Иванова Вероника Евгеньевна: другие произведения.

На полпути к себе (4-5/10)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.12*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончание первой части второго тома


   Какая-то сволочь (и я даже знаю, какая: долговязая, с длиннющей косой и жуткой смесью манер, составленной из "крутого парня" и "маленького ребёнка") вечером не задвинула занавеску на окне, в результате чего солнце, неуверенно взбирающееся на небо - в самом деле, а зачем это делать? Может быть, лучше разок передохнуть... - так вот, солнце заставляло небо светлеть. Вы умеете спать, когда светло? Если да - искренне завидую, потому что я сим талантом не наделён, и постепенно бледнеющая серая дымка за окном заставила меня проснуться.
   Можно было попробовать встать и вернуть занавеску на положенное ей место, но что-то не хотелось. Знаете, иногда возникает такая странная лень: трясёшься над каждой крупицей сил, словно через некоторое время тебе придётся долго и нудно работать, и вот уж тогда эти самые силы понадобятся! Все до одной.
   Я ни о чём не думал - созерцал узоры, которые природа сплела, созидая дерево, в конце концов, распиленное на потолочные доски. Мало есть вещей, столь же прекрасных, как слои древесины, изгибающиеся, сталкивающиеся, обнимающие друг друга... Приятные глазу, чуть приглушённые краски. Тепло уюта и душевного покоя. Тепло вековой мудрости. Тепло понимания и примирения со своей судьбой. Скажете, спорно? Отнюдь. Если бы дерево не было согласно принять вмешательство человеческих рук, оно не сохраняло бы в себе столько доброты...
   Размеренно текущие по медово-тёмной поверхности линии помогали мироощущению приобрести прозрачность и чёткость. Наверное, именно поэтому я и почувствовал эти всплески...
   Нет, даже не всплески - колебания Пространства. Будто кто-то плывёт, размеренно и энергично раздвигая толщу несуществующей воды... Кто-то или что-то. Целеустремлённое, а значит - опасное.
   Эй, милая, ты не спишь?
   "Я никогда не сплю..." Скучно отвечает Мантия.
   Мне почудилось...
   "Главное, чтобы сам не чудил..." Парирует она.
   Да не об этом речь! Что-то приближается... Что?
   "Ты прогрессируешь не по дням, а по часам..." Интересно, это похвала или упрёк? Не понимаю.
   Будешь отвечать?
   "Вообще-то, ты и сам мог ответить на этот вопрос, если..." Мантия вдруг растерянно замолкает.
   И?
   "Забыла: ты же не штудировал магию крови..."
   Конечно, не штудировал! Почему-то мои учителя тщательно обходили этот предмет стороной в своих наставлениях...
   "Придётся пояснить..." Вздыхает, как учитель, повторяющий один и тот же урок в сотый раз.
   Уж поясни, пожалуйста!
   "Это graah... Гончая Крови..."
   "Гончая"? Мне не нравится это название...
   "Это не название, а суть..." Поправляет она.
   Тем более! Так что же представляет собой сие создание?
   "Это не Создание, а недоделанная Сущность..."
   Конкретнее!
   "Её пускают по Следу..."
   С целью?
   "Найти и захватить или уничтожить преследуемый объект..."
   Мне что, по капле из тебя сведения выдавливать? Кого она гонит?
   "Угадай с трёх раз..." Обижается.
   Кого... Из всех нас интерес представляет, пожалуй, только... Неужели - Кё?
   "Правильно..."
   Эта "гончая"... должна захватить или уничтожить?
   "Пока не приблизится на достаточное для анализа расстояние, не узнаешь..."
   Успокоила! Что я могу сделать?
   "А почему ты вообще должен что-то делать?..." Искренне недоумевает.
   Почему?! Потому что... В конце концов, я ответственен за жизнь и здоровье эльфки. По крайней мере, пока она не разродится...
   "Плюнь и разотри..." Грубо усмехается.
   М-да?
   "Ты ей в "творцы" не навязывался, насколько я помню... И доходчиво объяснил, что всё произошло по чистой случайности... Кроме того, ты разорвал "подчинение" - за такой щедрый дар ей вовеки не расплатиться..."
   Ты права.
   "Но?.." Она слышит в моём ответе сомнение.
   Я не хочу пренебрегать её доверием.
   "Это не доверие, дурачок!... Она склоняется перед твоим..." Испуганно осекается.
   Перед чем?
   "Неважно... Зачем тебе вступать в схватку с graah?..."
   А если...
   В голову приходит парадоксальный, но совершенно правильный ответ.
   Если я хочу использовать ситуацию для совершенствования своих навыков? Тогда как запоёшь?
   "Наглец..." Удовлетворённо улыбается.
   Итак?
   "Не могу отказать в столь благородном и заслуживающем всяческого поощрения желании... Хотя ты, конечно, хитришь..."
   Вовсе нет.
   "Хитришь... Не любишь ты учиться - это я хорошо знаю..."
   Не люблю. Но приходится. Хорошо, что не слишком часто... И вообще: ты заметила, что мне всё легче удаётся применять свои знания на практике?
   "Заметила... Только в этом нет ничего удивительного: щедрее прочих оплачиваются именно бескорыстные жертвы..."
   Ты о чём?
   "Потом, на досуге, подумаешь и поймёшь... Сейчас времени нет..."
   Вот именно!
   "Слушай внимательно... "Гончая" не имеет материального воплощения: она - чистый Поток и поэтому её можно обнаружить только на Изнанке..."
   Это нетрудно!
   "Угу... Если учесть то, как неудачно ты совершил первое погружение..."
   Но на этот раз ты мне поможешь?
   Клянчу. Беззастенчиво клянчу.
   Поможешь?
   "Помогу..." Сдаётся Мантия.
   Отлично! С этого и начнём?
   "Как пожелаешь..."
   И она приступает к созданию Стражей, позволяя мне подробно познакомиться с сим завораживающим процессом...
   В принципе, я бы назвал эти псевдо-Сущности "слепками"[1], поскольку они являлись достаточно точными копиями основных внешних слоёв сознания. Признаться, зрелище немного пугающее: когда вы видите возникновение своего двойника, появляется некоторая тревожная настороженность... Как Мантия оперировала хрупкой материей чувств, мыслей и образов? Не знаю. Можно почитать соответствующую литературу и расспросить практиков, но... Я сам никогда не смогу это сделать - так зачем же тратить время на усвоение лишних знаний, если не успеваешь разобраться с насущными вещами?...
   Погружение происходило медленно и плавно, предоставляя возможность наблюдать мельчайшие изменения мира за пределами собственного сознания. Сначала краски начинают выцветать... Нет, не так: цвета становятся прозрачными. Картина мироздания тает, как лёд, но когда последние оттенки уже готовы исчезнуть, я словно проваливаюсь на следующий этаж - и сущее снова расцвечивается сочными тонами. Другими, но не менее красивыми, чем те, что доступны обычному глазу...
   Второй Уровень - это уровень наведённой магии, уровень внешних магических полей - мне сюда не нужно, и Мантия заботливо толкает меня в глубину...
   Третий Уровень - уровень Кружев. Уже привычный и хорошо изученный. Дальше!
   А-а-а-ах! А вот и Изнанка!
   Пряди и Искры. Изначальное и глубинное. Она совсем не изменилась со времени моего первого посещения, но теперь я чувствую слабые колебания, заставляющие Пряди Пространства волноваться, словно листву под порывами ветра.
   "Гончая" скоро будет здесь..."
   Но мне же нужно подготовиться... А кстати, каким образом? Как вообще она действует?
   "Graah состоит из примитивных уз крови... Узы помогают ей найти объект и взаимодействовать с ним..."
   Хм, очень опасно звучит.
   "Так уж обстоят дела..." Вздыхает, а мне опять приходится напрягаться, чтобы слышать ответы.
   Скажи-ка... А что случится, если "гончая" обнаружит два одинаковых объекта?
   "Я даже не хочу понимать, куда потекли твои мысли!..." Настораживается.
   И всё же?
   "Она захватит первый по порядку следования..."
   И?
   "Выполнит своё предназначение..."
   То есть, второй объект будет в безопасности?
   "Да... Но даже не думай!..."
   Почему бы и нет?
   "У тебя слишком мало сил..."
   Я знаю.
   "Это слишком трудоёмкое занятие..."
   Но - возможное для меня?
   "Оперирование чистыми энергиями тебе доступно..." Нехотя признаёт Мантия.
   Подскажешь, если что?
   "Ничего другого не остаётся... Но помни: ты делаешь слишком большое одолжение!..."
   Мне любопытно попробовать!
   "Тебе придётся кое-что и отдать..." Осторожное напоминание.
   Отдать то, что вполне по силам?
   "Может быть... А может быть, и не по силам..." Сомневается.
   Будем верить в лучшее!
   Непонятный и ранее неизведанный азарт захватил меня целиком и полностью. Я намеревался вмешаться в Изнанку, и тихо млел от собственной наглости. Если у меня получится...
   Спросите: почему бы просто не развеять "гончую" по ветру? Слишком опрометчивый поступок. Если тот, кто её послал, узнает, что труды пропали втуне, он убедится сразу в нескольких вещах. Во-первых, в том, что эльфка жива. А поскольку лица, сопровождавшие её, не выходят на связь для отчёта, возникает вопрос: кто помог преступнице?... Во-вторых, узнать, что рядом с эльфкой находится некто, способный справиться с graah - это, я вам скажу, то ещё открытие! Гораздо лучше, когда недруги не имеют представления о твоих истинных возможностях. Больше шансов их удивить. Удивлённый враг - враг, стоящий на шатком мостке, и достаточно лёгкого пинка, чтобы... Однако, пора работать.
   Я подхватил пальцами ближайшие ко мне свободные Пряди, осторожно перебирая их. Как струны, из которых собираюсь извлечь мелодию... Жаль, что игра на музыкальных инструментах никогда мне не давалась! Жаль... Зато лепка и живопись входили в число моих занятий ввиду благотворного влияния на крепость и проворство рук. Сейчас и слепим... Из того, что есть, то, чего нет... То есть, то, чего только что не было!
  
   ***
  
   Вы умеете делать соломенных кукол? Я тоже не умею, но видел, как работают мастера. Пучок соломы складывается пополам и перетягивается верёвочками. Одна перетяжка - шея. Потом пучок раскладывается на три части: две потоньше - руки, одна толстая - тело, которое, в свою очередь, даёт начало ногам... Очень просто. Я поступил примерно также, только ничего не складывал и не перетягивал, потому что Пряди очень легко принимали предписываемую форму...
   Несколько косичек, приблизительно похожих на паутинку, представляющую на Изнанке физическое тело Кё, получились слегка неровными, но покорно подчинились моим пальцам, застывая пока ещё бездушным каркасом. Пришлось даже встать, дабы соблюсти пропорции скелета...
   Что ж, заготовка создана. Но для того, чтобы привлечь "гончую", необходимо наполнить сгусток Пространства жизнью. Или её подобием... Хотя ни один здравомыслящий маг никогда не делал ТАКИЕ подобия...
   Где мне найти Искры?
   "В самом себе..."
   В самом себе?
   Устало хмурюсь, проводя взглядом по собственным рукам. Да, даже здесь я не могу видеть, из чего состою! Издержки искусства, как говорится... Или - гримасы проклятия, возведшего непреодолимую преграду между мной и всем остальным миром. Разницы - никакой. Значит, придётся закрыть глаза. Совсем. И работать только по ощущениям.
   Из чего состоит странное тело, которое я имею несчастье занимать? Кости, мышцы, сухожилия и что-то ещё в этом же роде, но всё перечисленное - вещи, неохотно и трудно принимающие вмешательство извне. А ведь есть нечто более пластичное... Кровь, конечно же. Вот от крови и будем танцевать...
   Как она течёт? Не откуда и куда, но - как? Плавно. Уверенно. Величаво. Бесстрастно. Не принимая в расчёт чужие суждения и не подчиняясь приказам. Просто - течёт. Как текут реки. Но реку можно повернуть вспять, а моя кровь не позволит свершиться такому надругательству - она слишком своевольна...
   Если не можешь заставить, нужно - что? Правильно! Попросить. Смиренно и искренне. Иногда даже необходимо предложить ответную услугу... Вот только что я могу предложить своей крови?...
   Не спрашиваю, но ответ приходит. Странный ответ: словно кто-то старательно и размашисто выводит буквы прямо внутри меня...
   ...Ты можешь обещать не разбрасываться мной...
   Ты... слышишь?!
   ...Конечно... Я всегда рядом... Я - часть тебя...
   Ты знаешь, в чём заключается моя просьба?
   ...Да...
   Ты можешь её выполнить?
   ...Могу... Если это необходимо...
   Мне нужны Искры, чтобы сформировать Изнанку Кружева. Даже двух Кружев.
   ...Это будет больно...
   Догадываюсь.
   ...Если ты решился...
   Действуй!
   И было больно. В самом деле. Очень больно. Больше всего формирование Искр походило на извержение. Только извергалась не вулканическая лава, а кровь. Из моего тела. Десятками капелек и - сразу. Она просачивалась сквозь крохотные поры кожи, и расставание тела с каждой каплей заставляло пожалеть о принятом решении. Я жалел. Но останавливаться - поздно...
   Когда необходимое количество прозрачных, как осколки льда, безликих Искр повисло рядом со мной, мучения прекратились.
   Странно, на вид - совсем немного, но почему я так ослабел?
   "Потому что не надо делать глупости..." Укоряет Мантия.
   Сколько у меня ещё времени?
   "Несколько минут... Разве сам не чувствуешь?..."
   Мне некогда обращать внимание на этот сквозняк! Надо успеть...
   Искры мягко мерцают, маня сознание... Какие же мне нужны? Бирюзовые. Синие. Густо-алые. И как же добиться изменения цвета? Изменить Сущность.
   Проще всего с красным: достаточно представить потерянную мной кровь, чтобы огоньки помутнели и налились соком, как спелые ягодинки. Нет, чуть-чуть светлее... Вот так - совсем хорошо!
   Бирюза... Бескрайняя гладь моря, в которой отражается тяжёлое небо. Когда-то - всего несколько раз - я обнимал неспешно крадущиеся к берегу волны, и это воспоминание ничуть не потускнело: нужно только смахнуть с него пыль...
   Синь... Что бы вспомнить на эту тему? Глаза? Точно! Ох, не хотелось бы тебя трогать, сестрёнка, но придётся... Только твои огромные, наполненные магией глаза способны помочь мне вдохнуть сапфировый огонь в бесцветные бусинки...
   Получилось! Трудно, больно, мерзко, но... Получилось!
   Осталось совсем немного - украсить сплетённые косы россыпью разноцветных Искр. Как там выглядело Кружево эльфки и её ребёнка?..
   Когда последний огонёк занял своё место в Прядях, я перевёл дух. Да, именно такую картинку мне посчастливилось наблюдать в предыдущий раз. Надеюсь, моё "творение" обманет "гончую"... Кстати, а где она?
   "На подходе..."
   Поставь Щит рядом с Кё. На всякий случай...
   "Уже..."
   Наконец-то я вижу причину своей неблагодарной и утомительной работы.
   Между Прядями, неловко изгибаясь, пробирается... нечто. Кособокое, мутно-грязное и неуклюжее.
   И эта несуразица - "гончая"?!
   "Согласна: маг, сотворивший её, не слишком искусен..." Посмеивается Мантия.
   Да эту, с позволения сказать, недоделку даже следовало бы развоплотить! Почему ты сразу не сказала, что...
   "Тогда ты не стал бы совершенствоваться в управлении энергиями..." Скалится.
   Ах, ты!...
   Слов нет. Посему снова уделяю пристальное внимание чужаку, ступившему в Периметр, за который я назначил себя ответственным.
   Наверное, чародей исподволь желал получить что-то, похожее на материальный аналог. То есть - собаку. А вышло... Уродство. Во-первых, лап было не четыре, а всего две - одна передняя и одна задняя, что заставляло "гончую" перемещаться умилительно нелепыми прыжками. Во-вторых, вместо головы была... пасть. Прямо из шеи (только не заставляйте меня описывать, на что походило тело - не могу, стошнит!) торчали зубья. Именно зубья, а не зубы! И они беззвучно клацали в бесполезных попытках поживиться Прядями. Жалкое создание...
   Впрочем, чувство жалости у вашего покорного слуги исчезло в мгновение ока, когда "гончая" увидела цель и прыгнула. То, что творилось дальше, можно описать примерно так: непотребство. Преследователь грубо и жестоко рвал на части то, чего недавно касались мои руки. Омерзительное зрелище: обрывки Прядей, брызнувшие в стороны Искры и бурый призрак, алчно вгрызающийся в уцелевшие фрагменты созданного мной подобия...
   Но я старательно загоняю тошноту и гадливость обратно, потому что мне необходимо изучить стиль того, кто пустил по Следу эльфки сие чудовище. М-м-м-м... Та-а-а-ак... Любопытно... Примитивно... Никакого полёта фантазии... Очень характерный почерк... Пожалуй, я всё понял.
   Тем временем "гончая" разодрала последние клочки "куклы" и довольно облизнулась. Б-р-р-р-р-р! Кыш отсюда, псина! Словно уловив моё презрение, чудовище развернулось и, грузно покачиваясь, последовало туда, откуда пришло.
   Гадость какая...
   Гадость. Но слепая жестокость, к счастью, не смогла нанести вред Изнанке: клочья Прядей текучими струями притягивались друг к другу, восстанавливая прорехи, а Искры таяли, вливая свои Сущности в единый океан мироздания.
   "Пора возвращаться..."
   Я готов.
   Краски ринулись в обратный полёт, но перед тем, как Изнанка кивнула мне на прощанье, длинная тень снова взмахнула хвостом...
  
   ***
  
   Я совсем забыл, что стою: как только сознание вернулось, оказалось, что тело хоть и допускает контроль над собой, но, к сожалению, не располагает силами, способными исполнять приказы сознания. Проще говоря, я начал падать. Но не упал. То есть, упал, но вовсе не на пол или на постель. Я упал в чьи-то сильные объятия. Жёсткие, прохладные, настойчивые, надёжные. И первый вдох, сделанный мной после возвращения с Изнанки, произошёл совсем не так, как можно было бы предположить...
   Я вдохнул чужое дыхание.
   Уверенно-властные губы накрыли мой рот, принуждая дышать в чуждом, но вовсе не противном природе ритме. А ещё спустя мгновение я понял, что не просто дышу.
   В меня текла Сила. Не чистая Сила Источников, а Сила, высвобожденная из плена заклятий, высвобожденная не до конца - я даже могу проследить некоторые фрагменты, и то, что чувствую... О, это заставляет меня задуматься.
   Очень знакомая волшба. Я имел удовольствие расплетать её дальних родственниц. Когда одного учителя привёл в негодность, а другого взамен не получил. Когда моим образованием в сфере магии занялась Магрит.
   Правда, то, что вливалось в меня сейчас, было старым. Даже - древним. Оно возникло задолго до моего рождения. Возможно, даже Майрон не видел сотворения этой волшбы. А вот сестра... Она вполне могла присутствовать. Мой отец и моя мать - вне всяких сомнений...
   Боги, как же хорошо! Кажется, что я знаю каждую цепочку, каждый завиток, каждую ниточку заклинания. Знаю наизусть. Не нужно напрягаться и думать, с какой стороны подойти к чарам - я просто поглощаю их, не замечая, как клетка волшбы тает, выпуская на свободу пленённую некогда Силу... Пью и никак не хочу напиться.
   Тот, кто держит меня в своих руках, не заботится об удобстве, но острые углы тела, прижатого к моему, кажутся мягче и желанней любой пуховой перины...
   Сила прорастает во мне стальными иглами, и каждый укол заставляет блаженно вздрагивать. ТАКУЮ боль я готов испытывать вечно!
   Наслаждение, тонкое и изысканное, как вкус выдержанного вина. Смакую щедро рушащиеся потоки. Придирчиво оцениваю самые трудноразличимые оттенки... Несомненно, работа Созидающих. Несомненно. Следовательно: я имею дело с предметом. Каким? Об этом рано говорить... Построения в целом изящные, но очень и очень строгие, не похожие на прямолинейную мощь Фонтана... Постойте-ка! А это что? Кончик языка ловит крохотный фрагмент чар, чудом избежавший разрушительного влияния моей Сущности... Впрочем, ошибка мигом исправляется, и я глотаю уже полностью очищенную от следов заклятий Силу. Глотаю, но Знание... остаётся. В этом предмете участвовали Дарующие. Ничего себе! Я держу в руках... Точнее: меня держит в руках настоящее чудо! Предмет, наделённый душой. Нет, неверно: душа, воплощённая в предмете. Любопытно... Это, скорее всего, артефакт, но весьма своеобразный. Наверное, в чём-то своевольный. Своенравный. Капризный. Кажется, я знаю, кто ты...
   Опьяняющая сладость Силы становится настолько приторной, что в ней начинает проступать горечь. Что-то не так... Что-то неправильно... Почему мне кажется: с каждым глотком я краду у моего спасителя минуту... час... день... год?! Довольно!
   Вуаль опускается со скрежетом, как забрало помятого шлема. Губы, отпустившие меня, удивлённо шепчут:
   - Почему? Тебе нужно ещё...
   - Хватит, - твёрдо и непреклонно заявляю, снизу вверх глядя на растерянное лицо Мин.
   - Не упрямься... - она вновь наклоняется, но я отворачиваюсь. - Учти: сейчас с тобой справиться - легче лёгкого! Лучше веди себя, как послушный мальчик...
   - Зачем ты это сделала, g'haya? - продолжаю смотреть в сторону, хотя безумно хочу видеть её глаза.
   - Ты разбудил меня, - вот и весь ответ.
   - Только поэтому?
   - Это больше, чем я смела просить, - признаётся Мин, и я всё же отпускаю свой взгляд на встречу со взглядом воительницы.
   Никогда, ни в чьих глазах мне не доводилось заметить такой нежности. Неумелой. Неуклюжей. По-детски нелепой и старательной. Забавной. Но самое главное - эта нежность была предназначена только одному существу на свете. Вашему покорному слуге. За что, милая?
   - Меня ты не просила... - смущённо лепечу, не в силах оторваться от созерцания чуда, мягко мерцающего в сером взгляде.
   - Я просила многих, но ответил ТЫ, - она улыбается уголками губ, потому что ей совсем не смешно. Мин предельно серьёзна.
   - Ответил? - непонятно, на что и кому я ответил. А впрочем...
   - Неважно! - воительница небрежным кивком отгоняет ненужный вопрос.
   - Но... Как ты оказалась в моей комнате? - наконец-то вспоминаю о деталях, требующих пояснения.
   - Я почувствовала, как ты забрёл за Пределы, и решила посмотреть, что ты задумал. Признаться, не считала тебя способным на Договор и не сразу сообразила, что происходит. А когда догадалась... Поняла, что тебя нужно встретить.
   Вот так. Просто и ясно. Откуда у неё способность разбираться в том, что мне, например, пока представляется туманным, несмотря на внушительную теоретическую подготовку?... Впрочем, знаю, откуда. Если её тело сотворили Созидающие, а Дарующие наделили мёртвый каркас тем, что нельзя потрогать и увидеть... О да, Мин - сложнейшая сеть чар, сплетённая знаниями и умениями, древними, как мир: нося в себе такую мощь, невозможно не стать её осмысленной частью...
   И всё же, кто она? И - что она? В какой хладный комок материи была перемещена душа, лишённая прежнего пристанища? Я очень хочу спросить. Очень. Но - никогда не спрошу. Никогда. Потому что драгоценность Знания меркнет перед волшебной простотой чувства в глазах женщины, сжимающей меня в объятиях. Мне всё равно, кто ты! Слышите, боги? Мне - всё равно! Я хочу вечно быть рядом с той, которая, не задумываясь, отдала годы своей жизни ради того, чтобы несчастному уродцу стало чуточку легче!... И я клянусь больше не брать у неё ни минуты!...
   - Мне нужно переговорить с Кё. Как можно быстрее, - говорю одно, а думаю совсем о другом.
   Умеет ли Мин целоваться? И как получить ответ на этот, самый важный для меня последние несколько мгновений вопрос?
   - Хорошо, - согласно кивает она. - Ты сможешь идти сам?
   Идти? Да я готов взлететь! Только ноги почему-то подворачиваются... Видя мою неуверенность, Мин усмехается:
   - Мой рыцарь не при оружии... Ладно, поменяемся ролями.
   И она... Поднимает меня вверх.
   Вас когда-нибудь носили на руках? Непередаваемое ощущение: освобождённый от оков земли, плавно парящий в качелях сильных рук... И наши лица оказываются на одной высоте. Совсем рядом...
   Три вдоха спорю с самим собой. Жёстко спорю. Привожу убийственные аргументы. Ничего не могу предъявить в своё оправдание. Но полураскрытый бутон губ манит, и я не могу противиться...
   ...Кажется, мы целовались и спускаясь по лестнице, и входя в комнату Кё.
   Эльфка не спала и, увидев странную во всех отношениях парочку, ехидно заметила:
   - Обычно мужчины носят женщин на руках, но вы только что переписали законы природы заново...
   С сожалением оставив губы Мин в покое, возражаю:
   - У меня есть оправдание: слабое здоровье!
   А воительница подхватывает:
   - Мне вовсе не тяжело...
   - Я вижу, - Кё почти давится смехом. - Могу поспорить: сейчас ты вообще его веса не чувствуешь...
   И вот тут Мин покраснела. Как самая обычная девушка. Покраснела и поспешила опустить меня на пол. Собравшись с силами, я сделал несколько шагов и плюхнулся на наскоро прибранную постель. Эльфка присела рядом.
   - Чему обязана столь ранним визитом?
   - Почему ты не спала? - бросаюсь с места в карьер.
   Кё хмурится:
   - Меня что-то разбудило... Неясная тревога, исчезнувшая только совсем недавно. Не могу сказать точно, но мне показалось: кто-то хочет дотянуться...
   - За тобой шла graah, - объяснил я, и тут же пожалел о легкомысленной прямоте: эльфка побледнела так сильно, словно в любую минуту готова была потерять сознание.
   - И... где она? - тихий-тихий вопрос. Даже не вопрос, а вздох.
   - Вернулась к хозяину.
   - Как?!
   - Съела подсунутую приманку и ушла, - пожимаю плечами.
   - Приманку? - в бирюзовом взгляде проступает понимание, граничащее с потрясением.
   - Я немного пошалил... Только Кэлу об этом незачем знать, - спешу предупредить. На всякий случай. - В общем, "гончую" удалось обмануть.
   - Но...
   - Все вопросы - потом! Кто-то очень хочет твоей смерти, Кё, и, боюсь, не успокоится, даже когда псина отрапортует о достигнутом. Бесследно исчезли пятеро твоих конвоиров - это не может не вызвать вопросы! Уже вызвало: иначе не было бы "гончей"! Псарь знает, где ты находилась, и вскоре здесь появятся другие ищейки. Вряд ли они будут спешить, ведь формально ты - мертва, но это не значит, что мы должны медлить. Нужно убираться, как можно дальше отсюда. Возвращайся домой, милая!
   - Домой? Но они могут перехватить...
   - "Они", зная, как испорчены твои отношения с родными - испорчены, я прав? - так вот, "они" даже не подумают, что ты решишь вернуться. И первой же оказией...
   - Сегодня, - кивает эльфка.
   - Что - сегодня? - не понимаю сразу.
   - За доктором должна прибыть карета. Думаю, он не откажет, если мы попросим...
   - Удачная мысль! - киваю в ответ. - Ни тебе, ни Кэлу не следует трястись верхом. Так и поступим!
   - Тебе тоже будет удобнее в карете, - улыбается Кё, и я растерянно встряхиваю головой:
   - А при чём тут...
   - Ты поедешь с нами! И доктору легче, и... Мне спокойнее. Во всех смыслах.
   - Я вовсе не собирался... - пытаюсь отвертеться, но эльфку горячо поддерживает Мин:
   - Тебе нужен уход и забота, пока не поправишь силы, и мы этим займёмся!
   - К тому же, тебя стоило бы взять только на случай таких неожиданностей, как graah, - подмигивает Кё.
   - Ну знаете, девочки... - я в замешательстве. Но - невероятно приятном.
   - Знаем! - хором отвечают заговорщицы...
  
