Изверин Алексей Сергеевич: другие произведения.

Чужая корона (Чужое тело-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 5.64*65  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сны продолжаются. Наследный принц выжил и он теперь король. Новые друзья, новые враги и те, кто хочет использовать молодого короля в своих интересах. И на Земле тоже складывается не все гладко, золотом из того мира заинтересовались серьезные люди. (Обновление от 22 июля 2012) P.S. Магов и эльфов не будет по-прежнему... Ну, разве что чуть-чуть. ВНИМАНИЕ! Иногда возвращаюсь к старому тексту и что-то там правлю.


  

Книга 2

  

Чужая корона

  

Глава 1

  
   Откуда же ты парень
   Такие видишь сны?
  
   Профессор Лебединский
  
   -Не спи! -Молчан махал мечом у меня перед носом, а у меня глаза просто закрывались. Ещё бы, всю ночь сидел за Инетом, выискивал да читал статьи по экономике и все такое прочее... Толку-то от того, один автор хвалит Адама Смита, другой вовсе Че Гевару...
   На автомате я парировал удар мечом сверху, а сам ногой уперся в бедро Молчана и столкну его с занимаемой позиции. Так же глядя в сторону, махнул мечом поперек его груди, валя на пол. Был бы у меня меч не тренировочный, а настоящий, то вскрыл бы я Молчану грудь, и кольчуга не помогал бы, а так резиновый меч только шлепнул по тренировочным доспехам.
   -Ух! -Сказал на это Молчан, потирая грудь. -Вот научили мы тебя на свою голову!
   -Да бывает! -Я отложил меч, подал ему руку, поднял. -Ещё партеечку?
   -Да не, я в душ... Серый, ты меня загонял!
   -Ну... Есть немного! Лех, может, ты?
   -Да на фиг. -Гюго поморщился. -Надо ж и честь знать.
   Ему тоже досталось, он сейчас лежал на матах в углу спортзала в позе морской звезды и тяжело дышал. Даже доспехи не снял.
   А я лишь немного вспотел.
   Вот что дает практика работы с оружием в том мире. Когда вокруг тебя рубят и бьют настоящим оружием, да и сам ты мечом машешь, появляется в тебе некоторая опытность... И с человеком, который мечом умеет рубить лишь теоретически... Да, с ним намного полегче уже в спарринге. Вот с Чеботаревым ещё тяжеловато приходится.
   -Ну, как хотите... -Я встал в уголок и принялся отрабатывать удары.
   В окна робко заглядывало весеннее солнце.
   На улице я расстегнул куртку, вдохнул полной грудью. У нас тут весна скоро будет. Климат сдвинулся, говорят. Конец февраля, а уже капель появилась. Вон какие сосульки на крыше. Не хуже, чем борода... Как бы не повалились сверху на головы кому-нибудь.
   Накинул поудобнее лямку сумки, и двинулся в путь, давя кроссовками снежную слякоть.
   Настроение почему-то было ровное. Вроде бы хорошо должно быть, сегодня Молчан у меня ни одного сражения не выиграл, разделал я его всухую. Шлеп, шлеп, и готово.
   А все равно почему-то не радостно.
   Но и не грустно.
   Просто вот как-то так. Есть дела, надо их делать.
   Дошел до Ростикса, заказал колы и пару пирожков, устроился на высоком стуле у окна, сумку сбросил на пол.
   Ну, вот теперь захватил я власть. Дальше-то что делать?
   Присосался к коле, поглядывая на улицу. Люди торопились мимо меня, место тут удобное, рядом с метро. Всегда народ ходит.
   Поймал свое отражение в зеркале.
   Небритый тип в потертой кожаной куртке (мать, пять сотен на Черкизоне обошлась) и с прической короче минимума, на лбу след от ремня тренировочного шлема, плечи широковаты для интеллигента, руки сбиты, в ссадинах и ладони в мозолях, щеки надуты - чё-то жует. И взгляд... Нда. Все же я поменялся.
   Черты лица заострились чуть, стали более жесткими. Ушла небольшая юношеская пухлость, губы обветрились, плотно сжаты. И не скажешь, что студент такого интеллигентного ВУЗа. Уж больно видок... Побывавший. Как зеркало-то не треснуло, ума не приложу.
   Троица ментов, промесивших снежную кашу пешим патрулем, глянули на меня краем глаза, чуть напряглись. Я поглядел через них, на выход из метро. Мне сейчас не до них. У меня дело важное...
   Мягкие ладошки прикрыли мои глаза.
   -Привет! -Дыхание коснулось правого уха, легкий аромат духов... Вкусно пахнет-то как!
   -Привет, Машенька! -Я выпрямился, улыбнулся. -Привет!
   -Привет-привет! -Маша легко опустилась на стул рядом со мной, ткнула меня плечом. -Угостишь девушку кофе?
   -Конечно же! Айнмомент, я счас...
   Добрался до кассы, небольшая очередь, оглянулся, Маша смотрела на улицу, её руки перебирали лямки небольшого рюкзачка. Из Рязани сюда добралась, надо же! Эх, ведь придется ж мне когда-нибудь ответный визит делать, деваться некуда же! Знакомство с родителями, однако!
   -Касса свободна! -Сказала кассирша.
   Я быстро заказал два кофе, ещё пару пирожков, вернулся с подносом. Маша улыбнулась мне, подвинулась, давая место сесть, а потом придвинулась ближе.
   -Говоришь, родителей у тебя дома нету?
   -Угу... -Я быстро глотнул кофе. Обжегся чуть, но все равно хотелось чуть взбодрится. Толком не спал я уже давно.
   -Так что же ты меня тут кофе поишь? Пошли, дома угостишь!
   -Пошли! -Я подхватил её за руку, оставив на столике недопитый кофе. Второй рукой за сумку, и через минуту мы уже на улице.
   С неба вдоль по улице скользнул теплый солнечный луч.
   Хорошее ли предзнаменование?
   -Его Светлость граф Лиордан, посол Неделимой Империи в Соединенном Королевстве Ильрони и Альрони! Князь Моличи, посол Муравьиного королевства! Граф Рук, посол королевства Рохни! Граф Остен, посол королевства Дарг!
   В тронный зал вошли сразу четверо. Вот, это граф Лиордан, как всегда безукоризненно одет и с вежливой полуулыбкой на лице. Настоящий дипломат...
   Вот этого здоровяка я уже видел, это князь Муравьиного королевства... Кстати, а почему "князь"? что у них там с аристократией? Почему не граф, не барон, а сразу "князь"?
   Граф Рук, посол королевства Рохни, походил на опытного сантехника, готового в любой момент сшибить трояк с хозяйки на опохмел. Невысокий, с хитроватым одутловатым круглым лицом, затянутый в зеленый камзол, обсыпанный золотом. Вот такой вот лепрекон с картинок. При оружии, конечно, тут дворян без оружия редко увидишь. Небольшой кинжал на поясе, да и все.
   Граф Остен... Вот этого я где-то уже видел, точно видел! Вроде бы в том самом "Овцебыке", но не уверен. Граф Остен походил на преуспевающего купца. Я уже на таких насмотрелся на улицах города, одет богато, но камзол слишком свободный, оружие слишком простое, и украшения слишком богатые. И нету на лице той спеси, что иногда так отличает урожденного дворянина от простолюдина. Опять же не очень высокий, полноватый, чуть задумчивый с виду. Какой-то процентов на десять приторможенный.
   Ну, это послы.
   Мне с ними ещё часто встречаться.
   Вокруг все молчали. Виктор, граф Слав, барон Алькон, Волин. Не так уж и много тут у меня народу-то...
   Значит, придется выкручиваться самому.
   -Рад приветствовать послов столь славных стран.
   Взаимные политесы. Я уже наслушался, как королева разговаривала, и вроде бы держался на уровне.
   Послы выразили надежду, что правление моё будет долгим, мудрым, удачным и все такое. Поинтересовались судьбой королевы. Я ответил, что королева устала от бремени власти и удалилась отдыхать в отдаленное поместье... Передав мне всю полноту власти, конечно же.
   На этом классном пассаже край глаза графа Лиордана чуть дернулся. Лицом граф владел хорошо, и уж не для меня ли было это показано, мол, знаем мы все о тебе и о том, как же королева удалилась...
   А остальным, похоже, все равно. Ну, удалилась так и удалилась. Умер Максим, так и хрен с ним. А что там с международными отношениями? Торговые соглашения, договоры о дружбе и мире на вечные времена... Что скажет Ваше Величество?
   Моё Величество задумалось, и высказалось в том ключе, что надо стремиться к спокойствию и взаимопониманию в интересах мира и процветания. Соединенное Королевство Ильрони и Альрони всегда было, есть и будет миролюбивой державой, но наш мирный трактор на запасном пути. И Его Величество Седдик Четвертый, то есть я, не видит, что мешает продлить договора...
   Послы призадумались, погрустнели. Я сделал себе зарубку - на память - выяснить, что же за такие международные договоры успела понаподписывать королева Мор Шеен? И чего это послы так беспокоятся-то?
   Вручили верительные грамоты от своих правителей, длинные тубы папируса, перевязанные цветными ленточками с печатями. Самую большую вручил посол Дарга, а у графа Лиордана была самая такая невзрачная.
   На сей ноте и удалились.
   -Что их так перекосило? -Спросил я, когда за послами закрылись двери.
   Ну, объяснили мне... У нас, в нашем мире, договоры заключались между странами. А тут - между правителями. О какой хитрый выверт, а? Скажем, одно королевство заключило мир с другим, и живут себе мирно, пока король одного королевства не помер. Все, мирного договора нету, можно обратно воевать. И так почти что со всем... Чтобы данных проблем не бывало, зачастую наследнику оставлялось завещание. Подтвердить там все договоры, то, сё... Подтверждали, куда деваться. А с другой стороны, большоё пространство для маневров, сохраняя внешние приличия. Не надо придумывать, что вот там, с китайской территории, пуля пролетела...* А все просто. Король помер, давайте-ка ещё повоюем!
  
   * - 7 июля 1937 г. японские войска, находившиеся на границе провинции Жэхэ в 12 километрах от Пекина, предприняли ночные учения, стремясь спровоцировать китайскую сторону на инцидент. Когда учения подходили к концу, один из японских офицеров заявил, что над его взводом пролетела пуля с китайской территории. Эта "пуля" и явилась искомым поводом для нападения.
  
   И опять же возникает вопрос, что же там такое королева понаподписывала, чего теперь очень хотят подтвердить послы этих стран? Надо как можно быстрее сделать себе МИД и пусть они этим вопросом занимаются.
   -Ну и какой договор для них наиболее важен?
   -Наверное, имеется в виду договор о беспошлинной торговле для имперских купцов. -Предположил Виктор. -Они могут беспошлинно торговать по всей стране...
   -Скорее, это важно Даргу. -Задумчиво сказал барон Алькон. Он ещё до конца не выздоровел, но старался присутствовать во всей жизни двора. -По коронному договору, они могут покупать рабов и вывозить их из нашей страны...
   -О какое счастье... -Фыркнул я. И вдруг до меня дошло.
   -Что это ты сказал? Как это - покупать наших граждан и вывозить из страны?
   -Да не граждан! -Поправил меня Виктор. -Крестьян скупают, разорившихся. Арендаторы разоряют поместья и распродают излишек крестьян. Нашим крестьяне не нужны, своих бы прокормить, вот и продают в Империю.
   -А Дарг тут при чём?
   Все переглянулись, пожали плечами.
   Я вздохнул.
   Кажется, проблемы начали расти как снежный ком. За одну ниточку потянешь, и клубок начинает разматываться и вонять.
   -Что у нас с оружием?
   Вперед выступил Ждан.
   -Ваше Величество...
   -Ещё раз так меня не на людях назовешь...
   -Седдик, у нас уже сорок бочек огненного порошка. И бомб сделано штук сто. Через два дня гвардия уже может начинать тренироваться. Охрана удвоена. Сейчас ищу новое место для... -Ждан замялся, и выговорил с усилием незнакомое слово, -порохового завода.
   -Да, хорошо. Как только место найдешь, сразу же сообщи мне, я тоже должен на это взглянуть.
   -Остального вооружения... Хватает. Я взял на себя смелость вооружать всех из королевских арсеналов, по бумагам, там на пять-на десять сотен... То есть на пять тысяч человек хватит, а потом придется делать оружие или закупать.
   -Отлично. -Я повеселел. Бомбы будут, и это хорошо. А как только сделают завод, то сразу там же и будем стволы сверлить для пушек и мушкетов. Вот тогда поглядим, кто кого.
   -Виктор, что с гвардией?
   -Набрано две сотни человек. -Выступил вперед Виктор. -Вольные стрелки, дворяне, горожане даже. Все, кто отличился в уличных боях. Вооружены, размещены в казармах бывшей гвардии... Я приказал изъять у торгашей шатры, поставили... Все имена, у кого забирали шатры, записаны, им была обещана оплата.
   -Вот и хорошо, денег взять у казначея... Кстати, что там с ним? Все ещё сидит, запершись? Еду хоть носят?
   Казначей после проведенной революции поехал крышей. Заперся в хранилище, и через решетку грозил всем, оказавшимся в пределах досягаемости, королевским гневом и графом Урием. Ну, оставили пока что, караул лишь приставили, а то мало ли что.
   -Носят... -Подтвердил Волин.
   -Ну так хватит уже играть, вскрывайте. Виктор, пошлешь людей, передашь деньги за палатки купцам. Что там у нас ещё? Граф Слав, ты временный губернатор города. Что там с городом? Хватает ли еды, все ли спокойно?
   -Стараниями графа Нидола и графа Лира... -Обозначил поклон граф Слав. -В Мойке не знаю что творится. Патрули туда не заходят... Но и оттуда никто не выходит. Жители в целом довольны. Прикажете выкатить пару бочек вина в честь... Установления законной власти?
   -Да на фиг, обойдутся. Напиваться мне ещё. Барон Алькон, как твое здоровье?
   -Вроде бы хорошо, Седдик. -Барон коснулся головы, все ещё перевязанной. -Мастер Клоту обещает через неделю...
   -Вот и хорошо. Через неделю готовься, найду тебе занятие...
   Ну да, занятие я всем тут нашел. Виктор отвечал за комплектацию моей гвардии. Ждан у меня стал министром ВПК*, под его началом собралось все, что способствовало перевооружению армии, ну и кооператив "Весна", конечно же. Волин пока что стал временным управителем дворца, должностью тяготился, но организовал все неплохо. Враги сидели в Западной башне, нейтралов не обижали и стерегли, друзья размещены и охраняются. Все под контролем, короче. Ему в помощь выдал здоровенного Две Стрелы, тот одним своим видом внушал почтение и уважение всей дворянской вольности, которые решили пережить трудные времена во дворце. Коротыш и Подснежник, друзья-неразлучники, пропали где-то на новом заводе. Пусть там будут управляющими, мне не жалко. Граф Слав стал губернатором города.
  
   * - военно-промышленный комплекс
  
   Правда, граф ещё не знал, что его должность называется именно так, но мне уже до чертиков зеленых надоели все эти местоблюстители и королевской милостью управители. Хочется чего-нибудь попроще, для слуха поприятнее. Если есть город, то должен быть губернатор, если есть ВПК, то должен быть министр промышленности, а не купец какой-нибудь. Короче, скоро куча народу станет у меня министрами. Министр промышленности, министр образования... Тоже надо будет народ найти. Военным министром пусть пока попробует побыть Виктор. Или все же дать эту должность графу Тоскалонскому Лиру? Вот уж не знаю, что он там накомандует. Как бы не проснуться в окружении пограничников, которые мне скажут "караул устал".
   Короче, снова надо шибко думать. И как бы не в два раза больше, чем когда был принцем.
   Иначе тут подумают за меня. Вот королева, думать не хотела, а хотела только золото раздавать да слезу умиления пускать. И где она теперь? Правильно, в Западной башне. Повезло ещё тетеньке, что человек я незлобивый, сразу на кол сажать не стал.
   -Ваше Величество! -Двери распахнулись, лакей глубоко поклонился. -К вам Нидол, граф Лир!
   -Проси. -Бросил я.
   -Ваше Величество! -Поклонился мне граф Нидол. Выглядел он чем-то очень довольный.
   -И я тоже рад тебя видеть. -Обращение на "ты" мне ещё трудно удавалось, особенно к людям меня старше. Но на "вы" тут обращались только к коронованным особам. Обычай такой. -Присаживайся, рассказывай, как дела.
   Ну, это я тут тоже обычай ввел новый. Ежели все свои, то не фига докладчику стоять передо мной как дятлу перед теплотрассой. Садись вот в кресло за стол, локти на стол можешь, ничё страшного, да рассказывай, что да как. Заодно и не сразу бросишься.
   Но это только для своих, конечно. Люди-то тут ходят разные. Послов вот пришлось принять как полагается.
   Граф Нидол присел на край роскошного кресла, огладил лысину, поправил тесак на поясе, чтобы не мешался. Садится в кресло с оружием... Это тоже уметь надо. Я вот ничего, кроме длинного кинжала, не ношу. Да и тот больше чтобы мясо за обедом резать. Ну и "Чезетту" конечно же, но это скрытно. Никто ничего не знал.
   Слуг я у себя из комнаты на хер послал, пусть только одежду стирают и хватит. Завтрак... Тоже в задницу, в одиночестве скучно. Перетащил кого смог к себе в замок, и теперь у нас тут по расписанию было. Утром завтрак, в обед обед, ужин вечером. В "Ильичко" теперь не всегда получалось съездить. С замком бы разобраться... Все по колоколу на башне. Ну да, тут тоже водилась башенка с большим таким колоколом, в которой теперь сидел лакей. И каждое утро... Ну, плюс-минус полчаса, конечно. Но сигнал был.
   Как же мне хотелось тут хотя бы небольшой хронометр! Солнечные часы в Королевском университете как-то не давали той точности, к которой я уже привык. Как это удобно-то, в любое время зырк куда-либо, а там часы, и ты время знаешь. Вот я с недавних пор на экран мобильника приучился смотреть, достал-глянул. И зачем ещё часы?
   Ладно, следующим пунктом в развитии королевства часы будут, давно бы пора вводить.
   -Дела, Ваше Величество, разные... Есть хорошие, а есть плохие. С каких начать?
   -Давай с хороших.
   -Стражу я всю собрал, никто разбежаться не успел. Город охраняется, патрули урону не понесли в составе из-за дезертирства. Все накормлены, все сыты, все довольны. Еды ещё на два семидневья. Жалование выдается вовремя, денег хватит ещё на два месяца. Купцы жалуются в пределах нормы. Это новости хорошие.
   -Хорошо, граф. А теперь что же у нас в плохих новостях?
   -В плохих новостях то, что денег хватит ещё на два месяца, а вот еды на два семидневья. И новых денег нам пока что не прислали.
   Я быстро сделал пометку - прислать денег. Так, один вопрос есть.
   -Вторая новость плохая в том заключается, что жители Рынка и Мойки напали на городскую тюрьму, тюрьму сожгли, охрану разогнали, а все заключенные разбежались. Сейчас бывшие заключенные скрываются в Мойке, либо покинули город. Есть сведения, что они собрались в отряды и разоряют деревни вдоль побережья.
   -Есть ещё плохие новости?
   -Да, Ваше Величество. Сегодня утром три патруля, пятнадцать стражников, были вырезаны подчистую. За смерть двоих отвечают жители Мойки, а ещё один исчез около Рынка. В остальных потерь нет.
   Пятнадцать человек? Не очень хорошо! Значит, городская босота продолжает безобразничать? Пробуют на зубок нового короля? Ну, зубки-то пообломаем. Надо же что придумали, "Днем деньги ваши, ночью наши".
   -Ещё?
   -Патрули на Рынок и на Мойку не отправлялись. Также плохо охвачена Портовая улица, но там у купцов своя стража, там они отбились. Гильдейцы к себе никого не пускают, было нападение на Королевский Университет, трупов на улице не оставили.
   Так. Понятно, что долго так продолжаться не может. Аналог здешней Хитровки, Мойка, меня уже давно достала. Криминала от них много. Да и Рынок, не поймешь что там творится. Королевские сборщики налогов там иногда просто исчезают. Страна чудес вот такая. А теперь ещё и на патрули покусились?
   -Граф, скажите, а кто у нас рисует надпись вот эту, про деньги?
   К моему удовольствию, граф не стал переспрашивать, какую именно.
   -Это дело рук Ночного короля, Ваше Величество. Его подручные так делают.
   -И зачем?
   Граф ответил с явной неохотой.
   -Это у них такое... Задание. Напоминают купцам, что платить надо вовремя.
   -Что, подручные ночного короля ещё и параллельный налог взимают с моих подданных?
   -Да, Ваше Величество.
   -Замечательное просто королевство мне досталось. -Я вздохнул. И в самом деле замечательное. Организованная преступность, додумавшаяся до того, что полезнее не стричь баранов сразу. Вот не было печали. До чего дальше додумаются-то?
   -Пробовали изловить художников?
   -Пробовали, Ваше Величество. Ловили, казнили. При вашем деде ещё . Да вот только надпись появляется снова, и не обязательно на той же башне. А потом патрули пропадать начинают... Теперь не пробуем.
   -Понятно. -Я задумался.
   Ну, вот и появилась проблема. Не скажу что одна из первых, но её решать как-то надо...
   Кстати, а кто у нас заведует королевскими сборщиками налогов-то? Очень интересно с ним будет пообщаться. Очень интересно.
   -Да? -Кажется, что-то сказал граф...
   -Ваше Величество, не хотите ли посетить королевскую тюрьму? -Повтори граф Нидол.
   -Да на кой, её ж разорили... Стоп! -Я задумался. -А эта та, которая в Западной башне? Так, что у нас с ней?
   -По вашему приказу, были выставлены караулы... -Ответил Виктор. -Никого не выпускали, всех кормили. Палачи пытались убить узников, их связали и посадили в свободную камеру.
   Ух, кто это у нас такой умный-то, а?
   -Того, кто придумал, записать, представить к награде... -Я быстро черкнул пару строк в моем здоровенном блокноте. Надо срочно придумать систему продвижения вперед умных и предприимчивых. Таких, как Грошев, как барон Ромио, так командир той сотни Пограничного легиона, который их ко мне на присягу привелю
   -Что у нас там дальше? Эй, слу-у-уги! -Я ткнул пальцем в колокольчик, тот отозвался жалобным звоном.
   -Больше никто не ожидает аудиенции, Ваше Величество. -Показался лакей.
   -Вот это хорошо. -Подвел я итог. Надо идти, поглядеть, кого же там граф Урий и королева держали. Может, кого полезного? Или хотя бы интересного?
   Пошли всей компанией, я впереди, остальные сзади. Стража при моем приближении сразу встала на караул. Вот сразу бы так, когда я ещё в первый раз тут пробиться пытался, вот сразу бы так! Скольких бы неприятностей избежали бы, а?
   Вот и знакомая мне караулка, откуда меня давным-давно выбросил генерал Ипоку.
   В караулке я встретил двух вольных стрелков и одного дворянина вполне себе студенческого вида. Уживались они вполне мирно, как раз студент наносил на обнаженную и кое-как вымытую спину одного вольного стрелка затейливую татуировку. Пока только краской, макал кисточку в плошку с чем-то черным и делал аккуратные мазки. Под его рукой проявлялись черты цельной картины, я даже залюбовался - обнаженная женщина с крыльями, одна рука вроде поднята, а вторая прикрывает треугольник. Второй вольный стрелок махал над творчеством куском кожи, охлаждая тело. Чтобы пот не потек, в карауле было душновато.
   И ещё, о чудо чудесное, на потолке висит моя лампа Алладина. И сюда прогресс тоже проник, надо же!
   -Король! -Крикнул кто-то.
   Все забыто, все трое встали по стойке "смирно" местной. Я остановился в дверях, позади меня сопел народ. Виктор, Ждан, охрана моя, где-то в середине затесался и граф Нидол. Волин звенел здоровенной связкой ключей.
   -Доброе утро, Ваше Высочество. -Поклонился мне студент. Кисточку он сунул за топчан в углу, банку с краской ловким движением ноги он двинул туда же.
   -Доброе утро. -Буркнул я. -Доклад по гарнизону?
   -Все тихо, Ваше Величество. Узников всех накормили, мастер Клоту приказал много еды не давать. Напоили, воды принесли, умыться. Только уж прошу простить, охрану бы вперед, а то некоторые выглядят опасными. Ключи вот у нас тут... -Студент снял со стены связку с местными ключами. Гляди-ка, штырьевые замки это вроде бы... Такая вот палочка, похожая на зубную щетку для акулы.
   -Ваше Величество, палач, мастер Велимерий, уж на диво ругается заковыристо... -Сказал тот, кто махал куском кожи.
   -Точно! -Поддержал татуируемый. -Ваше Величество... Неудобно... Может, мы его пока что... Мы скоренько!
   -Да уж право не стоит! -Махнул я рукой. -Но благодарю за службу!
   Мимо меня протиснулся Виктор, Волин взял в руки связку ключей.
   Следом за ними я двинулся по длинному коридору. С одной стороны решетки, за ними ниши-камеры. С другой стороны на стенах горят высокие длинные свечи по три штуки в подсвечнике. Коридор загибается дугой, окон нет. Через равные промежутки под стенами стоят кадки, а в них розовые лепестки. Вот поди ж ты!
   Ждан шел впереди и нес сразу две масляных лампы, света было не очень много, но достаточно.
   Итак, кто у нас тут?
   Вот, первая же камера, в ней трое. Один из них здоровенный самый тип, такой кабан, что аж страшно становится. Жирный, маленькие глазки сверкают злобно, кулаки как моя голова, а ляжки больше чем у коня. Одет в широкий фартук, кожаный, опрятный, и простые холщовые штаны, и лысый, как коленка. Так, вроде бы я его тогда с графом Урием не видел, нет? Нет, не видел. Двое других просто глисты какие-то, совершенно бесцветные типы.
   -Мастер Велимерий. -Сказал граф Нидол.
   -Привет, лысый. -Поздоровался мастер Велимерий неожиданно писклявым голосом. -Кто эти люди с тобой?
   -Его Величество король Седдик четвертый. Со свитой. -Ядовито сказал граф Нидол.
   -Ваше Величество. -Поклонился жирный. Отвесил два подзатыльника своим сокамерникам, прошипел "кланяйтесь лососи!". Те испуганно закивали.
   Так. Ну и что тут с ним делать-то? Палач мне пока не нужен... Но кто знает, сколько времени продлится вот это "пока"? Кстати, а где тот тип, с которым работал граф Урий? Что-то я его тут не вижу.
   -Нда. За что его сюда? -Обернулся я.
   Ответил Волин.
   -Пытался убить людей в камерах.
   -Надо же! -Поразился я.
   -Не правда, Ваше Величество! -Мастер Велимерий отвесил глубокий поклон. Твердо так сказал, уверенно. -Ваш человек не верно меня понял! Я всего лишь проверял замки на клетках, когда узники сговорились и набросились на меня. Пришлось ткнуть их кинжалом. Тут сидят опасные люди, Ваше Величество, враги Короны!
   -Ага, а то, что убитые в кандалах были и в глубине камеры, откуда они до тебя никак не могли дотянутся? А некоторые вообще ходить-то не могли? -Вскинулся Волин.
   -Не правда то! -Подтвердил уверенно палач. -Это они сами друг друга. Кинжал у мен вырвали, и стали друг друга пырять...
   -Я думаю, что все понятно... -Протянул я. -Мастер Велимерий!
   -Да, Ваше Величество! -Поклонился палач.
   -Ты писать-то умеешь?
   -Нет, Ваше Величество. Но мои помощники... -Он сразу обеими руками свесил по подзатыльнику своим подручным. -Они умеют, Ваше Величество. Они все за мной записывали.
   -Вот и хорошо. Завтра тебе принесут бумагу и перо. И твои помощники пусть запишут, почему ты убил этих людей...
   -Ваше Величество, я их не убивал...
   -Я приму бумаги и прочитаю. Потом пусть мастер Велимерий запишет все, что может быть мне интересно. Я это тоже прочитаешь. Если что-то не сойдется в его записях с тем, что известно мне, то ты, Волин, свяжешь мастера Велимерия покрепче да и сунешь его в камеру к его узникам, которых он не успел убить.
   -Ваше Величество! -Взвыл мастер Велимерий.
   -Все, тут закончили. Дальше.
   Дальнейшие камеры. Ну... Народ тут явно не жалели. Доживали люди. Пованивало, как от бомжей. Розовые лепестки в кадках подувяли давно. Еда разве что хорошая стояла, но вот интересно, в некоторых камерах и не притронулись почему-то.
   Я подошел к одной камере. Один человек, в углу, скорчился. На куче соломы, конечно же. Свет в угол почти не достигает, так, общие контуры лишь понятны. Длинная фигура, худющая, как скелет. На боках какие-то обрывки, блестит что-то, да никак серебро?
   Ждан встал рядом, поднял лампу. Я отодвинул её за себя, над плечом, чтобы не слепило. Нда, ну и содержание тут, в камере-то! Как ещё народ выживал? Да к чему это и надо-то? Если уж такая страшная да опасная для власти фигура, так петлю на шею или кинжал в горло. Если что-то ещё знает, то пусть сидит, кормить-поить без изысков, но чтобы заключенный всегда был готов к опросу по вновь открывшимся фактам. А тут половина небось передохли только от условий содержания. Холодно, сыро, воняет потом, дерьмом и розами. На полу поспи - и получай туберкулез какой-нибудь, чахотку* или простуду.
  
   * - одно и то же.
  
   -Мастер Иштван. -Сказал я вдруг.
   Длинная фигура шевельнулась. Придушенно прошептала:
   -Ваше Высочество! -И задергалась.
   -Ну вот и первый на освобождение. Волин, отпирай. Мастер Иштван, как вы сюда угодили? Плохо? Что?
   -Я его знаю, это распорядитель церемоний старый. -Сказал Ждан, покачивая лампой.
   Двое слуг, как-то затесавшихся в свиту, вывели-вынесли мастера Иштвана из камеры. Распорядитель церемоний шатался и щурил глаза от света.
   -Пойдемте, мастер, вот потихоньку... -Сказал один слуга, подталкивая Иштвана к двери. Кажется, распорядитель церемоний плакал. Вздохи, сотрясающие его, были очень похожи на рыдания.
   Повернулся к другой камере. Такой же худой и нечесаный узник, воняет от него... Хоть топор вешай. Кровь, что ли?
   -А тебя я тоже знаю. -Сказал я высокому и прямому, как палка, парню. -Ты рыцарь, который пришел просить у королевы свои земли обратно.
   -Да, Ваше Высочество.
   -Величество. -Поправил его Виктор чутко.
   -Прошу простить! -Парень кашлянул, сплюнул в угол камеры, не глядя попав в парашу. Я отшатнулся от решетки. Туберкулез, что ли? -Новости сюда доходят с трудом, Ваше Величество. Я барон... Бывший барон Ручейника Шорк.
   Попытка поклониться, да только какая-то кривая.
   -Не очень осмотрительный поступок с твоей стороны, барон Шорк. -Покачал я головой. -Ну... Что могу сказать. Воспользуйся пока что гостеприимством в королевском замке, дело твое будет решено в неделю. Если смогу, то верну твои владения. Если же нет... Получишь компенсацию.
   -Да, Ваше Высо... Ваше Величество. -Барон Шорк поклонился мне ещё раз, на этот раз получше.
   Волин снова отпер решетку, рыцарь вышел сам. Не успели доломать, надо же.
   Дальше уже пошли лица незнакомые. Некоторые были измождены от пыток, некоторые от голода. Многие сильно кашляли, от таких я держался подальше. Не хватало ещё туберкулез подхватить, как семья сержанта. Ампул-то у меня мало осталось, да и те, что были, чудом сработали.
   Вспомнил о сержанте и его жене, сжал зубы. Да, кое-кто у меня ещё за это ответил бы. Жаль, что граф Дюка помер так быстро. Хотя, с другой-то стороны, в самый раз. Что с людьми делать любил, то и сам получил. Поделом досталось.
   -Ваше Величество... -Волин. -Не желаете ли посетить графиню Нака и вашу матушку?
   -А что там у них?
   -Все как положено, сидят... Матушка ваша все пирожков сладких требует, да грозится. А графиня Нака молча. Вот граф Лург все норовит записки передать...
   -Ага. Пускай грозится. А что за записки?
   Мне вывалили целую гору.
   Чё там у нас?
   О, каллиграфия, надо же.
   Вкратце - прости меня, козлика, принц! Ибо Черный попутал! Внушил мысли страшные! Готов раскаяться. Вот, закладываю всех друзей своих, вот золота у меня немеряно.
   -Золото - это хорошо... -Вслух задумчиво сказал я.
   Жаль только сегодня с собой не утащить, Маша у меня сейчас на груди спит. Золото помешать может... Вопьется ещё куда-нибудь не туда.
   -Накормите бывшую королеву, а вот графу Лургу пока что ничего не говорите. Кстати, Волин. Он уже пытался подкупить слуг?
   -Да, Ваше Величество. Два раза. Только там я Коротыша поставил и Подснежника. Поставили графу синяки да шишки.
   -Молодцы ребята. Слушай, а нет ли кого верного, кого наш добрый граф таки подкупит, а?
   -Ваше Величество, я не допущу...
   -Не допустишь, а надо бы. Найди слугу, пусть его граф Лург подкупит. Узнаем, что да как. О... Вот оно что! Вот тот парень, Вихор. Он где сейчас?
   -В замке, мы его не трогали.
   -Вот то дело. Короче, зови его, пусть его граф Лург и подкупает. Как подкупит, так пусть Вихор сразу ко мне. Поговорим. Ладно?
   -Сделаю! -Обозначил поклон Волин. -А что со степным посольством-то делать? -Вдруг спросил Виктор.
   -А это ещё кто... Оп! -Точно, Виктор ещё до бунта говорил, что прибыли какие-то... Денег требуют и хамят.
   Посольство Предвечной степи благополучно пересидели всю недолгую бучу в загородном поместье верного графу Лургу человека. Сейчас человек этот дал тягу в неизвестном направлении, а посольство, прожрав все съестные запасы в поместье, выбралось наружу. Снаружи тоже еды особо много не было, а крестьяне все злые, да и вольные стрелки, которые теперь перешли на легальное положение ещё одного отряда королевских войск, шлялись туда-сюда... Короче, посольство направилось в город и напомнило о себе. Не желают ли их принять-то?
   -Завтра зови после обеда. -Вздохнул я. -Послушаем, что расскажут.
  
  

Глава 2

  
   Вдвоем по городу идем
   И я курю
   А ты конфету ешь
  
   В. Цой
  
   -Пошли, пошли! -Тянула меня за руку Маша. -Так, где мы ещё с тобой не были, а?
   -Я путаюсь, Машуль! Может, в кино?
   -В кино я тебя и у себя отведу, понял? Хочу в музей!
   -Ох, солнце моё! -Улыбнулся я ей.
   Родители у меня не были против. Точнее, они были целиком и полностью "за".
   Маша обладала очень хорошим даром, нравиться людям не только мужского пола своей фигуркой и глазками, но ещё и всем подряд и в любой обстановке. Пообщалась с мамой на кухне, что-то переговорила с папой, и опа - мама меня с утра строго спросила, какие у меня планы на "эту замечательную девочку".
   -Самые серьезные! -Подтвердил я.
   -Вот! -Чему-то обрадовалась мама. -И не вздумай её в гостиницу выгонять, пусть тут живет! Может, и ты за ум возьмешься, горе же ты моё...
   Я тактично промолчал. На квартиру пока что денег не хватало, все ушло на лекарства и на покупку кучи учебников для того мира. В шкафу их у меня целая полка. Надо потихоньку в тот мир таскать... Благо что теперь ко мне в спальню никто просто так не ворвется.
   И вот теперь, гуляя с Машей по музею Московской истории, небольшой такой экспозиции около Кремля, я машинально поглаживал коробочку с антибиотиками, примотанную скотчем к пузу. Не приведи Господь, полезу в Кремль, в Оружейную палату, так охрана обшмонает, показывай потом... Поэтому сегодня только кино. В ГУМ вроде бы кинотеатр работает...
   Любыми путями не попасть под личный досмотр! А для этого все средства хороши.
   Ещё посидели в кафе, потом сходили в кино. На места для поцелуев, конечно же! На улице теплело, зима у нас кончалась не по дням, а по часам.
   Потом пошли домой, уставшие, но довольные.
   Позвонил Серега-большой.
   -Привет! Как вы там? Маша?
   -Рядом. -Я обнял девушку за плечи. -Дать трубку?
   -Да нет, ладно уж, не буду мешать счастью... -В трубке хихикнули. -Маша, не мучай мальчика сильно, ладно?
   -И даже не думаю! -Надула губки Маша. -Эй, вообще, что такое? А ну, повесь трубку, тебя плохому научат! -Она повисла у меня на локте.
   С вершины смотровой открывался вид на весенний город. Белые пятна снега, коричневые и серые пятна домов, черные ветки голых деревьев. Внизу суетились лоточники, что-то продавали. Позади нас тоже, на здоровенных столах. Буденовки, бюстики Сталина, Ленина, Дзержинского, старые патефоны и знакомые мне уже керосиновые лампы, да и много что ещё. Прогуливались иностранцы, восхищались "комми экзотик". Комми - это от коммунистов, наверное. Равнодушно перетоптывались у парапета троица милиционеров, украдкой ели большую шаурму, одну на троих. Простые граждане особо к лоткам не подходили, они больше видом интересовались, в основном молодежь. Было много парочек, не мы одни. Иногда я ловил на себе завистливые взгляды парней.
   -Слушай, может, съедим что горячее? -Предложила Маша.
   -В кафе пошли? -Предложил я.
   -Нет, не хочу... Вот там хот-доги были, угостишь девушку? Я пока что тут постою, видом полюбуюсь...
   -Не вопрос. -Я двинулся к палатке.
   Возвращаясь к Маше обратно, понял, что отходил-то я совершенно зря.
   Один иностранец, торговавшийся до того с лоточниками, подошел к Маше и что-то говорил на ломаном русском. Итальянец, что ли? Среднего роста мужичок, средних размеров, в дорогой цветной куртке и дутых штанах, чернявый такой. Очень на итальянца похож. Иностранец, точно. Только у них на лицах такая вот самоуверенность, если что, то их будет защищать весь Шестой американский флот, не говоря уж про нашу милицию.
   -Йа... Тьебя... Тьебя... -Он оглянулся в поисках поддержки. Небольшая компашка таких же иностранцев, пестрых и самоуверенных, отозвалась одобрительным гулом и ухмылками.
   Маша колко улыбнулась.
   -Ну ни на минуту тебя не оставить! -Я подхватил девушку под локоть, оттесняя иностранца подальше и буравя его тяжелым взглядом. Опять драться? Счас я тебя научу, что в чужой стране нельзя приставать к чужим девушкам!
   Но тот понял, поднял руки, отступил назад на пару шагов.
   Вот и хорошо, международный конфликт исчерпан...
   С другой стороны Маша развернула меня к себе и поцеловала в губы.
   Никаких неясностей не осталось.
   -Ай эм сори... -Сказал итальянец мне в спину. -Ай эм глэд... -И ещё что-то скороговоркой. Как ругательство не звучало, но я ничего не понял. Компашка отозвалась недовольным вроде как гулом.
   Ну пусть попробуют возмутиться сильнее. Приложу, мало не покажется.
   Маша покрепче взяла меня за руку.
   -Вот, завидуют тебе, понял?
   -Нет, ни слова! -Честно признался я.
   -Английский учить надо! Тот мелкий, черный, сказал, что он очень завидует русским мужчинам, что у них такие красивые женщины. Где мой хот-дог, давай быстрей, девушка голодная! -Она отобрала у меня еду и впилась в него зубами. -Ммм... Вкусно!
   Вдруг пошел снег. Последний зимний снег, мокрый, редкий, пополам с дождем. Торгаши засуетились, стали прикрывать полиэтиленовой пленкой свой товар, парочки заторопились в укрытие. Иностранцы исчезли одни из первых.
   Налетел нежданный ветер, Маша одета легко, я расстегнул куртку, прижал её к себе, обнял.
   -Большой и теплый. -Прокомментировала Маша. -Всегда мечтала. С детства меня окружают большие и теплые мужчины. Это так удобно! Слушай, а сколько тебе ещё учиться в своем институте?
   -Сейчас заканчиваю третий курс, потом четвертый... Потом пятый и диплом. Это ещё два с половиной года. А что?
   -Да так... -Маша повозилась, устраивая лицо подобнее. Свитер у меня мягкий и теплый... Как знал, когда одевал. Повезло. -Холодно на улице! Вот была б машина...
   -Такси?
   -Да на кой мне такси эти, я с любимым человеком хочу.
   -Тогда большая и мощная электромобилина, мэ-э-э-э-этро... -Мысленно пересчитал имеющееся в моем распоряжении золото. Может, хватит-то на тазик под номером десять, вот как раз я об нем и мечтал все это время?
   Может и хватит, да только вот сначала надо его грамотно сдать и не попасть под очередное кидалово, как с Вячеславом Брониславовичем... Ну да проблема решаема, главное, начать ей заниматься.
   Великое посольство Предвечной степи представляло собой пятерых узкоглазых типов. Раса явно азиатская, да вот только не столь явно выраженная, как у нас. Какие-нить четвертькровки, которые с европейцами давно живут, и все уже перемешались.
   Встреть я их в своем мире, так и не опознал бы степняков. Так, люди да люди. Вооруженные, лица загорелые, волосы длинные, вот у одного даже усищи здоровенные, белые, как у сома. Глаза спокойные, равнодушные все. Пластинчатые кольчуги, широкие кожаные ремни, добротные сапоги и матерчатые плотные штаны, шлемы в руках. На ремнях болтаются завязки под оружие, а само оружие не при них. В большом зале оставили.
   Вперед вышел самый старый и самый заслуженный тип.
   И сказал.
   -Дай денег а то плохо тебе будет!
   Ну, не так, конечно. Но смысл таков. Сначала короля поприветствовал, помел шевелюрой пол в зале. Потом осведомился о здоровье королевы матери, повздыхал, что вот так как оно получилось нехорошо, ай нехорошо! Лара, это богиня их, такого бы не одобрила. Осведомился, сколько у меня жен и здоровы ли они. И не желаю ли я получить в дар парочку ещё? Вот, в Империи в прошлом году поймали много, всем воинам хватило.
   И всю эту чушь нес с таким серьезным лицом и так гладко, что я даже диву давался. Ой, дает, дядя! Ой даёт! Я даже и на полслова не понимаю, что да как, а он уже закрутил такие кружева словесные, что впору на стены развешивать в новогодний утренник для самых маленьких.
   Воины тоже в разговоре участвовали. Кивали, хмурились, кланялись. Короче, вовсю работали.
   Весь разговор я благополучно пропустил мимо ушей.
   Хан Ражий Хомяк. Ну да... Видали мы таких хомяков. Не глядя что пузцо образовалось, грудь разворотом, и ноги крепкие ещё, и руки тоже крепкие. Глаза острые, так и зыркают по сторонам, что бы отрезать да к себе домой уволочь.
   Ну, и перешел к главному.
   -Ваше Величество, ваша достопочтимая матушка, королева Мор Шеен, передала Предвечной степи дар. Но, к великому моему сожалению, караван не был ещё собран и так и не прибыл...
   О, подошли к главному.
   -Что же за дар направила моя достопочтимая матушка Предвечной степи, благородный хан?
   -Пять возов золота, Ваше Величество. И пять на десять возов отборной пшеницы с полей славного королевства морских воинов!
   За моей спиной в несколько голосов ахнули.
   Что ещё за королевство морских воинов? Ух... Это ж я и есть. Ничего себе матушка моя, мать её, мою бабушку, наобещала.
   Все во мне прям так и говорило "Ничё не знаю, королева обещала, с неё и спрашивай, вон она, в Западной башне сидит. Проводить? По пути и в пыточную заглянуть можно, там у меня наследство богатое от графа Урия осталось"
   Но с другой-то стороны... Сколько воинов у степняков и сколько воинов у меня? А? Вот то-то же. Может и боком выйти.
   -Если королева пообещала, так и нам не зазорно! -Улыбнулся я.
   Глазки посла мигнули.
   О, не. Не мне с ним играть, не с его опытом. Этот Ражий Хомяк меня ещё схрумкает, как морковку.
   -Обещания моей матушки были даны не просто так, благородный хан. У нас, у королей, завсегда так, что если уж что обещали - так непременно сделаем! Королевское слово твердо, как гранит! Детям не приличествует забывать о словах предков своих! Значит, надо выполнить обещания своих родителей. -Эх, здравствуй, первая моя война. -Да вот только сам видишь, что в королевстве моем творится. Бандиты, мятежники под каждым кустом, даже город и тот... -Я подпустил слезу. -Так что прошу отнестись с пониманием к возникающим трудностям.
   Хан покивал, отнесся с пониманием. Выторговал я себе срок в три седимдневья ещё, а иначе... Ну, обидятся гордые степные жители, и... И будет нехорошо! Будет совсем нехорошо! Возникнет прискорбное непонимание...
   Ещё с поклонами и славословиями, послы отчалили.
   -Каковы засранцы. -Сказал я в пустоту.
   -Седдик, они земли наши разоряют. -Сказал Виктор.
   -Да ясно, что не за конфетами они к нам пришли. -Я задумался.
   Ну, и что теперь делать-то? Отдавать деньги и еду? Как ни противно, а придется...
   -А кто мне расскажет, что в этом году с урожаем?
   Все переглянулись.
   -Так... Хотя бы слухи кто-то знает?
   -Ваше Величество, позволите? -Это Коротыш влез, он всю дорогу старался держаться позади. А теперь вот вышел, кланяется даже. -С урожаем плохо будет. Крестьяне все разбегаются с земли. Ещё прошлой осенью вокруг города никто толком не сеял. Сеяли только в Больших Полях и в Заречье...
   -Так что же жрать-то будут? -Удивился я.
   Снова молчание.
   Ну вот. С едой надо разбираться в первую очередь, а то начнется голод, и мало не покажется. Власть-то у меня ещё пока не власть, так, одно название. Лишить меня короны и головы дело пары движений. Да и мало ли есть какие способы заставить короля под свою дудку плясать. Вот, матушка один хорошо нашла, и все-то у неё получалось. А ещё можно осадить столицу, и ждать, пока мы тут вымрем с голоду...
   -Кто скажет, сколько еды в городе? Какие запасы на случай осады?
   Снова молчание, переглядываются.
   Так, ясно. С этим надо что-то решать. Такое вот "ничего не знаю ни за что не отвечаю" я уже в своем мире насмотрелся, а в этом-то заводить и подавно не хочу.
   - Граф Слав, поручаю это дело вам. Дело первоочередное. Все государственные запасы взять под охрану, провести ревизию, узнать, сколько запросят частные торговцы за зерно.
   -Да, Ваше Величество. -Сказал граф Слав.
   -Хорошо, а что у нас с армией? Виктор?
   -Тренируемся, Ваше Величество. Через два семидневья будут обучены сто человек обращению с огненным порошком. Также учим их мечному бою, в строю ходить... Плохо, что народ у нас разный, кому-то более с луком привычно, кому-то более с мечом, а кому и с топором в доспехах. Надо бы нанять хороших учителей...
   -Делай что сочтешь нужным, денег получи под моё слово у казначея. -Отмахнулся я.
   -Ваше Величество, казначей заперся в сокровищнице...
   -Выковыряем. Дальше?
   -Остальная армия собирается. В городе сейчас девять тысяч воинов. Это именные легионы, три тысячи пограничников и полтысячи моряков, а также пять тысяч кольчужников, которые уже начали разбегаться. Ещё есть три сотни городской стражи графа Нидола. Мастеровое ополчение собрало пять тысяч человек, крепкие воины, многие ветераны, но это уже в бой не бросишь. Кто плохо обучен, кто молод и не имеет должного опыта, кто стар и был когда-то отправлен в отставку по ранению...
   Я слушал и делал себе пометки.
   Навестили и министерство финансов, то есть казначейство, как оно тут называлось.
   Прошли по пустым коридорам, где лишь сквозняк шевелил гобелены, чуть не споткнулись о брошенное кем-то копье, и вышли к кабинету Казначея. Главного Королевского Казначея, чьим заместителем и числился граф Урий.
   -Ваше Величество... Иккк! -Сказал министра финансов на мой вопрос, какого, собственно, хрена и куда все подевались отсюда? Министру финансов не до того было, его сильно мучила жажда. И выглядел он не лучшим образом, с недосыпу да с перепою.
   -В отставку. -Сморщился я. Шибало от министры так, что стоять рядом было невозможно.
   Виктор вопросительно так провел пальцем по горлу. Министра протрезвел на глазах, побледнел и пал в ноги. Я покачал головой.
   -Нет, пока что не надо. В Западную башню, потом допросим. Если ничего на нем нету страшного, так пусть домой идёт, корми его ещё...
   -Кстати, где у нас казначей-то, который денег выдает?
   До сих пор сидел в сокровищнице. Да и куда ему деваться? Стража около дверей сменялась регулярно, есть ему приносили, а наружу не пускали, регулярно показывая меч через прутья решетки и делая страшные морды.
   Выковыривать его оттуда надо, а то портит мне всю финансовую статистику...
   -Ну, как, не скучаешь? -Спросил я, остановившись перед решеткой.
   Казначей поглядел на меня затравленно. Выглядел он уже не очень, хламида его потрепалась, лицо осунулось, под глазами залегли глубокие тени, видные даже в свете факелов.
   Я сморщил нос.
   -Порождения, а чем воняет-то так? Эй?
   -Да, Ваше Величество... -Гвардеец у двери переступил с ноги на ногу. -Его Светлость горшок ночной за собой выносить не изволят.
   -Вот урод, всю сокровищницу мне засрал... -Я хотел было на пол сплюнуть, но передумал. -Слыш, ты, крыса. Выходи давай сам, а?
   -Граф Урий... -Неуверенно донеслось до меня из-за решетки.
   -Ломать прикажете, Ваше Величество? -За моей спиной спросил Две Стрелы. -Сейчас живо таран дотащим, да выковыряем его...
   -Да к чему? -Удивился я. -Дай-ка мне вот тот кинжал... Угу, у которого лезвие потоньше.
   Штырьковый замок сопротивлялся недолго, тихо щелкнул, и дверь отворилась.
   -Вот так. -Сказал я. -Покупайте замки у мастера Виктора, где знаете. А ну, наружу засранца! На свежий воздух! Тут двоих поставить! Вызвать мастеровых, чтобы к вечеру замок нормальный стоял! И проветрите тут, воняет-то как!
   На свежем воздухе дело пошло веселее. Изъятый из привычной среды обитания, казначей залился соловьем. Да вот толку-то? Не так уж и много. Указал, где хранятся его записи, то, сё... Поглядел я на те записи, так и не разобрать там ничего! Куча свитков в массивных шкафах. "Выдать подателю сего пятьдесят золотых" и печать либо королевы, либо графа Урия. Нижние свитки уже в кашу превратились, в шкафах сыро было.
   -А где приход? -Я потряс свитками перед лицом казначея. -Ну-ка, крыса? Где то, что пришло в сокровищницу? Где это описано? Где?
   -Ваше Величество, не понимаю, о чем вы...
   Упираться пробовал, да куда там! Про бухгалтерию я только слышал, но и того мне было достаточно, чтобы понять многое. Тырили тут денежки, с размахом и практически без фантазии. Куда-то завысили, куда-то занизили, и опа, готово небольшое поместье в пригороде для казначея.
   -Он его сейчас в рост сдает. -Нажаловался Виктор.
   -Ого, а ты умеешь заработать, дядя! -Обратился я к зеленому от страха казначею.
   -Ваше Величество, не губите! Я могу быть полезным!
   -Ага, с парашютом тебя ко врагам сбросить, чтобы ты и их обворовал...
   Что такое "парашют", казначей не знал, но глагол "сбросить" уловил и хлопнулся в обморок.
   Оттащили подальше, и пошли искать.
   Конечно же, самое важное хранилось в кабинете у графа Урия. Все документы, расходы-приходы и все такое прочее.
   Господи же ты боже мой, а мы его ещё и не взломали!
   Виктор не подвел, около кабинета уже стояла охрана. Дверь закрыта на такой же штырьковый замок, который я запросто поддел хитро выгнутым куском металлической проволоки. Открыли, вошли.
   Ну, началось.
   Добыча была не такой уж и большой, как хотелось.
   Для начала нашли списки приходов-расходов.
   Их граф Урий вел очень старательно, хоть и криво. Свитки тщательно уложены в открытый шкаф, пересыпаны какими-то пряностями от моли. С красными колпачками - приход, с зелеными колпачками - расход. Откуда пришло, сколько ушло... С удивлением я узнал, что на принца тратилось по пять сотен золотых каждое семидневье, лично в руки принцу отдавали.
   Вот это надо же.
   А что ещё будет интересного тут?
   Да ничего и не было, в общем-то. Какие-то грамоты на землю, граф Урий отхватил себе небольшое поместье недалеко от столицы.
   -Видел? -Показал я Виктору. -Дом у него, говоришь, сгорел?
   Тот пробежался глазами.
   -Да, я уже посылал туда людей. Там только крестьяне в деревушке рядом, а само поместье сожжено дотла.
   -Ничего же себе он следы заметал.
   Ещё были письменные приборы, немного драгоценностей, несколько кошельков, один с золотом, два с мелким серебром. Длинный острый кинжал с рукояткой тонкой работы.
   -Получается, он сюда и не заходил. -Сказал я задумчиво. -Кошельки-то на месте.
   -Возможно, тут были ещё...
   Я более внимательно оглядел полку, с которой доставали кошельки. Финансы бы рядом стояли, верно? И стояли тут они достаточно долго, пылью все успело покрыться. В пыли четко отпечатались пять следов.
   Так, два кошелька долой.
   Нашли небольшой тайник, пустой. Нашли одежду повседневную, в которой граф обычно ходил. С вывернутыми карманами в углу.
   Короче, ничего интересного нету.
   Не дал успехов и поиск в покоях графа Урия, которые были тут, во дворце. Там он почти не появлялся, предпочитал проводить время в своем особняке. А особняк сейчас тоже погромлен, да ещё какая-то добрая душа подпалила...
   Подпалила, говоришь, добрая душа? Вот бы найти ту добрую душу, да поспрашивать, зачем она это сделала.
   Вернулись в казначейство затемно. Подмастерья мастера Виктора, его сыновья, уже закончили устанавливать новую решетку и теперь ладили большой замок.
   Зашел со спины, ничего видя, подмастерья переговаривались.
   -Во, теперь сокровищница как сокровищница будет. -Сказал тот, который повыше. Вспомнил, что который повыше - Алексей, старший, а которой пониже - средний сын, Виктор.
   -Замок-то королевский! -Подтвердил Виктор. -Ключ где?
   -Туточки...
   Скрежет металла, дверь несколько раз закрыли, открыли. Булькнуло масло.
   -Во, теперь совсем хорошо. -Звяканье, шелест материи. -Воины, работу принимай! Ваше Величество...
   -Вольно. -Махнул рукой я, выходя на свет. И тут уже керосинку поставили. Светит так себе, но уже разглядеть что-то можно. -Как работа, мастера?
   -Все сделали, Ваше Величество. -Сказал Алексей. -В лучшем виде. Вот три ключа... -Мне передали мешочек с завязками. Я мельком на него глянул. Ну, нормально будет.
   -Благодарю за хорошую работу! -Сказал я. -Рассчитается с вами... -Так, а кто же рассчитается-то?
   Мастера замахали руками так, словно собрались взлететь.
   -Брать деньги с короля...
   -А ну цыц! -Сделал я важное лицо. -Ждан расплатиться! Я ему об этом сообщу, через два дня зайти за деньгами. И только попробуйте мне не зайти или продешевить, ух как обижусь! Сегодня поздно уже... Во дворце останетесь или до дома?
   -Да до дома хорошо бы. -Сказал старший сын мастера Виктора. -А то батюшка у меня строгий, узнает что не так, выпорет...
   Средневековые нравы. Я-то свою свободу приходить во сколько захочу... Эх, сколько нервов было. И работа, и учеба, и то, и сё. Даже вспоминать не хочу. Ну, с другой-то стороны, мой город - это не столица Ильрони. У меня город поспокойнее.
   -Хорошо, к Виктору обратись, он охрану выделит. Десяток человек. И ещё раз спасибо.
   Проснулся в своем мире. Осторожно освободился от рук Маши, которая меня обняла во сне, подошел к столу, включил компьютер.
   До института у меня ещё пара часов есть, надо решить с тем, какие же ещё министерства я хочу видеть в своем мире...
  
  

Глава 3

  
   Итак, друзья, какие будут мнения?
   Пришла пора решать без промедления.
   Сегодня же я должен наши выводы
   Представить королю для общей выгоды.
  
   Михаил Щербаков
  
   Вечером, уложив Машу в кровать, я сам засел к столу. Надо решить тут, какие у меня теперь будут органы государственной власти. А то образовывается не очень хорошая тенденция, все проблемы начали нести ко мне, от никак не получающегося станка в кооперативе "Весна" и до дворянина, которому купеческая телега проехать не дает.
   Прошлая государственная власть мне не нравилась. Нет, ну что это такое? Какой-то казначей, какие-то графья, не понятно за что отвечающие, то да сё...
   Будут у меня министерства.
   Глотнув кофе, я придвинул к себе чистый лист бумаги.
   Первое у нас будет Министерство обороны, и шефом его назначим... Кого? Логичнее бы графа Тоскалонского Лира, очень логично. И в помощники ему назначаем Виктора. Ого! Нет, не пройдет это все же. В верности графа Лира я пока что не уверен. Лучше пусть Виктор пока рулит. Граф Тоскалонский будет ему заместителем.
   На бумаге быстро появились квадрат с двумя перекрещенными мечами.
   Под ним гвардия, стража, кольчужники, вопросы ополчения, именные легионы... Короче, вся армия и вся охрана правопорядка, а также моя личная гвардия. Моя личная гвардия будет вооружена огнестрельным оружием, а развернуть её задача Виктора. Волин пусть будет его заместителем в гвардии. Подраться он любит, так что справиться, я думаю.
   Ещё у меня будет министерство промышленности, он же Военно-Промышленный комплекс. Развернем его на базе торгового дома "Весна". Это Ждан и те, кто к нему возжелает примкнуть. Мастер Виктор, конечно же, и все, кто возжелает. Их задача делать промышленность. Надо будет, так подкинем техники и технологии новой, будут делать и продавать, будет у меня ещё одна статья доходов там и больше золота тут.
   Министерство сельского хозяйства. Это пусть сельское хозяйство поднимают. Кого назначить... Кого же мы туда поставим-то? Кто дело не провалит? Короче, соберу расширенное совещание, там и решим. Скорее всего, сядет туда барон Алькон. Раз барон, то должен разбираться, когда сеют и когда пашут. Не просто же так он в своем поместье сидел? А в подручные дадим ему его крестьян... Опасно, конечно, вот так забивать целое министерство знакомыми друг с другом людьми, но деваться пока что некуда, у меня жуткий кадровый дефицит.
   Опять же, туда надо закинуть новые технологии и, возможно, даже семена. Не знаю как это повлияет там на семенной фонд или прочие растения, но кушать нам тоже надо что-то.
   Министерство финансов. Вот это важно, они мне деньги будут давать. Туда же заталкиваем налоговую полицию... От неё ничего не осталось, все дернули вместе с графом Урием в счастливое никуда. Ну да, ещё бы им не дернуть, дом барона кого-то там, отвечавшего за сбор налогов по стране, выстроенный в столице, едва ли не роскошнее дома графа Лурга.
   Кого туда поставить? Как назло, нету никого честного и с головой на плечах. Таких в царствование королевы Мор Шеен не фига не осталось. Все или за границей, или на том свете. Ладно, пока подвесим этот вопрос, пока я сам попробую порулить, а там посмотрим. Или... Граф Слав? Быть может? Серьезный дядька, а самое главное, что умеет находить людей и давать им занятия. Пусть пока что порулит им, может, найдем ещё какие-то решения.
   Ладно, подвесим и сочтем решенным.
   Так, значить, первые четыре министерства у меня есть. Это основа, потом остальные подтянутся.
   Я потянулся, не глядя отхлебнул ещё кофе, продолжая рисовать. Структура вырисовывалась не быстро, но верно.
   Министерство государственной безопасности... Может, все же министерство обороны? Да не, ну на фиг. Лучше сначала соберем всех в одном месте, а потом разделим по ходу действия, учитывая внешние факторы. Министерство обороны выделим, то, сё... Итак, Министерство государственной безопасности включает в себя гвардию, обученную обращению с огнестрельным оружием
   Понял, что думаю набор слов. Как сказка о курочке Рябе, читаемая напополам с Викторией Харрингтон.
   Не пройдет это все. Мне нужна спецслужба, крепкая и серьезная. Которая будет не только отсекать на ранних проявлениях покусителей на меня - а они ещё появятся, как только начну земельную реформу - но ещё и отслеживать и пресекать прочие опасные тенденции. К примеру, чтобы не родилось ещё одного графа Лурга, великого комбинатора. И... Да мало ли для чего толковая спецслужба может пригодиться?
   Понятно, что даже граф слав ну никак не сможет конкурировать с графом Лиорданом. Возможно, смогла бы баронесса Ядвила... Но её нет. Так что мне нужно сделать ход в строну, сделать нечто такое, про что ещё в том мире не придумали. Сделать ставку не на опыт, а на ум и инициативу.
   Мысль вильнула в сторону.
   Следует ли связывать свою спецслужбу с гвардией? Отдавать под начало Волину? Нет, Волин не такой человек, он более открытый и упорный, скорее. Вот и так, не стоит. Может, стоит её вообще замаскировать так, чтобы никто и не догадался, что же это такое есть, и во главе поставить человека мне верного... Да, точно. Так и сделаю.
   Запишем.
   Теперь армия.
   За армию пусть отвечает... Виктор пусть отвечает. Остальные, включая графа Лира, пусть командуют своими отделениями. Граф Лир пусть организует нормальное войско из пограничников и кольчужников, ибо скоро у нас будут проблемы со Степью, не знаю, как долго я ещё смогу морочить послам головы. Грошев пусть займется Морской стражей. Барон Ромио... Тоже занятие найдем. Граф Нидол пусть отвечает за полицейские функции в городе, у него пока что неплохо это получается.
   Кстати... Ещё одна идея. Всех просителей я разогнал на фиг, у меня просто не хватает времени сидеть и принимать прошения и судить... На фиг. Пусть теперь у меня будет свои судьи. Суд... А что тут долго думать? Особая такая тройка. Судья, адвокат, обвинитель. Все от государства, чтобы не было неожиданностей. Будем их менять ещё, чтобы друг к другу не привыкали. Суды организовать...
   Пусть этим занимается граф Нидол и выразитель народных чаяний барон Алькон. Как же, Лесной барон, борец против угнетения! Вот пускай и поработает, построит мне хорошую рабочую систему. А потом уже решим, куда его дальше отправлять, то ли на сельском хозяйстве оставим, то ли в судьи определим.
   Ещё росчерк на бумаге, выпить кофе.
   Так. Идем дальше.
   Министерство промышленности берет под свой контроль военно-промышленный комплекс и будущие заводы... Какие ещё на фиг заводы? Мануфактуры в лучшем случае. Итак, пусть военные - это будет заводы, а гражданские - это будет мануфактуры. Чтобы не путаться. Для военных сделаем отдельный поселок... Форт сделаем. И льготы всякие, тоже продумать надо.
   Другой вопрос, делать ли заводы и мануфактуры частными? Прихватизация... Тьфу, слово-то какое гадкое. Пусть так. Чтобы не создавать нагрузку на бюджет, мануфактуры все будут частными лавочками, акционерными обществами с контрольным пакетом акций у меня. Делать они будут что я скажу, а деньги в них пусть вкладывает кто хочет.
   Заводы я в частные руки не отдам никоим образом. Это моя оборонка. Строим на деньги государства и что там будут делать, я лично решать буду. Два-три, больше не делать. Это порох, это стволы для пушек. Это лекарства? Простой анальгин бы наладить... Не получится, наверное. Но попробовать надо.
   Ещё кофе... Бррр... Глаза слипаются, но перед сном надо все порешать.
   Минфин пусть собирает налоги и регулирует их. Нужен налоговой кодекс. А то заводы-то и мануфактуры хорошо, конечно, но на них быстрое развитие нужны немалые суммы, да и армии что-то платить надо.
   Министерство сельского хозяйства.
   Вот эти должны решить, что у нас с едой. Как крестьяне сеют, как крестьяне пашут, что они делают и чем занимаются. Аграрной работой заниматься будут... Учебников я понатащу и понаперевожу, это не страшно. Главное основные положения знать. Удобрения и техника, опять же. Задачи его будут первое - обеспечение едой. Вот так и пишу, обеспечение едой. Выделим ему Бабаевские склады*... И будет он у нас их наполнять пищей и едой, благо, что немцы тут не летают и жечь эти склады некому. Ну, для ещё большей гарантии, сделаем их несколько и каменные. И охраны побольше туда поставим.
  
   * - Главный герой сознательно искажает чуть название складов. Имеются в виду Бадаевские склады, склады им. А.Е. Бадаева, построенные в Санкт-Петербурге в 1914 году. Представляли собой комплекс деревянных строений и сооружений, в которых хранилось продовольствие. В 1941 году были уничтожены в результате налетов германской авиации, в результате чего город перед блокадой лишился части своих продовольственных запасов (существуют мнения, что и не так уж много, хранимого продовольствия по нормам Ленинграду хватило бы на 3 дня).
  
   Вот, ещё кофе и дописать в минпром. Обследовать и доложить, что за месторождения полезных ископаемых есть в королевстве и где, изложить перспективы их добычи. Надо бы металл хороший, нужен уголь, нужна селитра в промышленных масштабах. Много что нужно.
   Ну, можно вроде бы спать?
   Ну да.
   Я выключил свет, потянулся.
   Сбросил футболку и штаны, наощупь в кровать, Маша сонно заворочалась, потянулась мне навстречу.
   -Ну, писатель мой? Спокойной ночи...
   Теплое девичье тело прижалось ко мне, теплые и жадные губы потянулись навстречу, коснулись носа, подбородка, и её жаркий поцелуй нашел мои губы.
   Ну какой тут спокойной ночи?
   Спокойно, спокойно... Хорошо, что в комнате дверь ковром занавешена и вход у меня в неё отдельный.
   -Ой... Ой... Какая ты у меня горячая... Вся...
   -И не только тут... -Она схватила меня за руку и...
   Завтра, завтра же иду и снимаю отдельную квартиру!
   Закрыл глаза, открыл - а в них уже светит утреннее солнце.
   Ну, с добрым утром.
   Идем портфели делить.
   В зале уже собрались все. Даже мастер Клоту. Он в последнее время вообще не представлял, как и куда приткнуться, ходил по замку, иногда исчезал из него, лечил где-то людей. Я не препятствовал. Пусть себе.
   Итак, начали. Для начала вот это все, что я писал в своем мире, вспомнить и переписать набело уже тут, а после обеда все уже приглашены, ждут...
   -Что такое "министерство"? -Сразу же спросил Волин.
   -Просто. Это что-то вроде торгового товарищества. Только в государстве.
   -Торгашам в королевском замке нечего делать! -Рубанул Виктор. Потом покосился по сторонам. Ждан, Волин, Коротыш даже, Подснежник... Я всех собрал.
   -Прошу простить. -Выдавил Виктор из себя.
   -Простили. -Махнул я рукой. -Так, теперь рассказываю. У нас будет ровно четыре министерства. Первое - это Министерство Обороны. Оно же Военное Министерство. Виктор, ты назначаешься моим военным министром. Министром Обороны, короче. С присвоением тебе графского титула... -Последнее я ляпнул на вдохновении. Но попал, вот как народ заинтересовался. -Твоя задача собирать армию и полицию и управлять ими так, как я тебе скажу.
   -Что такое полиция?
   -Так... Полиция - это городская стража. Так вот, за городскую стражу отвечает граф Нидол. Он каждое семидневье отчитывается тебе, рассказывает, что ему нужно и что было. Граф?
   -Да, Ваше Величество. -Поклонился старый граф.
   -Так. За армию тебе отвечает граф Лир. Под его начало переходит Пограничный легион. Граф Лир?
   -Да, Ваше Высочество. -Поднялся граф со своего места за столом.
   Ох, шикарен у меня стол! По моему проекту, здоровенный и круглый, всем место хватает. И кресла хороши, и лишних людей нету, и своим людям стоять, как истуканам, не надо. Хорошо я придумал!
   -Что с армией делать, ты знаешь. Твоя задача за как можно более короткое время восстановить боеспособность Пограничного легиона. Через неделю у меня на столе... -Я похлопал ладонью столешницу перед собой. -Должен лежать твой доклад о том, как ты это сделаешь. По прочим делам советуйся с Виктором.
   -Да, Ваше Величество. -Граф Лир тоже не показал своих чувств. Пойди разбери, то ли оскорблен он тем, что перед неизвестно кем отчитываться должен, то ли ему все по барабану, то ли рад, что принц вот так резко за дело принялся.
   -Граф Виктор! За Морскую стражу перед тобой... Грошев, барон Ромио, граф Слав. Кто желает принять под себя Морскую стражу?
   Трое переглянулись, но промолчали.
   -Тогда так. Грошев, ты теперь командир всей Морской стражи, позже получишь баронство. -Я раздавал аристократические титулы как горячие пирожки с лотка. Если я проиграю, то отдавать не придется, а если выиграю, то найду из чего отдать. Тех же степняков выкинем за старую границу, там ещё кусок земли найдется храброму вояке.
   -Барон Ромио, вы назначаетесь его заместителем. Грошев начинает восстанавливать Морскую стражу, проект на восстановление мне на стол через семидневье. Что?
   -Я не умею писать, Ваше Высочество.
   Так, кажется, министерств будет у меня пять. Ещё надо Министерство образования.
   -Из казны выделят денег, пойдешь в Королевский университет. Задача - научиться читать и писать... Ещё считать... Без отрыва от выполнения основных обязанностей. Пока что возьмешь себе писарей. Двоих разрешаю. Барон Ромио?
   -Да, Ваше Величество.
   -Поможешь.
   -Да, Ваше Величество.
   -Виктор! Твоя задача не лезть в руководство армии и стражи, а заниматься тем, чтобы у них всегда все было и мои пожелания вовремя доходили до графа Нидола, графа Лира и будущего барона Грошева.
   При последних словах Грошев аж просветлел.
   -Ваша же задача, уважаемые, всегда и вовремя реагировать на замечания графа Виктора. Сам бы этим занялся, да голова у меня одна и руки только две.
   Все на меня исподволь поглядели.
   -Волин!
   -Да, Ваше Величество.
   -На тебе гвардия. Чтобы граф Виктор не занимался ей непосредственно, отвлекаясь от своих прямых обязанностей - гвардия на тебе. Учишь их как воинов...
   Главное оружие гвардии-то все равно будет не меч и копье, а мушкет со штыком. Так что не страшно, если у кого-то из них не будет владеть мечом хорошо.
   -...но и про гранаты не забывай!
   -Граф Лир, у меня тут вчера сидели... Кто бы вы думали, а?
   -Послы Предвечной, хан Ражий Хомяк.
   Отож хитрый тип!
   -Вот, я хочу, чтобы в следующий раз они сидели не у меня в замке, а у себя в Предвечной, и сюда и близко не совались. А достигнуть этого без вас... Не знаю, получиться ли. Потому возрождение Пограничного легиона - ваша главная задача. Получите все, что запросите. Получите даже гранаты, снабдим... Порядок обучения гранатометчиков согласуешь с графом Виктором!
   -Я мог бы сам заняться обучением своих людей, Ваше Величество! -Поклонился мне ещё глубже обычного граф Лир.
   -Оружие новое, опасное! -Отрезал я. -В руках неумехи оно опасно может быть не только самому... гранатометчику... Гренадеру, вот! Но и людям вокруг него. Так что не спорить!
   -Да, Ваше Величество!
   -Главное - это отодвинуть степняков от королевства надолго! Чтобы и дорогу сюда забыли! Пока приготовления не показывать, если надо заплатить дань в первый год...
   Всеобщий вздох, разочарованно-смущенный.
   -...то заплатим, но момент нужный выберем! Понятно, граф?
   -Да, Ваше Величество. -Поклонился граф, поглядел мельком на Виктора. Тот даже не знал, куда себя девать.
   Да, возможно, Виктор не лучший кандидат на пост министра обороны. Но он верен мне, он упорный, он будет делать то, что ему прикажет король, и никогда меня не предаст. Так же Ждан, Волин, так же Коротыш, Две стрелы, Подснежник... Они не подведут. Кстати, что это они вот так застыли-то тихо?
   -Коротыш, Подснежник, Две стрелы, Брат. Вы теперь у меня гвардейцы. Барон Алькон... Я их у вас забираю и перевожу на новое место службы. И дарую дворянство. Теперь вы все рыцари, понятно?
   Четверо поименованных поглядели на меня ошалело.
   Старая гвардия переглянулась.
   -Ваше Высочество. -Приподнялся с поклоном граф Нидол. -В рыцари надлежит посвящать оружием...
   -Никогда не посвящал.
   -Позвольте я покажу?
   Ритуал красивый. Все трое на полу на одном колене, правом, позади Ждан и Виктор как рекомендующие за подвиги даровать дворянское звание достойным воинам, впереди я с тесаком, по очереди кладу его... Тесак то есть... На правое, а потом на левое плечо.
   Все, у нас теперь четверо новых рыцарей.
   -Так, а остальные?
   Ну, и с остальными так же.
   Герб нарисовать надо. У Виктора герб уже был, надо было только добавить пару закорючек, что это именно граф, а ни кто иной. Безземельный, конечно... Но за этим дело на станет, думаю, что у графа Дюка или у графа Лурга земель много, можно пару соток нарезать. А вот Грошев и вольные стрелки чесали в затылках, да никак не могли понять, что же да как же.
   -Короче, найдем мастера геральдики, нарисует. Граф Слав, в Королевском университете вроде бы есть знатоки геральдики?
   -Да, Ваше Величество.
   -Вот и хорошо. Теперь дальше идем. Второе министерство у нас будет Министерство промышленности. По факту... Ждан! На колени! Поздравляю тебя с баронством! Ты теперь Министр промышленности.
   Ошарашенный Ждан только кивнул. Ну да ничего, дальше сделаем его и графом тоже, будут у меня свои графины.
   Что ему сделать, я ещё утром записал, оставалось только передать свиток.
   -Ознакомься. Людей себе найди верных. И не забывай, что они не только о своем кармане заботиться будут, но ещё и о благе государства...
   Говоря это, я почувствовал себя не меньше чем Петром Первым, а лица всех вдруг стали странные.
   Что это так?
   О?
   Всегда тут говорили "королевства", а я сказал "государство". Причем отчетливо так сказал. А "государство" тут слово более объемлюще, более серьезно. Почти как "империя". Но Империя тут одна совершенно, про неё редко говорят так серьезно за её пределами, хотя вот тот же барон Нават зачастую может сказать "Моё государство", а не "Моя страна"
   А, некогда о пустяках думать!
   -Что нужно, барон Ждан, спросишь. С тебя тоже доклад каждое семидневье. Все вот тут написано. -Я уже заранее подготовил, что же я хочу. Ну, все стандартно - пара заводов, мастер Виктор и кооператив "Весна", для начала упор на мирную продукцию, лампы и замки, план по передаче некоторых вещей в чужие руки.
   Идем дальше.
   -Следующее. Министерство финансов. Казначейство то есть. Ведает благами денежными и прочим. Граф Слав! -Это опять же на вдохновении. Пусть у себя в институте ищет людей грамотных, их расставляет по местам, не дает воровать... Иного выхода у меня пока что нету.
   Граф Слав встал, поклонился. Ну, что же мне делать-то? Никого другого у меня и в самом деле просто нету.
   -Дальше сложнее. Министерство сельского хозяйства. Будет заниматься продовольствием и развитием крестьянства, чтобы поля сеяли побольше да никто лишний раз не обижал. Барон Алькон, один ты у нас остался. Примешь, справишься? Или лучше ещё кого поискать? Я же вам баронство обещал личное...
   -Справлюсь, Ваше Величество. -Покивал головой барон Алькон. -Дело нужное, важное. А баронство-то подождет. Только позволено ли мне людей моих с собой брать? Не сильно-то я разбираюсь, когда молотить, а когда сеять. А они могут что-то полезное подсказать.
   -Если толковые, то хоть в рабских бараках бери, потом утрясем. Только спрошу я с тебя. Через семидневье с тебя тоже доклад.
   -Да, Ваше Величество.
   Ему тоже достался свиток, что я утром набросал по поводу своих мыслей на Земле. Агрономия, самые вершки из Интернета, да ещё так помалу.
  
  

Глава 4

  
   Мне в ПТУ к первой паре
   А ты сиди и играй на гитаре...
  
   (...) цензура
  
   -Здравствуйте, Игорь Сергеевич! -Поздоровался я.
   -Здравствуйте, здравствуйте... С чем пожаловали? -Поднялся мне навстречу профессор. Для зачетов вроде бы ещё рановато...
   Ну да, рановато ещё для зачетов, в институте почти что никого народу, все счастливые и всем хорошо пока что, ибо... Ну да, от сессии до сессии живут студенты весело.
   -Да вот так... По делу...
   Оружие надо делать. Огнестрельное, если есть порох. Мушкеты, потом пушки, потом винтовки, потом вообще автоматы... Ага, надо, а как же мне это исполнить, когда у меня не то что труб, у меня и кузнецов-то нету почти, все разбежались за время правления королевы.
   Однако, проблема.
   Разложим проблему на составляющие.
   Можно ли принести оружие из моего мира? Не думаю, после пистолета мне было крайне плохо... А если попытаться тащить только стволы? Ну да, а кто мне их продаст-то? Да и много ли я смогу протащить туда? И не сдохну ли в процессе?
   Нет, лучше не рисковать, и делать оружие на месте.
   Итак, проблема в том, что у меня нет ни литейного производства, ни станков нормальных, ни даже месторождений металла. А есть только кузнецы да плотники... И никак
   Короче, нету у меня ничего.
   Итак, снова разложим на составляющие.
   Нужно найти металлическую или железную руду, построить домну, плавить руду в домнах, которые тоже надо построить, потом лить в формы, на прокатном стане получить из них прутки, после чего прутки сверлить сверлом, полировать ствол и фрезеровать затворную группу. Итого, у меня теперь проблем выше крыши. Тем более что предмет "литье металлов" я забыл сразу, как только сдал по нему зачет.
   Но выбора-то нет.
   Да и не так уж сложно, если разложить на составляющие. Помалу, помалу да справимся. Да и конспекты остались.
   Можно ли процесс упростить? Например, сразу найти прутки... Пока что в городе я не видел, чтобы железной рудой торговали. Но оружие-то и изделия как-то делают, значит, уже есть крицы слитки металла, которые перековывают. Вполне возможно, что это прутки, что-то я такое слышал, что мечи в древности изготовляли из многократно перекованных полос металла, а то и прутков.
   Получив же уже готовые прутки, задачу можно облегчить довольно сильно. Закупить этих прутков побольше, да и пускать в работу. Просверлить, отшлифовать... Сверло-то уж всяко можно перенести из моего мира, тем более что мне и простого сверла по металлу достаточно, не обязательно специальные, пушечные.
   Но вот где взять станки?
   Представив, как я сначала обнимаю большой токарный станок, а потом стелю одеялко под станиной, фыркнул.
   Не, не пойдет.
   Не потяну просто.
   То есть, станки тоже надо делать там?
   Получается, что мне в том мире нужно было металл варить, пушки лить, то да сё, а я до сих пор ещё смутно представлял себе этот процесс и как его запустить. И теперь мне требовалась консультация, причем немалая и по самым разным направлениям.
   А где её получить как можно быстрее и качественнее? Конечно же у специалиста.
   Игорь Сергеевич Десемов как раз и был таким специалистом.
   Разумеется, всего этого я профессору не рассказал. А ответил:
   -Ваше приглашение, профессор. -Самое противное, что глаза-то честные получились. Раньше я так врать не умел. -Книжку прочитал, ещё хочу узнать. И диплом хороший хочу. Можно у вас?
   -Ого! -Вскинул брови профессор. -Так проходите, не стойте в дверях.
   Значит, вошел я внутрь по приглашению, и на час просто выпал из реальности.
   -Что же будет у вас в теме? Первое железо? Или методы его обработки? Вот, у меня есть несколько книжек... Вот это про то, как отливали пушки в Древней Руси. Рубцов, "История литейного производства в СССР" *. Вот тут про металлургию и историю горного дела...
  
   * - совершенно реальная книга.
  
   Я даже и не думал, что у него собрана такая библиотека! Книг было полок шесть, в три ряда. Здоровенные справочники на английском и немецком, лохматых годов издания, переводы - даже довоенные, с немецкого в основном. И современной литературы тоже хватало с избытком, что-то в виде справочников, что-то в виде исторических трудов. Отдельно лежали тонкие брошюрки, подшитые в сборники. "Обработка металлов", "Промышленное производство в России", "История промышленности в Германии"... Столько всего!
   Многое из того, что видел на картинках, было тут. Вот это немецкий станок, времен второй мировой. Токарный. Клеймо с затейливой немецкой надписью и цифрой "1939". Шрифт готический, наполовину вытершийся, но медяшка отдраена хорошо! Вот это вещь... До сих пор же работает, мотор крутиться, суппорт бодро ездит по направляющим.
   -Точность, правда, упала. -Посетовал профессор. -Сколько лет уже крутиться... Его с одного заводика выкупил.
   Я присел, разглядывая привод. Да нет, никак не получиться. Ну никак просто. Тут точно электродвигатель, причем...
   -Двигатель заменили. -Заметив мой интерес, сказал Десемов. -Старый уже не найти, на металлолом сдали...
   -А во сколько обошелся станочек, если не секрет?
   -Да в ящик водки и три палки колбасы на закуску.
   -Ого.
   -Ну... Рабочие - они не понимают про историю, а вот про водку они хорошо понимают. Потому и вынесли мне его за ворота через час после озвучивания предложения... Разве что ящик водки трудно дотащить было. Ну да договорился. Универсальная валюта все же. Во времена СССР работала куда лучше, чем зеленые бумажки с американскими президентами во времена РФ. Вот на это посмотрите. Это реконструкция одного из самых древних станков... Хотя чего тут реконструировать-то?
   Я поглядел. Ну да, как в книжке картинка. Бревно на двух треугольных опорах, с одной стороны перекинут ремень. Бревно по центру поточено, как бобры грызли.
   -Итак, молодой человек, какую бы тему для диплома вы выбрали?
   -История развития техники, быть может? -Вот это мне хорошо поможет.
   -Ну... Не думаю, что такую тему пропустят у вас в деканате. А, скажем, исследования типов станков не желаете? К примеру...
   Говорили мы долго ещё, сошлись даже на теме. А я все косил взглядом на полки, где были собраны настоящие сокровища для того мира. Что там золото, что там брильянты. Лишь хладное железо властвует над всем. Придет время, так у меня будут покупать не то что мушкеты золотом по весу, замки дверные и ручки по весу покупать будут.
   Управлюсь ли за сегодня со всем?
   Нет, конечно, если тут стоять буду и на всё это глядеть, как баран на новые ворота.
   Ну, за дело.
   -Игорь Сергеевич, а можно ли что-то выписать тут? Ну, буквально пару часиков займет...
   -Да конечно-конечно! Может, для вас лучше будут рефераты? Я вот тут храню... -Десемов открыл шкаф, с верху до низу забитый рулонами бумаги.
   -Это эскизные проекты. Ведь чем инженер отличается от обычного человека-то?
   -Не знаю...
   -Умением делать чертежи! -Поднял палец вверх Десемов.
   Я присел за большой стол, достал новомодный автоматический карандаш и линейки, разложил лист ватмана, который мне сейчас предстояло густо-густо заэскизировать самыми разными картинками.
   И пока работал, меня грызли очень нехорошие мысли.
   Ну, вот, где мне прутки-то взять хорошие? По всему выходит, что прутки тоже придется тащить из этого мира. Получится ли много взять? После пистолета я в себя полдня приходил. Не такое уж это и безопасное средство переноса из мира в мир, как оказалось. Если тащить что-то тяжелое или сложное, то можно и концы отдать.
   Но попробуем. Сверла и прутки, значит...
   А может, сразу автомат Калашникова, штук пять? Сразу решим много вопросов. По паре магазинов на ствол... Или уж, чего греха таить-то, тащить с собой сразу пулемет?
   Тут-то меня и заметут, когда я его покупать буду. Иметь много золота - это ещё не значит иметь возможность безопасно купить пулемет. Ключевое слово "безопасно".
   Значит, надо делать оружие там. Во всяком случае, пытаться запустить процесс. Как это сделать, вопрос десятый уже, но делать-то что-то надо. Гранатами войну не выиграешь.
   -Молодой человек, слышите ли вы меня? -Десемов.
   -Да-да, простите... Просто чуть задумался. А если все это на компьютере сделать-то? И чертежи тоже?
   -Ну, конечно же! Рисовать на кульмане в наше время - это просто преступление... Если не сказать хуже. Итак, вот на чем мы остановились...
   Вышел от Десемова я ободренный сильно.
   Со мной были пара флешек с чертежами древних станков, выполненных энтузиастами под руководством профессора, и несколько дисков с программами проектирования, чтобы эти чертежи можно было просмотреть.
   То есть, оборудование у меня будет. Даже домны будут, есть кое-что у меня по их размерам. Оказалось, что даже доменная печь, вроде бы уж чего простого-то, но и она имеет свои, веками установленные размеры.
   И даже если не получиться литье... Можно склепать пушечный ствол из железных полос. Можно склепать его железными обручами, как бочку... Можно. Можно даже придумать приспособление и расточить его изнутри, загладить расточкой мельчайшие щели и раковины, в которых забиваются тлеющие частицы пороха при выстреле, и поджигают следующий заряд, как только его помещают в ствол. Вот почему старые орудия надо так старательно банить после каждого выстрела...
   Конечно, нельзя гарантировать - что такая пушка не рванет в стороны, уничтожив прислугу. Скорее всего даже рванет... Короче, пушки пока что отодвигаем в отдаленную перспективу. А сосредотачиваемся на мушкетах и ручных картечницах. Потому как, чует моё сердце, воевать будем в самое ближайшее время.
   Вот думаю так, а передо мной идут лица, лица, лица... А за спиной громко бухает музыка.
   "Василёк", будь он неладен.
   У нас на фирме наконец-то долгожданное расширение.
   Была у Петра Сергеевича мечта давняя, развернуть фирму в большое охранное предприятие, с пультовой охраной, спецсредствами и всем таким прочим, пока что денег на неё не хватало.
   И тут очередной давний знакомый Петра Сергеевича, когда-то ударившийся в бизнес, подкопил деньжат и решил открыть себе банк. Их сейчас как ларьков возле метро, один за другим открывают. На банк хватило, а собственную службу безопасности пока ещё нет, а какой же уважающий себя банк без надежной охраны?
   Вот и нанял новый банкир людей со стороны, то есть нашу фирму. Для Петра Сергеевича это ого-го какой шанс!
   В банке теперь Костик и Серега-большой стоят, и остальные, кто покрепче. Всех выбрал, кого мог. А я теперь стою на дискотеке вместе с Вербицким. Пока ещё сюда новых людей наберут...
   -Молодой человек, задержитесь минуточку...
   Гоша, нет? По походке судя, обдолбался в край, а глаза вроде бы нормальные. Может, ещё доза не подействовала? Пропускать его внутрь как-то не очень хочется, согласно новым законам, если на дискаче находят наркоту, то дискач закрывают. *
  
   * - Было что-то такое и в самом деле.
  
