Иванова Татьяна Всеволодовна: другие произведения.

Короли, мятежи и любовь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

Татьяна Иванова

Короли, мятежи и любовь.






 Имперский звездолет-призрак "Фортуна" экстра-класса был маленьким, мобильным, очень скромным на первый взгляд. Но центральный астропорт столицы звездного королевства Фомальгаут, верного союзника Средне-галактической империи, немедленно обеспечил ему внеочередную, почетную посадку на планету Хатхир. Кораблем в данный момент управляли автоматы, стажер пилот корабля Дейр Соррен, откинувшись в кресле, невольно вспоминал начало того витка, который, развернувшись, привел его на этом корабле с секретной миссией к королю Фомальгаута. Он вспоминал свою родную планету Агерту, по которой всегда скучал, но от мирной жизни на которой он отказался сам.
 Перед глазами молодого человека встал далекий вечер в их уютном сельском домике. Бескрайняя каменистая степь за окном, золотисто-зеленое небо, особенно ясное перед надвигающейся бурей. Оно всегда притягивало взгляд Дейра Соррена, и он не сразу заметил мчащийся по камням вездеход.
 - Ох, болван, - тихо проговорил за его спиной Райли, его младший брат. - Куда его понесло перед бурей-то?
 - Вездеход с высшей степенью защиты, - неторопливо ответил наблюдательный и повидавший многое Айри, еще один его брат, тоже стоявший перед широким, во всю стену, окном веранды с маленькой Лесси на руках. - Ему ничего не страшно. Хоть планету взрывай.
 Они замолчали, наблюдая. Лесси потерлась пушистой головкой о плечо брата. Долгожданная сестренка в их семье. Общая любимица.
 - Да ведь он направляется к нам, - неожиданно понял Дейр - Успеет? Не успеет? Нам пора сворачиваться.
 Вездеход увеличил скорость и взлетел в воздух, отрываясь от клубившегося за ним темного искрящегося облака. Он успел влететь в ангар, только тогда над домом опустились защитные щиты, пол под ногами качнулся. Дом стремительнее обычного опускался под землю, на поверхности которой уже клубилась, бушевала черная буря.
 Именно в тот вечер Дейр Соррен и сделал свой выбор, потому что их гостем оказался сам великий Шорр Кан, лидер объединенных пограничных планет галактики, иначе называемых Конфедерацией графов Границы. Теперь молодой пилот вспоминал, что его родители, пожалуй, без особого восторга отнеслись к этому визиту, но сам Дейр, уже отвыкший от общества обаятельного правителя Конфедерации Границы, любовался им весь вечер, вновь попадая под обаяние этого незаурядного властителя.
 - Дейр, - обратился к нему Шорр Кан, запросто разделивший с ними, простыми фермерами, незатейливую трапезу, - как долго ты намерен отсиживаться в этом милом укрытии? Ты нужен галактике.
 Отец быстро опустил глаза, плотно сжав губы, но мама бесстрашно возразила.
 - Мой сын еще не оправился после последней битвы с х"харнами.
 - Я помню, как вы понимаете, эту битву, - сдержанно сообщил их высокий гость, посмотрев прямо в глаза юному фермеру. Тот снова вспомнил черные камни Метеллы, крошащиеся под обстрелом звездолета, попавшего во власть агрессора из соседней галактики, обладавшего, выражаясь по старинке, демоническими способностями. Вспомнил себя самого, в помрачении еле удерживающего отцовский подарок, медальон, обладающий силой, способной лишить то существо почти всех своих устрашающих способностей, тот медальон, который он всегда носил на груди. Он вспомнил и Шорр Кана, выпрямившегося под огнем, чтобы тщательнее прицелиться. Правитель не промахнулся, хотя его самого потом долго лечили...
 - Если уж я, немолодой человек, достаточно оправился после той битвы, то что же может сказать в свое оправдание молодой, сильный парень?
 - После всего, что я видел, - с трудом заговорил Дейр, снова вспомнивший свои кошмары, - я никогда не стану профессиональным воином. Можете считать меня трусом, - добавил он со спокойствием человека, знающего, что никто не сочтет его таковым. - Но я решил.
 Шорр Кан изучающе смотрел ему в глаза.
 - Ты можешь стать капитаном. Капитаном звездных кораблей, как твой отец.
 Дейр, враз задохнувшийся от этого предложения, оно было тяжеловесно реальным, повернул голову и встретился взглядом со своим отцом. Что выражали глаза его самого драгоценного наставника? Понимание? Сочувствие?
 - Что же, сынок... Чтобы оценить тепло семейного очага, иногда нужно окунуться в межзвездный холод.
 Вот тогда-то Дейр Соррен и сделал свой выбор. Ведь его всегда привлекали далекие звезды, романтика странствий, встречи с новыми людьми, песни в тавернах на пересечениях звездных путей... и еще одна девушка совсем не с сельскохозяйственной планеты Агерты...
 Он сумел поступить в имперскую военную академию, лучшую академию галактики. Жизнь на планете Агерте обеспечила Дейру такую скорость реакции, такую координацию движений, такую молниеносную сообразительность в стрессовой ситуации, что он всюду прошел вне конкурса. Ну и потом, он ведь еще был и знаменит на всю галактику, за спасение которой сподобился сразиться плечом к плечу с великим Шорр Каном и теперешним королем Фомальгаута на виду у всех, ибо та решающая схватка по чистой случайности транслировалась для всей вышепоименованной, замершей в бессильном ужасе, галактики.
 Молодой человек вздохнул еще раз, посмотрел на экраны и снова откинулся в кресле.
 Может быть, он и стал бы счастлив, если бы любил какую-нибудь другую девушку, а не баронессу Керин. Она ему казалась такой беззащитной, ранимой. Она была такой нежной и ласковой... Но слишком велика оказалась пропасть между баронессой, богатой наследницей, единственной внучкой сурового барона Зу Ризаля, блюстителя традиций, и скромным фермером с пограничной планеты, пусть хоть десять раз знаменитым, но совершенно не знакомым ни с местным этикетом, ни с традициями. Они этого не понимали пять лет назад. Им казалось, что их любовь построит радужный мост через любую пропасть, что лучше страдать вместе, чем поодиночке. И так оно и есть, но разве они вместе?
 Дейр нерадостно улыбнулся, третий раз вздохнул, и тут заверещал пульт управления, извещая о том, что путь на посадку открыт.
 - Давай, парень, попробуй сесть на ручном управлении - услышал он голос своего старшего друга, учителя, бывалого звездного волка, личного пилота императорского дома Хелл Беррела. Тот был родом с Антареса, о чем свидетельствовала его кожа бронзового цвета, черные волосы с проседью и ярко зеленые глаза. Именно ему принц Империи и доверил доставку секретного пакета королю Фомальгаута, учебный же полет капитана и стажера академии был неплохой маскировкой.
 - Я знаю, что теперь в Академии ручное управление не в чести, но нельзя назвать пилотом того, кто этого не умеет. На Хатхир и твоя сестренка сможет посадить корабль. Проще простого.
 Да уж! Лесси бы не оказалась.
 Стажер академии положил пальцы на пульт, Хелл Беррел устроился в соседнем кресле.
 - Но-но! - раздался его возмущенный возглас через несколько секунд, - одновременно опытный пилот заблокировал со своего пульта последнюю команду Дейра. - Это тебе не автомат для дойки мерлет на Агерте, а звездолет экстра-класса. Смотри, парень, на боковой экран.
 Звездолет "Фортуна" опускался в столице блистательного королевства Фомальгаут, знаменитого своими философами, поэтами, утонченным искусством и неразгаданными тайнами.
 - Нам с тобой, Дейр, прямо во дворец, - уверенно сообщил Хелл Беррел сразу после посадки. Кратчайшие дороги от астропорта до дворцовой площади, и все подходы ко дворцу капитан, судя по всему, помнил еще со времен битвы за трон для тогда еще совсем юной девушки, принцессы Лианны. Эх, кажется, Хелл Беррел сражался во всех судьбоносных битвах последнего десятилетия...
 Они лихо лавировали между веселыми людьми и негуманоидами в аллее королей Фомальгаута, между каменными изваяниями, коих за прошедшее тысячелетие накопилось великое множество, затем сквозь древние колоннады придворцовых двориков. Но Хелл Беррел даже и не подумал представляться к колоритному негуманоиду-привратнику с просьбой об аудиенции, а просто свернул в какой-то малозаметный проход между древними камнями, быстро превратившийся в совершенно пустынный, но прекрасно освещенный и комфортный коридор. Через очень незначительное время они вошли в небольшое уютное помещение с камином, деревянной мебелью и коврами под старину.
 - Здорово, парни, проходите.
 Это были, личные покои короля Фомальгаута и им навстречу поднялся просто одетый, крепкий мужчина. Загадочный король Джонейс Первый для Хроник, король Джон для галактики, и просто Джон Гордон для близких людей. Естественно, он не был удивлен их внезапным появлением в самом сердце своих владений. Он их ждал, он был им рад. И его голубые глаза на загорелом лице сверкали так же потрясающе ярко, как и в то время когда он, неизвестный никому человек, искал свою пропавшую прямо из столицы любимую Лианну, а все виднейшие люди галактики, правители и ученые, считали своим долгом ему хоть чем-нибудь помочь. Он сам тогда назвал ничем ни примечательного парня из охраны агертинских сельскохозяйственных транспортов своим другом, и был верен своей дружбе даже теперь, когда стал королем. Но сейчас давно не видевший Джона Гордона Дейр Соррен внешне незаметно, но очень сильно смутился от встречи с королем. И тут его внимание привлек широкий экран с резной деревянной рамой. Шла трансляция отборочного тура для состязаний на кубок Орфея, важнейших и самых знаменитых в галактике Фомальгаутских состязаний в области искусств, и молодой пилот заворожено вгляделся в изображение. На трибуне в окружении гигантских мохнатых разумных многоножек сидела королева Фомальгаута, женщина поражающая своей красотой даже в мире, где большинство физических недостатков исправлялись еще в детстве. Огромные глубокие темно-серые глаза в тени густых ресниц, тонкие правильные черты лица. В соседнем кресле мирно спала ее утомившаяся от проказ трехлетняя дочка. А в небе расцветало сказочное многоцветие красок, меняющееся в определенном ритме. Королева созерцала эту красоту в задумчивости, изящно склонив голову, светлые волосы, переплетенные сияющими нитями, струились по плечам и терялись в складках жемчужно-серого плаща.
 - Любуешься? - попросту спросил король своего юного гостя. - А я, как последний дурак, сижу здесь, а не рядом с ней, и пытаюсь понять, что за неприятности начались в моем королевстве.
 Да. Не "попросту", а исключительно просто.
 Но смущение Дейр Соррена резко пошло на убыль. Он снова находился в присутствии старшего друга, пусть и несколько неуклюжего иногда, загадочного, странного, но очень хорошего.
 - Честно говоря, - радостно сказал Хелл Беррел, - неприятностей мы тебе еще добавим. Я привез личное послание принца Зарт Арна. Такие вещи не доверяют стереовизорам. Ты ведь не думаешь, Джон, что мы прилетели, потому что соскучились?
 - Садитесь и давайте сюда послание.
 - Эх, Джон... садитесь... Это суперсекретное послание принца Империи. Если бы кое-кто узнал, что мы его везем, не видать бы нам с Дейром Хатхира. Мы лучше пойдем, что ли, в твоем садике погуляем. - Верный капитан вытащил за собой Дейр Соррена в небольшой внутридворцовый садик. Тот был чудесен. Магнолии с огромными полуметровыми цветами, обомшелые валуны, маленькие ручейки, тонкий запах цветов с планеты Земля. У короля Фомальгаута была слабость к цветам этой планеты. И все его многочисленные друзья, зная об этом, пытались привезти ему контрабандой какой-нибудь цветочек с планеты - колыбели человечества, давно уже ставшей заповедником. А принц Империи Зарт Арн, в многочисленные обязанности которого входил, в частности, контроль над соблюдением заповедного режима на Земле, закрывал глаза на контрабандные цветочки в садике своего лучшего друга, короля Фомальгаута.
 Два звездных капитана некоторое время побродили в задумчивости по неровным дорожкам садика, потом наблюдательный Дейр Соррен заметил шевеление в высокой траве возле ручья и подумал, а не привозят ли случайно королю друзья помимо контрабандных цветочков еще и контрабандных зверушек, змеек, например? Ностальгия по родной планете, как он знал по себе, способна представить даже очень опасную змею во вполне безобидном виде. Ему стало неуютно.
 - Капитан, - обратился он к другу. - Давай поднимемся на террасу. Я что-то замерз.
 - А! - ответил Хелл Беррел. - Ты тоже заметил змеюку в траве? Да они нас боятся больше, чем мы их. Но, Великие Небеса, давай поднимемся. Мне в прошлый раз за шиворот мерзкая какая-то сколопендра свалилась, а Джон, заржав, с нежной ухмылкой отпустил ее на свободу.
 Они поднялись на увитую плющом и вьющимися розами террасу, и здесь Дейр Соррен внезапно понял, что на его накрывает волной беспричинной злобы, его постоянной гостьи с некоторых пор. Он знал, как справиться с такими приступами, но требовалось время. Молодой пилот прижал ладони к вискам и чуть отстал от своего старшего друга.
 Хелл Беррел вошел в кабинет короля решительным шагом. Он знал, сколько времени занимало проигрывание секретной записи, да и еще он дал своему другу фору на обдумывание. Он вошел, ни о чем более не беспокоясь, и вдруг замер от изумления. В кабинете его друга находился посетитель, и не кто-нибудь, а король Границы Шорр Кан. Королем себя этот великий деятель объявил пару недель назад, и в его новоиспеченном королевстве, бывшей Конфедерации графов Границы, сразу начались беспорядки.
  - Привет от Нашего Величества Вашему, - с нескрываемым сарказмом произнес король Фомальгаута. Его простая светлая рубаха с открытым воротом, перехваченная широким серым поясом, без всяких знаков отличия резко контрастировала с черными сверкающими одеждами короля Границы, с его черным плащом, со сверкающей эмблемой и обручем, венчавшим его голову. Шорр Кан был очень эффектен. Не мудрено, что Хелл Беррел, помнивший великого деятеля еще со времен его противостояния покойному императору в качестве сурового аскета, диктатора Лиги Темных миров, потрясенно замер, не в силах проронить ни слова по причине множества мыслей, взорвавшихся в его голове.
 Шорр Кан заметил все еще безмолвного капитана Империи и довольно усмехнулся, оценив эффект, который он произвел.
 - Здравствуй и ты, мой старый друг, - изрек он с изрядным пафосом в голосе и красивым жестом, чуть взметнув плащ, протянул руку вперед, то ли с целью рукопожатия, то ли просто с целью подчеркнуть свою реплику сценически выверенным жестом.
 После этого Хелл Беррел мгновенно пришел в себя.
 - А вы знаете, Ваше Величество, что наши назвали новую протонную ловушку в честь вас? "Король Шорр Кан", она у нас называется. Я тут на днях проходил мимо машинного отсека императорского звездолета, так только и слышно, мол, хватай ее королем, такой-растакой. Да придержи этого-разэтакого, Шоррканчиком, да шевелись поскорее, а то он здесь все переловит, и что нужно, и что ненужно, тудыть его растудыть.
 - А император знает? - усмехнулся Гордон.
 - Нет, что ты, Джон. Как можно. У него и без механиков собственного звездолета жизнь нелегкая.
 - Боюсь, капитан Беррел, что скоро его ждет это тяжелое потрясение, - скорбным голосом произнес Шорр Кан - так что передайте своим друзьям механикам, чтобы наводили порядок в машинном отсеке и постоянно следили за своим языком. Как бы высочайшее посещение не произошло неожиданно.
 Шорр Кан обернулся к королю Фомальгаута. - Джон, могу ли я поговорить с вами наедине?
 - Можете! - сообщил Хелл Беррел покровительственным тоном независимого капитана могущественной Империи. - Джон, могу ли я погулять полчасика по твоему дворцу? По садику мне уже не хочется.
 - Сделай одолжение, - ответил Гордон и расхохотался.
 Тем временем Дейр Соррен попробовал войти с террасы в кабинет короля, но дверь не открылась. Он сделал несколько шагов в сторону от двери среди вьющихся, цветущих и пахнущих роз и вдруг оказался в комнате, смежной с кабинетом. Оттуда он с удивлением увидел своего владыку Шорр Кана, понял, что видит то, что видеть не должен, попробовал выйти обратно, но ни одна дверь не открылась. Тогда молодой человек тихо опустился на стул и замер, смирившись с неизбежным.
 - Знаете, Джон, мне не до шуток, - говорил Шорр Кан со сдержанной болью в голосе. - У меня горе. Пропала жена.
 Джон смотрел на него очень внимательно, ожидая продолжения.
 - И по большому секрету я вам сообщаю, что она была на третьем месяце беременности. Императорский дом дорого заплатит, если с ребенком что-нибудь случится.
 - Успокойтесь. Что, опять война? Не подрывайте уж свою репутацию мудрейшего человека вселенной.
 Глаза Шорр Кана загорелись, но он промолчал. Гордон налил светлого вина себе и собеседнику и жестом пригласил сесть.
  - Мне моя интуиция короля Фомальгаута подсказывает, что Хеллен жива-здорова, - заговорил он после паузы, во время которой Шорр Кан смаковал вино мелкими глоточками. - Вам нужно слетать в Талларну, разобраться самому, что там случилось.
 - Я и сам знаю, что она жива, и не на основе моей интуиции, а опираясь на конкретные свидетельства приборов, - Шорр Кан эффектно откинулся в кресле, плащ красивыми складками подчеркнул непринужденность его позы. - Если бы что-нибудь знали в Талларне, я тоже бы это знал.
 - Вы спрашивали моего совета?
 - Я прошу вашей помощи, Джон. - Шорр Кан немного наклонился вперед, и его темные сверкающие глаза встретились с доброжелательным взглядом собеседника
 - Я не читаю ваших мыслей, - чуть усмехнулся тот, - но точно знаю, что вы замыслили втянуть меня во что-то сомнительное.
 - Вы правы, Джон, несмотря на легкомысленное отношение к чужому горю, - с грустной улыбкой произнес новоиспеченный король, и собрался изложить свое как обычно двусмысленное предложение, но замер в кресле, потому что зазвенел стереовизор, и на его экране возникло изображение императора Средне-галактической империи Джал Арна, темноволосого и темноглазого мужчины средних лет. Он тоже сидел в кресле, весь в черном, как и Шорр Кан, также с обручем на лбу. Но на груди сверкала эмблема имперской кометы, а не булава графов Границы. Король Фомальгаута помедлил, оценивая обстановку, затем включил связь. Император не мог видеть Шорр Кана.
 - Здравствуйте, Ваше Величество, - с горькой иронией в голосе заговорил император. - Я желаю с вами пообщаться по поводу Его новоиспеченного Величества, короля Границы, нашего общего друга, если не ошибаюсь. Знаете ли Вы, что в бывшей столице Темных миров Талларне произошел антиимперский мятеж? - начал император, сдержанно. - Они желают присоединиться к доблестному королевству Границы. И утверждают, что именно Империя препятствует этому счастливому воссоединению.
 Гордон покосился на Шорр Кана. Тот закрыл глаза и замер в кресле с непроницаемым видом.
 - Эти варвары перебили всех подданных империи в столице. Вы можете себе представить, Гордон, на что способны эти дикари?
 Увы, Гордон мог себе это представить.
 - Боюсь, у вас не получится. Кровь и трупы на центральной площади, и посреди этого стоит десятиметровая статуя нашего общего друга. - Император забарабанил пальцами, тщетно стараясь говорить спокойно. - Они готовились заранее. Успели отлить статую...
 - Ну и как она в художественном плане? - Гордон решил немного охладить накал императорских чувств. - Уступает знаменитому памятнику в соседней галактике?
 Император сверкнул глазами и замолчал. Он видел этот самый памятник Шорр Кану только в репродукциях. Правящий Дом Магелланового Облака, галактики объединенной, и благодарной Шорр Кановскому гению за прекращение междоусобиц, до сих пор ни разу не пригласил императора с дружественным визитом. А вот вышеупомянутый Шорр Кан лично присутствовал на открытии памятника самому себе. Поэтому намек на мощную поддержку, имеющуюся у этой яркой личности, подействовал на императора, как ведро холодной воды, вылитой на голову в жаркий день. Он посмотрел на Гордона, прищурившись.
 - О, неужели вы думаете, что местные аборигены способны на что-то высокохудожественное? Вульгарный примитив, но очень узнаваемый, - ледяная усмешка появилась на губах представителя многотысячелетней династии, успешно правившей галактикой.
 Гордон еще раз незаметно покосился на модель Талларновской статуи. Шорр Кан осторожно отхлебнул вина, не в силах скрыть своего потрясения. Талларна... Он знал ее как собственный замок в Метелле. Ситуация явно вышла из-под его контроля.
 Император издал тем временем странный звук. Гордон проследил за его взглядом. Оказывается, Джал Арн увидел трансляцию с отборочного тура. Там, на экране довольные многоножки лизали королеве руки. А проснувшаяся трехлетняя принцесса карабкалась на одну из них, цепляясь за густую шерсть ручками. Многоножка бережно отодвигала от нее ядовитые шипы. Зрелище было и трогательное и устрашающее.
 - Джон, я такого не ожидал. Вот он, Фомальгаут как есть, - сказал он, смягчаясь. - Так какие у вас есть идеи?
 - А что тут можно сделать? Резня уже закончилась. Главное теперь - дров не наломать... Все по схеме. Ноту протеста Шорр Кану, раз уж там его статуя... Блокада Талларны Имперским флотом, раз они перебили ваших подданных... поиски зачинщиков. А что говорит правительство Конфедерации баронств? Все-таки официально это его область ответственности.
 Император неожиданно мягко улыбнулся. По поводу Гордоновского вопроса: "ну что, действуем по схеме?" ходили разнообразные, очень забавные анекдоты. Король Фомальгаута задавал этот вопрос во всех неожиданных для него ситуациях. Его министры представляли схему традиционного решения проблемы сразу, как только решались запросить его королевской помощи.
 - Правительство Скопления молчит. Правительство Талларны молчит. Все ждут нашей, имперской реакции.
 - Если вас интересует мое мнение, - продолжал Гордон, и Джал Арн прекратил улыбаться. Именно ради того, чтобы узнать мнение короля Фомальгаута, он и связался с Джоном Гордоном. В отличие от Шорр Кана он с уважением относился к тому, что сам король называл "интуицией короля Фомальгаута", - Шорр Кан не справляется с ситуацией в своем новоиспеченном королевстве. Может быть, он даже заинтересован найти зачинщиков Талларновского мятежа, да не так-то это просто.
 - Он, и не справляется?! - удовлетворенно спросил император, обрадованный даже допущением такой возможности. - Конечно, я вас понимаю. Это так глупо, что на него не похоже. Хотя, как знать? "Безмерная тяжесть забот действует на ум расслабляюще", - он вздохнул, - Ладно. Попробуем разобраться. Буду держать вас в курсе дела.
 - Мне, наверное, придется улететь с Хатхира, - задумчиво протянул Джон Гордон. - Тоже попробую разобраться. Что узнаю, сообщу.
 Успокоенный император кивнул, отсалютовал и закончил сеанс связи.
 - И вы, Шорр Кан, и теперь думаете, что Джал Арн похитил вашу жену? - Гордон подлил себе вина в бокал.
 - Я вас понимаю, Джон, - ответил король Границы, сдержанно улыбнувшись. - Это так глупо, что даже на него не похоже. Хотя, кто знает? - он напряженно о чем-то думал. Затем медленно допил вино, осторожно поставил бокал на столик, встал и прошелся по кабинету.
 - Джон, - изрек он, наконец, торжественно, - я прибыл сюда, чтобы поговорить о важных вещах, касающихся и вашего королевства в частности. Мой дружеский порыв оказался преждевременным. Я вынужден срочно вернуться в Метеллу.
 - Вы не хотите поискать Хеллен в Талларне? - перебил Гордон его торжественную речь.
 - Джон, мне не хочется вас обижать, но даже если бы вы привели в качестве аргумента что-нибудь посерьезнее, чем ваша интуиция, я все равно был бы вынужден срочно вернуться в Метеллу. Надеюсь, вы будете держать в курсе всего, что узнаете, не только императора, но и меня. Джон! - Шорр Кан подошел вплотную к собеседнику, эффектным жестом положил обе руки ему на плечи, пристально глядя в глаза сверху вниз, - Обратите внимание на мои слова, на мою просьбу...
 Гордон замер и не шевелился, даже дышать стал медленнее.
 - Я знаю, вы человек самостоятельный. Но прежде, чем вслепую довериться вашей интуиции, сообщите мне хотя бы кратко о тех фактах, которые привлекут ваше внимание. Серьезные вещи сейчас начали происходить на окраинах галактики. Я не хочу, потерять такого перспективного друга как вы. Вы сообщите, когда что-то привлечет ваше внимание?
 Он убрал руки с Гордоновских плеч, но продолжал пронизывать его взглядом. Объект его заботы подумал, что он уже на кое-что обратил внимание, но не тот это случай, чтобы делиться информацией.
 - У-у-у-хм-м-м, - пробурчал он невыразительно. Этот возглас много раз спасал его в сложных ситуациях.
 - Заранее благодарен вам за помощь в поисках жены. Прощайте, - слегка кивнув, король Границы решительным шагом вышел из комнаты.
 Дейр Соррен сидел в комнате рядом с кабинетом короля, откуда он все видел и слышал. После ухода Шорр Кана Гордон быстро встал и открыл дверь в эту комнату, любуясь смущенным широкоплечим белобрысым парнем с короткой стрижкой, оттопыренными ушами и огромными кулаками.
 - Заходи, Дейр. У меня все равно нет от тебя секретов. Знаешь, почему не открылись двери? Они открываются только доброжелательно настроенным существам.
 Молодой пилот присвистнул, осознав, что значат слова короля. Не только король Фомальгаута, но и даже двери в его дворце воспринимали измененное состояние его души. Впрочем, сейчас все прошло. Он в очередной раз справился.
 - Проходи сюда, садись. Тебя ведь тщательно проверяли при поступлении в Академию? И не нашли никаких очагов в мозгу.
 Это не было вопросом. Если бы комиссия что-нибудь нашла, не водить тогда Дейру Соррену межзвездных кораблей.
 - И часто у тебя бывают такие приступы?
