Измайлова Кира: другие произведения.

Под иными небесами

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 7.23*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Некоторые умудряются жить на два дома. Не завидую им. А кто позавидует мне? Я ведь тоже живу на два - не дома, а мира."

    Повесть небольшая, поэтому выкладываю меньше половины. Остальное - вы знаете, где, вы знаете, как ;)


   ПОД ИНЫМИ НЕБЕСАМИ
  
   Пролог
  
   Некоторые умудряются жить на два дома. Не завидую им. А кто позавидует мне? Я ведь тоже живу на два -- не дома, а мира.
   Я не хотела этого. Но когда на небе появляется полная луна, я не могу противиться её зову. Этот зов становится всё сильнее и сильнее, и я знаю, что скоро не захочу возвращаться...
   Тот, другой мир, жесток. Впрочем, не более жесток, чем любой другой.
   В этом прекрасном и страшном мире обитают такие существа, о которых обычный человек не имеет понятия. Например, я. Или единороги. Но это не те хрупкие и ласковые создания, которых так легко обманывают девственницы: по легенде, единорог доверчиво ложится рядом с невинной девицей, кладет голову ей на колени, и не помышляя о человеческом коварстве... А в зарослях неподалеку уже натягивают тетивы меткие стрелки: добыть единорога -- редкостная удача!
   Всё не так. Единороги - невероятно умные, хитрые и злобные твари. Размерами и силой они не обижены, и когда табун несется галопом, лучше не вставать у него на пути. Да и выйти один на один с единорогом рискнет не каждый охотник, если ему дорога жизнь! Конечно, правители сулят невиданные богатства тому, кто сумеет изловить такое чудо, да только удавалось это единицам, а прочие хорошо, если унесли ноги! В неволе же единороги все равно долго не живут: или умирают, или ухитряются сбежать, какими цепями их ни приковывай. И никакие попытки скрестить их с обычными лошадьми успехом не увенчались: лошадь с ослом дает потомство, пусть и бесплодное, а с единорогом -- нет. Может, оно и к лучшему...
   Признаюсь, я рада тому, что провидение, сделав меня оборотнем, заставило меня принимать именно этот облик, а не какой-то другой. Пусть я ещё молода, моё тело тонко и гибко, а крылья почти прозрачны - меня боятся. Боятся потому, что знают - сила на моей стороне, и если единорога еще можно убить стрелой или клинком, поймать арканом, даже попытаться поставить под седло (находились и такие отчаянные), то со мной так просто не совладать. Хотя кое-кто пытался, но об этом я расскажу в свое время.
  
   1.
   Поначалу я думала, будто вижу сны. Мне с самого детства в полнолуние по ночам грезились необычайно яркие и связные истории, я будто читала книгу или смотрела фильм. Так бывает, если увлечься настолько, что кажется -- протяни руку, и взаправду окажешься там... Я мечтала об этом, и однажды протянутая во сне рука не ударилась о стену, а прошла сквозь нее.
   Сперва, конечно, было страшно. Думаю, угоди я в те края ребенком, перепугалась бы насмерть, но я была уже достаточно взрослой, чтобы не потерять головы и попытаться мыслить разумно... Кто другой, может, поутру отправился бы прямиком к врачу, но я решила: даже если я сошла с ума, два-три ночи абсолютной свободы хотя бы раз в месяц стоят рассудка. В остальном я не изменилась: по-прежнему работала, общалась с приятелями, ездила в отпуск, но... Только по полнолуниям я становилась собой, это я поняла очень скоро.
   Ну а потом я осознала, что однажды уйду туда и больше не вернусь. Мне стало слишком скучно в этом мире: для меня-человека здесь слишком мало возможностей, для меня-оборотня -- нет места. Там же, за гранью, я могу быть кем угодно. Эскапизм? Наверное. Я не задумывалась об этом нарочно, но как только пришло осознание, я поняла - мне уже не нужна луна, чтобы пересечь невидимые границы. Там я живу. Здесь - просто существую, и чем дальше, тем сложнее удержаться от соблазна перейти грань. Это так просто, даже слишком...
   Мгновение - и мир плывет перед глазами... И вот я уже парю в изумрудном утреннем небе над туманными горными пиками, и утреннее солнце золотит мои тёмные крылья и перистые облака, и ветер, напоенный запахом осеннего леса, щекочет ноздри.
   С высоты хорошо виден табун единорогов, идущих на водопой - они злобно храпят, молодые жеребцы то и дело норовят пырнуть друг друга рогами -- у них пора охоты, и скоро начнутся схватки не на жизнь а на смерть за самок и за право занять место вожака. Среди молодняка, ясное дело, победит сильнейший, но если дойдет дело до сражения за главенство, молодой жеребец почти наверняка проиграет более опытному, и хорошо, если выживет. Дело может обойтись и без драки: если вожак позволит, молодой единорог уведет за собой пару кобыл и кого-то из сверстников, а там как повезет. Вполне вероятно, маленький табун погибнет зимой, но если к нему прибьются какие-то одиночки -- вместе зимовать не так опасно, - может и выжить.
   Из горной пещеры высунул голову грифон - и тут же скрылся, завидев мою тень: эти звери летают невысоко. Они были бы легкой добычей, если б имелся хоть какой-то смысл на них охотиться: в грифоне одни кости да перья, да жесткая шкура! Только мараться зазря... Вдобавок, они мне не конкуренты, крупная дичь не по их части, а те, что живут на побережье, и вовсе предпочитают рыбалку -- с такими крыльями в лесу поди поохоться! В скалах же мелкой добычи немного, а крупная им не по когтям...
   А вот небо поднимается столб дыма - горит какое-то поселение, мечутся тёмные фигурки. Впрочем, до людей мне не было дела, и я повернула на запад.
   Там, за горами, почти на самой границе моих владений, простираелся лес, исчерченный неровными просеками -- вроде бы тут намеревались стоить дорогу за горы, да только ни один из правителей так и не довел затею до конца. Советники и ученые говорили разное: кто-то предлагал идти напрямик и пробивать тоннель в горах, кто-то рекомендовал двигаться в обход, кто-то считал, что нужно найти перевал, и даже изыскивались средства на эти проекты... Да только следующий правитель решал поступить по-своему, старая просека зарастала, а тем временем вырубали новую...
   Вот на одной из таких полузаросших несбывшихся дорог что-то темнело, и я спустилась чуть ниже, чтобы рассмотреть получше.
   Да, зрение меня не подвело - их было семеро. Все вооружены - и мертвы. Что еще за побоище? Я спикировала вниз -- нужно было разобраться, я не люблю, когда на моих землях (пусть даже человеческий правитель считает их своими) творилось нечто подобное!
   Уже на земле я обернулась человеком - я, как и здешние уроженцы, мои сородичи, способна произвольно менять обличье. Не скажу, правда, чтобы здешняя я была очень похожа на меня земную.
   Осторожно приблизившись к лежащим людям, я сразу поняла, что немного ошиблась: только шестеро из семи были людьми. И только пятеро из семи - мертвы.
   Как это обычно водится, виноваты были люди -- именно у них в обычае нападать на кого-то скопом. Ну что ж, за свою вину они расплатились сполна: у одного торчала в груди стрела с серебристым оперением, остальные были убиты клинком.
   Я приблизилась к не-человеку: спутать его с людьми было возможно, если сильно не присматриваться, но по запаху сразу становилось ясно -- это аль. В одной руке он ещё сжимал длинный кинжал, кому другому сошедший бы за меч, а второй зажимал глубокую рану чуть пониже ребер. Рядом с ним валялся бесполезный в ближнем бою лук и колчан со стрелами.
   Я наклонилась к алью и отвела в сторону его выпачканные в крови пальцы. Вот ещё один плюс моего здешнего воплощения: даже единорог может исцелить свои рогом далеко не любую рану, а я могу, если захочу, конечно.
   Оставался еще человек, но он точно не был при смерти, судя по брани, и с ним я могла повременить.
   Аль приоткрыл глаза - такой бездонной синевы не встретишь в этом северном небе, - и выговорил несколько слов. Для меня это прозвучало как бессмысленный набор певучих звуков, и он, видя, что я не понимаю, повторил на местном наречии:
   -Уходи, женщина! Они не пощадят никого...
   -Что ты им сделал? - спросила я. - И, к слову, ты мог бы быть и повежливее -- не я ли излечила твои раны?
   -Я не просил помощи у человека, и никогда не попрошу, так что не жди благодарности! - неожиданно зло ответил он, приподнявшись. - Лучше уходи поздорову!
   -Ты смеешь говорить так... со мной? - негромко спросила я. Деревья встревоженно зашелестели от моего шепота, а с высоты моего роста аль казался совсем крохотным. Какой смысл сердиться на такую козявку?
   -Я не узнал тебя, Поднебесная, в человеческом облике, - сказал аль спокойно. Если он и испытывал страх, то ничем не выдал его, и я невольно почувствовала уважение: человек давно бы молил о пощаде, уткнувшись носом в землю. - Люди все для меня на одно лицо.
   -Что здесь произошло? - спросила я, вернувшись к человеческому обличью, и протянула ему руку.
   -Ровным счётом ничего, - усмехнулся аль, поднимаясь на ноги. Хватка у него оказалась крепкая, и не скажешь, будто он только что лежал при смерти. - Ночью люди сожгли наш город и перебили тех, кто пытался его покинуть.
   Это меня насторожило. Стычки случались и раньше, но чтобы люди осмелились напасть на алийский город... Такого ещё не бывало! Это было странно. И это таило угрозу.
   -Так иди же, - сказала я алью, - предупреди других, пока не поздно!
   Взлетая, я успела услышать короткий захлебнувшийся вскрик - аль добил врага (признаюсь, я о нем позабыла). Если так пойдёт и дальше, они попросту перебьют друг друга. Впрочем, не они первые, не они последние: задолго до альев и людей тут жили иные расы, от которых не осталось даже воспоминаний. Когда-нибудь забудут обо всех...
   Я облетела свои владения: на глаза мне попался ещё один сгоревший город, сгоревший дотла, так что и не поймешь, чей он. Увы, разбираться с этим мне было некогда -- следовало поскорее вернуться домой, чтобы моё отсутствие не стало слишком явным.
  
   Я вновь появилась здесь через несколько дней, и первым, что я увидела с высоты своего полёта, был мертвый единорог -- зрелище само по себе нередкое, но только по осени. Я не удивилась бы, увидев израненного юнца, посягнувшего на кобыл, или заколотого рогом матерого жеребца, павшего в бою. Да пускай даже загнанного волками одиночку!..
   Но нет, этого единорога убили не звери. Он походил на обыкновенную лошадь - рог его был грубо обрублен у самого основания. Это не просто заслуживало внимания, это было... Не сумев сходу подобрать определения, я развернулась и помчалась к своей пещере.
   Опустившись на расчищенную площадку перед входом, я в гневе смела ударом крыла верхушку небольшой скалы и, обернувшись человеком, быстрым шагом направилась внутрь.
   Меня ждали.
   Миг - и я оказалась в кольце вооружённых людей. Я попыталась изменить облик, но не смогла - кто-то запер меня в человеческом теле, а на такое это был способен только могущественный маг!
   Так и есть - я угадала его в высоком худом бородаче, но что толку? Я уже не могла добраться до него...
   Удар в спину бросил меня на колени, и маг подошел ближе. Ухватив меня одной рукой за волосы, другой он сильно ударил меня по лицу. Раз, еще раз -- разбивая мне губы в кровь... Спасибо, зубы остались целы!
   Он наконец остановился, поняв, что я не произнесу ни слова. А что толку изрыгать брань? Будто это проймет противника! Скорее уж, только раззадорит сильнее... Жаль, я не умею испепелять взглядом - сейчас бы мне это очень пригодилось!
   -Нравится? - издевательски спросил маг, приблизив свое лицо к моему. - Тебе нравится стоять на коленях? А мы стояли так несколько веков! Теперь мы поднимемся с колен...
   У меня не было ни малейшего желания выслушивать его бред, тем более, он не потрудился объяснить, о чем именно он бредит и за кого меня принял. Впрочем, выбора у меня тоже не было.
   -У нас мало времени, - процедил маг. - Иначе твое наказание не было бы таким лёгким...
   Он вскинул руку над головой. На его бледном лице показались капли пота, вокруг сжатых в кулак пальцев возникло ярко-красное сияние... Кажется, он вызывал "огонь с небес", а если так, жить мне осталось не больше минуты. Хотелось бы ещё знать, за какую-такую провинность меня наказывают, но на расспросы маг явно бы не ответил? Да и какая разница? Умереть в огне -- не худшая доля для таких, как я...
   В воздухе что-то коротко свистнуло - маг схватился за горло и рухнул прямо на меня, прикрыв своим телом, и славно: едва оформившийся огненный шар взорвался, зацепив искрами собравшихся вокруг места моей предполагаемой казни. А волшебный огонь -- это не шутки, и кое-кого серьезно покалечило... Прочие пыталися понять, откуда летят стрелы, но безуспешно: их было немного, а невидимый стрелок не промахивался. Одна стрела -- один убитый.
   Через минуту меня окружали только трупы. Я спихнула с себя мага и села, оглядываясь, и тут из-за камня над входом в пещеру показался аль. Тот самый, синеглазый.
   Легко спрыгнув вниз, он принялся собирать стрелы, стараясь не касаться наконечников: стрелы явно были отравлены. Ну, я его понимала: убить даже завалящего колдуна не так-то просто.
   -Теперь мы квиты, Поднебесная, - сказал он, остановившись передо мной.
   -Не стану тебя благодарить, - ответила я, поднимаясь на ноги. - Ты оказал мне медвежью услугу. Будь у меня выбор, я предпочла бы умереть.
   На холодном красивом лице алья ничего не отразилось, но по его глазам я увидела, что он правильно понял мои слова.
   -Маг? - коротко спросил он.
   Я кивнула. Теперь мне только и оставалось, что кивать!
   Маг погиб, и некому было снять чары, удерживающие меня в человеческом теле. Пожалуй, он мог бы торжествовать, но увы, к несчастью, делать это, будучи трупом, довольно затруднительно. Ну, надеюсь, в загробном мире он повеселится как следует...
   Я провела рукой по лицу - ладонь окрасилась кровью. Я вытерла руку об одежду, поймав неприязненный взгляд алья.
   -Я провожу тебя к кому-нибудь из твоих сородичей, - сказал он, глядя в сторону. - Это ведь моя вина, а я, как ни крути, твой должник.
   -Они вряд ли смогут мне помочь, - ответила я.
   -Но могут хотя бы попытаться.
   -Если захотят, в чем я сомневаюсь. Мы друг друга недолюбливаем, - я показала зубы в ухмылке. - Охотничих угодий не хватает на всех, поэтому одним конкурентом меньше... Ты понимаешь?
   Он кивнул, помолчал немного, потом спросил:
   -Ты не замечала ничего странного в последнее время?
   -Вполне достаточно, - ответила я. - Всё идет не так, как должно. Сперва - нападение на ваш город, а этого не бывало уже много лет, потом я наткнулаь на мертвого единорога... Ну а теперь они добрались и до меня.
   -Ты права, - аль отвернулся. - Я искал других, чтобы предупредить. И знаешь, Поднебесная... я предпочел бы не видеть тех, кого нашел...
   Я ничего не поняла. Заметив это, аль добавил спокойно:
   -Моего народа больше нет, Поднебесная. Люди уничтожили нас.
   -Но...
   -Может быть, кто-то еще скитается по лесам и долам, как я, - перебил он, - но это жалкая горстка тех, кто сумел отбиться или сбежать. Мой народ истреблен. Те, кто поверил людям -- мертвы... Те, у кого достало здравого смысла откупиться -- уходят обратно, на нашу прародину, за океан. И меня здесь больше ничто не держит. Разве что месть, но... - он недобро улыбнулся, - это блюдо следует подавать холодным. Знаешь такую присказку, Поднебесная?
   -Слыхала, - ответила я, пытаясь понять, что же происходит.
   -Тогда ты поймешь.
   Признаюсь, я мало что понимала. Вот так разом истребить альев -- кто это придумал и зачем? Конечно, их было не так уж много, меньше, чем людей, но особой вражды никогда не бывало, хотя без стычек не обходилось. Только, припомнила я, альев и в самом деле становилось все меньше и меньше, и я слыхала, что они покидают наш берег. Оставались только самые упрямые, решившие, что сумеют жить с людьми бок о бок, но... Упрямство до добра не доводит.
   -Ты тоже хочешь уйти отсюда? - спросила я.
   -Да, - ответил он. - До порта не так уж далеко, может, удастся миновать заставы. А там... Надеюсь, еще не все наши корабли покинули гавань. Пойдешь со мной?
   -Куда же мне деваться? Пойду, - ответила я. Возможно, мне удастся что-то выяснить о происходящем, и это в любом случае лучше, чем сидеть и лить слёзы! - Кстати, как твое имя?
   -Торваль, - сказал он. - Это ты сможешь выговорить.
   Я усмехнулась. Человеческое горло тоже было бы не в состоянии воспроизвести моё настоящее имя.
   -Называй меня Даргой, - ответила я и добавила без тени улыбки: - Это ты сможешь выговорить...
  
   Спустя несколько часов мы были у подножия горы. Все эти камни, кусты, расщелины, незаметные с высоты полёта, делали спуск отнюдь не легким, и если Торваль скакал по камням с лёгкостью горного козла, то я, увы, была близка к тому, чтобы закончить спуск на четвереньках. И что бы мне стоило увлечься альпинизмом там, в родном мире?
   Мы углубились в лес. Торваль молчал, а я была занята тем, что старалась не свалиться в какую-нибудь яму -- походы я тоже не любила и ходить по чащобе не умела, да и одежда моя не была предназначена для таких путешествий.
   "Отними у тебя силу, и что останется? - припомнила я слова бабки-ведуньи, одной из первых, с кем я познакомилась в этом мире. - Ты сильна, пока ты в небесах, а на земле -- такая же девка, как любая другая." Она была права, эта старуха. Легко полагаться на силу зверя, которым ты можешь обернуться в любую секунду, а вот быть обычным человеком в этом недружелюбном и опасном мире -- врагу не пожелаешь!
   За весь остаток дня мы не обменялись ни единым словом. Альи вообще неразговорчивы, ну а Торваль мог бы поставить рекорд молчаливости даже среди соплеменников.
   Остановились мы только когда начало темнеть. Торваль умудрился найти ручеек, возле которого мы и устроились на ночь. Костёр он разводить не стал. Да и незачем, было еще достаточно тепло.
   Я кое-как отмыла с лица пыль и засохшую кровь, а рубашку уж стирать не стала -- до утра не высохнет. Торваль в мою сторону даже не глядел и, пожалуй, я начала понимать одну из причин человеческой нелюбви к альям: трудно чувствовать себя пресловутым царём природы, когда тебя откровенно игнорируют, а зачастую и не скрывают холодного презрения. Альи всегда смотрели на людей свысока.
