Измайлова Кира, Эрл Грей: другие произведения.

Хорошо забытое старое

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Восстановленный консул закручивает гайки... Фик с Зимней битвы.

  
   Я уже много лет не видел коллег в столь расстроенных чувствах. Проще говоря: кто-то из них рвал и метал, кто-то старался оставаться невозмутимым, а у Рауля Ама явственно дергалось левое веко. Я его понимал: не каждый день случаются такие ЧП! Мало того, что взрывом снесло два района (в которых располагались объекты Рауля, к слову), так еще и консул погиб.
   Это-то ерунда... На моей памяти консул погибал много раз -- покушения на него были делом частым и привычным, -- но непременно восставал из мертвых все тем же циничным уродом... Я не о нынешнем консуле, его до недавнего времени никому не удавалось подстрелить так, чтобы пришлось собирать ошметки мозгов на мостовой. Я говорю об Одо Мейнарде, предшественнике Ясона Минка. Впрочем, консульская должность -- не синекура, вот и Ясон переплюнул Одо: от него не то что мозгов, а и пепла не осталось. Это-то ерунда, все мы хоть раз, да побывали в таком положении, но...
   Мне казалось, будто что-то не так. Слишком уж нервничал Рауль, что ему вовсе не свойственно: швырнуть в собеседника стулом он может, но нервного тика у него прежде не приключалось. И слишком спокойным выглядел сам Ясон, явившийся на совещание раньше времени, чего я раньше за ним не замечал.
   -- Что это с ним, Гриффин? -- прошептал сидевший справа от меня Хайнес, когда Ясон волком уставился на чуточку припоздавшего Аишу. Розен любил являться последним, он считал, что так выглядит наиболее занятым из всех нас, и мнения своего не переменил за многие годы.
   -- Откуда я знаю? -- буркнул я в ответ. -- Ясона вроде бы раньше не восстанавливали с нуля. Шок. Плюс коррекция.
   -- Не иначе, -- пробормотал он и уставился на консула.
   -- Все в сборе, -- констатировал Минк и поднялся. Это тоже было необычно: прежде он так не делал. И одевался, отметил я, совсем иначе. Вернее, не позволил бы себе явиться на совещание в простецком рабочем сьюте, а не в любимом малиновом. -- Итак, я ознакомился с данными о чрезвычайном происшествии, и теперь...
   "Видимо, память ему все-таки подчистили", -- написал мне Маркус.
   "Да уж, он спокойнее статуи", -- ответил я.
   Это тоже было необычно. Стереть память -- пара пустяков, но даже Раулю при поддержке всех мощностей Юпитер не под силу вычистить из мозгов консула абсолютно все мелочи, касающиеся скандального пета, и при этом не затронуть ничего, относящегося к работе. Это даже человеку понятно, что уж говорить об элите! Вернее, я полагаю, сделать это можно, но не за сутки.
   -- Гриффин, -- мягко произнес Ясон, и я поднял на него глаза, -- я знаю, что средств на восстановление разрушенного у нас хватит. Даже с лихвой.
   Я кивнул.
   -- Смета где? -- негромко спросил он и, не успел я сказать ни слова, громыхнул на весь зал: -- Я что, один здесь работаю?!
   Хайнес хмыкнул, негромко, но выразительно.
   Ясон обратил на него взгляд:
   -- Это и тебя касается. Гидеон, твоей сметы я тоже еще не видел. Что с человеческими потерями?
   О человеческих потерях взялся докладывать Маркус, а я меж тем разглядывал Минка. Был он груб, как-то даже непривычно, похоже, последние события его ожесточили не на шутку.
   -- Керес практически уничтожен, -- расслышал я последнюю реплику Маркуса. - От него осталось не более сорока процентов.
   -- Гардиан?
   -- Аналогично, единственное, что уцелело, -- это южный сектор.
   -- В ближайшее время в Эосе будет наблюдаться дефицит фурнитуров, так что, господа, расходуйте их экономнее, -- пошутил консул.
   Ну, мне хотелось думать, что пошутил. Судя по выражению лица Рауля, о юморе следовало забыть.
   Завязался спор, преимущественно о том, кто и каким образом будет восстанавливать Керес. Я помалкивал, ожидая, пока подготовят предложения и тогда будет ясно, в каком объеме потребуется финансирование. Честно говоря, мы могли позволить себе такие траты, вопрос в том, как преподнести это публике. Впрочем, связями с общественностью занимаюсь не я, мое дело -- скучные расчеты.
   Совещание затянулось. Ясон был дотошен и неумолим, и, признаюсь, мне самому хотелось огреть его если не стулом, так хоть планшетом. И не мне одному, судя по взгляду Аиши и остальных.
   -- Неплохо его откорректировали, -- нейтрально заметил Орфей, когда мы расходились. Ясон ушел с Раулем, так что можно было переброситься парой слов.
   -- А что, он не вспоминал о... -- я сделал выразительную паузу.
   -- Не вспоминал, -- Орфей улыбнулся краешком рта. -- Удивительно. Рауль гений.
   -- Будто кто-то сомневался, -- отозвался Хайнес. Вид у него был такой, будто он что-то знает, но никому не скажет. Впрочем, поскольку это нормальное его состояние, я не обеспокоился до тех пор, пока он не произнес: -- Коллеги, а новый пет у Ясона имеется?
   Орфей развел руками. У него тоже был такой вид, будто он знает даже больше, чем Хайнес, но это не означало, что он в самом деле располагает какими-то сведениями. Просто физиономия такая, если постараться, я тоже могу состроить подобную. Жаль только, в случае с сухой цифирью это не поможет.
   -- А как ему это объяснили? -- спросил Зильбер.
   -- Никак, -- ответил Орфей. -- Этого не было. И попрошу вас не забывать об этом, коллеги. Идемте, работы у нас по горло.
   ***
   -- Кажется, они не заметили подмены.
   -- Нет. А если кто-то и заподозрил неладное, то списал на коррекцию и перезагрузку.
   -- Прекрасно, -- консул повернулся к Раулю Аму. -- Не первый раз я восстаю из мертвых, но теперь... Необычные ощущения. Интересно.
   -- Ты же понимаешь, что выбора у нас не было, -- Ам отвел глаза.
   -- Конечно. И времени... -- Тот, кого теперь называли Ясоном, посмотрел на себя в зеркало. -- Не вижу особой разницы. Ты же помнишь, что тело для меня -- все равно что костюм. Нынешний немного не в моем вкусе, но это поправимо, не так ли?
   -- Само собой, -- кивнул Рауль.
   -- И это подождет, -- добавил консул, рассматривая себя. Слишком светлые глаза ему не нравились, но сменить их оттенок -- пара пустяков, то же самое касалось и волос. Челку легко убрать, а прочее -- мелочи, не стоящие внимания. -- Что тебе нужно для восстановления Гардиан?
   -- Я переслал тебе документы.
   -- Я спрашиваю, что нужно именно тебе, -- он выделил голосом последнее слово. -- Или теперь официальной переписке поверяют решительно всё?
