Иванова Ольга Дмитриевна: другие произведения.

Сквозь пыль столетий

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.08*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ксене никогда особо не везло, пока однажды она не стала участницей странной лотереи и не выиграла в ней эксклюзивное путешествие от "Фортуна-тур". К тому же вместе с ней в этот же тур отправляется мужчина, в которого она давно влюблена. Скажите, совпадение? Возможно. Только вот на утро Ксения просыпается не в обещанном номере пятизвездочного отеля, а совсем в другом месте и...времени... Дорогие читатели! В связи с тем, что книга "Сквозь пыль столетий" начала издаваться в электронном виде, вынуждена перевести ее в статус "ознакомительный фрагмент". Приношу всем свои извинения. Ссылка на официальный сайт книги: https://ridero.ru/books/skvoz_pyl_stoletij/

  
  СКВОЗЬ ПЫЛЬ СТОЛЕТИЙ
  
  
  
  
  
  
  Пролог
  
  
  
  
  
  В последние дни в Москве только и говорили о звездопаде. Казалось, все вокруг просто помешались на этом событии.
  'В ночь с пятого на шестое мая у нас есть прекрасная возможность наблюдать 'майский звездопад' или 'звездный дождь'. Эта-Аквариды - красивый и богатый метеорный поток, связанный с кометой Галлея. Это быстрые и зачастую яркие метеоры со следами, подобными октябрьским Орионидам', - писали на первых полосах газет.
  'Сегодня ночью, благодаря двигающейся по эллиптической орбите комете Галлея, мы сможем наблюдать самый зрелищный майский звездопад, если конечно погода не подведет. Падающие метеориты будут очень хорошо видны. Скорость их падения составит шестьдесят шесть метров в секунду, почти каждую минуту будет падать звезда. Если повезет с безоблачной погодой, то в час можно будет увидеть около шестидесяти-семидесяти бело-желтых метеоров. Своего максимума звездопад достигнет в два часа ночи по московскому времени', - с восторженной улыбкой напоминали дикторы всех каналов в конце каждого новостного выпуска.
  'Словом, давайте посмотрим на эту красоту небесную, и пусть будет каждому то, во что он искренне верит! Загадывайте свои желания - и они непременно сбудутся!' - приятным бархатистым голосом уверял ди-джей ночного эфира одной из радиостанций.
  Девушка приглушила звук вещающего радио и, мельком глянув на часы, стрелки
  которых как раз показывали без пяти два, вышла на балкон. Ночь была на удивление теплой и безветренной, поэтому ей даже не пришлось ничего накидывать поверх уютной хлопковой пижамы. 'С погодой уже повезло', - подумала девушка, пристально вглядываясь в абсолютно чистое и безоблачное небо в ожидании падающей звезды.
  Наконец одна из звезд дрогнула и стремглав покатилась вниз по небосклону, оставляя за собой сияющий след. Девушка даже приподнялась на цыпочки от возбуждения и тут же крепко зажмурилась.
  - Я хочу, чтобы ОН наконец заметил меня, - горячо зашептала она. - Пожалуйста...
  Девушка еще несколько секунд стояла с зажмуренными глазами и раз за разом тихо повторяла это желание, как заклинание. Потом она все же приоткрыла один глаз и снова взглянула на небо. Неожиданно новая звезда сорвалась со своего места, полетев вслед за предыдущей, и девушка тут же опять зажмурилась и с еще большим запалом проговорила:
  - И чтобы ОН меня полюбил! - после чего поспешно закрыла лицо ладонями, словно устыдившись собственных желаний. А еще через мгновение она чуть дрожащими от волнения руками уже запирала балконную дверь, после чего быстро юркнула под одеяло, накрывшись им практически с головой...
  'Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста...', - долго она еще мысленно молила небеса, прежде чем погрузиться в сон...
  
  
  
  ***
  
  Мужчина проснулся среди ночи от неприятного ощущения в затекшей руке и слегка поморщился, пытаясь сменить позу. Он снова прикрыл глаза, понимая, что сон потерян и теперь заснуть удасться, возможно, только под утро. Ко всем прочему его начал ужасно раздражать витающий в комнате сладковато-тяжелый запах духов, которые принадлежали молодой женщине, спящей сейчас рядом с ним.
  Тогда мужчина решительно сдернул с себя шелковую простыню, которой накрывался, натянул брюки, брошенные им на пол около кровати несколькими часами ранее, и, прихватив пачку сигарет, вышел на балкон. Но не успел он толком затянуться сигаретой, как следом за ним на балкон вышла девушка, минуту назад еще безмятежно дремавшая в его постели. Она даже не потрудилась одеться, лишь обмотав свое обнаженное стройное тело все той же шелковой простыней.
  - Желание собрался загадывать? - промурлыкала девушка, обнимая его сзади за пояс.
  - Что? - не понял мужчина, чуть обернувшись.
  - Сегодня же звездопад обещали! - оживилась девушка, отрываясь от него и подходя к перилам балкона. - Можно желания загадывать! О! - она вдруг показала пальцем куда-то в небо. - А вот и звезда летит! Я хочу... хочу... Ту рыженькую шубку, которую показывала тебе вчера в бутике! - весело произнесла она и звонко засмеялась.
  Мужчина что-то неопределенно хмыкнул и тоже взглянул вверх, где по небу быстро несся очередной сверкающий метеор. И неожиданно для себя с непонятной тоской подумал: 'Хочу наконец понять, зачем мне все это... И что же мне на самом деле нужно...'
  .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1
  МОСКВА, Измайлово
  
  
  
  'Скорей бы конец четверти, - Ксеня меланхолично скользила глазами по наглядным пособиям, развешанным вдоль всей стены кабинета биологии. Потом ее взгляд переместился в сторону окна, за которым виднелось голубое майское небо и верхушки озеленившихся недавно березок. - Еще неделя... А там и конец учебного года... Останется только пережить экзамены и выпускной... И долгожданная свобода...Хоть ненадолго...'
  Ее неспешные мысли прервал громкий звонок на перемену, и Ксеня слегка приободрилась: это был последний на сегодня урок, после которого можно было спокойно отправляться домой.
  - Извините, Ксения Станиславовна, - виновато пробасил верзила Петренко, неуклюже протискиваясь мимо нее и слегка задевая огромным рюкзаком.
  - Ничего, Денис, - вздохнула она, поправляя на переносице очки в заметной темной оправе, и, пока ученики еще не успели повыскакивать за двери, повысив голос, произнесла: - Напоминаю, десятый 'Б', что на следующем занятии вас ждет итоговая контрольная! Так что, готовьтесь...
  - А если не прийти на нее? - довольно нагло поинтересовалась миловидная светловолосая девчушка, вызывающе улыбнувшись накрашенными розовыми губками.
  Ксене следовало бы урезонить дерзкую старшеклассницу в наставительном тоне, свойственном преподавателям, что она бы и сделала при других обстоятельствах. Но в случае с этой девочкой все было иначе, поэтому Ксеня лишь сдержанно ответила:
  - Не думаю, Даша, что это хорошая идея, поскольку от нее будет зависеть твоя годовая оценка по биологии, которая пойдет в аттестат. Поэтому советую все же появиться на контрольной, - и она даже попыталась улыбнуться.
  
  
  
  Ксеня села в нужный ей автобус и, хотя ехать было недалеко, заняла свободное место у окна. Полагая, что знакомые ученики ей сегодня навряд ли уже встретятся, она с наслаждением сняла свои очки, которые на самом деле были ей без надобности, и потерла переносицу. Эти очки с нулевыми диоптриями Ксеня носила для пущей солидности, как и излишне деловые удлиненные юбки, закрытые блузки, строгие пиджаки и высокие каблуки. Дело в том, что в свои почти двадцать семь лет она выглядела уж чересчур молодо, и частенько ее принимали за юную студентку, а порой и за тинэйджера. Другие женщины на ее месте только радовались этим обстоятельствам, но худенькая, невысокая Ксеня ужасно комплексовала по этому поводу, поэтому всячески старалась за счет одежды и макияжа хоть как-то сделать себя взрослее и солидней, особенно в глазах своих коллег-учителей и, конечно же, учеников, которые иногда в свои шестнадцать-семнадцать лет выглядели постарше ее. Правда, далеко не всегда наряды, которые выбирала для себя Ксеня, сидели на ней идеально. Да, они делали ее старше на несколько лет, но вот украшать - не украшали. Об этом ей не упускала возможности напоминать при каждой встречи ее старшая сестра Маргарита, к которой, кстати, Ксеня в данный момент и направлялась в гости. И сейчас, распахнув дверь перед Ксеней, сестра удрученно протянула, закатив глаза:
  - Опять Мэри Поппинс пожаловала.
  - А чем плоха Мэри Поппинс? - парировала ей Ксеня, быстро чмокая в щеку.- Она ведь - Само Совершенство...
  - Да, только на ней все выглядело безупречно и не казалось на пять размеров больше, а на тебе все мешком висит и смотрится нелепо...
  - Я слишком худая и низкая, чтобы носить облегающие вещи, - обиженно отрезала Ксеня, скидывая с ног туфли на высоких шпильках.
  - Ты - не худая, сколько раз тебе говорить! - как всегда в таком случае стала заводиться Рита. - Ты - стройная! Посмотри на себя в зеркало: у тебя ведь и грудь имеется, и талия, и бедра, и ноги вон какие!.. А ты все это старательно прячешь! Мало ли, что рост не модельный, только разве в этом счастье?
  Сама Маргарита была довольно высокая статная блондинка с шикарными аппетитными формами, неизменно пользующимися успехом у противоположного пола, что всю жизнь вызывало у Ксени легкое чувство зависти.
  - А в чем тогда счастье?.. - вздохнула на это Ксеня, проходя в комнату и забираясь на диван с ногами.
  - Да ну тебя! - махнула на нее рукой сестра. - Кушать будешь?
  - Давай чего-нибудь, - снова вздохнула Ксеня, и Маргарита удалилась на кухню, откуда вскоре послышался звон посуды и звук льющейся из крана воды.
  Маргарита была старше Ксени на восемь лет и приходилась ей сестрой лишь по матери. С отцом Риты их мама прожила в браке недолго, всего пять лет, после чего развелась и переехала с дочкой из родного Ярославля в подмосковное Одинцово, где вышла вторично замуж уже за отца Ксени, с которым благополучно жила и по сей день. Несмотря на приличную разницу в возрасте, сестры были очень дружны и практически неразлучны. И даже то, что их характеры и темпераменты были диаметрально противоположны, ничуть не мешали их нежной дружбе и привязанности.
  На журнальном столике Ксеня обнаружила фотоальбом сестры и, хотя уже знала его наизусть, от нечего делать принялась листать страницы с фотографиями из самых разных мест земного шара. Маргарита вела активный образ жизни, ежегодно путешествуя по миру, благо что приличная зарплата ведущего маркетолога в одной солидной компании позволяла безболезненно ей это делать. К тому же у Риты постоянно был какой-нибудь мужчина, который всегда готов был подкинуть недостающую сумму на ее различные увлечения. Да и два ее бывших мужа (с последним она развелась три года назад) почему-то считали своим долгом время от времени помогать Ксюшиной сестре материально. Да уж, Маргарита умела себя поставить так, чтобы мужчины считали ее богиней и преклонялись перед ней даже после расставания...
  Просмотрев весь альбом, Ксеня вернула его на место и, взяв пульт, включила плазменную панель на стене и лениво стала перебирать каналы. Новости политики... Реклама... Какое-то старое черно-белое кино... Детский канал с мультфильмами... Сериал про следователей... Клип Шакиры... Новости с какого-то светского раута... Ксеня уже собралась переключиться на следующий канал, не испытывая какого-либо желания лицезреть нетрезвых звезд в разгар их тусовки, как вдруг гламурный молоденький ведущий переместился в сторону и, следуя за ним, камера выхватила из толпы до боли знакомое лицо... Ксеня так и замерла с пультом в вытянутой руке. 'Игорь Климов, бизнесмен', - появилась надпись внизу экрана. Паренек-ведущий тем временем начал бодро задавать какие-то вопросы мужчине, взятому камерой крупным планом. Ксеня, не понимая ни слова из их беседы, просто слушала голос этого мужчины и пыталась охватить взглядом каждую черточку его лица. Серые глаза с сеточкой мелких морщинок, которые появляются, когда он улыбается... Или смеется так вот, как сейчас... Нос, похоже, когда-то перебитый, поэтому с небольшой, но такой привлекательной горбинкой (возможно, он занимался спортом или просто в свое время частенько участвовал в драках, где и заработал эту травму)... Твердый крупный рот... Мужественный, чуть выдающийся вперед, волевой подбородок... И голос - мягкий вкрадчивый баритон... Но неожиданно камера снова дрогнула и передвинулась чуть левее, и на экране рядом с Климовым, прижимаясь к его плечу, показалась юная рыжеволосая красавица с ослепительной белозубой улыбкой, и тут же надпись внизу - 'Полина Мельникова, модель, певица'... Ксеня, при виде нее, расстроено сдвинула брови и удрученно откинулась на мягкую спинку дивана.
  - Опять вашего спонсора показывают? - вернул Ксеню с небес на землю насмешливый голос сестры. - Что-то его слишком много в последнее время - и по телевизору, и, простите, в прессе... Вон на днях журнал купила - так там интервью с ним аж на два разворота... В рубрике 'Завидные женихи столицы', - Рита взяла с нижней полки стеллажа толстый глянцевый журнал и протянула девушке. - На, если хочешь - почитай на досуге... Кадр еще тот ваш Климов...
  - Что есть, то есть, - слабо улыбнулась Ксеня, принимая журнал. - Спасибо, перед сном почитаю...
  Игорь Климов был известным московским бизнесменом, занимающий прочную нишу в сфере строительства и торговли элитной недвижимостью, а с некоторых пор еще и, если так можно выразиться, спонсор школы, в которой работала Ксеня. В свое время Климов сам учился в этой школе и даже закончил ее с золотой медалью, сохранив при этом о месте своей учебы только теплые воспоминания. Его, конечно же, хорошо помнила директор, которая в те годы еще занимала должность завуча, а также несколько пожилых учителей, работающих на одном месте уже по тридцать с лишним лет. Поэтому, когда два года назад Игорь Климов перевел в свою родную школу дочь-восьмиклассницу (ныне она училась уже в десятом) и вызвался по возможности оказывать школе безвозмездную материальную помощь, все (а директор, конечно же, больше остальных) с радостью встретили эту новость и стали всегда радушно привечать своего 'благодетеля', как только тот возникал в периметре учебного заведения. Правда, своим частым присутствием Климов школу не баловал, появляясь здесь лишь на родительском собрании, а еще (как-то традиционно повелось) - на праздничной линейке первого сентября, но вот кругленькие суммы на счет школы перечислял регулярно.
  Когда Ксеня увидела его в первый раз на той самой линейке, посвященной началу учебного года, то сразу поняла, что пропала. Окончательно и бесповоротно. И, осознавая всю недосягаемость для нее объекта своих симпатий, в тайне грезила о нем, ни на что не надеясь, вот уже почти два года, а свой интерес скрывала даже от обожаемой сестры....
  - Кстати, давно он к вам в школу заявлялся? - тем временем, как ни в чем не бывало, весело продолжала Маргарита. - Или все по светским мероприятиям тусуется с моделками, рейтинг себе зарабатывает?
  - Да нет... Не так давно приходил, - мрачно протянула Ксеня, поскольку до сих пор не могла спокойно вспоминать ту случайную и такую нелепую встречу на прошлой неделе.
  В тот день в школе была объявлена 'всеобщая уборка'. На Ксюшину долю выпало вымыть окно и шкафчики в лаборантской, уборкой же самого кабинета должна была заняться другая учительница по биологии Надежда Петровна после уроков вместе со своим 9-ым 'А', за которым, собственно, этот кабинет и был закреплен. Ксеня решила сделать свою часть работы побыстрее, поэтому сразу же после своих занятий принялась за дело. Она для удобства переоделась в принесенные из дому старенькие джинсы и футболку, сняла вечно мешающие ей очки, поменяла высокие каблуки на спортивные тапочки, связала волосы на затылке в хвост и, прихватив ведро с тряпкой, направилась в туалет, чтобы набрать воды. Возвращаясь обратно в класс с уже полным ведром, Ксеня вдруг увидела ЕГО. А он неожиданно направился к ней, и у Ксюши сердце забилось от волнения и радости так, что казалось, вот-вот выскочит из груди.
  - Прости, ты случайно не из десятого 'Б'? - неприятно огорошил ее вопросом Климов, и у девушки все внутри упало от обиды и досады. - У меня там дочь учится, Даша Климова...
  - Вы ошиблись, - вздернув вверх подбородок и с трудом скрывая негодование, ответила Ксеня. - Я не из десятого 'Б', и даже не из одиннадцатого... Я - учитель биологии, Высоцкая Ксения Станиславовна. А с расписанием уроков у вашей дочери вы можете ознакомиться в учительской.
  Климов вначале удивленно посмотрел на нее, а потом, ухмыльнувшись, проговорил:
  - Тогда прошу прощения, Ксения ...?
  - Станиславовна, - процедила сквозь зубы та, и, резко развернувшись на пятках, пошла к себе в кабинет, не оглядываясь.
  - Только подумать, он принял меня за ученицу! - со слезами в голосе закончила свой рассказ Ксеня и глянула из-подо лба на сестру. - Представляешь, что я чувствовала в тот момент? Это было ужасно обидно!
  Но вместо сочувствия Маргарита неожиданно расхохоталась.
  -Я не понимаю, что такого смешного? - оскорбленно поинтересовалась Ксеня. - Мне вот плакать хотелось...
  - Глупая ты, Ксюха, - уняв смех, ответила сестра. - Другая на твоем месте восприняла бы это как комплимент и постаралась бы даже пококетничать с этим Климовым... Воспользоваться, так сказать, моментом, а не ершиться и лезть в бутылку, как ты... Обидели ее, видишь ли... Видишь ли, не признали в ней училку!... Вот что, дорогая: будешь так себя вести - еще не скоро замуж выйдешь.
  - А при чем тут Климов к моему замужеству? - буркнула Ксеня, отводя глаза.
  - Ну, не Климов, так кто-нибудь другой! Или предел твоих возможностей и желаний - Эдик?
  С парнем по имени Эдик Ксеня непродолжительно встречалась на четвертом курсе института, и ей даже казалось, что она была влюблена в него. Но Эдик оказался мальчиком-мажором, ограниченным и зацикленным на собственной персоне, поэтому их с Ксеней роман закончился через три с половиной месяца. Правда, с тех пор у нее так и не завязались новые серьезные романтические отношения ни с одним мужчиной. Молодой учитель физкультуры Руслан (также грешащий самовлюбленностью и самолюбованием), разведенный недавно трудовик Валера с вечно хмурым выражением лица, несерьезный весельчак музработник Юра, раздающий комплименты всем вокруг без разбора, и пожилой ловелас военрук Иван Григорьевич - вот весь арсенал Ксюшиных потенциальных поклонников в школьном периметре, которых она, по большому счету, в серьез не воспринимала, да и они особой настойчивости не проявляли. Таким образом, Эдик оставался первым и последним мужчиной в ее жизни. А Маргарита, при случае вспоминая этот скучный и несодержательный роман, каждый раз повторяла одну и ту же фразу, после которой Ксеня краснела от смущения и впадала в еще большее уныние: 'Короче, настоящую женщину твой Эдичек из тебя не сделал. Как была девственницей, так ею и осталась, даже не смотря на проведенный им, так сказать, акт дефлорации... И что мне с тобой делать?..' И теперь Ксеня тоже напряглась, ожидая от сестры развития этой темы и последующих комментариев, но Рита вдруг охнула и со словами:
  - Спагетти! - ринулась назад на кухню.
  Ксеня, мысленно радуясь, что удалось избежать щекотливой темы, поднялась и пошла вслед за сестрой.
  - Пригорело? - сочувственно поинтересовалась она, заглядывая на кухню.
  - Не успели, слава богу, - с облегчением ответила Маргарита, откидывая спагетти на дуршлаг. - Но кастрюлю бы не мешало сменить... Садись, уже все готово...
  - А у меня чайник электрически сгорел, - сообщила Ксеня, присаживаясь за стол. - Собиралась сегодня зайти по дороге домой в магазин, который недалеко от меня, и купить новый... Если хочешь, могу тебе кастрюлю посмотреть...
  - Да не надо, спасибо! - улыбнулась сестра, накладывая спагетти в тарелки. - Завтра сама схожу. Ты же знаешь, что мне не угодить...
  
  
  На обратном пути Ксене посчастливилось сесть в маршрутку, которая шла прямо до ее дома, и она, удобно разместившись на самом заднем сидении, сразу же достала из сумки журнал, который вручила ей сестра, и, открыв на интересующей ее странице, углубилась в чтение интервью с Климовым. Первым делом в веселенькой рамочке под небольшим заголовком 'Досье нашего журнала' шло следующее:
  'Имя: Климов Игорь Леонидович
  Возраст: 36 лет
  Знак зодиака: телец
  Рост: 180 см
  Цвет глаз: серый
  Цвет волос: темно-русый
  Семейное положение: разведен
  Хобби: спорт, рыбалка'.
  Ксеня на мгновение представила себе, как бы выглядело ее досье в этом журнале:
  'Имя: Высоцкая Ксения Станиславовна
  Возраст: 27 лет (почти)
  Знак зодиака: рак
  Рост: 161 см (ну, не вышла ростом!)
  Цвет глаз: синий (именно синий, а не голубой)
  Цвет волос: светло-русый (обыкновенный)
  Семейное положение: не замужем (не судьба, наверное)
  Хобби: книги, музыка, театр (а что еще? Не шейпинг же с путешествием, хотя и хотелось бы, но...)'.
  Удрученно усмехнувшись собственной неутешительной фантазии, она принялась за чтение статьи дальше. Вопросы Климову задавались самые разные: и о бизнесе, и об увлечениях, о женщинах в его жизни и о его отношении к браку, детям... Затронули тему его давнишнего развода и, конечно же, планах на будущее в личной жизни... Однако сразу бросалось в глаза, что на все эти вопросы Климов отвечал уж очень обтекаемо, общими словами, часто отшучиваясь и избегая откровений, так что после прочтения этого интервью у Ксени осталось ощущение недосказанности и недопонимания, а Климов для нее, как и прежде, оставался загадкой.
  Глянув нечаянно в окно, девушка вдруг спохватилась, что чуть не проехала свою остановку, поэтому громко обратилась к водителю с просьбой остановиться и, впопыхах цепляясь за сидения в салоне, поспешила к выходу.
  
