Ивановская Дарья Сергеевна: другие произведения.

Дневник Самоубийцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто-то вешается, кто-то топится, кто-то режет вены... Несчастная любовь, затяжная депрессия, психоз, мнимый позор... А кто-то просто хочет жить.

11

Дневник Самоубийцы

Здравствуй.

Кем бы ни был ты, читающий эти строки, я - последняя из рода Керетов, Шалая, прозванная Стальной Совой - благодарна тебе. Благодарна за то, что открыв этот дневник ты, осознанно или нет, пожелал разделить со мной мою жизнь. И преследовавшие меня мысли о Смерти.

Моя история началась в маленькой горной долинке. Настолько маленькой, что её не указывали ни на одной карте. Но достаточно большой, что бы в ней могли свободно проживать без малого 8 сотен человек из древнего рода Керетов.

Кереты были мастерами-артефакторами. Теми, кто может делать поистине волшебные вещи. Одушевлённые мечи, летающие ковры, флейты, двигающие горы. Умения рода были велики. Но их запрещалось выносить за пределы долины. Нельзя было обучать кого-нибудь, кто не являлся чистокровным Керетом. Кого-нибудь, чьи родители не являлись Керетами сами. И вот тут в полный рост вставала проблема, о которой те, кто писал кодекс и правила для рода, видимо не подумали. Кровосмешение. Ведь откуда-то же должны появляться чистокровные дети рода? И всё. Можно было бы ставить крест на роду великих артефакторов. Он был обречён не вырождение. Если бы не одно НО.

Нельзя быть умелым артефактором, не будучи при этом умелым магом. После почти 300 лет вырождения путём родственных браков нашёлся умелец, которому надоело это издевательство над кровью. Он создал заклинание, аннулирующее дефекты постоянного кровосмешения у плода. И род Керетов начал возрождаться. Нет, кое-что заклинание не смогло убрать. Например, с тех пор отличительная черта всего рода - пламенно-рыжая радужка глаз. Но заклинание сделало главное. Начали рождаться здоровые дети. Дети, непохожие на уродов-родителей. Если раньше 4 из 10 детей рождались с дефектами разума, то, после того как процедура наложения заклинания на мать стала обязательной, безумным рождался 1 из 100.

Моя мать, Обласка Закатное Светило, родилась такой. Одной из 100. Она не была безумна в привычном смысле этого слова. Она не пускала слюни, не хохотала, не ловила воображаемых дракончиков, не говорила всякую чушь. Она вообще очень редко говорила. Остальные думали - не умела. Я знала - просто не любила. Просто не видела смысла в болтовне. Она была лучшим мастером своего времени. Самым искусным артефактором. Самым сильным магом. Одной из самых красивых девушек рода. Ей не было равных. Но, всё-таки она не имела разума. Человеческого разума. Наверно именно поэтому она, единственная, могла спокойно гулять вне барьерных щитов долины. Ей, живущей инстинктами, не нужна была такая защита.

Её всегда воспринимали очень странно. Она была лучшей. С одной стороны. Но с другой - она была чем-то вроде забавного зверька. Лисицы, почему-то поселившейся в собачей конуре. Наверное, поэтому, когда остальные узнали о её беременности и поняли что никто из рода не мог стать отцом ребёнка, было решено подождать. Посмотреть, от кого же понесла безумная Обласка. Я должна была унаследовать цвет глаз отца. Так всегда было. Ребёнок-полукровка не получал отличительного признака рода. Но, к удивлению многих, кроме разве что матери, глаза мои оказались цвета лесного пожара. Столь ярким родовое отличие Керетов бывает очень редко. Только при невероятно чистой крови. Как подобное могло достаться полукровке - никто понять не мог.

Пересуды и споры то стихали, то возобновлялись. Слухи ширились и становились всё глупее. Мать не обращала на это внимания, а я просто не замечала по малолетству. В 11 лет мне, как и каждому ребёнку рода, было дано второе имя. Меня назвали Стальной Совой за отливающие металлом волосы, чуткий слух, хорошее зрение и почти полную бесшумность.