   В принципе политика правильная, только нам из-за неё забот подкинули, которых и так выше крыши было.
   Нет, вроде бы адекватный. Просто походка чуть странная, как не от мира сего. Глаза нормальные, смотрит уверенно, лицо тоже интеллигентное. Просто, наверное, в первый раз сюда пришел, вот и нервничает.
   Хотя что нервничать, все мы когда-то в первый раз что-то делаем.
   Быстро провел портативным металлоискателем по одежде. Искатель подмигнул огоньком... Что там быть может, в кармане? Ключи?
   -Оружие, наркотики?
   Мне продемонстрировали большую связку ключей в кармане и брелок-фонарик.
   -Все понятно, извините за беспокойство, удачного вечера! -Как мог дружелюбнее улыбнулся.
   Так, а вот этого уже никак пускать нельзя. Впереди не мелкий, полноватый паренек с бегающими глазками, в спортивном костюме от китайца Абибаса. С ним ещё парочка таких же типов, одинаковых, как близнецы. И выстроились треугольником, гады такие, впереди самый здоровенный, "пробивной", у него в кильватере остальные. И накатить по дороге успели, пивом так и шибает.
   -Молодые люди, наше заведение вынуждено отказать вам в посещении сегодня. -Я для солидности указываю на табличку "Дресс Код". -Пьяным и лицам в спортивной одежде вход запрещен.
   И в самом деле, внутрь пускать их нельзя. Там молодежь совсем другого формата тусуется. Это гопники будущие, а в зале их клиенты, сто, да даже двести процентов дам, что в зале будет драка с участием этих троих.
   -Да это чё? -Выдохнули мне в лицо. -Да кто такое придумал? Да кто тут пьяный?
   -Решение администрации. -Отвечаю как можно более спокойно. Главное не скосить глаза на ментов, которые собрались в кучку и о своем базарят. Они должны заметить, а если не заметят, то тут Вербицкий есть...
   -Ты чё, красный, берега попутал? -Сказал правый, раскручивая ножом-бабочкой. Есть такой способ, когда резко раскрываешь ножик, а раны от него самые противные бывают. И на металлодетекторе эта гадость не всегда звенит, к слову.
   -С оружием вход запрещен! -Уверенно говорю я. К тонфе не тянусь, если что, буду отступать дальше в коридор, тогда достану. Сейчас доставать - только обострять и без того непростую ситуацию.
   В очереди за спиной раздалось возмущенное бормотание, в ушах у меня билась музыка, а по спине стекала липкая струйка пота. Где же менты-то, за что их смазываем? Пусть забирают этих гавриков куда подальше!
   Гаврики вперед не идут, их пугает моя уверенность. Обойти меня не получиться, коридор тут специально узкий, драку начинать они пока не решаются.
   -Да ты ваще знаешь на кого попёр? -Начал традиционную распальцовку "проходной". -Да ты ваще чё берега путаешь? Да я слово скажу, завтра тебя тут не будет! Да тебе рожу распишут как квадрат Малевича!
   Не распишет. Тонфа в умелых руках куда как длиннее его перышка. Но драку первому начинать нельзя, никак нельзя. И даже оглянуться нельзя, чтобы узнать, что там Вербицкий мается, который уже должен сюда за шкирку тащить ментов прикормленных. Тем более что и повод имеется.
   В очередь мелькнули долгожданные синие рубашки, и как глас неба раздался.
   -Молодые люди, документики приготовьте!
   Мишка. Мишка ментов привел. А Вербицкий, сука... Так и просидел в каморке сбоку, делая вид, что его на свете нет.
   -Миха, спасибо. -Одними губами сказал я, когда наряд увел потенциальных дебоширов.
   -Не за что. -Тот так же, одними губами улыбнулся и снова скрылся в глубине коридора. У него задача на сегодня куда как проще, стоять перед гардеробом.
   -Саша! -Я посмотрел в угол, где изображал статую Вербицкий.
   Тот встрепенулся, принял вид, что только что заметил.
   -Не боись, под контролем были! -Он показал мне свою дубинку. -Как только бы тот, с ножом, я б его по рукам отходил...
   Я сначала хотел сказать, что не наши обязанности драться с клиентами сего заведения, да передумал. Долгое пребывание наследником трона и недолгая королевская власть отучили меня быстро говорить то, что думаю. Потому только кивнул как бы утверждающе. А для себя решил, что больше с Вербицким сюда не встану.
   Ненадежен.
   -Охранник, а вы меня будете обыскивать? -Спросила девушка лет пятнадцати в топике и обтягивающих лайкровых джинсах. Подняла правую руку вверх и покрутилась вокруг оси, чтобы я мог подробнее все рассмотреть, начиная от красиво очерченной груди (лифчика под футболкой не было) до крепкой попы.
   -А что, мы обязаны провести... -Это вот Вербицкий, вот сразу со стула вскочил.
   Я встал у него на пути, загородил дорогу спиной.
   -По Закону! -и поднял вверх рамку металлоискателя, как бы невзначай проведя им мимо тела девушки, -так вот, по Закону досматривать имеет право только лицо того же пола, что и досматриваемый. Потому девушек мы пускаем запросто! Добро пожаловать, и приятного вам вечера!
   Мимо меня сразу же шмыгнула стайка девчонок того же возраста, хихикающих и улыбающихся. Через три-четыре часа их, пьяных и еле на ногах стоящих, отсюда выведут, дотащат до хаты, где и употребят по прямому назначению. Либо оттрахают в туалете. Не зря хитрый Ашот на все помещение штук тридцать кабинок сделал, просторных таких. И ещё есть пара таких темных коридоров за танцполом, где даже диваны есть, и общее освещение никогда не включается.
   Ещё одна парочка девушек, косметики много, а одежды мало. Ну с этими понятно, добро пожаловать, вход для женщин в два раза дешевле. За ними веселая компания, уже подпитая, но адекватные. Не бычье, не качки. Тип "унисекс", когда не поймешь, парень или девушка. От таких неприятностей обычно не бывает, наглушатся разбавленным димедролом пивом, и сидят себе. Для проформы поводил металлоискателем, ничего не нашел, пропустил.
   Два торчка, бледные, в тостовках с капюшонами и обтягивающих джинсах. Двигаются как на пружинках, значит, уже вмазанные. Пускать, нет? Вроде бы можно, если уже хорошие, но с другой стороны, а если у них с собой?
   -Молодые люди, наше заведение вынуждено...
   И так всю ночь. Та ещё работенка, к концу смены ноги просто отваливаются, а в глаза как песку насыпали. Кого пускаешь, кого не пускаешь. Вообще, слышал я как-то краем уха, что функции фейс-контроля выполняет специальный такой человек, да вот по бедноте мы пока что работаем...
   Ближе к утру показался Петр Сергеевич. Ну как же, отдал приказ - контролируй исполнение.
   -Все нормально?
   -Да. -Отрапортовал Вербицкий. -Все в порядке, ничего страшного не случилось...
   -Хорошо. -Петр Сергеевич скользнул оценивающим взглядом по диспозиции. Вербицкий на стуле, я около стойки, Михаил и Хвостовский в зале. Заглянул в танцевальный зал, оценил там обстановку пообщался с главным наряда ППС, что-то незаметно им передав, потом переговорил с Ашотом.
   -Стойте пока что. -Сказал нам. -К утру сменят. Ашот Вагранович, как вам наша смена?
   -Карашо работают! -Восхитился Ашот. -Кофе за счет заведения всем да!
   Только чашка крепчайшего кофе и помогла мне до дома добраться, где я уже намертво отрубился на кровати. Даже не раздеваясь, не говоря уж про душ.
   Уже в том мире навестил мастера Виктора.
   Мастер Виктор сильно расширился за прошедшее время. У него появилось множество наемных работников, дом разросся, прихватил пустырь за фасадом и напротив тоже шла какая-то стройка. Любое свободное пространство во дворе было занято каким-нибудь хламом. Ну да, а как ещё назвать-то? Это вот у нас, в моем мире, оборудование, а тут иначе как хлам...
   В одном углу подмастерья доводили до ума изобретенную в кавычках мной машинку для прокатки полос металла и штамп. Если идею штамповки освоили быстро, долго просто мучились с подходящей сталью для вырубного штампа и обработкой гибочных уголков-шаблонов, на которых готовое изделии из листового металла гнули, то вот с прокаткой беда была. И брал же я из своего мира самую примитивную, и то, и сё... Все равно очень сложно шло. Большие проблемы были с валками и с передачей, зубчатые колеса просто ломались, а ремни постоянно истрепывались. Но, заведенный идеей штампа Алексей придумал, что ремней-то можно сделать и много, все равно дешевле получается, чем вручную ту же заготовку для зажигалки править... Теперь несколько человек отдельно делали нам ремни.
   Листовое железо очень пригодилось для изготовления зажигалок и ламп Алладина. Не говоря уж про прочие мелочи, вроде королевских замков. Вот, внутри слышен скрежет вращающегося шлифовального колеса, сувальды на нем вытачивают. Замки-то народ начал разбирать. Дешевые, а вскрыть сложнее, чем штырьковые... Ну это пока что вскрыть сложно, а как научаться отмычки делать из закаленной стали да слепки ключей - так уже и не сложно будет, потому я своей властью велел распространять замки как можно больше. Выбросить первую партию, и на эти деньги переналадить производство.
   В другом углу собирали лампы и заправляли их нефтью. Заметочка на память - надо устроить перегонный куб, если уж получилось с листовым металлом. Нефть, конечно, хороша, но хочется иметь и керосин, и прочая, и прочая, и прочая... Неужто я перегоню нефть хуже, чем вор около нефтепровода? Вот, Серега-большой в Чечне самолично штук пять нефтеперегонных заводов подорвал. Хорошо, говорит, горели...
   А вот там порох. Это вообще секретно, мельница из двух дубовых валков перекатывает в пыль ингредиенты, а какие, так то знать никому не велено. Нет, конечно, если по секрету, так расскажут, что вот эту пыль собирают со склона холма в солнечный день, вот это зола от простоявшего три дня камина, вот это вообще уголь, а вот это... Золой, кстати, тут отмывались, мыло-то было нормальное только в замке. Ибо дорого.
   -Ого, ничего себе. -Сказал я, вдруг осознав, что же тут твориться. В одном месте делают порох, хранят нефть, много дерева и стружки.
   Надо бы тут разнести производство.
   Сходу озадачил Ждана и мастера Виктора.
   Те призадумались.
   -Короче, вот так тут нельзя. Порох надо делать отдельно. Лампы тоже надо делать отдельно. И зажигалки тоже отдельно. Одна искра... И плохо тут будет.
   Задумался уже мастер Виктор.
   -Вот-вот. -Поддержал его раздумья я. -Надо расширяться, мастер. То, что вы за околицей строите, так то мало. Ждан уже рассказал?
   -Да, Ваше Величество. Вы желаете увеличить производство... -Слова-то знакомые, но вот понятия для мастера Виктора оказались немного странными. И потому он произносил их осторожно.
   -Да, желаю. И притом значительно. Производство должно быть отделено друг от друга. Отдельно должно производится то, что для войны. А отдельно должно производится то, что пойдет потом на продажу. Мастер Виктор... Знакома ли тебе идея водяного колеса?
   Идея знакома, и даже знакомы способы пристроить его к мельнице, скажем. Или к кузнице. Да вот только идея - она идея и есть. Как приделать, мастер Виктор не знает, не получалось ещё. Да и где речку взять?
   -Значит, строить надо у реки. -Подвел я итог. -Поставите водяное колесо, от него сделаете ремни...
   -Около реки не очень удобно, Ваше Величество. Слишком сильное течение и неудобные берега... Нужен ручей поменьше.
   -Это в Мойке. -Сказал Ждан.
   -Ну да, а где же ещё? -Согласился я. Нет, идея-то хороша. Сначала вычистить Мойку, а потом построить там заводы и мануфактуры. Мойка в пределах городских стен, хотя там они и дырявые. В Мойке есть народ, который можно использовать на простых работах. В Мойке есть речки, которые будут крутить водяные колеса. А дырки в стенах можно заделать. Короче, Мойка, берегись!
   Задачи множились как снежный ком.
   С газетой все решилось быстро, фактически за день. Штамп очень легко переделывался в печатный пресс, принцип наборного шрифта мастер Виктор понял ещё быстрее, чем я объяснял, тщательно подготовили доску-матрицу, чернила из кальмара делали тут же, через пару улиц... Расположили, намазали, хлопнули. Готов, отпечаток хороший получился. Теперь можно книжки печатать.
   -Барон Ждан. -Сказал я. -Ты у нас теперь главный редактор. Наладишь процесс и передашь верному человеку. Подбери просторное помещение, желательно где-нибудь рядом с королевским дворцом. Найди людей, которые будут этим заниматься.
   Ждану идея не то чтобы понравилась, но деваться некуда. Некоторые просьбы от короля равнозначны приказу. Газета мне нужна, как же на умы людей-то влиять, рассказывать им про сытую и довольную жизнь, которая теперь настанет? Где же им про свободу и достаток расскажут, как не со страниц "Королевского вестника"? Телевидения тут ещё нету.
   -Раз в день вот такой вот листок должен появляться во всех присутственных местах. Там кратко, что, где, как. Новости жизни двора, новости государства, разные мелочи... Раз в неделю потолще, типа выпуск выходного дня. Пихайте туда что желаете, от героических рассказов до сплетен, которые толкают меж собой дворяне.
   -Сплетни? -Переспросил новоявленный барон Ждан. -Ваше Величество, кажется, я знаю, кто вам нужен!
   -Кто? И прекрати меня "величеством" называть, пока рядом никого нету - я Седдик, ладно?
   Шуго вызвали сразу же, и думал он недолго.
   -Ваше Величество, я готов посвятись свою жизни и умения вам! Что прикажете?
   -Прикажу набирать материал и показывать мне. А потом рассказывать, что да как, о чем в салонах говорят... Новости будешь делать сам. Сделаем тебе небольшую типографию. И ещё акции надо напечатать, а то уж прям и не знаю...
   Так вот Шуго стал главным редактором газеты. К типографии я его решил не допускать, да и вообще, типографию оборудовали рядом с королевским замком, в одном из помещений разрушенной казармы. Слово печатное должно быть целиком и полностью в руках короля! Дабы печатали что скажу, а не то, что хотят.
   Мастер Виктор выделил своего среднего сына, тот привел ещё троих рукастых мужиков-подмастерьев, в возрасте уже. Нашли грамотного человека, бывшего учителя каллиграфии из Королевского Университета, алко-дворянина из бедневшего рода, у которого все имения заложены-перезаложены по три раза. С остальной работой и дурак бы справился, дел-то прижимай одну доску к другой, и откладывай бумагу, да иногда чернилами промазывай. Ещё трое, пацанва из Мастеровых кварталов. Много не умеют, да и многого от них не надо.
   Вот и готова типография, издавай что хочу.
   От каллиграфических штучек-завитушек я сразу же постановил избавиться. В задницу их, делать сложно, отпечаток дают кривой, и ломаются уже после пятого-шестого нажатия. Короче, газета должна быть официальна и не подвержена влиянию сиюминутных эмоций. Потому и нету всех этих "радость", "грусть", "расстройство желудка"...
   А буквы делать-то сложно! Берется небольшой такой ящичек, в него трамбуется земля, плотно-плотно. По вырезанной деревянной букве делается оттиск. После чего в получившийся оттиск льют металл, и получают таким образом пять-шесть штук букв. Всего на страницу надо таких штук сорок, особо если учесть, что страницы-то у меня меньше, а шрифт здоровенный.
   Ну, да наживное дело-то, наживное. Рисунки тоже можно делать, резать в дереве, а потом так же с краской прикладывать... Ну да это на усмотрение нового мастера типографского дела.
   Для начала провел ревизию в замковой библиотеке, экспроприировал все хранящиеся там книги.
   Книги разложили на длинном деревянном столе, стали думать, что да как.
   -Барон, сколько за такую книгу можно в Империи выручить? -Показал я Ждану на богато изукрашенную книгу из королевской библиотеки, которую местные крысы жевать не стали, выплюнули.
   Тот призадумался.
   -Если по пятьдесят золотых продавать, так можно быстро достаточно.
   -Так, а сколько она у нас стоит?
   -Сорок золотых, Седдик. Не меньше никак...
   Чтение - развлечение для богатых. Это я уже давно понял.
   -Так, а что у нас с себестоимостью получиться?
   Уже привычно, смотрят все непонимающе... Кроме мастера Виктора, он что-то знает на эту тему, и Ждан вот нахватался.
   По себестоимости предварительно получалось, что книга будет стоить с десяток золотых. Но теперь-то, теперь делать её проще! Не надо вырезать обратный текст на деревяшке, которая, к тому же, портиться часто. Набирай шрифт, прижимай, да и готово... Теперь основная цена - это бумага и переплет, и ещё картинки. Ну, тут тоже что-то можно придумать. Снизить до пяти золотых и подмять под себя книготорговлю на ближайшие несколько лет. Пока все остальные такие же прессы не наизобретают.
   И заодно, повелел... Хм, звучит, а? Король повелел... Заодно повелел печатать не только газету, но и королевские указы. При мне же вызванный резчик по дереву получил картинку-эскиз. Корона, пара лавровых листьев, все просто и воспроизводимо. Под ним текст будет... Текст уже набирать будем нормальным способом. Оттиски Шуго получил лично в руки, сыновья мастера Виктора зайдут к нему позже, установят сейф с королевским замком, и чтобы ни-ни-ни! Ибо документ это государственный.
   Шуго уже прикидывал, кого же он с собой взять может. Чувствовалось, что идея ему понравилась. Как и оборудование. А уж ореол причастности к делам государственным, столь желанный многими не только в этом мире, но ещё и в моем...
   Так что вот появилась у меня газета. "Королевский вестник". Выходит каждый день с утренним колоколом, раз в семидневье толстая версия, на четырех листках. Продается недорого, в присутственные места отдаётся даром.
   Короче, пусть делают. Хоть бюллетени о здоровье короля печатать будут, все глашатаям меньше работы. Будем повышать в королевстве грамотность и культурность. А то страшно это, среди угрюмого быдла жить.
  
  

Глава 5

  
   Охапка дров, и плов готов!
  
   КП
  
   Если уж мне досталась доля такая, своё королевство, то надо сделать так, чтобы потом не было стыдно его другим показать. Сады в столице разбить, трущобы вычистить, порт в порядок привести, людей умыть-приодеть, грамоте обучить, суп даже тот же варить научить - и то надо!
   Кстати, о супе.
   -Ваше Величество! -Ирина чуть на колени не упала первая. Она же первая меня и заметила, около входа стояла. Чуть позже заметили троица гвардейцев, взяли на караул.
   Работа в кухне встала. Степенные поварихи в цветастых повязках на голове, подмастерья, поварята - все отрывались от своего текущего занятия и кланялись, кланялись, кланялись. Кто на колени, кто в пояс.
   -Не отвлекайтесь, не отвлекайтесь! -Взмахнул я рукой. -Ирин, привет. Поди-ка сюда, а?
   Виктор за моей спиной нахмурился.
   Ну да и ладно.
   -Ирин, слушай, а где тут главный повар, а?
   -Ну...
   Матушка Ивонна. Самый главный на кухне... Главная, точнее. Женщина средних лет, крупная. Скорее полная, чем толстая. Среди простого народа, Низших сословий, жирных маловато, пойди разъешься, когда вокруг то голод, то неурожай. Белое платье, цветной поварской платок на голове, румяное лицо и руки с въевшейся в них мукой.
   Поклонилась.
   -Ваше Величество!
   -Здравствуй... -Как же назвать-то её? Мастер? Нет, мастера тут - только мужчины, а женщины такого же примерно статуса... Ну, не бывает такого тут. Нету, нету тут фенимизмы ещё, как и не бывало. Все называют "матушка", но вот прилично ли то сказать принцу? А, гори оно все!
   -Здравствуй, матушка. Шел мимо, да решил заглянуть вот к вам. Хочу кушанья заморского...
   -Ваше Величество...
   Супа хочется, короче. Борща-то фиг у меня получится... А вот ухи бы хотя бы! Или щей там, капуста-то есть, вроде бы? Короче, решил я добраться до поваров и приготовить хотя бы суп. Желудок-то тоже беречь надо!
   Итак. Ревизия посуды. Что у нас есть-то?
   Сковородки. Разных были размеров, от мелкой-мелкой, на которой жарили специи, до пары совсем уж здоровенных. Раньше три были, но одну забрал себе граф Урий. Видел я там его сковородку, почти что центральный экспонат, приделали к краям по четыре цепи, и поставили над очагом... Уродцы...
   Тарелки были, глиняные. На них выкладывались овощи-фрукты. Не мыли, кстати, ни разу! Хотя тут вода такая, что ещё неизвестно, что лучше, мыть или не мыть. В городе у меня из-под крана воду пить невозможно, хлоркой несет, но уж лучше хлоркой, чем тем, что тут может оказаться.
   Ещё были различные резательные доски и вполне сносные ножи. Рохнийской выделки.
   Ага. Первое ограничение - кастрюли-то нету! Ой беда.
   Да и из чего готовить-то? Щи? Так я не умею. Простой суп-харчо "всё-в-одном", как любят бережливые хозяйки? Не, не хочу из еды помойку делать.
   Ну, теперь нужен большой глиняный горшок, в котором можно готовить уху*
  
   * - существуют мнения, что уху готовить можно только в неокисляемой посуде - эмалированной или глиняной. Алюминиевые и чугунные котелки не подходят.
  
   Два поваренка и Ирина следили за моими манипуляциями с открытыми глазами. Разобрали небольшой очаг, над ним на рогатинах подвесили за завязки котелок, я туда булькнул воды до половины. Поискал вокруг. Лук нужен, лук! И морковка ещё. Хорошо бы петрушки...
   Большую чешуйчатую рыбину, похожую на щуку, сноровисто разделали. Нутро и плавники в одну сторону, мясо в другую. Теперь порезать не очень большими кусками, на самой чистой доске...
   Вот, пойдет. Теперь где у них лук? Есть ли он вообще тут?
   По моему требованию, выложили все приправы на стол. А их и было-то... Прошелся вдоль большой доски, принюхиваясь. Тмин, вот это тмин, будь он неладен. Его в пирогах было много. Такое ощущение, что его тут кладут в каждое блюдо, в какое только можно. Вот это что? Соль? Надо же. Вот это вообще не понятно что, петрушка, что ли. А вот это что? Неужто это перец? Мелкие, серовато-черные, на пыль похожие... Оно ли это?
   Осторожно принюхался.
   -Это, -я показал на перец, -это что?
   -Перец, Ваше Величество. -Сказала матушка Ивонна. -Вот это черный, а это красный. У нас уже немного осталось, два года не покупали, да и не любит его никто.
   Никто? Никто, ты говоришь? Вот наконец-то, а то у меня тут такое ощущение, что жую пресноводную пищу. Как жена с нелюбимым мужем и опостылевшей семьей, бахает в кастрюлю все, что под руку попадается, лишь бы накормлены были, и ладно.
   -Откуда?
   Черный и красный перец везли с югов. Большей частью из Муравьиного королевства, что-то возделывалось и на Южном континенте. Зерно везли из Империи. Мясо покупали у степняков. Вот это для меня было небольшим таким шоком.
   Я, когда ездил вокруг города, видел прекрасный климат и просторы свободной земли, на которой только паши себе! Ставь заборы, огораживай огороды да снимай урожай!
   Но дело обстояло не так радужно. Не хватало нам продовольствия, оказывается. Зерно покупали в Неделимой Империи, скот у степняков или вообще в Дарге... Большие перебои с мясом-то в последнее время тем и вызваны, что степняки Долгий тракт закрыли и не продают ничего.
   Так что же у нас народ ничего не сеял, ничего не пахал, хлеба не растил? Где нивы-то колосящиеся?
   Тоже нету. Крепостному-то оно надо, вкалывать забесплатно на хозяина? Да и на себя не очень надо вкалывать, все равно хозяин излишки отберет, а тебе оставит ровно столько, чтобы ты не помер с голоду.
   Такая вот ежегодная стрижка овец под машинку-нулевку.
   И что удивляться-то, что государство едва на части не разваливается и враги со всех сторон зубы наточили?
   Принюхался. "Щука" тиной и рыбой не воняет. Ну, не воняет и ладно, а ежели воняет, так перец есть. Куски рыбы в суп, туда же надо порезанный лук и морковку. Поначалу поварята пытались строгать все по принципу "большому куску рот рад", да я не допустил, приказал резать мелко. Ударились в другую крайность, стали ножом больше мять и давить, чем резать.
   -Так, оба-двое. -Я строго поглядел на поварят. -А ну! Ирча, иди сюда...
   -Ваше Величество... -Ирина подошла, поклонилась.
   -Так, наедине я Седдик. Вручаю тебе вот этих двоих косоруков в подчинение до вечера. Если не будут слушаться... -Сделал паузу, поглядел строго.
   Поварята паузу оценили.
   Лук и морковку нарезали мелко, прямо с доски ножом смахнули в воду, где уже булькала рыбка. Так, а где большая ложка-то?
   Повара на кухне не столько работали, сколько краем глаза на меня глазели. Матушка Ивонна уже с ног сбилась, народ на путь истинный наставлять.
   Помешивая варево деревянной ложкой, я повел носом. Ммм... Это вам не нажористые химикалии Доширака, это экологически чистые продукты! Ушица что надо получается. Во всяком случае, есть можно будет.
   Снял пенку, подул, попробовал.
   Вкус какой-то немного необычный. Никак определить не могу. Да, рыбное что-то. Есть перец, есть соль. Может, от воды такое? Вода-то тут не такая, как в моем родном мире.
   Кольнуло под сердцем - неужто меня отравить хотят?
   Ага, отравить. Сам сготовил все, сам. Сам же себя и отравишь... Отравитель. Забыл, что тут все-все-все другое? Тут приправы не в бумажные пакетики запаковывают на фабрике, и приправы-то все чудные, идентичные натуральным подсластители и подперчители, а вот прям с грядки. Собрал какой-нибудь дехкан с грядок перец, высушил, размолол, продал купчине, а купчина его перепродал тут. И кто знает...
   -Ну, как живете-то вообще? -Потихоньку спросил я у Ирины.
   -Ваше Величество...
   -Когда никто не видит, я Седдик. -Повторил я ещё раз. -Слушай... Да не косись ты так на меня, мне аж страшно становится. Что такое случилось-то?
   -Так... Ваше Величество теперь... Король... Седдик Четвертый...
   -Ага, а ещё у меня вырос хвост! -Попытался пошутить я. -Ирк, ну ты чего, а? Королевским разрешением повелеваю тебе вести себя со мной как и прежде.
   -Да, Ваше Величество... Седдик.
   -Рассказывай давай, как же жизнь?
   -Нормально. Виктор и Вихор важные теперь! Они теперь в типографии работают. Приносят из города новости.
   Ого, неожиданный ход, но вполне предсказуемый. Шуго придумал? Надо к парню присмотреться.
   -А так вообще что?
   -По замку слуг много ушло. Как только началось, то сбежали. Мы собрались тут, в кухне, боялись сильно, друг за друга держались. Мамка мне лицо и волосы сажей намазала, мукой, жиром вонючим, и всем девочкам сказала так же сделать. Потом ещё гром был, замок ка-ак зашатается! С потолка камни посыпались, вот такие! Мы стали молиться Каме, и с нами ничего не случилось. А потом сюда пришли лесовики, страшные, но никого не обидели. На стражу встали, а старую стражу выгнали всю. Мы тоже бежать хотели, но пришел Ждан Рахатович, это из мастеровых, новый. От имени короля пригласил всех слуг на месте оставаться, пообещал, что обижать не будут. Так и не обижают. Седдик, а правда, что гром тебе дал сам Таллисен?
   -Правда, наверное. -Задумчиво ответил я. Ждан Рахатович, надо же. Имя "Ждан", и отчество приделали. Ждан Рахатов сын. Отца Ждана зовут и в самом деле Рахат. Но вот чтобы так людей называли, я тут впервые слышу.
   Так же, как и у нас. Имя-отчество. Уважительно. Но вот тут я особой такой уважительности не отметил, просто как имя-фамилия.
   А меж тем глаза Ирины становились все больше и больше.
   -Хотя ты это... Не говори никому, ладно?
   -А ещё мастер Иштван вернулся. -Сказала Ирина. -Думали, что запытал его граф Урий проклятый, но вернулся. Оказывается, его граф Урий в тюрьме держал, а король освободил. Мастер Иштван хвалил, что не разбежались мы и кухню не разворовали. А куда пропал граф Урий?
   -Не знаю, но вот как найду - плохо ему придется! Иринк, давай через два дня к вечеру жду вас всех на старом месте... Только ни-ни! Никому!
   Ирина покивала.
   Так, а ушица-то моя уже готова, тем не менее!
   -Матушка. -Обратился я к матушке Ивонне. -Не найдется ли у тебя мисок глиняных... Глубоких?
   -Отчего не найтись? -Всплеснула руками матушка. -Эй, бездельники, а ну!
   Передо мной на столе выросла гора тарелок. Серебро с золотом в сторону, не хочу... А вот это подойдет!
   -Матушка, теперь большую ложку...
   Котелок сняли с огня, переставили на стол. Я лично самой большой ложкой разлил варево, не пренебрегая кусками рыбы. Клейкая получилась, наваристая такая... Совсем как на картинках! Когда дома варил, у меня и вполовину так не вышло. С тех пор я с ухой, да и вообще с супами дома завязал, предпочитаю более простые в приготовлении продукты.
   Так, время пробовать. Вооружился ложкой, поглядел по сторонам.
   Так, Ирина поодаль немного... Вот даже на шаг отступила. Поварята делают вид, что смотрят в другую сторону. И вообще, в кухне все заняты жутко важным делом, ну никак просто не могут оторваться. То же и гвардейцы у входа, те вообще там... Кстати, а что за шум?
   Какие люди!
   -Ваше Величество! -Поклонился мне мастер Иштван. -Позволите вашему верному слуге приступить к своим обязанностям?
   -Да конечно же, мастер! -Улыбнулся я. -Как ваше... Твоё здоровье? -Ну вот, опять "ваше", никак не могу от этого избавиться.
   -В полном порядке, Ваше Величество.
   Иштван выглядел много лучше, чем тогда, когда мы вытащили его из подземелья. Худоба ещё сохранилась, да ничего, откормится! Те же темные одежды, черная шапочка, под мышкой свиток и стило.
   -Ну вот и славно. Тогда принимайся за работу. Пойдем, представлю тебя своим людям, чтобы не обижали. Не желаешь? -Я показал на поставленные тарелки.
   На лице Иштвана что-то отразилось. Отказывать королю-то не принято...
   -Не откажусь, Ваше Величество. -Сел за стол, под общий вздох зачерпнул ложкой и поднес ко рту, втянул в себя варево. Только тут я заметил, что зубов-то у него во рту не хватает, а остальные переломанные, торчат осколками.
   -Вкусно, Ваше Величество. Что это?
   -Называется "уха", мастер Иштван. Сам придумал... Вот что-то захотелось, и придумал... Готовить умеет вот эта девочка, её зовут Ирина.
   -Хорошо. -Мастер Иштван съел ещё ложку, на этот раз увереннее.
   Ну, вот. Значит, есть можно.
   Глядя на нас, присоединилась Ирина.
   -Ирк. Теперь ты у нас повар. Бушь мне такие готовить, ладно? Вот эти двое... -Я поглядел на приунывших поварят. Чем-то им идея Ирины над их головами не нравилась. А мне вот нравилась. Девочка она серьезная и обстоятельная, и чуть возвысить её можно. Пусть у меня на кухне будет свой человек. Её тут знают, и сильно кусать не будут.
   А кухня для короля... Ой важное дело! Всыпать яду пара минут. А помирать я от него могу долго.
   Выделим отдельное "Министерство Вкусной и Здоровой пищи". Или подотдел министерства сельского хозяйства...
   Так, а вот что это за странный такой тип тут, в углу, на меня смотрит? Худощавый, не смотря на то, что при кухне, глаза как есть просят, морщинистый такой. Поглядел и отвернулся, поглядел и отвернулся... Вот, вроде бы порывается подойти, но снова отошел... Странный какой-то тип.
   Запоминаем на будущее. Ирина тут есть, а вечером расспрошу её поподробнее.
   Под вечер не получилось.
   Потому что у меня очередное собрание в конферец-зале, то есть в Малом Тронном зале.
   Виктор теперь у меня всегда присутствовал, стоял незримо тенью. Меня это смущало немного. Мне министр обороны важнее, чем телохранитель. Телохранителя-то я себе ещё найду, а вот толкового министра обороны... Надо будет как-нибудь с Виктором на эту тему поговорить.
   Представил всем мастера Иштвана как главу королевской администрации.
   Что такое администрация?
   Так это те, кто управляет всем замковым хозяйством. Слугами, плугами и прочим. У кого под контролем все и вся в этом замке. Как доказавший временем свою верность, мастер Иштван теперь включается в рабочий процесс. Мастер Иштван, согласен ли?
   Конечно согласен! Через три дня доложишь, что надо и что смог сделать. Теперь дальше.
   -Где у меня родная и любимая принцесса, о которой я уже и забывать начал? Как уехала на галере кататься, так и пропала...
   -Королева Альтзора, Ваше Величество. -Поправил меня граф Слав. Ваша царственная супруга.
   -Во, только царственной супруги мне для счастья не хватало. -Как бы Маша ревновать не стала, если узнает.
   И что мне с царственной супругой делать-то?
   А что с ней сделать? Да кто она мне вообще? Да и кто она тут такая? Она тут никто просто. Пока ещё королева была жива, она что-то значила. А теперь она значит ровно столько, сколько я хочу...
   -Рыцарь Алор объявил себя официальным защитником короны, Ваше Величество. -Вкрадчиво сказал граф Слав. -Ещё до того, как вы приняли корону.
   -Что? Кем? Так... Граф Слав, что такое "защитник короны"?
   -Позвольте я отвечу на этот вопрос, Ваше Величество, граф. -Чуть подался вперед мастер Иштван. Граф Слав только кивнул. -Защитник короны - это рыцарь, который добровольно принял на себя обязательства лично служить и защищать конкретного члена правящего дома. А член правящего дома от такового не отказался. В Срединных королевствах это называется обет, Ваше Величество. У нас сохранилось исходное название...
   -Да никак рыцарь Алор хочет... -Я удержал следующие слова. Ну, понятно, рыцарь хочет королеву. Абстрактно хочет. Только на кой она ему теперь нужна-то, а? Ну на кой? Принцесса... Простите, королева Альтзора сейчас гарантированный способ получить неприятностей с моей стороны. А неприятности я могу обеспечить!
   Так, стоп. Перевязываем принцессу ленточкой на память и откладываем в сторону, никуда она не денется.
   Но вот то, что я об этом узнаю только сейчас... Вот с этим-то надо что-то решать. Что ещё я узнаю постфактум? Что на побережье высадились имперские легионы и скорым маршем идут на столицу?
   -Интересные вещи я узнаю о своем королевстве совершенно неожиданно. -Сказал я в потолок. Вокруг все молчали.
   -Ладно, сделаем вот так. Шуго!
   -Да, Ваше Величество?
   -Ты теперь получаешь должность моей пресс-службы новостей. Каждое утро сообщаешь мне все, что, по твоему мнению, достойно моего внимания. Все рассказываешь, а доклад отдельно сдаешь в мою... Так. Порождения! Короче. Мастер Иштван!
   -Да, Ваше Величество!
   -Выдели во дворце несколько чистых и сухих комнат, чтобы там могли храниться бумаги. Виктор, выдели людей на охрану этих комнат. Это место будет называться королевской канцелярией. Каждое утро после доклада мне туда Шуго будет сдавать свиток с кратким изложением своего доклада. Ответственный за канцелярию назначаю вас, мастер Иштван.
   -Ваше Величество! -Поклонился мне мастер Иштван.
   Про гвардию надо сказать. Мне пришлось выдержать небольшой бой с Виктором, когда тот решил с чего-то ввести сословный ценз. Типа низших сословий быть не должно, а должно быть только высших, или низших должно быть одна треть, а две трети - высшие...
   -Ну вот ты скажи, Вик, чем хуже Коротыш, Две стрелы или Подснежник? Нормальные же ребята?
   -Ну... Они ж высшие сословия, рыцари!
   -А до того, как рыцарями стали? Чем хуже были? Не заметь я их, так бы и прозябали в лесах, ибо лицом не вышли к господскому ряду. Но... Стой, молчи, я не закончил ещё. Но беда в том, что я не могу заметить всех сразу, и потому поручаю эту честь тебе и Волину. В гвардию пойдут все достойные того, не зависимо от статуса их родителей.
   Виктору ответить было нечего. На этом и решили. И с той поры набирали всех, кто подходил. Первая сотня уже тренировалась с гранатами. Выдали всем зажигалок, предупредили, выделили и расчистили полигон... И пошло-поехало. Побывал я на их тренировке. Все там были, от вольных стрелков до городских стражников. Ополченцы, дворяне, посчитавшие для себя за честь... Пока ещё сословных проблем не было.
   Ответственным назначили Две стрелы, самый большой и авторитетный вольный стрелок быстро поставил дисциплину, как её ему объяснил Виктор.
   Помня про пользу совместных тренировок, которые устраивало руководство нашей фирмы, я посидел вечерок, но таки написал список, чего должен уметь гвардеец.
   Во-первых, обращаться с оружием. Виктор быстро этот список расширил. Меч, копье. Подумав, добавили туда стрельбу из лука и маскировку в лесу. Вольные стрелки-то хорошо умели прятаться, если их рядом со столицей наемники так и не выловили. Так пусть этому и остальных научат.
   Во-вторых, гранаты. Пока что это основное оружие, самая главная моя ударная сила. И в первом государственном заказе для кооператива "Весна" количество тренировочных гранат в два раза превышало количество гранат боевых.
   В-третьих, верховая езда. Ну, это тоже надо. Лошадку-то тут имели не все, и не все умели на ней ездить. Это как права в моем мире, по идее должны быть у каждого, но с машиной же столько проблем, вот и не заводят себе железного коня.
   В-четвертых, уже я настоял. Каждый должен уметь читать и писать, на уровне школьника. Виктор глядел озадаченно, вызванный им на помощь Волин тоже удивлялся, но я оставался тверд и непреклонен. Сам не знаю, зачем мне это надо. Может быть, интерес шкурный, пусть газеты читают, пропогандируются самостоятельно, а может быть, желание все же иметь офицеров, умных да образованных. И то и другое тянуто за уши, но что поделаешь?
   Задачи гвардии простые. Охрана короля и выполнение самых таких поручений, куда... Виктор сначала предложил "где обычные войска не справятся", но я, подумав и вспомнив немного из истории моего мира, сказал так - "куда обычные войска не пошлют". Получилось двусмысленно немного... Ну да ладно. Ещё один повод для будущей гордости. "Только мы делаем то, чего другие не могут!". Не, трудно. Может, не заморачиваться и взять уже готовое? "Никто, кроме нас!". Вот, это пойдет. Тем более что гвардии у меня придется ещё попрыгать по стране без парашюта. Орда на пороге, бандюганы по всей стране... Шайка Лесного барона была, конечно, самая большая, но таких Лесных баронов в моем королевстве через одного. Днем он барон обычный, а вечером барон уже лесной.
   Гвардейцев сейчас было уже три сотни, и их число продолжало увеличиваться. С бору по сосенке, но уж что есть!
   Учителей для гвардии пока не набирали. Гранаты потренировать бросать мог и сам Виктор, он кого-то для этой цели назначил. Занимались этим сыновья мастера Виктора, а ещё Коротыш и Две стрелы. Мечом махать учили аристократы, которых привел с собой Виктор, из лука стрелять да по лесу прятаться вольные стрелки, стражники чего-то тоже добавляли.
   Конечно, кое-кто и нос воротил. Те же дворяне... До фига их было в столице-то. Дошли до меня слухи и о стычках отрядов новой гвардии с гвардией старой. Рыцари быстро наваляли моим гвардейцам звездов, тяжело ранив двоих, и отправились дальше по своим делам. Ну... Что тут сказать? Лишь постоянные тренировки в боевом искусстве обеспечат вам спокойную старость. А гвардейцы у меня бывшие крестьяне, ну какие у них тренировки-то были?
   Ну да ничего. Как известно, пуля 9 мм дотягивается дальше, чем двухметровый меч. Погодите, гады, мне бы только огнестрел сделать, и в городе все изменится волшебным образом.
   А ещё, у меня засели мои степные друзья. И хотели денег.
   Очень хотели. Не знаю как там наши пограничники... Такое странное ощущение, что все войска засели у меня в городе. И только и стекались сюда, а защищать границы и не собирались.
   Как ни противно, а придется платить. Ну да ничего, один год заплатим, второй год заплатим, а третий год уже с процентами долги возвращать будем. Отольются ещё.
  
  

Глава 6

  
   Откроет твой лопатник
   Отсчитает пятихатник
  
   "Мальчишник"
  
   Совещание собрали через пару дней.
   Первым выступил граф Слав. Встал, оглянулся, набрался уверенности.
   -Без чинов. -Махнул я рукой. Надоели мне уже эти "Ваши Величества".
   -Седдик, денег в казне нету. -Чуть меланхолично сказал граф.
   -Ого. Вообще?
   -Позвольте... -Граф развернул перед собой свиток, изрезанный чуть ли не насквозь острым стилом. Местные жители, со мной пообщавшись, быстро перехватывали некоторые привычки. К примеру, делать быстрые записи на листе бумаги, чтобы не забыть чего важного. Вот и граф, один из первых... Даже секретаря себе нашел, два студента у него, один за ним пишет, второй письменные приборы таскает.
   -Золота у нас тридцать пудов в слитках и самородках, и около пятидесяти тысяч в золотых монетах, есть два мешочка драгоценных камней и три ящика серебряных монет россыпью. Их сейчас считают дополнительно, но это не много. Также я попросил поставить отдельную охрану на чеканную мастерскую, что и было сделано. По моим подсчетам, если чеканить деньги, то мы получим ещё... -Граф сверился с записями. -Сто тысяч, не больше. Золото в слитках, разбавленное с другими металлами.
   Все молчали, переглядывались.
   А я понял, что это катастрофа.
   Итак, зажигалка у меня стоит золотой... Ну да, цены упали. Пятьдесят тысяч зажигалок могу купить. Много это или мало? Ну как сказать. За три золотых в "Ильичко" обедали всей компанией, а обычно на золотой тут неделю-другую жить можно, если не шиковать. Жалование солдата именного легиона в военное время - десять золотых в семидневье с едой за счет короны и оружие покупаешь сам. Хороший меч и кольчуга обойдутся в двадцать золотых. Жалование городского стражника - три золотых в семидневье, еда и оружие свои. Но у того и оружие попроще, в пять-шесть золотых можно уложиться.
   Это что же получается? Пять тыщ у меня солдат, через неделю сожрут... Пять тыщ умножить на десять... Пятьдесят тысяч золотых. На три недели запаса.
   Получается, что у меня в казне... Что?
   Правильно, ничего у меня нету в казне.
   Тут не до того, чего бы в тот мир унести, тут в этом бы прожить.
   -Как же королева собиралась расплатиться со степняками? -Спросил я.
   -Ваше Величество, собрать налоги, быть может... -Заикнулся граф Слав.
   -Каким ещё образом? Да и с кого? Кто у нас начальник налоговой службы? Нету никого? Ого, как же здорово... Барон Алькон!
   -Да, Ваше Величество!
   -Не желаете собирать налоги?
   -Ваше Величество! -Барон выглядел ошарашенным хуже некуда. -Нет во мне такой склонности...
   Барон Алькон выглядел не очень довольным таким поворотом судьбы. Да и я, в общем-то, тоже. Ему сейчас не жалобы надо выслушивать, а думать, что же мы кушать будем в будущем году.
   -Хорошо. Тогда так. Барон Нават!
   Барон, каким-то странным образом просочившийся в мой ближний круг, замер. Вроде бы его сюда никто не приглашал, а поди ж ты, вот он, около двери. Хорошо-то как. Теперь и у тебя будет достойное тебя дело.
   -Да, Ваше Величество.
   -Как у вас со счетом, с математикой?
   -Я обучался в Королевском университете на общем факультете, Ваше Величество. Закончил с отличием.
   -Вот и здорово! Не желаете ли вновь поступить под руководство графа Слава и наконец-то навести порядок со сбором налогов?
   Барон думал не очень долго.
   -Я почту за честь, Ваше Величество!
   А я вот думал долго. Барон тут чужой, никого не знает. Если что не так, так быстренько вышлю его в Империю, или к дяде... И вся недолга. Типа перегнул барон палку, и верховная власть совсем не то имела в виду, успокойтесь, граждане дорогие! Сейчас все ка-ак поправим!
   -Седдик, вот ещё одно... -Сказал граф Слав.
   На стол легла связка из десятка золотых монет. А потом и ещё одна. Только вот было в них что-то такое... Странное? Никак не могу понять.
   -Что такое?
   Для удобства счета все монеты складывались в кошельки. Большие кошельки по сто монет, маленькие кошельки по десять. Передо мной сейчас как раз лежал маленький кошелек, в котором десять монет должно было бы быть. А было-то всего девять... Во втором - восемь.
   -Порождения побери! -Сказал Ждан. -Это значит, и из Казначейства тащили?
   -Значит, тащили. -Меланхолично сказал я. -Граф Слав, данные о пятидесяти тысячах золотых монет - они посчитаны на основе вот этих кошельков?
   -Да, Ваше Величество. Сейчас мои люди перепроверяют и перекладывают деньги правильно.
   Я быстро отогнал от себя мысль о том, что правильно деньги переложить можно по-разному. Для кого-то правильнее, если часть золота в собственном кармане осядет. Буду надеяться на честность графа...
   -Там остался Брат. Он присмотрит.
   Я кивнул. Человек барона Алькона, самый молчаливый и тихий. Выжил во время штурма, хотя и получил стрелой в плечо, когда замахивался гранатой. Наши противники довольно быстро поняли, что опасность представляют как раз вот такие типы, бросающиеся чем-то горящим, и старались их выбить в первую очередь. Ну, выкарабкался. Боец из него сейчас не очень, а вот охранник хороший получился.
   -Граф Слав, что скажете о способах пополнить казну?
   Граф Слав меня не разочаровал.
   -На налогах многого не собрать, Ваше Величество. Крестьяне и так выдоены до суха. Горожане тоже много денег не имеют. Мастеровые были хорошо прорежены наемниками, им бы с голоду не умереть на следующий год.
   -Разреши, Седдик? -Поднялся Ждан.
   -Давай.
   -Надо ждать кораблей купцов. С десяток ламп Алладина и зажигалок отправились в Империю и в Рохни. С них получили прибыль неплохую... Барон Нават, ваш дядя заказал для всего посольства Империи лампы? -Дождался кивка барона, продолжил. -Купцы хорошо раскупают замки. Взломать их значительно труднее. Почтенный купец Воротыш ломал ящик с казной боевым топором, когда потерял ключ. Лампы... Лампы и зажигалки расходятся чуть хуже. Сейчас у меня... -Он сверился со списком. -Сейчас у меня на складе пять сотен ламп, четыре с половиной сотни зажигалок, семьдесят замков. Через два дня количество ламп возрастет на треть, количество зажигалок останется прежним, количество замков сократиться...
   -Это как?
   -Заказы на них, Ваше Величество. Также у меня заказ на два десятка ламп только от посольства Муравьиного королевства. Все замки расписаны на несколько семидневий вперед.
   -О как.
   Вот это уже другое дело.
   -И сколько в деньгах будет прибыль?
   -К концу семидневья планируется получить не менее тысячи золотых. Также ваша часть золота уже готова к передаче в королевскую казну, это пять тысяч золотых...
   Сколько? Ничего себе... Так кооператив-то мой решил давать резкую прибыль? Неужели поэтому меня решили так резко травить-то? Просто с целью банального грабежа?
   Да не сходится это. Ограбить можно и проще. Дать подзатыльник, деньги отобрать, ещё раз дать подзатыльник. Все, деньги поменяли хозяина.
   -То есть, на одной прибыли от продажи ламп, зажигалок и замков мы имеем... -Где мой компьютер с домашней бухгалтерией? А? Ну почему он мне тут не приснился? -Мы имеем... Мы имеем возможность прокормить в течение семидневья все собравшиеся тут части именных легионов и прочих войск, не выплачивая им жалования.
   Вот хорошо. Хотя бы сыты будут.
   -А за какое время эта прибыль, уважаемый барон?
   -За три семидневья, практически с начала.
   Охрененные деньги.
   Стой-ка, принц!
   А как же расширение производства?
   -А из этих денег уже заплатили мастерам, купили материалы?
   -Ваше Величество! -Воскликнул Ждан. -Это ваша часть прибыли, целиком! Просто раньше не было возможности её передать!
   Вот здорово. Вот это уже здорово. Вот с этим-то уже можно жить.
   -Сделаем так. -Решил я. -Ждан, завтра день твой. Будем думать, как же нам производство расширить. А пока что... Шуго!
   -Да, Ваше Величество!
   -Приказ мой королевский. Готовьтесь печатать новые акции. Завтра мне на стол рисунок.
   -Что такое "акции"? -Ошарашено спросил Шуго.
   -Это такие вот бумаги. Ждан, ты помнишь, что кооператив "Весна" организован в долях? Помнишь, да? Вот так эти акции и будут служить знаком, что человек вносит свою долю. Всем понятно? Теперь дальше...
   Засиделись мы довольно долго. И я провалился в свой мир, едва голова коснулась подушки.
   -Фирма "Санскар"* предлагает со склада в Москве любые виды высококачественного инструмента по умеренным ценам. -Прочел я вслух. -Обратитесь в наше представительство по адресу...
  
   * - название автор в очередной раз придумал
  
   Счас как обращусь.
   Двухэтажное офисное здание. Раньше тут завод какой-то был, который с началом Перестройки благополучно прилег на бок, и в этом же положении распределился по карманам всех заинтересованных личностей.
   Вот сейчас сдавался в аренду.
   Меня встретил неулыбчивый коллега в черной форме с дубинкой на поясе и рацией на плече. Рация помаргивала огоньком готовности и попискивала микрофоном.
   -Командир, день добрый! -Улыбнулся я, доставая обложку от паспорта и держа в руках, словно собираясь показать. -А где тут фирма "Санскар" обитает и как туда пройти?
   -Да вот оно и есть, "Санскар". -Мой коллега показал на потолок. -А чтобы пройти... -Он повернулся, показал на высокую стойку у стены, где сидела девушка в белой блузке и бабочке. Блузка еле застегивалась на груди. -Во, пройди до рес... Рес... Рес... Вон, где девушка сидит, видишь?
   -Спасибо, командир! -Я потопал прямо к секретарше.
   -Вам назначено? -Улыбнулась мне секретарша. Рыцарь Алор, ау? Ты мне так же честь отдавал, собака страшная. Ещё и должен остался. Вот ты умеешь честь отдавать, а тетя с глазами третьего размера умеет так улыбаться, что сразу ниже плинтуса себя чувствуешь.
   -Нет. -Вздохнул я. -Но я хотел бы переговорить о покупке инструмента...
   Секретарша недоверчиво взялась за трубку.
   -Мистер Марио... -Небольшая пауза, на том конце что-то экспрессивно так сказали. -Это с ре-се-пе-шен беспокоят. Тут молодой человек зашел... Требует вас. Нет, не прямо так. Он хотел бы поговорить о покупке инструмента. -Выслушала что-то в трубке, склонив глаза, потом на меня поглядела. -Молодой человек, у вас есть визитка?
   -К сожалению, раздал все...
   -Говорит, что раздал. -В трубку. -Нет, мистер Марио. Да, мистер Марио. Хорошо, мистер Марио. -Повесила трубку, стала что-то писать на бумажке перед собой. И чуть не выплюнула. -Вы можете подождать тут, мистер Марио сейчас спуститься.
   Ждать пришлось недолго.
   Вы когда-нибудь видели итальянца? Настоящего живого итальянца? Такой маленький, темненький, пожилой, может даже лысоватый человек, крепкий и энергичный. Яркий характером, деловитый по-хорошему, в белом итальянском костюме, щегольских штиблетах и темных солнцезащитных очках на лбу. Ну и легкий акцент, почти что не заметный.
   Вот такой вот и есть Марио Ди Джези. Торговый представитель "Санскара" в России. Классный такой дядька. Я его не сразу узнал... Это он на Воробьевых Маше свидание пытался назначить, или что там ещё. Заметил его, узнал, уже сразу назад нацелился на выход, но Марио выдал добрую улыбку, велеречиво извинился, мешая русские и английские слова, поздравил меня "красивый девушка СССР", ещё раз извинился...
   Через несколько минут мы уже сидели в кабинете, секретутка с куда как потеплевшей улыбкой разносила чаи, а Марио пытался догадаться, на кой же мне, студенту, сверла разные и вообще инструмент такой специфический...
   Ну, а мне что оставалось делать? Играл из себя дурачка и щеки надувал... Да, мне нужны сверла. Вот особенно эти... Как называются? Твердосплавные? О? Сверло-корпус, в котором закрепляются пластинки твердого сплава, являющиеся режущей частью... О как интересно, это нам на третьем курсе рассказывали.
   А сверло-то само может быть сколь угодно длинным, да?
   Секретутку-переводчицу выгнали из комнаты на фиг, продолжили разговор.
   Марио посерьезнел.
   -Есть ли у вас образцы деталей?
   -К сожалению... -Развел я руками.
   Марио проворчал что-то по-итальянски.
   -Но я могу сказать, что мне надо.
   -Юноша! Но, наша фирма не просто торговля инструментом! Но! Мы подбирать инструмент и оборудование также. Вы студент высшего технического училища, нет? Вы понимать нет инструмента без задачи... -Марио разволновался.
   Да задача-то простая, насверлить стволов мушкетов.
   -Задача может быть разной, мистер... Марио. -В начале договорились без "мистеров", теперь уже я все время забывал. -Задача может быть разной совершенно. Очень хочется универсальный инструмент на практически любые случаи.
   -Понимать ваше решение. -Смутился чуть Марио. -Русский завод оружия, нет? Не спрашивать. Вы говорить, я продавать, по мере сил помогать!
   -Вот так много лучше! -Обрадовался я. -Давайте которые со сменными пластинками, да?
   Три сверла обычных. Три сверла длинных. Шесть разверток разного радиуса. Протяжки. Сменные пластины, по три штуки на каждый вид инструмента. Тут мне пришлось головой подумать и вспомнить кое-что из только что сданного Иванову курса, про режимы резания.
   Дело-то в том, что тащу я все это в очень средневековый мир. А инструмент рассчитан мало того что на высокую скорость обработки, но и на материал не абы какой. Рельсу трамвайную им лучше не сверлить, запортится.
   Кое-как объяснил Марио, что оборудование-то у нас на заводе как-то не очень...
   Марио понял, достал здоровенную книгу с каталогом и техническими данными, и сразу же подарил её мне. По книге-то и выбрали что надо. Я брал самые тяжелые режимы обработки, маленькую скорость вращения и плохонькую сталь.
   Прайс.
   И мои глаза на лоб. Так. Кажется, я и в этом мире потихоньку становлюсь нищим. Это же почти шесть тысяч! И не рублей, а тех самых, вечнозеленых. Вот невезуха...
   Марио, заметив мой задумавшийся взгляд, сказал.
   -Брать для пробовать? Мы делать скидку!
   Торговаться смысла не имело. Это на рынке сверло стоит бутылку водки на опохмелку слесарю, который его с завода вынес. А тут... Тут инструмент. Хороший, нужный, важный мне.
   Сбегал до обменника, составили счет, я расплатился в кассе и вышел с изрядно потяжелевшим рюкзаком. Все инструменты разложены в специальные пластиковые контейнеры, красивая цветная книжка с техническими данными на продукцию "Санскрит"... О, то что надо. Жаль там цен нету. И визитка Марио Ди Джези.
   Итак, можно попробовать...
   А вообще, хорошо бы приценится к какому-нибудь деловому прапорщику, у которых, как известно, вот-вот введут новый фасон формы - с одним погоном, чтобы мешок на плече выносить удобнее было.
   Сподручнее будет крошить врагов-то не из мушкета, а из пулемета, нет?
   И тут я едва себя по голове не хлопнул.
   Да что ж это я?
   Я ж могу себе легально оружие прикупить?
   Охотничий билет наше все... "Сайгу" вот какую-нибудь в самый раз будет, совершенно легально, в тот мир. И патронов для неё покупать не надо будет так много.
   Итак, завтра же займемся, а сегодня ещё на смену надо.
   Моё решение бросить работу слегка поспешное, надо сказать. Если и дальше пойдут такие же траты... То как бы в трубу не вылететь.
   Короче, срочно надо тащить сюда золото. Инструмента-то я купил куда как меньше, чем собирался. Тем более, если заработает, то тогда я буду ко сну отходить в ожерельях резцов и фрез, со справочниками по металлообработке и сельскому хозяйству.
   Кстати...
   Ещё одна трата.
   В книжном магазине ничего нужного себе не нашел просто. Лежали разве что странные справочники, тонкие и невзрачные. Куда там до моего, что у меня в рюкзаке! Такое ощущение, что купили-то их попробовать, будут ли продаваться.
   Продаются вяло. Вот около стеллажа с экономикой столпотворение, народ чуть ли не давит друг друга. Ещё хуже, чем в "Васильке" было. Все сейчас хотят стать экономистами, никто не хочет становится слесарем или агрономом.
   Ладно, пойдем домой. Не все же мне через "Озон" Вику Харрингтон заказывать? Можно и что-то поинтереснее. Та же "История обработки металлов" Десемова на "Озоне" нашлась. Как и справочники инженерные, как раз то, что я искал. ГОСТы, ОСТы, какая сталь из чего состоит, какие винты и болты бывают. В любом случае, пока что не помешает. Вот материаловедение... Нда. То, что я в институте видел, представляло собой науку академическую. Ну, типа вот это кристаллическая решетка железа, а вот это кристаллическая решетка меди. Понятно? Кто нарисует, тот получит пять. А мне как раз надо конкретные рекомендации, что делать. Какое железо брать, как его в горн совать и какой уголек туда кидать, в какое масло потом пихать и что у меня получится в результате. И ведь особо так ни к кому не подойдешь, скажут "сначала выучись, а потом сам поймешь", и никому-то особо не объяснишь, что мне надо это уже вчера...
   Раритетный справочник станочника раритетного 1936 года, перевод с немецкого... Цена как у антиквариата. Ну, что делать, беру. И "Основы работы ручным инструментом" 1954 года беру тоже. "Материаловедение"... Пойдет, тоже пусть будет. Хотя чувствуется мне, что материаловедение конца двадцатого века отличается от материаловедения века этак двенадцатого, а то и десятого.
   Теперь сельское хозяйство, с ним сложнее. Я же металлообработчик недоучившийся, а не агроном какой-то.
   А вот полезно ли "Справочник огородника" и в чем отличия его изданий? Читал комментарии, пока у меня не опухли глаза, а потом заказал то, что мне больше всего подошло. Может, половину и на фиг надо будет, но деваться-то пока некуда! Будем определять на месте.
   Напоследок зарегистрировался на каком-то полупрофильном форуме по саду, огороду, спросил семена помидоров, огурцов, картошки даже... Какие брать лучше?
   Подумал, что же делаю. Обозвал себя многими плохими словами, и осторожно, чтобы не разбудить родителей, вышел из комнаты. В коридоре, в небольшом ларе, у нас всегда было кило-два картошки... Надеюсь, что у меня получиться. Вымыть разве что только, да и обложится ей в кровати со всех сторон...
   Назаказывал я ещё на тысячу. Причем домой. Завтра дойду до офиса "Озона", оплачу, через недельку получу заказ и буду думать, что же с этим делать.
   Все. Спать. В том мире меня ждут великие дела.
   Подгреб под себя картошку, погладил твердосплавные пластинки, сверла потер в руках, концентрируясь на них.
   Вот это, вот все это тоже моё, никому не дам, хочу я проснуться и их увидеть с собой во сне...
   Эх, а как же книги-то таскать, а? Все перечитать? Вспомнил про трехтомник справочника инженера, чуть не вспотел. Я ещё на половине первого тома с ума сойду. Не говоря уж о том, чтобы "Мой сад и огород" - так это вообще...
   Короче, спокойной ночи.
  
  

Глава 7

  
   Трое суток шагать
   Трое суток не спать
   Ради нескольких строчек в газете
  
   И. Кобзон "Песня советских журналистов"
  
  
   Проснулся я еле-еле, и еле сумел сползти с кровати. Скрутило меня так, что голова просто отваливалась.
   Посыпались на пол свертки со сверлами и пластинками, раскатились по полу клубни картошки, взметнулся ворох бумаги, я свалился рядом с ними и стал глядеть в потолок.
   Вот красиво-то как. Вот хорошо-то как. Вот приятно-то как лежать, ничего не делать, и знать, что ты тут...
   Затопали шаги. Мастер Клоту, получивший титул придворного медика, титул свой воспринял очень всерьез и теперь всегда на страже. Влетел, поднял меня, что-то поднес ко рту, и я чуть не откусил ему руку. Слабость постепенно проходила, хотя наваливалась то тошнота, то сухость. Глаза просто закрывались.
   Предметы вдруг обрели твердые грани и покрылись мехом, а потом, рывком, все сместилось в нормальное восприятие.
   Уф.
   Доброе утро.
   -Мастер, что случилось?
   -Ваше Величество, вы кричали...
   -Ерунда все это. -Я поднялся. -Завтрак. Мастер, а мастер. Что у вас там с дезинфекцией, докладывайте...
   -Ваше Величество, плохо очень! -Развел руками мастер Клоту. -Люди соглашаются, а вот медики в Королевском университете не хотят. Студенты смеются в голос...
   -Картошку, картошку не подавите, мастер, стой где стоишь! -Я собрал клубни. Получилось всего три штуки, а я с собой пять рядом клал. Не получилось, все в сверла ушло.
   Мастер замер, не двигаясь. И посматривал на меня ошарашено. Кажется, странности вокруг меня начинают расти все больше и больше, все страньше и страньше. Лишь бы слухи не пошли, а через лет десять уже и поздно будет.
   -Ничего, скоро в газете напечатаем. -Проворчал я. -Кстати, про газету. Пошли-ка на утреннюю пресс-конференцию... -Я наклонился и принялся собирать рассыпавшиеся чертежи, которые давеча распечатывал. AutoCAD сила. Да. И самая тонкая бумага, которую только нашли в институте. Треть архива тут, ещё две трети остались там. Но чертежи пороховой мельницы, которую я рисовал сам, уже тут. Вот и хорошо.
   Вот это был первый доклад... И первый номер газеты. Свежий ещё. Пахнущий чернилами, которых извели на него... Ой-ой. Шуго положил передо мной расправленный свиток, на котором сделали оттиск. Итак, сначала глядим на шрифт... Держится хорошо, только некоторые буквы съехали. Обвел их стилом, поглядеть, что там с штампом. Виктор и барон Алькон из-за моей спины тоже заглянули.
   Итак, вот шрифт ровный, красиво все пропечатано, сверху оттиск короны, снизу штамп "Отпечатано в Королевской Типографии". Бумага красивая, корона красивая, даже штамп снизу красивый... Как картиночка получилась! Не жалко и одну такую с собой захватить... На Землю. На стенку повешу.
   А что же до содержания...
   В первую газету я решил пропаганды особо не пихать. Все равно, кто это прочтет-то? Читать тут не все умеют. Немного новостей, немного королевских объявлений о том, о сём.
   "Жители Соединенного Королевства Ильрони и Альрони! Спешим сообщить, что наследный принц Седдик намедни принял корону из рук внезапно заболевшей матушки своей, регентши Мор Шеен. Церемония коронации и военной присяги прошла в тесной, дружественной обстановке. Король Седдик Четвертый выразил надежду, что царствование его станет эпохой мира и процветания для королевства и всех народов, его населяющих"
   Ну вот и все, больше-то чего?
   Шуго поначалу хотел прописать про "вырвал власть из рук узурпатора" или, на худой конец, "к счастью заболевшей королевы", но я вспомнил нашу демократическую прэссу, которая грязюку ведрами в три смены черпала, дабы своих недавних своих благодетелей щедро унавозить, и меня повторно замутило. Нет уж. Сделаем простую и честную третью власть. Выращу ещё на свою голову, так потом меня же с дерьмом и смешают.
   Объяснил Шуго текущую позицию партии и правительства. Шуго покивал, хотя он слов-то таких не знал ещё. Ну да ничего, министерства тут уже появились, значит, скоро и правительства подтянутся.
   Итак, первая статья о моей коронации.
   Вторая статья, это уже мастер Клоту под моим руководством писал, что ежели кто будет пить воду грязную и руки не мыть, так плохо тому будет. Три дня поноса, потом смерть. Кипятите воду, граждане Соединенного Королевства!
   А ещё, граждане Соединенного Королевства, говорила третья статья, не забывайте, что с началом царствования нового короля ждут нас непростые времена. Беда пришла в дома наши, неисчислимые полчища степные нависли над границей. Сомнут границу, так и к нам дойдут! А наемники не спешат что-то помогать, наоборот, устроили бузу пьяную, людей в городе грабили, коронации помешать желали. Если б не самоотверженность городского ополчения да горстки смельчаков, то могло случится страшное! Все, участвовавшие в пьяном бунте, наказаны будут по всей строгости закона. Граждане, если есть у вас информация, то можете смело записывать её на свитках и передавать эти свитки в канцелярию дворца, страже на входе отдан приказ. Там же, на входе, найдете писцов, кои за долю малую все запишут да расскажут. Писцам запрещено брать с клиента больше медной монеты за один свиток.
   Ну, а дальше пусть кто-нибудь разбирается.
   Дальше новости от мастера Виктора. Порох делается ударными темпами и скоро весь запас будет восстановлен. Гранаты есть в достатке... Подпись - мастер Виктор.
   -Вот это... -Я сделал паузу. -Вот эту новость отдельно. Это будет у нас новости секретные, о которых слышать никому нельзя. Докладывать отдельно будешь. Разложи бумагу на две пачки. В одну обычные, а в другую секретные.
   Шуго сделал пометку в небольшом свитке.
   -Так, дальше...
   В дверь постучали, слуга было решил что-то объявить, но я махнул рукой. Рабочее совещание. Вошел граф Нидол Лар, поклонился, присел в уголке, навострил уши.
   Продолжаем.
   Вот с хлебом тяжело... Приказчики графа Лурга, которые весь хлеб у крестьян скупали, сделали ноги одними из первых, как только узнали, куда дует ветер. Корабль с ними отошел на следующий день после того, как графа Лурга посадили в башню. Напоследок большие склады, на которых хлеб хранился, кто-то пробовал подпалить. Не вышло, поджигателей поймал Грошев, который с некоторых пор до таких баловников с огнем дюже охоч. Брату удалось поджигателей отбить и запереть в Западной башне как особо опасных государственных преступников. В очереди на допрос.
   -Виктор? Там уже стоит охрана?
   -Конечно! Я с ночи поставил, пограничники, которые в городе.
   -Вот и хорошо. Хлеб графа Лурга переходит в собственность королевства, будем выдавать его, когда у нас еда закончится. Ждан в курсе? Пусть найдет людей, они все учтут, взять под охрану. Дальше?
   Озадаченные профессора из Королевского университета во главе с бароном Гонку, оказавшимся самым таким знатоком неписаных законов Соединенного Королевства, вовсю ваяли Уголовный кодекс. Ну а что, основные-то статьи я помнил. И решил, что тут тоже можно законы записать на бумаге, а не хранить в виде обычаев. Важно точно знать, что за те или иные деяния бывает. Для начала прописали "измену", и назначили за неё смертную казнь, а уж потом... Барон Гонку испрашивал, можно ли что заменить и нельзя ли...
   -Нет. -Буркнул я. -На словах передай барону, что если и дальше тянуть будет, то... -Плетьми по заду? Не... Нельзя так с культурными и по-настоящему интеллигентными людьми. -Книгу его напечатаем через год, а то и через два.
   Шуго кивнул и снова сделал пометку.
   Ещё новости. Куча дворян рвется ко мне на приём. Это разные мелкие графы да бароны, прижившиеся в замке, спешат принести присягу и засвидетельствовать своё почтение...
   -Ага, а где они раньше-то были? -Сварливо спросил я. -Давай-ка всех на завтра. Буду выслушивать, что же такое они мне скажут.
   -Ваше Величество!
   -Ваше Величество, рады видеть вас в добром здравии!
   -Многие лета королю!
   Вот так иду по коридору, а меня приветствуют, и все меня знают. И все улыбаются, и все кланяются раза в три ниже, чем обычно.
   Вышел на улицу.
   Солнышко коснулось моего лица, пробежалось ласковым весенним теплом. Я расстегнул куртку, ослабил ворот рубашки. Тут весна уже вступила в свои права. Скоро тут будет тепло и хорошо, можно будет купаться.
   Виктор кивнул, вокруг меня сомкнулась охрана. Это не лейтенант Лург, тот сразу после переворота предпочел сложить с себя обязанности и сейчас заливал горе свое во дворце. Что с ним делать-то, не ясно. Вроде бы офицер, лейтенант целый, но вот ставить его куда-то я просто не хотел. Трус и приспособленец. Даже тюрьму охранять не поставишь.
   Подвели коняшку. Взлетел в седло, Вот, тут тоже! Стоило чуть от дворца отъехать, как дворяне стали навстречу попадаться. Кто конный, кто пеший, типа случайно тут остановился. В небольших чинах, сплошь бароны да рыцари обедневшие.
   -Да здравствует король!
   -Многие лета!
   -Слава, слава!
   И все такое прочее. И что я могу на них рассчитывать... Боже спаси! И что я такой хороший. И что вообще! Вот, кто-то пролаял "позор регентше!". Уродцы.
   Патрули городской стражи и пограничников вставали по стойке "смирно".
   -Мастер Виктор, как дела твои?
   -Хорошо, Ваше Величество.
   -Так, все вон. Виктор!
   Мы уже давно отработали все это. Виктор и трое гвардейцев, его знакомых, быстро и решительно вытолкали всех за дверь и встали на караул, так, чтобы самим не слышать, что же будет внутри происходить.
   -Итак, мастер Виктор. -Я одно за другим выложил на верстак сначала свои чертежи, а потом и сверла. Чертежи всю ночь рисовал, боялся не успеть, но вот они почему-то сразу перенеслись. Проект пороховой мельницы, вот это селитряная яма, все прорисовано красиво и приятно для глаза, никаких завитушек и "исполнено Его Величеством Седдиком Четвертым в честь...". Просто чертеж. Со штампом даже.
   -Что это, Ваше Величество?
   -Вот это - чертежи пороховой мельницы. Она будет производить порох, много-много, сколько нам надо. Мастер Виктор, у тебя есть человек грамотный, художник или писец на примете? Найми, пусть перерисует вот это... -В самом деле, бумага уже начала рассыпаться. Гнила она тут быстро! Положил на верстак, и трогать уже боюсь, вдруг развалится?
   Мастер Виктор вгляделся в чертежи, лицо его постепенно разглаживалось.
   -Как интересно придумано, Ваше Величество... Вот так рисовать-то!
   -Ещё бы. -Ещё бы, три дня голову ломал и ночь рисовал, а потом ещё и забыл в кровать к себе положить, голова моя дырявая. -Где что понятно?
   -Да, Ваше Величество. Вот только навозную яму, наверное, все же глубже закапывать, чтоб не воняла... А что вот это? -Мастер прикипел взглядом к сверлам.
   -Что, что... -Выбрал из лома в углу железяку, и чиркнул по ней пластинкой. Стружку сняло под полсантиметра, я даже и не ожидал, что так будет. Ничего себе.
   Глаза мастера Виктора стали совсем круглыми.
   -Итак, мастер. Сейчас буду рисовать, а ты будешь делать. -Я разложил на верстке чистый папирус. -Чтобы никому и никогда, да? Вот эта штука... -Замялся, подбирая слово. -Вот эта штука секретна. Никому не показывать. Вообще никому. И чтоб никто и никогда не мог её со мной связать.
   -Но как же делать-то? -Удивился мастер Виктор. Он сейчас крутил в руках сверло. Ох, сюрреалистическая картина была. Такой дядька здоровенный и квадратный, похожий на гнома с картинок в Мишкиных книжках, отложив в сторону свой кузнечный молот, крутит в руках высокотехнологическое сверло.
   -По разному. Трубы... Скажешь, что для стеклодувов. Вот этот замок - скажешь, что для зажигалок. Вот приклады для арбалетов. Собирать доверь только самым доверенным. Сделаешь несколько штук и принесешь мне. Но это только начало.
   -Да?
   -Ещё мы, мастер Виктор, будем станки делать.
   -Ваше Величество! -Вздохнул мастер Виктор. -Я... -И только рукой махнул. -Показывайте, что да как, сделаем...
   Я разложил чертежи.
   Да, планов громадье. А что делать-то? В королевстве банально нечего жрать и нет денег, чтобы еду купить. С одной стороны кочевники, а с другой стороны подозрительно так притихший граф Лиордан, который Черный Лис Империи. И неизвестно кто меня больше беспокоит.
   Потому я решил рисковать.
   На фиг деревянные пушки, осколочные гранаты и прочие извращения. Сразу будем делать оружие. Пистолеты и мушкеты... С нормальными замками. И попробуем сообразить штук пять картечниц, как раз порадовать наших степных друзей.
   А вообще, как получится. Пока ещё не знаю, что получится со стволами тут. Гранаты хорошо получаются, но все же слишком капризное оружие это. К тому же... Придется рано или поздно это оружие отдать в чужие руки. Деваться некуда. У меня пока что недостаточно сил, чтобы разговаривать через губу с разными там Империями и королевствами. Но вот пушки и мушкеты... Вот это уже пусть сами придумывают.
   С мастером Виктором провозился до вечера.
   Съездили и на место будущего завода.
   Верхний город-то, как я уже говорил, был практически круглый. Как выстроили много лет назад стены на вырост, так и оставили. Вокруг них позже стали селиться прочие горожане, но не ровно по кругу, а как бы кусками. Деревенька с одной стороны, деревенька с другой. Что-то застроили, а что-то нет, остался пустырь. А ещё пожары, от которых целые улицы выгорали, или мор... После таких событий тоже оставались пустыри.
   Вот на один такой пустырь мы как раз и набрели. Это место очень подходило для постройки секретного первого завода. Озерце с ручейком, густо растущие кусты, развалины, полусгнившие бревна. С одной стороны Гильдейский квартал, с другой стороны пологий спуск и Мойка.
   Раньше, ещё каких-то лет пять назад, стояли тут мастеровые. Гильдия Строителей. Потом их проредила королева, а выжившие ушли. Никто тут больше селиться не хотел, Мойка ж рядом! А потом две улицы выгорели в начавшемся пожаре.
   Как раз то, что надо. Вот сюда положим начальные заводы, пороховые мельницы и прочая, и прочая, и прочая, что требует секретности высокой, а места занимает не очень много. А уж все остальное будем производить чуть подальше.
   Озерце запрудить, запустить водяное колесо мельницы пороховой, дома выстроить на холме, поставить охрану... Земля тоже мягкая, приятно будет фундамент выкопать под большой дом. Дюже как хорошо получиться! Да ещё и со стен Верхнего города видно, если что, помощь быстро подоспеет.
   И много будущей дармовой рабочей силы. Вот как раз видно, что там веселятся, жгут костры, вопят, орут, распевают песни. Будущая дармовая рабочая сила ещё не подозревает о скорой перемене своего статуса.
   Вечером в сопровождении Виктора шел по коридорам замка. Никого-то толком и не было, лишь я да Виктор, да ещё и Иштван присоединился, он как раз вошел в курс всех дел в замке и сейчас спешил поделится новостями.
   Ну, да утра подождет. У меня уже просто голова раскалывалась.
   -Вить, ты охрану вокруг нового места мастера Виктора поставил?
   -Да, Седдик. Наших, и граф Лир выделил три десятка людей. Разбили шатры, место очистили, поставили рогатки...
   Иштван ещё пока не мог привыкнуть к тому, что некоторым тут меня разрешено называть запросто, по имени, и иногда его коробило. Меня же это почему-то забавляло. Хорошее у меня такое настроение. Тихо, в коридорах тишина, на стенах лампы горят. До покоев моих ещё топать и топать, но все уже спят...
   И когда из-за поворота на меня вышла пьяная морда, то как-то я даже растерялся. Как-то не связалась тишина и спокойствие коридоров со слюнявой красной рожей. А уж когда морда, оказавшаяся дворянином, заорала "Бей Узурпатора" и махнула мечом...
   Бой в коридоре был короткий и жестокий. Меч я себе так и не завел, а пистолет достать снова не успел. Пока расстегивал куртку, Виктор швырнул меня себе за спину, блокировал меч нападавшего и свалил его на пол, присел в длинном выпаде, окончившемся громким "Шмяк!", вышел из него и швырнул в собравшихся за поворотом людей вазу, стоявшую в углу.
   Дальше только перестук шагов и спины в коротких дворянских плащах, остальные ретировались.
   -Вот так-то. -Сказал Иштван. Он тоже прикрывал меня, держа наготове длинный острый кинжал. -Граф, вы не ранены?
   -Нет. -Презрительно даже сказал Виктор. И пнул тело, лежавшее прямо посреди коридора. Тело отозвалось стоном и бормотанием.
   -Да они же все пьяны... -Пробормотал Иштван, присаживаясь и поднимая голову человеку. В самом деле, перегаром от него пасёт... -Глядите, камзол весь в вине, уже не первый день отмечает. Эй, ты! -Иштван с неожиданной силой хлестнул по лицу пьяного. -Эй, проснись!
   Ну где уж там. Спал как спит...
   -Кстати, а где охрана-то? -Вдруг спросил я. Шумели мы достаточно. И новая гвардия, которую Виктор с упорство школьника, дорвавшегося до конструктора Лего, расставил на все углы и повороты замка, должна же была полюбопытствовать, что за шум, а драки нет?
   -Если эти уродцы кого убили, то всех перевешаю. -Сказал я. -Вот если хоть один гвардеец пострадал, то мало никому не покажется!
   В конце коридора показались трое гвардейцев.
   Никто не пострадал. Просто большая компания дворянинов, пьянствовавшая ночь напролет, что-то недопила. Вина им больше не наливали, ссылаясь на отсутствие указаний сверху, да и вообще в погреба дверь не открыли, а охрана, видишь ли, заперлась.
   Ну и пошли дворяне искать справедливость. Дворянскую.
   Я выругался.
   -Все это быдло пьяное запереть!
   -Ваше Величество, городская тюрьма сгорела...
   Мне уже хотелось спать, меня уже ждал тот мир и куча дел в нем, потому я просто зарычал.
   -Да заприте вы их куда хотите! Виктор! Так... Кто у тебя есть живой да расторопный? Где Коротыш и Подснежник? Спят, заразы такие? Поднять! Чтобы немедленно возглавили отряд. Всех, участвовавших в празднике, в Западную башню, на допрос! Ворота в замок запереть! Никого не выпускать! Завтра с утра жду доклад... А пока что я ложусь спать, стражу у дверей поставить побольше. Мастер Иштван?
   -Ваше Величество?
   -Какого вообще Порождения вот эти хмыри пошли за вином? Им что, бесплатно наливали раньше?
   -Ваше Величество, древние вольности дворянства, требовать от короля вина и хлеба...
   -Плетей и плахи. -Надо же, как я быстро королем становлюсь. -Древний красивый обычай, говоришь? Так, завтра с утра кормить, но воды не давать! Уроды. Завтра со всеми поговорю! Виктор, ты отвечаешь!
   Короче, в спальню я вошел в соответствующем настроении. Обвешался золотом, только сосредоточился на большом и красивом золотом блюде, только нагладил кольца эти золотые и канделябр чистого золота, только глаза закрыл, как сон сразу сказал "пока" и куда-то отвалился.
   А тут ещё и шум какой-то за дверью, кто-то кому-то уши обещал надрать, а кто-то...
   Ну, сейчас всем будет весело. Счас я буду проявлять королевскую власть.
   Встал, дошлепал босыми ногами до двери, открыл.
   -Доброй ночи, Урий. Доброй ночи, Виктор. Ирина, доброй ночи! Гвардия, отпустите ребят. Это мои друзья! Благодарю за службу. Все трое, внутрь!
   Гвардейцы, уже заломившие руки детям и намеревавшиеся дать хорошего пинка в сторону от дверей, отступили. Подснежник, который на этот раз командовал отрядом охраны около моей спальни, молодцевато так улыбнулся.
   -Ваше Величество, прикажете подать ужин?
   -Да... Что-нибудь легкое. Без вина. Давно они тут?
   -Да не очень... -Смутился Подснежник. -Поначалу пускать не хотели, вы ж почивать легли, но Вихор заладил, что надо очень.
   -Ну, если уж все равно проснулся, так выслушаю. Пошли, пошли.
   По одному ребята зашли в мои покои. Расселись. Места тут у меня было... Оглядывались, конечно, с опаской. Тут-то им и бывать не положено! Ну да ничего особенного у меня нету. У меня ещё победнее будет, чем у королевы. У той полкрыла замка в единоличном пользовании, и все подушками да коврами забито.
   -Рассказывайте, что привело вас сюда и какие надобности.
   -Седдик... -Начал было Вихор, но его перебила Ирина, внимательно на меня глянув.
   -Ваше Величество. Можно ли вас попросить помочь?
   -Рассказывайте, что случилось-то... -Вздохнул я, снимая с шеи цепочку с кольцами. Все трое проводили моё украшение круглыми глазами. Ну, а что делать-то? У меня там, на Земле, что ни день финансовый кризис ожидается. Инструменты хорошие нынче дороги, как и литература умная.
   -Ваше Величество... -Начала Ирина.
   -Седдик.
   -Седдик. Прошу помощи! Не за себя, а за близкого человека. Светлые боги заповедали...
   -Короче и по делу, Иринк. -Перебил я её. Мне ещё сегодня выспаться надо. И дома у меня дела остались...
   -Ну...
   -Ваше Величество, у нас некоторые люди, которые должны были вернутся в замок, не вернулись. -Сказал Виктор.
   -То есть? Сбежали? Так... Вижу, что не все так просто.
   -Может... -Ирина набралась смелости. -Может, вам лучше самому выслушать человека, Ваше Величество? Вчера ко мне подошел второй помощник помощника главного повара, мастер Ухром. Он готовит фрукты для дворцовой кухни, Ваше Величество... Седдик. Он очень просил об ауд... Аут... Аудиенции. Он знает, что я готовлю вам эту еду... Который суп, да? Вот он просил, что когда я буду подносить суп, то спросить...
   -Вот обалдеть. Ну, сделаем так. Иринк, давай до завтра... Да, давай до завтра вечером. Чтобы слухов не поползло... Просто приведете его ночью в коридор, в тот самый, где мы прятались. Там и поговорим. Только в комнату не ведите. Я там ждать буду, ладно? И вообще, как жизнь-то ваша? Виктор? Вихор?
   -Да ничего... Хорошо так... -Замялся Виктор. А Вихор посмотрел на меня со значением.
   Так, какие-то новости у него для меня есть. Только при всех не говорит, молчит...
   -Так, а что кому идти отсюда?
   -Серый, граф Лург обещал мне сто золотых, если я передам в городе нужному человеку записку...
   -О? -Удивился я. -Так... И где же записка?
   -Я не брал, Серый. Мало ли... Сказал, что боюсь сильно. Охрана всех слуг обыскивает.
   Всех слуг... Всех слуг... Всех слуг, зараза ж тебя раздери! Вихор один, а слуг там трое как минимум!
   -Сначала он меня уговаривал, а день назад вот что-то перестал...
   -Виктор! -Крикнул я. Вот и поспали, называется. Теперь слуг ловить надо...
   -Ну, соколы мои ясные. -Спустя полчаса я прошелся по строю из трех человек, которые стояли навытяжку. Лакеи, которые убирались и еду готовили, и которые имели доступ к графу Лургу. Для конспирации в их ряды затесался и Вихор, стоял с упрямым лицом и в одной ночной рубашке. -Признавайтесь, кого купил наш дорогой граф и сколько дал?
   -Знамо кого, Ваше Величество. -Пробасил самый здоровенный, толстяк, помощник повара, который для заключенных еду готовил. -Шкурку он купил. Шкурка сегодня не пришел что-то...
   -Вот чтоб тебя так.
   Подняли графа Нидол Лара, тот поднял стражу. Велел будить себя как только найдут сбежавшего слугу, и отправился спать, про себя ругаясь матом.
   Неудача?
   Да не то слово!
   Пора бы уже вводить определенную службу, которая будет такими делами заниматься. А то просто прошляпили в бардаке, что купить-то граф Лург может не только Урия по кличке Вихор, но и ещё остальных...
  
