Иванова Юлия Николаевна : другие произведения.

Не наступите на дракона!

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть-лауреат первого литературного конкурса "Алмазный фолиант". Продолжение следует... В иллюстрациях можно посмотреть фотографии с театральной постановки сказки на сцене Саха-театра, в городе Якутск

  Иванова Юлия
  IvanovaJN@mail.ru
  
  Летние каникулы Никитка проводил на даче. Дача - это, конечно, хорошо, свежий воздух там, лес в двух шагах и залив почти рядом, но когда рядом нет друзей, все эти радости очень быстро надоедают. Отсутствие друзей - это ещё полбеды, ведь есть компьютер, собака Нигма и любимая бабушка, да и родители на выходные приезжают, но вот когда в соседнем дворе живёт настоящий враг - это тебе не хухры-мухры. В такой ситуации по друзьям как раз очень скучаешь.
  Врага звали Стёпка, он был на год старше Никитки, и раза в два шире в объёме. Он был похож на мамину тумбочку, весь такой же широкий и квадратный. Но вовсе не тот добродушный толстяк, какие часто встречаются в сказках. Наоборот, этот Стёпка, едва только приехав, проникся к соседу (то есть, к Никитке) какой-то непонятной ненавистью. Может быть, это случилось потому, что Нигма при первой же встрече жизнерадостно облаяла Стёпку и порядком его напугала. С тех пор Никита не мог попасться на глаза соседу, чтобы не стать объектом его злобных шуточек, а то и угроз в свой адрес. Ну, конечно, это случалось только тогда, когда вокруг не было взрослых. А те очень удивлялись, почему два парня, почти ровесники друг другу, за летние каникулы так и не смогли подружиться. Да очень просто, Стёпка не нравился Никите, и всё тут. Уж лучше одному время проводить, чем в компании этого противного толстяка.
  И мальчик старался не обращать внимания на то, что за забором живёт враг. Но в то утро, когда он только вышел на улицу и раздумывал, куда бы ему податься, внимание его привлекли странные звуки из-за забора. Ясно слышалось сопение Стёпки и его невнятные возгласы.
  Опять ловит бабочек?
  Была у Стёпки такая отвратительная привычка. Он ходил всюду со своим сачком и ловил в него всех, кто только мог вызвать у него интерес. Бабочек, кузнечиков, даже маленьких незадачливых лягушек. И надо ли говорить, что всех этих несчастных ждала очень трагичная участь, как только они попадали в лапы к Стёпке.
  - Ах ты!.. - опять раздался возглас из-за забора, и Никита не удержался от того, чтобы одним глазком взглянуть, что же там происходит.
  Надо сказать, что у самого забора росла старая яблоня, ствол и ветви которой изгибались самым немыслимым образом, что делало их очень удобными ступеньками для лазания. Никита пользовался этим деревом для того, чтобы разведывать обстановку на соседнем участке. Забраться на яблоню не представляло для него никакого труда. Бабушка однажды потребовала от него аккуратного и бережного отношения к старому дереву, и внук старался эти условия соблюдать. К тому же осенью он помогал собрать все яблоки, что успевали созреть за сезон, даже те, что росли на самой верхушке.
  Итак, Никита аккуратно забрался на свой наблюдательный пункт и взглянул на соседскую территорию. Стёпка, стоя в траве, держал на изготовке свой ужасный сачок и то ли от кого-то отмахивался, то ли собирался этого кого-то поймать. Рядом на земле стоял железный бидон, накрытый крышкой, изнутри которого доносились звонкие удары. Что-то довольно большое билось внутри, стараясь вырваться наружу.
  Кто-то маленький, с яблони было не разглядеть, кто именно, бабочка, жук или кузнечик, уже изрядно вымотал соседа. Он лихо носился вокруг, а Стёпка весь вспотел от неудачных попыток его поймать. Даже футболка на нём намокла от пота.
  Никита хихикнул. Маленькое существо на секунду отвлеклось, и в этот момент сосед опустил свой сачок!
  - Попался! - торжествующе воскликнул Стёпка и рухнул на траву, чуть не подмяв под себя сачок. Внутри кто-то сердито запищал.
  Никитке было всё равно, кто именно попался в жирные руки Стёпки. Ему было так противно видеть злобную радость соседа, что он немедленно решил вмешаться. Это был опрометчивый поступок, затевать ссору, но мальчик решил, что подумает об этом после. А пока его рука нащупала на ветке яблочко потяжелее и дёрнула на себя. Яблоня нехотя отдала недозревший плод, и Никита тщательно прицелился.
