах, отец вечно пьяный. Отец на мать набрасывался, когда он еще мог это делать. Когда она была беременная сестренкой, он у меня на глазах прижигал ее утюгом. Мне было тогда лет шесть-семь. Я зашел в комнату - до сих пор помню - мать стоит в углу зажатая, кричит, а отец ей к груди утюг прижимает, утюгом тыкает ей в грудь, в разрез платья. Помню отец смотрит на меня глазами такими улыбающимися глазами... бешеными. Мне пришлось побежать к соседке. Та прибежала, успокоила их у матери ожог был на груди. У нее от него были постоянные синяки. У нее чувствительная кожа. То схватит, то ударит, бывало, кулаком. Пьяный приходил постоянно какие-нибудь гадости говорил. Из-за всего этого я пару раз убегал из дома, но все время сам возвращался. Из животных мне птицы больше нравились. У меня попугайчики были два попугайчика мне купили их, когда мне лет двенадцать было. Нет, не двенадцать, а лет одиннадцать. Потом, когда с лета приехали, попугаев не оказалось. Отец по пьяни выпустил, и все они пропали. Долго искал, писал объявления. + Других не завели? + Я уже не захотел. (Многие из субъектов, склонных к гомицидальному насилию, испытывали на себе отцовскую агрессивность в пяти-семилетнем возрасте. В виде маленьких трагедий, связанных с утратами по вине отца чего-то или кого-то, беспредельно любимого. У Б. отец попугайчиков загубил, мать прижигал утюгом. Он все жизнь помнил и очень точно высказался про пьяное улыбающееся лицо отца. Такое сходу не выдумать! Оно глубоко запало в его душу, как прототип его будущих агрессивных фетишей - геронтицида и инфантицида. Он же за два года перед убийством попытался изнасиловать пожилую женщину, во дворе у контейнера для мусора. А в деревне изнасиловал пожилую соседку. Забрался к ней в дом ночью. Теперь изнасиловал и задушил девятилетнюю соседку, родившуюся и выросшую у него на глазах. - Пришел. из армии, мы отметили это. Тогда и была первая половая близость. Там была девушка, которую я знал еще до армии. Здесь встретились, вместе отмечали, а потом пошли на лестницу, занялись любовью. Она, вроде, не возражала, не сопротивлялась. Мы тогда были пьяны. Дальше этого у нас не пошло. Но опять же, я не знаю, я-то получил удовлетворение, но не почувствовал, что она получила удовлетворение + Откуда ты знаешь, как женщина реагирует? Опыта-то у тебя мало было. - Я по фильмам знал, что женщины при удовлетворении, там, вздыхают как-то вытягиваются, там... + Ты говорил, что это же наблюдал у тобой убитой девочки, когда прикасался к ее половому органу? - Да. У меня было, да и сейчас есть чувство собственной неполноценности, что я как бы, не могу вызвать удовлетворение у женщины. Иногда проскакивали мысли: "Почему я, мол, там не женщина?" Но это, так, мимолетно только. Не знаю, почему-то иногда хотелось. Почему меня не родили девочкой! У меня до сих пор, не поверите, сохраняется, когда о женщинах рассказывают, что-нибудь такое. Кто с кем занимался любовью. Все улыбаются, смеются, а мне становится стыдно. Как-то не по себе. Не злость, а стыдливость какая-то проскакивает. + В мужской компании при разговорах про секс возникает стыдливость? - Аж в краску бросает как малолетку. Может из-за того, что у меня до девятнадцати лет энурез был. У всех уже подруги, многие женились, а у меня еще детский энурез. + Все-таки у тебя были проблемы с женщинами? - У меня быстро наступало извержение. У меня с водки часто голова болела. + И что? Неприлично себя ведешь? - Вытворяю черт знает что. Иногда могу выпить 200-300 грамм - и все нормально будет, спокойно не ругался ни с кем, ничего. Я хотел перед этим случаем еще на кухне с матерью разговаривал - может подшиться мне? Я чувствовал, что может что-то произойти. Чувство страха какого-то не страха как сказать предчувствие, чего-то вот такого, было + У тебя предчувствие было и в 1993-м году? Помнишь, тогда во дворе около помойки напал на пожилую женщину? - Нет, тогда я не ожидал ничего. Тогда, вроде, нормально было, настроение нормальное, выпили немного, посидели с двоюродным братом. В Новый Год я в рубашке, в тапках-шлепанцах, в брюках, ушел на улицу. Часа два там шмонался. Даже не могу вспомнить. Очухался на ступеньках, парень какой-то трясет меня. + Бывало так, что пьяный, а ходишь как на автопилоте? - Я могу идти нормально даже пьяный. + Играл с девочками в дочки-матери, папу-маму? - В десять-одиннадцать я как-то их смущался, что ли так сказать. Я уже занимался самоудовлетворением, еще в школе начал заниматься этим стал самоудовлетворяться после того, как более взрослые ребята показали. После того, как первый раз попробовал, замкнулся в себе, никому ничего про это не рассказывал: ни матери, ни отцу - никому. Бывало, что я со школы иду, подымаюсь, там женщина симпатичная едет тоже в лифте, чуть мысль появлялась, возбуждался как-то. Приходил домой и самоудовлетворялся. В последнее время с тех времен, как стал употреблять спиртное, прийдешь домой, ложишься, чего-то не хватает самоудовлетворение вошло в привычку. Прежде чем заснуть за ночь два-три раза, бывает даже ночью просыпаюсь, покурю, вроде, опять чего-то не хватает. + Бывало так, что и к девочкам приставал? - С сестренкой только. Приставал, когда она маленькая была. Не было мысли, что могу изнасиловать, или еще там, что. Как-то хватал, получал наслаждение, шел в туалет и занимался самоудовлетворением. ( После рождения сестры мать охладела к нему, бросила на произвол отца, от которого исходила угроза, называемая в психоанализе "угрозой кастрации". От страха перед отцом, "смотрел на меня бешенными глазами" у него - сначала малыша, потом подростка и наконец мужчины - все в душе и теле стало несвоевременным. Ночное недержание мочи и преждевременное семяизвержение, продолжающиеся до настоящего времени, лишь наглядное тому подтверждение. По принципу защитной идентификации - чтобы не бояться отца, должен стать таким же страшилой как отец или еще страшнее. Вот и размытая в нем папина агрессия прорывается на окружающих и крушит то девочек возраста сестры, то пожилых женщин (матерей) на помойке. По таким же глубинным бессознательным путям генерализации и смещения агрессии канализируются мотивации большинства сексуально-гомицидальных маньяков, которые нападают на чужих сестер, матерей и жен - чтобы не убивать своих. И вовсе не потому, что их жалко. Близкие люди им нужны, необходимы как запальная свеча для новых гомицидальных эксцессов. У тех, кого в народе иногда называют самодурами, тиранами семьи... к счастью для окружающих и на горе родных и близких этих процессов генерализации и смещения агрессии не происходит. Поэтому такие монстры охотятся в пределах семейного очага. Они причиняют близким психическую смерть - не убивают и жить не дают.). + И склонял их к половой близости, пробовал насиловать? - Я, когда из армии вернулся, один раз другую двоюродную сестру схватил. Я больше никого не насиловал, То, что про бабушку, я уже рассказал, давно было. Еще прошлой зимой в деревне, когда я пришел напившись, там овчарка была, с ней пробовал. + А другие животные были? - У нас в деревне овцы были, проскочило в голове как-то по поводу овцы. Опьянение возбуждает в нем только его полового аппарат, которому все равно как, где и, наконец, с кем разрядиться. При его инфантильной ориентации - ему все равно что собака, что кошка, что овца. Все едино... + А когда с овчаркой совершил акт, ты был пьяный или не очень? - Вдрызг был пьяный. Два литра на троих съели... еле на ногах пришел. + А кошек не пробовал дразнить, возбуждать? - Пробовал, когда у девушки жил, кошка у нее Дуся, она лезла, терлась, а потом я ее как-то подводил к этому состоянию. + И сам от кошек получал удовлетворение? - Возбуждал себя этим. + У тебя были два эпизода с бабушками. С одной - в деревне, когда к пожилой соседке через окно забрался и изнасиловал. Была и вторая. Может быть ты и рассказал о ней только потому, что она в живых осталась... - Я честно скажу, я больше никого и никогда не убивал. Хотите верьте, хотите нет. + Все-таки в фантазиях хоть иногда проигрывал, что детей достаешь силой? - В мыслях? В мыслях бывало. Как-то, просто, силой брал, хватал. Начиная с зимы, мне больше нравились девочки девяти-десяти лет. Представляя их во время самоудовлетворения, большее получал удовольствие. Усаживал и тихонько... + Как ты предствлял насилие? - Почему-то мне наибольшее наслаждение доставляло то, что как будто я прикасаюсь к кл..., достаю пальцем... В этот момент она как-то напрягается, выпрямляется, получает оргазм, в это время у меня происходит извержение... Задолго перед тем, как напасть, изнасиловать и убить эту девочку - соседку, выросшую у него на глазах, он, мастурбируя, в своем воображении много раз промастурбировал каждую складку ее тела. + Именно этот же сценарий ты проделал в отношении убитой? - Да. + Бывало, что в транспорте, в толкучке прикасался к колготкам и..? - Было... + Что было? - В транспорте едешь, увидишь кого-нибудь, начинаешь представлять, как, что там. Самовозбуждаешься. До оргазма доходило. В автобусе, метро, женщины садились в коротких юбках. + Ведь такие всплески желаний были у тебя и по отношению к пожилым женщинам? - Не знаю, меня, как-то, временами. Какое-то время больше мне доставляло удовольствие представлять, что я занимаюсь сексом с бабушкой. С такими зрелыми женщинами. Иногда такие времена наступали, что... Вот как раз незадолго перед убийством больше стал представлять с детьми. В основном, то, что бегали девчонки с нашего коридора. Поневоле мысли в голову лезли. Лежал до часов четырех не мог уснуть. За последние годы не было такого, чтобы кого-то хватал, приставал. После попытки изнасиловать пожилую женщину два с половиной года, ходил отмечался в милиции. То была какая-то зверинная похоть. Не знаю, как-то. Вот тогда, вот, это с женщиной получилось реактивно как-то. Не реактивно, а как-то все быстро получилось. Не знаю. + Это было желание подавить, унизить? - Было такое желание, но я не могу вспомнить, с кем это было. Не растерзать, а насильно взять. Не знаю, бешенство какое-то. Стал особенно раздражительным после того, как недавно упал. Весной, в марте. Помогал машину ремонтировать. Бутылку водки выпили, шли со стоянки, и я поскользнулся, ударился лбом, стошнило. Были головные боли такие, что не мог вверх поднять глаза. Какое-то время было нервное настроение, не мог ни с кем разговаривать, хотелось уйти и сидеть дома, чтобы никто не мешал. У меня какое-то переменчивое настроение. Иногда, когда ко мне хорошее отношение, я как-то мягко отношусь к людям. А, вот, с лета люди как-то жестче стали. Когда, вот, выпью бывают такие моменты, когда злобным становишься, когда кто-нибудь привяжется. По трезвости я бы никогда в драку не полез, а пьяный я могу за себя и за других могу постоять. Если ввязался, то без тормозов...( Для субъектов этого типа губительны черепно-мозговые травмы. Стоит кому нибудь из них попасть головой под кирпич или нокаутирующий кулак неожиданного свидетеля развратных действий и через полгода-год они совершают серию сексуально-гомицидальных злодеяний с особой жестокостью.) + А что? Убитая девочка и раньше вызывала злобу? - Девочку я знал со дня ее рождения, я помню как соседка - ее мать - ходила беременная, как привезла ее из роддома. Можно сказать у меня на глазах выросла, бегала вместе с остальными соседскими детьми по коридору. Стала постарше, надоедала немножко. Приходила к нам: "Можно с Джеком погулять?" Есть у нас собака. Джека выпустишь на коридор, они бегают, он лает, соседи ругаются. Выхожу в коридор покурить. Она там всегда бегала. + Мозолила тебе глаза? - Честно говоря, часто занимался онанизмом. + При этом представлял ее? - Да. + И представлял, что ты с ней на чердаке можешь оказаться? Когда-нибудь в мыслях такое было? - У меня в мыслях было то, что дома она у меня могла оказаться. + И что она даже влюбится в тебя? - Не то,что... Ну, как влюбится? + То, что у тебя с ней могут быть какие-то сексуальные игры, назовем так. - Да. ( Опять его проекции. Задолго до преступления он переносил свою похоть на будущую жертву. Выдает свои намерения за ее, якобы, желания. Обычно насильники заявляют: "она сама этого хотела, это ее желания", а он их только прочитал, распознал и удовлетворил. Получается, что проекции, смещения, фантазии участвуют в формировании преступного умысла, мотива. То есть, могут быть непосредственными побудителями к изнасилованию.). + Бывало так,что ты фантазировал, что ты с ней уже осуществляешь половую близость? - Да. + С ее согласия или без согласия? - Не знаю, когда самоудовлетворялся, мне как-то в голову приходило то, что я могу подвести ее к этому. Потихоньку как-то. + А не было мысли, что она сама не прочь? Что ей самой, вроде, хотелось? - У меня было такое ощущение, потому что как-то заметил, что, когда дети с нашей собакой Джеком играли в коридоре, он обнимал передними лапами их Е. стояла так... не вырывалась. ( Его похотливая фантазия стала собирать компромат из проекций против девочки задолго до нападения, чтобы в будущем оправдать перед свои душевным судом ее совращение или насилие над ней.) + Она на тебя смотрела как-то по-особенному? - Нет я этого не замечал. Мне сосед рассказал. Стояли с ним, а он говорит: посмотри на них. Джека выведут и задом к нему подставляются, а он прыгает на них. + Когда ты на чердаке стал прикасаться к половых органам Е., она ничего не говорила, не возражала? - Мне показалось, что сначала засмущалась, потом расслабилась. + Теперь один из главных вопросов, постарайся на него ответить. Почему ты ее ударил? ( Он сосредоточенно молчал.) + Все было тихо, все было спокойно. Она, как тебе показалось, пошла на поводу твоих действий. Ты даже, якобы, заметил удовлетворение у нее от твоих манипуляций руками. Так? ( Он продолжал безмолствовать, но это было не простое размышление относительно того, как и что сказать. Его фантазии-проекции сыграли с ним злую шутку. Неистово страждущий сексуальный гомицидоман реально "видит и слышит" то, во что хотел бы верить, что уже прокрутил в фантазиях и более того в них исполнил страстно желанное. При этом мощный поток фантазий создает особую иллюзию "уже пережитого" - "deja vecu". Так, многие из серийных насильников и убийц говорят: "Сначала жертва должна пройти через мои фантазии". Наверное, как раз здесь и зарождается запальная искра многих криминальных мотивов. А именно - в конфликте между уже пережитым в фантазиях "deja vecu" и еще не испытанным в реальной жизни - "jamais eprouve". Уже мнимо пережиты и растворились в фантазиях страхи, сомнения. Осталась "мелочь", лишенная чувства ответственности, самосохранения - исполнить уже пережитое. + Она обещала ничего не рассказывать родителям. Так почему ты ударил ее? Что за порыв такой? Расскажи, пожалуйста, как возникло такое побуждение. По секундам, как это произошло. Он сидел сгорбившись, сложив руки на коленях. Его лицо временами неожиданно сморщивалось в маску-мордочку, загрустившей обезьяны.И по ней беспорядочными обрывками - как запоздавшее эхо - прокатывались гримасы регрессии из глубокого детства. Он глухо, как бы про себя, заговорил: - Я ей сказал в тот момент, когда собрались домой, я ей сказал: "Ты никому не говори, пусть это будет нашим секретом". Мы вроде собрались домой, она одела джинсы, она стояла, я одевал на себя одежду. + Ты был голый? - Я штаны натягивал. Перед этим я их спускал. Потом не знаю... Какое-то чувство паники началось. Я не знаю, испугался, что она расскажет, что я к ней приставал - то-то, то-то делал. Люди на меня будут смотреть. Все в голове как-то закружилось, завертелось... ( Он вел девочку на чердак, погруженный в аутистические сексуальные фантазии, устилавшие его путь иллюзиями неодолимого желания. А в фантазиях нет общественного мнения, осуждения. Однако, как только он удовлетворился, экран фантазий и иллюзий погас... Кино кончилось и нахлынули центурионы морали, нравственности... + Но, ведь этим ударом ты погубил ее и себя? Ты, что не понимал - если ее бьешь по голове кирпичом, то она уже не вернется домой? Или ты бил и уже знал, чем кончится? Она ведь обещала никому ничего не рассказывать. Тогда скажи, что произошло? Итак. Вы уже отошли от чердачного окна. Как я понял, вы уже собирались уходить?.. - Да... Да... Его словно прорвало, когда вопросы вернули его на место преступления: к скамейке у окна на чердаке. + Вы стояли ближе к выходу или к окну? - Еще к окну. Я в тот момент еще одевался. + То есть, между столом и кроватью. И что? - Она стояла и в окно смотрела. + Так ты был ближе к выходу. И что? Раз ты нанес ей удар, то ты предполагал, что она уже домой не вернется? - Да. После того, как удар нанес. + Или - до удара? - Нет. После того, как удар нанес. + Что же заставило тебя нанести удар? Ведь ты тогда еще ее не изнасиловал? - Нет еще... панический страх перед тем, что она расскажет. + Как это можно представить? Панический страх, что она расскажет? О чем? Никаких следов насилия еще не было. Ты ведь мог отговориться, мол, кто в этой жизни не заблуждался... - Не знаю, мне в тот момент показалось, что страшнее всего, что узнают обо мне, что я делал, вот, такое вот. ( Его можно понять. Такое бывает при резком "вываливании" из запредельного бесстыдства в такую же запредельно нарочитую мораль. Страх перед общественным осуждением за мелкий, незначительный проступок может толкать на способ сокрытия проступка с более тяжелыми последствиями, чем само преступление. В ту пору "аморалка" многим угрожала социальной смертью. Здесь жертвой стала девочка, выросшая можно сказать на глазах у убийцы. О том, что он ушел девочкой знали ее отец и все соседи. К тому же Б. предупредил об этом отца девочки. Трудно представить, что Б., сознавая все указанные обстоятельства, имел цель изнасиловать Е. и более того совершить убийство. + Послушай, а может быть все иначе? Когда ты прикасался к ней, у тебя наступило семяизвержение, после которого ты не смог ей уже ничего сделать. Вот и появилась у тебя злоба к ней? Ведь просто так не бывает - "дай, думаю, ударю". - Не знаю, но у меня как-то, вот, единственная неприязнь оставалась к ней из-за того, что она была слишком приставучей (у него опять активизировались защитные проекции). + Но на чердаке она не была "приставучей". - На чердаке нет, но у меня почему-то после того, как она приходила к нам домой... постоянно спрашивала про собаку... + Не появилась ли у тебя мысль, что она сексуально интересуется тобой? Раз часто приходит... - Не знаю, я как-то об этом и не думал... + Все-таки, откуда появилась такая к ней злоба? А может быть, не злоба, а что-то другое? Б. на долго замолчал. Ео психика опять "зависла"! А ее защитные психологические механизмы вытеснения, отрицания, проекции работают с перегрузкой. + Удар ты нанес ей в лицо? - Я ударил по затылку. По лицу я не бил. Это точно - я ее не бил кирпичом по лицу. + Давай так. Она стояла лицом к окну и смотрела в окно. Ты за ее спиной одевался. Какая мысль у тебя появилась перед тем как ударил? - Мысль возникла после того, как мы с ней уже поговорили на счет того, что она никому не расскажет. Она сказала: "Хорошо, я никому не скажу", я ее спросил, что она скажет маме или папе. + И что она ответила? - "Скажу, что стекла выносили". + Я ей посоветовал: "Я тебя провожу до двери, скажешь маме, это самое, что, мол, потерялась. А дядя сразу ушел куда-то, а ты долго искала обратную дорогу". Что объяснять? Ведь изнасилования и других следов тогда еще не было на ней? + Следов не было... - А она, что ответила? + Она сказала: "Хорошо, я так скажу". Не знаю, почему-то в последний момент я засомневался и ударил ее кирпичом. Меня как-то, вот, всего затрясло, я не знаю, до последней секунды я боролся с собой, я не знал, что делать, даже, вот, когда кирпич поднимал мне до последней секунды, все как-то... я не знаю... Всего перетрясло, перетряхнуло... Похоже его предали собственные "красивые" фантазии. Они исчезли сразу после оргазма. Их аутистический туман растворился. Они сбежали, оставили его опустошенным, наедине с его нравственным контролем и упреками совести, которые очнувшись от аутистического дурмана, истошно завопили: "Что ты наделал, что скажут люди, соседи, ее родители ?" И тогда его накрыла вторая волна проекции: "это она меня вынудила, она меня спровоцировала, приставала к собаке. Если бы она иначе себя повела, это бы не случилось". Почему-то, когда он вел девочку на чердак, то заставил ее пролезать через в дырку в решетке, закрывавшей вход на чердак, а сам пробирался окружным путем через крышу, по опасному узкому карнизу. Не исключено, что собственный хмельной антигомицидальный контроль погнал его по смертельно опасному проходу в слабой надежде, что он протрезвеет и одумается. А возможно в надежде, что он свернет там себе шею. Чтобы хоть такой ценой, но избавиться от вызревавшего в нем гомицидального монстра. Похоже на неосознанное влечение к самоубийству - так называемый феномен аутогомицидальности. - Я даже не знаю на какую-то секунду, почему-то в голове промелькнуло, что это - страшный сон. У меня до сих пор такое впечатление, что не я сделал такое. Я не мог бы сделать такого, будь я трезвый. Не знаю... Вот, наконец, и защитная оговорка: "Будь я трезвый". Все-таки его сдала собственная психика. Она и не пытается его спасать отговорками вроде: меня кто-то толкнул на это... или она меня сама позвала. Очень скромно: будь я трезвый. Сначала насиловал пожилых, потом собак а теперь взялся за детей. Типичный "налетчик". Притом - самая страшная разновидность сексуальных гомицидоманов. Такой и сам не знает, в какой момент, против кого совершит насилие. Причем в связи с непредсказуемым мотивом. Увидел, услышал, прикоснулся, возбудился и как сомнамбула идет на жертву. + Страх и паника у тебя быстро прошли? - Нет, когда я ударил были страх и паника. Ну, я не знаю. Я делал как-то... б-б-быстро все это... Это "быстро" уже не он делал, а совершал гомицидальный архетип, который пробудился в нем, подавил его антигомицидальный контроль и спешил с совершением типичного гомицидального (что подтверждает и характер последствий "зверской" агрессии) убийства, опасаясь, что здоровая часть психики очнется - и не даст завершить гомицидальный эксцесс. + Ты говоришь: страх, паника, ударил кирпичом и... потащил ее на стол и пытался насиловать?! - Это... и чувство страха из-за того, что расскажет, и вот это чувство скорее всего подтолкнуло меня. + Эрекции у тебя, вроде бы, уже и не было? - Ну, как. Наполовину было... С помощью пальцев пробовал производить акт. Ничего не получилось. + При этом испытал чувство завершенности? - Нет. Какое-то... вот, ощущение злости. Такое звериное чувство было. + Чувство чего? Назови... расскажи подробней! - Не знаю, как-то вот, такое... Не знаю, просто,... + Чувство хозяина? - Не хозяина, такое вот... Бывает, вот, бешенство, как кусок бумаги схватишь и вот так вот разрываешь. Не поймешь, как-то так... какие-то мысли, чувства в голове. Мысли... переплетения чего-то ... страха. Женщины пьяные, с которыми я имел дело, как говорится, занимался сексом... У меня с ними было только, если я пьяный. Когда я трезвый, я никогда не стал бы. + Девочка была еще жива, когда ты ее перенес на стол? - Нет, она уже не шевелилась. После того, как она упала со стола, она захрипела, там валялась проволока, я перетянул ее шею. + При этом тоже испытал удовольствие? - Не-ет, какое-то, вот, ощущение злости... Какое-то чувство такое противное, не знаю, как даже описать. + До суда еще есть время... * * * ( В девочке, ставшей в его воображении сексуальным фетишом не оказалось и не могло оказаться того, что было нафантазировано и намастурбировано бессонными ночами. Вот почему он почувствовал себя обманутым. Созданный фантазиями сексуальный идеал самоудовлетворений в реальности оказался маленьким, несмышленым существом. Когда он очнулся от дурмана, то увидел себя на реальном грязном чердаке, совершившим такие же грязные и противоестественные манипуляции в отношении той, которая была уже не дитя и еще не подросток, а какой-то "молочный поросенок" без запаха, без вкуса, а цена за это сомнительное удовольствие - огромная... В результате остро развившийся у субъекта страх перед общественным осуждением создал криминальную ситуацию, соответствующая первому типу гомицидогенного конфликта, которая привела к взрыву гомицидального самоутверждения.)