  

Глава 8

  
   Расскажи о себе в этот вечер
   Расскажи как ты живёшь
   Расскажи и тебе станет легче
   Может спасение найдёшь
  
   "Дюна"
  
   -Матушка, да ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть! -Сказал я.
   Королева опасливо закивала.
   Ну, поговорить-то нам надо? Конечно, надо!
   И для того сегодня я выбрал себе день, дернул Виктора и пошел поглядеть, что же у меня с пленниками. Стража в Западной башне стояла из самых боеспособных частей гвардии. И командовал тут Брат.
   -Ну, как они? -Спросил у него.
   -К графу Лургу последнее время шесть гонцов было. К королеве ни одного. Сыновья графини Нака подрались, их растащили и вашим именем обещали плетей. Конюх мастера Виктора денег обещал сколько скажу, если выпущу и на корабль помогу сесть, обещал с собой забрать. Черный сидит, что ему сделается.
   -Ну, вот и хорошо. Пойдем-ка пообщаемся с матушкой моей.
   Для начала королева бросилась крутить мне уши, по старой привычке. Я-то, простая душа, никого с собой не взял... Обозналась малость, никакого уважения у меня к ней отродясь не было, а поставленный лоу был. Осознала, отхромала к креслу поближе и теперь строила из себя дурочку. Я не я, лошадь не моя, а ты, Седдик, такой плохой мальчик! Ай-яй-яй! Как так можно, матушку не уважать и ногами бить?
   -Матушка ты моя бывшая царственная! -Вышел я из себя. У меня время идет как резвый нугарский скакун, а я тут, вместо того чтобы получить информацию, выслушиваю жалобы старой, из ума выжившей... -Если ты и дальше упираться будешь, то приглашу мастера Велимерия...
   -Не знаю такого! -Капризно каркнула королева. Но глазки забегали.
   -Вот заодно и познакомишься! Ну так что?
   -Седдик, как ты можешь? Я же твоя мать!
   Я вздрогнул и сплюнул в угол.
   -А мне же срать! Давай, старая, до донышка, что было, что не было и о чем догадывалась!
   Жесткий и грубый мальчик, возникший на месте избалованного и оранжерейного принца, которого так хотела вырастить королева, ударил не в бровь, а в глаз. Я и в самом деле готов был королеву просто измордовать, если бы она ничего не сказала. Почему-то вот тут, рядом, там, где я был сильнее, очень четко вспоминалось все. От замученной Зеленоглазой, до крестьян, и мастеров, и прочих, нашедших свою смерть за очередную золотую монетку, подкинутую нищим в припадке благолепия.
   Королева открыла было рот, чтобы извиваться дальше, но посмотрела на моё дикое лицо и захлопнула. Посидела, и с ноткой страха сказала.
   -Да что говорить-то, ты же ничего не спрашиваешь!
   -А ты говори, что мне интересно будет. -Я не без труда давил возникшую ярость. -Что-то я уже знаю, а чего-то нет. Вот и рассказывай всё, а если поймаю на вранье... -Чуть распустился, позволил выглянуть зверю в свои глаза.
   Ну, начала она рассказывать, опасливо на меня косясь. Я выглянул за дверь, принесли мне кафедру с письменными принадлежностями, там я думал делать краткие заметки, что да как.
   Бедная рохнийская баронесса рода... А, какая разница, то было и быльем... Ой, Седдик, больно! Итак, бедная рохнийская баронесса рода Мерл встретила и полюбила, твоего, Седдик, отца... Великой любовью... У меня было волшебное ожерелье Фрейи, которое... Ой, грех то великий...
   Короче, полюбила баронесса короля Седдика Третьего Доброго, тем более что у баронессы за душой всего-то и был полуразвалившийся замок и три деревеньки, уже промотанные её папашей до упора. Одно сокровище от древнего богатого рода осталось, доброе имя. И через пару лет и его бы не было, королевский совет Рохни не очень-то жаловал безземельных нищих аристократов. А тут король! Мимо проезжал с посольством! Встретил, влюбился, вставил, с собой жить забрал.
   Биологический папаша этого тела был тем ещё гулякой. Катался с посольствами по разным странам, давал обещания жить в мире и не заботился о предохранении. В результате получился я.
   Уж не знаю почему, но дворянство Соединенного Королевства заставило короля встать с Мор Шеен к брачному алтарю. Тот же Морской герцог, которого потом отравили, и заставил. Неча, мол, тебе, король, по другим странам мотаться, пора и о благе государства задуматься.
   Король одумался, остепенился и стал править королевством, в результате чего герцоги за голову схватились. Добрый он был, король-то. Добродетельный. Умел хорошо закатывать пиры и охоты, устраивал роскошные турниры и пышные балы, жертвовал на благие цели не хуже, чем королева...
   В конце концов, выпнули короля с посольством в Империю, жизни поучиться, а герцоги, забыв прошлые распри, принялись наводить порядок. Кое-как справились, задавили начавшийся крестьянский бунт, подчистили город от бандитов и острова от пиратов, пообещали мастеровым вольности... И тут как гром среди ясного неба, приходит известие. Король заделал ещё одного ребенка. Ну да, ту самую маркизу Морию, в Империи. Причем не абы к кому, а к герцогине будущей подкатил, старый идиот... Это ж не крестьянка, которой сунул пару золотых да и забыл.
   Отозвали от греха подальше, устроили турнир, король глазами хлопает, как тетерев на току, а герцоги сели думать, что дальше. Плюнули б на дурака, да и забыли б, но через пару лет король начал осторожно так зондировать почву - а почему б не привезти герцогиню в Соединенное Королевство, ей же там так одиноко... Землицы ей выделить... Да и законы эти глупые, наследные, мешают что-то! Может, так немножечко изменить? Ну так, самую малость. А я вам за это большое такое королевское спасибо скажу, а?
   На этом терпение герцогов истощилось.
   Король уже немолодой был, и помер от старости, глотнув винца на пиру. В результате недолгой свары заговорщики решили, что уж пусть лучше Мор Шеен сидит как регент при Седдике Четвертом, тем более что он ещё в коротких штанишках по дворцу бегает. Мал ещё. А мы пока что сами разберемся. Вот, на тебе, регентша, сто золотых в день, иди купи себе леденец или нищим раздай... А тебе, Империя, вот наши легионы, наш флот и нефиг тут пихать про "замшелые обычаи, которые давно пора бы отменить!"
   Ну, шло время. Заговорщики правили, королева нищим золото раздавала да балы закатывала на выделенные средства. На этой-то почве и познакомилась с графиней Нака, которую старый граф сплавил куда подальше от себя. Принц без присмотру по дворцу бегал. Такой хороший мальчик был! Ну, а что кого-то из слуг каленым железом прижег или вот рабов мучил, так что же с того? Главное, что не баловался!
   Про принца... Нда. Обычная жизнь средневекового недоросля. Вихор как-то с оглядкой понарассказывал, как к принцу относились. Боялись его! Причем даже свои же, аристократы. Стоит такой ублюдок малолетний, тычет тебя кинжалом, а ты только стой да улыбайся угодливо...
   И тут откуда не возьмись появился граф Урий. Тогда ещё никакой не граф, а вполне себе мутный тип. Никто про него ничего не знал, и в краткое время никому не известный захудалый дворянчик пробрался к королеве. Мол, матушка, балы-то ты какие даешь худые! Попроси-ка ты денежек побольше, так и балы будешь давать ого-го! А что мешают, так то не беда...
   И в самом деле, не беда. Сначала Закатный герцог, а потом Морской что-то резко невзлюбили один другого... И Закатный герцог возьми и помри прям на приеме. Кто-то ему в грудь воткнул кинжал, как от такого не помереть? В Закатном герцогстве началась драка за власть... И хотя прямых улик не было на Морского герцога, все же кто ему поверит?
   Будущий граф Урий мастерски перессорил всех, начиная от военачальников и заканчивая дворянством. Граф Дюка появился, он давно уже во дворце обретался, герой из Предвечной Степи, богато там степняков порубил, ветеран, весь в шрамах! Появился и граф Лург, по которому ещё при старом короле каменная баня плакала. И закрутилось... Что там да как, королева и сама не знала, тупа, как пробка. Кое-что я отметил, на будущее, проверить. А так... За пять лет королевством правили графины.
   Не всем это понравилось. И однажды во дворце на очередном приеме королева обнаружила интересную делегацию, в составе командира королевской гвардии с десятком гвардейцев, предводителей дворянства и нового Закатного герцога. Ну и традиционный вопрос, который в таких случаях задают, прозвучал. Не пора бы тебе, королева-матушка, на покой? Отдохнуть от суеты двора в отдаленном замке? Мальчика-принца должен воспитывать мужчина, со списком мужчин-воспитателей вот как раз определяемся...
   Пока говорили, кликнули стражу, наемников, которых загодя привез граф Урий. Во дворце и около пошла кровавая потеха.
   Оказалось, что разожравшаяся за времена Седдика Доброго королевская гвардия не потянула против рохнийских наемников. Порубили делегацию в капусту прямо в тронном зале, граф Дюка снес по одному заносчивых рыцарей, имперские наемники пожгли замки несогласных баронов и графов, попутно хорошо их пограбив. Кто успел, тот наладил ноги в Морское герцогство или вовсе за границу, передав поместья откупщикам.
   А что же до принца, так заболел ты сам, мальчик, сам, ай, не бей матушку! Это все граф Урий виноват! Он так и сказал, что убить тебя надобно, но я настояла... Ай! Ай! Ай! Горный отвар это, горный отвар! Его тебе давали, чтобы ты спал! Всех врачей граф Урий поубивал, а мастера Клоту специально пригласили, да! Он бы не отличил, да и не допускали его к тебе... А вот этот кубок, так это доктора посоветовали, да ты бы себя видел, кожа да кости... Ой, ай, ой, ай! Граф Урий сказал, что ты спать будешь, спать! И станешь послушным мальчиком, больше не будешь хулиганить, с быдлом водить... Ой! Это граф Урий меня заставил, клянусь Одином, Фрейей клянусь и Керр пусть будет мне свидетелем, о Светлые боги... А зачем, мне неведомо, ой! И про принцессу ничего неведомо, она с рыцарем Алором, он не чета тебе женщин ува... Ой! Ай! Нет, нет, его графина Нака привела, хороший мальчик, в Империи жил, знает да вежливость уважает, вот и сказал мне граф Урий, чтобы девочка одна не скучала... Ой! Ой! Ой! Да, да! Я хотела, чтобы принцесса забеременела! Да! Ребенок, не ребенок, я в её возрасте уж со старым козлом, твоим папашей, Фрейя его покарай! Так и она пусть! Ничё страшного не случится, коли родит рано! А внука я б ужо воспитала! Не чета тебе! Нет, молчу, молчу...
   Я потер саднящий кулак. Лицо королевы украсилось парой бланшей, она схлюпывала юшку, злобно косясь на меня.
   -Ну, карга старая, ладно. -Хотелось плюнуть ей в лицо, да как-то слюны не было. Да и подуспокоился я. Не дело это, самому королю подследственных по лицу лупить. Протокол допроса испачкать можно. -Значит, меня слушай. Пока что жить тут будешь. Если кто к тебе придет и пригласит в заговор, так ты соглашаешься, подробно запоминаешь... А потом все рассказываешь мне. Понятно?
   Королева покивала, испуганно посверкивая глазами.
   Ну, с одной крысой решили. Надо бы ещё к ней зайти, а пока что ждет меня ещё одна рыбка. Даже не рыбка - целый жирный сом!
   -Добрейший граф! -Обрадовался я.
   Граф выглядел хорошо. Когда я к нему зашел, он как раз поглощал обед, бедра куропаток исчезали в его пасти с удивительной скоростью, заливались кислым вином и заедались яблоками. Хруст стоял... Ой.
   -Вввееее.... -Сказал граф.
   -Ну, поговорим. -Я выложил письменные принадлежности на стол. -Писать умеешь, добрейший граф?
   -Ваше Величество, я так рад, я так рад, что вы смогли... -Граф смахнул с шеи кружевной платок, стол отодвинул в сторону и попытался встать.
   -Только на колени упасть не вздумай! -Сказал я. -Я тебя не подниму. Так писать-то умеешь, добрейший граф?
   -Да, Ваше Величество...
   -Вот и хорошо. Вот тебе бумага, вот тебе стило. Когда я уйду, то ты опишешь все-все-все свои дела нехорошие... А пока что давай, отвечай мне на вопросы.
   С королевой часа три провозился, а вот с этим-то сколько? Если тоже начнет вилять и упираться, придется нанимать штатного палача. Ему-то просто так по морде не нахлопаешь, вон сала сколько, благонажранная амортизация...
   Граф упираться не стал. Мелкие мошенники, они такие, они всегда знают, когда конец игры и когда время сдаваться. Вот граф Лург и не запирался, а начал выкладывать всё и вся.
   И как его нашел граф Урий, и предложил профинансировать содержание небольшого отряда наемников. И как граф Лург согласился, да и попробовал бы он не согласиться!
   -Ваше Величество, кинжал вот тут был, вот тут! -Граф отмерил расстояние в пару пальцев от своей промежности.
   -Хм... Продолжай.
   Короче, денежный наш мешок сделал ставку, и не проиграл. Заем графа Урия вернулся к нему с неплохими процентами. Потом граф Урий попросил ещё заем, и так же скрупулезно расплатился. А потом предложил графу Лургу столь заманчивое предложение... От которого нельзя отказаться. Вернее, от которого нельзя отказаться без вреда для здоровья.
   Побыть таким большим кошельком для королевства. Понятно, что львиную долю прибылей забирал себе граф Урий, но и графу Лургу на жизнь тоже неплохо хватало. А уж некоторые его идеи, например, опосредованные налоги... Это когда вводится налог, скажем, на сельское хозяйство. На коровок там, лошадок... А цену на хлеб поднимать запрещают! Ибо неча, неча... И крестьянские хозяйства начинают проседать на большие деньги. Деваться-то им некуда, хоть сколько-то надо выручить, чтобы этот налог заплатить! И тут появляется граф Лург, отечески похлопывает по плечу, говорит, что поможет. Как не помочь? Крестьяне это же соль земли Ильронийской! Под эту помощь толстый граф выбивает с дворян добровольные взносы, считай тот же налог на вспомоществование земледельцам, волевым государственным решением покупает хлеб по цене чуть выше общепринятой, достаточной, чтобы крестьяне не вымерли с голоду и поимели чуть прибылей. Потом хлеб перепродает, за границу. Деньги кладет в свой карман, а на сумму, собранную от государства, покупает хлеб в Империи, который затем по бумагам раздает голодающему народу.
   Ничего себе схема. Я вообще на половине запутался, пришлось на бумаге рисовать, приведя графа в священный трепет. Куда, как да что.
   Или, к примеру, продажа поместья за долги. Вот приходит человек некий к графу, али там к барону, слезно просит продать чего-нибудь, денег дает вперед... Обычно урожай просили. Отдает денег, составляют договор, а потом человек пропадает неведомо куда. Граф или барон крутит пальцем у виска над идиотом, который денег заплатил, а товар не взял, и радуется жизни на вырученные финансы. На второй и третий год ситуация повторяется. Граф или барон рад дико наплыву богатых буратин... А через некоторое время вызывают графа или барона ко двору, объявляют ему, что он в долгах как в шелках. Ну да, вот денег получил, а почему товар не передал? Как так не было никого, некому передавать, ничего не знаю! И продают поместье за долги, разницу вычитают, и выдают на руки. Понятно, что поместье оценивает граф Лург, причем по цене куда как меньше рыночной. И остаётся у графа или барона майорат, один холм с замком небольшим, а у графа Лурга на счетах прибавляется денег.
   А ещё можно одолжить денег, а потом одалживающий исчезает на пару лет, до тех пор, пока долг не примет просто астрономические размеры. Ростовщичество банальное, это даже скучно. Продажа поместий по несколько раз, подделка документов, те же шашни с наследованием, назначение левого управителя, то да сё...
   -Да ты, граф, оказывается, умный человек... -Протянул я. -А чем тебе барон Алькон не угодил?
   -Это не я, это граф Урий...
   -О, вот только не надо мне врать! Граф Урий на тебя кивает!
   Граф Лург чуть побледнел. Прикинул, что если на него граф Урий кивает, так, возможно, я и графа Урия того? Тоже поймал? На этом месте мысли графа сделали скачок, который отразился у него на лице. Делиться надо!
   -Ну да, бывает. Не успел сделать ноги добрейший граф. Отвести к нему в комнаты? С ним сейчас некто мастер Веломерий работает... Или Велимерий? Как правильно, забыл...
   Граф Лург побледнел ещё больше.
   - Кстати, вот ещё и барон Алькон изъявил настойчивое желание поговорить с тобой. Не знаю, как долго могу его удерживать. Эй, эй, толстый, не вздумай мне ещё в обморок грохнутся! Давай ближе к делу. Так чем же?
   -Он отказался свой замок на откуп сдавать. Начал баронов подбивать, а они его слушались. Вот и пришлось...
   Я покачал головой.
   -Будешь себя плохо вести - расскажешь про это новому барону Алькону. Даю тебе три дня на творчество. Потом читать буду. Если что не так, то следующие листы будет читать барон Алькон. Понял?
   -Да, Ваше Величество! -Граф Лург сделал попытку поклониться.
   Вышел из комнаты.
   -Седдик, обратно? -Предложил Виктор.
   --Нет... Есть у меня ещё один клиент.
   -Графиня Нака сидит дальше по коридору... -Сказал Брат. -Если Ваше Величество пожелает, сейчас мигом...
   -Да нет, на что мне эта тупая курица? Где тут у вас сидят шпионы?
   -Ниже, Ваше Величество!
   -Добрый день, Ваше Высочество. -Сказал мне бывший раб. -Рад видеть вас в добром здравии.
   -Ну, и ты здравствуй. -Сказал я Жареному. Тут, в отличие от помещений королевы и графа Лурга, комфорта особого не наблюдалось, раб-шпион сидел в обычной камере, разве что с жаровней небольшой в коридоре. Такой жути, как в прошлый раз, тут не было. Бригада рабов все вычистили, вымыли, выскоблили. Неделю старались, горы мусора перед Западной башней росли, но я был неумолим.
   Что ж за позор-то такой королевству, если у него даже в тюрьме грязно? Тюрьма - это первое, что видят некоторые, после того, как пересекают границу королевства. И о чем некоторые из этих некоторых расскажут другим. Так что соответствовать надобно! Чтобы застигнутый с поличным шпион не отбивался до последнего патрона или до последней капли крови, а тихо-мирно поднимал руки и шел в тюрьму сидеть, на казенные харчи три раза в день и туалет в каждой камере. Потому что тут и покормят, и выслушают, и денежку дадут.
   -Ну, вот я даже и не знаю, что же с тобой, таким хорошим, делать. -Поделился я горем, когда сел на высокий табурет, а все остальные удалились за пределы слышимости. С рабом я решил не рисковать, в комнату не входить. Это не королева, тут мигом уполовинит. Здоровенный он больно!
   -В слуги я уже не сгожусь. -Сказал раб.
   -Да, это верно. Но не вечно же тебя тут держать-то? По твоему указанию слугами занимаются... Нет, не в соседней они камере. Как только надо будет, так и положим их сюда тоже, может, что интересное вспомнят.
   Помолчали.
   Убивать его не за что. Вот странный парадокс - граф Лург физически на меня и палец не поднял, а я уже готов его в выгребной яме утопить, причем не могу точно сформулировать, за что именно. А вот этот бывший раб, едва меня на тот свет не отправивший и прилично мне руку рассадивший, таких эмоций как-то не вызывал. Хотя он-то, по большому счету, меня предал.
   -Что со мной будет? -Спросил бывший раб. Спокойно так спросил, не волнуясь ни о чем. Как о цене на проезд в трамвае.
   -Да кто его знает... -Против своей воли потянул я вполне искренне. -Ты сам-то что думаешь? Домой хочешь?
   -Там для меня дома нет, Ваше Высочество.
   -"Величество" уже.
   -Поздравляю, Ваше Величество.
   -Слушай, Жареный... Ну, буду тебя пока так называть. Или у тебя есть имя?
   Жареный поглядел на свои руки зачем-то, погладил лысину.
   -Нет, Ваше Величество.
   -Хорошо. Тогда нарекаю я тебя Лумумбой. Тебе, наверное, все равно, а мне приятно будет.
  
   * - Патрис Эмери Лумумба (1925 - 1961гг.) - видный африканский политический деятель, символ борьбы народов Африки за независимость. Его именем назван Институт Дружбы Народов в Москве.
  
   -Как того желает Ваше Величество.
   -Слушай, так что же ты делать умеешь? Воевать? Нет, умел бы, тут бы не оказался. Может, ты умеешь читать и писать?
   -Нет, Ваше Величество.
   -А ещё что?
   -А чем ещё от остальных-то твоих отличаешься?
   Готов я был к тому, что новоназванный Лумумба пяткой в грудь себя ударит и расскажет про череду благородных предков, да только не к тому, что дальше было. А было вот что - с мрачной мордой скинул он свои портки, под которыми нижнего белья не оказалось, и показал мне его. А потом так же мрачно портки одел.
   -Эксгибиционист хренов. -Прокомментировал я по-русски. И дальше уже на местном наречии. -Ну, и что это было? Нет, что это было я и без тебя знаю. Вот что же ты мне хотел сказать?
   -Я могу делать детей, Ваше Величество.
   -Эка невидаль. Дурное дело не хитро... -Я вдруг вспомнил некоторые рассказы графа Слава. Сопоставил... Переварил... -Хочешь сказать, что у тебя не каждые так умеют? А все остальные, они что? У них зачем та штука?
   Любопытные подробности рассказал мне Лумумба.
   Дикари... Они те ещё дикари. Большая часть их ну никак не могла иметь детей, хотя все причиндалы были на месте. Бесплодны. Детей делала вот только маленькая такая каста вождей и шаманов. В назначенный час уходили они куда-то в дальние леса, припадали там к священному древу, и делали детей. С древом. А потом из древа появлялись новые дети... Шаман приносит, всем племенем воспитывают. Женщину? Нет, не видел. Никогда. Первую женщину увидел уже тут. Думал, что просто такой человек странный, уродливый... А оказалось, что это женщина. Нет, и не слышал даже никогда.
   Понятно, что инструментом своим гордились очень, кому попало не показывали, холили и лелеяли.
   Ничего себе народные обычаи.
   Представил, что и как там могло твориться. Студия Приват не представляет, короче говоря, что они там и как. И живут как, я уже не представляю. Если вот такой вот тип может детей делать, то как же... Короче, ну его на фиг. Мне по возрасту ещё рано.
  
   * - Private Media Group - киностудия по производству порнофильмов.
  
   В Королевский университет Лумумба не хотел. Заизучать его там могли до смерти и быстро, потому что много кто верил в богатейшие клады, спрятанные на Южном континенте. А их не то чтобы не было... Были, конечно. Но достать их не просто. Долго идти, трудно копать, либо серьезная охрана. Племя-то его бедное было, да и сам он...
   А домой?
   Домой тоже не торопился. Какие-то религиозные споры с шаманами... Ничего не понял я, короче. Но возвращаться домой для Лумумбы было не особо приятно. Могли принять, возвеличить. А могли и отрезать предмет гордости, махом переведя в простые люди. Именно так с давних времен казнили отступников - брали один камень, туда клали...
   Спасибо, дальше не надо.
   -Короче, не знаю я, что с тобой делать. -Подвел я итог. -Рассказываешь ты интересно... Даже и не знал никогда. Если хочешь, живи тут пока что. Вытащим из твоих соратников-шпионов всего по максимуму, определю тебя во дворец, будешь главным над кем-нибудь, если уж вождем был, то справишься.
   Лумумба уныло кивнул.
   Да, загрустил сын далекой Африки в подземельях.
   -Ладно, сиди давай пока что. Может, если что вспомнишь, то придумаем. Если что надо будет, то зови Брата, я скажу, чтоб не обижали тебя. Да и сам не хулигань.
   Отошел, махнул Виктору.
   -Ну, вроде бы все. -Подвел итог.
   -В замок, Ваше Величество?
   Я представил, что дома-то меня ждет компьютер с Интернетом и куча учебников, которые надо таки перечитать и выделить главное... Очередная бессонная ночь и чашки кофе.
   Мозг уже заранее сказал "не хочу". Ну да вот ещё, мозги! Ать, два. Да, хозяин. Мозги, я ж Поле Чудес и рекламу МММ не смотрю, нет? Математические задачи без калькулятора тоже не решаю уже с девятого класса. Кушаю сахар и орехи, что, говорят, для вас полезно. Так что уж будьте добры соответствовать!
   Мозги согласились, что предъява-то справедливая.
   Проснулся вот так, рывком. Снял с груди шнурок с золотом, забросил кольца сначала в под футболку, а потом в карман. С одной-то стороны, было бы не хорошо приспать себе золота прямо на дежурстве, а с другой-то стороны, после этого инструмента, будь он неладен, я по миру пойду ещё раньше, чем пропалюсь.
   К тому же, это одно из моих последних дежурств. Делать нечего, придется все же с работой завязывать и сосредотачиваться на золоте. Потому что такого графика я просто не выдержу. У меня просто банально сил не хватает уже. Втискивать в себя не только информацию по станкам и оборудованию, что мне как бы свойственно - все же технический ВУЗ моя Альма-Матер, но и по сельскому хозяйству... Последнее сложнее. Если в первом я хотя бы знаю, где посмотреть, то второе для меня лес темный.
   Одно понятно, что семена, семена...
   Картошка-то в тот мир ушла хорошо. Десяток картофелин сейчас лежали на влажной тряпке в замке. Проращивались. Ой, мамка, спасибо тебе, что всегда на даче картошку сажаешь! Взять бы пророщенный, да где ж его достать-то, у нас ещё снег недотаял, а там уже вовсю весна в ворота стучит. Землю копнул в королевском саду, пока ещё не прогрелась, но Коротыш и кое-как разбирающийся в крестьянских делах Волин клятвенно обещали семидневье. Ну, надеюсь, что к тому времени можно будет закапывать. Лет через пять проблем питания тут не будет.
   Хорошо бы ещё семена притащить, да не лезут они никак! Да и не понимаю я в них ничего! Лучше уж без помидоров-огурцов проживу, но чтобы картошечка была. Мог бы, приволок бы её мешками, вместе с удобрениями!
   Ладно. Пора.
   Потянулся, поднялся, оправил форму. Глянул на часы, захлопнул учебник агронома, на котором добросовестно и задремал. К черту эту агрономию, надо было читать "Сад и огород", самое простое! Сцапал со стола чашечку кофе, и пошел навестить Мишку. Мы с ним как раз смену стояли.
   Но Мишка меня опередил, он как раз шел будить.
   -Серег. -Мишка перетоптался на пороге. -Серег, слушай... Помощи прошу.
   -А? -Туповато сказал я спросонья.
   -Слушай, помнишь, разговор был у нас... На тему, что... Ну... Со мной не сходишь?
   -Куда... -Я вспомнил. Мишка, Анастасия, которая Анастасия и только так, и его просьба. Давно ещё, кажется, в совсем другом мире и очень давно. -Анастасия?
   -Да. Серег, совсем дело плохо стало там. В понедельник был, так вообще...
   -Лан, Мих. Обещал - так схожу, это не вопрос. Когда идем?
   -В следующую пятницу они собираются. Было бы хорошо...
   -Хорошо так хорошо. В пятницу встречаемся около метро, будем думать, что там за дела разные. Неделя ещё есть, чтобы что-нибудь придумать. Давай, не падай духом.
   Хотел добавить "если что, то мы тебе другую девушку найдем". Но, видя лицо Мишки, промолчал.
   Да, Мишка, в жизни все не так хорошо проходит, как в твоей любимой фантастике.
   Рынок встретил меня гомоном толпы и запахом шаурмы. Вот такие вот рынки-то... Куда не пойди, везде одно и то же. Люди туда сюда ходят, под ногами пыль да грязь, на прилавках разноцветие пачек Мальборо и жевательной резинки Турбо, шаурму жарят на специальных печах небритые улыбчивые личности. Кто-то торгует, кто-то покупает, но все гомонят так, чтоб на всю неделю хватило.
   Вот, вот вроде бы то, что мне надо.
   Прапорщик. Усталого вида тип в контейнере. По стенам висят камуфляжки, тельняшки, вход прикрыт маскировочной сеткой. Гудит тепловая пушка, дует в ноги. Колыхается длинная снизка фуражек всех мастей, от синих до черных, гордо раскидывают руки теплые натовские куртки незнакомого камуфляжа, щурится куда-то в текущую мимо толпу прапорщик.
   -Леонид Витальевич. -Спросил я, останавливаясь и для серьезности глянув в бумажку. -Вот, вы точно такой, как вас мне Алексей Иванович описал...
   -А кто это? -Лениво спросил прапорщик.
   -Чеботарев!
   -О, так ты от него? -Прапорщик оживился. -Ну заходи, дорогой, заходи! Не стой на пороге! За чем пожаловал? Вот у нас куртки новые появились, пилот называются... Только вчера из Америки! Кожа, настоящая! Или по камуфляжу чего подобрать? Рост у тебя... Сто девяносто? Больше?
   За разговором зашли внутрь, я вынул из кармана и протянул прапорщику листок с мудрёным названием.
   Тут начался серьезный разговор. Для начала, прапорщик уточнил, сколько мне надо. А потом назвал цену. Поторговались, чуть цену удалось сбить. Ну, согласился, конечно, куда деваться-то? Прапорщик сразу же стал серьезным, высунул нос из контейнера, свистнул. Сразу откуда-то появился шустрый мальчишка цыганистого вида, подмигнул мне, получил от прапорщика бумажку с накарябанными ручкой значками и умчался куда-то.
   Деньги я положил в ящик стола, прапорщик кивнул.
   -Пойдешь обратно, Рахим тебе отдаст. Как пользоваться вот этим, знаешь?
   -Ну... Укол сделать...
   -Больше одной ампулы не коли. Знаешь, что это такое?
   -Состав...
   -Это ещё в Союзе придумали, когда вовсю помогали нашим недоразвитым братьям. Болезни там у них одна за одной, а пойди, разбери, что с ним да отчего. Вот и сделали этот состав. Инструкция есть на каждый случай применения, на какие симптомы. Если кашель сильный и понос, то колоть номер три, если лежит и не двигается, то колоть номер один. Такая вот аптечка быстрой помощи*.
  
   * - авторские фантазии! Автор и Минздрав предупреждают об опасности самолечения!
  
   -Хитро придумано. -Оценил я.
   Огляделся.
   -Лень... А у тебя что ещё полезного для туриста есть? Может, какие-нить там... -Подумал про газовую печку. Нет, на фиг. Вознесусь ещё, как тот сапер из анекдота. -Ну, что есть-то, в общем?
   -Дай подумать... Тактический фонарик. Видал? Это последняя американская новинка. Светит чуть ли не на полкилометра, можно бросать с пятого этажа. Когда стреляешь ночью, то светишь на цель. А ещё есть прицел ночного видения.
   -Это как?
   -А он ночью видит... Американцы такие на свои М-16 ставят. Батареек не очень надолго хватает, но зато они обычные пальчиковые, их в каждом сельпо найти можно.
   Короче, вышел я опять без денег. Зато с двумя биноклями, ночным прицелом от М-16, двумя комплектами камуфляжа от НАТО, двумя полевыми аптечками и новеньким бундесверовским рюкзаком.
   На выходе с рынка меня нагнал Рахим, тот самый цыганенок.
   -Дяденька, вы обронили! -Передал мне коробку, перевязанную скотчем.
   -Спасибо, парень! -Я порылся в карманах, сунул ему четыре тысячных бумажки*
  
   * - Автор напоминает, что дело проходило до реформы. Банка Кока-Колы стоила 3 000 (Три тысячи) рублей.
  
   Теперь главное все добро до того мира донести.
  
  

Глава 9

  
   Вдруг как в сказке
   Скрипнула дверь...
  
   к\ф "Иван Васильевич меняет профессию"
  
   Проснулся я рывком, как будто и не спал. Лежал, глядел в потолок. Никак не мог понять, что же меня разбудило.
   Так, тишина.
   Опять, что ли, Вихор пришел с просьбой? Давно бы пора уже Королевский Суд учинить и туда все дела сбрасывать...
   Сел в кровати, потянулся, помотал головой. Глянул за окно, ночь ещё на улице. Звезды светят. И тишина, такая приятная тишина... В моем мире всегда что-то шумит. То машины на улице, то кран на кухне, то соседи телевизор громко смотрят. А тут тишина! Ночь настала, так нечего свечи и факелы жечь, спать пора!
   Кстати, а кто ставни-то открыл? Я же на ночь глядя закрывал, точно помню.
   -Принц! -Сказали из угла.
   -А! -Крикнул я.
   Неожиданно-то как! Оглянулся, по углам темно и ничего не видно. И голова ещё кружится, а на пузе что-то тяжелое. Что-то перенеслось из того мира, надо поглядеть, что именно.
   И как назло, в комнате темно, хоть глаза коли. Только какие-то тени в углах движутся, то туда, то сюда. Это облака по небу бегут. Луны сейчас в зените, светят через быстрые облака, бросают полосы медленного света.
   -Принц, вам передают самые наилучшие пожелания...
   Пистолет оказался в моих руках быстро.
   Передернул затвор, и выстрелил два раза в первую же подозрительную тень, которая почти подобралась к моей кровати.
   Говорили же, держи патрон в стволе, нечего!
   Тень повела себя предсказуемо, как молотком ударили. Упала назад, глухо застонав и звякнув железом.
   Сбросил одеяло с кровати, вскочил в чем мать родила, оглядываясь. С пуза укатился фонарик и бинокль... Фонарик, вот что надо!
   Метнулся обратно к кровати, углядел краем глаза движение в углу и в движении стреляя туда, три раза.
   Одиннадцать патронов. Воняет порохом, выстрелы бьют по ушам, раскалывается голова и режет уши. Ногам очень холодно, ушиб коленку, пока прыгал.
   Теперь одну руку отпустить от пистолета, левую, взять фонарик, включить...
   Лучше б этого не делал!
   Два трупа в комнате и подслеповато щурившийся живой. Местный ниндзя, как раз такой, которого удавил сержант. Серый плащ, измазанный пылью, под плащом видны какие-то металлические и кожаные детали одежды, прочные сандалии на ногах. Мощный луч американского фонаря прорезал темноту комнаты и уперся убийце в лицо, и теперь ему было очень несладко, никак проморгаться не мог.
   Два трупа такие же. Тот, кто около моей кровати, сжимает в обеих руках по короткому клинку, даже после смерти не выпустил. Второй по стене осел, содрав гобелен себе на голову.
   -Давай руки вверх! -Сказал я. По-русски сказал.
   Конечно, так он и поднял. Прикрылся рукой, совершенно по-человечески, так бы любой землянин, который фонари видел, прикрывался, и поднял самострел.
   Стрелять с одной руки оказалось неудобно, глаза от света сжимались сами собой, да ещё и в ноги я целил, и пуля только вышибли фонтанчики каменной крошки рядом с сандалиями ниндзя. А вот он выкинул в сторону самострел, выхватил из-за спины метательный нож.
   Третьим выстрелом я попал ему в плечо, четвертым мимо, пятым в грудь и ещё раз в грудь.
   Шесть патронов.
   Так, а что так тихо-то?
   Где моя охрана, у дверей всегда стояли.
   Кое-как унял дрожь, поворошил в кровати. Фонарик и ночной прицел. То, что надо. Где мои штаны?
   Успел только застегнутся, как что-то меня насторожило. Даже и не знаю, что именно, но я подошел к окну и выглянул в него, прижал к глазу прицел. Вдавил кнопку, ничего, темнота.
   Батарейки!
   Вытащил батарейки, упаковку содрал зубами, чуть передние зубы не вырвав. Быстро вставил сначала одну, потом другую, щелкнул клавишей, в прицеле возникла картинка.
   Так, вот замок. Вот и лестница веревочная, точно как я и планировал делать, удобная очень, забитые в щель между булыжниками деревянные клинья. Так, что с замком? Масляные лампы выглядели маленькими звездочками в зеленоватых тонах, вот часовые... Проклятие, они же мертвые!
   -Тревогаааа! -Заорали внизу.
   Стали зажигаться факелы.
   А у меня распахнулась дверь.
   Хорошо, что оружие было у меня в руках. Ночной прицел полетел на пол, а я прижался спиной к двери и еле удержал себя от выстрела. Подснежник это, с ним двое гвардейцев, в крови все трое.
   -Ваше Величество?
   -Да живой, живой! Что происходит?
   -Нападение!
   -Пожар! Горим! -Заорали с улицы.
   За их спиной вдруг возник ещё один тип в сером плаще, Подснежник успел повернуться и принять его удар на свой тесак, а потом отшвырнул от себя, гвардейцы влепили ноги в упавшего, тот изогнулся, как червяк, сотрясаемый ударами.
   Ещё один у меня сзади, бьет ножом, я пропускаю удар, беру бьющую руку в замок и со всей силы повисаю на ней, выворачивая из сустава. Фонарик улетел на пол, не найти... Под моими руками с хрустом подается плоть. Ногой пробую отшвырнуть от себя серого плаща, да не получается, я тут подросток, а не мужик здоровенный, сам отлетаю от него.
   Не боец уже в любом слу...
   Нет, перехватывает клинок другой рукой и идет ко мне, но вдруг у него в груди вырастает длинная стрела. Знаю я такие, кажется...
   Вера, вот без неё-то никак нельзя было обойтись! Тут как тут, а с ней Волин и барон Алькон, с оружием все.
   -Ваше Величество, вы целы? -Спрашивает Подснежник.
   -А да что мне будет. -Махнул я рукой. -Кто это такие?
   -Да кто их знает...
   -А что так дымом пахнет? -Вдруг спросила Вера.
   Я уже было подумал, что бы такое соврать, как понимаю, что пахнет-то не порохом, а горелым именно.
   -Пожар?
   -Король! Король! -Это из коридора. Тоже знакомое... Барон Нават? Сильно ему досталось, весь израненный, белая шелковая рубашка намокла кровью, но на ногах ещё держится. Вокруг него ужом вьется мастер Клоту, что-то пытается перевязать, но барон только отмахивается изредка.
   За ним и Виктор с обнаженным мечом, тоже в крови, чужой. Нашел меня глазами, сразу успокоился. А Лана вот что тут делает? Я и забыл про неё, позор мне на голову! И где она тесак этот нашла-то, а?
   -Лана! Ты тут откуда?
   Девочка упрямо мотнула головой. Она пряталась за Виктором, на плечах легкая кожаная куртка, утянутая по самое не могу, велика она ей, а в руке слишком большой для неё меч-тесак.
   -Пожар! -Кричали снизу. -Пожар! Воды!
   Внизу, по полу, стелились тонкие полоски белого дыма.
   -Уходим на улицу! Виктор, за Лану головой отвечаешь! Ну, пошли!
   Бросились вниз, по коридорам, Виктор не отставал от меня, а я волок с собой в свертке из одеяла перенесенные вещи. Надо бы отдать кому-нибудь, но я просто не доверял. К тому же, это позволяло прятать пистолет, а то что-то барон Нават ко мне присматривался...
   Крики и грохот впереди. Большие двери открылись, хлынул серый тяжелый дым и полезли люди в серых плащах напополам со слугами. Переодетые слуги, конечно, переодетые... Затопили всю ширь коридора, сверкнули короткие изогнутые клинки.
   В коридоре сразу закипел бой. Серые плащи сражались с яростью, бросались прямо на оружие, повисали на клинках, но старались забрать с собой как можно больше врагов. Выглядело это страшно. Один такой, дико извернувшись, широко полосовал клинками все вокруг, как комбайн на сенокосе, задевая как можно больше народу, пока смутно знакомый мне рыцарь не всадил ему в грудь сорванное со стены копье. Копье с хрустом сломалось, но рана оказалось смертельной, серый испустил дух.
   Так, а откуда я его знаю? Это, вроде бы, тот товарищ, что сначала пришел к королеве за справедливостью, а потом сидел по соседству с мастером Иштваном... Надо же, быстро как он отъелся-то, руками машет как...
   За моей спиной хлопнул лук, и один из серых в середине свалился со стрелой в глазу. Ещё один хлопок, голову другого серого дернуло наружу, древко стрелы сломалось о стену. Ещё раз, стрела со шпоканьем втыкается прямо в середину груди очередного серого, тот на подгибающихся ногах ломится вперед, но его валят на пол и закалывают мечами. Вера появилась, быстро стреляет, не задевая своих, но выцеливает малейшее движение, и втыкает туда стрелу. Посмотреть одно загляденье, красивая работа умелого человека. Руки так и мелькают, переправляя стрелы из тула на тетиву лука, хлопает тетива по большим кожаным перчаткам. Я таких раньше у неё не видел.
   Серых и переодетых слуг мнут массой, бьются в них раз за разом, оставляя мертвых и раненых, и наконец выталкивают из узкого коридора в проходной зал, где набрасываются со всех сторон и вырезают. Индивидуальное мастерство серым не помогает, гвардейцы умеют действовать в строю, каждый из них прежде всего поддерживает товарища. А серые, хоть и куда более умелые бойцы, единоличники, лишь бы побольше народу убить.
   На резне в зале бой и кончился. Все серые погибли тут. Складываемый ими пожар быстро затоптали, пылающие гобелены сорвали и выкинули в окна, залили водой пылавшую комнату, нашли там пару обгоревших до неузнаваемости трупов, и больше никого. Потом проверили, конечно, дворец снизу доверху, но нашли только трупы. В том числе и караулов. Пострадало наших...
   Утром выкладывали на землю Королевского парка трупы, а я только зубы сжимал и ругался. Три десятка серых, и за сотню наших. Размен один к трем, а то и больше шел.
   Вот здорово-то.
   Первые потери в гвардии, практически трети нету. А отбирали-то, старались. И в результате, недоучив, бросили в бой, и теперь эти люди погибли за меня. Большей частью вольные стрелки, но было много и горожан, и дворян.
   Дворец перекрыли пограничники графа Лира и даже моряки. Никогда в истории Соединенного Королевства такого не было, чтобы именные легионы на караул во дворце вставали, но вот сегодня пришлось.
   Аристократы тоже появились, один за другим кланялись, осведомлялись о моём здоровье, желали долгих лет. Я отмалчивался, желали-то они издалека, вокруг меня стояла охрана, вплотную никого не пускали.
   -Ваше Величество. -Это Виктор. -Я прикажу усилить охрану...
   -Не поможет. -Мрачно сказал я. -Как ни усиливай, нужный человек всегда найдется. Виктор. С завтрашнего дня ты передаешь пост руководителя моей личной охраны человеку того достойному, а сам занимаешься армией. Погляди! -Я указал на ряды трупов. -Большую часть их убили издалека или когда они спали. А в бою порубили меньшую часть. Виктор, мне нужна нормальная армия! А ты занимаешься только моей охраной!
   -Но, Ваше Величество... -Попробовал было заикнутся Виктор, но я стал на него жать.
   -Никаких Величество! Слушай, мне кого ещё поставить? Тебя знают дворяне и тебя знают горожане. Даже вольные стрелки барона Алькона тебя знают. Не желаю ничего слушать. С завтрашнего дня ты занимаешься армией. Я тебе скажу свои идеи, а ты действуешь согласно с ними. Можешь также заняться организацией охраны замка. Но именно организацией. Мастер Иштван выделит тебе покои во дворце побольше, граф Слав найдет грамотных людей. А ты должен будешь сделать мне армию, понятно? В первую очередь армию! Бери каких хочешь людей откуда хочешь, но мне нужна армия!
   Огляделся.
   -Волин!
   -Да, Ваше Величество!
   -С завтрашнего дня тренировки гвардии в два раза увеличить! Назначаешься ответственным за мою гвардию, всю. В помощь тебе... Кого надо тебе в помощь?
   -Я бы Коротыша взял, Седдик. Или Две стрелы. Парни они хорошие, основательные.
   -Бери кого хочешь, это на тебе, но через неделю я спрошу с тебя.
   Треть гвардии. Почти две сотни слуг, которые задохнулись в дыму... Этим, в серых плащах, удалось таки подпалить перекрытия в дальнем углу замка, пока ещё тушили, пока бегали туда и сюда, пока мастер Иштван сумел организовать всех и заставить таскать воду... Три с половиной сотни покойников, распишитесь в получении. И выгоревшая Южная башня, где слуги и дворяне жили.
   Покушение на короля, древний красивый обычай.
   А с той стороны тридцать три человека ровно. Причем трех из них прикончил я лично.
   -Граф Нидол Лар! -Углядел я знакомую лысину. -Граф!
   -Да, Ваше Величество...
   -Потом кланяться будешь. -Оборвал я его поклон. -Вот эти уродцы серые, кто это?
   -Ваше Величество... Позволите пройти со мной.
   Прошел. Граф выбрал самый неприглядно выглядевший трупешник, задрал ему плащ, выдернул из замысловатых веревочных креплений на поясе уже знакомый мне самострел. Я и виду не подал, что такое уже видел.
   -Это ас-си. Питомцы графа Ас-Си, Ваше Величество. Поглядите... -Коротким острым ножом граф Нидол вспорол плащ и плотную рубашку на груди серого. Обнажилось мертвенная плоть, запахло застарелой кровью. Этого серого насадили то ли на тесак, то ли на копье, не разобрать уже, в животе дырка, ровная рана с выпуклыми краями. Багровое мясо пухнет наружу, видно внутри что-то черное... Я ощутил тошноту, быстро сглотнул.
   Граф искал что-то иное. Ещё пару взмахов ножом, и обнажились руки, мускулов что-то особых не заметно. Бледная кожа, в которую, как в колбасную обертку, завалено мясо мышц. Граф неторопливо и акцентируя на каждом движении, резал одежду на трупе.
   -Вот, поглядите сюда. -Граф показал на подмышки. -Вот эти места у тех, кто часть пьет отвар, всегда большие и твердые... -Нажал рукояткой кинжала. В самом деле, лимфатические узлы здоровенные и твердые, кинжал их не проминает даже. Как будто орехи грецкие под кожу запихнули.
   -Граф, а граф. -Сказал я. -Ты чего добиваешься, чтобы я прям на труп завтрак выкинул? Так я ещё сегодня не завтракал.
   -Простите, Ваше Величество, я не думал, что это зрелище может быть вам неприятно...
   Да все ты думал, старый хрен! Просто решил побыстрее от меня отвязаться. Ну, сейчас ты свою ошибку поймешь, уважаемый. Трупы у меня как-то уже не вызывают ничего, кроме зевоты. Навидался я уже. После графа Дюка у меня что-то такое перегорело, наверное. Как предохранитель выбило. И мне теперь уже все равно. Вот только недавно трех человек пристрелил, пристрелил бы и больше, если б мог сделать это без лишних подозрений. Я их сюда не звал, сами пришли меня убивать. Так нечего причитать, если, по шерсть идя, стриженными вернулись.
   -Собственно меня чем удивить хотите, а? У меня из спальни трех таких вытащили...
   Глаза графа чуть округлились и лицо чуть изменилось.
   -...и мне как-то до... Ну, ты понял, граф?
   -Да, Ваше Величество. -Чуть поклонился мне граф. -Я всего лишь хотел указать на некоторые особенности строения тела жителей Нагорного графства.
   -Вообще-то, слышал я, что их уже нет...
   -Ваше Величество, позволю себе сказать, что это далеко не так. Питомцы Ас-Си никогда не были уничтожены полностью. Прошу заметить, вот эти места, вот эти... -Граф показывал последовательно на все лимфоузлы. -Когда человек начинает злоупотреблять горным отваром, вот это происходит. Так их узнают ещё со стародавних времен.
   -Значит, я чем-то обидел достойных последователей Ас-Си? -Спросил я. Вот жаль, что трупак того, первого шпиона пропал! Не вечно ж его на леднике хранить, закопали за городом, но осмотреть-то бы не помешало вот сейчас, сравнить!
   -Ваше Величество, им просто заплатили деньги за нападение.
   -Да уж понятно, что бесплатно-то они бы не поперлись сюда. Граф, для вас задача, найти, как они проникли в замок и где собирались. Такая толпа-то должна где-то собраться, наточить оружие, а потом сюда добираться... Не по улицам же они шли, с песнями и плясками? Короче, ищите по городу, где они обитали. Можете привлекать к делу... -Я задумался. Так. Не настало ли время чуть поделить власть, организовать нормальное Министерство Внутренних Дел? Да нет, пожалуй, рано ещё. Пусть граф один ищет. -Можете привлекать к делу кого пожелаете нужным, но виновных найти. Нападение повторится?
   -Да, Ваше Величество.
   -Вот ещё радость. Значит, так - ищите, где они могли бы собираться, все подъездные пути и удобные маршруты к замку взять под наблюдение, но пока что не трогать, доложить мне. Ясна задача?
   -Да, Ваше Величество, -поклонился граф Нидол Лар. -Я понимаю, чего вы хотите. Все будет исполнено.
   -Вот и хорошо. Иштван! Живой, слава Богам. Что там с людьми? И где Лана? Она жива? Виктор?
   Короче, бардак мало-помалу сошел на нет. В других частях замка узнали о нападении уже постфактум. Ну, напились аристократы, ну, буянят... Мало ли что в жизни бывает?
   И потому не успели вовремя отреагировать, когда началось. Серые все хорошо рассчитали, сгорел дворец и сгорел, доигрался принц с огнем... Или кто из дворян под винными парами решил жаровню поближе к кровати поставить, вот и полыхнуло.
   Поджигателей Волин заметил, когда прогуливался по коридорам. Вот видит, что какие-то странные слуги старательно запихивают солому в щели меж полом. Ну, запихивают и запихивают, мало ли чем человек заниматься может. Но щелканье кресала и сноп искр из рук одного "слуги" показалось Волину подозрительным, подошел поближе, поинтересовался и едва успел увернутся от удара. На колете осталась длинная зазубренная прореха от удара коротким изогнутым мечом, легкую кольчугу клинок не пробил. Бойцами переодетые слуги оказались хорошими, если бы не барон Шорк и не Вера, то быть бы Волину нашинкованным на части. Но один успел выскочить из своих покоев, и прикрыть спину, а вторая с луком даже в кровати не расставались, и оказалась на месте боя очень быстро.
   А потом и что-то такое затрещало из покоев принца, и все бросились туда... По пути затоптали каких-то переодетых слуг и пару очагов начинающегося пожара, вытащили принца из комнат и бросились вон из замка... Ну а дальше уже всё на моих глазах было.
   Я вздохнул т только. Итак, что же делать-то? Для начала, в замке на каждом углу расставили кадки с песком и бочки с водой, на тот случай, если разгорится пожар. Серые-то придурки, надо было бы им зажигалку купить и пару бочек с нефтью, вот тогда бы не пробились бы мы никуда, сгорели б в этом замке как миленькие.
   Потом подмести во всех коридорах, всё старые гобелены на помойку, всё комнаты открыть и проверить, что внутри... Разобраться, что за жильцы тут живут. Иштван только одобрил, нашел толковых слуг, которые совместно с гвардейцами этим и занялись.
   Ой, не нравился он мне, ну никак он мне не нравился! Слишком тут много запутанных коридоров, ведущих в никуда, ни разу не открывавшихся комнат, темных щелей по углам и не пойми кто тут проживает...
   -Нарисовать план замка. С коридорами, с комнатами... Виктор, Волин! Помните, какой я просил ещё давно? План города? Вот план замка такой же должен быть! К плану приложить отдельную бумагу, там для каждой комнаты написать, кто в ней проживает, сколько там человек... Как это "не разберемся"? Каждую комнату пронумеровать! Номер дать, то есть. Первые две цифры - номер этажа, вторые две цифры - номер комнаты! Граф Слав, что там у нас с грамотными студентами-то?
   -Ваше Величество, нашли десяток человек. Это сыновья купцов и приказчиков, из Закатного герцогства и двое из Рохни.
   -Так, пусть этим занимаются. План чтоб через три дня у меня на столе был! Граф Слав, ответственный за план замка вы, как самый грамотный человек! Волин, ты отвечаешь за охрану и караулы, всё караулы сам перерисуешь на план, никому не покажешь, спрячешь. Смена караула... Каждые восемь часов пусть меняется, каждый час старший караула делает обход. Уложение постовой службы - на посту гвардеец подчиняется только разводящему караула и командиру полка... То есть командиру гвардии и дежурному... То есть тому, кто его на караул поставил*
  
   * - у нас Устав гарнизонной и караульной служб несколько иной.
  
   Запутался. Нда, надо быстро выпросить у Валерий Алексеевича Устав караульной службы* и почитать, что там да как сделано в нашем мире. В следующий раз ночные гости могут прийти куда как большим кагалом.
  
   * - Правильно называется Устав гарнизонной и караульной службы.
  
   По итогу скинул всё это дело на Волина. Расставить караулы побольше, при входе обыск, чтоб не принесли чего ненужного... Короче, пусть у Волина голова болит. Кое-что я ему рассказал, как надо сделать, а уж про остальное... Одно понятно, с замком надо что-то делать. Сейчас тут роту солдат можно спрятать. Или большую бомбу, которая этот замок...
   Короче, свалилась на меня ещё одна забота, которую надо контролировать.
   Послы Предвечной Степи запросили у меня очередной аудиенции.
   Ну и встретились. Замок-то мне не весь погромили... Разве что трупы успели убрать и в коридорах немного подмести.
   Смотрим друг на друга, молчим. Я думаю, как бы время тянуть, а послы думают, как бы им получше с меня денег поснимать. Малый тронный зал, все в сборе, послы глядят свысока.
   -Великий Хан Предвечной Степи справляется о вашем здоровье и шлет свои наилучшие пожелания, Ваше Величество!
   -Здоровье моё, хвала богам, в порядке, достойнейшие. -Степенно ответил я. -Что же привело вас ко мне?
   -Беспокойство о судьбе Вашего Величества! -Ответил Ражий Хомяк.
   -С моим величеством пока ещё все в порядке... -Я говорил, и показалось мне или нет, что на лицах сопровождающих посла небольшие ухмылки такие? Что-то им веселым показалось... Уж не они ли сюда ассасинов запустили? -Передайте от моего лица благодарность Великому Хану Предвечной Степи за проявленные беспокойства.
   Покивали. Типа непременно передадут, да.
   А вот теперь перешли к главному.
   -Ваше Величество, недопонимание омрачает... -Ражий Хомяк сделал паузу, на меня глядит, как удав на кролика. Да только не на того кролика напал. Это у меня воротник из кроличьего меха, уважаемый. А внутри что... Ой. Лучше б тебе и не знать.
   Для профилактики представил послов Предвечной, порубленных в капусту... Нет, лучше вот взорванных. Бросить гранату одну вглубь их строя, а потом остается только в совочек подмести.
   Подействовало, Ражий Хомяк перестал таращится.
   -Печальное недопонимание! Великий Хан испрашивает, где же те дары, что собрала ваша матушка для всего народа Великой Степи?
   А где автоматическая губозакаточная машина, он не спрашивает? Вот странно... Хотя, наверное, придется им денег давать. Деваться некуда. И сделать даже нечего. Те войска, что есть сейчас у меня, их просто не остановят. И гранаты не помогут! Начинать своё правление с разоренного войной королевства как-то не хочется.
   -Прискорбное недопонимание, по настоящему прискорбное! -Сказал я с лицом дебила на троне. Даже Виктор позади как-то удивился, наверное. -Дары, что собрала моя матушка... Благородная королева... -Больше пригодятся королевству, чем шантрапе всякой, которая в каждую щель лезет! Ой, как же хотелось сказать-то, в последний момент удержался. -Готовы к отправке! Сейчас благородные рыцари собираются для охраны каравана, дабы довезти его до пределов Предвечной в целости и сохранности!
   -Благодарим Ваше Величество! -Поклонился Ражий Хомяк. -Когда же...
   -В самом скором времени, достойнейшие! Сами же понимаете, насколько трудно собрать этих воинов... Да ещё к тому же такие события, такие события... -Я вздрогнул. Нормально так вздрогнул, представил себе какую-то гадость, типа жабы, и меня ажно передернуло. -Убийцы в моём собственном королевском дворце... Разорение в королевстве... Да-да, моя матушка, королева Мор Шеен, была слишком добра ко многим, а здоровье у неё уже не то, не то... Но раз обещал - то надо делать, не так ли, о достойнейшие! В конце концов, верность своему слову отличает нас, людей высокого происхождения...
   Позаливался соловьем ещё немного.
   -Ваше Величество, позволено ли будет вашим друзьям проверить, каково состояние груза? Ибо, когда прибудет караван в Предвечную... -Ражий Хомяк мечтательно сощурился. -То будет очень прискорбно, если часть даров затеряется...
   -Да-да, конечно! Пусть друзья моей матушки из Предвечной Степи чувствуют себя как хорошие гости в моем дворце... -Хорошо б в Западной башне... Да пока вроде бы не за что.
  
  

Глава 10

  
   Птичий рынок...
   Он и лает и рычит...
  
   Лесоповал
  
   -Так, значит ты, почтенный Ухром... Второй помощник помощника главного повара? Да? Не перепутал?
   -Да, Ваше Величество! -Со стуком рухнул на колени худой тип.
   -Встань. Успеешь ещё наваляться. Итак, рассказывай, что за беда такая. Желательно, быстро и внятно. Потому что у меня сегодня ещё дел куча...
   Ну, да. Выспаться. Ирина намекнула почтенному Ухрому, в каком меня коридоре можно найти под вечер, и тот, не долго думая, притопал. Я уже его минут двадцать ждал, думал, что не придет, забоиться - а все же пришел.
   Вот теперь и беседуем, он все на колени порывается пасть, а я сижу на каком-то ящике с погрызенными молью гобеленами, выслушиваю беду почтенного Ухрома, головой киваю в нужных местах, в нужных местах брови хмурю. Ирина у меня за спиной, сесть не решается, да и не надо пока что. Вихор спрятался с другой стороны коридора, следит, чтобы лишние е подобрались со спины. Небольшая страховка. А в качестве последней страховки мне пузо под камзолом греет пистолет.
   А беда у него не простая.
   Был у второго помощника второго повара младший брат в деревне. И во время заварушки, когда граф Дюка всех на колья сажал, а наемники осаждали мастеровых, отправил семью свою к младшему брату в деревню. Там тоже неспокойно, но там хоть в лесу спрятаться можно! Прогадал, ничего такого страшного так и не произошло, графа Дюка самого на кол посадили, так ему и надо! А через несколько дней в город прибежал мальчишка из деревни и сказал, что деревни-то и нету больше! Потому что темной ночью налетели наемники, похватали кого могли и угнали в рабство. Кого не могли похватать, поубивали. И вроде бы как в Рыночном квартале, в рабских загонах, сейчас много крестьян, которые... Помогите, Ваше Величество!
   -Вот и дела.
   Почему-то вспомнились те крестьяне, которых королева приказала казнить. Им-то я помочь не мог. Ибо сам не знал, проснусь ли на следующее утро.
   А вот тут? Почему бы и нет?
   Стой, голова, стой и не спеши.
   Скоро сюда прибудут купцы. Торговать. Имперцы привезут зерно, у них этого добра много. Целые провинции только и живут на том, что зерно к нам сливают. Взамен они потребуют рабов, потому что работа на полях в Империи - куда там рабыне Изауре! Дохнут быстрее чем мухи. Дешевле новых привезти, чем старых в межсезонье кормить...
   Тут только одно меня кольнуло немного. Если мы себе даже пожрать вот уже который год не обеспечиваем, то какую же прибыль откупщики извлекают из поместий-то? Еду? Воду? Полезные ископаемые? Что вообще? Или людей только продают? И ещё вот эти здоровенные склады с зерном в подведомстве графа Лурга, так это вообще куда относится?
   Короче, средневековая экономика в действии, хрен что поймешь.
   Одно понятно, торговлю своими подданными пора прекращать. Мало того, что это нехорошо. Так у меня и подданных не останется, если их распродавать направо и налево... С кем тогда индустриализацию делать буду?
   Задумался, последнюю фразу сказал вслух.
   Лицо повара подернулось чуть.
   -Короче, слушай-ка сюда. -Я покашлял. -О нашем разговоре вообще никому говорить не смей. Плачь и убивайся дальше, понял? Кто ещё, кроме Ирины, знает об этом разговоре?
   -Может быть, матушка Ивонна...
   -Молчать будет?
   -Ну...
   -Будет. -Сказала Ирина. -Я матушку хорошо знаю! Она ничего не скажет.
   -Так и доброе дело. Значит, так. Иди, почтенный Ухром, а я тут думать буду, как помочь...
   -Ваше Величество, не за себя прошу, а за деток малых... Двадцать золотых негодяи просят... Поспособствуйте! Нас мало-то там всего... Жена, дочка старшая, на выданье, сыновья да... Не за себя ж прошу!
   Он увидел на моём лице колебание, и говорил что-то ещё, а мне вдруг стало очень грустно.
   С одной стороны, крестьяне, которые не хотели ТАМ, уж не знаю какой тут тот свет, который не этот, своим в глаза смотреть, с которыми вместе помирали. А с другой стороны вот повар, почтенный мастер такой. Плевать ему на младшего брата и на его семью, своих бы вытащить, да и ладно.
   Злости на него не было. Лишь понимание того, что каждый идет своей дорогой.
   -А как же семья твоего младшего брата, почтеннейший Ухром? -Хотел спросить я. Да промолчал. Что ему до семьи брата?
   -Сказано тебе, иди! -Повысил я голос.
   Ухром вздохнул и поплелся к выходу. Около двери оглянулся, посмотрел взглядом побитой собаки, и исчез за дверью.
   -Ну вот так вот.
   -Ваше Величество, двадцать золотых не такие большие деньги... -Подала голос Ирина.
   -Возможно. -Сказал я.
   -Но тогда почему же? -Спросил Вихор. Весь разговор он стоял в конце коридора, караулил, чтобы никто со спины не подобрался.
   -Потому что, помимо его семьи, там ещё минимум полсотни человек. И сколько там всего народу, я даже и не знаю. Вихор, может, ты что скажешь?
   Вихор надулся от важности.
   -Да как не знать... Ночные дворяне туда за долги сотнями продают под весну... А ещё кто с графом Лургом не успел расплатиться. Да и по улице гулял где не надо. Много там народу... Сотни там. А то и больше. Тыщи, наверное.
   -Так, понятно. Вихор, тебе задание. Быстро найди графа Виктора. И пусть этого повара до сроку посадят в Западную башню. Чтобы не сбежал. А сам Виктор пусть идет сюда. Срочно причем.
   Поначалу я планировал недельку поготовится. Но пыл мой остудил граф Нидол Лар.
   -Ваше Величество, при всем моём уважении, действовать надо быстрее. У многих и ваших гвардейцев, и моих стражников есть родня. Несколько не вовремя сказанных слов могут повредить делу. Предлагаю использовать Пограничный Легион, который...
   А мне ещё Мойку зачищать, кстати. Тоже важное и нужное дело. Бросать и так поредевшую после ночных боев в замке гвардию сразу на штурм Мойки я не решился, а одним Пограничным Легионом там не обойтись. Да и не вечно же именных дергать? Они ещё на границе нужны будут... Ой как нужны. Так что пусть пока что на кошках потренируются. Очистить Рыночные кварталы уж всяко проще, чем соваться в лабиринт халуп и груд мусора, пронзаемых в одну сторону улицами, а в другую сторону ручьями, и как булка маком полный средневековой гопоты с тесаками, которой терять-то нечего уже, в общем.
   Нет уж.
   -Нет. Используем гвардию и вашу стражу, граф. Остальные войска будут вспомогательные. Морская стража пусть блокирует Рыночный квартал с моря. Мастер Иштван? Вы же ответственный за королевскую канцелярию. Где же у меня карта города, почему до сих пор нету? Не стоит удивляться, королевская канцелярия должна знать местонахождение всех бумаг, которые мне могут оказаться нужными! А уж карта-то точно нужна.
   Карту положили передо мной. Итак, рыночный квартал, этакий полумесяц, один конец в городские стены и поселения бедноты рядом, другой конец упирается в длинную Портовую улицу. Рыночный квартал как бы в низинке, выше уже Верхний город, а сбоку идут уже Гильдейские кварталы, улицы разные. Вот улица Рыжих Медников, та самая, где расположены все посольства. Им, наверное, будет видно то, что происходит. И не очень далеко дом мастера Андрея, как мне кажется... Между Рыночным кварталом и Верхним городом есть метров пятьдесят относительно пустого пространства, прорезанного улицами. Там уже под шумок застраиваться начали, но пока что слабовато. Вот тут как раз и будем концентрировать войска и тут же будет у нас загородка для пленных.
   Так, пересекаем пограничниками выход в город, второй отряд пограничников пересекает стены. В море выходят драккары. И гвардия частой цепью идет по Рыночному кварталу. Все перекрестки под контроль, во всех домах двери открыть настежь, всех подозрительных пленных сводим в загородку... Под охрану стражников. Потом сортировка, кто куда... Ждан при помощи мастера Виктора уже приготовил полный список, кого нужно. В основном строителей надо, и разнорабочих, круглое катить, квадратное тягать. Ну, надеюсь, найдем. Графу Нидол Лару пришлось по вкусу идея, что не надо пойманных заключенных вешать, а надо заставлять работать на благо государства. Правда, сначала ерепенился что-то...
   -Ваше Величество, но пройдет же время, и они выйдут из тюрьмы. Что же тогда? Снова начнут творить беспорядок? К тому же, в тюрьме их кормить надо будет...
   -Когда они выйдут, то будут уже стариками, и сил на беспорядки у них не останется. А что до того, что их кормить надо... Так на рабочих все равно больше потратим, а ту работу, которую им выполнять придется, все равно кому-то надо делать. Своим-то гражданам надо будет платить, а казна пуста...
   -Так почему бы не продать их в рабство? -Предложил граф Лир.
   -Так это и делаем. Забираем всех преступников в государственное рабство, где они будут упорным трудом на благо Соединенного Королевства и всех его достойных граждан... Без исключения. А уж потом на свободу с чистой совестью.
   Не скажу, что слово-то так моё на всех подействовало, но народ явно задумался. В самом деле, что бы не поработать-то, а? А поработать хорошо придется, одни пороховые мельницы чего стоят. А впереди ещё и расширение добычи нефти, и опыты с её перегонкой. Короче, нужен мне народ, которого не жалко.
   А если всей пойдет хорошо, то и за Портовую возьмемся под шумок.
   Но с самого начала все пошло не очень-то и хорошо.
   Не до конца блокировали улицы, и кто-то вырвался на свободу и понесся к Мойке, оглашая окрестности воплем "Цыпаааааа!"
   Далеко не убежал. Вера, рядом со мной, поморщилась, натянула свой лук, и оборванец оказался пришпилен длинной стрелой к стене дома, как жук на булавке.
   Начало только. Это один, а сколько прорвались-то?
   А дальше пошло самое интересное.
   Зачистка.
   Рынок он рынок и есть. Тут торгуют. Одно дело, когда торгуют леденцами на палочке... Тут спокойно. А вот когда торгуют не в самом спокойном месте, да ещё и таким опасным товаром, как рабы, наркотики и оружие... Тут либо ты раб, либо поневоле научился оружие в руке держать.
   Вот торгаши-то и начали бузить первые, когда в ряды меж длинных рабских бараков вошли гвардейцы.
   Вошли как идиоты. У нас ОМОН красивее ходит! Думали, что если на них кольчуги есть, да на конях они сидят, так это их и спасёт? Куда там... Оружие зазвенело почти что сразу, как я уже говорил, народ тут битый и стриженый.
   Меня не пустили, как всегда. И потому я наблюдал не бой, а только его внешние признаки. Отсюда, с горы, вид хороший был. Подзорная труба... Да к Порождениям эти подзорные трубы. Бинокль - вот что удобнее всего!
   Метались фигурки-люди, махали спичками-оружием, запалили какие-то склады и пошел тягучий черный дым.
   -Выделить два десятка человек, пусть погасят! -Скомандовал я, не отвлекаясь.
   Бабахнула граната. Отсюда взрыв совсем глухой. Поводил биноклем, быстро нашел нужное. Вот, вот... Торгаши заперлись в доме, забаррикадировались, наверное. Теперь туда один за одним ныряют мои гвардейцы. Вот и Волин, спешился, машет мечом, показывая на следующее здание.
   Из здания выплескивается толпа полуодетых людей с мечами наголо. Сшибка, людской ком катится по улице сначала в одну сторону, а потом в другую, оставляя позади себя тела и поломанное оружие. Бинокль прыгает у меня в руках, ничего не разобрать.
   -Ваше Величество! -Это гонец. Тут, за отсутствием рации, все решают гонцы и сигнальные флажки. -Ваше Величество, на Босой площади столкнулись с сильным сопротивлением...
   -Вижу. -Сказал я, возвращаясь к биноклю.
   -Ваше Величество, мои воины готовы. -Сказал граф Нидол Лар. -Позволите?
   Ком из людей распался, гвардейцы победили. Лучники, из вольных стрелков, быстро метали стрелы в торгашей, а дворяне и горожане, на мечах посильнее которые, связывали боем охрану.
   Вот, ещё один очаг сопротивления... Ого, что это? Рыцари? Троица самых настоящих рыцарей, в латах и шлемах, отмахивались длинными мечами от наседавших гвардейцев. Рыцари мечами махать умели, вот уже с десяток трупов моих людей есть.
   -Откуда там рыцари? -Спросил я.
   -Рыцари? -Виктор задергался.
   Я протянул ему бинокль. -Вот, смотри... Видишь навес с красными кистями, большой... Влево от башни... Смотри!
   -Тяжелые рыцари. Это рохнийцы, Ваше Величество. У них рохнийские доспехи. Все, готовы. Сбили.
   Я забрал у него бинокль, присмотрелся.
   Готово, и в самом деле. На месте рыцарей поднимается облако черного порохового дыма.
   -Каковы наши потери?
   -Ваше Величество, три десятка убитых...
   -Сколько? -Я поглядел на Виктора. -Виктор, сколько? Три десятка? Это ж не штурм крепости, а у меня уже трех десятков нету! И ещё не до конца закончили! Сколько раненых?
   -Семь и десяток, Ваше Величество.
   -Вообще! -Хотелось выразится и круче.
   -Глядите, кто-то уплывает!
   Большой корабль, похожий на громадный драккар - галера, наверное? Но разве бывает у галеры косые паруса и две мачты? Таран тож имеет, и сейчас вот эта галера усиленно так выгребает в гавань. У причала стоят пятерка кораблей, пузатых двухмачтовых торговцев, сейчас там кишит народ, по мосткам спускаются люди. А вот этот решил попытать счастья.
   Ну да, далеко ты отплывешь. Наперерез уже вышли два драккара Морской стражи, пенят веслами воду, завалили мачту. Сейчас будет абордаж... Да как же там, будет, галера сделала маневр, втянули весла, передний драккар дал ей в борт и прошел дальше, выскочил к пирсу и закрутился в течении, вокруг него рассыпались осколки бортового такелажа.
   Второй драккар был умнее, он взял курс прямо на галеру, как-то хитро вильнул, и вдарил ей в нос, рядом с тараном, хлестнули через борта ниточки-крючья... Бабах! Вот это да, Грошев молодец, сумел использовать одну из пяти взятых гранат, перекинул её на борт вражеского судна. Галера чуть просела, с бака - так, кажется, называется надстройка на носу, да? - в облаке черного дыма разлетелись деревяшки, куски веревок и людские тела. За драккаром торопились несколько длинных лодок с воинами. Лодки швартовались бортами к драккару, воины через него перебирались на палубу галеры.
   -Ваше Величество, встречено сопротивление! -Очередной гонец.
   -Ну где ещё? -Я повернулся.
   И увидел.
   Вот эти здоровенные загоны, кое-как крытые бараки. Вокруг них бегают фигуры, суетятся. Сбоку занимается пламя, но не до него сейчас, туда уже спешат пожарные расчеты, люди с ведрами и длинными крюками на копейных древках.
   Рабов оказалась больше, чем мы себе представляли. Я даже и помыслить не мог, что в бараках столько народу. Сбили засовы, и народ кое-как повалил наружу, жидкой рекой. Один за одним, двери не очень широкие, а стены толстые. Хорошо придумано.
   Несмотря на сопротивление своей свиты, я просто слез с коня и пошел вперед. Виктор двинулся рядом со мной, ещё пристроился барон Шорк. Надо же, тоже тут. И Шуго откуда-то взялся.
   Я стоял и глядел, как люди выходили из бараков. Большинство садилось прямо под стены, измождены до крайности, ребра видны, многие в одних мешках, кто-то и без ничего, кто-то в обносках каких-то странных. Все заросшие до крайности, и запашок от них... Бррр.
   -Граф Нидол! Граф Нидол Лар где?
   -Я тут, Ваше Величество.
   -Проследите, чтобы никто не уходил отсюда просто так. Тут могут оказаться и настоящие преступники.
   -Я уже проследил, Ваше Величество.
   -Благодарю за службу, граф! -Молодцевато сказал я. Настроение хорошее, но злое какое-то.
   Слышал я, что сразу после Второй мировой представители американской оккупационной администрации нахватали в мирном немецком городке бюргеров, пихнули в грузовик и свезли на экскурсию в ближайший концлагерь. Бюргеры, говорят, заявили, что ничего не знали и не видели. И даже не подозревали.
  
   * - Факт действительно имел место, 13 апреля 1945 года американцы вышли к территории лагеря Бухенвальд, и после осмотра территории привезли туда на экскурсию жителей города Веймара. Немцы и в самом деле заявили, что и не подозревали о творящихся рядом событиях. Поверить трудно, некоторая часть заключенных трудилась на домашних и прочих работах в окрестных городках.
  
   Ну, вот я себя так же примерно почувствовал. Живу себе, живу, кушаю, ем и сплю, а тут у меня под носом практически... Ну да, концлагерь у меня под носом для геноцида моего собственного народа.
   Ещё хуже почувствовал, когда зашел в бараки. Ну не мог я не зайти, ну что же мне делать-то оставалось? Если уж начал, то до конца. Граф Нидол Лар, непривычно молчаливый, следовал за мной. И иногда в глазах его мелькало что-то, похожее на уважение.
   Более-менее нормально выглядели только те, кто попал сюда недавно. Остальные... Не лучшим образом. Вши... Вши, мать твою так, тут вши водятся, оказывается! А я уж думал, что нет... Но вот, пожалуйста. В углу трупы. Это кто помер. Худые, у них ноги тоньше, чем у меня руки, живот к позвоночнику прилип, ребра можно пересчитать. Кое-кто вообще ходить-то уже не может. Вот это трупы, их ещё отсюда не вытащили. А вот это ещё живые, но что-то они странно...
   Эпидемия.
   Твою же мать, это ж та самая эпидемия!
   Я шарахнулся в сторону, выругался по-русски.
   -Где врачи?
   Ага, да а что они сделают-то путного? Ну верно, ничего. Разве что всех их теперь изолировать, и ждать, пока сами помрут.
   -Что с ними, кто знает?
   -Это весенняя лихорадка, Ваше Величество. -Объяснил граф Нидол. -Весной такое часто бывает, особенно в бедных районах.
   -Врача сюда. Вот этих изолировать... Одеть повязки... -Ну, вот. Тут не только слова "напильник" нету, тут ещё и нету слова "ватно-марлевая повязка". -Врач где, итить его? Мастер Клоту? Ведь был же где-то?
   -Да, Ваше Величество! -Мастер Клоту протолкался через двери. Выглядел он не лучшим образом. Наверное, вот так бы смотрелся тот бюргер, посетивший концлагерь.
   Странные тут люди. Живут ж рядом и не видят, что творится? Тот же мастер Клоту, королева из дворцового парка сделала лобное место, а он сейчас никак в себя не придет.
   -Мастер Клоту, вот это заболевшие. Я рассказывал про дезинфекцию.
   Длинный мой дурной и кривой язык! Ну почему ты болтаешься, как закрепленный посередине, когда рядом стоит граф Нидол Лар и так внимательно на меня смотрит, все подмечая? Ну!
   -Граф, что там с рабами?
   -Все просто, Ваше Величество. Спрашиваем, кто знает каждого человека и кто может подтвердить, что он - это он. Если трое говорят верно, то отпускаем, а если никто, то запираем в загородке. Пищу и воду... Прикажете выдать?
   -В разумных пределах, чтобы не перемерли всё сразу. Стоп, граф, а пленные? Они что?
   -Всех, захваченных с оружием в руках, согнали в загородку, Ваше Величество.
   -Хорошо. Кто там старший, можете выделить?
   -Конечно, Ваше Величество!
   -Вот, найдите старших, и подготовьте их к разговору. Меня очень интересует, почему тут оказываются свободные граждане моего королевства.
   -Да, Ваше Величество. -Граф вышел.
   А я пошел ко входу. Там народ ещё мог стоять, а не валялся на земле.
   -Эй! -Обратился к первому же кандидату в рабы, выглядевшим наиболее адекватным. -Эй, ты кто такой и как тебя зовут? Откуда ты тут взялся?
   -В-ша С-лость! -С трудом поклонился раб. Заросший, худющий и воняющий хуже иного бомжа. -Илья я. Под-м-стерьем был у уважаемого м-стера Лорина.
   Ага, значит, давно тут сидит. С тех самых пор, как мастера Лорина посадили на кол... Вот оно как. Значит, их мастера под стену, а всех, кого поймали, сюда. Неудивительно, что взбунтовались мастеровые... Другое дело, что странно, что мастеровые не рванулись сюда, своих вытаскивать.
   -А ты кто?
   -Михей я, Ваша Светлость... Продали за долги сюда, с семьей. Ваша Светлость, что с моей семьей? Я тут два дня, я слышал, что дети отдельно...
   -А ты?
   -Лопатка я, Ваша Светлость... Вольный я! Я вольный землепашец из Больших Валунов... Меня барон на речке поймал и сюда!
   -А я, Ваша Светлость, матрос с галеры "Незабудка", может, в порту ещё? Меня в харчевне чем-то напоили...
   -А я...
   -А я...
   Эксперсс-опрос выявил, что бывших свободных тут большинство. Остальные как обычно, за долги или вместе с мастерами, которых королева в последний раз казнила. Но вольных-то большинство! Нахватали кого смогли, продали сюда, а тут кому жаловаться-то? Городской страже? Так она в этот квартал не заходила давно.
   Короче, кто-то устроил тут здоровенный рабский рынок и перекачивал население королевства на принудительные работы. Устроили себе кормушку.
   -Ваше Величество! -Высунулся Подснежник. -Там...
   -Что?
   -Вам, может, лучше самим глянуть?
   Ну, женский барак. Ну что страшного-то? С женщинами тут получше обходились, кормили и даже мыться пускали. Некоторые даже уходить не хотели. Тут-то регулярно еду дают, а в деревне ещё не понятно когда завтрак будет да и будет ли вообще, может, придется листья на деревьях глодать. А вот детские бараки... Тьфу ты пропасть, ещё похуже даже будет, чем взрослые. Мало того что истощены да побиты, на многих раны гноятся, так ещё и все в колодках. Сейчас гвардейцы как раз организовали живую очередь, раскалывали колодки на ногах юных невольников большим боевым топором. Стук, хрусть, деревяшки падают, мальчишку в сторону. Иногда пожалеют, по плечу похлопают, кому и краюху хлеба дадут. А что уж тут, половина гвардейцев - это бывшие вольные стрелки, которые из таких же деревень пришли, что и рабы вот тут перед ними. А вторая половина тоже люди живые, не смотря на то, что аристократы.
   И до чего хорошо бараки эти устроены, рядом с пирсами. Прям выводи народ и становись строиться на корабли, а потом адью, и до далекой Империи, на плантации. Вот обратно ведут галеру, она вся перекособочена, но на плаву держится уверенно. На носу ни кто иной, как Грошев, командует. Пострадавший драккар пришвартовался к пирсу и с него на берег сгоняют людей.
   На корабль тоже пошел. Интересно ж, что за корабль такой странный, а?
   Каменная пристань обрывалась в воду большими быками, с которых свисали здоровенные канаты. Чтобы борта судам не повредить при швартовке. К громадных столбам были привязаны другие канаты, потоньше, которые уже и держали корабли.
   Сами корабли у меня почему-то сразу ассоциировались как "Каравелла". Классические такие двух и трехмачтовики с косыми парусами, здоровенные, пузатые, с задранными носами и задницами. Вроде бы такое парусное вооружение называют латинским? Когда косая палка к мачте приделана, а с неё свисает парус? Есть ещё и паруса обычные, четырехугольные. Один как раз на ветру полоскается, там какой-то выцветший герб, не разобрать. Судно опасно кренится, но пока что держит.
  
   * - Латинский парус. Треугольный парус привязывают к рею длинной стороной, а противоположный конец натягивают шкотом. Также обычный прямоугольный парус. Данное парусное вооружение на самом деле встречалось на каравеллах, хотя по типу суда эти больше похожи на когг.
  