   ***
  
   Под плавное покачивание кареты так хорошо спать! Или - хорошо притворяться, что спишь. Я занимался как раз вторым. Смежив веки, обдумывая своё положение и дальнейшие действия, изредка переговариваясь с Мантией...
   Доктор, разумеется, был счастлив ссудить эльфов средством передвижения. Возница - взрослый молчаливый мужчина - не выказал вслух ни протеста, ни одобрения, но по гордому огоньку, время от времени навещавшему блёклый взгляд, было понятно: он польщён оказанной честью. В результате, там, где должен был располагаться один дядя Гиззи, уместились четверо. И уместились с достаточным комфортом, потому что, в отличие от доктора, мы были обременены только съестными припасами, некоторым количеством тёплой одежды и толикой лекарственных снадобий, а не мешками сушёной травы...
   Все были довольны. Все. Кроме вашего покорного слуги. Когда я понял, что почти всё время вынужденного путешествия мне придётся не расставаться с Вуалью, мой энтузиазм резко поубавился. Судите сами: без Вуали мне нельзя находиться рядом ни с кем из них (возницу я не считаю, потому что не испытывал ни малейшего желания мёрзнуть на козлах). С Кэлом нельзя, потому что он и так должен судорожно восстанавливать разорванные связи, а заодно - залечивать рану. С Кё нельзя, потому что она в данный момент весьма ослаблена и, кроме своего собственного благополучия, вынуждена уделять внимание ребёнку. С Мин... С Мин нельзя, потому что я не могу красть её время. Пусть воительнице отпущено больше дней, чем мне - всё равно! Отнимать жизнь по щепотке... Одна женщина уже умерла в ходе такой процедуры, хватит! Если я могу принять меры, я их приму, чего бы мне это ни стоило!...
   А вообще, есть, чем гордиться. Правда, есть. Я кое-чему научился. Точнее, наконец-то, смог применить на практике часть полученных некогда знаний. Кто бы мог подумать, что меня учили нужным вещам? Кто угодно... Только не я сам. Ни за что и никогда. Как вспомню ворох запутанных истин и излишне подробных сведений, вываленных на мою бедную голову... Неужели весь этот хлам начал раскладываться по полочкам? Не верится. Но факты говорят об обратном. Постоянная (хоть и нежеланная) практика дала свои результаты: перестав (в силу элементарного привыкания) затрачивать чрезмерные усилия на простейшие действия, я смог уделить внимание новому уровню вмешательства в структуру мироздания. И это пугало. Пугало, потому что... Туман, скрывающий возможные достижения, становится всё прозрачнее, а в некоторых местах уже растаял совсем. Да, мне нужно учиться. Того, что я знаю, достаточно для нырка, но чтобы куда-то двигаться сквозь толщу событий, необходимо... Как это ни парадоксально звучит, необходимо именно ДВИГАТЬСЯ. Куда? Как? С каким напором? Напролом или осторожными шажками? Всегда есть риск не справиться с неожиданно доступной силой. Да и сила ли это? Теперь есть повод усомниться...
   Но на Изнанке... На Изнанке я почувствовал себя почти... полноценным. Я смог творить. Боюсь, вам не понять всего восторга этого божественного акта. Восторга, который приходит потом - спустя очень продолжительное время после завершения трудной и неблагодарной работы. Восторга, смешанного с болью потери. Нет, даже не так: с болью прощания, потому что держаться за результаты своего труда - эгоистично и неправильно. Высшее наслаждение - творить для других. Видеть радость в чужих глазах - пусть, адресованную не лично тебе, а тому, что ты сделал, но всё же... Слышать восхищённые возгласы... Самое главное - вовремя остановиться и отпустить то, что сотворил. Если не отпускать, не сможешь покорить новую вершину, потому что груз прежних достижений будет висеть на твоих ногах тяжёлыми цепями... Не верите? Я не заставляю вас принять мою точку зрения. Некоторые вещи вы должны понять самостоятельно, иначе... Иначе никакие мудрые советы вам не помогут.
   Худо-бедно, но, кажется, мне удалось нащупать тропинку через Топь Обретений. Куда меня выведет? Хм. Не знаю. Но стоять на месте или, того хуже, идти назад... Не получается. Словно Путь вдруг наклонился, увлекая меня под горку... Хотя, где вы такое видели: спускаться вниз, уставая так, словно карабкаешься вверх? Непонятно, но, пожалуй, не стоит воровато заглядывать туда, где меня спустя некоторое время вполне могут принять с распростёртыми объятиями. Не к спеху. Я поднялся на очередную Ступень и, чтобы уверенно шагать дальше, нужно тщательно изучить плиту под своими ногами. А чтобы изучать, непременно нужны двое. Догадались? Конечно, учитель и ученик. Ученик - в наличии. Что же касается учителя...
   Дорогуша, ты подозрительно молчалива последние дни!
   "Пока ты не делаешь глупостей, мне можно дышать свободно..." Горделиво сообщает Мантия.
   Глупостей... Я же не нарочно!
   "Это и подкупает..."
   Ты у нас всё знаешь, верно?
   "Всё - не всё, но... А что тебе надо?..." Слегка настораживается.
   Скажи, почему у меня получилось?
   "Что?"
   Подобие.
   "Спешу разочаровать: это было вовсе не подобие..."
   А что же?
   "Всего лишь заготовка, существующая только на Изнанке..."
   Да-а-а-а-а? Жаль. А я-то думал...
   "Думал, что способен-таки плести чары?... Хе-хе..."
   Но почему - нет? Ведь получилось же...
   "Ты можешь управлять своей кровью... отчасти... Но только там, где кровь течёт повсюду, и только тогда, когда получаешь её согласие..."
   Обидно!
   "Неужели?..." Подначивает.
   Обидно сознавать, что сам по себе ни на что не способен.
   "О, ещё как способен!..." Рот - до ушей. Ну, если бы у неё был рот...
   И на что же?
   "Ты рождён для того, чтобы разрушать - это у тебя получается просто замечательно!..."
   Но я не хочу разрушать. Я хочу создавать!
   "Вон как заговорил..." Вздыхает. С искренним сожалением.
   Это... совсем невозможно?
   "Совсем..."
   Но на Изнанке... Я же смог...
   "Во-первых, какой ценой?... А во-вторых... Не хотелось читать тебе лекцию, но, вижу, что необходимо... Иначе натворишь, на свою голову..."
   Несколько вдохов Мантия молчит, словно собираясь с мыслями, а потом начинает рассказывать, и, надо отметить, её изложение трудного для понимания предмета проникает в моё сознание гораздо глубже и легче, чем старания других учителей. Может быть, потому, что она говорит моими словами и мыслит хорошо знакомыми мне образами?...
   "У тебя, и в самом деле, получилось... кое-что... Не буду умалять твоих достижений: они великолепны... Не ожидала, что всё пойдёт так быстро и успешно... Но, милый мой, кукла - это ещё не живое существо... Ты сплёл каркас и прикрепил к нему Искры, которые соответствуют узлам Кружева... на другом уровне... Поработал на славу, это верно... Но если бы graah жила не только на Изнанке, у тебя и эльфки возникли бы немалые трудности..."
   Поясни.
   "А я чем занимаюсь?... Не перебивай!... Так вот, чтобы грамотно сотворить жизнь, создав Изнаночную Сущность, нужно переходить выше - плести Кружево, а эта работа тебе не под силу, потому что требует именно СОЗИДАНИЯ... Изнанка - уровень Сущностей, и на нём ты способен... взаимодействовать с Сущностями, но... Любая Сущность имеет материальное воплощение, чтобы быть полноправным участником материального мира... Ты же не хотел сотворить призрак эльфки?..."
   Ещё чего не хватало!
   С трудом подавляю дрожь.
   "То-то... Итак, на Третьем Уровне необходимо сплести Кружево, для чего приходится заимствовать Силу у Источников... Не буду подробно останавливаться - всё равно тебе эти знания ничем не помогут, а расплетать... Давно уже научился... Но и это ещё не всё!... Нужно поработать и на Втором Уровне..."
   А это ещё зачем?
   Удивляюсь. Ведь там же почти ничего...
   "Глупый... Любое Создание, вмещающее в себя Сущность, должно обрести своё место в мире, а для этого именно на Втором Уровне устанавливаются все его связи с внешними магическими проявлениями... И только после - через долгое время и долгие труды - можно вывести Создание на Первый Уровень, озаботиться его плотью и правильно разместить в ней сознание..."
   Как сложно!
   "Сложно... А ты думал: тяп-ляп и всё?... Э, нет, дорогой, творение - очень сложный и длинный путь..."
   Поэтому Созидающие пользуются таким уважением?
   "Конечно... Но в первую очередь, уважение заслуживается тогда, когда обдуманно выбираешь Путь и идёшь по нему, не сворачивая, чтобы ни случилось..."
   У меня так не получится.
   "Ну, если только твой личный Путь не состоит из зигзагов..." Подмигивает?
   Значит, если бы graah существовала сразу на нескольких уровнях, мне пришлось бы её уничтожить?
   "Скорее всего... Скажем - хотя бы отогнать..."
   Ты заставила меня задуматься.
   "Для этого я и разговариваю с тобой..." Улыбается. Неожиданно тепло.
   М-да?
   "Если ты не будешь задумываться, ты не сможешь понять, куда идти... Или хуже: пойдёшь не в ту сторону..."
   Это опасно?
   "Жить - вообще опасно..."
   О, это я знаю!
   "Надеюсь, впредь ты будешь действовать осмотрительнее..."
   Может быть... Ты знаешь, кто такая Мин?
   "Конечно..."
   Но не скажешь?
   "Нет..."
   Почему?
   "Некоторые вещи... Ведь тебе это не важно, я права? Твоё отношение к девочке не изменится, даже если я расскажу все подробности, верно?..."
   Откуда ты знаешь?
   "Я чувствую то же, что и ты, не забывай... Ты ещё не понимаешь всей глубины возникшей между вами связи, а я... я уже знаю, что ты влюблён..."
   Что?! Влюблён?! Нет, я...
   "Это не так уж плохо... Она - хорошая девочка... Да и твоя любовь - такая любовь - не причинит вреда никому из вас..."
   Точно?
   "Не волнуйся... Но будь осторожен: женщины в любви не имеют привычки останавливаться, и тебе самому придётся контролировать происходящее..."
   Звучит пугающе.
   "Ты справишься... Хотя бы потому, что твои чувства никогда не смогут надолго взять верх над твоим разумом..."
   Ну а это-то почему?
   "Потому что ты подсознательно удерживаешь в равновесном состоянии... Себя и то, что вокруг..."
   Разве? Не очень-то похоже на правду...
   "Ты просто не хочешь принимать Истину к сведению, но от этого она не теряет свою силу, ведь так?..."
   Я надулся и прекратил разговор.
   Зыбкая тема чувств всегда казалась мне сложной для понимания, и остановимся на этом. А вот, что касается равновесия... Большую часть своих глупостей я совершаю, ни о чём не думая. Раскаяние и осмысление приходят много позже, увы. Если приходят... Хотя, лучше бы в некоторых случаях и вовсе не приходили... Надо бороться с порывами души, надо. Но как? Просчитывать каждый шаг? Попросту некогда. Заготовить план действий впрок? Ха! Вы когда-нибудь видели планы, от первой до последней буквы претворённые в жизнь? И я не видел. Зато точно знаю: стоит что-то запланировать - хоть мельчайшую из мелочей - как судьба гнусно ухмыляется и перетасовывает колоду гадальных карт. Я собирался вместе с Гизариусом отбыть на север - в столицу или куда-то там ещё - а вместо этого... Вместо этого в удивительно быстром темпе перемещаюсь на юго-запад, в сторону эльфийских владений. По Регенскому тракту вниз, на Ольмский тракт и далее до развилки, где начинается Королевский Путь, и где цветёт пышным цветом блистательная вольная Вайарда - город посредников и сделок...
  
   ***
  
   С Кэлом вышло некрасиво. Даже дурно. Я, как обычно, обуреваемый желанием помочь, натворил попутно кучу ошибок, чреватых очень серьёзными последствиями.
   Зачем вообще нужно было доводить до кровопролития? Первая и самая страшная оплошность, как я теперь понимал. Пустота не пожелала следовать предписанному мной пути и вместо того, чтобы, стелясь по поверхности клинка, пожрать vere'mii, вмешалась в структуру стали и, захватив тело рикты, пронзила несколько слоёв Кружева эльфа. Пронзила, попутно доказав очевидную истину: невозможно повелевать тем, что подчинению не поддаётся. На будущее - прекрасный урок, но что делать в настоящем? Осторожно - можно сказать, издали - я осмотрел результаты своих "благих намерений" и ужаснулся. Если физическое тело листоухого мало помалу заживало, то всё остальное до сих пор пребывало в нарушенном состоянии. Единственное, что не могло не радовать: Пустота не успела добраться до Изнанки Кэла. Утешение, конечно, небольшое, но мне что-то не хотелось ещё раз душевно беседовать с Прядями...
   Наверное, я смог бы восстановить потери Искр. Даже наверняка смог бы. Однако не всё так просто в подлунном мире. Искры, вышедшие из моего тела, не могут не нести дыхания моей Сущности, как бы я не старался очистить их от тлетворного влияния Пустоты. Увы, увы, увы. Да, можно было подсадить Кэлу парочку капель моей крови, но возникает закономерный вопрос: к чему бы это привело? Вряд ли к хорошему и благостному результату. Мало того, что вмешательство в кровь все здравомыслящие расы, облечённые могуществом, считают недопустимым и опасным действием, жидкость, текущая по моим сосудам, не предназначена для созидания жизни. Скорее всего, получив от меня Искру, эльф был бы приговорён к смерти. Или - к разрушению. И не знаешь, что лучше: самому тихо умереть, либо принести боль и страдания сотням душ...
   Вмешательство на том уровне, который был мне подвластен, не требовалось, а на других я помочь и не мог. Оставалось надеяться, что мы без проблем и потерь сможем добраться до земель, граничащих с эльфийскими лесами, и соплеменники окажут Кэлу надлежащую помощь. Впрочем, надежда - вредное чувство. Если она не оправдывает наивных ожиданий, полученный от судьбы удар способен расшатать душевное здоровье сильнее, чем любая ожидаемая тягость. Собственно говоря, поэтому я не шибко надеялся избежать неприятностей в пути, хотя и рассчитывал на пару дней временного преимущества перед преследователями. А в том, что преследование не заставит себя ждать, ваш покорный слуга и не сомневался.
   В самом деле: пусть "гончая" вернулась к своему хозяину, сыто облизываясь. Пусть. Но вопрос о том, что случилось с пятёркой солдат, остался открытым. Не думаю, что маг, стоящий за происходящими событиями, отправил по следу своих коллег: мало кто из нежного племени чародеев согласится в предзимней сырости бродить по негостеприимным городам и весям. Значит, опять снаряжен "летучий отряд", к которому, для некоторой надёжности, приписан молодой маг, натасканный на построение Порталов и примитивные заградительные чары. В конце концов, могли на пути солдат встретиться разбойники, превосходящие людей на королевской службе числом и умением, как вы думаете? Вполне могли... Так, о чём я? Ах, да: отряд послан на разведку с предписанием не вступать в открытый конфликт без необходимости. А если таковая всё же возникнет, что ж... "Вырезать всех" - короткий и недвусмысленный приказ.
   Мы опережаем преследователей на день-два, не больше, к тому же вынуждены придерживаться накатанной дороги, потому как, по глухому лесу карета не в состоянии проехать. Ищейки, скорее всего, верхами и чередуют конные переходы с нырянием в Портал. В этом случае они обязательно должны давать своим животинкам время на отдых: лошади тяжело переносят прыжки сквозь Пространство. Впрочем, по мере приближения к цели, солдаты прекратят пользоваться помощью мага, целиком и полностью положившись на остроту шпор... Значит, нам нужно преодолеть как можно большее расстояние, пока преследователи вынуждены устраивать продолжительные привалы. Надеюсь, дядя Гиззи смог отвертеться от расспросов... Впрочем, если я правильно оценил положение доктора в иерархии Орлиного Гнезда, Королевская Стража не будет для него серьёзной проблемой. И солдаты в "свободном поиске" - тоже. Некоторые персоны неприкосновенны в силу своей значимости даже для тех, кто вправе пресекать жизни. Можно, конечно, вступить в спор с могущественными силами, но зачем? Тут мало быть "не робкого десятка" - нужно нечто иное. Думаю, солдаты (а тем паче - наёмники) больше дорожат своей шкурой, чем склонностью к импровизации... В любом случае, за доктора я не волновался. Может быть, зря, потому что, помимо угрозы со стороны неизвестных заговорщиков, поселившихся в королевском дворце и не брезгующих убийством эльфа, над Гизариусом нависала тень Мастера. Даже если Рогар не против постоянных отлучек своей собственности фрэлл знает куда, рано или поздно подобная самодеятельность с моей стороны станет совершенно неприличной... Доктор получит по ушам, это факт: отпустил, неизвестно на какое время, неизвестно с кем, неизвестно зачем, да ещё в состоянии, мягко говоря, "не-стояния" - на что это похоже? На пренебрежение своими обязанностями и обязательствами (что, как полагаю, гораздо хуже). Ох, не завидую дяде Гиззи...
   Беседы с Кё (кроме приятного времяпрепровождения) ничего не дали. Как я и полагал, зелье, основным компонентом коего являлась "роса" неизвестного пока вида, существенно затуманила сознание эльфки. Смутные воспоминания об учинённых расправах меня не интересовали в силу своей неоправданной жестокости и отсутствия смысла, а подробно рассказать о маге, вовлёкшем её в столь неприглядные дела, Кё не могла. Ну, смуглый. Ну, маленького роста. Кажется, занимает не последнее место при дворе, но это я и сам мог бы предположить: если уж он без труда подсунул в свиту малолетнего принца безумную эльфку, то да - он-таки имеет влияние! О мотивах неизвестно ровным счётом ничего. Кое-какие догадки, разумеется, можно высказать, но, право, поостерегусь: поспешные выводы не доводят до добра, какими бы ни казались правдоподобными и подходящими к случаю. Нет, такие проблемы нужно рассматривать только по месту их появления и при участии всех действующих лиц! А мне следовать своему же решению было затруднительно - хотя бы потому, что карета, в которой сладко посапывало моё бренное тело, ехала по Регенскому тракту не на север, а на юг, а потом плавно переместилась на основательно расквашенный осенней распутицей Ольмский тракт...
   Мы редко останавливались на постоялых дворах. Чтобы не привлекать внимания, разумеется: слишком уж пёстрая и странная компания. Тем более, эльфы были не в состоянии наводить морок с целью маскировки. Так что, большая часть ночёвок и привалов проходила на природе. Не без ущерба для здоровья: я, например, подозревал, что насморк, появившийся примерно на третий день пути, никогда меня не покинет... Доктор снабдил нас не одной фляжкой согревающих снадобий, но мы старались экономить: неизвестно, что и когда пригодится...
   Силы возвращались быстро, но не настолько, чтобы я с удовольствием двигался. Помощь Мин была как нельзя кстати, не отрицаю, но одно дело - проглотить лекарство, и совсем другое - дождаться, пока оно договорится с организмом о взаимодействии. У меня получалось плохо: слишком маленький перерыв между визитами на Изнанку. В таких случаях под рукой неплохо иметь Мост, а не странный артефакт... Рианна здорово бы могла меня выручить. Могла бы... Интересно, как она там? Заботится о брате? А впрочем, что я задаю сам себе глупые вопросы? Конечно, заботится! Если ей хватает сил, чтобы выдержать натиск придворных магов: скрыть Могущество не так-то просто, а принцесса... Могущественна. Смею надеяться, что она не будет разменивать приобретённое сокровище по мелочам. Фрэлл! Ей же надо учиться... но будут ли её УЧИТЬ? Велик соблазн поэкспериментировать с чудесными свойствами девочки, а не помочь ей овладеть тонкостями самоконтроля. Очень опасная ситуация... Хотя, на первых порах Ри вполне может строить из себя дурочку (если она внимательно наблюдала за вашим покорным слугой, то сему искусству успела обучиться!), а потом... Потом я найду ей учителя. Мудрого. Рассудительного. Спокойного. Опытного. Снисходительного. Терпеливого. Надо будет спросить Рогара: вдруг такой, и в самом деле, имеется?...
   Вопрос с Дэриеном остаётся открытым. Что там напутали маги при Инициации, и из каких соображений - даже гадать не хочу. А ведь пообещал сдуру... Подумать. Если бы принц мог знать, что "подумать" для меня означает влезть в дерьмо по уши, вряд ли настаивал бы на моём участии в своих проблемах... Но я всё-таки подумаю. Сам помочь не смогу, ну так что же? Мир не без добрых людей. И не без успешно действующих негодяев, как мне скоро пришлось убедиться...
  
