Иванова Александра Анатольевна: другие произведения.

Цветок и камень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.02*22  Ваша оценка:

   Цветок и камень. Том 1.
   Глава 1. Отбор.
   - Гардения Лерой!
   Голос из колонки на стене прозвучал как-то гнусаво и холодно. Я поморщилась, когда произнесли мое полное имя, и подошла к двери. Ноги затекли, и спина ныла, но мне было совсем не до жалоб. Я провела в комнате участниц последние полтора часа, и мои нервы были накалены до предела. В глазах рябило из-за подрагивающего света от лампы под потолком. Руки покрылись мурашками, прямо надо мной на полную мощность работали два кондиционера.
   Комната участниц располагалась в старой женской раздевалке на заброшенном заводе. Тут было прохладно и без этих металлических коробок, обдававших все вокруг холодом, но организаторы каждое отборочное выступление обвешивали помещения средствами вентиляции. Полагалось, что все это сделано в целях безопасности, но вот чьей безопасности? Вопрос ответа не предусматривал. Комната сама по себе являлась помещением 10-15 метров в длину и ширину. По стенам, отвратительного желтого цвета, стояли стулья для посетителей, а в центре располагался журнальный столик с кипой буклетов на тему наших будущих профессий. Сейчас уже большая часть этих мест пустовала.
   Кроме меня тут сидело еще пять участниц. Раз прозвучало мое имя, то со мной в женскую пару должна была пойти одна из них. С тремя я не была знакома, а вот две оставшиеся являли собой, двух антиподов в моей жизни. Напротив друг друга в самом конце сидели Чарна Кинг и Нинет Стоун, первая была моей лучшей подругой, а вторая моим злейшим врагом.
   Ну, на счет злейшего, я, может, и погорячилась. Скорее у нас была просто хроническая непереносимость друг друга. Я уже и не помнила точно, с чего все собственно началось, но прекращать не собиралась.
   Нинет лениво накручивала светло-русые волосы на палец и, казалось, совершенно не интересовалась происходящим вокруг. Но вот Чарна, напротив, выглядела очень взволнованной. Здесь на окраине Чикаго в отдалении от городского шума нам предстояло пройти важнейшее испытание, которое и укажет нам будущую специальность.
   Поверить не могу, ближайшие полчаса определят всю мою последующую жизнь.
   Колонка на стене снова зашуршала, учредители определили вторую участницу женской пары.
   - Нинет Стоун!
   Черт возьми! Добрый день, уважаемый закон подлости.
   Нинет плавно прошла по комнате и, одарив меня кивком и ледяным взглядом, встала рядом. Она была на голову выше и одета как этакий трудный подросток. Потертые джинсы черного цвета, обтрепанные серые кроссовки и зеленая майка, с, ну очень, откровенным вырезом. Завершали ее образ темно-фиолетовая помада, и яркая красная прядь справа от пробора. Ее формам, надо сказать, я уступала. Несмотря на то, что обоим нам было по восемнадцать, по сравнению с ней, я выглядела жалко. За всем антуражем переходного возраста, скрывалась привлекательная и женственная Нинет. Грудь у нее была высокой, талия тонкой, а длинные волосы и шикарные бедра, делали ее просто красавицей.
   Я опустила глаза. С минуты на минуту, за нами придет "шестерка" одного из учредителей и думать о том, насколько я уступаю в сексуальности, девушке, которая, когда-то вырвала мне целый клок волос, сейчас было совершенно не к месту.
   Дверь распахнулась, на пороге появился высокий худощавый мужчина около тридцати лет. Он вежливо наклонил голову и жестом велел следовать за ним.
   - Мужская пара уже ждет вас.
   Я глубоко вдохнула, набрала побольше воздуха в легкие. С дальнего угла комнаты мне ободряюще помахала Чарна и мы направились за нашим проводником.
   Он вел нас темными путаными коридорами. Запоминать расположение поворотов я перестала примерно на половине.
   В комнате, где я сидела до этого, были лишь девушки. Она предназначалась для переодеваний и подготовки. А вот комната, в которую мы направлялись сейчас, являлась предбанником арены. Там "шестерка" расскажет нам о противнике, и мы увидим наших союзников мужскую пару.
   Мы вошли в круглое помещение. Впереди были двустворчатые двери на арену, а по стенам висели фотографии участников. Некоторые были уже вычеркнуты, это те, что закончили соревноваться. Глазами я нашла свое фото и в очередной раз решила, что рядом с нахальной мордашкой Нинет, выгляжу далеко не выигрышно.
   Через пару мгновений, за ослепительной блондинкой, вошли два юноши, один из которых, слава богу, был моим лучшим другом. Рикки стоял и глупо ухмылялся мне, оттопырив большой палец вверх. Сразу было видно, что он рад меня видеть. Впрочем, как я его.
   Нас построили по линии и зачитали список присутствующих.
   - Лерой, Гардения.
   Я снова поморщилась, но сделала шаг вперед. Я ненавидела свое полное имя, хоть и знала, что это название цветка. Ведьмаки вообще любили вычурные имена, а моя семья являлась ведьмаками уже несколько десятков поколений, да мало того, что десятилетия, в нашем роду не было ни одной "шестерки".
   А разговор, тем временем, на этом не закончился.
   - Вы телекинетик с предрасположенностью к управлению огнем, все правильно?
   Я кивнула. Это была правда. Первый раз это случилось, когда мне исполнилось три года. В это время у всех детей со способностями, они начинают проявляться. Сначала мать с отцом, заслуженные государственные деятели, которые отвечали за сокрытие магии, думали, что я обычный телекинетик. Я заставила свои носки танцевать по комнате и весело хохотала, они остались довольны, когда застали меня за этим занятием. Но через пару недель, я заставила пламя свечек повторить их пируэты. Такое было редким явлением, огонь являл собой неосязаемую, а лишь видимую природную стихию. Мало кто, кроме огнетворцев мог с ним управляться и телекинетик способный управлять раскаленными газами, был явлением мало того, что редким так еще и вызывал особую гордость у моих родителей, а это было поистине выдающимся происшествием.
   -Спаркс, Эмерик.
   Рикки манерно шагнул вперед.
   - Головокружения и паралич?
   Он наклонил свою кудрявую голову и широко улыбнулся. Я не удержалась и хихикнула, такие, как он, в нашем мире, как правило, становились алхимиками. Из-за врожденной способности вредить людям, они быстро и легко приучались различать яды и прочие вещества. Мой друг Рикки совсем не подходил на эту должность. Он был более чем пацифистом. Веселый и жизнерадостный молодой человек, про которого уместно говорить "И мухи не обидит". Своими силами он пользовался лишь на практических занятиях у нашего куратора. На них же собственно я и познакомилась с ним. Тогда нам было около восьми лет.
   В ту пору я пошла в школу, постигать обычные человеческие науки, вроде математики и литературы. Но как выяснилось, что у каждого ребенка рожденного с некоторыми сверхчеловеческими силами есть куратор, с которым ты их отрабатываешь. Нашим был пожилой Хенрик Рой. Он помогал мне и еще нескольким ребятам развивать наши возможности. В той же группе, к слову, состояла и Нинет, вместе с Чарной.
   - Стоун, Нинет.
   Она шагнула, не удосужившись даже поднять глаза, продолжая что-то выковыривать из-под ногтя. Нижнюю губу она сосредоточенно закусила, отчего ее вид стал еще более дерзким. Я-то думала это уже невозможно.
   - Электрик?
   Вместо ответа Нинет лишь высокомерно улыбнулась, и в комнате замигал свет.
   Электриками называли всех, кто умел обращаться с электрическими приборами. Не просто в бытовом плане, а заставлять ток на котором они работают вытворять иногда даже, ужасающие вещи. Такие маги обычно становились техниками, которые отвечали за оружие, охранные системы и техническое оснащение охотников. Судя по занятиям с Хенриком, такой расклад вполне устраивал Нинет, она могла ударить разрядом тока любого, но готова была быть мирной, если только ее не трогают.
   - Уильямс, Рудольф.
   Светловолосый юноша, похожий на крысу, слабо кивнул.
   - Иллюзионист?
   Он снова кивнул.
   Подумать только! При первом взгляде на него, казалось, что он вылитая "шестерка", но иллюзионисты были первоклассными охотниками. Элитной службой, как куча Джеймсов Бондов. С моими способностями, брали туда же. Их задача слежка за особо опасными существами, преступниками и зачисткой районов города от разных проявлений магии. Нинет идеально подходила для их технического отдела, а вот я и этот Рудольф для групп выездного типа. Да уж, внешность и в правду обманчива.
   Закончив с объявлением участников, блондинка убрала список. Она отдала каждому наручные дисплеи, которые должны были помочь на арене людям из отборочных комиссий отследить наши действия.
   - На арене вас ждет четыре великана, по одному на каждого. Их можно убивать группой, а можно и по одному. В конце младших магов - "Шестерок" пронеслось у меня в голове - распределят к старшим магам, а старших магов проведут в отделы профессиональной ориентации. Далее вы отбудете по домам, а уже завтра начнете работу. Сейчас, через несколько мгновений раздастся сигнал к началу, а до этого вас навестят родители, вопросы?
   Вопросов не прозвучало, судя по разнообразию способностей, "шестерок" среди нас не было.
   Младшими магами или "шестерками" звались ведьмы и ведьмаки, которые не могли самостоятельно использовать магию, то есть свои силы. Это было довольно частое явление, они были хранителями и имели крепкую телепатическую связь со своими хозяевами. Старшие маги не были хозяевами в прямом смысле слова, но без них "шестерки" не могли существовать. Это было что-то вроде проклятия. До конца своих дней два человека, старший и младший маг привязывались друг к другу. Хотя, хозяевам жаловаться было не на что, у них до конца жизни появлялся безвольный раб. Между ними не могло возникать романтических чувств, а младшие маги так вообще обычно оставались бездетными и одинокими. Младший маг мог спокойно жить и не подозревать о своей сущности, пока не появлялся рядом его хозяин, как правило, это и происходило на арене. С накалом страстей, последние границы стирались и связь устанавливалась. Старшие маги не обладали сильной привязанности к своим, так сказать, питомцам. Бывали случаи насилия над ними, систематическими издевательствами и прочим. Старший маг мог существовать без "шестерки", однако не на оборот.
   Двери распахнулись, и в комнату зашла небольшая группа людей. Мои родители и восьмилетний брат Николас тут же подошли ко мне. Ник обнял меня, и я прижала его к себе. Мама вежливо и слегка отстраненно дотронулась до моей руки. Ее глаза на секунду наполнились чем-то, что если бы я не знала Ксену Лерой, назвала бы нежностью. Через секунду они снова приняли бесстрастное выражение. Отец и вовсе просто кивнул. Алан Лерой и не пытался выражать чувства, ему это было чуждо.
   Я повернула голову направо и увидела, как Рикки, с широченной улыбкой, обнимается со своей матерью. Отца, как обычно, не отпустили с работы, но пухленькая и улыбчивая Элизабет Спаркс по душевной теплоте и заботе могла заменить хоть сотню человек. Я невольно с грустью улыбнулась, подобной нежности в нашей семье никогда не было.
   К Рудольфу подбежали три галдящие девочки, по виду его сестры. Его мать с отцом, краснея, пытались их успокоить, но крысоподобный Рудольф лишь отмахнулся и принялся расцеловывать сестер в обе щеки. Они выглядели слегка уставшими, но тоже счастливыми. Семейство имело общие черты лица и строения фигур. Исключая мать, видимо от нее дети унаследовали только цвет волос.
   Около Нинет же стояли двое мужчин. При виде них перехватывало дыхание от уважения, восхищения и даже страха. Старший Освин Стоун, был легендарным охотником. Его сын, Кристофер Стоун, продолжал традицию. Оба были высокими, с фигурами пловцов. Шевелюру отца заметно тронула седина, а вот младший Стоун, напротив, блистал великолепием иссиня-черных волос. Его щеки и подбородок покрывала слегка небрежная щетина, которая придавала его облику благородную мужественность. Я встречалась с ними и раньше, на занятиях. Мельком видела, как Кристофер и Нинет после тренировок отправлялись куда-то вдвоем. Освина так часто я не наблюдала, но и он пару раз захаживал в зал, чтобы посмотреть на успехи дочери. Стоя в непосредственной близи с живой легендой и его сыном становилось слегка не по себе. Нинет, которую отец и брат звали просто Нина, также пренебрежительно продолжала стоять в стороне тихо бормоча под нос, как ей все надоели. Ее отец немного горделиво осматривал комнату, будто люди вокруг казались ему тараканами.
   Папа и мама проследили за моим взглядом и недовольно поморщились, наткнувшись глазами на семейство Стоунов. Отец по работе часто общался с Освином и, как поговаривали, в юности они враждовали примерно как я с Нинет. Видимо неприязнь у нас семейная, хотя мне не хотелось умалять заслуги такого охотника, как старший Стоун.
   Прозвучал гонг, оставив в ушах неприятных звон. Ник последний раз стиснул меня в объятиях, и мы подошли к дверям. Как оказалось, арена начиналась не сразу за ними, я и трое моих союзников очутились в зеркальной комнате. Тут пахло какими-то цветами, и отдаленно доносился странноватый гул, будто за стенами стояла разговаривающая толпа. Я взглянула вперед и наткнулась на растерянный, уставший взгляд своего отражения. Волосы, которые я все утро стягивала в конский хвост, выбились из него. Я нервно сняла резинку, помотав головой, чтобы волосы легли на плечи ровнее. Теперь я стала еще более лохматой. Кое-как, пальцами пытаясь причесаться, я увидела, как Нинет издевательски смотрит в мою сторону и ухмыляется. Я отвернулась и постаралась не думать об этом. Глядя на зеркальную стену я нашла в нас еще больше отличий, чем было. Мало того, что я уступала ей в росте, так еще и мои волосы, спускавшиеся чуть ниже лопаток крупными кудрями, были темнее и выглядели как-то тускло. Я всегда была темно-русой, при определенном освещении мои локоны казались шоколадными. Но стоя рядом с писаной красавицей Нинет, они казались ржавыми пружинами матраса. Ее неестественно яркие, почти синие, глаза смотрелись куда лучше моих, серых с примесью грязного зеленого оттенка. Но вот фигуры, как выяснилось, были не такими уж и разными, моя талия так же была тонкой, но вот в том месте, где должна была быть грудь, я явно уступала, а мои бедра были уже. Я почти начала ругать себя за выбор одежды, - серые спортивные штаны и сиреневая кофта с какой-то надписью - как вдруг, стены исчезли, будто их никогда и не было. Я услышала позади себя тихий возглас Рикки. В глаза ударил яркий свет.
   Мой бывший, первый и единственный, во всех отношениях, включая сексуальные, парень Джено рассказывал, что на его отборе они оказались посреди поляны с ядовитыми цветами, а потом их атаковали гигантские осы. Тогда он со своими способностями управления ростом и прочими функциями растений, играючи справился с испытанием. После отбора его отправили на плантации магических трав, кустарников и деревьев к биологам и знахарям. Они находились много южнее Чикаго, так что моему экс-возлюбленному пришлось отсюда переехать. Как раз тогда мы и расстались. Судя по его мейлам ему там нравилось.
   Раздался неописуемый вой, и свет перестал литься мне в глаза. Я озиралась, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть. Перед глазами все плыло. Вдруг в метре от меня приземлилась помятая дверь машины. Я инстинктивно подалась в сторону. Рудольфу пришлось быстро отскочить, чтоб покореженный металл не покорежил и его. Далее все развивалось как в замедленной съемке кинофильма. Вскинув голову, я увидела огромное существо метров семь роста, отдаленно напоминающего человека. Цвет его кожи был коричнево-зеленый. Ступни этого Халка-переростка были покрыты огромными мозолями, которые напоминали кору деревьев. Ладони чудовища, были как раз размером с дверь машины. И этих монстров было четверо.
   Нинет со своим противником расправилась в два счета. Она осыпала его искрами от проводов под потолком. Чудовище ослепло и стало топтаться на месте. Нинет быстро сориентировалась и вскоре опустила на него несколько оголенных проводов, от чего великан сначала задергался, как при эпилептическом припадке, а потом с воем и клубами пыли с пола рухнул навзничь.
   Рудольф тоже быстро собрался, что удивительно, учитывая, что всего пару секунд назад, парня чуть не убила покореженная дверь. Он сотворил иллюзию выхода прямо в стене. Великан, предназначавшийся ему в оппоненты, видимо сразу обрадовался возможности бежать и со всей силы влетел в стену. Раздался хруст, подобный миллиону сломанных костей. Чудовище скатилось по металлической стене, оставляя за собой грязные разводы.
   Рикки пришлось провозиться дольше. Чтобы сконцентрировать способность ему всегда требовалось хотя бы полминуты спокойно постоять, а сделать это с разъяренным и обозленным монстром, оказалось не так просто. Эмерик сначала отбежал от противника так далеко как мог. Монстр тем временем нашел свою дверь и в какой-то момент стал с ней... играть? Великан грузно осел на пол, пока я пыталась его обойти. Потом раздался непонятный звук, будто тот икнул и чихнул одновременно, а потом я нервно вскрикнула, когда около меня завалился гигант, закатив глаза и пустив слюни.
   Оставшееся время у меня дела шли не так хорошо. Попробовав поднять машинную дверцу в воздух и запустить в свое чудовище, я лишь смогла отодвинуть ее на пару метров. Мой великан заметил меня и заревел. Видимо он решил, что я уделала троих его собратьев. Времени обдумать ситуацию не осталось, и я рванула прочь от тел, как можно дальше в конец арены. Я бегала по арене, поднимая все, что могла, но силы будто покинули меня. Меня накрыла волна паники. В великана летели гвозди, песок, какая-то грязь. Все, что валялось по углам бывшего машинного отделения завода. Ничего мало-мальски стоящего, я так и не смогла поднять. Уверенность вернулась, только когда в углу арены я увидела горящую чашу. Организаторы постарались устроить себе шикарное зрелище. Я собрала всю силу в кулак, но какое же великое разочарование меня постигло. Я пустила в воздух сноп искр приличного размера, как от трещащего костра. Однако сформировать из них шар телекинетической энергии с огнем я так и не смогла. А между тем великан был близко. На мои глаза навернулись слезы от обиды и отчаяния.
   Этого не может быть! Я не могу быть "шестеркой"!
   Раздалась сирена. Бой был окончен. В живот великана вылетела очередь пуль, откуда-то из-под потолка на него было направлено несколько пулеметов. Из его туловища пошла волна мерзкой, вонючей крови коричневого цвета. Я зажала нос и испуганно смотрела, как монстр осел сначала на колени, а потом ничком упал. На его голове были волосы, которые слиплись от мерзкого темного пота, обнажив плешь. Меня затошнило, хотя не знаю от чего больше, от отвращения к себе или к этому чудовищу. Я схватилась за живот.
   В полуметре от меня Нинет противно скалилась. Она ждала этого момента со времен нашего знакомства. В голове промелькнули разочарованные лица родителей. Удивленное личико брата, с нахмуренными светлыми бровками. Рикки со страдальческим видом подошел и заключил меня в крепкие объятия. По первому позыву, я хотела уткнуться ему в плечо и зареветь, но резко успокоилась, глубоко вдохнув. Я кротко кивнула, стараясь не разрыдаться и не смотреть ему в глаза.
   К нам подошли те двое "шестерок". Указав Нинет, Рудольфу и Рикки на разные двери, они с улыбкой взяли под руки меня. В тот момент мне стало так тоскливо и противно находиться среди них. Мне стало противно даже смотреть на них, а от того, что они дотрагивались до меня, мне хотелось кричать. Я была такая же.
   Теперь я принадлежала какому-то магу, который будет меня насиловать и принуждать ему служить. В голове мелькнули обрывки разговоров, услышанных мною раньше. Как отец с матерью небрежно обсуждали, что какой-то недотепа "шестерка" пролил сироп на штаны своему хозяину, а тот выпорол его, так что у того загноилась спина.
   Мне ни секунды не было интересно кто отныне мой хозяин. Но правила есть правила. Меня провели в соседний зал, где собрались почти все маги Чикаго, включая моих родителей. В прошлом году я тоже тут стояла, тогда Джено получил назначение на плантации. При мне провели несколько церемоний выбора хозяина. Мне в тот момент казалось это каким-то шоу. Как по телевизору. Я даже не испытывала жалости к одной из девушек, которая расплакалась прямо на глазах у присутствующих. Боже, как я ее теперь понимала.
   Когда меня ввели, я смогла разглядеть лицо своего отца. Оно было удивленным и слегка испуганным, пожалуй, это его самая человечная реакция, которую я когда-либо видела у своего родителя.
   Меня провели сквозь всех этих людей к кафедре, на которой стоял верховный, так называемый, жрец Чикаго. Этому человеку раз в год на отборе доверяли вести церемонию выбора. Он был одет в церемониальную мантию и странную шляпу, отдаленно похожую на треуголку. Жрец взял меня за руку и повернул лицом к залу. В душе все всколыхнулось стыдом. Щеки горели. Я стояла, и всматривалась в лица людей, стараясь не задумываться о происходящем. Хотя получалось плохо.
   Тут была мама Рикки, которая ободряюще мне улыбнулась. Моя мама стояла почти в конце зала, ее лицо было, как у человека только что съевшего лимон без цедры. Даже родители Чарны, которые, к слову, были людьми без способностей, смогли улыбнуться. Наверное, они просто не понимали, каким позором я оказалась. Моя же мама не пыталась меня поддержать. Теперь я стала своего рода отбросом, пятном на безупречной репутации семьи.
   Тем временем верховный жрец насыпал мне в соединенные ладони кучку сушеных трав. Я разглядела в смеси ягоды шиповника, несколько косточек вишни и что-то напоминающее сушеных тараканов. Меня снова передернуло. Какая же мерзость. Хотя и под стать моему нынешнему положению.
   Мужчина произнес какие-то слова, на одном из мертвых языков и поджег смесь в моих руках. Огонь не обжигал, напротив, он был приятным. Кончики пальцев начало покалывать, а ладони зачесались. Сначала я хотела сжать ладони и не дать случиться неизбежному, но надо сохранить достоинство. Хотя бы его жалкую крупицу. Огонек в моих руках затрепетал и начал подниматься вверх, пока не превратился в идеально ровный шар света. Облетев комнату, шарик вошел в грудь кому-то.
   В это время я упорно смотрела в пол, не веря, что все это происходит со мной. По залу прошел удивленный шепоток, видимо мне в хозяева попалась большая шишка. Это плохо, богатые люди еще более нетерпимы к "шестеркам", чем остальное магическое сообщество. Через зал ко мне кого-то повели, и вложили теплую сильную руку в мою ладонь. Я дрогнула.
   - Гардения Лерой, твоим старшим магом и повелителем становится Кристофер Стоун. Слуга нашел хозяина - последние слова прозвучали зловеще.
   Я испуганно подняла голову и уткнулась взором в яркие зеленые глаза.
  
   Глава 2. "Шестерка"
  
   Вокруг творилось безумие. Отец кричал на распорядителя за столом. Мать поджала губы и поглядывала на Освина Стоуна, который в свою очередь сверлил глазами ее. Они не выглядели как друзья, но вот на двух львов перед боем вполне себе походили. Нинет стояла в углу и недовольно косилась на меня.
   Это даже иронично, она так мечтала доказать всем, что лучше меня, а теперь доказав это вынуждена терпеть меня как "шестерку" собственного брата. По сути Нинет со своим недовольством, в данный момент, была моей единственной отдушиной. Она мечтала, чтобы я оказалась "шестеркой", но и подумать не могла, что возникнет необходимость видеться со мной помимо занятий с Хенриком. Впрочем, довольно слабое и сомнительное утешение, учитывая, что я по-прежнему отброс, а ей всего лишь моя персона рядом с собой не нравится.
   Тем временем мой отец, всегда такой сдержанный и серьезный, надрывал голос. Алан Лерой вопил изо всех сил о том, что это ошибка, что быть не может, что его дочка, такая талантливая и замечательная, оказалась чьим-то слугой.
   Я сидела в глубоком кресле в самом углу комнаты, в которой собрались все. Тут было намного темнее, возможно, из-за количества людей: Освин Стоун, Нинет, Кристофер Стоун, моя мать, отец и Николас, который сейчас мирно сидел у меня на коленях, положив голову на мое плечо. Я перебирала ему волосы, стараясь не думать ни о чем, но резкие крики отца над ухом, совершенно лишали меня возможности уйти в себя. Каждый раз, когда он начинал орать громче, у меня звенело в ушах. Ник с каждым таким надрывом, крепче прижимался ко мне. Он не любил, когда рядом с ним повышают голос. С другой стороны будь у меня такой слух, я бы тоже вряд ли могла терпеть подобное.
   - Вы хоть осознаете, что сейчас натворили? - восклицал отец.
   Мужчина в синем костюме и с галстуком бабочкой в очередной раз снисходительно кивал головой. Он, как будто, разговаривал с ребенком в магазине и объяснял, что нельзя кушать мороженое зимой на улице. Взвинченный Алан Лерой по сравнению с непоколебимым "шестеркой" выглядел жалко. Я усмехнулась. Какая все-таки нелепость.
   Сидя с ухмылкой, я с ужасом обнаружила, что на меня кто-то смотрит. Это было инстинктивно, но я немного резко вскинула голову и встретилась глазами с Кристофером.
   По рукам и ногам пробежали мурашки, сродни электрическому разряду. Я поморщилась. Он смотрел на меня с неприкрытым интересом. Однако его глаза оставались холодными и мрачными. Его взгляд был тяжелым и сосредоточенным.
   Невольно, в голове всплыли рассказы о том, как старшие маги насиловали своих подчиненных и как тех, потом, находили мертвыми. Хотя дело состояло даже не в этом. Старшие маги были абсолютно неприкасаемыми, в своих поступках они были безнаказанны. "Шестерки" безвольный мусор, а тебя в тюрьму не посадят, если решишь его выкинуть.
   Пару месяцев назад отец за ужином рассказал историю, конечно, со своей бесстрастной стороны. Его циничность только добавила ужаса. Суть была в том, что его коллега с работы на прошлом отборе получил в повиновение "шестерку". Девушке, как и мне сейчас, было восемнадцать. Он, разумеется, первые месяцы держал себя в руках, а потом, когда понял, что из нее повар никакой, избил. Рукоприкладство стало нормой, и в один прекрасный день мужчина перестарался с наказанием. Девушка в результате осталась калекой. Когда она попала в человеческую больницу, маги забрали ее оттуда и представили дело как несчастный случай. Ее хозяина не наказали, только сделали выговор, что им пришлось лишний раз иметь дело с людьми.
   Я отвела глаза, не выдержав взгляда Кристофера, но он все продолжал смотреть в мою сторону.
   Ник начал тихонько плакать. Я поцеловала его светлую макушку, а он прошептал.
   - Денни, теперь ты не живешь с нами?
   Я обняла его покрепче и задумалась. Проблема заключалась в том, что все зависело теперь не от моего желания. Если этому Кристоферу взбредет в голову поселить меня в своем подвале, то я не смогу противиться. Он даже может изгиляться там надо мной, а я не пожалуюсь. Ну, если не считать человеческую полицию, но что она может сделать ведьмаку, а тем более охотнику? Как в том романе Стига Ларсона, я буду жить внизу в клетке, а люди на поверхности даже не будут знать о моем существовании.
   - Нет Ник... - произнесла было я, сказать, что все обойдется, не хватило смелости - Все будет хорошо.
   Я чмокнула его в щеку и движением показала, что желаю встать. Ник слез с моих коленей и выжидающе уставился на меня. Я встала и выпрямилась, расправив плечи. Последнюю гордость нужно пустить в правильное русло.
   - Пап, можно?
   Алан Лерой осекся на полуслове и повернулся ко мне. Его примеру последовали другие, повисла тишина. Я все более остро начинала ощущать на себе взгляд Кристофера Стоуна. Его глаза даже из-за моей спины выделялись на фоне остальных. Складывалось ощущение, что смотрит он не из-за спины, а прямо в лицо. В упор. Связь укреплялась. С каждой секундой канат, связывавший нас, становился все толще и ощутимее. Я не слышала его мысли, я не знала, что он чувствует, но я была уверена, что он смотрит.
   Не удержавшись, я обернулась. Он выглядел слегка отрешенным. Я разглядела длинное темное пальто, капюшон балахона, выглядывающий из-под него, торчащую пачку сигарет из кармана, а главное я снова взглянула ему в глаза. Они были яркими и выделялись на фоне окружения. Меня окутал страх. Все в этом парне вызывало во мне страх и покорность. Если бы сейчас он велел мне прыгнуть с крыши, поверьте, я бы без тени сомнения сделала это. Но самым ужасным было то, что, несмотря на мою готовность делать для него все, что пожелает, я продолжала ненавидеть его, себя и то, что я должна была сказать. Жаль, что слепая покорность не прибавляет любви. Может тогда я бы не чувствовала себя таким ничтожеством.
   С трудом отведя взгляд от моего хозяина, я вернула внимание на отца. Мама подошла к нему со спины и сейчас они оба взирали на меня не то с отвращением, не то с ненавистью. Они не держались за руки, по их виду вообще нельзя было сказать, что они супруги.
   - Прекрати кричать и смирись с тем, что я не оправдала твоих ожиданий.
   Повисла тишина. Мне казалось, что я слышу, как тихо тикают маленькие стрелочки в его часах. Отец был более чем удивлен. Вернее даже ошарашен. Эти мои слова повергли его в дикий шок.
   Он постоял несколько секунд, а потом раздосадовано, схватил мать за руку. В другую Алан Лерой подхватил легкого, как пушинка Ника, и, бросив мне на ходу фразу, что будет ждать в машине, удалился. Он в ярости.
   Я медленно повернула голову к распорядителю. Оставшись наедине с семейством Стоунов, я чувствовала, как моя самоуверенность таяла. Распорядитель, как и я лишь прислуга, широко и дружелюбно улыбнулся. Его явно расслабило то, что мой неадекватный отец больше не визжит ему на ухо.
   - Гардения, мне нравится, что ты сохраняешь холодность разума. Кристофер, вы получите распоряжения касательно вашей подопечной, сегодня вечером. Ее судьбу решать вам, но ее силы вызвали бурные споры.
   Мои силы? Подопечная? На первый вопрос ответом могло служить несколько вариантов один не лучше другого. Я постаралась выкинуть их из головы, а вот слово подопечная, из головы совсем не хотело выходить. В среде семей типа моей, в ходу всегда было определение "шестерка". Термин "подопечная" являлся теперь, пожалуй, даже комплиментом в мой адрес.
   - Думаю, сейчас вы можете быть свободны.
   Я кивнула и вышла из комнаты. Ноги сами задвигались быстрее. Стараясь, поскорее скрыться, я не учла некоторые особенности моего хозяина. Кристофер Стоун был одним из лучших охотников нового поколения, благодаря невероятным способностям. Во-первых, у него их было несколько, что очень редкое явление, это говорит, как правило, об огромном количестве разной крови в его роду, а, во-вторых они были весьма и весьма опасны.
   С первой, с которой я столкнулась, стала нечеловеческая реакция. Он схватил меня чуть выше локтя и развернул к себе. Мне стало больно, но я побоялась даже пикнуть об этом. Я снова встретилась с ним взглядом, его глаза стали холодными. Из них пропал даже интерес, бывший там несколькими мгновениями назад.
   Нинет и его отец поспешили уйти. Его сестра, как бы случайно, задела мое плечо, но я не отреагировала. Напоследок, старший Стоун наградил меня взглядом, каким обычно смотрят на грязь с подошв ботинок.
   -Далеко собралась? - спросил Кристофер, не выпуская мою руку, когда его отец удалился.
   На удивление у него был красивый голос, бархатистый и глубокий. Будет чем успокаивать себя, когда он прикажет мне не сопротивляться.
   - Нам сказали, что мы можем быть свободны - удивительная смелость, учитывая, что у меня коленки подгибались от его взгляда.
   - Нам да. Тебе нет.
   Вот сволочь!
   - Завтра, в это же время, придешь сюда. Будешь ждать меня у северных ворот на территорию завода, поняла? Это те, что красные около трейлеров.
   Я кивнула. Теперь даже если пойдет дождь, снег или те ворота накроет цунами, я все равно буду стоять и ждать его. Связь в моей голове словно поставила крестик на списке дел. Ненавижу это.
   Он отстранился. Я потерла то место, за которое он меня схватил.
   - Моя сестра тебя ненавидит. Мой отец ненавидит твою семью. Иронично, не правда ли?
   - Очень - прошипела я сквозь зубы - Ты тоже меня ненавидишь?
   Он немного помолчал, словно обдумывал ответ.
   - Нет, мне просто плевать на тебя.
   С этими словами он удалился на инструктаж через тяжелые стальные двери. Там решалась моя судьба, а единственное, что я могла знать о своем будущем, так это, то, что завтра ровно в четыре часа дня я буду стоять у северных ворот.
   Я даже не знала, как реагировать на его ответ. Он не обидел меня, но абсолютно точно задел. Хотя, чего я собственно ожидала?
   Когда на улице я села в машину, родители разом умолкли. Неловкие паузы, за много лет жизни с ними, стали нормой, поэтому я молча отвернулась к окну. Отцовский БМВ выехал на трассу, а я старалась не смотреть в зеркало заднего вида, выглядывающее между голов родителей. Там отражались холодные глаза Алана Лероя. Наверное, мне показалось, но, кажется, они были полны разочарования.
   Машина не ехала, она мчалась. Видимо моему родителю не терпелось высадить меня и отправить в комнату с глаз долой. Я, впрочем, не возражала. Его компанию вряд ли можно было назвать желанной.
   Тепло, забота и сострадание никогда не входили в число наших семейных черт. Моя лучшая подруга не могла находиться у нас в доме, когда отец был там только потому, что ее родители были людьми. Даже Рикки чистокровный колдун не мог у нас бывать, потому что его мать происходила из семьи, из которой выходило огромное количество "шестерок". Отца даже не волновал тот факт, что наши волшебные ученые установили и доказали, что "проклятье шестерки" не генетическое и физиологической природы не имеет.
   Моя мать Ксена Лерой была ему под стать холодной женщиной. Сколько себя помню, мама никогда не целовала меня, как, например, я своего брата. Даже объятия были совершенно странным для нее явлением. Она не отреагировала, когда я сломала руку в шесть, не отреагировала когда я пришла домой с вырванной прядью и как следствие шишкой в одиннадцать. А ведь Нинет тогда постаралась на славу, удивительно, как кожа осталась целой. Не знаю, как мама обращалась со мной, когда я была младше, но мой брат тоже не страдал от ее заботы. Примерно тогда, когда ему исполнился год, мама равнодушно спихнула Ника в руки няням. Она никогда не целовала его, не пела колыбельные. Когда он родился, я твердо решила делать все это за нее, и знаете? Я была чудесной старшей сестрой и мамой в одном лице ему уже целых восемь лет. Я научила его рисовать, я научила его играть в шахматы и научила плавать. Он, пожалуй, был моей единственной настоящей гордостью.
   Шоссе закончилось, и мы въехали в фешенебельный пригород. Здесь было все: загородный клуб, частная школа, гольф-клуб, даже какой-то странный претенциозный магазин, продающий исключительно шелковую одежду. Его хозяина звали Джейкоб, и этот Джейкоб упорно доказывал всем окружающим, что одежда из других тканей убийственно плохо влияет на верхние слои кожи. Из окон я видела огромные ворота, за которыми виднелись не менее, огромные особняки. Три этажа не считая чердака, были самыми скромными из них.
   Не будь у магов жестких правил по поводу мест обучения я бы, наверное, училась тут. Но к моему счастью я не стала избалованной стервой, как большинство моих соседок, лица которых покрывала тонна эксклюзивной косметики. Я пошла в обычную школу, где со мной учились обычные ребята: Чарна, Рикки, даже Джено, который был нас всех старше на год.
   Проехав несколько особенно шикарных домов, отец завернул в следующий, который на их фоне был меньше и скромнее. Это и был наш дом. Не то чтобы отец не мог купить себе что-то подобное соседским особнякам, просто важное правило волшебников - не выделяться. Ну, и небольшой дом в одном из самых дорогих пригородов Чикаго, по мнению папы, был просто верхом конспирации.
   Я вылезла из машины на гравиевую дорожку и посмотрела на белый трехэтажный дом, окруженный густым шиповником и розовыми кустами, облетевшими, как и положено в начале января. Кустарники по контуру дома - мамина гордость. В саду она проводила куда больше времени, чем с детьми.
   Опустив голову, медленно, шаркая ногами, я пошла к крыльцу. Позади, загребая ботинками мелкие камешки, шел мой брат. Родители с совершенно спокойными и даже умиротворенными лицами стояли около автомобиля, негромко о чем-то перешептываясь. На миг я подумала, что речь обо мне, но мой брат, перехватив мой взгляд, покачал головой. Скорее всего, он обладал некоторыми телепатическими способностями, это объясняло вспышки его проницательности. Мы пока точно не выяснили спектр его возможностей, куратор у Ника появился всего полтора месяца назад. Единственное, чем он обладал точно, это сверхчеловеческий слух.
   - Они не о тебе, они обсуждают гарнир на ужин - его личико исказила гримаса отвращения, так неуместно примостившаяся на детской невинной физиономии, он не любил когда родители так себя вели.
   Я снова опустила голову и отвернулась. Около дома всегда было ветрено, поэтому я неуклюже изобразила, как выковыриваю песчинку из глаза и забежала в дом. Слезы у меня вообще-то явление редкое, но взбираясь на чердак, где у меня располагалась комната, они сами потекли.
   Никогда в жизни я не плакала навзрыд. Может только в далеком детстве, до рождения Ника. Этому я научилась, живя в одном доме с малышом, который мог услышать, как собака лает в пяти, а то и шести километрах от него. Сейчас я неожиданно, впервые за последние семь лет, всхлипнула.
   Я прислонилась спиной к кремовой двери своей комнаты и подняла глаза вверх. Прямо надо мной висели разноцветные самолетики, которые я вешала сюда вместе Ником. Все делают на память журавликов, но мы с Ником никогда не любили делать как все. Вот и сейчас я не как все. Отброс. Ошибка.
   Я осела на пол. Брат, наверное, сейчас придет ко мне в комнату. Он очень не любил когда я плачу, но сейчас мне было слишком плохо для фальшивой улыбки. Я повернула щеколду.
   Николас подоспел через минуту. Подергав дверь, он на удивление тактично для своих восьми лет пролепетал в замочную скважину:
   - Когда успокоишься, я буду ждать тебя в своей комнате.
   Я почти рассмеялась. Он немного картавил и глотал буквы, поэтому такая взрослая фраза звучала так нелепо и мило, прямо как в романтических комедиях, когда тем, кто подталкивал к правильному шагу, оказывался маленький ребенок.
   Бедный Никки. Он так мной гордился, а я подвела. Я всех подвела.
   Сидя на полу в своей комнате я разглядывала стены, увешанные постерами разных групп, картой звездного неба, а до кучи всевозможными картинками и рисунками. Я декорировала свою комнату в духе любого среднестатистического подростка. С той лишь разницей, что не любой подросток может заставлять огонь в камине летать и расставлять книги по полкам силой мысли. Кстати о книгах.
   В моей комнате их было невероятное количество. Единственное, кроме Ника, за что я действительно благодарна моим родителям, это за огромную любовь к книгам. До того как я пошла в школу меня как и положено научили читать, а после этого я не смогла остановиться. Книжный магазин недалеко от моей школы, был моим постоянным местом обитания. Правда теперь, когда я закончила учиться, неизвестно когда я смогу туда зайти снова.
   Я вздрогнула, когда компьютер, который я по своему обыкновению забыла выключить, пропиликал, что у меня не прочитанные сообщения. От Джено.
   Geno_@: Чарна все рассказала. Напиши, как придешь:*
   Denny_@: Я дома. Откуда она уже знает? P.S.: Ненавижу твои смайлики.
   Geno_@: Шутишь, значит все хорошо. Это же Чарна, она узнает, что у тебя неприятности будь ты даже в Африке. Внутреннее чутье. Телефон рядом? Я позвоню?
   Я задумалась. Моральная поддержка от бывшего парня, ну в кого я такая жалкая?
   Джено, конечно, всегда был моим другом. Задолго до того как мы начали встречаться. Сейчас между нами и осталась только дружба. Иногда я думаю, что и тогда между нами была только она, просто к ней мы примешали взаимное удовлетворение чисто половых нужд. А сейчас он, как и всегда, готов был помочь. Я написала, что согласна и телефон проиграл мелодию звонка.
   Я выдохнула и провела пальцем по экрану.
   - Алло?
   - Денни? Как это случилось?
   Голос Джено был взволнованным и немного хриплым.
   - Как и всегда происходят такие вещи. Не смогла ничего в воздух поднять, а твои как дела?
   На другом конце провода он громко фыркнул и выругался.
   - Да я-то тут причем? Мы о тебе говорим! Кого тебе подсунули? Я его уже ненавижу.
   Я закусила губу, стараясь не смеяться. Джено всегда был таким. Немного пошлый и всегда заботливый. Он был как Рикки только без кудряшек и глупой ухмылки.
   - Младший Стоун. Чарна не рассказала?
   Повисла напряженная тишина. Джено был с ним знаком. Когда-то давно еще в школе Джено приторговывал дешевой травкой. Тогда у него возникли большие проблемы с деньгами, а с такой способностью он мог вырастить огромный куст конопли даже на морозе без почвы. Тогда-то его и поймал старший брат Нинет. Сначала Джено просто отдавал ему половину своих доходов, а потом у них что-то произошло, и Джено пролежал в больнице месяц с переломами. Я не имею ни малейшего понятия, как и что между ними случилось, но знаю точно, что тогда Кристофер Стоун отделал его на глазах у людей. А Джено до сих пор не рассказывает о причине.
   - Говнюк.
   Я прыснула от смеха. Даже и не знала, что в подобной ситуации, это будет то самое слово, которое мне необходимо услышать.
   Мы поболтали еще несколько минут, а потом я, завалившись на свою кровать с ярким синим балдахином попробовала почитать. Книга была не особо интересной, ее мне дала Чарна. Она тащилась от любовных романов, про всяких садовников, герцогинь и так далее. Этот был один из тех, что ей особенно приглянулся. Меня он совершенно, сейчас не интересовал.
   Вспомнив о случае с Джено, на ум пришла еще одна способность Кристофера Стоуна. В моменты гнева он совершенно не контролировал свою силу. Он был как Халк, только не зеленел, не рос и не был похож на сегодняшнего великана. Когда он злился, его физическая сила росла, и он долго не мог успокоиться. Благодаря этому, я полагаю, его и взяли в охотники. Понятия не имею, мог ли он контролировать эту способность, но само ее наличие заставляло нервничать.
   Всего у него пять или шесть активных сил. Это очень много. Из известных мне это его совершенно нечеловеческая ловкость и реакция, в моменты гнева он становился чрезвычайно сильным, а еще, что было просто поразительным для всего этого компота, так это то, что он умел управлять человеческим настроением. Куратор Хенрик как-то заикнулся о том, что если эту способность развивать, то впоследствии можно развить способность управлять человеческими мыслями и поступками. Это было одним из самых жутких моих страхов по поводу него. Я смогу смириться с тем, что он имеет надо мной власть, и я буду выполнять его приказы, но только не прямой контроль над мыслями. Моей головой не будет управлять никто, кроме меня самой.
   Остаток вечера я провела, гадая, как теперь круто поменяется моя жизнь. Уже вечером я поцеловала своего брата в щеку и прочитала ему сказку о какой-то нервной говорящей кошке. С чувством, что больше так не будет, я ушла.
   Перед сном, натягивая пижамную майку, у меня резко возникло какое-то состояние, как при головокружении. Я села на кровать и почувствовала... возбуждение? Сексуальное возбуждение в гордом одиночестве в своей комнате, в тот день, когда вся моя жизнь разрушилась? Однако факт оставался фактом, это была похоть. Я закусила губу и схватилась за лоб. Да, что со мной происходит?
   Наваждение прошло так же резко, как и началось. Неожиданно на меня снизошло озарение. Прямо сейчас в каком-то месте Кристофер Стоун напивался и собирался заняться с кем-то любовью.
   Я разозлилась и, почти рыча, ударила подушку. Она жалко скукожилась, и на мятой наволочке остались складки, напоминающие уродливое человеческое лицо.
   Моя жизнь разрушена, мои чувства уже не мои. Остается сохранять рассудок. Последнее, что мне остается это постараться сохранить собственные мысли на месте.
  
   Глава 3. Темные подвалы
  
   Это утро могло бы стать самым обычным в моей жизни. Приняла душ, изо всех сил соскребывая с себя весь прошлый день с ареной, Кристофером и моими родителями. На завтрак съела омлет, киви и выпила стакан мятного чая. Я почти забыла, что вчера вечером случилось с моими эмоциями и ощущениями.
   Как обычно вежливое холодное "Доброе утро" от папы, когда он зашел на кухню за утренней порцией кофеина. "Как спалось?" с деланым интересом от мамы, столкнулись с ней на входе в ванную. На все это я так же играно и холодно ответила любезностями. Удивительно, какими чужими могут быть люди, живущие под одной крышей.
   Телефон запищал и завибрировал, оповещая об СМС. Я залпом допила чай и облизнулась. На этой идеально чистой, стильно оформленной кухне с дизайнерскими стульями и столом, я выглядела как нахохлившийся помойный воробей на красной ковровой дорожке. Мокрые волосы завивались, пижама вся была мятой, а мои босые ноги и вовсе не вписывались в общий интерьер.
   На кухню вошла мама, и тихо проговорила, чтобы я надела тапочки. Не то чтобы она боялась, что я замерзну или еще по какой-то причине, просто на нижних этажах дома было непринято появляться в чем-то подобном. Ксена Лерой, например, уже надела брючный костюм светло-сиреневого цвета и заколола наверх волосы. Хотя готова поклясться, еще полчаса назад она лохматая в шелковой сорочке шла чистить зубы.
   Я вежливо кивнула и с телефоном ушла в свою комнату. Перед тем как дернуть ручку двери я вдруг задумалась, что беспрекословно только что ей подчинилась. По сути, каждый раз, когда она меня о чем-то просила я не возражала. На душе стало грустно. Теперь подчиняться мне всю оставшуюся жизнь, а у меня, оказывается, и бунта никакого никогда не было. Вернее он был, технически, но ни о чем, что не вписывалось в правила проживания под крышей Лероев, родители не знали.
   Я лежала на кровати, уткнувшись взглядом в балдахин, забыв про мокрые волосы. В синей ткани проглядывался замысловатый узор, похожий на морские волны. Раньше, когда я была маленькая, балдахин был другого цвета, кажется желтого. Он так жутко мне не нравился, что в один прекрасный день я прожгла в нем огромную дыру. Родителям сказала, что я тренировалась перед занятием с Хенриком. Соврала, как обычно. Я вообще чаще врала им, чем говорила правду.
   Я вспомнила об СМС.
  Приподнявшись на локтях, я протянула руку к тумбочке рядом с кроватью. Задев ребром телефона деревянную поверхность с громким звуком, я снова легла головой на отсыревшую от влажных волос подушку. Макушке стало холодно.
   Номер, высветившийся в строчке отправителя, был незнаком.
   " В 4 не опаздывать. Крис"
   Крис? Мне его теперь так называть? Не сенсей, не хозяин, не мастер? В моих представлениях о "шестерках" все было совсем не так.
   Вместо этих дурацких вопросов, я написала:
   "Помню. Откуда мой номер?"
   Ответ пришел через пару мгновений. Шустрый.
   "Дали в командном центре"
   Я громко выдохнула и прикрыла глаза, яростно стукнув ногой по матрасу. Он знал мой номер, а в командном центре обо мне, наверняка, знали все. Где я живу, кто мои родители, даже круг моего общения. Теперь моя жизнь мне точно не принадлежала. Я подозревала, что рано или поздно настал бы тот момент, когда я должна бы была дать ему номер. Но я надеялась, что этот момент настанет в какой-то более контролируемой среде. Ну, или, по крайней мере, по моему согласию.
   Я взглянула на часы времени был вагон, но я все равно решила одеться побыстрее, чтобы улизнуть из дома.
   Я надела черный лифчик, трусы с каким-то динозавром, уж и не знаю, в каком состоянии я их купила. Следом натянула любимые джинсы серого цвета, а наверх большущий балахон фирмы Найк, последнее, что купила с мамой вместе, пару лет назад. Правда стоит упомянуть, что она просто подвозила меня от школы. Сам магазин находился в торговом центре, где она купила себе пару колготок, потому что у нее поехала стрелка. Нет, от недостатка одежды я не страдала, просто так получилось, что я никогда не ходила с мамой в магазин вместе. Вообще никогда. Мы мало времени проводили наедине. Сомневаюсь, что она помнит по имени хоть одного из моих друзей. С некоторыми я знакомила ее, бывало, раза по четыре за год. Отец в этом плане был даже более осведомлен, в основном потому, что его выводило из себя их нахождение в нашем доме.
   На улице было довольно прохладно, хоть зима в этом году и не отличалась дикими морозами. Снега было совсем чуть-чуть, так что самое оно для плаща болотного цвета и пары зимних кроссовок. Я не знала, куда меня потащит этот парень, поэтому оделась как можно комфортнее и удобнее.
   О Крисе я вообще имела довольно скудное представление, пестрящее лишь общеизвестными фактами и моими собственными домыслами. Я знала, что у него зеленые глаза и ему 21, а еще у него есть младшая сестра Нинет и отец Освин. Собственно на этом моя информация о нем исчерпывала себя.
   Постояв напротив зеркала, придирчиво разглядывая одежду, я поняла лишь одно - в таком образе он вряд ли захочет меня насиловать. Да уж на мастера искать плюсы я не тянула.
   Машину мне подарили еще на шестнадцатый день рождения, поэтому проблемы доехать до того завода не возникало. Я села в свой старенький Форд и повернула ключ в замке зажигания. Машина завелась, и я тронулась с места. Обычно, когда я ехала в ней, то из магнитолы играла какая-нибудь музыка. Я очень любила музыку. Была бы моя воля, я бы слушала ее постоянно, но проблема заключалась в том, что сейчас я почему-то совершенно не хотела слушать ничего. Чарна говорит, что если у меня пропадает желание трясти головой под любимые группы, то у меня все действительно хреново. Ну что же, в данный момент все было очень хреново. Наверное, ее теория не такая уж и не обоснованная, как я считала раньше.
   Найти нужные ворота труда не составило. Меня нес к ним как будто внутренний маячок, хотя я была тут всего раза два за всю жизнь. Как будто кто-то установил GPS мне прямо в голову. Я припарковала машину и стала ждать. Примерно через пятнадцать минут, глубоко затягиваясь сигаретой, оттуда показался Кристофер.
   Он щурился на закатном солнце и выглядел очень усталым. На нем была большая синяя куртка, а из-под нее выглядывал балахон. Интересно, мой сегодняшний выбор одежды, как-то связан с ним? Теперь я смогла рассмотреть его подробно. Он был высоким, даже более обросшим щетиной, чем вчера с непослушными торчащими в разные стороны волосами. Не-до-рок-звезда.
   Я даже бы могла назвать его симпатичным или привлекательным, но из-за моей ненависти я решила зациклиться на недостатках. Крупный уродливый шрам на шее. Пока это были все мои успехи, которые и успехами назвать трудно. Ведь и у меня имелись шрамы, в основном, правда, на ногах.
   Я вылезла из машины и пошла к нему. Кое-где я оскальзывалась, на полузамерзших лужах. Пальцы стало подмораживать, и я засунула руки в карманы на куртке.
   Рядом с Кристофером я выглядела карликом. Видимо, высокий рост у них был семейной чертой. Примерно, как у моей семьи высокомерие.
   Он глубоко затянулся и отправил бычок в еще не замерзшую лужу, собравшуюся в борозде от здоровенной шины. Раздалось шипение и, кажется, только в этот момент он обратил внимание на мое присутствие.
   - Так ты телекинетик? - он искоса взглянул на меня и снова отвернулся.
   Я опустила голову.
   - Видимо была.
   Он усмехнулся.
   - Будь моя воля все, что ты бы делала, так это убиралась у меня в доме и готовила еду. Могла бы даже применять свои штучки, но дело в следующем. Тебя приписали к моей выездной группе и к прикрепленным к нам новичкам. Вопросы?
   Я приоткрыла рот. Я ведь "шестерка", какая к черту выездная группа?
   - Приписали?
   Он достал еще одну сигарету, и уже через мгновение в воздух поднялась извитая струйка дыма. Сколько же этот паровоз курит?
   - Да именно. Считают, ты полезна под моим контролем. Скажу сразу, это не так. Ни новички, ни ты не вызываете у меня ни грамма радости.
   Я разозлилась, хотя возможно зря. В любом случае к роли безвольной дурочки нужно будет какое-то время привыкать.
   - Видимо в отличие от вчерашней девушки и алкоголя.
   - Что? - Кристофер резко выдохнул.
   Он был искренне удивлен, что для него мне казалось вообще не свойственно. Его глаза бегали из стороны в сторону, фокусируясь на моем лице, он был явно взбешен. Кристофер будто пытался просверлить во мне дырку, а я невольно отступила на шаг назад. Это его оживило. Он вплотную подошел ко мне, от него резко пахнуло табаком.
   - Не смей копаться в моей голове, поняла, сука?
   Я не нашлась, что ответить и испуганно кивнула. В голове начала пульсировать боль. Сложилось ощущение, что это связь наказывает меня. Знать бы еще - за что? Будь моя воля я бы вообще к тебе не подходила, урод гребаный.
   Только что он был абсолютно спокоен, но тут же перешел на ругательства. В голове я прокрутила вчерашний разговор с Джено, который рассказывал мне про то какой отвратительный младший Стоун. В данный момент, я была, абсолютно согласна с его мнением.
   Его резкая смена настроения, отбила мое желание куда-либо с ним идти, но выбора не осталось.
   Больше мы не говорили, он молча курил и смотрел куда-то совершенно в другую сторону. Радовало только то, что меня не одну бесила эта ситуация с результатами отбора. Правда, из-за треклятой связи единственное, что мне сейчас хотелось - это помогать ему.
   Когда я только подъехала и увидела Кристофера, у меня на душе появилась такая гордость и легкость, как будто я закинула мяч в корзину на кубке мира. Я чувствовала себя эльфом-домовиком из Гарри Поттера, так же бездумно выполняющего приказания и, что самое ужасное, радуясь параллельно.
   Слезы подкатили к горлу. Мне был невероятно омерзителен Кристофер Стоун и сама я. По отношению к себе я испытывала особенное негодование. Моей гордостью всегда было мое собственное мнение. А что сейчас? Сейчас я не имею права его иметь, вот что.
   Это как заставить человека жить без рук, ног и языка. Ты живой, ты можешь питаться, ты все еще видишь и слышишь, но ты не дееспособен. Растение, обычное комнатное растение. Переставляй, двигай, роняй на пол или избей, ты не добьешься ни звука, ни реакции. И я ненавидела себя за это, всеми фибрами души, всепоглощающей безграничной лютой ненавистью.
   Тем временем мой спутник докурил. Он наградил меня безразличным взглядом, будто и не знаком со мной вовсе. Я поджала губы, едкий комментарий был лишним.
   Мы прошли на территорию завода. Тут было пусто, не то, что вчера. Снега почти не было, под ногами остались лишь замерзшие песчаные курганы высотой не больше метра. Огромный корпус арены снаружи казался проржавевшим гаражом переростком. Административный корпус, пристроенный к нему сбоку, в котором как раз располагались наши раздевалки, выглядел менее ветхим, но эстетически оставался убогим и страшным.
   Я шла за Крисом, спотыкаясь на железках, торчащих из земли. По началу, я даже решила, что он велел приехать сюда, чтобы меня убить, потому что тут не было ни души. Но он не обращал на меня внимания, и шел, как по подиуму, несмотря на то, что почва была в рытвинах, щелях и буграх.
   Мы подошли к административному корпусу, и он прислонил свою ладонь к стене, к обычной стене с облупившейся красно ржавой краской. Сначала я решила, что он сейчас повернется и заговорит, но стена под его рукой задергалась и растаяла, как зеркальная комната вчера. Он шагнул вперед, я за ним. Мы оказались в лифте, в очень большом лифте. Примерно 5 на 5 метров и с потолком в 4. Кнопок было видимо невидимо, этот лифт передвигался не только вверх вниз, но и по сторонам. Кабина затряслась и мы поехали. Сначала несколько этажей вниз, потом вправо, потом опять вниз и, наконец, двери разъехались в стороны.
   Мы стояли в коридоре. Тут было темно, как в каком-то фильме ужасов. Разглядев на моем лице недоумение, Крис недовольно пояснил.
   - Наш распорядитель захотел тебя узнать. Он стар, слеп и немощен, но яркого света не любит. Говорит, что чувствует его, и он ему не нравится - Кристофер говорил это, как гид на экскурсии по городу.
   Я сглотнула комок в горле и кивнула. У меня не было желания начинать расспросы, мне лишь хотелось поскорее с этим всем разобраться и поехать домой.
   Крис вышел в коридор первый, протянув руку вправо, он нажал на какой-то рычажок. Раздался негромкий скрип. В коридоре появился свет. Он был тусклым как в тоннеле метро. Под ногами был потрескавшийся паркет, а над головой какие-то провода. Потолка над ними и не разглядеть. Этот коридор упирался в дверь. В довольно высокую железную дверь с кодовым замком. Она была старой, возникла ассоциация с люками в подводных лодках. Мой спутник молниеносно набрал шифр. Я не успела разглядеть ни одной цифры. Дверь отъехала в сторону.
   Мы с Крисом стояли на пороге огромнейшей комнаты. Она была почти пустая и такая же тусклая. Правда потолки очень высокие, я бы сказала этажа в два-три. В самом конце стояла кровать, а в стороне от нее в глубоком плетеном кресле-качалке сидел старик.
   От его вида стало не по себе. Он не был страшным, скорее просто каким-то неправильным. Будто галлюцинация. Ноги покоились под старым пледом. Ссутуленные плечи незнакомца, располагались так близко друг к другу, что я сначала решила, что они соприкасаются. Его глаза были как у куклы-вуду. Я даже не сразу поняла, что они не зашиты. То, что я приняла за нитки, оказалось длинными ресницами, наверное, уже навеки прилипшими к щекам. Старичок улыбнулся, когда мы подошли ближе. Думаю, мы громко шагали, потому, что старик слеп, становилось заметно при первом взгляде.
   Глаза Криса наполнились какой-то неестественной теплотой.
   - Кристофер, вот и ты - голос старика был хриплым и очень довольным - Я и не надеялся, что ты пожелаешь показать мне свою подопечную - он слегка прокашлялся и расплылся в улыбке.
   Ну, вот опять это слово. Подопечная. Слух режет.
   - Здравствуйте Шарль.
   При звуке своего имени старичок повернул свою голову ко мне, и я пробормотала слова приветствия. Не знаю почему, но вид этого человека нагонял на меня чувство, неведомое до этого. Дикая смесь страха, заботы и замешательства.
   - А вы я полагаю Гардения?
   - Да - тихо ответила я.
   - Кристофер, вы удивительный молодой человек. Обладаете огромным количеством возможностей и в помощники получили телекинетика.
   Разговор совсем не походил на запланированную и продуманную беседу. Я не знала, ни зачем меня привели, ни цель старика.
   - Гардения вы в замешательстве, не так ли?
   - Что?
   Он что прочитал мои мысли? Мне вполне хватало своего вездесущего брата, а древний старик читающий мысли и сидящий уже бог знает сколько времени под землей вообще не вызывал у меня радости.
   - Я пригласил вас двоих сюда, чтобы от меня вы первыми услышали распоряжения.
   Крис напрягся и на щеках у него заходили мышцы. Зато теперь я хотя бы знала, что Шарль мысли не читает. Иначе он бы должен был, я предполагаю, отреагировать на выражение "древний старик".
   -Вчера после твоего ухода Кристофер совещание не закончилось. Командиры, черт бы их побрал, решили, что Гардения опасна, если будет долго находиться поодаль от тебя - судя по голосу, он был возмущен искренне.
   -Я предполагал - тихо и сурово ответил Кристофер - Даже подготовился.
   Я не совсем поняла смысл фразы. Старик говорил довольно громко, но невнятно, однако из дальнейшего его долгого рассказа было понятно одно. Я переезжаю
   Вчерашний совет распорядителей решил, что отныне, помимо моего нахождения в выездной группе, я буду жить у Кристофера Стоуна. Мне позволено будет использовать свои способности, только и только на заданиях по особому распоряжению моего хозяина. Я редкий случай того как активные способности оказались в подчинение и теперь нужно пользоваться сложившейся ситуацией на всю чертову катушку.
   От эмоций захлестнувших меня в тот момент мне хотелось кричать и громить все вокруг. Однако я стояла на месте, будто мои ноги приросли к земле. Я сжала челюсть и напряглась всем туловищем.
   Вот и все. У меня отобрали мое место в обществе, мои поступки, а теперь увозили от брата. По родителям я и не собиралась скучать, но вот Никки оставался на попечении двух холодных самовлюбленных эгоистов.
   Помимо всего прочего, я буду принимать активное участие в заданиях выездной группы. Поэтому Кристофер обязан обучить меня обращению с оружием и самообороне. В общем, научить меня всем человеческим способам защиты и нападения, без применения моих активных сил.
   Когда старичок умолк повисла давящая тишина. Первым, опомнился Кристофер, поблагодарил Шарля и направился к выходу. Я, шаркая ногами, поплелась за ним и когда мы снова оказались в коридоре, мой хозяин схватил меня под руку и потащил в лифт.
   - Да какого хрена ты делаешь?
   Я была в ярости и пыталась высвободить руку. Он молчал и как только створки лифта захлопнулись, нажал еще какую-то кнопку.
   - Куда мы едем?
   - В зал тренировок. С выбором одежды ты угадала.
   Его голос сквозил холодом и гневом. Казалось, его глаза налились раскаленной сталью, и она вот-вот опасным потоком выльется на меня. Я почти физически ощущала как он зол. Но телепатически этого не чувствовала. Было странно, почему?
   У моего отца когда-то была "шестерка", его звали Симо Кларенс, имя финское, а вот фамилия вполне обычная. Симо достался отцу в "шестерки" также как и я, на своем отборе. Отец заставлял делать его все: работу по дому, помощь с бумагами в офисе. В общем, загонял его до потери пульса. Не удивительно, что после одной из таких бессонных недель адской работы, Симо уснул за рулем своей машины и слетел в Мичиган. Но суть не в его трагической смерти, суть в том, что Симо всегда знал, что чувствует мой отец и о чем думает. Но у меня и Кристофера было не так.
   Я и мой ненавистный провожатый поднялись на верхний, но все еще подземный ярус. Тут дышалось легче, чем у Шарля, и тут было светлее. Мы оказались в просторном спортивном зале. Можно было бы вполне решить, что это школьное помещение, но в одном из углов висело оружие. Тут находились и современные пистолеты, ружья и древние на вид шпаги, луки, арбалеты, даже огромный капкан. Я невольно начала думать, что не окажись я "шестеркой" когда-нибудь могла бы и сама тренировать новичков, могла бы и сама командовать.
   Тем временем Кристофер стянул пальто, балахон и остался в белой майке. У него, оказывается, были татуировки. Правую руку от плеча до начала кисти украшал затейливый узор черного цвета, напоминающий языки пламени. Сначала мне показалось, что вторая рука у него без рисунков, пока он не взъерошил себе волосы на голове, от сгиба локтя до сгиба кисти у него был изображен волк. Он как бы готовился к прыжку и оскалил пасть. Раньше такие изображения были символом охотников, но теперь их позволяли наносить на кожу лишь особо отличившимся. Наличие волка на левой руке, говорило о том, что охотник спас как минимум уже тысячу жизней, но главное выследил и уничтожил сам огромное количество монстров. Со статистическими данными я не знакома, но такую татуировку я видела единожды в своей жизни.
   Перехватив мой взгляд, Крис недовольно спрятал волка за спину и с хмурым видом стал смотреть на дверь. Мне стало странно, разве он не должен выпячивать ее и демонстрировать каждому? Разве это не гордость получить волка еще до 21?
   - Сейчас придет моя выездная группа, с тремя новобранцами. Мне сказали, что ты с двумя знакома. Знаю лишь, что там есть маскировщики.
   Маскировщики были особой нишей людей способными прятать отряды так долго, чтобы монстр, преступник, да и вообще любой за кем они охотятся, не замечал их присутствие до последнего. Я не стала заниматься гаданиями, кто же эти новобранцы, хотя определенная доля интереса у меня все-таки была. Просто мысли почему-то плыли лишь в направлении волка на его руке
   Выездная группа, как правило, состояла из пяти человек, не считая новеньких. То есть сейчас сюда должны были прийти примерно семеро, а с двумя я должна быть уже знакома.
   -Денни!
   Меня бросилась обнимать хрупкая на вид девушка, среднего роста с короткой стрижкой до плеч. Чарна...
   Ну, хоть какие-то плюсы, буду видеться с лучшей подругой. Ее каштановые волосы и большие карие глаза делали ее просто очаровательной куклой, но сейчас видимо именно в этом заведении ее чрезмерная активность была не к месту.
   В зале и вправду возникло семеро человек, пройдя через боковые двери.
   - Успокоиться живо!
   Чарна отскочила от меня и встала рядом, продолжая улыбаться. Маскировщик! И как я сразу не догадалась? Чарну во время наших занятий с Хенриком, не просто так называли призраком. Мало того, что она умела становиться невидимой, так она еще и могла становиться бестелесной и ходить сквозь стены.
   Вторым, из этих семерых прибывших которого я знала, был крысоподобный Руди с испытания. Он растерянно кивнул мне и улыбнулся. Я вдруг почувствовала небольшой укол гордости, все-таки он-то принял меня за очередную "шестерку", а я тут как тут на тренировке.
   Губы поневоле тронула самодовольная ухмылка, но я тут же ее спрятала под внимательным и суровым взглядом Криса.
   Третий новобранец мне был совершенно незнаком. Он был высокий, поджарый темнокожий юноша, который хмуро смотрел перед собой. Готова была поспорить, что прямо сейчас Рикки с точно таким же выражением лица стоял на сборе новичков у алхимиков. Сразу видно тех, кто профессией недоволен. Но что поделать, способности не выбирают.
   Нас построили у стенки по росту, я оказалась последней, потому что, несмотря на всю кукольность и хрупкость моей лучшей подруги, в росте я и ей уступала.
   Крис встал напротив нас и, пробежав по строю холодным взглядом, чуть задержав его на мне, стал говорить. У меня на загривке волоски встали дыбом. Его зеленые глаза горели какой-то необузданной внутренней силой. Глядя на него и не усомнишься в вопросе, кто здесь главный.
   - Я называю ваше имя, делаете шаг. Называю способность, вы говорите, не упустил ли я чего и есть ли у вас что-то еще. Сомневаюсь, конечно, но все же. Гардения, - он быстро повернул ко мне голову, а я вытянулась как струнка - на этом занятии ты должна использовать способности.
   Ну, вот снова приказ. Я кивнула. Боковым зрением я почувствовала, как те два новичка покосились в мою сторону. Провалиться бы куда-нибудь вниз.
   Справа меня слегка погладила по руке Чарна. Я улыбнулась, хотя бы она осталась у меня.
   - Чарна Кинг?
   Она шагнула вперед. Ее старая синяя футболка слегка топорщилась и открывала низ живота, я не могла не заметить, с каким интересом ее разглядывает тот высокий незнакомый новичок. Хм парень, надумаешь с ней флиртовать времени потратишь уйму. Чарна умела крутить представителями мужского пола, с профессионализмом опытной коварной соблазнительницы.
   - Тут написано "Призрак". Ваш куратор был весьма своеобразен в ведении записей. Объясни - Крис, кажется, и вправду заинтересовался.
   Чарна исчезла, а потом снова появилась. Невидимость. Я любила, когда она так делала, а потом резко появлялась за спиной у Рикки. Мы всегда долго хохотали над его реакцией.
   Моя подруга тем временем подошла к стене и просунула внутрь руку. Крис кивнул и велел ей встать в строй.
   Следом была я. Мне было велено продемонстрировать телекинез, а потом несколько секунд управлять пламенем зажигалки, что я с успехом и сделала. Когда я впервые за два дня смогла свободно использовать способность, я почувствовала, как сердце радостно забилось в груди. Но сразу после того, как я показала все, Крис запретил мне использовать силы. Словно пощечину отвесил. Подлая скотина! Мог бы и еще время дать.
   После меня был Рудольф, которого, кстати, он попросил называть Руди. Его способность стала куда зрелищнее, чем моя или способность Чарны. Сначала он сделал вокруг нас пляж, потом сотворил огромного дракона, а следом заставил всех думать, что мы стоим под проливным дождем в джунглях. Это было великолепно! В моем представлении магия и должна быть такой невероятной.
   Последним шел тот парень. Его звали Сабола. Это было египетское имя и казалось оно идеально подходило ему. Оказывается, Сабола мог летать и создавать торнадо. Сделать огромный воздушный смерч ему не разрешили, но небольшой в углу комнаты он смог. В воздух поднялся всякий мусор, видимо зал давно не использовался, интересно, почему?
   Потом Крис представил своих спутников. Высокая женщина с очень коротким черным "ежиком" на голове, была его заместителем. Они были почти одного роста, а она довольно мускулистой для женщины. Ее серые глаза излучали очень контрастную теплоту, когда весь ее внешний вид говорил о том, что с ней лучше не связываться. У нее тоже были татуировки, какие-то китайские иероглифы. Но волка на руке не было. Ее звали Фрея и она умела усыплять. Странно, что с такой способностью ее не взяли в алхимики, хотя я-то вообще метила в охотники, а в итоге стала прислугой.
   Следом был Ган Смоук. Невысокий, крепкий и очень обаятельный. Этакий сладкоречивый соблазнитель. Как оказалось, он мог заболтать всех и каждого. Он был гипнотизером. Словом, мог заставить любого плясать под свою дудку без особых усилий.
   Оставшиеся двое парней были близнецами. Они не выглядели намного старше нас. Морт и Бран Ричардсы высокие, кареглазые и очень накаченные. Они были мускулами команды. Однако основная их фишка была в очень остром слухе и зрении. Прямо как у моего брата.
   Когда знакомства закончились, нам велели пробежать несколько кругов по залу. Судя по всему, сегодня нас не собирались тренировать.
   Группа охотников что-то напряженно обсуждала в углу, прежде чем нам велели разойтись. Мои глаза то и дело постоянно возвращались к ним. Их лица казались такими сосредоточенными и таинственными, что я еле поборола искушение пробежать поближе и урвать клочок разговора.
   Когда мы запыхавшиеся вышли из зала, я припустила ходу. Это вышло само собой, автоматически.
   Я собиралась уже сесть в машину, как меня настиг Кристофер и нагло сел на пассажирское сидение.
   - Едем к тебе домой. Собираешь вещи, и мы отвозим их ко мне. И поторопись, у меня ночью миссия. Мне будет некогда проводить тебе экскурсию.
   Я завела мотор.
   - А у тебя разве нет машины?
   - Есть, но дома. Я думал, ты догадалась, учитывая, что узнала об алкоголе вчерашним вечером.
   Он напряженно смотрел вперед и молчал всю оставшуюся дорогу.
  
