Иванов-Смоленский Валерий Григорьевич: другие произведения.

Попаданец. Тайна рудокопов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Теперь следовало приступить к операции, которая была условно названа "Золотой телец". Она состояла из двух этапов: захват рудоносной породы и изготовление из нее фальшивых денег. Медь и серебро я зарабатывал сам, на самогоне - этого мне с лихвой хватало на жизнь. Для столицы же мне требовалось золото...

  Попаданец. Тайна рудокопов
   []
  С раннего утра я принялся за строительство своего тайного убежища. По расположению выработок в карьере определил направление прохождения известняковой жилы. Отойдя шагов на триста от последней выработки, я стал копать яму в земле и скоро наткнулся на известняк. Два дня подряд ушло на вырубку известняковых глыб, с помощью пилы Мальена. Работы было много, но сил и энергии мне не занимать, и к вечеру второго дня пещера, в основном, была готова.
  Она состояла из двух помещений. Первое из них я определил как каминный зал и мастерскую, а вторая должна была служить мне спальней и кладовой. Вход, который был сделан очень узким, в виде норы, закрывался спускаемой сверху по пазам массивной плитой. Открыть входное отверстие было нелегко. Включив всю свою физическую мощь, я правой рукой поднимал плиту, которая верхним концом также заходила в вертикальный паз, а левой рукой закреплял ее положение прочной подпоркой. Проползая вовнутрь, аналогичным образом опускал плиту, забирая подпорку с собой.
   Жилище мое вообще было трудно обнаружить. Сделав известняковую крышу из тех же плит, я полностью забросал его снятым ранее грунтом и сравнял его с поверхностью земли. Вход выглядел, как заброшенная известняковая выработка и был полностью недоступен. Ни один из мужчин селения не обладал достаточной физической силой, чтобы приподнять эту плиту. А вдвоем в образовавшейся яме, они бы не поместились. Да и кому придет в голову рыться в заброшенной выработке.
  В каминном зале я установил усовершенствованный стационарный самогонный аппарат с хорошей производительностью, и поставил большие пустые фляги под будущий сивушный продукт. Здесь же размещались чаны под пиво, которое должно было бродить. Получился своеобразный пиво-водочный цех.
  Но главным моим сооружением был все-таки камин. Нет, я не боялся замерзнуть, и не был тем снобом, которому непременно нужно было лицезреть успокаивающее каминное пламя. Камин должен был выполнять функции плавильной печи. На кой ляд она нужна?
  Объясняю. Я собирался заняться изготовлением фальшивых денег. Кустарное самогоноварение не даст настоящего и скорого дохода. А для накопления суммы денег, требуемой на безбедное столичное житье, включая и непредвиденные оперативные расходы, понадобится больше здешнего периода. Поэтому я вознамерился решить эту проблему быстро и кардинально.
  Как и все гениальное, мой план, как выражался О`Генри, был прост, как грабли и незатейлив, как редис. Руда была под боком. Вот-вот за добычей должны были приехать обозники, но я должен их опередить и похитить у рудокопов добытую золотоносную породу. Выплавить из руды чистое золото и изготовить примитивные золотые горошины с моими знаниями - пустяшное дело.
  Изготовить плавильную печь было очень просто. Зев камина следовало плотно закрыть, сделать решетку, поддув и вывести наружу дымовую трубу.
  Как я уже заметил, здешний кустарник, несмотря на свою непритязательную внешность, был отличным горючим материалом. Его трудно было разжечь, но разгоревшись, он давал большой жар. Для поддува воздуха мной был сооружен простейший кузнечный мех, сшитый из шкуры джалмы, и теперь без труда мог достигнуть температуры плавления золота.
  С дымовой трубой было сложнее, она могла выдать местоположение моего тайного жилища, испуская клубы густого дыма. Пришлось поломать голову, но приемлемый выход был найден. Я нарезал два десятка толстых тканевых пластин, проделал в них ряды мельчайших дырочек, затем сложил эти пластины, чтобы отверстия не совпадали. Фильтр был готов. Дым и копоть оседали на пластинах, а наружу выходил лишь бесцветный угарный газ. Выходное отверстие трубы над поверхностью земли не возвышалось, а сверху был положен наискосок обломок известняка, так, чтобы оно оставалось открытым.