   Впрочем, они имели на это право: альи перебрались на этот материк в те времена, когда люди были просто большими обезьянами. Надо признать, однако, на редкость смышлёными, так что в итоге обезьяна превратилась-таки в человека, который возненавидел своих соседей. Просто за то, что они красивы, живут дольше, не желают иметь с людьми дела, а если и торгуют, то разве что безделушками, и ни за какие сокровища человеку не купить алийских секретов...
   Однажды, согласно общеизвестному закону, количество перешло в качество. Жить бок о бок с тем, кто ненавидит тебя, пусть даже никогда не осмелится сказать этого в глаза, непросто. Альи начали покидать эти земли, признав право на них за людьми. Они уходили обратно за океан, на родину: воевать за хмурые дремучие леса охотников было мало. Их становилось все меньше и меньше, и на ярмарке в городе, где прежде, как говорили, встретить алья было проще простого, они уже не появлялись. Если же показывались, то на них таращились, как на заморское чудо... собстенно, именно заморским чудом альи и были.
   Ну а те, кто остался и пытался мирно сосуществовать с людьми, жестоко за это поплатились. Если Торваль не преувеличил, и алийские города на этом побережье уничтожены, то попытка наладить хоть какой-то контакт (торговлю я не считаю) провалилась.
   Мы снова тронулись в путь ранним утром. Не пройдя и сотни шагов, Торваль вдруг свернул куда-то в заросли, а я вынужденно последовала за ним: в лесу я ориентируюсь очень плохо, не хватало еще потеряться! Вскоре я поняла, что привлекло его внимание - из чащи доносились странные звуки, похожие на стоны.
   Я догнала Торваля на небольшой опушке: он стоял и смотрел на лежащего в траве единорога редкой вороной масти, нечасто такого встретишь... Я уже видела подобное - его рог был обрублен у основания, а передние ноги перебиты. Кем бы ни были охотники, они даже не удосужились добить добычу!
   -Если бы я знал, кто это сотворил, - негромко произнес аль, - недолго бы он топтал эту землю...
   -Добей его, чтобы не мучился, - сказала я. - Его уже не поставишь на ноги. Я могла бы... прежде, но теперь, увы...
   -Я попытаюсь, - ответил Торваль.
   Он опустился на колени рядом с животным, взял в руки его голову... Ничего не изменилось, единорог все так же тяжело, со всхлипами дышал, даже не пытаясь подняться на ноги. Но миновало несколько минут, и он дернулся, всхрапнул и, едва не стоптав Торваля, поднялся на ноги.
   -А как же рог? - спросила я, вовремя отскочив подальше. Повторяю, еинорог -- это очень большое и опасное животное, и лучше не вставать у него на пути.
   -Ничего не могу с этим поделать... - Торваль тоже поднялся на ноги. Лицо у него было - краше в гроб кладут.
   -Думаешь, он выживет в одиночку? - спросила я. - В табун ему теперь возвращаться нельзя.
   Торваль вопросительно взглянул на меня.
   -Другие жеребцы забьют его насмерть, - пояснила я. - Осень на дворе, начнутся схватки за самок, а рога у него нет, и неизвестно, отрастёт ли он заново.
   Торваль только пожал плечами:
   -Всё что мог, я сделал. Теперь его жизнь в руках судьбы...
   -И в его собственных копытах, - мрачно добавила я. У меня неважное чувство юмора.
  
   Как ни странно, единорог не убежал. Он следовал за нами, не приближаясь, но и не отставая. Торваль пробовал приманить его, но безуспешно. Впрочем, скоро ему стало не до единорога.
   С Торвалем что-то было не так. Говорить он вообще не любил, но, не услышав от него за три дня ни единого слова, я насторожилась. Впрочем, сама по себе необщительность ещё ни о чем не говорила, но вот когда Торваль умудрился не заметить торчащего из земли корня и едва не упал, я не выдержала.
   -Что-то не так? - спросила я на ближайшем привале.
   Торваль поднял на меня глаза. Странно, что я раньше не заметила, как глубоко они запали.
   -Ты не чувствуешь? - ответил он вопросом на вопрос. - Ах да...
   -Чего я не чувствую? Скажи толком!
   -Этот лес... - Торваль взглянул по сторонам. - Он совсем мёртвый... словно кто-то выжал его досуха...
   Я вдруг вспомнила, что несколько дней подряд мы обходили груды бурелома. Живи в этой чащобе лесовик, он не допустил бы такого безобразия! С виду лес был обыкновенным... а это было хуже всего. Не хватало какой-то крохотной составляющей, которая отличала леса здешнего мира от лесов моей родины. Той составляющей, что была необходима альям, как воздух.
   -Такое впечатление, - сказала я, размышляя вслух, - что кто-то пытается извести под корень все волшебство в этом мире. Твой народ, единороги, теперь этот лес... Но зачем?
   -Думаю, я не ошибусь, если скажу, что этот кто-то - человек, - хмуро ответил Торваль. - А зачем -- не могу сказать. Знаю лишь, что нам стоит побыстрее выбраться отсюда, пока я не начал спотыкаться на ровном месте! Идем...
   К вечеру следующего дня мы вышли к реке. Торваль, не говоря ни слова, начал спускаться к воде.
   Река была неглубокая, но достаточно широкая, и я точно знала, что переплыть ее не смогу. Когда-то я чуть не утонула в бассейне, и с тех пор могу только бултыхаться на мелководье, где чувствую под ногами дно.
   -Подожди! - окликнула я. - Я не могу... не умею плавать. К тому же вода не моя стихия, она меня не примет!
   Торваль прикусил губу.
   -Течение не очень сильное, - сказал он. - Но вряд ли я смогу перетащить тебя на тот берег... Выше по течению есть мост...
   -Ты думаешь, стража нас пропустит? - усмехнулась я. - Ты же аль.
   -Ты пойдёшь одна, - спокойно ответил он. - Я переберусь вплавь.
   -Меня тоже задержат, - сказала я, прикинув расклад. - Если я попытаюсь заплатить пошлину тем золотом, что у меня с собой... думаю, завтра ты сможешь выловить мой труп чуть ниже по течению...
   -Нечего было копить одно лишь золото, - хмыкнул он. - Ладно, идем, хотя бы взглянем на стражу!
   Мост оказался ближе, чем мы рассчитывали. Охраны тоже оказалось порядочно: на другом берегу стояла немаленькая деревня, богатая, судя по виду, было, что сторожить!
   -Я могу перестрелять их, - шепнул Торваль, пересчитав охранников.
   -А если на том берегу ещё с десяток? - ответила я. - Да пусть хоть парочка, тревогу они поднять успеют, а на всех у тебя стрел не хватит...
   Сзади что-то зашуршало. Я оглянулась. В нескольких шагах позади нас стоял вороной единорог. Торваль вдруг двинулся к нему, шепнув мне:
   -Отвлеки его!
   -Что ты задумал?
   -Ты видела когда-нибудь, как скачут единороги? - Вороной вдруг насторожил уши, и Торваль замер на месте, договорив едва слышно: - Он вынесет нас обоих и сметет всё на своем пути!
   Торваль снова начал шаг за шагом приближаться к единорогу. Интересно, как я должна его отвлекать? Эти звери, я слыхала, любопытны... Я присела на корточки, сделав вид, будто что-то ищу в траве. Единорог насторожил уши и вытянул шею, переступая с ноги на ногу. Любопытство в нем боролось с осторожностью и, в конце концов, видя, что я не делаю попыток напасть на него, вороной сделал несколько шагов вперед... Этого Торвалю хватило, чтобы невероятным прыжком оказаться на спине единорога. Тот пронзительно взвизгнул от ярости и взвился на дыбы, а Торваль, намертво вцепившийся одной рукой в гриву, другую протянул мне, закинул меня себе за спину (я схватилась за аля обеими руками), и пришпорил жеребца.
   -Ну, выноси! - скомандовал он, и вороной понесся через лес.
   Как Торваль направил обезумевшего зверя к мосту, я не знаю. Так или иначе, копыта единорога скоро прогрохотали по бревенчатому настилу, стражу разметало в разные стороны и, по-моему, никто даже не попытался нас остановить.
   Единорог унес нас довольно далеко. Когда чаща стала совсем уж непроходимой, Торваль разжал мертвую хватку (не представляю, какая сила нужна, чтобы удержаться на неистовом диком единороге так долго!), и мы свалились в траву. Вороной, взмахнув хвостом, умчался в лес, только его и видели...
   Я после этой скачки с трудом стояла на ногах, однако Торваль и не подумал задержаться. Мне ничего не оставалось, кроме как следовать за ним.
   На мое счастье, вскоре лес начал редеть, а под ногами захлюпало.
   -Остановимся здесь, - сказал Торваль. - В болото ночью лучше не лезть.
   -Надо же, какой осторожный, - буркнула я, присев на поваленное дерево и вытянув гудящие ноги.
   -Костер разводить не будем. - Аль не обратил на меня никакого внимания. - Могут заметить.
   -Как знаешь, - ответила я. - Только не стучи во сне зубами от холода, я от этого просыпаюсь.
   Торваль не ответил, да и вообще больше не сказал мне ни слова.
   Ночь выдалась на редкость холодной, к тому же земля была сырой. Я не мерзла: пусть я и оставалась в человеческом теле, внутри меня по-прежнему бушевало пламя. Торваль, хотя и не стучал зубами, как я предрекала откровенно дрожал от холода - его одежда явно не годилась для ночевки в осеннем лесу. В конце концов мне стало его жаль, и я придвинулась к нему вплотную. Торваль на секунду приоткрыл глаза, но отодвигаться, против обыкновения, не стал, явно почувствовав мой жар, а отогревшись -- уснул. Через пару минут заснула и я.
   Утром я обнаружила голову Торваля на своём плече, а руки... Хм, лучше я об этом умолчу. Решив не давать повода к неловкости и возможным недоразумениям, я осторожно высвободилась, отодвинулась и встала.
   Утро выдалось на редкость противным: моросил мелкий дождик, в тучах не было видно ни единого просвета. Порадовал меня только куст орешника. Орехи, правда, были ещё неспелыми, но уже вполне съедобными. А вот малину кто-то уже обобрал, изрядно при этом вытоптав, и, надеюсь, это был не медведь. А если это был всё-таки он, то я надеюсь, что он уже вернулся в свою берлогу. Надежда вообще замечательная вещь! Казалось бы, глупо, но я продолжала надеяться, что маг, которого убил Торваль, каким-то чудом выжил. Тогда я смогу его разыскать и вынудить освободить меня от чар...
   За спиной у меня хрустнула ветка, и я едва не взлетела на дерево. К счастью, это был не медведь, а всего лишь Торваль.
   -Плохо, - сказал он.
   -Что плохо? - спросила я, протягивая ему горсть орехов.
   -Болото впереди, - ответил он, рассеянно взяв предложенное. - Дождь. Идти тяжело.
   -А когда было легко? - пожала я плечами.
   Торваль покосился на меня, но ничего не сказал...
   Переход и впрямь оказался сложным. Мокрая от дождя трава скользила под ногами, а падать в болотную жижу мне отчаянно не хотелось. Торваль же шёл по болоту, как по мощеной дороге, почти не глядя под ноги, но как я ни старалась идти за ним след в след, у меня это не получалось.
   Я в очеедной раз попыталась перепрыгнуть с кочки на кочку так же легко и изящно, как аль, но ни к чему хорошему, естественно, это не привело: нога поехала по склизкому мху, и я оказалась по колено в болотной жиже. Я выругалась под нос и попробовала выбраться на твёрдую сушу. Получалось плохо...
   -Под ноги смотри, - буркнул Торваль, вытаскивая меня из ямы за шиворот. Почему за шиворот? Потому что руки у меня были грязные. - До чего ж вы, люди, неуклюжи...
   -Спасибо за комплимент, - огрызнулась я, стаскивая сапоги и выливая из них грязную воду. - Только будь добр, не забывай, что я не человек. И в том, что я вынуждена сейчас шлёпать по этой грязи, виноват ты!
   -Да уж, летать проще, чем ходить, - мрачно ответил он. - Уж поверь, знай я, что этот маг с тобой сделал, он прожил бы достаточно, чтобы выдать все свои секреты!
   -Верю, - усмехнулась я, потому что была наслышана о мастерстве алийских палачей. Кажется, у них целые трактаты были посвящены этому высокому искусству!
   Мы одолели проклятое болото, когда уже начинало темнеть. Дождь, к счастью, кончился, и на том спасибо!
   -И куда дальше? - спросила я.
   -Неподалеку посёлок, - сказал Торваль, оглядевшись. - Вокруг опять болота, до самых холмов. Из посёлка дорога идёт через топи к реке. Там уже недалеко до моря.
   -Ты предлагаешь снова лезть в болото? - поинтересовалась я, стряхивая с одежды комья грязи. - Ночью?
   -Нет, конечно, - ответил Торваль таким тоном, словно в очередной раз убедился в моей непроходимой дремучести.
   После этого он сделал нечто вовсе уж несусветное: снял свои ножны с перевязи и нацепил мне на пояс.
   -И что это должно означать? - спросила я. Для Торваля кинжал был невелик, но для меня был все равно что небольшой меч, и ножны больно били меня по бедру.
   -Через посёлок я смогу пройти только в одном случае, - спокойно ответил Торваль, протягивая мне свой лук. - Безоружным и связанным.
   Я прислонилась к дереву, чтобы не упасть.
   -Ты предлагаешь идти через посёлок? - уточнила я. - Ты рехнулся, что ли?
   -Я не знаю всей дороги через топи, - ответил Торваль, отрезая кусок веревки. - Идти туда - верная смерть.
   -Замечательно, - сказала я. - Ты хочешь сказать, у нас больше шансов остаться в живых, если мы пойдём по дороге?
   -Ты очень сообразительна, - сделал он мне комплимент.
   Следующие полчаса он пытался научить меня завязывать такие узлы, которые мгновенно распускались бы, стоило дернуть за конец веревки. В конце концов у меня получилось.
   -Хорошо, - сказал Торваль. - Эту веревку набрось мне на шею. Поведешь меня за неё.
   -Значит, я - воительница, - уточнила я. - Я изловила тебя на болоте, когда ты злодейски подкрадывался к посёлку с охапкой отравленных стрел. Мы с тобой немножко поборолись, но ты поскользнулся, упал, и я тебя одолела, так?
   Торваль кивнул.
   -Тогда извини, - сказала я и сильно толкнула его в плечо.
   Торваль окунулся в болотную жижу с головой. Из грязи он выбрался в таком виде, что я и описать не возьмусь: на чёрном лице только синие глаза сверкали.
   -Если ты упал, то почему такой чистый? - пояснила я, наблюдая, как Торваль пытается вытряхнуть тину из волос. Он ничего не ответил, но, чувствуется, готов был меня утопить в этом самом болоте. Однако на сей раз права была я.
   -Синяков тебе ещё не хватает, - размышляла я вслух, уже выбравшись с "пленником" на дорогу. - Впрочем, под таким слоем грязи всё равно ничего не разглядишь...
   План сам по себе был неплох, но всё пошло наперекосяк сразу же, стоило нам войти в посёлок. Мне следовало проследовать по улице с Торвалем на веревке, стараясь не привлекать особого внимания и отвечая на вопросы особенно любопытных согласно придуманной истории. Однако не прошли мы и нескольких шагов, как путь нам преградили стражники.
   -Кто ты такая и откуда? - неприветливо спросил один. Второй, помоложе, откровенно меня разглядывал. Я пожалела, что не похожа на юношу - тогда, возможно, было бы проще.
   -Я Дарга из Березовой Рощи, - придумала я с ходу название поселения. - Охотилась тут поблизости, вот и вышла сюда, удачно-то как!
   -А что тебе здесь нужно?
   -Да ничего, просто мимо иду, - пожала я плечами. - К переправе. Может, на том берегу удастся продать вот его...
   Я дернула за веревку, и стражники с любопытством уставились на Торваля.
   -Это кто ж такой? - спросил наконец старший.
   -Аль, не видите, что ли? - спокойно ответила я. - Оно, конечно, он грязный, как любимый боров моего батюшки, но если отмыть -- сразу видно будет!
   -И где ж ты его взяла? - удивился младший.
   -Да в лесу наткнулась! Говорю, пошла дичину какую подстрелить, хоть зайца, хоть куропатку, а наткнулась на этого вот... На засидку его прям наступила! Чуть не убил, гад эттакий! Дождю спасибо...
   -За что это? - заинтересовался старший.
   -Он на мокрой траве поскользнулся, - ответила я и еще разок дернула веревку. Торваль оскалился. - Видите, как в болоте извозился? А вынырнул - тут я его дубиной по голове и огрела! Так бы мне с ним не справиться!
   Торваль что-то сказал на своём языке. Судя по тону, это могло быть обещание сделать из меня мишень для его отравленных стрел. С другой стороны, он мог сказать что-нибудь хорошее и о стражниках.
   -Ладно, проходи, - разрешил старший после минутного раздумья.
   -Захочешь развлечься - приходи в "Гнутую подкову"! - бросил мне младший, разворачивая коня.
   -А заночевать у вас тут есть где? - спросила я.
   -Да там же, в "Подкове", хозяина спросил, - ответил старший. - Проходи!
   Я двинулась дальше по дороге. Торваль, подойдя ко мне вплотную, прошипел:
   -Ты была очень убедительна!
   -Я знаю, во мне погибла великая актриса, - ответила я и невольно улыбнулась.
   *
   "Гнутая подкова" оказалась довольно грязной харчевней на окраине. Комнат там, разумеется, не сдавали, и всё, что мне смогла предложить хозяйка - заночевать на конюшне. Впрочем, это меня вполне устраивало, тем более, что она расщедрилась на пару ведер горячей воды, и теперь мы, пусть и не блистали чистотой, но хоть засохшая грязь комьями не сыпалась.
   -Может, увести пару лошадок? - предложила я, устраиваясь на ночлег. Торвалю предстояло провести ночь связанным, поэтому он был особенно зол, но, поскольку это был его план, возмущаться не мог.
   -И что мы с ними будем делать? - мрачно спросил он, пытаясь улечься поудобнее. - В овраге с лошадьми не спрячешься, по болоту не пройдёшь. Лишние хлопоты.
   -Всё, молчу, - сказала я и немного ослабила его путы. - Об этом я не подумала...
   Охапка соломы по сравнению с болотистой землёй была настолько роскошной постелью, что я мгновенно заснула. Впрочем, я почти сразу же проснулась от сильного пинка в бок. Разумеется, это был Торваль.
   -Рехнулся? - прошипела я, потирая ребра.
   -Заткнись, - ответил он шепотом. - Сюда идут. Развяжи меня...
   Было уже поздно. Двери конюшни распахнулись. Кони в стойлах заволновались.