   -- Конечно же, нет, -- Рауль едва заметно улыбнулся. -- Сейчас...
   Консул взглянул на свой комм, нахмурился, потом кивнул.
   -- Не вижу никаких проблем. Поступай, как считаешь нужным. Мог бы и раньше это сделать...
   -- Не мог, -- покачал головой Ам. -- Такие решения не в моей компетенции и...
   -- И кое-кто их не рассматривал, -- закончил консул. -- Почему?
   -- А ты не понимаешь?
   -- Не понимаю, -- он едва заметно улыбнулся. -- Опять что-то связанное с этикой, вновь принятыми соглашениями по поводу защиты прав... кого угодно? Если так, наплюй и занимайся своим делом. Нас это не волнует.
   -- Знаешь, -- после долгой паузы произнес Ам, -- я ведь уже начал тебя забывать.
   -- Немудрено. Времени прошло немало.
   -- Не в том дело. Ты... -- Ам встряхнул головой и улыбнулся. -- Если я скажу, ты меня же и отправишь на коррекцию!
   -- Еще чего не хватало. И ты, кажется, с кем-то меня путаешь, с Саласом, быть может? -- консул повернулся к нему лицом. -- Нас не интересуют твои терзания. Мы не умеем переживать и сопереживать.
   -- И слава всему сущему! -- не удержался Ам. -- Извини. Я привык жить в буквальном смысле на вулкане.
   -- Я знаю. Отвыкай, -- консул едва заметно улыбнулся, -- лет на полста. Успеешь отдохнуть.
   -- Говори после этого, что не умеешь сопереживать! -- не остался в долгу Рауль. -- Кстати... Ты уже освоился?
   -- Несомненно, -- ответил консул, помолчал и добавил: -- Нас ждет работа. Много работы.
   -- Можешь рассчитывать на меня.
   -- Не нужно тратить слов понапрасну. Я и так знаю, что могу на тебя рассчитывать. Ну что ты смотришь на меня? -- консул прищурился. -- Скажи, о чем думаешь, и мы либо примем это к сведению, либо сделаем вид, будто ничего не слышали.
   -- Удивительно, но мне тебя не хватало, -- после паузы произнес Рауль. -- И, кстати, постарайся не говорить о себе во множественном числе. Минку это было не свойственно, а ты сбиваешься то и дело.
   -- Учту, -- кивнул консул и улыбнулся. -- Старая привычка, с ней не так-то просто сладить. Особенно когда в тебе сидит несколько личностей. Впрочем, ты-то в курсе.
   -- Иво не беспокоит? -- осведомился Ам.
   -- Кто, Иво Шантенберг? Этот развратник и отъявленный смутьян? Нет, мы с ним давно живем в мире и согласии, -- еще шире улыбнулся консул. -- Хорошо, что нас в свое время перестали переименовывать, так не запутаешься.
   -- Ты опять говоришь о себе во множественном числе, -- напомнил Рауль.
   -- Да. Но на публике уже не ошибусь. Пойдем, покажешь мне, что нового успел натворить за эти годы.
   -- Ты же получил всю информацию.
   -- Это не то. Я должен увидеть всё своими глазами. И пощупать по мере возможности.
   -- Кстати об этом... -- Рауль нахмурился. -- Тебе нужен пет.
   -- Опять! -- консул тяжело вздохнул. -- Выбери какого-нибудь на свой вкус, мне не до этого.
   -- Самого дорогого? -- приподнял брови Ам.
   -- Эксклюзивного, -- кивнул тот. -- У консула должно быть только самое лучшее, не так ли? Что до экстерьера, мне все равно, хоть с жабрами будет пет, хоть с крыльями. Не мне же его трахать, в конце концов!
   -- Тогда я пришлю тебе интересный образец из новой коллекции, -- серьезно ответил Рауль. -- Самочка устроит?
   -- Я же сказал -- хоть крокодил в радужных перышках, -- терпеливо повторил консул. -- Идем. Время не ждет.
   ***
   Через неделю, когда мы разобрались с самыми сложными проблемами, а оставшиеся продолжали решать в штатном режиме, консул разослал всем приглашение на дебют своего нового пета.
   Если честно, я опасался идти и тем более заявлять своего Эльфи, поскольку хорошо помнил о вкусовых пристрастиях Минка. Конечно, монгрела он забыл, но кто знает, какое чудище выбрал на этот раз?
   По счастью, обошлось. Видимо, мозги консулу промыли основательно: он выставил хорошенькую самочку запредельной стоимости, и дебют прошел идеально. Судя по довольной физиономии Ама, это он убедил Минка приобрести рыженькую красотку из эксклюзивной линии.
   -- Как, однако, у Ясона поменялись пристрастия, -- пробормотал Гидеон, рассматривая дебютантку. Она была хороша, что и говорить!
   -- Ему, по-моему, вообще это представление до фонаря, -- изысканно высказался Хайнес, покосившись на консула. -- Он с самого начала не отрывается от планшета.
   -- Значит, это у твоего лучшего друга такой прекрасный вкус, хотя кое-что заставляет в этом усомниться, -- сделал двусмысленный комплимент Орфей.
   -- Скажи спасибо, что Рауль тебя не слышит, -- фыркнул в ответ Салас.
   -- Отчего же, прекрасно слышу, -- произнес над нашими головами Ам. -- Отличный экземпляр, не правда ли? Оторвал от сердца ради Ясона...
   -- Неужели она лучше Мимеи? -- не удержался Зави.
   -- Это шоу-класс, а не племенная особь, -- ответил Рауль.
   -- Ну вот, -- сделал разочарованное лицо Орфей, -- умеешь ты поставить на место.
   -- А что, ты собирался приобрести от нее потомство? - хмыкнул Ам, отходя.
   ***
   Консул сидел за своим столиком, задумчиво перекатывая в пальцах почти полный бокал.
   -- Поздравляю, твое приобретение вызывает всеобщее восхищение, -- негромко произнес Рауль.
   -- Скорее уж твое. Но до моего слуха пару раз донеслось слово "монгрел". С чего бы это?
   -- Давай не будем обсуждать это на публике, -- ответил Рауль. -- И потом, разве я передал тебе не всю информацию?
   -- Всю, -- согласился консул. -- Но только информацию, а нам хотелось бы услышать твою оценку. Судя по выражению твоего лица, описать ситуацию ты можешь только в обсценных выражениях, поэтому, в самом деле, поговорим позже, наедине.
   ***
   Окончания шоу я еле дождался -- скандала не случилось, можно было идти спать. Однако, как и многие другие, я задержался, наблюдая за взаимодействием Ама и Минка. Похоже, Рауль его опекал... во всяком случае, он торчал рядом, временами перехватывая обращенные к главе Синдиката реплики. Это нормально: если кому-то недавно промыли мозги, за ним нужно присматривать. Однако меня не оставляло ощущение какой-то неправильности. Минк стоял не так, поворачивался не так, не так склонял голову, не так взмахивал челкой. Очень похоже, но... Во всем этом была какая-то дьявольская извращенность.