   ***
  
   По расчётам возницы, до Вайарды оставалось не более трёх суток пути, и эльфы заметно повеселели, а я, напротив, начал впадать в некоторое уныние. Ну, хорошо, доедем до города - и что дальше? Листоухие встретят соплеменников и отправятся домой, а мы с Мин? Останемся на месте или поспешим за доктором, который, насколько вообще можно быть уверенным, отправился в северном направлении - то ли в столицу, то ли в пресловутую Академию? Есть, над чем подумать... Возвращаться, конечно, нужно, но не особенно хочется. Дядя Гиззи начнёт таскать по лавкам и выяснять, с кем из заезжих купцов кроме семейства иль-Руади мне довелось свести знакомство... Слава богам, что я мало участия принимал в торговых операциях! Иначе... Иначе у меня возникли бы серьёзные проблемы. Не хочу развлекать доктора. Надоело. Дурацкое и бессмысленное занятие. Мы оба, конечно, получаем удовольствие, но результат-то - нулевой! Смеяться тоже следует с пользой...
   Погружённый в такие невесёлые раздумья, я качался на кочках вместе с каретой. Следовало бы думать о серьёзных и насущных вещах, но собственные переживания всегда кажутся более значимыми, чем происходящее вокруг, не так ли? Вот и мне такая позиция ближе к телу! И неожиданно резкая остановка, основательно встряхнувшая меня и моих спутников - встряхнувшая в прямом смысле этого слова - поначалу была воспринята недовольным разумом, как досадная помеха на Пути Познания. Но только до тех пор, пока тишину, нарушаемую шумным дыханием лошадей и скрипом мокрого снега, не прорезал властный, и как мне почудилось, довольный голос:
   - Именем короля!
   Я поймал встревоженный взгляд Кё и качнул головой. Похоже, мы попались. Каким образом? Да что проку сейчас рассуждать об этом? Нужно срочно продумывать защитные действия... Хотя, что тут можно придумать? Из меня боец - посредственный, годный только к поединку "один на один", либо к массовой свалке, но лишь щедро приправленной неожиданностью. Эльфка, скорее всего, может за себя постоять, но не думаю, что её умений и сил хватит хотя бы на половину противников, к тому же, из оружия у нас - только две рикты, которые хороши для уколов, но совершенно не подходят для парирования ударов тяжёлых клинков... У Кэла есть лук, но, во-первых, из кареты стрелять несподручно, а во-вторых - стрелок сейчас не в состоянии натягивать тетиву. Мин... Она-то всегда готова к схватке - вон, как подобралась и напружинилась! За воительницу можно быть спокойным: в крайнем случае, всегда сможет уйти. М-да, неудачный расклад. Если бы мы были рассредоточены, оставалась бы некоторая надежда на благоприятный исход, а так... Карета - великолепная мишень. Если с атакующим заклинанием я справлюсь, шутя, то от арбалетных стрел укрыть и укрыться не могу. Да как же, фрэлл подери, они нас нашли?...
   ...Потом, по прошествии времени, мне стала совершенно ясна причина - если не быстрого, то весьма успешного - обнаружения беглянки и всех нас заодно. Во всём была виновата моя беспечность: заглянул на Изнанку, но не удосужился проверить самый доступный и самый понятный уровень - уровень наведённой магии. Сглупил, признаю. Но мне (кому вообще нет нужды заботиться о магической чистоте тела) и в голову не могло прийти "почистить" Периметр Второго Уровня... Как я потом понял, вольно или невольно, но за время, которое эльфка провела в обществе капитана своих конвоиров, на её внешнем Кружеве отпечатался рисунок заклинания, долженствовавшего помогать магу следить за перемещениями отряда. В результате, даже после гибели основного носителя чар слежения оные чары не распались окончательно, оставив почти законченный узор на Кё. И новым ищейкам не составило особого труда найти нас... Мне же было трудно предположить такую возможность, поскольку хорошо заметна лишь активно действующая магия, а подвернувшаяся в этот раз волшба работала совсем по другим принципам[2]...
   - Господа, покиньте карету!
   Кэл презрительно скривил губы. Лицо Кайи стало похожим на маску. Мин зло сощурилась. Я положил руку на задвижку дверцы. Если уж выходить, то первым лучше быть мне - есть маленькая вероятность, что маг, присутствующий в отряде, начнёт действовать, независимо от того, кто ступит на снег, и тогда ваш покорный слуга окажется как нельзя кстати...
   Я уже привстал, собираясь выходить, когда сдавленный возглас возницы заставил волосы на загривке встать дыбом:
   - Всеблагая Мать...
   Не в силах более пребывать в неизвестности, я вывалился из кареты как раз вовремя, чтобы стать зрителем красочного, но очень странного действа.
   Солдат было больше, чем в прошлый раз: на глаза попался по меньшей мере десяток, из которого у половины в руках можно было заметить взведённые арбалеты. На периферии маячил хлипкий и, судя по виду, сопливый парнишка, путающийся в необъятных складках излюбленного чародейского одеяния. Интересно, к какому возрасту маги начинают понимать, что одежда совершенно не важна - если ты способен творить волшбу, то хоть в драный коврик закутайся, а всё равно будешь иметь уважение?... Наверное, он собирался оглушить беглую эльфку (и всех её спутников заодно) чем-нибудь простым и действенным, но не успел. По очень понятной причине: от изумления. Полного и всепоглощающего. Я тоже открыл рот, потому что...
   Тело представителя королевской власти - уж не знаю, каким чином он был удостоен на настоящий момент - того самого, что приказал нам покинуть карету, висело в воздухе, на расстоянии трёх локтей от утоптанного снега. Висело вместе с лошадью, причём последняя судорожно дёргала конечностями во всех доступных направлениях, безнадёжно пытаясь обрести свободу. Всадник не дёргался. Он вообще вряд ли уже чувствовал, что с ним происходит...
   Тело сминалось и с чавкающим звуком исчезало... прямо в воздухе. На снег текли струйки крови и испражнения - как седока, так и лошадки. Когда невидимая пасть добралась до бедного животного, хрипящего из последних сил, я невольно отвёл взгляд в сторону, потому что чувствовал: ещё немного, и меня вырвет. Остальные участники сцены были примерно того же мнения, потому что на их лицах явственно читалось отвращение, постепенно уступающее место паническому ужасу. Задние ряды солдат дрогнули - вот один, не выдержав душераздирающего зрелища, пришпорил свою лошадь и понёсся напролом через лес - куда угодно, лишь бы подальше от невидимого ужаса. Ещё один... К чести мага следует сказать, что он попробовал хотя бы выяснить, что за чудовище пожирает командира отряда. Попробовал. Но лучше бы этого не делал... Почему? Во-первых, результата всё равно не получил. Никакого, кроме того, что посланное им заклинание, способное уничтожить пяток реальных монстров, просто кануло в никуда. В пустоту. В пустоту?...
   Я нахмурился, следя за тем, как волна Пространства, поднявшаяся от волшбы молодого чародея возвращается к нему самому, чтобы... Чтобы подарить вечную юность, смяв и расплющив хрупкое тело. Пустота... Оч-чень знакомо. Прямо-таки, до боли знакомо. Но та Пустота, что живёт во мне, никогда не действует сама по себе, а это значит, что и теперь она пользуется чужими руками. Или - лапами. Что за зверь или человек нагнал жути на наших противников? Третий Уровень Зрения не поможет, но погружаться глубже я всё равно сейчас не могу... Пробую подобраться к грани, не заступая на Изнанку, и убеждаюсь: кто бы или что бы ни расправлялось на моих глазах с живыми существами, его природу не определить. Пока он/она/оно того не пожелает...
   Пустота сыто срыгнула, выплюнув на окровавленный снег несколько мелких кусочков - должно быть, застряли в зубах. Наконец-то скинувшие с себя оцепенение арбалетчики дали дружный, хотя и несколько судорожный залп по врагу. Стрелы пролетели насквозь через то место, где прятался невидимый монстр, что лишний раз подтверждало: ничего у вас парни не выйдет. Парни поняли и - пока ещё оставшиеся в живых - резво развернули лошадей. Уйти удалось не всем: ближайший к месту кровавой расправы всадник был пойман пустотой в тот самый момент, когда его лошадь, повинуясь поводьям и нещадному удару шпорами, совершала прыжок. Картинка, надо сказать, получилась впечатляющая: так и не коснувшись копытами земли, животное на короткий вдох повисло в воздухе, а потом... треснуло и разорвалось пополам. Вместе со всадником. Орошая кровью снег и тех, кто, не в силах оторвать взгляд от происходящего, находился поблизости. То есть, попало и на возницу, и на меня, и на эльфов. Одна Мин ухитрилась увернуться от веера горячих капель.
   Истошный вопль, авторами которого стали слившиеся в агонии человек и животное, подстегнул солдат ещё надёжнее и сильнее, чем прежний ужас. Спустя несколько секунд только удалявшийся хруст веток и чавканье копыт свидетельствовали о том, что на дороге всё же были люди кроме нас пятерых. Когда же последний из звуков скоропостижного бегства стих, Кё медленно повернула ко мне голову и одними губами спросила:
   - А что делать нам?
   Действительно, что? Бежать - поздно, да и пока мы погрузимся в карету, пройдёт достаточно времени, чтобы неизвестное чудовище отловило нас поодиночке. Честно говоря, я пребывал в глубочайшей растерянности. Не зная природы монстра - да что там, природы! - не зная даже, где именно он находится... Куда бежать от неведомой опасности? Тем более, что... В отличие от всех остальных мне почему-то не было страшно. Даже любопытно не было. Наверное, потому, что в следующий же момент, последовавший за вопросом эльфки, чудовище решило явиться нашим взорам.
   Воздух над дорогой задрожал - легко-легко, как слабенькое летнее марево - и начал раздвигаться. Словно перед нами располагалось зеркальное стекло, отражающее то, что находится ЗА НИМ, и сейчас это самое стекло узенькими полосками складывалось, как ширма, открывая... Я ахнул от удивления.
   Она выглядела самим совершенством. От кончика мельчайшей чешуйки на длинном - невероятно длинном - хвосте до матово мерцающих когтей. Инеистая ящерица, собственной персоной. Чудо из чудес. Скажете: чего же тут удивительного? Ничего. И - всё. На расстоянии двух десятков шагов от меня, изящно изогнув гибкое тело, парил над землёй зверь, который не существует. В нашем Пласте Реальности. Вообще - в Пластах. Единственное животное (да и животное ли?), избравшее местом своего обитания Межпластовый Лабиринт. Я видел изображение этой ящерицы только на гравюрах, обычно сопровождавшихся подписью: "Встреча и личное общение не рекомендуются". Но почему? Она... Она прекрасна.
   Чешуйки меняют свой цвет в зависимости от того, под каким углом на них падает солнечный луч: вот они кажутся почти чёрными, а вот, встопорщившись, становятся прозрачными... Наверное, именно так она и скрывала своё местонахождение - играла наклоном чешуек. Да, пожалуй, именно так. Просто и эффективно. Кто бы мог предположить, что мне посчастливится наяву увидеть волшебный сон? Охваченный непонятным счастливым возбуждением, я двинулся по направлению к ящерице.
   Что тянуло меня? Не знаю. Не могу объяснить. Но даже самые убедительные доводы не смогли бы заставить передумать и прогнать желание прикоснуться к призывно мерцающей чешуе...
   Шаг. Второй. Третий. Громада гибкого тела нависает надо мной, и я поднимаю голову, чтобы заглянуть в глаза одного из прекраснейших созданий в мире. Точнее, за пределами мира...
   Эти глаза не имеют цвета. Или - состоят из всех возможных цветов и их оттенков. Вертикальные зрачки похожи на ночное небо: в них точно так же вспыхивают и гаснут... звёзды? Пасть приоткрывается, узкий язык зеленовато-жемчужного цвета на мгновение показывается мне и тут же снова втягивается внутрь. От ящерицы веет... домом. Не тем, который я когда-то покинул, чтобы (как полагал до недавнего времени) не возвращаться, а тем ДОМОМ, который живёт только в самой потаённой мечте, в самой сокровенной фантазии умирающей души. Это не объяснить словами, да и образы не помогут. Это надо чувствовать, а не осмысливать или наблюдать... Я знаю, что на меня с ужасом и непониманием смотрят те, кто мне небезразличен, но не могу противиться мечте, раскрывающей объятия...
   Зрачки распахиваются широко-широко, заполняя собой всю радужную оболочку. Кто может устоять перед ТАКИМ приглашением? Я - не могу. И падаю в бездонный колодец бесстрастных глаз. Падаю, в последний момент понимая, ЧТО меня толкнуло: комок слизи, разлетевшийся брызгами по моему лицу. Такой холодной слизи, что её прикосновение обжигает жарче любого огня... Я слышу только горький вздох Мантии:
   "Как рано..."
   И опускается тишина.
  
   ***
  
   Здесь нет никого и ничего. Пространство заполнено взвесью мягко и ровно светящихся пылинок и из-за этого кажется белым. Но если бы подул ветер и прогнал призрачный полог, повисший в том, у чего нет названия, осталась бы чистейшая Пустота...
   Здесь нет расстояний. Если сделать несколько шагов - хоть в каком-нибудь направлении - место, которое покинул, исчезнет, как будто его и не было...
   Как я оказался здесь? Наверное, меня привела ящерица. Но где она сама?...
   Пусто. Светло. Скучно.
   Больно.
   Я поворачиваю голову и смотрю на правую руку. Под кожей отчётливо ощущается движение. Что-то неприятное, но не чужеродное пробивает себе дорогу наружу. Вспухает бугорок. Сначала маленький, он становится всё выше и выше, странно вытягиваясь. Последний рывок невидимого червяка - и кожа лопается, выпуская из тела тонкую... нить? Но разве бывают нити такого густого и такого живого алого цвета? Она устремляется куда-то вдаль, в конце концов теряясь в хороводе белых пятнышек. Ещё одна нить, пришившая моё тело к... К чему?
   По счёту она то ли пятьдесят первая, то ли пятьдесят третья. Да, считаю - а что ещё делать? Это началось со ступней и кистей рук, а теперь, потихоньку, помаленьку, двигается дальше. Последняя нить вылезла совсем рядом с локтем, но я знаю, что как минимум десяток её сестриц прорвёт мою плоть, прежде чем будут пройдены локти и колени. Кстати, когда эти странные образования выходят из суставов, ощущения особенно неприятны. На несколько минут. А потом клочок тела, породивший нить, немеет. Или - отмирает? Любой вариант объяснения имеет право на существование. Пальцев я не чувствую уже давно, а запястья и щиколотки пока ещё ноют. Пока. Ненадолго, конечно.
   Нити рождаются медленно и мучительно, но это не та боль, которую невозможно терпеть. Омерзительнее другое: каждый раз я чувствую, как что-то теряю. Какую-то малость, незаметную уму и сердцу, но все эти малости и составляют меня...
   Вешу? Лежу? Стою? Невозможно сказать. Веса не ощущается, и даже если бы я вдруг перевернулся вниз головой относительно того положения, в котором нахожусь...
   А-а-а-а-х!...
   Напросился.
   - Так-тебе-больше-нравится-больше-нравится-больше-нравится?...
   Рой голосов всколыхнул нити, распявшие меня в пустоте, и каждый звук заставил вздрогнуть частично онемевшее тело.
   - Кто здесь?
   - Здесь-здесь-здесь-здесь...
   Эхо кружит между пылинками, не удаляясь и не приближаясь. Повторяю попытку:
   - Кто вы?
   - Мы-мы-мы-мы-мы?
   Ехидное изумление пробивается сквозь слаженный хор.
   - Вы!
   - Мы-это-мы-это-мы-это-мы-это-мы...
   С ними больно разговаривать, потому что каждое слово колышет нити, движения которых отдаются в голове противнее, чем зубная боль. Но я не отступаю:
   - Зачем я здесь?
   - Затем-затем-затем-затем-затем!
   Хор торжествует, заставляя меня скривиться.
   - Я требую ответа!
   Пауза. Насмешливая. Недоумённая. И - мне отвечают:
   - ПРАВО ТРЕБОВАТЬ ЕЩЁ НУЖНО ЗАСЛУЖИТЬ.
   На сей раз я слышу один единственный голос. Абсолютно безликий. Так мог бы говорить мужчина. Или женщина. Или ребёнок. Или все сразу, но эти звуки издаёт явно кто-то один.
   - Где я нахожусь?
   - ТАМ ЖЕ, ГДЕ И БЫЛ.
   - Я не помню такого места!
   - ТЫ НЕ ПОМНИШЬ, ЧТО ТВОРИТСЯ В ТВОЕЙ ГОЛОВЕ?
   Чуть-чуть сожаления, чуть-чуть насмешки.
   - Это место - не моя голова!
   - ОТКУДА ТЕБЕ ЗНАТЬ?
   Резонное замечание. И я бы с ним согласился, но в этот момент очередная нить выползает из моего левого локтя.
   - Ты можешь это остановить?
   - ПОЛАГАЕШЬ НАС РАВНЫМИ, ОБРАЩАЯСЬ ПОДОБНЫМ ОБРАЗОМ?
   Скучное замечание. Мой собеседник даже не злится и не удивляется, всего лишь констатирует очевидный факт.
   - Нет, то есть... Вы можете ЭТО остановить?
   - ЗАЧЕМ?
   И правда - зачем? Что же ответить?
   - Мне... больно.
   - В САМОМ ДЕЛЕ?
   Я куснул губу. Больно, но это - только кончик ответа, пробивающегося из земли, а сколько ещё спрятано в глубине? Боль можно терпеть, терпеть беспомощность - гораздо сложнее. Я и не хочу.
   - Мне... неприятно.
   - А ЕСЛИ ПОДУМАТЬ ПОЛУЧШЕ?
   Он с лёгкостью читает мысли, но требует прямого ответа из моих уст. Почему? С какой целью невидимый палач заставляет меня тщательно подбирать слова?
   - Я чувствую себя полностью в чужой власти, и... меня это бесит!
   Выкрикиваю свой ответ навстречу молчащей Пустоте. Проходит ещё минута - и ещё одна нить уносится вдаль, а онемение взбирается всё выше. Но мой собеседник молчит. Вероятно, обдумывая услышанное. И я начинаю дрожать, только не пойму, от чего: от страха неминуемой расправы за неправильный ответ или от того, что НЕ УГАДАЛ...
   - ТЕПЕРЬ ТЫ БОЛЕЕ ИСКРЕНЕН, ЧЕМ РАНЬШЕ.
   Ни одобрения, ни порицания. Так, сухая отметка о выполнении. Галочка, поставленная напротив очередного запланированного пункта в расписании действий. И это бесстрастие раздражает сильнее всего. Раздражает, потому что я не понимаю, чего от меня хотят. Я знал в общих чертах, чего хочет Магрит. Намерения Мантии вообще никогда не были секретом. Даже планы Рогара в моём отношении можно предположить. Но этот безликий голос... Что нужно ему?
   - Скажите, зачем я оказался здесь?
   - ТЕБЕ ВАЖЕН ОТВЕТ ИМЕННО НА ЭТОТ ВОПРОС?
   - Да!
   - НЕВЕРНО. ДУМАЙ.
   Невидимый собеседник умолкает, но его молчание почти осязаемо наполнено ожиданием.
   - Кто Вы?
   - А КТО - ТЫ?
   И я понимаю, что ничего не могу сказать в ответ. Просто потому, что не знаю ответа на такой простой и такой сложный вопрос. Молчу, слушая, как новая нить пробивается через моё тело.
   - Я ЖДУ.
   - Чего же?
   - ОТВЕТА.
   - На какой вопрос?
   - КТО - ТЫ?
   - А если я отвечу... Что тогда?
   - ТОГДА ТЫ СМОЖЕШЬ САМ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ.
   Заманчиво. Но - неосуществимо. Даже за ТАКОЙ приз бороться не стану. Не могу. Не знаю, в какую сторону шагать, чтобы прийти к Истине.
   - НАПРАВЛЕНИЕ НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ.
   Всё-таки, мои мысли для него - не секрет. Обидно. Значит, в этом странном месте у меня нет ничего ЛИЧНОГО... И обнажённость души жжёт сильнее, чем обнажённость тела. Казалось, мне давно уже наплевать на чужое мнение, ан нет, не наплевать. Почему, зная, что невидимый палач способен отловить в путанном лабиринте моего сознания самую завалящую мыслишку, я сгораю от стыда? Может быть, потому, что мне есть, чего стыдиться?...
   Попробуем расставить оценки. Что я знаю о самом себе? С одной стороны, очень много, с другой... крайне мало. Если я не могу заранее сказать, как поступлю в той или иной ситуации, значит, вообще ничего о себе не знаю. Ни капельки...
   Слабый. Упрямый. Ленивый. Наивный. Охотно заблуждающийся по поводу и без оного. Временами - совершенно бесчувственный, временами - слезливо-ранимый. Такое впечатление, что во мне живут сразу несколько разных Джеронов, которые никак не могут договориться между собой и действовать сообща...
   Умный? Очень отдельными местами. Хитрый? Вот уж чего нет, того нет. Любитель посмеяться, в том числе - за чужой счёт? Этого не отнимешь. Азартный? Разве только в отношении применения вдолбленных в мою голову знаний, да и то, когда побеждаю лень и загоняю подальше угрюмую тень вечного невмешательства. Добрый? Да, но не всегда и не со всеми. Честный? Угу. Только меня постоянно обвиняют во лжи...
   Справедливый? Ох... Этот вопрос - самый щекотливый. Хотя бы потому, что справедливость у каждого своя. Я пытаюсь привести свои поступки в соответствие с надеждами и чаяниями других людей, но всё чаще замечаю, что зря это делаю. Магрит хотела видеть меня прилежным учеником? Похоже на то. Я, кстати, старался. Добросовестно изучал вещи, в которых так ни фрэлла и не понял... Только сейчас, спустя почти десяток лет со времени последнего урока, ценность знаний становится очевидной. Пока - не всех, но прогресс налицо. Что ещё успел натворить? Старался дружить с шадд'а-рафом - и увидел очень хороший пример того, как следует обманывать чужое доверие. Не нужно было раскрывать своё сердце кому ни попадя... Впрочем, жалею ли я об этом по-настоящему? Наверное, нет. Помимо мрачных дней были и солнечные, не стоит притворяться, что не замечал тёплых лучей - глупо...
   Кому ещё я показался лучше, чем на самом деле? А, королевская семейка!... Теперь вот, эльфы. И зачем только притворяюсь? Зачем ввожу всех их в заблуждение? Ведь на самом деле я...
   - КАКОЙ ЖЕ?
   - Себялюбивый мерзавец.
   - ЭТО ТОЛЬКО ОДНО ИЗ ОТРАЖЕНИЙ.
   - Неужели? А какие ещё есть?
   - ТЕБЕ ЛУЧШЕ ЗНАТЬ.
   - О, да! Их не так уж много...
   Я перечислил все? Нет, кое-кого забыл. Чудовище, которое живёт разрушением. Монстр, дремлющий в глубинах души и открывающий глаза только затем, чтобы поглощать...
   - А ДАЛЬШЕ?
   - Что - дальше?
   - ТЫ НЕ ЗАКОНЧИЛ.
   - Не понимаю...
   - У ТЕБЯ ЕЩЁ ЕСТЬ ВРЕМЯ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ВЫВОД.
   - Какой?
   - ТЕБЕ РЕШАТЬ.
   Вновь наступает тишина. Она подкрадывается со всех сторон и кладёт бесчисленные головы мне на плечи. Тишина, нарушаемая только звонким рождением новой нити...
   Они подбираются всё ближе к голове - последняя вынырнула рядом с левой ключицей. У меня есть всего несколько минут, прежде чем мозг прорастёт в пустоту алыми ростками. Всего несколько минут... Но кто сказал, что на этом всё закончится? Кто поклянётся мне, что, когда нити разорвут мои глаза, я перестану ВИДЕТЬ? Кто?
   Улыбаюсь, и тихо говорю тому, кто ждёт моих слов:
   - Никакого вывода не будет. Мне нечего и не из чего выводить. Я не знаю, кем являюсь. Имя и титул - всего лишь пустые звуки, придуманные и произнесённые теми, кто не более сведущ в тайнах мироздания, чем я... Если Вы хотите знать, кто я, спросите у людей, которые встречали меня на своём пути. Может быть, они ответят Вам. А если промолчат... Что ж, значит, я не заслужил того, чтобы быть... И давайте закончим: если Вы вознамерились убивать, я готов принять Ваш приговор. Если собираетесь терзать моё тело и дальше - придумайте новый вопрос!
   Тишина усмехается. Светящиеся пылинки порскают в стороны, на мгновение - такое краткое, что глаза не могут понять, было ли оно на самом деле или только почудилось - отступая перед длинной тенью... А голос - усталый, но довольный - в последний раз раздвигает полог тишины:
   - ХОТЕЛОСЬ БЫ ВЕРИТЬ, ЧТО ТЫ НЕ ГАДАЛ, А ОТВЕЧАЛ ТО, ЧТО ЧУВСТВУЕШЬ... Я НЕ СУДИЯ И НЕ ПАЛАЧ - БОЛЬ МЫ ПРИЧИНЯЕМ СЕБЕ САМИ, ЗАПОМНИ ЭТО... ЗАПОМНИ И СТУПАЙ... А КУДА - НАЗАД ИЛИ ВПЕРЁД - РЕШАТЬ, ВСЁ РАВНО, ТЕБЕ!
   Последние слова интонациями странно напоминают Мантию, но я знаю, что не она задавала вопросы. Хотя бы потому, что здесь, в мире танцующих белых светлячков, у меня нет ничего и никого. Кроме меня самого. И этого вполне достаточно, как выясняется...
   С диким, совершенно невыносимым рёвом нити лопаются, роняя моё неподвижное тело. Сознание падает следом. Вниз? Наверх? Одно знаю точно: Я УХОЖУ. Покидаю клочок Пространства, оставляя... Что? Не могу понять. Но что-то, определённо, остаётся в круговерти мерцающих пылинок, вьюгой вздымающихся за спиной...
  
