Иванова Татьяна Ивановна: другие произведения.

Через фэндомы к себе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отправной точкой послужила идея о межфэндомном путешествии героя, старающегося избегать самых расхожих литературных и кинематографических штампов. Но в процессе развития сюжета выяснилось, что автору важнее и интереснее при помощи героини заглянуть в себя, навести порядок в душе... Поэтому продолжая историю, постараюсь выстроить более-менее связную сюжетную линию, не забыв об изначальной идее. Ибо думаю, что штампы очень часто мешают нам прожить свою собственную, не похожую ни на чью жизнь ;) Буду рада, если сможете подкинуть идеи для перемещения в разные фэндомы.


   Неделя выдалась выматывающая. Рабочая рутина причудливо переплеталась с экстремальными задачами, достойными агента 007. Дочка, с которой в последнее время получалось общаться только впопыхах, после каникул погрузилась в учебу. Коротко встречаясь утром и вечером, они как будто случайно натыкались друг на друга в дремучем лесу. Встречи были радостны, но недолги. "Как давно мы не болтали с ней просто так о всякой всячине!"
   Она несказанно удивилась, когда обнаружила, что в пятницу к обеду поток текучки начал мелеть. В последнем рывке она добралась до любимой кофейни и, наслаждаясь блаженным ничегонеделанием, замерла у окна за которым бурлил Город. Чашка кофе колдовала настроение. Дружелюбно подмигивал, загружаясь, её ноутбук, прошедший огонь и воду, и медные трубы.
   Экран мигнул последний раз, отыграла нежная фирменная мелодия, приветственную картинку сменила фотография ребенка, сделанная - кто бы мог подумать - уже десять лет назад. Десять лет... Смешная девчонка на фотографии почти превратилась в девушку... Десять раз яблони на улице, где стоял их дом, одевались в белый наряд, десять раз приходила зима с ее новогодней кутерьмой и никогда не оправдывавшимися надеждами... Их маленькая компания, команда, семья справлялась с житейскими неурядицами, но кто бы знал, как непросто держать равновесие, когда противовесом у тебя - девочка-подросток, настоящий друг, но с весенним ветром в голове. Мужчины изредка по касательной пересекали её жизнь, но ни одного из них она не захотела, не смогла подпустить ближе... Как часто об руку с нею ходила печаль. Но от любого недуга можно найти лекарство. Она нашла отдушину давным-давно. Волшебный мир Средиземья стал окошком, в которое можно было выглянуть, вздохнуть полной грудью, восхититься, услышать биение собственного сердца...
   Книжки были перечитаны на десятки раз, а вместе с ними - приложения и комментарии. Фильмы, снятые по трилогии давно стали частью ее жизни, так же, как фантазии. В каждую свободную минуту в мечтах она могла ускользнуть под Холм, чтобы побродить по опасным тропинкам Волшебного мира. И никогда она не бывала там одинока...
   Этого было мало! Спустя десять лет она получила ещё более щедрый подарок - новый билет в Средиземье, вместе с билетом на премьерный показ фильма "Хоббит". Но жизнь богата неожиданными поворотами, поэтому новая встреча со Средиземьем шла с целым ворохом бонусов в придачу. По правде сказать, некоторые из них были достаточного сомнительного качества и содержания. Но фанатским опусам можно было простить многое за усердие, местами украшенное вдохновением, и уж совсем изредка - несомненным талантом. Впервые в ее жизнь вошли фанфики, со всеми их ОЖП (ОМП), ангстами, PWP, и, прости Господи, слэшем. А ведь были ещё и фан-арты, и даже фан-видео. Она была потрясена обуявшей людей жаждой творчества и искренне восхищалась ею. И сейчас она собиралась отдохнуть душой и подсластить чашечку кофе чтением особенно полюбившихся текстов.
   По случаю обеденного времени кофейня была полна народа. Но в уголке у окна она не ощущала суеты и не слышала привычной какофонии из обрывков разговоров, фоновой музыки, позвякивания ложечек, шума кофемашины, с головой погрузившись в очередную версию достопамятного путешествия.
   "В прохладных майских сумерках, морщась от прикосновения травы, сырой после прошедшего ливня, Виолетта брела на свет. Её притягивала цепочка мерцающих разноцветных окон, опоясывавших склон темной громады холма. При ближайшем рассмотрении рядом с окнами оказалась дверь, круглая, выкрашенная видимо зелёной краской, точно посередине матово светилась натертая до блеска медная ручка, внизу темнела свежая вмятина. Девушка неосознанно потянулась к ручке, но почему-то передумала и не спеша двинулась вдоль ряда круглых окошек...".
   Картинка была настолько объемной, что если бы не запах кофе и легкий гомон вокруг, она могла бы поклясться, что на миг перенеслась в Шир. "Задержавшись рядом с большим окном, немного приоткрытым, чтобы в дом попала толика весенней, свежести Виолетта приросла к месту. Из дома потекли колдовские созвучия низких мужских голосов... Сердце пропустило удар и ухнуло куда-то, когда из сплетения голосов выделился и заполнил собой трепещущую девушку один... Она закрыла глаза, боясь упустить малейший звук. Вдруг звучание начало двоиться, Виолетта открыла глаза...".
   Виолетта?! Как бы ни так! На дорожке перед домом оказалась наша героиня, которая заслушалась песней гномов, стоявшей рингтоном на чьем-то мобильнике! "Твою-то ж ...!" - только и смогла вымолвить она.
  
   Песня давно отзвучала. Мир окутала ночь. На небе цвета темно-синего бархата перемигивались звёзды, свет которых затмевал неверное сияние молодого месяца. Ночь принесла прохладу, сковавшую руки и подступавшую к сердцу. Виктория зябко поежилась, оторвавшись от своих медленных и ошеломляющих мыслей. "Будьте осторожны с тем, о чем вы молитесь..." - переливалось и издевательски подмигивало у неё в голове - "Это ни разу не кофейня, а что ни на есть Хоббиттон, где я оказалась вместо этой самой Виолетты! Ы-ы-ы!" - Виктория с силой дернула темные пряди, проверяя, не сон ли это. Это был не сон! Чудесного возвращения за столик кофейни не случилось, хотя она так на это надеялась.
   "Что же, если ночь накануне похода гномов (а это была именно она) стала моей суровой реальностью, то надо срочно придумать, что делать дальше и как выбираться отсюда пока меня не хватились!" - Виктория подумала о дочке, и её бросило в жар. "Чего мне точно не стоит делать, так это ввязываться в гномью авантюру, иначе возвращение затянется! Хотя..." - Вик вспомнила волшебный голос, и сердце опять пропустило удар. "Они не минуют Ривендел, а там можно будет попросить совета у лорда Элронда".
   Поразмышляв немного, она решила не травмировать хоббита и не попадаться на глаза гномам... пока, и направилась на поиски "Зеленого дракона".
    До Зеленого дракона Виктория добралась глубокой ночью. Она изрядно перепугала хозяйку, госпожу Кроттон, которая не ожидала в такой час обнаружить у себя на пороге причудливо одетую Громадину ("Женщина в штанах! Вот стыд-то!"), замерзшую и подозрительно молчаливую. Но как только взволнованная хобиттянка выдавила из себя слова приветствия, у Вик отлегло от сердца - она боялась языкового барьера. Радость была такой сильной, улыбка - искренней, что мадам Коттон с облегчением выдохнула и спустя немного времени устроила женщину на ночлег, предложив сначала немудрящей снеди.
   Утром Виктория поднялась пораньше, чтобы отблагодарить хозяйку и помочь ей с утренними хлопотами. За легкой болтовней время пролетело незаметно. Вик вздрогнула от неожиданности, услышав возглас трактирщицы "Батюшки, гномы! Да как много!". У крыльца зазвенели доспехи. Виктория опрометью бросилась в подсобное помещение, нимало удивив хозяйку.
   Гномы, а с ними маг, расположились за длинными столами, шумно требуя еды и питья, с едкими шуточками бились об заклад, гадая о решимости хоббита. Виктория украдкой выглянула из укрытия и не торопясь разглядывала компанию гномов. "Мне надо принять решение" - размышляла Виктория - "Идти с этой бандой или добираться до Последнего приюта самой. Как порядочная попаданка, я должна увязаться с ними и обязательно без памяти втрескаться в кого-нибудь. Но это вряд ли мне поможет скорее вернуться". Присмотревшись, женщина подивилась таланту ПиДжеевский специалистов по кастингу. А когда она отыскала взглядом наследника дома Дурина, у неё и вовсе подкосились ноги. "Как похож!" - скользнуло по краю сознания. Торин мрачно сжимал кружку, невесело размышляя о перспективах похода, и был прекрасен. Виктория, с трудом справилась с приступом неконтролируемого свуна и приняла решение.
   За утренними заботами Виктория коротко рассказала госпоже Кроттон о том, что с ней произошло.
   - Голубушка! Да как же так?! Не за что бы не поверила, но ты... хм... так диковинно выглядишь и странно говоришь, что я не могу не поверить! - всплеснула руками добросердечная хоббитянка и с нескрываемым ужасом в голосе добавила - И как же там без тебя твоя деточка, без присмотра, не кормленная.
   Женщина вспомнила свой выводок. Поэтому, когда Виктория посвятила её в детали своего плана, госпожа Кроттон решительно направилась в кладовую и собрала увесистый мешок с дорожными припасами, прибавив к нему большой кусок рогожи
   - Это конечно не плащ, но май нынче дождливый, и рогожка пригодится - трактирщица покачала головой - Большой мир такой страшный, милая, но отговаривать от дороги не буду. Желаю дойти, куда стремишься, и поскорее вернуться к дочке. А может все же пойдешь с гномами?
   - Госпожа Кроттон! Дорогая моя! Пусть ваш дом никогда не опустеет, очаг не остынет, веселье не утихнет и пиво не скиснет! Спасибо вам за вашу доброту! Похоже на то, что гномы не собираются в Ривендел. А я буду держаться Тракта и, пусть не быстро, но доберусь туда - Виктория обняла гостеприимную хозяйку, но все же не сдержала легкого вздоха, вспомнив гномов, а точнее, их предводителя.
   Матушка Кроттон покачала головой, но ничего не сказала. Перед входом Виктория нос к носу столкнулась с Торином, который оказался вовсе не таким низкорослым, как можно было предположить, глядя издалека. Он окинул женщину угрюмым взглядом, но почему-то задержался на миг, заглянув в глаза. Или ей это просто почудилось?
   На ватных от волнения ногах она повернулась и двинулась в сторону Восточного тракта. Как бы она хотела спиной ощущать _чей-нибудь_ взгляд! Но...Виктория решительно тряхнула головой и зашагала по дороге в Восточный удел, едва разминувшись с воодушевленным Бильбо.
   Виктория шла между пологих холмов. Удивительно, отмахав уже порядочное расстояние по дороге к Бакленду, она совершенно не чувствовала усталости, наслаждаясь теплым майским деньком, свежим воздухом и тишиной. Тишиной?
   Издалека донеслись мерный топот, позвякивание упряжи и доспехов и звуки голосов. Вик упрямо топала по дороге, стараясь не обращать внимания на приближающийся шум. Но, когда веселая перебранка гномов послышалась из-за поворота дороги, женщина заметалась, понимая, что пора делать выбор: либо, как порядочной попаданке, втираться в компанию гномов и делить с ними Приключение ("С ними"! Голубушка, ну и сильна же ты пудрить себе мозги! С ним...), либо следовать своим путем, желательно понимая, куда он заведет.
   Решение надо было принять прямо сейчас! И опять возобладал здравый смысл, Виктория успела запрыгнуть в придорожные кусты, едва из-за поворота показалась морда королевского скакуна.
   "Уф! Кажется, не заметил!" - выдохнула с облегчением. Кавалькада проследовала мимо. Но, вот странность, Торин задержался возле кустов, где притаилась Вик, и некоторое время внимательно всматривался в листву. Наконец, он тронул поводья и последовал за компанией, пребывая в сомнениях относительно роли этой странной женщины, который раз попавшейся ему на глаза.
   Виктория встретила его настороженный взгляд, забыла, как дышать, и в конце концов зажмурилась. Когда она открыла глаза, перед ней никого не оказалось. Но ещё более настораживающим было то, что перед глазами не оказалось дороги!