Никто не собирался учить меня, фактически чужого клану ребёнка. Никто не верил, что мать может научить меня чему-нибудь. А она смогла. Нам не нужны были слова. Я всё-таки тоже была не совсем нормальной. Я могла проигнорировать самое страшное из оскорблений, и кинуться в драку просто за взгляд, а то и без повода. По крайней мере, так казалось со стороны. Я, выросшая рядом с сумасшедшей-матерью молчуньей и более ни с кем не общавшаяся, очень плохо понимала речь. Смысл слов часто ускользал от меня. Зато я хорошо понимала чужие эмоции. Чуяла, как зверь. Вот на этом чутье и строилось наше с матерью понимание. Она показывала мне ядовитые и съедобные растения. Тропы в горах. Она объясняла мне, как зверь может выжить где угодно. Но, помимо этого она также сумела передать мне свои знания артефактора. Она передала мне всё, что смогла. Но никто из Керетов об этом так и не узнал.

В 12 лет она подарила мне "живой" меч. Не железяку с суррогатом разума, вроде тех что делали все остальные мастера. Меч, в сталь которого была заключена душа воина, пошедшего на это добровольно. Игрэн оказался довольно забавной личностью. Он стал моим вторым учителем. Будучи умелым воином он и меня сумел обучить мечному бою. К сожалению ни тогда, ни потом мастера боя на мечах из меня не получилось. Меч никогда не был для меня основным аргументом противостояния. Но защищаться с помощью него я могла. А если добавить к этому звериные повадки, магию, и разум самого меча - не трудно догадаться что побеждали меня редко. Другое дело, что в драку на мечах я и сама влезала не часто.

Итак, моим первым другом стала душа давным-давно мёртвого воина. Вот он-то и научил меня понимать чужую речь. И отвечать словом. И навёл на первую мысль о Смерти: "Смерть - это ещё не конец". К 14 годам за мной прочно закрепилась слава сумасшедшей. Что, к слову, меня вполне устраивало. Я была, и остаюсь по сей час, махровой эгоисткой. Они не интересовали меня. Их для меня не существовало. Существ, которых я согласна была считать мыслящими, и чьи мысли мне были важны, было всего трое: моя мать, я и Игрэн. Причём именно в таком порядке.

В 15 у меня неожиданно открылся дар, Керетам никак не свойственный. Некромантия. Дар Смерти. И вторая моя мысль о Ней: "Со Смертью тоже можно если не дружить, то хотя бы работать". Носителей этого дара боялись и ненавидели. И, надо признать, что за дело. Почти половина ритуалов этого раздела магии основана на боли, смерти и крови. Погонщики Костей, Господа Червей. Некроманты бывают двух видов. Просто некроманты, которые пользуются пентаграммами, ритуальными ножами, кровью девственниц - всеми этими костылями, что бы получить хоть что-то, и природные некроманты, которым хватает одного только желания. Я отношусь ко второй категории. Мне хватило одного желания, чтобы скелет мышки встал и начал бегать вокруг меня.

Вот тогда-то я впервые и задумалась, что у меня где-то должен быть второй родитель. На сию блестящую в своей идиотичности мысль (особенно если вспомнить, что мне в тот момент было уже 16) меня сподвигла мама. Сподвигла способом, который я до сих пор не могу ей простить.

Она умерла. Попала в горный обвал выводя заблудившихся малолеток из рода. Третья моя мысль о Смерти: "Мы замечаем уход лишь тех, кто нам дорог". А после, четвёртая - когда я ходила на место её гибели, и мне очень хотелось умереть самой -"Смерть кого-то важного и дорогого рвёт часть твоих связей с жизнью".

Мне опасно было оставаться в долине. Меня не любили, но из-за матери терпели. После её смерти - меня терпеть не собирались. Мать это предвидела и оставила мне маленький тайник. Карта, где-то около сотни золотых монет, пара артефактов, которые можно будет продать при случае, и книгу. Книгу некромантических заклинаний. Так называемый гримуар. С пометкой на форзаце: "Гелиас Листум, некромант первой ступени".