 Они оба задумались, вспоминая. Горящая Метелла... Искрящийся медальон в руках Соррена, удерживающий агрессора в его реальном облике... потерявший сознание принц Зарт, за которым и охотился предводитель х"харнов... из последних сил защищающий принца Джон Гордон. И тщательно прицелившийся под смертельным, шквальным огнем Шорр Кан.
 И вот теперь последствия. Даже спустя годы после пережитых событий, Дейр Соррен переживал мучительные приступы злости.
 - Нет, не часто. Но чаще, чем в первое время, - молодой пилот неожиданно признался в своей затаенной тревоге.
 Король пристально, озабоченно на него смотрел.
 - Жаль, я раньше не знал. Теперь тебе придется ждать, пока я найду, кого-нибудь, кто мог бы что-нибудь посоветовать. Готовой схемы здесь, кажется, нет.
 Он резко обернулся и встал. Дейр Соррен тоже встал на всякий случай. Дверь неспешно открылась и в кабинет медленно вошла королева Фомальгаута Лианна в светло-сером платье с легкой серебристой вышивкой. Она вошла, остановилась у порога и улыбнулась гостю. Молодой человек, видевший ее давно и мельком, когда помогал Гордону доставить похищенную принцессу домой, сильно смутился, встретив ласковый взгляд больших серых глаз.
 - Там еще где-то Хелл Беррел бродит по дворцу, - напомнил Гордон.
 - Отлично, - рассеянно ответила Лианна, изящно оперлась рукой о раму одного из стереовизоров, и вздохнула. - У нас будет сегодня вечер в кругу старых друзей. Никого лишнего, - сказала она королю с легким нажимом в голосе.
 Тот попытался изобразить церемонный поклон, чем вызвал ее веселую улыбку.
 - Ладно. В гнезде у Коркханна кланялись еще смешнее, в конце-концов. - с трудом приняв серьезный вид, сообщила королева.
 - Как кланялись раньше, так и кланяются теперь, смею тебя уверить, дорогая. Был я тут у них недавно... Не смотри так удивленно, Дейр. Моя супруга все свое детство провела, скрываясь от претендентов на ее трон, в частности, в семье нашего министра Коркханна.
 - Так что не удивляйтесь, Дейр, моему желанию, обойтись иногда без церемоний. Привычки детства, знаете ли... Пройдем в трапезную.
 Они устроились вокруг невысокого стола в удобных креслах в зале с фантастическими мозаиками, арками и колоннами. Лианна сняла крышку с подкатившего по сигналу с ее браслета связи кухонного автомата, и легко переставила один из подносов с едой на стол.
 - Вы не возражаете, Дейр, мы так запросто? - глаза королевы искрились.
 - Он бы возразил, но временно потерял дар речи, - сообщил Гордон.
 - Но как же, - ошеломленный пилот, видевший несколько последних лет красавицу королеву исключительно на экранах стереовизоров в торжественной обстановке, решился-таки возразить. - А если кто-нибудь узнает?
 - А ты не трепись, никто и не узнает, - усмехнулся Джон Гордон. - В этом зале нет ни аудио ни видео записи. Ты же слышал, мы не хотим, чтобы на нашем ужине присутствовали посторонние.
 В этот момент в трапезный зал широким шагом вошел Хелл Беррел. Он бросил быстрый взгляд на теплую компанию друзей, мгновенно оказался возле Лианны, одной рукой перехватил очередной поднос, который она вынимала из кухонного автомата, а другой рукой поднес ее ручку к губам. Его молодой ученик обругал себя за то, что он не сообразил поцеловать руку королеве.
 - Впрочем, ладно, - подумал он, чувствуя, что его смущение потихоньку проходит. - Что с меня взять? Я простой парень с Границы. Но Беррел-то! Откуда он таких манер понабрался? Наверное, когда император с семьей на его звездолете находились, не иначе.
 Еда была не только вкусной, но и очень удобно поданной. Не приходилось сильно мучиться с ножами, вилками, капающим соусом...
 - Джон, да говори же. Я просто умираю от любопытства. Еле дотерпела до конца отборочного турнира, - проглотив несколько мясных, завернутых в листья, шариков, Лианна отодвинулась вместе с креслом от столика. Дейр Соррен мог видеть ее безупречно прекрасный профиль и золотистые волосы на фоне темного камня колонны. Она опустила голову, прикрыла глаза.
 - У тебя очень хорошо получилось - дотерпеть, - заметил Гордон. Ни я, ни Шорр Кан, ни даже император не заметили, что ты умираешь. Вот, что значит, хорошие манеры.
 - Ах, еще и император...
 - Интересно, - подумал Дейр Соррен, - и король и королева Фомальгаута - телепаты. Вслух они разговаривают ради нас с Хелл Беррелом?
 Он перестал есть и с любопытством смотрел на рассеянно изучающую вышивку на своем манжете королеву. Та подняла на него взгляд.
 - Дейр Соррен, мы все же люди. Нам интересно разговаривать вслух. Точнее, и вслух тоже. Телепатическое общение беднее, чем устная речь. Во всяком случае, для нас с мужем.
 - И учти, она не читала твоих мыслей сейчас, - добавил ее муж, в упор глядя на сильно смутившегося пилота. - Это невежливо. Ты просто очень выразительно смотрел. И потом, ты же не один такой любопытный. Многим людям интересно, как там жизнь у телепатов... Ну так вот, дорогая, император сообщил, как всегда эмоционально, что в Талларне - антиимперский мятеж, перебита масса народу, на площади стоит десятиметровая статуя Шорр Кана. Сам же Шорр Кан, сидевший в этот момент у меня в кабинете, был искренне потрясен, видимо, и самим мятежом, и собственным неведением. Подумать только, император успел получить информацию раньше! Одним словом, он прервал визит, не успев обсудить со мной очередное свое сомнительное предложение, и отбыл восвояси.
 Лианна встревожено смотрела на мужа.
 - И главное. Его Величество успел мне сообщить, что у него пропала жена, она на третьем месяце беременности. И он, понятное дело, предполагает, что ее похитили злодеи из императорского дома.
 - Вот это да! - ахнул Хелл Беррел. - Как он это допустил! Насчет императорского дома, это его обычная брехня, но похитили жену с ребенком! Шорр Кан же всегда был задвинут насчет своих наследников. "Наличие наследника, продолжателя - это ключевой момент всякого стоящего дела, особенно, когда это стоящее дело - мировое господство!". - Хелл Беррел ехидно скопировал величественную манеру говорить, которая всегда была присуща Шорр Кану.
 Лианна бросила быстрый взгляд на Дейра Соррена и мягко вмешалась.
 - Однако, это так приятно, когда отец нетерпеливо ждет рождения своих сыновей, и это так естественно, что он воспитывает их как своих наследников.
 Молодой пилот с благодарностью осознал, что это она сказала для него, но он уже давно привык к насмешкам имперских капитанов над повелителем графов Границы. Они отскакивали он преданного Шорр Кану подданного, никак не раня его душу.
 - Так вот, я понял, - продолжил Джон Гордон задумчиво, - что его Величество собирался обсудить со мной что-то связанное с его королевской тайной. Вид у него был еще более торжественный и загадочный, чем обычно. У него ведь теперь есть королевская тайна, раз уж он назвался королем, а не просто повелителем или еще как-то... Это я для тебя, Дейр, говорю. В нашем демократическом мире всякий может обладать королевскими манерами, - Гордон вспомнил разъяснительную лекцию, прочитанную ему самим Шорр Каном много лет назад. - Но чтобы назваться королем, нужно обладать королевской тайной - тайным знанием или умением, жизненно важным для всего королевства. Тайна императорского дома - грозное оружие - Разрушитель, тайна королей Фомальгаута - наши исключительные способности, получаемые в момент коронации...
 - Что-то он там состряпал, - подозрительно пробурчал Хелл Беррел.
 - Я думаю, что-то связанное с мгновенными переносами в отдаленные точки пространства, так называемыми, пространственными тоннелями. Кое-кто из его друзей в соседней галактике умеет их строить. Из сообщения принца Зарта ясно, что на Границе в районе Империи ведутся эксперименты с пространственными переносами. И у нас в Фомальгауте что-то странное происходит неподалеку от Границы... И вообще, что-то быстро Шорр Кан до Хатхира добрался, даже сообщение о мятеже его догнать не успело. Ну и потом, строительство пространственных тоннелей - именно то умение, которое жизненно важно для столь протяженного королевства, как Граница... - король Фомальгаута чуть пригубил вино и поставил бокал на стол, задумчиво глядя перед собой.
 Дейр Соррен попробовал то, что лежало у него на тарелке, и вдруг почувствовал, что он серьезно проголодался. Лианна подложила на его тарелку с подноса что экзотическое, хрустящее, умопомрачительно пахнущее.
 - Я не верю, что Хеллен можно незаметно похитить, - проговорила она, откидываясь в кресле. - Это не твоя драгоценная жена, Джон. Ты сказал Шорр Кану, чтобы он посетил Талларну?
 - Сказал, но он только съязвил несколько раз для убедительности насчет бездоказательности моих сомнительных интуитивных озарений. Засим отбыл в Метеллу. Но ведь и действительно, у него что-то случилось и помимо похищения жены, хотя, не будь я Джон Гордон, если одно с другим не связано.
 Некоторое время супруги молчали. Затем Гордон скользнул взглядом по пустой тарелке Соррена и поинтересовался.
 - Как дела у тебя дома, Дейр? Как братья и сестренка?
 - Ты лучше это у меня спроси, Джон, - пробурчал Хелл Беррел. - Я бываю у Соррена Альетаэрры куда чаще, чем его сынок. Из пяти его сыновей, трое, включая нашего Дейра, ушли учиться в имперскую академию на пилотов звездолетов. Ну и правильно, пока еще королевство Границы - союзное с Империей. Потом-то где они чему-нибудь стоящему выучатся? Старший сын занимается всякой там генетикой. Улучшает породу. Средний же сынок Альетаэрры занят изучением черной бури. Опасное это дело, но увлекательное, я тебе скажу, Джон. Там на Агерте сопляки не выживают. Общество настоящих мужчин. С ними даже генетикой заниматься - одно удовольствие. А уж черная буря... Уйду на пенсию, уеду на Агерту, буду помогать Альетаэрре внуков растить, - Хелл Беррел откинулся в кресле с мечтательным видом.
 - Дейр Соррен, - спросила Лианна, дружески улыбаясь и снова подкладывая ему еду на тарелку, - а черная буря - это вообще что? Я, извините, не полностью в курсе.
 - Ну... она черная, она налетает быстро, - начал объяснять молодой пилот, забывая о своем смущении. - Она все сметает на своем пути. Все живые существа при ее приближении закапываются в землю. В почве Агерты встречаются небольшие подземные пещеры...
 Мне самому однажды пришлось пережить бурю под землей. Закопался я в пещерку и чувствую, там кто-то есть. Включаю фонарик, а рядом со мной борсер. Это самый страшный хищник на Агерте. Вот такие зубищи, такие когтищи... панцирь... слюна ядовитая. Все как положено, - Дейр Соррен улыбнулся мечтательно и поймал себя на том, что даже борсер с Агерты вызывает у него теплые чувства. Как-никак родной. - А наверху уже грохочет черная буря. Посмотрели мы молча друг на друга и я полез прятаться под лапами борсера от сильного излучения. Он-то его отлично экранирует своей броней. А когда буря пролетела, мы опять молча посмотрели друг на друга, - Дейр Соррен изобразил, как они с борсером смотрели для развеселившейся Лианны, - посмотрели и разошлись в разные стороны. Но я с тех пор не смог застрелить ни одного борсера. Между прочим, и они меня с тех пор не трогали, - молодой человек замолчал, грустно улыбаясь своим дорогим сердцу воспоминаниям. Но вдруг он встрепенулся. - Джон, прости, ты держишь в своем садике ядовитых змей с Земли. Ты не боишься, что они ужалят кого-нибудь несведущего?
 Тут настал черед короля Фомальгаута улыбнуться ностальгически.
 - Дейр, на Земле, в отличие от Агерты, не все змеи ядовитые. В моем садике - только безвредные животные. Да и как бы я мог. Там же играют дети...
 Они еще какое-то время обсуждали фауну родных планет, особенности обучения в разных военных академиях. А также, есть ли у маленькой Лесси Соррен шансы стать капитаном звездолета, если учесть ее фантастическую скорость реакции, сообразительность и невероятное умение управлять окружающими ее мужчинами?
 - Вы еще, конечно, посидите, - произнесла королева, вставая, а мне пора наблюдать за церемонией отхода детей ко сну. Это каждый раз героическая эпопея для истории, или история для эпопеи... Необычайно приятно было поужинать с вами.
 - Лианна, - удержал ее Гордон - я улетаю завтра на весенний бал в конфедерацию баронов. - Ты летишь со мной?
 - Ну уж нет! - королева мило улыбнулась. - Я теперь почтенная матрона. Имею полное право сидеть в своей столице и не посещать такого рода мероприятий, куда король вынужден лететь без свиты, - она изящно помахала ручкой и направилась было к выходу, но Гордон ее снова остановил.
 - Пока все будут думать, что я - на весеннем балу, я намерен потихоньку смотаться в Талларну и выяснить, что там случилось. Так что это очень удачно, что на весенний бал лично меня по старой памяти пустят, но сопровождение - нет. Знаешь, всем объяснять...
 - Ты собираешься один в Талларну? А причем здесь ты?- Лианна, обернувшись, внимательно смотрела на Гордона.
 - Понимаешь, у меня это получится быстрее, чем у любой специальной комиссии. Ты же знаешь, что надо спешить.
 Лианна вернулась к столу, опустилась в кресло напротив мужа и с легкой улыбкой сказала.
  - Ты опять забыл, что такие действия король должен сначала согласовать с Советом.
 Джон Гордон слегка задумался. Он действительно забыл. Гордон постоянно нарушал дворцовый этикет, но советники и прочие подданные его прощали, помня, что он не воспитан с детства как правитель, и этикет дается ему с трудом.
 - Я успею завтра до отлета все обсудить с Советом, - сказал король не очень уверенно.
 - Ладно уж, я сама обсужу, - сказала королева. - Лети, Джон, лети, - она встала и с еле уловимой грустью посмотрела на мужа, думая, что такой человек как он не может быть счастлив, не найдя себе на голову какого-нибудь приключения. - Доброго вечера вам, друзья! - и королева Фомальгаута выскользнула из комнаты.
 - Джон, я тебя не брошу, - сообщил уже изрядно выпивший капитан Беррел. - Мы с Сорреном полетим с тобой. Помнишь былые времена? Как мы сражались в этом дворце за спасение галактики, и за свои шкуры, само собой. Бестия Шорр Кан, надо отдать ему должное, не подвел.
 - Да, было дело, - задумчиво протянул Гордон. - Я уже попрощался с жизнью, вдруг появились вы с Коркханном и - бах, бах! - всех перестреляли.
 - Но ты тоже не оплошал, - честно сообщил Хелл Беррел, наливая себе еще вина.
 Они вспоминали былые подвиги до глубокой ночи. А с утра Дейр Соррен не мог понять, где он находится, и почему у его кровати сидит Джон Гордон. Что бы, интересно, изрекла его матушка, по поводу их ночного пьянства? Наверное, ничего, как и королева Фомальгаута...
 - Проснулся? - спросил Гордон. - Час тебе на сборы. Вылетаем в Конфедерацию, но сначала махнем поближе к Границе.
 Собственно говоря, короля интересовала не Граница, а яркая безымянная звезда без собственной планетной системы на окраине Фомальгаута. Дейр Соррен без труда управлял звездолетом. Они легко вошли в зону притяжения звезды. Внезапно астронавт почувствовал тревогу. На боковом экране возникло изображение яркой точки, как бы маленькой звездочки в зоне притяжения большой. И тут же началось самое страшное. Пилот даже и не думал, что когда-нибудь в своей жизни он такое увидит. Пульт управления начал выходить из-под его контроля. Соррен отключил бортовой компьютер и попытался вручную хоть как-нибудь изменить траекторию полета, чтобы выйти из мощного поля притяжения странной звездочки, но безрезультатно. В рубку вбежал Хелл Беррел, молча сел в соседнее кресло и взял управление на себя. Но корабль не слушался. Один за другим отключились обзорные экраны. Это был конец. Дейр Соррен закрыл глаза, чтобы не видеть такого ужаса: пульт звездолета со слепыми, отключившимися экранами.
 - Не волнуйся, капитан. Я сейчас все исправлю, - абсолютно спокойно сказал Джон Гордон, подходя к отключившемуся пульту управления. Дейр Соррен открыл глаза, услышав его голос, но сразу отвернулся. Он очень не любил смотреть на Гордона, когда тот демонстрировал сверхчеловеческие способности короля Фомальгаута.
 Через пару минут включились обзорные экраны, и молодой пилот увидел, что загадочная звездочка не так уж близко. Есть еще время для маневра. Еще через несколько минут Хелл Беррел получил возможность управлять кораблем.
 - Срочно улетаем, - сказал Джон Гордон. - Я уже все понял.
 - Ничего против не имею, - мрачно ответил антаресец, изменяя траекторию корабля.
 Яркая звездочка внезапно исчезла с обзорных экранов, но король Фомальгаута долго стоял за спиной у пилота. Экраны время от времени норовили погаснуть, бортовой компьютер периодически зависал. Наконец все кончилось. Корабль вышел из зоны притяжения приграничной звезды и взял курс на конфедерацию баронов Геркулеса. Ничем не занятый стажер думал о том, что если бы король Фомальгаута не вел себя так исключительно просто, его можно было испугаться до заикания.
 - Джон, что случилось?
 Дейр Соррен резко обернулся, услышав мягкий женский голос. С экрана стереовизора на друзей смотрела королева Лианна.
 - Ничего страшного, - как-то очень бойко сообщил ей Гордон. - Очень даже интересно. Представляешь, на Границе изобрели супермощный аккумулятор энергии, а также какой-то способ протаскивать аккумулятор сквозь пространство. Они теперь заряжаются у нашей звезды и перетаскивают энергию на свои планеты. До чего талантливые ребята, даже душа радуется, - изложил ситуацию король и вытер холодный пот со лба.
 Лианна молча смотрела на него, не находя слов для ответа.
 - Джон, - заговорила она мягко после паузы, - ты использовал парапсихические возможности. - Ты элтрель выпил?
 "Дорогой, хотя бы эту меру безопасности ты принял?" - без слов сказали ее глаза.
 Конечно же, Гордон забыл. Элтрелем назывался специальный напиток, который врачи обязывали его пить в таких случаях. За много тысяч лет медицина Фомальгаута изыскала всевозможные способы защитить здоровье королей, помочь им не сгореть раньше времени, используя свои сверхчеловеческие силы. Флягу с элтрелем каждый король Фомальгаута был обязан носить на поясе, чтобы выпить дозу лекарства как можно быстрее.
 - Я еще не успел, - заявил Гордон. - Смотри, я сейчас выпью.
 Король отцепил полупрозрачную флягу от пояса, налил отмеренную дозу густого темного питья в бокал, разбавил водой и выпил.
 - Это все было, конечно, неприятно, - жизнерадостно сообщил он жене, вытирая губы, - но зато Шорр Кану теперь не отвертеться Все заснято и доказуемо. Изменения параметров зафиксированы в динамике...
 - А Шорр Кан и не собирается уворачиваться, - на соседнем экране стереовизора появилось изображение разгневанного короля Границы. Лианна вежливо отключилась.
 - Я же вас просил, Джон, сообщить мне о ваших планах, - горячо продолжил повелитель Границы. Он резко замолчал, затем продолжил более спокойным тоном. - Как только я доберусь до этих браконьеров, они будут наказаны. Впрочем, я надеюсь, что вы, мой друг, не так скаредны, как некоторые другие короли, и простите моих ребят за воровство. К сожалению, в связи с беспорядками на Границе, мой контроль временно ослабел. Стали возможны такие инциденты. Приношу королевству Фомальгаут официальные извинения.
 - Понимаете ли, Шорр Канн, - заговорил Гордон после паузы, вглядываясь в своего собеседника,- дело не только в браконьерстве. Такие мощные перемещения энергии через пространство создают угрозу для пролетающих мимо кораблей. Да и вообще могут изменить физические константы галактики. Идея бесспорно блестящая, перспективная, но недоработанная.
 Теперь настала очередь Шорр Кана молча смотреть на собеседника. Он был в своем кабинете в Метелле, издалека довольно четко доносилась уличная песенка.
 - Джон, кроме вас никто не полетит к этой звезде. Незачем. А вас я настойчиво предупреждал... я вас просил всего-навсего сообщить мне, о том неожиданном, что вы заметите. Я совершенно не желаю вашей смерти. А ведь вы были на волосок... Я просто даже не понимаю, как вам удалось выжить сейчас. Вы мне совершенно не доверяете.
 - Хорошо - прервал его Гордон. - Вот, во исполнение вашей просьбы я сообщаю, что мое внимание привлек тот факт, что вы смогли проследить за моим кораблем, не имея возле этой звезды никакой базы для наблюдения. Вы скажете, как вам это удалось?
 - Но это же разговор не для стерео. Я и так сказал вам больше, чем можно, потому что не успел оправиться от потрясения. Я так беспокоился за вас!
 - А какой разговор для стерео, - возмутился Гордон. Еще бы ему и не возмутиться. За ним на территории его королевства следят неизвестным способом и беспардонно не желают сообщить - каким. - Может быть, про песенку поговорим, которая у вас за окном звучит:
 "Графы Границы! Не время нам медлить!
 Наш долг - защитить своего короля!"
 - Это еще ладно, Джон, - вмешался Хелл Беррел, - Это все-таки героическая песня. А что бы ты сказал, если бы услышал, например, - и Беррел громко запел, отбивая ритм ладонью:
 "Мы не хуже ушастиков разных,
  По плечу нам великая роль,
  Есть у нас королевская тайна,
  Нами правит могучий король".
 Гордон выронил из рук флягу с элтрелем, и она покатилась по полу.
 - Что, что? - переспросил он потрясенно.
 - Песенка про ушастиков, - довольный произведенным впечатлением произнес Хелл Беррел. - Хит сезона. Как ты отстал от жизни, Джон. Давно не летал в большой мир.
 Дело было в том, что после последних выборных игр лидером палаты негуманоидов Фомальгаута стали гворрелы - существа, похожие на маленьких медведей, именно что, с огромными ушами. Они были слабыми телепатами, но отличались необычайно высоким интеллектом и фантастическим незлобием. Гордон их особенно уважал. А знаток популярных песенок тем временем продолжал, пользуясь потрясенным молчанием короля Фомальгаута и тем, что Шорр Кан тоже молчал, внимательно разглядывая друзей в рубке корабля.
 - Я тебе, Джон, только припев исполнил. А вся песенка состоит из перечисления имен негуманоидов и названий человеческих поселений:
 "И у таких-то есть король
  И у сяких-то есть король
  И вот у этих есть король
  А вот у тех - так император".
 И снова припев: "Мы не хуже ушастиков разных..." Исполнение сопровождается ритмичным постукиванием, похлопыванием и прочими доступными исполнителю шумовыми эффектами.
 - Ваше Величество, - сказал Джон Гордон демонстративно мягким голосом. - Неужели вы не знаете, что ваш отдел пропаганды является образцом дурного вкуса для всей галактики? Ну неужели вы сами не понимаете, что это... ну просто позорная песенка?
 - Понимаете ли, Джон, - не спеша ответил король Границы, все-таки слегка смутившийся, несмотря на свою самоуверенность, - невозможно заставить поэтов написать совсем то, что нужно. Они всегда отвертятся, сошлются на отсутствие вдохновения, на еще что-нибудь этакое. Приходится принимать то, что есть.
 - Поэтов?! Это не поэзия!
 - Ну, во-первых, ваши пижоны с Фомальгаута все равно не пойдут работать в мой отдел пропаганды. А, во-вторых, примитивность пропаганды позволяет лучше усвоить ее основные тезисы. Поймите, друг мой: Народу Это Нравится.
 Шорр Кан неожиданно подмигнул Гордону и усмехнулся одной из самых циничных своих улыбок.
 - Я временно прощаюсь с вами, мой еще раз чудесно выживший друг. Потерпите немного. Я очень скоро наведу порядок, - король Границы пристально смотрел на Гордона, видимо, соображая, что от него еще можно ожидать. - С графами Границы справиться все-таки проще, чем с поэтами.
 Он отключил связь.
 - Но все же графы Границы - это ему не мирные овечки, - пробурчал Хелл Беррел. - Раз уж дошло дело до того, что "наш долг - защитить своего короля".
 - Я, конечно, растяпа, - пробормотал пришедший в себя Гордон. - Мне тоже надо было укреплять связи с друзьями из соседней галактики. Началось соревнование технологий, и Шорр Кан опережает нас на несколько шагов. Как же я все время упускаю из вида, что у него навязчивая идея - мировое господство...
 Дейр Соррен молча, со стороны, наблюдал за происходящим, сам оставшись незамеченным Шорр Каном. Настроение у него внезапно стало отвратительным. Он никогда раньше не видел на лице своего повелителя такой циничной ухмылки.

***

 - Послушай, Дейр, ты оделся вызывающе, - как всегда дружелюбно сообщил король Фомальгаута своему молодому другу. Они собирались на открытие весеннего бала в конфедерации баронов. Сам-то Гордон был облачен в неизменный переливающийся плащ королей Фомальгаута, скрепленный овальной застежкой с эмблемой королевства: две руки, человеческая и когтистая, негуманоидная встречаются в дружеском рукопожатии. На его голове загадочно мерцала древняя корона королей Фомальгаута. Проблем с тем, как одеться у него не было, но на всякий случай Джон Гордон имел с собой электронный подсказчик, который и сообщил ему, что его спутник одет неподобающе.
 - А в чем дело? - с легким раздражением спросил готовящейся к предстоящей пытке Дейр Соррен. - Официально положен красный плащ.
 - Красный. Точно. Но оттенок заката на планете Венсете. А твой плащ напоминает по цвету разинутую пасть любимой собачки моей жены. Есть разница?
 - Никуда не пойду! - молодой человек сорвал с себя плащ и свалился в кресло.
 - Нет, надо срочно что-нибудь придумать. Не пойти тебе нельзя. Но и с их фанатичной преданностью своим ритуалам тоже надо считаться.
 Так и осталось неизвестным, чтобы они придумали, потому что раздался легкий стук в дверь.
 - Войдите, - вежливо сказал Гордон, оборачиваясь. Дверь открылась по его сигналу, и в комнату вошла хрупкая молодая женщина с уложенными в высокую сложную прическу рыжими волосами.