   А назавтра Минк вызвал меня к себе. Прежде он так не поступал, кулуарно обсуждая вопросы только с Амом, остальное же предпочитал выносить на публику.
   -- Гриффин, смета по восстановлению коммуникаций где? -- спросил он меня вместо приветствия.
   Я молча коснулся комма.
   -- А почему ты присылаешь ее только сейчас, а не позавчера? -- поинтересовался Минк, разворачивая экран и углубляясь в мои выкладки.
   -- Потому что позавчера у меня еще не было всей необходимой информации.
   -- А почему ее не было? -- въедливо спросил он, с бешеной скоростью пролистывая материалы и отмечая некоторые одному ему понятными символами. -- Потому что твои подчиненные разгильдяи? Или потому, что ты не можешь заставить их действовать быстрее?
   -- В сутках всего двадцать шесть часов, -- напомнил я, -- и если я могу не спать несколько суток, то люди, увы, не настолько совершенные существа, как мы с тобой. И да, они разгильдяи. А еще сильно растерялись: не каждый день случаются такие катастрофы.
   -- Узнаю старину Гриффина, -- хмыкнул Минк и поднял на меня глаза. Мне показалось, будто они стали темнее, чем прежде, хотя, вероятно, это освещение было виновато. Но... челка! Он убрал челку, да не под ободок, как Гидеон, а вовсе... -- Подчиненных своих ты всегда отмажешь. Ладно. Я вижу, все не настолько плохо, как могло было быть.
   -- Куда уж хуже!
   -- Керес мог взлететь на воздух целиком, -- жизнерадостно ответил он, -- и Гардиан тоже. Это, конечно, поправимо, но время... и деньги!
   -- А время -- деньги, -- припомнил я любимую присказку предшественника Минка. На редкость мерзкий был тип. Я бы сказал, незабываемо мерзкий!
   -- Именно. -- Он хлопнул ладонью по столу. - Неплохо, неплохо. Сам не поедешь посмотреть на объект?
   -- А надо? Не думаю, что сумма изменится, если я потрачу немного топлива на перемещение туда-сюда по Танагуре.
   -- Если надумаешь, гони от себя всех посторонних. К нам рвутся врачи без границ... личного пространства и чего-то еще. А вдобавок бездельники из каких-то "Хьюман райтс". Если потребуется, сдай их даркменам и дай отмашку не сюсюкать с этим отребьем.
   Я с интересом взглянул на Ясона. Раньше он не упустил бы случая ткнуть журналистам в морду отеческой заботой Синдиката о гражданах и о негражданах тоже. Всего-то потребовалось по голове кирпичом приложить...
   И неожиданно подумал: не съездить ли мне в самом деле... Все развлечение.
   В коридоре я столкнулся с Хайнесом -- он несся куда-то с одухотворенным лицом. Не иначе, задумал какую-то пакость... лишь бы его консул вовремя приземлил, а то опять придется строить многоярусную развязку с переподвыподвертом. Сооружение вышло отменное, признаю, центр города мы разгрузили, но сколько же денег пришлось вбухать в один только проект, я уж молчу о сверхсовременных материалах...
   Но я отвлекся.
   -- У нас опять что-нибудь взорвалось? -- светски осведомился я.
   -- Пока нет, -- с оптимизмом ответил Салас. -- А ты что такой мрачный?
   -- Я? Ни капли. Просто думаю, ехать на объект или нет, -- пояснил я. -- Консул намекал, что неплохо бы прокатиться лично...
   -- А какой объект? Ага! Я с тобой, нам по пути! -- тут же оживился Салас, едва услышав ответ, а я мысленно застонал.
   От его энтузиазма иногда повеситься хочется, жаль только, блонди не всякая балка выдержит. Да и Рауль с Орфеем потом на вид поставят за порчу имущества Эоса и личного состава.
   -- Хайнес, у нас что, политика Синдиката сменилась? -- осторожно спросил я, когда мы загрузились в аэрокар. Не мой, конечно, стану я свой портить... А вот рыдвану Саласа уже ничто не поможет, его не жалко.
   -- В каком смысле?
   -- Ясон как-то очень резко высказался о гуманитарных организациях, -- обтекаемо сказал я.
   -- А, да! Он велел гнать их в шею с Амои, достали, -- непринужденно ответил Салас. -- Я только за. Ты бы знал, сколько времени и средств уходит на контроль всех этих выбросов, уровня шума на дорогах...
   -- А что, у нас проблемы с уровнем шума? -- я немного удивился.
   -- Вообще-то нет, но вот отчеты и их согласование с требованиями Гала-8 у меня вот где стоят, -- и он показал куда-то в район сонной артерии. - Проще снизить уровень еще на двадцать процентов, чем донести истину до сведения импортной общественности.
   -- А туризм? На него это не повлияет?
   -- Да с чего бы? Можно подумать, к нам сюда прутся поглядеть на отсутствие выбросов!
   За этим светским разговором мы не заметили, как приблизились к месту происшествия. Конечно, в основном завалы разобрали, благо андроидов-чрезвычайников хватает и техники тоже, но зрелище все равно было сюрреалистическое.
   Зевак практически не было -- то ли все уже насладились зрелищем, то ли полиция хорошо сработала.
   -- А зачем мы сюда приперлись? -- спросил вдруг Хайнес.
   -- Лично проконтролировать процесс, -- напомнил я со вздохом и вышел из машины. -- Ясон сказал...
   -- Точно! -- Он выбрался следом и залюбовался слаженной работой техники. -- Ну ничего, как раньше говорили, консул придет -- порядок наведет!
   -- Издеваешься? -- уточнил я, потому что по Саласу никогда нельзя было понять, говорит он всерьез или шутит. Да и шутки его не все могли оценить.
   -- Я абсолютно серьезен, -- ответил он. -- Гляди, а что, если на месте во-он той воронки поставить эстакаду? Она пройдет над этой дырой... то есть Кересом... бывшим... И свяжет Мидас с Сэзаном. А?
   -- Смету и проект предоставь, -- попросил я. -- Мне и консулу. Если он утвердит, будем строить, нет... сам его уговаривай, в общем.
   -- Да, думаю, он не будет против. Ты скажи, в какой примерно бюджет нужно уложиться?
   Я подумал и озвучил сумму, Хайнес кивнул, явно уже что-то подсчитывая в уме.
   -- Отлично, сделаем из этого бардака райский уголок! -- выдал он внезапно и добавил чуть тише: -- По-хорошему, эти трущобы давно надо было... м-м-м... проредить.
   -- А теперь тут будут новостройки для монгрелов, прямо под эстакадой? -- не удержался я.
   -- Нет, тут будет парк, скорее всего, -- ответил Хайнес. -- Рауль еще не решил.
   -- Погоди, а как же Керес? -- опешил я.
   -- От него еще немножко осталось, -- пожал он плечами. -- Вполне достаточно. Ну и... ты сам сказал об изменившейся политике партии. Кое-что устарело настолько, что это проще снести и... забыть.
   -- Совсем забыть не выйдет, -- я покачал головой. - Наоборот, придется достраивать... за наш счет.