  Теперь следовало приступить к операции, которая была условно названа "Золотой телец". Она состояла из двух этапов: захват рудоносной породы и изготовление из нее фальшивых денег. Медь и серебро я зарабатывал сам, на самогоне - этого мне с лихвой хватало на жизнь. Для столицы же мне требовалось золото.
  Как проверить, какая руда хранится в пещере десятника? И как ее захватить, если там обнаружится золото или, хотя бы, серебро? Открытое просматриваемое перед предгорьем пространство невозможно пересечь, будучи незамеченным. Режима невидимости, в условиях быстрого бега, хватило бы лишь на три-четыре минуты, как раз, чтобы достичь гор. А ведь требовалось еще возвратиться обратно. Нет, я не боялся этого уголовного сброда и звероподобного десятника. Расправиться с ними не составляло проблемы. Но не убивать же их. Я давал подписку не причинять гибели ни одному живому существу на чужой планете. Но, если их оставить в живых, то захват драгоценной руды будет рассекречен. А посягательство на особо ценные полезные ископаемые в любом государстве считалось наиболее тяжким преступлением. Понаедет с имперского яруса целая куча ищеек, где от них скроешься. Это деревенских жителей можно одурачить маскировкой моего тайного убежища, профессионалы же нащупают его в считанные часы.
  Похищение мешков с рудой должно быть только тайным, чтобы никто не хватился валютных ценностей. Напасть на лагерь рудокопов необходимо до приезда обозников, которые могли оставить меня без добычи. Каждый мнит себя стратегом. В данном случае эта фраза относится и ко мне. Выработанный план кражи рудоносной породы казался мне блестящим...
  Я начал с Мальена. Как бы между прочим, я подвел его к идее создания элитного народного ополчения.
  - Зачем? - коротко спросил он, - мы ни с кем не воюем.
  Странный вопрос, зачем создаются вооруженные формирования - еще древние говаривали: - Si vis pacem, para bellum.*
  - Защищаться от врагов, - уверенно ответствовал я. - Мы создадим группу быстрого реагирования из двух десятков наиболее воинственных селян, которых я лично обучу тактике и приемам кратковременного вооруженного столкновения.
  - От каких врагов?
  - От горных людей, например. Ты же говорил, что они на вас нападали.
  - Когда это было... К тому же мы дали им хороший отпор, и они больше не сунутся. Наше вооружение гораздо лучше.
  - Ну, не скажи, всякое может быть.
  - У нас каждый селянин воин, - гордо произнес Мальен, справедливо полагая себя главнокомандующим, - каждый может стрелять из лука и имеет копье.
  - Воин, это тот, кто умеет воевать и победить врага, - нравоучительно сказал я, - а тот, кто просто вооружен еще не воин. Воин должен знать основы военной науки. Как защитить не только себя, но и своего соседа в боевом строю. Как взаимодействовать с другими в атаке и обороне, чтобы враг не зашел с тыла. Каким образом быстро произвести перегруппировку сил. Что предпринять, если попал в окружение. Как произвести рекогносцировку местности и захватить языка.
  *Si vis pacem, para bellum - если хочешь мира, готовься к войне (лат.)
  - Языка? - поразился Мальен, на которого моя речь своей ученостью все же произвела впечатление, - зачем отрезать языки врагам? Проще отрезать голову.
  - Язык, по военной терминологии, - важно объяснил я, - это взятый в плен солдат или офицер противника, обладающий ценными сведениями.
  Когда я перешел к основам стратегии и привел в пример знаменитое Каннское сражение, а затем и Грюнвальдскую битву, старейшина перестал задавать вопросы и внимал, раскрыв рот. Мне казалось, что сейчас он достанет блокнот и начнет конспектировать мои военные поучения.
  Как бы то ни было, но убедить Мальена в необходимости создания деревенского спецназа сходу не удалось. Упрямый старейшина по-прежнему гнул свое - в случае нападения все селяне должны взять оружие и сражаться с врагом. Таковы военные традиции здешних мест и все тут.
  И тогда я использовал последний аргумент.
  - Это будет твоя личная гвардия. В случае любой опасности они встанут на твою защиту и добьются успеха, так как будут лучше других обучены приемам боя.
  Мальен навострил уши. Вероятно, гвардейские формирования существовали в империи, и он о них слышал. Это, по-видимому, было почетно и считалось прерогативой императора.
  - К тому же, - небрежно добавил я, - могут появиться и новые внутренние враги. А твоя личная охрана сможет защитить тебя от любых их происков. Да и Лобурт еще может поднять голову...