   Глава 4. Переезд.
  
   До моего теперь бывшего дома мы доехали быстро и без проблем. Кристофер вышел из машины первым, а мне пришлось лишь терпеть его наглость молча. Глубоко выдохнув, чтобы не закричать от обиды и негодования, я последовала за ним. Ключом из-под коврика, я открыла входную дверь. Замок привычно щелкнул. Внутри было пусто и тихо. В доме никого.
   Прихожую заливал ровный свет. Пахло цветами. Кругом было идеально чисто.
   - Я успею попрощаться? - пробормотала я, поворачиваясь к хозяину.
   Крис взглянул на меня исподлобья и ухмыльнулся.
   - Я же не собираюсь тебя приковывать к кровати и запрещать общаться с родными. Если бы я этого хотел, то той шумной куклы невидимки в моем отряде не было.
   Будь ситуация менее напряженной я бы возможно даже посмеялась. Чарну часто называли шумной, она, несмотря на то, что ее сила по определению помогала ей скрываться, была совершенно противоположенной по характеру. Ей всегда нужно было внимание, свои чувства она не скрывала, да и в выражениях не стеснялась, если была на взводе. Я чувствовала себя рядом с ней все время недостаточно хорошей, веселой или милой в зависимости от ситуации и требуемого качества. Например, еще в школе, когда мы опаздывали на уроки, нам не влетало только благодаря ее коммуникабельности. Как, это не прискорбно, но то, что она произвела не то впечатление, которое производила обычно, мне даже слегка льстило и в душе появлялось легкое чувство свершенной мести. Я любила Чарну всем сердцем, но глупо было бы говорить, что я ей ни разу за всю свою жизнь не позавидовала.
   Я и Кристофер поднимались по лестнице наверх, не касаясь отполированных до блеска перилл из темного дерева, и, наконец, оказались в моей комнате. Он был третьим парнем, после Рикки и Джено, который тут побывал. Так сложилось, что моя комната была моей крепостью, в которую кроме меня могло попасть всего пара тройка человек. Даже моя мать последний раз находилась здесь больше года назад и то, чтобы принести мне трубку от стационарного телефона. Удивительная забота для нее.
   Первое, на что мой спутник обратил внимание, были как ни странно самолетики над дверью. Он подтолкнул один и тот описал круг, держась на своей толстой шерстяной нитке. Я поспешно отвернулась, стараясь не думать как, мы с братом их складывали из бумаги. Мне претила мысль, что Кристофер так далеко забрался. Его пальцы, касающиеся такого ценного предмета здесь, действовали как серная кислота на кожу. Он копался в моем прошлом...
   Воспоминания, эта комната была ими пропитана.
   Пока я закидывала вещи в огромный раскрытый чемодан, Кристофер продолжал обходить помещение. Он задержал глаза на книгах, на кровати, пристально рассматривая каждый уголок.
   - Тут светло - наконец произнес он каким-то странно спокойным тоном.
   Если бы я так его не ненавидела, то, скорее всего, по своему обыкновению постаралась бы завести с ним разговор. Но я лишь неопределенно хмыкнула и продолжила засовывать домашние тапочки в уже прилично потолстевший чемодан.
   - Советую собрать два, ты не на уикенд ко мне собралась - даже не глядя в мою сторону ворчливо произнес он, видимо его задевала или раздражала моя необщительность.
   Я принесла из шкафа еще один чемодан, из которого выпала фотография. Я совсем забыла о той поездке в Калифорнию. Моему отцу по работе понадобилось посетить Лос-Анджелес. Мы были на каникулах, и в спешном порядке я пригласила своих лучших друзей отправиться с ним и со мной. Отец не проводил с нами ровно никакого времени, поэтому проблем с тем как он относится к моим спутникам, не возникло. Мы летели эконом классом, в отличие от моего родителя. Он поселился в люксе, а мы в обычных двухместных номерах. Пока он поглощал омаров, мраморную говядину, экзотические фрукты и всякие прочие королевские лакомства, мы каждый день ели в закусочной и гуляли по пляжу. Тогда я себя чувствовала такой счастливой и свободной.
   На снимке мы были вчетвером. Джено с широкой улыбкой обнимал меня за талию. Рикки с Чарной пародируя нас, высунули языки и закатили глаза. Я готова была разрыдаться от чувств, нахлынувших на меня в это мгновение.
   Я положила фото на стол, сдерживая слезы и напоминая себе, что обязательно должна захватить его вместе с фотографией моего брата. Таких поездок в моей жизни больше никогда не будет. Теперь хозяин ни за что не разрешит проводить мне время, просто веселясь с друзьями.
   А за моей спиной тем временем возник Крис. Я поспешно отошла от стола и стала утрамбовывать свою темно синюю куртку.
   Он приподнял фотографию и противно ухмыльнулся.
   - Знакомые лица. Так ты бывшая Джено Дэя?
   Я закусила губу. Кристофер лез не в свое дело. В этот момент я буквально физически ощущала, как он рушит стену между моей личной жизнью и своим любопытным носом. Обычным вопросом он загнал меня в тупик, выхода из которого я не видела. Я была готова кинуться на него с кулаками и избивать пока этот издевательский блеск в его глазах не потускнеет и не померкнет. Невыносимо от кого-то зависеть, так, как я зависела от него.
   - Это тебя не касается - наконец тихо произнесла я, не поднимая головы.
   Кристофер молниеносно пересек комнату и за подбородок развернул меня к себе. Между нами оставались считаные сантиметры. Я бы могла ударить его или постараться укусить, да только какой смысл сопротивляться человеку, реакция которого была сравнима, пожалуй, только с той знаменитой сценой из "Матрицы".
   - Теперь меня все касается - отчетливо произнес он.
   Его дыхание пробежало у меня по щеке. Будто ножом полосонули.
   Я нервно сглотнула, прикидывая варианты и произнесла:
   - Да, его бывшая, и что? - готова поклясться, что если бы умела метать глазами молнии, я бы убила Кристофера Стоуна на месте, плевать, что погибла бы вслед за ним.
   Он ухмыльнулся и слегка ослабил хватку. Он был груб со мной, хамил, но теперь в этом ужасном мире у меня не оставалось возможности жаловаться кому-то. Теперь закон был полностью на его стороне, а я становилась игрушкой в руках этого надменного скотины.
   - Просто он кусок дерьма.
   Произнес человек, схвативший меня за подбородок, мгновением ранее.
   - Не знаю, не знаю. Это ведь не он тебя избил, верно? - я выгнула бровь.
   Наш разговор приобретал очертания дуэли. В крови взыграл адреналин. В глазах Криса забегали угрожающие огоньки. Воздух вокруг, казалось, наэлектризовался.
   - За дело.
   - Отбил у тебя подружку?
   Пальцы Криса с силой сжали мой подбородок, я была почти уверена, что останутся синяки. Это и стало последней каплей.
   Я попробовала отпихнуть его, но он перехватил мои руки. Тогда я сделала попытку ударить его ногой, но опять провал. Своей подножкой он блокировал мне движения коленом. Я выгнулась и в ярости укусила его за руку, которой он сжимал мои запястья. Он лишь хохотнул и играючи оттолкнул мою голову от себя. Его забавляла моя беззащитность, а меня выводила из себя его власть. Я почти кричала, рычала и рыдала одновременно. После короткой борьбы, он повалил меня на кровать и прижал всем телом. Я была парализована, точно зверек в клетке. Я обездвиженная лежала и тяжело дыша, смотрела ему в глаза.
   Моя свобода, мои желания, мое целое теперь было его частью. Теперь перестала существовать Гардения Лерой, теперь была лишь девушка с ним. Безымянная, ненужная. Пушечное мясо на заданиях и подстилка для него, если так пожелает. Крис будто прочел у меня эту мысль в глазах.
   - Боишься, что я что-то с тобой сделаю, вроде этого? - он провел свободной рукой в промежутке между джинсами и балахоном.
   Кожа будто загорелась, а в голове вспыхнул гнев.
  - Плевать я на тебя хотела - прошипела я.
   Рыдания копились у горла комом, еще мгновение и предательские слезы покажут себя прямо у него на глазах. Я не доставлю ему этой радости. Он не сломает меня.
   - Запомни раз и навсегда, не смей мне перечить, поняла? - в его голосе было больше яда, чем слов.
   Он был в миллиметрах от меня, а его рука все еще покоилась у меня на пояснице. Стало страшно.
   Я кивнула, и мы оба услышали, как к дому подъезжает машина. Он встал и подал мне руку, я с презрением ее оттолкнула и схватила чемоданы. Они были на колесиках, так что, помощь мне не требовалась. Но вот у одного из них были проблемы с ручкой, и его пришлось нести в руках.
   Когда я подняла его, руки тотчас заболели. Кристофер без слов взял чемодан у меня. Ну, надо же, смотрите какой джентльмен! Однако возражать вслух я не стала, перспектива тащить такие тяжести даже из-за гордости меня совсем не радовала.
   Когда мы достигли первого этажа, в идеально чистой прихожей стояла вся моя семья. Отец, мать и Ник стояли и с широко открытыми глазами смотрели на меня.
   На секунду я притормозила, не зная, что сказать. Стоя здесь на лестнице с чемоданами и ненавистным в моей семье человеком, я вдруг отчетливо стала замечать несовершенства. Мамин пучок из светлых волос, был недостаточно туго собран, и из него выпали прядки. На отцовском галстуке виднелись какие-то пятна, видимо от соуса. А у Никки развязался шнурок, или он сам его развязал, пока мы спускались. В этот миг подобные мелочи показались мне почему-то очень важными, будто теперь покидая родной дом, я очистилась от дымки, что все чего касаются мои родители идеально. Будто теперь я увидела их настоящие отвратительные лица чудовищ, а посреди хаоса оставался мой брат. Маленький невинный ребенок в компании двух самых отвратительных на свете людей.
   Никки очнулся первым, и его нижняя губа затряслась, предвещая последующий плач. Я легонько поцеловала его в макушку, и прошла мимо родителей стоящих как статуи. Позади меня шел Кристофер. Он обогнул мою семью, будто увидел стаю гиен. Хотя, не мне его винить.
   Мы загрузили чемоданы в багажник. С крыльца ко мне на шею бросился Ник.
   -Не уезжай, Денни! - плакал он - Пожалуйста, не уезжай. Хочешь, я буду убираться в твоей комнате? Я даже буду, есть овощи, - его голос сильно дрожал и срывался - Я буду хорошо учиться, я перестану входить к тебе без стука. Денни, пожалуйста! - Ник всхлипывал.
   Я стояла и обнимала его, из глаз у меня капали слезы. Они приземлялись на голову моего брата, но я не могла ничего с этим поделать. Сердце разбивалось на миллион кусков, а я не могла даже произнести слова утешения для Никки. Я отодвинула его от себя и протянула ключи от машины Кристоферу. Именно сегодня я не смогу нажать педаль газа. Именно сейчас глядя на брата я просто не смогу этого сделать. Наверное, я слабая, наверное, безвольная. Но я не могла разбить сердце брату тем, что покидаю его сама без помощи. Это было как оправдание. Заведу машину не я, не я порву ту нить связывающую меня с домом. Кристофера Стоуна итак здесь ненавидели, причиной больше причиной меньше.
   Наконец я села на пассажирское сидение, слезы больше не капали, просто в груди что-то оборвалось. Ника держала моя мать, чтоб тот не рванул под колеса. В ее глазах не было заботы, а лишь осознание надобности. Так было всю жизнь. Она отдала нас в школу, давала деньги на вещи, не потому что хотела, а потому что так было положено.
   Кристофер завел мотор, и мы выехали на трассу. Он поглядывал на меня, а я упорно смотрела в окно, из которого еще пару секунд назад было видно мою прошлую жизнь.
   Мы доехали до его двухэтажного дома за полчаса. На первом этаже была довольно большая гостиная и слева маленькая кухня с аккуратным столом из дерева. На типичное обиталище холостяка дом не тянул. Тут даже было по-своему уютно.
   - Наверх - Крис указал пальцем на лестницу, и я молча направилась за ним.
   Стены у него были белыми, а лестница с чугунными периллами. Выглядело очень стильно и современно. Мы пошли по коридору второго этажа и, проходя около дверей, он говорил, что за ними находится. Ванная комната, кабинет, оружейная и наконец, моя. Он открыл дверь и пропустил меня вперед. Я оказалась перед кроватью по обеим, сторонам которой были окна, зашторенные светло коричневыми тюлями. Стены тут были красного, даже кирпичного цвета, который, неожиданно, мило смотрелся. По сути, в отличие от моей старой комнаты, тут было теснее и темнее, а главное кровать была без балдахина, наличие которого в родительском доме давало мне еще больше уединения. Тут кровать была также двуспальной, справа стоял приличного размера шкаф.
   - Мне пора уходить, думаю, найдешь, чем заняться и не заходи в мою комнату.
   - А что там как у Синего бороды? - вылетело у меня.
   Но, несмотря на то, что я ожидала, что мне влетит за сказанное, он ухмыльнулся.
   - Вроде того.
   Я стояла и смотрела на кровать в окружении не распакованных вещей. Внизу хлопнула дверь. Клетка закрылась.
   Все. Финал. Финиш. Конец. Занавес. И еще огромное количество их синонимов.
   Рыдание вырвалось раньше, чем я успела его подавить. Весь оставшийся вечер в этом незнакомом доме я проплакала в подушку. Потом расстелила кровать, следом приняла душ со своими собственными туалетными принадлежностями и, переодевшись в пижаму, забылась сном.
   Через пару часов меня разбудил смех и какие-то голоса. Кто-то очень громко шипением призывал к тишине. Следом опять послышался хохот. По коридору топали. Мою дверь пытались открыть, и я зажмурилась, надеясь, что меня не тронут.
   - Все в порядке она спит - послышался пьяный заплетающийся голос Кристофера.
   В голове пронеслись сцены самого страшного. Однако ничего не произошло, дверь стукнулась о косяк, но не закрылась.
   - Напомни, Крис, почему твоя кузина приехала погостить? Я надеялась, что мы сможем пошалить и пошуметь - отвечал такой же пьяный женский голос, и опять послышалось хихиканье.
   - Идем шуметь.
   На этот раз поднялся грохот от падающей обуви. Видимо они решили шалить прямо в коридоре или начинали, по крайней мере. Надеюсь, они больше сюда не зайдут. Через мгновение дверь в комнату моего хозяина громко хлопнула.
   Он напился и привел девицу, пока я сплю в соседней комнате. Козел! Я ударила подушку и попыталась мысленно отгородиться от стонов и скрипа кровати из соседней комнаты.
   Теперь моя жизнь станет именно такой, каждодневная мука.
  
   Глава 5. Тренировка.
  
   Уже почти неделю я жила в доме Кристофера Стоуна. Распорядок дня был вполне обычным и терпимым. Если нам нужно было ехать в штаб, он поднимал меня сам, не дожидаясь противной трели будильника. Он говорил, что если прикажет мне встать у меня точно не возникнет желания поваляться в кровати лишних пять минут. Я особенно не возражала, только хмыкала что-то неразборчивое. Хотя по сути это и пререканием не назовешь. Я вообще перестала ему возражать. Я была почти уверена, что это из-за той фразы, которую он сказал в моей комнате.
   Хотя, даже такое правило как "Не перечить" все-таки оставляло мне маленькое пространство для бунта. Я все еще могла задавать ему саркастичные вопросы, которые поначалу его бесили, но кажется, потом стали даже забавлять. Такая манера общения между нами стала нормой. Это укоренилась с самого первого общего утра. Он выпроваживал свою подружку, которую подцепил в человеческом баре. Я не знаю, был ли это фетиш, иногда притворяться обычным, но среди четырех девиц, которых он притащил за неделю, две были людьми.
   Забавным был и тот факт, что для человеческих девушек я становилась его кузиной. Но вот для остальных я оставалась мусором. Прислуга не более. Одна блондинка из магического бара на окраине города, даже притащила свою "шестерку". Это была худенькая девушка азиатской внешности. У нее были миниатюрные ноги и руки, да и сама она походила бы на ребенка, если бы в глазах не было такого выражения.
   Три или два дня назад я допоздна засиделась в гостиной с книгой. Крис собирался в бар сразу после задания, а, следовательно, притащил бы какую-нибудь визжащую девицу, которая наверняка случайно забыла надеть нижнее белье. Я уже собиралась в свою комнату, как дверь распахнулась, и пьяный Стоун ввалился, поддерживая за талию такую же пьяную блондинку. Ее платье было короче моей самой откровенной пижамы с шортами. А макияж был слишком вульгарным. Тушь и тени смазались и выглядели немногим лучше макияжа какой-нибудь потрепанной дешевой проститутки. Следом за ними вошла темненькая кореянка. Сначала я подумала, что он решил устроить оргию, но потом, мало обращая на меня внимание, выкрикнув указания мне и брюнетке развлечься, ускакал с той пьяной наверх.
   Сначала я подумала, что она немая, когда девушка написала на бумаге про стакан воды. Но потом стало ясно, что ей просто запретили разговаривать. Ее имя было Лан. Она была бы даже красивой, если бы ее не нарядили в нелепое платье как для горничной на три размера больше. Она подпоясывала его старым ремнем от какой-то юбки, поэтому выглядела ужасно нелепо. Я едва сдерживала гнев и слезы, когда смотрела на нее. Мне буквально хотелось выдрать все волосы ее хозяйки, но Лан написала на бумаге, что привыкла. Какими силами она обладала до распределения, кореянка не знала. Эта белобрысая сука велела ей забыть. Я накормила Лан и постелила ей на диване. Оказалось, что бедняжка не ела около двух дней, ее просто забывали покормить, ведь хозяйка была уже в месячном запое. С утра, когда они уходили, я незаметно сунула Лан пару яблок и бутылку воды, в огромные карманы на платье они как раз поместились. Когда я закрыла дверь, то поймала на себе испытующий взгляд Криса. Что удивительно мне даже не стало страшно.
   - Что? Эта дура не кормила ее два дня, так она хотя бы с голоду не умрет.
   Крис кивнул и пошел в душ, будто его все это не касалось. Он был холоден, но после случая с Лан так было даже лучше.
   Вот и сейчас спустя неделю ситуация не менялась. Между нами абсолютно точно существовала неприязнь. Но большее количество времени он игнорировал меня, а я избегала его. Таким манером жизнь казалась почти нормальной.
   А еще у нас были тренировки, на них я могла пользоваться своей силой. Тренировки были через день. Каждый раз Фрея придумывала все новые и новые способы использования наших способностей. В одну из тренировок, Фрея придумала, как объединить мою силу и силу Саболы. Мы вместе с ним создали настоящий огненный смерч, но потом сработала пожарная сигнализация и мы поняли, что это не слишком практично. Руди оказался очень милым и застенчивым юношей, оказывается те три девочки на отборе, не единственные его сестры, у него еще было четверо старших. Сабола пытался флиртовать с Чарной, на, что та отвечала вежливой холодностью, так как теперь ее главным объектом внимания на тренировках была я. Она расспрашивала меня о жизни с Кристофером Стоуном, а я о том, как дела у Рикки, которого не видела уже неделю. Близнецы Бран и Морт хоть и выглядели устрашающе, оказались очень веселыми ребятами. Они заканчивали друг за другом фразы, подначивали Гана, что тот не мог их различить. Хотя сам Ган и казался довольно скользким типом, со мной он тоже общался терпимо. Иногда даже отвешивая пошловатые шутки в мой адрес. С ним, более менее, смогла найти общий язык Чарна, он учил мою подругу обращаться с пистолетами, ружьями, винтовками и прочим и прочим. У нее обнаружился настоящий талант.
   Вообще мое окружение было не таким ужасным как у Лан. Фрея, например, всегда мечтала о детях. Ей было тридцать, а муж ее погиб пару лет назад. Тогда же она потеряла ребенка, поэтому с нами обращалась как с маленькими. Она помогала и была ласкова, однако и особенно баловать не собиралась. На тренировках она с нас сгоняла по семь потов, а заканчивалось все долгой пробежкой по залу. Весной мы должны будем перебраться на воздух, а там территория была больше, поэтому я с ужасом представляла, как тяжело нам станет.
   Особенной причиной моего беспокойства были предстоящие индивидуальные тренировки с Крисом. Мы должны были оставаться один на один, а это полностью противоречило моим попыткам его не видеть.
   Первая тренировка предстояла мне сегодня. Он как обычно приказным тоном велел вставать и мне через "не хочу" пришлось это сделать. В душ сначала ходил он, поэтому я заправляла постель, шла вниз ставила ему на стол гигантский стакан воды с таблеткой аспирина от похмелья. Это был еще один его приказ, что теперь, когда я видела, что он вечером пьет, я должна была быть его реаниматором с утра. Мне, в общем-то, было плевать, он чувствовал себя, довольно, неплохо по утрам, судя по виду. Поэтому дальше стакана воды с таблеткой дело, как правило, не заходило. Один раз мне, правда, пришлось ехать забирать его машину от бара, пока сам Крис, развалившись на диване, смотрел "Симпсоны" и ел попкорн.
   После того как я клала таблетку на стол я снова шла наверх, на этот раз я столкнулась с ним в коридоре. На бедрах хозяина было замотано полотенце, кожа блестела от влаги, а идеально накаченный пресс двигался в такт дыханию. Когда он был по пояс обнажен, становились видны все его татуировки. На спине от загривка до поясницы шел узор, который своими нитями сплетался в древний охотничий символ. От центра шли пять извитых линий, а в конце их опоясывали змеи. Ассоциативно этот круг, символ вечности, напоминал штурвал. На груди у него тоже была татуировка, кельтский крест с запутавшейся вокруг него цепочкой. Я всегда разглядывала эти татуировки как завороженная, они были одновременно красивыми и пугающими.
   Крис, словно не замечая меня, направился на кухню, а я пошла в ванную комнату. Тут все еще было влажно и душно. Я нетерпеливо скинула одежду и встала под горячие струи воды. Теперь помимо его пены для бритья и шампуня тут стояли и мои гель для душа, и мои средства для волос.
   Я потянулась к своей мочалке и взяла гель с ароматом земляники. Черт! Крис вылил на себя половину упаковки, или его сегодняшняя девка. Суть не в этом, он был не самым лучшим соседом на свете. Я не должна ему перечить, но ведь он не говорил про средства личной гигиены, так что, по сути, я просто излагаю ситуацию.
   Вымывшись остатками геля и шампунем, который, слава богу, никто не трогал я, благоухая ягодным ароматом и завернутая в свое собственное полотенце пошла на кухню, воинственно держа в руках тюбик.
   Кристофер уже успел натянуть на себя трусы и наливал в хлопья молоко. Дресс-код в его доме был более чем свободный. Сам хозяин мог разгуливать хоть голый. При мне-то он, конечно, надевал что-нибудь прикрыться, но учитывая его, так уж и быть, великолепную фигуру, он все равно выглядел, довольно, вызывающе. Ненавижу признавать, что у него есть плюсы.
   Я же прикрытая лишь полотенцем, завернувшись как можно сильнее, уже решила было развернуться и покинуть кухню пока меня не заметили. Решение наорать на него в таком виде было опрометчивым, учитывая, что я не одета, а рассказы о хозяевах насильниках курсируют туда-сюда в нашем мире. Не успев развернуться, я поняла, что ниндзя из меня не получится.
   - Тебе что-то нужно?
   Крис повернулся и посмотрел на меня в упор. Сжав пальцами махровую ткань так сильно, что костяшки пальцев побелели, свободной рукой я помахала в воздухе бутылкой геля.
   - Я всего лишь хотела напомнить, что теперь ты живешь не один.
   Крис равнодушно посмотрел на меня.
   - Куплю новый - он запустил в рот ложку с хлопьями - Рыжей надо было помыться.
   - Ты, что не знаешь, как ее зовут?
   Вопрос вылетел раньше, чем я успела его обдумать. С Кристофером Стоуном так было всегда. Каждый день, парень шокировал меня все больше и больше. Теперь дошло до того, что он был даже не в курсе кого ведет в дом.
   Часть его очарования, и часть не маленькая, заключалась в его способности управления чужими эмоциями. Если Ган из выездной группы, как правило, полагался на уговоры, то Кристофер мог получить желаемое, взмахом руки полностью убедив жертву, как она этого хочет. Он заставлял ее чувствовать надобность переспать с ним. Как по мне, он был омерзителен. Но я не перечила.
   -Нет, а зачем?
   Я закатила глаза. Мерзость какая, она стала четвертой за неделю. Интересно, как много девушек перебывало в его кровати, имена которых он также не знал? Может он, чтобы их считать зарубки на спинке делает?
   - А вдруг у нее какие-нибудь болезни или ты ей ребенка сделаешь? Неужели даже не пугает?
   Крис закурил и усмехнулся.
   -Если ты обо мне волнуешься, то знай, мы предохраняемся - он выпустил струю дыма - А если собираешься читать мне лекцию, то будь добра сними полотенце, может тогда станет интереснее.
   Я закрыла рот и развернулась. Всеми силами я старалась игнорировать его победную издевательскую улыбку. В голове роились оскорбления, но вслух я лишь произнесла.
   -Буду готова к выходу через пятнадцать минут.
   Я не завтракала, с утра мне вообще редко хотелось есть. А у него в доме тем более. Я высушила волосы, и они волнистой копной легли мне на плечи. Как и на любую тренировку, где не нужно было использовать силы, мне пришлось одеть черные обтягивающие спортивные лосины, кроссовки, и серую майку, наверх я надевала неизменный балахон и пальто. Волосы я убрала в высокий хвост. Косметикой не воспользовалась вообще, а из ушей вынула сережки в виде двух дельфинов, привезенные из той поездки в Калифорнию. Я была готова. Закинув в небольшой рюкзак, сменную футболку с рисунком в виде игральных костей я пошла вниз. У двери уже стоял одетый Крис. Видимо, он уже ждал меня какое-то время, потому что было видно, что ему стало жарко. Так тебе и надо озабоченное животное.
   Мы сели в его машину. До завода он предпочитал, чтобы автомобилем управляла я, пока он мучился от похмелья на заднем сидении. Но сегодня похмелье его не донимало, напротив он выглядел довольно свежим. Видимо вчера, он выпил не так много, как мне показалось.
   Он завел свой Шевроле Камаро и мы понеслись по уже привычной мне дороге. Первый раз, когда я увидела эту машину, у меня вырвался вздох восхищения вперемешку с удивлением. Оказывается, кроме этой машины у него было еще две в отцовском гараже, он все хочет перевезти их в свой дом, но в его доме не было гаража на три машинных места. К озабоченному животному, стоит еще прибавить что-нибудь про избалованного папенькиного сыночка.
   При обычных обстоятельствах я бы, наверное, похвалила бы машину или начала вспоминать в каких фильмах или играх ее видела, но это было мое типичное поведение не при нем. Когда рядом со мной находился Крис, мое дружелюбие превращалось в апатию.
   Мы снова быстро добрались до завода и заехали в лифт, который заодно вел в подземный гараж и машины могли спокойно пользоваться им, как и люди. Заехав на стоянку, мы припарковались, и я вышла наружу.
   Отсюда до зала вел один небольшой коридор, но находиться мне там одной без Криса не разрешалось. Только в том случае если я выполняла приказание, и то в руках в таком случае должна была держать разрешение подписанное таким огромным количеством людей, что уж лучше было потерпеть моего нового соседа.
   Мы вошли в зал, и Крис включил свет, я прикрыла глаза рукой.
   - Сначала ты просто попробуешь меня ударить - сказал он, стягивая через голову свой синий балахон.
   Очень удачный жест, нижняя майка задралась и стали видны кубики пресса. Ну-ну, может на твоих куриц это и действует, но не на меня.
   Я повторила его движение и теперь тоже была в майке. Он обещал не использовать свои силы, чтобы у него не было преимущества, но я-то знала, что, скорее всего, это ложь.
   - А мне разве не нужно размяться или что-то типа того?
   - Нужно было бы, если бы был хоть малейший шанс выполнить это задание - он улыбнулся и пожал плечами.
   Мне стоило титанических усилий не продемонстрировать ему средний палец.
   Сделав выпад рукой, которую он тут же поймал, я, яростно, посмотрела на него. Он лишь улыбался. Я пыталась ударить его еще несколько раз, но это выглядело так же жалко и смешно, как если бы морская свинка пыталась сопротивляться тигру. Он был слишком быстр, слишком силен. Наш бой походил на момент из комедии, где я была каким-нибудь незадачливым воришкой в супермаркете, а он супер сильным полицейским.
   Несколько неудачных выпадов привели к подножке и синяку на коленке. Я тихо выругалась и распрямилась. Кристофер еле сдерживал смешок, а для меня это послужило красной тряпкой.
   Его небрежность и уверенность в своих движениях меня обескураживала. Создавалось впечатление, что у него дополнительная пара глаз на затылке, потому что он ни разу не оступился и не сделал лишнего движения. Все просчитано, все абсолютно к месту и своевременно.
   Когда он уходил от моих неуклюжих ударов по воздуху, он был весьма скуп в движениях. Скажем, если мой кулак летел по направлению к его челюсти, он не пытался пригнуться или отскочить в сторону, он лишь прогибался назад, и моя сжатая ладонь нелепо повисала в паре сантиметров от его носа. После этого он изворачивался, перехватывал мою руку, и я оказывалась на одном колене и в захвате.
   Через полчаса я абсолютно выбилась из сил, а у него даже пот не проступил.
   - Не смотри куда бьешь. По направлению взгляда ясно куда ударишь.
   Я сощурила глаза, глубоко выдохнула и постаралась не думать о том, как мне хочется съездить ему по физиономии чем-нибудь вроде кирпича.
   - Как по твоему мне нужно тебя бить и не смотреть куда?
   Он закатил глаза, а потом резко вытянул руку вперед по направлению ко мне. Я не успела увидеть его стремительный выпад, зато моя озверевшая от боли селезенка все компенсировала.
   - Примерно так.
   Я согнулась пополам, продышалась, а потом решила продолжить, изнывая от желания победить его в этой схватке.
   Задача была хоть раз его ударить, но нет, мне было, видимо, не дано.
   Следующие полчаса, тоже не увенчались успехом. Он парировал мои удары. Ладно, если его не возьмешь силой, нужно попробовать взять хитростью. Я, тяжело дыша, постаралась двигаться как можно медленнее и запоминать, как движется он. По сути, мне с самого начала нужно было это сделать, но гениальные идеи никогда не бывают своевременными.
   Его левая рука всегда ниже правой и если поверить ему на слово на счет целибата применения силы, возможно, мне удастся убедить его что именно в левое плечо я и ударю. Тогда по логике вещей я смогу ударить коленом в левый бок, когда он будет прикрываться. И миссия выполнена, награжу себя потом стопкой виски, который припрятан у него на кухне. Осталось только надеяться, что скелет у него не выплавлен из титана и когда мое колено встретится с какой-нибудь его костью, я не загремлю в больницу.
   Так я и сделала. Взглядом я буквально сверлила ему плечо, все идет по плану, я замахнулась рукой, он, как и задумывалось, парировал удар. Мое колено оказалось пяти шести сантиметрах от его бока, как вдруг он его схватил.
   -Черт!
   Вырвалось у меня, и я от неожиданности начала падать на спину, ухватившись ему за шею. Крис удержал меня, подхватив за талию, и я каким-то образом оказалась прижата к нему.
   - Не честно! - возмущенно вскрикнула я.
   Он хохотнул.
   - Я с нечистью боролся лет с четырнадцати, почему ты решила, что сможешь вообще меня ударить?
   От возмущения я забыла, что все еще стою на одной ноге и, сделав неуклюжую попытку лягнуть его, лишь еще сильнее оказалась в захвате.
   Он снова засмеялся, но уже как-то добрее и я расслабилась.
   - Ты сам сказал, что нужно тебя ударить.
   - Да чтобы посмотреть, на что ты способна. Ну, по крайней мере, ты думала, во время боя, так что не все потеряно, остальные после первого получаса сдаются.
   Я сощурилась и правой ладонью шлепнула его по плечу.
   - Считается!
   Он перехватил мою ладонь у своей груди, отпустив при этом мою ногу.
   В странной позе мы оказались, я смотрела на него как-то дольше, чем надо и отстранилась, что сделал и он. Нельзя мне так делать. Никогда, никогда, никогда.
   Дверь позади нас открылась, и в комнату зашел высокий мужчина с проседью в черных волосах. Освин Стоун собственной персоной. Я отошла как можно дальше от Криса и склонила голову, как было положено по дебильному этикету. Странность момента прошла, вернулась ненависть. Этот идиотский поклон почтения, вернул в меня ярость и ощущение несправедливости.
   - Сын, какая встреча - голос был подобен рычанию льва - Я думал заехать к тебе домой, но ты редко открываешь.
   Крис напрягся. Что интересно между ними происходило? Разве Кристофер Стоун не типичный папочкин любимчик?
   - Когда я не открываю, меня нет - хозяин говорил спокойно и четко, хотя голос явно сквозил неприкрытой злостью.
   Освин Стоун и бровью не повел.
   - А девушки, стало быть, дома вместо тебя? - спросил отец Кристофера голосом полным насмешки.
   Крис промолчал. Он не хочет видеть отца? Почему?
   - Знаешь, я наблюдал, как ты тренируешь эту девочку. Из нее могла бы выйти охотница, но теперь я думаю, что тебе стоит лучше отдать ее на курсы стирки белья, а не слушать советы сумасшедших стариков из верхушки.
   Настала моя очередь напрячься.
   - Я сам решу, что с ней делать. У меня приказ.
   Освин Стоун засмеялся. Он кинул на меня презрительный взгляд, а потом снова переключил внимание на сына.
   - Как непривычно слышать от тебя о соблюдении приказов - он помолчал какое-то время - Скоро мамина годовщина. Она была доброй, хорошо относилась ко всякой черни, так что когда приедешь на ужин в ее честь можешь прихватить с собой эту - он махнул в мою сторону своей рукой с длинными пальцами и всю в венах.
   Я стояла как громом пораженная. Стоуны обменялись кивками и старший из них удалился. В какой-то момент я почувствовала сильную вспышку гнева. Он был такой разрушительной силы, но главное это был не мой гнев. У меня даже дыхание перехватило от неожиданности, и я быстро попыталась отдышаться.
   Через пару минут все прекратилось. Кристофер, кажется, ничего не заметил. Но такого яростного взгляда у него я еще ни разу не видела.
  
   Глава 6. На совете.
  
   Мы вернулись домой позже, чем обычно. Крис оставшееся время на тренировке заставил меня бегать, качать пресс и приседать. Тело у меня болело, и я обессилено рухнула на кровать сразу как пришла.
   Это состояние утомления было для меня слегка в новинку, спортом я особенно никогда не занималась. Фигура без лишнего веса была положена мне по моей внутренней конституции, так же как и у моей матери. Но, несмотря на то, что не могла двинуть ни единой частью тела, я была рада. От общего утомления из головы вылетали мысли о моем настоящем и ненависть к окружающим. Я даже подумать до этого не могла, что когда-нибудь смогу устать кого-то ненавидеть, но с Кристофером было именно так.
   Я не перестала его ненавидеть в полном смысле, но делать это прямо сейчас я была не в состоянии. Поняв, что если не приму сегодня душ, то завтра мне придется стирать простыни, я встала и, спотыкаясь на ходу, поплелась в ванную комнату. Оказавшись под теплыми струями, я начала улыбаться от удовольствия. Вода вместе с потом смывала и все переживания. В голове невольно промелькнула мысль, что и прикосновения Криса она тоже смывает. Но с каких пор они мне были приятны?
   Пожалуй, глупо было отрицать, что сегодня он вызвал у меня одну положительную эмоцию. Когда он разговаривал с отцом, он не называл меня чернью или как-то в этом духе. Он, конечно, не защищал меня, но ведь и отца не поддерживал. В этом было что-то невероятное. Я ведь по-настоящему свыклась с мыслью, что в моем хозяине нет ничего хорошего.
   Моим следующим шагом, было выяснение причин неприязни между отцом и сыном, видимо из-за связи мне казалось это невероятно важным. Я вымылась надела растянутую футболку застиранного красного цвета, и короткие синие шорты с двумя белыми полосками по бокам. Перед сном я решила заскочить на кухню чего-нибудь съесть. За весь долгий день я поела лишь раз, когда Крис притащил из тренерской комнаты два сандвича.
   Я тихо, стараясь не шуметь, спустилась на первый этаж, но тут же услышала крики из кухни. Это был Кристофер. Я тихо подкралась к косяку двери и, надеясь, что меня не заметят, заглянула в комнату.
   Он говорил по телефону. На нем была футболка и спортивные штаны, очень по-домашнему и скромно, учитывая, как он выглядит чаще всего при мне. Тут было темновато, единственным источником света была лампа у вытяжки над плитой. Сам Крис облокотился на раковину спиной ко мне. Поза была напряженной, по всей видимости, он ожидал ответа на том конце провода.
   - Да меня не интересует, сколько он тебя расспрашивал. Нина, ты моя сестра, в конце концов! Он заявился на тренировку, и указывал мне, что с ней делать... - разговор обо мне? - Да я знаю, как ты к ней относишься, но речь не о ваших детских спорах... - он говорил с сестрой, Нинет меня ненавидела - Да плевать я хотел на то, что ты думаешь. Не смей рассказывать ему, где я нахожусь! Не его собачье дело, что я с ней делаю, ясно тебе? - он орал громче, чем было в начале, повисла пауза - Я бы и так приехал на мамину годовщину... - сказал он уже спокойнее - Да спасибо, и я тебя люблю.
   Крис повесил трубку и распрямился. Не поворачивая голову, он произнес:
   - И давно ты там стоишь?
   Я не сразу сориентировалась, что вопрос относится ко мне.
   - Я... я честно не хотела подслушивать. Я просто пришла что-нибудь перекусить.
   Язык заплетался, умел же этот парень быть пугающим.
   Он развернулся, испытующе посмотрел на меня и, наконец, кивнул
   Я медленно под его пристальным взглядом подошла к холодильнику и потянула ручку на себя.
   Сказать, что у Кристофера было много еды, я не могла, но мало ее тоже не было. Даже до моего приезда холодильник был наполнен меньше чем на половину и в основном чем-то вроде сосисок, но парень не голодал. Я достала себе персик из отделения с фруктами и уже собиралась его вымыть, как вдруг вспомнила, что путь мне загораживает Кристофер.
   Я застыла на месте и решила, что немытые фрукты все еще фрукты, главное уйти на безопасную дистанцию. Я промямлила что-то вроде "Спокойной ночи" и пошла к выходу.
   - Стой - голос Кристофера звучал тихо, но разборчиво.
   Я остановилась.
   - Развернись.
   Я снова повиновалась.
   - Ты так и будешь меня игнорировать и не разговаривать?
   - Ты сам велел тебе не перечить, а так вышло, что большинство того, что я хочу тебе сказать, противоречит этому правилу.
   Он усмехнулся.
   - Вымой персик.
   Я послушалась, а он отошел на некоторое расстояние от раковины, все еще, не сводя с меня глаз.
   - Ты боишься меня? Ответь честно.
   Ну, вот момент истины. Теперь я не могла никуда деться. Я начала тихо, не поворачивая головы говорить.
   - Я не совсем тебя боюсь. Меня ненавидит твоя семья, тебя ненавидит моя семья, тебя ненавидит мой бывший, а ты его. Мы живем вдвоем, и ты увез меня от брата. Мой злейший враг твоя родная сестра. Что же еще? Ах, да, ты полностью контролируешь меня, мои поступки, мое будущее. "Шестерки" всегда подвергались насилию, а учитывая твой образ жизни, ты бы вполне мог быть среди их обидчиков. До сегодняшнего дня я тебя ненавидела, теперь то, что я к тебе испытываю на данный момент, тоже хорошим словом вряд ли назовешь, но нет, думаю, я тебя не боюсь, - я умолкла - По крайней мере, не во всех аспектах.
   Повисла тишина и я развернулась посмотреть на него. Он был, слегка, удивлен, но лицо оставалось серьезным.
   - Достойно. Думаю, иногда, ты все-таки можешь мне перечить - на его лице появилась кривая улыбка, которая больше напоминала горькую усмешку.
   Он ушел, а я обессилено села на пол. Я даже не сразу поняла, какой напряженной была моя речь, но на секунду мне стало легче. Пожалуй, груз этих слов мне действительно нужно было с себя сбросить.
   Я впервые вслух упомянула, что не ненавижу его. Это был большой шаг. Если копать вглубь, то я скорее ненавидела себя, что не смогла показать свой потенциал на арене, что не смогла оправдать свои собственные надежды.
   Многое в моей жизни пошло не так со дня испытания, но сейчас сидя на кафельном полу в чужой кухне, я почему-то не чувствовала себя несчастной. Это его поощрение в виде разрешения мне перечить, дало надежду.
   Я поднялась к себе в комнату через час. Мышцы все еще болели, а я никак не могла уснуть. Когда это, наконец, произошло, мне приснился сон про мальчика, он тянул кому-то руки и что-то кричал. Я не видела ни лиц, не разбирала слов, но понимала, что мне жутко страшно.
   Проснулась я от уже привычного голоса Криса.
   - Вставай, нас вызывают в штаб.
   Я отняла голову от подушки. Мне жутко не хотелось куда-то идти, тело просто взрывалось изнутри. Все болело, казалось, что даже волосы на голове и ногти ноют от пульсирующей боли.
   - Почему? Сегодня же планировался выходной, или я что-то путаю?
   Крис подал мне руку, и я встала с кровати.
   - Не путаешь, но новичков решили привлечь к одному делу, а ты как новичок хоть и не в полном смысле слова должна там присутствовать.
   Я сонно кивнула.
   - Хочешь кофе?
   Я опять кивнула. Подумать только, мой хозяин готовит мне кофе. Да таким не каждый может похвастаться, видимо я вправду была необычной "шестеркой".
   Приготовления заняли у меня чуть больше десяти минут, я была слишком сонной, чтобы краситься и выбирать гардероб. Я надела черную майку, а сверху свитер, завязывающийся на манер кимоно с затейливым узором. Натягивать джинсы было сложнее всего. Ноги нестерпимо ныли, и мне пришлось сесть, а в момент, когда я поднималась, у меня сложилось ощущение, что на меня посадили бегемота.
   Я медленно доковыляла до кухни и перед моим носом на стол опустилась гигантская походная кружка со свежим кофе. Я поблагодарила Криса и пошла в машину.
   Водил он надо сказать великолепно. Мне-то до него было как до звезды. На территорию завода мы прибыли, как и ожидалось быстро. Оказавшись на подземной стоянке, я уже разделалась с кофе. Теперь мне как-то нужно было быстро встать и не отставать от Криса.
   Он вышел из машины как модель из какого-нибудь журнала, мой же выход из машины больше походил на то, как мешок картошки выпадает из грузовика.
   Он оглянулся на меня.
   - Ты в порядке?
   Я подняла на него глаза не в силах сказать ничего не саркастичного не в тему. Он сделал то чего я, если честно, даже не ожидала. Он поднял меня на руки.
   Нет, меня и раньше поднимали на руки. Джено, Рикки, наверное, отец, когда я была маленькая. Но сейчас меня поднял на руки человек, с которым я даже не была друзьями.
   Крис тем временем рванул по коридору. Я не считала повороты и время. У какой-то двери он остановился и опустил меня на пол. Приложив указательный палец к губам, он просигнализировал, что о моей поездке на нем лучше молчать.
   Я ошарашенно кивнула.
   Мы оказались в конференц-зале. В центре был круглый стол, за которым сейчас сидела вся выездная группа и какой-то пожилой мужчина с залысиной. Прямо за ним стояла блондинка "шестерка", которая привела мужскую пару в комнату перед ареной. Так вот кому она принадлежала! Новички стояли слева от меня у стенки. Я направилась прямиком к ним и встала рядом с Руди, кивком поприветствовав остальных.
   Про себя я отметила, что не в спортивной форме Руди выглядит довольно мило. На нем была одета рубашка с галстуком бабочкой, как у того последнего молоденького Доктора из сериала "Доктор Кто". Тот Доктор всегда говорил, что бабочки это круто, что же глядя на Руди в это, действительно верилось. Я подмигнула ему, дав знак, что оценила наряд, а он дружелюбно мне улыбнулся.
   За столом тем временем шла оживленная дискуссия.
   - Этого подземника надо брать. Он начал воровать людей. Сначала думали, что дело обойдется, но он украл двух проституток. Пару дней назад их нашли около канализационного люка в Бриджпорте.
   - Может это вообще не наш профиль? - разумно заметила Фрея.
   - Хром, - назвал он ее по фамилии - Будь это так я бы вас и дергать не стал, но девушек нашли, как бы это сказать, пожеванными.
   - Можно как-то подробнее? - вступил в разговор Крис - Новички подойдите ближе.
   Мы все как один подошли к столу и стали смотреть на карты Чикаго и какие-то чертежи. Поверх всего упали фото. Две мертвые девушки, почти обескровленные с задранными юбками, что было видно драное, нижнее белье.
   Чарна охнула и схватила меня за руку. Неделю назад, она и представить не могла, что увидит такой кошмар, а мужчина тем временем продолжил.
   - Одну зовут Карин Степ, вторую Лорен Свифт. Обе приезжие. Одна из Давенпорта, Айова, другая вообще приехала из Мексики город Эрмосильо. Одна танцует в стриптиз-клубе "Поцелуй", хозяйка там из-наших, ведьма. Зовут Ронда, но для посетителей Перчик. Ее надо опросить. Девушек нашли обглоданными, на руках и ногах там, где еще осталась кожа следы паутины. Их насиловали еще, когда они были живы, так, что есть смысл поискать среди последних клиентов. Насилие было и после смерти, так что наш Подземник плюс ко всему некрофил. Я знаю, что у вас новички, да еще и у тебя Крис новенькая помощница, но вы все еще мой лучший отряд. Вчера вечером около кладбища Маунт Оберн Мемориал, нашли еще одного обглодыша, ему только исполнилось восемнадцать. Пропал месяц тому назад. Его тоже изнасиловали. Полиция не связала пока это дело воедино, но если свяжет, то прощай конспирация. Мальчишка был нашим, из-за него дело до меня и дошло. Я сделал вам копии - блондинка за его спиной подошла к столу и положила увесистые папки на стол - возьмите домой, а завтра приступайте к расследованию. Меня все поняли?
   Я вместе с новичками испуганно кивнула. Я первый раз видела труп. Для выездной бригады тут, конечно, ничего нового не было, но вот я и Чарна, были шокированы. Руди испуганно закусил губу, а Сабола отвернулся. Видимо он именно поэтому не хотел становиться охотником.
   Мужчина встал из-за стола, а блондинка, постукивая шпильками, направилась за ним. Повисла тишина.
   - Разбирайте папки - тихо произнес Ган.
   Моя оказалась одной на двоих с Крисом. Наши имена в уголке были написаны вместе. Я почувствовала укол обиды, но виду не показала.
   - А есть группы без новичков? - тихо спросил Бран.
   - Естественно. Они каждый год есть - ответила Фрея, ее голос почему-то прозвучал совсем огорченно.
   - Надо разделиться - произнес Крис.
   Присутствующие обернулись на него. В выездной бригаде все были старше моего хозяина. Фрее он уступал в 9 лет, Гану в 8, Брану и Морту в 3 года, но, как я слышала от него раньше, занимался он этим с 14. Я не знала, почему так рано он начал выслеживать опасных преступников волшебного мира, но точно знала, что он единственный в этой комнате имел татуировку волка на левой руке.
   Если бы моему отцу вздумал указывать кто-то явно уступавший в возрасте, тот бы, скорее всего, послал наглеца так далеко, как только ему бы позволила фантазия. Но в этой комнате, в тот самый миг, когда Кристофер Стоун заговорил, повисла тишина, казалось, даже пылинки в воздухе застыли.
   - На мне Гардения, увезти ее из города я не могу - мне почему-то стало не по себе, когда он произнес мое имя - Но вот вас ничего не держит. Мальчишка пропал из пригорода Чикаго, опрос его родителей на тебе Фрея. Если не пустят посмотреть комнату, усыпишь.
   Фрея кивнула.
   - Можешь взять Чарну, возможно незаметно проскользнет в комнату или походит по округе. Словом, сообразишь, как применить ее таланты.
   Фрея снова кивнула, поманила за собой Чарну и они вышли из комнаты.
   - Отчет до конца недели - крикнул ей в след Кристофер.
   Следовательно, у них оставалось три полных дня, учитывая, что сегодня был четверг.
   - Ган, ты у нас полиглот, вот и лети в Мексику. Возьмешь Сабола. И не забудь взять у родителей разрешение, если потребуется.
   - Морт, ты и Руди езжайте в Давенпорт. Не забудь про разрешение, вам также время до конца недели.
   - Не понимаю, зачем прорабатывать их прошлое, они же пропали в Чикаго? - произнес задумчиво Сабола.
   - Мальчик, наш подземник - паук. Ты, что про паутину пропустил? - произнес Ган - Эти твари нелегально везутся в США из Мадагаскара, их заводят как домашних питомцев даже люди. По сути, он оборотень. Он принимает облик и человека и паука. В облике паука им комфортнее и они не любят свет, поэтому и подземник. Но вот стоит им попробовать какое-нибудь человеческое развлечение, то все их не остановить. Думаю нашего милашку кто-то обесчестил, вот и ходит всех насилует, да и кушать поганец хочет. Два в одном. Ставлю на Перчик. Думаю, она его и приголубила, или ее танцовщица.
   Крис издал смешок.
   - Откуда такие познания, Ган?
   - Ох, да была у меня одна. Ее тоже сюда нелегально привезли. Сначала в аквариуме пожила, но потом туда-сюда, в общем, стала она женщиной. Только в отличие от этого красавца не убила никого, она то умела наслаждаться своим новым положением. Уж поверь, Крис, тебе бы понравилось. Она такие штуки в паутине своей делала, любой позавидует. А ручки у нее... сказка. Все восемь.
   Мне стало дурно, а вот мужская половина зала захохотала в голос.
   Я постаралась не думать о восьми рукой девушке со свободными взглядами и снова взглянула на ужасающие снимки. Девушек изнасиловали, потом ели и снова изнасиловали. Судя по тому, что тела начали подгнивать, все длилось довольно долго. Бедняжки.
   Без задания пока оставались только мы с Крисом и Бран.
   - Ты должен будешь пойти в отдел к электрикам и пробить по базе, где мы в последнее время накрывали продажу паучьего яда. Заодно проверь, может, всплывали подобные паучки еще где, выследим поставщика, будет хотя бы какая-то зацепка. Отправляйся к моей сестре, ты же знаешь Нинет?
   Бран кивнул.
   - Отлично. Ее наставник Тоби Смарт. Толковый парень, только моется редко, он нам как раз и нужен. Они тебе это моментально пробьют. Будет хорошо, если зацепки успеешь проработать все. И помним, все нужно до конца недели.
   Зал покинули все кроме меня и Криса.
   - А что нам?
   Спросила я не в силах оторвать глаз от фотографий. Он развернул мое лицо на себя за подбородок, это было не как в прошлый раз, нежнее. Даже с какой-то заботой.
   - Ты ходила когда-нибудь на стриптиз?
  