  
  В отделе бытовой техники в этот час было тихо и практически безлюдно, так что Ксеня могла спокойно пройтись вдоль полок с нужными ей электрическими чайниками. Выбор был огромен, как в дизайне и функциональности, так и в стоимости. Но на зарплату рядовой учительницы Ксеня слишком разгуляться не могла, поэтому выбрала симпатичный беленький чайничек объемом всего в литр по приемлемой цене и направилась к кассе. Улыбчивая девушка-кассирша быстро упаковала покупку, выбила чек, после чего радостно сообщила:
  - Вы в курсе, что сейчас проходит рекламная акция, и при покупке любой бытовой техники марки 'Песто' вы получаете возможность выиграть приз?
  - Нет, - рассеянно покачала головой Ксеня. Она всегда терялась и смущалась, когда ей в магазине или еще где-нибудь предлагали поучаствовать в какой-нибудь рекламной акции.
  - У вас есть с собой паспорт? - продолжала улыбаться девушка, и после того, как Ксеня утвердительно кивнула, положила перед ней ручку и какой-то разноцветный яркий бланк, объяснив: - Тогда заполните этот купон, все графы, и после розыгрыша, который состоится в середине июня, в случае вашего выигрыша вам позвонят представители этой фирмы...
  - Сомневаюсь, что выиграю, - с усмешкой проговорила Ксеня, приступая к заполнению нужных граф. - Обычно это не про меня...
  - Но почему? - искренне удивилась кассирша. - Посмотрите сколько здесь призов... И фотоаппараты, и камеры, и телевизоры, и просто футболки и кружки... А самый главное - три путешествия по самым известным и популярным странам мира....
  ' Совершите необыкновенное путешествие! Египет, Греция, Индия, Испания, Польша, Франция, а также такой знакомый и незнакомый одновременно Санкт-Петербург - и все это в одном эксклюзивном туре! Загляните за завесу истории, и вы не забудете об этом никогда! Призовые туры для акции компании 'Песто' предоставлены турагенством 'ФортунаТур'. 'ФортунаТур': исполняем ваши желания!' - прочитала на купоне Ксеня и вновь скептически усмехнулась.
  - Ладно, - сказала она, отдавая заполненный купон девушке. - Если уж очень повезет - выиграю кружку...
  Девушка, ни на миг не переставая улыбаться, разорвала по специальной пунктирной линии купон на двое, одну часть отдала Ксене, другую оставила себе.
  - Удачи, - сказала она Ксене на прощание.
  - Спасибо, - кивнула та и, подхватив коробку с чайником, пошла к выходу.
  
  
  
  
  
  
  Глава 2
  МОСКВА, Замоскворечье
  
  
  
  Полина сладко потянулась, по-кошачьи выгибаясь на широкой кровати, застланной пурпурным шелком. Потом она легко соскочила с постели и, подойдя вплотную к Игорю, который в этот момент стоял у зеркала и пытался завязать галстук, обхватила его за шею, после чего по-хозяйски притянула к себе и поцеловала в губы.
  - Ты так рано на работу? - томно промурлыкала девушка потом.
  - Вообще-то в это время идут на работу большинство людей, - ответил Климов без тени улыбки.
  - Но ты же, котик, не все..., - игриво возразила Полина и пробежалась тонкими пальчиками по его шеи.
  Игорь дернулся и недовольно поморщился:
  - Ты же знаешь, что я терпеть не могу, когда ты меня так называешь...
  - А мне нравится, когда ты злишься, масик..., - продолжала со смехом дразнить та.
  - Прекрати это сюсюканье! - прорычал Климов, отстраняя ее от себя.
  - Хорошо, не буду, - весело согласилась Полина. - Но тогда подкинь немножко деньжат, чтобы я сегодня не скучала и смогла пройтись по магазинчикам...
  - А у тебя разве сегодня нет записи? - Игорь направился за портмоне.
  - Нет... Шурик перенес запись на завтра. Говорит, простыл немного...
  Шура Ваганов - очередная восходящая звезда на поп-небосклоне. Этот молодой смазливый сладкоголосый блондин с голубыми глазами с первых же дней своего появления на эстраде завоевал миллионы сердец девочек-подростков и спустя год уже выпустил несколько клипов и один сольный диск. И не так давно продюсер Полины Мельниковой, также начинающей певицы, а в прошлом - модели, и продюсер Шуры Ваганова договорились о записи совместной песни, а в скором времени и клипа на нее, их подопечных, посчитав это прекрасным пи-ар ходом для обоих.
  - У меня наличных почти нет, - сообщил тем временем Климов, заглянув в свой портмоне, - только карточка... Пойдет?
  - Пойдет... Все ж лучше, чем ничего..., - притворно вздохнула Полина, покачав своей головкой с копной рыжих вьющихся волос, и быстро выхватила у него заветную карточку. - Спасибо, - запечатлела она потом поцелуй на его щеке.
  - Обещай много не тратить! - предупредил ее Игорь уже в дверях. - А то я тебя знаю!..
  - Обещаю! - покорно кивнула та, но в ее зеленых глазах плясали непослушные чертики, говорившие совсем об обратном...
  
  
  - Игорь Леонидович! - подхватилась со своего места при виде Климова на пороге приемной его секретарь; в одной руке она держала телефонную трубку, другой же ладонью зажимала его микрофон, по-видимому, чтобы на другом конце провода не было слышно их разговора.
  - Доброе утро, Лена, - кивнул ей Игорь.
  - Это Куропатов звонит, - возбужденно зашептала она дальше. - Уже второй раз за полчаса... Все о вас спрашивает... И, похоже, он нервничает... Будете разговаривать?
  Владимир Куропатов возглавлял филиал строительной компании Климова в Твери, и неделю назад у него возникли серьезные проблемы с одним поставщиком, и эти самые проблемы никак не хотели решаться без участия самого Игоря.
  - Переключай, - обреченно махнул рукой Климов. - И сделай мне, пожалуйста, кофе, а то я сегодня не успел позавтракать...
  
  
  
  - Чего такой озабоченный? - зашел через несколько часов к Игорю в кабинет его заместитель Дима. - Опять с Куропатовым проблемы?
  - И с ним тоже, - ответил Климов, откидываясь на высокую спинку кресла.
  - Может, следует найти ему замену? - Дима сел напротив него, фривольно закинув ногу на ногу. - Если он не справляется...
  - Возможно..., - задумчиво протянул Игорь. - Правда, там еще поставщики что-то мутят... Даже и не знаю... Кажется, нам в первую очередь придется найти замену этому 'АсТрейдингу'... Как-то ненадежно с ними стало... Напрягает все это..., - он вздохнул и тоскливо посмотрел на собеседника. - Какой-то день у меня неудачный сегодня... Сплошные неприятные моменты...
  - А что еще не так?
  - Еще с женой своей бывшей в обед встречаюсь, - мрачно ответил Климов. - Уж не знаю, что она придумает на этот раз... И заранее напрягаюсь...
  - Что-то тебя все 'напрягает', - усмехнулся на это его зам. - В последнее время это твое любимое словечко...
  - Но это так и есть, - Игорь устало потер лицо. - Если бы ты знал, Димка, как мне все осточертело... Что-то я совсем замаялся... Просто нет сил...
  - В отпуск тебе надо, Игорь... Сколько лет ты там не был?
  - Года три...
  - Целых три года без отпуска! И что ты тогда хочешь?
  - Ты прав... Наверное, мне действительно нужно отдохнуть... Вот только разгребусь со всеми этим заморочками - и уеду... Может, в июне... Или в июле... Как получится...
  
  Бывшая жена как всегда опаздывала и появилась на пороге кафе лишь спустя двадцать минут после назначенного времени. Игорь к этому моменту уже успел выпить чашку кофе и стакан минеральной воды, и даже заказать себе горячее. Пока жена шла к его столику, Климов непроизвольно отметил про себя, что выглядит она очень даже неплохо для вечно прибедняющейся и жалующейся особы: каштановые волосы, в 'творческом беспорядке' разбросанные по плечам, облегающее стройное тело алое платье, в тон ему ярко-красная помада на губах, лаковые черные туфли на шпильке, перекинутый через плечо темно-серый плащ, и ко всему прочему - тянущийся за ней шлейф пряной туалетной воды.
  - Здравствуй, Игорь, - улыбнулась она, присаживаясь напротив. - Рада тебя видеть.
  - Привет, - ответил тот, всем своим видом демонстрируя, что не разделяет ее радости. - Ты опоздала, Наташа...
  - Долго ждала транспорта, - невинно взмахнула женщина длинными накрашенными ресницами.
  - Это такси, что ли, на котором ты приехала? - приподняв одну бровь, заметил Климов и кивком показал на окно, из которого отлично был виден подъезд к кафе.
  - Вот поэтому и пришлось ехать на такси, что не дождалась автобуса, - нисколько не смутившись, ответила Наталья. - И я ужасно проголодалась, - она снова улыбнулась и кликнула официанта.
  Игорь подождал, пока она сделает заказ, после чего проговорил:
  - Я потерял уйму времени, пока тебя дожидался, поэтому давай, Наташа, сразу перейдем к делу. Что тебе надо?
  - Игорь... Ну, зачем ты так резко? - в ее голосе послышались нотки обиды, а в бархатно-карих глазах даже сверкнули слезы. - Давай вначале расскажем друг другу о своих делах... Поговорим о жизни... О нашей дочери... Или тебя совсем не интересует Даша?
  - Я с ней общаюсь почти каждый день, и, возможно, намного больше в курсе ее дел, чем ты, Наташа...
  - Игорь, почему ты так со мной обращаешься? - с оскорбленным видом прошептала та. - Тебе нравится меня унижать? Или ты до сих пор мстишь мне за...
  - Прекрати! - резко оборвал ее Климов. - Не будь о себе такого высокого мнения... Я просто хочу побыстрее решить все вопросы с тобой, ясно? Поэтому повторяю: что тебе от меня нужно?
  Наташа молчала, отведя глаза в сторону.
  - Говори же! Иначе я сейчас уйду! - пригрозил Игорь.- Мое терпение...
  В этот момент появился официант с горячим блюдом для него, и Климов пришлось осечься. Но, когда они снова остались одни, он испытующе глянул на жену, и та наконец произнесла:
  - Игорь, я хочу вернуться к тебе.
  - Что? - Климов не поверил своим ушам.
  - Я хочу, чтобы мы снова были вместе, как раньше..., - с легким пафосом повторила она. - Я много думала об этом... Я знаю, что виновата перед тобой... Что совершила ошибку... Но всем свойственно ошибаться... И надо уметь прощать, дорогой, - Наталья накрыла его руку своей ладонью и проникновенно заглянула ему в глаза. - И ты меня прости...
  - Я тебя уже давно простил, - Игорь выдернул свою руку из-под ее горячей ладони.
  - Это значит, что ты согласен? - просияла та.
  - Это всего лишь значит, что я не держу на тебя зла, - сдержанно ответил он. - И больше ничего.
  - Неужели ты не хочешь все вернуть, дорогой? Вспомни, как мы были счастливы тогда...
  - Наташа, - Климов отодвинул от себя тарелку и внимательно посмотрел на бывшую жену. - Я не люблю тебя больше. И даже не испытываю к тебе ненависти. И ревности тоже. Я равнодушен к тебе. Ра-вно-ду-шен. Понимаешь? Я воспринимаю тебя только, как мать моей дочки. И все. Ты мне больше не нужна. Ни в какой роли.
  - Этого не может быть..., - в глазах женщины снова заблестели слезы. - Ты же так тогда переживал... Я знаю... Ты ведь меня любил...
  - Да, я любил тебя. Безумно. А потом, когда ты ушла, - ненавидел. Тоже безумно. А потом мне стало все равно. И я начал жизнь заново. Без тебя. И, оказывается, у меня это неплохо получилось. Ты исчезла из моей жизни. Навсегда. И я тебя не хочу в ней больше видеть. Никогда.
  - И когда ты стал таким жестоким, Игорек? - с горечью проговорила Наташа, а по ее щеке скатилась одинокая слезинка. - Ты ведь раньше был таким добрым, отзывчивым, заботливым...
  - Жизнь заставила, - усмехнулся Климов, ни на секунду не воспринимая ее наигранные слезы и обиды всерьез. Что-что, но актрисой его бывшая жена всегда была отличной. - И, между прочим, Наташа, ты как-то забыла, что у меня сейчас есть женщина, с которой я живу и, возможно, в скором времени женюсь на ней...
  - Кто?! Эта малолетняя певичка? - слезы ее в раз высохли, и она презрительно фыркнула. - Полина Мельникова? Ей хоть двадцать есть?
  - Двадцать один, - ухмыльнулся тот.
  - Двадцать один! - вновь фыркнула Наташа. - Да она тебе в дочери годится!
  - Это ты погорячилась, дорогая. Мне даже наша шестнадцатилетняя Дашка еле вписывается в дочки. Мне-то ведь полных двадцати не было, когда она родилась.
  - И что ты в ней нашел, в этой рыжей пигалице?
  Климов пожал плечами:
  - Наверное, что-то нашел, раз уже полгода с ней... Я же не спрашивал тебя тогда, что ты нашла в своем 'гарним украинским хлопце', что сбежала от меня в Киев в один миг. Хотя, нет, знаю. Деньги. В отличие от меня, они у него были. Кстати, а как он поживает? - усмехнулся Игорь. - Звонит-пишет?
  - Нормально поживает, - только и ответила бывшая жена, нахмурившись.
  - Игорь, - после некоторой паузы продолжила она. - Если ты отказываешься принимать меня назад, - Наталья нервно сглотнула, - то хотя бы помоги мне материально... Ты даже не представляешь, как мне сейчас трудно одной с ребенком...
  - В-о-о-т, - удовлетворено протянул Игорь, - с этого и надо было начинать. Я же говорил, что тебя в первую очередь интересуют деньги. И ко мне тебе хотелось вернуться только по этой причине. Но ничего не выйдет, дорогая. Я тебе ежемесячно даю на дочку очень и очень круглую сумму, не считая того, что я ей сам покупаю. А удовлетворять твои завышенные потребности я не собираюсь. И почему ты до сих пор не нашла работу? Наташа, ты уже два года, как вернулась в Москву, и сидишь на шее у своих родителей. Конечно, так удобней... А работать, ой как не хочется... Кстати, а что ж твой второй бывший муженек, киевский который, больше не спонсирует тебя? Он же вроде как после вашего развода подкидывал тебе регулярно деньжат...
  - Ему уже не до меня, - нехотя призналась Наташа. - Он недавно снова женился, и у него скоро будет ребенок...
  Игорь громко рассмеялся, после чего достал кошелек, вынул оттуда несколько купюр и со словами:
  - Этим за обед расплатишься, так уж и быть проставлю тебе его, - бросил их на стол. - Сдачу можешь забрать себе, если пожалеешь чаевые... А мне пора идти.
  Он поднялся из-за стола и направился было к выходу, но бывшая жена схватила его за руку, останавливая:
  - Подожди, Игорь... Ну, неужели ничего нельзя вернуть? А если я поняла, что до сих пор люблю тебя?
  Тогда Игорь близко наклонился к ней и шепнул на ухо:
  - Расскажи это кому-нибудь другому... А меня оставь в покое... А еще лучше направь свою энергию, если не на поиски работы, то хоть на поиски очередного спонсора... Вдруг повезет...
  - Счастливо оставаться! - сказал он уже громко, выпрямляясь, и, резким движением освободив руку из ее цепких пальцев, двинулся к выходу, оставляя покрасневшую от возмущения и досады бывшую жену в одиночестве.
  
  
  Не успел Климов выйти из кафе и сесть за руль своей машины, как зазвонил мобильник. Это оказалась его дочь Даша. Она быстро поздоровалась, спросив, как у него дела, а потом без перехода заявила:
  - Пап, мне нужны новые ролики. Но так, чтобы были наколенники и налокотники, и шлем. Купишь?
  - Дарья, ты помнишь, о чем мы с тобой договаривались? - поинтересовался в ответ Игорь. - Вначале посмотрим, с какими отметками ты закончишь учебный год, а уж потом все остальное, включая новые ролики.
  - Помню, - недовольно буркнула дочь. - Пока, - и отключилась.
  Климов сделал глубокий вдох, после чего мотнул головой, отгоняя удручающие мысли, и нажал на газ...
  
  
  Вернувшись к себе домой, Игорь застал Полину в спальне, вертящуюся около огромного зеркала в полстены.
  - Милый, ты уже вернулся! - сразу же кинулась она к нему на шею. - Ты даже не представляешь, как я сегодня классно провела день! Посмотри, - девушка подскочила к кровати, которая вся была завалена одеждой и пакетами от нее, - сколько я всего купила. Вот маечка какая прикольная. И вот эта тоже. А вот юбочка какая миленькая! И брючки! И сарафанчик. А вот еще босоножки, сумочка и ремешок, - Полина подхватывала одну за другой купленные обновки и демонстрировала их Климову.
  Вскоре Игорь почувствовал, что потихоньку начинает сходить с ума от этого изобилия покупок, поэтому, рассеянно кивнув девушке, отправился на кухню. Там он открыл холодильник и, найдя кефир, сделал несколько глотков прямо из пачки.
  - А это что? - спросил он Полину, появившуюся в кухне следом, и взглядом показал на стол, где лежал какой-то небольшой красочный лист бумаги. - Реклама очередная? Я же тебя просил не таскать в дом всякую ненужную рекламную макулатуру...
  - Нет, это другое, - весело проговорила та. - Я просто сегодня еще прикупила себе новенький утюжок для волос. Так оказалось, что любая техника этой марки участвует в какой-то там акции, где будут разыгрываться всякие призы... Там кружечки разные, футболки, фотики, ну, все, как обычно... И даже какие-то там турпутевочки... Меня попросили заполнить купон... Правда, поскольку я расплачивалась твоей карточкой, мне пришлось заполнить его на твое имя... Но ты ведь поделишься со мной выигрышем, правда? - задорно улыбнулась она, приобнимая его за пояс.
  - Я тебе его отдам, - усмехнулся тот в ответ, и в очередной раз отхлебнул из пачки с кефиром.
  - Фу-у, - скривилась Полина, отстраняясь от него. - Как ты можешь пить этот кефир? Он же совсем дешевый и, наверное, невкусный... И на вид не очень... Ты бы мог позволить купить себе и поприличней...
  - Дорого не значит вкусно, - отпарировал тот. - И мне нравиться именно этот кефир... Он мне напоминает по вкусу кефир из моего детства...
  - И все равно - фу! - заключила девушка.
  Климов поставил кефир обратно в холодильник и вернулся в спальню, где, отодвинув в сторону кучку разбросанных вещей Полины, устало вытянулся на кровати.
  - Кстати, дорогой, забыла тебе сказать, - Полина вновь стала крутиться у зеркала, примеряя очередную обновку. - Завтра мы с тобой идем на презентацию сольного альбома Киры Берниковой...
  - Кто это? - покосился на нее Игорь.
  - Ты что? Не знаешь Киру Берникову? Это же классная певица! - Полина была явно изумлена его непросвещенности.
  - Я не пойду, - отрезал Климов.
  - Но почему, Игорь? Туда надо пойти!
  - Зачем? Мне там нечего делать.
  - Зато мне там надо быть! Мне нужен пи-ар, раскрутка! А ты вообще перестал куда-нибудь выходить со мной в люди! - от возмущения девушка начала кричать. - За последний месяц ты был только на дне рождения продюсера Шурика да годовщине Музканала! И все!
  - То есть, я для тебя тоже пи-ар? - приподнялся на одном локте Климов, угрожающе сузив глаза. - Знаешь, девочка, найди кого-нибудь себе другого, чтобы пиариться.
  - И найду! Может, уже нашла! - внезапно выпалила Полина, после чего тут же осеклась, понимая, что сболтнула лишнего. Но, как говорится, слово не воробей...
  - Ну-ка, ну-ка, - протянул Игорь, и в его стальных глазах проскочил нехороший огонек. - Говори, раз начала... Кого ты там нашла? Уж не Шурика своего?
  - А, может, и его! - с вызовом ответила та.
  - Я так и знал, - усмехнулся Климов. - Ну и давно?
  - Давно, чтобы понять, что он лучше тебя...
  - Любопытно, чем?
  - С ним весело и не скучно, - с запалом начала перечислять Полина. - Он никогда не говорит: 'Я устал', и любит тусить! А ты - скучный, неинтересный, зацикленный на работе тип! И секса мне с тобой не хватает!
  - Даже так? - приподнял брови Игорь. - Что-то не замечал у тебя особой сексуальной активности...
  - Да! Один раз за ночь - мне мало!
  - Надо же, очень интересная новость ... А твой Шурик, значит, сношается, как кролик...
  Полина вспыхнула, зардевшись, а потом, встряхнув головой, заявила:
  - Я ухожу!
  - Скатертью дорожка, - хмыкнул Климов, заваливаясь снова на постель. - Только верни мне назад мой маленький пластиковый платиновый прямоугольничек, которым ты так любила пользоваться, и который тебя так развлекал все время...
  Полина с оскорбленным видом полезла в свою сумочку.
  - Подавись! - швырнула она ему банковскую карточку, после чего вытащила из шкафа огромный чемодан и стала скидывать туда все свои вещи.
  Полина излишне долго возилась со сборами чемодана, время от времени что-то приговаривая себе под нос и всхлипывая. Похоже, она уже слегка остыла, и теперь начинала жалеть о своем опрометчивом решении уйти. Климов же абсолютно на нее не реагировал, демонстративно отвернувшись и делая вид, что спит.
  - Я ухожу! - вновь сообщила Полина, когда чемодан наконец был собран и закрыт.
  - Ага, - только и сказал Игорь, даже не обернувшись.
  - Знаешь, что, Климов, я ошибалась в тебе, - дрожащим голосом проговорила Полина. - Если бы ты ко мне что-то испытывал, то сейчас бы умолял меня остаться... А так ты лежишь и даже не пытаешься что-либо сделать....
  Ее сердце на миг ликующе дрогнуло, когда она увидела, что Климов после ее слов поднялся с кровати и направился к ней. Однако Игорь поравнялся с девушкой и с ухмылкой язвительно спросил:
  - Тебе помочь донести вещи до такси? Или Шурика позвать?..
  
  
  Оставшись наконец в одиночестве, Климов минут десять просто расхаживал по пустой квартире, прислушиваясь к своим ощущениям и пытаясь найти среди них хоть каплю сожаления из-за расставания с Полиной. Но сожаления почему-то не было, а было даже какое-то подобие облегчения... Он сказал неправду, когда сегодня за обедом заявил Наташе, что собирается жениться на Полине, поскольку на самом деле ни разу не задумывался о женитьбе на этой девочке. Впрочем, как и на ком-нибудь другом. После своего развода десять лет назад Игорь твердо решил, что никогда больше не полюбит и не свяжет себя узами брака ни с одной женщиной. И с каждым прожитым годом уверенность в правильности этого решении в нем только крепла.
  На кухне взгляд Игоря вновь привлекла разноцветная лощенная листовка, сиротливо лежащая на столе. Он взял ее и покрутил в руках. ' Совершите необыкновенное путешествие! Египет, Греция, Индия, Испания, Польша, Франция, а также такой знакомый и незнакомый одновременно Санкт-Петербург - и все это в одном эксклюзивном туре! Загляните за завесу истории, и вы не забудете об этом никогда! Призовые туры для акции компании 'Песто' предоставлены турагенством 'ФортунаТур'. 'ФортунаТур': исполняем ваши желания!, - призывно значилось по центру купона. - А также 'Песто' разыгрывает 10 видеокамер, 50 фотокамер, 100 фенов, 1000 футболок, 10 000 кружек с фирменным логотипом! Розыгрыш состоится 14 июня'. Дальше рукой Полины были заполнены графы, содержащие данные о самом Игоре. Пробежавшись глазами по строчкам, Климов вздохнул и небрежно закинул купон куда-то на холодильник, после чего отыскал пачку сигарет и закурил...
  