  Стёпка, тем временем, уже тянул к себе бидон, чтобы пересадить несчастное существо из сачка в железную тюрьму. Никита успел увидеть, как что-то тускло сверкнуло в траве, и метнул яблоко.
  Он попал в десятку! То есть, в необъятную заднюю часть толстяка, от души надеясь, что изрядный слой жира смягчит попадание. Сами знаете, наверное, что яблоко - это снаряд довольно болезненный.
  Стёпка взвыл, выронил сачок, и на свободу метнулось что-то маленькое и быстрое. Никита, во избежание неприятностей, поспешил свалиться с дерева, как будто он тут вообще не при чём.
  - Стоять! - крикнул толстяк, но освободившееся из плена существо уже достаточно от него натерпелось. Оно взлетело на забор и перепрыгнуло на соседскую яблоню. Заметив, что Стёпка лезет следом, оно заторопилось найти убежище у своего неожиданного спасителя - юркнуло в капюшон толстовки растерявшегося Никиты.
  Тот не успел сообразить, что происходит - над забором появилось багровое от усилий и злости лицо соседа.
  - Так это ты! - вырвалось у него, едва он чуть-чуть отдышался.
  - Что я? - невинно спросил Никита, стараясь не обращать внимания на то, что в капюшоне у него кто-то копошится.
  - Ты всё испортил! - Стёпка был вне себя. Казалось, что он сейчас лопнет от возмущения.
  - С чего ты взял? Я вообще только вышел, - пытался оправдаться Никитка.
  - Ага, так я тебе и поверил! А это, по-твоему, что? - и в него полетело яблоко, то самое, которое он только минуту назад сорвал со своей яблони. Улика!
  - А нечего маленьких обижать! - с вызовом ответил Никита, поняв, что отпираться бесполезно. Его вмешательство доказано, ну и пусть.
  - Не твоё дело! - откликнулся Стёпка. - А ну-ка верни мою добычу. Я видел, как он прыгнул к тебе на участок.
  - Твоя территория - за забором, а тут наш двор, - мило улыбнулся Никитка. - Если кто-то к нам и прыгнул, теперь он находится под моей защитой.
  Звучало немного пафосно, но видели бы вы, как исказилось от этих слов лицо толстяка.
  - Сейчас я тебе покажу защиту, - и Стёпка рванулся через забор.
  Рвануться-то он рванулся, да только довольно неуклюже. Натужно сопя, он перекинул одну ногу и собрался перекинуть вторую, как вдруг, откуда ни возьмись, налетела Нигма. С громким лаем она наскочила на забор, высоко подпрыгнула и щёлкнула зубами в миллиметре от Стёпкиного ботинка.
  - Ай! - испуганно сказал толстяк и рванулся в обратную сторону.
  В этот раз у него получилось лучше, и он обрушился вниз всей своей массой:
  - Уй! - услышал Никитка, и, не удержавшись, захихикал.
  "Так ему и надо, мучителю!"
  - Ты у меня сейчас посмеёшься! - послышалось из-за забора. - Попробуй только встретиться мне без этой вшивой шавки...
  Нигма ответила громким лаем. У собак на людей нюх хороший, уж она-то точно знала, что из себя представляет сосед.
  - Молодчина, Нигма! - похвалил собаку Никита, наклонился и потрепал её по голове. Нигма принюхалась.
  Что-то отвлекло её от забора, с обратной стороны которого, постанывая, поднимался с земли Стёпка. Теперь Нигма смотрела на хозяина умными глазами, и, казалось, что-то пыталась для себя уяснить. Мальчик сначала не понял, что случилось, но когда Нигма угрожающе зарычала, в его капюшоне кто-то беспокойно завозился.
  - Ай! - воскликнул Никитка. Тот, кто затаился в капюшоне, вёл себя тихо, пока не налетела собака.
  Никита попятился. Нигма шагнула за ним и попыталась обойти его сзади.
  - Нигма, фу! - сказал мальчик.
  - Рррр, - сказала Нигма и снова попробовала его обойти.
  - Нигма, отстань! Фу! - повторил Никита.
  - РРРР, - зарычала Нигма громче. - Гав!