   -- Да ладно, -- он фыркнул, -- Минк основательно за дело взялся. Заодно снизим непроизводительные расходы.
   Я вздохнул.
   -- Сейчас такое начнется с этой новой политикой, глядишь, в Кересе топляков прибавится, да и своих местных тоже, кто не дотягивает до нижней границы. И монгрелы еще... Так что придется не только жилье, еще вышки связи возводить, инфраструктуру, сам понимаешь. Нил-Дартс задело краем - оттуда народ в Керес поползет. Строить там и строить! Территорию под Гардиан выделять, иначе Рауль жизни не даст.
   Хайнес загадочно прищурился.
   -- Может так, а может, нет. Минк-то поумнел резко - думаю, Керес ему даже на карте противно видеть.
   -- Ты на что намекаешь? -- осторожно спросил я.
   -- Я не намекаю, я тебе прямым текстом говорю: пересмотри бюджет в сторону увеличения расходов, -- ответил он. -- Гардиан... Ну, на Гардиан средств уйдет очень много, это ты и сам понимаешь, Раулю консул не откажет. А все остальное, вполне вероятно...
   Хайнес снова выразительно провел ребром ладони по горлу и добавил:
   -- Тут будет город-сад.
   -- Но...
   -- Топляки теперь подлежат принудительной депортации, -- спокойно продолжил Салас. -- Если, конечно, это не ценные экземпляры, но таких, сам понимаешь, раз-два и обчелся. С Нил-Дартс пока ясности нет, но, скорее всего, там тоже наведут порядок. А Керес... Какой Керес?
   -- Обыкновенный. Излишки из Гардиан и некондиционных граждан куда девать? Что ты как маленький. Керес -- он был и будет, и нам радоваться надо, что он такой... компактный.
   Хайнес хмыкнул.
   -- Мое дело предупредить. Впрочем, ты прав, под нуль равнять никто не станет, себе дороже.
   Мы еще посмотрели, как расчищают площадку из-под бывшего Хэбэя и отправились восвояси. Я всю дорогу гадал, нравится мне такой Минк или не очень, и решил пока обождать с оценкой.
   Хайнес ясно намекнул, что консул обновленный намерен закручивать гайки. Вопрос же состоял в том, на сколько гаек у него хватит сил и желания. И входят ли в число гаек его коллеги по Синдикату...
   Особых грехов я за собой не чувствовал, но известно же: нет большего святоши, чем вчерашний грешник. А вот кое-кому из коллег нововведения придутся не по вкусу!
   Вернувшись в Эос, я наткнулся на Катце. Бывший фурнитур Минка торчал у технического выхода и курил, пользуясь тем, что дверь была нараспашку. Мне вообще не следовало бы тут появляться, но Хайнес забросил меня не на мой этаж, а к залу отдыха. Я присмотрелся к главе Черного рынка. По его невозмутимому лицу ничего нельзя было сказать, зато руки подрагивали, и на дорогой пиджак сыпался пепел.
   -- Успел пообщаться с консулом? - спросил я ему в спину. Катце резко обернулся, и я заметил мелькнувшее в его глазах облегчение. Ну да, мы с ним вообще никак не взаимодействовали, следовательно, меня он числил в неопасных объектах (я так полагаю).
   -- Господин Минк сильно изменился за прошедшую неделю, -- выговорил Катце.
   -- Неужели? По-моему, изменился не он, а... политика Синдиката, -- улыбнулся я. -- К слову, мне она по вкусу, а тебе?
   Не знаю, с чего мне вдруг взбрело в голову пообщаться с этим типом, но... Вдруг скажет что-нибудь интересное? Вдобавок, признаюсь, я всякий раз страдал от амфибиотропной асфиксии, как выражается Рауль, когда думал о том, какие средства проходят мимо меня. И через руки этого монгрела, будь он неладен!
   -- По вкусу, -- уныло ответил он. А что он должен был отвечать?
   -- Ну тебе-то ничего не грозит, Минк тебя ценит, -- подтолкнул я.
   Катце затянулся в последний раз и выбросил окурок.
   -- Господин Минк планирует сократить операции на черном рынке, -- сказал он.
   Я едва не разинул рот. Вот это поворот!
   -- И какие же операции вызвали его неудовольствие?
   -- Контрабандные перевозки людей, -- сообщил Катце мрачно. - Минус десять процентов рынка.
   -- Перевозки сюда или отсюда? -- уточнил я.
   -- Вообще. Похоже, кусок подгребет под себя господин Салас. Но я вам этого не говорил! Придется рушить налаженные связи...
   "Жмот, -- подумал я в адрес Хайнеса, -- мог бы и поделиться!"
   Но утешать расстроенного Катце я не стал, пошел прочь, на ходу обдумывая, какая муха укусила Минка. С одной стороны, это вписывалось в новую политику. С другой -- Амои никогда не гнушалась дармовыми деньгами, которые нужно было просто подобрать. Контрабандные перевозки всяких темных личностей были как раз такими деньгами. Салас, конечно, свое урвет, но не всякий сможет воспользоваться его услугами.
   "Что-то странное происходит", -- подумал я, и тут мне на глаза попался Аиша. Вид у него был немного пришибленный, а это для Розена не характерно.
   -- Ты не знаешь, кто покусал Ясона? -- спросил он без лишних предисловий. -- Может, у Рауля какая-нибудь тварь сбежала?
   -- После... м-м-м... того, о ком упоминать не следует, Ясона точно никто не кусал, -- ответил я. -- А почему ты спрашиваешь?
   -- Он урезал финансирование Танагуры, -- мрачно ответил Аиша. -- Не критично, но... Кстати, а ты почему не в курсе?
   -- Может, потому, что Танагура не в моем прямом ведении? -- хмыкнул я, но глянул корреспонденцию. -- Однако! Похоже, он перекинул эти средства на проекты Рауля.
   -- И после этого ты станешь уверять, что консула никто не кусал? -- мрачно произнес Розен и удалился.
   -- Ну не Рауль же! -- сказал я ему вслед, но тихо, потому что Рауль ни в чем подобном замешан не был.
   Однако новость и вправду была странной! Вдобавок я как-то опасался представить, что еще может вытворить Ам при помощи таких денег, чего он еще не вытворил. И так уж... заместитель бога на Амои!
   Хорошо, что я финансы только контролирую, иначе и мне бы тоже что-нибудь существенное урезали.
   С другой стороны, очень обидно перенаправлять потоки денежных средств согласно указанию сверху, но не иметь возможности воспользоваться ими. Увы мне! Будь я чуть жаднее, уже зачах бы от зависти к коллегам, но я покамест держал себя в руках.
   Ровно до тех пор, пока не повстречал Орфея.
   Зави был откровенно зол. Хуже того (будто я не видал коллегу и в худшем расположении духа!), на нем оказался форменный сьют, а не то, что обычно, с кружавчиками и бриллиантами.
   -- Тебе тоже финансирование урезали? -- с интересом спросил я, глянув входящие письма. Мог бы и не спрашивать...