   Женщина для верности несколько раз моргнула, пытаясь избавиться от наваждения. Но нет, проселочная дорога исчезла, перед глазами был безупречно ровный английский газон, который окаймляла дорожка, отсыпанная светлым гравием. Виктория раздвинула листву и шагнула на дорожку. Почти сразу в нее врезался невысокий светловолосый мужчина в спортивном костюме, запыхавшийся и покрасневший от долгого бега. Путешественница едва устояла на ногах, ухватившись на услужливо подставленную кустом ветку, и уже набрала в грудь побольше воздуха, чтобы дать грубияну отповедь., Странный субъект, в свою очередь, нахмурился, посмотрев на неё свысока, хотя был в один рост с нею и буркнул:
   - Эмн..., прошу прощения, вы в порядке?- он прищурился.
   - Благодарю вас, я в полном порядке - Виктория едва удержалась от книксена и тоже проявила вежливость - А вы?
   - Гм.., более или менее,... да... - в голосе незнакомца слышалась неуверенность и... печаль.
   Женщина присмотрелась к нему, прислушалась к столь милому сердцу британскому английскому, и в её голове постепенно начала оформляться догадка о том, куда её занесла очередная причуда её жесткого диска.
   - Может быть, вы присядете? Я хотела бы удостовериться, что не повредила вам своим внезапным появлением - она кивнула на деревянную скамейку неподалеку. На спинке было вырезано "In loving memory...". "Я где-то уже видела такие памятные скамейки..." - Вик в раздумье почесала кончик носа.
   - Поверьте, мадам, это лишнее - начал сопротивляться незнакомец. Казалось, его печаль проступила яснее, когда он прочитал посвящение.
   "Это же....!" - молнией сверкнуло в голове пленницы жесткого диска. Изумление было столь велико, что она воскликнула - Это же Гайд-парк! Лондон!
   - Гм... но что же вас так удивляет? - мужчина без сил опустился на скамейку и понурился, уйдя с головой в свои невеселые мысли.
   - Сущие пустяки, не стоящие внимания - пробормотала женщина. Она присела рядом, улыбнулась, и прикоснувшись к рукаву куртки, спросила - Вы действительно не пострадали? Вам больно, это видно...
   - Как вы сказали, сущие пустяки... - мужчина провел пальцем над верхней губой, где золотилась едва заметная поросль.
   - Тем не менее... - Виктория вгляделась в случайного встречного и чуть не стукнула себя по лбу "Вот я и поняла, что это за фэндом... " - Сильно ли я ошибусь, если предположу, что вас зовут Джон Ватсон?
   Человек чуть не подпрыгнул на месте, глаза округлились, он с изумлением уставился на Викторию. Отметив зачатки усов Вик сообразила в какой момент истории занес её жесткий диск.
   "Как? Откуда? Почему? Вы от него...? Кто вы?" - посыпались вопросы.
   - Простите меня, мистер Ватсон, но я совершенно случайный человек, случайно здесь оказавшийся, и я не уверена, что задержусь здесь надолго... - она непроизвольно поглаживала его по руке, старалась успокоить - Вы сказали от него?
   - Шерлок... он... - горло доктора сжал спазм - Его больше... нет...
   Он говорил и сам себе не верил.
   - Как давно это произошло? - тихонько начала разговор.
   - Год назад, но кажется, что только вчера... - он разговаривал скорее с пустотой перед глазами.
   - Болит все также... - в продолжение его мыслей - И кажется, что нет надежды на исцеление?
   Ватсон горестно кивнул.
   - И жизни тоже нет... - Виктория прислушалась к себе, ловя странное ощущение, будто она заглядывает на последние страницы книги - Но так ли это на самом деле?
   - К чему вы клоните? - угрюмо поднял глаза безутешный доктор Ватсон.
   - К тому, что жизнь все же есть - вдруг твердо сказала Виктория - И тем она полнее и ярче, чем сильнее надежда и... любовь. В вашей жизни есть любовь, доктор?
   Ватсон подозрительно прищурился:
   - Не слишком ли бесцеремонный вопрос для малознакомой леди - Виктория кокетливо подобралась - Которая едва не снесла меня с ног, выпрыгнув из кустов!
   Женщина закусила губу, сдерживая усмешку. Типично английский сарказм доктора пролился бальзамом на душу. "Он совсем небезнадежен" - подумала, уловив, как изменился характер его раздумий.
   Доктор тем временем вдруг вспомнил милую светловолосую женщину, которая недавно у него на глазах битых десять минут пыталась поймать кэб. А когда преуспела, тепло и озорно улыбнулась... ему? Да, определенно ему!
   "Есть ли в его жизни любовь?" - вопрос бесцеремонный, но вполне своевременный, поэтому доктор, удивив самого себя, ответил:
   - Есть место для любви, желание любить...
   Виктория тоже удивилась, но не подала вида:
   - Тогда будьте готовы к тому, что найдется место и для чуда - она, наконец, улыбнулась.
   - Я решительно настаиваю, чтобы вы перестали темнить и объяснили, что, черт возьми, происходит? - совсем ободрился доктор и впился глазами в незнакомку.
   - Всего лишь случайная, но отнюдь не напрасная встреча, и необязательный, но чертовски приятный разговор - женщина едва не удержалась, чтобы не поддразнить его - Но, сдается мне, что в вашей жизни недостает ещё кое-чего?
   - Не спорю, вы - занятная собеседница, и изрядная фантазерка - Ватсон попробовал немного улыбнуться - Но мне интересно, чего же на ваш взгляд мне не хватает в жизни?
   - Приключений - Это очень просто...- Вик взмахнула рукой - Когда-то ваша жизнь была наполнена яркими впечатлениями, близкой опасностью, острой радостью... Добавила про себя:"Дружбой...".
   - Э-э-э-э... Ни-ни-ни..! - он проворно загородился руками - Вот тут вы ошибаетесь, никаких больше приключений... С меня было достаточно этих трех безумных лет... Я только-только начал приходить в себя... У меня сложилась неплохая практика, спокойная рес-пек-та-бель-ная (тут он едва заметно поморщился) жизнь...
   Виктория не успела возразить, как неподалеку раздался странный шум - затрещали деревья, земля затряслась от тяжелых ударов... Доктор преобразился! Лицо прояснилось, движения стали уверенными и четкими... Он схватил женщину за руку и увлек к кустам, из которых она выскочила на него, для верности он зажал ей рот....
   - Тш-ш-ш-ш!
   Виктория зажмурила глаза, как ей показалось, на миг, но когда она распахнула их, вокруг стояла кромешная тьма, лишь на стволах деревьев плясали отблески большого костра... Шум не стихал, но Виктория, промычав что-то невразумительное, сумела избавиться от руки, зажимавшей ей рот. Когда она обернулась, то потеряла дар речи... В мгновение ока Ватсон обзавелся светло-каштановой шевелюрой, заостренными ушками и ... мохнатыми ногами.
   - Тш-ш-ш-ш! - прижимал он палец к губам.
   Звенела сталь, над лесной поляной разносились крики "Барук Казад!" Гномы сражались с троицей горных троллей. Бой был неравным, и большая часть членов отряда уже была увязана в тролльские мешки. Наконец в мешок угодил страшный в гневе, но все равно восхитительный Торин.
   "Судя по тому, что Бильбо отсиживается в кустах, вместо того, чтобы обсуждать с троллями способы приготовления гномов, мы находимся в рамках канона" - Вик усмехнулась про себя - А значит Гэндальф не заставит себя ждать...
   Она продолжила мысль вслух, поэтому даже подпрыгнула, услышав шепот хоббита:
   - С чего вы взяли? Господин Гэндальф благоразумно решил прогуляться, едва мы устроили привал - хоббит дрожал, как осиновый лист, но напустил на себя решительный вид - Мы должны помочь несчастным гномам!
   - Уважаемый Ва... господин Бильбо! Вы же взломщик, а не диверсант. Нам с вами ещё не хватало попасть в ситуацию Гвинет Пэлтроу!
   - Диверсант? Гвинет Кто?! - Бильбо повысил голос - На каком языке вы изъясняетесь, сударыня?
   Тут уж пришел черед Виктории энергично призвать его к тишине:
   - Тш-ш-ш! - она закрыла его рот рукой - Лучше приглядитесь к зарослям вокруг поляны. Вы не видите мага?
   Бильбо окинул взглядом темные кусты и отрицательно замычал.
   Женщине хотелось сказать ему что-то вроде "тоже мне, взломщик!", но, памятуя о его скрытых талантах, она не поддалась искушению шаблонной оценки и ободряюще улыбнулась Бильбо.
   - Раз Гэндальф немного запаздывает, попробуем помочь гномам. Но! - она подняла палец - Без резких движений!
   Аккуратно раздвинув ветви, они посмотрели на поле боя, которое вот-вот должно было превратиться в кухню, а там и в столовую.
   Гэндальфа не было видно. Виктория быстро и немного сумбурно изложила план.
   - Да мне легче изобразить выводок сов и парочку филинов, чем передразнивать тролля, мадам! - громким шепотом горячился Бильбо.
   - Боюсь, что у нас нет другого выхода - урезонивала его Виктория - Или вы хотите обсудить с троллями способы приготовления гномов?
   Бильбо поперхнулся, зажал рот и энергично замотал головой.
   - Вот и я так думаю!
   Они разделились и, стараясь поменьше шуметь, разошлись к разным краям поляны.
   То ли испуг, то ли сильное желание выручить гномов помогли им, но задумка вполне удалась. В полном соответствии с каноном тролли были запутаны. А подоспевший маг, в полном соответствии с киноканоном, картинно шарахнув посохом по камню, произнес сакраментальную фразу про рассвет. У Виктории окончательно отлегло от сердца. Тем не менее, когда дело дошло до освобождения гномов, она благоразумно отошла в сторонку, стараясь никому не попадаться на глаза, особенно, мрачному предводителю гномов. Ибо последствия были столь же предсказуемы, сколь чреваты неприятностями...
   Женщина преуспела... почти. Торин сделал выволочку Бильбо за неквалифицированную кражу без взлома, долго и ворчливо отчитывал Гэндальфа за то, что он оставил путешественников на произвол судьбы и трех ужасных троллей. Все ещё пребывая в раздражении, он заметил женщину, притаившуюся за массивным стволом:
   - Опять вы?! - возопил гном - Во имя Дурина, говорите, кто вы и почему следите за нами, иначе я посчитаю вас шпионкой и тогда-а-а...!
   - Здравствуйте, го... сударь! - громко сказала Вик, шагнув в круг света, и добавила про себя - Я вас тоже безумно рада видеть, ваше грубейшество!
   Собравшись с мыслями, она хотела было продолжить, но между ней и Торином заступил хоббит:
   - Эта леди (Виктория приосанилась) помогла мне выручить вас - храбро выкрикнул Бильбо - Если бы не она...
   - А у этой... леди - хмыкнул гном - язык... дар речи не пропал?
   Он присмотрелся к Виктории и внезапно решил быть повежливее. Держалась она спокойно и с достоинством, в уголках губ пряталась улыбка. "Было бы неплохо, если бы она не оказалась шпионкой" - вдруг подумал Торин.
   Пауза затягивалась. Виктория судорожно пыталась сообразить, как можно доходчиво и убедительно объяснить разгневанному почти Королю-под-горой кто она такая, откуда пришла и почему постоянно ошивается где-то неподалеку. Собраться с мыслями было особенно трудно, потому что вид мрачного Торина, вызолоченного отблесками костра, уводил мысли в другую, совсем неправильную сторону. А уж его голос, низкий, глубокий, будоражащий! Перед глазами растерянной женщины моментально пролетели особенно жаркие картины из прочитанных фиков. Но вдруг где-то на периферии сознания она уловила взмах платиновой шевелюры эльфийского короля и мигом пришла в себя.
   "О Эру!" - пробормотала Вик и принялась коротко и, по возможности, просто излагать свою историю: по... путешественница поневоле, ищу дорогу домой, иду за советом к Элронду (Гэндальф удивленно крякнул, я, мол, не пригожусь?), неведомая сила путает и удлиняет дорогу, с гномами она пересекается совершенно случайно.
   Торин скептически поднял бровь и глянул на мага, который прятал в бороду лукавую улыбку.
   - Допустим, _леди_, вы не врете, но таки изрядно не договариваете! Что вы знаете о нашем походе? - ошарашил вопросом.
   Виктория открыла, было, рот, чтобы произнести "все, но вам не расскажу, буду только туманно намекать", но не вымолвила ни слова и опять задумалась.
   Торин нахмурился и, похоже, опять начал терять терпение.