   ***
  
   Тепло. Даже очень тепло. Трудно дышать, и вообще... Как-то тяжело. Словно на мне лежит груда...
   Собственно говоря, она самая и лежит. Груда шкур. На кой фрэлл, скажите, пожалуйста? Я что, так сильно замёрз? В любом случае, сейчас мне невыносимо жарко и душно, и стоило бы...
   Пытаюсь выпростать руку из-под вороха жёстких покрывал, и тут же слышу:
   - Ты как?
   Звенящий голос Мин сливается с отчаянным воплем Мантии:
   "Ты вернулся!..."
   Устало щурюсь:
   - Не все сразу, девочки...
   - С кем ты разговариваешь? - хмурится Мин. - Здесь нет никого, кроме меня и тебя...
   - Да? - прикусываю язык и спешно ищу оправдание своей оговорке. - Знаешь, у меня в глазах... двоится.
   - Это плохо, - обеспокоенно замечает воительница. - Я позову доктора!
   - Не надо, милая. Я просто полежу... Всё само собой наладится.
   - Само собой ничего никогда не налаживается! Всё равно схожу... Лежи спокойно! - Мин оставляет меня на растерзание моей любимой подружке.
   Теперь можем поговорить.
   "Я так рада, что ты вернулся!..."
   Могло быть иначе?
   "Должно было быть..." Осторожно отвечает Мантия.
   Куда я попал?
   "Тебе виднее..."
   Даже предположить не могу! А вот ты, похоже, в курсе происходящего... Ну-ка, рассказывай!
   "Что я могу рассказать, если меня там не было?..." Резонно куксится она.
   И что с того? Ты рада, что я "вернулся", следовательно, имеешь представление о том, откуда именно нужно было возвращаться. Я прав?
   "Возвращаться... Оттуда нельзя уйти по собственному желанию... и попасть туда - тоже, хотя многие пытались и отдали бы полжизни, чтобы однажды, хоть на несколько вдохов, заглянуть ЗА Изнанку..."
   Было бы, на что смотреть! Унылое и пустое место. Дальше десятка шагов ничего не видно...
   "У каждого оно - своё... Почему, "не видно"?..."
   Там такие тучи пыли кружатся, что даже нити сразу терялись из виду!
   "Нити?..." Робкий вопрос.
   Ну да, нити, которые каким-то образом прорастали прямо из моего тела... Очень неприятное ощущение, кстати!
   "И... много их было?..." Мантия задумчива и будто слегка напугана.
   Много! Больше двух сотен. Собственно говоря, почти под горлышко...
   "Однако..." Реплика, не говорящая ни о чём.
   Что ты об этом знаешь?
   "Кое-что знаю... Но не рассчитывала на такое развитие событий..."
   А именно?
   "Не так скоро..."
   Что?
   "Слишком мало времени и слишком много дел..."
   Подробнее!
   "Тебе предстоит новый цикл обучения..."
   Опять?!
   "Некоторые философы считают, что вся жизнь - это череда уроков, но хороших учеников прискорбно мало... Кто-то пропускает наставления мимо ушей, кто-то прогуливает, кто-то слушает, но не слышит..."
   Мне надоело учиться!
   "И я тебя понимаю..." Мерзкое хихиканье.
   Хоть скажи, какой предмет стоит в расписании занятий следующим?
   "Если по-простому, то его можно назвать: "Искать. Находить. Использовать"... Если изъясняться более... умными словами, то: "Первичная балансировка"..."
   Балансировка чего?
   "А это уже зависит от обстоятельств..."
   Почему ты решила, что настала пора для обучения?
   "Потому что ты принял одно из изменений..."
   Какого фрэлла?! Я не мог измениться!
   "Ещё не понимаешь?... Впрочем, тебе требуется время на осознание..." Сочувственный вздох.
   Какое осознание?!
   Я не мог измениться, потому что есть вещи, которые невозможны в подлунном мире! Абсурд! Но... ехидная мысль постучалась в висок: какому миру принадлежит Изнанка? В самом деле, какому? Уже не говоря о том странном месте, которое Мантия определила, как "за Изнанкой"... Возможно, там действуют совсем другие законы, нежели здесь, и тогда...
   Я высвободил из-под шкур правую руку и поднёс ладонь к лицу. Всё, как всегда: хаотично разбегающиеся линии, светлые волоски, ноготь на указательном пальце обломан. А это что? Или мне просто кажется?
   Бледные пятнышки - чуть светлее, чем цвет кожи. Очень похожи на чьи-то укусы, только не чешутся. Взгляд пополз дальше по предплечью. Не может быть!...
   Значит, я не спал и не переживал очередной кошмар? Всё случилось наяву? Надеюсь, в этом Пласте зрелище было более пристойным... Но почему я плохо вижу? Как будто что-то мешает...
   Мешает. Пальцы касаются слоёв ткани, обмотанных вокруг головы. Почему...
   Я не успеваю обдумать очередное ошеломляющее открытие, потому что Мин возвращается в сопровождении эльфки. Кё, чья округлившаяся талия скрыта водопадом шерстяного, но мягкого и гладкого, как шёлк, платья неистово-жёлтого цвета, выглядит настоящей королевой. Властной, могущественной и... невероятно радостной.
   Признаться, чувствую себя неожиданно неловко, хотя и понимаю, что радуется эльфка больше тому, что её "защитник" в скором времени сможет приступить к своим непосредственным обязанностям, нежели моему пробуждению. Раньше я бы охотно принял в качестве объяснения именно второй вариант, но теперь... не спешу обманываться. В конце концов, это никогда не поздно сделать, верно?
   - Как ты себя чувствуешь? - и голос ведь дрожит так искренне, так взволнованно... Нет, всё равно не хочу верить.
   - Хорошо.
   - Насколько хорошо? - бирюзовые глаза смотрят очень внимательно и строго.
   - В пляс, конечно, бросаться не буду... Ничего не болит и, вроде бы, даже усталости нет. А по какому поводу на моей голове столько всего намотано? Чтобы было теплее? - подношу руку к повязкам, но Кё запрещающе качает головой:
   - Не трогай, пожалуйста...
   - Почему?
   - Видишь ли... Как тебе сказать... - она мнётся по совершенно непонятной мне причине.
   - Скажи, как есть!
   - Новость тебя не обрадует.
   - Ничего, рано или поздно всё равно узнаю... Итак?
   - Когда ты подошёл к этой... ящерице... она чем-то плюнула в тебя.
   - Припоминаю что-то в этом роде... А дальше?
   - Дальше ничего не было. Ты упал лицом вниз, а она... исчезла.
   - И всё?
   - Да, - обескураженно подтвердила эльфка. - Ты рассчитывал ещё на что-то?
   - Нет, просто...
   Хорошо, если так. Значит, нити существовали преимущественно в моём воображении, но, тем не менее, оставили след на теле. Любопытственно...Продолжим задавать вопросы:
   - Я был без сознания?
   - Скорее, в бреду, - нехотя ответила Кё. - Бормотал, совершенно неразборчиво... Вздрагивал... Тебя лихорадило.
   - Могу себе представить!
   Лихорадило? Мягко сказано, милая! Впрочем, даже если бы ты разобрала мои слова, вряд ли поняла, о чём идёт речь...
   - Мы постарались добраться до города, как можно скорее, чтобы показать тебя лекарям... - продолжала эльфка.
   - И? Лекари установили причину моей... болезни?
   - Нет. Они сказали, что ты... вовсе и не болеешь.
   - А что же я делаю?
   - Умираешь.
   Ай-вэй! Ну и вывод... Не спорю, внешне всё могло выглядеть более, чем грустно, но вот так прямо заявить о приближении смерти? То ли доктора нынче пошли недоученные, то ли дела обстояли серьёзнее, чем мне кажется.
   - И почему же было решено, что я одной ногой в могиле?
   - Ты... ни на что не реагировал. Вообще ничего не чувствовал.
   - Совсем-совсем?
   - К тому моменту, когда тебя осматривали, да. Доктор сказал, что чувствительность отсутствует - даже демонстрировал нам...
   - Как?
   - Несколько раз уколол... - Кё отчего-то застеснялась: судя по всему, места уколов были выбраны неслучайно.
   - И что?
   - Ты ничего не почувствовал.
   - Ну вам-то всем откуда это было знать, если я был без сознания? - ехидно ухмыляюсь.
   - Но доктор сказал...
   - Мало ли что он сказал! Ты когда-нибудь была в обмороке?
   - Несколько раз... - смущённо призналась эльфка.
   - Что-нибудь помнишь из тех моментов?
   - Нет, ничего...
   - Так какого фрэлла вы слушали учёного чудака, протыкавшего бесчувственное тело?
   - Но... Кровь же не текла! - выпаливает Кё, и только теперь становится ясна причина её настороженности.
   - Кровь не текла... Вообще-то, если кровь не течёт, значит, перед вами - труп не первой свежести, - съязвил я.
   - А ты и был похож на труп, - заявляет Мин. - Только дышащий.
   Замолкаю, обдумывая услышанное.
   Кровь, говорите, не текла? Разумеется! Она уходила из меня другими путями в неизвестных направлениях - можно было даже резать, и всё равно вы бы ни капельки не увидели... То, что я дышал и сердце билось - понятно: а как бы ещё кровь двигалась по телу? Кровь... Надеюсь, это странное действо посреди ничего не обидело сию алую жидкость? А то обвинит меня в очередном "разбрасывании"...
   Но они так и не ответили...
   - Так что с моей головой?
   - С лицом, - мягко поправила Кё.
   - С лицом!
   - Может, потом поговорим? - предложила Мин. - Отдохнёшь, успокоишься...
   - Наотдыхался! Сколько времени я "отсутствовал"?
   - Около недели.
   - Вполне достаточно! Так что случилось?
   - Строго говоря... - эльфка мялась, и воительница закончила за неё:
   - У тебя и лица-то не было.
   - ЧТО?!
   - Ну вот, просили же: потом, позже... - вздохнула Мин.
   - Рассказывай!
   - Когда мы тебя подняли, всё твоё лицо было покрыто какой-то гадостью, похожей на студень, только не прозрачный, а какой-то пятнистый. Отчистить не получилось - всё равно тонкий слой остался. А потом... Потом он как бы начал гноиться.
   - Студень?
   - Ну, не знаю... - сморщилась Мин. - И он, и лицо, наверное... В общем, гной тёк, не переставая - мы не успевали повязки менять... И доктор сказал, что ничего сделать не может: либо само прекратится, либо нет. Не прекращалось. Пока... Пока не стали видны язвы.
   - Язвы? - я был близок к тому, чтобы опорожнить собственный желудок. Вот только вопрос: насколько этот самый желудок был наполнен? До начала разговора меня посещало чувство голода: в конце концов, неделю плотно не обедал...
   - Вроде того... - воительница замолчала окончательно, и нить беседы взяла в свои тонкие руки эльфка:
   - Они выглядели неприятно, но кое-как рубцевались, и, возможно, скоро повязки можно будет снимать...
   - Зачем?
   - Как это - зачем? - опешила Кё.
   - Если всё так ужасно, как вы рассказали, есть ли мне смысл открывать лицо?
  
   ***
  
   Я шутил, конечно. Горько и черно, но, поверьте, над бедами лучше шутить, чем рыдать. Конечно, даже от самой удачной шутки проблемы не исчезнут, но вам-то станет существенно легче, а это - целое дело! Учитесь шутить, господа! Это сложное и неблагодарное занятие, но однажды наступит момент, и вы поймёте, что та жизнь, в которой вы ни разу не улыбнулись, была скучнее и серее новой, пронизанной молниями улыбок. Пусть эти молнии не могут разогнать мрачную пелену грозовых туч действительности, но они так удачно оттеняют лиловый лик беспощадной стихии... Красоту можно найти в любом предмете и любом явлении, нужно только захотеть. И когда научишься восхищаться тем, что причиняет тебе боль, задумаешься: а боль ли это? Может быть, это не наказание, а награда? Сложно для понимания? Согласен. Скажу больше: у каждого из нас оригинальное восприятие происходящего, и навязывать кому-то свою точку зрения не стоит. Бесполезно. Напрасная трата времени и сил. Но бывает и так, что совершенно разные личности, в совершенно разных условиях приходят к одному и тому же решению. Оно не единственно верное, но если сие решение верно не для одного, а, как минимум, для двоих - случается маленькое чудо, меняющее мир. Не замечали? Ещё заметите!...
   Как ни странно это прозвучит, но язвы на лице устраивают меня куда больше, чем клеймо. Думаю, понятно, почему. В худшем случае решат, что я болен какой-то ужасной болезнью, но недуг - не всегда повод к немедленному убийству. Да, так будет гораздо спокойнее жить. Особенно теперь, когда точно знаю, что Магрит не будет меня ругать!...
   Забавно: раньше я панически боялся самой крохотной царапины, и из-за этого тщательно взлелеянного страха подолгу раздумывал над тем, стоит или нет что-то делать. Мудрые люди говорят: "Не ошибается тот, кто ничего не делает". Возможно. Но на своём личном опыте я убедился кое в чем другом. Кто ничего не делает, тоже ошибается! Невозможно стоять на месте, нужно двигаться. Хотя бы в собственных мыслях, если ноги не желают слушаться. Я слишком долго находился в "застывшем" состоянии - жил, не понимая, зачем, и удивлялся: почему это жизнь так равнодушно ко мне относится, забывая о том, что сам смотрю на неё, как на неизбежное до поры до времени зло. Сначала меня раздражала моя "ненужность", потом - после выяснения отношений со старым котом - я жалел, что всё закончилось. Да-да, жалел! Только признался себе в этом много позже, копаясь на огороде Гизариуса. Честно говоря, в отдельные минуты был готов просить богов, чтобы время повернулось вспять - уж во второй раз я бы не сделал такой вопиюще грубой ошибки! Мной желают пользоваться? На здоровье! Я хотя бы буду знать, что от меня что-то зависит, что мое участие необходимо каким-нибудь делам и событиям. Это так приятно - ощущение сопричастности... Пусть по мелочи, вскользь, без надежды на достойную благодарность - неважно! Я просто хочу БЫТЬ. Видеть в обращённых ко мне глазах своё отражение. Нелепое? Глупое? Жалкое? Не беда! Зато - ЖИВОЕ...
   Эльфка и воительница буравили меня взглядами.
   - Я пошутил, девочки! Будем надеяться на лучшее!
   - Твои шутки всегда такие странные... - недоверчиво кивнула Кайа. - Но, похоже, ты в добром здравии...
   - И в трезвом уме! - подсказал я. - Кстати, как насчёт того, чтобы воздать должные почести пустому желудку и соскучившемуся по влаге горлу?
   Мин хмыкнула.
   - Пойду распоряжусь, что ли... - и выскользнула за дверь. Она была донельзя довольна: если уж мужчина заговорил о еде, он на верном пути к выздоровлению.
   Эльфка задумчиво прошлась по комнате. Очень милой комнате, кстати: небольшая, зато с огромным окном, она до наступления темноты вряд ли нуждалась в искусственном освещении. Кровать, на которой я имел удовольствие располагаться, могла с лёгкостью подарить сон сразу двоим людям. У окна стоял массивный стол из тёмной, лакированной древесины, два кресла в схожем стиле: ножки, увитые резьбой, изображающей цветы и травы, подлокотники с мягкими подушечками и спинка - с первого взгляда видно, что удобная. Вот встану и непременно опробую... В углу справа от двери по стене шла изразцовая шкурка печи. Слева от двери высокий, почти задевающий потолочные балки, шкаф. Наверняка, там я найду что-нибудь из одежды... Навощенный паркет прикрыт ковром скромной расцветки, но даже по виду - мягким и уютным. Замечательная комната! Здесь вполне можно жить...
   Пальцы Кайи выбили дробь по столешнице, и эльфка снова повернулась ко мне:
   - Зачем ты это сделал?
   - Что? - невинно хлопаю ресницами.
   - Не притворяйся, ты прекрасно понимаешь, о чём идёт речь! - к концу фразы тон голоса опасно повысился.
   - Прости, милая, но на сей раз я в недоумении. Честное слово!
   - Зачем ты пошёл к этой... этому чудовищу?
   - Чудовищу? Это одно из самых прекрасных существ, которых я знаю, - качаю головой, словно учитель, делающий заслуженный, но неприятный выговор ученику.
   - Для меня оно - чудовище! - горячо возражает эльфка, с которой мигом слетает маска властной уверенности, и я вижу перед собой просто испуганную женщину. Чего она боится? Ведь всё уже позади...
   - Милая, не волнуйся... Подумай о ребёнке...
   - Я не забываю о нём ни на минуту! - она почти кричит. - И ты делаешь всё, чтобы помешать мне успокоиться!
   - Полно, Кё, не приписывай мне большего, чем я могу вынести...
   - Не смей так больше делать!
   - Как?
   - Не смей безрассудно идти навстречу опасности!
   Ну и заявление! Кем она себя понимает - наседкой, заботящейся о сохранности яиц? Никто и никогда не приказывал мне избегать рискованных ситуаций. Да и не исполнил бы я такой приказ... Из чистого упрямства. И вот теперь та, которая однажды уже признала мою власть над своей жизнью, пытается мной командовать? Самое смешное, что эльфка имеет на это право: сделав её частью своей судьбы, я, в свою очередь, занял определённое место в судьбе беременной женщины. Может быть, незначительное. Может быть, одно из главных. В любом случае, она знает, о чём просит, и знает, почему. Я тоже... Догадываюсь. И раздражение протягивает руку гордости. Всё же, как приятно, когда тебя опекают!...
   - Я не иду...
   - Ты мог погибнуть! Ты почти умер...
   - Почти, но не совсем, Кё. Я жив. Я здесь, с тобой. Чем ещё ты недовольна?
   Она отворачивается, но я успеваю заметить подозрительный блеск в бирюзовых глазах.
   - Ничем... - её голос садится до шёпота.
   Ох... Пора принимать меры, иначе эльфка совсем расстроится, а это может плохо отразится на малыше, который готовится к появлению на свет. Я сполз с кровати (хорошо хоть, мои заботливые девочки оставили на мне штаны) и подошёл к Кайе, по ходу дела велев Мантии соорудить Вуаль.
   - Не плачь, милая... Не надо. Всё хорошо. И всё будет хорошо. Я обещаю...
   Эльфка повернулась ко мне. Так и есть, почти зарёванная мордашка. Ласково провожу пальцами по мокрой дорожке на щеке:
   - Помнишь? Ты же запретила мне умирать... Как я могу ослушаться?
   Она всхлипывает и утыкается лицом в мою грудь. Точнее, хочет уткнуться, но не очень-то получается: мы слишком разного роста. И я снова вздыхаю по поводу своих скромных физических качеств...
   - Ты... правда, не умрёшь?
   - Пока не услышу первый крик твоего ребёнка, не умру.
   - А потом?
   - Так далеко я не могу загадывать. Да и никто не может...
   - Я... я не знаю, почему, но... рядом с тобой... я чувствую себя совсем маленькой. Как рядом с отцом...
   - Ну, милая, не надо нас сравнивать! Отец - это отец, а я...
   - Ты тоже подарил мне жизнь!
   - Неосознанно и ненамеренно, - считаю нужным напомнить обстоятельства нашей первой встречи.
   - Ну и что? - она хмурит брови. - Ты жалеешь об этом?
   Выдерживаю паузу, к концу которой эльфка начинает заметно волноваться.
   - Я жалею о том, что слишком маленького роста и невеликой силы и не могу поднять тебя на руки.
   Несколько вдохов Кайа смотрит мне в глаза, пытаясь понять, шучу я или говорю серьёзно.
   - Ты... ты уходишь от ответа!
   - Разве? А по-моему, я сказал именно то, что нужно.
   - Ты всегда поступаешь по-своему! - обвиняюще замечает эльфка.
   - Как и все остальные, - пожимаю плечами.
   - Надо думать и о других! - ну вот, только таких нравоучений мне и не хватает... Картина проясняется, но всё же, скрытая туманом, она была гораздо проще и приятнее...
   - Я думаю, милая. Чаще, чем ты можешь себе представить, - на самом деле ведь, думаю. Даже в тех случаях, когда это неразумно и несвоевременно.
   - Тогда какого... - в последнее мгновение она осекается, чтобы не выругаться. Интересно, почему? Только не из стеснительности: уж чего-чего, а этого чувства эльфам при сотворении отсыпали очень мало! - Почему ты ТАК себя ведёшь?
   - Милая, - непроизвольно суживаю глаза, как и всякий раз, когда начинаю злиться. - Ты считаешь меня своей собственностью? Так вот, позволь напомнить: дела обстоят несколько иначе. Скорее я имею некоторое право влиять на твои решения, верно? Пользоваться сим правом или нет - вопрос спорный, но не срочный, поэтому пока оставлю всё, как есть. Твоё заявление меня тронуло, не буду скрывать, но хотелось бы знать его истинную причину. Могу признать свои достоинства в плане защиты от нежелательных магических проявлений, но это не повод держать меня на коротком поводке и не давать сделать и шага в сторону... Поэтому прошу: либо смени тон, либо объясни, чем вызвано горячее желание ограничить свободу моих действий!
   В течение моего скромного монолога Кайа сначала слегка побледнела, потом начала розоветь и опускать взгляд. Пока оный взгляд окончательно не вонзился в пол. А затем... Первый раз в жизни я удостоился невиданного зрелища. Знаете, как по-настоящему краснеют эльфы? А я теперь знаю. Ушами. Острые кончики, выглядывающие из бронзовых локонов, стали совершенно пунцовыми. И именно в этот момент ваш покорный слуга понял главное и единственное, что с лихвой объясняло поступки листоухих - и давние, и ещё несовершённые. Да они же - просто дети!
   Маленькие дети, запертые в совершенных, практически бессмертных и, самое обидное - взрослых телах. Отсюда и их вечные Игры, и заносчивость, и вспыльчивость, и излишняя церемонность в отношениях с другими расами. Они всего лишь пытаются казаться "взрослыми", но ребёнок никогда не сможет понять поступки того, кто неизмеримо старше. Не скажу "умнее" - не мне судить, но старше именно по уму...
   Сколько ей лет? Двести? Триста? Ох, милая... Тот маг был просто счастлив заполучить тебя: истинная жестокость доступна только детям. Чем он и воспользовался, мерзавец... Любопытно, он действовал осознанно или просто угадал?...
   Дети, будь они прокляты! Никогда не умел себя вести с детьми. Наверное, потому, что детство у меня было несколько странное и мрачноватое, хотя... Кое в чём всё-таки повезло - не каждому достаётся такой наставник, как Магрит. Наставник, твёрдо знающий, чего добивается. Умница, сестрёнка! Ты так умело не давала мне почувствовать себя ребёнком, что я не заметил, как повзрослел... Уффффф! Не хочу быть взрослым! Но здесь и сейчас - придётся...
   Теперь я понимаю, почему ты просила "не делать им больно"... Намекала. Давала пищу для размышлений. Браво, Магрит! Никто не сумел бы так быстро и просто заставить осознать простейшую, но такую невероятную истину...
   - Кё, милая... - она несмело подняла взгляд. - Я не считаю возможным вмешиваться в твою жизнь больше, чем уже успел, и, надеюсь, в моём отношении ты придёшь к схожей линии поведения... Постарайся запомнить и понять одно: если я делаю что-то непонятное, значит, это необходимо МНЕ. Пусть происходящее выглядит глупо, опасно, нелепо, безрассудно, ошибочно - неважно! Некоторые шишки просто нужно набить, и всё...
   - Я попробую... понять, - эльфка улыбнулась. Всё ещё обиженно, но с надеждой.
   - Вот и договорились!
   - Но всё же... не пугай меня больше!
   - Постараюсь... Но твёрдо обещать не могу!
   - О, ты уже на ногах! - из-за дверного косяка выглянул Кэл.
   - Как видишь. Обед готов?
   - Готовится. Я тут привёл доктора, так что...
   - Поняла, поняла! - усмехнулась Кайа. - Мальчикам нужно посекретничать!
   В лучших традициях моей подружки - оставив последнее слово за собой, эльфка величаво выплыла из комнаты, не забыв, впрочем, прикрыть за собой дверь.
  