   Торваль зубами рванул затянувшийся узел -- я все-таки завязала его неправильно, - и тот поддался. Я нащупала в соломе кинжал Торваля и подвинула поближе к нему. Я с холодным оружием серьёзнее перочинного ножа обращаться не умела.
   -Они здесь! - сказал один из вошедших.
   -Прекрасно, - ответил другой, закутанный в длинный плащ. - Посвети.
   Я заморгала от яркого света, внезапно залившего конюшню: исходил он не от фонаря, а от рук первого вошедшего.
   -Что вам нужно? - громко спросила я, поднимаясь на ноги. - Кто вы такие?
   Тот, что был в плаще, подошёл ко мне вплотную. Я взглянула ему в лицо... и села обратно в солому. Торваль за моей спиной сказал что-то нецензурное.
   -А, вот и он! - обрадовался человек в плаще. - Что ж, я рад встрече с убийцей моего брата...
   Я облегченно перевела дух - привидений всё-таки не бывает! К тому же выводу пришёл и Торваль.
   -Я тоже рад, - сказал он, - что мои стрелы не подвели меня.
   -Да, яды вы делаете хорошие, - согласно кивнул человек в плаще. - Жаль только, скоро некому будет этим заниматься... Между нами, мой братец был порядочным глупцом. Он слишком любил покрасоваться перед публикой... за что и поплатился. В этот раз он решил испробовать приём, которому я его обучил, но, увы, неудачно. Такая трагедия...
   -Так это ты научил его, как запереть меня в человеческом теле? - спросила я. - Надо же, а с виду ты не так уж могущественен...
   -Не старайся меня оскорбить, - спокойно сказал маг. - Я не поддамся на детские дразнилки. Мне нужно всего лишь убить тебя, и я не намерен тратить время понапрасну!
   -Зачем? - подал голос Торваль. - Для чего всё это?
   -Какая вам разница? - пожал плечами маг, вскидывая руку.
   Надо отдать ему должное, огненный шар у него получился быстрее, чем у его брата. Мне оставалось надеяться, что Торваль и на этот раз что-то предпримет, тем более, сейчас угроза касалась и его самого!
   Маг протянул к моему лицу сгусток огня, дал полюбоваться языками пламени... Будь я в состоянии, я задула бы этого огонь или проглотила его, но сейчас я могла лишь завороженно наблюдать, как он танцует на ладони такого хрупкого человека...
   -Это будет быстрая смерть, - сказал он и замахнулся. - Жаль... Прощай, Поднебесная!
   И тут Торваль швырнул в мага... охапку соломы. Сухая трава мгновенно занялась, вспыхнули и опилки на полу. Конюшню вмиг заволокло дымом, кони в стойлах испуганно заржали, заметались...
   -Быстро! - Торваль рванул меня за руку.
   Мы проскочили сквозь огонь и дым, вылетели во всё ещё распахнутую дверь. В конюшне выкрикивал какие-то команды маг.
   Над моим ухом что-то просвистело.
   -Они в нас стреляют, - сказал Торваль сквозь стиснутые зубы.
   -Представляешь, я слышу! - прохрипела я, пытаясь откашляться.
   Снова коротко свистнуло, и Торваль споткнулся. Пробежал ещё несколько шагов...
   -Ты что? - испугалась я, приостановившись.
   -Беги, - сказал он. - Я попробую их задержать...
   Он прислонился к дереву, натягивая тетиву. Руки у него дрожали, но он повторил, выхватив стрелу из колчана:
   -Беги!
   Стрела за стрелой уходили в темноту: альи неплохо видели и ночью. Вот только Торваль начал заваливаться набок, рука разжалась -- лук упал ему под ноги, и последняя стрела осталась в колчане.
   -Ну нет! - сказала я, подхватывая его. - Ты не имеешь права! Идти можешь?
   Впрочем, это был глупый вопрос. Идти Торваль уже не мог. Я из последних сил удерживала его на ногах.
   Тучи на небе разошлись, показалась почти полная луна. По спине знакомо побежали мурашки... Вдруг получится?!
   Мир поплыл перед глазами. В уши ворвалась дикая какофония вечернего города...
  
   Я уцепилась за Торваля, как за спасательный круг. Всё-таки у меня получилось... И что теперь? Вызвать "скорую"? Нет, я ещё не сошла с ума...
   -Держись, - сказала я Торвалю. - Сможешь?
   Он кивнул, не открывая глаз. Дышал он очень тяжело, с хрипом, и наваливался на меня всей своей немалой тяжестью.
   -Тогда идём...
   Каждый шаг давался мне ценой невероятных усилий. Торваль еле шёл. Прохожие на нас не оглядывались - в городе попадались и не такие типы, а уж пьяный, которого волочит домой супруга -- самое обычное зрелище!
   -Такси! - крикнула я, махнув свободной рукой. Потрепанная машина затормозила у обочины почти сразу и, ввалившись в салон, я назвала адрес.
   Сунув руку в карман, я с облегчением поняла, что всё в порядке - золотые монеты, как и следовало, превратились при переходе в разноцветные бумажки. Хватит заплатить таксисту... Дома у меня была наличность, ясное дело, но объясняться с водителем и просить подождать, когда Торваль едва жив, - приятного мало.
   -Только держись, - снова прошептала я Торвалю. - Всё хорошо...
   Он молчал и, быть может, оно и к лучшем.
   К счастью, водитель попался неразговорчивый. Он довёз меня до подъезда, взял деньги и уехал. Может, подумал обо мне что-то нехорошее, но какая разница, если я все равно этого не узнаю?
   Последние шаги дались мне непросто. Торваль повис на мне, едва переставляя ноги, и как я довела его до своей квартиры, предпочитаю не вспоминать.
   Я кое-что смыслила в медицине, заканчивала курсы первой помощи, но, к сожалению, в этом случае мои умения немногого стоили. Короткая стрела засела в левом боку, пройдя почти навылет.
   Сделав всё возможное (а с обычной аптечкой я могла разве что остановить кровь), я набрала знакомый номер.
   -Лидия Георгиевна? Андрея будьте любезны... Нет, у меня нормальный голос... Да, простудилась немного, ничего страшного... Андрей? Привет. Ты можешь приехать? Мне срочно нужна твоя помощь... Инструменты захвати, пожалуйста, я собаку подобрала -- ее машина сбила... До клиники не довезу, ну и, сам знаешь, в такси такую не возьмут... Заплачу, без вопросов! Ага. Жду!
   Знакомых врачей у меня нет, но этот парень -- ветеринар, и именно хирург. Не думаю, чтобы человек сильно отличался от животных. Тем более, Торваль - не человек.
   Андрей приехал через двадцать три минуты, и всё это время я сидела рядом с Торвалем. Кровь-то остановилась, но в себя он не приходил.
   -Что стряслось? - спросил Андрей с порога. - Боже мой, ты вся в крови!
   -Заходи, - сказала я, пропустив его в квартиру, и заперла дверь на все замки. -Сейчас покажу, что тут такое... Только пообещай мне молчать о том, что увидишь! Андрюш, соображай быстрее, а то твоя помощь может уже и не понадобиться... Ну?
   -Обещаю, - обескураженно ответил Андрей. Он такой, его ничего не стоило развести на "самое честное-пречестное слово".
   -Иди сюда... - я потащила его в комнату.
   Андрей взглянул на диван и выругался.
   -В чем дело? - повернулся он ко мне.
   -Человеку срочно нужна помощь, - ответила я. - Я всё тебе расскажу. Только поторопись...
   -Но я... я же не имею права лечить людей!
   -Ты будешь не лечить, ты будешь спасать, - сказала я, подталкивая Андрея в сторону ванной.
   Он спросил, с потерянным видом моя руки:
   -Так что случилось-то?
   -Это один мой приятель по ролевым играм, - ответила я. Я давно распространяла среди своих знакомых информацию о том, что участвую в этих самых мероприятиях, иначе трудно было объяснить мои внезапные исчезновения и странные увлечения. - Защиту не надел, полудурок, а в этот раз оружие было ого-го... Спасибо, не в глаз ему эта стрела прилетела!
   -Идиоты несчастные! - прошипел Андрей. - Ну что я могу сделать? Почему "скорую" не вызвали?
   -Так посадят же, - ответила я. - Поди докажи, что они не нарочно! Торваль, пока в сознании был, сам просил не возить в больницу.
   -Торваль? - нахмурился Андрей, надевая перчатки.
   -Имя такое по квенте, - выкрутилась я. - Давай быстрее...
   Андрей, хотя и изрядно трусил, дело своё знал. И древко, и наконечник он извлёк в рекордно короткие сроки.
   -Я собаку спасал, бультерьера, - пояснил он, - на прут железный напоролся... Они же дурные, прут как танки, а боли не чувствуют... Черт, у меня даже обезболивающего нормального нет!
   -Он всё равно без сознания, - сказала я. - Делай, что можешь, потом разберемся.
   Андрей обработал рану и развёл руками.
   -Больше я ничего не могу сделать, - сказал он. - Кровопотеря, похоже, большая, но если обойдется без заражения, то должен выкарабкаться. Человеческие лекарства я ему выписать не могу, но если придется, можно попробовать и собачьи, но это уж на самый крайний случай! Двигаться ему не давай, вот... я тут написал, что знаю, может, поможет... Может быть, мне остаться, присмотреть?
   -Не стоит, - ответила я. - Не нужно тебе в это впутываться. Спасибо за помощь. И помни, ты обещал молчать! А настучишь в полицию -- я тебе больше не друг, учти!
   -А так? - он улыбнулся, вытирая свежеотмытые руки полотенцем.
   -А так -- зависит от твоего поведения, - ответила я тоном прожженой искусительницы и даже дотронулась кончиками пальцев до его подбородка. - Но не сейчас, сам понимаешь...
   -Да, конечно... - И окрыленный Андрей исчез за дверью. Он давно подбивал ко мне клинья, но всё безуспешно: мне не были интересны молодые люди этого мира. Мне вовсе не были интересны люди, если на то пошло!
   Прибравшись в комнате, я присела на пол рядом с Торвалем и повертела в пальцах наконечник стрелы. Он мне не нравился. Он отлично подходил для версии о ролевых играх, но никак не вязался с той реальностью, откуда появился на самом деле. Наконец я поняла, что не так с этим наконечником. Он не был скован вручную в кузнице того мира. Он был отштампован на Земле...
  
   2.
   Я, должно быть, заснула в кресле, а проснувшись, поняла, что уже утро. Торваля на диване не оказалось. Впрочем, через минуту он показался в дверях комнаты и, придерживаясь то за косяк, то за спинку стула, с трудом подошел ко мне.
   -Ты чего вскочил? - спросила я недовольно: шея затекла и болела, спина тоже ныла (поди потаскай на себе здоровенного алья!).
   -Искал в твоём доме одно место, - спокойно ответил он. Альи с чувством смущения в принципе не знакомы, да и мне смущаться смысла не было. Подумаешь...
   -Ну и как, нашёл? - спросила я.
   -Нашёл, - спокойно сказал он, осторожно садясь на диван. - Странный дом.
   -Какой есть. - Я помолчала и добавила: - А быстро ты вскочил. Я думала, ты неделю без чувств проваляешься, не меньше.
   Торваль пожал плечами, но ничего не сказал. Он без особого интереса разглядывал комнату. Согласна, в квартире было пыльновато и неприбрано, да что там говорить... Но это не повод смотреть на неё, как на свинарник! Я думала, что бы еще сказать, но тут в дверь позвонили.
   Рука Торваля машинально дернулась за плечо. Разумеется, ни лука, ни колчана там не оказалось.
   -Ляг и молчи, - велела я, вскочив на ноги. - Я открою.
   На мое счастье, это оказался всего лишь Андрей.
   -Привет, - сказал он. - Можно войти?
   -Входи, конечно, - я пропустила его в квартиру.
   -Ну, как пациент? - спросил он, разуваясь.
   -Вроде бы жив, - сказала я. - Температуры нет, аппетит нормальный, встать и дойти до сортира в состоянии. Хоть ты и велел ему не двигаться, но, знаешь, судна у меня в хозяйстве не нашлось.
   -Взглянуть можно?
   -Смотри, - разрешила я, кивая на дверь комнаты.
   Андрей несколько нервно поздоровался с Торвалем. Тот кивнул в ответ. Размотав повязку, Андрей принялся сосредоточенно изучать рану, то и дело взглядывая Торвалю в лицо. Тот, казалось, вообще отсутствовал.
   -Вроде всё в порядке, - сказал наконец Андрей, по привычке взъерогшив короткие темные волосы тыльной стороной ладони. - Ну, насколько я могу судить, конечно, я же собачий доктор, а не... Вас как, ничего не беспокоит?
   Торваль молча пожал плечами. Я начала понимать людей, которые терпеть не могли альев.
   -Ну, тогда я это... пойду, - сказал Андрей. - Если что, звони. Пока.
   -До свидания, - буркнула я, провожая его в прихожую.
   Андрей долго надевал ботинки, потом посмотрел на меня и выдавил:
   -А он ничего, вполне в твоем вкусе... У вас с ним что-то есть?
   Я фыркнула. Я и Торваль? Это было бы, по меньшей мере, интересно!
   -Абсолютно ничего, - ответила я. - Мы с ним едва знакомы. Просто я живу одна, у меня отлежаться можно. Гм... Ты вроде собрался уходить?
   -Ну да... - Судя по тому, как Андрей отвел темные глаза, он явно смутился. Что ж, повторяю, я подозревала, что он неровно ко мне дышит. - До свидания.
   -Заходи ещё, - сказала я, закрывая дверь.
   По пути в комнату я взглянула в зеркало. Глаза мои из откровенно жёлтых превратились в светло-карие. Волосы утратили буйность и стали просто пышными. Я заплела их в две косички и зашла к комнату.
   Торваль внимательно разглядывал наконечник стрелы.
   -Он какой-то не такой, - сказал он мне.
   -Знаю, - вздохнула я, садясь в кресло. - Я уже заметила. Судя по всему, его делали здесь, на Земле.
   Торваль сдвинул брови.
   -На нём не видно следов ковки, - пояснила я. - Такое впечатление, что его делали на заводе. Впрочем, с нашим уровнем техники это не проблема...
   Торваль презрительно хмыкнул.
   -Не веришь - сравни со своими, - сказала я.
   -Я верю, - ответил Торваль. - Но кому это нужно?
   Я пожала плечами.
   -Понятия не имею. Может, какой-нибудь псих решил завоевать тот мир?
   -Зачем? - спросил Торваль.
   -Мало ли... - ответила я. - В горах на юге полным-полно золота. На побережье наверняка есть нефть - видел, наверно, масляные пятна на воде? А за ваши металлы у нас любой исследовательский институт удавится в полном составе... Черт, в конце концов, курорт там устроят, зону отдыха! Хотя... если так, то им нет смысла истреблять единорогов и прочих - это же экзотика...
   -Что ж, общая цель ясна, - заметил Торваль. - Хорошо бы узнать, кто всё это придумал.
   -Вероятно, кто-то с Земли, наделенный способностью пересекать границы между мирами, - сказала я. - Но наверняка не один, а в сговоре с кем-то с той стороны. Хотя бы с тем магом, брата которого ты так неудачно пристрелил. То есть нет, пристрелил ты его удачно, только не вовремя.
   -Согласен, - проронил Торваль.
   Мы немного помолчали.
   -Знаешь что, - задумчиво сказала я наконец. - Если ты такой шустрый, то встань, я диван разложу.
   Торваль нахмурился.
   -В кресле спать очень неудобно, - пояснила я. - А на полу холодно. Так что придётся тебе потесниться.
   -Лучше я лягу на пол, - ответил Торваль и замолчал, как навсегда, с интересом поглядывая на телевизор. Я сделала вид, будто не замечаю. Теперь моя очередь изображать таинственность!
   *
   Прошло несколько дней. Торваль полностью оправился от раны, но не торопил меня с возвращением домой. Однако на Земле ему не нравилось, это было очевидно.
   Андрей звонил регулярно, вот и сегодня отметился.
   -Привет, - сказал он в трубку. - Как дела у твоего приятеля?
   -Спасибо, неплохо, - ответила я.
   -Как насчёт сходить куда-нибудь? - предложил он. - Тут новое кафе открылось...
   -Давай, - согласилась я, благо был выходной. - Сегодня вечером?
   -Я за тобой зайду, - сказал Андрей и отключился.
   Вернувшись в комнату, я открыла шкаф и начала искать что-нибудь более-менее пристойно выглядящее. Хотя золотые монеты, исправно превращающиеся на Земле в бумажные купюры, и позволяли мне жить так, как хочется, ходить по магазинам мне всегда было недосуг. Ладно, не в оперу же Андрей меня поведет! Джинсы и джемпер, и будет с него!
   Торваль молча наблюдал за моими передвижениями.
   -Ты куда-то уходишь? - спросил он наконец.
   -Да, - ответила я.
   -Я пойду с тобой.
   -С какой стати? - опешила я.
   -Ты - моя единственная возможность вернуться домой, - негромко произнес Торваль. - Я присмотрю, чтобы с тобой ничего не случилось.
   После этих слов он замолчал и не отвечал больше ни на какие вопросы. Ясное дело, спорить с ним было бесполезно, так что мне пришлось пройтись по магазинам и купить для Торваля кое-какую одежду.
   Когда пришел Андрей, мы были в полной боевой готовности, и кавалер мой слегка опешил, увидев рядом со мной Торваля.
   -Он пойдёт с нами, - поставила я Андрея перед фактом, и тот согласился. Что ему оставалось, в самом-то деле!
   На улице Торваль вел себя так, словно родился в этом городе, во всяком случае, не шарахался от машин и с явным интересом поглядывал на девушек в коротких юбках. (Девушки на него тоже заглядывались, на Андрея тоже: они с Торвалем интересно смотрелись рядом -- один светловолосый, высокий, стройный и широкоплечий, второй -- пониже ростом, крепко сбитый спортивного типа брюнет. И оба по-своему привлекательны!) Видимо, пока меня не было дома, он успел насмотреться по телевизору всякого-разного, и теперь, если и удивлялся, то не слишком явно.
   Вечер выдался тёплым, и мы расположились на улице, под тентом. Симпатичная молоденькая официантка принесла наш заказ, кокетливо взглянула на Торваля, и, не дождавшись ответной реакции, упорхнула.
   Андрей пересказывал мне последние новости и сплетни о наших общих знакомых, я потягивала из высокого стакана апельсиновый сок, а Торваль пристально разглядывал что-то у меня за спиной. Когда его рука, словно невзначай, потянулась к спортивной сумке, в которую мы не без труда упаковали его амуницию, я насторожилась.
   -В чем дело? - резко спросила я.
   Торваль качнул головой, покосившись на Андрея.
   -Андрюш, принеси ещё соку, - попросила я. Андрей вытаращил на меня глаза: Андрюшей я его не называла со школьных лет, - однако отправился за требуемым.
   -Так в чем дело? - снова спросила я.
