Иванова Юлия Николаевна : другие произведения.

Пойманная радуга

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ - победитель конкурса детских и юношеских рассказов клуба фантастики "Лугоземье" (в младшей номинации, до 13 лет) Опубликован в 9-ом выпуске Альманаха "Крылья"

  Иванова Юлия
  Пойманная радуга
  
  Виталька затаился в высокой траве и наблюдал. Смотрел во все глаза со странным чувством недоверия к происходящему. Он видел, как они кружились в хороводах, выстраивались цепочками и рассыпались по траве нежными переливчатыми огоньками. То ли маленькие упавшие звёзды, то ли неизвестные науке светлячки - мальчик не знал. Да это было и неважно. Главное, они были живые, лучистые и радужные. И Виталька очень хотел поймать одного из них. Словно бабочку, осторожно, чтобы не навредить. Посадить в стеклянную банку, принести домой и выключить в комнате свет. И смотреть, как этот волшебный огонёк будет светить всю ночь.
  Виталька был опытным ловцом бабочек, хотя и охотился на них только из спортивного интереса. Ловил и выпускал, не зная, что ещё с ними делать. Лишать жизни, накалывая на иголки - бессмысленно, любоваться запертыми в банке - скучно, потому что крылышки у пойманных бабочек почти всегда сложены так, что вся красота спрятана внутри.
  Мальчишка ждал, когда волшебные светлячки подлетят поближе. Он спрятался в траве ещё до темноты и терпеливо ждал ночи, не обращая внимания на жгучие укусы муравьёв. Потому что только ночью эти создания начинали играть в свои хороводы и цепочки. Причём были они очень осторожны, чуть что - сразу бесследно пропадали. На всю ночь. А то и на две ночи. Кошка ли с забора спрыгнет, собака ли в будке всхрапнёт - огоньки сразу гасли. Стоит ли говорить обо всех Виталькиных попытках подобраться к ним незамеченным? Но отступаться мальчишка не желал. Один раз заметив странное сияние в траве, он не оставлял мысли посмотреть поближе, что же это такое. После бессчётных неудачных попыток приблизиться к огонькам, Виталька решил устроить засаду. Притворился, что пораньше идёт спать, а сам выбрался из дома через окошко и залёг в траву. Лежал там тише воды, ниже травы, лишь изредка закусывая губы, когда очередной муравей обжигал его кислотой.
  Уловка сработала - первый раз удалось увидеть радужные огоньки так близко. Виталька боялся даже вздохнуть поглубже. Пока ему удавалось оставаться незамеченным, но мальчишка понимал, что такое везение не может длиться вечно. Поэтому он держал стеклянную банку наготове. А заодно и крышку к ней. В случае удачи её можно будет закрутить в два счёта.
  И вот, наконец, нужный момент настал. Огоньки снова выстроились в весёлую цепочку, и самый последний в ряду оказался ближе всего к затаившемуся в траве охотнику. Виталька прыгнул с банкой в вытянутой руке, взмахнул ею в воздухе и мигом прижал к земле. Огоньки бросились врассыпную и тут же исчезли. Но и банка не осталась пуста. В ней билось испуганное маленькое существо, беззвучно натыкаясь на прозрачные стенки. Как пойманный мотылёк. И точно так же, как с крыльев попавшегося мотылька, с лучистого незнакомца сыпалась полупрозрачная пыльца.
  - Есть! - выдохнул Виталька и просунул крышку под горлышко банки, упёртое в траву. Мальчик делал всё осторожно, но огонёк каким-то образом понял, что это его последний шанс освободиться и рванулся навстречу задвигающейся крышке. Чуть коснувшись Виталькиной руки, он ощутимо обжёг её своим прикосновением.
   - А ты, оказывается, умеешь кусаться? - вскрикнул Виталик, отдёргивая руку. Как бы то ни было, крышку он завернуть успел и теперь мог спокойно разглядывать пойманное существо на уровне своих глаз, держа банку в руках. Огонёк в ответ снова заметался в своей стеклянной тюрьме.
  Вдруг что-то горячее ужалило Витальку в ногу - сильнее, чем кусались муравьи. Он дёрнулся и посмотрел вниз. Радужные огоньки окружили его ноги и смело набрасывались на обнажённые щиколотки.
  - Да кто вы такие? - воскликнул мальчишка и начал пятиться к дому. - Кыш! Кыш!
  Но огоньки не отставали. Даже наоборот. Как будто увидев, что врагу неприятно их прикосновение, они принялись жалить его тут и там. Виталька бросился к дому, крепко зажав банку в руках. По привычке, ринулся к двери, но вовремя вспомнил, что вылез в окошко. Поспешно сменил курс, и уже через минуту забрался в дом через свой секретный вход. Огоньки за ним не последовали, хотя мальчик уже размышлял, что же делать, если они ворвутся в дом?
  Дрожащими руками он поставил банку на стол и сел на кровать, чтобы перевести дыхание. Надо сказать, он порядком перепугался. Если бы знал, что эти огоньки такие обидчивые, может, и не стал бы затевать на них охоту. Но самое главное - охота удалась!