Той же ночью я бежала оттуда. Переход через горы, окружавшие долину, оказался легче, чем я думала. И ещё через сутки я была в небольшом городке, стоявшем прямо у их подножия. В Аракане.

Это был маленький торговый городок-перевал. Здесь много кто останавливался - купцы, наёмники, воры, путешественники...

Здесь много кто останавливался, но мало кто жил. У всех были свои дела. На меня никто не обращал внимания. Это было мне на руку, ибо давало возможность осмотреться. Так как единственным, кто хоть как-то ориентировался в мире вне долины, был Игрэн, то он и взял на себя командование, попутно поясняя мне то, что знал. Первым местом, куда мы отправились было представительство Гильдии Магов. Организации, которая курировала и узаконивала все магические действия, совершаемые людьми. Мне нужно было получить лицензию на создание артефактов и найти себе учителя-некроманта.

Проще всего оказалось с учителем. Служащий в представительстве просто послал запрос и получил ответ: один из мастеров ищет себе ученика. Сегодня приедет в Аракан. Мне было сказано явится в представительство завтра, к открытию.

А вот с лицензией вышел облом. Для её получения нужно было сдать экзамен в главной башне Гильдии Магов. Расстояние от Аракана - почти пол материка. Даже мне было понятно, что в одиночку я туда не дойду. И Игрэн мне не сильно поможет. Я решила подумать об этом чуть позже.

До названного мне времени я многое успела. Например познакомилась с таким явлением как уличное воровство. Мальчишка-карманник, которого я поймала за руку, был этому не слишком рад. Почему-то.

А утром, подойдя к представительству, я имела сомнительное удовольствие лицезреть гриву слегка спутанных волос цвета жидкой стали. Чуть-чуть темнее, чем у меня. А после уже всё представительство наблюдало редчайшую картину: "Магистр-некромант ищет свою челюсть на полу". Потому что он попросил меня снять капюшон. А я очень похожа на маму. Почти копия, только волосы другого цвета. А потом, когда я назвалась, челюсти искали все остальные. Потому что о Керетах все что-нибудь да слышали, про ту же радужку, к примеру, но мало кто видел.

Я до сих пор не знаю к добру или к худу, но мастером-некромантом, согласившемся стать моим учителем был тот самый Гелиас Листум. Мой отец.

Мне было достаточно сложно с ним общаться потому что я его не знала. Я вообще видела его в первый раз, да и видеть не хотела. Но, так или иначе - он оказался моим учителем. Он был хорошим некромантом. Он был действительно мастером. Отношения учитель-ученик у нас складывались достаточно плодотворно. Потому что я тоже была не дура. Спасибо маме.

А вот все отношения, что лежали вне профессиональных, были в нулевой стадии. Я не желала признавать его отцом. Ему было всё ровно являюсь ли я его дочерью. Хотя нет. Вру. Ему было очень интересно, и он постоянно лез ко мне с этим вопросом. Но я как дочь его не волновала. Мать он даже не помнил. Единственная черта, по которой он меня признал - фамильная "сталь" Листумов. Цвет волос, передающийся из поколения в поколение.

Ещё один признак, только уже другого рода. Мне, видимо, на них везло. Или не везло - как посмотреть.

Одно я знала точно - он был мне нужен. Мне в любом случае нужен был учитель. И лучше пусть это будет тот, чья сила мне родственна.

Он научил меня владеть парными кинжалами. И метательным оружием. Вроде звёздочек, дротиков или игл, которые я до сих пор терпеть не могу. Он сопроводил меня в главную Башню Гильдии Магов, на экзамен. У принимающих его старичков лица были... скажем так, слегка удивлённые. Нечасто к ним приходили дети 17 лет от роду. Ещё реже, то-есть никогда, эти самые дети получали высшую степень - диплом архимагистра - по артефакторике, считающейся самой сложной из наук.

На самом деле мой диплом - не столько подтверждение профессионализма моего, сколько показатель непрофессионализма их. Я ведь в роду была далеко не самым лучшим артефактором.

