Измайлова Кира, Эрл Грей: другие произведения.

Бабушка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  -Лена, ты позавтракала? - слышу я утром бабушкин голос и отзываюсь привычно:
  -Конечно, бабуль! Спасибо, очень вкусные сырники!
  -А с собой что взяла?
  -Ну говорили же вчера - рис и курица, на работе разогрею.
  -Хлеб не забудь!
  -Бабуля, я не ем хлеб с рисом, ну сколько можно говорить...
  -А бутербродик?
  -Это вредно! - отвечаю я и смотрю в зеркало. Вроде бы стрелку ровно нарисовала и прическа получилась. - Я ушла, до вечера!
  В обеденный перерыв я достаю из сумки кое-как сляпанный бутерброд и ем его с чаем. В столовую идти не хочется, там все равно нет ничего съедобного. В ближайшее кафе - тоже, слишком дорого.
  Я знаю, что вечером меня будут ждать пироги.
  Звоню домой - никто не берет трубку. Наверно, бабушка опять не слышит или смотрит телевизор. Сколько раз говорила ей класть телефон поближе, так нет...
  Но ничего, до дома я дойду и сама, всегда дохожу, только она будет на меня ворчать - как же, чайник не поставила, ничего не разогрела, внучка не позвонила, не проявила внимания. Сто раз слышала, и еще столько же услышу. Таковы все бабушки. Интересно, я когда-нибудь тоже стану такой? Или буду вроде старушек-американок, которые колесят по миру и думать не думают, покушал ли внучек кашку? Хотя какие путешествия, о чем я, как же я оставлю бабушку одну...
  Дома тихо и прохладно. Я открываю дверь в бабушкину комнату, но там никого нет, только лежит на диване раскрытая книжка и очки поверх.
  Опять ушла к соседке на пятый, думаю я, закрывая дверь. Засидится допоздна, политику будут обсуждать... Ну и ладно. Пироги еще горячие, даже разогревать не надо - бабушка оставила их в духовке. Знает же, что мне лень будет греть! Сейчас чаю заварю - вот и ужин готов.
  Пироги мои любимые - с капустой и яблоками. Бабушка яблоки не ест, даже в пирогах, говорит, что у нее болит от них желудок, а я думаю - боится, что мне достанется меньше. Приходится идти на хитрость - спрятать половину, потом подкладывать потихоньку. Вроде как - ничего не знаю, я ела, ты ж сама видела.
  Кроме пирогов меня ждет мороженое, дорогое и очень мной любимое. Наверное, сегодня она получила пенсию, вот и решила побаловать себя, да и меня заодно. Наверное, еще почтальонше пирогов сунула.
  С этими мыслями я кладу на тарелку горку пирогов, беру кружку с чаем и иду в свою комнату к компьютеру. Вообще-то бабушка настаивает, чтобы мы, когда вместе, обедали и ужинали за столом, как положено. Но сегодня можно себе позволить кое-что, раз ее нет дома.
  Она всегда говорит, что вот раньше, в большой семье всегда садились за стол все вместе. Я это еще застала, а потом всех разбросало. Я и не помню, как зовут родственников, если они живы, конечно.
  Ну а бабушка ворчит - ей положено. Обедает же без меня, я на работе. И ужинает - пока я доеду, с голоду можно умереть, особенно если задержусь.
  Ладно, надо спать ложиться. Бабушка, кажется, зацепилась языками с тетей Машей, так что можно ее не ждать. Утром поговорим.
  Дверь я закрываю на ключ, но не на цепочку, иначе бабушка не попадет в квартиру. Она обычно старается проскользнуть тихо-тихо, чтобы меня не разбудить. Я пишу записку "Спасибо, бабуль. Ты лучше всех!" и кладу на ее кровать, чтобы она сразу увидела, как будет ложиться спать. И укладываюсь под хрустящую, накрахмаленную простыню, пахнущую лавандой. Бабушка перекладывает лавандой все белье, покупает саше сама и меняет по мере надобности. Я не могу даже представить ее без этого запаха. И крахмалит белье обязательно - это после машины-то автомата! Ее так научили, а теперь она учит меня.