   -Достань зеркало, - велел Торваль. Я вынула из сумочки пудреницу и сделала вид, что вынимаю ресницу из глаза. - Смотри... Сзади тебя, за столом под красным навесом... Двое мужчин...
   -И что? - не выдержала я.
   -Тот, что сидит к нам боком... Сейчас повернется - взгляни на него как следует...
   Мужчина за соседним столиком повернулся. Я ахнула - это был тот самый маг, что едва не положил конец моему существованию! Бывают же совпадения... Однако... это играло на мою версию! Особенно если предположить, что упитанный тип рядом с магом - тот, кто заправляет делами на Земле. Выглядел он соответственно -- простая с виду, но явно очень дорогая рубашка, скромные и опять-таки недешевые мокасины, невзрачные часы стоимостью с автомобиль, ухоженное лицо и руки, нарочито небрежная стрижка... Ну и какая-то неуловимая властность в манере держаться. Неподалёку маялись несколько крепко сложенных парней, наверняка телохранители...
   -И что нам теперь делать? - спросила я.
   -Не знаю, - ответил Торваль, хмуря брови. - Они нас, похоже, не заметили...
   -Маг не ожидает увидеть нас, - сказала я. - Интересно... действует ли его магия здесь?
   -Есть только один способ это узнать, - холодно ответил Торваль. - Будь наготове.
   Не успела я и глазом моргнуть, как он подхватил свою сумку и лёгким танцующим шагом направился к столику, за которым расслаблялся маг. Едва заметным кивком Торваль приказал мне следовать за ним. Я начала понимать, что он задумал...
   Выждав, пока Торваль не окажется за спиной мага, я шагнула вперед.
   -Закурить не найдётся? - поинтересовалась я, глядя магу прямо в глаза. Тот вздрогнул, но моментально взял себя в руки.
   -Вот уж не мечтал о такой встрече, - хмыкнул он.
   -О чем это вы? - удивленно спросила я. - Я вас впервые вижу! Ну, нет зажигалки так нет, что ж теперь...
   -Зажигалка-то найдется, - ответил он и цепко взял меня за запястье. И не боится ведь, паршивец! - Мне просто интересно: неужели ты думаешь, что я тебя не узнаю? Ты в самом деле настолько глупа, что сама идешь ко мне в руки? Ты ведь ничего не можешь сделать, особенно теперь, когда тебя не прикрывает этот аль... Интересно, на что ты рассчитывала, вот так подойдя ко мне?
   -На острую сталь, - спокойно сказала я, выдернув руку из его пальцев, и в тот же миг клинок Торваля коснулся горла мага.
   -Не вздумай даже шевельнуться, - негромко сказал Торваль второму мужчине, дернувшемуся было позвать на помощь. - Твоя охрана тоже пусть посидит спокойно, иначе твой приятель мигом лишится головы.
   Тот обессилено откинулся на стуле, махнув рукой подобравшимся охранникам.
   -Ну и чего вы добились? - спросил маг с лёгкой иронией, будто не его горла касалось бритвенной остроты лезвие. - Убьёте меня - вам не дадут уйти живыми. Оставите меня в живых - я не дам вам уйти... Ваши жизни гроша ломаного не стоят!
   -Нам терять нечего, - усмехнулась я. - Кроме наших жизней, которые, как ты выразился, гроша ломаного не стоят. А вот тебе есть что терять - целый мир... и не один...
   Маг вздрогнул -- я угадала.
   -Не дергайся! - прикрикнула я. - Ни один безголовый ещё не прославился. Торваль, скажи, что хотел...
   -Он пытается сложить пальцы в знак Огня, - спокойно сказал Торваль, водя кинжалом по горлу мага, будто примериваясь, как сподручнее его побрить.
   -Я поостерегусь, - кивнула я. Поделом мне: не слежу за собеседниками, уже ведь нарвалась на неприятности точно так же, а ума не нажила!
   -Я не это имел в виду.
   -А что же?
   -Он может колдовать и здесь, - невозмутимо пояснил он.
   -Надо же! - улыбнулась я, поняв, куда клонит Торваль. - Не превратил бы он нас в лягушек... Что-то мне надоело быть человеком!
   -Ну нет! - прохрипел маг, который тоже сообразил, к чему идет дело. - Я этого не сделаю!
   Торваль надавил чуть сильнее, и по шее мага поползла тонкая струйка крови, пятная белоснежную рубашку.
   -Прекратите! - неожиданно тонко взвизгнул его ухоженный собеседник. - Я... я... Вызовите кто-нибудь полицию! Где служба безопасности?! Что вы себе позволяете?!
   -Как наконечники для стрел и мечи штамповать, так тут ты барин, - сощурилась я. - А стоить чуть прижать - и сразу крик на весь город!
   -Он нам не опасен, - оборвал Торваль. - Следи за руками этого колдуна.
   -Я не сделаю этого! - повторил маг. - Лучше убей меня!
   -Обязательно, - пообещал Торваль. - Но у тебя есть выбор - умереть сравнительно безболезненно или... знаешь, альи прекрасно разбираются в ядах. Ты никогда не слышал о яде под названием "мёртвая радуга"? Ну что ж, значит, тебе предстоит испытать его на себе... Интересно! Я ещё никогда не видел его в действии! Передай мне мои стрелы, Поднебесная...
   -Нет! - Маг дернулся на стуле. - Прекратите!
   -Смотри, чародей... - Торваль пощекотал щёку мага наконечником стрелы. - Достаточно одной царапины... а противоядия нет. Так что постарайся. Второй попытки у тебя может не оказаться. Берись за дело, и не вздумай меня дурачить: помни -- всего лишь одна царапина, и ты отправишься к праотцам, и умирать будешь медленно и мучительно. И даже лекари этого мира тебя не спасут, потому что понятия не имеют о том, что такое "мертвая радуга". Может быть, они продлят твое жалкое существование на день, а то и на месяц, и даже на год, но все это время тебя будет терзать невыносимая боль, которую не заглушат никакие зелья и снадобья. Даже во сне ты не избавишься от нее, и, гния заживо, будешь умолять своих богов, чтобы они в великом своем милосердии послали тебе быструю смерть...
   Я не слыхала прежде, чтобы он говорил так много и складно, но, признюсь, эта речь впечатлила не только меня
   -Я... я готов... - выдохнул маг.
   -Действуй, - велел Торваль. - И без шуток. Мы, знаешь ли, не умеем шутить.
   Тут он немного приврал: чувство юмора у альев имелось, да еще какое, только вот объектам их шуточек обычно становилось не до смеха.
   Маг прикрыл глаза. На лбу его выступили капли пота. Вытянув руки вперед, он неожиданно звучным голосом произнес несколько слов на неизвестном мне языке, а меня вдруг охватил жар... Нет, не так. Просто то пламя, что бушевало внутри меня, не находя выхода, наконец вырвалось наружу!
   Я могла бы сдержаться... но не стала. Люди с криками ужаса шарахнулись в стороны. От ветра, поднятого моими крыльями, разлетелись разноцветные тенты и лёгкие пластиковые столы и стулья. Я подняла голову и выдохнула в мутное вечернее небо длинный язык пламени, и мой торжествующий рев смешался с людскими воплями и гудками автомобилей...
   Вой сирен раздался совсем рядом. Летнее кафе окружили люди в масках, с автоматами в руках.
   -Берегись! - крикнул Торваль. Я резко развернулась, закрыв его плечом, и пули срикошетили от моей чешуи.
   Я нагнула шею, подставив Торвалю лапу. Одним прыжком он очутился у меня на спине. Я взмахнула крыльями, подняв ураган, и через минуту люди превратились в крохотных букашек. А вокруг было небо...
   Прикинув направление, я понеслась на северо-восток. Сильно разниться география двух миров не могла, поэтому океан должен был оказаться именно там.
   -Надеюсь, ты убрал свою "мёртвую радугу" подальше? - спросила я Торваля, чуть повернув голову. - Оцарапаешь еще ненароком...
   -Нет такого яда! Я его выдумал! - крикнул он в ответ и хрипло расхохотался. Ветер относил его слова в сторону.
   *
   Впереди заходил на посадку самолёт. Я не отказала себе в удовольствии сравнять наши скорости и несколько минут летела слева от "Боинга". В иллюминаторах виднелись бледные возбуждённые лица, несколько раз сверкнули вспышки фотоаппаратов. Я выдохнула ещё один язык пламени и взмыла вверх.
   Только полчаса спустя я сообразила, что Торвалю на такой высоте может быть несколько неуютно. Уже темнело, поэтому я, выбрав в простирающемся внизу лесу прогалину, резко спикировала туда. При своих немалых габаритах и при том, что я могу обогнать самолет, я способна приземляться даже на очень ограниченных площадках... хотя, признаюсь, мне пришлось долго тренироваться. Поначалу я сносила макушки деревьев, а то и устраивала настоящий лесоповал, да и сама несколько раз повреждала крылья. Хорошо еще, перепонки не порвала, они все-таки достаточно прочные, но шрамов у меня осталось преизрядно.
   Торваль кубарем скатился с моей спины в траву. Я осторожно дохнула на него горячим воздухом, стараясь не обжечь. Потом свернулась кольцом и положила голову на передние лапы, наблюдая, как он приходит в себя после полёта.
   Наконец Торваль взглянул на меня, сел и встряхнул головой -- из его волос посыпались травинки и мелкий лесной мусор.
   -Не лучше ли нам вернуться? - спросил он. - Я имею в виду...
   -Я поняла, - усмехнулась я. - Думаю, не стоит. На Земле эти места практически безлюдны, а там нам придется лететь над человеческими поселениями, где много магов. Честно говоря, я предпочитаю скрываться от здешних вооруженных сил.
   -Насколько ты уязвима для здешнего оружия? - спросил Торваль. - Эти летающие штуковины могут тебе что-нибудь сделать? По-моему, та, что мы видели сегодня, была побольше тебя раза этак в два.
   -Это был мирный самолет, - пояснила я, - он просто перевозит пассажиров. Ну, как корабль. Военные -- те, что в состоянии за мной угнаться, - намного меньше, но отлично вооружены. Правда, если мне придется ввязаться в бой с парой боевых вертолетов, я бы поставила на себя, но вот с истребителями уже сложнее -- они быстрее, хотя я маневреннее... Но, конечно, если они применят ракеты с ядерными боеголовками...
   -Какое место у тебя наиболее уязвимо? - продолжал допытываться Торваль, пропустив мимо ушей незнакомые термины. Хотя почему незнакомые, может, он по телевизору такое видел и слышал!
   -А зачем тебе знать?
   -Ты мне не доверяешь?
   -А почему я должна тебе доверять?
   -Мы обязаны друг другу жизнями.
   -Хороший аргумент, - кивнула я. - Ладно. Меня сложно достать. Ну, задняя часть интереса не представляет. А спереди... Чешую можно пробить вот здесь, под передней лапой, и здесь, под подбородком. Но я редко задираю голову. В любом случае это будет не смертельная рана.
   -Если тебе воткнут копьё под переднюю лапу, могут достать сердце, - заметил Торваль.
   Я отрицательно качнула головой.
   -У меня сердце смещено. Оно здесь, - я коснулась середины груди, - за грудной костью, а её и пулей не пробьешь, разве что ракетой. Но от ракеты я, пожалуй, успею увернуться.
   Я умолчала о том, что вообще-то у меня не одно сердце. Стоит иметь в запасе хоть что-нибудь.
   -Ты забыла о ядах, - сказал Торваль. - Я ведь говорил -- порой хватит и одной царапины...
   -Верно, - нехотя согласилась я. - Придется поостеречься... Знаешь, я, пожалуй, превращусь обратно. Мало ли что...
   -Сперва разожги костёр, - сказал Торваль и невольно поежился. Видимо, после путешествия на моей раскаленной спине ему сделалось зябко.
   Хотя стояла середина лета, ночью было холодно. Поскольку у костра можно греться только одним боком, а теплой одежды у нас при себе не было -- рассчитывали ведь просто посидеть в кафе, а не скитаться по лесам! - то ночевать было неуютно, во всяком случае, Торвалю. Мне что -- меня грел собственный огонь, так что ветровку я готова была одолжить спутнику, но передумала: он привык ночевать под открытым небом, уж не окоченеет. А я хоть под голову эту тряпочку положу...
   Торваль разбудил меня на рассвете и, не сказав ни слова, зажал мне рот. Я покрутила пальцем у виска и вопросительно посмотрела на него. Торваль кивнул куда-то в сторону поселка, над которым мы вчера пролетали. Я прислушалась. Кто-то осторожно шёл через лес, стараясь не шуметь. Конечно, до любого алья им было далеко, он расслышал их, должно быть, от самого их жилища. Мог бы и пораньше меня разбудить, к слову, давно бы уже улетели!
   Торваль показал мне три пальца -- ясно, к нам приближались трое. У меня не настолько хороший слух: определить, что в лесу кто-то есть, я могу, но пересчитать их и определить по характеру шагов, кто высок, кто низок, кто опытный лесовик, а кто приехал на прогулку из города, увы, не могу.
   -Делай вид, что мы просто заночевали в лесу, - сказала я одними губами. - И не лезь на рожон. Кто разберет, что это за люди такие, может, грибники, а может, нет...
   Торваль отошёл к костру. Я тоже придвинулась поближе к огню, насвистывая, чтобы нас легче было найти.
   Ждать пришлось недолго. Минут через пятнадцать из-за кустов на опушке появились трое. Выглядели они обыкновенными мужиками из глубинки, решившими поохотиться - каждый держал ружьё наперевес.
   -Привет! - сказала я. - Вы откуда?
   Мужики немного опешили.
   -Вы кто такие? - спросил один из них, заросший трёхдневной щетиной, и поудобнее перехватил ружье.
   -Туристы, - ответила я.
   -Туристы, говоришь... - протянул второй, озираясь. - А вещички ваши где? Палатка там, рюкзаки...
   Я мысленно выругалась: придумала тоже, сразу ведь ясно, что я человек сугубо городской! Да и по Торвалю сейчас не скажешь, что он именно что лесной житель, и свои родные чащобы исходил вдоль и поперек.
   -Мы от своих отбились, - сообщила я. - Может, сегодня нагоним.
   -Ага... - сказал третий, до сих пор молчавший. - Туристка... в городских ботиночках!
   -Слушайте, а что вам от нас надо? - серьезно спросила я. - Мы вроде ничего дурного не сделали! Какое вам дело, чем мы тут занимаемся? Может, мы извращенцы-экстремалы, нравится нам по ночам в лесу мерзнуть! А может, на спор решили тут переночевать. Вам-то что? Скажите еще, мы вам дичь распугали... Кстати, не сезон еще.
   -Действительно, - буркнул первый мужик. - Вить, чего ты к ним пристал? Мы не их ищем!
   -А кого? - сразу заинтересовалась я. - Заключенные какие-нибудь сбежали? Вам для этого ружья, да? Ох, хорошо, что сказали, а то так нарвались бы мы на них...
   -Да нет, какие зэки, - отмахнулся бородатый. - Колоний-то поблизости нет, а и были б -- им сюда бежать резона нет, глухомань. Ну разве что отсидеться... Мы за другим пошли: вчера по телевизору сказали, что в городе чудовище появилось. Спалило ресторан, а потом пыталось самолёт сбить!
   -Вы что, в это верите? - искренне рассмеялась я. - Ерунда какая!
   -Не поверили бы, - сказал третий, тот, который не нравился мне больше других, - если бы своими глазами не видели. Вчера оно над нашим поселком пролетало. Приземлилось где-то здесь, в лесу...
   -Большое чудовище-то? - подал голос Торваль.
   Первый мужик оглянулся.
   -Ну, на эту полянку только-только влезет, - сказал он. - А может, и не влезет...
   -И вы на него с винтовками? Или это дробовики? Простите, я в оружии не разбираюсь, - повинилась я.
   -Обрез это, - мрачно сказал бородатый. Очевидно, ему затея товарищей тоже не нравилась, вдобавок, если я ничего не путаю, обрезы запрещены, и попадись эта охотничья партия бдительному лесничему или там участковому, не миновать им неприятностей!
   -Как же оно тогда в лесу село, такое большое? - поинтересовался Торваль. - Носом в землю? Или крылья сложило - и камнем вниз?
   -А ты откуда знаешь, что у него крылья были? - насторожился неприятный мужик, которого звали Витькой.
   -Если что-то летает, значит, у него есть крылья, - спокойно сказал Торваль.
   -Вертолет тоже летает, - скривился первый. - Однако ж у него не крылья, а винт...
   -Ага, а над поселком Карлсон-переросток пролетал, - не удержалась я. - Не иначе, малинник учуял! А что: летает, без крыльев, но с винтом, как вам и нужно. Вы не его, часом, ищете?
   Бородатый мрачно засопел, явно признавая, что затея их, мягко говоря, бредова.
   -Не нравятся они мне, - буркнул Витька, почесав в затылке. - Откуда они тут взялись?
   -Действительно, - поддакнул второй. - Пошли-ка, ребята, с нами...
   -Куда это? - фыркнула я.
   -В полицию, - пояснил Витька. - Петька верно говорит. Там разберемся, кто вы такие и откуда.
   Торваль метнул в меня вопросительный взгляд. Я покачала головой - в конце концов, не превращаться же мне на глазах у публики!
   Петька, щеголявший расплющенным носом, подошёл ко мне и подтолкнул стволом в спину.
   -Двигай, красотка!
   -Ты не очень-то, парень... - сказала я. Внутри вскипала ярость. - Как бы ручонки не обжечь...
   Витька приблизился ко мне спереди и уставился мне в лицо. Потом резко распахнул на мне ветровку. Я так удивилась, что даже не подумала сразу дать ему по рукам. Да и опрометчиво это, когда в спину тебе тычут ружьем. Интересно, кстати, почему мне, а не Торвалю -- он все-таки мужчина, и мужчина не хлипкий.
   -А ничего тёлка, - сказал Витька, почесав за ухом. - Ну-ка...
   -Убери от неё руки! - негромко произнес Торваль.
   -Мужики, врежьте-ка ему, - лениво велел тот. - Чтоб не отвлекал...
   Торваль дернулся в сторону, но Петька выстрелил ему под ноги. Я достаточно рассказала Торвалю об огнестрельном оружии, чтобы он не стал кидаться грудью на обрез. Первый мужик, имени которого я так и не узнала, попытался было ударить Торваля прикладом в лицо, но недооценил противника -- альи намного быстрее людей, поэтому головы Торваля не оказалось там, куда метил незадачливый боец. Его вообще нигде не было... ну, так думали эти трое, пока аль не возник позади Петьки, от всей души двинув его по шее. Надеюсь, не убил...
   -Ладно, хватит развлечений, - мрачно сказала я, видя, как заклацали затворами остальные.
   Миг - и Витька обнаружил, что обнимает не стройную девичью талию, а мощную когтистую лапу. Этой самой лапой я зашвырнула его в кусты. Безымянный мужик успел выпалить, но пули отскочили от моей чешуи, а перезарядить ружье он уже не успел: удар кончиком хвоста -- и он отлетел в сторону. Кажется, полёт он завершил в ветвях столетней сосны.
