Ивлев Кирилл Юрьевич: другие произведения.

Трон Саламандры

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он уже не тот молодой сын дьякона не имеющий имени, ныне он молодой маг-наемник Эмерик де Нибб, который отправляется служить мятежному принцу и помочь тому одержать победу в гражданской войне. Эта война наконец даст ответ, что сильнее, магия или оружие. Что ждет его на чужой земле? Должен ли он предать принца? Кто займет Трон Саламандры? И самое главное, каковы цели Темного Бога?

Трон Саламандры

 []

Annotation

     Он уже не тот молодой сын дьякона не имеющий имени, ныне он молодой маг-наемник Эмерик де Нибб, который отправляется служить мятежному принцу и помочь тому одержать победу в гражданской войне. Эта война наконец даст ответ, что сильнее, магия или оружие.
     Что ждет его на чужой земле? Должен ли он предать принца? Кто займет Трон Саламандры? И самое главное, каковы цели Темного Бога?


Трон Саламандры

Глава 1

     Этот город шумел с самого утра, и это мне так и не начало нравится. Для человека, который вырос в глухой деревне, конечно, было не очень просто привыкнуть к большому городу. Я шел вдоль одной из узких улочек, в сторону рынка, чтобы узнать, что же на самом деле представляет собой этот большой, прекрасный и вечно суматошный город. Серые улицы, снующие вокруг полицейские стражники, беспризорники и просто городские сумасшедшие, ясно давали понять, что это не самый благополучный район столицы. Сам же Кессад, столица Мирея, делилась на так называемые «кварталы», не знаю, почему они назывались именно так, видимо какое-то очень умное слово из чужого языка.Сколько их было всего, я даже и не могу сказать, хотя и прожил здесь уже более года. Обычно, кроме вылазки сюда, как называл Колгар этот квартал, в трущобы, я наш квартал не покидал.
     Как объяснил мне Два Клинка, квартал для нищих жителей столицы - Кессада, здесь много преступников и просто не очень приятных людей. Все магазины, забегаловки, все было для бедных. Не самое приятное место для жизни, да и на вид очень сильно отличается от нашего квартала. Хотя об этом, наверно, позже.
     Узкая, грязная улочка привела меня к двухэтажному деревянному зданию, со старой вывеской, которая, можно подумать, держалась только по воле Создателя. Второй этаж съехал куда-то в сторону, и казалось, пытается сбежать, но был подперт толстым бревном. Вывеска гласила, что в этом покосившемся доме открыта лавка Гальнора Теаре, что величал себя лучшим знахарем столицы. А так же, попутно скупал книги, старинную мебель, посуду и прочее, что можно было бы, потом перепродать подороже. Старьевщик, как по мне, но со значительным опытом. Можно было подумать, что он зря держит свою лавку в трущобах, да вот только цены здесь ниже, чем в мастерском квартале или на фабриках, и ни в какое сравнение с ценами на аренду или целый дом в благородном. Да и стоит отдать должное – облапошить простолюдина куда проще, чем наемников из мастерового квартала или какого-нибудь ростовщика из банковского дома, что, скорее всего благородный и в таких вещах понимает много.
     Дверь со скрипом открылась, внутри было достаточно темно, старый скряга жалился на какие-либо, хоть самые дешевые, светильники. Весь зал, то есть его магазинчик, был заставлен каким-то хламом, предназначение которого я себе с трудом представлял. Всюду была пыль и паутина, словно старика это не сильно беспокоило, а скорее даже радовало. На столе стоял нелепый подсвечник, с привязанным к нему маленьким колокольчиком. Я его легонько стукнул, на что он ответил противным звоном.
     - Иду, иду! Не зачем так трезвонить, молодой человек!
     С лестницы послышалось его старческое нытье, дед, думаю, сразу понял, что я пришел, да вот просто из вредности не спешил мне на встречу. А вот и он, шаркая ногами, спустился с кривой и крутой лестницы. Пахло от него точно не цветами. Интересно, как он не падает, без света, ходя по этой лестнице. Я бы давно уже убился, спускаясь с нее.
     - Здравствуйте, господин Театре! Я пришел, как и договаривались. – Поприветствовал я старика. Не знаю, благородного он происхождения, или нет, но решил его все, же уважить. По правилу, вроде бы как он должен приветствовать меня, хоть я и нищий безземельный дворянин. Но дворянин. Хотя какой там дворянин, просто мне в заслуги давние, оставили в награду титул. Видимо, всем просто плевать на это было. Но Колгар этому обрадовался сильно, нравилось ему иметь в подчинении дворянина, та еще и с документами. Как он говорил – статус открывает двери.
     - Де Нибб, и тебе не хворать. Посмотрел я твои листы, почитал, поспрашивал, все как ты просил.- Старик подошел к прилавку и достал оттуда книжные листы, аккуратно вырванные мной из одной старой книги, в один удачный момент. А старик тем временем продолжил, все так же заунывно – Для девятнадцати лет, де Нибб, у тебя очень странные интересы, признаться, ты меня даже озадачил. Но я все, же узнал.
     - Ну, так что? – Старик как всегда набивает себе цену, чтоб его проклятые плетьми лупили.
     Театре развернул сложенные листы и подвинул их на столе в мою сторону. А потом, прокашлявшись, сказал:
     - Книга, откуда ты их так нелепо выдрал старая, очень старая, сейчас книги давно уже так не делают. Дорого она стоит, надо было тебе книгу всю тянуть сюда. А по поводу записей, того что там написано. – Старик засмеялся. – Глупости там написаны. Это все уже давным-давно опровергли богословы. Это все глупости.
     - А что именно там глупого?
     - Да все. Сама идея попросить велеть кому-то, вроде Агдатора, не вмешиваться в судьбу, это глупость. Вопреки всем рассказам о нем, он же не порождение Пограничного мира. Он величайший темный маг в истории. Он человек. Да, сильный, но человек, по крайней мере, рожден им. А значит, на него, как бы мы не хотели, правила Создателя так же действуют. Ты не можешь попросить стражника на улице на тебя не смотреть, если он захочет, так и тут. Да, с порождениями Пограничного мира, демонами и прочими, это может быть и сработает, ведь судьбы людей в руках самих людей, как велел Создатель. Демоны не могут противиться его воле и прямому запрету вмешиваться в судьбу. А то, чем стал Агдатор, это не демон. Так что это просто красивая легенда. Проблема в том, что даже идолопоклонники его, сами не знают, чему они поклоняются. Он жертвы то принимает, да помогает им. Сам понимаешь, его крайне опасно обсуждать. Вопросы о нем вызывают уже вопросы. - С этими словами старик протянул открытую ладонь ко мне. Плату просит, старый жук.
     - Сколько?
     - Пятнадцать.
     Много просит, старый жулик, да куда деваться. Отдал день ему и пошел прочь. Агдатор, тот самый враг создателя, проклятое чудовище из Пограничного мира. Его, точнее ее, прогнать оказывается не так просто. Значит, она меня сама отпустила. Или нет?
     Хотя, времени над этим думать, совсем не было, надо было спешить дальше, работа не ждет. Прошел дальше по улице, свернул налево, там дальше, словно на крыльях дошел до длинного, двухэтажного дома. Старый дом, едва ли лучше, чем дом старьевщика. Когда-то был построен для рабочих с фабрики, но ныне кто там только не жил. Облезлые стены, скрипящая лестница. А вот и та самая дверь. Немного волнуясь, я постучал. Дверь открыл высокий парень, лет двадцати пяти. Короткая борода, карие глаза. Лицо, как и следовало, я сразу же запомнил.
     - О! Эмерик! Добрый день, проходи, Агни как раз вышла, к соседке, сейчас уже будет. – Он отворил скрипучую дверь и его взгляд сразу же пробежался по мне, с ног до головы, немного задержавшись на моем поясе. Где висел, хоть и дешевый, но все, же меч. Я, как благородный, имел право ношения оружия, да и к тому же, у меня на него и разрешение было, работа она такая, есть свои плюсы. Да, парень определенно обратил отдельное внимание и на мой ремень, с гербом и на меч. – Я Бринал, брат ее, она наверно обо мне говорила?
     - Да, конечно, Бринал, просто не ожидал, что застану тебя, думал ты на фабрике. – Ответил я, осматривая махонькую каморку, где жили брат с сестрой. Ничего особенного. Две койки, три табурета, жестких, как моя жизнь в Когте Орла, кривая тумба, какие-то вещи на крючках, ведро воды, что-то вроде комода у стенки. Бедно, но аккуратно. Сел на ближайший свободный стул. Да, плотник, что их делал, явно халтурил.
     Парень закрыл за мной дверь сел на кровать, ближайшую ко мне и спросил:
     - У тебя с моей сестрой все серьезно? Я не хочу, чтобы ее кто обидел. У меня кроме нее никого нет.
     - Более чем серьезно, клянусь отрядом. – Ответил я, положив руку на бляху ремня с гербом отряда.
     Бринал посмотрел на мое лицо, а затем на мою руку и продолжил свой допрос:
     - Работаешь наемником? Где?
     - Отряд «Горные лисы», мы в бригаде братьев де Сталер. – Ответил я, указав на герб на поясе. Там была головы лисы с буквами «БС».
     - Ну, я про «горных лис» слышал, говорят вы один из лучших отрядов бригады, и попасть к вам сложно, но ты такой молодой и уже там.
     Да, озвучил он то, что я бы спросил и сам. У «лис» есть определенная слава, как впрочем, и у нашей бригады. Под крыло братья берут только очень сильные и умелые отряды. Подыскивают работу, а сами берут часть оплаты. Имя и статус, как говорит Два Клинка. Попасть под покровительство де Сталер очень сложно. А выйти невозможно, живым, по крайней мере. Так, парень явно намекнул, что во мне нет ничего интересного, стоило ответить.
     - Бринал, поверь, у меня есть причины, чтобы там быть. И они достаточно весомые, чтобы меня взяли именно в этот отряд. – С нажимом ответил я. Остальное ему знать не обязательно.
     - Ну, хорошо, надеюсь на тебя. Не обижай сестру и верни ее не поздно. – Ответил Бринал и хлопнул в ладоши. Дверь тут же отворилась и вошла Агни, которая, как я понял, и ждала, пока братец разрешит зайти. Выглядела она шикарно, темно русые волосы, заплетенные в толстую косу и красивое, до самых пят лиловое платье. Старенькое, конечно, но очень красивое. Такое вполне могло бы достаться от матери. Я взял девушку под руку, попрощался с ее братом и мы вышли из комнаты. От нее прекрасно пахло, запах даже чуть-чуть сводил с ума. Агни явно готовилась к сегодняшней прогулке.
     Мы вышли из дома, и пошли прочь из трущоб, пожалуй, сегодня ничего не должно испортить такой замечательный день.
     - Как тебе мой брат? Не напугал?- Спросила осторожно девушка, словно решила, что я могу от нее сбежать.
     - Хороший он у тебя, о тебе волнуется. – Ответил я. – Ты сегодня прекрасно выглядишь, правда.
     Девушка засмеялась, напряжение первой встречи с ее братом спало, словно его и не было. Мы шли вдоль улиц города, мило говорили о погоде, о прохожих и обо всем прочем, о чем обычно говорят влюбленные. Даже не заметил, как мы дошли до ярмарочной площади. Там уже было много народа, представление еще не началось. Известный бродячий цирк сегодня давал свое выступление, они поставили шатры, арену. Народ толпился, пытаясь хоть что-то увидеть за наспех возведенным забором. Не знаю, сколько циркачи заплатили бургомистру, но занять целую площадь в столице на пару дней, прямо впечатляет. С другой стороны и билеты сюда были не дешевые. Миновав очередь, мы прошли к охраннику, он посмотрел билеты и пропустил нас внутрь.
     Агни потянула меня, пока не началось представление, смотреть животных, а потом, как только объявили о начале внутрь самого большого шатра. Мы расселись на наши места, конечно не благородная ложа, но все же.
     Скажу честно, представление мне не понравилось. Глупости какие-то, бородатые женщины кидают гири, худой мальчишка подкидывает ножи. Из всего меня, пожалуй, развлек только танцующий медведь и странная девушка, которая прятала себя в совсем крошечный сундук.
     И эта глупость шла часа два, если не больше. Хорошо, хоть с небольшими перерывами. А то я бы там не высидел. Агни же была в восторге, она с замиранием сердца и трепетом смотрела, как выступающие мужчины в странном гриме прыгали у друг друга на руках, смеялась с собачек в шапках, в общем, вела себя именно так, как я и ожидал от нее.
     Когда представление кончилось, я предложил девушке прогуляться в сторону одного кабака, где очень вкусно готовили. Девушка застеснялась, но я убедил ее, что она там смотрится отлично, да и у нас все-таки особенный день, полгода как мы знакомы, можно и погулять чуть.
     И вот, когда уже начало темнеть, я повел Агни домой, пора бы и честь знать, зачем брата лишний раз волновать. Уставшая, но довольная девушка, обняла меня, прижавшись к плечу.
     - Эмерик, я так рада, что тебя встретила. Ты такой замечательный.
     - Тоже и я сейчас подумал, дорогая. – Ответил я и легонько поцеловал девушку в макушку.- Хорошо провели день, мне очень понравилось.
     - Слушай, Эм, а ведь у некоторых людей такие дни все. – Со вздохом сказала она. – Как думаешь, это справедливо?
     Разговор из милого щебетания влюбленных стал превращаться во что-то важное. Подумав, я ответил:
     - Нет, конечно. Мир не справедлив.
     - Вот ты же дворянин, у тебя больше прав, чем у меня, ты носишь оружие, тебя услышат, если будешь говорить. – Продолжила девушка, уже более серьезным тоном, словно это ее беспокоило.
     Я засмеялся, интересно она говорит, ну в целом так и есть, если не брать некоторые особенности моего дворянского титула, о чем, естественно говорить нельзя было никому.
     - Да толку от моего дворянства, если я ничего не имею? Мой род давным-давно был лишен всего, что отличало нас от простолюдинов. Я сам вырос в нищете, от того и отправился в столицу, счастья искать. Мое дворянство меня не беспокоит, совсем. А оружие носить мне герб на ремне помогает.
     - А ты не думал все это изменить? Я вижу, что ты хочешь спросить, как это можно сделать? Возможно, нам нужно сделать жизнь справедливой и хорошей для всех, а не только для богатых дворян, банкиров, проклятых магов, церковников, мануфактурщиков и прочих.
     - И как это можно сделать? – Разговор становился все более интересным.
     Девушка остановилась, осмотрелась по сторонам и потянулась к моему уху.
     - Нужно просто забрать власть у них. Устроить революцию, дать людям свободу и достаток! – ее голос дрожал, словно она боялась говорить такие вещи.
     - Сомневаюсь, что что-то такое можно сделать. Император как никогда силен, мануфактуры загружены производством нового оружия. Они никогда не отдадут никому власть. А за такие разговоры можно и без головы остаться. Мне, а тебя просто повесят.
     Девушка замолчала, и дальше мы шли, молча, каждый погруженный в свои мысли. Я обдумывал ее слова, она, возможно мои. Свергнуть императора и всех его прихвостней. Дать власть людям. Звучит красиво, ничего не скажешь. С этими мыслями зашли в трущобы, и практически подошли к ее дому. Квартал уже спал, ни стражников, ни местных уже и не было видно, только лунный свет на улице.
     - А если я тебе скажу, что есть люди, которые могут и хотят это сделать? – Агни прервала молчание, решив продолжить разговор.
     - И кто они?
     - Партия «Черная Правда», они смогут. Они реальная сила в империи. Они могут свергнуть Таргольда Мудрого и его прихвостней.
     Ого, а девушка напористая, ничего не скажешь. Подумав, словно вспоминая, ответил:
     - Я слышал про них, это они убили того архимага из Совета магов девять месяцев назад? Тогда еще вся столица гудела.
     - Да, они самые.У них есть сила, и они знают, как сделать нашу жизнь лучше. Я долго думала, сказать тебе или нет, теперь поняла, что ты достоин, чтобы знать.
     - Что знать?
     Девушка опять подошла ко мне вплотную, и едва уловимым шепотом ответила:
     - Что с некоторыми из «Черной Правды» ты уже знаком. И они очень хотят видеть тебя в партии. – Сказав это, она поцеловала меня в губы. Страстно, даже немного грубо, слово, давая понять свою решимость идти до конца в благом деле борьбы с властью императора. Как только мои губы стали снова принадлежать мне, я ответил:
     - Честно, никогда бы не подумал о том, что ты одна из бунтарей. Я никому не расскажу, клянусь. – С этими словами коснулся бляхи своего ремня. – Мне надо подумать над твоими словами. Это большая ответственность.
     - Я не давлю, что ты. Подумай, конечно. Но я бы очень хотела.- Девушка развернулась, поцеловаламеня в щеку и побежала домой.
     Ну, вот и отлично, пожалуй, этот день прошел удачно. Ну а теперь надо и честь знать, что под окнами дома стоять. Да и район так себе, чтобы ночью тут ходить. Развернулся и пошел прочь. Прошелся по улице, свернул, обошел закрытую пивную, и оказался в последнем проулке, что вел из трущоб в мастерской квартал.
     - А куда это мы так поздно спешим? – Окликнул голос из тени здания. После этой фразы на лунный свет вышло трое мужчин, возраст которых определить было сложно. Двое с мечами, один с кинжалом. Тот, что стоял впереди остальных продолжил. – Мне кажется, мальчишка, ты не в тот район зашел.
     - Господа, возможно, нам стоит разойтись с миром? – Ответил я, положив руку на меч.
     - Хватай его! – Крикнул главарь, и бросился вперед, двое других стали обходить меня с двух сторон. Ну конечно, так мы и разошлись миром. Ну что же, вполне ожидаемо. Стоять и ждать, пока меня нарежут на похлебку, явно не стоил. Прыжок вперед, чуть в сторону от бандита, легкий порез главаря по ногам, встречный удар второй рукой по уху, готов. Двое других даже сообразить не успели, что произошло. Ускорился, ударил сверху вниз, бандит отбился, попробовал кольнуть, тоже. Ну, явно что-то умеют, не просто крестьяне с оружием. Стало даже интересно. Второй с криком попытался меня ткнуть в спину, да куда там ему, ушел в сторону, пропуская вперед – пускай лучше друг другу мешаю. Оказался сбоку обоих, пара точных, не смертельных, но крайне обидных уколов и оба лежат, скорчившись от боли. Если успеют найти лекаря, жить будут долго и счастливо.
     Осмотрелся по сторонам. Других атакующих и нет. Подошел к оглушенному главарю, осмотрел его. Мужчина, лет сорока, не больше. Руки солдата или наемника. Движения отточенные, но типовые и не очень быстрые. Если и служил, то не очень долго и давно. Грязных приемов не было, что говорит о том, что он явно не мастер боев в трущобах. Из вещей, кроме оружия с собой ничего. Ну ладно, проклятые с ними, пускай лежат.
     А вот и мой квартал мастеров. Почему он так назывался? Когда то давно, именно здесь селились все люди, что могли величать себя мастерами кого-либо ремесла. Здесь всегда можно было найти оружейников, что делали оружие под заказ, портных и прочих. Но потом слава мастеров поутихла, когда богатые стали просто нанимать себе нищих для работы, хитрые купцы пришли к выводу, что ждать те же горшки слишком долго, а вот если нанять или выкупить рабочих и заставить их делать горшки для него выгоднее, да и ездить самому уже, ни к чему. Так и стали появляться первые, как они их называли, мануфактуры. По крайней мере, я так слышал. Естественно, мастерам стало сложнее соперничать с теми, кто за то же время делает десяток одинаковых мечей. Так и произошел упадок квартала. От того, здесь теперь жили все, кто мог себе позволить дом в столице. Дома отрядов наемников, ростовщики, курьеры, кого только не было.
     А вот и мой, по столичной традиции, естественно без забора, но с плотно закрытыми дверями и окнами, так, что не видно есть там кто. Два этажа, вход с улицы, а так же, слева, ворота во внутренний двор, наглухо закрытые. Над дверью висел вырезанный из дерева, в пол человеческого роста, герб. Лисья голова, смотрящая прямо, с двумя буквами «БС». Они себя гордо именовали, если мне не изменяет память, «Наемническая Артель Братьев де Сталер». Хотя, что там от артели, я так и не понял. По факту, главный дом де Сталер находился в благородном квартале, куда могли прийти другие благородные и заказать услуги наемников, они же сбрасывали эти заказы нам, за мзду. А мы в свою очередь уже работали. Почему-то мне казалось, артель должна была выглядеть иначе…
     Все отряды наемников, обязаны были быть включены в императорский реестр, иметь особое разрешение, а так же вступать вот в такие «артели». По факту, чтобы просто делиться золотом и не более того.
     Хотя, наверно, стоит рассказать, как это так, я тут оказался и что вообще тут делаю. А все на деле просто. Колгар свое слово сдержал и пристроил меня к себе, в свой отряд. В тайную службу де Фаттена, того, что по слухам очень любит маленьких мальчиков.
     Не знаю, как они там все уладили, но мое «дворянство» мне сохранили, даже имя разрешили оставить. Так что ныне официально Эмерик де Нибб. То, что я маг, решено было сохранить в тайне. Так что документы мага у меня отобрали. Но звание дали, причем сразу офицерское. Теперь я младший лейтенант секретной службы Императора Таргольда Мудрого. И вполне неплохое жалованье. Форму, сказали, получать не нужно, по ряду причин. Какие причины, думаю и так понятно.
     Оказывается, у Колгара звание тоже было, причем куда выше моего. Такой молодой, но с таким званием, за что получил, мне знать не положено. Сам он из благородных, хотя фамилию его я не знаю, а он ее особо и не называет. По долгу службы, он примерял множество разных званий и титулов, а свои держал в секрете. Вот и в прошлый раз, ему пришлось работать практически курьером у де Монтре, искать ему таких же детей, как и я, для его опытов. Как всем остальным членам отряда.
     И вот, сразу же после всех событий в крепости среди облаков, Колгар устроил меня к себе, со званием, обязанностями. Как он сказал – давно искал свежую кровь в отряд. Особенность работы в том, что нашему отряду, как он сказал, «лисам», поручали особенные задачи, которые могли выполнить только мы. Для того чтобы никто не догадался, да и не смог нас связать с де Фаттеном, мы официально числились наемниками, в артели Братьев де Сталер. Их артель тоже была прикрыта службой, так что никто и носа не подточит.
     Я, Колгар и другие, всего нас было семь человек, просто отряд наемников из артели Братьев де Сталер. Хотя задания нам давали не случайные люди с улицы, чаще всего. Особые задания для особенного отряда.
     Так что да, для всего остального мира, я просто наемник.
     Подошел к двери, открыл ее ключом, предварительно дернув за скрытый крючок, чтобы уведомить о том, что вошел свой.
     Дверь со скрипом отворилась, и я оказался внутри дома. Сегодня «на дверях» дежурил Ламар де Линье, он же Топотун, который мог бы показаться добродушным здоровяком тем, кто его не знает, опытный боец, мастер ножевого боя, в звании капитана. Не высокий, ничем не примечательный мужчина, с короткой бородой и крупный, слегка кривым носом.
     - Эм, привет, с возвращением. Колгар тебя в кабинете ждет. – Поприветствовал меня сослуживец, и сразу закрыл за мной дверь. – Сегодня ты поздно, какие-то проблемы?
     - Не, Топотун, все нормально. – Ответил я. Человек, он хоть и кажется добродушным, но на тренировках мне покоя не давал. Несмотря на свои размеры, быстрый как ветер. – А вы как?
     Ламар тяжело вздохнул и пожаловался на то, что ночной дозор у двери он сегодня в кости проиграл, хотя не его очередь. Остальное я уже не услышал, поднялся по лестнице и постучал в дальнюю дверь, кабинет Колгара. После второго удара, тот разрешил мне войти.
     - Вернулся, герой любовник? – По отечески спросил Два Клинка и указал на мягкий стул напротив его стола. – Ну что мне скажешь интересного?
     - Сегодня успех. Сведения о связи Агни с «Черной Правдой» подтвердились. Предложила мне присоединиться. Видел ее брата, тот попытался узнать, как так вышло, что я такой молодой и красивый стал наемником, да еще и в «Горных лисах» служу. На обратном пути решили меня проверить на вшивость, каких-то троих бывших солдат на меня натравили, никого не убил, вроде бы. Брат наблюдал из проулка, по ауре узнал его. Вели меня от ее дома, шли в тени, напали на выходе из трущоб. О моей магии не в курсе, я старался не показывать, что вижу слежку.
     По поводу «Черной правды», взял время подумать, чтобы не выглядело подозрительно. И да, она подтвердила, что за убийством архимага из совета стоят они. Как и кто не сказала. А еще цирк мне не понравился, но спасибо за билеты.
     Колгар довольно улыбнулся, и налил в кружку, что стояла передо мной вина.
     - Успех можно и отметить. Почти год работы, и наконец, мы практически добились отличной возможности попасть в ряды бунтарей. Ты хорошо поработал. Я доложу о твоих успехах. Сам понимаешь, все на головах стояли, после убийства архимага. Три месяца все, кто мог, искали выходы на «Черную Правду», полгода работы с Агни.– И вдруг улыбка исчезла с его лица. Он отставил кружку с вином в сторону и продолжил. – Да вот только сейчас это не важно. Поступила новая задача, сегодня утром, решение которой имеет особенную важность. Я остальным рассказал, тебе последнему.
     - Какая?
     - На западе, на краю Туманного моря, есть королевство Ратарт, что ты о нем знаешь?
     Так, Ратарт, Ратарт, моя голова загудела, вспоминая, чему меня учили последний год. Что же я про него слышал? Ну да, точно. – Ратарт, королевство на самом западе известной земли, омываемое с двух сторон морями. Северным морем, Туманным морем, на востоке граничит с Дастаром и Арразом. С ним идет торговля у Мирея, очень большая. Отношения почти союзнические, правит король Лиад III. Сейчас активно делает пороховое оружие.
     - Все верно, за одним небольшим исключением. Лиад III совсем недавно отправился за грань. Холера его убила, говорят, нашли прямо в нужнике. Так вот, после его неожиданной, или вполне ожидаемой кончины, у него осталось двое милых детей. Дочка и сыночек, по имени Тесалла и Домитер ин Халлат. Есть одна серьезная проблема, со всей это ситуацией. В стране началась война меж сторонниками принца и принцессы.
     - Мы должны участвовать?
     - Да, в этом и особенность всего. Сторонники обоих отпрысков короля убеждают Императора в своей верности старым договоренностям. Но только птичка нашептала, что после победы Домитер от них откажется и будет уже против нас дружить. То есть, надо уточнить этот момент и по возможности помешать. Судя, по всему, будут долго воевать, да пытаться прирезать друг друга. Близнецы, они такие.
     - Мы должны помочь принцессе?
     - Да, помогая принцу проиграть, надо помочь принцессе и ее лоялистам победить. Ну, это в случае, если птичка нашептала верно. Сторонники принца, домитерновцы, ищут себе поддержку, обратились к артелям наемников, обещают большие деньги всем, кто будет воевать за них. Собственно помимо прочих отрядов, туда поедет лучший отряд наемников в столице. Мы. Сам понимаешь, случайных бы им нанять не позволили.
     Отлично, просто отлично. Плыть, проклятый знает куда, чтобы лезть в чужую междоусобную войну, так еще и на стороне тех, кто должен ее проиграть. Что ни день, то праздник. Полгода встречался с Агни, мое большое дело, в котором я участвую, и все проклятым под хвост. Стычки с разбойниками, да охрана важных господ не в счет. А тут, от начала до конца, все повязано на мне и моем смазливом лице.
     - Так что, собирайся, мы идем на войну. По поводу «правдистов», завтра утром сбегаешь к возлюбленной, скажешь, что согласен на ее предложение. Контакт с «Горными лисами» подписан, гонорар оплачен, половина сейчас, половина потом, так что с утра выдвигаемся в Илор[1], там в порту нас будет ждать корабль до Ратарта. Наш наниматель уже зафрахтовал его для нас, ну и других отрядов.
     - Да, будет жаль потерять все, чего я с таким трудом полгода добивался.
     Кивнув Колгару, я бросился исполнять его поручение. В своей комнате, да, у «лис» были свои комнаты, статус же дает некоторые привилегии, я осмотрелся. Так, однозарядный пистоль, сумка, прочная, укрепленная магией кираса, прикрывающая грудь и спину с гербом на груди, кинжал. Вроде бы все, а точно, чуть не забыл свой походный нож. Великолепный, скажу я вам, нож. С сослуживцами уже завтра поговорю по всему этому.
     В ту ночь я спал беспокойно, слишком уж много впечатлений было за день, очень странный сон снился, где танцующие медведи пытались позвать меня танцевать с ними, но я не мог, у меня не было ног. А на мой отказ, дескать, танцевать без ног сложно, они отвечали, что император без ума правит и ему нормально, а ты де Нибб без ног танцевать не можешь.
     Проснулся я на самом неожиданном моменте, когда медведи пошли звать кого-то еще, чтобы заставить меня им станцевать силой.
     Солнце еще не встало, но на улице уже было светло, даже сквозь наглухо закрытые ставни, майское утро уже вовсю хозяйничало у меня в комнате. Я схватил вещи, ополоснулся в ведре и побежал вниз.
     Сборы кипели, туда-сюда сновали сослуживцы, стараясь не забыть свои вещи. Ну, порядка в нашем отряде, бытового, не совсем много было.
     - А вот и наш герой-любовник! Измотала вчера тебя твоя зазноба? – Весело поприветствовал меня Аббас ибн Саллан, рослый южанин, бежавший когда-то из султанатов. Старший лейтенант, по прозвищу Нырок, уж очень он был падок на дам, точнее на части, что достойные женщины обычно скрывают под одеждой. Как говорили, ни одну юбку не пропускал, чтобы под нее не нырнуть.
     - Настоящий мужчина никогда не рассказывает о своих похождениях, чтобы не уронить честь дамы. – С уколом ответил я, напоминая ему про его замечательные рассказы о борделях, и тамошних мастерицах, что языком рубашки плетут.
     - Ой, да ладно тебе, все свои. – Беззлобно ответил Нырок, хлопнув меня по плечу.- Два Клинка уже нам все передал. Беги к своей ненаглядной, мы твои вещи сами в карету загрузим. Ты кстати подарок то ей взял?
     Хлопнул себя по лбу, побежал наверх, кивнул ибн Саллану спасибо. Как же я мог забыть, как раз на такой случай, мне же выдали подарок для Агни. Схватил его в ящике, и что было сил, побежал прочь из лисьего дома, по пути чуть не снес Топотуна.
     Город уже начал просыпаться, полицейская стража уже начала сновать туда-сюда, выискивая, с кого бы «срезать» пару лишних монет, золотари со своими бочками и осликами, первые торговцы. Мимо пробежал помощник ростовщика из банковского дома «Де Халтан», видимо у господина де Халтана, кстати, графа, опять утро не задалось.
     Зашел, наконец, в трущобы, по знакомым улицам,пробежал место ночной стычки, кроме крови ничего о ней не напоминало. Да, все-таки не убил их, было бы даже чуть жаль. Проверил карман – подарок на месте.
     Так, ее дом, оббежал какого-то старика, что спускался вниз и вот та самая дверь. Постучал туда, довольно сильно. После некоторой возни, дверь открыла сама Агни, еще заспанная.
     - Эм, ты чего так рано, солнце же даже не поднялось, что случилось?
     - Фух, тебя предупредить бежал. Слышала, в Ратарте война началась? Нас там одного господина наняли охранять, сегодня отбываем. Хотел тебя увидеть.
     - О, Создатель, Эмерик, как же так? Я, я… - Девушка растерялась и словно и не знала, что сказать.
     - Не волнуйся, все будет хорошо. Мы ненадолго, надеюсь. Я подумал над твоими словами, я согласен, но, к сожалению, все, как только вернусь. Это тебе. – Сказав это, не дав опомниться, протянул девушке тот самый подарок. Медная подвеска, в виде лисы, не такой, как на гербе отряда, куда милей и красивей. Я думал подарить позже, ну раз уж так сложилось. Это будет напоминать обо мне.
     Девушка, слегка дрожащими руками, взяла подвеску и осмотрела ее. – Лиса. Как герб твоего отряда, тоже лиса. – Сказав это, она бросилась меня обнимать, словно мужа, которого отправляют на войну.
     - Тебе нечего боятся, я скоро вернусь. Все будет хорошо.
     - Береги себя, мой лис, береги. – Шепотом сказала мне девушка и легонько коснулась меня губами.
     Назад, до лисьего «логова» я добежал, словно на крыльях, пару раз даже кого-то из прохожих чуть не снес. Отряд уже закончил собираться, Колгар всех как раз пересчитывал.
     - О, Младший, а ну стать в строй.
     Да, меня до сих пор все зовут Младшим, что начинало даже несколько раздражать. Я стал за Нырком, в строй. А Два Клинка тем временем продолжил.
     - Де Сокман, докладывай, как сборы?
     На шаг вперед вышел Балан де Сокман, капитан, он же маг второй ступени, по прозвищу Бутылка, на которое, кстати, он совсем не обижался. Почему Бутылка? Пить любил очень, но старался себя держать. Он кашлянул и ответил:
     - Все вещи собраны, господин. – Да, решил его уесть за военщину, есть такое. Обычно, так не принято было у нас, чтобы совсем уж как у солдат. – Де Клоки опять чуть не подрались, но это все решаемо. Они теперь за носильщиков будут. Ну и де Нибб на месте, можно выдвигаться.
     Де Клоки, два брата Халар, он же Седой, и Данар, с прозвищем Купец, постоянно ругались между собой, оба старшие лейтенанты тайной службы, у обоих склочный, даже вредный характер. Два пещерных льва не любят жить в одной пещере.
     Колгар явно заметил иронию в словах мага, но решил на нее не реагировать, еще раз осмотрел нас, задержался на мне, я кивнул, мол, все сделал, он кивнул в ответ.
     - Так, «Горные лисы», выступает. Время поджимает, ехать будем практически без привалов. По приезду не разбегаемся по Илору, это тебя Нырок, касается, никаких борделей, сразу на корабль. А теперь в карету, Топотун, ты за вожжи.
     Де Линье утвердительно ухнул, и полез на свое место, мы же загрузились в карету, походную, что взяли в наем как раз для таких случаев. Она большая, места всем хватает, хоть и неудобно.
     Дорога до Илора мне особенно не запомнилась, мчали туда, что было сил. Пара остановок, чтобы переночевать, на постоялых дворах, да лошадей сменить.
     Сама же, портовая «столица» Мирея встретила нас вполне дружелюбно, никто на нас даже не обратил внимания, что можно считать хорошей встречей, если уж так подумать. Илор сложно удивить людьми с оружием, учитывая, что наемники из его порта постоянно куда-то отправлялись. Да и приезжало туда много торговых кораблей, что были с охранной.
     Карету пришлось оставить на въезде в город. При своем размере, а это все-таки второй город в Мирее, он был достаточно тесным. Очень узкие улочки, множество разномастного и даже разноцветного народа на улицах, постоянные споры и крики. Он прямо давил. Хотя, думаю, во внутреннем городе там было чуть-чуть лучше. Старая граница города, перед первой крепостной стеной. Дома самых богатых и состоятельных благородных города. Достаточно далеко от порта, чтобы чувствовать себя в безопасности, но при этом так, же достаточно близко, чтобы следить за всем и не дай Создатель, потерять лишнюю монету пропустив выгодную сделку.
     В районе порта, в основном кабаки, склады да бордели. Чтобы моряки, прибывающие на торговых суднах, далеко не разбегались по городу, да и им было удобнее, далеко ходить не надо. Тут и любовь продадут и крепкое вино. Что еще для счастья то надо, морским волкам?
     Двигались мы так, чтобы между нами никто не вклинился, учитывая количество разного рода воришек и прочих странных людей.
     И вот, петляя по узким улочкам, мы вышли на небольшую площадь, возле памятника какому-то известному моряку, чьего имени я не знал. Там как раз столпился народ, обычно возле него, насколько я знаю, торговали всякой ерундой, но тут было все иначе.
     Прямо возле памятника, на деревянных ящиках, стоял молодой человек и что-то зачитывал с листа. Да так активно и живо, что собрал вокруг себя целую толпу всякого народа.
     Колгар, увидев сие действо, поднял руку, и мы остановили.
     - Подданные Мирея! Как долго мы будем терпеть власть магов? Маги забирают себе все самое лучшее, они, вопреки всем запретам, богатеют с помощью магии день ото дня. Они забыли про свой долг, помогать народу! - Толпа одобрительно загудела. Парень же продолжил свою речь. – Маги владеют землей, мануфактурами, они дают людям деньги в долг. Они набивают свои карманы, ни смотря, ни на что. А поддерживает их Церковь, которая закрывает на все глаза, за золотые монеты! Так не должно быть! Благородные богатеют, а нам есть нечего!
     Ого, тут на юге нравы свободнее, за такие слова в столице можно было и по спине получить. А здесь он прямо выступает. Я вопросительно посмотрел на командира. Два Клинка сразу же ответил: - Это сейчас основная проблема. Сторонников много, но тех, кто реально может что-то знать, совсем и нет. Сомневаюсь, что этот юноша знает кого-то из лидеров бунтарей. Илор всегда был самым вольным городом Мирея, ты это должен понимать. Хотя, думаю, долго ему говорить не позволят.
     Топотун кивнул, куда в сторону, рядом с ящиками, что стали трибуной для этого юноши, стояла девушка, едва ли старше его и раздавала листовки.
     -Командир, у них даже листовки есть. – Здоровяк посмотрел на Колгара. – Интересно, откуда они деньги на это все берут? Печатать это не дешево.
     Ответить на вопрос Колгару не дали полицейские стражники, которые с шумом, расталкивая толпу, начали тесниться рядом с нами. Парень на ящике же делал вид, что их он не замечает. Девушка бросила оставшиеся листовки на землю, и начала протискиваться в толпу за ящиками.
     Тем временем стражники дошли до парня и между ними завязался спор, который тут же перешел в избиение юноши. Его стянули с ящиков, скрутили и потянули куда-то прочь. Толпа же, увидев, что больше ничего интересного не происходит, начала сама расходится.
     Наш маг, с забавным прозвищем Бутылка, громко напомнил о том, что мы все-таки спешим и стоять тут просто так у нас не то, чтобы есть время. Два Клинка кивнул одобрительно, и мы двинулись дальше, в сторону порта.
     Чем ближе мы подходили к самому порту, тем больше на улице появлялось пьяных мужчин, и крайне вызывающе одетых женщин.
     И тут вдалеке, между домами я увидел моря. Такой красоты никогда прежде и не видел. Словно темно-синее небо упало на землю,покуда хватает взгляда. И тут же ударил запах, которого я никогда не чувствовал, да такой сильный, что перебил естественный запах улицы. Мне показалось, что я хочу дышать таким воздухом всегда. А потом и показались первые корабли, высокие, с несколькими мачтами, просто огромные корабли. Даже не верится, что люди могут такое построить из дерева, да еще и заставить это не тонуть в воде. Казалось, что я попал в какую-то сказку, а не иначе. А люди, что ходят кругом, слово бы и не замечали этой невероятной красоты.
     Улица закончилась и мы оказались на выложенной камнем набережной, что удалялась в разные стороны. Вдоль набережной стояли высокие каменные дома, которые как раз и закрывали этот замечательный вид из города. Огромные вывески, раскрашенные во все цвета радуги. Да, чтобы их было видно с моря. Насколько я знаю, раньше главный порт был немного дальше и совсем рядом от городских стен, но потом город стал расти, люди стали селится за стенами и теперь вот тут был заложен другой порт, еще больше. Мы вышли прямо из той части города, которая жила за счет моряков, уставших от дороги.
     Налево, в сторону старого порта, за тавернами и складами, стояли дома, совсем другого вида и назначения, с огромными вывесками, словно указывая, что тем, кто хочет заработать, надо идти туда, камень там был белый уложен, чистый, в отличие от того, по которому мы шли сейчас. Посмотрел на вывески, вот тот зеленый дом, «Императорская торговая компания», дальше, дома пониже - «Страховой Дом графа де Ланул» и еще какие-то, названия которых я уже не различал.
     Ибн Саллан повернулся, увидев мои широко открытые глаза, и объяснил мне: - Не удивляйся так, бедность всегда рука об руку рядом с богатством. Там район порта для тех, кто приехал зарабатывать и покупать. Купцы объединяются и создают компании, делят свои вложения на части. Император тоже, как видишь, создал компанию, совместно с богатыми благородными. Они вместе торгуют и получают кучу золота. Как видишь, честь позволяет благородным торговать и обманывать друг друга. Именно здесь они договариваются о том, кто, где и как будет торговать. Что привозить, а что вывозить из империи и прочее.
     - Как все сложно. – Ответили я. Да, мне про такое не рассказывали. – То есть главная цель всего этого деньги?
     - Да. Эти торговые компании скупили здесь все, все бордели, таверны, постоялые дома, все. Все здесь их. Пока представители компаний договариваются в этих торговых домах, члены их команд, матросы и офицеры тратят свое жалованье неподалеку. И им многое позволяется, скажу тебе сразу. Настоящая власть в городе не у бургомистра, а у председателя вон той зеленой компании. Его лично Таргольд Мудрый выбрал руководить. Императорское таможенное управление, что дерет со всех налоги, слушается его. Очень влиятельных человек. Именно разрешает или запрещает кораблям входить в порт. Они так иногда и стоят на входе в бухту, пока не заплатят.
     - Хватит треп разводить. – Прервал южанина Два Клина. – Нам налево, седьмая пристань. Вон тот корабль, с флагом Ратарта. – Колгар указал рукой, чуть дальше от нас стоял такой же здоровенный корабль, как и другие. – Младший, смотри не упад в воду, тут очень глубоко.
     Мы подошли толпе людей, таких, как и мы наемников, я даже увидел знакомые гербы, что стояли возле какого-то человека, в незнакомой мне форме. Колгар прямо продавил себя через толпу и подошел к нему.
     - Колгар Два Клина и его «Горные лисы» прибыл.
     - Помощник капитана, лейтенант Королевского флота его Величества Короля Лиада III, Банар ин Темор, к вашим услугам.
     - Я надеюсь, мы не опоздали? - Два Клинка осмотрелся по сторонам, словно не обращая внимания на толпу таких же наемников, как и мы стоящих на причале.
     - Нет, ну что вы. Погрузка еще не началась, капитан забирает документы в таможенном управлении, без него не могу никого пустить. С утра еще никто не погрузился.
     Простояли мы там долго, до глубокой ночи, пока, наконец, не вернулся капитан и не разрешил нам всем взойти на корабль. Вот именно так началось мое участие в междоусобной войне королевства Ратарт, причем на стороне тех, кто возможно должен будет в ней проиграть.
     [1] Илор – крупнейший портовый город Мирея. Один из основных торговых узлов государства.