   Глава 7. Перчик.
  
   - Вечная девственница, синий чулок, мужиковатый подросток...
   Мои вещи вылетали из шкафа со скоростью пули. Я сидела на кровати и ковыряла мыском паркет на полу. В моей комнате в доме Криса находился самый неприятный мне человек, не считая Нинет. Это была та белобрысая хозяйка Лан.
   Для конспирации мне следовало одеться, как можно более, пошло и откровенно. О макияже, который мне предстоял и высоченных шпильках, стоящих в углу комнаты, я старалась даже не думать.
   У Кристофера было много знакомых женщин, но половина считали его козлом, так как он им не перезвонил или натворил еще что-то, четверть вряд ли запомнили его имя, а вот Сиена Крой приходилась на третий тип его знакомых. Она побывала в его постели не единожды. Это не значило, что они встречались, просто он переспал с ней больше одного раза. Постоянных девушек в его жизни не наблюдалось вообще.
   После того совета по поводу паука, нам пришлось думать как проникнуть вдвоем в стриптиз-клуб, но при этом не вызвать панику у хозяйки. Перчик, если она виновна, свалит из своего дорогого клуба, как только завидит нас. То есть по-хорошему нам играла на руку разгульная репутация Криса. Мое присутствие оправдывалось тем, что я его "шестерка", а, следовательно, не могу быть причастна к его рабочей деятельности.
   План был таков, мы приходим, я разодетая как низкопробная ночная бабочка и он надумавший поглазеть на чужую грудь. Заказываем приват танец от хозяйки. А дальше по ситуации. Предварительно мы узнали, что подобная услуга есть для посетителей с особыми силами, проще говоря, маги. Стоило это удовольствие почти тысячу долларов, а все потому, что Перчик была не совсем ведьмой.
   Около семи лет назад, на своем собственном отборе Перчик, или тогда Ронда Спайс оказалась "шестеркой", но на церемонии выбора хозяина, выбор так и не был сделан. Такое случается, не так часто, но случается. Те травы, не смогли подняться в воздух и соорудить энергетический шар. В подробном исследовании ее генеалогии, выяснилось, что Ронда Спайс не совсем ведьма. Она гибрид волшебницы, коей была ее мать, и одного огненного фея. Такие феи выглядели как люди, но оказавшись близко к огню, их кожа краснела, а волосы превращались в пламя. Словом, Ронда не могла быть ни "шестеркой" ни магом. Гибриды с этими феями всегда отличались довольно экзотической красотой, а предприимчивая Ронда теперь устраивала целое огненное представление из своего нагого тела. Ее кожа оставалась нормальной, а вот по телу она пускала огненных змей и делала еще огромное количество вещей, такое удовольствие как раз и стоило таких денег.
   Мой особенный телекинез был очень кстати, как сказал мне Крис. Именно мысли о моей хоть какой-нибудь причастности к делу и предвкушение от использования собственных сил заставляло меня сидеть и слушать критику от одной из самых развратных ведьм Чикаго.
   - Ох, вот это платье ничего.
   - Это кофта - уныло произнесла я, глядя на то, как из вещей выныривает моя синяя водолазка.
   - Господи это ни капли не походит на мой гардероб, хорошо, что я захватила парочку своих нарядов - она замолкла, увидев мое лицо, видимо в этот момент выражавшее крайнюю степень отвращения - Ох, они новые, а если и нет то стираные перестиранные. Кажется, вы стали подружками, Лан так усердно никогда не стирает мои вещи. Удивительно, вы обслуга тоже можете дружить.
   Мысли о бедной кореянке снова вернулись. Сейчас внизу с ней Крис, а я очень просила его покормить девушку. Я бы многое сейчас отдала, чтобы оказаться там внизу с ней. Мне казалось крайне важным, чтобы Лан была сыта, помыта и улыбнулась.
   Не нужно кривить душой, чтобы понять, что с хозяином мне все-таки повезло. Правда, меня все еще не покидало чувство, что мне все так легко дается, ровно до тех пор, пока он не прочувствовал безграничную власть надо мной.
   Сиена побежала вниз и через мгновение вернулась. Ее силой была огромная скорость, она могла разгоняться до скорости выпускаемой пули. Бедная Лан иногда после шумных вечеринок не могла поймать ее по всему городу.
   На мою кровать из большого пакета посыпались какие-то цветастые тряпки. Это больше напоминало сценические наряды для шоу трансвеститов, так что я заранее решила, что надену самое скромное из всего принесенного ею. Глядя на эти тряпки, казалось, что понятия "слишком" для Сиены не существует.
   Выбрав самое скромное платье, которое было совсем не скромным, но хоть не напоминало сшитые между собой куски марли, я одела каблуки и взглянула в зеркало. В таком виде я могла смело вставать около трассы.
   Само платье было яркого зеленого цвета, довольно приятного для глаз, но вот фасон тихий ужас. Спина была полностью открыта, лямки крепились за шеей. Вырез больше напоминал впадину и заканчивался внизу живота. Наряд явно был рассчитан на женщину с более пышными и сексуальными формами, чем у меня. Грудь почти полностью скрывали складки ткани идущей от плеч. На ногах были одеты туфли с гигантской платформой и не менее, гигантским каблуком. На макияж мы решили не делать большой акцент, а лишь обвели яркой красной помадой губы и густо накрасили черным с серебряной подводкой глаза. Мои волосы мы зачесали на один правый бок, на шею одели длинную цепочку с крупным медальоном в виде кролика "Плейбоя". Все смотрелось так нелепо и дешево, что с первого взгляда казалось, что на мне действительно пробу ставить негде. А еще эти черные чулки в сетку, верх попсы.
   Когда громко стуча каблуками по лестнице, мы спустились вниз Крис, еле удерживался от хохота.
   - Господи, что ты с ней творишь?
   На диване в гостиной сидела Фрея, она ошарашенно оглядывала меня, а я чувствовала, как краснею не то от гнева, не то от стыда.
   - Да мне тоже не понравилось - хмурясь, произнесла я.
   Сиена закатила глаза. Она позвала Лан и вместе с ней ушла, напоследок недвусмысленно намекнув Крису, как жаждет увидеть его в скором времени. Ну как недвусмысленно, она легонько хлопнула его по ширинке.
   Я и Фрея, уже привыкшая к такому его поведению, хмуро переглянулись. Она встала с дивана и протянула Крису бумаги, видимо это и был тот отчет.
   - На всякий случай вам выделили машину с водителем. Он припаркуется у запасного выхода, и будет ждать вас там. В клуб он не зайдет, так, что все на вас. Огненные феи ужасно вредные существа, поэтому, советую развязать Денни руки раньше, чем вы переступите порог ее клуба. И Крис, я знаю, что ты мой прямой начальник, но клянусь, если не наденешь на Лерой, что-нибудь сверху пока вы будете на улице я заставлю спать тебя до старости.
   Она подошла к нему и стиснула в объятиях, а потом повторила то же самое, действие со мной.
   Фрея была добра ко мне, несмотря на теперешнее мое место в обществе, как собственно и вся его команда исключая, пожалуй, Гана. Я не знала, почему мне так повезло, но я была ужасно этому рада.
   Когда за ней закрылась дверь, я осталась наедине с Крисом.
   - Так, ну серьезно, накинь что-нибудь.
   Он что издевается? Сам заставил меня напялить эти шмотки, а теперь еще и высмеивает.
   На улице, как и положено, в середине января было холодно, этот субботний вечер не стал исключением из правил. Я сняла с вешалки пальто и, помня о ждущей теплой машине снаружи, тут же скинула его на пол. Приказ я выполнила, а теперь я буду разгуливать в этом ужасе из принципа, пока не надоест. Я развернулась к удивленному Крису, нагло улыбнулась, и слегка споткнувшись на пороге, вышла в мороз.
   Черт! Мой принцип совсем не учитывал температуру. Как же тут холодно. Я шла до машины, почему-то припаркованной не у гаража, а на другой стороне дороги попутно ругая всех и вся. Не успев, правда, пройти и метров четырех меня догнал Крис и развернул к себе. Он накинул мне на плечи свой пиджак от костюма, оставшись в рубашке.
   - На улице холодно.
   - Да что ты говоришь? - тоном полным сарказма парировала я.
   Крис взял меня за руку, ладони у него были, как и на отборе теплыми и сильными.
   - Мы опаздываем, поэтому возвращаться за пальто некогда - говорил он, ведя меня к машине - Но запомни, выкинешь что-то подобное, из клуба пойдешь пешком.
   Мы сели в тонированный "Мерседес" черного цвета, знаковая машина для охотников. За рулем сидел Бран.
   - Боже, Денни!
   Он развернулся к нам в пол оборота и стал придирчиво рассматривать меня. Я куталась в пиджак, но даже не из-за холода, а что бы прикрыть оголенные участки кожи.
   - Да знаю ужас, может, уже поедем?
   Бран мужественно сдерживая улыбку, завел мотор.
   Я бы смеялась, хохотала бы в голос, но как представлю, что сейчас я одета почти в купальник, смех сразу застревал на уровне ребер.
   - Помните план? - спросил наш временный водитель.
   - Да - устало произнесла я, глядя в окно.
   Крис повернулся ко мне.
   - Повтори.
   В полумраке машины и тусклых отблесках вечернего Чикаго, его лицо казалось каким-то затуманенным. Глаза были утомленными, под ними залегли темные круги. На секунду мне даже захотелось спросить у него, что его все-таки гложет. Может из-за связи в отношении с ним я стала более чуткая, а может мне просто так казалось, но я была практически уверена, что ему требовалась помощь. С ним нужно было кому-то поговорить, но я не знала не чем, ни вообще с чего взяла, что с ним что-то не так. Вместо вопросов смерчем пролетающих в моей голове, я начала пересказывать план.
   Крис выслушал и удовлетворенно отвернулся. Я облокотилась на кожаное сидение и прикрыла глаза, от хорошей порции сна я бы сейчас совершенно не отказалась.
   На месте мы были около половины двенадцатого, я вышла из машины около запасного входа в клуб и протянула пиджак Крису. Из него на заснеженный асфальт переулка выпала фляжка.
   - Ты в своем репертуаре.
   - Да ладно, нам нужно изобразить двух пьяных распутников, глоток бурбона мне только поможет. Ты пьешь?
   Я задумалась. В компании Джено я пила и даже пробовала траву, но стоило ли это говорить Крису. Наконец, приняв решение, я произнесла.
   - С тех пор как переехала к тебе, вынужденно нет.
   Крис усмехнулся и протянул мне фляжку. Напиток обжег горло и согрел внутренности изнутри. Удивительно, но по алкоголю я даже в каком-то смысле скучала.
   Свернув за угол, мы тут же прильнули друг к другу, он обнимал меня за талию, а я с громким хохотом хваталась ему за рубашку. Я не знаю во всех ли стриптиз-клубах, такой ажиотаж, но на входе была гигантская очередь. Над нами и этой кучей мужчин и женщин располагалась огромная неоновая вывеска, на голубом фоне огромными светящимися буквами было написано "Поцелуй".
   Крис, обогнув очередь, подошел к охраннику и сунул ему какую-то купюру в руку. Тот с широкой улыбкой отошел в сторону, и мы оказались внутри.
   Крис прислонился к моей голове и прошептал в ухо.
   - Теперь можно.
   От его горячего дыхания мне стало щекотно и как-то не по себе. Я взглянула на него, а он не отводил взгляда от меня.
   Я кивнула и поспешно отвернулась, как вдруг поняла, что у самого моего носа с шеста свешивается какая-то женщина в одних трусиках. Она была очень красивой, а глаза были украшены помимо теней еще и стразами. Ресницы, как видно, накладные хлопали в такт музыке, "Sweet dreams", так называлась песня, почему-то мне, казалось, что именно она и должна играть в подобных заведениях. Но когда я оглянулась, оказалось, что на огромном количестве подиумов с шестами девушки исполняют какой-то заранее отрепетированный номер.
   Я старалась не разглядывать все их достоинства, но без этого не получалось они были везде. Увидев мое замешательство, Крис провел меня к стойке бара в дальнем углу клуба.
   - Хочешь выпить.
   Еще как! Я жутко хотела выпить. В таком месте трезвой я была не в состоянии находиться.
   Он заказал нам по стопке текилы, и предварительно чокнувшись, мы осушили их до дна. Крис перегнулся через стойку и что-то сказал бармену. Высокий парень в желтой обтягивающей майке с татуировкой орла на шее закивал и указал нам пальцем в сторону высокой огненно-рыжей кудрявой красавицы. Она стояла и с похотливым взглядом смотрела на брюнетку выгибавшую спину на сцене.
   Я застыла как вкопанная. Это и была Ронда. Ее рыжие волосы спускались ниже ягодиц, красное платье представляло собой длинный кусок ткани, плотно обернутый спиралью вокруг ее тела. Было видно ее плоский живот с пирсингом и татуировку на спине изображающую тюльпан, вместо листьев который имел языки пламени.
   Крис подтолкнул меня со спины, и я покорно пошла вперед.
   Ронда увидев нас сразу почему-то улыбнулась.
   - Кристофер Стоун, с твоей репутацией я уже давно мечтала увидеть тебя здесь. Решил посмотреть моих девочек? - в этот момент Ронда подмигнула какой-то шатенке и снова обратила внимание на нас.
   Я только заметила, что глаза у нее ярко-красного цвета.
   - Не девочек, а на хозяйку, сладенькая - с улыбкой ответил Крис.
   Она жеманно засмеялась и повела Криса за собой. Я, испуганно схватив его ладонь, пошла следом.
   Через толпу мужчин скопившихся вокруг белозубой блондинки, тело которой было все покрыто какой-то россыпью голубых и фиолетовых камешков. Она танцевала без шеста, но судя по количеству купюр лежащих вокруг нее, дело было совсем не в нем.
   Ронда вывела нас к проходу в ВИП-зону. Там были комнатки для приват танцев, а проход загораживал массивный мужчина в костюме охранника, даже наушник с пружинкой по всем законам жанра был при нем. Он, улыбнувшись хозяйке, отсоединил цепь от столбика, прибитого к полу, и пропустил нас. За моей спиной цепочка снова издала лязг, назад дороги не было.
   Мы шли по коридору со множеством дверей, музыка из основного зала была здесь почти не слышна. Мы зашли в последнюю комнату, внутри которой царил полумрак. Она была круглой, по стенам стояли удобные на вид черные диванчики, а в центре неизменный шест.
   - Привел с собой подружку, Крис? Разве в нашем мире пропитанном бюрократией и гордыней можно спать со своей "шестеркой"? - жеманно произнесла Ронда.
   Ее голос был одновременно и приятным и каким-то ужасающим.
   - Спать можно, любить нельзя - Крис даже не смотрел в мою сторону.
   Перчик хихикнула и стеснительно прикрыла рот рукой.
   - Я всегда это считала вопросом терминологии.
   Крис сел на диван и похлопал на место рядом с собой.
   Мы заранее обговорили даже позу, в которой сядем, чтобы Ронда ничего не заподозрила и не подняла шум раньше времени. По легенде Кристофер пользовался мной на полную катушку. Я должна полулежа сидеть, облокотившись на него спиной и ждать от него сигнала. Он должен был назвать Перчик красавицей.
   Заиграла музыка, и я невольно обратила внимание на маникюр Ронды. Ногти, покрытые красным лаком, были остро заточены треугольником, а от кутикулы по пальцам шли веточки с листочками. Действительно Перчик.
   Она двигалась в такт музыке не спеша раздеваться. Сказать, что это было не сексуально, не получалось даже у меня. В этой женщине было что-то нежное, воинственное и эротичное одновременно. То как она двигалась, изгибы ее тела, казались идеальными. Наверное, в ней говорила кровь огненных фей.
   Хенрик на своих занятиях как-то рассказывал, что когда-то наш мир принадлежал лишь магам, но после великого разлома измерений здесь начали появляться и другие существа. Мир огненных фей был целиком сделан из волшебного пламени. Дома из пламени, цветы из пламени, даже вода там напоминала лаву. Наверное, поэтому чистокровные потомки огненных фей отдают предпочтение жизни в жерлах вулканов. Они создают себе резервации. Такие гибриды как Ронда в холодных городах вроде Чикаго редкость, она действительно была экзотикой в прямом и переносном смысле слова.
   Наконец, на каком-то моменте я вдруг поняла, что платье на ней движется. Красная ткань превращалась в огненную змею. Это было столь же невероятно и красиво как иллюзии Руди.
   - Красавица - прошептал Кристофер.
   Жаль было прерывать танец, я не хотела смотреть на ее грудь или вообще весь стриптиз, но огненные змеи, поистине такого я раньше не видела.
   Я повела рукой, и змеи остановились. Ронда была прикована к шесту своей же магией, я, лишь, сдерживала их движение. После такого огромного перерыва сил было много, но и выдыхалась я быстрее.
   - Десять минут - сказала я, держа руку на весу, не дай бог, она освободится.
   - Ах ты, щенок, весь в своего папашу - взорвалась Перчик - Да ты хоть понимаешь, что теперь не ты, не твоя подстилка отсюда не выйдете?
   Змеи начинали вертеться еще сильнее, в телекинетических коконах они все еще могли двигаться, но лишь вокруг своей оси, но даже это вызывало проблемы. Рука начинала болеть и дрожать.
   - Не плюйся ядом Ронда. Лучше расскажи, где твоя танцовщица? Ее звали Лорен Свифт.
   Лицо Ронды на миг пронзила гримаса ярости, но потом что-то вроде понимания или сожаления. Трудно было определить сразу.
   - Отпусти. Не здесь.
   Она оглянулась.
   - Ты же понимаешь, что из клуба не сбежишь, если обманываешь? Ты на половину огненная, она - он показал рукой на меня - Сможет остановить тебя, даже если решишь тут все спалить.
   Крис врал нас было трое и Бран сидел в машине. Рука тряслась, и он видел это, так, что на счет второго он тоже врал вполне осознанно. Перчик не знала ни про одно, ни про второе точно, поэтому лишь кивнула. Тогда я ее отпустила. Змеи снова стали платьем.
   Ронда вывела нас в коридор и свернула в противоположенную сторону от того места где мы зашли, за длинным пологом скрывалась дверь. Она налегла на нее плечом, и мы оказались в кабинете.
   Тут в отличие от остального клуба был строгий деловой стиль. Мои каблуки стучали по полу и слегка тряслись, я плохо на них ходила, и как только увидела стул, сразу хотела было бежать садиться. Потом правда я вовремя вспомнила, где нахожусь и пришлось довольствоваться тем, что я облокотилась на стену.
   Перчик, взглянув на меня, развеселилась.
   - Сама невинность, и как ты заставил бедняжку одеть такой кошмар? Ах, ну да, "шестерки", хозяева. Как я могла поверить, она же ангел?
   Ронда наклонилась под дубовый стол и извлекла из-под него вполне милого вида розовые тапочки с кроличьими мордочками.
   - Надень.
   Я благодарно посмотрела ей в красные глаза.
   - Спасибо.
   Она фыркнула и снова засмеялась.
   - Ты выглядишь в этих туфлях так же нелепо как я в монастырской робе.
   - К делу - напомнил Крис.
   Перчик мигом стала серьезной, в ее руках мелькнула сигарета и она подожгла ее об палец.
   - Я слышала о Лорен. Раньше она и правда тут работала, но тут стриптиз, моих девочек не трогают сальными пальцами, а уж тем более не пользуют их по сортирам. Пару месяцев назад она стала опаздывать на работу и пропускать ее. А потом вообще заявилась ко мне с заявлением, что больше не намерена работать тут за гроши.
   - А она мало получала?
   Перчик возмущенно округлила глаза.
   - Мало? Да эта мексиканка за ночь получала четверть выручки. На нее вешались все, она была звездой. Я тогда ответила ей, что подумаю, а сама решила проследить за ней после работы. Мало ли, завела богатенького любовника, или еще что. Доверяй, но проверяй. И знаете, что я увидела? Как она стоит вместе с еще кучей таких же оборванок и торгует собой. Я дорожу репутацией, а больная какой-нибудь дрянью танцовщица мне не нужна.
   - Ты уволила ее? - спросил Крис.
   - Сначала я предложила ей провериться, а потом могла бы повысить ей зарплату на немного. И знаешь, что она мне ответила? Что ее парень, и она хотят уехать из Чикаго и без второй работы ей не прожить. А знаешь, что главное? В закусочную эта изнеженная фифа идти не хотела, я вышвырнула ее и дело с концом.
   Повисла тишина. Гнев, который бушевал внутри Ронды, было видно на кончиках волос, они покрывались пламенем, но не сгорали. Она становилась еще более прекрасной, когда вот так сидела и злилась. Воинственная огненная амазонка в своем женском царстве.
   - А что про паука слышала?
   На миг в ее глазах промелькнул испуг.
   - Слышала, что он мальчика молоденького убил. Мальчик из-наших. О нем половина города трещит. Ужас, всего восемнадцать. С пауками, я знаешь, дело не имею. Один раз нелегально ввезла парочку фей, но те были родственниками моими, да и то черт разберешь. Но пауки, нет. Мерзкие твари. Говорят, в Чикаго торговец появился, паучий яд по дешевке на черном рынке толкает, но я не знаю ни кто он, ни, где живет.
   Крис слушал внимательно и сосредоточенно, между его бровями залегла глубокая морщина.
   - А теперь идите, пока вас чего доброго никто из волшебных извращенцев не заметил, на них мой бизнес держится, а охотники тут обычно появляются только по делу.
   Я нехотя сняла тапочки и, снова надела туфли. Мы вышли прямо через запасной выход. Ронда напоследок прошептала мне странную фразу.
   - Он не может запретить того о чем не знает - потом она чмокнула меня в щеку и улетела внутрь клуба.
   Мы стояли на рыхлом снегу, и я пыталась систематизировать, то, что мы узнали.
   - Это значит Перчик не причем?
   Крис поджал губы и, увидев, что я снова стою в одном платье накинул на меня пиджак.
   - Это значит, что мне надо подумать - он смахнул у меня с носа снежинки и мы сели в машину.
   Это был долгий-долгий день.
  
   Глава 8. Почти детектив.
  
   В своей прошлой жизни, до отбора я ненавидела понедельники. Теперь я все так же их не любила, хотя при работе Криса понедельник не значился ни будним, ни выходным все по ситуации, конкретно этот понедельник был ужасен.
   Вчера воскресным вечером, когда Крис собирался в бар, а я бездумно щелкала кнопки пульта от телевизора, в дверь в это время постучали.
   -Ты кого-нибудь ждешь? - не оборачиваясь, спросил Крис, надевая куртку.
   - О да остряк, я же каждый день толпы народа сюда привожу.
   Прозвучало это менее грубо, чем я ожидала, но более язвительно, чем нужно было, Крис лишь хмыкнул, и я пошла, открывать дверь.
   На пороге стояли Морт и Ган. Второй широко улыбался и держал в руках папки с отчетами.
   - Сюрприз - его белозубая улыбка сияла даже в таком скудном освещении.
   Вдвоем они выглядели довольно смешно. Огромный Морт, размером с гору и худощавый Ган едва достающий ему плечо.
   - Не могли дождаться завтра? - у меня за спиной возник Крис.
   - Босс, ты просил до воскресенья, мы оба были в Чикаго сегодня утром, за обедом настрочили отчетов. А теперь твоя очередь трудиться. Сам-то сходил на стриптиз за счет начальства - Ган пожал плечами и улыбнулся.
   Мы постояли на пороге несколько мгновений и, распрощавшись с этими двумя, закрыли дверь.
   - Как всегда вовремя - Крис повесил куртку и огорченно сел на диван.
   Перед ним лежали четыре отчета и сама папка с делом. Похоже, его ждала долгая бессонная ночь.
   - Соболезную - тихо проговорила я и начала подниматься к себе.
   Услышав шуршание бумаг за спиной, и проклиная связь между нами, я развернулась на пятках и произнесла.
   - Тебе помочь?
   Младший Стоун видимо был удивлен моему предложению, что же я была удивлена не меньше его.
   - Нужно попробовать найти связь между подозреваемыми и продажами яда. А с чего такое бескорыстие?
   Я сделала вид, что глубоко задумалась.
   - Это тебе за то, что кормишь меня вовремя.
   Крис засмеялся. На душе как-то сразу потеплело. Обычно такого не происходило, но сейчас атмосфера обязывала. Мы сидели вдвоем на диване читали отчеты с показаниями родственников. Может и не самое обычное занятие, но все выглядело как-то по-домашнему.
   Раньше когда я жила с родителями у нас были обязательные пятничные ужины. Мы садились в столовой за большой стол. Отец садился во главе, справа мама, напротив нее я, а по мою левую руку Ник. Сначала отец равнодушно спрашивал как у кого дела. Я, как правило, говорила, что все отлично и добавляла какой-то выдуманный момент из моей школьной жизни. Вроде того, что я вступила в кружок по рисованию или какая-то девочка пригласила меня на свой день рождения. Я, в общем-то, могла бы ему рассказывать и правду, что Джено после школы увез меня куда-нибудь или мы с Чарной целый день болтались по торговому центру, отец бы все равно даже не обратил на это внимание. Просто как не стыдно признавать в те моменты мне хотелось делать вид, что у нас все хорошо и мы нормальная семья. Мне было приятно думать, что узнай отец, как я улизнула вместе с мальчиком с занятий, накричит на меня или прочитает лекцию о контрацепции, но я знала, что отец всего лишь хмыкнет что-то про семью Джено. Его вообще мало волновало, закончу ли я человеческую школу, главным было то, что я должна не испортить репутацию семьи. Интересно, знай, он заранее как повернется, пустил бы меня тогда вообще с собой за один стол?
   Сейчас то, как я и Крис сидели вместе, почти касаясь друг друга, больше напоминало мне теплые отношения, чем тогдашние ужины.
   Я сидела и вчитывалась в каждую строчку в отчете Фреи, но сразу становилось ясно, что мальчик стал случайной жертвой. Если между Лорен и Карин была связь, то парень, скорее всего, оказался в ненужном месте в ненужное время.
   Я взглянула на часы, начало первого ночи. Кинув папку на стол, я направилась на кухню.
   - Есть хочешь? - через плечо кинула я Крису.
   Тот отрицательно покачал головой и поднял на меня глаза. Они светились так, будто он сделал какое-то сверхважное открытие. Мне стало на секунду интересно, и я решила заглянуть в бумаги, лежащие на его ладонях.
   Это был отчет Гана о его поездке в Мексику.
   - Что ты нашел?
   Крис еще шире улыбнулся.
   - Мать Лорен говорит, что дочь хотела уехать из Чикаго вместе со своим парнем.
   Я фыркнула.
   - И? Перчик тоже это сказала.
   - А то, что мать Лорен звала их обратно в Мексику, а знаешь, почему Лорен не согласилась?
   Я наклонила голову, он вызвал у меня улыбку, выглядел так, будто нашел мешочек с золотом.
   - Нет, не знаю, но ты же мне расскажешь.
   - Она говорит, что ее парень не переносит солнце.
   Кусочки мозаики встали на место.
   - Ее парень паук?
   Крис кивнул.
   - Боже, так это значит, что она с ним... - слово "переспала" в отношении членистоногого все также вызывали во мне рвотные позывы.
   Крис снова закивал.
   - Но как он мог ее убить, если они встречались?
   - Все намного серьезнее. Мотив мог быть любым, пауки не самые сдержанные на свете существа. В конце концов, могла быть и ревность, все-таки у Лорен не самая целомудренная профессия. Где Лорен могла найти такую экзотику, кроме как у Ронды?
   Я закусила губу, мне жутко не хотелось верить, что Перчик имеет к этому отношение.
   - Она соврала, что уволила Лорен?
   - Думаю да. На этот раз мы туда не пойдем, но отправим Гана. Судя по часам клуб еще работает.
   Я сидела слегка огорченная, Перчик все-таки причастна. Она вместе со своим клубом, вместе со своей жизнью была каким-то вдохновителем. Все ее существование будто кричало о вызове и бунте.
   - Что ты его попросишь сделать?
   - Вызвать ее на повторный допрос. На неофициальный. Вчера я проверил ее досье и связи, она действительно не торгует пауками, а значит, не имеет отношения к партии, поступившей в Чикаго. Ган сможет убедить ее не сбегать, а спокойно прийти сюда к нам.
   Я немного успокоилась. Неофициальный допрос. Стоп!
   - Сюда, это в дом?!
   У меня глаза на лоб полезли. Я не против работы охотником, но приводить ее туда, где ты спишь, да еще и, учитывая, что она может быть связана с тройным убийством!
   - Так это будет выглядеть еще менее официально, плюс тут контролируемая среда. Тут у меня есть оружие.
   - Как и в главном корпусе!
   - Не вол... тут мне будет комфортнее.
   Я оценила его попытку не отдавать мне приказ. Крис тем временем набрал нужный номер и отдавал поручения Гану. На это ушло минут десять, я не хотела слушать, поэтому просто пошла наверх, и завалилась на кровать.
   Глаза почти слипались, когда я услышала шаги Криса по лестнице и скрип моей двери.
   - Что? - я подняла голову и посмотрела ему в глаза.
   - Я просто хотел сказать, что это не опасно.
   Я глубоко вздохнула.
   - Почти уверена, что у меня и тебя разные представления об опасности, но ты мой хозяин так, что по-хорошему, можешь приказать, и я не буду возражать тебе.
   Я почувствовала мимолетную ярость. Ярость Криса. Она направлена на меня?
   - Тебе бы стало легче, если бы я приказал?
   Я горько усмехнулась. Крис подошел в полумраке комнаты к моей кровати и сел напротив меня. Расстояние между нами было не больше метра, но мне почему-то казалось, что так близко мы еще никогда друг к другу не были.
   - Мне бы хотелось ответить тебе, что не стало бы, но... если ты говоришь что-то делать, я делаю, думаю с чувствами такая же система.
   Крис опустил голову.
   - Не понимаю, почему ты не сбежала? Это же так просто, я никогда не велю тебе дожидаться меня после бара, почему ты не собрала вещи и не ушла?
   Я задумалась, такая мысль мне даже не приходила в голову, почему?
   - Знаешь, до того как ты это произнес я и не представляла такой исход. Но по сути, а куда бы я пошла? К друзьям? Не могу же я жить у них до старости. К родителям? Думаю, они вообще не хотят теперь меня видеть. Знаешь, я удивлена, как они не подделали бумаги о моем удочерении, учитывая, как сильно я испортила их репутацию. Мой дом теперь рядом с тобой, думаю, я бессильна что-то поменять - я опустила глаза.
   Мы просидели в тишине около минуты. Я, наконец, решила спросить, то, что давно меня интересовало.
   - Почему я не чувствую тебя, а если и чувствую то вспышками и отрывками? Я видела других "шестерок", они знали, что с их хозяином даже когда он находился вдалеке.
   Крис вздохнул.
   - А ты хотела бы?
   - Нет - сказала я, а потом, немного подумав, добавила - Может иногда. Ты так и не ответил.
   Крис сжал челюсть. Видимо то, что он собирался сказать, давалось ему не слишком легко.
   - У меня много способностей, все требуют концентрации, так что прятать мои чувства и мысли от тебя быстро стало привычкой. Иногда, правда, когда я выхожу из себя, не получается.
   Я не стала комментировать услышанное, просто легла обратно на подушку и стала смотреть в потолок. Крис пожелал мне спокойной ночи и велел встать завтра пораньше, часов в восемь.
   После того, что он рассказал, в душе поселилось двоякое чувство. С одной стороны я не хотела знать, что с ним, мне было достаточно и своих собственных переживаний. Но как его "шестерка", как его подопечная, помощница или еще куча глупых терминов, я должна была это знать.
   Я попыталась уснуть, но сон не шел. Я вертелась в кровати, а всякие мысли разрывающие мою душу изнутри не покидали мою голову, а наоборот только забивали ее еще больше. Перед глазами всплывали лица брата, Рикки, Чарны и Джено. Я уже так давно не разговаривала с ними по душам. Интересно Ник до сих пор по мне скучает или уже успокоился? Мне, почему то казалось, что он забыл меня. В таких беспокойствах я и уснула.
   Мне начал сниться сон, я видела его раньше. Маленький мальчик стоял и тянул к кому-то руки, он кричал. Громко с такой горечью и печалью, на этот раз все стало немного четче. Я разглядела на голове у малыша синюю шапку. А потом поверх его криков раздался противный писк.
   Будильник.
   Вот мы и вернулись к тому моменту, почему этот понедельник стал омерзительным.
   Я не выспалась, на душе скребли кошки, а через какое-то время придет Ронда. Не знаю, что пугало меня больше, то, что Ронда могла быть опасна или то, что при всей ее опасности я тогда в клубе ей поверила.
   В дверь моей комнаты раздался стук. Это был Крис.
   Под глазами у него были темные круги, видимо не я одна страдала бессонницей. Он не успел побриться, и теперь его небрежная бородка превратилась в обычную щетину. Но даже это его не портило, не понятно почему, но Кристофер Стоун смотрелся бы хорошо, даже если бы натянул на себя пустой мешок из-под картошки.
   - Я сварил кофе, Ронда позвонила и сказала, что будет через час, так что, думаю, тебе стоит поторопиться - голос был слегка хриплым после сна.
   Я кивнула и он, немного замешкавшись, вышел. Я одела домашние леггинсы и осталась в ночной майке. Волосы я убрала наверх в пучок, из которого торчало несколько прядок и пошла в ванную комнату.
   На кухне я была минут через пятнадцать, Крис и в правду сделал кофе, который сам сварил в турке. Кофе был божественен. Я поблагодарила его, и мы молча завтракали. Он выкурил пару сигарет и, наконец, прервал молчание.
   - Сегодня ночью ты кричала, когда я пришел, все прекратилось, не стал будить. Что снилось?
   Рассказать ему о кошмарах или нет? Стук в дверь не дал мне возможности ответить, я была этому даже рада.
   На пороге стоял мужчина с рыжей бородой в темных очках. Это совсем не Ронда.
   - Вам что-то нужно? - спросил подошедший сзади Крис.
   Он аккуратно за талию завел меня за свою спину, по коже пробежали мурашки.
   Незнакомец испуганно огляделся вокруг и заикающимся голосом с истеричными нотками тихо произнес.
   - Вы Кристофер?
   Я пристально разглядывала мужчину из-за плеча Криса. Он не выглядел опасным ровно до того момента как я не разглядела на рукавах его пальто шмотки паутины.
   - Крис это паук - закричала я.
   Мужчина испугался, кажется еще больше меня, а Крис не мешкая схватил того за горло и прислонил спиной к двери.
   - Боже, отпусти его Стоун! - по заледенелой дорожке к крыльцу бежала Ронда.
   Ее пальто белое почти как снег развевалось от скорости, а рыжие волосы были лохматыми.
   - Отпусти, это не тот паук!
   Мужчина как бы прикрывался руками, показывая, что совершенно безобиден.
   - Отпусти его, я сказала, давай зайдем в дом я объяснюсь.
   Ситуация выглядела в духе какого-нибудь остросюжетного сериала. Мускулы Криса были в таком диком напряжении, а лицо выражало готовность свернуть незнакомцу шею, при любой попытке сотворить какую-нибудь необдуманную глупость. На уговоры Ронда потратила около трех минут, все это время мужчина испуганно попискивал. Когда мы все-таки зашли в дом, Крис не пустил гостей дальше прихожей.
   - Я слушаю.
   Мужчина протянул руку, но одумавшись, отдернул и смущенно произнес.
   - Меня зовут Готто - в тот момент, когда он назвал свое имя из его рукава снова выпала паутина - Боже простите, когда я нервничаю это непроизвольно.
   - Ох, да прекрати ты оправдываться, ты не сделал ничего плохого - недовольно произнесла Перчик.
   - Ты имеешь в виду кроме тройного убийства с изнасилованием? - саркастично спросил Крис.
   Ронда закатила глаза.
   - Это не он сделал. Думаешь, я стояла бы рядом, если бы не была в этом уверена и привела бы его к тебе? Пропусти нас в дом, как порядочный хозяин предложи чашку чая и выслушай, наконец, кого-нибудь кроме себя.
   Крис помедлил, но все-таки указал рукой в сторону дивана. Чая он им правда не предложил, но Ронда не обратила внимания.
   - Готто это и есть Кристофер Стоун и его милая спутница Денни - она сверкнула в мою сторону глазами и снова переключила внимание на Криса - Готто это бойфренд моей Лорен.
   Повисла тишина.
   - И сразу скажу, меня не перебивать иначе вы ничего не узнаете. Готто ввезла в страну не я, так что соберешься повесить на меня контрабанду, я спалю тебе твой дом. Итак. Некоторое время назад ко мне пришла Лорен и сказала, что влюбилась, но ее избранник нуждается в моей помощи. И да я рассказала человеку кто я, но это не преступление, по крайней мере, не такое ужасное для меня, я все-таки гибрид. Она привела Готто ко мне, и я с ужасом поняла, что это тот самый паук оборотень. Я долго не собиралась вмешиваться, но ваши охотники искали контрабанду, и я спрятала Готто у себя. Оказывается, ей подарили его в виде паука, кто подарил, она отказалась рассказывать, а Готто в виде паука ничего и не запомнил. Если хочешь знать, да я думаю, он из той же самой партии, что и ваш убийца, но он никого не убивал!
   Далее последовала перепалка между Крисом и Рондой. Они оба не выбирали выражения, так что скоро это перешло в беспрерывный поток брани. Готто выглядел несчастным и расстроенным. Его глаза были удивительно красивого карего цвета, но, несмотря, на красоту, были такими грустными, что мне стало его жалко.
   Когда Перчик успокоилась, она продолжила рассказ, прерывая его лишь на то чтобы затянуться от сигареты.
   Суть была в том, что Готто в один прекрасный день из паука превратился в человека. Лорен рассказала об этом Ронде, и все у них шло хорошо, пока Ронда не узнала о втором заработке Лорен. Про проституцию Перчик не лгала. Она и в правду уволила Лорен, но продолжала помогать Готто, которому совершенно некуда было деваться. Потом, когда Лорен убили, Ронда тоже подумала на Готто, но тот рассказал, что на прогулке нашел следы пауков из его партии.
   - Партии? Здесь в городе? - Крис выглядел решительным и яростным - Ты можешь снова их найти?
   - Да, сэр - чуть не плача ответил Готто - Только прошу, не отправляйте меня в тюрьму, я ничего не делал Лори. Я любил Лори. Иногда я был недоволен, как Лори зарабатывает, но ведь она всего лишь хотела увезти меня подальше от собратьев. Они не пощадили бы меня. Они бы разорвали...меня, они ведь сделали это с Лори.
   Я стояла, широко раскрыв глаза. Мне было ужасно жаль, что я ничем не могу помочь.
   - Тогда уговор, у тебя есть три дня, чтобы найти нам сородичей, иначе тюрьма, понял меня?
   Готто отчаянно закивал головой, и из его глаз по щеке скатилась кристально чистая слезинка. Ронда обняла паука и мягко поглаживала по голове.
   Когда этот бородатый несчастный человек перестал, наконец, плакать они ушли с Крисом на кухню обсуждать детали, а я и Ронда остались наедине.
   - Да я смотрю, у вас со Стоуном тут страсти творятся.
   Я, подняв бровь, посмотрела на собеседницу. Она улыбалась во все тридцать два зуба и с теплотой смотрела на меня.
   - Сладенькая моя девочка, ну неужели ты думаешь, что у такой женщины как я нет нюха на такие вещи. Готто пошел к вам раньше, потому что я парковалась, но я все видела. Ты "шестерка", а он тебя за спину прячет. Тут явно не все так невинно.
   Я поджала губу.
   - Нет, у нас ничего нет.
   - А хотелось бы?
   От неожиданности я обомлела и не смогла ничего придумать в ответ. Уже второй раз за день меня ставят в тупик, а ведь еще даже двенадцати нет.
   От надобности что-то говорить меня снова спас случай. В комнату, переговариваясь и пожимая друг другу руки, вошли Готто и Крис. Я облегченно выдохнула и встала с дивана. Быстро они управились с планом.
   Когда гости оделись, я уже собиралась закрыть за ними дверь, как вдруг Ронда, подобно вихрю прижалась ртом к моему уху.
   - Разговор не закончен, буду ждать подробностей.
  
   Глава 9. В логове.
  
   Три дня пролетели как один. Готто не солгал и пришел к нам в четверг вечером с картой города, где были отмечены канализационные люки и с картой канализации, где был отмечен путь до места, в котором пряталась партия. Он не знал, был ли там нужный нам паук, но это все же было лучше, чем ничего.
   Кристофер, сидя на кухне, сгрудился над чертежами и заучивал каждый поворот, когда я вошла.
   - Когда мы туда пойдем?
   Крис потер глаза, он выглядел совершенно утомленным. Меня не покидала мысль, что секрет его усталости кроется в том, что он тратит силы на сокрытие своих эмоций. Но право их скрывать оставалось за ним, поэтому я не спешила упрекать его в этом.
   - Мы?
   - Я разве не должна идти на это задание с тобой?
   Я была на совете, я перечитывала папки с отчетами и даже вырядилась как дешевка, ради этого. Почему это я должна сидеть дома?
   - Надеялся, что ты не захочешь.
   Я нахмурилась и с ухмылкой произнесла.
   - Не для того я ходила на стриптиз.
   Он засмеялся. Как я раньше не замечала, что у него такая красивая улыбка?
   - Так жаждешь побывать в городской канализации?
   Я скорчила рожицу.
   - Не в канализации, а на задание, тем более все жду, когда смогу использовать силу.
   Улыбка Криса слегка погасла.
   - Ты скучаешь по этому чувству? Я имею в виду, когда используешь телекинез, скучаешь по власти управлять чем-нибудь?
   Я скучала, я так невероятно скучала. По энергии идущей казалось из самых недр души к рукам, она была такой манящей, такой притягательной. Когда на вчерашней тренировке Руди между делом в шутку заставил Сабола поверить, что того пытаются облить из ведра водой, меня захлестнула такая волна горечи, что даже не знаю, как не расплакалась. До Кристофера я могла беспрепятственно делать, что хотела, а теперь не могла.
   - Да очень. Всю свою жизнь я использовала способности, а теперь не могу. Любой на моем месте волком бы выть начал.
   - Ты не воешь - разумно заметил Крис.
   - Ох, ты просто не знаешь, как я тебя ругаю про себя - со смешком произнесла я.
   Крис снова улыбнулся. Мне почему-то становилось как-то неправдоподобно хорошо, когда я понимала, что причина его улыбки я. Даже если смех вызвала глупая шутка, мне все равно было приятно, что именно я до нее додумалась. Что же со мной творилось?
   - Знаешь, операция будет либо завтра вечером, либо ночью, советую тебе выспаться.
   Эти его слова заставили задуматься меня еще об одной проблеме - сны. Эти ночные фильмы про мальчика. Они не покидали меня. Один и тот же сон приснился мне уже четыре раза, а я не знала почему. Каждый раз после того как мне приснится этот паренек в синей шапке меня посреди ночи пробивает на холодный пот и я просыпаюсь. Крис уже дважды сказал, что я кричала, позавчера я даже напугала какую-то его подружку.
   - Я попробую. А ты спать не собираешься?
   Он помотал головой и снова уткнулся в бумаги. Я, тихо, стараясь не шуметь, чтобы он не отвлекся пошла наверх, а вскоре забылась беспокойным сном.
   Утром меня никто не будил, часы показывали начало второго дня. Сегодня я выспалась. Быстро переодевшись и приняв душ, я решила разбудить Криса, но постучав в его комнату ответа, не услышала.
   Запрет переступать порог его спальни я ни разу за эти почти две недели не нарушила. Комната Кристофера Стоуна оставалась для меня тайной покрытой мраком.
   Я спустилась вниз, Крис спал, слегка посапывая на диване. Я, поддавшись порыву, поправила плед, которым он накрывался, и прошла на кухню. Судя по количеству окурков в пепельнице, над картами и разработкой плана он прокорпел почти всю ночь. Парадоксально, что Кристофер Стоун, несмотря на свою манеру поведения, по-настоящему хорошо выполнял свою работу. Однако, несмотря на кропотливость в отношении планов проведения той или иной операции, он продумывал лишь как наиболее близко подобраться к противнику или заданному месту. Каждый его маневр был направлен лишь на занятие удобных позиций, само действие он пускал на волю случая. Это казалось мне странным, до знакомства с ним я думала, что охотники это люди которые все просчитывают до мелочей.
   Вытряхнув окурки в урну, я услышала звук от вибрации телефона. Мобильник Криса лежал рядом с картами. На Экране высветилось имя Гана и я, решив не беспокоить Криса, ответила за него.
   - Слушаю.
   - Ты теперь вместо секретарши? - голос на другом конце провода был полон язвительности, но, по сути, оставался довольно дружелюбным.
   - Все люди должны иметь хобби.
   Ган издал легкий смешок, общение с ним с каждым днем становилось легче. Этот мужчина воспитывался в семье напоминающей мою собственную. Его пренебрежительное общение с обслугой объяснялось окружением, в котором он рос, но надо отдать ему должное находясь со мной бок о бок, он учился бороться со стереотипами.
   - Всего лишь хотел обрадовать, что через два часа встреча в головном корпусе, обсуждаем план операции. Быть всем, даже тебе. Наш доблестный начальник надо полагать спит?
   - Именно, он всю ночь просидел с картами - произнесла я, оглядывая стол, на котором ворохом скопились бумаги.
   - Тогда советую его поднять, увидимся позже.
   Он повесил трубку, а я, сварив кофе, пошла, будить Криса.
   Он открыл глаза и сонно посмотрел на меня, после того как я раз десять позвала его по имени. Сначала его лицо было недовольным и угрюмым, но увидев огромную кружку с горячим напитком, он расплылся в улыбке. Я тем временем, едва сдерживала свою.
   - Ган звонил, говорит через два часа надо быть на совете.
   Крис сделал большой глоток.
   - Да у тебя талант, вкусно - мне польстило - Если говорит, значит будем.
   Его голос был с хрипотцой, а волосы еще больше торчали в разные стороны. Спал он в одних штанах, поэтому я не без стеснения, но все-таки пялилась на его татуировки.
   - Знаешь, я могу тебе их сфотографировать, повесишь себе на стену.
   Я встрепенулась, черт шпионом мне не быть.
   - Прости, не подумай чего, просто они красивые - я немного жевала буквы и заплеталась, что ни говори, он поставил меня в тупик.
   - Ничего страшного - с легкой улыбкой проговорил Крис.
   - Давно они у тебя? - спросила я, ведя глазами по черным языкам пламени у него на правой руке.
   - В четырнадцать сделал первую, а потом как-то само пошло. А ты хотела когда-нибудь?
   - Да, когда-то. Да и сейчас, наверное, хочу.
   - Почему не сделаешь?
   - Не знаю - честно ответила я.
   Повисла пауза. Мы смотрели друг другу в глаза. Сердце забилось в бешеном ритме. Что происходит? Я поймала себя на том, что мои пальцы легко касаются огня на его плече. Я чувствовала его тепло, я видела его глаза. Все вокруг вдруг стало каким-то неважным.
   Наваждение прошло также быстро, как и началось, я отдернула руку и поспешно покинула комнату. Ретироваться наверх, сейчас, казалась лучшей идеей, из тех, которые были.
   Я зашла внутрь и прислонилась к стене, медленно сползая на пол. Да что со мной происходило? Неужели так действует связь? Его глаза, весь он были неправдоподобно мне необходимы, а такого поворота я совершенно не хотела.
   Нужно снова начать его избегать. Это единственное верное решение, тогда таких неловких моментов больше не случиться.
   Довольная своим планом, я нашла удобные сапоги, джинсы и обтягивающую водолазку глубокого фиолетового цвета. Мой внешний вид был вполне приемлемым для официального собрания, но и не слишком скромным. Вполне в моем стиле.
   Как только Крис закончил с приготовлениями, мы поехали. Всю дорогу я молча смотрела в окно, да и Крис не был особенно разговорчив. Лишь, оказавшись на территории завода, и слегка затормозив перед лифтом, он проговорил.
   - С нами будут по паре электриков и алхимиков. Одним из электриков будет моя сестра, как обучающийся новичок. Я надеюсь это не вызовет проблемы?
   Я с широко раскрытыми глазами повернулась к нему.
   - Удивлена, что ты вообще спрашиваешь. Думала, тебя не должны интересовать такие вещи.
   Крис слегка улыбнулся.
   - Вы подрались, и она потом ходила с огромным синяком вокруг глаза.
   - А я с выдранной прядью - воспоминания о той драке всплыли у меня в голове.
   - В любом случае попробуй минимизировать в этот раз ваше раздражение при виде друг друга.
   - Очень постараюсь.
   Крис удовлетворенно кивнул.
   - Да и еще новость. Тебе понравится. Парень кудрявый, с вами на отборе, твой друг. Он с алхимиками будет.
   Рикки! Я с широченной улыбкой повернулась к Крису.
   - Я минимизирую раздражение так сильно, как никто еще не минимизировал.
   Он тихо фыркнул и заехал в лифт. Мы припарковались, дошли до конференц-зала там уже собрались все.
   Рикки с глуповатой ухмылкой, стоял в углу напротив меня, я с нетерпением ждала окончания совета, как и Чарна нетерпеливо теребящая мою руку. Картину лишь портила находящаяся здесь сестра Криса Нинет. Она стояла и надменно разглядывала присутствующих, наградив меня особо долгим и едким взглядом. Ее красная прядь стала ярче, за счет остальных волос, которые Нинет обесцветила.
   Крис сел за стол и кинул перед собой кипу бумаг, которые взял из дома.
   - По плану Готто мы зайдем в канализационный люк прямо около клуба Перчик.
   Этот план я знала уже наизусть.
   Мы заходили первыми. Я, Крис, Бран и Руди. Мы были первой четверкой, следом шла вторая. Два алхимика, следовательно, Рикки и его наставник, которого звали Антонио. Антонио был высоким итальянцем с ярко выраженным акцентом. С ними шли Фрея и Чарна. Замыкающей четверкой, должны стать Ган, Морт, Сабола и Нинет, которая должна была единственная спуститься без наставника. Всего двенадцать человек, внизу, и около трех оставалось наверху, один электрик и два алхимика.
   Совещание закончилось через полтора часа. Роли были распределены, все ждали спектакля.
   - Денни! - Рикки подхватил меня на руки и прижал к себе, в районе поясов нас обхватила Чарна и крепко стиснула в объятиях.
   Мы, как идиоты, стояли, обнявшись пока на нас бросали странные взгляды, уходящие с совещания люди.
   - Я так соскучился! Что у тебя нового, как живется вне дома?
   Вопросы сыпались один-за-одним, а я едва сдерживала слезы счастья. Я так скучала по нему. Я готова была танцевать, не веря своему счастью, мы остались втроем, и я решилась задать вопрос, который все собрание вертелся у меня в голове.
   - Как получилось, что ты с нами?
   Рикки пожал плечами и начал рассказывать, то, что ему известно.
   - Мы узнали про паучий яд с черного рынка, потом оказалось, что вы накрываете сбежавшую партию. Алхимики хотят забрать образцы себе, у нас это вроде за счастье поехать с выездной группой, все хотели. Но ваш главный, брат Нинет, твой хозяин, он сказал, что берет нас с Антонио. Ну, вроде как тут все с учениками.
   - А много учеников? - спросила Чарна.
   - Да девять, для алхимиков целый урожай.
   Выходит девять вариантов, а выбрали Рикки? Крис сделал что-то хорошее лично мне? От этой мысли по телу разрослась благодарность и тепло. Да почему я вечно так реагирую на него?
   Мы собирались в раздевалке для новичков. Нам выдали бронежилеты и наушники с микрофоном. Для выездной группы, включая тех, кто шли с нами, полагались ботинки с толстой подошвой, большое количество яда этих пауков могло разъесть обычную обувь.
   Нинет придирчиво посмотрела на меня.
   - Держу пари, ты уже переспала с моим братиком.
   Я резко развернулась к ней.
   - Да ты мастер заводить дружеские отношения.
   Нинет прищурилась.
   - С тобой-то?
   - Со всеми - я улыбнулась.
   Мы разошлись и вышли на стоянку к машинам. Я ехала с выездной группой, это хорошо, значит с Нинет, не увижусь ближайшие полчаса.
   Я залезла в кузов и села прямо у кабины, слева от меня Чарна. Она сжала мою ладонь и улыбнулась. На душе сразу стало легче. Там внизу, во мраке канализаций в поисках целой тучи опасных пауков я буду не одна. Бран сел за руль Крис на сидение рядом с ним. Руди, и Сабола прямо напротив нас, а Ган и Морт замыкали. Фрея ехала в машине с Нинет и разбиралась с оборудованием.
   Как только мы выехали на улицу, в ушах из наушника раздался голос.
   - Как слышно? - голос принадлежал Фрее.
   Я и новички растерялись. Фрея из наушника меж тем продолжила.
   - Детишки, вы должны отвечать, что слышите хорошо. Потому что если мы сейчас не настроим звук, то там внизу потеряем вас в куче фекалий и паучьем яде, все поняли? А ну ка повторили.
   Мы хором ответили.
   - Слышим хорошо - этой фразой мы вызвали смех со стороны наших сопровождающих.
   Доехали мы довольно быстро, в переулке все было огорожено, а у запасного входа в клуб нас уже ждали Ронда и Готто.
   Мы дружно вышли из фургонов и Перчик, завидя меня, поспешила подойти.
   - Первое задание, Денни?
   Я улыбнулась и кивнула. С ней было легко, и она мне нравилась, но ровно до тех пор, пока не пыталась обсудить со мной Криса, я, в конце концов, намеривалась быть на максимальном расстоянии. Чарна стоявшая рядом со мной, смерила Ронду презрительным взглядом. Было видно, что она ревнует, а вот Рикки подошедший следом, напротив, с любопытством рассматривал мою новую знакомую. Было даже забавно наблюдать за его смущением, когда та игриво ему подмигнула.
   - Гардения, подойди - меня звал Крис, я направилась в его сторону - Спустимся, используй способности. Идешь второй, сразу после меня.
   Долгие приготовления не его конек. Мы открыли люк, и он нырнул в темноту, подвязанный веревкой.
   Я шла следом. Держась за веревку, я спускалась вниз, было темно хоть глаз выколи, а под конец я еще и сорвалась. Меня тут же подхватили сильные руки, и я нос к носу оказалась с Крисом. Черт! Избегать его не получалось. Он опустил меня на землю, и я отстранилась. Он смотрел на меня долгим и пристальным взглядом, а я старалась не обращать внимания на его глаза, которые поблескивали в темноте.
   Темнота! Идея.
   - Крис можно зажигалку?
   - Зачем?
   - Увидишь.
   Он протянулся мне зажигалку, и я несколько раз подряд щелкнула ей. Все маленькие огоньки в телекинетических коконах поднялись вверх и стали освещать пространство вокруг нас. Крис улыбнулся.
   - Молодец. Если бы ты так могла еще и с запахом, а не только с темнотой.
   Пахло тут и в правду омерзительно.
   За нами в дыру люка спустился Руди, а за ним грузно на пол опустился Бран.
   - Эти люки просто крошечные - с возмущением пожаловался он.
   Гигантский Бран и в правду еле пролез в отверстие, его мускулы играли под кожей, а майка уже успела пропитаться потом.
   - Вот черт я их слышу, как же они мерзко ползают. Некоторые в виде людей слышу шаги и какую-то речь.
   Бран выглядел несколько испуганным, на днях я узнала, что он терпеть не может пауков. Странно такой огромный мужчина и боится. Ган даже попробовал пошутить на эту тему, за что тут же получил.
   Мы тронулись вперед, остальные должны были зайти в само логово следом, когда понадобится собрать яд или обезвредить некоторых. Задача замыкающих было либо прикрывать наше отступление, либо блокировать отступление пауков. Все полагалось на случай, но Руди сказал, что мы зайдем в логово, прежде чем они поймут, что не одни.
   Он накрыл нас иллюзией, по телу прошло не очень приятное ощущение, но когда я сделала несколько шагов, оно перестало чувствоваться. Мы двигались тихо, я вела огоньки из зажигалки под потолком и они своим дрожащим светом выхватывали из темноты трубы и обшарпанные грязные стены. Каждый наш терялся в тишине и журчание. На одном из поворотов я поскользнулась и чуть не упала, а Крис подхватил меня за руку, даже не взглянув в мою сторону, было видно, что все его чувства на пределе возможностей и его невероятная ловкость включена на максимум.
   За следующим поворотом мы увидели его. К стене привален кусок фанеры, а в просвете мы увидели большую комнату с ответвлениями в виде других коридоров. По стенам роились пауки, несколько людей завернутых в тряпки видимо только, что обернувшихся сидели по углам в сырости и холоде.
   Заплакал ребенок, и мы дружно посмотрели в его сторону. Малютке было не больше трех, его тельце, хоть и человеческое, было покрыто ворсинками и паутиной. Я прикрыла рот от ужаса.
   Руди выглядел удивленным и одновременно напряженным. Ему становилось трудно сдерживать иллюзию и на лбу выступили крупные капли пота. В дальнем левом от нас коридоре, показался человек. Он тащил в стаю труп. Паук!
   Он единственный был полностью одет. Длинное пальто до пола песочного цвета. Темные очки и длинные сальные спутанные волосы темного почти черного грязного цвета. Он улыбался, глядя на добычу, которой был полураздетый молодой человек. Мерзавец! Голова бедного юноши подскакивала каждый раз, когда натыкалась на неровность и издавала глухой бьющийся звук. Они начали, есть, даже тот малютка. Он ел человечину! С маленьких губок и зубиков сваливались куски мяса.
   От напряжения у Руди стали слезиться глаза. Крис повернулся к нему и кивнул.
   Иллюзия развеялась, и начался хаос. План на местности был более выполним, чем в теории, поэтому Руди быстро соорудил иллюзию, что выхода в комнате нет. Но вот главный паук. Он успел выбежать в коридор, а я погналась за ним.
   Под ноги мне попадались какие-то кости, через пару десятков метров я поняла, что это почти полностью обглоданные скелеты кошек и мышей. Тут валялись голубиные трупики, видимо они не понравились по вкусу, потому что мяса на них было много. Часть моих огоньков осталась в комнате. Поэтому вокруг меня стало заметно темнее. Ноги начинали болеть, а впереди все еще маячил песочный плащ.
   Когда я почти достигла его, он вдруг сделал невероятное, он с паучьими повадками взобрался на стену и побежал по ней. Когда он касался опоры и руками и ногами, бежать становилось совершенно невозможно, он был слишком быстр и хитер. За жизнь в этом подземном туннеле он видимо выучил его слишком хорошо, как только я думала, что догнала, он сворачивал в какой-то коридор ранее мной не замеченный.
   Сзади послышался голос Криса.
   - Стой, Денни!
   Я остановилась как вкопанная и посмотрела на паука. Тот улыбнулся и побежал дальше.
   - Что ты творишь?
   Крис быстро дышал, все это время он бежал следом.
   - Он водил нас кругами.
   - Что?
   - Оглянись.
   Я послушала и в правду в двадцати метрах от меня я увидела ту самую фанеру, а из-под нее выездная группа и остальные выносили клетки с пауками.
   - Тут мы его не поймаем, он слишком хорошо знает место.
   Я расстроилась, Крис пошел вперед, а я не могла сделать и шага. В прямом смысле, его приказ давал четкую команду стоять я и стояла.
   - Эй, ничего не забыл?
   - Что забыл?
   - Я не могу уйти, пока не расколдуешь - попыталась пошутить я, но как-то невесело вышло.
   Вдруг ко мне опять пришло ощущение ненужности и зависимости. Крис сделал пригласительный жест и только после этого мои ноги смогли снова двигаться.
   Мы не смогли поймать паука, я не смогла. Я снова чего-то не могла. Невыносимо.
  
   Глава 10. Сны.
  