 - Баронесса Керин, - пробормотал Гордон, усмехнувшись. И закрыл за ней дверь со своего браслета связи, отсекая ее галдевшую свиту. - Как вы кстати.
 - Здравствуйте, Ваше Величество, - баронесса присела в глубоком реверансе. - Я принесла Дейру подходящий костюм, - тихо сказала она, не поднимая длинных, темных ресниц, мокрых от невыплаканных слез, как сразу заметил наблюдательный Джон Гордон. Король перевел взгляд на вспыхнувшего от радости Дейр Соррена и понял, что он лишний в своих апартаментах.
 Твердо помня о том, что у него на голове корона, что он не имеет права наклонять голову, он неторопливо вышел в зал, где осталась свита баронессы. Дверь за ним тут же закрылась. Король обвел непроницаемым взглядом примолкших женщин и молча направил свои стопы к выходу в сад. Никто не дерзнул спросить у него, как же там, мол, баронесса без своих фрейлин, что она, мол, делает, и нельзя ли кому-нибудь из них скрасить ее одиночество...
 Дейр Соррен стоял и молча глядел на жену. Он не видел ее долгие полгода. Она подошла совсем близко, разворачивая сверток, который держала в руке. Дейр понял, какой именно оттенок красного цвета имел в виду электронный подсказчик Гордона, но сейчас это было несущественно. Он притянул Керин к себе и крепко ее обнял, глядя во вспыхнувшие радостью глаза. Сверток с плащом цвета заката на планете Венсете упал на пол, временно забытый.
 - Я так счастлива, когда ты рядом, - шептала баронесса, крепко прижимаясь к нему. Он чувствовал быстрый стук ее сердца рядом со своим. - Какое счастье, Дерри, что в апартаменты короля Фомальгаута никто не может пройти без его разрешения. Иначе бы мы с тобой не целовались.
 - Может, останемся здесь в этот вечер вдвоем? Наплевать на церемонию открытия?
 - Я так и думала, что тебе понравится такая мысль. Но представляешь, что будет потом? - Керин улыбнулась с грустью в темных глазах.
 Ее муж подумал, что тогда ему бы надо все же переодеться к началу бала, но не мог заставить себя выпустить рыжеволосую красавицу из своих объятий.
 - Послушай, а как поживает Талли?
 - Я принесу ее после окончания сегодняшних церемоний. Потихонечку.. Если получится...
 Дейр Соррен вздохнул. Он очень любил свою дочку, тем более, что в его собственной семье долгожданная девочка родилась, когда он сам уже вырос. Но с дочкой ему видеться тоже не давали. Девочка должна была вырасти воспитанной баронессой, а влияние неотесанного отца могло все испортить.
 Он нежно провел губами по мягким волосам своей любимой. Неожиданно раздался густой низкий звон. Это был первый сигнал, знаменующий начало Весеннего бала. Керин отскочила от мужа и подняла принесенную ею одежду.
 - Давай, переодевайся быстро. А то тебя съедят в таком виде. Даже косточек не останется.
 - Вообще-то, я малосъедобный.
 - Да? Не стесняйся, милый, признаться, что тебе не по себе. Я, знаешь ли, помню, как твой друг, Джон Гордон, прибыл сюда, еще не будучи королем, в первый раз... Он безусловно, храбрец, но помнится мне, больше одного вечера не продержался даже он. И это несмотря на демонстративное покровительство госпожи советницы Таи.
 Молодой пилот быстро напялил положенный костюм.
 - А вот Хелл Беррел, наверное, послал все эти условности куда подальше, - пронеслась у него в голове шальная мысль. - Гуляет себе по замку совершенно спокойно, и ничего ему за это не будет.
 Отчасти он был прав. Хелл Беррела спасала парадная форма капитана Империи, которую он благоразумно решил надеть. К тому же у него хватило ума не отходить далеко от Джона Гордона, и вдвоем они чувствовали себя в относительной безопасности.
 Затем Беррел перехватил отчаянный взгляд своего молодого друга.
 - Так - сказал он Гордону решительно. - Дейра надо спасать.
 Пир еще не начинался, и они, аккуратно лавируя между группок беседующих людей, подобрались поближе к Соррену, ловким маневром отрезали его от сопровождения, и все втроем быстро свернули в уютный уголок за колонной, увитой плющом. Но только друзья успели перевести дыхание, как к колонне с другой стороны подлетела стайка девушек.
 - Ты видела короля Фомальгаута? - защебетал девичий голосок. - Правда душка?
 - Лапочка, - ответила ей подружка. - А как загадочно молчит. Такой интересный мужчина.
 - А ты заметила легкую сумасшедшинку в его глазах? Все правители Фомальгаута слегка ненормальные. За это их обожают негуманоиды.
 - По-моему, это его очень красит. Правда, что он может быть в двух местах одновременно?
 - И в двух, и в трех. В скольких местах захочет, в стольких и окажется.
 - Одновременно?
 - Ну да.
 - Как романтично...
 Гордон закрыл глаза и прислонился к колонне. Хелл Беррел ехидно усмехнулся, но это еще было не все.
 - Знаешь, почему с ним так считается императорский дом? Потому что он - незаконный сын предыдущего императора.
 - Ого! Жаль, что он уже женат. И чего он только в этой Лианне нашел? Она такая...приземленная. Недалекая блондинка.
 - Да уж! Стоило четыре года искать такое сокровище. Ну похитили, и очень хорошо.
 Хелл Беррел перехватил руку Гордона и крепко ее сжал.
 - Да король - лапочка. Но у него дурной вкус.
 - Не может быть. Он же фомальгаутец.
 - Ну наверное, он мало способен к обучению. Жену он себе выбрал ни то, ни се...
 - Но она же принцесса Фомальгаута...
 - Девочки, а вы никогда не замечали, что разговоры о том, что у фомальгаутцев безупречный вкус, сильно преувеличены?
 - Ах, как ты права.
 - Ну так вот, спутники у короля вообще ужасные. Один этот Соррен чего стоит.
 - Да, бедная Керин. Я думаю, они скоро разойдутся. Ну зачем Керин такой осталоп?
 - Она была в него влюблена. А любовь, сами понимаете, слепа.
 - Но все наперебой стараются открыть ей глаза. Она, конечно, очень упрямая.
 - Да, характер в папочку.. Ни за что не признается, что неправа...
 Девушки, смеясь, убежали. Гордон вытер пот со лба и решительно схватил своего "ужасного спутника" за руку.
 - Хочешь хороший совет? - горячим шепотом заговорил он на ухо другу. - Забирай жену и дочку отсюда поскорее. Хуже чем здесь уже не будет.
 - Ее не отпустят, - безнадежно ответил Дейр Соррен.
 - А ты выкради. В нашей галактике постоянно кого-нибудь кто-нибудь похищает, почему бы и не ты?
 - Эй, парень, совет хорош, - сообщил Хелл Беррел.
 - Впрочем, кое в чем я тебе помогу, - добавил Гордон, успокаиваясь. - У меня есть идея.
 Хелл Беррел, хорошо помнивший, потому что забыть это было невозможно, кое-какие воплощения идей своего давнего друга, пристально посмотрел на него. И решительно заявил, что лично он намерен пересидеть ближайшее время на звездолете. Он, дескать, будет наготове, когда придется стартовать в ускоренном режиме. Поэтому Джон Гордон вместе со своим единственным спутником отправился занимать места за столами.
 Они исхитрились сесть напротив барона Зу Ризаля. Они исхитрились сесть... Дейр Соррен мог бы поклясться, что на это потребовалось никак не меньше сверхъестественных способностей короля Фомальгаута, чем на отрыв от недавней страшной звезды. Он чуть было не посоветовал королю, выпить элтрель. Потому что барон Зу Ризаль не имел ни малейшего желания видеть рядом с собой на пиру теперешнего мужа своей любимейшей внучки, единственной своей наследницы. Потому что уже несколько лет Дейр Соррен не получал приглашения, принять участие в Весеннем балу, и этот год не был исключением. Король Фомальгаута получил таковое приглашение, приглашена была еще королева Лианна. И вот вместо своей супруги неграмотный Джон Гордон привез до предела нежеланного в этих местах спутника. И вот теперь они сидели, ели вкуснейшую пищу так же вяло, как и окружающие их люди, и старались не смотреть на изрезанное морщинами лицо гордого старого барона.
 - Простите, господин барон, разве Конфедерацию не беспокоят происки графов Границы, от которых страдает вся галактика? - непринужденно поинтересовался король у барона Зу Ризаля. Дейр Соррен, позабыв о необходимости железной выдержки, закрыл глаза. Гордон употребил неверное обращение к своему собеседнику, и теперь барон молчал в ответ. Он с легкостью мог бы совершенно проигнорировать своего невоспитанного соседа. И ведь у Гордона был электронный подсказчик... Ну что ему стоило взглянуть на бегущую строку. Сам-то Дейр Соррен такие вещи знал назубок. Он и вообще неплохо для чужестранца был знаком с этикетом Конфедерации. Для своей любимой жены он очень старался. Но бароны Конфедерации никак не шли ему навстречу, а без этого, без некоторой снисходительности с их стороны, юный чужестранец никак не мог вписаться в их сложное общество. Но о какой снисходительности могла идти речь, если Керин для того, чтобы стать его женой, отказала одному из популярнейших женихов в их государстве. Каковой отвергнутый жених сидел, между прочим, справа от барона Зу Ризаля, рядом с его ослепительно прекрасной внучкой, всем своим омерзительно нежным обращением демонстрируя, что он готов простить ей ее нелепую ошибку молодости.
 Гордон прекратил изображать, что интересуется содержимым своей тарелки и неприлично в упор воззрился на барона Зу Ризаля. Барон всегда уважал Джона Гордона за храбрость.
 - Нет. Что Вы имеете в виду, Ваше Величество?
 - Некоторые подданные Шорр Кана изобрели способ мгновенного переноса больших объемов энергии сквозь пространство, - как обычно доброжелательно сказал король Фомальгаута. Дейр Соррен открыл глаза и увидел напряженнейший интерес, внезапно вспыхнувший в темных глазах сурового барона. Много лет назад для защиты галактики императорский дом применил свое мощное оружие - Разрушитель, уничтоживший вместе с вражеским флотом и часть физического пространства. Равновесие звезд и планет было поколеблено. Родная планета барона Зу Ризаля с тех пор неотвратимо приближалась к своему солнцу. Не смотря на все попытки всей галактики исправить положение, не хватало энергии, чтобы вернуть планету на орбиту. Тем флотом, против которого был применен Разрушитель, командовал, кстати, Шорр Кан, хотя он и не верил, что у кого-то хватит храбрости это оружие применить. В том бою у барона погибли два сына, у Керин Лин - отец. Одним словом, у Зу Ризаля были причины тихо ненавидеть и Шорр Кана и его любимчика Дейра Соррена.
 - Сама идея очень перспективная, - по-прежнему доброжелательно вещал король.- Можно, например, выбрать никому не нужную звезду и сделать ее донором энергии для населенной планетной системы. Но ведь в этих случаях, в случаях столь масштабных переносов энергии, нужно учесть великое множество факторов. А у этих ребят все настолько не доработано, что одни проблемы от их безответственных попыток откачать энергию от звезд.
 Воцарилось молчание. Король говорил негромко. Но его отлично расслышали все сидевшие за их столом, в том числе и баронесса Керин и ее бывший жених. Зу Ризаль пристально смотрел на короля взглядом, в котором страстное желание поверить его словам соединялось с гневным желанием отомстить тому, кто позволит себе игру именно на этих струнах его души. Кто бы это ни был.
 - Вы уверены, Ваше Величество, что не ошибаетесь?! - медленно процедил он сквозь зубы, даже теперь не позволяя своим эмоциям прорваться в голосе.
 - Я могу немедленно предоставить вам записи со своего корабля, - по-прежнему доброжелательно ответил король. - Мы по чистой случайности перед тем, как направиться в Конфедерацию, смогли заснять этот процесс, так сказать, с минимального расстояния. Ошибка невозможна.
 Видя, что все, кто его окружают, утратили дар речи, Джон Гордон связался с Хелл Беррелом со своего браслета связи.
 - На какой адрес переслать? - осведомился он, после того как дал капитану соответствующие инструкции. Все еще молчали потрясенно.
 - Капитан, перешли запись на адрес жены Дейра Соррена. Дейр, продиктуй ему адрес. Ради вас, дорогая Керин, мы рисковали жизнью.
 После этой выходки, молчание взорвалось громом недоверчивых восклицаний. Гордон принялся вяло, в лучших местных традициях, поглощать пищу, лежащую перед ним на тарелке.
 - Я получила видеоленту, - торжествующим голосом сказала Керин, с восторгом глядя на мужа через стол.
 - Вряд ли это просто видеолента, дорогая, - пробормотал ее бывший жених. Перешли ее техникам немедленно.
 Зу Ризаль не выдержал, извинился и вышел из-за стола. Это было из ряда вон выходящим нарушением местного этикета. Джон Гордон невозмутимо продолжал наматывать какой-то длинный съедобный продукт себе на вилку.
 - Ваше Величество, - весело сказала Керин. - Не вздумайте это съесть. Во всяком случае, до того, как Вы обмакнете его в соус. Дерри, милый, что же ты не поможешь своему соседу. Он все же наш гость. Наш почетный гость.
 Вообще говоря, Гордон и не собирался этого есть. Он не в первый раз вкушал трапезу на Весеннем балу, и кое-какие навыки у него сохранились. Но Дейр Соррен, с энтузиазмом воспринявший поручение своей милой, пододвинул к нему поближе нужный соусник, и Гордон был вынужден заглотить то, что он так лихо намотал на вилку. Впрочем, все обошлось.
 Потом вернулся Зу Ризаль.
 - Нельзя ли поподробнее узнать об этих разработках? - почти что с мольбой в голосе спросил старый барон. Гордон воззрился на него с откровенным сожалением во взоре.
 - На все ваши вопросы может ответить только Его Величество Шорр Кан. Я подозреваю, что он в курсе всего происходящего, несмотря на творческий беспорядок среди подчиненных ему изобретателей... Кстати о беспорядках, вы наверняка знаете, что правительству Границы нужна помощь, чтобы справиться с некоторыми мятежными графами.
 Джон Гордон искоса наблюдал за Зу Ризалем. Тот, конечно же, знал о беспорядках куда больше самого Гордона и, вероятнее всего, даже поддерживал сопротивление, но сейчас... Сейчас король видел, что несгибаемый барон готов простить Шорр Кану даже смерть своих родственников, если тот поможет спасти ему родную планету.
 - Вам очень повезло, дорогой барон, что мужем вашей внучки является доверенное лицо Шорр Кана, капитан Дейр Соррен.
 Это был шах и мат.
 Барон повернул голову и без всякого выражения посмотрел на молодого капитана. Он слегка призирал его. Он не понимал, как Керин смогла полюбить того увальня, который для начала похитил ее по приказу Шорр Кана, думая при этом, что обеспечивает ей почетное сопровождение, а потом, когда он узнал правду, позволил ей сбежать при скандальных обстоятельствах, вынудив девушку тайно ходатайствовать за несчастного. Ему грозил расстрел за нарушение приказа самого Шорр Кана. Керин сама в лицах со смехом все рассказала деду, потому, что еще не поняла тогда, насколько запал ей в душу образ обаятельного агертинца. А теперь из-за этого фермера о внучке самого барона Зу Ризаля говорили, что ей может помочь только развод с мужем. И ее бывший жених с оскорбительным великодушием намекал, что всегда готов взять в жены чужую разведенную жену.
 - Уважаемый капитан Соррен, - как к равному себе обратился барон к молодому капитану. Он выглядел сейчас очень старым человеком, - вы действительно не откажетесь походатайствовать перед королем Границы?
 Дейр Соррен молча оценил дипломатию Джона Гордона. Он, конечно же, не считал себя доверенным лицом великого Шорр Кана, хотя и видел, что тот всячески подчеркивает свое расположение к курсанту имперской академии. Несколько раз Соррен даже гостил у него в Метелле. Но чтобы доверенным лицом... Он посмотрел на Гордона. Тот с бесстрастным лицом изучал узор на воротнике барона Зу Ризаля. Не имело смысла портить его работу. И, внезапно ощутив прилив безудержной дерзости, зять-чужестранец смело обратился к своему тестю.
 - Во всяком случае, я сделаю все возможное, все, что в моих силах... для родственников моей жены, - и он мягко улыбнулся барону.
 После этого Гордон с удовлетворением наблюдал, что не только они с Сорреном, но и обнадеженный барон, и помрачневший бывший жених, и многие из их молчаливых слушателей считали минуты до окончания пира. Им нужно было обсудить с соратниками предложения, с которыми можно выйти к Шорр Кану. Весенний бал в Конфедерации - это время, когда куется стратегия конфедерации на год вперед.

***

 - Вот что, друг, мне нужно срочно лететь в Талларну, - сказал Джон Гордон Дейру Соррену, как только они остались одни. - В течение недели, я думаю, про меня никто и не вспомнит. Неделя, не меньше, им потребуется, чтобы все обсудить. А если я к тому времени буду еще где-нибудь, то, как ты слышал, я имею право быть в нескольких местах одновременно? Слышал? Мы с Беррелом вылетаем немедленно.
 Теперь Хелл Беррел с Гордоном улетят, а он, Дейр Соррен останется один... изображать из себя доверенное лицо.
 - Джон, можно я полечу с вами?!
 - У-у-у хм-м-м, ну давай. И про тебя тоже в течение ближайшей недели все предпочтут не вспоминать. Ну кроме жены, конечно. Вы ведь так давно не виделись.
 - Да разве можно общаться с женой здесь, да еще во время Весеннего бала! Даже на дочку я смотрел издали. Одна сплошная пытка.
 - Ладно, предупреди Керин и улетаем. Мне, почему-то, кажется, что вам еще недолго осталось мучиться, - Гордон провел рукой по подбородку и продолжил. - Мы посетим Талларну инкогнито. Посему я собираюсь провести остаток ночи в медицинском диагностере, отращивая себе бороду. Знаешь, простые обыватели, хоть их распиливай, не узнают короля Фомальгаута без короны. А уж с бородой, засмеют любого, кто им скажет, что этот бродяга - король. Ты можешь себе отрастить волосы и усы. Станешь неузнаваемым красавчиком, как тебе эта мысль?
 Когда они оба выбрались из медицинского диагностера, который обычно-то все использовали для исцеления от всевозможных недомоганий, и лишь изредка в косметических целях, то с интересом обозрели друг друга. Король Фомальгаута, обросший до самых ушей бородой, почти черной и неровной, выглядел откровенно темной личностью. Дейр Соррен же, украшенный светлыми локонами и маленькими усиками, был очень похож на какого-нибудь щеголя с Венсеты.
 - Послушай, - сказал ему Гордон, вдоволь налюбовавшись, - если бы ты раньше отрастил такую шевелюру, тебе было бы проще вписаться в общество баронов.
 - Это позор для капитана Империи - иметь такую внешность, - решительно сказал Хелл Беррел, после того как целых две минуты молча смотрел на своего ученика.
 Он замысловато выругался.
 Джон Гордон еще раз изучающе оглядел своего друга. Тот не мог утратить мужественность своего облика с таким-то разворотом плеч, с такими кулачищами, имея такой решительный подбородок. И длинные локоны придавали его облику некоторую сложность, но никак не женственность.
 - Капитан успокойся, - Гордон утихомирил разгневанного Беррела. - Все это делается в высших целях строгой конспирации. Мы летим туда, где наши знаменитые рожи не должны опознать как можно дольше. Люди должны думать, что мы развлекаемся на Весеннем балу, в Конфедерации. Или мы зря терпели весь вчерашний день?
 Хелл Беррел поджал губы и молча вышел из кают-компании. Они подлетали к Темному облаку. Пилот должен был быть в рубке.
 - Джон, - обратился Дейр Соррен к Гордону, когда они остались вдвоем в кают-компании звездолета. - Ты не мог бы мне рассказать о себе? Я вчера понял, что практически ничего о тебе не знаю, хотя мы столько пережили вместе.
 - Изволь, - ответил своему другу король Фомальгаута, вытягивая ноги и удобно устраиваясь в кресле. - Правда обо мне такова, что никто не может в нее поверить. Я родился на планете Земля 20 тысяч лет назад. Принц Зарт Арн, который увлекался историей, поменялся со мной сознанием, и я впервые оказался в вашем мире, правда, в его теле. Ну что ты на меня так смотришь? Он очень талантливый ученый, принц Зарт. Он думал, что я поживу некоторое время в его лаборатории, пока он изучает двадцатое столетие в моем теле, потом мы поменяемся сознаниями обратно. Но вследствие...э-э-э... непродуманных действий тогдашнего диктатора Темных миров, к которым мы сейчас подлетаем, Шорр Кана, я был похищен из лаборатории. Никто кроме Шорр Кана не заподозрил подмены, уж слишком это фантастично. А он, зная, что я не принц Зарт, развязал войну с Империей. У меня не осталось другого выхода, как применить Разрушитель. Я не знал, что делаю, потому не боялся... Я больше боялся за судьбу Империи...
 Гордон помолчал, вспоминая то страшное применение Разрушителя.
 - И тогда же я на всю жизнь влюбился в Лианну. Потом мне все же пришлось вернуться в принцеву лабораторию и совершить обратный обмен сознаниями. Не к чести вашего мира нужно заметить, что все, кто знали правду, были потрясены таким естественным поступком. Они были уверены, что я и дальше буду всю свою жизнь играть чужую роль и находить в этом удовольствие. Да я и не смог бы...
 Принц Зарт в благодарность за все, что я сделал, вытащил меня в этот мир уже в моем теле. А Шорр Кан, разбитый мной в Темных мирах, обосновался на Границе галактики, где он очень скоро стал единственным лидером. На меня он зла, как видишь, не держит. Потом была похищена Лианна, и чтобы ее найти, я был вынужден пройти то, что обычно называется посвящением в короли Фомальгаута, на планете Чере. Там существует загадочная, невидимая для нашего мира, цивилизация, которая в благодарность за то, что их не трогают, обеспечивает королям Фомальгаута те наши качества, которые помогают управлять королевством с таким неоднородным населением. Похититель Лианны прошел эту процедуру более законно, чем я, он был младшим принцем Фомальгаута. Но он разрушил в своей жажде власти свою человеческую личность. Остальное ты знаешь. Лианна нашлась, ее похититель был убит вами с Шорр Каном. Твой артистичный повелитель не мог упустить момент, когда он смог так красиво поклясться в вечной дружбе Императорскому дому. И правители Империи были вынуждены простить герою галактики его многочисленные попытки захвата власти...
 Меня объявили королем Фомальгаута. А что было делать? Ведь я уже владел их королевской тайной, то есть, уже был королем по существу вопроса. Даже наши взаимоотношения с Лианной играли здесь не первую роль.
 - И ты все время читаешь чужие мысли? - спросил молодой человек то, что давно хотел спросить, но не решался.
 - Нет, не читаю. Хотя, как ты понимаешь и помнишь, могу прочесть. Мне мои нравственные принципы не позволяют соваться в чужое сознание без разрешения. Предрассудки, так сказать, моего пуританского воспитания...
 - Какого?
 - Да были во времена моего детства и юности такие высоконравственные воспитатели, вдалбливающие шаловливому юношеству, что ни во что чужое соваться нельзя, карман это или сознание. Я только чувствую психическую атмосферу личности. И еще кое-что могу, - король искоса наблюдал за своим молодым другом, которому рассказал сейчас то, что было частью государственной тайны Фомальгаута. - Некоторые, правда, до такой степени излучают эти свои мысли, что не знаешь, куда подеваться...
 - Послушайте, - в кают-компанию вошел Хелл Беррел, стараясь не глядеть на Соррена и его локоны, - Мы приближаемся к Темным мирам, но впереди большой флот.
 - Это императорский флот, - сказал Джон Гордон.
 Дейр Соррен с любопытством посмотрел на капитана. Он был уверен, что верный Хелл Беррел докладывает императору о каждом изменении своего маршрута. Но ради сохранения инкогнито своих друзей капитан не доложил о последнем изменении, иначе бы он знал об императорском флоте возле Темных миров.
 - Они осуществляют блокаду Облака. Сейчас с тобой кто-нибудь свяжется. Нам нужен Главнокомандующий.
 Из Темного облака можно было вылететь на свободные просторы галактики, не разбившись, только в считанных местах. Императорскому флоту не составило труда их заблокировать. Через несколько минут маленький звездолет пристыковался к флагману эскадры, и Дейр Соррен, с удивлением воззрился на Главнокомандующего. Им был Его Высочество Зарт Арн.
 Принц Зарт не принадлежал к числу простых обывателей галактики. Он сразу узнал Джона Гордона и его спутника. Склонив голову набок, он с еле заметной улыбкой окинул взглядом обоих конспираторов. Тем временем, Дейр опомнился и поклонился принцу.
 - Стажер Соррен, - сказал Зарт Арн приветливо, - я не стремился встретиться с вами раньше, давая закончить вам наше учебное заведение. Но вы в этом году его заканчиваете. Напоминаю вам, что вашего отца Империя считает своим почетным подданным. Определились ли вы сами с выбором гражданства? Где вы дальше будете служить, на Границе, или в Империи?
 - Я еще не решил окончательно, - покорно признался Дейр Соррен.
 - С нетерпением жду вашего решения. Джон, и тебя я счастлив видеть, даже не рассчитывал на такую удачу. Император, к несчастью, лишен такой возможности, хотя он жаждал этого даже больше, чем я, - принц улыбнулся странной улыбкой. - Могу ли я узнать, что ты там учинил в Конфедерации? Прошу вас, садитесь.
 Зарт Арн указал жестом на кресла и, откинув черный плащ, сел сам.
 Дейр Соррен устроился чуть поодаль, чтобы без помех рассмотреть собеседников. Он в первый раз в жизни видел самого принца Зарт Арна так близко.
 - Разве нельзя было поставить Империю в известность о том, что ты организуешь объединение Конфедерации баронов с королевством Границы? - с еле уловимым сарказмом спросил Гордона принц Зарт. - Это ничего, что я говорю в присутствии Дейра Соррена? Он тоже в этом участвует, не так ли? На фоне того, что часть Конфедерации баронств во главе с планетой Талларной выступила с инициативой присоединиться к Королевству Границы, это произвело на Джала особенно сильное впечатление.