Глава 2

     Ратарт встретил нас хорошей погодой и очень спокойным морем. Честно скажу, путешествие кораблем мне не понравилось. Очень уж тесно там было, принц набрал наемников столько, сколько ему позволяли запасы разворованной им же казны, иного объяснения нет. И это только в Мирее, а что в других, кто знает.
     Сам корабль имел смешное название «каракка» имени какого-то героя Ратарта, чье имя не запомнить без бутылки, которое мне ни о чем не говорило. И оно было просто забито людьми. Я столько людей в таком небольшом месте, наверное, никогда не видел. Хотя, может быть, называть его небольшим и нельзя. Я так предполагаю, там, на корабле сотен пять наемников было.
     А запах, запах был такой, что хотелось просто прыгнуть за борт. Команда корабля носилась по нему постоянно, наемники, а кого там только не было, постоянно пили. Но стоит отдать должное, ни одной драке на судне не случилось. Вроде бы их правильно именно суднами называть, хотя кто знает. Пожалуй, такая работа меня не очень привлекает.
     Так вот, корабль прибыл в порт города Кастор, и он несколько отличался от того же Илора. Как-то там, на мой взгляд, не хватало порядка. Одноэтажные дома, мусор и очень много людей, снующих туда-сюда. Города, сейчас, больше походил на военный лагерь. Флаги разных отрядов, а в центре города, большой, каменный дом с двумя флагами. Один – флаг королевства Ратарт, второй – старинный меч на синем полотне. Флаг сторонников принца, как я понял.
     Мы выгрузились первыми, вещей было немного, нас всего семеро. Да, конечно, с теми же «дикими медведями», что плыли вместе с нами не сравниться. Тех плыла целая сотня. Так это была вторая половина отряда, первая уже тут. Хорошие ребята, смелые и очень умелые. Мы с ними часто работали, как оказалось, в последний раз с полгода назад, в горах. Егеря-дезертиры организовали банду и грабили местных. Владелец прииска договорился с нами и «медведями» об охране. Граф очень хотел, чтобы вопрос был решен. Мы занимались разведкой, медведи загоняли их. Хорошо поработали. Мы так-то не для войны строем, мы больше по-другому. Это был, по сути, мой первый большой боевой выход. Раньше только охрана богатых деток благородных, ростовщиков и прочих. Один раз ловили воров, которые выносили пороховые бочки с мануфактуры. Ну да, за последний год, конечно, много всего было. Но вот на что-то подобное меня отправили в первый раз. Как говорил Колгар, в мире давно не было большой, настоящей войны. Только игры шпионов, да стычки благородных, что не могли поделить золото со своих компаний. Но стоит отдать должное, эти люди платили хорошо за защиту своих секретов и богатства.
     На берегу нас сразу же встретил какой-то молодой солдат, в форме с синим рукавом, в звании капрала. Он указал нам на дом, где мы будет жить, и ожидать дальнейшего распоряжения. Как я понял, война уже идет, но где-то восточнее порта.
     Дом, в котором нас поселили, был небольшим, всего три комнаты. Как я понял, это бывшая пекарня. Видимо солдаты принца хозяина дома выгнали. Мы пробыли дома до самого вечера. Я даже успел поспать, пока мне не разбудил Топотун, сказав, что нам пора. Оделся, взял оружие и вышел. Принц будет смотреть свое войско.
     Мы все построились на единственной площади города, перед тем самым каменным зданием с флагами. Особняк бургомистра, наверно. Принц, сам Домитер ин Халлат, собственной персоной, вышел на площадь в сопровождении своей свиты и начал о чем-то говорить с командирами отрядов наемников. Два Клинка стоял со всеми, тоже слушал, и очень понимающее кивал.
     Но меня привлек не принц, в нем ничего особенного не было. Если бы не богатая одежда, я бы решил, что он горшечник или кто еще. Никакой особенной «породы» в его лице не было. Нос круглый, глаза разного размера, жидкие, соломенные волосы. Человек, что стоял рядом с ним, заметно старше принца, на плече у него нашивка полковника, дорогой, красивый меч, причем меч не наградной, а боевой, это сразу видно. Мастерски сделанный эфес, защитная дуга резная и крепкая. Лицо суровое, взгляд, полный презрения к наемникам, короткие усы, волосы убраны в хвост. И пистоль, какого я еще не видел. Меньше чем у остальных и явно удобнее. Сразу видно, Ратарт с пороховым оружием справляться умеет. Я спросил у стоящего рядом Нырка, кто это такой.
     - Это герцог Маркиус ин Делен, командующий войсками принца. Он поддержал его первым. Не самый приятный человек, если ты об этом. – Ответил ибн Саллан.- Странно, что принц его еще генералом не назначил. Я слышал, полковник любил с крестьянами воевать. Они бунтуют, он их режет.
     Я молча кивнул, заметив, что Колгар и герцог идут в нашу сторону. Два Клинка подвел его к нам и представил:
     - Ваша светлость, вот мой отряд, «Горные лисы». В полном составе прибыл, как и хотел Его Высочество.
     Герцог ин Делен посмотрел на нас с каким-то особенным отвращением, но ничего не сказал. Затем кивнул Колгару, и собирался, уже было, уйти, как его окликнул один из офицеров принца, мужчина едва ли старше самого герцога.
     - Господин полковник, это те самые «лисы», про которых вы говорили? Я просто думал, их будет несколько больше, чем семеро. Сомневаюсь, что от них будет какой-либо толк.
     - Согласен с вами, ин Маре, согласен. – Ответил полковник и смерил нас таким взглядом, словно мы новая игрушка маленького мальчика, что вдруг объявил себя единственным наследником короны. Колгар молчать не стал. Он вышел вперед и произнес:
     - Господин ин Маре, мне кажется, что вы нас недооцениваете. – Затем повернулся к ин Делену и спросил. – Надеюсь, господин полковник позволит нам показать свою значимость?
     - Что вы имеете ввиду, Два Клинка? – Ин Делен слегка улыбнулся, словно сразу понял, к чему идет.
     - Любой мой боец стоит двух, а то и больше бойцов ин Маре, я уверен. – С вызовом сказал Колгар, так, чтобы стоящие рядом наемники услышали. – Его бойцы по мамке скучают да о девках думают. А мои мастера своего дела. Да, нас немного. Но свою работу мы знаем.
     - Я принимаю вызов. – Грозно сказал ин Маре и, дождавшись кивка герцога, произнес: - Зовите Корсо, пусть принесет мне лисий хвост.
     Вокруг нас, как будто по заклинанию образовался круг. Колгар кивнул полковнику и подошел ко мне:
     - Младший, твой выход. Они проверяют нас на вшивость. Поиграй, а потом убей, повесели толпу.
     Я отдал ему пистоль и вышел в центр круга и остался один. Буквально через мгновение толпа разошлась, и на арену вышел солдат ин Маре, Корсо. Здоровенный мужик, ничего не скажешь. Кираса закрывает и руки и ноги, на голове удобный шлем. Судя по шрамам на лице, опытный боец. За поясом у него был только меч и кинжал. Ну что же, я обнажил свой меч и приготовился. Корсо, увидев, что готов, последовал моему примеру. Мы стали медленно сходится, он не спешил, да и мне некуда. Один прямой удар, я увернулся, отбив его. Сильный мужчина, да. Надо быть внимательнее. Второй удар, теперь косой, сверху вниз, пришлось отойти назад. Проверяет, что верно. Третий удар был снизу, от него тоже увернулся.
     Ага, он посмотрел насколько я быстрый, теперь будет в полную силу. Выпад, хороший, точный выпад, я нырнул в его сторону и ударил его по животу. Естественно, кираса выдержала такой удар. Толпа замерла, а Корсо улыбнулся. Удар был не сильным, и свои выводы он сделал. Слишком быстро.
     Следующий взмах его меча достиг моей руки, но легко, едва порезав плечо. Неужели поиграть со мной решил? Ну что же, я тоже умею. Еще один мой выпад, удар был слегка кривой и цели не достиг, солдат его с легкостью отбил и ударил меня кулаком по лицу. Кровь сразу же попала в рот, губу разбил, негодяй. Я отпрыгнул назад, плюнул на землю. Так, нужно устроить представление. С ревом бросился на него, стараясь попадать туда, где ему не будет нанесен вред. Он же, видимо, решил прикончить злого щенка, и стал наносить точные удары, прямо по открытым частям моего тела и дотянулся до ноги. Остальное порезать я ему не дал. Сцепка, он оттолкнул меня, я отпрыгнул. А силен, прямо очень. Его бы на лесопилку или на прииски, там такие нужны. Посмотрел по сторонам. На лице ин Маре довольная улыба, герцог хмурый, лисы улыбаются. Колгар едва заметно кивнул, пора завершать игру.
     Ускорился, что было сил, от укола увернулся, обошел его под рукой и ткнул ему в ногу. Корсо сразу же оступился и просел на одну ногу. Солдат заревел, толи от боли, толи от обиды, развернулся и ударил наотмашь, словно хотел разрубить меня пополам. Но не попал и очень зря, я точным, метким ударом резанул его по руке, держащей меч, он его тут же выронил, вместе с мечом упал, по-моему, большой палец. Здоровяк заревел, словно раненный бык, схватил свой кинжал второй рукой и словно и не был ранен в ногу, бросился на меня.Хорошая попытка, но я оказался быстрее, шаг влево, присел и уколол его прямо в лицо. Меч вошел в правую глазницу, словно горячий нож в масло. Я тут же выдрал его обратно, сильным размашистым движением, так, чтобы капли крови разлетелись по сторонам. Мертвый солдат, упал, словно мешок с углем, подняв столп пыли.
     Встряхнул меч от крови, загнал его в ножны и пошел к своим. Да, мое мастерство с событий в Троакастере выросло несравнимо. Все лисы, каждый свободный день тренировали меня использовать мои способности на всю. Гоняли, как зайца на охоте. Иногда по двое, по трое. Разные стили, разные темпы, иногда казалось, что я быстрее помру на такой тренировке, чем в реальном бою. Наш маг, де Сокман, ободряющее похлопал меня по плечу. Колгар подошел поближе и сказал: - Хороший бой, а теперь все отдыхать. Завтра тяжелый день. Я в ставку, надо обсудить наше участие. – С этими словами он пошел в сторону полковника а мы направились в наш дом. Маг, идущий рядом, бросил на меня лечебное заклинание и раны сразу же начали затягиваться.
     - Де Сокман, что это было? – По пути, не выдержав, спросил я. После Колгара, согласно уложению, главным был всегда маг. Да и так, Два Клинка его всегда главным оставлял.
     - А ты как думаешь? Ин Делен устроил это представление для принца, чтобы проверить, не зря ли он столько золота за нас отсыпал. Мы стоим как пятьдесят медведей, а нас всего семеро. А ты молодец, хвалю.
     - Но почему именно меня?
     Топотун, идущий впереди, засмеялся, обернулся и ответил за место де Сокмана: - А ты не такой умный, как тебя нахваливают. Ты самый молодой из всего отряда, выглядишь иногда, как ребенок. На мечах в отряде лучше тебя только Колгар да Нырок, только что опыта у тебя меньше, чем у всех. Ставить такого бойца, как ибн Саллан или самому выходить, это показать, что он сомневается в своем отряде. Потому и поставил самого безобидного на вид, тебя.
     Я призадумался. Вообще, идея хорошая. Они поставили настоящего бойца, он был хорош. Еще год назад у меня бы шансом против него не было, а сегодня даже поиграл с ним. Со всеми этими тренировками, я и не заметил, насколько стал лучше управляться с оружием. А учитывая мои способности, скорость и реакция, то разница с Корсо оказалась большая. Ему даже не помог его опыт, противника не стоит недооценивать. Да, у моего дара были свои преимущества. Я заглянул внутрь, Источник мой раза в три больше, чем в Троакастере. Но заклинания использовать сейчас нельзя. У нас в отряде только один маг.
     Но зато я понял, почему наставницу так раздражало ее кольцо, что маскировало ауру. Оно по-настоящему мешает. Как сказал Колгар, то, что я маг, а люди об этом не знают, может мне жизнь спасти, и отряду тоже. Поправил свое, совсем неприметное кольцо, на пальце. Очень долго пытался отучить себя от этой привычки. Она может выдать меня.
     Но поспать в тот день мне так и не удалось. Как только я лег, уже даже закрыл глаза, Два Клинка, что вернулся из ставки, и скомандовал подъем.
     Все лисы собрались внизу, возле стола, где Колгар разложил карту Ратарта и начал военный совет:
     - Команда, слушаем меня. Задача получена от принца, но пока стоит поговорить о главном. Ратарт преимущественно равнинное королевство, что сильно облегчает передвижение войск. На данный момент восток полностью контролируется лоялистами. Их опорные точки здесь, здесь и здесь. – Два Клинка указал на отмеченные, на карте, города. – Они образуют линию защиты от севера до юга. Сейчас силы принцессы рассчитывают выбить наспо южному направлению, вот здесь. Принц рассчитывает дать им сражение, отбить атаку и взять южную точку, город Салден. Взяв южную точку, они смогут нанести удары, как и на север, так и дальше на восток, прижав силы принцессы к границам королевства Арраз. Задача отрезать лоялистов от помощи через границу с королевством Дастар. Сначала их отрежут от южной границы, затем будут прижимать к северной. В этом есть определенный смысл. Что говорят наши источники?
     - У принца, вместе с наемниками около тридцати тысяч человек. Это не так много, но вполне нормально для Ратарта, с учетом того, что у принцессы их всего максимум тысяч двадцать пять. – Доложил наш маг.
     - Понял. Так вот, как только их отрежут от Дастара, успехи армии лоялистов сразу же закончатся. Все оружейные фабрики расположены на востоке и контролируются принцессой и ее сторонниками. Казна же здесь, у принца. – Два Клинка указал на город, который был помечен зеленым цветом, чуть восточнее Кастора, порта, где мы сейчас находились.- Столицу он держит и держит крепко.
     Командир вздохнул, затем продолжил: - Так вот, стратегически верно не дать силам принца выбить лоялистов с южной точки. Если силы принца «задохнуться» на полях близ Салдена, то возможности собраться для нового удара у него не будет. Проблема в том, что принцесса туда не стянула достаточное количество солдат, чтобы отбиться.
     - Что по времени? – Спросил южанин, который,как всегда думал наперед.
     - Ну, они на поля перед городом, дай Создатель, выйдут где-то через неделю, не раньше. В войсках порядка нет. Идея сама по себе глупая, бить всеми силами. Ему придется собрать ударный кулак и вывести его в бой. Но может выгореть.
     - А что мы?
     Колгар улыбнулся, видимо очень обрадовался, что наш разговор дошел до самого интересного:
     - А у нас есть особенная задача. Принц хочет коронацию по старым традициям, проблема лишь в том, что духовенство отказалось кого-либо поддерживать в этой войне. Архиепископ Ратартский, Алсей Второй полностью игнорирует войну. Так вот, он поставил нашему отряду особенную задачу. Доставить Алсея Второго к себе на поклон.
     - Почему бы просто не отправить туда сотню гренадеров? – Уже не выдержал и я. – Столица и так под его контролем. Сотня аркебуз, направленных на архиепископа сделают его сговорчивее.
     - Хороший вопрос, де Нибб. Если просто прийти к Соборному храму и потребовать подчинится, духовенство выберет сторону принцессы.
     - Ну, если мы его похитим, то конечно они это примут. – Ирония в моих слова была явной.
     - Не примут, конечно же. Но это уже будет проблема архиепископа, который короновал принца. В общем прихоть такая, короновать должен именно Алсей Второй. Как и его отца тридцать лет назад. Алсей Второй не хочет делать это добровольно, он находится под охраной своих сбиров.
     - Понятно, надо его доставить в ставку, к принцу? - Подытожил Топотун, ранее не особо проявлявший интерес ко всему.
     - Да, выкрасть старика и доставить его принцу. Как доставите старика, принц однозначно начнет победоносное шествие. А закончит коронацией в полевых условиях. Так, но учитывая нашу задачу, поедут не все. Младший, Топотун и Нырок. Главный ибн Саллан. Мы останемся здесь и сделаем так, чтобы наш наниматель осознал, что воевать не так просто. Выходите прямо сейчас, коней я достал, их наверно уже привели, вот документы, чтобы не возникло вопросов.
     На этом и порешили, еду в столицу воровать старика. Ну, не самое плохое задание, но выбирать не приходиться. Собрались быстро, провизия, еда. Попрощались с командой и в путь. Конечно, после путешествия морем, хотелось бы отдохнуть получше, но долг ждать не будет.
     Покинули портовый городок и отправились в сторону столицы Ратарта, так и не вспомню, как там она называется. На плечах повязки синего цвета, чтобы нас не перепутали, а то будет обидно не доехать. Впереди Нырок, за ним Топотун, последний я.
     Ехали всю ночь, пока не доехали до какой-то мелкой деревеньки, пару раз за ночь встречались с патрулями, но после недолгого разговора и показа документов нас отпускали. Решили отдохнуть в деревне полдня, а потом поехать дальше. Деревня была занята солдатами принца, что не удивительно, в этой части Ратарта он контролировал все дороги. Комендантом деревни оказался офицер, капитан ин Налет, вроде бы барон, не наследный. Встретил нас прямо на въезде в деревню.
     - Кто такие, куда? – Капитан явно не был настроен дружелюбно.
     - По личному поручению принца, в столицу. – Нырок протянул ему документы с печатью принца. Барон взял их и вдумчиво прочитал. Еще раз посмотрел на нас, затем на документы, а потом распорядился. – Так, сержант, расположите гостей в каком-нибудь доме, организуйте караул. Они пробудут здесь недолго. А вы располагайтесь, можете, не беспокоится, мои люди дадут вам спокойно отдохнуть.
     Ну, встреча была не очень теплая, хотя мы вроде бы как союзники. Сержантом оказался молодой парень, что тут же распорядился взять наших коней, а нам велел следовать за ним. Деревенька выглядело, на мой взгляд, очень странно. Местных жителей и не видно, одни солдаты сновали туда-сюда. Солдат провел нас к дальнему дому, открыл кривую дверь и разрешил располагаться.
     Домик оказался не очень богатым, одна комната, в центре печь, лавки по бокам. В углу грубый стол, стулья, сундук. Да вот только что-то во внутреннем убранстве меня откровенно насторожило.
     - Ибн Саллан, мне не очень здесь нравится. – Озвучил свои мысли я, стараясь говорить как можно тише, одними губами.
     Тот кивнул, прошелся по дому, заглянул в сундук, на лавки, провел рукой по столу. А затем кивнул мне и Топотуну, велев подойти ближе.
     - Деревенские дома свои явно не сами покинули. Тебя, Младший, следы борьбы смутили. Солдаты принца сюда не как освободители пришли. Ладно, это не наша проблема, всем отдыхать. Время не ждет.
     Приказ ясный, тянуть нечего было. Я разделся и завалился на ближайшую лавку, заснув без снов.
     Не знаю, сколько времени спал, но проснулся самым первым. Команда мирно спала, решил не будить, пускай еще чуть поспят. Вышел из дома и лицом к лицу столкнулся с солдатом, который стерег наш дом.
     - Ты куда?
     - По нужде, а что проблемы? – Ответил я солдат, несколько агрессивно. К нам караул приставили, словно мы не гости – союзники, а пленники. – Куда идти?
     Солдат кивнул рукой в сторону, за домами, шагах в двадцати от дома. Справился быстро, и собрался было идти назад, как мой взгляд упал на протоптанную тропинку, что вела дальше, за хлев. Причем не от нужника, а от главной дороги деревни. Сама тропинка свежая, трава только-только примята. Зачем солдатам то за эти кусты ходить, если там ничего нет? Обошел нужник, осмотрелся по сторонам, и, пригнувшись, пошел по тропинке. Она отвела меня от домов, шагов, наверное, на пятьдесят, сто и вывела земляной насыпи. Свежей. А запах, запах был, словно там кто-то помер, причем этот кто-то и при жизни, наверно, ужасно пах.
     Взобрался на нее, с нее открывался отличный вид на опушку леса вдалеке. Наверно насыпь от диких животных, надо идти да своих будить, пора ехать. Я повернулся назад, как вдруг нога слегка поехала по насыпи, и мой взгляд упал вниз.
     Лучше бы я сюда вообще не шел, но причина ужасного запаха перестала быть тайной. Внизу, в яме, шириной шагов пять и длинной шагов десять, в человеческий рост, лежали тела жителей деревни. Они все были мертвы. И уже начали гнить, от чего и запах был такой. А так как ветер был сегодня от деревни, мы это и не почувствовали, когда сюда въехали.
     Солдаты не стали убеждать жителей деревни поддержать принца и его победоносную армию. Они просто убили всех, кто там жил и заняли их дома.
     Обезображенные женщины, мужчины с пустыми глазницами и дети, совсем малые, все лежали вповалку, в этой яме. Общей могиле. Я, конечно, видел смерть, но к такому был несколько не готов. Спустился с насыпи и быстрым шагом пошел к своим. Так, теперь главное не попадаться на глаза солдатам, будет сложно объяснить, что делал возле могильника. Осмотрел деревню аурным зрением, так солдаты в домах, кто-то ходит возле дома старосты. Всего два десятка, не больше, их видно, ауры мужские. Капитан их в доме старосты, это видно. Там еще кто-то виднеется, но пока не понятно кто, слишком далеко.
     Дошел до своих, пожаловался караульному на рыбу в порту, что в Ратарте совсем не умеют ее готовить, выходит слишком быстро и неожиданно, зашел к своим. Топотун собирался, ибн Саллан курил трубку.
     - О, вернулся, Младший, где гулял?
     - Нырок, у нас проблема. – Я понизил голос, старясь говорить тихо. – Солдаты всех деревенских порезали.
     - Успокойся, де Нибб, это не наше дело. Война, она такая. – Безразлично сказал, слышавший это Топотун. А затем подошел к нам. – Наше дело маленькое, доехать до столицы целыми. А не геройствовать тут. Ну, порезали деревню, ну бывает. Война все спишет.
     Меня такой ответ расстроил такой ответ, если честно. Ибн Саллан ничего не ответил, погасил трубку и начал собираться. Солнце уже было высоко, пора ехать. Мы вышли из дома и направились к дому старосты. Капитан ин Налет вышел лично нас проводить.
     - Ну, хорошего пути. Хорошо добраться, если не сильно задержитесь, к полуночи уже будете в Голинколде. – Довольно дружелюбно сказал барон. Точно, Голинколд, вот как столица Ратарта называлась. Какое глупое название, если честно. Я посмотрел на его лицо, оно ровным счетом никак не выдавало то, что тут произошло. Сволочь, чтобы тебя проклятые сожрали.
     - И вам тоже не скучать, господин капитан. Кстати, а где все местные? – Неожиданно спросил Нырок. – Что-то никого не видно, ни баб, ни мужиков, ни детей.
     - О, да все разбежались, как мы сюда пришли, от войны бегут. Война дело опасное… – Соврал капитан, даже не поморщился. Я седлал коня, и в последний раз глянул на дом старосты. Внутри четыре ауры сверху, мужские, видимо солдаты. Внизу, не такие яркие, три. Взрослая женщина и двое детей, какого пола не ясно. Эти мерзавцы кого-то в подвале дома держат.
     Нырок скомандовал двигаться и мы медленно выехали из деревни, капитан же остался возле дома, явно чтобы удостоверится, что его гости, наконец, уехали.
     - Аббас, там в доме старосты, в подвале женщина и двое детей. – Сказал я, как только деревня скрылась за поворотом. Южанин повернулся ко мне и ответил: - Что ты предлагаешь, вернутся?
     - Да.
     Южанин остановил коня, мы последовали его примеру. Он посмотрел на меня, на Топотуна и сказал:
     - Шайтан с тобой, де Нибб. – Видимо слова о женщине в подвале его все же задели. – Вернемся. Какие предложения?
     Топотун оживился, словно только и ждал такого момента: - У меня есть предложения. Вернемся, порежем всех, бабу спасем. Их там человек двадцать, почти все с юга деревни. Тех, что я видел, у них мечи, пистоли, две ратарских, тяжелых, аркебузы.
     - Еще четверо в доме старосты. – Добавил я.
     - Отлично. Коней оставим здесь, вернемся назад пешими. Пленных не брать, работаем тихо, как тогда с похищением ростовщика. Младший, с севера, к дому старосты, мы с юга. Дом старосты на тебе, мы по остальным. Работаем.
     Мы связали коней и разделились, я, прижимаясь к траве и прячась среди деревьев, направился на север деревни. Услышал голоса, двое солдат шли из леса, тянули убитого кабана. Вооружены мечами и пистолями, руки заняты. Старясь не шуметь, вышел за ними и догнал того, что нес кабана сзади. Достал кинжал и одним движением вогнал его под кирасу сзади, солдат тут же осел на меня, второй повернулся посмотреть, что происходит, но я его ударил простым, но крайне эффективным заклинанием – воздушным лезвием, прямо в слабо защищенную шею. Шлем ему теперь носить точно уже не придется. Источник радостно обрадовался, сколько времени уже я к нему обращался.
     Двое есть, переступил через тела, особой жалости к этим не ощутил. Война дело опасное. Прошел дальше, а вот и дом, судя по ауре, там один спит. Подошел и приоткрыл ставню – уже не проснется. Трое. Осмотрелся по сторонам, так там дом старосты, в нем пятеро, четверо наверху, один спустился в подвал. Ага, вон патрульный. На плече новое оружие, гордость Ратарта, мушкет, по сути, для меня, как и для многих остальных, та же аркебуза, хотя опаснее. Хорошее оружие, один раз видел его в деле. Стреляет шагов на пятьдесят, кирасу пробивает только в путь.
     Пороховое оружие, оружие, что могут использовать и крестьяне. Как говорил Колгар, будущее за ним. Ну, что же, у этого патрульного будущего точно нет. Солдат, тем временим, все шел и шел в мою сторону. Я спрятался за дом, так, чтобы меня не было видно. О видимости солдата не стоит беспокоиться, его аура днем горит как факел. Двадцать шагов, десять шагов, пора. Выкатился из-за дома и ударил по солдату воздушным лезвием, заклинание ударило по груди, кирасу не пробило, слишком слабым оказалось, но его хватило, чтобы отбросить солдата на пару шагов назад. Так, опростоволосился, бывает, надо срочно исправлять. Подскочил к солдату, и не дав ему опомнится, ткнул его в кинжалом под броню на животе. Четыре.
     Ну и хорошо, а теперь к домику старосты. Пятеро в домике старосты, вот они. Сидят за столом, играют, в кости, наверное. Дисциплина у них, конечно, оставляет желать лучшего. Пятый вылез из подвала, поправляет одежду. Насиловал, сволочь. Кровь закипела, захотелось ему голову руками оторвать. Осмотрелся по сторонам, с другой стороны к домику движется знакомая аура. Южанин спешит на помощь, уже справились. Топотуна наверно оставил следить за въездом в деревню, чтобы не пропустить патрули принца, которые мы видели ночью. Да, они удивятся покойникам в деревне.
     - Именем принца Домитера ин Халлата, капитан ин Налет, прошу Вас сложить оружие и выходить. – Громко сказал ибн Саллан. – Прошу Вас, проявите благоразумность.
     - Да пошел ты, султанец, еще я грязной собаке не сдавался! – Барон сразу узнал голос Нырка, и помогать нам явно не желал.
     Ауры в доме зашевелись, стали кругом вокруг капитана, готовятся к штурму, что было ожидаемо. Южанин кивнул, пора. Он слева, я справа, два окна. Так, в мою сторону смотрит мушкет одного из солдат. Надо ворваться первым и отвлечь от второго окна. Идея пришла мгновенно. Бабах, сильнейший воздушный кулак отправился в окно дома старосты, ставни с грохотом разлетелись в стороны, послышать крики, что среди нас есть маг, кто-то даже выстрелил. Вторые ставни дома открылись, и южанин оказался в доме. Танец смерти начался стремительно, я увидел, как аура сначала одного, затем второго солдата погасли, прыгнул в окно и оказался внутри. Ударил воздушным кулаком, ближайший солдат отлетел к стене, в это Нырок добил остальных и остался только капитан ин Налет, который лежал на полу.
     - Ну, вот и отлично. Де Нибб, проверь, что там, в подвале, я пока нашего друга свяжу и остальных проверю.
     Я кивнул головой и пошел к люку, ведущему в подвал. Потянул крышку на себя и открыл, там темно. Бросил туда светящийся шар, он осветил маленькую комнатку, со стороной шагов пять не больше. Внутри сидела легонько всхлипывающая женщина, и прижимала к себе двоих детей, лет по десять не больше, девочек. Выглядела она ужасно, на ее лице были кровоподтеки, платье порвано, лицо совсем осунулось. Девочки выглядели едва ли лучше, такие измученные, в синяках и ссадинах. Женщина со страхом посмотрела на меня, яркий свет ее слепил, но она старалась не подавать виду, что ей страшно, возможно еще страшнее, чем когда туда спускался ин Налет.
     - Вы как, сами сможете вылезти? – Спросил я. Видя, что женщина боится и не решается ответить, хотя все прекрасно слышала, что происходило сверху. – Не бойтесь, все кончено.
     Пока женщина с детьми выбиралась из погреба, я бросил на них всех по паре исцеляющий заклинаний, синяки и ссадины тут же начали проходить. Тем временем ибн Саллан вытянул капитана на улицу, мы вчетвером вышли следом. Дети тряслись, женщина тоже. Южанин посмотрел на них и спросил:
     - Что здесь случилось, уважаемая?
     Женщина вздрогнула от такого обращения, словно ее укололи иглой и дрожащим голосом произнесла:
     - Господин, я просто, я просто, а они… - Женщина заплакала, крупные слезы потекли по ее щекам.
     - И детей? – Спросил я.
     От моих слов женщина еще сильнее зарыдала, да так сильно, что опустилась на колени, прямо на землю и закрыла лицо руками. Южанин, стараясь, чтобы его голос звучал максимально строго, скомандовал: - Де Нибб, сходи в дом старосты, выпиши им пропуск, так и напиши, что армия короля Домитера I разрешает следовать, предъявившему сей пропуск, до самого Кастора. И поставить печать не забудь, я пока осмотрю нашего нового друга.
     Я забежал в дом, посмотрел по сторонам. Бумаги, с печатью, все на полу. Перевернул стол, взял перо, чернила, и размашистым почерком написал на листе бумаге с гербом королевства Ратарт, прямо в центре «пропуск», чуть ниже « Сей пропуск позволяет женщине и ее детям, предъявившим его, следовать в город Кастор». Думаю, документов у нее все равно никаких нет, потому имя писать бессмысленно, да и солдаты не стали выдумывать что-то посложнее. Поставил армейскую печать. Вполне сойдет за пропуск, не думаю, что у них сейчас есть какая-то особенная форма для таких документов, особенно если их выдают крестьянам. Вышел на улицу, связанный барон лежал на боку, южанин стоял рядом сженщиной, но не касался ее. Дети прятались за нее, подальше от ибн Саллана, боятся девочки теперь мужчин, боятся.
     - Сделал, командир. – Доложил я и протянул бумагу ему. Он взял ее, быстро прочитал и отдал женщине.
     - Меня Лулу зовут, господин… - Сказала девушка, южанин таки добился, чтобы она представилась. Вроде бы полегче ей стало.
     - Так вот, Лулу, возьмешь пропуск, вот кошель барона с деньгами. И верхом, возьми любого коня, армейскую сбрую сними, и вперед, до самого Кастора. А там уже сама решишь, ехать тебе, в Мирей или в Ратарте остаться. И лучше тебе молчать о том, что ты здесь когда-либо жила. Дольше проживете.
     - Спасибо Вам, господа, спасибо. – Девушка закивала, взяла кошель и быстро побежала искать себе коня.
     Южанин повернулся ко мне и велел приводить в чувство нашего пленника, который, похоже, заснул.
     - Ну, рассказывай, что тут случилось, и почему ты бабу в подвале держал?
     - Не твое дело, наемник. Ты знаешь, с кем связался? Вас за такое повесят. Отпусти меня, и я может быть, вас пощажу.
     Ибн Саллан ударил его ладонью по лицу, что бы напомнить, что он не в том положении, чтобы нам угрожать. Тот обиженно заскулил и замолчал.
     - Младший, с ним все ясно. Упиваются властью и силой, к сожалению. Этих уже не исправить. Давай закончим, нам еще в столицу ехать. – Сказав это, Нырок досрочно освободил ин Налета с занимаемой должности.
     Управились мы быстро, тела солдат сбросили в ту же яму, где они оставили крестьян, и отправились дальше, в столицу. Там было еще много дел и проблем, решение которых мы не знали. А война? Война дело опасное.

Глава 3

     Мы прибыли в Голинколд, когда уже начало темнеть. Я обратил внимание на то, что количество различных патрулей, заметно увеличилось. Останавливали и спрашивали документы у нас постоянно, чем ближе к столице, тем чаще. Это несколько задерживало дорогу, объяснять каждому, что у нас особое поручение, суть которого для них секретна, несколько утомительно.
     Сам город, если быть честным, не впечатлил. Чем-то особенным его выделить из других городов, что я видел, наверное, было нельзя. Все такая же бывшая крепость, которая давным-давно переросла крепостные стены. Узкие, грязные улочки, практически пустые, кроме солдат и редких мужчин, спешащих куда-то по своим делам, никого и не было. Пожалуй, внимание привлекали только красивые, витые узоры, на каждом доме. Возможно, какая-то местная традиция, о которой нам никто не рассказывал. Дома не высокие, практически все не более двух этажей. Словно у них не было принято строить такие «дворцы», как в Мирее. На фоне этого всего, вдалеке, особенно выделялась их соборная церковь. Хотя, если быть правильным, это большой кафедральный собор архиепархии Ратарта. Он собственно и служит, помимо всего прочего, дворцом для архиепископа Алсея Второго. Огромное, просто огромное здание и рядом поменьше, целый город в городе. Но сам собор, зловеще возвышался над столицей, как будто огромный меч, воткнутый в самое сердце Голинколда. Наверно, при жителях столицы, называть их собор церковью будет даже оскорбительно. Обычно они носят имя какого-нибудь очень святого человека, что делами своими веру в Создателя нес, но в такие подробности нас, естественно, никто не погружал. Сказали главная городская церковь, значит, так оно и есть. И найти его легко будет. А какое там значение у местных, дело десятое.
     Да, церковь тут крайне сильна и независима, что себе такой собор построили. На его фоне, даже королевский дворец стыдливо меркнет.
     На въезде в город у нас в последний раз проверили документы, выдали специальное разрешение на нахождение в столице, причем каждому свое, и предупредили о том, что ночью на улицах находиться запрещено, война все же. Боятся вражеских лазутчиков, очень сильно.
     Нам, конечно, указывать они не могут, но все же, чтобы не возникло проблем, попросили не ходить по ночам.
     Бургомистр столицы, оказывается, был повешен, взамен его принц назначил какого-то очень благородного подполковника комендантом[1] города. Тот первым делом поставил везде, где только мог армейские патрули, запретил выходить по ночам, велел всем выдавать пропуска. То, что нас записали на въезде, конечно, не очень хорошо, но времени, разбираться, не было.
     Постоялый двор нашли быстро, хозяин очень обрадовался, сейчас, во время войны с гостями было совсем плохо. В этом мы оказались единственными. Ибн Саллан сразу же попросил хозяина об услуге, подготовить нам экипаж, для скорого выезда. Про ужин он даже не спросил, что, если честно, огорчило. Мы поднялись в комнату, одну, большую и Нырок сразу уже начал раздавать распоряжения:
     - Так, Топотун, за тобой экипаж, проверишь, чтобы был готов, на все не больше двух часов. – Затем повернулся ко мне. – Младший, ты у нас с церковью на короткой ноге, пока не стемнело, пойдешь в собор, помолишься Создателю, да прославится его Имя, заодно разведаешь, что там, в епархии происходит, может, чего увидишь. Я пойду, оглянусь, посмотрю, что да как в городе.
     На этом и разошлись, жаль, конечно, что не удалось отдохнуть, спина выла, словно муку на мельницу носил, а что пониже спины, о том и говорить не хочется. Но работа, есть работа. Вышел на улицу, осмотрелся по сторонам. Практически стемнело, надо спешить. По узким улочкам я довольно быстро добрался до собора,от встречи с патрулями меня уберегло аурное зрение. Солдатские ауры ночью светились как солнце днем.
     А вот и сам собор, вместе с дворцом архиепископа, высоченный забор, такой штурмом, без магов или порохового оружия взять наемникам будет не просто. Подошел к большим, резным дверям, что были чуть поодаль от ворот и постучал. За ними увидел ауры двух человек, наверно охрана, сбиры.
     - Кто такой, чего тебе надо? – Голос сбира[2] был очень грубым, словно я его отвлек от какого-то особенно важного дела.
     - Паломник я, сам не местный.
     - Ну и проваливай отсюда, пока цел. – Довольно грубо ответил мне сбир из-за двери. Ого, здесь не любят ночных гостей. Совсем неприятно, как-то не то, чего я ожидал от церкви. Так, видимо этого сбира сюда не по уму подбирали, а по другим его особенностям. Выдохнул, вспоминая, чему учился в детстве.
     - И сказал Создатель, что не будут двери дома молитвы закрыты ни днем, ни ночью, дабы всякий страждущий мог покой найти. – Вспомнил я Великое Писание. За дверьми послышалась возня, кто-то двоих сбиров едва слышно выругался.
      - И войдет, всяк ищущий, да получит он помощь. – Ответил мне другой, более низкий, голос из-за двери, и она со скрипом открылась.
     Я зашел внутрь, увидел там двоих, одного сбира, его сразу можно было узнать по одежде и священника, сан которого определить не смог.
     - Спасибо вам большое, святой отец. – Слегка поклонился я.
     - Отец Калидий, сын мой. Не всякий ныне писание знает. У нас тут, сам понимаешь, в городе, все не так, как обычно. От того и двери закрыты. Рассказывай, кто ты, зачем ты здесь?
     Я посмотрел по сторонам, и на удивление, аурное зрение здесь работало так же, как и на улице. Это было совсем странным, потому как раньше в церквях увидеть ауры людей было нельзя. Как рассказал мне маг нашего отряда, Балан де Сакман, а он, все-таки, маг аж второй ступени, у священников есть особенная магия, суть которой ни один маг, из известных ему, понять не смог. Эта магия, как он говорил, позволяет священникам разрушать заклинания, снимать проклятия, укрывать от аурного зрения. Ни в одной церкви, соборе, часовне, раньше, аурное зрение у меня не работала. Они называют это «благословение» и «вера». Говорят, что эту способность им дает вера в Создателя. Но де Сакман, как в прочем и я, сомневается. Возможно, это просто какая-то магия, суть которой церковь держит в секрете.
     Ну ладно, видно их ауры, мне же лучше. У сбира, что меня не пустил, судя по ауре, болит живот. Так ему и надо. Подумав об этом, я ответил отцу Калидию:
     - Я наемник, отец, мы здесь принцу Домитеру ин Халлату помогаем. Тяжело воевать, за благословением пришел, помолится Ему. – Я смиренно опустил глаза вниз.
     - Ну, раз так, то дело благое, богоугодное. Проходи, через площадь, двери собора всегда открыты для страждущих, как завещал Создатель. Но там никого нет, час поздний, но если надумаешь исповедаться, дай знать. – С этими словами отец Калидий открыл внутреннюю дверь, пропуская меня дальше.
     Внутренний двор оказался достаточно большим, сюда бы целая ярмарка влезла бы. Сама площадь была выложена белым камнем. Осмотрел ее внимательно, так впереди сам собор, туда дальше какие-то дома, возможно казармы для сбиров, а вот там, что-то совсем не маленькое, похожее на дворец.
     Я пересек площадь, и, стараясь не шуметь, отворил массивную дверь собора. Та поддалась на удивление легко и беззвучно.
     Огромный неф, резные устои, свод, словно сделанный из каменных сосулек. Красивые, скамьи из драгоценного дерева, с красной обивкой, ковер от самого входа и до алтаря. Он выглядит величественно не только снаружи, но и внутри. Подсвечники, словно из золота на стенах, а в центре невероятных размеров, хрустальная люстра. Признаться, такой красоты я не видел. Мозаика на окнах, с сюжетами писания. Невероятно, аж захватывает дух.
     Я подошел поближе к алтарю, и уселся на ближайшую лавочку, сложив руки на груди. Впереди, возвышаясь надо мной, он выглядел, словно пытался задавить всех, кто на него смотрел и вызывал какой-то внутренний страх перед Создателем. На стене, за ним, вырезанная из камня фигура Его. Он, как и всегда, выглядел как старец, поднявший руки, словно взывая к покаянию. На всякий случай осенил себя знаком его. От локтя, к плечу, в центр живота и снова к плечу, к локтю.
     Звенящая тишина, не давала покоя. Что-то, я не мог понять, что не давало мне покоя. Сидя здесь, я делу ничем не помогу, это уж точно. Стены у собора высокие, охрана есть. Как искать архиепископа, кто знает.
     Поднялся было уходить, как мой взгляд упал на статую Создателя. Все, вроде бы так, как и везде, кроме одного. Внизу, на постаменте, знак в виде перевернутого трезубца. Тот самый знак, который я видел когда-то давно в доме одного бургомистра. Тот самый знак, что я видел на книгах в летающей крепости.
     Клеймо бога идолопоклонников, имя которому Алтана Бенезет Агдатор. Сектанты молятся ему и проносят жертвы, а он дает им то, что они не могут получить сами. Свои темные знания, свое благословение. Но я один из тех, немногих, кто знает правду. Про нее, не его. Алтану Агдатор, мага, запертого в Пограничном мире и жаждущего, наконец, обрести свободу.
     Это не собор во славу Создателя, и это не священники, это сектанты, что молятся Агдатору. Теперь понятно, почему здесь видно ауры, на этой земле Бога нет, есть только проклятые. Проклятая не страдает от церкви в Ратарте, потому, что церковь служит ей, ложному богу.
     Вышел из собора, словно на крыльях, слишком много мыслей в голове. Как чувствовал, что ее вспоминал. Посмотрел по сторонам, кроме двух людей, сидящих в каморке возле дверей, никого нет. Пересек двор, попрощался со сбиром и отцом Калидием, и оказался, наконец, на улице.
     На постоялом дворе, все уже были на месте и ждали только меня. Мы поднялись в комнату и первым начал Топотун:
     - Я достал экипаж, пришлось заплатить много, но все за счет принца. Поедем другой дорогой, она получше, может даже нагоним войска, если выедем на рассвете. – Он вопросительно посмотрел на ибн Саллана, тот кивнул головой, и они оба повернулись ко мне. – А у тебя есть что-нибудь интересное?
     - В соборе не так много людей, видел казармы сбиров, дальше, есть там еще, возможно дворец. А еще они не Создателю молятся.
     - То есть? – Не понял меня Нырок. – О чем ты?
     - Церкви давно нет, они Агдатору молятся. Я сам видел его знаки. Оскверненный собор, Ратарская церковь осквернена.
     Южанин задумался, видимо мои слова его несколько озадачили. Затем, после небольшого молчания, он заговорил: - В таком случае, богоугодное дело делаем, раз неверного похищаем. Во славу Мудрейшего, естественно. – Сразу же уточнил ибн Саллан, словно Создатель его подслушивает. – А теперь о том, что узнал я. Как только началась война, количество прихожан увеличилось, в том числе и за счет благородных разного толка. Каждые два-три дня, месяц, архиепископ Алсей Второй проводит у себя ночные богослужения, только для избранных. Сегодня как раз та ночь, когда их нет. Это наш шанс сделать все сейчас, и успеть к наступлению.
     - Но как? – Спросил я, еще не понимая, куда он клонит.
     - Мы посетим архиепископа, без приглашения. Собирайтесь, проверяйте оружие, пришло время работать по-настоящему.
     Вышли через окно, чтобы зря не беспокоить хозяина. На столицу уже спустилась глубокая ночь, да такая темная, что ничего не было видно. Посмотрел на небо, ни одной звезды, все затянуто тучами. Я повел всех, обходя патрули, к собору, где и был дворец архиепископа. Добрались туда без приключений, удалось никому на глаза не попасться. Через высокую стену, сначала я, затем южанин, последний Топотун.
     Внутренний двор, как и вся соборная площадь, оказались пустыми. Ауры охраны, что патрулировала его ночью, виднелись где-то далеко. Мы, пригибаясь, пересекли площадь, обошли вдоль стены сам собор и вышли к дворцу архиепископа. Насколько же они все тут расслабились, что охраняют его так небрежно, я бы сказал даже наплевательски.
     А вот и дворец, тут уже интересно. Возле главного входа стояли двое сбиров, в полном облачении, с оружием. Рисковать с ними нельзя, решено было попробовать через вход для прислуги. Обошли чуть дворец, а вот и он, довольно скромный. Только попробовал потянуть дверь, как увидел на ней сигнальное заклинание, причем очень хорошего уровня, но откуда оно, если священники не могут использовать магию. Попробовал его распутать, да куда там мне.
     - Ибн Саллан, двери открыть может только свой, иначе никак.
     - Идеи?
     - На входе есть сторожка, там сбир и священник, может кто-то из них? Их всего двое.
     Пересекли площадь, снова, на этот раз в другую сторону. Топотун подошел к окну, я к двери, что вела во внутренний двор, Нырок за мной. Аккуратно постучал.
     - Кто там, Халет, ты? – Громко рявкнул сбир, послышалась возня. – Что ты стучишь, заходи уже.
     Ну, заходи, так заходи, я резко дернул дверь на себя, пропуская южанина вперед, а потом влетел в комнату за ним. Ибн Саллан пересек комнату в два прыжка и одним метким ударом гарды отправил незадачливого охранника спать. Я подскочил к священнику, что сидел за столом и заполнял какие-то бумаги, он как раз повернулся на шум, и ударил его в живот, от чего тот согнулся. И нежно, словно ребенку, зажал ему рот.
     - Отец Калидий, нам ваша помощь нужна. Сейчас мы вас свяжем, отведем к дворцу, и вы откроете нам дверь для прислуги, вы поняли? – Тот испуганно кивнул. Наш ночной визит все-таки возымел эффект. Связали обоих, их же одеждой, отца Калидия с собой, сбира под стол.
     И уже в третий раз за ночь мы пересекли соборную площадь, опять не попавшись никому на глаза, подвели пленного к нужной двери. Отец Калидий что-то забурчал, словно хотел сказать. Я снял повязку со рта. Жевать собственную рясу ему, судя по всему, не очень нравилось.
     - Нужна моя печать, только она открывает двери. – Я обыскал карманы и достал ее, серебряный диск небольшого размера, со знаком Создателя и именем священника. На нем, если присмотреться, множество заклинаний. – Если будешь дурить, будут проблемы, ты понял? Где, кстати, покои архиепископа?
     - В северной башне. Не надо мне угрожать, побойтесь Создателя, я и так все понял.
     Нырок приподнял священника, аккуратно освободил ему одну руку и дал печать. Я же внимательно посмотрел на его печать. Заклинание-ключ, но очень сложное, я, таких, не видел. Калидий зажал печать в руке и коснулся двери. Заклинание в печати вспыхнуло и тонкие, белесые нити коснулись сигнального заклинания на двери, то сразу же начало распутываться. Но что это, одна нить, зеленого цвета, отделилась от печати и побежала вдоль сигнального заклинания куда-то за дверь.
     - Командир, он сдал нас, скоро тут будут все. – Догадался я. Ибн Саллан ударил по голове священника, тот упал сразу, как подкошенный.
     - Сам виноват, мы предупредили. А теперь внутрь, времени мало.
     Мы заскочили внутрь дворца, и оказались в длинном коридоре, без света. Я повел всех вперед, потому как аурное зрение позволяет видеть мир одинаково, что днем, что ночью. Все просто серое кругом, кроме аур и их следов.
     Впереди люди, много, в конце коридора, пытаются открыть дверь, свернули налево, оказались на кухне. А куда, теперь куда? В коридоре послышались крики, охрана уже тут. Прочь из кухни, через другую дверь.
     Через еще один, небольшой, но уже очень красиво украшенный коридор, оказались в обеденном зале. Зал был роскошный, я таких раньше не видел. Длинный стол, во главе резной стул, самый большой из всех, на стене картина, камин. Словно королевская столовая, а не священника. Две двери, выбрал правую, она севернее.
     Стараясь не шуметь, мы пересекали зал за залом, да сколько их тут? Пока не оказались в комнате с пятью дверьми. Надо было выбрать, куда именно. Вокруг, словно преследуя нас, крики и шум. Я уже, от такого бега, совсем запутался.
     - А теперь куда? – Спросил Топотун, поглядывая назад. – Какую дверь? Они совсем рядом.
     - Думаю, правая дверь. Она севернее, оббита железом толстым. Думаю это дверь в покои.
     Нырок и Здоровяк подскочили к двери, здоровяк дернул ее на себя, и меня, на мгновение ослепил яркий свет. К сожалению, это оказалась одна из дверей, ведущих прямо в одну из комнат охраны. Как мы это поняли? За дверью, предусмотрительно оббитой железом, из-за чего свечение аур за ней не видно, на нас удивленно смотрело пятеро сбиров. Они, видимо, решали, куда им пойти, чтобы поискать нас. А мы, вопреки здравому смыслу, сами пришли.
     - Твою…. ! – Громко выругался Топотун и вытянул из ножен меч, а другой схватил пистолет, висевший за поясом. Я и Нырок последовали его примеру.
     Южанин взял сразу двух, я тоже, здоровяку достался последний. Атаковали оба, одновременно, два резких укола, сверху и снизу, если бы не моя скорость, я был бы готов сразу же. Затем два резких удара с разных направлений, оба отбил. Ого, я даже чуть-чуть заволновался. Эти ребята умеют драться, особенно в парах.
     Удары посыпались, словно капли дождя осенью, удар за ударом, я разгонялся все быстрее и быстрее. Раз, достали по левой ноге, обошел двоих, пытаясь заставить их мешать друг другу. Да не тут-то было, они словно змеи, невозможно оторваться. Еще один раз пропустил, теперь где-то в районе живота, но вроде бы не сильно. Один из них попытался достать пистоль из-за пояса, я не дал, провел два простых выпада в его сторону, попутно отбиваясь от второго. Главное не стрелять, а то сюда сбегутся вообще все люди во дворце. И заклинанием не бросить, слишком мало места, в своих попаду. Увернулся от одного, получил по лицу от второго и отскочил назад. Я себя к стене прижал, проклятые их заберите. У ибн Саллана успехи лучше, одного ему удалось убить, но второй дрался прямо как пещерный лев.
     Да где архиепископ таких нашел, что мы их одолеть не можем втроем. Мои двое бросились в атаку, снова вместе и одновременно, как один. И мне повезло, тот, что слева, наступил на мой кровь и слегка, буквально на мгновение замедлился, мне этого и хватило, ушел в его направлении, прямо на него, наклонился и ударил снизу вверх, второй рукой прикрывая голову кинжалом. Меч рассек ему горло, кровь брызнула в разные стороны.
     И тут мои ребра, словно огнем обожгло. Второй сбир, вышел из атаки и наугад уколол меня мечом, попал как раз туда, где моя кираса меня не защищала, в ребра, под руки. Силы начали меня покидать, в глаза потемнело. Из последних сил, падая, я бросил на себя исцеляющее заклятие.
     Пришел в себя от легкого шлепка по щеке, открыла глаза, и увидел склонившихся надо мной Топотуна и южанина.
     - Живой?
     - Вроде бы да. – Ответил я, обратившись к Источнику. Тот радостно дал мне понять, что каких-то серьезных ран нет, а та, что была, уже почти затянулась.
     - Вечно ты все интересное пропускаешь. – С укором сказал Топотун и помог мне подняться. – Мы тут все же смогли без тебя закончить, как видишь. Попробуй больше не проигрывать, а то без тебя несколько тяжко.
     Топотун так беспокоится, приятно. Осмотрелся по сторонам, вокруг пятеро тел, наши, никто кроме меня, не ранен. Ибн Саллан собрался и повел нас вперед, давая мне отдохнуть. Не знаю, сколько мы плутали по кабинетам, пока не вышли в какой-то зал, со статуей Спасителя в центре. В конце зала массивная деревянная дверь, а возле нее целая толпа сбиров.
     - Вон там, видишь, большая дверь в конце коридора, где охрана стоит? – Указал мне южанин. – Бьюсь об заклад, это лестница в покои архиепископа. И охраны много, наверно заперлись там. Через дверь не пройдем, если эти дерутся так же, как предыдущие, шансов у нас не много. Надо думать.
     Да, надо думать. Их там ровно десять человек, сбиров. Все бдят, словно охраняют самого короля. Ну, в прочем, судя по убранству, где-то так оно и есть. Главное, на магию крови, мне сорваться. Если церковные дознаватели прознают, что я ее использовал, нас искать будут все в Ратарте. А это может помешать выполнению задания. Атаковать сходу? Да шума столько будет, что точно все сбегутся. Думай, голова, думай.
     - Может, прорвемся? – Спросил Топотун, ни к кому не обращаясь.
     - Не думаю. – Коротко ответил ибн Саллан, посмотрел на меня. – Младший, идеи есть?
     Я отрицательно покачал головой, какие могут быть идеи, когда в голове туман. Южанин задумался, посмотрел сначала на меня, затем на Топотуна, затем опять на меня.
     - А если все-таки с боем, сдюжим?
     - А что, есть варианты?
     Ну, с боем, так с боем. Я начал плести боевое заклинание – огненный ураган, то самое, которому меня научил наш маг. Огненный вихрь и сверху к нему воздушный кулак. Подумал, увеличил его размер, чтобы совсем огромным было, и забил его энергией из Источника под завязку. Заклинание получилось действительно мощным, а следом за ним, отдельно, так же воздушный вихрь. Да поможет нам Создатель, мелькнула у меня мысль в голове.
     Выскочил в середину зала, и что было силы, запулил в сторону сбиров первое заклинание. Оно с грохотом пронеслось через весь зал, попутно сбивая статую Создателя. Сбиры бросились в стороны, и оно попало прямо в самый центр массивных, деревянных дверей. Дверь такого отношения не выдержала и разлетелась на сотню маленьких частей, сразу же все вокруг затянуло дымом. Следом, я бросил туда, где стояли сбиры воздушный вихрь, послышались недовольные крики, видимо кого-то затянуло. Пора.
     Мы проскочили мимо ошарашенных сбиров, те даже не попытались подняться, так сильно их оглушило. Надо торопиться, скоро здесь будет каждый солдат столицы, а этого совсем не хотелось.
     Там на лестницу, по ней на самый верх и вышли на площадку, как раз перед покоями архиепископа. Ну, что и собственно и требовалась ожидать, там тоже стояли сбиры. С ними так же играть не стал, два воздушных кулака прилетели прямо в цель, третьим выбил дверь.
     Да, Создатель, конечно, говорил о скромности, в службе Ему, но такой роскоши я никогда не видел. Какие-то подсвечники, мебель, все блестело, покрытое золотом. Огромная кровать, с десятком подушек, укрытая султанатским бархатом, зеркало во всю стену, и книги. Множество книг, с золотыми переплетами. А на столе, подле кровати, золотой кубок с вином и заморские фрукты. А вот самого архиепископа нет, словно провалился под землю. Осмотрел его покои аурным зрением, следы еще не пропали, они ведут прямо в зеркало. Ударил по нему все тем же воздушным кулаком, самое удачное заклинание из тех, что я знаю.
     От удара, с громким звоном зеркало рассыпалось на сотни осколков, обнажив тайный ход из покоев, ведущий куда вниз.
     - Скорее, следы еще видно, он только ушел. – Уходя, бросил огненный шар на кровать, может чуть задержит погоню.
     зкая, винтовая лестница вела вниз, под сильным уклоном, возникло ощущение, что люди, делавшие этот лаз, об удобстве думали в последний момент. Спускались мы долго, я бы даже не сказал сколько, пока не оказались в подземелье.По сторонам, от главного коридора я с ужасом для себя приметил решетки, да это же камеры, клетки. Около дюжины. Мы пересекли коридор, и южанин дернул дверь на себя, та не поддалась.
     - Они здесь жертв держат, уверен. – Задумчиво озвучил свои мысли Топотун, поглядывая на пустые клетки, а затем постучал в дверь. – Хозяин, открывай, гости дорогие у порога.
     - Проваливайте, я никого не жду. – Бодро ответил мужской голос из-за двери. – Чего вам от меня надо, вы кто такие?
     - Говорим же, гости дорогие. - Продолжил шутить Топотун, осматривая дверь. Крепкая, выбивать только магией, на той стороне засов. Здоровяк указал на место, куда следует ударить заклинанием.
     Ну, раз архиепископ гостей не ждет, а просто тянет время, придется зайти без приглашения. Нырок и Топотун отошли от двери, я сплел воздушный кулак, и что было сил, запустил им в дверь, удар получился очень сильным, и дверь с грохотом слетела с петель. Не успела рассеяться пыль, как из-за остатков двери послышался выстрел и Топотун упал, как подкошенный. Старый сектант готовился к встрече, чтобы его проклятые сожрали.
     Мы тут же пригнулись, я мельком глянул на Ломара, живой, но выглядит не очень. Пуля попала прямо в грудь, пробив кирасу. Он же старался зажать рану слабеющими руками, но было понятно, что если ему не помочь, он совсем скоро перейдет за грань. Отскочили в стороны от двери, я оказался возле де Линье и первым делом наложил на него исцеляющее заклинание. Какое же оно удобное, без него давно бы червей кормили. Посмотрел, помогло, но не сильно, следом второе. Рана вроде начала затягиваться, но здоровяк был все еще бледным, по-моему, он даже не соображал, что происходит.
     - О, среди дорогих гостей есть маг-целитель? – Весело спросил мужской голос из-за стены.
     - Да, а ты пускать не хочешь! – С едва скрываемой злобой, ответил ибн Саллан. – Стрелять начал, совсем гостей не ждешь.
     Сказав это, южанин посмотрел вопросительно на меня, затем на де Линье, лежащего рядом. Я утвердительно кивнул. Проклятый архиепископ замолчал, видимо прислушиваясь к нам, поганец. Интересно, где он так стрелять научился, чтобы его. Так, ладно, времени сидеть тут и ждать, пока он сам к нам выйдет, нет, там, наверно, в покоях, уже все солдаты столицы собрались. Создал огненный вихрь, и бросил его в зал, тот сразу уже разошелся в стороны, подняв целый сноп искр, что мне и требовалось. Отвлек, отлично, подумал я и забежал внутрь комнаты, как вдруг так же резко прозвучал еще один выстрел, и что-то больно обожгло меня по животу. Времени смотреть, что там не было, оглянулся по сторонам и тут же увидел летящее на меня заклинание воздушных игл, некогда мое любимое. Упал на пол и перекатился в сторону, как тут же получил воздушным кулаком и отлетел к стене. Опытный маг, но кто это? Аура напавшего мага ясно дала понять, что он молодой, худой и не очень высокий. Самого же архиепископа Алсея Второго я увидел в углу зала, он спрятался за мешками. Мага нужно отвлечь, иначе он убьет южанина, промелькнула мысль в голове. Поднялся на ноги и приготовился к следующей атаке, забавно, маг дал мне это сделать. Что же, достойный поступок, ну посмотрим, на что ты способен.
     Еще одно заклинание, ранее мне незнакомое, пронеслось где-то слева. А он хорош, бросил в него огненный шар, а следом ему под ноги воздушное лезвие. Первое он развеял, причем профессионально, через второе перепрыгнул.И тут рука мага потянулась за пистолетом, да сколько у него там зарядов, уже два отстрелял же! Нельзя ему дать этого сделать, нельзя. Так, быстро сплел молнии, поставил второй защитный контур в плетение заклинания и направил руку в сторону мага, давая энергии из Источника преобразоваться сразу в молнию и выйти через мои пальцы. Вспышка осветила залу, я увидел, как вдоль стены, в сторону архиепископа ползет южанин, и напавшего мага. Небольшой рост, судя по фигуре, девушка, поверх нагого тела накинутый плащ, закрывающий голову, в одной руке, направленный на меня пистоль, в другой меч, похожий на мой.
     Моя молния заставила ее убрать пистоль, и увернутся, но победу отпраздновать не удалось. Она ушла от молнии, и, не целясь, выстрелила в мою сторону с довольно неудобной позиции. Пуля обожгла мне плечо, сильно не задев. А следом, словно она готовилась, бросила меня какое-то стихийное заклинание, я так и не понял какое. Времени, развеивать его, не было, поставил перед нами простейший щит, и попытался сократить расстояние между нами. Заклинания с треском столкнулись и рассыпались, увидев это, девушка бросила в меня уже пустой пистолет и попыталась ударить мечом. Ловких любовниц архиепископ держит, ловких. Первый удар отбил, следующие посыпались, словно град. Причем, что интересно, удары простые, но очень быстрые.
     Удалось порезать по плащу, да не тут-то было, плащ оказывается магический, крепкий, как кираса, никогда такого не видел. А девушка все продолжала и продолжала давить, не давая мне создать заклинание. Если так продолжиться, сил драться у меня уже не будет. Попытался уколоть по голым ногам, но не попал, за что и получил гардой по лицу. Больно, кажется, нос сломала, отпрыгнул чуть назад и попробовал с другой стороны, целясь в голый живот.
     Противница ловко увела мою атаку в сторону и встретила кулаком по уху, да так, что в голове зазвенело. Достал второй рукой кинжал, вот он и пригодился, попробую от атаки, если так не получается. Ударил мечом поверху и попытался поймать кинжалом в живот, но снова не вышло, едва задел ее чудо-плащ, а тот выдержал. Да из чего же он сделан, то.
     Чувствую, силы начали покидать, Источник на треть пустой, но возможности, ударить ее заклинанием, нет, не дает. Вспоминай, соломенная голова, чему тебя Колгар учил. Шаг вперед, обманный, боковой удар мечом, удар снизу кинжалом, уход в сторону и я достал ее.
     Мой кинжал вошел в ее голый живот, словно нож в масло, с очень тихим и неприятным звуком, словно в тесто. Девушка охнула и выронила из руки меч, который я тут же пнул куда подальше. И завершающий укол мечом в открытое горло, как раз под скрытое капюшоном лицо. Надо быть очень сильным магом, чтобы уцелеть после такого, я уверен. Девушка повалилась на спину и капюшон упал с ее головы, обнажив короткие волосы и лицо, которое я рассмотреть не успел. Бросил на себя исцеляющее заклинание и зажег светящийся шар, чтобы рассмотреть ловкого мага поближе.
     Перевернул еще горячее тело поближе к свету и посмотрел, кто же это такая. И я узнал ее. Передо мной, на полу, лежала Мари, та самая, моя землячка, которую Колгар забрал учиться в Коготь Орла, когда-то давным-давно. Ее красивое лицо, застывшее словно маска, украшал тонкий шрам на щеке, и небольшое кольцо в нижней губе.
     Мари, что же ты, ну почему не сказала. Где-то внутри, словно ножом по сердцу провели. Давно мне не было так обидно, за то, что я сделал, давно. Я так надеялся ее когда-нибудь еще встретить, но, понятное дело не так. Может где-нибудь в столице, в образе благородной дамы, с верным мужем. А не на полу, возле жертвенника Агдатору, в Голинколде, столице Ратарта, защищающей старого сектанта архиепископа.
     Поднялся, стараясь не смотреть на нее, меня трясло, словно из холодной воды вышел. Южанин в это время уже связал нашего нового друга и взвалил его себе на спину.
     - Бери Топотуна, здесь дальше, как сказал святоша, есть второй, секретный выход, прямо на улицы Голинколда. Надо отбыть из столицы до рассвета.
     [1] Комендант (фр. commandant «командир») — командная (начальственная) воинская или гражданская должность.
     [2] Сбир - низшийслужащий инквизиции. Здесь важно понимать, что инквизиция в Ратарте, как и в других странах мира, выполняет не только функции борьбы с поклонениями проклятым, но и силовые функции, такие как охрана.