  Я опять же ленюсь, но ладно уж, если ей так хочется, пусть будет крахмальное белье. Я его помню с раннего детства: я укладываюсь в свежую душистую постель, на хрустящие простыни, а бабушка укрывает меня и обязательно целует на ночь. И говорит что-то неразборчиво, то ли молитву читает, то ли просто желает спокойной ночи. Вот как сегодня: я уже почти сплю, а дверь скрипит и слышны осторожные шаги. Это бабушка крадется, как девчонка-малолетка, загулявшая за полночь: страшно, что кто-то услышит. Я делаю вид, что не слышу, и не шевелюсь, когда она поправляет на мне одеяло и целует в лоб.
  После этого я сладко засыпаю и даже сквозь сон радуюсь своей придумке насчет записки, представляю, как бабушка улыбается, собирая лицо в морщины, потом снимает очки, аккуратно кладет в очечник, складывает записку и кладет рядом.
  Нам хорошо вместе. Даже не знаю, как бы жила, не будь бабушки. Я такая безалаберная, у меня нет никакого чувства домашнего очага, говорит она. Зато есть бабушка, а у нее и манеры, и пироги, и очаг. Ну и я тоже.
  Утром на завтрак гренки с сыром - я их очень люблю, но опаздываю так, что ем, даже не присаживаясь за стол: одной рукой держу гренок, другой пытаюсь накрасить ресницы. Ну и чай прихлебываю.
  -Спасибо! - кричу я, оставив чашку в раковине, и вылетаю за дверь. Ах ты, забыла обед взять. Придется идти в столовую, ну зато на ужин бабушке ничего не придется готовить, разогреем, вот и всё.
  -Лена, - говорит мне коллега, - слушай, извини... Нельзя у тебя переночевать? Не мне, знакомая застряла, рейс отменили, денег ноль... Я бы к себе - но у меня просто некуда. Пустишь?
  -Конечно, только бабушку спрошу, - киваю я, достаю мобильник и слушаю гудки. - Опять не слышит, что ж такое! Кать, давай я знакомой позвоню, к ней точно можно вписаться...
  Ну вот, знакомая пристроена. Я уверена, бабушка не будет против случайного гостя, но мне самой не нравятся чужаки в доме.
  Да и куда я ее дену в нашей двухкомнатной квартире? Точно не к бабушке. У нее в комнате такой идеальный порядок, словно там никто не живет. А вот у меня... Стыд и позор! Бабушка ворчит, но я не могу все время заниматься уборкой. Поэтому в комнате у меня бардак, такой, довольно умеренный, который бабушке кажется просто пределом падения.
  Зато я всегда вовремя мою посуду. Мы когда-то давно уговорились, что посуда - на мне. Бабушка охотно берет на себя готовку, она любит возиться с плитой, говорит, что для женщины очень важно умение вкусно накормить.
  Ну а я, говорит она, еще успею наготовиться, когда замуж выйду. Я про себя отвечаю, что не выйду - пробовала как-то пожить с одним парнем, сбежала от него домой через пару дней. Невыносимо существовать с почти незнакомым человеком бок о бок, а еще не знать, где в доме чашки, где постельное белье, почему нельзя трогать вот эту вазочку... А к себе бы я его точно не позвала, не выношу чужих в доме, я уже говорила. Даже когда было плохо с деньгами, я не пустила жильцов, хотя могла бы ночевать у бабушки, я все равно целый день на работе. Но ей-то каково было бы с чужими людьми?
  Вдвоем мы составляем идеальную семью. Мы не придираемся друг к другу, мы почти читаем мысли друг друга, мы всегда норовим порадовать друг друга. Вот и сейчас я несу домой взятый у коллеги роман Улицкой. Бабушка ее любит, она вообще интересуется современной литературой, роман для нее как праздник. Телевизор бабушка смотрит редко, чаще всего старые фильмы, и знает всех актеров, даже покойных, в лицо, спину и грим. Мне они все кажутся скучноватыми, я только иногда рассматриваю платья на актрисах и прически. Все-таки они одевались очень женственно, этого у них не отнять.
  У бабушки сохранились платья тех лет. Конечно, не такие роскошные, как у актрис, но похожие. Я иногда надеваю их, стою перед зеркалом и пытаюсь представить себя на месте героини. Прическу, конечно, нужно поменять, макияж тоже, да и лицо у меня очень уж простое...
  Звонок в дверь. Кто бы это мог быть на ночь глядя? Тетя Маша, что ли? Но она всегда звонит по телефону...
  Точно, она.