   После неудачного нападения на логово прошло около десяти дней. В общей сложности я жила у Криса три недели, а январь пару дней назад сдал свои позиции февралю. На улице было меньше снега, но больше ветра. Кажется, он проникал во все щели в доме, и я постоянно куталась в свитера.
   Неудачу с беглым пауком, каждый переживал в меру своей испорченности и ситуации. Сабола и Чарна не переживали вообще, они подоспели в самом конце и даже не видели как он выглядит. Руди ходил бледнее поганки после того раза с использованием силы у него начались кровотечения через нос, ему приходилось несладко. Бран отдавал приказания разведчикам выяснить местонахождение паука. Я целиком погрузилась в книги, стараясь не думать о собственной никчемности, а вот Крис... ну одним словом делал все как Крис.
   Сразу после того как мы выползли из недр канализаций, он вместе с Ганом направился в клуб. До дома меня довез Рикки, с которым я проболтала сидя в машине еще примерно час после того как он затормозил на подъездной дорожке. Я отправилась домой, как-то странно было называть дом Криса и своим домом тоже, приняла душ и залезла под одеяло. Примерно через три или четыре часа, уже глубокой ночью домой заявился и Крис в компании стриптизерши. Ну, вот как можно закадрить себе девушку, которую тебе нельзя трогать?
   В любом случае, он опять наплел ей что-то про кузину, но в саму комнату заглядывать не стал и, слава богу. В любом случае, эта стриптизерша, с утра спросившая у меня, где туалет пробыла в нашем доме в общей сложности часов шесть или семь. Крис понятия не имел, как ее зовут, зато помнил, что на лодыжке у нее вытатуирована божья коровка, я, похвалив его за наблюдательность, до конца вечера просидела в своей комнате.
   Еще ужаснее было то, что сны про мальчика становились каждодневной нормой. Теперь он снился мне каждую ночь и каждую ночь я просыпалась. Крис говорил, что я кричу по ночам, но я даже не могла объяснить, что именно в тех снах меня пугает.
   Детали становились четче, но я по-прежнему не видела лиц. Одним знаковым изменением стало то, что теперь я не была сторонним зрителем, теперь я отчетливо понимала, что этот мальчик я сама, что я сама кричу. Теперь я видела деревья, новая деталь, я понимала, что мне прохладно и за шиворот задувает ветер. Еще странно то, что теперь я в виде мальчика не просто стояла и протягивала руки, я лежала на холодном твердом асфальте, а из моих рта и носа текла кровь, оставляя около меня огромную бурую лужу.
   Этот вечер не отличался от предыдущих моих вечеров, разве что у моего добровольного заточения появились новые размахи, я перебралась на диван в гостиной перед телевизором. Крис пришел раньше за талию он поддерживал хохотавшую во все горло блондинку на высоченных каблуках. У нее потекла туш, а платье, обшитое крупными блестками так, что оно больше напоминало чешую, уже было расстегнуто наполовину.
   Крис не был особенно пьян, но вот девушка казалась совершенно неадекватной. Она посмотрела в мою сторону затуманенными глазами и пролепетала.
   - Привет.
   На этот раз мой хозяин даже с легендой моего нахождения тут не стал заморачиваться. Он просто взял девушку под руку, и они скрылись наверху. Вскоре дом наполнился криками, ерзаньем и скрежетом и скрипом. Иногда у меня создавалось впечатление, что я живу на порно студии.
   Однако, несмотря на все неудобства связанные с девушками Криса я сделала одно любопытное открытие. Кристофер Стоун маниакально менял постельное белье.
   Сначала я думала, что это просто совпадение, но потом действительно. Каждый раз как очередная фифа выходила из дверей его спальни, он менял за ней белье.
   Открытие, как и любое другое, было сделано случайно. Я стояла в коридоре с зубной щеткой во рту, а он прошествовал около меня с кипой белья на стирку. Я озадаченно проводила его взглядом, а на обратном пути из ванной комнаты он пожал плечами и произнес.
   - Ну, а что? Мне там еще спать.
   В любом случае сегодняшняя блондинка была очередной на этой неделе, и я как-то не особенно задумывалась над тем, чем они занимаются. Выпив апельсинового сока и съев шоколадку, стараясь не думать, что она потом отложится у меня на боках, жировой прослойкой я пошла наверх, старясь особенно не вслушиваться в то, что происходило вокруг.
   Я зашла в комнату здесь звуки из спальни звучали более приглушенно, и я намеревалась продолжить чтение. Эта книга было энциклопедией про всяких волшебных существ. Человеческий бестиарий, написанный скорее для детей, чем для взрослых, но изложенный безумно легким и интересным языком. Я наткнулась на него случайно в книжном магазине, который был на пути в продуктовый отсюда.
   Я шла с пакетом чипсов домой, на неделе и решила, что мне стоит купить себе что-нибудь. Я решила посмотреть, как люди представляют себе наш мир, а когда прочитала пару строчек и не смогла оторваться. Изложение велось на основе древних легенд разных стран, поэтому расхождения с реальностью были минимальными. Я бы прочитала книгу и раньше, если бы мой сосед не был бы таким шумным. Как и сейчас я никак не могла сосредоточиться.
   Я яростно, посмотрела на стену, как будто могла что-то этим изменить, и расстроено отложила книгу. Я остановилась на разделе про гномов, там рассказывалось, как раньше люди пытались найти их жилища. Надеюсь, Кристофер Стоун, что смогу тебе также отомстить, когда вздумаешь почитать, если ты вообще что-то читаешь в перерывах.
   Я прикрыла глаза, и долго проворочавшись в кровати, наконец, смогла уснуть.
   Все начиналось как обычно. Подул ветер, согнав с ближайших деревьев птиц. Послышались завывания и крики. На этот раз я смогла определить, кто кричал, это была женщина. Что-то скользнуло по руке, что-то теплое и родное. Я пыталась схватить это еще раз, но не смогла. Резкая боль в животе. Я согнулась. В голове билась боль. Мне стало страшно. Я умираю? Снова боль, я начала кашлять. Прикрывая рот рукой, заметила, что кашляю кровью. Снова боль, меня бьют? Да, боже, меня избивают, это чей-то ботинок. Чей-то огромный массивный ботинок. Он снова и снова врезается мне в живот пока, наконец, я не падаю на землю. Где-то каркнула ворона. Звуки стали такими отчетливыми, казалось, я слышу на много миль вокруг, но это не так. Я не слышу, как кричу. Рот открыт, из него хлещет беспрерывным потоком кровь. Асфальт вокруг меняет цвет, глаза не могут ни на чем сфокусироваться, я лишь вижу расползающееся пятно крови. Моей крови. Так отчетливо я ее еще никогда не видела. Гигантская лужа. Я кричу, не от боли, зову кого-то. Молчание, лишь ворона вдалеке. Снова кричу, но на мои крики приходит лишь очередной удар в живот. Боже, с ботинка уже капает. Да где же я? Что происходит? Почему так страшно, руки дрожат. Глупость какая, они дрожат не от страха. Меня бьют, все темнеет. Кричу, громко, что есть сил.
   Из темноты меня вытаскивают сильные руки и прижимают к широкой груди. Пахнет спиртным, слышу голоса, говорят мужчина и женщина.
   - Может вызвать ей скорую помощь? - предлагает женский голос, который звучит как-то истерично.
   - Нет, просто уходи. Внизу телефон и деньги на такси, тебе не только на такси хватит - голос звучит грубо и одновременно знакомо.
   - Я что тебе шлюха какая-то? Ты, что меня посреди ночи выпроваживаешь? - черт, какой омерзительный голос.
   - Я сказал, вали, ты меня не расслышала? - перепалка продолжается еще мгновенье, и женщина уходит, хотя скорее, убегает.
   Я начинаю различать, что происходит. Крис обнимает меня и гладит по голове.
   - Денни - от звука своего имени в его устах сердце колотится.
   До этого момента он никогда меня так не называл. Мы обходились примитивными "эй", разными местоимениями или полными именами при общении друг с другом.
   - Денни - повторяет он чуть настойчивее.
   Я подняла на него глаза, его лицо все еще чуть не в фокусе, но такое близкое и теплое, он прижимает меня к себе. Я слышу, как бьется его сердце, или мое. Я перестаю их различать.
   - Я... - пытаюсь что-то сказать, но не выходит.
   Он прислоняет палец к моим губам и шепчет.
   - Все хорошо, дурной сон.
   Я кивнула, я не хочу с ним спорить, но я уже догадалась. Это не сон, это воспоминание. Это его воспоминание.
   Я начала тереть живот, создавалось впечатление, что он не мой. Что он из того сна, потому что болит. Крис смотрел на меня с прищуром и не отпускал.
   - Ты упала. Я испугался за тебя.
   От этих слов внутри все перевернулось, я не могла больше это отрицать, я совершенно не была к этому готова, но я абсолютно, не хотела, чтобы Крис отпустил меня из объятий. Еще хотя бы мгновение еще пару секунд чтобы насладиться. Я прижалась всем телом, я дрожала, а он еще крепче прижал меня к себе.
   Я чувствовала его рельефный живот, то, как двигалось его тело при дыхании. Я успокоилась. Нужно всего лишь взять себя в руки и наваждение пройдет, так я и сделала. Я выпрямилась и отстранилась, его руки все еще были у меня на талии, но стало легче.
   - Что тебе снилось? - наконец спросил он.
   - Ты знаешь что.
   И он знал, я абсолютно уверена, что он догадался. И я оказалась права, он кивнул.
   - Что именно я вижу в тех снах, кто эти люди? - мне необходимы ответы, слишком сильный, слишком звериный страх я испытывала окунаясь в эти сны.
   Крис помотал головой.
   - Неважно - он не готов был рассказать - Больше они тебе не приснятся.
   Я немного помолчала, обдумывая, что он сказал.
   - Почему?
   Настала очередь молчать для Криса.
   - Я останусь с тобой.
   Не сразу поняв смысл сказанного, я судорожно вдохнула. Видимо увидев недоумение на моем лице, Крис слегка развеселился и, погладив меня по щеке произнес.
   - Я же умею менять эмоции, смогу и с этим помочь, если позволишь.
   Я кивнула.
   - Не ложись спать я в душ и тут же вернусь.
   Я положила голову на подушку, прислушиваясь к быстрым ударам сердца. Крис быстро передвигался по коридору, и вскоре я услышала шум, исходивший из ванной.
   Меня немного трясло, и я никак не могла осознать происходящее. Я собиралась спать с Крисом в одной кровати. Недели две назад подобная перспектива скорее повергла бы меня в шок, если не ужас, а сейчас это единственное чего я по-настоящему хотела.
   Это противоречило каждому из существующих ныне правил, лично моих и общеизвестных. Я "шестерка" я не могу быть ему другом или чем-то большим. Я обслуга я его полностью с головы до пяток, но лишь как предмет многофункциональной мебели. Я не могу быть его питомцем, потому что питомцев любят. Не могу быть его знакомой, потому что это предусматривает общение. Без эмоций, без идей, без семьи, планов и возможностей. Но сейчас он нарушал эти правила, а я хотела, чтобы он их нарушил.
   Он пришел в комнату через десять минут, я лежала и куталась в одеяло. Он лег рядом и взял меня за руку, я вдруг поняла, что хочу снова прижаться к нему, но от мысли о его близости мне снова стало страшно и я, лишь, покорно переплела с ним пальцы.
   - И как это работает? - спросила я у него, глядя ему в глаза.
   Его лицо было озабоченным и беспокойным, он волновался за меня. Между нами было меньше метра, а я бессовестно хотела сократить это расстояние.
   - Просто засыпай, а остальное сделаю я.
   Его голос звучал так уверенно, так спокойно, хотя в глазах плясали беспокойные огоньки.
   - Ты когда-нибудь расскажешь мне про эти сны?
   Крис хохотнул.
   - Ты очень любопытная, тебе раньше это говорили?
   Постоянно!
   - А ты мастерски сворачиваешь с темы - ответила я.
   Он улыбался, я видела это даже в темноте. Он улыбался, а причиной была я. Вот снова это чувство, наверное, если бы сейчас я не лежала, а стояла, то колени бы подкосились.
   Какое-то время, мы, просто переплетя наши пальцы, смотрели друг другу в глаза. Я так не хотела, чтобы утро наступало. Хочу запомнить этот момент, хочу продлить его.
   - Почему не спишь? - спросил, наконец, он.
   Потому что очень хочу, чтобы ты прижал меня к себе снова. Потому, что хочу запомнить этот момент. Потому что не имею ни малейшего понятия как отпустить твою руку.
   - Зачем тебе нужна вторая спальня, что ты в ней делал?
   Крис усмехнулся.
   - Теперь ты свернула с темы.
   Я пожала плечами.
   - Ладно, это моя комната.
   Я фыркнула.
   - Естественно твоя, весь дом твой.
   Крис покачал головой.
   - Ты не поняла, в этой комнате жил я, а в той, где я живу сейчас... ну в общем, свое назначение она не сильно поменяла, просто раньше я там не спал. Было как-то не очень гостеприимно селить тебя на кровати где я обычно... скажем, привожу друзей.
   Дыхание сбилось на секунду. Значит эта именно его комната, он переехал?
   Почему-то события этой ночи стали выстраиваться в беспрерывный поток картинок в моей голове. Он выгнал блондинку и остался со мной, он переехал в другую комнату, чтобы я не спала там, где он имеет других девушек.
   При мысли о количестве его подруг мне на секунду полегчало, ведь в рыцари на белом коне он не тянул.
   Я стала засыпать и последнее что увидела перед сном, глубокие красивые зеленые глаза Кристофера Стоуна.
  
   Глава 11. Повеселись!
  
   Я открыла глаза, в комнате кроме меня никого не было. Крис ночевал со мной уже три дня подряд. Мы держались за руки, разговаривали, а потом я засыпала, всегда первая почему-то. Крис вставал раньше меня и уходил, а может он уходил сразу же, как я засыпаю. Первый раз я не знала как себя вести, лежать с ним в одной кровати было еще более интимным, чем все, что я испытывала до этого, поэтому неловкость я чувствовала сильнейшую. Однако Крис, поднаторевший в таких утренних моментах со своими подружками, вел себя более чем свободно, и мы вполне себе обычно общались. Забавным был и тот момент, что весь день, на тренировках или просто вместе в доме, мы вели вполне обычные беседы про погоду, перешучивались на ту или иную тему, смотрели какой-то фильм. Словом вели себя как друзья. Однако, вечером, когда на город опускалась темнота, мы оставались с ним в одной комнате и лежали рядом глядя друг на друга.
   Я не знала как называется то чувство, что мы в те моменты испытывали. Я вообще боялась давать определение тому, что между нами творилось. Мне казалось, что как только мы попробуем что-нибудь обсудить или, назвать это вслух, то иллюзия развеется, все падет прахом и больше не возродится.
   В душе у меня было такое количество разных эмоций, масса чувств, которая грозила каждый раз вырваться на свободу, но я не смела, давать им волю. Только ночью рядом с ним, глядя в глаза ему я могла наслаждаться этим сгустком ощущений и неведомых до этого граней моей души.
   Я встала с кровати и нарочито долго заправляла ее. Почему то со временем наши утренние встречи легче не становились, конкретно с моей стороны. Даже когда он вел себя непринужденно, я все равно испытывала неловкость и сама не могла понять почему. Я приняла душ, расчесалась, переоделась и спустилась вниз. Он сидел на кухне и курил. Около него стояла кружка кофе, и ноутбук. Я тихо вошла и пожелала ему доброго утра.
   Голос как-то глупо дрожал. И я просто хотела поскорее покинуть опасную территорию. Я не могла сказать, что в восторге от такого развития событий. Все о чем я могла думать рядом с ним, было то, как сильно я хочу прижаться к нему, иногда ловила себя на мысли, какого бы было его целовать, но каждый раз приходилось себя одергивать. Я не могла. Я просто не могла.
   Он приветственно кивнул, явно сосредоточившись на экране ноутбука, но потом поднял глаза на меня, и я встретилась с ним взглядом. Здесь на залитой светом кухне, мне совершенно неудобно. Его лицо, ярко освещенное лучами солнца, пробивавшимися через окно, казалось бледным. Шрам на шее выделялся еще более светлой полоской на коже. Татуировки контрастировали и снова привлекали мое внимание. Именно в такие моменты я четко ощущала, как беден мой словарный запас, рядом с ним все фразы вылетали из головы.
   - Я тут подумал - проговорил он - Я знаю, как сделать так, чтобы ты не воспринимала все мои приказы буквально. Ну, знаешь, вдруг я крикну в сердцах, то, что не имею в виду.
   - Как?
   Дымка прошла, все вернулось в реальность. Это всего лишь мои фантазии, а он пытается быть милым. Нельзя же фантазировать себе чувства там, где вежливость.
   Он подошел ко мне и, задумавшись, стал оглядывать кухню.
   - Как только скажу что-то сделать, спроси просьба это или приказ. Если скажу приказ, делай, а если просьба, на твое усмотрение, понимаешь?
   Я кивнула.
   - Словом на просьбу не делай.
   Он улыбнулся.
   - По факту так и есть, а теперь давай попробуем.
   Я распрямилась и поймала его взгляд.
   - Принеси мне яблоко из холодильника.
   Ноги сами стали поворачиваться в ту сторону.
   - Черт! Просьба или приказ?
   - Просьба.
   Я остановилась. Сработало!
   - Действует!
   Я улыбалась во все тридцать два зуба и смотрела на него. В его глазах читалась одновременно и радость и какая-то грусть. Казалось, он улыбался, и губы были характерно растянуты, но сама улыбка не доходила до глаз. Они оставались слишком спокойными и холодными.
   Между нами действительно ничего нет. Это связь заставляет меня так думать. Грубо и жестко, но я всегда знала, что быть "шестеркой" сложно и больно, так почему все должно меняться, если "шестеркой" оказалась и я.
   Мы поговорили еще какое-то время, стоя на кухне, даже перешучивались, но мне почему-то казалось, что все как-то натянуто.
   Я пошла наверх, почитать книгу, но у подножья лестницы меня догнал Крис.
   - Денни - от звука моего имени, мне снова стало не по себе - Я еще кое-что хотел сказать, ты живешь со мной долго и совсем не развлекаешься, не считая твоих книг. И это круто, я люблю читать - он любит читать? - Но не хочешь сегодня, с друзьями встретится?
   - Приказ?
   Крис снова издал смешок.
   - Не совсем, может эгоистично, но я правда хочу в бар, а пьяный я не очень хорошо меняю эмоции. Я хотел сказать, что если выпьешь с друзьями, тебе ничего не приснится. Я проверял на себе.
   Он стоял и нетерпеливо смотрел на меня. Он был похож на подростка, выражение лица было больше ребяческим, чем обычно серьезным.
   - Ну, мне нет 21, а мое поддельное удостоверение я оставила дома, так что...
   - Ой, да брось, ты была когда-нибудь в "Соли"?
   - Волшебный бар с караоке?
   - Да он самый, так вот хозяин мой друг, ну серьезно я не привык так долго не пить.
   Я засмеялась.
   - Так иди, напейся.
   - А ты потом половину ночи будешь просыпаться из-за моих кошмаров, слушай, я ведь и приказать могу.
   Я подняла руки, жестом показав, что он меня уговорил.
   - Круто, зови Чарну и того кудрявого, развлекайся в общем. Сегодня там будет Ган с близнецами, может Фрея придет, так что если соберешься там с компанией новичков вместе с Сабола и Руди, будет вполне обычно.
   Он, улыбнувшись, пошел обратно на кухню. Стоп!
   - Как ты объяснишь другу, что пришел в бар со своей "шестеркой" и еще и просишь, что бы мне наливали?
   - Ключевое слово "другу", плюс, может, я напаиваю тебя, чтобы потом с тобой переспать, я же Кристофер Стоун никто и внимания не обратит. Да и в полном баре пьяных ведьмаков, никто и спрашивать не будет, обещаю.
   Я кивнула, сомнения мою голову не покидали, но играть с судьбой я не собиралась. Развлекаться, так развлекаться. Я поднялась наверх и начала обзванивать друзей, через час за мной заехала Чарна и утащила в торговый центр. Мы купили платья, и вернулись к Крису домой. Он встретил нас саркастичным замечанием по поводу того, что мы девушки слишком много внимания уделяем внешности, но Чарна сказала ему, что он ничего не понимает.
   Она удивительно легко отделяла тренировки, где он был для нее начальником и жизнь, где он был для нее знакомым.
   В семь за нами должны были заехать Рикки, Руди и Сабола, в это же время за Крисом приедет Ган. По плану они нас и проведут в бар, оказалось у всех кроме меня есть поддельные документы, а Руди со своими иллюзиями вообще носил с собой просто кусок бумаги. Да он определенно все больше напоминал мне "Доктора Кто".
   - Это идеально! - в сотый раз восклицала Чарна, стоя возле меня у зеркала.
   Платье было слегка не в моем стиле, слишком яркое. Глубокий синий цвет, длиной примерно до колен с широкими лямками, соединяющимися за шеей сзади. Лопатки оставались открытыми, что несколько меня смущало, но вырез был красивой V-образной формы.
   - А теперь надень туфли и пошли, даже Ган приехал, а парни ждут нас внизу в машине.
   Туфли были темно синего цвета и очень подходили к платью, несмотря на высокие каблуки, они не выглядели вызывающе, а наоборот даже немного строго и по-деловому. Чарна убрала мои волосы наверх, и теперь они волнами выпадали из заколки с зубцами. Смотрелось очень неплохо даже на мой придирчивый взгляд.
   Мне продолжало казаться, что по сравнению с Чарной я слегка проигрываю, но я привыкла, что моя подруга всегда выглядит как кукла с витрины. На ней сейчас было надето красное платье и черные туфли, этакая женщина с характером. Выглядела она потрясающе.
   Мы вышли в коридор и направились к лестнице, Чарна спустилась быстро, как будто она всю жизнь на каблуках бегала кросс. У меня это заняло больше времени и сил, но пока я спускалась, Ган стоящий у входной двери присвистнул.
   - Красавица, жаль, что досталась Крису.
   - Как не странно, мне не жаль.
   - Еще и язва - он улыбнулся, наша словесная перепалка была шуточной.
   Он подал мне руку, и я благодарно приняла ее. Пока Ган помогал мне надеть пальто, я поймала взгляд Криса и почувствовала, восхищение? Это не мое восхищение, он, что восхищался мной?
   Мне стало душно и я поспешила выйти на улицу. Тут было холодно, но от адреналина поступившего мне в кровь после взгляда Криса, я почти ничего не почувствовала.
   Я быстро дошла до машины, за рулем был Рикки.
   - Ты сегодня не пьешь? - спросила я его, садясь на переднее сидение и целуя его в щеку.
   Тот покачал головой. Сабола и Руди с заднего сидения засмеялись во все горло.
   - Он не может, он проспорил!
   - Когда успел? - с улыбкой спросила я.
   - Утром - хмуро произнес мой друг - Я заехал за Руди, а он говорит, спорим, Денни будет в зеленом платье, я сказал, ну ладно спорим, а ты меня подвела. Так глупо я еще никогда не проигрывал.
   Я задумалась, но на мне синее платье? Руди, хитрый иллюзионист. Я развернулась к нему и показала язык, он пожал плечами, с трудом подавляя смешки.
   Именно такого мне и не хватало, мне не хватало друзей. Пускай тут не было Джено, а Сабола и Руди я плохо знала. Пускай, Рикки знает парней всего-то несколько дней с задания. Пускай, Сабола поехал лишь из-за того, что там будет Чарна, этот вечер был уже замечательным.
   Мы припарковались около бара, и вышли из машины. У входа стоял Крис, и какой-то парень они курили и перешучивались.
   - Вот эти мои ученики, им можно - сказал он как бы между делом.
   - А кто из них твоя служанка?
   Крис поманил меня к себе, а я, махнув рукой и крикнув, что догоню, подошла к парням с сигаретами.
   - Так ты Денни?
   На меня смотрел высокий немного худощавый парень со светлыми, слегка рыжеватыми волосами. Его голос был хриплым, что совсем не вязалось с его внешностью, однако глаза не были не грубыми не злыми под стать голосу, наоборот он смотрел на меня с дружелюбием. Я слегка улыбнулась и кивнула.
   - Отлично выглядишь, скажешь бармену от Саймона, я его предупреждал, он поймет.
   - Спасибо.
   Крис докурил и затушил сигарету ногой.
   - Я с тобой, Саймон подтянешься?
   - Пару минут - ответил парень и полез в карман за телефоном.
   Мы зашли в бар вместе. Тут играла музыка, поэтому место скорее напоминало ночной клуб. На танцполе толпилась куча народу, изгибаясь и дергаясь в ритм под каждый новый аккорд. Играл трек какого-то ди-джея, имя которого я всегда забывала, но музыка мне нравилась. Когда пришло время нам разойтись с Крисом, ему к барной стойке, где стояли близнецы и Ган, а мне к компании новичков за столиком уже уставленным разными коктейлями и стопками всяких напитков, он шепнул мне на ухо.
   - Ты и в правду потрясающе выглядишь.
   Что ж, хорошо, что тут темно и невидно как я краснею. Вечер начинался многообещающе.
   Сначала мы выпили по стопке текилы. Чарна потащила меня танцевать, и мы отплясывали какой-то дикий танец, когда ей пришла в голову идея, что пора выпить по еще одной стопке, что мы и сделали. В теле появилась знакомое ощущение тепла и легкости. Чарна и я, снова пошли танцевать, в толпе мы наткнулись на близнецов. Дергаясь под музыку с ними и, подпевая песням, я смеялась как сумасшедшая.
   Переживания последних дней как-то убрались. В танце так случалось всегда. Стоило мне услышать музыку, стоило начать двигаться, все вокруг пропадало. Я чувствовала себя свободной, здесь в толпе людей, я была счастлива. Здесь была просто я, не "шестерка", не принадлежавшая кому-то, а я сама. Независимая, веселая, в компании друзей, не людей смотревших на тебя сверху вниз, а друзей.
   Бран и Морт подняли нас на плечи, и мы заливались хохотом, когда Чарна решила потащить нас к стойке бара. Там она заказала еще по стопке текилы, и мы выпили их залпом, засунув сразу после в рот по дольке лимона.
   Около нас стоял уже изрядно выпивший Крис и разговаривал с Саймоном. Он улыбнулся мне, и я не удержала улыбки и для него.
   Какой-то посетитель вышел на сцену и решил спеть песню в караоке. Это была песня Робби Уильямса "Rock DJ", послышались крики поддержки и все начали подтанцовывать в такт.
   - Денни - улыбнулась Чарна - Спорим, ты бы его сделала?
   - Я?
   Я пела всего один раз в Калифорнии в каком-то баре. Тогда я выпила лишнего, и на следующий день мне было очень стыдно. Пела я, довольно, средненько, но Чарна была склонна все преувеличивать.
   - Да серьезно, ты хорошо поешь! Я помогу тебе, дуэтом?
   Черт, Чарна напилась.
   - Что ты еще и поешь? - послышался сзади голос Саймона - Если ты поешь хотя бы наполовину так же хорошо как танцуешь, выпивка за счет заведения всю ночь!
   Близнецы и Ган подняли победно руки в воздух, а я почувствовала, как краснею. Второй раз за вечер! Крис стоял прямо за моей спиной и тихо на ухо, обдавая оголенные спину и плечи горячим дыханием произнес.
   - Спой, я хочу послушать.
   - Просьба или приказ? - тихо спросила я, но я знала, что он меня услышал.
   - На твое усмотрение.
   Я чувствовала, как он улыбается, под влиянием алкоголя и такой раскаленной атмосферы вокруг, возникло желание утянуть его на танцпол и до конца вечера танцевать. Вместе, вдвоем.
   - Да, хорошо, но Чарна ты идешь со мной!
   Вокруг все засвистели и заулюлюкали, подоспевшие Сабола, Руди и Рикки присоединились к ним, еще не совсем понимая, что мы собираемся сделать. Саймон подбежал на сцену и прошептал что-то ди-джею, тот улыбнулся и протянул блондину микрофон.
   - А теперь дамы и господа, нам споют две самые очаровательные девушки на всем побережье Мичигана. Дуэтом. И, ну серьезно, я не слышу бурных аплодисментов.
   Парень держался на сцене очень уверено и гармонично, со всех сторон послышались крики и хлопки. Чарна полетела вперед меня, ухватившись за мою руку. Я обернулась и наткнулась на глаза Криса, он улыбался и хлопал с остальными.
   Чарна выбирала песню сама, и я слегка удивилась, услышав вступление Pink "U+ur hand". Да уж умеет она подобрать слова.
   Она заголосила первый куплет и у нее как впрочем, и все остальное получилось отлично. Я вступила с припевом, и мы начали кривляться, было весело. Люди подпевали, прыгали, хлопали и поддерживали нас, было даже как-то странно, что как только я вернусь в зал, я снова стану просто "шестеркой". Мы старались петь все дерзко и зажигательно, так что после того как песня закончилась я еще какое-то время не могла отдышаться. Со сцены нас понесли на плечах близнецы, когда я оказалась сидя на огромном Бране, я почувствовала себя великаном. Они опустили нас на пол, а нам все еще аплодировали. Вся наша компания смотрела на Саймона, ждали вердикт.
   - Да это было круто, бесплатная выпивка!
   Мы подняли руки вверх и, сразу за этим последовала водка. Мы разговаривали, танцевали, а я то и дело посматривала в сторону Криса. Он выглядел вполне веселым, но почему то опять не глаза. Да что с ним такое?
   Заиграла медленная музыка и Чарну тут же потащил за собой Сабола. Он был уже изрядно пьян, как впрочем, и она. Ган уже успел подцепить брюнетку и устраивал эротические танцы с ней на одном из столиков.
   - Потанцуем? - спросил Рикки, который все-таки опрокинул пару рюмок и успел сообразить, что цвет моего платья синий.
   Я протянула ему руку, потанцевать с другом лучше, чем стоять в стороне от того, что тот с кем ты хочешь танцевать, не может тебя пригласить на публике. Да и впрочем, вряд ли хочет приглашать тебя вообще.
   Мы двигались в такт, особо не глядя друг другу в глаза, он как-то неуклюже приземлил свои руки мне на талию, а я пристроила свои ему на плечи.
   - Что с тобой последнее время твориться? - спросил он мне на ухо.
   - В смысле? - я откинула уже распущенные волосы назад и подняла голову навстречу моему лучшему другу.
   - Я про твоего хозяина. Разрешает тебе пить, а ты все время смотришь на него. И еще у тебя такой взгляд, ну знаешь, я раньше его не видел.
   - Я раньше не была "шестеркой".
   Рикки немного помолчал.
   - Я не об этом, ты поняла.
   Я поняла, но я не хочу говорить это вслух. Не сейчас, не здесь не пьяная и болтающая всякую ерунду на эмоциях.
   - Ладно, дело твое, но просто аккуратнее, хорошо? Не хочу, чтобы тебе было больно.
   Я с благодарностью посмотрела на него и крепко обняла. Вспышка гнева, такого сильного. Не моя.
   Я огляделась, Крис выходил в парадные двери покурить.
   - Я...
   Рикки не дал мне договорить, а просто опустил свои руки с моей талии.
   - Спасибо.
   Проговорила я и пошла, не надев даже пальто на улицу. Этот жест Рикки значил для меня больше, чем любые подарки, деньги и слова. Этот жест значил, что мой лучший на свете друг, не осуждал меня. Он все еще оставался моим другом, и плевать "шестерка" я или кто похуже.
   Ну улице меня обдало ветром, но я не почувствовала, алкоголь все-таки сделал свое дело. Я нашла Криса за углом, он нервно курил и смотрел в одну точку.
   - Ты в порядке?
   Он поднял на меня глаза и покачал головой. Мы были в переулке одни, а значит, могли говорить открыто.
   - Что случилось? - мой голос дрожал, а на плечи дул холодный февральский ветер.
   - Ты случилась - во фразе прозвучала такая горечь, ярость и что-то еще, что-то, что я никак не могла идентифицировать.
   - Я не понимаю.
   - Почему ты со мной все время милая? За три недели я и слова хорошего тебе не сказал. Раздавал тебе приказы, а ты все время была со мной милой, что с тобой не так?
   Я молчала, а он кричал.
   - Я был груб, а ты не ушла? Ты язвила, но не уходила? Почему?
   Он подошел ко мне вплотную и упер сою руку в стену слева от моей головы.
   - А что бы изменилось? Ты бы возненавидел меня, и все стало бы только хуже.
   Сердце бешено стучало, казалось оно вот-вот, выпрыгнет из моей груди. Он был так близко, но так далеко одновременно, что становилось страшно. Он был зол, нет даже скорее в ярости, а я не могла понять, причем тут я. Мне хотелось столько всего ему сказать, но вместо этого я молчала, пусть даст повод.
   - Я бы не возненавидел тебя. Меня бесит, когда ты делаешь то, что я говорю, потому что знаю, что ты бы сделала по-другому. Бесит, что ты рядом только потому что прикована ко мне не по своей воле. Ты думала, я сделаю с тобой что-то плохое, я уверен, что ты и сейчас так иногда думаешь, я прав? Ты ведь меня монстром считаешь - он говорил громко, не кричал, но я почти чувствовала его злобу физически.
   С поводом он не задержался.
   - Я так думала, а что ты ожидал? Приводишь каждый день кого-то, напиваешься и трахаешь в своей комнатке извращений кого не попадя, ты даже имени не запоминаешь. Почему я должна была думать, что ты высокоморален? Да я боялась тебя, да и сейчас, наверное, тоже просто потому, что ты не понимаешь, как сильно я от тебя завишу. Там в клубе я перестала танцевать, только потому, что ты разозлился, не я, а ты. Я чувствую твои эмоции, я завишу от твоих желаний, ты хоть понимаешь, как мне было тяжело уехать из дома и лишиться всего, включая возможности думать и решать за себя? Я не готовилась становиться твоей "шестеркой" - я тяжело дышала - А теперь пропусти, я замерзла.
   - Деннни прости.
   Я была слишком злая.
   - Просьба или приказ?
   - Денни, просьба - он обхватил мое лицо руками и заглянул в глаза.
   Мне нужно было успокоиться.
   - Позже, пропусти.
   Он отошел от меня, и я пошла прочь от него.
   Я завернула за угол и тут же влетела в кого-то, не глядя этому кому-то в лицо я буркнула извинения и попыталась пройти, как вдруг услышала.
   - Ты догнала меня.
   Я подняла глаза, паук! Чуть пониже левой груди вошло тонкое жало, и я начала падать в темноту.
  
   Глава 12. Арахнофобия.
  
   Голова. Голова раскалывается. Крис я помню Криса. Мы стояли в переулке, боже я, наверное, вырубилась прямо около клуба. Вот сейчас очнусь, оклемаюсь, а Крис как-нибудь пошутит на эту тему. И все будет хорошо.
   Я в глубине души уже понимала, что это не правда. Я понимала, что лежу не на кровати, мне слишком холодно для этого.
   Открываю глаза, больно, веки пронизывает боль. Я в платье на меня дует ветер. Пожалуйста, пусть это будет тот переулок, прошу тебя.
   Нет совсем не переулок. Руки разодраны, а моя голова покоится на чем-то мягком и холодном. Поднявшись, смотрю на то место. Из горла должен исходить крик, но выходит лишь жалкое хрипение.
   Головой я лежала на трупе. Это был тот самый парень, который пел вчера в клубе. Господи, у него была сломана шея, торчали кости. Я была в его крови, я вся была в его крови. Из правого бока, был вырван кусок мяса. Боже, бедный, если бы он знал, что это была его последняя песня.
   Пытаюсь встать. Не выходит, от паучьего яда ноги парализует. Оглядываюсь, вокруг лежат куски человеческих конечностей и туловищ, в метре от меня лежит женская голова. Ее безжизненные глаза смотрят прямо на меня.
   Истерический смех. Господи, а если тот парень знал о смерти, он бы выбрал другую песню. Смеюсь, смех переходит в вопль. Горло начинает саднить, дышу часто.
   Пытаюсь двинуть ногой, двигается плохо, но двигается. Встать, все еще, нет сил. Оглядываюсь я на каком-то этаже недостроенного многоэтажного дома. Наверное, тут должна была быть стоянка или что-нибудь еще, но видно было, что здание заброшено. Замечаю еще одну ужасную деталь, в нескольких метрах от меня лежит труп охранника, вокруг него лужа запекшейся крови, но труп не сильно поврежден. Он также надкусан, но не так сгнил, из-за видимо морозов, в которых он пролежал долгое время.
   Мороз, мысли о нем возвращают в реальность. Как же мне холодно. Зубы стучали, руки были неестественно холодны, но я еще жива, а значит, время выбираться отсюда.
   Снова пытаюсь встать, но лишь как мешок падаю и ударяюсь щекой о щербатый твердый пол. Чувствую, как идет кровь, она теплая. Ужас сковывает меня по рукам и ногам.
   Воспоминания, снова эти воспоминания они лезут в голову как противные черви из пустых глазниц. Я помню паука. Но сейчас его здесь нет или, по крайней мере, я его не вижу. Судя по паутине вокруг меня, я не замерзла только, благодаря тому, что он тащил меня сюда в коконе. Откуда я это знала? На мне были его ошметки.
   Я вспомнила об изнасилованиях, господи только не это. Смотрю на ноги, вроде все хорошо, только платье порвано до бедра и порваны трусики. Он не успел меня тронуть, он только смотрел, я бы знала, если бы было что не так. Сейчас я почему-то была уверена, что догадалась бы. От мысли, что он заглядывал мне под юбку, от мысли, что его поганая морда была так близко, мне становится тошно.
   Похмелье, ко мне пришло похмелье. Меня тошнит, я понимаю, что меня сейчас вырвет. Изгибаюсь, пытаясь опереться на трясущиеся руки, из моего рта выходит какая-то желчь. Пищевод сковывают все новые и новые спазмы, пока, наконец, желудок не пустеет настолько, что мне нечем даже срыгивать. Я прислоняюсь к стене, господи как омерзительно.
   Нужно что-то сделать, но что?
   Снова начинаю вставать, удача. Ноги трясутся, а один из каблуков сломан. Скидываю туфли в сторону. Становится еще холоднее, теперь я нагими ступнями стою на бетонном полу усыпанным щебнем и пылью. В ноги впиваются мелкие камушки.
   Идея.
   Мне омерзительно. От этой идеи, но это лучшее, что сейчас я могу сделать.
   Снова падаю на колени и подползаю к мужчине из бара.
   - Прости - шепчу я лихорадочно и стягиваю с него рваную куртку.
   Она мне велика, а в боку зияет дыра от острых зубов. Плевать. Подползаю к его ногам. Тело нестерпимо ноет от каждого движения, но я должна выбраться, я обязана вырваться. Одеваю его ботинки, больше на несколько размеров, но становится теплее.
   Снова встаю по стенке. Бинго! На полу валяются старые рабочие перчатки, поднимаю их, с трудом распрямляюсь и одеваю на зацарапанные обмерзшие пальцы. Представляю, как я сейчас выгляжу со стороны.
   Стою несколько минут, пока ноги не перестают дрожать. Теперь я уверена, что одна, но где паук?
   Воспользоваться способностями не могу, Крис не разрешал. Я беспомощна, нужно найти какое-нибудь оружие и узнать где я.
   Подхожу к краю, здание еще без стен, поэтому вижу лучи рассветного солнца. Смотрю вниз, минимум десять этажей. Не прыгнешь, нужна лестница. Лихорадочно соображаю и решаю обойти весь этаж.
   Тут только несколько стен, а по периметру бетонные колонны. Иду медленно, подальше от края. Местность вокруг этого здания не выглядит обжитой, кричать тоже бесполезно. Хотя, смешно, я не могу кричать. Мой жалкий хрип никто не услышит.
   Спотыкаюсь, это чья-то рука. Я больше не кричу, теперь мне это кажется лишь частью обстановки, да и сил открывать рот больше не осталось. На полу лежит чье-то тело. Оно обглоданное и источает непередаваемый запах гниения. Боже, я никогда в тебя особенно не верила, но прости меня, прошу.
   Отрываю от позвоночника полусгнившего тела без рук, ног и головы ребро и захожусь плачем. Звук был омерзительным, это было куда хуже, чем когда ломаешь руку или ногу. Звук глухой, но если можно так выразиться, сухой. Я всхлипываю, но встаю и иду дальше.
   В моих представлениях, о заброшенных зданиях, да и вообще о стройках, тут повсюду должны лежать гвозди и куски арматуры. Но здесь их нет, а если и были, то паук поработал хорошо. Я вижу дверь на лестницу, а рядом с ней пустую лифтовую шахту. Отшатываюсь от нее от того, что кружится голова. Лестница закрыта, начинаю ее выламывать, но ничего не выходит.
   Позади меня раздается хихиканье, и сладковатый голос зовет меня.
   - Денни - снова хихиканье - Маленькая глупенькая Денни.
   Он все это время был здесь!
   Я поворачиваюсь. Он стоит в двух метрах от меня.
   Поднимаю ребро, но он лишь хихикает.
   Песочный плащ развевается на ветру, а длинные сальные волосы все в паутине.
   - Маленькая Денни, почему ты порвала себе платье?
   Что? Что он несет?
   - Маленькая глупенькая Денни - он делает шаг навстречу мне, он абсолютно бесшумен.
   Вот почему я его не услышала, я и сейчас его не слышала, хотя и знала где он. Даже песок под его ногами, он не хрустел.
   - Что тебе нужно?
   Паук улыбнулся противной желтой улыбкой с кривыми зубами. Между ними были прорехи. Слишком широкие проемы для человека, а заостренные концы были даже у резцов.
   В главном корпусе я мельком видела плененных пауков. Их зубы были не такими острыми и желтыми, видимо я столкнулась с самым кровожадным.
   На мой вопрос он медлил отвечать и всего лишь смотрел на меня с каким-то вожделением. Затем он скинул плащ на землю и тот упал к его ногам. Он стоял в сером свитере и штанах с расстегнутой ширинкой.
   Мою душу ледяной рукой сжал страх, я не дам ему к себе прикоснуться, я лучше воткну себе в живот это ребро. Вспомнив о животах я невольно дотронулась до того места куда он всадил жало. Оно вспухло и болело, но само жало вошло неглубоко. Я пыталась понять, где оно у него расположено, когда он человек, оказалось, что жало у него на руке. На секунду мне стало смешно, от того как бы со стороны забавно смотрелось, то что он бы решил проткнуть меня своей задницей. Хотя скорее укусить, в голове тут же возникла картинка из учебника по биологии. Ядовитая железа, а под ней хелицеры.
   Зря отец думал, что я не должна преуспевать в человеческих науках, когда он меня укусит или ужалит, или плевать, что он со мной сделает, я хотя бы буду знать как.
   - Я хочу тебя, глупенькая Денни - он сделал еще шаг, ко мне потирая свою ширинку - Но понимаешь в чем проблема, маленькая глупенькая Денни? Из-за тебя и твоих друзей убили мою семью.
   Он резко сорвался с места и подбежал ко мне, я попыталась проткнуть ему руку, но не успела, и он вырвал ребро у меня из ладони. Вместе с ним вниз к земле полетела и перчатка. Он схватил меня за шею сзади, и я почувствовала, как в кожу входит жало, он выпускал яд медленно, но я чувствовала его. Это было похоже на прививку.
   Некоторые пауки не так ядовиты, но все зависит от консистенции. Видимо сам яд не был слишком опасен, но я знала, что если он не остановится, я умру в муках.
   - Разве хорошо так поступать, малютка Денни?
   Я молчала, этот урод ничего от меня не добьется. Он придвинул свою мерзкую башку еще ближе ко мне, в нос ударил едкий запах разложения.
   - Почему ты молчишь, малютка?
   Я не могу, шею сковывала боль. Я выставила вперед колено, он выпустил меня из хватки и я отползла. Между ног, я попала куда целилась. Спорное достижение, учитывая ситуацию, но выбор был невелик. Ноги опять заплетались, встать второй раз я не смогу, ползти тоже вряд ли, а скоро я потеряю сознание.
   Он хватался за достоинство и пискляво орал. Жалкое, мерзкое, отвратительное создание. Он подошел ко мне и со всей силы ударил по щеке, так что я даже отскочила на несколько дециметров.
   - Обижаешь меня, хотя я добр к тебе.
   - Добр? - я начала хохотать, из глаз шли слезы, но я хохотала.
   - Я хотел убить тебя. Но теперь сделаю, так как с теми двумя шлюхами. Знаешь, как я это сделал? Они были живыми вырывались, а я отрывал от них куски мяса и трахал. А тот парень, мне не было его жалко, слышишь? Он звал маму, представляешь? Я хлестал его по губам, а он звал мамочку! Слышишь, глупая Денни? Мамочку - тут паук захохотал, таким странным писклявым смехом.
   Он посмотрел мне в глаза.
   - Зачем ты притащил меня сюда, испугался, что поймают мои друзья?
   Паук стал захлебываться смехом.
   - Друзья? Тот пьяный сброд? Я знаю, кто такие "шестерки" у них нет друзей. А впрочем, я хочу тебе что-то показать.
   Он перекинул меня через плечо, от него воняло тухлятиной и меня чуть снова не вывернуло. Он понес меня к двери на лестницу, тут воняло еще сильнее и когда мои глаза привыкли к темноте, я поняла почему. Тут лежали куски гниющего мяса, глаза, зубы. Я прикрыла веки, я знала, что сейчас мне нельзя терять сознание, но ничего не могла с собой поделать, меня выворачивало каждый раз, когда я видела это. Мы шли, наверное, целую вечность, но, наконец, он вытащил меня на воздух, на первый этаж.
   Внизу стояли Крис и Ган. Лицо Криса ничего не выражало, но вот глаза, глаза метали молнии. Ган подмигнул мне и перевел глаза на моего похитителя. В душе теплилась надежда наперегонки с ядом в организме. Сохраняй разум. Только сохраняй разум.
   Паук поднес свою руку к моей шее, на этот раз спереди.
   - Вот и твои друзья - он облизал своим омерзительным языком мне за ухом, Крис сжал челюсть так сильно, что на щеках заходили желваки - Ты говорил, что один будешь, что с тобой делает болтун?
   - Твоих сородичей слишком много - он слегка посторонился, и за его ногой оказалась маленькая клетка, в которой сидел паук.
   - Где остальные?
   Ган прищурился.
   - Ты похитил одну девушку, следовательно, получишь одного паука.
   - Так не пойдет, верните мать с детенышем или сделке конец.
   Я почувствовала, как сердце моего похитителя забилось чаще, он боялся Гана, боялся его способности. Проблема состояла в том, что Ган не мог использовать способность на пауках, так что даже в незнании этого подонка, преимущества не просматривалось. Об этом нюансе он как-то заикнулся на тренировке, никогда не знала, что одна его фраза может меня сейчас так расстраивать.
   Крис медлил, почему? Он же самый ловкий и сильный, что ему мешает просто подойти и оторвать ему голову? Но тут до меня дошло, что жало войдет быстрее, чем я успею ойкнуть, я увидела, как около выпирающего зубчика из кожи скопился волдырь с ядом, он не станет медлить, он выпустит сразу все.
   Потом Крис вдруг резко залез в карман темного пальто, паук дернулся, а вместе с ним и я.
   - Успокойся, я всего лишь хочу покурить. Надо обдумать, стоит ли жалкая "шестерка" двух пауков сразу.
   Песочный плащ хищно оскалился.
   - Еще как стоит, слышал я ваш разговор в переулке.
   Крис фыркнул, но глаза остались холодными.
   - Я был пьян и хотел секса.
   Я знала, что он играл, но меня задело. Странно, что когда в миллиметрах от моей шеи смертельное паучье жало, я еще могу думать о таких вещах.
   Он смотрел на меня в упор и нарочито долго щелкал зажигалкой, не прикуривая.
   Крис едва заметно кивнул, но мне хватило. Я была слаба, но это сил хватало. Он зажег сигарету, и я дернула рукой.
   От эмоций пламя вышло слегка больше, чем я ожидала и помимо того, что я опалила лицо пауку я задела и себя. От неожиданности он вскрикнул и начал падать вперед. Он царапнул мне шею, но этого хватило.
   Я упала ничком, ноги больше не двигались.
   Крис подбежал и за руки выдернул меня из-под ноющего паука, с ним как раз разбирался Ган. Со всех сторон набежали какие-то люди. Я слышала голос Чарны, Рикки и какие-то еще голоса. Я видела глаза Криса, они были беспокойными, он тряс меня, звал по имени и вколол мне что-то из шприца в вену. Потом голова закатилась назад, потом я слышала писк, а следом мерцающие лампы над головой. Потом все снова померкло.
  
   Глава 13. Белые стены.
  
   - Почему ее не поместят в нормальную больницу? - женский голос звучал как будто из-под воды - Что это за дурацкое правило для "шестерок"? Она все еще человек. Она все еще наша Денни, она моя Денни! Оторвала бы им руки этим уродам. А как же их хваленый профессиональный кодекс?
   Я попыталась улыбнуться, но не получилось, от боли свело губы. Чарна, это был ее голос. Она рядом.
   - Успокойся, врач сказал она скоро придет в себя. Крис ввел ей антитоксин вовремя. Я тоже волнуюсь, но сегодня она откроет глаза, я верю, и ты присоединяйся.
   Рикки он тоже тут.
   - Да знаю я. Он молодец, вовремя сориентировался, но и увел ее тот паук у него из-под носа. И вообще я верю, просто - она понизила голос - Мне страшно, ясно? Три дня, она не приходила в себя!
   Три дня? Ужас какой. Как же долго я тут лежала.
   - Он виноват, может больше всех, но и нас рядом не оказалось.
   Голос Рикки всегда, сколько себя помню, был голосом разума. Это он в экстренных ситуациях первый включал логику. Хотя прямо сейчас они, как и всегда винили во всем себя, а этого я совершенно не хотела.
   Я попыталась открыть глаза, но стало больно, и я снова провалилась в сон.
   Мне снился сад: большой, красивый, с множеством цветов и извилистым ручейком под моими босыми ногами. В центре был колодец, такой же сказочный как в мультфильмах про принцесс. Я улыбалась, мне было слишком хорошо здесь, чтобы скрывать улыбку. Запела птица, так красиво. Ее трель была так отчетлива слышна. А потом птица запела совсем другую мелодию, это была даже не мелодия скорее писк. Размеренный писк.
   Я снова лежу, а тело сковывает боль. Пытаюсь открыть глаза, открывается лишь один наполовину. Руки тоже двигаются плохо, но вверх одна поднимается.
   - Очнулась!
   На белом фоне, который стоит перед моими глазами появляется заплаканное лицо. Чарна. Я выдавила из себя улыбку, но сил говорить нет. Из горла выходит сиплый крик, такое ощущение, что я уже вечность не пила.
   - Молчи!
   Она хватает меня за руку, нежно и так знакомо, свободной кистью она дотрагивается до моих губ. С ужасом понимаю, что они сухие и шершавые.
   - Врач сказал, что тебе какое-то время будет трудно говорить.
   Я слабо киваю и одновременно с этим, открывается второй глаз.
   - Рикки сейчас придет, он очень обрадуется, что ты в сознании. Крис сидел около тебя почти сутками, представляю, как он отреагирует на то, что ты пришла в себя, когда тут была только я. Хотя, знаешь так ему и надо.
   Она легко целует меня в лоб, и я чувствую теплоту ее губ. Они мягкие не то что мои, а голос звучит как красивая трель из моего сна, не как мои гортанные хрипы.
   Я пытаюсь оглянуться, из моих рук торчат какие-то трубочки, а сама я нахожусь в совершенно белой комнате всего с одной дверью голубоватого оттенка.
   Чарна сидит около меня справа на черном стуле и улыбается. Я хочу ей сказать что-нибудь, но не получается.
   Снова засыпаю. На этот раз без сновидений. Просыпаюсь от того, что кто-то хлопает дверью.
   Крис стоит всего в двух трех метрах от меня. Ну почему я не могу встать и подойти? Мне так нестерпимо хочется сократить между нами расстояние. Плевать на то, что случилось в переулке, я снова хочу оказаться в его объятиях и на этот раз не из-за страшного сна, мне просто нужно это. Физически необходимо.
   Он замечает, что я не сплю и улыбается. Несмело, как будто не верит, что я и правда очнулась.
   Он пересекает комнату и берет в руки мою ладонь. Они у него теплые, такие сильные, такие родные. Как я раньше могла обходиться без них?
   Улыбаюсь, пытаюсь говорить, но выходит хрипло.
   - Привет.
   - Денни, - он смотрит мне в глаза и убирает прядь волос с моего лба - Извини меня. Прости за то, что наговорил, прости за то, что не спас от паука. Ты не должна была... - он шепчет так быстро - Ты не должна была там оказаться.
   Я качаю головой.
   - Ты не виноват - слова невнятные, горло снова саднит.
   Я не хочу, чтобы он себя винил, мне больно от мысли, что все то время пока я не могла с ним говорить, он занимался самобичеванием.
   Он просидел со мной еще пару часов, рассказывал мне, что было, пока я лежала здесь. Правда, он словом не обмолвился, что случилось с пауком, не рассказал про антитоксин, даже не сказал, что приходил сюда. Просто говорил о каких-то совершенно обычных вещах, вроде того, что я пропустила серию какой-то мыльной оперы или целыми днями шел мокрый снег. Рассказал, как Чарна взъелась на моего врача за то, что не может меня отправить в нормальную больницу для ведьмаков, а держит в отделении "шестерок". Я посмеялась, даже Крис хохотнул, но как-то не весело.
   Больница для обычных магов тоже находилась на окраине, но была замаскирована под загородный клуб. Я была там всего раз, когда бабушка умирала. Она была матерью моей матери и я, наверное, даже должна была чувствовать боль утраты, но я не чувствовала. Бабушка была еще более холодная и высокомерная, чем ее дочь Ксена Лерой.
   Мне стоило догадаться, что туда я не попаду, "шестерок" там не держали. Нас отправляют в один из старых корпусов главного штаба охотников. Тут несколько врачей, маленькие одиночные палаты, а кормят какими-то отбросами. Однако лечат, и довольно не плохо, если верить процентным показателям. Проблема "шестерок" в основной массе заключалась в их хозяевах, если мы заболевали, то совсем не факт, что это заметят вовремя.
   У меня такой проблемы не возникло, с Крисом мне повезло. Да и как можно было не заметить, как паук всаживает в меня свой яд.
   После ухода Криса я снова уснула. Сегодня я говорила лучше, да и к рукам постепенно возвращалась подвижность.
   На следующий день ко мне пришли Рикки и Чарна. Мы что-то обсуждали, смеялись и я, наконец, решила расспросить, что же случилось с тем пауком.
   - Крис тебе не рассказал? - глаза Чарны округлились, и она задумчиво посмотрела, на Рикки.
   - Почему вы так театрально переглядываетесь?
   Рикки поджал губы и посмотрел на меня, слегка прищурив глаза.
   - Знаешь, - задумчиво начал он - в случае чего, сделай вид, что удивлена.
   Я кивнула.
   - Тогда, после того как он вытащил тебя из-под паука, он вколол тебе антитоксин. После клуба, он помчался в лабораторию алхимиков за ним, как только паук потребовал обмен. Мы должны были ждать его в паре кварталов от той заброшенной стройки. Он был там, через час, с пауком условились на рассвете, но он не спускался. Крис порывался подняться, но Фрея объяснила ему, что паук пока мы только будем подниматься, успеет сделать с тобой... всякое. Крис не слушал, он был в ярости.
   Чарна продолжила рассказ вместо него, голос у нее был странно спокойный, будто она обдумывала что-то, но не могла говорить при мне.
   - Мы отговаривали Криса, он ведь свез туда почти всю партию пауков. Ган сказал, что так дело не пойдет. Они спорили, он Фрея и Крис. В итоге решили, что на виду будет одна клетка и если смогут договориться, то обмен пройдет без потерь. Крис вскипел, Денни у него были ужасные глаза. Я никогда не видела, чтобы человек мог быть в такой ярости. Он не хотел никаких планов, он просто хотел поскорее тебя забрать. Потом когда паук вышел с тобой к нам, мы прятались. Ты подожгла ему лицо, сожгла брови. По времени этого хватило, чтобы Крис успел вколоть лекарство, но ты потеряла сознание. Фрея хороша в ядах и симптомах. Она смерила тебе пульс, проверила температуру и повезла тебя сюда. Крис хотел с ней, но она смогла уговорить его остаться. В общем... Денни ты знала, что когда Крис в ярости его сила, физическая сила увеличивается? Как у Халка, если сравнение вообще уместно. Он отрывал пауку сначала ноги, потом руки, я не слышала, что он говорит. Я вообще не должна была видеть, что он делал. Там были только он, близнецы и Ган. Бран, кажется, понял, что я наблюдаю, он услышал меня, но он не рассказал Крису. В общем, он мучил его, а потом убил. Денни... он оторвал ему голову.
   Мой рот приоткрылся. Я ни разу в своей жизни не видела его на пике ярости, как же я не почувствовала? Мне казалось, что если с ним произойдет подобный всплеск, то я почувствую его в любом случае.
   В палате повисла тишина.
   - Рикки, ты не мог бы сходить к кофейному аппарату? Хочу их порошковый капучино - резко сказала Чарна, даже не глядя в сторону друга.
   Такое случалось редко, обычно когда обсуждалось что-то серьезное, они выступали единым фронтом. Значит то, что она собиралась сказать либо отличалось от его мнения, либо тема была женской. На этот раз ее голос был грубым, и она смотрела мне в глаза, слишком серьезно для женских секретов.
   Рикки даже не стал возражать, а просто быстро вышел из палаты. Они же не поссорились?
   - Все хорошо? - спросила я.
   - Не совсем. Денни, ты танцевала с Рикки, а потом пошла в тот переулок, зачем? Последний раз ты курила в прошлом году на вечеринке, не табак. Никотиновой зависимости, стало быть, нет, но ты вышла наружу, зачем? - ее голос, в нем были незнакомые мне нотки гнева.
   Она злилась при мне миллионы раз, но именно сейчас казалось, что ее гнев направлен на меня.
   - Я же его "шестерка", нужно было проверить как он.
   - Пьян, возбужден, хотел курить. Это даже я видела, а я ему никто. Что ты почувствовала? Рикки рассказал, ты вылетела за ним на улицу, даже не надела ничего сверху. Что произошло? Не ври только.
   Я сглотнула комок в горле.
   - Он злился, сильно, я вышла узнать, что с ним.
   Она молчала.
   - Ты его любишь?
   - Чарна... - не хочу отвечать, не здесь, не сейчас - Я просто...
   - Ладно, хорошо я поняла. Тогда в переулке, когда мы пошли тебя искать, он как раз говорил с тем пауком. Он выглядел яростным, слишком. Я тоже злилась, но он... Денни он был похож на зверя, знаешь, которого загоняют в клетку. Он не знал где ты, поэтому не кинулся на паука сразу - она говорила тихо и немного подавленно - Он поехал за антитоксином, объяснив нам немного. Ган и Саймон они его лучшие друзья, они тоже не видели его таким раньше. Все, что я пытаюсь сказать, что... Денни ты же понимаешь, что то, что происходит между вами это в какой-то мере неестественно? Я не знаю, что ты успела натворить, но я этого не одобряю. Не потому что не желаю тебе счастья, а просто потому, что ты можешь пострадать. Рикки сказал, я драматизирую, но это не так. Между "шестерками" и хозяевами ничего не может быть. Думаю, есть причина, по которой это запрещено. Если узнают о вас, тебя могут убить. Тебя считают никем в этом прогнившим до основания обществе, вспомни своего отца в день отбора. Я не знаю, что буду делать, если потеряю тебя.
   С моих щек скатывались слезинки, а я не обращая внимания, на какие-то трубки из вен и боль в спине поднялась и обняла Чарну. Она копила это в себе последние дни не находя поддержки даже в Рикки. Я прижала ее к себе и мы, наконец, дали волю слезам. Когда Рикки зашел, он сначала обомлел, но потом кинулся нас утешать. Мы просидели до конца часов посещения. Я не стала обсуждать сказанное Чарной, хотя в глубине души понимала, что она права. Я уважала ее за то, что она высказала это мне в лицо, хотя знала, что, скорее всего, ранит меня.
   Следующую неделю я начала ходить. Плохо и недалеко, но мне нравилось ощущение того, что я не прикована к кровати. Яд из организма вышел, но врач сказал, что шрамы, которые он пытался зачаровать, остались, но их мало. Теперь на шее сзади и справа у меня были белые полоски, а еще под левой грудью, он был самым широким.
   Когда я спалила пауку брови я задела себе скулу все с той же несчастной левой стороны, поэтому на лице у меня красовались остатки ожога. Это были крошечные шрамы похожие на точки, их было всего три, а врач сказал, что он сможет их зачаровать, так, что их не останется вовсе, но меня почему-то совсем не интересовало их наличие или отсутствие.
   Крис заходил ко мне обычно по вечерам, он держал меня за руку и мы разговаривали. Он помогал мне гулять, брал под локти и водил по палате, в коридор мне выходить не разрешалось, как оказалось сан узел был справа от меня, в первый раз я не смогла его заметить так как не получалось вертеть головой.
   В этот раз он зашел слишком довольный, я не сдержала улыбку.
   - Что-то случилось?
   Он кивнул.
   - Да у меня сюрприз.
   - Ты же понимаешь, что и так слишком подозрительно, что ты проверяешь свою "шестерку"?
   Последнее время в основном из-за слов Чарны я начала задумываться, что его поведение по отношению ко мне может вызвать подозрения со стороны. Я совсем не хотела, чтобы он прекращал приходить, но проблема, что он мой хозяин на второй план все еще не отходила.
   - Брось, я просто боюсь потерять прислугу, это не кажется подозрительным и ты вообще услышала про сюрприз?
   Я снова улыбнулась, ну почему я рядом с ним напоминаю тряпку?
   - Да ладно, что за сюрприз?
   Он с широкой улыбкой открыл дверь и в комнату влетел Никки. Боже Никки! Он кинулся мне в объятья, а я чуть не расплакалась от счастья. Мне казалось, он вырос, волосы на голове отросли. Я целовала ему щеки и старалась не плакать.
   - Денни, правда, что ты теперь героиня и победила паука? Я так соскучился, Крис сказал, что тебя нельзя сильно напрягать, потому что ты болеешь - он огляделся и понял, что сидит у меня на коленях - Ой! - он отодвинулся и смотрел на меня, ожидая ответа.
   Я рассмеялась его неловкости, и снова прижала к себе, усадив братишку обратно. Я так давно его не видела, что пусть хоть на шею садится.
   - Я не героиня, Никки.
   - Еще какая - вступил в разговор Крис.
   Он сел на стул около кровати и уставился на меня. Он выглядел таким мужественным, таким сильным, что у меня в душе появилось какое-то совсем новое чувство... защищенности.
   Крис начал рассказывать Нику как я сражалась с пауком в каких-то совершенно нелепых подробностях, чуть не про мечи и латы как у рыцарей. Я смеялась, а Никки удивленно моргая глазами, вникал в рассказ. С каждым новым словом история становилась все чуднее и чуднее, но мне даже нравилась эта версия. Мы проговорили около трех часов, пока Крис не хватился времени. Ему пора было уводить Ника.
   Я поцеловала братишку на прощание, но поймала себя на мысли, что совершенно не хочу его отпускать. Он чмокнул меня в нос и заставил пообещать, что я больше не заболею.
   - Конечно, больше никогда родной, обещаю - снова прижала его к себе.
   - Денни, честно?
   - Честно-честно, Никки я же никогда тебе не врала.
   Он удовлетворенно кивнул.
   - Я скоро вернусь - сказал Крис.
   Как он смог увести Ника из-под присмотра родителей?
   Мой хозяин вернулся через двадцать минут.
   - Это был лучший сюрприз за всю мою жизнь, честно - я встала и обняла его трясущимися руками.
   Плевать, как это выглядит со стороны, я слишком, счастлива чтобы думать о таких вещах.
   Крис усадил меня обратно на кровать и накрыл одеялом. Он пальцами погладил мою щеку и произнес.
   - Он очень по тебе скучал, не мог же я ему отказать.
   Я улыбалась.
   - А как же мои родители?
   Крис на секунду помрачнел.
   - Они не знают, я снял его с занятия куратора. Они здесь занимаются, в том зале, где была арена. Его куратор мой знакомый - Крис замолк - Хочу, чтоб ты вернулась к нам домой.
   Я начала вставать, не буду узнавать просьба это или приказ, связь уже начала действовать. Это его выражение "к нам", оно было таким желанным.
   - Нет не так - он остановил меня руками.
   Что не так? Почему я ведь не против приказа, не против убраться из этой ненавистной палаты.
   - Ты сама должна хотеть уйти, по собственному желанию.
   Вот ведь принципиальный хрен.
   - Кристофер Стоун - начала я официально, и он улыбнулся - Забери меня домой.
   Уточнять, что он наш я не стала, теперь это было и так ясно.
  