Глава 4

     Честно сказать, я даже не помню, как мы покинули Голинколд, все было в такой суматохе, словно земля горела под ногами. Погрузили связанного Алсея Второго, мирно спящего Топотуна в карету,и, минуя патрули, покинули город.
     Выехали оттуда утром, с первыми лучами солнца, и в путь, догонять принца и его армию, что спешила разбить врага одним мощным ударом. Как только отъехали от столицы подальше, я перебрался в карету и решил отдохнуть, эта ночь забрала ну очень много сил. Болело все, что может болеть и даже то, что болеть, наверное, не должно. Кираса безнадежно испорчена, патроны для пистоля где-то растерял, рубаха порвана. Но, признаюсь, беспокоило меня не это, а совсем другое, что и не давало мне лечь спать, пока ибн Саллан везет нас к принцу с ценным грузом.
     А если быть точным, та моя неожиданная встреча с Мари, добрая ей память. Красивая, добрая душой, девушка, с которой я начинал свой путь. С ней, меня тогда забрал Колгар и повез служить герцогу де Монтре, чтобы его проклятые сожрали.
     Девушка, к которой у меня проснулись первые чувства, признаться в которых я так и не смог, ни себе, ни ей. Девушка, благодаря таинственному ритуалу, проведенному эльфийской шпионкой де Ларье, что выдавала себя за магистра Троакастера, получила такие же как и у меня силы. Скорость, реакцию, память и главное – невероятные, по меркам нашего мира, магические способности.
     Эти способности, позволяли их обладателю, овладеть любой магической наукой, просто увидев заклинание и хорошенько его запомнив. Особенность магии в том, что хоть маг и может создать абсолютно любое заклинание, как маги говорят – сплести, очень мало шансов, что оно у него сработает. Потому как некоторые маги, например, больше расположены к стихийной магии, кто-то к магии крови, кто-то к ментальной маги, кто-то к магии жизни. Это как если бы хорошего крестьянина заставить работать на фабрике. Да, он сможет это делать, но он не будет так же хорош, как и рабочий с фабрики. По одной простой причине – у него просто может не быть призвания работать в цеху, но при этом есть призвание сажать пшеницу в поле. Одни говорили – это талант и великий дар, но я считал, что это самое большое проклятие. Мне этот «дар» принес, пока что, только проблемы.
     Мари же, девушка, что в определенный момент выступила для меня образцом человека, чьи помыслы были здравы и главное – честными. Тогда, давно, Колгар Два Клинка доставил меня и ее в крепость Коготь Орла, старую пограничную крепость былых времен, где герцог де Монтре готовил собственную армию, с помощью которой хотел свергнуть императора Мирея Таргольда Мудрого. Там и был проведен ритуал по превращению меня в мага, что идет в разрез с природой магии, по той причине, что я был уже слишком стар, чтобы открывать магические способности. Но ритуал прошел успешно и у меня, и у Мари. Нас, как и других, таких же крестьянских детей, не наследных дворян и прочих, обучали драться на мечах и плести магические заклинания. Именно тогда я узнал, что император Таргольд Мудрый готовится к большой войне, для чего и построил в небе летающую крепость – Троакастер, где верные ему маги, под руководством архимага фон Далхота проводили ужасные опыты над людьми, с целью создать оружие, способное принести победу. Де Монтре тогда решил, что один из артефактов Троакастера поможет ему победить императора. Он выбрал меня, наставницу и двух девушек, и отправил в летающую крепость, чтобы выкрасть его. Вот тогда, я в последний раз и видел Мари. И пообещал ей, что мы с ней обязательно рано или поздно снова встретимся. Тогда я еще не знал, что вернутся на службу к де Монтремне уже никогда не суждено.
     Она, так же как я в то время, верила в Создателя и его заповеди, хотела выжить и надеялась обрести свободу.
     После того, как Колгар спас меня, взяв к себе на службу, сделав меня «горным лисом», я пытался узнать, в том числе и у него, что стало с остальными курсантами из Когтя Орла, но, к сожалению, даже Колгар всего узнать не смог. Выяснилось, что часть из них погибли, когда император приказал схватить мятежного герцога де Монтре, часть разбежалась, кто куда. Кто-то даже убежал вместе с один из сыновей мятежника. А что случилось с Мари или с Лией, я так и не узнал. И кого я не ожидал встретить возле жертвенника Агдатору, так это Мари.
     В это просто невозможно поверить, Мари не такая. Так быть не должно, это ложь, морок, который на меня навел проклятый колдун Алсей Второй. Только так, ну не верю я в это. Что ей вообще делать здесь, в Ратарте, да еще и голой, вместе с этим проклятым старикашкой. Точно, старикашка, он же тут, недалеко. Посмотрел на Ломара, тот после ранения и моего заклинания, еще не приходил в себя. А значит говорить с архиепископом, мне никто не помешает.
     Перелез на другую сторону кареты, где свернувшись клубком, лежал похищенный священник и ткнул его пальцем под ребра.
     - Слышно меня, Алсей? Я вижу, что ты не спишь.
     - Я слышу тебя, юноша. – Ответил архиепископ, хотя в его словах я страха не увидел. Так чего он так лежит, в таком случае? А, ну да, он же в какой-то накидке, совершенно голый. Мы же его чуть ли не из спальни похитили. Мерзнет, старый сектант, осмотрелся по сторонам и снял с нашего с Топотуном сидения накидку и укрыл священника. Если помрет раньше, боюсь, принц этого не простит.
     - Спасибо, юноша, по завету Его живешь. – Поблагодарил Алсей, с плохо скрываемой ненавистью в голове, а затем спросил. – Зачем вы меня похитили? Кто вы такие?
     - Друзья твоего будущего короля.
     Услышав мои слова, старик рассмеялся, словно я сказал какую-то шутку. Прекратив смеяться, архиепископ заговорил: - Да не будет он королем, юноша, не будет. Что ты вообще знаешь о короне Ратарта?
     - Да мне, если честно, плевать. – Ответил я. – Мое дело маленькое, доставить тебя к нему на поклон. Как видишь, отношение церкви и короны, сейчас, его мало волнуют. Я поговорить хочу, святой отец. – Попытался умаслить его я, думаю, как и все священники, лесть он любит.
     - Что же тебя беспокоит, юноша? Отпущение грехов за мое похищение? – С насмешкой ответил вредный старик.
     - Нет, девушка, что была с тобой возле жертвенника Агдатору, кто она? – Спросил самым серьезным голосом я. – Что она у тебя делала?
     - А ты не догадался, разве? – Снова, со смехом ответил старик. – Девка охраняла меня, хороша была, надеюсь, ты заметил…
     - Заметил, старик, не беспокойся. Почему девка голая? – Спросил я, стараясь, чтобы голос звучал как можно ровнее.
     Старик снова засмеялся, прямо трясти начало. А затем перевернулся поудобнее, и повернул голову ко мне, словно смотря мне в лицо. Видеть меня, в мешке на голове, он, понятное дело, не мог, но мне показалось, что он смотрит мне прямо в душу.
     - А как еще в кровать ложатся? Тебе папка не рассказывал? – Да он издевается, проклятый. Возникло желание прямо сейчас ему голову расколоть, сил бы хватило с одного удара убить, кулаком. А старик тем временем продолжил. – Думаешь, она просто так личный охранник архиепископа?
     - Да как ты смеешь себя так называть, жрец. – С нажимом на последнее слово, спросил я. – Ты не служишь Создателю, ты служишь проклятому. И гореть тебе в Пограничном мире за это вечность, до скончания времен!
     - Я служу своему богу, силу которого видел и познал сам. – С вызовом ответил Алсей, словно гордился этим.
     - Он не бог. И никогда им не был.
     - Бог, и я видел его чудеса. – Ответил старик, довольно ровным голосом. Да он по-настоящему в это верит. Агдатор не бог, он маг, точнее она. Просто маг, запертый в пограничном мире, но никак не бог.
     Я посмотрел на него, на его ауру, он спокоен, словно не он в плену, а я. Чувствую, если разговор с ним продолжиться, точно пришибу сектанта. Поняв, что разговор закончен, старик улегся поудобнее, и стал делать вид, что собирается спать.
     Говорить с ним больше не о чем, надо и о себе подумать. Снял рубаху, осмотрел свои раны. Да, получил в этот раз хорошо, если бы не заклинание, так бы и остался там, рядом с Мари лежать.
     Мари, значит, служила ему, да не только охраняла, проклятого. Через что же ей пришлось пройти, раз так ее судьба повернулась. Очень жаль, что все вышло именно так. Какая-то горечь внутри, словно я был виноват во всем, а не только в ее смерти, там, в холодном подземелье дворца архиепископа. Погруженный в эти мысли, уставший не только телом, но и душой, я не заметил, как заснул, под постукивание кареты и сопение Ломара.
     Глаза я открыл в комнате, большой, белой комнате, той комнате, которую, наверно, никогда уже не забуду. Скромное убранство, а в центре резной стул, на котором восседала красивая, совсем молодая девушка. Ее длинные, блестящие волосы, почти касались пола, красиво переливались на свету, словно усыпанные алмазами. Лицо, с изящными, аккуратными чертами, не позволяющими даже предположить, сколько ей лет. Зеленые, манящие, словно костер в ночи, глаза, тонкие, благородно бледные руки, с по-детски маленькими ладонями. На ней было надето скромное, но при этом выглядящее очень дорого платье, цвета утреннего неба, едва прикрывающее худые коленки. Девушка, увидев, что я открыл глаза, приветливо, даже можно сказать, с любовью, улыбнулась.
     - Здравствуй, Эмерик, давно не виделись. – Приветливо, словно увидела старого друга, сказала девушка.
     - Бенезет Агдатор, здравия тебе не пожелаю. – Ответил я, даже не скрывая свою ненависть. – Что тебе от меня надо, проклятый?
     - Как и раньше, просто поговорить. И, зови меня, пожалуйста, Алтана. – Ответила Агдатор, словно не заметив мою ненависть. – Я же тебя тоже, просто по имени зову.
     И тут я вышел из себя, вскочил на ноги и подбежал к ней, но ударить или даже толкнуть не решился, а просто уставился на ее красивое, завораживающее лицо. – Да мне плевать, как ты там меня зовешь, Агдатор. Я тебе не друг, и тебе не поклоняюсь!
     - Ну, это пока, Эм. – Так же беззлобно ответила Алтана, смотря мне в глаза. – Давай, может быть, ты успокоишься и мы, наконец, поговорим? Присаживайся.
     Сказав это, она указала на стул, такой же, как у нее, что появился за мой спиной. Я уселся на него, скрестив ноги. Увидев, что я устроился на своем месте, она снова приветливо улыбнулась и заговорила:
     - Знаю, у тебя много вопросов, дорогой Эм, но времени у нас не так много, поэтому спрашивай только самое важное.
     - Откуда там Мари? Почему она с ним?- Выпалил я сразу же то, о чем только что думал.
     - А ты как думаешь? Она очередная любовница Алсея Второго, только и всего. У него их много было. – Просто ответила Алтана. – Понимаешь, не все мужчины могут просто познакомиться с красивой девушкой, как это сделал ты с Агни, некоторым приходится располагать их к себе с помощью своего влияния.
     - Но как? Как так вышло?
     Девушка скрестила пальцы, словно наслаждалась моментом, а потом, немного подумав, явно подбирая слова, ответила:
     - После того, как Таргольд поймал герцога, все его сторонники разбежались, кто куда. Мари не стала дожидаться, пока ее найдут имперская тайная служба и тоже бежала. В Илор, ну ты там уже бывал, где и осталась. Домой вернуться так и не решилась. Там она нашла себе занятие по душе, охраняла дом любви Матушки Ланто, если ты про него слышал. Ну и дожидалась бы она своего принца, если бы случайно не перешла дорогу одному очень опасному человеку, который ее поймал, да вспорол ей живот.
     - Это невозможно. – Твердо ответил я. – Она бы не попалась.
     - Попалась, мне нет причины врать. И там, лежа в канаве, в грязи и крови, она попросила помощи. У меня. – Алтана сделала ударение на последнее слово. – И я спасла ее, отправив к ней братство. С тех пор она и служит ему, ну а там, на одной из месс ее и встретил наш общий друг, что якобы спит у тебя в карете.
     Я сжал кулаки так, что пальцы онемели. Агдатор вынудил ее служить себе, стать любовницей старика, словно портовая девка. Ненавижу ее, убил бы, если бы мог.
     - Да ладно тебе, не стоит злиться. Все люди, так или иначе, будут служить и поклонятся мне, это лишь вопрос времени.
     - Я не буду.
     Она рассмеялась и ее звонкий, по-детски веселый смех заставил меня опешить. Самомнение у нее, по истине, императорское. Закончив смеяться, Алтана заговорила снова: - Вот и спросил, а теперь нужно послушать. Мне очень не нравится, что ты выкрал моего архиепископа, прямо совсем не по душе. Постарайся не влезать в дела братства, и проблем у тебя не будет. А теперь самое главное, не знаю, сказал ли тебе архиепископ. Победа Тесаллы ин Халлат, это прямая угроза тебе и всем остальным.
     - И в чем же? – С вызовом спросил я.
     - Позже поймешь, не торопи события. А теперь слушай внимательно. – Она наклонилась ко мне поближе, так, я почувствовал исходящий от нее запах каких-то цветов. -А теперь слушай внимательно и запоминай. У королевского рода есть семейная реликвия - Трон Саламандры. Именно трон может выбрать достойного. Последний, кто смог на него сесть, был их прадед, остальные же, потомки, так и не решились этого сделать. Основатель династии, по прозвищу Саламандра, сделал этот трон для того, чтобы его королевством правил только достойный. Трон сожжет любого, кто на него сядет, если посчитает, того не достойным короны Ратарта. Тесалла, на мой взгляд, не сможет на него сесть. Так, что, имей ввиду. Может быть, это получится использовать.
     - Мне нет дела до твоих игр, я тебе не прощу смерть Мари.- Еще злобнее ответил я. – Надеюсь, с тобой я никогда больше не увижусь.
     - Надейся, дорогой. Но если вдруг захочешь поговорить, заплати, ты знаешь цену.
     Как только она это сказала, комната поплыла и растворилась, словно это был страшный сон. Я медленно открыл глаза, все та же карета, все тот же сопящий Топотун. Присмотрелся, наш пленник, уже спустился со своего места и навис над Ломаром, аккуратно обыскивая спящего друга. Нож ищет, подлец. Услышал, что я заснул, сбежать пытается.
     - Сядь на место, не стоит этого делать. – Громко сказал я, и старик вздрогнул, а затем громко и пошло выругавшись, он сел на свое место. В мешке на голове ничего не видно, но его прыть меня удивила. Сейчас бы зарезал нас обоих, да сбежал бы, хитрый старикашка.
     Перепрятал оружие, а затем выглянул из кареты, посмотреть, где мы сейчас едем. Мы как раз пересекали огромные, просто бескрайние поля пшеницы. Ехать еще долго, что, конечно, несколько не радует. Посидел, обдумал, все, что мне сказала Алтана, решил, что слушать ее не стоит. Проклятым доверять нельзя, так или иначе попробует сделать рабом или чего еще хуже.
     Погруженный в эти мысли, я так и не заметил, как наступил вечер, и мы сделали привал. Топотун, наконец, пришел в себя, хотя чувствовал себя из рук вон плохо, ранение оказалось серьезным и только мое заклинание его спасло. Да, ему бы полежать чуть-чуть. Покормили архиепископа, с рук, как дитя малое и улеглись спать.
     Наутро уже я сел за вожжи, чтобы дать южанину отдохнуть от долгой дороги. Выехали с рассветом и направились прямо в сторону идущего войска принца. Приближение к его войскам стало отчетливо заметно по появлению армейских патрулей, которые то и дело рыскали по дороге, постоянно останавливая нас, от чего пришлось даже не убирать далеко пропуск, выданный принцем.
     Только к вечеру этого дня удалось доехать до лагеря принца. Его ставка, вместе с войсками расположилась в деревне Худой, принц самолично занял дом старосты. От ставки командования до пригорода Салдена всего ничего, полдня перехода, там как раз поля, где Домитер ин Халлат рассчитывал разбить войска сестры, затем взять город и победоносно отсечь противницу от границы с соседом.
     Нас встретил Колгар, команда и какой-то незнакомый мне офицер принца, Алсея Второго бережно передали ему, после чего увели на беседу с принцем. Как только эти двое покинули нас, отправившись в сторону дома старосты, Два Клинка распорядился магу любой ценной узнать, о чем там был разговор, а нам велел идти в нашу палатку, домов в деревне, на всех, естественно, не хватил.
     И только оказавшись в палатке, даже, наверное, правильнее будет сказать, шатре, рассадив всех за деревянным столом, Колгар выслушал наш доклад о ходе выполнения задания. Слушал внимательно, не перебивая, затем осмотрел Топотуна, сильно расстроился, а потом, поставив Купца возле входа в шатер, начал говорить: - Хорошо справились, хвалю. Но, как обычно, есть проблемы. Пока вас не было, принц велел нам достать кого-нибудь из людей принцессы. Естественно, с заданием мы справились. Но у него, да и во время похода в Салден мы узнали очень многое, что в корне меняет дело.
     - Что именно? – Сразу же спросил я, предчувствуя что-то совсем не хорошее.
     - В армии принцессы нет ни одного мага, а у Домитера их с пять десятков, хорошо обученных, боевых мага, без учета лекарей и наемников.
     - Это хорошо или плохо?
     - Для наших целей, было бы очень плохо, если бы не то самое «но», о котором я и говорил сначала. Да вот только, согласно добытым сведениям, все совсем наоборот. Начну с обстановки, Тесалла уверена в своей победе, она подготовилась к встрече с принцем, все салденское поле заставлено редутам, вот здесь и здесь. – Он указал на карту, лежащую на столе. – Дальше, за ними, есть ее укрепление, что охраняет выход на Салден. Обойти их мешает густой лес, то есть бой будет проходить через редуты. Армия принца увязнет сначала на редутах, затем с основными силами.
     - Но, это, же хорошо, принц проиграет, Тесалла станет королевой, задание выполнено. – Бодро, не смотря на усталость и ранение, сказал Топотун. – Или что-то изменилось?
     - Да, к чему я и веду. Пока вы отдыхали в Голинколде, мы узнали сразу две вещи, которые в корне меняют дело. Первая – Домитер, после победы, готовит огромное количество вполне приятных для нашего Императора соглашений, которые позволят империи укрепиться в Ратарте, а самому принцу восстановить страну после войны. То есть, главное донесение, на котором основывалось наше задание ложь. – Колгар на некоторое время замолчал, давая всем обдумать услышанное, а затем продолжил. – То есть шпионы Мирея в стане принца нас обманули, сами или по указу кого-то третьего, другой вопрос. Принц как раз наоборот хочет дружить, причем очень сильно с нами. Он поэтому и обратился напрямую к Таргольду Мудрому, за разрешением набрать наемников в Мирее в открытую.
     - А второе? – Спросил я, все еще не понимая, о чем речь.
     - А второе, это то, что тот советник Тесаллы, которого мы так удачно выкрали, рассказал нам. Принцессу уже купили наши враги, в том числе и эльфы. Победа девчонки, вопреки нашим сведениям, приведет к поражению Императора. Она настроена крайне решительно и хочет порвать все связи с Миреем. А значит, если принц проиграет, то и мы проиграем. Ну и еще, нас всех красиво обманули, словно детей малых.
     Вот это было неожиданно, ничего не сказать. То есть теперь надо всеми силами сделать так, чтобы принц победил в этой войне. Я, честно, признаюсь, понятия не имел, как мы поможем ему проиграть, но это, это было даже слишком для меня. Два Клинка тем временем опять указал на карту: - Так вот, принц решил штурмовать редуты, пройти через войска Тесаллы, разгромив ее, и взять Салден. Но, судя по всему, принцесса не боится наших магов. А вот почему, мы не знаем. Это новое задание от принца, в наших же интересах, узнать, почему в армии противника нет ни одного мага. Я понимаю, что вы устали, но битва случится уже завтра и нужно удостовериться наверняка, что пленный советник нам не соврал, да выяснить, почему она не использует магов.
     Ого, теперь стало еще интереснее. Принц должен победить, у него сильнее армия, но принцесса его абсолютно не боится, даже готовится дать ему хорошее генеральное сражение, как сказал бы какой-нибудь командующий войсками императора. Мы не успели продолжить разговор, как в шатер к нам зашел наш маг, Балан де Сокман, он же пьяница, по прозвищу «Бутылка», с крайне встревоженным лицом.
     - Принц нас продал святоше. Мне удалось подслушать их разговор, командир. Как только они разгромят принцессу, архиепископ его коронует, в обмен на уступки церкви, коих целый список. А мы, в свою очередь, уйдем им, в подарок. За такое оскорбление, как похищение архиепископа с нас, наверно, кожу живьем снимут.
     - Как я и думал. Старик точно решит нам отомстить, это было ожидаемо. А мы наемники, нас не жалко. С помощью нас надавил на Алсея, а потом ему же и скормил, проклятый. – Он повернулся к Ломару, который, слушая все это, просто молчал, иногда тяжело вздыхая. – Ты у нас раненный, так что пока не боец. Как сменится караул, покинешь лагерь и поедешь в Кастор, куда мы и прибыли. Найдешь там наш корабль, я не знаю, какой именно, торговое судно, на флаге торгового дома должен быть нарисован хорек, они ждут. Велишь им быть готовыми к отплытию в любой момент, я думаю, что нам, при любом исходе, придется спешно покинуть дружелюбный Ратарт.
     Ломар де Линье кивнул и сразу же начал собираться, готовясь к обратному пути в Кастор, который мы только не давно покинули. Тот самый маленький, по меркам империи, портовый город, куда мы и прибыли. Колгар же на этом не остановился, раздав всем остальным новые указания. Де Сокман, я и он, сегодня ночью пойдем в сторону укреплений Тессалы ин Халлат, чтобы узнать, откуда у нее такая уверенность в победе, ибн Саллан и братья де Клок готовятся к завтрашней битве, у нас важное задание на нее – вместе с солдатами охранять принца. Он слишком уж не доверяет своим и боится, что его решат убить прямо во время сражения и закончить ценой жизни будущего короля.
     Я перекусил на ходу, быстро переоделся, накинул на себя черный плащ, надел темную кожаную кирасу, она шумит меньше и легче, проверил оружие и выложил пистоль. В любом случае, шуметь нельзя, а одним выстрелом только больше внимания привлеку, накинул капюшон на голову. Все, готов.
     Когда мы вышли из шатра, на улице уже совсем стемнело, на небе снова ни одной звезды, ночи в Ратарте какие-то слишком облачные. Не попавшись никому на глаза, покинули военный лагерь, который, на деле оказался куда больше, чем мне показалось сначала. Множество палаток с солдатами и младшими офицерами, выставленные вокруг деревни, костры и вертела, какие-то голоса, возня, снующие солдаты.
     Пробираться незаметно было достаточно сложно, солдаты бегали туда-сюда, разнося командирам последние распоряжения принца и его советников. Волнение висело в воздухе, да так, что его можно было почувствовать.
     Не знаю, я не волновался перед завтрашней битвой, скажу честно. Страха не было, я ведь не понимал, что нас может завтра ждать. В сражениях такого размера я никогда не участвовал, чего бояться не знал. Мой родной Мирей давно не воевал ни с кем, как и его соседи. А ратартские солдаты уже прошли не одно сражение с силами принцессы, они знали, что будет завтра. И что от них многое зависит, в этом, как говорят, генеральном сражении.
     Обошли лагерь, на поле не вышли, пошли сразу через лес, пару раз чуть не наткнулись на патрули, но удалось их обойти. Сейчас ночной лес уже не пугал, так как раньше. Я видел едва ли хуже чем днем, со мной был лучший боец, которого можно было встретить в столице, сам Колгар Два Клинка, а так же опытный боевой маг Балан де Сокман, который научил меня многому, и он тоже видел так же, как и я.Опыт таких ночных проникновений у меня уже был, опять же, спасибо Колгару.
     Вышли к ставке принцессы с севера, обойдя все патрули, это оказалось проще, чем я думал. Колгар подозвал нас к себе и заговорил, совсем тихо, едва слышно: - Так, Младший, не знаю, с войсками принцесса ночует или нет, думаю, нет, но тот большой шатер, явно ее. Он за тобой, де Сокман, там, на юге лагеря есть шатер, возле которого много охраны, надо узнать, что там. Я же пойду в тот, что с флагом, там могут быть карты или что-нибудь еще, по пути загляну к генералу. Встречаемся здесь же, через два часа. Если кого не будет, то не ждем.
     Вышел из леса, сам, пошел на север лагеря, решил попробовать зайти с тыла. Расслабился, так, что даже чуть не попался очередному караульному. Надо будет поискать магистра магии разума.
     Вошел в лагерь, прижимаясь к земле, прячась за палатками солдат, обошел костер, где солдаты обсуждали завтрашнее сражение, перепрыгнул через ящик и оказался возле самого нужного мне шатра. Охраны много, по кругу стоят, бдят, проклятые. Надо срочно что-то придумать. Осмотрелся по сторонам, идей нет, все вокруг освещено, светло как днем. Из-за света и толпы солдат, не видно аур людей внутри. Там может и пусто, так и ждать засада. Так, я маг или кто?
     Создал воздушный шар, небольшой и опустил его две дальние от меня лампы, те, спустя пару мгновений, погасли. Без воздуха нет огня, внутри шара он сгорел быстро. Была бы лампа магическая, так бы не сработало. Один из солдат подошел, попробовал зажечь лампы снова, но у него ничего не вышло, позвал на помощь. К нему подошли сразу трое и начали между собой ругаться. Да, в Ратарте все слишком расслабленные, я это уже давно заметил, но мне это на руку. Освободили целый угол палаты от надзора, сразу видно ночных гостей не ждут. Скользнул туда, вспорол ткань и оказался внутри.
     Да, сразу видно королевский размах, внутри тут даже комнаты были, я оказался в туалетной комнате, судя по всему. В углу стояло зеркало, бочка с водой, лежали какие-то вещи, от всего остального шатра она была отделена тканевой стеной с откидной дверью, точнее, наверно, занавеской. Да тут бы вся наша палатка влезла, а она на шестерых, со столом и лавками. Осмотрелся по сторонам, увидел ауру спящего человека, судя по размерам, девушка. Отодвинул полог и попал в другую часть палатки.
     Там стоял стол, кровать, деревянная, большая, какие-то ящики, на одной из лавок спала девушка в рубашке, едва ли сильно старше меня. Принцессы нигде не видно, что одновременно и обрадовало и огорчило. Войну бы закончил сейчас, если бы похитил ее. Подошел к спящей девушке и зажал ей рот, та сразу попыталась вскочить, но я ее удержал. В темноте ее плохо было видно, но я почувствовал, как она испугалась.
     - Не шуми, все будет хорошо. Давай я уберу руку, а ты не будешь кричать? – В надежде спросил я. Та закивала головой, после чего медленно убрал руку. – Ты кто такая? Где принцесса?
     - Не убивайте меня, господин, меня зовут Сели, я служанка ее Величества, она в городе, прибудет утром. – Дрожащим голосом ответила девушка. – Что Вам нужно, господин?
     - Помощь твоя нужна, Сели. Помоги мне, и я просто уйду. – Ответил я, осторожно зажигая лампу, стоявшую возле ее лавки. Она осветила испуганную девушку, и я смог, наконец, ее рассмотреть. Светлые, не очень длинные волосы, похожие на сено, небольшой нос, большие, карие глаза, тонкий шрам над бровью. Пожалуй, ее можно было бы назвать даже красивой. – Сели, где бумаги принцессы?
     - Там, на столе и в сундуке. – Махнула девушка рукой в сторону. – Господин, вы не будете меня убивать?
     - Успокойся, я не убийца. – Как можно добрее ответил я, скинув капюшон. Пугать ее сейчас ни к чему, она может помочь мне найти то, что я ищу.
     Сказав это, я открыл ближайший сундук и начал смотреть, что там внутри. Какие-то бумаги, приказы, списки, ничего интересного. Глянул на стол, на нем карта полей, расстановки редутов и ничего того, чего бы мы ни знали, и не видели. Кроме, разве что странных обозначений, смысла которых я не понял. Так, это пехота, она тут стоит, кавалерия, а это кто? Какие-то стрелки, судя по всему. А это орудия, про такие слышал, их много.
     - Что именно вы хотите узнать? – Робко спросила Сели. – Может я смогу вам помочь?
     - Почему в армии принцессы нет магов? Какой у нее план? И что это за такое? - Я указал на обозначения на карте.
     Сели подошла поближе, посмотрела на карту, а потом на меня и ответила: - Это орудия, ее Величество хочет использовать их. Пороховое оружие, вот эти, их обычно называют пушками. – Она указана на карту, на странные знаки, которые я не понял.
     - Я слышал про пушки, но ими, же никто не пользовался, ну в таком количестве. – Спросил я, и посмотрел в глаза девушки. Пока что она говорит какие-то глупости.
     - Сразу видно, что вы не из Ратарта, господин. – Спокойно ответила она. – Покойный король много золота потратил на это оружие, оно в Ратарте лучшее в мире. Такого оружия нет ни у кого. Стреляет дальше, стреляет больше. Просто их раньше никто нигде не использовал, войн то не было уже давно. Но лучшие мастера-оружейники думали над тем, как бы его улучшить. И теперь ее Величество решила, наконец, использовать плоды их труда.
     Вот значит как, принцесса не использует магов, потому что нашла им лучшую замену? Насколько я знаю, в Мирее, например, всегда больше рассчитывали на магию, в случае войны. И только недавно стали заниматься пороховым оружием. Император огромные деньги на это отправил, говорят, что пороховым оружием тайно заведует сам де Фаттен, глава тайной стражи Его Императорского Величества. Выходит, это правда, что пороховое оружие сейчас в почете. Хотя, конечно, сомневаюсь, что им можно справиться с магами. Помню, его хотели на корабли ставить, в войсках использовать, но оно всегда проигрывало магам.
     - Неужели принцесса считает, что ее пушки способны победить магов? – С сомнением спросил я.
     - Таких пушек нет ни у кого в мире, ты же заметил, пороховое оружие здесь, в Ратарте, лучше, чем у вас, откуда бы ты не был. – С уверенностью сказала Сели. И она была права, многозарядные пистоли, длинные, легкие, дальнобойные мушкеты. Раньше они были тяжелее, как говорил Колгар, и стрелять с него было неудобно. Теперь они стали легче, это тоже в Ратарте придумали.
     А девушка тем временем продолжила меня поучать. – Ты заметил, что пехота даже одета по-другому? У них совсем легкая защита, как думаешь, почему? Вот именно. Солдату бегать легче в легкой защите, чем в кирасе. А смысла в тяжелой защите, по сути, и нет, с новым оружием. Умрешь уставшим.
     Я задумался, а ведь она правду говорит. Топотуну его кираса не сильно помогла, только может, задержала его. Да и мне тоже, если уж быть честным. Но как это решает вопрос борьбы с магами? Все еще не понимал.
     - Вижу, что ты в смятении. Ее Величество будет использовать именно оружие, а не магов. Она не любит магов, не доверяет им.
     - Ты столько всего знаешь, откуда? – Спросил я, что-то уж слишком много мне рассказала служанка.
     Девушка глянула на меня и улыбнулась, словно я сказал какую-то глупость. А потом ответила: - Я на каждом военном совете была, как думаешь, запомнила что-нибудь?
     Действительно, люди, которые знают все, это обычно слуги. Слуг же никто никогда не замечает. Полез в один из ящиков, посмотрел бумаги, больше ничего интересного, кроме, разве что, странного письма на непонятном мне языке. Достал и поднес к лампе. Какое-то послание, наверно тайное письмо. Разбирать его будет долго, да и не успеют они к утру, я уверен. Пожалуй, в письме меня смутило не его непонятное содержание, а печать в углу. Знак, который я уже видел на бумаге, знак «Черной правды», такой же, как на тех листовках, которые раздавали в Илоре. Пожалуй, возьму себе, будет доказательством того, что принцесса не хочет дружить с империей. Засунул его в карман, осмотрелся и потушил лампу.
     - Сели, мне пора назад. – Сказал я, а потом, подумав, добавил. – Пойдем со мной, нечего тебе тут оставаться.
     - Господин, я не могу. Охрана заметит, что пропала служанка ее Величества, искать будут. Да и к семье моей придут. Не могу я. – Грустно сказала девушка и опустила голову.
     - В таком случае, когда начнется сражение, постарайся оказаться подальше. А как войска принцессы начнут проигрывать, беги как можно дальше. Вот, возьми. – Я протянул ей свой кошелек. – Там немного, но тебе хватит. Спасибо за помощь.
     Сказав это, я выбрался из шатра принцессы, так же как и вошел, словно призрак. Ей определенно стоит подумать о лучшей охране, если ее, такие же, остолопы охраняют. Жаль, конечно, не удалось спасти Сели, хорошая девушка, но я сделал что мог. После того, что случилось с Мари, мне по-настоящему хотелось спасти всех, кого можно. Надеюсь, эта девушка послушает меня и сбежит.
     Лагерь покинул без каких-либо проблем, так же как и вошел. У них завтра сражение, а они так себя ведут, проиграют точно, с таким-то отношением.
     Там, где мы разошлись, меня уже ждали Колгар и де Сокман, я был последним. Как только я к ним подошел, Два Клинка сразу же заговорил: - Успел, Младший, а то я уже было волноваться начал. Что узнал?
     - Оружие, принцесса не любит магов, но любит оружие. Его много и оно новое. А вы?
     - То же самое, значит, так оно и есть. Тактика принцессы это пороховое оружие, думаю, шансов у нее мало. Охрана в лагере сильная, принцессу берегут, ты ее не встретил?
     - Нет. – Солгал я.
     Возможно, я самый глупый наемник в истории самых глупых наемников. Соломенные волосы, карие глаза. Сели, а если полным именем, выходит, Тесалла. Так я еще ей и денег дал, чтоб мне провалится под землю. Таким дураком я себя никогда не чувствовал, если честно. Не узнать принцессу, говоря с ней, да на такое только полный осел способен. Ну и я.
     К счастью, корить себя времени не было. Мы отправились назад, надо было предупредить принца, ведь завтра будет война.

Глава 5

     Вставать утром совсем не хотелось, если честно. Сон совсем не собирался меня отпускать, словно я не спал несколько дней. Не знаю, бывает ли такое у других людей, но глаза открыть в этот раз для меня было просто пыткой. Проснулся с тяжелой головой, болело все, словно по мне табун лошадей проскакал. Не знаю, сколько бы я проспал, если бы меня не поднял ибн Саллан, напомнивший, что именно сегодня отлежаться не получится. Оделся, перекусил на ходу, облился водой и вышел из шатра. Осмотрелся по сторонам, сейчас тот самый миг, когда уже совсем светло, но солнца еще не видно, словно даже оно не хотело сегодня подниматься.
     Весь лагерь гудел, словно улей, солдаты сновали туда-сюда, слышались какие-то крики, видимо, полки готовились к построению и маршу в сторону салденских полей. Увидел «медведей», те уже собраны, в полном составе, построены возле дома старосты деревни, да так, что заняли все вокруг. Принц решил их поставить в свою личную охрану. В таком случае, не понятно, какие задачи будут у нас, хотя, насколько мне известно, мы так же в охране принца. Но зачем, если у него столько бурых, словно он не доверяет вообще никому.
     Колгар Два Клинка позвал нас за собой и пошел в сторону дома старосты, обходя «медведей», изредка здороваясь с некоторым из них. Хорошие ребята, работают грубовато, но показывают себя отлично. Их натертые гербы на кирасах, знамя отряда, словно новое, давали понять, что эти наемники готовы выступать и просто не могут дождаться возможности себя проявить. Обступая «медведей», мы, наконец, вышли вперед, где уже стоял герцог Маркиус ин Делен, тот самый первый сторонник, правая рука принца, которому и поручено было командовать всеми войсками.
     Дверь старой хижины со скрипом отворилась, и на свет вышел сам его Высочество, принц Домитер ин Халлат, наряженный в красивую гербовую кирасу, с закрытыми руками и ногами. За поясом меч с золотой гардой, пистоль с узорами из того же металла и странной формы шлем, который венчал конский хвост. Да, в такой одежде он много лично навоюет, гроза салденских полей.
     - Ваше Величество, ваша охрана готова к следованию, армия уже выдвинулась. – Бодро и довольно нагло доложил герцог. Что же ты "его величеством" величаешь-то, если его никто пока не короновал? В охране принца, конечно поспокойней будет, чем впереди всей армии на редуты бежать. Хотя, возможно, стоящие рядом со мной «медведи» со мной не согласятся. Еще бы, так начистить ремни, отстирать знамя, чтобы, где-то вдали от боя охранять мальчишку, какая воинская слава-то, о чем речь. А герцог тем временем, помог принцу забраться на его коня, одиноко стоящего недалеко, забрался сам и скомандовал уже нам двигаться.
     Пеший переход до полей, чтобы армия не скучала, видимо. Сколько мы шли, я не считал, но добрались до поля, когда солнце уже взошло. Принц сразу же направился в сторону шатра, подле которого выставили целый трон, чтобы его Величество созерцал сражение с удобного места. Герцог, под охраной своих солдат, что забавно, отправился раздавать приказы войскам. Ин Делен наемникам наоборот не доверял, судя по всему, от того и охраняли его верные ему солдаты, а не наемники как принца. Да, их «союз», возможно, по швам трещит. Надеюсь, неожиданностей для нас не будет.
     Бурые разошлись вокруг шатра и заняли оборону, то есть, по сути, просто стали смотреть, что там будет на полях происходить дальше. Мы последовали примеру медведей, пока влезать команды не было, значит, стоит просто поберечь силы, да и посмотреть на гений командования ин Делена.
     А вид на поля открывался наикрасивейший, желтое поле, темные зеленые леса по сторонам, внизу, на самом поле строятся войска, играет походный оркестр, подтягивают пушки на небольших тележках, за нами, чуть поодаль, кавалерия проводит последнюю подготовку, дальше, возможно, такого шанса не представится. Там дальше, за полем, я увидел редуты принцессы, стояли они, словно зубы речных ящеров с юга, не рядами, а так, что обходя один, можно было оказаться сразу между двух. Насчитал, отсюда, одиннадцать редутов, за ними армия, что так же, как и наша, готовится к сражению. А там, уже после, еще одно укрепление, так же как и редуты, с небольшим, наверно, рвом. Принцесса явно не хочет умереть случайно, раз отдельно и себе укрепление подготовила. Понятия не имею, как оно называется. Вот эти, странной формы, небольшие, что спереди, это точно редуты, а как то величать, только проклятые знают. Ну, и может, еще Колгар. Посмотрел на командира, тот выглядел очень серьезным, словно старался оценить и предположить, что будет дальше. Тем временем, войско принца, оно уже закончило построение, разделившись на полки, со своими знаменами, орудиями, лица у всех напуганные. Офицеры носятся туда-сюда, орут, словно это должно успокоить, хотя сомневаюсь.
     И вот один из офицеров, стоявший рядом с герцогом, поднял маленький, зеленый флаг, оркестр заиграл походный марш. Полк, с деревом на флаге, двинулся вперед, медленно, строем.
     - Колгар, почему герцог не скомандовал начать с пушек?
     - Первыми идут заключенные, которым обещана свобода и прощение, они хотят проверить дальность орудий принцессы, да и надо же с чего-то начинать. – Спокойно ответил Два Клинка. – Пушек у нас не так много, как у них. Потом будут маги.
     Тем временем полк остановился и стал готовиться к первому залпу, как вдруг послышался грохот, принцесса нанесла удар. Над редутами поднялся дым, часть нападавших попадала, как подкошенные. Да, их мушкеты куда дальше стреляют, чем наши, что заставляет задуматься. Послышались первые крики, солдаты построились для ответного залпа, как вдруг в их сторону начали стрелять орудия, с грохотом, которого я раньше не слышал. Первая атака сорвана полностью, заключенные бросились в разные стороны, побросав оружие. Я посмотрел на принца, тот довольно сидел на своем троне, словно ничего и не произошло. Да, кто там из благородных этих людей жалеть будет.
     - Сейчас будет залп орудий, за ними маги, а потом пойдут основные полки. – Объяснил Колгар. – Потом, после захвата редутов, пойдет конница, она пронесется по войскам и победа. Надеюсь.
     Подняли зеленый флаг, орудия выставили вперед, заметно дальше от всех войск и те сразу же начали стрелять, по очереди. Казалось, что я попал в какую-то бурю, громыхало так сильно, что на мгновение показалось, что не слышно даже собственных мыслей.
     Дым еще не осел, как возле орудий показались армейские маги, их легко можно отличить по особенной форме. Со свистом, самый старый из них, запустил в сторону редутов огненный шар невероятных размеров, второй, помладше, поднял из земли ком, размером с карету и бросил следом.
     Земляная магия, ни разу не видел ее применение в бою, выглядело даже жутко. Огненный шар накрыл самый первый, одиноко стоящий редут сверху, так, что тот загорелся. Послышались крики уже с той стороны поля, ужасные крики горящих заживо людей. Ком земли, пущенный следом, упал между двумя соседними, повалив стоящих между ними солдат.
     Остальные маги, выстроились в ряд и стали плести боевые заклинания, которые я рассмотреть не успел, потому что со стороны редутов послышался дружный залп и в сторону магов и стоящих подле орудий полетели снаряды.
     - Проклятые ее заберите, она обманула с дальностью орудий, сволочь! – Вскрикнул принц, да было уже поздно. На поле творилось что-то невообразимое, снаряды, касаясь земли, взрывались с оглушающим грохотом, убивая всех, кто стоял рядом. Я такого не видел ни разу, взрывающиеся снаряды, их же никто никогда раньше не использовал. Крики раненых магов, нечеловеческие, полные отчаяния, поглотил второй удар, после чего те и затихли.
     Принц вскочил, начал кричать ин Делену, тот отдал приказ, подняли флаги разных цветов. Значит, они решили все-таки сократить расстояние и не дать пушкам вести огонь по ним, а сразу брать редуты мечами. Войска тем временем начали марш, дружно, строем идя на редуты, изредка, по команде, останавливаясь для ответного удара. Принцесса потеряла первый редут, два следующих едва целы, от чего закрепиться будет не так сложно, как мне показалось сначала.
     Но не тут-то было, это просто какая-то бойня. Мушкеты солдат принцессы делают по три выстрела, без перезарядки. Пушки грохочут, словно барабаны, с обеих сторон. Ин Делену удалось собрать оставшиеся после удара разрывными снарядами пушки и оставшихся магов, чтобы отправить их в поддержку пехотных полков, следом. Но плотный огонь орудий, бивших поверх пехоты, в сторону магов, просто не давал тем сосредоточиться на плетении больших ударных заклинаний.
     Отличный план, сначала ошеломить атакой, а потом не давать собраться, для ответного удара. Полки тем временем, несмотря на потери, наконец, вышли к первому редуту, что уже почти догорел и разошлись в стороны, пытаясь взять два, едва сопротивляющихся, что получили удар куском земли.
     Грохот порохового оружия уже слился в один гул, различить, что и где стреляет, стало просто невозможно. Солдаты принца, тем временем, все смогли влезть в самый первый редут, что почти догорел, но смысла в этом не было, их тут, же начали обстреливать с соседних. Первая атака полностью захлебнулась, маги выведены частично из сражения. Пока что все выглядело очень плохо. Колгар вздохнул, обошел бурых и подошел к принцу, затем поклонился и начал ему что-то говорить, изредка показывая на поле, после чего принц махнул рукой. Два Клинка вернулся к нам и сходу заговорил: - Де Сокман, ибн Саллан, де Нибб, если так дело пойдет дальше, шансов у принца не будет совсем. Они смогли разбить только один редут, а уже потеряли целый полк, часть магов и орудий. Так это в бою еще не была кавалерия. Солдаты напуганы, сами видите. Вам надо вмешаться.
     - Что надо делать? – Сразу же спросил наш маг, тот, что носил смешное прозвище «Бутылка», за свою любовь к крепким напиткам.
     - Наденете форму офицеров принца, чтобы вас не перепутали, попробуете взять северный редут, крайний, что возле леса. Сколько там человек, де Сокман?
     - Я думаю, где-то в районе четырех-пяти сотен, командир.
     - Отлично, сейчас ин Делен даст команду на вступление в битву еще одного полка, тот пойдет по северному направлению, как раз на северный редут. Как только атака начнется, присоединитесь к ним. Вперед сильно не лезть, себя надо беречь, но его взять. И удержать, естественно. Разрешаю не жалеть ни сил, ни способов, никого. Создатель рассудит.
     Мне достался кафтан лейтенанта, надел его, а сверху новую кирасу, короткую, чтобы грудь только защищала. Узоры на рукавах, узкие плечи, как в этом воевать вообще можно, не понятно. Остальные переоделись, я даже не успел рассмотреть, чья форма досталась им, как де Сокман скомандовал следовать за ним. Два мага и опытный боец, пожалуй, шанс взять редут и не захлебнуться собственной кровью у нас есть. Тем временем еще один флажок метнулся к нему, зазвучал оркестр, один из полков, что с севера, двинулся вдоль поля, по флангу, обходя первые три укрепления.
     К моей печали, догонять полк пришлось ногами, а не на конях. Подстрелить конного - это же благое дело, как сказал ибн Саллан. За полком шел его командующий, какой-то благородный со званием подполковника. Невысокий мужчина, довольно преклонного возраста, гордо вышагивал в окружении своих многочисленных ординарцев[1], кои крутились вокруг него, как пчелы возле меда, да младших офицеров. В армии принца, как я помню, выше полковника никого не было, даже сам герцог ин Делен и тот полковник. Высшие армейские звания поддержали принцессу, что, наверно, не очень сильно хорошо для Домитера.
     - Господин подполковник, нас прислал лично принц, вам в помощь! – На ходу, стараясь не сбить дыхание, доложил де Сокман. Старик, не сбавляя шага, оценивающе осмотрел нас, а затем надменно сказал: - Под ногами не мешайтесь, детки, сейчас подполковник ин Жалдес покажет принцу, что сомневаться в нем не следует!
     Сказав это, ин Жалдес махнул рукой, как полк остановился, солдаты тут же стали устраиваться удобнее, для стрельбы. Один из офицеров скомандовал:
     - По врагу, раз, два, три – огонь! – Раздался грохот, и сотни стволов выстрелили в сторону северного редута. Стреляли хоть и плотно, но, честно сказать, не очень удачно. А вот ответный выстрел хорошо подкосил наш полк, прятаться то им было некуда. Как только услышал стрельбу, я сразу же упал на землю.
     - Вперед! – Скомандовал все тот же офицер и полк, спотыкаясь, побежал захватывать редут. Лоялисты тут же начали стрелять по бегущим солдатам, не давая им подойти ближе. Вжух, что-то со свистом пролетело над головой. Ко мне повернулся де Сокман и сказал:
     - Сейчас они развернут орудия и мы тут сдохнем, надо двигаться прямо.- Я спорить не стал, наклонившись, стараясь не попасть под беспорядочную стрельбу, побежал вперед. Бабах! Прямо передо мной, в шагах десяти, там, где стояло шестеро солдат, произошел взрыв, поднявший в небо огромные куски земли. Все вокруг поплыло, в ушах зазвенело, я начал опускаться на колени, как сильная рука схватила меня и куда-то потянула.
     - Эй, ты как? – Кто-то шлепнул меня по лицу, я хотел было подняться, как та же рука с силой вдавила меня обратно на спину. Ибн Саллан, хвала Создателю. – Вижу, что в порядке, лежи.
     Пелена с глаз сошла, звон начал затихать, я осмотрелся по сторонам. Мы лежали в небольшой, круглой яме, вокруг крики, грохот, в нос ударил жуткий запах жареного мяса. Я понял, что за яма…
     - Младший, они повернули орудия, ин Жалдес ушел в отставку, против воли. – Мрачно сказал лежащий рядом южанин.
     - Не понял… - Ответил я, голова все еще гудела и отказывалась соображать.
     - Часть его где-то на юге, другая, по-моему, обратно к принцу полетела. - Попытался пошутить, слышавший все маг, что лежал чуть подальше нас. Южанин мрачно засмеялся, и что удивительно, я тоже.
     - Так, я и Нырок вперед, теперь я старший офицер полка, ты прикрываешь. – Скомандовал де Сокман. - Попробуй что-нибудь убойное. Пора!
     Я быстро сплел заклинание огненного вихря, и, не поднимаясь до конца, бросил его в сторону редута, лисы, подскочив, побежали вперед. Следом туда же огненный шар, потом еще один и еще. Солдаты, лежавшие в траве, увидели, как старший офицер побежал, стали подниматься и бежать с криками вперед. Так, надо дать им перейти ров, а то мы все поляжем. Надо мной просвистело что-то огромное, сзади послышался взрыв, и меня тут же обдало жаром. По чем зря палят, проклятые. Бросил шар в ту сторону, откуда в меня выстрелили, далековато, но я попал. С яркой вспышкой, там что-то взорвалось.
     Де Сокман и остальные уже стали перепрыгивать ров, надо отвлечь лоялистов, наши там как на ладони. Ну, Два Клинка приказал ничего и ничего не жалеть, значит так, в голове сразу закрутилось то самое заклинание, которому, когда то давно меня научила де Ларье, покоя ее праху. Присел на одно колено и сразу же начал плести заклинание, оно было действительно сложным.
     Контур управления, второй контур контроля, так, от себя его отцепил, мне такое счастье не нужно, побегает сам. А вот и нить энергии, накачал ее под завязку, заклинание готово. Прости меня, бедный солдат, но тебе придется еще чуть-чуть повоевать. С этими словами я отправил заклинание на лежащего рядом мертвого солдата. Такое заклинание я использовал всего один раз, когда-то давно, еще в Когте Орла. За такую магию казнят, если поймают. Но сейчас, мягко сказать, не до этого. Руки солдата дрогнули, голова медленно повернулась в мою сторону, мутный, единственный глаз уставился на меня. А теперь узнаем, умеют ли мертвецы летать.
     Под него вихрь, вытянул его дугой в сторону редута и, что было сил, напитал его из Источника. Мертвец, едва успевший встать, словно кукла, с жутким свистом подскочил в воздух и, как брошенный мешок с песком, тяжело, полетел в сторону редута. И упал прямо на целящихся в меня лоялистов. Хорошо полетел, шагов пятьдесят, если не больше. Странное достижение, которым не перед кем хвалится. Неужели убил его, второй раз?
     Но нет, мертвец медленно, словно не мог поднять руки, повернулся и схватил одного из стрелков за голову. Кажется, отвлек, пора бежать к своим. В два прыжка оказался возле рва и прыгнул вниз. Там уже собрались выжившие солдаты во главе с де Сокманом. А теперь, пришло время вспомнить, чему я научился давным-давно. Закрыл глаза, сосредоточился на своих ощущениях. Кровь, кругом кровь, я чувствую ее, словно множество каплей росы на траве. Кровь манит, кровь податливая, словно глина, готовая принять любую форму, только дай ей Источник, де Нибб. Заклинание лезвий крови, самое простое, она легко принимает простейшие формы – лезвия, ключи, осколки. Представил в голове наконечники стрел, много их. Плетение, большое, словно рыбацкая сеть, чтобы захватить как можно больше места, больше крови на траве. Подтянул от заклинания нить сразу к своему Источнику, сил потребуется много. Вокруг меня ничего нет, только капельки крови на траве, к которым прикоснулось мое, похожее на сеть, заклинание. Под его волей, они, словно всегда были готовы, начинают меняться, принимать форму острых наконечников. Такого большого заклинания крови я никогда в жизни не плел, сразу же ушла целая половина моего огромного Источника. Маленькие, похожие на осколки зеркала, капли оторвались от земли и словно маленькие стрелы полетели навесом на укрепление. Послышались сдавленные крики и стрельба прекратилась.
     - Бойцы, вверх по насыпи, обнажить мечи! – Скомандовал маг начал сбираться вверх, испуганные бойцы, увидев его решительные действия, последовали его примеру. Он бросил впереди себя огненный шар, лоялисты, что собирались стрелять, бросились в разные стороны. Есть, мы наверху.
     Я с разбега перепрыгнул ров и оказался на насыпи, расталкивая солдат, перемахнул внутрь укрепления и сразу же оказался в гуще боя. Хорошо, хоть у лоялистов была другая форма, а то рубить бы пришлось вообще всех. Удар, увернулся от выстрела, бросил в кого-то воздушные иглы, еще удар. Трое в краях вечной охоты, увидел, как жмут наших, ударил по ним воздушным кулаком, что было силы. От удара всех отбросило в разные стороны. Побежал дальше, надо помешать обстреливать войска по флангу, но враг не дает приблизиться к орудиям.
     Еще удар, еще удар, солдаты падают, да сколько их тут, проклятые их заберите. Грохот, что-то обожгло плечо, словно каленым железом, наверно подстрелили лоялисты, обернулся посмотреть, откуда, ага, солдат целится в меня из мушкета, второй выстрел не дам. Прямо от раны на руке, заклинанием крови бросил в его сторону кровавый клинок, такой, что бросал только что, только побольше и всего один, тот упал.
     Оказался возле орудий, стрелки не дают подойти ни кому, два воздушных кулака и их тела, словно куклы, полетели в ров, третьего убил уколом в шею. Орудия, орудия, надо что-то делать. Повернул орудие вниз, в сторону обороняющихся внизу лоялистов и заклинанием поджег. Бабах! Выстрел оглушил, так, снаряд попал прямо в толпу солдат принцессы, раздался взрыв. Ага, разрывной снаряд, вот оно что. Опустил вторую пушку и поджег, как сильный удар сзади сбил меня с ног. Бабах! Пушка выстрелила в толпу, где-то там, внизу. Вскочил на ноги и развернулся.
     Какой-то необычный солдат, черная форма, на лице маска. Ну, в прочем, какая разница. Верхний удар, мимо, он красивым движением ушел вниз и порезал меня по ногам. А он хорош, отскочил назад и бросился с новой силой на черного солдата, удар обманка сверху, попытался поймать на кинжал, но он увернулся и ударил локтем по лицу. Да кто это такой, проклятый его забери. Отпрыгнул снова и опять бросился в атаку, теперь уже на пределе своих возможностей, обманный сверху, кинжал сбоку, тот, едва ли медленнее меня, ушел в сторону, но я был готов, ударил его ногой, едва, задев. Солдат упал на колени и перекатился в сторону.
     В тот момент мне показалось, что кроме нас никого здесь нет. Сам коснулся Источника, там уже меньше трети, я даже не заметил, как лечил сам себя, прыгая тут, словно белка. Надо что-нибудь легкое, пожалуй, попробую самое любимое заклинание. В голове сразу же возникло плетение, которое я тут же создал перед собой, накачал силой под завязку, уже не смотря на расход, и бросил в сторону черного бойца. Тот, увидев заклинание, ловко нырнул под него и оказался прямо возле меня. Тут я его и поймал, одним точным ударом кинжала под кирасу, в район промежности. Кинжал с трудом, но наполовину вошел в него. Солдат взвыл, словно волк и попытался ударить меня рукой, но мой блок не дал ему этого сделать. Вынул кинжал и полоснул по открытому горлу.
     - Проклятый маг! – Едва слышно просипел он сквозь маску и медленно опустился на землю. Его аура тут же погасла, но я времени даром терять не стал, переступил через него и ударил подвернувшегося под руку лоялиста. Затем еще одного и еще. Какой-то жуткий танец смерти, а не бой, я колол и резал, кинжал и меч, словно молнии мелькали вокруг меня.
     Увидел южанина, того прижали двое солдат в черном, уже знакомые мне, в крайнего, плюя на честь, бросил воздушные иглы, второго заколол в спину. Ибн Саллан, раненый, едва стоял на ногах, не смотря, бросил в него из последних сил исцеляющее заклинание, то самое, самое простое, которое знал и Источник иссяк. Какой-то лоялист попытался заколоть качающегося южанина, бросил в него кинжалом, тот ударил плашмя, сбив ему атаку.
     Осмотрелся по сторонам, пока ибн Саллан добивал того солдата, он был последним. Мы взяли редут!
     - Ура! – Закричал, что было сил я, солдаты, все израненные и в крови, вторили мне. – Ура! Ура!
     Уставший, едва стоящий на ногах, де Сокман, подошел к флагштоку и начал спускать знамя принцессы, грубо, словно его руки совсем не слушались, зацепил знамя принца и начал поднимать его. Увидев, что из офицеров, остались только я, наш маг да южанин, я понял, что надо брать командование, с мага сейчас толку никакого.
     - Так, хватит расслабляться, занять оборону, пока они не опомнились. Развернуть орудия на восток, дадим залп по войскам принцессы, приготовится к обороне. – Указал на стоявших поодаль солдат, что выглядели совсем растеряно. – Ты и ты, соберите раненых, попробуйте перевязать раны, кто может держать оружие, всех к восточной стене. Выполнять!
     Попутно поймал какого-то другого солдата, совсем молодого, велел подать сигнал нашим, пускай отправят кого-нибудь еще, нас здесь слишком мало. Выглянул из-за стены, домитеровцы взяли два укрепления, и еще наше, уже три, над всеми его знамена, первый редут уничтожен полностью. Лоялисты отступили за остальные, ведут легкую стрельбу, в атаку не бросаются, наши тоже.
     Да, войска принца здорово маху дали, ничего не скажешь. Столько народа положил, чтобы занять всего четыре редута из одиннадцати. Да если он продолжит так же, тут вообще никого не останется. Ко мне подошел де Сокман и с благодарностью положил руку на плечо.
     - Спасибо, я совсем потерялся, Источник пустой, ничего не соображаю. Нельзя себя так истощать.
     - Ничего страшного, надо посмотреть, что это за солдаты в черной форме.
     Тот согласно кивнул, велел ибн Саллану командовать растерянными солдатами, а сам подошел со мной к ближайшему бойцу в маске. Я ее снял, но ничего особенного не увидел. Мужчина, лет тридцати, не больше, не южанин. Волосы светлые, черты прямые. Может быть, откуда угодно.
     - Крепкие ребята, чуть меня не поймали. – Сказал вслух де Сокман. – Да гляжу и Нырка чуть не достали. Интересно, кто такие?
     - В карманах пусто, ни знаков, ни медальонов, ничего нет. Не маги, люди. Но бойцы хорошие, сцепился с одним, очень хорош был. – Ответил я, обыскав покойника. – Они командовали обороной, как мне кажется. Наемники, но откуда не понятно.
     С западной стороны послышалась возня, как вниз, к нам, запрыгнул свежий, в чистой форме, капитан армии принца, за ним стали спускаться солдаты.
     - Кто командует? – Сразу, без приветствия, спросил он.
     - Капитан де Сокман, к вашим услугам. – Твердо ответил маг, поправив окровавленную форму.
     - Теперь командую я! – Гордо и надменно сказал явившийся к чужой победе, вояка. – Докладывайте, какие потери!
     Да, отсиделся в тылу, теперь командует, вот петух жаренный, пронеслись в голове мысли. Де Сокман поднял кафтан, показывая бляху на ремне, а затем сказал, что он назначен принцем, в помощь покойному подполковнику ин Жалдесу, вечная память тому, что от него осталось, а считать трупы он не умеет. Раз уж задача по захвату выполнена, то он и его люди возвращаются назад в ставку принца докладывать о результатах. После чего кивнул мне, южанину и гордо, перешагивая трупы, увел нас прочь.
     - Он же мог и напасть, Балан. – Скромно, едва слышно сказал южанин. – Что-то ты слишком жестоко с ним.
     - Да мне плевать, видел же, сволочь, что полезли наверх, мог бы и помочь. А так, пришел на готовое, и стал на место всех ставить.
     - Может у него такой приказ был, ждать.
     - Если принц раздает такие приказы, трон он увидит только в Пограничном мире! – Жестко ответил истощенный маг. – Надо отчитаться Колгару, да передохнуть.
     Пересекли поле, с надменным видом, словно все так и задумано, обошли стоящие полки, и поднялись в сторону шатра принца, где нас вышел встречать Колгар. Тот осмотрел нас и с едва скрываемой радостью сказал: - С возвращением, бойцы. Я в вас не сомневался. Докладывайте, что там было.
     - Почти весь полк потеряли, командир. Командующие принца беспокоятся больше о чистоте своей одежды, чем о победе. А еще у принцессы есть наемники, солдаты в черном. Они отличные бойцы, возможно, именно они командуют здесь, в поле.
     - Ладно, отдыхать, я пока доложу принцу.
     Сказав это, Два Клинка развернулся на месте и пошел в сторону сидящего на троне принца, возле которого уже был трон поменьше, с его правой рукой, герцогом ин Деленом. Полковник, видимо, устал в поле командовать, решил посмотреть со стороны. Самомнения армии принца не занимать.
     Упал на траву и посмотрел на ярко синее небо, облака вверху плыли, словно корабли в порту. С начала сражения уже прошло часа четыре не меньше, а мы всего четыре укрепления взяли. Руки болят, ноги болят, раны едва заживают, захотелось вдруг спать. Я так и заснул там, прямо во время сражения, просто от усталости.
     - Вставай, Младший, все еще не кончилось. – Вырвал меня из забвения голос Колгара. – Принц хочет продолжить, сейчас основные силы готовятся нанести удар. Принц хочет ударить всеми силами, а затем, заняв редуты, вывести кавалерию. Проблема в том, что атака задохнулась полностью, они потеряли удачный момент. Так, де Сокман, ибн Саллан, отправляйтесь в обоз, вам следует отдохнуть. Де Нибб, ты не обижайся, но мне больше некого взять. Наш маг совсем вымотался, а без мага наши шансы маленькие.
     - А какой наш приказ? – Едва открыв глаза, спросил я. Силы, если честно, совсем покинули, показалось, что оставь меня здесь, я буду спать и спать, пока мхом не порасту.
     - Мне передали под командование людей капитана ин Укота, того, что вас подменил. Надо найти его людей, взять командование и попробовать помочь силам принца. Так что, теперь главный у них я.
     - Я думаю, капитан не обрадуется.
     Колгар засмеялся и помог мне встать, южанин и маг поднялись следом, и ни говоря, ни слова, медленно побрели в сторону обоза. Два Клинка скомандовал проверить оружие и выдвигаться.
     И вот, только сейчас, я посмотрел назад, на салденские поля, чтобы, наконец, увидеть, что там происходит.
     Все поле, вблизи редутов с нашей стороны, было усыпано телами погибших солдат принца, над полем, словно туман, собрался дым от пожаров и орудий.
     Войска принца, повинуясь своим приказам, начали медленно проходить меж захваченных укреплений, идя прямо по телам своих павших друзей. Надо было спешить, пока ретивый капитан ин Укот не загубил все, чего мы с таким трудом добились. Началась еще одна попытка принца разбить врага близ Салдена. Тогда я еще не осознавал всего размаха бездарности его командиров.
     