   ***
  
   Доктор, как и ожидалось, тоже оказался эльфом, но из какого-то иного клана, чем те, с представителями которых мне довелось последнее время общаться. Волосы цвета белого золота и внимательный тёмный взгляд придавали его облику большую зрелость, чем он, возможно, заслуживал. Но всем остальным... Всем остальным он ничуть не отличался от своих иноплеменных собратьев по ремеслу, потому что его первым вопросом было:
   - Как Вы себя чувствуете, молодой человек?
   - Великолепно! Вашими стараниями, не так ли?
   - Не думаю, - без тени улыбки на лице ответил эльф. - Моё искусство оказалось бессильно в данном случае.
   - А не в данном?
   - Что Вы имеете в виду?
   - Хочется верить, что вот этому господину, - кивок в сторону Кэла, - Вы уделили гораздо большее внимание, чем мне.
   - В некотором роде... А почему Вы об этом упомянули?
   - Видите ли, доктор... Физическое повреждение его тела не столь велико, как нарушение внутренних структур. Надеюсь, Вы уже выправили порванное Кружево?
   Листоухий стал ещё серьёзнее, хотя, казалось, дальше некуда.
   - Вы говорите...
   - Кружево было нарушено, как минимум, в трёх слоях, и больше всего пострадал, разумеется, внешний. Правда, требовалась всего лишь тщательная штопка, но следовало действовать аккуратно, во избежание появления избыточных цепочек. Всего нужно было не более семи штук, верно?
   - На внешнем слое - семь, на внутренних - от трёх до пяти цепочек, - подхватил эльф. - Процесс занял некоторое время, но, смею надеяться, что входил в контакт с Кружевом даже реже, чем это предписывается...
   Ту он спохватился и сузил глаза, настороженно глядя на вашего покорного слугу.
   - Вы сведущи в строении Кружев, молодой человек?
   - Отчасти.
   - По крайней мере, Вы совершенно правильно предположили количество и глубину повреждений... Какой техникой диагностики Вы пользовались?
   - Своей собственной, доктор. Если она отличается от Вашей, то очень незначительно.
   - Возможно... - он задумчиво качнул головой. - Но, собственно, я пришёл затем, чтобы проверить Ваше самочувствие.
   - Я совершенно здоров!
   - Очень похоже... Впрочем, повязку всё равно надо сменить.
   Он подошёл ко мне и начал ловкими, уверенными движениями разматывать полосы ткани. На всё действо ушло не более полуминуты, по завершении которых...
   Глаза Кэла стали круглыми. Совершенно круглыми, и я даже испугался, что прежний разрез к ним больше не вернётся.
   Доктор остался безучастным: только склонил голову набок и вперил в меня слегка затуманенный взгляд.
   Я хихикнул: до того забавно выглядели листоухие. Хихикнул, но задумался о причине их, скажем так, потрясения. Освобождённая от повязки голова казалась легче, чем раньше, но это и понятно. А вот лицо... Не знаю, на что оно было похоже, но я не чувствовал ни малейшего неудобства: если на нём и были рубцы или язвы, то они совершенно не ощущались.
   А ещё спустя мгновение, потрогав пальцами щеку, я понял, что никаких язв и в помине не было.
   - Как тебе это удалось? - нарушил молчание Кэл.
   - Что именно?
   - Избавиться от...
   - От ран?
   - От клейма!
  
   Я зажмурился. Тряхнул головой. Снова открыл глаза. Эльфы с недоумением на лицах никуда не делись. Комната - тоже. Всё, как всегда, и всё... не так. Что там они сказали? У меня больше нет клейма на лице? Не верю...
   Кэл понял, какие сомнения меня обуревают, и потянул из набедренных ножен широкий кинжал.
   - Сам посмотри!
   Я и посмотрел. Посмотрел на полосу полированной стали. Зеркало клинка искажало пропорции и слегка меняло оттенки, но главные детали не упустило. Правая щека была девственно чиста.
   Вернув Кэлу кинжал, я сел на постель и задумался. Наверное, призраки мыслей, сталкивающихся то друг с другом, то с реальностью, отразились на моём лице, потому что эльф удивлённо заметил:
   - Кажется, ты разочарован...
   Ошеломлён - было бы вернее. Произошло нечто большее, чем чудо. Всё перевернулось с ног на голову. Я считал, что никаким образом не могу исцелить своё тело, но сейчас стал свидетелем неоспоримого доказательства обратного. Как?! Кто?! Когда?! И память ехидно подсказывает: один маленький плевок из пасти инеистой ящерицы. Так просто? Нет, здесь есть какой-то подвох, я это не просто чувствую, а почти ЗНАЮ! Но в чём он состоит? Только бы не ещё один аванс, который надлежит отрабатывать...
   "Можешь считать ЭТО подарком... К Празднику Середины Зимы..." Тоненьким детским голоском тянет Мантия.
   Не рановато ли? Ещё больше месяца...
   Осекаюсь, потому что понимаю: в её фразе важна первая половина.
   Подарком от кого?
   "Тебе виднее... Помнишь: я же не присутствовала при твоём разговоре с..." Умолкает.
   Я не упоминал о разговоре!
   "Разве?..." Деланно изумляется.
   Ни словечка!
   "А мне почему-то подумалось..."
   Ты всё знаешь, стерва! Кто задавал мне вопросы?
   "Твоё больное воображение!..." Обиженно огрызается Мантия.
   Неправда!
   "Ты о чём?... О том, что воображение - не больное?... Позволь не согласиться: ещё какое нездоровое..."
   Не переиначивай!
   "Научись сначала выражать свои мысли правильно!..." Ну вот, теперь она зло иронизирует.
   Ты всё прекрасно поняла!
   "И что?..."
   Я хочу знать...
   "А я - не хочу..." И что мне с ней делать?
   Как меня исцелили?
   "А ты болел?... Ах да, на голову ты у нас слабоват... Но это, мой милый, не лечится..." Мурлычет, довольно поигрывая коготками.
   Ты... ты... ты...
   "Дама, замечательная во всех отношениях..."
   Фрэлл!
   "Поскольку твоя речь становится всё более нечленораздельной, пожалуй, оставлю тебя на несколько минут - вдруг пауза пойдёт тебе на пользу?..." Она захлопывает Дверь.
   Т-а-а-а-ак... Знает все подробности, но не скажет. Ни при каких условиях. То ли из вредности, то ли потому, что мне нельзя это знать. И тут уж неважно, какая из причин - истинная: и в том, и в другом случае я останусь в неведении, что весьма прискорбно, потому как, мне и так слишком редко удаётся блеснуть интеллектом, а при недостатке сведений ваш покорный слуга и вовсе... круглый дурак. Хочется ругнуться и что-нибудь сломать. Правда, под рукой ничего подходящего нет, а мебель в комнате добротная - её и человек вдвое сильнее, чем я, не попортил бы... Разве ножиком поковырять, так ножика мне для этих целей не дадут...
   - Эй, ты слушаешь?
   Кэл склонился надо мной, а доктор, смирившись с тем, что на его глазах свершилось нечто из ряда вон выходящее, осторожно ощупывал тонкими пальцами моё лицо.
   - Да. Ты что-то сказал?
   - Я спросил, связано ли это с тем зверем...
   - Наверное... - пожимаю плечами. - Точно сказать не могу. Не знаю.
   - Откуда в этих краях взялась инеистая ящерица?
   - Это вопрос ко мне?
   - Да нет, просто вопрос... Тебе не показалось, что она намеренно отпугнула солдат?
   Я немного подумал и ответил:
   - Сто пять шансов из ста.
   - Уверен?
   - Если она хотела поживиться человечинкой, начала бы с нашей кареты и задолго до встречи с солдатами.
   - Логично... - Кэл смешно сморщил нос. - Значит, кто-то специально направил ящерицу нам на помощь... Или - не нам? - лиловые глаза подозрительно блеснули.
   - Хочешь сказать...
   - И так всё ясно! - гордо заявил эльф. - Она приходила из-за тебя!
   - Да, вот так сразу и только из-за меня! - фыркаю, но в глубине души не могу не признать: голова у листоухого работает, что надо. Чётко отлаженный механизм, в отличие от... сами знаете, кого.
   - Ты же пошёл ей навстречу!
   - Что с того?
   - Она тебя ждала!
   - Ты-то почему в этом так уверен?
   - Да и слепому было бы ясно!...
   - Господа... - вежливое покашливание доктора напомнило, что мы с Кэлом не одни в комнате. - Вы говорите об инеистой ящерице, я правильно понял?
   - Да, - недовольный тем, что его прерывают, кивнул сереброволосый спорщик.
   - Вы не могли бы описать, как она выглядела... Мне было бы любопытно получить свидетельства очевидцев...
   - Ой, можно не сейчас? - взмолился я. - Кушать очень хочется!
   - Разумеется, молодой человек, когда Вам будет угодно... Жаль, что субстанция, снятая с Вашего лица, не поддалась анализу, - с сожалением добавил эльф, и я еле удержался, чтобы не сплюнуть на пол.
   Все учёные одинаковы: думают прежде всего о научной ценности любого явления. Могу поспорить, что он был бы донельзя рад каждый день копаться в моих язвах и всём прочем... Если бы ему позволили. Да и если бы НЕ позволили...
   - Не смею более отягощать вас своим присутствием, - откланялся доктор, и я остался наедине с очень опасным собеседником, по горящим глазам которого можно было понять: в рукавах пепельно-серого камзола спрятано немало сюрпризов...
   Впрочем, снова ошибаюсь. Сюрприз появился отнюдь не из рукава, а из-за пазухи: рука Кэла, на вдох задержавшаяся в складках одежды, вынырнув, подлетела мне под самый нос.
   - Что это значит?
   Я растерянно уставился на покачивающиеся на одной цепочке вещицы, отягощённые замысловатой историей обретения. Медальон Юджи и... "искра" молодого эльфа.
   - Как к тебе попала ky-inn[3]?
   - Об этом тебе следует расспросить своего тогдашнего спутника... Брата, я полагаю?
   - Расспрошу непременно! - лиловые глаза полыхнули гневом. - Но ты...
   - Я сделал всё возможное, чтобы избежать такого казуса, клянусь! Разве что до рукоприкладства не дошёл... А надо было? - лукаво щурюсь.
   - Он же совсем ребёнок!
   - Ребёнок, которому доверяют гизору, уже вышел из детства.
   - Он тоже так считает! А на деле...
   - Не волнуйся, он, наверное, уже всё забыл... - я виновато улыбнулся.
   - Когда я видел его в последний раз, он пребывал в расстроенных чувствах, но не признался, из-за чего или кого. Зато когда я нашёл ЭТО в твоей одежде и понял... Ну ты и...
   - Кто? - спрашиваю с искренним интересом. Ещё один эпитет в мою коллекцию? Милости просим!
   - Ты хоть знаешь, насколько это серьёзно?
   - Брось! У него просто времени не было, чтобы...
   - Влюбиться? Для этого нужно одно мгновение!
   Я вздохнул. Пожалуй... В самом деле, достаточно мгновения, взгляда, слова, чтобы упасть в бездну чувства...
   - Я не хотел... Кстати, дорогуша, ты сам виноват!
   - Я? - он хлопнул ресницами.
   - А кто же? Завёл с незнакомой женщиной интересный спор, в котором отнюдь не стал победителем... Могу поспорить, твой брат очень внимательно следит за всеми твоими поступками, потому что считает тебя образцом для подражания! И тут такой провал... Разумеется, он не мог устоять перед той, которая оказала достойный отпор его старшему брату!
   Кэл куснул губу, и я понял, что, хоть стрелял наугад, попал точно в цель.
   - И тогда ему в голову пришла мысль тебя опередить... Первый раз в жизни. Как можно отказаться от такого соблазна, как натянуть нос ранее недостижимому идеалу? Я бы не упустил этот шанс...
   - Чем дольше я тебя знаю, тем больше понимаю, что ты не такой, каким кажешься, - процедил сквозь зубы эльф.
   - Да неужели? - улыбаюсь, но предполагаю, что со стороны выражение моего лица удивительно похоже на оскал. Кэл тоже чувствует возникшее напряжение и пытается его снять:
   - Я хотел сказать...
   - То, что сказал. Что я - страшный и ужасный. Поверишь или нет, но сие открытие лично для меня - не новость! Скажу больше: глубины моей "ужасности" до сих пор не исследованы... Хочешь этим заняться?
   Он поднимает брови, а я с трудом удерживаю уголки губ, не давая им расплыться в хулиганской улыбке.
   - Это... шутка?
   - Решай сам.
   Проходит минута, и я, не в силах больше притворяться серьёзным, сгибаюсь пополам в приступе дикого хохота. Эльф дуется несколько вдохов, но всё же присоединяется ко моему веселью.
   - Обед стынет! - кричит откуда-то из-за двери Мин.
   - Идём? - пофыркивая, спрашивает Кэл.
   - С превеликим удовольствием! - я встаю и лезу в шкаф в поисках хоть какого-нибудь платья...
  