 - Оставим пока в покое Талларну. Эта область так и осталась Темными мирами, а не полноправным членом Конфедерации баронов, - пробурчал Гордон. - И ты не можешь думать, что баронства могут с кем-нибудь объединиться. Это слишком замкнутая этно-культурная группа.
 - Я был в этом абсолютно уверен, пока не узнал о твоем участии. Твои способности совершать невозможное вызывают трепет не только у меня, но и у императора, - по-прежнему, с легкой иронией в голосе ответил принц. - Тем более что я получил запись твоего сложного полета в Конфедерацию. Заключения ведущих ученых моей лаборатории только подогрели мое беспокойство. Запись процесса переноса энергии сквозь пространство не вызывает сомнений в интерпретации. Но она сделана с катастрофически близкого расстояния. По мнению моих ученых, наблюдатель выжить не мог, если мы уж заговорили о невозможном.
 Запись процесса переноса энергии, конечно же, предоставил принцу Хелл Беррел.
 - Я ничего страшного не предложил.
 - Тебя не затруднит, изложить подробности?
 Джон Гордон изложил свое предложение барону Зу Ризалю практически дословно.
 - Благодетели, - прошептал Зарт Арн, выслушав его историю.
 - Зарт, я не знаю, как Империя, но королевство Фомальгаут вздохнуло спокойно после того, как Шорр Кан навел порядок на Границе. Мы не заинтересованы в его ослаблении. Эти графы границы без твердой руки... Сам, наверное, помнишь.
 - Империя также не заинтересована в ослаблении влияния Шорр Кана на границе... Пока что...
 - А если удастся вернуть несколько планет на устойчивые орбиты, это сильно разрядит обстановку в Конфедерации. Ты же понимаешь, что они винят Империю в случившейся трагедии.
 Принц откинулся на спинку кресла и чуть нахмурился.
 - А спасет их Шорр Кан.
 - А ты выйди с предложением помощи от своей лаборатории. Тебе даже лучше меня известно, насколько у Шорр Кановских изобретателей все сыро, недоработано, и, попросту, смертельно опасно для применения. Когда-нибудь, эти талантливые ребята разработают безопасный вариант, но баронам-то нужно срочно. Их планеты в опасности.
 Глаза Зарт Арна вспыхнули неподдельным энтузиазмом ученого, увидевшего сложную, но решаемую задачу. Затем он вздохнул, опустил взгляд и сообщил с обычной легкой иронией в голосе.
 - Наш Друг никогда не допустит такого. Эти разработки, по-моему, часть его королевской тайны. Он выучился создавать постоянные тоннели сквозь пространство. Я тебе об этом сообщал в послании, - принц был заметно увлечен.
 - Я даже думаю, что он не сам выучился, а ему помогли друзья из соседней галактики. Хотя они, кажется, еще совсем недавно не умели создавать постоянные тоннели. Только временные. Ты уверен, Зарт, что тоннели Шорр Кана постоянные?
  - Не до конца, честно признаюсь. Надо будет проверять. В любом случае, моя лаборатория предложит свою помощь баронствам, а там видно будет. Я успокою императора. Он очень раздосадован происходящим.
 - Знаешь, Зарт, вначале я собирался действовать более обдуманно, но уж слишком я был возмущен их отношением к Дейру Соррену, - Гордон скользнул взглядом по замершему в кресле Соррену. - Они практически развели его с женой. Бедная девочка еле держится.
 Принц Зарт тоже мельком скользнул взглядом по стажеру Соррену, не знавшему, куда глаза девать.
 - Я хорошо помню Керин. Верная, прямая.
 - И очень неглупая, не забудь, - Джон Гордон и без того удобно устроившийся в удобном кресле, пошевелился, чтобы ему было еще удобнее.
 - Ты хочешь сказать, что она достаточно умна, чтобы сообразить, что твой друг Дейр Соррен стоит того, чтобы выдержать давление всей Конфедерации, но не отказаться от него? - и принц дружески улыбнулся неотвратимо краснеющему Дейру.
 - Именно.
 -А так же я должен понять, - принц продолжал приветливо смотреть на своего стажера, - что наш с тобой Общий Друг, который не глупее чем баронесса Керин, тоже не откажется от него? Особенно в пользу Империи?
 Джон Гордон подмигнул Соррену.
 - Нет, не откажется.
 Зарт Арн улыбнулся Дейру Соррену своей известной всей галактике улыбкой и сменил тему разговора.
 - Зачем ты сюда пожаловал, Джон? Я не смею надеяться, что ради личного разговора со мной.
 - Мне нужно в Талларну. Хотелось бы во всем разобраться самому.
 - Маловероятно, Джон, чтобы ты летел туда, познакомиться с памятником Нашему Общему Другу. Что же тебя там так срочно заинтересовало? Тем более что ты рассчитываешь остаться неузнанным, если я правильно оценил твой экстраординарный облик, - принц принялся изучать свой перстень-печать.
 - Знаешь, Зарт, меня на днях посетил Шорр Кан. Сказал, что у него жену похитили.
 Принц пристально посмотрел ему в глаза.
 - Джон, извини, но это невозможно. А если бы и было возможно, то я бы очень сочувствовал ее похитителю. Это тебе не Лианна.
 - Лианна, кстати, сказала то же самое. Почти дословно.
 - Я всегда считал ее разумной женщиной.
 - Очень мило, но Шорр Кан подозревает в этом императора, - усмехнулся Гордон. - Логика, думаю, обычная. Приборы ее местонахождение отследить не могут, а у кого хватит энергии загасить сигнал?
 Они помолчали.
 - Думаю, Джон, у Нашего Друга легкое помутнение сознания. Уж не новый ли титул так повлиял на его мыслительные способности? - с еле уловимыми издевательскими нотками спросил принц Империи. - Его дорогая Хеллен сама способна загасить себе любой сигнал. И, если я правильно тебя понял, она в Талларне, а Темные миры сами по себе также отлично гасят все сигналы. Не мог же он этого забыть?
 - Шорр Кан не знает, что его супруга в Темных мирах. Он мне не поверил, что Хеллен в Талларне. А мы с Лианной чувствуем, что она там. Поэтому я и говорю тебе, что произошло что-то странное. Поэтому я и лечу туда, разобраться.
 - Твой корабль пропустят, Джон. Но учти, что раньше на Талларну было практически невозможно сесть без разрешения ее собственного правительства. Отличная противовоздушная оборона. А ведь ты именно это и собрался проделать?
 Принц демонстративно оглядел Гордона с головы до ног.
 - Если бы я знал, что у них происходит, - задумчиво ответил тот, - я бы запросил официально посадку, но кто его знает, что там случилось. А у нас крейсер-призрак, все-таки...
 - Да еще наша лучшая, последняя модель, - уточнил его слова Зарт Арн. - И мой Хелл Беррел капитаном. Есть множество шансов, благополучно приземлиться. Но ты не медли с докладом о том, что там происходит. Хотя бы, в качестве благодарности за техническую помощь, а?
 - Как только разберусь, сообщу, не сомневайся, Зарт.
 Его Высочество встал. Джон Гордон с трудом выбрался из удобного кресла. Стажер Соррен вскочил раньше него и отдал салют принцу.
 - Я не считаю себя глупее короля Границы, - сообщил принц, отсалютовав ему в ответ, но не отводя от него взгляда, - и потому тоже не намерен отдавать вас без борьбы, стажер. Предупреждаю вас в качестве дружеской любезности.
 И он опустил глаза, оканчивая разговор.
***

 - Давай, капитан, - сказал Гордон Хелл Беррелу, как только они отшвартовались от флагманского корабля, - летим в Талларну. Сможешь ли ты сесть незаметно? Лучше где-нибудь в окрестностях столицы.
 - Постараюсь, - со сдержанным достоинством ответил лучший капитан Империи. - Надо еще пройти через облако на пути к Талларне. Парень, - добавил он, обращаясь к задумчивому после общения с принцем стажеру, - тебе это будет исключительно полезно. Никто из имперских капитанов, кроме меня, не может проделать этот путь без разрешения правительства, не разбив в дребезги свое летучее корыто. Местные капитаны летают, пеленгуя маяки, но нам с тобой никто пеленги не даст. Вот тут-то и требуется мастерство.
 Дейр Соррен, помедлил и нерешительно посмотрел на Гордона. Тот вопросительно поднял бровь.
 - Джон, - спросил молодой человек, заметно волнуясь, - ты ведь хорошо знаком с Его Величеством Шорр Каном. И знаешь многое, о чем мне не рассказал. Я не ошибаюсь, когда думаю, что он тебе нравится?
 - Не ошибаешься, - ответил король Фомальгаута, отметив для себя, что несколько минут общения с принцем развернули мысли молодого поклонника короля Границы в совершенно невозможном ранее направлении. - Зачастую очень трудно понять, почему нравится тот или иной человек. И, когда имеешь дело с яркой личностью, приходится закрывать глаза на некоторые вещи. И ведь я Шорр Кану тоже нравлюсь, кто знает, возможно, именно из-за того, что со мной он может быть искренним, не рискуя потерять мою симпатию.
 Дейр Соррен немного помедлил, затем пошел в рубку. Именно по поводу искренности своего короля у него и возникли сомнения. Хелл Беррел, который из рубки слышал его разговор с Гордоном, сочувственно взглянул на грустного ученика и не отпустил обычных шпилек по поводу его пышной шевелюры.
 В Талларне звездолет приземлился без всяких приключений. Хелл Беррел включил поле невидимости вокруг корабля и сел практически вслепую, но не ошибся. Когда поле было снято на несколько мгновений, друзья с изумлением увидели через обзорные экраны предместья Талларны, и Дейр Соррен с восхищением посмотрел на своего учителя. Ему до такого мастерства было еще расти и расти.
 - Поосторожнее там, парни, - напутствовал их с Гордоном капитан-антаресец, глядя в иллюминаторы на мрачное, почти черное небо планеты. Дейр Соррен, уже начавший входить в роль щеголя, подмигнул ему и изящным жестом перебросил шелковый конец плаща через плечо.
 - Я когда был совсем молодой, знаком был с красавчиком, который тоже вот так выпендривался, - мрачно сообщил ему Хелл Беррел, - но он быстро перестал, после того как вернулся на корабль поздно ночью. Жутко стеснялся, потому что корабль стоял на площади, а бедняга вернулся голый. Почти. Местные бабенки-аборигенки разорвали его яркую легкую одежонку в клочочки на сувенирчики. Не станешь же драться с аборигенками... После чего он всегда ходил на чужих планетах в комбинезоне типа "скафандр", с защитным полем первой степени, то есть противометеоритным.
 С этим мрачным предупреждением они вышли под темное небо Талларны. Все вокруг было залито зловещим светом красного солнца этой системы. Гордон медленно и, как казалось, бесцельно шел по улицам. Сначала они прошли предместья из светлого камня песочного цвета, но вот светлые улицы кончились, и путешественники вошли в сам город. Черные одинаковые здания выстроились в ровные шеренги. Красные зловещие отблески на стенах. Темное небо над головой. Ощущение опасности в воздухе.
 Людей на улицах почти не было. Если кто и встречался, то торопливо исчезал за углом. Но Гордон шел, не ускоряя шаг, будто бы прислушиваясь.
 - Они строили дома из местной породы, - сказал он спутнику будничным тоном. - Здесь лучший строительный материал - черного цвета. Но сама архитектура времен диктаторства Шорр Кана.
 Наконец, они вышли на центральную площадь перед огромным, явно не жилым строением четко кубической формы.
 - Это бывший дворец Шорр Кана, - Сказал Гордон взволнованным голосом. - Именно сюда меня к нему доставили из лаборатории принца. Здесь мы и познакомились... А вот и пресловутая статуя.
 Статуя была сделана из контрастного, очень светлого металла и внушительно смотрелась на фоне темного неба.
 Дейр Соррен подумал, что император в целом прав в своей оценке этого произведения искусства, но нельзя не заметить с какой любовью был изготовлен памятник бывшему диктатору Темных Миров.
 Они перешли площадь и снова углубились в неширокие практически безлюдные улицы. Мало того, что дома были черными, еще на улицах не было растений. Ни кустика. Ни травиночки.
 - Ну и городок, - мрачно подумал молодой капитан, но внезапно его спутник резко остановился, развернулся и быстро пошел в сторону одного из зданий, ничуть не выделявшихся из прочих черных сооружений местного архитектора. Джон Гордон открыл дверь, толкнув ее рукой, и они вошли в неосвещенное помещение. Дом был покинут в спешке. Неплохо видевший в темноте Дейр Соррен разглядел валявшиеся на полу мелкие вещички, брошенные за ненадобностью. Может быть, это были детские игрушки. Ребенок донес их даже до входной двери и вынужден был бросить.
 - Покарауль здесь,- сказал Гордон очень тихо. - Я спущусь в подвал. Там кто-то умирает.
 Он ушел. Капитан наклонился к заинтересовавшей его вещи. Это и вправду была детская игрушка. Маленький звездолет.
 Гордон вернулся. Он еле тащил в руках огромный сверток, он кого-то завернул в свой плащ.
 - Еще жив. Вызови наш флаер. Нужно спешить.
 Автоматический флаер не обладал полем невидимости, но никакой заметной реакции у местного населения его появление не вызвало.
 Оказавшись в кают-компании, Джон Гордон развернул плащ. В кресле оказалось существо, покрытое перьями, с клювом, кто-то очень похожий на фомальгаутского министра по связям с негуманоидами Коркханна. Король бережно уложил своего пернатого найденыша в медицинский диагностер и подтащил к себе стереовизор.
 - Ваше Величество, - быстро заговорил он, глядя на появившееся на экране изображение королевы Фомальгаута. - Я нашел в заброшенном подвале вот этого уроженца планеты Крен. - Гордон жестом указал на негуманоида в кабине диагностера. - Он умирает. Помогите настроить аппарат.
 Само собой, любой фомальгаутец будет связываться в таком случае именно с королевой, - с досадой подумал Дейр Соррен. - Какие у Джона все-таки нелепые представления о конспирации. Интересно, что сейчас думает принц, вглядываясь в перехваченную стереоленту.
 Однако поступок короля моментально привел к желаемому результату. Лианна даже не вздрогнула, увидев своего мужа, обросшего темной бородой, с длинными волосами и ярко горящими от возбуждения глазами. Уже через мгновение на связь вышел министр по связям с негуманоидами Коркханн и внятно и четко дал Гордону инструкции по настройке диагностера. Аппарат удовлетворенно защелкал, создавая необходимую для лечения пациента среду. Коркханн, дождавшись зеленого сигнала на панели диагностера, отключил связь, не задав ни одного лишнего вопроса.
 - Дорогой друг, - торжественно заговорил Хелл Беррел, с нетерпением ждавший, пока Гордон освободится, - пока твой подданный все равно без сознания, послушай, что я тебе расскажу.
 - Я весь внимание, - ответил Гордон, отворачиваясь от диагностера.
 - Помнишь ли, Джон, как ты говорил про гонку технологий, когда понял, что Шорр Кан нас нагло выследил?
 - Ну?
 - Я еще тогда подумал, что это никакая ни новая технология, а вполне старая. "Ловкость рук" называется. Он мог присобачить датчик на мой корабль еще в астропорту Фомальгаута. Мы с тобой праздновали встречу до глубокой ночи. А Шорр Кан-то не один к тебе с визитом притащился. При нем же и свита была таких же как он умельцев на все руки...
 - И ты нашел? - с удивлением спросил Гордон.
 - Да! - с торжеством ответил капитан. - Я весь наш полет думал, куда же он мог налепить датчик. Решил проверить самую защищенную часть корабля, то есть шлюзовую камеру. Все обнюхал, мне ли не знать моего корабля. И нашел. Пошли, покажу.
 Они осмотрели тоненькую пленочку, наклеенную над входом в корабль.
 - Излучает, зараза, - заверил Гордона Хелл Беррел. - Все как ей и положено. Я мог бы отодрать сам, но боюсь испортить прибор.
 - Да, подождем прилета принца. Он сообразит, как снять датчик, не испортив его.
 - Шорр Кану ты можешь ничего не говорить - сказал довольный Хелл Беррел, когда они оказались в кают-компании. - И так ясно, что он скажет в ответ.
 Капитан протянул обе руки к Гордону и изрек патетическим тоном.
 - Дорогой друг, вы же понимаете, что мною двигала только забота о вашем благополучии, - он очень похоже изображал чересчур дружелюбного короля Границы, - я должен был знать, куда вы полетите. Вы же так неосторожны, Джон. Когда я понял, что вы летите в Талларну, я не мог найти себе места. Я пытался связаться с правительством, я не хотел чтобы ваш корабль сбили случайно, мой дорогой друг. Я не виноват, что Его Высочество заблокировал Облако, и связи нет, - закончил Хелл Беррел неожиданно грустно.
 Гордон жизнерадостно расхохотался, отвлекаясь от своих забот. А Дейр Соррен почувствовал, что на этот раз беззлобная шутка капитана его задела. Увы, Хелл Беррел попал в десятку.
 Диагностер мелодично зазвенел, давая понять, что вверенное его заботам существо приходит в сознание. Король Фомальгаута опустил голову и сосредоточился, вступая в телепатический контакт со своим подданным. Через несколько минут он откинулся в кресле, тяжело вздохнул и нажал еще несколько кнопок на пульте управления диагностером.
 - Сейчас он заснет, бедняга, - король замолчал и смотрел на панель невидящим взглядом. Его друзья тоже молчали.
 - Его зовут Ковранн, - Гордон, наконец, заговорил. - Сюда он прибыл с торговым кораблем. Изучал, так сказать, спрос. Жители Талларны вполне мирно готовились установить памятник Шорр Кану. Готовились они давно. Пять лет шел только конкурс на лучшую модель...
 Совершенно для всех неожиданно в разгар торжеств, после того, как статуя была установлена, на площади появились чужие люди. Обратите внимание, наблюдатель-телепат определил неожиданных пришельцев как посторонних. На площади началась резня. Были убиты не только подданные Империи, но и множество коренных талларнцев. Множество мирных, безоружных людей... - Джон Гордон болезненно поморщился. Ковранн передавал мысленные образы, и ему казалось, что он сам побывал на площади в тот страшный момент.
 - Но самое поразительное, что вначале резни над площадью, в галерее, появилась жена Шорр Кана в сопровождении двух мужчин. Один из них упал, Хеллен бросилась к перилам галереи, что-то крича в толпу. Но резня продолжалась. Хеллен исчезла из вида. Ковранн был ранен, и ему стало не до наблюдений. Он добрался до ближайшего подвала, но жильцы в дом так и не вернулись. Он бы умер там в одиночестве, опоздай я хоть на один день.
 Все трое долго молчали. Кто были эти посторонние? Как они появились на площади? Причем здесь жена Шорр Кана?
 - Хеллен до сих пор здесь, в Талларне, - вновь заговорил Джон Гордон. - Я почувствовал ее присутствие. Надо бы с ней связаться - добавил он неуверенно.
 - Джон, ты знаешь, что я не трус, - сказал Хелл Беррел спокойно. - Но этой женщины я опасаюсь. Она еще менее предсказуема, чем ее муж. И вообще, я - за разумную осторожность.
 - Ладно, я тоже всегда за осторожность, - ответил Гордон. - Мы с Дейром Сорреном сходим, выясним, а ты для подстраховки свяжись с принцем, и все ему изложи. У нас вроде нет другого выхода. Мы должны знать, Шорр Кан сюда послал своих людей через свои загадочные тоннели, или нет. Мне почему-то кажется, что правительству Талларны это очень интересно. Они не дают официальных разъяснений Империи, потому, что им нужно знать мнение их обожаемого Шорр Кана. А это невозможно. Как ты заметил, Его Высочество заблокировал Облако, и связи нет. Во всяком случае, бесконтрольной.
 - А тоннели? - спросил Дейр Соррен.
 - Не знаю. Поэтому и придется пообщаться с Хеллен. Шорр Кан, если помните, сказал, что ее похитили...
 - Пошли, Джон, я готов, - сказал Дейр Соррен, вставая. Он был единственным среди них троих, кто совершенно не боялся жены Шорр Кана. Хотя он и видел, на что она была способна иногда, но всегда, по мнению молодого человека, ее к этому вынуждали, и меры самообороны красавица графиня не преступала.
 На этот раз они летели на флаере. Оставив флаер на стоянке, Гордон не колеблясь прошел несколько улиц, и они снова вышли на центральную площадь с ее черными домами под черным небом и светлой статуей в центре.
 - Мы пришли, - тихо сказал Гордон, подошел к двери одного из домов и остановился перед ней. Дейр Соррен молча стоял рядом, понимая, что его друг сейчас мысленно общается с Хеллен.
 - Пошли, - вздохнул, наконец, Джон Гордон, - она согласилась нас принять. Хеллен, если ты помнишь, не телепатка, но она умеет общаться с телепатами. Умеет вступать в мысленный разговор, не выдавая своих секретов. Этого, кстати, настоящие телепаты часто не умеют. Но ей всегда было, что скрывать, и сейчас правды говорить она не хочет.
 Они вошли в дом и спустились по неосвещенной лестнице в подвал. Гордон толкнул дверь, и она открылась. Впереди был слабо освещенный каменный склеп, в глубине которого, рядом с переносным медицинским диагностером, стояла высокая черноволосая женщина в черном плаще. Ее обычно ярко синие, но сейчас во мраке подвала, черные глаза встретились с настороженными глазами короля Фомальгаута.
 - Джон Гордон, несмотря на вашу заросшую физиономию, вас сразу выдают глаза, - с полным самообладанием и даже с легкой улыбкой заявила Хеллен. - У вас взгляд не бандитский. Здравствуйте, Дейр Соррен.
 - Ну нетрудно так говорить, когда вы заранее знали, кто войдет - пробормотал Джон Гордон. - Вы позволите вам помочь?
 - Что вы можете?
 - Недалеко находится наш флаер...
 - Какой модели?
 Удивленный этим вопросом Гордон назвал модель.
 - Я не смогу им воспользоваться. Туда не поместится диагностер, а без диагностера я никуда не пойду. Что творится снаружи?
 - Снаружи полнейшее безмолвие и безлюдность, - не спеша проговорил король-телепат, давно обративший внимание на включенный диагностер. Он никак не мог определить, что за существо там находится. - Но как же вы предполагаете выбираться отсюда? Не нужно быть королем Фомальгаута, чтобы понять, что вы запредельно устали. Вам срочно нужны нормальные условия для отдыха... О вас сильно беспокоится муж. Так беспокоится, что даже известил о своей тревоге меня...
 И в этот момент, еще раз вспомнив слова Шорр Кана, Гордон сообразил, кто именно находится в диагностере, и с ужасом уставился на жену короля Границы. Хеллен мгновенно почувствовала, что он все понял, и закусила губу, чтобы сдержать свои чувства. Она не просто устала, она была на грани психического срыва. Нужно было себя вести крайне осторожно.
 - Да, вы правы, - резко сказала она. - В диагностере находится мой сын. У меня произошел выкидыш. Его жизни сейчас ничего не угрожает, но я не могу его оставить надолго одного.
 - Но мы можем, мы даже срочно должны, воспользоваться местным грузовым транспортом, - горячо вмешался Дейр Соррен. - Как можно медлить? Нет? Почему вы отказываетесь?
 - Как же вы не понимаете, - раздраженно ответила Хеллен. - Неизвестно, как ко мне отнесется правительство планеты, когда им передадут, что меня видели. Меня все знают. Кто сейчас у власти?
 Гордон побоялся расспрашивать свою измученную собеседницу о подробностях того рокового праздника на площади, и даже не рискнул сообщить, что он знает о появлении Хеллен на галерее над площадью в самом начале резни. Ему совершенно не хотелось волочить до флаера парализованного взглядом Дейра Соррена, даже если с ним самим эта женщина справиться не сумеет.
 - Я проходил мимо Дома Правительства, - нейтральным голосом сообщил он. - Там все напуганы и растеряны. Они не знают, кто виновник резни. Беспокоятся, уж не Шорр Кан ли это? Беспокоятся, я сказал, а не надеются. Они опасаются ответного удара Империи, а связаться с вашим мужем не могут. Имперский флот заблокировал Облако. Но лично вам их опасаться не нужно. Они просто так привыкли подчиняться Шорр Кану или его людям, что не могут самостоятельно принять решение.
 - Не могут связаться? - тихо проговорила Хеллен. - Ах, вот в чем дело.
 Она устало оперлась на высокий борт диагностера и опустила голову.
 - Я ничего не могу вам сказать, Джон Гордон, кроме того, что мой муж здесь не причем.
 - А больше ничего и не нужно. Я могу использовать ваши слова, как официальное заявление? Вы доверяете мне передать ваши слова правительству Талларны?
 - О, да, Джон Гордон, можете. Доверяю, - королева Границы подняла голову и через силу улыбнулась.
 - Тогда мы с Дейр Сорреном наведаемся в Дом Правительства, а потом пришлем за вами местный грузовой транспорт. Потерпите еще немножко.
 В Доме Правительства заявление Джона Гордона, что он король Фомальгаута, вызвало приступ нервного веселья, что было понятно, если учесть напряжение последних дней.
 - Эй, щеголь, - отсмеявшись, обратился один из соправителей планеты к Дейру Соррену, - ты не слишком ли многое позволяешь своему охраннику? Или у него временное помутнение рассудка? Ладно бы еще он был похож на короля Фомальгаута, а то ведь нe похож ни капельки. Такая рожа...
 Дейр Соррен с любопытством ждал, как Гордон будет доказывать, что он и вправду король Фомальгаута. Тот молча снял с пояса какой-то старинного вида предмет и, держа его на ладонях, протянул своим недоверчивым слушателям.
 - Это меч королей Фомальгаута, - сказал он внушительным тоном. И если кто-нибудь сомневается, то он сейчас продемонстрирует его силу на тех, кто этого желает. Все видят, что это действительно древний меч королей? Все смотрят стереопередачи? Кто хочет, чтобы на нем была явлена легендарная сила этого меча? Никто не хочет? А может кто-нибудь не знает, что использовать этот меч и даже безопасно держать его в руках может только настоящий король Фомальгаута?
 С этими словами король легко стряхнул ножны с меча, и грозное оружие сверкнуло в его руках холодным блеском. Все общество соправителей и их помощников замерло в оцепенелом молчании. Гордон малоприметным движением вложил меч в ножны.
 - Может быть, лучше конструктивно обсудить возникшие проблемы? У меня есть для вас официальное поручение от королевы Границы Хеллен Кан.
 И больше никто не смеялся.