     
     [1] Ординарец - Военнослужащий, состоящий при командире для связи, выполнения отдельных поручений и для личных услуг

Глава 6

     Нежно-голубое небо, без единого облака, вызывало только странное магическое умиротворение. Таким ясным, здесь, в Ратарте, я его еще ни разу не видел, словно кто-то большой рукой собрал все облака на небе и убрал их куда подальше. Какая красота окружает нас, если задуматься, просто остановится и посмотреть вокруг. Но люди, как я уже давно заметил, не склонны смотреть на то, что рядом. Их взоры часто устремлены куда-то вдаль, за какими-то идеалами и богатствами, которые они всю жизнь стараются добыть. Вот так и проходит вся жизнь, в поисках этих богатств, хотя настоящее чудо, оно вот здесь рядом, в этом красивом и чистом небе, уже сухой траве, здесь.
     - Чего встал, проклятый тебя забери, а ну вперед! – Рявкнул на ухо Колгар и толкнул меня в плечо. - Бегом, бегом, не спать!
     Перепрыгнул через труп какого-то солдата и устремился по насыпи вверх, следом за Колгаром, что ныне уже аж капитан в армии принца, за мной братья де Клоки, так же как и я, и командир, в кафтанах чужой армии. Лихо принц офицеров назначает, сказать нечего, а своему союзнику ин Делену так и не дал генерала.
     Вот мы и в северном редуте, который, всего около часа назад был мной же и захвачен. Так, ну тут в целом ничего особенно не изменилось, кроме того, что часть трупов уже оказались снаружи, капитан ин Жалдес развернул тут такое активное обустройство, что могло показаться, что он тут жить собрался, а не воевать дальше. Испуганные, уставшие солдаты сидели прямо на земле, прижавшись к друг другу, словно котята без кошки. Сам же капитан, что аж целым полком командовал, важно ходил вдоль восточной стены редута, посматривая на трофейные орудия, захваченные не им, и что-то громко говорил своему ординарцу. Колгар ждать не стал, а сразу же пошел в наступление:
     - Ин Жалдес, какого проклятого вы тут делаете? Почему солдаты бездельничают? – Громко, так, чтобы каждый услышал, произнес Два Клинка. – Вот приказ принца, вас вызывают в ставку, срочно!
     - Не твое дело! А кто командовать будет? – Грозно ответил опешивший капитан и выхватил из рук Колгара письмо с гербом Домитера ин Халлата, будущего, надеюсь, короля Ратарта. Быстро пробежался по тексту и гордо полез на стену укрепления. Два Клинка осмотрел сидящих солдат и продолжил раздавать указания: - Так, вы, пушки направить в сторону, приготовится открыть огонь по команде, остальные, готовимся, сейчас будем штурмовать второй.
     Подошел к краю и аккуратно выглянул за стену, а потом сразу вернулся назад. Повернулся к нам и уже не так громко произнес: - Они укрепились, но стрельбы нет. Все ждут.
     - Чего ждут?
     - Да хоть чего-нибудь. Они на расстоянии выстрела, все уставшие и готовы к бою.
     - Но почему они не нападают? – Спросил я. Да, получилось так, что принц отбил в итоге четыре редута, в том числе и благодаря нам. Стрельба затихла, армии просто стоят и смотрят друг на друга. Колгар выглянул еще раз, а затем ответил: - Все просто, они ждут, когда мы начнем нападать и готовятся. Видишь, как они меж укреплений устроились? А что войска принца? Сейчас один случайный выстрел и сражение вновь начнется. Мы и сделаем этот «случайный» выстрел.
     Понятно, войска выдохлись, и наступать дальше не спешат, принцесса же ждет дальнейшего наступления, и бережет солдат и порох. Они целятся в нас, мы в них, у нас укрытий нет, у них есть.
     Два Клинка осмотрел всех, кто теперь был в его подчинении, затем кивнул мне и братьям, а потом, что было силы, закричал: - Огонь! Огонь! За мной!
     Как только раздался грохот захваченных мной пушек, как Два Клинка вскочил на стену редута и побежал вниз, обнажив меч, за ним, с дикими криками побежали мы, а за нами бедные солдаты принца. Как только мы начали стрельбу, стрелять тут же начали вообще все, и войска принца и все, кто мог. В разные стороны, грохот, словно на водопаде, ничего не слышно, крики.
     Увидев, что атака началась, остальные солдаты, что были внизу, тоже бросились вперед, словно они этого и ждали.
     Я спустился по насыпи, перепрыгнул через удивительно узкий ров и устремился вверх, ничего по сторонам не различая. Пару раз пуля просвистела где-то совсем близко, но разобрать откуда было нельзя, все затянуло порохом от пушек. Коснулся Источника, тот уже восстановился на целую треть, отчего так быстро, даже не понял, думаю на это повлияла сама ситуация и мое возбуждение, но точно сказать не могу.
     И вот, перемахнув через стену укрепления, между пушек, сразу же двумя точными ударами убил стоящих там стрелков в черном - наемников принцессы. Они слишком увлечены были обстрелом, что не заметили нас, поднявшихся наверх. Повезло застать врасплох, третий мне такого шанса не предоставил.
     Нанес обманный удар сверху, тот увернулся, чуть не порезал ногу, второй удар, попытался поймать на кинжал, он отскочил, я за ним, попутно убив, пробегавшего мимо, совсем молодого, лоялиста. Удар, он красиво его отбил и чуть не уколол меня, а он хорош!
     Но ему не повезло, видимо осколком его ранило в плечо, по нему, едва заметно струилась кровь, свежая, и алая, словно цветок. Источник радостно отозвался и позволил мне накинуть плетение контроля на руку наемника, все, попался. В этот раз куда быстрее, наверно стоит больше заниматься.
     Зато теперь стало, наконец, понятно, почему за нее казнят без суда. Вот кровь идет по его телу, от сердца, к рукам, голове, опутывает его всего, несет ему жизнь. Мир словно остановился, показалось, что я ощущаю каждый мускул врага, его страх, слышу каждый удар сердца.
     Потянул на себя, что было сил, казалось, даже почувствовал ее вкус, кровь с радостью поддалась и начала покидать тело бедного наемника. Тот попытался меня ударить, но на замахе упал, словно подкошенный. Много крови, она бурлит, словно живая, готовая принять любую форму, какую я только пожелаю. Особенность магии крови в том, что она не только позволяет, как это делаю я, управлять кровью, если захватить ее в заклинание, но и выступает как проводник для остальных заклинаний, тем самым усиливая их многократно. Крайне сложное искусство, овладеть которым может не каждый маг, да и не учит никто.
     И меня никто не учил, я только сейчас понял, как это делать. Нужно просто использовать кровь как основу заклинания, сплетя его с ним. С помощью заклинания управления кровью, придал ей форму мячика, большого, размером с собаку. Создал прямо поверх кровавого шара плетение огненного вихря, то самое, которое уже много раз использовал, вот его питающий контур, что идет вокруг плетения, соединяя его с моим Источником, вот само заклинание, огонь, и как он двигается. Нить от заклинания управления кровью к нити управления вихрем, теперь сразу двумя управляю, прямо из Источника. Готово, осталось активировать и бросить в соседний редут, пока меня никто не зарезал, а то стою посреди боя, словно жду смерти.
     Прицелился и тут же резко получил по кирасе, прямо по спине, от чего не устоял на ногах и начал падать. Боль пронзила меня, в глазах помутнело, и я потерял контроль над заклинанием. То, оставшись без моего управления, само сорвалось и полетело прямо в гущу солдат лоялистов, что прятались за укреплениями внизу. Совсем не туда, куда я хотел, в редуте народа куда меньше.
      БАБАХ!
     Я уже не видел, куда именно попал, но вспышка, а затем грохот, которого я раньше не слышал, ослепили и оглушили, земля вздрогнула и все, кто стоял рядом, попадали на землю. Источник, отчаянно мигнув, полностью истощился и перестал отвечать.
     В ушах звенело, кажется, кровь идет, поднялся на ноги, спина болит, все кружится, переступил ударившего меня лоялиста и подошел к стене редута. Удар хоть и был сильным, но сильно меня не ранил, да и не до него сейчас было.
     Внизу, все так же медленно, как и я пытались встать на ноги. А там, куда я попал, просто ничего не было, кроме огромной ямы и горящей земли. Даже тел не осталось, словно их кто-то большой смахнул рукой. Заклинание получилось невероятной силы, просто невозможной.
     Из забытья меня вырвал звук трубы, раздавшийся со стороны лоялистов, и они побежали, кто, как мог, все назад, туда, к основным силам принцессы, за редуты.
     - Они отступают. – Голос Колгара прозвучал, словно он стоял где-то далеко. – Отбили, теперь главное, чтобы не подвела кавалерия.
     Я обернулся и увидел, что командир стоит совсем рядом со мной, когда он успел подойти, я даже не понял.
     - Что случилось? – Спросил я, все еще не понимая, что сотворил.
     - Ты отпугнул их, они думали, что вывели всех магов из боя. Отступают, теперь главное, чтобы кавалерия нас не подвела. Можешь отдохнуть.
     Припав к стене, медленно опустился вниз, попытался дотянуться до Источника, но тот даже не ответил, слишком истощен. Спина болит, руки болят, голова гудит, в ушах звенит, хотелось просто лечь и не двигаться, больше никогда. Не знаю, сколько времени я так просидел, просто смотря по сторонам, как солдаты принца добивают лоялистов, как Колгар носится туда-сюда, раздавая приказы, как братья де Клоки, Седой и Купец, бегали туда-сюда, помогая солдатам. Казалось, время совсем не движется, как вдруг Седой закричал, что было сил: - Кавалерия! Наступают!
     Я радостно выдохнул, сейчас кавалерия ударит, разобьют принцессу, захватят Салден и мы, наконец, поедем домой. Посмотрел в сторону, кучка солдат столпилась у восточной стены укрепления, смотрели, как наступает кавалерия. Жалко ребят, совсем молодые, лица уставшие, измотанные. Мы застали только одно сражение, а они уже тут давно воюют. Скольких близких они потеряли? Вернутся ли назад, к своим семьям?
     Два Клинка подошел ко мне и уселся рядом, видно, что очень сильно устал, и я его понимаю. Он только что сражался, как настоящий пещерный лев, и в такие моменты понимаешь, почему он предпочитает свое прозвище, а не фамилию. Забавно, я никогда ее не спрашивал, а никто ее не называл, словно она проклятая. Ну что же, его дело. Посмотрел еще раз на стоявших солдат, как вдруг, услышал, со стороны войск принцессы, многочисленное хлопанье, как на ярмарке, а потом шелест. Колгар вскочил, словно ужаленный и закричал: - Назад, все назад!
     Все еще не понимая, что случилось, я посмотрел на стоявших возле восточной стены солдат, которые так же, как и я ничего не поняли, с чего это их командир закричал. Казалось, время замедлилось, и я увидел, как на них, откуда-то, сверху упало что-то круглое, оставив за собой след дыма, а потом прозвучал взрыв. Колгара сбило с ног, и он упал на меня, нас обдало землей и в глазах потемнело.
     В этот раз мне снился очень странный сон, мне снилась кровь, много крови, целое море крови, а я был на лодке, без весел, один, посреди этого моря. И вот что странно, выбираться оттуда я не хотел. Сквозь сон, услышал мужские голоса, совсем рядом.
     - О, а эти живые.
     - Офицеры?
     - Да.
     - Грузи их, рядовых в расход.
     Чьи-то сильные руки схватили меня и положили на носилки, я попытался открыть глаза, но ничего не вышло, веки просто отказались слушаться, попытался коснуться Источника, а тот не ответил.
     Открыл глаза я в уже знакомой комнате, в которой, волею судьбы, уже бывал раньше. Алтана, которую, так называть не хотел, стояла надо мной, уперев руки в бедра. В этот раз она была в мужском исподнее, белого цвета, словно спать собиралась. Ее красивое лицо выражало сильное недовольство, словно она готова была меня разорвать на мелкие куски.
     - Ты совсем ополоумел, дурак? – Без приветствия сказала Агдатор. – Ты что делаешь? Ты как мог так сделать, жить надоело совсем?
     - Я… Просто… Оно само… - Осторожно ответил я, сразу поняв, о чем она говорит. О моем заклинании магии крови, которое я так удачно применил в бою.
     - Ты умереть мог, ты что не понимаешь? Маг, когда истощается, начинает черпать силу не из Источника, дурак. Когда кончается Источник, вход идет жизненная сила мага. – Она вскинула руки. – Ты что не видел магов, как они выглядят, если лезут за пределы Источника?
     Я вспомнил де Сокмана, который выглядел после боя ужасно, не соображая, что происходит. Теперь понятно, что с ним случилось, он перешел за пределы Источника.
     - Тебя никто этому не учил?
     - Меня никто толком не учил магии крови. Я вообще магов крови в жизни только раз видел, ее же и своими руками убил. – Ответил я, вспомнив свою первую наставницу, госпожу де Ларье.
     - Похвально, что ты догадался сам, но делать это так не обдумано, слишком опасно. Я здесь для того, чтобы тебя предупредить. Твои фокусы с некромантией и магией крови привлекают слишком много внимания.
     - В армии принцессы магов нет, с церковью она не дружит. – Возразил я, словно пытаясь найти себе оправдание.
     - Когда-то давно я так же думала, и где я теперь? – Уже не так сурово ответила Алтана. – Не надо быть магом или священником, чтобы узнать некромантию или магию крови, дурак. Ты, возможно, ускорил события и добавил принцессе решимости в ее идеях. Это может выйти боком тебе в первую очередь. Кровь всегда будет тянуться к тому, кто ее оставил. Проклятие магии крови, как говорят.
     Я приподнялся на руках, не понимая, о чем она говорит. Зачем мне это знать, что это даст? Моя первая наставница научила меня использовать кровь для поиска, но в последний раз, когда я попытался найти своих друзей, я никого не почувствовал. Либо не сработало заклинание, либо, проклятый знает, что еще.
     - Не смотри на меня так, лучше бы спасибо сказал. – Снова, строго сказала девушка. - Есть способ, с помощью магии крови пополнить Источник за счет других людей.
     - Ни слова больше, я не собираюсь это делать, никогда. – Вскочил я, ее слова меня просто вывели из себя. – Я тебе не служу, Агдатор и никогда служить не буду и делать такие вещи, ты меня не заставишь! Не поклоняюсь чудовищам, для меня есть только один Бог, и это не ты.
     Девушка засмеялась, так громко и звонко, словно ребенок, ее красивое лицо разгладилось, а зеленые глаза весело заблестели, видимо мои слова ей действительно подняли настроение: - Да ты и сам наделал вещей, за которые страдать будешь в Пограничном мире, ты же веришь в Создателя, как ты можешь такое делать? Кто не спас, если ты забыл, Дэна, твоего однокурсника в Когте Орла? Кто обрек на вечные страдания всех магов в Троакастере, сделав их живыми мертвецами? Думаешь, за счет чего они такие умные? Их души все еще в телах, если ты не понял. Кто убил свою наставницу, предав ее? А кто убил Мари? Ты же маг крови, ты ее мог почувствовать еще там, в покоях архиепископа, но ты этого не сделал. Она, в отличие от тебя, этого заклинания не знала. Сколько людей ты убил своим кровавым вихрем? Они в чем виноваты, чтобы умирать в таких мучениях? Здесь, в моих покоях в Пограничном мире, только одно чудовище. И это ты!
     Сказав это, Алтана махнула рукой, и комната поплыла, возвращая меня в мой мир, туда, куда меня отнесли на носилках.
     Очнулся я на холодном полу, без брони, ремня, оружия, голова болела жутко, словно меня по ней били сотню раз. Осмотрелся по сторонам – небольшая, темная комната, камера в тюрьме, судя по решеткам. По бокам еще две, таких же. Со мной в камере четыре человека, судя по форме, солдаты принца. Из всех них, только у меня на руках кандалы, тяжелые и неудобные. Раны перевязаны каким-то грязными тряпками, не умело, и слегка туговато.
     - Где я? – Шепотом спросил у ближайшего ко мне солдата.
     - Господин лейтенант, вы очнулись. – Так же шепотом ответил ближайший солдат. – Меня зовут Каис, милорд, я вам раны перевязал. Мы в тюрьме Салдена, вас вчера принесли.
     - Понятно, Каис. – Ответил я, стараясь заставить свою голову хоть что-нибудь соображать. Для начала, думаю, надо поблагодарить и представится. – Спасибо большое за все, солдат, я лейтенант де Нибб, со мной еще кого-нибудь приносили?
     - Милорд, принесли только Вас и капитана, он в камере, через одну, от нашей. Его забрали на допрос.
     - Как давно?
     - Не знаю, господин, думаю, где-то с пару часов назад. Здесь сложно определить время, а хронометров нет ни у кого.
     Отлично, надеюсь это Колгар, интересно, что там с остальными, успели ли сбежать. Приподнялся и облокотился на прутья решетки камеры. Ледяные, словно зима на дворе, как, к слову, и пол. Солома на нем была, но ее было так мало, что мне не хватило, а давить на запуганных солдат я не стал. Посмотрел аурным зрением вокруг, в темноте тюрьмы стало видно практически все. Пленных здесь человек пятнадцать, все мужчины, охрана в конце коридора, двое. За ними толстая дверь, ничего не видно, но зато видно, стены слишком толстые, за ними тоже ничего не увидеть. Коснулся Источника, тот едва отозвался, пустой. Почему-то после магии крови он совсем не хочет восстанавливаться. Снять кандалы да выбраться, с магией, не будет проблемой. Потрогал руки, кольцо на месте, видимо мое простенькое кольцо никого из тюремщиков не заинтересовало, что снимать не стали. Это хорошо, так моя аура все еще скрыта, и узнать, что я маг, невозможно. Большая удача, надеюсь, получится использовать.
     Не знаю, сколько я просидел там, на холодном полу, пока не услышал, как дверь в тюремный коридор отворилась, и сюда вошли четверо, двое вели под руки третьего, а четвертый возглавлял процессию. Ура, это Колгар, узнал его по ауре, живой, но раненный.
     - В камеру его, теперь следующий.
     Трое подошли ко мне, один из них, тот, что главный, в черной форме, остальные простые солдаты. Взяли меня под руки повели прочь из камеры.
     Комната для допросов оказалась на удивление небольшой, меня привязали к стулу, со мной остался только наемник в черном и пожилой мужчина, что уже был в ней и просто, как, оказалось, дожидался меня.
     Этот пожилой мужчина, одетый совсем не по-военному, а словно зашел сюда с уличной прогулки, странная длинная мантия, красивые, дорогие сапоги, подошел ко мне, поднес ко мне небольшую желтую свечу на узорной подставке. Зачем, если в комнате и так горит лампа, ему что, света мало? Посмотрел на мои руки, а затем ловким, для старика, движением, вместе с кровью, содрал с моего пальца кольцо. Огонек свечи тут же задрожал и стал синим.
     - Это маг. – Сказал старик и отошел подальше, задув свечу. Мое драгоценное кольцо, так же ловко, как и снял, опустил в карман своей мантии. Эта свеча может найти мага, проклятые, почему про нее никто никогда не говорил. Сейчас самое время бежать отсюда, но Источник пустой.
     Наемник в черном, ударил меня по лицу ладонью, больно и сильно, а потом с ненавистью сказал: - Ненавижу магов. Я дознаватель Ее Величества, Королевы Тесаллы Первой, и ты мне все расскажешь. Сам или я помогу тебе. Понял?
     Я кивнул, стараясь не злить его, сразу видно, что человек совсем не в себе. Наемник глянул на пожилого человека, а затем начал свой допрос: - Имя?
     - Эмерик де Нибб.
     - Звание?
     - Лейтенант армии Его Величества, короля Домитера ин Халлата. – Ответил я так, как бы, по моему мнению, ответил бы любой солдат армии принца.
     - Ты маг?
     - Да.
     - Наемник?
     - Да.
     Он встал и прошелся по комнате, затем подошел к старику и о чем-то с ним пошептался, после вернулся ко мне: - Сколько магов в армии принца?
     - Я не знаю, мы не в его армии. Форму надели только перед боем. Сотня, думаю. – Ответил я, врать не имело смысла.
     - Взрыв твоих рук дело?
     - Да.
     И тут он меня ударил, а затем стал спрашивать те же самые вопросы, иногда, добавляя другие, раз за разом, бил потом спрашивал, бил, а потом спрашивал. Чего он хотел добиться, я не знаю, но бить меня наемник перестал, когда совсем уже устал.
     - Пожалуй, мы закончили. Если бы он что-то еще знал, сказал бы. А ты, маг, можешь молиться, завтра утром тебя повесят.
     - Господин дознаватель, а вы не боитесь, что он нас убьет и сбежит? – Подал голос пожилой мужчина.
     - Нет, советник, если бы мог, давно бы уже сделал. Магия крови сожрала все его силы. Потому и казним завтра, пока не восстановился. А теперь в камеру его! – Как только он это сказал, двери допросной отворились и двое солдат потянули меня, избитого назад в камеру.
     Бросили меня довольно грубо, словно мешок с навозом, благо другие пленные успели подхватить. Лицо болело, раны болели, кандалы мешали, а Источник предательски не хотел пополняться снова. Завтра утром меня повесят, вот и кончился мой путь. Солдаты нежно, словно родные, опустили меня на сено, где я тут же и потерял сознание.
     Проснулся от того, что один из солдат меня легонько потряс за плечо, открыла глаза, это был Каис, тот самый, что перевязывал мне раны: - Господин де Нибб, там господин капитан спрашивает, как прошел допрос.
     - Передай ему, что плохо, завтра меня казнят. Спроси, что случилось, почему мы здесь, как так вышло.
     - Да, ваша милость.
     Каис прижался к прутьям решетки и зашептался с солдатом, что сидел в соседней камере. А, вот как они переговариваются, чтобы не шуметь. Ну что же, тоже не плохо. Через некоторое время Каис наклонился ко мне и передал ответ Колгара: - Его тоже завтра казнят, ваша милость, как офицера врага. Говорит, что после того, как кавалерия его Величества начала проходить редуты, лоялисты начали обстрел укреплений из пушек, которые они заготовили заранее. Это была ловушка, чтобы заманить побольше солдат и расстрелять их. Вас накрыло, но вы чудом выжили. Принц проиграл Салданское сражение, что с его силами сейчас неизвестно.
     - Передайте ему, что для меня было честью служить под его началом. – Из последних сил попросил я и снова, все вокруг поплыло, и я провалился в сон.
     Снилось мне море, море крови, снова, но теперь, там были огромные волны, которые сносили мою лодку, куда-то вдаль. Досмотреть сон мне не дали, чьи-то грубые руки схватили меня и опять понесли, все в ту же допросную комнату. На этот раз дознавателя там уже не было, был только тот пожилой мужчина, советник. Меня усадили на тот же стул, а он распорядился солдатам оставить нас вдвоем.
     - Вы как себя чувствуете, господин де Нибб? – Спокойным, ровным голосом, спросил он.
     - Если честно, признаюсь, не очень хорошо. – Ответил я, осматривая мужчину сквозь заплывшие веки аурным зрением. – Позвольте, я не знаю вашего имени, господин?
     - Господин Нингон ин Хуго, старший советник Ее Величества Тесаллы Первой, глава рода Хуго, владелец оружейных мануфактур Ратарта. – С гордостью ответил мужчина, явно не просто так упоминая свою значимость.
     - Чем я могу быть вам полезен, господин ин Хуго? – Спросил я, эти любезности, сейчас, были не совсем уместны.
     - Де Нибб, вы жить хотите? – Спросил советник, я ответил кивком, сил попросту говорить было мало. – Я могу вам помочь, если вы поможете мне. Выбора у вас не так много, не так ли? Всего через каких-то восемь часов вас и вашего друга повесят, тут, прямо на одной из улиц Салдена, в назидание другим.
     Приподнял голову и посмотрел на ин Хуго, его аура была спокойная, он не волновался, когда говорил такие слова. А это ведь, чтобы не говорили, все-таки измена. Я еще раз кивнул, давая понять, что готов попробовать ему помочь, ну и соглашаясь с тем, что выбора у меня не много. Мужчина, увидев мое согласие, потер руки и продолжил говорить: - Думаю, для вас, господин де Нибб, не секрет, что в армии ее Величества нет магов, в отличие от армии самозваного короля, верно? И людей, способных видеть ауры тоже нет, соответственно. А мне как раз нужен человек, который может их видеть. Мне нужно кое-кого найти, срочно. А вы, господин де Нибб, единственный маг во всем Салдене.
     - А капитан?
     - Не бойтесь, капитана, я к вам приведу. Я вам обещаю помочь выжить, но только если вы поможете мне.
     - Клянетесь?
     - А вы, господин де Нибб?
     Я приложил скованные кандалами руки к сердцу и громко произнес: - Я, Эмерик де Нибб, клянусь помочь Нингону ин Хуго в его проблеме. – Услышав мои слова, советник сделал тоже самое, поклялся помочь мне избежать казни, после того, как я помогу ему. А затем расстегнул мои кандалы. Указал на лежащие в углу комнаты вещи, велел одеваться, я переоделся и стал походить на настоящего ратартца, как они сейчас одеваются в городах. Темно-зеленый кафтан узкого кроя, широкие штаны, легкая куртка, на случай холодных ночей. Пока я одевался, советник отдал кому-то за дверь приказ и через несколько минут сюда привели Колгара. Выглядел он не лучше меня, но держался достойно, видимо подумал, что его будут пытать. Я кратко рассказал ему о моем договоре с советником и помог одеться, у него, кажется, сломана рука. Ну, на некоторое время он теперь Колгар Один Клинок, пронеслось у меня в голове.
     - Это ваше. – Сказал советник и протянул мне мое кольцо. – Сейчас только два человека знают, что вы маг. Пойдемте. – Ин Хуго открыл дверь, и мы вышли в коридор, один из солдат повел нас дальше, вывел во внутренний двор, где открыл неприметную дверь и мы оказались на улице Салдена, где нас ждало человек десять, солдат, видимо люди советника и две кареты. Мы с советником и двумя солдатами сели в одну, остальные в другую и поехали в неизвестном мне направлении.
     Приехали мы к незнакомому дому, солдаты выстроились в ряд, словно мы могли куда-то побежать, раненые да без оружия. Советник повел нас в дом, и мы остались втроем. Зайдя туда, он сразу же закрыл за нами дверь, оставив солдат снаружи.
     - В Салдене, в последнее время, пропало очень много детей. Дознаватели из ищут, но пока у них ничего нет. Там, комната, наверху, слева. Туда, кроме дознавателей никто не заходил, после пропажи.
     Я поднялся наверх, открыл дверь и оказался в скромно обставленной, небольшой комнате, спальне ребенка. Это было понятно по разбросанным на полу игрушкам и детским вещам. Колгар зашел следом, последним в комнате оказался ин Хуго. Два Клинка сразу же начал осмотр комнаты, старясь ничего не трогать, заглянул под кровать, осмотрел окно, двери.
     - Как давно пропал ребенок? И когда в последний раз эту комнату посещали? – Спросил я, пытаясь понять, какие именно аурные следы мне искать.
     - Шесть дней назад, как раз, когда армия готовилась к сражению. Дознаватели приходили сразу же и еще раз, два дня назад. – Ответил советник. – Вы что-нибудь видите?
     - Аурных следов старше двух дней здесь нет, все они уже выветрились. Это, думаю, ауры дознавателей. – Честно ответил я. – Скажите, господин ин Хуго, кто эта девочка?
     - Это… - Замявшись, ответил советник. – Моя младшая дочь. Она не носит мою фамилию, ее зовут Корил, ей всего девять, я устроил ее с матерью в этом доме, обеспечил няньками, охранной. Не хотел, чтобы моя жена узнала, вы понимаете, это будет очень плохо для моей репутации.
     - Эм, иди сюда. – Прервал советника Колгар, подозвав меня. – Судя по следам, они забрались в окно, вот царапины, тут и тут. Девочка боролась, видишь, как вещи разбросаны, они ее, наверно, разбудили.
     Я подошел поближе, посмотрел на окно, потом на кровать, как он это узнал, для меня великая тайна. Все, следы закончились, завтра меня повесят, промелькнула в голове мысли. А нет, секунду, на кровати, совсем маленькая капля, кровь.
      Кровь всегда будет тянуться к тому, кто ее оставил.
     Точно, подозвал к себе господина ин Хуго и указал ему на едва заметное пятнышко крови, возле подушки: - Надеюсь, это кровь вашей дочки, но это можно узнать, только сравнив с вашей. Нужна ваша кровь, господин советник.
     Тот ни слова, ни говоря, достал из-за пояса маленький нож, который обычно используют для вскрытия писем, и уколол себя в палец. На нем тут же выступила алая капля, которая могла мне помочь. Коснулся пальцем пятна на кровати, а другой рукой свежей капли на пальце советника. Закрыл глаза, так де Нибб, соберись. Источник пустой, но надо попробовать, надеюсь, заклинание сработает. Плевать, что говорит Агдатор, она всегда будет искать выгоду только себе. Создал заклинание управления, потянул на себя обе капли. И тут я почувствовал, что значит, когда заклинание тянет не Источник, а жизненные силы. Ноги затряслись, сердце забилось, перехватило дыхание. Все мои раны снова заболели, причем куда сильнее, а голова, словно в печь попала, такой жар. Кровь похожа, они родственники! Оторвал заклинание управления, сразу же развеяв, и создал то самое заклинание поиска, которое мне когда-то показала наставница в Троакастере, только слабее. Ну же, кровь, покажи, где ребенок. Сердце словно захотело выпрыгнуть из груди, но почему-то прыгало на юг, перед глазами возник высокий человек, во всем черном, я боролся с ним, но мои слабые руки ничем не помогали, он ударил меня наотмашь по лицу и все поплыло. Следом, перед глазами возникла высокая, одинокая башня, с резными стенами и статуей на одной из сторон. А потом все пропало, словно ничего и не было.
     - Де Нибб, ты в порядке? – Взволнованно спросил Колгар, стоявший рядом. Как он подошел, я даже и не заметил. – Тебя затрясло, из носа пошла кровь.
     - Все в порядке, Колгар. – Ответил я, хотя это было совсем не так. Меня знобило, в голове туман, руки начало выкручивать, а в ногах появилась дрожь. Никогда нельзя допускать заклинание к жизненным силам, никогда. Цену, которую я заплатил, узнаю, наверно, потом. – Господин ин Хуго, я знаю, где ваша дочь, смогу найти это место. Поехали, она еще жива. Пока еще жива.
     Лицо советника изменилось, на нем появилась решительность, которой раньше у него не видел. Надежда, она дает людям куда больше, чем может показаться. Мы спустились вниз, советник самолично сел на место кучера, я рядом, и две кареты медленно двинулись на юг Салдена.
     Узкие пустые улочки, только редкие патрули, которые почтительно отходят в сторону, узнав, чьи кареты едут по городу. Не знаю, как здесь было до войны, но сейчас, город словно вымер. Темные окна, нет лая собака, люди боятся высовываться, и понять их можно. Я повернулся к советнику и спросил: - Господин ин Хуго, что случилось на поле? Как война?
     - Принца разбили, тактика сработала, его армия спешно отступает в столицу. Принцесса отправила в погоню передовой отряд, чтобы не дать им задерживаться по дороге.
     - А что она хочет?
     - Загнать брата в столицу и осадить ее, не входя в город. Основные силы готовятся только к походу на столицу. Передовой отряд загонит и попробует не дать сбежать из Голинколда, основные силы возьмут в осаду, и будут дожидаться, пока он сдастся сам. Ну, или его люди не сдадутся за него. Воевать на улицах столицы будет неудобно, сам понимаешь, принцесса идти на это не хочет. Принц уже проиграл, но пытается отстрочить неминуемое.
     Сказав это, советник потянул вожжи, и карета повернула направо, мы проехали склады, где было много охраны, и оказались в старом районе города.
     - Нам нужен дом с башней. – Сказал, наконец, я, старясь не выдавать все, что знаю, сразу.
     Ага, вот он, дальше по улице, спрыгнул с кареты, может не очень ловко, но хотя бы, не упал и пошел в сторону дома. Колгар, ин Хуго и его солдаты за мной, не отставая ни на шаг.
     Дом окружал высокий каменный забор с черными, как смоль, воротами. Все окна плотно закрыты ставнями. Посмотрел на башню, вроде бы она. Вон та уродливая статуя, мне показалось, она больше.
     - Господин ин Хуго, вот это место. Что это такое?
     - Это старый район города, здесь молитвенные дома, дома послушников, земля принадлежит церкви, не городу. – С некоторой ненавистью ответил советник. – Де Нибб, вы уверены? От ваших слов зависит очень многое!
     - Да, господин советник. Именно этот дом видела ваша дочь, когда еще похищали.
     - Это дом одного из сыновей епископа Салденкого, де Нибб. Я очень надеюсь, что ты не ошибся.

Глава 7

     Ночь в Салдене, что удивительно, была звездной и ясной, хотя раньше, здесь в Ратарте, мне казалось, что таких ночей у них практически не бывает. Легкий, теплый ветер, запах цветов и звенящая тишина чем-то напомнили ночи в моей родной деревне.
     Но, к сожалению, насладиться этим мне не давали некоторые обстоятельства, а именно то, что меня дико трясло, болело вообще всё, что может болеть, глаза отказывались нормально видеть, потому как дознаватель пытал меня с особой любовью, а Источник не горел желанием со мной общаться, просто не отвечал, словно его и не было. Хотя, пожалуй, это была не самая большая моя проблема, возможно, эта ночь, моя последняя в жизни, так как утром меня повесят. За то, что я маг, за то, что воевал в армии принца. Да много причин, если быть честным. А еще, буквально полчаса назад мной было создано заклинание поиска, с помощью магии крови. То самое заклинание, которое мне показала наставница когда-то давно, казалось, в прошлой жизни. А так как Источник моей силы после моего неудачного заклинания отказывался отвечать, слишком уж был истощен, вышло так, что я наполнил его совсем другой силой, силой своей жизни. Последствия этого давали о себе знать – мысли путались, боль усилилась и мне кажется, это не все, что со мной случилось. Но попробую узнать об этом потом, когда выберусь отсюда, если выберусь отсюда.
     Кстати об этом, мы проиграли генеральное сражение на салденских полях, его все так теперь называют, армия принца спешно отступила в Голинколд, столицу Ратарта, а я и Колгар Два Клинка, мой спаситель и наставник, командир отряда, попали в плен к лоялистам. Забавно, что их все называют именно лоялистами, я так и не понял, почему. Хотя, думаю, это не имеет особого значения.
     В плену, после допроса, мне объявили, что часы мои сочтены, и висеть мне на столбе в этом замечательном городе. И я уже было попрощался с жизнью, как судьба предоставила мне еще один шанс на спасение. Оказывается, у одного из советников принцессы Тесаллы ин Халлат, что уже считает себя королевой Ратарта, видного промышленника, главного оружейника ее армии есть одна небольшая проблема, которую может решить только маг. И на мою удачу, благодаря принцессе, я единственный маг во всем Салдене.
     Советник, чье имя Нингон ин Хуго, а титул он так и не назвал, обзавелся милейшим, с его слов, ребенком. Девочка получила красивое имя - Корил, но вот фамилия ей не досталась. Господин ин Хуго, оказывается, иногда гулял от свой благоверной, да вот и нагулял себе дочку. К чести самого советника, дочку он не бросил, а поселил ее в неплохом доме, в окружении охраны и прислуги, обеспечил всем, чтобы она не нуждалась.
     Да вот только в Салдене в последнее время таинственным образом стали пропадать дети, причем, как я понял, дети благородных родителей. Кто там простолюдинов то считает, не так ли? И господину ин Хуго не повезло, его любимая Корил оказалась одной из таких похищенных детей. Наемники-дознаватели, кто такие и откуда, никто, может, кроме принцессы, и не знавший, помочь ничем не смогли, так как они не маги и видеть аурные следы не могут. А я вот могу, но, как я и говорил раньше, пришлось использовать другие способы, для поиска пропавшей девочки.
     Поиск меня, Колгара, советника и его людей привел в старинный район замечательного Салдена, в котором, вопреки запретам церкви, в частности на роскошь, селились местные церковные служащие. И детей своих селили, с многочисленными, вопреки запретам Писания, женами и любовницами. Так вот, этот поиск привел нас не только в этот район, но и к дому сыночка епископа Салденского, понятия не имеют кто это. Зачем сыночку похищать ребенка, я мог бы, и предположить, но старался об этом не думать.
     - Де Нибб, я надеюсь, что вы не ошиблись, по-настоящему. Если мы ворвемся в его дом и не найдем там Корил, меня и мою семью не спасет даже мое влияние и богатство. Алсей Второй не позволит так поступать со служителями церкви. А он все еще архиепископ.
     - Господин ин Хуго, вы же понимаете, что врать мне нет смысла? Я в Салдене не был ни разу, а этот дом - последнее, что видела на улице ваша дочь. – Повторил я, стараясь говорить так, чтобы мой голос не дрожал, усталость и боль давали о себе знать, каждое мгновение на ногах, словно пытка.
     Услышав мои слова, советник повернулся к своим людям и велел им проникнуть в дом, те сразу же бросились выполнять приказ своего лорда. Неплохо обучена у него охрана, стоит заметить. Подошли к высокой стене, один стал совсем без шума перебрасывать остальных внутрь. Я даже не услышал, как они там приземлились на траву, так тихо сработано.
     Простояли возле ворот мы, наверное, около получаса, пока те едва слышно не отворились, оттуда выглянул старший из его людей, мужчина с седыми усами и сказал: - Можете заходить, ваша милость, в доме никого.
     - Ваяр, ты уверен?
     - Да, господин ин Хуго, проходите. – Ваяр, вот как его зовут, приоткрыл дверь пошире, пропуская нас внутрь. Мы пересекли внутренний двор и оказались внутри дома сына епископа. Ну, в чувстве роскоши ему не занимать, это точно. По пути советник не обронил ни слова, что меня даже напугало. Если ребенка здесь нет и я не найду где он, мне висеть на веревке.
     - А где хозяин дома? – Спросил Колгар, посмотрев на меня и на советника. - Ночь на дворе, а он гуляет. В Салдене же нельзя по ночам гулять, верно?
     - Я слышал, они мессы проводят, молятся за победу нашей королевы. – Неуверенно ответил советник. – В последнее время все чаще и чаще, всю ночь.
     Пока они говорили, я отошел ото всех и решил пройтись по дому, все-таки не терял надежду найти хоть что-нибудь. Ни слуг, ни жен, никого в доме не было. Так, вот кухня, вот обеденный зал. Здесь библиотека, тоже пустая. Поднялся на второй этаж, один из солдат за мной следом, тот самый Ваяр, неужели думает, сбегу. На втором этаже кроме спален и комнаты прислуги ничего не было интересного. Никаких следов. Много следов ауры незнакомого мне человека, но ничего особенного. Спустился вниз, собрался идти в большой зал, как мое внимание привлек совсем свежий след ауры, не солдата, уходящий куда-то за лестницу.
     - Ваяр, вы осмотрели дом, что там?
     - Выход в сад, господин. А что?
     - Думаю, нам надо с тобой пойти туда, это последнее место в доме, где бывал хозяин. – Сказав это, прихрамывая, пошел по коридору, ведущему на улицу, в сад.
     Сам сад, конечно, был великолепным, сразу видно, сколько труда садовника туда вложено, все красиво подстрижено, беседка. Да вот только следы ауры хозяина не к беседке шли, а куда-то вдоль дома, куда я и пошел, резко оборвались возле стены, в шагах десяти от выхода в сад.
     - Ваяр, здесь тайный ход, следы ауры обрываются прямо возле стены, он ее трогал, ты мне не поможешь? – Тот услужливо кивнул и мы оба припали к стене, ища заветный рычаг или что-то похожее.
     - Я нашел, господин де Нибб! – Вдруг резко сказал Ваяр. – Вот здесь, надо надавить, стенка отходит внутрь. – С этими словами он, ну и я, что было сил, стали давить на стену сбоку, та с легким скрипом поддалась и отъехала в сторону, явив нашему взору узкий ход с очень крутой лестницей.
     - Позови остальных, мы нашли тайник. – Распорядился я. Старый вояка кивнул и отправился звать остальных. Я осмотрел вход, аурные следы сыночка епископа вели вниз, под дом. Зачем священнику тайные погреба? Только если он что-то действительно хочет скрыть от всех, в том числе и от слуг. Но подумать об этом больше мне не дали пришедшие господин ин Хуго, Колгар и солдаты советника, и мы начали спускаться вниз.
     Лестница оказалась куда глубже, чем подумалось в первый раз, словно в какое-то подземелье спустился, а не в подвал дома. Внизу оказалась небольшая комната, очертания которой я увидел еще до того, как солдаты ин Хуго зажгли лампу. Небольшая комната, с деревянным полом и низким потолком. Но было в ней еще кое-что, что ужаснуло меня, в дальнем углу стоял целый ряд клеток, похожих на клетки для собак на ярмарках. Размером по пояс мне в высоту, и столько же в глубину. А в них, на подстилках из соломы –тела детей.
     - Корил, моя Корил, ты где? – Жалобно, до жути просто, вскричал советник и бросился к первой же клетке. – Где ты, моя родная, где? О нет!
     Советник подошел к центральной клетке и закричал, с надрывом, словно раненный зверь. Мы и его солдаты поспешили к нему, посмотреть, что там произошло. В клетке, голая, лежала совсем худенькая девочка и не шевелилась.
     - Дайте дорогу, она живая, но очень слабая! – Сказал я, расталкивая всех остальных. Едва теплая аура ребенка, он живой, но очень слаб. Скинул с себя куртку, открыл засов на клетке и укутал ребенка. А затем бережно передал отцу. – Нам срочно нужен врач или знахарь, господин, она совсем плоха, но мы можем успеть ее спасти.
     - Колгар, Эмерик, за мной. Ваяр, возьми двоих, что интересного найдешь, остальное сожги, ничего не жалея. А мы домой поедем, догонишь. – Найдя самообладание, распорядился ин Хуго и поспешил покинуть ужасный подвал. Я еще раз осмотрел клетки, убедившись, что живых уже нет и поспешил за ним.
     Мы погрузились в карету, поехали неизвестно куда, под редкие крики советника о том, что нужно спешить. Ехали мы недолго, где-то около получаса, пока не оказались возле большого, словно дворец, дома. Ин Хуго нас привез к себе домой, и не боится же. Карета заехала внутрь, он, не говоря ни слова, выскочил и побежал с ребенком в дом. Мы и оставшиеся солдаты за ним, они ему служат, а мы от него зависим полностью.
     Советник принцессы ворвался в свой дом, словно ночной ураган, перебудив всю прислугу, на ходу накричал на нее, велев покинуть дом до утра и позвать их семейного врача, забежал в гостевой зал и положил ребенка на старинную резную кушетку. К нам вышла заспанная женщина, в длинном белом исподнем, а за ней старый сухой мужчина в очках.
     - Нингон, сокровище мое, что случилось? – Спросила женщина, видимо госпожа ин Хуго, законная жена. – Кто эти люди, что это за ребенок?
     - Потом! Валтер! Ребенку нужна помощь, срочно! Делай, что угодно, но ее надо спасти. – Крикнул он пожилому мужчине, семейному врачу. – Ты должен помочь!
     - Господа, прошу вас отойти, не мешайте работать. – Строго и даже несколько грозно сказал Валтер нам, и мы, словно солдаты, сделали два шага назад, причем все сразу. Врач в таком же тоне приказал одному из солдат: - Ты, принеси мой портфель и тумбу с лекарствами. Живо!
     Я решил не мешать мастеру и отошел подальше, увидев красивый, оббитый алой тканью стул и сел в него. Махнул ближайшему ко мне солдату и спросил, едва слышно: - А что с матерью ребенка, где она?
     - Так померла, господин де Нибб, весной, милорд. От кашля. – Так же тихо ответил солдат. Да, бедная девочка, только потеряла мать, а может еще и потерять жизнь. Посмотрел на советника и его жену, они что-то обсуждали, совсем тихо. Жена у него, конечно, железная женщина, ее лицо и не изменилось совсем. Не каждый день такое услышишь от своего супруга, не каждый. Врач тем временем перевязал ноги девочки, руки, дал пару капель из небольшой бутылки и повернулся к советнику.
     - Господин ин Хуго, будет жить. Сильно истощена, пара небольших царапин, но все будет хорошо. Пускай здесь полежит до утра, я присмотрю за ней.
     - Хорошо, Колгар, Эмерик, пройдемте со мной, нам следует поговорить, остальные на посты, Ваяра ко мне, как прибудет. – Распорядился советник и вместе с супругой вышел из комнаты, мы особого приглашения ждать не стали и пошли за ним. Ин Хуго привели нас в небольшой, красиво роскошно обставленный кабинет, в центре которого стоял круглый стол. Мы расселись так, чтобы видеть, друг друга и вот глава дома, наконец, заговорил: - Нельзя описать словами, как я благодарен вам за спасение моей дочери.
     - Нашей дочери. Корил ин Хуго, дорогой. – Поправила тоном, не требующим возражений госпожа ин Хуго.
     - За спасение нашей дочери. – Поправился советник. – И я перед вами в неоплатном долгу. И я сдержу свое слово, сейчас Вияр, мой командир охраны, вывезет вас из Салдена, даст оружие и одежду, я распоряжусь. Я бы рекомендовал ехать в столицу по северной дороге, там по пути будет город Благос, в нем сможете остановиться, отдохнуть. Он под контролем принцессы, бургомистр, граф ин Трозгон, у них в городе тихо. А там уже - сами. Войска принцессы как раз выдвигаются утром, чтобы взять Голинколд в осаду. Столицу и принца будут брать измором. Дом ин Хуго добро помнит.
     Колгар с благодарностью пожал руку господину ин Хуго и поблагодарил его в ответ. Хорошо, что все так закончилось, я даже рад. Ждет дальний путь, да и стоит моему Источнику, наконец, вернутся ко мне, а то слишком сильно лицо болит.
     Мы вышли через дверь для прислуги во внутренний двор, где нас уже и ждал Ваяр, а рядом хозяйская карета, не одна из тех, на которых мы ездили, а заметно проще, наверно, все же использовалась не самим советником, а его семейными или чем-то из важной прислуги. Окна на ней были затянуты черной тканью так, что не было видно, есть ли там кто. Умно, никто не заметит двух мужчин внутри. Сам Ваяр запрыгнул на место кучера, велев нам садиться и не высовываться, пока он не разрешит.
     Внутри оказалось довольно немного места, так еще и наваленные прямо на пол вещи мешали, это, как и обещал советник, наша новая одежда. Переоделись с трудом, тут и не скажешь иначе, особенно тяжело было Колгару, что ныне был Одним Клинком, ни дать не взять.
     Сколько ехали мы, я не знаю, успел даже немного поспать, знаю наверняка, что где-то два или три раза нас останавливали, что-то спрашивали, но внутрь не заглянули. И вот карета резко остановилась, я сначала было подумал, что еще один патруль, но нет, дверь открылась, и Ваяр велел нам выходить. Солнце уже было высоко и вовсю пекло, словно хотело заставить все живое спрятаться. Карета остановилась прямо посреди дороги, по бокам от которой были такие же красивые поля, как и в Салдене. Ратарт страна полей, как мне кажется.
     - Дальше сами, господа. Большое вам спасибо, еще раз, за помощь. Вот вам рекомендательное письмо за печатью королевы, с ним вас везде пропустят, вы теперь личные курьеры Ее Величества. Лошадей не дам, война, без них никак. По дороге дальше, пройдете миль десять-пятнадцать, и выйдете как раз в город. Наши силы туда сейчас не часто ездят, они вдали от основных дорог, главное, что местная власть поддержала принцессу и высылает помощь, так что вас там неожиданности не ждут. И да, как господин ин Хуго просил передать, что он немного задержит основные силы в Салдене, так что пару дней у вас лишних есть, если так вообще можно говорить.
     - Почему он решил так сильно помочь нам и принцу? – Серьезно спросил Колгар. – Он же советник принцессы.
     - Мы в том доме нашли следы «Братства Ночи», ритуальный нож и записи о службах Агдатору. Сектантов надо уничтожить, а для этого потребуется армия, кто знает, сколько их в городе и какие у них силы, так еще и они в самом сердце Салденской церкви.
     - И не только в ней. – Влез в разговор я. – Мне кажется, вся ваша церковь покланяется ему. Довелось нам побывать в гостях у вашего архиепископа, Алсея Второго. Поверьте мне, его жертвенник сложно перепутать с чем-то другим.
     - Господин де Нибб, вы уверены? – Перепросил Ваяр, словно надеясь, что я пошутил.
     - Более чем, клянусь создателем, своими глазами видел. В церкви вашей бога уже давно нет.
     - Я передам советнику. – Коротко ответил несколько удивленный моим откровением Ваяр, после чего пожелал нам удачи и стал медленно разворачивать карету на обратный путь. Мы же задерживаться с ним не стали и пошли дальше, в сторону Благоса, маленького городка, который война, к его счастью, обошла совсем стороной.
     Не знаю, сколько мы прошли под палящим солнцем, пока не оказались перед небольшой развилкой, о чем Ваяр нас и не предупредил.
     - Слушай де Нибб, сразу в город? – Спросил меня Колгар, словно проверяя меня. – Или для начала в деревню зайдем, до нее всего миля, если верить указателю.
     - Надо пойти в город, но меня, если честно, несколько пугает такая учтивость личного советника Тесаллы. Думаю, правильно было бы для начала узнать у местных, что и как в этом городе. Да и сколько мы потеряем, час или два? Кто знает, что нас ждет в городе. У меня как раз начала восстанавливаться, наконец, сила в Источнике, нужно привести нас в порядок, мы слишком подозрительные.
     - Я рад слышать, что магия снова с тобой, согласен с твоей идеей. Два избитых офицера, в новенькой форме, могут вызвать многовато вопросов. А так, зайдем к старосте, важно пошумим, спросим как дела, заодно и подсоберешь силы. Нужно вернуть мою руку в строй, перед визитом в город. Пару часов уже много не изменят. А в городе заночуем. – Определился Колгар и повел меня в сторону деревни, что, кстати, имела вполне себе обыкновенное название – «Малый пень».
     Пару миль до «Малого пня» мы прошли практически без разговоров, слишком уж устали, да и я был занят тем, что постоянно, каждые несколько минут касался своего Источника, проверяя, как много он успел пополнить в себе силы. Деревня выглядела несколько не так, как у нас в Мирее они обычно выглядят, была похожа на маленькую деревянную крепость. Одна дорога, высокий, в два человеческих роста забор из острых кольев и распахнутые ворота. Внутри, прямо с дороги виднелись всего пять или шесть домов, не больше. Обычно так деревни строили в местах, где часто бывают разбойники, или на границах. Полей, распаханных подле, не было видно, значит, либо рыбаки, либо охотники. Интересно, ее Величество разрешит и дальше простолюдинам в своих лесах охотится? Из самой же деревни доносились звуки стука, наверно плотник работал, но при этом голосов слышно совсем не было.
     Уже подходя ближе, мы увидели неспешно идущую из леса женщину, с корзиной полной ярко-желтых ягод.
     - Эй, женщина, зови старосту, гости из Салдена прибыли, офицеры армии ее Величества! – Громко крикнул Колгар. Та, услышав его, сразу же юркнула за частокол, скрывшись где-то внутри. – Не будем напором ломиться, де Нибб. Нас двое, еще прикопают в лесу, если обидятся. Смотри, здесь что-то написано!
     Два Клинка указал на небольшую табличку, шагах, в ста, от входа в деревню, по правой стороне дороги. Корявыми буквами на ней было написано: «Восславим Создателя Нашего, Творца всего сущего, да не будем слов произносить, покуда живем»
     - Посмотри, что это?
     - Это из Писания, там, в этом откровении, речь шла об обете молчания, что дали самые верные почитатели Его, дабы он милостью их одарил. – Отвлекся от плетения заклинания лечения и ответил я, вспоминая то, чему меня учил отец когда-то давно. – Думаю, понятно, почему так тихо, они все соблюдают обед молчания, как те верующие из Писания. Вот поэтому тут так тихо.
     Стоило мне это сказать, как к нам из ворот деревни вышло, наверно, все ее поселение, прямо целая толпа. Десять человек мужчин разного возраста, женщины, шестеро, и дети разного возраста, посчитать которых, к своему стыду, надеюсь, Колгар не узнает, я не смог. Они ловко прятались за взрослыми, изредка выглядывая на нас. Да, видимо к ним не часто заходят погостить.
     Возглавлял их всех пожилой мужчина, с длинной, до самого пояса, седой бородой, и блестящей на солнце лысой головой. Колгар, на котором была форма старшего лейтенанта, вышел вперед, оставив меня позади. Он вышел вперед и пожал руку старосте, а затем заговорил с ним.
     Пока они общались, я рассматривал жителей, а те в свою очередь меня. Одеты они были очень бедно, в разноцветные, потертые лохмотья, но вызвало тревогу совсем иное. Они смотрели на нас, даже не моргая, словно вообще никогда не видели людей. Но при этом их лица не выражали совсем ничего, нельзя было понять, боятся они или нет - совсем ничего. Причем, даже у детей, что выглядывали на нас из-за взрослых. Чего-чего, а такого интереса я к нам совсем не ожидал.
     Колгар тем временем закончил говорить со старостой и позвал меня к себе. Я подошел медленно, мои ноги словно отказывались меня вести вперед.
     - Староста, не знаю, как его зовут, он не говорит, выслушал меня, мы пообщались, я объяснил ему кто мы такие, почему так выглядим. – Колгар еще раз посмотрел на старосту, тот махнул ему рукой, мол, пойдем. – Легенда такая, на нас напали разбойники, нам нужно чуть передохнуть и мы двинем в город, заблудились. Они дадут нам отдохнуть в доме старосты и накормят.
     - У нас проблемы, Колгар. – Сквозь зубы сказал я, так, чтобы впереди идущий староста точно не услышал. – Серьезные проблемы.
     Услышав меня, Два Клинка понятливо кивнул, а затем все так же, словно ничего не было, продолжил идти за старостой.
     Его дом оказался совсем маленьким, всего из одной комнаты, небольшой, грубо сделанный стол, лавка, печь, всякая утварь на полках, в углу лик создателя. Старик указал нам на стулья, затем показал руками ждать, к нам сейчас придут. Показал на кружки, стоявшие на столе и деревянную тарелку. А затем вышел из дома, оставив нас наедине. Как только дверь со скрипом закрылась, Колгар повернулся ко мне, наклонился, практически касаясь моего лица и спросил: - Проблемы? Говори.
     - В этой деревне только три живых человека, это мы и староста. – Шепотом ответил я. – Все деревенские мертвы, я посмотрел их ауры, их нет. Они не дышат, не моргают, не улыбаются. Это покойники.
     - Мне тоже показалось все странным. – Так же тихо ответил Два Клинка. – Но, признаюсь, этого не ожидал. Ты уверен?
     - Да, они все мертвы, это ходячие трупы. На них заклинания, которых я раньше не видел, очень сложные, невозможно разобрать, что и как. И все они тянуться к старосте. Он некромант, причем невероятно умелый и сильный, чтобы поднять два десятка человек, да еще и не давать им гнить, заставить изображать живых. Нам нужно бежать отсюда, как можно быстрее.
     Ответить Колгару не дала распахнувшееся дверь, в которую зашла молодая девушка, что несла в руках кувшин и котелок. Она разлила нам вино и разложила кашу, затем поклонилась и покинула дом. Вам когда-нибудь приносил обед живой покойник? Вот и мне нет. Я смог рассмотреть девушку, пока та накрывала на стол. Невероятной силы заклинание, похожее на моток пряжи, столько разных плетений и одна, очень толстая нить, ведущая к хозяину. Выглядела девушка, словно живая, кроме того, что ее глаза не имели того озорного блеска, что обычно бывает у молодых, а кожа была бледная, словно солнца не видела никогда.
     После того, как девушка накрыла нам стол, она легонько поклонилась и вышла из дома старосты. Я осмотрел кашу и вино в кружке, никаких признаков яда или магических плетений там не было. Да и внутри все молчало, давая понять, что ничего нам не угрожает. Колгар посмотрел на меня, он тоже очень хочет поесть, ну ладно, если бы хотел убить, уже бы убил, кивнул ему головой, и мы приступили к обеду.
     Ели мы в тишине, напряженные, словно струны. Деревню захватил и убил некромант, но зачем? Стоит ли нам вмешиваться или лучше бежать отсюда, пока целые?
     - Ну что же, де Нибб, вот отдохнули! – Громко сказал Колгар. – Пора нам дальше идти, но прежде чем уйдем, давай поблагодарим хозяина, так щедро угостившего.
     Сказав это, он встал и потянул меня за собой прочь из дома старосты. Снаружи, как раз из дома старосты, мне предстал отличный вид на всю деревню. Дети мастерили корзинки, мужчины ладили один из домов, женщины стирали в большом деревянном корыте. Староста же сидел поодаль от своего дома, в тени, под небольшим навесом и наблюдал за всем.
     - Спасибо вам большое! – Поблагодарил некроманта Колгар. Старик услужливо поклонился, не вставая с места. Увидев ответ, Два Клинка продолжил. – Но служба не может ждать, потому, вынуждены покинуть вас и вашу деревню. Еще раз спасибо. Но мы, к сожалению, лишись не только вещей, но и карты, как я вам и говорил.
     Староста еще раз поклонился и махнул рукой в сторону и один из ребятишек, плетущих корзины, встал и быстро подбежал к нам. Некромант похлопал его по плечу и показал на нас, ребенок утвердительно кивнул.
     - Ребенок отведет? – Спросил я, посмотрев еще раз на мальчика. Тело давно уже не живое, хоть и выглядит хорошо, даже следов ауры в нем нет. Только жуткое, давящее, словно маленькое мерзкое солнце, заклинание на нем.
     Маг кивнул и похлопал ребенка по плечу, тот махнул нам рукой и пошел к воротам из деревни. Мы еще раз поблагодарили старосту и отправились за ребенком. Шли и не говорили ни о чем, слово боялись спугнуть удачу. Я оглянулся назад, староста стоял возле цитаты из писания и смотрел нам в след. Жуткий и очень опасный старик, я даже с полным источником не знаю, что с ним делать.
     Ребенок, или то, что, им когда-то было, вывел нас на ту же развилку, где мы решили свернуть в деревню, затем поклонился и поспешил назад.
     - Пойдем скорее в город, пока маг не передумал. – Сказал едва слышно я, Колгар спорить не стал.
     Стараясь не бежать, но при этом и не идти, мы двинулись в сторону города, подальше от жуткой деревни. Я все думал, как же так, вот посреди страны есть деревня, которая давно мертва, но никто об этом и не знает. Некроманта бы давно уже убили сбиры, они умеют это делать. А какие тут могут быть сбиры, если церковь давно молится не Создателю, а Агдатору, чтобы проклятые ее сожрали. Из-за этого они теперь беззащитны перед этими, не самыми приятными людьми.
     Он просто захватил деревню и решил с ней поиграть? Или это что-то большее? Тоска по нормальной жизни? Боюсь, я никогда не узнаю, а возвращаться туда я не намерен никогда. Посмотрел на Колгара, вспомнил о том, что я хотел сделать в деревне, но не стал, чтобы не выдать себя некроманту. Наложил на него сразу три исцеляющих заклятия, следом на себя, исчерпав весь запас еще даже на десятую часть не полного Источника. Синяки, ушибы, раны – все стало заживать, используя силу моего дара, но слишком медленно, медленнее, чем мне хотелось. Надо будет научиться чему-то получше, чем это, при первой же возможности. Не самое лучшее заклинание для исцеления, но де Сокман в принципе только его и знает, то же самое, что и я. Ему, как оказалось, учат всех магов, оно самое простое и удается практически каждому, не смотря на его таланты и предрасположение. Но самое простое, не значит самое лучшее. Не все раны заживляет, не очень быстро, не очень хорошо. Оставляет шрамы и иногда увечья, не исправляя их.
     - Де Нибб, я рад, что ты с нами. – Вдруг сказал Колгар, и посмотрел на меня.
     - Колгар, я тоже очень рад. – Ответил я, а потом, спросил. – Как думаешь, что это было?
     - Понимаешь, Эм, когда начинается война, из людей, помимо той храбрости, что ты видел там, на полях близ Салдена, начинает выходить наружу самое мерзкое, что в них есть. Ты сам знаешь, что вылезло из душ церковников, а ведь именно они должны искать и исправлять то, что случилось в деревне. Да и кто знает, что сейчас творится в Ратарте, и что делают люди. Они же уверены, что война все спишет.
     Я вспомнил тех солдат принца, которые убили всю деревню, неизвестно зачем, и насиловали ту бедную девушку, с ее детьми, Лулу, по-моему. А ведь они должны были ее защищать.
     - Колгар, никто из лис никогда не называл тебя по фамилии, почему?
     - А она слишком известная, чтобы ее просто так трогать. – Хмуро ответил Два Клинка. – Зачем ее вспоминать, если важна не моя фамилия, а кто я есть.
     - Но мне все-таки интересно, наконец, узнать, кому я служу. – Не унимался я. – Кому я служу?
     - Де Фаттену ты служишь.
     - Я знаю, что де Фаттену, но я сейчас про тебя. – Еще раз спросил я. Наверно, пора бы уже и начать доверять мне, пронеслась у меня мысль.
     - Ты не понял, де Нибб. Меня зовут Колгар де Фаттен, я единственный сын герцога де Фаттена, главы Тайной стражи Его Императорского Величества Таргольда Мудрого, Императора Мирея. – Ответил он, причем выпалив все разом, без остановки, словно бросил в меня словами. – Я его сын, самый младший ребенок. Он разрешил мне оставить фамилию, но лишил меня всех прав на титул герцога после его смерти и на все, что ему принадлежит, в пользу моей сестры. Меня зовут Колгар де Фаттен. Поэтому я и не произношу свою фамилию и прошу остальных этого не делать.
     Такого я от него не ожидал, ну хотя бы потому, что герцог де Фаттен все-таки, как говорят, любил не дам, а маленьких мальчиков, да и чтобы самый влиятельный ныне человек позволял своему единственному сыну бегать с мечом наперевес, кто бы мог подумать.
     - Что рот открыл, де Нибб? Не ожидал? – Засмеялся Колгар. – Мы с ним не очень ладим, есть почему, но он позволил мне служить на благо Империи, что я и делаю. Ладно, а теперь пойдем, нам нужно поспешить, а то мы с тобой расслабились совсем.
     Сказав это, командир, уже снявший повязку с руки, быстро приспустился вперед, в город под названием Благос. Я же решил, что отставать от него будет глупо, последовал его примеру. Хорошо, что идти оставалось всего ничего. А вот и первые редкие дома появились по сторонам, дорога стала вымощенной, в два раза шире, появились дорожные указатели.
     Сам не заметил, как мы вышли к большому посту охраны, где нас издалека заприметили солдаты принцессы. Да, принцессы. До конца войны еще далеко, величать ее Королевой, слишком много для нее чести.
     - Кто такие? – Грозно спросил один из солдат, выйдя вперед. – Куда идете?
     - Офицеры армии ее Величества, спешим по важному поручению. – Ответил Колгар, протянул солдату письмо от советника. – Вы обязаны оказывать нам содействие. Нам нужно остановиться на ночь и два коня, мы утром должны отбыть дальше.
     Солдат пробежался глазами по письму, посмотрел на печать внизу, а потом велел нам следовать за собой. Как он сказал, нас примет лично бургомистр Благоса, сам господин граф ин Трозгон.
     Город не имел никакой стены, напоминал по себе большую деревню, с каменными домами, узкими, но уложенными камнями улицами. Туда-сюда сновали люди, не так много, как в столице Ратарта – Голинколде, конечно, но куда больше, чем в какой-нибудь деревне. Жизнь кипела, словно котелок на костре. Хотя, пожалуй, странности с мертвой деревни покидать не спешили. Люди, что видели нас, офицеров армии принцессы, которых не видели раньше, бросали на нас очень странные и не понятные мне взгляды. Да, реакция на нас именно та, что я ожидал увидеть в деревне, но никак ни в городе, который давно и прочно контролируется людьми принцессы. Словно мы здесь чужие, и нам надо отсюда уходить.А вот на солдата, ведущего нас к бургомистру, смотрели с ненавистью и даже злобой, словно он сбежал прямо из Пограничного мира.
     Дом бургомистра, графа ин Трозгона оказался в самом центре Благоса, дошли мы туда быстро, даже не успел привыкнуть к городу. Дом представлял собой большой особняк, с резными стенами, над главным входом, что был исполнен в виде массивного крыльца, стояла статуя мифического змея – саламандры. Той самой, которая, как мне сказали, один из символов Ратарта.
     - Ожидайте на улице, вас пригласят. – Сурово ответил солдат и покинул нас.
     Но мы одни не остались, пока мы шли по городу, к нам, сзади, присоединился целый конвой из пяти солдат, которые старались не подходить близко. Здесь нам явно не рады, пронеслась у меня мысль.