   -Цел? - спросила я Торваля. В этом облике говорить тихо мне трудно, поэтому в лесу отозвалось эхо.
   Торваль молча кивнул. А впрочем, что ему сделается? Ударить его никто не успел, швы бы вот только не разошлись...
   Наклонив голову, я принюхалась - нет, кровью не пахло, значит, обошлось. Я подставила Торвалю лапу, и через минуту полянка осталась далеко внизу. Любопытно знать, что будут рассказывать эти горе-охотники? И будут ли? Скорее уж, решат, что пали жертвой зеленого змия (хотя я черная)... А даже если расскажут, кто им поверит? По телевиденью репортаж о чудовище наверняка прошел по разряду очередной "утки" -- частенько ведь люди то инопланетян видят, то снежного человека, то Лох-Несское чудовище (хотя оно, кажется, уже вышло из моды), то призраков... Чем я хуже? Ну а если эти трое начнут болтать, так прослывут врунами и выдумщиками, доказательств у них все едино нет. Разве что мои следы на земле, ну так после первого же дождя они исчезнут. Да и их можно объявить фальсификацией...
   Успокоив себя таким образом, я довольно фыркнула и прибавила ходу.
   Мы по-режнему летели к океану, и уже утром следующего дня впереди заблестели серо-синие волны. Я могла бы добраться и быстрее, но мешал сильный встречный ветер. Впрочем, оно и к лучшему: явно надвигался шторм, значит, полеты если не отменят вовсе, то отменят многие рейсы, а это мне на руку. Лишний раз попадаться на глаза не годилось, и так наследила...
   -Мы на месте, - сказала я, делая круг над портом.
   -Почти на месте, - ответил Торваль, потягиваясь: долго сидеть в одном положении -- это не шутки. Тем более, мой загривок -- это не комфортабельное кресло авиалайнера, спина у меня бронированная и довольно-таки жесткая. И ремней безопасности не предусмотрено.
   -Верно, - согласилась я, снижаясь. - Но это не проблема.
   Через несколько минут, перекинувшись человеком, я уже стояла на земле.
   -Давай руку, - сказала я Торвалю...
   Миг - и мир переменился.
   Мы стояли на вершине холма -- внизу раскинулся большой приморский город. По-прежнему пахло океаном, только чуть иначе, чем на Земле: в ветре не чувствовалось вони солярки и мазута, отходов и каких-то химикалий. Еще было поразительно тихо: ни грохота, ни рева моторов, ни гудков, ни хрипа репродукторов, ни музыки из динамиков. Да, хлопали паруса, лязгали якорные цепи, скрипел такелаж, перекрикивались матросы, но всё это заглушал шум океана и крики чаек.
   У пристани покачивались на волнах несколько чёрных военных кораблей. Выглядели они зловеще, словно стервятники решили притвориться морскими птицами. У них и обводы были хищными.
   -Смотри. - Торваль указал мне на другой причал. - Видишь?
   -Вижу, - ответила я, разглядывая серебристый парусник. Размерами он вряд ли уступал военным кораблям, но был настолько соразмерен и изящен, что казался легонькой яхтой. - Это ваш корабль?
   -Да, - Торваль задумчиво смотрел на горизонт. - Странно, что он до сих пор здесь.
   -Считай, тебе повезло, - пожала я плечами. - Я же не могу лететь через океан, далековато, знаешь ли, да и воды слишком много... Идём. А впрочем, подожди...
   Стихийная магия, присущая моему племени -- это прекрасно, но людские заклинания тоже порой выручают. К сожалению, замаскировать себя в истинном облике я не могу, а вот в человеческом -- вполне. Вот и Торваля я сделала похожим на обычного мещанина, не то он слишком бросался в глаза: альи все-таки слишком отличаются от людей, и наметанный взгляд мигом выделит инородца из толпы. Это на Земле, где полным-полно странно одетых и не вполне обычно выглядящих личностей, на них почти не обращают внимания, привыкли. Здесь же лучше не выделяться из толпы, особенно в свете последних событий. Себя я тоже немного замаскировала -- моя одежда для здешних мест не годилась.
   Мы спустились в город; стражники у ворот не обратили на нас внимания, даже глаза им отводить не пришлось. Впрочем, это же порт, тут постоянно ошиваются куда более колоритные личности, так что двое скромных путешественников никого не заинтересовали: заплатил -- проходи! Тем более, никакого товара у нас при себе не было...
   Путь до причала занял не так уж много времени: мы не отвлекались на заманчивые предложения торговцев посмотреть тот или иной товар, денег-то при себе все равно не было! Впрочем, по дороге я разговорилась с несколькими торговками на овощном рынке -- такие тетушки всегда не прочь посплетничать. Правда. Когда оказывается, что покупать ты ничего не собираешься (а товар попробовала просто потому, что живот от голода подводит), они живо суровеют и начинают покрикивать, чтобы шли прочь и не загораживали их лотки.
   Ну да не в этом суть. Как выяснилось, алийский корабль должен был отплыть сегодня - он был последним из многих десятков судов, которые увозили уцелевших альев на их родину, за океан. Путь неблизкий и опасный, но оставаться в наших краях альям уже не было смысла, и если кто и решил доживать жизнь на этом берегу, то... боюсь, век его окажется недолгим. Еще говорили, что по меньшей мере до полпути алийский корабль будут сопровождать два человеческих, военных. Должно быть, чтобы удостовериться -- те не повернут назад, чтобы пристать к нашему берегу в какой-нибудь укромной бухте...
   -Ну вот, - сказала я, - похоже, тебе пора. Поторопись.
   -Пожалуй, - кивнул Торваль, взглянув на корабль. - По-моему, там уже готовятся отдать швартовы.
   -Тебя возьмут на борт?
   -Если ты снимешь с меня чары, непременно. Я ведь все-таки аль, - едва заметно улыбнулся он. - Не в наших обычаях бросать соплеменников на произвол судьбы. Особенно в такое время...
   -Твое счастье.
   -Верно. Ну что ж, Поднебесная, - сказал он, когда я вернула ему прежний облик, - пора прощаться. Не думал, что когда-либо скажу подобное, но, кажется, мы с тобой неплохо провели время!
   -И не говори! - усмехнулась я. - Правда, мы так и не узнали, кто развязал эту войну...
   -И не узнаем. Маг-то мертв, - спокойно произнес Торваль. Надо же, а я и не заметила, что он успел перерезать мерзавцу горло. Ну, туда ему и дорога...
   -Однако война продолжается, - напомнила я. - Не война даже, с кем теперь воевать, если вы ушли? Просто бойня... И с этим уже ничего не поделать.
   -Мы не станем вмешиваться, - ответил он, - ты же понимаешь, Поднебесная: нас слишком мало. Погибших не вернуть, но хотя бы те, кто успел уйти - сбежать, будем честны, - они останутся в живых. И, знаешь... - Торваль помолчал, а я не пыталась поторопить его, потому что прежде он не был таким разговорчивым. - На прародине нам придется не легче. Там примут нас, конечно, но мы навсегда останемся беглецами. И как бы ни был прекрасен алийский берег, нас все равно будет тянуть сюда. Особенно тех, кто родился и вырос здесь, никогда не видев прародины.
   -Может быть, когда-нибудь вы сможете вернуться, - негромко произнесла я. -Все же вы живете дольше людей, и...
   -Мы живем дольше, а они быстрее развиваются, - усмехнулся он. - Если мы решим вернуться, нас встретят уже не стрелами и ядрами, а чем-нибудь похуже. Ну, довольно суесловия. Прощай, Поднебесная... Я вряд ли снова увижу этот берег, а ты не перелетишь океан. Жаль...
   -Жаль, - согласилась я и обняла его, повинуясь неожиданному порыву. - Удачи тебе, аль. И прощай.
   -И тебе удачи, Поднебесная, - Торваль отстранился, встретился со мной взглядом, и я в очередной раз поразилась синеве его глаз, какой не увидишь в здешнем хмуром небе.
   В его народе говорят: такие глаза бывают у тех, кто увидел небо сразу после рождения. Но Торваль достаточно молод для алья, наверняка родился на этом берегу, так что эта синева пришла явно не из здешнего неба...
   -Прощай, - сказал он, повернулся и легким шагом отправился на пристань.
   Я поднялась на холм. Говорят, смотреть вслед - плохая примета, да только я никогда не была суеверной...
   Алийский парусник вышел из залива в открытое море. За ним следовали два длинных чёрных корабля под кроваво-красными парусами.
   "Прощай, Торваль, - подумала я. - Мы с тобой действительно неплохо провели время!"
  
   3.
   Я решила задержаться в городе на неделю-другую, и вовсе не потому, что соскучилась по сомнительным достижениям местной цивилизации. Все куда проще: во-первых, я изрядно устала после последнего перелёта, а во-вторых, - хотела побольше узнать о том, что творится на этом клочке суши. В конце концов, нигде не бродит столько слухов, как в большом порту! Вот именно поэтому я сняла комнату на постоялом дворе и целыми днями шаталась по базару. Отдохнуть, если на то пошло, я могла и на природе, в истинном своем обличье, да только белки с зайцами нужных сведений мне не принесут...
   Слухи были сплошь неутешительными: охотники по-прежнему с азартом уничтожали единорогов, грифонов и прочую нечисть помельче. "Помельче", однако, не значит, что эти твари безопасны. Иная скромная на вид болотница запросто может завести в трясину целый отряд, и поди поймай ее -- нырнет в тину и поминай, как звали!
   Те альи, кому повезло остаться в живых, спешно отбыли за океан, бросив всё, когда стало понятно, что на этот раз договориться с людьми миром не удастся. Думаю, им пришлось дорого заплатить за то, чтобы их корабли выпустили из гаваней; впрочем, если на кону твоя жизнь и жизнь твоих близких, не станешь думать о золоте и драгоценностях. Ну разве что редкие манускрипты они наверняка увезли с собой, столько сколько смогли: корабли, я слышала, были набиты, как сельдяные бочки: большого флота альи не держали, а продавать им корабли люди не собирались. Ну, надеюсь, хоть кто-то доберется до того берега! Штормов в это время года не бывает, может быть, и тот, последний корабль, который я провожала, благополучно прибуде на прародину...
   Минула неделя, за ней другая, и как-то раз я, прогуливаясь по окрестностам, заметила входящие в порт военные корабли. Один из них слишком глубоко, накренясь, сидел в воде, вдобавок у него не хватало одной мачты. Второй тоже выглядел изрядно потрепанным, и когда его начали заводить в бухту весельными буксирами, стало ясно, что корабль почти не слушается руля. Впрочем, само по себе это ни о чем не говорило - стычки на море случались не так уж редко... Я, однако, почувствовала беспокойство. К чему бы это?
   Ну а назавтра я от нечего делать -- давно пора было улетать, но что-то удерживало меня в этом приморском городе! - зашла в оружейную лавку. Сама я сражаться не умею, но очень люблю хорошее оружие, особенно старинное: это у нас в крови -- собирать, любоваться, наслаждаясь красотой рукотворных вещей... Даже у грубых неотесанных варваров попадаются изумительные в своей первобытной красоте и соразмерности вещи -- что оружие, что украшения!
   Ну и потом, в таких местах всегда можно было купить не только оружие, но и драгоценности: они здесь стоили много меньше, чем у ювелиров, поскольку были в основном крадеными. У меня же, как и у всех моих соплеменников, неистребимая тяга к пополнению своей коллекции. Ну а поскольку прижимистость (если на сказать, жадность) у нас тоже в крови, то торговаться мы любим. Тёмная лавчонка с хмурым хозяином выглядела заманчиво, и я решила зайти, посмотреть, не найдется ли среди безделушек чего-нибудь стоящего...
   Я довольно долго копалась в побрякушках, которые в большинстве своем гроша ломаного не стоили, старинных эфесах, фрагментах изукрашенных драгоценными камнями парадных лат и ножен, пока не выбрала наконец несколько вещиц. Уже расплачиваясь, я случайно взглянула на стену за спиной хозяина, увешанную оружием. Взгляд мой скользнул по таинственно мерцающей в полумраке стали... и зацепился за сложные узоры, выгравированные на узком клинке. О, я прекрасно помнила эту вещь!
   -Я возьму ещё вон тот кинжал, - сказала я хозяину.
   -Не продается, - буркнул он. - Для себя держу.
   -Неужто? - приподняла я бровь и бросила на прилавок пару золотых. - А если так?
   -Возьмите лучше вон тот, - кивнул хозяин на небольшой кинжал с аляповато украшенной рукоятью. - И красивенько, и по руке вам будет... А зачем вам этот? Он вам заместо меча сгодится!
   -Не твоё дело, - холодно сказала я, подбрасывая на ладони полный кошель. - Ну? За такие деньги можно всю твою лавку скупить!
   Хозяин смотрел на золото, и на лице его, как писали в старинных романах, отражалось внутреннее борение.
   -По рукам, - выдавил он наконец. И буркнул мне вслед: - Вот чумовая баба!
   На постоялом дворе я получше разглядела свою покупку. Ошибки не было -- я слишком хорошо знала этот кинжал. Кинжал Торваля...
   И тогда всё стало на места: это было до смешного просто!
   Корабли, которые я видела входящими в порт, были теми же, что сопровождали алийский парусник. Для меня, человека в морском деле неискушенного, все эти фрегаты и бригантины, так сказать, на один бушприт, поэтому я и не догадалась сразу. До алийского берега плыть при попутном ветре больше месяца, а при встречном -- и все два. Однако сказано было, что люди проводят альев минимум до полпути. Военные корабли вернулись всего лишь через две недели с небольшим, причем один из них - явно с пробоиной -- двигался медленнее, чем мог бы. Откуда пробоина? Ну, скажем, он мог налететь на риф или даже затонувший корабль... хотя откуда бы им взяться в открытом океане? Неужто моряки были настолько беспечны, что прозевали опасность? Но даже если океан подкинул сюрприз, то... где же мачта? Штормов не было, это точно... И каким образом второй корабль лишился управления? Ответ был очевиден...
   Назавтра я встала пораньше, еще до рассвета, поднялась на холм, вдохнула холодный утренний воздух и через мгновение уже мчалась над серыми волнами.
   Залетать далеко я не собиралась -- мне ведь еще возвращаться, а я не чайка, чтобы сесть на воду и передохнуть! Островов же здесь нет.
   Прикинув расстояние, на которое могли уйти корабли примерно за неделю, я отправилась к расчетному месту, благо направление было изветно.
   Кружа довольно высоко над водой, я оглядывала окрестности. У меня отменное зрение: с высоты своего полета, когда наблюдатель с земли уже не сумеет отличить меня от парящего ястреба, я могу рассмотреть лицо этого человека, и это было мне на руку. Взлетев так высоко, как только могла, я удостоверилась: ни единого корабля, хоть отдаленно напоминающего алийский, в море не было.
   Я двинулась вниз по расширяющейся нисходящей спирали, и вдруг заметила на явные следы кораблекрушения: обрывки парусов, доски, несколько бочонков, торчащая из воды мачта... В обрывках канатов, свисающих с неё, запуталось чьё-то изуродованное тело. Когда волнами его вытолкнуло на поверхность, я успела заметить полощущиеся в воде длинные светлые волосы. Так и есть - алийский корабль затонул на этом месте... успев изрядно попортить корабли противника.
   Я развернулась и помчалась к берегу, размышляя на лету. Где команда корабля? Как кинжал Торваля оказался в оружейной лавке? Добровольно он бы не расстался с оружием! Конечно, его могли убить и снять кинжал с трупа, скажем, если алийский парусник взяли на абордаж, ограбили пассажиров и команду, потом перерезали всех и выбросили на корм рыбам, а корабль затопили...
   Однако следов абордажа на тех двух кораблях не было. Должно быть, имела место артиллерийская схватка, и, получив серьезные повреждения, капитан-человек отдал приказ пустить альев на дно: за свои жизни они сражаются неистово, а кому охота положить половину команды, пытаясь поживиться алийскими побрякушка.ми? В этом случае, даже если кому-то удалось выплыть, их либо добили в воде, либо бросили утопать -- до берега ой как далеко, а в холодной воде долго не выдержит даже аль, и это еще если не явится десяток акул! Либо же люди подобрали кое-кого. Скорее всего, женщин и детей -- на них большой спрос на невольничьем рынке. С другой стороны, именно семьи альи первыми отправляли за океан, и что бы с ними не случилось, именно на этом, последнем корабле должны были оказаться в основном мужчины. А взрослый боец-аль -- не самая желанная добыча для работорговца, потому что добиться от него послушания -- задача не из легких, стропивые же рабы никому не нужны...
   Впрочем... Как же не нужны! Именно таких выставляют на бои без правил -- сулят им свободу или еще что-нибудь, и тогда они сражаются неистово... Отвратительная забава, как по мне, ничем не лучше петушиных или собачьих боев! Зверей и птиц хотя бы не манят призрачной свободой, наградой за победу... Но я слыхала, некоторые рабы становились своего рода знаменитостями и жили так, как не каждый вельможа мог себе позволить! Ну а рабский ошейник, должно быть, не слишком им жал...
   Быть может, Торвалю повезло хотя бы отчасти? Кинжал -- вот он, и если моего знакомца в числе прочих выудили из воды, то, быть может, не убили на месте? Должны же были моряки как-то возместить себе ущерб! В любом случае, следовало проверить всех работорговцев... Нет, неверно, не всех. Подобных пленников не продают абы как и абы кому, а уж альев тем более не выставляют на открытых торгах. Таких покупают только очень состоятельные люди, и человеку с улицы даже не узнать, где можно раздобыть редкого раба... Значит, нужно стать своей для здешних толстосумов и разузнать, кто торгует редким товаром!
   Вернувшись на постоялый двор - для того, чтобы претворить мой план в жизнь, мне требовалось иное окружение, - я застала хозяйку в расстроенных чувствах.
   -Случилось что-то? - поинтересовалась я мимоходом.
   -Быть беде! - страшным шепотом отозвалась женщина. - Не к добру это, ох не к добру!..
   -О чем это вы? - не поняла я.
   -Сегодня утром половина города видела Поднебесного, - сообщила хозяйка.
   -Ну и что? - пожала я плечами. - Редкость, что ли?
   -Он летел прямо в открытый океан! - воскликнула женщина. - Никогда Поднебесные не летали над океаном! Не к добру это, госпожа, вот попомните мои слова -- не к добру!
   "Верно, - подумала я. - Для кого-то это точно не к добру..."
   -Все словно с ума посходили, - продолжала бормотать женщина. - Корабли ихние топят... зачем? Кому они мешали? Уплыли и уплыли, туда им и дорога...
   Я навострила уши. Значит, в городе известно, хотя бы на уровне слухов, что алийские корабли не добираются до родины. Что ж, это играло на мою версию!