   Глава 14. На попечение.
  
   Мы уже подъезжали к дому, когда начало темнеть. Мне до сих пор не верилось, что я, наконец, вырвалась из четырех стен. Крис, конечно, вез меня обратно в стены, но эти были уже родными стенами. Тут не было хамоватых медсестер, врачей, не было идиотского аппарата с надоедливым писком и не было капельниц. Я была дома.
   Из машины я вышла с трудом, но Крис тут же меня подхватил. Одним из побочных эффектов детоксикации яда этого вида пауков, это затрудненная работа нижних конечностей. Сам яд парализует, но парализует не весь организм сразу, а начиная с низа. Сначала не можешь двигать ступнями, потом паралич достигает коленей, следом таза и так далее по списку. После того как вкалываешь антитоксин ты нейтрализуешь яд, но тот эффект который он уже успел произвести не уходит. На это нужно время. Врач обещал, что к концу недели я смогу нормально ходить, но пока я должна быть готова к тому, что у меня периодически будет сводить ноги. Но в остальном я действительно поправилась. Мы зашли в дом, через гараж, избегая, лестницы на крыльце. Я уселась на кухонный стул, пока Крис бегал наверх принести мне мои тапочки. Ну, где это видано, хозяин помогает "шестерке"? Хорошо, что никто не видит.
   Я пыталась втолковать Крису об опасностях нашего слишком дружелюбного общения, но он отмахивался. Он говорил, что раз я попала в лапы этому пауку потому, что он меня разозлил, и мы разделились, то теперь он будет таким образом искупать свою вину. Мне приходилось мириться с его чувством вины. Плюс, как бы это не звучало, но мне нравилось, что он за мной ухаживает. Мне ведь и вправду нужна была помощь.
   Он спустился вниз и начал надевать мне на ноги обувь. Синие мягкие шлепанцы с ленточкой в горошек, не слишком детские, но и не особенно взрослые. Ну, прямо как я. Мне было слегка неловко, но вспомнив о неловкости в больнице, когда он надевал на меня штаны, из-за того, что я еле двигала ногами, мне стало немного легче.
   Это случилось пару часов назад, он привез мне те вещи, которые я попросила. С помощью медсестры я вымылась, а когда он передал мне пакет, и вышел за дверь, я стала одеваться. С нижним бельем, которое, слава богу, привезла мне еще Чарна пару дней назад, проблем не возникло. Бордовая водолазка тоже наделась легко, но вот штаны. С ними пришлось возиться долго.
   Крис заглянул за дверь, видимо начав уже беспокоится, что я так долго не выхожу. Он застал меня за моими упрямыми попытками надеть на себя непослушную деталь гардероба, прямо как по закону жанра безуспешными.
   - Помочь?
   - Я такая никчемная, что не могу сама надеть джинсы.
   Он глубоко вздохнул.
   - Надо было позвать меня сразу. Я мастер надевать джинсы.
   Я рассмеялась. Он, совершенно серьезно, стараясь не глядеть на все части тела, огороженные от него лишь тонкой материей, помог мне завершить переодевания.
   - Первый раз я одеваю девушку, а не раздеваю - задумчиво произнес он, застегивая мне пуговицу на ширинке.
   Я снова рассмеялась, умел он победить мое чувство стеснения.
   Вот и сейчас на кухне, он помогал мне. Он не был похож на соблазнителя, и это не выглядело как момент возбуждения из мелодрам, он просто заботился, и это было приятно.
   Он помог мне дойти до дивана, мы собирались посмотреть какой-то новый фильм, который недавно номинировали на "Оскар". Наши планы нарушил телефон, зазвеневший у него в кармане.
   - Да? - спросил он в трубку - Да Ган я забрал ее, а что? - пауза - Врач разрешил... какое собрание? Шарль велел? Про паука? А что с ним не так? Отчет подозрительный? Хорошо... да я буду.
   У него неприятности? Что происходит?
   - Я буду поздно, ложись спать, хорошо? Захочешь поесть в холодильнике полно еды. Далеко не ходи, туалетом пользуйся на первом этаже, не напрягай ноги. Если что-то случится, звони. Если станет плохо или еще что-то...
   - Да я поняла, мам - я улыбнулась.
   Это было так непривычно и одновременно волнительно видеть его таким.
   - Не смейся, я серьезно. Ты не выздоровела - но улыбка уже пробивалась через его щит серьезности и благоразумия.
   На прощание он чмокнул меня в щеку, так нежно так мимолетно, но мое сердце забилось в бешеном ритме, а место его поцелуя горело огнем.
   Нет, нельзя. Господи, это не хорошо, будут неприятности. Беспокойства за себя у меня почему-то не было, но я жутко боялась, что у Криса возникнут неприятные последствия из-за его необдуманного поведения.
   Из нас двоих я держала себя в руках, но в его поведение все поменялось. Раньше он прятал себя за щит безразличия, но после того разговора в переулке, это уже казалось бессмысленным. Свое отрицание и отстранение я тоже считала не вполне логичным, но выбора не оставалось. Чарна была на все сто процентов права. Я "шестерка" он хозяин. Подчиненная и начальник, хотя даже скорее повелитель.
   Часы показали половину одиннадцатого. Голова побаливала, терпимо, но неприятно. Организм отходил от лекарств. Я решила, что пора подниматься наверх, но вот дерьмо!
   Ноги! Я не могла поднять их на нужную высоту. Одна нога не поднималась вообще, ходить по ровному полу я могла, подволакивая ее, но лестница, оставалась для меня непреодолимым препятствием. Как только я пыталась ее поднять, все от колена до таза взрывалось адской болью. Это из-за паучьего яда, он вызывал подобные ощущения, а я ничего не могла с этим поделать. Тогда в его логове было нечто подобное.
   В голове пронеслись кадры того утра. Трупы, оторванные конечности, то ребро... меня снова передернуло, нужно было попытаться забыть это, но как забыть то, что ты пыталась воспользоваться человеческой костью в процессе самообороны?
   Я вернулась на диван и укуталась в плед. Заснула я быстро, а проснулась от того, что Крис теребил меня за плечо.
   - Ты почему спишь на диване?
   - Я смотрела телевизор и заснула.
   Ни к чему ему знать правду.
   - А еще честнее? - спросил он, указывая на выключенный экран.
   - Читала скучную книгу.
   - Здесь нет книг, давай у тебя есть третья попытка.
   Я выдохнула и закусила нижнюю губу.
   - Я не смогла подняться, доволен?
   - Я же попросил позвонить, если что.
   - Мне дергать тебя с совещания, потому что спать на диване неудобно?
   Он покачал головой и поднял меня на руки. Я чувствовала, как бьется его сердце, так рядом, так близко. Он отнес меня в мою комнату и помог переодеться в пижаму. Он отвернулся, чтобы не смотреть, а у меня в голове звучали мысли совсем иной направленности.
   От того, что я еще не совсем отошла от лекарств, кошмаров не следовало ожидать и Крис, сразу как я управилась с пижамой, пошел к двери.
   - Останься.
   Слова вылетели раньше, чем я обдумала их. Ну почему все так? Я же собиралась держать его на расстоянии!
   Он повернулся на мой голос и как-то облегченно с выдохом улыбнулся.
   Он быстро подошел к кровати и помедлил, потом стянул через голову футболку и снял джинсы.
   Мы лежали совсем близко друг к другу, ближе, чем когда-либо. Под ребрами поселилось зудящее чувство, название которому я никак не могла придумать. Он был рядом его губы, его глаза. Слишком близко. Нужно как-то отвлечь себя.
   - Что было на собрании?
   - Ничего интересного.
   - Чарна рассказала про паука.
   - Так и знал, что она подсмотрит.
   - Она не виновата, она волновалась. Что с отчетом не так?
   Я ждала ответ, наваждение, которое было пару минут назад, поутихло и почти прошло. Теперь мне действительно стало интересно.
   - Хорошо, когда я отвечу, ты прекратишь свои расспросы хоты бы до следующей недели.
   - Долго - я поморщилась и он улыбнулся.
   - Согласен. Ты слишком любопытная для этого срока. Думаю, две недели в самый раз.
   - Сдаюсь, до следующей недели.
   Крис улыбнулся, но лишь на секунду, во время рассказа он был сама серьезность.
   - Ладно, когда я убил паука. Я был несколько не в себе, так что, чтобы тебе не рассказала Чарна, прими это к сведению. Мне нельзя было его убивать. Только если других способов его усмирить нет, охотникам разрешают убийства. Так вот было довольно трудно объяснить, почему собственно труп несколько неприглядного вида. Ган написал в отчете, что его разорвали собратья. Официально я не забирал других пойманных пауков, так что... теперь по Чикаго ищут еще одну партию.
   Я выдохнула.
   - Ты же понимаешь, что из-за того, что не смог сдержаться тебя могут наказать?
   Мне стало страшно, это все из-за меня, если докажут его вину с подделкой отчета и выпуском заключенных ради "шестерки" с ним сделают ужасные вещи. Его не просто уволят, его отправят в тюрьму, а у волшебников они строже людских. Преступников содержат чаще всего под лекарствами, до полной парализации и омертвления верхних слоев мозга. Человек умирал, медленно и мучительно. Если бы он просто подделал отчет, то возможно его бы просто отстранили от работы на пару месяцев, но тут шел разговор о действиях во благо "шестерки".
   Нет нельзя. Я не хочу, чтобы с ним что-то случилось. Почему он такой? Почему из всех людей именно он? Почему ему нужно было это делать? Ну, зачем? Вышел из себя, а теперь проблемы.
   - Уходи - эта фраза неожиданная даже для меня, но я знаю, так надо.
   - Ты сама просила остаться.
   - Знаю, до твоего рассказа. Иди спать в свою комнату, пожалуйста. Кошмары мне не приснятся.
   Отдалить его на максимум от себя.
   Он напрягся.
   - Денни, я...
   - Уходи - я перехожу на крик и отстраняюсь.
   Он смотрит на меня спокойно, хотя я ощущаю, как на него нахлынули чувства. Обида, горечь, боль. Больно и мне. Это двойное ощущение, оно почти физическое, оно намного хуже всего, что я испытывала до этого. Сердце рвется на куски, но я не могу Крису позволить подвергать себя опасности, только не из-за меня. Я не должна была приходить в его жизнь, все должно быть по-другому.
   Наконец он уходит, не спорит, хотя я чувствую, он хочет спорить. Все в его душе, как и в моей, хочет быть тут в этой кровати вдвоем.
   Дверь за ним закрывается, он снова недосягаем. Он снова скрыл свои чувства.
   Слезы текут из моих глаз, но я не всхлипываю, он не должен узнать, что я плачу. Он не должен узнать, что мне нужна помощь. Я умею тихо плакать, из-за Никки я сильная. А сейчас, если понадобится я стану сильной из-за Криса. Я буду сильной за нас обоих.
  
   Глава 15. Луиза.
  
   Минула неделя с того момента как я вернулась из больницы. Я оправилась после паучьего яда и теперь нормально ходила, правая нога правда затекала чаще, чем раньше, но с этим можно было жить.
   Атмосфера в самом доме была накаленной. Верней со стороны выглядело все вполне обычно, как и должно быть у "шестерки" и хозяина. Однако напряжение между мной и Крисом было сильным. Он все еще не пытался ничего обсуждать. Все еще помогал, но молча, совершенно без эмоций.
   Например, когда мне нужно было сходить вниз до кухни, а ноги все еще плохо слушались, я топталась в начале ступеней, преодолев всего две. Это было примерно через день после того как мы с ним поругались, если это вообще можно назвать ссорой. Крис спускался вниз посмотреть телевизор. Он увидел меня и притормозил, мы застыли всего на мгновение, глядя друг другу в глаза. Я думала он пройдет мимо, но ошиблась. Он подошел, поднял меня на руки, почти как раньше, только в этот раз, не поворачивая голову ко мне. Он донес меня до первого этажа и поставил на землю. Я буркнула слова благодарности, а он лишь махнул рукой и уселся перед телевизором. Телевизор у него в комнате был и вот нужно ему тут отираться? В любом случае, на обратном пути он отнес меня наверх. Забавно, что через несколько минут телевизор внизу он выключил и вернулся к себе.
   Таким манером и пролетели семь дней. Теперь я передвигалась сама и его помощь мне не требовалась. От тренировок меня на время отстранили, и я должна буду помогать кому-то в тюремном отсеке.
   Сначала я решила, что это как-то связано с пауками, но Ган по телефону заверил меня, что к паукам меня Крис теперь никогда не подпустит. Он сказал эту фразу с каким-то смешком. Он не подначивал меня, это даже не было похоже, на веселье.
   За последнюю неделю Крис вернулся в свое мрачно-саркастичное состояние, по крайней мере, судя по тому, что я улавливала в его разговорах с другими людьми. В основном он торчал дома, и разговоры были телефонными. Однако, теперь он взял манеру дожидаться пока я уходила спать и идти в бар через квартал напиваться. Больше он не водил девушек, он просто приходил пьяный в стельку и сразу шел спать. Я знала, вернее чувствовала, что это началось из-за меня, однако, я понимала, что как бы я не жалела его или себя, это было правильным взрослым решением.
   - Ну-ну в старости расскажешь это своим сорока кошкам - сказал мне как-то по телефону Рикки.
   Сказано это было в шутку, но в каждой шутке, как говорится.
   Сегодня он не был с похмелья, но выглядел ужасно. Помятая футболка, мешки под глазами. Я все еще могла назвать его красивым, хотя, наверное, я считала красивым его всегда. Он должен отвезти меня в главный корпус, проводить до надзирателя, звучит, будто я преступница, а сам уйти тренировать Чарну, Руди и Сабола.
   Чарна в отличие от Рикки не позволяла себе саркастичных высказываний, она поддерживала меня, несмотря ни на что. Мне даже показалось, что в какой-то момент она начала гордиться собой, ведь задуматься, меня заставили именно ее слова.
   В это утро у меня не было желания вставать с кровати. Если дома у меня была возможность игнорировать Криса, то сидя в одной машине вряд ли. Это странно, то, что похода в тюрьму я не боялась, но вот оказаться близко к Крису, очень.
   Я оделась как можно скромнее и мешковатее. Огромный балахон, старые джинсы, кроссовки, волосы, убранные наверх заколкой, в общем, глядя на меня, можно было с уверенностью сказать, что день не задался.
   Я спустилась вниз и села на диван, дожидаясь Криса. Он спустился примерно через полчаса и, забежав на кухню взять закрытую пачку сигарет, вышел на улицу, даже не взглянув на меня. В сердце опять неприятно кольнуло. Такое его поведение оправдывалось тем, что он в безопасности, а от этого мне становилось намного легче. Я пошла за ним, молча села в машину и уставилась вперед. Утреннее солнце светило мне в глаза и я щурилась. Рядом сидел Крис, хранивший гробовое молчание, а мне по-честному так было даже проще.
   Машина вырулила на трассу, и мы помчались вперед, маневрируя между другими автомобилями. Я была почти уверена, что Крис нарушил сейчас скоростной режим, но мне было слишком паршиво, чтобы думать о таких вещах. Насколько мне было известно, у охотников был целый отдел занимающийся улаживанием подобных вопросов. Они оплачивали штрафы, восстанавливали отнятые права и так далее. Волшебники были не самыми законопослушными на свете людьми.
   Доехали мы во много-много быстрее, чем в прошлые разы. Видимо Крису, как и мне совершенно не хотелось проводить лишние минуты в обществе друг друга. Однако, когда я было решила, что тишина отныне наша манера общения, он заговорил.
   - Когда закончишь, иди в зал тренировок, я буду тебя ждать. И если они поведут тебя к паукам, немедленно позвони мне, хорошо? - говорил он спокойно и размеренно, но были слышны какие-то нотки заботы.
   На душе потеплело, и я кивнула. На стоянке я вышла из машины у входа в какой-то коридор, в котором я раньше ни разу не была, меня уже ждала женщина.
   На вид ей было не больше двадцати, но глаза были холодными и серьезными, как будто она прожила долгую и тяжелую жизнь. Она была высокой и очень худой. Ребра выпирали вперед, а скулы на худом лице, казались очень широкими. Одета она была просто: майка светло сиреневого цвета, черные свободные штаны и балетки, сходные по цвету с майкой. Ее нельзя было назвать красивой, но и далеко не уродливой. Светлые волосы казалось, выцвели на солнце, глаза, не выражавшие никакой радости, были им в тон. Она как-то угловато кивнула Крису и повернулась ко мне.
   Крис наградил меня напоследок странно теплым взглядом и ушел в зал, мы остались с блондинкой наедине.
   - Я Мойра, я должна проводить тебя и объяснить, почему нам понадобилась твоя помощь.
   Она "шестерка".
   Мойра тем временем открыла картой ключом дверь, и мы пошли по длинному коридору со стальными стенами, освещенным одинаковыми флуоресцентными лампами.
   - Ты должна помочь Луизе Март. Ей сорок восемь лет, рост сто шестьдесят восемь.
   Зачем мне ее рост? Я повернула голову к моей провожатой с целью задать этот вопрос, но вскоре поняла, что она читает из папки. Скорее всего, ей не разрешили со мной говорить. Логично, две "шестерки" в тюремном блоке без хозяев.
   - Вес пятьдесят семь килограммов. Глаза голубые. Ее хозяин умер, но оставил ей задание. Она должна передать какие-то сведения. Луиза Март была и является ясновидящей.
   Ясновидящие? В мире магов они имели почти такие же функции, как и в мире обычных людей, с той лишь разницей, что не были шарлатанами. Они считывали ауры, мысли и чувства людей, то есть они знали о человеке все просто глядя ему в глаза.
   - Луизе Март, хозяин перед смертью дал приказ, она должна сказать что-то "шестерке" с определенными качествами. Пока ты была в больничном отсеке, мы проверяли "шестерок", из всех находящихся там, Луиза выбрала тебя. Твоя задача выслушать ее, а потом рассказать нам, что ты услышала. Женщина умрет, как только выполнит последний приказ. Мы хотели убить ее, но, у ее хозяина есть право на последнее желание.
   Последний приказ? Умрет? Ужас какой-то, бедная женщина должна умереть, как только что-то расскажет мне? И почему мне?
   Мойра остановилась перед стеклянной дверью и посмотрела на меня пустым взглядом.
   - Вопросы?
   Куча вопросов. Миллионы.
   - А почему вы не цепляете на меня жучки, чтобы я не соврала об услышанном?
   - Условия приказа Луизы, сковывают наши возможности, но если возникнут вопросы, мы просто попросим отдать приказ твоего хозяина.
   Ясно. У меня не было возможности солгать, меня даже за человека, пуская в эту комнату, не принимали. Диктофон.
   Мойра открыла дверь, и я вошла в небольшую комнату. Из мебели тут была односпальная кровать и инвалидное кресло, в котором и сидела Луиза. Ее лицо было в морщинах, хотя я и знала ее возраст, мне она казалась намного старше.
   - После смерти хозяина процессы старения становятся намного быстрее.
   Я вздрогнула, Луиза обращалась ко мне, она знала, о чем я думаю.
   - Естественно я в курсе твоих мыслей, я же чертова ясновидящая! - ее голос был одновременно возмущенным и насмешливым, но глаза оставались добрыми и я невольно улыбнулась.
   - Почему вы выбрали меня? - я знала, что задавать этот вопрос вслух не имеет смысла, но проблема заключалась в том, что я молчать в разговорах не привыкла.
   - Из-за твоего хозяина.
   Крис? Причем тут он?
   - Ох, сколько вопросов, давно не видела такое количество у "шестерок". Я и правда не ошиблась.
   Лицо женщины блистало самодовольством, а я никак не могла понять, к чему она клонит.
   - Ну, солнышко, я прожила жизнь, хоть я выгляжу не на свой возраст, но я все понимаю - она странно улыбалась - Пару недель назад я и та безыдейная кукла, что привела тебя, искали кандидаток в больничном блоке. Видишь ли, Говард, мой хозяин, агитировал за освобождение нас. Таких, как ты, я и та кукла - пренебрежение в ее голосе было странным, ее поведение в корни расходилось с поведением "шестерок" - Так вот, ходили мы по блоку, искали и наткнулись на твою палату. Твой хозяин был внутри, нас даже не заметил, он менял тебе сны. Представляешь? Где это видано?
   В голове всколыхнулись воспоминания, тот сон про сад его рук дело?
   - Конечно его! Ты думала, от местных лекарств бывают такие грезы? Тут лечение дрянь, меня напичкали какими-то таблетками, чтобы не дать мне загнуться, но от них даже не весело!
   Я не удержалась и хихикнула, эта женщина хоть и страдала явным себялюбием, была очень забавной и эксцентричной особой.
   - Удивительно, в твоем пареньке столько гнева, любви, жажды, амбиций и страсти, а все упиралось в девушку на больничной койке.
   У меня бешено заколотилось сердце, чтобы не собиралась рассказать мне эта женщина, но я почему-то была склонна ей верить. Наверное, от части, потому что мне польстили ее слова, про Криса, даже не знаю почему.
   - Так вот. Говард Сайлас, был моим хозяином долгие тридцать лет, пока не проиграл борьбу с раком крови две недели назад.
   Говард Сайлас? Я знала это имя, заноза в заднице моего отца. Мой родитель, в основном занимался тем, что проталкивал разные законодательства и получал за это огромные деньги. Проблема заключалась в том, что помимо идей о повышение таможенных пошлин на экзотические травы и животных, ввозящихся на территорию США, мой отец занимался и тем, что восхвалял систему отбора. Алан Лерой был сторонников жесткого отсева "шестерок" и контроля, за ними государством, а не хозяевами, а вот Говард Сайлас напротив, был сторонником контроля частного, а в идеале упразднения приказного порядка. Некоторые считали его психом, некоторые проповедником, некоторые врагом, но именно благодаря его действиям, "шестерок" начали лечить, некоторым даже позволяли обучаться далее. В каком-то смысле мой допуск на тренировки выездной группы и даже нахождение здесь без сопроводителя его заслуга. Наверное, Луиза была такой именно, благодаря Говарду Сайласу.
   - Знаешь лично мое мнение, что Говард мог бы прожить еще долгие годы, но никто не любит бунтарей. Даже твоя подруга Ронда Спайс в немилости, хотя гибриды поразительные существа.
   Откуда...
   - Я ясновидящая, я просканировала тебя еще, когда ты была в больнице, да ну, сколько же еще вопросов в твоей симпатичной головке?
   - Простите - пробурчала я, но Луиза уже не слушала.
   Она улыбнулась мне и продолжила, все, что она говорила, она говорила не со зла.
   - Ладно, то, что я хочу тебе сказать, это результат того, что ты и твой хозяин моя надежда на нормальное будущее волшебного сообщества. Ну как в Гарри Поттере, только там проблема в одном злом маге, а тут целая куча коррумпированных выскочек с чувством собственной значимости, как у хреновых поп-звезд.
   Я снова хохотнула и Луиза расслабилась. Она залезла в карман своего халата и закурила, чем сильно мне напомнила Перчик.
   - Ну, а что? От курения то я точно уже не умру. Так вот, ты знаешь, что представляет связь сама по себе? Ну откуда взялись хозяева, "шестерки"?
   Я помотала головой, с детства меня учили не задавать подобных вопросов, если они и возникали, то роились у меня в голове, но никак не выходили наружу. Сейчас в компании этой дамы, они даже внутри моего мозга не были защищены.
   - Естественно, все вдруг решили, что если кто-то управляет другим, то это нормально. Черта с два! Когда Говард только начинал свою политическую карьеру мы поехали на две недели на маленький островок в тихом океане, я уж и позабыла, как он называется. Мы хотели побыть вдвоем, вдали от разных проклятущих осуждающих взглядов. Знаю, ты не осудишь меня, сама-то ты и твой хозяин испытываете друг к другу больше чем чувства положенные тебе системой.
   Я невольно оглянулась, пытаясь найти камеру или записывающее устройство. Если Луиза говорила правду, то она и Говард Сайлас были любовниками, а если врала. То все это ради того чтобы вывести меня на чистую воду.
   - Успокойся, девочка, Говард научился отдавать грамотные приказания. Если бы нас подслушивали, то я бы физически не смогла открыть рта.
   Я успокоилась, я почему-то безоговорочно верила ей.
   - Ладно, суть не в этом. Так вот там была деревня, полностью населенная магами. Мы и подумать не могли, что такие в этом мире остались. Но к "шестеркам" там относились не так как принято, на "шестерках" были женаты или замужем их хозяева и у них даже были дети. Сначала нам, казалось это неправильным. Да и в такие времена, нам и друг друга любить было страшно. Однако, как только мы вернулись, я начала как проклятая рыскать по архивам в поисках подобных примеров. Не нашла ничего, кроме, небольшой черной книжки. Это был дневник одного путешественника по странам Африки. Он нашел племя и доказательства того, что связь не пустой звук. Это основание, если хочешь, называй стебель ковена.
   Ковен это сообщество ведьм и ведьмаков, но я никогда не встречалась с этим определением в книгах волшебников. Я видела этот термин в человеческих книгах. Мама всегда говорила, что ковены чушь собачья. Детская сказка.
   - Ковен начинает строиться на связи двух волшебников. Один "Разум" другой "Душа". В твоем случае паренек "Разум", поэтому он тебя контролирует, но ты для него "Душа" ты его груз который уравновешивает. Он наполняет тебя мыслями, а ты его чувствами. Говард и я всю жизнь положили на то, чтобы доказать существование ковенов, но проблема в том, что кто-то пытается скрыть наличие подобного. Они и придумали отборы, когда люди получают неограниченную власть, им уже не интересно на чем она базируется. Будь это король, взошедший на престол восстанием или женщина, сделавшая из мужа подкаблучника. Старшие маги, не спрашивают когда получили власть, а младшие настолько разбиты, что не сопротивляются. Связь не односторонняя, но кому-то выгодно чтобы все так думали. Ты меня понимаешь, Денни?
   Я сидела как громом пораженная. Слова звучали бессмысленно и как бред одержимого.
   - Зачем Говард хотел, чтобы вы это рассказали мне? - голос дрожал, а сердце сжала ладонь ледяного ужаса.
   - Это не должно умереть с нами, ты и твой парень надежда, понимаешь?
   - Он мне не парень.
   - Ложь. Ты желаешь его, а он тебя, ты знаешь это, но тебе страшно. Думаешь, отходя от него, ты защищаешь кого-то? Нет, ты просто боишься сопротивляться власти.
   - Боюсь. Но если изменить что-то было не под силу видному политическому деятелю, почему вы думаете, что под силу мне?
   Луиза глубоко затянулась сигаретой.
   - Говард был хороший человек, но мы так и не смогли сделать связь двусторонней из-за его сомнений и страха. Он помогал "шестеркам", он не обижал меня и любил меня. Он не женился и у него не появилось детей, он не сделал мне больно и находился рядом когда это было нужно. Он почти не приказывал мне. Но проблема не в том, насколько хорош человек, а в том насколько сильна его вера, понимаешь? А ты и твой хозяин, вы сильные и вы оба верите. Оба желаете, именно поэтому Говард отдал мне приказ. Он не хотел, чтобы знание умерло с нами. А я устала бороться в одиночку, я хочу смерти. Хочу туда за грань, если она существует, там я буду с ним, и мы будем вместе.
   Мне стало ее жалко, в ее глазах появилось новое выражение, она скорбела. Она по-настоящему любила Говарда Сайласа, но я не могла поверить ее словам.
   - Я знаю, что тебе велели подать отчет о нашем разговоре, но прошу тебя, солги. Умоляю. Неужели ты не понимаешь, что "шестерок" нельзя любить по определенной причине? Скажи им то, что они хотят услышать, но молчи о связи. Прошу!
   Я медленно встала со стула и на трясущихся ногах направилась к двери.
   - Денни я выполнила приказ, у меня остался час может меньше, время идет, и я прошу тебя, не дай идеям и цели моей жизни так бездарно умереть под натиском предубеждений.
   Я слабо кивнула и вышла, не веря тому, что совру в самом сердце системы в сердце главного корпуса охотников. В том, в котором я когда-то мечтала работать.
   Мойра встретила меня не одна. Неужели они подслушивали? Рядом с ней стоял мужчина лет сорока. Я видела его когда-то давно на приеме, который устраивал мой отец. Его звали Сеймур Гриффин и, несмотря на фамилию из мультсериала, он был очень опасным человеком. Я знала, что "шестерок" он ненавидит, он даже как-то произнес тост, где недвусмысленно намекал, на то, что вполне в настроении проталкивать идею казни для нас, если мы попробуем бунтовать. Мойра была его "шестеркой", бедняжка. В моих глазах тоже бы, наверное, появилось подобное выражение, будь моим хозяином такой человек.
   Он протянул мне листок, на котором были строчки для имени и фамилии, а также с указанием имени моего хозяина. Мне велели писать отчет прямо у него на глазах. Стоя опираясь на стену, корявым подчерком я выводила слова.
   Фамилия: Лерой.
   Имя: Гардения.
   Фамилия старшего мага: Стоун.
   Имя старшего мага: Кристофер.
   Отчет: ...
   Я медлила, что они хотят услышать, но не связь?
   Но тут в голову мне пришла мысль, они ненавидят Говарда Сайласа.
   Говард Сайлас решил посмертно признаться в романтических отношениях со своей "шестеркой". Я писала быстро, и буквы скакали, я старалась не думать о том, что на самом деле сегодня узнала.
   Отчет у меня забрал Гриффин и едва заметно кивнул своей подчиненной. В ее руках мелькнул пистолет, и она резко открыла дверь в комнату. Раздался выстрел и я вздрогнула. По коридорам пошло гулять эхо и все стихло. Вместе с Луизой Март эхо покинуло эти комнаты.
   Сеймур повел меня в тренировочный зал. Почему он делал это сам, я поняла только, когда он протянул листок Кристоферу.
   - У меня есть основания не верить в слова твоей подчиненной?
   Крис пробежался по строчкам, и мельком взглянул на меня. В душе у меня все содрогалось не то от звука выстрела, не то от волнения. Сердце билось так, что я думала, Сеймур Гриффин услышит и тут же поймет, что я что-то скрываю. Мой хозяин покачал головой и вернул листок.
   - Нет, она честная. Что ей было велено сделать? Просто пересказать разговор с "шестеркой" Говарда? Тогда не думаю, что она лжет. Она никогда их не видела до этого.
   Он говорил правду, Говард Сайлас не был желанным гостем в нашем доме.
   - Хорошо если возникнут вопросы, мы придем к тебе, и ты прикажешь девчонке все рассказать.
   Крис кивнул. Волшебники не доверяли детекторам лжи, но вот на связь полагались безоговорочно.
   Я посидела в зале, наблюдая за тренировкой еще около получаса, но Крис видимо увидев выражение моего лица, сказал Фрее, что сегодня уйдет раньше. Та понимающе кивнула, и мы вышли наружу под пристальным взглядом Чарны.
   До машины мы шли быстро, а Крис выглядел странно удрученным и каким-то злым. Я не могла его почувствовать, он опять скрылся.
   Заговорил он, только когда мы выехали наружу. За окном проносились дома типичные для пригорода и деревья, а Крис вжимал педаль газа в пол, что я боялась, как бы он кого не сбил.
   - О чем ты соврала?
   - Что?
   - Денни, я задал вопрос. Говард Сайлас слишком многое вложил в эту свою партию по защите прав "шестерок", он никогда бы не признался в подобном. Что на самом деле там произошло?
   Я начала рассказ, который затянулся и о том, как Луизу убили, Крис узнал уже только, когда мы переступили порог дома.
   - Зачем ты солгала? - он кричал - Ты понимаешь, что с тобой могут сделать, если узнают?
   - Но я же не лгала, я сказала только часть правды.
   Крис в гневе ударил по столу.
   - Ты "шестерка"! Для тебя нет понятия половина правды, ты либо лжешь, либо нет! - он успокоился, но желваки на щеках угрожающе ходили.
   - Крис я не могла им сказать правду! Говард не давал ей умереть две недели. Она слабела и старела с бешеной скоростью, только ради этого. Она любила его и хотела, чтобы об этом узнал кто-то вроде меня, а не там наверху! Крис, у нее тоже есть право на последнее желание, ну прошу тебя, поверь, я просто не смогла! - слезы брызнули из глаз, а Крис повернулся ко мне и со странным выражением посмотрел на меня.
   - Я верю, но запомни. Если они придут и спросят, ты солжешь и перескажешь им отчет, даже если я прикажу говорить правду, ты меня поняла?
   Я кивнула.
   - Я не позволю тебе умереть из-за бреда старухи, пусть даже и тридцать раз хорошей. Твоя безопасность для меня важнее, чем идеи всеобщего бунта. А теперь иди спать. И прошу тебя, не спрашивай приказ это или просьба.
   Я промолчала и пошла наверх. Быстро разделась и в любимых шортах и майке легла спать.
   Мальчик, холод, крики. Мои крики. Так громко близко. Чьи-то руки снова вытаскивают меня из сна и прижимают к груди. Крис он рядом, слышу, как его сердце бьется, и вдруг с ужасом понимаю, что кошмары вернулись.
  
   Глава 16. Воспоминания.
  
   Я дрожала. Крис, как и в тот раз, прижимал меня к груди, и я успокаивалась. Это так действовала его сила. Я знала, что сейчас он использует ее на мне. Я хотела оттолкнуть его, но понимала, что физически это не могу сделать. Возможно, что желание находиться с ним тоже было результатом использования его внушения, но мне было плевать. Он был нужен мне и до этого сна.
   - Денни, это всего лишь сон, просто кошмар - шептал он мне на ухо.
   Я судорожно кивала. Я не знала, почему на меня так действовали эти сны и, было ли Крису так же плохо как мне, когда он их видел.
   - Хочешь, я останусь, ты уснешь и, тебе приснятся хорошие и добрые сновидения, я обещаю тебе.
   Он взял мое лицо в ладони и посмотрел на меня.
   - Как в больнице? - хрипло спросила я.
   - Луизе не стоило тебе об этом рассказывать.
   Крис погладил меня по щеке, но потом, сжав губы, встал с кровати и пошел к двери. Не сейчас, только не сейчас.
   - Побудь со мной, хочу увидеть хорошие сны - голос звучал спокойно, даже немного отрешенно.
   В душе у меня играло одновременно столько эмоций и чувств, что я просто не могла находиться одна.
   - И ты меня не выгонишь? - он улыбнулся, как-то очень грустно, но улыбнулся.
   Я помотала головой, и он снова оказался рядом. Крис держал меня за руку, а я смотрела в потолок. Я понимала, что стоит мне снова взглянуть в его зеленые глаза, то я не смогу уже держать в себе, то, что пытаюсь подавить.
   Я рассказала ему абсолютно все про Луизу, но он не спешил комментировать это. Он никак не отреагировал на мой рассказ про наше с ним влечение, поэтому сейчас мне снова начало казаться, что я просто нафантазировала себе сверх меры.
   В комнате стояла тишина, изредка нарушаемая звуками с улицы. Проехала машина, залаяла собака, кто-то в соседнем доме уронил что-то крупное. Сон никак не шел, а Крис просто сжимал мою руку, нежно поглаживая большим пальцем кисть, а я старалась не думать, что он по пояс голый лежит рядом.
   Вдруг мою голову посетил вопрос, который я просто обязана была задать ему.
   - Расскажешь мне, что именно я вижу во снах? Крис, я понимаю, что это что-то важное для тебя, но я постоянно просыпаюсь и даже не понимаю почему.
   Крис помолчал и, сглотнув комок в горле, спросил.
   - А ты не видишь, что именно там происходит?
   - Образы вижу. Иногда чувствую.
   - Ты чувствуешь, как тебя бьют?
   Я кивнула.
   - Ты видишь смерть моей мамы.
   Я замолкла, я подозревала это. Даже не беспочвенно, во сне я чувствую, как теряю кого-то близкого. Кого-то очень родного. Прежде мне никогда не доводилось пережить нечто подобное, но там внутри моего сознания было ужасно.
   - Как это случилось?
   Крис напрягся, и я повернулась к нему. Я не знала, как сделать, чтобы ему стало легче, поэтому просто неуклюже погладила его щеку. Он попытался перехватить мою кисть но, помедлил и взглянул мне в глаза.
   Сердце опять выстукивало бешеный ритм. Глаза, руки, губы, все так близко.
   - Это случилось одиннадцать лет назад. Моя мать занималась распределением преступников по тюрьмам в зависимости от тяжести преступления. Эта работа ей не шла, но она не хотела менять ее, она говорила, что зная, где находятся головорезы, ей спокойнее спится. Отец предлагал перейти ей в выездную группу, но она не хотела надолго оставлять меня и Нину. Знаешь, я до сих пор помню, как она заплетала ей косички, вплетая в волосы разноцветные ленточки. Особенно Нине нравились красные, она все время просила, чтобы мама вплела ей как можно больше красных ленточек и тогда Нина станет похожей на розу, но мама всегда говорила ей не перебарщивать. Забавно, Нина выросла и выкрасила себе одну прядь в красный цвет - Крис замолк, слова давались ему тяжело.
   Слушая, с какой теплотой, он рассказывает о своей сестре и матери мне вдруг стало так спокойно. Я неожиданно для себя прижалась к нему и положила свою голову ему на плечо. Он сначала удивленно посмотрел на меня, а потом заключил в крепкие объятия. От него пахло табаком и гелем для душа с приятным свежим запахом. Крис был такой теплый и сильный, что лежа с ним здесь в кровати мне совсем не хотелось уходить.
   Но реальность жестока, я знала, что утром он уйдет, а я не стану его останавливать.
   Рассказ Криса тем временем продолжился.
   - В то утро отца вызвали в офис, из-за дела о побеге тринадцати заключенных из водной тюрьмы на Мичигане.
   - Водная тюрьма? - я впервые о ней слышала.
   - На Мичигане курсирует большой лайнер. Он не виден и не осязаем для человеческих судов из-за того, что на нем работает сразу целый полк маскировщиков. Он окружен кучей защитных полей, вплоть до того, что в те года там работал мужчина, который заставлял воду кипеть, если один из заключенных решил бы доплыть до ближайшего берега. В гавань этот лайнер не заходит, строго говоря, он и не лайнер вовсе. Все пассажиры доставляются на него либо другими лодками, либо по воздуху. На борту корабля и в пределах нескольких метров вокруг него, нельзя использовать телепортацию. Сбежать с него удалось до той истории дважды. Женщине мотыльку, которая соблазнила надсмотрщика и пареньку лет четырнадцати, который попал туда за то, что убил нескольких человек, подсыпая им яды в напитки. И то, как он это сделал никому не известно. Но чтобы тринадцать человек из тридцати возможных заключенных смогли одновременно покинуть судно, это был целый скандал. Как ты, наверное, уже догадалась эти тринадцать, посетили ту тюрьму с легкой руки мой матери. В основном они были серийными убийцами, поэтому мать решила, что содержание их там, в полной изоляции, под лекарствами будет безопаснее. Некоторые заключенные вообще содержатся под постоянным воздействием паралитических газов. Алхимики выделяют их из яда тех пауков, кстати.
   Я поморщилась, вспомнив как там, на стройке паук провел своим липким шершавым языком за моим ухом.
   - Когда отец ушел, мама долго сидела у него в кабинете. У нас огромный дом. Намного больше твоего, отец почему-то считает, что от размера зависит презентабельность. Ты увидишь этот шедевр пафоса скоро, на мамину годовщину ты все еще идешь со мной.
   Я улыбнулась, да хоть на край света. Подумав это, я тут же себя одернула.
   - Мама сидела там слишком долго, а мне и Нине ужасно хотелось пойти погулять. Мне было всего десять, а Нине семь, нам было невдомек, что сбежавшие преступники имеют хоть какое-то отношение к маме. Мы оделись и, не сказав никому ни слова, убежали на улицу. Это была моя идея.
   Он выглядел очень, мрачным произнеся эту фразу. Он винил себя, это было видно по глазам, представить себе не могу какого это жить с постоянным чувством вины.
   - В любом случае мы рванули в парк. В наш любимый парк, там была детская площадка с огромными зелеными качелями. Мама приводила нас туда еще, когда мы были совсем малышами, она подолгу раскачивала нас на них. Нинет там нравилось, и мы играли, наверное, около трех часов. Прятки, догонялки, даже гоняли голубей. Нам было весело и хорошо, но когда мы собирались пойти домой. К нам подошел мужчина и предложил пойти прогуляться, мол, ему так понравилось, как мы играем. Ума отказаться мне хватило, но мужчина не отставал и наконец, когда он схватил меня и Нинет за руки сзади послышался крик моей мамы. Она стояла метрах в пяти от нас и просила оставить нас в покое, но мужчина только громко смеялся и говорил, что никогда на свете не поможет Ирен Стоун, даже если от этого будет зависеть его жизнь. Тогда она недолго думая предложила обмен. Мужику, которого как впоследствии я узнал, звали Ларри, не самое злодейское имя, эта идея понравилась. Он отпустил нас с сестрой и потащил маму из парка. Мне было велено увести Нинет, но я не послушался. Я довел ее до выхода и велел бежать домой, попробовать позвонить отцу. Она послушалась, я даже не ожидал. Я рванул обратно в парк, мама сопротивлялась. Ее с ее ловкостью и реакцией вообще было трудно куда-нибудь сдвинуть.
   - Ты способностями пошел в нее?
   Крис в ответ лишь покачал головой. Мы пока он рассказывал, меняли наше расположение, теперь его голова была на уровне моего носа, а я поглаживала ему затылок, обеими руками держа его лицо. Я чувствовала как ему больно, такую бурю он просто не мог от меня скрывать. Я хотела крепко прижать к его себе, но я боялась, что тогда он не закончит рассказ. Я знала, что первая кому он это рассказывает, рассказывает так, не скрывая эмоции, хоть и не по своей воле. Я знала, что ему надо выговориться. Я чувствовала.
   - Когда она вырывалась, она увидела меня, тот мужик присвистнул кому-то и из кустов на меня выпрыгнул какой-то парень лет двадцати. Его лица я не помню, но помню, как пытался использовать силу. Я хотел разозлиться, хотел спасти маму, но я слишком был напуган и страх мешал. Ты же знаешь, что я могу разорвать кого угодно в гневе, но тогда мои мысли затуманил страх. Парень отодвинул мою голову назад за волосы и резанул ножиком, от этого я не умер, но кровь шла довольно сильно.
   Я невольно нащупала пальцами шрам на его шее, боже какой кошмар, он ведь был совсем ребенком. Каким бы он стал, не умри его мама тогда? Был бы он более добрым или может у него бы, были постоянные девушки? Стала бы Нинет красить пряди волос в красный цвет? Стала бы так одеваться и себя вести? Может, мы даже смогли бы стать подругами?
   - Потом меня избивали в живот, кровь хлестала, я смотрел на огромную лужу на асфальте. Я кричал, слышал, как кричит мама, помню, как она даже взяла меня за ладонь, но потом тот мужик все-таки ее утащил, но недалеко. Когда нас с ней нашли, я был еще жив, она лежала в ближайших кустах. Экспертиза установила, что она погибла не от побоев, потому, что травм несовместимых с жизнью у нее не было. Сначала решили, что это случилось от болевого шока или от потери крови, но те версии тоже были надуманными. Меня поместили в больницу, но на похороны я все равно поехал. Ее похоронили на семейном кладбище за домом. Там очень большой участок, так что да семейные останки, не покидают территорию нашего особняка. Примерно через месяц после того как маму похоронили, я смог поймать выпущенную в меня стрелу. Она прилетела совершенно случайно, сестру учили стрелять из лука, но когда это случилось, я понял, от чего умерла мама. Она отдала мне свои способности, а вместе с этим и жизнь. - Он нахмурился и вздохнул, но вскоре продолжил - Понятия не имею, как она это сделала, наверное, всегда умела, но не показывала. Я пришел к своему куратору и рассказал об этом. Я был одаренным маленьким мальчиком, но в купе с материнскими способностями я был почти непобедим. Поэтому меня допустили до службы в выездной группе, когда мне исполнилось четырнадцать. В шестнадцать мне поручили командование, а к восемнадцати я отловил всех сбежавших в тот день преступников. Восемь лет я искал их, восемь ненавидел. Когда я поймал Ларри, я не отдал его под суд. Ган прикрыл меня, и я смог отомстить. Я выломал уроду позвоночник, но когда отец узнал об этом, мы поругались.
   У меня внутри все похолодело от этого резкого контраста между нежным и теплым Крисом рядом и безжалостным Крисом из прошлого. Я знала, что эта его часть все еще внутри него, я видела, что эта часть все еще отравляет его и мешает жить.
   - Вы поэтому с ним до сих пор в ссоре?
   - Почти. И поэтому и по многим другим причинам. Сначала отец винил меня в смерти матери, я не возражал ведь я винил себя тоже. Нинет пыталась много раз нас помирить, но последней каплей стало то, когда отец избил Нину.
   - Что?
   Крис нахмурился. Он выглядел одновременно несчастным и сердитым. Не на меня и это радовало, но то, что их отец поднял на нее руку, казалось мне совершенно ужасным.
   - Это случилось через неделю после того случая с тем уродом. Отец узнал, что я и Ган подделали отчеты и вышел из себя. Нина была наверху и, когда я вышел покурить, я не заметил, как она спустилась вниз, отец был в ярости и пьян, а когда я вернулся, он уже держал ее за горло и бил в лицо. Я налетел на него сзади и исходил его кулаками вдоль и поперек, в тот день я ушел из дома. Нинет не смогла пойти со мной, она сказала, что если что-то подобное произойдет еще раз, то обязательно мне позвонит. Я особенно не верю ей, думаю, она просто покрывает отца, но когда я с ней встречаюсь у меня уже три года привычка искать у нее синяки. Я жил у Гана какое-то время, а потом купил этот дом на деньги, доставшиеся мне в наследство со счета мамы в банке. Нинет теперь тоже имеет к ним доступ, но она не хочет уходить из дома. Говорит, что уже привыкла там жить.
   Рассказ был окончен. Но в воздухе еще витало напряжение. Я не могла сейчас его выгнать или заставить пойти в свою комнату. Я чувствовала, как ему нужна. Крис прижал меня к себе и так мы и уснули. Мне снились, действительно прекрасные сны. Там были горы, реки, были красивые города. Мне снился Ник, он бегал по берегу океана, глядя как волны с плеском бьются об берег. Мне снились Чарна и Рикки, то, как мы вместе сидим на крыльце огромного красивого дома и весело что-то обсуждаем. Криса в этих снах не было, но я чувствовала, что он рядом.
   Когда пришло время просыпаться, я обнаружила, что Крис еще не ушел, но был к этому готов. Я отчаянно захотела его остановить, но он, увидев, что я не сплю, серьезно проговорил.
   - Я понимаю, почему ты меня отталкиваешь, я не идиот. - Он взлохматил волосы на затылке размашистым жестом. - Но эти кошмары, они не твои и никогда тебе не принадлежали. Я буду возвращаться и наполнять твои сны счастьем, даже если будешь прогонять меня. Я не хочу, чтоб ты испытывала тот страх, ты этого не заслуживаешь. Ты не обязана страдать от моих демонов.
   Он вышел в коридор, а я, не отдавая себе отчета, ринулась за ним, скинув одеяло на пол и едва в нем не запутавшись на ходу.
   - Крис! - он обернулся на звук своего имени - Почему ты думаешь, я тебя отталкиваю?
   Между нами было всего пара метров, но сейчас я отчетливо понимала, как ничтожно это расстояние и как легко его преодолеть.
   - Ты боишься за себя, это ведь логично, если мы сделаем что-то не то, ты пострадаешь.
   Я засмеялась, а он недоуменно посмотрел на меня.
   - Тогда ты больший идиот, чем готов признать. Я не боюсь за себя, но у меня колени подгибаются от мысли, что с тобой что-то произойдет. Крис, неужели ты не понимаешь - я невольно сделала шаг ему на встречу, от чего мускулы Криса напряглись - Неужели не понимаешь, что со мной обойдутся еще по-божески? Тебя отправят в тюрьму, под лекарства, ты начнешь сходить с ума, и все это будет происходить в ужаснейших муках. Меня застрелят, может, отправят куда-нибудь доживать свой век, а ты будешь страдать. Я не хочу, чтобы это происходило из-за меня. Я не хочу, думать, что потеряю тебя. Не хочу, чтобы ты страдал, потому что мне не хватило ума держаться от тебя подальше.
   - Денни, ты...
   Он не договорил, он резко подошел ко мне и поцеловал. Я встала на цыпочки, а он прислонил меня к стене. У меня сбилось дыхание, но я не могла отстраниться ни на секунду. Это было похоже на глоток воздуха, когда поднимаешься с глубины. Его губы теплые, мягкие и одновременно удивительно сильные. Казалось, сейчас нет никого вокруг на многие мили. Он прижал меня к себе за талию, а я зарыла свои пальцы ему в волосы. Я чувствовала такую радость, такое счастье и знала, что оно не только мое. Сердце стучало так быстро и сильно, что казалось, вот-вот выпрыгнет из грудной клетки. Я могла бы продолжать еще вечность, но как сказала Луиза, он наполняет меня разумом.
   Я отстранилась и посмотрела ему в глаза.
   - Денни, прошу тебя, не уходи.
   Я не должна заплакать при нем.
   - Прости, нельзя.
   Он не убрал руки, а только сильнее прижал меня к себе. Я почувствовала его рельефный торс даже через свою майку.
   - Денни я не хочу, чтобы так все было. Не хочу, чтобы ты опять отстранилась.
   Я закивала.
   - Надо - я снова поднялась на цыпочки и поцеловала его щеку, нежно и мимолетно.
   Он обессиленно опустил руки, и я смогла снова уйти в свою комнату. Закрыв дверь, я услышала, как он ударил кулаком в стену. Я сползла на пол и поджала под себя ноги. Плечи сотрясали бесшумные рыдания, теперь мне предстояло жить, зная каков на вкус поцелуй Криса Стоуна, но больше никогда его не повторять.
  
   Глава 17. Годовщина.
  