   Ну, поглядим, что это за каравелла.
   Вслед за Виктором по пружинящей доске забрался на борт. Идти страшно было, того и гляди сбросит... Надо тут придумать хороший трап, а не то, что сейчас. Ну да это потом, когда морской флот развивать буду, а сейчас с работорговцами бы разобраться, иначе останусь королем без подданных.
   Корабль встретил меня скрипом палубы и запахом дегтя. Лужа крови на палубе, несколько зарубок на такелаже. Болтаются перерубленные веревки от паруса, сам пару сейчас накрыл нос, его шустро свертывают полуголые матросы.
   Остальные команда корабля на пирсе, сейчас глядит тоскливо, думает, что им будет.
   Так, вот это трюм, да?
   -Что тут хорошего?
   Подвели ко мне мужичка в расшитых серебром шароварах, голого по пояс. Ого.. Вот это синий иконостас-то, надо же! Все плечи, грудь и пузо в татухах. Сюжеты весьма разнообразны. Тут и морские чудища, и мечи-ножи, голые тети с большими сисями, и прочая, и прочая, и прочая...
   -Кто таков?
   -Боцман Го, Ваше Величество... -Склонился в поклоне синий. Парочка моряков с тесаками наголо проводили его поклон сумрачными взглядами.
   -Ну, боцман, показывай, что тут к чему... Чем занимался-то?
   -Возили рабов, Ваше Величество, из вашего замечательного королевства в Неделимую Империю.
   Из трюма пахло нечистотами. Спускаться я туда даже не стал, заглянул только. Ну, понятно, люди тут как селедки в бочке сидели. Сейчас внутри уже никого нету, толпу согнали на пирс. А мне только поглядеть.
   Боцман рассказал, что трюм делится на две части. В первой обычные мужички, которых наловили, а во второй женщины и дети. Дети тоже ценятся, особенно лет пятнадцати, то есть те, которые вот-вот юношами станут. Их уже можно ко взрослым работам приставить, и здоровья хватит, чтобы сезона три, а то и все пять протянуть. Женщины понятно для чего. Не, не новых рабов рожать. Новых рабов рожать - так это ж невыгодно, оказывается. Пока ещё человек подрастёт, пока он ещё чему-то научится... Так времени ж пройдет! И сколько еды он съест? И мамка его тоже в это время работать не будет... Так это ж получается сплошные убытки!
   -Да ты, как я погляжу, хорошо разбираешься... -Покачал я головой.
   -Так кто у нас не разбирается.
   -Что свободных продаете, знал?
   -Знал, не без того.
   -И давно ли вы так?
   -Да уж почитай десятый год сюда плавают. Тут ближе, чем к южанам.
   -А что южан-то не берете? -Я вспомнил про рассказы Жареного, что там да как с размножением ежиков.
   -Почему не берем, берем... Рано только ещё для них.
   -Так и брали б их вообще. Что ко мне заглянули? -Я раздумывал, что же делать с боцманом. Да ничего толком-то с ним не сделаешь! Тут наказания-то... Бить плетьми, сажать на кол, вешать или голову рубить. Надо б поскорее суды завести!
   -Тупые они, Ваше Величество. Крестьяне-то уже к земле приучены, что надо делают сами.
   Ага, пять сезонов от силы, а потом ещё надо новых нанимать.
   -Ваше Величество! -Это барон Алькон. -Там пленных собрали. Хозяева кораблей и бараков, есть ещё пара капитанов ловчьих отрядов... Не желаете ли взглянуть?
   -Ещё как желаю. Граф! Боцмана Го пока что держать отдельно.
   А вот и наши пленные. Длинная процессия, возглавляемая графом Нидолом подвела голубчиков к стене барака, построили в ряд, для ускорения процесса подталкивая древками копий и незлобными пинками.
   Так, кто тут у нас? Вот рыцарь, в закопченных после взрыва гранаты доспехах, без шлема. Лицо круглое, удивленное, мелкие частицы пороха густо облепили бледную кожу крест-накрест, под прорезь шлема. Рыцарь все время наклоняет голову и трясет, как будто что-то в ухе застряло. А, ну да, контузия. Нечего было моих гвардейцев рубить вдоль и поперек, у меня их и так мало. Остальные типичные купчины и охрана, я таких ещё в самый первый день в этом мире видел. Толстые пуза, наглые глазки, морда кирпичом. Хотя вот это точно наемники, держатся вместе.
   С грохотом отшвартовалась галера, и через некоторое время в общую кучу затолкали ещё троих. Капитан, экзотического такого вида тип в цветастом халате и с тюрбаном, длинная бородка клинышком, под глазом синяк и пустые ножны из-под кривой сабли на поясе, высокий и худой граф с брезгливым лицом, и тип в богатой дворянской одежде с бегающими глазками.
   Ну, вот, вроде бы все в сборе.
   Кстати, а кто тут у меня-то, по лицам?
   -Эй, уважаемые у стены! -Крикнул я. -А ну, представились-ка все по порядку...
   Они представлялись, а граф Нидол рассказывал, как и где кого поймали.
   Итак, имелись у меня почтенные торгаши из Рохни числом три штуки, и рохнийский же барон. Тот самый, который ухом трясет. Этих поймали в башне, приказали выходить, да они были в доспехах и вышли. Серьезно отмахивались, пока не получили гранатой. Торгаши с ним были. Вроде как охраной выступал уважаемый барон со товарищи и их дружина. Остатки дружины сейчас в бараках заперты.
   Ещё два мелкоземельных баронов из Закатного герцогства, мощных таких молодчиков, Виктор шепнул, что дрались упорно. Естественно, что взяли-то их как раз около рабских бараков, только-только привели они очередную партию рабов. С ними торгаши были, вот эти, три штуки. Имперцы, не иначе. Один потолще и побойчее, два других поспокойнее. Этих тоже взяли на месте, под руки. Скупали рабов, вели на корабли, да не успели убежать. Корабли около причала - как раз их.
   Вот этот вот худой глист - самый жирный улов, граф Норгский Лург. Граф Лург, какая радость. Один у меня ещё в башне сидит, соберем коллекцию графов Лургов? Ещё имелись двое имперских торгашей, капитан небольшого отряда наемников, барон какой-то там из Дарга, и не пойми с какого боку капитан галеры.
   Граф Лург сразу же принялся качать права, что-де всё крестьяне принадлежат ему и только ему, а остальное суета...
   -Норг - небольшой замок на сотню воинов и три деревушки, живущие сельским хозяйством. -Просветил меня барон Алькон, который тоже решил побывать на месте забавы. -Там и трети не наберется, даже если перепродавать всех... Мы зимовали в тех пределах. Народу там и в самом деле мало. Сиятельный граф, наверное, уже всех сюда загнал?
   Граф Лург понял, кто перед ним, помрачнел. Наверное, подумал, что уж ему-то да знать, кто у него зимует, так не упустил бы шанса налететь да рассадить по кольям.
   А вот их пленные. Вот замученные люди, вот повешенные, вот живые тоже, сейчас на брусчатке сидят, приходят в себя. Вот те, кто помер с голоду и от болезни в тесном бараке, их вынесли и положили около стенки, а вот те, которых теперь даже не ясно как лечить. Вот эти, у которых на ногах и на руках незаживающие язвы - это откуда?
   -С кораблей, Ваше Величество. -Сказал барон Алькон. -Там рабов сразу в колодки заковывали, чтобы не чтобы не буянили.
   Ага, понятно.
   Вот такая неслабая толпа народу сегодня осталась дома. А сколько народу переправили на верную смерть-то на полях Империи и в шахтах Рохни вот эти вежливые господа? Тот же граф Лург, или вот этот купчина мордатый? Сколько вот таких людей через них прошло?
   И не эти ли люди ловили ночью ростиков около одной таверны прошлой осенью?
   А что они сами-то скажут?
   -Господа хорошие! -Обратился к ним. Ну, и что сказать? Да даже и не знаю. А, вот, придумал!
   -Господа хорошие! Что же заставило вас взять в руки оружие и сопротивляться законной власти?
   -Простите, Ваше Величество! -Ответили. Конечно, разно, кто-то и отмолчался, но общий смысл такой. -Случайно против вас оказались! Черный запутал!
   -А что же привело вас, добры молодцы, на ту сторону? А?
   -Бес попутал! -Снова не теми словами и вразнобой, но общий смысл сохраняется.
   -Да оно понятно! А кто заставил вас воровать людей моих, как курей из курятника?
   -Так это ж крепостные крестьяне, Ваше Величество! Мы всех их честно купили... -Возразил мне один купчина, самый мордатый. Из Империи, что ли? Нагловат не в меру...
   -А ты сам кто будешь, уважаемый? -Себастиан Перейра, торговец черным деревом, кто ж ещё.
   -Я купец Качный, из города Каорвол, что стоит на землех Великой и Неделимой Империи, Ваше Величество. Я вышел из Каорвола через весенние шторма, чтобы быть первым и закупить самых лучших и крепких работников, потому что Соединенное Королевство издавна славится своими крестьянами. Они крепкие, выносливые...
   Ну и что ему скажешь-то? Что покупать и продавать людей не хорошо? Что за это карает Уголовный кодекс, который в этом мире ещё не придуман? Или что продавать людей на смерть плохо? Или что король-то тоже без подданных не может?
   Короче, не фиг и думать. Торговал моими людьми - добро пожаловать на кол... Нет, лучше на виселицу. Вот, граф Нидол уже развил бурную деятельность, на пирсе... Мать твою ж так!
   Как я уже говорил, склады тут стенами прямо к морю выходили. Выглядели так - склад окружает стена, такой вот рабский загон получается. И кто-то вот умный быстро сколотил под стеной виселицу, выставил балки деревянные и распорки под них, штук пятнадцать, точно... И на них сейчас висели людские тела, вверх ногами, некоторые уже обклеванные морскими чайками.
   -Почтенный мастер Качный. Тут есть и вольные люди. -Сказал я, не отрывая взгляд от повешенных. Из города не видно, а из бараков видно. Так сказать, урок тем, кто бунтовать вздумает. Как же тут любят людей перед смертью помучить-то!
   -Так то не моё, не моё, Ваше Величество! -Рухнул на колени купец. -Не моё то, я честно покупал смердов у уважаемого барона Нотта, а уж где их тот брал, мне неведомо! Ежели кто и вольный затесался, так отпустили б сразу, но вот не говорили они ничего, молчали все!
   Рыцарь в доспехах потряс ухом, презрительно глянул на купца, но ничего не сказал.
   -А дети тоже твои?
   -Ваше Величество, это же смерды все...
   -А отваром тебе их тоже барон Нотт приказал поить? -Вспомнил я кое-что, рассказанное мне Вихором. Заметил уже, что дети-то все снулые какие-то, сидят себе, ни на что не реагируют. И остальные рабы, кто дольше всех в бараках просидел, такие же снулые рыбины... Нда. Кажется, тут надо будет хорошо поискать, не найдется ли запасов горного отвара...
   -А ты что скажешь, барон Нотт? -Спросил я. -Как же ты так вольных людей в смерды так ловко записываешь? Или сословное деление тебе не указ?
   -Я в сортах дерьма не разбираюсь! -Ответил гулко барон, и через губу сплюнул мне под ноги.
   Ага. То есть, похватал кого мог и продал, а были ли они там свободные или что ещё, так то не важно. Ну-ну.
   -Стоп! -Я быстро поднял руки, останавливая Виктора и Волина. -Стоп оба.
   Прошелся ещё вдоль строя. Вот наемники...
   -А это кто?
   Наемники, похожие друг на друга как близнецы-братья, молчали. Глядели себе в ноги, да и молчат, как в рот воды набрали. Ну, странно, что это они так? Вроде бы не очень большое преступление для этого мира-то... Ну, смерд и смерд, ну продали и продали, так что же смурные-то все такие?
   -Граф Нидол... Им вообще что полагается-то по закону?
   -Ваш благородный предок, король Мург, повелел за обращение в рабство более десяти свободных казнить, Ваше Величество.
   -А за горный отвар? -Я поглядел на толпу рабов. Тут точно больше десяти... Тут тысяч пять наберется, а может, и больше.
   -Смерть, Ваше Величество, через повешение или усажение на кол. Только ваша матушка прощала их...
   Я зацепился за слово.
   -Граф Нидол, так получается, тут есть те, у которых горный отвар находили, да потом простили, верно ведь?
   -Да, Ваше Величество. Вот, к примеру, барон Нотт. В его доме три года назад нашли нужные для приготовления отвара травы и готовое зелье. Но ваша матушка сочла возможным простить барона на обещание больше так не делать. По слухам, это прощение стоило барону две тысячи золотых графу Лургу и на храм Одина было пожертвовано три тыся...
   -Старый сморчок! -Барон наливался давно дурной кровью, но тут его как прорвало. Бросился вперед, целя почему-то в меня, а не в графа Нидола, да получил смачного пинка и повалился на землю, тяжело дыша.
   -Прошу прощения, Ваше Величество. -Барон Шорк. Как он рядом оказался, я даже и не понял. Кажется, того не понял даже Виктор, судя по его ошарашенному взгляду.
   -Спасибо. -Сказал я.
   -Не стоит благодарности, Ваше Величество. Это самое малое, что я могу для вас сделать.
   Мимоходом я поглядел на толпу бывших рабов.
   Оп... Вот это как? Освобожденных из бараков, вообще-то, сначала держали разно, но вот некоторые уже сошлись в парочки. Гвардейцы особо не препятствовали. Мужчины и женщины, вот дети к ним даже. Разлученные перед продажей семьи, получается? Получается, что продавали целыми семьями? И детей совсем маленьких тоже почему-то нет. Почему, а?
   Как это почему? Боцман же ясно сказал. Не приносишь прибыли - так ты не нужен. Кому нужен грудной ребенок? Вот их сюда и не брали. Ино дело, куда же их девали-то? Даже и думать не хочется.
   -Короче, господа работорговцы. -Я поглядел на строй. -Все вы виновны в продаже моих людей. Граф Нидол Лар! Что полагается по закону?
   -По слову вашего достойного предка, короля Мурга, ежели кто любого сословия десятерых в рабство заберет самовольно, так казнить. -Повторил граф Нидол на публику.
   Работорговцы переглянулись. Кое-где на лицах страх мелькнул, а кое-где выражение такое странное стало... Словно прикинули будущие затраты, которыми откупаться будут. Не приняли ещё всю серьезность положения.
   А я-то уже почти что решил их повесить всех. Пока что судов у меня нету, так пусть на солнышке провисят, вот так те, которых они сами вешали.
   Возможно, во мне ещё не отошел страх той ночью, когда из принца я чуть не опустился в самый низ социальной лестницы. Чуть-чуть не стал рабом. Неприятно ж, да? Кто знает, как бы дело повернулось. Дырку сейчас уже не допросишь, на дне морском он, с камнем на ноге.
   А даже если и страх?
   Нет, казнить. Око за око. Нефига...
   -Ваше Величество, король! -Гонец бухнулся от меня шагов за десять на колени. -К вам спешат...
   -Кто?
   Ну, кто? Конечно же, возмущенная общественность. Штук десять дворян, на лошадях, слуги-рабы-прилипалы и прочая, и прочая, и прочая...
   -И кого же у нас тут несет-то, а?
   Принесло предводителей дворянства. Возглавлял их граф Шотеций, пузатый такой толстячок с сальными волосиками и маленькими ручонками. Для солидности прихватили с собой посла Рохни в Соединенном Королевстве барона Рука, а для весу - попечителя города барона Пуго, отудловатого брыластого типчика, который вчера перепил, а сегодня недопил, и оттого сильно страдал, восседая на лошади. Граф Нидол, как увидел похмельную морду барона-попечителя, аж перекосился. Давние, видать, счеты связывали двух достойных господ. Кроме них, ещё тусовались какие-то личности в лучшем случае баронского звания, некоторых я точно видел во дворце на королевских приемах, в таком же состоянии неопохмеления.
   Короче, полный набор достойного дворянства, два десятка рыл. Королева и графины по углам их разогнали, а вот теперь выползли.
   Ну и что им тут надо? Поймали-таки меня, чтобы засвидетельствовать мне своё почтение?
   Ну да, как же. Карман-то ты, король горы, шире держи... Ещё шире... Ещё...
   Приехали они просить за пленных.
   -Ваше Величество, аристократия Соединенного Королевства припадает к вашим ногам! -И в самом деле припал, склонился в изящном таком поклоне. -Позвольте осведомится о вашем здравии...
   -Отлично, граф, отлично! -Похвалил я Шотеция. -Только лишь беспокойство о моём здоровье привела вас сюда?
   -Ваше Величество, ваших подданных...
   Ой, как началось. Крутил граф, вертел граф, катал граф слова как опытный лохотронщик шарик под тремя стаканами сразу, я сразу абстрагировался от его речи, и, позевывая, глядел на облака.
   Граф меж тем убеждал меня, что негоже же начинать своё правление с обид, чинимых честным торговцам и добрым баронам, среди которых... Граф Рук, да скажи же слово! Среди которых есть подданные другого государства, и которые ничего плохого-то и не сделали...
   Граф Рук отошел в сторонку от этого, несмотря на пламенные взгляды, которые бросал на него барон Нотт и рохнийские торговцы. Ну, оно и понятно. Виселицы он увидел уже, на меня тоже поглядел несколько раз внимательно, и сразу заметно поскучнел. Понял, что ситуация может повернуться разно. Может, король новый и не будет ссориться из-за смердов, а может, и будет. Опытному дипломату лучше бы постоять в сторонке в любом случае. Если что, то потом можно вручить дипломатическую ноту. Куда приятнее дипломатическую ноту вручать королю, нежели прям сейчас вместе со своими гражданами-разбойниками в петле болтаться.
   -Граф, а как быть с тем, что тут находятся не только крепостные крестьяне, но ещё и те, которые рождены свободными?
   -Да не может такого быть, Ваше Величество! Врут они всё, врут...
   -Эй! -Во всё горло крикнул я в толпу. Илья, ученик мастера Лорина! А ну выйди сюда, давай-давай!
   Вышел. Оп... Кажется, он тут тоже с семьей, за его драные портки цепляются сразу два пацаненка лет десяти, не больше. Мамаши не заметно.
   Так, а как к нему-то обращаться? Ладно, буду по-простому. Может и поймет.
   -Эй, ты. Кто ты такой, как ты сюда попал и за что?
   -Инородцы разгромили дом мастера Лорина, Ваше Величество. -Поклонился мне Илья. Как мог поклонился, неглубоко, и так еле на ногах устоял. Пацаны на меня глядели, рот раскрыв. Кажется, один девочка вроде бы? Ничё не поймешь, худые и грязные оба. -Потом они забрали нас и продали вот тому господину. -Он указал на барона Нотта. -Он забрал мою жену и старшую дочку, а нас кинул в бараки.
   -Смерд, Ваше Величество! Какие у него доказательства? Эй, ты - чем докажешь, что ты свободный? Кто за тебя поручится?
   Илья сжался.
   -Мои друзья...
   -И они всё, небось, тоже отсюда? -Отставив одну ножку, насмешливо так спросил граф Шотеций. -Ха-ха-ха, думаю, что всё с ним понятно, Ваше Величество! Тут налицо попытка опорочить честных людей! Смерды запродались в рабство, а теперь решили обмануть своих хозяев и сбежать.
   -Я свободный человек! -Выкрикнул Илья. -Я подмастерье гильдии Портных!
   -Оно и видно! -Колко отреагировал граф Шотеций. -А что же ты, портной, себе портки получше не пошил, а?
   Дворяне за его спиной заржали.
   -Уважаемый граф. -Дворяне продолжали ржать, отпуская колкие остроты. Граф Рук страдальчески улыбался в сторонке. Разве что обменялся взглядами многозначительными с бароном Ноттом, и дальше делает вид, что он тут только для наблюдения за законностью.
   -Гра-а-аф! Ау! Я помню этого человека. Лично я его помню. И некоторых других я тоже помню лично. Они были свободные. Как быть с ними?
   -Но, Ваше Величество, это же дворяне! И почтенные и уважаемые люди. Я знаю уважаемого графа, какой ему смысл обманывать и врать? И я знаю почтенного купца Качного из Империи, мой управитель ведет с ним дела. Ваше Величество, тут же дворяне, опора Трона и королевской фамилии Соединенного Королевства, они не могут обманывать! Пусть клянутся на реликвиях...
   Граф Шотеций бормотал что-то ещё, я уже не слушал.
   Я же обещал их всех перевешать. Причем самому себе. Такие обещания лучше не нарушать. Кстати, трупы-то уже с виселицы сняли. Веревки перерезали, да не беда новые найти, порт же рядом, тут веревок навалом должно быть.
   Итак, что же с ними делать? Вроде бы, вина не так велика... А эти люди потом могут оказаться полезными.
   Эй, уважаемый король, ты что, с ума-то сошел, что ли? Чем это они могут быть полезны? И что это "не так уж и велика", а? На этих людях, не то что на бароне Нотте, но и даже на графе Лурге столько крови, что умыться не раз хватит! Не веришь - ещё раз в барак сходи, или в трюм корабля спустись!
   -Всех вешать. -Распорядился я.
   Как камень в воду упал. Барон Алькон чему-то кивнул, на лицах Коротыша и Подснежника проступили неуверенные, но такие добрые ухмылки. Вольный стрелок с лисьим лицом, который всюду сопровождал барона Алькона, кровожадно оскалился и вцепился в графа Лурга, поволок его к виселице поближе, заломив руки.
   -Но, Ваше Высочество... -Граф Шотеций поймал мой хмурый взгляд, сбледнул с лица. -Я хотел сказать, Ваше Величество... Как же суд? По Королевскому Уложению, этих почтенных и даже уважаемых людей надлежит судить только Королевским судом... И Закатный герцог... Тут же его люди, и он должен присутствовать при...
   Пока граф Шотеций говорил, надрессированная Волином гвардия действовала. Цап-царап, и уже все обвиняемые стоят на табуретках, и на голову каждому одета петля. Прям как с картины "казнь диссидента", что в "Огоньке" печатали недавно.
   -Какой ещё Королевский Суд нужен? -На публику возмутился я. -А я вам тут всем кто, не король, что ли?
   Виктор насупился, за его спиной сомкнулись теснее ряды гвардейцев. Кто-то негромко, но отчетливо обозвался нехорошим словом, кто-то брякнул оружием. Барон Шорк подвигал в ножнах свой новый меч, Подснежник показал арбалет. Граф Рук сделал вид, что у него срочное дело где-то за углом пирса. Граф Шотеций побледнел ещё больше.
   -Но Ваше Величество, как же... -Залепетал он что-то. -Как же суд?
   -А у нас тут Особое Королевское Совещание. Посовещались, да за дело. Эй, вешай, явления Светлых Богов ждешь, что ли?
   Полведра, тип с лисьей мордой, нерешительно двинулся вдоль ряда, одну за одной выбивая табуретки. Сначала мне стало не по себе, но на лицо быстро удалось натянуть равнодушное выражение. Холодные мурашки пробежали по позвоночнику, да и все.
   Один за другим, торгаши и дворяне повисали в петлях. Воняло мочой и дерьмом, кто-то дергался, но большей частью они даже не поняли, что же с ними такое твориться. Типа как страшный сон, типа как не с ними. А когда крепкая петля ломала позвоночник, то было уже поздно.
   Радуйтесь ещё, уроды, что так легко отделались. Был бы на моём месте граф Урий...
   -Пошли отсюда. -Сказал я. -Виктор, выдели человека, пусть разберется с захваченной казной. Выплатить людям на дорогу домой, остальное конфисковать в государство.
   Зачистка на этом как таковая окончилась. Гвардия, набранная Виктором, показала свои зубы и сейчас считала синяки. Студенты-медики суетились, растаскивали мертвых и раненых.
   Крестьяне так и стояли толпой, переминались с ноги на ногу.
   Так. Что им надо-то?
   Как это что?
   Куда им идти? Многие тут оказались чуть ли не с другого конца страны.
   Кто тут у меня поближе?
   -Коротыш!
   -Ваше Величество?
   -Ага, величество. Что-то ты не весел. Вот всю эту толпу, что на улице толчется, обустрой да раздели. Чтобы им где жить было это лето. Потом пусть работать идут.
   На лице Коротыша отразилась работа мысли "как бы такое поручение куда подальше свалить". Нет, уже не получится.
   -Ага, вот на тебя такое и свалилось. -Съехидничал я. -Работа с людьми. Бери людей из гвардии, пусть каждого по имени записывают. Так же зови Ждана, если тут кто-то ему подойдет, то этот кто-то идет в кооператив "Весна" на работу либо к мастеру Виктору. Никакого насилия, ни к чему ни принуждать, обещать плату! Остальных... Ну, что сам думаешь?
   -Заброшенных деревень вокруг города много, Ваше Величество. Там поселить можно, но что откупщики скажут? Как бы все они не оказались...
   -У нас главный откупщик сейчас в Западной башне сидит. Ищи земли его откупа, да сажай людей туда!
   -Будет сделано, Ваше Величество! Подснежник, пошли со мной, поможешь! Ваша светлость, граф Слав, ваша светлость, можно ли мне пяток грамотных студентов? А то у нас не все читать-писать обучены...
  
  

Глава 11

  
   Корабли в твоей гавани
   Не взлетим так поплаваем
  
   Земфира
  
   На утро Шуго мне принес черновик статьи.
   -Набор готов, осталось только напечатать!
   -Вот и хорошо. -Я погрузился в чтение. Итак...
   Проходимцы из городской черни, сговорившись с наемниками, годами хватали наших жителей и продавали в рабство...
   Пока вроде бы годится.
   ...регентша закрывала на то глаза, а граф Лург имел с каждого раба доход. Принц такого терпеть не будет. Продал нашего гражданина в рабство - купи себе веревку на вырученные деньги и удавись, сэкономь финансы на оплату боевых для Гвардии.
   Слава Королю!
   -В принципе, все верно. -Подвел я итог. -Но надо сгладить.
   Долгие годы наемники-инородцы, сговорившись с проходимцами из городской черни, занимались преступным промыслом в нашем славном королевстве. Грабежи и воровство стали постоянными на Королевском тракте и в его окрестностях. В портовых кварталах люди по вечерам боялись гулять в одиночку, не только простые горожане, но и даже городская стража... Нет, убрать. Не только простые горожане, но и рыцари опасались, как-то так напишешь. С грустью вынуждены отметить... Нет, Шуго, статьи пиши с "вы", понятно? Итак, с грустью можно отметить, что некоторые дворяне, опора трона, продались с потрохами горстке иноземных разбойников... Нет, не разбойников, преступников. Вот так, продались горстке преступников и участвовали в их темных делишках. Граф Лург, так долго стоявший у трона, за определенное вознаграждение закрывал глаза королевы...
   Представил себе эту картину. Нда.
   -Нет, тогда вот так пиши - граф Лург за вознаграждение закрывал глаза... Нет, лучше вот так - "За вознаграждение граф Лург покрывал преступников и разбойников перед королевой... Не, вот - "За вознаграждение граф Лург покрывал преступников и разбойников перед правящим домом". Так пойдет. Ещё "И это ещё далеко не все преступления графа Лурга, в которых предстоит разобраться!"
   В уме пишем - разоблачить побольше преступлений графа Лурга на публику. И найти ему сообщников, если что. Вот парочка поджигателей уже есть, надо будет, ещё найдем.
   Доблестная королевская гвардия понесла новые потери. Преступники были хорошо вооружены, и среди них были дворяне иных стран, со своими вооруженными отрядами. И что самое страшное, дворянин Соединенного Королевства, надежда и опора трона, граф Ногрский Лург, не только действовал заодно с врагами, а даже оказал вооруженное сопротивление королевской гвардии вместе с ними!
   Все преступники, пойманные на месте преступления, понесли заслуженную кару. Никому не позволено творить разорение на нашей земле! Не только словом, но и вооруженной рукой готов защищать король своих подданных!
   Слава Соединенному Королевству!
   Короче, хорошая у меня статья получилась, жизненная такая. Радуйтесь, жители Соединенного Королевства, вот как новый король начинает наводить порядок.
   Далее колонка светских новостей. Коронация прошла успешно, бал Солнечные танцы чуть отодвигается, гостям королевства беспокоиться не о чем. На бал будут приглашены... И бал станет... Также к балу будет приурочен традиционный парад войск.
   Третья статья... Это уже про то, что новый королевский суд всегда готов выслушать униженных и оскорбленных, а также тех, кто считает себя обиженным (УК РСФСР у меня уже в кровати третий день), все в письменной форме, подавать прошения с утра до вечера по указанному адресу. Для удобства испрашивающих королевской справедливости специальные грамотные люди запишут ваши жалобы, и постараются донести их к королю в кратчайшее время.
   Четвертое - всем, кто думает, что знает что-то интересное или необычное, можно прибыть в специальное ведомство Королевской Типографии, спросить Шуго. Вас там выслушают, а если рассказ того стоить будет, то и денег добавят.
   Ну, на первый раз и хватит. В следующем номере будем разоблачать графа Урия и графа Лурга, а заодно и подробно представим нового Главного Королевского Судью, бывшего министра Сельского хозяйства барона Алькона.
   Распечатали газету, расклеили на всех углах и столбах, а рядом поставили по грамотному герольду, чтобы зачитывал с выражением.
   -Барон Алькон!
   -Да, Ваше Величество... -Короткий поклон.
   -Что там у нас с судами-то? А?
   Ну, кисло с судами. Систему "троек" барон Алькон понял хорошо. Вот только не понял он идеи адвоката. Ну, к чему нам адвокат-то? К чему? Вот ежели виновен, так виновен, надо его казнить, а ежели не виновен, так судьи-то и разберутся. И почему, кстати, судья не должен склоняться-то к одной или другой стороне? И зачем ещё обвинитель нужен именно государственный?
   Ну, я этого и сам не понимал ещё. Но чуял, что создавать систему без противовесов может быть опасно. Может быть, судьи королевские станут слишком самостоятельные? Или кто умный решит подмять под себя всю эту судейскую систему, и потом мне же придется этого умного выковыривать? Лучше уж пусть соревнуются, всегда рядом есть король, который поможет принять правильное решение.
   Барону решил это не объяснять. Да и сам себе-то я бы это сразу не объяснил, ну не знаю - но вот что-то такое внутри меня утверждает, что так правильно, а так не правильно. Доверюсь своей интуиции, короче говоря.
   -Ваше Величество, уже готовы три суда. Но я бы хотел спросить... -Поза и взгляд барона выражали важность того, что он сейчас спросит что-то важное.
   -Да.
   -Ваша матушка и барон Лург... В свое время они убили мою семью.
   Пауза.
   "Да забирай обеих" - чуть было не ляпнул я. В самом деле, ну кто заставлял графа Лурга убивать семью барона Алькона, а? Ну, явно не граф Урий. И не я тоже. Потому забирай-ка ты его, барон Алькон...
   А королева? Вроде бы она мать вот этого тела. Но... Ну да, вот это "но". Сразу же вспоминается изуродованная пытками молодая девушка. Одно из самых первых моих воспоминаний об этом мире. Никак не забыть, хотя и хочется очень. И ряд кольев вдоль замковой стены. И крестьяне, которые защищали свои семьи.
   Какой мерой мерили - так такой вам и отмерится.
   Барон Алькон меж тем продолжал говорить.
   -...я понимаю, все же регент Мор Шеен - ваша матушка, и... Ваше Величество, мой отец умирал на стене замка очень долго. А сестренки... У меня было две сестры, Ваше величество. Старшей из них было как раз сколько вам сейчас, а младшей как раз столько бы сейчас исполнилось. Наемники тогда ещё барона Лурга поймали их, а барон сам... Сам, скотина...
   Глаза барона затуманились.
   Я сглотнул.
   Итак, что же делать-то, а?
   Отдать на фиг.
   Но как же воспримет все это возмущенная общественно? Скажем, те же самые предводители дворянства, что на Рынке возмущались, а?
   Да как бы не восприняли... Ну не любит барон Алькон графа Лурга. И я ему обещал.
   -...отдайте хотя бы графа Лурга!
   -Да. -Сказал я. -Да, барон Алькон, ты прав. Тут виноват я. Надо было тебе его сразу отдать, да. Что желаешь с ним сделать?
   -Я пока ещё не думал над этим, Ваше Величество.
   -Хорошо дело надо бы обдумать загодя, барон. Но вот есть один вопрос...
   -Да? -Напрягся барон.
   -О, да я ничего не имею против нарезки графа Лурга кубиками... Это пусть ограничивается только вашей фантазией. Но неплохо бы народу грамотно объяснить, за что мы так его... Не находишь?
   Барон не понимал пока что.
   -Короче, нужен суд. Большой и справедливый. Граф Лург обвиняется, у него адвокат, графа быстро приговаривают к... К... Скажем, к передаче в руки барона Алькона как наиболее пострадавшего от действий графа.
   -К чему такие сложности? -Спросил барон Алькон прямо.
   -Пока что граф мне нужен. -Ответил я. -На неделю-две. Мне нужны его деньги и его контакты. А потом... Потом к чему мне бывший вор, который и воровать-то умеет только с государственным прикрытием? Бери его за ноги, за руки... У меня там, в тюрьме, сидит некто мастер Велимерий. Будет рад помочь, я думаю.
   Нет, не убедил я графа до конца-то. Конечно, хотелось барону Алькону вот прямо сейчас зайти в Западную башню и начать графа резать. Но и мне-то куда деваться? Надо четко объяснить всем жителям королевства, за что и почему я избавляюсь от ставленников прошлого режима.
   Да и с народом у меня большая напряженка. Ну откуда мне взять много хороших и грамотных людей? Все выдвиженцы графинов, с помощью которых они "управляли" королевством, поспешно сделали ноги на следующий же день за переменой власти. Либо попрятались на побережье, либо уже отплыли, у кого преступлений было до кучи. Особо после казни на набережной кучи народу...
   -Привет, дорогой мой! -Улыбнулся я как родному мутному типу с обвисшей кожей. Типа при задержании немного попинали, ну так, малость самую. -Нет-нет, ты посиди пока что в этом удобном кресле, ладно?
   Шкурка дернулся, да захваты держали крепко.
   -Брат, готов ли клиент?
   -Да, Ваше Величество. -Брат поклонился. -Вот, хоть сейчас.
   -Ну, так что же он нам расскажет такого хорошего?
   Граф Лург купил Шкурку просто. Ну, много ли денег надо крестьянину-то? Выдал адрес на улице одной, на самом краю Гильдейского квартала, куда надо передать записку. Шкурка ради интереса туда сходил, ему там денег дали и долго и подробно расспрашивали, что да как. Шкурка рассказывал все без утайки.
   Похвалили, вручили ещё денег и дали по голове, после чего очнулся Шкурка без денег и без одежды в рабском бараке, откуда его и вытащили доблестные гвардейцы. На счастье, оказался рядом граф Нидол Лар, узнал, улыбнулся и пригласил погостить отдельно. В Западной башне.
   -Ну и дураки же у меня слуги. -Подвел я итог. -Ну даже не то что дураки - они же просто идиоты. Такого даже казнить жалко. Дурачина-простофиля, ты разве не мог отнести все это к своему законному королю?
   -Меня б казнили... Ваше Величество... -Пролепетал Шкурка.
   -Дурак втройне. Ты ж что, не знал, кто в башне-то сидит? А сидят там государственные преступники. Вот если б сам пришел сначала к... -Кстати, а к кому? Где у меня секретные службы-то, которые полагается иметь в каждом уважающем себя королевстве?
   -Вот если б сам пришел сюда, да все рассказал... То не было б у тебя таких проблем. Даже деньги б тебе оставили... Половину. Но и в рабский барак не загнали. Ты же вольный, да?
   -Да, Ваше Величество.
   -Ну, раз так, то и свободен... Будешь. Какой там адрес особняка-то?
   -Ваше Величество. -Поймал меня на выходе Брат. -Что с ним делать прикажете?
   Я призадумался. А в самом деле, что?
   -Пусть сидит пока что. Отпускать его рано ещё. Может, что ещё вспомнит... Как с графом разберемся, так и отпускайте, нечего кормить его.
   Особняк взяли штурмом в тот же день. Меня рядом не было, я уже постфактум узнал про дикое это сражение. В особняке пусто было, никто не ответил на стук, и потому через ворота просто перелезли, а там уже ждали. Два десятка серых плащей принялась пластать городскую стражу, и напластали десятка три покойников. Граф Нидол вырвал бы себе все волосы, если бы они у него остались. Хорошо, что рядом оказались пограничники и гвардейцы, серым не дали уйти, завязался бой. Особняк подорвали гранатами, к тому времени моя гвардия уже четко наловчилась с ними работать. Потеряли ещё с десяток убитыми и семнадцать человек ранеными. Серых прикончили всех, последний, замотанный в рыбачьи сети, что-то такое с собой странное сделал, да и помер.
   Командовал Волин, Виктору я запретил принимать участие в какой-либо операции. Он у меня теперь верховный министр, его дело - вопросы поглобальнее. И Виктор это понял, не лез.
   А уж как начали выносить золото из подвалов... Целый воз. Прям на телеге крестьянской и везли. Пленные слуги лишь таращились на это, ничего не понимали. По их словам, кто-то ещё при старом короле купил сей особняк, один рыцарь хмурый, и с тех пор появлялся тут хорошо если раз в год. На корабле он куда-то плавал, да и корабль был при нем.
   Узнав о количестве золота, я чуть не сплясал. Это ж теперь ещё на месяц с жалованием без проблем. Можно даже завод профинансировать, можно даже и жалование повысить... А возы меж тем уже третий рейс делали. Ох... Ну вот ещё пара таких особняков, и можно хорошо жить.
   Графа Слава подняли с постели, и он схватился за голову. Столько золота! Считать, размещать, прикидывать, на какие увлечения короля в первую очередь потратить... Забот у графа в последнее время прибавилось. Дремал граф прямо в замке, в соседнем кресле храпел барон Нават. Вот уже второй день бились они головами над моим проектом налогообложения, и никак не могли что-то его понять... Да я и сам не понимал, просто тупо переписал в Инете несколько глав и не забыл про налоговые льготы тем, кто не просто что-то продает, а ещё и производит.
   -Разместим, Ваше Величество. -Поглядывая на мешки, которые один за другим таскали наверх рабы, сказал граф. Места ещё в хранилище много. Может, забыть пока что про налоги-то?
   -Да ни в коем случае! -Вскинулся я. -Сейчас забудешь, а что потом делать будешь?
   Привели пленников в Западную башню, и теперь уже за волосы начал хвататься Брат.
   -Ваше Величество, ну куда мне их всех девать-то?
   -Да куда хочешь. Главное, всех допросить, все разузнать...
   Брат застонал.
   -Можно попробовать пытки?
   -В крайнем случае. -Вот этот последний оплот своей цивилизованности я никак преступить не мог. Одно дело пытать человека уже безусловно виноватого, а вот что делать, если не понятна ещё степень вины и есть ли она? Ой проблема...
   -Что тебе нужно?
   -Грамотные нужны, Ваше Величество, Седдик.
   С Братом я общался меньше всего, и он ещё немного передо мной робел.
   -Хм... Понятно. Будут тебе грамотные. Вот ещё что - ты поищи людей таких, которые... -Я через пень-колоду объяснил Брату, что же такое "следователь". Сам особо не лезь, только командуй, понял? Потом будешь мне докладывать.
   -Да сделано уже, Ваше Величество. Набрал я трех человек надежных. Один студент недоучившийся, один бывший пограничник да рыцарь разорившегося рода. С неделю уже у меня выслушивают да пишут, как повелели...
   -Ого, да ты не Брат, ты же целый прокурор! -Хмыкнул я. -Вот, вот так и делай. Ещё народу выделим. Грамотных тоже выделим. Пусть пишут. Сам-то ты читать, писать умеешь?
   -Немного понимаю, Ваше Величество, Седдик.
   -Вот, чтобы было не немного, а точно. Сам все бумаги смотришь, сам все важное подмечаешь. Кстати, как там наш Жареный друг?
   -Ваше Величество, подсадил я его к королеве.
   -Чего?
   -Её Величество... Простите, Ваше Величество... Принц... Седдик...
   -Стоп. Давай просто Седдик, пока что рядом никого нету. -В самом деле, беседовали мы в коридоре, около его кабинета. Слуг лишних в Западную башню и на аркане не затянешь.
   -Ваша матушка, бывшая королева, все жаловалась, что слуг у неё маловато.
   -Так, а их сколько? Я двоих видел...
   -Двое и есть. Куда уж больше-то, все равно только в покоях у себя сидит. По вечерам ругается страшно, проклинает...
   -Кого? Неужто меня?
   -Вас тоже, но ещё и графа Урия почему-то. Чем-то он ей сильно не угодил. Вина требует. Я отказывал, негоже это, когда женщина пьет.
   -Странно... -Я присмотрелся к Брату повнимательнее. Вроде бы тут таких обычаев не замечал особо, разве что королева меня от кубка тогда отгоняла. Да и кроме вина-то тут есть что? Молоко? Не видел вроде. Настойка? Тоже она не везде есть. -Брат, а я ещё не спрашивал, а откуда ж ты взялся?
   -Рохни, Седдик. Королевство Рохни.
   Что-то опять меня царапнуло. Ну не похож... Все рохнийцы бледные, светловолосые, глаза чуть ли не красные. Этакие арийские бестии. А Брат скорее на семита похож.
   -Ты не похож на рохнийца.
   -Да, Ваше Величество, это так. Моя матушка родилась далеко, в Жарком краю. Вы называете это место Муравьиным королевством. Они со всем двором бежали в Рохни, красотой моей матушки прельстился барон, выкрал, сделал даже своей женой, что уж редко. -Брат заговорил быстро, торопя слова. -Он меня оружием владеть учил, да вот не учел, что не понравится старому королю такой союз. Имение взяли штурмом, нам удалось сбежать. На попутном судне доплыли сюда, поселились в гостинице. На вторую ночь отец поссорился с рыцарями в таверне, была дуэль. Мой отец был сильным воином, он зарубил троих. Четвертый проткнул его. Мы с матушкой сбежали снова, прибились к барону Алькону. Если бы не он и не его люди, то мы бы умерли зимой. А так матушка протянула ещё пять зим... Климат этой страны не полезен для южан. Схоронил ее, да и остался тут жить.
   -Ого, какая история. -Да, а что скрывается за "имение взяли штурмом, нам удалось сбежать" и "поссорился с рыцарями". Тут много что можно скрыть, за этими словами. А я и не подозревал, что за обычным таким парнем таится такая тайна. Сын рохнийского барона и южанки. Надо же.
   А дальше-то что думал делать? Слушай, получается, так ты дворянин, Брат? Кстати, почему тебя так называют?
   -Да была одна история... Когда Подснежник под снегом лежал, так я его нашел, вытащил, до костра дотащил. И как он проснулся, так сразу мне в лицо "Брат". Громко сказал. Вот с тех пор никто, кроме как Братом, и не называет.
   -Понято. Слушай, а что те рыцари? Которые убили твоего отца? Я имею в виду, не хочешь ли ты им отомстить?
   -Трое мертвы. Ещё один умер у поместья барона Гор, его собственные наемники на кол посадили. Вы его знали, Ваше Величество, это граф Дюка. Ещё один где-то бегает, да это так, мелкая сошка. Сам попадется. А слугам их мстить глупо, где уже те слуги?
   -Понятно. -Повторил я. -Ну что ж... Кстати, ты ж дворянин, если отец-то твой мертв, так его титул к тебе перейти должен? Разве ж не так?
   -Так-то оно так, Ваше Величество. Да вот кто свидетель? Кто уж меня знает-то? Барон Берр Гуа давно уже объявлен мертвым даже в Рохни, а наследство давно поделено между всеми родственниками. Не знаете разве, как это бывает? Так что я теперь Брат.
   -Брат. Да ты уж не Брат, ты уж Прокурор, получается. -Я задумался. В принципе, что эта история меняет? Да ничего, в общем-то. Я и так собирался давать всем своим соратникам, что с самого начала со мной были, дворянские звания. Ну, теперь только подтвержу.
   -Ну, сам понимаешь, что король-то всяко звание подтвердить может... А?
   На лице Брата что-то дрогнуло.
   -Вот, понимаешь. Потому ты хорошо начал. Только так же и продолжай... Понятно?
   С этими словами и вышел.
   -Ваше Величество! -Поймал меня на выходе из Западной башни гонец. -Корабли, много-много кораблей! Идут в гавань! Целый большой караван!
   Ну, поглядим, что это за караван-то такой.
   Как прорвало. Один за другим в порту швартовались парусники. Такие же, как и корабли повешенных торгашей, некоторые шли сразу к Рынку, а некоторые шли к порту. Первая партия вечером, штук пятнадцать двух и трехмачтовиков. Я их в бинокль хорошо разглядел, большой караван. Два судна военных, такие же торговцы, но на них куда как больше оружия и даже катапульты небольшие видны, такие, на арбалеты похожие. Стреляют каменными ядрами. У каждого на парусе по две черные птицы на фоне алого круга, одна ниже, другая выше, сцепились крылами и друг на друга смотрят.
   Прибежал Ждан, доложил, что прибыли имперские купцы. Под вечер. Рискнули в гавань зайти. Кто на стоянку, а кто и так.
   -Стража выставлена? -С зевком осведомился я.
   -Да, Ваше Величество...
   -Ну так и хорошо. Кто там, на судне?
   Морская стража под предводительством Грошева обшарила корабли. Груз один и тот же, зерно. Много-много.
   -Тогда я спать, завтра разбудите. -Я отвалился на кровать, подгребая под себя роскошное золотое блюдо.
   Продолжение утром, ещё под столько же. Я как раз собирал рассыпавшуюся после моего сна картошку, когда ко мне вошел Иштван и с поклоном передал, что требуют, требуют купцы аудиенции.
   -Веди их к Тронному залу, и пригласи Виктора и Ждана. Ждан же тут, во дворце? Короче, всех заинтересованных, кто проснется. Посторонних не пускать!
   В бинокль корабли как на ладони. Вчера вечером я не очень хорошо разглядел, что же там творится, а вот сегодня уже видно много больше. Тут не только трюмы зерном забиты, тут даже на палубах какие-то ящики, на пристани строится отряд воинов в доспехах. Взад-вперед бегают приказчики... Кстати, что это они так полошатся? Не сразу понял, что всех владельцев складов-то мы просушится отправили, и сейчас патрули городской стражи ничего толком сказать не могут. Надо бы на склады найти кого...
   -Иштван! Ты ещё не ушел?
   -Нет, Ваше Величество.
   -Вот нет ли у тебя на примете человека честного и достойного, который мог бы выразить интересы короля в тех складах, что остались после преступников? Как я понимаю, наследники у них не скоро появятся...
   -Ждан Рахатов достойный юноша, Ваше Величество. Ещё есть Лонвил Шорг, но он из старого дворянского рода, рыцарь и может оскорбится таковым предложением. При всем моем уважении, лучше поискать среди купцов. Почтенный мастер Андрей, старшина Гильдии купцов Соединенного Королевства, не откажет в услуге...
   -По последним данным, мастер Андрей заперся у себя и никого не принимает. -Сказал я хмуро. -Королева Мор приказала казнить его старшего сына. Обвиняли в колдовстве.
   Иштван ахнул, совершил кругообразное движение перед грудью.
   -Курт Андреев мертв? О Один, дай силы... Это достойный сын мастера Андрея, Ваше Величество. Мастер в нем души не чаял. Курт водил флот везде, от юга и до Неделимой Империи. То-то я думаю, что все корабли мастера Андрея на месте...
   -Почтенные мастера Волек, из имперского города Каорвола, и капитан охраны барон Кург!
   Купец маленький, но удивительно пропорционально сложен, глаза сидят близко к носу, из-за чего мастер Волек похож на птицу воробья из моего мира. Тутошние воробьи какие-то не такие, они более жирные и наглые, вальяжные. Под зиму сотнями мерли, но откуда-то заново взялись, едва погода прогрелась. Барон Кург ему полная противоположность. Если купец воробей, который по зернышку там, по зернышку сям, грамотного воробья, как и волка, тоже ноги кормят, то барон скорее похож на злобного старого ворона. Сам уже в годах, длинные серые усы свисают на грудь, серые седые волосы собраны в хвост на спине. Но ещё не потерял своей хватки! Ручищи-то ого-го какие, доспехи неплохие даже на мой взгляд непрофессионала, меч при входе отобрали, но пояс оружейный чуть ли не шире того, что Виктор носит. Сбоку пристегнут овальный шлем с невысоким острым гребнем. На скверно выбритом лице застыло мрачное и решительное выражение. Выбирает, кого клювом по голове щелкнуть. И взгляд... Тяжелый взгляд.
   Ещё в моем мире как-то остался на смене рядом с нами, ещё молодыми и подающими надежды, как Серега-большой выразился, Петр Сергеевич. И показал нам, как человеков отличать. В принципе, это не сложно. Когда стоишь за одной и той же, будь она проклята, дверью, а мимо тебя народ все идет и идет в обе стороны, то как бы понемногу начинаешь понимать, что к чему. И людей уже на два типа раскладываешь. Опасный - не опасный. Как-то само уже получается, особенно после натуральной тренировки...
   И вот людей с таким взглядом, как барон Кург, только и жди какой-нибудь каверзы. Нет, в жизни-то это может быть обычный такой человек, уверенный в себе и в своих силах. С таким приятно и пообщаться, и поговорить, и даже дело делать приятно, потому как не обманет и все в срок сделает. Но вот бывает, что затюкает жизнь человека. Не важно как. Подкинет много новых испытаний, повертит костями и шкурку пообдерет, и все в один день. И тогда только глянь косо на такого человека в очереди за хлебом, и получишь кулак в челюсть. Потому лучше их обойти подальше. Они рано или поздно успокоятся, пережмут все эти жизненные неурядицы стальным прессом, да вот для тебя уже поздно может быть.
   Купец Волек поклонился до земли, барон повторил его поклон с неожиданной для его возраста грацией, слуги внесли богато изукрашенный сундук, из которого достали большой отрез алой ткани с серебряным грифоном. Герб королевства. Вышит серебром, здоровенный флаг такой с раздвоенными концами. Красиво очень вышит!
   Я благосклонно улыбнулся, принимая дар. Ну что, и куда его девать-то? Не на замок же вешать?
   -Ваше Величество, почтенный мастер Волек из вольного имперского города Каорвола, от лица торгового дома Северный Круг приносит в дар королю Соединенного Королевства...
   И далее по тексту.
   Ну, что тебе надо-то, купец? Ты зачем сюда приперся, моё время отнимаешь?
   Такое ощущение, что купец и сам не понимал, зачем он тут. Таращил глаза, что-то плел про то, что он тут не первый год, что всегда рад и всегда того этого самого, что надо бы крепить связи между Королевством и Империей...
   Ну, я ему кивал. Мол, ой как все хорошо. Пока купец капал мне на мозги, Ждан сунул мне под руку лампу Алладина и зажигалку. Ой как хорошо... Отдарился, купец с изумленным видом повертел изделие, прикидывая, как же оно такое, и снова залился соловьем про мирное сосуществование двух народов.
   Клоунада, короче.
   В конце концов купцу это дело надоело, и он удалился. Барон Кург напоследок окинул взглядом Тронный зал, словно думая, а не устроить ли тут дуэль. Ну и ну, вот таких несдержанных набирать-то в охрану? Как бы он сам купца на дно морское не пустил.
   А за ним пошли косяком.
   Пятеро купчин со второго каравана в складчину преподнесли мне набор какой-то ерунды, не пойми для чего. Вроде бы и посуда не посуда, и вроде бы для украшений не годится. Мелкие золотые чашки на длинных ножках, там жидкости-то на один глоток, блюда с совсем плоскими краями, зеркала отполированные...
   Этим тоже подарили две лампы с запасом нефти и две зажигалки.
   -Что это за дрянь золотая? -Спросил я у своих, когда купчины с поклонами удалились.
   -Набор косметики, Ваше Высочество. Для мужчин.
   -Чё, совсем чудаки? -Я уж подумал вернуть засранцев и объяснить, что принцу все же дарить-то что-то иное надо... Мальчик же! Кораблик б там подарили, или уж на худой конец меч игрушечный, но это-то что? Принц-то и обидится может.
   Потом троица рохнийских баронов, засвидетельствовать своё почтение. Серые личности... Путешествуют, ищут, кто возьмет на службу. Ваше Величество не желает? Нет? Разрешите откланяться с наилучшими пожеланиями. Нас ещё в Дарге ждут.
   Ещё купцы, привезли на продажу пряности. Подарили два полных кубка перца. Сокровище, наверное. Лампы и зажигалки я на них тоже не пожалел.
   Ещё купчина. Этот толстый, как два графа Лурга. С места в карьер бух на пол, за ним двое дюжих слуг, подняли и ко мне потащили под микитки.
   -Да будет славен великий король Седдик Четвертый! -Забасил купец.
   Вот этот в дар не прогадал, передо мной на полу оказался большой сверток атласа, из которого купец, отышливо охая, достал сверток промасленной кожи чуть поменьше... Густо запахло благовониями. Ну да, машинного-то масла тут ещё не знают, и для пропитки бумаги вот это используют.
   Все вокруг ахнули.
   На свет показался клинок.
   Ой... Вот это да. Я чем отдарюсь-то за такое, а?
   Меч. Мы с сержантом так и не успели выбрать меч.
   Я сжал подлокотники кресла, жалея, что граф Дюка подох так рано. Думал-то, что все уже забыто и быльем поросло, а вот гляди же ты.
   Настоящий меч я держал тут в руках редко. Почти не держал, надо сказать. Только тренировочный. И в своем мире тоже... Там за то статья полагается.
   Но тут снова даже мой непрофессиональный взгляд понял, что передо мной сокровище. Тусклый сероватый клинок ромбического сечения плавно сужался в иголочку, простая, но очень четкая гарда, идеальный шар противовеса на конце рукоятки. Вроде бы все просто, да? Да вот только я тут такого ещё не видел.
   Меч был красив. Ничего лишнего, никаких там камней драгоценных, что так любят вставлять местные дворяне, никаких лишних завитушек, что так любят вырисовывать фентезийные художники в моем мире. Все просто, но все настолько выверено и тщательно, что даже в моем мире это оружие стало бы к лицу любому коллекционеру.
   -Подарок славному королю славный меч! -Выдохнул воздух купец.
   -Ну... Я не могу его взять... -Да что это я такое несу, я же король! -Благодарю уважаемого мастера Фыха за столь драгоценный подарок! Прими же и ты мой дар - вот эту негасимую лампу Алладина и железное кресало, что добудет тебе огонь быстро и просто! Передали, купец быстро запрятал их в сумку и с поклоном удалился.
   -Последний посетитель на сегодня, Ваше высочество. -Поклонился Иштван.
   -Что это за штука? - Я его не слышал, я был увлечен новой игрушкой, которую уже крутил в руках. Теплая рукоятка как из резины, лежит удобно. Остается даже место для второй руки... Чуть, но есть. Нижняя четверть лезвия не отточена.
   -Кажется, что-то древнее... -Виктор с безопасного расстояния разглядывал клинок.
   -И где такие делают? -Заметив его жадный взгляд, передал оружие ему.
   -В Рохни точно не делают. -Это барон Нават, он тут с утра. -И в Империи тоже не делают давно. Может, это с юга?
   -Может. -Задумчиво согласился Виктор, выставляя руку с мечом подальше от себя, проверяя баланс.
   -Если мне будет позволено... То это меч муравьишек. -Это сказал барон Шорк. -Я у них видел, такая же сталь. Глядите... -Он забрал меч у Виктора, и упер его в пол. Раз, резко надавил, лезвие согнулось в дугу, отпустил, лезвие распрямилось мгновенно в то же положение. -Это муравьишки где-то делают. Редкое очень оружие.
   -Много ценится? -Спросил я. Кажись, придется ещё чем перед купцом отдарится...
   -Очень. -Пожал плечами барон Шорк. -Да вот только владеть им... -Он покачал головой. -Я никогда не слышал про те школы, где бы обучали владению таким оружием. Для боя он очень легкий, для дуэли... Те, кто может себе позволить такой меч, дуэлями уже не увлекаются.
   -Понятно. Барон Ждан! Хорошо б купчине сейф хороший подарить... Типа того ящика, что у меня есть в покоях. Есть что готовое?
   -Да найдем.
   И только я уже думал идти на поле и снова сажать картошку, как очередная новость. Гонец влетел в Тронный зал как ошпаренный. В порту отдала швартовы одна галера... На которой каталась с рыцарем Алором принцесса Альтзора, будь она неладна.
   Вот так и прокатались они революцию.
   -И что делать? -Спросил я у Иштвана.
   -Вам надлежит встретить королеву Альтзору в пределах Верхнего города, Ваше Величество. -Сказал мне тот.
   -С какой это радости? Я ж король!
   -Ваше Величество, это этикет! Вы король, а она-то королева! И демонстрировать, что вы не в ладах с вашей второй половиной, крайне неподобающе! Тем более Низшему сословию и Черному люду.
   -Королева. -Проворчал я. -Хорошо, закладывайте карету... Готова, так чего мы ждем-то?
  

Глава 12

  
   И ни одна бумажка не пропала...
  
   Слова народные
  
   На площади мы ждали вот уже минут двадцать. Я в карете, то есть в той же самой бричке, в которой и раньше катался, моя личная охрана под предводительством барона Шорка, Виктор, Ждан, Иштван и мастер Клоту.
   И вот уже двадцать минут тишина. Никого не было.
   -Говорят, что в прогулке было нападение морских пиратов. -Шепотом передал мне Ждан. -Отбились, там полста наемников на галере. Рыцарь Алор, говорят, ранен...
   -Еще и рыцарь этот дурацкий. -Неожиданно для самого себя высказал я. Лицо моё было мрачным. Да не представлял я совершенно, как себя дальше вести с принцессой. Просто не представлял, да и все. Вроде бы ребенок, ребенок ж, блин! Но уже королева, получается? Или ещё нет?
   -И принцесса тоже без головы. Нашла когда поехать кататься.
   -Выбор принцессы прогулки был сделан под влиянием регентши Мор Шеен, Ваше Величество. -Это Иштван.
   -Понятно. Мастер Иштван, скажи-ка мне, а она королева, или тоже... До наступления совершеннолетия?
   -Королева, Ваше Величество. Согласно Цинскому уложению законная супруга царствующего монарха всегда королева, возрастной ценз не предусмотрен.
   Вот счастье-то для девчонки её лет. Крабом, крабом - и в дамках, уже королева, кланяйтесь, смерды! Надо же.
   Я хмуро поглядел по сторонам, мои соратники... Ну да, уже соратники, получается! - глаза отводили, молчали.
   -И кто мне скажет, как же себя с ней вести?
   -Это должны решить только вы, Ваше Величество. -Сказал Иштван.
   Хмуро глянул на него.
   -В конце концов, Ваше Величество, представьте, что она привезла вам хорошие вести! -Нашелся Виктор.
   Хмуро глянул и на него.
   Вот если эта королева малолетняя мне месячных из своего путешествия не привезет, то уж не знаю, что и делать!
   Что-то из этой мысли сказал вслух, правда, тихо. На меня покосились только Ждан и Иштван, которые стояли рядом. А я пообещал своему языку завязаться в узел, если он хоть ещё раз что-то такое скажет или сделает. Принцу-то ещё простительно... Но вот королю длинный язык часто укорачивают вместе с головой. Слыш, язык? Я ж матом часто не ругаюсь, плохими словами тебя не пачкаю, нет? Да ещё тобой разные красивые слова говорю самой замечательной девушке своего мира. Что ж ты меня так подводишь-то, а?
   Процессия показалась ещё через час, когда я уже хотел плюнуть на все и ломиться обратно в замок. У меня сегодня замечательный день, барон Гонку наконец-то перенес в бумагу все мои благие пожелания по первому Уголовному кодексу Соединенного Королевства, а барон Алькон и барон Нават наконец-то определились с первыми тройками судей-адвокатов-прокуровов, которым ещё предстояло вручить по экземпляру УК СК. Подойти надо было ответственно, потому что судить-то будем ни кого иного, как парочку поджигателей складов с продовольствием. Ну, то самое зерно, которое граф Лург припрятал. Потом ещё надо разобраться с рыжиками, они там убили ж кого-то? Вот пусть судьи установят истину, если смогут. Так Потренируемся на кошках, и если хорошо пойдет, на очереди и сам граф Лург.
   -Ваше Величество, идут, идут! -Бухнулся на колени гонец.
   -Ну, вот и хорошо. -Здрасьте скажу, да и сразу в замок, там меня уже ждут. Недосуг мне тут политесы разводить...
   На площадь вступила процессия.
   Королева Альтзора возвращается во дворец.
   Так, впереди, на пегом коне - угадайте, кто? Ух ты, сразу угадали - это же рыцарь Алор, защитник короны, который обет принял, в оранжево-красных тонах, без доспехов, но с мечом. Восседает гордо, волосы жиром намазаны и назад зачесаны. Кажется мне, или легкая растерянность у него на лице? Поближе подойдет, так посмотрим.
   За ним, на полкорпуса отставая, на снежно-белом коне Альтзора. Восседает боком, в красивом простом платье. Волосы спрятала под чепчик, на нем небольшая золотая диадема с драгоценным камнем по центру.
   За ней троица фрейлин, молодых девчонок, стреляющих глазками направо и налево, по сторонам лениво гарцуют наемники, угрюмого вида бородачи, с алыми лентами на шлемах и на бицепсах.
   Чё за маскарад?
   Остановились прямо передо мной.
   Мы-то стояли спешившись, я только присел в карету, пока ждал, но потом обратно вернулся. Вышел вперед, за моей спиной справа барон Шорк, слева Виктор. Мастер Иштван чуть теснил плечом Виктора, находился рядом со мной. Ещё чуть дальше Ждан и Подснежник, который не расставался с самострелом. Уж больно ему система понравилась.
   Вокруг свита, скучающие аристократы, дорвавшиеся до развлечений. И откуда только прознали-то? Вот уже успели протии все мимо меня, понапоклонились, справились о самочувствии. Шуго тоже тут, с ним троица студентов, навострили перья и приготовились записывать. Акулы пера, фиг ли. Барон Нават даже рядом. И Вера. Она тут всегда рядом обретается.
   Итак.
   Стоим, смотрим. Я на земле, принцесса Альтзора на лошади, глядит куда-то равнодушно вдаль, словно меня и не видит.
   Процессии замерли.
   Ну и что делать-то теперь, а?
   Дальше меня им не проехать, путь загораживает бричка... То есть карета. Либо просить, чтобы отошел, либо внаглую... Внаглую не получится... Не посмеет просто, несмотря на...
   Принцесса двинула коня дальше. Лошадка устало зацокала копытами по мостовой, надвигаясь на меня. Рыцарь Алор ухмыльнулся и поспешно стер улыбку со своего лица.
   Вдруг я понял, что наемников-то тут с полсотни, а вот моих гвардейцев человек двадцать, и что гранаты-то в таком месте могут и не помочь. И что надежда-то только на пистолет, но опять же не известно, успею ли я их всех перестрелять-то... Вполне могут и навалится скопом на короля-колдуна, не считаясь с потерями.
   Пока думал, принцесса подъехала уже совсем близко и остановилась, лошадка всхрапнула и мотнула головой. Дальше пути нет, я дальше стою. Стою и смотрю надменно так на лошадиную морду, на богато расшитую золотом и серебром уздечку, на небольшой матерчатый щит на груди скакуна. Ежели сейчас копытом ударит, то не поздоровится мне! Пойди пойми, правда ли это, что лошади даже на лежащих людей не наступают.
   А на заднем плане слышны шепотки фрейлин, о чем-то о своем разговаривают. Наемники остановились, начали стягиваются один к другому. Аристократы поредели, половина точно куда-то девалась, оставшиеся отодвинулись подальше.
   Все молчат пока что. А я стою и гляжу. Ствол я выхвачу быстро, никто тут ещё не понял, что же это такое. И пара-то трупов точно будет на моём счету. Знал бы, что так вот будет, то взял бы с собой не только гвардию, но и пограничников...
   За моей спиной тоже возрастало напряжение, я просто физически это чувствовал. Барон Шорк и Виктор только момента и ждали, чтобы убрать меня за свои спины и начать рубить врага. Эх, велел же я Виктору не заниматься этой фигней, а...
   Рыцарь Алор соскочил со своего жеребца, обошел лошадку Альтзоры по большому кругу, встал со стороны на одно колено и сложил руки лодочкой.
   -Прошу вас, Ваше Величество!
   Принцесса благосклонно кивнула, поставила ножку на его ладони и соскочила вниз.
   Встала на земле, но ко мне не поворачивалась. Так и смотрела в сторону куда-то, на стены домов, окружавших площадь. На виске играла синяя жилка. Рядом стоял рыцарь Алор и делал вид, что он статуя, и что он тут ни при чем.
   Я едва не выругался. Ну и что мне делать-то дальше с ней? Хватать за волосы и тащить в пещеру? Или просто перегнуть через коленку и всыпать ремня по заднице? Так вроде бы не за что!
   Продолжал стоять так же и молча смотреть на неё.
   Пауза затягивалась.
   Мне это уже начало надоедать. Да какого ж такого-то? Я ей что плохое сделал? При чём тут я? Не нужны мне её игрушки, скажи давай "привет", да и поедем в замок. А там занимайся чем хочешь!
   Но чего бы я не сказал, все это будет использовано против меня. Либо промолчит, либо что-то скажет, и неизвестно, что же хуже. Вот, и аристократия стала проявлять признаки любопытства, появился граф Шотеций и барон Пуго. Ого, а это кто? Маркиза Нина? А вот эту тётю с декольте до пупка я не знаю... Любовница графа Шотеция? То-то они рядом держатся!
   Пауза все тянулась, и вдруг я нашел выход.
   -Рыцарь Алор. -Сказал я громко и на всю площадь. -От имени правящего дома Соединенного Королевства Ильрони и Альрони благодарю за службу!
   Рыцарь опешил, дернулся, поглядел на меня, открыл было рот, собираясь что-то сказать... Но я его опередил. Вдохновение на меня нашло вот такое.
   -Ты и твои люди устали с дороги, пусть же они получат заслуженный отдых в своих казармах... -Вот так-то вот. Не хер тебе в замке делать, у меня и так там много народу. -И щедрую оплату за проявленный героизм! За оплатой обращайтесь завтра же в королевское казначейство, я прослежу. А сегодня можете отдыхать.
   Наемники стали переглядываться.
   -Мне нет нужды в отдыхе, Ваше Величество, как и моим людям. Мы поклялись следовать за принцессой. -Меланхолично сказал рыцарь Алор.
   -Ну так и следуйте, кто мешает? -Развел я руками. -Ваше Величество, прошу вас в карету.
   -Я королева, и никуда я без своей свиты не пойду. -Сказала Её величество.
   Ремня б тебе вложить по заднице, королева.
   -Ваша свита должна следовать за нами.
   -Нет. Я поеду с ними. Во дворец.
   -Так езжай, кто тебе мешает? -Сорвался я. Рыцарь Алор просветлел лицом, сделал шаг вперед, но вдруг неожиданно уперся в барона Шорка. Пободались взглядами, барон Шорк сделал какой-то странный жест, и рыцарь Алор отступил на пару шагов назад.
   Хватать королеву за руку, что ли?
   Не потребовалось. Оглянулась принцесса, теперь уже королева Альтзора на своего защитника, да и поплелась в мою бричку. Надеюсь, что там ей места хватит. Взошла без посторонней помощи и уселась прям посередине.
   Вот так и поехали во дворец. Всю дорогу Альтзора молчала, а я исподволь разглядывал её.
   Морской воздух или что-то там ещё пошло королеве на пользу. Из бледной анемичной девочки-дворянки, худой и угловатой, уверенно рождалась прекрасная женщина. Альтзора будет красавицей, даже по меркам моего мира. Стройная, с правильными чертами лица и большими синими глазищами. Светленькая такая девочка.
   Но что ж она до сих пор молчит-то?
   -Ваше Величество, что я вам уже успел сделать плохого? -Напрямик спросил я, когда мы остались одни. Малый Тронный зал. Вот тут-то я графа Урия заломал. Тащить королеву в королевские покои я все же не стал, кто знает, что она подумает. Рыцарь Алор сунулся было следом, но снова натолкнулся сначала на Виктора, а потом и на барона Шорка, и остался во дворе замка. Виктор пошел со мной, сейчас под дверью с охраной.
   Молчание.
   -Ну так, Ваше Величество?
   Альтзора отошла к окну и демонстративно уставилась на океан.
   Понятно, со мной не желают разговаривать больше. Знать бы ещё, почему.
   -Ваше Величество, ваше поведение не приличествует коронованным особам. -Холодно сказал я.
   -Ваше поведение, Ваше Величество... -Она выделила тоном последние слова. -Тоже нельзя назвать образцом добродетели. Вы заточили в башню королеву! Она же твоя мать!
   -Твою мать. Королева, так что же мне делать остаётся? Думаешь, что их всех надо отпустить? И графиню Нака тоже отпустить?
   Альтзора промолчала, только непонимающе посмотрела на меня.
   -И графа Лурга тоже отпустить?
   -Граф Лург грубый мужлан! -Нерешительно сказала Альтзора.
   -Но у меня разговор другой. Ваше Величество, понимаете ли вы создавшееся положение?
   -Прекрасно понимаю! Ты решил, что можешь...
   -Создавшееся положение такое. Я король, а ты королева. Не мы это решили, это решили за нас. Но теперь, перед людьми и.... -Вспомнил к месту про храм Всеотца. -... И перед богами мы с тобой муж и жена, король и королева. Так или иначе, нам с тобой предстоит поддерживать друг друга. Так или иначе. Наедине можешь делать что хочешь. Но на людях изволь вести себя соответственно своему и моему статусу! А твоего поведения я просто не понимаю. Что это за сцена-то на площади?
   Альтзора даже не повернулась в мою сторону.
   И я вдруг с пугающей ясностью осознал, что этот раунд я проиграю. Альтзора просто откровенно нарывается на ссору, на то, чтобы поругаться со мной. А после того, как поругаемся, какой у меня выбор? Запереть её туда же, в Западную башню, поближе к королеве? Или просто прямо сейчас удавить?
   Отошел подальше, к соседнему окну. Лег животом на подоконник. Вечерело, большие корабли торговцев покачивались в гавани около умиротворенного Рынка, а соседнюю портовую гавань просто забил торговый флот. На горизонте виднелось несколько парусов.
   Принцесса молчала, молчал и я.
   -Ваше Величество. Вы любите рыцаря Алора?
   Нашел все же слова.
   Бедная девчонка, рыцарские романы не пошли тебе на пользу... Она взглянула на меня так, что мне сразу стало не по себе.
   -Конечно же нет! Что за глупости вы говорите, Ваше Величество!
   Ну, да, конечно. Ну, да, конечно - а то по тебе не видно. Ребенок ты ещё, Ваше Величество. Хоть и корона на голове пока что у тебя, а у меня все никак времени нет. И так все знают, что я король, к чему ещё что-то такое тяжелое на голове носить, себя утруждать?
   -Ваше Величество, я не прошу вас отказаться от вашего увлечения. Я прошу вас быть осторожной. Сведения, полученные мной от... -Запнулся. -От преступников, содержащихся в Западной башне, выставляют рыцаря Алора не в самом лучшем свете.
   Или ты совсем, дурочка, не понимаешь, зачем ты нужна была этому рыцарю и хитрожопой королеве? И что твоя жизнь не на долго длиннее моей могла бы стать. Роди ты ребенка, и судьба твоя уже предрешена.
   Альтзора вспыхнула.
   -И что теперь, ты посадишь достойного и уважаемого человека в темницу лишь потому, что несчастные оговорили себя и его под пытками?
   Короче, не получилось у нас разговора. Принцесса отвечала односложно и только и ждала момента, чтобы избавиться от моего общества. И слова мои не находили отклика, говоришь как перед телевизором. Вроде бы разговор-то идет, а толку мало.
   -Альтзора. Я ничего у тебя не прошу и ни к чему не призываю. Живи тут.
   На лице принцессы промелькнуло выражение "вот уж спасибо", а я понял, что снова нашел не те слова.
   -Прости. -Я решил отбросить всю эту королевскую шелуху. Ну да, не воспитывался я королем, не воспитывался. И такие, как Альтзора, они ж, наверное, сразу чувствуют, что королевской крови во мне как-то не очень много. И недостаток этот воспитания чувствуют... Ну да, по меркам своего мира у меня обычное советское воспитание. Может, оно и получше тутошнего, королевского. Я знаю не только как правильно держать нож и вилку, но ещё я знаю, что плохо пытать людей и держать рабов. Я ещё много чего знаю. Только здешнее дворянство того не оценит. Для него тут важнее каллиграфическое письмо да правила куртуазного тону...
   -Прости, Альтзора. Чушь говорю. Слушай. Давай ты не будешь считать меня чудищем, ладно? Я же ничего такого тебе не сделал-то плохого. Да и людям... Людям тоже не сделал.
   -А что ты сделал с бедным графом Дюка?
   Мысленно зарубку на память - откуда она знает? В порту высадились только сегодня. Ну да, Вихор говорил, что в городе какие только слухи не ходят. Начиная от того, что я собственной персоной разогнал наемников и рыцарей-бандитов в количестве сотни человек, а потом догнал каждого и посадил всех на кол вдоль улицы. И вот теперь стоят они там, вдоль дороги, с косами... Нет, может, и следовало бы так поступить.
   -Граф Дюка убил моего друга и его семью, Альтзора. А до того он убил многих прочих людей, которые делили со мной хлеб. Убил ни за что, просто так. И я не сделал с ним ничего такого, чего бы он не делал с другими.
   Альтзора молчала.
   -Кто же виноват, что отмерялось ему той же мерой? А может скажешь, что графиню Нака я тоже зря запер?
   Альтзора молчала. Но в глазах её что-то мелькнуло такое... Что-то, похожее на понимание.
   Чую, что процесс переговоров с принцессой будет очень долгий. Ну что же тут поделать, Маша бы сказала, что это такой древний и красивый обычай - мужчина уговаривает девушку.
   -Ваше Величество, я устала с дороги. Разрешите мне удалиться в свои покои. -Сдержанно сказала принцесса.
   Да иди ты куда хочешь.
   -Мне нужно обдумать ваши слова. И почему ко мне не пускают рыцаря Алора?
   Да потому что дрянь он противная. И место ему в нужнике.
   -Да, Ваше Величество. Прошу вашего прощения, но меня ждут дела. -Не менее официально ответил я.
   Альтзора задрала подбородок, кивнула мне высокомерно и вышла.
   В открывшуюся дверь вошел барон Шорк, улыбнулся мне слабо, заглянул в коридор, проверил, чтобы принцесса достаточно удалилась.
   -Рыцаря в замок не пустили, Ваше Величество. Он обиделся, выхватил меч, сломал его и зачем-то три раза об стену головой ударился. Чудной он какой-то. Может, прикажете запереть его пока что в Западной башне?
   -Да кормить его ещё. Просто не пускайте в замок, да и все. Мне он тут не нужен.
   -Да, Ваше Величество.
   Вошли Виктор и Ждан, за ними Волин. Волин жестом отпустил охрану, потом притворил двери, и все уставились на меня.
   Я в ответ поглядел на них.
   Присутствующие переглянулись, потом все уставились на барона Шорка, а тот кашлянул, выбирая слова, и начал.
   -Ваше Величество, возможно ли мне говорить свободно?
   -Да, барон. -Я как-то даже не понял, что сейчас услышу. Наверное, сейчас барон подумал, что рыцаря можно запереть, а кормить-то совсем не обязательно. Но сказал он нечто иное.
   -Прошу прощения, Ваше Величество. Я обязан вам многим, и прежде всего свободой. И не в моих мыслях как-то оскорбить вас. К сожалению, иногда приходится говорить неприятные вещи...
   -Неизвестно, чем они там занимались вдвоем. -Не выдержал Ждан. -Если у королевы все же родится ребенок... Не ваш ребенок, Ваше Величество...
   -То будет очень плохо. -Закончил Виктор.
   -Да, очень плохо. -Добавил Волин.
   И все замолчали, выжидающе уставившись на меня.
   Ну да. Если уж даже моё ближайшее окружение решило давать свои советы... Кстати, как-то быстро в него вошел барон Шорк. Сдружился, надо же. Как-то видел его тренировки с гвардией, Две Стрелы ему показывал, как надо правильно из лука стрелять, тот кивал, примеривал большой лук.
   Но не это главное.
   Главное, что у меня теперь есть королева, с которой непонятно что делать. Совершенно не понятно. Помочь мне как-то она не сможет, помешать же... Помешать же очень способна.
   -Ваши предложения? -Спросил я, чтобы потянуть время.
   -Взять под охрану. -Немедленно отреагировал Виктор.
   -Ну, так разве у ней своей охраны нету?
   Все посмотрели на Волина. Тот кашлянул.
   -Так тут везде, в замке, наши люди. Поставим несколько гвардейцев около её покоев, пусть сопровождают в прогулках...
   -Ваше Величество, при всем моем уважении... -Это барон Шорк. -Вы откладываете решение. Дело все равно придется решать, не сейчас, так потом. Потом мы затратим на это куда как большие ресурсы.
   -Разберусь. -Сказал я. -Кто там ещё на очереди?
   Барон Гонку на очереди, давно уже дожидался, с ним два пажа внесли большую плетеную корзину со свитками.
   Итак, это новый УК. Ох, много-то так, а?
   -Итак, барон, что же тут вы такое наваяли?
   Что он наваял, мне было совершенно без разницы. Основа - это то, что напишет барон Алькон под мою диктовку. Когда все будет написано хорошо, барон автоматически станет графом и ещё вдобавок председателем королевского суда. Государственным обвинителем назначим Брата, он же барон Берр. Будет у нас прокурор. Граф Нидол Лар будет министром МВД... Пока он подчинен Виктору, но это лишь пока...
   Барон нужен только лишь для выражения воли общественности. В газете-то уже вышло предложение всем неравнодушным гражданам поучаствовать в выработке нового кодекса законов, пока что желающих не было ни одного, и барона-то я и то назначил.
   Нет, не активный ещё у меня политически народ, не активный...
   Остановив раздумья, я стал разворачивать свитки. Раз, два, три... Мелким убористым почерком все как один, да ещё и с каллиграфией, чтоб её!
   -Барон, к чему тут каллиграфия? -Спросил, погружаясь в чтение.
   -А как же, Ваше Величество? Каллиграфия показывает серьезность...
   Голову б тебе скрутить серьезно. Я все это сколько читать буду?
   -Барон, что тут назначено за банальную кражу, то есть за воровство-то?
   -Воровство наказывается плетьми сорок раз и передачей господину для дальнейшего наказания...
   -Так, а грабеж?
   -Разве это не одно и то же, Ваше Величество?
   -А за разбой?
   -Посажение на кол всех, кто в том участвовал, и продажей семьи в рабство.
   Барон Шорк даже понял, что что-то тут не так, судя по тому, как он обиженно засопел.
   -Убийство?
   -О, вот тут мы написали много и подробно, Ваше Величество! За убийство дворянина дворянином последний обязан доказать, что дело было на дуэли, для чего предоставить двух свидетелей дворянского звания. Если ж дело происходило в одиночку, то обвиняемый должен поклясться на святых реликвиях из ближайшего и влиятельнейшего храма...
   Я едва не застонал, но выслушивал барона Гонку очень внимательно.
   Старый дурак вместо уголовного кодекса написал свод благих пожеланий. У барона Алькона пока что много лучше получалось. Там-то все четко... И в основном каторжные работы на различные сроки. Воруешь - добро пожаловать на пять лет, ограбил кого, срок вдвое увеличивается, сопротивлялся законной власти - вот тебе ещё пять лет, а за покушение на основы государственности получай пятнадцать, а за покушение на правящий дом вот тебе все двадцать пять. Каторжников мне скоро очень много понадобится.
   -Примерно понятно. -Понятно, что судить вот по этой хрестоматии глупо и опасно. Толковать можно и так, и так, и сяк. А уж идея-то с клятвой на святых мощах... Так это вообще супер. Как говорил в известном анекдоте о джентльменах, которые верят на слово, Василий Иванович, "Тут-то мне карта и поперла". -Барон, оставляйте, подумаем. Как ваша книга о дворянстве, кстати?
   -Хорошо, Ваше Величество! Я почти что закончил...
   -Как закончишь, так сразу и к Шуго, он типографией заведует. Будем издавать, нужно сто экземпляров...
   -Сколько? -Барон едва не потерял дар речи.
   -А что пугает-то? Или думаешь, что мало?
   -Дддд... Достаточно, Ваше Величество...
   -Ну, тогда иди, у меня ещё дела... Сундуки пусть тут оставят! Буду читать... В свободное время.
   -Здравствуй, здравствуй, добрый граф!
   -Ваше Величество... -Граф Лург снова попробовал было растянуться в поклоне, но я его остановил взмахом руки.
   -Да право слово не стоит, что мне заставлять такого большого человека по полу кататься... -Я усмехнулся, и похлопал свитками с признаниями графа Лурга по ладони. -Знаешь, тут мы посетили один особняк... На улице Белой Речки.
   Граф Лург сразу же побледнел.
   -И нашли там много всего интересного. Очень много. Но не нашли главного. -Я положил свитки на столик, а сам улыбнулся так мерзко, как только мог. -Где долговые расписки, скотина жирная?
   Граф побледнел.
   Ну, запирался-то он не долго.
   Все дело в том, что граф Лург оказался крупнейшим откупщиком королевства. Ну да, расписал он там разного, второстепенного. Того-то ограбил на сто золотых, того-то на тысячу, у того-то от наследства кусок откусил... Но самого главного решил не указывать. Снова поиграть, а у меня время уходит...
   -Пойми, чудо. -Втолковывал я ему. -Ну к чему бумаги покойнику? Или мне все же сварить тебя в масле?
   -Ваше Величество, не понимаю о чем вы...
   Ну, понял в конце-то концов. Для того за дверью дожидался своего часа Лумумба, в набедренной повязке, меховом халате со свежими пятнами крови и с набором зловеще выглядевших ножей в кожаной сумке.
   -Это врач из Муравьиного королевства. -Представил я его. -Любит изучать, как люди устроены изнутри.
   После такого граф Лург размяк совершенно.
   -Ну, вот теперь пора поработать. -Объявил я Волину. -Вот по этому адресу... Захватить целым, мне нужны их бумаги.
   -Улица Рыжих Медников? -Призадумался Волин. -Знаю я это место. Тут посольства рядом. Небольшой домик, а кто бы думал...
   Золота из этого домика вынесли не очень много, пятнадцать тыщ золотых по сравнению с целым возом драгоценного металла уже не смотрелось. Но домик сей был куда как важнее.
   Я посетил его лично, инкогнито, конечно, взял с собой только самых верных, да и то ночью. Чтобы даже никто не догадался.
   Твердый и яркий луч света американского фонарика прорезал сухое подземелье, все уставленное шкафами с мелкими квадратными полочками. Почти на каждой полочке Самое главное богатство графа Лурга. Расписки, расписки, расписки. "Я, граф Рул Черноземельный передаю свои права на взимание налогов и получение прибылей с графства Черноземельное подателю сего сроком на три года, при условии выплаты таковым мне или моим наследникам каждое семидневье двух тысяч золотых". Ну, это ещё не очень интересное! Таких свитков штук пять было, и в каждом сумма уменьшалась, уменьшалась, уменьшалась... и последний самый интересный... "Я, граф Рул Черноземельный передаю свои права на взимание налогов, получение прибылей и на все движимое имущество графства Черноземельное подателю сего в обмен на выплату мне в долг единовременно десяти тысяч золотых, покуда я не верну долг". Внизу "Деньги уплачены при свидетелях целиком и полностью, граф Рул Черноземельный". О как.
   -Вот это называется "заклад", нет?
   -Оно самое. -Подтвердил барон Ждан, внимательно все это изучив. -Седдик, тут на половину королевства всех дел!
   Граф Лург был аккуратист, как и его приказчик. По каждому дворянину отдельный мешочек со свитками, и подвязанный разноцветными ленточками. Если ленточка синяя - то впервые пришел, если зеленая - то уже капец, вляпался, выкупили поместье на денежное содержание, причем довольно небольшое... О, кстати! Хорошо бы проверить, надолго ли пережили свою подпись на этих документах дворяне-то? Боюсь, что немногие. Ведь содержать наследников-то никто не обещал, нет ведь?
   Я уже это подозревал, потому у меня тут только самые надежные и собрались. Лишь те, кто был со мной с самого начала.
   -Вот так и держал наш добрый граф все королевство за глотку. -Сказал Брат, оценив масштаб.
   -Не зря он с собой столько охраны таскал... -Покрутил головой барон Алькон.
   -Не зря. -Эхом отозвался я. -С этим надо тщательно разобраться! Ничего отсюда терять нельзя ни в коем случае! Граф Слав? Возьметесь?
   -Ваше Величество, у меня есть трое студентов, верные трону. Они из семей мастеровых, грамоте обучены. Посажу их за это завтра же...
   -Граф, вы в своем уме? -Делано изумился я. -Соображаете, что же тут такое? Это ж откупные на половину королевства! Пройдет хоть малейший слух... И все эти графы Шотецкие начнут набирать войско, чтобы меня на куски порубить! Короче, студентов на фиг. Разбираетесь сами. Лично. Никому ни слова, ни полслова! Все расписки хранить под охраной... Граф Слав, согласуйте с мастером Иштваном и Волином комнаты и охрану. Волин, на охрану ставить только самых преданных! Хотя... Нет. На охрану ставить обычных людей, чтобы никто ничего не заподозрил. Также... Коротыш. Персонально тебе будет особое задание... Поджечь к черту весь этот особняк.
   -К кому?
   -К Темным богам. Чтоб пламя до небес. Всех свидетелей... Кто видел, как вы расписки вывозили?
   -Да никто вроде и не видел... -Переглянулись Волин и Виктор.
   -Эх... -Следы заметать их учить и учить. Мне срочно, ну просто срочно нужна какая-нибудь секретная служба, пока не стало слишком поздно! Виктор один не протянет, даже если бы он и умел делать такие деликатные дела. Нужен кто-то, кто справится. Достаточно хитрый, достаточно умный, достаточно преданный мне. Вернее, не так. Сначала преданность, потом ум и хитрость. Короче, нужен мне Железный Феликс. Чтобы не самому во все это вникать, а отдал приказ и готово...
   -Ваше Величество, позвольте Подснежника с собой взять! -Взмолился Коротыш. -Один не справлюсь... И народу человек десять. Пожжем, никто не догадается, чье дело...
   -Добро. Волин, выдели. Кстати, ещё одна тебе заметка - нужно человек десять, которые как раз займутся заданиями, требующими деликатности. Есть такие?
   -Да найдем... -Подумав, ответил Волин. -Кого брать, дворян?
   -Без разницы. -Я призадумался. Дворяне... Дворяне - это дворяне. Они тут давно друг с другом живут и все уже друг друга знают. У каждого родственники то тут, то там, причем родственники высокопоставленные. Тот же граф Нидол Лар, он аж в Империи далекой родственников имеет. А тут все дворянство провязано этим... Одно дело, если хорошо друг к другу относятся. А если не очень? Только кровной мести мне ещё не хватало с опорой на молодого короля, который ещё ни в чем не разбирается.
   -Бери из тех, кто лучше всего подходит. Эти люди... Скажем так, они будут выполнять очень специфические задания. Нужны люди не честолюбивые, спокойные, меланхоличные даже. И вместе с тем очень преданные, те, у которых родственников нету и которым идти некуда. Примерно понятно?
   -Да, Седдик. -Ответил Волин.
   -Вот и хорошо.
   -Особо всем отмечаю... Чтобы не трепаться лишне!
   Проснулся в своем мире, тяжело потянулся. Все тело затекло, все болело.
   А нечего лежать-то! Сегодня у меня день великолепный, сегодня же я на права сдаю!
   Пружинисто вскочил с кровати, быстро набрал на телефоне "маша я тебя люблю", отправил на знакомый номер, побежал в ванную бриться и умываться, заглянул на кухню, шлепнул по кнопке включения чайника.
   Через десять минут телефон угукнул пришедшим сообщением. "доброе утро любимый"
   Ура! Вот теперь мир становится намного светлей!
   Ну, теперь я точно горы сверну, и в следующий раз к Маше на машине приеду, благо что золота у меня достаточно теперь, вполне достаточно! Куплю девяносто девятую... Нет, десятку лучше куплю, точно куплю!
   Ну сколько же можно золото просто так таскать, надо же и на себя чуть потратить?
   В приемной ГАИ было людно. Народ стоял к окошкам, кто-то о чем-то переговаривался, кто-то делал заговорщический вид, кто-то просто ждал.
   Нашел свою группу, собравшуюся вокруг сутулого мужичка в светлой ветровке с табличкой "ГВУ ВШУ". Угу, мои.
   -Пришел? -Инструктор сноровисто забрал у меня паспорт, проверил данные, кивнул. -Жди, сейчас ещё парочка человек дойдет, да пойдем на площадку.
   Ждать пришлось не очень долго.
   Полноватый майор пересчитал нас, сверил паспорта, и пригласил на улицу.
   Весь процесс много времени не занял, сдали все, кроме худенькой темноволосой девушки на десятисантиметровых шпильках и с неслабой золотой цепочкой на шее. Но, впрочем, она тоже не унывала, к ней уже подошли инструктор по вождению и майор, и о чем-то договаривались, пряча глаза и делая неприступные лица. Думаю, что она тоже окажется в рядах сдавшей. Разве что за чуть большую сумму.
   За заветной карточкой сказали прийти через пару дней.
   Вот и всё.
   -Поздравляю, вы теперь водители. -Сказал нам инструктор. -На дорогах удачи. Если что, обращайтесь...
   Я не стал ждать, телефон у меня его есть, а если что, то и у Костика попросить поводить можно.
  