  
  ........................................ Глава III. СЕРИЙНЫЕ ГОМИЦИДАЛЬНЫЕ УБИЙСТВА.................. Гомицидальное насилие (убийство), совершенное по любому ситуационному мотиву, чаще всего остается единственным эксцессом. Однако у субъектов, склонных к гомицидальному поведению после первого убийства нередко происходит сцепление гомицидального влечения с пусковым мотивом-действия. В результате образуется комплекс пристрастия, который нередко закрепляется по принципу тахифилаксии (пристрастия с первой пробы). При этом пусковой мотив-действия в указанном комплексе приобретает свойства фетиша, активирующего повторение гомицидальных эксцессов - то есть серийных гомицидальных убийств. ......................................................3.1. Механизм серийных гомицидальных убийств........... Возникновение комплексов пристрастия К.Юнг связывает с конфликтами, обусловленными невозможностью субъекта к естественному самоутверждению. В основе гомицидального фетишизма лежит страх субъекта от осознания своего духовного и телестного несовершенства, от постоянного чувства незавершенности отношений с миром людей и вещей. Отсюда субъект-гомицидоман вынужден самоудовлетворяться через веру в свою способность "присвоить" сверхъестественные силы фетиша-жертвы. Комплексы-психе циркулируют в бессознательной сфере человека и через нее могут влиять на личность субъекта, вызывая ее "мгновенное" изменение - идентификацию с комплексом. К. Юнг считает, что подобные идентификации с комплексами являются основой феномена одержимости.[21]. В этих случаях о человеке говорят, что в него вселился дьявол (или ведьма). Простейшую схему возникновения и фиксации различных фетишистских пристрастий, возникающих в связи с острым стрессовым состоянием субъекта иллюстрирует случай, когда уголовное дело было возбуждено в связи с серией сексуально-клептоманических эксцессов. Пенсионер М., был изобличен в том, что во время поездок в переполненном троллейбусе неоднократно совершал кражи кошельков из сумок пассажиров. В результате судебно-психиатрического экспертного исследования было установлено, что пристрастие к похищению кошельков возникло у М. в связи со стрессом, перенесенным во время одной из поездок в переполненном троллейбусе. М.,напуганный контролером и сжатый пассажирами, с трудом достал из кармана кошелек, чтобы оплатить проезд. Взглянув на кошелек, он обнаружил, что случайно попал рукой в чужой карман и достал не свой кошелек. М. испытал "жуткий" страх, что его уличат в воровстве. На высоте испуга М. ощутил выраженный оргазм, которого у него не было уже несколько лет. После этого происшествия прошло несколько недель и М. стал забывать о невольной краже кошелька.Вместе с тем его все больше стали волновать навязчивые воспоминания о пережитом оргазме. Стремление вновь пережить оргазм приобрело компульсивный (неодолимый) характер и М. стал практиковать поездки в переполненном общественном транспорте, с целью достижения оргазма, который неизменно у него наступал, когда его рука проникала в женскую сумку и очередной чужой кошелек оказывался в его руке. В другом уголовном деле С. стал свидетелем автокатастрофы, в которой от удара выбросило на дорогу подростка в парадной пионерской форме. Созерцание конвульсий погибающего, его горящих ботинок и др. спровоцировали у С. оргазм. Далее, возникшая у него после перенесенного стрессового состояния "зависимость", стала причиной серии совершенных С. гомицидальных насилий и убийств, криминалистические особенности которых уникальны.[См.дополнительно сайт "Гомицидология", Оглавление Љ 15\\ 17 апреля 2010г.. Иванов В.И. "Инфантицид:Гомицидоман Имитатор - убийца детей на доверии". Огл.:ЉЉ 60,61\ 28 июля, 2010, Гомицидология: Исповедь сексуального шизофила (1,2) + Гомицидология сексуальной шизофилии "Кошелек, оргазм"] Неблагоприятное течение указанной идентификации может привести к диссоциации, или расщеплению личности, по типу множественной персональности. В американском судопроизводстве известны случаи, когда обвиняемые - серийные убийцы объясняли свои гомицидальные деяния тем, что в них периодически пробуждается другая личность, которая совершает очередное убийство и исчезает. Указанный феномен расщепления личности введен в международную классификацию психических расстройств под названием "расстройство множественной персональности"(РМЛ). Концепция множественной личности допускает, что у субъекта могут функционировать две и более личностей, которые действуют со своими мотивами. При этом "реальная" личность на время действия "другой" личности вытесняется сознанием и как бы не существует. Например, в одном из уголовных дел в отношении подсудимого серийного убийцы, который в обыденной жизни считался прекрасным семьянином, уважаемым соседями и сотрудниками на работе, мнения экспертов были диаметрально противоположны. Проводивший экспертизу психиатр, выдающийся специалист в области множественной персональности был уверен, что имеет дело с типичным случаем множественной личности. По его мнению убийства совершал "двойник" подсудимого, который, якобы, периодически пробуждался в нем и подчинял себе его сознание и поведение. Свое заключение эксперт основывал на том, что гомицидоман в состоянии гипноза называл себя другим именем, при этом изменялась его речь, особенности поведения. Эксперт, оппонировавший ему, был убежден, что поведение подсудимого является обыкновенной симуляцией. Концепция множественной личности допускает, что у субъекта могут функционировать две и более личности, которые действуют со своими мотивами. При этом основная личность на время действия другой личности вытесняется сознанием и как бы не существует. Неблагоприятное течение указанной идентификации может привести к "диссоциации" или расщеплению личности по типу множественной персональности. В американском судопроизводстве извеcтны уголовные дела, когда обвиняемые - серийные убийцы - объясняют свои гомицидальные деяния, тем, что в них периодически пробуждается другая личность, которая совершает очередное убийство и исчезает. Указанный феномен расщепления личности получил признание в медицине и введен в международную классификацию психических расстройств под названием "расстройство множественной личности" (РМЛ). Например в одном из уголовных дел в отношении подсудимого серийного убийцы, который в обыденной жизни считался прекрасным семьянином, был уважаемым соседями и сотрудниками на работе. Один психиатр - выдающийся специалист в области множественной персональности - был уверен, что имеет дело с типичным случаем множественной личности. По его мнению убийства совершал двойник подсудимого, который, якобы, периодически пробуждается в нем и подчинял себе его сознание и поведение. Свое заключение эксперт основывал на результатах психологического тестирования и том, что подэкспертный в состоянии гипноза называл себя другим именем, при этом изменялась его речь, особенности поведения. Эксперт, оппонировавший ему, был убежден, что поведение подсудимого является преднамеренной симуляцией. Концепция множественной личности допускает, что у субъекта могут функционировать две и более личностей, которые действуют со своими мотивами. При этом основная личность на время действия другой личности субъектом вытесняется сознанием и как бы не существует. Судебно- психопатологические исследования субъектов совершивших серии гомицидальных убийств показали, что вышеописанный феномен "диссоциации" или расщепления личности часто появляется у субъекта в период следствия как один из вариантов психологической защиты по типу деперсонализации, идентификации и т.п.. Как, например, в приведенном ниже диалоге: "- Доктор, неужели я Чикотило! У меня даже сейчас какое-то раздвоение. Как-будто это я и не я. Как-будто во мне сразу два человека. + Что это значит? - Второй надо мной злорадствует. "Ну вот дошел оставил одних жену , детей. Ну вот я хочу, например, когда было первое преступление. Вот сейчас в камере хочу уснуть, отключиться. А какой-то вот голос, такой, что ... Я понимаю, что я подонок. + Он ругает? - С усмешкой как-то говорит "Ну вот видишь - там это самое - у тебя остались дети, а ты здесь". То есть как специально... не знаю как это сказать. + Он имел какое-то отношение к тому , что случилось? - (перебивая) Да. Непосредственное. + Каким образом? - То есть, как это сказать. У меня такое ощущение, когда я их (потерпевших) вел туда я как-то боролся. Я чувствовал, что я неправильно делаю, не так. Я, когда вел.. Чувство такое, что второй какой-то голос говорил "Нет веди...Ты доолжжен!..." + Почему должен? Он объяснял почему вы должны. - Наверно фантазии все эти. + Фантазии принадлежали вам или кому-то? - Сейчас не могу в этом разобраться + И все-таки мне хотелось бы прояснить со вторым человеком - он как хороший или как плохой человек? - Именно то, что он меня... не знаю может быть он или не он. Для меня он плохой человек. + Если он появлялся, он, что тогда говорил? - Пора действовать, пора вест... То есть, вот, я чувствовал даже, когда я вел..., вот я вел... Пока шел от начала шоссе я еще мог бороться, то есть я боролся. У меня не было еще системы, я боролся с тем, что бы... С ним боролся, я не хотел этого. Он меня как-бы... Пока я шел, я как-бы перевоплощался что ли, даже борясь перевоплощался в другого человека. + А физически ощущал как перевоплощаешся? - Я чувствовал прилив крови, по телу шло какое-то тепло, в голове начиналось как бы помутн..., не то, что помутнение, а, что-то такое как-будто, что-то давило сверху вниз на меня, я не знаю. + Мышцы как- то менялись, тело как-то менялось? - Расправляться как-то начинал. То есть чувствовал свою силу. Стараюсь стать каким-то зверем. * * * В случаях серийных гомицидальных эксцессов фетиш выступает как постоянный мотив гомицидального уже не самоутверждения, а самоудовлетворения . Каждому новому эксцессу предшествуют наростание у субъекта агомицидогнозии - квадриады ее деструктивных феноменов: гомицидальных одержимости, свободы , хищности и опережающих гомицидальных представлений. Субъект, совершивший серию гомицидальных убийств, рассказал следующее: - У меня, что-то ликовало внутри. Я чувствовал, что у меня, что-то ликует в груди. Я понимал, что это, что-то нехорошее. + Что значит ликование Расскажи подробнее. Как чувствовал ликование? - То есть, что, вот, ты сегодня почувствуешь себя. Не знаю, как это сказать. Не освобожденно, а раскрепощенно, что ли. Ты будешь иметь тело. + Ликование в мыслях, чувствах. С чем можно сравнить такое ликование. - Это не был экстаз. Наоборот. С одной стороны я понимал, что это не должно произойти, но, что-то внутри ликовало все равно. + Ликование как-нибудь действовало на твое настроение? - Да. На мозг, как бы. Получался прилив сил. + При этом окружающее как-нибудь менялось, видел людей и воспринимал их как-то иначе. Что-то менялось? - (старается точнее сформулировать) Появлялось ликование, подъем. + И все-таки, как выбор происходил? - (перебивает) Если я шел, я уже знал, что такое будет. Значит была договоренность о встрече. + То есть, когда договаривался о встрече, тогда ликование появлялось. - Да. + Что чувствовал в момент, когда договаривался о встрече? - Волнение, что неужели все это будет заново. Я еще как-то себя... Вот здесь происходило раздвоение личности (феномен одержимости). + Ощущения, которые тот - второй - поставлял были новы для тебя? - Да. Не то, что новы. Он как бы говорил... Да нет... + Раньше похожие состояния ликования по другому поводу были? Или оно какое-то особое? - Наверно особое. + Наверно или точно. - Не знаю. + Может такое ликование и раньше бывало, например, когда был маленьким. Вот ребенок убежал на простор ловить, например, рыбу. - Наверно было. Трудно сейчас... + Это ликование от ожидания. Ликование от предстоящей победы? - (перебивает) Ожидания, наверно, встречи. + Было чувство ликования, когда разрезал колготки, - Да. раз... + Что "да"? - Было это чувство, что сейчас вот будет, как сказать! Как вот как у детей бывает. Интересно! Вот это, вот. + Как, что-то новое? - И по сути дела уже не чувствовал, что перед тобой человеческое тело, женщина, а уже как - будто. Смотришь, как на материю в основном. + Материя? То есть? - Как на материал, который ты-ы-ы... и в тоже время он возбуждает тебя и ты к нему тянешся, и в тоже время смотришь на него (гримаса пренебрежения). Как на людей второго сорта. + Что значит люди второго сорта? - Я неправильно выразился. Не то, что людьми второго сорта. + Пренебрежение вызывали? - Да, пренебрежение. + Что-то особенное в пренебрежении к жертвам. Ведь много встречал девочек. Ведь не всех же вел туда.- Какой-то был животный инстинкт. + Что значит животный? - Не знаю, какой-то такой инстинкт непонятный. + Так, что они не вызывали уважения. Пренебрежение, что ли? - Ну, почему. Они привлекали к себе. + Как они привлекали? - После того, что происходило, наступало отвращение. + А может быть собственный стыд появлялся. Свой собственный позор убивал? - Не-ет, какое-то пренебрежение все-таки, что они не понимают того, что хочу я. + Что значит чувство материи? Смотришь на жертву как на материю? - Ну, как это объяснить. Вот, лицо. Это не так прельщает, а, именно, прельщало вот это вот, что одето на ногах - цвет ног. + Так цвет колготок или цвет ног чувствовал.? - Колготок. + Снимал колготки или разрезал? - Разрезал. + Почему разрезал? Можно было просто снять? - Так меня больше возбуждало..." При серийных гомицидальных убийствах вышеописанным процессам фиксации и фетишизации пусковых мотивов, "всплескам" связанных с ними страстей предрасполагают аномалии сферы влечений. Субъекты, которых психопатологи прошлого образно называли " люди влечений", чрезвычайно чувствительны к психотравмирующим ситуационным воздействиям, фабула которых нередко образует с вышеуказанными страстями фетишистские комплексы. .............................. 3.2. Типология субъектов гомицидальных убийств......... Обобщение результатов, полученных при экспертных исследованиях субъектов, совершивших серии гомицидальных убийства, позволило выделить два стереотипа криминального гомицидального поведения субъектов - так называемых "налетчиков" и "имитаторов". Субъектов, совершающих серийные гомицидальные насилия \ убийства, называют "гомицидоманами" - гомицидоманы налетчики и гомицидоманы имитаторы. ...............................................3.2.1. Гомицидоман - налетчик...... Этот тип субъектов периодически испытывает гомицидальное возбуждение, требующее немедленного удовлетворения. Чаще это мужчина в возрасте 25-35 лет, холост или в недавнем браке, в семье может быть ребенок до 2 лет. Имеет признаки органической недостаточности головного мозга как осложнение перенесенных в детстве повторные пневмоний, туберкулеза легких, детских нейроинфекций с высокой температурой, травм головы. Недостаточность проявляется с детства в психическом инфантилизме (незрелости), нарушении формирования сексуального полоролевого поведения, особенно, если воспитывался в неполной семье (без отца) или под давлением агрессивного отца. Чаще не состоит на учете в психоневрологическом диспансере и ранее не лечился в психиатрической больнице. Особенности гомицидальной возбудимости определяют криминальное поведение - планируемые и непланируемые. Планируемое нападение - периодически, раз в месяц или реже, нарастает психическое беспокойство. В такие дни субъект то беспричинно эйфоричен, то раздражителен. Одновременно повышается половая возбудимость со склонностью к спонтанным эрекциям и семяизвержениям. Во время поездок в городском транспорте практикует фроттаж (скрытые прикосновения и трения о тела окружающих в переполненном транспорте и других многолюдных местах с целью достижения сексуального удовлетворения). Сновидения заполняются сексуальной тематикой, связанной с насилием. Вид парадной, лифта нередко возбуждает навязчивые представления о нападении. В таких случаях субъекты прибегают к "защитной" интенсивной мастурбации, чтобы "сбросить" возбуждение. Обычно в течение недели планируют и осуществляют нападение. Непланируемое нападение - сексуально-гомицидальное возбуждение возникает неожиданно даже для самого налетчика. Быстро нарастают экзальтация и неодолимое влечение к гомицидальному эксцессу, требующее немедленного удовлетворения. Их возникновению способствует легкое алкогольное опьянения (предпочитают пиво). Характерно, что многие из этих субъектов даже в выраженном опьянении сохраняют психо-двигательную координацию. Они целеустремлены, действуют как на охоте. Выбор жертвы определяется минимальной внешней сексуальной притягательностью (пол, возраст) и наибольшей ситуационной доступностью. Поиск жертв осуществляют, как правило, двумя путями: а) дефилированием по улицам пешком, в машине, городском транспорте, электричке, б) ожиданием - на расстоянии 30-50 метров от входа в подъезд, или в нишах, входах в подвал, рядом с лифтом, а также - на лестничной площадке, если оттуда есть возможность наблюдать за ситуацией во дворе и контролировать вход. В последнем случае налетчик устремляется на звук остановившегося лифта. Нападения на детей, как правило, совершает во время их возвращения домой. Контакт с жертвой: а) со знакомства "на ходу" в роли "попутчика". Доверие достигается проверенной легендой, обещающей жертве какую-либо помощь, услугу, выгоду, которые бы стимулировали необходимость дальнейшего контакта; б) Без знакомства и переговоров - скрыто или "случайно" сопровождает до подъезда или удобного закутка на расстоянии, которое позволило бы в несколько секунд настичь жертву. Субъекты стремятся как можно быстрее привести жертву в состояние психической беспомощности, подчинить ее своей "игре". С этой целью использует специально разработанную технику "шокирования". Один из таких субъектов с помощью магнитофона упражнял властные модуляции голоса и подчиняющие команды, перед зеркалом "отрабатывал" соответствующие жесты, выражения лица. При гомицидальных убийствах нападение сразу начинается с избиения жертвы и завершается нанесением телестных повреждений (расчленением, вырезанием органов), несовместимых с жизнью. Насилие или убийство осуществляются в течение первых часов знакомства. Убийство возможно и во время перенесенной на несколько дней встречи. В случаях, когда с первого раза нападение не удалось, "налетчики" так возбуждены, что нередко, теряя осторожность, повторяют их даже в пределах одного дома, квартала, перебегая из одной парадной в другую. При полной неудаче сбрасывают напряжение мастурбацией, созерцая прохожих со стороны, или как эксгибиционисты, обнажаясь перед ними. В состоянии опьянения объектом сексуального нападения могут быть даже соседи по дому (дети, подростки, женщины), образы которых до нападения "прошли" через его мастурбационные фантазии. ....................................................... 3.2.2. Гомицидоман - имитатор. Суъектам-имитаторам присущи полярные черты характера. Про таких говорят: "Молитва на устах, молитвенник в руках и камень за пазухой". Их отличает талант лицедея: внешнее благочестие, умение производить благоприятное впечатление на окружающих и способность входить в доверие сосуществуют с изобретательным коварством, холодной, расчетливой жестокостью, которые в полной мере проявляются при совершении субъектом гомицидальных эксцессов. Они живут как бы по двум социально-психологическим стандартам. С одной стороны - могут иметь "успешный" социальный рейтинг, демонстрируют склонность к семейному патриархальному укладу, альтруизм, заботу о детях, добропорядочность, с другой - тщательно скрываемый ото всех комплекс сексуально-гомицидальной агрессивности. Они не любят суеты, их сверхценная гомицидальная чувственная сосредоточенность вызревает периодически. Жертву отбирают из ближайшего окружения. Для этого устраиваются на работу или создают ее под себя, активно участвуют в общественных мероприятиях, обеспечивающих "естественный" доступ к жертвам. Гомицидоманы-имитаторы встречаются значительно реже, чем налетчики. Известны единичные случаи, когда следствию удавалось раскрыть полную картину этого типа гомицидальности. К такому редкому случаю и относится и уголовное дело С. Следствие располагало фотографиями и киноматериалами, выполненными самим преступником во время убийств. На них С. зафиксировал моменты преступного гомицидального поведения, которые мотивационно являются наиболее значимыми для гомицидоманов и субъектов-имитаторов в частности. Это позволило детально изучить и выделить до того практически неизвестный тип убийцы гомицидомана-имитатора. К имитаторам относятся субъекты-гомицидоманы, у которых гомицидальное удовлетворение наступает в процессе определенного стереотипа поведения - так называемого гомицидальный цикла, продолжительность которого может быть несколько месяцев и более. Анализ последовательности действий С. ( по фото-, киноматериалам) показал, что гомицидальный цикл-эксцесс имеет четыре стадии, каждая из которых имеет свой гомицидальный сценарий. Первая стадия - выбор потерпевшего, знакомство и длительное (недели, месяцы) - "дистантное" - ухаживание. Субъект С. демонстрирует дружескую заботу о потерпевшем, создавая атмосферу особо доверительных и "конспиративных" отношений. Этот "захватывающий" для С., полный вожделения процесс "охоты" проходил незаметно для окружающих. Для получения возможности оправданного (в глазах окружающих) уединения и непосредственного манипулирования выбранным подростком С. создал при клубе любительскую киностудию. Очередного кумира-подростка, выбранного им в качестве потерпевшего, он объявлял актером в фильме о воспитании мужества. Используя кинокамеру, С. снимал на кинопленку свои действия с потерпевшими. Манипуляции с потерпевшим разворачивались по сценарию, который С. вместе с потерпевшим сочинял накануне. Содержательной основой первой стадии являлся "игровой" детективный сюжет. В кинокадрах одного гомицидального эксцесса подросток крадется, изображая юного следопыта. В другом эксцессе другой подросток в роли лесника выслеживает в лесу браконьеров, у него на голове - фуражка с кокардой лесничего. В третьем - подросток как "искатель" кладов что-то выкапывает из-под дерева и т.д.. Судя по перемене одежды на потерпевших, съемки одного и того же подростка проводились неоднократно на протяжении нескольких месяцев или полугода. Отснятые С. фото- и киноматериалы отражали то, как его опережающие гомицидальные фантазии словно паутина паука пеленают потерпевшего, уничтожая внешне невинными манипуляциями его индивидуальность, и готовят его к смертельному укусу. Это суждение подтверждает один эпизодов сценарной имитации смерти потерпевшим, который зафиксировали фото- и кинокадры. Так, на нескольких фотографиях, сделанных С., потерпевший лежит на земле, раскинув руки, и выглядит мертвым. В действительности же он по сценарию С. "репитировал" сцену агонии после удара в грудь. Из кинокадров, зафиксировавших детали этого эпизода, видно, что С. подошел к потерпевшему и имитировал удар кулаком в его грудь. Потерпевший, в свою очередь, имитирует падение, якобы, от этого удара и лежа на земле, также изображает судорожные движения ногами, подразумевающие агонию. Таким образом, имитируемое гомицидальное действие на фотографи в режиме "стоп-кадр" выглядит как оконченное гомицидальное убийство, а на кинопленках (в динамике события) - как предсмертная агония. После таких имитаций подросток благополучно возвращался домой. Рассмотренную специфическую особенность гомицидального поведения субъекта и потерпевшего следует учитывать при криминалистическом исследовании фото- и киноматериалов. Указанные сценарные имитации отражали содержание опережающих гомицидальных фантазий С.. Эти предварительные "репитиции" символизировали психическую смерть потерпевшего (агония в динамике кинокадров) и физическую смерть на фотографиях. Такими имитациями С., который еще не "созрел" для реализации своих гомицидальных намерений, "сбрасывал" гомицидальные возбуждения, связанные с конкретным потерпевшим. На первой стадии в его гомицидально "очарованном" сознании потерпевший все больше ассоциировался со смертью, приобретал в его фантазиях черты фетиша - тсантсы. Первой стадия завершается, когда "плод" из его гомицидальных фантазий созрел и излучает фетишистские гомицидальные флюиды. Во второй стадии жертва идет на заклание, чтобы перестать быть материальным объектом, а стать символом - фетишом. Дистантная гомицидальная прелюдия переходит в "контактное" гомицидальное удовлетворение через причинение потерпевшему смерти - сначала психической (первые пробы в виде репитиций), а затем и физической смерти. Вторая стадия гомицидального цикла тщательно планируется и осуществляется по детально расписанному сценарию, который согласован с потерпевшим. С. приводил потерпевшего в бессознательное состояние, которое символизировало психическую смерть потерпевшего. В начале, когда С. еще не решался на гомицидальные убийства, на этом этапе он реанимировал потерпевших и отпускал домой. Имитаторы, совершающие серийные убийства, заранее готовят место для убийства или используют старое. У С. был постоянный шалаш из веток, поставленный в безлюдой части заросшего до непроходимости мелкого леса. Полянка перед шалашом служила съемочной площадкой. Кинокамера размещалась на треноге, ее объектив был направлен на дерево, к нижней толстой ветке которого была привязана веревка с петлей. Потерпевший был спокоен и уверен, что участвует в кинопробе сцены казни, соответственно сценарию, который он обсуждал с С. накануне. В сцене "казнь" потерпевшие сами становились на подставку-пень, одевали себе на шею петлю. Зачарованно, словно в гипнотическом трансе, смотрели в объектив кинокамеры. Переведя работу кинокамеры на автоматический режим, С. появлялся в кадре, деловито поправлял одежду на жертве, стоящей на пне с петлей на шее, расправлял складки на брюках, явно наслаждаясь тем, что в его руках (буквально) жизнь другого человека. В решающий момент С. убирал из-под ног потерпевшего подставку и, впавшего в бессознательное состояние потерпевшего, опускал на подстилку. С. пользуясь тем, что потерпевший находятся в бессознательном состоянии, манипулировал его телом, фотографировал и снимал на кинопленку различные позы "беспомощности", агонии потерпевшего. Динамика беспомощных движений потерпевшего на кинопленке олицетворяла психическую смерть потерпевшего. Эти же беспомощные позы потерпевшего статике фотографий потерпевшего символизировали физическую смерть. Далее, в третье стадии - так называемой вампирической - у С. доминировал гомицидальной фетиш крови. Потерпевший погибал от повреждения крупных кровеносных сосудов и обескровливания. С. манипулировал с кровью потерпевшего в объеме известном из существующих многочисленных описаний феномена вампиризма. На четвертой стадии - символического "возрождения", которая существует только в деяниях имитаторов, субъект манипулирует с уже обескровленным, обмытым и переодетым безжизненным телом потерпевшего. С. обмывал тело (смывал кровь), переодевал его в чистую одежду, придавая ему вид танато-"торжественности" покойника в гробу. Далее расчленял тело на фрагменты, которые раскладывал определенным символическим образом: голову, конечности трупа, гениталии, создавая композиции наподобие геральдических гербов. Для более детального ознакомления с содержательными элементами вышеописанной универсальной схемы преступного поведения гомицидомана-имитатора рассмотрим динамику обстоятельств, сформировавших у С. гомицидальное пристрастия после перенесенного эмоционального шока. В этом отношении уголовное дело С. можно отнести к редчайшим (роковым) случаям формирования преступного гомицидального поведения. Началось с того, что в 23-летнем возрасте С. стал очевидцем дорожно-транспортного происшествия, в котором погиб мальчик в возрасте 13-14 лет. В тот день рано утром С., как обычно, шел на работу пешком. Вдруг рядом с ним на перекрестке столкнулись две машины - лоб в лоб. Он оказался в первых рядах набежавших зевак, и прямо перед собой увидел лежащего на проезжей части мальчика, которого выбросило из машины. Мальчик еще был жив, лежал на спине и в агонии пугающе беспомощно перебирал ногами, руками, мотал головой. Он был одет в "парадную" пионерскую форму. На нем была белая рубашка и галстук. С. стоял рядом в толпе, потрясенный, не в состоянии оторвать от мальчика глаз. И тут вспыхнул разлившийся по дороге бензин и огонь стал быстро приближаться к ноге мальчика. Больше всего С. запомнился начищенный ботинок. Было странно и страшно смотреть, как горит живая нога в ботинке. В тот момент, когда пламя охватило ботинок, он почувствовал, что как-будто в нем что-то взорвалось, приятно ударило в голову. От неожиданной слабости в коленях чуть не сел на дорогу. Значительно позже он узнал, что у него так произошел первый оргазм с семяизвержением. Такого выраженного оргазма у него больше никогда не было После этого происшествия в из его памяти долго держалось видение бьющегося в конвульсиях на дороге мальчика, запах бензина и горящей кожи ботинка, начищенного до блеска, часто вспоминались как реальность исключительной завершенности и четкости. Вместе с видением-воспоминанием агонии и смерти мальчика возникала потребность еще раз пережить оргазм, развившийся под их воздействием. Указанные переживания появлялись непроизвольно, стимулируя мастурбацию. Эрекция полового члена пропадала, если в процессе мастурбации представлял женщину. Стал замечать, что у него появилось повышенное влечение к мальчикам. Алкоголь употреблял мало, быстро хмелел и становился сонливым. Все застолья для него на этом и заканчивалось, и отношения с женщинами - тоже. Прошло несколько лет. С будущей женой познакомился на работе, сильных чувств не испытывал, до женитьбы даже не пытался ее целовать. Она же его необычное поведение расценила как эталон скромности и только по этой причине вышла за него замуж. Он женился не только потому, что так положено, ему тогда было уже 29 лет. Долго к ней присматривался, нравилась ее спокойная деловитость, покладистый характер. В ее внешности скорее не было ни мужских, ни женских признаков. Поэтому в ее присутствии чувствовал себя полноценным. В виду практически полного отсутствия сексуальной возбудимости, ему ничего не стоило выглядеть многозначительно сдержанным. Спали в одной кровати как две подружки. Он надеялся с ее помощью раскачать себя в правильном сексуальном направлении. Прикасался к ней, обнимал ее, при полной апатии его полового органа. С. и не очень обижался на него. Через два месяца после свадьбы жена была на приеме у гинеколога и вернулась расстроенной, переживала, нагрубила ему и выгнала его из спальни. С. догадался, что девственность жены была нарушена посредством медицинского вмешательства. Долгое время переживал психическую подавленность, испытывал угрызения совести перед женой. За семнадцать лет совместной жизни вступал в половую близость с женой не более десяти раз. Несмотря на все усилия, эрекция полового члена не наступала, однако жена родила двух сыновей. И тут к нему пришла идея - попробовать перенести его чувство сексуального возбуждения от мальчиков на жену. Идея "скрещивания" его очень вдохновила. Нужно было что-то придумать для естественного доступа к подросткам. Окрыленный новой надеждой, он развил бурную деятельность по организации подросткового туристического клуба под названием "Школа мужества". Он уже пять лет жил в городе и его знали как трезвенника, исполнительного работника. Выбил средства и помещение для туристического клуба. Сам же его и возглавил на общественных началах. Родители подростков, конечно, были в восторге. Его энтузиазм "творил" из местных шалопаев фанатов туристических походов по родному краю. Сам тщательно подбирал спортивные рубашки, майки, трусики, следил за тем, чтобы ботинки были одного особого фасона и обязательно начищенны до блеска. Ребята по одному и группами охотно ходили с ним в походы. Туристический клуб стал известен не только в области, но и принимал участие в республиканских слетах, получал призы и почетные грамоты. Индивидальную работу С. проводил только с "трудными" подростками из неблагополучных семей. Тренировал их по своей "специальной" программе, имевшей разные степени сложности "развития мужества". Поэтому в этих группах "специальной" подготовки были только мальчики. Не спеша, в течение нескольких месяцев, готовил приглянувшегося мальчика к высшей ступени". Все потерпевшие знали, что с ними будет производиться "эксперимент", знали, что они потеряют на некоторое время сознание, но не знали, что их ожидает в конечном итоге. С. провел несколько десятков подобных испытани-экспериментов, после которых реанимировал потерпевших - выводил их бессознательного состояния, и отпускал домой. ( Вопрос следователя: Занимались ли Вы мужеложством с потерпевшими? Ответ: Мужеложством я никогда не занимался. До этого мои воображения не дошли. Мне достаточно было обнажиться и лечь на ногу мальчика, на ботинок, как наступало возбуждение и семяизвержение. Вопрос: Получив удовлетворение Вы успокаивались или нет? Ответ: В принципе да, но в отдельных случаях не успокаивался, терял контроль над собой. Если мальчик был еще жив после эксперимента, я прилагал все усилия, чтобы его спасти, Киноматериалы, сделанные С., говорят об обратном - подробное описание ниже). Если он не приходил в сознание, я терял контроль над собой, мог фотографировать, хотя это сложное осмысленное действие. Фотографии мне были нужны для последующего онанизма, в качестве возбудителя. Возникающее половое давление меня угнетало и требовало каких-то действий, которые в конечном счете заканчивались онанизмом, который требовал воображения, связанного с обликом мальчика, одетого в одежду, которую я видел на мальчике потерпевшем при ДТП. Когда расчленял тела мальчиков, отвращения не испытывал, но подсознательно оценивал ситуацию. Одни мысли оценивали плохую сторону моих действий, другие (более сильные) понуждали меня делать плохое и предвещали удовлетворение. Описать подробно, что меня толкало на садизм не могу так как в этот момент полностью терял над собой контроль, не давал трезвой оценки своим действиям. Вопрос: Совершали Вы какие-нибудь манипуляции с половыми органами мальчиков? Ответ: Нет. В этом я не испытывал необходимости. Вопрос: С какой целью Вы вырезали половые органы мальчиков и, что с ними делали? Ответ: Эти факты я не помню и для чего это делал, если делал, пояснить не могу. Если отрезал половые органы , то, видимо, оставлял их на месте. Вопрос: Видели ли потерпевшие, чем Вы занимались в ходе так называемых экспериментов. Ответ: Нет, они этого видеть не могли, так как находились в бессознательном состоянии.) С первыми мальчиками у него сразу наступало извержение от одного только вида их бессознательного состояния, в котором они судорожно двигали ногами в ботинках. Ботинки подбирал сам. Важно, чтобы они были той же модели, что и у мальчика, погибшего в аварии, и, чтобы до блеска были начищены. С несколькими потерпевшими он провел "эксперимент" у себя дома на семейном ложе. Ночью пробовал осуществить половой акт с женой, воображая, что рядом с ним не жена, а мальчик, который был у него дома утром. Несколько раз было слабое половое возбуждение, которое быстро пропадало. После трех-четырех таких "экспериментов" понял, что женщины - не для него. За семнадцать лет совместной жизни вступал в половую близость с женой не более десяти раз. Несмотря на все усилия, эрекция полового члена не наступала, однако жена родила двух сыновей. В глубине души он понимал, что "эксперименты" становятся все более опасными для жизни мальчиков. Но остановить себя уже не мог. Желание убивать уже созрело, но еще не мог себе признаться в этом. Это двойственное состояние души было особенно мучительно. Он размышлял, успокаивал себя тем, что любит свою работу педагога ( у него не было педагогического образования). Он не позволял себе спиртного, не курил, чтобы не заражать детей дурным примером. С одной стороны, любовь к детям, забота, сознание долга. С другой, - издевательства над ними, уродование, удушение, целование полуживых-полумертвых, наслаждение их судорогами и прочее, что вслух даже страшно произнести. После этого - депрессия, плач и через месяц-другой - все сначала. Со слов подростков, были случаи, когда во время похода, он оставлял группу и на некоторое время уходил в глубь леса, и они слышали рыдания, доносившиеся издалека. По мере того, как он все чаще повторял с мальчиками "эксперименты", ботинки возбуждали все меньше и меньше ( при обыске у С. были обнаружены несколько десятков пар ботинок потерпевших, накопившихся за более чем десятилетний период проведения гомицидальных эксцессов). Ему было все труднее и труднее добиться удовлетворения. Приходилось больше фантазировать и дольше мастурбировать. Потом фантазии подсказали ему ложиться обнаженным органом на ногу и ботинок. На какое-то время сила полового возбуждения восстановилась. Постепенно приспособился. Как только чувствовал, что волшебное действие ботинка уменьшается, переключался на другую часть тела, одежду подростков - давал фантазиям с ботинком отдохнуть, потом опять к ним возвращался. Неожиданно для него возбуждающие действие ботинка резко усилилось, когда он представил, что сам его поджигает. "Эксперименты" не помогли наладить сексуальные отношения с женой, но он уже не мог без них обойтись. Особое удовольствие он испытывал, когда еще только готовил мальчика, узнавал его все ближе и ближе (первый этап фетишистского "очарования"). Каждый мальчик, которого он выбрал для экспериментов, сначала проходил через его воображение, фантазии, о содержании которых можно судить по тому на каких частях тела, позах , движениях, мимике лица потерпевшего задерживался объектив кинокамеры. Обычно, через 3-4 месяца такого общения с очередным мальчиком С. созревал для проведения эксперимента". Появлялась мысль, что уже все взято от мальчика и пора переходить от дистантного к контактному "эксперименту". Признаком завершения этой платонической прелюдии было то, что в фантазиях начинали преобладать представления, рисующие сцены телестного общения, потребность прикосновения к теплой крови. Все чаще во сне оказывался на берегу озера с красной водой. Мочил в крови пальцы, брызгался в ней и чувствовал, как по рукам и телу растекаются приятные судороги. Эти фантазии как заноза сидели в его голове. Раньше, при появлении таких фантазий тут же расставался с мальчиком или начинал "бескровный" эксперимент. Помогало то, что внутренний голос запрещал. Вопрос: Вы выбирали свои жертвы? Ответ: Да какой-то выбор был, любовь, нежность, кровь, садизм - все слилось в единое. Чувствовал любовь, ревность... мальчик должен был мне понравиться и после этого я начинал с ним работать, появлялось воображение, планы (мальчик скачет на лошади, падает, разбивается, появляется кровь, а на нем новые черные ботинки или он попадает под машину и т.д.) ... Я должен знать жертву, мальчик должен был мне понравиться, пройти через мои фантазии - то есть в сознании должна была сложиться программа; мальчик должен быть в одежде, которую я видел на мальчике в момент аварии. После эксперимента, к оставшимся в живых мог возвратиться вновь. Потребность крови возникла у меня после одного из экспериментов, когда мальчик в петле прикусил себе губу и на ней выступила кровь, у меня моментально произошло семяизвержение. Чудовищу, выросшему в его душе, было уже недостаточно того, что становилось привычным. Да еще без "натуры". Он требовал "свежатины", без которой было все труднее извлекать сладострастное эхо в душе и теле. И вот свершилось то, чего он в себе страшился и чего уже страстно ждал. То к чему он подводил "эксперименты", делая вид, что не замечает этого. Во время судороги мальчик прикуси губу и выступила кровь. Когда С. увидел ее , то вновь (как и при виде горящего мальчика ) по его телу прокатились сладострастные подобное тому, которое испытал при виде агонирующего на дороге мальчика. Только теперь обновленные энергией нового фетиша - крови. Насилия и убийства вышеописанной мотивационной сверхпарадоксальности понятны и доступны изучению только в свете концепции гомицидальности. Специфика гомицидальных преступлений состоит в том, что возникновение, формирование преступного умысла, подготовительные действия субъекта (поиск, выбор жертвы, составление плана-сценария), принятие решения и процесс убийства подчинены через гомицидальное влечение неодолимому воздействию гомицидальных архетипов. ......................................................3.3.Архетипическая мотивация сценарных гомицидальных убийств......... Знание архетипической феноменологии гомицидальных убийств помогает распознать их мотивационную гомицидальную доминанту, которая нередко зашторена ситуационно-реактивными мотивами. и мономаническими рационализациями, как проявлениями психической защиты. Так, например, мотивация массовых изнасилований и убийств во время гражданских военных конфликтов и войн имеет две стороны. Одна сторона мнимая, но видимая, ощутимая и осмысляемая исполнителями массового полового насилия как использование беспомощного состояния женщин противника для плотского удовольствия - в качестве приза победителю. Мужская часть противника подвергается естественному для победителя оскорбительному насилию. Другая - более главная сторона этого известного феномена становится понятной только в контексте знания архетипа, формирующего содержание этих событий. Без расшифровки значимости архетипических элементов истинная причина указанной агрессии остается невидимой или трактуется неправильно. Дело в том, что вышеописанное тотальное половое насилие против мирного населения в действительности является исторически "накатанной", бессчетно повторявшейся в истории человечества ситуацией - феноменом, присущим конкурентной гомицидальной борьбе человека за самоутверждение в среде обитания. Подсознательно следуя дремучему инстинкту предков ( а мнимо своему половому чувству), первобытный завоеватель стремился насильно осеменить женские детородные органы противника (чтобы получить свой урожай на чужом поле) и при этом ликвидировать мужские половые источники противника, чтобы предупредить возможность зачатия своего нового поколения. Победитель знал, что упоение торжеством победы быстро проходит и сменяется страхом перед угрозой кровной мести, вероятность которой росла по мере взросления кровного потомства противника. Похоже, что подобный стратегический способ первобытный предок подсмотрел у кукушки. Ее архетип ловко подбрасывает свои яйца в чужие гнезда. Вероломного предка человека в этой природной стратегии кукушки привлекало то, что птенец кукушки, едва вылупившись, ведет себя как единственный хозяин гнезда и тут же выбрасывает из него своих сводных братьев и сестер. Подлог, так сказать, с сюрпризом - феноменом "троянского коня" у людей. Архетипическая структура гомицидальной мотивации в значительной степени формирует преступный умысел так называемых сценарных гомицидальных убийств, совершаемых по сценарию причинения смерти "на доверии". Указанный архетипический сценарий описан в XIX веке путешественниками по Южной Америке, как "странный" обычай, культивируемый в туземных племенах. Высшей доблестью воина - "охотника за головами" - было отличиться не в непосредственной схватке с противником, а победить его обманным путем - так сказать "на доверии". Этот способ состоял в умении войти в такое доверие к подозрительному недоверчивому чужеземцу, чтобы стать его лучшим другом. Когда же удавалось завоевать симпатию и дружбу настолько, что в непогоду они укрывались одним одеялом, делились последним глотком воды, "доблестный" воин отрезал голову уснувшего доверчивого "друга". Он мумифицировал голову по особой технологии. Делал из нее "тсантсу" - миниатюрное подобие головы жертвы (из лицевой и теменно-затылочной частей), величиной с апельсин, внешне похожее на прижизненный облик потерпевшего. "Тсантсу" за длинные волосы прикрепляли к поясному ремню. Считалось, что чем могущественней и знаменитей была жертва, тем большую магическую силу такая "тсантса" передает ее обладателю. Такой обман "на доверии" был необходим, чтобы, во-первых, потерпевший не знал о том, кто его убил и его дух не преследовал убийцу. Во-вторых, чтобы дух убитого, пребывающий в неведении относительно такого вероломства, верно служил убийце. Вышеуказанный архаический гомицидальный сценарий демонстративно представлен в рассмотренном выше уголовном деле С.. Так, целью гомицидального поведения субъекта в первой стадии гомицидального цикла является достижение абсолютного доверия у потерпевшего и, таким образом, приведение его в состояние психической незащищенности (потери предусмотрительности) и далее беспомощности - приведение в бессознательное состояние. Создание особо доверительных отношений с потерпевшими позволяло гомицидоману-имитатору использовать прием так называемого "капкана", когда потерпевшие помогали убийце привести себя в бессознательное состояние. Использование таких "капканов", процесс "заманивания" в них не подозревающих об опасности потерпевших являются не только способом, облегчающим совершение преступления, а и составным элементом комплекса гомицидального сладострастия. Субъекты-имитаторы не переносят крика, шума, сопротивления жертв. Это отвлекает от гомицидальных фантазий, нарушает процесс их особой "сверхценной гомицидальной чувственной сосредоточенности". Приведение потерпевшего в состояние психической смерти во второй стадии гомицидального цикла также имеет свою архетипическую почву. Суть в том, что среди разнообразных древних ритуалов, связанных с людоедством, выделяется и такой, когда жертву перед убийством опаивают отварами наркотического действия до помрачения сознания. Жертва, пребывающая в состоянии отрешенности, виртуальной экстатичности, воспринимается участниками оргии (праздника) уже не как несчастный смертник, а как воплощение образа "избранника", как идея, а не материя. "Избранник" воспринимается в качестве посредника для отпущения чужих грехов ("козел отпущения"). Возможно поэтому на лице потерпевшего, появлявшегося в кинокадрах, была заметна печать ритуальной отрешенности, подчиненности, которая не исчезала ни в его сомнамбулическом поведении перед смертью, ни в агонии. Гомицидальные деяния, производимые субъектом в третьей вампирической стадии, также имеют свою легенду, в древних сказаниях и мифологии с кровью связывали появление человека. Пролитие крови на землю имело особый магический смысл. У иудеев и христиан существовал строгий запрет употреблять в пищу кровь так как считалось, что душа всякого тела есть кровь его. Перед употреблением в пищу мясо должно быть обескровлено, существовало предписание выливать кровь на землю, как воду. На переходе от третьей стадии к четвертой С. обмывал тело потерпевшего (смывал кровь), переодевал в чистую одежду и далее манипулировал с телом и его частями как с фетишом-идолом. Однако эти криминалистические признаки теряются в процессе последующего расчленения трупа. Вместе с тем С. продолжал манипулировать с телом и его частями как с фетишом по сценарию, напоминающему "ритуал" символического возрождения. Четвертая стадия - символического олицетворения "смерти и возрождения" - связана со спецификой гомицидальных разрушительных последствий на теле потерпевших. Она состоит в том, что гомицидальные повреждения тела потерпевших содержат в себе универсальные мистико-символические смыслы в виде своеобразных анатомических криптограмм. Их таинственные знаки соответствуют первобытным и средневековым представлениям о мистической связи тела и духа в процессах смерти и возрождения. Вплоть до средневековья любая смерть рассматривалась как насильственная, наступившая в результате мистических, божественных смертоносных воздействий на душу человека. Различные мистические представления определяли место пребывания души человека в различных частях тела - в глазах, сердце, мозгу, крови, печени, почках и др.. На их основе в различных культурах возникали и конкурировали "сердцецентрическая", "мозгоцентрическая" и другие модели мировозрения, а также архетипические сценарии смерти и возрождения, что в частности находит свое выражение в особенностях последствий на теле потерпевших. Указанная специфика преступного поведения свойственна только стереотипу деяний гомицидомана-имитатора, что может иметь криминалистическое значение. Однако эти криминалистические признаки возникают в переходном сценарии и исчезают или теряются в процессе последующего расчленения трупа. Сходство деяний гомицидоманов и ритуальных технологий архаичных культур лишний раз указывает на архетипические корни происхождения гомицидальности. Архетипическое происхождение гомицидального ритуала проявляется в совпадении не только общих принципов ритуальных действий, но и в совпадении символической нагрузки отдельных элементов. Гомицидоман С. на завершающей стадии гомицидального цикла, когда тело потерпевшего было полностью расчлено, особым образом соединял части тела в различные символические композиции. Например, вокруг головы раскладывал конечности так, что вся композиция напоминала геральдический знак - герб или оборот древней монеты. Остается только гадать, из какой глубины наследственной генетической памяти всплывали такие ассоциации и образы у человека, познания которого в мифологии ограничивались сюжетами бабушкиных сказок. Вряд ли он читал научные труды, показавшие, что корни волшебной сказки лежат в архаических обрядах. Зато кинокадры, запечатлившие лицо исполнителя гомицидального ритуала, взгляд, пойманный объективом в момент гомицидального "творчества", свидетельствуют об аутистической изолированности, первобытной сосредоточенности его сознания.