   - Можно сказать, что ничего не знаю - наконец осторожно сказала женщина, имея ввиду винегрет из фанатских версий истории, в котором она находилась в данный момент.
   - А вот сейчас врете - в голосе предводителя гномов мелькнуло удовлетворение - Ну и что мне с вами делать, госпожа шпионка?
   - Прежде всего доказать, что я шпионка - в задетой за живое Виктории проснулся профессиональный азарт. Торин выглядел точь-в-точь как несговорчивый оппонент в суде - На кого я работаю? Какие именно данные о вашем квесте я могу рассказать? В чем моя выгода?
   Она чуть было не ляпнула "Что вы можете мне предложить?", но вовремя остановилась. Торин опешил от такого натиска, несвойственного как гномским женщинам, так и средиземским женщинам вообще.
   - Ещё немного, и я решу, что вы какая-нибудь ведьма или колдунья навроде господина Гэндальфа - гном коротко кивнул на откровенно веселившегося мага - Сыплете странными словечками и энергии хоть отбавляй. Не понимаю, почему я вам должен что-то доказывать, но признаю, что определенный толк в ваших словах все-таки есть.
   Виктория хмыкнула и торжествующе вздернула голову. Торин, напротив, примолк, задумавшись, потом повернулся к отряду и громко сказал:
   - Казад, я не знаю, как поступить с этой подозрительной _леди_. Я хочу услышать ваше слово - после небольшой паузы обратился к Гэндальфу - Ну и ваше тоже, господин волшебник.
   - А мое?! - возмущенно пискнул Бильбо - Мое слово никто не хочет услышать?
   - Так же как, кстати, и мое - ввернула Виктория.
   - Ти-и-ише! Будут говорить все по порядку - резюмировал Торин своим чарующим басом.
   Голоса гномов разделились: молодежь, которую неожиданно поддержал Двалин, была за то, чтобы женщина присоединилась к отряду ("Клянусь бородой, она неплохо управится с луком!" - цедил он, подмигивая младшему принцу). Старшие гномы отнеслись к ней с подозрением. Балин поджал губы и веско обронил, что с подозрительными личностями им не по пути. Бильбо горячо убеждал спутников в том, что эта женщина - восхитительный человек и на редкость предприимчивая особа. В качестве жеста отчаяния он воззвал к их чести, указав на то, что негоже бросать слабую женщину посреди опасного ночного леса. Его нимало ошарашила речь Виктории, которая поблагодарила его за участие, но все же настаивала на том, чтобы путешествовать раздельно. Вслух она поддерживала точку зрения Балина, но в мыслях горячо уговаривала себя бежать подальше от отряда и от его предводителя, который, несмотря на доводы рассудка, крепко запал ей в голову и начал просачиваться в душу. "Бежать, иначе очень скоро я не смогу провести и дня вдали от него!" - билось в голове у Вик во время её горячего спича.
   Торин пристально смотрел на женщину, ничем не выдавая своих мыслей. Едва установилась тишина, он вопросительно глянул на Гэндальфа, но тот всем своим видом выражал совершеннейший нейтралитет, и даже выставил перед собой руки в знак того, что воздерживается от высказываний. (Что было вполне логично, ведь он, будучи майяром прочитал прошлое и заглянул в будущее попаданки и порешил, что пусть все идет, как идет). Торин задумался и примолк. Спустя несколько минут, он выдал свой вердикт:
   - Мы берем её с собой!
   Балин крякнул, Бильбо расплылся в улыбке, Виктория нахмурилась и ворчливо произнесла:
   - А что вы скажете, если нелегкая опять унесет меня куда подальше?
   - Попрошу рассказать о ваших странствиях во всех подробностях, госпожа ...? - чарующим голосом с усмешкой произнес гном.
   - Виктория - хмуро ответила женщина, сделав вымученный книксен.
   - Что на одном из языков вашего мира означает "Победительница"? - неожиданно подал голос Гэндальф.
   - Вы правы - Вик тепло улыбнулась ему.
   Торин подобрался, ощутив неожиданный укол.
   Несмотря на то, что всей компании щекотал ноздри аромат жареной баранины, предводителю гномов пришлось потратить время на вразумление старших гномов. Но и их он не посвятил в свои догадки, заставившие присмотреться к женщине и все же оставить её в отряде. Глядя на неё, он вспомнил юность, вылазки в соседний Дейл. Виктория живо напомнила ему гордых и независимых жительниц Дейла, которые наравне с мужчинами участвовали в делах и вели торговлю с гномами. Некоторые из них были удостоены чести быть принятыми в Подгорном чертоге. И только одной была доверена тайна секретного входа. Он смутно помнил слова деда, слышанные сквозь сон: "Она тоже знает!". Почему Торин решил, что речь шла о женщине из людского племени?
   Коротая дорогу до Ривендела, Торин исподтишка разглядывал Викторию, которая, выпрямив спину и поджав колени, умудрилась не выглядеть нелепо на запасном гномьем скакуне.
   "Кого же она мне напоминает?" - мучительно припоминал гном. Догадка вспыхнула в его голове так неожиданно, что он чуть не сверзился с пони. "Госпожа Гертруда!". Давний деловой партнер и, пожалуй, единственный друг его деда из племени людей. Она приютила их в небольшом домике на южном берегу Долгого озера, когда Смауг разрушил их прошлое. Она...
   Вот уже неделю Виктория вместе с гномами продвигалась на восток. Верная своему решению держаться подальше от предводителя отряда, она пристраивалась в хвосте кавалькады, изредка вела светские разговоры с хоббитом или прислушивалась к рассказам мага. Она приняла на себя часть походных забот, но с гномами особенно не откровенничала, хоть не могла отказать себе в удовольствии понаблюдать за ними. При всей своей бесцеремонности, громогласности и упрямстве, они были очень надежными и живыми, настоящими. Вик была бы не против подружиться с ними. Но, читая в их лицах их судьбу, женщина сдерживала свои порывы. Чем бы им могла помочь её неверная, пронизанная недоговорками дружба?
   К разочарованию Двалина лучница из неё получилась никакая, ну или почти никакая. Кили дал ей свой запасной лук, но своей стрельбой она распугала и гномов, и всю окрестную живность. Торин, усмехаясь, наблюдал за её "успехами". "А ведь у неё правильная стойка, да и тетиву натянуть она сумела..." - думал он.
   - Немного тренировки, и у неё кой-чего начало получаться бы... - закончил его мысль невесть откуда взявшийся Гэндальф. Торин пожал плечами и пошел собирать свою команду.
   Началось лето. Дни, длинные и жаркие, плавно перетекали в прозрачные сумерки и падали в короткие теплые ночи. Однажды после долгого дневного перехода Виктория, едва успев обиходить своего скакуна, без сил рухнула на землю и клубочком свернулась в корнях могучего дуба.
  
   Сон пришел, едва женщина закрыла глаза. Во сне лес преобразился - на ветвях зажглись разноцветные огоньки, в один миг землю покрыли причудливые заросли. Между огромных стволов заструился туман... "Колдовской" - мелькнуло в голове. Воздух наполнился ароматом цветов и трав. И со всех сторон зазвучали шепотки, хихиканье и негромкое пение. Виктория уселась, недоуменно озираясь и гадая, сон ли это или очередная причуда жесткого диска.
   Огоньки двигались, как поначалу ей показалось, совершенно хаотично, но, присмотревшись, Виктория уловила ритм. Они танцевали в такт немудрящей веселой песенке.
   Виктория аккуратно приподнялась и, стараясь не совершать резких движений, попятилась, чтобы скрыться за деревом (корни впивались в ноги, кора царапала кожу подозрительно ощутимо для сна).
   Казалось, огоньки только и ждали момента, когда женщина скроется из вида. Они закружились в бешеной пляске, и спустя несколько мгновений, Виктория разглядела фигуры человекоподобных созданий с прозрачными крылышками за спинами... "Феи!" - только губы шевельнулись. Вик ущипнула себя за руку. Боль была такой сильной, что она тихо ойкнула и окончательно засомневалась - сон или явь перед глазами.
   Феи кружились, пели и танцевали, но при этом успевали наводить чистоту, украшали полянку. Они явно кого-то поджидали. На куст, за которым притаилась Виктория присела малиновка, распушила грудку и лукаво подмигнула женщине. Вик невольно улыбнулась и подмигнула в ответ. Она едва успела моргнуть, как вместо веселой птички рядом с ней оказался не менее весёлый дух:
   - Пак?! - невольно вырвалось у неё.
   - Весёлый, добрый Робин - с потешным поклоном отрекомендовался дух - А с кем имею удовольствие беседовать? Для феи вы, гм, крупноваты, для духа - тяжеловаты. Уж не человек ли вы?
   - Да, почтеннейший Пак, я человек и была бы благодарна вам, если бы вы позволили мне не нарушать приготовления Веселого народца. Они явно кого-то ждут - Виктория изъяснялась предельно вежливо и осторожно. Ей не хотелось до конца жизни застрять в стране фей.
   Пак энергично замахал руками (на лице Вик мелькнула страдательная гримаска):
   - Что вы! Это же свита Титании, а ваш покорный слуга - правая рука Оберона. Заметь они меня, мне, вероятно, тоже не поздоровилось бы.
   - Что у короля и королевы все ещё разлад? - невзначай поинтересовалась Виктория.
   Дух слегка подпрыгнул от удивления:
   - Вы столь осведомлены, миледи?!
   Виктория с достоинством поклонилась, подумав "Шедевры мировой литературы не прошли мимо".
   - Да, если б не этот индийский паж... - Робин делано вздохнул - Но позвольте мне вас покинуть. Здесь мой господин.
   Пак кивнул в сторону, где за огромным стволом весь в неярком сиянии поджидал своего пажа король фей.
   Вик не могла отвести взгляд от Государя Волшебной страны. Удивительно, но лицо его не поражало правильностью черт, хотя и чем-то неуловимо напоминало диковинные физиономии танцующих неподалеку фей. Высокая, немного угловатая фигура, неторопливые, величественные жесты, и внезапно сверкнувшее озорство в темных глазах.
   "Настоящий король фей!" - улыбнулась своим мыслям женщина - "Я бы на месте Королевы не смогла бы сердиться на него и минуты! Что значат какие-то пажи в сравнении с Его улыбкой!"
   Его величество что-то тихо говорил Паку, который являл собой усердие, но было видно, что он едва сдерживает смех. Король был серьезен. Но вот мягким движением он отбросил от лица светло-русую прядь, уходящую в рыжину. Женщина негромко хихикнула: "Королева, ни дать ни взять! Похоже, он посылает пажа за волшебным цветком!" - осенило её. И правда, едва дослушав своего повелителя, дух растворился в теплых сумерках светящимся росчерком.
   Оторвавшись от мыслей о грядущей забаве, Король посмотрел на путешественницу. Вик показалось, что он заглянул в душу и прочел историю её путаной жизни.
   Быстрее вздоха повелитель волшебной страны оказался рядом с женщиной и склонил голову в коротком, но учтивом поклоне:
   - Приветствую вас, миледи! Рад, что случай привел вас в мои владения!
   - И мне приятно находится в волшебном королевстве, Ваше величество! Хоть я не знаю, как долго капризный случай позволит мне наслаждаться гостеприимством здешних мест! - Виктория с трудом сдерживала широкую восторженную улыбку и даже изобразила вполне куртуазный поклон, стараясь порадовать Хозяина волшебного леса, но слегка перестаралась. За спиной предательски затрещали кусты.
   На поляне случился небольшой переполох, и сама того не желая, Виктория оказалась в центре всеобщего внимания!
  
   Как на грех именно в этот момент на противоположном краю поляны разлилось мерцающее нежно-розовое сияние, в котором окруженная фрейлинами и пажами возникла Королева фей. Поначалу она слегка опешила от того, что внимание подданных было приковано отнюдь не к её сиятельной персоне, а ..., стрекозиный потрох..., к какой-то человеческой замухрышке, раскланивавшейся перед... гр-р-р! ...её ветреным, обаятельным и чертовски несговорчивым супругом. Король лучезарно улыбался нахалке. Кому, как не законной супруге было знать, в какие моменты лицо повелителя фей озаряла _такая_ улыбка... Как же давно муж не улыбался ей! И ведь если бы не паж... Но семейно-политические интересы говорили громче голоса сердца. Королева тряхнула рыжей гривой, подбоченилась и громко оповестила всех о своем присутствии:
   - Супру-у-уг мой - разнеслось над поляной - Что вижу я? Пришел ты вновь тревожить наши игры?! Тьфу ты, ну почему при встрече с вами я сбиваюсь на какой-то варварский размер? - Королева кинула пылающий праведным гневом взор на похолодевшую Викторию.