  - Як! - откликнулся кто-то из капюшона. Никитка вздрогнул, а Нигма залилась неистовым лаем.
  Стёпка вопил из-за забора:
  - Так тебе и надо! Пусть тебя съест собственная собака!
  - Она скорее тебя съест! - крикнул в ответ Никитка и обидно засмеялся. - Вон как ты сиганул за забор.
  - Смейся, смейся, защитник маленьких и слабеньких! - неожиданно ехидно сказал Стёпка. - Пусть зелёный удрал, можешь оставить его себе, только красный-то всё равно у меня.
  И он направился к дому, позвякивая бидоном.
  "Что это он сказал? Красный, зелёный, ничего не понимаю", - подумал Никита.
  - Як! - горестно донеслось из капюшона. Нигма снова отозвалась заливистым лаем. Никита решил, что самым правильным в этой ситуации будет вернуться в дом. Подальше от Стёпки, и, как это ни странно, от Нигмы. Бабушка обеспокоенно выглянула в окно:
  - Что это Нигма так разоряется? - недоуменно спросила она.
  - Стёпка пытался проникнуть на нашу территорию, ба, - ответил Никитка, задом отступая к дому. Он не хотел поворачиваться к Нигме спиной, потому что боялся, что она прыгнет. Пасть у собаки большая, один только "клац" - и нет "капюшонщика".
  Капюшонщик - звучало смешно. Но он, действительно, там сидел. Маленький, дрожащий. Тот, кто дважды сказал "як".
  Никита зашёл в дом и закрылся в своей комнате. Тот, в капюшоне, снова притих.
  "Ну, и как же его вытащить? - думал Никита. - Можно, конечно, рискнуть и залезть туда рукой, но..." Что-то не очень хотелось. А вдруг неизвестное существо кусается. Ну и что, что маленькое. Муха Це-це, вон, тоже маленькая, а какая ядовитая!
  Нет, так не пойдёт.
  Никита размышлял, стоя посреди комнаты, но так ничего и не придумал. Не снимать же толстовку через голову, в конце концов.
  - Эй, там, в капюшоне, - тихонько позвал он. - Сам вылезай, а.
  Существо сзади завозилось, и, как ни странно, послушалось. Зелёной стрелой вылетело из капюшона и с огромной скоростью закружилось по комнате.
  Нет, это определённо не кузнечик.
  И точно - не бабочка!
  Никита сел на кровать с разинутым ртом.
  В чудеса он давно не верил, но то, что произошло с ним сегодня, иначе как чудом назвать было нельзя.
  По его комнате летал самый настоящий дракон. Зубастый, с крыльями, только... очень маленький. Размером с крупную стрекозу, не больше. Тело его было зелёным, а крылья - радужными, сверкающими, словно у бабочки, поэтому издалека легко было принять его за крупное насекомое.
  Дракон был явно напуган, он беспокойно метался по комнате, едва не натыкаясь на стены. В конце концов, он нашёл себе место на плафоне настольной лампы, сложил крылья, громко чихнул и недовольно произнёс:
  - Як!
  Некоторое время они смотрели друг на друга. Изучали. Знакомились.
  Немного опомнившись, Никита произнёс вслух, обращаясь то ли к себе, то ли к дракону:
  - И откуда ты взялся такой красивый?
  Дракон моргнул, но ничего не ответил.
  - Ну конечно, было бы слишком сказочно, если бы ты и разговаривать умел, - неизвестно чему обрадовался мальчик. Про себя он решил, что если дракон заговорит, то он пойдёт и скажет бабушке, чтобы вызвала ему врача. А вот в дракона, который не умеет разговаривать по-человечески, вполне можно поверить.
  - Як, як! - сказал вдруг дракон и перелетел на подоконник. Окно было закрыто, но через стекло было отлично видно старую яблоню и забор, разделяющий два участка. Где-то там, за забором, зализывал раны Стёпка...
  - Як, - жалобно сказал дракон и посмотрел на Никиту.
  Стоп!
  - Он сказал, "зелёный пусть остаётся, а красный-то всё равно у меня", - медленно произнёс мальчик. Дракон сорвался с подоконника и снова закружился по комнате. Заметался, заплакал.
  - Як, як, як, як...
  - Стой, стой, вас было двое, да?
  Дракон завис перед ним, и мальчик нерешительно вытянул ладонь. Тонкое лёгкое тельце опустилось на предоставленную площадку, маленькие коготочки чуть-чуть поцарапали кожу. Но всё равно ощущение было очень приятное.