  - Виталька, кто это? - вдруг услышал он испуганный голос.
  "Вот влип!" - пронес лось в голове у Виталика. И только тут сообразил, что в окошко влезал торопливо и в спешке порядком нашумел. На соседней кровати спала его младшая сестрёнка Юлька, и от шума, конечно же, проснулась. Теперь она привстала с кровати и внимательно глядела на банку с бьющимся в ней существом.
  - Нравится? - ухмыльнулся Виталик. Пусть сестра и младшая, но похвастаться перед ней добычей всё же было приятно. Юлька молча соскочила с постели и, прямо как была, босяком, подошла к ловушке. Её длинные светлые волосы были взъерошены со сна. Сестра молча уставилась на огонёк.
  Тот вёл себя совершенно неправильно - метался по банке, разгонялся и ударялся о её стенки изо всех сил, не понимая, что же за преграда так надёжно держит его в плену.
  - Это же маленькая радуга... - прошептала Юля, заглядывая в банку.
  - Какая же это радуга, - тихо засмеялся Виталик. - Скорее, он на звёздочку похож или на светлячка.
  - Ему не нравится в банке, - нахмурилась сестра, разглядывая существо. И вдруг сказала строго: - Ты зачем его там запер?
  - А не твоё дело, - тут же отрезал Виталик. Ему ужасно не понравился сестрицын тон, к тому же, обожжённые ноги начали сильно болеть. Огонёк, видимо, устал от бесполезных метаний, и движения его стали какими-то резкими и безнадёжными.
  - Он у тебя там задыхается, - рассердилась Юлька.
  - Тоже не твоё дело! - повторил Виталик, хватая банку со стола и всматриваясь внутрь. Огонёк, и вправду, вёл себя как-то слишком тихо. Опустился на дно, втянул в себя лучики и совсем потускнел.
   - Сейчас же открой крышку! - требовала Юлька. - Иначе сейчас родителей позову.
  - Не позовёшь, их дома нет, - мрачно сказал Виталик, всё же немного откручивая крышку. - Сегодня Алёнка за старшую.
  - Ну, так я потом расскажу, когда они вернутся! - не отступала сестра.
  - Не старайся, не напугаешь, - отмахнулся Виталик. - Никто тебе не поверит, ты же вечно фантазируешь.
  Он внимательно смотрел на своего пленника. Когда в банку стал поступать воздух, огонёк снова взвился под самую крышку.
  - Я же говорила! - воскликнула девочка. - Он чуть не умер у тебя без воздуха. Мучитель ты!
  - Я просто не подумал, - оправдывался Виталик. Он соображал, как же сделать так, чтобы воздух в банку проходил, но крышка была крепко завинчена. И придумал. Пробил шилом в крышке несколько небольших отверстий, откуда тут же потянулись наружу радужные лучики, словно маленькие ручки. Огонёк изнутри прильнул к крышке и пытался найти лазейку.
  - Виталь, ну отпусти его, а? - жалобно попросила сестрёнка. Она больше не хотела ссориться с братом, она хотела только, чтобы огонёк улетел на волю. Она никогда ещё не видела ничего столь же чудесного, как эта маленькая пойманная радуга, но не могла смотреть на банку без слёз.
  Она прикоснулась пальцами к разноцветным лучикам, пробивающимся из-под крышки.
  - Стой, обожжёшься! - воскликнул Виталька.
  Но сестра почему-то засмеялась негромко и прошептала:
  - Надо же, они тёплые и пальцы щекочут.
  Брат замолчал. Он увидел, как Юлькины пальцы окутались радужным сиянием, будто огонёк цеплялся за них, как за спасательный круг. Держался и не хотел отпускать. Может, просил о помощи? И совсем не обжигал девочку, а Виталькины ноги болели всё сильнее.
  - Виталь, ну давай отпустим его, а? - ещё раз попросила сестра, взглянув на брата несчастными глазами. Пальцы её по-прежнему переплетались с лучиками огонька. - Хочешь, я тебе всю свою копилку отдам за это, а?
  - Вот ещё!
  - Или конфеты все тебе отдавать буду, хочешь?
  Брат молчал. Слова сестры и вид пойманного огонька, так доверчиво льнущего к ней даже сквозь крышку, почему-то заставляли Витальку чувствовать себя виноватым, и это ему совершенно не нравилось. Юлька испортила ему всё удовольствие от удачной охоты, да и сам он не ожидал, что всё получится именно так.
  - Не надо мне твоих конфет, - буркнул он и встал с кровати. Потом взял банку, и огонёк внутри снова заметался.
  - Ты куда? Во двор? - с надеждой спросила Юлька.
  - Угу.
  - Можно, я с тобой? - робко попросилась она.
  - Вот ещё, я же в окно, а ты маленькая.
  - Не надо в окно, - тихо сказала сестра. - Можно через дверь. Алёнка на свидание убежала, только это большой секрет. Она думала, что мы спим, и ушла тихонько. Можно, я с тобой пойду?
  - Оденься только, а то замёрзнешь, - проворчал Виталька. То, что старшая сестра оставила их одних дома, конечно, упрощало дело. Можно было выйти на крыльцо и выпустить огонька на свободу. Пусть и Юлька на это чудо посмотрит, ему не жалко.