   Король перехватил её взгляд. Его улыбка изменилась (изрядно добавилось растерянности). Он попытался было исчезнуть, но Королева, метнув молнию ему под ноги, мигом пресекла эти попытки.
   - Любезная супруга, вам все к лицу! И даже гнев вас украшает.
   - Ваш очаровательный подхалимаж пропал втуне - прорычала она, сверкая зелёными глазами - Мало вам несчастного пажа (иди сюда, мой бедный мальчик!), вы привечаете людских девиц!...
   - Звезда моя!
   - И если Ипполитта имела титул, достойный хотя бы вашей тени и - разгневанная владычица окинула взглядом путешественницу - И вид пристойный, то _эта_ ...!
   Будь у Виктории чуть похуже чувство юмора и пониже самооценка, она бы тут же пала смертью храбрых, хватив королевского презрения. Но сейчас она лишь пониже наклонила голову, изображая сокрушенное смирение, а на деле, пряча улыбку. Уж очень развернувшаяся сцена напомнила ей ещё один любимый ею спектакль, хранившийся на жестком диске.
   Королева, по счастью, не заметившая улыбки, продолжила бушевать, обращаясь к Виктории:
   - А ты, дерзкое, невзрачное создание, как смела ты подглядывать за моим народом, пугать его, покушаться на повелителя веселых фей?! - на этот раз выразительный взгляд пылающих зеленых глаз достался королю.
   - Приношу свои глубочайшие извинения, Ваше величество - начала женщина, не поднимая глаз - Слепой случай забросил меня в ваш прекрасный лес, к счастью, потому что я не видала ничего красивее, к несчастью, потому что мое появление смутило ваших подданных.
   Виктория покосилась на провинившегося монарха, он сиял, едва удержавшись от того, чтобы не показать льстице два больших пальца.
   Королева, выслушав столь витиеватое оправдание, начала подумывать о том, чтобы поумерить гнев... слегка.
   - Яснейшая царица - продолжила Виктория - Если бы вы только позволили бы мне покинуть место вашего празднества и удалиться в чащу?
   - Видите, моя королева, все ваши опасения развеяны. Наша гостья не хочет причинить вред дивному народу - Король одарил Викторию ещё одной лучезарной улыбкой, склонился к руке задумавшейся супруги и невзначай спросил - Согласна ль ты отдать пажа?
   Вот это было ошибкой, большой ошибкой, просто стратегической! Король, увлеченный лобызанием руки своей благоверной, не заметил, как расширились и полыхнули зеленым пламенем её глаза, а потом превратились в две щелки, когда королева заметила кокетство короля, подкрепленное притязаниями на пажа.
   "Будь он неладен!" - в сердцах подумала попаданка, отследившая эту опасную пантомиму.
   Королева полностью овладела собой, свысока кивнула Виктории и церемонно поклонилась мужу:
   - Пусть так, супруг... - король, полагая, что строптивица готова отдать пажа, стремительно выпрямился и чуть было не рухнул на неё - Вы-ы-ы правы, и эта дама (с некоторым сомнением) не угрожает нашему народу!
   Королева, едва успев отшатнуться, весьма неожиданно закончила свою мысль. Светлейший повелитель фей нахмурился и потускнел, но все же не пал духом. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но королева бесцеремонно продолжала, обращаясь к путешественнице:
   - Мы не задерживаем тебя - у женщины отлегло от сердца, она даже слегка подмигнула Паку, малиновкой притаившемуся на одной из верхних ветвей и сжимавшему в клюве пучок алых цветов - Но негоже отпускать гостью с праздника фей без угощения!
   Титания хлопнула в ладоши, и ватага фей притащила огромную каменную чашу, которая для Виктории вполне бы сошла за небольшой кубок. В чаше плескался и переливался через край золотистый, ароматный напиток. "Хмельной мёд!" - догадалась Виктория и испугалась по-настоящему - "Из рук весёлого народа!!!". Король нахмурился ещё больше и сделал какой-то знак Паку, принявшему обличье духа.
   Виктория подобралась и судорожно соображала, как можно выкрутиться из щекотливой ситуации. Общеизвестно, что хозяев нельзя обижать отказом, тем более таких вспыльчивых и своенравных, как Королева фей. Но попаданка была осведомлена об обычаях фей и знала, что отведавший их угощения, оставался в их мире одним из последних духов или засыпал вечным сном, недвижимый и холодный, как камень.
   Королева, не скрывая своего торжества, не отрывала горящих глаз от лица женщины. Легкий гомон, плывший над поляной, смолк, как по мановению волшебной палочки. Все феи, затаив дыхание, следили за каждым движением гостьи.
   Виктория с поклоном приняла чашу, поднесенную феями, с улыбкой обвела присутствующих взглядом (отчаянно стараясь, чтобы улыбка выглядела непринужденной) и поднесла чашу к губам...
   По счастью, она успела ухватить краем глаза проказника-духа, который изображал нечто вроде взрыва на макаронной фабрике. Король ободряюще улыбнулся девушке. Его руки струили едва заметную сверкающую дымку.
   И вот, когда тишина на поляне стала оглушающей, Вик притворилась, что пьет (трудно было удержаться и действительно не отхлебнуть питья, похожего на само лето в колдовской чаше). Тишину разорвал ликующий хохот Титании, заглушенный залпом магического огня, разбросавшего разноцветные искры по всей поляне.
   Виктория подбросила над собой увесистую чашу, окропив присутствующих волшебным напитком. Но на неё не попало ни капли. Открыв глаза, она обнаружила себя на крохотной опушке в окружении довольного Оберона и покатывающегося от смеха Пака.
   Без сил женщина опустилась на мягкую моховую подстилку. Ей казалось, что рассвет должен был бы быть не за горами - столько она повидала и пережила за эту короткую летнюю ночь. Но, судя по тому, как оживленно Оберон совещался со своим предприимчивым помощником, ночь была в самом разгаре, и главное веселье было ещё впереди. Король, разделив добытые Паком цветы, приблизился к донельзя уставшей Виктории и с теплой, скорее дружеской улыбкой протянул ей едва начавший распускаться бутон.
   - Ваше величество, любой ваш дар бесценен, но этот цветок... - она замялась, подыскивая слова, чтобы повежливее отказаться от очередного фейского дара с сюрпризом ("Уж скорее - с подковыркой!" - подумала устало).
   - А зачем вам от него отказываться? - в глазах Короля мерцало мягкое лукавство - Не так уж часто люди получают дары из рук Повелителя волшебной страны, сделанные от чистого сердца.
   - О дивный король! Разве можно отвергнуть любой подарок, сделанный от души? Но этот цветок несет чары, которые мне никак не смогут пригодиться! - Виктория сделала последнюю попытку отказаться, ведь устоять перед искренним участием и очарованием Короля фей было сложнее, чем перед самым сложно наведенным колдовством.
   - Вы думаете, миледи? - вкрадчиво уточнил Оберон, прищурив темный глаз и изогнув бровь - Любовь переполняет вашу жизнь? Если так, то может быть, вы поделитесь этим прекрасным чувством с другими?
   Пак высунулся из-за плеча Повелителя, шкодливо улыбнулся и подмигнул со значением.
   Вик, уже протянувшая руку к цветку, замерла на полпути и поперхнулась словами благодарности.
   - Возьмите цветок, Виктория! - Король вложил стебель в её ладонь и сжал в своих руках - Я знаю, что с вашей рассудительностью, душевной щедростью и... гхм... выдумкой правильно распорядитесь даром. Порадуйте меня!
   Виктория сдалась и с поклоном взяла цветок, не замедлив упрятать его в самый укромный уголок своей переметной сумы.
   Крохотный пятачок между вековыми деревьями затянуло легкой дымкой, укрывшей дремлющую женщину уютным одеялом.
   - Желаю вам королевского веселья, Ваше величество! - у Виктории слипались глаза - Спасибо за радость и... Удачи с пажом! Бодрой ночи, весёлый Пак!
   Последние слова женщина договаривала во сне, уронив голову на мох.
   То ли звезды зажглись в путанице ветвей, то ли сверкнули глаза властителя Волшебной страны. То ли ветерок зашелестел листвой, то ли его шепот коснулся ушей женщины:
   - Доброй ночи, миледи! ... снов!
  
   Пробуждение было нелегким и весьма неожиданным. Виктория с трудом открыла глаза, прислушиваясь к странному шуму, раздававшемуся неподалеку. Путешественница огляделась и не обнаружила лесной полянки. Она лежала под одинокой сосной, широко раскинувшей ветви рядом с бурной речкой, недавно спустившейся с гор и пока не усвоившей спокойствия равнинной реки. Над водой нависали уходившие в небо скалы.
   "Куда же меня занесло на этот раз?" - устало подумала женщина. В глубине души она надеялась, что однажды, открыв вот так глаза, она окажется за столиком кофейни, где началось её приключение. Ох, она бы на крыльях полетела домой, чтобы увидеть дочку и убедиться в том, что её кровиночка в порядке, жива и здорова!
   - Не тут-то было - грустно констатировала Виктория и поднялась с рогожки, подаренной сердобольной хоббиттянкой. Остальной скарб, за исключением собственной дамской сумки, исчез вместе с гномьим лагерем.
   - На повестке дня два вопроса - где я и когда я? - вслух заключила Виктория, наскоро умывшись. Попить она не решилась, хоть голод и жажда становились все ощутимее. "Кто знает, с кем эта речка встречалась выше по течению?" - подумала и передернула плечами, припомнив троллей.
   - Тролли! - попаданку осенило - Троллистое нагорье, с которого стекает Бруинен!
   Она присмотрелась повнимательнее и увидела тщательно обустроенный брод. Сердце возликовало. Она была в двух шагах от... Лицо женщины прояснилось, на выдохе она радостно прошептала:
   - Ривенделл!
   Был ли это прощальный подарок Оберона, или жесткий диск решил ободрить хозяйку, но неожиданно для себя она оказалась в двух шагах от места, куда так хотела попасть. Последний гостеприимный приют к востоку от Моря - место, где можно было перевести дух, встретить поистине доброжелательный прием, получить мудрый совет...
   Не тратя времени даром, женщина вошла в реку и двинулась к противоположному берегу. Несмотря на то, что речка не ярилась, вздуваясь от весенней воды, брод был надежным, пару раз её чуть было не унесло течением, когда она оступилась на скользких камнях. Потом был долгий подъем по узкой горной тропинке, притаившейся в расщелинах. И уже ближе к вечеру голодная, промокшая и изрядно уставшая Виктория подошла к мосту, ведущему в зачарованную долину.
   Она застыла, пораженная в самое сердце. Даже в фильме, когда она смотрела на Ривенделл глазами Бильбо, у неё на глазах выступали слезы. Сейчас, когда перед ней открылась наполненная лучами заходящего солнцем чаша, в которой на разные голоса переговаривались и перепевали друг друга потоки капающейся, струящейся, падающей воды, Виктория на миг забыла, как дышать. Прошло немало времени, когда она очнулась и смогла сделать шаг.
  
   Окна комнатки, которую ей отвели, смотрели на поросший соснами склон, золотящийся в солнечных лучах. Вопреки традиции, описанной во многих фиках, никакой служанки к Виктории не приставили. Также как не предложили обновить гардероб или вооружиться до зубов, опустошив эльфийский арсенал. Вовсе нет! Парочка улыбчивых и молодых, на первый взгляд, эльфов проводила её в отведенные ей покои, по пути посвятив в бытовые мелочи. Языкового барьера, к счастью, тоже не возникло. Женщина неторопясь привела себя в порядок, выстирала одежду. Как же удачно, что провожатые сделали крюк на кухню и снабдили гостью немудрящей снедью на первое время.
   Через несколько часов, чистая, сытая и даже отдохнувшая Виктория, выглянула из своей норки и отправилась на разведку. Она хотела выяснить, заглядывали ли гномы в Последний домашний приют. А, может быть, она разминулась с ними на годы и вовсе попала в год Войны кольца!