  
   ***
  
   "Подъём!..." Командирским басом ревёт Мантия в моей голове.
   Что? Куда? Зачем? Кто?
   "Пора вставать!..." Чуть тише, но всё равно: я так и вижу, как эхо гуляет внутри черепа, натыкаясь на стенки, падая и снова поднимаясь на ноги.
   ЗАЧЕМ?!
   "Чтобы приступить к обучению!..."
   Ладно, встаю...
   Я рывком сел на постели и только потом решился открыть глаза.
   Голова гудела - и от стараний Мантии, и оттого, что и я сам вчера... слегка погудел. Нет, количество пития было более, чем умеренным, но в сочетании с потрясением, настигшим меня ещё до обеда, выпивка произвела неожиданно сильный эффект. Скажу проще: хватило двух кружек эля, чтобы почувствовать непреодолимое желание забраться в постельку... Нет, в свою собственную, а не в ту, о которой мечтается! Я и забрался. Выспался, кстати, недурно, но это не повод, чтобы продирать глаза ни свет, ни заря...
   За окном было темно.
   Который час?
   "Скоро рассветёт..."
   Нельзя было подождать, пока солнце встанет?
   "Нам нужна спокойная обстановка..."
   М-да? И из-за этого нелепого требования ты подняла меня на ноги? Поганка!
   "Одевайся, олух... Только не слишком тяжело и тепло - тебе предстоит много двигаться..."
   Ну, это мы ещё посмотрим!
   Сползаю с кровати и плетусь к шкафу...
   Роясь в ворохе разнообразных предметов одежды, я вспоминал торжественный обед по случаю собственного выздоровления, и те речи, которые произносились в перерывах между другими, более полезными забавами челюстей. Половина беседы прошла мимо моих ушей, заглушённая треском поглощаемой еды, но кое-что в памяти всё же осталось. Например, слова Кэла о том, что он ждёт прибытия своего брата в течение нескольких ближайших дней и очень недоволен задержкой, потому что наставник, занимающийся обучением молодого эльфа, не хочет отпускать ученика. Кайа, как ни странно, оказалась на стороне оного наставника и заявила, что и самому Кэлу неплохо было бы поработать над собой под руководством сведущего в применении оружия Мастера. Эльф обиделся и напомнил, что его образованием в боевых искусствах занималась как раз она, и если недовольна результатом, то рассуждать о неудаче может сколько угодно, но винить - саму себя. Эльфка приторно-сладким голосом пропела нечто вроде: "сначала зарасти дырку в груди, а потом посмотрим, кто кого". Конечно, фраза была куда изящнее и обладала несколькими уровнями подтекста, но даже общий смысл вызвал у меня смех, похожий на приступ кашля, а Мин тяжело вздохнула и объявила всем присутствующим за столом, что если они не угомонятся, то она тоже начнёт подумывать о небольшой разминке с применением колюще-режущих предметов. Эльфы чуть остыли, но до самого десерта продолжали отпускать колкости в адрес друг друга. В основном, это были переходы на личности, но помимо обсуждения свойств характера каждой из сторон я узнал, что Кэлу поручено некое важное задание, которое он, судя по теперешнему состоянию здоровья, выполнить не способен, и сие обстоятельство его самого очень огорчает. Особенно потому, что не знает, кем его заменят. Более внимательно к разговору ваш покорный слуга не прислушивался, благо было чем заняться: Мин без устали подкладывала мне на тарелку самые лакомые (по её мнению) кусочки и умерила рвение только после того, как я, взглянув на увесистый шмат мяса, сделал грозное лицо и пообещал съесть всё, что вижу перед собой, но только в том случае, если воительница съест столько же. Мин скривилась и, уныло кивнув, углубилась в изучение своей тарелки... Наевшись и напившись я откланялся, выцарапав у Кэла свои любимые побрякушки. Эльф с большой неохотой вложил цепочку с висюльками в мою ладонь и взял с меня обещание серьёзного и обстоятельного разговора. Кажется, я согласился...
   "Ты будешь шевелиться или нет?..." Окрик Мантии заставил меня испуганно вздрогнуть.
   Не ори!
   "Ты уже целую минуту смотришь на эту рубашку..."
   Всё, одеваюсь! Достала!
   Куртку я напяливать не стал, зато нашёл совершенно чудную вещь - вязаный подшлемник: и голове тепло, и шея прикрыта.
   "Ну, готов?..."
   К чему?
   "К ма-а-аленькой пробежке!..."
   К ЧЕМУ?! Мы так не договаривались!
   "Ничего, не рассыплешься... Только разомнись для начала..."
   В разминку вошли приседания, наклоны и отжимания - в не слишком большом количестве, но достаточном, чтобы в голову закралась крамольная мысль: какая пробежка, и так уже еле двигаюсь... Но Мантия была непреклонна, и я выполз из дома на улицу, путанно объяснив встреченной служанке, что мне позарез нужно прогуляться. Женщина смерила меня критическим взглядом, но удивляться не стала: видимо, по моему лицу поняла, что я способен и на более дурацкие поступки, чем шатание по предрассветному морозцу даже без тёплого плаща...
   И куда мы пойдём?
   "Побежим!..." Поправила Мантия.
   Хорошо... Куда побежим?
   "Вокруг этого квартала..."
   С целью?
   "Потом узнаешь..."
   Я вздохнул, посмотрев на льдисто посвёркивающую в мертвенном свете луны мостовую: буду уповать на то, что не поскользнусь, иначе костей не соберу - вон, какая брусчатка... неаппетитная. Вздохнул и перешёл на бег.
   Некоторые дома выходили окнами прямо на улицу, но больше попадались глухие заборы с калитками и воротами. Кое-где горели масляные фонари, соперничающие с луной за право разбить ночной мрак на как можно большее количество теней - рассеянного света вполне хватало, чтобы видеть, что творится под ногами, но более отдалённые окрестности совершенно терялись в темноте. Разумеется, людей на первом круге своей пробежки я не встретил, и вовсе не потому, что кроме меня ни у кого не было важных дел: просто гостиница, которую выбрали эльфы, располагалась среди подобных себе заведений, а где вы видели постояльцев, отправляющихся по делам до восхода солнца?...
   И сколько я пробежал?
   "Не больше мили..."
   Знаешь, больше и не хочется...
   "Есть такое слово..."
   Ага. Слово "НАДО".
   "Какой же ты умница!..."
   Ум силы ногам не добавляет.
   "Но и не мешает эту самую силу развивать..." Мудро заметила Мантия и скомандовала: "Бегом - марш!..."
   Я сменил быстрый шаг на вялую трусцу, впрочем, мою наставницу устроил и такой темп, а на третьем круге мне удалось заслужить право устраивать короткие передышки по всему маршруту следования.
   Бездумно плюхать по каменной мостовой было скучнейшим занятием, и я, естественно, начал присматриваться к окружающим меня зданиям, хотя ночь - не самое подходящее время для осмотра городских и иных достопримечательностей...
   Вот здесь ограда высокая, а дальше по улице - низенькая, чуть выше человеческого роста. О чём это может говорить? Например, о страхе хозяина перед вторжением нежеланных гостей. В частности, грабителей. Правда, это вовсе не значит, что тот, кто окружил себя менее мощным забором, никого и ничего не боится - скорее, рассчитывает на совершенно другие способы защиты жизни и имущества... Да, так и есть: пробегая мимо, я поймал волну одного из простых охранных заклинаний. Вор забрался? Нет, наверное, кошка бродит по внутреннему дворику или саду (смотря, что скрывается за стеной): чары всего лишь отметили движение, а не нарушение периметра...
   За этими затейливо переплетёнными прутьями - ещё одна гостиница. Тихая и сонная. О, простите: на первом этаже в окнах горит свет, и ощутимо тянет ароматом свежей выпечки, значит, кухарка уже приступила к выполнению своих обязанностей... А здесь какая-то лавка, но вывеску не рассмотреть - тоже тихо и темно... На втором этаже наверняка кто-то живёт: может, сам владелец лавки, а может, и люди, никак с ним не связанные... Интересно, какие сны они видят?...
   Ну, лавочник, скорее всего, и во сне мечтает о том, чтобы с выгодой продать свой товар, а постояльцы гостиниц - чтобы выгодно товар приобрести или заключить удачную сделку: в Вайарду приезжают именно за этим. Город торговцев, в котором не проводится ни единой ярмарки, кроме сугубо местных распродаж продуктов труда близлежащих крестьянских хозяйств. Город, в котором встречаются представители продавцов и покупателей, показывают и оценивают тот или иной товар и подписывают контракт на его поставку. Лично я в Вайарде был один раз, и то проездом - оформлял какие-то бумаги, касающиеся то ли партии шёлка, то ли самоцветной руды... А, неважно! У меня не было времени глазеть по сторонам, но характер города, я, пожалуй, уловил, и теперь, неспешно труся по подмороженной, но сухой мостовой, с удивлением понимал: ничего не забывается...
   У каждого места в мире есть свои неповторимые черты. Свои краски. Свой темперамент. Своя... душа. Я остановился, делая глубокий вдох, и душа хитроумной Вайарды хлынула в моё сознание...
   Суета. Нервозность. Лукавство. Холодный расчёт. Деньги. Договоры. Споры до хрипоты. Надежда успеть к сроку. Обязательства. Обман. Усталая, но довольная улыбка... Несколько мгновений я был целым городом... Я был всеми теми людьми, которые спят в своих постелях или, позёвывая, занимаются неотложными утренними делами... Тени и мысли пролетали сквозь меня, оставляя невесомые ощущения... Вот кто-то переживает, что продешевил, подписав контракт... Кто-то радостно потирает руки, нагревшись на неопытном поставщике... Муж зол на жену за то, что она, сказавшись больной, не пришла к нему вечером... Какой-то ребёнок обижен на своих малолетних соседей, потому что у него отобрали новёхонький мячик... Пелена чужих настроений становилась всё гуще - вот она уже ощутимо давит на виски, и я, не в силах удержаться на ногах, подгибаю колени, садясь прямо на мостовую, но гул неизречённых слов набирает силу...
   Эй, может быть, хватит?!
   "Для начала - достаточно..." Кивает Мантия и хлопает Дверью. Я снова один. Один... Но отнюдь не одинок. Мне даже жаль расставаться с многословной Вайардой, но хорошенького понемножку...
   "Понравилось?..."
   Как сказать... Это было интересно.
   "Конечно... Так примерно и выглядит первичная балансировка сознания на объекте..."
   Чего?
   "Не притворяйся, что плохо понимаешь мои слова!... Позже я поясню, чего можно добиться, проникая в душу того или иного места, а сейчас... Пора завтракать, ты не против?..."
   Всегда - за! И что, мне теперь каждый раз придётся бегать?
   "Нет..." Еле сдерживает смех.
   Как это?
   "Основной принцип ты уяснил... Теперь сможешь без особой подготовки устанавливать контакт..."
   М-да? Сидя на месте?
   "Хоть лёжа..."
   А бегать-то зачем было нужно?
   "А чтобы не замёрзнуть!..." Если бы у Мантии был рот и всё остальное, думаю, он сейчас растянулся бы в довольной улыбке до ушей.
   Ну ты и...
   И кто она после этого? Последняя сволочь. Впрочем, по степени стервозности, всё же - первая...
   Я, слегка пошатываясь, поднимаюсь и поворачиваюсь, но вместо того, чтобы идти в гостиницу, растерянно смотрю на остриё алебарды, покачивающееся в нескольких дюймах от моей груди.
   Городская Стража, будь она неладна! Угораздило нарваться на патруль... И что я им скажу?
   Старший офицер патруля, состоящего из трёх персон - мужчина средних лет с аккуратно постриженной чёрной бородкой на лице человека, не чуждого чувству юмора - сверкнул глазами из-под начищенного до блеска форменного шлема:
   - Ты чем тут занимаешься?
   - Я? Бегаю...
   - От кого?
   - Просто - бегаю...
   - Среди ночи? - удивился он.
   - Чтобы никому не мешать, - ляпнул я, рискуя показаться идиотом.
   - А зачем бегаешь-то?
   - Понимаете... Моя подружка считает меня недостаточно сильным, и настояла, чтобы я занялся...
   - Бегом?
   - В том числе... - сокрушённо пожимаю плечами.
   Офицер не то, чтобы не верит, но мои объяснения не кажутся ему убедительными. Я уже начинаю придумывать другие причины моей прогулки под лучами луны, постепенно бледнеющей в дымке рассвета, но помощь приходит без приглашения: за моей спиной раздаётся спокойный звонкий голос:
   - Вашим подчинённым тоже не мешало бы делать пробежки хоть изредка, а то жиром заплывут!
   Мин, собственной персоной, одетая не теплее, чем ваш покорный слуга. Большие пальцы обеих рук засунуты за широкий ремень, с которого спускаются ножны кинжалов - по одному на бедро. Серые глаза насмешливы, но внушают уважение. И мне, и командиру патруля, потому что он отвешивает короткий поклон:
   - Вы совершенно правы, почтенная! Надо будет этим заняться... - он поворачивает голову ко мне, подмигивает и бросает вполголоса: - Ради такой подружки я бы и сам весь город из конца в конец пробежал!...
   Позвякивая оружием и бляхами, патруль удаляется, а Мин подходит ко мне, сверля моё лицо укоризненным взглядом.
   - Что ты здесь делаешь? - спрашиваю, стараясь скрыть колючее удивление, свернувшееся комочком где-то под горлом.
   - Наблюдаю за тобой.
   - По причине?
   - Вдруг какую глупость затеял... - она язвит, но по глазам видно: дело вовсе не в этом.
   - А если честно?
   Шумно выдыхает облачко пара в морозный воздух.
   - Я жду ответа.
   - Я испугалась, что ты... ушёл.
   - Куда?
   - Мало ли... - она неопределённо качает головой.
   - И ты решила вернуть меня?
   - Нет.
   - Нет? - удивлён, не скрою. Попёрлась за мной в ночь, но не затем, чтобы возвращать, а...
   - Я не могу запретить тебе уйти, но...
   - Но?
   - Зато могу пойти следом.
   - Милая...
   - Откажешься от такого попутчика, как я? - лукаво склоняет голову набок.
   - Что ты, я... Я буду только рад!
   - Хорошо, - она наклоняется и трётся носом о мою щёку. - Не уходи больше... Или хотя бы предупреждай. Мне нравится, когда ты... рядом.
   Я начинаю неудержимо краснеть. Как-то не привык, чтобы мне признавались... если не в любви, то в весьма нежной симпатии. Мин видит моё смущение и заливисто хохочет:
   - Какой ты смешной!
   - Смотри: обижусь!
   - Не обидишься... - она внезапно хлопает по моему плечу своей сильной ладонью. - Бег, это, конечно, хорошо, но надо и силу рук развивать... Хозяйка вроде стирку затевает - воды уйдёт... Не хочешь помочь носить?
   - Не хочу, - совершенно искренне отвечаю я, но разве её интересует мой ответ?
   - Тогда будешь носить через "не хочу", - ладонь на плече сжимается мёртвым захватом, и я вынужден следовать за воительницей...
  
   ***
   Ближе к концу дня, когда я с отвращением прислушивался к дрожи в натруженных руках, в комнату бесцеремонно проник Кэл с внушительной корзинкой, прикрытой салфеткой. Из-под салфетки доносились тревожащие нос запахи сырокопчёного мяса, сыра и свежего хлеба. Я недовольно нахмурился:
   - Это подкуп?
   - Скорее, взятка, - в тон отвечает эльф.
   - По какому поводу?
   - Ты обещал разговор, - напомнил Кэл, расставляя на столе аппетитную снедь и украшая полученный натюрморт пузатой бутылкой.
   - Обещал, - подтверждаю, всё ещё не понимая, чем обязан щедрости листоухого.
   - Беседовать лучше в добром настроении, - продолжил свою мысль Кэл. - А самое доброе настроение появляется после сытной, но не обильной трапезы, сдобренной вином!
   - Вообще-то, я не голоден... - звучит немного неуверенно, и эльф усмехается:
   - Я могу и один всё это съесть...
   - Ну уж нет! Живот болеть будет, - я устраиваюсь в одном из кресел, а Кэл занимает другое и разливает по бокалам тёмно-розовую жидкость, источающую божественный аромат.
   - Гэльское?
   - Оно самое.
   Минуты две-три мы катаем на языках терпкие сладковатые капли, потом дружно тянемся за ломтиками сыра.
   - Итак? Я - весь внимание.
   - Помнишь, я говорил, что мне поручено некое дело... - задумчиво глядя в бокал, начал эльф. - Оно имеет особое значение для Совета Кланов, и моя кандидатура для его выполнения долго обсуждалась и была, в конце концов, утверждена, но... Ближайший месяц я не приду к нужной форме, увы.
   - Сожалею... Я виноват...
   - В какой-то мере, - кивает он, пригубливая вино. - Но не смею тебя в чём-то обвинять... Я хочу кое-что обсудить.
   - Давай попробуем.
   - Утром стало известно, что вместо меня делом займётся мой младший брат. Ты его знаешь...
   - Хм, а он не слишком молод?
   - Совет посчитал, что Хиэмайэ вполне подходит. Не спорю, он хорошо обучен и получил все необходимые инструкции, но...
   - Но ты опасаешься, что мальчик не справится?
   - Не совсем... Я боюсь, что он может попасть в сложную ситуацию, из которой, в силу скромного опыта, просто не найдёт выход.
   - Возможно. Но как иначе он сможет чему-то научиться?
   - Согласен... Но пойми: я тревожусь за него... После смерти Мийи он - всё, что осталось от моей семьи. И потерять его... - лиловые глаза на мгновение подёрнула скорбная тень.
   - Понимаю.
   - Ему нужен напарник, который, не прямо, а украдкой будет ему помогать.
   - В чём же проблема? У Совета нет подходящих идей?
   - Совет рассержен... моим поведением и не пойдёт на то, чтобы наделить брата сопровождающим, - сконфуженно признался Кэл.
   - Это уже точно известно?
   - Да.
   Я помолчал, пережёвывая кусочек ветчины.
   - М-да... А почему ты завёл этот разговор со мной? - не думайте, я не так уж туп, как кажется, но мне не хотелось самому делать вывод, который может озвучить другой человек... то есть, эльф.
   Кэл посмотрел сначала в наполовину опустошённый бокал, потом - на стол, в конце концов, остановив сосредоточенный взгляд на вашем покорном слуге:
   - Здесь нужен не просто наёмник, который отрабатывает уплаченную сумму, потому что...
   - Потому что платы попросту не будет? - усмехаюсь и тянусь за новым куском ветчины.
   Эльф недовольно дёргает плечом:
   - И это - тоже... То есть, я могу оплатить услуги... из своих личных средств, но вряд ли кто-нибудь согласится на мои условия...
   Я сдерживаю понимающий смешок - исключительно, чтобы не обидеть своего собеседника. Всё с тобой ясно, lohassy! В силу нежного возраста и давней утраты родителей ты и твой брат пока подлежат опёке, а высокородные эльфы, исполняющие сей долг, не будут расшвыриваться семейной казной, финансируя сомнительные приключения[4]... Обидно, конечно, но в данном случае я ничем не могу помочь. Разве только...
   - Но ты, похоже, нашёл выход? - щурюсь, стараясь не подпускать в голос ехидства.
   - Мне думается, да, - кивает Кэл.
   - Когда думается - это хорошо, это правильно... Поделишься соображениями?
   - Без этого никак, - притворно вздыхает эльф.
   Я подливаю вина в бокалы и откидываюсь на спинку кресла.
   - Готов выслушать.
   - Я вижу, - тонко улыбается Кэл.
   - Тогда зачем тянешь время?
   - Думаю, какова будет твоя реакция на мои слова.
   - А в некоторых случаях думать - вредно! - глубокомысленно изрекаю я. - Скажи, и узнаешь.
   - Тоже верно... - соглашается он, но выдерживает паузу. Мне надоедает ходить вокруг да около, и я излагаю суть дела вместо листоухого:
   - Ты полагаешь, что брату нужен МОЙ присмотр.
   - Умгум, - эльф прикладывается к бокалу.
   - Аргументация?
   - У тебя получится, - лиловые глаза хитро щурятся из-под серебристой чёлки.
   - И всё?
   - Разве недостаточно?
   - Как посмотреть... - я, на несколько глотков, задумываюсь. - У меня есть некоторые сомнения... Даже - возражения.
   - Излагай, - с готовностью разрешает Кэл.
   - Во-первых, у меня слабое здоровье.
   - А вёдра с водой ты таскал на удивление бодро! - замечает эльф.
   - Ага. К завтрашнему утру я буду еле жив от боли во всём теле...
   - Отклонено, - листоухий непоколебим, как скала. - Дальше!
   - Я не слишком хорошо владею оружием.
   Он фыркает:
   - Ну и заявление! Из уст того, кто насквозь пробил мне грудь!...
   - Насквозь? - растерянно приподнимаю левую бровь.
   - Ну... почти, - исправляется эльф. - Второе возражение также отклоняется.
   - Почему? Мне просто повезло!
   - Не скажи. Не скажи... Я фехтую - что бы ни утверждала в запале Кайа - лучше среднего, и то, что ты прошёл мою защиту, говорит о...
   - Ни о чём! В тот момент ты почти подпал под влияние vere'mii сестры и плохо управлял своим телом!
   - Не так уж и плохо... - обижается Кэл. - К тому же, до ранения я кое-что соображал и могу сказать точно: тебя учил кто-то из наших Мастеров!
   Я прикусил губу. Ай-вэй, как нехорошо! Он в двух шагах от совершенно ненужного мне открытия... Очень плохо. Собственно, а на что я надеялся, вступая в поединок с эльфом?
   - Значит, это возражение не кажется тебе заслуживающим внимания? - спешу сменить тему.
   - Именно!
   - Хорошо. Я не умею колдовать, - предпоследний довод. Если и он не подействует... Впору вешаться. Хоть на потолочной балке, хоть на шее у Мин.
   - И не надо! - Кэл улыбается во весь рот, демонстрируя жемчуг идеально ровных зубов. - Мэй сам может о себе позаботиться в этом смысле... Хотя, ты опять чего-то недоговариваешь: с "призраком" ведь справился!
   - Изъятие результата чародейства может быть полезным, но не всегда способно помочь, - мрачно буркаю, запихивая в рот кусок сыра.
   - Нужно просто не доводить ситуацию до крайности! - советует эльф, и я понимаю, что настало время для завершающего удара:
   - Я очень невезучий человек. Можно сказать, неудачник. В моём обществе твой брат рискует многим, начиная от здоровья и...
   - Заканчивая честью? - лиловые глаза переполнены смехом.
   - За чужой честью не охочусь! - вздёргиваю подбородок. Хочется думать, что выглядит сей жест гордо, а не судорожно...
   - Сама в руки идёт! - весело добавляет эльф.
   - Я тебя не убедил? - вздыхаю.
   - Нисколечко.
   - Жаль...
   - Скажи, зачем ты стараешься отказаться, если, на самом деле, хочешь помочь? - вопрос Кэла застаёт меня врасплох.
   - Как это, хочу? И вовсе даже...
   - Ну, не хочешь, но, по крайней мере, не исключаешь такую возможность, - он перефразировал свою уверенность.
   М-да, эту партию я проиграл. Подчистую. И дело даже не в тщательно скрываемом мною (правда, от самого себя, в основном) желании принять некоторое участие в жизни молодого эльфа... Нет. Мне просто очень хочется наставить его на путь истинный, позаботившись о том, чтобы образ загадочной йисини остался приятным воспоминанием, не более... А к вопросу о "помогать"... Не помешал бы - вот, что опасно!
   - Не боишься совершить ошибку? - спрашиваю без обиняков.
   - В случае с тобой? Нет, - слишком поспешно, на мой скромный взгляд, отвечает эльф. Ах так, lohassy? Ну, держись!
   - А в случае с братом?
   - Ты не причинишь ему вреда, - уверенно заявляет Кэл, и я суживаю глаза:
   - Ой ли? А что, если я поведаю мальчику о подробностях той случайной встречи в трактире... предъявлю доказательства, кстати! Буду насмехаться и шантажировать. Я могу, не смотри, что выгляжу безобидным...
   В мгновение ока эльф оказывается на ногах и нависает надо мной, впиваясь побелевшими пальцами в подлокотники кресла, которое занимает ваш покорный слуга:
   - Ты так не поступишь!
   - Почему? - улыбаюсь самой мерзкой из своих улыбок, и Кэл невольно отшатывается.
   - Нет... это невозможно... я...
   - Не мог так обмануться? Будет уроком впредь: не следует целиком и полностью доверяться первому впечатлению. Да и второму - тоже. А вообще-то... Ты не обманулся. Я не могу сделать больно никому из вас.
   - Почему? - жалобно спрашивает эльф, чьи представления о добре и зле в людских душах только что подверглись жестокому испытанию.
   - Потому что обещал. Обещал тому, чья просьба для меня... скажем так: священна. Так что, в этом смысле можешь меня не опасаться!
   Кэл садится обратно в кресло, но прежней уверенности на прекрасном лице уже нет. И это совершенно замечательно! Лучшая новость на сегодня! Нельзя жить без сомнений. Скучно. Хотя... Я сам предпочёл бы поскучать!
   - Сейчас ты откровенен?
   - Как никогда! - говорю серьёзно и искренне, но Кэл недоверчиво качает головой:
   - И как теперь верить...
   - Не верь, - милостиво разрешаю я, с сожалением глядя на остатки выпивки. Быстро кончилась, как и всё хорошее...
   - К сожалению, у меня нет выбора, - продолжает сокрушаться листоухий.
   Хм... Всего лишь хотел заставить сомневаться, а чего добился? Гнусных моральных терзаний. Будем исправлять ситуацию? Попробуем:
   - Иногда отсутствие выбора лучше, чем наличие нескольких равноценных альтернатив. И даже знакомое зло временами удобнее, чем впервые встреченное добро... Однако, в твоём плане есть слабый момент. Знаешь, какой? В качестве кого я буду сопровождать твоего брата? Как слуга? Ерунда: эльфы не пользуются услугами людей. А рабов и вовсе не держат... Об этом ты думал?
   - Да, - признаётся Кэл, и я понимаю: действительно, думал. И отсутствие решения, по-видимому, очень угнетает среброволосого красавца. А между тем...
   Я, не глядя, щёлкаю замком и кладу расстёгнутый ошейник на стол.
   - Так будет легче думаться? - даже не улыбаюсь, потому как, ничего смешного в происходящем нет. Особенно если подметить нездоровый блеск, ворвавшийся в лиловый взгляд эльфа.
   - Гораздо! - подтверждает он и углубляется в раздумья, время от времени посматривая на меня так, будто снимает мерки для гроба.
   В конце концов мне надоедает опустившийся полог молчания, и я спускаюсь в кухню, чтобы разжиться куском ягодного пирога и поболтать со стряпухами, а когда возвращаюсь, эльфа в моей комнате уже нет. И следов трапезы на столе - тоже.
   Какой же он глупый, право слово... Если его смущала только одна деталь в начерно составленном плане... Важная деталь, кстати: ошейник предполагает не только и не столько "несвободу" в действиях, сколько подчинённость желаниям и указаниям одного, строго определённого лица. А когда многие дни подряд выполняешь только то, что тебе скажут, отвыкаешь мыслить и действовать самостоятельно. Ты об этом подумал, lohassy? Конечно же, нет! Ребёнок, он и есть ребёнок...
   Взрослый человек вёл бы себя иначе. Тот же Борг: как бы он поступил? Для начала втравил бы меня в разноплановые ситуации с целью установления типовых реакций, и только потом - много позже - начал бы разговор о "добровольном" участии в важном, но совершенно не оплачиваемом деле... Хе-хе-хе. А ведь так и было: правда, ситуации я устраивал себе сам, но пищи для размышлений рыжему верзиле дал очень много. Можно сказать, перекормил... Борг... Мой первый серьёзный опыт общения с представителем Тайной Стражи. Да ещё каким представителем! Даже не принимая в расчёт внушительные физические данные, одно то, что рыжему великану доверили обеспечение безопасности первого наследника престола Западного Шема... Это таки внушает уважение!...
   В случае с Кэлом удивляюсь, как мало времени понадобилось листоухому, чтобы твёрдо увериться в моих "достоинствах". Впрочем, на свете он живёт гораздо дольше королевского телохранителя, так что, и опыта в оценке личности у него поболее... Только здорового скепсиса мало. Ничего, наберётся! Если не сложит голову в очередном нелепом vyenna'h-ry. Сколько же ему лет? За двести или ещё до двухсот? Средствами семьи не распоряжается, но уже облечён некоторым доверием. Наверное, лет двести двадцать или двести тридцать. Знать бы, как скоро он станет наполовину взрослым... А впрочем, ЭТОТ срок предсказать нельзя...
   Глупый-глупый-глупый... Ошейник - всего лишь символ. Настоящее рабство рождается и гнездится в недрах черепа, там, где многие предполагают местонахождение ума. Если рассуждать грубо, то и Кайа, и Кэл - рабы. Мои. Смешно? А мне - не очень... Тем более, что они сами признали мою власть над своими жизнями. Подаренными жизнями. Новыми жизнями... Такое добровольное рабство - хуже прочих. Для хозяина, а не для тех, кто ему подчиняется. И самое главное: никто этого самого хозяина не спрашивает, хочет ли он ВЛАДЕТЬ. Нет! Ставят перед фактом и умильно заглядывают в глаза: вот мы, здесь, перед тобой, в полном твоём распоряжении, возьми нас!... Тьфу. Никому не пожелаю оказаться в схожей ситуации...
   Кстати, отношения "учитель-ученик" тоже во многом подобны рабству. Умственному и, нередко, даже физическому. Плохой наставник получает неописуемое наслаждение, владея умами своих учеников, внушая им выстраданные собой, а не настоящие истины, заставляя действовать по своему образу и подобию... В некотором роде, учителя - те же творцы, но, как не каждая женщина (и не в каждом случае) может родить здорового, сильного, в потенциале - умного ребёнка, так и не каждый учитель способен создать из сырого материала вверенного ему юного сознания то, что превзойдёт его самого. Некоторые и не хотят, чтобы ученики были умнее - вполне понятное желание. Нехорошее. Эгоистичное. Вредное. Вполне человеческое. Зачем я буду делиться тем, что добывал потом и кровью, только для того, чтобы юный нахал через несколько лет стал умнее меня? Ни за что!... Такие вот учителя плодят "рабов" недалёкого ума...
   Есть ещё одна опасность, о которой никто не хочет думать, пока она не возьмёт за горло: стать рабом собственных привычек. О, это сладостное рабство! Но оно чуть ли не опаснее других, потому что от привычного удобства мыслить и поступать наработанным образом труднее всего отказаться... Проверял на себе. И до сих пор проверяю...
   Ах, Кэл, Кэл... Конечно, я попробую помочь твоему брату. В основном, из чувства вины. Ну, ещё из капельки сумасшествия и глотка предвидения, которое настойчиво стучит в висок: неспроста ты повстречался с листоухими, ой, неспроста... Особенно после столь проникновенной просьбы Магрит "не делать им больно". Есть, над чем задуматься...
  