   -- Как и тебе, -- ласково ответил Орфей, сверкнув глазами. -- Привыкай экономить, Гриффин, чует мое сердце, такими мелочами Ясон не ограничится!
   -- Это ты привыкай, -- сказал я ему вслед, -- мне-то что?
   На самом деле мне было обидно, но не сильно. В конце концов урезали содержание департаменту, а не мне лично. Ну подумаешь, технику пока обновлять не будем, программное обеспечение. Но денег хотелось все равно...
   Самое же интересное заключалось в том, куда Ясон собирается потратить все эти деньги. В бюджете имелось столько средств, что можно было построить еще одну Амои, да помощнее! Воевать он собрался, что ли? Так пресловутая "звезда смерти" не такая уж дорогая. В крайнем случае можно взять со скидкой... только с кем воевать-то? Все потенциальные противники -- наши же клиенты!
   Все это интриговало меня до такой степени, что я не выдержал и пошел к Раулю. Смету согласовывать на обновленный Гардиан, как вы понимаете, не то я одно напишу, а Ам потом скажет, что я не учел сотню подземных хранилищ, уйму коммуникаций, необходимых для обеспечения жизнедеятельности подопытных... и просто образцов, ну и так далее, по мелочи, как раз по размерам разрушенного Хэбея.
   Рауль выглядел настолько благостно, что я даже испугался: привык уже видеть его недовольным, а то и злым. А злой Рауль Ам -- это смерть всему живому. И неживому тоже. Кроме Хайнеса, разве что, но тот, как таракан, и ядерный взрыв пережить может, по-моему.
   -- Все в порядке? -- с опаской спросил я.
   -- Да, -- коротко ответил Ам, разглядывая проект и правя его на ходу. Ну, вышло еще два-три Хэбея. Придется закапываться поглубже, иначе мы все это не разместим! -- Тебя что-то волнует?
   -- Нет, -- честно сказал я, -- но остальных очень интересует, какая тварь покусала консула, и не заразно ли это.
   -- Что -- это?
   -- Стремление сократить расходы, -- расплывчато сформулировал я. -- Я, со своей стороны, могу только приветствовать подобное, но...
   -- Но Орфей обойдется без бриллиантов в шампанском, -- внезапно перебил меня Минк. И когда он успел подкрасться?! -- И все прочие тоже.
   -- А что, на приемах мы блистать уже не будем? -- осторожно спросил я, решив ничему не удивляться.
   -- На приемах -- будем, -- милостиво разрешил консул. -- А в рабочее время -- обойдетесь униформой.
   -- Я, собственно, ею и обхожусь, -- ответил я несколько ошарашенно. Минк был весьма резок и прямолинеен, от чего я отвык.
   -- Это нужно приветствовать, -- отозвался он, словно ожидая, когда я уйду.
   Я и ушел. Не оглядываясь. Вопрос о кусачей твари я решил оставить на потом.
   Видимо, нейрокоррекция не такая уж безобидная процедура, если Минк после нее как с цепи сорвался...
   Я не мог избавиться от мысли, что нас всех ждут какие-то неприятные перемены. Или я просто привык к налаженной жизни, без каких бы то ни было перемен? Самое скверное, что Юпитер ничего не говорила вообще, никак не реагировала на его действия, следовательно, одобряла. Я задавался вопросом, до чего мы дойдем.
   Мы не дошли. Мы ушли -- от бриллиантов, выдержанных вин за непристойные деньги... разве что петов разрешено было оставить, они ведь собственного производства.
   "Ничего, перебьетесь, -- сказал консул, выразительно покосившись на собственный форменный сьют. Строгий, ничего лишнего, даже без вышивки. -- Дзинкотаи вы или людишки капризные?"
   На это возразить нечего было даже Гидеону... Тем более что запас ободков у него имелся, он вообще запасливый, как хомяк. Но меня все еще интересовало, чего же хочет Минк обновленный? Я как никто другой знал, в каком мы плюсе, а деньги все продолжали течь!
   Но, что ценно, теперь они не утекали сквозь пальцы...
   -- А тебе это ничего не напоминает? -- спросил мимоходом Маркус, когда консул росчерком пера, то есть тычком пальцем в комм запретил гастроли какой-то мимоезжей сверхпопулярной музыкальной группы. Дескать, у нас своих талантов пруд пруди, не хватало еще платить за чью-то фонограмму!
   -- Напоминает, -- честно ответил я. -- Но это ведь невозможно.
   -- Ты считаешь, для Рауля существует невозможное?
   -- Не в этом дело! Тогда... -- я оглянулся и добавил шепотом: -- Тогда ведь консула сменили потому, что такова была воля Юпитер! Чем-то он перестал устраивать, вот и...
   -- А теперь снова устраивает, -- пожал плечами Маркус.
   Вот это поворот! Нет, я был всем доволен. Ну то есть не всем, но нас это почти не затрагивало, однако тем, у кого была короткая память, следовало остеречься.
   По крайней мере, было ясно, чего теперь ждать. Этот старый сукин сын Одо.... нет, я этого тоже не говорил и даже не думал... Несгибаемый Одо Мейнард, кошмар Федерации! Вот там как раз его не помнят, я имею в виду ныне живущих политических деятелей. Что ж, им будет сюрприз...
   Сюрприз вскоре воспоследовал, да такой, что наш старый знакомец Хэзалл, по-моему, поседел окончательно и потерял примерно десять килограммов (это однозначно пошло ему на пользу). Что случилось с другими представителями Федерации, сказать не могу, но, судя по истерике на фондовой бирже, они как минимум что-то заподозрили. Если же кто-то обзавелся инсайдерской информацией (а Одо, мерзавец, всегда любил слить что-нибудь этакое вероятному противнику), то, наверно, уже готовился к апокалипсису.
   Зато нам, в смысле Синдикату, все стало яснее ясного -- мы-то Одо прекрасно помнили. И тогдашние отношения с Федерацией тоже. Что ж, в такой ситуации "звезда смерти" правда не повредит...
   Ясон по сравнению с Одо был настоящей отдушиной -- поначалу. Не знаю, правда, считала ли так же Федерация, вдруг оказавшаяся без единой угрозы и единого выстрела в стальных объятиях Минка и в полной зависимости от Амои. Однако со временем стальные объятия несколько расслабились, да и удерживать в них растекающуюся, как заплывший салом толстяк, Федерацию становилось все сложнее. Судя по всему, на смену Минку пришел Мейнард с сетью из колючей проволоки... только нас об этом предупредить забыли.
   Но я увлекся.
   На самом деле, не считая мелких неприятностей вроде обязательного ношения униформы, нас ново-, а точнее, старовведения Одо никак не затронули: все продолжали заниматься своими делами, как и прежде.
   Однако следующая неделя ознаменовалась феерическим скандалом в федеральной прессе (амойские СМИ отметили его где-то в третьем блоке новостей, перед новостями спортивными -- у нас как раз проходил финал чемпионата планеты по воздушному серфингу в верхних слоях атмосферы).