Целых 3 года человек, который мог бы, сложись всё несколько иначе, быть моим отцом, был моим учителем. Целых 3 года мы вместе колесили по большакам и трактам гоняясь за вурдалаками и упокаивая кладбища. А потом моё обучение закончилось. Закончилось на удивление по-дурацки.

Гелиас Листум, архимагистр некромантии, практикующий боевой маг с десятилетним стажем, мой нежданный, нежеланный и так и не признанный отец - умер, подавившись вишнёвой косточкой. Пятая моя мысль о Смерти: "У Неё тоже есть чувство юмора".

Экзамен на диплом некроманта я сдала неплохо, получив разрешение на профессиональную деятельность. А дальше...

А что делать дальше - я не знала. Мне 20 лет, я артефактор-некромант из жутко таинственного рода Керетов. Вернуться на дорогу? Так путь без цели меня не привлекал, а цели как раз и не было. Осесть где-нибудь? А где? Да и зачем? И тогда Игрэн подкинул мне невероятно интересную мысль. Мысль которая моментально захватила меня, отбросив всё остальное на задний план.

А почему бы мне действительно не стать охотником за сокровищами? Постоянные приключения с вполне определённой целью. Заклятия и ловушки, охраняющие эту самую цель, чаще всего - именно некромантского типа. Ну и, собственно, сама цель - обычно древние могущественные вещи (как раз таки артефакты), книги с различными знаниями или золото, которого никогда и никому не хватает.

Сказано - сделано. Ещё два года моей бесценной и неповторимой жизни прошли в дороге. Многое нашла. Многое потеряла. Я была не самым удачливым охотником. И у меня не было постоянной команды. Я, понимая что один в поле не воин, старалась найти себе спутников. Но при этом, оставаясь по натуре одиночкой, старалась не поддерживать долговременных отношений ни с кем.

Последним в моей карьере охотника стал поход в мёртвый город Далмерден. Он был спрятан в горах. Очень надёжно спрятан. Сами же горы считались непроходимыми.

Но что такое "непроходимые горы" для того кто в горах вырос? Команда прошла. И город мы нашли. Это было не слишком сложно. Мы, обрадованные лёгкой победой, не подумали: а почему же этот город считается одним из самых опасных мест в мире? И стражи этого города не преминули воспользоваться нашей слабостью.

Нас было шестеро. Трое погибли сразу, от мечей призрачных охранников. Ещё один сорвался в пропасть когда мы бежали, охваченные ужасом. Нас осталось двое. Стражи уже не гнались за нами, и было время хоть немного передохнуть. Казалось - всё, выбрались. Но мы слишком рано расслабились. На страже города Далмердена стояли не только призрачные мечники. Я до сих пор не знаю, что было тому причиной, но смешливый рыжий парнишка, Дилак, вдруг молча проткнул меня мечом. Одним ударом, прямо в середину груди. А после, безумно хохоча, перерезал себе горло. Правда, за достоверность воспоминаний после удара я не поручусь.

Мне повезло. Любой хороший некромант - обязан быть хорошим целителем. Я была хорошим некромантом. И обладала очень хорошими привычками. Например при любой ране накладывать на себя заклинание исцеления. Машинально, почти без участия разума. Вот это меня и спасло. Дало возможность оклематься, придти в себя, отключить боль и убраться как можно быстрее. Меня никто не преследовал. Я не знаю почему.

Через какое-то время я практически выпала под ноги идущему через горы каравану. Мне помогли. Просто так. Купец, хозяин каравана, сказал, что горы не прощают тех, кто бросает других в беде. Меня даже довезли до ближайшего города, где было представительство Гильдии Магов. Я безмерно признательна тому купцу и надеюсь что жизнь его будет долгой и счастливой, также как и жизни его детей и внуков. Если бы не он - моя история закончилась бы в тех горах. В благодарность я, когда выздоровела и сумела найти этого купца, отдала один невероятно древний артефакт - Дочь Ветров. Кулон-оберег, отводящий дурные помыслы, случайную смерть, болезни и даже судьбу. Позволяющий самому выбирать путь.