   Но самым большим чаянием попаданки была встреча с Эрлондом! Она знала, что в Средиземье обитают не менее, а может даже более древние и могущественные силы, исполненные мудрости и знаний. Не надо было далеко ходить, ведь не один день она провела рядом с Гэндальфом, могущественным магом и по совместительству (и по природе) майяром. Эрлонд с самого знакомства Виктории со Средиземьем был для неё притягательной загадкой. Его выбор, судьба его родных, его судьба, одной рукой щедро дававшая, другой - забиравшая то, что действительно дорого. И ведь с некоторыми "потерями" он свиделся бы только после Конца времен! Вик зябко поежилась. Тем не менее, в оригинальном тексте, и в многочисленных фиках он представал спокойным, мудрым и очень человечным. У него всегда находился для странников если не совет, то хотя бы доброе слово. И все же Виктория волновалась. Несмотря на богатство источников образ владыки Ривендела ускользал от неё. Она не могла представить, как он выглядит, говорит или держит себя. Хэдканона у нее не было совсем. Надо сказать, что даже в её отсутствующий канон никаким боком не укладывался коварный агент Смит, чье лицо по досадной случайности позаимствовал экранный Элронд. Виктория терялась в догадках и с нетерпением ожидала встречи, которая почему-то все время откладывалась.
  
   Вик облазала почти всю долину, познакомилась со многими эльфами. И, поскольку она проявляла лишь живой интерес к хозяевам долины и уважение к их обычаям и укладу, они не чуждались женщины. Из разговоров с ними она уяснила, что гномы не были гостями в Ривенделле. Никто даже не слышал об отряде. Судя по датам, гномья компания была на подходе.
   На все просьбы Виктории о встрече с Эрлондом немногословный Линдир лишь отрицательно качал головой и предлагал ещё немного подождать.
   Женщине не оставалось ничего другого, кроме как ждать и... думать. О встрече, о вопросах, которые теснились в голове, о печали, сжимавшей сердце и немножечко - о надежде...
   Наконец спустя три дня после её появления в Ривенделле к Виктории, задумчиво бредущей по одной из живописных тропинок, вьющихся по склонам долины, неожиданно присоединился спутник.
   - Позвольте к вам присоединиться? - низкий и теплый мужской голос прозвучал прямо над ухом. И хотя вопрос был задан негромко, Виктория вздрогнула, потеряла равновесие и заскользила вниз по тропе. От позорного падения (или чего похуже, ведь склон был очень крутым) женщину уберег высокий незнакомец, чем-то неуловимо отличавшийся от остальных жителей долины. Лицо, не отмеченное признаками возраста, было серьезно. "Как у всякого эльфа" - отметила про себя попаданка. Но в серых глазах искрились смешинки, которые вот-вот готовы были зажечь улыбку.
   - Так я могу пройтись рядом с вами? - мужчина коротко кивнул на уходящую за поворот тропу.
   Виктория наконец-то очнулась и, улыбнувшись, посторонилась, чтобы дать ему место.
   Некоторое время они молча шли рядом. Виктория собиралась с мыслями и прислушивалась к себе. Её загадочный спутник, казалось, ждал, когда женщина соберется с духом и нарушит молчание. Удивительно, но и в тишине и в этом ожидании, наша героиня чувствовала себя легко и даже уютно. Ведь в молчании идущего рядом с ней эльфа не было присущего людям нетерпения, так часто заставлявшего говорить опрометчивые, неправильные слова.
   - Спасибо вам за тепло и радость быть гостьей в вашем доме, лорд Элронд - поклонилась собеседнику, едва не заскользив по склону вновь - Я всегда хотела побывать здесь, а уж в последнее время и вовсе стремилась сюда всей душой!
   Легендарный полуэльф успел поймать женщину. Обнаружив, что его инкогнито раскрыто, он совсем не по-эльфийски запустил в отливавшие лунным серебром волосы большую, сильную руку и лукаво улыбнулся:
   - А я-то надеялся хоть немного поговорить не чинясь - вздохнул он.
   - По-человечески? - не сдерживая улыбку, уточнила Виктория.
   - По-человечески... - повелитель эльфов совсем уже не по-эльфийски задумался, вспоминая о людях, находивших приют в Ривенделле на его долгом веку. С каждым поколением их становилось все меньше. До разговоров ли было, когда надежда людей была на исходе, и камень лежал на сердце почти каждого человека, спускавшегося в долину. Давно уже люди не приходили к нему в поисках совета, все больше им нужна была передышка в боях да толика света, питавшего таявшую надежду.
   Эрлонд не спешил давать аудиенцию, заставив свою странную гостью ожидать встречи. Однако и сам он поймал себя на нетерпении, не свойственном эльфам. Уж очень диковинно она выглядела, да и вела себя, говорила не так, как знакомые ему человеческие женщины. Он сделал так, чтобы их встреча была неожиданной. Его расчет полностью оправдался. Разговор на горной тропинке во время неспешной прогулки не мог не быть искренним и непринужденным. Справившись с волнением, женщина почти сразу заговорила о главном:
   - Лорд Эрлонд, странная судьба бросает меня в места знакомые мне из книг и других творений человеческой фантазии. Мое путешествие началось в Средиземье, и сюда же я возвращаюсь с тропинок, петляющих рядом с моей основной Дорогой. С самого первого момента я стремилась попасть в Ривенделл и поговорить с вами...
   - Простите, Виктория... Ведь ваше имя Виктория? - к глубокому удивлению нашей попаданки прервал её полуэльф. Она ошеломленно кивнула - Почему вы стремились сюда?
   - Ну-у-у! Всем известно, что вы один из самых мудрых жителей Средиземья, и очень давно живете здесь... - неуверенно начала рассуждать Виктория.
   - Мне кажется, что вы с ходу сможете вспомнить нескольких... гм, существ, более мудрых и также расположенных к людям, которые живут в Средиземье куда дольше меня - лукаво покосился "старожил".
   - Все попавшие _сюда_ люди ищут вашего совета - сделав мысленный фейс-палм, не сдавалась Вик, от всей души понадеявшись, что собеседник не будет уточнять, кто "все" и куда именно "сюда".
   - Вы первая... неожиданная гостья, которая захотела поговорить со мной - улыбнулся Эрлонд, пристально глядя на спутницу.
   Тропинка делала очередной изгиб. Виктория прибавила шаг, как будто надеялась, что убедительный ответ будет поджидать её за поворотом. Но тут же остановилась, с теплой улыбкой повернулась к лорду Эрлонду:
   - Я поняла, мне... мне просто надо было поговорить, даже выговориться. А я не могу представить лучшего собеседника, чем вы, господин.
   - Я буду рад помочь вам, Виктория - могущественный вождь эльфов и людей ответил ей такой же простой и теплой улыбкой - Но вы уверены, что вам не потребуется мой совет, миледи?
   - "У эльфа и ветра не спрашивай совет: оба скажут в ответ - что да, то и нет" - так, кажется, говорят хоббиты? - женщина не преминула поддразнить гостеприимного хозяина.
   - Ну что же, тогда просто поговорим? - он ничуть не обиделся, но у Виктории сложилось устойчивое ощущение, что он отмечает все необычности и недоговорки в её рассказе.
   В нескольких фразах она описала свое житье в мире, бывшем её домом. Она не жаловалась, но вскользь упомянула и об одиночестве, а потом и о заботах, приправленных грустью. Владыка слушал, не перебивая, но даже своим молчанием он поддерживал и согревал женщину, побуждая говорить дальше. Потом речь зашла о чудесном перемещении. Виктория начала было объяснять основы кинопроизводства, но собеседник жестом остановил её, предлагая не отвлекаться на несущественные детали. Он ничуть не удивился, когда в её рассказе обосновались гномы (к слову сказать, Виктория даже случайно не обмолвилась о маршруте и цели их путешествия). Лишь когда голос женщины дрогнул при воспоминании о предводителе гномьей компании, во взгляде Эрлонда мелькнуло легкое удивление.
   Тропинка прихотливо текла по склону, уводя их от Дома к гребню, возвышавшемуся над долиной. Также легко текла их удивительная беседа, состоявшая скорее из монолога Виктории, которую ободряло безмолвное внимание лорда Эрлонда. Наконец, они выбрались на вершину и уселись на согретом солнцем пятачке около массивного валуна, из-под которого выбивался и тихонечко бормотал маленький ручеек.
   - Так вы полагаете, что вы опять встретитесь с гномами здесь? - Эрлонд точно выбрал момент и почти огорошил собеседницу вопросом.
   - А... э... ну... - Виктория не хотела выдавать планы Торина и компании - Судя по тому, что из каждого прыжка я возвращалась на дорогу, которой идут гномы, то наша встреча... вероятна.
   - А вы хотите, чтобы она состоялась? - ещё один вопрос не в бровь, а в глаз.
   - Больше всего на свете я хочу вернуться домой, к дочке - почему-то в её голосе поубавилось уверенности - Но если моя дорога будет дольше, чем хотелось бы мне, я не против разделить её с гномами... "Особенно, с одним из них...".
   - Как вы считаете, зачем вы появились в Средиземье? - и опять лорд Эрлонд спросил по существу. Плохо же хоббиты разбираются в эльфах! Сейчас он совершенно не напоминал Виктории ветер...
   - Я появилась... Я пришла сюда не случайно - от близости момента истины по спине пробежал холодок, а щеки вспыхнули лихорадочным румянцем - Мне кажется, что именно здесь я могу узнать, какая я настоящая. Без технических ухищрений, бесконечных обязательств, рутины... Выясню, что я могу сама и чего я стою... И есть ли у меня сердце, в конце концов?
   - А вы в этом сомневаетесь? - серые лучистые глаза заглянули в душу.
   - Я... нет... но... - она растерялась и даже опечалилась, потому что эти мысли грызли её, на долгие годы забрали покой - Боюсь, что я никогда не давала ему воли, не позволяла открываться и отдавать полной мерой...
   - А в этом путешествии?... - внимательный собеседник не спросил, он лишь построил мостик к следующей мысли...
   - Я уже начала это делать, до... господин - Виктория с трудом удержалась от дружеского обращения, уж очень тепло ей было и от его спокойного молчания, и от вопросов, позволяющих заглянуть в свое сердце...
   - Значит, все, что вам надо, это...? - почему-то он знал, что продолжение фразы уже у неё на языке...
   - Продолжить путь и дойти до конца... - ответ пришел сам собой.
   Ясные, излучающие любовь и понимание серые глаза с участием смотрели в лицо притихшей женщине
   - Могу ли я ещё чем-нибудь помочь вам, Виктория? Я хотел бы вам помочь...
   - Лорд Эрлонд, вы сделали больше, чем кто-либо! Смогу ли я отблагодарить вас за гостеприимство, за тепло, за этот наш разговор?
   - Думаю, да. Но вам придется постараться... - взгляд испытующий, но в глубине - веселая искорка - Дойти до конца пути, узнать себя и стать счастливой!
   Виктория от души рассмеялась. Вскочив на ноги, обвела взглядом долину, наполненную музыкой воды, залитую золотистым светом заходящего солнца, и ощутила, как в сердце трепыхнулась странная надежда, которая росла с каждым вздохом. Этой надеждой хотелось поделиться со всем миром...
   - Все сложится! Все будет хорошо! - заговаривает себя, мир и улыбающегося повелителя, мудреца, воина с неизбывной печалью в глазах...
  
   Солнце бросило последний отблеск на сияющее лицо женщины. Но как водится летом на Севере, прозрачные, наполненные полусветом сумерки отсрочили наступление ночи. Женщина близоруко прищурилась. Её внимание привлекли темные фигурки, маячившие на гребне с другой стороны долины. Не глаза, но внезапно припустившее сердце подсказало ей, что до Ривендела добрался гномий отряд.
   - Похоже на то, что в моем Доме опять нежданные гости - Эрлонд бесшумно оказался рядом с взволнованной попаданкой и положил ей руку на плечо - Виктория, вы не чужды магии? Для вас все действительно начинает складываться!
   - Милорд, однажды и в вашей жизни случится поворот к лучшему! - повернувшись к нему, силится говорить веселее.
   - Не могу вам не верить! - дар прорицания, данный потомкам Беора Старого, на миг отступил перед горячей уверенностью женщины, но лишь на миг... - Но без толики печали дело все же не обойдется?
   Ну что тут ответишь? Виктория отвела глаза.