  Упоминание о Лобурте доконало старейшину, он его побаивался до сих пор.
  - Завтра я тебе выделю двадцать лучших воинов моего рода. Обучай их своим премудростям. Но командовать буду ими только я.
  - Само собой, - согласился я.
  Ополченцы мне нужны были для одноразового использования. По моей стратегической задумке они должны были атаковать рудокопов во главе с десятником, отвлечь внимание на себя, осыпая их издали стрелами и постараться, отступая, вовлечь десятника в преследование ополченцев.
  Тем временем, пока все будут увлечены перипетиями боя, я пошарю в надзирательском форт-ноксе и прихвачу желанную добычу. Все будут заняты схваткой и на то, что творится в тылах, внимания не обратят. Гениальный план, не правда ли? Вот и я так думал.
  Ополченцев следует убедить в необходимости атаки лагеря рудокопов. Это я сделаю через Мальена, а уж для него-то я постараюсь найти веские аргументы. Нужен какой-то повод для нападения? Не смешите меня. Была бы цель, а повод находили во все времена. Тому в истории мы тьму примеров слышим. Последний из них страшилка про ужасное, не то химическое, не то ядерное оружие в руках восточного деспота-злодея. Демократический мир негодует, молниеносная война, и богатейшие нефтяные залежи переходят под контроль крупнейших нефтяных кампаний. Чьих? Угадайте с трех раз.
  Но это я отвлекся. Увы, бойцов спецназа из простодушных селян было сделать невозможно. Несмотря на чертимые мной на земле схемы, где должен находиться каждый в начале боя, куда и как перемещаться по этапам его дальнейшего развития, вся теория улетучивалась, когда начиналась военная игра по этим схемам. Разделенные условно на красных и синих мои ополченцы бегали по полю боя неорганизованными стадами, схватываясь в точке соприкосновения с противником в сплошной рукопашной свалке. А там не разобрать, где свои, а где чужие. И это безобразие повторялось раз за разом.
  С каждым днем я убеждался, что толку с них не будет, а время шло. Да и план мой перестал казаться мне гениальным. Удастся ли уговорить упрямого старейшину совершить поход на лагерь рудокопов? Как на это посмотрит вся община, может для принятия решения потребуется резолюция схода селян? Захотят ли они напасть на рудокопов, ведь это может закончиться карательной акцией имперских властей?
  Пожалуй, мне нужно придумать иной план, в котором не будет места для вспомогательных сил. Да и не придется делить добычу, если я совершу задуманное в одиночку.
  И такой проект созрел. Я нарезал травы, навязал ее пучками и украсил ими свою голову и заднюю поверхность тела. В таком наряде и отправился непосредственно к месту своего наблюдательного пункта. Обозрев панораму предстоящей операции, я увидел лишь снующих со своими тачками рудокопов. Десятника нигде не было, следовательно, он находился в своем хранилище. Я опустился на землю и быстро пополз вперед.
  Как там пел Вини-Пух, подбираясь к вожделенному меду, охраняемому злыми пчелами?
  - Я тучка, тучка, тучка, я вовсе не медведь..., - с этими словами я застыл на месте, изображая одно из пятен травы среди каменистой равнины.
  За несколько переходов я достиг точки, за которую заползать было опасно - меня могли заметить. Здесь следовало замереть на месте и дожидаться пока надсмотрщик покинет пещеру.
  Наконец десятник вышел из пещеры, закрыл в ход в нее огромным камнем и, помахивая бичом, с деловым видом направился в сторону шахт. По сторонам он даже не смотрел. Я включил всю свою физическую мощь в режиме невидимости, сбросил маскировку и в несколько прыжков очутился возле входа в пещеру. Закрывавший вход камень был отодвинут без особого труда, и я проник внутрь подземного хранилища руды. В пещере царил полумрак, на каменистом полу беспорядочно валялись мешки с рудой. Их было несколько десятков. У стены стоял топчан, видимо на нем спал десятник. Никакой другой мебели здесь не было.
  Для маскировки я снова придвинул валун, закрыв вход, включил инфракрасное зрение и выключил невидимость. Мешки были стянуты вверху бечевой, на манер походных рюкзаков и не очень тяжелы. Слегка ослабляя бечеву, я совал внутрь руку и доставал кусок руды, определяя ее принадлежность. Мне нужна была только золотоносная порода, но ее все не было.