   Наш штатный гений Рауль презентовал галактическому сообществу набор с циничным названием "Сделай сам", якобы позволявший даже среднестатистическому федералу с базовым образованием сконструировать внешность будущего ребенка и задать прочие параметры -- склонность к тем или иным занятиям, технический или гуманитарный склад ума, а главное -- чисто арийский череп. Конечно, у тех, у кого он подразумевался...
   О том, что на Амои это рутинная операция, Рауль, разумеется, скромно умолчал.
   Федералы, за сто с лишком лет благополучно позабывшие о прежних скандалах, касающихся евгенических экзерсисов Ама, подняли вой... Очевидно, им не хотелось жить на планетах, населенных результатами экспериментов сограждан, и я их понимал...
   Все заинтересованные лица с удовольствием втянулись в скандал. Журналисты Федерации, благодарные нам за такой сенсационный материал, не жалели красок и забивали репортажами, интервью, ток-шоу и прочей говорильней процентов восемьдесят эфира. Оставшиеся двадцать шли под спортивные новости и биржевые сводки.
   Это нам и было нужно. Потому что именно в то время, когда сто двенадцатый по счету политик высказывал свое исключительно ценное мнение по поводу амойских штучек, четыре наших корабля благополучно приземлились на поверхности Феникса-118. Три из них сразу после посадки трансформировались в горнодобывающий комплекс и лабораторию, а четвертый через некоторое время собрал ненужных более людей -- работников и инженеров -- и вернулся на Амои.
   Рассказывая об этом, Хайнес лучился такой улыбкой, будто лично вел эти корабли сквозь фотосферу Глана и сажал на поверхность раскаленного Феникса. Судя по радостным физиономиям Леона и Руфуса, они копали подземную базу своими руками и сами же прокладывали коммуникации. Ну или, по меньшей мере, лично командовали строительными роботами.
   -- Прекрасно, господа, -- сказал консул, выслушав доклады. -- Когда новый добывающий комплекс выйдет на заданные мощности?
   -- Через два-три месяца, не ранее, -- пожал плечами Клэр. -- Условия крайне тяжелые, но техника справится. Процесс уже запущен, осталось его отладить.
   -- Если техника не справится, я тебя туда самого отправлю, без скафандра, -- любезно сказал консул. -- Имейте в виду, господа, от проекта "Феникс" зависит наше с вами благополучие. Я хотел сказать, благополучие Амои, конечно же... Однако у нас на повестке дня имеется еще один вопрос, -- он выдержал паузу. -- Наш маленький эксперимент по оптимизации общества.
   Судя по тому, как запереглядывались коллеги (примерно половина), об этом проекте слышали не все. Я -- точно не слышал, а потому насторожился.
   -- Гидеон, -- кивнул тому консул. -- Изложи вкратце.
   Говорить Лагату "изложи вкратце" бесполезно, потому что он любит поговорить, но сегодня эта фраза подействовала. Впрочем, чему тут удивляться: я помню, как Мейнард материл его при всем эосском обществе за какую-то ошибку... Думаю, повторения Гидеон не желал даже в нашем узком кругу, поэтому уложился буквально в пятнадцать минут. Но и то консул его перебил и подвел итог сам:
   -- Амойское общество -- я имею в виду людей -- находится в стагнации. Это подтверждают данные последних социологических исследований.
   Гидеон кивнул.
   -- Проще говоря, -- консул встал и оперся руками на стол, отчего тот жалобно скрипнул, -- люди в последние лет пятьдесят настолько привыкли к легким деньгам, что перестали к чему-либо стремиться. Еще пара поколений, и мы получим тупое стадо, которое умеет только жрать и трахаться.
   -- Гм, -- негромко сказал Аиша, -- а что, они способны на большее?
   -- Как ни странно, -- консул метнул на него короткий взгляд, -- когда-то именно люди создали нас. Юпитер. И систему Зейн.
   -- И к чему ты клонишь? -- осторожно спросил Орфей.
   -- К тому, что если система не работает, ее нужно менять. Причем желательно сверху, а то если низы захотят, а верхи не смогут... -- он сделал выразительную паузу. -- Мы уже знаем, чем это заканчивается.
   Еще бы мы не знали!
   -- То есть ты предлагаешь внести коррективы в систему Зейн? -- нахмурился Зиг.
   -- Они уже внесены, -- ответил консул. -- Гидеон, объясни вкратце, в чем заключаются нововведения. Вкратце, ты знаешь такое слово?
   -- Разумеется, -- кислым тоном ответил он. -- Мы вводим квалификационные экзамены для граждан.
   Молчание было ему ответом...
   -- Это было слишком коротко, -- вздохнул Рауль. -- Поясняю. Для тех, кто изначально показал достаточно высокий уровень, появится возможность проявить себя. И перейти в другую категорию граждан. Как полагаете, многие ли уцепятся за такой шанс?
   -- Согласно данным социологического исследования -- процентов пять, не больше, -- подал голос Маркус.
   -- Вот именно. Но для начала больше и не требуется. А постепенно, -- угрожающим тоном произнес Рауль, -- мы ужесточим правила и сделаем экзамен обязательным. Не прошедшие его будут понижены в категории. Думаю, это окажется хорошей мотивацией.
   -- Угу, главное, не получить вторую революцию, -- хмыкнул Зильбер.
   -- Я же сказал -- постепенно, -- покосился на него Ам. -- Мы дадим людям время привыкнуть к этой идее. Они должны смотреть на тех, кто сумел подняться выше, с завистью и стремиться повысить собственный уровень. Ах да, я забыл добавить: это не будет единственный тест за всю жизнь. Мы дадим им несколько шансов.
   -- И если они продолбают их все, то кто ж виноват? -- заключил Хайнес, явно уставший молчать.
   Сказать, что перемены в системе удивили наших граждан, в самом деле привыкших к размеренной и предсказуемой жизни, значит ничего не сказать. Гидеон даже жаловался, что посещаемость Мидаса, а значит, и выручка значительно упали, на что Ясон приказал ему добирать туристами. Придумать новые развлечения для них, словом, поднять задницу со стула и как следует поработать головой, если он не хочет сам отправиться работать этой самой задницей в родной Мидас.
   Гидеон поперхнулся минералкой от негодования, но смолчал. Отчеты я видел: вскоре прибыль от мидасских заведений снова поползла вверх, вышла на прежний уровень, побила прошлогодний рекорд и постепенно прирастала. Уж не знаю, что там выдумал Гидеон, но это оказалось эффективным решением!
   Самому мне было не до развлечений: консул драл с меня три шкуры, требуя снова и снова оптимизировать расходы... Я уж молчу об остальных: одному срочно смету на эстакаду вынь да положь, второму -- на новые зонды для Феникса, третьему -- еще что-нибудь... Работал я не покладая рук. Забыл уже, когда в последний раз ночевал в кабинете, вот и вспомнил!
   А на месте бывшего Кереса в самом деле разбили парк. То, что под этим парком располагаются Раулевы лаборатории, знать посторонним, конечно же, не полагалось.
   Граждане парк не оценили: они роптали. Об этом я знал доподлинно, из ежедневных сводок. Ну еще бы: кого-то заставили работать, о ужас!