  - Вас было двое? Ты и красный, да? - снова спросил Никита.
  - Як, - дракон наклонил свою умную голову, будто кивнул.
  - Да... Стёпка поймал твоего друга, так? - Дракон снова кивнул. - А ты хотел освободить его, но чуть сам не попался.
  - Як, як! - воинственно раздул ноздри маленький ящер и переступил с ноги на ногу.
  - Ну и дела, - выдохнул мальчик. Он представил себе, что может сделать толстый Стёпка, мучитель насекомых, с попавшим к нему в руки маленьким драконом. От этих мыслей волосы у него на голове встали дыбом. Если и был на свете человек, способный уничтожить чудо, то он сейчас как раз находился в соседнем дворе.
  - Что же нам делать? - вслух размышлял Никитка. Ясно было, что дракона надо спасать. Не важно, откуда они взялись, неважно, какого они размера, и вообще, добрые они или злые, это тоже не важно. Они - это чудо, а чудо надо спасать. Срочно, пока ему не оторвали крылья в соседнем дворе.
  - Так, так, так... - бормотал мальчик. - Рассказать взрослым - ерунда. Здесь только бабушка, а она, наверняка, не поверит. Видит она плохо, дракона не разглядит, а пока разберётся, что к чему, будет уже поздно. Да и не пойдёт бабушка на конфликт с соседями, даже из-за дракона. Хотя...
   - Як! - нетерпеливо крикнул дракон.
  - Спустить на Стёпку Нигму? Нет, тоже не подходит, - продолжал размышлять Никита. - Родители Стёпки церемониться не будут, сразу накатают куда-нибудь жалобу... Что же делать? Думай, голова, думай.
  Он внимательно присмотрелся к дракону и вдруг спросил:
  - А как тебе нравится имя Зелёнка? Надо же тебя как-то называть...
  Дракончик почесал зубами радужное крыло и фыркнул. Полетели разноцветные искры.
  - Ух ты! Ты и огнём можешь? - восхитился мальчик. - Нет, нет, только не здесь, - торопливо попросил он, видя, как встрепенулся дракон. - Потом покажешь, а дома искры не пускать. Понял?
  Дракон кивнул, чуть закатив золотистые глаза.
  - Ну что ж, остаётся только одно! - решил Никита. - Вступить с врагом в переговоры.
  - Як! - грозно нахохлился дракон и растопырил крылья.
  В переговоры пошли вступать вдвоём. Вызывали Стёпку к забору, громко окликая его с яблони.
  Тот высунул недовольное лицо из вагончика, своего временного летнего убежища. Дело в том, что на соседнем участке весной работали строители и оставили после себя времянку, домик-вагончик. Стёпка упросил родителей оставить это временное жилище на лето для своих мальчишечьих нужд и устроил в нём бункер. Никитка втайне ему немного завидовал, целый вагончик - весь в Стёпкином распоряжении. Интересно, что там внутри? Горы засушенных бабочек или что-нибудь пострашнее?
  Из вагончика доносилось металлическое позвякивание, и Стёпка ревниво запер за собой дверь, оказавшись снаружи.
  - Ну, чего тебе, мелюзга? - презрительно обратился он к Никите. Тот свисал с яблони и чувствовал себя в сравнительной безопасности, его цель была - переговоры.
  - Предлагаю перемирие, - предложил он, не особо рассчитывая на Стёпкино согласие.
  Тот только фыркнул:
  - Ещё чего! Кстати, где зелёный?
  - Як, - злобно сказал дракончик, который притаился на плече у Никиты.
  - Ага, вижу, - обрадовался Стёпка. - А ну, возвращай зверёныша!
  - У меня есть другое предложение, - сказал Никита, слегка прикрыв рукой дракончика, чтобы тот успокоился. - Предлагаю сделку.
  - Ха! - сказал толстяк. - Ну и?
  - Красный дракон ещё у тебя?
  - Ну и, - вместо ответа повторил Стёпка.
  - Давай меняться, ты мне красного дракона, а я тебе... - тут он замялся. Что бы предложить Стёпке?
  - А ты мне что? - пренебрежительно отозвался сосед.
  Что-что? Удочку, фонарик, вертолёт на радиоуправлении? Всё не то...