   Чтобы не тратить времени понапрасну, расспрашивая и выведывая там и сям, а сходу разжиться нужной информацией, мне требовалось изрядное количество денег. Разумеется, я не полетела за золотом в свою пещеру: здесь уже появились ростовщики, банкиры и прочая подобная братия, и я давно озаботилась тем, чтобы завести себе счет в местном банке.
   Итак, к вечеру следующего дня я уже была благородной госпожой из-за гор, владела небольшим особняком в предместье, парой великолепных верховых лошадей и совершенно несносным слугой впридачу. Внешность у меня, конечно, своеобразная, пусть я и замаскировалась немного, но я ссылалась на далеких предков-горцев, от которых унаследовала такие черты лица и цвет глаз. Этих горцев отроду никто не видел (а я могла уверенно сказать, что уж в моих горах людей точно нет, не считая золотоискателей и охотников), поэтому на них можно было свалить, что угодно.
   Время шло, но форсировать события было опасно. Миновал день, другой - я старалась почаще мелькать в городе, и вскоре меня пригласил на званый ужин один вельможа. За ним другой, третий -- здесь редко появлялись новые люди, и местная знать стремилась познакомиться с заезжей экзотической дамой. Я же охотно рассказывала байки о родных краях, а сама пыталась исподволь разузнать, что же произошло с последним алийским кораблем. Увы, пока безуспешно, хотя намеков и хватало... Впрочем, что мне те намеки? Я сама уже выстроила версию, и крупицы сведений только подтверждали ее. Другой вопрос -- где искать выживших альев? Не спросишь же прямо...
   Наконец я получила приглашение от самого губернатора, и это было уже серьезной заявкой на успех! Во всяком случае, я уже достаточно обросла знакомствами, чтобы через некоторое время пригласить избранных дам и девиц к себе на "послеполуденную болтовню", как здесь говорили. Никаких мужчин, нет-нет, исключительно дамское общество!
   В этом обществе, признаться, велись отнюдь не невинные разговоры: за бокалом прохладительного напитка или легкого вина (на него я не поскупилась) да под изысканные сладости и фрукты дамы делились такими откровениями, что от некоторых пассажей впору было покраснеть! Впрочем, это было именно то, чего я хотела.
   Мой слуга, Джино принес нам еще вина и, кланяясь, задом выскочил за дверь.
   -Какой услужливый мальчик, - заметила замужняя дочь губернатора и чувственным жестом положила в рот сочную ягоду. Губы ее окрасились алым, и она с удовольствием облизнула их остреньким язычком. - У него симпатичная мордашка, а что насчет манер?
   -О! Манеры -- это его слабая сторона, я уж молчу о чувстве такта... Если бы вы знали, как мне надоел этот неотесенный болван! - вполне искренне сказала я. - Он просто невыносим! Давно собираюсь подарить его кому-нибудь, вот только желающих пока не находится...
   -Нынче так трудно найти хорошего слугу, дорогая, - вздохнула жена начальника стражи.
   -Да что вы, - удивилась губернаторша. - Невольничьи рынки переполнены, выбирай любого!
   -Да, но в конце концов безмозглая гора мышц надоедает, - сказала я не без намека.
   Мне уже довелось узнать, что боями невольников увлекаются не одни лишь мужчины, но и дамы. А кроме того, эти дамы покупали рабов не только для того, чтобы выставить их на арену, но и чтобы использовать для сражений иного рода. Должно быть, это щекотало им нервы: я бы не рискнула пустить к себе в постель невольника, который вполне оказаться настолько отчаянным, что придушит госпожу в порыве страсти! Или, быть может, по углам кровати стоят телохранители с мечами наголо?
   Так или иначе, дамские причуды были мне на руку: мужчин еще поди разговори, а здесь достаточно было намека. Еще немного, и я узнаю, где можно раздобыть невольника, скажем так, высшего сорта!
   -Не знаю, не знаю, - недоуменно протянула губернаторша. - А чего вы ещё хотите от... гм... слуги?
   -Чтобы он, по меньшей мере, умел разговаривать, - фыркнула её дочь. - Я согласна с вами, госпожа Дарга. Уверена, принцесса Миралла меня бы поддержала! Помните, дамы, ей прислуживал молодой ученый... он рассказывал такие потрясающие истории!
   -И он же в конечном итоге её и отравил, за что и поплатился головой, - отрезала губернаторша. - Нет, мои дорогие, ваши вкусы остаются для меня загадкой. По-моему, не следует смешивать разум и... хм... чувства. Если бы ее высочество только выслушивала истории, либо же ничего не слушала, а использовала раба по назначению, уверена, она здравствовала бы и по сию пору.
   -А я вот недавно купила нового раба, - задумчиво протянула её дочь. - Вы его еще не видели. Хорош был невероятно и, по-моему, далеко не дурак...
   Она таинственно улыбнулась и продолжила:
   -Конечно, его пришлось бы как следует выдрессировать, прежде чем предьявить вам, дорогие! Он был совсем дикий. Представьте, несколько раз пытался покончить с собой, и, к сожалению, в последний раз это ему удалось! Но ничего, завтра я куплю нового. В конце концов, альи -- достаточно редкий товар, чтобы не пожалеть на него денег!
   -А кто это? - деланно удивилась я.
   -Альи? Вы не знаете? - удивилась она.
   -Не слыхала прежде, - покачала я головой. - Это название какого-то народа? Может быть, у нас они зовутся иначе?
   -У моей дочери необычные пристрастия, - поджала губы губернаторша, - я бы сказала, находящиеся на грани приличия!
   -Ах, матушка, вы снова сейчас начнете говорить о том, что альи -- не люди, что они недалеко ушли от животных, но... - та улыбнулась, прикрываясь веером. - По-моему, если кто-то выглядит, как мужчина, действует, как мужчина, и говорит, как мужчина -- это и есть мужчина, хоть альем его назови, хоть еще кем!
   -Прекрасно сказано, дорогая! - беззвучно поаплодировала еще одна гостья. - Вдобавок, не могу не отметить, это весьма красивые мужчины. Жаль, мне такая роскошь не по карману!
   -Полно вам, госпожа Амиль! Неужто я не приглашу вас, когда наконец сумею приручить такое сокровище? - серьезно сказала дочь губернатора. - Они, говорят, неутомимы...
   -Это большая честь для меня, - кивнула та.
   Я только усмехнулась: понятное дело, женщины во все времена обзаводились любовниками. У одной муж не спускается с борта корабля по полгода, у другой супруг вечно занят или в разъездах, а то и просто стар и немощен... И в моем мире такое бывало сплошь и рядом, и молодых людей дамы нанимали, если не могли обольстить, и невольников покупали... Интересно, а в салоне какой-нибудь средневековой маркизы тоже велись подобные разговоры?
   -Где же вы раздобыли такую редкость, госпожа Лаин? - поинтересовалась я словно невзначай. - Я бы не отказалась испробовать подобный... экземпляр!
   -С ними трудно справиться, - предупредила губернаторша, стряхивая с платья крошки. - Они буйны и опасны... да, я говорю это тебе в который раз, Лаин -- рано или поздно один такой тебя покалечит, и что тогда станется со мной?
   -Я завещаю его вам, матушка, чтобы вы отомстили за меня, - ответила ей дочка, и дамы захихикали. - Госпожа Дарга, они в самом деле неуправляемы. Чтобы приручить алья, нужно потратить массу времени и усилий, они в самом деле не как люди. Очень сложно понять, что на самом деле у них на уме!
   -Тем интереснее, - я хищно улыбнулась. - Времени у меня предостаточно, терпения тоже хватает...
   -Возможно, вам когда-нибудь попадется такой редкий товар, - сказала Лаин и перевела разговор на другую тему.
   Я терпела это сборище до глубокого вечера, но, наконец, дамы решили, что пора и честь знать.
   Дочь губернатора задержалась в дверях.
   -Мне кажется, вы заинтересовались моим рассказом, - сказала она.
   Я уже была наслышана о финансовых затруднениях губернаторской семьи (немудрено, с такими-то увлечениями дам, впрочем, полагаю, мужчины тоже перебирали невольницами), поэтому сразу поняла, к чему она клонит.
   -Очень заинтересовалась, - ответила я, откалывая с платья изумрудную брошь. - Мне кажется, это украшение очень бы подошло к вашим глазам, дорогая Лаин... Не откажитесь принять его в дар -- с ним вы будете еще прелестнее!
   -Благодарю, - улыбнулась она, без малейших колебаний принимая брошь. - Найдите на невольничьем рынке одноглазого торговца, милая Дарга, и скажите, что я рекомендовала вас. Всего наилучшего, и еще раз примите благодарность за ваше гостеприимство!
   -Право, не стоит, - улыбнулась я, и мы расстались, несказанно довольные друг другом.
   *
   Назавтра я спозаранок отправилась на невольничий рынок. Там было шумно, грязно и вдобавок немилосердно воняло. Джино тащился за мной, ведя в поводу запасную лошадь и своего мула, и ныл:
   -Госпожа Дарга, ну неужели я такой плохой? Зачем вам ещё один слуга? Госпожа...
   Одноглазый торговец обнаружился только в последнем ряду, возле городской стены, когда я была готова придушить Джино или сбыть его первому попавшемуся работорговцу для отправки в рудники. Хотя нет, туда бы его не взяли -- хлипковат, да и язык слишком длинный. Язык и укоротить можно, но такой мальчишка для тяжелой работы не годится, прямой убыток покупателю. Даже если даром достанется -- его же кормить надо, чтобы ноги не протянул до того, как угодит в шахту!
   Впрочем, я отвлеклась...
   Ассортимент, если можно так выразиться, у одноглазого был точно такой же, как у его коллег: в основном военнопленные, часто с явным некомплектом частей тела, да захваченные на окраинах крестьяне. Я приценилась к парочке мускулистых здоровяков и презрительно фыркнула:
   -Платить такие деньги за тупых вояк! Что-то ты, уважаемый, переоцениваешь свой товар! Выбрать не из кого...
   Торговец лениво поковырял в зубах длинной щепкой и вымолвил:
   -Есть один бродячий поэт и парочка ученых...
   -Не выношу поэтов, - мрачно ответила я. - Болтуны и лентяи! А ученые эти только и умеют зубы заговаривать, а что с того проку? Пойми, уважаемый, мне нужен особый товар! Разве я так многого прошу?
   -Так чего вам надо, госпожа?
   -Ничего особенного! Мне нужно, чтобы невольник был молод, хорош собою... - тут я посмотрела на сидевших на цепи невольников и уточнила: - Я имею в виду, хотя бы немного симпатичнее вот этих... Еще было бы недурно, чтобы он знал чуть больше трех слов, но в то же время умел держать язык за зубами, покуда не спросят. И мне всё равно, будет это беглый каторжник или ещё кто-нибудь!
   -Нету у меня таких... - выдавил торговец, переварив мой монолог.
   -Да-а? - приподняла я брови. - А вот госпожа Лаин давеча рассказывала мне о том, какого невольника купила у вас, и всячески рекомендовала воспользоваться именно вашими услугами. Вероятно, она ошиблась, как жаль!,.
   -Не ошиблась, госпожа. Только вы б так сразу и говорили, что вы от нее, чего слова даром тратить? - буркнул торговец. - Пожалуйте сюда.
   Он поманил меня в сараюшку, служившую укрытием от непогоды для рабов. Торцом она примыкала к стене, а в стене обнаружилась неприметная дверка. За нею начинался узкий лаз -- судя по всему, он шел внутри стены, а затем свернул куда-то. В непроглядной темноте мы шли несколько минут, Джино плелся позади меня и хныкал, что боится, что и косточек наших здесь не найдут, что у торговца подозрительная рожа, и что он, Джино, не желает закончить свои дни на галерах, пока я буду прохлаждаться в чьем-нибудь гареме.
   -Закрой рот! - не выдержала я наконец. - Не то в самом деле брошу тебя тут, надоел, сил нет!
   Джино перестал болтать, но продолжал тихонько поскуливать.
   -Пришли, - сказал торговец, с натугой открывая ещё одну дверь. - Пожалуйте сюда...
   Похоже, теперь мы оказались в подвале чьего-то дома. Очевидно, владелец был далеко не беден -- позволить себе каменные жилища может далеко не каждый... Хотя, может, это подвал такой, а верх у дома из дерева. Ну да неважно!
   Довольно большое помещение, освещенное тусклым факелом, было перегорожено металлической решеткой с толстыми прутьями. За ней, прямо на полу, расположились альи, десятка два, не меньше.
   -А ну, встали, нелюдь! - рявкнул торговец и грохнул по решетке толстой дубинкой, с которой не расставался. - Госпожа желает на вас полюбоваться! Живее, живее, если не хотите остаться вовсе без жратвы!
   Альи медленно поднимались на ноги, позвякивая кандалами. Впрочем, я уже видела, что Торваля среди них нет, и все же я прошлась вдоль решетки, придирчиво рассматривая пленных. За мной следило двадцать пар настороженных и недобрых глаз.
   -Всё не то! - сказала я капризно и повернулась к торговцу. - А кто там? Я хочу посмотреть!
   Я указала в тёмный угол.
   -Не стоит вам, госпожа... - пробурчал он, но всё же взял факел и прошел туда. - Это самые строптивые. Один меня чуть не убил... вот этот...
   Он ткнул ногой одного из альев, прикованных за руки к стене.
   -Строптивые, говоришь? - протянула я, стараясь не выказывать радости слишком явно. - Убить пытался... м-м-м, что за прелесть...
   Торговец, уж на что он был привычен к причудам богатых дам, и то перекосился.
   -Я беру именно этого, - заявила я, ткнув пальцем в "особо опасного" и стараясь не выказывать своей радости. - Да, его и только его!
   -Госпожа, он же вас убьет! - взвизгнул Джино. - И меня убьёт! Купите лучше того, что мы видели на улице, безносого, у него взгляд добрый!
   -Заткнись, - прошипела я и повернулась к торговцу. - Сколько с меня?
   -Может, передумаете, госпожа? - неуверенно предложил тот. - Выйдет же, что я вам убийцу продал... Я ж этих вот для боев держу, туда им в самый раз!
   -Я ему устрою такие бои, что арена лесной лужайкой покажется, - улыбнулась я и высыпала золотые монеты в подставленные руки. - Этого довольно?
   -Да, госпожа! - торговец вмиг забыл о взятом на душу грехе и прибрал деньги.
   -Тогда выведи его на улицу, посади на лошадь и привяжи как следует. Да кандалы не снимай, не убудет с тебя!
   До моего особняка мы добирались лёгкой рысцой. Джино, трясшийся подле меня на муле, всю дорогу ныл, что боится жить в одном доме с убийцей, и умолял меня продать его обратно. В конце концов, я не выдержала и дала ему подзатыльник, после чего Джино начал жаловаться на дурное обращение.
   Въехав в свой двор, я приказала ему:
   -Сними-ка этого красавца с коня да отведи в мои покои. И побыстрее!
   -Госпожа! - пискнул Джино и совершенно по-бабьи всплеснул руками. - Да как же вы...
   -Молчать! - рявкнула я, окончательно выйдя из себя. - Выполняй приказ, если не хочешь на галеры!
   Печально вздыхая, Джино с грехом пополам стащил Торваля с лошади и, боязливо тыкая в спину, направил к лестнице. Я шла следом.
   Оказавшись в своих покоях, я велела Джино:
   -Марш отсюда, да не смей подслушивать, мерзавец!
   Джино кубарем вылетел за дверь. Я, однако, подождала пару минут, затем бесшумно открыла потайную дверь и вышла в коридор. Джино обнаружился там: согнувшись вдвое, он приник к замочной скважине. Я не смогла отказать себе в удовольствии и метким пинком в откляченную часть тела направила Джино к лестнице.
   -Чтоб духу твоего здесь не было! - рявкнула я вслед. Удостоверившись, что Джино действительно выскочил во двор, а не затаился внизу, я вернулась к себе.
   Торваль по-прежнему безучастно стоял посреди комнаты. А что он мог сделать, будучи закованным в кандалы? Ну, разве что огреть меня ими по голове, но я благоразумно не приближалась к нему на расстояние удара. Альи быстры, конечно, но после нескольких недель голодовки да в цепях... Думаю, я успела бы уклониться, а нет -- на что мне магия?
   Я пошевелила пальцем, и оковы с глухим стуком свалились на ковер.
   -Не судьба нам с тобой распрощаться, - сказала я, подходя поближе. - Неужто не уднал? Я так переборщила с маскировкой?
   -Поднебесная? - Торваль издал тихий смешок и потер слезящиеся глаза: яркое солнце после темного подвала явно притупило хваленое алийское зрение. - Я мог бы догадаться. Ты снова спасла мне жизнь, что ж ты будешь делать!
   -Три - два в мою пользу, - фыркнула я. - Фу... ну и аромат!
   Я распахнула окно и гаркнула:
   -Джино! Натаскай горячей воды, да побыстрее, каналья!
   -Бегу, госпожа! - испуганно донеслось со двора.
   -Сделаешь - и убирайся! - добавила я. - Я тебе вольную дам, лишь бы только никогда тебя больше не видеть!..
   -Спасибо, добрая госпожа! - раздался в ответ радостный вопль.
   Дожидаясь, пока Джино заставит кухарку растопить очаг и нагреть воды, пока натаскает хоть пяток ведер, я налила Торвалю вина и велела:
   -Теперь рассказывай, что там у вас произошло.
   -А нечего рассказывать, - ответил он, взяв бокал. - Ни с того ни с сего военные корабли пошли в атаку. Мы отстреливались, покуда хватило пороха, но наш корабль был перегружен, маневренность, считай, на нуле... Чудо -- мы ухитрились сбить одному мачту и продырявить борт, второму тоже досталось, ну а потом наш парусник тоже поймал ядро ниже ватерлинии. - Торваль вздохнул и отпил вина. - Корабль затонул стремительно. Тех, кто выжил, люди выловили из воды и заперли в трюме. Вот, в общем, и всё...
   Тут я обратила внимание, что Торваль как-то странно передергивает плечами.
   -Что у тебя со спиной? - спросила я и подошла ближе, стараясь не дышать носом, потому что несло от аля... лучше не думать, чем именно. - Ну-ка, снимай рубаху. Снимай, снимай... да на пол брось, это только сжечь можно. Хорош! Кто это тебя так?
   Торваль не ответил на мой риторический вопрос -- и так ясно, что отделал его работорговец. Спина его являла собой пример того, что можно сделать с человеческой (или не человеческой, что не суть важно) кожей при помощи обыкновенного кнута.
   -Терпи, - сказала я. - Будет больно.
   Торваль зашипел, как рассерженная кобра, но не шелохнулся.
   -Ну вот, на тебя снова приятно смотреть... будет приятно, когда ты отмоешься, - заключила я, встряхивая руками. - Так что мы предпримем? У этого торговца остались твои сородичи. Я, конечно, могу разнести его подвалы в клочья, но...