   Разумеется, речь шла в первую очередь о сливках общества, гражданах категории А. Для начала глава Синдиката ввел пробный экзамен, как и обещал. Якобы исключительно для внутренних нужд учебных заведений...
   Примерно сорок четыре процента детишек этих самых сливок провалили его с треском. Кое-то вытянул на категорию В, но многих можно было прямым ходом отправлять в Керес - хуже уже не будет. Глава Синдиката собрал их родителей и продемонстрировал результаты наглядно... То, что они были шокированы -- это мягко сказано!
   Следующий экзамен в следующей гимназии кое-кто из родителей попытался взять под свой контроль. Ха! У нас уже все давно и прочно взято под контроль Юпитер.
   Ох, чует мое сердце, к Кересу придется пристраивать дополнительные кварталы... для новых жителей...
   Но были и находки: по результатам тестирования примерно десяток детишек из среднего класса претендовали на высшую категорию. Рауль удовлетворенно потирал руки.
   Ну а потом потрясение основ состоялось снова: когда все дети были проэкзаменованы и получили результаты предварительного распределения по категориям, а их родители отошли от шока, консул взорвал следующую бомбу. Я имею в виду, объявил о экзаменах для взрослых. Пока участие в них было добровольным, а скверный результат не приводил к понижению в категории, но это только пока, и люди это понимали...
   К слову, уже с первого захода стало понятно: Ясон прав, граждане основательно разленились, многие даже базовую программу позабыли, и как они справлялись со своими обязанностями, сложно было представить! Однако Рауль и тут обнаружил несколько самородков... Что творилось, когда трое граждан из категорий Д и Е получили повышение статуса до С, я и передать не могу! Они сами, кажется, не поверили... Рауль же сказал: главное -- создать прецедент, и в следующей итерации недрогнувшей рукой переместил монгрела (только-только окончившего Гардиан и не успевшего перезабыть все, чему там обучали) в категорию Е. Вот это, скажу я вам, было сильно...
   Общество бурлило, как перегретый котел, и что там варилось... Мне было крайне интересно, что докладывают наши шпионы (я имею в виду тех, кто работает у нас под прикрытием) в свои аналитические центры. Так интересно, что на следующем заседании я задал этот вопрос вслух. Кое-кто из коллег загадочно переглянулся.
   -- Ничего, -- наконец ответил Бома.
   -- Мы немного проредили их сеть, -- любезно проинформировал Ясон. - Остался с десяток дипломатов, несколько промышленников, но теперь, согласись, далеко не все захотят пойти против власти, так что источники информации несколько...
   -- Обмелели, -- дополнил Рауль с дьявольской усмешкой. - Прессу сам почитаешь.
   -- Уже читал, -- буркнул я. -- Пишут всякую ерунду.
   -- Причем половину -- за наши деньги, -- подмигнул Хайнес, как всегда бывший в курсе всего, что его не касалось. -- То есть мы оплачиваем...
   -- Разумно, -- пробормотал я.
   В самом деле, пока не возьмешь имиджестроение в свои руки, сидишь, как диффамированный. При этом я радовался, что все эти реформы как таковые проводить не мне. Мне -- только считать и успевать отстегивать на все это деньги, следя за балансом. Но и смотреть со стороны было чрезвычайно любопытно.
   Следующее заседание консул провел, как ни странно, по вопросам внешней политики: Федерация никак не могла забыть, что якобы это ее зонд первым сел на поверхность Феникса-118. Да нет уже вашего зонда, сгорел, причем в первые же часы после вхождения в атмосферу, не был он рассчитан на такие нагрузки! (Это уже наши аппараты определили, исследовав обломки.)
   И вот теперь Федерация прислала нам ноту (гневную по содержанию и истерическую по сути) о наших добывающих комплексах. Минку даже напрягаться не пришлось -- он отправил им ссылку на статью межгалактического права, которая гласила, если перевести с юридического на общечеловеческий, что в случае начала разработки ценных ископаемых на необитаемой планете кто первый встал, того и шахта.
   Но совещание консул все-таки собрал, и не для проформы...
   -- Эти имбецилы подогнали к Фениксу три дредноута, -- просто сказал он. -- Хьюберт, мы так и будем звенеть нашими стальными яйцами... я имею в виду "звезду смерти", или ты все же намерен что-то предпринять?
   -- Хьюберт, у нас проблемы! -- не удержался Хайнес, и Синдикат сдержанно заулыбался.
   -- Нет у нас никаких проблем, -- мрачно ответил Бома. -- Ясон, ты хочешь, чтобы я снял боевую станцию с орбиты Амои и отправил к Фениксу? Без проблем. Как только Гриффин изыщет на это средства.
   -- Зачем нам боевая станция, если она ни на что не годна? -- медовым голосом спросил Аиша.
   -- Она годна для обороны планеты! -- по-солдафонски рявкнул Хьюберт. -- И для стабилизации приливов и отливов, если ты еще не забыл! Тебе цунами нужно в прибрежной зоне, когда станция отойдет от Амои?
   -- Нет, -- быстро пошел на попятную Аиша.
   В самом деле, сооружение, которое несведущие принимают за второй спутник Амои, строилось сразу с несколькими целями: сперва это был исследовательский комплекс, затем его переоборудовали в станцию слежения, а во время терраформирования использовали как... гм... противовес естественному спутнику. Калибровка, скажу я вам, была делом непростым, однако мы справились. Снять сейчас станцию (давно оснащенную современнейшим вооружением) с орбиты и отправить к злосчастному Фениксу означало устроить катаклизм на Амои. И все это прекрасно понимали.
   -- Так что с дредноутами? -- напомнил Ясон.
   -- Какими дредноутами? -- прищурился Хьюберт.
   Консул посмотрел заинтересованно и кивнул: давай, мол, выкладывай. Тот и выложил.
   Как я и думал, у старины Хью кое-что имелось в заначке. Он умело использовал вращающуюся на орбите Феникса мелочь -- всякие недоастероиды и просто космический мусор, притянутый планетой, чтобы спрятать за ними стаи дронов. Юркие машинки, напоминающие мелких хищных динозавров, выскакивали из-за укрытия и "объедали" до костей дредноуты Федерации. По крайней мере, те два, что успели прибыть первыми, они защипали насмерть, третий успел удрать. Ну а после рой рассыпался, повинуясь указаниям оператора, и дроны, попрятавшись по естественным укрытиям, запасали энергию для следующей атаки, в то время как их сменяла новая партия. Дронов у нас было много, а попасть в них с дредноута можно быть только случайно: это было все равно что палить из пушки по воробьям.
   В общем, все это вместе взятое смотрелось как эффектный космический боевик. Я задумался, кто же автор идеи? Наверное, Хайнес, кто еще: он любит повторять, что все новое -- это хорошо забытое старое, и когда-то торпедные катера могли утопить громадный авианосец. Да и пусть его, лишь бы это работало!
   -- А что мы скажем федералам? -- поинтересовался Зиг.
