Израилевич Лев Самуилович: другие произведения.

Спортивная юность моя

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спортивная юность борца классического стиля

  Заниматься спортом, а точнее физкультурой, я начал практически с раннего детства. Часами гонял в футбол. В нашем сухопутном городе очень рано научился плавать. Зимой всё свободное время проводил на коньках и лыжах.
  
   Однако к организованному спорту стал приобщаться довольно поздно. Кажется, только в пятом классе поступил в школьную гимнастическую секцию. Тернером был наш учитель физкультуры - Борис Соломонович Хайкин. Его имя почему-то сохранилось в памяти среди немногих запомнившихся имён моих школьных учителей.
  
  Это был далеко немолодой человек. Совсем непохожий на спортсмена. Даже бывшего. Лично продемонстрировать упражнение на снаряде он уже давно не мог. Стоя на полу, делал это тоже не очень убедительно. Месяца два я не совсем регулярно посещал занятия.
  
  На одном из них, выполняя стойку на кистях, загремел с брусьев. Правда, шмякнулся довольно удачно. Получил лишь плёвые царапины. Тем не менее желание стать гимнастом поутихло.А вскоре и вовсе сошло на нет.Короче, из гимнастического зала сбежал.
  
  Стояла снежная зима, и я подался в лыжную секцию. Честно признаться не за ради спорта, а исключительно наживы для. Там выдавали лыжи с ботинками, которые при желании можно было брать домой. Своих лыж у меня ещё не было. Ну, а кататься с горок очень хотелось.
  
  Какое-то время честно и регулярно посещал клуб железнодорожников, где учили лыжному искусству. Понравилось. Даже поучаствовал в нескольких соревнованиях. На одном из них мне вручили красивый значок с фигуркой лыжника внутри и надписью "Третий спортивный разряд".
  
  Разумеется, книжечку, удостоверявшую что с того дня я принят в многомиллионный коллектив советских спортсменов мне тоже выдали. Правда, никакого интереса у моих приятелей она не вызвала. А вот на значок какое-то время внимание обращали. Особенно знакомые девчонки.
  
  К сожалению, я недолго упивался спортивной славою. Её похитил у меня паренёк из соседнего класса. Ему удалось добыть на соревнованиях, медальку не помню уж какого достоинства. С окончанием зимы завершились и мои достижения в лыжном спорте. Одновременно испарилось и желание в нём участвовать.
  
  Летом нужно было заниматься лёгкой атлетикой. Стадион находился довольно далеко от дома. После изнурительных тренировок приходилось ещё долго пешком тащиться домой. Мне такой спорт надоел быстро. И я разом покончил и с легкой атлетикой, и с лыжами.
  
  И вот только, когда старший брат привёл меня в секцию классической борьбы (сегодня она опять называется греко-римской, как в дореволюционном прошлом) спортивного общества "Строитель", мои занятия спортом стали регулярными и достаточно серьезными.
  
  Попал я туда, в общем-то, не совсем случайно. В техникуме в одной группе с братом учился сын главного врача городского физкультурного диспансера. Он обладал широкой информацией по части спортивных секций.
  
  Вероятно, по инициативе друга мой брат и начал заниматься борьбой. Однажды я увязался за ним на тренировку. Вот тогда-то, в 1952 году он впервые и представил меня к очень заслуженному, известному тогда на весь Союз тренеру - Михаилу Ивановичу Мирскому.
  
  Один национальный штрих. То были последние годы диктаторского правления Вождя и Учителя. Надо признать времена зловещие. По крайней мере, для евреев. Страну Советов с головой накрыла мутная волна недоброй памяти гнусного антисемитизма.
  
  И тем не менее в Белоруссии в то время спорт и, особенно борьба, были, пожалуй, одной из немногих областей общественной деятельности, где евреи не подвергались никакой дискриминации. Я бы даже сказал, что борьба в республике являлась тогда почти национальным еврейским видом спорта. Так много евреев в ней участвовало.
  
  Причём это были классные спортсмены. Чемпионы СССР Дима Коган, Фима Фишбейн, Михаил Котляр, Саша Рудницкий. Чемпиона олимпийских игр, многократного чемпиона мира, Европы и СССР Олега Караваева по иудейским канонам тоже можно было считать евреем. Его мать была еврейкой. С ним меня связывали, не скажу дружба, но очень хорошие тёплые отношения. Но об этом несколько позже.
  