Глава 8

     Благос до того, как мы остались возле дома бургомистра, ничем особенным и не удивил, кроме странного отношения к солдатам принцессы. Стоять возле его дома, конечно, было не очень приятно, особенно учитывая, что пятеро солдат не спускали с нас глаз. Двери дома открылись, вышел невысокий мужчина среднего возраста, который обратился к солдатам, словно нас и не было.
     - Господин ин Трозгон в ратуше, сопроводите этих туда, там их и примет.
     Солдат, главный из тех пятерых, что нас сопровождал, согласно кивнул и негромко, но очень вежливо попросил следовать за ним. Ну, за ним, так за ним, спорить не стали, прошли под сопровождением еще пару улиц города и вышли на их рыночную площадь, а вот и ратуша – невысокое, но, действительно, красивое и ухоженное здание с колоннами, решетчатым забором, каменными столбами и выложенным белыми камнями центральным крыльцом. Чтобы простолюдин, проходя мимо, сразу понимал, что именно здесь заседает власть. Небольшая накладка, ну что же, бывает и такое. Заодно город посмотрели, хотя смотреть тут было нечего. Хотя меня и Колгара, судя по его лицу, напрягало совсем иное. С каких пор военные на побегушках у бургомистра, а не у своего командира, да и почему нас ведут именно к бургомистру, а не к коменданту города, если тот есть? Армейский гарнизон, хоть и небольшой, но есть, мы солдаты армии ее Величества. Что-то здесь не чисто, как мне кажется.
     Внутри оказалось не менее красиво, чем снаружи, нас провели через большой парадный зал в зал поменьше, для приема гостей. В этом зале за длинным столом сидело сразу несколько человек разного возраста, но взгляд сразу выловил человека, что сидел отдельно, поодаль ото всех, со стороны входа. Сидел так, чтобы оказаться за спиной у всякого вошедшего.
     - Офицеры армии Ее Величества по вашему распоряжению прибыли. – Отчитался Колгар, как старший по званию, и положил на стол, напротив самого важного из сидящих за столом людей, письмо от советника. Тот, не говоря ни слова, сначала открыл письмо, прочитал, а потом передал его дальше.
     - Я бургомистр Благоса, граф ин Трозгон, приятно познакомится. С какой целью вы к нам прибыли?
     - Мы оказались у вас проездом, спешим в столицу по особому поручению. – Так же бодро ответил Два Клинка. – Решили остановиться в вашем городе, перед переходом.
     - Почему пешие? Где сумки? – Снова спросил граф, так же грозно, как и в первый раз.
     - По пути возникли некоторые трудности, господин ин Трозгон. Надеялись взять коней у вас.
     Бургомистр мельком глянул нам за спину, а затем протянул Колгару письмо, которое уже вернулось ему обратно.
     - Лишних коней и экипажей у нас нет, дать не можем. – Сказал он все таким же тоном, словно пытался нас задавить своей важностью. – Но вы можете купить у кого-нибудь из горожан, если у вас есть за что.
     - Спасибо, милорд. Мы так и сделаем. – Все таким же спокойным тоном, по-военному, ответил Два Клинка.
     - С какой целью вы отправлены в столицу? – Граф явно не хотел отпускать нас так просто.
     Колгар буквально на мгновение замялся, словно подбирал слова, а затем ответил: - К сожалению, господин ин Трозгон, это целиком и полностью не ваше дело. Поручение секретное, и знать его вам необязательно. Это дело Ее Величества. – Сказав это, он специально выделил интонацией последние слова, давая понять, что дальнейший расспрос не имеет смысла.
     - Ну что же, вас проводят на постоялый двор, там сможете поесть и узнать насчет покупки коней. – Сказав это, бургомистр еще раз посмотрел на сидящего за нашей спиной человека. – А теперь можете идти.
     Мы покинули ратушу, когда солнце уже начало садится. В нашем конвое остался всего один солдат, который и отвел нас на постоялый двор, возле входа которого и попрощался с нами, напомнив, что хозяин уже предупрежден о нашем постое.
     Внутри нас сразу же встретила молодая девушка, как я понял служанка постоялого двора, провела через полный народом обеденный зал на второй этаж, указав нам нашу комнату, и после расположения попросила спускаться вниз, на ужин.
     Одна комната на двоих, две койки, в разных сторонах, никаких излишков. Скромно, но на ночь остановиться хватит, осмотрелся по сторонам, чужих аур не видно, значит соседние комнаты пустые. Окно закрыто створками, выглянул наружу – невысоко, напротив дерево. Закрыл их поплотнее, и посмотрел на командира. Колгар уже закончил осматривать кровати и велел спускаться вниз, при этом оружие не оставил. Я последовал его примеру, на всякий случай, да и, как меня учили раньше, если бросишь оружие, смерть может случиться неожиданно и очень обидно.
     Мы спустились в обеденный зал, где все та же служанка отвела нас за один из дальних столов, попросила немного подождать. В зале помимо нас было достаточно много народа, посчитать сколько, мне не удалось, отчего в зале стоял шум, похожий на шум на ярмарке. Сев за стол, Колгар, наконец, заговорил: - Что заметил, де Нибб?
     Ага, он ждал удобного момента, чтобы все это обсудить. Стараясь не говорить громко, я ответил: - В городе бургомистр не главный, они явно не желают видеть гостей от принцессы, что-то здесь не так. Он каждый раз удостоверялся в своих словах с человеком за нашими спинами.
     - Молодец, я рад, что заметил. Из всего городского совета, власть только у человека, что сидел за нашими спинами, они его боятся, я это заметил. Думаю, он не член совета. И все солдаты гарнизона в таком случае подчиняются ему.
     - Меня настораживает их нездоровый интерес к поручениям принцессы, Колгар, как бы чего себе не надумали. – С опаской сказал я, напомнив командиру о том вопросе, который бургомистр нам задавать просто не мог. Командир городского гарнизона мог бы попробовать, но не какой-то бургомистр.
     - В случае если разделимся, действуй по обстоятельствам, меня не жди и не ищи. Все, как учили.
     Тем временем принесли ужин, замечательная похлебка, по какому-то местному рецепту, горячий хлеб и пряное пиво. Пиво оказалось отменным, как раз таким, какое и хотелось в такой момент. От него прямо по всему телу стало расходиться приятное тепло, с которым просто не хотелось расставаться. Вот именно так местные подумали, подавая похлебку с пряным пивом, что вкус отравы, которую они добавили в пиво, будет перебит специями.
     Первым делом, сразу же излечил себя и Колгара, как только мы попробовали этот божественный напиток. Все-таки, я уже давно не такой наивный, как был раньше, и промахи стараюсь не допускать. Хотя, конечно, не всегда получается, как тогда с принцессой. Судя по аурам, магов в обеденном зале нет, как и во всем городе, беспокоится о том, что кто-то увидит заклинание, нет смысла, даже если и увидят, так даже лучше.
     И вот, когда нам принеси по второй кружке пива, и поменяли похлебку на жареную свинину, был бы здесь ибн Саллан, он бы огорчился, Колгар совсем тихо сказал мне:
     - Несут и несут пиво, дома бы так. Следи за тем, чтобы нам за это ничего не было. Кстати, скажи мне, Эм, как часто девушки с тобой заигрывают, стреляют в тебя своими красивыми глазками? – Вопрос прозвучал достаточно неожиданно, но я сразу понял, к чему он ведет.
     - Ну, я бы не сказал, что часто, хотя, может пару раз и случалось. – Ответил и сразу же стал смотреть по сторонам, выискивая девушек, чье внимание мы привлекли. Ага, вдали зала, примерно одного возраста, не старше двадцати пяти лет, у одной светлые волосы, она повыше, у второй темные. Обе спокойны, у светловолосой следы перелома руки, левой, по ауре видно неудачное лечение. Так, а вторая что? Ага, вторая, судя по ауре все же постарше, хотя выглядит молодо. Да, обмануть простого мужчину возрастом куда как легче, чем мага. Светлая, встретилась со мной глазами и улыбнулась, мило и даже несколько застенчиво. Я бы не сказал, что они красивые, обыкновенные девушки, выглядящие опрятно и ухожено, явно не уличные девки.
     Колгар тем временем поднял кружку с пивом и кивнул им, девушки, что и ожидалось, тут же поняли намек, встали и пошли в нашу сторону. Я тем временем махнул рукой служанке, что отчаянно делала вид, якобы она совсем за нами не смотрит.
     Служанка хозяина постоялого дома подошла первой и сразу же спросила: - Господа чего-то желают? Все за счет бургомистра, как вам и обещали.
     - Отлично, тогда мне с моим другом еще пива, по две кружки, а девушкам, что подойдут, кувшин отменного вина. – Сказал я, стараясь говорить слегка заплетающимся языком. С дороги, не пивший в армии, солдат должен был уже начинать пьянеть, как мне кажется. И да, бургомистр не говорил, что все в постоялом дворе за его счет, а только про ужин, что же, интересно.
     Вот как раз и девушки подошли, та, что со светлыми волосами села поближе ко мне, вторая к Колгару и светловолосая сразу заговорила: - Добрый вечер, господа, позвольте представиться, меня зовут Дайя, мою подругу - Нилона, а вас как?
     - Колгар и мой друг, Эмерик, он немного застенчивый. – Бодро ответил Два Клинка, сразу определив мою роль. Значит я застенчивый, ну что же, будем молчать, да не давать яду травить нас.
     Наладив первый контакт, девушки тут же пригубили заранее заказанное нами вино и стали расспрашивать нас о службе на передовой, а то ведь в Благосе все мужики далеко от войны, толи дело мы. Колгар сразу уже начал рассказывать интересную байку про то, как один из его командиров умудрился застрять рукой в пушке, от чего ту чуть не пришлось отрезать. А ведь он всего-то хотел показать молодым, как оно надо. А эта пушка возьми и схвати его, подлейшим образом.
     Да, если бы не заклинание исцеления, я бы уже ничего не соображал, и не заметил бы, как две кружки пива превратились в четыре, а моя рука, словно сама собой, оказалась на плечах приятно пахнувшей Дайи. Девушка изредка, отрываясь от смеха и вина, наклонялась ко мне и шептала какие-то совсем уж взрослые вещи, о которых обычно и говорят только после вина. Наверное, пора уже и подниматься наверх, посмотрел на Колгара, тот старательно изображал ну очень пьяного офицера, готового зубами сорвать с девушки платье.
     Я, качаясь, поднялся со стола и подошел к служанке, попросив еще одну свободную комнату, бросил на стол пару монет, из тех, что оставил нам советник. Та кивнула, и дала ключ от комнаты в другом крыле, не в том, что сначала поселила нас. Разделить хотят, умно, но считать себя самыми умными не стоит. Взял ключ и подошел к нашему столу: - Господин, я наверно спать пойду, Дайя, не проводишь уставшего солдата спать?
     - Да, конечно, провожу, пойдем. – Ответила девушка и, не дожидаясь даже формальной отмашки от моего командира, сразу же взяла меня за руку и потянула наверх. Да вот только я не говорил ей, какая именно комната свободна, ну что вы так работаете. Поднимаясь по лестнице, довольно грубо прижал Дайю к себе и впился в ее мягкие и теплые губы, девушка сопротивляться не стала. Не знаю, как мы дошли до двери, казалось, что она обнажится прямо тут. Трясущимися руками достал ключ и попробовал открыть дверь, но так и не смог попасть в замочную скважину. Видя, что у меня ничего не получается, разгоряченная девушка взяла ключ и открыла сама. Я вошел первый, и она повернулась, закрыла дверь сразу же на ключ.
     Сама дверь закрыла, прекрасно, пора прекращать это представление, ловким движением зажал ей рот и слегка придушил: - Рассерженных мужей ждать или к Колгару пойдут? Кивни, если ко мне. - Та кивнула, но я бы не сказал, что сильно испугалась. Ага, значит сейчас, с минуты на минуту ворвутся ко мне, и будут возмущаться поруганной чести жены очень важного человека Благоса. Да, это же старейший способ взять человека на крючок, они здесь, в Ратарте, совсем отстали от жизни. Но подумать об этом дальше Дайя мне не дала, ловко вывернулась и ударила меня под ребра, от чего дыхание сбилось. Ловко, не ожидал, но девка на этом не успокоилась, в ее руке мелькнул небольшой ножик, прирезать меня решила, проклятая. Ну ладно, играть не будем, удар ножом, грязный, воровской, но моей скорости вполне хватило, чтобы от него уйти, и я жалеть ее не стал, ударил по ребрам, как раз под рукой, что с ножом, что было сил. Девушка тут же согнулась пополам и упала на колени. Пнул ногой выпавший нож и, оторвав от ее красивого платья ленту, связал ей руки.
     - Зачем же резать хорошего человека, дорогая? – Миролюбиво спросил я, когда девушка с полными злости глазами посмотрела на меня. – Я ведь могу и сильнее ударить, но давай не будем так разговаривать.
     - Ты не понимаешь, они убьют меня, если не получат кого-нибудь из вас, мирейские наемники! – Так же злобно ответила девушка. – Проклятые вас заберите, наемники.
     - Откуда ты знаешь, что мы наемники?
     - Отец сразу понял, по вашему разговору. – Ответила, все еще злящаяся девушка. – Так говорят только мирейцы.
     А, ну да, притворяясь солдатами принцессы, мы с Колгаром из-за всех событий, связанных с побегом и встречей с некромантом, совсем забыли, что наша речь несколько отличается от разговоров местных. В армии принцессы наемников, кроме черных солдат, нет. Так, надо расспрашивать дальше, пока не пришли гости: - Да, мы из Мирея, это вы метко подметили. Кто такой Отец и что ему нужно?
     - Кличка у него такая, Отец. Он главный в городе, увидел вас в ратуше, сразу велел узнать, кто вы на самом деле и что тут делаете.
     Ага, тот человек за спиной, в малом зале ратуши, на которого смотрел бургомистр, человек по прозвищу «Отец», который, как удачно, по-настоящему главный в городе. Ладно, скоро, наверно придут гости, потом поговорим с девушкой. Тем же красивым платьем завязал девушке рот и оттащил ее подальше от двери. Вовремя, прямо за дверью виднелись аж три ауры, мужчины, высокие, крепкие. Встал возле двери так, чтобы вошедшие оказались передо мной, и стал ждать.
     Послышалось едва слышное скрипение замка, у них, что меня совсем не удивило, был свой ключ. Как только замок щелкнул, дверь с грохотом распахнулась, и в комнату ворвалось трое мужчин, разного возраста. Ну и хорошо, я легким движением закрыл дверь и ударил стоявшего ко мне ближе прямо по затылку гардой меча. Второй, увидев мельком движение сзади, попытался обернуться, и я тут же, возвратным движением той же руки, рассек ему горло. Третий, к его удаче, успел повернуться, за что и получил удар ногой в живот, а как только он согнулся, ударил по голове снова гардой.
     У Ратарских солдат очень удобная гарда на мечах для таких ударов, словно об этом отдельно подумали, когда делали такие мечи. Жаль, одного пришлось убить, но он знал, на что шел. Наверное.
     Осмотрел, у всех длинные кривые ножи, такие, чтобы раненный ими потом долго и мучительно умирал. Сами крепкие, видно, умелые бойцы, слишком самоуверенные, чтобы ждать от пьяного солдата сопротивления, как мне кажется. В другой раз не будут такими, если другой раз случится. А теперь можно и нам всем поговорить. Связал их, усадил всех троих, в том числе и девушку рядом, и стал приводить в чувства, полил водой из кадки, что стояла в комнате. Четвертого участника я сажать не стал, думаю, от него мало что добьюсь, да и не стоит мешать человеку заливать кровью комнату.
     Лысый, тот, который получил в живот, пришел в себя первым, посмотрел злобно на меня, затем на Дайю и на мертвого друга и что-то злобно зарычал. Слушать его рыки мне было не интересно, о чем я ему и поведал, ударив его наотмашь по лицу, после чего ночной гость обиженно заскулил. Чем и разбудил еще одного, постарше, который попытался было вырваться, а когда не смог, захотел боднуть меня головой. Ну да, связанный, меня, сидящего напротив, о чем думал только. Рукой отвел его голову вниз, так, что он просто боднул пол, судя по вздоху, очень сильно его боднул. Пол боли не чувствует, а вот этот «баран» - да. Ладно, поиграли, надо и поговорить: Кто такие, кто вас послал? Ты, лысый, говори. Будешь шуметь, утро в Пограничном мире встретишь. – Как можно грознее сказал я.
     - Да ты знаешь, что с тобой Отец сделает? Он с тебя шкуру сдерет за это! – Тут же выпалил лысый разбойник, за что получил еще одну унизительную пощечину, которая разозлила его еще больше. Он начал рассказывать мне о том, как успешно проходили его ночные визиты к моей матери, матери Дайи, матери принцессы и вообще всех, с кем я, по его мнению, мог быть связан. Слушать о его похождениях мне не сильно хотелось, отчего ему пришлось заткнуть рот. Так, этот не в себе, попробую второго, снял повязку с «барана» и спросил уже его:- Еще раз спрашиваю, по-хорошему, кто такие, кто вас послал?
     - Да я тебя зарежу, сволочь!
     Ну ладно, с этим тоже не получилось, жаль, конечно. Взял один из их кривых ножей и без подготовки воткнул в ногу лысому, после чего стал медленно поворачивать. У того на глазах, все еще полных ненависти, выступили слезы, он завыл, словно пытался проглотить затыкающую рот тряпку. Вынул нож и прижал рану тряпкой, а затем освободил рот мужчины: - Кто такие, кто вас послал?
     - Нас Отец послал, узнать у тебя причину вашего приезда в Благос. – Злобно ответил раненный мужчина.
     - Какой был план?
     - Мы врываемся, я муж этой, угрожаем, ты сам все рассказываешь, чтобы спастись. – Кратко ответил лысый. Ага, а про то, как они мне собирались угрожать, он умолчал, с его стороны очень вежливо. Боюсь, просто так бы, не порезанным и не побитым, я бы не ушел. – Это девка нас сдала?
     - Не, я сам догадался. – Ответил я, посмотрев на притихшую девушку. Ловка, хитрая, а все равно с бандитами дружит, ну почему всегда так. – Она тут не причем.
     - Слышишь, Дайя, что Отец с нами сделает, с тобой! – Его снова понесло, пришлось опять его заткнуть. Повернулся к «барану», надо со вторым поговорить. Нож, предусмотрительно, занес над его ногой и спросил уже его: - Кто такой Отец?
     - Он главный тут, все здесь его! Да он зарежет тебя, как свинью! – Ну что же, «барашек» так и не понял своего положения. Ударил его по голове, уже рукоятью его же кривого ножа. Пускай поспит, пока что. Повернулся к лысому и сказал тому, что раз уж так, то теперь на все вопросы отвечать будет он.
     - Так, ночной гость, скажи мне, чем занимается ваш Отец? Как давно он главный? Кто ему еще служит, кроме вас, дураков?
     - Отец наш главарь, он самый уважаемый из нас, он живет по зову нашему. – С какой гордостью ответил бандит. Ага, ворует, убивает, торгует без разрешения, какой еще зов у них-то может быть. Лысый же продолжал отвечать. – У него сотня своих бойцов и сотня солдат гарнизона, он кого угодно на место поставит. Здесь он главный с начала войны.
     - Зачем ему город?
     - Это теперь его город, вот зачем. Он самый богатый житель города, скоро получит титул, а потом станет бургомистром.
     Ага, разбойники, что решили сделать себе логово в городе, захватив в нем власть. Город воров и разбойников, а не тихое место. Вот советник удивится, когда принцесса после победы начнет в Ратарте порядок наводить. Хотя, может договорится, кто знает. Главное другое, утром нам из города уехать не дадут, это точно. Ну, это ладно, пусть Колгар решает. Связал мужчину, и уже собирался было покинуть комнату, как Дайя, неудачливая обольстительница, замычала и попыталась подползти ко мне.
     - Что тебе, милая дева? – С нескрываемой иронией спросил я и снял с ее лица повязку.
     - Эмерик, они убьют меня! – В глазах девушки я увидел страх, которого не видел, даже когда она дралась со мной, как дикая кошка. Главаря она боится, куда сильнее, чем драки с незнакомцем. - Ты знаешь, что они сделают за то, что я провалила поручение Отца? Кожу с меня снимут, живьем!
     Хорошо, конечно, было бы ее оставить тут, утром ее найдут, но что-то внутри меня подсказало, что нельзя так поступать. Ее, конечно, убьют, ведь она не справилась, не обольстила меня. Ладно, пускай Колгар решает, поднял ее, и тихо вывел из комнаты, попутно прихватив их кривые ножи, оставив «барашка» и лысого лежать связанными на полу, в компании третьего друга, чья кровь на полу уже успела покрыться пленкой.
     Вести связанную девушку было не просто, но развязывать ее и не собирался, мало ли что. Не выходя в обеденный зал, благо обе лестницы были рядом, поднялся к нам на этаж и два раза стукнул в дверь костяшками. Дверь тут же открылась, и я с пленницей оказался внутри.
     В комнате, с нашего последнего визита ничего существенного не изменилось, кроме того, что на моей кровати лежала Нилона, уже бледная, и начавшая остывать.
     - Да не смотри на меня так, девочка решила меня прирезать в самый не подходящий момент, руки сами сработали. – С долей некоторой грусти ответил Колгар на мой немой вопрос. Я знал, что Два Клинка старается лишний раз не убивать, от чего особенного его уважал. Толи Халар де Клок, которого все лисы называли просто Седым. Тот все проблемы решал очень кроваво, как говорил мне южанин, это связано с детством братьев де Клок, но я подробности узнавать не стал.
     Командир тем временем осмотрел меня и мою пленницу, очаровательную, но безумно испуганную Дайю, и сразу же спросил про то, что произошло. Слушал внимательно, не перебивал, пару раз намеревался что-то сказать, наверно, указать на мои ошибки, а вот когда речь пошла о том, почему я собственно не один, он поднял руку и обратился уже к девушке: - Дайя, дорогуша, скажи мне, чем ты можешь быть полезна? Я тебе не доверяю, спасать тебя, причины нет. Видишь, твоя подруга полезной не была, теперь ждет аудиенции у Создателя.
     - Я, я, я… - Девушка совсем растерялась, пытаясь придумать, почему ее нужно оставить с нами. – Я могу вас вывести из города, если нужно.
     - А как же твои близкие? – Спросил Колгар сразу же, пытаясь понять, что именно ей движет.- Поможешь нам, ни им, ни тебе не жить.
     - Нет никого, родители сгорели заживо год назад в моем доме, тогда я и пошла служить Отцу. Мне итак уже не жить, после сегодняшнего. – Ответила девушка, и посмотрела на меня. Судя по ауре, стуку сердца, не врет. Я кивнул Колгару, подтверждая, что она говорит правду.
     - Эм, думаю, их главарь за нами в погоню полгорода снарядит, не уйдем. – Командир посмотрел на меня, а затем добавил: - Если есть идеи, с радостью их выслушаю.
     Я посмотрел на Дайю, жаль, конечно, ее. Она сидела, совсем понурив голову, словно смирилась со своей участью. Думаю, местные разбойники отыграются именно на ней за сегодняшний провал. Ладно, ее жизнь это ее забота, как говорится. Сейчас в первую очередь необходимо думать о спасении своей.
     - Колгар, а как на счет посетить главаря самим? Он же так хотел нас увидеть, может быть, мы к нему в гости зайдем?
     - А зачем?
     - Как зачем? Спросим, чем мы, такие красивые, ему приглянулись? А там по обстоятельствам, может, что интересное узнаем, попробуем поговорить с ним, а не выйдет - вдруг с главарем что случится, есть надежда, что его слуги не сильно нас искать будут, а наследство делить. Да и я уже на половину восстановился. Как думаешь?
     - Ничего глупее от тебя за последние полгода я не слышал. – Засмеялся Два Клинка. - Ты предлагаешь нам самим полезть в самое логово местных бандитов, чтоб попросить местного «уважаемого» человека нас не трогать, а если он не согласится, удавить? Ладно, удача сопутствует дерзким, так и быть, он ударил первыми, надо ударить в ответ, а под шум сбежать. Возможно, это самое глупое решение в этой войне, которое я принимаю.
     Он повернулся к девушке, которая все слышала, но молчала, ожидая нашего решения. Колгар положил руку к ней на плечо и спросил: - Дайя, а ты знаешь, где ваш «отец» живет? Сможешь провести?
     - А разве у меня есть выбор?
     - Выбор есть всегда. Мы тебя связываем, а утром тебя находят люди вашего главаря, возможно, насилуют, пытают, но убивают точно. Либо ты отводишь нас к его дому, мы с ним говорим, а там, у тебя, могут и появиться возможности.
     - Какие?
     - Выжить. Так что решай, но быстро. – Поторопил ее Колгар, попутно подтягивая ремень, проверяя меч и пытаясь заткнуть за пояс нож, один из тех, что я забрал у бандитов. Я же был собран, закрыл дверь, подпер ее снятой со стены полкой, на всякий случай, чтобы задержать погоню, и подошел к окну.
     - Я покажу вам дом Отца, господа. – Совсем грустно ответила девушка, а потом добавила. – Если отпустите.
     Ну, вот и решили, я подошел к окну, посмотрел по сторонам, во дворе совсем никого. Стараясь не шуметь, спустился вниз и помог спуститься нашей пленнице, последним шел Колгар, он и закрыл ставни. Оставленная там лампа, закрытые ставни, словно кто-то есть. Перемахнули через забор постоялого двора, и вот мы на улицах маленького, всеми забытого Благоса. Толи война, толи тот факт, что город принадлежит банде, не знаю, что именно повлияло, но на улице не души, даже собаки не лают. Повернулся по сторонам и посмотрел аурным зрением, никого.
     - Веди, красавица. Только не обмани, а не то… - Сказал я, стараясь предупредить неожиданности. Та, услышав мои слова, понуро кивнула.
     - Он за городом живет, там целая крепость, а не дом, много охраны. – Ее голос задрожал, она, видимо, наконец, осознала, куда мы идем. – Верная смерть.
     - Не бойся, все будет хорошо, с нами же де Нибб. – Пошутил Колгар, назвав мою фамилию. Наверное девушке не стоит знать, что я такой смелый, пока Два Клинка рядом.
     Иди по незнакомому городу ночью, не зная куда, мне было не ново, но в последнее время, кажется, даже слишком часто приходится это делать. А с другой стороны, это все еще куда приятнее, чем штурмовать редут. Только сейчас, вот тут, в тишине, пришло, наконец, осознание пережитого. Стоило только отступить опасности, немного восстановится, как рой мыслей сразу же закружился в голове. На словах легко быть смелым и опасным, у меня сегодня даже получилось. А на деле не очень получается. Штурм редута, кровавый вихрь - надеюсь, больше не придется так делать.
     Вижу это проклятое сражение, стоит глаза на миг закрыть, словно оно все еще идет. Столько ужасных смертей, столько боли. Как люди живут с этим, интересно, как справляются? Идти по ночному городу было даже несколько скучно, а эти мысли совсем не хотели отпускать, отчего задал Колгару именно этот вопрос, так, чтобы ведущая нас пленница не услышала: - Скажи мне, как люди дальше живут, после всего, что видели?
     - Ты о чем?
     - Я про битву на Салденских полях. Как люди после таких вещей живут?
     - Забыть ты этого никогда не сможешь, Эмерик, к сожалению. Война не только калечит тела, но и души людей. Все, кто выживет в этой войне, они всегда будут ее помнить, помнить ту боль и страдания, помнить потерянных друзей, все помнить. Лекарства нет, и никогда не будет, такие раны не залечить. С душевными ранами каждый справляется сам. Знаешь, как я познакомился с ибн Салланом?
     - Нет, ты никогда не рассказывал.
     - Давно, когда я был куда моложе, чем сейчас, случилось так, что оказался я в султанатах, на юге. Почему султанаты? Там живет много очень богатых родов, которые правят своими землями. Они величают себя султанами, по-нашему – королями. Эти южные короли любят воевать между собой и делают это постоянно. Аббас ибн Саллан служил одному из этих султанов, обученный убийца. И вот его хозяин возжелал жену ибн Саллана, увидев ее, когда приезжал давать тому задание. Целый отряд снарядил, чтобы убить нашего лиса, они его встретили в пустыне, напали и почти убили, если бы я не вмешался. Он сразу понял, кто и почему, мы поспешили к нему, но опоздали. Султан пришел к нему домой, а его жена убила себя, чтобы не попадать в его власть. Сильный поступок, очень сильный.
     - А потом?
     - Ну, мы проникли к султану в его дворец, больше он уже ничего желать не смог. И тогда Аббас поклялся, что ни к одной женщине он не подойдет более. Сколько лет прошло, но он до сих пор соблюдает обед, данный тогда. Как он справляется с душевными ранами? Он ходит в дома любви, где может всю ночь говорить с девушками. Ибн Саллан не признается, что он не спит с ними, возможно, считает, что это ударит по его мужской чести. Но я знаю.
     Колгар резко остановился и прислушался, мы с Дайей последовали его примеру. Осмотрелся по сторонам, никого нет, значит, показалось ему. Он кивнул девушке, мол, веди дальше и продолжил говорить: - Каждый сам ищет способ успокоить душевную боль, потому что для каждого он разный. Просто помни – ты делал то, что должен.
     - Спасибо, Колгар.– Легче, конечно не стало, но появилось, о чем подумать. Размышляя об этом, так и не заметил, как мы покинули город и двинулись куда-то на юг. А вот и первый патруль, неужели главарь боится? Кого ему боятся-то, в его городе?
     Схватил пленницу и в кусты, в сторону от дороги. Вроде бы не заметили, прошли мимо. Да, был бы среди них маг, то все было иначе, но магов в Ратарте не любят. Вернулись на дорогу, и девушка повела нас дальше, в сторону лагеря главаря. Интересное у него прозвище, повернулся к девушке: - Дайя, а почему он себя отцом величает?
     - Да он себя им и считает, отцом для нас всех, кто ему служит, для города. Он говорил, что для нас, глупых детей, он мудрый, но строгий отец, который и хвалит и наказывает.
     Очередной бандит, который возомнил о себе, проклятый знает что. Создатель ему судья, посмотрим, что Отец из себя представляет.
     Девушка свернула с дороги, повела куда-то через лес, пояснив, что идти к главным воротам его усадьбы будет глупо, сначала надо посмотреть, что и как.
     Лес резко закончился, Отец срубил вокруг усадьбы все деревья, чтобы такие, как мы, не подошли тайком.
     Да тут целый дворец, высокая, в два моих роста, стена, деревянные башни по углам, везде фонари, патруль вдоль стены. Не дом, а крепость, не солгала девушка.
     - Смотри, Дайя, либо идешь с нами, либо мы тебя связываем и оставляем здесь, ждать возвращения нас.
     - Я не пойду туда, это самоубийство! – Возмутилась девушка. – Вы не можете оставить меня тут, я привела вас к его дому!
     Вполне ожидаемо, спрашивать разрешения у Колгара я не стал, а скрутил стоящую рядом девушку и связал теми же тряпками, заткнув рот. Аккуратно расположил девушку под куст и настоятельно попросил не двигаться.
     Теперь нужно думать о том, как попасть к нашему новому поклоннику на прием так, чтобы избежать встречи с его многочисленной охраной, которая нам точно не будет рада. Два Клинка указал на башню, точнее даже вышку, в которой сидел один из людей главаря бандитов, с мушкетом в руках: - Пойдем через стену, вот там, нужно убрать дозорного, сможешь?
     - Попробую. – Ответил я и стал плести уже знакомое заклинание воздушной иглы, только ее надо сделать посильнее, до вышки далеко, может силу потерять. Растянул иглу так, что она стала больше похоже на прут или длинную палку, прицелился и, что было сил, отправил заклинание в полет.
     Проклятье! Дозорному как раз в этот момент потребовалось наклониться, да что такое. Еще раз, прицелился пониже. Заклинание слишком раздуто, что доставляет определенные неудобства. Вторая попытка, и моя игла попала стражнику в шею, задев ее над левым плечом. От удара бедного развернуло, и он упал. Аура тут же погасла. Готово.
     Пригибаясь, побежали из кустов к вышке как раз тогда, когда патруль свернул в сторону Я прижался к стене и подставил руки Колгару, тот, словно дикий кот, перемахнул через стену и оказался внутри. Я повернулся к стене, воткнул один из ножей между бревен и, наступив на него, перепрыгнул следом.

Глава 9

     Усадьба внутри оказалась еще больше похожа на крепость, чем снаружи, внутренний двор представлял собой небольшой сад, с прудом в центре, от которого камнем была выложена дорога к ступеням дома - главному входу. Вокруг самого дома, вдоль стены, возле главной двери, как и снаружи, ходили патрули, словно короля охраняли, а не местного бандита.
     Очень повезло, что мы, перепрыгнув через забор, оказались как раз за стоящей невдалеке каретой. Для того, чтобы попасть в дом, двор нужно было пересечь. Колгар жестом показал на патруль, который двигался в сторону кареты, и я понял его без слов. Патруль, что меня совсем огорчило, одетый в форму армии принцессы, как и мы, обходил стену усадьбы с внутренней стороны, что было умно, и мог нас заметить. Как только эти двое поравнялись с каретой, их судьба стала предрешена.
     - В карету и в сторону черного хода, живо. – Скомандовал мне Два Клинка, закончив устраивать тело бандита внутри. – Идем спокойно, не спешим. Сейчас темно, они не увидят наши погоны.
     Обошли карету и ровным шагом, словно так и надо, направились к черному ходу. Хитрость сработала, все солдаты в такой же форме, в слабом свете уличных ламп не понятно, что мы совсем не служим Отцу. Колгар, подойдя к двери, сунул в проем кривой нож, подцепил крючок с внутренней стороны двери, и та открылась, пуская нас внутрь. Кухонный склад, куда мы попали, был совсем небольшой, весь заставленный ящиками.
     Час поздний, прислуга уже спит, надо искать покои Отца, чтобы с ним побеседовать. Не успел сообразить, куда идти, как дверь открылась, и в проеме показался солдат. Они так же обходят дом, как и всю усадьбу, Отец, наверное, очень боится. Не сговариваясь, перекатились с Колгаром в разные стороны, я даже уловить не успел, как командир обошел патрульного за ящиками и оказался за спиной солдата, сразу же приставив к его горлу нож: - Кричать не нужно. Где спальня Отца? А где его кабинет?
     - Наверху, направо, в конце коридора, там спальня, кабинет слева от лестницы. – Испуганно ответил юноша, который явно не ожидал таких вопросов на кухонном складе, ночью. – Вы хоть знаете, чей это дом?
     - Поэтому мы и тут. – Ответил Колгар и сделал солдата немым навсегда. – Не смотри на меня так, де Нибб, я терпеть не могу этих, живущих по зову, и тех, кто им служит. Солдат должен быть верен только присяге, а не разбойникам разного толка.
     В его словах была доля правды, как мне кажется, но у этого парня еще вся жизнь впереди, жаль, конечно. Сначала решили посмотреть, чем этот «хозяин города» занимается, может быть, там будет что-то полезное для дела. Поднялись по небольшой лестнице наверх и оказались на первом этаже, как раз недалеко от главной лестницы. Дождавшись, пока один из охраняющих сладкий сон главаря бандитов пройдет наверх, пошли сразу же в его кабинет. Дверь, как и ожидалось, оказалась закрыта. Все тем же, уже известным мне заклинанием, сделал ключ из крови, открыл замок, и мы оказались внутри.
     - Что искать? – Спросил сразу я, осмотрев все. Большие, до самого потолка, шкафы, в центре деревянный стол из благородного дерева, мягкие, удобные стулья, в общем, широкое окно, через которое лунный свет освещал весь кабинет, делало его даже величественным, в какой-то мере. Все предрасполагало к долгой и продуктивной работе, даже бутыли с вином, стоявшие на отдельном столике. Колгар сразу же направился к его столу, я к шкафам, времени не так много. Ничего интересного, книги учета, с множеством цифр, расписки. А вот на стене, рядом со шкафом, на крючках висел достаточно длинный, слегка изогнутый нож, чуть ниже простые, кожаные ножны, как понял, от него же.
     Так, как он висел, обычно вешают трофеи, которыми гордятся. Нож сразу привлек мое внимание, рукоять резная, удобная, как раз под руку, гладкое лезвие, с витиеватым узором, очень острый. Внизу, возле самой рукояти, прямо на лезвии печать в виде перевернутого трезубца. Печать Агдатора, самого ужасного темного мага, что знал наш мир. Такой мрачной красоты в оружии я, наверное, никогда прежде и не видел. Ничего страшного же не случится, если я заберу эту игрушку себе? Печать проклятого всегда можно убрать, думаю это не проблема. Снял нож с ножнами и повесил на себя, а затем подошел к сидящему за столом Отца Колгару и негромко спросил: - Ну как, нашел что-нибудь?
     - К сожалению, нашел. Наш новый друг занимается всем, судя по письмам, чем может заниматься человек в его статусе, от нападений до торговли людьми. Но есть кое-что интересное, что лежало в закрытом ящике, внизу. Вот это. – Два Клинка протянул мне небольшое письмо, которое я сразу подставил под лунный свет, освещавший комнату. В тексте были написаны какие-то символы, значение которых я не знал.
     - Что это?
     - Это письмо, которое, наверно, перехватили люди Отца. Естественно, письмо тайное. Ни адреса, ни подписи, что написано, не прочитать, но я догадался. Вместе с письмом была карта Голинколда с отметками.
     - Предатель?
     - Да, среди людей принца есть предатель, который знает, как будет обороняться столица, о чем он и докладывает Тесалле. Думаю, письмо совсем свежее, люди Отца его перехватили, но он еще не решил, что с ним делать. Теперь к нему еще больше вопросов. А у тебя что?
     - Счета, договоры, расписки, книги учета и нож. – Честно ответил я. – Нож интересный, остальное нет.
     Колгар мельком глянул на нож за моим поясом, но ничего не сказал, а свернул письмо и карту и запрятал их себе во внутренний нагрудный карман. Пора идти будить хозяина дома, не думаю, что он обрадуется.
     Выглянул из кабинета, никого не видно, ни одной ауры, что же, удачно. Поднялись наверх, там тоже никого, а вот и дверь личных покоев отца, массивная, оббитая железом, ее и тараном не сломать. Есть ли кто в спальне, не видно, слишком толстая дверь. А вот охраны возле спальни нет, что напрягает. Открыл замок, и тот приветливо щелкнул, словно только меня и дожидался.
     Спальня внутри оказалась очень большой, в центре стояла кровать, дубовая, резная, широкая, по краям тумбы, а вот самого Отца внутри не было. Из комнаты, дверь в которую была слева от кровати, доносилась какая-то возня. Уже было собирались посетить ее, как вдруг сзади с грохотом открылась входная дверь, и в спальне оказался целый десяток солдат с мушкетами наперевес. Попались, мы подняли руки и сталь ждать развития событий. В спальню зашел сам главарь, тот самый Отец, про которого все говорили, с лампой в руке.
     - Что здесь происходит?
     - Хозяин, нашли девку возле усадьбы, она предупредила, что к вам убийцы идут, успели их схватить. – Запыхавшись, ответил один из солдат. – А они уже к вам в покои проникли.
     - О, гости дорогие! – Отец посмотрел на нас, а затем велел своим солдатам. – Всех троих в подвал, там с ними поговорю.
     - Троих?
     - Девку тоже.
     Один из солдат, козырнул главарю, нас разоружили и обыскали, а затем повели прочь из спальни.
     Да, усадьба Отца великолепна, подвал ее оказался похожим на целое замковое подземелье, не меньше. Камеры для пленных, а вот и комната для допросов. Меня, Колгара и присоединившуюся к нам Дайю приковали к стене, словно кукол, а наши вещи выложили на стол напротив. Ну что же, ждем хозяина усадьбы на разговор, надеюсь, он будет не долгий.
     - Зачем рассказала? – Сразу же спросил Два Клинка у девушки. – Думала, отпустят?
     - Не твое дело! – Дерзко ответила Дайя, словно именно мы были виноваты в том, что она работала на Отца. – Я все расскажу, и меня отпустят, а вас как свиней зарежут.
     Продолжить разговор нам не дал сам главарь, собственной персоной, который именно в этот момент заявился в допросную комнату. Одет он был в простую рубашку, словно вышел на прогулку в саду.
     - Ну что, дорогие гости, будем разговаривать? – Вместе приветствия сказал он и сразу же подошел к нашим вещам, начав их рассматривать. Пока главарь это делал, я усиленно царапал себе передавленную кандалами руку, сейчас достаточно и маленькой ранки.
     - Вы же не служите принцессе, верно?
     - Да. – Колгар ответил прямо, но потом продолжил. – Так и ты тоже, в чем проблема?
     - Кто вы такие и зачем явились в мой город? За письмом? – Увидев среди вещей то самое письмо, которое Два Клинка захватил с собой. – Кто вас послал?
     - Мы сами по себе пришли, увидели письмо, решили прихватить с собой, а то у тебя без дела лежит. – Весело ответил командир, словно старался его разозлить. Отец, услышав такой ответ, схватил лежавший на столе нож, тот самый нож, который ранее я попытался у него украсть, и подскочил к нам.
     - Храбришься? Ничего, сейчас заговоришь. Эта птичка моим людям уже все про вас спела. – Он указал на молчавшую Дайю. – Паршивка вас ко мне привела, крыса. Надо было и ее кончать, но пожалел тогда, оставил ее живой. Надо было с родителями спалить.
     Услышав это, девушка заревела, словно раненный зверь, и попыталась броситься на Отца, но тяжелые цепи не дали этого сделать: - Так это ты их убил?
     - А кто еще? Такие же крысы, как и ты, были, дружить не хотели, а вот из дочки славная девка вышла, никто не жаловался. – Сказал он и ударил ее этим красивым ножом в живот, от чего та охнула, и алая кровь заструилась на пол. - Даешь им жизнь, кормишь, а они так и пытаются тебя же и укусить.
     Встряхнув нож, он подошел к Колгару и, прислонившись к нему, сказал: - А теперь ты, герой. Уже не такой смелый? – Отец расстегнул командиру рубашку и потянулся ножом. – Пора уже заканчивать этот балаган.
     - Согласен! – Ответил я, и бросил в него самое простое заклинание, которое умел, мои любимые воздушные иглы. Три иглы вошли ему прямо в лицо, убив мгновенно, с такого расстояния заклинание получилось очень мощным. Слишком мощным, иглы просто прошили его насквозь и улетели в сторону. Отец не успел даже упасть, как я освободился. Но на грохот, что порадовало, никто не прибежал, значит это тут в порядке вещей. Снял замки на кандалах Колгара и бросился собирать свое оружие со стола.
     - Де Нибб, а Дайя? – Вдруг спросил Два Клинка.
     - А что она?
     - Она еще жива, освободи ее.
     - Зачем? Она же нас и сдала, так и хотела подставить. – Озадаченно ответил я, не понимая, к чему клонит Колгар. – Мы не можем спасти всех.
     - Но ее ты можешь спасти, спасай. – В приказном тоне ответил командир. – Живо.
     Подошел к ней, она еще жива, но очень слабая, ладно, накрыл ее первым заклинанием исцеления, затем занялся замком, ее крови было достаточно, чтобы его вскрыть. Аккуратно перехватил ее, не дав упасть на пол, развернул и наложил следом второе и третье, рана стала затягиваться, хотя аура была все еще бледной. Повернулся к Колгару и спросил: - Ну и зачем? Вот скажи, зачем?
     - Она мне напомнила тебя, в тот день, когда я с тобой и Мари говорил, помнишь? Не знаю, нельзя ее так бросать. – С едва уловимыми грубыми нотками ответил он. – Пока она лечится, я ее понесу, выводи нас отсюда, прорываться придется с боем. Либо они нас, либо ты их.
     Он взвалил девушку себе на плечо, словно мешок, хорошо хоть рана затянулась, и подошел к двери: - Раз. Два. Три. – И резко открыл дверь, ждать я не стал, выскочил в коридор и ударом наотмашь убил стоявшего справа солдата, левому мой нож вошел под кирасу снизу. Больше в коридоре никого, махнул Колгару, чтобы следовал за мной. Затем начал подниматься по лестнице наверх, за дверью в доме увидел ауры пяти человек, тоже солдаты. Махнул «носильщику» ждать, а сам приготовился.
     Трое слева, двое справа, шагах в пяти от двери. Воздушные иглы готовы, напитаны под завязку, меч тоже. Они вооружены пистолями, но те на поясе, значит надо очень быстро действовать.
     Ударил в дверь ногой, та отворилась в сторону и сразу, не целясь, кинул десяток игл влево, а сам в один прыжок оказался возле тех двух, что стояли справа. Укол, один готов, сцепился со вторым.
     - Да он маг! – Послышалась сзади, значит, не убил, ударил стоявшего рядом солдата воздушным кулаком в грудь, от чего тот отлетел в дальний конец комнаты и развернулся. Один убитый, второй раненный, третий целится из пистоля в меня.
     БАХ! И только моя скорость позволила мне нырнуть к нему навстречу, пуля просвистела там, где была моя голова, уколол прямой рукой в живот стрелка, от чего тот сразу же начал оседать на пол.
     - Колгар, на выход.
     Услышав мои слова, Два Клинка с Дайей на плече вышел из подземелья усадьбы, осмотрев поле боя, покачал головой. Опять будет отчитывать, что слишком долго копался и много ошибок наделал.
     - Поджигай тут все, пускай побегают. – Приказал Колгар, выглянув в коридор. – Пойдем через выход для прислуги, как пришли.
     Хорошая идея, добавить огонька, подумал я и бросил огненный шар прямо в лестницу, та тут же принялась гореть. Смотреть, как горит дом бандита, мы естественно не остались.
     На улице пришлось чуть-чуть подождать, пока слуги Отца забегают, увидят пожар в доме, а затем просто покинули усадьбу так же, как и попали в нее. Колгар передал мне девушку, а сам перелез следом за мной.
     Уже начинало светать, хотя солнце на небо пока не появилось, идти на постоялый двор было бы совсем глупо, идей никаких не было. Если и где искать нас, так это на том постоялом дворе в первую очередь.
     - Колгар, пойдем к некроманту, в деревню молчунов. – Неожиданно даже для себя, предложил я. – Местные точно не расскажут, что видели нас.
     - Ты уверен?
     - Нет, но отдохнуть надо, так еще и с твоей подругой мы далеко не уйдем. – Напомнил ему я. – Он не тронул нас в прошлый раз, хотя мог. Будем надеяться, что не тронет и в этот.
     Два Клинка на мгновение призадумался. Мое предложение было безумным, самоубийственным, но в тоже время, местные нас сдать не смогут, если будут поиски. Некромант хоть и силен, при этом прошлый раз убить нас и не пытался, хотя, думаю, труда бы ему это не составило. Подумав, Колгар согласился, и мы, обойдя город, направились в ту самую деревню молчунов, которую встретили по пути в Благос. Не помню, как она там называлась «мертвые пеньки» или «мерзкие пеньки», сейчас это значения не имело.
     Ворота были уже открыты, я увидел, как мужчины деревни направились в лес, зачем, даже никаких идей не возникло. Есть? Они не едят. Ну ладно, чем меньше покойников, тем проще. Подойдя к воротам, мы увидели ту же женщину, с корзиной, она словно собиралась так же в лес, только по ягоды.
     - Господин маг, мы к вам за помощью. – Громким голосом сказал я покойнице. – Без вас не справимся.
     Да, он слышал через них, покойница подняла руку и указала на ворота, он разрешил нам войти. Пересекли вечно спящую деревне иКолгар, постучав в дверь дома старосты, вошел внутрь, я за ним. Некромант сидел за столом, на котором дымился котелок с ароматным напитком.
     - Почему наемник и маг вернулись ко мне так быстро? – Его скрипучий голос вызывал какую-то животную дрожь внутри, словно бы звучал прямо с Пограничного мира.
     - Весь Благос нас ищет, нужна ваша помощь, господин маг. – Ответил Колгар и слегка поклонился. – Спрячьте нас у себя в деревне, нужно денек переждать, да спутница ранена, отлежаться. А потом мы вас покинем.
     Старый маг посмотрел на девицу, что теперь, была на руках Колгара, и велел положить ее на кровать отсыпаться, а нас же позвал за стол, где разлил нам свой горячий, ароматный напиток.
     - Пейте, не бойтесь, не отправлю.
     - Как вы догадались, что я маг? – Сразу же спросил я.
     - Сынок, неужели ты думаешь, за почти две сотни лет своей жизни я впервые вижу кольцо, скрывающее ауру? – Старик засмеялся жутким, скрипучим смехом, а затем указал на мою кружку. – Нравится напиток? Сам собирал, травы в лесу растут.
     - Да, очень вкусный, спасибо. – Несколько стушевался я. – Мы вам очень благодарны за помощь, мы несколько наследили в Благосе, а с раненной быстро не уйти. Позвольте узнать, как вас зовут?
     - Телген фон Рантер, к вашим услугам. – Скромно представился господин фон Рантер. – Думаю, вам стоит рассказать мне немного больше, чем я услышал.
     Услышав это, Колгар начал рассказывать некроманту, опуская некоторые подробности, нашу историю, а точнее, что мы простые наемники, «горные лисы», которые волею судьбы оказались в плену у принцессы. Благодаря удачному стечению обстоятельств, сбежавшие из плена, а потом случайно оказавшиеся вот здесь. А почему пришли к нему – так он вроде бы не сильно против гостей, да и человек хороший.
     Услышав про хорошего человека, некромант даже едва слышно засмеялся, а потом предложил располагаться, сказав, что гостям всегда рад.
     Мы посидели так еще, пока раненная девушка не стала приходить в себя, после чего фон Рантер попросил меня выйти с ним, оставив Колгара и Дайю наедине, как он сказал – поговорить.
     Солнце уже встало высоко, мертвая деревня продолжала жить, словно нас и не было. Довольно жуткое зрелище, если знать все.
     - Зачем вы это сделали? – Решил прервать неловкое молчание я. – Убили и подняли этих людей, для чего?
     - Я их не убивал. – Сказал старый маг, сев на старую, покосившуюся лавочку возле своего же дома, а затем позвал меня присесть рядом. Да, как в старые добрые времена, я сижу и смотрю за деревенской жизнью. Сколько времени прошло, с тех пор, как я с отцом Маланием сидели вот так возле той маленькой деревенской часовни, которую он гордо величал церковью. А некромант, дождавшись, пока я присяду рядом с ним, заговорил. – Я никого здесь не убивал. Зря ты так думаешь, юноша.
     - Но почему они тогда все мертвы, но не упокоены?
     - Все эти люди, это одна большая семья. Два года назад я странствовал по Ратарту, и случайно забрел в эту деревню, где меня радушно, как родного, приняли. Людей не интересовало мое прошлое, чем я занимаюсь, они просто рады были дать мне приют.
     - И вы им отплатили этим?
     - Не спеши, юноша, я все расскажу. Как-то ночью на деревню опустился зеленый туман, какое-то неведомое мне заклинание связывало его частицы. И после этого семья, приютившая меня, умерла. Все жители деревни, от детей до стариков не упокоились, они стали тем, чего я прежде не видел, понимаешь? Не буду скромничать, некромант я опытный, многое видел за свою жизнь, но такого никогда. Безумные, сильные, а главное все понимающие. Поняв, что спасти эти людей я не смогу, попытался хотя бы как-то им помочь. Пришлось применить все знания, которыми я обладал, чтобы сделать то, что получилось сейчас. Мне удалось взять их под контроль, подавить ярость и злобу, что терзала их души и тела, вернуть небольшой огонь разума, благо души их после смерти не ушли в Пограничье. И вот теперь, они живут, точнее, существуют так.
     Зеленый туман - я встречал его прежде, как казалось, когда-то давно, в прошлом, в той, другой жизни. Очередное уродливое детище крепости в облаках, несущее людям страдания. Видимо не только я кое-что оттуда выкрал тогда. Посмотрел на старика, в его уставшие глаза, думаю, он не врет, знать о тумане он не мог.
     - Я верю вам, господин фон Рантер, с таким туманом мне довелось встречаться. – Сказал я, смотря в глаза старику. – Его придумали мирейские маги, чтобы победить в войне, которая, может, никогда не случится.
     - Давно ты ей служишь, юноша? – Напрямую спросил старик.
     - Я ей не служу и никогда не служил. – Сразу же ответил я, удивленный его вопросом. – Почему вы так решили?
     - Только ее слуги владеют ее ритуальным оружием.– Он кивнул на тот красивый нож, честно украденный у Отца. – Зачем ты ей служишь?
     Я достал ритуальный нож Агдатора и вынул его из ножен, лезвие красиво, маняще заблестело на солнце, словно гладь воды у горного озера.
     - Трофей, взял у хозяина Благоса, на добрую память.
     - На тебе ее печать, она тебя отметила. Я вижу это, не только нож. – Неожиданно выдал старик.
     - Печать?
     - Да, печать ее слуги. Она метит всех, кто ей служит, всегда. Не все знают, как увидеть эту метку, но она есть.
     Даже так, никто не спросил меня, но уже отметил как слугу? Неожиданные новости, ничего не скажешь. Убрал нож обратно, на мгновение задумался и выложил старому некроманту все, что знал и об Агдаторе, и крепости Троакастер, что ныне парила в облаках, и об ее визитах, обо всем на свете, что знал, видел или слышал раньше. Фон Рантер слушал меня внимательно, не перебивая, иногда слегка закатывая глаза, иногда щурясь, особенно, после рассказа о зеленом тумане, но, ни сказал, ни слова, пока я не закончил.
     - И вот мы с Колгаром оказались здесь, в вашем доме. – Закончил свой рассказ я. Никогда бы не подумал, что настолько станет легче, если все просто кому-нибудь рассказать. Даже Колгар не знал обо всем, что меня тревожило сейчас, я не знаю, как он отнесется к ночным визитам проклятого мага.
     - Ты интересный человек, де Нибб, очень интересный. – Медленно заговорил маг. – Бенезет Агдатор была величайшим магом нашего мира, равного по силе которому никогда не было. Она сведуща во всех направлениях магических учений, ее дар уникален. Помимо знаний и опыта, ее дар, как и тебе, позволяет освоить любую магическую науку. Вот если взять, например, меня. Я родился с даром к некромантии, и природой мне не дано овладеть магией жизни, хотя я этого всегда хотел. После открытия моего дара, в четырнадцать лет, моя жизнь изменилась, от меня отказались родные и близкие. Оказывается, мой дар это преступление, хотя я ни в чем не виноват. Не я создал себя таким, я не хотел быть магом, я хотел быть охотником, как мой отец или мой дед. Люди боятся смерти, они ненавидят некромантов. Но изменить это невозможно. Да, я могу создать пару стихийных заклинаний, но не более того. Создатель, если он есть, решил, что мой путь – некромантия и никак иначе. Тоже самое, со стихийными магами, или магами жизни, как вы их называете, лекарями, которые рождены, чтобы властвовать над определенными свыше магическими дарами. В болотах живут маги, чье призвание – общение с духами природы, они практикуют, как ее по науке называют – «мистическую магию». Видов ее огромное множество, иногда люди за всю жизнь не встречают и пятой части всех магических даров у людей.
     Так вот, более тысячи лет назад, родилась она, Алтана Бенезет Агдатор, девушка, чей магический дар был крайне особенным. Она многого достигла, таких высот, до которых никто после не поднимался. Она достигла таких высот, что ее современник, ты сам называл его имя, Иоланд, не смог ее одолеть. Он не придумал ничего лучше, как на веки вечные запереть девушку в Пограничном мире. Все время, что Агдатор жила в Пограничном мире, она копила знания и силу, и сейчас она настолько сильна, что могла бы, в других обстоятельствах, стать богом для людей, да простит меня Создатель за такое сравнение.
     - Господин фон Рантер, откуда вы это знаете?
     - Много лет назад она являлась и ко мне, и даже больше, мы с ней сотрудничали. Она открыла для меня новую страницу в некромантии, побудила искать больших знаний, показала вещи, о которых я и мечтать, не смел.
     - Но почему люди ей поклоняются, идут за ней?
     - Все люди боятся одного, дорогой де Нибб, они бояться смерти. Именно смерть приводит к ней, всегда, так или иначе. Будь то смерть близких или страх своей смерти. И я так же к ней пришел, я надеялся с ее помощью обернуть вспять потерю единственного человека, что меня любила.
     - И как, получилось?
     - Я многое понял, пока учился у нее, попутно исполняя ее волю и осознал, что такое путь некроманта. Это принятие смерти, Эмерик. Некромант принимает ее такой, какая она есть. С тех самых пор мы больше не виделись. Она всегда будет искать себе слуг, пытаться вырваться из Пограничного мира. И когда это случиться, проиграют все. Берегись ее де Нибб, берегись.
     Старик замолчал, воспоминания нахлынули на него, и я увидел, как просто съежился на моих глазах, словно вся тяжесть прожитых лет опустилась на его плечи. Помолчав, де Рантер добавил: - И даже с этой деревней, я дал этим людям время, отпустить жизнь и пойти дальше, принять то, что случилось. Остался с ними, ожидая, пока они примут смерть. Но сейчас, волею Создателя, на моем пороге оказался ты, в чьих жилах течет противоядие против этого недуга. И я прошу тебя, дай свою кровь, может быть, у меня все-таки на исходе моих дней получится то, что мне всегда хотелось. Подарить людям жизнь.
     - Они же мертвы, господин. Смерть необратима.
     - Смерть необратима, потому что душа уходит в иной мир, а их душа здесь. Достаточно исцелить тела, не отпуская душу, и может быть у меня получиться их спасти.
     Я кивнул ему и замолчал, погружаясь в собственные мысли. Старик же встал и пошел помогать местным, ладить дверь в одну из хижин. Покойникам дверь не нужна, но они отказаться от этого не смогли.
     Некромант, который не хочет создавать армию, который хочет просто жить, кто бы мог подумать о таком. Может он солгал мне, а может, и нет, кто знает. Его дело и его судьба. Хочет творить с людьми то, что делает, не буду судить. Он нам пока помогает, справедливо будет помочь и ему.
     Дверь дома старосты, отворилась и на улицу, с Дайей на плече, вышел Колгар. Девушка выглядела, словно упала под карету на дороге. Опухшая, худая, с большими синяками под глазами. Заклинание исцеления, которое я использую, оно же не само лечит, оно заставляет тело лечиться самостоятельно, ускоряя это дело. А вот на лечение, заживление ран, сращивание костей нужна сила, которую тело человека берет у себя же.
     - Де Нибб, ты здесь, я уже было испугался, что ты пропал. – Довольно бодрым голосом заявил Колгар. – Поздравляю тебя, ты теперь тоже наставник.
     - Ты о чем?
     - Я на службу принял нового, крайне перспективного бойца, знакомься Дайя ин Матаал, она дала клятву Императору. Надо покормить, вылечить и начинать обучать.
     От таких слов я даже потерял дар речи на мгновение, словно обухом по голове. Девушка пыталась нас убить, по сути, а он берет ее к нам. Посмотрел на него, он всем видом давал понять, что он не шутит.
     - Приказ понял, командир, готов выполнять. – Ответил я, с явным холодом и недовольством, на какое только был способен.
     - Ну, вот и отлично, де Нибб, ночью выступаем в Голинколд, Дайю подлечить еще, накормить необходимо, назначаю тебя наставником и что важнее, ответственным. Теперь посиди пока с ней, я поговорю с некромантом.
     Оставив нас наедине, Два Клинка удалился в сторону господина фон Рантера, который увлеченно стучал деревянным молотком по доскам. Девушка, тихая, словно тень, опустилась на лавочку рядом со мной и слабым голосом заговорила: - Я вижу, что ты не доволен таким исходом.
     - Да, ты очень проницательная. – Съязвил я.
     - Там, в Благосе, я потеряла все, всех. Мне некуда идти и никто, кроме вас обо мне не заботился. Эмерик, я надеюсь, что случившееся не будет мешать.
     - Надейся.
     Сказав это, я пошел обратно в дом, оставив ее одну. Такое отношение к ней от Колгара мне определенно не нравилось. Девушка уже предала нас один раз, предаст и второй, как говорил Создатель. Глаза с нее не спущу, воровке доверять нельзя ни в коем случае.
     Зашел в дом, думаю, хозяин против не будет, стал разбираться, что у него есть на обед. За кухонными хлопотами и не заметил, как Колгар, фон Рантер и воровка вернулись назад. Старик сразу же начал мне помогать, усаживая всех за стол.
     На обед оказалось вяленое мясо и вкусный козий сыр, с той же настойкой, которой нас уже угощал некромант. Он, было, предложил нам поспать в одном из деревенских домов, но мы отказались спать в доме с живыми покойниками, от чего он помог постелиться нам на полу в доме старосты.
     И только я коснулся заботливо постеленной на полу шкуры медведя, как понял, насколько устал и измотался за последнее время. Сон выхватил меня из мира так быстро, что даже не понял, когда именно.
     Все та же комната, в которой я бывал уже не раз, и ее хозяйка, все на том же плетеном стуле, на этот раз в бирюзовом платье, от самой шеи до босых ног, и две длинных, толстых косы. И не устает же, постоянно переодеваться, для каждой встречи. Ее красивые, словно драгоценные камни, глаза, все так же озорно блестят, хотя по лицу прочитать настроение невозможно.
     - Эм, меня беспокоит, что вы не спешите в Голинколд.
     - Это совсем не твое дело, Алтана. – Дерзко ответил я, сам, и, не заметив, как назвал ее по имени. Услышав свое имя от меня, уголок красивых губ дрогнул, ей приятно. – Я не твой раб и никогда им не буду.
     - Что ты снова начинаешь старую песню, Эм. Мы же сейчас совсем не об этом. – Девушка нахмурилась, на ее, почти по-детски приветливом личике, проявилось небольшое раздражение. – Я просто напоминаю, что вам стоит поменьше гулять по Ратарту, да побольше думать о своей задаче.
     Я приподнялся и подошел к ней, иногда даже не замечаю, что она мне по плечо, она себя ведет так, словно огромная как скала, просто давит, хотя на самом деле, она довольно хрупкая и небольшого роста. Волосы, ее гордость, крепкие, сильные, на зависть любой женщине мира.
     - Ты знала про зеленый туман?
     - Конечно, знала. Я много чего знаю.
     - Он угрожает Мирею? Людям? У кого он сейчас?
     - А вот и не скажу! – Девушка показала мне свой маленький язычок и засмеялась. – Ничего я тебе не скажу, просто так. Даром только мыши, сам знаешь что.
     Возникло невероятное желание просто взять и удушить ее, схватить за тонкую, точеную шею, с бледной кожей, одной рукой. Просто раз и все, главное зло нашего мира повержено. Но я сдержался, понимая, что вряд ли мне удастся ее хотя бы ранить. Иногда с ней невозможно даже говорить, как она неприятная. Словно озорной ребенок.
     - Чего ты хочешь Алтана?
     - Обмена хочу. – Заулыбалась девушка, ее нисколько не напрягало, что я стою вплотную к ней, возвышаюсь, словно столетний дуб в лесу. – Ты мне, а я тебе.
     - Я не собираюсь служить тебе. – В который раз напомнил я, старясь не взорваться от ее манеры общения со мной. – Больше мне нечего тебе дать.
     - Ой, да кому ты там нужен, де Нибб. – Отмахнулась она, словно от мухи. – Из тебя слуга, как из палки мушкет. Но есть одно дело, которое, такой оболтус, как ты сможет для меня сделать. Сделаешь его, я тебе все расскажу.
     Думай, де Нибб, думай. С одной стороны, если я помогу ей, я помогу главному злу нашего мира, служу ему. Но если так подумать, это обмен. Узнать про зеленый туман надо по одной простой причине – если он окажется в плохих руках, это может привести к серьезным проблемам. Обмен, я ей, она мне. Ни присяги, ни клятвы, ничего.
     - Говори, что надо сделать.
     - Вот и ладненько! – Девушка весело хлопнула в ладони, затем вскочила на стул, став выше меня. – Слушай внимательно, дорогой де Нибб. В войсках принцессы есть один человек, настоящее имя которого Гервиот де Долрос. Человек крайне опасный, крайне. Был когда-то Лордом-инквизитором всего Мирея, но впоследствии его из церкви выгнали. Теперь, он и кучка его последователей ездят по миру, да охотятся на идолопоклонников. Очень сильный церковник, с редким даром благословения, заклинания разрушает на раз, магов видит за милю. Принцесса с ним тайно сотрудничает, в целях поиска сектантов, как в своих войсках, так и во всем Ратарте. Их не более десяти человек, считая самого лорда-инквизитора.
     - Они носят черное? – Попытался я угадать, надеясь выведать что-нибудь об тех наемниках принцессы.
     - Понятия не имею, что за тряпки они там носят, де Нибб, не говори глупостей. – Девушка нахмурилась, словно я сморозил какую-то несусветную чушь. – Войска принцессы уже подходят к столице, скоро начнется осада. Штурм пока не обещается, надеется взять измором принца. Показательно отпороть, так сказать. Пока войска будут стоять подле столицы, наш новый друг будет там. Проникнешь туда, убьешь его, можно даже моим ножом, так будет даже лучше, и все. Его жизнь в обмен на знания, все честно.
     - Я не буду никого для тебя убивать. – Твердо ответил я. – Это того не стоит, Алтана.
     - Не отказывай сразу, де Нибб. Подумай. Кстати, это не первый случай применения зеленого тумана за последнее время. А сколько их будет потом, кто знает. – Она зловеще засмеялась. – Как надумаешь, я тебе сказала, что делать.
     Как только она это произнесла, комната поплыла, и проснулся от того, что Дайя легонько трепала меня за плечо: - Вставай, Эм, пора собираться, столица ждет.