   ***
  
   Следующие два дня я не имел удовольствия общаться с Кэлом: за те несколько мгновений, которые мы в течение указанного промежутка времени находились в пределах досягаемости друг друга, мне удавалось только кивнуть, а ему - ответить на кивок рассеянным взглядом. Где он пропадал, по каким делам уходил рано утром - для меня оставалось загадкой, не мешавшей, впрочем, ожидать дальнейшего витка пакостей в своей личной жизни...
   Мин, всерьёз озаботившаяся моей физической формой, не пропускала "утренних пробежек" и подыскивала любую работу, способную добавить нагрузки ленивому телу. Правда, ноющие мышцы удостаивались потом такого приятного массажа, что... Грех было жаловаться на судьбу. Я и не жаловался. Пока не наступил день четвёртый от моего исцеления...
   Не буду подробно описывать, в каком настроении я встретил утро, хотя бы потому, что оное утро наступило для меня аккурат в полдень. По какой причине? Девочки веселились. С подачи Кэла. Скажу только одно: оценив масштаб "надругательства" над своим телом, я вытолкал хохочущую троицу за дверь и заперся, чтобы успокоить нервы.
   Кэл, надо отдать ему должное, придумал совершенно замечательный план с оригинальной, но весьма правдоподобной и удобной легендой. Ему бы ещё со мной посоветоваться перед тем, как... Но обо всём - по порядку.
   Как уже упоминалось не раз, эльфы не слишком жалуют людей и, соответственно, не балуют последних своим обществом, особенно в путешествиях. Если и удаётся встретить листоухого в сопровождении иноплеменника, то будьте уверены: надобность в таком "напарнике" была крайней. И всё же, как в любом правиле, здесь есть исключение. Я, признаться, о нём и не вспомнил, а вот Кэл (это и понятно, кто, в конце концов, из нас - эльф?!) пришёл к необходимому решению практически сразу и два дня потратил на разработку и обеспечение внешних деталей. Решив сделать из меня лэрра[5] Горькой Земли.
   Я был бы против, но вовсе не из ложной скромности или грозящей опасности. Попробую объяснить...
   Владения эльфов окаймлены с юго-востока узкой полоской территории, которая никогда не блистала богатой растительностью и большим населением. Проще говоря, Горькая Земля полностью оправдывала своё название - на ней могли жить только невыносимо упрямые, угрюмые люди, каждый миг своей жизни боровшиеся за существование. Местами - пустыня, местами - степь с чахлой растительностью, не обременённая полезными ископаемыми и иными природными богатствами, эта территория славилась только одним: свободой. То есть, если вам хотелось умереть, не платя налоги - добро пожаловать на Горькую Землю! Впрочем, в те времена налоги ещё не так прочно вошли в государственный уклад, поэтому свобода воспринималась несколько иначе. Романтичнее, что ли... Так вот, на неприспособленной для нормального обитания территории кое-как рождались, жили и умирали люди, чей характер закалялся от поколения к поколению. А потом началась война. Долгая Война. И в один прекрасный (если кому больше нравится - ужасный) день вражеские армии подошли к Горькой Земле. Воевать за эти хилые клочки никто не собирался - планировалось пройти их маршем и начать жечь эльфийские леса, но... Не знаю точно, какое чувство взяло верх в душах жителей Горькой Земли, только они встали стеной на пути врага. По здравому рассуждению могу предположить следующее: им просто стало обидно, что их никто не замечает и не принимает в расчёт, как достойного противника. Но дело не в этом, а в том, что люди, привыкшие к каждодневной борьбе, легко приняли на себя тяготы военного времени и сумели оказать такой отпор, что вражеские армии вынуждены были остановить своё продвижение - на тот срок, который понадобился эльфам, чтобы подготовиться к войне... В общем, когда в Четырёх Шемах воцарился мир, эти самые эльфы в знак благодарности взяли на себя заботы по приведению Горькой Земли в состояние, схожее с самыми благодатными местностями. Статус "свободной территории" никто не потревожил. Правда, лэрры (в теперешнем значении - хозяева поместий) официально приняли протекторат Западного Шема, но с огромным количеством оговорок, чтобы в случае необходимости действовать исключительно по своему усмотрению. А с эльфами потомков тех, давних защитников Горькой Земли, связывают вполне дружеские отношения. И эльф, вынужденный покинуть привычные для себя места обитания, вполне мог отправиться в путешествие в компании с лэрром...
   Это - краткая выдержка из исторических хроник. Скорее, даже выжимка - с минимумом подробностей. Общий вывод таков: лэрры - гордые, сильные люди, за годы благоденствия научившиеся владеть не только оружием, но и своим умом, воины и труженики, достойные во всех отношениях. Если коротко: лично я на лэрра не тяну. Кэл посчитал иначе и...
   У жителей Горькой Земли своё понятие о красоте, как тела, так и всего остального, и они вполне заслужили это право, но... Начнём с того, что мужчины-лэрры бреют свои головы с малолетства и до седин (которые очень трудно обнаружить именно из-за отсутствия волос). А на смуглом теле (и мужчины, и женщины) рисуют всяческие картинки, рассказывающие о вершинах, достигнутых в течение прошедшей жизни. Иногда картинок много, иногда - всего одна, но многозначная, если можно так выразиться. В общем и целом, ход моих рассуждения понятен? Думаю, более чем. Ах, да: если касаться масти лэрров, то и тут я на них никак не похожу - смуглая кожа сочетается с тёмными глазами и иссиня-чёрными волосами (предположительно, конечно, ибо мало кто видел на теле лэрра растительность, по которой можно судить о цвете волос), да и физические характеристики у этих людей более впечатляющие, чем у вашего покорного слуги...
   Я проснулся (от сна, вызванного подсыпанным накануне снотворным), когда эльфийский доктор заканчивал натирать моё тело неким составом, который мерзко пах и неприятно щипал кожу, поэтому теперь, с сожалением глядя на заметно потемневшего себя, перебирал в уме ругательства, подходящие к случаю...
   Бритая голова меня особенно не радовала ввиду скорого наступления зимы. Лэрры-то живут в тёплом климате, им можно и без шапки ходить, а я? Морозиться должен? Но больше всего раздражало то, что никак не посмотреть, что за "красоту" девчонки изобразили на моей спине: доподлинно известно только: это - зверь, и верхние части рисунка своими крыльями доходят до середины ушей. Впрочем, зная характер что Мин, что Кайи, можно предположить: легко отделаться не удалось...
   И одежду ведь, паршивцы, где-то раздобыли... типично лэррскую.
   В принципе, жители Горькой Земли одеваются, как и их соседи, просто эти самые соседи уж больно разные: эльфы, народы Южного и Западного Шемов, а также... Кое-кто ещё, оказавший влияние на формирование местной моды. Например, лэрры признают застёжки камзолов не посередине груди, а только по правой её половине (даже воротники-стойки застёгиваются сбоку) - такая тенденция берёт своё начало от чего-то там, связанного с креплением доспехов... В качестве верхней одежды служит накидка-плащ с рукавами, называемая маади - широкая, можно даже сказать, просторная, под ней можно спрятать очень большое количество оружия. Иногда оборудуется капюшоном - по крайней мере, на том экземпляре, который достался мне, капюшон имелся. Отдельно имелся и головной убор, отчасти похожий на то, чем женщины любят покрывать свои косы: широкий шарф, который набрасывается на голову и удерживается обручем или замкнутой в кольцо полоской ткани (меха, шнурком и чем хотите ещё - зависит от фантазии). С первого раза красиво (и тем более - правильно) такое сооружение не наденешь, но я в своё время с удовольствием носил нечто подобное, и управился с полосой тонкой шерсти так быстро, что сам себя удивил. Закинув концы этой самой сахьи за спину, я пожалел, что в комнате нет даже самого крохотного зеркала - должно быть, вид у меня весьма впечатляющий, разве что, немного хрупкий для настоящего лэрра. Стоило бы узнать реакцию моих "обидчиков"...
   Я прислушался к звукам за дверью. Тихо. Даже дыхания не слышно. Ругался я и одевался долго, могли ведь и устать ждать...
   Так и есть: никого. Ни за дверью, ни дальше по коридору. Придётся искать самому...
   Вниз спускаться не стал: слишком больная вероятность нарваться на прислугу, не уведомлённую о появлении в гостинице лэрра. Комната Мин в правом крыле, рядом с апартаментами Кайи. Туда тоже не пойду. Обиделся. Пойду налево, в сторону обиталища Кэла: поскольку он - главный затейник всего этого недоразумения, ему первому и надаю по ушам, благо, эти самые уши временами так и просят "Дотронься!"...
   Потирая руки, я подкрался к дверям, ведущим в комнату моего знакомого эльфа и... Застыл на месте, пытаясь разделить в водопаде спора, слышного даже в коридоре, истинные и ложные струи.
   Спорили двое. Кэл, что было совершенно логично: комната же его, и... Его младший брат. Хиэмайэ, если не ошибаюсь? Я не люблю подслушивать чужие разговоры - хотя бы потому, что, став свидетелем того, что не предназначено для тебя, можно взвалить на себя груз не только чужих секретов, но и чужих проблем.
   - Как ты мог?! Ты вообще о чём-нибудь думал, когда сорвался с места, даже не сказав никому ни слова?! Совет не знал, что и предположить...
   - Я уже объяснил, что произошло, Мэй, не будем...
   - Не будем - что? Говорить о твоей безответственности? Хочешь, чтобы я принял на себя обязанности старшего? Ты этого хочешь, эгоист?
   - Мэй... У меня были причины действовать без промедления, и я буду молиться всем богам, чтобы с тобой в жизни не случилось того, что произошло со мной...
   - Конечно! Теперь умыл руки, а я должен разгребать сор? Да ты меня просто ненавидишь, если так поступил! И как я раньше не...
   Я покачал головой и пинком распахнул дверь. Спор приблизился к очень опасной точке: ещё чуть-чуть, и отношения между братьями будут непоправимо испорчены - в голосе младшего всеми цветами радуги переливалась настоящая истерика, а старший был совершенно обессилен нелепыми обвинениями. А ведь, в сущности, им не из-за чего ссориться, только они пока это не поняли...
   - Поберегите чужие уши, господа! - я обворожительно улыбнулся и понизил голос до последнего из доступных мне пределов: в результате получилось нечто вроде басовитого мурлыканья большой кошки. То, что надо, в общем.
   Две пары похожих, но всё-таки, неуловимо разных глаз уставились на меня. Кэл моргнул раза три, прежде, чем понял, кто именно вошёл к нему в комнату. Мэй поджал нижнюю губу:
   - Даже лэрра уговорил... Ну ты, братец, и...
   Договаривать младший эльф не стал - выскочил за дверь. Я проводил его взглядом, убедился, что в коридоре никого нет, сдвинул дверные створки и насмешливо посмотрел на Кэла.
  
   ***
  
   - Иногда близкие родственники становятся сущим наказанием, верно?
   Эльф скривился, не отвечая на вопрос, который сотней голосов из ста можно было признать риторическим.
   - Какая между вами разница, если не секрет? - продолжаю допытываться.
   - Разница? - он не слушает меня, а жаль...
   - В возрасте, - вынужден уточнить.
   - Тебе-то что за дело? - о, мы ещё и огрызаемся? Прости, но вовсе не я виноват в твоём дурном настроении, lohassy!
   - Если я должен буду провести некоторое время в обществе твоего брата, неплохо было бы узнать кое-какие подробности его личной жизни, - присаживаюсь на краешек стола.
   - Сто десять лет, - нехотя сообщает Кэл.
   - Так много? А ведёте себя совершенно одинаково, - откровенно потешаюсь, потому что имею на это право. После всего, что со мной сделали без моего ведома.
   - Ты сравниваешь меня с этим юнцом? - тонкие ноздри точёного носа гневно раздуваются.
   - Сам виноват: мало того, что начал с ним спорить, так ещё и не привёл убедительных доводов в свою пользу!
   - Ты-то откуда знаешь? Подслушивал? - настораживается эльф.
   - Очень надо! - фыркаю я. - Вы орали так, что и глухой бы услышал. По счастью, кроме меня на этаже никого не было, иначе... Можно было мило погреть уши.
   - Если не слышал, о чём шла речь, не поймёшь! - высокомерно заявляет Кэл, и я презрительно морщусь. То же мне, загадка...
   - Несколько фраз, долетевших до моего слуха, рассказали главное: мальчик обижен на тебя.
   - Конечно! Кому хочется исправлять чужие ошибки!
   - Не угадал, - качаю головой. - Он обижен совсем по другой причине. Уязвлена гордость.
   - Каким образом? - эльф, наконец-то, возвращается в разумное состояние.
   - Не знаю, в каких красках Совет поведал ему о твоём проступке, но мальчик понял одно: ты пренебрёг долгом и тем самым бросил тень на честь семьи. А это очень трудно простить. Особенно тому, кого считаешь лучшим из лучших...
   - Почему ты так думаешь?
   - Я не думаю, я вижу. Твой брат очень тобой гордится, отсюда и его горячее неприятие того, что у тебя могут быть свои проблемы. Ты для него - идеал. Точнее, был идеалом, а теперь... Теперь кумир оказался глиняной статуэткой, рассыпавшейся в пыль. Похоже, твой брат находится в том возрасте, когда ему настоятельно нужно на кого-то равняться и сверять свои поступки по чужим... Глупо, конечно, но такова юность. Впрочем, это лучше, чем считать себя непогрешимым и всемогущим.
   Кэл слушал, опустив ресницы, но когда последний звук моего голоса смолк, лиловые глаза распахнулись, обжигая меня странно знакомым и очень болезненным огнём. Примерно так смотрел Борг, когда счёл вашего покорного слугу достойным государственных тайн. Так смотрела Матушка, тронутая моей мольбой. Так... Нет, Рианна смотрела иначе.
   - Тебе не надоело всегда быть правым? - вопрос эльфа заставляет меня печально улыбнуться.
   - Надоело. Тем более, что обычно я прав только в отношении других, а разобраться в самом себе не могу.
   - Я догадывался, что его обидело, но только после твоих слов понял, насколько... - задумчиво продолжал Кэл. - И не знаю, как объяснить брату, что никто в случившемся не виноват...
   - Если хочешь, я могу попробовать. Надо же налаживать отношения!
   - Попробуй, - он окинул меня изучающим взглядом. - Странно... Этот наряд не выглядит на тебе чем-то...
   - Чужеродным?
   - Да. Как и в тот раз, почему, собственно, я и решил...
   - Идея неплоха, но... Не слишком удачна. Кстати, ты не собираешься пояснить, куда и зачем меня отправляешь?
   - Зачем - и так понятно, а куда... В Виллерим.
   Я процедил сквозь зубы нелестную оценку умственных способностей своего собеседника.
   - Что-то не так? - невинно осведомился эльф.
   - Всё не так. Ехать в столицу, притворяясь лэрром, всё равно, что лезть голышом в змеиное гнездо!
   - Почему?
   - Дразнить всех идиотов на пути? Уволь! Я на такое не соглашался!
   - А мне кажется, что будет наоборот: мало кто рискнёт задирать настоящего лэрра...
   - Но я-то - не настоящий!
   - А кто поймёт? - хихикнул Кэл. - Я и сам с трудом сообразил, что это ты, а не один из наших доблестных соседей.
   - Тот, кому надо, поймёт! - отрезал я.
   - Ну, тебе же не придётся ходить по великосветским приёмам, - продолжал веселиться эльф. - А на улицах даже воришки в карман не полезут...
   - Твои бы слова, да...
   - Псу под хвост? - настроение Кэла стремительно улучшалось.
   - Вот что, умник: о внешности и одежде ты позаботился, а как насчёт самого главного?
   - Чего? - хлопнул ресницами эльф.
   - Оружия! Лэрру полагается нечто... серьёзное, не находишь?
   - Оружие... - Кэл наморщил лоб. - Есть идея... Я сейчас соберусь, и сходим в одно место!
   - Если я не буду удовлетворён результатом, лично отправлю тебя в такое место, откуда ты не скоро вернёшься! - грозно пообещал я и подхватил плащ, небрежно кинутый на кресло: - Это твоего брата вещь?
   - Да. А зачем?...
   - Если я правильно понимаю его состояние, сейчас он мёрзнет где-нибудь во дворе или на улице, и самое время поговорить с ним по душам.
   - Когда вернёшься?
   - Как получится, - пожимаю плечами и оставляю Кэла погружённым в сборы.
  
   ...Старания Мантии не прошли даром: убедившись, что в пределах гостиницы обиженного на весь свет эльфа не наблюдается, я вышел за ворота и, неспешно направившись вниз по улице, прислушался к гомону города.
   Жизнь кипела ключом, и счастье, что я мог воспринимать настроение очень ограниченного количества людей и участка земли, иначе легко было бы сойти с ума, заблудившись в дебрях чужих мыслей, внезапно ставших твоими. Рассуждения о сделках и иные практичные вещи сразу отошли на задний план (уверен, что без помощи Мантии не обошлось, потому что мне самому для углубления навыков в балансировке потребовался бы не один год непрерывных занятий), и я сосредоточился на эмоциональном фоне города. В принципе, работать с эмоциями гораздо легче, чем с рассудочными проявлениями, но есть одно маленькое неудобство: нужно совершенно точно знать, что ищешь. А мне нужна была... даже не обида, а что-то более тонкое и простое одновременно. Мне нужен был эльф на пороге разочарования в жизни. Именно на пороге: листоухие в очень редких случаях решаются на то, чтобы добровольно умереть, но вот всё время ходить по этой острой грани - пожалуйста! Тоже Игра, в своём роде...
   Как ни странно, Вайарда в пределах досягаемости моего сознания была городом вполне довольным собой - ни тебе ссор, ни тебе обид, даже завалященькой злобы не нашлось, поэтому пепельные следы грусти, которые Мэй оставлял за собой, были найдены почти сразу, и через квартал я догнал ребёнка, который не желал становиться взрослым.
   Эльфы слабо чувствительны к холоду и теплу в том смысле, что могут регулировать жар собственного тела по своему усмотрению, но Мэй, находясь в расстроенных чувствах и мучительных раздумьях, пожалуй, меньше всего думал о здоровье, и я поспешил накинуть плащ на тонкие плечи, пока кончики ушей оставались розовыми.
   Он вздрогнул и обернулся, готовый к атаке, но, наткнувшись на мой спокойный взгляд, уныло вздохнул.
   - Рассчитывал, что придёт брат?
   Эльф не ответил, но по глазам было понятно: именно об этом и мечтал. А мечта опять не сбылась...
   - Я испросил разрешения прийти вместо него.
   - Зачем? - в мелодичном голосе столько горького льда, что я поёживаюсь, хотя маади греет на совесть.
   - Поговорить.
   - О чём нам говорить?
   - Есть одна тема.
   - Какая же?
   - Давай, направим стопы в сторону гостиницы, потому что у меня и твоего брата есть неотложное дело... Ты не против?
   - Мне всё равно, куда идти, - он старается казаться безразличным.
   - Хорошо, - киваю, пряча улыбку в пушистом воротнике.
   - Так что ты хочешь мне сказать? - ну зачем так церемонно себя вести, малыш? Как это... по-детски.
   - Много. И - мало. Только то, что ты способен услышать и понять... Ты обижен на своего брата, верно?
   Он гордо отворачивается.
   - Обижен... Ты считаешь, что он поступил недостойно, подвергая риску не столько свою жизнь, сколько выполнение важного поручения Совета. Я прав?
   Ответ не звучит, но я, по крайней мере, не слышу и возражений. Уже славно...
   - Не буду ни в чём тебя убеждать, потому что рано или поздно ты сам придёшь к тому, что я скажу... Есть случаи, в которых обязательства - даже самые почётные - отступают назад. Иногда речь идёт о сохранении жизни, но в данном случае... Кэлаэ'хэль рассказал тебе, почему бросил вызов vyenna'h-ry, несмотря на поручение Совета?
   - Рассказал, - буркнул эльф. - Он услышал Зов Саа-Кайи и не смог удержаться...
   - А что было дальше?
   - Поединок, - пожал плечами листоухий.
   - И?
   - Никто не пострадал, кроме него самого.
   - Это всё, что ты знаешь?
   - Было что-то ещё?
   - Ты слышал что-нибудь о vere'mii?
   Мэй замедлил шаг и нехорошо сузил глаза.
   - Причём здесь "призрак"?
   - Твой брат не казался тебе странным в последнее время?
   - Кэл? Ну, он... Может быть, иногда... - неуверенно признал эльф.
   - Ему приходилось бороться с vere'mii погибшей сестры.
   - Что?! - в лиловом серебре взгляда плеснулось потрясение.
   - Если он не рассказал тебе о главной причине брошенного вызова, что ж, могу только позавидовать: у тебя замечательный брат. Он был готов, хоть и сам не понимал этого, умереть, но не впустить зло в себя и свою семью.
   - Кэл... - мигом растеряв всё высокомерие, Мэй стал похож на растерянного маленького мальчика.
   - Он не хотел тебя тревожить, и это очень... по-братски. Тебе не за что обижаться на него. Согласен?
   - Но...
   - Есть ещё одна причина, верно? Ты боишься взяться за то, что поручалось ему, потому что считаешь себя недостаточно умелым? О, прости, я неточно выразился: недостаточно взрослым?
   - Может быть... - он ещё не признаёт, но уже не гонит прочь истину.
   - А вот это совсем глупо! Если Совет заинтересован в выполнении поручения, они не стали бы выбирать того, кто не способен с ним справиться. Логично?
   - Да...
   - Идём дальше. Я более, чем уверен, что члены Совета выбрали тебя именно потому, что успех младшего поможет старшему снова поверить в себя.
   - Но разве Кэл...
   - Он едва не проиграл тени собственной сестры - как он может по-прежнему считать себя сильным? О нет, Кэлаэ'хэль полон сомнений на свой счёт, и ранение пойдёт ему на пользу: даст время и пищу для размышлений, по завершении которых твой брат снова станет таким, каким ты его любишь - сильным, отважным и мудрым!
   - Ты думаешь... - в лиловом серебре появляются робкие ростки надежды.
   - Я уверен! Время врачует раны души лучше любого лекаря... И тебе стоило бы не обвинять брата во всех грехах, а с пониманием отнестись к его трудностям и помочь преодолеть имеющиеся препятствия.
   - Я... не знаю... что делать...
   - Научиться понимать, что ошибаются все. Даже боги. И не стоит обвинять, пока не представил себя в схожей ситуации!
   - Ты... Откуда ты столько знаешь? - пытливый ум - их семейная черта? В таком случае мне стоит опасаться "разговоров по душам" с представителями Клана Стражей Сумерек...
   - Учусь.
   - У кого?
   - У любого, кто способен учить. И тебе советую делать то же самое. Пригодится! - подмигиваю.
   - Можно попробовать... - решает эльф.
   - Ты совсем белый! - раздаётся взволнованный голос Кэла, и спустя мгновение я становлюсь свидетелем трогательного примирения.
   - Вовсе нет! - упрямо возражает младший, а старший укоризненно щёлкает его по уху:
   - Почти звенишь! Сейчас же иди в дом!
   - А ты?
   - У меня есть дело.
   - Когда ты вернёшься?
   - Часа через два, не раньше, - подумав, отвечает Кэл.
   - Такое долгое дело? - считаю нужным осведомиться я, и эльф поясняет:
   - С гномами никогда не знаешь, сколько времени понадобится на уговоры: может и минуты хватить, а можно и неделей не отделаться!
   - Вы пойдёте к гному? - оживляется Мэй.
   - И тебе там делать совершенно нечего! - отрезает старший брат.
   - Но, Кэл...
   - Иди и согрейся для начала, а когда я вернусь...
   - Мы поговорим! - заканчивает за него Мэй.
   - О чём? - Кэл искоса поглядывает на меня, но я делаю вид, что совершенно ни при чём.
   - О нужных и ненужных секретах! - язвит младший эльф и, недовольно вздохнув, идёт в гостиницу, а мы идём прочь. На сей раз, для разнообразия, вверх по улице.
  