   ....................................................Глава IV. ТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ И ПСЕВДОТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ МОТИВАЦИИ ГОМИЦИДАЛЬНЫХ НАСИЛИЯ (УБИЙСТВ)........... ...Свойство гомицидальной агрессии вызывать панический страх широко применялось в первобытном межплеменном и межклановом терроризме. Первочеловек, наблюдая за охотой хищника-зверя и панической реакцией животных, не говоря о том, что и он сам нередко был объектом охоты хищников-пожирателей, убедился, что страх является надежным, а главное - экономным оружием воздействия не только на одну отдельную особь, а и на то или иное сообщество в целом. Человеческий гомицидальный (смертоносный) страх обычно называют витальным, "утробным", инстинктивным. Он происходит из первобытных глубин человеческой души и подчинен так называемому магическому мышлению. Из многочисленных наблюдений антропологов известно, что и в недавнем прошлом у представителей низших цивилизаций страх перед магическим вредоносным воздействием был на столько губителен, что абориген, которому было сказано " ты потерял лицо" умирал от страха через несколько недель. Такая же смерть постигала субъекта, нарушившего "табу" и т.п.. М.Мосс описывает случаи, когда нравственные и религиозные причины у австралийцев вызывали смерть посредством внушения, самовнушения. Были часты случаи смерти причиняемые так называемым юридическим колдовством. Эти случаи смертей, вызванных магией, возникали в процессе кровной мести или наказания. Абориген, верящий, что он околдован "чахнет от страха" и умирает [22]. Демонстративная зверская агрессия против одной жертвы вызывает панический страх у всего сообщества, приводит его в состояние психического шока, который по своей сути является феноменом коллективной психической смерти. Причем, шок сменяется почтительно миролюбивым отношением к агрессору - то естьтак называемая психическая смерть трансформируется в радость "возрождения". Опыт дикой жизни не прошел даром. Первочеловеку в борьбе за господство среди сородичей и в межплеменных войнах ничего не нужно было придумывать, изобретать и совершенствовать. Приемы использования страха для нападения и защиты, распространенные среди животных, перенесенные первочеловеком на сородичей, стали первым пособием по стратегии первобытного терроризма, принципы которой остались практически неизменными до наших дней. В древности психическое гомицидальное воздействие осуществлялось тайными мужскими и женскими союзами посредством тщательно разработанной системы мероприятий, направленных на запугивание населения угрозой смерти. Для нагнетания паники распространялись устрашающие верования, например, о существовании духа-убийцы [23]. Организовывались церемонии, во время которых члены союза носили особые страшные наряды и маски, изображая духов, умерших людей, поражая "непосвященных" фантастическими, сверхестественными мистически-религиозными образами, разыгрывая мистификации с участие умирающих и воскрешающихся духов и т.п...................... 4.1. Преступления террористичекой направленности..... В современном значении слово терроризм означает насилие и убийства или угрозу их совершения, которые применяется как способ достижения политических целей. Непосредственными исполнителями террористических актов являются так называемые непосвященные - субъекты действующие по поручению противоборствующих политических сторон, которые относятся к "посвященным". Сторона, против которой осуществляется террор, называется целевой группой. Цель террора состоит в том, чтобы заставить целевую группу совершить действия, которые бы отвечали интересам стороны, организующей террор. Обычно непосредственные исполнители террористического акта совершают агрессию против так называемой группы влияния - потерпевших, которые также относятся к "непосвященным". Для усиления террористического эффекта в качестве объекта непосредственной агрессии (потерпевших) избираются представители целевой стороны, олицетворяющие ее социокультурные ценности. Часто это дети, женщины, старики, обеспечение безопасности и благополучия которых является священной обязанностью общества и мерилом его нерушимости. Именно против этой группы непосвященных, как правило, осуществляется зверское насилие и убийства. На группу влияния террористы оказывают дистантное гомицидальное запугивание и непосредственное - контактное - гомицидальное воздействие, причиняющее потерпевшим психическую и\или социальную, и\или физическую смерти. Объектами непосредственного террористического воздействия (объектами влияния) избираются также и материальные ценности, обладающие высокой экономической, культурной и др. значимостью. Террористическая гомицидальная агрессия, чаще осуществляется в два этапа. Первый - непосредственное психическое и физическое гомицидальное воздействие на вышеуказанные групп и объекты влияния. Гомицидальные последствия этого воздействия трансформируются в гомицидальный страх, который генерализуется (слухами и СМИ) и индуцирует коллективное сознание общества; второй этап - дистантное воздействие на целевую группу посредством гомицидального страха и гомицидального ожидания, которые возбужденны на первом этапе и угрожают причинить целевой группе социальную смерть. Как указывалось выше, сущность феномена гомицидальности заключается в причинении психической и\или социальной, и\или физической смерти индивиду или сообществу. Поэтому создание в социуме обстановки гомицидального ожидания оказывает тотальный террористический эффект. Вышерассмотренная в общих чертах схема терроризма позволяет более объективно представить механизм преступного гомицидального поведения с так называемым псевдотеррористическим эффектом. .................................................................................4.2. Псевдотеррористические преступления........ Гомицидальная агрессия всегда шокирует потерпевших и общественность своей диспропорциональностью, проявляющейся в непонятности, странности, парадоксальности связей и сопряженностей между мотивами, целями и результатами ее бесчеловечной жестокости и вандализма. Поэтому любое гомицидальное деяние само по себе порождает и как бы непроизвольно излучает вокруг себя гомицидальный страх и гомицидальное ожидание, которые взаимно индуцируют друг друга. Это и есть так называемый псевдотеррористический эффект. По поводу магической симпатической связи агрессии и страха Р.Коллингвуд отметил, что ужас кролика "заражает" собаку жаждой убийства [24]. Дополним, что ужас кролика, осознавшего непосредственную угрозу своей жизни, может возбудить в нем и защитный "инстинкт убийства". Инстинктивные умерщвления и страх перед ними являются психобиологической основой врожденной гомицидальности. Страх, вызванный псевдотеррористическим эффектом, распространяется на окружающих стихийно. Иногда страх нагнетается и подсознательно субъектами-гомицидоманами, преступное поведение которых реализуется по инфантильному (регрессивному) типу так называемых "игроков". Субъектов, для которых сам процесс деяния значим как результат. Когда появляется маньяк-гомицидоман, методично совершающий одно за другим зверские убийства несовершенолетних или женщин, то невольно воображение не только обывателя, а и опытного следователя, пытающихся представить преступника, в первую очередь рисует образ нелюдя, потерявшего человеческий облик, либо глубоко деградировавшего душевнобольного. Однако выдающийся отечественный психиатр П.И.Ковалевский еще в 1890 году обращал внимание, что расчленение жертв, вырезание и поедание органов и частей тела, разрывание могил и осквернение трупов совершают также и субъекты, среди которых встречаются люди женатые, безупречного поведения и прекрасной репутации во всех других отношениях. И про сегодняшних гомицидоманов-убийц родители, сослуживцы, соседи часто совершенно искренне, нисколько не преувеличивая, говорят: "тихоня, добрейший из добряков, набожный, прекрасный товарищ, муху не обидит. * * * Рассмотрим случай, который по характеру преступных деяний и особенностям изобличения, поимки серийного убийцы - гомицидомана относится к разряду редких в криминалистической практике. Хотя бы потому, что криминалистический портрет-ориентировка, составленный по следам на месте преступлеиий был исключительно достоверным. Точным на столько, что в городе и пригородах с более чем пятимиллионным населением только один из нескольких сотен участковых оперуполномоченныых, получивших портрет -ориентировку с описанием возможного преступника, принес своему начальнику рапорт, подтверждающий наличие на его участке лица, соответствующего указанным в "ориентировке" признакам. Из сведений жильцов тех квартир, где преступник не решился на нападение, и по следам, оставленным убийцей в четырех квартирах и на пяти убитых там женщинах, был составлен криминалистический портрет-ориентировка, которыйй практиччески полностью совпал с реальными его данными. Правильно были определены возраст субъекта-гомицидомана ( с разницей в два года); то, что он появился в городе приблизительно год назад - вернулся из заключения или демобилизован из армии; женат около года, имеет ребенка; последние годы его работа или служба были связаны с производством , где используются газовые печи; семья проживает в отдельной квартире на первом этаже в так называемой "хрущевке". (Дополнительно см. "Самиздат", глава:"Лица с особой жестокостью"). Описываемые события происходили с 15 декабря 1988 года по 19 января 1989 года, как по зловещему расписанию. В действительности - по маленькому затасканному в карманах убийцы календарику, в котором он точками помечал дни нападений. В эти дни с 9 до 13 часов дня в намеченную квартиру звонил - молодой, спортивного вида мужчина. Звонил, заранее зная, что дверь откроет женщина, оставшаяся в доме одна, после того как остальные члены семьи разошлись - кто на работу, кто в школу. На вопрос "кто там?" через дверь, закрытую или на цепочке убийца представлялся мастером из коммунальной службы. Дверь тут же доверчиво распахивалась. Первой жертвой стала молодая женщина, убитая сразу после ее свадьбы, за которой убийца мог наблюдать через окно ее квартиры. Ее руки были связаны, смерть наступила после нескольких ударов ножом в область шеи и виска. Верхняя часть тела потерпевшей была обнажена, подрезаны бретельки бюстгалтера и пояс брюк. В последующих убийствах способ причинения смерти не менялся. Трагические события происходили как по зловещему расписанию. В действительности - по маленькому затасканному в карманах убийцы календарику , в котором он точками отмечал дни нападений. Второе убийство было совершено на следующий день после первого убийства . Третье - через пять дней и четвертое - через семь дней после предыдущего Во всех случаях преступник.уходя с места преступления оставлял открытыми незажженные конфорки газовой плиты. Запах газа привлекал соседей, которые и обнаруживали трупы в течение не более получаса после ухода убийцы. Следствие уже достаточно полно представляло схему совершаемых насилий. Было установлено, что в нескольких случаях преступник звонил в квартиры, но не решался совершить нападения, когда ему открыл пожилой мужчина и в другом доме, где кроме женщины были дети-подростки. С их слов стали известны предположительно рост, тип фигуры и лица, цвет волос, верхняя одежда. Для проникновения в квартиру преступник использовал одну и ту же легенду: представлялся работником "Ленэнерго", проверяющим правильность оплаты по счетчикам. Поэтому в оперативных сводках его называли "электриком".Предпочтение отдавал квартирам на первом этаже в домах, называемых в народе "хрущевками". В нескольких случаях взятые вещи (меховые и др.) мог, выйдя из дома, в котором совершил преступление, тут же выбросить в ближайший мусорный контейнер. В двух случаях оставил без внимания или не заметил золотые украшения, лежащие на виду. Зато деньги подбирал даже мелкие, которых набиралось в пределах средней зарплаты. Особый интересс проявлял к женской косметике, дезодорантам. В нескольких случаях в ванной комнате на флаконах с дезодорантом были обнаружены отпечатки его окровавленной матерчатой перчатки. Признаков полового насилия на жертвах не было. Однако надрезанные пояса юбок , разрезанные бретельки, положение жертв не позволяло полногстью исключить сексуальный мотив. Пятое нападение ровно через неделю. 28 декабря, в дежурную часть милиции поступило сообщение еще об одном нападении. В точности таком же как и предыдущие. На этот раз в квартире были обнаружены трупы бабушки и восемнадцатилетней внучки, по пояс обнаженной, с множественными ножевыми ранениями, послужившими причиной смерти. По обстановке в квартире можно было сделать вывод, что бабушка потерпевшей, которая проживала в соседней парадной, случайно зашла и застала убийцу в квартире. Похищено тридцать рублей, дезодорант и неполная бутылка водки. Все нападения "электрик" совершал с 9 до 13 часов дня после того как убеждался, что женщины, открывавшие ему дверь, в квартире одни, предпочтение отдавал квартирам первых этажей, в домах. называемых в народе "хрущевками". Ему открывали практически сразу - без лишних расспросов. Без видимых признаков попыток совершить половой акт надрезал ножом одежду потерпевших - бретельки бюстгальтера, пояс юбки, корсет, нижнее белье. В трех случаях для убийства использовал хозяйский нож, взятый на кухне. Потерпевшие погибали смятые, вдавленные и втоптанные в угол ванны, кладовки, кровати, куда чисто женская предсмертная бессознательная логика их направляла в поисках последнего спасения. Признаков полового насилия на жертвах не было. Однако надрезанные пояса юбок, разрезанные бретельки, положение жертв не позволяли полностью исключить сексуальный мотив. Более того, судебно-медицинская экспертиза установила, что у четырех убитых молодых женщин, которые открыли ему дверь, были признаки начала или завершения менструаций. Для проникновения в квартиру использовал одну и ту же легенду - представлялся работником "Ленэнерго", проверяющим правильность оплаты по счетчикам. В этой связи розыскники окрестили убийцу-налетчика "электриком". В нескольких случаях преступник звонил в квартиры, но не решился совершить нападения. В одном - когда ему открыл пожилой мужчина и в другой квартире, в которой кроме женщины были дети-подростки. Преступник имитировал проверку электросчетчика и уходил. На основе описаний жильцов тех квартир, где преступник не решился на нападение и по следам, оставленным в четырех квартирах и на 5 убитых женщинах, был составлен его криминалистический портрет-ориентировка. В городе и пригородах Ленинграда ( численность населения тогда превышала 5 миллионнов) из всех оперуполномоченных, которые получили этот криминалистический портрет-ориентировку, только один из них дал положительный ответ. В рапорте начальнику он должил, что в его районе есть только один такой субъект и указал дествительные паспортные данные и адрес разыскиваемого серийного убийцы. В других районах города и области похожих субъектов не нашлось. Совпали следующие признаки: - возраст ( с разницей в 2 года); - то, что субъект появился в городе приблизительно год тому назад; вернулся из заключения или демобилизован из армии; - женат около года, имеет ребенка ; - в последние годы его работа или служба была связаны с производством, где используются газовые печи; - семья проживает в отдельной квартире, на первом этаже, в так называемой "хрущевке". Однако идеальная поимка маньяка-гомицидомана не состоялась в связи с неожиданным и быстрым развитием событий, достойным супердетективного сюжета. О том, что в городе орудует серийный убийца жители узнали 28 декабря 1988 года. Случилось небывалое. Накатанный поток телевизионных предновогодних предложений, пожеланий и поздравлений на мгновенье застыл в изумлении, остановленный выступлением в прямом эфире работника уголовного розыска ГУВД .Ленинграда. Его предостережение, прозвучало как гром в разгар зимы " Товарищи! В последнее время в городе Ленинграде совершен ряд тяжких преступлений в отношении женщин в квартирах. За совершение этих преступлений разыскивается неизвестный мужчина в возрасте до 30 лет, рост около 180 см., среднего телосложения, лицо треугольное, волосы темные средней длины, глаза глубокопосаженные. Может быть одет в куртку из плащевой ткани, темно-синего цвета, на металлических кнопках, шапка-ушанка из меха кролика коричневого цвета. Если вам известно, что-либо об этом человеке или вы располагаете сведениями о нем, просим сообщить по телефону ...". 11 января 1989г. во второй - так называемый убойный - отдел уголовного розыска ГУВД почта доставляет письмо В конверте - четыре листка в клеточку, вырванные из школьной тетради. На них печатными буквами, без знаков препинания было следующее послание:" ПО ДЕЛУ О РОЗЫСКЕ ПРЕСТУПНИКА СОВЕРШИВШЕГО 5 УБИЙСТВ В ЛЕНИНГРАДЕ РАСПОЛАГАЮ ВСЕМИ СВЕДЕНИЯМИ О СЛУЧИВШЕМСЯ Я ПОЗНАКОМИЛСЯ С НИМ В 1979 ГОДУ В ТО ВРЕМЯ Я ЗАНИМАЛСЯ ПЕРЕПРОДАЖЕЙ РАЗЛИЧНЫХ ТОВАРОВ ОН ПРЕДЛОЖИЛ МНЕ ДОСТАТЬ ДЛЯ НЕГО МАШИНУ, НО ПОЛУЧИВ ОТ НЕГО ЗА ЭТО 1О ТЫСЯЧ, Я СКРЫЛСЯ..." Далее автор пространно описывает, что, якобы, убийца вместе с сообщниками разыскал его 10 октября 1988 года, угрожая пистолетом заставил работать на себя, ему нужен был хороший шофер, перечисляет и правильно указывает адреса, куда, якобы, возил убийцу, называет точное количество жертв... далее пишет: ... ТЕПЕРЬ Я БОЮСЬ И ЕГО И ВАС ЧТО ВЫ АРЕСТУЕТЕ МЕНЯ ПО ЭТОМУ ДЕЛУ СВОЮ НЕВИННОСТЬ Я МОГУ ДОКАЗАТЬ ТОЛЬКО ТОГДА КОГДА ПРЕДСТАВЛЮ ЕГО ВАМ ДЛЯ МЕНЯ ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОД ДА И ДЛЯ ВАС ПОЖАЛУЙ ТОЖЕ СВОИМИ СИЛАМИ ЕГО ВАМ НЕ ЗАДЕРЖАТЬ..."Аноним заканчивал письмо требованиями гарантий его неприкосновенности и безопасности. В качестве обеспечения гарантий поставил условие - передать ему 20 тысяч рублей, пистолет с кобурой и двумя обоймами боевых (!) патронов Далее, в еще нескольких строках, аноним не без издевательства полагается на благоразумие работников ГУВД и их понимание своей беспомощности. Для пущей убедительности приводит некоторые подробности нападений и на листе бумаги обвел карандашом контуры клинока ножа , которым были совершены убийства. Еще в одной записке поставил условие: "ЕСЛИ ВЫ СОГЛАСНЫ МОИ ТРЕБОВАНИЯ ВЫПОЛНИТЬ, ТО ПУСТЬ В ПЕРЕДАЧЕ ЛЕНИНГРАДСКОГО ТЕЛЕВИДЕНИЯ "600 СЕКУНД" 9 ЯНВАРЯ, В ПОНЕДЕЛЬНИК, КОМЕНТАТОРОМ С. НА 55 СЕКУНДЕ ОТ НАЧАЛА ПЕРЕДАЧИ БУДЕТ ПРОИЗНЕСЕНА ФРАЗА "ГУВД ГОРОДА ЛЕНИНГРАДА ПРИНИМАЕТ УСЛОВИЯ Б." И БУДЕТ ПОКАЗАН НОМЕР ВАШЕГО ТЕЛЕФОНА." Штампы на конверте свидетельствовали, что письмо было отправлено в первых числах января, но задержалось в потоке праздничной почты. Соответственно 9 января 1989 г. никакого ответа на него из ГУВД не могло быть. История расследования преступлений не знает примеров, чтобы убийца-"сексуал" ( так тогда считали с подачи СМИ ) потребовал у правоохранительных органов денежный выкуп, пистолет и телевизионный эфир за сведения о себе самом. * * * 17 января в ГУВД поступило сообщение еще об одном нападении. Подвергшаяся нападению женщина пострадала, но осталась жива. Сомнений не было, что нападение совершил "электрик". Сведения, полученные от потерпевшей, позволили более точно представить особенности преступного поведения "электрика". Потерпевшая рассказала, что после того, как муж рано утром ушел на работу, она осталась в доме с маленьким ребенком и свекровью. Было уже около полудня, свекровь ушла в магазин. Обычно, когда дочь спала, на входную дверь вывешивали картонку с надписью: "Не звонить". Приготовилась кормить дочь, которая к этому времени проснулась и расплакалась. Потерпевшая вышла на лестничную площадку. чтобы снять с двери картонку с предупреждающей надписью. Открыв дверь, она прямо перед собой увидела мужчину, который стоял к ней боком и смотрел на номер квартиры. Решила, что он уже стучал в дверь, но она не услышала из-за плача дочери.. В руках мужчины была полиэтиленовая папка, сверху на ней он держал разграфленный лист. На немой вопрос женщины он спокойно сказал: "Нужно проверить у вас счетчик". Она пригласила его войти. Некоторое время мужчина смотрел на счетчик, называл какие-то цифры, затем повернулся к ней и спросил "Как у вас отопление? Батареи теплые? Не текут? А можно проверить?" Не входя, заглянул в ванну. Потерпевшая видела его лишь боковым зрением: в это время заплакала дочь и она взяла ее на руки и вышла из комнаты на кухню. Мужчина прошел в комнату, потрогал батарею. Спросил, есть ли жалобы. Она ответила, что нет. Тогда он без приглашения прошел мимо нее на кухню. Положил на стол папку и написал на своем листе "нет". Он стоял справа на расстоянии шага и дал свою ручку, чтобы она расписалась. Прижимая к себе левой рукой ребенка, она наклонилась над столом... Вдруг она почувствовала его руку на затылке, которая придавливала ее вниз, не давая возможность разогнуться. Скосив глаза в сторону увидела, что он достал из кармана нож. Большая часть клинка была вместе с ручкой зажата в его руке, одетой в перчатку. Он поднес торчавший кончик лезвия к ее лицу. При этом сказал: "Тихо, давай деньги, золото". Торопливо, срывающимся голосом она ответила: "Я тебе все отдам, не трогай только ребенка!". Он убрал руку с затылка, отвел нож от лица и заставил её пройти в комнату. Когда вошли в маленькую комнату, он отребовал: "Поставь ребенка в кровать!". Женщина отказалась, тогда он еще раз потребовал деньги и золото: " Где они у тебя?". Стал по-хозяйски осматривать сервант, в котором нашел кошелек, достал оттуда деньги. Взял все - даже мелочь. Женщина попросила его оставить хоть мелочь, на что он ответил: "Я все заберу, мне уезжать надо". Положил в карман пустой тюбик французской крем-пудры, флакон дезодоранта, на котором было написано по-французски, пустой флакон из-под лака. На ее замечания, что они "пустые", деловито приговаривал: "Пригодится. Все продадим". Далее бесстрастным голосом потребовал: "Положи ребенка на кровать. Я ему ничего не сделаю". На ее отказ снова потребовал: "Положи ребенка, я ему ничего не сделаю... Я только свяжу тебе руки, чтобы мне можно было уйти". Посмотрел на часы и заявил: "Даю тебе 5 минут... Нет! Всего 15 секунд". Вслух стал отсчитывать: "Пять секунд... Четыре секунды...". После ее категорического отказа потребовал, чтобы она легла на кровать вместе с ребенком. Когда она, прижав к груди дочь, легла на спину, стал заворачивать их в плед. Субъект попытался запихать потерпевшей кляп в рот, чтобы прервать ее возражения, потребовал, чтобы она шире открывала рот. Когда же она выплюнула кляп и попыталась встать, держа дочь на руках, "электрик" ударил ее ножом в шею. Потерпевшая почувствовала, как по груди потекла кровь. Девочка выскользнула из ее рук прямо под ноги. Завязалась отчаянная борьба. Пальцы правой руки потерпевшей оказались у него во рту, перекрывая глотку, словно пасть зверя. Ногтями левой руки она полоснула его по щеке, оставив на ней глубокую царапину (ставшую роковой для "электрика"). Он ударил ее ножом, целя в висок. В предущих нападениях это был его завершающий удар, но на этот раз промахнулся. Неожиданно он отпустил ее и кинулся к выходу. Потерпевшая почувствовала в области уха острую боль. Когда она прикоснулась рукой к уху, то ее пальцы наткнулись на торчащий, как ей показалось, из щеки предмет. Инстинктивно выдернула его и увидела, что это лезвие ножа без рукоятки, она позвонила в милицию. Лезвие ножа, которое потерял налетчик, было с надписью на немецком языке, полностью совпало с чертежом в письме, которое пришло в управление уголовного розыска. 18 января в программе "600 секунд" диктор повторил условную фразу: " ГУВД города Ленинграда принимает условия Б." и был указан номер телефона для связи. * * * 19 января 1989 г. в 08.15 "электрик" позвонил в ГУВД и договорился о встрече Через 2 часа после задержания "электрик" давал показания. В отношении последнего нападения он подтвердил все сказанное потерпевшей. В частности, рассказал, что, не получив ответа на свое письмо 9 января, он посчитал, что ему не поверили и решил совершить еще одно нападение 17 января * * * Из материалов уг. дела: Ш. 1964 года рождения, русский, образование среднее, ранее дважды судим первый раз за хищение государственного имущества путем кражи, личного имущества, угон транспортных средств, отбывал наказание в ВТК общего режима, нарушал режим содержания. После освобождения некоторое время работал, алкоголизировался, эпизодически употреблял вещества с наркотическим действием, многократно попадал в вытрезвитель, был осужден за кражи и хулиганство на пять лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, после отбытия срока наказания в конце августа 1988 г. Склонен к повышенной аффективности, оппозиционности, что проявилось в период отбывания наказания конфликтовал с администрацией колонии, в знак протеста совершал самопорезы предплечья, почти три месяца провел в карцере.Возвратился в Лениниград, женился, работал, за прогулы уволен. Ш. обладал хорошим природным интеллектом. Причем сохранившемся значительно лучше чем личность, от которой остался лишь искореженный остов. В наших беседах с Ш. временами казалось, что где-то в растерзанном месиве из его души должен быть "черный ящик" с самоописанием причин перенесенного психического крушения. Эта иллюзия влекла к "раскопкам" в его душе и поддерживала надежду на то, что еще один точный вопрос, еще один его искренний ответ и станет все ясно, откроется тайна..........................................А) Мотив несправедливого осуждения: "Почему я один должен отвечать за все? "........... + Ты два раза судим? Это закономерно? - Первый раз я виновен... Но опять же, не один я виновен? Почему я один должен отвечать за все! + А второй раз? - Второй раз я вообще не считаю себя виновным! Почему я должен был сидеть? Меня судили за то, что я судим был уже! + Ты считаешь, что с тобой поступили несправедливо? - Конечно, и буду так считать, если я не считаю себя виновным по второму делу, на суде все смеялись... До суда была 206 ст. часть 3 по обвинению, на суде ееперебили на 2-ю часть. Ни один из свидетелей не сказал, что я бил, мой подельник сказал, что он бил. Так и было на самом деле. А они мне говорят: сначала ударил он, потом ударил ты, потом ударил он и передал тебе прут. Ни черта себе! ( Казалось бы - пять лет прошло, а он реагирует, как-будто это с ним было вчера и оскорбило его до глубины души.) - Все свидетели настаивали на том, что я невиновен, что бил не я. Ну, ладно, все были пьяные. Я не считаю себя виновным... Я признал факт, что я проник в эту воинскую часть, пролез на территорию, что за мной пролезли два других... + Что вы хотели там украсть? - Не знаю, я ничего не хотел. Я ничего не взял. В суде представили дело так, что раз я держал в руке инструмент, значит я организатор. Похитили мелочь... инструмент какой-то. Они-то... два слесаря. + У тебя такая роковая судьба, что все неприятности уголовного плана идут у тебя по-мелочевке. Не потому ли, что ты все делаешь шиворот-навыворот? - Я как все... но в чем-то хуже.(скороговоркой произнес Ш.) + Хуже по характеру, по поступкам? - По жизни. + Когда вы поняли, что хуже других? - Когда первый раз освободился. + Что-нибудь произошло после первой отсидки? - Вы смотрели, за что я отсидел раньше. + Угон машины или кража? - Вот именно: за что? Вернее - за кого? - напрягся он, и в его лице появилась жесткость. + Вы имеете в виду, что вам больше дали срок, чем другим или вам дали срок, а остальные отвертелись? (Не зная ситуации,я попал в его болевую точку.) - Вот именно, срок дали только мне. + Остальные полностью вышли? - А зачем им попадать? + Их кто-то отмазал или они сами выпутались. А вы по собственной глупости все взяли на себя?- Я не такой дурак был в то время, чтобы не знать, что они сидеть не будут. Не такие это люди. Во всяком случае, приложат все усилия, чтобы их не зацепили. Они мне прямо намекнули об этом. Мол, они пойдут свидетелями, а ты получишь года два. Так будет лучше. + И пошел один... - догадался я. - Да! А они просто свидетелями,- сказал он таким тоном, как если бы его обворовали или ограбили. + Сколько же вы были на свободе после первой отсидки? - Четыре месяца. Когда я вышел, все - в армии, все хорошие! Ну, я прописывался месяца два, на работу кое-как устроился.+ И что? - А почему я должен... Ну, в принципе, страдать за кого-то... + Вы меете в виду первую отсидку? - Да! И вторую тоже. + А вторую почему? - Я вообще не знаю, почему меня судили. Я и не признал своей вины. Да, я проник на территорию... Но кражу не совершал.+ В конце концов, много отсидел. Ну, тяжело отсидел, скверно отсидел. Допустим... - Нет. Хорошо отсидел. + Я в том смысле, что потерял время.- Ну, почему? Легко! (Включился механизм его психической защиты. Бравирует, изображает "крутого", пять лет строгача - это не развлечение, а испытание на выживаемость.) + Легко? Это почему? - По возрасту. + Что значит по возрасту? Как к малолетке относились или... - Нет. Потому что знал, что... Что еще даже пять лет потерять, еще не страшно. ( У него не было проблемы выживать. Жизнь приучила его, что зона - это и есть настоящая жизнь. Другой он и не успел узнать) + А в зоне спокойно все было... - Спокойно. + Никто не обижал? - Ну как обижал-необижал... Там жизнь своя. + Вписался в нее или нет? - Ну а почему нет? + Я знаю, что ты работал литейщиком у газовых печей. Все четыре года? - Да, все.(Пока был пацаном потеря двух-трех лет - "ни за что" - не расстраивала, а сейчас, перед лицом, если не смерти, то пожизненного заключения, когда срок сознательной жизни сократился, сжался до минимума, стал считать минуты и часы. Стало жаль, что какие-то кусочки прошлой жизни были пустыми и зряшными. Так, вместо гнусной недельной пьянки поехал бы на рыбалку. Да, сейчас бы сутками пешком вдоль Невы ходил бы по гранитным набережным загорал у Петропавловки, играл бы в футбол и по утрам делал оздоровительную гимнастику)...........................................Б) Корыстный мотив: " Убивал, а денег брал... мог за два дня заработать... - Можно и за один день. За один час!"............... + Из твоих предварительных объяснений следователю ты шел в квартиры чтобы что-то приобрести. - Ну как что-то приобрести! Меня интересовали деньги. Ну и золото. + Были случаи, когда брал и другие вещи. Скажи пожалуйста, почему ты шел в квартиры, где утром женщина была одна и открывала тебе дверь? Почему не шел в пустые квартиры? Что, не мог вскрыть? + Мог вскрыть, мог открыть, даже в форточку... + Почему же шел туда, где были только женщины, оставшиеся одни в квартире? - Не знаю. + Ведь был такой случай, когда тебе открыл пожилой мужчина. Ты здоровый, сильный и легко справился бы с ним. А ты ушел? Можно сказать, что у тебя тяга к посещению чужих квартир? - Нет. + Тогда как же объяснить, что входил и сам не знаешь зачем. Так не бывает. Раньше ты рассказывал, что после первого убийства стал считать, что все концы обрублены. - Да. + И понимал, что, если будешь входить, то будешь убивать? - Да нет. Сколько раз я шел. Я не шел убивать. + Раньше ты говорил, что, когда совершил первое убийство, то считал, что уже деваться было некуда. - Да, но я не шел убивать. + Так, ты шел на грабеж или на женщ... Он тут меня перебил, не дав договорить... - Шел на разбой. + Скажи как могло случиться, что планировал добыть, как говоришь, деньги и золото, а уходил, практически, без ничего.- Не знаю... + Совершил пять убийств, а взял всего... не больше 200 рублей. Не брал ничего особенного из вещей. - Не знаю... + Логично предположить, что не корыстный мотив тобой руководил... - Не знаю... меня не тянет убивать... + Посмотри, пожалуйста, сколько денег взял. Самому наверное, смешно? Как и прошлые "отсидки" ...за мелочи. Можно сказать - за детские шалости убивал, а денег-то брал... Эти деньги можно за неделю заработать. - Можно и за один день. За один час! + Почему выбрал такой способ? - Никогда не поймете, почему... Мотив! + А сам понимаешь? - Сам я знаю... не понимаю... + Знаешь, но не понимаешь? - Почему не понимаю! Я знаю его твердо. + У меня же складывается впечатление, что ты только знаешь, но не понимаешь! Ведь есть разница между тем, что человек знает и тем, что он понимает... То, что ты знаешь, лежит на поверхности. Как ты думаешь, могли две отсидки, через которые ты прошел, и другие жизненные неудачи, несправедливости, повлиять, сыграть роль провокатора в твоих действиях? - Все могло сыграть. И сыграло. Все складывалось из мелочей. + Назови хотя бы одну мелочь, которая могла бы сыграть эту роль...........................................