  
  
  
  
  
  Глава 3
  МОСКВА-ШЕРЕМЕТЬЕВО
  
  
  
  
  - Ксения? - прозвучал в трубке мелодичный женский голос, и девушка напряглась, соображая, кто это может ей звонить. Но в голову ничего путного не шло, поэтому она осторожно ответила:
  - Да, слушаю вас.
  - Это вас беспокоят из турагентства 'ФортунаТур'. Вы участвовали в акции от компании 'Песто', верно?
  - Ну да..., - протянул та, все еще не понимая к чему этот звонок. Она уже подзабыла о той покупке чайника месяц назад, после которой ее попросили заполнить какой-то купон на участие в рекламной акции.
  - Хотим сообщить вам, что вчера состоялся розыгрыш, и вы выиграли один из главных призов - путешествие от нашего турагентства!
  - Вы, случайно, не ошиблись? - недоверчиво переспросила Ксеня.
  - Высоцкая Ксения Станиславовна? - уточнила тогда собеседница.
  - Да, это я, - все еще не веря в происходящее, проговорила девушка. - Значит, это правда?
  - Конечно! - заверили ее на том конце. - И мы хотели бы спросить, когда вы сможете к нам подъехать, чтобы оформить все документы на тур?
  - Завтра... Послезавтра... Когда скажете, - пролепетала растерянная Ксеня. - У меня как раз с завтрашнего дня отпуск начинается...
  - Отлично, тогда давайте завтра в двенадцать часов, вам это подойдет?
  - Да, конечно... А что мне с собой нужно иметь?
  - Только паспорт и заполненный вами купон акции.
  - А деньги? - с беспокойством спросила Ксеня, мысленно прикидывая, сколько у нее есть сбережений.
  - Денег не нужно. Все за счет организатора акции. Даже визы. Записывайте адрес.
  Представитель турагентства продиктовала Ксене адрес, после чего вежливо распрощавшись, отключилась.
  Ксеня несколько минут неподвижно сидела, уставившись в клочок бумажки с адресом, и пыталась переварить свалившееся на нее известие. Никогда в жизни, ни-ког-да(!), ей еще не везло! И уж тем более она никогда не выигрывала ничего, даже самой маломальской ручки или блокнотика! А тут такое...
  Не в силах справится с волнением, она набрала номер сестры. Маргарита подняла трубку практически сразу и, выслушав сбивчивый рассказ Ксени о выигрыше, уверенно заявила:
  - Завтра поеду с тобой. Надо проверить, что это за контора и насколько она серьезная. А то вдруг окажется каким-нибудь лохотроном, и ты еще влетишь по-полной! А если все будет в порядке - то только в путь! Тебе не помешает развеяться и наконец посмотреть мир... А то опять просидишь весь отпуск на маминой даче. Так что завтра - только вместе!..
  Ксеня с радостью согласилась, поскольку знала, что если сестра будет рядом, то все выйдет замечательно...
  
  
  
  - Я пробила по Интернету, оказалось, что эта 'ФортунаТур' очень даже солидная организация, и уже больше десяти лет на рынке..., - говорила Маргарита, когда утром следующего дня они с Ксеней ехали в турагентство. - И отзывы хорошие... Однако странно, что я о ней ничего не знала раньше, хотя объездила полмира...
  'ФортунаТур' располагалась на первом этаже старинного особняка позапрошлого века почти в самом центре столицы. И, несмотря на наружное помпезное оформление, внутри их офис оказался совсем небольшим, но очень милым и уютным. Все стены здесь были увешаны картинами, картами и проспектами с изображением всевозможных стран, а полки и стеллажи уставлены всякими интересными безделушками и сувенирами.
  Навстречу посетительницам вышла красивая темноволосая девушка и, обезоруживающе улыбаясь, спросила, что их интересует.
  - Вот, - Ксеня протянула ей свой рекламный купон, приготовленный заранее, и девушка, только глянув на него, кивнула и проговорила:
  - Вам к Анжеле, - и показала на столик у окна, за которым сидела не менее красивая молодая блондинка. Она, только заслышав свое имя, обернулась и тут же расплылась в самой очаровательной и располагающей улыбке, которую только можно себе представить. Ангел, да и только...
  - Они что, их по внешности специально отбирают? Все, как одна, - шепнула Рита сестре на ухо, оглядываясь по сторонам, пока они подходили к столику. Ксеня на это только пожала плечами.
  - Ксения Станиславовна? Это я вам звонила, - обратилась к ней тем временем Анжела и жестом пригласила присесть напротив. - Вы мне пока дайте свой паспорт, чтобы я начала оформлять на вас документы, а вы тем временем ознакомьтесь с программой тура...
  - Подождите, - встряла наконец Рита. - Неужели все так уж бесплатно? Это кажется странным...
  - Чем же? - снова улыбнулась Анжела, и все вокруг от этой улыбки, казалось, озарилось светом. Ксеня даже физически ощутила какое-то тепло и негу и, глянув на сестру, заметила, что та, еще секунду назад настроенная весьма скептически, тоже как-то расслабилась и заулыбалась в ответ. - Все абсолютно оплачивает 'Песто', я уже говорила об этом Ксении: и отели, и перелеты, и экскурсии, и полностью питание... Вы можете взять деньги только на мелкие расходы и сувениры...
  - И все отели пятизвездочные? - Рита глянула на лист, где была напечатана программа тура.
  - Совершенно верно.
  - И столько стран... Какая-то необычная комбинация... Первый раз такое вижу... Египет, Греция, Индия, Испания, Польша, Франция... И еще Питер... За семнадцать дней...
  - Это эксклюзивный тур. Но поверьте, программа составлена великолепно. Все, кто путешествовал с нами, остались безумно довольны...
  - А почему я о вас раньше ничего не слышала? - вновь стала подозрительной Маргарита.- Я очень со многими турфирмами ездила, а вот о вас услышала первый раз только вчера...
  - Возможно, потому что мы занимаемся только индивидуальными и эксклюзивными турами, - и снова улыбка освещает лицо Анжелы, заставляя Ксенину сестру вернуться в благожелательное настроение. - Мы работаем с особыми клиентами...
  - Возможно, - удовлетворенно кивнула Рита и продолжила расспросы: - А сколько, кстати, человек будет в группе?
  - Три, - ответила та и, заметив удивление на лице Ксени, добавила: - Я же объясняю, что тур - эксклюзивный... Но не волнуйтесь... Мы пытаемся так подобрать группы, чтобы всем ее членам было комфортно отдыхать вместе... И вы будете не исключением, Ксения... Вам понравится, не сомневайтесь... И тур, и компания...
  И Ксеня очередной раз поддалась обаянию этой девушки, откидывая от себя ненужную тревогу.
  - Когда вылет? - полюбопытствовала на этот раз сама Ксеня.
  - Двадцать девятого июня. Предположительно в восемь вечера. Аэропорт Шереметьево.
  - Ты слышала? - повернулась к Ксене сестра. - Двадцать девятого! В твой день рождения! Это настоящий подарок! Тебе точно надо ехать!
  - Видите как, а вдруг это судьба? - на этот раз улыбка Анжелы была загадочной и легкой.
  Ксеня на это лишь усмехнулась и покачала головой...
  
  
  Игорь только закончил напряженный разговор с одним из заказчиков и, пытаясь расслабиться, откинулся в кресле, как вдруг его мобильный вновь зазвонил. Номер был неизвестный, и Климов в первую секунду даже хотел его проигнорировать, но после все же ответил:
  - Слушаю.
  - Игорь Леонидович? - как музыка зазвучал в трубке очаровательный женский голос.
  - Да, это я, - заинтригованный этим голосом Игорь выпрямился в кресле.
  - Это вас беспокоят из турагентства 'ФортунаТур'. Вы участвовали в акции от компании 'Песто', верно?
  - Что? - Климов сразу не понял, о чем речь.
  - Месяц назад вы, по-видимому, купили какую-то продукцию компании 'Песто' и вас попросили заполнить купон для участия в розыгрыше призов, - терпеливо напомнила особа с очаровательным голосом.
  И тут Игорь потихоньку начал понимать, в чем дело. Полина. Она что-то ему говорила о каком-то утюжке для волос, выигрышах и заполненном на его имя купоне в тот день, когда они окончательно разругались и разошлись. Он даже вспомнил, как приблизительно выглядел тот самый купон, который впоследствии был закинут им, кажется, куда-то на холодильник.
  - Допустим, - сдержанно сказал тогда в трубку Игорь.
  - И мы с радостью хотим сообщить вам, что вы выиграли главный приз - эксклюзивное путешествие от нашего турагенства. Все абсолютно бесплатно, включая перелет, питание и даже оформление виз.
  - Неужели? Так ли все бесплатно? - усмехнулся Климов.
  - Абсолютно, - заверила его девушка. - Все за счет 'Песто'. Приезжайте к нам в офис, и мы расскажем вам обо всем подробнее. При себе иметь паспорт и тот самый купон.
  - А если я не захочу ехать в этот тур? - решил поинтересоваться Игорь. - Что в этом случае?
  - Вы вправе отдать этот приз любому вашему знакомому. Однако я вам советую все же отправиться самому, поскольку такие туры - редкость. А впечатлений у вас останется на всю жизнь, поверьте.
  - Ох, как красиво говорите. Интригуете, - со смехом проговорил Климов. - А когда хоть вылет? И сколько дней длится тур?
  - Продолжительность тура - семнадцать дней. День вылета - двадцать девятого июня. Самолет в восемь вечера. Аэропорт Шереметьево.
  - Ладно, так уж и быть, - продолжая усмехаться, произнес Игорь. - Завтра подъеду к вам. В часа два подойдет?
  - Конечно, будем ждать вас. Спросите Анжелу. Да, и запишите наши координаты.
  'А почему бы и не полететь? Раз так получилось... Что я теряю?- подумал Климов, когда разговор был окончен. - Дима ведь прав, мне нужен отдых... И к черту эту работу! Хоть ненадолго...'
  
  
  Ни месторасположение, ни оформление офиса 'ФортуныТур' ничуть не впечатлили Климова, когда он туда прибыл на следующий день. Зато его впечатлили сотрудницы фирмы, которые оказались все молоды и сногсшибательно красивы, как на подбор.
  - А у вас тут точно туристическое агентство? - поинтересовался он у обворожительной блондинки Анжелы, присаживаясь около нее на место для клиентов. - А не модельное...
  - Точно..., - улыбнулась Анжела, и от этой очаровательной улыбки Игорю стало даже не по себе. - Сейчас вы в этом убедитесь, - она протянула ему программу тура. - Ознакомьтесь, пожалуйста. Я готова ответить на любые ваши вопросы.
  После быстрого изучения программы, Игоря заинтересовал лишь уровень отелей и питания, а также насколько комфортно организованы перемещения из страны в страну. Анжела заверила, что все на высшем уровне и беспокоится не о чем. Известие о том, что вместе с ним будут путешествовать всего два человека, нисколько не удивило его.
  - По мне, так можно было и одному, - прокомментировал он это. - Я по натуре - одиночка, и компания мне вовсе не нужна...
  - Я все же думаю, что ваши попутчики вам понравятся, - заверила его Анжела и приступила к оформлению документов.
  - Паспорт мы вам вернем после того, как будут готовы все визы, за день-два до вылета, - проговорила на прощание Анжела, вновь так улыбнувшись, что у Игоря засосало под ложечкой, а по телу побежали мурашки...
  
  
  Утром двадцать девятого июня Ксеню разбудил звонок дверь и, когда она, еще не до конца проснувшись, отправилась открывать, то увидела на пороге свою сестру.
  - Спишь еще, именинница? - оживленно спросила та.
  - Еще ведь только девять... Хотелось выспаться перед дорогой..., - пробормотала Ксеня, потирая сонные глаза.
  - Тогда быстрей просыпайся - и собирайся! У меня для тебя подарок! - загадочно сообщила Маргарита.
  - Какой? - заулыбалась Ксеня.
  - Будем готовить тебя к путешествию.
  - То есть? - не поняла та, оглянувшись на свой почти собранный чемодан.
  - Будем делать из тебя красавицу. Одевайся же! Ты записана на половину одиннадцатого к одному очень классному стилисту! Моему, кстати. А потом нам надо будет успеть еще пройтись по магазинам и обновить твой тухленький гардеробчик к отдыху!
  - Рита, мне это ни к чему, - попыталась возмутиться Ксеня, но Маргарита была непреклонна:
  - Возражения не принимаются! Тем более что я спонсирую!
  
  
  Сестры прибыли в салон красоты ровно в назначенное время, Рита что-то сказала девушке-администратору, после чего они прошли в парикмахерский зал, где навстречу им сразу же кинулся худощавый молодой человек несколько женственной наружности.
  - Марго! Ну, наконец-то, я уже заждался! - жеманно всплеснул руками он и поправил цветастый шелковый шарфик у себя на шее.
  - Привет, Митенька, - улыбнулась ему Рита, и они обменялись легкими поцелуйчиками в щечку.
  - Я так понимаю, Марго, объект для совершенствования стоит за тобой, - сказал Митенька, взглянув на Ксеню.
  - Да, Митяй, познакомься, это моя сестра Ксеня, - представила ее Маргарита. - И я хочу, чтобы ты поколдовал над ней немножко...
  - С удовольствием, - ответил тот и пригласил Ксеню присесть в удобное вертящееся кресло напротив большого круглого зеркала.
  Ксеня послушно села, а Митя начал оценивающе ее рассматривать. Он, наверное, минут десять пристально вглядывался в ее лицо, перебирал волосы, задумчиво потирал свой подбородок и наконец изрек:
  - Значит, так... Саму прическу сильно менять не будем, оставим длину чуть выше лопаток... А вот цвет... Цвет необходимо менять однозначно... Он у тебя, Ксюшечка-душечка, страшно невыразительный и совсем тебе не идет... Будем делать из тебя брюнетку.
  - Черный цвет? - ужаснулась Ксеня, а Маргарита скептически ухмыльнулась.
  - Нет, не чисто черный..., - протянул Митяй. - В данном случае цвет воронового крыла только будет старить... А вот шоколад... горький...думаю, будет хорош... Да, горький шоколад! Решено! - он удовлетворенно потер руки. - Ну, что, приступим!
  - А может не надо? - пролепетала Ксеня.
  - Надо, Ксюха, - встряла Маргарита. - Митяй знает, что говорит. Не бойся, все будет в ажуре.
  Тогда Ксеня обреченно закрыла глаза и позволила Митяю делать с собой все, что угодно...
  
  - Але-оп! - проговорил Митяй, когда закончил творить, и перевернул Ксеню в кресле лицом к зеркалу.
  Ксеня взглянула на свое отражение и испытала легкий шок: из зеркала на нее смотрела абсолютно незнакомая темноволосая девушка.
  - Митяй, ты гений..., - где-то за ее спиной восторженно прошептала Ритка. - Это здорово...
  - Я же говорил! - стилист явно гордился собой. - Посмотри, какие у нее глаза стали выразительные, синие- синие... И знаешь, на кого она стала похожа?
  Маргарита пожала плечами, Ксеня же, ничего не видя и не слыша вокруг, продолжала заворожено рассматривать себя в зеркале.
  - Твоя сестра стала очень похожа на одну мою любимую актрису - Оливию Хасси, только в лет эдак двадцать пять... Правда, у той глаза зеленые, а не синие...
  - Эта та, что играла Джульетту? - уточнила Рита.
  - Да, она - самая знаменитая и лучшая Джульетта в мире, - мечтательно вздохнул Митяй. - А еще Дева Мария из 'Иисуса из Назарета', Реббека из 'Айвенго' и многие другие... Она была признана одной из самых красивейших женщин в мире...
  - По-моему, мне до нее еще очень далеко, - подала голос Ксеня.
  - Тебе не нравится? - капризно спросил Митяй.
  Ксеня еще раз взглянула на свое отражение и честно ответила:
  - Я себя совсем не узнаю... Эта какая-то другая девушка... Но... Она мне, кажется, нравится...
  Митяй радостно захлопал в ладоши, самодовольно улыбаясь, а Рита с облегчение проговорила:
  - Ну, слава богу...
  
  
  После салона Маргарита потащила сестру по магазинам, и, как Ксеня не пыталась ее образумить просьбами не тратиться слишком, она скупала все, что, по ее мнению, должно было подойти Ксене. Результатами этого великого шопинга стали три купальника (Ксеня вот уже сколько лет обходилась одним единственным), два открытых платья, несколько юбок, джинсы, шорты, несчетное количество маечек и топиков, две пары босоножек и одна шлепанцев, пляжная шляпа, бейсболка и ультра модные очки от солнца.
  - Зачем мне столько вещей? - недоумевала Ксеня. - Я и половины не успею поносить...
  - Только попробуй не успеть! - весело пригрозила Ритка. - В них ты хоть стала походить на нормальную современную девушку, а не на училку биологии... А то раньше стоит посмотреть на тебя и сразу вспоминаются пестики-тычинки...
  Ксеня хотела было возмутиться в ответ на это высказывание сестры, но тут очередной раз поймала свое отражение в витрине и замерла, вновь и вновь приглядываясь к своему новому образу и стараясь привыкнуть к себе такой... радикально изменившейся.
  
  
  Маргарита настолько увлеклась хождением по магазинам, что они чуть не опоздали в аэропорт, где в семь часов Ксеню и двух других туристов должна была ждать Анжела.
  Красавицу Анжелу они увидели еще издалека, старательно пробираясь сквозь толпу пассажиров и провожающих. Она стояла в назначенном месте у колоны и выглядела настолько романтично и женственно в легком летящем нежно-розовом платье почти по щиколотку, плетеных белых босоножках и с распущенными гладкими светлыми волосами, что любую другую женщину при виде нее непроизвольно и сразу же начинало захлестывать разной степени чувство зависти. Не минуло то чувство и сестер, потому что Рита непроизвольно выдохнула:
  -Ну и где таких делают?...
  - Наверное, генетики в лаборатории, - в тон ей ответила Ксеня.
  Анжела, обернувшись, тоже заметила сестер и приветливо помахала им рукой. Она чуть шагнула в сторону, после чего сразу стало хорошо видно мужчину, стоящего рядом с ней, и в этот момент Ксеня испытала очередной шок, уже который раз за день... И все потому, что мужчина оказался никем иным, как Игорем Климовым...
  - Черт побери... И этот здесь, - тихо проговорила Рита, которая тоже узнала его. - Неужели он полетит с тобой?..
  Но ее вопрос повис в воздухе, поскольку именно в эту секунду они поравнялись с Анжелой и Климовым.
  - Добрый вечер, - улыбнулась Анжела. - Рада вас видеть...
  - Это и есть две другие мои спутницы? - с некоторой небрежностью вдруг поинтересовался у нее Климов. Ксеню он, конечно же, не узнал, а вот у самой Ксени при одном его виде перехватило дыхание и даже на миг потемнело в глазах.
  - Нет, только одна из них, - с неизменной сияющей улыбкой ответила ему Анжела. - А ваш третий спутник как раз сейчас идет к нам, - кивком показала она куда-то в сторону, и все дружно повернули головы в этом направлении.
  К их небольшой группке, широко улыбаясь, приближался парнишка. Он был среднего роста и такого же среднего телосложения, и выглядел, как многие современные молодые люди его возраста, желающие любым способом выделиться среди своих сверстников: широкие рваные джинсы чуть приспущены на бедрах, майку-баскетболку украшала какая-то забавная, и несколько эпатажная надпись, темные жесткие волосы заплетены в десятки торчащих дредов, длиною до середины лопаток, а на правом плече красовалась заметная татуировка в виде летящего голубя. В руках парень нес небольшого размера рюкзак, который, по-видимому, и являлся всем его багажом, на шее же у него болтался на кожаном шнурке в футляре фотоаппарат. Ксеня краем глаза заметила, как Климов при виде юноши насмешливо приподнял одну бровь и еле слышно хмыкнул.
  - Привет! - тем временем весело поздоровался парень, подойдя к ним.
  В ответ Ксеня пробормотала что-то неопределенное, Рита кивнула, а Климов просто слегка мотнул головой, и лишь Анжела, как всегда, являла собой само радушие и обаяние.
  - Кстати, - вскоре спросил Климов, - а почему не объявляют регистрацию и посадку на наш рейс? Как-никак уже начало восьмого...
  - Действительно, - глянула на часы Анжела. - Но не волнуйтесь, думаю, что ничего серьезного... Я сейчас схожу в администрацию и попробую узнать, в чем дело...
  Когда Анжела исчезла из виду, Климов сразу же демонстративно покинул их скромную компанию и присел на свободное кресло неподалеку. Парнишка тоже удалился, предупредив, что он только сбегает за минералкой. Ксеня же с сестрой так и остались стоять на том же месте.
  - Ну, у тебя и компашка подобралась, - со смешком прокомментировала Ритка.
  - Да уж, - отозвалась Ксеня и приткнулась спиной к колонне.
  До недавнего момента она часто пыталась представить тех людей, с кем ей предстоит совместное путешествие, и всей душой желала, чтобы среди них была еще хоть одна женщина, а лучше, если женщинами будут оба спутника. Ей казалось, что так будет проще и комфортней. Но когда Ксеня поняла, что по невероятному совпадению одним из членов ее группы является Климов, ее мнение насчет женского коллектива несколько поменялось, и появление этого парнишки, в какой-то мере, даже успокоило. Хотя, если честно, она все равно слабо себе представляла, каково ей будет колесить по миру с двумя мужчинами... Особенно, если один из них являлся объектом ее давних и пылких симпатий... Ксеня чуть скосила глаза в сторону Климова, который в этот момент с упоением исследовал какую-то газету, и стала исподтишка его разглядывать. Сегодня он выглядел иначе, чем привыкла видеть его Ксеня. Вместо неизменного делового костюма и галстука, на нем были надеты светлые льняные брюки и цветастая рубашка а-ля гавайская, фривольно расстегнутая на несколько верхних пуговиц, темные очки подняты на лоб, а волосы подстрижены чуть короче обычного.
  - А ты видела татушку на плече этого паренька? - оторвал ее от созерцания Климова голос сестры.
  - Да, голубь, кажется..., - нехотя ответила Ксеня.
  - Вот именно. Своеобразная тату для мужчины, правда? Ни змея какая-нибудь, орел или дракон, или еще что-нибудь более агрессивное и мужское, а именно голубь, да еще с какой-то веточкой в клюве... Прям как в библейской истории про Ноев ковчег...
  - Возможно, он просто верующий человек...
  - Ага, верующий человек, делающий себе тату? - усмехнулась Ритка. - Представляю, если себе еще каждый священник будет делать татуировку в знак собственной веры. Там крест какой-нибудь, или лик святого ...
  - Не богохульствуй, - одернула ее Ксеня, но сама тоже не удержалась от улыбки. - А может этот голубь что-то значит, как и многие другие тату, и совсем не имеет никакого отношения к библии...
  - Может и так, - легко согласилась Маргарита. - Кстати, у Анжелы я тоже заметила маленькую татушку, сзади на лопатке. Она поправляла волосы, и я случайно увидела... Тоже детская какая-то - сердечко с крылышками, представляешь? - она снова усмехнулась. - Нет, если бы я себе делала тату, то это было бы что-нибудь более значимое... Пантеру какую-нибудь или просто кошку, или вообще что-нибудь в японском стиле...
  - Тише, - остановила ее Ксеня. - Вон Анжела возвращается...
  Анжела действительно быстрой легкой походкой двигалась к ним, только вместо привычной улыбки на ее лице блуждала некая обеспокоенность. Как раз в этот момент из противоположного угла выглянул их молодой спутник с бутылкой минеральной воды в руках. Климов, завидев, что все снова в сборе, тоже поднялся со своего кресла и подошел ближе.
  - К сожалению, новости не очень хорошие, - сообщила Анжела. - По непонятным причинам в Египте закрыли все аэропорты, но заверили, что через два, максимум три часа все проблемы будут решены, их откроют, и самолет сможет вылететь...
  Только Анжела успела это произнести, как в знак подтверждения ее слов, откуда-то из динамиков раздался женский голос, который повторила эту же информацию, в заключение принося извинения за задержку.
  - И что теперь? - нахмурился Климов.
  - Придется подождать, - мягко улыбнулась Анжела. - Единственное, что я могу вам предложить в знак компенсации - это ужин в ресторане за счет нашей турфирмы.
  - Ксюш, - отозвала в сторонку сестру Маргарита. - Я не смогу ждать столько времени. Мне же надо к Аленке успеть до девяти.
  Аленка была двухлетней дочкой ее лучшей подруги. Сама Маргарита, несмотря на два брака в прошлом, детей не имела. В первом браке ребенка не хотела она сама, во втором же браке ребенка не хотел уже ее муж, хотя сама Рита как раз до этого дозрела. Это категорическое нежелание мужа и стало главной причиной их развода. И как раз так совпало, что в тот год Ритина подруга Таня родила дочку и позвала Маргариту быть ее крестной. Рита с первых минут настолько прикипела к этой малышке, что действительно стала ей второй мамой. Она готова была бесконечно возиться с ней, и когда Тане необходимо было куда-то отлучиться, то всегда с радостью приходила ей на помощь, даже порой в ущерб работе и собственным интересам. Так и сегодня получилось, что Тане срочно надо было уехать на сутки, и Ритка с удовольствием вызвалась переночевать с Аленкой, тем более, что она была уверена, что как раз успеет к этому времени проводить сестру на самолет.
  - Конечно, поезжай, - согласилась Ксеня. Она нисколько не обижалась на сестру за это, принимая и уважая ее чувства. - Я справлюсь сама... Я же не маленькая...
  - Ты, правда, не обижаешься?
  - Нет, что ты... Не волнуйся..., - Ксеня улыбнулась.
  - Только ты, как сядешь в самолет, позвони или пришли смс-ку, ладно? И когда долетишь - тоже.
  - Конечно, сделаю, как скажешь, - заверила ее сестра. - Иди и не волнуйся!
  - Ну, пока... Счастливого путешествия, - Рита крепко обняла Ксеню. - Обязательно присылай мне смс-ки... И лучше не звони - это дорого.
  - Хорошо, я помню...
  - Я буду скучать и ждать тебя.
  - Я тоже буду скучать, - Ксеня почувствовала, как к горлу начинают подступать слезы, и, чтобы не допустить этого, быстро отодвинулась от сестры.
  - Ксения, вы идете с нами в ресторан? - окликнула ее Анжела.
  - Да, иду, конечно, - отозвалась она и обратилась уже к Рите. - Все, беги. А то и вправду опоздаешь! - и, чтобы не затягивать дальше момент прощания, подхватила свой чемодан и поспешила за Анжелой и мужчинами. Потом она все же обернулась и еще раз помахала сестре рукой.
  