  -Что случилось? - спрашиваю я, распахнув дверь, и невольно зажимаю нос: на лестнице нечем дышать.
  -Горим! - не своим голосом кричит она и начинает звонить в дверь соседям. - Ленка, хватай документы и деньги и беги, пока можно!
  Я пугаюсь, бегу в комнату, дрожащими руками бестолково хватаю то, что подвернулось под руку.
  -Бабушка! - кричу я. - Бабушка! Одевайся, пожар!
  Наконец справившись кое-как с паникой, я засовываю в сумку документы, свою заначку (тощенький конвертик), свитер, телефон, зачем-то зимние сапоги.
  -Бабушка! Скорее! - кричу я и распахиваю дверь в ее спальню. Бабушка уже успела заправить кровать, ровненько так, без единой складочки, собрать необходимое и выскочить на лестницу. Она вообще более собранна, чем я, неудивительно, что она все успевает. Я замечаю, что она забыла на столе очки, и засовываю их в карман. Прихватываю бабушкины таблетки из жестяной коробочки, всегда стоящей у нее возле кровати. Наверное, она растерялась и забыла их взять. А я не забыла. Все!
  Прикрывая рот и нос шарфом, я выскакиваю на лестничную площадку и бегу вниз. Бегу - это сильно сказано. Площадка вся в дыму, ничего не видно, горло забито дымом, хочется выкашлять легкие, но я иду, едва переставляя ноги. Бабушка будет волноваться, да она уже волнуется, как же, любимая внучка осталась в горящем доме... Только бы она не пошла за мной! Но там, к счастью, тетя Маша, она не даст ей войти в подъезд. Лифт, конечно, не работает, я бреду вниз, кашляя, ничего не видя из-за слез, только на ощупь переставляю ноги. В подъезде никого кроме меня нет - все уже давно выскочили, наверное.
  Если бы я держала все нужное под рукой, как говорит бабушка, то могла бы сразу схватить "тревожный чемоданчик" и выбежать, а у меня поди найди еще паспорт, полис, прочие документы, вот я и металась...
  Слишком долго собиралась, теперь уже ничего не вижу из-за дыма, слезы текут ручьем и нечем дышать. Ну где же пожарные?
  Сбоку что-то рушится - дом у нас старый, перекрытия деревянные... Неужели совсем сгорит? Куда же мы с бабушкой денемся? Я ладно, перебьюсь как-нибудь, а она? Она тут с юности живет, ей каждая щербинка на лестнице знакома.
  И тут я понимаю, что не знаю, куда идти. Не вижу, на каком я этаже, дыма столько, что я уже не могу дышать...
  Я слышала, в пожаре часто гибнут не от огня, а от дыма. Вот как я. Я еще пытаюсь идти, цепляясь за перила, бросив вещи, но понимаю - до выхода не доберусь, сил нет, в глазах темно. Только как же бабушка без меня? У меня ее очки и лекарства, и... Куда она пойдет, если дом и вправду сгорит?
  -Лена, не копайся! Иди ко мне скорее! - слышу я, как обычно с самого детства, и мне вроде бы становится легче дышать. На секунду, но я успеваю увидеть - выход в двух шагах. В него я и падаю, кто-то подхватывает меня, но я уже ничего не помню.
  Я прихожу в себя, лежа на носилках. Возле меня стоит женщина в белом халате и сосредоточенно делает укол. Рядом торчит мужик в куртке, дальше столпились люди в форме. Сознание плывет, я плохо различаю, что творится вокруг, остро и четко я чувствую только иглу, вонзающуюся в сгиб локтя. Надо мной, возникнув из небытия, склоняется лицо тети Маши:
  -Как ты, Леночка? Что ж ты так замешкалась, я тебе кричала, кричала...
  -Не беспокойте ее сейчас, - прерывает женщина в халате и сама начинает задавать мне какие-то бессмысленные вопросы.
  -Где бабушка? - шепчу я. - С ней все в порядке? Она вышла вперед меня.
  Женщина-врач смотрит на меня озабоченно и велит кому-то подготовить еще два кубика.
  -Где бабушка? - спрашиваю я из последних сил.
  -Сильное отравление угарным газом, - слышу я перед тем, как потерять сознание. - Ничего, жить будет.
  "Хорошо, значит, с бабушкой все нормально", - успеваю я подумать, прежде чем отключиться.