В) Чувство ущемленного достоинства: "Что, я хуже других? Почему я не могу получить то, что другие получают свободно?"........... - Хотя бы социальная неустроенность. Когда пришел в контору, где работал... насчет общежития, не квартира там или комната... На меня так посмотрели: знаешь, у нас люди работают серьезные, а у тебя две судимости, прости нас, но пока мучайся, а там видно будет. + Ты человек умный и знаешь, что в жизни "встречают по одежке, а провожают по уму". Нужно принимать жизнь такой, какая она есть. - Какая она есть? + Жестокая! Можно было ожидать от окружающих и такую реакцию. Однако, как говорится, нас бьют, а мы крепчаем. - Злее становишься... + Раз ты заговорил о злости, то какую роль она сыграла в этой ситуации? - Что, я хуже других? Почему я не могу получить то, что другие получают свободно? Чем я здесь хуже других? Почему я должен быть хуже? + Способ ты выбрал непонятный. Не видно в твоих действиях какой-то обычной корысти и даже секса не вижу. Ни секса, ни корысти.Он нерешительно ответил: - Я и не скажу, что здесь есть корысть большая... + А секс есть? Опустив глаза, он приглушенно, неуверенно произнес: - Не-ет. + Секса нет, корысти нет... Что есть? После длительной паузы все тем же бесцветным голосом дополнил: - Ничего нет... (Другие на его месте, когда беседа приобретала такой бездонный драматизм, начинали хныкать, готовы были расплакаться.).................................Г) Как автомат: " Потому, что не было смысла останавливаться. Если бы остановился, обратно бы уже ничего не вернулось.".......... + Ты жил в этой ситуации и тебе было интересно... Худо-бедно, но было интересно? - Почему интересно? - Испытывал определенный азарт?! Если не интересно, то назови другим словом. Можно это назвать каким-нибудь другим словом? - Н-незнаю... + Ну, хорошо, сопоставь, пожалуйста, тяжесть совершенных тобой преступных деяний и абсурдно ничтожную выгоду, если верить тому, как ты ее здесь объясняешь... В последних случаях ты взял какие-то вещи и все выбросил на помойку, выходя из квартир... (После затянувшегося молчания) - Не в вещах счастье. + Тогда в чем? (Он снова ушел в себя. Беседа с ним была на редкость тяжелой: то вязкой, липкой как размокшая глина, то тупо твердой. И тогда я добывал из него слова как рудокоп пустую породу.) Не в вещах счастье, я понимаю. А в чем? Несчастье, наверное, а другое слово - "интерес". В чем твой интерес? Он со вздохом как отрезал: - Интереса-то нету... + Скажи, пожалуйста, какая сила влекла тебя? - Ну, как "какая"...? Да и силы не было, чтобы так уж влекла... Нет такой силы, чтоб могла так влечь. + Но, что-то ведь тебя влекло! Материальный интерес. Какая-то потребность? Какая-то заинтересованность? Что тебя влекло? - Ничего не влекло... + Нельзя же представить, что ты как робот, как автомат все это делал. - Можно сказать, что как автомат. + Хорошо-о... С какой программой, если автомат? - Не знаю... + Ты только что сказал, что знаешь, почему ты это сделал. Так ты действительно знаешь почему ты это сделал? - Знаю, потому что мне было уже безразлично. + Когда человеку безразлично, он попадает в разные ситуации, но у тебя они все одинаковые. Одна к одной. Хрущевские дома, первые этажи, и все остальное... То есть, видна программа... - Действовал как автомат! + Да, но автомат с какой программой? С какой потребностью? С каким ожидаемым результатом? - Не знаю-ю... + Тогда такой вопрос. Тебе во всех этих случаях был важен результат или само действие? Сам процесс? - Ничего мне было не важно... ни-и... действие, ничего. + Ну хорошо. Ни результат, ни действие... Тогда какая мысль руководила тобой? Мог ли ты остановиться после первого или второго такого поступка? Если да, почему не остановился? Потому, что смысла уже не было останавливаться. + Ты понимаешь, что если бы ты не высветился сам, то тебя бы могли и не найти? - Могли бы не найти...(Смотри в сайте Гомицидология: "Феномен аутогомицидального суицида") + Тогда смысл-то был остановиться. Остановился бы - и все! И начал бы жить так, как все живут. Что тебе помешало остановиться? - Потому что уже не начнешь жить, как все живут. - Тебе мешала совесть, воспоминания мешали, или увлекло, затянуло тебя это? - Ничего не мешало, н-ничего. + И совесть тоже не мешала? - Какая к черту совесть! + Родственники говорят, что ты достаточно совестливым был. Сожаления о том, что сделал были? - Н-не. (В его лаконичном ответе прозвучала интонация неприязни к чему-то всплывшему в его памяти. Поэтому его "Н-не" прозвучало как нечто презрительно выплюнутое.) + Все-таки какая же сила тебя влекла к совершению убийств? - Никакая.+ Только необходимость добывания денег? - И необходимости не было. + Твои высказывания противоречат друг другу. С одной стороны, говоришь, необходимости в деньгах не было, а с другой... Почему тогда не остановился? - Потому, что не было смысла останавливаться. Если бы остановился, обратно бы уже ничего не вернулось. + А что ты потерял? Что обратно не вернулось бы? - Все! + Что все? Жена на месте, есть дом. Никто ничего не знает! - Достаточно, что я знаю... + Все-таки, я понимаю так, что тебя процесс-то интересовал? Ты ходил, выбирал определенные ситуации, не все подряд. Выбирал квартиру, выбирал людей. У тебя была избирательность. Ведь было это? Было! Значит процесс тебя интересовал.- Может как-то и интересовал. Не знаю. Не думал..................................Д) знасилование:" Зачем майку перерезал? - Чтобы не высунулась в окно".........+ Другое мне не понятно. Зачем нужно было ложить потерпевшую на кровать, снимать с нее одежду, обрезать бретельки бюстгальтера... - Что бы она не высунулась в окно. Она сама сняла свитер. Сказала, что майку снимать не будет. Я не настаивал, связал ей руки. Перерезал майку... + Зачем майку перерезал? - Чтобы не высунулась в окно.+ Как это "не высунулась" ? - Как? Подойдет к окну, начнет... + Если уже связал ее, так, что еще нужно? - Как я ее связал? Связал руки. Руки... а ноги на что...? + Как она могла при связанных руках высунуться в окно. Я задаю тебе вопросы, на которые тебе прийдется отвечать и в суде. - Господи! Да из окна может кричать. + Но ты же уложил ее на кровать со связанными руками. И потом у тебя уже был опыт с другими, ты всех связывал. Сейчас больше важен вопрос твоей искренности. Не создавай такую ситуацию, когда главные факты ясны, а ты в мелочах начинаешь все путать. - Что я путаю? + Для того чтобы ее ограничить достаточно было ее связать и не снимать с нее одежду. - Можно было. + Так почему обнажал до пояса? - Чтобы связать сильнее. + Когда человека собрался убивать, то от того как ты его свяжешь сильно или слабо... - (перебивает) Не играет роли... + Теперь давай вернемся. Зачем тебе нужно было связывать женщину так, что бы она была по пояс обнаженная. - Так я к чему говорю... я ее связываю... Предупредил, что не буду насиловать... руки связал так, чтобы не больно было... Она мне все отдает... + Так...- Тут она опять начинает кричать... не знаю по какой причине... + Так... - Она начинает кричать... не знаю, что у нее на уме... Она какие-то шаги за дверью услышала... так... стала кричать... я ее ударил ножом, оставил в туалете... Другая начинает кричать... я ее кладу на кровать... Довольно таки неудобно... с точки зрения уби.......................................Е) Убивал, чтобы принести жене получку: " Я не работаю... а у нас получка, я должен принести ее домой... денег у меня нету." ........ - Можно отступление... Почему именно я пошел на убийство 15, 16, 21, 26 ( перечисляет, в такт постукивая ладонью по столу)... Я не работаю (жена не знает, что меня уволили)... а у нас получка, я должен принести ее домой... денег у меня нету... Получка у нас, дай Бог памяти... + Жена требует получку в тот же день? Ну, а как же тогда объяснить, что я совершаю убийства по неделям?+ Потому что "идет" тяга-"приход"... - Как понять приход? + Как влечение при запоях: неделю пьет - неделю отдыхает, неделю пьет - неделю отдыхает... Вот такая же периодичность влечения (тяги) возникла у Вас и к убийствам... - У нас получка 11 числа... Так! Деньги я не могу получить, 11 я не поехал... С ребенком был - он заболел... Я 13-го пошел первый раз в чужую квартиру ... - Ну, и ничего не взял... Ничего не взял... ничего такое не произвел... + Потому что не так уж был и обязателен перед женой в деньгах...? - Как не так уж ?! Нужны были... Ну-у-у... нужны были деньги. + Послушайте, я еще раз вас спрашиваю... Раз вы настаиваете на деньгах... Пять убийств и Вы имели в результате 200 руб.. И это все... такая плата за 5 убийств... Вы, что с ума сошли... Это первый вопрос, который вам будет задан... - А что делать! + Вы напоминаете мне другого убийцу, который убивал бабушек и брал у них по рублю. Его спрашивают, Почему вы убиваете бабушек и берете по рублю. На что тот ответил... Одна бабушка - один рубль, сто бабушек в день... Этот анекдот, но не для реального суда. - Что значит не для реального суда? + Чтобы Вы объяснили такое количество убийств... без корыстных целей. - Я объясняю... Мне не нужны были деньги... чтобы именно... там... набрать на миллион... + А что вам нужно было... Я повторяю - пять убийств и двести рублей... Вы говорите, что вам не нужно много денег... Подумайте хорошенько... - Я хорошо думаю...+ Если вам нужны были такие деньги, не проще ли было обычно заработать на погрузке... - Я не подумал...+ Если вы будете так объяснять в суде... То кроме возмущения ваш ответ ничего не вызовет... - Что вызовет, то вызовет... Там видно будет... Ну, а как? Как мне объяснить? + Единственное, что из этого логически вытекает... логически... Что не только деньги вас интересовали в этих убийствах... А вот, что кроме денег еще вас интересовало....?.......................................Ж) "Азарт":... + Что кроме денег вас интересовало при нападениях на женщин?....... Так что же кроме денег Вас интересовало при нападениях на женщин? - (перебивая) Ничего... ничего больше не интересовало. + Может быть азарт? - ( после раздумий) Может быть... + Это понятней... - Может быть... + Как вы это понимаете? - Ну, как сказать азарт... уже есть, но хочется еще... + Азарт - это страсть к риску. Как будто человек прыгает в омут... Какое-то волнение, переживание на грани жизни и смерти... Есть люди которые любят испытывать острые ощущения... А у Вас? - С одной стороны острые ощущения есть... были... во всяком случае были, но не надо думать... Ощущения были довольно острые... + Можно сказать... что этот азарт... Давай разберем детали этого азарта... Азарт мог быть не только от убийства, а когда только входил в квартиру... Что-то ждет необычное... что-то ждет непонятное... какая-то новая ситуация... !? - (продолжительное молчание). + Как будто идешь по заминированному полю... взорвусь - не взорвусь... - (молчание)... + Какая-то игра. Можно так сказать. - Мо-ожно... можно сказать. Потому что иногда шел и думал: решусь или нет на это. Заходил и решался. + Во всех этих историях для тебя, воощем-то, важен сам процесс. Результат-то мизерный !? - Меня-то интересовал результат... + Как же вас интересовал результат... Вы исходите из того, что вам любой здравомыслящий человек скажет, что пять убийств... из-за 200 рублей, то в этом смысле результат нулевой... Логически получается, что вас интересовал не денежный результат, а сам процесс...- Ну, почему. Ну, почему всю жизнь должны строить на логике! + Хорошо, если не работает эта моя логика, то Вы предполагаете какую-то другую... Вашу... которая мне не известна. - Почему должна быть другая логика. Почему нельзя просто... без логики... + Потому что любое действие человеческое...(перебивает) - Почему по одной логике я иду и получаю удовлетворение какое-то, азарт... А почему нет такой логики, что мне нужны деньги...? + Потому что денег не берешь столько, чтобы не совершать через несколько недель следующее убийство ... - Потому что мне того хватает... + Прости, получается, что если бы тебя не взяли на этих пяти убитых, то ты бы всю жизнь продолжал зарабатывать себе на жизнь таким образом... Ты говоришь, что берешь столько, сколько тебе хватает... Ты, что, вообще, уже отпетый! У тебя уже, вообще, не осталось ничего человеческого! - Я не знаю... Почему у меня... почему я пошел убивать именно тогда, когда мне были нужны деньги... Почему... я вот... ладно. Первое убийство - я ничего не взял... там сильное волнение, я ничего не стал искать, ухожу... так.+ Так. - Почему я на следующий день совершаю убийство, беру деньги. + Деньги, которые не стоят человеческой крови... - Я понимаю... Мы будем говорить о другом сейчас... + Да... - Как думаю я... Я беру деньги... приношу жене... мол, я получил... деньги есть... Все! + И ты успокоился? - Все успокоилось! + До следующей получки!? По твоей логике ты должен два раза в месяц совершать убийство?- Получается... + Так ты, что... прости меня, малоумный ? - Н-н-е-е знаю... Но... идет же факт, как говорится, что я иду убивать... что мне нужны деньги к получке... 15 числа... Так... + С денег только начиналось, а потом пришло смертоносное (гомицидальное) влечение... Будем говорить так... Это правильно я понял? - Будем говорить так... Ну... И опять же... + Не крути пожалуйста, я правильно понял? Начиналось с денег, а кончилось пристрастием к убийствам. - Хорошо! Тогда начиналось с азарта, а кончалось деньгами? + Наверно тоже нет... - Так, что все вместе - одинаково, что ли? + Аппетит приходит во время еды... - Какой аппетит? На азарт или на деньги? + Будем говорить так... (перебивает)-Ну, почему у меня идут убийства... ну, с интервалом... почему, когда у меня появился азарт, я должен идти и убивать... + Прости.. - (не дает себя остановить, и элементами истеричности в голосе) Я убил одного - мне мало... Я убил второго - мне мало... Я убил третьего...! + Я объясню, что имеется в виду под азартом... это чувство, которое испытывает человек... Оно накатывает на него... Причем может накатить раз в месяц... два раза в месяц... может накатить один раз в год. - Тогда да... тогда да... тогда я согласен. + Вот я и говорю... Я тогда правильно понимаю, что такой азарт появлялся не каждый день, чтобы убивать всех подряд... а типа два убийства пришлись на один месяц то есть два "азарта"в один месяц... - У меня пришлось пять убийств на один месяц... + Тогда другой вариант... Можно так сказать, что на этих пяти убийствах закончил бы, а потом следующий такой же азарт появился бы только через полгода? - Ну не знаю... + При том, что деньги зарабатывал естественным путем... не убивая? - (молчание)... зарабатывал бы естественным путем... работая где-нибудь...- Я не знаю появился бы или нет... Когда я работал... когда зарабатывал деньги... никакого азарта не появлялось... даже не было мысли... То есть, если бы я зарабатывал деньги естественным путем, то... я думаю у меня бы азарт тоже не проявился. + Тут уже не предсказуемо. - Поэтому я и ответить не могу... ( с ехидной усмешкой) так как непредсказуемо... + Давайте еще раз эту ситуацию обсудим... Раз задумал значит должен выполнить...? - Да. + Это первое... Второе, когда подходил к квартире, то было чувство сомнения: получится - не получится, решусь - не решусь... Так. - Так. +Когда заходил в квартиру и нападение не получалось, то вынужден был обойти весь квартал, чтобы найти другой вариант и не мог успокоиться до тех пор пока в этот день все-таки не совершал убийство. - Один раз было так.................................................З) Зачем включал газ в квартирах? " Чтобы нашли! ...По запаху, по запаху. Люди на лестнице..." + Кстати, а как у тебя с запахами? Ведь ты четыре года стоял у газовых печей. Наверняка, испытывал от него веселящее действие? - Ну-у, нет...+ А истории с газом, когда в четырех случаях открывал газ в квартирах на полную мощность. Как это можешь объяснить? - Мне трудно объяснить, почему я включал газ. Первый раз я включил газ, может, прочитал в книге... может быть, кино вспомнил, - с усмешкой произнес он. - Ну, во всяком случае я его не нюхал. + Все-таки, по книжке или из кино, зачем газ включал? - Чтобы нашли! + Как нашли? Очевидно, у меня на лице было такое недоумение, что он, смеясь, стал повторять: - По запаху, по запаху. Люди на лестнице... + Но ты ведь еще не ушел, а если - вдруг - они тебя там обнаружили? А вдруг бы взорвалось... ? - Это я так, в шутку... - сообщил он со смешочком. Затем продолжил: - Да я не знаю, почему. Мне самому себе не объяснить - почему...............................................И) "У четырех убитых тобой женщин были месячные."........ У всех четырех потерпевших /убитых/, впустивших Ш. в квартиру, судебно-медицинская экспертиза установила признаки закончившейся накануне или протекавшей в день смерти менструации... Это обстоятельство несомненно играло значительную роль, но настолько таинственную, что сам Ш. о нем мог и не знать. + Интересно, что бы ты сказал про человека, который выбрал для нападения женщин, у которых были месячные. Мало того, шестая потерпевшая оказалась с грудным младенцем на руках. Можно сказать - мадонна. - Себе бы я сказал, что это случайность, - произнес с излишней торопливостью, которая выдавала некоторую растерянность. Он мог бы парировать этот вопрос простым отрицанием. Ведь, действительно, откуда он мог знать про их биологический цикл. + У четырех убитых тобой женщин были месячные. Ведь ты их как-то выбирал? Может быть ты экстрасенс? Вопросы относительно менструаций у потерпевших его не особенно шокировали. И это при том, что он очень внимательно вникал в суть всех задаваемых ему вопросов и бурно реагировал на не имеющие к нему отношения и грозящие его как-нибудь скомпрометировать. А сейчас он молчал, явно озадаченный, никак не ожидавший такого разворота этой темы. + Может быть, по запаху выбирал женщин..? А может быть - по гигиеническим тряпочкам, - прерываю затянувшуюся паузу, - которые после стирки женщины развешивали на кухне перед окном? - Не знаю. - пробормотал он . Так и не удалось от него добиться ни утвердительного, ни отрицательного ответа на этот вопрос. Однако его реакция на эту тему, позволяла предполагать, что при последнем нападении он в окне на втором этаже ошибочно принял развешенные детские пеленки за связанные с менструациями постирушки. Одним из наиболее древних было табу в связи так называемым архетипом "нечистой женщины". Женщины вовремя менструаций и родов считались нечистыми и существовал запрет на общение с ними. Под страхом смерти женщинам вовремя менструации было запрещено прикасаться к вещам, которыми пользуются мужчины. Так как после такого прикосновения вещь становилась "нечистой" и приобретала свойство приносить смерть. Д.Фрезер приводит пример, когда австралийский абориген застав жену, у которой были месячные на своем одеяле, убил ее и сам умер отстраха. Все вещи,к которым прикасалась женщина во время месячных или родов, считались оскверненными и подлежали уничтожению. В то же время оскверненные копья, ножи не уничтожались, а только подлежали очищению защитной магией............................................ К) МОМЕНТ ИСТИНЫ...........+ Твое обращение в телевизионную программу "600 секунд" - для того, чтобы о тебе заговорил весь город ... Из чувства величия? - Причем здесь чувство величия! - сказал он с искренним недоумением. + Чтобы о тебе узнал весь город... чтобы выделиться... Многие мечтают сотворить что-то такое, чтобы все ахнули... Может быть и ты захотел проверить себя на чем-то таком, на что другие не способны... Можно такое предположить. - Не-э-э... +"600 секунд" ты задействовал для того, чтобы о тебе объявили по городу? -Да-а-а. Но не стремление выделиться.+ А другого, вроде, и нет. - Есть...(Он опять помолчал и с некоторой претенциозностью продолжил) - Я с самого начала сказал, что смысл и сам мотив преступления не-е ко-оры-ы-сть. Другой смысл, совсем другой. Отсюда и идет... и "600 секунд ", и все... + Это связанно с каким-то определенным убеждением, с твоим взглядом на жизнь, с твоей жизненной позицией? - В какой-то степени. + Против женщин? - Не против. + Во имя чистоты женщин?- Да нет. Причем здесь женщины? - выпалил он раздраженно. + Убиты только женщины. Была возможность убить мужчину - ты не стал этого делать. Ты что, проблему какую-то хотел поднять? К чему-то общество хотел призвать? Хотел высветить какие-то пороки общества? (Неожиданно Ш. прервал свое молчание и отчетливо с ударением на "Т" произнес:- Это террор ...+ Это террор... ?! Он исходит из каких-то твоих убеждений? - Каких-то убеждений...- повторил Ш. с улыбочкой. + Философских? Его лицо просветлело от нескрываемой иронии: - Философских. + У тебя своя философия? (Возникла пауза с обменом нервными смешками.) - Да. + Просвети меня.Тогда причем здесь женщины на кухне? Я понимаю, что ты направил бы террор против мужчин !? (Он отвернулся к окну и надолго замолчал.) +Этот террор на пользу каких-то благих намерений? Какой ты ждал резонанс? Ты ждал общественного резонанса? +Может быть. - Какие цели? +Жесткие... Предельно ясные. + Так хотел обратить внимание общественности на что-то? - Причем здесь общественность? +Чтобы отреагировала. - Да. + На что? - Не скажу. + Чтобы запугать? Чтобы запугать общественность? Показать что-нибудь общественности? Что ты хотел показать общественности? - Все равно об этом говорить уже поздно. + Ты считаешь, что в какой-то степени достиг цели? - В какой степени да. + В какой? -Не скажу. + Кому ты хотел что-то доказать? Себе или другим? - Себе ничего не хотел доказать. +Хотел другим что-то доказать? На что-то внимание обратить? Месть обществу? - Нет, не месть. Именно террор. + Почему ты выбрал женщин? После продолжительного молчания он, не повышая голоса, неуместно нарочито деловитым тоном произнес:- Ужесточить... так сказать. Более жестоко. Быстрее обратят внимание. Одним словом ... становится больше страха. (Похоже он проглотил мешавший ему говорить ком в горле.Оживился и с воодушевлением воскликнул:) - Мужиков сколько не убивай - никто не обратит внимание, а женщины - совсем другое дело. Больше страха! Можно сказать... - Причем здесь терроризм, если ты брал всякое барахло всякое, дезодоранты! Какая же здесь социальная цель? Никакой социальной цели! - Это так общие детали... + Ничего себе общие детали! - Главное заставить ! Заставить выполнить все, что потребуется. (Он снова стал распалялся) - Деньги , пистолет.... Были согласны в принципе. + Зачем тебе деньги? - Да, деньги-то не надо было. Надо было знать, согласятся ли выполнить. + Какой смысл проверять, на что бы они дальше пошли? - Если бы выполнили эти требования, то были бы другие. + Последнее нападение ты совершил из-за того, что тебе не ответили на письмо? - Да. + А если бы они не ответили и на это, чтобы ты предпринял? На следующий эпизод пошел бы? - Пошел бы. + Убиваешь женщин, берешь какие-то вещи, барахло..., а потом все сваливаешь на милицию и ТВ "600 секунд". Ты ведь сам говорил, что после первого убийства остальные пошли автоматом. Ты считал, что нечего терять уже. Идея воздействовать на милицию уже потом у тебя родилась...? - С первого убийства! + Воздействовать на милицию? До первого убийства? С чего бы это? Это ты мстил суду, что ли? Месть все-таки? - Не-е.. ме-сть. + Но элементы есть? - Есть. (Во всех случаях Ш. после убийства проявлял интерес к косметике, парфюмерии потерпевших, о чем свидетельствовали следы окровавленных перчаток на косметике потерпевших, флаконах с дезодорантом и др.. Некоторые, очевидно особенно понравившиеся, уносил с собой, дарил жене). А у тебя пристрастие к хорошим запахам, тебе они нравятся?- Как это - хорошим запахам? -переспросил он настороженно. + К дезодорантам, например? Ну-у приятно... (протянул он нерешительно.) Я не то, что без них не могу. Я не страдаю токсикоманией. + Тебе ведь нравится женская парфюмерия - запах, например, ромашки? Ну-у почему нравится? + Хотя бы потому, что у одной из потерпевших ты взял косметичку, дезодоранты, хотя там было много других ценных вещей. Оставил дорогие меха, а дезодоранты все перепробовал, часть унес с собой... - Хоть один пример, что я пробовал запах? + Оставил на них следы окровавленных перчаток. Я не зря тебя спрашмвал про твой хронический насморк, про литейный цех.. Когда тебя еще не взяли, то уже знали, что ты литейщик или газовщик. - Не знаю... Пробормотал он, озадаченный то ли тем, что забыл об этом, то ли тем, что это известно следствию. + Так зачем нюхал дезодоранты убитых женщин? - Когда я нюхал дезодоранты? - повторил он, явно выдерживая паузу для обдумывания.+ В четырех случаях, вы брали флаконы дезодорантов в руки, открывали. Видно, что они имели для вас какое-то особое значение... Мог бы четко ответить... Какое?.- Н-не-е знаю. Не могу объяснить, почему я его открывал. + Вообще дезодоранты тебе нравыятся? - Ну как нравятся? Я же не хожу, не нюхаю их... + Я понимаю, но запахи тебе нравятся? - Приятно, когда от тела пахнет не потом, а каким-нибудь свежим запахом. + Ты с женой познакомился, когда "гулял" перед второй отсидкой? У нас с ней ничего не было. ( Не это ли его и мучило все последние годы. У них не было половой близости. Он, не познав плотской любви, отправился отбывать второй срок. За это время она побыла некоторое время замужем и встретила его уже с ребенком. А через месяц их семейной жизни он стал убивать в квартирах, точно в таких же, как та, в которой он устроил себе семейное гнездо.) +Запах дезодоранта вызывал у тебя определенные приятные ассоциации? Может быть связанные с твоей женой. - "ПУПА" стояла дома. Открываешь... и тут же замолк, словно, спохватился... ( Самое простое объяснение состоит в том, что Ш. уносил флаконы с различными дезодорантами как фетиши, напоминающие о убийствах). Возможно эти запахи магически действовали на его десоциализированное (архетипическое) воображение, соединяя в нем гомицидальные и половые инстинкты в "гремучую" смесь. До шестнадцатилетия его вела по жизни и вытаскивала из всяких напастей мама, а дальше семь лет почти без перерыва его "строго" воспитывала "зона". Он вышел на свободу взрослым ребенком, сразу стал мужем девочки, которая перед его первым заключением обещала ждать его возвращение из заключения. Он вернулся и стал "папой" чужого ребенка. Еще не зная толком, как дети получаются. Только... и только в зоне строгого режима в нем могла жить и пышно цвести сказочными фантазиями надежда, вера и любовь, а также уверенность, что его будут ждать вечно. Зона научила его фантазировать, верить в сон как в реальность. Именно она смешала в его сознании сон и бодорствование: день поменялся с ночью, а сновидения перепутались с реальностью. Его "день" начинался только в сновидениях-грезах, с которыми он научился играть в "реальность". Он не засыпал, а тяжело проваливался в нее, отойдя от литейных печей, пропитанный, как "нюхальщик", до мозга костей газом. Призванные фантазии-сюжеты имитировали его безоблачную жизнь на "свободе". В той "свободе" для него не было границ, запретов, угроз и наказаний. В них он влюблялся и любил, встречался и расставался, догонял и побеждал. Каждое пробуждение было для него, как возобновление одного непрерывного кошмарного, пугающего "сна", в котором одни и те же камеры, бараки, карцеры, жестокие разборки. И, что еще хуже, команды, насмешки, презрение со стороны цивильных "дам" из обслуги, администрации. В таких зонах "сексуального голода" их образы нарасхват. Когда вышел на свободу, то так и не смог разобраться, поставить на свои места где сон, а где реальность. А фантазии, помогавшие ему выжить в зоне, "на свободе" оказались пустыми и нелепыми. Они осели как пар, оставив после себя зябкое, прохладное и пугающее чувство одиночества. И тогда ему понравилось вместо того, чтобы идти на работу, утром наблюдать через окна чужую благополучную жизнь, похожую на продолжение сказки-сновидения. И здесь у него воспалился старый вопрос: "Что, я хуже других? Почему я не могу получить то, что другие получают свободно?". И первой его жертвой стала молодая женщина, свадьбу которой он подсмотрел с улицы через ее окно на первом этаже. Он пережил ее свадьбу как свою собственную. И первую брачную ночь... , всматриваясь в это окно, как в экран волшебного телевизора. На секунду поверил в их реальность, как ребенок, принимающий коробку из под мыла за гоночную машину. Когда он явился в тот чужой дом, его аутистические фантазии, как в песочнице домик, тут же рассыпались, оставляя на своих руинах лишь злобу. И он действовал как автомат, запрограмированный самообманом ключевых слов, взятых напрокат из новой для себя свободы: "деньги... золото... получка... дезодорант... ПУПА". Чтобы обмануть реальность, входя в чужие квартиры, он включал все четыре камфорки газовой плиты. И все "видения" повторялось, как у литейных печей. В знакомом дурмане все происходящее казалось очередной фантазией. Женщины его влекли. Его невызревшая мужская психика, как концы электрода. На одном полюсе накалялся необузданной притягивающий силой "плюс", в котором кипели эротические фантазии, рождая соблазнительные женские образы. В то же время на другом полюсе им противостоял отталкивающий гомицидальный "минус", возбуждаемый сидящими в нем лагерными сексуально-гомицидальными фантомами. Когда он входил в чужие квартиры его лицо преображалось в маску монстра, которая провоцировала очередную жертву на дикий - уже нечеловеческий - крик, рождаемый предчувствием смерти. Подобно тому, как страх кролика возбуждает у собаки инстинкт убийства, в его руке появлялся нож. Этот металлический орган (с приложением в виде стеклянных шариков, которые, находясь в зоне, Ш вживил в свою крайнюю плоть ) "поднимался", как орудие его гомицидального самоутверждения. Один из ударов Ш. наносил в висок потерпевших. Словно знал, что именно там зарождается крик. Как бы ни складывались обстоятельства каждого следующего нападения, он направлял их развитие в гомицидальное русло. Доводил очередную жертву до "онемения", пугая ножом, чтобы иметь повод рассвирепеть, начать резню. А оправдывал он себя тем, что перед каждым новым нападением, представлял, что все будет иначе. Он мог и не знать, что входил в квартиры, чтобы гомицидально расвирепеть от онемения жертвы. Для этого носил нож с выпадающим из ручки лезвием, чтобы "попугать" своим ножом, а затем "убить" крик жертвы ее кухонным ножом. Лагерные команды и крик, несмотря на восемь лет жизни в местах заключения, так и не стали для него сигналами беспрекословного подчинения. На сгибе его локтевого сустава и предплечье виднелись плотные белые рубцы от старых порезов. В начала нашего разговора я поинтересовался их происхождением: + Это на зоне, в "шизо"? - Да. + Порезался для того, чтобы... - Да делать было нечего, - ответил Ш. не без некоторой бравады. + Как это делать было нечего? - Вот именно. Нечего... + Обычно такие порезы делают для того, что бы выскочить из неприятной ситуации. - Как это выскочить?! Мы в "шизо" сидим... Холодно!... + Нужно выбираться... Я за него продолжаю банальную историю, довольно распространенную не только в местах заключения. Такие "самопорезы" возбудимые личности наносят сами себе бритвой, осколком стекла, попав в сложную жизненную ситуацию. Это не суицидная попытка, а, как правило, самоповреждения (аутоагрессия), чтобы показать обидчикам: "Вот до чего довели!?" или "А это видели!?". ( Значительно реже это предпринимают девочки-подростки на почве несчастной любви. Единственное чем можно такую девочку озадачить и заставить сожалеть о содеяном самоистязании - это, если напомнить ей, что шрамы от таких "самопорезов" в виде "рубцов" остаются на всю жизнь. А это значит, что платья с коротким рукавом уже ей никогда не носить. Такие разъяснительные беседы приходилось мне не раз проводить как дежурному врачу в приемном покой психиатрической больницы с девочками, направленными на лечение в связи с сицидной попыткой) - Да. Говорю начальнику: мол, переведи в другую камеру. Ах, нет? Я ему говорю... "Ну, держи". И по вене бритвой. (Все его беды отсюда. Такие субъекты по своему очень уязвимы. Ними легко манипулировать, ничего не стоит раскрутить на агрессию.Его душа не могла смириться с заточением. Поэтому во время отбытия первого срока наказания Ш. общей сложности три месяца просидел в карцере. В зоне он мечтал, что когда нибудь "победит".... Станет господином над этим "криком": обладателем безграничной власти над своими жизнью и смертью. А значит очистится от них, как от занозы, больно свербевшей в его памяти. В каждом своем преступлении он отыгрывал психодраму этого очищения. Однако с неожиданным для него финалом в виде безумного замыкания: вошел и убил. Не успевая осознать: "Зачем". Оказалось, что пяти жертв для этого мало. А сколько понадобилось бы еще!?).