  
  - Вот ваш столик, - сказала Анжела уже в ресторане. - Вы вправе заказывать себе, что угодно...
  - Даже отбивные из акулы? - усмехнулся Климов, открывая меню.
  - Даже их, - улыбнулась Анжела. - Хотя, думаю, что в меню этого ресторана вы данного блюда не найдете.
  - И спиртное можно?
  - И его тоже. Чуть что - мы вас как-нибудь транспортируем в самолет, - пошутила она. - А там вас тоже встретят...
  - Короче, мы можем немного покутить, - поддержал их веселье парень.
  - Безусловно! - кивнула турагент. - Ладно, дорогие мои... Вы пока ужинайте, знакомьтесь друг с другом, а я на время покину вас...
  - Почему?! - в один голос спросили все трое.
  Анжела тихонько засмеялась и ответила:
  - Я буду в администрации, чтобы контролировать ситуацию и, как только что-нибудь станет известно, сообщить вам... Но ведь мой номер телефона у всех вас есть, и если что - звоните... Я сразу прибегу...
  Анжела ушла, а будущие туристы стали изучать меню. Парнишка выбрал первым и заказал себе картошку фри, свиную отбивную и бокал пива. Климов ограничился салатом 'Цезарь' и рюмкой водки. У Ксени же аппетит на нервной почве пропал напрочь, но, памятуя о том, что им здесь неизвестно еще сколько предстоит быть, все же взяла себе легкий салат, апельсиновый сок, кофе и песочное пирожное.
  - Давайте, наконец, познакомимся! - весело предложил самый юный член из группы, после того, как официант, приняв заказ, ушел. - Меня зовут Артем! Можно просто Тема. - А вас? - он глянул на девушку.
  - Ксения, - ответила она.
  - Игорь, - отозвался Климов.
  - Вот и замечательно, - оживился Артем. - А чем вы занимаетесь? Я, например, учусь в аспирантуре МГУ, при историческом факультете.
  - Правда? - удивился Климов. - Вы - будущий кандидат исторически наук? А по вам не скажешь...
  - Почему? - усмехнулся тот. - Выгляжу не очень серьезно?
  - В общем-то, да. Скорей походите на какого-нибудь музыканта или хакера... Ну, что-то в этом роде... А сколько вам лет, что вы уже аспирант?
  - Двадцать три, - парня ничуть не смущали такие дотошные вопросы Климова, и, казалось, даже наоборот, забавляли. - А вы у нас кто? По первому взгляду - явно бизнесмен... Ну, или какой-нибудь главный менеджер...
  - Угадал! - самодовольно улыбнулся Игорь. - У меня своя строительная организация.
  - Круто! - с явным уважением и восхищением протянул Артем, а Ксеня на это не удержалась и фыркнула, чем, конечно же, привлекла к себе внимание мужчин.
  - А давай-ка, Тема, угадаем, - с ехидцей предложил Климов, глядя на нее, - кем работает единственная девушка в нашей компании...
  - Мне кажется, - тут же подхватил идею Артем, - какой-то офисный работник... А может и творческой профессии - дизайнер, стилист...
  - Похоже на это, - согласился Игорь. - Это так, мадмуазель?
  - Не угадали, - с улыбкой покачала головой Ксеня. - Я - учитель биологии в обыкновенной средней школе.
  - Биологии? - в карих глазах Артема вспыхнул неподдельный интерес. - Значит, мы почти коллеги... Я бы тоже мог пойти работать учителем...
  - Значит, рассказываете детям о пестиках-тычинках..., - со смешком протянул Климов.
  - Ну, почему у всех биология ассоциируется только с пестиками-тычинками? - неожиданно для самой себя взорвалась Ксеня. - Как будто биология больше ничего не изучает! А как же зоология, анатомия, иммунология, генетика, биохимия и даже палеонтология? А пестики-тычинки изучаются в разделе ботаники!
  Игорь слушал ее пламенную речь с легкой усмешкой, не отрывая глаз. Ксене эта усмешка показалась слишком наглой и высокомерной, поэтому она, опять же неожиданно для себя, выпалила:
  - И, между прочим, Игорь Леонидович, этим самым пестикам-тычинкам, как вы изволили выразиться, я учу вашу родную дочь Дарью Климову!
  Нужно было видеть, как в после этого изменился в лице Климов. Он с интересом подался чуть вперед, подперев подбородок кулаком, и спросил:
  - Вы работаете в школе, где учится моя дочь?
  - Абсолютно верно, - ответила Ксеня уже без прежних эмоций: она начала жалеть о том, что так сорвалась. - Сто двадцатая школа...
  - Да... Это она... Но почему-то я вас не могу вспомнить... Хотя, что-то в вашем лице мне кажется знакомым..., - начал присматриваться к ней Игорь. - Подождите... А не та ли вы учительница, которую я однажды принял за ученицу?- хохотнул тут Климов. - Вы тогда еще с ведром шли и тряпкой... Точно! И представились вы Ксенией...
  - Станиславовной! - Ксеня покраснела, вспомнив ту глупую неприятную встречу в коридоре. - Да, это была я...
  - Только у вас, кажется, был другой цвет волос, - продолжал Игорь. - Светлее, что ли... Но вы действительно тогда были похожи на школьницу, Ксения Станиславовна, - он продолжал усмехаться, глядя на нее. - Впрочем, с этим цветом волос, вы стали чуть старше выглядеть...
  - Да? - взбодрилась Ксеня.
  - Да, сейчас бы я не принял вас за школьницу... А принял бы за студентку, - ухмылка на его лице стала шире, - курса первого-второго..., - и Климов, не удержавшись, засмеялся.
  Ксеня снова вспыхнула и отвернулась.
  - Простите, - Климов быстро понял, что перегнул палку, и прекратил хохотать. - Я не хотел вас обидеть... Я думал, что это будет выглядеть, как комплимент... Тем более, что женщинам нравится, когда их считаю моложе, чем они есть...
  - Не все женщины одинаковы..., - огрызнулась Ксеня.
  - Тогда извините за нескромный вопрос, Ксения Станиславовна, а сколько же вам лет, что мы никак не можем угадать?
  - Именно сегодня мне исполнилось двадцать семь, - нехотя ответила та.
  - У тебя день рождения? - оживился Артем, резко переходя на 'ты', но Ксеня отнеслась к этому спокойно.
  - Получается, что так...
  - Тогда поздравляю!
  - Спасибо, Артем..., - улыбнулась Ксеня. - Но я не очень серьезно отношусь к этому празднику...
  - Ну и от меня примите поздравления, Ксения Станиславовна, - добавил Климов.
  - И вам спасибо, Игорь Леонидович...
  В этот момент появился официант с подносом и принялся расставлять на столе заказанные блюда.
  - За ваше здоровье, - поднял свою рюмку Климов, посмотрев на Ксеню. - Может, тоже что-нибудь закажете выпить по такому случаю?
  - Нет, спасибо, - покачала та головой. - Что-то не хочется...
  - Как хотите, - Климов тогда чокнулся рюмкой с бокалом пива, который вслед за ним поднял Артем, и осушил ее одним махом, после чего приступил к поглощению своего салата.
  Некоторое время за их столиком царила молчание: Игорь и Артем с аппетитом ели, Ксеня же просто ковыряла вилкой свой салатик. Потом Климов вышел покурить на свежий воздух, и Ксеня с Артемом начали перекидываться ничего незначащими фразами. Когда через минут пятнадцать вернулся Игорь, Артем вдруг спросил:
  - Я так понимаю, мы именно те трое, кто выиграл это путешествие?
  - Да, я покупала чайник и, получается, благодаря ему, получила чудом этот приз, - с улыбкой вспомнила Ксеня. - Со мной это впервые...
  - Со мной тоже, - засмеялся Артем. - Я вот маме покупал в подарок маленькую соковыжималку, а получил такое счастье! Я хотел маме и этот приз отдать, но она не захотела, поэтому пришлось лететь мне... Тем более, что в купоне были мои данные... А ты, Игорь? - обратился он к Климову, тоже без особых церемоний переходя на 'ты'.
  - Моя бывшая девушка покупала что-то по моей пластиковой карточке, - быстро ответил тот, - и заполнила купон на мое имя. С девушкой мы расстались, а купон остался... И оказался выигрышным, - похоже, Климову была не очень приятна эта тема, поэтому он перевел разговор на другую, поинтересовавшись у Артема, каким же вопросом тот занимается в аспирантуре. Артем с удовольствием откликнулся на это, принявшись подробно рассказывать о том, что его увлекает история древнего мира, и именно некоторым проблемами из этой темы будет посвящена его будущая диссертация. Рассказывал Артем обо всем этом так увлекательно, что никто не заметил, как прошло больше двух часов, и в ресторане появилась сияющая Анжела.
  - Ну, что, господа туристы, - проговорила она. - Через пятнадцать минут начинается регистрация на ваш рейс, и в двадцать три ноль-ноль ваш самолет наконец-то отправится в первый пункт вашего назначения - Египет.
  - А нас там будут встречать? - обеспокоено спросила Ксеня.
  - Конечно, - Анжела успокаивающе положила свою теплую ладонь ей на плечо. - В каждой стране вас будут встречать и сопровождать. Не беспокойтесь, вы будете под надежной охраной и присмотром.
  - А она нам понадобится? - игриво поинтересовался Климов.
  - Будем надеяться, что нет, - в тон ему ответила Анжела. - Так что, все волнения прочь - и в путь! Вас ждет много интересного!
  Потом она открыла папку, которую все время неизменно держала в руках, и достала оттуда три билета:
  - Ваши билеты на самолет. Это только до Египта. Все последующие вы будете получать перед каждым очередным отлетом от провожающего вас гида..., - Анжела раздала билеты. - Только одно небольшое 'но': ваши места находятся в разных частях салона... К сожалению, рядом не нашлось... Это, надеюсь, вас не расстроит?
  - Нисколько, - первым ответил Климов, и Ксеня с Артемом вслед за ним тоже отрицательно помотали головами.
  - Тогда - вперед, - снова улыбнулась Анжела. - Счастливого путешествия!
  
  
  Место Артема оказалось через несколько рядов за Ксеней, по диагонали, Климов же прошествовал далеко вперед на кресло у окна, так что Ксеня могла видеть лишь его макушку.
  Пока самолет не взлетел, Ксеня еще успела набрать сообщение Ритки, получила ее ответ с пожеланиями хорошего отдыха и по просьбе стюардессы отключила телефон.
  Когда самолет набрал высоту, стюардессы начали раздавать всем пледы, чтобы пассажиры могли подремать в это позднее время во время полета. После этого еще одна стюардесса прошла по салону с тележкой, заставленной лоточками с едой, но практически никто из пассажиров не воспользовался этой возможностью, предпочитая отдых еде.
  Ксеня обернулась к Артему и увидела, как тот пытается поудобней расположиться в кресле для сна, укутываясь пледом.
  - Спокойной ночи! - помахал он ей рукой и тут же прикрыл глаза.
  Тогда Ксеня чуть приподнялась в кресле и нашла глазами Климова. Из того, что она смогла рассмотреть, девушка поняла, что тот тоже собирается спать. Ксеня печально вздохнула, сетуя на то, что лично ей вряд ли удастся заснуть в такой обстановке, поэтому открыла припасенную заранее книгу и попыталась увлечься чтением...
  Но прошло несколько минут, и Ксеня вдруг тоже почувствовала непреодолимое желание спать. Она еще минут пять пробовала бороться с этой внезапной безумной сонливостью, но потом, только прикрыв отяжелевшие веки, сразу же провалилась в глубокий сон...
  
  
  
  
  
  
  Глава 4
  ЕГИПЕТ, Мемфис
  День первый
  
  
  