  - Хочешь мой мобильник? - скрепя сердце, выпалил Никитка. Он знал, что поступает не правильно, и родители никогда бы не одобрили такой поступок. Ведь новый мобильник был долгожданным подарком к дню рождения, и Никитка был очень счастлив, заполучив его. Подарку был всего месяц, и мальчик всё ещё не мог им налюбоваться. Но что ещё он мог предложить за жизнь маленького дракончика? Родители Стёпки могли позволить себе многое и чадо своё баловали сверх всякой меры. Может, именно поэтому Стёпка вырос таким противным созданием.
  Вот и сейчас, услышав про мобильник, он злобно расхохотался:
  - Вот ты и попался! - сгибался он от смеха. - Я же знаю, что дороже этого мобильника у тебя ничего нет. Вот значит, как дорог тебе этот красный крылатый уродец. Всё ясно. Теперь слушай мои условия. - Тут он перестал смеяться, голос его стал ужасно злым и мстительным. - Ты отдаёшь мне зелёного, и я считаю, будто между нами ничего не произошло...Могу пообещать, что оставлю этим двоим карликам крылья.
  - А если нет? - предчувствуя беду, спросил Никита.
  - А если нет, - сказал Стёпка, - то я на твоих глазах лишу эту красную бабочку способности к полёту, понял? Крылышки - отдельно, ящерка - отдельно...
  И он снова засмеялся.
  - Як! - испуганно вскрикнул Зелёнка. Никита не мог поверить, что это происходит на самом деле. Неужели сосед мог быть действительно так жесток. Если так, то этими переговорами он только ухудшил положение. Действительно, попался.
  Но отдать зелёного на растерзание толстяку... Нет!
  - В общем, даю тебе времени до завтра, - предупредил Стёпка. - Утром скажешь мне своё решение, а теперь проваливай отсюда. Можешь пока поиграть с ним, если так охота.
  Никитка ссыпался с яблони. Он влип в историю по самые уши. А почему? Да потому что согласиться на такие условия никак не мог. Никак. И оставить красного в лапах врага тоже не мог. А это означало войну.
  Как известно, на войне все средства хороши. Но то, что предстояло сегодня совершить, требовало от него всей решимости и всего мужества, на какие Никитка только был способен.
   - Не дрейфь, Зелёнка, прорвёмся, - решительно сказал он дракончику и зашагал к дому. Нужно было подготовить операцию по спасению красного летающего ящера.
  Весь день они продумывали стратегию и разрабатывали план действий. То есть, разрабатывал один Никита, а Зелёнка поддерживал его своими "яками" и бурчанием в животе. Когда бурчание стало совсем уж громким, а "яки" особенно жалостными, мальчик отправился на кухню. Он принёс из холодильника всего понемножку и стал предлагать маленькие кусочки пищи дракону. Выбор ящера был необычен. Колбасу и сосиски Зелёнка отверг сразу, причем с таким видом, будто его пытаются отравить. Домашний сыр, напротив, был встречен благосклонно, хотя много его Зелёнка съесть не смог. Ещё он высоко оценил копчёную рыбу, и уж тут наелся до отвала. Бурчание в его животе затихло, и пока Никита продолжал думать, дракончик счастливо и спокойно заснул. Он уже понял, что с новым большим другом не пропадёшь и решил набраться сил перед ночными приключениями. А вот Никитка не успел поесть, потому что был очень занят. Подготовил снаряжение: фонарь, карманный ножик, перчатки. Он представлял себя суперагентом, от действий которого зависит, если не спасение мира, то, по крайней мере, жизнь и здоровье одного несчастного волшебного существа. Спать он вовсе не собирался, а только ждал, пока всё затихнет и наступит подходящий момент для осуществления задуманного.
  Бабушка легла, поворочалась немного и всё стихло. За окном стаяла белая ночь, как обычно в этих местах летом. Такие ночи удивляли приезжих, но Никитка давно к ним привык. С одной стороны, хорошо всё видно, особенно на чужой территории, куда и собирался забраться Никита. А с другой стороны, его тоже будет видно просто прекрасно. Мальчик надеялся справиться быстро. Вдруг ему повезёт, и Стёпка решит сегодня ночевать не в вагончике, а в большом доме, с родителями. Вот было бы здорово, если бы сосед оставил дракончика без присмотра.