 Довольно быстро все проблемы были улажены. Оказалось, что верхушка правительства тоже погибла в резне при непонятных обстоятельствах. Новые правители, пришедшие к власти в критической ситуации мало, что понимали, и были несказанно обрадованы словами посланца мира, то есть короля Фомальгаута, что их любимый Шорр Кан здесь не причем, что его жене нужно срочно помочь. Что Империя не собирается разносить планету на кусочки, ни в чем не разобравшись.
 В результате, после обсуждения всех возможностей, звездолет "Фортуна" получил разрешение на посадку прямо посреди центральной площади города. Хелл Беррел, выйдя из звездолета, потрясенно присвистнул, глядя на статую Шорр Кана. Очень уж сильное впечатление производили геометрические ряды черных одинаковых домов в красных лучах солнца, темное небо и светлый образ короля Границы во мраке площади.
 Джон Гордон и Дейр Соррен вернулись на площадь вдвоем, отбившись от настойчивых попыток, навязать им почетное сопровождение. Гордон клятвенно всех заверил, что супруга Шорр Кана свяжется с правительством Талларны сразу, как только окажется на их звездолете рядом со стереовизором. Но не надо проявлять навязчивость. Она очень устала. Да, она хочет на звездолет, а не в лучшие апартаменты Дома Правительства, потому, что намерена срочно улететь. И с большим удовольствием доверит свою жизнь знаменитому пилоту Хелл Беррелу. Да, Хелл Беррел сейчас на Талларне, да, с ним можно немедленно связаться. Как только Хеллен Кан окажется на его корабле, она сделает перед стереовизором заявление, что ее муж не может нести никакой ответственности за все произошедшее на Талларне. Тогда правительство может смело связываться с принцем Зартом и пересылать ему запись заявления королевы. И так далее, и тому подобное, и никого здесь такой ерунде, конечно же, учить не надо.
 После такого стремительного натиска на правительство можно было ожидать, что Гордон немедленно направится забирать Хеллен из ее подвала, но вдруг он тихо вскрикнул и замер посреди улицы. И многоопытный Хелл Беррел и Дейр Соррен посмотрели на него не столько с любопытством, сколько подозрительно. Что-то еще случилось.
 - Хелл Беррел, забирай Хеллен, - сказал Гордон после минуты напряженного молчания. - Она сейчас совершенно беспомощна. А я ухожу.
 - Да куда ты уйдешь без меня? - с интересом спросил Хелл Беррел.
 - Вот это и есть пространственный тоннель, - сказал Джон Гордон чуть возбужденно, указывая на черную дверь в стене перед ними. Очень неприятно, но он постоянный. Не временный. Он заблокирован, но не для меня. Мне нужно выяснить, куда он ведет.
 С этими словами Гордон дернул дверь на себя, а, когда она не поддалась, энергично принялся бластером вскрывать замок.
 - Никогда бы не подумал, - с явным сомнением пробурчал Хелл Беррел, - что чудо техники - пространственный тоннель будет заблокирован простой дверью с примитивным замком. И король Фомальгаута будет его в спешке грубо вскрывать...
 Гордон закончил свою противозаконную деятельность и распахнул дверь. За ней была черная стена.
 - ... хотя всего через несколько часов здесь окажется принц Зарт со всевозможным оборудованием, - закончил свою мысль капитан Беррел.
 Увлеченный своим открытием Джон Гордон не обратил внимания на эти справедливые слова.
 - Я пошел, - решительно сказал он. - Капитан, действуй по обстоятельствам.
 - Можно с тобой? - осторожно спросил Дейр Соррен.
 Вместо ответа Джон Гордон обнял его за плечи, и они шагнули вперед, сквозь камень, оставив позади не очень-то и удивившегося капитана. Спустя секунду они стояли в темном помещении перед полуотворенной дверью, из-за которой доносились возбужденные голоса.
 - Почему ты не сказал нам, что тоннели можно заблокировать? - спросил кто-то густым басом, - Эта блокировка сорвала нам все планы.
 - Я не знал. Шорр Кан никогда об этом не говорил. Он никогда ни с кем не был до конца откровенным, - ответил другой, высоким взволнованным голосом.
 Друзья оказались в самом гнезде заговорщиков. Охваченный азартным волнением, Гордон подошел поближе к щели в двери, надеясь что-нибудь увидеть.
 - Расскажите нам все же, что случилось в Талларне, - попросил третий собеседник лишенным всяких эмоций голосом. - Хотелось бы все узнать из первых рук.
 - Все шло по плану, - заговорил обладатель высокого голоса. - Я заманил Хеллен в Талларну через тоннель, но этот тюфяк Виндер не применил вовремя парализатор, и она поднялась на галерею над площадью.
 - Секундочку, - кто-то прервал рассказчика. - Я что-то не помню, чтобы что-то подобное входило в планы.
 - Ну как же! - увлеченно сказал рассказчик. - Вы что не представляете? Я поднимаю на руках тело королевы Границы и кричу в толпу: "Шпионы Империи убили нашу королеву!" После чего уже сами талларнцы бросились бы бить всех имперцев подряд... Как же это не предусмотрено? - взволнован продолжил заговорщик высоким голосом. - Мятеж в Талларне. Статуя Шорр Кана. Империя откажет ему в помощи. Может быть, выступит против него. А мы, объединившись, свергнем этого циничного диктатора, возомнившего себя королем. Королевская тайна у него дутая. Тоннели ему друзья из соседней галактики построили. Он-то тут причем?
 - Тем не менее, он умеет их блокировать... Но продолжайте про Талларну.
 - Так вот... Хеллен поднялась на галерею, увидела свалку на площади, наверное, прозондировала сознание Виндера, оглушила его мысленным ударом и бросилась к перилам с криком: "Граждане Талларны. Это провокация!" Я еле успел применить парализатор, пока ее никто не услышал.
 - Ты так мерзко сваливаешь все на Виндера, - возмутился обладатель густого баса, - что невозможно слушать. Это тебя она, конечно же, прозондировала и поняла, что их с мужем провели. Виндер ничего особенного и не знал.
 - Да, но вывела она из строя именно Виндера, - быстро заговорил рассказчик. - Значит, он ей показался более подозрительным.
 - Он ей показался более опасным, - с презрением возразил густой бас. - То, что ты осмелишься применить парализатор, ей и в голову не пришло. Недооценила.
 - Бедная женщина, - в бесстрастном голосе расспрашивающего человека послышалось легкое участие, - Но продолжайте, Коррель. Тогда-то уж вы показали толпе тело Хеллен с патетическим криком: "Они убили королеву"?
 - Нет, - слегка растерялся Коррель. И быстро продолжил. - Я от стресса с трудом соображал... Я решил, что и так неплохо. Ее многие видели с площади. Вы бы, Верзерд, конечно, действовали бы лучше... Ну...
 - Ну? - спросил Верзерд, подождав. - Заканчивайте.
 - Я оставил ее лежать на полу в галерее вместе с Виндером, а сам побежал действовать. Мне удалось поднять на мятеж самих талларнцев... Но когда я нашел правителей города, они пытались связаться с Шорр Каном. Пришлось всех застрелить.
 Он замолчал. Все остальные тоже молчали. После длительной паузы рассказчик продолжил.
  - Я всем кричал, что нам надо поддержать Шорр Кана в его тяжелой борьбе. Об этом просит жена Шорр Кана, которую вы видели. Никому и в голову не пришло, что я действую не от имени повелителя Границы. Я же всегда был его тенью, - добавил Коррель с неожиданной горечью в голосе.
 Снова наступила пауза.
 - Итак, резню устроили талларнцы по наводке Тир Корреля? - спросил один из молчавших до этого заговорщиков.
 - Нет, резню устроили мы, - ответил заговорщик, говоривший гулким басом. - Коррель слегка приврал. И даже не слегка. Талларнцы не учавствовали в резне. Но многие видели его рожу, а также леди Хеллен, поэтому они уверены, что резня прошла по приказу Шорр Кана, которому они водрузили шикарный памятник на площади. Так что отношения Империи с Границей испортились сразу. Тут этот проныра прав.
 - Коррель, а где же Хеллен? - спросил Верзерд.
 - Я так был занят исполнением задания, - быстро заговорил Коррель. - Не знаю что на меня нашло, но я не сразу вспомнил про жену Шорр Кана. А когда поднялся на галерею, ее там не было. Один Виндер... Она или сама пришла в себя, или ее тело унес кто-то другой. Вообще-то после парализатора в себя так быстро не приходят... Но я не знаю... я был в шоковом состоянии... с трудом соображал. Пришло время отступать. Мы ведь еле успели. Тоннели были еще открыты. Если бы мы опоздали, в Талларне бы остались живые улики. Теперь же никто ничего не понимает, и все подозревают Шорр Кана.
 - Ясно, - заговорил Верзерд после недолгого молчания. - Подведем итоги. Тоннели перекрыты, и совместное выступление невозможно. Бароны Геркулеса по большей части, я не имею в виду вас, господа, - вежливо обратился Верзерд к кому-то в комнате, - но большинство баронов заняты обсуждением предложений короля Фомальгаута, и им не до участия в заговорах. Даже барон Зу Ризаль мечтает о переговорах с Шорр Каном. Поддержки баронов мы лишились.
 - Зу Ризаля я возьму на себя, - сказал Коррель. - У меня есть идея.
 Дейр Соррен, забыв о всякой осторожности, резко шагнул вперед. Внезапно Гордон стремительно обернулся, но было уже поздно. Чья-то рука перехватила Соррена за горло, возле своих ребер он почувствовал дуло бластера.
 - Еще движение, - обратился невидимый Соррену человек к Гордону, - и я его пристрелю.
 Гордон замер. Заговорщики в комнате тоже замерли.
 - Проходите вперед, - это было сказано Гордону.
 Тот медленно вошел в комнату.
 - А вы за ним. Руки за голову.
 Дейр Соррен подчинился. Он вошел и с любопытством огляделся. В комнате с низким светлым потолком вокруг большого овального стола сидели восемь человек. Ни одного негуманоида, естественно. Не та это была компания. Увидев их с Гордоном, все одновременно вскочили и навели на них парализаторы.
  - Это недоразумение, - сказал Соррен капризным тоном, вспоминая щеголей с Венсетты. - Мы поняли, конечно, что куда-то не туда попали, но мы не нарочно. Мы шли по Талларне, вдруг увидели раскрытую дверь, а за ней стену. Нам стало интересно, а кому бы не стало? Двери обычно закрывают проход, а не глухую стену за собой... Вы так сопите мне на ухо, что я теряю свою мысль. Разве не достаточно бластера, уткнутого в ребра? Неужели непременно нужно так сопеть?.. Мы подошли, мой телохранитель дотронулся до стены, и мы внезапно оказались здесь. Абсолютно нечаянно.
 - Нечаянно, значит, - заговорил крепкий высокий темноволосый граф, судя по голосу бывший Верзердом. - А почему вы сразу не вышли, как только поняли, что попали в частный дом без приглашения? - добавил он, не без некоторого ехидства копируя изысканные интонации Дейра Соррена.
 - Ну э-э-э ведь там было темно. Мы совершенно точно не смогли определить, где здесь выход. - Он склонил голову набок изящным движением, подмеченным им ранее во время светских раундов в Кнфедерации. Золотистые вьющиеся волосы рассыпались по плечам. "Я безвреден!" - свидетельствовал его утонченный облик.
 Один из заговорщиков вышел и быстро вернулся.
 - Тоннель заблокирован.
 - Может быть, ваш громила потрогает стеночку с этой стороны? - атлетически сложенный Занвер расхохотался своим чуть рокочущим басом.
 - Давайте, - обрадовался Гордон. - Парни, покажите, где можно трогать.
 - Ну пойдем, развлечемся, - сказал Верзерд властным голосом. - Но как же они в самом деле попали в тот зал, минуя нас.
 Темное помещение осветилось ярким светом. Это был небольшой зал без всякой мебели со стенами из белого камня и с несколькими декоративными арками в стенах.
 - По-моему, нам туда, - сказал Гордон и направился к нужной арке.
 - Стойте! - внезапно пронзительно вскрикнул Коррель. - Это же король Фомальгаута. Он пройдет даже через заблокированный тоннель.
 Заговорщики резко обернулись к говорившему, затем снова посмотрели на Гордона, которого они, также как и Соррена держали под прицелом.
 - Да что ты за чушь тут мелешь? - сказал головорез Занвер. - Это пугало - король Фомальгаута? Нет, король, он - другой, - продолжил Занвер неожиданно задушевно. - Он - блондин, как и все короли Фомальгаута... он в короне.
 Дейр Соррен слегка улыбнулся, а Гордон высоко поднял голову и скосил глаза, вспомнив, видимо, недавнее заявление Хеллен о том, что его выдает взгляд.
 - Неужели же похож? - спросил он легкомысленно.
 - Король Джон сейчас в Конфедерации. Я его по стерео видел, - раздался еще чей-то голос. - Он свои непотребные предложения с баронами обсуждает.
 Гордон сделал еще один осторожный шаг к нужной арке. Дейр Соррен тоже.
 - Верзерд, посмотрите внимательно, - рыжеволосый Коррель схватил тонкими, очень белыми пальцами высокого графа за плечо. Тот пристально разглядывал все еще косившего Гордона. - Вы же такой проницательный. Вы не дадите провести себя вокруг пальца. Упустим же короля. А он нас безусловно выследил.
 Верзерд с легкой брезгливостью стряхнул тонкие пальцы Корреля со своего плеча, продолжая внимательно разглядывать Гордона, поднявшего бровь в знак изумления.
 - Во всяком случае, - сказал он невыразительным голосом, - мы передумали разрешать вам трогать наши стенки. - У тебя, Коррель, - добавил он, обращаясь нервному рыжеволосому министру Шорр Кана, - все же есть голова на плечах. Связать их обоих!
 - Мы не дадимся, - весело предупредил Гордон своих противников. Увернувшись от одного из заговорщиков, использовав как щит другого, он мгновенно подскочил к нужной ему арке.
 Но Дейр Соррен понял тем временем, что все пропало. На него внезапно накатил приступ холодной яростной злобы. Ему были запрещены любые агрессивные действия в подобном состоянии. Это был единственный для Дейра способ переживать подобные приступы, оставаясь самим собой. Гордон это знал. Он стоял, прислонившись к нужной арке, удерживая перед собой обмякшего Занвера одной рукой в качестве щита, с парализатором в другой руке. Но воспользоваться тоннелем, бросив своего друга, Джон Гордон не мог.
 - Не сопротивляйся, - послал он мысленный приказ Дейру, - придумаем что-нибудь еще.
 Даже теперь заговорщики держали молодого агертинца очень неосторожно. Он в любой момент мог избавиться от их недружелюбных объятий. Он мог, но теперь он любой ценой старался взять себя в руки и не дать воли тому, что рвалось наружу через его душу, той страшной ненависти и яростной злобе. Его голубые глаза сверкали, а светлые волосы взмокли от пота, вызванного совсем не борьбой со своими противниками, а мучительными попытками остаться самим собой.
 Гордон мгновенно сменил парализатор на меч королей Фомальгаута. Пора было кончать. Король сделал легкое круговое движение по воздуху своим мечом и... ничего не произошло, если не считать сильного приступа дурноты, заставившего его закрыть на мгновение глаза.
 - Если кто-нибудь меня слышит, - Гордон послал отчаянный мысленный сигнал в окружающее их неведомое пространство, - помогите королю Фомальгаута.
 Вслух же он сказал довольно мрачно.
 - Вы хотите бойни? Потому что вы ее сейчас получите.
 - Но прежде умрет ваш молодой друг, Ваше Величество, - срывающимся голосом ответил Тир Коррель, успевший заметить и меч короля и то, что тот стоял в начале тоннеля, но не уходил.
 - Я начну стрелять только тогда, когда увижу серьезную опасность для его жизни, - честно ответил король Фомальгаута, пытаясь выиграть время, - но у меня очень хорошая реакция.
 - Это мы уже поняли, - пробормотал Верзерд.
 - Слушай, король! - Гордон наконец-то воспринял мысленный сигнал кого-то неизвестного. - Мы тебе поможем.
 - И моему спутнику.
 - Мы откроем вентиляционную шахту в правом углу рядом с твоим спутником и сбросим кучу мусора с потолка. Вы должны успеть в суматохе убраться.
 - Понял, - ответил Гордон и посмотрел на стоящего со сжатыми кулаками Дейра Соррена.
 - Давайте мирно поговорим, - сообщил он слегка растерявшимся графам, продолжая тянуть время, резонно предполагая, что они не каждый день имели возможность общаться с легендарным королем Фомальгаута, и чуть жалея о том, что эта редкая встреча будет вызывать у них в дальнейшем самые мерзкие воспоминания. Шорр Кан никогда бы такого не допустил...
 Незаметно отошел в сторону один из щитков на потолке, и на них в неимоверном количестве посыпались какие-то объедки, шкурки, металлические детали, просто пыль, слипшаяся комками. Затем еще и полилась вонючая жидкость. Да, их невидимые благодетели не просто выкинули мусор, но и организовали прорыв канализации в нужном месте.
 Гордон, не теряя ни секунды, бросился к своему другу. Графы и бароны отскочили на другой конец залы, ругаясь на разные лады. Нестерпимо вонючая пыль из вентиляционных шахт создала плотное непрозрачное облако в зале. Кто-то из заговорщиков пришел в себя настолько, что ругал лично Джона Гордона и его совершенно непристойные способы общения с порядочными людьми.
 - Может быть, он все-таки не король? - недоуменно вопросил один из "порядочных людей".
 И это было последнее, что донеслось до Гордона с Сорреном. Отверстие шахты закрылось за их спиной. Они быстро поползли вперед по скользкому коридору, понимая, что нужно выбраться из здания быстрее, чем осядет пыль в зале и заговорщики заметят их исчезновение.
 - За мной! - мысленно приказал кто-то неизвестный, и ползущие увидели впереди себя голубоватый огонек. К великому счастью, ползти по извилистым и местами склизким ходам вентиляционных шахт пришлось недолго. Впереди открылось отверстие, и беглецы кубарем вывалились наружу под голубой свет местного солнца. Рядом с ними слегка свернувшись лежала мохнатая многоножка очень похожая на тех, которые развлекала Лианну цветомузыкой на Хатхире. Графы использовали местных жителей этой планеты для чистки вентиляционных шахт в своих огромных зданиях. Подошли бы и роботы, но разве может машина сравниться с мыслящим существом? Многоножки терпели все это, чтобы не связываться с агрессивными графами, но шахты чистили халтурно, и всей душой любили королей Фомальгаута, ценителей их искусства, их удивительной способности проецировать разноцветные лучи в небо.
 Гордон мысленно в ярких образах поблагодарил за спасение, как свое, так и своего спутника.
 - Странный у тебя спутник, король, - ответила ему многоножка, изучавшая молодого пилота не только бессчетным количеством пар глазок, но и, скорее всего, мысленным прикосновением к его сознанию. А тот все еще пытался справиться со своей ненавистью ко всем. Даже к Джону Гордону, даже к этой многоножке.
 - Он болен.
 - Он не просто болен, - ответило спасшее их существо, - он меняется.
 Многоножка сопроводила это замечание образом молодой бабочки, с трудом вылезающей из тесного, расползающегося кокона.
 - Но вам срочно нужно улетать отсюда.
 И прежде чем беглецы успели задуматься о том, как же им осуществить это горячее желание их сердец, как вдруг сверху спустились две огромные бабочки, под стать огромной многоножке, уже частично скрывшейся из глаз в отверстии вентиляционной шахты.
 - До встречи на Фомальгаутских Играх, - оптимистично простился с ней Гордон.
 Мохнатые бабочки легко подхватили их тонкими цепкими лапками и подняли в воздух.
 - Мы летим к космическим кораблям. Вам ведь нужно именно туда?
 Да, им было нужно именно туда. Но, к сожалению, эта мысль пришла в голову не только местным негуманоидам, но и сообразительным графам-заговорщикам.
 Те снарядили в погоню вездеход, справедливо подозревая, что люди, смутившие их покой, не остановятся перед тем, чтобы позаимствовать чужой звездный корабль. Гордон с Сорреном еле успели открыть ближайший звездолет и забраться вовнутрь, как на горизонте показался стремительно приближающийся вездеход с разъяренными заговорщиками. Гордон оценивающе посмотрел на своего невменяемого друга и быстро направился к пульту управления. Стартовать нужно было немедленно. Ему удалось оторвать корабль от планеты и вывести в открытый космос. Точнее, он не помешал это сделать бортовому компьютеру. Но выведя корабль в космос, компьютер сразу засветил все сигналы опасности. Они находились в области границы галактики, причем, в очень "захламленной" области, недалеко от Темных миров. Дейр Соррен с ужасом смотрел на неловкого Гордона за пультом управления. Он сам никогда бы ранее не дерзнул управлять кораблем, находясь в таком состоянии. Раньше, но сейчас...
 С планеты стартовала еще три звездолета.
 - Нам не уйти, - тихо сказал Гордон. - Боюсь, они не пожалеют собственного корабля и разнесут его в клочья. Мы слишком много узнали. Остается единственный выход - спасательная шлюпка. Пошли.
 Звездолеты стремительно приближались, и молодой пилот понял, что его напарник прав. Он позволил дотащить себя до шлюпки. Гордон помедлил, размышляя, не сесть ли ему к пульту управления, но Дейр Соррен молча его отстранил, понимая, что даже в таком состоянии он все же будет пилот получше чем Джон Гордон.
 Взрыв их корабля отбросил шлюпку, и Соррен еле успел выровнять полет. Но полоса их невезения еще не кончилась. Раздался пронзительный звук - сигнал того, что аккумуляторы на шлюпке разрядились. Стажер академии знал, конечно, что такой сигнал предусмотрен, но он никогда не рассчитывал его услышать. Уж больно это было неправдоподобно. Да, в хорошеньком состоянии держали хозяева этот корабль.
 По-прежнему злясь на весь мир, а происходящее этому способствовало невероятно, пилот все же сумел направить шлюпку к спутнику той планеты, с которой они так неудачно стартовали. Аварийного запаса энергии все же хватило, чтобы нормально пристыковаться к спутнику, слишком маленькому, чтобы иметь собственную атмосферу. Теперь оставалось только ждать. И ждать, скорее всего, смерти, потому что кислорода в этой шлюпке хватит очень ненадолго. И даже аварийный запас энергии был практически исчерпан.
 Конечно же, этот суперчеловек, король Фомальгаута не мог смириться с таким концом. Он попытался мысленно связаться со своей странной женой. Однако только он сосредоточился, как вдруг внезапный приступ дурноты вынудил его прервать свое занятие. Он почти потерял сознание. Он проделал успокаивающую гимнастику, снова попытался связаться с женой. И на этот раз полностью потерял сознание. Дейр Соррен смотрел на него с ненавистью, обвиняя его в случившемся, в собственной уже почти наступившей смерти, и даже не попытался ему помочь. Но живучий Гордон снова пришел в себя, снова повторил свою попытку и снова потерял сознание. Сколько времени это продолжалось, молодой человек понять не мог, он сам уже находился в практически бессознательном состоянии, как вдруг как бы сквозь туман, он услышал знакомый голос.
 - Джон, ты не будешь возражать, если я частично верну свой долг, и спасу тебе жизнь?
 На них смотрел худощавый черноглазый человек с орлиным профилем.
 - Нет, Ваше Высочество, - с трудом улыбнулся Гордон принцу Зарт Арну. - Не буду. - И они окончательно потеряли сознание.
***

 - Надеюсь, Джон, теперь ты чувствуешь себя нормально? Как там у тебя с понятием "норма"? Саквы? Выпейте, стажер, будет легче.
 Джон Гордон уютно устроился в уже знакомом ему удобном кресле кают-компании флагманского корабля Империи. Дейр Соррен сидел в своем кресле, скорчившись, ухватившись руками за голову, не обращая особого внимания ни на принца, ни на короля. В данный момент его физическое самочувствие было прекрасным, но именно поэтому ничто не отвлекало его от воспоминаний. Ему было так совестно и стыдно, что его тошнило, чуть ли не как от пятикратной перегрузки при взлете. Принц Зарт Арн достал из бара бутылку любимейшего напитка жителей галактики, сел в соседнее с Сорреном кресло и налил темную жидкость в его бокал. Он ведь пока толком ничего не мог знать, но уже сочувствовал Соррену.
 - Я, конечно, не король Фомальгаута, - заговорил принц, налив сакву во все бокалы, слегка улыбаясь, - но я кое-что тоже знаю и умею. Мой дорогой нетерпеливый друг, давай хотя бы теперь объединим усилия, - он протянул Гордону бокал, умудрившись превратить этот жест в символический.
 - Я уже раскаялся в своей самоуверенности, - ответил Гордон с виноватым видом. - Можешь теперь иронизировать сколько хочешь. Но как ты нас нашел?
 - Давай по порядку, - принц откинулся в удобном кресле, пригубил бокал с саквой и начал не спеша.
 - Я с успехом продолжал миротворческую деятельность, начатую тобой столь блестяще в Талларне. Кстати, нынешних правителей Талларны ты... э-э-э... глубоко поразил. Они даже у меня не постеснялись уточнить, действительно ли тот, цитирую, бородатый зловещий тип - король Фомальгаута. Конец цитаты. Продолжаю. Хеллен торжественно заверила меня, что ее муж к резне в Талларне никак не причастен. Не буду сейчас говорить о Хеллен. Очень хочется ей поверить, но после разговора с Ковранном верю я ей с трудом. А должен, Джон?
 - Рассказывай, Зарт, - пробурчал вопрошенный им друг. - Сейчас твоя очередь. За мной, поверь, не заржавеет.
 Принц опустил глаза и продолжил.
 - Боюсь, сейчас Хеллен Кан действительно не до политики. Кое-что было трудно не понять, несмотря на ее скрытность. Несчастная. Ну что еще? Датчик с корабля Хелл Берела мы сняли, ждали твоего возвращения, как вдруг со мной связалась Лианна и сказала, что очень беспокоится за тебя, мой дорогой друг, и это не только женские эмоции. Я с уважением отношусь к парапсихическим возможностям королевы Фомальгаута, а также к тому, что она всегда точно определяет, к кому нужно обратиться за помощью. В отличие от тебя, такого самостоятельного. Понимаешь ли, меня возмутил твой последний авантюрный поступок.
 Принц сосредоточенно рассматривал свои тонкие пальцы, и нетронутый бокал с саквой в них. Гордон молчал и уже допил свой бокал до конца.