  
  Ксеню разбудил луч солнца, легко скользивший по ее лицу. Первую секунду, еще лежа с закрытыми глазами, ей показалось, что она проснулась у себя дома, и сейчас затрезвонит ее будильник, но уже в следующее мгновение вспомнила о турпоездке, о перелете в Египет и о том, что сейчас должна находиться в самолете, где задремала во время полета некоторое время ранее. Ксеня тут же распахнула глаза: окружающее ее место даже отдаленно не походило на борт самолета. Во-первых, это была комната, небольшая, с продолговатыми окошками под невысоким потолком, стены побелены чем-то наподобие извести, а в некоторых местах украшены красным геометрическим орнаментом. Во-вторых, сама Ксеня лежала на довольно жесткой кровати, покрытой шкурой какого-то животного, одеялом же служило тонкое выцветшее самотканое покрывало.
  - Что это значит? - растерянно пробормотала Ксеня, садясь на кровати - Я же летела в самолете... И заснула там... Меня что, не разбудили и переместили спящую в отель?.. Бред... Такого не может быть... Там же паспортный контроль и все такое... Да и что-то не похожа эта комнатушка на номер в пятизвездочном египетском отеле... Я же видела Риткины фото из Египта... И где, кстати, мой багаж?..
  Ксеня начала оглядываться по сторонам, но кроме еще трех узких кроватей, расположенных вдоль стен, небольшого деревянного столика и сундука, крашенного в белый цвет, ничего не увидела. Ее чемодана и сумочки не было здесь и в помине.
  Ксеню начала охватывать тревога. Она подскочила с постели и вдруг обнаружила, что из всей одежды на ней - обмотанная вокруг тела простыня, как это делают, посещая парилку. Но самое главное, девушка ощутила, что на ней нет белья, то есть под этой простыней она была абсолютно голой. И тут ей по-настоящему стало страшно. А вдруг ее захватили в сексуальное рабство? Накачали наркотиками в самолете, забрали вещи и документы, привезли сюда... На востоке, она слыхала, это очень даже распространено... Особенно они любят славянских женщин... Неужели эта хваленая 'ФортунаТур' оказалась лишь прикрытием для подобного рода криминала?.. Всякие эксклюзивные туры и розыгрыши... Все это лишь ловушки для таких дурочек, как она?.. Вот уж точно дура дурой! Знала же, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке!..
  - Подожди! - вслух одернула она себя потом, пытаясь остановить панику. - Если бы это было так, то, наверное, здесь были бы еще девушки... Как известно, обманутых женщин в таких случаях переправляют группами... Не ради же меня все это было сделано... Нерентабельно получается, однако... А как же тогда Климов и тот парнишка?... Они же мужчины, как никак... Нет, Ксеня, нет, здесь что-то другое... Кстати, а где, интересно, твои спутники?..
  Неожиданно за ее спиной скрипнула дверь, и Ксеня, вздрогнув, резко обернулась. На пороге комнаты показалась женщина, уже немолодая и чуть полноватая. Она была одета в прямое, немного приталенное платье из серого льна с одной скошенной бретелей на груди и двумя высокими разрезами по бокам юбки; ее распущенные прямые темные волосы, длиной до плеч, были перехвачены кожаным ободком, а глаза густо подведены черной краской. Женщина заговорила на незнакомом гортанном языке, но Ксеня вдруг с удивлением осознала, что понимает ее.
  - Хорошо, что ты уже проснулась, Мерит, - ворчливо сказала женщина. - Одевайся быстрее и идем... Хозяин будет недоволен, если не успеем все сделать вовремя к празднику... Он уже встал...
  - Кто вы? И где я? - наконец нашла в себе силы спросить Ксеня, и молниеносно прикрыла рот рукой, поскольку поняла, что произнесла эти слова на таком же языке, что и женщина. 'Я говорю на непонятном языке, - вмиг пронеслось у нее в голове. - Как это может быть? Я даже не знаю, что это за язык, а могу говорить на нем... Может, я просто сошла с ума?'
  - Мерит, что с тобой? - подозрительно промолвила тем временем женщина. - Ты здорова?
  - Почему вы называете меня Мерит? - осмелела Ксеня, стараясь не обращать внимания на то, что изъясняется не на родном языке. - И кто вы все-таки такая?
  - Я твоя мать, Мерит, да подтвердят это великие боги! - заволновалась женщина. - А ты никак захворала, что говоришь такие вещи!
  - По-моему, вы меня с кем-то путаете, я не Мерит, я - Ксеня. Я - турист из России, летела на самолете, а потом оказалась почему-то здесь... Я не понимаю, что происходит... Объясните же мне, в конце концов! Это ведь розыгрыш, да? - вдруг осенила Ксеню. - Меня разыгрывают! А где камеры? - она снова стала оглядываться по сторонам в поисках скрытых видеокамер. - Хотя, нет..., - разочаровано произнесла она потом себе под нос. - Если это розыгрыш, то сюда никак не вписывается этот неизвестный язык, который я понимаю...
  В это самый момент дверь снова приоткрылась, и в комнату зашла молоденькая девушка, одетая почти также, как и женщина, с той лишь разницей, что ее шея и запястья были украшены бусами и браслетами из керамики, а черные волосы собраны на макушке на подобие 'конского хвоста'; глаза ее тоже были ярко подведены.
  - Сенура! - кинулась к ней первая незнакомка. - Кажется, боги гневаются за что-то на нас! Наша Мерит повредилась рассудком! Она говорит такие странные вещи и совсем не узнает меня!
  -Что вы такое говорите, тетя Найлинн? - улыбнулась Сенура. - Мерит, наверное, просто шутить. Вы же знаете, что великая богиня Баст наградила ее при рождении веселым нравом и способностью шутить всегда и везде! Правда, Мерит, ты просто пошутила? - девушка посмотрела на Ксеню так пристально, что та зачем-то согласно кивнула. - Ну вот, только мать напугала... Ты ведь больше не будешь так?
  И Ксеня вновь кивнула, чувствуя, что действительно сходит с ума, раз ее удалось втянуть в этот нелепый диалог, да еще вынудили соглашаться неизвестно с чем... Но инстинкт самосохранения подсказывал ей, что в данный момент так будет правильнее и безопаснее...
  - Ладно, так и быть, - протянула Найлинн, но в ее голосе еще проскальзывало недоверие. - Собирайся, Мерит... А то на рынке все хорошее и свежее без нас скупят, и мы останемся ни с чем... А зная суровый нрав нашего хозяина, благодаря которому он и дослужился до начальника полиции, нам будет не сладко!.. Будем биты!.. - с этими словами женщина вышла.
  - Да, идем скорее, Дагон уже запряг повозку и ждет нас у ворот! И не забудь умыться, причесаться и переодеться, Мерит, - хихикнула Сенура.
  - А... Во что? - рискнула уточнить Ксеня.
  - Ты что, забыла, где лежат вещи? - снова засмеялась та. - В сундуке, шутница! - и выскользнула из комнаты вслед за Найлинн.
  ' Господи, а, может, я еще сплю, и все это мне снится?' - выдвинула очередную догадку Ксеня, снова оставшись одна. Но вокруг все было слишком реальным, начиная от шелеста деревьев за окном и заканчивая легким ароматом восточных благовоний, витавшим в воздухе. Но Ксеня все же решила себя ущипнуть покрепче, и тут же вскрикнула от боли.
  - Черт знает, что, - со слезами проговорила она.
  Подумав потом еще немного, девушка все-таки решила притворится этой Мерит, за которую ее почему-то принимают те две незнакомки, и пойти туда, куда они звали, надеясь, что за пределами этого дома ситуация может хоть как-то проясниться...
  Ксеня подошла к сундуку и открыла его. Она с облегчением вздохнула, увидев, что там лежит всего одно платье, поэтому не придется теряться в догадках, Мерит это принадлежит или нет. Платье по фасону оказалось копией тех, в которые были наряжены Найлинн и Сепура, и Ксеня, стыдливо освободившись от простыни, постаралась быстро натянуть его на себя, благо, что это оказалось не так трудно. Следующими на очереди оказались плетеные сандалии, которые Ксеня заприметила у кровати чуть раньше; на первый взгляд, их верх был сделан из плотной бумаги, но, приглядевшись, девушка догадалась, что эта может быть папирус. Потом она обнаружила в углу столик с медным тазиком, в котором плескалась вода, и с наслаждением умыла лицо. Правда, полотенца в поле зрения не оказалось, зато рядом с тазиком лежал костяной гребень. Ксеня, промокнув лицо все той же простыней, тщательно расчесала волосы. Здесь же на столике еще стоял маленький приоткрытый мешочек с каким-то черным порошком, и лежала тоненькая деревянная палочка. 'Похоже, это то, чем они красят себе глаза', - подумала Ксеня и осторожно обмакнула палочку в порошок. Кое-как обведя глаза черным цветом, она, в конце концов, решилась выйти из комнаты, в глубине души страшась, что же ее поджидает дальше...
  За дверью оказалась еще одна комната, по обстановке похожая на кухню. Ксеня, не задерживаясь, пересекла ее и очутилась в еще одной совсем крошечной комнатке, заставленной несколькими массивными сундуками. К счастью, двери из этой комнатушки вывела ее наконец-то на улицу, где под ноги ей сразу же кинулась большая поджарая собака рыжего цвета и принялась радостно потявкивать, виляя хвостом. Ксеня выдавила из себя жалкую улыбку и осторожно погладила собаку, после чего та отошла в сторону и устало легла на бок недалеко от крыльца.
  Снаружи дом выглядел порядком меньше, чем изнутри, а за ним виднелись еще несколько похожих строений. Чуть в стороне Ксеня заметила невысокий заборчик, за которым разгуливали домашние птицы: гуси, утки и еще какие-то, которым Ксеня не решилась дать название.
  Впереди же в зелени пышного сада утопал еще один дом, большой и высокий, в несколько этажей, с плоской крышей и террасой под навесом.
  - Мерит! Поспеши! - раздался настойчивый голос Сенуры, которая стояла вместе с Найлинн на дорожке, ведущей к каменным воротам, виднеющимися за тем самым высоким нарядным домом.
  Ксеня быстро подошла к женщинам, и они вместе направились по дороге вперед. Когда они проходили мимо богатого дома, на его террасе вдруг появился жилистый смуглый мужчина в одной набедренной повязке, зато голову его украшал трапециевидный темный парик с золотистым обручем, а на шее болталась цепь с крупным медальоном.
  - Господин Ахав, - прошептала Сенура и первая бухнулась перед ним на колени, бормоча что-то в знак приветствия. За ней, едва слышно кряхтя, последовала Найлинн. Ксеня, чуть поколебавшись, решила сделать то же самое.
  Мужчина, именуемый господином Ахавом, снисходительно махнул головой, по-видимому, тем самым позволяя служанкам следовать по своим делам, потому что после этого Найлинн с племянницей сразу же подхватились с места и пошли дальше.
  У ворот их действительно ждала повозка, запряженная волом; управлял ею пожилой лысый мужичок по имени Дагон. Женщины забрались в повозку, и она тронулась с места.
  То и дело по пути им попадались стайки веселящихся детишек, и Ксеня не без интереса наблюдали за ними. Те из них, что были помладше, лет до пяти-шести, бегали голышом, и даже головы их были выбриты почти наголо, не считая одной длинной завитой прядки на темени у девочек и двух прядок спереди у мальчиков. Старшие дети уже были облачены в набедренные повязки и укороченные платья-рубахи.
  Вскоре на глаза Ксене попалась еще одна любопытная сценка. В тени дерева расположился мужчина (потом девушка поняла, что это был местный уличный парикмахер-цирюльник), перед которым на треногом табурете сидел другой мужчина, доверивший этому самому цирюльнику брить налысо свою голову. Чуть в сторонке, ожидая своей очереди, расположились другие мужчины. Некоторые из них переговаривались между собой, другие просто дремали, сидя прямо на земле.
  Однако больше всего по дороге Ксеню занимало другое: она отчаянно искала вокруг хоть какие-то признаки цивилизации. Это могло быть, что угодно, от следа колеса машины на песке или дорожного указателя до телефонной будки или стеклянной витрины магазина... Но ничего подобного, к несчастью, ей не встречалось... 'Или это слишком отсталый городок, который обошла стороной цивилизация, или нечто из мира фантастики, о чем я даже боюсь подумать...', - с прежней тревогой сделала вывод Ксеня.
  Наконец повозка подъехала к рыночной площади, и женщины спешились. Найлинн с Сенурой шли впереди, тихо переговариваясь и внимательно изучая выставленный в лавках товар, Ксеня старалась от них не отставать ни на шаг, правда, разговоров тщательно избегала, отделываясь общими фразами. Дагон же в это время медленно ехал за ними следом. Найлинн с племянницей затоварились в одной лавке фруктами, в другой - зеленью и, что удивило Ксеню, большим количеством чеснока, в следующей - сухофруктами, цукатами и медом. Потом Найлинн вспомнила о том, что в винной лавке необходимо забрать ранее сделанный хозяином заказ: двадцать кувшинов виноградного вина, десяток гранатового, и еще двадцать кувшинов молодого пива - и все это для предстоящего званого вечера.
  Дойдя до нужного места, Найлинн стала придирчиво осматривать приготовленные для них кувшины, Сенура в это время вовсю начала кокетничать с молодым владельцем винной лавки, Ксеня же переместилась в тень под широкий навес, чтобы хоть ненадолго отдохнуть от палящего солнца. К тому же она ужасно натерла себе ноги неудобными сандалиями, и теперь стояла, закусив губу от боли.
  И тут кто-то схватил Ксеню за руку и резко потянул за собой куда-то в сторону. Ксеня хотела вскрикнуть, но ей поспешно закрыли рот рукой, и отпустили, лишь за углом здания.
  - Ну, здравствуйте, Ксения Станиславовна, - тихо проговорил ей на ухо до боли знакомый голос, и Ксеня мгновенно обернулась.
  - Слава Богу, - с облегчением прошептала она, прижимая к груди ладони, и приткнулась спиной к прохладной каменной стене дома. - Это вы...
  - Мне тоже кажется, что это я, - усмехнулся Климов, снимая с себя черный парик. На нем также была надета знакомая набедренная повязка, как и у абсолютно всех мужчин вокруг, а вот новым была легкая терракотовая накидка, наброшенная на широкие плечи и закрепленная лишь под шеей медальоном, поэтому практически не скрывающая его обнаженную грудь, в меру покрытую темными жесткими волосками. И этот вид голого торса Климова приковал к себе взгляд Ксени на несколько долгих секунд. - Правда, здесь меня величают Анутионом...
  - А меня - Мерит, - первый раз за день улыбнулась Ксеня, с трудом отводя взгляд от его груди.
  - Есть соображения по поводу всего этого? - Игорь неопределенно обвел рукой вокруг себя.
  - Нет, - печально покачала головой Ксеня. - Я уже передумала обо всем на свете, но ни до чего путного не додумалась... Чертовщина какая-то...
  - Действительно, чертовщина, - задумчиво повторил за ней Климов. - Но у меня есть одно объяснение, однако оно настолько необычное, что вам может не понравиться...
  - Какое же?
  - Мы каким-то образом переместились в прошлое, - озвучил Игорь ту мысль, которую Ксеня гнала от себя все последние часы, считая бредом сумасшедшего. - И это не что иное, как Древний Египет...
  - О, Господи..., - вновь прошептала Ксеня. - И что нам делать?
  - Где вы живете? - спросил вдруг Климов.
  - То есть? - не поняла девушка. - В Москве?..
  - Да нет же! Здесь! Откуда вы сейчас пришли?
  - Насколько я поняла, эта Мерит, ну, за которую меня принимают, служит в доме у начальника полиции... Так я слышала... Зовут его... Анав или Ахав... Что-то в этом роде.. Трудно запоминаются эти имена...
  - По-моему, все-таки Ахав, - призадумался Игорь. - Нитагор так говорил, когда готовил для вас напитки...
  - Нитагор? Кто это?
  - Это, типа, мой здешний брат...
  ... В это утро Игорь проснулся от громких окриков за окном, и минут пять растерянно оглядывался по сторонам, не понимая, где находится. Какая-то немыслимая комната, чужая кровать, сундуки вдоль стен, стол с табуретами у прямоугольного узкого окна... Еще непонятней было то, что, по идеи, он сейчас должен был находиться в воздухе на борту самолета, а уж никак не на земле в неизвестном доселе месте.
  - Какого черта? - тут же поднялся Климов с кровати, и с изумлением глянув на себя вниз, обнаружил, что он абсолютно голый. - А это что значит, черт его раздери?!
  За дверью послышались шаги, и Игорь поспешно схватил с кровати покрывало и попытался им прикрыться. В этот момент в комнату зашел молодой человек. Из всей одежды на нем была лишь набедренная повязка, какую Игорь видел лишь на картинках в учебнике по истории в разделе, посвященному Древнему Египту и его жителям. Ноги молодого человека были обуты в кожаные сандалии, а голова украшена черным париком. В общем, быстро окинув его взглядом и проведя определенные параллели, Климов сделал вывод, что это какое-то театрализованное представлении, а парень просто актер. Похоже, обещанное эксклюзивное путешествие уже началось... Правда, Игорь никак не мог вспомнить, что происходило в тот временной промежуток, когда они должны были приземлиться в египетском аэропорту, пройти досмотр и переехать в отель. И, вроде бы, не пил вчера ничего (сто грамм водки в ресторане не в счет)... Кстати, если это и есть обещанный отель, то он никак не смахивает на пятизвездочный...
  - Утро доброе тебе, Анутион, - произнес тем временем парень, улыбаясь. - Проснулся уже?
  - Анутион? - переспросил Игорь. - Вообще-то, меня зовут Игорь Климов. Или это тоже часть спектакля?
  И вдруг, где-то на задворках сознания, у него настойчиво зазвенел предупреждающий звоночек, однако Игорь пока не мог взять в толк, что же его смущает.
  - У тебя странные речи, Анутион, - вновь заговорил парень.
  И Климова наконец осенило: ведь и этот молодой человек, и он сам говорят на незнакомом языке и, главное, прекрасно понимают друг друга! А это уже было за гранью его восприятия действительности!
  - Кто вы? - спросил Климов, прислушиваясь к издаваемым им самим непривычным звукам.
  - О, Анутион, видно ты вчера слишком перепробовал нашего молодого пива, раз сегодня не можешь вспомнить своего родного брата Нитагора! - засмеялся тот. - Ну, ничего страшного, я сейчас позову Нефрет, чтобы она принесла тебе живительного напитка, спасающего от похмелья, и помогла одеться! А после поедем на нашу пивоварню, проверить, готова ли новая партия пива, которую заказал начальник полиции к своему сегодняшнему празднеству... Кстати, только что нам в лавку доставили десяток ящиков прекрасных виноградных и гранатовых вин, - Нитагор заговорщицки подмигнул Игорю и вышел.
  На смену ему через несколько минут в комнате появилась пожилая женщина, одетая в такой же странный наряд, будто она только сошла все с той же картинки школьного учебника истории.
  - Приветствую вас, господин Анутион, - поклонилась она и протянула Игорю поднос с кубком, наполненным каким-то пахучим отваром; также на подносе находились фрукты и свежий хлеб.
  Климов осторожно взял кубок и слегка пригубил из него. Жидкость оказалась не очень приятной на вкус, поэтому он сразу же вернул кубок обратно на поднос.
  - Спасибо, мне уже лучше, - проговорил он.
  Нефрет послушно кивнула, отставила поднос в сторону и пошла к одному из сундуков, откуда извлекла какую-то одежду. С этим она вернулась к Игорю:
  - Позвольте вас одеть, господин.
  - Нет, спасибо, - замотал головой Игорь, выхватывая у нее вещи. - Я как-нибудь сам.
  - Что-то не так, господин? Нефрет вам чем-то не угодила, и вы сердитесь? - глаза женщины налились слезами.
  - Нет, нет, я не о том, - Климов, не выносивший женских слез, растерялся. - Просто...
  - Тогда позвольте мне сделать мою работу, - взмолилась Нефрет.
  - Хорошо, - сдавшись, обреченно вздохнул Игорь и все-таки разрешил ей одеть себя. После того, как Нефрет закончила его наряжать, причесывать и даже наносить какой-то макияж на глаза, что Климов едва стерпел, стиснув зубы, он наспех перекусил тем, что было на подносе, и вышел из комнаты. Его смятение росло с каждой минутой, а когда он спустился по узкой лестнице вниз и очутился на улице, оно дошло до своего апогея: мир вокруг был напрочь лишен цивилизации современности. 'Похоже, фантасты были правы, - с замиранием сердца подумал он. - Перемещение в прошлое все-таки возможно...'
  И все дальнейшие события только подтверждали его безумное предположение: и посещение пивоварни, где использовался только ручной труд и не было никакой техники, и отсутствие какого-либо транспорта на дорогах, за исключением редких крестьянских телег и носилок знатных господ, и вид самой винной лавки, куда они с Нитагором вернулись потом... А в голове беспрерывно пульсировал один и, пожалуй, самый важный вопрос: что делать дальше и как вернуться домой?
  Обо всем этом Игорь вкратце поведал Ксене, а затем сказал:
  - Вы сейчас возвращайтесь назад с этими женщинами, а я постараюсь что-нибудь выяснить...
  - А, может, нам лучше держаться вместе и не разлучаться? - робко предложила Ксеня.
  - Мы и так будем держаться вместе, - спокойно ответил Климов. - Вы знаете, где живу я, я - где находитесь вы...
  - Мерит! - громкий оклик Найлинн заставил их обоих вздрогнуть от неожиданности. - Ты куда подевалась? Мы уже уходим!
  - Идите, - твердо проговорил Климов. - Я скоро вас найду...
  - Но как? Вы же не знаете..., - заволновалась девушка.
  - Я знаю, что вы живете у начальника полиции, и мне этого достаточно... Не переживайте. Как говорят: язык до Киева доведет... Хотя, нет.., - тут Игорь усмехнулся. - С Киевом сейчас нас разделяют даже не километры, а целые столетья... Так что до него не дойти никак, а вот до дома начальника полиции - запросто... Идите, - снова поторопил он девушку. - Лучше не привлекать к себе лишнего внимания, а то мало ли что... Народ-то древний... Кто знает, какие у этих египтян нравы...
  Игорь молча проследил глазами за поникшей Ксеней, пока она не уехала на старой повозке прочь, и вернулся обратно в лавку. Хотя ему было и жаль оставлять Ксеню одну, но пока ее присутствие поблизости могло его только отвлекать и стеснять, что было сейчас лишним... В самых критических жизненных ситуациях, будь то бизнес или же личные неурядицы, Игорь предпочитал оставаться один на один с проблемой и решать ее самому, без чьей либо помощи и советов. Таков уж был у него характер, и по-другому он не мог. А за этой девушкой Ксеней, такой, как ему казалось, наивной и от того такой забавной, он обязательно вернется, когда найдется верное решение... Если, конечно, найдется...
  В полдень все торговцы на рынке стали закрывать свои лавки на время послеполуденной жары. Нитагор сделал то же самое с их винной лавкой, и они с Игорем укрылись в доме, где им тут же был подан обед, состоящий из жареной рыбы, овощей, горячих лепешек и фруктов на десерт. Насытившись, Нитагор отправился в свою комнату немного отдохнуть, Игорь же решил прогуляться, а заодно и исследовать город в надежде найти что-нибудь, что поможет ему ответить на волнующие вопросы. Однако прогулка вышла непродолжительной, поскольку солнце палило так нещадно, что даже сквозь кожаную подошву сандалий ощущался жар раскаленного песка. Поэтому, пройдя всего несколько кварталов, Игорь все же решил повернуть назад. 'Попробую выйти еще раз вечером', - пообещал он себе, возвращаясь в прохладный дом.
  Жизнь в городе вновь забурлила лишь после трех часов дня, когда солнце потихоньку стало клониться на запад. Торговцы опять распахнули свои лавки, народ заполнил улицы, и все пошло своим чередом.
  Спустя несколько часов на улице неожиданно возникло некое волнение. Люди внезапно стали жаться к стенам домов и заборов, освобождая дорогу, при этом они возбужденно переговаривались между собой.
  - Повелитель выехал в город, - с придыханием проговорил Нитагор, выходя на улицу.
  - Кто? - не понял Климов.
  - Наш повелитель, фараон Рамсес ХП, - нетерпеливо бросил тот через плечо. - Ты что, Анутион, совсем потерял свой разум в пиве?..
  Заинтригованный Игорь вышел на улицу вслед за Нитагором и стал всматриваться вдаль, откуда должен был появиться тот самый фараон. Наконец на горизонте в сопровождении многочисленной свиты показались носилки правителя. Они были настолько огромными, что нести их приходилась восьми неграм. К тому же рядом с носилками следовали еще один слуга с опахалом и писарь, держащий в руках шкатулку со свитками и перьями. Дальше шли еще какие-то слуги, кроме военной охраны, но какие функции на них были возложены, Климову было непонятно. По мере приближения фараона люди на улице начинали падать ниц, восхваляя правителя и боясь даже взглянуть на него. Нитагор тоже опустился на колени и потянул за собой зазевавшегося Игоря.
  Когда же носилки приблизились к их лавке настолько, что можно было хорошо рассмотреть самого фараона, Климов не удержался и поднял на него глаза. Первое, что он увидел, была уж очень знакомая татуировка голубя на плече Рамсеса. Тогда Игорь перевел свой взгляд на лицо фараона и тут же ошеломленно выкрикнул:
  - Артем?!
  В следующую секунду носилки остановились, а самого Климова окружили вооруженные солдаты, и выражение их лиц не предвещало ничего хорошего.
  - Артем, это я - Игорь! - не смотря на страх, вызываемый этими стражниками, снова закричал Климов.
  В воздухе повисла зловещая тишина. Люди испуганно жались друг другу, поглядывая на Игоря. Лицо Нитагора стало белым, как мел, а окружившие Игоря солдаты, все как один, придвинули лезвия своих копий к его шее. И во всей этой напряженном безмолвии наконец раздался голос фараона:
  - Отпустите этого человека. Он - мой давнишний друг. Я прощаю ему его дерзость и хочу, чтобы он занял место рядом со мной на моих носилках. Теперь он мой гость. Опустите же носилки, чтобы мой товарищ смог взобраться на них.
  Слуги повиновались мгновенно, и Игорь не успел оглянуться, как оказался сидящим на мягких расшитых подушках около Артема. А еще через секунду носилки вернулись в прежнее положение, и процессия двинулась дальше, оставляя за собой растерянных и ничего не понимающих в произошедшем поданных.
  - Фараон, значит, - покосился на Артема Климов.
  - Как видишь, - весело отозвался тот.
  - И как тебе все это нравится? - продолжил Игорь.
  - Смотря, что, - с прежним настроением пожал плечами парень, но потом его лицо стало серьезным, и он, понизив голос, сказал: - А если честно, то мне это совсем не нравится...
  - Тебе тоже кажется, что мы попали в прошлое? - осторожно поинтересовался тогда Климов.
  - Как историк, я могу подтвердить это почти со сто процентной уверенностью, - мрачно ответил Артем.
  - И что нам делать?
  - Не знаю... Обсудим все, когда приедем во дворец и останемся наедине, а то вокруг слишком много ушей...
  