Но это было чуть позже. До этого я почти 4 месяца не могла встать с постели. С такими ранами не выживают. Когда мне сказали что я почти наверняка умру - пришла шестая моя мысль о Смерти: "Ждут ли меня на той стороне? Тянут ли туда?".

А после, когда я наконец вылечилась, седьмая: "Взять протянутую Смертью руку - ещё не значит уйти за Ней. Её всегда можно отпустить. Но Она может не пожелать отпускать тебя".

С охотой за сокровищами я завязала. Приключений мне хватило. Деньги были. Что б ни жить? Но не получилось.

Буквально через год я услышала о том что королевство собирает большой поход. Большой поход за сокровищами непокорного рода Керетов.

Я никогда не любила свой род, но они всё-таки были мне, пусть не любимой и не любящей, но роднёй.

Я никогда не считала себя героиней, но артефакты из хранилища Керетов не должны были выйти за пределы долины, слишком это было опасно для мира.

Я несколько месяцев собирала сплетни, слухи, обрывки подслушанных разговоров, чьи-то донесения. Ясно было одно - в долине что-то не ладно. Если б всё было нормально - о Керетах и говорить бы не стали. Побоялись.

Нужно было идти и смотреть самой. И я пошла. Лучше бы я этого не делала.

Я не знаю почему. Я не знаю зачем. Я не знаю как. Я не знаю кто или что.

Я только знаю что к моему приходу вся долина была огромным кладбищем, в котором не было ничего живого. Люди, звери, птицы... Да что там - даже трава была мертва! Я, дипломированный некромант, не нашла во всей долине даже самого крошечного, даже затухающего огонька жизни. Восьмая мысль: "К Смерти невозможно привыкнуть. Как ни храбрись, а Она всегда найдёт способ побольнее напомнить о себе".

Род Керетов, великих мастеров-артефакторов, исчез с лица земли. Я осталась последней. Детей у меня нет, да и не будет. Не будет потому что я уже не успею.

Сегодня - я узнала что осталась одна. Завтра - к щитовым барьерам рода подойдёт королевская армия. Мне бы бежать, меня бы всё равно не поймали, но это значит - пустить чужаков в дом. В место, где лежат кости матери. Добровольно отдать опаснейшие из творений Керетов, а потом всю жизнь мучиться чувством вины.

Нет, я не побегу. Я встречу врагов на подступах и в самой долине. Коль кто-то или что-то до меня превратило это место почти в Смерть в чистом виде - почему бы этим не воспользоваться?

Моя девятая мысль о Смерти: "Хуже нет, если перед встречай с Ней тебе время подумать - дали, а возможность передумать - нет".

Я наложила на хранилище одно заклинание. Его можно снять, но только в строго определённые несколько секунд, а именно - в каждую тысячную годовщину наложения. Плохо что работать оно начнёт только после моей смерти. Но это не страшно. Не зависимо от того сумею я победить или нет - я всё равно умру. Для сражения мне нужно будет пропустить через себя слишком много Смерти. Слишком много для того, кто хочет остаться в живых.

Людей, добровольно расстающихся с жизнью, называют самоубийцами.

Моей десятой мыслью о Смерти было: "Я хочу жить!".

Если ты, читающий эти строки, спросишь себя, "А зачем она всё это пишет?", я не знаю сумеешь ли ты найти ответ. Но если ты спросишь меня - я отвечу. Мне страшно.

Моё имя вычеркнуто из фамильных хроник рода матери - рода Керетов. Род отца - род Листумов - никогда не знал обо мне. Я боюсь исчезнуть. Исчезнуть насовсем, не оставив следов своего существования. Не оставив своей истории.

Я наложу на лист заклинание нетленности, и запечатаю в сохраняющий кокон вместе с "живым" мечом, моим верным другом Игрэном. Он не понадобится мне в бою и я не хочу что-бы он достался моим врагам. Ты, читающий, пожалуйста, возьми его с собой. Что делать - вы сами разберётесь.

За сим - прощаюсь.

Шалая Стальная Сова, артефактор из рода Керетов, некромант из рода Листумов, самоубийца, до дрожи желающая жить.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"