   Я и Крис проводили уже знакомую и удобную нам тактику игнорирования несколько дней, а точнее девять. Все осложнил тот поцелуй, но в руках я себя держать умела. Луиза Март, может и могла скрывать свои отношения, но я не была такой же отчаянной. Каждый день я понимала, как сильно меня тянет к Крису, но каждый день я продолжала обходить его стороной.
   С тех пор кошмары мне приснились всего два раза, сказывалось то, что Крис мне рассказал. В те ночи он молча приходил, брал меня за руку и я засыпала. Я старалась отодвинуться от него, но неизменно просыпалась рядом. Один раз, я проснулась, когда он собирался уходить, но глаза не открыла. Оказывается, Крис целует меня в щеку, перед тем как выйти из комнаты. В то утро я опять расплакалась. Меня бесило, что я так часто реву.
   Меня вернули на тренировки, одной из главных проблем стало еще то, что на индивидуальные тренировки с Крисом мне все еще приходилось ходить. Сначала это напрягало, потому что, отрабатывая рукопашные приемы, я неизменно оказывалась в захвате, но потом, выдыхаясь к концу занятия, эротичный момент из этого уходил. И, слава богу.
   В это утро у нас должна была быть индивидуальная тренировка, но Крис, сидя внизу на кухне с чашкой кофе протянул мне кредитку.
   - Купи платье. Темное. Сегодня вечером годовщина.
   Я посмотрела на пластиковую карточку, а потом перевела взгляд на него.
   - А почему раньше не сказал?
   - Потому что у нас последние дни с тобой потрясающее общение без звуков - он улыбнулся.
   - И тебе с добрым утром.
   Я взяла карточку и направилась к выходу.
   - Мы уезжаем в шесть, так что тебе нужно быть здесь около пяти - прокричал он мне в след, но я не обернулась, а в ответ только громко хмыкнула.
   Я накинула плащ и вышла на улицу. Было довольно тепло, чувствовалось приближение весны. Я шла удивительно бодрая и чувствовала себя хорошо, вырвавшись из дома Криса. Мне было жаль, что приходилось общаться с ним так, но другого выхода я не видела.
   Его репутация бежала впереди него на многие мили. Он был бабником, он любил выпивать, и даже если при этом он был изумительным охотником с татуировкой волка, все воспринимали его в первую очередь как хитрого обольстителя. Уже некоторое время он никого не приводил, напивался да, но не приводил никаких дам. Я хотела сказать ему, что это уже выглядит подозрительным, но моя проклятая ревность не могла мне позволить дать ему добро на секс в соседней комнате с другой девушкой. Нам было запрещено любить друг друга, ему по сути нельзя было даже смотреть в мою сторону и у меня коленки подгибались при мысли, что о нашем поцелуе кто-нибудь узнает. Я злилась на себя, что не сопротивлялась и, что позволяю ему дотрагиваться, это противоречило здравому смыслу.
   Магазин платьев находился через несколько кварталов от нас и представлял собой маленький двухэтажный домик с миленькими цветными окнами. Приветливая молоденькая девушка с игривыми светлыми кудряшками, спросила, может ли она чем-то помочь, но я отказалась и стала ходить по рядам.
   Когда-то давно, кажется, еще в прошлой жизни я ходила по магазинам с Чарной, но сейчас мне нужно было побыть одной. Ну и не стану отрицать я боялась реакции Чарны если я вдруг проболтаюсь о поцелуе, а я бы проболталась, Чарне я врать не умела.
   Я бы с большим удовольствием провела бы время в книжном магазине, но там не продаются платья. Я довольно долго ходила между вешалками, но в итоге нашла обтягивающее темно-фиолетовое платье с рукавами до локтей и юбкой до колен. Я расплатилась кредиткой Криса, даже остановилась поглазеть на витрину с обувью, ладно если он хотел платье, то, наверное, парочку туфель я могу себе купить. В итоге я выбрала милые туфли с небольшой платформой и открытым носом. Они были черного цвета, но под сумочку в самый раз.
   С покупками я направилась домой, Крис все еще сидел на кухне на этот раз с ноутбуком. Ну, вот и почему ему нужно ходить по дому без верха? Я скоро его татуировки буду знать лучше, чем дорогу до туалета!
   Стараясь, не обращать внимания на его рельефы на животе, а так же небрежную бородку, я кинула кредитку на стол.
   - Покажи, что купила - он поднял на меня свои зеленые глаза я, стараясь не отвечать ему колкостью, достала туфли и платье.
   Он придирчиво их разглядывал.
   - Ну что? Ты теперь в специалисты по женской моде заделался? Может, подождешь вечера и на мне их увидишь?
   - Я просто проверял длину юбки. В компании извращенных денежных мешков я бы не сдержался и оторвал голову первому, который начал бы разглядывать твои ноги.
   Я замолчала. Невыносимый идиот, без инстинкта самосохранения!
   - Крис, ты решил, что если будешь строить из себя мачо, я забуду о, том, почему тебя оттолкнула?
   Он поднялся из-за стола и подошел ко мне. Я была ростом ему чуть ниже плеч, а он подошел так близко, что мне пришлось отступить, стараясь смотреть куда угодно лишь бы не ему в глаза. И лишь бы вообще не него.
   - Денни я совершенно не намерен строить из себя мачо, но запомни, я вырву руки первому, кто попробует тебя обидеть. Да и, кстати, от твоих запретов мне даже интереснее.
   Я вскипела и вздернула голову, так что оказалась нос к носу к нему. Так главное сохранять разум.
   - Ты как-то сказал, что не будешь меня насиловать, так что пока я говорю "нет" я в безопасности верно?
   Крис улыбнулся одной стороной губ.
   - В том-то и дело, что пока.
   Я в раздражении схватила сумки и почти побежала наверх. Не понимаю, как человек может и так жутко нравиться и так сильно выводить из себя?
   Шесть между делом безостановочно приближалось. Я надела платье, которое было сильно в обтяжку, но не вызывающее, туфли. С прической я долго возиться не стала. Я взяла большую заколку в форме стебля и цветков колокольчика и просто заколола волосы. Макияж состоял только из туши, карандаша и бледно розовой помады, в купе все смотрелось довольно очаровательно, и я решила, что смысла торчать в комнате, уже нет.
   Крис стоял внизу один, я чувствовала себя школьницей идущей на выпускной бал со звездой футбольной команды. Он поднял на меня глаза, и я невольно улыбнулась. На нем был черный костюм с белой рубашкой, верхние пуговицы на той небрежно расстегнуты. Он был чертовски хорош и сексуален, что на минуту я чуть не потеряла контроль и не бросилась ему на шею.
   Он подал мне руку, и я протянула в ответ свою. Он был галантен и помог надеть мне черное пальто.
   - Ты великолепна.
   Я приоткрыла рот, чтобы ответить ему что-то нехорошее, но потом передумала, мне было слишком приятно. Мы дошли до машины, и Крис открыл передо мной дверь.
   - Ты с мачо на джентльмена переключился? - стараясь не улыбаться, спросила я.
   - А что работает? - бросил он, перед тем как закрыть дверь, и обошел автомобиль.
   Крис сел рядом и завел мотор.
   - Ну, может и работает - произнесла я задумчиво - Но не сильно обольщайся.
   Он фыркнул от смеха, и мы поехали вперед.
   Оказалось, что до дома Стоунов ехать всего ничего, пятнадцать или двадцать минут в сторону пригородов. По дороге в основном были только деревья, и смотреть за окно смысла не было. Пару часов назад пошел снег и сейчас крупными хлопьями медленно оседал на ветви. Когда мы проносились мимо, снежинки даже не успевали коснуться машины. Все вокруг было мягким и медленным, кроме нас. Мы были похожи на стрелу, пущенную куда-то из лука.
   Оказавшись у огромных чугунных ворот, я испустила вздох удивления.
   - На счет шедевра пафоса ты не шутил.
   Мы заехали, после того как какой-то мужчина отпер нам их по домофону. Ехать было до дома прилично, но зато Крису можно было парковаться в семейном гараже, а не как всем остальным гостям на подъездной дороге перед домом. Сам особняк представлял собой огромное трех этажное строение, не считая чердака и подвала. Он больше напоминал старые английские семейные поместья. Тут было впору воспитывать Брюса Уэйна, я бы не удивилась, если бы нас встречал дворецкий Альфред. Мы вышли из машины, и к Крису подошла Нинет, которая к моему огромному удивлению была одета как девушка. На ней было темно-красное платье до пола и высокие шпильки, на губах вместо фиолетовой помады была ярко красная, а в ушах блестели крупные сережки в виде капель.
   Она улыбнулась и подошла обнять брата, а потом перевела взгляд на меня.
   - Боже, а я так надеялась, что никогда тебя больше не увижу.
   Мои губы сами сложились в ухмылку.
   - Не волнуйся, прямо сейчас я уже придумала примерно сотню способов как тебе сдохнуть на моих глазах.
   - Как я рад, что вы взрослеете - вступил в разговор Крис.
   Нинет взглянула на него сочувствующим взглядом.
   - Некоторые вещи братик остаются неизменными.
   Меня подмывало сказать еще какую-нибудь гадость, но Нинет не давала повода, а я не стала разводить скандал.
   Мы втроем вышли из гаража и оказались на одной из небольших винтовых лестниц. Мы поднялись на этаж, и вышли в длинный коридор, увешанный с двух сторон старомодными светильниками.
   - Знаешь, иногда я думаю, что папа пытается сделать из этого дома не то Хогвартс, не то замок для Золушки.
   Нинет хихикнула.
   - Он не пытается, он делает. Недавно ему в кабинет повесили старинный гобелен с аукциона в Париже и поставили доспехи. Осталось примостить гильотину в подвале и дело в шляпе, Стоунов окончательно примут за инквизиторов.
   Я шла за ними, и поражалось, с какой теплотой они общаются. Нинет выглядела счастливой, что для нее было несвойственно.
   Мы дошли до конца коридора, перед нами возникли массивные двери. Пройдя через них, я оказалась на балконе, выходившем в большой и красивый зал. Тут было светло, и людно. Со всех сторон слышался звон бокалов, а в воздухе витали запахи дорогих парфюмов. Я как зачарованная смотрела вниз на танцующие парочки, одетые в темные тона, но по-прежнему великолепные. У дам были украшения со сверкающими камнями разных цветов, рядом с ними были их кавалеры в дорогих костюмах. А на сцене, только подумать, стоял небольшой оркестр аккомпанирующий парочкам.
   У стен находились столики, за которыми происходил сам банкет, тут в основном сидели тучные или старые дамы в неуместных платьях обшитых разными блестящими бусинками. Их мужья, или кавалеры или сыновья сидели и совершенно безыдейно напивались, я чуть не засмеялась, когда увидела, как какой-то мужчина пытается скрыть, что на его огромном пузе отскочила пуговица.
   Крис легко потрогал меня за руку и нежно посмотрел мне в глаза. Не будь я его "шестеркой" я бы, наверное, даже потанцевала с ним, но "шестерки" не танцевали. Я рассмотрела людей, стоящих прямо у стен мимо них с брезгливыми лицами туда-сюда сновали официанты. Даже персонал считал нас отбросами. Они были одеты скромно, все в черных платьях, одного фасона. Если среди них были юноши, то на них не было пиджаков, только безрукавки серого цвета, надетые на белые рубашки. Девушки же были наряжены в черные платья с рукавами до кисти и с подолом до середины икр. Волосы их были собраны в пучок высоко на головах, и перевязаны черными лентами.
   - Крис, почему я не одета как они?
   Нинет кинула быстрый взгляд на брата и поспешила спуститься вниз, в зал.
   - Страшные платья, не хочу, чтоб ты такой ужас надевала.
   - Крис, это не безопасно - я хотела кричать, но мимо нас ходили люди.
   - Успокойся, все круто, ты отлично выглядишь, а я, в конце концов, сын той в чью честь это устроили, если захотел бы, ты бы пришла сюда хоть в бикини.
   Я сузила глаза и зло посмотрела на него.
   - Денни, ты просто супер, когда злишься, но серьезно, ты красавица, и если это лишний повод увидеть тебя в красивом платье я воспользуюсь им.
   Злость схлынула, как будто на меня вылили ушат ледяной воды. Ну почему, я не могу на него накричать, когда он говорит такие вещи?
   Он повел меня за руку вниз и как только мы оказались среди танцующих у меня забрал пальто, один из "шестерок". На сцену к музыкантам вышел Освин Стоун и нам предложили шампанское. Крис протянул мне фужер, и я испуганно озираясь, взяла его в руку. Нет, ну он что совсем страх потерял? И как вдолбить ему в голову, что посреди больших пафосных шишек это опасно?
   - Мы собрались здесь, - начал Освин Стоун свою речь - Чтобы почтить память моей почившей супруги, Ирен Стоун. Она дарила нам всем счастье, любовь. Она была добра ко всем, включая даже наших подчиненных, - по залу прошелся шепоток, он говорил о "шестерках" - А лично мне, она подарила двух чудесных детей, выпьем же за то чтобы память о ней жила в наших сердцах до самой смерти.
   Крис на словах о детях напрягся, но когда отец ушел со сцены сделал внушительный глоток. Я повторила его жест и даже не успела заметить, как около нас возник старший Стоун.
   - Сынок - он протянул Крису руку - Я надеялся, что ты произнесешь речь.
   Крис посмотрел на протянутую ладонь отца и, проигнорировав ее ответил.
   - Тут никто ее по-настоящему и не знал, а ты распинаешься, только чтобы не прослыть плохим хозяином.
   Освин Стоун сжал челюсть. Терпение его резко пошло на убыль.
   - А ты игнорируешь правила общественного поведения, если решил трахать свою "шестерку", то будь добр одевай ее по поводу.
   Я молчала, но чувствовала, как Крис начинает выходить из себя. Я была уверена, что сейчас он кинется на отца с кулаками, но Освина отвлек какой-то мужчина и, улучив момент, погладила костяшками пальцев руку Криса.
   Он повернулся ко мне и грустно посмотрел. Музыканты заиграли музыку, мы, наверное, могли бы потанцевать, но тут было нельзя. Я попыталась подбадривающе улыбнуться и ушла к стенке к остальным "шестеркам". Я чувствовала, как Крис смотрит мне в спину и в душе у него поднимается одновременно боль и гнев. Он пытался скрыть это от меня, но я уже успела почувствовать. И сейчас я не могла ему помочь.
   За вечер, я выпила пару фужеров шампанского, поговорила с некоторыми "шестерками", мы даже перекинулись шутками, про окружающих нас людей и вскоре почувствовала, что мне надо на воздух.
   Я вышла из зала, надеясь, что смогу найти балкон и попросила "шестерку" отвечающего за гардероб принести мое пальто. Сначала, мне показалось странным, как это он умудряется не путать вещи. Но он, улыбнувшись, ответил.
   - Я различаю их по запаху - и подмигнул мне.
   Через мгновение, я вышла в коридор, на первом этаже он был темнее, а слева от меня через несколько метров показалась лоджия. Двери были открыты, и я шагнула на свежий снег, навстречу ветру и воздуху. В нос мне ударил запах табака, и я испуганно оглянулась. На лоджии кроме меня стояла Нинет и курила.
   - Брату не говори, а то взбесится - равнодушно бросила она, скользнув по мне взглядом.
   - Тебе, наверное, надо одной побыть я пойду.
   Нинет кивнула и я, уже разворачиваясь, услышала, как она окликнула меня.
   - Ты хочешь поругаться или тебе так отчаянно одиноко, что ты решила поговорить со мной?
   Нинет фыркнула, почти как Крис. Лица у них были отдаленно похожи, только Нинет была блондинкой, а он брюнетом.
   - Крис ушел, он на кладбище, думаю, он хочет уехать, но увидел, как ты общаешься с каким-то парнем.
   Парнем? Черт, надеюсь, он ничего не подумал. Хотя я же этого и добивалась, почему меня должно это волновать?
   - Слушай, Гардения, я все еще тебя ненавижу, но с моим братом что-то случилось, с тех пор как появилась ты. Я не знаю, что и не знаю, спишь ли ты с ним, но кажется, он влюблен. Я знаю про то, что ты встречалась с Джено Деем, но Крис до этого не был ни с кем дольше одной ночи. Все что я хочу сказать, мне плевать насколько запретно или аморально то, что вы делаете, но если он счастлив, и в этом ты играешь роль, то счастлива и я.
   Я кивнула. Почему-то именно слова Нинет заставили меня пересмотреть мои правила.
   Я попрощалась с ней и кинулась к выходу. Найти дорогу до семейного кладбища не составило огромного труда. На ней виднелась свежая вереница следов на снегу. Я пошла по ним и быстро нашла Криса. Он сидел на лавочке и смотрел на мраморное надгробие с именем его матери.
   Я тихо подошла и села рядом. Он удивленно повернул на меня голову, а я взяла его руку и положила свою голову ему на плечо. Мы просидели так около получаса, прежде чем я начала замерзать.
   Крис встал и протянул мне руку, я встала рядом с ним. Он заглянул мне в глаза.
   - Почему ты ушла с приема?
   - Там было ужасно скучно - я улыбнулась.
   - А как же тот парень?
   Я фыркнула от смеха.
   - Стоун, ты что ревнуешь?
   Он кивнул, и я решила сделать то, от чего открещивалась последние дни. Я поцеловала его. Сначала это было робко нежно, но потом он прижал меня к себе и, все стало интимнее и настойчивее. На секунду мы отстранились друг от друга, чтобы перевести дыхание.
   - Денни, я тебя люблю.
   Я приоткрыла рот, господи, и как после этого мне отгораживаться от него?
   - Я тоже тебя люблю - прошептала я.
   Его глаза расширились и он снова принялся меня целовать. Мои мысли поплыли в разных направлениях, меня больше не было, были мы. Мы вдвоем.
   Последующие события происходили как в бреду, как в калейдоскопе сменяя, и продолжая друг друга. Мы добрались до дома со сверхскоростью. Когда мы оказались около лестницы Крис поднял меня на руки и отнес наверх. Я обвила ногами его бедра, и он прижал меня к себе. Я скинула с него пиджак. Когда мы оказались в моей, вернее, нашей комнате, я осталась без платья. Я едва не разорвала на нем рубашку, а он мое нижнее белье. Мои глаза с вожделением пожирали его торс и татуировки, мои руки вцеплялись в его плечи. Когда все началось, я изогнула спину и шумно втянула воздух. Все смешалось: руки, губы, стоны, не знаю мои или его. Не знаю, сколько времени мы провели, не выпуская друг друга из объятий. Кажется, я слегка поцарапала ему спину, но его это, похоже, только раззадорило. Когда все закончилось, он застонал, а я прижалась всем телом к нему, меня изнутри накрывали волны дрожи, тепла и наслаждения. Мы повалились на матрас и улыбались друг другу. Я ни на секунду не хотела отстраняться, да и он тоже. Мы целовались, даже не знала раньше, что так долго могу наслаждаться кем-то и никак не утолять жажду. Я чувствовала его, совсем по-новому. Не так как раньше, теперь все было иначе. Я чувствовала нас обоих, когда я на секунду отвела глаза, то по комнате в воздухе кружили предметы нашей одежды и прочие вещи бывшие здесь.
   - Это с тобой всегда так? - шутливо спросил Крис.
   - Нет, все дело в тебе.
   Он прижал меня к себе, снова и снова, шепча слова о любви, и я наконец-то за долгое время могла отвечать ему вслух.
  
   Глава 18. Проблемы.
  
   Я открыла глаза, от того что где-то под ворохом одежды на полу вибрировал и тихо звонил телефон. Голова покоилась на руке Криса, я невольно улыбнулась. Мобильный тем временем настойчиво требовал внимания.
   Я спустила ноги вниз и тут же была притянута обратно на кровать.
   - Не отвечай - Крис нежно поцеловал меня в губы.
   - Просьба или приказ? - сквозь улыбку прошептала я.
   - Ты же знаешь, что просьба.
   - А вдруг что-то важное?
   Крис добрался губами до моей шеи, и я испустила долгий вздох.
   - А это, по-твоему, неважно?
   Я наморщила нос и погладила пальцами его затылок.
   - Ну, когда ты так ставишь вопрос, я даже и не знаю, что ответить.
   Он снова притянул меня к себе, и краем уха я уловила, что телефон испустил свой последний жалобный писк.
   - Видишь, не так уж и важно.
   Крис снова и снова целовал меня, пока, наконец, я не сдалась и мы остались в кровати еще до трех или четырех дня. Мне было слишком хорошо, чтобы думать о чем-то еще. За последние дни я впервые была счастлива.
   - Ты же понимаешь, что вечность в этой комнате мы все равно провести не сможем?
   Крис изобразил грустное лицо.
   - Знаю, правда, обидно?
   Я кивнула и, чмокнув его в губы, направилась в ванную комнату. Оказавшись у зеркала, я начала пристально себя разглядывать. Лохматая, косметика свалялась под ресницами малюсенькими комочками, но ее было мало, больше чем уверена, остальное было на подушках. На ключице красовался свежий засос, мне нужно срочно в душ. Я залезла под горячие струи и откинула голову назад.
   Несмотря на то, что выглядела я сейчас совершенно не красавицей, но я абсолютно точно была счастлива. События прошлой ночи занимали все мои мысли. Теперь на моей остальной жизни мне будет точно трудно зацикливать внимание. Да и как теперь это возможно? Мысли заняты крепкими руками Криса, его тяжелым дыханием над ухом, его поцелуями. Реальность была слишком далека и неправдоподобна. Я знала, что существует он, я и наша комната, а остальное было слишком малозначительным. До конца жизни я буду с ним рядом, разве не об этом я должна мечтать? Мысли о суровой обыденности отошли на второй план.
   Со спины меня обняли татуированные руки.
   - Крис, я же голая.
   - Невероятное совпадение, я тоже.
   Я фыркнула от смеха и повернулась к нему. Он стоял и улыбался. Сейчас, я таяла только от мысли, что его улыбка принадлежала мне полностью.
   - Мне надо помыться.
   - А я мешаю?
   Я наклонила голову вбок.
   - А сам как думаешь?
   Он нахально улыбнулся.
   - Я думаю, что теперь до конца жизни буду мыться только с тобой.
   Я округлила глаза.
   - Что я слышу, ты думаешь о чем-то долгосрочном, ты не заболел?
   Я в шутку потрогала его лоб. Он изобразил испуг.
   - Зови доктора, кажется да. Я заболел, я хочу тебя прямо здесь, и сейчас, может хроническое?
   Я хихикнула и снова оказалась у него на руках. Он прижал меня к стенке, а я обхватила его бедра ногами. Интересно мне когда-нибудь надоест?
   - Нет, не надоест - ответил он.
   Он слышал?
   - Конечно, я слышал, ты же стоишь рядом со мной. Ну, точнее, я тебя на руках держу.
   Он снова посмотрел на меня и нахмурился, увидев мое испуганное лицо.
   - Я не говорила этого вслух.
   - Говорила, я же слышал.
   Да что за ребенок?
   - Я ребенок? Стоп, ты сейчас молчала.
   Я закивала, и он закусил губу.
   - Крис, мы же не...- я боялась произнести это вслух, но в мыслях фраза все равно прозвучала.
   Мы что замкнули связь?
   - Невозможно, это бред старой свихнувшейся женщины - Крис был озадачен, я чувствовала это как никогда раньше.
   - Но ты слышал, о чем я подумала.
   Мои ноги коснулись кафельного дна. Крис продолжал меня обнимать, но выглядел он отрешенным. Меня на секунду кольнула обида, и он тут же поднял на меня глаза.
   - Не обижайся.
   Черт, у меня, что теперь личного пространства не останется? Что за идиотизм?
   - Крис я...
   Я не договорила, Крис вылетел из ванны как пуля, а я медленно сползла по стене вниз.
   Весь мой мир в миллионный раз рушился у меня на глазах. Ну почему не может быть все хорошо? Мало нам, что мы и так вне закона, а теперь еще и сделали, что-то совершенно из ряда вон выходящее. Никто никогда не замыкал подобные связи, вернее никто и не знал об этих связях. Быть того не может.
   А что вообще с Крисом? Я же не виновата, почему он ушел? Я даже не знаю, от чего мне быть в шоке, вариантов просто как на ярмарке.
   Так надо успокоиться, Крис любит меня. Или теперь нет? Да почему меня это вообще сейчас интересует? Нас убить могут, только за то, что мы сделали ночью. Хотя, нет, скорее нас убьют из-за того, что он теперь знает, что чувствую я.
   Голова лопалась от разных мыслей, а потом я вдруг поняла, что Крис чувствует тоже, самое. Я вышла из душа и тяжело склонилась над раковиной. С волос на белоснежное покрытие скатывались крупные капли воды. Я стянула с вешалки полотенце и обернула вокруг себя. Нужно понять, что именно мы сделали. Нужно всего лишь взять себя в руки и понять, что мы сделали.
   Обидно было еще то, что за кипой действительно важных вопросов, главным для меня почему-то оставался, что теперь между нами?
   - Я все еще тебя люблю.
   Я резко развернулась, почему я не заметила, как он вошел?
   - Я тихо хожу и закрываю от тебя свои мысли.
   Я сжала зубы, а потом ответила.
   - Ты же понимаешь, насколько странно, то, что ты отвечаешь на еще не заданные вопросы?
   Он усмехнулся.
   - Да, наверное, как же ты теперь проживешь без возможности вставить саркастичное замечание?
   - Так же как и ты без каравана девушек.
   Слова слетели с губ раньше, чем обдумала. Ура, сюрприз.
   - Ревнуешь Лерой?
   Я улыбнулась, на душе стало менее тревожно. Мой хозяин уже надел на себя боксеры и с любопытством разглядывал меня.
   - Ты мой ответ теперь наперед знаешь, зачем спрашиваешь?
   Крис снова напрягся.
   - Оденься и спустись на кухню, поедим и обдумаем все.
   Он выглядел как-то печально, а после того как произнес эти слова остался стоять в проходе. Я побоялась сократить между нами расстояние и нервно закусила губу. Черт, он же не злится на меня? Я же ему теперь не противна?
   Крис фыркнул и быстрым шагом подошел вплотную ко мне. Он водрузил мои руки себе за шею, нежно поглаживая предплечья, что у меня пробежались мурашки.
   - Я и не знал, до каких глупостей ты можешь додуматься на панике - он говорил это с ухмылкой.
   - А сам бы ты, что на моем месте делал?
   - Ну, моя защитная реакция это гнев, тебе тоже придумаем какую-нибудь.
   Я слабо улыбнулась и нежно на цыпочках поцеловала его в губы. В сердце опять появился блаженный трепет, как будто тебе по внутренней стороне ребер разливают варенье. Сравнение так себе, но зато иллюстрирует хорошо. Особенным поводом для счастья было еще то, что в такие моменты Крис не мог прятать свои чувства. Его ощущения были для меня совершенно необычными. Когда он был рядом, я чувствовала заботу и осторожность одновременно. Будто он боялся сделать что-то не так. А еще возбуждение, дикую страсть, которая передавалась и мне. Это потрясающая смесь эмоций откликалась внутри меня какой-то сверхъестественной радостью. Можно пожалуй даже сравнить с эффектом от алкоголя, когда тебе кажется, что ты можешь все и перестаешь стесняться.
   Крис легко отстранился и, сощурив глаза произнес.
   - Хотя с другой стороны, если ты не оденешься, я не расстроюсь.
   Еще бы ты расстроился!
   Он хохотнул и вышел.
   Когда спина Криса скрылась за дверью, паника с новой силой накатила на меня. Если мы замкнули связь, то к каким еще последствиям это может привести?
   Я вытерла влажную кожу и причесалась. Ну, выгляжу я все еще не ахти, но зато хоть не по причине того, что провалялась всю ночь рядом с пауком-маньяком и на коленках у трупа. Нежданное воспоминание заставило меня вздрогнуть. Та ночь не прошла для меня бесследно, помимо шрамов остался и страх. Этот страх безысходности, был практически животным. Поджилки до сих пор тряслись, когда в памяти всплывали его глаза.
   Из ванной я направилась в комнату. Бардак! По-другому я никак не могла назвать то, что увидела. На уборку у меня не было ни сил, ни желания, но вот во что одеться нужно было, наконец, решить.
   Шорты и футболка выпали из шкафа мне в руки, как только я потянула дверцу. Мелочь, а приятно. Я быстро оделась и бегом спустилась по лестнице.
   На кухне волшебно пахло оладьями. Чувство голода снизошло почти мгновенно, я только сейчас поняла, что давно ничего не ела. Крис стоял ко мне спиной у плиты, а я с упоением втягивала воздух и разглядывала его мышцы. Наверное, рай именно так и должен выглядеть.
   - Ну, с раем это ты переборщила.
   Что за? Ах, ну да, теперь моя голова не моя.
   - Нет, она все еще твоя, скрывать мысли не так сложно как ты думаешь.
   - Научишь?
   Крис повернул голову и улыбнулся, обнажив белоснежный ряд идеальных зубов.
   - Этому не учишься, это просто делаешь.
   - Ну, хорошо, и как мне это делать? Не подумай, скрывать мне особенно нечего, ну может парочки совершенно интимных вещей. Но, Крис, это неестественно.
   Его улыбка погасла, и я поспешила временно перевести тему.
   - Ты умеешь готовить?
   Крис фыркнул.
   - Все бабники умеют готовить, это неотделимые вещи, как Черчилль и сигара. Иди сюда попробуй.
   Я подошла ближе, и он протянул мне на вилке кусочек оладьи. Господи, как же вкусно!
   - Знал, что понравится - он самодовольно ухмылялся - Готовить меня Ган научил, он у нас специалист по части женщин. Если ему верить вы прекрасный пол тоже любите вкусно есть, а иногда еще и есть много. Так что иногда я готовил, чтобы потом соблазнить.
   - Это ты про тех девушек, с которыми знакомился, прежде чем уложить в койку? - спросила я с упором на слово "знакомился".
   Крис хохотнул.
   - Ну, для протокола имя я спрашивал у всех, просто иногда забывал. Где-то в семидесяти процентах случаев. Тем более кто-то мне сегодня сказал, что больше мне каравана женщин не видать.
   - А ты, наверное, так расстроился - с наигранной задумчивостью произнесла я.
   Крис оторвался от плиты и притянул меня к себе. Он запечатлел долгий поцелуй у меня на губах.
   - Нисколько.
   В душе снова потеплело и я села за стол. Рядом с ним проблемы как будто и не было, но она была и гигантская. Когда Крис закончил с готовкой мы, наконец, стали есть. Интересно, есть вообще что-нибудь, что он не умеет делать?
   - Вообще таких вещей много, просто стараюсь на них не зацикливаться.
   - Знаешь, ты мне как-то запрещал копаться у тебя в голове.
   - Прости, можешь копаться, сколько твоей душе угодно.
   - Очень смешно, учитывая, что ты все скрываешь.
   Крис отправил в рот большой кусок и медленно пережевывая, посмотрел на меня.
   - Это легко. Твой телекинез, например, полностью тобой контролируем и управляем. Ну не считая сегодня ночью.
   Мои щеки запылали, Криса это развеселило.
   - В общем, суть в том, что ты можешь контролировать не только свои способности и мысли, но и доступ к ним. Попробуй сначала визуализировать преграду, а потом сможешь уже не следя скрываться.
   Я представила гигантскую крепостную стену вокруг моего большого мозга и засмеялась собственной глупости.
   - Ну, в общем, ты близка, но теперь не представляй мозги.
   Морщинистый орган из воображения пропал, и появились большие стены без выступов.
   - Ну как ты слышишь мои мысли?
   Крис помотал головой.
   - Мне представлять стены постоянно?
   - Лишь первое время, пока не выработаешь привычку.
   - А сколько ушло на это у тебя?
   Крис сжал зубы.
   - Ну, у меня часа два, но ты не училась контролю, как я.
   Я тяжко застонала. Ладно, думать о стенах не самое ужасное, что может быть.
   - Крис, мы замкнули связь да?
   - Денни, мы сами толком не знаем, что мы сделали.
   Да уж, а если об этом узнает Чарна, она меня прибьет.
   - Я не нравлюсь Чарне? - Крис приподнял брови.
   - Не копайся в моей голове, и ей не нравишься не ты, а то, что ты делаешь со мной.
   - Знаешь, я пытаюсь сделать вид, что мне это не льстит. Правда, пытаюсь.
   Я фыркнула от смеха, но вспомнив об изначальной теме разговора, я поникла.
   - Крис я...
   - Денни, послушай меня - он встал из-за стола и присел на пол, заглядывая мне в глаза - Я люблю тебя, я допускаю, что связи это не выдумка. Я понятия не имею, как и почему, это случилось. Но, хоть мне и страшно, я просто не могу перестать думать о тебе и находиться рядом.
   Его слова отразились в душе какой-то болью и страхом. Мы нарушили закон и совершили какую-то совершенно непонятную и неизвестную вещь, которая, скорее всего, опасна.
   - Я постараюсь выяснить что-то о связях. Если хочешь, я даже поищу информацию о ковенах, но тебя не постигнет участь Луизы Март. Тебя не убьют, а мы научимся скрываться. Веришь мне?
   Я кивнула и обняла его. Я бы не смогла отвернуться или спрятаться от чувств как раньше, хоть и понимала, в какой мы глубокой... кхм... пусть будет опасности.
   - Кое-что противоречащее здравому смыслу я все-таки должна сделать.
   Крис поднял на меня глаза.
   - Я должна рассказать Чарне.
   Крис к моему удивлению широко улыбнулся.
   - Я хочу увидеть ее лицо. Можно поприсутствую?
  
   Глава 19. Сделка.
  
   Прошло три дня с тех пор как я и Крис решили любить друг друга тайком. Как назвать наши отношения по-другому, я не могла придумать. Зато мы с Крисом сошлись во мнениях, что термин "запретная любовь" слишком пафосный.
   - Оставь это Ромео и Джульетте, они в запретной любви профи, а мы так любители.
   Я закатила глаза.
   - А как же Тристан и Изольда?
   - А они разве не любовного зелья напились?
   - Ну, в фильме с Джеймсом Франко нет.
   - Когда Джеймс Франко играет наркоманов, он нравится мне больше.
   Я фыркнула.
   Мы лежали на первом этаже, на диване и смотрели какой-то сериал про полицейских. Крис обнимал меня правой рукой, а левой пытался нашарить на столике телефон. Прямо сейчас на экране крутой парень с мускулами размером с мою голову пробирался в дом злодея, чтобы провести задержание. Либо сериал был плох, либо плохи сценаристы, потому что примерно через десять минут после начала я догадалась, что плохой парень это судья, и он убил разносчика пиццы. Интересно, что парень из доставки сделал служителю закона?
   - У судьи неконтролируемые вспышки гнева, только, что детектив с пятым размером сказала.
   Ах, ну да спасибо телепатия!
   - Ну, это же не повод убивать парня - возмутилась я.
   - Может долго нес пиццу, люди без любимой вегетарианской и не на то идут.
   - Тогда боюсь представить, чтобы случилось, будь это пепперони.
   Крис улыбнулся и рассеяно посмотрел на экран мобильника. Он проверял время в третий раз за последние полчаса. И не случайно.
   Мое заявление о том, что я хочу все рассказать Чарне, было совершенно четким намерением. Я знала, что если правда неожиданным образом всплывет, то тем из-под кого это выбьет почву, окажется именно Чарна. Она заботилась обо мне, она меня любила, а прямо сейчас лежа перед телевизором в обнимку с хозяином, я уже подвергала себя опасности.
   - Ты нервничаешь - пробормотала я.
   - А ты нет?
   Я устало прикрыла глаза. Здесь в теплом кольце рук Криса было слишком уютно, чтобы думать о проблемах и прочих мелочах.
   Крис уловил мои эмоции и улыбнулся.
   - Я бы вечность так лежал.
   Я развернулась от экрана и прильнула к нему. Мой мозг говорил, что мы слишком рискуем, но зато сердце наоборот готово было петь мне хвалебные дифирамбы за мое решение.
   - Когда Чарна придет, не выкини какую-нибудь штуку, а то она вспыльчивая.
   Крис поцеловал меня в макушку и еще крепче прижал к себе.
   - Когда люди меня не любят, я просто не могу себя сдержать.
   Это была правда. Я почувствовала, что это была правда.
   Успехов с моими воздвижениями стен было мало, на какое-то время я блокировала вмешательство Криса, но это было ненадолго. Зато он преуспел в подавлении телепатического дара у себя. Если мне возводить стены было трудно, то он делал это за нас двоих. Он старался не лезть ко мне в голову. Только по ночам, когда мы оставались вдвоем в нашей комнате.
   Рука Криса продвинулась по моей талии под майку, я изогнулась и заглянула ему в глаза.
   - Чарна скоро придет.
   - Я в курсе - он поцеловал меня страстно и требовательно, а я...
   Ну, а я в его компании переставала думать головой.
   В считаные мгновения он оказался надо мной, и я стянула с него темную футболку. Мышцы под кожей напряглись. Уши все еще улавливали звук перестрелки с экрана телевизора, но чем же там все дело кончится, мне стало совершенно не интересно. Крис запустил свои руки мне под майку, и я в момент оказалась без нее. Лямки моего лифчика под напором его пальцев спустились до локтей.
   - Охренеть!
   Я вскрикнула. На пороге стояла Чарна. Она выглядела, мягко говоря, ошарашенной и кажется злой. Ее серое пальто было мокрым, а с красной шапки с гигантским помпоном, которую она держала в руках, на пол скатывались крупные капли воды. Сапоги серого цвета с красной отделкой, которые идеально дополняли ее наряд, были в слякоти.
   Крис надел футболку и отстранился, я испуганно натянула майку и, примирительно подняв руку, ступая осторожно, как к дикому зверю, подошла к Чарне.
   - Я не так хотела это тебе сказать.
   - Денни, ты вообще в своем уме? - Чарна пискляво закричала, в ее глазах застыл ужас.
   - Я знаю это плохо...
   - Плохо?! Да это невменяемо плохо. Это просто как в пасти у акулы ковыряться! - она перевела гневные глаза на Криса - Я надеюсь, что ты козел ей это не своим воздействием внушил?
   Крис помотал головой, я чувствовала, как Чарна начинает его раздражать, но он не вмешивался. Мы договаривались, что я сама с ней разберусь.
   - Он не внушал мне ничего, я сама захотела.
   - Чокнутая!
   Я кивнула, а Чарна тем временем яростно развернулась и вылетела из дома. Я кинулась за ней, мои босые ноги в желтых носках тут же околели и вымокли. Я топталась на крыльце.
   - Не уходи, дай объяснить!
   Моя подруга была не в настроении, но переведя взгляд мне на ступни сжалилась.
   - Денни зайди в дом ты простудишься.
   - Нет, если не дашь объяснить.
   Сзади меня появился Крис.
   - Денни, в дом или я тебя сам донесу, если она не хочет слушать.
   Голос Криса сквозил прохладой, он недовольно косился на Чарну, а она гневно взирала на него исподлобья.
   Я стояла на верхних ступенях крыльца между ними и почти физически чувствовала их взаимную неприязнь. Я на секунду окинула улицу взглядом. Сугробы, накопившиеся за зиму, таяли, снег был грязным, а небо заволокли омерзительные темные тучи. Сверху капали противные мелкие капли. Машина Чарны, Форд Орион 1991 года, который еле ездил, но ей безумно нравился, был припаркован прямо у подъездной дорожки. Из соседних домов начали показываться головы местных сплетниц, они с любопытством следили за происходящим. Интересно, что они сейчас думали, происходит на их глазах?
   Я чувствовала, как мои ноги покрылись морщинами, но отступать я не собиралась. Пусть мне будет холодно, но до нее я достучусь. Если поймет она, то поймут все.
   Крис приказал и мой внутренний моторчик уже собирался меня развернуть, но я стояла и из последних сил пыталась ему сопротивляться.
   - Денни, я абсолютно уверена, что ты спятила, но зайди в дом, я выслушаю.
   Голос Чарны дрожал и был испещрен нотками отчаяния. Она смотрела на меня, а я просто не могла разрешить ей уйти. Я ждала пока она зайдет в дом, но она шла медленно. В конце концов, Крис, ворча, поднял меня на руки.
   - Заболеешь же.
   - Плевать.
   - Кому как - он занес меня через порог и поцеловал в щеку.
   На душе потеплело. Я поймала осуждающий взгляд Чарны, а Крис сжал мою ладонь в знак поддержки.
   - Давай сходим куда-нибудь выпьем кофе и поговорим? - слова прозвучали жалко.
   Чарна задумчиво кивнула и встала у двери, будто зайти дальше она боялась или ей было мерзко. Внутри все снова скрутило. Я испытывала не то стыд, не то гнев. Мои ноги буквально понесли меня наверх, и я надела свитер. Спортивные серые штаны, что были сейчас на мне, внизу остались мокрыми после улицы. Я решила поменять только насквозь вымокшие носки, которые теперь на ступне были абсолютно черными.
   Дверь позади меня скрипнула. В комнату зашел Крис.
   - Ты уверена, что хочешь поговорить с ней одна?
   - Крис, ты бы хотел, чтобы я присутствовала, реши ты рассказать Гану или Саймону?
   Я знала, что ответ будет отрицательным. Благодаря одному из его моментов слабости я уловила, как он представлял, что все расскажет друзьям. Он достаточно хорошо их знал, поэтому в его воображении Саймон тут же начинал со скоростью пули курить, а Ган злословить и кричать.
   Мы думали над вариантом скрыть правду от друзей, но проблема заключалась в том, что они слишком нас знали. Чарна и Рикки без труда бы уловили, что со мной что-то не так. А Ган просек бы, в чем дело в считаные минуты. В конце концов, он гипнотизер.
   Закончив с переодеваниями, я спустилась. Чарна стояла, облокотившись на дверь, бездумно уставившись перед собой. Выйдя на улицу, мы не разговаривали, она чуть поодаль от меня уверенно шагала к машине. Я молчала, я боялась представить, о чем сейчас думает моя подруга. Живя столько времени с Крисом, я почти отвыкла от того, что ты не всегда знаешь чувства людей. Он все еще скрывал эмоции, но когда они зашкаливали, мое сознание наполняли образы и чувства. Его чувства.
   Я села в машину, и она повернула ключ. Мы ехали чуть быстрее, чем обычно, в салоне повисло напряжение, а мои руки слегка трясло. Я боялась исхода разговора.
   Кофейня находилась в пяти кварталах от дома Криса. Ее хозяйкой была пожилая дама лет пятидесяти или шестидесяти с красивыми карими глазами и длинными седыми волосами. Внутри между столиками всегда пахло выпечкой и кофе. Сами столики были шоколадного цвета с витиеватыми ножками. Стены теплого персикового цвета, а под потолком висела куча ламп в форме колокольчиков. Первый раз я пришла сюда, когда только переехала к Крису домой. Мне здесь жутко нравилось, однако в данной ситуации я не находила утешения, даже в теплом кафе.
   Мы сели за стол напротив друг друга прямо перед окном. На улице шел дождь, который сейчас превратился в настоящий ливень. Под своими струями он убивал снег, а вместе с ним и мою самую странную за жизнь зиму.
   Нам предложили меню, а Чарна, всегда очень добрая с официантами, не наградила подошедшего даже взглядом. Мы сделали заказ.
   - Ты хочешь что-то узнать? - я даже не понимала, как именно начинать этот разговор.
   - Я хочу узнать, чем ты думаешь? Хотя знаешь, опусти анатомические подробности, я жду кекс и не хочу портить аппетит - она замолкла и отвернулась к окну.
   Я опустила голову. Нам принесли заказ. Мне большую кружку капучино, а ей ежевичный кекс и чашку зеленого чая без сахара. Мы с Чарной никогда особо не любили сладкое. Сейчас эта подробность мне показалась такой далекой.
   Она откусила небольшой кусочек и, медленно пережевывая его, наконец, заговорила.
   - Ответь мне на вопрос только честно, он принудил тебя?
   Я помотала головой.
   - Денни если он запретил тебе рассказывать, то не рассказывай, просто моргни два раза если да.
   Я снова помотала головой.
   - Ну же дай мне повод его ненавидеть, Денни?
   - Чарна я... это не его вина, это я. Я сама захотела. И сейчас хочу.
   Чарна обессиленно упала на спинку стула и зарылась лицом в ладони.
   - Ты понимаешь, что тебя могут убить? - пробубнила она.
   Я горько усмехнулась.
   - Денни, в больнице - она снова подняла голову - Я спросила тебя, любишь ли ты Криса Стоуна. Ответ же должен был быть положительным уже тогда, верно?
   Я грустно кивнула.
   - Как давно это у вас?
   Я поджала губы.
   - Наверное, с самого начала. После того как я вернулась из больницы мы поцеловались, а потом...
   Чарна подняла руку и я умолкла. По стеклу барабанил дождь, а голоса посетителей кафе тонули в этих звуках.
   - Ты рассказала кому-нибудь еще?
   Я помотала головой.
   - Я... Чарна ты единственная, кто был так настроен. Еще в больнице. Я боялась, что если что-то случится, то ты будешь не на нашей стороне.
   - Не на вашей? - Чарна повысила голос - Денни, после того как Нинет Стоун вырвала тебе прядь волос, я чуть не подралась с ней. Когда у тебя возникали проблемы с родителями, я помогала тебе. А Джено? Вспомни. Когда ты ссорилась с ним, кто ходил вправлять ему мозги?
   Я улыбнулась.
   - Денни, я всегда на твоей стороне.
   - Но обстоятельства серьезнее.
   - Согласна, я все еще думаю, что ты идиотка, но я с тобой.
   На душе отлегло.
   - Чего еще я не знаю?
   Я рассказала ей про Луизу и связи. Слова сами буквально вырывались наружу. Было ощущение, что я превратилась в живой фонтан. Все мои переживания и чувства получили оболочку, мне не нужно было скрывать от нее ничего.
   Повествование заняло у меня минут двадцать, а после него я почувствовала себя значительно лучше. Будто сняла шпильки и опустилась босыми ногами на свежую траву.
   - Так существуют связи? Ковены? Не сказки?
   Я помотала головой. Чарна выглядела ошарашенной.
   - Но кому понадобилось это скрывать? Что произошло после того как вы замкнули связь? - она говорила почти шепотом испуганно озираясь.
   - Понятия не имею, Крис теперь чувствует меня, слышит мои мысли. Знаешь, он быстро учится это контролировать. Я тоже. Пока мой рекорд десять минут, но ведь и огнем я управлять не сразу стала хорошо. У всех сначала синяки, да шишки.
   Чарна сузила глаза. Она напряженно о чем-то думала.
   - А что если это не все?
   - А что может быть еще?
   - Денни подумай на секунду. Если он просто знает, о чем ты думаешь, неужели это настолько серьезная причина запрещать и скрывать ковены? В таком случае телепатов надо как ведьм в средние века сжигать. Что-то должно быть еще.
   Я кивнула. Мою голову будоражили те же мысли, но я никак не могла избавиться от состояния эйфории, в которой пребывала, находясь тут с Чарной. Она была за меня и как я могла сомневаться?
   - А почему Луиза и Говард не смогли замкнуть цепь?
   Я помотала головой, я не знала ответы.
   - Она что-то говорила про сомнения, но сути я так и не поняла.
   Чарна закусила губу.
   - Знаешь, я думаю нам нужно разобраться в этой чертовщине. Я не знаю, чем эта хрень может закончиться, но если подвергаете себя опасности, мы обязаны выяснить, чем это чревато.
   - Мы?
   - Естественно мы, если я в курсе, значит, буду лезть в ваши дела до самой смерти.
   Я хихикнула.
   - А Крис, получается, знает все, о чем мы говорим? - Чарна наклонила голову в сторону.
   - Полагаю, что да.
   - Отлично пусть знает, что я все еще думаю, что он засранец.
   Внутри меня все отозвалось весельем. Крис услышал, а я почувствовала его. Эти связи сближали нас, но я все равно попробовала заново выстроить стену и пока мы сидели, я повысила свой рекорд сокрытия до двенадцати минут. На что незамедлительно получила смс от хозяина: "Умница". Я улыбнулась глядя на экран, а Чарна фыркнула.
   - Что?
   - Просто не могу, у тебя такие глаза, как будто там кольцо со здоровенным бриллиантом, а не сообщение.
   Она говорила это без злобы, скорее с усталостью и заботой. А я была ей за это благодарна.
   В кофейне в общей сложности мы просидели около двух часов. Мы болтали обо всем, смеялись. Это было как раньше, будто и нет опасностей. Будто вокруг мир продолжает быть таким, каким и был, а я не нарушила одного из самых строгих запретов в мире ведьмаков. Когда мы оказались на улице дождь снова неприятно моросил, но зато не лил как из ведра. По дорогам в сточные канавы скатывались грязные ручейки. Люди старались переступить их, но оскальзывались и выглядели как нахохлившиеся воробьи. Меня веселила подобная бытовая суматоха. В воздухе витали звуки от гудков машин, кто-то кричал на кого-то, кто-то просто разговаривал по телефону. Но это было приятно, что вокруг кипит жизнь.
   Я села на сиденье рядом с Чарной и вдруг поняла, что сама за рулем не была уже почти месяц. Раньше мне казалось, что я буду водить машину постоянно, что буду супер крутой охотницей. Ну, знаете как в фильмах. Стрелять из пистолетов с двух рук в обтягивающих костюмах в стиле "Другого мира". Я конечно вряд ли была хоть на половину так же красива как Кейт Бекинсейл, но думать об этом было приятно. Мечты. Обычные детские грезы.
   Чарна перехватила мой задумчивый, чуть грустный взгляд улыбнулась и нажала на кнопку магнитолы. Из колонок полилась музыка, группа Klaxons. Я широко улыбнулась, и мы замотали головами в такт, подпевая словам, которые выучили еще в прошлом году. Рикки считал их безвкусными, но нам с Чарной доставляло удовольствие доводить его. Мы пели ему прямо над ухом, а потом хохотали, как сумасшедшие когда он пытался закрыться от нас руками. Рикки...
   - Чарна, как думаешь, мне стоит говорить об этом еще кому-нибудь?
   - Ты про нашего кудрявого пацифиста с плохим музыкальным вкусом или про травника с годовым запасом марихуаны?
   Я улыбнулась.
   - Охарактеризовала ты, конечно, хорошо.
   - Мое мнение - произнесла она, заворачивая на очередном углу - Пока хватит и меня. Рикки будет рад, Джено взбесится. Оба будут волноваться за тебя, как и я, но Рикки ничего против иметь не будет. Он желает тебе счастья, а вот Джено возможно будет зол из-за того, что это именно Кристофер Стоун. Ты же еще помнишь, как сильно они друг друга ненавидят?
   Я кивнула. Я до сих пор не знала почему, но переломы Джено я помнила как вчера.
   Мы подъехали к дому, и Чарна остановилась на дорожке возле гаража. Внутрь она заходить не собиралась, ее все еще не сильно радовало наличие Криса в моей жизни. Она повернула голову ко мне и уже открыла рот, чтобы сказать мне что-то напоследок, как нас отвлек звук бьющегося стекла.
   Я резко обернулась и начала оглядываться. Из окна кухни вылетела увесистая сковорода, на которой еще недавно Крис жарил оладьи. Она покоилась на заснеженном обледенелом газоне в окружение осколков, в окне зияла дыра и слышались крики. Я выскочила из машины и напротив дома увидела знакомый незамеченный раньше красный кабриолет. Я знала кто внутри. Чарна выскочила за мной, и мы забежали в дом.
   Перчик стояла посреди кухни, нервно затягиваясь сигаретой и отпивая из бутылки виски, которая судя по всему, когда-то была спрятана Крисом под раковиной.
   - Всего одна просьба! Кристофер скотина ты этакий Стоун! Всего одна просьба, не трогать Готто - восклицала она - А что теперь?! Депортировать?! Да тебя самого надо депортировать!
   Воздух тут был, как в печке разогрет. Красные глаза сверкали гневом. На полу лежали осколки от тарелок и чашек. Волосы Ронды дымились, она была настолько взбешена, что готова была орать и громить все вокруг.
   - Я еще раз повторяю, я не имею никакого отношения к его депортации! - Крис тоже был зол.
   - Но ты можешь все исправить, иначе клянусь...
   Ну, а дальше было долгое описание, что и во что и с каким удовольствием она будет запихивать в Криса. Потом взгляд Ронды наткнулся на меня и Чарну. Она широко улыбнулась.
   - Привет девочки.
   Удивительно как быстро и легко у нее менялось настроение. Только что она была готова испепелить Криса, предварительно пропустив через мясорубку, а уже сейчас искренне радовалась, увидев нас.
   - Привет.
   Я с ужасом разглядывала пол на кухне, запах сигарет выветрился через разбитое окно.
   - Прости солнышко, я могу заказать команду уборки, если твой хозяин слеш козел заставит тебя это убирать.
   Я еле сдержала улыбку и посмотрела на Криса. Он стоял у холодильника, а у его ног валялись осколки. Он был одет так же, как когда я уходила, и у меня возникло непреодолимое желание прижаться к нему.
   - А что произошло?
   - Беззаконие и кошмар! Вот что произошло - Ронда сделала огромный глоток виски и даже не поморщилась - Сегодня с утра ко мне в клуб заявились двое парней. Я им говорю, мол, мы открыты с семи до четырех утра, тогда и приходите, я вообще живу сверху и тоже должна спать. Эти мордовороты, с лицами как на похоронах, показывают мне свои бумажки, и говорят у нас ордер ла-ла-ла. Готто должен быть депортирован обратно домой. Но у него нет там уже никакого дома! Я в этой жизни вообще единственная кому он нужен, а под мою ответственность его не оставляют, а ты Крис единственный, кто может это уладить! И вообще это из-за тебя о нем узнали!
   Крис закатил глаза, видимо он уже в сотый раз слышал эту историю.
   - Ронда, ты понимаешь, что его не отдали под твою ответственность, потому что ты сожгла их документы и одежду?
   Я фыркнула.
   - Ты оставила двух охотников голых посреди стриптиз клуба.
   - Они мне нахамили.
   - Ты мне сейчас хамишь, я не сжигаю на тебе одежду.
   Их перепалка была очень забавной. Ронда выглядела взбешенной огорченной, но великолепной. Она любила Готто, не так как Лорен, а по-матерински. Она заботилась о своем пауке, как о ребенке и отнимать его у нее сейчас, это все равно, что забирать чадо.
   - Я помогу - наконец, устало произнес Крис - Но с одним условием. Ты поможешь мне.
   Перчик округлила глаза и сначала вроде даже разозлилась.
   - Нахал, везде ищешь выгоду! Ну и что тебе надо?
   Крис напрягся и повернулся ко мне. Он протянул руку, и я нежно взяла ее в ладони. Я подошла к нему вплотную, и он обнял меня.
   - Вот это поворот! Вы вместе?
   Ронда сделала большой глоток, а Крис с улыбкой кивнул. Вместе - это такое хорошее слово.
   - Нам нужна помощь, нужно кое-что узнать.
   Крис сбивчиво рассказал о связях, Луизе и ковенах. Ронда слушала молча и вникала в каждое слово. Крис как будто торопился, а я стояла, рядом прижавшись к его груди и, слушая, как колотится его сердце.
   - Позволь уточнить, вы были близки и ты начал слышать ее мысли?
   Крис кивнул, во время его рассказа Чарна из гостиной сместилась на кухню к нам и сидела за столом, также слушая рассказ.
   - А почему тогда Луиза и Говард не замкнули связь?
   - Не малейшего понятия.
   Ронда облокотилась спиной к столу.
   - Я гибрид, поэтому не сильно придерживаюсь закона волшебников, но ты же понимаешь, что вляпался по самое не могу?
   Крис кивнул.
   - Так, а теперь потешь мое самолюбие, до правды не смогли докопаться один из самых влиятельных политиков и его возлюбленная "шестерка", какого же рожна должно получиться у меня?
   Крис улыбнулся.
   - Ронда он был политик, и закон его сковывал, а ты не только из официальных архивов все узнать можешь.
   Перчик зарделась. Виски все-таки подействовал.
   - Отлично, договорились. Дай мне неделю может две, поспрашиваю у парочки очень умных гибридов. Они мне должны деньги, так что заодно рассчитаемся. Чарна будь другом, подвези меня, я набралась. За моей машиной кто-нибудь приедет.
   Она неуклюже поднялась со стула и, пошатываясь, направилась к выходу. Потом Перчик резко остановилась и начала рыться в сумочке угольно-черного цвета. На столе появились парочка купюр.
   - За окно и сковородку.
   Напоследок она крепко обняла меня, от нее сильно пахло алкоголем и чем-то паленым. В порыве гнева ее волосы стали гореть, и она обожгла себе пальто. Хотя судя по всему ее, совершенно это не волновало. Чарна чмокнула меня в щеку, наградила ледяным взглядом Криса и пошла вслед за нашей нежданной гостьей.
   - Тут как будто ураган прошел.
   Крис улыбнулся и поцеловал меня в губы.
   - Ронде стоит сменить псевдоним.
   - А тебе начать закрывать входную дверь.
  
   Глава 20. Гости.
  
   - Готто, если ты хочешь поесть, то тебе нужно просто спуститься вниз, а не сидеть в комнате, ты не в тюрьме. Перчик тебя, что не предупредила? - я устало зевнула и посмотрела в глаза пауку.
   Готто виновато опустил глаза.
   - Предупредила, я думал мне нельзя, в прошлый раз меня за горло в этом доме к стене прижали - он говорил со странным акцентом, а его мимика была как у человека с тиком.
   Ронда по телефону сказала, что это у него от того, что бедняга стал много нервничать и его превращения затруднились.
   Мы с ним были на кухне. С момента заключения сделки прошло около трех дней. Вчера вечером Ронда уехала из города, она сказала, что нашла нужного гибрида, вернется через неделю, может больше, как только отыщет ее. Это была, кстати, она, речь шла о какой-то женщине, которая занималась изучением истории. Так как волшебники скрывали все упоминания о ковенах и связях, то остальные существа, населяющие наш мир, такого не делали. Другой вопрос, что существа иных рас нам не помощники. Им нельзя вмешиваться в историю волшебников в их конфликты, а гибриды вполне могли это делать. Сами они наполовину все еще были людьми или колдунами. Чистокровные эльфы, гномы, оборотни, вампиры, феи и еще куча разных магических существ нам помочь бы отказались.
   Готто освободили под ответственность Криса и отпустили домой в подвал клуба "Поцелуй". Перчик, выполняя условия сделки, подняла на уши своих друзей и какой-то наполовину водяной смог связать ее с другим гибридом, кажется наполовину великаном, который знает еще кого-то и так далее по цепочке. В итоге она укатила в Австрию, городок Гальтюр. Если верить интернету там живет всего восемьсот с чем-то человек, и кого она собиралась там искать, было непонятно. Когда я созванивалась с ней последний раз, она отчитывала кого-то на немецком языке.
   А еще мой рекорд со стенами увеличился на пятнадцать минут, хотя я почти уверена, что Крис мне соврал, чтобы я не расстраивалась из-за своей бестолковости. Кстати на время пока Готто живет у нас, Крис официально переехал в мою комнату. Мы и до этого ночевали вместе, но теперь в этом появилась какая-то законность.
   Я до сих пор не была в той комнате Криса, запрет все еще действовал, а мой хозяин тире бойфренд забыл, что и когда мне запрещал. Хотя честно говоря после того как я узнала о наличие теперь там огромного гамака из паутины заходить мне туда и не хочется. Недавно Крис предложил развязать мне силы, разрешить использовать их постоянно. Ну, совсем страх потерял! Наорать на него я не смогла, зато Чарна как только узнала, пообещала ему много разных неприятных процедур и Крис обиделся, но послушал. Понемногу я свыклась с мыслью, что он знает, о чем я думаю.
   - Ладно, давай договоримся, ты ешь, что тебе хочется и когда тебе этого хочется. Ты же у Ронды жил, неужели она тебя не кормила?
   Глаза Готто наполнялись нежностью, когда при нем произносили ее имя. Еще с ним так случалось, когда он рассказывал о Лорен.
   - Кормила, она все делала.
   - Ну, вот видишь, и тут ничем не хуже, чем в подвале "Поцелуя".
   Готто улыбнулся и кивнул. Он был очень милым, но дерганным. Ронда сказала, что это связано с гибелью Лорен. Представить себе не могу, если бы с Крисом что-то произошло, я бы сошла с ума, а Готто живет с этим. Хотя если подумать я бы умерла вслед за ним, так что мне в каком-то извращенном смысле везет.
   Было уже поздно, и Крис задерживался в главном корпусе. Его вызвали по какому-то срочному вопросу, и с утра его дома не было. Я немного нервничала из-за того, что мы с ним оба солгали в отчетах. Каждый раз, когда его вызывали куда-то, я вспоминала о том, что случилось в тюремном блоке и там на стройке.
   Входная дверь открылась, и я вышла встретить Криса. Он был одет в толстовку болотного цвета и пальто, его волосы блестели от влаги, на улице шел дождь. От него пахло сигаретами, кофе и весенней сыростью. Выглядел он усталым, но судя по настроению ничего страшного сегодняшнее собрание не принесло. Он уловил мои мысли.
   - Я хорошо заметаю следы, а тебя вряд ли вообще будут проверять.
   - Твоя телепатия меня когда-нибудь доведет.
   - Не сомневаюсь - поддразнил он и большими шагами пересек комнату по направлению ко мне.
   Его руки сомкнулись в кольцо за моей спиной, а глаза светились теплотой.
   - Я, между прочим, соскучился.
   Крис крепко обнял меня и начал целовать, я отвечала ему тем же. Позади меня что-то громыхнуло. Готто задел стул.
   Мы отстранились друг от друга, и Крис отошел от меня на шаг. При Готто мы особенно не обнимались. Его раны от потери Лорен еще не затянулись, да и я в любителях публично проявлять свои чувства не числилась.
   - Ты там, в порядке? - проговорила я чуть громче, чем обычно.
   - Да прости, просто попытался обратиться и никак.
   Я насторожилась. Ронда говорила, что перед превращением пауки отключают эмоции, в виде членистоногого они не испытывают горя или радости, а Готто не мог принять этот вид потому, что последнее время только горе и испытывал.
   - Знаешь, если хочешь, можем завтра пойти погулять. Хочешь в кино?
   Готто улыбнулся.
   - Не стоит. Я в норме. Просто немного устал.
   Я кивнула и улыбнулась ему в ответ. Мне было его жалко. Его глаза, внешний вид, все в нем вызывало сочувствие. Готто имел золотисто-рыжие волосы, когда я увидела его в первый раз, но они потускнели. Когда он нервничал, он больше не выделял паутины, она вообще у него теперь плохо выходила. Свой гамак он принес с собой.
   Крис направился на кухню, а я включила телевизор. Теперь наши вечера стали, совершенно, семейными. Готто ссутулившись, пошаркал к лестнице. Господи, он опять стесняется!
   - Готто если ты боишься смотреть телевизор при мне, то вполне можешь делать это в своей комнате, ты же знаешь это?
   - Я... - он замолк - Ты очень добрая Денни.
   Я фыркнула.
   - Нет просто у тебя маленький круг знакомств.
   Готто улыбнулся.
   - Ты знаешь, что я здесь на птичьих правах и пытаешься мне угодить.
   - Это не доброта, а вежливость. Присоединяйся, хочешь, посмотрим "Звездные войны"? Ронда говорила, что они тебе нравятся.
   Готто улыбнулся и покачал головой.
   - Проведи время с Крисом, я же вижу, как вы по углам при мне разбегаетесь. Цени моменты, проведенные с ним.
   Паук поплелся наверх, а я немного погрустнела. Я видела, как он скучает по Лорен, а помочь не могла.
   - Ты не можешь помочь всем и каждому.
   В комнату зашел Крис, хрустя большим зеленым яблоком.
   - Ты не можешь копаться в моей голове постоянно.
   Крис покачал головой.
   - Еще как могу.
   Он сел рядом и положил мои ноги поверх своих. Телевизор заработал, а я никак не могла выкинуть слова Готто из головы. Ну, будем надеяться, что телевизор нас заглушит.
   Я села Крису на колени лицом к лицу. Он сначала осторожно глянул на лестницу, а потом улыбнулся мне.
   - Ты кстати не один скучал.
   Я поцеловала его, а он двумя руками провел мне от лопаток до бедер. Я прижалась к нему еще сильнее.
   - Может, пойдем наверх? - Крис на секунду разъединил наши губы.
   Я улыбнулась и кивнула, а он, не выпуская из объятий, понес меня по лестнице. Мы дошли примерно до середины, когда услышали стук.
   - Я уже ненавижу того, кто пришел.
   Я последний раз чмокнула его в губы. Он быстро спустился вниз и открыл дверь. На пороге стоял взмыленный Ган и держал в руках какие-то папки с бумагами. Крис изменился в лице и отступил в сторону. Мое сердце бешено застучало в груди, предчувствуя неприятности.
   - Кристофер тащи виски у нас проблемы и тяжкая беседа.
   Лицо Гана выражало смесь страха и задумчивости. Крис повернулся ко мне, стоящей на лестнице и, я бегом спустилась на кухню за бутылкой. Когда я вернулась, Ган уже сидел на диване, положив ноги на журнальный столик, хорошо, что Крис был чистоплотен и заставил его разуться. Я там все-таки ем. Взгляд Криса встретился с моим, понятно, опять телепатия.
   - Что случилось?
   Я села в кресло и протянула им бутылку. Ган благодарно кивнул и глотнул прямо из горлышка. Прямо как Перчик.
   - Помнишь, какие нераскрытые дела на нас висят?
   - Пауки, а что?
   - Ну, в общем, их нашли. Готовят операцию на завтра или послезавтра.
   Что? Пауки?
   - Разве ты их не придумал? - мой голос звучал как чужой, а биение сердца, казалось, вообще было на уровне горла.
   Крис кивнул и перевел взгляд на Гана.
   - Еще как придумал - пробормотал он - На нашей группе висел розыск несуществующей партии. Ну, а теперь существующей.
   - В Чикаго есть еще одна сбежавшая партия?
   - Ты давно видел таких контрабандистов, от которых ядовитые пауки бегают пачками?
   Крис напрягся.
   - Объясни по-человечески.
   - Я и объясняю, нас подставляют, поздравляю.
   Ган поднял бутылку в воздух, как делают после произнесения тоста. В его глазах не было ни капли радости, а у меня сердце билось так, что казалось, вот-вот выпрыгнет. Я побледнела и опустила голову.
   - Сегодня на собрание, после того как ты ушел, пришла та симпатяга блондинка. Ну "шестерка" нашего доблестного генерала Сора.
   Так вот как звали того мужчину с залысиной на совете. Имя было смутно знакомо, когда-то мой куратор Хенрик, состоял с ним в одной выездной группе.
   - Она сказала нам, что поступили новые данные о пауках. Близнецов и Фрею я домой отправил, а сам рванул в тюремный отсек. Пауков перевели неделю назад, но ни куда, ни кто отдавал приказ, я так и не узнал. "Шестерка", что за это отвечает, забыл, как ее зовут, она ничего не знает. Ей приказали забыть, в противном случае мой гипноз бы подействовал.
   - Мойра? - тихо спросила я.
   Ган перевел глаза на меня. Зрачки у него бегали, он был в панике, но кивнул и снова отвернулся.
   - Ты точно уверен в том, что твой гипноз перекрывает связь?
   Ган сделал еще один глоток.
   - Уверен. Гипноз создает нишу в сознание, ты отключаешься на пару мгновений, а потом когда приходишь в себя ничего не помнишь из того, что говорил. Словом, я отключаю ее понимание, что она "шестерка". Она могла молчать только в том случае, если действительно ничего не знала или забыла.
   Повисло напряженное молчание.
   - Мы идем ловить тех же самых пауков?
   - Похоже на то. Больше чем уверен, что там, куда нас отправляют, будет больше. А еще они будут в курсе, что мы придем. Я думаю, стоит провести завтра инструктаж новичкам, их отправляют с нами. Я велел им быть в десять в зале - он кинул на столик папку с бумагами - Ах, да и еще забыл, когда мне сказали про миссию, я спросил, кто с нами из техотдела идет, ну и собственно пляши. Никто.
   Мои глаза расширились.
   - Вас отправляют без поддержки?!
   Крис сжал челюсть.
   - Нас пускают в расход.
   В голове словно взорвался динамит. Я подняла испуганные глаза на Криса, его лицо было непроницаемым, но уловив мои эмоции, он протянул ко мне руку. Ган провел взглядом за его жестом.
   - Крис только не говори, что меня отправляют подыхать из-за того, что ты не смог держать себя в руках.
   - О нас никто не знает.
   -С чего ты, черт тебя дери, взял?! - Ган перешел на крик.
   - Мы были осторожны.
   - Осторожны? Крис? Когда ты подделывал отчет ради матери, и если бы об этом кто-то узнал, только последняя скотина бы не вошла в твое положение. Но с тем мертвым пауком, которого ты порвал, ради "шестерки" - он поднялся на ноги и злобно посмотрел на Криса.
   Крис же вскочил следом, и теперь они пускали искры из глаз друг на друга.
   - У нее есть имя.
   - Отлично - Ган вскинул руку и впечатал кулак в скулу другу.
   Крис не ответил, а только поднял глаза обратно. Ган замахнулся второй раз, но у Криса кончилось терпение, и он перехватил кулак. Они сцепились, это было похоже на то, как дерутся львы.
   Я попыталась разнять их, перекрикивая шум драки, но Крис лишь прохрипел.
   - Не лезь.
   Приказ есть приказ. Я безвольно стояла в углу комнаты и молчала. Мне велели не вмешиваться.
   Крис опрокинул Гана на столик для журналов и стал бить по лицу. Помня, какими силами, обладает Крис, я на секунду испугалась, что он его убьет. Но Ган был изворотливым как змея. Он уступал в ловкости и силе, но сумел использовать и это в плюс себе. Ган выбрался из захвата почти с легкостью, скорее всего, дрались они не в первый раз. Он сумел ударить Криса аж, два раза, но потом снова оказался в захвате. На лестнице появился испуганный Готто. Я поспешила к нему.
   - Это из-за меня?
   - Нет, боже, Готто иди спать - голос звучал надломлено, а в горле застряли слезы.
   Два раза повторять, слава богу, не пришлось, я проводила Готто до двери его спальни и, бросив пожелания выспаться, кинулась обратно на первый этаж. Я услышала хруст костей, когда только ступила на верхнюю ступень. Послышалась матерная брань, а когда я увидела, что произошло, то зажала рот рукой.
   Крис сломал Гану нос. Тот, скорчившись, пытался зажать кровь и тяжело дышал, рядом с журнальным столиком, которому теперь не хватало ножки. Телевизор тоже был разбит, он валялся на полу. Он не пострадал так сильно, как я думала, из угла в угол тянулась большая царапина, но это все. Я перевела полные ужаса глаза на Криса, у того была рассечена бровь, а из уголка губ текла струйка крови. Кулаки сбиты, глаза полные ярости и презрения, смотрели на горбатую фигуру лучшего друга.
   Ган поднялся.
   - Если твоя подстилка появится на задании, я сам ей всажу обойму в голову, хорошо меня слышишь? Я не собираюсь дохнуть от того, что у тебя сатириазис!
   Он вышел из дома, громко хлопнув дверью. Я осела на ступени и из моих глаз потекли слезы. Крис подскочил ко мне и взял мое лицо в ладони. Я могла смотреть только на кровь текущую из его губ и брови. Ладонью нащупала его руку и потянула на кухню к аптечке. Я промокнула обеззараживающим средством его царапины, прижала его голову к себе. Он обвил руками мою талию и произнес.
   - Я не позволю тебе умереть.
   Я фыркнула. Подумать только, он расквасил лицо лучшему другу из-за того, что тот назвал меня как-то не так, его пытаются убрать из-за отчета, а он думает, как спасти меня! Крис услышал мои мысли.
   - Ему досталось за дело.
   - Не правда, я и есть "шестерка".
   Крис помотал головой.
   - Я бы все отдал, чтобы это было не так.
   Я улыбалась, а из глаз текли слезы.
   - Крис, я люблю тебя, но послушай, не я в опасности. Ты.
   Он лишь улыбнулся.
   - Обещай не лезть ко мне в голову - проговорила я.
   - Почему?
   Я возвела стену, надо успеть соврать, пока он этого не понял.
   - Мы притворимся, что нормальные.
   Он кивнул, и я повела его наверх. Мой разум был свободен, он ушел из него. Я почувствовала это. В голове тем временем прозвучала фраза Ронды: "То о чем он не узнает, он не запретит". Он не возьмет меня на миссию, это я знала точно, слова Гана хоть и брошены в гневе, но Крис мной рисковать не хочет. Что же я тоже не хочу им рисковать. Нужно выяснить, чьи пауки, кто подарил Готто Лорен. Завтра же с утра начну, а сейчас у меня есть, возможно, последняя ночь с Крисом.
  