  
  Настроение у Ксени после встречи с Климовым было неоднозначным. С одной стороны девушка испытала облегчение и радость от того, что он тоже оказался здесь, и теперь она не одна. Но с другой стороны ей было обидно и неприятно его равнодушие, а может и раздражение, с которым он вел себя по отношению к ней. И эти два противоречивых чувства - радость и огорчение - разрывали ее изнутри. И еще Ксеня очень страшилась, что Климов все-таки не придет за ней или сделает это еще очень нескоро...
  Вернувшись в усадьбу, Найлинн вместе с другими служанками приступили к приготовлению праздничного ужина: делали жаркое и соусы, тушили мясо, жарили гусей на вертелах. Ксеня же с Сенурой были отправлены в хозяйский дом готовить главную комнату к приезду гостей, начищать посуду и накрывать на стол. Но после того, как Ксеня от волнения чуть не разбила расписной фарфоровый кувшин, испуганная Сенура отправила ее назад в кухню, а взамен позвала другую девушку. Ксеня с радостью вернулась на кухню, потому что меньше всего хотела попадаться на глаза кому-нибудь из хозяев. Там она, выслушав нарекания и недовольства Найлинн ее небрежностью и неловкостью, была допущена лишь до чистки овощей.
  Вечером незадолго до того, как солнце начало садиться, стали собираться приглашенные на пир гости. У ворот дома одни за другими появлялись богатые носилки, с которых сходили наряженные в тончайшие расшитые ткани, преимущественного белого цвета, мужчины и женщины; их головы, шеи, запястья и даже щиколотки были украшены золотом и драгоценными камнями. Все это Ксеня наблюдала вместе с другими любопытными слугами, осторожно выглядывая из-за угла хозяйственных построек. Слуги тихо переговаривались между собой, обсуждая прибывших господ и завидуя тем, кто был удостоен чести прислуживать хозяевам и их гостям во время пиршества. Наконец все гости зашли в дом, откуда вскоре послышались веселые голоса и смех, полилась приятная музыка. Слуги же вернулись в кухню, где вновь продолжили готовить кушанья, чтобы смена блюд на праздничном столе была нескончаема.
  Солнце уже почти село, а пир был в самом разгаре, когда неожиданно у ворот остановились еще одни носилки, поддерживаемые шестью неграми.
  - Это Пентуэр, приближенный фараона, - спустя несколько минут достигла информация кухни, и все слуги вновь высыпали на улицу наблюдать за происходящим.
  - Неужто что-то стряслось, - проговорила Найлинн, качая головой.
  - Наверное, Великий фараон решил зачем-то вызвать нашего господина к себе, - предположил кто-то. - Уж не беда ли какая приключилась...
  Прошло еще четверть часа, прежде чем Пентуэр вышел из дома в сопровождении самого начальника полиции, господина Ахава. Однако вместо того, чтобы направиться к воротам и сесть в носилки, они повернули к домикам слуг.
  - Найлинн, - неожиданно окликнул служанку господин Ахав, и та, затрепетав, вышла вперед.
  - Да, мой господин, - низко поклонилась она, замирая от страха.
  - Не бойся, Найлинн, - тон хозяина был благодушен. - На тебя и твою дочь снизошла большая удача. Сам Рамсес, сын великого Ра, возжелал видеть твою дочь Мерит у себя во дворце сейчас же. Возможно, он даже захочет поселить ее у себя в гареме. К тому же он дает за нее хорошие откупные. Возрадуйся же, Найлинн, и благослови свою дочь в путь. Фараон не терпит ждать.
  Найлинн ахнула, прикрыла рот рукой и, глядя на Ксеню глазами, полными слез, прошептала:
  - Благословляю тебя, дочь моя, - и кинулась к ней, чтобы обнять ее на прощание.
  Ксеня, до которой только что начал доходить смысл сказанных слов Ахава, пребывала в состоянии полного недоумения и страха. Ей сейчас предстоит ехать к фараону? А это что еще за новость? Что от нее хотят?
  - Но я не хочу никуда ехать, - решила возмутиться она, отстраняясь от Найлинн.
  - Ты, что, смерти моей желаешь? - шикнула вдруг на нее Найлинн. - Поезжай немедленно... Не позорь мать свою...
  Ксеня изумленно попятилась от нее. В этот самый момент ее под руку подхватил Пентуэр и без лишних слов силой потащил к воротам. Ксеня попыталась сопротивляться, но хватка мужчины была просто стальной, что каждое движение причиняло ей боль.
  До дворца, который находился за городом, они ехали почти час, и все это время Ксеня просидела, забившись в угол носилок и сетуя на свою судьбу.
  Дворец фараона располагался на холме среди пышного сада, где росли всевозможные деревья, начиная от южных баобабов и заканчивая северными соснами и кедрами. Он настолько поражал воображение своим величием и роскошью, что Ксеня, восхищенно разглядывая все вокруг, ненадолго забыла о своей печали. Спешившись, они с приближенным фараона вначале шли вдоль тенистой аллеи и вскоре поравнялись с огромными воротами, высотою в этажа три. С каждой стороны ворот находилось мощное сооружение, похожее на усеченную пирамиду, расписанную египетскими иероглифами и изображениями богов. Вверху ворота украшал герб - крылатый шар, из-за которого выглядывало две змеи.
  Стражники распахнули ворота, и Ксеня с Пентуэром очутились на дорожке, ведущей к дворцу. Прямо из сада во дворец вела высокая дверь; переступив ее порог, Ксеня оказалась в огромном зале, свод которого поддерживали массивные желтые колонны. По периметру всего зала горели факелы, но, несмотря на это, здесь царил полумрак и прохлада. В тусклом свете факелов Ксеня смогла рассмотреть, что стены и колонны сплошь были покрыты рисункам цветов, листьев, геометрических фигур, а также иероглифами и сценами из жизни фараонов и богов.
  Пентуэр открыл перед ней еще одну дверь, которая, оказалось, вела на просторную террасу под широким навесом. Спиной к ним стоял мужчина в длинном светлом одеянии. Заслышав шаги, он чуть повернул голову, но Ксеня все равно не могла видеть его лица.
  - Я привел ее, как вы и приказывали, ваше величество, - поклонившись, доложил Пентуэр.
  Фараон лишь кивнул и махнул рукой, после чего Пентуэр поспешно удалился с террасы, оставив дрожащую от напряжения и волнения Ксеню наедине с Рамсесом.
  Наконец мужчина медленно повернулся к ней, и, увидев его лицо, Ксеня вскрикнула от радости.
  - Сюрприз! - протянул Артем и улыбнулся.
  От переполнявших ее эмоций Ксеня чуть не кинулась ему на шею, но в этот момент где-то позади раздались шаги, и из темноты дальнего угла террасы на свет вышел Климов.
  - И вы тут! - восторженно воскликнула Ксеня, завидев его.
  - Как видите, Ксения Станиславовна, - усмехнулся тот. - Я же обещал, что найду вас...
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5
  ЕГИПЕТ, Мемфис
  День второй
  
  
  
  
  Утро следующего дня началось для Ксени куда более приятно, чем предыдущее. Во-первых, эту ночь она проспала на удобной широкой кровати с мягкими подушками и покрывалами. Во-вторых, проснувшись, она точно знала, где находится: в одной из комнат дворца, которую накануне специально для нее приготовили по приказу Артема-Рамсеса. И хотя в самой глубине души Ксеня очень надеялась, что проснется на этот раз в своей собственной постели, в маленькой квартирке недалеко от центра Москвы, а то, что произошло с ней вчера, окажется просто дурным сном, она все-таки была рада, что ей больше не придется быть одной в этом чужом мире, потому что теперь рядом с ней есть люди, которые не оставят ее на произвол судьбы. Во всяком случае, ей очень хотелось в это верить.
  Не испытывая пока никакого желания подниматься с постели в столь ранний час, когда на востоке только забрезжил рассвет, Ксеня вновь прикрыла глаза и унеслась мыслями во вчерашний день...
  После счастливого воссоединения их компании на террасе фараонового дворца, Артем предложил перейти всем в его кабинет. При словосочетании 'мой кабинет' из его уст, Климов хмыкнул, но комментировать все же не стал.
  - Мы с Игорем, правда, уже успели кое-что обсудить, пока ждали тебя, - сказал Артем Ксене, не обращая никакого внимания на ухмылки Климова. - Но я думаю, ты тоже хочешь это послушать...
  Кабинетом фараона оказался двухэтажный зал со стенами из алебастра, в самом центре которого располагалась огромная малахитовая статуя какого-то бога с птичьей головой, вся инкрустированная золотом и самоцветами. Перед статуей находился алтарь в виде усеченной пирамиды.
  - Кто это? - сама не зная почему, проговорила шепотом Ксеня.
  - Это Хор - бог солнца, бог царственности, - ответил Артем, - Хор является покровитель власти фараона, ведь сам фараон считался земным воплощением Хора...
  - Короче, он - это практически ты, - усмехнулся Климов, присаживаясь на роскошное кресло из резного дерева, и обвел глазами зал. - Да, неплохо жили фараоны, скажу я вам... А оружия сколько, мама дорогая! - он даже присвистнул. - Да, Тема... Турагенство лично тебя не обмануло, все, как и было обещано: отель пять звезд, все включено... Не то, что мне досталось- максимум три звезды...
  - Что уж говорить о моем первоначальном размещении, - улыбнулась Ксеня, опускаясь на мягкую скамью у маленького круглого столика. - Одна звезда или как?..
  - Скорее похоже на общежитие, - засмеялся Артем и занял место на скамье рядом с ней.
  - Ладно, давайте перейдем к делу, - стал вдруг серьезным Климов, голос его глухо прозвучал в тишине зала. - Вспомним, что каждый из нас делал последним еще в нашем времени?.. Ксения Станиславовна?..
  - Все, что я помню, это то, что стюардесса в самолете начала раздавать всем пледы, - задумавшись, произнесла та. - Я еще подумала, что он мне ни к чему, поскольку никогда не могу спать в транспорте, даже в купе поезда... Я достала книгу, чтобы почитать, и вдруг мне страшно захотелось спать, глаза так и начали слипаться... Я, как мне казалось, только на секундочку закрыла глаза и, наверное, все-таки заснула... Потому что проснулась уже здесь...
  - Все сходится, - Игорь посмотрел на Артема. - Ксения тоже заснула... Значит, можно сделать один важный вывод...
  - Мы все перенеслись в прошлое во сне, - закончил его мысль новоиспеченный Рамсес. - Но каким образом? Попали в какую-то пространственно-временную дыру или воронку?.. Как в каком-нибудь фантастическом фильме? Вроде 'Лангольеров' у Кинга? Переместились во времени только те, кто спал?
  - Но ведь спали, наверное, не только мы, - возразила Ксеня. - Я видела, что многие собирались это сделать... Мои соседи, например... Значит, они все тоже должны были переместиться?.. И где, в таком случае, они?.. Нам же с вами удалось встретиться всего в течение дня, значит, должны были встретиться еще хоть с кем-нибудь... Да, и куда делся самолет?..
  - Ксения Станиславовна говорит дело, - поддержал ее Климов. - Вообще, странно то, что со всего самолета встретились именно мы трое, те, кто и должны быть вместе в туре... И больше никого... Тем более, что мы сидели в разных частях салона...
  - Возможно, совпадение..., - пожал плечами Артем. - И мы кого-нибудь встретим еще завтра... Однако... Мы забыли еще обо одной важной детали, - он задумчиво потер подбородок. - Нас всех здесь принимают за кого-то другого...
  - За того, кто существует в этом времени, - добавил Игорь. - Наши двойники в прошлом?
  - Или же нас поместили в чужие тела? - тоже предположил Артем. - А как насчет того, что мы еще ко всему прочему разговариваем на древнеегипетском?
  - Мистика какая-то, - вздохнул Климов, обхватывая голову руками. - Мне, конечно, всегда нравилась фантастика... Но не до такой же степени...
  - А вот я больше предпочитал историю, - криво улыбнулся Тема. - Но тоже не до такой степени...
  - А я вот хочу домой, - поддавшись всеобщему настроению, всхлипнула Ксеня. - Интересно, нас ищут или нет?..
  - Ксеня Станиславовна, давайте не будем поддаваться пессимизму, - твердо проговорил Климов, и Ксеня, почувствовав в его голосе раздражение, сразу сникла, но всхлипывать перестала. - Да, сейчас мы ничего сделать не в силах... Но возможно завтра ситуация поменяется... А пока давайте пробовать жить в этом мире...
  - Вы хотите сказать - смириться? - горько усмехнулась Ксеня, закусывая губу.
  - Я хочу сказать - адаптироваться, - он в упор посмотрел на девушку. - А у этого глагола несколько иное значение, чем 'смириться', не так ли? Поэтому, Артем, - Игорь повернулся к парню, - расскажи нам что-нибудь об этом времени... Может, это сделает наше пребывание здесь немного проще...
  - Ну что сказать..., - недолго собираясь с мыслями, начал Артем. - Век сейчас где-то одиннадцатый. Правда, до нашей эры. Или до Рождества Христова, как кому нравится...
  Ксеня при этих словах тихо охнула, а Климов еле заметно повел бровью.
  - Город, где мы находимся - древний Мемфис... Долгое время он был столицей Древнего Египта, его культурным и торговым центром. Но потом, когда Александр Македонский завоевал Египет и построил Александрию, Мемфис стал приходить в упадок и разрушаться... И в нашем времени от него остались лишь развалины... Они находятся где-то в двадцати километрах от современного Каира... Правит в данный момент Египтом Мери-Амон-Рамсес ХП, роль которого с сегодняшнего дня по роковой случайности приходится исполнять мне... Правда, не знаю, как долго я смогу с ней справляться... И еще меня смущает один момент - Рамсес ХП взошел на трон в более позднем возрасте, чем я есть сейчас... Неужели, никто среди его окружения не замечает этой разницы?..
  - А если для всех остальных мы выглядим по-другому? - немного оживилась Ксеня. - Ну, так, как и выглядят эти Мерит, Рамсес и...- она вопросительно глянула на Климова.
  - Анутион, - подсказал ей тот. - Я тоже допускаю такую мысль, опять же, если эти люди - не наши двойники... А, возможно, и предки...
  - Хочешь сказать, - ухмыльнулся Артем, - я - потомок фараонов? А вы - тоже потомки египтян? Какими же судьбами?
  -Такими же, какими мы попали сюда, - развел руками Климов, а после сам улыбнулся. - Кажется, моя логика, на которую я всю жизнь мог положиться, со вчерашнего дня перестала мне служить... Я уже начинаю сходить с ума от этих Нитагоров, Мерит, Анутионов, Рамсесов..
  - Кстати, - Артем поднял указательный палец вверх, - твое здешнее имя - Анутион - с древнеегипетского означает 'острый', а твое, Ксеня, - Мерит - 'любимица'... Любопытно, правда?..
  - Откуда ты это знаешь? - поинтересовалась у него Ксеня.
  - Я писал курсовую работу на третьем курсе по культуре и религии Древнего Египта, - широко улыбнулся парень. - Вот и неожиданно пригодилось... А, может, когда-нибудь, когда мы вернемся в наше время, я напишу огромный научный труд, посвященный Египту, в чем мне поможет опыт, приобретенный здесь, и я прославлюсь, - он мечтательно поднял глаза вверх, но потом озабоченно сдвинул брови и добавил уже не так весело: - Мне жаль только одного - моей прически, от которой мне пришлось избавиться, - и стянул с себя пышный парик.
  - Ты побрился практически налысо? - засмеялась Ксеня, а Климов вслед за ней. - Сбрил свои дреды?
  - Таков здесь обычай для мужчин - бриться наголо или очень коротко, а потом надевать парики, - притворно вздохнул Артем, а после тоже захохотал. - Зато у меня появилась накладная бородка на завязках...
  Их дружный смех неожиданно прервал объявившийся слуга, робко сообщивший, что ужин накрыт, а музыканты и танцовщицы готовы услаждать слух и взгляд его величества.
  - Нас еще ждут ужин и развлекательная программа? - заинтересованно спросил Игорь у Артема.
  - А как же! Как и обещалось - пять звезд, все включено! - со смехом ответил тот, и они все вместе вышли из кабинета.
  Стол, накрытый для фараона, ломился от всевозможных яств: были здесь и мясные блюда, и блюда из птицы, рыбы, а также множество овощей и фруктов, среди которых, как ни странно, не было ни апельсинов, ни лимонов, ни бананов.
  - Цитрусовые, а также бананы, груши, персики и некоторые другие фрукты появились у египтян только в римскую эпоху, - пояснил удивленной Ксене Артем. - Зато посмотри, сколько винограда, арбузов, дынь и фиников. А вон еще плоды сикоморы, они очень похожи на инжир... А еще, между прочим, для древних египтян настоящим лакомством являлось молоко, ну, и производные от него: сливки, масло, творог...
  - А кефир? - усмехнулся Игорь, ловко подцепляя ножом кусок жирненького гуся.
  - Не знаю, - засмеялся парень, - делали ли они его... Хотя... Почему бы и нет? - он кивнул молодой привлекательной служанке в прозрачной одежде, едва скрывающую все ее прелести, чтобы она подала ему очередное блюдо, и продолжил: - А вот соль они использовали всегда и везде, даже в лекарствах...
  - Заметно, - сказала Ксеня, отправляя в рот кусочек мяса. - Но я так голодна, что сейчас мне все равно - недосолено это или пересолено...
  - В вашем отеле вас не кормили? - поддел ее Климов.
  - Шведский завтрак я проспала, а на обед меню было небогато - лепешка и какая-то похлебка. Так что, можете себе представить..., - на этот раз не обидевшись, ответила она.
  - Ваше величество, - наклонился над Артемом один из слуг, - музыканты и финикийские танцовщицы с нетерпением ждут, когда смогут порадовать вас своим мастерством...
  - Я готов их лицезреть, - с важным видом проговорил Артем, и Ксеня еле сдержалась, чтобы вновь не рассмеяться, глядя на него. Правда, ее веселье куда-то испарилась, когда в зале появились так называемые танцовщицы. Когда в первый раз было упомянуто о них, Ксеня, конечно же, не думала, что они будут замотаны в покрывала с ног до головы, но она даже не могла предположить, что на них, кроме прозрачного тонкого шарфа, золотого пояска, ожерелья, браслетов и сережек больше ничего надето не будет. Это настолько поразило ее, что она даже перестала есть. Покосившись на Артема и Игоря, Ксеня заметила, как у них сразу же заблестели глаза при виде этих обнаженных красавиц на любой вкус, а после того, как Климов, подмигнув Артему, произнес:
  - Оказывается, здесь еще и стриптиз показывают, - ей вообще стало не по себе.
  - Могу ли я пойти спать? - поинтересовалась она у Артема, пытаясь скрыть свое недовольство. - Я очень устала... И ноги натерла этими сандалиями...
  - Да, конечно, - встрепенулся тот, отвлекаясь от порхающих по залу гибких танцовщиц. - Я уже распорядился, чтобы тебе приготовили комнату. Сейчас тебя проводят, - он быстро кликнул одну из служанок, и Ксеня поднялась из-за стола.
  Направляясь вслед за служанкой к выходу из зала, она с досадой заметила, что Климов, глазея на танцовщиц, даже не обратил внимания на ее уход.
  Пока служанка, которую звали Шери, готовила ей горячую ванну, Ксеня с восхищением рассматривала богатую обстановку в комнате: толстые ковры на полу, окна задрапированы тканью, резная кровать, несколько стульев с инкрустацией, сундук для одежды, столик на одной ножке, бронзовые светильники на стенах, а еще повсюду расставленные горшки с цветами, кувшины для вина и шкатулки с духами, косметикой и благовониями ...
  - Все готово, госпожа, - появилась наконец Шери и отвела ее в небольшое, совмещенное с комнатой, помещение, облицованное камнем, посреди которого стояла большая чугунная ванная, заполненная горячей водой, благоухающей чем-то очень приятным.
  - Ах, госпожа! - вдруг воскликнула служанка, глядя на Ксенины натертые до крови ноги. - Вам непременно нужно нанести на раны мазь... Я сейчас принесу, - и она тут же куда-то упорхнула.
  Ксеня в ожидании ее прошлась по ванной комнате и, заметив в углу перегородку, заглянула туда. Какое же было ее удивление, когда там она обнаружила древнеегипетский туалет. Во всяком случае, этот стульчак из известняка, состоящий из плиты с отверстием, положенной на кирпичный ящик с песком, уж очень смахивал на унитаз. 'А у нас в России до сих пор в деревнях туалет на огороде, даже спустя тысячи лет', - пораженно подумала Ксеня. Правда, она не знала, как с этим делом обстоят дела у бедных египтян, поскольку во время своего пребывания у начальника полиции, боясь уточнить этот деликатный вопрос у Найлинн или Сенуры, по нужде бегала 'в кустики' в дальний угол сада, пока никто не видел. А вот у фараонов, оказывается, с этим проблем не было... Да уж... Древнеегипетская цивилизация...
  Вернулась Шери с маленькой баночкой и после того, как Ксеня с ее помощью приняла ванну, натерла все ее тело какими-то пахучими маслами, а на пораненные ступни нанесла густую мазь бледно-желтого цвета и аккуратно замотала их полосками из тонкого льна.
  Отправляясь в постель, Ксеня не думала, что сможет быстро заснуть после всех переживаний уходящего дня, однако только она положила голову на мягкую подушку, сразу же забылась сном...
  