  Свою спортивную карьеру я начал в густой еврейской среде. Конечно, теперь бы сказали, "подумаешь, ничего особенного", но в те годы я испытывал, как бы это точнее, необычный душевный комфорт, что ли. Наша секция, помимо тренера, на треть состояла из еврейских ребят. И даже кладбище, находившееся рядом со зданием, где размещался наш борцовский зал, тоже называлось еврейским.
  
  Вообще, с середины пятидесятых годов на протяжении нескольких десятков лет Минск, являлся, всесоюзной столицей борьбы. Без всякого сомнения, во многом благодаря Мирскому. Конечно, чемпионами были не только евреи.
  
  Кроме вышеуказанных еврейских, тогда появились звёзды мирового уровня, так сказать, спортсмены благородных национальностей. Такие как трёхкратный чемпион олимпийских игр, многократный чемпион мира и Европы Александр Медведь.
  
  Многократные чемпионы СССР: Иван Коршунов, Николай Чучалов, Виталий Житенёв, Сергей Залуцкий и многие другие не менее выдающиеся борцы, имена которых могу ещё долго перечислять.
  
  Всех их в той или иной степени можно было считать воспитанниками Михаила Ивановича. Он почти четверть века являлся бессменным главным тренером сборной команды борцов Белоруссии. Помимо того Мирский много лет возглавлял кафедру борьбы в белорусском институте физкультуры и спорта, где учились почти все чемпионы.
  
  Учились они, как правило, намного дольше, чем рядовые студенты. Иногда лет по семь-восемь. Оно и понятно. Времени на учёбу практически не было. У спортсменов такого уровня всё уходило на тренировки, соревнования и переезды.
  
  Из ВУЗа их, естественно, не отчисляли, так как это был золотой запас института в прямом и переносном смысле. В этой связи, нарушив хронологическую последовательность своего повествования, хочу рассказать занятную историю, приключившуюся с Олегом Караваевым.
  
  Как-то при одной из проверок вдруг обнаружилось, что в личном деле Олега отсутствует аттестат зрелости. К тому времени он уже учился на третьем курсе. Поначалу проверяющий решил, что документ затерялся. Но когда стал "копать глубже" у него возникло подозрение, что такого документа вообще в природе не существует. Олег подтвердил этот прискорбный факт.
  
  Проверяющий оказался очень настырным, далёким от спорта человеком, и мог создать определённые неприятности институтским чиновникам. Да и самому чемпиону. Вот Олегу и предложили попытаться наверстать упущенное, сдать экзамены на аттестат экстерном. Самостоятельно Караваев это сделать уже не мог, и обратился к нам за помощью.
  
  Мирский как-то после тренировки собрал ребят помоложе, и в соответствии с наклонностями каждого, изъявившего желание бескорыстно помочь спортивной
  звезде, распределил обязанности. Мне достался письменный экзамен по математике.
  
  Происходило это событие в 1957 году, когда я активно готовился к предстоящему поступлению в БПИ. Так что экзамен явился для меня своего рода репетицией. Прошла она вполне успешно. Так с нашей помощью аттестат Караваев добыл, а через какое-то не совсем короткое время даже окончил институт.
  
  Полагаю, нынешнее поколение молодых мало что знает об этом во истину выдающемся спортсмене. А потому вкратце расскажу о нём. Вначале небольшая биографическая справка.
  
  Олег Николаевич Караваев родился в Минске 20 мая 1936 г.. Заслуженный мастер спорта. Чемпион XVII Олимпийских Игр в Риме 1960 г. в весовой категории 57 кг. Двукратный чемпион мира - 1958 и 1961 гг. Семикратный чемпион СССР.
  
  Как принято, о покойниках говорят хорошо или - вообще ничего. Печально, но это исторический факт: Олег ушел из жизни в 42 года. Мне трудно прокомментировать этот ранний уход из жизни великого спортсмена, хотя я его и неплохо знал.
  
  А вот другой исторический факт совершенно не нуждается в моём подтверждении или особых комментариях. Олег Караваев без сомнения был и остаётся до сих пор выдающимся спортсменом. И сегодня ни у кого данный факт сомнения не вызывает.
  
  Олег Караваев - явление мирового масштаба в спортивной борьбе. Очень тепло отзывается о нем легенда советской греко-римской борьбы чемпион мира, многократный чемпион СССР, капитан сборной команды борцов СССР на XVII Олимпиаде в Риме в 1960 году Григорий Александрович Гамарник.
  
  Вот, что я вычитал в мемуарах этого великого спортсмена: "Олег Караваев, паренек с минской улицы Калиновского, был уникальным борцом. Природа наделила его феноменальным талантом.
  