   -Не нужно, - сказал Торваль. - Если Поднебесная нападет на город, это только спровоцирует охотников. Так ты подставишь под удар уже своих соплеменников. Однако... Я слышал, тех, кого не купят в этом городе, отправят в столицу. Там спрос на таких, как я, повыше, а денег у людей побольше...
   -И если Поднебесная нападет на караван, - прищурилась я, - об этом вряд ли кто-то узнает. Потерялись и потерялись, не искать же их в горах да болотах, верно?
   Тут я прислушалась и окликнула:
   -Джино, долго ты будешь возиться? Мне сжечь твою вольную?!
   -Все готово, госпожа! - просунулся он в дверь и тут же отпрянул, увидев обнаженного по пояс, грязного донельзя Торваля, с которым мы мирно попивали вино и вели светсткую беседу. По-моему, напугало мальчишку не столько это, столько то, что кандалы валялись посреди комнаты, а Торваль вертел в пальцах свой кинжал -- я вернула ему оружие. - И... извольте...
   -Поди сюда, - поманила я его. - Держи. Слуга из тебя отвратительный, так что займись ремеслом каким-нибудь, что ли? Башмаки тачай или корзины плети, только не лезь в услужение, не все такие добрые, как я!
   -А... а что это, госпожа? - спросил Джино, рассматривая пергамент.
   -Твоя вольная, дурень, - вздохнула я. - Ты что, еще и неграмотный?
   -Вывески разбираю маленько, - вздохнул он, - а так вот, закорючками, не понимаю.
   Торваль криво усмехнулся, а я покачала головой.
   -Ладно, - сказала я ему, - поди с этим в городскую управу, покажи -- пускай запишут тебя свободным. Если что -- ссылайся на меня, я покамест здесь. Да не тяни, скоро я уеду... Давай, чтобы живой ногой сгонял туда-обратно! Вернешься -- получишь вот это... - Я подкинула на ладони кошелек. - На обзаведение.
   -Госпожа... - Джино чуть не выронил вольную. - Ох...
   -Такому деньги давать -- пустая трата, потеряет или отнимут, - негромко сказал Торваль. - Хорошо, если не зарежут.
   -Так я спрячу! - обиделся тот, даже не думая, кому возражает. - Оставлю только на еду маленько, а прочее -- закопаю в разных местах! А потом к рыбакам пойду, я всегда хотел рыбаком стать... Может, возьмут помощником, а потом я лодку куплю, вроде как заработал... А?
   -Иди уже, - усмехнулась я, и Джино след простыл.
   -А ты бываешь доброй, Поднебесная, - заметил Торваль.
   -Очень редко, - заверила я. - И, поверь, если бы этот мальчишка прислуживал тебе, ты бы вышвырнул его за дверь в первый же день... Иди, отмывайся! Надеюсь, справишься без прислуги?
   -Неужто нет, - усмехнулся он. - Только покажи, куда идти.
   -Вон в ту дверь, - указала я. - Потом возвращайся сюда, поговорим о нашем плане...
   *
   Наш план удался блестяще. Выследить караван с воздуха мне ничего не стоило, равно как и налететь на него в сумерках: стражники и прислуга оцепенели от ужаса, стоило мне разок дохнуть огнем поверх голов. Они бросились было наутек, побросав вьючных мулов с повозками и невольников, но далеко не ушли: расковать альев было для меня делом нескольких минут, а в темном лесу даже вооруженному человеку не тягаться с безоружным альем. Они прекрасно понимали, что оставлять живых свидетелей нельзя, и еще несколько минут то с одной, то с другой стороны из темноты раздавались слабые вскрики и неприятные звуки. Затем альи - грязные, голодные, невероятно злые -- стянулись к костру, который я развела в качестве ориентира. Всего их оказалось около трех десятков -- видимо, не только у одноглазого торговца имелось, что предложить!
   В предводители Торваль не совался: среди бывших невольников оказался офицер (если я верно уяснила, кто он таков - у альев воинские звания никак не соотносятся с человеческими), он-то и принял на себя командование. И правильно: Торваль был охотником-одиночкой, хорошим лазутчиком, как он сказал, но командовать отрядом ему не доводилось.
   Одно хорошо: моё вмешательство альев совершенно не удивило, такой уж это народ. Что случилось хорошо -- то и к лучшему, а неудавшееся следует исправить, примерно такова их философия в моем понимании, хотя, конечно, на самом деле все куда сложнее...
   -Я могу провести вас через город, - сказала я, закончив с их ранами. К счастью, ничего серьезного там не было: порезы, ушибы, стертая кандалами кожа, пара вывихов... Дорогой товар старались не калечить. - Замаскируетесь, уведете любой корабль... Я подниму хороший ветер, и к утру вы будете уже далеко.
   -Для начала неплохо бы ограбить пару оружейных лавок и запастись продовольствием, - ответил Торваль, - ну и корабль нужно присмотреть такой, чтобы мы смогли управиться на нем таким малым числом. Опытных мореходов из нас едва ли пятеро, остальные сгодятся только канаты тянуть...
   -Да, оружие нам пригодится, - кивнул Зеннеан, еще один моряк. - И хорошо бы подыскать военную шхуну с какой-никакой пушчонкой... На рыболовецком баркасе мы далеко не уйдем.
   -Тогда нам лучше пойти вдоль побережья на север, - подумав, сказал Торваль. - Там есть перевалочный порт, а в нем частенько причаливают небольшие быстроходные суда, те, что везут особо ценные грузы и дипломатическую почту. Они и вооружены неплохо... Такой кораблик подойдет, как полагаешь?
   -Думаю, да, - ответил тот. - Нас не так много, разместимся как-нибудь. Главное, вода, а что до провизии -- обойдемся.
   -Эту заберем, - откликнулся еще кто-то из тех, кто потрошил повозки. Верно, пленных в пути нужно было чем-то кормить, как и мулов, так что поклажи хватало. - Сухари да солонина, но сойдут за неимением лучшего!
   -Тогда навьючивайте мулов да двинемся на север, - решил командир. - До их столицы отсюда дней шесть пути, если не больше, так что сразу не хватятся... Ну а мы всяко побыстрее ходим!
   -Не теряйте времени, - кивнул Торваль, - а я подзадержусь. Нагоню вас попозже...
   -Неужто не нагонишь, - усмехнулась я, понимая, что у него на уме. - Идите живее!
   Повозки скатили в овраг и замаскировали ветками и лапником. Мулов повели в поводу -- верхом по этим чащобам не очень-то проедешь.
   -А мы с тобой, стало быть, за оружием? - спросила я, когда хвост последнего вьючного животного скрылся в зарослях.
   -Я думаю, тебе не составит труда вскрыть оружейную так, чтобы никто не заметил? - серьезно спросил Торваль.
   -Конечно, нет, - ответила я. - Могу прихватить даже пару пушечек с боеприпасами, лишними не будут, как полагаешь?
   -Это было бы прекрасно, Поднебесная, - улыбнулся он -- только зубы сверкнули в лунном свете. - Не тяжело ли тебе будет нести такую ношу?
   -Я бы всех вас смогла унести, будь я немного подлиннее, - не осталась я в долгу, - а так кому-то пришлось бы хвататься за хвост! Довольно болтовни, забирайся да полетели... Но только с бухты-барахты предпринимать такое ограбление нельзя.
   -К чему ты клонишь, Поднебесная? - спросил Торваль, подходя ближе.
   -Я уверена, уже все светские дамы осведомлены о том, кого купила госпожа Дарга, и изнывают от желания увидеть мое приобретение, - сказала я негромко. - Думаю, дня через три-четыре я смогу предъявить им укрощенного алья, не так ли? Этого времени нам вполне хватит, чтобы разузнать, где что хранится, ну а нагнать твоих сородичей я смогу не более чем за сутки. Ты ведь знаешь, какой скоростью я летаю!
   -Так ли это необходимо? - спросил он, недовольно хмурясь. - Ты можешь заявить, что аль тебе попался строптивый, и на дрессировку требуется много времени.
   -Это верно. - Я подошла ближе. - Но я рассчитываю на то, что дамы заинтересуются моими методами ускоренного воспитания и пожелают проверить их на практике. А раз так, есть шанс выведать, где еще продают твоих соплеменников... Столицу мы не считаем, конечно, а вот в прибрежных городках поменьше или на островах вполне мог кто-то затеряться!
   -Ради этого, так и быть, я смогу вытерпеть ошейник... или в чем здесь принято водить невольников для утех? - произнес Торваль.
   -Именно в нем, ты прав, - кивнула я, не уточняя, что обычно на рабах более ничего не было. Впрочем, я бы не рискнула предъявить алья в таком виде. Он-то, быть может, и не стал бы возражать -- они вовсе не стеснительны в человеческом понимании, - но как бы я стала отбивать его у дам без применения грубой силы? - И в набедренной повязке.
   -Мило, - согласился он, посмеиваясь. Должно быть, тоже был в курсе развлечений местной знати. - Может быть, еще и сплясать заставишь?
   -А ты умеешь?
   -В одиночку -- разве что танец с кинжалом, - ответил Торваль, - но, видишь ли, это сродни обряду, после свершения которого я буду вынужден кого-нибудь зарезать.
   -Какое варварство! - посетовала я. - Что ж, придется обойтись без танцев.
   -А еще мы однолюбы, - заметил он.
   -Хорошо, я скажу, что намерена приучить тебя к одной хозяйке, а потому другим не стоит притрагиваться к тебе без моего позволения, - согласилась я и, преобразившись, расправила крылья. - Забирайся! Нужно вернуться до рассвета...
   *
   Сказать, что мое приглашение произвело фурор -- значит ничего не сказать. На "вечерние беседы" (пожалуй, на Земле это можно было бы назвать разудалым девичником, на который приглашают стриптизера) собралось чуть ли не все дамское общество: я всех порадовала приглашениями. Разумеется, с особой охотой его приняли небогатые дамы -- если нет возможности купить живую игрушку себе, так хоть посмотреть издали на чужую! Это напомнило мне детство: тогда девчонки, у которых были фирменные "барби" не давали другим поиграть с ними, разве что посмотреть из своих рук. Ну а уж если позволяли подержать немного, то это было сродни королевской награде! Какое счастье, что я в те годы бредила животными и автомобилями, а кукол не воспринимала как игрушки! Что ж, зато теперь я поняла, что должны были чувствовать обладательницы дорогих игрушек: все эти завистливые взгляды, тихие вздохи, шепотки о том, как же некоторым везет, и были бы деньги, имярек прикупила бы еще и не такую красоту! Правда, такие дамы сразу оговаривались, что купить -- одно дело, а вот приручить...
   Я потомила их достаточно (и вина было подано много), и только потом велела Джино привести Торваля. (Да, этот малолетний нахал вернулся из управы сияющим от счастья, но заявил, что, пока я не уеду, поживет тут в услужении -- сходу ведь хорошего места не найти, а мне он готов служить хоть за еду и крышу над головой. Учитывая то, что лопал Джино так, что взрослому молотобойцу впору, сделка выходила сомнительной, но не выгонять же мальчишку на улицу? Тем более, подыскивать нового слугу всего лишь на пару дней не имело смысла.)
   Сделав отступление, должна сказать, что, по большому счету, назвать альев красивыми очень сложно. Они похожи на людей, это верно, но есть в чертах их лиц нечто такое... то ли некая диспропорция, непривычная человеческому глазу, то ли что-то иное -- сложно описать, но один и тот же аль может показаться и прекраснейшей мраморной статуей, и дикой тварью из дикого леса, и еще неизвестно, что окажется истиной.
   Появление Торваля вызвало дружный вздох восхищения. Подумав, я решила оставить ему одежду -- так он выглядел куда интереснее. Кожаная безрукавка позволяла рассмотреть торс и руки, покрытые загадочными татуировками, короткие штаны облегали длинные ноги, и этого было более чем достаточно. Аль не мог похвастаться бугристыми мускулами - у многих любимцев дам именно такие, тщательно пестуемые и проработанные бицепсы и трицепсы, я уж молчу о "кубиках" на прессе (а уж если все это богатство еще и умащено драгоценными маслами, мне на ум почему-то приходит курица-гриль, а вовсе не эротические фантазии). Торваль рядом с такими экземплярами выглядел бы как рабочая охотничья собака рядом с раскормленным диванным бульдогом: поджарый, жилистый, с экономными, но не резкими, плавными движениями... Про лица я уже говорила -- кому-то альи кажутся привлекательными, кому-то нет, но уж уродливыми их никто не назовет. Непривычными -- это да... И я молчу уж о редкостной красоты глазах Торваля!
   Длинные, ниже плеч волосы (тут таких не носят) аль обычно заплетал так, что и не разберешь, стрижен он или нет: и то, в лесу такая грива только помешает. Теперь отмытая пепельно-русая шевелюра, схваченная на лбу тесьмой, видна была во всей красе.
   Одним словом, я вполне понимала госпожу Амиль, уставившуюся на алья во все глаза, и госпожу Лаин, выронившую веер, тоже. Должно быть, губернаторская дочка сожалела о том, что загубила такое же чудо, а новое купить негде и не на что.
   -Вот это да... - первой подала голос губернаторша и отпила вина, видимо, чтобы смочить пересохшее горло. - Редкостный экземпляр!
   -Если бы не рекомендация... - тут я учтиво кивнула госпоже Лаин, - вряд ли мне удалось бы совершить такую выгодную сделку.
   -И, главное, вовремя, - сказала она и жестом обозначила, что я мало ее отблагодарила. Я улыбнулась в ответ, мол, за этим дело не станет. - Я слыхала, всех, кого не смогли продать, уже отправили в столицу.
   -Да, караван ушел несколько дней назад, - подтвердила еще одна дама.
   -Надо же, какая незадача, - огорчилась я. - А я-то хотела пополнить коллекцию, раз уж волею случая оказалась в ваших краях... Ну что ж, придется довольствоваться единственным перлом! Поди-ка ближе, - поманила я Торваля, и он послушно приблизился. - Ну что ты стоишь? Чему я учила тебя?..
   Под рукой у меня лежал стек, и дамы то и дело взглядывали на него, явно полагая, что этот предмет использовался для воспитания строптивца. Ну а безрукавка нужна для того, чтобы прикрыть исхлестанную спину... Наивные!
   Торваль молча опустился на колени у моих ног, когда я похлопала его этим стеком по плечу. Декоративные цепочки на запястьях и тоненький ошейник не смогли бы его удержать, если что, но создавали необходимый антураж. Ноздри алья раздувались, и дамы наверняка решили, что он вне себя от унижения и сдерживаемой ярости, но мне прекрасно видно было, что Торваль веселится от души.
   -Просто чудеса, - проговорила госпожа Лаин, закусив губу, когда я запустила пальцы в густые волосы алья, вынуждая его запрокинуть голову. - Как вам это удалось? Они ведь на редкость строптивы!
   -У меня есть свои маленькие секреты, - улыбнулась я в ответ. - И нет, это не приворотные зелья, если вы подумали о них, милые дамы, и не побои -- это так банально! Главное -- найти подход, и тогда вы сможете вить веревки даже из самого свирепого зверя...
   -Поразительно... - зашептались они, - невероятно!
   -А отчего ваш слуга молчит? - спросила вдруг губернаторша. - Уж не приказали ли вы лишить его языка за дерзкие речи?
   -Как можно, - уловила я намек, - испортить такое совершенство! Я бы себе такого не простила...
   "Я бы тебе тоже не простил", - легко читалось по глазам Торваля.
   -Отчего же он молчит? - спросила госпожа Тейме, супруга интенданта.
   -Я не позволяла ему разговаривать, - улыбнулась я в ответ. - Вдобавок он плохо знает наш язык.
   -О, но как же вы тогда добились такого послушания?
   -Языком жестов и тела, - ответила я фразой из какого-то дамского романа, который кто-то забыл в поликлинике, и который я читала от скуки, сидя в очереди. - Это не так уж сложно. Ну, скажи что-нибудь!
   С этими словами я легонько потянула за цепочку, прикрепленную к ошейнику. Торваль едва заметно развел руками и гадко улыбнулся.
   -Кажется, у него пересохло в горле, - сказала госпожа Лаин, нервно облизнувшись. - Быть может, вы угостите его вином, госпожа Дарга?
   -Отчего бы и нет, - пожала я плечами и взяла свой бокал. - Ну, ближе, ближе... еще ближе, вот так!
   Губернаторша ахнула и выронила веер, когда я прижалась губами к губам Торваля, стараясь, чтобы алая струйка вина поползла по его светлой коже -- вниз из угла рта, по шее, ниже, ниже...
   -Вот так, - сказала я, утерев губы. Торваль утираться не стал, и вид при этом имел самы что ни на есть развратный.
   Он что-то произнес на своем певучем наречии и склонил голову, прижав ладони к сердцу. Правда, потом поднял голову и облизнулся, и на сей раз госпожа Лаин опрокинула бокал себе на платье.
   -Поди прочь, - велела я, и Торваль плавным движением поднялся на ноги. - Иди, и не вздумай заснуть, пока я не приду!
   Он вышел, дамы же хранили молчание еще несколько минут.
   -Вы воистину кудесница, госпожа Дарга... - выдохнула наконец госпожа Тейме. - Быть может, поделитесь секретами?
   -Не откажусь, - улыбнулась я в ответ, - да только где же взять столько подопытных? Как жаль, что караван уже ушел! Придется поспешить в столицу, вдруг успею добраться туда прежде, чем распродадут всех альев?
   -С вашими возможностями... - тяжело вздохнула госпожа Лаин, и разговор пошел по накатанной.
   Увы, мне удалось выяснить лишь одно: если где-то и оставались пленные альи, всех свезли в этот порт для отправки в столицу, кроме, разве что, самых непокорных -- этих вывели в расход.
   "Пустая трата времени", - сердито подумала я, прощаясь с гостьями. Хорошо, удалось убедить их в том, что аль выдрессирован еще не до конца, а потому признает только одну хозяйку. Процесс воспитания только начат, добавила и пригласила их в гости через месяцок-другой, чтобы они смогли сполна оценить мое искусство и способности этого дикаря...
   Дамы с восторгом согласились, а я велела Джино запереть двери, выдохнула с облегчением и поднялась к себе.
   -Пустая трата времени? - повторил вслух мою мысль Торваль, успевший переодеться.
   -К сожалению, - кивнула я. - Ну что ж, зато на разграбление складов у нас осталось больше времени. А то оказалось бы, что нужно лететь куда-нибудь на острова...
   -Это верно, - согласился он. - Посмотри, я тут с помощью твоего пронырливого Джино набросал план города. Оружейные склады вот здесь. Продуктовые -- здесь. Какие лучше брать первыми?
   -Без разницы, - ответила я. - Стражу я усыплю и там, и там. Навьючить на меня поклажу -- твое дело, ну а потом можно сразу отправляться в путь.
   -Значит, следующей ночью, - кивнул Торваль и потянулся. - Раз так, нужно выспаться хорошенько!