  
  В следующий раз Ксеня вынырнула из дремы от легко шума в комнате. Оказалось, что это Шери снова готовит для нее ванную. Вообще, Ксеня еще вчера заметила, что египтяне настолько чистоплотны, независимо от сословий, что готовы мыться или хотя бы умываться несколько раз в день: утром, вечером, до и после каждого приема пищи.
  - Доброе утро, госпожа Мерит, - улыбнулась ей Шери. - Ванна с благовониями уже готова.
  После принятия ванны, Шери вновь натерла Ксеню ароматными маслами и помогла ей одеться. Вначале на Ксене оказалось почти такое же платье на тонких бретелях, как и вчера, только белого цвета, но потом Шери накинула на нее второе платье из тончайшей почти невесомой белоснежной льняной ткани, оделаной по кантам золотой тесьмой. Трудно было вообразить, как удавалось египтянам в те давние времена изо льна соткать настолько легкое и прозрачное полотно. Шери перехватила ее платье золотыми поясками в двух местах - под грудью и на талии - и довершила Ксенин наряд браслетами, серьгами и ожерельем. После этого Шери начала создавать на ее голове какую-то невообразимую прическу, вплетая в волосы золотые украшения и ленты. Пока Шери колдовала над Ксениными волосами, пришла еще одна служанка и принесла на подносе завтрак, состоящий из сладкой выпечки, винограда и молока.
  - Рамсес уже проснулся? - поинтересовалась Ксеня у Шери, когда та приступила к нанесению на ее лицо специального макияжа.
  - Фараон? - переспросила Шери и улыбнулась. - Он встал рано и уже совершил церемонию утреннего туалета и даже потрапезничал, а после принес жертвы богам и выслушал наставления Великого жреца. В данный момент его величество Рамсес в главном зале читает донесения и отчеты и принимает поданных...
  - Ясно, - только и смогла протянуть Ксеня. - А Кли... То есть, Анутион?
  - Господин Анутион все утро находится рядом с фараоном, как и подобает его приближенному...
  -А как ваши ноги, госпожа? - сделав макияж, опустилась Шери перед ней на колени.
  - Мне кажется, что уже неплохо, - улыбнулась Ксеня, разглядывая свои ступни, которые на самом деле выглядели значительно лучше, чем вчера, и уже не болели.
  - Я приготовила для вас сандалии из мягкой кожи ягненка, они не должны причинить вам неудобства, госпожа Мерит...
  Ксеня искренне поблагодарила Шери, и спросила:
  - А когда фараон освободится, с ним можно будет увидеться?
  - После полудня, когда будет подана обеденная трапеза. Вы можете прогуляться пока по саду...
  - Я так и сделаю, Шери. Спасибо.
  Ксеня спустилась через террасу в сад и медленно пошла по дорожкам, посыпанным цветным песком. Сейчас ей сад показался еще огромней и пышнее, чем вчера вечером. Деревья росли, как естественным образом в земле, так и в кадках, цветы заполняли собой целые поляны, и повсюду журчали фонтаны, большие и маленькие. У одного самого большого многоярусного фонтана Ксеня решила отдохнуть и присела на мраморный бортик, нагретый горячим южным солнцем. Потом она скинула сандалии и, подтянув под себя ноги, чтобы устроиться поудобнее, прикрыла глаза, подставляя лицо легкому ветерку.
  - Приветствую тебя, прекрасная госпожа, - вдруг услышала Ксеня совсем рядом и тут же открыла глаза, растерянно обернувшись на незнакомый голос.
  Прямо напротив нее стоял мальчик-подросток лет двенадцати и с интересом разглядывал ее. Судя по его одежде и дорогим украшениям на теле, он был из знатного рода и не принадлежал к слугам, живущим во дворце фараона.
  -Добрый день, - улыбнулась ему Ксеня: мальчик показался ей довольно милым. - Я не заметила тебя... Ты подошел слишком тихо...
  - Извини меня, - мальчик присел с ней рядом на мраморные плиты. - Я не хотел тебя испугать. - Ты ведь та самая Мерит, которую по приказу моего брата привезли сюда вчера вечером?
  - Да, - осторожно ответила девушка. - А ты - брат фараона?
  Мальчик кивнул:
  - Меня зовут Тутмос.
  - Ты живешь здесь?
  - Да, вместе с матерью и сестрой. В усадьбе, за дворцом.
  - Мать Рамсеса не живет вместе с ним во дворце? - удивилась Ксеня.
  - Она не его мать. Мать Рамсеса умерла несколько лет назад. Наш отец имел три жены и восемь наложниц, - пояснил Тутмос. - А ты тоже будешь одной из наложниц Рамсеса?
  - Нет, - засмеялась девушка. - Я не...
  - Значит, - не дав ей договорить, подхватился мальчик, - он хочет сделать тебя своей женой? А как же хеттская царевна, которая прибудет сюда через две недели, чтобы стать его супругой? Хотя..., - он сел обратно. - Ты настолько хороша, что затмишь любую царевну... И можешь стать второй, а, может, и любимой женой Рамсеса...
  - Спасибо тебе, Тутмос, за красивые слова, - снова заулыбалась Ксеня, - но я не стану ни женой, ни наложницей фараона... Мы с твоим братом просто друзья.
  - Но этого не может быть! - недоуменно воскликнул Тутмос. - Женщина не может быть другом фараону, особенно такая молодая и красивая!
  -Значит, это будет первый случай в истории Древнего Египта, - тихо сказала девушка, подняв глаза к небу.
  - Древнего? Ты сказала 'Древнего Египта'? - непонимающе посмотрел на нее Тутмос.
  - Я оговорилась, - поспешила замять свою оплошность Ксеня. - Я имела ввиду 'Великий Египет'...
  В этот самый момент на дорожке, ведущей к ним, показались Артем с Игорем. Они шли, не спеша, и о чем-то весело переговаривались. Сегодня на Климове было куда больше золотых украшений, чем накануне, а вместо набедренной повязки одето что-то наподобие плиссированной белой юбки до колен, поверх которой спереди был повязан трапециевидный плотный передник в бело-синюю полоску, расшитый золотом и камнями. Одежда Артема была почти такая же, за исключением накинутого сверху полупрозрачного белого плаща. Тутмос, завидев их, почему-то быстро попрощался с Ксеней и убежал.
  - Привет! - первый поздоровался Артем, Климов же сдержанно кивнул.
  - Доброе утро, - ответила Ксеня. - Закончили свои важные фараоновские дела?
  - И слава богу! - первый отозвался Игорь, махнув рукой. - Я думал больше не выдержу стоять на вытяжку два часа и слушать, как этот самозванец, - он кивком показал на улыбающегося Артема, - зачитывает бредовые отчеты и доносы этих древних жрецов и чиновников... Оказывается, бюрократизм процветал во все времена... А главное, как он еще с ними разговаривал! Будто всю жизнь репетировал!
  Артем засмеялся, а Климов весело продолжал:
  - А эта его последняя фраза на прощание: 'Идите с миром и моей милостью'! Я чуть не рухнул на месте! Да уж, те, кто затеял весь этот цирк с нашим перемещением, похоже, знали, кого определить в Рамсесы...
  Климов опустился рядом с Ксеней, и Артем сел за ним. Некоторое время все трое молчали, думая каждый о своем...
  - Да, сейчас бы сигаретку для полного счастья! - вздохнул потом Игорь, щурясь от яркого солнца. - Кстати, как тут обстоят дела с курением?
  - Насколько известно, - охотно ответил Артем. - Курили в Древнем Египте только жрецы в ритуальных целях... Правда, встречаются фрески, на которых изображен курящий фараон...
  - О! - взбодрился Климов. - Так, может, организуешь, фараон, а?
  - Попробую, - пожал плечами парень. - Вечером, за ужином...
  - Под пляски твоего танцевального ансамбля, - подмигнул Игорь. - Надеюсь, это мероприятие сегодня тоже состоится?
  - А как же! Куда ж без него, - хохотнул Артем.
  - Мне, кстати, одна мулаточка очень даже понравилась... Как там ее... Тафет, кажется..., - Климов даже прищелкнул языком от удовольствия. - А, вообще-то, мы неплохо отдыхаем, скажу я вам... Все, как положено... Еще б на экскурсию какую съездить для галочки... На пирамиды какие посмотреть... И этого...
  - Сфинкса? - напомнил Артем.
  - Да, ему ж еще не отбили нос?
  - Нет,- снова засмеялся Тема. - Не должны... Между прочим, все эти, так сказать, достопримечательности, должны быть недалеко от Мемфиса... Так что можно будет подумать об этом...
  - Как вы можете! - вдруг заговорила до этого момента притихшая Ксеня; голос ее дрожал от возмущения. - Мы находимся, черт знает где! И неизвестно, что будет с нами дальше! А дома у нас остались родные и близкие, которые, возможно, переживают за нас! - она неожиданно перешла на крик и тут же почувствовала, как к горлу начали подступать слезы. - А вы тут сидите и с азартом обсуждаете голых девок и всякие другие развлекушки! Еще и строите какие-то радужные планы на завтра! Вместо того, чтобы что-то думать и предпринимать!
  Артем молча наблюдал за этой ее вспышкой, и лишь нервное поглаживание подбородка выдавало его истинные эмоции. Климов же, сузив глаза, взглянул на Ксеню и процедил сквозь зубы:
  - Прекратите немедленно истерику, Ксения Станиславовна...
  Но это возымело обратный эффект, потому что в ту же секунду из глаз Ксени хлынули слезы, и она сдавленно прошептала:
  - Эх, вы... Мужики называются... Что ж вы такие бесчувственные-то, а?.. Ничего вас не берет... Ну и развлекайтесь дальше, черт с вами!.., - она резко развернулась на пятках и быстро пошла обратно во дворец.
  - Обиделась, - вздохнул Артем, глядя вслед удаляющейся Ксене.
  - Не люблю истеричных особ, - поморщился Климов.
  - Но Ксеню нельзя назвать истеричной, - возразил ему Артем. - Она ведь находится в стрессе от всего того, что с нами произошло... Она просто сорвалась и все... Она всего на всего слабая женщина, которой сейчас тяжело...
  - Все равно ей следовало бы попридержать себя в руках, - уже не так агрессивно проговорил Игорь. - Лишние эмоции сейчас нам всем ни к чему...
  - Не суди по себе, мы все разные, - поднялся Артем, а потом ухмыльнулся: - Ладно, Анутион, друг мой преданный, пошли обратно, трапезничать пора...
  
  
  Ксеня лежала на постели, уткнувшись лицом в подушку, которая уже стала мокрая от слез, льющиеся нескончаемым потоком из ее глаз, и терзала себя раздумьями о своей незавидной судьбе. Вначале все ее воспоминания и мысли крутились около родителей и сестры, которых она, возможно, больше никогда не увидит. Вспомнилась ей и ее школа, и ученики, и даже директриса, которую Ксеня на самом деле не очень любила, но теперь была готова на что угодно, лишь бы еще раз ее увидеть...
  Но как-то плавно ее мысли от школы перетекли в сторону Климова...Ксеня очередной раз вспомнила его реакцию на ее слезы и слова, а также тон, которым он произнес: 'Прекратите истерику!', и ее снова накрыла волна обиды и разочарования... 'Кажется, я очень глубоко ошибалась в этом мужчине, наделяя его несуществующими чертами и качествами, - думала она, размазывая соленые едкие слезы по щекам. - Я сама себе придумала образ, который отнюдь не соответствует реальности... А он оказался совсем другим человеком - жестким, эгоистичным, беспринципным...'. И от этого ей на душе стало еще горше, что она разревелась с новой силой.
  Именно вот такой ревущей в подушку ее и застала Шери, войдя в комнату некоторое время спустя. В руках служанка держала большой поднос с едой.
  - Госпожа Мерит, вы плачете? - обеспокоено спросила она. - Но что стряслось? Какое-то горе?
  - Скажи, Шери, - Ксеня села на постели и начала ладонью вытирать мокрые щеки. - Как я выгляжу?
  - Вы красивая, госпожа, - осторожно ответила девушка, недоуменно глядя на нее.
  - Нет, я не об этом... Какая я? Опиши меня. Рост, фигура, глаза...
  - Ну..., - протянула Шери, продолжая бросать странные взгляды на Ксеню. - Вы невысокая... Стройная, как лоза... Глаза - синие, как драгоценные сапфиры...Волос темен, а кожа у вас белая...
  - А здесь, - воодушевилась Ксеня и повернулась к Шерри в профиль, показывая пальцем на свой висок. - Что у меня здесь?
  - Небольшое родимое пятнышко, округлое, чуть выпуклое...
  - Так и есть, - с некоторым облегчением выдохнула Ксеня, подумав: 'Значит, для всех остальных я тоже выгляжу, как всегда'.
  - Так почему вы плакали? - не унималась тем временем Шерри. - Неужели вы считаете себя недостаточно прекрасной?
  - Нет... Я не из-за этого... Просто взгрустнулось немного...
  Про себя же Ксеня добавила: 'Но и прекрасной я себя тоже не считаю...'
  - Разве вам плохо во дворце? Ведь наш фараон так добр к вам... Вот сам велел принести вам обед в комнату... Сказал, что вы себя неважно чувствуете..., - Шери направилась к столику, чтобы поставить на него поднос.
  - Спасибо, Шери, но я не голодна..., - помотала головой Ксеня.
  - Ну поешьте хоть немного... Сегодня приготовили божественно вкусное тушеное мясо молодого бычка с овощами...Сам фараон похвалил его... И вам должно понравиться...
  - Хорошо, Шери, - подавила вздох Ксеня. - Оставь поднос. Я, возможно, поем чуть позже...
  - Вам бы еще следовало умыться, госпожа, - робко проговорила Шери и поднесла к Ксене тазик с водой. - А то слезы размыли краску на вашем лице... Я потом заново подведу вам глаза свинцовым блеском и малахитом...
  Ксеня покорно ополоснула лицо прохладной водой, после чего вновь вверила себя в руки служанки.
  - Можно? - неожиданно дверь в комнату приоткрылась, и вошел Артем.
  - Ваше величество, - тут же кинулась перед ним на колени Шери.
  - Встань, девушка, и оставь нас ненадолго с госпожой Мерит, - снисходительно произнес Артем, и Шери мгновенно удалилась.
  - Я пришел спросить, как твои дела, - тихо проговорил он потом, проникновенно глядя на Ксеню.
  - Со мной все в порядке, - быстро ответила та, отводя глаза в сторону.
  - Извини, мы с Игорем действительно вели себя не совсем правильно...
  - Не надо, Артем, я не держу на тебя обиды, - попыталась возразить ему Ксеня, но парень продолжал:
  - Я хотел, чтобы со мной пришел еще и Игорь, но он...
  - Мне не нужны извинения Климова, - резко оборвала его девушка. - С ним и так все ясно...
  Артем еще немного без слов потоптался в дверях, а потом мягко сказал:
  - Мы ждем тебя к ужину. Если ты захочешь...
  - Навряд ли, - ответила ему Ксеня. - Мне хочется побыть одной...
  - И все же я буду рад видеть тебя там, - с этими словами Артем вышел из комнаты.
  ...На ужин Ксеня так и не пошла, просидев весь остаток дня в комнате и продолжая хандрить, время от времени пуская слезу...
  Засыпала она снова с мыслями о семье и доме, и после Ксюше всю ночь снилась Москва и близкие ей люди...
  
  
  
  
  
  
  Глава 6
  ГРЕЦИЯ, Афины
  День третий
  
  
  
  
  Звонкий женский смех ворвался в Ксенин сон, и она открыла глаза. И еще через мгновение вновь чуть не расплакалась: эта комната оказалась совсем не та, в которой она засыпала вечером. Здесь все было другим: и кровать-кушетка, и каменный пол, застланный широким тканым ковром (такие же тканые, но небольшие коврики были развешаны по стенам), и низкий продолговатый столик, заставленный маленькими шкатулками, и завешенный цветастым полотном дверной проем... Не было и характерных египетских иероглифов и рисунков, украшающих стены комнат дворца фараона Рамсеса П... Эта комната отличалась излишней простотой в оформлении, хотя и не выглядела, как жилище бедняка...
  - Похоже, я уже не в Египте, - тихо простонала Ксеня, принимая сидячее положение.
  Женский смех, звучащий, как оказалось, с улицы, повторился, и Ксеня, подхватившись, закуталась в покрывало и выглянула в окно. Перед ней открылся вид на маленький внутренний дворик, заросший изумрудно-зеленой травой и цветами, в одном углу которого журчал крошечный фонтан. Около него, расположившись прямо на траве, сидела хорошенькая светловолосая девушка в свободном голубом одеянии и радостно смеялась, наблюдая за расхаживающим по двору павлином. Павлин то и дело распускал свой шикарный хвост, горделиво поглядывая на молодую блондинку, что вызывало у той очередной приступ веселья. Тут девушка увидела Ксеню и воскликнула:
  - Доброе утро, Аспазия!
  - Доброе, - чуть улыбнувшись для вежливости, несмело ответила Ксеня, осторожно пробуя на языке новые незнакомые, но при этом понятные слова.
  - Посмотри, какой твой павлин забавный! - продолжала незнакомка. - Как хорошо, что тебе подарили эту чудную заморскую птицу! Я не могу на нее насмотреться! Она так веселит меня! И все наши девушки от нее в восторге!
  - Я рада, - неуверенно кивнула на это Ксеня.
  - О! - улыбнулась вдруг блондинка, глянув куда-то в сторону, - Я вижу твою Евклию, она несет тебе завтрак...
  Заслышав чьи-то шаги, Ксеня обернулась. Занавес на двери колыхнулся, и в комнату вошла еще одна девушка, совсем юная, почти подросток. В руках она держала тарелку с хлебом и кувшин.
  - Приветствую вас, госпожа, - слегка поклонилась Евклия (а Ксеня поняла, что это и была она). - Ваш завтрак: хлеб и вино...
  'Вино на завтрак?' - хотелось воскликнуть Ксене, но она благоразумно промолчала и лишь кивнула головой, принимая тарелку с хлебом.
  - Если не возражаешь, сегодня я запью его водой, - улыбнулась она.
  Евклия тут же вышла и буквально через минуту вернулась с чашей, наполненной водой.
  - С утра приходил раб с посланием от вашего друга Фидия, - проговорила чуть позже Евклия. - Фидий просил напомнить вам, что вы обещали придти к нему в мастерскую сегодня оценить очередное его творение, которое он почти закончил... Он ждет вас с нетерпением и как можно скорее...
  Ксеня растерялась. Ей нужно куда-то идти? К какому-то Фидию? Но кто он? И как она сможет найти его?
  - Ты проводишь меня до мастерской? - осторожно спросила Ксеня у девушки.
  - Конечно, госпожа, - изумленно посмотрела на нее Евклия.- Это ведь моя обязанность...
  Это немного успокоило Ксеню, тем более что она очень надеялась где-нибудь в городе встретить Артема, или на худой конец Климова, как это случилось в Мемфисе. Что будет, если этого не произойдет, Ксеня даже боялась себе представить...
  Тем временем Евклия извлекла из большого сундука (подобный на тот, какими пользовались в Древнем Египте) нечто напоминающее прямоугольный кусок ткани пурпурного цвета, сшитого с двух сторон. Но когда Евклия легко водрузила его на Ксеню, ловко закрепив в нескольких местах булавками с ажурными головками, а затем завязав на талии золотистый пояс и аккуратно распределив складки драпировки, у Ксени как-то сразу всплыло в памяти слово 'хитон', которым историки обозначают род одежды, популярной в давние времена в восточных странах, особенно в Греции и Риме. ' Я похожа на иллюстрацию к книге 'Мифы древней Греции', - подумала Ксеня, оглядывая себя в круглом зеркале, услужливо поднесенном Евклией. Но, несмотря на всю абсурдность ситуации, она неожиданно словила себя на мысли, что ей нравится, как она выглядит в этом наряде. Особенно ее привели в восторг сандалии с золотисто-желтыми ремешками, туго оплетающими ногу почти до середины голени, да еще и на невысоком, но все же каблучке. Нечто похожее Ксеня видела перед, так называемой, 'турпоездкой' в одном модном обувном магазине, куда ее затащила Ритка в процессе устроенного ею грандиозного шопинга.
   После этого Евклия еще причесала ей волосы, стянув их на затылке в пучок, и подала темно-синюю накидку, назвав ее 'калиптра'.
  Выйдя из спальни, проследовав по узкому коридору и спустившись по лестнице на первый этаж, они оказались в зале с высокими колонами, пол которого был украшен цветной мозаикой из камня. Прямо из этого зала вела дверь в узкий двор, и уже через несколько шагов Ксеня с Евклией оказались за калиткой на улице.
  Дорога, по которой Ксеню вела Евклия, шла все время прямо, никуда не сворачивая. По обе стороны дороги располагались однотипные дома, подобных друг на друга, как близнецы, и Ксеня даже с тревогой подумала, что, если вдруг потеряется в городе, то может и не найти 'свой' дом.
  В мастерскую загадочного Фидия они шли довольно долго, во всяком случае, Ксене казалось, что их пути не будет конца. На встречу им время от времени попадались редкие прохожие, и почти каждый из них провожал Ксеню особенным взглядом: мужчины чаще с интересом, а женщины - с непонятным напряжением. Ксене от такого необъяснимого внимания к собственной персоне вскоре стало не по себе, но, к счастью, наконец Евклия остановилась у одного из домов и постучала. Дверь открылась почти мгновенно, и на пороге показался высокий плотный мужчина в длинной белой тунике, с густой бородой, посеребренной легкой сединой.
  - Аспазия, - при виде Ксени лицо мужчины озарила улыбка. - Ты пришла... Заходи...
  Евклия осталась на улице, а Ксеня, неуверенно переступив порог незнакомого дома, пошла за хозяином и вскоре очутилась в огромной мастерской, сплошь заставленной статуями, из чего нетрудно было сделать вывод, что Фидий является ни кем иным, как скульптором. В мастерской находилось еще двое молодых людей, каждый их которых с воодушевлением ваял из мрамора свою статую. У одного из них кусок камня превращался в греческого атлета, другой же пытался запечатлеть в мраморе некий женский образ.
  - Ты ведь уже знакома с моими учениками, - проговорил тем временем скульптор Фидий, обращаясь к девушке, - Алкаменом и Агоракритом?
  Оба молодых человека тут же повернули головы в их сторону, и Ксенино сердце радостно екнуло, когда в одном из юношей она узнала Артема. Тот еле заметно подмигнул ей, стараясь скрыть улыбку, Ксеня же почти беззвучно, одними губами, произнесла:
  - Я знала, что мы встретимся, - и тоже чуть улыбнулась.
  Еще позавчера, в Египте, когда она наконец встретилась с Артемом во дворце фараона, то сразу же испытала необыкновенное облегчение. Почему-то именно этот парень, а не Климов, вечно изматывающий ее сердце сомнениями, вселял в нее некую уверенность и даже умиротворение только одним своим присутствием или улыбкой. И сейчас, при виде него, у Ксени вновь будто камень с души спал, мир заиграл новыми красками, и стало казаться, что все не так уж страшно и поправимо.
  - Оцени же теперь, прекрасная мелезианка, мое творение, - продолжал Фидий, сдергивая покрывало с высокой статуи, изображавшей женщину, совершенную, как богиня.
  - Кто она? - проговорила Ксеня, очарованная увиденным великолепием.
  - Ты разве не узнала богиню Деметру? - удивился Фидий.
  - Конечно..., - улыбнулась Ксеня, делая вид, что пошутила. - Она совершенна, Фидий... Это одно из лучших твоих творений, - краем глаза она заметила, как Артем поднял большой палец вверх в знак одобрения, и закончила уже с большим восторгом: - Я поражена твоим мастерством!..
  Фидий явно был удовлетворен и польщен, и повел ее показывать другие свои творения. Ксеня терпеливо ходила за ним по мастерской, старательно восхищаясь каждой созданной им статуей, в тайне же мечтая поскорей остаться наедине с Артемом, чтобы перекинуться хоть словечком. Наконец экскурсия была закончена, и Фидий произнес:
  - Надеюсь, мы еще увидимся сегодня у тебя в доме за ужином?
  - Да..., - Ксеня растерялась, в панике соображая, о чем речь и как ей на это реагировать. - Наверное..., - и незаметно глянула на Артема.
  Тот взглядом и жестами дал ей понять, чтобы она уходила и дождалась его на улице, и Ксеня быстро сказала:
  - Мне необходимо идти, Фидий... Благодарю тебя за твое произведение, оно действительно божественно...
  - Но не божественнее тебя, Аспазия, - вдруг проговорил Фидий, проникновенно заглядывая ей в глаза, от чего девушке стало неловко, и она поспешно отвела взгляд.
  - Я пойду, - торопливо двинулась Ксеня к выходу. - Увидимся...
  - До встречи, - Фидий улыбнулся ей на прощание.
  Ксеня юркнула за дверь на улицу, где сразу же вздохнула с облегчением, и стала ждать Артема. Он появился спустя несколько минут, сияющий и жизнерадостный, и тут же отвел ее в сторонку, оставляя на приличном от них расстоянии Евклию.
  - Как дела? - спросил Артем.
  - А ты как думаешь? - Ксеня не сдержала радостной улыбки.
  - Думаю, что ты вновь озадачена, так же как и я.
  - Совершенно верно. Мы сейчас в Греции, я правильно поняла?
  - Да, правильно. Откуда такие познания?
  - В юности я увлекалась мифами Древней Греции, - усмехнулась девушка. - Но этим мои, как ты говоришь, 'познания' ограничиваются. Я бы хотела подробности узнать от тебя...
  - Знаешь, кто ты?
  - Здесь меня называют Аспазией, - неуверенно развела руками Ксеня.
  - А ты знаешь, что Аспазия - это известная древнегреческая гетера? - снова ухмыльнулся парень.
  - Проститутка? - ужаснулась Ксеня.
  - Ну зачем так? Гетеры - не проститутки. Проститутки здесь занимают низшую ступень социального слоя, а гетеры - это образованные незамужние женщины, ведущие свободный и независимый образ жизни... У них даже есть привилегия выходить замуж.... Гетерами восхищались, в гетер влюблялись, по их образу ваялись статуи, их дома посещали самые известные древнегреческие политики, поэты, философы... Правда, внимание гетер стоило очень дорого... А порой за ночь с ними мужчины выкладывали целое состояние...
  - За ночь с ними?! - снова вспыхнула Ксеня. - Ты сам себе противоречишь!
  - Гетера сама выбирала, кому подарить свою... м-м-м... любовь... Понимаешь? Ее никто не мог принудить к этому... Она сама являлась хозяйкой положения... Тем более Аспазия...
  - А чем особенна эта Аспазия? - девушка нервно повела плечами.
  - Она считалась одной из самых красивейших женщин Греции... У нее была собственная школа риторики, которую она организовала вместе с несколькими другими гетерами... И на свои собрания они охотно приглашали всех желающих... Чаще всего эти собрания проводились по вечерам, за ужином... Ну, и не обходилось, выражаясь современным языком, без интима... Но только по обоюдному согласию!
  - Это о такого рода ужине говорил этот... Фидий? - заволновалась Ксеня.
  - Я думаю, о таком, - кивнул Артем. - Ведь Фидий был одним из завсегдатаев ее дома...
  - И что мне делать? - Ксеня почти со слезами на глазах глянула на Артема. - Я не хочу никаких таких 'вечеров' и 'собраний'... Я вообще не хочу возвращаться в тот дом! Я хочу остаться с тобой!
  - Боюсь, это не так просто, - покачал головой Артем. - Я тут кое о чем подумал... Но об этом потом... Вначале нужно найти Игоря, судя по всему, он должен быть где-то рядом... А после мы снова поговорим...
  - А что делать мне? - почти в отчаянии спросила Ксеня.
  - Возвращайся пока назад в дом Аспазии... А насчет вечера... Сделай, например, вид, что заболела... А завтра, что-нибудь решим...
  - Опять завтра! И снова ждать! - в сердцах воскликнула Ксеня. - А если завтра мы снова окажемся в другом месте?!
  - Значит, будем решать вопросы в новых условиях, - мягко заверил ее Артем. - Не волнуйся, все будет хорошо... Возвращайся и жди меня... Я скоро приду... Только найду Игоря...
  - А если не найдешь его?..
  - Найду, - улыбнулся парень. - Ты же нашла меня?...
  - Мне ничего не остается делать, как довериться тебе, Тема, - прошептала Ксеня.
  - Это правильное решение... А теперь иди... Твоя рабыня начинает странно на нас поглядывать...
  - Я буду очень ждать, - Ксеня последний раз глянула на Артема и поспешила к Евклии...
  