  Сестра торопливо набросила поверх пижамы кофточку.
  - Только свет не зажигай. Вдруг, она рядом, Алёнка. Увидит - прибежит, ругаться будет, - Юлька вышла в прихожую и пыталась найти там свои сапожки. - Радуга, посвети, пожалуйста.
  На удивление Витальки огонёк в банке вдруг сделался ярче и вытянул несколько лучиков в сторону, словно живой фонарик. Причем светил он именно туда, куда просила девочка - на пол, где рядком стояла обувь.
  - Спасибо, Радуга, - прошептала девочка и погладила один лучик. Виталька с завистью посмотрел на это. Сам он боялся протянуть руку - не сомневался, что огонёк его снова обожжёт.
  - Готова? - спросил он Юльку. Та радостно кивнула в ответ. - Ну, пойдём.
  Они открыли дверь и вышли на крыльцо. На улице было темно и прохладно, а небо было сплошь усыпано звёздами. Пока Виталька лежал в траве и караулил огоньки, у него и мысли не было, чтобы присмотреться к вечернему небу. И теперь, нечаянно взглянув вверх, он уже не смог оторваться. И даже, спускаясь по ступенькам вниз, взгляд его был прикован к звёздам.
  Позже мальчишка не мог точно вспомнить, что же с ним все-таки случилось. Почему он упал с крыльца: то ли поскользнулся, то ли засмотрелся, то ли просто обожжённые ноги подвели, только вдруг он потерял равновесие и почувствовал, что летит вниз. А потом был удар, звук бьющегося стекла и возглас Юльки, сбегающей к нему по ступенькам.
  Вокруг стало чуть-чуть темнее - это пленённый огонёк упорхнул в траву и сразу затаился там.
  - Виталечка, Виталечка, - причитала рядом Юлька. А потом она увидела кровь, стекающую по руке брата, побледнела и совсем испугалась. Даже заплакала - маленькая ведь.
  - Не подходи, осколки! - предупредил брат.
  Сам Виталька не сразу почувствовал боль. Ну, обожгло ещё раз руку во время падения - сколько уже он получил за сегодня ожогов? Но когда увидел длинную рану от запястья до локтя и стеклянные осколки вокруг, закапанные кровью, ему тоже стало нехорошо. Неудачно разбилась банка, неудачно он упал, неудачно так сложилось, что дома никого нет.
  - Тихо, Юлька, не плачь, - бормотал он, стараясь зажать рану второй рукой. "Надо жгут или тугую повязку, и срочно звонить Алёнке", - пронеслось у него в голове.
  Юлька всё равно плакала. И вдруг из травы медленно выплыла радужная точка, осторожно приблизилась и осветила пространство вокруг: бледное лицо Виталика, Юлькины слёзы и блестящие осколки в траве.
  Огонёк подлетел совсем близко к мальчику и робко протянул свои лучики туда, где кровоточила свежая рана от пореза. Виталик затаил дыхание: лучики не обжигали. Они гладили и ласкали, согревали и успокаивали - сразу стало намного легче, и боль отступила.
  Мальчик заметил, что из травы тут и там появились другие огоньки: они тоже несмело приближались к крыльцу и протягивали разноцветные целебные лучики к Виталику. К его порезанной руке и обожжённым ногам.
  Даже вокруг Юльки в воздухе зависло несколько огоньков и ласковыми светящимися ручками-лучиками вытирали ей слёзы.
  Это было как в сказке - рана затянулась, боль ушла. Не осталось ни крови на руке, ни ожогов на ногах, ни даже следов от муравьиных укусов. Только немного волшебной пыльцы на том месте, где была рана. Юлькины слёзы высохли, и теперь она улыбалась. Окружённая маленькими радужными огоньками, стоя в траве с распущенными волосами и в сапожках на босу ногу, она была похожа на маленькую фею.
  Виталька осторожно поднялся с травы. Огоньки тут же отлетели подальше - спасибо, что совсем не исчезли.
  Только его маленькой сестры они почему-то не опасались. Когда девочка протянула руку, один из огоньков доверчиво опустился ей на ладонь. И замерцал, и заискрился там, меняя попеременно семь цветов радуги. Будто разговаривал.
  - Спасибо вам, - шептала счастливая Юлька. Она выглядела очень странно, как будто сияние и волшебный свет исходили теперь не только он огоньков, но и от девочки.
  - Прости меня, Радуга, - вырвалось у Виталика.
  Огонёк на ладошке сестры замер на мгновенье, а потом приподнялся вверх и подлетел к мальчику. Тот почувствовал, как ласковое прикосновение согрело его щёку, и улыбнулся смущенно.
  - Он прощает, - ответила за огонёк Юлька.
  - Спасибо, - прошептал мальчик.
  Вдруг целая вереница лучистых огоньков закружилась радостным хороводом, подхватила Радугу и рассыпалась мерцающим фонтаном. Последний раз прокатилась по траве упавшими звёздами и растаяла без следа.
  И только светлые волосы Юльки продолжали немного светиться в темноте. А может быть, это просто казалось.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"