  Никита не мог найти себе места, так волновался. То, что он сегодня задумал, было рискованно и грозило крупными неприятностями. Особенно, конечно, если его поймают на месте преступления. Он не мог всерьёз думать о том, что собирался что-то украсть у соседей. Дракон - не игрушка, а живое существо, так что это была чисто спасательная операция. Но ведь со стороны это будет выглядеть совершенно иначе: соседский мальчишка среди ночи забрался на чужой участок, словно самый настоящий воришка... А уж Стёпка постарается представить дело так, что Никитка будет кругом виноват. А если ещё скажет, что у него что-нибудь пропало...
  Стоп! Не стоит заранее думать о поражении. Всё равно, другого выхода нет. Придётся рискнуть. Зелёнка проснулся и, почувствовав нервозность мальчика, вёл себя тихо. Даже не "якал". Степенно сидел у него на плече, сложив крылышки, и помалкивал.
  - Ну что, Зелёнка, пора. Не боишься? - спросил Никита зверька. Тот отрицательно закачал головой из стороны в сторону. - А то можешь остаться.
  - Як, як, як!
  - Ладно, ладно, тише, - остановил мальчик возмущенные вопли дракончика. - Пойдём, только, чур, вести себя тихо. Без моей команды никаких действий не предпринимать. План у нас простой: проникнуть на вражескую территорию, найти твоего приятеля и постараться освободить его. Если что, сможешь договориться с ним, чтобы тоже не шумел?
  - Як, - уверенно ответил Зелёнка.
  - Ну, тогда пошли! - выдохнул Никита.
  Они тихонько выбрались из дома, так, чтобы не разбудить бабушку. И только Никита вздохнул с облегчением, как услышал тихое угрожающее рычание. Нигма! Собака подобралась так незаметно, что он чуть не подпрыгнул. Дракончик ощетинился, но продолжал сидеть на плече у мальчика. Нигма, похоже, раздумывала, как поступить: сразу броситься на мелкую тварьку или сначала облаять.
  Никита взмолился:
  - Нигмочка, милая, прошу тебя, тихо! - он погладил собаку по большой умной голове. И заговорил с ней, как с человеком. А как ещё можно добиться того, чтобы тебя поняли? - Нигмочка, этот маленький зверь - мой друг. У нас важное дело, и нам надо сохранить тишину. Нет, дорогая ты не можешь со мной пойти. Нет, твоя помощь пока не нужна. Если понадобишься, я сразу тебя свистну. А пока веди себя тихо, хорошо?
  Нигма блеснула тёмными глазами и неслышно отошла в сторону.
  - Вот спасибо, Нигма! Ты самая лучшая!
  Мальчик нырнул под яблоню и прислушался. На соседнем участке всё было тихо. Он ловко забрался по ветвям наверх и ещё раз прислушался. Ничего. Соседский двор был погружён в тишину и сумрак, но просматривался хорошо во все стороны.
  Никита решился и мягко спрыгнул на землю с другой стороны. Дракончик держался крепко, только растопырил крылья для равновесия.
  - Дуй на разведку, - сказал Никитка тихим шёпотом, и Зелёнка сорвался с его плеча. Он подлетел к вагончику и облетел домик несколько раз.
  Вернувшись на плечо друга, он тихо сказал:
  -Як! - и скривился.
  - Он там, да? Стёпка?
  Дракончик кивнул
  "Ну, что ж... Он хоть и злобный, но ведь не дурак. Да и не бывает в жизни всё так, как хочется", - философски подумал Никитка и осторожно двинулся вперёд. Хорошо, что соседи не держали пса. Они приезжали в свой дом только на лето, и вместо собаки у них были установлены крепкие замки на воротах, и охранная система сигнализации.
  У вагончика он ещё раз прислушался. Изнутри доносилось сопение толстяка. Никитка осторожно заглянул в окно и попытался рассмотреть, что происходит внутри.
  Стёпка лежал на спине, приоткрыв рот и сладко посапывая, рядом с диваном на полу стоял бидон с плотно прижатой крышкой. "Вот изверг! - подумал Никита и сжал кулаки. - Ведь там можно задохнуться без воздуха!" Действовать надо было быстро.
  Дверь, конечно, была заперта. Оставалось окно. Тоже заперто, только форточка слегка приоткрыта. Отверстие затянуто сеткой от комаров.
  - Так, Зелёнка, для тебя есть дело. Если повезёт, обойдёмся без лишнего шума. Крышку от бидона сможешь приподнять?
  - Як! - воинственно ответил дракончик.