  

Глава 13

  
   Давайте выпьем же мужчины
   За тех кто служит в фэсэбе
  
   Автора не знаю
  
   С утра я сразу же поехал навестить мастера Виктора, тем более что что-то у него начало получаться. Взял с собой Ждана, барона Шорка и десяток гвардейцев с гранатами. Ехать не очень далеко, а по всему городу сейчас расхаживают патрули пограничников и гвардейцев, если что, окажут помощь.
   Виктор сразу же захотел с нами, я резко отказал.
   -У тебя сегодня забыл что? Верно, забыл. Совещание. Граф Нидол Лар, граф Тоскалонский Лир, Грошев и Волин тебе расскажут, чего они достигли, а вечером я вас всех буду выслушивать и решать. Так что оставайся на месте! Граф, это приказ!
   Скрепя сердце Виктор остался.
   Да что со мной может случиться? В городе патрули, за пазухой пистолет, да и в такую рань бандиты и убийцы ещё спят...
   По утреннему холодку добрались быстро.
   У мастера Виктора на новом месте заладилось. Обнесли забором высотой метра в два, работали только местные. Поставили несколько сараев, караульное помещение, охраняемые склады. На деревянных столбах висели керосинки, на хороших металлических крюках. Места для караульных под навесом.
   Охрана при приближении нашей процессии стала по стойке смирно.
   Мастер Виктор встретил меня на пороге.
   -Доброе утро, Ваше Величество...
   -Доброе, мастер Виктор. Ну, как у вас дела тут?
   -Большой вал мельницы поставили, Ваше Величество, все, как вы указали. Провели веревки, колесо водяное тоже сколотили, вот только дощечки прицепим, и можно устанавливать, запускать. Вал пока вручную крутим. Потом уж пусть вода вертит. Сделали большой очаг, чтобы уголь отжигать. Хорошо бы ещё на лес народу набрать, потому как лесорубов у нас недостаток... Вот, сами глядите!
   Итак, пошли внутрь. Вот это помещение будущей пороховой мельницы. Двухэтажное строение, покатая крыша, одна стена наполовину разобрана. Торчит большой конец вала, который за накинутые ремни поворачивали несколько голых по пояс людей. Остановили работу, заметив процессию, глубоко поклонились.
   Я присмотрелся. Жилистые, здоровенные, заросшие бородами. Чем-то похожие на Две Стрелы. Многие в шрамах, худощавые, ребра можно пересчитать. Смотрят спокойно и даже как-то равнодушно.
   -Кто такие, я раньше не видел?
   -Это крестьяне, Ваше Величество. Которые из бараков на пристани. -Сказал мастер Виктор. -Пока что работают у меня. Вот тот, самый большой, -он указал на мужика чуть больше остальных, вроде бы ничем иным не отличающегося, -кузнец деревенский. Они братья все.
   -Ого, интересно. И вот у тебя согласились поработать? Как в рабство попали, молодцы?
   -Ваше Величество! -Глубоко поклонился мне самый старший. За ним кланяться все стали, по старшинству. Самый младший замешкался, но старший на него строго глянул, и тот тоже поклонился до земли. Говорил он с еле понятным акцентом, и звучало как "В... ше В... личество!", с придыханием. -Кузнецы мы, деревенские, в Закатном герцогстве работали, при Больших Полях. Ночью при дороге заночевали, да сторож уснул наш, не иначе Черный глаза отвел. Проснулись уже в цепях, потом в бараки... Спасли вы нас, Ваше Величество. Если б не вы, гнить бы нам на чужбине... Да не оставят Ваше Величество Светлые боги...
   И кузнецы снова стали кланяться. Как матрешки, один за другим.
   Взмахом руки я прервал этот парад китайских болванчиков. Хватит, мол, давайте, рассказывайте, кто да откуда, как дошли до жизни такой.
   Деревенские кузнецы были слишком большим сокровищем, чтобы одна деревня владела ими единачально. Вернее, в одной деревне для одного кузнеца не было работы. Лошадей подковать? Да чё, их тут табун, что ли, лошадей этих? Косы-вилы и прочее это можно, но не на каждый же день? Да и деревни в Большом поле друг от друга расположены на расстоянии прямой видимости. Вот и получились такие бродячие кузнецы на отшибе, вроде бы и не при замке, хотя Закатный герцог звал, но рядышком, когда надо. Целая семья, секреты из поколения в поколение передавались. Раз в год снимались с намеченных мест и ходили не только по Большому полю, но и подальше собирались, на заработки. Да и другой работой тоже не гнушались. Дом подновить, печку там прочистить - да мало ли работы на деревне для рукастого мужика-то? Да и руду железную покупать лучше в городе, а то перекупщики из Предвечной обдерут до трусов.
   Вот теперь обратно, на дорогу домой зарабатывали. Мастер Виктор договорился на семидневье, кузнецы-то ему не очень нужны были, сам с усам, да и на опыте от последних работ поднялся сильно, теперь кто догонит, но вот крепкие руки деревенских мастеровых пригодились. Даже тот же вал вращать... И гвозди ковать, и подковы, и корпуса для ламп делать. Пару ламп кузнецы... Или все же верно будет называть их "мастеровыми"? Ну да, так вернее, уж наверное... Мастеровые уже приобрели пару ламп и тройку зажигалок в счет будущей работы, сейчас интересовались замком. Нельзя ли разобрать да посмотреть, что же там такое?
   -Отчего нельзя. -Ответил я. -Можно, конечно. Даже такие же можно делать. И лампы, и зажигалки. Только вот самостоятельно их делать я позволить вам не могу. Почему, понимаете?
   Мастеровые молчали.
   -Ну, объясню. Вот почтенные мастер Виктор и барон Ждан. Они когда-то придумали и замки, и лампы, и даже зажигалки... Мастер Виктор, не надо скромничать, без вас и Ждана ничего бы этого не было! Вот так, они когда-то придумали. Потом они собрали других людей, объединили их в торговый дом, наладили дело, расписали каждому свою долю и удерживают цены. А вы, получается, хотите их вещи у них украсть? Нехорошо!
   -Ваше Величество! -На колени повалились все.
   -Вставай, вставай! Ни в чем не обвиняю, просто сказал, как это с нашей-то стороны выглядит. Вступайте в торговый дом, делайте общее дело и получайте прибыль. Иначе... Иначе никак.
   Кузнецы немного задумчиво закивали.
   -Вот потому-то договаривайтесь не со мной, а с бароном... Или уж с мастером Виктором. Это их торговый дом, не мой. Барон будет рад уступить вам за небольшую долю от продукции технологию изготовления... То есть я хотел сказать, что за небольшой процент от будущей продукции мастеровые нашего торгового дома научат вас, как такие вещи делаются и что для этого нужно.
   Мастеровые покосились на мастера Виктора, потом на Ждана.
   -Отработаешь долю лет пять, а потом делай сам, на здоровье. -Конечно, если такой инструмент и такие материалы найдешь. -А то и у нас оставайтесь, слышал я, что барону Ждану да мастеру Виктору люди умелые нужны, что и в мастерстве превзошли, и работы не бояться...
   Мастеровые задумались. Возвращаться в Большие поля, где достаточно заночевать на дороге, чтобы потом оказаться в рабских бараках, им не хотелось, но и в опасном городе оставаться тоже пока ещё не решились.
   Ну, надеюсь, что кооператив наш станет побольше. И обзаведется филиалом. Главное, чтобы филиал не зажимал прибыли для центра. Ну, для этого у меня барон Ждан есть, на нем все дела и все проблемы, не на мне.
   Кивнул ещё раз мастерам, те мне поклонились, и двинулся дальше.
   Вот и огороженный двор для тайных дел. Стража у входа, с ними остался барон Шорк, а я, Ждан и мастер Виктор пошли дальше.
   Двор не очень большой, стены метра два в высоту. В одном углу, под рогожей, что-то громоздится. Мастер Виктор как раз туда направился, сдернул рогожу.
   -Вот, сделали, как сказали...
   Ага, сверлильный станок. Инструмент расположен вертикально, работает сверху-вниз, и потому станок называется "вертикально-сверлильным". Сколько силы и труда на него ушло, не передать. Особенно трудно было соосность обеспечить, и чтобы сверло не болталось в зажиме как не скажу что. Ну, кое-как справились, оборотов сто в минуту дает, зато точно. Поверху повышающая ременная передача, с ручным приводом. Крутить от руки.
   Ну да и ладно. Главное, что теперь я глядел на сверло с гордым фирменным знаком "Санскара", зажатое в деревянные тиски и ещё и примотанное сверху веревкой, чтобы не сорвалось.
   -И как оно получается?
   Получалось относительно неплохо. Зажали непрокованный пруток, заготовку для меча, и просверлили в нем дырку насквозь. Два прутка раскололись, один криво вышел, в нем сверло сломалось, а ещё два получились.
   -Вот так... Интересно. -Я поглядел в получившуюся трубу напросвет. Металл хороший, сталь аж звенит, раковин не видно. Хорошо проковали. Хотя не известно что же будет, когда из такого выстрелить. Калибр получается тридцать миллиметров. Ага... Точно, тридцать миллиметров, вот сверло как раз на тридцать. Надо бы ещё было измерительных приборов пронести с собой обязательно... Тот же штангенциркуль тут незаменим, да и остальные приборы тоже.
   -Мастер Виктор, пробовали уже сделать так, как я показывал?
   -То есть, насадить на приклад, как рохнийский лук?
   -Да.
   Мне показали второй получившийся пруток. Веревкой его накрепко привязали к прикладу, получился этакий самопал на березовом обрезке. Такой Данила Багров в фильме "Брат" строгал.
   Так, а затвор? Я же говорил... О, и затвор есть. Большая свинцовая пробка с дыркой для фитиля. Вот это уже порох разложили. Самое время попробовать в деле первый появившийся в этом мире мушкет.
   -Пошли пробовать. Ждан! Иди к барону, пусть охрана встанет вокруг двора, сюда никого не пускать.
   -Да, Ваше Величество.
   Охрана встала, мы вышли на отдельный огороженный двор. Я тщательно затолкал заряд, перевернул мушкет, чтобы засыпать порох, и свинцовая пуля выскользнула из ствола и прокатилась по утоптанной земле.
   -Вот те раз.
   Вторая попытка. Замять пулю, просто руками, свинец мягкий, но оставляет на пальцах черные следы. Вбить получившийся блинчик в ствол деревянным прутиком. После на неё насыпать порох, зажать свинцовым затвором с другой стороны... Ага, а как же он держаться будет? Согнули стальную полосу вокруг приклада, прижали свинец поплотнее. Потом вместе с мастером Виктором установили эту конструкцию в деревянных козлах, примотали кожаными ремнями, затянули покрепче, я щелкнул зажигалкой около фитиля и отбежал подальше.
   -Бах! -Коротко и веско сказал мушкет.
   Облако дыма лениво поднялось вверх, козлы подпрыгнули вместе с оружием и завалились набок. Затвор полетел в одну сторону, пуля в другу. Мишень, соломенное чучело с плохой имперской кольчуге, покачнулась, но устояла.
   Первое испытание частично завершилось успехом. Подошел ближе, взял у Ждана кинжал и выковырял пулю, застрявшую в соломе. Покатал на ладони тяжеленький и горячий свинцовый конус.
   -Так... Что у нас тут получилось-то? -Фигня получилось-то. Летела недалеко, и только и калибр помог. И ещё, затвор-то вылетел с не меньшей силой, хорошо, что за ленту зацепился, а то...
   Так, теперь осмотр. Затвор такой получился потому, что слишком легкий и слишком непрочно крепился. Его заменить на фиг на стальную затычку... Что, уже сделали? Вот это да. Так, теперь ещё пулю мне и порох. И козлы не развалились? Так несите ещё веревки...
   -Кстати, мастер Виктор... -Я заталкивал пулю в ствол. -Хорошо бы найти бумаги и заранее отмерять дозы пороха в бумажных мешочках... -Теперь пороху туда, за пулей, и затвором зажать... -Я упер конец ствола в козлы, прижал полосой стали свинцовый "затвор", покрутил конструкцию в руках, старясь, чтобы ствол не смотрел на людей. Мастер Виктор и Ждан наблюдали за мной с любопытством.
   -Счас вс...
   А потом мне показалось, что я оглох.
   Бахнуло, с оглушительным треском, лицу стало тепло, я рефлекторно откинулся назад, тряся голой и жмуря глаза. Руки онемели, в горле появился отвратительный вкус, а вокруг меня клубилось облако черного вонючего дыма. Воспламенился и с громким "помц" сгорел порох в кожаном бочонке, из которого я насыпал, мало его там было, к счастью...
   Меня отбросило, больше оглушенного, чем пострадавшего, сильные руки рванули, потащили из облака дыма, я прочихался и увидел лица барона Шорка и Ждана. На заднем плане маячили двое гвардейцев, оглядывавшихся по сторонам с обалделым видом.
   Я ещё раз потряс головой, в уши как ваты напихали, в глазах же постепенно успокоилось. Поглядел на руки, все в черных точках, кусочки металла и недогоревшего пороха.
   -Ваше Величество! Ваше Величество! Доктора! Где там мастер Клоту?
   -Не надо доктора. -Звуки доносились словно сквозь вату. -Не надо доктора. На фиг. Я в порядке. Мастер Виктор?
   -Да, Ваше Величество...
   -В чем дело? Вы хорошо обработали ствол внутри?
   Дело-то в волшебных пузырьках оказалось. Были, были раковины в этих прутках. Да, работали инструментами "Санскара". Прошлись несколько раз, сначала сверлом, потом разверткой, выглаживая заусенцы и полируя поверхность. Только металл-то делали тут, недостаточно хорошо проковали, а может инструменты некоторых местах все же рвали металл, скорости им не хватало для хорошей работы. И получились вот такие мелкие раковинки, в которых таки застревали несгоревшие и тлеющие частички пороха... Адью. Дешево ещё отделался. Могло куда как хуже получится, если б я поближе держал.
   Барон Шорк с любопытством огляделся. Посмотрел на чучело, на самопал развороченный, но ничего не сказал, хотя ему и хотелось.
   А у меня другие заботы.
   При более тщательном изучении выяснилось, что обработка тоже страдает. Если смотреть не приглядываясь, то все нормально, а если приглядеться, то поверхность пошла вот такой неровной спиралью, след от инструмента стал виден, когда по стволу прошла пуля, как бы замазала свинцом все эти неровности.
   Как его ещё в первый-то раз не разорвало!
   Получается, что ещё из своего мира я стволы должен таскать? Если б мог, давно б сюда АК-74 притащил, да где ж его взять-то и не спалиться перед ментами?
   Значит, надо обходится чем умеем.
   -Мастер Виктор. Теперь делаем все очень осторожно и аккуратно. Приклад и ствол должны смотреть в одну сторону как можно более точно. Свинцовый затвор замените на стальной, пригнать как можно точнее, чтобы не отлетал. Порох... Давайте-ка так сделаем, заранее свертывайте из бумаги трубки с порохом, в один конец вставляйте патрон, в другой конец фитиль. Отверстие для фитиля лучше бы сделать сбоку, а не по центру. Вот так, чтобы задвинул затвор, прижал фитиль, и поджигаешь...
   А что с пушками?
   А с пушками очень плохо оказалось.
   Ну не было тут таких больших стальных чушек, как мне надобно. Не делал такие никто! Ну кому они нужны-то? Что такое из них ковать? Вот и получались грубые металлические прутки длиной полтора метра где-то, и толщиной с мою руку.
   Что же делать? Расплющить металл в лист, а потом несколько раз завернуть вокруг стального прутка, постоянно проковывая, далее вытащить пруток и рассверлить ствол? Кажется, это единственный путь, пока не получится купить где-то большие металлические чушки.
   -Мастер Виктор, что же скажете?
   -Ваше Величество... Может, склепать из полос металлических, как бочку? Или, вот... Можно так сделать. Возьму я большой-большой пруток, стану разогревать и оборачивать вокруг него стальные полосы. Много-много так наверну, потом склепаем обручами, пруток выбьем, а внутри ещё раз просверлим... -Лицо мастера загорелось новой идеей.
   Кстати, заметил я, что борода-то у него в некоторых местах как подпаленная.
   -Обжигаюсь, Ваше Величество. -Смущенно прогудел мастер, заметив мой взгляд. -Вроде бы и привык вот уже, да все стоит чуть зазеваться, а он уже вспыхнул, вот как сейчас.
   -Понятное дело. Мастер, поосторожнее!
   -Постараюсь, Ваше Величество!
   -Ну вот и славно. Что с деньгами, хватает ли? Может, надо чего? Говори, не стесняйся!
   -Да не нужно, Ваше Величество, есть все! -Засмущался мастер. -Работников вот набрали, видели уже. Ещё наберем тех, кто землю роет. Ямы, правда, воняют очень сильно... Крестьяне жалуются, что глаза режут.
   -Пошли, поглядим.
   Это он про селитряные ямы говорил. Ну да, воняют. Я даже подходить к ним близко не решился. Но и выход-то от них тоже есть, и неплохой! Кило три-четыре будет, как раз на моих глазах два работника с замотанными тряпками лицами сложили в корзину и отнесли в сарайчик рядом. Всего ям штук семь, рядом ещё две роют.
   -Скоро у нас каторжников будет до и больше. Закройте все это забором, и пусть они тут работают.
   -Да, Ваше Величество.
   -Кстати, мастер Виктор! -Вспомнил я. -У вас уже готов список работ, где ещё можно использовать заключенных?
   Ждан и мастер Виктор переглянулись, и пригласили меня к себе в офис.
   Красивая такая комната, на втором этаже недавно отстроенного дома. Деревянные стены ещё смолой пахнут, окно широкое, пол чистый, на стене, на длинном крюке висит керосинка. И ведро большое с песком в углу.
   -Это после того, как вы в замке расставили. -Сказал мастер Виктор. -С огнем таки работаем, разное быть может...
   -Одобряю. Так что там насчет списка-то?
   Ну да, список работ уже готов. Те же селитряные ямы, лес рубить, уголь жечь, дома тоже строить надо, потому что некоторые крестьяне уже согласились остаться...
   -Вот дома - это хорошо. -Я вспомнил, что квартиру-то мои отец и мать получили как раз от своего завода за пятнадцать лет бессменной работы. -Вот дома для тех, кто тут работает - это очень хорошо! Пока человек работает тут, пусть для него и для его семьи будет дом. Для мужчины, я имею в виду. Если ж работают оба... Ну так пусть будет дом побольше. Закончил работать - пошел из дому. Что скажете, соратники?
   -Хорошая идея, Седдик! -Воскликнул Ждан. -Да так столько народу набрать можно... Что даже и не знаю!
   -Ладно-ладно, потом поглядим... -Я призадумался. Так, ещё хорошие идеи? -А как берут у нас лампы да зажигалки?
   -Зажигалки очень хорошо берут. Уже все снова разобрали, купцы имперские покупают как оглашенные. Лампы берут тоже хорошо, ещё покупают замки, вот навесные... Это лучше всего расходится. Любую дверь запереть можно. Мураш, который вам меч дарил, скупил на все деньги сразу. Покупают и кровь земли для ламп. Каждый капитан судна к нам уже зашел, одну-две лампы купил. Купец один из Империи купил штук тридцать сразу, и две бочки крови земли для них. А больше и не берут что-то, опасаются.
   -Зато рабов просят... -Хмуро сказал мастер Виктор. -Хорошо, что Рынок вы проредили, Ваше Величество. Но дворяне все равно рабов привезут.
   -Да уж понятно. -Сказал я на это. -Тут власти моей нет, они в своем праве. Или откупщики сдавать рабов побегут.
   -Работорговцы взвинтили цены втрое. -Это Ждан.
   -Значит, они готовы платить. А откупщики, они что?
   -Ну... -Вот это уже Ждан. -Не знаю... Что там с откупными-то? Вроде бы пока что медлят...
   -Выжидают настоящей цены. -Сказал мастер Виктор. -Как только договорятся, то сразу будут всех продавать. Ваше Величество, ну неужели ничего нельзя с этим сделать?
   А что сделать-то? Практически ничего нельзя тут сделать. Они в своем праве. Если я начну вот прямо сейчас отпускать на волю крепостных... Так меня просто не поймут дворяне. Крепостные-то исконно их, что хочешь, то и воротишь. А я без подданных остаюсь - так то дворян-то как-то не волнует, их дело денежки на балах прогуливать.
   -Пока что я не вижу, что тут можно сделать. На меня ополчатся все дворяне этого королевства, а потом ещё и соседних. Крестьяне - их собственность. Можно только ловить и наказывать тех, кто продает свободных.
   Пауза.
   Помолчали, не зная что говорить.
   -Ладно, Ждан. Рассказывай, что у нас по нашему торговому дому...
   Дела шли хорошо. Поначалу рынок был вроде бы насыщен, образовался излишек товаров на складе. Но как только прибыли корабли, то сразу стали раскупать. Сначала зажигалки, потом лампы. Самым большим спросом замки пользовались, в том числе и навесные. У мастера Виктора уже заказы штук на пятьдесят. Также были заказы на лампы, особенно от капитанов кораблей.
   -В чем же дело? -Удивился я. -На кой они на корабле-то нужны?
   -Лампы-то? -Ждан поглядел на меня. -Как же? На корабле-то как раз это и надо, с факелами там ходить опасно, и со свечами.
   -Ого... Понятно... А лампы побольше они не хотят?
   -Да пока не спрашивали. Эти расхватали сразу, штуки по три на корабль. Кровь земли у нас кончилась опять, вот подумаем уже нанять лодку, чтобы постоянно возили. И бочки закупили большие. Чтобы сразу с лодки на телегу и сюда.
   Ага, танкер хотят сделать. Ну да ладно, пускай.
   -А что у нас с главным? С порохом? Много ли? Как гранаты?
   Пороха много. Гранат тоже много, вот уже к полутысяче штук подошли.
   -Кстати... -Я сделал паузу. -Что там у нас? Никто ещё купить не хочет?
   Оказалось, что не хочет. Конюх-шпион продолжал шпионить, рецепт пороха у него был стабильный - пыль угольная, пыль земная, говно лошадиное и много-много-много молитв самым разным богам по определенным дням.
   -Настало время, кажется, выйти ему погулять да пропасть... -Призадумался я. -Заодно и узнаем, на кого же он работает. А потом, если хорошо пойдет, будет стучать то, что мы ему скажем. Ладно, это дело нескорое. Ждан, Виктор. Слушайте меня. То, что мы будем делать дальше, уже должно быть совершенно секретно. Одно дело гранаты. Совсем другое дело ружья и пушки.
   Заметил их недоумевающие лица, пояснил.
   -Ружье - это маленькое. То, что бросается металлом. Пушки - это большое ружье. Туда можно положить много металла, и бросить его очень быстро на большое расстояние с большой силой. Если закладывать один кусок металла, то он будет рушить стены замков и корабли. А если заложить много маленьких кусочков, то они ранят и убьют сразу много народу. Если кто-то узнает до срока, что у нас есть такое оружие, то последствия... Могут быть разными. Говорю только вам двоим. Чтобы больше никто не знал, даже не думал. Делайте арбалеты, сейфы с замками, лампы большие для кораблей, чтобы они друг друга в тумане видели, да хоть горшки цветочные, все равно, что придумаете. Но никто и догадаться не должен, как и для чего это.
   -Много металла... Сразу... -Задумчиво сказал Ждан. -В кочевников? Я думал, Седдик... Гранаты против кочевников не очень помогут, они атакуют быстро. А вот если так, много металла, как имперский стреломет... То тогда должно сработать. Но насколько быстро можно бросать металл?
   -Так быстро, как будут работать обслуга пушек. Можно раз в минуту. Можно... Много чего можно. Но все это будет очень плохо, если кто-то узнает. Мастер Виктор, с этого дня половину вашего времени вы будете делать станки и оборудование. Приоритет на сверлильные и токарные...
   На меня снова уставились непонимающее.
   Нда. Теперь надо ещё новые слова придумывать, таких тут нету.
   -Значит, так. Мастер Виктор. Задача такая - сделать такой станок... Понятно, что такое станок, да?
   -Да, Ваше Величество.
   -Так вот. Сделайте такой, чтобы можно было сверлить много-много стволов. И чтобы можно было сверлить большой ствол. Я дам картинки, что подумаю, но последнее слово все равно за вами. Где тут бумага и стило?
   Попутно вспоминая лекции и семинары в институте, я рисовал, рисовал, рисовал. Вот это станок сверлильный. Вот это станок токарный. Резцы есть хорошие, металл... А металл? Покупаем? Ещё много есть? Вот и хорошо. Итак, что же нам надо? Нам надо хороший сверлильный станок. Вертикально-сверлильный. Это самое первое, что нам надо, чтобы получались хорошие стволы. Также нужен токарный и фрезерный станки, чтобы можно было на полную работать с металлом. Нужен станок шлифовальный, который позволит шлифовать стволы внутри, чтобы не оставались раковины и заусенцы. Нужно самим делать инструменты... Потому что если вспомнить мои опыты с переносом сюда инструментов и пистолета, то после одного такого переноса я и загнутся могу.
   Чувствую, ну просто чую я где-то внутри, что лучше такими вещами не злоупотреблять. Не могу объяснить, даже самому себе, почему именно, но просто чувствую. Просто опасно это.
   Мастер Виктор следил за мной, и глаза его становились все больше и больше.
   -Ваше Величество, откуда все это?
   -А вот это, почтенный, знать тебе рано ещё. -Отрезал я. -Есть у нашего королевства свои секреты.
   Просидели до обеда. Потом снова в "Ильичко". Ждан со мной, в дороге прихватили Коротыша и Подснежника.
   Толстяк-хозяин угодливо расплылся в улыбке. Народу никого нету, вообще пусто. То ли знал, что я сюда еду, то ли не заходит сюда никто. Ну конечно, тут же не "Овцебык этот, где девки сиськами трясут.
   Расселись за столом, барон Шорк попытался было отказаться, но я тяжело посмотрел на него.
   -Давай, начальник охраны. У тебя народ не кормленый день уже. Сам садись, и людей пусть покормят... Хозяин, ау? Слышал? Все потом включишь в общий счет.
   Толстяк угодливо закивал, а бывшие вольные стрелки оглядывались, на потолок смотрели, на стены.
   Подавальщица, та самая, что ещё и в первый раз пыталась меня предостеречь от общения с сержантом, принесла и расставила большие глиняные тарелки с кусками мяса и такими же кусками овощей перед каждым, метнулась и принесла настойки. Из кухонного окна мелькнули любопытные лица поварят.
   Я достал нож, вилку, отхлебнул настойки. Ну, поесть-то тоже надо.
   -Рассказывайте, двое.
   Подснежник поковырял острым ножом кушанье, делая вид, что его тут нет. Коротыш вздохнул, подтолкнул того локтем.
   -Рассказывай давай, как прошло.
   -Ваше Величество... -Смущенно поглядел на меня Подснежник.
   -Давай, рассказывай. -Повелел я царственно, впиваясь зубами в кусок хорошо прожаренного мяса.
   -Пожгли мы дом тот.
   Ну и хорошо, а то я уж и подумал, что провалилось у них. Спросил деловито.
   -Вас не видел никто?
   -Нет, Ваше Величество. -Размеренно ответил Подснежник. -Мы же не сами. Пошел я в порт, выпил там вина с матросами, проговорился, что слуга я графа Лурга, хочу место на корабле купить. Мне-то что, я много выпить могу... Потом рассказал, что у графа сокровища остались в подполе, типа король не все вывез. За бумаги-то иногда золотом втрое по весу платить могут. -Подснежник ещё раз поковырял ножом в тарелке. -Они меня к капитану доставили, я ему все рассказал, как да что. Ну, ночью и полезли все вместе, меня с собой тоже не забыли. Пока матросы с кухни посуду золотую в мешки пихали да до повозки таскали, я дрова подпалил. Их Коротыш вчера ещё кровью земли полил. Горело знатно, сегодня мы утром мимо проезжали, до сих пор ещё дымится. А моряки вчера отплыли... Я попросил знакомого из стражи поинтересоваться. На вас сослался, Ваше Величество. Дескать, не видели ли? Ну, так те и отплыли сразу же. Если искать будут, так это точно до следующего года, а то и больше, Ваше Величество... Вы ж сами сказали, что никто ничего знать не должен... А насчет золота так не волнуйтесь, я с возницей договорился... Сундук им с железными чушками привезли на корабль, а не с золотом.
   Я сложил цепочку. Ого, а парень-то не простой. Интересно, кто же это придумал-то? Он сам или все же Коротыш?
   -А кто придумал все это? Ты или Коротыш?
   -Мы вместе, Ваше Величество...
   -Седдик. -Автоматически поправил его я.
   -Врет он. -Это Коротыш. -Сам все придумал, я даже диву дался. Мне б так и в голову не пришло! Подснежник, одно слово.
   Я внимательно поглядел на Подснежника. А тот краской залился, как маковый цвет, в тарелке ковыряется, словно его там что-то ну так очень заинтересовало. Ну и ну, стесняется.
   -Да какой ты Подснежник? -Медленно произнес я. -Ты, друг, самый настоящий Феликс. Причем Феликс не простой, а Железный.
   -Какой Феликс? -Не понял Подснежник.
   -Какой-какой... Железный, какой же ещё. Других не бывает. Это ж надо, так хитро все провернуть! Железо вместо золота, хм. Кстати, ту телегу ко дворцу подгони, я погляжу, что там да как. Не, не сейчас куда побрел? Ешь давай, я пока ещё послушаю. Коротыш, что там с крестьянами нашими?
   -Разместили всех, Ваше Величество. Вычистили бывшие рабские бараки, туда же и отправили. Кто захотел домой пойти, так тем дали на дорогу по серебряной монете, торбе зерна из хранилища графа Лурга и побыстрее отправили. Ещё многие тут сидят. Там ведь вот какое дело вышло...
   -Да?
   -Треть примерно - это крепостные, настоящие. Их откупщики запродали. А остальные - и в самом деле свободные.
   -Ну нормально. -Я пока что проблемы не видел.
   -Так крепостных-то надо их хозяевам вернуть?
   -Перебьются... То есть я хотел сказать - кому это вернуть? Откупщикам, что ли? Вообще, надо с этим делом разобраться, тебе не кажется? Сделаем так. Всех крестьян, которые сейчас крепостные... Пусть пока что у тебя сидят.
   -А если спросят про них, что говорить?
   -Как что говорить? Ничего не говорить. Посылай просто куда подальше, если спрашивать будут. Пока никого никому не отдавать, ссылайся на то, что не знаешь и не понимаешь ничего. Если какие проблемы будут - так ко мне посылай сразу, я дело возьму на рассмотрение, подумать время будет точно.
   Конечно, по уму-то... По уму-то отдать следовало. Я ещё пока не представлял, что у меня тут за аристократия, чего делает, чего хочет и чего может. Как бы не вышло так, что проснусь я однажды, а меня уже свергать пришли, тыщ этак пять конных рыцарей.
   Но по совести, не мог я людей в рабство продавать. Просто нехорошо это, да и всё.
   И какое же решение будет?
   Да простое, конечно же. Понадеемся на русский "авось". Если спросят, то потяну время, а если не спросят, так и не надо.
   Утром я проснулся, привычно уже спрятал золотую посуду от графа Лурга в сейф и поплелся в ванную. Побрился, причесался, умылся. Втянул ноги в джинсы, накинул футболку, проверил почту в Интернете. Помимо обычного спама от всяких-разных, в почтовом ящике оказалось письмо от "Санскара", с новинками. А это ещё откуда? Ах, ну да, я же сам Марио давал свою электронную почту, а то мало ли что.
   Вот бы ещё найти небольшой такой станочек, сверлильный, чтобы можно было хорошие стволы сверлить... Да нет, это фантастика. Тогда уж проще в тот мир пулемет перетащить, чем такой станок.
   На кухне закипел чайник, мимо мамы протиснулся к полкам с посудой, взял свою чашку, забросил пакетик, залил кипятком, унес в свою комнату.
   Короче, день как день. Не считая того, что сегодня у меня дело важное.
   Тренировка с Молчаном и Чеботаревым, я уже давно туда не хожу, все больным прикрываюсь. И прийти на тренировку - очень хороший повод расспросить, куда же так неосторожно попала Мишкина любовь.
   Молчан ничего толком мне не сказал.
   -А хрен его знает. -С прямотой высказался Игорь. -Говорят, что клуб у них такой, по интересам. А на самом деле секта это и есть.
   -Что за секта? -Заинтересовался Чеботарев. Гюго, он тоже с нами был, подошел поближе, вопросительно на нас поглядел.
   -Вот есть тут одна... Помнишь, жирный такой боров со слета? Серьезный такой мужчина...
   -Помню. -Сказал Чеботарев. -Помню его, конечно же. Хорс?
   -Какой он Хорс! -Махнул рукой Молчан. -Петренко его фамилия. Так к нему как-то раз обратились, он откликнулся. Собрал вокруг себя людей, "Аум Сенрикё" устроил небольшое. Вот уже лет с десять. Говорят, что какой-то бывший комсомольский работник по партийной линии, сначала в религию ударился, был попом пару лет, да не приняли его что-то там, вот решил сам себе паству набирать.
   -И много у него народу?
   -Да не знаю. От нас его отказали давно уже, достал своей славянской благодатью всех и каждого. Да и девушки жаловались, вроде как приставал к ним. Короче, отказали ему, разругались даже. Дрались вроде бы, но не знаю, врать не буду.
   -Слушай... -Я присел на краешек мата, на колени положил тренировочный меч, чтобы что-то в руках крутить. -Тут дело такое... Помнишь Мишку? Который со мной приезжал?
   -Который, здоровый или худой?
   -Худой.
   -Да помню. Он ещё там на девушку одну запал... Анастасия, да?
   -Ну да. Теперь вот хочет её из секты этой вытащить. Меня попросил узнать, что у них да как.
   -А это тот, который тогда к нам в отделение попал? Студент такой, худой? Да? -Внезапно спросил Гюго.
   -Ага, он самый... Ну так вот, о чем я? Анастасия его, похоже, крепко встряла. И Мишку с собой зовет, а тот не хочет связываться, а хочет, чтобы девушка туда больше не ходила. Вот и спрашиваю, что за секта да как оттуда девчонку вытянуть.
   -Родители. -Сказал Чеботарев. -Сначала спроси у родителей, может, не так все и страшно. А если страшно, то и самим им это надоело. Может, родители что-то подскажут. Сам-то твой Мишка что говорит, что хочет?
   -Да...
   -А вообще. -Вдруг Чеботарев стал жестким очень. -Если человек не хочет из секты выходить, так его и не вытащишь, только сам пропадешь.
   -Это понятно... В выходные Мишка будет свою даму уговаривать дурью не маяться.
   -Слушай, а фамилия-то его как? -Внезапно спросил Гюго. -Петренко, да? А возраст? А имя есть?
   -Не знаю...
   -Давай, пробью его через наших, мало ли что. Вдруг за ним что числится. Здоров же будет выглядеть глава общины, если на нем пару дел висит и три ходки в зону по 121-ой статье...
  
   * - статья 121 УК РСФСР от 1960 года устанавливала уголовную ответственность за мужеложство.
  
   -О, тоже хорошая идея...
   Ну вот, кое-что начинает налаживаться.
   Под вечер прогулялся по городу, зашел по одному адресу.
   Небольшая такая конторка, вроде бы ничего особенного и нету. Промзона и есть промзона. Когда-то был большой завод, вывеска посеревшая и покосившаяся гласила, что это ни что иное как "Московский завод изделий драгоценных металлов"*, да вот только проходная заколочена досками крест-накрест, и окна изнутри пыльные-пыльные.
  
   * - любое совпадение случайно.
  
   Обошел здание, ткнулся в не очень приметную дверку, и попал в небольшой офис. Парочка охранников при входе глянули на меня недружелюбно. За их спинами появился старший смены, серьезный дядька с грустными глазами.
   -Вы к кому, молодой человек? -Спросил.
   Надо же, вежливый какой.
   -А к Матвиенко... Александру Степановичу. Или Ринат Борисович... -Вспомнил я визитку, которую получил от Петра Сергеевича. Золотом занимаются, да...
   Вышел седой, но крепкий ещё дедок, лет шестидесяти с виду, с совершенно простым рязанским лицом, украшенным небольшой бородкой, в сером халате и тонких перчатках, на лбу поверх округлой белой шапочки очки с сильной лупой.
   -Войдем...
   Внутри это оказалось целое производство. Что они там делали, я спрашивать не стал, видел, что станки форму под золото вырезают... А уж куда дальше-то, так мне не очень известно.
   Дошли до кабинета, похожего скорее не на кабинет ювелира, а на каморку ведущего конструктора. Всюду чертежи, линейка вот валяется, кульман даже стоит, в углу, весь в пыли, на простом школьном столе довольно современный компьютер, подключенный к сети.
   -Матвиенко, Александр Степанович. -Представился дедок. -Вас кто рекомендовал?
   -Петр Сергеевич. -Я протянул ему визитку.
   Александр Степанович визитку взял, перевернул, поглядел, отдал мне. Жестом пригласил присаживаться.
   -Что есть? Показывай.
   С золотом он возился почти столько же, сколько и Вячеслав Брониславович. Капнул, изучил, подумал, назвал цену.
   -Согласен. Но у меня много есть.
   -Не страшно. -Спокойной ответил Матвиенко. -Нам много и надо.
   Расплатился, сунул мне визитку с просьбой приходить ещё. Я покивал, спрятал визитку в нагрудный карман и был таков.
   На пути до метро автоматически уже поглядел себе несколько раз за спину, но пока вроде бы хвоста не заметил. На всякий случай вышел в центре, пропетлял дворами, купил "Крошку-Картошку" в палатке около станции метро, и пристроился за столиком. Народу вокруг не очень много, все домой торопятся. Основная толпа уже протиснулась в переход, и теперь метро неторопливо возвращает припозднившихся пассажиров. Кто-то останавливался, покупал пиво и картошку. Парочка парней на пару лет меня старше пристроились за соседним столиком, вполголоса обсуждая какую-то Людку, которая нос задрала.
   Усердно поглощая здоровенную картофелину с "мясным" салатом и сыром, и запивая из мелкой жестяной банки колой, я неторопливо катил в голове мысли. Домой пока что идти не хотелось.
   Теперь у меня две точки, а Брониславович пусть идет на фиг. Если не захотел честно работать, так его проблемы, пускай теперь лапу сосет, а не по дешевке драгмет покупает. И теперь у меня достаточно денег... Ну, практически для всего, чего только можно.
   Ну да, надо как-то форсировать прогресс технический в том мире. А вот как это сделать-то? Все упирается в то, что я не могу таскать туда большие предметы и часто. Вот был бы хороший вариант пронести туда автомат Калашникова... Или даже РПК. Два пулемета надежно решат проблему кочевников и слишком умных аристократов. А ещё можно туда перенести гранаты, можно даже АГС, я в "Служу России" видел, Автоматический Станковый Гранатомет "Пламя". Хорошая вещь! По замку самое то пострелять, стены целы, а внутри все в крупу.
   Да вот как это сделать?
   Пистолет - это вообще счастье большое, это мне просто очень повезло, что вот так все сложилось. Да, да, конечно, я знаю, что купить автомат просто. Да, да, новый фасон формы прапора - это с одним погоном, чтобы второй не мешал мешки за ворота части таскать. Но автомат...
   Стоит подойти незнакомому человеку и попросить, пусть даже за хорошие деньги, оружие и боеприпасы, как мне улыбнутся как родному, отойдут на минуточку, а вернутся уже в сопровождении особиста* или сразу милиции. И объясняй потом в отделении, что не для себя это, не для себя а для государственной необходимости.
  
   * - сотрудник военной контрразведки.
  
   Выйти на людей? А как это сделать-то? Через Валерий Алексеевича? А он не спросит ли меня, зачем мне столько оружия? В таких случаях обычно спрашивают...
   Но где-то же оружие берут? Как же его легализуют-то? Вот, по телевизору мафии сколько... Только и видно, что изъяли образцы боевого оружия, автоматы Калашникова вообще как огурцы на грядках, отнимать не успевают, а они уже новые созрели.
   И тут я себе едва по голове не ударил, хорошо, вспомнил, что у меня вилка в руке.
   Ну и дурак же я!
   Легальное, легальное оружие! Охотничье! Не охранное, а охотничье ружье с дробью... Купить штук пять, патронов для них можно покупать без проблем, как и запасные части! Да и само это оружие уж всяко лучше самострелов будет... Дробью угостишь, как Арнольд Шварценеггер в "Терминаторе-2", так мало никому не покажется.
   Что у нас там из охотничьего есть-то? Слышал я, что Тульский вроде бы как делает хорошие относительно помповые ружья, подсмотрели конструкцию не то у Ремингтона, не то у итальянцев... Кстати, а вот интересно - можно ли купить иностранное оружие? Тот же помповик SPAS мне в своё время очень понравился, лихо им Железный Арни врагов мочил. Красивый такой, ухватистый.
   А потом, как стаж выйдет, можно, наверное, и нарезное оружие прикупить. Не знаю уж что именно, но... Но надо пробовать.
   Теперь остается только пробовать.
  
  

Глава 14

  
   Ну как дела?
   Простой вопрос...
   Но вот ответ не так уж прост
  
   "Мне снился сон"
   Музыка М. Дунаевского
   Слова Л. Дербенева
  
   Проснувшись, я снова чуть не раскидал листы по полу. Чертежей со мной перенеслось немало в этот раз.
   Собрал быстро в кучу, вложил в сейф, запер. Не до них пока что. На этот раз у меня важнее дела были. Куда как важнее.
   Дезинфекция.
   Ну да, она самая.
   Сначала я не долго думал и просто приволок полтора литра медицинского спирта. Вот он хорошо работал, ни у кого из раненых лихорадки не было. Заражения крови тоже не было, чистые белые повязки и все такое... Люди выздоравливали.
   Но спирт кончался. Нет, тут его не пили, у непривычных к "беленькой" местных жителей один запах вызывал рвотный рефлекс. Тут в ходу были напитки попроще, вроде крепленого вина и кислого пива. Но даже на всех раненых не хватало, к тому же стремительно возникло новое научное течение, чем больше спиртом раненого польешь, тем лучше тому будет. К тому времени когда я вмешался, осталось всего полтора литра, приказал расходовать осторожно.
   Нашел и посерьезнее, хлорамин. Порошок такой сероватый. Готовить активированные и неактивированные растворы, табличка даже есть на боку пластиковой банки, сколько грамм сыпать в литр воды и даже показано как размешивать. Закупил несколько пар резиновых перчаток, боялся дико, что не перенесется...
   Вуаля, две банки из трех прошли, вместе с мерительным пластиковым кувшином из хозяйственного. Третья так и не перенеслась, упорно что-то не хотела, но даже двух с лихвой хватило. Протирали всю нашу больницу-госпиталь, белье стирали, даже я в своей комнате заставил слуг протирать всё. Банки ушли влёт, вот бы ещё мешок сюда, но там под полста кило, наверное... Не потяну пока что.
   Вот бы хорошо у нас, тут, наладить производство!
   Или воду им обеззараживать - можно ли, или всё же нельзя? Пока что справляются. Воду через песок и уголь перегоняют, даже стоковые фильтры есть. Ну, это я их так называю, это когда несколько емкостей одна над другой. Заливают воду в верхнюю, так, чтобы переливалась вода через верх в нижнюю емкость, из той переливается ещё ниже, ещё ниже, ещё ниже. Пять таких кувшинов ставили, один в другом. Перелив из пятого уже можно было пить.
   И через уголь тоже умели фильтровать, только брали для этого определенные деревья,* не каждое годилось. Гильдия Водоносов уже знала, что угольный фильтр держать больше определенного времени нельзя, ибо он засоряется.
  
   * - воду пропускают через древесный уголь. Дерево хвойных пород для этого не годится, вода приобретет специфический вкус и запах. По мере загрязнения угольный фильтр начинает не очищать, а загрязнять воду, его необходимо менять
  
   Дело в том, что угольный фильтр сам по себе коварен. Фильтровать-то он фильтрует, но частички отфильтрованного забиваются в поры угля, и когда таких частичек много, то уголь начинает отдавать их в воду обратно. Получается не процесс очищения, а обратный. Так вот водоносы, которые воду таскали, все про то знали и умели. Часть угля, полученного с отжига деревьев, закупалась ими.
   Были и серебряные фильтры, такие вот серебряные палочки с вязью каллиграфии и факсимиле богов. Их держали в каждом водяном кувшине, и желающим водонос гордо так демонстрировал своим клиентам, что уж у него-то все в порядке, вот благословенная серебряная палка богов, ни одна зараза не заведется. С того, как я помнил из школьных уроков, толку мало. Серебро бактерии не убивает, оно предотвращает их рост. И только и всего.
   Пока проблема очистки воды и дезинфекции остро не стояла, но к ней рано или поздно придется вернутся. Не натаскаюсь я сюда хлорамина. Просто не натаскаюсь. Того, что я перенес сейчас, хватит на первое время, но не хватит надолго. И хорошо бы все же собрать самогонный аппарат, научиться производить спирт.
   Ну да ладно, пора бы уже дела пойти делать. Ибо ждет меня дело большое, дело незнакомое.
   Большое, очень большое совещание. Всех, кого только можно. Барон Алькон, Виктор, граф Нидол, граф Лир, Волин, граф Слав, Коротыша даже заставил прийти. Не было только мастера Виктора и Ждана. У них секретность... Большая причем. Пока никто не должен знать, чем же они там занимаются конкретно.
   Для начала заслушали Коротыша. Тот бодро доложил, что крестьяне все размещены, кто-то домой пошел, так тому дали денег и зерна на дорогу, кто-то пока содержится в бараках, так как статус их не ясен. Горожане либо по домам разбрелись, либо, опять же, содержатся в бараках, так как ни родных, ни близких не нашли или они их туда и упрятали.
   -Молодцы. -Прокомментировал последнюю новость я. -Это что ж такое, получается, у меня свободного гражданина в рабство продать как нечего делать?
   Докладчики переглянулись, промолчали. Коротыш продолжил.
   Человек двадцать захотели пойти на работу к мастеру Виктору, так они уже пристроены, вовсю работают. Остальных пока кое-как кормят, и Коротыш надеется выработать решение, в каком же процессе сих людей использовать.
   -Будет решено. -Махнул я рукой. -Никому не надо взять на работу крестьян?
   -Были б грамотные... -Буркнул барон Алькон. -Ваше Величество, столько писанины!
   Ну да, тут тебе ещё компьютеров не придумали.
   -У кого ещё есть вопросы к почтенному Коротышу? -Я обвел всех взглядом, все сделали вид, что вопросов нет. -Если нет, так следующий. Граф Слав, что у нас с деньгами? Готов ли проект налогов?
   С деньгами у нас хорошо... В перспективе. От ЗАО "Весна" идет небольшая, но стабильная прибыль, такой же тонкий ручеек течет с типографии. Газеты-то покупают, по серебрушке, и хотя я изначально учитывал их как убытки, но они умудрились самоокупиться. Вот, как заказывали, Ваше Величество, все в таблицах этих! Столько получено от "Весны", по столбцам за что именно, столько от Шуго...
   Молодцы, короче. Вобью это дома все в настоящий Эксель, пересчитаю, посмотрю, что получится и каков прогноз.
   Ещё. Совместно с бароном Наватом разработан проект Налогового Кодекса... Вот тут, Ваше Величество. Как просили...
   Я быстро просмотрел листы.
   -Так, вот интересно... Итак, что тут у нас? Льготы тем, льготы этим, налог на откупное поместье... Хм.
   Налоги в королевстве собирать любили и умели. Ну да, если сам ничего сделать не способен, то единственный способ прожить, это собрать налоги. Иначе никак.
   В свое время я долго просидел над местной налоговой системой, которую для меня попытался свести к одному знаменателю граф Слав и барон Нават. Раньше-то это в бумагах не записывалось, были только Коронные договора да древние красивые обычаи.
   Занимался налогами кто бы вы подумали? Не, графа Лурга туда не подпускали, его дело было придумывать новые, сравнительно честные способы отъема денег у населения, в награду за что некоторые способы допускались до реализации. Занимался налогами граф Урий. Таможенные дела решал некий барон Валентин, а деньги собирал граф Ерин, под его командованием как раз находились стоящие в городе наемники, которые и выжимали деньги из местных жителей.
   И как же тут платили налоги?
   Ну, сложно платили.
   Сначала, порт и купцы.
   За стоянку с кораблей или за транзит каравана до порта ничего не брали, конечно. Зато все остальное обкладывали налогом по полной. Вода для кораблей, припасы, склады, перегрузка, право торговать на рынке и пятое, и десятое... Сложная система, заведенная ещё первым герцогом Урием.
   Поначалу я было подумал, что купцу-то разве не все едино, что бесплатная стояка и по золотому за воду, либо там стоянка за золотой и вода бесплатно... Оказалось ,что не так все просто. Ждан просветил.
   Согласно заветам моего благородного предка, герцога Урия, с проезжих торговцев три шкуры драть считалось западло, в отличие от своих. С них даже дорожный налог не всегда брали. А в порту Соединенного Королевства налоги были простые, прозрачные и понятные да и не такие уж и большие по сравнению с тем же Каорволом или Абедой, столицей Муравьиного королевства, к примеру. Наемники и городская стража вели себя хорошо, да и на происходящее на Портовой улице или в Рыночном квартале частенько глаза закрывали... Делай что хочешь, только не мешай уважаемым людям. Так что популярный, очень популярный был порт.
   В Срединных-то странах можно не только кошелек, но и голову свою оставить на пирсе, вдруг какому дворянчику приглянется твой караван или корыто.
   Ну а теперь наши, родные жители.
   Согласно древним правам, дворяне вообще были избавлены от какого-либо денежного налога. В этой стране, во всяком случае. Взамен они должны были отдавать службой королю, неустанно, не щадя живота своего, и все такое.
   Конечно, уклонялись, гады такие... Бароны, так те вообще должны с конницей приходить, да только где та конница? Не видать что-то. Графы, рыцари, даже герцоги... Вот один герцог, то есть герцогиня вообще заперлась в Морском герцогстве и носа оттуда не кажет, несмотря на то, что уже шестого гонца шлем, а второй герцог сейчас весело проводит время в Империи, а правит его управитель.
   Итак, налоги дворяне не платили, налоги платили все остальные.
   Крестьяне государственные десятину зерном и прочим продовольствием, мастеровые и горожане ту же десятину деньгами, купцы товаров могли занести, если денег не было.
   И текли тонкие ручейки серебра и золота в королевское хранилище, на всё хватало предкам моим, и на то, и на то, и даже вот на это.
   Потом за дело взялся граф Лург и все испортил.
   Как плесень разросся неписанный налоговый кодекс Соединенного Королевства разными подналоговым актами, или подзаконными, я не знаю как правильно сказать. Разные там налоги на право торговать в городе, право владеть лошадью, замечательный такой налог, назывался налог на лошадиные силы, налог на лошадиный корм, ибо трава, которую лошадка покушает, принадлежит государству... Налог этот поднимали перед посевной и перед сбором урожая. И это только начало! Вот, к примеру, право проезда по государственным дорогам, право самостоятельно выпекать хлеб установленной формы, право хранить зерно для следующего урожая, право ковать железо, право делать оружие, право дышать одним воздухом с такими замечательными людьми, как граф Лург и граф Урий...
   Теперь платили все и не понятно за что. Сам мастер Виктор мне признавался как-то, что в семидневье он может отдать до шести-семи золотых, и это Глава Гильдии! За время королевы прибавилось в кварталах мастеровых пустых домов, хозяева которых либо сбежали подальше, либо разорились и в рабство за долги проданы были.
   В результате таких финансовых упражнений эффективных финансистов с жителей этого королевства брать просто нечего, все нищи. А кто не нищает, так тот к тому приближается.
   К тому же, если кто подумал, что вот вся большая толпа народу крестьянского сословия рванется выплачивать мне десятую часть дохода... Ага. Сюзерену они своему платили десятую часть, это да. А сюзерен мне ничего, в общем-то, и не должен. Ну, кроме службы. Так пойди от них ту службу потребуй, сейчас за океаном выслуживаются все как один. Ну, ещё иногда на службу прибыть - так это, не мог, в дальних краях был, извиняй, Ваше Величество... Так, выдать сколько-то крестьян в армию, да и хватит...
   В принципе, гениальный в кавычках ход графа Лурга на подзаконные акты как раз и был направлен на то, чтобы расширить налогооблагаемую базу, так сказать. Заалеть в карманы тех, кто пока что денег не платил.
   Всю эту стройную систему по выкачиванию денег из карманов граждан я привел к одному знаменателю. Для начала, отменил все подзаконные акты, теперь платить всем предстояло по новому кодексу.
   Итак, теперь каждый налогооблагаемый мне должен определенную сумму в четыре семидневья. Выплатил, и свободен. Сумма не очень большая, я не стал жадничать. Барон Нават составил мне список налогооблагаемых дел, я против каждого в списке поставил, сколько брать дозволено, и готово.
   Крестьянам дозволялось отдавать продукцией, ну, это же надо как-то народ к земле привязывать, пока они не научатся сами свой урожай продавать как надо? Кто-то мог отдавать изделиями по рыночной стоимости, те же мастеровые. Кто-то службой, всех стражников, солдат и моряков я от налогов избавил враз, заодно, под горячую руку, прихватив всех государственных служащих. Стражники-то раньше налоги платили, да, платили... А вот теперь их сюрприз ждал. Граф Нидол Лар призадумался, это ж я какой популярный шаг-то сделал? На пару недель точно новый король в городской страже популярен, немало сегодня тостов в тавернах будет в мою честь!
   Но только там один мелкий крючок - "оплата от Соединенного Королевства Ильрони и Альрони налогом не облагается". Не все это сразу поймут, я думаю, что иные-то доходы ещё как могут похудеть! К тому же, и зарплату платить поменьше можно.
   Вот такие дела.
   Все строилось на тройке идей.
   Идея первая, прекратить откуп. С откупщиками разобраться-то просто... Ну, это же не дворяне? Желаешь владеть откупным поместьем на территории Соединенного Королевства - изволь-ка ты двадцатую часть отдать в королевскую казну. Как это "не облагаются"? В законе написано что - "дворяне не облагаются", а ты какой ещё дворянин? Ты купец. А если купец, то плати давай, ишь!
   Вторая идея - налоговые льготы тем, кто расширяет производство. У тебя есть новая идея, ты хороший работник, но у тебя нет денег? Приходи в приемную к графу Славу, там сидят студенты Королевского университета, они грамотные. Они запишут твою идею, передадут вверх. Возможно, я прочитаю. А скорее всего, нет. Но если ты человек деятельный и за тебя есть кому поручится, то ты можешь открыть свою мастерскую, на свои деньги набирать работников и содержать, и пока ты не встанешь на ноги, государство не будет с тебя брать ни копейки... То есть ни медяка. Вот так-то вот, называется "развитие промышленного производства". Ты крестьянин и решил податься на новое место? Поля зеленей, чернозем гуще, и нету дворян-бездельников? Да нет ничего проще, рассказывай куда и что, получай налоговые льготы и солдат охраны. Один минус, солдат сам кормить будешь, потому и подаваться в края дальние лучше тебе не в одиночку, а с корешами твоими. Ну, мало ли кому в твоей родной деревне обрыдло, а?
   Идея третья. Ты хороший мастер, или удачливый крестьянин, твою продукцию раскупают или у тебя большие урожаи... А ты работай с государством. Поставляй зерно или чего там ещё по государственным ценам, и налогов с тебя брать мы почти не будем. Более того, государство тебе ещё денежек подкинет, если ты хорошо работаешь. Своё мы всё равно с тебя возьмем, не в этом, так в другом, но так и ты в выгоде, ибо грамотно и просто продал товар свой за справедливую цену, укрепив государство, которое тебя защищает, и мы в выгоде, ибо не закупаем ту же продукцию по ценам рыночным и не увеличиваем в налоговых отчислениях долю того, что так просто своровать, денег.
   И все в таком же духе.
   Единственно что, с дворянами все по-старому. Как было, так и есть. И с портом решили пока что не трогать, там следовало разобраться серьезно, что же такое наворотил барон Валентин, помощник графа Урия.
   Славно поработали граф Слав и барон Нават, славно! Все, что я советовал, исполнилось с точностью. Даже инициативу проявили, штрафы придумали разные за просрочку налогов, от двойного размера до каторги.
   Вот молодцы!
   -Хорошо поработали! -Вынес я вердикт. -Барон Алькон, твоё слово!
   Барон Алькон проникся идеей Уголовного Кодекса, то есть писаного закона, равного для всех, до печенок, и на стол легли свитки, числом пять штук, покрытые убористым почерком.
   Так, быстро гляжу, что там у нас.
   Итак, вот, вот то что надо!
   "Высшую власть в Соединенном Королевстве осуществляет Король". Точно-точно, парламент мне на фиг не нужен пока что, да и некого туда избирать. "Совет министров является верными соратниками короля". Да и так пойдет. "Равенство перед законом всех сословий...". Нет, вот это надо вычеркнуть пока что, а то перепугаю все своё дворянство до полусмерти.
   Ну и пошло-поехало. Строй монархический, народ и дворянство верны трону. Далее. Наказания за преступления. Убийство, от десяти до пятнадцать лет каторжных работ. Кража, пять лет. Грабеж, восемь лет и до пятнадцати... Покушение на короля - двадцать лет... Вроде бы красиво.
   -Барон, один вопрос. Если кто убьет королевского стражника - то как это рассматривать?
   -Убийство, конечно же. -Пожал плечами барон. От десяти до пятнадцати лет.
   -Ну вот ещё. А если стражник исполнял моё поручение? Он же на службе. То есть, любой стражник на службе выражает волю и закон короля. Получается, что человек-то на меня покушается?
   -Да... Хорошая идея, Ваше Величество!
   -Вот то-то же. Должно быть "убийство, связанное с исполнением дол... дол... Официальным лицом своего долга перед королем и королевством. И за это давать надо существенно больше... Вообще, пропиши-ка ты его в статью большую "Измена родине", ладно? И туда все - от покушения на короля до убийства стражников и воспрепятствование правосудию...
   -А что это такое? -Спросил барон Алькон.
   -Ну, если скажем кто-то скажет вот тебе - "да не твоё дело, кого я убил и я с тобой разговаривать не буду" - то этот человек препятствует правосудию и подлежит наказанию.
   Барон покивал.
   -Очень разумно, Ваше Величество!
   -А я что говорю. Ещё добавь туда хищение государственной собственности или её порча. Это если кто из стены городской камень выковыряет, чтобы ему было время об этом пожалеть на каторжных работах.
   -Да, Ваше Величество!
   -Шпионаж. Есть уже? Ого, двадцать лет... Ну, в общем-то, хорошо. То, что надо. Барон Алькон, а что у нас с судами?
   -Уже готов первый суд, Ваше Величество. Я буду первым судьей, граф Нидол согласился стать обвинителем, вот только адвокатом никто не хочет пока что быть...
   -Ищите. У меня поджигатели уже засиделись в подвале! Осудить бы побыстрее. Кстати, наверное, лучше будет... Если адвокатом станет уважаемый человек. Может, найдете кого?
   -Ищем, Ваше Величество. Может, Полведра пойдет, помощник мой?
   -Нет, не годится. Для первых-то уродцев самый раз, а вот графа Лурга судить... Нет, не пойдет. Найдите какого-нибудь аристократа старый кровей. Или ещё кого-то, кто слишком туп, а то еще оправдается наш граф... Ни к лицу это будет, ни к лицу...
   -Возможно, этим сможет заняться барон Гонку? -Предложил граф Слав, доселе сидевший тихо.
   -Ну, вот это уже очень хорошо... Граф, известите барона о его роли. Будет он у нас адвокат. Барон Алькон... Заранее договоритесь с бароном Гонку. Если надо, то сошлитесь на меня. Так, проект закона пока что отправляется на доработку. Может, у кого-то есть какие-то замечания? Граф Нидол Лар, что имеете сказать?
   Граф едва заметно двинул глазами, получая одобрение у соседей. Так, кто у нас соседи? Надо же, барон Алькон и граф Тоскалонский Лир. Предсказуемо, конечно. Одному хочется по быстрому всех осудить и кишки на палку намотать, а второму все эти королевские новшества что-то не очень нравятся, как я погляжу.
   -Ваше Величество, думается, что идея ваша с королевским судом весьма хороша. -Начал без обиняков граф Нидол Лар. -Да одно неясно, ну к чему нам этот ад-во-кат? Кто согласится защищать таких негодяев? Это ж так самому недолго негодяем стать...
   -Законность, граф, законность! А если мы поймаем невиновного и осудим?
   По лицу графа читалось, что не такая уж это и большая беда, одного невиновного в год. Главное, чтобы десять виноватых не ушло. И потому я решил поднажать немного.
   -Сначала один невиновный, потом второй, а где второй, там и десяток, а потом уж суд начнет делать то, что ему заблагорассудится, на законы плюнув? Как граф Лург, наследство подтасовывать и граждан моих обирать до нитки себе в угоду, забыв о том, что его дело закон блюсти, а не... -Что "не", я не представлял, и потому закончил просто. -Вот и делаю так - один обвинитель, это прокурор, второй защитник, а судья над ними уже пусть решает, кто прав, а кто виноват.
   -Очень интересная система, Ваше Величество. Не желаете ли знать, как такое делается в Империи?
   -Желаю. -Подумав немного, сказал я.
   -В Империи суд и судьи отдельно от дворянства. Обычно в судьи идут безземельные дворяне, которым места не нашлось на родине, бывшие военные, коим раны или возраст не позволяют дальше служить. В каждом небольшом городке и в каждой местности есть суд, а в больших городах судов много, каждому концу городскому концу свой. В каждом суде по трое судей, один главный судья, при нем два помощника и писарь, при них не меньше пяти солдат во главе с десятником. Помощники и судьи допрашивают преступника, а потом судьи решают, какое наказание ему назначить. Писарь описывает дело и отсылает императорскому наместнику, тот складывает дела в архив. Архивы хранятся долго... Я видел императорский архив Каорвола, это дом трех этажей...
   -А если подсудимый... -Снова начал русскими словами сыпать! -А если тот, кого обвиняют, не виноват?
   -Судьи обязаны выяснить правду, Ваше Величество. А поскольку их трое, то решение всегда можно принять большинством голосов.
   -Да, понятно...
   -Ваше Величество. Ещё хочу обратить ваше внимание. А что, если никто не захочет защищать обвиняемого?
   -Вот хороший вопрос, граф... Я как раз думал над этим.
   Граф Нидол Лар заметил мои колебания, и решил усилить нажим.
   -И, Ваше Величество, прошу подумать вас так же и вот о чем - а как же быть тогда, когда защитник умнее и сильнее обвинителя? Не будет ли так, что преступники найдут себе хорошего защитника и будут раз за разом избегать правосудия?
   Старый граф ударил в самое больное место. Ну да, будут, конечно же. У нас, на Земле, так и происходит сейчас. Умелый и опытный адвокат сможет столько народу отмазать, что...
   -Граф, сделаем вот так. Пусть защитник будет... Скажем так, пусть защитник просто будет объяснять подсудимым... Ну, не смотрите на меня так странно! Я таким словом называю тех, кто обвиняется в совершении преступления... Вот так, пусть защитник просто будет объяснять подсудимым закон. И следить, чтобы ни обвинитель, ни судья закон не преступали.
   -Очень странная система, Ваше Величество. Возможно ли будет мне сказать честно?
   -Граф, так к чему мне те, кто говорит не честно? -Развел я руками. -Мне как раз честные нужны. Льстецов всегда хватит... Говорите же.
   Граф приободрился.
   -Тогда ваша система представляется мне излишне сложной. Есть преступник, есть его вина. Наказать согласно вины. И дело с концом. Если создавать сложности вокруг, то к добру это не приведет.
   Барон Алькон и граф Лир покивали, Виктор тоже как-то нерешительно кивнул. Волин молчал, лишь слушал. Граф Слав же вообще отстранился от спора как-то, впитывал информацию и молчал.
   И стали и у меня мысли разные закрадываться. В самом деле, что я огород-то горожу? Может, и быстренько всех их под топор палача, вот как барон Алькон жаждет побыстрее пообщаться с графом Лургом. Вот как прям так и жаждет...
   Но! Королевский суд - это очень серьезная организация. Которая, хотя граф Нидоли граф Лир ещё и не знают, в скором времени уравновесит две не менее серьезные организации, как Министерство Внутренних Дел и Министерство Государственной Безопасности. Иначе либо одно, либо другое министерство меня по итогу сожрут. Пусть пока одно ещё не оформилось окончательно, а другое только в планах и из него есть только будущий Железный Феликс, но такие проблемы лучше решать загодя. Разделяй и властвуй, да? Ещё римляне так говорили. Да и народу надо же чего-то кинуть. Хлеба дадим, а зрелищ? Как известно из новейшей истории, если зрелища высокого качества, то и хлеба можно поменьше класть.
   А что может быть лучше, чем большое классное судилище?
   -Я понял, граф Нидол Лар. Тем не менее, первые суды состоятся так, как того хочу я. Считайте это моей королевской прихотью.
   -Да, Ваше Величество... -Граф склонил голову в поклоне.
   Ну, вот ещё проблема... Граф голову-то склонил, но планов своих не оставил. Странно, чем же ему такой вариант суда не нравится? Ладно, подумаем что-нибудь чуть позже, пока что уделять этому делу излишнее внимание рано.
   Теперь к графу Виктору. Что у нас там происходит? Как вчера посовещались-то, узнать бы... Хорошо ли все прошло, не стала ли старая гвардия выставлять дурачком молодого командира? Не слишком ли много они воли взяли?
   -Итак, граф Виктор... Что у вас?
   -В городе все спокойно, Ваше Величество. Кварталы мастеровых патрулируются ополчением мастеровых совместно с городской стражей, есть договор между лейтенантом городской стражи и главой ополчения. Под стражу взят и Рыночный квартал, волнений не замечено, разграблений складов купцов не было. Вот только двух человек повесили...
   -А за что же?
   -Взял на себя смелость, Ваше Величество, казнить содержателей питейного заведения на пирсе.
   Чего? Сначала растерялся, а вот потом уже вспомнил. Питейное заведение на Земле - это когда водку наливаю. А тут разливают горный отвар, тот самый наркотик. И пьют тут его не для кайфа алкогольного, а для кайфа наркотического.
   -Вот и хорошо. -Подвел я итог. Хотя какой там хорошо? Была б у меня полиция, то казнили бы не содержателей питейного заведения, а тех, кто сюда этот отвар привозит и тех, кто его делает. А содержателям впаяли бы немаленькие такие сроки.
   -В Мойке жители волнуются, было несколько нападений на богатые дома... Патрули отбили, пятеро раненых с нашей стороны, не серьезно, через семидневье в строю будут.
   -А вне города?
   Виктор помрачнел.
   -Вот тут, Ваше Величество, ситуация... Сложная. Граф Нидол Лар, думаю, расскажет лучше меня...
   Предпочел бы я, чтобы ты сам рассказывал, ну да ладно.
   -Слушаю тебя, граф.
   Граф Нидол Лар поправил воротник, зачем-то провел ладонью под носом и ниже, как бы огладив рот сверху-вниз.
   -Ваше Величество... После того, как лесные братья барона Алькона... -Граф чуть поклонился барону, тот поклонился ему в ответ. -После того, как лесные братья барона Алькона переселились жить в казармы королевской гвардии, лесные банды вокруг города переселились на их место в лесу. Со дня на день становится все хуже и хуже. Были несколько попыток преодолеть городскую стену Верхнего города, были нападения на патрули.
   -Вот это да. То есть... Теперь вокруг города куча банд, которые мешаются? Барон Алькон? Что было раньше?
   -Да что говорить, Ваше Величество... -Почесал бороду бывший Лесной барон. -Было много банд вокруг нас, да только мы их всех повывели. Собираются крестьяне да бывшие солдаты и идут грабить. С земли-то жить, стараниями графа Лурга и откупщиков, все труднее и труднее становилось. Грабят обычно своих же братьев-крестьян, если много собирается, то и поместье небольшое разорить могут. Нам от того сплошной убыток был, они больше пожгут да поубивают, чем возьмут...
   -Неужто такие нехорошие люди? -Спросил граф Лир.
   -Ну как сказать... -Пожал плечами барон Алькон. -Встречалось иногда... Разное. Как говорил Клавдий Одинсонн из Каорвола, где не светит свет, заводится тьма. После таких банд находили только изуродованные трупы и обгорелые дома. А иногда и капища находили... Небольшие, правда.
   Все переглянулись, зашептались. Граф Нидол тоже поморщился, словно от чего-то плохого.
   -Может, горцы? -Осторожно предположил Ждан.
   -Да какие горцы, от гор-то далеко! Это свои, родные, темного зовут. -Барон Алькон снова почесал бороду. -Вот что говорят, ежели уж Светлые боги нам таких господ посылают, так не лучше ли Темным поклониться, все едино никакой разницы... Уж простите, Ваше Величество... Как есть говорю...
   -Да ничего, ничего. -Сказал я.
   -Обычно сектантов не так много. Собираются человек по десять, ночью грабят и убивают... На воинов или дворян не нападают почти, теперь у нас все ученые, с охраной. А днем...
   -А днем это мирные крестьяне, сеют и пашут? -Продолжил я.
   Барон Алькон кивнул.
   Ну да, так и в нашем мире бывает. Днем он коз пасет, мирный крестьянин-земледелец, а вечером откапывает из подпола автомат Калашникова и стреляет в неверных. Так и в этом мире схема такая же, много ли ума надо из кустов стрелу пустить в спину, а потом подобрать кошелек? В общем-то, не очень много.
   Что же мне за королевство-то досталось?
   -Волин, выбери из гвардии полсотни человек, пусть почистят кого смогут, далеко от города не отдаляясь. Граф Нидол! Вот вы мне что скажите... А нету ли у этих бандитов сообщников в городе?
   Граф пожал плечами.
   -Есть, конечно, Ваше Величество, как бы иначе они узнавали о богатых караванах и путниках? Скорее всего, кто-то около ворот.
   -Вот, этих тоже надо... Нет, не выловить. Взять под наблюдение и ликвидировать всех разом, вместе с разгромом банд. Граф Нидол и Волин, решение проблем разбойников поручаю вам. Через семидневье доложить, что сделано. Мне нужны безопасные дороги, иначе как торговый дом "Весна" сможет продавать товары по стране, а мы покупать продовольствие? Загнемся тут, в городе... Крестьяне должны пахать и сеять без опаски за свою жизнь.
   -Ну, дальше. Граф Виктор?
   -В Морской страже все хорошо. Грошев обосновался в форту Правый клык, сейчас вытащили на берег уцелевшие драккары и ремонтируют их. Через пару семидневий, как подвезут лес, можно будет выпустить в море два драккара, остальные проще сжечь, чем отремонтировать. По личному составу проблем нет, все довольны. Жалование выплачено вовремя.
   Ну, довольны и хорошо.
   -По войску... Я бы хотел дать возможность сказать графу Лиру Тоскалонскому. -Виктор кивнул на старого графа.
   -Без проблем.
   -Ваше Величество. -Итак, вот это граф Лир, последний полководец Соединенного Королевства. Седой, но крепкий. Чем-то они с графом Нидол Ларом похожи. Выправка, осанка, аккуратная одежда без излишеств и прямой взгляд в лицо. Дворяне-то тут, я как-то не сразу заметил, в лицо собеседнику никогда не смотрят. Все время либо в середину груди, либо вообще кланяются и сваливают. А вот что граф Нидол Лар, что граф Тоскалонский Лир говорят и глаза такие, чуточку равнодушные. Вот я тебе, король, докладываю, что творится, и что же ты будешь делать? Ах, что я бы посоветовал... Ну, для начала...
   -Жалование войскам выплачивается вовремя. Всех солдат я расположил лагерем у западных ворот, Ваше Величество. Также были заняты форт Правый Клык, передан Морской страже. Настроение солдат боевое, есть приток рекрутов в войско. Думаю, что выделим площадку, и можно начинать их обучать. Пока только в Пограничный Легион, ибо в Морской и в Горной страже я не очень разбираюсь... Предпочитаю, чтобы моряков набирал Грошев и барон Ромио. Дабы солдаты не засиживались в безделье, выделено время на патрулирование города совместно с городской стражей и воинские занятия. Смутьяны наказаны, грабежи крестьян прекращены. Виновных в этом, солдат крестьянского ополчения, вздернули на ближайших сучьях.
   -Хорошо.
   -Первые десять деций Пограничного легиона освоила громовые камни, Ваше Величество. Были два несчастных случая, один солдат погиб. Сейчас подготовка признана удовлетворительной. Деции содержатся вместе, продолжают тренировки с муляжами. Было предложение использовать для метания громовых камней рохнийские луки, так солдаты добрасывают в два раза дальше, но точность оставляет желать лучшего. Рохнийских луков не хватает. Поступила идея от одного десятника, делать громовые камни больше и класть их в катапульту. В настоящее время слишком они малы, катапульта бросает их неточно и далеко. Иногда камни просто разбиваются, не производя грома и дыма. Предлагаю делать их крепче, но возможно ли?
   -Возможно. Это будете обговаривать со мной и мастером Виктором отдельно. Ещё что?
   -Ещё я бы хотел лично рассказать о степняках. Если вы позволите, Ваше Величество.
   -Позволяю. -Посмотрим, граф, сможешь ты меня удивить или нет.
   -Там, в Предвечной сейчас семь родов, которые несколько лет назад договорились меж собой ходить в походы вместе. Всего это пятнадцать тысяч воинов. Год назад, осенью, они откочевали на зимние пастбища, но вот теперь возвращаются. Разгромить их по отдельности, как раньше делалось, уже не удастся, Большая Орда на отряды не разбивается, держится обособленно. С ними идут более малые роды, вассалы, данники. Это примерно ещё столько же.
   -Вот это уже не очень хорошие новости...
   -Но это не все, Ваше Величество. Хочу отметить, что вчера прибыл гонец. Около развалин замка Ван замечены разъезды кочевников. Я тотчас приказал выслать гонцов на границы, но пока они туда прибудут, поглядят и вернутся...
   -Что это значит, граф?
   -Ваше Величество, это значит, что степняки устали ждать. Большая Орда не может долго стоять на месте, они выедают все вокруг себя. Травы, источники воды, степных зверей. Ничего не остается, воинам и их семьям необходимо есть. До нас им не больше недели пути. Дорогу они уже разведали, если Вашему Величеству известно, незадолго до... Вашего воцарения были пойманы переодетые шпионы степняков, отправлявшиеся обратно в Предвечную...
   -Известно. Продолжайте, граф.
   -По дороге Орда постарается раскинуться пошире, собрать как можно больше добычи с наших деревень, но к городу подойдут одним войском. Вероятно, с ними есть наемники и осадные машины, которыми они и разрушили стены замка Ван. И узнаем мы о их появлении дня за три до того.
   О, вот угадал верно. Сказал граф, стоит и ждет, что же я дальше решу. Ну, что же, не будем его разочаровывать, тем более что и остальные-то тоже сидят, заслушались.
   -Что же вы предлагаете, граф?
   Граф ответил быстро.
   -Если есть возможность, Ваше Величество, в этом году избежать войны. Через пару лет я восстановлю численность Пограничного Легиона и войска, выстроим заново замок Ван, и уже никто не посмеет... Мне... Нам нужна только пара лет.
   -Значит, предлагаете откупиться?
   -Если такое возможно, Ваше Величество...
   -Невозможно. -Отрезал я. Уж что-то, а логику Ражего Хомяка и остальных ханов я прекрасно понимал. Пусть даже в хитрости и интриге я им и в подметки не гожусь, но уж что делать-то они будут, уже понятно. Да достаточно земную историю почитать! Вожди варваров каждый год в Римскую империю ходили за данью, как на прогулку. И каждый раз требовали все больше и больше. Да что там древнюю историю... Недавние дела, когда братки только начали с палаток дань вышибать. Если заплатил, то, значит, деньги есть и с тебя ещё больше взять можно, причем не раз в неделю, а вот прямо так завтра. Типа себе ещё заработаешь, а сейчас делись давай, или... Ну и делились, куда деваться. А если делишься такими суммами, то сколько же для себя оставляешь?
   -Дашь им денег сейчас, так они подумают вот что. Если он нам дань такую платит, так сколько же оставляет для себя! И тогда уж мы и деньги потеряем, и в осаде насидимся. Потому приказываю готовиться к обороне.
   Краем глаза я смотрел, что и кто будет делать. Это же союзники, самые ближайшие мои министры. И мне надо очень знать их настроение.
   -Готовиться незаметно. Подновить стену, провести ревизию городского ополчения... Граф, вы лучше меня знаете, что делать. Вы теперь ответственный за подготовку городской обороны, отчитываться перед Виктором.
   -Да, Ваше Величество... -Чуть склонил голову граф.
   Итак, в плюсе у меня, конечно же, Виктор и Волин, Коротыш... Хм, тоже в плюсе, кивает. Граф Слав молчит, думает. По лицу графа Нидола ничего не понять, маска, она маска и есть. А вот барон Алькон и граф Лир не очень-то довольны моим решением, хотя это и скрывают.
   Граф Лир опустил голову, глаза метнулись чуть. Принял какое-то решение, вот бы знать, какое именно?
   -В таком случае предлагаю готовиться к самому худшему, Ваше Величество. -Сказал граф Лир. -Стянуть все наличные войска в город, собрать все продовольствие, команды фуражиров у меня уже готовы, собрать налоги со всех крестьян и откупщиков, потому как после осады налогов собирать не с кого будет. Большая Орда сокрушит все окрестности города как стая голодных Порождений. Смею заметить, что деньги понадобятся в следующем году. Будем закупать зерно в Империи, поля после степняков не восстановятся, да и крестьян много погибнет... Я не знаю, сколько все будет восстанавливаться, я солдат, а не купец... Но потери будут большими.
   -Вот так. -Задумчиво сказал я.
   Как это называется? Большая орда? Или что ещё там? Куча голодных и жадных до денег степняков пришли ко мне в гости. Откупиться... Да есть ли смысл?
   -Умеют ли они осаждать большие города? -Спросил я.
   -Умеют, Ваше Величество. Три года назад Большая Орда взяла штурмом большой город Капулий в Пограничье. Наскоком. Тогда использовались осадные машины. Да и у нас замок Ван разорили быстро. Возможно, нам придется посидеть долго в осаде, до зимы минимум.
   -Граф, начинайте инспекцию городских укреплений. О результатах доложите Виктору. Войска стяните в город как можно быстрее. Бомб наделаем сколько надо, лишь бы надежда на победу была. Может, ещё кое-что подкинем.
   В принципе, на этом завершилось. Все стали расходится, Виктор и граф Лир удалились вместе, граф Нидол Лар куда-то исчез самый первый. Со мной остались только Ждан, Волин и мастер Виктор. Последнего я задержал сам, мне надо было смотреть, как у него
   -И тем не менее, граф, пока что попробуем сделать именно так. Как только будет готов новый свод законов, так сразу ищите защитника и начинайте суд. Не желаете быть главным судьей?
   -Ваше Величество, моё дело королевская стража...
   -Понятно. Тогда пока что судить будет барон Алькон, а вы у нас побудете обвинителем. Кто будет защитником?
   -Так пусть сами поджигатели себя и защищают. -Предложил барон Алькон. -Ваше Величество, вот ещё о чем поговорить надо бы... Как только вы объявили, что принимаете обиженных прошлой властью, поначалу все было тихо. Но теперь у меня грамотные не справляются, пишем и пишем. Кого только нету. Если разбираться со всем этим, так не хватит и пятерых как я...
   -Барон, ну я же вам говорил, ваше дело только собирать для будущих судов, а потом уж пусть они разбираются. Грамотеев нанимайте, обещайте заплатить потом. С графом Славом поговорите, в конце концов... Должны же быть у него студенты.
   -Да, Ваше Величество.
   Вроде бы уговорил, да на лицах что у барона Алькона, что у графа Нидола осталась некоторая предубежденность. А особенно у графа Нидола. Что-то ему не по нутру пришлось.
  
  
  

Глава 15

  
   Опа! Если хочешь быть здоров
   Позабудь про докторов
   Никакого воздержания никаких диет
   И тогда ты счастливо попадешь на тот свет!
  