Глава 10

      Покидали добрую обитель некроманта мы поздней ночью для того, чтобы спокойно обойти Благос и быстрее добраться до Голинколда, не встречаясь ни с кем. Старик услужливо собрал нам в дорогу припасов и пожелал удачи в наших делах.
      Какая неожиданная встреча, которая оставила после себя очень много вопросов. Некромант, с таким привычным для Ратарта именем - Телген фон Рантер, что не хочет создавать армию, пожилой, уставший человек, который держится за тонкий прутик надежды спасти хоть кого-нибудь в своей жизни от смерти, с которой ему приходилось слишком часто встречаться. Да, я, пожалуй, его понимал, как немногие другие. Отношение к нему всегда было предвзятым из-за его дара. Дара, который выбрать он не мог, как и любой другой маг. Кто знает, через что ему пришлось пройти, за долгую жизнь, он в подробности не вдавался. Но я, примерно, представляю, что именно. Некромантов и прочих, как их называют, темных магов очень боятся и ненавидят, причем с самого момента открытия дара.Как можно ненавидеть ребенка за то, какой он, а не за то, что он сделал? Животный страх людей перед даром некромантии, он, как мне кажется, и определяет судьбу человека, рожденного с таким даром. Всю жизнь быть гонимым всеми живыми людьми, не удивительно, что они сходят с ума. Их никто не учит магии, нет никаких школ или академий, где бы могли этому научить, нигде их нет. Только немногим из них, не то, что найти наставника, выжить удается.
      Родиться уже виновным, жить виновным и умереть виновным, вот такой путь любого мага, чьи способности пугают людей.
      Отказать старику в его удивительной вере в мою кровь я просто не смог. Поделился, пожелал удачи в благом деле. Зеленый туман, тот самый туман, который делал господин де Малах, тот самый маг из Троакастера, у которого волею случая мне пришлось работать. Именно он создал это чудовищное оружие. Я думал, оно так и останется вечно летать в небе с брошенной крепостью, но нет, оно здесь. Закрыл на мгновение глаза, и увидел лицо моего тогдашнего опекуна - Алагара де Флода, молодого и очень любящего девушек рыжеволосого мага., который из-за меня, моей нахальной смелости навсегда останется живым покойником, бродящим по уже не живым коридорам крепости в облаках. Но не только он, а еще сотня магов, которые по моей вине стали жертвой этого проклятия, они бродили там, не понимая, что случилось. Этот туман не отпускал души почивших, отчего бедные люди оказывались заперты в своих телах, без возможности уйти за грань.
      Давно об этом не вспоминал, уже почти смог себя простить за совершенное, как тут он опять появился. Спасти Алагара и тех магов, которые страдают сейчас в Троакастере где-то среди облаков я уже, наверное, никогда не смогу, но не дать повториться этому ужасу - вполне. По возможности расскажу Колгару о том, что зеленый туман не пропал вместе с замком, а вполне себе используется. А что он? Вот что он? Не он заставил меня разбить шар с туманом, я сам так решил, значит, и исправлять мне. Может быть, если я найду того, кто им пользуется, смогу хоть чуть-чуть исправить сделанное мной. Очевидно, что помогать Алтане не стоит, по понятным причинам.
      Так и шел, погруженный в свои мысли, пока Колгар не скомандовал привал. Разжигать костер не стали, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание в это неспокойное время, перекусили так. Осмотрел Дайю, девушка выглядела куда лучше, бледность пропала, появился хороший аппетит, что должно было меня обрадовать, но не нет. Радоваться за предателя, еще чего. Посмотрел на нее, она вела себя несколько потерянно, словно, еще пыталась осмыслить все, что с ней произошло. Пришлось отдать ей свой нож, оставив только армейский меч и ритуальный нож себе. Хотя я так не хотел использовать этот нож из-за его связи с Агдатором. Да, иногда забываешь, что она довольно красивая девушка. Интересно, это ее настоящий облик или морок, какой наводит на меня? Не сомневаюсь, что она может.
     - Эм, еще раз спасибо, что спас меня. – Неожиданно сказала Дайя. – Я, правда, тебе очень благодарна.
     - Мы иначе поступить не могли. – Сухо ответил я и повернулся к Колгару. – Какие дальше указания?
     - Ножками до Голинколда мы идти будем до скончания времен, надо раздобыть лошадей или экипаж. – Задумчиво сказал Два Клинка. – Сейчас выйдем на дорогу и, если повезет, займемся небольшим разбоем. Хотя не думаю, что дорога на столицу ныне в почете.
      Сказав это, он рассмеялся, довольный своей шуткой. Ну да, кто поедет в столицу, которая, наверно, уже в кольце войск принцессы. Ехать в самое пекло очень глупо, примерно так же глупо, как принять Тессалу за служанку.
      Вышли на дорогу, ведущую к столице, на ней, что и ожидалось, никого не оказалось. Да, надеяться, что мы сразу встретим путников, было наивно. Пока мы шли вдоль дороги, Колгар рассказывал Дайе о том, чему ей следует научиться, что-то про оружие и еще много всего, что, как он думал, ей стоит знать. Да она же ничего не запомнит, хотя его дело.
      Я уже снова было стал думать о проклятом зеленом тумане, как сзади послышался шум, и нас догнало сразу два экипажа, в сопровождении сразу целого отряда всадников, все как на подбор – с блестящими мечами, резными пистолями, у двоих за спиной новенькие мушкеты. Увидев нас, всадники вышли вперед и сразу же взяли нас в кольцо. Экипажи тут же остановились, из второго послышалась недовольное ворчание.
     - Чего встали, я спешу! – Дверь открылась, и оттуда показалась пухлая лысая голова мужчины средних лет, с сережкой в правом ухе. – Кто это такие? Дезертиры? Так повесить их и поехали дальше. Сержант, ты что оглох?
     - Офицеры, господин ин Катаал, не убегают. – Ответил сержант, один из тех всадников, что нас окружали. Самый старший из всех. Лицо у него хоть и в шрамах, но крестьянское. Да, та самая боязнь благородных делала свое дело. Он и не рискнул сам к нам обратиться просто так, увидев наши погоны.
     - Господин ин Катаал, мы по важному поручению, в столицу. – Обратился Колгар к толстяку, достав рекомендательное письмо еще не ставшей королевой Тесаллы. – И бумаги есть.
     - Эй, ты, как там тебя, проверь! – Грозно скомандовал ин Катаал, хотя скорее смешно, учитывая, как он выглядел. Сержант взял письмо, осмотрел его сам, а затем, подъехав, отдал толстяку. Тот взял его, быстро пробежался глазами, а затем посмотрел печать. – Похоже на настоящее. Господа офицеры, почему без коней, словно простолюдины?
     - Война, господин ин Катаал, искать времени не было.
     - А девка?
     - С нами до столицы идет, хочет служить армии Ее Величества. Раненная, мы отбили у разбойников на дороге.
     - Вам очень повезло, я как раз еду в столицу, лорд казначей ее Величества Тесаллы Первой, герцог ин Катаал, к вашим услугам. Сядете в первую карету, довезем. – Затем повернулся к сержанту и так же смешно на него рявкнул. – Ты! Устрой офицеров, живо, да поехали!
      Сержант понуро кивнул, открыл дверь первой кареты и учтиво пригласил нас пройти. Карета доверху была забита каким-то тряпьем, судя по всему, многочисленная одежда лорда казначея, который так спешил в ставку к принцессе. Доедем быстро, а вот сбежим ли, уже вопрос.
     - Колгар, что делать будем? Если мы приедем и на месте выясниться, что нас никто никуда не отправлял, с нас, скорее всего, кожу снимут. – Спросил я его.
     - Да успокойся, де Нибб, придумаем что-нибудь. – Беззаботно ответил тот, устраиваясь среди вещей поудобнее. – Нас трое, вырвемся. Надо будет пересечь окружение и проникнуть в город, это куда большая проблема, как мне кажется. А ты что думаешь, Дайя?
     - А если отвлечь их как-нибудь? – Оживилась девушка, обрадованная тем, что ее тоже спросили. – Когда будем близко к войскам, попробуем отвлечь, а дальше проберемся через окружение тайком, как-нибудь.
     - Звучит азартно, и мне нравится. – Ответил на это Колгар, с явным одобрением. Вот зачем это все, он пытается втянуть девушку в нашу жизнь и показать ее значимость. – А ты де Нибб мог бы и сам предложить это.Сломаешь карету на подъезде, и все. Только не нашу, а лорда казначея, а то еще поубиваешь всех.
     - А как я пойму, что пора?
     - Попробуй смотреть по сторонам, может, догадаешься, что мы близко к столице. – Язвительно ответил Два Клинка, явно стараясь меня поддеть. – За работу, чего ждешь?
      Действительно, чего жду, отодвинул шторку и стал смотреть, что там за окном кареты. С одной стороны, он делает правильно, а с другой, наверно, не очень. Мы проехали какую-то деревню, большой каменный мост, и вот, начались бескрайние поля, на которых ни души. Народ Ратарта бежит от войны подальше, никто не хочет оставаться, следить за полями. И вот, я увидел первую заставу на дороге, которую наш экипаж проехал без остановки. А это уже интересно, не зря его тут поставили, пронеслась у меня мысль, как мы объехали еще одну деревню, только на этот раз не брошенную, а сожженную дотла. Огня уже не было, но некоторые дома все еще дымились, за деревней была еще одна застава, на которой мы остановились, сержант переговорил с солдатами заставы, и мы двинулись дальше. А вот теперь, пожалуй, пора. Вспомнил заклинание воздушного вихря, сплел его, совсем небольшое, достаточно просто чуть-чуть повредить карету. Высунулся в окно, никто из сопровождающих всадников не смотрит, ну и хорошо, накачал заклинание силой из Источника и бросил его назад, не смотря, туда, где должна проехать вторая карета, и сразу уже спрятался назад, как раз вовремя.
      Только я задернул шторку, как сзади послышался грохот, жалобное ржание лошадей и отборная ругань солдат, охраняющих нас. Наш экипаж тут же начал резко останавливаться, словно возница пытался вожжами оторвать лошадям головы, карету затрясло, и она все же начала останавливаться.
      Я и Колгар сразу же вышли из кареты, обнажив мечи, словно настоящие солдаты, Дайя вышла за нами посмотреть, что случилось.
      Мое заклинание сработало прекрасно, лошади испугались вихря, попытались оббежать его, карета резко наклонилась и упала набок. К счастью, практически никто, кроме кучера не пострадал. Лорд казначейства ин Катаал уже был, практически, вынут из лежащей на боку кареты и отчаянно визжал, словно поросенок, проклиная дороги и кучера, и вообще всех сразу. Я сразу понял, к чему дело, толкнул Дайю в бок и велел, пока все заняты спасением важного господина, прятаться на обочине дороги. Девушка, услышав мои слова, сразу уже пригнулась, и, старясь не привлекать внимания, попятилась в сторону.
     - Господин ин Катаал, вы в порядке? – Подошел сразу же к нему и помог спуститься, оттолкнув солдат подальше, Колгар.
     - Я чуть не умер тут! Проклятый кучер, ты куда смотришь? – Завизжал он, встав, наконец, на землю. – Да я тебя на столбе повешу!
     - Господин ин Катаал, я не знаю, что случилось, лошади испугались и карета перевернулась. – Жалобно ответил слуга, едва стоя на ногах. – Пощадите, я не виноват. Все само случилось, клянусь Создателем.
     - Да я тебя!
     - А ведь в словах слуги есть доля правды. – Неожиданно для всех сказал Колгар. – Чую, не просто так ваша карета перевернулась, господин ин Катаал. Наша же не перевернулась, хотя ехала первая.
     - Вы к чему клоните, господин… - Замялся лорд казначей, пытаясь вспомнить фамилию Колгара, которую тот не называл, что часто и делал. Забавно, что у него это часто получалось, расположить к себе людей так, чтобы они не обращали внимания, что он представился только именем, надо будет научиться. В который раз замечаю это
     - Господин ин Катаал, можно просто Колгар. – Прервал размышления толстяка Два Клинка, не давая ему задуматься над тем, почему офицер армии не упоминает фамилии. – Ваша карета не просто так перевернулась, я уверен. Сержант, чего твои люди стоят, словно бараны вокруг? Надо карету перевернуть, остальные, оцепить здесь все, усилить бдительность! И пошлите одного человека вперед, пусть сообщит в ставку, что здесь случилось! Выполнять!
      Скомандовал так ловко, что солдаты, словно завороженные бросились исполнять. Вот что значит армейская выучка. Тем временем Два Клинка повернулся ко мне и в таком же тоне скомандовал: - Ты! Надо осмотреть здесь все! Этим баранам я такое не могу доверить! – Затем отвернулся от меня и повернулся к сержанту, который не решился покинуть драгоценного ин Катаала. – Лично с тебя спрошу, если с лордом казначеем что случиться, пока я осматриваюсь тут, ты меня понял? Давай мушкет, и глаз не спускать.
      Не давая солдату прийти в себя, он снял со стоящего рядом солдата мушкет, висевший у него на плече, и перекинул его на свое, а потом повернулся ко мне: - Ты чего встал? А ну живо, вперед.
      И мы двинулись в заросли возле дороги, словно так и было задумано, причем я шел впереди, с мечом в руках, Колгар сзади, придерживая мушкет. Спустились с дороги и оказались в зарослях каких-то кустов и деревьев, которые я не признал. Сзади послышался голос ин Катаала, слегка дрожащий: - Господин, ну что там? Нашли что-нибудь?
     - Вроде бы есть следы людей, надо смотреть дальше! – Громко ответил Два Клинка, пряча мушкет и веля мне пригнуться. – Где Дайя, де Нибб?
     - Я тут, командир. – Послышался голос девушки откуда-то слева. – Никто даже не обратил внимания, что ушла сюда.
     - Все на месте, а теперь бегом отсюда, пока они не опомнились. Двигаемся на запад, а там видно будет.
      Кто бы мог подумать, что это будет так легко, все же есть чему учиться у Колгара, с его-то опытом. Солдаты кроме звания да благородного происхождения ничего не видят, что с них взять, вчерашние крестьяне, всю жизнь не подымавшие головы.
      Пробираться по зарослям было очень утомительно, но мы старались не медлить, пока лорд казначей не опомнился, о том, что случилось. Не знаю, сколько мы шли так, по лесу, в сторону столицы, но ноги уже начали жалобно ныть, словно намекая, что пора бы и остановиться. Но, к сожалению, покой мне последние пару лет только сниться. Как и дом, в котором я так давно не был. Как выберусь из этого всего, сразу же поеду домой, отца Малания навестить, даже не писал ему. Интересно, он хоть скучает? Не спился там еще, а то я знаю его.
      Неожиданно Колгар поднял руку, велев остановиться. Я присмотрелся сквозь заросли вперед и увидел там вдалеке тени аур, вот мы и вышли к столице.
      Голинколд был расположен на берегу реки, из-за этого город рос только в одну сторону, слишком широкая река не позволяла расти городу равномерно. В него вело, по-моему, пять больших дорог, которые, естественно, были перекрыты войсками принцессы. Войска Тесаллы окружили столицу со всех сторон, кроме как на реке, расставив лагеря и полки на небольшом расстоянии друг от друга, так, чтобы не создавать окон для войск принца, в случае прорыва.
      Мы вышли как раз к такому посту, если его можно так назвать, целое походное укрепление, отсюда, издалека, его было видно великолепно. Палатки, пушки, снующие туда-сюда солдаты, огромное количество, словно принцесса пригнала вообще всех, кого могла призвать, на осаду столицы. Как и говорил советник, брать столицу она пока и не собиралась, судя по всему. Влезать в уличные бои было бы глупо, с учетом наличия в армии принца магов. Те на узких улицах города могут устроить давку. А там еще и дворец королевский штурмовать, тут, глядишь, принца его же люди и вынесут на руках, поголодают чуть-чуть.
      Не успел я об этом всем подумать, как послышался грохот пушек, причем другой грохот, не тот, который слышал на салденских полях. Они обстреливали пригород столицы просто так. Около десяти выстрелов, которые закончились грохотом.
     - Колгар, зачем они обстреливают дома?
     - Они постоянно обозначают свое присутствие, дальности не хватает обстреливать всю столицу,там, за полем, первые дома столицы и начинаются. Простолюдинов чего жалеть то. Видишь, часть посева затоптана? Они все плотнее сжимаются. Постреляют, откатят пушки назад. Затем снова и снова. Там, наверно, уже все дома поломали. – Отозвался тот. – Тем более, для прорыва армии принца в любом бы случае пришлось пройти через улицы города, как раз тут. А теперь дома на той стороне использовать для укрытия не получится, их просто целых уже нет. Да и, судя по всему, там бой был, лоялисты просто отступили назад. Команда, наша задача – пройти через лагерь, пересечь поле и потом уже по улицам столицы попасть в замок принца, думаю, он сейчас там.
     - Днем не получится, уж точно. – Вставила Дайя. – Появление офицеров в форме может вызвать слишком много вопросов. А спрятаться тут негде, ты сам видел, они пожгли деревни по пути сюда, так что и за крестьян мы не сойдем.
     - Это да, тут согласен. Надо думать, что делать. Де Нибб, идеи? – Спросил у меня Два Клинка.
     - Выйти к реке и поплыть вверх по течению?
     - Нельзя, думаю, принцесса все речные корабли к столице подогнала, вниз по течению наши трупы будут собирать, если поплывем. – Ответил Колгар, а потом посмотрел на меня. – Так, пожалуй, придумал. Видишь, бочки стоят, укрытые покрывалами, там оружейный песок.[1] Его надо поджечь, и бдительность солдат ослабнет, чем мы и воспользуемся.
     - Как бы самим не отправиться за Грань. – Неожиданно сказала Дайя, посмотрев на стоящие бочки. – У нас однажды склад с порохом загорелся, так там такое случилось, сколько лет прошло, я до сих пор помню. Много народа полегло.
     - Заодно и ослабим армию Тесаллы, что тоже радует. – Бодро ответил на замечание девушки Колгар. – Раз уж нам так нужно попасть в столицу, придется устроить здесь представление. Де Нибб, нужно поджечь бочки, а потом, как начнется представление, пройти через лагерь и пересечь поле. Работаем!
      Я оценил расстояние до бочек, далековато, не долетит заклинание, да и заметно слишком будет, как из зарослей вдруг вырывается огненный шар. Тут тогда весь полк будет, не сбежать. Придется проникнуть в лагерь, о чем я и сообщил остальным, а в таком случае добираться до столицы придется разделившись. Колгар на мгновение замялся, но потом дал добро, велев в любом случае искать наших и добираться до королевского дворца, раз уж я знаю дорогу тудаи совсем рядом бывал. Сказав это, он с девушкой покинул меня, оставив одного. Пришло время немного поработать одному, де Нибб. Да, войти в лагерь будет не просто, даже не смотря на офицерскую форму, чужой офицер привлечет внимание здесь, а они так все возбуждены. Никто и разбираться не будет.
      Спустился пониже, спрятался за поваленным дубом, выглянул – никаких идей. А нет, есть. Увидел, как шестеро солдат, во главе с наемником в черном, обходят лагерь по его краю, покрикивая на солдат. Какие-то проверки на бдительность, видимо. Командира полка не видно, наверно, в том шатре со знаменем принцессы. Наемники в черном, у них на одежде накидка, можно укрыться. Осталось поймать ближайшего ко мне и отнять одежду. Ага, они отделились ото всех и пошли в сторону лесной опушки, значит, и мне туда надо. Перепрыгнул через поваленный дуб и направился в их сторону, старясь не шуметь, приблизился к ним так, что стало слышно их голоса.
     - Бездельники, опять не смотрите. Сейчас его люди нас, как свиней, порежут. – Возмущался наемник. – Все приходится делать самому. Я в который раз вам, дуракам, повторяю, ты меня слышишь, сержант? Постоянно проверять лес. Это самое опасное место.
     - Да, господин де Шагло, мы так и делаем.
     - Мало делаете, сержант. – Еще злее ответил наемник. Де Шагло? Да он может быть и мирейцем. У ратарцев другие фамилии! Такая фамилия может быть либо у мирейца, либо у человека, что живет по соседству, благородного происхождения. А эти наемники не только умеют сражаться, так еще и могут быть из Мирея, как и я. Кто их тогда послал? Солдаты тем временем стали поворачивать в сторону, осматривая лес. Растянулись удачно, то, что мне надо. Достал тот самый нож, с печатью Агдатора, и последовал за ними. Идут один за другим, высматривают лазутчиков. А что меня там искать, если я сзади. Семь человек, шестеро простолюдинов-солдат и наемник в черном с мирейской фамилией де Шагло. Вздохнул, да, переодеться без убийства не получится, ну ладно, война есть война. Магия крови, мой выход. Пускай нашедшие трупов подумают, что здесь случилось.
     Вышел из-за дерева, нагнал последнего солдата, сжал ему рот левой рукой и перерезал открывшуюся шею одним взмахом ножа. Кровь хлынула, и я ощутил ее тепло своим Источником. Не давая ей растечься по телу убитого солдата, сразу же потянулся от Источника к ней. Кровь податливо приняла форму длинного гибкого и невероятно острого шипа, толщиной с детскую руку – кровавого копья, не отрывая его от еще дергающегося человека, направил кровавый шип вперед, с силой, что только мог ему придать.
     С противным хрустом, кровавый щуп пробил кирасу идущего впереди солдата насквозь и вошел в спину следующего, от чего тот истошно закричал.
     Троих уже нет, еще четверо, не отпуская связь с кровью убитого, придал ему форму хлыста и ударил успевших обернуться других патрульных, от чего их атака сразу же сорвалась.
     - Маг! – Успел крикнуть один из них, как я в один прыжок оказался возле него и полоснул его ножом по лицу, который еще не успел сменить на меч. Не давая остальным опомниться, отбросил одного воздушным кулаком, сильным, от себя, а третьего пнул ногой.
      Не знаю, наверно, предчувствие меня спасло в тот раз, потому что я только чудом увернулся от меча наемника, который без шума бросился на меня в атаку. Так быстро и незаметно, что я даже и не заметил, как это произошло. Перебросил нож в другую руку и достал меч, теперь поиграем. Наемник переступил погибших солдат и нанес отличный удар, метя мне между ног, от чего пришлось отпрыгнуть назад. Еще чуть-чуть и дамы мне были бы не интересны никогда. Попытался уколоть его сверху, он отбил и тем же движением попытался рассечь меня, но я вовремя подставил свой красивый нож.
      Еще рывок, его меч просвистел прямо возле лица, чуть не заколол, попытался поднырнуть, он ударил меня ногой, не больно, но атаку сорвал. Еще одна атака, он стал отступать, потянулся за пистолем за поясом. Ударил по руке, не попал, он, словно змея, извернулся и выстрелил. Пуля полетела снизу вверх, обожгла щеку, пролетев куда-то выше, но мне удалось все-таки зацепить его руку. Он вскрикнул и выронил пистоль, от чего тот упал в траву, вместе с большим пальцем наемника. Шаг вперед и нож вошел ему прямо под подбородок. Готово. Осмотрел поле боя, тот солдат, которого ударил, живой. Кого поразил магией крови, убиты. А вон и тот, которого отбросил воздушным кулаком. Удар был сильным, а сук дерева острым.
      Переоделся, поправил накидку так, чтобы не прикрыть чуть голову, одежда наемника была великовата, но выбирать не приходилось. После того как переоделся, развернулся и пошел назад, в лагерь врагов, там сейчас еще много работы.
     Вышел из леса и прямиком пошел к бочкам, словно так и задумано. И что интересно, никто и не обратил внимания на меня. Словно солдаты боялись смотреть на этих наемников. Хотя теперь меня мучал другой вопрос, они мирейцы? Если да, кто их послал и почему они так хорошо дерутся? Практически каждая встреча с ними могла стоить мне жизни, и я выкручивался лишь благодаря магии. Подошел к бочкам, там стоял караул, который смерил меня испуганным взглядом и отвел глаза. Оба караульных - уже не молодые мужчины, а глаза прячут, словно испуганные дети.
     Надо подумать над заклинанием, ничего интересного в голове нет. Или есть? Создал заклинание огненного шара и прицепил его к торчащей из укрытия бочке, но наполнять силой не стал, а прикрепил к нему нить и стал ее вытягивать, отходя все дальше и дальше. Далеко связь держать не смогу, но шагов на двадцать точно смогу отойти. Отвернулся от бочек и, делая вид, что меня они совсем не интересуют, пошел в сторону поля.
     - Господин, вы из какого полка? – Окликнул меня один из лейтенантов, увидев. Молодой благородный, решивший показать себя? Ну что же, показывай. Я повернулся к нему, и прежде чем открыть рот отправил по связывавшей меня с заклинанием нити силу из Источника, напитывая, запуская заклинание.
     - Лейтенант… - Успел произнести я, как послышался грохот, и меня сзади обдало жаром и горячим ветром, да так, что ноги подкосились, и я упал на стоптанную траву. Лейтенант вскочил, из его ушей шла кровь, выглядел он, словно с коня упал. Я показал ему на бочки и на пушки, он понятливо кивнул, хотя, проклятый знает, что хотел ему этим сказать.
      Люди забегали, закричали, но их я уже не слышал, начался пожар, но помогать его тушить не стал, а просто пошел в сторону поля. Высокая, красивая пшеница, еще раз обернулся на лагерь и, пригибаясь, побежал через поле.
      Каким-то внутренним чувством, я ощутил, как надо мной светят заряды мушкетом, все-таки заметили, проклятый их забери. Стараясь не смотреть назад, бежал и бежал, виляя словно лиса на охоте.
      Лопатку обожгло, попали, бросил на ходу исцеляющее заклинание, и, не останавливаясь, побежал дальше. Всего чуть-чуть осталось.
      А вот и закончилось поле, первый дом, какая-то разрушенная крестьянская хибара, за ней еще одна. Оббежал их и оказался возле другого разваленного дома. Да, все, как и говорил Колгар, все крестьянские дома на окраине столицы уже выглядят как кучи мусора. Людей не видно, надо бежать дальше, может, Два Клинка и Дайя уже прошли.
      Первое тело я нашел тут же, много мух вокруг и запах. Да, бои были, солдат в форме армии принца. Они просто отступили вглубь города, где улицы уже, оставив тела своих. Не хорошо, совсем не хорошо.
      Тела, много тел за поворотом, и много людей принца. Набрал крестьян, никого не обучил, а теперь они гниют, за его корону.
      Так, надо покинуть нижний город, дойти до ремесленных кварталов, да побыстрее, тут я больше на вора похож, что мертвых обирает. На счет вора – сбросил с себя плащ и форму лоялистов, оставшись в одной рубашке. Шансов получить нож в бок стало сразу же меньше.
      А вот и каменные дома, первые, улицы стали еще уже, на дороге появились поваленные кареты, камни, разрушенных домов стало меньше. Они пытались баррикады строить, умно.
      Посмотрел по сторонам, увидел ауры, человек шесть, не больше, в доме слева, сидят тихо. Обнажил меч, пошел туда, оставлять врагов, если это они, за спиной нельзя. Подошел к дому и легонько постучал в дверь, но никто не ответил. Ауры даже не шевелятся, засада видимо, ну что же, удивим их?
      Сплел быстро воздушный кулак и ударил им в деревянную дверь, от чего та с грохотом разлетелась в щепки, и сразу же послышались крики и плач. Заглянул внутрь, увидел женщин, семь человек, разного возраста, в простецкой одежде.
     - Не убивайте нас, господин маг!- Закричала одна из них и все разом упали на колени. Из-за каменной стены я не смог ауры женщин определить. Убрал меч и подошел к ним ближе.
     - Да нужны вы мне, кто такие?
     - Служанки, милорд, это доходный дом графа ин Самада, милорд. – Ответила та, что сразу же узнала во мне мага.
     - Вы здесь почему? Где остальные люди?
     - Милорд, благородные все в верхнем городе, возле дворца, там баррикады и все улицы под охраной, а простолюдины разбежались кто куда. – Ответила женщина, все еще испуганно смотря на меня.
     - Ты не поняла, вы здесь почему?
     - Граф ин Самад велел оставаться тут, чтобы за его доходным домом следить. Не разрешил нам убежать.
      Граф ин Самад, надо запомнить его. Слуг своих оставил здесь, на крайней линии обороны Голинколда, чтобы его драгоценный доходный дом убирать, а сам сбежал. Ну и что, что простолюдины, мог бы и отпустить. Повернулся к дрожащим женщинам и сказал: - Я слышал, что лоялисты разрешают бабам и детям покидать столицу, но только по центральной дороге. Бегите отсюда, тут скоро будет слишком опасно.
     - Но как же, а граф ин Самад?
     - Скажите ему, маг Эмерик де Нибб разрешил, лично. Да и думаю, если столица падет, ему не до вас будет. – Сказал им я, а затем развернулся и пошел дальше, в сторону дворца будущего, да поможет ему Создатель, короля Домитера ин Халлата.
      Пройдя по улице чуть дальше, нашел еще покойных, теперь уже простолюдинов, наверно, была давка, может, бежали, а тут. Посмотрел- кого там только не было, и женщины и старики и дети. Почему принц не приказал им всем покинуть Голинколд заранее, не понятно, хорошо хоть сами догадались убежать.
      В раздумьях я и не заметил, как оказался на пустой улице, что заканчивалась огромными, в два этажа, завалами. А вот и верхний город, почти пришел. Поднял руки и медленно пошел в сторону завалов, увидев на них ауры людей.
     - Я свой!
     - Ни шагу, а то сдохнешь! – Крикнули мне, откуда то с завалов. – Кто ты такой?
     - Эмерик де Нибб, служу Его Величеству Домитеру ин Халлату, Королю Ратарта, из отряда «горные лисы». – Громко ответил я, на всякий случай остановившись.
     - Не двигайся, стой, где стоишь. – Так же злобно ответили мне, как и спросили. Послышалась возня и откуда сбоку от завалов появились солдаты принца, подошли ко мне, сражу же окружив. Я уже хотел было сказать им, что времени ждать нет, как потемнело все вокруг, и провалился в сон.
      Открыл глаза, связанный, в темноте, в каком-то сыром подвале. Голова болела жутко, оружие отобрали. Я даже не заметил, как получил удар по голове, да такой сильный, что моментально заснул. Хорошо, хоть не убили, это и радует. Бросил на себя исцеляющее заклинание, сразу стало чуть легче. Надо бы конечно снять веревки с рук, но с другой стороны это будет еще подозрительнее, чем есть сейчас. А там уж и без головы могу остаться. Подумал о том, что, наверное, стоит с ними поговорить и все рассказать: - Эй, кто-нибудь! Я здесь!
     И тишина, никого нет, темно. Позвал еще и еще, снова никого. Не знаю, сколько я там кричал в подвале, но никто не пришел. Устал кричать и снова решил поспать, устроившись у стенки.
      Разбудил меня шум и яркий свет от лампы, в подвале стояло сразу же много людей, а среди них уставший Колгар.
     - Наконец-то нашелся, де Нибб, еле тебя нашел. Собирайся, у нас много работы. – Повернулся к одному и сопровождавших его солдат. – Развяжи его живо, оружие вернуть.
     Меня подняли на ноги, срезали веревки и помогли подняться по лестнице. Вышли на улицу, там уже было совсем темно, и Два Клинка велел идти за ним. Вот и снова я в Голинколде, в этот раз он несколько изменился. Вокруг бегало много народа, в основном солдаты, везде горели лампы. Виляя в толпах людей, я шел за Колгаром в сторону дворца.
     - Ты меня опередил, они тебя связали и, на всякий случай, заперли в подвал. Еле тебя нашел.- Сказал он, не оборачиваясь.
     - Да, встретили не очень радушно.
     - А ты думал с цветами? – Послышался приглушенный смех, и мужчина мельком обернулся ко мне. – Не, с цветами в другой раз. Радует, что хоть не прирезали, а то я бы тебя уже и не нашел.
     - Колгар, мне бы отлежаться чуть, если честно, я себя плохо чувствую. – Пожаловался ему я, все еще виляя сквозь толпы солдат, снующих туда и сюда. – Измотался совсем.
     - За Гранью отдохнешь, де Нибб. Я передал письмо принцу, что мы украли у бандитов, он был в ярости. Только есть проблема, принц и так подозревает всех в предательстве, так еще и такое письмо, мне кажется он немного того.
     - Того?
     - Да, его огонь гаснет. – Голос Колгара едва доносился до меня из-за шума на улицах. – Поэтому спать у нас сегодня не получиться совсем.
      Вот мы и подошли к дворцу, который все еще выглядел куда бледнее, чем расположенная рядом архиепархия, с дворцом Алсея Второго рядом. Вот где церковь имеет силу и деньги, так это в Ратарте.
      Вокруг стояло множество шатров, солдаты ходили строем, было больше похоже на походный лагерь, чем на столицу страны. Мы обошли многочисленных солдат и вошли в распахнутые, огромные, парадные двери. Еще раз оглянулся назад, огромная площадь перед дворцом теперь занята солдатами, все цветы вытоптаны, сломали даже фонтан. Посмотрел на сам дворец, выглядел он хоть и скромнее, чем дворец Таргольда Мудрого, моего императора, но все равно внушающее. Резные высокие своды, красивые статуи, высокие окна и массивная арка входа, с огромными дверями, на которых вырезан герб Ратарта. Да, в роскоши некоторые понимают больше других.
      Внутри дворца было не менее людно, чем на улице, Колгар сразу же свернул и повел меня в северное крыло, на второй этаж, там в одном из залов, как я понял, и расположились горные лисы. Зайдя в зал, я увидел всех наших и очень обрадовался. Все целы, что не может не радовать.
      Первым ко мне подошел южанин, Аббас ибн Саллан, мой хороший друг со смешным прозвищем Нырок, второй после Колгара мастер боя на мечах в отряде. Он обнял меня и прижал к себе, словно сына, которого давно не видел.
     - Эм, я так рад, что с тобой все в порядке. – Ответил южанин и отпустил меня. – Мы все волновались о вас, Колгар нам все рассказал. Ты молодец.
     - Да что ты к нему пристал, дай человеку отдохнуть. – Окликнул нас маг отряда, Балан де Сокман, второй человек в отряде, после Колгара. – Ему не до нас, наверно. Де Нибб, с возвращением.
     - Спасибо де Сокман, а где Топотун? – Спросил я про толстяка Ломара де Линье, не увидев его среди наших. – Что-то случилось?
     - Так он же в порт отправлен был, еще перед сражением. – Ответил де Сокман. – Не волнуйся, все в порядке.
      Я посмотрел на всех по очереди, на людей, которые стали мне уже семьей, южанин ибн Саллан, маг де Сокман, два брата де Клок и Колгар де Фаттен, человек спасавший меня постоянно. Да, наконец-то все в сборе.
      А чуть поодаль проклятая Дайя, которую Два Клинка все таки привел к нам, ну что же, его решение, он за нее отвечает.
      Насладиться беседой мне не дал ворвавшийся в зал солдат: - Господин Колгар, Его Величество велел вам прибыть, совет начинается.
     - Де Сокман и де Нибб за мной, на совет. Остальные готовьтесь ко всему. Седой, найди уже девушке оружие под руку, она с этим мечом, что с мотыгой.
      Раздав все указания, он махнул нам следовать за ним, мы вышли из зала и направились куда-то в южное крыло дворца.
     - С каких пор нас приглашают на совет? – Спросил я. – Мы же не самая большая сила в его армии.
     - С тех пор, как мы хорошо показали себя под Салденом, да и наше письмо от предателя добавило нам доверия. Принц сейчас крайне сильно возбужден и ждет предательства ото всех, а тут мы. Очень повезло нам, а то стояли бы там, возле баррикад и ждали бы штурма города. Принц говорил, хочет обсудить стратегию победы в войне.
      Какая победа, если тебя уже загнали в столицу и теперь собираются морить голодом? Именно такие мысли пронеслись у меня в голове, пока мы шли по коридорам замка. Самомнения принцу не занимать, а вот опыта, наверно, стоило бы.
      Мы остановились возле одной из дверей, малый зал совета, понял я, как Колгар велел охранявшему вход солдату доложить о нашем появлении. Солдат на мгновение скрылся, а затем открыл дверь и услужливо попросил следовать внутрь.
      Малый зал совета был малым только по названию, в центре стоял большой стол, за которым уже все сидели, кроме самого принца. Его место пустовало, хотя все равно выделялось больше всех – даже тут было что-то похожее на трон, чтобы показать значимость королевской особы.
      Я и де Сокман сели возле стены, подальше от стола советников, чтобы им не мешать, к остальным «свитам», сидевшим так же. Посмотрел на людей, сидевших за столом. Колгара и Большого Медведя, командира медведей, я знаю, А вот и герцог Маркиус ин Делен, правая рука принца, командующий его войсками. Тот неприятный тип, который заставил меня драться, как только я прибыл в Ратарт, чтобы проверить, такие ли мы хорошие наемники, как про нас говорят. Рядом с герцогом сидит господин ин Маре, звания которого и титул которого я так и не узнал, именно его солдата я убил. Следом сидит Алсей Второй, архиепископ Ратарский, которого мы так красиво выкрали из его же покоев, а за ним какой-то пожилой мужчина в странной одежде. Точно, маг принца, и два командира наемников, которых я раньше не видел. Итого восемь человек, без самого принца. Все они что-то живо обсуждали, как задняя дверь зала открылась, и вошел сам Домитер ин Халлат, принц Ратарта в сопровождении личной охраны.
      Выглядел он уставшим, его жидкие соломенные волосы, казалось, превратились в сосульки, большой круглый нос слегка опух, а в глазах виднелась усталость.
      Мы встали и поклонились ему, он слегка кивнул головой и расположился во главе стола совета.
     
     [1] Колгар выходец из Мирея, а империя в свою очередь всегда делала особенный акцент на использование магии и магов, тем самым значительно отстала от других стран в вопросе массового использования порохового оружия. Хотя оно, конечно встречалось и им умели пользоваться, практические познания о нем многие годы оставляли желать лучшего, но стараниями де Фаттена, его отца, ситуация меняется. Небольшие государства, типа Ратарта, не имея достаточного количества магов, просто вынуждены развивать те направления, развитию которых использование магии препятствует.