   Глава 21. Союзник.
  
   Руки тряслись, сердце быстро стучало. Я пролила кипяток мимо чашки с чайным пакетиком и немного обожгла палец.
   - Не бойся так, все обойдется - Крис подошел со спины и поцеловал мне плечо.
   Интересно, по его мнению истории со счастливым концом начинаются именно с того момента как героя на смерть отправляют? Ответа не последовало, он держал слово и не лез в мои мысли. Слава богу, ему бы не понравилось, что бы он там прочел.
   Я не знала как, вернее с чего начинать, но я собиралась снова прочесть все материалы по делу. Наверняка что-то упущено, что-то важное. Никто не выяснял о последних клиентах Карин и Лорен, а у того паука в плаще вряд ли были деньги что бы их снять. С другой стороны он мог их выследить, но Готто как-то говорил, что Карин и Лорен не были подругами. Вряд ли бы они стали проводить время вместе вне работы, я была почти уверена, что пауку их кто-то снял. Паук чей-то. Как узнать кто его хозяин? Для кого была партия? Кто подарил Лорен Готто? Шестеренки в моей голове работали как сумасшедшие.
   - Я не могу не бояться - честно пробормотала я.
   Крис шумно выдохнул.
   - Знаю, но тебе придется попытаться.
   Сработало, как приказ, страх отступил. Отлично без лишних волнений контролировать стену сознания намного легче. Я поцеловала Криса в щеку. То о чем он не знает, он запретить не может.
   - Я кое-что сделал, что тебе может не понравиться - прошептал он мне на ухо.
   Я вопросительно подняла брови.
   - Я позвонил Нинет, она приедет сюда к тебе. Ты запретила копаться у тебя в голове, но я боюсь, что ты что-нибудь выкинешь.
   Я фыркнула. Нинет плевать на мою безопасность, если мне потребуется, я сумею выйти через окно.
   - Ты не злишься?
   Что угодно лишь бы ты не залезал в мою голову.
   - Нет, твое право. Просто не буду с ней разговаривать.
   Мы постояли какое-то время в обнимку на кухне. Крис целовал мои руки, каждый палец, а у меня в голове был просто ураган разных мыслей.
   - Я люблю тебя - прошептала я.
   - Я тоже тебя люблю - Крис запечатлел долгий поцелуй на моих губах.
   - Вас же не пытаются убрать из-за того, что мы вместе?
   Крис сжал челюсть.
   - Мне приходила в голову эта идея, но... - он замолк, обдумывая ответ - Я не соврал вчера Гану, о нас знают всего несколько человек, которым мы доверяем.
   На звуке имени лучшего друга он как-то замялся. Я знала, что от Гана он ждал поддержки больше чем от кого бы то ни было.
   - А из-за чего тогда?
   Крис пожал плечами.
   - Думаю из-за того, что мы перешли кому-то дорогу. Пауков просто так из тюрьмы переводить никто бы не стал. А если бы дело было только в нас двоих, то нас двоих бы и наказывали. Тем более, мы живем вместе, достаточно сделать что-то с домом.
   Я немного успокоилась. О нас не знали, а это было действительно хорошо.
   В дверь постучали, и Крис разомкнул свои теплые объятья. Он ушел открывать, а я снова повернулась к кружке.
   Нинет ворвалась в кухню как сквозняк через открытое окно. Ее волосы, идеально прямые, были убраны под шапку ярко-зеленого цвета. Ногти были накрашены в тон. Куртка промокла и Нинет поспешила стянуть ее и кинуть на стул.
   - Я хотела кофе, но учитывая, что она твоя девушка, ты не попросишь ее сделать его мне, да?
   Я фыркнула в унисон с Крисом. У меня даже не было желания обсуждать с ним то, что Нинет в курсе наших отношений. Она задумчиво накручивала прядь волос на палец и смотрела на кофейник.
   - Ты все правильно поняла - Крис подошел ко мне поцеловал меня в щеку и направился в прихожую.
   Я небрежно махнула рукой блондинке в знак приветствия, на что она сухо кивнула, и вышла вслед за Крисом.
   - Вы не подеретесь?
   - Постараемся - я выдавила из себя улыбку.
   Мы попрощались, он поцеловал меня в щеку и ушел.
   Я постояла какое-то время в прихожей и подождала, пока его машина не покинет пределы квартала. Издалека ему будет сложнее истолковывать мои эмоции, мысли на какое-то время я прятать смогу. А если он решит позвонить, то совру, что читала книгу. Оправдание притянуто за уши, но отчаянные времена требуют отчаянных действий.
   Я резко развернулась и оглядела гостиную, все еще выглядящую как поле боя. В углу виднелось пятно крови Гана, телевизор все еще валялся на ребре и выглядел жалко. Но вот тут под поломанным журнальным столиком лежало то самое, что я искала. Папка фисташкового цвета мятая по углам. Это были все материалы дела. Когда сегодня ночью Крис уснул, я спустилась вниз, чтобы проверить.
   Нинет была на кухне, варила себе кофе. Она меня не видит. Я молниеносно вытащила заветные бумаги и кинулась наверх, в свою комнату.
   Отчет Фреи я сразу откинула в сторону. Там не могло быть ничего интересного. Отчеты Гана и Морта я знала почти наизусть. Но вот Бран со своими данными от техников был мне просто необходим. Его отчет не был просто стопкой листов, как у других. Нинет и ее наставник Тоби взломали полицейскую базу. Там были фото с мест преступлений, опросы свидетелей, даже анализы пыли и паутины с тел, не говоря уже о результатах вскрытия. Я вглядывалась в каждую строчку, в каждый миллиметр фотографий.
   Ужасные разорванные тела на фото. Ноги и руки покрывали клочки паутины. Я вспомнила то утро на стройке и живот скрутило. Ответ все не приходил. Ну, должно же быть что-то!
   Из папки выпала фотография, ну давай же закон жанра, побудь на моей стороне хоть разочек. Это было фото какого-то здания. Я бывала тут уже. Когда мы выбрались из логова, мы как раз оказались около него. Все точно такое же. Старая кирпичная кладка, облупившаяся краска с дверей. Но не все ли равно где тот люк канализации, из которого мы тогда выбрались? Что-то должно быть связанное с этим зданием. Голову посетила странная и безумная идея, я кинулась к комнате, в которой еще спал Готто.
   Паук вышел в коридор, наряженный в семейные трусы ярко-красного цвета с эмблемой клуба "Поцелуй". В рыжей бородке запуталась паутина, а на руках вздулись вены. Он сладко зевнул и улыбнулся мне.
   - Готто, что ты знаешь об этом доме?
   Он внимательно посмотрел на клочок бумаги.
   - Тут работала Лори. Ну, та самая работа - он покраснел.
   Я готова была кинуться его обнимать. Мне нужно ехать туда немедленно!
   - Денни, а в чем дело?
   Я помотала головой.
   - Не обращай внимания, сделаешь одолжение?
   - Какое?
   - Посмотри телевизор на большой громкости - я улыбнулась.
   Чем громче звук, тем тише я выберусь из окна. Готто мне подмигнул и зашел обратно. Этот рыжий паук сейчас резко выбился в мои лучшие друзья. Я с широкой улыбкой заскочила в комнату и натянула балахон поверх майки. Кроссовки валялись в углу и я, стараясь действовать как можно проворнее, обула их на свои малиновые носки в зеленый горох.
   Я подняла раму и высунула голову. На улице было прохладно, но вниз за пальто я идти не могла. Из соседней комнаты послышались звуки световых мечей и бластеров. Готто очень любил "Звездные войны". Если выберусь из этого кошмара, пересмотрю все части.
   Ноги уперлись в белую балку. С соседнего газона за мной с любопытством наблюдала белокурая девочка. Я приставила указательный палец к губам, и она с улыбкой энергично закивала. Внизу подо мной было метра три, прыгнуть я могу и скорее всего даже не расшибусь, но будет громко. Я присела, стараясь удерживаться за подоконник. Свесила ноги с балки. Правой рукой крепко ухватилась за белую деревянную перекладину и отпустила подоконник. Ура я успела схватить балку. Теперь я просто висела, а прыгнуть мне осталось меньше полутора метров. Я разомкнула пальцы, и мои ноги вошли в наполовину оттаявший сугроб.
   Стало мокро и холодно, но мне было уже плевать. Помахав девочке, я побежала к тому месту, где должен был быть припаркован мой Форд. Проклятье! Его не было на месте.
   - Ты что, правда, принимаешь меня за дуру?
   Надменный ленивый голос за спиной. Попалась.
   - Нинет, я могу объяснить.
   - Не трудись. Братик предупредил на счет окна.
   Нинет вышла из дома без куртки, на ней остался только синий свитер огромного размера, который ей просто поразительно шел и джинсы в обтяжку.
   - Нина, Крис в опасности я могу помочь.
   - Нет, не можешь - в ее голосе появились ледяные нотки.
   Я открыла рот, чтобы что-то сказать, но тут же захлопнула. Плевать мне, что она говорит. Ноги сами развернули меня, и я бегом направилась к дороге.
   - Стой, идиотка!
   Нинет настигла меня почти мгновенно и схватила за руку. Она была такой же сильной, какой я помню.
   - Тебе же плевать на меня - взорвалась я - Плевать, что со мной случится. Если у меня ничего не получится, или со мной что-то случится, Крис простит тебя, не успеешь глазом моргнуть. Отпусти.
   - Ошибаешься - Нинет выглядела очень злой, но говорила негромко.
   Из соседних домов снова начали появляться любопытные сплетницы.
   - Он не простит меня, если с тобой что-то случится, но тебе повезло мне плевать на его мнение. Если сумеешь меня убедить, что делаешь что-то полезное, отпущу тебя и сможешь бегать по городу засовывать пальцы в розетку и крутить задом возле бешеных собак.
   Я тяжело дышала, хоть и пробежала совсем ничего. Сказывалось волнение.
   Нинет огляделась и потащила за рукав меня в дом. Как только мы переступили порог, она требовательно посмотрела в мои, наверняка, безумные глаза.
   - Я нашла фото здания, где работала Лорен. Я знаю, где это. Я должна поехать туда и поискать камеры, никто не прорабатывал последних клиентов, но думаю, стоило.
   В глазах Нины что-то сверкнуло.
   - Я взломала полицейскую базу, там были снимки с камер наблюдения, но когда мы попытались скопировать или приблизить, их удалили. Бран и Тоби решили, что это просто глюк или фотографии были бесполезны, но при убийстве проститутки первого кого проверяют это последнего клиента. Снимки удалили не просто так, детектива ведущего дело вероятнее всего подкупили.
   Я кивнула.
   - Их неоткуда достать?
   - Глупости, конечно, есть - фыркнула Нинет.
   Я подняла на нее голову, а она с гордым видом уставилась на меня.
   - Иди наверх, одень что-то менее мокрое и позвони своему кудрявому алхимику. Мне нужно вырубить Тоби. Да и не говори моему брату, что я тебе помогаю, идет?
   Я широко улыбнулась. Нинет была не самым надежным союзником на свете, но она ненавидела меня гораздо меньше, чем любила брата. Забавно, что при такой взаимной неприязни мы заботимся об одном и том же человеке с одинаково сильным яростным рвением.
   Я набрала номер Рикки. Он взял трубку через пять или шесть длинных гудков.
   - Самый замечательный и очаровательный мужчина слушает тебя.
   Я улыбнулась.
   - Про самого скромного ты забыл?
   - Нет, просто стараюсь не афишировать и так всем известные факты, что хотела?
   - Мне нужна помощь.
   - С этой фразы всегда начинается какая-то жесть, ну если верить боевикам.
   Я снова хихикнула.
   - Нинет попросила тебя вырубить своего наставника.
   Рикки кашлянул.
   - А с каких пор ты с Барби Стоун дружишь?
   Я закатила глаза.
   - Потом вопросы, мы заедем за тобой, хорошо?
   Повисла пауза.
   - Да, только у меня будет много вопросов.
   - Миллион.
   Я повесила трубку и побежала вниз.
   Нинет уже надела пальто и крутила на пальцах ключи от машины.
   - А вашего паука не надо привязать или что-то вроде того? - спросила она.
   Я помотала головой.
   Она недоверчиво посмотрела на лестницу, будто оттуда на нее могло прыгнуть чудовище, и вышла на улицу. Мы сели в ее черный БМВ, прямо как у моего отца, и тронулись.
   - Ты знакома с термином кэшированые копии?
   Я быстро прокрутила в голове ее слова и кивнула.
   - На моем языке далеком от языка компьютера, это когда браузер не может открыть страницу и предлагает открыть копию страницы. Это то самое?
   Нинет поморщилась.
   - Хотелось бы тебя обозвать, но свои лучшие оскорбления тратить без публики не хочется. Принцип ты, правда, уловила. На компьютере Тоби остались эти фото в виде копий, он чрезвычайно педантичен, если дело касается его техники.
   Она вырулила на трассу. Я пальцем показывала ей куда поворачивать и вскоре мы оказались около дома Рикки. Тот уже был одет в темно-зеленую куртку поверх клетчатой красной рубашки. На ногах у него были гигантские ботинки, на толстой подошве коричневого цвета. Это были его любимые ботинки, хотя мы с Чарной всегда порывались их выкинуть.
   Он уселся на заднее сидение и с улыбкой спросил.
   - Мы теперь все друзья?
   Нинет брезгливо сморщила нос. Мы выехали на дорогу, и она утопила педаль газа.
   - Не дай бог. Введу тебя, пожалуй, кудрявое недоразумение, в курс дела. Твоя дорогая Денни и мой неразумный братик решили поиграть во влюбленных. Ну, знаешь в стиле "Классного мюзикла", только без песенок и с сексом. Бантики, цветочки и все вроде круто, но в один прекрасный день, моего братика задумали убить. Сделать из него героя посмертно, но факт остается фактом. Он будет мертв. Твоя дорогая Денни может ему помочь, но мой все такой же глупый братик, не хочет ее помощи. Он решил сделать из нее принцессу, из меня дракона, а из своего дома высокую башню. Тебе, Фродо из Шира, предстоит вырубить одного из самых лучших и дурно пахнущих программистов на многие мили вокруг, чтобы я смогла найти изображение извращенца, который заказал парочку девушек легкого поведения. Считай, что мы направляемся к Роковой горе полурослик. Вопросы?
   Рикки молчал и с ужасом смотрел на меня. Красочные аналогии Нинет совершенно не помогли разрядить обстановку.
   - А почему я это узнаю от Нинет?
   Я закусила губу и уставилась на проносящиеся мимо дома.
   - Потому что я думала это не так уж и важно.
   - Не важно? Его решили убить из-за ваших с ним... - Рикки замялся, видимо слово, которое он хотел сказать цензура не пропускала.
   - Не знаю, хорошо? - вскрикнула я.
   - Денни, если погибнет он, то и ты погибнешь? - тихо проговорил Рикки.
   Я закатила глаза и гневно проговорила.
   - Он не погибнет, слышишь? Он проживет нереально долгую и счастливую жизнь.
   Нинет сжала челюсть.
   - Почему это звучит, как жизнь без тебя?
   Я повернула голову к ней. Мои волосы развевал сквозняк из полуоткрытого окна, а на глаза навернулись слезы. Нинет не повернулась, а просто продолжала смотреть на дорогу, сжимая руль.
   - Туда, его отправили потому, что он подделал отчет из-за "шестерки". С ним вся выездная группа, с ним новички и даже моя лучшая подруга. Я не могу отрицать то, что мы прокололись с нашей конспирацией еще до того как первый раз поцеловались.
   Нинет кивнула.
   - Он уже залез тебе в голову, чтобы узнать о твоей самоотверженности?
   Я покачала головой.
   - Без понятия, он же узнал, что я решила вылезти через окно.
   - Я вообще не понимаю о чем вы, но Денни я помогу - подал голос Рикки.
   Я благодарно ему улыбнулась и, повернувшись, сжала его руку.
   - Обожаю смелых пуделей - пробормотала Нинет.
  
   Глава 22. Сон и бодрствование.
  
   - Приехали - громко объявила Нинет, указывая пальцем на большое здание, справа от машины.
   Это чудовище архитектурной мысли напоминало сарай. Этажа два высотой с огромными грязно-голубыми воротами, как у гаражей для крупногабаритных машин. По старой краске видны потеки ржавчины, а мусорные баки рядом ломились от гор давно не вывозимого мусора.
   - Он тут живет? - скорчив нос, спросил Рикки.
   Нинет кивнула с не менее красочным выражением лица.
   - Каков аристократ - пробормотал с заднего сидения Рикки, которого последние полчаса Нинет упорно называла Фродо.
   Блондинка развернулась к нам и уставилась невидящим взглядом куда-то на улицу.
   - План, нужен план. Предложения?
   - У тебя не было плана? - я округлила глаза.
   - Ты забыла мою фамилию? У меня никогда нет плана! Фродо, ты можешь вырубить его и не убить при этом?
   Рикки кивнул головой.
   - Да если дотронусь рукой, на расстоянии я могу переборщить.
   Нинет сузила глаза.
   - Рапунцель, сиди в машине - она кинула на меня пронзительный взгляд - А ты вылезай - глаза дернулись в сторону Рикки - Будешь лапать потного компьютерщика.
   Я постаралась не улыбаться, но уголки губ упорно лезли наверх.
   Они вышли на улицу и направились к голубым воротам. Я постаралась залезть в свои мысли и обнаружить там присутствие Криса. Нет, в моей голове была я одна. Так, по крайней мере, мне казалось. Почему-то уверенность, что я непременно бы почувствовала его вмешательство, меня не покидала.
   В воротах тем временем открылась дверь. Раньше я ее не заметила. В проеме показался парень еще более кудрявый, чем Рикки. Он был низкий и пухлый. На носу красовались квадратные очки, а щеки украшали гроздья прыщей. Одет он был в какую-то засаленную футболку темного цвета. Я бы совершенно не удивилась, если бы когда-то эта футболка была светлее на несколько тонов. На подбородке у него скопилась роща волос, которая поднималась бакенбардами к вискам. Вряд ли это была дань моде или вообще хоть сколько-нибудь продуманный имидж, скорее всего парню просто лень было бриться. Тоби Смарту должно было быть двадцать пять, если судить по анкете из отчета, но по внешности он выглядел на все тридцать, а то и больше.
   Он стоял и что-то на повышенных тонах говорил Нинет. Та, в своей хамоватой манере, закатывала глаза и отвечала ему полным игнорированием. Тоби чуть не дымился от злости, когда, наконец, перевел глаза в мою сторону. Он бросил гневный взгляд на Нинет и пошел ко мне, на что блондинка отреагировала просто блестяще. Она схватила руку Рикки и прислонила к толстой потной спине своего наставника. Тот застыл и безвольным мешком приземлился на пыльный асфальт.
   Нинет широко улыбнулась и облегченно выдохнула. Эмоции радости, что-то новенькое.
   Она помахала мне рукой, и я выбежала из машины к ним.
   - Фродо, ты заслужил шоколадку. А теперь затаскивайте этого внутрь.
   Мы с Рикки переглянулись.
   - А ты?
   - А я пойду делать взрослые дела.
   Мы удрученно посмотрели ей вслед и переключились на огромную тушу человека, от которого зависело, доживет ли Крис до следующей зимы. Рикки обошел Тоби вокруг и поднял глаза на меня.
   - А ты своей абракадаброй не поможешь?
   Крис не разрешил.
   - Прости.
   Рикки вдохнул поглубже и указал мне пальцем на ноги Тоби. Со стороны рук нещадно пахло потом, а со стороны ног тухлыми носками. Господи, неужели этот парень совершенно за собой не ухаживает? Ну как так можно?
   Мы втащили техника без сознания внутрь и я, наконец, смогла рассмотреть его логово. Справа во всю стену, был огромный жидкокристаллический экран, уж не знаю, сколько платят электрикам, но очень жаль, что мне туда попасть даже не светило. Я чувствовала себя как в кинотеатре и одновременно в каком-нибудь боевике, в тот момент, когда компьютерный гений творит свое волшебство. Я оглядела саму обстановку. Бардак. Какие-то микросхемы, болтики, винтики, ноутбуки, наушники, даже старый ламповый телевизор, все было разбросано по углам. Окна были под потолком, но даже отсюда была видна степень их загрязнения. Они были желтого цвета и в трупиках мошек.
   - Нинет, а куда его? - спросил Рикки, пытаясь перекричать какую-то музыку из странного вида колонок.
   Нинет повела рукой в сторону, где было поменьше хлама.
   Тут посреди безумного количества полок с видеоиграми стояла странного вида кровать. Во-первых, она была в форме бэтмобиля, что в идеале должно быть забавным, но глядя на ее обладателя, это пугало. Во-вторых, на точно такой же спит младший брат Рикки, поэтому я еле сдержала истеричный хохот, когда увидела его лицо.
   - Я лишь надеюсь, что он не маньяк педофил.
   - Не волнуйся, это все потому, что бэтмобиль.
   Произнесла скучающим тоном Нинет подоспевшая к нам.
   Эта хрупкая на вид блондинка, была очень и очень сильной, поэтому, когда я уже не смогла вдыхать пары зловония, доносящиеся из ботинок ее наставника, она вместе с Рикки затолкала Тоби в кровать.
   - Теперь пока этот Шрек спит, нам нужно быстро залезть к нему в компьютер. Найдите место, где посидеть, а я попробую разблокировать его ноутбук. Он просто параноик, у него все под паролем.
   Нинет ускакала к компьютерам, которые в форме подковы были выстроены у экрана, а мы с Рикки пошли к тому месту, что по задумке видимо должно было быть кухней.
   На деле это было место огороженное коробками из-под приставок. Тут был стол, заляпанный какой-то жидкостью, надеюсь это кола, и микроволновка, вся в следах горелого попкорна. Я уселась на более или менее чистый стул и покосилась на Рикки.
   - Знаешь, Денни, а я ведь так и знал, что вы друг друга полюбите. Ты просто не можешь без приключений.
   Он говорил без тени оскорбления.
   - Злишься?
   Он помотал головой.
   - Мне только обидно, что Барби узнала первая - он махнул через плечо в ту сторону, где сидела Нинет.
   Я улыбнулась.
   - Не первая.
   Лицо Рикки вытянулось, и его глаза наполнились удивлением.
   - Чарна тоже знает.
   - Какого? Денни, я ведь твой лучший друг.
   Я фыркнула.
   - Мы решили, что тебе не стоит говорить и так много народу знает, Чарна хотела тебя сама осчастливить.
   - Ладно, мне все равно не судьба понять вашей логики - он махнул в мою сторону рукой - А о чем вы говорили с блондинкой по дороге? Ну, про то, что он узнает про самоотверженность и так далее.
   Вот мы медленно и подошли к связям. Я рассказала ему про телепатию и про ковены, а Рикки задумчиво стоял и вникал в мои слова. На это у нас ушло примерно полчаса, а Нинет все еще не закончила с компьютером Тоби.
   - Так значит "шестеркам" и хозяевам нельзя быть вместе, потому что старшие маги тоже становятся телепатами? Бред. Тогда бы телепатов убивали только за способность. Плюс, а как на счет тех между кем вообще не предусмотрена романтика? Помнишь, у Хенрика была подруга чья "шестерка" приходилась ей сестрой?
   Я покачала головой.
   - Ты и Чарна иногда походите друг на друга настолько сильно, что меня это пугает. Она задает те же вопросы, и у меня на них ответов нет.
   Рикки улыбнулся.
   - Да мы с Чарной вообще молодцы, а серьезно предположения есть?
   Я задумалась.
   - Чарна говорит, что телепатия Криса, скорее всего, не весь спектр последствий. Я склонна с ней согласиться, но мы пока не столкнулись ни с чем таким, поэтому может, обойдется.
   - Что будет, когда ты узнаешь, кто был последним клиентом?
   - Позвоню Крису, расскажу все. Если он представит доказательства чьей-либо вины, операцию перенесут.
   Рикки хотел было прислониться к стене, но разглядев какие-то масляные пятна передумал.
   - А почему только ты додумалась до клиентов?
   - Не только - устало прошептала я - Просто после того как партию поймали, дело забросили. Крис хотел проверять все, но первым подозреваемым стала Перчик. Готто отыскал собратьев, их поймали, аплодисменты, занавес. Придумали новую партию, но все знали, что это фальшивка и дело дальше также не пошло. Думаю если бы Крису дали время, он бы искал клиента, но зачем давать шанс на оправдание тому, за кого сам уже все решил? Не логично.
   Рикки опустил голову.
   - А если бы Нинет тебя не поддержала?
   - Я бы снова вылезла через окно - на моем лице появилась улыбка - Я бы не позволила ему умереть.
   Рикки фыркнул.
   - Так странно слышать это от тебя.
   - Почему?
   Он сделал несколько робких шагов по направлению ко мне.
   - Потому что ты слишком долго была влюблена в другого человека. Ты говорила Джено, что любишь его, но никогда не смотрела на него как тогда в клубе на Криса. Что ты сделаешь, когда он вернется сегодня домой?
   Я вопросительно приподняла бровь.
   - Бросишь его с порога или прощальный поцелуй?
   - Рикки я...
   Договорить мне не дал голос Нинет.
   - Ублюдок!
   Мы с Рикки подбежали к ней, но надобности в этом не было. Во весь экран вытянулось знакомое лицо. Приближенный фрагмент снимка.
   Сердце ухнуло вниз. Сабола.
   На нечеткой фотографии, было видно лицо парня. Взгляд был отсутствующим, а губы сжаты в тонкую линию.
   Телефон, мне нужно срочно позвонить. Гудок раз, два, три... тишина. Перезвоните позже.
   Быть такого не может.
   - Он не отвечает.
   Крис, боже, Крис. Ты идешь туда с врагом, пожалуйста, услышь меня. Но он держал слово. Ну, зачем я попросила его не копаться в моих мыслях? Это я во всем виновата.
   Мы втроем кинулись к выходу, как вдруг над нашими головами в кирпичную кладку вошло три пули.
   - Стоять! - прозвучал хриплый голос - Развернулись, медленно.
   Ноги заплетались, и я медленно повернула корпус тела.
   Тоби Смарт держал в руках дробовик Ремингтон. Даже иронично, что перед тем как в голову мне войдет пуля, я буду знать, из чего меня застрелят.
   - Руки за голову, а то отстрелю.
   Мы послушались. Я почувствовала, как ладони запотевают.
   - Тоби, послушай! Посмотри на экран, помнишь этого парня? Он виновен в смерти людей и возможно будет виновен в смерти моего брата. Нам нужно его предупредить... - Нинет замолкла и гневно нахмурила брови.
   На губах Тоби играла издевательская улыбка.
   - Ты знал?
   Он захохотал.
   - Ну, естественно.
   Глаза Нинет округлились.
   - Твой компьютер.
   Тоби улыбнулся еще шире.
   - Догадалась, да?
   - О чем он говорит? - прошептал Рикки.
   - О бесконечном пиратском порно с парнями. Он сказал, что это материалы дела, но это не так. Домашняя съемка. Вы с пауком ведь вместе издевались над тем беднягой?
   В голове пульсировала боль. Тоби и тот паук заодно? Сабола в их компании?
   - Тяжело жить, понимая, что ты не такой как все. Особенно если тебе совсем не по нраву девочки - проговорил Тоби, своим хриплым голосом.
   - Ты не нравишься людям из-за запаха, а не из-за предпочтений, урод! - выкрикнула с вызовом Нинет.
   - Молчать! - визгливо закричал Тоби, и над головой блондинки в стену снова вошла пуля.
   - За что ты так с парнем? - спросила я.
   Тоби перевел на меня глаза.
   - Думаешь, я хотел? Этот скотина посмеялся надо мной. Почему я должен терпеть его смех, если мой лучший друг ест человечину?
   Его голос звучал совершенно по чужому. Сейчас он чем-то напоминал того злодея из фильма "Кто подставил кролика Роджера?". С той лишь разницей, что этот был огромных размеров. Нужно было срочно придумать, как спастись. Я посмотрела на Рикки. Он мог бы вырубить его, но есть шанс, что пока он соберется Тоби успеет его застрелить.
   - Бедный одинокий мальчик, как же это плохо когда единственный друг, даже не человек.
   Глаза у Тоби налились кровью, а руки дрожали. Как мы пропустили момент, когда он очнулся?
   - Откуда тебе знать Стоун? У тебя вообще нет друзей.
   - А мы тогда кто? - на повышенном тоне спросил Рикки.
   Нинет кинула на него взгляд со странной смесью эмоций и ярко выраженной благодарностью. Я была удивлена, но это быстро сменилось восхищением. Рикки был из того числа людей, чьи робость и страх, могут в одночасье превратиться в силу. Видела бы его Чарна, она бы гордилась.
   Тоби фыркнул.
   - Брось, "шестерка" твоего брата? Мальчишка в начале пубертатного периода? Они тут не из-за тебя, а из-за твоего брата, как и ты.
   - Ошибаешься - Рикки выглядел очень решительным.
   Тоби засмеялся. Он поглаживал дробовик.
   Дробовик! Теперь надо вспоминать, что именно я знаю об этом Ремингтоне. Сколько у него в магазине помещается патронов? Черт... надо было лучше слушать Криса.
   Так он выстрелил четыре раза. Если предположить что мы сможем заставить истратить его весь магазин, то быстро перезарядить он не сможет. Осталось только вспомнить, сколько у него еще внутри может быть патронов.
   Я видела этот дробовик пару дней назад на тренировке. Мы стояли в тире, и Крис мне что-то говорил, пока я разглядывала его татуированные руки.
   - Ты меня слушаешь, Лерой?
   Я кивнула.
   - Прости, просто я подумала, что тебе очень идет оружие.
   Он улыбнулся, а я подошла к нему и поцеловала.
   В сердце больно кольнуло от воспоминаний. Как я могла быть так неосмотрительна? Хотя откуда мне было знать, что я окажусь, черт знает где, а уж тем более в компании Нинет и парня с дробовиком.
   Пять! Или семь. Или восемь. Я помнила, патронов должно быть пять минимум! На адреналине мой мозг выдает мне не только слезливые воспоминания.
   Я кинулась в сторону, и мне вслед раздался выстрел. Я испуганно обернулась: Нинет и Рикки успели сообразить и сбежать в другую сторону к той самой кухне. Отлично. Остается надеяться, что патронов у него пять.
   Тоби сдвинул затвор, по полу заскакала гильза, и прислонил оружие к плечу. Черт, куда бежать?
   Я кинулась вдоль экрана. От ярости он забывал следить за количеством сделанных выстрелов. Уж лучше так, главное было бы куда прятаться. Он сделал еще один выстрел. По экрану поползли трещины, а я осела на пол, больно ударив ногу о ножку стола. Шесть выстрелов. Остался один или два.
   Я снова вскочила, как утка в тире. А Тоби расхохотался и отвернулся от меня к Рикки и Нинет. Те не успевали спрятаться. Я, схватив какую-то железку, которая видимо была когда-то частью старой печатной машинки, кинулась через стол, сваливая на пол мониторы. Я подбежала со спины к Тоби, и раздался оглушительный выстрел. Железка вошла в висок и из головы компьютерщика по плечу закапала кровь. Он рухнул на колени, а потом и вовсе упал ничком на пол. Моя рука задрожала и с громким звоном, на пол рухнуло мое орудие убийства. Он умер, в этом я не сомневалась.
   Выстрел! Я подняла глаза наверх там, где стояли Рикки и Нинет.
   - Этот козел меня задел!
   Я кинулась за груду какого-то машинного хлама и каких-то коробок. Нинет лежала на полу, а над ней лежал Рикки. Господи, Рикки ей жизнь спас! Мой друг пытался неуклюже встать, а из его плеча вытекала красная жидкость.
   - Ты ранен - хрипло произнесла я, помогая ему встать.
   Нинет справилась сама и теперь вместе со мной с ужасом смотрела на порванную куртку Рикки.
   Он помотал головой.
   - Царапина. Всегда мечтал это сказать. Этот - он дернул подбородком в сторону трупа - Мертв?
   Я кивнула, а из моих глаз потекли слезы. Не прошенные, неожиданные. Он мог быть самым ужасным на свете человеком, но это не отменяло того, что я его убила.
   - Боже Денни, успокойся все хорошо - Рикки прижимал меня к себе здоровой рукой.
   Нинет скованно погладила меня по спине. Впервые в жизни Нинет Стоун было нечего сказать.
   - Надо дозвониться до Криса - наконец пришла в себя я.
   Нинет кивнула и отдернула от меня руку. Мои ладони были в крови Тоби и дрожали.
   - Поехали за ним - бросила блондинка на ходу, и мы втроем кинулись к двери.
   Путь до главного корпуса мы провели в молчании. Каждый был погружен в свои собственные мысли. В моем воображении всплывал бешеный взгляд Тоби. Я убила человека, теперь я убийца!
   Я вспомнила какие-то фрагменты телепередач про маньяков. Я вспомнила программу про Чарльза Менсона, там были показаны записи то ли с допроса, то ли из зала суда. Я посмотрела в зеркало, пытаясь найти что-то общее между моим взглядом и взглядом со старой записи.
   Из моего мрачного состояния меня вернул голос Нинет.
   - Выходим.
   Мы были на территории завода. Я бегом припустила к лифту, но на дороге у нас вырос генерал Сор в компании своей блондинистой "шестерки". Он окинул нас троих странным испуганным взглядом и обратился по видимому к самому прилично выглядящему персонажу. Нинет.
   - Стоун, объяснись.
   - Я ищу брата.
   - Он на задании.
   - Это срочно.
   Мое сердце билось как сумасшедшее. Рикки прерывисто дышал, закрывая рукой место ранения. Как только увидим Криса, сразу отвезу его в больницу.
   - Нинет Стоун, он на задании, что вообще, черт побери, с вами приключилось?
   Нинет посмотрела на нас. У меня руки в крови, у Рикки рукав. Мы лохматые, взволнованные посреди территории главного корпуса охотников.
   - Это неважно, мне нужно ему кое-что отдать. Вы дадите мне адрес или мне решать через отца такие вопросы?
   Если в Освине Стоуне и была польза, то ее немалая часть заключалась в громком имени.
   Генерал Сор зло посмотрел на нас и продиктовал Нинет улицу и дом. Я знала этот район, сплошные старые складские помещения. Я бросила взгляд на экран мобильника, скоро стемнеет. Им не выжить, если мы не успеем до заката. Мы припустили к машине, и Нинет включила мотор. Автомобиль резко дернулся вперед.
   - Когда приедем - мой голос звучал монотонно - Внутрь я пойду одна, если не успеем перехватить их у входа.
   Нинет фыркнула.
   - Ты туда одна не пойдешь, я с тобой.
   - Нинет, я...
   - Заткнись. Ты не прикажешь мне, ты знаешь это.
   - Я тоже иду - подал голос с заднего сидения Рикки.
   Я испуганно развернулась к нему.
   - Не смей.
   - Эй, Лерой, я люблю тебя, но не веди себя как дура, идет? Я не для того спасал нашу Барби, чтобы ты сейчас меня отговаривала. Там Чарна.
   Я кивнула и заправила непослушную прядь волос за ухо. Я бросила испуганный взгляд на брызги запекшейся крови под ногтями и в складках ладони. Рука сама потянулась к джинсам, и я стала с остервенением вытирать противные бордовые катышки об ткань.
   - Ну, вот и замечательно, мы теперь как гребаная команда Скуби Ду. Чур, я Дафна - с усмешкой проговорила Нинет и еще больше вдавила педаль газа в пол.
  
   Глава 23. Руины.
  
   По адресу, который нам дал генерал Сор располагался огромный заброшенный комплекс судостроительной верфи. Эта территория полностью принадлежала ведьмакам. Она предполагалась как отправная точка для водных тюрем, а так же как площадка для тренировок некоторых видов служащих. Доки были спрятаны от нежелательных глаз обычных людей, когда мы заехали за проржавевшую цепь, растянутую между двумя столбиками нас пробрала дрожь. Магия, которою создавали сотни иллюзионистов, была в рабочем состоянии даже сейчас, хотя территория заброшена уже десять или одиннадцать лет. На человеческих картах, тут совершенно другие дома. Иллюзионисты создали карман измерения, для того, чтобы поместить сюда целую верфь.
   Смеркалось. В воздухе гуляли пронизывающие ветра с Мичигана. Я глубоко выдохнула и шагнула из машины в давящую тишину. Пока лучи вечернего солнца все еще освещали старый потрескавшийся асфальт, пауки не смели показать свои страшные мохнатые тела. Я чувствовала, как за мной наблюдает множество обозленных глаз.
   Проржавевшие остовы кораблей и маленьких суденышек лежали кругом и отбрасывали страшные длинные тени на неровную землю. Корпуса доков тянулись по побережью как зубастые скалы, готовые сожрать непрошеных гостей. Пожалуй, я могу понять тех, кто решил закрыть это место.
   Нинет и Рикки вышли из машины вслед за мной. Нина достала сигарету и подожгла. Было видно, что она нервничает.
   - Куда дальше? - хрипло спросил Рикки, нервно кутаясь в окровавленную куртку.
   - Их не видно - прошептала я.
   - Может Сор обманул? - услышала я напряженный голос Нинет.
   Я покачала головой и жестом указала, на старый катер в семи метрах от нас. Он был в паутине, которая раскачивалась подобно тростинке на ветру. Нинет передернуло и она с паникой в глазах начала оглядывать местность. Ищет электрические столбы. Ей всегда было спокойнее, когда рядом был ток.
   Вдруг я с ужасом поняла, что беззащитна. Мои силы оставались в спящем состоянии до тех пор, пока Крис не позволит мне ими воспользоваться.
   - Поищем их? - пробормотал Рикки, но в такой гулкой тишине я слышала его, будто он кричал.
   Нинет кивнула и сделала несколько уверенных шагов вперед.
   - Имеет смысл разделиться.
   Рикки помотал головой.
   - Может мы и команда Скуби Ду, но их фирменной ошибки я не повторю. Остаемся вместе так долго, как сможем.
   Нинет, что удивительно не возражала. Она надменно хмыкнула, надеясь так скрыть страх, но панические отблески в глазах выдавали ее с головой.
   - Закат будет еще минут двадцать, тридцать, если повезет. Нужно найти их быстрее.
   Мы зашагали по асфальту, который сплошь был покрыт выбоинами. Он был сухим, как пожухлая листва или брусок дерева. Казалось, эту землю не касалось ни одно время года, оно было обездушенным и страшным. Корпуса проржавелых кораблей образовывали собой пугающий долгий лабиринт.
   - Может покричать? - тихо произнес Рикки.
   - Отлично, покричи и к тебе сразу явятся паукообразные Чип и Дейл.
   - Очень рад Нинет, что богатого воображения ты не теряешь даже в экстренных ситуациях - голосом полным сарказма бросил мой друг.
   - Тренируюсь - тихо шепнула Нина, заглядывая за какой-то большой ржавый катер.
   Она резко дернулась назад, жестом показывая нам прятаться. Мы с Рикки сели за какие-то цистерны и стали вслушиваться. В метре от нас прошла пара вооруженных людей.
   - Я слышал мотор.
   - Заткнись Клифф, эти твари могут нас услышать, плевать мне кто явился сюда еще.
   Двое парней в темных жилетах и с ружьями остановились прямо около нашего укрытия.
   - Разве пауки выйдут до заката? - послышался гнусавый голос одного из них.
   - Нет, идиот. Я про близнецов переростков. Заказчик говорит, что они слышат как кошки.
   - Пора сваливать, скоро здесь начнется кровавая баня.
   Парочка скрылась за поворотом, а вскоре я услышала, как завелся мотор. Мы выпрямились, а Нинет отлипла от стены и посмотрела на нас.
   - Зачем здесь люди? Какой еще заказчик, Сабола? - я говорила тихо, напряженно вслушиваясь в каждый шорох.
   - Не важно - проговорила Нинет - Может должны были проследить, что выездная группа на месте. Бесит, что эти тупоголовые трусы, оказались умнее меня.
   Я вопросительно вздернула брови, но потом поняла, что именно имела в виду Нинет. Она стояла посреди обломков и, едва повышая голос, звала по именам близнецов. Ну конечно!
   Справа от меня послышался скрип и ругательство, а потом я увидела направленное на меня дуло ружья. Морт. Я улыбалась во все тридцать два зуба, а прямо за ним стояла Чарна. Она округлила глаза и удивленно переводила их то на меня, то на Рикки, а то на Нинет.
   - Вы что здесь делаете?!
   Нинет, явно довольная собой, сделала шаг вперед.
   - Спасательная миссия.
   - Что? - грубовато переспросил Морт, который, уже начал опускать ружье.
   Нинет закатила глаза и кратко пересказала суть нашего прибытия. После того как она упомянула имя Сабола я услышала удрученный выдох Чарны. Она прислонилась к стене и со странным выражением лица посмотрела на меня.
   - Я должна была что-то заподозрить.
   Нинет фыркнула.
   - Не хочу хвастаться, хотя нет, хочу, я умнее тебя, а о том, что мой наставник маньяк даже не задумалась ни разу. Так что не вздумай превратиться в пожарный шланг и соберись. Где мой брат? Надо сворачиваться, брать эту скотину и везти в штаб.
   Морт покачал головой.
   - Мы разделились.
   - А Бран? Где он? Может он нас услышит? - испуганно затараторила я.
   Морт снова покачал головой.
   - Он остался в штабе. Ему велели охранять Сора, на каком-то мероприятии.
   Я закатила глаза и устало прислонилась к остову старой яхты, на которой красивым шрифтом было выведено имя Марта. Наверное, когда Марта могла бороздить Мичиган, она была прекрасной. Но сейчас она скорее была символом безысходности и глубокого отчаяния.
   - Куда они пошли? - спросила Нинет.
   Морт указал пальцем и повел нас через лабиринт. Мы молчаливой группкой, боязливо косясь на покидающее нас солнце, шли за ним. Рикки приобнял поникшую Чарну. Я поравнялась с Мортом, стараясь не обращать внимания, на нещадную темноту, с каждой секундой, заполняющую пространство вокруг нас.
   - Так Крис разбил нос Гану из-за тебя? - спросил с усмешкой Морт.
   Я постаралась найти враждебность во взгляде гиганта, но сумеречные тени не давали мне это сделать.
   - Вроде того.
   Морт снова усмехнулся, в его голосе послышалась горечь и облегчение одновременно.
   - Крис изменился. Стоит сказать тебе за это спасибо.
   Комплимент или нет, я спросить не успела, прямо перед нами возникли две темные фигуры. Один был огромного роста, но очень худой, а вторая была девушкой лет пятнадцати с непослушными кудрявыми волосами. Они хищно оскалились, и я почувствовала подкатывающую к горлу тошноту. Из-под их щек торчали два крупных темных клыка похожих на ветки деревьев. По ним скатывались капли слюны и яда. Это был совершенно другой вид.
   Морт что-то крикнул и открыл огонь, но пауки оказались очень проворными. Я бросилась в сторону и на моей дороге возникла та самая девчонка. Она округлила глаза, как делают, когда что-то спрашивают у ребенка и кинулась на меня. Я выставила вперед руки и постаралась отодвинуть ее голову. Она взвыла от боли, и я поняла, что Рикки оттаскивает ее от меня за ноги. Ее тело сотрясала агония, а изо рта помимо яда пузырилась слюна. Рик вызвал у нее приступ, и пока она дергалась, Морт прибил ее прикладом.
   - Умница алхимик - услышала я слова гиганта, и он одним движением руки поставил меня на ноги.
   - Где Чарна и Нинет? - ужаснулась я, хотя скорее немного обеспокоилась, запрет на страх все еще был в силе.
   Рикки уже кинулся в другую сторону, а мы с Мортом старались не отставать от него. Мы пробежали несколько метров и оказались в тупике из металлолома.
   - Долго вы нас спасали - Нинет стояла и обтирала руки от слизи, а Чарна тяжело дышала.
   - Как ты это сделала? - с удивлением спросил Морт.
   - Статическое электричество. Всегда ношу с собой расческу - она достала небольшой розовый гребень из кармана джинсов.
   - А статическим электричеством от расчески можно убить? - пролепетала Чарна.
   - Я электрик рядом со мной любым электричеством можно убить. Только вот этому пришлось порвать рот, чтобы клыки вырвать.
   Я сморщила нос, разглядывая обслюнявленные пальцы Нинет. Морт огляделся, а потом посмотрел на меня.
   - Ты у нас получается безоружная?
   Я кивнула. Морт пошарил по карманам, взглянул на ружье и протянул его мне.
   - А как же ты?
   Он фыркнул и напряг мускулы как на шоу бодибилдеров. Я хихикнула и слегка вздрогнула, когда сталь коснулась кожи. Мы пошли дальше, по пути встречая лишь развалины. Солнце скрылось за горизонтом, а создания, прячущиеся в темных углах, не спешили показываться.
   - Почему они медлят? - спросила я.
   - Ждут, пока, мы отыщем друг друга.
   - А разве не логичнее прикончить нас поодиночке? - подал голос Рикки.
   Морт помотал головой.
   - Логичнее, но речь о кровной мести. Мы поймали их стаей, значит, и погибнем мы стаей. Их недолго будут заботить традиции, но если разделимся сейчас, то выиграем пару часов. Если ситуация выйдет из-под контроля, то встречаемся у той Марты, идет?
   Мы все закивали и разбрелись в разные стороны. Я не глядя свернула вправо, держа на весу ружье. Вокруг было тихо, только шорох маленьких мохнатых лапок прерывал эту симфонию молчания. Было сложно различать дорогу в скудном свете редких аварийных ламп, они горели здесь даже днем поддерживаемые старой магией. Я все чаще спотыкалась. На одном из поворотов я оскользнулась на замерзшей луже и с удивлением обнаружила в дюйме от себя паучка размером не больше дна кружки. Создание смотрело в упор на меня, а потом скрылось в одной из проржавелых щелей старой лодки.
   Я бы могла убить его или ее, просто протянув руку, но сделай я это, меня бы тут же саму прикончили, а я была обязана найти Криса. Изо рта вырвался вскрик и клубы пара, сколько еще будет действовать этот запрет, я не знала. Я боялась, что с нынешними непредсказуемыми условиями он каким-то образом сможет себя исчерпать. Я не чувствовала себя бесстрашной и отчаянно смелой, но надо признать мысли были куда более упорядоченными. Человек без страха не отчаянный, он просто знает, что может сделать и делает.
   Я поднялась на ноги и осмотрелась в поисках кого покрупнее, но вокруг была лишь темнота и силуэты лодок. Впереди мелькнуло движение, я вскинула голову силясь рассмотреть что-то помимо тьмы. В голове прозвучала фраза "малютка Денни". Умом я понимала, что тот паук мертв, но в душе поселилось какое-то непонятное ощущение сродни зуду, как при ветрянке. Такому противному не унимающемуся зуду. Мне почему-то казалось, что из-за угла выйдет он и кошмар продолжится. Я все еще не поддавалась страху, физически не могла, но зудящее ощущение не покидало. Вообще странно чувствовать что-то, но не находить этому логической основы. Как сейчас я не боялась, вернее, испытывала что-то, но не страх, что-то непонятное, что-то поглощающее изнутри.
   Я, медленно оборонительно подняв ружье, шаг за шагом продвигалась среди навечно погибших катеров. Всполох движения снова промелькнул, на этот раз, задев тусклый свет лампы. Мне не показалось. Я ускорила темп и вскоре оказалась под темно-желтым свечением, но тут было пусто. Я тихо выругалась и почувствовала, как начинаю замерзать. Пальцы болели от холода и напряжения, зубы стучали так сильно, что, казалось, превратятся в пыль.
   Я огляделась вокруг и вдруг поняла, что в конце аллеи из ржавых обломков стоят два человека. Я узнала бы эту фигуру даже в кромешной темноте. Крис!
   Я наперевес с ружьем припустила к нему, но приближаясь все ближе с ужасом обнаружила, что вторым был Сабола, державший прямо за спиной моего хозяина охотничий нож. Они стояли ко мне боком и не видели меня, видимо Сабола решил прикончить Криса прямо здесь вместо пауков.
   - Крис сзади! - крикнула я, изо всех сил набирая скорость.
   Он молниеносно обернулся на меня, а потом перевел взгляд на Саболу, который занес нож над головой в такой позе как киношный маньяк. Крис увернулся от лезвия, а я прикладом ружья ударила по руке Саболу. Тот выронил нож и с ужасом уставился на направленное, на него дуло. Сразу выстрелить я побоялась, все-таки я не Робин Гуд, а при таком освещении задеть Криса не составило бы огромного труда.
   Крис удивленно разглядывал меня и Саболу, а я пыталась не думать, что совершу второе за день убийство.
   Воспользовавшись моим замешательством, Сабола успел отпихнуть меня в руки Крису, тем самым и, затормозив его тоже, а затем с невероятной скоростью скрылся за какой-то яхтой. За собой он оставил небольшой пыльный смерч, а я, отплевываясь от песка, попыталась принять вертикальное положение.
   - Какого черта ты тут делаешь?!
   Крис выглядел обозленным, но он был жив, и я не смогла сдержать победной улыбки.
   - Долгая история - тихо проговорила я и прижалась к нему.
   Момент для романтики не самый удачный, но сейчас мне просто нужно было физическое подтверждение тому, что с ним все в порядке.
   - Денни, я не тороплюсь - все еще грозно, но на этот раз с каплей теплоты произнес Крис.
   Он обвил меня руками и зарылся мне в волосы.
   - Еще как торопишься - послышался за нашими спинами кряхтящий, писклявый голос.
   Пауки. Они заполоняли пространство вокруг нас. В облике людей, в облике пауков, даже на середине превращения. Мохнатые тела, множество глаз и конечностей. Они были свирепы, с губ одного капала кровь. Боже пусть она не будет принадлежать никому из тех, кого я знаю.
   Крис схватил меня за руку и протолкнул сквозь кровожадную толпу. Они были на удивление медлительны, Крис говорил, что это происходит когда они сыты. Мы бежали сквозь поломанный и покореженный металл, а сзади слышался пугающий топот ног.
   - Куда нам спрятаться? - прокричала я.
   - Они не любят воду, у берега пришвартован катер, успеем залезть на него, выиграем время.
   Он запыхался, но не отпускал меня. Я старалась бежать как можно аккуратнее, но постоянно спотыкалась. До катера оставалось несколько метров, когда я выронила ружье.
   - Пускай - проорал Крис.
   Он был в дикой ярости. Глаза будто метали искры. Его можно было сравнить с древнегреческими героями из мифов. Он почти закинул меня на борт и велел забираться в каюту. Я беспрекословно подчинилась. Он залез вслед за мной, а пауки остались на берегу, кровожадно щелкая зубами. Крис закрыл дверь и уставился на меня.
   Сначала я решила, что он будет кричать, но все вышло совсем не так. Он прижал меня к себе, и я благодарно расслабилась в кольце его рук.
   - А теперь начинай историю, хочу услышать ее конец до того, как куча пауков меня освежует.
  
   Глава 24. Хаос.
  