   Мальчишник
  
   Спать в своем мире я улегся в обнимку с рулонами чертежей. Все боялся ворочаться, лишь бы не помялось ничего...
   Не помялось.
   Я разложил на столе, под окном, большие листы. Прижал по краям тяжелыми золотыми подсвечниками, и стал изучать.
   Ага, вот вроде бы все...
   Все лучше и лучше у меня получается предметы из мира в мир таскать. Может, я просто нащупал какой-то алгоритм, и теперь у меня все получается? Не пора ли выходить на торговцев оружием, а? Потихоньку, полегоньку таскать сюда АК-74... Или что-то посерьезнее пистолета... Да даже парочку раций можно...
   Надо бы список составить, что сюда надо. Бинокли, вот у меня уже есть. Лекарства... С каждым сном количество стрептомицина увеличивается у меня в шкафу. Патронов бы хорошо раздобыть ещё, а то у меня все же маловато! Инструмент... Думается мне, что не только сверла и резцы от "Санскара", но хорошо бы ещё что попроще понатаскать, так сказать, для избранных...
   -Размечтался. -Сказал вслух. -Эй, кто живой есть? Король проснулся, завтрак мне!
   Дверь распахнулась, слуга, кланяясь, внес и поставил на стол поднос со снедью.
   За ним вошел Иштван.
   -Доброе утро. -Зевнул я. -Как дела наши? Где газета?
   -Уже несут, Ваше Величество. -Иштван покосился на листы ватмана. -Ваше Величество, можно ли мне поговорить с вами наедине?
   -Да запросто. Охрана сейчас дверь закроют... Не присоединитесь ко мне? Завтрак стынет... Эй, ещё порцию для мастера Иштвана!
   Появился ещё один слуга, со вторым подносом, на котором гордо стоял горшок и мелко нарезанный белый хлеб. За ним второй слуга с ещё одним подносом, на нем лежала свернутая в трубку газета.
   -На стол, сюда. -Распорядился я, отодвигая чертежи в сторону. Перегонный куб, то, что ещё в девятнадцатом веке использовали. Из листов проката его собрать можно. И прокатная машина, уж получше той, что я сам мастерил. В книжке нашлась очень хорошая конструкция, должна заработать. И древний водяной насос, пригодиться.
   То есть то, что надо запускать вот прямо сейчас.
   -Мастер Иштван, садитесь!
   -Благодарю, Ваше Величество. -Иштван уселся за стол, слуги, как того и ждали, внесли ещё пару подносов. Ага, супчик? Вот это да, не ожидал.
   -Ваше кушанье очень... Полезно и просто, Ваше Величество. Говорят, что в городе графиня Чи уже заставила своего повара изучить рецепт тщательнейшим образом...
   -Отрадно. И что же?
   -К помощнице повара Ирине уже подходили, просили продать рецепт. Она обещала подумать.
   -Вот и хорошо, пусть продает на здоровье, заодно и денег себе заработает.
   -Ваше Величество, я пришел не за этим. У меня к вам... Серьезный вопрос. Он связан... -Иштван помялся. -С символом королевской власти Соединенного Королевства Ильрони и Альрони.
   -Даже так? -Я краем глаза просматривал чертежи. Вроде бы все перенеслись, ничего лишнего нету. Хорошо! Теперь можно будет и бензин получать, наверное. А если бензин есть, то сюда можно перетащить генератор, получать электричество.
   -Да, Ваше Величество. Я заметил, что некоторых символов власти у вас... Нету.
   -И каких же? Короны, что ли? Так завтра сделаем! -Я сразу же представил, как закажу классную и большую корону в своем мире. Спрячем в неё внутрь фонарик, отделаем оргстеклом и алюминием, и будет у меня такая корона, все окрестные монархи обзавидуются!
   -Кольцо, Ваше Величество. Королевское кольцо.
   -Да вот беда-то. Королева где-то затеряла. Ещё одно сделаем! -Я быстро прикинул, что же понадобиться в нашем мире, чтобы мне на гравировальном станке сделали такой же рисунок. Кольцо-то не станок, его перенести сюда быстро можно.
   А Иштван меж тем покачал головой.
   -Ваше Величество, вы не правы. Кольцо передается из поколения в поколение! Оно такой же символ власти короля, как корона Рохни! Ваше Величество... Кольцо нужно найти!
   -Почему это? Печать есть... Оттиск есть. По оттиску сделаем такой же. Всего делов-то! -Ну да, вот как можно сделать. возьму какой-нибудь официальный документ этого мира с оттиском, перенесу в свой мир, там мне такую печать забацают, что тут вовек не отличишь от настоящей!
   -Ваше Величество! Вы не понимаете! Кольцо... Кольцо должно быть!
   -Должно - так будет.
   -Только тот, в ком течет кровь герцога Урия Первого, может надеть это кольцо. Если же наденет кто-то другой, то королевство ждут неисчислимые беды... Предупреждения об этом передаются из поколения в поколение.
   -Да разберемся. -Я подравнял листы ватмана, скатал все в трубку. Перехватил шнурком. -Кольцо найти не проблема, королева-то у нас. Спросим, куда спрятала...
   -Ваше Величество, кольцо забрал граф Урий. Когда меня допрашивали... -Он чуть поморщился. -То граф Урий обмолвился, что кольцо у королевы. Мне показалось, что она носила его на шнурке, на шее.
   -Мастер Иштван, да что такое же с кольцом этим? -Возмутился я. -Печать и печать. Надо будет, так я королевским указом новую печать сделаю, пусть граф Урий на это кольцо кол точит...
   -Ваше Величество! -Иштван был как-то подчеркнуто спокоен. -Все ваши предки хранили это кольцо. Конечно, с ним связаны разные сказки. Но... Если мне будет позволено советовать...
   -Мастер Иштван, вам позволено. Более того, я всегда рад выслушать совет верного мне и умного человека, чей опыт и чье благоразумие не подлежат сомнению.
   -Благодарю, Ваше Величество. Я бы посоветовал вам срочно найти кольцо.
   -Да вот проблема... Королева в башне сидит, пойду да спрошу. Как с остальными-то делами? Во дворце везде лампы повесили? Что придворные?
   -Ваше Величество, это второй вопрос, о котором я бы хотел поговорить. Солнце уже не прячется за тучи, и погода становится все теплее и теплее...
   -Да я заметил.
   -Самое время объявить Солнечные танцы, Ваше Величество. Дворяне собрались и ждут...
   -Ах, да. -Ах, да. Это тот же самый бал, который вот уже почти должен был состояться, да королева не успела, в тюрьму угодила. -Так что же с ним?
   -Ваше Величество, до того, как ваша матушка решила... Отречься? Все уже было готово. За прошедшее время многое пришло в негодность... Стада разбежались или перемерли, слуги потихоньку разбирают помосты и заготовленные кушанья, деньги на раздачу не были выделены, музыканты разбрелись. Дворяне, которые съехались в столицу на танцы, проявляют недовольство, некоторые отправились обратно.
   -Что надо, чтобы начать праздник?
   -Два семидневья, Ваше Величество. И ваш приказ.
   -Приказываю начинать. Что тянуть-то? От меня ещё что требуется?
   -Ваше присутствие, Ваше Величество.
   -Вот и хорошо. Кстати, рекомендую взять у мастера Виктора три... Нет, пять бочек огненного зелья. Если смешать их с... С... Я потом скажу, с чем, и поджигать небольшими порциями, будет довольно неплохой фейерверк.
   Мастер Иштван чуть побледнел.
   -Не надо пугаться, совсем немного. Это приказ, мастер Иштван. Взять зелье, сделать хорошие фейерверки. Через два дня... Двух дней хватит? Предоставите мне список приглашенных и как будет проходить бал. Сами-то справитесь, или королеву подключать?
   -Справлюсь, Ваше Величество. Помощников у меня теперь много, как слуги старые разбежались, так я новых позвал, кто ещё батюшке вашему служил. Они в возрасте уже, но верные и старательные.
   -Вот и хорошо. Что-то ещё?
   Остальные мелкие вопросы порешали быстро. Слуг новых наняли, выдача жалования, мелкие приказы от короля, по замку несколько нововведений - те же лампы развешали по всем углам и стражу усилили...
   В самый разгар в дверь постучали.
   -Кто там? -Крикнул я.
   Дверь отворилась, внутрь сунулся слуга.
   -Ваше Величество, к вам мастер Клоту!
   -Так зови! И ещё одну порцию к завтраку распорядись!
   -Ваше Величество! -Мастер Клоту вошел, кланяясь. -Позволите мне вас осмотреть?
   -Чуть позже. -Отказался я. Мастера я давненько не видел. Как же дела-то у него? Внедрил он идеи дезинфекции, или все же таки продолжают его освистывать в этом самом университете?
   -Ваше Величество! -Мастер Клоту выглядел глубоко несчастным со всех сторон.
   -Ну вот. -Я покачал головой. -Давай-ка, мастер, садись со мной рядом, угощайся... -Я подвинулся, на стол опустились ещё подносы с едой. Пирожки, протертое местное варенье, ягоды какие-то под сладким сиропом, похожим на сахар, вино в высоком кубке.
   -Все хорошо, Ваше Величество...
   -Как у вас дела с дезинфекцией?
   Ну, плохо, конечно же. Ну как я мог объяснить мастеру Клоту про микробов? Да как мог тогда, так и объяснил. А уж с его слов выступление перед научным консилиумом в Королевском университете вообще стало отменной клоунадой... Зато мастер Клоту начал мыть руки и принимать некоторых пациентов в городе, вот так и получилось, что они-то выживали куда как больше. Слух разнесся. К славе вылечившего принца доктора добавилась слава доктора, у которого пациенты выживают чаще, чем у остальных. Что не могло не породить некоторой ревности со стороны остальных коллег по цеху, уцелевших в Королевском Университете... И воплотилась она в ряде лекций, подвергавших методы мастера Клоту осмеянию и прямо запрещающих всем цивилизованным врачам кипятить тряпки и мыть руки. Не далее как вчера.
   От так.
   -Что-то мне та ситуация не нравится, мастер Клоту. -Сказал я.
   Мне она и в самом деле не нравилась. Королева в свое время разогнала всех докторов, чтобы меня ненароком не вылечили. Остались только те, кто вовремя запрятался или вообще ничего не понимал. Или все понимал слишком хорошо, чтобы взяться за моё лечение... Как граф Слав. Вовремя дядя стал деканом факультета врачевания, вовремя. И отговаривался, наверное, что он только в хирургии понимает.
   -Надо подумать, как можно решить вот эту проблему. Мастер Клоту, ну-ка, организуйте лекции мне, опровергающие заблуждения. Я ж говорил, ещё когда. Твои-то пациенты чаще выживают, чем их, верно? Расскажи, что делаешь да как...
   -Но, Ваше Величество! Я не могу же рассказать, откуда вот эти чудесные кристаллы, которые убирают лихорадку... Я его просто...
   -Так, стоп. -Я поднял руку. -Мастер, кристаллы изобрели древние, это ваш личный секрет, способ получения слишком сложный, потом будет для всех. Потом, не сейчас. Когда разберемся с остальными проблемами.
   Ага, как же - разберемся... Стрептомицин внутримышечно вводится инъекцией, у меня целая коробка, сдуру купил, три года срок годности, а тот, что в ампулах... Я уже, кажется, второй годовой запас скупаю. Ампулу-то просто - прижал к боку, нажал кнопочку, иголочка колет. В крышке коробочки дозировка, больше трех доз не вводить. Даж в картинках все - ребенок, взрослый, рядом количество доз. Советский Союз позаботился, чтобы укол мог сделать и солдат срочной службы из глухой чукотской деревни или не менеё глухого среднеазиатского аула.
   Интересно, где же друг Чеботарева вот эти штуки взял-то? Просто так они не должны продаваться... Да впрочем, какая разница? Мастер Клоту справился не хуже советского солдата, никто от заражения не умер ещё пока что.
   Также в приказном порядке запретили пропитывать повязки разной отравой из трав, заставил все кипятить, старые бинты закапывать в больших ямах. Заставил все белье чистить-стирать, ну и так, по мелочи... Особняк около дворца, отведенный для моих раненых бойцов, сейчас усилиями мастера Клоту становился госпиталем.
   Набрали слуг из освобожденных крестьян, детей и женщин поставили санитарками за еду, набрали студентов победнее по рекомендации графа Слава, этих уже за небольшие в общем-то деньги, и потихоньку дело крутилось. Раненые выздоравливали, мастер Клоту важно мыл руки в спиртовом растворе, колол кому надо антибиотики и давал угля с анальгином, повязки кипятили, полы мыли. В госпитале я побывал, конечно же, нормально там все. Особого комфорта нету, но и той грязи и антисанитарии, что ожидал, тоже не увидел. Жить и выздоравливать можно.
   И вот теперь такой сюрприз.
   Значит, обозвали моего придворного медика шарлатаном?
   -Мастер Клоту.
   -Ваше Величество! Но я же не могу! Все это принадлежит... Вам!
   Я с любопытством поглядел на него.
   -Мастер Клоту. Ну-ка, давай-ка мне тут без лишних слов. Сказано же тебе - все медицинские открытия твои. Они и в самом деле твои, что бы я без тебя делал-то?
   Мастер Клоту поглядел на меня так, словно что-то собрался сказать важное, но промолчал взялся булку, переломил её пополам об деревянный поднос.
   -Итак, завтра буду говорить с графом Славом, что это его подчиненные распустились совсем...
   Но поговорить мне пришлось раньше, чем хотелось.
   Ожидала небольшая делегация врачей.
   Угу, с того самого Королевского Университета. Штук пять маститых таких толстых докторов-профессоров, по пафосу чуть побольше даже чем академиков. Вокруг них слуги, штук по десять с каждым, расфуфыренные как павлины. Некоторые держат опахала, кто-то даже большие кафедры с полураскрытыми книгами.
   Авторитетом пришли давить, что ли?
   Где у нас граф Слав? Его же бывшая вотчина!
   -Графа Слава сюда. -Сказал я в сторону, а на почетную публику улыбнулся широко.
   -Здравствуйте, почтенные и уважаемые господа. -Поздоровался я, когда вся эта процессия поперекланялась, поперетолкалась, выясняя где кого место, и кое-как подуспокоилась.
   Тон тут задавал высокий желчный старик в митрообразной серой шапке и желтом плаще.
   Для начала мне поднесли петицию. Пара лакеев, надушенный и завитых, с поклонами протянула мне серебряный поднос со свитком.
   Я взял, этак лениво покрутил в руках, приоткрыл. Ох ты, каллиграфия, чтоб её так! "Обеспокоенность", "Удрученность", "Надежда" даже где-то в конце обретается. Отложил на небольшой столик у трона.
   -Рассказывайте, гости дорогие, с чем пожаловали.
   Старик в желтом откашлялся и вступил.
   -Ваше Величество, мы - делегация от Факультета врачевания Королевского Университета. Моё имя барон Понтий. Это мастера Лурий, Вонтиний...
   Седенькие мастера покивали. Один в желтом халате, другой в цветном, на звездочета похож из мультфильма про Али-Бабу.
   Я сидел и делал скучающее лицо, скоро ко мне присоединился граф Слав, встал рядом с троном, лицо у него серьезное, как и у мастера Иштвана. И видимо, кого-то из почтенных господ он уже знает, и не с лучшей стороны, вон как хмуриться.
   Ну, ну.
   Короче, недовольна почтенная публика из Королевского Университета тем, что некий пришлый лекарь... Ну, дальше-то уже понятно. Лечит, короче, мастер Клоту людей лучше, чем исконные родные лекаря. И мало того что лечит, так ещё и изволит доклады делать! Где ж это видано, мыть руки в какой-то колдовской жидкости, чтобы убить какие-то сказочные мелкие существа? А уж его иглы и черные таблетки... Короче, исконные родные лекаря, которые все как один патриоты Короны и Трона, оба слова с больших букв, мастером Клоту недовольны. Требуют мастера Клоту повесить, на крайняк изгнать куда подальше, а мне на выбор привели четверых достойных патриотов, готовых стать моими придворными докторами.
   О как.
   Я поглядел на графа Слава, тот оставался безучастным, на лице ни одной эмоции. Блин, он же декан факультета врачевания, это же его люди, получается...
   Барон Понтий выступил, замолчал. За его спиной народ склонился в поклоне.
   Иштван и граф Слав тоже молчат.
   Значит, мне придется решать.
   -Уважаемые господа. -Как можно язвительнее сказал я. -А где же вы были раньше?
   -Ваше Величество, как только до нас дошли порочащие сведения, мы не медлили! -С пафосом сказал барон Понтий. -Сразу же...
   -Нет, уважаемый. Где же вы были раньше, когда я лежал как снулая рыбина вот тут?
   -Ваше Величество! Доктора всегда искали средства вернуть вас к жизни! -Возмутился барон Понтий.
   Я поглядел краем глаза на графа Слава.
   У того на лице тщательно скрываемое отвращение. Чем-то ему не нравится этот барон Понтий.
   -Граф Слав.
   -Да, Ваше Величество! -Бодро отозвался граф.
   -Вы пока ещё декан факультета врачевания. Почему барон Понтий, такой большой специалист и патриот, не предпринял никаких попыток вылечить принца ранее?
   -Ваше Величество! Барон Понтий... Предлагал разные способы. Но они в основном касались производства наследника для трона.
   -Это каким же образом? -Опешил я. -Я ж спал!
   -Барон Понтий учел это. И предложил несколько способов.
   -Каких это ещё способов?
   Барон Понтий стал бледнеть. Не очень так сильно, но ощутимо.
   -Ваше Величество, позвольте мне объяснить! -Взмолился уже он, разом растеряв весь свой пафос. -Я заботился только о благе королевства! Королевская линия не должна прерваться! По приказу графа Урия мы...
   -А ну-ка, молчать! -Повысил я голос.
   Барон Понтий сразу же замолчал, как будто ему и в самом деле пробку воткнули.
   -Все остальные свободны. Барон Понтий, останься. У нас с тобой разговор небольшой будет.
   -Ваше Величество, пощадите! -Барон рухнул на колени, как подрубленное дерево. -Поща-а-а-ады! -На надменном лице, мигом превратившемся в маску, потекли крупные мутные слезы.
   Так. Что же такое-то придумал барон Понтий для графа Урия?
   -Рассказывай давай. А вы тут что встали? Все за дверь!
   Ну, начал барон Понтий рассказывать.
   Пришел как-то в Королевский Университет граф Урий. Он уже тогда немалую силу имел, все причастные поразбежались по щелям и кабинетам, дабы ему случайно на глаза не попасться. Походил граф походил, да и ушел, так никого и не приказав тащить с собой на жуткую расправу. А через некоторое время особняк барона Понтия посетил граф Мор, собственной персоной. И пригласил на беседу, от которой невозможно отказаться. Делать нечего, собрались, поехали. Граф Урий уже ждал, дожидался в Западной башне.
   Вопреки ожиданиям, барона не потащили сразу на дыбу, а задали ему некоторые вопросы. Очень графа Урия интересовало, нельзя ли как-нибудь принца разбудить? А если нет, то нельзя ли как-нибудь сделать наследника престола от принца? Ведь барон такой известный акушер, больше половины детей у него выживает, очень хороший результат!
   В этом месте захлебнувшему слезами от жалости к самому себе барон Понтию принесли воды, барон выпил, дергая кадыком под мой изумленный взгляд. Как это - "больше половины"? А остальная-то половина куда, а? Получается... Брр, даже жуть подумать, что получается. Ну, вот такое вот Средневековье. Тут не только антисанитарными клинками друг друга рубят, но ещё и вот такая медицина, от которой загнешься быстрее, чем от стали.
   Барон меж тем кружку в сторону отставил, и продолжил рассказ.
   Итак, предложили, выдали задаток, и начал барон стараться.
   Для начала набрал пацанов в Мойке и предложил им во сне крестьянку из беглых, те на всё согласны. Не сработало, пацаны просыпались во время процесса. Потом экспериментатор пошел дальше, давал горный отвар... Пацаны спали, девки старались как могли. Забеременевшей была обещана свобода.
   Ну, поэкспериментировали, а потом перешли на принца. Нашли какую-то дворянку обедневшую, меня уложили пузом вверх, привели даму и... Дальше барон краснел, бледнел и заикался, но общая суть ясна.
   -Ну ты, барон, и даешь. -Сказал я. -Давай, рассказывай, дальше что было?
   -Ннннечего...
   Ну, не получилось у них ничего, короче. Не наступило естественной физиологической реакции. Несмотря на примененные средства вроде шелкового шнурка... Тьфу ты, господи. Честное слово, будь это тело моим изначально, то я бы точно не удержался, и посадил барона на кол. Причем не один раз, а по три раза за все подробности. Это ж что удумал, гомопедина страхолюдная!
   -Короче, барон, слушай меня. Извращенец ты старый, а не доктор, вот ты кто. Ещё раз наедешь на мастера Клоту, который меня лечил, я тебе отрежу... Знаешь, что? О, гляди, догадался, не зря ты доктор. А теперь давай-ка сходи вон. И чтобы мне из столицы не уезжал! Узнаю, что уехал, найду и точно отрежу! Пшел вон!
   Барон Понтий попробовал подняться, да ноги его не держали. По знаку Иштвана в зал запустили двух его слуг, те подхватили своего хозяина и вынесли за дверь.
   Адью, добрый доктор.
   -Каков фрукт. -Сказал я. -Граф Слав, вашего же поля ягода. Что это вы его сюда пропустили?
   -Он не поставил меня в известность, Ваше Величество. Барон Понтий происходит из древнего дворянского рода, к которому принадлежат Закатные герцоги. У него большое влияние...
   -А знания и умения?
   -Этого, к сожалению, не хватает. Барон Понтий куда как чаще прописывает дамам в салонах маски из свежей свиной кожи или вплетал шиньоны, чем занимался ранами или болезнями. Его слава как акушера... Она была довольно давно.
   -Вот уж понятно. Граф Слав, так разговор с вами. Вы подобрали себе преемника на посту декана факультета врачевания?
   -Да, Ваше Величество. Барон Костин. Хороший хирург, но ещё лучший руководитель кафедры хирургии, вот уже десять лет как. Думаю, что и деканом он будет хорошим.
   -Вот и ладно. Ваша задача теперь - казначейство. Ищите специалистов, делайте что хотите, но чтобы все было у меня в порядке. Кстати... А кто у нас ректор-то Королевского Университета? Что-то этот вопрос мы пропустили...
   -Ректор граф Велий. Только он уже давно не занимается ничем, ему кувшин с крепленым вином милее.
   -Хорошо. Через полгода должны пройти выборы, на которых определится более ответственный ректор такого важного заведения, как Королевский Университет. Если понадобится, то я помогу гвардией. Это также ваша задача, больше к ней не вернемся. Да?
   -Да, Ваше Величество. -Граф поклонился, и выжидательно на меня уставился.
   -Что ещё?
   -Ваше Величество. -Граф снова почтительно так поклонился. -Не могу не заметить Вашему Величеству, что методы мастера Клоту...
   -Что?
   -Эта его дезинфекция. Мыть руки - я ещё могу понять, но вот зачем их мыть этим странным раствором? Он же жжется! Если им мыть часто, то что потом будет с руками? Руки для врача - это самое большое его сокровище! *
  
   * - граф Слав практически точно приводит возражения против дезинфекции посредством раствора хлорной извести, который выдвигали врачи XIX века.
  
   -А если не мыть, то что будет с пациентами?
   -Да как это связано? Мастер Клоту рассказывает какие-то сказки про мельчайшие существа...
   -Граф Слав! Я могу только повторить. Грязь...
   -Ваше Величество! -Граф Слав так разволновался, что меня перебил, а я даже и не понял поначалу. Это у нас там, в моём мире, помело можно особо не привязывать, а тут-то я какой-никакой, а король! Отреагировать, что ли?
   -Никто не подходит к пациенту грязным! Руки все моют... Даже с мылом... И раны промывают водой... Но мыть этой дьявольской жидкостью не только руки, но ещё и хирургические ножи... Это уже лишнее!
   -Граф Слав! -Я хлопнул ладонью по столу. -Вот вы мне скажите, люди-то выживают? Вот наши раненые? Выживают? Да или нет?
   -Ну, Ваше Величество, работали самые лучшие врачи...
   -А у мастера Клоту люди чаще выживают, чем у остальных?
   -Ваше Величество...
   -Вот тебе и "Величество". Если люди у него выживают чаще, чем у вас всех остальных, вместе взятых, так что же вы его травите-то все разом?
   Давно ещё, в школе, читал я историю того человека, который додумался до дезинфекции, уж не помню, как его звали*. Так вот, тяжко тому человеку пришлось. Мало того, что его открытие всячески зажимали, так и самого затравили до сумасшедшего дома, где он и сгинул. И возражения-то приводили почти как граф Слав - как же можно травить чуткие и нежные руки хирурга какой-то там хлоркой!
  
   * - в 1847 году хирург и акушер Игнац Филлип Земмельвейс впервые применил дезинфекцию при помощи раствора хлорной извести, этим удалось значительно снизить смертность рожениц. Врачи того времени к открытию отнеслись отрицательно, изобретателя долго и настойчиво травили. Метод получил призвание только после смерти ученого (по иронии судьбы, от сепсиса).
  
   Как водится, о пациентах подумали в последнюю очередь. И вот теперь мне точно надо отстоять мастера Клоту от нападок врачей, ибо сожрут они мастера. Он для них чужой, совсем чужой. Да ещё и денег зарабатывает много, Вихор по секрету обмолвился, что у мастера много-много клиентов теперь стало. Отбою просто нет. А от других докторов бегут...
   Если роды принять или рана какая - так все теперь к мастеру Клоту. А как же, он же даже принца вылечил!
   Ну, конечно же, местные недовольны. Как же так, мы же патриоты! Мы же готовы принца даже бесплатно лечить... Или опыты ставить. А тут...
   -Граф Слав, мне не очень понятна позиция врачей Соединенного Королевства. Если пациенты выживают у мастера Клоту, а не выживают у остальных, так, может, в рассуждениях мастера Клоту есть рациональное зерно?
   -Вы говорите верно, Ваше Величество. Но врачебное искусство, проверенное временем, не терпит торопливости и изобретательства.
   -Вот если не терпит, так пусть кто-нибудь проверит, насколько часто выживают пациенты у мастера Клоту. И насколько часто у других. И если мастер Клоту окажется в выигрыше... То вы, граф Слав, наш спор проиграли. И прямо с высокой кафедры Королевского Университета заявите, что дезинфекция есть вещь полезная и всегда должна применятся всеми. Ежели же нет... То тогда я никогда не буду лезть в ваши дела. Договорились?
   Граф Слав молча кивнул.
   -Ну, вот и решили. Ладно, я в город, а вы ещё решайте.
   А ещё у меня были в городе дела, причем немаловажные. Ну, какие ж дела ещё могут быть у короля? Маленькие, большие и немаловажные.
   А кроме шуток, мне были нужны корабли. Причем очень.
   И вот зачем.
   Ну да, весь запас ламп мало-помалу раскупили. В вялом темпе раскупили также и замки, и зажигалки. Пытались купить и гранаты... Их пока что не продавали, правда, была у меня мысль потихоньку и за большие деньги тренировочные продавать. Пусть себе побалуются, рано или поздно всё равно секрет пороха откроют.
   Но пока что держался, цену набивал.
   И вот если б отправить корабли с грузом в другие страны... И продавать там всё это, минуя посредников... То можно бы было получить прибыль чуть большую, чем дают мне сейчас. Да и выйти на совершенно иные объемы производства. Той же руды железной закупить, а то тут только слитки, крицы, а руды-то и нету уже. Мастера-кузнецы скорее механики, они с рудой не работают, только с готовым уже железом. А это не есть хорошо. Была бы руда, были бы и домницы... Были бы домницы - был бы чугун. А был бы чугун, я бы уже пушки отливал давно.
   Кстати, кто-то же мне там обещал корабли, даже в торговый дом хотел войти? Мастер Андрей! Точно-точно!
   Ну, и поехали сразу к нему.
   -Барон Шорк! Собирайтесь, у нас выезд в город!
   Домчали до знакомого дома быстро. Вот улица, вот ворота.
   Соскочил с лошади, отодвинул барона Шорка, который всегда почему-то оказывался у дверей раньше, чем я, и решительно взялся за молоток-колотушку, и решительно постучал.
   Никакой реакции, ворота закрыты.
   Ну, мы не гордые, мы ещё постучим... Пока что не гордые.
   Снова закрыты.
   Я уже начинал злиться.
   -Они там оглохли все, что ли?
   -Можно перебраться через стену, Ваше Величество, она не такая большая... -Барон Шорк задумчиво глянул на гребень стены. -Если позволите, то я...
   Не успели, со скрипом распахнулась калитка. Слуга, увидев процессию нашу, охнул. Узнал меня, конечно же, какой ещё мальчишка будет тут разъезжать с такой-то свитой?
   -Что застыл, отворяй давай. -Буркнул я недовольно.
   -Мммм.. Мммм... Мастер Андрей примет вас, Ваше Величество! -Глубоко поклонился мне слуга.
   -Да куда он денется.
   Пригласили в дом, конечно же.
   И чем дальше мы шли, тем меньше мне тут нравилось. Общая картина запустения. Ровные ещё на прошлом балу песчаные дорожки по краям рассыпались, пруд в мусоре, стены и то какие-то унылые, и, кажется, даже грязные витражи в окнах.
   При свете для поместье производило не самое лучшее впечатление. К тому же, что-то тут недавно горело, черные языки сажи вытянулись вверх из пары окон первого этажа.
   Ну ничего, сейчас я это сонное царство встряхну от души.
   Мастер Андрей встретил нас на пороге.
   Я аж с шага сбился. Решительно вот так шагал, мерил землю, впечатывая подошвы сапог в песок, и тут как на стену натолкнулсяо.
   Мастер Андрей... От него осталось половина. А как это? А вот так. Когда человек теряет что-то многое... То он становится вот таким. Серое лицо, одутловатое, опухшее. Набрякли щеки, и заострились скулы. Одежда в порядке, но неряшливая, такое ощущение, что натянул её мастер Андрей, да пошел куда глаза глядя, не сильно заботясь, что куртка у него расстегнута и концы пояса в ногах путаются. На рубашке свежие пятна от чего-то съестного.
   А самое главное, это глаза.
   Мертвые такие глаза, мертвенные, спокойные. Ничего не выражают. По уголкам глаз пробежали гнусные морщинки, веки потемнели. И смотрели глаза куда-то вдаль, мимо меня, справа и слева. Равнодушный такой взор, мертвенный.
   -Ваше Высочество... -Мастер меня заметил, поклонился автоматически.
   -Величество уже. -Поправил я. -Зайти-то можно?
   -А зачем? -Безыскусно спросил мастер.
   Я едва не подавился. За моей спиной завозился барон Шорк, но я плечом оттеснил сначала его, потом мастера Андрея и прошел во двор. Слуги, очень немногочисленные, уже не посмели мне препятствовать, расстелили ковровую дорожку да разбежались по углам.
   Мастер Андрей стоял истуканом.
   -Мастер, мы можем поговорить?
   -Поговорить? -Переспросил он.
   -Да. Поговорить. Наедине.
   -Можем.
   В небольшой комнатке, куда бледные до синевы слуги внесли поднос с фруктами и удобные мягкие кресла, и состоялся наш разговор.
   Я рассказывал, что мне нужен флот. Нужно погрузить товары и плыть в дальние моря, чтобы все это продать, получить прибыль... Мастер Андрей кивал, даже вставлял какие-то реплики. Но оставался безучастным совершенно.
   Под вечер деликатно постучались слуги, внесли и расставили свечи.
   Мастер Андрей молчал.
   Я пригляделся.
   Плохо выглядит мастер Андрей. Очень плохо.
   И тут я понял, что делаю.
   Да до меня ли ему? Да ему сейчас вообще все равно, начни убивать, так попросит побыстрее! А я тут о каких-то кораблях, о каких-то прибылях...
   Половина от человека осталось, вот что.
   -Подумай, хорошо? Я пойду.
   Мастер Андрей никак не отреагировал.
   Я вышел наружу, глотнул свежего воздуха. Спустился по лестнице, кивнул барону Шорку, который так и простоял все это время под дверью.
   -Ваше Величество. -Настигло меня сзади, когда мы уже шли по двору к выходу.
   -Что такое? -Оглянулся. На меня глядел старичок лет так полста, худой и седой, как лунь. -Что тебе надобно, старче?
   -Ваше Величество, позвольте слово молвить?
   -Да молви.
   -Наедине.
   -Ну...
   Прошли по саду, вокруг озера. Граф Шорк бдительно поглядывал по сторонам.
   Вот, вроде бы отсюда нас услышать не должны.
   -Ваше Величество, я дворецкий. Я знал мастера Андрея ещё с малых лет, наша семья всегда служила его семье, вот уже три поколения. -От гордости старик стал ещё больше, надулся весь так, набрал воздуха. -Ваше Величество, мастер Андрей... Он...
   -Давно он такой? -Перебил я дворецкого.
   -С тех пор, как казнили его старшего сына.
   -Понятно. Что остальные сыновья?
   -Они... Проводят слишком много времени в "Быке", Ваше Величество. А сюда заезжают только тогда, когда им надо денег.
   -Понятно. -Ещё раз протянул я. -Кто наследник-то?
   -Должен был стать мастер Курт, Ваше Величество.
   -Кроме него?
   -Кроме него никого нету. Молодые господа Влад и Иван следующие по старшинству. Они сейчас в "Быке". Игорь слишком мал. Больше детей мужского пола у мастера Андрея нет.
   -А что же с семейным делом мастера Андрея?
   -Оно разваливается, Ваше Величество. Сейчас начало сезона, корабли должны отправляться, но отправилось разве что половина. Остальные сейчас в порту. Мастер Андрей не заказал припасов на плавание, а у его капитанов денег нет. Если так и дальше будет идти, то капитаны и команды разбегутся по другим торговым домам.
   -Обидно.
   -Да, Ваше Величество. -Поклонился дворецкий.
   -Но понятно. Хорошо. Есть кто-то, кто может взять на себя управление торговым домом?
   -Нет, Ваше Величество. Мастер Андрей решал все сам. Только в последнее время она начал готовить Курта. Но Курт... Его...
   -Не продолжай. -Прервал я. -Надо подумать. Так, слушай. А дети женского пола? Им можно передать наследство?
   Созрела у меня одна мысль.
   Если нет мастера Андрея, то можно попробовать обойтись без него. Просто сделать ещё один кооператив под внешним управлением. И передать наследникам, как только те придут в силу.
   В принципе, идея-то хорошая. Но как-то... Даже и не знаю. Отвернутся от меня все купцы, какие только есть, за такой фортель. Это же как у живого человека вырвать из рук кошелек, и сказать, что теперь я сам за тебя все покупать буду, сам лучше знаю, что тебе, бестолковому барану, надо.
   Но и корабли-то нужны! Отвезти в дальние края все эти мои изделия, обменять их там на деньги...
   Короче, думать надо.
   -Хорошо, почтенный мастер...
   -Я не мастер, Ваше Величество.
   -Как твоё имя?
   -Велир, Ваше Величество.
   -Вот и хорошо, почтенный Велир. На тебя пока что возлагается задача сберечь дом и имущество, которое тут хранится. А на неделе я решу вопрос с мастером Андреем. Либо он сам придет в себя, либо я назначу людей, которые будут управлять торговым домом до тех пор, пока настоящий наследник не вступит в силу.
  
  

Глава 16

  
   Посмотри какая попа
  
   Красная Плесень
  
   -А что ещё тебе не нравится? -Спросила у понурого Мишки "Анастасия и просто так". За без малого год, что я её не видел, девушка чуть прибавила в росте и фигуре. И это не скрывали ни в меру обтягивающие джинсы, ни такая же в меру обтягивающая футболка. Когда Анастасия резко поворачивалась или набирала воздуха в грудь для очередной отповеди, то становилось понятно, что футболка-то эта слишком обтягивающая. Без лифчика.
   Я вздохнул и отвел глаза.
   Разговор шел вот уже полчаса.
   Началось-то все с того, что Мишка попросил Анастасию на "Очень Серьезный Разговор". Анастасия согласилась, и пригласила Мишку в тот самый пионерлагерь, где мы уже бывали. Типа она на лето пока что там живет, с друзьями. Ну и Мишку тоже к себе приглашает.
   И вот теперь Мишка разговаривал. Говорил, что ему не нравятся новые друзья "Анастасии и только так", что тут не очень хорошо, что ребята смотрят на Настю как на кусок мяса, что компания тут опасная... И что раньше-то было хорошо, когда тут народ получше был, а теперь вот все под вечер либо курят, либо пьют. И что спортом уже не занимаются, мечами деревянными не машут. И что зачем тогда они тут собираются, не понятно, и это тоже нехорошо. "Анастасия и только так" кивала и изредка говорила, что это её друзья, и это всего лишь мелкие недостатки.
   И на колу мочало, начинай сначала.
   Вот, видно, сторона исчерпала аргументы, и оба замолчали. Настя настороженно, а Мишка обреченно как-то.
   Я поглядел вокруг, напуская на лицо серьезное выражение. Ну вот, и разговор кончился. Ни до чего они не договорятся, и не договорились бы. К тому же, со стороны-то все прилично выглядит. Ну, собрались молодые люди и несколько старичков. Ну, тренируются, вот идолы повырезали из дерева, поклоняются им. Реконструируют прошлое, так сказать. Обосновались в брошенном пионерлагере, так куда им ещё пойти-то, к тому же пионерлагерь все равно брошенный. Молодежь при деле, не наркотой ширяется и не пиво трескает в подворотне.
   Только вот что-то не так в этой картине, что-то не дает положить нарезку слайдов "реконструкторы на развлечении" на полочку памяти да и забыть про это.
   Краем уха выслушивая разговор Анастасии и Мишки, зашедший по очередному кругу, я принялся анализировать происходящее. Быстро, словно я сейчас в своем дворце, и надо срочно выдать именно ту реакцию, которую от меня ждет уважаемое общество графинов и моей матушки-королевы, ни дна им ни покрышки.
   И быстро пришел к определенному выводу.
   Фальши тут многовато. Все какие-то показно благостные и добрые, вот что. Не бывает такого. Словно у меня во дворце, когда идешь по коридору, всегда тебе все улыбаются. И когда при королеве жил, улыбались, и теперь тоже улыбаются, а сами пытаются тебя в темную использовать на полную катушку.
   Вот и тут так.
   Молчана нету. Пары человек, которые тоже тогда были, тоже нету. Нет Милены, нет Куда-то пропала смешливая повариха Ярослава, на раздаче каши теперь стоит мутноглазая девушка наружности институтского ботаника, ну точно наш Очко, разве что в длиной белой юбке "под старину", подслеповато нам улыбается через толстые очки.
   Да и количество транспорта поубавилось и изменилось. Теперь около главного здания, где я тренировался стрелять зимой, торчит большой автобус, ПАЗ, водила с благостным взором что-то ковыряет под поднятым капотом, рядом с ним помощник, выкладывает на брезент детали одна к одной, моет бензином.
   Там, где раньше были тренировочные площадки, теперь никого нету, там свален или мусор, или ветки с зимы, или вообще машины стоят. Тренировочных мечей и копий ни у кого не видно, в круг силушку попытать, потренироваться, никто не сходится. Все разбились по кружкам, и о своём бормочут, нас не трогают.
   Один такой кружок не очень далеко от нас, человек восемь сели вокруг намалеванного холста и слушают выступления худощавого интеллигента в тонких очках и надвинутой на самый лоб черной бандане с красными черепами, этакого пламенного поэта. Поэт машет руками что ветряная мельница, что-то обводит на холсте, что-то показывает, горячится. Благодарные слушатели благодарно кивают.
   Дрищ-лектор. Блин, до чего же мне кого-то напоминает, да вот никак не могу понять, кого же именно!
   Ещё несколько таких же групп поодаль. Трое человек неторопливо тюкают блестящими топорами по бревнам, готовят дрова для костра. Несколько девушек в простых белых платьях до пят таскают им хворост.
   И все те же благостные лица у всех. Как один.
   А ещё около нас вот уже минут пятнадцать отирается группа поддержки. Пара благостных типчиков в длинных холщовых рубахах, из-под которых торчат простые синие джинсы, смурно на нас глядят, и нет-нет, и огладят царапучим взглядом Анастасию со спины.
   Поглядел я на них, и тут же взгляд в сторону.
   Не только Мишка привел группу поддержки, Настя тоже к этому разговору готовилась. Или её готовили?
   Почему-то мне тут стало нравится все меньше и меньше.
   -Миш, ты меня в последнее время удивляешь. -Резко отрубила Анастасия. -Очень удивляешь. Тебе чего не нравится-то? Ты, может, просто ревнуешь? -Подпустила она в голос некоторой ехидцы.
   Я едва не подавился. Нда, кажется, девушки все привыкли объяснять через призму самой себя.
   -Нет! -Запротестовал Мишка.
   Ну чё "нет", ну чё "нет"-то? Когда даже мне ясно, что да. Со стороны-то виднее, Михалыч.
   -Доброе утро, молодые люди! -Поздоровался с нами Хорс.
   Я едва не подпрыгнул. Тихо же подошел, зараза такая. Здоровенный, даже, кажется, ещё больше обрюзгший, с неким ореолом властности близ чела, Хорс в простой рубахе и таких же простых джинсах глядел на нас умиротворяющее. За его спиной плавная такая девушка, в простом платье, натуральная блондинка с синими глазами и курносым носиком, теплая, домашняя и какая-то подторможенная, улыбнулась поочередно сначала мне, а потом и Михаилу. Паренек, не крепкий, а какой-то мелкий и худой, тоже улыбнулся. Темненький такой, с самым простым и незапоминающимся лицом, поверх рубахи накинут жилет-разгрузка с кучей кармашков, которые забиты разной мелочью.
   -Анастасия, Михаил, Сергей... Рад вас видеть снова. Давненько не было! Сергей, Милена про тебя спрашивала, где же ты? Всего один раз у нас побывал, да и запропал что-то. Михаил-то с Анастасией чаще заглядывают! А что вы на пороге-то стоите, проходите, Александра вот уже обед приготовила, мы рады будем...
   Пара типов расплылись в улыбках и закивали. Да-да-да, рады-рады-рады будем, приходите!
   Мне это ещё больше не понравилось.
   -Да удобно ли? -Осторожно подбирая слова, начал говорить я. -Люди-то мы тут чужие...
   -Удобно-удобно! -Заверила меня плавная девушка за спиной Хорса и чарующе мне улыбнулась.
   -А что смущает, у нас хорошим людям рады! -Поддержал её Мелкий. Вышел вперед, протянул мне руку для рукопожатия. -Властимир.
   -Александра. -Представилась блондинка, похлопав глазками.
   -Сергей! -С энтузиазмом пожал потную руку я. Тут бы нам с Михаилом и двинуть до хаты, тем более что автобус от станции отходит вскорости, а до станции ещё топать и топать, да...
   -Ой, Миш, хватит тебе уже! -Сказала Анастасия, хватая Мишку под руку и таща его к костру.
   Ну, в конце-то концов, от одной ночевки вреда не будет?
   Стараясь держать дистанцию от блондинки, я направился за ними.
   Ох, не нравится тут мне, ох и не нравится!
   Мишка, как баран на бойне, покорно шел за Настей, а я плелся за ним, потому что не мог оставить друга одного. Тем более тут.
   Ох, и как же нам тут рады все были!
   Все работу бросают, руки пожимают, в лицо улыбаются, за жизнь спрашивают... Будто не на слете реконструкторов я оказался, а в родном дворце. Только вот охраны тут нету. Граф Виктор и барон Шорк мне бы явно не помешали.
   Мишку вела Анастасия, я старался не отставать. Александра затесалась за мной.
   -Ой, Сережа, давай я тебе тут все покажу. Вот смотри, вот этот корпус мы сами реставрировали... Что тут только не было! Вся штукатурка со стен осыпалась, а на втором этаже нашли самые настоящие списки пионерской организации, представляешь?
   Как раз тот, в котором я стрелять учился. После чего и перенесся пистолет в тот мир. Хорошо получилось.
   -Пошли, посмотрим! Ты кто по специальности, кстати?
   -По металлообработке. Студент. -Я позволил увлечь себя в сторону, кинув злой взгляд на Мишку. Тому уже хорошо, около него Настя хлопочет. Она же Анастасия, и только так.
   -Вот здорово, а я тоже! Второй курс!
   -Вот это да! -Воскликнул я. -Значит, мы коллеги?
   Очень хотелось от приятной блондинки отвязаться, да и вообще свалить отсюда. У меня Маша есть, и изменять очень плохо! И к тому же, мне больше стройненькие нравятся.
   Да, хорсовцы поработали тут очень хорошо. Весь мусор, скопившийся за время после перестройки, вынесли и отнесли на свалку, обвалившуюся штукатурку аккуратно сбили, кое-где даже раствором подмазали, вставили некоторые двери, стекла. Корпус потихоньку превращался в место, где можно жить.
   Народу на пути встречалось не очень много. Александра здоровалась со всеми, улыбалась, ей улыбались в ответ. Представляла меня, мне тоже улыбались, я тоже улыбался в ответ.
   Короче, все улыбаются.
   -А вот тут столовая, тут обед готовим на всех!
   Ага, прогресс. Уже не костры, вот уже большая такая столовая. Восстановили почти что все, плиты сдвинули в угол, оставили только несколько котлов и больших сковородок. В котлах что-то варится, булькает. За окно выведены трубы мощной вытяжки.
   -А вот тут собираемся по вечерам, танцы...
   Актовый зал, или ещё что-то такое. Сохранились даже алые потрепанные занавески. Кресла собраны в кучу в углу, пол подметен, в другом углу сложены маты и туристические коврики-пенки, все чистое. Занавески на окнах. На сцене висит большая белая простыня, на столе около входа проектор.
   Комнаты тоже сделаны, дверей нету, правда, занавески одни, но видно, что внутри лежат те же туристические коврики и спальники.
   Серьезно тут они обустроились.
   -Саш, а сколько вас тут вообще?
   -Александра. -Поправила она меня. -Так лучше. Я полное имя люблю. Нас вот уже сто человек. Многие тут и живут тоже...
   -Да? -Я проглотил резонный вопрос "а на какие деньги?". Ну, мало ли способов? Дач вокруг очень много в последнее время появилось, всем нужно круглое катить, квадратное тащить. К тому же, не удивлюсь, если многие из них в городе работают.
   -А чем вы тут вообще занимаетесь, Са... Александра?
   Она словно и ждала того вопроса.
   -Старину нашу изучаем, по мере сил пытаемся восстанавливать. Многое же забыто незаслуженно при коммунистах, многое вообще порушено. -Она вздохнула, и чарующе мне улыбнулась. -Мы просто люди, которым вместе хорошо. А ещё мы по экспедициям вместе ездим, ищем вещи древние, реконструируем их.
   Ну да. А почему же остальные - тот же Молчан, и кто там с ним ещё был - они-то почему тут не участвуют? Почему же Молчан так не любит этих людей? Были причины, за что?
   Нет, не нравится мне это место.
   Чем дальше, тем больше не нравится.
   Погуляли и по окрестностям, уже тепло было. Александра показала мне идолов, вырезанных, по слухам, Хорсом ещё давно.
   -Вот, гляди, это сам Хорс делал. Ещё при советах. Красиво, правда? -И она прижалась ко мне боком.
   Я сделал вид, что не заметил. Мишка с Анастасией вообще куда-то запропали... Надо обратно идти!
   -Вот, смотри, это скандинавские боги. Вот этот бог Один, отец богов. Представляешь, на него часто вороны садятся, вот сюда. Мистика, правда?
  
   * - в скандинавской мифологии два ворона - Хугин и Мунин - спутники Одина.
  
   -Ага. -Подтвердил я, хотя ничего не понял.
   В своё время Хорс развлекался вовсю, тут было штук десять идолов только законченных, и ещё в кустах притаились те, которые не завершили.
   Сегодня я стал осматривать местность более тщательно.
   Как бы полянка небольшая, по её окружности стоят вот эти самые идолы, а в центре кострище. Земля в золе и пепле от большого костра.
   Александра снова заметила мой взгляд.
   -Вечером через костёр прыгать будем... Сегодня праздник, день Весеннего Солнцестояния. В этот день мужчины и девушки древних славян приходили на полянки своих древних богов и прыгали через костёр. Этот день всегда был очень важен для наших далеких предков! *
  
   * - фантазии. В дальнейшем Хорс смешивает реально существующие события и мифологию с фантазией.
  
   -Ага, ну да. -Надо бы свалить отсюда пораньше, пока совсем плохо не стало. И Мишке сказать, чтобы с Настей своей разговаривал не тут, а там, где народу адекватного побольше. Или вообще с её родителями поговорил.
   Хотя, судя по тому, что дома-то она не живет, а живет тут...
   -Александра, а ты давно тут?
   -Вот уже второй год пошел. -Спокойно ответила она. -Раньше в деревне жили, по соседству, да там местные жители сильно неспокойные, как напьются, так и идут грозить. Несколько раз поджечь пытались. Вот и пришлось оттуда уйти. Тут нам хорошо, никто близко не подходит. По лесу полдня идти...
   Да, это точно. Я тогда даже на лыжах полдня потерял да ещё и поплутал малость, прежде чем сюда добрался.
   -Серег! -Мишка выглянул на полянку. За ним в кильватере шла Анастасия, и лица у обоих были какие-то спокойные, можно сказать даже веселые. Договорились, что ли?
   О, когда сюда шли, у Мишки футболка была распущена поверх джинсов, а теперь заправлена. И у Анастасии его одежда тоже немного не в порядке.
   Значит, точно договорились. До чего-то. Вот только хорошо бы знать, до чего именно.
   -Мих, ты как сам? Вообще, время сколько знаешь? Пора обратно до электрички топать.
   -Да куда вам! -Твердо взяла меня под руку Александра. -Темно уже. Оставайтесь у нас, места всем хватит! Потеснимся, не впервой! А вечером через огонь прыгать будем, с нами пойдете?
   Мишка улыбнулся, а я сказал про себя матерное. И в самом деле, не вариант уже. Пока ещё до станции дойдешь. Тут уж лучше сразу до шоссе идти, попутку ловить!
   -Конечно, не вопрос! -Сказал я громко. И зло посмотрел на Мишку. Тот только плечами развел.
   Девушки ощутимо расслабились.
   Вернулись к лагерю, меня и Александру сразу же определили на сбор дров. Выдали небольшой плотницкий топорик, несколько веревок, Александра сбегала и одела штаны поплотнее. В лесу ещё было достаточно прохладно.
   Помалу так собираем.
   -А ты где учишься? -Вдруг спросила Александра у меня как бы невзначай.
   -Да есть тут один институт... Александра, давай не будем про грустное. У меня ещё сессия скоро, а там и конь не валялся! А ты сама учишься, работаешь, если не секрет?
   -Да, в Институте Химических Технологий, на психолога...
   Ну да, знакомо. Меня не удивляет, даже у нас экономико-психологический факультет открыли сразу после перестройки, куда ж деваться-то, когда денег очень хочется? А уж остальным-то... Была б аудитория, а преподавателей найти чуть сложнее, чем кассиров, которые деньги собирать будут.
   А Александра мне меж тем рассказывала, как у них хорошо и приятно тут, "с друзьями". Ну, восстанавливают они древнюю культуру этих мест, так что же такого-то? Никому ж не мешают. И интересно тут у них, по всей стране ездят при экспедициях, ищут вещи древние.
   Кстати, Сереж, а ты чем в жизни занимаешься, а? Не хочешь ли через костры прыгать? Пошли, нас уже ждут!
   Короче, с каждым мигом мне тут переставало нравиться все больше и больше.
   Прыжки через костёр поставлены неплохо. В центре поляны разожгли костерок, и пары мальчик-девочка весело через него прыгали. Не очень-то и большой костерок, в него постоянно дрова подбрасывают.
   -Пошли! -Александра схватила меня за руку, повлекла туда. Я не сопротивлялся. Пара шагов, упруго оттолкнуться, прыжок... Ух, перелетели. Даже пятки не опалили. Регулярные тренировки, а как же - я и не так прыгнуть могу.
   Рядом со мной раскрасневшаяся Александра, глаза сияют.
   -Давай ещё раз, позже! Когда большим будет!
   -Кто? -Тупо спросил я.
   -Костёр же!
   Я поглядел на пламя. Парочка человек с добрыми лицами уже подбросили дров, огонь взметнулся сильно повыше моего пояса.
   А что, перепрыгнем.
   -Ярило! -Дико заорал парень в очередной парочке, сигая через костёр. Плохо прыгнул, едва дрова не разметал, девушка его много лучше пролетела.
   -Лель! -Заорала следующая пара хором.
   -Ярило!
   -Лель!
   -Приди, весна-красна... Перун облака разгони! Дай нам свет свой! -И дальше какой-то неровный бред не в лад. Упоминалось практически весь старославянский пантеон, знакомый мне по школьной программе, и даже парочку новых. Почему-то мне показалось, что сами неоязычники не представляют себе, когда и куда какой бог идет, просто лепят все в кучу, лишь бы красиво было.
   Ну да, красиво получалось. Ночь, костёр, люди в долгополых рубахах запалили факелы, что-то пели, братались, пили что-то из больших и плоских чаш, похожих на розетки для варенья. Периодически прыгали через костёр, вспыхивали снопы искр, когда очередные смельчаки перелетали через На поляне собрались уже почти что все. Пары подходили, прыгали. В углу виднелась массивная фигура Хорса в окружении приближенных.
   Та самая повариха-ботаничка.
   -Испробуй медовухи, братие. -И протягивает мне плоскую кружку, в которой что-то плещется, отражает свет звезд и факелов. Я с благодарностью принял чашу обеими руками, поднес поближе - в нос шибанул запах не очень хорошей водки и меда. Прижал к подбородку прямо под нижней губой, запрокинул голову. В темноте-то не заметно, что гадость по усам полилась.
   -Спасибо, красавица.
   Ботаничка улыбнулась мне, а я тишком, тишком и чашку на фиг, на землю опрокинул. Мне ещё не хватало напиваться. Ночью-то трезвым надо быть, потому как тут пьяный усну, там пьяный проснусь. А там мне пьяным быть ну никак нельзя.
   Народу становилось все меньше и меньше. Пару раз попрыгав и испив медовухи, пары рассасывались по окрестностями. Кто-то отправился в здания, кто-то в лес пошел с факелами. Большая группа с факелами как раз пошла в сторону леса, освещая себе дорогу и громко призывая разных древнеславянских богов.
   Мишка-то где делся?
   -Пошли, пошли, Иван-цвет искать! -Потянула меня за руку Александра. Я уже придумывал, как бы половчее отказаться - по лесу в темноте мне лазить совсем не улыбалось, да ещё и без фонарика.
   Спас меня от ночной экспедиции Хорс. Подошел тихо, улыбнулся, попросил Александру помочь кому-то там, а то гостей много, всех не разместить, а меня потащил под стенку, где лавочки были. Сейчас пустующие, все пошли Иван-цвет искать. Знать бы ещё, что ещё за такой Иван-цвет.
   -Как тебе у нас? -Отечески улыбнулся Хорс.
   -Да великолепно. -Честно ответил я. -Я такого даже на празднике в Коломенском не видел, в прошлом году! А уж как всё сделано...
   Поболтали ещё чуть о том, о сём. Хорс интересовался, где я учусь, и хорошо ли.
   -Анастасия говорила, вы с Михаилом охранниками работаете?
   -Да работаем. -Сказал я. -В свободное от учебы время. Скорее так, в свободное от работы время учимся. Жить-то на что-то надо. -Я старался быть как можно веселее. Ну праздник же, что грустить?
   -Да не в укор, понимаю... Сам в своё время вагоны разгружал, что на станции. Собирались там большой компанией, разговаривали о России, о Боге, о месте людей в мире... -Хорс мечтательно прищурился.
   Я покивал согласно, и про себя пожалел, что остался. Слишком много не очень понятных вопросов.
   -А в армии бывал?
   -Да нет, для того и в институт пошел, чтобы не в армию.
   Хорс как-то неопределенно покачал головой.
   -Да, в россиянскую-то армию лучше не попадать. Калеками возвращаются. У нас ребята тоже из армии есть, есть ещё и сержант милиции, тоже интересуется стариной... -И молчит, небольшая, очень небольшая пауза.
   -Ну, так все возрасты покорны. -Это он кого в виду имеет? Тут Гюго, что ли? Нет, как-то не вяжется Гюго, в миру Алексей, с этим собранием по интересам. И почему он это сказанул-то?
   -А в прошлый раз больше народу было вроде бы? Где остальные-то?
   -Так не пришли. -Легко ответил Хорс. -Холодно ещё. Как потеплеет, так подтянутся все. Много народу будет, мы уже и комнаты для всех почистили. Через недельку, как солнце полную силу наберет, Ярило радуницы освятит, и в каждую комнату повесим. Тогда жить можно будет в гармонии...
   Для меня сказанное прозвучало искренней тарабарщиной.
   -А вот ты в богов веришь? -Вдруг спросил Хорс.
   -Да как-то не очень. -Осторожно ответил я.
   -Крещен?
   -Может, и крещен, не знаю. Сами понимаете, при Союзе дело было, а тогда не приветствовалось. А потом уже как-то не до того спрашивать...
   -Да, у нас многие так делали, принимали веру чужую, греческую. Не ведают, что творят... Поклоняются богу чужому, а про своих, исконных богов, забывают совсем. И оттого такие раздраи у нас в стране постоянно. Когда перунов в Днепр кидали да волхвов жгли, те Русь на тысячу и один год прокляли. С тех пор и повелось, пропала гармония в землях русских...
   Так пообщались на малозначащие темы ещё минут двадцать, неторопливо, интересно даже. Хорс очень умел к себе людей располагать, да не знаю, ладилось ли у него со мной или нет. Постоянно возникали в словах паузы, недосказанности какие-то.
   Оригинальная такая манера речи. Спросит что-то, расскажет пару слов из своей жизни, и потом как бы притормаживается, предлагает и собеседнику что-то рассказать. И внимательно слушал, очень внимательно так.
   Хитрый дядька.
   Ну да игра эта такая, что в неё вдвоем играть можно. Упорно прикидывался тупым, и рассказывал про погоду, про институт даже рассказывал, про доспехи порассуждали да про старые обычаи.
   -Сергей, а ты давно в охране-то работаешь?
   -Да так, не очень. -Даже если я не расскажу, то Мишка проговорится, так что смысла скрывать нету. -Год вот уже точно. А что?
   -Да так... Совета спросить хотел...
   Я молчал.
   -Выкупаем мы лагерь этот. Надо бы вокруг службу караульную наладить, потому как местные лазают постоянно...
   -Да забор поставьте. -Посоветовал я. -Я, в общем-то, студент все же. Точно не разбираюсь. А почему ваших на караул не поставите-то?
   -Да большей частью дети они. Просмотрят ещё что... А так, в любом-то деле профессионал нужен. Может, есть кто на примете?
   -Да нет... -Покачал я головой. -Но вдруг встречу, с вами сведу.
   -Ну, добре. Пошли, а то заждались нас уже. Да и Александре ты понравился. заждалась она ужо...
   Александра меня и в самом деле заждалась. Стоило мне сделать несколько шагов от лавочек, как она появилась откуда-то, схватила за руку, повлекла в лес, дальше и дальше.
   -Пошли быстрее, может, цветок найдем! Пошли-пошли! На реку надо! И так уже опаздываем!
   Речка была тут рядом, совсем рядом, и к ней протоптали хорошую тропинку. На низком песчаном берегу горели костры, пахло травами. Тут и там лежали горки одежды, большей частью аккуратные, парни и девушки плескались в воде. Некоторые уже вылезли, и теперь, в неглиже, грелись у костров вперемешку, кое-как накинув одежку.
   Во дают, моржи. На дворе одно название что май месяц, а всё равно, в воду лезут только так. Ещё и плавать там умудряются, и сидят потом, медовуху с водкой хлебают. С собой целый жбан захватили, вот, в кустах стоит. Здоровенная такая оцинкованная бочка с краником, рядом в беспорядке чашки разбросаны.
   Периодически подходят, наливают себе, выпивают на месте или несут к компаниям. Все веселые уже, несмотря на более чем прохладный ветерок с реки Многие по пояс голые, что мужчины, что женщины, без разницы. Обнимаются и целуются, некоторые пары уходят в лес, подальше от остальных.
   Кстати, не только пары, которые из двоих состоят. Вот точно два парня девчонку повели в лес, заботливо так вынули из её рук чашку с недопитой медовухой, и, поддерживая под руки, повели. Можно было бы подумать, что повели обратно в лагерь, да нет же, ничего подобного, тропинка-то в стороне.
   И надо же было тебе, дура, так напиваться-то?
   Александра сначала потащила меня к медовухе, силой сунула в руки чашку.
   -Саш, я не хочу...
   -Не побрезгуй! -Строго сказали позади. Обернулся. Ого, вот что-то знакомое. Вот этого парня я видел в свите Хорса.
   -Брат Светозов. -Протянул он мне руку.
   -Сергей.
   Рукопожатие у него оказалось крепким, но вялым каким-то. Как будто осьминог чупальцем обвил.
   -Это по старому рецепту готовили. Как в реку войдешь, так холодно, а медовуха тело согревает. -Строго сказал Светозов. -И после весьма полезно. Давай, за здравие!
   Лучше б за упокой.
   Глотнул поменьше из пластмассовой чашки с отколотой ручкой, поморщился. Точно, водка это! Водяра! Или настойка какая-то, водки на чём-то. В алкоголе я никогда не разбирался.
   Я бы лучше коньячка выпил. Или рому. А это... Не поймешь, то ли паленка, то ли что еще.
   -Пошли купаться! -Александра уже скинула с себя верхнюю одежду, оставшись в одних простых белых трусиках. -Пошли! Одежду вот сюда клади, не бойся, никто тут её не украдёт.
   -Ага. -Я тщетно пытался смотреть куда угодно, например, на берег противоположный. Когда-то тут пионеры выстроили пристань небольшую, ржавые железки и доски настила до сих пор торчат из берега. А у неё грудь классная, высокая, упругая... Не у пристани, у Александры!
   -Пошли!
   Назвался груздем - полезай в кузов.
   Быстро скинул с себя одежду, сделал пару неуверенных шагов Голова кружилась. Александра плескалась уже в десятке метров от берега, несколько гребков - на середине реки, а потом обратно.
   Я зашел в воду по пояс. Ледяная, да чтоб так! Бррр! Но чем дальше заходил, тем я больше к воде привыкал. Эх, да что там? Я в том мире в океане купался, а он не на много теплее был, так что была не была!
   Парой шагов зашел по грудь, дно удобное, песчаное, пологое.
   Александра подплыла ко мне, потянула к себе, попыталась закружить, но я стоял твердо, не дался, поймал её и держал за руки. Зря, конечно же, она сразу же оказалась рядом, гораздо ближе, чем мне хотелось бы.
   Так, хватит... Пора выходить... Холодно-то холодно, но как бы не выйти, отчетливо всем показывая, что девушка Александра мне очень нравится и что мне её очень хочется?
   Выскочили на берег, Светозов был тут как тут, немного равнодушно скользнул взглядом по высокой крепкой груди Александры, протянул нам две чаши медовухи.
   Выпили.
   На этот раз прошло легко, гораздо лучше, чем в первый раз. Настойка рухнула в пищевод, почти не обжигая горла, растворилось по венам легкое тепло. Стало неожиданно хорошо.
   Я сел на песок, спиной к костру, стал натягивать джинсы прямо на мокрое тело. Как бы не простудиться...
   Александра прижалась ко мне, ледяная, в мурашках, обняла за плечи. Я еле усидел, с вестибулярным аппаратом творилось что-то неладное, все звуки расплывались, терялись.
   Как тут хорошо... Сколько тут замечательного народу... Как приятно...
   Мне что-то рассказывали, Светозов забрал чаши и удалился, подходили какие-то люди, представлялись, жали мы друг другу руки. Мне подносили медовухи, я первое время держался, а потом как-то поехал, потерял нить сознания просто.
   Помню, как Александра обнимала меня, помню, что я зачем-то её укутал в большое полотенце и обнял, а она вывернулась и прижалась ко мне теплее, помню, что мы, кое-как обсохнув, шли обратно к лагерю, а у меня ещё были силы светить факелом. В этот момент я остро осознавал, что сам, не хотя того, напился.
   Потом небольшой провал, и перед нами лагерный забор, потом лестницу.
   Помню комнату, куда меня положили. Большая пенка, спальник разложенный, места не очень много, но достаточно. Разделся, одежду сложил в угол, с вещами напополам, нашел на ощупь бутылку минералки, отпил пару глотков. Стало легче, но не на много.
   Окно закрыто... Пойти ещё на улицу? Нет уж... Спать...
   Скрипнули половицы, погас свет.
   -Тут? -Риторически спросила меня Александра. Ну, кто же это ещё мог быть-то, сама меня сюда и привела...
   -Да. -Так же риторически ответил я.
   Скрипнула закрываемая дверь, щелкнул выключатель, и слабенькая лампочка на потолке обреченно погасла. Свет Луны сразу же завладел комнатой, окрасил тени в резкие тона. Зашелестел её спальник, ложась рядом с моим, скрипнул старый деревянный пол. Лицо Саши в обрамлении пушистых волос заколебалось в темноте, приблизилось. Я сделал вид, что сплю, а девушка откинула край спальника и скользнула ко мне, прижалась. Теплая какая!
   -Эй, эй... -Нерешительно запротестовал я.
   -В комнатах холодно! А у тебя спальник теплый! -Заявила Александра. И завозилась, устраиваясь поудобнее. Мне от неё внезапно стало жарко. Тело напомнило, что ему одиноко. И что оно хочет продолжения... На реке-то здорово было, нет?
   -Двигайся!
   -Двигаюсь. -Я приобнял её за плечи, и постарался подумать о хорошем. Думать не получалось, голова упорно шла кругом, и никак не желала думать логически. Пары медовухи в голове и красивое женское тело рядом долбили мой разум с силой парового молота, с двух сторон.
   -Слушай, вообще-то у меня девушка есть. И я её люблю... -Наверное, это самое глупое, что можно сказать в такой ситуации.
   -Ну, так мы же ничего не делаем? -Александра улыбнулась тепло, и прижалась ко мне всем телом. Теплая и упругая грудь с напряженной точкой соска уперлась мне в ребра.
   -Ну так а мы же ничего такого не делаем?
   Что ты, совсем нет. Так, самую малость. Вот бы ещё понять, зачем тебе это нужно? Несмотря на то, что Александра прижалась ко мне самыми аппетитными подробностями, я как-то оставался спокойным. Главное, побыстрее уснуть.
   Ну-ка, тело моё, сейчас же спать, спать, спать... Все тело спать! Спокойной ночи!
   Секс надо ли решить
   Да куда там "спокойной ночи", Александра чуть отстранилась от меня, стянула через голову футболку, нависла надо мной, озорно улыбаясь, а её рука уверенно и нежно двинулась по моему животу ниже, ниже, ниже... Натолкнулась на реакцию, довольно мурлыкнула, как большая кошка, и...
   Да что ж это такое-то, ну я же не святой, в самом деле!
   Наверное, это была моя последняя осознанная мысль. Лифчика у Саши не было, а её грудь на ощупь оказалась такой же упругой, как и на вид.
   Проснулся я с больной головой, еле умудрился свалиться с кровати на пол, уже там разогнулся. Ничего толком не перенеслось, куча всех полезных вещей, заготовленных у меня дома рядом с диваном, так и остались на Земле. Ну, блин, Мишка! Из-за тебя вот так всё! Сегодня мастер Клоту не получит очередные дозы дезинфекта - ну да не страшно, у него и так много накопилось. Плохо то, что я не смогу сегодня с собой золота схватить, не рискну просто с такой соседкой под боком.
   Поплескал в лицо воды из бадьи, хорошо умылся, стало чуть получше.
   Нда. Что там такое сейчас творят с моим тамошним телом-то? Память услужливо подбросила картинки. Александра оказалась очень уверенной и техничной любовницей, без запретов и комплексов. И она просто великолепно подстраивалась под мужчину.
   Что делают, что делают... Ясно что. Продолжают, наверное.
   Стало стыдно перед Машей. Сначала не очень, но потом голова просто разрываться начала. Стыд, неудобство какое-то, и непонятно, ну зачем же я её?
   А что я её, это она сама! Попытался оправдаться, да не вышло, совесть сразу же напомнила, что надо бы было с самого начала предупредить о недопустимости подобных отношений, так как у меня другая девушка, и я её люблю... Предупреждал, и что? Всё равно же... Да ладно тебе, Маша не узнает!
   Так, отставить страдания и приятные воспоминания! Пора заниматься важными текущими делами.
   Феликса-Подснежника я поселил в Западной башне. Нашлись там и для него кабинеты. Не очень много комнат, какие-то бывшие кладовки. Вот как раз там и устроил он своё гнездо будущее. Вроде бы не при делах, вроде бы так. Руководитель пожарной службы - вот так хорошо подойдет. Его подчиненные расставляли ведра с песком и водой по дворцу и парку, следили за тем, чтобы в замке не использовали открытого огня без дела, охраняли бочки с нефтью и были обязаны по первому зову явиться и тушить...
   Но вот для того, чтобы пожарный был сильным - ему же надо тренироваться? Ну, разное ж там, баграми растаскивать бревна горящие, или что ещё. Опасно, конечно, все вкладывать в одни руки, ну да что сделать? Я просто не знаю, кого ещё можно на его место поставить. Куда не ткни, у всех тут связи родственные или что-то ещё, за что можно зацепится. А на посту НКВД нужен человек, который будет свободным от неприятных зависимостей, и не заведет тут неприятных знакомств. Пусть даже некоторый нелюдим, преданный исключительно королю.
   Будет время, так я ещё одну тайную службу себе заведу, пусть себе конкурируют друг с другом, меньше заговоры плести будут.
   Неторопливо рассуждая таким образом, я двигался по коридору.
   -Ваше Величество! Доброе утро, Ваше Величество!-Мне вдруг дорогу заступили, и я обнаружил, что смотрю в глубокий вырез и вижу... Ну, что можно видеть в вырезах женского платья? Сиськи, конечно же. Неплохие так.
   -Да, уважаемая. Вам тоже доброе утро. К сожалению, не знаю вашего имени.
   -Моё имя графиня Чи.
   Лукавил, конечно. Графиню Чи я ещё на охоте видел. Не очень высокая женщина, лет двадцати пяти, может, чуть больше. Скорее стройная, чем полная, украшений не очень много, пара браслетов и колечко, на лбу небольшая серебряная диадема с прозрачным камешком. Одета в самое простое шелковое платье с глубоким вырезом на крепкой груди. И фигуристая, надо сказать, вырез-то ничего не скрывает. Кожа белая, глаза карие, каштановые волосы уложены в нарочито простую прическу. Личико милое довольно, небрежно подведенные румянами щечки, тушь тоже не забыта. И кинжал на поясе, мелкий, простой, но все же оружие. Рукоятка вытертая, так бывает, когда долго с оружием упражняешься.
   Ох, уж эта небрежность! Маша по полчаса около зеркала крутилась, чтобы такой небрежности добиться, а то и больше.
   Итак, довелось мне поручкаться со знаменитой туг графиней Чи. О ней ещё баронесса Ядвила говорила, да и по упоминаниям...
   -Доброе утро, графиня. -Спокойно сказал я. И с трудом сфокусировал взгляд выше, на лице. Надеюсь, что на лице ничего не отразилось...
   Ну да. Стоило один раз в одиночку по коридорам прогуляться, вот так и получилось...
   -Ваше Высочество, вы так долго оставались в своих покоях, и совсем не показываетесь на приемах... Простите мне моё любопытство... -Графиня шпарила как по писаному. -Просто хотела увидеть вас в лицо.
   -Ну, вот увидели. -Я покрутился перед графиней сначала одним боком, потом другим. -И как я вам кажусь?
   -Настоящий король, Ваше Величество! -С придыханием сказала графиня, прижав руки к лифу платья и продемонстрировав, что грудь у неё упругая.
   Пауза, во время которой графиня взыскующе глядела на меня, напряжение нарастало медленно, но ощутимо.
   Но с этим делом надо что-то решать.
   -Ваше Величество, а когда же вы изволите начать Солнечные танцы? -Любопытно спросила графиня.
   Что ещё за танцы? А! Так это бал тот! Совсем уже забыл!
   -Мой дворецкий, мастер Иштван, занимается этим вопросом, графиня. -Вежливо сказал я.
   Есть одно такое неудобство общения у меня в этом мире. Тут я ещё пацан. Несмотря на упорные занятия физкультурой с Седдиком, все равно пацан ещё, хотя мыщца поперла. Но все равно, когда разговариваю со взрослыми незнакомыми людьми, то иногда посматриваю на них снизу вверх. А там-то, на Земле, я парень большой и видный, выше меня разве что Серега-большой.
   И потому получается как разговор со старшей сестрой.
   Графиня это чувствует и использует по полной. Вот, как встала-то поудачнее... Кто сказал, что пышные средневековые платья скрывают фигуру-то? Это Альтзора приехала в парадно-выходной плащ-палатке, а графиня Чи в очень даже облегающем платье таком. И с вырезами в нужных местах, все что надо видно.
   -Ваше Величество, побыстрее бы! -Графиня вздохнула глубоко, поколебав своё декольте.
   Я сделал вид, что очень занят.
   -Графиня, а есть ещё что-то, чего бы вы мне хотели сообщить? Видите ли, я тороплюсь...
   -О, Ваше Величество! Молю, ещё пару минут, вас так редко удаётся увидеть... -Графиня подошла поближе. -А вы такой серьезный мужчина. -Она прикоснулась к моей груди.
   Знала, где трогать. Вроде бы ничего такого интимного, а меня аж в жар бросило. Сразу же. И наступила ответная реакция на то, что рядом со мной, вообще-то, сексуальная и доступная женщина.
   Только я это уже все проходил. Да и лет-то мне на самом деле побольше, чем графиня Чи думает.
   -Положение обязывает, уважаемая. -Нейтрально ответил я.
   -Ах, Ваше Величество, дела, заботы... Наверное, это так трудно? Мой уважаемый отец, граф Шотеций, тоже всегда серьезный и нету совершенно времени отдохнуть от дел графства, а он всего лишь граф, а вы король...
   -О да. -Необязательно сказал я. -О да!
   Прозвучало как в высокопробной немецкой порнухе.
   -Ваше Величество... К вам так трудно... Так трудно к вам пробиться! Ваша стража ну совершенно, ну совершенно невежлива!
   -Так на то она и стража, уважаемая. Пусть что невежливы, зато неподкупны и верны!
   -Но мы же ваши верные подданные! -Она подошла ко мне ещё ближе, и я сильно втянул носом настойчивый аромат духов. -А я всего лишь слабая женщина! -И она очаровательно улыбнулась.
   Вот да, слабая женщина. Меня уже организм подводит, тот, который пониже живота растёт. Напоминает, что я тут уже год никого... Кого это "никого", мал ещё, понял? Вот вырастешь, тогда и будешь, понял? А пока что виси себе спокойно, понял? Организм не понял, и быстро напомнил мне не только Машу, но ещё и Сашу-Александру, в обнимку с которой я и уснул.
   Да что же это такое-то.
   Я что, мальчишка мелкий, который впервые сиськи увидел в женской раздевалке?
   -Могу ли я сопровождать вас? -Очаровательно улыбнулась графиня, чуть сбавляя напор.
   -Думаю, до конца коридора так точно...
   Да на кой я это сказал-то?
   Графиня Чи сразу пристроилась рядом и взяла меня за руку. Так и пошли.
   Графиня умела меня разговорить. Наверное, она бы разговорила и мертвого. Впрямую не льстила, особо не приставала, шла себе рядышком. Ну а я отвечал на вопросы и периодически напоминал своему организму, что надо вести себя потише. Вот сначала завод построим, а уж потом...
   От графини исходила мощная, всесокрушающая аура женщины. Или, если уж начистоту сказать, сексуальной привлекательности. Графиню хотелось прямо сразу же, прямо тут же, прямо сейчас же.
   Не знаю, что меня останавливало. Что-то очень неясное, смутное такое, на самом краю сознания.
   Но отвлечься от графини Чи было трудновато, что и говорить! Энергетика её просто подавляла, ломала меня. Не без усилия я постоянно ловил себя на том, что хочу её обнять или хотя взять за руку, мозги то и дело напоминали, что в замке множество пустых комнат, где вполне можно... Ага, то самое.
   Вот странное дело. Машу мне тоже хочется обнять и взять за руку. Ещё её хочется носить на руках, водить в кино, гулять по улице, говорить ей нежности до и приносить по утрам кофе в постель после. А вот графиню Чи просто хочется взять за руку, побыстрее отвести в тихое место и отыметь, а дальше будь что будет.
   Так кто же нравиться мне больше, Маша или графиня Чи? Маша, конечно же. Потому что Маша заставляет петь сердце, а графиня Чи будит в моем теле чистое, не замутненное даже малейшей симпатией желание. А я ж уже не пятнадцатилетний мальчик-то, все же! Я чуть постарше, хе-хе-хе...
   Ага, "не мальчик", а что же сказать о той девушке, что сейчас спит у тебя на плече в твоем мире-то, а?
   Совесть, уймись, не до тебя сейчас! Не видишь, разговор важный. Тем более, что если б не та девушка, я б точно не удержался, а так гляжу на графиню спокойно... Ну, почти спокойно.
   -Ваше Величество, у меня замечательные ковры. -Сказала графиня Чи.
   -Не расслышал. -Коротко сказал я.
   -Я говорила, Ваше Величество, что гобелены замка хороши... Но в моем родовом поместье, что находится не очень далеко от улицы Всех Растворов, на третьем повороте, ковры ничуть не хуже. Вы могли бы сами оценить...
   Ага, ковры, значит. Угу, где-то это уже было.
   -Благодарю, графиня, но дела... Вы даже не представляете, насколько король не хозяин своего времени!
   -О, Ваше Величество... Вы же не бываете на приемах, на балах. Вот неделю назад мой отец, граф Шотеций, давал прием. Приглашения разослали всем, но вы так и не соизволили ответить...
   Да помню я то приглашение. По моей просьбе, всю эту ерунду мастер Иштван складывает в большой сундук, откуда по мере заполнения весь этот пергамент отправляется в жаровню. Нафиг. Почитал я... "Прошу поучаствовать в судьбе младшей дочери-малютки шестнадцати лет отроду, которая не может получить достойного воспитания в нашем захолустье", "стройный стан и прекрасен лик", "томлюсь томлением", "видела Ваше Величество на прошлогоднем балу и стать Ваша запала в сердце моё"...
   Такое ощущение, что все половозрелые аристократки ищут, как бы побыстрее переспать с королем. А между прочим, у меня тут жена есть, если чё! Обидно даже, никто не просит справедливости или денег просто так.
   Графиня что-то лопотала про уютные домики и блистательные балы, изредка невзначай касаясь меня то плечом, то рукой. Но я как-то уже подуспокоился, и мне все эти касания были ну... Нет, не полностью равнодушны, но как-то уже гораздо более параллельны.
   -Ну, вот наши с вами пути расходятся, графиня. Государственные дела, сами понимаете. -Я сделал строгое лицо. Не очень-то получилось, графиня меня поймала. И на словах поймала, и как-то незаметно так оказалась, что перекрывала она мне весь коридор, не обойти.
   Я хмуро посмотрел на неё. Надоели мне уже эти колхозные приставания.
   Ну, ты. Дашь мне пройти, или все же тебя в стенку отодвинуть, а?
   -Ваше Величество, была рада... -Графиня Чи сделала книксен. Ну, это когда приседает на одной ножке и двумя пальцами чуть подол платья в стороны разводит. -Ваше Величество! А могу ли я пригласить вас на свой день появления?
   -Конечно же. -Конечно же можешь. Только вот не фига я туда не приду. Если ты вот так на меня действуешь, пока мы с тобой по коридорам замка ходим, то как же ты на меня на балу подействуешь-то? Или, и того хуже, оставшись со мной наедине?
   -Тогда, Ваше Величество, я приглашаю вас на прием в честь моего дня появления, который состоится... Состоится... На следующем семидневье! Буду очень рада, Ваше Величество! Третий день!
   -Конечно же, графиня. Вношу вас в список государственных дел. -Я улыбнулся. -Теперь позволите мне пройти?
   -Простите, Ваше Величество... -Графиня посторонилась.
   В Западной башне было прохладно. Слуги быстро гасили керосинки, запоздало кланялись мне. Один едва лампу не опрокинул, вот пожар чуть не устроил!
   -Осторожнее ж надо! -Я наступил ногой на катящуюся лампу. -Эй, ну что же ты так, а?
   Мальчишка-лакей, не старше Вихора, покраснел и глубоко поклонился мне.
   -Бери-бери давай. -Я подтолкнул к нему лампу. -Про пожар-то тебе рассказывали? Где ведро с водой стоит, знаешь ли?
   -Д... Да, Ваше Величество!
   -И где?
   -Дальше по коридору. Рядом с песком.
   -Как гасить лампу надо?
   -Песком поначалу, забросать, а уж потом водой.
   -Вот и молодец. -Я порылся в поясе, бросил ему золотую монету. Всегда с собой носил, на всякий случай.
   Мальчишка ловко поймал монету, сунул в рот и ещё раз поклонился мне.
   Ну, молодец, что сказать. Надо с собой серебро таскать, а то золото... Многовато!
   Феликс-Подснежник ещё спал, зато не спал Жареный. Он меня и встретил в коридоре, шкрябающий узким деревянным скребком потолок над лампой.
   -Сажи от них много, Ваше Величество. -Сказал он. -А так - хороши лампы, сил нету. Но оттирать долго. Жирная такая, не как от факелов раньше было.
   -Ну, и на солнце бывают пятна.
   Жареный пословицу не опознал, но смысл общий понял.
   -Ладно, бросай давай работу свою, пошли, расскажешь что да как. Где Феликс -то, спит ещё?
   -Да, всю ночь с бумагами разбирался, вот под утро только сморило.
   -Понятно. Ну, тогда пусть спит пока, пошли к тебе. Расскажешь, что узнал.
   Жареному в Западной башне выделили небольшую келью. Не очень большую, конечно, но зато с хорошим окном, лампой-керосинкой на стене, лежаком, укрытым пуховой периной, столом и жаровней. В углу притаилась бадья с водой, на стене висели теплые вещи. Натоплено жарко очень, я сразу скинул рубашку, по спине пробежали струйки пота.
   -Ну и жарища! -Подвинул к столу колченогий стул-полено, расселся поудобнее. -Рассказывай. -Я расселся поудобнее. -Что, как...
   Жареный вздохнул, присел сам, поерзал на табуретке.
   -Ваше Величество. Все хорошо пока что. Едят хорошо, ходят тоже хорошо, по большому, по маленькому. Никто к ним не ходит, пару раз толстый граф пытался подкупить слуг, да никто не соглашается уже. Тот, которого вы в рабских бараках нашли, рассказал...
   Шкурка, подкупленный графом Лургом, вернулся на недельку к своим коллегам, рассказал, что к чему. Плохая репутация у графа Лурга в среде слуг получилась, очень плохая. Да и короля он хотел убить, все же знают, да.
   -Но вот что-то спокойные они. Однажды захожу к ним с вечера, а у них холодно что-то, хотя окно закрыто, и на полу натоптано. Еле отмыли.
   -Вот как. -Я задумался ещё больше. Так, интересно. А сколько у меня, в моем мире, стоит микрофон хороший? Пара батареек, или простой диктофон... Потом можно много чего интересного услышать.
   -В любом случае, хорошо. -Похвалил я. -Ну, выручил ты меня, Лумумба. Выручил.
   Жареный поморщился.
   -Не обижайся. -Поднял я вверх руки. -У тебя имя-то есть? Ну, твоё? Как тебя называли?
   -Третий сын пять-на-седьмого вождя восьмой части шестого племени.
   Я выразился нецензурно. Что за племя такое? Вот бы Клан Большой Болотной Черепахи, или там Белоснежная Рысь...
   Выслушав меня, Жареный весьма удивился.
   -Да мы же не дикари, Ваше Величество. Такое только на севере есть, среди тех, кто с вашим народом породнились... У нас все спокон веков осталось, как и тысячи лет назад было.
   Я не сразу понял, что речь идет о жителях Муравьиного королевства. Надо же. Негры, оказывается, разных сортов бывают. Такие они, негры.
   -Хорошо. Будешь тогда Лумумба. Надо же как-то тебя звать нормально, а вот эти пять-на-семь я ни в жизнь не запомню, не говоря уж о других. Какие дальнейшие-то твои планы на жизнь, а? Что сам думаешь?
   -Да не знаю, Ваше Величество... -Сокрушенно покачал головой новонареченный Лумумба. -Не знаю. Домой... Подумать можно, Ваше Величество?
   -Да думай сколько хочешь. -Пожал я плечами. -Только быстрее. Знаешь, что степняки с нас дань хотят взять?
   -Те, кто живут на больших равнинах вокруг озер? Плохой, худой народ. Порядка нету, жизни нету, злые друг на друга и хитрые, как кайманы.
   -Этого у них не отнять... -Хмыкнул я. -Ладно, Лумумба. Молодец, выношу тебе благодарность, продолжай в том же духе. Может, тебе надо что? Жаровню там ещё поставить или теплые вещи?
   -Да нет, Ваше Величество, достаточно вроде бы всего. Разве что денег немножко...
   -Подумаю, какую тебе зарплату положить можно. -Кивнул я.
   Около покоев королевы и графа Лурга было тихо, стража, верные гвардейцы, взяли на караул.
   -Молодцы. -Сказал я.
   -Служим Вашему Величеству! -Гаркнули стражи.
   Ну, пошли Подснежника будить, а то сегодня у меня дел ещё по горло...
   Подснежник уже не спал, сам торопился ко мне навстречу, столкнулись в коридоре.
   -Ваше Величество!
   -Да, знаю уж. Не хотел тебя будить. -Я глянул на осунувшееся лицо руководителя моей секретной службы. Выглядит не очень, под глазами мешки, прическа взъерошена, одежда измята. Спал, значит, вот прямо так. -Ну, пошли, показывай, как устроился.
   Да неплохо устроился Подснежник. Комната не очень большая, но уютная, окна выходят на парк. Пара керосинок, одна на столе, и во всю стену здоровенный новый шкаф, ещё пахнущий свежим деревом. И уже на две трети забит свитками. Жаровня, конечно же, бадья с водой, пара столов, на одном остатки пищи. За шкафом лежак.
   -Это что же ты, брат, решил тут же и спать, тут же и работать? Я тебе что, мало денег дал? А, Феликс?
   -Да как-то сподручнее тут, Ваше Величество. Не надо туда-сюда мотаться. Да и к чему мне большие покои, один я. Вот, денег-то осталось... -Он подошел к столу, выудил кошелек. -Я только на шкаф взял да на лампы. Ещё замок оплатил, нечего сюда кому попало ходить. В коридоре решетки деревянные сами сделали. Жаровню закупили к Жареному, а то тяжело ему, мерзнет.
   -Вот молодец. Денег оставь себе. Потратишь на то, что сочтешь нужным. Как твоя служба?
   Служба хорошо, иначе и быть не может. Проблем куча, но успешно решаем.
   Была у меня одна такая идея, которую я решил немедленно воплотить в жизнь, сразу как только мне в голову пришла. Во-первых, у меня в городе совершенно не было пожарных. Если начинался пожар, то сбегались все соседи, хватали что кто мог, и усиленно заливали и затаптывали огонь. Всем миром, так сказать. Никто не сачковал, конечно же, придет день - и ты завтра можешь... Пострадать, и кто тебе поможет, если ты сегодня сам никому не помог? Но профессионализм-то страдал, да и помощь иногда приходила поздновато...
   И вот пожарная стража мне в городе точно нужна будет.
   И ещё, надо бы замаскировать мою секретную службу. Брат у меня прокурор, пусть все думают, что это и есть самая что ни на есть секретная служба. А на самом деле секретной службой пусть будет незаметный и невидный Подснежник, он же Феликс, глава Пожарной службы. И крепких парней можно набирать, и грамотных даже - должен же кто-то... Ну, не знаю. Планы улиц чертить и писать руководства к действию при пожаре. Ведра с водой подавать. Вот, дворец-то чуть не сгорел!
   Королевская Пожарная Служба, короче. Борцы с красным петухом. А часть из них сидит в Западной башне... Так где ж ещё-то, как не в ней? Мест больше нету.
   -Прикрытие твоё. -Сказал я на удивленный вопрос "как же так?". -Найдешь ещё кого потолковее, пусть занимается противопожарной подготовкой города. Пусть мастеровым объяснит, что общий пожарник за счёт короля - вещь довольно нужная и важная, и платить за неё не много, да вообще ничего - все за счет налогов, которые они уже и так платят. Для начала мне нужны люди, которые будут гасить пожары... Через пару дней доложишь.
   Подснежник взялся за дело.
   Для начала, сделали символ цеха пожарников, перекрещенные топоры на фоне ведра с водой, носится на шапке и на алой повязке на правом рукаве, жалование установили, не очень большое, но достаточное, пригласили желающих, конкурс устроили.
   Короче, все честь по чести закрутилось, через пару дней я уже поглядел на новых пожарников. Три десятка молодцов с ведрами, баграми, двумя бочками на телегах, отнятыми у золотарей, были кое-как выстроены в королевском парке.
   -Молодцы мои! -Похвалил я их всех разом. -Защита города от пожаров - вещь архиважнейшая! И пожарникам слава прирастать будет!
   -Ура королю! -Бодро ответили пожарники.
   Некоторые лица знакомые. Вот эти, кажется, лесные разбойники из банды барона Алькона, а вот эти точно в городской страже служили.
   А кроме того, были и иные пожарники. Их выбирали отдельно, я с каждым имел беседу.
   Вот это уже было сложно.
   Очень сложно.
   Понятно, что это будущие мои секретные агенты, служба для особых поручений. Понятно, что у них главное - верность королю. Понятно, что обладать они должны вполне так себе особыми умениями... Одно не очень понятно, где ж таких умных-то взять, а?
   Пошел по принципу "надобны верные", глядел внимательно, анализировал, соображал. Брал в первую очередь тех, кто при мне хоть как-то поднялся, кто без меня потерял бы многое.
   Это в первую очередь бывшие рабы, смерды-крестьяне, разорившиеся горожане, которых в рабство продавали, да они сбежали, парочка бывших наемников, которым вообще некуда деваться. Ушли с отрядами из Ильрони давненько, вернулись вроде бы с деньгами, деньги прокутили и привет. Прибился и моряк-ветеран, бывший десятник Морской стражи, по прозвищу Апрокид. его Грошев рекомендовал. Из-за ран ветеран в море вот уже пару лет как не ходил, но рубить и колоть мечом у него получалось хорошо, как и каким-то верхним чутьем находить контрабанду и определять пиратов из порядочных горожан. Жить-то ветерану скучно, семья своя давно уж разъехалась, вот и надо бы... Пристроиться...
   Вот так пристроили человек тридцать.
   Нашли несколько отчисленных студентов. Студентам тоже деваться было некуда, на родине, в Срединных Королевствах, семьи вложились в их обучение, а тут не пошло, и возвращаться с позором обратно стало бы не очень. Могли и пристукнуть за небрежность в обучении.
   Из пяти студентов выбрал двоих, назначил их писцами, приказал также устроить всем обучение грамоте на одном уровне. Чтобы отчет накарябрать могли.
   Вроде бы костяк сделал, а дальше уже зависит от Подснежника и как он это все дело закрутит. Надо бы найти филеров ещё, тайных убийц найти тоже, тут такие ниндзя водятся, что ух, нанять на службу, да где ж их так просто возьмешь-то?
   -Троих выгнать пришлось. Пьют много и на язык невоздержанны.
   -В пределах нормы. -Задумчиво сказал я.
   Теперь Королевская Пожарная служба учится бороться с огнем. Несколько костров подпалили и героически потушили в замковом парке по личному разрешению мастера Иштвана. По трое обходят замок, следят, чтобы везде вода была и песок. Самые доверенные сидят у мастера Виктора, тоже занимаются противопожарной безопасностью, ну порох-то дело такое... Пожароопасное. У мастера Виктора насос для воды заказали, опять же по моим чертежам, три телеги с бочками в порядке содержат, учатся гранаты метать, на мечах биться, кто не умел, бывший охотник, в эту компанию затесавшийся, оказался неплохим арбалетчиком, теперь для него персональный арбалет сделали, а студент просто гением в канцелярщине оказался, пером работал быстрее, чем граф Лург вилкой и ножом.
   Вот и протокол допроса, как я и просил. Все записали на пергамент.
   -Удобно придумано, Ваше Величество. Всегда все под рукой...
   -Ещё бы. Давай-ка их мне, перечитаю на досуге, что они там. Хотя... Бродить тут с ними. Пусть доверенный человек, да не один, в мои покои доставит под вечер, а под утро заберет, почитаю на сон грядущий. Что там с остальным?
   -Денег бы, Ваше Величество. Замки надо везде поставить, а они денег стоят...
   -Вот я тебе же дал, целый кошелек. Трать! Что спрашиваешь-то?
   -Так я думал... Это... Потом заберете, тут все до медяка, с расписками...
   -Про чеки я тебе ещё не рассказывал. -Задумчиво сказал я. Ну что, первую проверку, небольшими деньгами, Подснежник, он же Феликс, прошел. Теперь можно и дальше начинать. Понемногу... Скрестив пальцы на удачу.
   -Деньги трать сам как знаешь, сказано ж! С тебя спрошу только за результат. Бумаги все хранить, замки ставить, к новым людям приглядывайся, но пока что никого не набирай, этих хватит.
   -Значит, слушай, Железный Феликс. -Я поглядел внимательно на бывшего Подснежника. Тот аж надулся весь.
   -Слушай-слушай. Итак, ты должен выяснить все про наследников мастера Андрея. Кто они, что они, что делают и чего от них можно ожидать. Также от тебя кратко все по его конкурентам. Объясню, что мне нужно. Мне нужно, чтобы корабли мастера Андрея вышли в море с грузом, продали этот груз и вернулись с деньгами, а не загуляли по дороге.
   -Мастер Андрей сейчас... -Подснежник подумал. -Ваше Величество, Седдик, плохо ему очень. Он сына своего сильно любил. Все в городе об этом знали. И много за его жизнь отдал, да не получилось... Теперь не знаю.
   -Да уж понятно. Но я уже ничего не могу сделать. Мне нужны корабли. Если они не выйдут в море - то я не знаю, что мы будем есть. Запасов еды у нас не так уж и много! Не у степняков же покупать-то? Короче, задачу понял?
   -Да, Ваше Величество.
   -Выполняй. Три дня сроку, хватит! -Дождался его кивка. -Деньги получишь у графа Слава, как всегда.
   Гвардия тренировалась отдельно от остальных войск. Как только разгребли завалы старых казарм, так сразу же туда новые переехали. Все по соседству. И госпиталь, и казармы, и королевский дворец.
   За пару дней расчистили плац, Волин подобрал неплохих учителей, и теперь каждый день оттуда долетали резкие хеканья и звуки ударов, а то и несильные взрывы. На тренировки пускали только тренировочные гранаты, с боевыми гранатами испытания проводили отдельно. Были там одни склады, на улице Всех Растворов, там, где впервые произошло испытание первых гранат. Вот там-то и тренировались на боевых, предварительно выстроив охранение.
   И вот решил я посетить эти занятия, поглядеть, что там да как. А то взрывы, треск... Поглядеть же надо! Может, что не так делают? Люди этого мира иногда поразительно упертые, когда дело касается некоторых обычаев... Хорошо хоть, что большей частью впитывают все новое как свежая губка воду.
   Итак, плац. На плацу люди, человек полста, отрабатывают приемы. Все разбиты на десятки, на каждую десятку по тренеру. Почти то же самое, что я увидел тут в первый раз, те же деревяшки, которые гвардейцы рубят мечами со всего маху. Стук и треск стоит надо всей округой, а как за ворота дошли, так сразу - безумные дровосеки тренируются, не иначе!
   При королеве такого не было, там разве что сержант водил своих подопечных, да и то недолго. Обычно тут граф-генерал Ипоку парады устраивал.
   Волин тут как тут, сразу же подскочил с докладом, что да как, я лишь отмахнулся.
   -Всем продолжать занятия!
   Итак, разбиты на десятки все. Я это уже заметил, да. Каждой десятке состоит свой учитель, обычно это такой матерый дядька в полудоспехах, чем-то все похожи на барона Седдика.
   -Погранцы, от графа Тоскалонского Лира. -Шепнул мне Волин. -Ещё поспрашивали ветеранов, назначили оплату. Так подошли сразу столько человек, гоняют новичков.
   Выглядит хорошо. В землю вкопаны перекладины, с них свисают бревна, обмотанные тряпками. Бревна рубят деревянными мечами раз за разом, совсем как груши боксерские. С тренирующихся льет потоком пот, простые рубахи и штаны мокрые до нитки. В углу несколько человек спаррингуются под присмотром пары учителей. Эти самые продвинутые, вот как тренировочные мечи крутят. В другом углу маршируют под прикрытием щитов, учитель зорко глядит, лупит длинной палкой по неосторожно выставленным за щиты частям тела.
   Прошелся вдоль, махая рукой, чтобы не отвлекались.
   -Ваше Величество. -Это барон Шорк, догнал меня-таки. Хотя я выходил без него. -Прошу меня простить, не смог вас сопровождать...
   -Ладно, замок же, что тут может случиться. -Отмахнулся я. И наткнулся взглядом на отдыхающих. Раз, два... Трое парней, в обычной одежде местной аристократии. Рубашки, лосины, на траве разложена нехитрая закусь и кувшин... Вино? Тренировочные мечи стоят кучкой к стене, тренировочные доспехи там же. Самый большой, широкоплечий блондин, тщательно обгладывал ножку куропатки. Лицо настоящего аристократа, тонкие такие черты, как у эльфа, все портит только шрам поперек лба. Как раз расправился с ножкой, мечтательно потянулся, глядя в сторону берега. Вид-то хороший с этого места, под деревцем ещё, в тенечке. Ещё один тренькал на чем-то вроде лютни, остальные склонились над закуской и выпивкой, не торопясь выпивая да закусывая.
   Эт-то что ещё такое-то, а?
   -А вот эти трое у вас что сидят? -Спросил я. -Они что, наособицу?
   -Это дворяне, рыцари. -Пояснил учитель. -Они отказываются заниматься.
   Вот дела. Дедовщину развели.
   -Почему? Эй, трое, кто такие! Встать, представиться!
   Заметили, вскочили, пошатываясь, закланялись, как метрономы. Самый большой - барон Вургский Шон, барон Рон, виконт Илийский Лорин... Все как один, то барон, то виконт, то есть сын графа. Почти все с землей, то есть непростые товарищи-то.
   -Что не тренируетесь вместе со всеми, уважаемые? -Грозно спросил я. В пустоту спросил, все переглянулись, будто я сказал что-то очень смешное или невместное. Ну, что же такое-то? Они уже что, с оружием уже хорошо управляются?
   -Так то смерды. -Вылупил глаза барон Вургский Шон. -Негоже мне, дворянину, чтобы меня палкой навозник лупил! И мне его лупить палкой негоже тоже, на то слуги есть...
   Я оглянулся.
   Виконт Лонвил Шорг в стороне уклонялся от удара бывшего крестьянина, уклонялся легко, он-то давно уже с мечом упражнялся. Уклонился и, прижав бокен противника, ловко поставил подножку и метнул бывшего крестьянина на землю. Только пыль поднялась.
   -Они все такие? -Спросил я у Волина, отступив на шаг.
   -Нет, не все. -Тихо ответил Волин. -Кто-то тренируется со всеми, а вот эти... Не хотят.
   Так выпереть их на фиг, и все дела... Нет, стоп. Нельзя так. Ребята-то, в принципе... Неплохие. Вот барон Рон мне знаком, да и барон Шон тоже знаком. Помню я их. Их Виктор тогда привел в замок. Вот барон Шон как раз с головой перевязанной был, на лбу до сих пор жуткий багровый шрам.
   Нет, силой-то тут не годится.
   -Если желаете, Ваше Величество... -Это барон Шорк. Тихо так, почти неслышно. -Я заставлю их выполнять все приказы Вашего Величества. Это просто.
   Очень дипломатичный человек этот барон Шорк.
   -Погоди пока что. -Так же тихо ответил я.
   Не поймут меня, если я своих бывших соратников начну на плац кидать при помощи тех, кто пришел после. Просто не поймут. Да и не выбить дурь эту аристократическую так просто. Надо что-то сделать такое... Чтобы потом никому и в голову не пришло.
   Ладно. Сделаем так.
   Я быстро сбросил рубашку, подошел к одной группе, ближайшей.
   Тренировка сразу же рассыпалась, гвардейцы остановились, жилистый и седой их наставник, ростом не больше меня, с чисто выбритым лицом и парой шрамов-ниток на щеках, поклонился глубоко.
   -Ваше Величество...
   -Давай тренировочный меч.
   Наставник опрометью метнулся к стойке с деревянными мечами, вытащил один бокен и с поклоном передал мне.
   Я взвесил его в руке, примерился. Ну да, я тут давно уже не упражнялся! Руки отвыкли, не держат... Тяжелый такой!
   -Как твоё имя? -Поглядел я на наставника.
   -Барон Дост, Ваше Величество.
   -Командуй, барон Дост. Я пока что такой же ученик, как и они. -Я обвел концом тренировочного меча сбившихся в кучу гвардейцев. Волин, что такое? Почему остановили тренировку? Продолжать!
   -К дереву! -Рявкнул барон Дост. -Руби!
   С силой рубанул по боку манекена, удар правильно отозвался в руке.
   -Руби!
   С другой стороны. Сержант ещё показывал, самое простое упражнение, когда обрабатывают манекен с двух сторон сразу, развивают силу рук и силу удара. Просто стоишь и лупишь, стоишь и лупишь, пока руки не отвалятся. Но правильно, с выдохом, тело держишь верно. А наглая деревяшка шатается, никак не хочет стоять на месте, стоит чуть смазать, и уже не удар получается, а так, погладил считай.
   Сначала барон Дост хмурился, на меня глядя, но потом его лицо разгладилось, он даже улыбнулся, словно что-то знакомое увидел, да потом быстро улыбку стер.
   После десяти ударов я втянулся, ноги сами находили на земле самое правильное положение, руки опускались-поднимались по раз и навсегда вдолбленной траектории, воздух прокачивался тренированными легкими через тело, грудь сжималась на резкий выдох. Вот и пот появился, заливает глаза...
   -Стой!
   Короткий отдых. Воздуха не хватает, руки не поднимаются, в боку вот-вот начнёт колоть, уже предвестники того, тяжелое дыхание, появилось.
   И заново.
   -Руби! Руби! Руби!
   На третьей серии я оглянулся на аристократию. Те бороды аж поотвешивали.
   -Эй, там. Кто из вас считает, что их род лучше королевского?
   Аристократы побледнели. Ну да, нашел я хорошую фразу, надо сказать. Подозревать короля в худородности, да ещё и публично - верный путь на плаху. Конечно, пока ещё король никого не казнил, кроме графа Дюка, ну да мало ли что он выкинуть может?
   -Хорошо. Так почему же кто-то из вас считает, что король может тут стоять, а вам невместно?
   Блондинистый барон Шон понял первый, сбросил рубаху, и пошел за тренировочным мечом. За ним и остальные потянулись, не оглядываясь.
   -Разобрать по десяткам, в одной десятке не держать. -Приказал я Волину. -Проследи сам. Чтобы больше такого не было.
   -Да, Ваше Величество.
   Я отдал бокен рукояткой вперед барону Досту.
   -Хорошо рубите, Ваше Величество. -Похвалил барон Дост. -Прошу прощения... Слышал, что Говорун вас учил, барон Седдик?
   -Он самый. -Тяжело выдохнул я. Возвращение к активной физической деятельности мой молодой растущий организм дико не приветствовал, он хотел поваляться на кровати, поспать, вкусно покушать и ещё графиню Чи в разнообразных позах.
   -Почтенный барон. Что для дворянина эти мелкие золотые, да ещё и авансом обещанные? Почему вы здесь? -Как-то резко спросил я.
   Барон Дост развел руками.
   -Большая честь служить Вашему Величеству, Седдику Четвертому, королю Соединенного Королевства Ильрони и Альрони... -Короткий, но вежливый поклон уверенного в своих силах человека.
   Я сделал вид, что не услышал. Давно уже заметил, что вот так говорит человек чушь, а ты делаешь вид, что не слышишь. Человек нервничать начинает, метаться, глазками дергать или оправдываться даже, а ты запоминаешь и анализируешь, что да как. И понемногу понимаешь, что же он хотел сказать.
   Вот и сейчас я как раз ждал, что глазки у барона дернутся хотя бы чуть, и тогда уже готово одно задание для Феликса.
   -Если Говорун вас учил, Ваше Величество, значит, и нам того не зазорно. -Вдруг просто сказал барон Дост. -Говорун в людях не ошибался никогда. Пограничный легион всегда будет верен Вашему Величеству так же, как и сентимал барон Седдик Гор.
   -Я... -Уже было придумал слова хорошие, чтобы ответить, как заметил, что ко мне торопится Феликс. И лицо его не предвещало никаких хороших новостей.
   -Что случилось?
   -Ваше Величество. Ваше Величество... Возможно, это важно. Ваш друг, молодой паренек, Урий...
   -Да?
   -Его ещё Вихор называют. Все ростики во дворце его знают.
   -Ну, не томи!
   -Пропал он, вот, пропал.
   -Как пропал? -Я стал быстро вспоминать. Вроде бы, Вихора подобрал сначала Виктор, для каких-то своих поручений, да как-то у него Вихор не прижился. Вот друг его, Виктор - который паренек, здоровый для своего возраста - сразу нашел своё место в гвардии, тезка поспособствовал. А Вихор ещё покрутился около Коротыша, бегал к графу Славу, уж очень хотел стать грамотным, с бароном Наватом тоже пообщался, а потом... А что потом-то?
   -Украли его. -Доложил Подснежник.
   -Что? Это ещё что такое? КАК?
   С утра в канцелярию постучались, и подбросили письмо. Классика. Ежели хочешь увидеть своего друга живым, принц, так раскошелься мало-мало...
   В Малом тронном зале я вертел в руках то самое письмо, а вокруг меня собрались соратники мои. Виктор, Феликс, мастер Иштван, Волин, граф Нидол Лар.
   "Ежели Ваше Величество король Седдик Четвертый желает вновь увидеть своих друзей ростика Урия-Вихора и ростика Ирину-Кашеварку в добром здравии и без печалей, то пусть нищий на Могиле Колдуна, что около Костяного Леса, станет богаче на пять тысяч полновесных золотых. Ночной Король Альрони".
   -Сколько? -Вопил я. -Сколько, мать твою за ногу? Пять тысяч золотых? Да поубиваю тварей к той самой... -Дальше я уже ругался матом по-русски. Минут десять точно. Меня все вежливо слушали.
   Когда заметил, что стал повторяться, и остановился, мастер Иштван склонился в поклоне.
   -Ваше Величество, какие будут указания?
   -Да какие тут могут быть указания-то? Графа Слава ко мне. -Вздохнул я. -Пойдем вызволять. Что за Могила Колдуна?
   -Это в дороге через Костяной лес. Когда они там обещали, завтра в полдень нищий около Костяного леса? Вывесить синий флаг на башне? Вот и вешайте. А завтра посмотрим, будет ли там тот нищий. Деньги отдадим только когда увидим моих друзей.
   Вот так-то вот. Днем деньги ваши, а ночью уже наши.
  