   ..............Глава V. ПСИХИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ У ЛИЦ С ПРЕСТУПНЫМ ГОМИЦИДАЛЬНЫМ
   ПОВЕДЕНИЕМ.......
   Механизмы психических защит представляют собой индивидуальные стереотипные малодифференцированные психические процессы, которые призваны интуитивно поддерживать гомеостаз психических систем индивидуума. Психические защиты функционируют у каждого человека с детства. Их механизмы уравновешивают или "держат взаперти" необозримое многообразие врожденных, приобретенных за время созревания и в зрелом возрасте сознательных и неосознанных микро-, макроконфликтов и связанных с ними деструктивных побуждений.В душе каждого человека хранится множество личных "тайн", любая из которых потенциально может стать клинической основой тяжелого невроза или предпосылкой расстройств личности. Они существуют в виде исполненных запретных желаний, влечений или хронически пребывают в виде несбыточных (благодаря действию личностно-социального контроля и механизмов психической защиты) криминальных гомицидальных фантазий [25].Психические защиты могут быть, обусловлены нереализованными и реализованными гомицидальными побуждениями, а также защиты, связанные с возникшей после гомицидального деяния криминальной и юридической ситуациями. Стрессовое воздействие криминальной и юридической ситуаций существенно нарушает психическое состояние ее участников, нарушает устоявшийся баланс психических защит, видоизменяет их содержание. Психотравмирующие факторы, обусловленные юридической ситуацией, многообразны и пронизывают все этапы и стадии судопроизводства. Поэтому их совокупность целесообразно объединить понятием "юридическая психическая травма". Есть все основания считать, что психические защиты наиболее проявляются при гомицидальных убийствах. Это обусловлено тем , что психическую структуру гомицидального поведения и гомицидальных убийств, в частности, отличают выраженная представленность в ней архетипических элементов. Участие архетипических гомицидальных структур обусловливает то, что основной механизм гомицидальных убийств функционирует в глубине криминального конфликта, часто недосягаемой без познаний в области психических защит. Гомицидальная сущность мотивации, организующей психическую структуру преступного деяния, часто маскируется, зашторивается парадоксальным содержанием той или иной психической защиты, что препятствует распознаванию гомицидального характера агрессии на этапах следствия и судопроизводства. В отношении гомицидальности механизмы психических защит выполняет ряд функций. Перед совершением гомицидального деяния могут препятствовать развитию гомицидального эксцесса, вытесняя ненависть, месть , неприязнь в область бессознательной сферы, или, наоборот, блокировать антигомицидальный контроль, способствуя совершению гомицидальной агрессии. После совершения гомицидального деяния психические защиты могут способствовать нарастанию агомицидогнозии и оправданию уже совершенной агрессии ( хотя бы в собственных глазах субъекта). Более того , во втором случае они нередко формируют механизм дополнительного психического сопротивления субъекта процессу расследования. Психические защиты основаны на приемах уклонения ( избегания, упрощения, размывания, зашторивания) психотравмирующей информации, вызывающей тревогу, угрожающей психическому гомеостазу. Их механизмы архаично просты и незатейливы, поэтому часто действуют без учета особенностей реалий повседневности - лишь бы снять тревогу и вернуть психическое равновесие. Такая "безответственность" психических защит оправдана в повседневной житейской практике. Однако, в юридической ситуации те примитивные психические защиты, которые только "приглаживают" сложные противоречивые обстоятельства, сами нередко усугубляют юридические последствия, препятствуя адекватному, осознанному разрешению ситуации. Логика упрощенных психических защит нередко приводит к искажению показания участников и этим вольно или невольно деформируется объективная информация. Кроме этого, вторгаясь в процесс различных следственных действий, психические защиты налагают отпечаток парадоксальности, непредсказуемости и непонятности на безотчетно-защитное поведение участников уголовно-правовой ситуации. Активизация и характер механизмов психических защит определяются не только психотравмирующей значимостью события преступления или процессуальным положением того или иного участника уголовно-правового конфликта, но и в немалой степени - психической толерантностью индивида к критическим ситуациям. Психику потерпевших, подвергшихся изощренному насилию, нередко спасает от реактивного психоза защитная реакция типа "вытеснения", а механизм "идентификации" парадоксальным образом избавляет потерпевших от страха перед преступником - насильником или убийцей. Под влиянием панического страха, вызванного угрозой для жизни, жертвы нападения идентифицируют себя с насильником, то есть проявляют к преступнику псевдосимпатию, псевдосочувствие и даже иногда оправдывают после своего освобождения их жестокость. При этом жертвы могут неблагоприятно отзываться о тех, кто их освободил (так называемый "стокгольмский синдром"). В тех случаях, когда невозможно полностью устраненить тревогу, психические защиты ищут способы ее смягчения и адаптации субъекта к сложившейся новой ситуации. С этой целью механизмы психической защиты (вытеснение, изоляция, отрицание и др.) осуществляют процессы частичного или полного удаления из активного осознания субъекта (в пределах вменяемости) юридически значимой информации, связанной с совершенным преступлением. Причем, психологические защиты интуитивно (опережая сознательное логическое осмысление субъектом опасности) "укрывают" в области подсознательной психики наиболее важные фрагменты информации. Термин "сопротивление" используется для обозначения механизмов противодействия переводу подсознательных психических переживаний в сознательные. Принято выделять три типа проявлений сопротивления: а) открытая борьба, когда субъект в тревоге наотрез отказывается от дальнейшего обсуждения темы, подозревая, что его вводят в заблуждение; б) защитные эмоциональные реакции, при которых субъект стремится смягчить страх и тревогу перед расследованием. Этими эмоциональными реакциями он стремится склонить на свою сторону, вызвать к себе сочувствие и даже симпатию дознавателя, следователя, судьи. Субъект надеется, что установив таким образом "личные" отношения, он сможет повернуть ход расследования и рассмотрения его дела в суде в благоприятную для себя сторону, а в случае осуждения свалить вину на неправильное расследование и на необъективность, несправедливость суда; в) защитные внутренние запреты и уклонения, при которых сопротивления-запреты представлены в виде различного рода блокировок психических процессов, что приводит к непродуктивности мышления (непониманию смысла и значения), затруднениям памяти (забыванию, смещению событий и др.), повышает пассивное внимание в ущерб активному. Сопротивления-уклонения субъекта проявляются также в неожиданных заявлениях, интерпретациях актов, выводах и умозаключениях, которые не имеют логической основы, не вытекают из контекста расследуемого уголовного дела и противоречат одно другому. Каждый из этих условно выделенных типов сопротивления имеет большое многообразие переходных вариантов индивидуального исполнения. Понятийное поле сопротивлений и психических защит граничит с областью симулятивных невротических реакций. Дифференциальная диагностика симуляции невротического уровня (в пределах вменяемости) от психических защит и сопротивлений практически не поддается даже экспертному криминально-психопатологическому разграничению. На практике перевод вытесненного или изолированного юридически значимого переживания из подсознательного уровня психики субъекта в активное "рабочее" состояние является процессом чрезвычайно тонким и хрупким. Для его эффективного осуществления необходимы специальные навыки и соблюдение определенных правил. В качестве примеров функционирования разных психических защит ниже представлены специально подобранные диалоговые (между субъектом и специалистом по криминалистической психопатологии) фрагменты из конкретных уголовных дел, получивших широкую известность в связи с гомицидальными одиночными и серийными убийствами. ................ 4.1. Виды психических защит.......1) Вытеснение (репрессия): Вытеснение является основным видом психической защиты, механизм который переводят психотравмирующее переживание субъекта из активной в неактивную сферу сознания. Все нижеописанные механизмы защит, являются его подвариантами, модификациями. Наиболее частыми пусковыми психотравмирующими факторами, активирующими механизм вытеснения, являются страх перед смертельной угрозой при опасениях неизбежности ее осуществления (неизлечимая болезнь, угрозы криминального характера), а также обстоятельства, связанные с переживаниями унижающего стыда или оскорбленного самолюбия и др.. Субъект не воспринимает психотравмирующий факт, как конкретную реальность, имевшую место в его опыте. Вытеснение трансформирует связанные с ним события и обстоятельства из позитивной формы отражения в их копию - негатив. А его субъект довольно искренне не признает как имевший место факт. Механизм защитного вытеснения может полностью исключить из памяти потерпевших факт перенесенного тяжелого насилия. В криминальном контексте широко распространено вытеснение враждебности, вызванной мотивами зависти, ревности, честолюбия, мести или беспредметной неприязнью. В таких случаях механизм вытеснения включается, когда враждебность достигает выраженности, угрожающей потерей контроля и инстинктивным импульсом. У субъекта возникает страх перед невозможностью удержаться от импульсивной разрушительной агрессии. Процесс вытеснения происходит по принципу непроизвольно-рефлекторной реакции "расстворения", после которой та или иная враждебность тут же "забывается", но не уничтожается. Она погружается в круг неактуальных внеситуативных переживаний и пребывает там как взрывоопасный аффективный комплекс. Этот комплекс, оторванный от личностного целесообразия, сохраняет тенденции к накоплению, разрядке, высвобождению. Поэтому он продолжает находиться под контролем и давлением энергий вытеснени. Этапы развития тревоги, враждебности, их вытеснения, а затем иррациональные, противоречащие здравому смыслу аффективно-гомицидальные разрядки отчетливо прослеживаются на примере гомицидальных убийств. ....................................2) Отрицания: Этот защитный механизм игнорирует психотравмирующие аспекты реальности, субъекты активно отрицают серьезность юридической ситуации, в которой они оказались, отрицают отдельные юридические факты, не допускают мысли о неблагоприятных для них последствиях: "Это ничем мне не грозит". ...........................................3) Проекция: работа защитного механизма направлена на отрицание и вытеснение субъектом собственных аморальных, асоциальных желаний, влечений. Субъект приписывает их окружающим. В криминальной ситуации, например - при изнасиловании, субъект приписывает потерпевшим - проецирует на них - свои желания, цели и мотивы, что помогает ему преодолеть борьбу мотивов и решиться на преступное деяние. Собственную вину субъект отрицает и перекладывает ее на потерпевших. * * * ( в диалоге имеет место сочетание феноменов Отрицания и Проекции) - Да... Я не уверен, что я мог ее изнасиловать. - он нерешительно усмехнулся и без уверенности в голосе произнес, Ну не могло такого быть. Первая хоть выглядела нормально. А эту я как увидел... То есть, когда к ней я зашел, я лица ее н-не запомнил даже. Можно сказать, не видел. А когда я ее фотографию увидел в милиции, у меня к ней такое отвращение появилось, какая-то злоба, что такую уродину я мог изнасиловать. Обычно насилуют-то красивых таких. А тут какая-то .... и я ее н-н-на... как говориться, на нее встал. Н-не - м-может этого быть. + Не может быть, но как все-таки произошло?- Да нет, вряд ли я ее изнасиловал. Я не мог. Не помню, что она говорила. Совершенно как глухонемые были. То есть я не помню, что бы я ей что-то говорил. Помню какой-то голос звучал такой... приятный, зовущий, он продолжался минуту - не больше. Когда я вошел, то есть, я видел силуэт этой женщины, лица я ее не разобрал. Оно как-то размазано было, то есть не видно... + Ты ведь сразу, когда тебя задержали, рассказывал, что потерпевшая показалась тебе красивой девушкой. - Не помню. Может быть говорил... Я разрезал веревки, которыми перед этим ее связал... я видел лицо, но не этой, которую видел в милиции, а совсем какой-то другой женщины. Лицо было совсем молодое. + На кого похожее? - На лицо молодой девушки. Я с ней познакомился раньше. Вот на нее очень похоже. Потом оно вроде исказилось....Я не помню, чтобы я с ней совершал акт. Я помню только, как разрезал эти веревки. Тогда она представилась мне молодой. Я видел ее лицо никакое не морщинистое... Молодое лицо... Потом это лицо в какой-то гримасе исказилось...Такое неприятное...Вот я и накинул тряпку на него... ..................................4) Изоляция (отчуждение события)......... Часто встречается у субъектов, совершивших тяжкое преступление в условиях неочевидности. Событие преступления как бы "зашторивается" в сознании субъекта. Оно не забывается, однако лишается своей адекватной эмоциональной оценки, поэтому и не тревожит его. Ассоциативные связи с событием преступления подавляются (тормозятся) и психотравмирующая информация, связанная с событием преступления, не подвергается критической оценке субъекта, который производят впечатление внешнее "безразличного" к совершенному убийству. Нередко за внешней бесстрастностью субъекта прячется эмоциональное "жало" вины, которое можно достичь, преодолев изоляцию путем восстановления его ассоциаций. В таких случаях изолированное переживание вины актуализируется в признательных показаниях, сопровождающихся выраженной аффективной разрядкой и покаянием, нередко в момент, неожиданный как для субъекта, так и для следствия. * * * - Когда я уже убивал со мной происходило что-то. Какая-то апатия. То есть я-а-а не соображал, что я делаю, я просто уходил, а когда приходил домой, когда уже осознавая то, что у меня случалось, сначала я гнал эти мысли, а потом как-то по нарастающей опять начинала все это опять начинало восстанавливаться. То есть я опять готовился к соверш... Ну вот, между эпизодами, вот, я опять как-то сначала... Я старался... Ну, когда первое произошло, просто я не поверил. Потом, второй раз когда, вот, произошло. Второй раз я тоже в это не поверил. Почему? Я объясню. Во-первых, э... Это нигде не прошло. То есть я по ориентировкам этого не видел. Значит я мог.. Я подумал, что мне это все приснилось. Вот. Тогда со мной произошло вот это. Второй случай - я испугался, но не осознал, что я это сделал. То есть я полностью не мог. Не смог осознать, что это действительно сделал я. И вот, когда третья жертва появилась, когда я это сделал. Куда мне было идти? Идти к вам? У меня двое детей. Все! Это сейчас могу говорить как на духу потому что я потерял все...........................................5) Рационализация: защитная позиция субъекта, которая с одной стороны "логически" псевдооправдывает совершенные ним преступления социальной необходимостью, а с другой скрывают (и для самого субъекта) их истинную мотивацию. Так серийный гомицидоман-убийца несовершенолетних в свое оправдание привел довод, что они беспризорные, а потому никому не нужны. В другом случае субъект называл себя "санитаром" общества. В данном фрагменте имеет место сочетание рационализации, проекции, сопротивления + Помнишь ты говорил, что люди, которые к тебе приходили они были не нужны обществу?- Ну правильно, да. Не нужны. Точно не нужны. Вот Сидоров (один из потерпевших) уже прожил жизнь, ему 54 года, он бомж, ничего не умел делать. + Кому он был в тягость ? - В тягость людям, пугал людей... по нему только тюрьма... + Так, что ты выполнил... Ты как бы чистильщик ? - Теперь там живут порядочные люди в его квартире. Я как-то заходил, интересовался. Мне не открыли дверь. Я ничего. Хотел только поинтересоваться кто там живет. + Тебе нужно разобраться во всем и в себе, хотя бы для того, чтобы ты смог как-то построить свою защиту. - Защиту уже бесполезно. Человека убил я знаю. Я, можно сказать, как санитар, чтобы не нужных людей уничтожать. + Все-таки, когда ты сейчас говоришь, что ты как-бы был санитаром общества , как-бы убирал людей, которые не нужны никому. Ты говорил, что они приходили к тебе на смерть. - Они хотели у меня ...умертвить... (искажение речи - как проявление подавления) + Умереть? Что бы ты их умертвил? - Да. Я так думаю. Так думаю. + Приходили как в последний раз? - Последний раз отдышаться. + Получается, что ты за них делал то, на что они были не способны, у них не хватало моральных сил с собой покончить. Так я понимаю? - Да. точно. Это правильно. + Тогда второй вопрос в связи с этим. Ты чувствовал себя правым и у тебя не было чувства греха. Ты считал, что делаешь с ними то,чего они сами хотят? - Я ходил за П. очень много раз молился в церкви. Я ездил в Никольскую церковь, ставил свечи, молился. ..................................................6) Смещение: защитный принцип заключается в том, что субъект переводит преступный интерес с одного объекта на другой, который становится более приемлемым эквивалентом или заменителем первичного. Нередко наблюдается у субъектов, склонных к гомицидальному насилию, когда объектом агрессивного влечения на какой-то период времени становятся животные (кошки, собаки). В приведенном ниже случае субъект после первого убийства человека с расчленением и антропофагией (поеданием человеческих органов) в течение длительного времени убивал, расчленял кошек, употреблял в пищу их мясо, а затем вновь совершил несколько убийств людей, аналогичных первому убийству. + Говоришь, что ты выполнял желание твоих знакомых умереть. А с кошками? Ведь рассказывал, что возбуждал, лизал их половые органы, чтобы доставить им последнее удовольствие. Себе доставлял последнее удовольствие и им. Я правильно тебя понял? - Да-а. + Что значит последнее удовольствие? - То есть я человек, который им сделал приятное. Они знаете, что даже делали... Вот я приведу, например, к Даше (любимая кошка, которая постоянно жила в доме). Даша начинает гонять новую кошку или кота по всей квартире, понимаете лишний. + Ревновала? - Конечно ревновала. + Сначала ты их прикармливал, угощал, но точно знал, что кончится тем, что ты их будешь "разделывать"? - Да, да. + То есть, как ты говоришь " давал им последнее удовольствие". - Да, да. В том то и дело. Кошек, которых приводил, я 2-3 часа держал. Я взял у тети Гали. Такой большой кот был. Он ей мешал жить. Она мне сказала, чтобы я взял его, чтобы она не видела. Потому что усыплять очень дорого, и я взял этого кота. Всю ночь он под батареей сидел. Утром я проснулся. Он не ел, не пил. Я его ну... Так немножко так, это самое, полюбил. + Что значит полюбил? - Он шипел.... не хотел. + Полюбил - это трогал за половые органы? - Да. Да. Да... + Ну, расскажи конкретно, что делал? - Ну-у-у хотел потрогать. + Пробовал у него органы. Смог возбудить его? - Нет он шипел. + Он отбивался? - Да, потому что Даша там была. + И ты решил, что пора его кончать? - Да. Всю ночь у меня под батареей сидел. + Как тебе удалось его заловить. Кошку схватить и с ней, что-то сделать очень сложно. - У меня на кухне лежала большая палка такая. Я ударил кота по голове, Он потерял сознание и потом уже можно было легко его. Как хотите. Я его в таз положил, а потом уже отрезал ему голову. + Чем отрезал? - Ножом, да. Большим ножом отрезал ему голову, а потом лапки отрезал, потом взял его вот так. Ну как зайца. + Как с зайца шкуру сдирают. Приспособление такое на доске? - Нет к стенке. На вбитых гвоздях. + Так стенка же в крови. Как же так. - Я потом подтирал тряпкой. Ничего страшного. + А куда кровь стекала? - В ванну. Я потом смывал все. + Когда отрезал голову коту, кровь собирал в таз? - Нет, все уходило в ванну, холодной водой я все промывал. Потом резал ножом, вытаскивал оттуда кишки, печень, желчь, легкие доставал, сердце доставал. Сердце Даше давал. + А почему только сердце ей давал? - А потом варил, готовил. Не только сердце.+ Даша просила, начинала орать?- Нет, она ходила, только смотрела как я делаю. Прямо на газетку давал ей сердце, легкие. Она так прямо сырое ела. Шкуру сниму, положу в таз. Шкурки я заворачивал в полиэтиленовый пакет. Голову иногда распиливал полотном.- А зачем голову распиливал?+ Доставал оттуда мозги, язык. Язык доставал.- Мозги зачем?+ Варил. Варил в ковшике мозги, солил.- Для себя или для Даши?+ Для себя, в основном.- Они чем-нибудь отличаются от человеческих?+ Я человеческие не пробовал. Человеческие не пробовал.- Человеческие головы распиливал? + Нет, не распиливал. - Пробовал кошачью кровь? Некоторые пьют кровь - считают, что кровь придает силу, бодрость, энергию. + Нет, не пробовал. Почему то мне н-н-не нр... у Б. я попробовал кровь. Кровь попробовал. Она сгустками. Сгустками на кухне. - А горячую, когда течет? + Нет, не пробовал. Я попробовал, когда сгустками. К-как. Как трава. Как горькая трава. Шурку складывал, заворачивал в полиэтиленовый пакет, а дальше? - Выносил в мусорный контейнер. Зачем так долго с ней возился, чтобы потом просто выбросить? - Почему долго. Достаточно полчаса. Шкуру я снимал за полчаса. + Ты разрезал как хирург-анатом или просто как мясник?- Нет. К-как мясник и как хирург. Я смотрел внутренности. + Бывало так, чтобы сердце еще билось? - Нет. У меня одна кошка была очень больная. Знаете в чем дело. Я ее принес. Сдавал бутылки. Она сидела на ящиках. Ну-у-у... + Чем она тебе приглянулась? - Красивая. Более-менее хорошая кошка. Я принес. Так, Тузик (также некоторое время жил в доме) ее тоже начал гонять по всей квартире.+ И, что же ты сделал?- Я ее в ванну закрыл. Так, она в ванной сидела полчаса. Ей не понравилось и в комнату пошла, легла на диван. Так, Тузик ее опять начал гонять.+ Чем это все кончилось?- Я думал. Ну, что?+ Пришлось ее тоже...- Да. я ее палкой ударил. Когда ударишь палкой по голове она, теряет сознание. Одного удара достаточно, а потом ножом. Извините это глупо.+ Но это жизнь. Реальность.- Н-не хватало де... Ни каких денег не хватало.+ Ее также разделал, на тех же гвоздиках. Шкуру выбросил?- Все выбросил.+ Не пробовал их хоронить?- Нет. Я хоронил своего Пуса кота. Я назвал его Пус.+ У тебя были Даша, Тузик и еще Пус?- Он маленький был. Он обделал мою работу специально. У него был день рождения , исполнилось 3 месяца. Он нагадил прямо на мою работу.+ Какую работу?- Гнездо, где все мои кошки сидели.+ Сам придумал такое сооружение.- В одной книжке про кошек и собак прочитал. Там рассказывалось как можно сделать.+ Оно смотрится как трон. Мог бы на продажу такие делать, имел бы деньги хорошие.- Нет материал, трудно достать.+ Ты как человек верующий по-божески хоронил бы котов.- Пуса похоронил. Я завернул, задушил его тряпкой. Он стал пищать, я отнес его в ванну и засунул в рот тряпку.+ Как подвесил его, за шею что ли?- Нет, за лапки. Он стал кричать. Я и засунул ему в рот тряпку. Он задохнулся. Он маленький был. Я его кормил таблетками.+ Какими?- Паркопаном, он сьест и возле еды упадет и лежит валяется............................ ............ 7) Расщепление: защитный механизм, который создает у субъекта переживание раздвоения личности: на "плохую" и "хорошую". "Плохая" соединяет в себе темные асоциальные влечения, злобу и толкает на преступное насилие. Довольно частая защитная реакция у субъектов, совершивших гомицидальное насилие. * * * Докт... доктор, неужели я.. Ч- Чи-Ч... Чик... Чикотило, неужели я Чикотило? У меня даже сейчас, сейчас какое-то раздвоение, как-будто это я... я и не я, как-будто во мне сразу два человека. И тогда тоже. И сейчас второй надо мной злорадствует. Как-будто во мне сразу два человека. Сейчас он меня как-будто останавливает: не рассказывай ничего. Вы мне верите? Он как бы навязывал мне свое мнение - все равно. Понимаете, он как бы завладевал. Когда я говорил: нет, он все равно давил, давил, давил...+ Это было больше в мыслях, в голове, в теле?- Начиналось все через голову. Я, например, когда договаривался с жертвой, говорил про себя: "Мне это не надо". А он говорил: "Нет, тебе это надо". Голова начинала как бы сама расширяться. Такое ощущение, что она разъезжается, раскругляется. Какое-то вещество тебя заполняет, как бы дает тебе дурение, что ли. Не хочешь, а тянешься! Ты отпихиваешься, а оно тебя заволакивает, заволакивает, заволакивает. ...........................8) Регрессия: защитное полное или частичное возвращение субъекта к поведенческим стереотипам адаптации, своественным его более раннему возрасту. Они проявляются в речи: слова произносятся детским просящим или капризным голоском, коверкаются простые слова при уверенном произнесении более сложных. В поведении бросаются в глаза неадекватная возрасту ребячливость, бестолковость, обезьянничание. Регрессия может проявляется также в упрощении, примитивизации оценочных представлений. Субъект делит все имеющее отношение к конфликту только на "плохое" и "хорошее", не различая деталей обстоятельств, индивидуальных личностных особенностей участников конфликта. Упрощение формирует и типы агрессивности Принято делить ее на локальный и генерализованнный типы. При локальном - агрессивно воспринимается только тот человек (фрустратор) с которым субъект состоит в конфликте. В случае генерализации субъект причисляет к недоброжелателям и всех окружающих каким-либо образом связанных с основным фрустратором. Агрессивность может быть косвенной (в виде распространения слухов, сплетен) или прямой (физической). Возможен вариант и смещенной агрессии, когда в ярости на фрустратора, субъект с топором нападает на случайного прохожего. Регрессивные защитные реакции могут при резких психотравматических обострениях достигать глубины реактивного психоза (пуэрилизм, синдром Ганзера, синдром "одичания"). * * * Ж., 1971 года рождения, Обвиняется в том, что в течение 1993-1994 годов совершил серию изнасилований мальчиков. В сентябре 1994 года напал на малолетнего К., душил его, совершил с ним насильственный акт мужеложства, а затем ввел руку в задний проход и вырвал часть кишечника, причинив потерпевшему тяжкие телестные повреждения. Впервые разговор с ним состоялся через несколько часов после его ареста. Несмотря на ошеломление, вызванное задержанием, он производил впечатление холеного, самоуверенного, кокетливого - с томными глазами - покорителя тел. однако уже тогда опытный глаз мог рассмотреть признаки врожденной, а по жизни закрепившейся психической незрелости. Вторая встреча с ним произошла через полгода во время дополнительной психиатрической экспертизы, перед предъявлением ему обвинения. Он стал неузнаваем. Стали уродливыми голос, лицо, фигура. Полгода пребывания в тюремном изоляторе привели его в состояние близкое к так называемому синдрому "одичания". Надзиратель ввел сгорбленную, прозрачную тень человека. Казалось, что в сгорбленном теле уже не осталось нравственных сил и морального смысла для поддержания двуногой стойки и оно вот-вот станет на четыре лапы. Опустится, чтобы больше никогда не подняться, и его человеческая речь - отрывистая, временами нечленораздельная - перейдет в подлаивание, скуление и когда-нибудь станет писком в пустой телестной оболочке. В том, что раньше было храмом души. Так выглядит психическая и социальная смерть. * * - Я боюсь, боюсь всего... + Я понимаю тебя.