Глава 11

     Голос принца слегка дрожал, когда он объявил начало заседания совета. Первым делом он обратился к командиру медведей, поблагодарил его за поиск лазутчиков. Затем он поблагодарил Алсея Второго за то, что церковь предоставила его армии свои ресурсы, затем стал благодарить всех остальных за помощь в том или ином, отдельно даже Колгару досталось за битву под Салденом, что было, конечно, даже немного приятно. Закончив всех благодарить, принц повернулся к герцогу ин Делену и спросил у него: - Что скажете о сложившейся ситуации, командующий?
     - Мы забаррикадировали все улицы, ведущие к дворцу, Ваше Высочество. Там везде наши солдаты, если лоялисты решатся на штурм города, они на улицах Голинколда и полягут.
     -А если честно?
     - Простолюдины напуганы, офицеры тоже. Раненных много, особенно среди магов, в городе заканчивается провизия. – Неожиданно резко ответил ин Делен. – Все, действительно, очень плохо.
     - Ин Яннес, про магов правда? - Спросил принц у сидящего за столом мага. – Все действительно так плохо с магами?
     - Да, Ваше Высочество.
     - Ну что же, видимо, выхода нет. Ин Маре, вы собрали для меня простолюдинов, как я велел? И экипажи?
     - Да Ваше Высочество, все исполнил, как вы и велели. – Ответил ин Маре, немного испугавшись, что принц сразу же обратился к нему. – Все исполнено, как вы велели. Люди в клетках, все на подвозном дворе, возле кухни, все исполнено.
     - Ну что же, в таком случае, совет объявляю законченным, всем приступить к своим обязанностям, согласно озвученному ранее плану. Ин Делен, ин Мареи, Два Клинка, за мной.
     Сказав это, принц резко встал из-за стола и пошел прочь из зала совета. Колгар кивнул нам и последовал за ним, как и эти двое со своей свитой. Мы вышли на большую лестницу, что вела вниз, и вышли в сад дворца, затем пересекли его и оказались на отдельном дворе, огороженным от всего остального дворца высокими стенами.
     Сам подвозной двор был небольшим, как я понял, его использовали для подвоза провизии во дворец и для прочих хозяйственных нужд, на нем стояли большие клетки на колесах, забитые под завязку людьми. Причем стояли плотно друг к другу, так, что со стороны было похоже на одну большую клетку на многочисленных колесах. Как только мы оказались во дворе, люди сразу застонали, послышались мольбы к принцу об освобождении.
     - Сколько здесь человек, ин Маре? – Резко спросил принц, указав на клетки.
     - Как вы и просили, пятьдесят человек, Ваше Высочество, набрал простолюдинов на улицах Голинколда. – Ответил тот. – Поставил так, как вы велели, плотно друг к другу.
     Принц еще раз осмотрел все и велел одному из своих личных охранников принести что-то, а затем повернулся к ин Делену: - Ты зачем меня предал, Маркиус? Чего тебе не хватило? Я видел твое письмо, потом пропало отцовское кольцо, просто ответь на вопрос.
     - Я никого не предавал, это ошибка! – Вскрикнул герцог и злобно посмотрел на ин Маре. – Это все ложь, Ваше Величество, это ложь моих врагов! Я не вор и не предатель!
     - Схватить изменника! Отцовское кольцо, как ты мог! – Велел принц Колгару, и мы сразу же обнажили свои мечи, свита герцога тоже.
     Вышел вперед, от удара вернулся, убил одного, следом второго, де Сокман проткнул своего, а Колгар, ловко убив двоих, скрестил меч с самим герцогом. А герцог хорош, пара отличных ударов, но Два Клинка лучше, выбил из рук командующего меч, а затем ударил его в лицо, от чего тот упал.
     - Ин Маре, дарую вам титул герцога и назначаю вас командующим моими войсками, на место изменника. – Холодно распорядился принц. – Лисы, в клетку его, к простолюдинам, живо.
     Я и де Сокман взяли оглушенного герцога под руки и с трудом запихали его в ближайшую к нам клетку, тут же ее закрыв. Тем временем к принцу подошел один из солдат, с красивой, отделанной золотом, шкатулкой.
     - Ваше Величество, вы уверены? – Спросил ин Маре, увидев шкатулку. – Это может быть опасно.
     - Опасно для Тесаллы, не для нас. – Отрезал принц и открыл крышку, и я увидел внутри, на бархатной подушке стеклянный пузырек, небольшой, с яйцо размером, полный тем, чего я никак не ожидал увидеть. Пузырек с зеленным туманом, чтоб его проклятые сожрали. Наследие Троакастера теперь и здесь, в Ратарте. Второй раз за месяц я его вижу, откуда он здесь и что теперь делать совсем не ясно.
     Посмотрел на Колгара, тот явно узнал зеленый туман, ведь я про него рассказал все, что знал. И о том, как он работает тоже. Принц достал пузырек и велел солдату бросить в ближайшую клетку, тот недолго думая, одним взмахом добросил его туда, и пузырек с едва слышным звоном разбился.
     - Как только все закончится, ин Маре, отвезете клетки к оцеплению и там откроете в полночь, все как договорились. – Сказав это, принц махнул нам, и мы пошли прочь со двора.
     Мы пошли за принцем назад во дворец, словно ничего и не случилось. Как только вошли внутрь, он повернулся к Колгару и сказал: - Поручаю Вам свою личную охрану, соберите людей, сейчас, после казни ин Делена, врагов у меня станет еще больше.
     - Да, Ваше Высочество, все сделаем. С вами останется наш маг. – Он повернулся к де Сокману и скомандовал. – Заступаешь в охрану короля, я с остальными к тебе присоединимся в течение часа, исполнять.
     Сказав это, Колгар, не говоря ни слова, развернулся на месте и направился в северное крыло двора, я еще раз глянул на принца, который о чем-то заговорил с одним из своих охранников, и бледное лицо нашего мага. Два Клинка рассказывал ему про зеленый туман, я уверен. Догнал Колгара почти возле нашего зала, так быстро он шел, а бежать за ним на людях было бы странным, как мне кажется. Он, убедившись, что я рядом, распахнул дверь и вошел внутрь.
     - Да забери тебя Создатель, за что мне все это! – Сходу рявкнул он, как оказался внутри, я тут же закрыл дверь.
     - Что случилось, Колгар? – Спросил сидящий рядом с девушкой ибн Саллан. – Где Бутылка?
     Забавное все же прозвище у нашего мага, всегда могло повеселить, хотя в этот раз восторга не вызвало, слишком уж плохая у нас ситуация сложилась.
     - Принц назначил нас в свою личную охрану, это хорошо для нас и для него, но это еще не все. Этот собачий сын раздобыл где-то магическое оружие ужасающего действия!
     - Что за оружие? – Спросил сразу же Купец, услышав это. – И причем здесь мы?
     - Это магический туман, который превращает людей в живых мертвецов, сильных, умных. И, самое главное, им не нужен кукловод, чтобы действовать самостоятельно. – Сказав это, Колгар сплюнул прямо на блестящий пол зала. - Но это не главная его особенность, эти мертвецы могут заразить любого человека, только укусив его, тем самым превратив его в такого же монстра. И так огромное количество раз!
     Южанин выругался на своем языке, судя по всему, очень грязно, спросивший Купец охнул, его брат, Седой, молчавший чаще всего, покачал головой. И только, казалось, Дайя, не поняла, что именно в этом плохого. Она подняла было руку, чтобы ответить, но Колгар опередил ее: - Дайя, это мертвецы, сильнее и умнее тех, что мы видели в деревне, которые только и жаждут того, чтобы заразить кого-нибудь еще. Понимаешь? Армия мертвых, что умны, подобно живым, и хотят убивать всех и каждого.
     И тут ее проняло, на глазах появился страх, которой я у нее еще не видел. Колгар вскинул руки, и снова возмутился: - И где проклятый Топотун, когда нам так нужны люди.
     - Но ты его сам послал в порт, Колгар. – Аккуратно напомнил ему я. – Он ранен был.
     - Да знаю я, знаю. – Выдохнул он. – Знаю, так команда, собираемся, теперь у нас есть новая задача. У вас что?
     - Все как обычно, командир. Все посылки в порт отправили вовремя, нас никто не заподозрил, мы только что все проверили.
     - Ну и хорошо, хоть что-то хорошее за последнее время. Так, теперь весь отряд идет к принцу и не дает ему бездарно умереть. А ты, де Нибб, не спеши, надо поговорить.
     Южанин, уходя, бросил на меня сочувствующий взгляд, Дайя подмигнула, остальные просто кивнули. Да, когда командир просит остаться, это всегда не к добру.
     - Де Нибб, насколько все плохо?
     - Все ужасно плохо, Колгар, ужасно. Они сильные, умные и заразят всех, до кого смогут дотянуться. Их сложно убить, если прорвутся к лоялистам, к следующей ночи вся армия и вся столица будут такими же. А что потом, только Создателю известно.
     - Противоядия, как ты говорил, нет?
     - Да, единственное что было, я использовал на себе.
     Он заходил по комнате вокруг меня, не говоря ни слова. Кругов пять сделал, пнул какой-то оббитый бархатом пуф, а затем повернулся ко мне: - То есть ты не можешь заразиться?
     Хороший вопрос, я призадумался, вспоминая события в летающей крепости. Я же тогда не стал таким же, как и они, хотя надышался этим туманом, да и наставница тоже.
     - Да, думаю это так.
     - Мне не хотелось бы тебя об этом просить, де Нибб, но мы не можем позволить этим мертвецам заразить армию лоялистов. Тогда здесь, в Ратарте, будет целая армия мертвецов. Сегодня здесь, завтра в Мирее, послезавтра везде в мире. Ты должен вернуться в лагерь принцессы и предупредить ее людей обо всем. Если они будут готовы, они смогут отбиться.
     - Да это же невозможно, в ставку к ней попасть, особенно после того, что мы устроили, когда шли сюда. – Возразил я, понимая, что идти все же придется. – Они сейчас усилили охрану. Меня зарежут еще на выходе из Голинколда.
     - Не зарежут, если я дам тебе это. – Колгар достал из подсумка большой золотой перстень с гербом Ратарта
     - Так это ты его украл? – Удивился я.
     - Ну, не я, Дайя. После доклада принцу, когда я отправился искать тебя по баррикадам, я велел ей поискать по замку что-нибудь такое, и она нашла кольцо. На случай побега, хотел привезти ее де Фаттену, сам понимаешь, кольцо аурное, именное, короля Ратарта. Стоит очень много и при определенном случае может и решить многие вопросы.
     Я осторожно завернул кольцо в платок и спрятал его себе в нагрудный карман, так, что его и не было видно. Затем повернулся к Колгару и повторил: - Проникнуть к принцессе, рассказать об опасности, по необходимости помочь?
     - Да. Извини меня, Эмерик. Но так надо, ты сам это понимаешь.
     - Понимаю, я сам хотел предложить. – Успокоил его я, проверил еще раз оружие и, кивнув Колгару, покинул зал. Закончу с мертвецами в лагере принцессы, даст Создатель, вернусь назад и спрошу у ин Маре, где он такой пузырек с туманом раздобыл. Я вспомнил лица тех мертвецов, которые стали жертвами этого проклятия. Такого я не допущу второй раз, одного хватит. Кто, если не я, может все это исправить. Только я. Узнаю у ин Маре, где купил, отрежу один хвост, найду того, кто продал, и второй. И туман больше нигде не появится. А что самое важное – не надо будет выпрашивать у Агдатор сведения об этом, значит, и убивать для нее никого не надо. Теперь самая малость – надо выжить.
     Покинул дворец без приключений, до меня никому и не было дела. Вышел на улицы города, все так же, все бегают туда-сюда, все заняты. Много солдат, простых горожан почти и не видно, наверно, кто бежал, кто в домах прячется. До полуночи еще много времени, но надо поспешить. Вышел на главную дорогу, ага, ставка принцессы возле главной дороги, как я слышал, из столицы. Осталось только покинуть столицу.
     А вот и баррикады, как я быстро к ним дошел, даже и не заметил. Мешки, какие-то доски, поваленные кареты. Вся улица перекрыта. На крыше одного из домов стоит пушка, стоят солдаты с мушкетами. Внизу так же.
     - Дальше хода нет. – Окликнул меня один из солдат, увидев, куда я иду. – Дальше линия обороны, а за ними лоялисты.
     - Я дальше и не собирался, солдат. – Огрызнулся я. На мне сейчас просто походный плащ, какой здесь носят наемники, ни пояса с гербом лис, ни офицерской формы.
     - Раз уж так, то и проваливай отсюда. – Так же грозно ответил солдат и указал прочь. Так, здесь защитную линию не перейти. Все дома вдоль дороги заняты, сама дорога заложена по крыши домов, солдат много. Развернулся и пошел назад, отойдя подальше, нырнул в приоткрытое окно. Дом пустовал, хозяева бежали от войны, жаль, конечно. Поднялся на второй этаж, осмотрел потолок, открыл люк и через чердак выбрался на крышу. И тут же пригнулся, заметив на крышах так же много солдат, как и внизу. Соседняя улица заканчивалась тупиком, потому и перекрыли только главную. Но на доме, что стоял в ее конце, тоже были солдаты с мушкетами. Стараясь не привлекать к себе внимание, перепрыгнул на следующую крышу, затем еще на одну. До занятой солдатами оставалось всего две. Поверху совсем никак, слишком много солдат и много внимания привлеку. Посмотрел вниз на тупиковую улицу, что шла рядом с главной. Тот дом, на котором было много солдат, это какая-то лавка. Ну, попробую через него, что теряю. Спустился с крыши, хорошо хоть дома в Голинколде не такие высокие, как у нас дома, и оказался на улице, в тени. Посмотрел аурным зрением, в лавке были люди. Пригнулся и запрыгнул в окно.
     - Как думаешь, когда они нападут?
     - На все воля Создателя.
     Двое, в комнате, с окнами на ту сторону. Отлично, значит туда мне не надо, посмотрел по сторонам, да, две ауры здесь, в соседнем еще одна. Там один и комната меньше. Они следят за окнами.
     Проскользнул туда и, стараясь не шуметь, нежно, словно ребенка, обхватил солдата одной рукой за шею, другой зажал рот. Тот попытался было вырваться, но я оказался сильнее. Буквально немного борьбы и солдатик заснул, словно младенец. Ага, их здесь поставили следить за окнами. На той стороне был сад, который благоразумно весь срезали, чтобы не закрывал обзор. Выпрыгнул на ту сторону и прижался в тень, к дому. И боком, крутя головой по сторонам, двинулся дальше от баррикад, вглубь оставленной принцем части столицы.
     Шел я долго, но никому на глаза не попался. Вот так, будь солдаты чуть бдительнее, весь бы план провалился. Впереди ауры, много аур, лоялисты, расчищают улицы, на случай штурма.
     - Эй вы! – Закричал я и поднял вверх руки. - Я иду, без оружия!
     Услышав меня, солдаты оживились, схватили мечи, кто-то сразу же сел на одно колено и прицелился в меня из мушкета.
     - Кто такой, что тебе нужно? – Один из солдат окликнул меня. – Близко не подходи.
     - У меня послание для Ее Величества Тесаллы, Королевы Ратарта. Срочное и очень важное!– Ответил я, стараясь их не злить, для них она все же королева уже.
     - Говори мне, я передам!
     - Могу только ей! Я сдаюсь!
     - Тогда не двигайся, мы идем! – Ответил мне тот же солдат, и они медленно пошли ко мне на встречу. Как только они подошли поближе, двое из них завалили меня на землю и сразу же связали руки за спиной.
     - Мне нужно поговорить с принцессой, солдат. – Сказал я, уткнувшись лицом в землю. – Внутренний карман, на груди, посмотри и поймешь.
     - А ну, переверните его! – Скомандовал солдат, и меня, как бревно, просто перевернули на спину. Один из солдат полез в мой карман и достал оттуда сверток с перстнем, открыв платок, он сразу же передал его солдату.
     - Это интересно, я доложу. Мешок на голову, и в лагерь его. – Скомандовал он, и я в который раз за эту поездку в Ратарт оказался в плену.
     Сильные руки подхватили меня и куда-то потащили, словно я ничего и не весил. А потом так же сильно бросили на землю, словно мешок с редькой.
     - Как тебя зовут?
     - Эмерик де Нибб, ночной гость. – Ответил я. – Ее Величество поймет, если скажешь именно так.
     И вот я остался один, связанный, с мешком на голове, в лагере врага, второй раз в его плену. Выбраться из пасти льва и снова к нему полезть, каждый раз так. Прислонился к чему-то твердому и подумал, что надо было символ Агдатор с ножа-то убрать, как бы чего плохого не вышло. Не знаю, сколько прошло времени, показалось, что не больше часа, как послышались шаги и другой голос сказал: - Тебе очень повезло, де Нибб, Ее Величество желает тебя видеть. Слушай внимательно, если жизнь дорога. Говорить, только если Ее Величество к тебе обратиться, голову не поднимать, ты понял?
     - Да, господин.
     - Вот и отлично, эй вы, берите его, королева велела доставить к ней.
     И снова сильные руки меня, словно мешок, схватили и перебросили себе на плечо. Так унизительно я давно не путешествовал, с того случая на упряжке из свиней, но об этом как-нибудь потом расскажу.
     - Лазутчик доставлен, Ваше Величество. – Сказал голос и сорвал с моей головы мешок, в глаза тут же ударил яркий свет, на мгновение, ослепив меня. Зал какого-то дома, похожего на постоялый двор, в комнате много человек, все благородные, офицеры, в другом конце зала, на возвышении восседает сама принцесса, в этот раз выглядящая совсем иначе. И ни одного знакомого лица. Рядом с принцессой, на полу, прямо на столе лежит мое оружие и драгоценный перстень. За принцессой стоит наемник в черном одеянии. Высокий мужчина, лет, наверное, сорока, с тонким шрамом на левой щеке, практически лысый, в ухе серьга. Главарь наемников, догадался я. А с другой стороны, в самом углу зала, за всеми офицерами принцессы, я увидел еще более странного человека. Высокий, крепкий, с короткой седой бородой, прямым массивным подбородком, мужчина, явно старше пятидесяти лет, одетый в походный плащ, с символом Создателя на груди. Я бы его и не заметил, если бы не посмотрел на его ауру, она словно светилась, такое видел только пару раз, у церковников. Гервиот де Долрос, вот как ты выглядишь, признаюсь, опасно выглядишь. То есть черные наемники и инквизитор не вместе! Но кто же они тогда? Подумать над этим мне не дала сама принцесса, увидев, что я пришел в себя.
     - Не ожидала тебя увидеть. – Она замялась, а потом продолжила, словно забыла что-то. – Де Нибб, если я не ошибаюсь?
     - Да, Ваше Величество.
     - Очень смело и очень глупо было идти ко мне второй раз, де Нибб. – Девушка заулыбалась, кто-то из ее свиты даже засмеялся. Посмотрел ей в глаза, они холодные словно лед. В эту встречу она больше похоже на принцессу, чем в прошлую. Дорогая одежда, сверху накидка, на голове маленькая корона, похожая больше на обруч, на пальцах перстни. Я бы не сказал, что она красивая, но смотреть на нее было даже приятно. Девушка тем временем указала на лежавшие чуть поодаль от пистоля нож и перстень. – Откуда у тебя это?
     - Нож трофей, перстень дар Вам, Ваше Величество. – Учтиво ответил я. – Мне очень надо, чтобы вы меня выслушали.
     - Пришел продать моего брата? Или купить себе жизнь? – Надменно спросила она, словно рада своей догадливости.
     - Новости принес плохие. Сегодня в полночь принц атакует вас новым оружием, и это приведет к плохому концу для всех.
     - Да пусть атакует чем угодно, мы все равно его разобьем! – Возмутился один из ее офицеров, судя по форме, генерал. – Он и его бездарные сторонники, мятежники, доживают последние дни!
     Как только он сказал это, все остальные зашумели, кроме наемника и инквизитора, те явно были заинтересованы мной. Принцесса подняла руку, и в комнате воцарилась звенящая тишина.
     - Ты так боишься этого оружия, что пришел меня предупредить?
     - Да, Ваше Величество. – Ответил я и стал, опуская как можно больше деталей, рассказывать про зеленый туман, превращающий людей в жутких умных мертвецов. Рассказывал так, чтобы не сболтнуть лишнего, но донести мой страх до всех присутствующих. Офицеры и советники принцессы тут же загудели, судя по лицам даже чуть мне не поверили.
     - Позвольте Ваше Величество. – Вдруг подал из угла голос инквизитор. – Он не лжет. Либо он говорит правду, либо уверен в том, что говорит правду.
     - Вы уверены, господин де Долрос? – Учтиво спросила у него принцесса.
     - Абсолютно уверен. – Ответил де Долрос и тут же замолчал, словно ничего и не было. Я увидел, как на него с ненавистью посмотрел главарь наемников. Эти двое друг друга явно не любят. Принцесса тем временем призадумалась, а потом снова подняла руку: - И что ты предлагаешь, де Нибб?
     - Приготовиться к нападению, Ваше Высочество. Их пятьдесят человек, если кого-то укусят, он станет таким же, главное этого не допускать.
     - Я поняла тебя, а теперь уведите его. – Распорядилась она, и на мой голове тут же оказался мой уже любимый мешок. Меня вытянули на улицу, но несли не долго, а потом довольно грубо бросили на землю. Пришлось опять сидеть, в ожидании неизвестного чего. И снова послышались шаги, затем с меня опять сорвали мешок. Да это же сам Гервиот де Долрос, собственной персоной, в окружении так же одетых, как и он, людей.
     - Интересный у тебя нож, знаешь чей?
     - Мой. Отобрал у бандитов. – Ответил я и не соврал. Нож теперь мой, отобрал у главаря бандитов. Инквизитор послушал меня, а потом ответил. – Сегодня тебе повезло, мальчишка. Ты не соврал ни разу. Принцесса мне рассказала о твоем ночном визите к ней и о том, что ты вел себя достойно мужчины. Тебе очень повезло, что я чувствую ложь и еще больше повезло, что я слышал про зеленый туман.
     - Спасибо, святой отец. – Ответил я и посмотрел ему в глаза. Да, пусть видит, что я не так прост, как могу казаться.
     - Де Нибб, тебе выпала честь искупить свои грехи, сегодня ночью ты вместе с солдатами будешь встречать подарок от принца. И тогда, если выживешь, тебя может быть пощадят.
     Сказав это, он вместе со своей свитой ушел, словно бы и не приходил вовсе. Солдаты принцессы развязали меня и вручили мне мое оружие, сказав, куда надо следовать. Мертвецы побегут по главной дороге, из столицы, как раз в сторону основных сил лоялистов. Так и следовало их встретить и не дать разбежаться по Ратарту.
     Кто бы мог подумать, я так спокойно буду ходить по лагерю врага, словно сам здесь служу. Ничего не отличало меня от других наемников в ее войске, кроме разве что двух сопровождающих меня солдат, следящих за тем, чтобы я чего не сделал плохого.
     Довольно быстро солдатам удалось соорудить целую стену, высотой в два моих роста, как раз на границе Голинколда, где начинались первые дома города. Часть домов они как раз и снесли ради постройки этого редута. Или не редута, я, если честно, не знаю, как именно такие укреплении называются. Солнце уже зашло, стало темнеть. Эти теплые, летние ночи, что может быть еще приятнее? Наверное, только проводить эти ночи подальше от войны в чужом королевстве. Я забрался на стену и вместе с солдатами стал ждать.
     План был простой: из-за узких улиц столицы мертвецы должны были всей своей толпой выйти прямо на нас, при этом пересечь линию защиты, которую предусмотрительно стороны держали между собой. Выйдя как раз на нас, на наш редут, они должны были задержаться при штурме, стены нашей баррикады довольно высокие. Мы встречаем их первыми, затем, если мы не справимся, нам на подмогу идет целый полк солдат, расположенных сзади. Так мы не будем мешать друг другу и не дадим мертвецам заразить много народа. Сам завал, за которым мы прятались, получился довольно длинным и перекрывал все возможные выходы в этом направлении, что могло предотвратить обход в тыл.
     Посмотрел еще раз на небо – как обычно для Ратарта, оно все было затянуто облаками так, что ни одной звезды не было видно. Неожиданно я ощутил запах гари, осмотрелся по сторонам, все стало затягиваться дымом. Время тянулось, медленно, словно в этот раз перестало спешить совсем. Солдаты начали расслабляться, кто-то заговорил. Неужели принц передумал?
     Один из командующих принцессы подошел ко мне, не знаю, как его зовут, но именно ему поручили здесь командовать, и сказал: - Что-то не видно твоих мертвецов, де Нибб. Полночь уже настала.
     - Они будут, я уверен, будьте готовы. Что-то горит? – Коротко ответил я, хотя и сам стал волноваться.
     - Смотрите, кто-то идет! – Не дал ответить командующему дозорный, я сразу же уставился вдаль, пытаясь разглядеть, кто идет. Аура не горит, в темноте не видно. – Это мужчина, в форме, офицер мятежников!
     - Солдат, спустись, посмотри. – Велел ему командующий, и солдат тут же сбросил веревку и начал спускаться вниз. Да где он увидел то, человека, если я со своим особенным зрением ничего не вижу. Солдат тем временем отошел от стены, которую освещало множество ламп, и скрылся в темноте.
     - Это командующий ин Делен! С ним все нормально, идет с белым флагом! – Послышался ответ из темноты.
     - Они здесь! – Закричал я, от чего солдаты вскочили, командующий уже собирался начать разбираться, как тот солдат, внизу баррикад протяжно закричал. Но, стоит отдать должное, командующий сориентировался быстро. – Приготовиться! Стрелять по моей команде!
     Солдаты направили мушкеты в темноту, я свой единственный пистоль тоже, и стали ждать команды.
     - Левое крыло, они здесь! – Послышался истошный крик, откуда-то слева от меня, я сразу же убрал пистолет и побежал по стене баррикад на крик. Там послышалась стрельба и крики, солдаты заволновались и оттуда начали бежать люди. - Они здесь! Они здесь!
     Оттолкнул напуганного солдата и побежал дальше, в сторону криков, и, наконец, увидел. На левом крыле баррикады, там, где она была ближе всего к домам, на стене уже стояли два мертвеца, две женщины, простолюдинки, в рваных лохмотьях, одна из них пыталась выгрызть шею бедному солдату, вторая лупила своими ручищами сразу троих, не давая им собраться. Остальные же бросились, кто куда, в разные стороны.
     На ходу достал пистоль и выстрелил в людоедку, а мечом ударил вторую, рассекая ей оскаленное лицо. Удар был сильный, она сбросила напор на солдат и бросилась на меня.
     Отступил назад, от рук увернулся и уколол ее прямо в глаз, от чего она сразу же упала. Одна готова, что там вторая – пронеслась мысль, как вдруг я ощутил дикую боль в плече, она после выстрела решила, что я более опасный враг, и, пока был занятой подругой, напала на меня сзади. Ударил, что было сил, гардой меча и вырвал плечо, сломав все зубы. Теплая кровь тут же заструилась по рубашке, не до нее сейчас. Тем временем первый мертвец, которому я проткнул голову, начал снова вставать, в руке у него был оброненный кем-то из солдат нож. С нечеловеческим хрипом она бросилась на меня, пытаясь ударить сверху, нырнул под руку и оказался сбоку, толкнул, от чего та сразу же упала плашмя. Подскочил к ней и ударил мечом по шее, внизу головы. Хрясь, меч вздрогнул, но такой удар выдержал. Чудовище захрипело и начало вставать на четвереньки. Голова, так и не отрубленная мною, безвольно повисла. Вторым ударом удалось все же отрубить эту голову, отчего мертвец безвольно упал на землю, а голова, угрожающе скалясь, покатилась в сторону. Обернулся, второй мертвец уже стоял на ногах и готовился к атаке. Ее лицо, залитое кровью, перекошено от ненависти, глаза пустые и бледные, зубов уже нет.
     Ее атаки ждать не стал, прыгнул к ней навстречу и прямым уколом вогнал меч в левый глаз, а затем, резко доставая, повел в сторону от себя. Чудовище тут же упало на колени, но сдаваться не собиралось. Сзади уже слышался топот бегущих мне на помощь солдат, как вдруг за ними послышалась стрельба и крики.
     Эти твари отвлекли нас, чтобы их проклятый забрал. Схватил мертвеца за волосы и попытался отрезать хрипящую голову мечом, получилось с трудом. Пару ударов ее сильных рук даже пропустил, но о ранах думать некогда. Двое есть, осталось еще сорок восемь, уже неплохо. Обтер меч о лохмотья покойника и собрался двинуться на крики, чтобы помочь, как тот самый солдат, шею которого только что грызло это чудовище, захрипел и попытался подняться. Я так долго дрался с двумя, что первый укушенный уже успел обратиться. Не давая ему подняться, одним сильным ударом снес голову, отчего меч сразу же пришел в негодность. Ну, не рассчитаны мечи на такие удары, кости рубить. Бросил испорченное оружие и взял лежавший подле солдатский меч на замену, ему уже не к нужде.
     Их уже трое, надеюсь, не поднимутся снова, надо возвращаться назад, на крики и стрельбу, там явно все не так хорошо, как у нас, присмотрелся, толпа людей, бегают, кричат, ничего не понятно.
     Подумал, взял лежавший без дела мушкет, убрал меч и побежал назад, к центру баррикад. Но добежать до туда, мне не удалось, навстречу побежали лоялисты, с криками, словно саму смерть увидели, и один из них сбил меня с ног так, что я просто перевернулся через край стены и полетел вниз. Бум! И все сразу же погасло.
     Не знаю, сколько времени прошло, но когда я открыл глаза, ночь еще не отступила. Очень повезло, что земля была мягкой, а то мой победоносный путь закончился бы здесь. Бросил на себя заклинание исцеления, а то совсем все болит и раны зудят. Осмотрелся по сторонам и решил пойти вдоль стены, чтобы найти место, где можно забраться назад.
     А вот и веревка, по которой лоялисты спускались за стену, хорошо, теперь смогу вернуться и узнать, что там происходит, а то по шуму и крикам ничего не понятно.
     Сзади послышался топот, и я резко обернулся, ударив мечом наотмашь, попав мертвецу в форме лоялиста по лицу, отчего его нижняя челюсть тут же упала в траву. Удар получился сильным, сбил его атаку. Вторым ударом отсек часть головы, от чего мертвец последовал за своей челюстью на траву. Подошел и одним точным ударом отсек его голову. Уже даже укушенные солдаты стали обращаться, надо поспешить. Стараясь вертеть головой по сторонам, я все же забрался на стену, с которой только недавно упал, как подбитая утка.
     Все баррикады в крови, кругом растерзанные тела, брошенное оружие и запах крови, но никого нет, там, где был резервный полк, уже никого не было, кроме тех, кто еще не поднялся, став живым мертвецом.
     Живые покойники смогли прорвать оборону и заставили силы принцессы отступить вглубь лагеря. Сквозь крики и стрельбу я услышал звук трубы, они зовут подмогу.
     Спустился со стены и побежал в сторону лагеря, попутно отсекая все, до чего мог дотянуться, начинающим подниматься мертвецам. Если не убьет, то хоть задержит.
     Моим глазам предстало ужасное зрелище, множество мертвецов, уже в форме лоялистов, отчаянно давили армию принцессы, прямо возле занятого ей постоялого двора, который превратили в крепость. Долго меня не было, ничего не скажешь. Подмога пока подойдет, спасать тут уже будет некого.
     Осмотрелся по сторонам, ага, бочки с порохом, такие же, как я подорвал раньше. Схватил висящую на шесте лампу, и побежал к бочкам. Воздушным лезвием пробил ближайшую так, чтобы порох стал сыпаться на землю. Теперь надо привлечь к себе внимание.
     Сел на колено, прицелился в сторону мертвецов, пытающихся сломать ворота постоялого двора, и выстрелил. Грохот моего выстрела потерялся на фоне шума сражения, я попал кому-то из мертвых лоялистов в спину, но он даже не обратил внимания. Мушкет щелкнул, готов ко второму выстрелу. Прицелился, и снова никто не обратил внимания на меня.
     А этого бы не случилось, если бы принцесса послушала меня и усилила это крыло осады на главной дороге в Голинколд, но нет, решили справиться своими силами, да вот только ее осадный полк разбежался, словно никогда не воевал. Магию использовать нельзя, увидят инквизиторы и мне точно голову не удержать на плечах. Да зачем магия, шлепнул себя по лбу, развернулся, взял самую маленькую бочку и, что было сил, толкнул ее в сторону ворот.
     Слишком далеко, не докатится, но мне и не надо, чтобы докатилась. Прицелился из пистоля, один всего выстрел. И – БАБАХ! Бочка взорвалась где-то на середине дороги, отделявшей меня и склад пороха и постоялого двора. Вспышка на мгновение осветила все вокруг, и я увидел, как мертвые, один за другим поворачивают на меня свои головы.
     Ура! Заметили! Часть чудовищ с жутким сипом оторвалась от штурма ворот и побежала ко мне, да кто ж знал, что они так быстро бегают. Я бросил мушкет, схватил лампу и стал отступать назад.
     Ближе, ближе, ближе подходите, еще ближе. И вот первые мертвецы уже перепрыгнули через бочки с порохом и устремились ко мне, ждать больше нельзя. Бросил горящую масляную лампу в сторону пороха, развернулся и побежал, что было сил.
     В этот раз взрыв даже сбил меня с ног, такой сильный он оказался, я даже оглох, в глазах начало рябить.
     Где-то слева послышались крики, заиграли барабаны, подмога, почти успели. Вскочил на ноги и побежал назад, к постоялому двору, надо отвлекать чудовищ дальше, пока лоялисты стягиваются к ставке.
     Много мертвецов взрывом поразил, человек двадцать, если не больше, но возле ворот их все равно целая толпа, причем там уже давно не только крестьяне, обреченные принцем на вечное страдание.
     Теперь отвлечь их нечем, кроме как самим собой, ворота затряслись и рухнули под напором, толпа мертвецов, уже иссеченная мечами и выстрелами, стала проникать внутрь. Как только покойные сломали ворота, их перестало интересовать вообще все вокруг, они, толкаясь, пихаясь, полезли туда, как простолюдины на ярмарке.
     Барабаны подмоги уже близко, сейчас нам помогут, если успеют. Ударил по шее ближайшего мертвеца, нырнул под него и уколол следующего в основание головы. Достал нож и стал орудовать двумя руками.
     Удар, еще удар, в глаз, по горлу, мертвецов эти раны совсем не пугали, но могли замедлить.
     - ВО СЛАВУ СОЗДАТЕЛЯ! – Откуда-то стороны послышался громовой голос, который и вернул мне способность слышать. – Повелеваю Вам, падите!
     И новая вспышка ослепила меня, я мельком увидел целый поток силы, какой раньше не видывал, золотого цвета, даже без аурного зрения, в разные стороны, словно большой шар. Земля задрожала и все резко закончилось.
     Мертвецы, на мгновение остановившиеся, сразу же продолжили свои дела. Не знаю, что это было, но не помогло. Ударил еще одного, одним махом снес ему голову. У лоялистов лучше мечи для таких ударов. И тут послышался топот ног, мужские голоса и звук барабанов. Из-за угла улицы, с северной стороны, строем, с мушкетами наперевес, отбивая ритм по барабану, вышел полк лоялистов.
     - Целься! Огонь! – Скомандовал один из них, и я едва успел упасть на землю, как пули просвистели там, где находилась моя спина. – В атаку! Рубить им головы! Во славу Создателя!
     И солдаты побежали, под ритмичный стук барабанов, я вскочил перед ними и первым вбежал вовнутрь, через разбитые ворота.
     Ситуация так себе, лоялисты отчаянно жмутся к главному входу, их совсем мало, мертвых же наоборот. Ударил ближайшего, затем следующего и так раз за разом, прорубая себе проход к главному входу в саму гостиницу.[1] И тут с криком во двор ворвались лоялисты, увидев новую добычу, мертвецы бросились на них.
     Работал полк слажено, шаг за шагом прорубая себе дорогу в сторону дверей гостиницы, словно и не было никаких мертвецов, а камыш секли.
     И вот, в шагах десяти от меня, от руки солдата пал последний мертвец, его отрубленная голова покатилась в сторону.
     - Добивайте раненных, всех, никого не жалеть. Резать каждого упавшего. – Послышался приказ, откуда-то сверху.
     Битва закончилась, мы победили. Я радостно выдохнул и косым ударом отсек одному из пытавшихся подняться лоялистов голову. Осмотрелся по сторонам, увидел едва мерцающую золотистую ауру в дальнем углу двора, возле перевернутой кареты, и направился туда.
     Под грудой тел, послышался стон, знакомый голос. Отбросил одно из тел, и увидел придавленного перевернутой каретой бывшего лорда-инквизитора, самого Гервиота де Долроса, собственной персоной. Мужчина был в сознании, очень слаб, вся его одежда была в крови.
     - Помоги мне де Нибб, я знаю, что ты маг. Спаси меня. – Жалобно застонал мужчина и на его суровом лице я отчетливо увидел страх. – Молю, спаси меня.
     Наклонился к нему и осмотрел его, весь в крови, а вот и укус на левой руке, прямо с мясом, откушенный локоть, истекающий кровью. Все-таки укусили, бедного.
     - Господин де Долрос, Вас укусили. – Сказал я ему, смотря тому прямо в глаза.
     - Спаси меня, маг крови, молю. – Выдал умирающий инквизитор. – Я знаю, что ты можешь.
     Я наклонился к нему и еще посмотрел на рану, края уже стали темнеть, словно гнить, глаза инквизитора стали блекнуть, аура едва мигала. Если бы я и мог его спасти, то точно не сейчас.
     - Да примет Создатель твою душу. – Сказал я и одним точным ударом убил самого известного инквизитора Мирея, волею случая оказавшегося здесь, в Ратарте, и павшего от рук живых мертвецов.
     Нож, как только оказался в груди инквизитора, на мгновение нагрелся и тут же остыл, словно ничего и не было. Аура великого священника погасла, раз и навсегда, и его душа, свободная от плена зеленого тумана, наверное, отправилась к Создателю, за Грань. Я, по крайней мере, на это надеюсь. Он сражался достойно.
     [1] Дом с меблированными комнатами для кратковременного проживания в нем приезжающих.Первоначально гостиницы возникли как постоялые дворы в населённых пунктах (или на развилках дорог) на пути следования важнейших транспортных маршрутов. Постоялые дворы в крупных городах существовали в странах древнего мира. Само слово «гостиница» первоначально означало постоялый двор. Слово «отель», в конечном счёте, имеет источником французское hôtel, производное от hôte — «хозяин». В старину так называли обычный городской дом (hôtel particulier), в котором часто останавливались знатные персоны во время путешествий.

Глава 12

     Первые лучи утреннего солнца уже отогнали ночь, ту жуткую ночь, которая стоила лоялистам так много жизней. Тесалла ин Халлат, принцесса почившего короля Ратарта, забавно, я все еще ни разу не слышал его имени, что сама себя объявила королевой, уже раздала первые приказы: трупы сжечь, раненных и убитых обезглавить, всем командующим готовиться к военному совету. Про меня тоже никто не забыл, мне было велено ждать тут, подле гостиницы, где только что была битва с жуткими созданиями, рожденными магией Троакастера. Ветер принес ко мне запах костра, жуткий запах горящей плоти, значит, сжигать уже начали.
     Я снял рубашку и оттер кровавое пятно на плече, от укуса не осталось и следа. Да, противоядие в моей крови все еще действует, и я, наверное, единственный человек, который может выжить после укуса этих мертвецов. Второй, точнее вторая, моя наставница, была убита мной ее же ножом тогда, когда мы бежали из Троакастера. Чувствовал себя ужасно, столько дней без нормального сна, даже отдыха, хотелось просто упасть и не вставать, куда-нибудь под дерево, и чтобы никто не трогал хотя бы пару дней. Но нельзя, работа не ждет.
     Посмотрел на кольцо, мое самое главное сокровище, скрывающее ауру мага, чтобы другие не могли понять, маг я или нет. Как долго его ношу, иногда и забываю зачем. Колгар решил, что мне надо его носить, и даже сам достал его для меня. Если противник не будет знать, что в нашем отряде два мага, у нас будет преимущество. Но, пока что, я только что и делаю, как встречаю людей, которым плевать на это кольцо. Сначала некромант, затем инквизитор, все они сразу поняли, что я маг. Хотя, надеюсь, инквизитор принцессе не доложил об этом, а то будет мне очень больно и обидно. Боюсь ее черные наемники, тот главарь со слишком серьезным лицом, прикончит меня в момент. Хотя я, конечно, могу дать бой, но боюсь, от всех их скорострельных мушкетов не увернусь.
     Солнечное тепло уже начало греть меня, легкий ветерок обдувал уставшее тело, такого блаженства давно не чувствовал. Невероятно захотелось в бочку с водой и какой-нибудь свежеиспеченный пирог, с тыквой. Оглянулся по сторонам: лоялисты, все еще напуганные произошедшим ночью, боязно, но довольно ловко собирали окровавленную землю лопатами в бочки. Интересно, ее тоже сожгут или что? Один из солдат бросил на меня полный уважения взгляд, да, хоть кто-то оценил мои ночные выкрутасы. Есть чем гордиться, думаю, если даже враги одобрили. Так, раз уж все равно сижу, махнул одному из солдат, проходящих мимо: - Эй, где у вас оружейников найти можно?
     - Вон там, господин, видите синий дом, двухэтажный, они его заняли. – Сразу же признался мне солдат. Ну что же, отлично, рубашку надевать не стал, взял с собой и пошел туда, к синему дому. Учитывая, сколько в армии принцессы оружия, как мечей, так и порохового, должны же быть те, кто за ним следит.
     Возле синего дома, как я понял, дома полицейской стражи, на выезде из Голинколда, чтобы проверять всех, едущих по дороге, точно так же бегали солдаты. Забавно, у них на форме нарисована пушка и меч, вместе. Схватил ближайшего за руку и спросил как можно более строгим голосом: - Солдат, мне нужно с ножом проблему решить, где мне найти мастера?
     - Отвали, не видишь, занятые! – Огрызнулся тот, и вырвал свой рукав из моей руки.
     - Солдат, ты забылся, вообще-то с тобой соизволил говорить сам господин де Нибб. – Грозно сказал я, и моя рука, словно бы случайно коснулась эфеса меча. С таким гонором я точно похож на благородного, уже и забыл, как на самом деле относятся к простолюдинам. Везде же представляюсь.
     Открыть рот солдатик не успел, как к нам подскочил сержант и немного поклонился: - Приносим свои извинения, господин.
     - Господин де Нибб.
     - Господин де Нибб, мы можем вам чем-то помочь? – Поправился он и сразу же спросил о цели моего, так сказать, обращения.
     - Слушай, сержант, вот у меня есть замечательный нож, только на нем, вот здесь, видишь знак? Его можно убрать? Мне красиво не нужно, но чтобы знака не было. – Ответил я, показав ему трофейный нож, который сектанты использовали для своих кровавых ритуалов.
     - Да, конечно, сотрем, господин де Нибб. – Сказал он и бережно взял нож у меня. – Красиво не получится, но знака будет не разобрать.
     - Вот и отлично, не затягивайте там.
     - Господин де Нибб! - Не дав мне попрощаться с сержантом, меня окликнул другой солдат, вышедший с постоялого двора, явно искавший меня. – Королева хочет Вас видеть. Только оденьтесь, пожалуйста.
     Воля королевы - закон. Надел кровавую рубашку на себя, оставил нож у сержанта, сам последовал за пригласившим меня солдатом. Странно, теперь не в зал, где в первый раз, а куда-то наверх. Возле одной из дверей стояли личные охранники королевы, их легко можно было отличить по вычурной одежде и дорогому оружию.
     - Господин де Нибб, оружие необходимо сдать. – Сказал этот солдат, и я протянул ему свой пустой пистоль и уже начавший зазубриваться меч погибшего лоялиста, который хотел оставить пока себе. Меня еще раз осмотрели, затем велели снять кровавую рубашку и дали другую, совсем простую. И только после всего этого солдат, что привел меня, зашел в комнату, а как вышел, велел мне заходить.
     Комната представляла собой один из номеров гостиного дома, только выглядел совсем по-рабочему. В центре большой дубовый стол, несколько мягких кресел и больше ничего. Принцессасебе личный кабинет[1] здесь сделала. За столом восседала она самолично, и, кроме двух личных королевских конвойных, никого. Личный прием у монаршей особы, великая честь. Если бы не все, что происходило тут раньше.
     - Садись де Нибб, я разрешаю. – Властно сказала Тесалла, указав на один из мягких стульев, стоявших напротив стола. Я покорно выполнил ее приказ, стараясь не особо смотреть в ее глаза. Очень странное ощущение, сейчас она такая властная, а когда мы виделись в первый раз, обыкновенная, миловидная девушка, приятная и располагающая к себе. Какая поразительная разница. А принцесса тем временем, уже не так властно, а даже скорее доброжелательно, продолжила. - Можешь говорить спокойно, де Нибб, здесь только я и ты. Ты, наверно, хочешь узнать, что будет дальше с тобой?
     - Да, Ваше Величество. – Скромно ответил я, бросив взгляд в сторону ее королевского конвоя, что отчетливо делали вид, словно они людскую речь не понимают. – И почему Вы вызвали меня поговорить наедине.
     - Слушай, де Нибб, ты меня три раза удивил уже за такое короткое время, и так забавно не каждый сможет. Первый раз, когда дал мне деньги, большие деньги для простолюдина или нищего дворянина, чтобы я спаслась от войны. В лагере врага. Или ты догадался, что я королева? Почему тогда не убил? Закончил бы войну один ударом. Так что да, удивил тогда в первый раз. Второй раз ты удивил меня тем, что бежал из Салдена, из моих тюрем. Так еще и с моим лордом казначеем умудрился проехать. И в третий раз, когда пришел сюда и не только предупредил о коварстве брата, но и достойно сражался на моей стороне. Кто ты такой, де Нибб? Чего тебе нужно на самом деле?
     - Наемник, Ваше Величество, отряд «горные лисы», из Мирея. – Ответил я напрямую. – Удивлять противников - это часть нашей службы.
     - Ну, так служите мне! Я дам титулы, звания, власть, деньги. – Сказала Тесалла и посмотрела мне прямо в глаза. Что-то в ее взгляде было такое, что заставило мое сердце дрогнуть. – Служите мне, и я устрою вашу жизнь так, что не будете знать нужды.
     - Мы подписали контракт[2] с вашим братом, Ваше Величество. Честь и репутация для нас значат больше любых наград. – Кротко ответил я, смотря на ее, ничем особо не примечательное, лицо, от которого именно сейчас глаза стало невозможно оторвать.
     - Немногие в Ратарте удостоены чести говорить со мной вот так, да и не все получают подобные предложения. Больше ты такого не услышишь, де Нибб. – Жестко ответила Тесалла, словно мой отказ ее оскорбил. – В благодарность за помощь, я отпущу тебя, считай это своей наградой. Можешь идти куда угодно.
     - Я пойду назад, в столицу, с Вашего позволения. – Решив уточнить этот момент, произнес я.
     Принцесса вздохнула, и на ее, начавшем уже казаться красивым, лице отчетливо проявилось разочарование.
     - Да будет так, де Нибб. Если королева сказала, куда угодно, то так оно и есть. Я своего слова не меняю. Можешь идти.
     Я встал с мягкого стула, поклонился ей, и, стараясь не становиться спиной, направился к выходу из кабинета.
     - И еще, де Нибб. Штурм столицы начнется завтра на рассвете.
     - Почему Вы мне об этом рассказываете, Ваше Высочество?
     - Репутация не только для вас много значит. – Холодно ответила она, встала из-за стола и вышла из кабинета через другую дверь.
     После всего, что мне наговорила принцесса, я был просто сам не свой. Слишком уж она откровенна со мной, неужели на самом деле понравился ей, кто знает. Если лисы об этом услышат, точно дамским угодником называть будут.
     Вышел из гостиницы, сразу же направился к оружейным мастерам и забрал уже свой нож. Выглядел он не так красиво, как раньше, но знака Алтаны на нем видно уже не было. Убрали его, на этом и спасибо. Поправил рубашку, свое оружие, и дождался посыльного с разрешением принцессы. Без него еще и стрелять в спину начнут. Посыльный, тот самый солдат, совсем молодой парень, едва ли старше меня, протянул мне это письмо и сказал: - Она очень расстроена вашим разговором, господин де Нибб. И еще, спасибо вам большое за помощь.
     - Удачи тебе, служивый.
     Сказав это, взял письмо и направился к баррикадам, стараясь не смотреть назад. Да, я сейчас иду назад в осажденную столицу, хотя мог бы занять место среди свиты принцессы, которая, судя по ее тону, настроена, победить своего трусливого брата любой ценой.
     Шел по пустым улицам Голинколда, которые оставили войска принца и не спешили занимать лоялисты, и думал обо всем на свете. Как победить в завтрашнем штурме, если армия принца не такая смелая, люди просто не хотят за него воевать, его командиры не имеют опыта. А самого опытного из них, ин Делена, он превратил в живого мертвеца, тем самым лишив себя поддержки знати. Сложилось ощущение, что принц только и думает, как себя поглубже закопать.
     Бездарная битва при Салдене, стоившая ему многих боевых магов, ужасная разведка, что допустила такой промах, уход в столицу, кольцо осады вокруг нее, измор. Очень надеюсь, что у этого дурака есть запасной план, иначе ни одна лисица в норку не вернется. Ну, кроме Топотуна, который стерег наш корабль в порту.
     Вдалеке показались завалы на улицах, которые устроили люди принца. Судя по аурам, там совсем немного солдат, но они есть. Попадаться им на глаза не нужно, не поймут. Проникнуть за завалы оказалось совсем легко, с одной крыши на другую, затем через то же окно, и все, я внутри. Делай что хочешь. Напрягло, пожалуй, то, что солдат сегодня на постах почему-то меньше. Петляя по улицам, стараясь не попадаться на глаза патрулям, я вышел на ярмарочную площадь, и запах гнили ударил, словно на стенку налетел.
     Вся площадь была завалена телами простолюдинов и солдат, вся. Прямо так, под открытым небом, они лежали здесь. Все тела изуродованы, обезглавлены, даже не тела, а их части, так точнее. Из-за ветра я не почувствовал этот жуткий запах сразу. План принца провалился, не все мертвецы побежали в сторону лоялистов, судя по всему. А вот и дворец принца, вышел на дорогу и сам подошел к патрулю.
     - Солдаты, срочно отведите меня к Колгару, отряд «горные лисы». Меня зовут Эмерик де Нибб, есть срочное донесение.
     Один из солдат сразу же забрал у меня все оружие, в который раз, второй бегом побежал во дворец. Ждал его я не долго, он вернулся в сопровождении королевских конвойных, та самая особенная охрана принца, по лицам совсем не отличить от охраны принцессы. Туда, наверно, берут всех с лицом в виде камня. Меня повели, но в этот раз не в северное и не в южное крыло, а прямо, в большие залы, возле зала с большими, оббитыми золотом листами дверью, один из конвойных постучал, а затем зашел в маленькую, не приметную на фоне больших дверей, дверь сбоку и потянул меня за собой.
     Комната оказалась невероятных размеров залом. Просто огромным, в таком зале я еще не бывал, высокий, полукруглый свод, массивные, украшенные золотом колонны. Вместо стекла разноцветные витражи, а сверху люстра, из стекла, размером, наверное, с карету. От большой двери, в самый центр зала вел широкий ковер. А вот в центре зала, на большой гранитной плите, словно у памятника, трон, который никак нельзя было назвать роскошным. Из черного дерева, на спинке вырезана ящерица, подлокотники широкие. Я бы даже не назвал его троном, если честно. Старинный, здоровенный стул с украшенной спинкой, не очень удобный, но очень тяжелый. А вот рядом, на плите поменьше, без двух ступенек стоял уже трон, который назвать иначе и нельзя было. Весь в золоте, витиеватые узоры, на спинке корона. Именно на золотом троне восседал принц Домитер ин Халлат, который очень хотел быть королем Ратарта, но сделал все, чтобы им наверняка не стать. Рядом стоял Колгар, чуть поодаль все его конвойные, вдоль стен зала медведи.
     Столько народа охраны, настолько принц боится за свою жизнь, даже поверить сложно. Увидев меня, Колгар помахал мне рукой, велев идти к себе. Я подошел и встал на одно колено, показывая всю учтивость, о которой я знал.
     - Мой шпион прибыл, Ваше Величество. – Доложил Колгар принцу. Тот, услышав эти слова, ответил, словно не обращаясь ни к кому в комнате. – Говори.
     - Лоялисты пострадали от атаки, Ваше Величество. – Ответил я, догадавшись, что это именно мне велено было говорить. – Но они скоро восстановят свои силы. Завтра на рассвете они начнут штурм.
     - Ты уверен, наемник?
     - Да, Ваше Величество.
     Услышав эти слова, Домитер ин Халлат вскочил со своего золотого трона и зашагал куда-то в другой конец зала. Колгар кивнул де Сокману, тот вместе остальными «лисами», королевским конвоем и «медведями» последовали за ним. Затем Два Клинка подошел ко мне и спросил: - Как прошло?
     - Отбились, было непросто, но отбились. А у вас тут что нового?
     - Не все мертвецы побежали к лоялистам, я думаю, ты уже заметил. Принц за это казнил еще и ин Маре, взамен назначил какого-то совсем юного, но верного парня. Злится на ин Яннеса, мага, что тот себя никак почти не показал. Армия сильно ослаблена, они ненавидят принца и сражаться до последнего не будут. Если на рассвете начнется штурм, мы проиграем. Ладно, де Нибб, ты молодец, отдыхай, у нас будет тяжелая ночь и еще более тяжелый рассвет, понадобиться много сил.
     - Спасибо. Колгар, а почему у них два трона? – Спросил я, указав на черный резной трон, стоявший на большой плите. – И почему они такие разные?
     - А, это. Тот, который дальний, черный, это тот самый трон, который сделал предок принца, Король Саламандра. А этот, с золотом, сделали уже потом. Тот черный так и называют теперь – Трон Саламандры. Видишь, даже саламандра на спинке вырезана.
     - И какой в этом смысл?
     - Есть легенда, что Трон Саламандры сам выберет достойного правителя для Ратарта, и только достойный сможет сидеть на троне. Понимаешь, никто после покойного Короля Саламандры на его трон не садился. Теперь это символ королевской власти, а второй трон его потомки сделали, чтобы было, где восседать.
     Я посмотрел на возвышающийся над тронным залом символ королевской власти. Трон Саламандры, про него говорила Агдатор, который может сам выбрать достойного правителя для Ратарта.
     - Колгар, а что будет с тем, кто не достоин, но сядет на трон?
     - По легенде, трон сожжет его изнутри, и он умрет. Понимаешь, согласно воле Короля Саламандры, всякий человек, кого трон признает достойным, может править Ратартом. Всякий, даже простолюдин.
     - И ты в это веришь?
     - Да ну, глупости, деревянный стул, сжигающий людей изнутри по каким-то своим принципам, - это даже в нашем безумном мире звучит, как бред. Думаю, это красивая легенда, чтобы наследники вели себя хорошо. А теперь иди отдыхать, как проснешься, найдешь нас.
     Сказав это, Колгар развернулся и покинул тронный зал, оставив меня одного стоять посреди зала. Надо найти место, где поспать, зарядить пистоль, подготовиться к штурму. Посмотрел еще раз на легендарный Трон Саламандры. Да ну, бред, не может деревянный стул решать, кто достоин носить корону. Посмотрел аурным зрением на него – ни одного плетения или чего-то похожего на следы магии. А молодец, Король Саламандра, умно придумал, а наследники не поняли. Всякий, восседающий на троне, достоин, даже если он откровенный подлец и жулик. Трон же принял, какие вопросы?
     Осмотрелся по сторонам, в зале никого, стараясь не шуметь, залез на плиту, к черному трону. Никаких следов магии, просто старинный, резной стул, даже не трон. Ни золотой отделки, ни драгоценностей, ничего нет. Только витиеватые узоры, ящерицы вырезаны, черное, опаленное дерево. Работа плотника высшего мастерства, не более того. Осмотрелся еще раз по сторонам, любопытство взяло верх, признаюсь. В тронном зале никого, и нет следов аур людей, я тут один.
     Положил сначала руку на трон, никаких ощущений. Слегка холодный, но не печет. Пришло время почувствовать себя королем, развернулся и примостил свою задницу на легендарный Трон Саламандры, устроился поудобнее.
     Прислушался к своим ощущениям, ничего не горит внутри, все так, как и было, осмотрел трон аурным зрением – следов заклинаний или магии нет. Просто большой резной стул с красивым и грозным названием. Ерунда, а разговоров-то было. Мудрый Король Саламандра дал наследникам способ доказать божественную волю при правлении, а они не пользуются.
     Слез с трона, никаких ощущений не испытал, просто посидел на жестком старинном стуле большого размера. Ладно, пора заканчивать хулиганить, надо идти отдыхать. Вышел из тронного зала и направился в покои «лис», которые мудрый принц нам с широкого плеча выделил. А разговоров-то было, действительно.
     Как добрался до нашего зала, я даже и не помню, побросал одежду и завалился спать на какие-то тряпки, едва коснулся их и провалился в сон, словно в омут.
     И снова оказался уже в знакомой комнате, Алтана Бенезет Агдатор, собственной персоной, восседала на все том же плетеном стуле, в этот раз ее роскошные волосы были заплетены в тугую косу, одета она была в темное платье, с золотыми узорами на груди.
     - Я рада, что ты сделал все именно так, как я просила. – Сразу же, вместо приветствия, сказала мне девушка. – Мир стал куда лучше, поверь мне.
     - Я сделал это не ради тебя.
     - Но ты это сделал, и именно так, как хотела того я. – Надавила она, словно именно так и должно быть. – Я свое слово всегда держу, так что, если тебе интересно, могу рассказать все, что знаю о зеленном тумане и где его найти.
     Зеленый туман, проклятое оружие Троакастера, но сейчас совсем не до него, посмотрел в ее, действительно, красивые глаза и ответил: - Боюсь, сейчас это не главная моя проблема. Принцесса собралась штурмовать столицу, шансов на победу у нас уже нет.
     - Так что на счет Трона Саламандры? – Спросила Алтана и слегка нахмурилась. – Я же тебе про него говорила, ну что ты, в самом деле.
     - Трон не действует.
     - Ты уверен?
     - Да, абсолютно уверен. – Твердо ответил я. – Трон бесполезен, ты ошиблась. Это просто легенда, не более того
     - Плохо, очень плохо. Но это настолько плохо, что даже хорошо. Ничего люди не могут сделать толкового. Но это и хорошо. Тебе не рассказывали про легенду? Так вот, трон лишь определяет достойного. А достойным может быть не один человек, а сразу несколько. Если он не работает, то он выберет любого, кто осмелится на него сесть. Значит, каждый достоин. А если оба желающих достойны, то это вызовет смуту в головах, понимаешь? Даже тот факт, что он не работает, все равно может помочь. Это мой тебе совет, за хорошую работу. А про зеленый туман я тебе расскажу потом, если выживешь.
     - Твоя помощь и твои советы мне не нужны. И не надейся, выживу.
     - Я знала, что ты не скажешь спасибо.
     Как только она сказала последнее слово, комната сразу поплыла, и я проснулся. Все тело болело, хотелось отдохнуть еще. Судя по крикам и возне снаружи зала, вся армия принца готовится к штурму. Ну что же, и мне пора тоже этим заняться. Проверил оружие, зарядил пистоль, протер свой красивый нож и вышел из зала искать своих - Колгар точно знает, что нужно делать.
     Нашел его на площади, перед дворцом. Он уже руководил обороной, судя по всему, назначенный принцем человек совсем ничего соображал.
     - К бою готов! – Постарался бодро его поприветствовать я. – Какие будут поручения?
     - О, де Нибб, отлично. Наши все, кроме де Сокмана, в охране принца. Ты и он, вам придется поработать на улицах.
     - А точнее?
     - Твое северное направление, делай, что можешь, но не дай прорвать баррикады. Если солдаты побегут, нам конец. Если что-то пойдет не так, отступай во дворец. Я всех предупредил, теперь там главный ты. Не подведи.
     - Понял, выполняю.
     Кивнув ему напоследок, покинул дворцовую площадь, и направился по северной улице, в сторону баррикад.
     Эта улица, одна из самых широких в городе, остальные перекрыты, если и прорываться к дворцу, то только здесь и на главной. Вокруг носились солдаты, словно от этой беготни мог быть какой-то смысл.
     А вот и завалы, на крышах пушки, солдаты, внизу тоже, у домов забиты окна, сама дорога разобрана на камни и те аккуратно сложены в кучи.
     - Господин де Нибб, нас предупредили, что вы прибудете. – Сказал подошедший ко мне лейтенант. – Мы очень надеялись на помощь, и принц нас услышал.
     Да, конечно, принц услышал, сто раз. Колгар знает, что магов, способных воевать, в армии почти и нет, кроме нас лекари, да и парочка местных, со своим командующим. А без магов не выстоять, на что надеется - не понятно. Так, а на меня никто даже не смотрит, словно меня и нет. Молодой мальчишка, вот кто я в их глазах, чего на меня смотреть. Надо срочно брать все в свои руки.
     - А ну всем стоять! Ты и ты - на ту крышу, ты - почему порох на земле? К пушкам. Вы - на укрепление. Дадим лоялистам огня сегодня! – Разревелся, словно раненный лев, я и злобно замахал руками. – Чего встали, словно каменные истуканы? Я непонятно сказал?
     - Да, господин. – Послышались робкие голоса солдат, и они забегали быстрее. Вроде удалось им внушить, что я готов командовать.
     - Ты, лейтенант, что у нас тут?
     - Десяток пушек на крышах, мы держим улицу и подходы к ней, стрелки готовы, места занимают.
     - Так, вот этих спрячь за домами, если будет стрельба, хоть не угробит сильно. Отсюда всех отгоняй вглубь, если будет прорыв, встретим их на мечи здесь. Эти первые, эти вторые, этих в засаду. Спрятать их по домам и подвалам, как только мы начнем отступать, пусть вступают в бой, скажи еще стрелкам, что стрелять тоже только по команде.
     Лейтенант бросился выполнять приказ, я же полез на верх баррикады, рассвет уже начался, сейчас пойдут.
     Но не пошли, мгновения тянулись, словно мед, медленно, казалось, целую вечность. Неужели обманула принцесса, и штурма не будет? И так же резко, откуда-то издалека, послышался звук барабанов. Идут. Скомандовал приготовиться и ждать. Начнут стрелять или сразу штурм?
     Вдалеке, между высоких домов, показались первые люди, и, правда, целая армия. От них отделился один и пошел вперед, прямо к нам.
     О, да, я узнал его, это тот самый черный наемник, которого я видел в свите принцессы. И не боится же, один идти. Я поднял руку, давая команду - не шевелится, а он тем временем подошел уже достаточно близко, так, чтобы его было не только видно и хорошо слышно.
     - О, де Нибб, не ожидал вас здесь встретить.
     - И вам доброе утро, господин. – Ответил так же громко я. – Чего изволите?
     - Я пришел просить вас всех сдаться. Сдайтесь, и никто не пострадает, принцесса обещает простить всех сторонников мятежа.
     - Вынужден вам отказать! – Так же протяжно ответил я. – К сожалению, в наши планы это не входит.
     - Мы, в любом случае, попадем во дворец. Даже через ваши трупы.
     - Пробуйте. – Коротко ответил я и скомандовал пушкам готовиться. Понятия не имею, что сейчас начнется, но начнется. Главарь наемников услышав мои слова, развернулся и пошел назад, к своим.
     Как только он отдалился от нас, послышался грохот, штурм начался. Свист и грохот оглушил меня, земля затряслась.
     Я махнул рукой, и наши пушки стали стрелять в ответ, дым затянул всю улицу, словно туман.
     Из тумана, словно призраки, выбежала целая толпа лоялистов, одетых в черное, они пустили лучшие силы на штурм, чтобы их проклятый забрал. Я скомандовал стрелкам, и они открыли огонь.
     Едкий запах гари и крови не давал сосредоточиться, а дым мешал разобрать, что все-таки происходит, но аурное зрение не подвело. Нескольких лоялистов точно насмерть, те же, кому повезло больше, уже стали забираться на баррикады.
     - За Короля! Мечи наголо! - Заорал я, словно в последний раз, и выхватил меч. Солдаты принца последовали моему примеру, вылез наверх и ударил первого же лоялиста, которого увидел, его аура тут же погасла.
     Над головой просвистела пуля, то ли наша, то ли их, уже не разобрать, ударил еще одного по рукам и лицом к лицу оказался с третьим, что уже забрался наверх. Косовой удар сверху, он отскочил, но один из солдат его подловил, готов. Развернулся и столкнулся сразу с двумя, думать времени не было, заклинание, словно само, сплелось передо мной, я тут же бросил его во врагов. Две воздушных иглы - два покойника, отличный результат, переступил через них и побежал на другой край укрепления, где солдаты в черном уже прорвались. Два огненных шара им в спины, одному с разбега воткнул меч в горло, от чего тот там и застрял.
     - Сдохни, маг! – Послышалось сзади, бросил меч, присел и поймал лоялиста красивым ножом в живот, под кирасу. Нож едва ощутимо нагрелся и тут же остыл.
     Я вынул меч и осмотрелся, там, где я только что был, лоялисты, уже даже не солдаты в черном, а простые, забирались наверх.
     Проклятие! Да сколько их тут, бросил туда воздушный кулак, он со свистом ворвался в толпу, да так, что люди, словно тряпичные куклы, посыпались вниз с баррикады, прямо на своих же собратьев.
     И вдруг сильная боль прожгла мне живот, да так сильно, что я согнулся и кубарем повалился вниз, скатываясь по этой куче различного мусора, что они солдаты принца гордо обозвали укреплением.
     Осмотрел себя, кто-то меня умудрился подстрелить, моя кираса не выдержала такого обращения, и теперь не только живот, но и все штаны были в крови. Бросил на себя два заклинания исцеления и тут же вскочил, отлеживаться времени нет.
     Лоялисты уже внизу и теснят наших, думай голова, думай. Да пропади оно все пропадом, создал заклинание огненного смерча и бросил его прямо на укрепление. Мусор, бочки, части карет тут же вспыхнули, словно солома.
     Горящие стены их задержат, даже смотреть не стал, как сильно загорелась стена, побежал к отступающим солдатам Домитера, ударил, получилось сбоку, двумя воздушными кулаками. И сразу же снес кому-то из нападавших пол лица одним ударом меча.
     - Медленно отступаем! - Велел я и стал прорываться к нескольким солдатам, окруженным лоялистами. – Отступаем, чего встали.
     - За Короля! – Послышались крики, и те солдаты, которых я оставил в засаде, поодаль от баррикад, стали гурьбой выскакивать из домов и подвалов. Битва стала еще кровавее, словно открылось второе дыхание.
     Посмотрел назад, огонь с баррикад уже перекинулся на дома, да простит меня Создатель за такое. Обернулся, засадные отряды стали теснить лоялистов к огню, не давая им проскочить вглубь. Надо срочно помогать, побежал назад, нанося удары налево и направо, стараясь задеть как можно больше врагов.
     Почти отбились, слава Создателю, огонь мешает лоялистам пробиться внутрь охранного кольца, успех. Только стоило мне подумать об успехе, как раздался грохот, подобный тому, что я слышал при битве на Салденских полях. Земля затряслась, меня отбросило назад, словно листик по ветру, а горевшее укрепление, так заботливо построенное войсками принца, разлетелось на кучку горящих частей.
     Пока мы тут сражались, лоялисты подорвали горящую баррикаду, чтобы расчистить путь основным войскам, и у них, к моему сожалению, получилось.
     Я медленно встал, колени дрожали, в глазах все плыло, и, кажется, что-то рассекло мне голову, моя теплая кровь струилась по моему лицу, попадая в рот.
     Попытался создать заклинание исцеления, но получилось с трудом, голова отказывалась соображать, и тут же направил его на себя.
     - Назад, все назад! – Глухо, словно не своим голосом, прокричал я, увидев в огромной пробоине, на месте нашего укрепления ауры лоялистов. Они пробили охранное кольцо и теперь решили ударить конницей.
     Всадники, вооруженные длинными, слегка изогнутыми мечами, стали по двое и трое проникать внутрь охранного кольца, перепрыгивая через горящие обломки, надо их задержать. Вытягивая как можно больше силы из Источника, создал, какой только мог, воздушный вихрь и бросил его туда. Получился даже не вихрь, а целый ураган, но смотреть дальше не стал, не до этого, кони лоялистов заржали, послышались испуганные крики, значит, сработала.
     - Отступаем, все к дворцу! – Скомандовал я и тут же ударил случайного лоялиста, что оказался рядом. – Живо!
     Еще раз глянул назад, заклинание еще действует, а пожар, начатый мной, только сильнее разгорелся.
     Да, не смог спасти столицу, так сжег ее, какой молодец. И кто похвалит, кроме себя. Коснулся Источника, на удивление, только половина ушла, всего лишь. Подхватил мушкет и, покрикивая на солдат, стал уходить в сторону дворца.
     