 - Я скромный принц Империи, и у меня нет друзей в соседней галактике, но кое-какая аппаратура у меня была с собой. Наблюдая за Шорр Каном, мы тоже кое-что изобрели. Мы смогли послать сигнал в тот тоннель, куда вы с Сорреном вошли, и отследили вспышку в конце тоннеля. Этим концом и оказалась планета Эрести на Границе. А под конец нам всем еще и повезло. Когда мы подлетали к планете, искатель указал на шлюпку с двумя людьми на спутнике. Если бы не это везение, мы могли бы и опоздать, Джон. На этот раз вы с Сорреном... э-э-э... влипли основательно. Вот, собственно, и все пока что. Я сообщил Лианне, что вы нашлись. Интересно мне теперь, успеет ли она к твоему возвращению провести через Совет закон о том, что король - фигура невыездная?
 Принц сделал глоток из своего бокала и выжидательно воззрился на Гордона. Тот не замедлил с рассказом об их с Сорреном приключениях. Глаза у принца загорелись, когда он услышал о заговорщиках. Он поставил бокал на столик, прикрыл лицо одной рукой и еле слышно рассмеялся, когда Гордон живописал их освобождение из рук разозленных графов, потрясенных столь недостойным порядочного человека, а тем более короля, способом освобождения. Напоследок, в порыве откровенности, вызванным своим все еще покаянным настроением, король рассказал о своих неудачных попытках связаться мысленно с женой.
 - О, какая неожиданная откровенность, Джон, - с легким сарказмом произнес принц и задумался. Гордон взял бутылку с саквой, налил свой бокал доверху. Спешить ему было некуда, и он тихо наслаждался жизнью.
 - Да, все сходится, - произнес принц. Кажется, я понял, что произошло. Знаешь ли, Джон, иногда откровенный разговор с другом может принести пользу даже тебе.
 Он повернулся к неслышно и незаметно сидевшему со своим нетронутым бокалом Дейру Соррену.
 - Лучше бы вы все же выпили, стажер. У нас здесь не сборище алкоголиков, не в моих правилах настаивать, поверьте, но вам бокал саквы действительно поможет. Пока вы, молодой человек, лежали в диагностере, я обратил внимание... Что такое, Джон?
 - Продолжай, Зарт. Я подумал, на что обратила внимание вся твоя лаборатория, пока Я лежал в диагностере. И что мне тебе придется рассказать, что бы ты поделился со мной этой информацией в благодарность за откровенность.
 - Неудивительно, что ты от этой мысли поперхнулся вином... Так вот, молодой человек, я обратил внимание на тесную связь биополя вашего организма с тем медальоном, который вы все еще носите на груди. Точнее, носили. Потому что я был вынужден снять его с вас.
 Дейр Соррен инстинктивно прижал руку к груди. Принц встал, вынул из стенного ящика медальон Соррена и положил его на столик перед ним.
 - Мы ведь все помним о некоторых особенностях этого, с позволения сказать, украшения, - произнес он грустно и снова сел в свое кресло.
 Молодой человек оставил медальон лежать на столике. Он секунду смотрел на полный бокал в своей руке, потом выпил его залпом. Жидкость обожгла горло, ему мгновенно стало тепло, мучительная тошнота действительно отступила.
 Задумчиво-покаянное настроение Джона Гордона быстро испарилось. Он поддался вперед, напряженно слушая.
 - Мы все помним, что этот медальон мешал тому существу, которое пыталось захватить галактику, проделать приблизительно то же самое, что и ты, Джон... Хорошо, допустим, не совсем то же самое, но все же это были сходные действия. И сходный результат. И посвящение вы прошли одинаковое. На той же планете Чере.
 - Я уже понял, к чему ты клонишь, Зарт, но ведь я раньше прекрасно это все проделывал в присутствии Дейра и его талисмана.
 - Ах, ты меня не дослушал. Ну держись, нетерпеливый король. Я ведь начал с особой связи биополя Дейра Соррена со своим украшением. Зачем вы его носите на груди, молодой человек? Он ускоряет заживление ран?
 - Да. Снимает усталость, улучшает сон, ну и так далее.
 - Этот медальон - сложная активная система, настроенная на ваш организм. Его работа на сегодняшний день полностью зависит от вашего настроения, молодой человек. Я это однозначно выяснил, наблюдая за работой диагностера. А ведь несколько часов назад вы чисто субъективно воспринимали Джона как врага. И медальон сработал против того, кого вы воспринимали как врага. Тем более, он и запрограммирован против таких врагов. Что еще, Джон?
 - А как ты узнал о Дейровых проклятых приступах? Я ведь об этом ни упоминал, и диагностер этого показать не мог. Техника не воспринимает его измененных состояний.
 - На ваше с Сорреном счастье, я не техника, я заметил, - со свойственным ему сарказмом заметил принц. - Во время вашей эвакуации это состояние, как ты сказал, еще было заметно. Я удивился и задумался. Но только сейчас понял, что не ошибся. Впрочем, в качестве исключения, я одобряю твою скрытность, Джон. Не стоит это и дальше обсуждать в присутствии нашего молодого друга, он и без того сейчас сгорает от стыда.
 Дейр Соррен и действительно тихо горел. Мало того, что ему было отчаянно стыдно вспоминать все, что он думал в те роковые часы, так еще, оказывается, именно из-за него едва не погиб король Фомальгаута, считавший его своим другом, а он, при этом, ничего не делал, чтобы ему помочь.
 Король Фомальгаута молчал, размышляя.
 - Молчишь, Джон? Какая жалость, что ты не исследователь, а... э-э-э... герой. Одни архивы Фомальгаута чего стоят. Понимаешь ли, цивилизация Черы не всегда была такой замкнутой как сейчас. Много тысяч лет назад, когда она столкнулась с человеческой, начался бурный контакт. Но постепенно обнаружилось, что все методики этой цивилизации непоправимо ломают человеческую личность. Ты сам избежал этого только чудом при посвящении, не так ли? Храм Вертре-Аэс был создан именно той цивилизацией перед тем, как она исчезла из поля зрения людей.
 - Ты хочешь сказать, Зарт, что все это есть в наших архивах?
 - Если знаешь, где и как искать. А я знаю. И твоя бесконечно уважаемая мной супруга предоставила мне полный доступ к информации.
 Гордон налил себе еще бокал саквы и залпом выпил. Страшно себе было и представить, что может такой опытный исследователь как принц Зарт раскопать в фомальгаутских архивах. Но не скандалить же с женой?
 Принц смотрел на него с неожиданно понимающей усмешкой. В конце концов, он в целях научного эксперимента менялся сознанием с жителями двадцатого века, и мог представить себе, как у одного из них работает голова.
 - Предполагаю, что храм Вертре-Аэс и разрушили представители цивилизации Черы. Стажер, ваш медальон капитан Соррен Альетаэрра получил именно в том разрушенном храме, так ведь? Отдадим им должное, они не ошиблись с выбором. Не знаю, право, насколько фантастичны фомальгаутские легенды о том, что эти существа могли заглядывать в будущее...
 Так вот, пока я излагал факты. Теперь послушайте предполагаемое объяснение. Вначале была создана программа для контакта двух цивилизаций, предполагающая обучение людей телепатии. Затем цивилизация Черы увидела, что из людей в результате получаются какие-то монстры, не прими это на свой счет, мой друг, и создала оружие для борьбы с ними. Но, как я упоминал, ВСЕ их технологии ломают человеческую психику. А! Теперь ты понял, Джон. Этот медальон, действуя, тоже калечит человеческую психику. Когда цивилизация Черы поняла, что она зашла в тупик, то исчезла из нашей истории, и сохраняет связь только с королями Фомальгаута в обмен на независимость своей планеты. Но и это еще не все. Вы хорошо держитесь, Дейр, откровенно говоря, я вами восхищаюсь. Но, боюсь, вы когда-нибудь сорветесь и начнете действовать в приступе ярости. Тогда и работа этого медальона перейдет на другой уровень. Ваша психика должна будет выдержать следующий удар. Какой - не могу даже предположить.
 Принц Зарт замолчал, и, наконец-то, допил свой бокал саквы до конца.
 - Джон, все произошедшее, наводит меня на мысль, что люди не просто не могут измениться, а им категорически нельзя изменяться. Если уж даже самые лучшие из нас, - принц чуть взмахнул рукой с пустым бокалом в сторону своего стажера, - так неприятно могут измениться, то что же говорить обо всех остальных. Что там тебе в последний раз сказали Серые пустынники?
 - Зарт, но это ведь технические, так сказать, изменения. Изменения с помощью технологий, не так ли? А те, кого в нашей галактике называют Серыми пустынниками, даже от браслетов связи отказываются, лишь бы не иметь дела с нашими технологиями. Они живут в простых домиках, сделанных из деревьев того леса, что их окружает. Топят свои примитивные домики, сжигая деревья того же леса. Еда простейшая...
 - Ты, кажется, говорил, что еле улетел от них в последний раз? Очень хотелось навсегда остаться. Это в таких условиях? - принц с откровенным любопытством смотрел на Гордона.
 - Так я и думал, что понять это невозможно, - с досадой ответил тот. - Я потому и не распространяюсь насчет них. - Это еще самое простое. Можно сказать, слетай и поймешь. А вот высказывания у них такие, что летай - не летай, не поймешь. Например, мне было сказано.
 - Познай свою немощь, и ты сможешь приобщиться к высшей силе, но, и приобщившись к силе, ни на секунду не забывай о собственной слабости.
 Он замолчал, снова налил себе саквы, но на этот раз пить не стал, а в задумчивости вертел бокал между пальцами.
 - Во всей полноте, - начал принц, внимательно на него глядя, - я, конечно, тоже этого понять не могу. А вот применительно к тебе... Но могу ли я назвать вещи своими именами?
 Гордон кивнул и вновь принялся изучать темную жидкость в своем бокале.
 - Ты сегодня потерпел поражение, Джон.
 Гордон поднял голову и посмотрел принцу в глаза.
 - И это пошло тебе на пользу.
 Они снова замолчали. Джон Гордон поставил бокал на столик, откинулся в кресле и даже глаза закрыл, так ему было уютно.
 - Мне давно хотелось у тебя спросить, Джон, да все как-то не получалось, а что побеждало странное очарование планеты Серых пустынников и заставляло тебя возвращаться к нам?
 - То, что я многих люблю в этом мире, - ответил Гордон, открыл глаза и посмотрел на Дейра Соррена. - Сильные человеческие симпатии не дают погрузиться в отрешенный покой тех мест надолго. Что ты хочешь спросить, Дейр? Хорошо, что ты уже почти пришел в себя.
 - Что же мне теперь делать? - Дейр с ужасом рассматривал маленький круглый медальон с полустертым непонятным рисунком. - Не могу же я его выбросить в открытый космос?
 - Но и носить его вы не должны, потому что ваша психика уже начала трансформацию под действием этого прибора, - уверенно заявил принц Зарт. - Я как-то до сих пор не могу осмыслить вероятность такого совпадения. Рядом именно с этим прибором оказался тот, против кого он и создавался тысячи лет назад. Нет, Джон, я не тебя имею в виду, а как бы это грамотно сказать, бракованную версию короля Фомальгаута, последствие неудачного посвящения. Страшный вариант, должен честно признать. Вот именно при той, памятной нам всем встрече, он и включился, ваш медальон... И потом, к сожалению, не выключился. Я думаю, что вы должны срочно передать его вашему брату, который проходит практику на моей эскадре, с тем, чтобы он отвез его домой при первой же возможности. Вашему брату он повредить не может, так как пока что настроен на вас, Дейр.
 - Да, твоя осведомленность, Зарт, поражает, - пробурчал Джон Гордон.
 - Я всего лишь скромный исследователь великих тайн вселенной - принц улыбнулся.
 - Я вообще-то имел в виду Дейра и его брата, - сообщил Джон Гордон и тоже улыбнулся.
 Но сам Дейр Соррен не улыбался. Он сидел почти что в шоковом состоянии.
 - Джон, прости, - наконец выдавил он. - Я так виноват перед тобой. Зачем ты только взял меня с собой. Никогда не думал, что стану такой обузой.
 - О, пустяки, - Гордон махнул рукой. - Я получил драгоценный урок. А зачем я тебя взял с собой? Я думаю, что ты сам скоро поймешь, что тот путь, который ты проделал, был необходим.
 - Когда мне можно будет повидаться с братом? - хмуро спросил Дейр Соррен, которому было еще ох, как далеко до философского осмысления произошедшего.
 - Чем скорее, тем лучше. Обещаю вам всяческое содействие, - ответил Зарт Арн и продолжил. - Джон, с тобой желает повидаться королева Границы.
 Гордон нервно провел рукой по своей устрашающей бороде.
 - Может быть, мне привести себя в порядок? - смущенно пробормотал он.
 - Да уж! - окончательно развеселился принц, и без того пребывавший в приподнятом настроении после спасения Гордона с Сорреном. - Давно пора. Удивительно, но Хеллен Кан способна вызывать добрые чувства даже у самых опустившихся личностей. И потому, кстати, мне особенно трудно понять случившееся с ней. И не буду ни с кем обсуждать то, что она сама пытается скрыть. Только с тобой, Джон. Я немного знаком с Коррелем. Я считал его существом вроде абсолютно преданной комнатной собачки. Как наш с тобой проницательный друг мог позволить человеку, способному выстрелить в беременную женщину, да еще такую как Хеллен, стать своим доверенным лицом? Ты можешь это как-нибудь объяснить?
 Гордон отрицательно покачал головой.
 - Ну что же, я передам ей, что ты ждешь ее через полчасика.
 Зарт Арн неторопливо встал, чуть поклонился в знак окончания разговора и вышел из каюты.
 Та, которая была способна, по мнению принца, реставрировать темные личности, вплыла в кают-компанию в образе печальной синеокой красавицы. Хеллен уже пришла в себя настолько, чтобы успешно войти в известную всей галактике роль печальной прелестницы. Она подала свою руку в пене белых кружев слегка растерявшемуся Гордону, мило улыбнулась Дейру Соррену и легко опустилась на краешек кресла, сохраняя поистине королевскую осанку. Подол платья рассыпался синими искрами. Гордон тоже сел. Сначала он тоже сел на краешек кресла. Потом, усилием воли взяв себя в руки, сел поглубже и поудобнее, должным образом оценив поведение Хеллен. Раньше она с ним такого спектакля не разыгрывала. Забыла, возможно, с кем имеет дело? Они молчали, и Гордон рубанул сплеча.
 - Мне любопытно, Хеллен, как же Коррелю удалось заманить вас в ловушку?
 - Коррелю? Меня? В ловушку?
 Хеллен смотрела на собеседника с видом полнейшего непонимания, ожидая объяснений. Но Гордон молчал, размышляя.
 - Что же с ней случилось? Эк ее...
 Он улавливал волны отчаяния, не позволившего Хеллен, выбрать правильный тон в общении с собеседником. Подумав, он решил, что все расскажет сам жене Шорр Кана, по старой памяти, так сказать.
 И он рассказал все, начиная с просьбы Шорр Кана, помочь ему в поисках пропавшей жены, и кончая тем, что удалось услышать в логове заговорщиков.
 По мере того как Хеленн его слушала, она успокаивалась. А затем прямо на глазах, но неуловимо для глаз, из печальной прелестницы превратилась в несчастную, но искреннюю и удивительно очаровательную женщину. Гордон даже не пару секунд застыл с открытым ртом, так велико было его изумление такой виртуозной сменой роли.
 - Коррель солгал, - горячо сказала Хеллен. - Он всегда лгал, когда трусил, но мой муж его всегда жалел и прощал.
 Гордон поднял бровь. Он узнавал о совершенно новых чертах характера Шорр Кана.
 - Но как же вы все-таки оказались в Талларне? Если это не секрет, конечно.
 - Какие могут быть секреты от вас, Джон Гордон, когда вы столько знаете? Он был слишком жалок, этот Коррель, чтобы мой муж мог заподозрить его в таком серьезном деле, как измена. Но в последнее время он вел себя так подозрительно, что я, а не Шорр Кан заподозрила что-то неладное. И шагнула за ним в тоннель, ведущий в Талларну. Там уже начиналась, да, вы правы, резня.
 Я попыталась остановить их всех, но Коррель использовал парализатор. Граф Мерль Верзерд прав. Мы недооценили Корреля, - она прикрыла глаза, размышляя. Гордон тоже размышлял. Точнее, он просто брал себе на заметку, что властители такого типа, как Шорр Кан, могут почти слепо довериться таким людям, которых принц Зарт характеризует как преданных комнатных собачек. Опрометчиво со стороны Шорр Кана, но люди - это не машины. Какие-то слабости есть у каждого.
 - Измена Корреля - это такая неожиданность... Ему доверяли так, как никому из более достойных. Мой муж вытащил этого сироту из самых низов, вырастил из него своего помощника, превратил в важную политическую фигуру. Чего ему не хватало? Какая страшная неблагодарность! Он же все потерял. Зачем? - Хеллен говорила, не поднимая глаз, скромно, но красиво сложив руки на коленях, как бы сама с собой, негромко. - Неужели он и вправду рассчитывал свергнуть правителя Границы?
 Они помолчали. Дейр Соррен понимал, что их собеседнице нужно выговориться. Понимал это и Гордон.
 - Представляете ли, что я вынесла в этой Талларне? Начиная с того момента, когда я пришла в себя и поняла, что нужно срочно искать диагностер, потому что близко к тоннелю подойти было невозможно. Я еле тащилась, вся в крови, впрочем, кровь там была повсюду.
 Все это было понятно, но прежде Хеллен никогда не жаловалась на трудности. Не в ее это было характере. Она хочет вызвать сочувствие? Что вообще происходит?!
 - А каково было понять, что тоннели заблокированы, а я не знаю, что случилось? И тут появились вы. Я так благодарна. Джон Гордон, я не слишком неприлично себя вела?
 И все это она говорила, по-прежнему опустив длинные ресницы, негромко. Гордон начал уже слегка психовать из-за неизвестности и полного непонимания ситуации, и тут, наконец, она подняла на него глаза, почти черные глаза.
 - Я боюсь возвращаться к мужу! По моей неосторожности произошел выкидыш. Да, конечно, ребенок выживет. Но моему мужу очень важно, чтобы его дети были уравновешены психически. А вот этого даже диагностер гарантировать не может. Сын Шорр Кана с подвижной психикой... По моей вине... Вы меня понимаете?
 Гордон ее отлично понял. Он теперь понял все странности в ее поведении. Все кусочки мозаики встали на свои места. Но Дейр Соррен возмутился. Этого не может быть, сказал он, что бы правитель Границы не поддержал свою жену в такой тяжелый момент. Разве же он совершенно лишен человеческих чувств? Да и психика ребенка в основном зависит от последующего воспитания, все это знают.
 Хеллен слушала его прочувствованную речь молча, снова опустив глаза. Молодой человек постепенно стал говорить все более неуверенно. Потом замолчал. Тогда Джон Гордон встал и отвесил королеве Границы самый изящный поклон, на какой он был способен, благо, что Лианна не могла его видеть, хотя ему даже показалось, что он слышит недалеко ее чудесный смех.
 - Ваше Величество, - произнес он торжественно, - обстановка на границе галактики такова, что невозможно доставить вас туда без риска для вашей драгоценной жизни. Предлагаю вам гостеприимство королевства Фомальгаут, и наших лучших в галактике врачей.
 Хеллен тоже встала.
 - Я принимаю ваше предложение с благодарностью.
 Она поклонилась и облегченно улыбнулась Гордону, вспомнив, наконец, что он всегда ее хорошо понимал.
 - С вашего позволения я пойду к себе. Я постоянно должна находиться рядом с диагностером.
 - Лианна разберется, - сказал Гордон, когда дверь за синеокой красавицей закрылась. - Они же с Хеллен подруги детства... Сейчас попрошу принца, выделить корабль для полета королевы Границы на Фомальгаут... А нам с тобой нужно срочно отправляться в Конфедерацию. Отдай только медальон брату.
 - Джон, - тихо сказал Дейр Соррен, - у меня есть вопрос.
 - Выкладывай, и не то, что бы я был удивлен.
 - А что имела в виду та мохнатая аборигенка с Эрести, когда говорила, что я не просто болен, а меняюсь.
 Король Фомальгаута молчал, изучающе глядя на своего друга. Наконец он осторожно сказал.
 - Понимаешь ли, ты только не очень волнуйся из-за этого, но именно это она и имела в виду. Ты не должен был воспринять нашего разговора. Общение было телепатическим. Да успокойся же ты! Ну хоть немного возьми себя в руки. Я не читаю твоих мыслей, но ты их просто излучаешь во всех направлениях.
 - И что теперь будет? - глухо спросил новоиспеченный телепат.
 - Ничего не будет, кроме того, что тебе придется теперь заниматься не только с Хелл Беррелом, но и со мной. Отдай, наконец, медальон брату, и давай перейдем на корабль к Хелл Беррелу. Да, и еще! - сказал он в спину уже подошедшему к двери Соррену. - Сохрани свои новые способности в тайне. Незачем пока никому об этом знать. Возможно у меня типичная для моего родного времени паранойя, но до сих пор я никогда не жалел о ее наличии.
 Спустя несколько часов они уже возвращались на все еще продолжающийся Весенний бал в Конфедерацию на маленьком крейсере "Фортуна". Мрачный капитан Соррен сидел в кают-кампании, размышляя, сильно ли он изменился, и очень ли это заметно со стороны.
 - Ну что, сынок, захандрил? - с неожиданным сочувствием спросил его Хелл Беррел. - Нет! Ты не изменился.
 Потрясенный таким явным чтением его мыслей Дейр Соррен вскинул глаза на своего наставника и вдруг увидел в зеленых глазах немолодого антаресца сочувствие и понимание. Хелл Беррел сел рядом с ним.
 - Я много раз в своей жизни видел людей, которые ведут себя как ты, сынок, - неторопливо и серьезно заговорил обычно насмешливый капитан Беррел. - Космос изменяет людей. А люди если и согласны изменяться, то только добровольно и не очень быстро. Так уж мы устроены. Я не буду тебе рассказывать о других, я умею хранить тайны. Но могу тебе рассказать о нашем знакомом Джоне. Я помню, как он метался по кораблю, такой же мрачный и напуганный как ты сейчас, после посещения планеты Черы. С тех пор он приобрел множество часто устрашающих качеств. И всегда, когда он меня видит после долгого отсутствия, я замечаю в его глазах тревожный вопрос: Ну что, я не изменился, мой старый друг? Я смотрю на него и вижу, что он остался прежним Джоном Гордоном, моим верным другом. Какие бы новые свойства в нем не появились. И ему не нужны слова, чтобы меня понять. И я говорю тебе сейчас. Ты остался прежним сынком Альетаэрры, тем добродушным парнем, с которым я летал к Магеллановым облакам. Успокойся.
 Хелл Беррел встал, хлопнул своего ученика по плечу и ушел к пульту управления. А его ученику действительно стало значительно легче на душе.
 В кают-компанию вошел выспавшийся верный друг Беррела, Джон Гордон, по которому никак нельзя было сказать, что когда-то он был способен перепугано метаться по кораблю из-за каких-то там сверхчеловеческих изменений.
 - Дейр, - принял молодой человек мысленный вопрос, - а ты не хочешь выучиться блокировать свой мозг. Первое и очень необходимое умение телепатов.
 Да, как хорошо, что Беррел только что успокоил своего ученика. Дейр Соррен поднял голову и встретил изучающий взгляд короля Фомальгаута.
 А почему бы и нет?!
 - Я согласен - мысленно ответил он.
 Король Фомальгаута кивнул, обрадованный спокойствием молодого капитана. Затем он дал первый в своей жизни урок телепатического общения. Первый, потому что Лианну, прошедшую посвящение после своего жениха и по всем правилам, телепатическому общению учили опытнейшие наставники Фомальгаута. Впрочем, Гордон тогда все равно весь извелся от беспокойства, когда ждал целый месяц, пока его невеста проходила посвящение в королеву Фомальгаута. И, когда они встретились, главное и первое, что их беспокоило, не изменилась ли Лианна. Они оба отчаянно тревожились. Это уже после они оба поняли, какое наслаждение дарит влюбленным существам возможность, еще и объединить свои мысли и чувства в единое целое.
 Однако увлекательный как для учителя, так и для ученика урок телепатии был прерван, потому что внезапно ожили экраны особой связи. Это были передающие устройства, кодирующие информацию на выходе и расшифровывавшие ее на входе. Такой связью пользовались только в исключительных случаях из-за длинных пауз и неудобных задержек в общении. Гордон вздохнул.
 - Ты должен всегда блокировать свой мозг, - тихо сказал он своему ученику, включая настройку связи, - Вначале будет нелегко, но потом ты даже перестанешь думать об этом.
 - И не бойся, - добавил он мысленно. - Ты довольно слабый телепат. Принц вмешался вовремя.
 С экрана стереопередатчика на них пристально смотрел человек, бывший в данный момент у всех на языке, король Границы Шорр Канн.
 - Дорогой Джон, - сказал он размеренно и невыразительно, - для краткости и лучшего взаимного понимания сразу сообщаю, что я знаком с теми идеями, которые вы изложили на днях в Конфедерации баронов. Но ко мне до сих пор не поступило ни одного официального предложения. Мне интересно ваше мнение, почему? И второе: мне известно, что моя жена нашлась. Могу ли я узнать подробности?
 Король Границы пристально изучал реакцию своего собеседника на свои слова. Гордон сидел с бесстрастным лицом, но он не знал, что сказать ни по первому пункту, ни по второму.
 - У-у-у-гхм-м... Я не общался в последнее время с баронами...
 Черные глаза Шорр Кана вспыхнули. Он пододвинулся поближе к экрану.
 - Джон, разве откровенность со мной хоть когда-нибудь приносила вам вред?
 Он замолчал, ожидая расшифровки своих слов на стереовизоре Гордона. Тот вздохнул и начал с наиболее легкой темы.
 - Я... э-э-э... нечаянно попал в руки руководителей заговора против вас, Ваше Величество. Поэтому я знаю о его существовании. В число руководителей заговора, призванного вас свергнуть, входят как графы Границы, так и бароны Конфедерации. Немудрено, что при таких разноречивых тенденциях баронам трудно договориться между собой.
 - А имена заговорщиков вы мне сообщить не хотите?
 Гордон не хотел. Они ему, почему-то, понравились, особенно граф Мерль Верзерд. С другой стороны, он уже все рассказал драгоценной жене короля, хотя, судя по всему, венценосные супруги очень нескоро вступят в прямой диалог. Шорр Кан отлично видел колебания своего собеседника.