- Боюсь закрытой больницы, боюсь уколов, стать дураком боюсь. + Я сейчас специально с тобой разговариваю, чтобы привести все это в порядок. Все-таки, скажи пожалуйста, когда ты ввел руку в кишечник мальчика, для тебя это было что-то новое? Что ты испытывал? - Вы поймите тоже меня. Я боюсь!+ Что все-таки тебя в этом привлекало? Тепло, запах...- Вы знаете, в какое положение вы меня ставите?+ Я пытаюсь, чтобы ты выглядел человеком.- Вы не думайте, что именно, вот, вы. Вы говорите: это общество... Это не главное, что че...чел... Человек имеет напротив, что... Кто с ним разговаривает, имеет общее. Гарантия какая-нибудь должна быть! Этот человек, которого вы спрашиваете, что он будет цел...н-не поврежден... + Единственные мои гарантии в том, что я могу представить тебя как человека. - Вы понимаете, что этот человек все знает, - продолжает он плачущим без слез голосом ребенка. -... он пронес все на себе, вы понимаете? Гарантия какая, что он будет цел, что его никто не будет трогать, что он останется тем же какой я и был? Его нервы... Вы знаете, что и его можно сделать и нормальным, можно сделать и психическим. Его можно сделать и калекой, можно сделать. Гарантия, г-де-е, скажи-и-те мне, по-ожалу-у-йста? Где гарантия? У меня есть мать родная. Я ее никогда не забуду. Есть мать родная и кто-то должен отвечать за эти проступки, которые сделали - за все это... + У тебя есть свои проступки, из-за которых ты здесь! - Есть и мои проступки. + Вот ты давал 8-9-летним мальчикам по пять тысяч рублей после насилия минетом, помнишь?! (Наступила продолжительная пауза, которую он прервал уже более спокойным голосом.)- Вы...Вы над...+ У тебя есть тоже проступки. Так, давай уж...- Мы разговариваем про эти проступки... но есть... есть рядом эти проступки.. (И словно вспомнив что-то, вновь затянул):- У вас м-мама потом приедет и сп-р-о-сит...+ Послушай, давай перейдем к делу. Потому что плакать мы здесь можем вместе сколько угодно. А дело у тебя очень серьезное. (Заметно успокоившись, он и меня стал успокаивать):- Вы только не сердитесь.+ Так расскажи, пожалуйста, зачем ты ввел руку в кишечник?- Рас-сказа-ать? Он выдержал паузу, наклонился через стол и отчетливо выговаривая слова продолжил:+ Когда человек пси-хи-трический, он может взять неожиданно вещь и ударить человека. Это как можно... как врач может объяснить?- Когда ударить, это всем понятно. А вот, зачем?+ Это одно и тоже.- А вы не сердитесь!+ А я и не сержусь, - миролюбиво заметил я.- Гарантия какая-нибудь должна быть! Этот человек, которого вы спрашиваете, что он будет цел. Н-не поврежден. + Единственные мои гарантии в том, что я могу представить тебя как человека. - Вы понимаете, что этот человек все знает, - продолжает он плачущим без слез голосом ребенка, - он пронес все на себе, вы понимаете? Гарантия какая, что он будет цел, что его никто не будет трогать, что он останется тем же какой я и был? Его нервы... Вы знаете, что и его можно сделать и нормальным, можно сделать и психическим. Его можно сделать и калекой, можно сделать. Гарантия, г-де-е, скажи-и-те мне, пожалу-у-йста? Где гарантия? - У меня есть мать родная. Я ее никогда не забуду. Есть мать родная и кто-то должен отвечать за эти проступки, которые сделали - за все это............................................ 9) Компенсация: характер деятельности, когда субъект восполняет недостатки своих способностей в одной области успехами в другой. Физические недостатки компесируются успехами в интеллектуальной сфере. Так слабый, хилый самоутверждается достижениями в шахматах, учебе и ,наоборот, трудности в получении образования, профессии нередко компенсируются достижениями в физическом труде. * * * - Начал ходить по парадным. У меня не первый случай был,-.... когда меня задержали. Это был уже не первый мальчик. Но, правда, со всеми остальными, которые были до него, у меня было только - я раздевал, смотрел и трогал. Мне уже, к тому времени встречались многие мальчики. Многие начинали плакать, что, именно, я их раздел. Один заплакал. Потом спросил, вы что - врач? Я говорю, да, врач. Он успокоился. Я так его потрогал и больше ничего с ним не делал. Потом сам разделся, показал ему. Попросил потрогать, он потрогал, удовлетворился и пошел покупать ему мороженое. (С усмешкой). Во время второй отсидки я, в общем-то, думал только о том, чтобы скорее освободиться и увидеть хотя бы, а тем более поиметь контакт.+ Как у тебя складывались отношения с ребятами в школе?- Ну, то что они, например, могли хорошо учиться, то, что меня постоянно отец упрекал этим, "смотри они хорошо учатся, не хулиганят, не бегают", а ты вот такой - сякой. Все в классе плотно дружно друг с другом жили, а я как-бы отошел от них, не нашел контактов с классом. + Доставляло удовлетворение, что, если они у тебя выигрывают в том, что лучше учатся, примерные, но зато ты....- /перебивает/ Но зато у них нет мальчиков! Я в детстве был хилый, плакал часто, впечатлительный такой... Мать, отец мне часто говорили - "тебе бы девочкой быть........................................... 10) Гиперкомпенсация: механизм психической защиты, направляющий на достижение успеха в той области способностей, которая дефектна. Например, физически слабый подросток упорно тренируется в силовых видах спорта и становится чемпионом по поднятию тяжестей или в боксе. Робкий и застенчивый выбирает профессию, требующую необычайного мужества. Боязливый на публике может совершать отчаянные поступки. * * *+ Ты не помнишь от чего появились такие желания. Такое чувство стать идеальным?- Не идеальным, а сильным. В основном по книгам, фильмам, например, три мушкетера.+ По жизни ты все-таки чувствовал себя ущемленным?- В основном да. Драться я не умел потому что бабушка учила:" Ударили - лучше убеги"+ Ты пошел на эту работу из-за формы?- ( задумался) + Можно я выскажу предположение?- Да. + Место работы удобное, люди перед тобой, доступ к жертвам? То есть доступ к женщинам ?- Ну, мной больше руководило не это. Наверно, больше. Я одел форму всего для того, чтобы... потому что драться я не умел. Какое-то самоутверждение. Вот, я стал выше тех моих обидчиков, которые меня, когда-то обижали. Что теперь не мне их бояться, а они меня будут бояться.+ Тебя в детстве больше обижали мальчики или девочки?- Девочки иногда обижали......................................... 11) Идентификация: защита, когда субъект строит свой образ адаптации на основании принятия психических и социальных характеристик другого человека более удачного типа, чтобы преодолеть чувство неполноценности или одиночества. Идентификация может быть не только с отдельным человеком, но проявляется и в виде приобщения к той или иной общественной организации. Выделяют вариант "идентификация с агрессором", когда субъект, охваченный страхом, оправдывает поступки человека, которого боится - "стокгольмский" синдром. * * *
  ( из диалога с гомицидоманом-антропофагом и пожирателем кошек)+ Какое у тебя образование... сколько классов? -- Да. ПТУ. Работал арматурщиком длительное время. Около 2-х лет работал.+ Думал приобрести какую-нибудь другую специальность. - Я хотел быть хирургом. + Почему именно хирургом. - Потому, что мне нравиться смотреть...ээ. Органы...органы нравиться смотреть. + Их внешний вид или как они работают? - Хирург только одну задачу делает, а я же делаю все сразу. И убиваю, и режу, и все делаю, снимаю шкуру и все прочее...Можно закурить, пожалуйста. .................................... 12) Интроекция: У взрослых - это незрелый инфантильный защитный механизм адаптации в социальной среде, основой которого является формальное присвоение индивидуумом убеждений, установок других людей, социальных групп. Эти установки не подвергаются анализу, личностной переработке. Интроеция в детстве родительских взглядов и оценочных понятий - "хороший, плохой" - является основой символического формирования в психике взрослых устойчивых образов внешних объектов - "ненавидимого" (при мести, сверхценной неприязни и пр.) или "любимого" (объект сексуальных вожделений и пр.) - с целью установления близости с ними или удержания их постоянного присутствия. Психическое напряжение субъекта при противоречивом (амбивалентном) отношении , например - к любимому объекту, снижается в случае, если этот объект вызывает страх или ненависть. Субъект таких отношений потерю объекта-жертвы ("кумира") переживает как трагедию. * * * + Отец на мать набрасывался, когда он еще мог это делать. Потом уже инвалидом стал, у него рука перестала подниматься, бывало бил. Прямо при мне, при сестренке кричал матери, мол, не спишь со мной. Ну вот, прямо при мне и сестренке. Когда она была беременная сестренкой, он у меня на глазах прижигал ее утюгом. Мне было тогда лет шесть-семь. Я зашел в комнату - до сих пор помню - мать стоит в углу зажатая, кричит, а отец ей к груди утюг прижимает, утюгом тыкает ей в грудь, в разрез платья. Помню отец смотрит на меня глазами такими улыбающимися - страшными - глазами (всхлипывая). Мне пришлось побежать к соседке. Та прибежала, успокоила их, у матери ожог был на груди. У нее от него были постоянные синяки. Я часто плакал, по ночам были страхи, стал по ночам мочиться в кровать.- Отец к сестренке приставал по пьянке?+ Ну как, не с сексуальными домогательствами, а сядет и начинает, там, говорить гадости какие-то. Также как он и ко мне раньше приставал, там, начинал по пьяни нравоучения: "Показывай дневник! Из-за всего этого я пару раз убегал из дома, но все время сам возвращался. Из животных мне птицы больше нравились. У меня попугайчики были, два попугайчика, мне купили их, когда мне лет двенадцать было. Нет, не двенадцать, а лет одиннадцать. Потом, когда с лета приехали, попугаев не оказалось. Отец по пьяни выпустил, и все они пропали. Долго искал, писал объявления.- Других не завели? + Я уже не захотел. Многие из гомицидальных насильников (убийц) обнаруживают в себе отцовскую агрессивность. В пяти-семилетнем возрасте пережив трагедии, связанные с утратами по вине отца чего-то или кого-то, беспредельно любимого. У этого отец попугайчиков загубил, мать прижигал утюгом. Он все жизнь помнил и очень точно высказался про пьяное улыбающееся лицо отца. Такое сходу не выдумать. Оно в нем глубоко запало - его и копировал. За два года перед убийством попытался изнасиловать пожилую женщину,кстати - во дворе, у контейнера для мусора. А в деревне изнасиловал пожилую соседку. Забрался к ней в дом ночью, опять же - разбив окно. Теперь изнасиловал и задушил девятилетнюю соседку, родившуюся и выросшую у него на глазах. Другой убийца в шесть лет влюбился в козленочка, которого отец зарезал на его глазах. Родители перекрутили козленочкино мясо в фарш, наделали из него "вкусных" котлеток, за обедом ему пытались скормить такую котлету, а когда он наотрез отказался ее съесть, побили за капризы. Так родители все старались ему угодить, а он неблагодарный... И что? Этот вчерашний "малыш" уже в десять лет сексуально совращал младших приятелей, а к двадцати восьми годам, став матерым, не меньше сотни малышей - "козляток" - изнасиловал и под конец трех подростков зверски зарезал. Третий убийца, ставший каннибалом, в детском возрасте был свидетелем того, как отец на его глазах мать забил насмерть. * * * + Все-таки откуда взялась такая жестокость к мальчикам? - Раньше была подсознательная, вот, а тут в тот момент я именно ощутил, то, что я ,вот, я довлею над ним. Владею ним, что он подчиняется мне. Раньше это может было только для того, чтобы удовлетвориться. А тут уже начал как-то... именно, вот...+ Уже и необходимости в жестокости не было?- Да. Можно так сказать.+ И раньше придавливал... принуждая брать в рот?- Ну, это было только для того, чтоб удовлетвориться. Прервать его крик.+ Это когда началось?- С прошлого года. Мысль у меня была и раньше. Когда я еще сидел даже, а так уже прорабатывал. Чо-то мне вспомнилось как меня к стенке придавил... в 8 классе одноклассник. Мы курили в парадной- я и еще двое ребят. Он кричит "становись к стенке". Сечас, мол, фокус покажу. "Затягивайся!" Я затянулся. Он горло пережал... о-от... мне дышать стало нечем. Мутнеть стало сознание, чувствую слабость и в общем-то рыпаюсь так... и не дернуться мне сильно... вот. Уже мысль такая, что , вот, сейчас вообще задержит... еще больше меня так подержит и все тогда... вот. Отпустил потом и я еле отдышался. Это вспомнилось, когда сидел в лагерь как прием, которым можно...+Еще помню там эпизод - козу я любил.- Козу?+ Просто животное нравилось, нравилась коза в деревне у бабы Лены... Они ее на мясо пустили. Очень переживал, плакал, не мог смотреть. Во дворе ее вывесили... стекать там все, шкуру содрали. Потом есть ее... приготовили, предлагали. Так я прямо убежал из-за стола. Не стал есть...( Вот тебе и первая любовь и первое знакомство с кровавой жестокостью взрослых. Первое и наверно последнее в его жизни настоящее страдание. Не исключено, что так происходит первое кодирование - одних на убийство, других на ненависть к нему... А третьих на избирательное влечение то к одному, то к другому.) ............................................ 13) Интеллектуализация: Способ защиты от тревожащих переживаний путем логического изучения причин и механизмов их вызывающих, или как говорят психоаналитики - " раскладывания по полочкам". Так, например, ипохондрик снимает тревогу, изучая описанные в диагностическом справочнике возможные симптомы болезни. А субъект уголовно-правовых отношений изучает с этой целью статьи УК. Процесс интеллектуализации создает у индивидуума чувство субъективного контроля над тревожащей ситуацией и препятствует осознанию необходимости ее реального решения. Гомицидоманы становятся своеобразными философами, "мыслителями", пытаясь подавить бунт остатков контроля своей здоровой психики над гомицидальными импульсами. Пытаются обмануть антигомицидальный контроль своими теориями, в которых их деятельность выступает то как мученичество во имя процветания, чистоты общества, совершенства воспитания, то, убивая женщин, объявляют себе санитарами морали. А здесь субъект - совратитель детей и убийца подростков претендует на роль "педагога-просветителя". * * * (сочетание интеллектуализации и идентификации) + А зачем нужно было чтобы сперма мальчика попала на руки? - Не то чтобы конкретно на мои руки, а что бы в моих руках полилась. То есть не в чьих-то или с какой-то девчонкой. В моих и еще , чтобы это было у него в первый раз. Чтобы ему это запомнилось. + Зачем? - Такое мое удовлетворение. Что это счастье ему впервые предоставил я... (смех) + Счастье чего? - Счастье именно этого момента удовлетворения от первого извержения. + В таком случае ты выполнял роль женщины? - В какой-то части да. Чтобы он впервые испытал с моей помощью и со мной конкретно. + А как же все-таки понять то, что представлял "мальчика на женщине"? Имел в виду себя в образе женщины? - Сначала у меня была мысль со стороны посмотреть. Потом пытался ее реализовать, но у меня что-то не сошлось с обувью. + Как хотел реализовать? - Платья, там, начал материны примерять. Одевал, но мать у меня совсем другой комплекции. Не состоялась моя конечная цель. + Какая была конечная цель? Если бы ты одел это платье, что дальше? - Загримировался бы как женщина, пошел бы на какой-нибудь массовый маршрут и пристал бы к какому-нибудь мальчику. Для того, чтобы посмотреть, как бы он среагировал. Рисовал себе картинку. Если я вот так переоденусь. Женщина к нему подходит и начинает его трогать.. рассуждает сквозь прорывающийся тихий смех. + Так это была бы шутка? - Нет, не шутка. В общем-то, желание мое такое было. А просто побочный, так сказать, эффект. Посмотреть, как он себя поведет, как среагирует. Мне дети почему нравятся, и особенно такие, вот, общительные. Дети более, такие, эмоциональные. Все отражается у них на лице, в движениях. Этим они тоже меня привлекают.+ Ты сказал, что обувь подвела. Что имел в виду? - Конечно. У меня-то размер какой! Рост какой! Я думал подыскать через всяких девчонок во дворе. Но не стал. Так и не получилось. Если бы я надел только платье, у меня волосы короткие. Я хотел надеть парик. У нас один в ПТУ ходил в парике. Попал на пятнадцать суток, и его обстригли, у него до этого были такие лохмы длинные. Хотел с ним договориться. Так уже раскидывал - парик у меня, допустим, будет. Но раз платье не подходит, туфлей нет - значит, не получается.+ Предположим, нашел бы подходящего мальчика, к которому подошел бы, представился девочкой, девицей. Какого приблизительно возраста мальчика бы выбрал?- Лет десять-двенадцать.+ Что он понимает в этом? Ты имел в виду, что было бы легче его завести куда-нибудь?- Что он понимает?! Как раз в этом возрасте больше интереса проявляется к женщинам. Именно пик нагрузок на этот период происходит!+ Где-нибудь читал об этом?- Не читал. А так, общем-то, по своим этим, что у меня, именно вот, было, что я, в общем-то, до двенадцати лет, практически, так, не очень. Во-от. Что они еще не знают, что, мол, с женщиной можно что-то, чего-то, куда-то, как-то. Вот именно, что более младший возраст меня, поэтому, не устраивал. А вот эти уже начинали понимать, что с ней можно что-то, куда-то, чего-то, как-то. Во-от. Можно было сходить куда-нибудь. Он бы согласился, во-от, со мной на мои эти, так сказать, предложения. Во-от. Мы бы зашли с ним куда-нибудь, я бы ему, это самое. ......................................14) Реактивное образование:механизм защиты, в результате действия которого поведение субъекта прямо противоположно бессознательному вытесненному влечению. Он проявляется, в частности, в неосознаваемой преувеличенной заботе, внимании, уважении к тому, кого смертельно ненавидят. Жертвы реактивного образования нередко находят утешение в защитном принципе: "Бьет-значит любит". * * *+ Тебе ведь нравится женская парфюмерия - запах, например, ромашки?- Ну-у, почему нравится?+ Хотя бы потому, что у одной и потерпевших ты взял косметичку, дезодоранты, хотя там было много других ценных вещей. Оставил дорогие меха, а дезодоранты все перепробовал, часть унес с собой...- Хоть один пример, что я пробовал запах?+ Оставил на них следы окровавленных перчаток.- Не знаю...+ Так зачем нюхал дезодоранты убитых женщин?- В четырех случаях, брал флаконы дезодорантов в руки, открывал. + Видно, что они имели какое-то особое значение... Мог бы четко ответить, какое,- Н-не-е знаю. Не могу объяснить, почему я его открывал.+ Вообще дезодоранты нравятся?+ Ну, как нравятся? Я же не хожу, не нюхаю их...- Я понимаю, но запахи тебе нравятся? Приятно, когда от тела пахнет не потом, а каким-нибудь свежим запахом.- Ты с женой познакомился , когда "гулял" перед второй отсидкой... + У нас с ней ничего не было.Не это ли его и мучило все последние годы. У них не было сексуальной близости - девственником отправился отбывать второй срок. За это время она оказалась чужой женой и встретила его с чужим ребенком.+ Запах дезодоранта вызывал у тебя пределенные приятные ассоциации? Может быть связанные с твоей женой- "ПУПА" стояла дома. Открываешь... Выкинуть охота... лучше бы его не было.+ Почему?- Ну-у, лишнее напоминание об убийстве...+ Все-таки дезодоранты не давали покоя?- Сказать почему? Когда приносишь домой, что-нибудь красивое. Приносишь так вот в подарок. Вот купил подарок. Как все радуются! ("Подарки" и денежная мелочь, принесенные от убитых женщинБ играли роль ссуррогатов мести, которые гасили тлеющую в душе Ш. (и скрываемую от себя самого) гомицидальную страсть к кровавому самоутверждению у себя в доме. Он убивал чужих жен, чтобы не убить свою) ................................................................................................15) Подавление: Психическая защита, реализующаяся посредством целенаправленного установления торможения над психотравмирующими содержанием восприятий, мыслей, чувств. Психотравмирующее событие "забывается". Однако, сохраняется символическая связь между подавленной информацией и реакциями субъекта в его телестной сенсорике (психогенные анестезии, парезы, истерические параличи конечностей и др.), расстройствах вегетативной нервной системы (нарушения дыхания, пульса, работы кишечника и др..). О наличии подавленной (подвергшейся торможению) эмоционально значимой информации, свидетельствуют так же навязчивые движения, беспокойная жестикуляция, оговорки, описки, вздохи, тревожно потирание рук и пр. * * * В приведенном ниже диалоге с субъектом, совершившим пять гомицидальных убийств молодых женщин, примечательна оговорка ("эвуляция"), допущенная опрашиваемым. Она свидетельствует существовании в его влечениях механизма защиты по типу подавленности. Указанная оговорка позволила заподозрить наличие у субъекта скрытой идентификации с женщиной. Дело в том, что слово "овуляция" означает выход женской половой клетки из яичника в полость тела. Знание этого варианта психической защиты сразу вскрыло ранее неизвестный внутренний конфликт, существенно влиявший на мотивацию гомицидальных насилий (убийств). Тонким детским голосом, нелепо контрастирующим со страдальческой гримасой на небритом лице субъект рассуждал:- Ласкать грудь, целовать клитор... Наверное, больше всего мне в последний раз хотелось это - эвуляции...+ Было желание побыть женщиной?- Я предпочитал, чтобы меня выбирали, но этого не случалось. Поначалу мне этого хотелось.+ Поначалу - это когда?- До армии еще.+ Ты не пробовал надевать женскую одежду? Пробовал. Я надевал колготки, например, надевал женскую одежду...+ Дома или...- Дома, дома. Я так, я не так воспитан.+ Бывали у тебя мысли ощутить половой акт как женщина? Можно сказать, что у тебя была зависть к женским половым органам?- Да, где-то есть такая... Сто процентов я сказать не могу, потому что я...+Я имею в виду фантазии..- В фантазиях - да. Мне хотелось ощутить то, что ощущает женщина. Мне нравилась их одежда. Мне нравилось многое в них. Да, мне хотелось бы побыть женщиной или ощутить...+ Когда это желание появилось?- Еще до армии...+ Когда ты узнал, что у тебя есть проблемы с сексом? Когда появилась преждевременная эякуляция?- Да.+ Ты почувствовал себя неудавшимся мужчиной? Тебе казалось, что женщиной быть проще?- Ну, да, в сущности, но опять же - как. Я, говорю, я никогда не выбирал оральный секс. А так - да, хотелось.+ К женским гениталиям прикасался губами, а к мужским мог бы?- Нет.+ Некоторые ведь так и реализуют скрытое желание быть женщиной.- Нет, меня это не прельщало. Вот сколько я здесь сижу - уже восемь месяцев, я, честно говорю, ни разу не пробовал... Меня не прельщают мужчины. Это он произнес с некоторым жеманством и продолжал: - Меня не прельщает это. Меня не прельщает также встать на место петуха.+ Тем не менее, не бывало ли у тебя сожаления, что ты родился мужчиной?- Да, где-то есть такое.+ Это в чем-нибудь проявлялось? В детстве ты играл в какие игры? Куклы были?- Были. Я с удовольствием лазил к ним под одежду. Правда, там ничего не было, но все равно было интересно... Играл в дочки-матери.+ Можно сказать, что ты в себе чувствовал элементы женской психологии? Например, предпочитал, чтобы тебя выбрали? ( Думаю, он этого хотел бы. Чтобы выбирали его, как выбирают женщину. Ведь чем женская психология более выгодна по сравнению с мужской? Тем, что женщина - хозяйка положения.) - Да. Чтобы меня выбирали. Да, но этого не случалось. Это более меня бы устраивало: "Хочу - сделаю, хочу - не сделаю". Так бы я был хозяин. Хотя, в сущности, я считал, что это чисто мужская должна быть воля. А получается так, что это - чисто женская воля: "Я захочу - да, захочу - нет". ........................ 16) Аутоидеализация: Этот механизм защиты на основе выраженной агомицидогнозии чаще встречающийся в случаях совершения тяжких преступлений. Субъект, совершивший зверские (гомицидальные) убийства или преступления вандальской направленности, бравируют своим бесстрастным отношением к потерпевшим, смакует шокирующие детали своих бесчеловечных деяний. При этом свое преступное поведение, представляет как проявление мужества, героизма, на которые способны только "избранные". * * * - Да! Я готовился, я продумывал. Я и сейчас порой здесь становлюсь волком.+ Что ты имеешь в виду, говоря "здесь становлюсь волком"? Это чувство одичания, или тебя и здесь в следственном изоляторе демонические мысли появляются?- Они меня и здесь достают. Я понимаю, что я... Конечно выйти я не выйду, я знаю. Лучше, конечно, получить пулю в лоб, и на этом все закончить, чем сидеть пожизненно и гнить, как я гнию сейчас. Когда ко мне приходят мысли, с одной стороны, я завидую сам себе. То, что я был мужиком. Во мне действительно живет два человека. Это тяжело осознать, но я чувствую это. И когда я начинаю думать, как второй человек, с одной стороны, я себя уважаю.
  ..............................Глава VI СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ГОМИЦИДАЛЬНЫХ НАСИЛИЙ \ УБИЙСТВ. ....... \. Зал суда - вот место, где скорей и больнее всего мстит за себя каждый недочет в психиатрических знаниях..О.БУМКЕ \.............................................. 6.1. Гомицидальные безумства и безумия....... Профессиональная деятельность юриста практичеcки всегда связана с необходимостью исследовать полноценность психичесґкого здоровья участников как гражданского, так и уголовного процессов. Наиболее часто вопросы, касающиеся психической нормы и пограничной психопатологии, возникают в связи с крайними формами гомицидального поведения участников (субъектов и потерпевших) уголовно-правового конфликта. Феномен крайнего гомицидального поведения встречается при оскорблениях, доведении до самоубийства, причинении вреда здоровью и убийствах в состоянии аффекта, при превышении пределов необґходимой обороны, причинении смерти по неосторожости, а также при совершении преступлений террористического характера и др..