  Я лихорадочно перебирал мешки, знакомясь с их содержанием. Медь, медь, медь, вновь медь, серебро, снова медь и опять серебро. Наконец, мешок, найденный в самом углу пещеры, блеснул красновато-тусклой позолотой самородка. Есть! А вот рядом и еще один с тем же содержимым. Снаружи послышался топот десятника, возвращавшегося в свое хранилище. То ли он что-то забыл здесь, то ли заметил меня.
   Я оказался в ловушке. Можно было применить силу и, вырвавшись отсюда, убежать домой. Но, тем самым, я рассекретил бы не только себя, но и пропажу мешков с золотом. Кто знает, может у этого десятника существовал какой-то способ связи с империей. Например, для того, чтобы попросить подмогу, если каторжники вдруг взбунтуются. В данном случае он тоже вызовет помощь, сообщив о невесть откуда взявшемся дерзком похитителе имперского золота. Нет, рисковать не стоило.
  Я включил режим невидимости и притаился у входа в пещеру. Вскоре валун был отодвинут в сторону, и огромная тень застыла на входе, перекрыв доступ свету. Десятник пристально всматривался в глубину подземелья. Чего он насторожился? Может, сработала какая охранная сигнализация? И точно - он неожиданно согнулся вниз и пошарил у земли рукой. Луч света, вырвавшийся из-за его спины, высветил тонкую бечеву, натянутую на высоте двух-трех сантиметров поперек пещеры. Вероятно я, не заметив, случайно зацепил ее ногой и сработал какой-то сигнал тревоги. Не учуяв ничего подозрительного, главный надсмотрщик вошел вовнутрь и стал осматриваться по сторонам. Не станет же он пересчитывать все мешки? Нет, он, вероятно, искал существо, осмелившиеся проникнуть в хранилище и, не обнаружив такового, успокоился - никто ведь не мог проскочить мимо него незамеченным. Затем он вышел наружу и на всякий случай обозрел окрестности. Пусто.
  Я быстро выбрался из пещеры, стараясь не греметь мешками и, проскочив за его спиной, резво потрусил восвояси. Через несколько минут густая трава надежно укрыла меня от посторонних глаз.
  В мешках оказались золотые самородки с высочайшим содержанием высокопробного золота, почти без посторонних примесей.
   Изготовление золотых монет горошин оказалось самым простым делом в этой операции. Рецепт этот я позаимствовал у древних алхимиков, покопавшись в своем мозговом хранилище. Единственное, что пришлось доделать - произвести необходимые математические расчеты по диаметру отверстия, через которое будут капать золотая магма и вычислить высоту падения капель. Чистое расплавленное золото я наливал ковшиком в воронку с очень узким горлышком, а внизу, под ней, поставил чан с водой. Золотые капельки одна за другой срывались из воронки и падали в воду. Выползая из горлышка воронки, они еще имели каплевидную продолговатую форму, но, ударяясь о воду, округлялись и на дно чана опускались уже горошины правильной округлой формы.
  Я вытащил готовые монетки и сличил их с имеющимися у меня медными фаргами. Наверное, тщательная экспертиза нашла бы незначительные различия по пробе, форме и весу моих подделок с подлинными деньгами империи, но на глаз такие отличия отсутствовали.
  Всего у меня получилось восемьсот шестьдесят четыре золотых горошины, и я стал, вероятно, одним из богатейших людей на этой планете. Теперь требовалось изготовить их надежное хранилище. И здесь я не стал открывать Америк, а просто пошил себе специальный пояс, состоящий из сплошных закрытых кармашков, куда и ссыпал все свое богатство. Всего получилось четырнадцать карманчиков, в каждый из них помещалось от пятидесяти до семидесяти монеток. Вес всего пояса получился немногим более двух с половиной килограммов, и я свободно мог носить его постоянно, чтобы быть спокойным за сохранность своих капиталов.
  Продолжение следует.
   Полностью книга находится по адресу:
   http://samlib.ru/i/iwanow_w_g/ivg2002-100.shtml
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Оганезова "Дюймовочка на шпильках" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Обратная сторона луны" (Приключенческое фэнтези) | | Vera "Унесенные не тем ветром" (Короткий любовный роман) | | О.Лаврентьева "Городская фифа" (Короткий любовный роман) | | М.Горохова "Магические Игры. Минессы умеют побеждать" (Любовное фэнтези) | | С.Бельский "Монстр 2. Улей" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Прекрасная помощница для чудовища" (Любовные романы) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Любимка "За гранью" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"