   - Так Сабола, Тоби и паук были заодно? Ничего не понимаю. Сабола прикормил стаю пауков, Тоби и паук насиловали какого-то мальчишку, кто-то подарил паука Лорен. Где связь? Какой смысл покрывать Саболе двух маньяков?
   Я помотала головой, как все эти факты связать воедино я не знала.
   - Можно попробовать выяснить все у Саболы, но что-то мне подсказывает, что он смылся - устало произнесла я, широко зевая.
   Я обвела каюту сонным взглядом. Пыльно, темно и пахнет рыбой. Мы расположились на койке, прибитой к полу гвоздями с большими широкими шляпками. Тут одновременно располагалась и спальня и столовая, судя по старенькому холодильнику размером с тумбочку, и управление тоже находилось тут.
   - Кстати ты молодец и в правду не лез ко мне в голову.
   Крис хохотнул и поцеловал меня в макушку. Левой рукой он прижимал меня к своей груди, а правой нервно поглаживал пистолет, торчащий из кобуры.
   - Денни, наверное, не самый удачный момент признаться, что у нас есть еще проблемы?
   Куда еще?
   Я подняла голову и с прищуром посмотрела в глаза Крису.
   - Дело в том, что я не смог залезть к тебе в голову не потому, что не хотел, а потому что не смог.
   Я нахмурилась.
   - Сначала я решил, что ты научилась воздвигать стены и, даже порадовался, но я и сейчас тебя не слышу, а ты вроде ничего не делаешь.
   Я закусила губу.
   - Это произошло после того как я попросила? Но ты же узнал про окно.
   Крис помотал головой.
   - Я услышал только то, что возникало вспышками, мне потребовалось целое утро, чтобы хоть что-то понять и разобрать. Про окно я узнал случайно, я даже не был уверен, что мне не показалось.
   Я села и распрямилась. Я могу отдавать приказы?
   - Знаешь, меня бесит, что ты копаешься в моей голове, но лучше копайся. В целях безопасности - пробормотала я - Я теперь вроде как тоже хозяин?
   Крис помотал головой.
   - Сомневаюсь, но ты определенно можешь что-то делать, что-то не совсем нормальное.
   Я фыркнула и улыбнулась.
   - Ты в курсе, что мы на лодке окруженной пауками, которые хотят нас сожрать?
   Крис улыбнулся и снова прижал меня к себе.
   - Почему если они боятся воды, то прячутся на верфи?
   - По этой же причине их не будут тут искать. Эта верфь меня и смущает. Сабола не мог о ней знать, эта территория находится на контроле у охотников, на нее нельзя наткнуться случайно. На ней лежат чары и, если ты не знаешь куда идешь, то никогда сюда и не придешь. Понимаешь?
   Я кивнула. Я слышала о подобной магии. Суть заключалась в том, что, например, если иллюзионист прятал что-то где-то, а ты знал точное расположение этого чего-то, то ты мог это что-то взять. В общем если Сабола не знал о верфи, то и найти ее не мог.
   - Думаешь за его спиной еще кто-то?
   Крис пожал плечами. Он напряженно вслушивался в плеск воды и другие звуки с улицы. Я озабоченно посмотрела на часы и надрывно втянула воздух.
   - Мы же не сможем просидеть до утра, верно?
   Крис сжал челюсть и кивнул.
   Ответ был ясен, пауки не станут долго подчиняться страху, рано или поздно, какой-нибудь прыгнет с берега на борт.
   - Так Нинет сразу встала на твою сторону? - попытался неуклюже перевести тему Крис.
   - Ты ее брат и мой хозяин, твоя безопасность важнее, чем моя.
   Крис закатил глаза, а потом резко развернулся ко мне. Он обхватил мое лицо ладонями и стоя передо мной на коленях, наконец, произнес.
   - Не для меня, понимаешь?
   Я кивнула, стараясь не думать о том, что собираюсь сделать, если мы выберемся.
   - Если бы с тобой что-то случилось... - Крис не договорил, он почти потерянным взглядом водил по моему лицу.
   - Ничего же не случилось.
   - Ты убила человека, из-за меня. Ты сама чуть не погибла. Нинет и Рикки чуть не погибли, а все потому, что я не довел дело до конца.
   Я фыркнула и сползла к нему вниз. Нас не разделяло никакое расстояние, мы были совершенно одни. Крис поцеловал меня, а я костяшками пальцев погладила его щеку.
   - Не из-за тебя, а потому что было нужно.
   Крис кивнул и сжал челюсть. Желваки заходили на его щеках с такой яростью, что на секунду мне даже стало страшно. Приказ сошел на нет, логика из нашей связи пропала. Впереди оставалась неизвестность и путаница. Теперь стало совершенно не ясно, где начинались его приказания и мое подчинение. Хорошо хоть не могу пользоваться силой, что-то рациональное осталось. Кстати на счет силы, он, наверное, забыл разрешить, но не стоило напоминать, ему и так не сладко.
   Крис изменился в лице и вдруг резко подлетел к окну.
   - Денни, где Морт велел встретиться?
   Я прищурила глаза.
   - Яхта называлась Марта.
   Мой хозяин резко развернулся и с серьезными глазами, ледяным голосом произнес.
   - Пауки ушли.
   Мне потребовалось две секунды, чтобы осознать, что произошло. Они могли уйти, если только нашли что-то поинтереснее, например выездную группу. Мы спрыгнули на берег, не обращая внимания, что могли рухнуть вниз в холодную воду. Я было дернулась за ружьем, но того на месте не оказалось.
   Крис бежал впереди меня, постоянно оборачиваясь, чтобы не потерять из виду. Внутри него кипел гнев, замешательство и что-то подобное заботе. Он боялся за Нинет и Гана, несмотря на то, что был на обоих зол. Остальные участники выездной группы тоже были в его мыслях, но если бы что-то случилось с его сестрой или лучшим другом, он бы себе не простил. Я старалась запоминать дорогу на всякий случай, но обломки корпусов, палуб и мачт парусных яхт были друг на друга дико похожи. Я запуталась в поворотах, пока, наконец, чуть не влетела лбом в остов Марты. Я удивленно хлопала глазами пытаясь разобрать, что происходит вокруг.
   - Почему пусто? - прошептала я.
   Крис помотал головой и судорожно втянул воздух. Он озирался и прислушивался к ночной тишине. Я осторожно взяла его ладонь в свою, а он сжал ее продрогшими пальцами.
   - Крис!
   Я резко обернулась на голос. Чарна.
   - Денни ты его нашла, слава богу - Чарна вышла под старую мигающую лампу.
   - Давно ты здесь? - спросил Крис, не выпуская мою ладонь.
   - Минут двадцать и здесь пусто. Я волнуюсь. Мы когда разделились - голос у нее задрожал - На меня напала девушка какая-то, пришлось сбегать через обломки. Я натыкалась на одни тупики, поэтому решила прийти сюда. Вы нашли Саболу?
   Я кивнула и поджала губы. Крис заговорил за меня.
   - Сбежал.
   - Не правда - послышался хриплый голос.
   Из темного угла вышел высокий темнокожий юноша, Сабола, раньше я не замечала какие у него красивые глаза и низкий голос. Все это в нем пугало, поэтому я вместе с Чарной встала за спину Криса, который направил на бывшего ученика пистолет.
   - Не стоит, пожалуйста, я ничего вам не сделаю - Сабола плакал.
   Крупные капли слез стекали по его щекам, оставляя широкие влажные дорожки. Почему он плачет? Все становится слишком ненормальным.
   - Ты пытался убить Криса - почти прорычала я.
   - Ты обманывал нас - взвизгнула Чарна, сжав рукав моей куртки.
   - Я не хотел, прошу. Это приказ.
   Только сейчас я заметила, что Сабола придерживает правую руку с пистолетом. Боже...
   - Ты "шестерка"? - хрипло пролепетала я.
   Сабола закивал и упал на колени. Чарна вскрикнула и сделала неуверенный шаг по направлению к Саболе.
   - Чья? - напряженно спросил Крис.
   - Не могу сказать - Сабола всхлипывал - Они что-то сделали со мной. Я не был "шестеркой", они что-то сделали!
   Бедняга перешел на визгливый крик. Чарна застыла на месте, она была в оцепенении и не могла сказать ни слова.
   - Кто сделал, Сабола? - тихо проговорила я.
   - Приказ, не могу сказать...
   Он вцепился в руку с пистолетом, а Крис продолжал держать его на мушке, готовый в любой момент сделать роковой выстрел.
   - Я старался сделать так, чтобы мои фото с камер нашли, но тот компьютерщик, успел убрать - он шептал, это было похоже на причитание - Я не мог. Те девушки, должны были быть живы. Это все приказ!
   Слезы катились из глаз Саболы и капали ему на джинсы. Его голова была опущена и, он не смотрел нам в глаза.
   - Тоби и ты заодно?
   Сабола кивнул.
   - Не хотел, простите... - губы продолжали двигаться, но слов было не разобрать.
   Его бормотание перешло в бред одержимого. Мое сердце бешено стучало, мне было жаль его. Я не могла понять, да и не собиралась, его сказки про то, как он не хотел, но глядя как он пытается убрать пистолет, под ребрами поселялась боль. Он сидел на пыльном асфальте, покрытом трещинами и какой-то грязью, вокруг него валялись клочки паутины, а все что он мог делать, это рыдать и стараться сдержать руку, которая его не слушалась. Он был похож на бездомного, грязного и жалкого. В этом ужас связи. Он не контролировал себя, он не контролировал свое собственное тело.
   Чарна опустилась рядом с ним на колени и прижала его голову к своему плечу. Она плакала вместе с ним, а я с ужасом, теперь с настоящим леденящим кровь ужасом, поняла, что Саболу можно остановить лишь убив.
   - Я не хочу вас трогать - всхлипнул он - Я боюсь умирать.
   Я кивнула. С ресниц капнула слеза, а Крис свободной рукой прижал меня к себе. Я зарылась лицом к нему в куртку и пыталась собрать мысли воедино. Из такого транса меня вывел дрожащий голос Чарны.
   - Все боятся смерти - тихо почти баюкая, произнесла она.
   Она гладила мокрые щеки Саболы и смотрела ему в глаза заботливым теплым взглядом. Чарна выглядела как-то пугающе и отрешенно. Ее кукольность пропала, дав место воинственности и решительности.
   - Я тоже боюсь.
   Ее рука скользнула под пальто, и она вытащила серебристый пистолет. Послышался щелчок.
   - Знаешь, ты мне нравишься, правда. У нас могло бы что-то получиться.
   Сабола испуганно смотрел ей в глаза, упорно не поворачивая их на пушку. Между их лицами оставалось не больше пары сантиметров.
   - Ты тоже мне нравишься Чарна - пробормотал он.
   Она улыбнулась, с сумасшедшей искоркой в глазах. Моя подруга, всегда такая веселая, с грустной улыбкой провела костяшками пальцев от скулы до подбородка. Сабола прикрыл глаза и приник к ее кисти. Чарна потянулась вперед и запечатлела на его губах долгий глубокий поцелуй. А потом...
   Потом прогремел выстрел спугнувший стаю чаек. По белоснежной поверхности днища старой парусной яхты позади Саболы, помимо потеков ржавчины стекали капли крови. Чарна стреляла разрывными патронами, на тренировках они ей уж больно приглянулись. В упор в подбородок, она снесла половину головы человеку которого только что поцеловала. Я старалась не думать о кусках мозга, которые теперь покрывали приличное расстояние позади Саболы. Его тело мешком рухнуло назад, а вместо головы осталось месиво.
   На тренировках Чарна и Ган модифицировали ее пистолет, специально подобрав калибр и сплав для пуль. Среди разрывных патронов ее были, если можно сказать очень аккуратными, но очень мощными. Не хотела бы я когда-нибудь испытать их действие. Минимальное входное отверстие и гигантское выходное.
   Она не всхлипнула, а молча встала и развернулась к нам. Ее лицо от подбородка до носа покрывали крохотные капли крови, а глаза не выражали совершенно ничего. Я подбежала к ней, а она уткнулась мне в плечо.
   - Я должна была, да? - жалобно спросила она своим тонким девчачьим голосом.
   - Да - прошептала я еще крепче, прижав подругу к себе.
   Крис стоял в паре метров позади меня, а я старалась угомонить дико бьющееся сердце.
   - Все образуется, все хорошо, ты молодец - шептала я, но понимала, как глупо это звучит в подобной ситуации.
   Мы просидели в полной тишине всего в нескольких шагах от тела Саболы приличное количество времени. Искать остальных было бесполезно, если они сами не придут сюда, значит, вполне возможно, не придут вообще.
   Голову Криса и мою занимали одни и те же мысли. У нас у обоих было желание вскочить на ноги и бежать разыскивать друзей, но уговор был ждать здесь. Я смотрела на темное небо, звезд не видно. Чарна лежала на моих коленях, изредка тихо всхлипывая, а Крис, сжав челюсть, судорожно вглядывался в мрачные проходы между старыми погибшими кораблями. Послышался топот. Выстрелы.
   Они здесь!
   Мы вскочили на ноги, а на площадку рядом с Мартой влетел Ган, прижимающий ладонью неглубокую рану на шее. Вчерашние синяки вспухли, от его дерзкого очарования не осталось и следа.
   - Притащил ее все-таки - мельком бросив на меня взгляд, прошипел он.
   - Не смей Ган, не сейчас.
   Крис снова напрягся и уже протягивал руку спрятать меня за спину, как на площадку влетели Рикки и Морт.
   - Сабола?
   Морт кинул ошалелый взгляд на бездыханное тело.
   - Нас загоняют как коров на бойню, а мы и позволяем. Вот счастье - с улыбкой пропел Ган - Рад буду сдохнуть рядом с вами леди и джентльмены.
   Он сделал вид, как снимает воображаемую шляпу, и я едва сдержала улыбку. Странно, что я способна еще на это.
   Через пару мгновений пришли и остальные. Фрея и Нинет поддерживали раненого в бок Руди, а тот, закатив глаза, бормотал что-то.
   - Ужалили - едва успела бросить она, как на импровизированную арену хлынула черная толпа мохнатых тел.
   Морт оказался первым под ударом, он скинул плечом с себя гигантскую паучиху и придавил ей пару лапок своим огромным ботинком. В это время меня отпихнули к Марте, и я ударилась головой, сползая по опоре и оставляя за собой кровавый след. Паук, что сделал это, тут же оказался убит Фреей, но его издевательская предсмертная ухмылка отпечаталась у меня в памяти.
   Я попыталась подняться на ноги, но в голове помутнело. Крис что-то крикнул мне, но я с ужасом наблюдала, как к Гану подбирается паук размером со школьную парту. Я, схватив какой-то кусок железа, подбежала к тому и всадила острым концом посреди красного крестообразного узора на спине. Паук задергался в конвульсиях, а железо задымилось и начало плавится.
   Чарна тем временем прикончила двух пауков, своим чудо пистолетом. Вокруг поднялся смрад гниющих тел. Куски кожи, паутины летали вокруг. Я услышала хруст ломающейся кости и резко развернулась в ту сторону.
   На теле Руди стоял мужик в одних штанах и с парочкой еще не обернувшихся лапок. Я подлетела к нему и с силой оттолкнула. Мужик влетел головой в кучу металлолома, а я, подхватив иллюзиониста под руки, поспешила отодвинуть его подальше от основной битвы.
   Я спотыкалась и падала снова и снова, пока, наконец, не смогла оттащить парня под сень Марты. У него изо рта потекла струйка крови. Детоксикация.
   - Не умирай, ну пожалуйста - запричитала я, пытаясь нащупать пульс.
   Слабый, но уверенный.
   Я вскочила на ноги и огляделась. Все были уставшие, но на ногах стояли вроде крепко. Фрея убаюкала какого-то парня с зелеными волосами, а потом всадила ему нож под ребра. Я поморщилась.
   Из глубокого кармана военных штанов Руди торчал мачете. Я выдернула его с такой силой и резкостью, что удивилась, как не прорезала материал.
   Я кинулась в толпу и начала рубить почти без разбора. Вокруг меня можно было сказать смерч из конечностей и криков. Я всадила мачете в девушку, и тот от живота прошел до подбородка. Боже ну почему она приняла человеческий вид?
   Мне в руку вцепились челюсти, и я почувствовала, как в кожу входит жало. На этот раз я вооружена лучше. Одним ловким движением я снесла обидчику голову, и она осталась у меня чуть повыше локтя. Я уже хотела было ее стряхнуть, как вдруг услышала истеричный крик Нинет. Я дернула головой в ту сторону. Блондинка стояла на теле паука, а какая-то тучная женщина, высунув язык на манер щупальца, тянулась к ней. Я размахнулась и кинула мачете ей в спину. Супер! Я безоружна.
   Стряхнув, наконец, голову паука с руки я ринулась через месиво к своему оружию. Несмотря на тучность женщины вытащить его оказалось задачей непростой. Я уперлась пропитанной кровью кроссовкой в ее бездыханное безвольное тело, всеми силами стараясь извлечь лезвие. Оно не поддавалось и я начала терять терпение.
   Я судорожно окинула взглядом поле битвы. Пауки все прибывали и прибывали.
   Я нашла глазами Криса, и у меня сердце ушло в пятки. Он дрался с четырьмя пауками одновременно. Это было красиво в извращенном понимании этого слова, но он начинал проигрывать, а мои руки залитые ядом и кровью дрожали. К глазам подступили слезы. Только не он, пожалуйста, пусть он выживет.
   Рука снова потянулась к мачете. Я помогу, я обязательно его спасу! Лезвие вышло из тела погибшей как пуля из дула и застыло в воздухе. Сам воздух вокруг как будто застыл.
   Битва приостановилась. Все вокруг начало подниматься в воздух. Это делала я. Энергия волной проходила через меня. Тепло, любовь и что-то еще. Вокруг меня словно был кокон.
   Волосы неестественно медленно, как в воде развевались крупными прядями вокруг моей головы. Испуганные глаза окружающих людей и пауков были направленны на меня. Я испытывала какой-то ни с чем несравнимый экстаз. Как под наркотиками и не сразу поняла, что лодки, яхты и металлолом тоже зависли над землей. Тела Саболы и мертвых пауков кружили над моей головой, а я была так счастлива, что чуть не смеялась. Потом мои уши уловили крики. Живые пауки присоединились к безумной воздушной кавалькаде. Они кружили вокруг меня, как в танце. Я улыбнулась.
   Мир исчез за темнотой и счастьем. Меня подхватили руки, и я провалилась в сон.
  
   Глава 25. Последствия.
  
   Тело ломило, а желудок то и дело скручивали позывы к рвоте. Голову поднять я не могла вот уже двадцать минут. Я снова очнулась в палате отделения "шестерок", но на этот раз совершенно одна.
   Хамоватая медсестра, которую я помнила еще с прошлого моего тут пребывания, Илин Тейт, сказала, что сейчас ночь и она всех отправила по домам. Говорила она это каким-то странным враждебным тоном, поэтому с расспросами я решила к ней не лезть.
   Я лежала в той же самой палате, что и в прошлый раз. Даже уродливый букетик с болезненного вида тюльпанами, казалось, был тот же самый. Такие букетики стояли на тумбочках в каждой палате, это был единственный предмет интерьера находящийся тут без цели, а просто для красоты.
   Илин, махнув копной волнистых светлых волос, покинула палату, чтобы сообщить доктору, о том, что я пришла в себя, а я безуспешно пыталась подняться с кровати. События как оказалось уже позавчерашней давности, я помнила смутно и расплывчато. Я помнила верфь и пауков, но никак не могла восстановить в памяти, от чего именно я потеряла сознание. Помнила смерч вокруг меня, из тел пауков и лодок, но я же не могла ничего подобного натворить. Мне нельзя было использовать силы, а уж тем более в таких масштабах я ничего и никогда не делала прежде. Это не возможно, поднять даже одну Марту было бы тяжко, а сразу столько всего одновременно. В голове вспыхнуло воспоминание о Руди. Мой врач наверняка не знает о том, что приключилось с иллюзионистом. Руди абсолютно точно отправили в нормальную больницу, надеюсь вовремя.
   Дверь в палату снова скрипнула как раз в тот момент, когда я смогла сесть. Покачиваясь и держась за железный бортик койки, который проходил по бокам в том месте, где лежала подушка, я подняла мутный взгляд на доктора. Мужчина среднего роста, с широкими густыми усами и приличным животиком смотрел озабоченными глазами на меня.
   - Как ты себя чувствуешь Денни? - доктор Джозес Мо также был мне знаком.
   Я устало прикрыла глаза и снова повалилась на подушку.
   - Нормально, только голова кружится.
   Джозес кивнул и подошел ко мне с какой-то светящейся штуковиной. Он заглянул мне в глаза и через плечо крикнул Илин.
   - Позвони ее хозяину, он просил дать ему знать, что Гардения очнулась.
   Илин кивнула и ушла.
   - Терпеть ее не могу - с улыбкой пробормотал Джозес.
   На вид доктору Мо было около пятидесяти, может пятидесяти пяти. Он был смуглым, а в темных волосах проглядывалась седина. Его глаза казались добрее, чем у большинства обитателей этого отсека. Джозес Мо был одним из тех людей, кому не захочешь, а будешь доверять.
   - Крис просил позвонить?
   Джозес кивнул.
   - Перед тем как его вместе с кудрявым пареньком и Чарной вытолкала вон Илин.
   Я слабо улыбнулась. Чарну всегда все запоминали, а вот Рикки, наоборот оставался в тени.
   Доктор Мо придирчиво разглядывал отметины от зубов и жала паука на моей руке. Потом перешел к затылку.
   - Ты поступила к нам в странном состоянии - пробормотал врач.
   - Как это?
   Джозес задумчиво провел рукой по усам и подбородку.
   - Видишь ли, у тебя было небольшое количество токсина в крови. Конкретно этот яд вызывает тошноту и прочие неприятные симптомы связанные, так или иначе, с пищеварительным трактом. Так вот дело в том, что помимо этого у тебя в крови нашли большое количество эндорфинов, а поступила ты с сильнейшим изнеможением. Люди мы взрослые, так что, в нормальной ситуации я бы решил, что ты с любовными играми переборщила, но поступила ты с поля битвы. Я искал еще укусы пауков, ну мало ли, кто тебя там еще покусал, но их нет. Что именно там произошло?
   Я закусила губу. Джозес хороший человек, но это совсем не его дело.
   - Я не помню, простите.
   Черта с два, я помню, как перед обмороком была счастлива, а эндорфины вот ведь нелепость по-другому называют гормонами счастья.
   Джозес кивнул и снова начал разглядывать мои руки. Позади него дверь открылась и Илин всунула свою голову в комнату.
   - Он собрался приехать, я говорила ему, что Гардении нужен покой, но он не стал слушать.
   Врач улыбнулся.
   - Пускай приезжает, он у нее и так тут чуть не ночевать оставался.
   Илин сузила глаза и с недовольной миной скрылась за дверью.
   - Говорю же, терпеть ее не могу.
   Настала моя очередь улыбаться.
   - Часто за "шестерками" приезжают сюда посреди ночи?
   Доктор покачал головой.
   - Один из десяти, вы видимо с Крисом друзья. Ты вроде до отбора с его сестрой была знакома.
   Я кивнула. Джозес Мо нарочно назвал это дружбой.
   Он пожелал мне спокойной ночи и удалился восвояси. Я осталась одна и стала ждать Криса.
   Сидя на больничной койке и глядя на отвратительные белые стены я начала перебирать в голове последние воспоминания. Чарна стреляет в голову Саболе, Руди под ногами мужика и, наконец, ураган из тел и металла. Мне снова стало страшно, когда я вдруг осознала, что совершенно не в силах была использовать телекинез. Дело не только в том, что слишком большой масштаб, но и в том, что я не могла физически делать это. Крис не разрешил. Руки задрожали, и я сжалась в комок под одеялом.
   Мой хозяин влетел в палату минут через сорок. Я подняла голову и протянула к нему руки. Через мгновение я была прижата к груди и могла, наконец, расслабиться.
   - Как ты? - прошептал хозяин.
   Я втянула всей грудью его запах. Опять табак, слабый аромат дезодоранта, уличная свежесть и что-то еще, что-то, чем пах именно Крис. Мой Крис.
   - Нормально. Что там произошло? Я ведь сознание потеряла...
   Мой рот закрылся сам собой, и я поймала озабоченный взгляд Криса.
   - Денни, что ты помнишь?
   Я закусила губу, но тут же выпалила все, что знала. Плавящаяся железка из спины паука, Руди, истекающий кровью, мачете, Нинет и, наконец, как все вокруг стало вихрем.
   - Руди... он жив? - озабоченно пролепетала я.
   - Без сознания, но жив. Он в больнице.
   Криса видимо мало заботила судьба иллюзиониста, и я разозлилась. Говорить мне ничего не пришлось, мой хозяин сам все понял и просто устало покачал головой, призывая забросить гиблое дело его переубеждать. Я гневно сузила глаза, как он может, парень чуть не умер.
   - Как и ты - вкрадчиво произнес Крис.
   - Я жива.
   - Как и он.
   Я умолкла, сил спорить не было.
   - Ты не разрешал мне использовать способность.
   Крис поднял на меня глаза.
   - Прости - на его лице отобразилась такая невообразимая мука и сожаление, что мой гнев как рукой сняло.
   Я притянула его голову к себе и поцеловала. В палатах камер нет, а мне это необходимо.
   - Я чуть тебя не угробил.
   - Ну не угробил же - я улыбнулась и ласково посмотрела на него - Крис, что именно я там сделала?
   В удивительно зеленых глазах Криса мелькнуло замешательство.
   - Ты обратила в пыль всю верфь, включая каждого паука.
   Я что? Верфь? Это же гигантское расстояние...
   - Знаю тебе страшно...
   Слабо сказано.
   - Послушай, солнышко, я люблю тебя, и все будет хорошо. Мы остались живы, когда, казалось, все уже решено. Да случилось что-то странное, но я сказал, что все случилось по моему приказу, тебе ничего не сделают - Крис читал мои мысли и отвечал на невысказанные вопросы с такой скоростью, что я даже не замечала, как начала потихоньку расслабляться.
   Я кивала и пыталась даже улыбнуться, но тут же вспоминала, насколько огромна та самая верфь. Никогда прежде я не делала ничего подобного, но как у меня получилось под запретом извлечь такую силу? И без запрета у меня не получалось подобное, а что сейчас? Если кто-нибудь узнает нам обоим несдобровать. Как это случилось, почему не подействовал запрет? Что за чертовщина там была?
   Воспоминание в голове вспыхнуло молнией, и внутренний голос произнес: "Но ты раньше никогда и никого не боялась так потерять".
   Правда. Тот леденящий душу страх, когда Крис в паре метров от меня проигрывал паукам. То ощущение безысходности, что мы не выберемся, что он не выберется. Раньше никогда такого не было. Раньше не было повода.
   Я вспомнила эйфорию, теперь я смогла понять ее природу. Я была счастлива, потому что Крис в безопасности.
   Мой хозяин тем временем поглаживал костяшками пальцев мою скулу, и я невольно снова подняла на него глаза.
   - Я так испугалась, что потеряю тебя - хрипло произнесла я.
   Крис напрягся.
   - Я знаю, почувствовал.
   Глаза уткнулись в потолок, от которого лился неприятно яркий белый свет. Крис, уловив мои ощущения, выключил лампы и теперь в палате воцарился полумрак, нарушаемый лишь желтоватым светом из-под жалюзей на окошке в коридор. Они были прикрыты, так что мы оставались одни.
   Я протянула руку к Крису и схватила рукав его пальто. Он озадаченно посмотрел на меня, а я уже мысленно наплевала на правила и место где мы находимся.
   Он скинул на пол верхнюю одежду и растянулся рядом со мной на кровати. Он прижимал меня к себе, а я пыталась запомнить каждый изгиб его тела, каждый вдох и выдох.
   - Денни, я должен был разрешить тебе использовать способность, ты чуть не погибла - пробормотал Крис.
   Моя голова покоилась у него на груди, а правая рука рассеяно гладила его тело.
   - Прекрати себя обвинять, все было сумбурно, так что...
   Я умолкла, потому что Крис накрыл мои губы своими. Я тихонько застонала, жаль, что в больнице нельзя шуметь. Я почувствовала, как рот Криса изогнулся в улыбке.
   - Действительно жаль.
   Я прижималась к нему, он ко мне. Тело все еще болело и движения казались мне слишком скованными и неуклюжими, но рядом с Крисом этого как будто и не замечаешь. Тепло от его тела, от его дыхания, все это было таким родным и знакомым, что непонятно как я жила до этого без него.
   Так мы и пролежали до утра. То, что было между нами в эту ночь, это было даже интимнее физической близости, это было сродни единению душ. Звучит фраза пафоснее чем лепет третьесортного репера, но по-другому я вряд ли смогу описать это ощущение. Я испытывала безграничное счастье уже от того, что могу прикасаться к нему, что он рядом.
   Утром перед обходом Крис предусмотрительно встал и сел на стул возле меня. Ни к чему Илин или Джозесу видеть нас в обнимку на кровати. Ночь мы почти не спали, так что у нас у обоих были темные круги под глазами, но чувствовала я себя куда лучше, чем накануне.
   Илин зашла в палату, держа на руках поднос с отвратительной больничной едой. Липкая овсянка с кучей мерзких недоваренных комков, кофе, которое больше напоминало мазут и зеленое яблоко. Я пробормотала что-то нечленораздельное вместо спасибо, когда пыталась неуклюже подняться повыше на подушке, но Крис тут же подхватил меня и поддержал, чтобы я не скатилась снова вниз. Илин бросила на него полный отвращения взгляд и, покачивая бедрами, ушла.
   - Не нравлюсь я ей - задумчиво буркнул хозяин.
   - Думаю, ты ей нравишься, и она ревнует - так же задумчиво ответила я.
   Крис фыркнул.
   - А по-моему ревнует тут не она.
   Я показала ему язык, и он еще шире улыбнулся. К овсянке я не притронулась, только сделала глоток кофе и хрустнула яблоком.
   В дверь настойчиво забарабанили. Крис поднялся со стула и пошел открывать. На пороге стоял во весь рост и с яростными глазами генерал Сор.
   - Вот вы где, я заезжал к тебе домой Стоун. Почему не отвечаешь на телефон?
   Он прошел мимо Криса, едва не задев тому, плечо и с отвращением посмотрел на меня. За ним по больничному полу зацокала каблуками его блондинистая "шестерка". Ее волосы были убраны в тугой пучок, а глаза выражали крайнюю степень беспокойства. Она вообще выглядела совсем не так, как я помнила ее на отборе. Как будто постарела, хотя на вид не больше тридцати.
   - Я был тут.
   Сор нахмурился и переводил взгляд то на него, то на меня, видимо пытался разглядеть что-то. Среди белых стен его горделивая осанка и злой взгляд казались большим темным пятном. Гигантский яростный коршун в окружении беззащитных птиц. Хотя Крис выглядел не менее внушительным, Сор заметно уступал ему в росте.
   - Вас вызывают на заседание совета охотников, допрыгались?
   Его глаза метали искры, он буквально излучал гнев. Крис тем временем напрягся.
   - Причины?
   - Твои последние отчеты и отчет твоей "шестерки", на счет Говарда.
   Я округлила глаза. Они заподозрили обман?
   - Я не свидетельствую, но, кажется, тебя хотят отстранить от службы и устранить твою "шестерку". Крис что ты натворил?
   Крис молчал. Я почувствовала, как внутри него все закипает гневом вперемешку с неподдельным страхом. Страх был общим. Лицо оставалось абсолютно бесстрастным, но в позе появилось что-то сродни готовности. Как волк с его татуировки, готовый в любой момент воспарить вооруженный смертельным оскалом.
   - Что они хотят знать?
  
   Глава 26. Суд.
  
   Арка металлоискателя противно запищала и Морт, закатив глаза, вытащил маленький метательный ножик из ботинка. Охранник лениво подал ему корзину с оружием, куда со звоном отправился и этот предмет его оборонной коллекции. Оказалось, что выездная группа вся увешана разными боеприпасами и расставаться они с ними совершенно не хотели. Самыми скромными корзинками обладали Крис и Фрея, по паре метательных ножей и пистолеты, но вот Ган и близнецы были снаряжены, как профессиональные убийцы на задании. Их корзинки напоминали тележки домохозяек в супермаркете, исключая конечно тот факт, что у тех женщин не спрятаны дробовики и катаны под верхней одеждой. Они что и правда, рассчитывали все это пронести?
   Я прошла следом за великаном и на меня, как и следовало ожидать, металлоискатель не сработал. Я нервно выдохнула, почему то всегда замирает сердце, когда прохожу мимо них. Даже в магазине одежды, когда точно знаю, что ничего не крала. Крис в метре от меня яростно сжал челюсть, когда охранник в серой форме стал меня ощупывать.
   Закончив с процедурами мы, наконец, оказались в просторном холле здания суда. Это было наиболее красочно декорированное здание волшебников. Статуя Фемиды из мрамора стояла по центру и пугала своим величием. Я судорожно втянула воздух и стала разглядывать окружение. Круглый зал с колоннадой, на манер греческой. Пол выложен причудливыми плитами со странным узором с черными вставками. Все это сделано, дабы внушить страх и уважение посетителям.
   Заседание должно было начаться примерно через полчаса. На него были приглашены все участники событий на верфи, плюс Бран. Руди все еще был в больнице, так что его решили не трогать. Нинет, Рикки и Чарна стояли в какой-то пробке, поэтому задерживались. Выездная группа же напротив, несмотря на суматошное городское движение с пунктуальностью дружила как филолог с орфографией.
   Сор вкратце рассказал Крису и мне чего именно ждать. Перспективы были не самыми радужными, поэтому я то и дело ощущала на себе беспокойный взгляд хозяина. Меня могли сразу по выходу из зала суда отправить на утилизацию. Она к слову имела весьма забавную структуру. Меня отправляли в крематорий и сжигали на костре как в средние века. Весьма иронично.
   Час назад Крис приехал за мной в больницу, в которой я, облачившись в костюм в духе Маргарет Тэтчер, должна была ожидать эскорта. Минуло четыре дня с того момента как Сор с грозным видом заявился ко мне в больничную палату, так что физически от травм я отошла.
   Ган все еще не разговаривал с Крисом, однако не явиться сюда он не мог. Он демонстративно вышел покурить, а Фрея с укоризной посмотрев ему в след произнесла.
   - Вот засранец.
   Крис кинул на нее потерянный взгляд, кивнул и принялся щелкать зажигалкой. Он всегда делал так, когда нервничал. Последнее время мы упорно задвигали все темы касательно инцидента на верфи. Фрея тактично не расспрашивала, а Бран и Морт вообще старались в это дело не лезть. Правда, один из близнецов все же отвесил мне комплимент про мои таланты. Все трое были уверены, что я спасла им жизнь. К слову по поводу моего героизма у меня были совершенно другие соображения, я могла бы прикончить и их, силами в тот момент я не управляла. Крис велел по этому поводу пока помалкивать, поэтому я не боялась, что если их вызовут на допрос, случится что-то плохое, но вот Ган...
   Крис поймал мой взгляд и глазами указал в сторону. Я, щелкая невысокими каблуками черных туфель, прошла за одну из наиболее удаленных колон.
   - Ты в порядке? - выпалил Крис, как только мы пропали из виду.
   - Нет, я в ужасе, я даже дома не побыла...
   Мой хозяин притянул меня к себе, и я прикрыла глаза.
   - Все будет хорошо, только не забывай об уговоре.
   Как же я могла забыть. Это был не уговор, а прямой приказ, который я обязана была выполнить. А именно: врать как сивый мерин не замечая параллельные приказы, пересказывать отчеты, а главное вести себя так скромно, насколько это возможно.
   Крис последний раз стиснул меня в объятиях, и мы вернулись к группе. Ган вернулся с улицы, и от него пахнуло табаком. Он, заметив, что я и Крис уходили, скривился и отвернулся. Фрея нахмурилась, но на этот раз промолчала.
   В парадные двери, источая ароматы улицы и сырость, ввалились Нинет, Чарна и Рикки. Они последние дни провели вместе, заучивая фразы для ответов на вопросы при допросе. Я была им благодарна, хотя не могла не почувствовать легкий укол ревности когда Нинет невзначай улыбалась то Рикки то Чарне. Нет, они все еще не любили друг друга, но посвящать саркастичные замечания то тому то другой могли, умели, практиковали.
   Нинет снова подобрала наряд не к месту. Широкие армейские ботинки, толстые шерстяные колготки черного цвета и зеленое прямое платье, даже не приталенное. В общем, этакая рок-Барби. Рикки надел брюки, рубашку и ну уж очень смешной кардиган. Я промолчала, мой друг все равно не умеет подбирать из вещей ничего кроме футболок. Чарна выглядела почти как я, только ее костюм был брючным. Прямые широкие черные штаны просто идеально смотрелись с остроносыми серебряными шпильками. Выглядела она, конечно, старше своего возраста, но дорого и изящно, не в пример остальным.
   В зал заседания потянулись люди. Сначала парочками, потом по три и четыре человека, так что, в конце концов, поток разлился в бурную реку посетителей. Мы зашли последними.
   Типичный зал суда с множеством скамей как в церкви, исключая, правда то, что здесь было отделение для присяжных и толстый мужчина в нелепом парике. Судья Бойл Хендрикс.
   Мы сели на передние ряды и Крис с недовольством стал смотреть на присяжных. Некоторых меж тем я знала. С ужасом я обнаружила там отца Криса и своего. Они сидели на разных рядах и воротили друг от друга нос. Как дети малые.
   - Как их допустили туда? Они же заинтересованная сторона! - прошипела Чарна.
   Никто не ответил, кроме Фреи.
   - Это совет охотников вперемешку с парламентскими чиновниками, сдается мне о Говарде Сайласе речь.
   Мое сердце сжал ледяной хваткой страх. Крис, опустив руку вниз, незаметно нащупал мою ладонь. Мне стало немного легче.
   Со стороны обвинения выступал Сеймур Гриффин. Он был еще ужаснее и решительнее, чем в прошлую нашу встречу. В мою сторону он почти не смотрел, зато я едва повернув голову, заметила Мойру, стоящую чуть поодаль от него. Бедная "шестерка" могла похвастаться свежими синяками на шее. Мерзавец ее наверняка душил и даже не пытался это скрыть.
   Я почувствовала на себе взгляд и отвернулась от Мойры. На меня с трибуны взирал мой отец. Его взгляд ничего не выражал, а я-то идиотка, пыталась разглядеть в нем поддержку или хотя бы сочувствие. Руки стали как не мои, дрожали. Глаза бегали, перемещаясь то от одного участника заседания то от другого. Я сжала губы в тонкую полоску. Локон волос выпал из пучка мне на лоб, и я неуклюже пыталась его поправить.
   - Просто распусти волосы - тихо пробормотал Крис.
   Я послушалась. Действует как приказ, а значит и тот приказ про вранье, тоже действует.
   К потолку поднялся сноп голубоватых искр из руки судьи. Так у волшебников начинались заседания, ну просто бразильский карнавал!
   Он гнусавым голосом зачитал имена присяжных, которые я тут же забыла. А следом пошло обвинение.
   - Кристофер Стоун и Гардения Лерой, встать.
   Мы плечом к плечу поднялись со стульев, и гордо подняв голову, посмотрели на судью. В росте я Крису уступала, да и размах плеч у меня далеко не такой величественный, но рядом с ним моя хрупкость выглядела изящнее, чем когда я одна. Почувствовав жар, исходящий от моего хозяина я глубоко втянула воздух. Волнение никогда не бывает кстати.
   - Вы обвиняетесь в подделке официальных отчетов и укрывательстве важных фактов расследования. Ваша подопечная - верно уже один раз назвав мое имя во время процесса, он мне честь оказал - Обвиняется в подобном преступлении, но на политической почве. Вы признаете себя и ее виновными?
   Зачем просить меня вставать, если его даже не интересует, признаю ли я сама себя виновной?
   - Нет - громко и ясно произнес Крис.
   - Заседание объявляю открытым.
   Мы сели, но Криса тут же вызвали на ковер. У волшебников перед дачей показаний не клялись на библии. Подобная традиция восходила к средневековой инквизиции, когда ведьм сжигали якобы во благо господа. Все-таки волшебники забавные существа, казни у инквизиторов они переняли, а вот религия в зале священного суда вроде как не к месту.
   Крис сел на стул рядом с судьей и Сеймур Гриффин принялся сыпать вопросами. В основном это были придирки к формулировке отчета, однако проскальзывали и весьма серьезные.
   - Во время инцидента на верфи, ваша подопечная не была поставлена в список выездной группы, почему?
   - Я одолжил ее на день сестре.
   - Вы готовы подтвердить, что неожиданный всплеск сил во время битвы и как последствие гибель новичка было по вашему приказу?
   - Не новичка. Сабола был предателем.
   Еще один нюанс, предатель, а не "шестерка". Фрея и Бран решили, что так его называть безопаснее.
   - Заседание в главном штабе по этому вопросу назначено на следующую неделю, так вы подтверждаете, что это был ваш приказ?
   - Да подтверждаю.
   На шее Сеймура вздулась жилка. Мужчина выходил из себя, и я увидела панику в глазах Мойры. Видимо всплески эмоций хозяина давались ей с физическим уроном.
   - Мы взяли показания у бывшего куратора Гардении Лерой. Хенрик Рой, вы слышали о нем?
   - Да, слышал.
   - Он утверждает, что Гардения раньше не совершала ничего подобного масштаба.
   - Раньше я ей не приказывал - в глазах Криса промелькнула такая же нахальная искорка, как и у Нинет.
   Я невольно покосилась в сторону блондинки, она напряженно смотрела на брата, сжав кулаки и закусив губу. Вопросы к Крису себя исчерпали, настала ее очередь.
   - Нинет Стоун, вы подтверждаете, что убийство Тоби Смарта было оправданным и совершенным по вашему приказу?
   - Да подтверждаю.
   - Подозревали ли вы ранее садистские наклонности у вашего наставника?
   - Нет, не подозревала.
   - Вы с Гарденией Лерой состояли в одной подготовительной группе, замечали ли вы у нее подобные всплески силы?
   Нинет мельком кинула на меня взгляд.
   - Ну, мы как-то подрались, и она опалила мне ресницы - Нинет включила стерву и я еле сдержала улыбку.
   - А кроме?
   Я напряглась.
   - Иногда она громила все вокруг, когда мы ссорились.
   Точно как репетировали.
   - Можете быть свободны.
   Нинет плюхнулась на скамью и снова приняла озабоченный вид. Опросы Гана, близнецов, Фреи, Рикки и Чарны были раза в четыре короче, чем опросы брата и сестры Стоун. Им задавали довольно обыденные протокольные вопросы о характере Криса и нюансах на верфи.
   - Гардения Лерой.
   Ноги подкосились и я, стараясь не смотреть в зал, направилась к креслу. Чуть не споткнувшись на ступеньке, я оказалась на кожаном стуле, которое не то, что креслом, его табуреткой назвать было трудно. Неудобное, жесткое, на таком, что угодно скажешь лишь бы уйти.
   - Вам известно, что, так как вы состоите в зависимости от старшего мага, ваш опрос будет проходить под его приказанием честности?
   - Да известно.
   Крис попросил меня говорить правду, и я расслабилась. Совру, кому хочешь.
   - Говард Сайлас действительно состоял в порочащих неестественных отношениях с Луизой Март?
   Они любили друг друга ублюдок.
   - Да это так.
   - Это все что Луиза Март рассказала вам?
   - Да.
   - Кристофер Стоун подделывал когда-нибудь отчеты?
   - Нет никогда.
   - На верфи вы действовали по приказанию?
   - Да.
   - Кто отдал вам приказ?
   - Кристофер Стоун, конечно же.
   К чему он клонит?
   - Значит, вы не были переданы его сестре?
   - Была, но ранее чем то, что случилось на верфи.
   - Вы убили мага по приказанию Нинет Стоун?
   Я судорожно сглотнула и почувствовала, как напрягся Крис.
   - Да так и есть.
   - Вы чувствуете себя убийцей?
   Что? Что он несет? Я подняла на него глаза. Ну, где же выкрики "Протестую, это к делу не относится!"? Висела гробовая тишина. Меня и Криса никто не защищал.
   - Я выполняла приказ, мои личные чувства в данном случае роли не играют.
   "Умница" - пролетело у меня в голове. Крису ответ понравился.
   - Я прошу суд разрешить мне для пущей уверенности позвать гипнотизера.
   Гипнотизера? Ниша в сознании - так говорил Ган.
   - Ган Смоук, прошу вас - произнес судья.
   Ган встал, убрав руки в карманы дорогущего пиджака от смокинга. Ну, вот теперь он отыграется. Невысокий, со сломанным носом и хитрыми глазами гипнотизер поднялся ко мне.
   - Денни - успокаивающим голосом произнес Ган - Расскажи нам правду.
   Я почувствовала покалывание в ноге, это что так гипноз действует? Вроде нет. Просто нога затекла. По второму кругу пошли одни и те же вопросы.
   Я соврала!
   Испуганными глазами полными благодарности я уставилась в медовые глаза Гана. Он был невозмутим, абсолютно. Сердце стучало как бешеное, а яростный взгляд Сеймура скользил от Гана ко мне. Он догадался, что Ган не использовал способность, но обвинить его прямо сейчас без доказательств не мог.
   Я врала пока, наконец, меня не отпустили обратно. От сердца отлегло, выкрутились.
   Сеймур Гриффин сощурил глаза, а потом с победной улыбкой вдруг произнес, то от чего у меня кровь заледенела в жилах.
   - Я готов принести глубочайшие извинения Кристоферу Стоуну за ложные обвинения, но в свете неоспоримых фактов по поводу личности Говарда Сайласа требую для пущей верности определенных мер.
   - Каких же?
   - Говарда Сайласа впору называть скотоложцем. Он проталкивал в массы идеи под воздействием аморальной и преступной влюбленности в собственную подопечную. Нерушимый запрет был нарушен важнейшим элементом нашего общества - он умолк, а я почувствовала, как кровь закипает от гнева - В свете гибели и в дань уважения к Говарду, я готов отложить на какое-то время претензии по поводу разумности его законопроектов, однако... Говард Сайлас лгал. Если лгал он, могут лгать и они - он указал рукой в нашу сторону, мышцы Криса напряглись - Я прошу назначить им куратора в виде моей подопечной. Она будет докладывать мне обо всех нарушениях, скажем, приходя и инспектируя дом Кристофера Стоуна. Нам нужно пресечь корень зла и искушения. Когда молодые люди живут в одном доме, нужно быть начеку.
   Инспектор...сердце ухнуло вниз к пяткам, а к горлу подкатил крик и слезы.
   Судья задумался.
   - Разумные опасения Сеймур. По два часа три раза в неделю ваша подопечная будет посещать Кристофера Стоуна и Гардению Лерой, копии ее отчетов вы должны будете подавать мне. Если возникнет надобность, количество часов будет увеличено. Последнее слово за советом присяжных. За или против, прошу поднять руки тем, кто за.
   Примерно половина, включая моего отца. Освин Стоун сидел с непроницаемым лицом, но руку так и не поднял. Если голоса разделятся, заседание перенесут, и мы сможем переманить часть на свою сторону.
   Какая-то низенькая пухлая девушка с короткой стрижкой подняла дрожащую руку.
   - Единогласно - прогремел голос судьи - Вам назначается куратор, заседание окончено.
   Со всех сторон послышался топот и разговоры. Крис облегченно выдохнул и улыбнулся мне, едва заметно, но этого хватило. Куратор не беда, что-нибудь придумаем. В конце концов, это же Мойра. Почему меня это успокаивало я так, и не поняла, но именно Мойру я не боялась.
   Мы вышли в коридор и свернули в безлюдный левый коридор.
   - Ты неподражаем!
   Крис приобнял Гана и тот с улыбкой, пожав плечами произнес:
   - Что поделать, в душе я романтик.
   - Ты был с нами изначально заодно? - я округлила глаза - Почему я не знала?!
   - Правдоподобная реакция. Понимаешь, нужны были чувства как у Джейн Остен и Шекспира, а из тебя актриса даже на массовку в сериал не тянет. Плюс был шанс, что узнай они о том, что тут снова мир и любовь как у хиппи, могли позвать какого-нибудь левого гипнотизера. А оно тебе надо? - сзади подошла с широкой улыбкой Нинет - А ты вообще молодец.
   Уголки губ поползли наверх. Крис прижал меня к себе, предварительно обернувшись назад.
   - Ой, ну как я не люблю эти сопливые моменты - Ган скривил нос и удалился, Нинет последовала за ним к выездной группе.
   - Давно ты с Ганом в мире? - пробормотала я.
   - Пару дней, прости, что не сказал.
   Я помотала головой и потянулась, чтобы поцеловать Криса.
   - Вы что совсем страх потеряли? Я не для того зад в горах морозила, чтоб вы тут обжимались на глазах парламента!
   Перчик!
   Девушка стояла в паре метров от нас. На ней были жемчужные серьги и браслет, красное платье в обтяжку и плащ ослепительно белого цвета. Клубника со сливками.
   Она улыбалась.
   - Пора вам ребятки встретится с гибридом.
  
   Глава 27. Ковены.
  
   - Ее зовут Хильда, к вашему счастью она мне должна, так что будет милой - Перчик окинула взглядом пустынную улицу.
   Мы стояли на довольно тривиальной улочке типичной для пригорода. Аккуратные, опрятные домишки один на один похожие, только вот их жители как будто испарились. Я зябко поежилась от резкого порыва ветра, а Крис приобнял меня за плечи. Ронда кинула на него странноватый осуждающий взгляд, значение которого не могла никак понять.
   Она вообще вела себя странно, причем странно даже для себя. Со мной она была, как и всегда милой, но вот с Крисом разговаривала довольно холодно и даже зло.
   - Почему никого нет? - поинтересовалась я.
   - Солнышко, Хильда наполовину гном, пришлось засунуть ее в один из еще необжитых районов, подозрительная она слишком. Осталось только вспомнить, в какой именно дом ее поселил Саймон.
   - Саймон?
   - Хозяин "Соли", Крис сказал, что ты с ним знакома. У него помимо бара бизнес, связанный с недвижимостью.
   - Не знала, что вы знаете, друг друга - тихо пробормотала я.
   - Ближе чем ты думаешь - ответил Крис.
   Перчик не ответила, она напряженно осматривала идентичные белые домики с синими крышами, а потом зацокала каблуками по асфальту вправо.
   - Еще одна просьба - на ходу вещала Перчик - Ее внешность может несколько шокировать, так что ведите себя как приличные люди, не пяльтесь.
   Сказано это было с какой-то странной интонацией, но мы не стали это комментировать.
   Тем временем Ронда прошагав от бедра по гравиевой дорожке к нежилому на вид дому, громко постучала в дверь синего цвета.
   - Она немного глуховата - поспешили объяснить Перчик.
   В ответ последовало молчание и Ронда начала барабанить в дверь как сумасшедшая, оставляя на краске черные пятна гари. Ох, наверное, Саймон не обрадуется.
   -Иду я! - послышался приглушенный ор.
   Голос был похож на смесь раската грома из звука открывающейся двери с проржавевшими петлями. На пороге показалась Хильда. Если бы мне не сказали, что она женщина я бы ни за что на свете не подумала бы так. И дело не в фигуре, а в усах. Ее густые русые волосы лежали на плечах двумя толстыми косами, кое-где просматривалась седина. А вот щеки и губы обрамляли завитки довольно густой бороды. Я невольно опустила глаза, Перчик просила не пялиться. Роста в Хильде было немного, она не доставала мне даже до подбородка. Она была полненькой, даже очень. Огромные, если не сказать гигантские руки в четверть больше нормы, при ее фигуре мешком свисали по бокам. Одежда ее скорее напоминала сшитые между собой мешки, а обувью служили парочка милых розовых тапочек с кроличьими мордочками. Ее внешность не просто несколько шокировала, она приводила в дикое замешательство.
   - Это те самые? - проворчала Хильда, глядя на нас с Крисом.
   Ронда кивнула, и мы прошли в дом. В прихожей пришлось затормозить, так как Хильда не могла никак поднять ногу на нужную высоту ступеньки. В конце концов, кряхтя и ругаясь, как я поняла на немецком языке, гибрид смогла преодолеть десять ступеней. Потом она снова остановилась отдышаться. Мы тормозили прямо за ней, так что когда мы, наконец, дошли до второго этажа мне успел надоесть узор на обоях.
   Первый этаж дома, был совершенно не обжит, но вот на втором даже едой пахло. Довольно вкусно надо сказать. Вокруг лежали книги и свитки, у меня просто руки чесались прочитать все это. Крис уловил мой настрой и улыбнулся.
   После того, что случилось на суде, я никак не могла хоть на секунду от него отойти. Не знаю почему, но такая близость того, что я могла его потерять испугала меня до чертиков. Нет, я знала, что наши отношения невозможны, но на деле отказаться от них было куда сложнее, чем я думала.
   Хильда ткнула пальцем в сторону обшарпанного дивана и велела нам сесть. Руки вспотели, сердце заколотилось от волнения сильнее. Крис сжал мою руку, и я слегка расслабилась. Осуждающий взгляд от Ронды не запоздал. Да что с ней такое?
   - Чтобы вы меня поняли, я начну с самого начала начал - прохрипела Хильда - Ковен это союз ведьм и ведьмаков. По нашим записям вы волшебники создавали ковены вплоть до пятнадцатого или шестнадцатого века, но потом один из ковенов чуть не уничтожил город в Албании. Так собственно и началось поголовное истребление подобных сообществ. Верховные жрецы городов, советы, даже обычные охотники находили ковены и уничтожали стебли. Ронда сказала, что вы уже знакомы с этим определением. Стебель это ваша связь, между "шестеркой" и хозяином. Связь разума и души если угодно. Раньше связь замыкалась, у вас я так понимаю, катализатором стала близость?
   Я покраснела, обсуждение моих амурных дел с полу-гномом в сегодняшние планы едва ли входило. Крис ответил кивком головы за меня. Почему его это не смущает?
   - Вот так вот и у остальных. Только катализатором может служить, что угодно. Сведений о других катализаторах не осталось, так что тут я вам не помощник, ваши дорогие охотники постарались разорить архивы всех существ.
   Я напряглась.
   - То есть связь можно сделать двусторонней и другими способами?
   - Конечно, девочка, а как, по-твоему, установится связь между родственниками? В ковены раньше целыми семьями входили, даже поколениями. Тот город в Албании был лишь предлогом, ковены это в первую очередь огромная мощь. Это гигантская природная энергия, это полное взаимопонимание между его участниками. Сначала образуется стебель, а потом к нему начинают примыкать все новые и новые веточки. Все слышат мысли друг друга, все чувствуют друг друга. Единый организм если угодно. Вот их и решили изничтожить. Такая угроза для высокопоставленных лиц, где это видано? Вы люди умеете быть жестокими, если у вас пытаются отнять управление.
   - Но я не понимаю, если образование ковенов нежелательная вещь, то зачем...
   - Зачем устраивать соревнования? О, это моя любимая часть рассказа, источник лицемерия в вашем человеческо-волшебном мире, если угодно - Хильда аж зарделась - Было пророчество. Пророк, запамятовала его имя, в начале прошлого века изрек, что появится новый ковен, он сломит власть и бла-бла-бла. Ваша верхушка, естественно испугалась, ведь никто власть терять не хочет. Но будем откровенны, по кустику над грядкой ты знаешь, где корнеплод. Для этого и нужно ваше идиотское отборочное соревнование. Господи, волшебники такие глупые, ужас.
   Я расширила глаза и посмотрела на Криса. Теперь понятно, чувства это катализатор. Они боятся возникновения ковена из пророчества.
   Пророки это люди с, совершенно, особенными дарами. У них есть основная способность и побочная. Как правило, они обладают психическими возможностями, ну вроде чтения мыслей или чего-то в этом духе, а как побочное у них возникает видение. В начале своей жизни они изрекают предложение, изрекают пророчество, которое непременно случится во время их жизни. Это может быть, что угодно. Потом после изречения они что-то теряют. Кто-то голос, кто-то слух, а кто-то вообще конечность. Вернуться это что-то к ним может только после того как исполнится предначертанное.
   - А как на арене устанавливается связь? - проявила свою степень заинтересованности Ронда.
   - Ну, раньше для этого использовали пары от горения одних водорослей, из Саргассова моря. Иногда высокогорные растения Анд. Много вариантов, главное содержание какого-то вещества, не помню его точное научное название. Вы вообще мне времени дали с гулькин нос. Сейчас-то ваши травники его научились искусственно выращивать, а раньше это была почетная церемония лишь для избранных. От горения появлялся противный дым, он высвобождал мысли и сковывал способности. Пахнет как в помойной яме, но это легко перекрыть разными маслами ароматическими. Участники дышат им, используют способности и если рядом хозяин, то их силы остаются в спящем режиме. Далее связь замыкается, а потом начинается ковен.
   В голове всколыхнулось воспоминание. В зеркальной комнате пахло цветами.
   - Значит, мы с Денни еще не ковен? - с какой-то надеждой в голосе проговорил Крис.
   Хильда помотала головой, тряхнув усами и вторым подбородком. Она была похожа на моржа, и я снова опустила голову.
   - А силы увеличиваются от того, что мы замыкаем связь? - слова слетели с моего языка быстрее, чем я смогла что-то обдумать.
   Хильда задумалась и пальцем почесала переносицу.
   - В идеале нет. Мощь ковена в единении, а не в силах, однако все опять-таки зависит от катализатора. Мы с Рондой обсуждали это недавно.
   Я сглотнула.
   - Я уничтожила судостроительный комплекс, а раньше не могла...
   - Вот как? - в глазах Хильды светился интерес - Да ты чудо для исследователя.
   Повисла тишина, гибрид что-то обдумывала.
   - Ваш катализатор близость, но основа связи не она.
   - Что простите? - я подняла бровь.
   - Ой, ну ты же не думаешь, что твой хозяин слышит тебя только потому, что спит с тобой! Ваши законы не запрещают насиловать "шестерок" они запрещают их любить!- Хильда выглядела даже слегка оскорбленной - Магия это тонкая материя, построенная на умениях и контроле, но в вашем случае канал управления твоих сил не от разума, а от эмоций. Ваши Говард и Луиза не смогли замкнуть связь из-за того, что один боялся своих чувств. Что случилось, прежде чем ты уничтожила верфь?
   - Я испугалась за Криса - голос предательски задрожал.
   - Изумительно! Раньше нормой было использование твоих сил, когда они подчинялись только твоей воле, а теперь они контролируются эмоциями.
   Хильда выглядела как ученый совершивший открытие, а у меня внутри все тем временем переворачивалось.
   - Полагаю, что ваша близость дает тебе заряд способностей, а ты с помощью эмоций выносишь их наружу.
   Мне стало жутко. Я могла убить собственных друзей потому, что не могу контролировать эмоции. Теперь понятно, откуда была та радость.
   - А могу ли я отдавать приказы?
   Хильда ответила не сразу.
   - В твоем случае, это не совсем приказы. Они не на желание опираются, а на эмоцию. Есть примеры?
   - Я запретила Крису лезть в свои мысли, когда хотела скрыть от него кое-что.
   - Желание было сильным?
   Всепоглощающим.
   - Очень.
   Хильда почесала себе спину и села в кресло-качалку.
   - Думаю теперь ты не хозяин и не "шестерка", ты что-то среднее. Ронда и Саймон привезли меня, чтобы я подробнее изучила вас, я изучу. Ответов станет больше, обещаю.
   Мы отказались от странного вида чая, и втроем покинули дом гибрида. Руки все еще дрожали. Нас могут убить, я даже не представляла размах события. Если будет хоть намек, нас просто убьют. Нас посчитают угрозой правительству и убьют. Теперь стало ясно, почему Луизе не разрешили дожить последний час жизни. Мы угроза всему магическому устройству.
   Перчик попрощалась и уехала. Меня она крепко прижала к себе, а Крису холодно кивнула. Мы сели в машину, но мотор Крис так и не завел.
   - Я знаю, что ты хочешь расстаться.
   Я нервно сглотнула.
   - Как давно?
   - Еще на верфи узнал.
   Мои глаза стали застилать слезы.
   - Почему не сказал ничего?
   Мой хозяин крепко сжал зубы, а потом тихо и тяжело ответил.
   - Эгоистично, но я хотел отсрочить этот момент. Хотел сделать вид, что все нормально. Прости, нужно было сказать.
   Мое сердце сжалось. Я не могу его покинуть... не могу и все. Я умоляюще подняла на него глаза, но его лицо оставалось непроницаемым.
   - Я знаю, что ты хочешь уйти не меньше, чем остаться. Знаю, что боишься за меня и за друзей, теперь я чувствую это. Прежде чем я дам повод послушай - он повернулся ко мне - Я никогда раньше не говорил, что люблю. До тебя мне было легче быть одному, я хочу, чтоб ты помнила это всегда.
   Крис придвинулся ко мне и легко поцеловал в губы. Он едва коснулся, а у меня уже по спине пробежал холодок. Что за повод?
   - Я нарочно не разрешил тебе использовать способности там на верфи.
   Меня как будто засунули в пушку и выстрелили.
   - Ты что?
   Как это возможно?
   - Ронда вернулась в Чикаго утром того дня. Она позвонила мне и рассказала об эмоциях. Сказала, что ждет нас, но я был на задании. А потом пришла ты, закрытая от меня посредством просьбы. Я испугался если честно. Когда мы были в лодке, я прочел в твоих мыслях, про разрыв. Даже разозлился, но решил, что другого шанса проверить у меня не будет. Я нарочно не разрешил тебе использовать способности и нарочно проигрывал схватку, я пытался напугать тебя. Прости меня - его голос дрогнул, и он посмотрел мне в глаза.
   Как он мог?
   - Ты подверг опасности всех, кто там находился - мой голос оставался совершенно спокойным, но пришла нечеловеческая всепоглощающая ярость.
   В паре метров от машины упал почтовый ящик, а ветви ближайшего дерева опасно заскрипели. Плевать! Сейчас плевать!
   - Я не знал, что будет так сильно - пробормотал Крис.
   - Ты подверг опасности абсолютно всех. Я могла их убить. Я изводила себя, из-за маньяка насильника, а ты чуть не сделал из меня убийцу нескольких человек! - металл в голосе испугал даже меня саму.
   Крис замолк, а потом вдруг резко притянул меня к себе.
   - Убирайся! - крикнула я и попробовала оттолкнуть его локтем.
   В душе разлилась боль, шипами она пронимала меня от кожи к внутренностям. Я была почти на грани истерики.
   - Ронда ведь поэтому взъелась на тебя, да? - я кричала, кричала что есть мочи.
   Крис лишь кивнул. Он поменялся в лице, от того кем он был для меня всего мгновения назад не осталось ничего. Он был пустым и снова закрытым, как, впрочем, и я. Гнев и ярость укрепляли мои стены сознания, как цемент укрепляет здания.
   - Домой сегодня не жди - бросил он и вышел на улицу.
   Я не пошла за ним, я бы никогда не смогла пойти. Он действительно дал повод.
  
   Эпилог.
  
   Двое мужчин вышли из старенького синего фургона, и пошли к причалу. Под их ногами хлюпала кашица из мяса и железа. Одежда была грязной и вымокшей.
   - Так что та девчонка одна это устроила?
   - Да Клифф, одна. Хозяин нам все уши прожужжал об этом, ты, что опять был накуренный?
   Тот, что повыше кивнул.
   - Долбанный наркоша, когда-нибудь тебя убьет эта дрянь.
   - Ну, тебе виднее, ты у нас веган и занимаешься пилатусом.
   - Пилатесом, дурень.
   Клифф засмеялся своим лающим смехом и продолжил идти. Он был явно уставшим, а крупные капли пота стекали вниз по его крючковатому носу. Поспать в последние несколько дней парню явно не удавалось, не то от того, что работал как проклятый, не то от того, что запасся травой и таблетками на месяц вперед. Его лучший друг Рон был его противоположностью, он кажется даже не пил.
   - Где этот контейнер?
   Клифф оглядывался вокруг, щурясь на тусклом рассветном солнце.
   - Вон он - Рон указал на гигантский железный ящик, который покоился среди уже подгнивающей массы.
   - Почему мы снова тут? Воняет же, эти ведьмаки вообще убираются?
   - Да Клифф, но хозяин сказал, что тут менее людно.
   Высокий парень отмахнулся, и они перешли на рысь. У контейнера они оказались в считанные мгновения.
   - Как думаешь что там?
   - Какая разница. Где этот Стэнли? Он обещал помочь увезти это отсюда.
   Мужчины остановились, нервно закуривая по сигарете. Рон иногда позволял себе парочку скромных затяжек, когда нервы шалили. Тишина посреди этого кладбища погибших кораблей и пауков пугала, даже сейчас, когда солнце уже почти осветило берег.
   За их спинами послышался скрип и тяжелый удар о перегородку. С противоположенной стороны контейнера вылетела дверь и с шумом и хлюпаньем приземлилась в десяти метрах.
   - Что это? - испуганно залепетал Рон.
   Вокруг пролетела тень. Сердце Клиффа бешено билось в груди. Он обежал ящик и увидел, что тот абсолютно пуст. Хотя... в углу лежала оторванная человеческая голова какого-то старика!
   Боже! Нет! Это совершенно не старик. Стэнли. Но постойте, Стэнли высоченный брюнет, а у этой головы абсолютно седые волосы.
   - Рон! - Клифф закричал что есть мочи.
   Тишина.
   - Рон?
   Армейские ботинки Клиффа захлюпали вокруг ящика.
   - Он не ответит.
   Клифф резко развернулся.
   Последи фарша из пауков стояла девочка лет пятнадцати, может чуть больше. На ее голове покоился цилиндр с вуалью, черно-зеленого цвета. Ее платье не по случаю и окружению нарядное, заканчивалось в районе острых коленок. Оно также было черным. На ногах сапоги с железными каблуками. Она выглядела совсем беззащитной и Клифф, повинуясь непонятному порыву, стал медленно приближаться к ней.
   - Что ты тут делаешь? Ты видела моего друга? - незнакомка робко попятилась - Стой, я тебя не обижу.
   Девочка громко расхохоталась, хватая себя за живот.
   - Обидишь меня?
   Она подбежала к Клиффу и повалила того на землю. Мужчина больно ударился и от соприкосновения с землей развернулся. В метре от него покоилась оторванная голова Рона. Он был седым, а на лице навечно застыл ужас.
   Клифф почувствовал нестерпимую боль и в глазах у него начало темнеть. Он кричал и плакал, а потом вдруг понял, что сидит, спиной облокотившись на стену контейнера.
   Он опустил свой взгляд вниз и снова закричал.
   Его ноги, оторваны наполовину.
   Девочка смеялась и вдруг резко села, уткнувшись коленками тому в пах.
   - Кто меня заказал? - потребовала она.
   Клифф не мог бы ответить даже ели бы хотел.
   - Ясно - она глубоко выдохнула и встала.
   - Кто ты? - хрипло пролепетал сквозь рыдания Клифф.
   Девочка сняла цилиндр и реверансом поклонилась калеке. Ее фиолетовые волосы спали на плечи, крупными кудрями.
   - Страх и ужас, так и передай хозяину, если не умрешь раньше. Скажи, что по его милости в Чикаго пришел страх и ужас.
   Она расхохоталась совершенно бешено и ненатурально. Хотя в чем выражалась ненатуральность Клифф, так и не успел выяснить. Девочка, видимо поменяв свое решение, вдавила глаза Клиффа внутрь черепа, и тот умер почти мгновенно.
   Цокая каблуками, она пошла к машине парней, облизывая окровавленные пальцы на ходу.
  
   Конец. Надеюсь, вам понравилось.
Оценка: 6.02*22  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Нуб" (ЛитРПГ) | | Н.Олешкевич "Одно отражение на двоих" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | I.Eson "Виртуальная реальность" (Научная фантастика) | | А.Синецкий "Титько-комп" (Научная фантастика) | | Л.Васильева "Небеса" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"