  

Глава 17

  
   Мальчик мой,
   Дорогой!
   Где же ты,
   Что с тобой?
  
   И. Аллегрова.
  
  
   Проснулся я рано утром, чуть ли не раньше всех. Смотрел бездумно в белый потолок, ничего не соображая. Дико болела голова, как после тяжелейшего похмелья. Надо же, всего одну бутылку пива выпил, а как развезло-то!
   На моем плече посапывала Александра.
   Что за имена у них тут, Анастасия, Александра! Нет бы что попроще, Настя, Саша. Так же красивее, или мне только так кажется?
   Блин, что же голова-то так раскалывается?
   Вспомнил вчерашний день. Господи да ты же боже мой! Я же, дурак такой, её... Какой же я дурак!
   Александра дышала легко и свободно, в занавешенное до половины окно заглядывало уже летнее солнце. Было тепло, даже жарко.
   Осторожно приподнялся, огляделся. Вот футболка моя, на спинке старого металлического стула без сидушки. Там же трусы и куртка, рюкзак там же. Ботинки разбросаны по комнате, один в одном углу, другой в другом. А мобилка где, сколько время-то? В штанах была вроде бы. В чехле на поясе. А штаны-то где?
   В стороне штаны.
   Дотянулся до ремня, подтащил к себе джинсы, вынул мобилу.
   Шесть пропущенных вызовов, кто это? Так, вот это из дома. Мамка беспокоиться, все никак не может привыкнуть, что я теперь большой мальчик. Так, а вот ещё пять вызовов... Маша!
   Наверное, я дернулся чуть сильнее обычного, Александра на моем плече застонала во сне. Повернулась поудобнее, устраивая голову на моем плече, протянула голую руку через мой торс. Теплая крупная грудь уперлась мне в ребра.
   Так она голая, что ли? Ну конечно же. Забыл, что вы с ней ночью вытворяли, аж пол скрипел? И не один раз, и даже не два, а половину ночи! Еле-еле уснул, да и сейчас времени-то уже сколько? Двенадцать сорок три, вот сколько. Ещё удивительно, что проснулся-то так рано, мог бы и до четырех утра спать.
   Как мог осторожно я вытащил своё плечо из-под девушки, подложив ей под голову подушку, судорожно натянул штаны и футболку, накинул легкую куртку, бросил голые ноги в кроссовки, а носки - в рюкзак.
   Надо срочно думать, что соврать Маше. Вечером мы с ней встречаемся, а позвонить я ей обещал ещё с утра, а сам проспал тут не знаю сколько! Где Михалыч-то, мать его так?
   Мишка обнаружился в соседней комнате, где он спал в одном спальнике со своей ненаглядной Анастасией.
   Я решительно потряс его за плечо. Тот вяло отмахнулся, пошевелился. Выглядел он не лучшим образом, бледный, уставший, словно он эту медовуху всю ночь хлестал напополам с Анастасией. Под глазами мешки, на лбу небольшие капельки пота.
   Одежда его и Анастасии вокруг в беспорядке, видать, торопились очень.
   Мишка, сука. Развлекался тоже.
   -Мих, вставай давай. Домой надо. -Решительно сказал я.
   -А? Что?
   -Домой надо, говорю. Ты едешь, или я без тебя?
   Мишка осторожно потряс Анастасию, та что-то сонно ему сказала и отвернулась.
   -Уже уезжаете? -Это Александра, сонная, от двери. Из одежды на ней только футболка, которая ей немного коротка. Видны черные кружевные трусики, почти что прозрачные. Интимная стрижка тоже видна. И странные небольшие точечки на внутренней стороне бедра, комары вчера покусали, наверное.
   Я равнодушно скользнул по ней взглядом, прислушался к своему телу.
   Тело равнодушно зевнуло и напомнило парочку приемов, которые я разучивал со своими гвардейцами.
   Вот и хорошо.
   Александра что-то засмущалась, пошевелила ногами, скрывая одну за другой.
   -Да, Александра. У нас завтра контрольная по электротехнике... -Вралось как никогда вдохновенно. -Миш, ты собираешься, или нет? Давай, мешать не будем... -Я подтолкнул к нему ногой один ботинок, наградил злобным взглядом, нежно вытеснил Александру в коридор, обнял за плечи, достал сотовый. -Александра! А ты мне свой номер... Телефона... У тебя сотовый есть?
   Анастасия с Мишкой не поехала, осталась там. А номер Александры... Записал как "Александр", притворился, что больше букв в строку не вмещается, да и ладно с ним. Не приведи нелегкая Маша заметит, мало ли.
   До станции нас не провожали, но я молчал, копил злость. На станции закупились пивом, "Балтикой-три". После первых же глотков пойла стало ещё хуже, но хоть гадость во рту прошла.
   А в электричке я просто насел на Мишку.
   -Михалыч, ты спятил, наверное? -Как можно дипломатичнее спросил я, хотя на язык просились совершенно иные слова, крайне нецензурные. -Ты что, совсем спятил? На кой было с ними оставаться-то? Михалыч, что молчишь?
   Тот вел себя как вялая кукла. Кивал, соглашался, что-то даже пытался ляпнуть извинительное.
   -Ну так решил-то ты что?
   -Не знаю. -Пожал плечами Мишка. -Слушай, спрашивали они очень о тебе активно... Под вечер ещё. Может, ещё раз сходим?
   -Нет уж на фиг! -С чувством сказал я. -Мих, у меня девушка есть. Я её люблю. Так что вообще никому ни слова! Понял?
   -Понял. -Хмуро сказал Мишка. -Слушай, да я могила, точно. Не было ничего. Не видел. Один спал, в одиночку...
   -Никаких ещё "в одиночку"! Не было нас тут с тобой, вот и всё! А теперь молчи давай, я девушке своей позвоню.
   Достав телефон, я набрал номер.
   -Привет, любимый. -После первого же гудка откликнулась Маша. -Ты где это пропадал?
   -Прости, любимая! Просто вчера что-то замучился совсем, спать лег пораньше...
   -Соня ты! Не забудешь меня сегодня встретить вечером?
   -Да что ты, как можно! -Я против воли расплылся в улыбке. Вчера мамка с папкой на дачу рванули, и теперь квартира в полном моём распоряжении. Буду там хозяйничать, что вкусное приготовлю!
   Жаль, что перенос ещё одной партии хлорамина и прочей ерунды, коей у меня уже пара чемоданов, пока что откладывается. Не буду же я одной рукой обнимать свою девушку, а другой рукой банку с отравой, нет же?
   -Блин как же хреново. -Простонал Мишка, приложившись к бутылке пива.
   -Поделом тебе. Думать надо было. Мишк, слушай... Мне кажется... -Я сделал паузу, подбирая нужные слова. Нужные слова как-то упорно не желали подбираться. Разбегались как зайцы по закоулкам моего похмельного соображения. -Слушай, не надо больше туда ездить.
   -Сам понимаю. -Хмуро сказал Мишка, и поморщился. -Да что же такое, что же мы с тобой такое-то пили, а? Вроде бы экологически чистый продукт, а похмелье почему-то как от водки.
   -Около Москвы минералки купим. -Сказал я, глядя в окно электрички.
   Мишка не унимался.
   -Серег, слушай. Это ж и в самом деле секта получается, нет?
   -Получается да. Мишк, пока она сама не захочет, ты её не вытащишь, понял? Человек сам должен захотеть.
   Мишка уныло кивнул.
   А я вдруг почему-то на него разозлился, сильно даже.
   -Слушай... Да что у ней там поперек, а? Мих, Михалыч, опомнись!
   Мишка опять уныло кивнул.
   Пока ехали, на ум мне пришли взгляды спутников Хорса. Странно как-то. На Анастасию они глядели, разве что не облизываясь, а на Александру вот как-то равнодушно. Интересно, почему это? И медовуха эта странная, от которой водкой воняет за версту. И пили-то на природе, на свежем, экологически чистом воздухе! Так что же тогда меня так ломает-то, не знаю?
   Короче, я больше туда не ногой.
   На вокзале расстались, Мишка в обнимку со второй бутылкой пива двинулся домой, а я решил к Молчану заехать, хорошо что по дороге. Как раз у них была тренировка, но я отказался, меня и так всего шатало.
   -Говоришь, у Хорса был? -Прищурился Молчан. -И как у них там?
   -Да не очень-то. Праздновали День... -Я напряг память, из мутного озера медленными китами всплывали фрагменты вчерашнего. -День Иван-Купалы, да?
   -До него ещё ого-го! -Возмутился Гюго. Он сейчас отлеживался на матах в углу спортзала. -Да кто угодно скажет. Иван-Купала - это день летнего солнцестояния, а сейчас весна все же...
   -Ну... Так называли. Медовуху пили, в речке купались...
   -И девушки были. -Проницательно заметил Молчан. -А медовуха у него простая. Три ложки меда с деревенского рынка на бутылку водки оттуда же, травки какие-то... И идешь через костёр всю ночь прыгать. Слушай, Серег, ну я же тебе говорил, что дело тухлое?
   Молчан редко выглядел таким расстроенным. Обычно чаще улыбается, а вот теперь как-то потускнел, глаза потемнели, по лбу пролегла глубокая складка.
   -Да девушка у моего друга там... -Попытался оправдаться я. -Вот, уговаривать ездили...
   -А уговорили вас. -В сторону сказал Чеботарев, не отрываясь от полировки бокена чистой белой тряпицей.
   -Серег. -Молчан помялся, но вот решился говорить. -Ты с Миленой поговори... Она, кстати, всё к нам заглянуть обещалась. Милена с ними два года откатала, еле вырвалась. Она тебе много чего расскажет. И про пьянки, и про групповухи, и про наркоту даже, которая всегда вокруг Хорса крутилась. Даже когда он попом был в Подольске. Три дела на него завели, все три закрыли за недоказанностью - свидетелей нету, хитрая очень морда. Давно он уже концерты по заявкам дает, чуть ли не до перестройки объявился и людей вокруг себя собрал. Только сначала библию читали вместе голышом под самокрутку с дурью, а как в патриархии от тех чтений турнули отца Алексия подальше, так все разом раскрестились в язычники. Вот теперь старину восстанавливают, прилипли к реконструкторам сначала, потом к родноверам, и много хорошего народу через тех уродов пропало. Так что и тебе говорю, и другу твоему повторяю - не ходи!
   -Да уж он сам себе судья. А я больше в то гнездо осиное не ногой.
   В самом деле, ну что я ещё сделать-то могу? С Мишкой съездил, с девушкой его поговорили, поглядели, что творится там непотребство полное. Что ещё надо? Нет, мне как-то с Молчаном, Чеботаревым и Гюго спокойнее, куда как спокойнее.
   -А ты там больше ничего лишнего не пил? -Вдруг спросил меня Чеботарев. Как-то очень неожиданно он оказался поблизости, и внимательно всматривался мне в лицо.
   -Да нет, вроде бы ничего такого. -Растеряно сказал я. -А что?
   -Да так... Ничего. -Покачал головой Чеботарев, садясь на место и вновь принимаясь за бокен. -Показалось, наверное.
   В общем, потренироваться мне так и не получилось.
   Даже когда начали, меня просто несло из стороны в сторону, напропускал ударов и чуть не получил с размаха по лбу. Наверное, нервное что-то. Отошел в сторонку, принялся подгонять снаряжение, и глядеть, как остальные мечами машут.
   Вместе дошли до метро, Молчан поспешал на работу, Гюго отсыпаться, у него ночное дежурство было. Чеботарев тоже куда-то торопился, а у меня ещё оставалось одно дело, одна небольшая идея. Но для начала срочно в обменник, разменять денег на наши родные деревянные.
   А оттуда прямо на радиорынок.
   -Как это работает? -Я покрутил рацию, тяжеленькую увесистую коробочку, увенчанную длинной антенной, и едва не вышиб себе глаз, а продавцу не сшиб все с полок.
   -Осторожно же! Уважаемый покупатель. -Оскалился в щербатой улыбке студенческого вида продавец. -Вот тут включатель. Отсюда идет сигнал. Наушник вот тут, чем сильнее сигнал, тем ближе маячок. Маячков есть три штуки. Кстати, есть новые... Американцы, с Ге-Пе-Эс. Три километра дальность, с экраном на жидких кристаллах.
   Я сделал вид, что задумался.
   Вокруг бурлил радиорынок. Чего тут только не было! Навалом всего, здоровенные компьютерные экраны, резаки компактов, системные блоки, оперативная память, материнские платы, видеокарточки, звуковые платы и прочая, и прочая, и прочая... Целые компьютеры, сразу, с вывешенными характеристиками, и предложения на сборку самых разных конфигураций. Отдельной стояли лотки с разноцветными дисками, игры и сборники программ на любой вкус. "Весь офис", "Весь Адобе", "Весь Автокад", и по смешной цене. Правообладатели удавились бы, узнав, за какую цену тут идут
   Народу тоже было мама не горюй, я еле добрался до искомых рядов. Ещё давно тут было развалов... Эх. Радиорынок был когда-то, пока не появились компьютеры. С тех пор компьютерная техника постепенно наступала, а радиодетали теряли ряды за рядом, место за местом, постепенно отступая в самый дальний угол бывших заводских цехов.
   С больной головой я протолкался как раз туда, куда было надо.
   -Нет, спасибо, мне бы что попроще. -Лучезарно улыбнулся я. -Как можно проще. И сегодня нужно. Очень нужно.
   -Попроще... -Продавец призадумался. -Есть, конечно. Комплект раций. Две штуки.
   -Не пойдет. -Я поглядел на две хреновины в прозрачной пластиковой упаковке, красных такие. Выглядят как детские игрушки, да и есть они такие же, детские. -Посерьезней.
   -Серьезней стоит денег. -Предупредил продавец. Скользнул по мне взглядом. И помятая после ночевки у Хорса одежда, и помятое лицо, и до половины початая бутылка минералки в рюкзаке. Все никак меня не отпускало.
   -Понимаю. -Вздохнул я. -Но всё же?
   Ушел я с радиорынка с похудевшим кошельком, но с большой сумкой с искомым. Две рации, комплект аккумуляторов, зарядное устройство от сети и ещё так, по мелочи. Вроде бы как раз то, что надо. Надеюсь, что это сработает...
   Хватит уже по улицам шляться! Мне ещё продукты к ужину покупать, родителей-то дома нету...
   Смахнул со лба нездоровый пот и поплелся в метро.
   Вечером уже ждал на вокзале с большим букетом цветов свою любимую девушку.
   Меня обняли, поцеловали, закружили в водовороте тонких духов и самых прекрасных в мире глаз, а потом отпустили.
   Пассажиры электрички, торопливо закуривающие по пути от поездов к метро, цеплялись о нас завистливыми взглядами. Сначала на неё, потом на меня, потом опять на неё.
   Нет, ну вот вроде бы все просто, и одежда, и девушка. Снизу вверх - легкие кроссовки, джинсики в обтяжечку, так, что в карман и пальца не просунешь, такая же обтягивающая футболка, соблазнительно рисующая контур груди и плоский, даже впалый животик, курочка через руку, слишком простой для дешевой вещи полуспортивный рюкзачок и такая же простая прическа, прижатая на макушке темными очками. А все равно ж, больше половины мимо проходящих мужчин находят время поглазеть, кое-кто вообще спотыкается.
   -Ну ты чего! -Маша прижала к груди большой букет. -Как же я с таким через весь город-то поеду, а? Пошли, что стоишь, девушка хочет спать и кушать! Пошли-пошли! Пошли, а то мне уже надоели эти попытки знакомства в электричке!
   Я глупо улыбнулся, ощутил укол ревности и мысленно попенял себе. Давно бы уже пора машину купить! Вот сейчас бы с комфортом доехали, как Костик Женьку возит, а я, нехороший такой человек... Тем более что тут у меня денег уже хватает. Если все пойдет хорошо... Тьфу-тьфу-тьфу... То и на съем квартиры, а то и на покупку денег тоже хватит, как раз к концу лета!
   Тут мои мысли прервались долгим и вкусным поцелуем.
   -Пошли! -Маша помахала букетом у меня перед лицом. -Все остальное дома.
   Все остальное и было дома. И было довольно неплохо. Разве что Маша удивилась немного, когда я во сне подтащил к себе поближе запакованный сверток с необходимым.
   Ну...
   Мать же твою так и не так! Что же такое-то, господи?
   Я едва смог встать с кровати, настолько меня замутило.
   Началось потом с головы, потом всего начало бросать то в жар, то в холод, а под конец я просто свалился с кровати на пол и меня долго и мучительно рвало желчью.
   Топот ног, первое лицо перед моим взором расплывалось и сходилось, как в телевизоре это мастер Клоту.
   -Ваше Величество! Помогите, надо поднять!
   Сильные руки барона Шуго возникли у меня перед глазами, меня подняли, я собрался как мог.
   -Не надо никуда нести! Закрыть дверь! Никого не впускать! Мастер Клоту, вы... Ааапроклятиии...
   Меня ещё раз вырвало, хотя вроде бы уже нечем. И я потерял сознание.
   Да что же такое-то, если сейчас обратно, то тогда всё напрасно будет...
   В комнате трое, Иштван, мастер Клоту, барон Шуго у двери.
   -Твою мать. -Сказал я в потолок. Голова была на редкость чистой и ясной, ничего не болело, хотя тело ощущало немалую слабость. Везде чешется, и дико воняет хлоркой.
   -...бывает. -Сказал мастер Клоту. -Я тут ничего не могу сделать, и не подпущу к принцу иных врачей, кроме графа Слава.
   -Согласен с мастером Клоту. -Это уже голос графа Слава. -Надо ждать. Жара нет. Пота тоже нет. Зрачки обычные, радужка тоже. Как могли, обтерли его тело белой водой. Это не яд... Во всяком случае не такой яд, о котором мы знаем. Вообще, я бы сказал, что организм принца сейчас выздоравливает.
   -Так раньше уже такое было? -Это Виктор.
   Ого, народу прибавилось.
   -Было. -Это снова мастер Клоту. -В тот день, когда бывшая королева пыталась принца отравить, тоже так было. В купальнях сидел, там стало легче.
   -А так чего же ждем, понесли в купальни? Слугам крикнуть, сейчас готовы будут!
   -Он без сознания. Одно движение, и может утонуть.
   -Мастер Клоту, так это вы придумали меня хлоркой обтирать? -Возмущенно спросил я. -Тоже мне, нашли панацею!
   В комнате полный набор. Виктор, конечно же. Волин, Подснежник, граф Слав и барон Алькон, мастер Клоту, куда же без него, Иштван, невозмутимый как всегда, в уголке мелькает лысина графа Нидола.
   -Ваше Величество, вы живы!
   -Да а с какой радости я должен быть мертв? Что это вы все тут собрались?
   Без сознания я был час, не больше. За это время барон Шуго успел поднять на ноги всех, кто был рядом. Мастер Клоту сначала пытался поить меня какими-то отварами, но потом сдался и сказал, что организм принца должен сам справиться... Вот так и справился, я теперь на ногах и хорошо себя чувствую.
   О чем и не замедлил сообщить.
   -Начинайте давайте день. Барон Шуго, мастер Клоту, было ли что у меня в кровати?
   Ага, было, вот он, сверточке-то... Все перенеслось в целости.
   -Итак? -Спросил я у Иштвана. -Докладывайте, что там да как.
   -Ваше Величество, на дороге и впрямь заметен нищий в одежде городской бедноты. Стоит, ждет. Вокруг него никого нету. По вашему приказу, его не трогали. Деньги собраны в мешок. -И он указал на стоящий в углу большой кожаный мешок, хорошо так прошитый суровой толстой нитью.
   -Не скажу что хорошо. Иштван, давай-ка так. Собираем старую гвардию...
   -Ваше Величество! -Раздалось из-за двери. -Прошу! Выслушайте!
   Голос что-то знакомый...
   -Кто там, пусть пройдет.
   Вера. В обычной одежде, но без лука и с пустыми ножнами на поясе. Ну, не доверяли ей. Ещё когда заходила, мне послышалось, как кто-то там, из стражей, вполголоса "шлюха имперская". Не любили тут её почему-то.
   Вера дошла до середины комнаты, поклонилась. Не так как дамы тут, книксен их, когда за подол платья хватаются, а настоящий нормальный поклон.
   -Ваше Величество, я прошу вас оказать мне честь и позволить участвовать в освобождении ваших друзей.
   -Да запросто. -Манул я рукой. -А что это ты так решила?
   На лице Веры отразилось непонимание.
   -Я же присягала вам, Ваше Величество! Я не самая плохая лучница в Пограничье, не говоря уж о Неделимой Империи. И сижу в замке, в четырех стенах, не зная, чем быть полезным Вашему Величеству... -Она снова поклонилась.
   -Да нет, я не о том. А с чего ты решила, что мы просто не заплатим выкуп, да и всё?
   -Но... Ваше Величество... Бандитам нельзя платить выкуп! Стоит заплатить один раз, и потом они будут требовать снова и снова и снова... Это как с кочевниками, один раз заплатив, потом вовек не выведешь их со двора!
   -Понимаю и сам придерживаюсь такой же логики. Но пока что придется заплатить выкуп. -Хмуро ответил я. -Потому собирайтесь. Мне нужно десять человек... Вера, где твой лук?
   -В коридоре! -Обрадовано воскликнула та.
   -Вот и хорошо, больше с ним не расставайся. Пойдешь с нами. Попробуем узнать, что да как.
   Виктор, барон Шуго, Волин, несколько гвардейцев, из тех, кто когда-то были солдатами. Парочка человек, которые лучше всех бросали гранаты, тоже с собой взяли. Ну и Вера, конечно же, куда же без неё-то? Большее количество... К чему? У меня тут, под мышкой, верной кошкой пристроилась "Чезет" с парой обойм, для мелкого отряда с лихвой хватит. А стрелять по людям я, как выяснилось, очень даже и могу. Запросто.
   Граф Нидол Лар всполошился первым. И сразу же предложил большой отряд стражи в отдалении. То же самое мне посоветовал и барон Алькон, набрать стрелков побольше. Граф Лир так вообще предлагал весь район оцепить - если уж деньги берут, то и заклад должен быть где-то рядом.
   Я отказался.
   Нет, не хочу рисковать.
   Пограничники и вольные стрелки, которые теперь моя гвардия, да и стража... Не получится у них ничего. Не сталкивались они тут с таким, просто не сталкивались. Пограничники, может, и перебьют большую часть врагов, да что толку, ножом по горлу полоснуть, и не будет ни Ирины, ни Вихора. Гвардейцы только-только во вкус вошли. Стража... Ну, стража ещё что-то может, да вот только что-то не верится мне.
   Ладно, будем выкупать.
   -Все, я сказал. Граф Нидол Лар! Ваши подчиненные пусть блокируют городские ворота и стены. Граф Лир! Ваши подчиненные пусть тренируются дальше, но будут наготове. Барон Алькон, ну когда же я уже увижу проект суда-то? Что все столпились, нормально все с королем вашим, жить буду долго и счастливо. Кстати, Иштван... Пришли плотников. Несолидно в мешке деньги отдавать будет. Мне нужен сундук.
   Недолго тряслись в седле, и вот уже Костяной Лес, а вот и Могила Колдуна. Холм такой, не очень большой, с подрытыми с одной стороны склонам. На холме упрямо тянется к небу сосна, корни вымыло, они причудливо переплетаются меж собой, как исполинские змеи.
   А вот и нищий. На корнях сидел, да как нашу процессию заметил, так сразу и поднялся, отряхнулся, вперед пару шагов сделал. Уверенный такой дядька, нищий...
   Ну да, нищий. Он такой же нищий, как и средний попрошайка столичного метро, из тех, кто, по слухам, на "мерине" на работу приезжает. Такая же клоунада, разве что тут понадежнее сделана. Вроде бы и в рванье одет, дыра на дыре, да тело через прорехи видно сильное, ладони большие, рост тоже не низкий, лицо наполовину замотано черным шерстяным платком. На ногах видны добротные, хотя и тщательно затертые грязью ботинки. И хотя он сгибается, трясется, кашляет, старательно так опирается на крепкий суковатый посох, ой да не верю я ему.
   -Ваше Величество! -С показным трудом поклонился мне нищий.
   -Какой сегодня приятны день, добрый человек. -Громко сказал я.
   -Не жалуемся, Ваше Величество.
   Так, учитывая то, что обращение на "вы" тут не известно ни к кому, кроме коронованных особ, нищий этот намекает на то, что он тут не один. Ну да ладно... Проглотим пока что.
   -Дошли до меня слухи, добрый человек, что ежели сделать богатым одного нищего на дальней дороге, то здоровье и удача снизойдут на двух ростиков... Нет?
   Лицо нищего чуть дрогнуло, самую чуть.
   -Это действительно так, Ваше Величество.
   Так... Поглядим-ка на него подробнее. Крепкий, не сломленный. Это не как большинство нищих на дорогах и на улицах столицы, те крысы, от пинков поодиночке разбегаются, сгибая спины, но стоит повернутся, как в филе тебе вцепятся острые и опасные зубки всей стаи. Несмотря на свою крысиную сущность, есть в нищих некая... Сломленность, что ли. Покорность судьбе, равнодушие к завтрашнему дню. Был сегодня день, было что поесть и где поспать, так хорошо. Не будет завтра ничего - так тоже хорошо. Длят своё существование уже не из инстинкта самосохранения, а по привычке.
   И у крестьян такое тоже есть, как вспомню ту деревню, что королевские охотники разоряли во главе с генералом Ипоку... Согнали как стадо баранов, и перевешали потом, а те только стояли и тупо глазели. Кстати, где этот хмырь-то, генерал в золотой кирасе? Не забыть его притащить на королевский суд, для него уже и веревка заготовлена...
   -И каковы же имена сих ростиков? -Немного безразлично спросил я. Поиграть ещё, или уже нету смысла? Вроде бы можно...
   -Урий и Ирина, Ваше Величество.
   -Урий, Урий... Что за Урий? -Я сделал удивленное лицо. -Ростик Урий? Не знаю такого. Ты имеешь в виду графа Урия? Он у вас? Эй, несите сюда ещё столько же золота, за старого сморчка живым я дам в два раза больше!
   Нищий чуть побледнел, отступил на пару шагов. Напугался. Хотя в глазах мелькнула некая... Оценка, что ли. Хм? Оценка? Если он хочет продать графа Урия, то имеет ли возможность это сделать? Как-то очень с надеждой подумал, а потом почему-то дико испугался... Что это может означать?
   -Нет, Ваше Величество! Урий, по кличке Вихор... Ростик...
   -А, ну так бы сразу и сказал! -Улыбнулся я. -Выдумал ещё... Вихор... Урий... Что он натворил, и за что его держите?
   Вопрос сбил нищего с толку.
   -Ваше Величество?
   -Ну, натворил-то он что? Как я понял, он же из вашего... Хм... Братства, да? Как вы сами-то себя называете?
   Нищий опомнился, глянул на меня вызывающие.
   -Ночные жители, Ваше Величество.
   -О, ну, понятно. Так что натворил-то ростик?
   -Нагл не в меру и проказлив, Ваше Величество!
   -Этим отличаются почти что все ростики. Ладно... -Я перекинул через луку седла сундук с деньгами. Тяжелый же какой, тварюга! А!
   Пара гвардейцев спешились, помогли мне снять ящик с лошади, поставили на землю, открыли.
   Нищий зачарованно уставился на тусклый блеск золота.
   -Это всё твоё. Забирай. -Великодушно разрешил я. -Стань богаче, добрый человек. Только не потрать их впустую.
   -Большое спасибо, Ваше Величество. -Глубоко поклонился мне нищий, зачаровано перебирая монетки. -Смею заверить, все деньги пойдут только на благо вашего народа...
   -Скорее, отдельных его представителей. -В тон ему ответил я. -Где мой друг, кстати?
   Ну вот, вот и момент истины. Если скажет, что в городе, то можно будет начать торговаться уже за его жизнь. Ну никак не поверю, что этот тип тут один-одинешенек, ну просто никак не могу поверить. Помимо простой такой моральной поддержки, есть ещё и простое такое опасение, что этот хмырь может парочку золотых зажать себе на счастливую жизнь от общака, а потом всем рассказать, что король его обманул, вот нехороший какой король! Так что в лесу-то вполне кто-то может быть...
   Нищий не без усилия оторвался от своего занятия, выпрямился в полный рост, призывно уставился в чащу, махнул рукой, резко, пару раз вверх-вниз. Сигнал подавал.
   Из лесу показалось двое всадников. Воины, одеты не очень богато, но оружие в порядке, видно сразу. За ними в поводу следовала ещё одна лошадь, сразу с двумя всадниками. Далековато, ну да ничего...
   Поднёс к глазам бинокль.
   На смирной понурой лошадке болтались сломанными куклами и Вихор, и Ирина. Небрежно связанные, лошадь ведут в поводу, а дети пытаются удержаться. Трясет сильно.
   Внезапно лицу стало жарко. Я на секунду подумал, что сейчас ка-ак наплюю на все свои обещания, да ка-ак рубану по шее этого уродца... Если только с детьми что-то не то случилось, то...
   Выехали из лесу, остановились. Воины держались сторожко, хотя оружия не обнажали первые, ждали чего-то.
   -Все договоренности соблюдены? -Вежливо спросил я.
   -Да, Ваше Величество.
   -Ну так что же ты ещё тут, добрый человек?
   Нищий понял, схватил сундук под мышку и рванул
   Дети были в порядке. Вихор ещё хорохорился, но под моим яростным взглядом забился в угол кареты и молчал. Ирина тоже молчала, ничего не говорила. Ей эта прогулка встала дороже. Одежда вроде бы в порядке... Хотя юбки эти...
   -Ничего не сделали они вам?
   -Нет. -Глухо ответил Вихор. -Просто под руки схватили, и в мешок сунули, узкий такой, с угольной пылью внутри... Не заорешь. Хорошо своё дело знали!
   -Да оно уж понятно! -Сказал я. -Ир? Ты что молчишь?
   -Нет, ничего. -Ответила Ирина. -Кормили плохо, гады...
   -Это дело поправимое, сейчас первым делом в кухню поедем, поедите от души. -Отмахнулся я. С души как камень упал.
   -Урий, Ирин? -Спросил я некоторое время спустя. -Вообще, что вы туда полезли-то, вообще зачем?
   Отмалчивались, конечно же, да разговорил я их.
   Слух, что Урий, он же Вихор, знается с королем, прошел давно уже. Да Вихор все предпочитал не замечать. Законы ж! Обычаи вековые! Даж дворянин, ежели пришел... Там просто все, как в имперском Пограничье. Выдачи нет, и баста.
   -Нет. -Подтвердила Вера в ответ на мой взгляд. -Если уж добрался до Пограничья, то не отдадут.
   -В самом деле? -Скептически поднял бровь я.
   -В самом деле. -Серьезно подтвердила Вера. -Моего дедушку, беглеца, не выдали. Хотя до того он в одиночку вырезал целый имперский суд, полтора десятка солдат во главе с сержантом, двух судей да пяток служек.
   -Ого. -Сказал я.
   У Вихора же оказалось проще. Попробовал он осторожно сделать намек на то, что хорошо бы поискать Ночному королю графа Урия... Потому как тот король, который правит днем, был бы весьма благодарен... В разумных пределах.
   Короче, на второй день, когда Вихор и Ирина собрались на рынок, подошел давний дружок Вихора из порта, который... Который драгоценности скупал. Прошу простить, Ваше Величество! Давно завязал уже, давно! Больше не повториться! Ну так вот, подошел, сказал, что Ночной король желает кое-что сказать.
   За ближайшим углом накинули на них мешок. И дали пару раз по бокам, чтобы не дергались, куда-то везли, и привезли. Небольшой подвал, сухой, покормили грубым хлебом и куском козьего сыра, дали немного воды в кувшине, да и все. Потом вынули из подвала, сунули в мешок, куда-то везли, а потом вот... На опушке.
   -Молодцы. -Похвалил я обеих. -Не потеряли присутствие духа. И все такое. Но впредь... Согласовывать надо, понятно?
   -Понятно. -Уныло сказал Вихор.
   Рация в переметной суме тихо пискнула. Работает. Надо же.
   -Виктор, ростиков с охраной в замок! Месяц чтобы никуда ходу не было! Вихор, тебе задание - тренировка с пожарной командой, понятно? Чтобы мне никуда. Феликсу... То есть Подснежнику скажешь, что я приказал. Ирина, тебе ж вообще из дворца не выходить, понятно? Пока всё не успокоиться.
   А успокоиться довольно скоро. Вот это я уже обещаю.
   Наша процессия небыстрым шагом втянулась в город, и вот уже снова знакомая башня, на которой обновленной краской издевается надпись "До вечера деньги ваши, после него - наши". Старались, писали.
   Достали меня уже эти ночные жители, и последняя капля - как раз сегодня. Последний штрих, так сказать, для картины. Похищение моего человека. А Вихор, как ни крути, все же мой человек. Сегодня они одного украли, я за него выкуп заплатил. А завтра-то скольких они украдут, когда поймут, что это работает? Десятерых? У меня столько денег в казне нет!
   Нет. Такие вопросы надо решать как можно быстрее.
   Тем более что моя гвардия хочет очень реабилитироваться после не очень-то удачной зачистки Рынка, как я понимаю.
   Ну так дам им этот шанс.
   В кармане у меня пискнула рация. Она уже давно попискивала, по мере того, как мы удалялись от маячка. Сколько там сказал продавец? До километра сигнал будет? И на неделю хватит? Ой как хорошо-то.
   Вечерком поглядим, куда же понесут наш ящичек. А пока что к мастеру Виктору, посмотреть да решить вопросы накопившиеся. А под вечер прогуляемся. Обязательно прогуляемся.
   Успокаивая самого себя таким образом, я махнул рукой, и процессия наша свернула к мастеру Виктору, на новый завод.
   С каждым днем тот все больше и больше обживался на новом месте. Пустыри вокруг все под охраной, застроены. Небольшой садик с парой хлипких саженцев, большая деревянная бочка водокачки с символом Гильдии Водоносов. Стражи чуть прибавилось, большей частью вчерашние крестьяне, не иначе. Никто иной так копье держать не будет. Но смотрят зорко, от службы не отлынивают.
   Мне показали новый перегонный куб, прокатный станок, усовершенствованный по моим чертежам, но в настоящий момент все равно сломанный, не работающий, вокруг которого возились Алексей и Виктор. Показали ряды деревянных шкафов-сейфов, в которые подмастерья крепили новые "королевские" замки. Как я уже говорил, прижилось это тут. Замки, уже готовые, лежали в ряд на столе.
   А самое главное, показали отстроенную пороховую мельницу, склад бочек с порохом, разных типов, каждая помеченная тайными значками. Это я приказал мастеру Виктору усовершенствовать состав, поэкспериментировать с добавлением тех или иных компонентов. Заодно, памятуя про историю Менделеева и французский бездымный порох*, назаказывал кучу других образцов. Пыль со склоны горы, три шага от вершины, взятая непременно в полдень и непременно мужчинами-воинами... Туда отправляли гвардейцев провинившихся, пыль собирать. Ну или дерьмо боевого коня... Грунтом, то есть пылью, как раз подсыпали фундаменты домов, ну а навозом хорошо сад удобряли. Правда, не каждому это показывали. По легенде, все в дело шло.
  
   * - в XIX веке секрет бездымного пироксилинового пороха во Франции сохранялся в глубокой тайне. По легенде, пороховой завод стоял на отдельной железнодорожной ветке, и Д.И. Менделеев раскрыл секрет производства пироксилинового бездымного пороха, попросту проанализировав годовой отчет перевозок железнодорожной компании. Впрочем, существует также мнение, что великий ученый изучил технологию и состав как французского пироксилинового пороха, так и английских образцов, счел их неподходящими, и в 1891-ом году начал самостоятельные опыты, организовав Научно-Техническую лабораторию в Санкт-Петербурге, и добился успеха. Новый вид пороха, пироколлодиевый, превосходил французский и английский по ряду важных параметров. Также под руководством Д.И. Менделеева была разработана технология и экономическое обоснование производства пироколлодиевого пороха. Однако в 1892 году комиссия Охтенского завода не признала за новым видом пороха никакой новизны, ложно указав, что в настоящее время завод владеет технологией производства пироксилина, тождественного с пироколлодием (что было совсем не так). Процесс дальнейших испытаний затянулся, а меж тем в 1893 году составом нового пороха заинтересовались иностранцы, и рано или поздно технология производства проникла на Запад, в частности в США. В Российской Империи производство пироколлодиевого пороха шло ни шатко, ни валко и было полностью прекращено в 1909 году. С началом первой мировой войны пироколлодиевый порох закупали в США.
  
   Первая пушка глядела на меня, а я глядел на неё.
   Ну, плюнул я на литье это. Тем более что у меня пока что домна никак не желала получаться, ну просто не хотела, да и всё. И так её строили, и так, и сяк - да всё равно...
   Сделали тогда попроще. Взяли сверлильный станок, взяли более-менее ровный стержень толщиной в руку мою, обточили его "Санскаром", мимоходом поломав половину. Затем обмазали получившийся пруток свиным жиром, и стали оборачивать стальными полосами с проковкой. По спирали, конечно же. Грели на угле, самом лучшем, оборачивали, стучали молотками...
   Получилась такая вот труба, куда я с трудом мог просунуть ладонь. Трубу стали обматывать проволокой, в несколько слоёв. Набивать обручи... Нет, хорошо бы - но лучше пока что проволокой, тем более что станок для волочения получился у нас хороший очень, проволоки теперь хоть завались.
   Поставили все это дело на приклад большой, примотали проволокой, сзади забили в трубу большую металлическую чушку - это затвор типа. Запальное отверстие просверлили запросто, санскаровское сверло резало плохую местную сталь как хороший нож подмороженное масло, со стружкой.
   Теперь только меня и ждали, чтобы испытать. Поставили пушку на лафет, дубовые колоды, впереди насыпали холмик из самого мягкого речного песка, в него воткнули деревянную доску. Вроде как мишень.
   Для начала провели испытания.
   Забили в запальное отверстие порох, подожгли.
   Запал прогорел хорошо, с шумом, с дымом и короткой струйкой огня, убежавшей в тело пушки.
   Так, это сработало...
   Я уже ученый был. В стороне поставили фашины, отсыпали в них щедро того же песка, которого, по нашей легенде, ну никак нельзя было не добавить в огненное зелье, и за ними все и укрылись. Я, Виктор, Волин, мастер Виктор и два его сына.
   Шилом прочистили запальное отверстие, снова забили туда порох, основной заряд пороха утрамбовали в ствол деревянной ступкой, закатили туда каменный шар, затрамбовали и его поглубже, я поджег запал и свалил подальше. Как раз для меня окоп вырыли, в котором все и укрылись.
   Говорил же, что уже ученый!
   Сначала я боялся, что будет громкое такое "Пфффф" и ядро выкатится из ствола, покатится по земле и замрет к моему позору. Потом стал бояться ещё более громкого "Бабах" и осколков металла разлетающейся во все стороны пушки.
   Пушка рявкнула.
   Мне показалось, что я оглох, расстояние-то не слишком большое, или что ещё... Вверх клубы дыма вонючего, пушка устояла, делали к ней лафет на совесть. И каменное ядро, разлетевшееся на осколки при столкновении с холмиком-мишенью.
   -Получилось. -Хрипло произнес я.
   Мишень разлетелась в куски. И пусть ядро тоже того не пережило... Но все же уже что-то начало получаться.
   Следующая - заряд картечью. Пушку тщательно пробанили, мастер Виктор лично забивал туда порох и кучу мелких камней. Пока что с картечью металлической решили не мудрить, уж больно дорог стал металл. Если надо будет, то и проволоку на куски нарубим. И даже стальные чушки сверлить будем - мне-то что, сталь тут не очень, а инструмент я могу хороший принести.
   Вот второй выстрел уже вызвал определенные неприятности. Картечь-то летела, но не так чтобы очень. Холм мягкого песка, который периодически насыпали мастер Виктор со своим сыном, после пятого выстрела практически разметался.
   -Ваше Величество. А мы всё время одну и ту же меру зелья кладем? -Вдруг спросил старший сын мастера Виктора, Алексей.
   -Не всегда, но в общем... В общем да.
   -А ежели уже сначала обмерять?
   Я едва не выругался на свою тупость.
   -Вот что сделаем. Берите мешок из ткани... Самой такой нежной, которую только найдете. Туда уже заранее расфасуйте зелье. И теперь попробуем шнуром поджигать, может, что получится хорошее. Ещё на сколько у нас пороха-то есть?
   -На выстрелов пять хватит...
   Со шнуром получилось ещё лучше, чем с пороховой мякотью, набиваемой в затравочное отверстие. И ещё очень хорошо получилось с мешками. Братья где-то надыбали шелк, быстро отмеряли в него порох, закрутили в мешочек и получился вот такой вот картуз с зарядом.
   -Классно. -Похвалил я. -Теперь ещё камня дробленого осталось? Туда же.
   Виктор следил за нами с недоверием. Что он, что Ждан как-то не ждали такого эффекта от орудия. Да и не очень-то они его понимали, как мне кажется. Одно дело - это стрелометная машина, или катапульта там, хотя я тут их вблизи ещё не видел. А вот совсем другое дело это стальное не пойми что, на которое столько труда ушло... Но вот хотя холм роет оно хорошо.
   -Седдик, а это точно нужно? -Спросил меня Ждан.
   -А что?
   -На изготовление этого жерла ушло три сотни золотых, в общей сложности. Ушло бы и больше, да некоторые мастера соглашались работать бесплатно во славу нового короля. Теперь ещё и шелк... Может, можно заменить тряпками?
   -Лучше не надо. Шелк нужен. Помнишь, что было в прошлый раз? Когда порох в стволе взорвался? Если обычная тряпка будет, то останутся её куски, будут тлеть... Те, кто работал бесплатно... -Я быстро задавил зверька жабу. -Те, кто работал бесплатно, должны получить оплату своего труда.
   -Но у нас денег нет! -Страдальчески возвел очи вверх Ждан.
   -Тогда... Тогда сделаем так. Тех, кто работал бесплатно, переписать всех. И на год с них снять налоги... Вполовину. Ждан, оставляю список на тебя, после мне отдашь. Называться будут эти люди "официальные поставщики двора Его Величества". Пока чтобы информация не уходила. Давай дальше...
   Сложности с запальным шнуром преодолели при помощи длинного узкого шила из комплекта инструмента моего мира. Пробанили, навели, пальнули.
   И в этот раз тоже получилось неплохо. На треть быстрее где-то, все равно заряд пороха надо было утрамбовывать, что в картузе, что без. Иное дело, что теперь не тратилось время на то, чтобы заряд отмерять...
   На этот раз я не стал прятаться, а вышел из окопа и следил за выстрелом, зажав уши и открыв рот.
   Пушка подпрыгнула, выбросила вперед большой язык малинового пламени, быстро проступившего бело-серого вонючего дыма. Заново установленные доски-мишени частично повалили, частично разлетелись на куски под градом каменной шрапнели.
   Ну, ещё один успех, можно ли себя поздравить?
   -Баньте ствол.
   Несмотря на незнакомое слово, меня поняли, пушку быстро прочистили от гари, промыли водой из деревянного ведра, от чего она пошла паром.
   -Осторожнее! -Ругнулся я. -Развалится же! Никакой воды не надо... Пока не научимся их лить целиком.
   -Лить? -Озадаченно спросил мастер Виктор.
   -Да, лить. По тем формам, которые у меня уже есть. Мастер Виктор, что у нас с железной рудой-то? Закупать будем? Или? И что с кирпичами?
   -Делаем, Ваше Величество. По вашим бумагам построили мастерскую за городом, кирпичи получались поначалу так себе, но вот последние... Последние хороши. Мы уже имеем заказы на семидневье вперед.
   -Хорошо. -В голове у меня перещелкнулись костяшки бухгалтерских счёт. Ещё один источник дохода... Правда, не очень чтобы хороший, кому эти кирпичи-то продавать? В нашем нищем государстве? Где и город-то только один и есть...
   -Значит, одна пушка у нас есть. Мастер Виктор, Ждан, пошли, обсудим, что у нас получилось и что я бы хотел получить дальше.
   К вечеру я уже сильно вымотался.
   Дело даже не в том, что и как объяснять. Дело в том, что очень много информации я не знаю и сам.
   Ну да, вот любой встречный-поперечный мне расскажет, что сначала был дымный порох, и пушку лучше заряжать с казенной части, чем с дульной. Ага-ага. А вот уже про то, как пушки делались... Лились из чугуна, из бронзы. Бронзы тут нету вообще. А чугун откуда брать? Ах, с домны... А домну как построить? Я ж говорю, весь металл привозной, в Рохни на болотах собирают или из Империи, но та кому попало стальное оружие не продает что-то. Конечно, Ждан отправил доверенное свое лицо на закупку непосредственно железной руды в королевстве Рохни, раньше-то сюда все крицы тащили, их обрабатывать проще.
   Ну да.
   Порох-то получить оказалось куда как проще, чем сделать пушку.
   Да и не так-то просто построить правильную домну. Та конструкция, что сейчас возвышается на заднем дворе... Вот именно эта. Без слез не глянешь. Вся кособоченная, вокруг навалены дрова горами. Ну да, что-то не так с кирпичами, первая партия прошла не очень удачной, зато вторая удалась на славу. Сейчас домну разберут, а потом сложат вновь, и попробуем плавить руду. Вдруг да получится получить хороший чугун и уж наконец-то отливать пушки... Мне десятка хватит, чтобы вытурить Большую Орду обратно, в его Предвечную степь. И они ещё сюда долго не вернутся.
   Неплохо бы хорошее месторождение антрацита найти. Осторожные расспросы вывели меня на крестьянина, который раньше проживал где-то далече, чуть ли не на границе горной цепи. Пираты его дом разорили, так он сначала в Степь подался, с караваном, а потом по родным местам затосковал, вернулся... Так он рассказывал, что горцы иногда топят печи черным камнем. Это их святыня, черная кровь ихнего бога, на земле обратившаяся в камень.
   Во, интересное дело, как раз то, что надо.
   Однако богатое королевство у меня получается, а? Нефть есть, причем хорошая, без обработки в лампах горит и копоти почти что не дает. Уголь тоже поблизости где-то есть. Вот бы ещё металл найти, железную руду. Тогда бы совсем хорошо было. Можно становится нефтяным олигархом. А если ещё получится трубу в свой мир протянуть...
   Короче, интересные перспективы на будущее вырисовываются.
  
  

Глава 18

  
   Горел пылающий камин
   Судили парня молодого...
  
   (Петлюра?)
  