   -- Их устаревшие физически и морально машины вошли в астероидный пояс Феникса, генераторы защитного поля не выдержали... Критическая перегрузка силовых установок и -- бум! -- развел руками консул и мило улыбнулся. -- Прежде чем замахиваться на ресурсы такой сложной во всех отношениях планеты, следовало модернизировать технику, не так ли?
   Я сделал пометку: скоро наверняка пойдут заказы по линии тяжелого машиностроения. А это такая головная боль, скажу я вам... Производство -- не моя печаль, но вот все прочее... Взять логистику: ведь там придется иметь дело с Хайнесом, а он и так-то невыносим, не говоря уж о состоянии трудового порыва...
   -- А я считаю, федералам ничего не нужно сообщать, -- вставил Ам. -- Их корабли, пусть сами и добывают информацию. Если верить их словам, они изучили Феникс как свои пять пальцев, вот теперь могут сами объясняться с широкой общественностью по поводу неизбежных в космосе случайностей.
   Минк кивнул. Его устраивала любая версия, лишь бы Федерация подольше не совала нос в наши дела. Я искоса взглянул на него: знакомо прищуренные глаза консула горели синим пламенем. Похоже, он уже перестал скрываться. Интересно, когда федералы хоть что-то заметят? И как долго члены Синдиката будут притворяться, что все идет по-прежнему?
   * * *
   -- Вы в курсе, что качество жизни на Амои резко ухудшилось? -- светски поинтересовался консул на следующем плановом совещании.
   Миновало две недели, а я, если честно, ухудшений не заметил. Напротив, поступления в бюджет радовали интенсивностью и постоянством.
   -- А в чем это выражается? -- желчно спросил Гидеон.
   -- Бриллианты стали мельче? -- фыркнул Хайнес, как обычно абсолютно довольный окружающим миром. А чего ему жаловаться: объемы грузоперевозок возросли почти втрое, учитывая поставки с Феникса (да, наш комбинат вышел на заданный объем производства в запланированные сроки, и мы отметили это событие в тесном элитарном кругу). -- Икра недосолена? Шампанское выдохлось?
   -- Да вот, популярный в высших кругах общества Федерации журнал "Eliteе?" сообщает, что приемы в Эосе утратили былой блеск, -- консул сверкнул улыбкой. -- Нет прежней роскоши, стол не радует изобилием, а на шоу... -- тут он покосился на Ама, -- петы слишком страшные.
   -- Это было спецшоу, -- пожал тот плечами. -- Сами напросились.
   -- Одним словом, господа, мы наблюдаем закат эпохи, -- трагически произнес консул, а я невольно поежился. -- Закат эпохи блистательного Ясона Минка, как пишут эти недоумки, и возврат на прежние рельсы, по которым когда-то несся, сметая всепреграды на своем пути, атомный бронепоезд его предшественника... -- Тут он перебил сам себя: -- Я не слишком пафосен?
   -- Слишком, -- честно сказал Хайнес. -- И... гм... чересчур откровенен.
   -- Спасибо, я учту, -- кивнул тот. -- Но по сути они правы. Как ты обычно говоришь, новое -- это хорошо забытое старое. И я напомню Федерации, каково это -- уважать Амои... Совещание окончено. А тебя, Уоллес, я попрошу остаться.
   Сказал он это совершенно будничным тоном, и я не заподозрил неладного.
   -- С финансовой стороной дела, я вижу, все в порядке, -- сказал консул, когда все разошлись, а бронированные двери зала совещаний закрылись.
   -- Да, и я бы сказал, мы в большом плюсе, -- кивнул я.
   -- Отлично.
   Консул подошел ко мне вплотную. От него едва уловимо пахло туалетной водой, не "Фарина", которую любил Минк, а старомодной -- запах был свежим, древесно-мускусным, с цветочным оттенком...
   -- Может, хватит уже прикидываться? -- сказал он.
   -- О чем ты?
   -- Гриффин, я тебя знаю как самого себя. И ты давно меня признал, как и все остальные, -- спокойно произнес клятый говнюк Одо, то есть консул. -- Ведь так?
   -- Возможно, -- я на всякий случай отступил, потому что прекрасно помнил его нрав. Однако совершенно забыл, как он умеет посмотреть, сказав:
   -- Я по тебе скучал.
   Глаза у него уже были не голубые, а серо-синие, почти что цвета асфальта в ясный день, и волосы не такие светлые, как у Минка. Лицо тоже неуловимо изменилось, черты его будто заострились и сделались грубее: люди этого, возможно, не заметили, но я-то блонди!
   -- Не могу ответить взаимностью, -- сказал я, обогнув стол. Он был большой, и это радовало... о нет, зря я об этом подумал! -- Я искренне старался тебя забыть.
   -- Но не смог, -- констатировал Одо под маской Ясона, мой персональный кошмар, и...
   Как же я его ненавидел!
   -- Не смог, -- сознался я. -- И нет, никакого повторения пройденного! Хватит с меня этих приключений!
   -- Тебе же нравилось, -- приподнял брови Одо. Сейчас я ясно видел именно его лицо, а не Минка. -- Ты против повторения?
   -- Против. Хотя бы потому, что этим вот... -- я указал ему ниже пояса, -- прибором ты трахал монгрела. Извини, но...
   -- Не этим, -- педантично поправил он. -- Тот погиб вместе с телом Минка. Кстати, а откуда ты знаешь, кого он трахал?
   -- Об этом все знают, -- ответил я, стараясь отступить подальше, но тщетно, от Одо еще никто не уходил.
   -- Надо же... И почему тебя это волнует? Только не говори, что это волновало всех!
   Я даже не нашелся с ответом.
   -- Думаешь, что-то принципиально изменилось? -- спросил Одо, и в глазах у него мелькнула знакомая уже безуминка. -- А может, тебе есть, с чем сравнивать? Наверно, ты не хранил целомудрие все эти годы, а, Гриффин?
   -- Мразь ты, Одо, -- искренне ответил я. -- Но одного у тебя не отнять: хрен тебя забудешь...
   -- Слушай, а мы ведь никогда не трахались в зале совещаний! -- вдруг весело сказал он, а я застонал. -- Скидывай штаны!
   -- Почему я-то?!
   -- Я все-таки консул, -- высокомерно ответил Одо и тут же ухмыльнулся. -- Ну ладно, потом поменяемся. Не тяни, мне еще послов принимать, чтоб им провалиться...
   Тут я представил, как делегация рассаживается за этим вот самым столом, и заржал в голос.
   Одо Мейнард всегда был ужасен, но одного у него не отнимешь -- скучать с ним не приходится! Наверно, Рауль потому же не расстается с Хайнесом -- жизнерадостный идиотизм Саласа (наигранный в большей степени) не дает Аму сойти с ума самому...
   -- Узнаю старину Гриффина, -- довольно сказал Одо, сняв мою ногу со своего плеча.
   -- Сволочь ты, -- ответил я, ухмыльнулся и добавил: -- Разворачивайся, ты обещал!
   -- Обещанного, -- сказал он, застегивая ширинку и гнусно ухмыляясь, -- три года ждут!
   И я окончательно уверился в том, что это действительно Одо Мейнард...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"