   -Это верно, - я встала. - Кто знает, когда еще удастся отдохнуть... Иди к себе. Я от этих разговоров устаю больше, чем от перелета за половину материка...
   -Но они тебе исключительно удаются, - польстил он мне и уже с порога, обернувшись, добавил: - Вино пришлось мне по вкусу, Поднебесная.
   -Мне тоже, - сказала я ему в спину, усмехнулась и отправилась в спальню. Завтра нам предстояла масса дел!
   *
   Не стану описывать ограбление складов -- это было настолько же просто, насколько скучно. Чуть развеселило меня только участие Джино в этой авантюре: ни я, ни аль с его хваленым чутьем и слухом не заметили, как мальчишка увязался за нами! И что было с ним делать? Убить -- жаль, отпустить -- никак не возможно...
   После короткого допроса выяснилось, что Джино счел меня пиратской королевой, которая выручила из плена верного помощника, а нынче ночью нас должен подобрать корабль, который тут же растворится во мраке ночном. Интересно, где он набрался такой чуши? Читать не умеет, да и нет еще в этих краях душещипательных романов! Разве что у знатных дам, в списках... Наслушался сказок от стариков, решила я и со вздохом позволила Джино остаться: он просился юнгой на корабль.
   -Будет тебе корабль, - заверила я, глядя, как мальчишка помогает Торвалю таскать припасы и снаряжение.
   Хорошо, мы озаботились тем, чтобы прихватить побольше веревок и пару рыбацких сетей: на спину все это мне не навьючишь, взлетать будет сложно, а в лапах те же пушки зажимать - неудобно. Придется лететь, как старушка с авоськой...
   -И как же мы все это потащим? - воодушевленно спросил Джино, затянув последний узел.
   -Да очень просто, - усмехнулась я. - Посторонитесь-ка...
   Должно быть, мальчишка сбежал бы, не поймай его Торваль за шкирку... А может, и нет, очень уж глазенки разгорелись. Ну, Поднебесная -- это не какая-то там пиратская королева!
   -Что встали, грузите! - велела я еле слышно, чтобы не перебудить весь город.
   Еще немного возни -- и я поднялась над крышами (кое-где с них сдуло черепицу и дранку, молчу уж о соломе, но, надеюсь, это спишут на сильный ветер). Нести поклажу было вовсе не тяжело, и уж тем более не ощущались всадники у меня на спине... Да-да, я не оговорилась, именно всадники -- Джино наотрез отказался оставаться в порту!
   -Все знают, что я был ваш слуга! - сказал он, шмыгая носом. - Меня первого и допросят. А я сразу расскажу, что видел, потому что каленого железа дюже боюсь! Уж возьмите меня с собой, к рыбакам я на любом берегу пристать сумею, добраться бы только туда...
   -Неужто не боишься? - весело спросил Торваль, в очередной раз проверив груз.
   -Да с вами забоишься, пожалуй, - пробурчал Джино и подтянул штаны. - То работорговцы, то альи, теперь вот Поднебесная... простите, госпожа!
   Я только ухмыльнулась и подставила лапу. Торваль привычно уже забрался мне на спину и затащил Джино.
   -Держись крепче, - велел он, - свалишься -- возвращаться за тобой не станем!
   -А за чем там возвращаться-то будет? - резонно спросил тот. - Лепешка получится, если сорвусь! Так что, господин, уж позвольте, я привяжусь как следует...
   Я только фыркнула, чуть не подпалив следы, дождалась, пока утихнет возня на спине, а Торваль похлопает (погладит, так будет вернее) меня по шее, присела на напружиненных задних лапах, оттолкнулась -- и взмыла в небо.
   *
   До ближнего северного порта мы добрались назавтра после заката: днем я предпочла приземлиться и передохнуть. Ну а вскоре, сделав круг над лесом, я заметила три небольших костра -- Торваль условился с товарищами, чтобы они зажигали их именно так, давая мне возможность заметить их с воздуха.
   -Благодарю, Поднебесная, - поклонился мне командир, рослый аль с обветренным лицом и усталыми темными глазами. - Не слишком ли мы задержим тебя, если попросим переправить груз на корабль? Мы присмотрели себе славный парусник: как раз сегодня утром он привез в порт почту, а в ночь снова уйдет в океан...
   -Там вы его и возьмете? - спросила я, обгладывая жареные ребрышки: кажется, альям наскучила солонина, и какая-то бедная овечка (а может, и не одна) отбилась от стада.
   -Конечно, если ты поможешь нам высадиться на корабль с воздуха, - кивнул он. - Лучше захватывать его подальше от берега, вне пределов прямой видимости.
   -Значит, я высажу вас, а потом вернусь за грузом и остальными?
   -Мне потребуются всего пятеро, - негромко произнес он, - команда на корабле невелика. Остальные пройдут берегом и подождут меня на мысе.
   -Я могу взять и десятерых, - пожала я плечами, - просто уточняла план. Когда вылетаем?
   Он взглянул на звезды.
   -Как только Охотник поднимет лук, а его стрела укажет цель.
   Я мысленно перевела его слова: оставалось подождать где-то около получаса, пока яркая звезда -- Наконечник Стрелы по-алийски -- не окажется рядом с луной. Забавно, все созвездие у них именуется Охотником, но отдельно от Охотника можно рассматривать и Лук, и Стрелу, и ее Наконечник...
   -Тогда прикажи своим выдвигаться к мысу, - сказала я, - я быстро летаю.
   -Конечно, Поднебесная, - кивнул он. - Торваль... поведешь отряд, ты лучше знаешь эти места.
   -Как скажешь, - отозвался тот.
   -А куда девать этого... - командир кивнул на Джино, который то ли с перепугу, то ли от восторга вцепился в пушку, да так и сидел подле нее, разглядывая рослых альев. - Заберешь его с собой, Поднебесная?
   -На кой он мне сдался? - удивилась я. - Я дала ему вольную, пусть идет, куда глаза глядят. А расскажет обо мне, так дурачком ославят...
   -А я не такой уж плохой слуга! - с обидой сказал Джино и вытер нос рукавом. - И никому я ничего не скажу... Вот разве что каленого железа шибко боюсь, ну так я говорил же...
   Аль ничего не сказал, только вздохнул и сделал знак своим бойцам, мол, пора!
   Нагнать небольшую шхуну и зависнуть над нею, дожидаясь, пока альи один за другим десантируются на палубу, было несложно. Я подождала еще, поглядывая, не нужна ли помощь, но тут на корме несколько раз мигнул фонарь, дав мне понять, что все в порядке, и я вернулась к берегу, чтобы взять груз и перехватить шхуну у мыса.
   Джино с незнакомым альем споро навьючили на меня то, чего не смог унести отряд, я подхватила свою "авоську" и мы снова отправились в путь -- лёту тут было всего ничего.
   Прибыла я как раз вовремя: шхуна уже встала на якорь недалеко от берега, спустила шлюпки, и альи перебирались на борт. Мне проще было опустить свой груз прямо на палубу, что я и сделала, после чего вернулась на берег и вновь стала человеком.
   -Поднебесная, - Торваль неслышно подошел со спины. - Как отблагодарить тебя за то, что ты сделала для нас?
   -Не говори глупостей, аль, - ответила я, протянула руку и убрала с его лица выбившуюся прядь волос. - Я преотменно развлеклась, это во-первых, а во-вторых, тебе все равно нечем расплатиться. Жизнью, разве что, но на кой она мне сдалась, подумай сам?
   -И вправду, зачем тебе моя жизнь? - усмехнулся он. - Так или иначе, мы все в долгу перед тобой. Особенно я. Ты уже не первый раз спасаешь меня.
   -Будем считаться? - хмыкнула я и взглянула на шхуну. Последний корабль к далекому берегу.
   Больше я не увижу альев, потому что попасть на их прародину я могу только на борту корабля -- крылья не перенесут меня через океан, - но ни один человеческий корабль не подойдет к их берегам. Как жаль...
   Альи поднимали якоря. Мне осталось только поднять сильный попутный ветер, что я и сделала, - к рассвету они будут уже так далеко, что с берега их не смогут разглядеть. Я еще прослежу за тем, чтобы шхуна не оказалась в пределах видимости других кораблей...
   -Иди, - подтолкнула я Торваля. Мы с ним стояли бок о бок и смотрели, как сталкивают на воду шлюпку. - Иди же! Не видишь, тебя зовут!
   Торваль посмотрел на корабль, на своих сородичей, подбежал к шлюпке и помог вытолкнуть ее с отмели на глубину. А сам остался стоять чуть не по пояс в воде, подняв руку в знак прощания...
   -Ты что, рехнулся?! - воскликнула я. - Скорее, ты еще успеешь даже вплавь, а нет, так я донесу тебя!
   -Нет, Поднебесная. - Торваль повернулся ко мне и улыбнулся. - Я просто решил остаться.
   -Точно, рехнулся, - констатировала я. - Почему?!
   Он посмотрел на шхуну.
   -Говорят, там, за морем, на нашей родине, прекрасные белые города утопают в зелени парков, - сказал он. - Там нет опасных хищников... вроде тебя... Там журчат прозрачные ручьи и величаво текут спокойные реки. Благоухают цветы, которым нет равных в мире, поют птицы... Я не помню ничего этого, Поднебесная. Я родился здесь. Я знаю только непроходимые мрачные дебри, дикие скалы и бешеные горные реки. Там, за морем, я буду чужим.
   -А тут ты будешь один, - огрызнулась я.
   -Я всегда могу навестить тебя, - пожал он плечами. - Ты ведь не откажешь мне в беседе?
   -Нет, конечно, - усмехнулась я, легонько толкнув его лапой. - Но всё-таки ты ненормальный...
   -Погодите, меня возьмите! - услышали мы вдруг отчаянный крик.
   Джино, разбежавшись, плюхнулся в набежавшую волну и по-собачьи поплыл вслед за шлюпкой.
   -Возьмите меня! - выкрикнул он, чуть не захлебнувшись. - Я все умею! Или научусь! Возьмите!..
   Шлюпка развернулась, Джино протянули весло, а через минуту он уже стоял на кормовой банке и махал нам с Торвалем. С него лило ручьем, но на лице сияла улыбка.
   -Мы никому не отказываем в помощи и убежище, - сказал аль негромко.
   -Это вас и губит, - в тон ему ответила я. - Интересно, что это нашло на Джино? Он же мечтал стать рыбаком!
   -Возможно, он услышал мои слова и сам захотел увидеть все эти чудеса? - предположил Торваль. - Ну а рыбаком можно стать на любом берегу, была бы рыба в море!
   -Как-то он будет там... - вздохнула я. - Человек среди альев... Чудеса чудесами, но он ведь умрет раньше, чем состарится любой из тех, кто уходит сейчас на этой шхуне. А обратно ему дороги нет...
   -Он так решил, Поднебесная, - серьезно сказал аль. - Его выбор -- его судьба, какой бы она ни оказалась.
   -А твой выбор -- твоя судьба?
   -Именно так, - улыбнулся он и добавил: - Летим домой, Поднебесная?
   -Летим, - согласилась я и через пару минут, описав широкий круг над уходящей в открытый океан яхтой, я устремилась к своим горам.
   *
   Утро выдалось холодным и туманным -- близилась осень, а с нею шли дожди и туманы. Я люблю такую погоду, люблю парить в небесах под мелким дождем так же, как ловить по весне молнии крыльями. Остальным же в эту пору в горах несладко, может, именно поэтому Торваль не торопился покинуть мою сухую и теплю пещеру?
   Впрочем, еще не ударили первые холода, а он все-таки собрался в путь.
   -Куда ты теперь? - спросила я, выйдя проводить.
   Пепельно-русые волосы Торваля будто покрылись инеем и казались серебристыми, а синие глаза смотрели серьезно и немного грустно.
   -Не знаю, - ответил он, помолчав, и поудобнее пристроил заплечный мешок. - Наверно, поищу того единорога. Может, удастся его приручить, не то ведь сгинет один зимой, бедолага...
   -Думаешь, он еще жив? А что, если... - начала было я, но тут за моей спиной гулко захлопали крылья.
   Я резко развернулась, на всякий случай сменив обличье - никогда не знаешь, чего ожидать от сородичей!
   -Здравствуй, Дарга, - пророкотал мой буро-коричневый гость, складывая крылья и поудобнее умащиваясь на узком скальном карнизе -- он в самый раз для меня, но для таких, как он, маловат.
   -Здравствуй, Агорр, - не слишком дружелюбно отозвалась я. Терпеть его не могу! - Что привело тебя ко мне?
   -Не стану ходить вокруг да около... - негромко произнес он. - Скажу лишь, что не люблю таких, как ты, молодых да ранних. Не следовало тебе вмешиваться в мои планы, Дарга...
   -Не понимаю, о чем это ты, Агорр? - прищурилась я и на всякий случай выставила локоть, загораживая Торваля. Пусть альи и быстры, но так все же надежнее.
   -Ты все понимаешь, девочка, - снисходительно ответил Агорр и совершенно безбоязненно принял облик человека - очень знакомого человека. Я и предположить не могла, что он тоже оборотень! - Теперь тебе ясно?
   -Ах вот оно что... - протянула я. Агорр тем временем вернулся к истинному обличью. - Значит, главой всего вашего предприятия был вовсе не тот маг, - произнесла. - Это был ты, Агорр. Честный предприниматель, так? Но зачем тебе понадобился этот мир?
   -Не догадываешься? - Агорр оскалился. - Здесь я могуществен и полон сил, а там - весьма далек от совершенства. Здесь я всевластен. Там меня могут пристрелить из-за угла. Я хочу быть хозяином этого мира, а не той помойки, где всё давно переделено...
   -Я могла бы и не спрашивать, - пробормотала я. - Вот что бывает, когда сила достается идиоту!
   -Я получу этот мир, - негромко произнес он, не слушая меня. - И ты мне не помешаешь, девочка...
   Его огненное дыхание оплавило скалу, но я успела отшвырнуть Торваля за надежный каменный уступ и взмыла в воздух: на площадке перед пещерой не развернешься, а в воздухе у меня есть преимущество -- я быстрее и маневреннее!
   Я не стала тратить попусту время и силы, стрелой взмыла вверх и, перевернувшись, обрушилась на врага. Я успела здорово обжечь ему шею и, кажется, порвала перепонку на крыле, прежде чем он сумел сбросить меня со спины. Должно быть, не я одна смотрела старые фильмы о военных летчиках... Другое дело, что Агорру были доступны не все фигуры высшего пилотажа -- слишком он был массивен, в воздухе я намного опережала его.
   Однако Агорр был значительно сильнее и опытнее меня и, понимая, что я постараюсь вымотать его и атаковать, старался подпускать меня близко и не давал вовлечь себя в опасные маневры. Ждал, должно быть, пока я не выдохнусь, чтобы размазать меня по скалам...
   Бросок - мы снова сшиблись! Я располосовала ему морду -- успела достать когтями, но от мощного удара хвостом едва не рухнула на скалы, чудом вывернулась, набрала высоту и, глянув на землю, заметила Торваля. С высоты он казался крохотной точкой. Почему он не скроется, ненормальный!
   А, не до него!
   Я снова ринулась на Агорра, и на этот раз так неудачно, что он едва не вышиб мне глаз и уже протянул вторую лапу - вцепиться мне в загривок. Тут бы мне и конец пришел, но в воздухе вдруг что-то коротко свистнуло... Хорошо знакомая мне стрела воткнулась между когтистых пальцев Агорра - в одно из немногих уязвимых мест на его теле. Он даже не обратил на помеху внимания, как воин в бою не замечает занозы, и атаковал меня с новой силой, я едва успела вывернуться...
   На что же рассчитывал Торваль?
   Агорр применил какой-то хитрый маневр. Я снова уклонилась - для этого мне пришлось спикировать вниз, а это всегда проигрышная позиция для отступающего, - и он дохнул на меня огнем. Увернуться бы я не успела; вряд ли бы ожоги оказались смертельными, но я по опыту знаю -- это очень больно, а залечивать такие раны приходится долго...
   Я уже видела, как разгорается пламя в его глотке, извернулась, чтобы подставить спинной хребет -- там броня прочнее всего, но... Агорр промахнулся. Более того, увидела я, развернувшись в полете, он как-то неуверенно держался в воздухе, неуклюже хлопая крыльями.
   Я поймала восходящий воздушный поток и снова оказалась выше противника. Мне некогда было раздумывать о странностях его поведения. Мои когти впились в его шею, раздирая броню, ломая шею... Агорр коротко взревел раз, другой... и начал падать -- я едва успела разжать когти. Его крылья безвольно трепыхались в воздухе, как паруса корабля, несущегося по воле ветра и волн и не слушающегся руля. Он падал всё быстрее и быстрее, пока не ударился о скалы и бесформенным комком не свалился в пропасть...
   Я спикировала вниз, на площадку перед пещерой.
   -С победой, Поднебесная, - серьезно сказал Торваль.
   -Опять твои штучки? - недовольно спросила я, утирая пот со лба. - Чем ты отравил стрелу?
   -Да так... - Аль коротко улыбнулся. - У меня есть кое-что в запасе. Я только не знал, насколько быстро этот яд подействует на Поднебесного.
   Я подошла к обрыву и заглянула в пропасть. Там, глубоко внизу, лежало то, что осталось от оборотня Агорра - его некрасивая человеческая оболочка...
   -Мне повезло, - сказала я. - Он был намного сильнее и вряд ли бы я сумела справиться с ним в одиночку. Спасибо, Торваль.
   -Не за что, Поднебесная, - ответил он и протянул руку. - Ну, теперь уж мне точно пора...
   -До встречи, - сказала я, на мгновение задержав его пальцы в своих ладонях. - Ты знаешь, где меня найти.
   -Конечно, - ответил он и добавил негромко, придвинувшись совсем близко, так, что я чувствовала его запах, холодный и терпкий, - и не забывай, Поднебесная, вино пришлось мне по вкусу...
   И прежде, чем я успела придумать достойный ответ, Торваль исчез за гребнем скалы. Уже оттуда он прокричал, наверняка зная, что я услышу:
   -Поднебесная! Три -- три!..
   Я только улыбнулась и посмотрела в хмурое небо. Интересно, как там Джино? Что его ждет на чужом берегу? Не пожалел ли он уже о том, что отправился в дальний путь? Впрочем, что гадать! Быть может, он доберется до алийского берега и проживет остаток жизни -- ничтожный в сравнении со сроком жизни альев, а может, вовсе не пенесет тяжелого морского перехода, и его похоронят в море... Так или иначе, это был его выбор, ему и нести ответ!
   Я снова взглянула в пропасть, на останки Агорра. Что ж, одним Поднебесным стало меньше. Скверно, нас и так осталось немного, а Агорр был очень силен...
   Но об этом можно было подумать и попозже, а пока -- пока следовало вернуться на Землю. Я и так отлучилась слишком уж надолго...
Оценка: 7.23*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"