   ***
  
   Вы хотели бы быть добрым и мудрым? А всё время? Хотели бы?! Тогда нам с вами не по пути. Впрочем, попробуйте как-нибудь выступить в роли всепонимающего и опытного наставника, а потом поговорим. Видеть во взгляде, обращённом к тебе, восхищение и преклонение перед твоей мудростью, приятно, не спорю. Но только - первый раз. Максимум - два, три раза. А на четвёртый раз (если, конечно, не играть роль, а попытаться стать тем самым советчиком) вам станет тошно. Нет, не от собственной мудрости! Хотя и от этого можно повеситься... Вам станет противно по иной причине. Давать советы - нелегко, следовать им - ещё сложнее. Но вся беда состоит в том, что, примеряя на себя чужую проблему, вы начинаете ею жить: от рождения до разрешения этой самой проблемы. Но если жить за других, времени для себя практически не остаётся... Поняли, к чему я клоню? Борьба за души эльфов ввела меня в мерзейшее из настроений, проходящее под девизом: "На кой фрэлл я помогаю тем, кто не может ничего сделать для меня самого?" Нет, не считайте вашего покорного слугу существом, во всём ищущем выгоду, тем более, что я этим и не занимаюсь... Но так хочется порой, чтобы позаботились о тебе самом...
   - Что за гном-то? - спросил я у Кэла, который напряжённо изучал вывески гостиниц по ходу следования.
   - Один из лучших Мастеров, которых рождали Горы.
   - М-да? И зачем мы к нему идём?
   - Ты же говорил, что тебе нужно оружие? Вот за ним и идём! - недовольно отмахнулся эльф.
   - Хочешь сказать, что у тебя хватит денег на гномий клинок? - хохотнул я.
   - Не на всякий, - со вздохом признал Кэл. - Но нам изыски и не нужны: достаточно, чтобы на клинке стояла подпись Горного Мастера!
   - Ну-ну, - поощряю его энтузиазм. - Любопытно будет взглянуть, как ты торгуешься... Умеешь торговаться-то?
   - Не вчера родился! - огрызается листоухий и резко останавливается. - Пришли!
   Я провожу взглядом по добротной каменной кладке очень человеческого здания.
   - Здесь останавливаются гномы?
   - Вообще-то, нет, но Мастера Гедрина с радостью принимают в любой гостинице, - сообщает Кэл, переступая порог.
   - Гедрина? - я невольно закашлялся. Конечно, есть шанс встретить просто ещё одного гнома с таким же именем, но... Вряд ли. - Говоришь, один из лучших Мастеров?
   - Ну что ты прицепился к словам? Пошли, он уже ждёт!
   И я пошёл... Боюсь, у меня начинает развиваться опасная болезнь, основной симптом которой - не покидающая сознание мысль: "Это где-то уже было". Так недолго и с ума сойти, между прочим! Хотя... Если ума нет, то и терять нечего!
  
   ...Гедрин принимал нас не в общем зале, а в своей комнате - чистенькой, светлой и очень серьёзной: все вещи занимали строго отведённые им места, и я невольно позавидовал упорядоченности мыслей своего старого знакомца. У меня (если взглянуть, на что становится похоже место моего обитания спустя неделю) можно предположить в голове всё, что угодно, за исключением порядка...
   С момента последней встречи гном ничуть не изменился, но сейчас передо мной был не кузнец, увлечённый работой, и не весёлый выпивоха, а персона степенная и солидная. Одним словом, дипломат, прибывший на переговоры, а не дядя Гедди, как его зовёт Миррима - да-да, та самая, из-за которой весь этот сыр-бор и разгорелся. Помните? Низкорослый и весьма капризный ураган, который втравил меня в глупую и опасную ситуацию и заставил первый раз в жизни забыть о страхе за собственную шкуру? Я - вряд ли забуду...
   Гедрин выглядит внушительно: одежда добротная, даже дорогая, на груди - медальон Мастера, в косичках бороды - скромные, но невероятной изящности заколки.
   Предложив занять места за пустым столом, гном начал разговор:
   - Что привело Вас, почтенный эльф, в мою скромную обитель?
   - Я бы не хотел изъясняться в столь... высоком стиле, Мастер, - поморщился Кэл. - У меня есть к Вам дело, очень простое и не требующее высокопарных фраз.
   - Изложите, - велел гном. - А я сам решу, какой стиль подходит для обсуждения!
   Насколько я изучил характер Гедрина, сейчас мой знакомец был слегка рассержен бесцеремонностью эльфа: в самом деле, все купцы на свете начинают издалека - и продавая, и покупая товар. Зачем же нарушать традиции?
   - Нам нужен клинок, - просто и прямо заявил листоухий.
   - Нам? - с еле заметной ехидцей переспросил гном.
   - Точнее, моему спутнику.
   - Какой?
   - Любой, - беспечно ответил Кэл, а я невольно качнул головой. Гедрин заметил мою реакцию и усмехнулся:
   - Выбор клинка - целое дело, почтенный эльф... Ваш спутник, похоже, понимает это лучше Вас.
   В общем-то, в воздухе беседы запахло оскорблением, но эльф усилием воли проглотил обиду и ответил:
   - Клинок для него, ему и выбирать!
   - Какую сумму Вы рассчитываете потратить? - гном задал основополагающий вопрос.
   - Не слишком большую, - Кэл старался держаться гордо и независимо, но то ли дядя Гедди хорошо разбирался в особенностях эльфийского "взросления", то ли попросту понимал, что, имея на руках внушительную сумму, эльф вёл бы себя иначе... Широкий рот гнома расплылся в чуточку презрительной улыбке.
   - Я привёз в Вайарду только образцы и оружие, выполненное на заказ... Не знаю, чем могу Вам помочь.
   - Мы хотели бы посмотреть... образцы, - я решил вступить в разговор.
   - Извольте, только... Не следует тратить такую драгоценность, как время, попусту, - заявил Гедрин. - Позвольте взглянуть на Вашу руку, и я сам скажу, смогу ли что-то предложить.
   - Как Вам будет угодно, - я встал из-за стола, подошёл к гному, медленно, палец за пальцем, стащил тесную перчатку с правой руки, и протянул ладонь Мастеру.
   Сначала дядя Гедди просто смотрел, и морщины на его лбу становились всё глубже и глубже. Потом он посчитал нужным измерить пальцами пропорции моей кисти. По окончании долгой и какой-то неуверенной процедуры, гном, пожевав губами, попросил:
   - Не могли бы Вы показать и вторую руку?
   Я выполнил просьбу и подвергся новому этапу осмотра.
   Наконец, Гедрин задумчиво откинулся на спинку кресла и сообщил:
   - Как ни странно, у меня есть при себе оружие, сделанное для очень похожей руки...
   - Так это же замечательно! - расцвёл эльф. - Уступите его нам! Я обещаю заплатить, сколько попросите...
   - Оно не продаётся, - отрезал гном.
   - Всё продаётся, - уверенно заявил Кэл. - Сколько Вы хотите?
   - Вы не поняли, почтенный: ОНО НЕ ПРОДАЁТСЯ, - с ледяным спокойствием повторил Гедрин. - Я сделал его для... друга.
   - Ну, тогда ссудите нам... на некоторое время? Или друг обидится?
   - Тот, о ком я говорю, спас мне жизнь, господа, а такие долги не платят подержанными вещами! - гордо выпрямил спину гном.
   - Но, почтенный Мастер, если уж Вы упомянули... - продолжал ныть эльф, а Гедрин нахмурился:
   - Я просто не ожидал увидеть руку, столь похожую на... Нет, мне, наверно, просто почудилось...
   - Не рановато ли для Вашего возраста? - я потихоньку возвращаю своему голосу прежнее звучание. - Смотрите: как только станет известно, что Вы выживаете из ума, Миррима останется без летнего отдыха в доме любимого дядюшки!
   Гном вскочил на ноги и уставился на меня снизу вверх, грозно хмуря брови:
   - Откуда ты знаешь...
   - О девочке, которая на лето приезжает в Мирак и задаёт дел милейшей Кароле?
   - Немедленно говори, кто ты такой! - участки круглых щёк, не скрытые бородой и усами, начали наливаться краской.
   - Медленно или немедленно... Удивляюсь я Вам, дядя Гедди: руку узнали, а лицо припомнить не можете... Или "уголёк" после купания слишком крепким показался?
   Гном всмотрелся в мою довольную улыбку и едва не рухнул обратно в кресло.
   - Ты... здесь... да как такое возможно...
   - А где я должен быть? В столице? Так туда я ещё попаду! - оставив опешившего Гедрина и ничего не понимающего Кэла, выхожу в коридор и ловлю первого попавшегося мальчонку:
   - Ты здесь служишь?
   - Да, господин!
   - Кувшин лучшего эля Мастеру Гедрину, и живо!
   Спустя минуту - не более - в кружках уже шипит осенний эль. Судя по терпкому аромату, мальчонка не обманул: эль, и в самом деле, хорош. Гном мочит усы в пенящейся жидкости, эльф, в основном, чтобы чем-то заняться, тоже не брезгует пригубить хмельной влаги.
   - Я не собирался посещать Вайарду, если Вы это хотели спросить... Так получилось.
   - А где эльфов нашёл?
   - Нарочно не искал, - усмехаюсь, искоса поглядывая на растерянного Кэла.
   - Не то, чтобы компания дурная, но... Зачем ты с ними связался?
   - Знаете ли, гномов на пути не встретилось, уж тогда я бы не искал лучших попутчиков! - шучу, конечно, и Гедрин вполне это понимает.
   - Миррима ведь рассказывала, что ты был в Мираке... И как я сразу не понял...
   - Если Вы обманулись на мой счёт, есть надежда, что обманутся и другие! Я не горю желанием мелькать в столице своим настоящим лицом.
   - Ну, тот, кто тебя раньше не видел, и не подумает, что лэрр - поддельный, - успокаивает меня гном. - Да и те, кто видел...
   - Я постараюсь не попадаться им на глаза.
   - И то верно... - он задумчиво прикладывается к кружке. На один долгий и внушительный глоток.
   - Так что насчёт оружия? - мягко напоминаю, памятуя о любви Гедрина к выпивке и о том, чем обычно заканчиваются попойки в его обществе.
   - Ах, да... - гном встаёт и идёт к дорожным сумкам, аккуратно разложенным на сундуке. А через несколько вдохов на столе оказываются настолько великолепные клинки, что даже Кэл шепчет:
   - Бывают же чудеса...
   Впрочем, если судить непредвзято и строго, клинки, как клинки. Кайры. Парные. Для двух "разных" рук. "Младшая" выкована из более толстой полосы стали, потому что предназначена большей частью для отвода чужих атак и длительного контакта с клинком противника. "Старшая" длиннее и изящнее, но ничуть не слабее: хрупкость лезвия с почти незаметным изгибом - обманчива. Гарды небольшие, но на "младшей" есть "отводящий лепесток", чтобы защищать пальцы. Ого, да он ещё и подвижный! Есть пружина, позволяющая превратить "лепесток" из средства защиты в захват для чужого меча... В самом деле, работа Мастера! Рукояти отделаны пластинками полированной кости, почти мгновенно нагревающейся от тепла пальцев. Украшений - минимум, хотя... Постойте-ка... Это... С какой же такой радости?
   С наверший рукоятей на меня смотрят драконьи морды.
   Ох, сказал бы я тебе пару ласковых, дядя Гедди... Ну кто ж так себе дракона представляет! Срам один... Нет, согласен: те, кто никогда не видел, или видел, но перепугался до смерти, воспринимают сей звериный лик исключительно, как лик смерти, когда на самом деле... Впрочем, всё равно, красиво. Только не драконы получились, а, скорее... вирры[6]. Ничего, сойдёт.
   Сталь хорошая, даже замечательная - отражения даёт чистые, почти идеальные, но не бликует, что очень удобно, если не хочешь обнаружить себя перед противником раньше времени... С виду клинки - скромные, но если приглядеться... Не буду никому позволять приглядываться. Ещё надумают украсть...
   Словно читая мои мысли, Гедрин спешит прогнать сомнения:
   - Они будут слушаться только тебя.
   - Это ещё почему?
   - Э-э-э-э... - он слегка замялся, словно попался с поличным прямо на месте преступления. - Есть такой ритуал: добавлять в сталь при выплавке частичку того, кто будет владеть оружием... Вот я и добавил...
   - ЧТО?!
   - Да крови немножко...
   - Откуда?!
   - Было дело... - гном довольно ухмыльнулся. - Когда моё "второе рождение" отмечали, помнишь? Ты хотел кусок мяса отрезать, а мы не успели вовремя нож отобрать... Да и немного крови-то было! Доктор ещё перевязать хотел, а ты сказал, что сам кому хочешь что хочешь перевяжешь, если от тебя не отстанут... Вспомнил?
   М-да-а-а-а-а... Совершенно не контролирую себя, когда напьюсь. "Перевязать"... Хорошо, что отрезать не обещал... Впрочем, поскольку рядом был такой крепкий и опытный выпивоха, как Борг, до намеренного членовредительства дело бы всё равно не дошло...
   - А я ножичек под шумок-то и припрятал! - торжествующе закончил Гедрин, сияющий, как ребёнок, которому удалась дерзкая проделка.
   - Угу...
   Хм. Ты, конечно, старый и умный Мастер, дядя Гедди, но, право, иногда не следует доверяться традициям... Кровь мою подмешал, говоришь? Я прислушался к ощущениям, взвешивая клинки в руках. Сначала один, потом другой. Потом - оба вместе...
   Что-то есть, но что именно - предстоит разбираться. Не думаю, что они будут "слушаться" только меня, скорее вероятен другой вариант: чужака отпугнут или... поглотят. Ох, мало мне проблем с эльфами, теперь и гномы норовят неприятностей подкинуть...
   - Это очень щедрый Дар, Мастер.
   - Не Дар, а всего лишь благодарность за то, что ты сделал для моей семьи, - поправляет меня гном.
   Улыбаюсь:
   - А что с жемчугом? Ювелира уже нашли?
   - Ой, забыл совсем! - Гедрин хлопает себя по лбу и снова начинает рыться в сумках. А когда заботливо перевязанный и упакованный свёрток разворачивается, я восхищённо щёлкаю языком:
   - Браво!
   Больше всего этот головной убор похож на венок, который сызмальства умеет плести каждая девушка, только вот сделан он не из полевых цветов, а из того, что в природе не имеет души, но под умелыми пальцами Мастера Драгоценностей, обрело новую жизнь.
   Тонкая серебряная сетка усыпана мелкими серебряными же полураскрывшимися цветками, в сердце каждого из которых, как капля молочной росы, переливается жемчужина. Боязно даже дотронуться до этой красоты: вдруг "росинки" осыплются?...
   - Лучшего и представить нельзя, - вот и всё, что могу сказать по поводу подарка Мирриме.
   - Согласен, - кивает эльф. - Он совершенен!...
   ...От Гедрина мы ушли сразу же после того, как эль в кувшине закончился. При этом мне пришлось клятвенно пообещать навестить Мирриму, которая (вот это новость!) до сих пор опечалена нашей, так и не пришедшей к окончательному устранению обоюдных претензий, размолвкой. Я попытался выудить из гнома причину появления его племянницы рядом с Улларэдом в компании, мягко говоря, не самых приятных попутчиков. Попытка успехом не увенчалась: дядя Гедди нахмурился, буркнул в бороду что-то вроде "это дело семейное, и виновники получили по заслугам". Ну и ладушки, если хоть здесь обошлось без меня! Влезать в чужую личную жизнь чревато осложнениями в своей собственной...
   О цели визита в Вайарду гном тоже распространяться не стал - заметил только, что встречался с высокопоставленным заказчиком, чтобы вручить готовое изделие. Эльф, находящийся под впечатлением результатов моего знакомства с "одним из лучших горных Мастеров", вообще принимал участие в беседе в качестве фона: изредка вставлял замечания, не имеющие отношения к теме беседы. Типа: "О!", "А!", "Конечно!", "Разумеется!", "Неужели?". А я сам... Не менее потрясённый неожиданно приятной встречей и роскошным подарком, ваш покорный слуга не знал, что и думать по поводу очередной проделки судьбы. Если всё идёт гладко, не ведёт ли дорога к обрыву?...
  
   ***
  
   Поскольку листоухие братья примирились каждый со своими обязанностями, причин медлить с отъездом больше не было, и в гостинице закипели сборы в дальнюю дорогу. Я деятельного участия в сём утомительном процессе не принимал, поскольку меня практически в самом начале оных сборов поймал за рукав доктор, с требованием рассказать об инеистой ящерице. Попытка пошутить, излагая отрывок прочитанного некогда описания, успеха не имела. "Зверь ужасный и невиданный, сиречь ящерица, называемая инеистой, что по земле не ходит и по воздуху не летит..." - не дав мне закончить фразу, эльф скорбно поджал губу и попросил "не издеваться". Пришлось вспоминать, как всё обстояло на самом деле. И я вспомнил.
   Ростом в холке с полторы лошади. Тело длинное, изящное, судя по характерной гибкости, позвоночник вовсе не такой, как, например, у зверя - больше на змею похоже... Хвост чрезмерно длинный - и как она сама в нём не путается? - по всей длине расположены твёрдые наросты, напоминающие коготки и проходящие тремя параллельными рядами. В целом, сия конструкция навевает на мысль: то ли ящерица своим хвостом за что-то держится (вряд ли, конечно, по деревьям лазает, хотя... чем фрэлл не шутит?), то ли наоборот - кого-то хватает и держит... Бр-р-р-р-р! Пожалуй, из такого "захвата" не сразу выберешься. Если выберешься... Лапы... Кажется, четыре. Собственно говоря, я на лапы и не смотрел, потому как, то, что находилось выше, было гораздо интереснее... Толщина шеи соразмерна с толщиной тела. Морда слегка вытянута, пасть большая, оснащённая в передней части внушительными зубами, по два сверху и снизу - глубже не заглядывал. Глаза широко расставлены, находятся на боковых частях морды, но смотрят не только вбок, а и вперёд. Всё тело покрыто серо-зелёной чешуёй заострённой формы, которая может изменять свой наклон и благодаря этому позволяет ящерице "пропадать из виду"... Кстати, похоже, глаза таким же образом могут менять "угол зрения". А что, очень даже удобно! Я иногда ловлю себя на мысли: "Неплохо бы посмотреть назад"...
   Эти "свидетельства из первых рук" я обменял на подробную инструкцию и рецепты составов, которыми надлежало наносить на кожу и капать в глаза, дабы сохранить облик лэрра в правдоподобной целостности. За время увлекательной беседы с доктором, сборы успешно завершились, и немногочисленные, надо сказать, пожитки были размещены в карете, на козлах которой обнаружился тот самый возница, что доставил нас в Вайарду. В ответ на мой изумлённый взгляд, Кэл объяснил, что этому человеку всё равно нужно возвращаться в окрестности Виллерима, так что всё складывается наилучшим образом: он будет управлять средством передвижения, а мы можем ни о чём не волноваться. Ну, что касается волнений, тут он грешил против истины: я бы лучше переживал по поводу того, кто будет трясти вожжами, чем вынимать эти самые вожжи из-под своего хвоста, не менее длинного, чем у упомянутой выше ящерицы...
  
   Мин ожидала меня в зале гостиницы, у самых дверей.
   - И всё-таки, уходишь, - серые глаза смотрели укоризненно и печально.
   - Не надолго, милая...
   - Откуда тебе знать, - она вздохнула так горько, что моё сердце кольнуло неожиданно сильная боль.
   - Конечно, откуда?... Но я обязательно вернусь. Я не имею права умереть в ближайшее время, так что не волнуйся! - пробую казаться бодрым и уверенным в себе. Получается, правда, не слишком убедительно.
   - Я буду ждать, - отвечает Мин, и по тону голоса ясно: будет. Сколько понадобится. Хоть всю оставшуюся жизнь.
   - Не скучай, милая! Кайа нуждается в твоей заботе, да и Кэл - пока не вернутся домой... Обещаешь?
   - Обещаю.
   - Ну, только плакать не смей!
   - Не буду. Я не умею плакать...
   - Совсем-совсем?
   - Совсем-совсем, - равнодушно подтверждает она.
   - Почему?
   - Недостойна, наверное...
   - Милая, - кладу ладони на её талию. - Это совершенно неважно. Не умеешь плакать, и не надо! Тебе можно только позавидовать... Вот я, например...
   - Ты очень хорошо умеешь говорить глупости - так, что в них хочется верить, - тонкие губы наконец-то трогает улыбка.
   - Видишь, и я на что-то сгодился!
   Мы умолкаем, глядя в глаза друг другу. Сколько проходит времени? Минута? Больше? Не знаю, но Кэл недовольно окрикивает меня:
   - Эй, нельзя ли поторопиться? А то вцепился в девушку, как в рукоять меча!...
   Рукоять... Меча?
   Мир вздрогнул. Ещё раз. Затрясся, словно в припадке. Пласты Реальности налетели друг на друга, с грохотом сшиблись и отскочили назад, оставляя после себя медленно тающие осколки...
   Рукоять меча. Теперь я знаю, кто ты, моя милая!
   Кайрис. Строгая, длинная, смертоносно изящная. Только такая и никакая более! Серые глаза горят сталью клинка, и каждая из жемчужно-пепельных прядей волос - острее самого отточенного в мире лезвия...
   Я не могу себя контролировать, а Мантия... Наверное, потешается над нами, потому что Вуаль вдруг рвётся на тысячи клочков, и я остаюсь без защиты. Без защиты для Мин...
   Она чувствует. Чувствует и властно приникает к моим губам. На очень долгую минуту. А я не силах разорвать поцелуй, потому что... Да, через него утекают годы жизни, но мне почему-то кажется, что Мин с радостью жертвует ими, потому что взамен получает неизмеримо больше. Взамен она получает часть самоё себя...
   - Побереги силы, g'haya... - говорю я, когда воительница всё же отпускает меня на волю.
   - К чему? Я ни о чём не жалею, - она улыбается светло и тепло.
   - Зато я жалею!
   - Не надо... Ты даришь мне жизнь.
   - Отнимая время?
   - Иногда это вполне равноценная замена... - Мин усмехается и щёлкает меня по носу: - У тебя на боку достойные "девочки", но помни: я ревнива!
   - Да? Тогда не буду давать повод для ревности...
   - Тебе пора, - она отходит в сторону.
   - Иду, - киваю, но вовремя вспоминаю о важном вопросе: - Как тебя зовут, милая?
   - Нэмин'на-ари, - нараспев произносит она.
   "Нэмин'на-ари". "Последняя Песнь Души". Как красиво и как... подходяще.
   - Я вернусь к тебе, милая.
   - Вернёшься, - соглашается она. - Но вот ты ли?
   - Приложу все усилия, - говорю совершенно серьёзно, но Мин качает головой.
   - Пути Судьбы так запутаны... Ты можешь свернуть не на ту дорогу.
   - Не сверну. Потому, что ты будешь меня ждать.
   - Прощай...
   - До встречи.
   ...Она не вышла меня проводить, да и не нуждался я в таких проводах.
   Всё, что требуется, это доставить молодого эльфа без приключений в столицу, а потом мы будем предоставлены сами себе, и вот тогда... Тогда мы продолжим разговор, милая.
   Чем раньше начнёшь, тем быстрее закончишь, верно? Осталось только придумать, как ускорить ход событий, не особенно вмешиваясь в то, что вмешательству не подлежит...
   Я поплотнее закутался в маади и надвинул капюшон на глаза, готовясь уснуть под мерное покачивание кареты...
  

Оценка: 8.12*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"