  
   Вымотанные напастями и дорогой гномы в компании с донельзя уставшим хоббитом уснули, как только добрались до отведенных им покоев. Бедный Бильбо даже не вспомнил об ужине. Виктория украдкой пробралась на террасу, где вповалку лежали путешественники. Сидя похрапывали Оин и Глоин, ворочался во сне здоровяк Бомбур. Зажатый между спинами братьев тоненько попискивал Ори. За ажурной колонной притаились Бифур и Бофур, который даже во сне выводил носом веселые рулады. В самом дальнем углу расположились потомки Дурина. Перекрыв все подходы к предводителю, лежал Двалин. В сне он хмурился и что-то бормотал под нос. Рядом по-стариковски чутко дремал Балин. У ног Короля раскинулись братья-неразлучники - у Фили смешно подрагивала бусинки на пшеничных усах, Кили неспокойно спал, упав навзничь. Пальцы лучника едва заметно сжимались, даже во сне натягивая тетиву.
   Виктория подобралась совсем близко к Торину и едва устояла на ногах, ухватившись за резные перила. Его лицо было бледным и неподвижным, словно Будущее до срока вступило в свои права. Виктория с трудом удержалась от того, чтобы не прикоснуться к нему, просто, чтобы убедиться - он жив, все в порядке, надежда ещё есть... В тяжелой дреме чуть ниже качнулась голова спящего Балина. Женщина похолодела, испугавшись, что вот-вот её застанут на месте "преступления". Угрюмыми расспросами дело не обойдется... Она прихватила зубами судорожно сжатый кулак, чтобы не охнуть, давая волю печали. Ещё раз скользнув глазами по лицу Подгорного короля, она на цыпочках пустилась в обратный путь.
   Уже спускаясь по витой лестнице, она спохватилась: "А где же Бильбо?"
  
  
   Хоббит посреди ночи ощутил сильное желание познакомится поближе с устройством эльфийских удобств (дал о себе знать лишний стакан мирувора, поднесенный гостеприимными эльфами). Поминутно запинаясь за руки и ноги спящих гномов, повинуясь врожденному хоббичьему чутью на вещи, дарящие комфорт, он достаточно быстро добрался до искомого места. Удобно расположившись, он чуть не задремал вновь, но, взяв руки в ноги, тьфу, ноги в руки, поднялся и поплелся обратно. Внезапно сон слетел с него, ноги на миг приросли к полу, а потом бесшумно перенесли в темную нишу за колонной. По освещенной луной террасе, где заночевал отряд, двигалась какая-то смутная тень... слишком большая, чтобы быть безопасной для сонного и напуганного хоббита. Бильбо перестал дышать, выглядывая из своего укромного уголка на залитую лунным светом террасу. К его огромному удивлению и облегчению смутная тень превратилась в... Викторию, внезапно пропавшую во время очередной из ночевок (Торин опять поддался черным подозрениям и всю дорогу до Ривенделла временами ворчал, сумрачно поглядывая на Бильбо и невесть почему на Гэндальфа), а теперь тайком крадущуюся между беззащитными путешественниками. Бильбо приноровился было закричать и спугнуть подозрительную особу, но почему-то остановился и присмотрелся к ней повнимательнее. Заглянув в лицо женщине, он сдержал крик и задумался. Не было в ней ничего злодейского или угрожающего, только живой интерес, беспокойство и, пожалуй, радость... Вот она усмехнулась, глянув на храпящего Бомбура, вот покачала головой, задержавшись рядом с Балином, улыбнулась племянникам Короля.... Застыла рядом с Торином. Её лицо менялось, без утайки рассказывая о том, что было на сердце - теплая улыбка сменилась беспокойством, которое переросло в тревогу и даже отчаяние. Рука потянулась к его лицу - прикоснуться, согреть? Дольше всего задержалась печаль. Бильбо даже показалось, что на ресничке что-то блеснуло... Слеза?
   Против его воли женщина тронула сердце доброго хоббита (по крайней мере, туковскую его половину). Он решил, что во что бы то ни стало вступится за Викторию, когда случится их встреча с Торином. Покрутившись ещё немного, Бильбо заснул. Ему снился самый вкусный второй завтрак в его жизни.
  
   Виктория тоже немного побаивалась предстоящей встречи с гномами. Хоть и был у неё уговор с Торином, хоть и отсутствовала женщина совсем недолго, но она понимала, что внезапное исчезновение подозрительный и суровый предводитель отряда вполне мог расценить, как дезертирство. Вик вздохнула: "Стану ещё подозрительнее в его глазах".
   Профессия научила её не прятаться от проблем и не бегать от неприятных разговоров.
   Поэтому после достопамятного обеда, когда гномы всей гурьбой ввалились в свои покои, увлекая за собой Бильбо, на изящной скамеечке около балкона их поджидала Виктория. Торин выпрямился во весь свой немалый по гномьим меркам рост и насупился, остальные выстроились за его спиной в настороженном молчании. И только Бильбо, коротко улыбнувшись и немного нервно потерев руки, двинулся к ней и сердечно поприветствовал притихшую попаданку.
   - Виктория! Мы рады видеть вас в добром здравии! - бодро закончил он свою приветственную тираду.
   - Говори за себя, коротышка - буркнул, сверкая глазами из-за плеча кузена, Двалин.
   Гномы заговорили все разом, дождавшись, когда кто-нибудь из своих нарушит молчание. Единства среди них не наблюдалось. Самые компанейские были рады, что с попутчицей было все в порядке. Бофур даже задорно подмигнул попаданке. Балин предосудительно качал головой, до поры держа свои соображения при себе. Двалин продолжал ворчать, как свирепый и подозрительный пес. Младшие Дуринсоны метались между радостью от встречи с миловидной и весьма небезынтересно попутчицей и необходимостью поддержать дядю, который был настроен весьма недружелюбно.
   Бильбо встал рядом с женщиной, оглядел взбаламученную компанию и с решимостью, удивившей его самого, скрестив руки на груди, твердо сказал:
   - Я рад, что леди Виктория вновь присоединилась к нам, совершенно не вижу повода принимать её так нелюбезно!
   Гномы загомонили было ещё громче, но их опять прервали. На этот раз слово взяла сама Виктория:
   - Уважаемые гномы, дорогой господин Бильбо (хоббит удостоился отдельного поклона и теплой улыбки)! Я приношу вам свои извинения за внезапное исчезновение и пусть недолговременное, но все же отсутствие. Но...
   Шум начался и тут же закончился по знаку Подгорного короля, который до этого момента не проронил ни слова, но, тем не менее, не хотел упустить ни слова из объяснений их таинственной спутницы.
   Виктория запнулась и смешалась под тяжелым взглядом потомка Дурина. Ну и что тут можно сказать?! Незадачливая попаданка лихорадочно пыталась припомнить, как в подобных ситуациях поступали героини фанфикшна. Одни замыкались в величественном молчании, и почтительные гномы оставляли дивных дев в покое, не докучая расспросами. "Не мой случай!" - Виктория с трудом отвела взгляд от свирепого Двалина, нетерпеливо поигрывающего секирой. Другие начинали вдохновенно врать. Но авторы таких произведений явно не представляли, насколько проницательным был Балин, который, казалось, видел на метр под ней. "Может всплакнуть, коли попала в нестандартную ситуацию, как кур в ощип?"- мелькнула мысль. Однако мрачный и немного скептический взгляд Торина не оставлял надежды на проявление сочувствия и жалости.
   Виктория собрала всю свою решимость в кулак и приготовилась было промямлить хоть что-нибудь, и тут её осенило: "Так это же точь-в-точь судебное заседание! Только гномы - разом и оппоненты, и суд. Мало ли я поучаствовала в судебных дрязгах? И всегда ли была готова к заседанию? То-то же..."
   - Уважаемые Торин и компания! Мне было очень приятно путешествовать с вами, разговаривать, помогать в большом и малом. По своей воле я бы ни за что не покинула вас. Но мои перемещения, увы, не зависят от моего желания... Неведомая мне сила подхватывает меня и зашвыривает в далекие и странные места. Вы думаете, что я не понимаю, насколько подозрительной кажусь я вам, насколько сомнительны мои объяснения и доводы? И не я ли изо всех сил отказывалась идти с вами, чтобы не усугублять подозрения...- в продолжение своей речи Виктория выпрямилась, голос обрел уверенность...
   - Но все же пошла? - без околичностей поинтересовался Торин
   - Не пошла бы, было бы ещё хуже - парировала она почти без паузы...
   - Отчего же? - иронично приподнял правую бровь
   - Все очень просто, государь мой - Виктория, не дрогнув, посмотрела ему в глаза и продолжила негромко - Ведь я из всех моих прыжков возвращаюсь на вашу дорогу... Значит, я должна зачем-то путешествовать вместе с вами. Просто представьте, что бы вы подумали, если бы я торжественно попрощалась с вами навсегда на той опушке у логова троллей, а потом мялась бы, пытаясь объяснить нашу неожиданную встречу, да ещё и не одну. Поэтому вы правильно рассудили, оставив меня при себе (женщина едва не улыбнулась своим мыслям). Мне трудно, почти невозможно доказать вам, что я вам не враг, но это именно так.
   - Откуда нам знать? - подал голос недоверчивый Двалин.
   - Уважаемый Двалин, я могла бы сказать, что и вы не доказали обратное. Но боюсь, что это не будет для вас аргументом - юридические обороты плавно и без запинки лились с её губ, парализующе действуя на собеседников. У Торина разгладилось лицо. Вик показалось, что он пытался про себя повторять некоторые особо цветистые и заковыристые выражения.
   - У меня есть идея! - Виктория была столь спокойна и убедительна, что все гномы немного расслабились и готовы были выслушать её предложение - Давайте я буду рассказывать вам о местах, где я была, о людях, и не только людях, с которыми встречалась... Может быть, это убедит вас в том, что я не ничего не замышляю против вас? А может быть поможет понять, зачем я вам такая сдалась?
   - А почем нам знать, что ты не водишь нас за нос и не привираешь во время рассказов? - громыхнул Оин и почему-то покосился на свой массивный нос, бывший, очевидно, его гордостью.
   - А никак... - Виктория сказала это почти легкомысленно, но глаза спорили с интонацией сказанного - Иногда случаются такие моменты, когда надо просто доверять человеку, оказавшемуся рядом.
   - Кому это надо? - не сдавался Двалин.
   - Хорошо... - кивнула на его секиру - А какой вариант решения этой проблемы хотите предложить вы? Видимо, самый простой и радикальный?
   - Ради-... какой? - опешил Двалин.
   - Она думает, что ты хочешь её прихлопнуть, и дело с концом - теперь мрачный взгляд будущего Подгорного короля остановился на кузене.
   - При-хлопнуть? - могучий гном растерял уверенность - Никто не хочет её прихлопнуть
   Хотя всем своим видом он говорил, что это, пожалуй, вариант...
   Бильбо не выдержал и, после непродолжительно борьбы Туковской и Бэггинсовской стороны своего характера, встал между Викторией и гномами и возмущенно воскликнул:
   - Да что с вами, судари-гномы?! Из-за неясных подозрений вы уже и секирами окружающим грозите. Или на дворе не Третья эпоха мира? У нас, у хоббитов, даже в самые темные времена не случалось такого безобразия!
   Краем уха Виктория, изумленная не менее компании гномов, уловила негромкий смешок, который прозвучал в полутемной арке в глубине террасы. В голове женщины отдалось мягкое "Ай да Бильбо!", короткая вспышка выхватила из полумрака кустистые брови и смеющиеся глаза мага, который с интересом наблюдал за развитием событий.
   - Ну так расскажи нам, что ты... вы видели в своем путешествии - буркнул предводитель гномов. Вдруг да вы действительно сумеете убедить нас - он кивнул на свою дружную команду - В том, что вы не врете.
   Виктория коротко пересказала свои приключения в волшебной стране. В подтверждение правдивости рассказа она продемонстрировала собравшимся цветок, подаренный Обероном (о чудо, он совершенно не пострадал в недрах её сумочки!). Но Виктория предусмотрительно ни словом не обмолвилась о его волшебных свойствах.
   Торин некоторое время хранил молчание, раздумывая над её словами, и крутил в руке нежный на вид цветок, на деле оказавшийся таким стойким...
   - Похоже на то, что вам везет на встречи с королевскими особами, сударыня - обронил он, прерывая молчание. Он ей поверил!
   - Посмотрим, как сложится дальше, государь... - она слегка поклонилась, принимая от него цветок.
   И опять от дальнего входа на террасу раздался негромкий смешок мага. Видимо, он догадывался о тайных свойствах подарочка Короля фей.