 - Ваше Величество, - Шорр Кан выпрямился и заговорил официальным тоном, - в случае, если заговор удастся, ни один человек не сможет сохранить порядок на границе галактики. В том хаосе, который наступит, погибнет множество людей, множество миров будет отброшено на более низкий уровень развития. Королевство Фомальгаут заинтересовано в подобном развитии событий? Вы - король, Джон Гордон!
 Гордон поморщился. Он ничуть не сомневался, что Шорр Кан удержит власть и без его королевской помощи.
 - Джон, я многое знаю, но не все. И вы как раз знаете то, чего мне недостает. В обмен на вашу информацию я сообщаю вам, что одним из активных участников движения борьбы с моим влиянием среди баронов стал Дрон Ревель.
 Гордон не глядя почувствовал, как дернулся невидимый Шорр Кану Дейр Соррен, услышав имя теперешнего жениха своей пока что законной жены.
 - Барон Дрон Ревель уверяет, что свергнув меня, бароны получат мою лабораторию экстремальной энергетики в полную собственность, в обмен на содействие. Соответствующая договоренность с графами-заговорщиками уже достигнута. Что скажете?
 Гордон подумал, назвал имена восьми заговорщиков и снова заколебался, но уже из сочувствия к своему многолетнему соратнику Шорр Кану. Того, судя по всему, сейчас ожидал сильный удар. Его соратник, думая, что добивает собеседника, тем временем сообщил.
 - Естественно, в подобной ситуации я буду необычайно великодушен. Меня должны оценить как мудрого и доброго правителя, а не как кровавого тирана. Именно поэтому мне и нужна вся информация немедленно, пока дело не дошло до вооруженного противостояния.
 - Вас предал ваш ближайший помощник, Тир Коррель.
 Через минуту, когда вытребованная информация дошла до правителя Границы, тот вздрогнул и закрыл глаза. Гордон уж и не помнил, когда он видел Шорр Кана таким потрясенным. Да и видел ли вообще? Доверенный помощник короля Границы слишком много знал. Сам Шорр Кан был невероятно сильным человеком, и он просто не мог вместить того, каким опасным может быть слабый, зависимый человек. Как серьезно он может предать доверие такого недоверчивого человека как бывший диктатор Темных миров, сегодняшний король Границы.
 - Продолжайте, Джон, - бывший диктатор привычно взял себя в руки. - У вас есть возможность сквитаться со мной за пренебрежительные слова о вашей интуиции. Я слышал, что вы нашли Хеллен в Талларне?
 - А вы знакомы с подробностями произошедшего в Талларне? - осторожно спросил Гордон, не решивший еще для себя, что он может рассказать Шорр Кану о его жене.
 - Да. После того, как принц Зарт снял блокаду, со мной связались правители Талларны. Ваше сообщение о предательстве Корреля объяснило мне все недостающее в их сообщении.
 - Хеллен заподозрила Корреля, я не очень понял в чем, но она шагнула за ним в тоннель в Талларну. Там уже шла резня, - медленно начал Гордон, решив для себя, что он не скажет Шорр Кану о выкидыше. Хеллен хранила в глубине души безумную надежду на то, что муж этого не узнает. И не ему, Гордону, эту надежду убивать. - А потом вы неожиданно заблокировали тоннели, и она осталась одна, так и не поняв, что случилось. Бедная женщина пряталась в подвале, где я ее и нашел...
 - Бедная женщина?! - не выдержал Шорр Кан, - Вы кому и о ком рассказываете, Джон. Вы никогда не умели как следует лгать.
 - Это я-то не умел? - вспыхнул в свою очередь Гордон. - Я сказал: "бедная женщина", потому что мне ее было очень жаль. Нашел я ее в подвале, хотите - верьте, хотите нет. Душевное состояние вашей жены было тяжелым. Она не знала, что делать, не рисковала связываться с правительством Талларны, потому что ничего не понимала. Она не ожидала, что вы закроете тоннели, оставив ее одну... Я ее пригласил отдохнуть в королевство Фомальгаут.
 - Что?
 - Я, проклятие, этому всему свидетель! - Хелл Беррел вышел из рубки и воздвигнулся перед экраном стереовизора. - Именно я имел честь сопроводить вашу жену, Шорр Кан, на свой корабль, когда Джон Гордон рванул в тоннель прямо к заговорщикам. Вся галактика знает, что ваша жена несчастна, достаточно только взглянуть на ее печальные глаза на любом изображении. Но это было нечто! Вы довели собственную жену до отчаяния - закончил независимый капитан Империи обличительным тоном.
 Шорр Кан сразу успокоился, увидев Беррела, и даже заметно повеселел.
 - Ну ладно, Фомальгаут, так Фомальгаут... Но, Джон, я понял, что вы нашли и сняли мой датчик с вашего корабля. Вы же понимаете, что я беспокоился о вашем благополучии, Джон. Вы же так неосторожны!
 Гордон, вспомнив соответствующую пантомиму Беррела, тихо рассмеялся, а сам Хелл Беррел рассмеялся гораздо громче и как-то ехидно. Шорр Кан предпочел сменить тему.
 - Джон, передайте баронам, что я приму любые их предложения. И, естественно, вся интеллектуальная мощь моего королевства будет использована, чтобы снабдить энергией гибнущие планетные системы Конфедерации. Это - официальное заявление. Но вам, Джон Гордон, я по секрету скажу, я бы сделал это, даже если бы мне не угрожало объединение баронов с заговорщиками графами, я помог бы совершенно бескорыстно. Я начал вас понимать, Джон. Мне тоже понравилась роль героя и благодетеля человечества, - Шорр Кан цинично подмигнул Гордону. - Позаботьтесь о моей жене в этой суматохе. Да, и объясните ей при случае, я с ней связаться не могу, что только очень важная государственная необходимость заставила меня заблокировать тоннели мгновенно, - закончил он неожиданно мягко и отключил связь.
 Гордон отлично понимал желание своего собеседника, обдумать произошедшие события без необходимости притворяться при свидетелях.
 - Джон, - взволнованно произнес Дейр Соррен, - а ты никогда не пытался объяснить ему, что он ошибается, когда низводит самые бескорыстные порывы людей до уровня примитивной работы на публику? Он сам себя обкрадывает.
 Хелл Беррел хмыкнул и ушел в рубку.
 - Нет, не пытался, - грустно ответил Гордон, - я не верю, что простые человеческие слова могут кого-то изменить. Или ты принимаешь человека, как он есть, или не принимаешь. Я принимаю.
 - Но хоть объяснить...
 Дейр Соррен замолчал, потому что опять включился экран особой связи. Впрочем, он все равно не знал, как продолжить этот разговор. На связи на этот раз была королева Фомальгаута и, глядя на Гордона, его спутник почувствовал, как тот без нее соскучился. Король молча послал сигнал со своего браслета на пульт управления особой связью, это была его часть кодов. Перед серьезным разговором, и даже во время него, система кодировки сигналов менялась. Все это время, пока аппаратура настраивалась, супруги молчали. Дейр Соррен с трудом заставлял себя сидеть в кресле, потому что сказочная и таинственная королева Лианна была единственной в мире женщиной, перед которой ему хотелось опуститься на колено и так и замереть.
 - Джон, секретная информация телепатической спецслужбы Фомальгаута, - произнесла, наконец, королева. - Ее должен был тебе сообщить Винси, но я проявила инициативу.
 Дейр Соррен посмотрел сначала вниз, на пол каюты, потом вверх, на потолок. Куда угодно, только не на взволнованного Гордона, с нежностью глядящего на свою далекую собеседницу.
 - Барон Дрон Ревель пригласил барона Зу Ризаля с внучкой на свой личный звездолет. К тому времени оба барона находились на грани противостояния. Дрон Ревель возглавил группу, требующую низвержения диктатора Шор Кана, а Зу Ризаль не верил, что такое низвержение возможно, и требовал мирного сотрудничества с имеющимся на данный момент правителем Границы. Во время традиционной прогулки к Венсетте, они поддерживали видимость мирных отношений. Но корабль Ревеля внезапно изменил маршрут и движется теперь, неуклонно приближаясь к твоему кораблю. Видимо, по маршруту, выводящему к планете Эрести. Скорее всего, корабль захвачен. Баронесса Керин пыталась связаться с посольством Фомальгаута. Ты единственный, у кого есть возможность, этот корабль перехватить.
 - Думаю, это и есть та самая идея Корреля, о которой мы слышали тогда у графов на этой Эрести, с которой ты меня спасла,- пробормотал Гордон. Дейр Соррен сам не заметил, как вскочил со своего кресла и замер, обдумывая возможные варианты захвата корабля. Не так-то просто пристыковаться к сверхсветовому кораблю, искривляющему реальное пространство в своем движении. То есть, вообще невозможно, но очень надо.
 Лианна услышала, наконец, прошедшую декодировку реплику мужа-авантюриста и ее чудесные светлые глаза потемнели.
 - Мы скоро увидимся. Я тебе все расскажу, - быстро заговорил ее драгоценный авантюрист, увидев реакцию своей жены. - Я пригласил, кстати, на Фомальгаут Хеллен, ты слышала? Поосторожнее там с Шорр Каном до личного разговора с ней. Он наверняка сейчас пытается с тобой связаться. Потому что ничего не знает, но очень хочет узнать.
 Лианна покосилась на боковой экран и кивнула. Действительно, король Границы пытался. Затем она снова посмотрела на мужа.
 - Если ты сейчас скажешь, чтобы я не слишком огорчалась в случае чего, и что ты никогда не был меня достоин, я тебя задушу при встрече. Не сомневайся,- сообщила она настолько бесстрастно, что Соррен отвлекся от своих планов по захвату корабля с женой и дочкой и перепугано уставился на экран.
 - Что ты, дорогая. Я не совершаю дважды одних и тех же ошибок. Я буду очень осторожен. Вот увидишь. Я не хочу просить у тебя прощения по стереосвязи... Я хочу лично, глаза в глаза... Поверь, я больше не заставлю тебя так волноваться. Лианна, я...
 Королева быстро опустила голову и резко отключила связь.
 - Хелл, включи защитный экран корабля, - закричал Гордон в рубку.
 - Уже включил, - спокойно ответил Хелл Беррел, слышавший со своего поста все, что происходило в кают-компании. - И даже нащупал встречный корабль. У вас еще полчаса до возникновения прямой некодированной звуковой связи между кораблями.
 - Дейр, как недавний выпускник Академии, ты должен наизусть помнить план прогулочного корабля Конфедерации, - азартно сообщил Гордон.
 Спустя некоторое время с кораблем, направляющимся к планете Эрести, связался король Фомальгаута лично. С экрана стереовизора на невозмутимого короля воззрился не менее невозмутимый барон Дрон Ревель.
 - Какая неожиданная встреча, Ваше Величество, - вежливо произнес он. - Я был уверен, что вы остались на Весеннем балу.
 В сложившейся ситуации Гордон предпочел не острить насчет своих возможностей, находиться в двух местах одновременно.
 - Я бы желал лично, не по стереосвязи, поговорить с бароном Зу Ризалем. Надеюсь, это возможно? Мой пилот сообщает мне, что ближайшая точка выхода в неизмененное пространство находится от вас в пятнадцати минутах реального времени. Ваш пилот сможет рассчитать изменение маршрута?
 Светловолосый широкоплечий красавец Дрон Ревель собрался с удовольствием отказать в просьбе наглому и пронырливому королю Фомальгаута, но прислушался к кому-то невидимому сзади себя и слегка улыбнулся.
 - Ваше Величество, мы предоставим вам возможность посетить барона. Вы ведь не выразите нам недоверия, захватив с собой вооруженную свиту?
 - Я возьму с собой только одного спутника. Он мне нужен для общения с бароном Зу Ризалем.
 - Ну что же, - удовлетворенно произнес высокий красавец барон нараспев, - пусть ваш капитан свяжется с нашим кораблем для корректировки точки состыковки.
 - Благодарю вас за содействие, - вежливо ответил король Фомальгаута, отключая связь. - Надеюсь, там всем заправляет сейчас Тир Коррель, - проговорил он так же удовлетворенно, как и барон минуту назад, - и ему должно быть очень интересно, действительно ли я - король Фомальгаута, и кого они угрохали в панике возле планеты Эрести. Дейр, помоги мне надеть защитный костюм.
 Защитные костюмы, выбранные королем Фомальгаута, если вокруг них включить энергетическое поле, позволяли даже дрейфовать в открытом космосе в самом крайнем случае. То есть на этот раз Гордон действительно не хотел больше огорчать свою жену.
 И насчет Корреля он все просчитал правильно. Персона бывшего министра Границы действительно наличествовала среди тех, кто собрался в кают-компании Дрон-Ревелева звездолета.
 - Итак, Ваше Величество, - мягко поинтересовался хозяин звездолета, - вы видите перед собой барона Зу Ризаля. О чем бы вы хотели поговорить с ним?
 Зу Ризаль свирепо глядел на Гордона всем своим видом давая понять, что он не ожидал от Джона Гордона такого идиотизма, как добровольное залезание в ловушку врага. Кроме свирепого барона в кают-компании сидела еще и баронесса Керин с дочкой на руках. То есть, все главные действующие лица были в сборе. А неглавные действующие лица, а именно вооруженная охрана, расположились по периметру кают-компании.
 - Ну...э-э-э... мне поручено проводить барона Зу Ризаля с семьей на свой корабль. Если он не возражает, - усмехнувшись сказал король. - Вы не возражаете барон?
 - Я полностью "за", - изрек Зу Ризаль, вытягивая вперед ноги и устраиваясь поудобнее в кресле. Все-таки, Гордон никогда не был таким идиотом, каким в данный момент казался, и барона заинтересовало, что сейчас будет.
 Наступило молчание. Тир Коррель, внимательно изучавший Джона Гордона, наконец, пришел к выводу, что это действительно король Фомальгаута. Кого же они взорвали тогда вместе со своим кораблем?
 - Это папа, - внезапно нарушила молчание дочка Соррена, сидевшая на коленях у Керин.
 Вся честная компания мгновенно развернулась к щеголю с длинными светлыми локонами, до этого скромно молчавшему в присутствии короля. Только Керин не выглядела выбитой из колеи от потрясения. Она узнала мужа и раньше. Коррель вспыхнул, стремительно краснея.
 - А! Любимчик Шорр Кана, - с внезапной злостью процедил он.
 - Коррель, - мягко ответил Дейр Соррен, - у Шорр Кана нет любимчиков. Да я и виделся с ним от силы два раза в год.
 - Ну и что? - с той же злостью продолжил бывший министр Шорр Кана, - со мной он никогда так не разговаривал, как с тобой. Тебя он всегда встречал особенно.
 - Зависть иногда бывает прозорливой, - философским тоном сообщил Гордон. - Не на все она затмевает человеку глаза.
 Коррель стремительно обернулся к нему, забывая после этого философского пассажа об осторожности.
 - Отлично! Из вас получатся особенно ценные заложники. Вся галактика будет у меня в руках. Вы с удивительной дуростью сами залезли ко мне в руки. Здесь, на звездолете нет ни пространственных тоннелей, ни вентиляционных шахт! Вам не уйти со звездолета.
 Ну еще бы ему так и не думать, ведь он видел как беспомощны были король и его спутник совсем недавно. Барон Дрон Ревель бросил на заговорщика с Границы кислый взгляд аристократа, задетый словами обо всей галактике в руках у Тир Корреля. И помедлил с приказом об аресте короля. Керин с дочкой во время возникшей паузы осторожно перебралась в самый дальний угол, за массивный диагностер.
 - Задержите их, - высоким, срывающимся фальцетом закричал Коррель.
 Гордон с легкостью отбился от троих охранников и послал с браслета связи сигнал на пульт диагностера. Крышка диагностера открылась, полностью защитив женщину с ребенком от смертоносных лучей, вспыхнувших в помещении. Дейр Соррен быстро уложил парализатором пятерых оставшихся еще на ногах охранников. Сам-то он был в защитном костюме, и ему ничем не грозило даже прямое попадание бластера, что уже один из охранников проверил, прежде чем свалился, парализованный.
 Только тогда опомнившийся барон Дрон Ревель дал общий сигнал тревоги. Они вбежали через разные двери одновременно, человек пятьдесят вооруженных воинов.
 - Сдавайтесь, - фальцетом крикнул Тир Коррель. - Вас не спасут даже защитные костюмы. Нас слишком много.
 И вот тут король Фомальгаута выхватил свой легендарный меч королей и сделал практически неуловимое для глаза круговое движение. На этот раз ему никто не помешал. Все в кают-компании застыли не в силах пошевелиться. Король вернул меч в ножны, честно достал флягу с укрепляющим элтрелем и отмерил положенную дозу лекарства. Дейр Соррен вытащил устрашающий моток веревки и принялся связывать обездвиженных противников с методичностью и ловкостью агертинского фермера. Корреля он связал последним. Тот не мог сказать ни слова и только мрачно смотрел вниз. Барона Дрона Ревеля связал сам Гордон, решив, что не стоит обострять отношения больше, чем они уже обострены. Тот прикрыл глаза во время связывания с бесстрастным видом. Керин выбралась из-за диагностера и сделала под пристальными взглядами обоих баронов вежливый реверанс. Дейр Соррен вынужденно сухо ей кивнул и вышел на связь с Хелл Беррелом.
 - Ребята, - радостно спросил капитан, - вы уже освободились? Джон, тебя жаждет видеть король Границы, и я замучился ему объяснять, что ты вышел по делу. Он никак не может поверить, что ты отошел довольно далеко.
 - Предоставь ему возможность связаться со звездолетом Ревеля, - ответил Гордон и, ухватив Корреля под мышки, водрузил его, связанного, в ближайшее кресло. Затем он так же затащил в кресло хозяина звездолета. Барон Зу Ризаль, остался сидеть там, где он и сидел все это время.
 Когда Шорр Кан связался со звездолетом, то он некоторое время молча созерцал подготовленную Гордоном мизансцену. Двух баронов в креслах в центре кают-компании, одного своего министра, связанного, тоже в кресле в центре, Дейр Соррена, воссоединившегося с семьей, и самого Джона Гордона, удовлетворенно озирающего дело рук своих. На полу шевелилось человек шестьдесят связанных наемников.
 - Я вижу, что моя информация запоздала, - признал правитель Границы. - Интересно, кто меня опередил? Джон, что вы собираетесь делать с Коррелем?
 Пришедший в себя Тир Коррель, услышав этот вопрос, дернулся и, глядя прямо в глаза Шорр Кану, нервно закричал:
 - Я знаю, что вы меня все равно убьете. Вы не простите мне то, что я использовал парализатор против вашей жены.
 Лицо Шорр Кана окаменело. Он смотрел на Гордона.
 - Так вот она, недостающая деталь в вашем рассказе, Джон Гордон? Существенная деталь, не так ли?
 Тир Коррель обмяк так, как будто из него выпустили воздух. Он понял, что сам, своими словами подписал себе смертный приговор. Смущенный Гордон заставил себя посмотреть на короля Границы.
 - Зная Корреля, я могу предположить, что он с перепуга использовал максимальную мощность парализатора. Джон, скажите честно, в каком состоянии моя жена? - в голосе Шорр Кана слышалась из всех сил сдерживаемая тревога. Дейр Соррен чувствовал, что у него уши горят от стыда, из-за того, что они морочат этому человеку голову.
 - Шорр Кан, вы же сами знаете, что по внешнему виду вашей жены трудно определить, насколько ей плохо на самом деле. Но ей плохо. Впрочем, - добавил Джон Гордон торопливо, - вы знаете также о высоком уровне медицины на Фомальгауте. Наши врачи приложат все усилия, для улучшения здоровья вашей жены и ребенка.
 Пришедший в себя барон Дрон Ревель присвистнул и с отвращением посмотрел на Корреля. Как бы он не относился к правителю Границы, его жену, синеокую красавицу Хеллен особенным образом трепетно почитала вся галактика.
 - Ясно, - сосредоточенно проговорил Шорр Кан, пристально глядя на Гордона и на глазах успокаиваясь, потому что о здоровье мертвого ребенка не говорят, - дело, значит, не в том, что я перекрыл тоннели... Но вы правы. Врачи Фомальгаута - это лучшее, что можно пожелать в такой ситуации.
 - Теперь он свяжется с королевой Лианной, - подумал Дейр Соррен. - Что-то она ему скажет?
 - И все-таки, - продолжил правитель Границы бесстрастно, - я повторяю свой вопрос. Что вы собираетесь делать с Коррелем?
 - Видимо, мне придется доставить его к вам, - пробормотал Гордон, чувствуя себя крайне неловко.
 - Сделайте одолжение, дорогой друг, - сказал король Границы, окончательно расстроив Гордона теплыми нотками в своем голосе. - Тир, - продолжил он, переведя взгляд на Корреля, - я не казню тебя. Ты останешься жив. Говорю это тебе сейчас, чтобы ты не умер по дороге от страха. Уважаемые бароны, - теперь очередь дошла и до баронов, бывших немыми свидетелями этой сцены. - Вы понимаете, что у мятежников, собирающихся лишить меня власти, нет ни единого шанса победить, если их не поддержит Конфедерация.
 Зу Ризаль с кривой усмешкой посмотрел на Дрон Ревеля. Тот, все еще связанный, молча отвел глаза в сторону.
 - Конфедерация не поддержит мятежников, - твердо проговорил барон, делая несколько шагов вперед по направлению к стереовизору. - Ваше Величество, король Фомальгаута рассказал нам о некоторых разработках вашей лаборатории...
 Зу Ризаль замялся, переламывая себя, чтобы заговорить со своим врагом в просительном тоне. Шорр Кан не стал дожидаться унижения старого барона.
 - Я знаю, о чем говорил с вами король Фомальгаута, - ответил он, дружески улыбнувшись. - Я уже сказал королю Джону и повторяю вам, что вся интеллектуальная мощь Границы будет использована, чтобы спасти гибнущие планеты Конфедерации. Но сначала я должен погасить мятеж. Не беспокойтесь, это дело нескольких суток. Затем, мои специалисты свяжутся с вашими.
 Король Границы еще раз обаятельно улыбнулся и отключил связь.
 - Уважаемый барон, - заговорил Джон Гордон, сделав небольшую паузу для приличия, - вы считаете, что инцидент с вашим похищением исчерпан?
 Барон Зу Ризаль так и думал.
 - Но вынужден вас немного расстроить. Ваша внучка вместе с ребенком перейдет сейчас на корабль своего мужа. Ее брак становится с каждым днем все выгоднее и выгоднее, если это вас утешит. Скажите ее фрейлинам, чтобы они сейчас не становились у нас на дороге. Против короля Фомальгаута у них нет ни шанса. Молодежь, вы готовы? Дейр, сильнее пихай Корреля. Он вполне может сам идти.
 Зу Ризаль плотно сжал губы и молчал. Керин была его единственным ребенком.
 - Дедушка, мы еще увидимся. Если я сейчас не уйду, то ты никогда не дождешься внука. А подлинным наследником баронства может быть только мужчина, так ведь?
 Барон хмыкнул вроде бы одобрительно, но Керин не рискнула подойти к нему поближе для прощального поцелуя.
 - Керин, не делай этой ошибки! - с горечью произнес Дрон Ревель. Конфедерация никогда не примет Соррена. Ты теряешь родину. Тебе придется учиться всему заново. Стоит ли игра свеч?
 - До свидания, дорогие мои, - легкомысленно ответила Керин. - Сейчас я хочу к мужу, а там посмотрим. Не надо было нас друг от друга изолировать. И не надо делать трагедию там, где ее нет.
 - С прощальными речами все? - спросил Джон Гордон. - Тогда вперед, дети мои.
 Когда они уложили Корреля в кресло в их собственной кают-компании, а Керин с ребенком ушла в свою каюту, Гордон завел своего молодого спутника в рубку управления и еле слышно сказал.
 - Пусть Хеллен сама расскажет мужу все, что сочтет необходимым. Это ее право, и так будет лучше всего.
 И он включил стереовизор, чтобы сообщить Лианне, что они живы, здоровы и вели себя наиблагоразумнейшим образом. А так же, что их маршрут снова изменился, и на Фомальгаут король вернется чуть позже.
 Дейр Соррен закрыл за собой дверь в свою каюту и молча смотрел на жену, не в силах поверить, что они теперь одни в открытом космосе. Не прибегут сюда ни фрейлины ни подружки, чтобы проследить за точным выполнением ритуала встречи, к примеру, мужа с женой. Жесткая регламентированность отношений - это было самым страшным среди баронов. Регламентировалось абсолютно все. Молодой супруг баронессы заработал свою репутацию недопустимо непристойного остолопа, когда выключил все системы наблюдения в их с Керин спальне в первую брачную ночь. Ему его собственный культурный код не позволял заниматься настолько личными вещами под наблюдением, пусть и косвенным. Причем его молодая супруга с искренним восторгом наблюдала за профессиональными действиями мужа по обнаружению и отключению всех имеющихся у нее в спальне датчиков. Кроме ее мнения для Дейра Соррена имело значение еще мнение его матери, а та сначала долго смеялась, выслушав грустный рассказ сына об одной из причин изгнания из Конфедерации баронов, а потом посерьезнела и сказала.
 - Знаешь, Дерри, эти все правила могут иметь цель, защитить слабых женщин от произвола сильной стороны человечества. Видимо, этот произвол мог быть очень силен и жесток, раз правила защиты такие продуманные. Вот скажи, обдумав все правила этикета и то, от чего они защищают женщину, ты бы одобрил брак своей сестренки с бароном Конфедерации?
 - Нет! - с ужасом ответил Дерри. - Я бы в любом случае не одобрил.
 - А сам-то, - снова рассмеялась мама.
 В полутьме каюты Керин подошла к мужу, обняла его за шею и крепко прижалась к нему. Тот провел губами по ее тонким и очень красивым рукам.
 - И никто не прибежит, нас проверить, - прошептала его жена, думавшая о том же, что и он. И в этот момент молодого капитана посетило озарение. Он сообразил, что именно может предложить своей жене, чтобы она никогда в жизни не пожалела об оставленной уютной и комфортной Конфедерации. Множество баронесс спокойно жили в коконе из правил этикета, но Керин-то была исключением. Она всегда пыталась вырваться, но ее всегда возвращали на место. Пусть и комфортное, но жестко регламентированное место.
 - Ты только скажи, только намекни, чего ты хочешь, и я тебе помогу. Ты начинаешь жизнь сначала. Моей защиты хватит для любого твоего предприятия, - прошептал он ей на ухо. В конце концов, его удостаивали своей дружбой два короля и один принц...