  Будучи невысокого роста, по технике и физической подготовке на XVII Олимпиаде Олег явно на голову возвышался над всеми своими соперниками. Но особо - способностью к моментальному оперативному мышлению, ювелирным владением огромным арсеналом технических приемов и контрприемов, отточенных до мельчайших подробностей.
  
  На ковер Олег выходил с распростертыми объятиями, как будто собирался не бороться с соперником, а обниматься, лобызаться. Но тут же следовал молниеносный прием. И что удивительно, почти каждый раз другой, который ставил соперника в критическое положение. Судьба Олега Караваева распорядилась таким образом, что он стал первым белорусским олимпийским чемпионом по греко-римской борьбе"
  
  Мне посчастливилось познакомиться с Олегом в 1954 году, когда только начал тренироваться у Мирского. Он был на три года старше меня, но к тому времени уже носил титул чемпиона СССР. Правда, среди кадетов, т.е. юношей до 18 лет. И тем не менее вёл себя до невероятного просто. Даже с такими "салагами", как я.
  
  Несколько раз я приезжал в Минск. Меня до сих пор мучает необъяснимый феномен. Как это могло случиться, что физически абсолютно здоровый мужчина в полном расцвете, великий спортсмен, чемпион Олимпийских игр вдруг неожиданно для всех в 42 года уходит из жизни.
  
  При советской власти об этом просто умалчивали. Правда, хорошо помню. как в ближайшем окружении подшептывались: "мол,зелёный змей сгубил". В 2005 году я побывал в Минске. Встретился с немногими ныне живущими былыми коллегами по ковру. И вот что мне удалось выяснить.В принципе, история банальная.Ничего оригинального в ней не оказалось.
  
  Вот её краткая суть. Как хорошо известно, в советские времена спорт, особенно большой, был предметом пристального внимания и,я бы даже сказал, материнской заботы, самых высоких партийных и государственных органов. Нигде в мире не было такой разветвленной, четко организованной системы выращивания мировых чемпионов.
  
  Я отлично помню полуофициальную формулу тех лет: "Ты стране, страна - тебе!". Короче, большой спортсмен - часть страны. Но это был чистой воды фарисейский лозунг. Скажу крепче - настоящий обман. В Системе не было предусмотрено, чтобы спортсмены после окончания своей спортивной карьеры могли найти себя в реальной жизни.
  
  Девиз социализма гласил: от каждого по способностям, каждому по труду. Так вот власть коммунистов и большевиков выполняла только первую часть лозунга. Она до дна использовала личность, в том числе и спортсмена, исключительно в своих сугубо корыстных идеологических целях.
  
  Пока спортсмен показывал выдающиеся результаты, власть поднимала его на пьедестал, награждала, пестовала и лелеяли. В том числе и в быту. Но трагизм великого спортсмена заключается в краткости его карьеры. Очень точно спел об этом незабвенный Высоцкий:
  
   Я признаюсь вам, как на духу,
   Такова вся спортивная жизнь:
   Лишь мгновение ты наверху
   И стремительно падаешь вниз.
  
  Как только Олег ушёл с ковра, о нём моментально забыли! Чиновникам от спорта не было никакого дела до организации социальной адаптации элитных спортсменов.
  Великий спортсмен стал разменной монетой в руках правящей власти, и не более того.
  
  Я хорошо помню, как привилегии, почет и внимание сильных мира того к Олегу Караваеву очень быстро растаяли и исчезли, как прошлогодний снег. А ушёл он из большого спорта, всего ничего, в 27 лет.
  
  Да у него был дипломом о высшем спортивном образовании. Как он его добыл, я частично рассказал. Однако тренерская работа у Олега как-то не заладилась. Впрочем, не все великие спортсмены стали классными тренерами-педагогами.
  
  Караваева, конечно, так называемый простой народ, по-прежнему искренне любил и уважал. Его узнавали на улицах. Изредка писали о былых заслугах в газетах. Даже приглашали на разные там спортивные приемы. Но все чаще олимпийского чемпиона видели в компаниях сомнительных друзей.
  
  Не раз видел, как наглые прилипалы присосались к Олегу еще после будапештского триумфа, когда он в первый раз стал чемпионом мира. А уж после Рима их стало столько, что пробиться к нему я уже не мог. Они бесцеремонно останавливали своего кумира в любом месте города. Всё чаще им удавалось затащить олимпийского чемпиона в ресторан, кафе и даже банальную рюмочную.
  