Дни проходили за днями. Гномы расслаблялись, радуясь передышке. Даже самые неопытные члены отряда понимали, что за Мглистыми горами их ожидает испытания, по сравнению с которыми ужин у троллей и блуждания по Пустоши покажутся увеселительной прогулкой. Лишь Торин не получал удовольствия и не мог избавиться от забот. Его грызла мысль об уходящем лете, близящемся дне Дурина, несчетных лигах, лежащих впереди и о странной спутнице, все больше смущавшей его, не дававшей покоя. Виктория же, напротив, становилась все спокойнее. Не отдаляясь от гномов, но и не попадаясь лишнего на глаза их предводителю, она много времени проводила в беседах с Элрондом, который мягко и бережно помогал ей взглянуть на себя со стороны, собрать воедино изодранную и израненную прежними бедами и одиночеством душу. Хоть говорили они не так часто и не так много, как хотелось бы Виктории, но, покидая Ривендел, она чувствовала себя немного другой, словно она шла не только навстречу опасным приключениями, но и на встречу с самой собой. Пробираясь по каменистым осыпям отрогов Мглистых гор, Виктория размышляла о превратности судьбы, забросившей её в детскую сказку, при ближайшем рассмотрении оказавшейся суровой, наполненной трудами и опасностями, и все же такой прекрасной реальностью. Она начала понимать, что её появление здесь неслучайно, и каждая встреча дарит ей ключик, открывающий дверь, за которой скрывается частичка её самой. Гномы опять сторонились женщины, хотя их предводитель стремился держать её рядом с собой, буркая что-то невразумительное, едва она отходила от него. Виктория не питала иллюзий, она чувствовала, что его желание вызвано лишь стремлением обеспечить безопасность отряда и разобраться-таки с загадкой исчезновений их спутницы И все же бдительность предводителя гномов пропала втуне. Последний переход отряда перед пленением в гоблинских пещерах не обошелся без потерь. У женщины закружилась голова от размеренного движения пони по самому краешку пропасти, в которой тут и там были видны приметы грядущей битвы каменных гигантов. Виктория спешилась и это оказалось ошибочным решением! Внезапно обрушившийся с ближайшего уступа поток мутной воды буквально смыл путешественницу. Она не успела ни удержаться, ни позвать на помощь. Бильбо в ужасе ахнул. Торин, едва успев удержать своего скакуна, негромко выругался на кхуздуле. Как бы подозрительно он не относился к спутнице, но никому бы он не пожелал такого ужасного конца. Примолкшие гномы добрались до пещеры. Но вскоре ужас потери поблек в сравнении с собственными бедами. Они попали в лапы гоблинов. А что же наша попаданка? Виктория, потирая ушибленную голову, открыла глаза и обнаружила себя на нагретых солнцем плоских скальных выступах и отдаленно не напоминавших обрывистые склоны Мглистых гор. Где же она оказалась на этот раз? Судя по немилосердно палившему солнцу, Виктория очнулась в какой-то далекой южной стране, где люди вынуждены были отвоевывать место для жизни у пустынных нагорий. "Ближний Восток? Средняя Азия?" - задумалась, отколупывая со щеки присохшую грязь. Но вокруг не было и следа воды не то что, чтобы умыться, но и просто смочить пересохший от жажды рот. Наша героиня никогда не была большой поклонницей восточного антуража, поэтому было не так сложно определить мир в котором она оказалась - здесь в отдаленных и опасных уголках с мировым злом в одиночку боролся герой сериала - предприимчивый и отважный британский спецагент. Она вздрогнула от звука выстрела, затерявшегося в среди причудливый каменных форм. Словно ящерица, прильнув к раскаленным камням, Виктория поползла к по направлению к источнику звука. "Насколько я смогла правильно определить направление..." - она пыталась сохранить ясность мысли перед лицом панической атаки - "Горы полны басмачей; к месту рандеву подбирается вооруженный предатель; главный герой только что потерял друга... двух... Я понятия не имею, куда идти, нет ни капли воды, ни умыться, ни попить... Впрочем...". Женщина присмотрелась к рукам, покрытым плотным слоем засохшей грязи, припорошенной белой пылью. - А ведь это неплохая маскировка - пробормотала Вик, ободренная первой хорошей новостью за это утро. Жара подкралась и обхватила горячими жадными объятиями, подернув глаза матовой кисеей, замедлив движения. "Этак... меня и... черепаха обгонит..." - тряхнула головой женщина, отгоняя цветные разводы перед глазами - предвестники солнечного удара. Она из последних сил подгоняла мысли в поиске выхода из вроде бы безнадежной ситуации: "Мне бы только добраться до места встречи, а там уж шаблоны - не шаблоны, главное выкарабкаться...". Внезапно каменистое нагорье оборвалось, и перед Викторией раскинулась пустынная равнина, окаймленная горами вдалеке. У подножия нагорья бежала дорога, через равнину уходившая к горизонту. На дорожном изгибе примостилось дышащая на ладан глинобитная постройка. Вдалеке над дорогой поднималось облако пыли, говорившее о приближении машины. "Ай да компьютер! Ай да..." - в который раз Вик подивилась предусмотрительности жесткого диска, который помог ей оказаться в именно в том месте и в то время, когда это было необходимо. Она осторожно выглянула из-за огромного валуна и осмотрелась. На первый взгляд, она не заметила никаких признаков присутствия человека, но ощущения подсказывали, что за каждым выступом и более-менее массивным булыжником скрывался мрачный бородатый мужчина с автоматом. Теперь перед Викторией встала ещё одна задачка - спуститься с почти отвесного склона и не привлечь внимания вооруженных бандитов. Осторожно лавируя среди осыпей, женщина успешно спустилась и залегла за каменной глыбой по другую сторону дороги. "Не пропустить бы явление героя..." - пробормотала под нос измученная попаданка. Не прошло и четверти часа, как донельзя вымотанный и опустошенный разведчик осторожно подобрался к хибаре и нырнул внутрь. "И это сокровище гады-сценаристы уничтожат в первые пять минут первой серии следующего сезона!" - Виктория залюбовалась его движениями, в которых была грация сильного и опасного зверя. Выглянув из своего укрытия, Вик осмотрела окрестности. Склоны казалось плавились в лучах беспощадного солнца. Не было заметно никакого движения. Внезапно женщину едва не ослепила вспышка - на дальнем отроге солнце отразилось в случайном кусочке стекла. "Случайном, ага..." - Виктория беспомощно жмурилась, почти забившись под придорожный валун и рисуя в воображении винтовку с оптическим прицелом в руках у сурового мужчины в чалме, притаившегося в камнях на гребне. Несмотря на жару, по спине пробежало леденящее предчувствие смертельного выстрела. "За что? Почему меня? Я ведь безоружна и ничего не сделала этим людям! Так нечестно..." - её панические мысли были прерваны гулом мотора, оборвавшимся прямо над ухом. В лицо посыпалась каменная крошка из-под колес армейского джипа, лихо затормозившего рядом с её укрытием. "А вот и антагонист... Сейчас они с Джоном будут расставлять точки над i, а я тем временем... постараюсь выбраться из этого..., по возможности не слишком обременяя мистера Портера..." - Виктория, вместе со другими "заинтересованными лицами" наблюдала, как давний недруг Джона Портера не спеша идет к развалюхе на другой стороне дороги. Едва он достиг середины пути, Вик, уняв внутреннюю дрожь, переместилась на заднее сидение джипа, пристроилась аккурат под пулеметом и погрузилась в изучение его устройства, ведь она отродясь не видела вблизи настоящего боевого оружия. "Эту бы штуку да Торину Трайновичу! Быть может Битва пяти воинств не закончилась бы так печально. Хотя против старины Смауга и она оказалась бы бессильна..." - мысли женщины понеслись дальше, перебирая воспоминания о времени, проведенном в компании гномов, о мирах, куда её забрасывали причуды диска, о дочурке и опять об упрямом сумрачном гноме... За дочку Виктория крепко беспокоилась, но чем сильнее она тянулась к девочке, чем чаще пыталась представить, что твориться сейчас с её котенькой, на ум не шли ужасы и тоска, лишь будничная жизнь, приправленная беспокойством о далекой маме. А что же гном, что же суровый и великолепный Король-под-Горой? Вик извлекла из глубин своей сумочки колдовской цветок, даже не помявшийся несмотря на перенесенные ею тяготы. Пригодится ли он ей или лучше предоставить истории течь своим чередом? - Будет видно... - она едва успела спрятать драгоценный дар обратно в сумку, как началась стрельба. В который раз Виктория подивилась магии кино. Бой, который на экране занял минут пять экранного времени, на деле оказался скоротечным. Над головой сжавшейся в клубочек женщины прокатилась оглушительная, смертельная карусель. В яркой вспышке пламени взлетела на воздух хлипкая хибарка вместе с осознавшим ошибки майором Коллинсоном. Рабочая лошадка войны просела на рессорах, когда на задок заскочил главный герой этой истории, спецагент, Джон Портер. Он дал последнюю очередь по атакующим бандитам, просочился на водительское сидение и не мешкая взял с места в карьер. Все это время напуганная, но не потерявшая головы Виктория пыталась не путаться под ногами, не привлекая внимания разведчика. После она старательно хваталась за более-менее безопасные детали машины, чтобы удержаться во время бешеной гонки по изобилующей рытвинами грунтовой дороге. В какой-то момент она уцепилась за рычаг управления пулеметом в опасной близости от гашетки. Боевое оружие опасно рыскнуло. Этого оказалось достаточно, чтобы опытный агент разведслужбы остановил джип, едва удержавшись на кромке карабкавшейся в горы дороги, обернулся и воззрился на попаданку: - Какого черта вы здесь делаете, мадам?! - едва сдерживая гнев и удивление, вопросил он. "Вот за что люблю англичан, они помнят о манерах в любой ситуации!" - хмыкнула про себя Виктория. Однако вслух, церемонно кивнув, сказала: - Добрый день, сэр! Пытаюсь не выпасть из машины на полном ходу. - Отлично! Вижу вы успешно справляетесь, не считая попыток пристрелить меня, вероятно, случайно? - продолжал кипятиться Портер - Мало мне банды моджахедов! - Виновна - потупилась Виктория, отодвигаясь от злополучного пулемета - Больше пальцем не прикоснусь к этой адской машинке! Хотя, как по мне, для вас куда страшнее не противники и полоумные попутчицы... Последнюю фразу она пробормотала себе под нос на родном языке. Джон Портер, не особенно успокоенный подобными заверениями, продолжал настойчивые расспросы: - Кто вы? Ваше имя? Имеете отношение к МИ-5? Вы напарница майора Коллинсона? - Юрист из России. Виктория. Не имею никакого отношения к любым развед. службам, и, тем более, к майору Коллинсону... покойному. В джип проникла, спустившись с нагорья перед вашим рандеву. По весьма странному стечению обстоятельств попала в это место и время - по-военному кратко и точно отвечала она, добавив задумчиво - Вы все равно не поверите... Портер молча кивнул, приглашая женщину выйти из машины, быстро и профессионально обыскал её и её сумочку. Виктория не успела понять, возмущена она или, напротив, рада такому развитию событий. На удивление бережно он повертел в руках волшебный цветок, хотел было понюхать. Вик подобралась и не на шутку испугалась - перспектива стать объектом чувств обреченного на гибель спец агента в вымышленном мире почему-то не особенно обрадовала женщину. Со вздохом облегчения она приняла протянутый ей цветок: - Спасибо... - буркнула путешественница. - Говорите, не поверю? - Портер открыл дверь, приглашая её присесть на пассажирское сидение - А вы попробуйте! Вик не смогла устоять перед такой несколько старомодной вежливостью, проявленной мужчиной в столь экстремальных обстоятельствах, плюхнулась в машину и кратко изложила историю своих перемещений, упирая на факты и умалчивая о своих переживаниях. - Выходит, я живу в каком-то сериале? - неожиданно уточнил Джон - И все, что со мой произошло за последние годы - выдумки сценаристов? - Мистер Портер - негромко откликнулась Виктория - Я думаю, любая, даже выдуманная история является частью мира. Сюжет, рожденный одним человеком, может быть развит и дополнен другими. Третьи прочитают историю и настолько проникнуться ею, что смогут сделать её реальностью. Совершенно не факт, что и моя объективная и необъективная реальная жизнь с дочкой и эти дикие прыжки по выдуманным мирам - не являются плодом чьего-то воображения. Джон вдруг