  - Я помогу тебе пробраться внутрь, а ты тихо, чтобы не разбудить Стёпку, поднимешь крышку бидона. Освободишь своего приятеля и тихо, опять через форточку, ко мне. Всё ясно?
  Зелёнка всё понял. Никита достал карманный ножик и аккуратно проделал отверстие в сетке. Освободил форточку и протолкнул в открывшийся лаз зелёного дракончика. Тот неслышно скользнул внутрь. Оставалось только надеяться на то, что красный дракончик тоже будет вести себя тихо.
  Никита, затаив дыхание, наблюдал за происходящим внутри. Вот Зелёнка подлетел к бидону и что-то тихо пропищал. Наверное, он получил ответ, потому что в следующее мгновенье ухватился двумя лапами за крышку бидона и попытался её приподнять.
  Ух, как это оказалось для него тяжело! Крышка тихо звякнула и снова встала на место.
  Не получилось!
  Стёпка всхрапнул, но глаз не открыл.
  Дракончик дважды облетел вокруг крышки и попробовал ещё раз.
  "Пожалуйста, только тихо", - взмолился про себя Никита. Зелёнка снова ухватился за крышку и что-то пискнул. Взмахнул крыльями - раз, два - и начал подниматься вместе с ней. Никитка увидел, что ему помогают изнутри, красный дракон мордой подталкивал крышку вверх. Он так хотел на свободу!
  Ещё рывок и щель стала достаточно большой, чтобы второй дракончик вырвался из бидона. Он не собирался кричать, так как Зелёнка предупредил его о тишине, но вот удержать крышку в воздухе они всё же не смогли. Она выскользнула из лап Зелёнки и с жутким лязгом покатилась по полу. Драконы метнулись к форточке.
  - Ай! - Стёпка вскочил, вращая сумасшедшими глазами. Он не сразу понял, что произошло. Но взгляд его упал на пустой бидон, на покачивающуюся крышку и сон мигом слетел с толстяка.
  - Сбежал!
  Стёпка обшарил глазами комнатку и встретился взглядом с Никиткой. Тот помогал красному дракончику освободить запутавшееся в сетке крыло.
  - Ты! - вырвалось у Стёпки. - Ну, я тебе сейчас покажу.
  И он бросился к двери.
  На свою беду, с вечера он закрыл вход в вагончик аж на три замка, и теперь ему пришлось повозиться, чтобы открыть дверь. Никитка рванул сетку, кусок её оторвался и красный дракон оказался на свободе.
  - Юм! - вскричал он, распахивая крылья.
  - Як! - вторил ему Зелёнка.
  Никитка побежал к забору, драконы за ним. Дверь вагончика распахнулась, и следом за ними выскочил Стёпка. Он был просто в ярости!
  Никитка достиг забора гораздо раньше, но он не учёл одну вещь. Здесь не росла яблоня, и чтобы перебраться на другую сторону, нужно было выстроить из деревянных чурок что-то вроде лестницы. Стёпка именно так и поступил накануне, когда хотел перебраться на Никиткину территорию. Но потом он предусмотрительно разобрал лестницу, а Никитка не ожидал, что придётся так стремительно спасаться бегством. Поэтому мальчик немного задержался, устанавливая одну чурку на другую. И когда он уже был готов перевалиться на свою сторону забора, Стёпка намертво вцепился ему в кроссовку.
  - Попался! - торжествующим шёпотом заорал он. Видимо, не хотел будить родителей, чтобы они не помешали ему как следует отдубасить тщедушного соседа.
  Никитка рванулся, но понял, что Стёпка держит крепко. Сила у того была богатырская.
  "Овсянку, наверное, по утрам ест!" - некстати мелькнуло в голове. Никита понял, что пропал. Руки держались за край забора из последних сил. И тут что-то отвлекло Стёпку!
  Красный и зелёный дракончики налетели на врага сверху. Что они там делали, Никите было не видно, только Стёпка вдруг выпустил его ногу и завопил во весь рот:
  - Уй, мамочки!
  Воспользовавшись неожиданной подмогой, Никитка в один миг перемахнул через забор!
  Обрушившись со своей стороны, больно ударившись и оцарапав руку, он был счастлив. На грудь ему приземлились два довольных дракона, воинственно пофыркивая и пуская разноцветные искры:
  - Як!
  - Юм!