   Трудности, возникающие при исследовании крайних проявлений агрессивґного антиобщественного поведения обусловлены существующей неопределенностью критериев разграничения психической нормы и так называемых пограничных психичесґких отклонений. Нередко психопатологические феномены ошибочно оцениваются морально-нравственными, эстетиґческими категориями, например, как "безобразное", "низменное" или, наоборот, безнравственное поведение психически здорового субъекта трактуется как психопатическое т.п.. Указанная (неопределенность) создает неуловимую обычным юридическим опытом нить криминологических причинно-следственных взаимосвязей, не подающихся эмпирическому анализу, например, при решении вопґроса мог ли подозреваемый, подсудимый - по мнению окружающих гуманист", "образцово нравственный" гражданин сегодня взяться за нож, топор, автомат, взрывчатку и т.п... . В этой связи одновременно возникает вопрос в каком случае мы имеем дело с безумством в крайних пределах психического здоровья, а в каких - с безумием, обусловленным психическими расстройствами в пределах вменяемости и невменяемсти. Проблему разделения деяний психически здоровых субъектов, совершающих убийство, и безумцев, одержимых страстью к насиґлию, беспокоила и древних. Недаром храм Юстиции (богини праґвосудия) соседствовал с храмом Мании (богини, олицетворявшей безумие, насылаемое на людей, преступивших законы и обычаи, главным образом, законы кровного родства) и ее сестер Эвмений (богинь мщения, этимологический источник слова "вменять"). По преданиям, храм Мании был сооружен на месте, где Эвмении насґтигли и поразили безумием Ореста - героя древних сказаний и трагедий. Он был наказан за убийство матери, которой отомстил за то, что она предательски убила его отца - то есть совершиґла двойное злодеяние: убила мужа и отца отца своих детей. Известно, что еще во времена Гиппократа в древнегреческой медицине существовал термин "мания", а значит, и производное от него - "маньяк". Приблизительно до 500 года н.э. "мания", "истерия", "эпилепсия" были наиболее распространенными назваґниями психических отклонений. Лица, страдавшие этими психиґческими расстройствамми чаще других были в конфликте сами с собой и господствующими общественными представлениями о поґрядке вещей и явлений. Их беспокойный ( или на современном языке - экстремистский) нрав древние медики связывали у женґщин и мужчин с "блужданием" половых и неполовых органов и особых соков. Когда за диагностику взялись демонологи, всему виной были объявлены сексуально-похотливые демоны - поселившиеся в женґщинах инкубы, а суккубы - в мужчинах. Одержимость, фанатичесґкая убежденность в чем-либо, непоколебимая приверженность каґкой-либо идее или делу имели трагические последствия. В те времена способность за идею выдерживать любые пытки была для судей бесспорным доказательством того, что человек предался дьяволу. Внешние проявлеґния безумства и безумия зрелищно представляли собой однородґную смесь агрессивности. Безумства и безумие, прикованые цепью к одной стене больничного или тюремного каґземата, самовозбуждали и копировали друг друга. Медицина, магия, демонология в течение многих веков соґперничали между собой, пытаясь объяснить суть и причины крайґних взглядов и поступков. Их противостояние скрыто сохраняется и до сих пор: набирает силу психиатрия - блекнут чудеса, сдает свои позиции психиатрия - торжествует магия. Психиатрия, возрождавшаяся после эпохи средневеґковья, своими диагнозами спасла тысячи людей от пыток и костров. Среди них были и те, кто по современным судебно-психиатрическим стандартам быґли бы признаны "ограничено вменяемыми". В средние века получила широко распространение "ликантроґпия", представляющая особое психическое состояние, пограничное между безумством и безумием. Одержимые ликантропией воображали себя превращенными в зверей, преимуґщественно в волка. Во второй половине XYI века ликантропия носила эпидемические масштабы. Ликантропов считали колдунами и предавали сожжению. С ликантропией связано и учение о меґтемпсихозе, в основе которого лежало религиозно-мифологическое представление о перевоплощении души после смерти человека последовательно в другие тела ( растения, животного, человека, божества) пока она не вернется очищенной к первоисточнику всякой жизни. Это учение довольно широко распространено в различных религиях. Этнограф , антрополог XIX века Э.Тайлор описвает ряд случаев, когда подростки под впечатлением рассказов об обоґротнях, так раскручивали свои фантазии, что совершали убийства по тем сценариям "про обоґротней", которые накануне смаковали взрослые. Подростки и не скрыґвали своей причастности к убийствам, считая это обычным делом, поскольку взрослые, пересказывая различные варианты сюжетов про оборотней, выражали восторг перед их силой, всемогуґществом и неуловимостью. Сходные с ликантропией элементы перевоплощения испытывают субъекты, совершившающие гомицидальные убийства и в наше время. Своим якобы перевоплощением в хищных животных они нередко оправдывают (по механизмам психичесґкой защиты) свои преступные деяния. В начале XIX века на смену демономаническим психическим эпидемиям, провоцировавшим крайние формы агрессивного поведеґния, пришли эпидемии революций. Актуальность обсуждаемой проблемы по неизвестным причинам возрастает на рубеже веков. В начале XX столетия малоизвестный философ, обеспокоенный виґдом из окна, написал:"...безумiе было и тамъ, где происходила перемена этическаго, религiознаго и политическаго сознанiй и где было стремленiе къ новой жизни... Общество нормальныхъ людей было напугано шествiемъ все увеличивающихся армiй техъ людей, образъ и подобiе которыхъ несоответствуетъ образу и подобiю нормальныхъ людей. С одной стороны, наполняя душу нормального человека смятениемъ и ужасомъ, росло число такъ называемыхъ неврастениковъ, истериковъ, самоубiйцъ и техъ, кого боль жизни невольно превратила въ алкоголиковъ, морфиґнистовъ, эротомановъ, курильщиковъ и т. п.; съ другой стороґны, прокладывая дорогу въ царство грядущаго - шествовали реґволюцiонеры, реформаторы, мистики, фанатики, энтузiасты и "безумные" мечтатели - все неуравновешенные въ психическом отношенiи" [1]. Первая попытка научно исследовать характер связи между соґциально-правовой и психологической нормами поведения (с одной стороны) и пограничной психопатологией (с другой стороны) была предпринята французскими психиатрами в начале XIX века. В этой связи французский медик Эскироль предложил концепцию мономаний (монос - один + мания - безумие) или так называемого " однопредметного" помешательства. Согґласно этой концепции психическое расстройство может быть лоґкальным - то есть распространяется либо на интеллектуальную сферу (идеи и др.), либо аффективную или инстинктивную (влеґчений) или какую-либо другую область психики человека. При этом основная психика мономаньяка (кроме больного пункта) как бы остается здоровой. Мономаническое безумие локально усилиґвает, извращает психические процессы, способствуя их крайнему выражению. Принцип "однопредметности", изолированности безуґмия был востребован самой жизнью, так как разрешает индивиґдуальности выходить за пределы умозрительного понятия психиґческой нормы, отсутствующей в виде конкретного представления. Во имя прогресса человек должен иметь право "сходить с ума", неглубоко и ненадолго. А главное - не в ущерб себе и другим. Многочисленные развлекаґтельные издания второй половины XIX века переполняли описания причуд, оригинальных идей, пристрастий и поступков. Большинство мономаний вполне безобидны по содержаґнию и направленности и, как правило, не достигают агрессивноґго антиобщественного выражения. Однако и они нередко приводиґли мономанов на скамью подсудимых. Например, в одной из замеґток под названием "Библиофильство и библиомания" рекомендуетґся разделять эти два понятия, так как библиоманы - своего роґда фанатики, среди них есть преступники: воры, подделыватели, мошенники и даже убийцы на этой почве; и рассказывается , что один пастор из-за страсти к книгам стал разбойником. В другой заметке описывается, когда бывший монах - расстрига, ставший владельцем книжной лавки, из-за библиофильской страсти к антикварной редкости совершил серию убийство покупателей. Крайние формы поведения в виде насилия и даже убийств встречаются у мономанов так называемых "страстных идеалистов". Эти субъекты одержимы идеями пеґреустройства различных сторон человеческого бытия, сохранения живой природы и т.п.. К мономаниям Э.Эскироль отнес и однопредметное усиление влеґчения к убийствам - гомицидоманию. Выделению пиромании (склонґность к поджогам) в немалой степени способствовало то, что в Париже перед падением Коммуны распространилась настоящая эпиґдемия поджогов, которая повергла горожан в состояние невыразимого ужаса. Тотальный страх породил массовую параґнояльность, везде чудились поджигатели, всякая женщина с корґзиной или ящиком для молока казалась петрольщицей, отдушины подвалов были завалены, а жители ходили дозором по улицам. В процессе последующего развития представлений о пограничґных психических отклонениях и связанных с ними крайних форм поведения концепция "мономаний" не раз реформировалась. На ее основе появились диагнозы "паранойя", "нравственное помешаґтельство". Они были призваны сгладить, примирить несоотґветствия и противоречия психологических, психопатологических, нравственно-этических оценок, возникающих при разграничении просоциальных, асоциальных и антиобщественных форм крайнего поведения. В этой связи выдающийся русский психиатр
   С.С.Корґсаков приводит следующий случай нравственного помешательства, в котором имеет место сочетание гомицидомании и пиромании: "А.С., 14 лет совершила следующие преступления: 1) 29 января подожгла сарай своего хозяина, 2) на другой день подожгла его хлев, 3) на следующий день подожгла хлев у крестьянки, к коґторой перешла в тот день жить, 4) 18 февраля удушила руками девятилетнего мальчика, 5) на другой день удушила руками деґвочку 5 месяцев, 6) в июне утопила мальчика 4 лет, 7) тогда же удушила мальчика 11 месяцев, 8) в сентябре утопила мальчиґка 7 месяцев, 9) тогда же удушила грудного ребенка, 10) тогда же удушила другого грудного ребенка, 11) летом следующего гоґда утопила мальчика 4 лет, 12) удушила грудного ребенка, 13) в следующем году убила топором мальчика 5 лет, 14) летом удуґшила девочку 5 недель, 15) тогда же утопила девочку 7 лет... На допросе А.С. показала, что ее так и тянет утопить или заґдушить ребенка, которого она нянчила или за которым смотреґла... если она это исполняла, то ей делалось легче, но после смерти ребенка, ей было жалко его и она даже плакала." С.С.Корсаков отмечает, что "диагностика нравственного помешаґтельства иногда представляет очень большие затруднения, - именно когда нужно констатировать перед судом, что мы имеем дело со здоровым субъектом" [10].]..................................................6.2. Систематика пограничных психических состояний и расстройств с гомицидальными тенденциями....... В общей массе населения наиболее распространены психо-невґрологические отклонения, выраженность которых чаще всего ничґтожно мала. Они не имеют юридического значения, а только приґдают поведению индивида определенные черты психической и фиґзической индивидуальности, способствуя адаптации в психо-социальной сфере межперсональных и общественных отношений и не нуждаются в специальной психоневрологической помощи или коррекции. В пределах психического здоровья возможны неглубокие и психологически мотивированные преходящие психические отклонеґния (изменения настроения, ощущений, восприятий, представлеґний и др.), а также устойчивые личностно-характерологические особенности- врожденные акцентуации характера и приобретенґные социально-психологические (антиобщественные, кримиґнальные) деформации личности. Акцентуациям характера - это особые типы дисгармонического развития личности, при котором какая-либо черта характера чрезмерно развита. Она создает высокую избирательную чувствиґтельность субъекта к определенным ситуациям, в которых адапґтация акцентуанта затруднена. Непатологические социально-психологические деформации личґности отличаются отсутствием у субъектов признаков и симптоґмов душевной болезни и акцентуации характера. Мотивация их поведения определяется асоциальными моральными принципами, взглядами, убеждениями и установки, сформировавшимися в проґцессе неблагоприятного воспитания, криминогенного заражения в детском и подростковом возрасте. Перед тем как рассматривать гомицидогенные особенности пограничных психических расстройств приведем краткие сведениями, касающиґмися их общей симптоматики и классификации. В общей психиатрии симптомы и симптомокомплексы (синдромы) условно делятся на две группы. Первую группу составляют так называемые "продуктивные" симптомы и синдромы, которые обраґзуют изменчивую внешнюю клиническую картину психических расстройств. В пределах вменяемости психические расстройства представлены так называемыми "непсихотическими " (невротичесґкой депрессией, навязчивостями, страхами, иллюзиями и др.). Грубые психические расстройства в виде галлюцинаций, бреда, деменции и др. составляют группу невменяемости. Вторую групґпу представляют расстройства базовых структур личности (чувственное оскудение, расстройства воли и др.) и интеллекта (памяти, мышления, внимания и др.). Расстройства личности и интеллекта, как правило, малообратимы. Поэтому их принято наґзывать "дефицитарными", "негативными". Образно говоря, дефиґцитарные расстройства являются своеобразным психическим "шраґмом", возникшим как последствие неблагоприятно протекавшего психоза или в результате перенесенной мозговой катастрофы ( черепно-мозговой травмы, нейроинфекции и др).Клиническая картина разнообразных психических расстройств определяется соотношением выраженности продуктивной и негативной (дефициґтарной) симптоматики в каждом отдельном случае. В психиатрии существуют рабочие понятия "большая" и "малая" психиатрия. "Большая" психиатрия исслеґдует и лечит выраженные психические расстройства соотґветствующие состояниям невменяемости. К ним относятся: а) психозы, проявляющиеся помрачениями сознания (сумеречные, деґлирий, онейроид, аменция), бредом, галлюцинациями, маґниакальными состояниями (болезненно повышенное настроение), депрессиями; б) слабоумия (деменции) в виде грубых расстройств интеллекта (памяти, мышления и др.). У больных этой группы отсутствует критика к переносимому психозу и сформировавшемуся у них личностно-интеллектуальному дефекту. Указанные расстройства грубо деформируют поведение субъекта, приводя к противоправным поступкам, часто, сопровождающихся брутальной агрессией Грубые психические расстройства, составґляющие основу невменяемости, а их диагностика не представляют трудности и для не психиатров. К тому же больные этой группы к моменту совершения противоправных действий, как правило, состоят на психиатрическом учете. "Малая" психиатрия охватывает бесчисленное многообразие симптомов при неврозах и неврозоподобных состояниях, а также специфических и органических расстройств личности, не исклюґчающих вменяемость. Больные, страдающие неврозом, остро переживают свое болезненное состояние, крайне тяготятся ним и акґтивно ищут психиатрической помощи. Пограничные невротические психические расстройства примыкают к условной границе психиґческого здоровья и черпают свою фабулу болезненных переживаґний из ситуативно-реактивных событий повседневности, что затґрудняет их диагностику. Ниже на основе МКБ-10 рассмотрены основные признаки психических расстройств в пределах вменяемости, которые имеют разґличное происхождение, определяемое диагностическими рубриками данной классификации. Каждая рубрика и выделенные в ней подґрубрики обозначены кодом, который состоит из латинской буквы F и цифры. Однозначная цифра соответствует номеру главной диагностической рубрики (F 0; F 1; F 2...), а двухзначные и трехзначные обозначают соответствующие подрубрики (F 01... F02,2...). и т.д.. В МКБ включен широкий круг пограничных расстройств психики, определяющих крайние формы агрессивного поведения или соґпутствующих им, в частности - расстройства сферы влечений. Среди них склонность к азартным играм - F 63.0, воровству (клептомания) - F 63.2, к поджогам и взрывам (пиромания) - F63.1. Классификация пихических расстройств являетс ценным источником дополнительной объективной информации криминолого-криминалистического свойства. ............................................6.2.1 Органические психические расстройства - F 0........... Пограничные психические расстройства этой диагностической группы возникают в результате прямого и/или косвенного оргаґнического поражения головного мозга. Прямое - наступает в реґзультате непосредственного воздействия фактора вредности (чеґрепномозговая травма, опухоль, инфекции и др.) на мозговое вещество. Косвенное поражение ЦНС происходит при воздействии сердечно-легочной недостаточности, эндокринных заболевания, гипоксии мозга при незавершенных утоплении, удушении и др., которые вторично нарушают питание головного мозга. Основу клинического содержания этой подгруппы составляют проявления так называемого органического (психопатоподобного) расстройства личности. Как уже указано выше клинические проявления так называемых органических расстройств личности в отечественной психиатрической литературе объединены понятием психопатоподобное расстройство. Подобное психопатиям в том смысле, что включает в себя симптомы сходные с психопатиями (неустойчивой, истерической, возбудимой и др.). Кроме них склонность к астенической психо-физической истощаемости. Органические расстройства вегетативной нервной системы обусґловливает высокую чувствительность субъектов к дезадаптиґрующим воздействиям социальной-психологической обстановки, а также изменений природных условий (непереносимость жары, коґлебания атмосферного давления, магнитных бурь). Кстати посґледнее объясняет наличие связи между частотой преступлений и резкими колебаниями в природной среде ( магнитные бури и т.п.)...................Расстройства личности и поведения вследствие болезни, повреждения или дисфункции головного мозга - F 07................................Поражающее воздействие вышеуказанных органических факторов приводит с усугублению уже имеющихся у субъекта агрессивных тенденции или они появляются по мере органического изменения его личности. Снижение функций социально-психологического контроля приводит к расторможенности влечений, примитивизации чувств, преобладанию эйфории с плоскими шутками, которая легґко сменяется злобно-дисфорическим фоном настроения Характер расстройств личности и возникновение склонности к крайним формам агрессивного гомицидального поведения в значительной степени зависит от локализации поражения головного мозга. При так называемом лобном синдроме наряду с эйфорией набґлюдаются вспышки гнева по незначительным поводам, секґсуально-агрессивное и другое антибщественное поведение, котоґрым способствует характерная лобному синдрому неспособность субъекта предвидеть последствия своих поступков. Дизрегуляция функций височных отделов мозга проявляется утґратой чувства юмора, выраженный агрессивностью, склонностью пустому рассуждательству, морализированию и гиперграфии - написанию псевдаучных трактатов, дневников, механически -ассоґциативному стихотворчеству и т.п.. Нередко гомицидальный эксцесс у этих больных является первым очевидным свидетельством скрыто протекающей локальной дизрегуляции головного мозга. В медицинской литераґтуре обращается внимание на трудность судебно-психиатрическоґго выявления вышеописанных психических отклонений, которые компенсируется, маскируется находчивостью этих лиц, их споґсобностью при судебно-экспертных исследованиях представить себя в выгодном свете. В то же время, в повседневном общении для них характерны уничижительное отношение к окружающим, употребление обидных и враждебных выражений, наглый тон, неґкоторая безаппеляционность и склонность в разговоре быстро переключаться с одной темы на другую. Сложность исследования усугубляется не эффективностью психологических исследований, направленных на выявление вышеописанных психических отклонеґний, что затрудняет их объективную оценку. Поведение испыґтуемых во время обследования резко отличается от поведения дома. Неопытный врач иногда сомневается, чему больше верить: рассказам родных или сообщениям самого больного. В этой связи эксперты отмечают, что обследуемые с изолированной дисґфункцией головного мозга обычно ловко приводят аргументы поґчему дома они ведет себя иначе. Причем совершенно без всякого смущения во время каждого нового обследования с одинаковой убежденностью ними даются разные объяснения. И только клиниґцисту-психиатру нередко удается установить некоторую несдерґжанность и необдуманность в их поведении. Нейропсихологические и клинические исследования повреждеґний лобной доли головного мозга показали, что этот вид расстройств нередко неправильно истолковываются как симуляґции, рентные неврозы или истерии. При этом авторы отмечают, что повреждения мозга, как и в приведенном выше случае, часто не замечаются и обнаруживаются иногда только в результате экспертизы по настоянию прокурора. По данным литературы около 20% больных с поражением лобной доли головного мозга склонны к повторным антиобщественным действиям (сексуальные преступґления, нанесение побоев, бродяжничество, долги, тяжбы и др.). Определенную специфику имеют органические расстройства личности травматического типа, которые наступает в отдаленном (через 1- года) периоде после черепно-мозговой травмы. Слеґдует иметь в виду, что наличие сведений о перенесенной субъектом одной или даже нескольких черепно-мозговых травм не является основанием для вывода о травматических изменениях личности. Психопатоподобные постравматические расстройства (или травматическая энцефалопатия с психопатизацией) настуґпают при неблагоприятном течении травматической болезни, коґторое определяется реактивностью организма, локализацией травмы и конституциональными особенностями субъекта. Для этоґго типа характерна склонность к аффективным реакциям по типу "грома и молнии" - с быстрым нарастанием выраженной раздражиґтельности, нетерпимости, агрессивности даже по ничтожному поґводу. При их прямолинейности, обидчивости, сочетающихся с претенциозностью, они всегда могут быть жертвой, сами того не осознавая. Так как легко 2-3 конфликтогенными вопросами, неґвольным или преднамеренным неуважительным отношением, оскорбительными намеками провоцировать у них острую генерализованную агрессивную реакцию. Существенные особенности имеют психопатоподобные расстройства, наступившие после так называемой "боевой" травґмы головы - травмы взрывной волной. Для них характерна психоґгенная глухонемота (сурдомутизм), расстройства памяти, тяжеґлая астения. На фоне резкой раздражительности, склонности к агрессии, бессонницы, устрашающих сновидений отмечаются присґтупы аффективно суженного сознания, субъект переносится в обстановку боя, командует, нападает на окружающих, принимая их за врагов. В отдаленном периоде долгое время сохраняется неврозоподобные расстройства в виде истероформной установки типа "рентного" невроза, когда считает себя незаслужено забыґтым, добивается компенсации за понесенный ущерб. Нередко в борьбе за свои права проявляют физическую агрессию, что стаґновиться причиной привлечения этих субъектов к уголовной отетственности..................................... Расстройства личности и поведения у взрослых - F 6..........Выдающийся немецкий психиатр Э.Крепелин, характеризуя группу "патологических" личностей, отметил : "Везде, где мы пытаемся провести границу между душевным здоровьем и боґлезнью, мы наталкиваемся на промежуточную область, в которой совершенно незаметно происходит переход от нормы к выраженным душевным расстройствам... Масштабом, которым мы должны пользоваться при определении болезненных черт в душевной жизґни человека, является отклонение от среднего уровня в смысле несоответствия между поведением и окружающей средой... Мы наґходим среди обширной группы патологических личностей ... всяґкие немыслимые смешения дефектов и извращений со здоровьем... только небольшая часть ... попадает в руки психиатра; большей частью это происходит при столкновении с законом, когда необґходимо судебное решение о душевном состоянии преступниґка..." [26]. В МКБ-10 рассматриваемые пограничные расстройства размещены, главным образом, в диагностической рубрике Расстройства личности и поведения у взрослых"(F6)..........................................Специфические расстройства личности ( F60)........... Эта диагностическая подгруппа объединяет врожденные необґратимые аномалии характера, приводящие к тотальной дисгармоґничности психического склада личности, нарушающие адаптацию в окружающей среде. Одно из неформальных определений психопатии гласит: больной, страдающий психопатией, сам создает неблаґгоприятную для себя ситуацию, сам ее преодолевает и сам от нее страдает. Среди различных типов специфических расстройств личности (психопатий) к наиболее криминогенным в плане гомиґцидальной агрессии относятся параноидное расстройство, диссоґциальное расстройство и эмоционально неустойчивое расстройство личности...........................................Параноидное расстройство личности ( F 60.0). В отечественной психиатрической литературе клинический стереотип, соответствующий рассматриваемому параноидальному расстройству, описывается под названием "паранояльнное" расстройство. Принято выделять три варианта паранояльных субъектов: подозрительные, сутяги и фанатики. У подозрительных доминирует постоянная недоверчивость в любых отношениях на производстве и в быту. Они склонны нахоґдить неблагоприятный или враждебный для себя смысл в любых словах и поступках окружающих. Например, считают, что сослуґживцы "подкапываются", ущемляют права и т.п.. Окружающие, в свою очередь, характеризуют паранояльных как людей с "тяжелым" характером, неуживчивых, неисправимых спорщиков, ревнивґцев, не поддающихся разубеждению. Сутяжным (кверулянтам) свойственны гипертрофированные и извращенные представления о справедливости. Поиск справедлиґвости становится для них основным смыслом жизни - чего бы она не касалась. Однако, чаще всего, их претензии вязнут в борьбе с очередным "неправильным" их увольнением, начислением квартплаты и др. Характерно, что им удается создавать многоґчисленные комиссии, проверяющие их бесчисленные жалобы, участвовать в многочисленных судебных разбирательствах по их делам. Некоторым из них удается выходить и на государственный и даже международный уровень. Их речь и стиль письма имеют ряд специфических особенностей, облегчающих диагностику. Фанатики с формально-диагностической точки зрения это субъекты, которые, как их обычно характеризуют в социальном плане проповедуют и отстаивают с исключительной стойкостью какие-нибудь явно нелепые убеждения или теории. В представленной классификации между группами ярко выраґженных кверулянтов и фанатиков располагается ряд переходных по направленности паранояльной деятельности состояний, среди которых в контексте данного рассмотрения представляют интерес выделенные еще в начале прошлого века так называемые "изобреґтатели", "реформаторы", "страстные идеалисты". Названия красґноречиво говорят сами за себя. Например, "страстные идеалисґты" являются теоретиками новых политических систем, активно печатают своим труды, отчаянно сражаются со своими идейными противниками, иногда прибегая и к физическим методам. Э. Крепелин обращает внимание, что преувеличенная саґмооценка, сильная индивидуальная окраска восприятий и суждеґний, беззастенчивость, эгоизм и упрямство приводит этих субъектов к бесчисленным столкновениям с самыми разнообразныґми лицами и властями, при чем они настаивают на своих требоґваниях с величайшим озлоблением. Классическим в этом отношеґнии можно считать случай "реформаторства", когда в 1970 году несостоявшийся студент-медик, сначала разослал в различные учреждения письма, в которых он изложил свою концепцию научґных знаний, а затем явился на прием к одному из референтов Академии наук, зверски его убил и расчленил (по второму вышеописанному типу физической агрессии. Этих субъектов объединяет убежденность в том, что: а) существующие науки и институты (биологические, социальные или политические) зашли в тупик и мешают прогрессу человечества; б) субъект считает себя призґваным судьбой прорвать образовавшийся порочный круг, даже есґли для этого потребуется его жизнь. Их сверхценные идеи изобретательства, реформаторства могут акґтуализировать гомицидальные комплексы, придав им свойства сверхценной гомицидальной одержимости. При дальнейшем неблаґгоприятном (в психопатологическом отношении) развитии личносґти параноидного субъекта сверхценная одержимость может переґрастать в бредовую (паранояльную) гомицидальную одержимость, проявляющуюся в крайних формах агрессивного поведения. В таких случаях чрезвычайно трудно дифференцировать идеи сверхценного уровня при фанатизме от психотического бредового расстройства типа паранойи. .............................................................Диссоциальное расстройство личности - F 60.2....... ..Существует много других названий этого типа расстройств личности, например, "неустойчивая", "антисоциальная" психопаґтия или "социопатия". Социопаты в отличие от выше описанных паранояльных типов избегают всякой ответственности и обязательств. Слабые социальные контроли с детства проявляются у них в воровстве, побегах из дома, алкоголизации и наркомании. К взрослому возґрасту у них накапливается огромный опыт унижений, оскорбиґтельных ситуаций, из которых им постоянно приходится "выкруґчиваться". Сначала перед родителями и учителями, а далее пеґред простодушными гражданами, которые оказались жертвами их обмана, а также - в суде. Путь постоянных авантюр формирует у них особый тип защиты - асоциальной театральности, внешней обаятельности, склонности к манипулированию, что дало повод психиатрам далекого прошлого называть их "врожденными лгунаґми" или "врожденными мошенниками". В зависимости от типа конфликтной ситуации они способны предстать с одной стороны красноречивым, сентиментальным, обаятельным собеседником с "маской разумности на лице" и даже обольстителем (один из них, используя любовные чары, чуть было не совершил побег из тюрьмы). Уличенные в обмане, они станоґвятся крайне агрессивны. Э.Крепелин считал, что основной чертой личности этого типа является выраженная тенденция к конфликту с нормами обґщественной жизни, обусловленная болезненной бессердечностью. На этом основании он назвал эту группу личностных расстройств "враги общества" (антисоциальные), антиобщественное поведение которых проявляется в различных общественно-опасных деяниях, включая изнасилование , подлог. убийство и т.п.. Изестный американский психиатр Эрик Берн [ 15] соглашаясь с Э.Крепеленым дополняет, что хараектер деятельности социопата зависит от его ума и возможностей. Если он беден,но умен, он может специализироваться в надувательстве, если беден и не умен, будет избивать ни в чем не повинных людей или бессмысленно уничтожать имущество......................................Эмоционально неустойчивое расстройство личности - F 60.3 .............. Клинический стереотип этого расстройства соответствует "возбудимой" или "эпилептоидной" психопатии. Клиническая карґтина необычайно многообразна, формируется из личностных расстройств, сочетающихся с психической импульсивностью. Личґностные особенности проявляются в переоценке свой значимости, властолюбии. Субъекты подавляют окружающих своей психической тяжеловесностью, гипнотизирующей непоколебимостью и таким обґразом группируют вокруг себя внушаемых и подчиняемых. Витиеватость речи, склонность к псевдомудорствованию, исклюґчительная способность концентрировать в одном направлении свою эмоциональность и деятельность помогают поддерживать стиль "пророческого" поведения. Однако за этим стоит эмоґциональное оскудение, угодливость, слащавость, которые сосуґществуют с коварством, холодной, расчетливой жестокостью - "за мелочь унижаются и за пустяк зверски убивают"............................................... Невротические, связанные со стрессом расстройства- (F 4)............. Особое место среди причин, вызывающих готовность к крайним формам агрессивного реагирования, занимают психические дизадаптации, вызванные психотравмирующими, которые принято объединять термином "стресс". Диагностическая группа F4 включает функциональные психиґческие расстройства, которые в отечественной литературе отнеґсены к психогенным (вызванным психотравмой) заболеваниям - неврозам. Расстройства адаптации, вызывающие неврозы, обусґловлены неспособностью лица приспособиться к изменившимся усґловиям его жизнедеятельности, связанной с учебой, работой, службой в армии, расторжением брака, пребыванием в заключении и др.. Характер и глубина психогенных психических расстройств заґвисит от остроты, длительности, повторяемости психотравмиґрующего воздействия, с одной стороны, и от личностностных особенностей субъектов, подвергшихся стрессу, - с другой. Не всякие конфликтные, дизадаптирующие воздействия и не у всех субъектов могут играть роль психотравмы. Психотравму определяет не фактическое содержание события, а его значиґмость для личности данного субъекта. Известно, что для одного человека смерть матери - это трагедия, а для другого - лишь повод для выпивки....................................... Реакция на тяжелый стресс и нарушения адаптации - F 43........ Стрессогенные дизадаптации вызывают психические отклонения в виде тревоги, депрессий. Лица, претерпевающие дизадаптацию, склонны к массивной длительной алкоголизации, антиобщественґному поведению, которое нередко достигает крайних форм агресґсивности, главным образом, гомицидальной в виде вандализма, насилия и убийств.Более тяжело и длительно, чем стрессы вызванные природными катастрофами (землетрясения, наводнения и др.), переносится последствия стресса, вызванного воздействием человеческого фактора. В частности, стрессовые воздействия, связанные с участием в военных действиях, избиением, изнасилованием, реакцией на уголовное преследование и отбывание срока в заключении. ...Криминогенные свойства психических расстройств вызванных стрессовыми воздействиями критических военных ситуаций были исследованы американскими психиатрами у ветеранов вьетнамской военной кампании. Многие из них, вернувшись к мирной жизни, не смогли избавиться от повышенной настороженности. Они страдали бессоґницей, частыми были кошмарные сновидения, содержанием которых были события перенесенного стресса. Длительное психическое напряжение в боевых операциях и особенно в условиях диверґсионной войны выработали у этих солдат защитную установку, выражающуюся формулой: "бей или беги". Эта установка на паниґческое бегство или безотчетную, инстинктивную агрессию при малейших признаках угрозы долго сохранялась у тех, кто вернулся к мирной жизни. Один субъект после неудачной сделки расстрелял сотрудников из револьвера и сам покончил жизнь саґмоубийством, другой после очередного бытового конфликта стреґлял из снайперской винтовки по всем, кто случайно попал в прицел. Защитная формула "бей!" актуализируется непроизґвольно, неадекватно ситуации, провоцируя тяжелую агрессию у ветеранов, вернувшихся с различных "малых" войн. Многие из них были осуждены на длительные сроки за хулиганство. Психические расстройства, возникшие в связи с перенесенным стрессом выделены в отдельное психическое расстройство, полуґчившее название "постравматическое стрессовое расстройство" (ПТСР). К характерным психическим отклонениям при посттравмаґтическом стрессовом расстройстве относятся: ......1. Тревожное периодическое ассоциативное оживление, виґзуализация сцен перенесенной в прошлом стрессовой ситуации, которое часто провоцируется похожей текущей обстановкой, а также под воздействием сходных сенсорных (обонятельных, такґтильных и др..) раздражителей, при встрече с людьми внешне напоминающими насильников. Интенсивность воспоминаний может достигать выраженности психогенных зрительных иллюзий и галґлюцинаций........ 2. постоянная настороженность, повышенное внимание к происходящему вокруг, готовность к непроизвольным, автоматизированным защитно-агрессивным реакциям, которые носят генерализованный характер при малейших подозрениях на угрозу.......3. нелюдимость и отсутствие общепринятых реакций общения, установления доброжелательных отношений.......4. повторяющиеся астено-депрессивные состояния, возниґкающие внешне безмотивно. Депрессия вызывает мнимое чувство вины, ухудшают способность к интеллектуальной деятельности, способствуют тревожно-ипохондрическим фиксациям, психогенным тягостным телестным ощущениям - психогенные радикулит, стеноґкардия, желудочно-кишечные расстройства и др........5. нарушения сна (трудности засыпания, частые пробуждеґния) , кошмарные сновидения........6. непереносимость алкоголя, незначительные дозы которого резко повышают агрессивность......7. злоупотребление наркотическими и лекарственными веґществами с целью снизить психическую напряженность.