 Керин разжала руки, сделала шаг назад и задумалась.
 - Я хочу танцевать Танец с камнями в Долине света.
 - Я доставлю тебя на Серион, сразу, как только ты попросишь, - быстро сказал капитан, делая шаг вперед. Танцы с камнями на Серионе - это было высокое искусство, понятное, несмотря на свою высоту, почти всем. Записи с танцами победительниц, от которых требовались почти уникальные способности, были очень популярны.
 - Я хочу стать победительницей, - призналась Керин. Еще до встречи с тобой мне сказал однажды распорядитель Долины, что у меня есть все нужные данные. Надо тренироваться, конечно... И мне это надо не потому, что танец победительницы запечатлевается в Долине навечно, не ради славы, а ради чувства, что я победила, добилась того, о чем мечтала...
 Дейр Соррен смотрел на свою жену, как завороженный. Она светилась изнутри каким-то особенным внутренним, горячим сиянием. И была удивительно прекрасна.
 - Я открываю тебе клетку, - прошептал он. - Лети, моя Жар-Птица.
 Керин снова обняла его и крепко прижала голову к его груди. Ее муж стоял, медленно тая от счастья, но вдруг вспомнил своих родителей, бросивших все в мире, чтобы быть рядом друг с другом. Конечно, пока Керин только начинает, пока она не узнала вкуса подлинной победы, не стоит говорить ей о том, что когда-нибудь все победы покажутся ей скучными.
 Она сразу почувствовала перемену в его настроении, подняла голову, вглядываясь в его глаза.
 - Ты смотришь так, как будто знаешь то, чего я еще не знаю, - проговорила Керин, - Скажи мне, Дерри, - добавила она и требовательно и ласково.
 Он не смог промолчать.
 - Я вспомнил родителей, и мой опыт говорит мне о том же, - он чувствовал, что тонет в огромных темных глазах жены и взял себя в руки, чтобы не потерять мысль. - Победа теряет свой вкус, если ее не с кем разделить. Если нет тех, ради которых она совершена. Если я одинокий победитель. Ты побеждаешь, а потом думаешь, а стоило ли? Не слишком ли скучно мне жить?
 - О, Дерри, но я-то не одна. Я буду танцевать для тебя, мой любимый.
 Тут он, наконец, наклонился и коснулся ее губ, осторожным поцелуем.
 - Папа, мама, - раздался сзади детский голосок.
 Дейр Соррен обожал свою дочку, он давно ее не видел и в другое время он бы с удовольствием с ней пообщался, но свою жену он тоже давно не видел, поэтому он мгновенно расставил приоритеты. А именно, вспомнил о своих новоприобретенных способностях, взял дочку на руки и, под любопытным взглядом его любимой, девочка заснула. Затем он бережно уложил засопевшую девочку в диагностер, чувствуя себя очень виноватым, отрегулировал прибор на режим сна, и затемнил колпак. А затем, пока Керин не заинтересовалась, как это у него получилось, потому что солгать бы он ей не смог, снова крепко ее поцеловал, мгновенно забыв о своем чувстве вины. И вообще, забыв и где он, и обо всей остальной галактике. Керин тоже не спросила у него ничего, потому что ей тоже стало не до разговоров.
 Дейр Соррен мог себе позволить этот отдых, потому что Джон Гордон вызвался первым дежурить рядом со связанным Коррелем. Но в кают-компанию ответственный капитан вернулся за несколько минут до начала своей смены. Он бесшумно вошел и замер у входа.
 - Вы не знаете, сколько я всего вытерпел, - говорил Коррель Гордону. - Шорр Кан надо мной смеялся. Он же меня презирает. Вот даже сейчас, зачем он сказал, что я умру от страха по дороге?
 Гордон поднял глаза и увидел сияющего Дейра Соррена. Тот изо всех сил пытался изобразить бесстрастие, но без всякого успеха.
 - Он вас сделал своим министром, доверил свои тайны, - сказал Джон Гордон Коррелю.
 - Да, он считал меня безвредным. И ему нравилось, что я им восхищаюсь. Это ему было очень приятно. А задумывался ли он над тем, что я тоже хочу стать кем-то, а не просто восхищенной тенью великого человека? Нет, он только наслаждался ролью благодетеля.
 - Да уж, вы стали, - ответил Гордон, с любопытством разглядывая сидящего перед ним человека.
 - На меня что-то нашло. Я не хотел плохого.
 - То есть как это не хотели? Вы же организовали мятеж.
 - Я больше не мог терпеть его пренебрежение, - глухо ответил Тир Коррель. - И я поддержал Верзерда. Я ничего не организовывал, я только поддержал. Я думал, граф сильнее.
 Гордон встал. Только тогда взволнованный Коррель увидел абсолютно счастливого Соррена и сразу замолчал. Выражение ненависти исказило черты его лица.
 - Послушайте, - мрачно заметил Гордон, - раньше вы лучше скрывали свои чувства, когда были министром Шорр Кана. Может быть, возьмете себя в руки?
 - А зачем? Я все равно уже конченый человек. Хоть побуду самим собой, напоследок.
 - Иди, Джон, отдохни, - грустно сказал Дейр Соррен. - Жаль, конечно, этого несчастного.
 - Ах, он меня жалеет! - взвился Коррель. - Все меня жалеют. О, я несчастный.
 - Не пытайтесь меня убедить, что это и есть ваш настоящий облик, - резко сказал Гордон. - У вас не получится, побыть самим собой напоследок, это не так-то просто. Раньше надо было тренироваться.
 С этими словами он вышел. Коррель затих в своем кресле. Дейр Соррен проверил, не затекли ли связанные руки и ноги.
 - Может быть, вам что-нибудь нужно? Дать воды? Поесть?
 Ответом ему стало молчание и глухая вспышка ненависти, которую Дейр, к сожалению, почувствовал. Он сел в свое кресло и подумал, что в его бездонном счастье эта мелкая ненависть ничего не значит.
 Они уже подлетали к столице королевства Границы Метелле, когда с ними связалась королева Фомальгаута. Отдохнувший Джон Гордон включил особую связь в рубке, чтобы Коррель не слышал секретного разговора.
 - Джон, - начала Лианна с бесстрастным лицом, ясно говорившим, что она понимает то, что люди Шорр Кана способны со временем расшифровать даже самый сложный шифр, - сейчас закончил совещание совет наших лучших врачей, людей и негуманоидов, по поводу Хеллен. Они пришли к выводу, что, благодаря необычайно грамотному поведению королевы, все можно исправить. Однако до времени своих родов, - здесь Лианна выдержала многозначительную паузу, - Хеллен должна оставаться под наблюдением наших врачей. Все остальное - врачебная тайна. Ты первый, кому я сообщила результаты совещания. Потом я выйду на связь с королем Границы. Он уже несколько раз просил передать ему подробную информацию о состоянии здоровья жены.
 Гордон вздохнул с облегчением.
 - Лианна, - сказал он, глядя на жену с неподдельным восхищением, - какая ты невероятная умница. У меня просто нет слов. Ты так все грамотно провернула. Мне жаль, что я вынужден был доставить Корреля в Метеллу. Я хотел бы уже быть рядом с тобой. Смотрю на тебя и отчаянно жалею, что сейчас связь прервется, и я снова останусь без тебя.
 - Ага, Джон, вот ты теперь как заговорил. Когда мы рядом, ты рвешься спасать мир, а когда ты спасаешь мир, ты рвешься, встретиться со мной.
 - Ты как всегда в точку, дорогая, - грустно усмехнулся Джон. - Такой вот я странный. И все же ты меня такого любишь.
 - Люблю и жду возвращения домой, - ответила Лианна и отключила связь.
 - Что это значит? - тихо спросил Гордона Дейр Соррен.
 - Это значит, что Хеллен сможет сама доносить своего ребенка - ответил Гордон. - И только мы с вами, друзья, полностью посвящены в ее тайну, да еще принц Зарт. Если не считать, конечно, Лианны и нескольких врачей Фомальгаута.
&
***

 Когда маленький звездолет "Фортуна" опустился на Метеллу, их уже ждал вездеход с конвоем для Корреля. Тот совершенно ушел в себя и никак не реагировал на происходящие события. Он даже не замечал еле сдерживаемую ненависть конвоиров. Гордон огляделся и залюбовался Метеллой, ее черными камнями, покрытыми зеленой травой, деревьями, похожими на земные сосны, яркими бабочками, летающими над травой. Земной пейзаж, хотя и в зеленых отблесках далекого светила. Нашел же Шорр Кан среди всех планет Границы такую жемчужину. А как удачно вписаны в пейзаж архитектурные сооружения...
 Вездеход притормозил перед широкой лестницей дворца. Конвой с Коррелем и Гордон с Сорреном поднялись в кабинет короля Границы. Шорр Кан во всем черном, с королевским обручем на голове, стоя встречал вошедших.
 - Можешь идти, Райд, - он назвал по имени начальника конвоя. - Благодарю всех за службу.
 Конвоиры вышли. Шорр Кан молча разглядывал своего бывшего министра.
  - Ну зачем, зачем ты на это пошел, Тир? - сказал он, наконец. - Я не понимаю. Неужели же ты забыл, кем ты был, когда я тебя вытащил? Ты забыл ту мерзкую таверну? Свою тогдашнюю компанию? Каково там тебе было? Молчишь?.. Джон, - вдруг сказал король Границы, по-прежнему не отрывая взгляда от Корреля, - встаньте, пожалуйста, за стереовизором. Уж больно у вас вид непрезентабельный. Не королевский, я имею в виду.
 Гордон, усмехнувшись, выполнил его просьбу. Шорр Кан включил стереопередатчик.
 - Коррель, - произнес он торжественно. - Я обещал сохранить тебе жизнь. Я выполняю свое обещание. Ты свободен. Можешь идти, куда хочешь.
 - Орлы не ловят мух, - пробормотал Гордон фразу, выученную еще в далеком школьном детстве.
 Шорр Кан его услышал.
 - Как гласит древняя фомальгаутская пословица, орлы мух не ловят.
 Внезапно Коррель рухнул перед королем Границы на колени.
 - Простите меня, - почти простонал он, ничего вокруг не замечая, не замечая того, что идет прямая трансляция происходящего. - Я знаю, вы - великий человек, и можете простить. Я сам не понимаю, что на меня нашло. У меня было помрачение... Куда я теперь пойду?
 Король Границы смотрел на распростертого перед ним человека с брезгливой жалостью.
 - Я бы простил тебя, Коррель, - сказал он, по-прежнему величественно, - но на твоих руках теперь кровь моих соратников. И этого уже не изменишь. Ты можешь выбрать себе любую планету, если захочешь честным трудом искупить содеянное. Я многому тебя выучил. Ты вполне можешь использовать свои способности, чтобы помочь в управлении даже планетой. Ты ведь далеко не дурак. Но от меня держись теперь подальше.
 Коррель с трудом встал на ноги. Шорр Кан повернулся лицом к стереопередатчику.
 - Графы Границы, - произнес он энергично, - если вы желаете независимости от королевства Границы, я даю ее вам без боя. Нам не нужны лишние жертвы. Выбирайте сами: хаос междоусобиц или участие в построении всеобщей гармонии, гармонии порядка. Все, кто выступили против законной власти, будут прощены и получат свои планеты в независимое управление, если свяжутся со мной до начала боя. Всем остальным гарантировано полное уничтожение. Боевой флот Границы приведен в состояние полной боевой готовности.
 Шорр Кан отключил стереопередатчик.
 - Коррель, - произнес он тихо. Ты свободен. Выйди, хотя бы за дверь. Да и твои комнаты по-прежнему свободны.
 Тир Коррель с трудом нашел дверь и вышел.
 - Ну и как вы думаете, Джон, - произнес Шорр Кан будничным голосом, - сколько мне придется ждать самороспуска жалостного флота мятежников после такой эффектной стереопередачи? После того, как я показательно отпустил Корреля на свободу?
 И он, лукаво подмигнув Гордону, включил внутреннюю стереосвязь.
 - Райд, - обратился король Границы к человеку, руководившему доставкой бывшего министра во дворец. - У меня к тебе личная просьба.
 Тот вытянулся в струнку, с восторгом глядя на короля.
 - Проследи, чтобы Коррель остался жив до тех пор, пока мы не погасим мятеж. А дальше... как хочет.
 Райд с энтузиазмом щелкнул каблуками.
 - Интересно, как это у них делается, - мрачно подумал Дейр Соррен. Он представил себе Корреля с бластером в руках. Тут из-за занавески или из-под кровати выскакивает Райд, хватает его за руку и со стальными нотами в голосе сообщает, что повелителю угодно, чтобы ты, такой-сякой, жил. Хотя, нет, он вспомнил одно из последних занятий в академии, есть же гипноизлучатели. Захочешь, а не застрелишься, раз повелителю не угодно.
 - Вот так-то! - Шорр Кан ходил по своему кабинету. - Эти бестолочи графы будут думать, что живут, как им угодно, но неужели же мне трудно проследить за десятком непокорных?
 - Не дай себя обмануть, - еле слышно сказал Гордон своему молодому другу, - на самом деле, он сильно потрясен происходящим.
 Акустика в кабинете короля была потрясающе хорошей, потому что Шорр Кан услышал эти тихие слова, стремительно развернулся и пристально воззрился на Соррена. Он и вправду был сильно потрясен предательством Корреля, если до сих пор не узнал молодого агертинца.
 - Здравствуй, сынок, - с отеческой улыбкой обратился он к своему протеже. И молодого пилота передернуло от этой фальши. Он резко чувствовал разницу между тем, что пыталась имитировать такая улыбка и внутренним, очень решительным, но совершенно не "отеческим" настроением.
 - Джон, что вы наделали! - Шорр Кан пристально взглянул на короля Фомальгаута.
 - Я наделал? - возмутился Гордон. - Да я только и делал, что защищал вас все время, если вы это имеете в виду.
 - Давайте, сядем, поговорим, - властно сказал король Границы и направился к бару. - Значит, ты считаешь, что я переигрываю? - спросил он у Дейра Соррена, наливая в бокал темное вино. - Да ты садись. Наш общий друг, король Джон подтвердит, что я умею говорить начистоту. Но скажи, побывав в королевстве Фомальгаут, ты тоже стал ценителем искусств? Тебя раздражает актерское искусство в моем исполнении? Да?
 Шорр Кан в упор глядел на Дейра Соррена. Король Джон в соседнем кресле весело хмыкнул.
 - Ну что ты молчишь? Я жду твоего монолога о вреде притворства.
 - Что ж, - медленно произнес молодой человек, - я скажу, что да.
 - Что? Да? Как вы можете жить двойной жизнью! Всегда играть роль! Кто же вас окружает? Все искренние люди, все порядочные, честные люди с ужасом отойдут от такого коварного правителя! С кем же вы останетесь? Ну кивни, Дейр. Я ведь правильно говорю?
 - Правильно, - Дейр Соррен поставил бокал на столик, так и не пригубив вино. - С кем же вы останетесь? Вы же не будете спорить, что люди тянутся к себе подобным. Фальшивый правитель будет окружен фальшивыми подданными...
 - ...которые его и предадут при первой возможности, как это и случилось. Я правильно тебя понял? Да ты выпей вина, я не собираюсь тебя травить.
 Шорр Кан рассмеялся и протянул бокал в руки капитану.
 - Но я - не фальшивый правитель. Я обожаю поговорить начистоту, вот Джон подтвердит, но немногие способны это вынести. Поэтому приходится вести себя так, чтобы людям было комфортно. Ради пользы народов.
 Гордон не выдержал и рассмеялся. Шорр Кан встал и смотрел на них сверху вниз по своему обыкновению.
 - Судите по результатам, - сказал он спокойно. - Результат моей деятельности - королевство Границы. Разве у тебя, Дейр, с твоим идеалистическим представлением о людях получится управлять такой махиной? Люди любят спектакли, можете мне поверить. Тем не менее, я рад, Дейр, что с тобой можно обойтись и без этого.
 Шорр Кан пристально посмотрел на молодого агертинца и, убедившись, что он произвел нужное впечатление, сел в кресло.
 - Давайте теперь поговорим о деле. Джон, ну зачем вы привлекли лабораторию Зарт Арна к моим разработкам по переносу энергии?
 - Я думал, что вдвоем вы справитесь быстрее.
 - Вот видишь, Дейр, это и называется дипломатия, то есть, когда говорят не совсем правду. Хотя, конечно, совместно с лабораторией принца мы справимся быстрее... Джон, я уж было подумал, что это ваша королевская месть за браконьерство.
 - Послушайте, Шорр Кан, - вяло заговорил Гордон, - да какая вам разница, кто на самом деле поможет Конфедерации. Важно, как это запомнит народ. А на этот счет у вас есть отдел пропаганды. Я так себе и представляю что-нибудь вроде:
 "Когда планете грозила гибель
 Ее сумел спасти герой.
 Он - чудесный! Он - великий!
 Он - блистательный король."
 - Джон, это экспромт? Это вы ведь сами только что сочинили?
 Гордон начал краснеть.
 - Это то, что нужно. Джон, когда вас свергнут из-за вашего простецкого поведения, я с удовольствием возьму вас работать в свой отдел пропаганды. Я передам им ваше... сочинение.
 - Только не говорите, что оно мое, - быстро сказал Гордон, - иначе точно свергнут. Хотя вы обязательно скажете. Такой сюжет!
 "И тогда король Джон сказал
 Я склоняю пред ним главу."
 - Джон, у вас все лучше и лучше получается! - с нескрываемым сарказмом и злорадством сообщил Шорр Канн. - Вот Дейр, критиковать других за отсутствие, например, актерского мастерства может любой. А вот попробуй сам, тогда поймешь, что почем. Но, Джон, не беспокойтесь, я умею хранить тайны. А вам я благодарен за ваше участие в спасении моей жены. Хотя, Дейр, ты не веришь, что я способен на благодарность? Да ты меня за какого-то окончательного монстра считаешь.
 Шорр Канн весело смотрел на своего подданного.
 - Вы правы, Джон, относительно того, что должен запомнить народ. Вы помните, что я всегда вас ценил за ваши блестящие идеи.
 Он продолжал внимательно наблюдать за агертинцем.
 - Ну же, Дейр. Ты дозрел? Говори!
 - Я хочу сказать, что есть люди, для которых такие понятия как любовь, честь, верность - это не способ завоевать публику, а вполне искренние принципы, определяющие их поведение.
 Дейр Соррен больше ничего сказать не мог. Его воспитание не позволяло ему критиковать поведение человека, который годился ему в отцы.
 - Ага, - прекрасно понял все недосказанное им Шорр Кан, - значит, тебя задевает мой цинизм? Мое бессердечие?
 Молодой человек отвел глаза в сторону и промолчал.
 - А много ли ты таких людей встречал в жизни, о которых сейчас говорил? - Шорр Кан поддался вперед. - Я вот только одного встретил. Это - Джон Гордон. Вот он действительно не умеет работать на публику. То есть до такой степени, что я даже боюсь, как бы это плохо не кончилось.
 Шорр Кан посмотрел на Гордона, хотел что-то еще сказать, но передумал.
  - Абсолютное большинство людей никогда ничем не пожертвуют ни ради любви, ни ради чести, ни ради верности. И что же им теперь жить в хаосе междоусобиц? Молчишь? Но я учту при дальнейшей совместной работе твой идеализм. А совместно нам придется поработать, потому что принц Зарт Арн предложил для тебя новый пост - пост координатора совместной работы наших лабораторий.
 Значит, принц выполнил свое обещание, оставить стажера Соррена в Империи. Интересно, он думал об этом уже тогда, в момент первой их встречи?
 - Понимаешь ли, дорогой мой идеалист, у нас есть секреты, которые мы хотим сохранить. И в лаборатории Зарт Арна есть секреты, которые они хотят сохранить. Нам нужен человек, который бы понимал не больше, чем ему объяснят, и в то же время такой, которому бы доверяли обе стороны. А ты еще и родственник барона Зу Ризаля, как-никак. Ты заинтересован в быстром получении результатов. Да и с королем Фомальгаута у вас на почве вашего общего идеализма дружеские отношения. Ну что, соглашаешься? Если ты справишься, можно будет в дальнейшем создать какой-нибудь межгосударственный координационный совет для решения сходных проблем.
 - Что мне надо делать? - спросил Дейр Соррен, не совсем сумев скрыть свое огорчение. Ему так хотелось вернуться на Агерту с женой и дочкой. Керин совсем была незнакома с его родной планетой. И он уже представлял, как покажет ей, где и как на его планете можно потренироваться в увеличении скорости реакции, что ей пригодится ей в дальнейшем, в ее увлечении танцами на Серионе. А его родители еще не видели своей внучки. Одним словом, он уже предвкушал счастливый отдых в кругу семьи, и тут на тебе!
 - Ты огорчен, - заметил Шорр Кан. - Почему? Такая блестящая перспектива тебя не привлекает? Ты боишься процедур по блокаде твоего мозга? Или тебе просто не хочется связываться с таким циничным правителем, как я?
 Шорр Кан пристально глядя на Дейра, напряженно ждал ответа.
 - Он просто хочет домой, на Агерту, - ответил Гордон за своего друга.
 - И только то? Да, ты достойный сын своего отца, который наплевал в свое время на требования покойного императора, отказался от блестящей карьеры и поселился на самой далекой планете галактики. Интересно, что ему еще передали в храме Вертре-Аэс кроме твоего талисмана... Но ты так поступить не можешь... Впрочем, отдохни на Агерте недельки три, пока моя лаборатория подготовит конкретные предложения.
 - Да, кстати о талисмане, - решительно заговорил Джон Гордон, - после применения этого прибора у Дейра произошло некоторое изменение психики. Так что все методы блокады его мозга, и вообще все способы воздействия на его мозг вам придется предварительно обсуждать со мной.
 - Хорошо. Использование этого прибора проходило в такой... м-м-м... напряженной обстановке, что я удивляюсь, как у меня самого не произошло никаких серьезных изменений психики. Считайте, что договорились.
 Он встал и включил стереовизор.
 - Как дела, Кард Эгл, все идет по плану?
 В его кабинете возникло изображение немолодого подтянутого человека, адмирала флота Границы, отдавшего честь своему королю.
 - Да, Ваше Величество! Флот заговорщиков быстро уменьшается. Засаду в зоне Х-149 они уже убрали, - адмирал не мог скрыть своего разочарования.
 - А тебе бы хотелось вступить в бой? Показать, на что способен флот Границы? Подожди, мой храбрец. Не годиться начинать царствование с кровавой расправы над мятежниками. Пусть пока разойдутся. А там видно будет.
 Адмирал смотрел на него с нескрываемым восторгом, преданными глазами.
 - Вот так-то, - сказал повелитель Границы, отключив связь. - Уже к вечеру союз мятежников развалится окончательно.
 Шорр Кан снова сел в кресло.
 - Джон, - сказал он, - у меня к вам еще одна просьба. Я хочу отправить на Фомальгаут своего старшего сына со свитой. Он очень скучает без матери. И это опасно для его формирующейся психики. Я хочу, чтобы мои сыновья были настолько уравновешены психически, чтобы в дальнейшем могли пройти даже процедуру посвящения в короли Фомальгаута, не повредившись.
 В голове у Гордона мелькнула мысль, что его дочка является младшей, что трон Фомальгаута по их фомальгаутским прогнозам должен наследовать старший сын, и он поперхнулся вином. Дейр Соррен посмотрел на него и окончательно уверился, что они правильно поступили, не рассказав Шорр Кану того, что произошло в Талларне.
 Шорр Кан встал и похлопал Гордона по плечу.
 - Не волнуйтесь так, мой друг. Жизнь есть жизнь.
 
 За то время, пока решалась судьба ее мужа на приеме у повелителя Границы его милая Керин обрезала до плеч свои длинные волосы, завязала их сзади в короткий хвост и отрезала себе косую челку. В таком виде, переодетая в черный комбинезон, который очень шел к ее волосам медного цвета и светлой коже, но никак не допускался согласно этикету Конфедерации, она полулежала на полу кают-компании и изучала Звездный атлас.
 Дейр Соррен полюбовался этим зрелищем минуты три, потом спросил.
 - А где Талли?
 - А вон она, под диагностером, - ответил Хелл Беррел, - у нее там домик. - Я еле успел запереть дверь в рубку. Она бы стартовала. Дейр, когда будешь летать с детьми на корабле, позаботься о дополнительной защите пульта управления.
 - Папа пришел, - закричала девочка из-под диагностера, выкатилась оттуда и поковыляла навстречу отцу. Тот бросился вперед и подхватил дочку на руки.
 Гордон с грустью смотрел на друзей, с которыми должен был сейчас расстаться, на счастливого Дейра Соррена с дочкой на руках, на ухмыляющегося Хелл Беррела, на прекрасную Керин, вставшую из вежливости с пола и выключившую проектор.
 - Капитан, тебе уже, наверное, передали распоряжение принца, остаться вместе с Дейром Сорреном? - спросил он, уверенный, что принц обязан был это сделать. И оказался прав. Хелл Беррел кивнул.
 - Вы летите на Агерту, а я возвращаюсь на Фомальгаут вместе со старшим сыном Шорр Кана и его свитой.
 И Гордон крепко обнял капитана Беррела. Так мало было в галактике людей, называющих короля Фомальгаута на "ты".
 Дейр Соррен с женой проводили его до выхода и вернулись в кают-компанию.
 - Ну, стартуем? - спросил Хелл Беррел.
 - Немедленно, - ответил Дейр Соррен, уже предвкушавший скорую встречу с семьей.
 - Я все расскажу отцу, - подумал он, успокаиваясь, - он столько всего видел в жизни. Он подскажет, как лучше выполнить мое новое ответственное поручение.
 - Дерри, ты не хочешь мне рассказать все, что произошло у вас там с Шорр Каном? - со свойственной ей ласковой настойчивостью спросила его жена, забирая из его рук дочку, проверявшую, не фальшивые ли локоны у папочки.
 - Давай, сядем, я тебе все расскажу, - ответил ей муж, а сам подумал, что он пока воздержится о том, чтобы рассказать ей, что стал слабым, но все-таки телепатом. И не потому, что он ей не доверяет, а чтобы не испугать любимую раньше времени. Хотя все его секреты до поры до времени. То есть ровно до того момента, как его прекрасная супруга поинтересуется ласково и требовательно: "Я не понимаю, как это случилось. Ну, Дерри, скажи". И он не сможет ей не ответить.
 Маленький корабль вышел в открытый космос и взял курс на планету Агерта.
 

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"