  Система выбрасывала чемпиона Олимпийских игр, многократного чемпиона мира, Европы и СССР Олега Николаевича Караваева на обочину жизни. И он вольно или невольно, сломался. Вначале психологически, а вскоре и его богатырский организм не выдержал. Он умер, казалось бы, в самом рассвете человеческой жизни - в 42 года от роду.
  
  Конечно, я знавал в Минске немало великих спортсменов, которые по окончании спортивной карьеры находили в себя силы начать все с нуля. Сумели найти достойное место в жизни. Более того, нередко спортивный опыт и закалка способствовали достижению успехов в другом неспортивном виде деятельности. Но, к огромному горю, у Караваева так не случилось. Я, к сожалению, не смог побывать на его похоронах, так как в это время находился в служебной командировке.
  
  А теперь вернуться опять к своему замечательному тренеру, выдающемуся в прошлом спортсмену и просто хорошему человеку. Начну с постоянно злободневного в те не доброй памяти времена вопроса национальной принадлежности.
  
  Несмотря на классически русское отчество, Михаил Иванович Мирский был стопроцентным евреем. В действительности его имя-отчество и в самом деле было классическим, но сугубо еврейским - Моисей Шломович.
  
  Сразу после войны Мирский несколько лет выступал на цирковой арене. В некотором смысле являлся артистом. Тогда по канонам большевистской морали было непристойно показываться на публике под таким типично еврейским именем отчеством. Вот ему и придумали псевдоним, который со временем перекочевал в паспорт.
  
  Впервые я увидел Мирского на арене огромного шатра шапито. Стационарного здания зимнего цирка в Минске тогда ещё не было. На борцовский ковёр друг за другом выходили здоровенные мужики килограммов по сто пятьдесят.
  
  Михаил Иванович экстравагантными приёмами укладывал их на лопатки. Это цирковое представление мало что содержало от спортивного соревнования. Да и борьба на арене лишь смутно напоминала настоящие схватки на ковре.
  
  Выступление борцов, не произвело в тот раз на меня особо впечатления. Конечно, было занятно смотреть, как Мирский легко швыряет соперников, на добрых пятнадцать-двадцать килограммов тяжелее себя. На фоне его необычайно красивой фигуры партнёры по ковру казались просто огромными мясными тушами. Представление выглядело явной игрой. Совершенно отсутствовало ощущение реального единоборства.
  
  Что меня действительно поразило, так это спортивные титулы Мирского, которые объявили перед его выходом на арену. Он был многократным абсолютным чемпионом Европы и СССР. Лауреатом международных цирковых конкурсов.
  
  Первый раз Михаил Иванович выходил на арену весь увешанный спортивными медалями и лентами и даже боевыми орденами. Он прошёл всю войну от Минска до Вены. Весь этот "эконостас" с трудом умещались на его широкой груди. Я впервые видел живьём такую спортивную знаменитость.
  
  Честно признаться, тогда в неказистом цирке- шапито даже не мог подумать, что когда-нибудь буду у него тренироваться. Тем не менее такое случилось, и классической или, как её называют теперь, греко-римской борьбе, я посвятил около восьми лет. Не могу сказать, что добился больших успехов на этом поприще и всё же никогда не жалел, что потратил столько времени на спорт.
  
  Первый спортивный разряд я выполнил ещё в девятом классе. В том же году стал призёром юношеского первенства Минска. Совсем неплохо для такого борцовского города. В 1956 году завоевал серебряную медаль юношеского чемпионата Белоруссии. То был самый крупный мой спортивный успех.
  
  Анализируя своё спортивное прошлое, могу теперь честно признаться, что борьба не совсем соответствовала моему характеру. Мирский однажды сказал, что я обладаю неплохим потенциалом, но мне явно не хватает спортивной злости. Скорее всего, так оно и было. Тем не менее, злиться во время схваток иногда случалось. Трудно сказать, что это была за злость. Спортивная, либо какая-то иная. Во всяком случае, на звание мастера спорта её не хватило.
  
  Тут надо, правда, отметиь, что критерии этого почётного звания в ту пору были весьма высокими. Тогда ещё не существовало спортивной квалификации "кандидат в мастера спорта". Чтобы выполнить норматив мастера, нужно было в течение одного года на соревнованиях не ниже республиканских победить троих мастеров спорта или десять перворазрядников.
  
  У меня в активе имелась всего одна победа над мастером спорта и пару побед над перворазрядниками. Понятно, этого было явно недостаточно. Но что важней - к тому времени абсолютно исчезла мотивация завоёвывать это звание.
  