  Нигма недоумённо и взволнованно взирала на хозяина, но всё же не лаяла, как её и просили.
  Стёпка с плачем бежал к дому.
  "Пора уносить ноги" - подумал Никита и вскочил с земли.
  - Нигмочка, спасибо! - он чмокнул верную собаку прямо в большой влажный нос. - Мы в дом, а ты смотри, если Стёпка полезет, лай изо всех сил. Тишина нам больше не нужна!
  Всё в нём ликовало. Драконы уселись на оба его плеча и с гордым видом выгибали шеи.
  Вместе они одержали большую победу!
  Пробравшись в дом, задыхаясь от волнения и радости, Никитка сидел на кровати и не знал, чего теперь ожидать. Сильно ли пострадал Стёпка и что готовится предпринять? Он почти ожидал, что родители соседа придут разбираться, что же произошло с их сыном. Но ничего не случилось.
  Адреналин понемногу оставил его, и глаза начали сами собой закрываться. Перед тем, как лечь спать, Никита осмотрел крыло красного дракона, оказалось, что тот немного пострадал при побеге. И если в пылу схватки маленький храбрец не обращал внимания на боль, то теперь, когда опасность осталась позади, стало ясно, что летать он пока не может.
  Зелёнка утешал его, как мог, но красный и не думал унывать. Он просто деловито ходил по полу, осматривая все углы, словно кошка, которая впервые попала в незнакомый дом.
  - Как же мне тебя назвать? - спросил Никитка у красного дракончика.
   - Юм, - ответил тот, чуть склонив голову и пыхнув искрами.
  - Но, но, но, - остановил его мальчик. - Никаких искр в доме, это закон. Кстати, неплохое имя, Искра. Как тебе, нравится?
  - Юм, юм, - одобрил дракончик.
  - Як! - подтвердил Зелёнка.
  - Вот и отлично, - устало сказал Никитка, укладываясь в постель.
  Засыпая, он смотрел, как по полу туда-сюда бродят два маленьких дракончика. Красный исследовал помещение, а зелёный его сопровождал. Это было удивительно, и Никитка боялся заснуть, опасаясь, что чудо исчезнет, едва он закроет глаза.
  Он лежал и думал, но где-то посередине мысли о том, как вылечить Искре крыло, Никитка, наконец, уснул.
  Естественно, после такой бурной ночи, проспал он почти до обеда. И продолжал бы спать дальше, если бы его не разбудили.
  - Ишь, набегался вчера, - это голос бабушки.
  - Вставай, поднимайся, рабочий народ, - это поёт папа, грохоча тяжёлыми сапогами по полу.
  - Сынок, доброе утро! - мама ласково гладит его по голове.
  Они все в его комнате или это всё ещё сон? Никитка открыл глаза и громко сказал:
  - Осторожно, не наступите на драконов!
  - Что? Что? - засмеялся папа.
  Бабушка только ахнула.
  - Сынок, это уже не сон! Это мы с папой! - сказала мама.
  - Собирайся, Ник! Поехали на рыбалку! - громогласно объявил папа. - Сегодня наш день. Да куда ты смотришь?
  Никитка в это время тревожно обшаривал глазами всю комнату от пола до потолка, и, наконец, наткнулся взглядом на распахнутую тумбочку со своими вещами. Из вороха одежды свисали два тонких хвоста: красный и зелёный. Не сон!
  Успокоившись, он счастливо улыбнулся маме с папой и воскликнул:
  - Конечно, поехали! Ура!
  Спустя десять минут он уже был на ногах, умытый, бодрый и готовый ехать. Родители ждали на улице, бабушка возилась на кухне, Никитка давал наставления двум подопечным, которые устроили себе в тумбочке настоящее гнездо.
  - Внимание, драконы! Оставляю вас здесь, отдыхать и лечиться. Не шалить без меня, не искрить, никому на глаза не показываться. Вечером приеду, привезу вам свежую рыбку на ужин!
  - Як! - сказал зелёный.
  - Юм, - подтвердил красный.
  Они переглянулись и зарылись в Никиткины носки, досыпать. А мальчик так и не понял, одобрили они свежую рыбу или нет.
   "Ну что ж, придётся потерпеть до вечера, чтобы это выяснить", - счастливо подумал он и закрыл за собой дверь.
  Никита ещё не знал, что вчерашний день был только началом целой цепочки удивительных приключений.
  
  
   Зелёнка и Искра []
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"