  
  Игорь вынырнул из сна и, осмотревшись по сторонам, смачно и витиевато выругался.
  - Приплыли, - процедил он потом, продолжая чередовать почти каждое слово с ругательством. - Добро пожаловать, господин Климов. Только вот куда, интересно было бы узнать?
  Он поднялся с кровати и прошелся по комнате, небольшой, квадратной и обставленной без лишней роскоши.
  - Греция? - спросил он себя, рассматривая высокий кувшин, на котором был изображен в соответствующем стиле грек, метающий длинное копье.
  - Хозяин, - вдруг услышал Игорь у себя за спиной и обернулся.
  В дверях стоял худощавый мужчина в набедренной повязке, которая хоть и называлась так, но все же отличалась от той, которую Игорь встречал в Древнем Египте.
  - Да, - Климов выжидающе посмотрел на вошедшего человека.
  - Ваша супруга, госпожа Телезиппа, просит вновь выдать ей несколько монет на нужды, которые она не назвала. А поскольку вы оказали мне, вашему преданному рабу Ниоклу, доверие и передали управление всем вашим имением и деньгами, я бы хотел спросить вашего разрешения на это...
  Игорь, понятное дело, не знал, что ответить этому Ниоклу, поэтому зачем-то просто сказал:
  - Я сам с ней поговорю...
  - Хорошо, господин Перикл. Я передам ей ваше решение. А завтрак изволите вам нести?
  - Неси, - кивнул головой Игорь, в одно мгновение почувствовав, что действительно голоден.
  Ниокл вскоре вернулся, неся на подносе хлеб и кувшин, в котором Игорь по запаху определил вино.
  - Да уж..., - тихо протянул он. - Как говорится, шампанское по утрам пьют только аристократы или дегенераты... Ну, к последним себя отнести не очень-то хотелось бы, а вот к первым..., - Климов сделал глоток из кувшина и поморщился. - Да оно еще и разбавлено самое меньшее на половину! Халтурщики...
  - Вы чем-то недовольны? - подал обеспокоенный голос Ниокл, о котором Игорь на время совсем забыл.
  - Нет, нет... Все в порядке...
  Оставшись после такого 'сытного' завтрака почти голодным, Климов с помощью Ниокла оделся в какую-то светлую тунику, подвязав ее поясом, и вышел из комнаты.
  Оказавшись в просторном внутреннем дворике, окруженном со всех сторон высокими колоннами, он неожиданно встретился с женщиной. Она кинулась к нему на встречу, и при виде нее у Игоря даже потемнело в глазах: женщина как две капли воды была похожа на его бывшую жену.
  - Наташа?! - вырвалось у него от изумления.
  - Что? - женщина остановилась, возмущенно глядя на него. - Я твоя жена Телезиппа, Перикл!
  - Я знаю..., - удрученно кивнул головой Игорь, а мысленно добавил: 'Шоу двойников какое-то...'.
  - Перикл! - продолжала Телезиппа, возбужденно размахивая руками. - Сколько можно мне терпеть такие унижения! Мало того, что ты передал управление всеми деньгами какому-то рабу, а меня, свою законную жену, даже не подпускаешь к ведению домашнего хозяйства, так я еще должна выпрашивать деньги на то, что необходимо мне и к тому же отчитываться, на что их беру! Я, хозяйка этого дома, должна просить деньги у раба! Это просто невозможно терпеть!
  Игорь смотрел на Телезиппу, и с каждой секундой в нем росло неконтролируемое раздражение: эта женщина не только внешне походила на его бывшую жену, у нее еще и характером ничем от той не отличалась.
  - А я не могу терпеть твою расточительность и твои запросы, - угрожающе проговорил он, забывая в этот момент о том, что перед ним совсем не Наташа.
  - Запросы?!- Телизиппа, похоже, не собиралась сдавать обороты. - Да ты посмотри, как мы живем! И разве это дом важного человека, коим ты являешься в Афинах! Да этот дом ни чем не отличается от дома бедняка! Тебе абсолютно нет времени на него, тебе всегда некогда, даже, когда я прихожу к тебе посоветоваться о каких-то домашних делах, ты почти что указываешь мне на дверь, потому что тебе не хочется беспокоиться по таким 'пустякам'. И не надо мне повторять, что в свободной стране влиятельный человек должен быть прост, дабы не вызвать недоверие со стороны своих граждан! Только и влиятельному человеку необходима пища и...
  - Ты разве голодаешь?
  - Нет, но...
  - Богатство и роскошь не являются залогом счастья, - перебил ее Игорь, а после сам удивился собственным словам. - Подумай лучше о духовном...
  - Как ты можешь такое мне говорить! Да набожней меня не найти ни одной женщины в Афинах! О, Боги! - она стала заламывать руки. - За что вы гневаетесь так на меня! Да если бы я знала, что меня будет ждать такая участь с этим мужчиной, я бы не ушла ради него от своего бывшего мужа Гиппоникоса, богатого человека, не польстилась бы на его сладкие речи...
  'Кажется, уж эта женщина явно какая-нибудь прародительница моей бывшей, говорит прямо слово в слово, несмотря на разницу в тысячи лет', - закатив глаза, подумал Климов, а вслух произнес:
  - Я ухожу... У меня дела...
  Конечно же, лично у Игоря не было никаких дел, кроме как попробовать отыскать в этом времени Артема или Ксеню, но у человека по имени Перикл, исходя из того, что он явно какая-то важная персона в этом городе, они бесспорно должны были быть. Поэтому Климов решительно направился к выходу.
  Очутившись на улице, он огляделся по сторонам, размышляя в какую сторону ему лучше пойти, и, в конце концов, сделав выбор, отправился налево, где дорога под небольшим наклоном спускалась вниз. Заблудиться Игорь не боялся, поскольку обладал отменной зрительной памятью, поэтому его глаза даже непроизвольно выхватывали из окружающего мира нужные детали и ориентиры, надежно аккумулируя их в уме. Вскоре жилые кварталы остались позади, и перед глазами Игоря предстала огромная рыночная площадь, прямо за которой раскинулось необъятное Эгейское море. Климов уже собрался было пойти дальше, чтобы прогуляться по местному рынку, спуститься к морю, как вдруг его кто-то окликнул. Вернее, окликнули Перикла, и Игорь в первую минуту даже не среагировал на этот зов и обернулся лишь тогда, когда на его плечо легла чья-то рука.
  - Ты, как всегда, настолько погружен в свои думы об Афинах, что ничего не видишь и не слышишь вокруг, - проговорил незнакомый молодой человек, с улыбкой глядя на Игоря.
   Парень был небольшого роста и не очень привлекателен внешне: курносый, толстогубый, с непропорционально массивной шеей, - однако открытая располагающая улыбка с лихвой компенсировала его физические недостатки.
  - Да, у меня бывает, - попытался улыбнуться и подыграть ему в ответ Игорь, мысленно стараясь угадать, кем же Периклу приходится этот парнишка.
  - Тебе необходимо отвлечься, друг мой, - проговорил тогда молодой человек. - Нельзя все время думать о политике и о делах нашего полиса... Кроме тебя есть еще по меньшей мере девять человек, которым тоже эти размышления вменяются в обязанности... А ты взгромоздил на себя все проблемы нашего демоса и пытаешься решить их один... Поэтому отправимся-ка мы с тобой сейчас к Фидию... В его доме и мастерской принято говорить только о возвышенном и об искусстве, что является замечательным способом переключить твое внимание на что-нибудь другое, отличное от общественных вопросов...
  Игорь на это лишь пожал плечами, парень же воспринял этот жест, как знак согласия, похлопал Игоря по плечу и поманил за собой рукой. Климов, рассудив, что так может быть и лучше, пошел за ним.
  Они завернули на другую улицу, буквально в квартале от той, которая привела Игоря на площадь, и теперь уже поднимались вверх. Но путь их был недалеким, и совсем скоро они остановились около одного дома, хоть и не большого, но двухэтажного; его хозяином оказался дородный бородаты мужчина средних лет.
  - Перикл! Сократ! - радостно приветствовал он гостей, и тут же пригласил их к себе в дом. - Вы чуть опоздали... Только что от меня ушла Аспазия...
  От Игоря не укрылось, как после этого заявления возбужденно заблестели глаза Сократа (кстати, узнав имя этого юноши, он озадачился размышлениями, не тот ли это небезызвестный грек-философ, прославившийся на весь мир).
  - Аспазия была здесь? - оживился Сократ.
  - Я же говорю, юноша, вы опоздали немного, так что поумерь свой пыл, - улыбаясь, пояснил Фидий.
  Они втроем вошли в мастерскую, и при одном взгляде на нее Игорь понял, что ее хозяин - скульптор и, возможно, тоже знаменитый.
  - Эй! - вдруг еле слышно раздалось где-то недалеко от него, и он начал оглядываться по сторонам, пока в дальнем углу помещения не увидел Артема. Игорь сдержанно, скрывая истинные эмоции, кивнул ему в знак приветствия, и приятель ответил ему тем же.
  - Перикл, кстати, хорошо, что ты зашел ко мне, - между тем проговорил Фидий. - Я хотел бы поговорить с тобой об Акрополе, Парфеноне и о тех моих работах, которые ты хотел бы там разместить... В частности, об Афине Палладе...
  Не зная, что на это ответить, Игорь неопределенно отозвался:
  - Может, в другой раз? Разве в этом есть какая-то спешка?..
  - Но как? - возразил Фидий. - Ты только вчера говорил мне, как это важно и как бы тебе хотелось осуществить это поскорее...
  - Да, только сегодня мне не хочется это обсуждать..., - обтекаемо отговорился Игорь.
  - Тебя заботит что-то иное?
  - Да, повздорил утром с женой, - вырвалось у Игоря.
  - О! - засмеялся Фидий. - Твоя Телезиппа довольно склочная женщина!
  Игорь на этот раз ничего не ответил и быстро глянул на Артема, который с напускной старательностью протирал одну из скульптур тряпкой. В этот момент в дом зашел еще один человек, которого Фидий приветствовал как Федона. Внимание скульптора ненадолго переключилось на гостя, и Игорь смог, наконец, подойти к Артему, чтобы перекинутся несколькими словами.
  - Снова переместились? - первый начал он.
  - Как видишь, - ответил Тема. - Ксеню не встретил случайно? Она ушла отсюда буквально за десять минут до тебя...
  - Нет, - покачал головой Игорь. - Это ее называли какой-то Аспазией?
  - Да, ее, - усмехнулся Артем. - Она у нас здесь знаменитость - известная афинская гетера...
  - Даже так? - на лице Климова появилась ухмылка. - И как ей эта роль?
  - Она в шоке.
  - Не сомневаюсь... А этот Сократ, не тот ли он...
  - Он самый, - улыбнулся Артем. - Будущий известный философ. А Фидий - не менее известный скульптор... Видишь, как нам повезло лицезреть в живую таких легендарных людей... Кстати, они оба твои близкие друзья...
  - А кто я?
  - Перикл? О, личность тоже знаменательная... Афинский стратег, главнокомандующий, вождь местной демократической группировки... Ну, и все в таком роде...
  - Понятно, - протянул Игорь. - И что будем делать? Есть предложения?
  - Я тут подумал о том, что нам не стоит объединятся в одном месте, как это было в Мемфисе... Пусть каждый останется на своих местах и пытается подыгрывать окружающим людям, насколько это возможно... А то вдруг мы своими непродуманными действиями сможем нарушить пространственно-временной континуум...
  - То есть, можем изменить будущее? Так называемый 'эффект бабочки'?
  - Именно...
  - А наша учительница об этом знает? А то она у нас девушка эмоциональная, может нарубить дров сгоряча...
  - Я предупредил ее в двух словах, но мы с ней сегодня увидимся... Короче, - Артем заговорил быстрее, видя, как к ним направляется Фидий. - Встречаемся завтра на рыночной площади у главной статуи... Ты ее сразу найдешь... Если, конечно, мы завтра будем еще в Греции...
  - И не говори, - успел отозваться Игорь, делая шаг навстречу Фидию.
  - Представляешь, Перикл! - воскликнул тот. - Аспазия прислала записку, что занемогла и переносит свой традиционный ужин на завтра... Странно, что же с ней произошло? Ведь сегодня с утра она выглядела вполне здоровой...
  Игорь услышал, как где-то за его спиной хмыкнул Артем, и сам еле сдержался, чтобы не улыбнуться...
  - Поэтому, друг мой Перикл и ты, Сократ, - Фидий повернулся к будущему философу, - предлагаю вам отужинать сегодня вместе со мной в моем доме...
  - Благодарю, друг, - отозвался на это Сократ, и Игорю ничего не оставалось делать, как тоже согласиться.
  - А пока давайте прогуляемся в город и заглянем в порт, - предложил затем Фидий. - Я заодно взгляну на Акрополь и Парфенон, чтобы лучше представить себе дальнейшее размещение остальных мраморных фигур...
  
  
  Пока Ксеня шла назад в дом Аспазии, она вновь ловила на себе бесконечные взгляды прохожих, только сейчас ей было более или менее понятна их причина. Правда, зная это, ей все равно было неловко от такого пристального внимания к собственной персоне.
  Войдя в дом, Ксеня почти сразу же встретилась с тремя девушками, расположившимися в большом зале. Все девушки были нарядно одеты и возлежали на мягких резных кушетках, и перед каждой из них стоял невысокий столик с едой. Девушки, лежа полубоком, неспешно поглощали пищу и о чем-то переговаривались. В одной из них Ксеня узнала блондинку, с которой разговаривала утром из окна. 'По-видимому, это и есть те самые компаньонки Аспазии. Соратницы, так сказать...' - подумала она, кивком и легкой улыбкой отвечая на их приветствия. Предложение гетер присоединится к ним за обедом, Ксеня деликатно отклонила, сославшись на плохое самочувствие.
  - Поэтому, - осторожно добавила она потом, - я хочу перенести сегодняшний званый ужин на завтра... Надеюсь, к утру мне полегчает...
  Это заявление вызвало ропот разочарования у девушек, но ни одна из них не осмелилась ей противоречить. Похоже, в этом доме действительно Аспазию считали главной. Это даже неким образом вдохновило Ксеню, и она, немного воспрянув духом, отправилась в свою комнату.
  - Скажи, Евклия, а ты знаешь тех людей, кого я приглашала к себе сегодня на ужин? - спросила Ксеня потом у своей рабыни.
  - Конечно, госпожа, - спокойно ответила та.
  - И если я сейчас напишу им всем послания о переносе ужина на завтра, ты сможешь разнести их?
  - Конечно, госпожа, - с прежней невозмутимой интонацией в голосе повторила Евклия.
  Как Ксеня уже успела понять, эта девушка, несмотря на юный возраст, была настолько спокойной и флегматичной, что казалось, ее ничем нельзя удивить или возмутить. А, может, такими качествами должны были обладать все древнегреческие рабы и рабыни?..
  Приглашенных оказалось четыре человека, и это не считая, как объяснила Евклия, тех, которых имели право привести сами гости.
  Обычной бумаги, бесспорно, в этом времени еще не было, поэтому перед Ксеней встал выбор: писать записки на папирусе пером либо на восковых табличках палочкой. И это и то было ей непривычным, но она все же выбрала папирус, который все-таки был ближе к бумаге. И Ксеня уже даже не удивлялась тому, что ей без труда удавалось писать желаемый текст незнакомыми древнегреческими буквами.
  Когда с этим делом было покончено, и Евклия убежала выполнять ее поручения, Ксеня сперва решила перекусить. Перед отходом Евклия как раз принесла ей в комнату обед, и на этот раз еда оказалось куда более разнообразной, чем утром: на большой тарелке присутствовали мясо и овощи, отдельно лежала ветка винограда и персик. Неизменными оставались лишь кувшин с вином и хлеб.
  Насытившись, Ксеня некоторое время бесцельно бродила по комнате. Мысли же ее, безусловно, как и все последние дни вертелись лишь вокруг одного: почему все это с ней произошло и как быть дальше. Вскоре, устав от этой беспокойной ходьбы, она присела на кровать. Но шелковые мягкие подушки так влекли к себе, что еще через мгновение Ксеня уже лежала, блаженно растянувшись на постели. И как-то незаметно для самой себя она задремала...
  ...- Аспазия, - кто-то настойчиво потрепал ее по плечу, и Ксеня нехотя открыла глаза.
  Рядом с ее кроватью стояла одна из гетер, блондинка по имени Теодота.
  - К тебе пришел Сократ, - с улыбкой продолжала она. - Ждет во внутреннем дворике. Поговоришь с ним?
  - Сократ? - зачем-то уточнила Ксеня, потирая заспанные глаза и растерянно оглядываясь по сторонам. - А зачем он здесь?
  - Этот безответно влюбленный юноша не может жить без тебя ни дня, - хихикнула Теодота. - И он умрет, если не увидит тебя сегодня...
  - А ему говорили, что я себя плохо чувствую? - попыталась Ксеня улизнуть от нежеланной встречи с незнакомцем.
  - Конечно, - ответила та. - Но этот юноша упрям, как бык, и сказал, что не уйдет, пока не увидит тебя хоть на мгновение. Даже если для этого ему придется просидеть всю ночь под твоим окном.
  Ксеня протяжно выдохнула и поднялась с постели. Похоже, ей все-таки придется увидеться с этим человеком, играя свою вынужденную роль до конца. Она быстро пригладила растрепавшиеся во время сна волосы, поправила складки на хитоне и, мысленно сделав глубокий вдох, вышла из комнаты.
  Юноша, который в ожидании ее мерил шагами небольшой внутренний дворик, в первую же минуту показался Ксене смутно знакомым. Но где она могла видеть его?
  - Сократ! - нерешительно окликнула она его и вдруг, произнеся это имя, ее осенило. Да ведь это тот самый Сократ!.. Просто до наших дней его образ дошел, запечатленный в более зрелом возрасте, когда он был на пике своей популярности как философ. Сейчас же Ксеня видела перед собой молодого Сократа, лет двадцати-двадцати пяти.
  Но, надо признаться, Ксеня, скорее всего, и не узнала бы его вовсе, если бы в свое время на третьем курсе института не писала объемный реферат, посвященный именно биографии Сократа и его философским взглядам. Их преподаватель по философии был до ужаса дотошным и суровым, а сама философия - многие могут с этим согласиться - наука для восприятия непростая, и для своего глубокого понимания требует определенного склада ума. Вот поэтому практически все студенты в Ксениной группе боялись экзамена по этому предмету, как огня, и готовы были на все, лишь бы облегчить свою участь. А единственным способом для этого было написание реферата на заданную в индивидуальном порядке преподавателем тему. При этом реферат должен был быть не меньше, чем на тридцать печатных страниц, а вопрос, исследуемый в нем, - широко раскрыт; к тому же знать содержание работы требовалось наизусть, чтобы изложить его без подсказок. Над своей работой Ксеня просидела безвылазно без малого две недели, забыв обо всех других насущных делах. Зато результат превзошел все ожидания: преподаватель был от ее реферата в восторге и поставил 'отлично' за экзамен автоматом. Ксеня же после этого, похоже, запомнила каждую строчку своего реферата на долгие годы.
  И теперь перед ней стоял оживший герой ее 'эпохальной' работы и смотрел на нее счастливыми глазами влюбленного человека. Да, именно влюбленного, поскольку причинами такому восторженному и сияющему взгляду могли служить только самые пылкие и страстные чувства.
  - Вечер добрый, Аспазия, - проговорил он, протягивая ей розу с небольшим, чуть распустившимся, красным бутоном. - Прости, что потревожил. Просто я безумно хотел увидеть тебя хоть мельком...
  - Спасибо за розу, - тихо сказала Ксеня, принимая цветок; она очень старалась, чтобы голос не выдал ее волнения. - Она прекрасна...
  - Но ты затмишь любой цветок, Аспазия, - горячо произнес на это Сократ, желая заглянуть ей прямо в глаза.
  - Присядем, - Ксеня, торопливо отводя взгляд, показала на небольшую скамью у фонтана в углу дворика.
  - Как скажешь, - Сократ последовал за ней, и они почти одновременно опустились на скамью.
  Вначале они оба несколько минут молчали, а потом Сократ начал говорить. Его речь была пылкой и проникновенной, что ей мог позавидовать любой современный оратор, а Ксеня, слушая его, просто потеряла способность изъясняться и лишь смотрела на него широко раскрытыми глазами. Сократ же говорил о любви. О любви именно к ней, Ксении, а точнее, к Аспазии, и о любви вообще, в глобальном и философском смысле. Говорил о своих чувствах и эмоциях, и порой настолько откровенно, что вгонял своими словами Ксеню в краску. За все свои двадцать семь лет она никогда не слышала в свой адрес столько восторженных слов и комплиментов от мужчины. И, что кривить душой, ей это было безумно приятно. Правда, возникло было у нее вновь минутное сомнение насчет того, что в этом времени она выглядит все же иначе, чем в своем, но тут Сократ начал восторгаться ее глазами 'цвета вечернего неба', а после упомянул о ее родинке на виске - 'отметина богини Афродиты', и Ксеня не без радости поняла, что она все та же Ксеня Высоцкая, хоть и под именем древнегреческой гетеры...
  ...Сократ покинул дом Аспазии, когда на улице начало смеркаться. Ксеня, находясь под впечатлением их разговора, длившегося не один час, вернулась к себе в комнату, где Евклия уже предусмотрительно успела зажечь масляные лампы по всему периметру. Проходя мимо зеркала, Ксеня внезапно задержалась около него и взглянула на свое отражение. И на удивление это отражение ей показалось очень даже симпатичным, как будто она взглянула на себя совершено под другим углом... Это даже немного озадачило Ксеню, что она подошла к зеркалу поближе и стала рассматривать себя более пристально. Вроде, все то же: глаза, нос, рот, фигура, наконец, и даже темные волосы, к которым она уже успела привыкнуть... Вот только что-то появилось в ней неуловимое, идущее как бы изнутри, что странным образом преображало ее внешне...И Ксеня, никогда до этого не занимавшаяся самолюбованием у зеркала, вдруг улыбнулась своему отражению...
  
  
  
Оценка: 8.08*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"