  Лично я думаю, что не добился более значительных результатов в спорте не только по причине отсутствия злости. Откровенно говоря, таких целей себе никогда не ставил. Я вообще не считал занятия спортом чем-то очень серьёзным. Борьба являлась для меня просто хорошим развлечением. Не более того. Я никогда не связывал с ней никаких планов на будущее.
  
  В 1956 году оканчивал среднюю школу. Изрядно потел, пытаясь добыть ещё одну серебряную медаль. На этот раз за успехи в учёбе. Времени на спорт катастрофически не хватало. Я стал отказываться от спортивных сборов и соревнований.
  
  Такое моё поведение вызвало недовольство Михаил Ивановича. Тренер порядочно вложил в меня, и требовал отдачи. Он даже предлагал подать документы в физкультурный институт, для приёма в который школьной серебряной медали не потребовалось бы.
  
  Желания стать тренером или учителем физкультуры у меня никогда не возникало. Посоветовался с родителями. Мать прореагировала как-то не определённо. А вот отец сделал весьма конкретное заявление. Он сказал, что с такой профессией еврею в настоящее время не выжить. Уж лучше вообще никуда не поступать. Больше к этой теме мы уже не возвращались.
  
  Мирский махнул на меня рукой. После поступления в политехнический институт я перешёл в спортивный студенческий клуб "Буревестник". С Михаилом Ивановичем мы иногда встречались на соревнованиях, но прежних отношений у нас уже не было. Всё правильно. Вложенного Мирским труда я не оправдал. Большой отдачи от меня тренер не поимел.
  
  Теперь, спустя много лет, я несколько трезвей смотрю на свою спортивную молодость. Да и на всю систему советского спорта. Бесспорно, Михаил Иванович Мирский был великолепным тренером и очень неплохим человеком. Тем не менее он, если можно так сказать, выдавливал из своих учеников весь потенциал их возможностей, в первую очередь, преследуя свои конкретные цели.
  
  Здоровье спортсмена при этом всегда отходило на задний план. Помню как однажды во время каких-то соревнований не очень высокого ранга Мирский не то, чтобы заставил, но убедил продолжить схватки на ковре. У меня вдруг тогда подскочила температура до 38 градусов.
  
  А как-то Виталий Житенёв, в последующем чемпион СССР в среднем весе, боролся со сломанной ключицей. Назавтра о нём писали в газетах, как о герое, а Виталика потом частенько мучили боли в плече. Таких случаев из своей спортивной жизни я бы мог привести немало. Жалко времени.
  
  Не открою никакого секрета, если скажу, что большой спорт и особенно такие виды, как единоборства, очень сильно подрывали здоровье. И тому есть не мало подтверждений. Тот же Олег Караваев. Не менее знаменитый минчанин, трёхкратный олимпийский чемпион Александр Медведь к сорока годам имел несколько инфарктов.
  
  Известна масса подобных примеров и из других видов спорта. Причём не только советского. Так что список можно было бы продолжить. Но об этом уже так много написано, что моё свидетельство ничего нового не добавит.
  
  Коммунистические вожди широко применяли фарисейские приёмы не только в политической идеологии, но и в спорте тоже. Формально в СССР профессионального спорта не существовало. О чём всегда громогласно заявлялось с любых спортивных международных трибун.
  
  Однако на деле всё обстояло по-иному. Я уж не говорю о таких видах как футбол, хоккей или баскетбол. Взять хотя бы, к примеру, близкую мне борьбу. Все высококлассные борцы, члены сборной СССР, а таких в Минске было немало, по-существу являлись профессиональными спортсменами.
  
  Они ежемесячно получали довольно приличные стипендии. Часто находились на спортивных сборах или соревнованиях на полном государственном довольствии. Более того, те, кто не относился к категории "вечных" студентов, получал ещё зарплату с фиктивного места работы. Так что в материальном плане обеспечены они были, конечно, хуже своих коллег за рубежом, но по советским меркам совсем неплохо.
  
  Популярный в моё время лозунг "спорт - это здоровье" являлся сплошным блефом. Исходя из собственного опыта, могу утверждать, что умеренные тренировки приносят пользу. Но соревнования, бесспорно здоровья не укрепляют. Особенно, когда приходилось варварскими способами сгонять за несколько дней до контрольного взвешивания по пять-шесть килограмм "лишнего" веса.
  
  Но кто тогда думал об этом. Мы были молоды, честолюбивы. Тренеры умело пользовались нашей наивностью. Конечно, если спорт становился профессией, приходилось принимать эти условия. Я же выбрал инженерную специальность, и спорт постепенно вышел из круга моих интересов.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"