  *
  Домой меня отпускают только через три дня. Наша квартира, по счастью, цела, хоть и пропахла гарью, а вот две нижние выгорели начисто. А еще, оказывается, один сосед - кстати, из сгоревшей квартиры, - подобрал мои вещи и вернул. Даже деньги вернул, хотя ему бы они не помешали - от его комнат остались только черные стены, я видела через зияющий дверной проем, когда поднималась к себе.
  -Чудом вас вытащили, - говорит он. - Тетя Маша и то быстрее выбежала, еще и других успела поднять...
  -Я несобранная, - честно отвечаю я. - Бабушка так говорит. Да вы зайдите, что мы на пороге стоим?
  -Кто там, Лена? - окликает она из своей комнаты.
  -Это сосед снизу, - отзываюсь я, - вещи мои принес!
  -Поблагодарить не забудь и чаю предложи! - велит бабушка.
  -Правда, дайте я вам хоть чаю налью, - говорю я. Бабушке еще нездоровится, она не встает, не то сама бы напоила гостя чаем, накормила борщом и пирожками. Ну да это я и сама могу сделать.
  -Спасибо. У меня даже кипятильник некуда воткнуть. Как на ремонт соберу, не знаю...
  Я хлопочу на кухне, подогреваю борщ, кипячу чайник и вынимаю бабушкины пироги - то, что от них осталось. Электричества нет, зато газ не отключили. Я усаживаю соседа и наливаю себе чаю за компанию.
  -Соберете, - утешаю я. - А пока приходите к нам обедать. И ужинать тоже. Просто по-соседски.
  Он благодарит и принимается за еду.
  -Не знает, отчего загорелось? - спрашиваю я, просто чтобы не молчать.
  -Говорят, проводку замкнуло, - отвечает он. - Вкусные пироги!
  -Бабушка мастерица, - улыбаюсь я. Он симпатичный, совсем не в моем вкусе, но всё же... - У меня так не получается.
  -Разве вы не одна живете?
  -Нет, с бабушкой. Она редко выходит, старенькая уже. Разве вот к тете Маше поболтать. Ну и дымом надышалась, а в ее возрасте...
  -Ах вон что... - сосед как-то странно смотрит на меня, быстро доедает борщ, благодарит и уходит.
  Ну и хорошо. Мне еще прибраться нужно, вся квартира - в черных следах. Это пожарники проверяли, не горит ли еще где-нибудь, по вентиляции тоже может протянуть.
  Потолок в саже, занавески придется постирать или даже выкинуть.
  -Бабушка! - кричу я. - Тебе в аптеку не надо сходить? А то я за порошком, заодно и тебе куплю.
  -А разве у нас порошок кончился? - удивляется она. - Ох, Лена, я же говорила: купи большую пачку.
  -Да у меня денег не хватило.
  Я уже в прихожей, натягиваю пахнущую дымом куртку (тоже придется стирать), собираюсь в магазин. На работу позвонила соседка, а может, бабушка, сообщила, что я в больнице, так что у меня есть еще пара дней до выходных, чтобы привести все в порядок. Ну и сами выходные, конечно.
  Я выхожу на улицу, оборачиваюсь на закопченный дом - выглядит он совсем старым и несчастным. В магазине встречается сосед и отводит глаза. Я знаю, о чем он думает.
  А на обратном пути я натыкаюсь на тетю Машу.
  -Как бабушка? - первым делом спрашивает она.
  -В порядке, спасибо, - отвечаю я. - Нездоровится только.
  -Ну, поправляйтесь обе скорее, - говорит она и идет в свою квартиру. Я знаю, у нее там весь косяк утыкан булавками от сглаза и соль в бумажке всегда в кармане. А смысл?
  Я поднимаюсь к себе и запираю дверь на оба замка. На кухне пахнет сдобой, и этот запах перебивает гарь.
  -Я пришла! - говорю я, скидывая кроссовки. - Ты зачем встала?
  -Ну а что лежать? Иди скорей, Ленок, я оладушек напекла! - отвечает бабушка. - Поешь горяченьких, а то в этих больницах не кормят вовсе!
  -Иду, бабуля, - говорю я. Надо вымыть руки, не то она будет ругаться. - Я уже иду...
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаВерь только мне. Елена РейнОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AПоймать ведьму. Каплуненко Наталия��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"