     [1] Кабинет -помещение, оборудованное для проведения специальных занятий, профессиональной работы.Происходит от франц. cabinet «небольшая комната; кабинет», уменьш. от cabine «небольшая комната; кабинет», далее из неустановленной формы; сравнивают с cabane «хижина; шалаш; лачуга». Русск. кабинет в знач. «рабочее помещение» — начиная с Куракина, 1705 г.; Уст. морск. 1720 г.; также габинет, Куракин, 1707 г. Заимств. через нем. Kabinett или итал. cabinetto. Форма на г- — через польск. gabinet.
     
     [2] Контакт — (лат. contractus, от лат. contrahere вместе соединять). Взаимное соглашение двух или нескольких лиц, по которому одно из них или несколько обязываются другим что-либо сделать.

Глава 13

     Небо затянуло густым дымом так, что даже стало не видно солнца, словно его и не было вовсе. А запах гари, едкий, просто разъедал нос и не давал собраться с мыслями.
     Столица королевства Ратарт – славный город Голинколд, вся была окутана дымом от многочисленных пожаров, устроенных и сторонниками принца и лоялистами. Дым от этих пожаров, густой, словно кисель, уже полностью захватил столицу некогда цветущего государства.
     Еще совсем недавно все в Ратарте было нормально: служащие короля воровали казну, разбойники и бандиты разных мастей вели свои темные дела, «Братство Ночи» укрепляло свои позиции, проникнув в самое сердце церкви, а король, имя которого я так и не узнал, с особенным усердием продавал Мирею новое пороховое оружие. Его дети – Домитер и Тесалла, брат с сестрой, только и занимались тем, что развлекались при дворе и, наверное, не особо и думали о будущем.
     Но, как это часто и бывает, король Ратарта неожиданно отправился на встречу к Создателю, да так, что никто и не понял, почему именно. Говорили, вроде бы от чахотки старый король помер, а может, ему и помогли, сейчас это уже не имело никакого значения. Оставил он после себя одну важную проблему – кто же будет править после? Закона о престолонаследии в Ратарте не было, от чего смерть великого правителя и вызвала много вопросов. Да, один, всего один закон, мог избавить королевство от целого вороха проблем, но его не было. А все потому, что один старый король, живший пару сотен лет назад, очень боялся потерять власть. И заявил, дескать, он создал особенный трон, который сам может выбрать достойного правителя для Ратарта. И сам же на него сел, объявив себя достойным. Тем самым и основал эту династию – ин Халлат.
     Трон этот получил имя – «Трон Саламандры», по прозвищу этого великого и умного предка. Да вот только после него на этот трон никто и не садился. Странный, противоестественный страх поселился в жителях королевства. Они, действительно, боялись старинного стула, словно он по-настоящему мог кого-то сжечь. Страх перед этим стулом превратил эту легенду в какую-то новую веру, чего я понять так и не смог.
     Неужели никто за столько лет не попытался проверить, правда ли трон сжигает людей? Да, судя по всему, они его настолько боялись, что даже не подходили к нему. И почему-то решили, раз трон выбрал Саламандру правителем Ратарта, то этот выбор и к его потомкам относится, что по мне так – глупо. Забавно, наверно, именно так и появляются детские страшилки, от странных традиций, которые связаны со страхом людей перед неизвестным. Может быть, я, как человек выросший в Мирее, в далекой от королевства империи, прошедший через значительную часть суровых испытаний, мог и не понять, как это так, не проверить легенду, но местные почему-то считали это естественным порядком вещей. В этом и главная проблема людей – они часто верят в глупости, но не находят в себе смелости их опровергнуть. Я видел, как принц украдкой бросает взгляд на трон, тогда, в тронном зале. И он полон страха и восторга, словно этот трон самому Создателю принадлежит.
     Хотя я здесь, в Ратарте, конечно же, не для того, чтобы изучать местные верования и легенды, я и остальные «горные лисы» здесь для того, чтобы не дать Домитеру ин Халлату выиграть в этой войне. Разведка Мирея, что подчиняется самому герцогу де Фаттену, любителю маленьких мальчиков, донесла о том, что если принц победит в войне, то он попросту порвет крайне выгодные для империи торговые соглашения. Эти самые соглашения, позволяющие сейчас, когда ситуация с магическим оружием очень интересная, получать по хорошей цене пороховое оружие, производство которого в Мирее сейчас невозможно.
     На деле же оказалось, что принц как раз наоборот – очень хочет и дальше дружить с Таргольдом Мудрым, императором Мирея. А вот принцесса, на которую ставила разведка де Фаттена, совсем не хочет дружить с Миреем и продавать ему лучшее в мире пороховое оружие. А потеря порохового оружия, как раз когда началось самое большое в истории перевооружение и переобучение армии империи, может существенно ударить по силе. А учитывая, что не все страны хотят жить в мире с империей, это чревато.
     Я отогнал посторонние мысли и огляделся по сторонам: из-за дыма и в спешке приказанного мной отступления, совсем заплутал и оказался на незнакомой улице, отбившись от остальных солдат. Огляделся по сторонам – тихая узкая улочка, змейкой уходящая за поворот, вся целиком заполнена дымом и ни одной человеческой ауры. С такими лабиринтами я до замка к концу битвы только доберусь, так еще и солдат своих потерял, Колгар не обрадуется. Надо быстро возвращаться на верный путь, но бежать назад опасно, там уже во всю слышны голоса вражеских солдат, откровенно ругающих на чем свет стоит принца. Бежать по улицам опасно и не очень быстро, а если по крышам? Огляделся по сторонам, увидел домик пониже, бросил под себя не очень сильный воздушный вихрь, направив поток воздуха вверх, от чего подпрыгнул, словно лягушка, и оказался наверху.
     Как я раньше не догадался использовать это заклинание для прыжков, о чем только думал. Вскарабкался на крышу, оттуда таким же образом прыгнул на соседнюю, повыше, и осмотрелся. Вся столица окутана дымом, недалеко слышны взрывы, на каких-то крышах идет бой, а сам дворец виден чуть левее.
     Хорошо, что дома стояли недалеко, и моего нового способа прыгать вполне хватило, чтобы перемахнуть с одной крыши на другую.
     Прыгая, словно лесная лягушка по пенькам, я довольно быстро нагнал своих отступающих солдат и собирался уже было спуститься к ним, как мою спину больно обожгло. Кто-то из лоялистов увидел скачущего по крышам меня и решил поиграть в охотника, слава Создателю не попал нормально. Но отвлек, от чего я оступился, повалился на бок, и крыша очередного низкого домика не выдержала и с грохотом провалилась вниз, увлекая меня за собой.
     Если кто не падал с проломленной крыши, то знайте, это очень больно, да так больно, что у меня потемнело в глазах, и на некоторое время я даже потерял сознание.
     Пришел в себя, рука болела невероятно, словно ее прижгли огнем, весь в пыли лежал на раздавленном мной же столе. Осмотрелся по сторонам, похоже на торговую лавку, с какими-то снадобьями, наверное, провалился в аптечный дом. Зачем в аптечном доме такие крепкие столы, никто мне и не расскажет. Коснулся своего Источника и заглянул в свою ауру, на спине рана от пули, не глубокая, раненный черным наемником живот затянулся, множество ушибов и сломанное левое предплечье, все еще сжимающее красивый нож. Не отпустил, что радует, но болела рука жутко. Создал то единственное заклинание исцеления, которое умел, и бросил его на себя, следом второе и третье, благо силы в Источнике еще много. Столько раз его на себя применял, боюсь, щеки совсем опали, похудел, наверно, фунтов на пять.
     - Он упал сюда, я видел! – Послышались грубые голоса из соседней комнаты. – Вы двое идите наверх по лестнице, проверьте, он там.
     Послышался звук поднимающихся людей, вскочил, стараясь не шуметь, и встал возле двери. Шаги все ближе и ближе, и дверь резко, так, что заставила вздрогнуть, затряслась.
     - Здесь заперто! – Крикнул голос за дверь.
     - Так выбей, тупица! – Ответили снизу. – Он где-то там, я уверен.
     За дверью послышалась возня, и дверь с грохотом слетела с петель, в комнату ворвалось двое лоялистов, простых солдат, один с мечом, второй с пистолем в руках. Дальнего ткнул мечом в область пояса, ближайшего убил воздушной иглой. Полезное все-таки заклинание, сколько раз выручало. Левая рука все еще не готова к бою, хотя перелом стал заживать.
     - Что там у вас? Что происходит? – Послышался тот же злой голос снизу, они забеспокоились. Ждать их визита смысла нет, выбежал из комнаты и в два прыжка преодолел лестницу, оказался внизу, прямо в толпе лоялистов. Отбросил двоих воздушным кулаком, одного порезал мечом, последнего ударил ногой, от чего тот согнулся пополам.
     Выглянул на улицу – я оказался как раз в той части Голинколда, которая уже перешла лоялистам. Одни проверяют дома, другие тянут пушки в сторону дворца. Оглянулся назад, неубитые лоялисты стали приходить в себя, чего допускать не следовало.
     Связав бедных солдат, решил попробовать выйти через другую улицу, может быть, там есть возможность проскочить и мне повезло, лоялисты уже прошли ее дальше.
     Оказавшись на улице, пригнулся и, стараясь не шуметь, забежал в дом напротив. Внутри все было перевернуто вверх дном, гордые освободители обыскивали все дома, до которых дотягивались. Собирался было пойти за ними, вдоль улицы, как с заднего двора дома услышал какие-то крики. Не привлекая к себе внимания, прошел дом насквозь и выглянул из-за двери, ведущей во внутренний дворик. Там был разбит неплохой сад, ныне беспощадно затоптанные цветы грустно лежали на земле. В углу сада, возле дальнего забора были особенно большие, раскидистые кусты, выше меня. А под ними, в тени кустов, увидел две ауры, молодая девушка и пожилой мужчина. Рядом с ними ауры двоих солдат, один из них пытался вытянуть девушку из кустов, второй же грозил мечом старику.
     Да, как и следовало ожидать, не все лоялисты отправились штурмовать дворец, некоторые остались поживиться находками. В этот раз не повезло молодой девушке и старику. Не мое дело, но совесть не позволила пройти мимо.
     - Я не помешаю?
     - Проваливай! Ищи себе других! – Не оборачиваясь, ответил мне солдат, угрожавший старику. Ничего себе они обнаглели, даже не посмотрели, кто их окликнул.
     Я, особо не скрываясь, направился к ним, лоялист, схвативший, наконец, девушку за ногу, обернулся и увидел меня, всего такого кровавого и чумазого, вскрикнул и попытался достать меч, отпустив девушку. Но не успел, бросил ему в лицо воздушное лезвие, второго, который как раз обернулся, убил мечом. Девушка всхлипнула и попыталась оттереть кровь солдата со своего заплаканного лица.
     - Вы в порядке?
     - Да, господин. – Тяжело ответила девушка, все еще вытирая милое личико. – Большое вам спасибо, вы спасли нас.
     - Почему вы не покинули город, когда была возможность? – Строго спросил я, не давая им опомниться. – Почему вы здесь?
     - Дедушка мой совсем слаб, не может ходить без трости, мы спрятались в саду, а тут они, и… - Ее голос задрожал, словно она готова была разреветься. – А потом…
     - Но все-таки нет?
     - Нет, господин, не успели…
     - Вот и славно, в городе пожары, здесь оставаться опасно. – Я указал на старика. – Если не можете идти, прячьтесь и молитесь, чтобы лоялисты все же начали тушить пожары, пока весь Голинколд не сгорел к проклятым.
     Сказав это, я еще раз осмотрел поверженных мной лоялистов. Ага, есть что интересного, убрал меч в ножны, снял с одного из них двухзарядный пистоль и повесил себе. Так лучше, куда лучше. Левая рука уже почти перестала болеть, осмотрел ее аурным зрением – ужасно место перелома выглядит, хотя лучше, чем было. Если не исправлю, всегда с рукой проблемы будут. Надо догонять солдат принца и пытаться проникнуть во дворец, пока он еще стоит.
     - А вы господин, вы куда? Может быть, останетесь с нами? – Робко спросила девушка, все еще сидя под этими красивыми кустами.
     - Как куда, дорогая, спасать твоего короля. – Попытался ответить очень гордо я. – Долг зовет, с этим и прощаюсь.
     Не оборачиваясь, забрался с помощью ставней окна на крышу дома, легонько себя подбросив все тем же воздушным вихрем. Основные бои уже далековато от меня, почти вплотную к дворцу, надо поспешить.
     Дыма стало хоть и меньше, но столица все еще горела, на многих крышах я заметил ауры солдат, лоялисты занимали места получше, чтобы держать всю столицу под надзором. Да, с их мушкетами, с крыши можно кого угодно расстрелять.
     В этот раз по крышам прыгал куда осмотрительнее, чем в прошлый раз, еще одного падения не хотелось совсем.
     Прыгал по крышам в сторону дворца, пока случайно, чуть поодаль, не увидел целую группу наемников, что стояли возле дома портного и о чем-то живо спорили. Их черные плащи и маски на головах выглядели сейчас особенно зловеще. А это уже интересно, пригнулся, и, старясь не шуметь, спустился вниз.
     Пригибаясь, я перебежал через улицу и оказался возле дома портного. Вывеска с большими ножницами лежала на земле, воткнувшись в нее острыми концами. Нырнул за нее, а оттуда за стену соседнего дома. До наемников осталось всего несколько шагов, показалось, что я даже ощущаю, как они дышат.
     - Тольт, ты останешься здесь, может, маг еще жив и попробует пробиться к дворцу. – Сказал один из них. – Я могу оставить только тебя.
     - Да, я все понимаю, но, может, кого еще со мной?
     - Не могу, остальные наши тоже заняты поисками. А теперь вперед, выше нос, победа близка! – Один из наемников похлопал Тольта по плечу и махнул остальным следовать за ним. Они что-то ищут, причем все, поэтому их так мало встретил на улицах. Если они ищут, значит и мне надо. И да, интересно, как они различают друг друга, они же все одинаково одеты, чудеса, да и только.
     Наемники двинулись в сторону одного из банковских домов, расположенных на улице, чуть дальше. Вывеска дома валялась внизу, разбитая и изуродованная так, что название прочитать было невозможно. Сам дом такой же высоты, примерно, как и другие, отличие только разве что в зеленой крыше, которая совсем облезла от солнца.
     Оглядываясь по сторонам, я последовал за ними, их странные дела слишком уж интересны, сомневаюсь, что их интересует просто золото.
     Как только они вошли внутрь, я выждал немного и последовал за ними. Освободители уже сорвали массивную дверь и украли все, что нашли внутри, оставив после себя беспорядок, словно они не освобождать столицу пришли, а попросту грабить.
     Судя по следам ауры, они все спустились вниз, в хранилище, я, не особо думая, последовал за ними. И чуть было не столкнулся на лестнице с одним из них лицом к лицу. Но моя скорость меня не подвела, ударил его рукоятью меча прямо в подбородок и подхватил обмякшее тело. Вытянул наверх и осмотрел, ничем не примечательный мужчина среднего возраста с короткими темными волосами. Понять о нем ничего не возможно, да и не нужно. Стянул с него плащ, рубаху и маску и накинул на себя, а его, мирно спящего, оттянул подальше от лестницы в хранилище. Его находить пока рано.
     Внизу горели лампы и кипела какая-то работа, я заглянул за толстую железную дверь и увидел, что внутри, опередив наемников, точно уже побывали другие солдаты армии принцессы, оставив беспорядок, поваленную и сломанную мебель, порванные бумаги. Но наемников интересовало не то, что здесь хранилось еще совсем недавно, а что-то другое.
     Пятеро человек усиленно пытались оторвать со стены один из железных листов, которыми был оббит подвал банковского дома. Главный, стоявший поодаль, повернулся ко мне и спросил: - Все в порядке?
     Я утвердительно кивнул, стараясь себя не выдать. Главный указал на тянущих веревки наемников, приглашая меня присоединится. Спорить не стал, встал за одним из них и потянул веревку, что было силы.
     Железный лист с грохотом оторвался от стены и упал на пол хранилища, явив на свет ламп небольшую, узорную дверь. Главарь подошел к двери и парой ловких движений вскрыл замок, после чего та со скрипом отворилась.
     - Шелат, сообщи остальным, мы нашли его. – Приказал он, не оборачиваясь, и, сняв лампу, осветил дверной проем. Узкая, каменная лестница вела куда-то вниз, в темноту.
     - Шелат, ты чего стоишь? – Спросил один из наемников и повернулся ко мне. – Шелат?
     Проклятые вас заберите, Шелат это я! С такой удачей мне только в игорные дома империи ходить, самым любимым постояльцем буду. Не давая опомнится, выстрелил дважды в ближайшего ко мне наемника и отпрыгнул в сторону. Те сразу достали мечи и бросились на меня, мешая друг другу, маленькое хранилище не давало им разойтись так, чтобы меня окружить. Дрались эти наемники великолепно, в который раз замечаю. Два удара прошли мимо, еще один едва задел, при этом сам чуть не получил сразу два. Для стихийных заклинаний слишком мало места, себя же угроблю, проклятье. Стал отступать и уперся спиной в холодную, железную стену. Второй рукой достал трофейный нож и стал отбиваться двумя руками.
     Наемники атаковали по очереди, словно на тренировке, без опасных ударов, ритмично и быстро, словно их и готовили к такому. Мне пришлось приложить все силы, чтобы отбивать их удары, так быстро они это делали. Еще немного и я не смогу продолжать, надо что-то делать.
     Пока я дрался, один вытянул свой пистоль и направил на меня. Грохот в этом маленьком подвале прозвучал, словно раскат грома во время летнего дождя. Я ощутил сильный удар в плечо, все-таки попал, подлец. Возьми чуть выше, и моя история бы закончилась сразу, боль сразу же подкосила меня, правая рука стала опускаться, и я увидел, как надо мной взвился меч одного из наемников. Вот и конец – промелькнула мысль.
     Нет, не конец! Моя кровь, льющая из раны, словно из кувшина молоко, радостно отозвалась, не создавая никаких заклинаний, силой своей воли вытянул струйку крови в тонкий хлыст и направил его в наемника.
     Удар получился слабым, но сбил атаку и заставил их отпрыгнуть от меня на шаг.
     - Командир, это маг крови!
     - Стреляйте, не подходите близко! – Закричал тот, откуда из-за их спин. Но это было уже не важно, коснулся рукой кровоточащей раны на плече и потянул на себя, превращая капли крови в маленькие, но острые осколки. Рывок, и целая туча кровавых капель, острых, как бритва, полетела в наемников.
     В этот раз мой удар достиг своей цели, и все наемники, словно мешки с песком, упали на пол хранилища.
     В глазах начало темнеть, коснулся Источника, тот от такого почти опустел. Бросил прямо на рану заклинание исцеления и попытался подняться. Получилось с трудом, осмотрел хранилище, один живой, их главарь, что стоял возле самого черного провала за дверью. Теперь же он лежал на холодном каменном полу, прижимая ноги к груди. Задел его тоже.
     Удивительная магия крови, ни одна магия не позволяет подчинять себе что-то без плетения сложнейших заклинаний, и только кровь может становиться оружием благодаря воле. Наставница никогда не говорила об этом, никогда. Да, у меня получалось с помощью стихийных заклинаний придавать своей крови форму ключей или игл, но сделать тоже самое волей у меня получилось буквально несколько раз. При первой же возможности спрошу об этом у Алтаны, она единственный маг, кто может про это знать.
     А сейчас надо узнать, куда ведет эта дверь в хранилище банковского дома, пока наемник еще что-то соображает. Взял нож удобнее и присел рядом с ним.
     - Что это за дверь и куда она ведет?
     - Я тебе ничего не скажу, маг! – Злобно прохрипел наемник, не поднимая головы. – Поганые маги, всех вас надо убить, убью всех, всех…
     - Скажи, что за дверь и умрешь без мучений. – Холодно ответил я, сорвал с него маску. Под ней такое же, ничем не примечательное лицо, как и у всех остальных. – Не скажешь, буду пытать так, что пожалеешь.
     - Тебе не сломить меня, маг! – Еще злее выкрикнул мужчина, чей возраст определить сейчас было сложно, и попытался что-то сделать, но я не дал, потянув кровь из его живота на себя. Так, заклинание стихийное, для использования в походе, вот что у меня всплыло в голове. Сплел его и бросил на окровавленный живот наемника и стал медленно закачивать его остатками силы из Источника. Кровь наемника радостно ответила на мое заклинание, словно только этого и ждала. Полный злобы и боли крик мужчины даже немного оглушил меня. – Что же ты делаешь, тварь?!
     - Сейчас твоя кровь закипит, это будет очень больно. – Ответил я, стараясь, чтобы мой голос звучал ровно. Жалеть этих убийц не собираюсь лишний раз. Меня они точно жалеть не будут. – Кровь твоя закипит, и ты умрешь, наемник. Это будет больно.
     - Хватит, я все скажу! Не мучай меня! Там один из секретных тоннелей во дворец, о них мало кто знает.
     Услышав, что хотел, ударил наемника трофейным ножом, от чего тот легонько нагрелся и тут же остыл.
     Тоннель, значит. Наемники ищут тоннель, не хотят брать дворец штурмом, и тоннелей несколько.
     Коснулся Источника, тот оказался не таким уж и пустым, как мне показалось совсем недавно. Либо так быстро восстановился, либо я из-за спешки ошибся. Бросил на себя еще одно исцеляющее заклинание, ох и заплачу я за это потом, затем взял один из пистолей наемников, меч в ножны и спустился в тоннель, освещая себе путь лампой.
     Этим ходом явно давно не пользовались, да и делали его, очевидно, не для частого использования, слишком крутая лестница, маленькие ступеньки, неудобно.
     Спустился вниз и направился по тоннелю вперед, да он настолько узкий, что не каждый мужчина по нему пройдет, не повернувшись боком. Не знаю, сколько времени я шел, пока не оказался на развилке. Выбрал тот ход, который, как мне показалось, ведет в сторону дворца, и пошел по нему. Лампа уже погасла, и пришлось довольствоваться только аурным зрением. Да, с помощью аурного зрения что днем, что ночью все одинаково серое, но сейчас от этого не легче.
     Как долго шел, так и не понял, под землей сложно ощущать время, но вот лаз стал сужаться, и появилась лестница, такая же крутая, как в банковском доме, резко ведущая наверх.
     Наверху меня встретила похожая, плотная дверь, железная и толстая, такая, что ни одной ауры через нее не увидеть. Рядом, возле двери, почти под самым потолком крюк со старыми ключами. Умно, ключи от дверей в тоннеле оставить, так их точно не забудешь. Было бы неловко во время побега из дворца до самой смерти стучать в том хранилище, в надежде, что работники банковского дома тебя услышат.
     Попытался открыть, не получилось, с той стороны что-то держит. Надавил плечом, тоже ничего не вышло. Спустился чуть пониже и, собрав всю силу из Источника, ударил в дверь воздушным кулаком. Та с грохотом слетела с петель, свалив подпирающий ее шкаф. С трудом протиснулся в разлом и оказался в комнате со шкафами и книгами. Дворцовая библиотека, похоже. Ну, а где еще делать потайные ходы из дворца, как не в библиотеке, действительно.
     Сбросил с себя одежду наемников, во избежание непонимания со стороны своих, и покинул один из залов дворцовой библиотеки. Вокруг сновали солдаты и наемники. Если бы из тоннеля вышел не я, а отряд лоялистов, война бы закончилась очень быстро. Никто и не обратил внимания на меня, словно меня и не было. Да, оборона у принца хромает, повернулся и лицом к лицу столкнулся с одним из «медведей».
     - Де Нибб? Ты как тут оказался? – Удивленно спросил наемник, имя которого я не смог быстро вспомнить. – Ты же в городе был.
     - В библиотеке тоннель, сообщи своим, его надо взять под охрану. Где Колгар? – Имя «медведя» решил и не вспоминать, не до этого сейчас.
     - Тоннель? Понял, сообщу своим, Колгар в тронном зале, готовятся к обороне дворца. – Козырнул «медведь» и быстрым шагом направился прочь.
     Так, проблему с тоннелем решил, уж медведи не подведут, уверен, сами догадаются, что сделать. Быстрым шагом, стараясь не столкнуться ни с кем из солдат, добрался до тронного зала и нырнул в открытую дверь.
     В зале было много народа: личная гвардия принца, его новые командующие, какие-то солдаты, толпа «медведей», несколько магов и, проклятый знает, кто еще. И возле самого трона, того, второго, на котором восседал принц, стояли «горные лисы», все, кроме Топотуна, который сейчас в порту.
     - И именно поэтому мы будем стоять до последнего! – Громко сказал Домитер ин Халлат, даже не встав со своего трона. – А теперь все по местам, нас ждет отличная битва и великая победа!
     Я опять все интересное пропустил, да что же это такое, надо хоть на один военный совет успеть. Первой меня заметила Дайя, сразу же доложила Колгару, тот посмотрел на меня и позвал к себе. Для девушки жизнь сильно изменилась, но, стоит отметить, она с этим справляется достойно. Так, со стороны и не скажешь, что еще пару дней назад она была простой воровкой на улице, а сейчас выглядит прямо как настоящая воительница. За поясом меч, пистоль и кинжал, грудь скрывает тонкая кираса, волосы убраны назад, а лицо серьезное, словно жизнь всех в зале зависит от нее. Не сбежала, осталась с нами, Колгару удалось ее привлечь к нам в отряд. Будет еще одной лисой, как бы я не был против. Подошел к своим, осмотрел наших. Аббас ибн Саллан, южанин, чей навык боя на мечах меня все еще восхищал, Балан де Сокман, наш маг второй ступени, что научил меня многому, уставший, в порванной одежде, видимо, ему досталось не меньше моего, Халар и Данар де Клокки, два брата, что вечно спорят между собой, и командир отряда, сам Колгар де Фаттен, он же Колгар Два Клинка. Все шестеро лис, ставших мне уже почти семьей, все были тут. Глаза уставшие, расстроенные, все понимают, что шансов выжить у нас немного.
     - Ты опаздываешь, де Нибб. – Строго, вместо приветствия, сказал Колгар. – Твои люди уже добрались до замка, что случилось?
     - Я думал, ты обрадуешься тому, что я не погиб. - С наигранным разочарованием сказал я. – А ты так.
     - Эм, я же знаю, что тебя не так просто убить, давай к делу, что случилось?
     - Нас разбили под чистую, пришлось отступать, принцесса знает о тоннелях в замок, надо было вмешаться. – Быстро доложил я, стараясь сказать самое важное. – Попросил медведей проследить за тоннелем. А у вас что?
     - Дворец окружен, принцесса требует переговоров, сейчас принц выйдет говорить. Он, естественно, ей откажет, так что будет штурм дворца. Часть войск разбита, часть бежала, я очень рад, что ты жив. Про тоннель ты хорошо придумал, потом расскажешь, а теперь идем, полчаса, что дала принцесса уже истекли.
     - Наши как?
     - Все в порядке, как видишь. А теперь идем, принц готов к переговорам.
     Принц в сопровождении двоих гвардейцев и целого отряда «горных лис» выдвинулся из тронного зала прочь. Я обернулся назад и посмотрел на Трон Саламандры, тот самый трон, из-за которого все здесь и началось. Старинный, деревянный резной стул, который мрачно возвышался в центре тронного зала. Он должен был определить достойного короны Ратарта, но, к сожалению, не мог, в чем я сам убедился.
     И тут, впервые с того самого дня, как надо мной провели ритуал для раскрытия моих магических способностей и я впервые встретился с Алтаной, я пожалел о том, что не могу с ней говорить тогда, когда это удобно и нужно мне. Например, сейчас, когда действительно не понятно, что делать дальше и как выбраться из этих проблем.
     Мы вышли из зала, и я увидел, как преобразился дворец. Главные ворота были завалены мебелью, но так, что оставили только небольшой лаз наружу. Принц направился туда, двое его гвардейцев и Колгар с ними. Я уже собирался выдохнуть, как Два Клинка потянул меня за собой.
     Вся дворцовая площадь был забита лоялистами, их было так много, что даже предположить, сколько, я не смог. Запах гари, дым, тела погибших, все это несколько пугало и заставляло задуматься о том, стоила ли эта война такого. Дворец окружен, мы словно мыши в мышеловке, силы ничтожны.
     Лоялисты стали расступаться, и из толпы вышла целая процессия. Сама принцесса Тесалла ин Халлат, ее волосы убраны в косу, сама одета как мужчина, за поясом меч, рядом одетые во все парадное ее гвардейцы. Чуть подальше тот самый главарь наемников, одетый в свой черный плащ, чье имя я так и не выяснил, рядом главный советник, господин Нингон ин Хуго, со своим верным стражником Ваяром. Он прибыл из Салдена как раз вовремя, как мне кажется. Знакомые все лица, которые видеть не очень хотелось.
     Принцесса и ее свита отдалились от своих войск и направились к нам навстречу, принц ждать, пока они подойдут, не стал и скомандовал следовать за ним.
     И вот, мы остановились в самом центре дворцовой площади, шагах в пяти друг от друга. Я посмотрел на принцессу, она украдкой бросила свой взгляд на меня, затем на господина ин Хуго, чьего ребенка я только недавно спас, тот едва заметно кивнул, и потом на того главаря наемников в черных плащах. Его взгляд, полный неприязни, обжег меня, словно огонь.
     Тесалла вышла немного вперед и сказала: - Доволен, брат? Тебе это нравится? Посмотри на Голинколд, это все из-за тебя. Сдавайся, ты проиграл. Я никого не убью, всех помилую.
     - Теса, отец никогда бы не оставил трон тебе! Ты это знаешь! Я наследник! Я продолжатель рода! У тебя есть еще возможность поступить правильно, уступи мне трон, прекрати войну! – Грубо и на высоких тонах ответил принц.
     - Ты, действительно, предлагаешь сдаться мне? – Девушка засмеялась, и ее звонкий смех разнесся по всей дворцовой площади. – Сколько у тебя человек осталось, братец? Две сотни? Три?
     - Трона тебе не видать! Трон мой! Твои люди все тут полягут, если решишь взять дворец! – Принц словно и не слушал ее. – Я король Ратарта! Я! Я наследник Рода Саламандры, я! Не ты!
     - Последнее предложение, братец. Сдавайся, признай меня королевой Ратарта, у тебя нет шансов. Я в любом случае войду во дворец через парадный вход, ты же это понимаешь?
     - Никогда этому не бывать! Мои люди спустят с тебя кожу за такое! – Он развернулся и, гордо вышагивая, направился в сторону дворца. Мы последовали его примеру, развернулись и направились в сторону дворца. Я оглянулся и мельком посмотрел на лоялистов. Лицо принцессы украшала озорная улыбка, а ее глаза задорно блестели. Тесалла, увидев, что я обернулся, мне подмигнула. Главарь наемников отрывисто бросил нам в след: - Готовьтесь, штурм сейчас начнется.
     Последний шанс договорится, а принц решил на него не обращать внимания. Все, теперь нам отсюда живыми не уйти, я уверен.
     И вот мы, наконец, оказались внутри дворца, солдаты сразу же бросились заваливать лаз, через который принц выходил на переговоры. Колгар принялся командовать, а затем громко сказал: - Я не вижу ни одного медведя, куда они подевались, когда так нужны?
     - Господин Колгар, они все пропали, ни одного нет. – Тут же доложил ему ближайший солдат. – Мы думали, вы им приказали.
     - Тоннель! – Догадался Два Клинка и громко выругался.
     Вот это была неожиданность, ничего не сказать. Медведи, почуяв запах поражения, сбежали, судя по всему, через тоннель, который нашел я. Достойный поступок, достойный. Лицо Домитера перекосило, его руки задрожали, он начал осознавать, что сейчас будет.
     - Трусы всегда бегут перед победой! – Громко сказал Колгар, словно пытался приободрить тех, кто остался во дворце. – Величие победы определяется размерами усилий, которые вы для нее приложите. Наша победа будет величайшей в истории Ратарта! Слава Королю Домитеру Великому!
     Ловко он выкрутился, даже прозвище принцу придумал, но солдаты его радости не то, чтобы разделяли. Робкие голоса повторили его последние слова, словно надеялись, что это поможет им выжить.
     - Де Нибб, Дайя на твоей шее, приглядывай за ней. – Приказал мне он, затем повернулся к Аббасу. – Теперь на все воля Создателя, делаем, что в наших силах. От принца не отходить.
     Я подошел к девушке, ее трясло, и весь боевой настрой куда-то пропал. Воровка уже поняла, что сейчас идут последние мгновения наших жизней. Я положил руку ей на плечо и совсем тихо, так, чтобы только она услышала, сказал:
     - Не бойся, все будет хорошо. Горных лис не так просто убить. Держись меня, сегодня я твоя нянька.
     Девушка едва заметно улыбнулась, наверное, от того, что назвался нянькой. Принц тем временем собрался и перехватил командование у Колгара, став раздавать какие-то нелепые приказы, словно, если заставлять солдат двигаться туда-сюда, что-то изменится.
     Огляделся по сторонам, нас совсем немного, у всех, кроме лис, испуганные и обреченные лица, люди понимают, что мы проиграли. Завалы не спасут от целой армии лоялистов, пушек уже нет, только мечи, пистоли да мушкеты.
     На улице послышался грохот, и вдруг что-то сильно ударило в главные ворота дворца, вспышка и крики, крики ужаса разорвали звенящую тишину. Да, она не соврала, она решила зайти через парадный вход во дворец. И начала открывать двери с помощью пушек.
     Еще один взрыв, еще грохот и завалы, в самом верху разлетелись в стороны. И через какое-то мгновение там, в образовавшемся проеме, показались первые лоялисты. Те самые наемники в черном один за другим стали проникать внутрь. Решающая битва началась.
     Королевские маги и де Сокман тут же стали забрасывать их заклинаниями, всеми, которые могли создать. В ход пошли и воздушные кулаки, и огненные шары, послышались крики, и потянуло запахом горелой плоти.
     - За Короля! – Закричали солдаты принца и бросились в атаку на лоялистов, уже проникших внутрь.
     Я потянулся к Источнику, там совсем немного, но для десятка воздушных игл вполне хватает, бросил их в дыру в баррикаде, обнажив меч, ударил ближайшего наемника сверху. Удар получился неожиданным, но достиг цели, тот упал как подкошенный, с рассеченной ключицей.
     Следом сцепился сразу с двумя, Дайя встала за мной и мы стали, не сговариваясь, работать парой, я отбивал атаки, заставляя наемников открыться, она убивала их, отвлеченных мной.
     Удар за ударом, все в цель, дрался на пределе своих возможностей, словно ветер, но их напор заставил меня отступать, слишком их много, слишком хорошо дерутся.
     - Эм, отходим назад. – Сказала Дайя из-за спины. – Принца и наших поджимают.
     Отбросил одного из наемников воздушным кулаком и стал пробиваться в сторону Колгара и команды.
     Здесь, в парадном зале дворца, уже сложно было разобрать, где наши солдаты, где лоялисты, я старался бить только по наемникам, которых отличал по черным плащам и маскам. Как удобно для меня и глупо для них.
     Один из наемников напал сзади и попытался ударить Дайю, девушка отбила верхний удар, но его кинжал уже не успела. Он, словно нож в масло, вошел ей в живот, от чего та согнулась.
     Я заревел и одним ударом снес наемнику нижнюю челюсть и подхватил опавшую девушку. Кровь течет, ее аура гаснет, а у меня почти пустой Источник, да что я уже теряю, в самом-то деле. Создал заклинание исцеления и под завязку накачал его силой, а потом применил его на девушку.
     Знаю, что пожалею о таком, но делать мощные заклинания при пустом Источнике - великая глупость, силы из него не хватило, и я потянул ту силу, которую трогать, ни в коем случае, нельзя. Теперь Дайя мне должна, как монах монастырю, за такие вещи.
     Но поговорить мне никто не дал, один из наемников попытался меня уколоть, я отвел его удар и воткнул ему в грудь трофейный нож, от чего нож легонько нагрелся.
     Посмотрел на девушку, та стала приходить в себя, нужно еще одно заклинание, чтоб их всех тут проклятые сожрали. Начал плести заклинание исцеления, попутно отбивая атаку какого-то солдата, нелепую и неумелую. Коснулся Источника, совсем немного силы, но на заклинание хватит, исцелил девушку еще раз.
     И тут я понял, почему в Источнике, который я только что опустошил, была сила. Нож, добытый у Отца, одного из Ратарских бандитов, он немного восстанавливал мне силы, после убийства им. Я даже раньше и не заметил этого, но об этом подумаю потом.
     Подхватил Дайю и стал пробиваться к своим, девушка уже стала приходить в себя и тихонько охать, от каждого моего рывка или прыжка.
     Как только я пробился к лисам, Колгар громко скомандовал: - Отступаем! Все назад!
     Я оставил Дайю с Данаром, стал помогать остальным отбиться. Наш маг, де Сокман, едва стоял на ногах, весь измотался, я прямо ощутил, как ему плохо. Встал рядом и сразу же убил одного из лоялистов, что пытался уколоть его.
     Отбиваясь по кругу, мы стали уходить вглубь дворца, отдаляясь от завалов, которые, по задумке, должны были нас спасти, но не спасли. Я окинул взглядом парадный зал и увидел, что наших солдат почти не осталось на ногах, а те, что стоят, сбились в кучки и отчаянно отбиваются от лоялистов, прижавшись спиной друг к другу.
     - Проклятье! – Выругался Колгар, и стал оседать. Я подскочил к нему, увел меч наемника и ткнул его в живот ножом. – Задел меня, проклятый.
     - Вставай, некогда отдыхать. – Ответил я, поддержав его за локоть. – Потом отдохнешь.
     Он кивнул и атаковал стоявшего к нему в пол оборота лоялиста, повернулся назад, к де Сокману, и увидел, что тот совсем плох и его движения замедлились, сейчас он проиграет. Бросил воздушный кулак сразу в троих врагов и оказался возле него.
     - И тебе тоже отдыхать не стоит.
     - Да я и не хочу!
     Хороший он человек, веселый и очень опытный маг, рад, что встретился с ним, промелькнула у меня такая мысль. Ударил ногой в живот одного из лоялистов, что пытался подняться после моего заклинания, и скрестил меч с подскочившим к нам наемником.
     А этот хорош, удары точные, быстрые, а я уже устал, удар сверху, еле ушел, нырнул под руку и порезал ножом по ноге, а затем ударил в живот, от чего наемник медленно осел на колени.
     Медленно, шаг за шагом, мы отступали вглубь дворца, пока не оказались возле массивных дверей тронного зала. Они предусмотрительно были заперты изнутри, от чего пришлось проходить через малые двери сбоку.
     Первым туда нырнул принц и пятеро еще живых гвардейцев, за ними де Сокман и Дайя, затем Колгар, я и братья де Клокк последние. Халар тут же закрыл дверь и подпер ее стоявшим подле бревном.
     Я посмотрел на нас, принц напуган, бледный, его гвардейцы едва стоят на ногах, лисы, к счастью, все живы, но выглядят не лучше.
     Де Сокман истощен, Дайя ранена, Колгар тоже, силы принца разбиты. Не ранены только я и братья де Клокк. И только сейчас я заметил, что пропал южанин, уважаемый Аббас ибн Саллан, мудрейший человек в отряде, его просто нет.
     - Где Аббас? – Опомнившись, спросил я у Колгара. – Что с ним?
     - Он остался там, его оттеснили от нас лоялисты. – На выдохе ответил Два Клинка. – Я его потерял из виду, как только мы начали отступать.
     - Проклятие! – Выругался я, мои руки затряслись от бессильной злобы. Ибн Саллан остался там, возможно уже убит, что за день-то такой.
     Принц тем временем пошел и сел на свой золотой трон, теперь выглядевший совсем ничтожным на фоне стоящего поодаль Трона Саламандры. Только сейчас я понял, насколько этот деревянный стул выглядит величественно. Символ власти над Ратартом, трон, на который местные молятся, словно на лик Создателя.
     На простецком лице принца можно было прочитать какие угодно эмоции, но сейчас на нем отчетливо читалась только одна – страх. Животный страх, страх проиграть. Колгар тем временем осмотрел наших, перевязал себе рану на ноге тряпкой и взял меч в другую руку.
     - Горные лисы, вы готовы?
     Ответить нам не дал грохот, от которого затрясся, казалось, весь дворец. Массивная дверь тронного зала разлетелась на щепки, и внутрь ворвались наемники в черном, много наемников. Я ударил ближайшего, увернулся от удара второго, как вдруг громкий и уже знакомый голос на весь зал прокричал: - Хватит!
     И все как один перестали драться, словно только этого и ждали. Я повернул голову и увидел стоящего прямо на входе в тронный зал главаря наемников, рядом с ним, на коленях, избитый и связанный стоял Аббас, а к его горлу был прижат нож.
     - Горные лисы, сложить оружие, или он умрет! – Так же громко и с нажимом сказал главарь, прижав нож к горлу Аббаса сильнее. – Считаю раз!
     Я посмотрел на Колгара, он на меня и на остальных, на принца, а затем на главаря наемников.
     - Считаю два! – И нож сильнее прижался к горлу южанина, так, что из под него потекла тонкая кровавая струйка. Колгар бросил меч на пол, и все остальные лисы, в том числе и я, последовали его примеру.
     - Правильный выбор, господа! Связать их! – Распорядился главарь наемников и толкнул южанина на пол. Сильные руки схватили меня и тут же туго связали, а затем поставили на колени. Я посмотрел на все еще сидевшего на троне принца, никто так и не осмелился его оттуда согнать. Его храбрых и верных гвардейцев так же связали, как и нас. Главарь наемников отошел в сторону, и в зал, медленно, словно на каком-то важном приеме, вошло сразу много людей.
     Первой шла принцесса Тесалла ин Халат, за ней главный советник Нингон ин Хуго, за ним Алсей Второй, несколько генералов ее армии и люди, которых я не встречал. Вся эта процессия подошла вплотную к золотому трону, и принцесса громко сказала: - Ты проиграл, брат, освободи мой трон.
     - Ты не посмеешь меня тронуть! Я королевской крови! – Ответил тот и даже не подумал вставать.
     - Ваше Высочество, вы не можете его убить, он же ваш брат, в его жилах течет королевская кровь. – Отозвался стоявший рядом архиепископом Ратартский Алсей Второй. Проклятый святоша уже успел сменить сторону и теперь искал расположения нового правителя, чтобы ему провалится.
     - Я и не собиралась его убивать, святой отец, сошлю его в шахты до конца жизни. – Миролюбиво ответила принцесса. – Дом, ты проиграл, признай это.
     - Хочу, чтобы все услышали! Это я должен быть королем Ратарта, я! А не она! – Срываясь на крик, заговорил принц, вставая с золотого трона. – Я король, а не она! Я!
     - Здесь нет твоих сторонников, брат.
     - А это и не важно, трон мой по праву!
     - По какому такому праву? – Удивленно спросила принцесса, словно не понимая, о чем говорит ее брат. – По какому такому праву? Отец никогда не хотел видеть тебя королем!
     Стоя на коленях, связанный, я понял, что моя игра закончилась, сейчас короля уведут, а нас повесят вдоль дороги, и все. Мирея мне больше не видать никогда. И тут в голове пронеслись слова, сказанные мне совсем недавно Агдатор. Алтана, как и всегда, предложила единственный шанс на спасение. Я выкрикнул, словно в последний раз, изо всех сил: - Так пускай Трон Саламандры и решит! – И тут же получил удар по лицу от охранявшего меня наемника. Вся свита принцессы резко повернулась на меня.
     - Ваше Высочество, хотите, я отрежу этому преступнику язык? – Отозвался главарь наемников в черном.
     - А ведь он прав! – Громко сказал принц, развел руки в стороны и победно осмотрелся по сторонам. – Здесь сейчас вся элита Ратарта, самые могущественные люди страны. Или ты боишься, Тесалла?
     Алсей Второй, господин ин Хуго и генералы принцессы посмотрели на нее, ожидая от нее ответа. И только священник решился сказать свое слово: - Ваше Высочество, Ваш брат прав. Как завещал великий Саламандра, только трон определит достойного короля для Ратарта.
     - Святой отец, а если трон выберет их обоих?- Вдруг спросил один из генералов лоялистов. – Что тогда?
     - Тогда они оба достойны короны, но в войне победила именно Тесалла. – Коротко ответил Алсей Второй, а затем повернулся к принцессе. – Так что изволите, Ваше Высочество?
     - Я не боюсь этого трона, потому что уверена, что достойна. – Сказав это, принцесса бодрым шагом направилась к деревянному трону, не дав принцу и слова сказать.
     Она осторожно, со страхом, вступила на большую плиту - пьедестал, на котором стоял Трон Саламандры, и повернулась лицом к людям, собравшимся в зале.
     - Здесь и сейчас, я докажу народу Ратарта, что достойна править, как мой великий предок – Король Саламандра. Смотрите все, я без страха сажусь на трон, потому что уверена в себе и своем праве! – Произнеся эти слова, она резко опустилась на трон.
     И весь зал замолчал, наступила звенящая тишина, казалось, что мое сердце стучит, как молот. И тут же он заревел, люди одобрительно и как один опустились на одно колено.
     Трон Саламандры - просто деревянный стул, что еще от него ожидать. Но принц тоже сможет на него сесть, а значит, он не менее достоин, чем Тесалла. Это вызовет раскол среди лоялистов, у нас появится надежда выжить. Девушка тем времени облокотилась на стул, который здесь величали троном, и обвела зал довольным взглядом. Домитер же затрясся, словно лист на ветру. Принцесса тем временем встала с Трона Саламандры и услужливо указала на него рукой.
     - Братец, теперь твоя очередь. Присаживайся.
     - Вот и сяду! – Принц довольно резво вскочил на пьедестал, осмотрел зал и медленно опустился на трон. В тронном зале воцарилась звенящая тишина, второй раз подряд, Алсей Второй едва слышно охнул.
     - Я достоин! Я король… - Начал было говорить принц, но тут же вскричал и схватился за грудь руками. Его вопль, полный боли, разнесся по всему залу, от него даже кровь, казалось, застыла в жилах, такой жуткий он был. Его затрясло, он упал с трона и начал кататься по пьедесталу, истошно крича, срываясь на мольбы. Лицо принцессы, испуганное и удивленное, превратилось в маску, глаза широко открылись. Алсей Второй упал на колени и начал молится, люди заволновались.
     Бедный принц так же резко затих, как и начал кричать, оставшись лежать на полу бесформенной кучей. От его тела сразу же потянуло запахом паленого мяса, тем жутким запахом, который нельзя ни с чем спутать.
     - Ваше Высочество… - Все люди в зале, как один опять упали на колени, словно перед божеством. Принцесса, точнее королева, бледная, как снег, медленно переступила через тело брата и дрожанием, которое было видно даже издалека, снова опустилась на Трон Саламандры.
     Проклятый трон, он действительно может выбрать достойного! Да кто же знал, но почему он не сработал на мне? Слишком много вопросов и нет ни одного ответа. Королева тем временем набрала в грудь воздуха и громко, на весь зал заговорила: - Мои сторонники, поздравляю вас всех с победой. Этот день войдет в историю!
     Все люди зааплодировали ей, главарь наемников довольно улыбнулся и бросил на меня недобрый взгляд. Тесалла тем временем продолжила: - Первый мой указ, этого изменника – она указала на тело покойного брата – закопать. Его сторонников помиловать, Ратарту хватит потерь.
     Двое ее личных гвардейцев, приклоняясь, тут же схватили тело Домитера и потянули его прочь из тронного зала. Королева же сделала вид, что и не заметила случившегося.
     - Церковь Создателя отныне подчиняется напрямую мне. Все земли, золото и остальное переходят Ратарту.
     - Да как вы смеете! – Неожиданно выкрикнул Алсей Второй, перебив саму королеву. – Да как вы смеете?
     - А что до вас, святой отец, за службу Агдатору и создание секты идолопоклонников приговариваю вас к смерти. Увести его. – Скомандовала она, и двое наемников в черном подхватили истошно кричащего старика под руки и вывели из тронного зала. Королева тем временем посмотрела на главаря наемников и продолжила: - Магия отныне в Ратарте запрещена. Всякого, использующего магию подлежит казнить через отсечение головы. Ратарт отныне свободен.
     И, как только она это сказала, наемники в черном зааплодировали, словно люди в цирке. Как же они ненавидят магов, что радуются такому. Господин ин Хуго глянул на нас, а затем обратился к королеве: - А что на счет наемников, Ваше Высочество?
     - Эти? Их наниматель мертв, смертей сегодня и так много, пускай забирают свои вещи и уходят. Даю им день, чтобы покинуть Ратарт.
     Королевские гвардейцы схватили нас, подняли на ноги, и уже собирались было увести, как я услышал голос главаря наемников: - Ваше Высочество, а как же запрет магии в Ратарте?
     - А ведь верно, ин Хуго велите своему человеку их проверить! – Приказала Тесалла, и нас развернули обратно. Я увидел, как Ваяр, верный слуга господина ин Хуго, тот, с которым мы освободили ребенка советника, вышел из толпы людей, стоявших возле стены тронного зала, пересек его и оказался возле нас.
     Оказавшись возле нас, он достал ту самую свечу, которую я уже видел, ловким движением зажег ее и поднес сначала к Колгару, затем к Дайе, к Аббасу, по очереди к братьям де Клокк и, наконец, к де Сокману.
     Огонек свечи тут же стал синего цвета, он хмыкнул, а затем, последним подошел ко мне, украдкой бросил взгляд на советника. Свеча дрогнула, отбросила пару искр, но огонь цвет не сменил.
     - Вот этот, господин ин Хуго, остальные люди. – Сказал он советнику, и я увидел, как на его лице появилось облегчение. Господин ин Хуго повернулся к королеве и голосом, полным почтения произнес. – Ваше Высочество, среди них один маг, вон тот, высокий, с перевязанными руками.
     - Ну и прекрасно, мага казнить, остальные пускай выметаются из моего замка! – Сказала Тесалла, и нас грубо потянули прочь, под истошный, полный отчаяния вопль Колгара.
     Я вывернулся из рук гвардейца и в последний раз в жизни посмотрел в лицо де Сокману. Маг слабо мне улыбнулся, попрощавшись, и его увели в другую от нас сторону, после чего я больше его никогда не видел.
     Нас вытянули, словно мешки с мукой, погрузили в повозку, как попало, рядом сели двое гвардейцев, один из них держал вязанку с нашим оружием, кто-то скомандовал: - В порт их, живо. И повозка со скрипом двинулась вдоль узких улочек Голинколда, оставляя дворец королевы Тесаллы все дальше и дальше. И только сейчас я осознал, что ревел не только Колгар, но и я сам.
     Лицо де Сокмана, нашего мага, моего друга, который меня многому научил, все еще стояло перед моими глазами. Маг со смешным прозвищем, из-за его тяги к выпивке, которая стоила ему службы в магической академии и была его ношей, с которой он так отчаянно боролся. Хороший был человек, смелый, умный, храбрый. Сколько раз он меня выручал, даже не сосчитать, за все это короткое время, что я был с ним знаком. Как только вспомнил о нем, у меня снова началась истерика. Отчаяние и беспомощность, бессилие, все это заставило меня просто выть, глотая слюни.
     Они убили де Сокмана, проклятые. Я отомщу, любой ценой, но я отомщу за него, чего бы это ни стоило. Главарь наемников в черном, это он виноват, они против магов. Найду и убью его, меня ничто не остановит. Вспомнил еще раз покойного друга, затем Мари, которая волею судьбы оказалась на службе у Алсея Второго. Девушка, землячка, с которой я прошел многое и которую убил сам. Вспомнил ту деревню, жители которой теперь прокляты вечно оставаться в своих мертвых и безумных телах. Зеленый туман – призрак прошлого, он и здесь до меня дотянулся.
     Лежа там, в повозке, погруженный в свои мысли, я и не заметил, сколько прошло времени, как мы приехали в Кастор, портовый город Ратарта. Он встретил нас пустыми, узкими улицами, проехали их и оказались на той самой портовой площади, с которой все и начиналось. Некогда полный кораблей, причал практически пустовал, на нем было два корабля, один поменьше, с торговым флагом, другой побольше. С большого корабля, название которого я не знал, сходили люди. Те самые наемники в черных плащах и масках, много, несколько сотен.
     Нас выгрузили как раз возле того, что был поменьше, с торговым флагом. Веревки разрезали и велели грузиться на корабль. Я взял свое оружие, еще раз осмотрел портовую площадь и стал подниматься на корабль, на котором нас ждал счастливый Топотун.
     Последний взгляд на Ратарт, на Кастор, на наемников в черных плащах. Не знаю, что меня заставило посмотреть на все это аурным зрением, но я это сделал. И среди наемников, прибывших в Ратарт, я увидел человека, чья аура показалась мне знакомой. С этим человеком у меня уже была встреча, уверен.
     - А где де Сокман? – Спросил Топотун, и это вырвало меня из моих мыслей. – Почему я его не вижу?
     - Его больше нет, дорогой друг. – Тихо ответил Колгар, а затем скомандовал. – Отплываем, мы домой едем.
     Корабль медленно покинул королевство Ратарт, оставляя его где-то вдалеке. Вот и перестал быть видным вдали Кастор. На Топотуна было невозможно смотреть, сердце обливалось кровью, он был особенно дружен с магом, который так бесславно погиб в борьбе одного безумца за трон. Хотя, не только и на него. Вся команда, все «горные лисы», мы все были разбиты. С момента отплытия братья де Клокк не проронили ни слова, ибн Саллан молился, поодаль ото всех, на своем коврике, а Колгар постоянно спорил с капитаном корабля. Только Дайя, одинокая девушка, которой теперь нельзя вернуться домой, с грустью смотрела назад, на Ратарт. О чем она думала, мы так никогда и не узнаем.
     Я смотрел в пустоту, пытаясь собраться с мыслями, но никак не получалось. Хотелось кричать, бегать, прыгать, лишь бы не чувствовать то, что я чувствовал тогда. Я вспоминал все – зеленый туман, мертвую Мари, еще живого де Сокмана, тот кровавый взрыв на полях близ Салдена, убитых и измученных людей, которых видел вокруг себя. Всех их вместе и каждого по отдельности. За это кто-то точно должен заплатить. Мне на плечо опустилась рука.
     - Эмерик, пойдем со мной. – Сказал ибн Саллан. – Я поговорить с тобой хочу.
     - Да, конечно. – Я встал и мы отошли подальше, на палубу, так, чтобы наш разговор не было слышно другим.
     - Я вижу, что тебе плохо, Эм. – Южанин протянул мне сложенную пополам тряпицу. – Каждый раз, когда мне плохо, я молюсь. Попробуй и ты попросить Мудрейшего о покое. – Сказав это, он оставил меня одного.
     Постелил тряпицу перед собой, встал на нее коленями, сложил руки на груди и закрыл глаза.
      «О, Великий Наш Отец и Создатель…»
     Да причем здесь он, в самом-то деле? Я видел, что даже в его церкви уже давно его нет, а я прошу его о покое? Может, стоит попросить о помощи, чем о покое? Но она не окажет помощи просто так, попробует взять в рабство, это однозначно. С другой стороны, я не слышал, чтобы ее кто-то мог обмануть. В таком случае, ничего не мешает мне стать первым. Опасная игра, игра со смертью, но отомстить за все я просто обязан. И только проклятый может помочь, а что на счет платы ему – кто сказал, что на самом деле собираюсь ему платить. Как говорил де Сокман, если считаешь, что твоя цель стоит риска, то рискнуть стоит обязательно. Обдумав это, я произнес слова, о которых, скорее всего, еще долго буду жалеть, но сейчас иного выхода я не видел.
      «Алтана Бенезет Агдатор, прошу тебя, ответь мне, мне нужна твоя помощь»
     Я повторил это несколько раз у себя в голове, в отчаянной надежде поговорить со своей союзницей, как неожиданно, как и прошлые разы, оказался в уже знакомой комнате.
     Алтана восседала на своем любимом плетеном стуле, в этот раз одетая в едва скрывающее ее тело платье, совсем не скромное, скажу я вам, платье.
     - Ты позвал меня, Эм, и я пришла. – Коротко ответила она. – Чем я могу тебе помочь, дорогой?
     - Они убили де Сокмана! Наемники в черных плащах! Тесалла отдала его им на казнь! Он не заслуживал такой смерти!
     - Никто не заслуживает такой смерти, дорогой мой. – Так же спокойно ответила она, встала и подошла ко мне поближе. – Чего ты от меня хочешь?
     - Я хочу отомстить им, хочу узнать, кто они такие, и отомстить. За все, что я пережил в Ратарте, всем и каждому. Помоги мне.
     Девушка положила свою тонкую руку мне на голову, взъерошила мои короткие волосы, а затем обхватила своими маленькими ладонями мою.
     - Ты уверен? Пути назад уже не будет. Я помогу тебе всем, чем смогу, а ты поможешь мне.
     - Уверен, Алтана. Помоги мне…
     - В таком случае. – Она сжала мою руку. – Повторяй за мной.
     Я набрал в грудь побольше воздуха и стал медленно повторять за девушкой: - Я, Эмерик де Нибб, клянусь служить и почитать тебя, Бенезет Агдатор, как своего Бога. – Повторил слово в слово то, что она сказала, и посмотрел ей в глаза.
     - И не будет других богов.
      - И не будет других богов. – Повторил последние ее слова я, и тут же ощутил, как в моей руке потеплело.
     - А теперь ступай де Нибб, я дала тебе первую подсказку, чтобы ты успел все обдумать. – Сказав это, она отпустила мою руку, и комната растворилась в темноте, вместе с ней.
     Я оказался все на том же корабле, плывущем прочь из Ратарта, на той же тряпице, все так же стоя на коленях. Теплый, приятный морской ветер обдувал меня, унося мои мысли куда-то вдаль. Возможно, именно сейчас мной совершена главная ошибка всей жизни.
     Из раздумий меня вернуло что-то, больно уколовшее ладонь, которую только что в моем видении сжимала Алтана. Рука была сжата в кулак, и нечто неприятное больно покалывало руку.
     Разжав кулак, увидел в нем свернутый лист бумаги. Стараясь не порвать, развернул его. В моей руке была та самая листовка, которую тогда, еще в начале путешествия, я видел, как раздавали в Илоре. На ней, большими и немного кривыми буквам написано:
      « Только "Черная Правда" спасет всех нас».
     
     Конец.
     
     
     Ваши отзывы очень важны для автора.
     Если Вам понравилась книга, поддержите автора, оставьте отзыв, поделитесь книгой с друзьями.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"