  Психические расстройства, вызванные ПТСР, существенно влияет на формирование умысла и способ совершения преступлеґния. Известны случаи, когда субъекты серийных гомицидальных убийств задолго перед их совершением сами подвергались изощґренному насилию. Например, в одном таком уголовном деле субъект совершил убийства двух молодых женщин. Второе убийство - с изощренной жестокостью: отрезал голову потерпевґшей и вспорол живот. Отрезанную голову обмыл и взятыми из суґмочки потерпевшей косметическими средствами подкрасил губы, ресницы, открыл глаза, одел очки. После этого расположил ее на пне в нескольких метрах от трупа со стороны ног. Следоваґтель обратил внимание, что потерпевшие имели внешне сходство в чертах лица, фигуре. Обвиняемый рассказал, что за год перед первым убийством его "зверски" избила группа несовершенолетґних. Из группы он запомнил только "девицу", которая предводительствовала и командовала каким способом доставить ему наибольшие страдания. Несколько месяцев после этого насиґлия ему снились сцены его избиения и смеющееся лицо этой "деґвицы". Особенно после того как он накануне среди прохожих заґмечал молодых женщин с похожими лицом и фигурой. В этом контексте особого внимания криминалистов заслужиґвают субъекты, у которых психопатологические (в пределах вмеґняемости) последствия стресса сохраняются несколько лет форґмируют расстройство личности, которое в МКБ-10 квалифицируетґся как "Хронические изменения личности после переживания экстремальной ситуации". В этих случаях дизадаптивное кримиґнальное поведение субъектов часто внешне напоминают самоутґверждение, "кураж", стремление, совершая противоправные действия испытать "острые ощущения". Встречаются случаи, когґда такой субъект после тяжкого преступления затевает своеобґразную игру "в прятки" с правоохранительными органами, сам идет на контакт, чтобы диктовать свои условия. Технология таґкого поведения характерна для несовершенолетних. Однако элеґменты подобной инфантильности (регрессии) встречаются и у взрослых, например, после отбытия длительных сроков наказаґния. Оказавшись на свободе, вдруг по-детски остро чувствуют "несправедливость". Нередко скрытая "маскированная" депрессия приводит их к суициду или его эквиваленту через совершение нового тяжкого преступления. Такого рода тяжелые невротичесґкие срывы, усугубляемые трудностями адаптации в обычном быту, могут провоцировать "гомицидальные" серии . .. .................................................................6.3. .Проблемные вопросы судебной гомицидологии......... Еще в XIX веке французские судебные психиатры сформулироґвали правило: "Когда мы видим поражающее и ужасающее преступґление, совершенное бессмысленно и немотивировано, то мы имеем полное убеждение в том, что это преступление эпилептика". Современной психиатрии известно, что подобные гомицидальные эксцессы имеют место не только при эпилепсии, но встречаются и при различных других психических расстройствах, чаще развившихся после перенесенных в прошлом черепно-мозгоґвых травм, нейроинфекций и другой органической патологии гоґловного мозга. Так прорывы архетипа гомицидальной агрессии проявляются в виде острых психотических расстройств типа дисґфории или сумеречного помрачения сознания. Причем и у субъекґтов, не страдающих до того очевидными психическими расстройствами, всего один раз в жизни в виде так называемых патологического аффекта или патологического опьянения или просоночного сосґтояния. Совершенно очевидно, что в клинике психиатрии понятия "однократно" или "один раз в жизни" являются условными. Практика судебной психиатрии объединяет эти случаи "абсолютґной" (безмотивной) гомицидальной агрессии в группу "исключительных состояний". Если у субъекта, уже переґнесшего один раз исключительное состояние, приступ гомициґдальной агрессии с насилием или убийством повторяется, закоґнодатель обязывает судебных психиатров установить диагноз психического расстройства, которое обусловливает причину повґторения гомицидальных эксцессов - то есть гомицидоманиии. На оси, один полюс которой занимает поле невменяемости, гомицидальные деяния обусловлены психозом, слабоумием. Эта группа психиґчески больных немногочислена, и они, как правило, состоят на психиатрическом учете. На противоположном полюсе вменяемости располагаются гомицидоманические насиґлия и убийства, совершенных субъектами-гомицидоманами без психических расстройств или с психическими расстройствами в пределах вменяемости. . Более распространены насилия и убийства, когда гомицидальные деяния проявляются в качестве способа совершения преступления и тогда они содержат признаки, определяемые правовым понятием "особая жестокость". В середине XIX века с феноменами гомицидомании, пиромании связана одна из саґмых ярких страниц, вписанная в в историю отношений между судебной психиатрией и юриспруденцией. Знамеґнательным событием явилась попытка внедрения учения о мономаґниях в юридическую практику. В соответствии с учением о моноґманиях суд стал руководствоваться формулой, что мономаньяк мог обнаруживать только одну страсть к воровству, поджигаґтельству, убийству (гомицидомании), самоубийству и проч., а во всех остальных отношениях является здоровым. Следуя этому правилу, моноґманьяк освобождался от уголовной ответственности, но... лишь в тех случаях, когда содержание его правонарушения не выходиґло за рамки установленного у него вида мономании. То есть пиґроман мог безнаказанно поджигать, гомицидоман - убивать. Но если антиобщественное деяние мономана не совпадало с содержаґнием мономании, то его поведение признавалось в полной мере юридически ответственным. Например пироман, совершивший убийство, в полґной мере нес за него уголовное наказание. Очевидная неадекватность указанного правового подхода приґвела к отказу от применения концепции мономаний в юридической практике. В результате вышеописанной рассогласованности праґвовых и судебно-психиатрических возрений феномен гомициґдальности оказался расстворенным в общем правовом понятии убийств, совершенных с особой жестокостью. А кардинальное свойство гомицидальной агрессии - стремление, влечение к приґчинению смерти другому человеку осталось практически не изуґченным и не востребованным юридической практикой. Известный французский философ XX века М.Фуко, рассуждая о неопределенности границ безумия на примере феномена гомицидоґмании, подчеркивал, что острота проблемы во много раз возрасґтает "... будучи помноженной на преступления, совершенные моґноманьяками, и на проблему их вменяемости и ответственности. Человек, нормальный во всех прочих отношениях, вдруг соверґшает дикое, зверское преступление; его поступку нельзя подысґкать ни причины, ни повода; он не может быть объяснен ни коґрыстью, ни выгодой, ни страстью: совершив преступление, пресґтупник снова становится точно таким же, каким был до того... Такова "мономания убийства". И тут же М.Фуко ставит вопросы, которые многие задают и себе, и другим: позволяет ли полное отсутствие зримых детерминирующих факторов, отсутствие разумґных причин сделать вывод, что человек, совершивший данный поступок, не-разумен? Может ли существовать хроническая боґлезнь, обнаруживающая себя в одном-единственном деянии [27]?. Однозначного ответа на эти вопросы, сформулированные в сеґредине ХХ века тонким знатоком безумия, нет. Тем не менее имеющийся судебно-психиатрический опыт исследования нами субъектов с психическими расстройствами в пределах вменяемости и крайними формами смертоносного (названного нами гомицидальным) поведения, совершивших гомицидальные убийства, позволяют пролить свет на природу отдельных парадоксальных проявлений гомицидального поведения В частности, для гомицидальных убийств, совершенных субъектами пограничной группы, характерен феномен "диспроцорции", юридическая и суґдебно-психиатрическая квалификация которого представляет знаґчительные трудности. Практика судебно-психопатологических исследований показаґла, что указанные диспропорции, анализируемые без учета спеґцифики механизма гомицидальности, нередко являются основанием для неоправданных крайних судебно-психиатрических заключений и таких же судебных решений. В тех случаях гомицидальной диспропорции, когда субъект признается вненяемым, в судебных решениях по вышеописанным делам преобладает субъективное общечеловеческое представление о "запредельной" бесчеловечной жестокости, которое в приговорах по уголовным делам такого рода выражается в астрономических сроках наказания.Так в США суд присяжных приговорил к 1070 годам тюремного заключения Джеффри Дамера - сексуального гомицидоґмана, людоеда, в 1988-91 гг. убившего 15 человек и известного через средства массовой информации как "милуокский мясник". С психологической точки зрения такие сроки наказания не укладываются в естественные временные ориентиры человеческого сознания и воспринимаются как эфемерные. Поэтому приговоры по таким уголовным делам недостаточно обоснованы, а главное - остаются непонятными ни осужденным, ни тем, для коґго приговор должен звучать как предупреждение. Сроки наказаґния, превышающие в десятки раз среднюю продолжительность жизґни, не воспринимаются как реальность и не достигают своей цеґли [28]. Встречаются случаи , когда при судебно-психиатрической оценке феномена гомицидальной диспропорции, содержанием которой являются "противоестественные" влечения, чрезмерное значение придается роли аутизма, обусловленного шизофреническим расщеплением личности - грубым психическим расстройством в пределах невменяемости. Примером противоречий, возникающих при судебно-психиатриґческой оценке рассматриваемого феномена диспропорции может служить уголовное дело О. который в своей квартире совершил три убийтва своих знакомых......По этому уголовному делу были проґведены две судебно-психиатрические экспертизы, диагностичесґкие заключения которых были диаметрально противоположными. Обстоятельства уголовного дела: О. в своей квартире в разное время соверґшил три убийства своих знакомых: в 1990 году убил своего знаґкомого Т., расчленил и его останки выбросил на помойку. В 1993 году совершил еще два убийства своих знакомых, трупы также расчленил. Фрагменты от расчлененных тел, печень, сердце варил, ел сам и кормил кошку, пил кровь убитых. некоґторые части "заготовил впрок", остальные части тел разбросал по мусорным контейнерам. В то же время убил около 20 кошек, из тушек которых готовил мясные блюда, которые ел сам и угоґщал приятелей, выдавая за кроличье мясо. Из анамнеза: О. 1960 года рождения, образование неґполное среднее. окончил ПТУ, служил в армии, после демобилиґзации работал некоторое время, в связи с инвалидностью пересґтал работать, разведен. Известно, что О. в подрастковом возґрасте перенес черепно-мозговую травму с явлениями сотрясения головного мозга, пристрастился с целью опьянения вдыхать пары бензина, токсикоманические эксцессы имели место до последнего времени, "когда не было денег на водку". На высоте интоксикаґции испытывал эйфорию, элементарные слуховые галлюцинации (цветные мультики). После демобилизации из армии проживал в общежитии, массивно алкоголизировался, опьянение наступало от сравнительно небольших доз, появились запои, в последние годы длительностью до 3-х дней, с последующей абстиненцией до 7 дней. В периоды прерывания запоев испытывал устрашающие зриґтельные галлюцинации: "То рожа мужика, выглядывающего из-за портьеры, то из телевизора светящиеся лучи, то шум за дверью на лестнице, и голая по пояс девица рожи строит в глазок". Также имели место отрывочные слуховые галлюцинаґции:"...Женский голос угрожал отрезать половой член..".Личностно-характерологические особенности О. сформироваґлись из сложного сочетания последствий перенесенных испыґтуемым органических заболеваний и вредностей. На первый план выступают повышенная аффективность, "огненная" раздражиґтельность, взрывчатость: затевал драки и легко пускал в ход нож,- в связи с этим привлекался к уголовной ответственности. Дважды, приревновав жену, избивал прохожих. Кроме отмеченной аффективности отмечается педантичность, аккуратизм, щепеґтильность, мелочность, подозрительность, ревность. В то же время - имеет место изворотливость склонность к воровству, льстивость, угодливость, умение в зависимости от степени угґрожающей опасности представить себя беззащитным - "жертвой". И наоборот, чувствуя себя в беэопасности, становится требоваґтельным, напористым, претенциозным. Судимостей не имеет, тем не менее против него дважды возґбуждались уголовные дела за избиение, угрозы ножом. По этому уголовному делу были проґведены две судебно-психиатрические экспертизы, диагностичесґкие заключения которых были диаметрально противоположными.Обстоятельства уголовного дела: О. в своей квартире соверґшил три убийства своих знакомых, в 1990 году убил своего знаґкомого Т., расчленил и его останки выбросил на помойку. В 1993 году совершил еще два убийства своих знакомых, трупы также расчленил. Фрагменты от расчлененных тел, печень, сердце варил, ел сам и кормил кошку, пил кровь убитых. некоґторые части "заготовил впрок", остальные части тел разбросал по мусорным контейнерам. В то же время убил около 20 кошек, из тушек которых готовил мясные блюда, которые ел сам и угоґщал приятелей, выдавая за кроличье мясо.В детском возрасте имели место гомосексуальные контакты. Во время службы в армии были нереализованные намерения склоґнить сослуживца к гомосексуальному контакту, тогда же стал практиковать мастурбацию. Первый половой акт совершил в 23 года со знакомой, в состоянии опьянения, испытал отвращение, "стал еще хуже относиться к женщинам". В дальнейшем были редґкие половые контакты со случайно знакомыми, в связи с повыґшенной половой возбудимостью происходило спонтанное семяизґвержение при езде в трамвае, троллейбусе - при резких толчках. Практиковал фроттаж - достижение оргазма трением о пассажиров в переполненном городском транспорте. В последние годы имел гомосексуальные контакты, выполнял роль активного партнера. Считает, что глотание спермы полезно для здоровья, по этому же мотиву глотал сперму партнеров и свою после масґтурбации, пил свою мочу. Предположительно с 1986-87 г.г. проявились признаки фетиґшизма - экскрементофилии. Испытывает пристрастие к запахам нечистот, неопрятного тела и половых органов. Испытывал удоґвольствие при введении носа в промежность, предверие влагалиґща неопрятных женщин, обнюхивал испражнения, обмазывал себя, проглатывал свои выделения (мочу, сперму), а также выделения от сексуальных партнеров и животных. По мере прогрессирования гомицидальности к экскрементофилии присоединились явления некрофилии (фетиш - мертвое тело) и некрофагии - поедание трупа. Испытывал возбуждение во время просмотра телепередач, в которых демонстрировались хирургические операции, пытался устроиться работать в морг, но ему отказали. Испытывал "подьем энергии", после убийств - при расчленении поґтерпевших, при убийстве кошек - "стало нравиться ковыряться в кишках, чувствовал себя хирургом", нравилось одевать с этой целью белый халат. С 1983 г. многократно госпитализируется в одну и ту же психиатрическую больницу, в которой уже при первом поступлеґнии имевшиеся у испытуемого психические расстройства были диагностированы как шизофрения, и сразу определена 2-я группа инвалидности. Перед каждым поступлением в психиатрическую больницу испытуемый массивно и продолжительно алкоголизироґвался, в том числе - и перед первой госпитализацией в 1983 г.-, когда "в зеркале увидел черта". В большинстве случаев обострения имели стереотипный характер. В течение первых 2-3 недель пребывания в стационаре психические расстройства, как правило, представлены астено-апато-депрессивной симптоматиґкой, торпидностью мышления, аментивноподобными включениями ("не понимаю что со мной происходит"). Далее указанная симптоматика сменялась повышенным настроением с эйфорией, расторможенностью сферы влечений и другими рудиментарно представленными псевдопаралитическими проявлениями, медленно редуцирующимися. Две госпитализации - с декабря 1993 г. по апрель 1994 г. и июнь- сентябрь 1994г.- были по инициативе самого испытуемым (сам явился в отдел кадров психиатрической больницы, в другом случае - в дневной стационар) и - в очеґвидной связи с заведением на него уголовных дел. Причем, длиґтельность этих рентных госпитализаций практически такая же, как и предыдущих.Каждый раз после выписки сразу же возобновлял алкоголизаґцию, пропивая скопившиеся пенсионные деньги с многочисленными приятелями, ведущими беспорядочный образ жизни. Соседи письменно обращались в милицию, к главному врачу психоневроґлогического диспансера, обращая их внимание на то , что испыґтуемый агрессивен, терроризирует их, угрожает расправой, созґдал в квартире притон. В пьяном виде ломал двери соседей, заклеил дверные глазки, "чтобы не подглядывали". Был случай, когда после его очередного ночного конфликта со знакомым, заґкончившегося дракой, утром соседи обнаружили лужи крови на площадке и у дверей испытуемого. Пригрозил, что и с ними моґжет также поступить. Из показаний соседа, с которым испыґтуемый часто алкоголизировался и играл в шахматы, в пьяном виде становился агрессивным и склонным к гомоґсексуальному половому контакту. ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ за период предварительного следствия и на момент проведения данной экспертизы без признаков психоґза: сознание не помрачено, депрессия, бред и галлюцинации отґсутствуют. Настроение неустойчивое всвязи с фиксацией на угґрозе уголовной ответственности за убийства. Отвечая на вопроґсы, касающиеся мотивов убийств, дает уклончивые ответы, в обґщих фразах или стереотипно механически-ассоциативно повтоґряемых отдельных словах, часто заключая: "..Хотите меня под вышку подвести...на мне звезды на погоны заработать..", либо стереотипно повторяя: "...Даша (кошка) приказала...Даша приґказала...", И тут же отказывается от него при авторитетном замечании, что так не бывает: "...Значит, по пьянке показаґлось..". В свое оправдание приводит факты, свидетельствующие, по его мнению, что потерпевшие "..никому были не нужны... пьяницы, бомжи... тяжелые психически неизлечимые, в тягость своим родственникам..". Высказывает ряд претензий в адрес поґтерпевших: "...я П. квартиру отремонтировал, а он со мной не расплатился... пил и ел за мой счет, а от него - никакой отґдачи...думал ляжем вместе, а он оскорбил, что огурец вставит мне в задний проход... Б. привел своих приятелей - они меня избили....В.послал за водкой - у меня всегда была заначка тыґсяч 50-, его долго не было... разделись,говорю ему, давай вместе ляжем, а ему зачем-то ванна понадобилась... зашел к нему в ванную, а он стал ныть: "К маме хочу...к маме хочу.." Я разозлился - и ножом его в шею... ". Без грубых интеллекґтуальных расстройств..........Приведенный ниже диалог с О. позволит более точно предстаґвить характер мотивации гомицидального поведения О..После затянувшегося молчания О. продолжил рассказ, расстяґгивая слова и делая большие паузы - Я всю жизнь чье-то чужое убираю. Честно вам скажу: мучаюсь чуґжой, как сказать, мусор - чужой хлам убираю. Всю жизнь убираю чужой мусор, чужой хлам, потому, что я на рынке работаю убиґраю всю жизнь.+ Убирал мусор, но ведь тебе это нравилось или нет.- Ну, почему нравилось?+ Помнишь говорил, что люди, которые к тебе приходили они были по-своему не нужны обществу?- Ну правильно, да. Не нужны. Точно не нужны. Вот С. (один из потерпевших) уже прожил жизнь, ему 54 года, он бомж, ничеґго не умел делать.+ Он был в тягость людям?- В тягость людям, пугал людей по нему только тюрьма.Теперь там живут порядочные люди в его квартире... Я как-то заходил, интересовался. Мне не открыли дверь. Я ничеґго. Хотел только поинтересоваться кто там живет.+ Когда ты людей убивал, разрезал, то считал, что выполґняешь благородную задачу?- Скорее всего да.+ Скорее или точно?- Точно нет, а так. Можно сказать, я как я санитар, чтобы неґнужных людей уничтожать.+ Какое у тебя образование, сколько классов?- ПТУ на арматурщика окончил, работал арматурщиком длительное время. Около 2-х лет работал.+ Думал приобрести какую-нибудь другую специальность?- Я хотел быть хирургом.+ Почему именно хирургом?- Потому, что мне нравится смотреть... Органы, органы нраґвиться смотреть.+ Их внешний вид или как они работают?- Хирург только одну задачу делает, а я же делаю все, все сразу. И убиваю. И убиваю, и режу, и все делаю, снимаю шкуру и все прочее, прочее, прочее.+ Прошлый раз ты говорил, что кошек убивал и разделывал на мясо, не верится, что ел кошек.- -Почему, не верится? У меня на кухне лежала большая палка такая. Я ударил кота по голове, Он потерял сознание и потом уже можно было легко его... Как хотите. Я его в таз положил, а потом уже отрезал ему голову.+ Чем отрезал ?- Ножом, да. Большим ножом отрезал ему голову, а потом лапки отрезал, потом взял его вот так. Ну как зайца.+ Как с эайца шкуру сдирают, приспособление такое на досґке?- Нет к стенке - на вбитых гвоздях.+ Так стенка же в крови. Как же так?- Я потом подтирал тряпкой. Ничего страшного.+ А куда кровь стекала?- В ванну. Я потом смывал все.+ Тебе нравилась сперма, моча. Мочу пил?- Свою да. В 2-х стаканах.+ Почему не в одном.- В один маловато.+ Налил бы в поллитровую банку и все сразу. - В два стакана наливал, чтобы оживились.+ Как это оживились? Это какой-то ритуал - обязаґтельный порядок. - Выпивал первый стакан, а затем другой.+ Была какая-то разница между первым и вторым?- Я..я. наливал в два стакана, чтобы природнить с-стаканы.+ Чувствовал, что тебе какое-то оздоровление идет то этоґго? Знаешь есть даже такое общество уринологов?- Нет, не знаю+ Когда отрезал голову коту, кровь собирал в таз?- Нет.+ А зачем голову распиливал полотном?- Доставал оттуда мозги, язык. Язык доставал.+ Мозги зачем?- Варил... Варил в ковшике мозги, солил.+ Они чем-нибудь отличаются от человеческих?- Я человеческие не пробовал. Человеческие не пробовал.+ Человеческие головы распиливал?- Нет, не распиливал.+ У меня к тебе вопрос: Почему ты выбрасывал тела людей на помойку, а не хоронил?- Некуда было хоронить. Я хотел похоронить П. в подвале. Попробовал там землю копать, но там трубы, земля твердая.+ Отнес бы куда-нибудь в приличное место.- Некуда. Некуда. Я не знал в какое место отнести.+ Отвез бы в пригород. Похоронил бы по-человечески. А еще говоришь, что в бога веришь.- Дело знаете в чем. Во-первых, если хоронить, то надо с собой лопату ло-ло-лопату. Трудно это. М-Мне не-не-нечего. Не-нечего скрывать.+ Неужели ты никого даже чуть-чуть не прихоронил?- Я попробовал П. прихоронить, ну-у понимаете в чем дело. В подвале у себя. Там земля.твердая + Тогда почему ты Б. и В. в помойку понес?.- (перебивает) Понимаете трудно говорить. Простынь дорого стоит, пододеяльник дорого стоит. Все дорого. А никакой отдаґчи. Наоборот, я еще больше затратился, что там печень и сердце. Я бы мог за эту простынь, за это...+ Сейчас ты мелочишься или куражишься.!?- Ну почему мелочишься... Просто лишние люди - они никому не нужны. Что они могут делать. Они могут, как говориться, только спички жечь.+ Подожди. Неужели ты такой циничный, такой наглый или ты непонятливый такой. Как ты мог на одну и туже помойку отнести три трупа.- Нет не три... П. - я в евошную помойку отнес. Б. рядом со мной живет. В эту помойку отнес, а В. я хотел отнести тоже завернул в свою куртку. Она дорогая куртка-то. Куртка стоит до-д-дороже чем это его мясо. Я уже завернул, завернул руки, ноги в эту куртку и хотел уже отнести к его дому, в его поґмойку. Купил-купил бы еще маленькую и залил маленькую водки.+ Зачем?- Чтобы отдать последнюю дань. Я Б. тоже водкой облил. Немножко - стакан водки тоже облил, завернул в-в простынь и в-в-в пододеяльник и отнес в помойку. Тут рядом, где я, а П. отнес на Гагарина. Тоже завернул в пиджак, правда, ничем не облил. У меня было просто сухое молоко, а сухим молоком... Голову В. бросил в помойку.+ Я еще раз тебя спрашиваю: - Неужели ты такой глупый. Почему в свою помойку? Больной-больной, а куда, куда голову было отнести. Я не знаю. Я вышел на 3 минуты. На 3 минуты я вышел. Ко мне наверґно соседи.....+ У тебя было чувство, что к тебе в квартиру проникают соґседи?- Да.+ Оно само по себе возникает чувство неприязни к человеку, с которым хорошо знаком, хорошо знаешь? Такое чувство непґриязни, что можешь его убить?- Да.+ Что да, да?- Что такое чувство. Серьезно. Я не знаю, что это за чувство. Такое зримое чувство, непонятное, я даже не знаю, что это такое.+ Не его ли вы имели в виду, когда говорили о своем первоґбытном инстинкте?- Да. Скорее всего да. + Скорее или точно?- Точно.+ То есть этот инстинкт у вас просыпается ни с того ни с чего? Даже, когда у вас все хорошо и человек хороший к вам пришел?- Вы знаете в чем дело, если бы он мог бы какую-нибудь отґдачу там, вернуть что или что еще. Тогда бы было все более или менее нормально.+ Вы болезненно переживал, когда вами пользуются?- Да. Пользуются.+ Можно так представить, что когда этот инстинкт просыпалґся, то возникало чувство как-будто в вас два человека сидят. Один хороший человек - домашний, семьянин, любит кошек и друґгой... Просыпается и зверь выползает.+ Да, может быть так. Серьезно, правильно. Да, я настоящий больной. Я настоящий больной. Я от злости разбил свой электросчетчик, нечем платить. За квартплату. Все слишком доґрого.+ Все, кто попадал к вам в дом, должны были нести отдачу. И кошки несли сексуальную отдачу, а потом становились кормешґкой.- Да.+ Ты разрезал как хирург-анатом или просто как мясник?- Нет. К-как мясник и как хирург. Я смотрел внутренности.+ Почему назвал себя хирургом-костоломом?- Костолом. Которые калечат совсем людей. Калечат...+ Если понадобится, ты мог бы и такое? - Могу. Да. Могу. Опыт и привычка - самое главное. Надо приспосабливаться. Надо привыкнуть. Опыт и привычка. С челоґвека можно сделать что угодно. Серьезно. Безотходное произґводство. (В его убийствах кошек проявляются реакции психической защиты по типу смещения агрессии, которое нередко наблюдается у субъектов склонных к сексуально-гомицидальным преступлениям. Когда вместо человека объектом насилия на какой-то период времени избираются животные (кошки, собаки). В данном примере О. после первого убийства человека с расчленением и антропоґфагией в течение длительного времени убивал и расчленял коґшек, а затем вновь совершил несколько убийств людей. При первом судебно-психиатрическом исследовании было установлено, что О. "формально" понимает цель проводимого исследования, не озабочен создавшейся ситуацией, своим положением, возможной ответственностью. Мимика бедная, речь моноґтонная со скудными интонационными оттенками. Держится несґколько манерно, Иногда обрывает рассказ: "...Курить хочется... не стоит об этом говорить... мне стыдно". После паузы вновь начинает говорить, мышление рыхґлое, паралогичное. Рассказывает о совершенных убийствах соґвершенно спокойно, как об обыденном событии:" мысль убить пришла внезапно... не готовился специально..., если бы Б.(поґтерпевший) не отвернулся к стенке я бы его не убил. Взял гаечный ключ и ударил по голове. Мысль употребить в пищу орґганы убитых как бы "подсказал кот. Он лизал кровь и мяукал, передавая мне мысли, звучавшие в голове, подсказывая, что можно некоторые органы съесть". Печень была с цирозом, рассмотрел в ней дырки. Посолил печень и сердце. Остальные части тела и голову на следующий день выбросил в мусорный контейнер у дома. Печень и сердце сварил и съел сам, часть скормил коту...". Пускается в длительные рассуждения: "Органы у всех разные..., как внешне так и по вкусовым качествам... Хотел полакомиться, сделать тушенку... имел талоны на бесплатное питание... Не могу объяснить почему убивал. Посґледнее время ко мне приходили многие люди, старались навреґдить, нагадить... Они были пьяные, высказывали угрозы...." Имеют место отрывочные бредовые идеи отношения, Эмоґционально безразличен , однообразен. В отделении стационара был спокоен, вял, пассивен, ничем не интересовался, залеживался в постели. Не обеспокоен содеяным, своим положением, предстоящей ответственностью, не высказывал жалости к убитым. Был назойлив с требованиями сигарет и еды. Пребыванием в отделении не тяґготится, Критика к содеяному полностью отсутствует, сознания болезни нет. На основании изложенного был сделан вывод, что О.страдает хроническим психическим заболеваґнием в виде простой шизофрении, эмоционально-волевой дефект. При втором судебно-психиатрическом исследовании предпочтение было отдано определяющему влиянию на преступное поведение испытуемого расстройств сферы влечения в виде разнообразного фетишизма. Испытуемый с целью достижеґния сексуально-гомицидального возбуждения обнюхивал, обмазывал себя, прогґлатывал свои выделения (мочу, сперму ), а также выделения от гетеро- и гомосексуальных партнеров и животных (зоофилия), что является обонятельными, вкусовыми, тактильными разновидґностями фетишей гомосексуальной, гетеросексуальной, зоофилической экскрементофилии (роль фетиша играют выделения из различных органов). По мере прогрессирования сексуальных извращений к экскрементофилии присоединилась явления некрофилии (фетиш - мертвое тело) и гомицидальной антропофагии... У испытуемого имеются признаки психической деградации по типу органического расстройства личности. ЗАКЛЮЧЕННИЕ. Данных, безусловно свидетельствующих за диагноз:"Шизофрения" - нет. Содержание и характер взаимосвязи имевшихся и имеющихся у испытуемого психопатологических, секґсопатологических расстройств убедительно показывают, что в период совершения преступлений они не выходили за пределы психических аномалий. Представляется более обоснованным счиґтать, что испытуемый страдает возбудимой психопатией, течение которой осложнено резидуально-органической /посттравматичесґкой/ недостаточностью центральной нервной системы, хроничесґким алкоголизмом." ........... Понятие "особая жестокость" трудноприменимо при квалификаґции гомицидальных преступлений. При убийствах, совершенных гомицидоманами-имитаторами, потерпевшие погибают, так и не догадываясь о намерениях убийцы. Приводимые в различной литеґратуре данные относительно удовлетворения, испытываемого субъектом сексуально-гомицидального убийства от крика, стона и попыток сопротивления жертв, являют собой бытовые, писаґтельские или журналистские преувеличения, навеянные общими социокультурологическими представлениями. Гомицидоманы-имитаторы стремятся привести потерпевших в бессознательное состояние. Именно то обстоятельство, что жертвы приводятся в бессознаґтельное состояние - не чувствуют и не переживают осуґществляемых с ними манипуляций, - ставит в особую плоскость проблему юридической квалификации преступлений, совершаемых гомицидоманами. Потерпевшие не предвидят страданий и после выключения сознания не осознают происходящего и не ощущают боли, а значит, в строгом смысле слова, не испытывают психиґческих и физических страданий. Они погибают от гомицидальных действий субъекта преступления, так и не приходя в сознание. Требует дальнейшего исследования и другая сторона проблемы: направленность указанных преступлений на детей, женщин, в то время как их охрана и глубокое почитание являются святой обязанностью, мерилом психического, социального и культурного здоровья общества. В вышеуказанной избирательности скрыта вандалmcкая сущность гомиґцидального насилия, которую уголовное законодательство не распознает. В этих случаях специфика гомицидальных проявлеґний особой жестокости заключается в направленности ее не на материальную сущность конкретного потерпевшего, а на его неимущественные права, которые он получил с момента рождения и которые определяют его социально-родовую (мужчины, женщины) роль. Уничтожение этих элементов личности потерпевших в опережающих представлениях и деяниях гомицидомана имеет особую привлекательность, так как питает его гомицидальное сладострастие. Ажиотаж вокруг таких "громких " дел, внимание средств инґформации, ежедневное освещение событий, интервью, сроки накаґзания на порядок превышающие среднюю продолжительность жизни могут вполне удовлетворить гомицидомана и даже вызвать у него ухмылку. Психика и антиобґщественная мотивация этих субъектов сродни тому, что назыґвается феноменом Герострата, когда главная цель состоит в гомицидальном самоутверждении через чувство собственной приобщенности к мировой истории. Именно этими мотивами обусґловлены такие преступления как осквернение статуй в Летнем саду или надругательство над полотном Рембрандта в Эрмитаже. ............... ............Литература: .....1). Иванов В.И. Введение в криминальную гомицидологию: Учебное пособие. СПб., 2004. ....2.) Иванов В. Криминальная психология и психопатология крайних форм гомицидального поведения // Преступления террористической направленности: уголовное преследование на досудебных стадиях /Науч. ред.Н.Коршунова - СПб.: Изд."Юрид.центр Пресс", 2003. - 435 с. ....3.) Фромм Э. Душа человека. М., 1991. .....4.) Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993. .....5.) Лоренц К. Агрессия (так называемое зло):Пер. с нем.- М.:Изд. группа "Прогресс", "Универс", 1994.- 272. - (Б-ка зарубежной психологии). .......6.) Иванов В. Особенности преодоления "гомицидальной патологии" культуры в современном обществе. Междун.науч-практ. конфер. 1-2 февр 2005 г.: Тезисы выступ..СПб., 2005. ....7.) Фрейд З. Психоанализ. Религия. Культура. М., 1991 ...8.) Кьеркегор С. Страх и трепет. М.: Республика, 1993. ......9). Бердяев Н.Опыты по психологии войны и национальности. М.,1918. ......10.) Корсаков С.С. Курс психиатрии. - Москва,1901. ....11.) Большой англо-русский словарь // Под общ. ред. проф. И.Р.Гальперина. М.:"Советская Энциклопедия", 1972 - Том 1.с.822. ....12.) Иванов В.И. Гомицидальные убийства: криминально-психопатологический анализ // Труды Санкт-Петербургского юридического института ГП РФ. , Вып.3. - СПб. 2001. - с. 154-159. .....13.) Дюма А. О ненависти, анонимных письмах и клевете. // Послесловие к "La princesse de Bagdad" в "Theatre complet", том 7, 1892.. .....14.) Касперавичюс М.М. Мистическая анатомия. - М.: Современник, 1998. - 252с. .....15) Иванов В. Особенности гомицидальной жестокости при совершении убийств // Труды Санкт-Петербургского юридического института ГП РФ., Вып.5 /Науч. ред.Н.П.Дудин., СПб.,2003. .....16.) Ковалевский П.И. Психиатрия. Харьков, 1890. .....17.) Ницше Ф. Утренняя заря: Мысли о моральных предрассудках. С., 1991. ..........18). Дельгадо Х. Мозг и сознание: Пер. с англ. - М.: Изд."Мир", 1971. - 263. .....19.) Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991 20.) Юнг К. Архетип и символ /Сост. и вступ.ст. А.М.Руткевича. - М.: Ренессанс, 1991. - 304с.(Серия "Страницы миров. филос.). .....21. Юнг К. Избранное. Минск., 1998. .....22.) Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по соц. антроп./Пер. с франц.-М.: Изд Фирма"Вост.лит." РАН,1996. С.360. .....23.)Токарев С. Ранние формы религии. - М.: Политиздат, 1990. - с. 622. - (Б-ка атеист. лит.). ...24.) Коллингвуд Р. Принципы искусства. М., 1999. .....25.) (по кн.: Иванов В. Практикум по криминальной психопатологии. Психологические защиты у лиц, совершивших гомицидальные убийства, их распознавание и преодоление. СПб.,2002.). .....26.) Фуко М. История безумия в классическую эпоху. СПб., 1997. ......27.) Иванов В. Социально-психологические особенности гомицидального насилия // Матер. городского межвуз. науч.-практ. семинара 1-2 июня 2000г. "Проблемы права в современной России : Городской межвузовский научно-практический семинар 1-2 июня 2000 г. СПб.: Изд-во СПб ГТУ.2000.182с.(175-179 с. ..... 28.) Иванов В.И. Архетипическая феноменология сценарных гомицидальных убийств.ББК 67 + 60 + 87 Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Љ 6 , СПб., 2004. 172 c. ......29.) Иванов В.И. Гомицидология экстремистской жестокости. УДК 34 ББК 67.52 Проблемы осуществления уголовного преследования по делам о преступлениях, совершенных по мотивам расовой и национальной ненависти: материалы конференции, 22 - 23 декабря 2004 г. СПб.,2005. 136с. ......30.) Иванов В.И. Криминальная гомицидология террористического и паратеррористического насилия.Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2007 Материалы IX Международной науцчно-практической конференции 29-30 марта 2007 г. Часть III Научное издание, Издательство "Цицеро", Челябинск . ....31.) С.А.Афанасьев, В.И. Иванов Классификация сексуальных убийств. Типы субъектов сексуально-.садистских убийств. Сб. статей Вып. 7. С.-Пб., С. - Пб.,1992.), ....32.)Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новик В.В. Особенности расследовния сексуально-садистских убийств: Учебное пособие. С-Пб., 1993. 88с. ....33.) Иванов В.И Типология сексуальных убийств.Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики на современном этапе: Межвузовский сборник научных трудов.// Одесский университет. - Одесса, 1993. ....34.) Иванов В.И. К решению проблемы типовой дифференциации садистских убийств. В сборнике: Проблемы прокурорской и следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью в современных условиях. Международная научно-практическая конференция 5-6 июля 1996 г.: Тезисы выступлений .СПб., 1996. ....35.) Иванов В.И., Степанов А.А. Криминалистическая характеристика лиц, совершивших сексуально-садистские убийства. ББК 67+:60+87 Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации Љ 2 СПб., 2000. 236 с. ....36.) Иванов В. И. Тактика и методика поддержания государственного обвинения по уголовным делам о сексуально-садистских убийствах. ( в соавторстве, Гл.10. ч 2).Руководство для государственных обвинителей. Криминалистический аспект деятельности. Учебное пособие. Санкт-Петербург 2003. ....37.) Иванов В.И. Особенности преодоления "гомицидальной патологии" культуры в гражданском обществе. ББК 67 + 60.5 + 65 Прокуратура и институты гражданского общества в противодействии экстремизму и ксенофобии. Международная научно-практическая конференция , 1-2 февраля 2005 г.: Тезисы выступлений.СПб., 2005. 184 с. ....38.) Иванов В.И. Социально-психологические особенности гомицидального насилия./ Проблемы права в современной России: Городской межвузовский научно-практический семинар 1-2 июня 2000 г. СПб.: Изд-во СПб ГТУ.2000.182с.(175-179 с.), ....39.) Иванов В.И. Гомицидальные убийства: криминально-психопатологический анализ.ББК 67 + 60 + 87 Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Љ 3, СПб-кий юридический институт Генеральной прокуратуры., 2001. 154 c. ....40.) Иванов В.И. Практикум по криминальной психопатологии. Психические защиты у лиц, совершивших гомицидальные убийства, их распознавание и преодоление. СПб.юридический институт Генеральной прокуратуры РФ, 2002. 64 с. ....41.) Иванов В.И. Введение в криминальную гомицидологию. Учебное пособие. СПб.юридический институт Генеральной прокуратуры РФ 2004. 88 с. ....42.) Иванов В.И. Особенности гомицидальной жестокости при совершении убийств.ББК 67 + 60 + 87 Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Љ 5 , СПб., 2003. 141 c. ....43.) Иванов В.И. Архетипическая феноменология сценарных гомицидальных убийств.ББК 67 + 60 + 87 Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Љ 6 , СПб., 2004. 172 c. ....44.) Иванов В.И. Гомицидология экстремистской жестокости. УДК 34 ББК 67.52 Проблемы осуществления уголовного преследования по делам о преступлениях, совершенных по мотивам расовой и национальной ненависти: материалы конференции, 22 - 23 декабря 2004 г. СПб.,2005. 136с. ....45.Иванов В.И. Криминальная гомицидология террористического и паратеррористического насилия.Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2007 Материалы IX Международной научно-практической конференции 29-30 марта 2007 г. Часть III Научное издание, Издательство "Цицеро", Челябинск 2007, стр.204. ....46). Иванов В.И. Практическая криминальная гомицидология. СПб юрид. Ин-т Генеральной прокуратуры РФ, 2005. 140 с.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"