ни с того ни с сего тепло улыбнулся: - А вашей сколько? - Десять - Счастливый возраст. Моей семнадцать... - тяжело вздохнул - Вы с ней ладите? - По-разному - задумалась, но все же улыбнулась - Думаю, что мы друзья. - Мне бы такую уверенность... - с горечью сказал разведчик и тронул машину. - И вы сумеете стать дочке другом, Джон, самым лучшим - Вик осторожно коснулась его руки - Пусть эта цель поможет вам добраться домой! Портер с сомнением покосился на женщину, поняв, что она крепко недоговаривает, но не стал углубляться в расспросы... пока. - Так что вы планируете делать дальше, ми... - женщина молча остановила собеседника, мол, лучше без церемоний. Согласно кивнув, он закончил - Виктория? - Я не знаю, наверняка, Джон, раньше я попадала в другие миры и возвращалась в Средиземье помимо своей воли. Сюда меня снесло дождевым потоком, когда мы перебирались через Мглистые горы. Бывший спецназовец почему-то болезненно поморщился от упоминания льющейся сверху воды. - Жутковато... - обронил он - Кстати, я тоже собираюсь пересечь горы... Мы уже въехали в предгорья. Виктория оглянулась - и вправду, как хищные щупальца, раскинули горы изогнутые отроги. Женщина поежилась, несмотря на жару - кто знает, какая напасть ожидала их за крутым поворотом горной дороги, вьющейся над обрывом? - Мне кажется, что мне будет лучше приискать какую-нибудь пещеру и попытаться догнать отряд в Городе гоблинов - без особого энтузиазма предположила Виктория. - Вот так и полезете в место дислокации противника? В самое пекло?! - Ну если учесть, что следующим местом встречи будет Лихолесье, вряд ли я найду похожий пейзаж на тысячу миль! - Резонно - невозмутимо кивнул Портер - Постараюсь доставить вас к подходящей пещере. Видно вы привязан к этой компании, коли решились за ними пойти в лапы к врагу... - С ними началось мое путешествие, к ним я возвращаюсь отовсюду, значит, мне с ними по пути. И они мне по душе, хоть они и не без своеобразностей - А у вас какие планы, мистер... - разведчик в некотором изумлении приподнял правую бровь, Виктория замялась - Джон? - Я должен найти того паренька. Не в моих правилах бросать людей, за которых я в ответе. - Похвальное и, наверное, правильное решение. Но... - Джон нахмурился и поймал себя на сильнейшем желании ударить по тормозам и разом прояснить все недоговорки - Не забывайте о дочке. Что может быть важнее ответственности за неё. Только представьте, каково ей будет, если с вами что-то случится? - Ага! То есть, вы посмотрели сериал полностью? - Портер пытливо посмотрела на загрустившую соседку. - Только первый сезон и первые пять минут второго... - Вздохнула, Виктория - Дальше смотреть было не на кого... Вик ответила растерянному разведчику выразительным взглядом. Джон замолчал, напряженно размышляя и понемногу прибавляя газу, будто лихая гонка с препятствиями могла развеять тягостные мысли. Внезапно он заметил, как вдалеке из-за отрога поднимаются клубы пыли, взбитые какой-то машиной. - Смотри! - Виктория оглянулась назад и заметила, как далеко позади солнце несколько раз сверкнуло, отражаясь в лобовом стекле автоколонны петлявшей по горному серпантину. - Мда... - Джон горько усмехнулся - А я-то признаться хотел натянуть нос сценаристам... - Возможно, ещё не поздно - Вик указала на большую дыру в скале немного впереди, которая свысока смотрела на проезжавших мимо и в самый жаркий день дышала подземной прохладой - Я чувствую, это и есть та самая подходящая мне пещера. Рискнем? - Терять нам нечего, поэтому рискнем - Портер газанул и плавно взял правее. Армейский джип радостно взревел, приветствуя настоящее бездорожье и принялся бодро карабкаться по каменистому пригорку прямо ко входу в пещеру. Уверенность попаданки в том, что это та самая пещера, усилилась, когда они обнаружили перед входом просторную и ровную площадку, пространства которой как раз хватило для того, чтобы оснастить колеса джипа цепями для проезда по горным склонами и скальным выходам. Клубы пыли приближались с обеих сторон горной дороги, поэтому герои сочли за лучшее, не мешкая погрузиться в прохладный подгорный сумрак. Если смотреть от входа, то казалось, что устье пещеры теряется вдали, однако стоило джипу въехать в первый туннель, как они погрузились в беспроглядную тьму, которую не нарушал единый отблеск солнечного дня, стоявшего снаружи. Перед тем, как забраться в пещеру, они провели ревизию запасов - горючего было в достатке, нашлись сухие пайки для трех человек ("А Коллинсон оказался не таким уж сукиным сыном..." - отметил про себя Портер), еще была рация и приличный боезапас. Виктория почему-то особенно обрадовалась светошумовым гранатам, но с сомнением покосилась на ящик с пулеметными лентами и несколько автоматов с внушительным количеством запасных рожков. - Чем тебя не устроило огнестрельное оружие? - недоуменно уточнил бывший спецназовец. - Вдруг вспомнила один момент из недавнего блокбастера - деловито откликнулась путешественница, распихивая устрашающие гранаты по карманам раскладки - И думаю, а кто я такая, чтобы ни за что, ни про что устраивать геноцид? Ведь у этих созданий ничего эффективнее ятаганов и самострелов не будет. Я на собственной шкуре испытала, каково безоружной лежать под шквальным огнем. Поневоле начинаешь задумываться о справедливости... - Резонно, хотя и небесспорно... - как всегда, испытывая недоумение Портер приподнял правую бровь. Пещера все больше напоминала туннель с худо-бедно выровненными стенами и ухабистым, но вполне проезжим полом. Туннели разветвлялись, пересекались, сплетались друг с другом, но по счастью, основная галерея, которая вела их сквозь горы была достаточно широкой, чтобы сквозь неё мог протиснуться их боевой товарищ. Они с полчаса пробирались в темноте, освещаемой жидким скачущим светом фар. Пару раз из-под колес метнулись странного вида тени, оставившие за собой угасающее эхо пронзительных криков. - Это они? - коротко поинтересовался Портер. - Они самые - немного легкомысленно ответила опытная межфэндомная путешественница и протянула ему флягу - Чутье меня не обмануло, пещера оказалась та самая. - Малоприятные создания, что ни говори, и я бы не стал огульно отказываться от применения автоматов. - Если мы попали в правильное место и время, то беспорядочной пальбой да ещё с рикошетами мы можем положить отряд гномов. А кроме того, я думала, тебе претит бессмысленная бойня? - Сойдемся на том, что будем действовать по ситуации - примиряюще кивнул Портер. Он покосился на загрустившую женщину - Могу ли я задать тебе пару личных вопросов? Она молча кивнула. - Какова твоя цель? Почему ты так решительно двигаешься вперед? - Где-то в реальном мире меня ждет любимая дочка, которой одиноко без меня, и которая может решить, что мама бросила её и предала. А ведь это совсем не так! Поэтому, чем скорее я справлюсь со своими квестами здесь, тем скорее я смогу вернуться к ней. Портер в смятении схватился за рычаг скоростей и поменял передачу. Ведь с момента начала их общения его не оставляла мысль о собственной дочке, только что осиротевшей бунтарке Алекс. Ему показалось, что эта женщина, несмотря на странности, вполне смогла бы найти общий язык с его непростой девочкой. - Вы хотели спросить что-то ещё? - Вик дала знак снизить скорость, указывая на багровое зарево впереди - Боюсь, расспросы придется отложить... Они оказались на верхней галерее, продолжавшейся нависшим над огромным залом узким каменным карнизом в ширину джипа. Перед ними маячила горстка возбужденных орков, захваченных зрелищем расправы над гномами. - Эх, знать бы, объявился волшебник или нет? - негромко сказала Виктория. - Что изменится? - хладнокровно поинтересовался он. У Вик чуть глаза на лоб не полезли, едва не впервые она узнала об англичанине, проигнорировавшем собственное литературное наследство. - Вот вернешься домой и первым делом с Алекс восполнишь пробел! - подмигнув, прошептала Вик - Значит так, едва увидим вспышку света и услышим "бум", аккуратно жмем на газ, на клаксон, и выбираемся отсюда , "подбадривая" орков гранатами, и тем самым помогая гномам. - План неплох, но с двумя оговорками - не боишься ли ты высоты и доверяешь ли ты мне, ведь рулить по карнизу будет непросто? - Черррт... - только и ответствовала попаданка, которая действительно боялась высоты - Но тем не менее, я тебе доверяю. Орки в зале загомонили громче, видимо, в предвкушении пыток. Виктория наскоро перехлестнула ручки дамской сумочки на своем плече и предплечье соседа, тем самым подстраховав себя на случай головокружения. Портер завел мотор и на цыпочках принялся пробираться к выходу из туннеля. Едва джип выставил морду из грубо сработанной арки, героев, так же как и орков вокруг ослепила яркая вспышка. Последовавший "Бумммм" прояснил головы и развеял радужную пелену перед глазами. Джон распугал орчью компанию резкими звуками клаксона и, умудрившись ровно удержать руль, на одном дыхании миновал опасный участок. Виктория в это время сеяла шумное, яркое, осколочное, окончательно сбивая с панталыку орков и давая гномам возможность бежать из плена. По счастью, ни пулемет, ни автоматы им не понадобились. Вконец дезориентированные гоблины опрометью разлетались из-под колес, а получив порцию светошумового арсенала Виктории, надолго забывали, кто они и зачем здесь собрались. Вскоре Джон и Виктория оторвались от погони. Раз-другой в узких ответвлениях от основной галереи они заметили дневной свет. Джон притормозил на очередном перекрестке: - Что дальше? - спросил он, немного взбудораженный рискованной гонкой, предчувствуя скорое расставание. - Дальше... - Виктория аккуратно сняла ручку своей сумочки с дрожащей от напряжения руки разведчика - Дальше нам придется пойти каждому своей дорогой, но мне думается, что мы не забудем ни нашей встречи, ни сказанных друг другу слов, ни этой сумасшедшей гонки... - Вик... - Портер смущенно прокашлялся - Я бы хотел... чтобы ты... Ну... может быть...Вот кстати, зачем тебе нужен этот цветок? Если я верно помню классику, он способен вызывать любовь. В который раз за этот длинный день Джон Портер умудрился удивить измученную Викторию. Значит "Хоббита" оне не читали, а вот "Сон в летнюю ночь" - пожалуйста! - Это подарок! Я тоже люблю английскую классическую литературу, поэтому успела побывать в окрестностях Афин в ту самую летнюю ночь - вдумчиво проговорила Виктория - Но как он может мне пригодиться да и сможет ли, я пока не знаю. Что-то мне подсказывает, что я не захочу искать колдовской любви. - - А не колдовской, и может быть поначалу не любви даже? - Джон даже в такой трогательный момент не мог покривить душой. Виктория вгляделась в заляпанное пыльными разводами лицо мужчины, в его лучистые глаза, мельком скользнула взглядом по его удивительным статям, которые столько раз восхищали её во время просмотра сериала. И вдруг на неё снизошло озарение: - Я всегда восхищалась твоим героем, точнее тобой, когда смотрела этот сериал, но сейчас я поняла, что в этой истории тебе, как и мне в моей надо прекращать бежать от одного препятствия к другому, а надо просто начать жить. Вот поэтому при всем моем восхищении, я отпускаю тебя, и от всей души желаю, чтобы, покинув эти подземелья, ты вернулся бы к жизни, а не попал в первые пять минут второго сезона этого дурацкого сериала. Помни про дочку! - Мне очень жаль, Виктория, что мы все же расстаемся, но я очень рад, что мы все же встретились и разговорились - со старомодной любезностью он поднес к губам её сухую, покрытую грязью руку. Вик очень тепло попрощалась со спутником и нырнула в первое же ответвление, которое вывело её на восточный склон Мглистых гор. Потер же в который раз нажал на газ и через несколько минут выскочил на горную дорогу. Вместо ослепительного солнца ему в лицо плеснул напитанный соленой влагой прохладный бриз. Вместо белой въедливой пыли глаза с наслаждением отдыхали на изумрудной зелени, оторочившей дорогу. Перед ним раскинулась череда уходящих в море прибрежных холмов, поросших папоротником и вереском. Этот пейзаж нельзя было спутать ни с чем... - Хайленд... - пробормотал Джон, с наслаждением вдыхая воздух практически родного края - Благодарю тебя, моя дорогая... Он взял южнее и в первой же книжной лавке, попавшейся на пути он купил томик Толкина.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список