   -Ночной народ управляется Ночным королем. У него есть Ночные дворяне, а ниже ночные крестьяне... -Рассказывал Вихор.
   -Чем они живут?
   -Лососей шелушат.
   -А конкретнее?
   -Ну, с порта живут, где кто какой корабль ставит, со складов, с торговцев на рынке собирают налоги, с крестьян в деревнях ближайших. Ещё каждая успешная женщина должна им треть своего заработка... Питейные тоже им золота засылают, и у них горный отвар покупают. Ещё ночные дворяне иногда приглашают к себе в гости...
   -Урий! -Не выдержал я. -Ты можешь без своего жаргона говорить-то, а? И так, чтобы нам было понятно.
   В кабинете Подснежника было не очень людно. Я, Вихор, Подснежник, Виктор, Виктор и барон Алькон. Последний как эксперт по организованной преступности. Даже Жареный рядом с нами был, у меня на него были небольшие планы.
   -С Ночными жителями мы никаких дел не имели. -Сразу открестился он. -Слишком уж они... Не такие. И толку от них - чего? Горного отвара? Так оно нам не надо.
   -Понятно. А вот эти... Ты что-то рассказывал про Темных?
   -Темные - это темные. -Удивленно поглядел на меня барон Алькон. И не он один, я уловил очень заинтересованный взгляд Феликса, который тот быстро скрыл, упер в столешницу. Умный, однако. Не ошибся я в нем. Пока не ошибся. Дальше посмотрим, как справиться.
   -Так кто такие темные? -Повторил вопрос.
   -Темные поклоняются Темным богам, Ваше Величество. -Осторожно сказал барон Алькон.
   -А Ночные - это просто люди. -Добавил Вихор. -Я среди них темнобожников не видел. Никто в своем уме душу губить на службе Черному не будет, а Ночной король у нас головастый...
   -Ага, я сразу заметил. -Не удержался я. -Вот как тебя быстро захомутал. Пять тыщ золотом заработать практически на пустом месте - ещё бы, для этого хоть какие-то мозги в голове нужны. Вихор, откуда у него люди, где они все сидят?
   -В Мойке, конечно. -Пожал плечами Вихор. -Все в Мойке, это так лет двести уже заведено.
   Ну да. Маячок-то я отследил, не проблемой оказалось. Может, кто и сидит в Мойке, как паук в центре паутины, за ниточки оттуда дергает, и все подданные вокруг него собрались, планы темные... То есть ночные лелеют, как бы и где бы кого бы обобрать. Вот только один особнячок в паре улиц от городской стены, откуда долго был сигнал моего маячка, точно к Мойке не относился. Незаметный почти что особнячок, сам небольшой, стена невысокая, два этажа, последний чердак, высокие грязно-серые стены, наборные окна занавешены плотными занавесками, по двору слуги ходят. Проехала пару раз телега с дровами, ещё воду привезли в большой бочке. И тишина...
   Кто живет, никто не знает, а спрашивать я не стал. Ни к чему это пока что. Уже одно то, что туда как раз отвезли сундучок с деньгами, делает сей особнячок первой целью для моей гвардии.
   Похоже, Вихор многого просто не знает или знает, но молчит.
   Доход-то они точно с Мойки получают. Там все основные питейные заведения, бордели для заскучавших в походах матросов, там держат похищенных под выкуп, туда забредают богатые горожане в поисках развлечений, там основная кормовая база организованной преступности. Там перевалочный пункт денег для вот этого невзрачного особнячка...
   -А конкретнее - где?
   -Да не знает то никто... Если расскажут - так все едино, лосось ты, ростик или даже ночной дворянин - смерть.
   -А по личностями что?
   По личностям было вот что.
   Сам Ночной король. Имени не имеет, если оно и было, то давно уже про него забыли. Вихор описал его как среднего роста тучного мужчину, бывшего воина или разбойника. Говорит басом всегда, короткая бородка, то да сё... Его ближайшие помощники, ночные дворяне. Вроде бы никто не выделялся особо, всем доставалось. Но с Вихором говорил один, Разлад звали. Опять же невысокий, худой и жилистый. Ему как раз Дырка, сутенер в "Овцебыке", деньги передавал... Потом Дырка пропал, наверное, чем-то навредил Ночному братству. Поговаривали, что уж слишком много денег себе забирал.
   -Ладно. Понятно мне всё примерно... Вихор, там, за дверью, дожидается художник. Опишешь ему самого Ночного короля. Потом опишешь тех, кто с тобой был, Разлада этого. Не вздумаешь шутить и уворачиваться. Понял?
   -Понял. -Подтвердил Вихор.
   -Вот и хорошо. Иди.
   -Ваше Величество, какие будут указания? -Спросил Подснежник, когда за Вихором закрылись дверь.
   -Да какие могут быть указания. -Сказал я очень громко, показывая на дверь рукой. -Забудем пока что, у нас другие, более важные дела... -И покачал пальцем. А сам принялся считать про себя "А раз, а два, а три...". Все вокруг ждали. Дошел до двадцати, стража у двери точно не даст Вихору задержаться и услышать то, что ему не предназначено, и несильно хлопнул ладонью по столу.
   -Мойку надо чистить. Какие будут предложения?
   -Обратиться к графу Нидолу и графу Лиру. Ввести войска. -Сказал барон Алькон. -Всех воров на ветках развешать, остальным пообещать свободу и вольности, снизить налоги.
   Остальные молчали.
   -Так... Все согласны?
   -Ваше Величество. -Осторожно сказал Виктор. -При вашем отце, короле Седдике, пытались... Очистить Мойку. Мой отец вместе с рыцарским копьем воевал там.
   -И почему не довели начатое дело до конца?
   -Это оказалось довольно сложно, Ваше Величество. Два десятка рыцарей с отрядами и городская стража вошли в Мойку, и вышли немногие. В городской страже были большие потери. Граф Нидол Лар тогда стал главой городской стражи, старого главу городской стражи убили. Конечно, Мойку очистили, схватили Ночного короля и прилюдно отрубили голову на городской площади. Почти все рыцари и три четверти городской стражи были убиты, потери были также и у отрядов Морской стражи и Королевской Гвардии, которых послали на помощь городской страже. А пока воевали в Мойке, голодранцы оттуда разбежались по городу, нападали на мирных жителей, разорили несколько улиц мастеровых и взяли приступом несколько дворянских особняков за портом, ограбили портовые склады, устраивали поджоги и убийства. Были жалобы от посольств, потому как погибло и пострадало много иностранцев.
   Хм, диверсионные отряды на всякий случай? Интересный у меня тут под боком район-то получается. Вообще там мою власть признают, или так себе?
   -Но... Я же опять вижу ту же Мойку! Граф Виктор, ты же говоришь, что её очистили?
   Виктор дернулся. Не привык ещё к своему графскому титулу.
   -После того, как ваш батюшка уехал в путешествие по другим странам, Мойка снова заселилась городской беднотой, разорившимися крестьянами и портовыми нищими, и они выбрали нового Ночного короля.
   -Угу, понятно, свято место пусто не бывает.
   -Верно сказано, Ваше Величество.
   Но Мойку надо зачищать. Надо-надо! У мастера Виктора уже набралось достаточное количество кирпичей, пора бы и производство расширять. Тем более куча народу, которые в Мойке ну просто ничего не делают, кроме как грабят моих граждан да окрестные деревни... Вот и посмотрим, можно ли их к делу приставить. К трудовому лагерю. Так сказать, искупить трудом тяжкую вину перед родиной.
   Ещё одна информация для размышления. Что ж... Будем размышлять.
   Отпустил всех, задумчиво поднялся к себе, полюбовался на груду бумаги на столе.
   Протоколы допроса.
   Угу, родные мои шпионы. Ничего-то они толком не знали, подкупил из неизвестный человек в темном плаще.
   Наняться на службу туда-то и туда-то (к мастеру Виктору и к графу Славу), раз в семь дней встречаться с человеком в Рыночном квартале, пересказывать, что да как. Мелкие сошки, ничего они толком не знали...
   Черкнул пометку по низу "проследить родственников и биографию каждого", бросил на столик. Дождаться, пока заберут?
   Да нет, я сам лучше отнесу, заодно и подумаю по дороге, что да как... Может, новости какие расскажут? Спать-то все равно пока что рановато.
   Не прогадал, были новости у нас в Западной Башне.
   -Ваше Величество. У нас происшествие. -Приветствовал меня Феликс. В углу его кабинета переминался с ноги на ногу Жареный, с перемотанной чистой белой тряпкой рукой.
   -Да, что случилось?
   Всего было три молодчика, которые пытались поджечь склады с зерном графа Лурга. Один из них более вменяемый, его отдельно держали, потому как два других в первую ж ночь третьего избили и пытались изнасиловать. Вот эти-то двое и решились на побег.
   -Один сделал вид, что повесился на решетке, а как только караул вошел, так на них набросились, зарезали ножами, и пытались наружу пробиться. Там-то их Жареный и скрутил.
   -Жареный? -Я глянул на смущенно переминающегося с ноги на ногу темнокожего раба.
   -Ваше Величество, так что ж мне. Нетрудно то было. Скрутил и обратно в камеру закинул. -Сказал Жареный, глядя в пол.
   -Не, ты теперь не Жареный. Ты теперь Лумумба будешь. Молодец, короче. Давно пора уже... Три дня барону Алькону, чтобы устроил мне суд настоящий - а то всё на месте топчемся. Теперь ведите-ка меня для начала к графу Лургу, и где там наш главный поджигатель?
   Когда мы вошли, граф как раз расправлялся с очередным цыпленком. Ох, как он его! Парочка ножей в его руках мелькали как ковши снегоуборочной машины. Я аж даже засмотрелся - а грузовик-то где, который сзади должен ехать, в кузов которого снег сыплется? Нет, нету грузовика. А жаль.
   -Ну, почтенный граф, вот выбрал я время... Как дела твои скорбные?
   Граф сразу ножи в сторону, вытер руки о салфетку, скомкал её быстрым движением, и рухнул на колени.
   -Ваше Величество, рад видеть вас в добром здравии!
   -А чего это я должен был бы быть не в добром здравии? -Осведомился я с ленинским прищуром.
   -Государственные дела и заботы, Ваше Величество, отнимают... -Нашелся граф.
   Несколько минут я послушал, а потом сделал знак стоящим в коридоре.
   Моя охрана втолкала пинками поджигателя.
   -Узнаешь? Вот, говорит, что наказал ему граф Лург какой-то поджечь сначала склады, а потом и дворец...
   Поджигатель, высокий и худющий мужик с бегающими глазками и седой неаккуратной бородой, громко икнул. Одно дело - склады жечь, а другое дело - дворец. За дворец всяко больше дать могут.
   Граф Лург моих ожиданий не обманул. И сразу же начал каяться.
   Ну да, вот этот товарищ, по имени Дубок, как раз при графе Лурге был чем-то вроде помощника. Управитель. И как-то граф Лург приказал ему... Нет же, не приказывал, глупый управитель не так понял! Нет, приказывал! Нет, не приказывал! Ваше Величество, клянусь всеми Светлыми богами, что не было такого! А ну молчать, мрази! Барон Шорк, всем ждать меня за дверью, сам останься. И продолжаем.
   Короче, очная ставка показала, что главный управитель графа Лурга по имени Дубок получил как-то от графа Лурга распоряжение. В случае чего жечь, жечь все, начиная со складов с зерном, а из одного известного особняка все бумаги вывезти и спрятать... Лучше всего в Империи. Передать на ответственное хранение в имперский торговый дом "Велий и Бромс".
   -Так что ж не вывез? -Легкомысленно спросил я у Дубка. Поймал его заметавшийся взгляд, и сразу все понял.
   -Неужто для себя припрятать решил? Ой молодец, вот это сообразил быстро, уважаю.
   Лицо графа Лурга потемнело, он вдруг понял, что его собирались ой как не хорошо обмануть. Вот странное дело, мелкие воры и предатели, всю жизнь свою положившие на обман других, никак не могут принять для себя простую истину, что обмануть могут и их. Никак не ожидал граф Лург такого от своего ближайшего помощника.
   -Ну, Дубок, молодец ты, сразу вижу. Может, ещё что расскажешь? А то вишь какое дело... Скоро графа Лурга судить будут. За все его художества. А там много чего есть... Одно дело воровать, а совсем другое дело с чужими странами сотрудничать. Сам понимаешь... Помощь на предварительном этапе следствия зачтется.
   -Что мне будет, Ваше Величество? -Шмыгнул носом Дубок.
   -Да вот это уже от тебя зависит. Как хорошо расскажешь. Видишь ли, судить тебя не я буду, а народ. В лице Главного королевского судьи... -Чуть не назвал имя, но решил промолчать, как бы с графом Лугром истерика прям на месте не случилась, когда он понял, кто же в не таком далеком будущем будет вершить его судьбу. -Но я же король. И я вижу, что ты всего лишь запутавшийся, но умный человек. И всегда могу сказать это на любом суде... Сам понимаешь. Зато я могу сказать то, что с тобой будет, если выясниться, что ты меня обманул. Есть тут такой мастер Велимерий...
   Короче, уговорил я его. Недолго уговаривал.
   Дубок знал не так уж и много. Ну да, аферы многочисленные с зерном, из которых граф набивал себе мошну. Ну да, закладные на половину королевства, граф очень хотел стать сначала герцогом, а уж потом и королеву вполне мог подвинуть. Бывали уже случаи, и хорошо заканчивались. Главное, соблюсти внешние приличия. Ну да, ещё дело с покушением на Морского герцога. Гильдия Убийц выполнила. Да-да, те самые, в черных плащах... То есть в серых. Они убиты в поместье? Какое счастье. А их глава? Тоже убит? Вот хорошо-то. Теперь можно ничего не бояться.
   Короче, вскрылись и связи графа Лурга с Гильдией Убийц. Вот как раз этих, в серых плащах, ниньдзей местных. А я-то все гадал, что у графа войска маловато - так вот оно, войско его. Вот тут как тут.
   -... золото погрузили на корабль и отправили куда-то на острова.
   -Стоп! -Помахал я рукой. -Какое ещё золото? Рассказывай-ка точнее... А то я что-то не дослушал.
   Граф Лург не был дураком. Нет, не был. И денежные дела свои вел очень хорошо, хитро и продумано. Не клал все свои яйца в одну корзину. Раз в год под особым присмотром особо доверенных графу лиц появлялась одна галера. Туда стаскивали награбленное... То есть наворованное графом золото, и галера отчаливала в направлении островов. Куда девалось дальше сие золото, не ясно, но за сезон галера эта успевала сделать несколько рейсов.
   -Это подробнее потом расскажешь. А сейчас слушай, Дубок, свою роль, и дай тебе мозгов справится с ней не как тому дубу из анекдота. Твои-то друзья... Они отдельно пойдут, заразы такие. Мне ещё есть о чем с ними поговорить.
   Два его друга-подельника, наемники из Мойки, сейчас сидели в отдельной камере. Шебутные типы! Мелко-крысиные такие повадки у двух здоровенных мужиков, мне они сразу напомнили того нищего, который деньги за Вихора и Ирину принимал. Вроде бы одежды бедные, рванье на вид, заплатка на заплатке, да получаются крепкие и удобные штаны и рубахи. Костяшки кулаков сбиты, на плоских наглых мордах лицах ссадины, как поджившие, так и свежие. Прическа самая простая, нет волос - нет проблем, щетина только начала пробиваться на бритых черепушках.
   Поглядел я на них, они на меня.
   Похожи оба, как близнецы-братья. Наверное, братья и есть.
   -Вы кто есть, товарищи дорогие?
   -Фрейя тебя благослови, добрый господин. -Умильно сказал тот, который постарше. -Тебя и твоего друга, что у тебя за спиной...
   Я сначала не понял, что это так резко выдохнул воздух барон Шорк, но тут сложил два да два. Фрейя - это богиня любви. Плотской любви. И благословляя нас таким образом, вот этот хмырь намекает на...
   -А ты смелый засранец. -Сказал я.
   -А чё бояться-то? Не за дело сидим...
   -А гвардейцы мои?
   -А нечего было. Сами они на ножи оделись. Не вошли б в камеру, так целее были. Мы в своём праве.
   -Ага, понятно. -Я покачал головой, сокрушенно. -Голуби мои, мож, вы что полезное знаете, красивые такие? Ну, почему я вас в живых оставлять должен?
   Хмыри переглянулись угрюмо и отмолчались.
   Во странные заразы же. Все тут короля бояться. Понимают же, что может вот этот мальчишка отдать приказ, и не в тюрьме тебе баланду носить будут, а будут прижигать каленым железом на дыбе.
   Интересно, а почему это они меня не бояться?
   Промелькнула мысль вытащить сюда Лумумбу и устроить шоу короля человекоедов с далеких югов, которому я сильно задолжал пару человеков, и если эта самая пара человеков не одумается... Но я сразу же отбросил свои намерения. По глазам их крысиным видно, что не те эти люди, которые играть могут в такие игры. У этих пока кусок с ляжки не отрежешь и не сожрешь, не поверят.
   -А может, расскажете мне, кто это додумался моего друга Вихора воровать да выкуп за него требовать?
   -Надо ж, Вихора уворовали. -Подал голос младший. -Давно пора его. Был хороший ростик, а скатился до лосося королевского.
   И вновь никакой реакции.
   Ну и что с ними сделать-то? После суда... После суда с ними можно будет делать все, что угодно. А пока что пусть посидят.
   -Ладно, уважаемые. -Я сказал наугад, но вдруг понял, что верно угадал. Это как раз и есть те самые ночные дворяне, о которых говорил Вихор. Те самые! Вот даже и не дернулись, привыкли, хотя в этом-то мире "уважаемый" только к дворянам... Точно-точно! -Посидите пока что тут. Ежели захотите облегчить свою тяжкую участь, так кликните стражу, только не так, как в прошлый раз, с ними придет человек, запишет ваши слова. Кстати, о прошлом разе. Ещё раз такое повториться, так я прикажу разрезать вам пятки и насыпать в раны толченого конского волоса. Дабы далеко не убежали.
   В лицах братьев-поджигателей что-то такое мелькнуло. Но лишь на миг.
   Смелые, гады.
   Идем дальше. Где там у нас барон Алькон-то?
   Барон Алькон нашелся в своих покоях, где как раз разбирался с кипой бумаг. Исписанные неровным почерком, с кляксами, иногда даже грязные листы, как на коленке писали.
   Хорошо его привалило. Ну так а что же он думал, королевский судья - это ему не синекура какая-нибудь, вроде главного королевского постельничего, или чего ещё там в нашем мире напридумывали. Это настоящая должность, с большой буквы и ещё груда обязанностей к ней. Тут крутиться надо.
   Посмотрел барон на меня страдальческим взглядом, а я на него твердо. Прости, конечно, барон, но сейчас я тебе работы ещё подкину...
   -Что сделано? -Строго я спросил с барона Алькона. -Что по поводу суда сделано? Готовы ли обвинители, готов ли адвокат, приглашена ли публика, что со зданием? Барон Алькон!
   -Почти что готово, Ваше Величество! -Воскликнул барон Алькон. -Желаете ознакомиться?
   -Желаю. -Буркнул я. -Показывай.
   Итак, особняк они переделали. Начальником стражи стал Две Стрелы, в форме королевского гвардейца ставший, казалось, ещё больше прежнего. С ним десяток человек, все рослые и крепкие, как на подбор. Среди них заметил и одного аристократа, что тогда на травке загорал, пока остальные мечами махали. Заметил, но виду не подал.
   Трибуна, убранная алым бархатом. Над ней, как я и предлагал, раскинул вышитые серебром на зеленом крылья королевский грифон. Под ним надпись "Без гнева и пристрастия". Можно и гласности немного, демократии... Хай будет. Тем более что смотрелось красиво.
   Под ним рабы мели пол, сметая пыль и опилки по углам. Плотники доколачивали трибуны. Меня не видели, я полностью потерялся за спинами охраны и свиты.
   -Все готово, Ваше Величество. Осталось только решить, когда...
   -А чем раньше, тем лучше. Первым пускаем поджигателей, хотелось бы их сохранить для вдумчивой беседы, да чую, ещё наловим... Не того полета птицы. Значит, так, барон. Есть у меня трое поджигателей. Старший из них должен получить...
   Барон слушал внимательно, а я рассказывал и рассказывал, предчувствуя, что такой же разговор надо будет ещё и с бароном Гонку сделать, и с Братом, как королевским обвинителем, тоже. Хотя он сообщал, что все материалы дела готовы, всё что надо выяснено...
   Итак, началось все с утра пораньше, как только ударил колокол на крыше особняка, возвестив, что сейчас начнется самое первое в истории этого королевства судилище по закону.
   Слышал я, что американцы обожают сам процесс суда, в каждом третьем фильме они друг с другом судятся и это дело смакуют во всех позициях. Не знаю, у нас как-то более боевики популярны были.
   Но это я отвлекся.
   Присутствовали.
   Барон Алькон, как главный королевский судья. Сидит в алом плаще с вышитым на плече грифоном, в руках небольшая булава, которой надо стучать по дубовой дощечке справа, оглашая приговор. Трибуна его по центру, поднята над остальным помещением на высоту в половину человеческого роста, чтобы можно было глядеть сверху вниз на подсудимых и прочих. Справа королевский обвинитель Брат, умытый, подстриженный и приодетый как средней руки дворянин, перебирает бумаги. Барон Гонку, будь он неладен, адвокат наш государственный, слева. Приглаженный и даже, кажется, напомаженный, поглядывает в зал.
   Подсудимые за загородкой, бросают вокруг хмурые взгляды. Решетку по им пояс сам мастер Виктор делал, добротная, натертая воском, почтение внушает, показывает, что вот эти люди провинились, и теперь они подсудимые, дивитесь на них, граждане.
   Граждане дивятся на веселую троицу за загородкой.
   Дубок и два его подельника, нанятые им в Мойке. Ну ужо же я вас, гады. У меня закон поглощения не действует, сидеть этим двум уродцам теперь долго, а вот Дубок каяться будет и во всем признаваться, ему срок скостим.
   Ночные дворяне не дергаются, лицом к ним, а спиной ко мне стоит Две Стрелы и качает пудовым кулаком размером с половину моей головы так точно перед лицом старшего. На скуле младшего уже расплывается синяк.
   Стража, десяток гвардейцев рядом с ними и ещё десяток по залу, за стенкой полсотни стражи и гвардии.
   Шуго тут как тут, готов сделать первый репортаж, перо острит, рядом с ним несколько писарей-порученцев, перебирают посменные инструменты, чернильницы, мешочки с песком, различные оттиски и тряпочки.
   В зале на скамьях почтеннейшая публика. Я, барон Шорк, Виктор, Ждан, граф Нидол Лар, граф Слав, конечно же в первых рядах слева, сидим как обычно, разве что охрана нехорошо так по сторонам посматривает. Мастер Виктор тоже тут, и мастеровые с ним, в кружок вокруг него жмутся, поглядывают настороженно.
   А ещё... Ну вот господи ж ты боже мой! Половина зала забита дворянами. Граф Шотеций, с кислой миной на лице. Его дочь, графиня Чи, в традиционном декольте до пояса. Несколько седых и сухих, как палки, аристократов с парочкой слуг и с юными дочерьми. И... Послы Рохни, Империи и Муравьиного Королевства. Барон Нават тоже тут, с ним его слуги.
   Эти-то что тут делают? Вроде бы приглашения...
   -Виктор! -Зашипел я на ухо своему министру. -Откуда тут столько дворянства?
   -Приглашение на суд... -Развел руками Виктор. -Как было разослано всем, так все и явились. Я ж не мог, Седдик, отослать приглашение только мастеру Виктору, и забыть про дворянство.
   -Понятно. -Протянул я. Ну, вот сейчас опозориться нельзя никак. Надо, чтобы все прошло как можно глаже. На улице собрался народ, площадь не то чтобы забита, но свободного места мало. Все знали, что сегодня судят поджигателей складов, которые чуть не устроили городу голод. Да ещё и подручных самого графа Лурга! Граф Лург как-никак следующий будет, по слухам.
   Короче, аншлаг полный. Шепоток то и дело по залу пробегает, дворянство в недоумении, мастеровые в ожидании. Гвардия и стража невозмутимы. Красиво все, короче говоря.
   Раньше-то тут было глубокое средневековье. А вот теперь... Теперь уже получается век пятнадцатый где-то. Городской бургомистр, суд, судья, горожане уже не такие ничего не понимающие и испуганно косящиеся существа, как были ранее, а вполне в себе такие уверенные люди. Вот, мастер Виктор и остальные парадные одежды надели, все бороды подстрижены, все причесаны. И другие стараются им соответствовать.
   Начали.
   Барон Алькон выпростал из-под своего шикарного судейского плаща булаву и бахнул ей по столу. Там специальную доску дубовую приделали, для солидности, чтоб удар слышнее был. И барон Алькон, конечно же, промахнулся.
   -Слушается дело! Обвинения в поджоге и убийстве с отягощающими обстоятельствами! Жители Соединенного Королевства Дубок и двое неустановленных людей при нем пытались совершить поджег зерновых складов в Рыночном квартале, были застигнуты на месте преступления, чему есть свидетели. Более того, означенные неустановленные люди сговорились и пытались бежать из королевской тюрьмы, при том злодейски убив двух гвардейцев, а одного ранив, чему тоже имеются свидетели!
   В той части зала, где собрались аристократы, женская часть заохала, заахала и стали прижимать кружевные платочки. Ещё больше ахов и охов раздалось, когда пара неустановленных людей наперебой высказалась матерно обо всех окружающих, включая меня.
   -Стража! -Нахмурил брови барон Алькон. -Уважение к суду!
   И бабах булавой по кафедре, та чуть не треснула.
   Две Стрелы влупил сначала одному по шее, затем другому, с оттяжкой. Братцы попадали ниц в своей загородке, их подняли под мышки гвардейцы и так и держали.
   -Слово передается королевскому обвинителю!
   -Да какие ж это неустановленные люди! -Выкрикнули из зала. -Это ж Змейка да Шлейка, они у Ночного короля в ночных дворянах ходят!
   Голос звонкий, мальчишеский.
   Ну вот и хорошо. Опознали.
   Я быстро вытребовал клочок папируса и нацарапал записку "За принадлежность к организованной преступной группе выдать обеим гадам по пять лет вдобавок" и отправил записку по окружному пути к судье.
   Брат откашлялся.
   -Уважаемая и почтенная публика, уважаемый королевский суд. -Начал он. -Сии люди намеревались совершить злодейское деяние. -Голос у бывшего рохнийца оказался на редкость ровным и приятным. -Наверняка всем уже известно, что некоторое время назад были пойманы при попытке поджога неких складов с зерном трое личностей, при них были бутыли с кровью земли и железное огниво. На допросе те двое рассказали, что принадлежат к династии Ночного дворянства...
   Большая часть дворян начала недоуменно переглядываться. Ну что же такое - они что, не знают, кто такие ночные дворяне? А мастеровые вот посматривают злобно, им-то ночные дворяне знакомы, сразу видно.
   -...а поджечь склады их подговорил за вознаграждение вот тот человек, именуемый Дубком. Ранее он был управителем у графа Лурга...
   Ахи, охи, вздохи, угрюмый шепоток в среде мастеровых. Графа Лурга они тоже очень не любили.
   Мало-помалу рассказал Брат всю историю грустную. Ну, да и нечего особо там рассказывать. Получил Дубок приказ, и не придумал ничего лучше, как пойти в Мойку и нанять там двух первых попавшихся головорезов, лица которых показались ему знакомыми. Они-то его и спалили, в переносном, конечно, смысле, потому как поперлись на дело пьяные. Не услышь Морская стража пьяных лихих воплей, то горели б склады наши синим пламенем. А так услышали, поймали, приволокли в тюрьму.
   -Уважаемые дворяне и почтенные горожане, не мне рассказывать про то, что королевство наше вот уже много десятков лет стоит на грани голода. И преступное деяние повлекло бы за собой ужасающие последствия. Ведь зерна на складах хватило бы, чтобы накормить голодных всего нашего города! -Брат сам включился в процесс, расстегнул плотный колет, сдвинул богатую перевязь с кинжалом на бок, и сейчас в одной руке бумаги, а в другой воображаемый меч, которым Брат воздух рубит так и сяк.
   Проняло только мастеровых, уж они-то представляли себе, что такое, когда жрать нечего. Дворян так себе, ну да, ну голод, ну страшно, когда вокруг тебя одни голодные и все поесть просят...
   Некоторое оживление в среде дворян вызвала история с попыткой побега и убийством гвардейцев. Такие дела тут не прощали, даже королева за свою гвардию карала. Брат нашел этот момент, быстро сгустил краски, и готово, теперь даже дворяне поглядывают на своих ночных родичей с дозированным презрением.
   Ну, и к финалу.
   Барон Алькон своей дубиной по столу хлоп, и опять промахнулся мимо деревянного щита, куда ему стучать-то и предназначалось.
   -Признаете ли вы, подсудимые, свою принадлежность к ночному дворянству? -Строго спросил барон Алькон.
   Змейка да Шлейка привычно посоветовали окружающим заняться чем-то таким непонятным, я такого слова не знал, снова получили по шеям и признали по-быстрому.
   Дальше пошло нормально, по плану. Слово обвиняемому, сначала тому, который нормально говорить может, а не наполовину мат, который мне даже не понятен.
   Дубок рассказал, какой он честный управляющий, как он верно и преданно служил графу Лургу, как сердце его обливалось кровью при виде творимых графом бесчинств, но, как верный слуга, не смел... И вот однажды получил он от графа Лурга, сидящего в заключении, записку с приказом - запалить склады. Что на складах не знал, нанял двоих личностей в Мойке, которых тоже не знал, и пошел поджигать, конечно же с тяжелым сердцем. И очень рад, что королевские воины оказались бдительными и задержали его и его подельников, не дав свершиться непоправимому. И как потом открыли склады, а там зерно, зерно, зерно... И как страдал он в заключении от осознания того великого ущерба, что мог бы совершить...
   Несколько раз прерывались на выкрики из зала, но особой враждебности как-то не заметил. Народ отнеся к признаниям и покаянию Дубка благосклонно.
   "Глашатая поставь у порога, -написал я Шуго. -Пусть передает события в зале суда для собравшихся на площади".
   Один из писцов-порученцев, отличавшиеся, видимо, луженой глоткой, двинулся к выходу, где-то там устроился подальше и начал зычно выкрикивать в толпу. Отсюда его почти не слышно.
   А вот теперь изюминка, допрос наших козлищ. Уж эти-то пойдут паровозом друг за другом, на радость моему народу!
   Они моих надежд не обманули, матерщина и угрозы сыпались неостановимым потоком. Да, поджигали. Да, гвардейцев поубивали - могли б, и больше поубивали. Да, грабили и убивали, и как только покинут зал суда, будут убивать и грабить вновь, ибо сказано "днем деньги ваши, а ночью наши!". В процессе публика волновалась, дамы охали и ахали, в ход шли платочки и большие длинные веера-опахала, которыми усиленно работали запыхавшиеся слуги.
   -По совокупности совершенного, а именно попытка поджогов складов с зерном и убийства королевских воинов, а также учитывая принадлежность обвиняемых к организованной преступной группе, требую для них смертной казни. -Сказал мой королевский обвинитель.
   Ай да молодец какой, смысл моей записки уловил верно. Как мысли мои прочитал.
   -Казнить! -Согласился барон Гонку, адвокат хренов, и подобострастно поглядел на меня. Правильно ли я делаю, большой господин? Я его едва не выматерил вслух, заметив, как побледнело лицо Дубка. Подручный-то твердо на жизнь рассчитывал, которую ему король пообещал. А вот барон Гонку просто забыл, о чем я с ним договорился.
   -Казнить, уважаемые дворяне и почтенные горожане, самый простой выход! -Нашелся барон Гонку, заметив мой кулак, украдкой показанный ему из-под полы. -Но так ли велика вина почтенного управляющего, всего лишь верно служащего своему господину? Воля богов священна для человека, а любой господин поставлен над нами не иначе как волей богов! Потому прошу у уважаемого судьи снисхождения к верному слуге графа Лурга, коий всего лишь...
   Заранее обо всем договоренный барон Алькон только важно кивнул.
   -Как судья, я считаю, что семи... Нет уж, пяти лет заключения почтенному Дубку будет достаточно. Учитывая его чистосердечное раскаяние в совершенном. Пусть трудом на благо королевства искупит свою вину!
   Дубок снова побледнел, на этот раз обрадовано. Он ещё не понял, что же такое каторга. Ну да ничего, я его там тоже не брошу, пристроим на все пять лет в должности какого-нибудь писаря, да и ладно. А то и в Западную башню заберем на должность консультанта.
   -Остальные должны быть наказаны со всей строгостью закона. Без гнева и пристрастия. -И снова своей дубиной хлоп! -Приговор суда! Почтенного управляющего Дубка присудить каторжные работы в услужении торгового дома "Весна", сроком на пять лет, а именующих себя ночными дворянами Змейку и Шлейку казнить повешением. -И снова дубиной хлоп! -Приговор вынесен. Дело закрыто.
   В зале среди мастеровых ответили одобрительным гулом, ещё большим гулом взорвалась площадь, когда туда потащили хмырей. Виселицы уже были заранее готовы, самое простое средство исполнения правосудия.
   Повесили их быстро, когда я вышел на балкон особняка, с которого открывался великолепный вид на площадь, то увидел уже два болтающихся в петлях трупа. Даже и не дергались уже, смирно так висели ночные дворяне, вывалив посиневшие языка на летнее солнышко. Готовы, гадские гады. Будут знать, как моих гвардейцев убивать.
   За мной вышли троица, особая тройка.
   -Барон Алькон, барон Гонку, Брат. Примите мою благодарность за великолепно проведенный процесс. -Я чуть склонил голову. -Впредь рекомендую вам всем троим работать так же быстро, красиво, и эффективно. Кто у нас второй?
   -Есть несколько дворян, которые покушались на Ваше Величество...
   Я себя по лбу хлопнул.
   -Точно, как же мог забыть. Брат, что там с ними? Выводи их на суд, выдай какой-нибудь небольшой штраф в пользу короны, да и пусть идут себе по домам. Пьяные все были...
   -Ваше Величество, возможно, более тщательный допрос?
   -Да сейчас уже концов не найдешь. -Махнул я рукой. А для себя сделал пометку - всех дворян, участвовавших в ночном распитии вина с дебошем, едва не стоившем мне жизни, переписать, и установить за ними наблюдение, когда моя пожарная служба станет на ноги по-настоящему.
   Из зала под нами чинно выходили дворяне. Переговаривались негромко, кое-кто улыбался, кое-кто уже ловил слугу и приказал открыть бутылку вина, промочить горло. Хм, кажется, им зрелище понравилось? Ну да ничего, у меня ещё много преступников, кого судить надо.
   -Слава королю! Слава королю! Слава королю! -Прорезалось в нестройном гуле толпы. В такт воплям покачивались босые ноги повешенных.
   А американцы все же правы, судилище - это увлекательное зрелище.
   А ещё меня навестили жрецы.
   Мастер Иштван передал прошение о встрече, каллиграфическим почерком выведенное на листе бумаги, которая... Ого, вот это да! По краям была прошита золотой нитью! Учитывая цену проволоки в этом мире... Ого-го, ничего себе бумажка! Да за такую лошадь можно купить, или корову там!
   -Во дают. -Восхитился я. -Проси...
   -Ваше Величество, они приглашают вас. -Осторожно ответил Иштван.
   В принципе-то, можно и съездить, в храме Отца Богов, Одина, я был раз только, когда брак заключали с принцессой... Кстати, что-то она притихла, давно не слышно. Надо бы поворошить, чем там принцесса занимается?
   Как это "съездить"? Я же король! А храм Отца Богов как-то не похож на то место, в которое даже короли пешком ходят. Если поеду, то будет это большой урон моей чести... И потому - пусть сами приходят.
   И вот что сделаем.
   Я щелкнул пальцами, слуга подал мне лист бумаги, я прижал его к писчей кафедре, примерился, с сомнением поглядел на перо. Не, ну на фиг.
   Поманил пальцами того же слугу, торжественно вручил ему писчие инструменты.
   -Излагай на бумагу. "Я, король Седдик Четвертый, титулы прилагаются... Сожалею о большом количестве неотложных государственных дел, и приглашаю..." Кого там?
   -Первожреца Всеотца Богов Одина. -Подсказал мне Иштван.
   -Имя у него есть?
   -Раньше его звали Ругильдом, Ваше Величество. Но теперь упоминать его имя не подобает, ибо Первожрец не имеет имени.
   -Вот, вот этого самого Первожреца и приглашаю посетить мой замок в любое удобное для него время. Мастер Иштван, стражу предупреди обязательно.
   Первожрец Ругильд пожаловал почти сразу же.
   Видел я его уже у себя на свадьбе, да и мелькал он пару раз на званых балах да приемах, что как из пулемета строчила королева.
   Не изменился с того времени. Не очень высокий, почти одного со мной роста, и полноватый старичок с благостным взором и льстивой улыбкой, в простой и просторной тоге жрецов, вошел ко мне в Малый тронный зал один, отказавшись от слуг. Глубоко поклонился, со скрипом сгибая старческие колени, выдал дар от храма - статуэтку Отца Богов из чистого золота, найденную в каком-то отдаленном храме и отмеченную потому благодатью самого Одина.
   Так себе статуэтка, какой-то овального вида мужик с посохом, все что получилось понять. Больше на самотык похожа, истершийся от частого злоупотребления.
   Ну да ладно, дареному коню в зубы не смотрят.
   Стараясь лишний раз руками статуэтку не трогать, передал по команде позади себя, пусть в сокровищницу отнесут.
   Сразу перешли к делу, тем более что время не ждет.
   Первожреца Ругильда интересовало, когда же ему дадут денег?
   Я от такого предположения едва не подавился.
   -Каких ещё денег, уважаемый?
   -Почтенный. -Поправил меня жрец. И объяснил.
   Как это каких, которых от имени правящего дома и Одина будут раздавать бедным. На которые будут для бедных зерно покупать и кашу варить. На ночлежки тож деньги нужны, жрецы-то там хоть и работают за стол и за кров, но их тоже кормить надо, а на это нужны деньги... А где ж их всех взять-то?
   Я сидел и диву давался.
   Королева, зараза старая, и тут ухитрилась мне подгадить. Я-то, глупый, думал, что все её милостыни ограничиваются денежкой и ценным подарком просителю, да разбрасыванием золотой мелочи в толпу по малым и большим праздникам.
   Так нет же!
   Регулярно королева щедрой рукой жертвовала храмам на "вспомоществование", как выразился верховный жрец Ругильд, выбрав для сей цели исконно стоящий тут храм Всеотца. А уж умелые и - самое главное - честные руки жрецов Отца всех богов и распределяли денежки в пользу бедных.
   И жертвовала она немало! Ой немало! Я как сумму услышал, так и замер.
   Вот это да.
   Вот теперь понятно, откуда золотое шитье в бумаге, и золотые тоги служителей культа. Рядом с такой золотой рекой стоять! Золотой пылью надышаться можно до того, что потом золотом гадить будешь...
   Во интересные же люди.
   -А пошел бы ты к такой-то матери, Верховный жрец... -Едва не сказал я.
   На этот раз язык прикусывался гораздо быстрее и легче.
   Что стоит этому Ругильду выйти от меня и крикнуть на площади что-то вроде "Люди! Король отказался давать денег вам, бедным, мне нечем вам помочь!". Привыкшие за годы к бесплатным обедами и небольшой, но все же милостыни бедняки что сделают-то? Правильно, пойдут штурмом на королевский дворец. Не знаю, справится ли Пограничная стража и Королевская гвардия.
   Но и давать денег я тоже не могу, просто не могу. Потому как мне иначе нечем будет платить войскам, а это тоже бунт...
   Ох, вот это-то и называется "вилы".
   -Достойная политика моих предков будет продолжена. -Важно так сказал я. -Но, уважаемый...
   -Почтенный, Ваше Величество. -Цепко поправил меня Первожрец.
   -Да, почтенный Ругильд, ты же должен и меня понять. Граф Лург и граф Урий припрятали денежек столько, что я и не знаю даже где их искать. Казна просто пуста! Я и хотел бы отдать приказ, но нужной суммы не соберут и за неделю! Да что там за неделю, и за месяц не соберут!
   -Мы понимаем, Ваше Величество. -Поклонился мне Ругильд. -Но народ... Жители вашего королевства нуждаются в помощи! Нуждаются как никогда! Была тяжелая зима, крестьяне и горожане нуждаются в храмовых займах! Не будет у них денег, на что они смогут купить одежду и еду себе и своим детям? А бесплатная каша? Ваше Величество, народ ваш может сильно огорчится...
   -Что же делать? -Немного подпустив нервов в голос, спросил я.
   -Ваше Величество, храм Отца Всех Богов... Может найти вариант. Торговый дом "Весна" владеет многими активами, которые он не может должным образом использовать. При всем моем уважении, барон... -Это слово Ругильд выделил как-то голосом, показав, что хоть и барон-то, но уж и не такой барон, какой должен быть. -Барон Ждан честен и предан Вашему Величеству, но ему не хватает опыта в управлении таким сложным делом. Например, ваш кирпичный завод. Трудолюбивые храмовые рабы вместо ленивых горожан и вчерашних крестьян втрое бы увеличили выпуск кирпичей... А мастеровые куда как более лучше трудились под присмотром храмовых служек. Среди торгового дома "Весна" мало грамотных людей, Ваше Величество, а в храме обучение грамоте для всех служек обязательно. И хорошо бы ещё мастера Виктора проверить, ибо замков он делает поменьше, чем мог бы. И совершенно плохо охраняется секрет огненного зелья. Вот я, далекий от мирской жизни человек, и тот знаю, чего и сколько подвозили на подворье мастера Виктора. Пыль, напитанная силой солнца, что собирают на склоне холма...
   Я сделал потрясенное лицо. Как же, как же, раскрыли мой секрет, о боже же мой, что же мне теперь делать?
   -Конечно, это потребует справедливой оплаты. Думаю, что если Ваше Величество соблаговолит выпустить ещё акций, столько же, сколько уже и было, и передать их на хранение храму Отца Всех Богов, то... То храм откроет священные храмовые хранилища и ссудит полновесным золотом все ваши начинания!
   Ах ты старый хитрый хмырь. Вот что удумал. Решил захапать прибыльное предприятие!
   -Ещё, Ваше Величество, возможно сделать и так. -Верховный жрец чуть понизил голос. -Известно ли вам, что у графа Лурга хранились выкупные обязательства почти что на всех дворян нашего королевства?
   -Выкупные обязательства? -Удивился я. Ну да, что же это такое-то? Нашли какие-то свитки, а что же это - бог весть. -Возможно, что-то и было, в подвалах особняка графа Лурга. Он как раз про что-то такое говорил, когда ему пятки железом прижигать собирались, но чернь в доме его устроила пожар! Дом выгорел весь, еле успели потушить, чтобы на другие дома не перекинулось.
   Лицо Верховного жреца скривилось, словно раскусил кислую конфету.
   -А что же до акций... Так это вопрос решаемый, сегодня же отдам приказ печатать! Как только закончат, жду ваших людей... -Я капризно поджал губы. -Что же вы все ко мне с такими скучными вещами приходите, почтенный Ругильд? Нет бы что интересное рассказать! Про войны, или про богов...
   И невзначай подумал, что сам-то Отец Богов, Один, бог жестоких викингов, уж разрезал всем своим жрецам животы и напихал туда живых змей, если бы узнал, чем его жрецы занимаются. Это же надо, бедным милостыню раздавать!
   -Если пожелает Ваше Величество... -Остановил своё уже начавшееся движение к дверям Верховный Жрец. -Я не очень хорошо умею рассказывать, и не посмею себе оскорбить ваш слух! Но в храме у меня есть певец Изольдо, вот уж кого послушать... Если пожелает Ваше Величество, я пришлю его со свитой к вечеру.
   -Непременно! -Обрадовался я. Дураком больше, дураком меньше. Послушаем, что пропоёт, а этому замку не привыкать все же. Он и похуже вещи видел.
   На этом, как и всегда, плохие новости не кончились.
   Пришел барон Алькон, вертя в руках шляпу с застрявшей с ней длинной и тонкой стрелой, очень похожей на стрелу из самострела. Лезвие стрелы отливало каким-то лаком, пахло чем-то кислым от него.
   -Водяная змея. -Сразу же определил этот состав барон Шорк, неотлучно при мне находившейся. -В десять весов по золоту за это платят. Редкая и плохая вещь. Малейшая царапина, и... -Он махнул рукой.
   Барона Алькона спасла больше случайность. Наклонился он, чтобы шнуровку на сапогах поправить, и стрела, вместо того, чтобы проткнуть ему шею, проткнула шляпу и в ней запуталась.
   Посоветовал барону быть поосторожнее, мало ли у него врагов от прошлой жизни осталось. Тот только вздохнул и пообещал впредь глядеть куда ходит.
   Потом пришел ещё и наш главный королевский прокурор, Брат, украшенный новым шрамом и повязкой. Навалились на него какие-то люди в темном переулке, еле отбился. Спасибо верному мечу и близости дворцовой стены, да ещё и толике удачи. Отбился, даже кого-то порубил сильно.
   Система, что ли?
   А к вечеру ко мне на прием напросился граф Нидол Лар, и рассказал, что в городе было убито шестеро стражников. А их головы кто-то подтащил к зданию суда, и перебросил через ограду. И криво накарябали на стене "Три к одному".
   Ну что же, Мойка сделала свой ответный ход. Странно, что "десять к одному" не написали. Наверное, всего лишь шестерых смогли.
   -Да, Ваше Величество. Это отдельный патруль, который был в Рыночном квартале. Пропали в полном составе...
   Я и сам не заметил, как произнес свои мысли вслух.
   -Это что же, теперь они у нас патрули будут ловить? -Возмутился я. -Граф! Патрули усилить, немедленно! Для всех разработать план патрулирования, чтобы от него не отклонялись и постоянно друг с другом пересекались...
   -Это как?
   -Сейчас нарисую. -Вздохнул я, вспомнив свои уроки на курсах охранников. Было у нас что-то такое, и называлось как-то вроде "перекрестное патрулирование". Уже столько событий с того времени прошло, что и не помню я, да и не занимался я этим почти что.
   -Значит, основа в этом должна быть такой, чтобы никогда ни один патруль не пропадал из поля деятельности другого...
   -Как на замковых башнях? -Вдруг спросил граф.
   -Не знаю. -Вынужден был признаться я. -Если там так же - значит, так же. Но, как я понял, у вас есть что предложить?
   Что предложить было. Граф давно уже подумывал над тем, как можно весь город прикрыть. И даже чертежи у него были... Ага, старый лысый граф, начальник королевской полиции, сделал то, чего не могли будущие инженеры Васнецов и Васин. Он нарисовал чертеж города, где были все кварталы, провел тщательно линии, улицы и дома вырисовал, все в масштабе даже! Ну, относительно.
   -Граф, кто вам рассказал про масштаб? -Спросил я.
   -Ваши люди... Волин, когда схему рисовал... Так, кажется? Вот он делал масштаб. В делах военных удобно очень. Можно расстояние мерить... Вот у меня даже веревки есть.
   Граф продемонстрировал несколько тщательно расправленных ниток, разных цветов. По длине они как раз выходили в один дневной переход, в час, в путь конного, пешего, в путь отряда...
   Я глядел на это и думал.
   Нужен факультет картографии. Или кафедра картографии. Где будут чертежи учить рисовать в том числе. Потому как у нас уже промышленность есть какая-никакая, скоро надо будет делать ПТУ, людей учить, как быстро можно замки делать да оружие, а от ПТУ и до ВУЗа не далеко.
   -Очень хорошо, граф Нидол Лар. -Сказал я глупо. -Но... Что же предложите? Кстати, нитки... Не всегда удобны. Возможно, нужно сделать линейку длинную, из дерева, разбить на равные отрезки. И если грамотно вырисовать карту, то можно будет узнать многое. А вот так... -Я нащупал грифель и осторожно, на чистом листе изобразил линии. -Вот так можно показывать возвышенности на карте...
   Схему патрулирования сделали, конечно. Только вот ушло на это человек в три раза больше, чем было.
   -Сделаем так. -Сказал я. -Граф, у вас в страже бывает такое "военное положение"? Это когда опасность надвигается.
   -В именных легионах такое есть. Им за службу в бою...
   -Вот-вот. -Я вспомнил, что мне рассказывал сержант. -Вот так и мы у вас в страже сделаем. Но, поскольку вы не именной легион, то у вас будет "военное положение". Жалование обещаем увеличить в полтора раза.
   Кое-как, но все же сделали. У графа опыта было побольше, а у меня знаний моего мира. И получилось вполне жизнеспособно... На бумаге, конечно. Граф отправился проверять наши бумажные наработки на практике, а я пошел к себе. Ибо время-то уже позднее.
   И вот в коридоре поймал меня граф Слав, спешивший на мои поиски сильно встревоженным.
   -Ваше Величество! А... Вы не видели Лану?
   Я смутился. Про Лану, дочь сержанта, я уж и забыл почти. Ну да, выдал команду мастеру Иштвану поселить девушку и чтобы она ни в чем не нуждалась, поинтересовался выполнением, зашел даже однажды под вечер, следуя старому армейскому правилу "отдал команду - проконтролируй исполнение", да и всё, в общем-то...
   -Нет, не видел. -Озадаченно сказал я. И пригляделся. Уж очень растрепанно выглядел сам граф, словно его по полу катали долгое время. -Стоп, а почему ты интересуешься? Где она может быть?
   -Да они с Верой с утра ещё уехали за город, и вот нету что-то... Мне, собственно, Вера и нужна. Но...
   -Так. -Сказал я. -Пошли поднимать людей.
   Если я опоздаю и теперь, то я себе этого никогда, ну просто никогда не прощу!
   Сначала нашелся Виктор, потом Волин, набрали полсотни гвардейцев, которые получше владели холодным оружием. От гранат было бы мало толку, но и их тоже взяли, на всякий случай
   Бешенная скачка через ворота, через притихший город. Я еле держался на лошади, седло поддавало мне под задницу, а руки как кузнечные клещи вцепились в поводья, и самыми страшными, самыми жуткими словами клял себя. Нет, никогда больше, нет, никогда больше я ничего, ну ничегошеньки не выпущу из памяти!
   Да быстрее же, чтоб вас всех!
   Две всадницы в конце улицы, одна повыше, другая пониже. Тонкие луки, на крупах лошадей мешки. Знакомые лица - одна Вера, другая Лана, задумчивая и чуть отстраненная.
   Успели мы.
   -Эй, с вами всё в порядке? -Резко осадил я коня, да так, что тот едва на дыбы не поднялся.
   Спасла положение Вера, соскочила с коня, и схватила под уздцы моего, успокаивая. Бросила на меня странный взгляд. Если бы я был не королем, то и от слов бы плохих не удержалась.
   -Да, в порядке.
   -Лана?
   -Все хорошо, Ваше Величество. Вера любезно согласилась научить меня пользоваться имперским луком. Мне нравится.
   -Ну и молодец. Только больше, до моего разрешения, чтобы из замка ни на шаг без охраны хорошей, ладно? Поехали потихоньку назад...
   -А что случилось, Ваше Величество? -Спросила меня Вера.
   -Покушение на барона Алькона, покушение на Брата... Виктор, введи в курс дела, хорошо? Лана, как твои дела? Давно не виделись... -Я пристроил коня чуть ближе к дочке сержанта, мучимый запоздалым раскаянием.
   -Все хорошо, Ваше Величество. Вера учит меня стрельбе из лука. Мне очень нравится. Я бы хотела учиться бою на оружии.
   -Будет тебе. -Легкомысленно отмахнулся я. -Будет тебе все, только ты из дворца больше не выезжай, ладно?
   -Да, Ваше Величество.
   -Вот и хорошо! Кстати, а что вы в Королевском парке не тренируетесь, все ж под охраной-то? Вера, постарайтесь далеко из дворца пока что не выезжать, хорошо? Договорились?
   -Да, Ваше Величество... -Сказала Вера. -Быть может, нам будет разрешено заниматься в королевском парке?
   -Да запросто! -Легкомысленно согласился я. -Я потом с Иштваном договорюсь.
   А во дворце меня ждали.
   Первожрец не забыл про своё обещание, и перед воротами дворца топталась процессия человек десяти, окруживших большую бричку. Из брички лениво вышел и глубоко мне поклонился странный тип, больше всего похожий на головастика. Голова большая, маленькая жопа, утянуто в черный колет и белые лосины, сложная прическа под колпаком и льстивый взгляд.
   Клоун, короче.
   -Ваше Величество, позвольте... Я великий певец Изольдо, прибыл, дабы...
   -Спеть. -Догадался я. Голос у певца оказался как у павлина из мультика про Мюнхгаузена - низкий и хриплый. -Ну так пройдем... Успею перед сном прослушать пару твоих песен. -Может, усну лучше.
   Заметил, что Вера бросила на меня сочувствующий взгляд. О чем это она, а?
   Через полчаса понял, о чем.
   Расселись в малом тронном зале.
   Певец вышел вперед, за ним троица слуг, на подпевках, справа разместились оркестранты, с уже знакомыми мне музыкальными инструментами. Видел, когда королева балы давала. Контрабас, лютня, гусли и ещё что-то струнное. Отдельно сел на табуретку сизоносый трубач с длинной медной трубой.
   -Сага Одина и Войн Богов. -Изольдо откашлялся.
   И понеслось. Оркестр дергали свои струны и издавали звуки такие... Я уж сначала подумал, что они кошке на хвост наступили, но вроде бы нет, не видно тут мурлык под ногами. Не подвел и сам певец. Пел - может и красиво, голос у него оказался сочный такой, густой... Как подменили, да! Да только похоже на оперу по советскому телевизору "Темп". Поют громко и красиво, да ничего не понятно.
   В отдельных моментах включались подпевки, особо могучие и смысловые сюжеты иллюстрировал трубач, забавно надувая щеки. Сам же певец даже глаза прикрыл от удовольствия и где-то там далеко, в глубине собственного сознания, любовался самим собой. Даже вот ножку этак отставил красиво...
   От скуки я перелистывал протоколы допросов и иногда пытался вслушаться.
   Вслушаться не получалось, выходили лишь отдельные куплеты.
   А певец старался. Иногда можно было различить слова.
  
   Испослал Отец Богов Тора-Громобоя
   И ударил Тор своим молотом!
   Испослал Отец Богов Кервиден
   И родили враги уродов да чудищ!
   Испослал Отец Богов Скади
   И узнала она планы тайные и тропы забытые!
   Испослал Отец Богов Фрейю
   И вдохнула она силы в воинов-громовержцев...
   Испослал Отец Богов железных воронов
   И те склевали Крышу Мира!
   И покрыли небо кровавые тучи, ооо!
  
   И в это время подпевалы ка-а-ак распустили большие алые полотнища над головой Изольдо, и принялись ими махать, типа показывать кровавые облака, которые покрыли небо.
   Вот такой мути на целый час. Что там и к чему в песне, я так и не понял. Да и пелось все это... Видно, на старом языке. Типа как наш, церковнославянский, и русский. Примерно такая же разница. Вроде бы отдельные слова узнать можно, а с предложениями уже не разберешься, смысл только по знакомым словам угадываешь.
   Отец Богов Один воевал с кем-то, и в процессе этого рожал новых богов для войны. И как всегда, весь эпос тут. Керр, она же Кервиден - богиня семьи и детрождения, Тор - бог воинов и мастеров, Фрейя - богиня любви и исцеления, Скади - богиня охоты, ну и так по мелочи. Кельтские и скандинавские боги были тут причудливо перемешаны... Никак не разберешь. И ещё какие-то есть, Йара и прочие... Которым как раз на орехи доставалось. Короче, местная религия простая только на первый взгляд, а на деле тут ногу сломить недолго.
   -А-а-а! Ой! -Грянул певец. Подпевалы укутали его в алые полотнища, подняли на руки и положили на пол, а сами встали вокруг со скорбными лицами.
   Я глянул за окно. Ночь уже, спать пора, точно.
   И твердо похлопал в ладоши.
   -Браво, браво, замечательно!
   Певец Изольдо не без помощи слуг выпутался из алого шелка и поднялся с довольным лицом, поклонился.
   -Большое спасибо! Большое спасибо! -Поискал глазами, но ничего ценного не нашел, и выдал Изольдо немного золотой мелочи из кошелька. -Прими в дар это, почтенный певец, ибо искусство твоё велико так же, как и моя королевская власть!
   Певец подколки не понял, поклонился ещё ниже.
   -Эй, слуги! Накормить почтенного певца и проводить его до храма, дабы не обидели!
   Когда они удалились, я глянул на барона Шорка.
   -Все они такие?
   -Изольдо - один из лучших певцов храма Отца Богов, Ваше Величество. Он уже лет десять поёт, ему нет равных...
   -Не хотел бы я увидеть, какие тут худшие... -Вздохнул я. Мне очень не хватало магнитофона с простой и хорошей музыкой. "Наутилуса" включить на сон грядущий, или ещё что-то спокойное...
  
  

Глава 19

  
   Пушка, пушка,
   Детям не игрушка!
   О!
  
   Автора не знаю
  
   Если бы я знал, что нам будет стоить начать лить металл, то я бы придумал что-то ещё. Вплоть до вхождения в долю на заморском предприятии, сырье и работа ваша, технологии наши. Но будущего предвидеть я не мог, и потому с энтузиазмом взялся за дело.
   Сначала собрали домницу.
   Мне пришлось засесть за книжки, поглядеть, что да как бывает, напрячь наших мастеров дел кирпичных... С удивлением узнал, что даже размеры-то для простейшей домницы есть, уже известные. Пришлось помучаться, прежде чем перевести их в этот мир. Линейка, циркуль, даже транспортир с делениями... Все это пришлось для начала изготовить тут на основе перенесенных линейки и штангенциркуля измерительные инструменты.
   Вот загадка-то будет для будущих поколений, откуда это король придумал разные метры, сантиметры, миллиметры да ещё и килограммы.
   Изготовили линейки и измерители, не очень точно соблюли размеры, конечно, пару-тройку сантиметров сюда, пару-тройку сантиметров туда... Какая к тому разница? Надеюсь, что не ошибусь в главном.
   По размерам подкорректировали формочки для кирпичей. Чтобы были не какие-то там локти, пальцы да веревки, а четкие и ясные размеры. 250 на 120 на 65, то есть такие, как и в нашем мире.
   Насыпали небольшой холм, сложили основание печи уже из новых кирпичей. Два конуса, меньшими концами друг от друга. В нижнем оставили четыре отверстия, фурмы, куда при помощи больших мехов можно было бы вдувать воздух.
   С мехами помучались. Воздуху-то много нужно, да? Ну да. Меха тут самые простые, клиновые, из двух частей состоят. Работаешь руками вверх-вниз, они и качают поочередно из каждой половинки. Дуют. Работа не самая легкая, здоровенные мужики все в поту рычаги ворочают круглый день.
   Значит, надо не забыть поставить рядом с домной подмастерьев, которые будут за рукоятки дергать. Четыре меха, на каждый по два человека, один работает, один отдыхает, потом меняются.
   Но по прочтении книжек умных одолели меня сомнения. Как гласила умная книжка, чем больше дуешь, тем выше температура и тем лучше получается сталь. Надо прогонять большие массы воздуха. Не будет притока воздуха, то не будет гореть уголь, не будет большого притока воздуха, то уголь не будет гореть правильно. И даже какие-то расчеты, которые я попытался перенести на бумагу.
   Картина получалась не очень радостная.
   Если даже не учитывать человеческий фактор, то получиться ли ручными мехами нагнать столько воздуху-то? И вообще... Хлипковата конструкция. Две деревянные "ладошки", по краям сшитые полосами прочной кожи. Кожа смазана салом, чтобы не трескалась. Даже если гонять воздух и получиться постоянно, то сколько выдержит циклов вот это выдержит? Тут-то поддавали воздуху эпизодически, ну там подкачнуть, чтобы жарче горело, а у меня получается постоянная и долгая работа.
   Водяное колесо сделать?
   Ну, положим, получилось у меня сделать механизм качения, который сам по себе может стать проблемой, а вот какой ресурс-то будет у рабочих частей? Не знаю.
   Ладно, проведем натуральный эксперимент. Пусть мастер Виктор делает меха побольше, качать пока что будем вручную. Если хорошо получиться, то вот тут ручей рядом, можно сделать водяное колесо и приспособить механический привод. С пары раз-то не разваляться, чай.
   Постепенно вверх поднималась домна. Для прочности сделали в несколько рядов кирпича, изготовили складные шаблоны и проверяли размеры. Внутри все облицовывали огнеупорным кирпичом, тщательно выкладывали отверстия фурм.
   А я тем временем добирал крохи, вспоминая, не забыли ли мы что.
   Руда и уголь в домну загружаются сверху, через верхнее отверстие, это называется колошник. Железо и чугун должны пойти снизу, это называется лещадь. Самое толстое место, где конусы соприкасаются, называется распар.
   Там, в книжке, много новых слов было. И почти все выучил, пока разбирался с тем, что и как. Заодно не успевал благодарить Десемова, что он такую библиотеку сохранил. Потому как большая часть схем и рисунков, которые в книжке были, ни в каком Интернете не найти, да и в нашей литературе современной... Нда.
   Дать, что ли, орден Демесову? Нет, ну король я или не король, что, даже ордена не могу дать?
   Груда угля уже ждала своего часу под навесом, с каждым днем все увеличиваясь и увеличиваясь. Вдруг не так рассчитал с топливом, и топливо будет уходить куда быстрее, то не надо будет бегать вокруг и думать, где бы ещё взять.
   Доверенное лицо Ждана, отправленное на закупку железной руды, ещё не вернулось. До Рохни ещё не успел бы человек добраться, и я уж думал, что все придется отложить...
   Очень повезло, что в порту стоял корабль с железной рудой, везли из Рохни в Муравьиное королевство. Ждан пошел договариваться с купцов, кое-как уломал того, и груз руды обменяли на груз замков, ламп и бочек нефти, доплатив золотом. Купец очень обрадовался, пообещал приплывать еще, а я себе на память зарубку поставил, что надо бы разобраться с железной рудой. Не гоже уж так зависеть в основных ресурсах от доброй воли кого бы то ни было...
   С рудой дело пошло веселее.
   Домнице нарастили трубу, прикрыли железной крышкой колошник. Заложили в домну руду, поверх слои угля, дров для затравки, чтобы начало гореть. Я прошелся вокруг готового изделия, прикидывая, не забыли ли чего. Вроде бы не забыли...
   -Зажигай!
   Мастер Виктор бросил небольшой факел через колошник, внутри заполыхало пламя. Дрова занялись практически сразу, начал гореть уголь.
   Притащили несколько форм, просеянная смесь земли и жира в деревянных ящиках с длинными ручками. Отбежали подальше, со страху, около домницы остался только я, мастер Виктор и его средний сын с подмастерьями, застыли около мехов. Ну и барон Шорк еще, тень моя. Я его отослал, температура около домницы сразу подскочила градусов на десять, не меньше. Мне-то в штанах да рубахе жарко стало, куртку снял, а вот ему в доспехах тяжеловато...
   -Давай помалу. -Подавая пример, средний Виктор налег на рычаги мехов, со вгоняя в фурмы воздух. Подмастерья последовали его примеру, обрадовано загудело пламя. Завоняло какой-то дрянью, нещадно скрипели меха, хекали здоровенные мужики.
   Из колошника попёр черный вонючий дым, пыхнуло пламенем. Мигом все перемазались, стали похожи на кочегаров из фильма "Броненосец Потёмкин", люди вокруг отбежали ещё дальше... Фурмы, куда дули меха, подкрасились ровным алым цветом.
   -Теперь до вечера. Не дать остывать... И дуть!
   Подмастерья страдальчески переглянулись.
   Завернул обратно уже вечером, все было готово, только меня и ждали.
   Дрянным мечом, специально для того дела предназначенным, проломил крицу, в форму хлынуло раскаленное железо. Еле успел голову убрать, волосы мало не задымились.
   Ну, кое-что получилось уже, первая плавка успешно удалась. Дрянное, конечно же, не очень по качеству, но это уже кое-что!
   Подтащили формы, начали разливать.
   Десять штук было, а металла вышло всего на три.
   Подмастерья упарились их подтаскивать, да и железа-то у меня не так много, чтобы его напрасно на землю лить... Эй, тащи давай быстрее!
   Кое-как залили четвертую, и поток металла кончился.
   Одна форма не пролилась, металл слоями застывал по пути, перекрывая дорогу слоям ещё жидкого металла, получилась такая вот недоделанная труба с дырами, разве что красивая... Две других вроде бы ничего получились. В четвертую металла хватило только до трети, остальное застыло причудливыми сосульками.
   Из двух нормальных отливок забраковал сразу же одну, стенки ноздреватые, как будто кусок пемзы это, а не металл. Ещё она вроде бы ничего. Рассверлить изнутри, и что-то должно получиться.
   Взял в руки санскаровский молоток, долбанул по боку недолитой детали. Та отозвалась глухим бумом, будто в кирпичную стену ударил, и пошла трещинами.
   Ого, вот это да.
   Повторил эксперимент на оставшихся отливках. Непролитая устояла, ноздреватая треснула, та, которую определил в пушки, тоже треснула.
   Вот тебе и раз.
   Первый блин комом, как говориться.
   -Что делать, Ваше Величество? -Спросил мастер Виктор, с тревогой глядя на результат моих экспериментов.
   -Загружайте под вечер снова... -Махнул рукой. -Ещё пробовать будем. Процесс-то понятен?
   Дружным гулом мастер Виктор и его сыновья сознались, что процесс поняли и теперь-то уж точно будет все хорошо. Количество подмастерьев прибавилось, а один мех вышел из строя, его чинили.
   Ну, посмотрим.
   Прям с утра я снова в литейку, солнце ещё не встало.
   Успел как раз вовремя, в углу двора исходили дымом закрытая формы в деревянном ящике. Только что туда отлили металл, Алексей лично пробил крицу в лещади, и теперь несколько дюжих подмастерьев, шипя и ругаясь, оттаскивали форму от печи подальше. Меха для вдува воздуха в фурмы теперь по два человека обслуживали каждый, да и сами меха стали чуть подлиньше и побольше. В углу двора стояла большая бочка с водой, туда периодически отскакивали работники, обливались, и возвращались к домнице вновь. Пара человек таскали уголь из здоровенной куче, большими ковшами на длинных ручках забрасывали его в колошник.
   Уголь сначала на порох, теперь вот ещё и на железо... Этак мы все леса-то изведем вокруг! Придется далеко ездить.
   Угля искать надо, вот что.
   -Получается ли?
   -Да, Ваше Величество. -Ответил старший сын мастера Виктора. -Вчерашние батюшка проковал. Крицы хороши... -Он мечтательно так зажмурился. -Вот бы под нож такую! Или под меч даже...
   Сейчас снова пытались залить пушки. Ой тяжко дело шло, если готовую форму ещё кое-как подтаскивали, то волочить её приходилось уже вдвое большему количеству народа. Раз, два, три... Шесть готовы, вот это седьмая, на ней металл кончился.
   Процессом руководил мастер Виктор, сменил своего сына, лично подталкивал в спины работников.
   Стали готовиться к третьей плавке. С вечера позднего и до утра руда там греется, а под утро готово! Главное, чтобы не забывать температуру поддерживать, меха качать. Уж на что здоровенные подмастерья у мастера Виктора, так и они выдыхаются, видно...
   Разожгли, повалил дым...
   Песец пришел на третий день.
   С утра вроде бы все хорошо. Дым валит, печь работает, уголь закидывают, здоровенная куча в углу уже явно уменьшилась, несмотря на то, что её старательно дополняли.
   Я как раз подумал, что ещё пяток штук, и через недельку надо дело приостанавливать, руду и так уже извели всю...
   Только подумал, как дым из печи стал реже, мастер Виктор, коротко выдохнув, пробил крицу, но из неё металла хватило едва-едва, совсем чуть, и струйка прекратилась. Одновременное прекратился дым.
   Я не сразу понял, что случилось. Дошло только когда некоторые книги вспомнил, и ещё Бажова, с его "Хозяйкой Медной Горы", были у него пару историй как раз вот про такие случаи, если не ошибаюсь...
   -Вот же не везет. -Сказал я. И добавил несколько русских выражений, очень крепких.
   -Что-то случилось, Ваше Величество? -Мастер Виктор удивился. -Сейчас ещё раз разогреем...
   Да ничего хорошего не случилось. Не смогли удержать температуру, и посадили в печь козла. Металл застыл в горне. Теперь печь только разбирать да заново складывать... И ещё не факт что получиться хорошо разобрать-то и так же хорошо сложить.
   Ага. При Сталине за это расстреливали.
   Разогреть не успели, с внушительным звуком "КРАК!" по боку домницы пошла трещина, раскалывая кирпичи почти что надвое, пахнуло жаром. Показался буро-грязный бок того самого козла, теплый еще, с какими-то вкраплениями, повалил горячий уголь и какой-то мусор.
   -Песец пришел. -Сказал я. -Зверь такой. Разбирать и заново складывать. Мастер Виктор, все хорошо получилось... Все равно эту разбирать надо будет. Стройте новую, только теперь горн поуже сделаем, а распар чуть пошире... И пойдемте, покажете мне, что с заготовками.
   Да, не очень хорошо с заготовками. Первые две снова в отвал, ибо сверла сажали ну жуть как быстро. Да и сам станок-то... Хм. Ворот, от него несколько повышающих передач, внизу зажата в тисках из мореного дуба заготовка, будущий ствол.
   Его медленно перетирает здоровенное сверло.
   Получается уже получше, чем первые стволы, как те в самом начале не разорвало, ума не приложу.
   Но это ж пушка! Пушка, самая настоящая. Поверхность ствола снаружи ноздреватая, угрюмая такая, а внутри видно, как блестит металл. Мастеровой льет немного масла, холодного, с ледника. Вроде б сверло с охлаждением должно работать, нет? Так вот, нету у меня тут никакого другого охлаждения. Пусть справляется с каким есть.
   -Дальше.
   В небольшом складе поодаль громоздились ряды картузов с порохом, с уже отмеренными дозами. В другом углу картузы с картечью. Вот это каменная крошка, младшие подмастерья весь берег излазили, гольцы искали по одному размеру и подходящие. Вот это... Железная. Свинец собрали по всей столице, плавили, капали им в ведро с водой, получались небольшие гольцы. Тоже упаковали в картуз. Вот это уже серьезнее, вот это картечь железная. Те же подмастерья, что собирали камни, полезли на пепелища собирать старые гвозди, мастер Виктор клещами из моего мира откусывал гвоздям головки и набивали ими картечные картузы. Должно было получиться страшновато.
   Из семи признанных годным отливок получилось три ствола. Остальные или вскрывались раковинами, или трескались в процессе обработки.
   Чертеж лафета я изготовил в своем мире, принес сюда. Не угадал с размерами, конечно же, но по аналогии сделали деревянное ложе, приклепали большими полосами металла, поставили на тележную ось.
   Получилась небольшая такая пушечка. Полковая, как бы её назвали в моем мире.
   В глубокой тайне положили одну пушку на телегу, собрали заряды, и выехали на испытания . Как раз на тот полигон, где мы и гранаты испытывали.
   Пушка жахнула, превратив в лохмотья стоящие метрах в двадцати соломенные чучела. Град камней вышиб куски из чучел подальше, со второй линии. Это то расстояние, откуда степняки били из луков уже наверняка. Третья линия, откуда они начинали обстрел, пострадала не так сильно, из шести чучел три камнями побило.
   А сама пушка отъехала на несколько шагов назад, и стояла как ни в чем не бывало.
   -Мастер Виктор, рассчитывайте вес заряда таким образом, чтобы и пушку не убить, и как можно больше камней добросить. Потом начинайте потихоньку вес заряда повышать, пока пушку не разорвет совсем... Короче, проводите опыты по своему усмотрению, одна пушка ваша. Мне важно знать, от какого количества пороха пушка разорвется, мне важно знать, сколько она может выбросить картечи... Короче, начинайте эксперименты. Назначаю... Волин, у тебя ж не очень много дел в гвардии? Вот ты и ответственный.
   Самопальный лафет треснул ровно на десятом выстреле. Вздохнули, стали перебирать, почему сломался. Не выдержали тележные оси отдачи.
   Но это уже было кое-что! Оси можно укрепить, лафет тоже можно укрепить, это куда как проще, чем новую домну строить.
   И возвращался в город я в самом великолепном настроении. Сегодня я усну, а когда проснусь, то соберусь с силами и поеду встречать самую лучшую девушку на свете.
   Кстати... Девушкам, вообще-то, кольца принято дарить. Украшения, цепочки там разные золотые, брильянтовые. Это помимо цветов-то, которые я тоже что-то не часто... И потому надо бы мне, воспользовавшись королевской властью, перетащить отсюда туда золота и на то, чтобы хватило на то, чтобы там обменять на зеленые бумажки, которые хватило бы на то, чтобы купить Маше хорошее кольцо или...
   О дурак. А не проще ли тут заказать кольцо?
   А что, идея-то хорошая, как раз мимо квартала ювелиров проезжать будем.
   Тут с золотом не очень чтобы работают. Я уже давно заметил, что изделия нашего мира отличаются не в пример большим изяществом. Ну конечно же, у нас и станки металлорежущие есть, и вообще культура-то производства отстоит от этой лет на пятьсот. Ну да, вручную-то тут изделия и покрасившее могут сделать, но иногда даже наша бижутерия... Наша бижутерия?
   Если уж пошли хорошие идеи, надо бы попробовать и её сюда перетаскивать. Может, она окажется чем-то и повыгоднее местных сокровищ. Может быть... Тем более что стоит-то копейки, а при удаче выручка может оказаться...
   Но сначала дело.
   Думаю, что изысков не будет. Простое, самое простое кольцо из самого чистого местного золота. Как можно более красивое. Как можно более простое. Об его истиной цене... Об его истиной цене пусть буду судить только я, а у Маши и подозрения не должно создаваться, что я вот прямо сейчас могу стать мультимиллионером, если у меня получиться все это золото перенести в свой мир.
   В Гильдии Ювелиров только недавно прошли выборы нового главы. Прошлый глава, мастер Гун, был убит наемниками во время беспорядков. Разорили его поместье, что смогли - вынесли, что не смогли - переломали и запалили. Новый глава Гильдии, выбранный не без долгих всенародных прений, мастер Ивор, отсутствовал на месте. И я решил заглянуть в его мастерскую, пока его нету.
   Ну не украду ж я золото-то, в конце-то концов? Я ж король, я деньги иначе зарабатываю, а не мелким воровством.
   Всё тут как обычно. Мастерская современного этому миру ювелира ничуть не походила на рабочий кабинет Вячеслава Брониславовича. Тут куча каких-то тисочков, станочков, мерок разнообразных, шаблонов, которыми местные ювелиры пользуются, когда что-то измеряют. Ну да, единой системы мер-то тут нету, все на глазок делают. Одно дело кирпичи мерить, так их веревками меряют, сам видел. Совсем уже другое дело мерить что-то мелкое, вот тогда берут ювелиры этого мира такие вот шаблоны деревянные, по очереди прикладывают, мелом отмечают нужный, и уже по нему подгоняют кольца там или что ещё...
   Короче, красиво тут. Жаль только, что никто на контакт не идёт, не желают, бояться сурового короля.
   Через полчаса появился запыхавшийся мастер Ивор. Крепенький седобородый старичок в полушубке, изящных сапожках и шапке с серебряным колечком, знаком гильдии, не успел поклониться, как я сразу припер его к стенке вопросом.
   -Мастер Ивор, а где вот это изготовлено? -И потряс перед его носом тщательно выточенной половинкой полуформы, куда мастера золото лили. Подмастерья все по углам мастерской жмутся, подходить не хотят.
   -Ваше Величество... -Мастер едва на колени не рухнул, я его придержал.
   -А вот этого не надо! Кто это вам такое изготовил?
   -Так мастер Виктор же... По заказу... Сказал, что есть у него...
   Я и сам припомнил, что что-то такое Ждан говорил про заказы от разных гильдий, от Ювелиров до Водоносов. Водоносы вроде бы бочки какие-то, ювелиры вон что... Надо же, на что инструмент пошел! На ювелирку! А я-то даже и не предполагал, что такое можно устроить...
   Мастер Ивор, поправляя все норовящую съехать на уши шапку с символом главы гильдии, говорил что-то про акции, про особо красивые лампы Алладина для аристократии, про то, что узнал дескать мастер Виктор про проблемы и предложил выточить... То есть тут слово звучало скорее как "выделать", но я автоматически перевел его как "выточить". И выточил, да так, что мастер Ивор не нарадуется.
   Значит, взял мастер Виктор выданные инструменты, и нашел им применение. И получилось неплохо! Отличия-то незаметные, формы для заливки тут полируются вручную, но вот ручаюсь, что время-то на неё ушло в разы меньше...
   -И много ли заплатили?
   Мастер Ивор назвал цену, я присвистнул.
   -Богато берет!
   -Так качество, Ваше Величество, качество! И время...
   Значит, вот куда пошли инструменты "Санскара". Ну да ладно, лишь бы прибыль не утаивал.
   -Мастер Ивор, в общем-то я по иному делу. -Я сделал многозначительную паузу.
   -Чем могу служить, Ваше Величество?
   -Кольцо мне нужно, из самого хорошего и чистого золота, что у вас есть. Цена вопроса?
   Мастер Ивор думал недолго.
   -Эй, бездельники!
   Подмастерья бросились по местам, один, второй, третий. Засуетились, забегали, кто-то во двор, кто-то в дом. Подбросили в горн немного угля, формочку на стол, мастер Ивор посмотрел на указанный мной шаблон.
   -Можно сделать, Ваше Величество. Может, надпись дарственную или...
   -Нет, ничего не надо. Просто самое хорошее кольцо. Без украшений. Вот такого вот... -Я протянул заранее вырезанный под нужный размер деревянный кружок. -Размера.
   Мастера принялись за работу, и к вечеру уже было готово.
   Кольцо... Оно меня очаровало просто. Простое такое колечко, чуть выпуклое с двух сторон. Особенно с внутренней. А то наш современный ювелирпром додумался до дешевого способа сделать хорошо, мелкую полоску раскатывают так, что она выпуклая становиться с внешней стороны, и вогнутая с внутренней. Ну да, типа больше кажется, а как снимать или одевать, то краями режешься. А вот так самое то, что надо!
   -Сколько? -Деловито спросил я. -Сколько я тебе должен, почтенный мастер Ивор?
   -Не могу с вашего... Вашего Величества денег брать! -Уперся мастер Ивор.
   -А что так? Я ж, мастер Ивор, хоть и король, но все же первый среди равных. Ежели я за себя платить начну, так что же мои дворяне творить станут? Нет, во всем порядок должен быть! Потому и не дури, а называй цену справедливую.
   -Я не могу взять денег с Вашего Величества. -Ещё раз начал упираться мастер Ивор.
   -Всем за дверь. -Сказал я. -Мастер Ивор, останься.
   Барон Шорк вышел последним, прислонился у двери. Ну да, он-то разговор слышать будет, но кроме него... Никто и не подслушает.
   -Мастер Ивор, в чем проблема? -Спросил я прямо в глаза.
   -Ваше Величество... -Мастер глубоко воздух вдохнул. -Позвольте слово молвить.
   -Да хоть тысячу. Только по делу.
   -Мой род, Ваше Величество, издавна...
   Конечно же, занимался ювелиркой, ювелирным делом. Ещё в Рохни, откуда и родом почтенный мастер Ивор. Когда-то совсем давно сразу много мастеровых дернули из охваченного очередной смутой королевства, когда их король в очередной раз что-то там увидел в своем воспаленном воображении, и приказал казнить каждого пятого из нескольких прибрежных городков. Гражданам то не понравилось, завязалось небольшое восстание, которое затем стоптали королевские рыцари. Выжившие дернули кто куда, главное, подальше.
   Вот так и появился в Соединенном Королевстве род мастера Ивора, прирожденные ювелиры. Ещё при Альваре Второй. Пожаловал королеве колье красивое, и стал жить да поживать...
   Пока не настали смутные времена.
   Мои дворяне любили золото. Естественно, они не любили за него платить. При старом короле дворяне особо не баловали, это в своем поместье, если оно есть, дворянин хозяин, а тут город... Могут и по голове настучать, не глядя на герб. Но как помер старый король, так все начало катиться, катиться, катиться... И прикатилось.
   Что наемники и бандиты похищают людей, я уже давно знал. Ещё Вихор просветил. Но вот что дело было поставлено на такой поток... Командир наемников, тот, который сидел сейчас в тюрьме, очень когда-то обидел почтенного мастера Ивора. Например тем, что его подручные не только убили отца мастера, почтенного мастера Гуна, так ещё и регулярно бесчестили жен и дочерей...
   И теперь мастер очень хотел мести.
   -Так почему же ты обращаешься ко мне, почтенный мастер? -Поднял я брови. -Тебе прямая дорога в королевский суд, к королевскому судье барону Алькону. Вот он-то как раз тебя выслушает, и, если ты представишь свидетелей... Что лицо кислое стало?
   В справедливость королевского суда тут не верили.
   Ну да, как в первый раз подгулявшие наемники и рыцари хорошо развлеклись, так сразу собрался мастер Гун, приоделся в лучшие свои одежды, взял с собой одну из лучших диадем, да и поплелся к королеве в составе делегации.
   Защити, матушка! Покарай!
   Ну, матушка послушала, диадему прибрала, отдарилась десятком золотых монет и усовестила пришедших. Ибо негоже напраслину возводить на добропорядочных иностранцев! Одного из тех иностранцев мастер Ивор заприметил сразу почти что, он в карауле королевы стоял. Отвесил иностранец оплеуху почтенному мастеру и сообщил, что под вечер зайдет, дюже ему младшенькая понравилось.
   -Хм. -Задумался я. -Сам понимаешь, мастер Ивор... Дел у короля много. Если ж я каждого наемника буду лично приказывать голову рубить, так это ж мне вообще времени на сон не останется. Оттого и наделил я барона Алькона правом судить от моего имени. Слышал уж, небось, про него?
   -Кто ж не слышал про Лесного барона! -Поднял руки мастер Ивор.
   -Вот-вот. Потому собирайся-ка ты, собирай свидетелей и прямиком в королевский суд. Там вас рассудят по закону и по справедливости. И виновные не уйдут от ответственности. А теперь скажи-ка, мастер, сколько я тебе должен-то стал?
   -Нисколько, Ваше Величество...
   -Что, опять?
   -Как можно...
   -Можно-можно. Так давай, говори...
   Кое-как договорились на два десятка золотых.
   А в королевском замке меня уже дожидался гонец с радостной вестью.
   -Вот это там нашли? -Глядел я на знакомый мне сундучок. Ну да, в этот сундучок я как раз и вставил маячок-передатчик, который все это время и исправно пиликал, подавал сигналы. Не обманул меня продавец.
   Открыл, вскрыл незаметно двойное дно. Угу, точно. Вот ещё диодик горит, работает! Надо будет ещё что-нибудь у продавца заказать. Например, комплект раций, чтобы не бегать туда-сюда гонцам с секретными новостями.
   -Ваше Величество! -Поклонился мне Брат. Его поклон сдублировал граф Слав, мирно маячивший рядом.
   -Успешно?
   -Пятеро пленных... Среди них точно Ночной король, простите, Ваше Величество, пленные на него указали. И ещё двое его приближенных, остальные так...
   Особнячок взяли штурмом под вечер.
   На это дело я не стал выделять стражу, на это дело я выделил Брата, главного королевского судью, и графа Слава. Им в подчинение дали полсотни воинов, гвардейцев, тех, кто лучше всего обращался с оружием. Дворяне, почти что все рыцари... И десятка гранатометчиков, которые и решили дело, забросав двор и коридоры гранатами.
   Для начала окружили особняк, залезли в соседние дворы, которые оказались пустыми. Убоявшись трудностей переходного периода, хозяева дернули куда подальше, несколько слуг, оставшихся на хозяйстве, благоразумно не возражали. Накопились, швырнули гранаты и пошли врукопашную на осоловелых, контуженных жителей.
   В особнячке защищались яростно. Люди с пеной у рта бросались на мечи и копья, с улыбками погибали под ударами. Потеряли мы двоих, ещё трое было ранено. Из них погибло побольше. Ну да, наркоманы, сидящие на горном отваре, почему-то плохие воины. А уж когда все вокруг взрывается и рушится, вокруг дым...
   Короче, никто не ушел. Кто сигал через забор, так на копьях и повисли, кто защищался, тех порубили. В подвалах нашли... Немного золота. Не очень много. Три-четыре сотни золотых.
   -Вот и хорошо! Золото в казну, штурмовавшим выдать премии, по три золотых каждому. Пленные... Пусть сегодня посидят спокойно. Знаешь-ка что... Посади-ка его к мастеру Велимерию, а мастеру намекните... Что не станем его наказывать сильно. Да только Ночному королю руки свяжите, а то мало ли. Ой, поговорю я с ним за своих людей, ой, поговорю...
   Эта Мойка мне просто уже надоела хуже горькой редьки.
   Пора уже с ней заканчивать. Тем более что пушки у мастера Виктора получаются хорошо, замки да лампы спрос имеют, а уж когда и остальных товаров производство развернем....
   Деньги нужны казне, деньги. Причем живые деньги, со стороны. В королевстве, стараниями графа Лурга и королевы, очень мало осталось свободной денежной массы для обращения.
  
  

Глава 20

  
   Как и в сахаре заменителе
   Что-то в болтовне унизительно!
  
   Премьер-Министр
  
   -Привет! -Меня обняли со спины, закрыв руками глаза. -Ну-ка, угадай, кто это?
   -Моя любимая девушка! -Ответил я, накрывая её ладошки. Ну да, думала, что незаметно подойдет-то? Зеркало, вернее, лобовое стекло электрички отражало не очень хорошо, но чтобы понять, что со спины подходит именно Маша, хватало.
   -Ой! -Сказала Маша, отнимая руки и любуясь на кольцо на среднем пальце руки. -Эт-то ещё что такое? Сережка? Откуда это?
   -Это мне тебе мой подарок. -Сказал я.
   -Вот это да! -Она отставила руку подальше, любуясь на колечко. -Вот это да-а-а-а... Сереж, откуда?
   -Да так... Считай, что сам сделал!
   -Но это ж не золото, нет?
   -Да Машуль, ну что же ты? Я в них не разбираюсь, слушай. Кстати... Ты, может, кушать хочешь?
   -Да уж точно, замучили меня эти операторы... Слушай... А у меня тогда для тебя тоже подарок есть. Гляди-ка! -И она сунула мне в руку какой-то сверток, в серой упаковочной бумаге, небрежно перехваченной синей лентой. Мы, студенты, в таком формате чертежи носим. -Ну-ка... Эй, эй! Стой! Тут не вздумай разворачивать! Дома поглядишь, ладно? И вообще, ты собираешься девушку кормить, или как? -Меня пихнули в бок. -Поехали к тебе.
   Минут сорок, и уже Маша в комнате за компьютером, поджимает голые ступни под кресло и что-то ищет в Интернете, а я шаманю на кухне. Готовить я умею и люблю, честно говоря. И даже получается... Вот Костик и Серега-большой, которые у меня дома были, хвалят...
   Так, сковороды-гриль у меня нету не фига. Надо будет купить. Но и без неё попробуем. Мясо я ещё при выходе из дому нарезал как классический стейк, поперек волокон, тонкими ломтями, натер солью и перцем, положил в самую лучшую стальную кастрюлю мамы, залил вином. Вроде бы пары часов хватало. Ну и что, что у меня свинина, а не говядина? Ну да, классические стейки американцы вырезают из молодых бычков, причем оттуда, где мышцы меньше всего двигаются...
   Ладно, стейки пусть пока что постоят, для них ставим сковородку на огонь маленький, пока ещё погреется. Картошку почистить... Угу, вот наберем на двоих. Чищу аккуратно, кладу в холодную воду, споласкиваю, потом нарезаю кусочками, и выкладываю на другую сковородку. Чуть перчика черного добавить, положить рядом на столе веточки укропа.
   Вот так, когда руки заняты чем-то не очень важным и привычным, всегда хорошо думается.
   И думается мне, что тянуть-то с Мойкой уже нечего.
   Гвардия уже кое-какая есть. Городская стража тоже не добра к согражданам, которые их режут. Войска рядом с городом. У мастера Виктора пороху достаточно, гранат хватает. Крестного отца местной мафии я изловил и усадил в камеру.
   Так что тянуть-то?
   Подготовка к зачистке начаться должна как можно неожиданнее. Вот прямо не было ничего - и сразу началось! Да и как началось, чтобы никто сбежать не успел. Есть, есть у них тут шпионы, что не говори - а есть! Не может так быть, чтоб вот только вышел Вихор за ворота, а его тут же цап за шкирку... Да ещё и кто-то же пишет вот эти надписи на стене башни-то? Разветвленная преступная организация получается. Пусть сейчас она немного... Дезориентирована, потому как её начальник сидит у меня в клетке.
   Итак, повторим ещё раз, что же я конкретно делаю.
   Для начала, чищу Мойку, всех жителей в лагерь за городом, под охраной. Вокруг патрули. Если кто сбежит, то туда ему и дорога, без оружия и без еды долго не протянут, сами ж назад вернутся.
   После запускаю в Мойку мастера Виктора и присных, строим там завод и дома для рабочих, укрепляемся, предлагаем тем, кто устал от бесконечной нищеты, работать на заводах торгового дома "Весна".
   В принципе, вот два шага, которые нужно сделать.
   Что меня может ожидать?
   Ну, понятно, что упорное сопротивление. Итак, планы зачистки я сегодня-завтра продумаю да нарисую, это не страшно. По следам штурма особняка понятно, что ночные дворяне нам не соперники, положат их даже не очень обученные гвардейцы. А если запускать гвардейцев под прикрытием... Да нет, нету никаких шансов. Вычистим за день.
   Воровато глянув в комнату, я расстелил на кухонном столе перерисованный на компьютере план Мойки. Пока картошка жарится...
   Гы, вот тут будет у нас Морская стража, так и рисуем карандашиком кораблик. Два драккара хватит, Грошев докладывал, что два судна восстановили, плавают великолепно. Никуда не уйдут... Ещё, Грошеву замечание, что взять с собой гранаты, попробовать их на лодках. Как получится.
   А вот тут... Гы, вот тут у нас будут пограничники. Окружат стену, вот тут выстроим коридор, по которому будут выходить бедняки из Мойки. Прямо сюда, в большой такой лагерь. Перед погранцами-то извиниться надо, они думали, что эти все три лагеря для них, а для них только два, самый большой - для временно перемещенных лиц.
   Вот тут пусть стоят ополченцы и стража. Их маловато, да и боевые качества... Сомнительны. Вот пускай и обороняют тылы, ежели кто полезет из-под стены, так прикокнут... Гы-гы-гы...
   -Люби-и-и-имый! Что там творишь?
   -Стейк из свинины, маринованный в красном вине...* -Ответил я. -Подаётся с настоящей картошкой, запеченной ломтиками.
  
   * - Мясо режем поперек волокон, ломтями в 2-4 см. Получившиеся ломти натираем солью и перцем, закладываем в емкость, перекладывая ломтиками лука. Оставляем так часа на два-два с половиной мариноваться. Сковородку на сильный огонь, пока не раскалится. Потом чуть смазываем маслом, снова даем раскалиться, сами стейки жарим в зависимости от толщины и желаемого выхода (с кровью или нет).
  
   -О... Звучит вкусно! Ням-ням!
   Ну а как же.
   Вот картошечка уже готова почти что... Перемешиваем, и можно стейки доставать. Выкладываем на доску, кастрюлю сполоснуть, а то мамка, увидев кастрюлю немытую, устроит мне мытьё мозга. Ну не верит она никак, что сын сам себе неплохо готовит. И обидно иногда, вроде б полный холодильник на лето оставляет, а как два года назад нашла осенью с весны не тронутые манты, так до сих пор...
   Итак, победили мы. Все жители в лагере, проведена их сортировка, кто осужден, а кто и в каторжане... Кстати, каторжан можно держать в рабских бараках... И что дальше-то будет, а?
   А дальше возможны варианты.
   Бедняки, беднейший слой общества... Они ж и в нашем мире есть. Вот пока шел я к Маше, раза три видал, как бомжики в метро просили копеечку. Ух, жуткое же зрелище, как поглядеть... Ох и жуткое! И жалостливое.
   Ну да, екает сердечко от жалости, как видишь дядьку старого да бухого, который в метро или на вокзале денежку просит. Дают ему денежку, конечно, и дальше торопятся, типа, сделал дело доброе! И никто не приглядывается...
   А если приглядеться?
   Да ну, к чему, сделал доброе дело - гуляй смело, считай, душу свою бессмертную спас на веки вечные, теперь точно в рай попадешь! Будь на лютне, на облаке, играть "Арию".
   А меж тем если приглядеться, то бомжи эти публика интересная.
   Ну да, слышал я такой случай интересный в своё время. Как один знакомый Петра Сергеевича пытался себе народ вербовать среди нищих. На стройку, дачу он себе достраивал в области. Вроде бы уже основные работы были сделаны, да тут закусился спор между двумя новыми русскими. Типа навербует он бригаду славян сам, и работать они будут получше молдаван да таджиков. Второй новый русский выразил недоверие.
   Долго ли, коротко ли, поставили на стол приз - ящик коньяка, и знакомый Петра Сергеевича пошел набирать себе славянскую бригаду.
   Прошелся он по улицам да по метро, предлагал бомжикам поработать за не очень большую зарплату, на свежем воздухе, еда за счет работодателя. Штук триста опросил, две недели убил, нашел едва двух человек, да и те, оказалось, случайно на улицу попали. Остальные... Ну, остальные ему в лицо ржали. Ибо чем доски сколачивать да грядки копать куда как приятнее с жалостливой мордою тянуть "Люди мы не местные", а за то тебе сердобольные бабушки копеечку накидают. Голос и морду поди не так быстро надорвешься, как руки да спину. А закончилось все тем, что подошли к знакомому Петра Сергеевича хмурые смуглые люди в золоте-серебре, одетые как негры-сутенеры из Майами, и посоветовали не заниматься ерундой, если здоровье дорого. Ибо один бомжик в неделю пять сотен зеленых приносит им лично, понятно?
   Знакомый Петра Сергеевича все понял.
   Ну и я заодно извлек некоторый урок. О том, что жизнь иногда не такая простая штука, как кажется. Она ещё проще.
   Менять свой привычный образ жизни жителям Мойки пока что не с руки. Особой выгоды они от такой перемены не получат. Одно дело стянуть гроши у тех, у кого эти гроши есть, и весело проедать и пропивать их. Много стянуть не получится, да много и не надо. Если поймают, то ничего страшного особо, получит розог на площади в худшем случае. Королева-то всех прощает. В голодную годину можно подкормиться у храма, милостыню раздают там всегда вовремя и в срок.
   И не понятно, зачем же для этого нужно ещё работать?
   Чё, ра-а-аботать! А не пошел бы ты?
   То есть с этой стороны возможны неслабые проблемы. Кто-то, конечно, кому бедность да бесперспективняк окончательно осто... Надоели, пойдет работать. Но кто-то и пойдет воровать и грабить. Мелкое воровство, мелкий грабеж. Неприятно... А если их много соберется, то могут и устроить крупные беспорядки. Не сразу, конечно, не сразу... Но могут. Это тоже надо предусмотреть.
   -Пшшшш! -Сказала сковородка, принимая в себя розовые ломтики мяса. Я чуть убавил огонь, перекинул полотенце через ручку плиты. Теперь пару минут, с каждой стороны обжарить, и можно подавать на стол!
   А как там Маша?
   Выглянул в комнату. Маша сидела за компьютером и быстро перебирала клавиши, изредка щелкая мышкой.
   -Машуль, мож чай какой будешь? Есть красный, есть зеленый, есть черный...
   -Зеленый. -Сказала Маша, не отрываясь от монитора. -Без сахара. Заварки на твой вкус.
   -Да запросто! -Я поцеловал её в шею сзади и вернулся назад. Так, чуть прибраться... Жаль, есть на кухне придется, хотелось бы в комнату, но у меня банально места нет, а в родительской не разместишься.
   Стейки приготовились, я выложил на тарелки, доложил картошечки, бросил веточки укропа, достал из шкафа тонкие прозрачные бокалы. Выставил все на поднос, поднос на плиту, сбоку. На столе-то у меня бардак, убраться надо...
   Так, для начала посуду да прочее отсюда убрать, потом протереть, сначала влажной и новую скатерть застелем, у меня как раз есть, Меня поцеловали сзади в шею, и я едва не уронил на пол лучшую мамину кастрюлю, которую как раз собирался убрать на полку обратно.
   -Один-один. -Сказала Маша. -Что у нас сегодня на праздничный ужин в мою честь? Кстати... Ты можешь меня поздравить, я теперь девушка года компании "Вирт Инкорпорейтед". А ты знаешь, что это значит? Это значит, что я заключаю с ними контракт на целый год! Буду их рекламным лицом, вот здорово!
   -Поздравляю! -Я осторожно поцеловал её в щечку, близко не приближаясь, чтобы не прислониться запачканным передником к чистым джинсам и кофточке. -Маш, ты раздевайся...
   -Ого? Вот прям сразу, сейчас? На кухне? О... -Она взялась руками за низ футболки, приподняла, обнажая плоский животик, повела бедрами, томно мне улыбнулась и скинула футболку через голову.
   -Стой-стой-стой... Я имел в виду что лучше тебе переодеться в...
   -Ну вот, не надевать же снова? -Она бросила футболку на стул, и положила мне на плечи руки.
   Через полчаса где-то, когда мы прикончили остывшие уже стейки и картошку, Маша спросила.
   -А ты что подарок не смотришь?
   -Какой? А...
   -Да вот. -Она опередила меня, сняла с холодильника тубус, содрала обертки и развернула передо мной лист бумаги. Формат А1, глянцевая, чуть подсвечивает...
   -Похожа, правда? -Маша лукаво посмотрела на меня.
   -Нууу...
   На плакате была она же, в одном синем купальнике, тонкие полоски на груди и на попе. И календарь на будущий год, январь-февраль-март и так далее... Будние дни черным, выходные и праздники красным. Все, как в обычном календаре. Необычная была только Маша, и улыбалась почти так же красиво и озорно, как и сейчас, сидя в одних трусиках на табуретке, подстелив большое мохнатое полотенце, болтая голыми ногами с великолепным, даже на мой дилетантский взгляд, маникюром... То есть педикюром. Или снова нет? Короче, ногти красивые, вот!
   -Вот тебе и ну! Ладно, корми девушку, думаешь, это так просто - на фотосессии отстоять, потные лапы отталкивая? Кушать хочу! После секса всегда хочу кушать!
   -Вроде бы готово...
   -Во, а я тебе пока плакатик на стенку приклею!
   -Эй, ты что, не надо - у меня родители с дачи могут вернуться неожиданно, увидят...
   -Так и что? Будут знать, что у их сына самая красивая в мире девушка.
   Я представил, что скажет мама, когда зайдет в комнату и увидит Машу на календаре. Сначала мама скажет папе, потом мама скажет мне, потом мама опять скажет папе и ещё раз скажет мне.
   Представил и понял, что надо как-то договариваться.
   -Маш, у меня у родителей старое, старое воспитание!
   -Так ну и что? -Её глаза смеялись. -Ты что это, своей девушки стесняешься?
   -Да нет, что же ты! Давай повесим, конечно... -У меня как место есть, прям на сейф, а сверху шторой прикрыть можно, кто не надо, тот и не увидит. -Только чур я место сам выбираю, хочу на тебя любоваться день и ночь...
   -Вот, так бы сразу! -Маша погрозила мне пальцем. -Теперь давай кушать... Корми свою девушку! Кто девушку ужинает, тот её и любит... -Маша исполнила хулиганский жест, показывающий, что любовь имелась в виду прежде всего физическая. -Древний красивый обычай! Понимать надо!
   Через пару часов, засыпая с Машей под боком, меня посетила дурацкая мысль. Как бы она не проснулась вместе со мной там. Вот неудобно-то будет!
   Проснулся без неё, конечно же. Кажется, все же такой сложный во всех смыслах объект, как Маша, просто так сюда не пронести. В отличие от очередной коробочки с лекарствами, которые я сразу же переложил на специальную полку. Мастеру Клоту пригодится.
   И завертелось.
   -Графа Виктора ко мне. Собрать в малом тронном зале графа Нидола и графа Лира. Мастер Иштван... Есть какие-то новости, которые я должен узнать?
   -Да, Ваше Величество. Все готово к балу. Когда прикажете начинать?
   Я задумался.
   -Ваше Величество. Солнечные танцы... Это праздник не только королей, но ещё и простого народа. И существуют давние традиции. Не приличествует нарушать...
   -Мастер, сейчас немного другие заботы.
   Мне пришло в голову, что как бы жители Мойки не придумали какую гадость... А потом пришло в голову ещё более изящное решение. Ну просто суперское, можно сказать. Прям в традициях моего мира. Как говорил как-то Чеботарев "Черный тигр делает вид что ему не интересна белая обезьяна". Сборник каких-то там стратагем*. Полезная книжка, взял почитать, да никак не продвинусь дальше десяти страниц, то у меня проекты пороховых мельниц, то ещё что-то.
  
   * - А. Воеводин. Стратагемы войны, манипуляции, обмана. Такой стратагемы нет, гг перепутал.
  
   Итак, молодому черному тигру, то есть мне, не интересны обезьяны, которые устроили шабаш в Мойке. Я вот войска собираю вообще не для того, а чтобы большой дворец выстроить рядом с городом, где и будет происходить основное празднество. Типа без парада войск Солнечные танцы ну никак не танцы! А потом ка-а-ак рассержусь, да ка-а-ак двину все войска в эту самую Мойку! Всех жителей в только что отстроенные лагеря, каждому предложение, от которого тот не сможет отказаться, строим завод, и всё. Нет больше у меня в городе трущоб.
   В теории-то верно.
   -Да, мастер Иштван. Я думаю, что подготовку к празднику надлежит начать уже сегодня. Ну вот практически сегодня.
   -Но, Ваше Величество, это довольно долгое дело! Нужно ещё, по крайней мере, семидневье, пока пригонят скот с пастбищ, пока вино выкатим народу, с площадей убрать нищих и воров... Это займет время!
   -Так занимайте! Чтобы чуть облегчить вам задачу... Я предупрежу графа Виктора, чтобы он сам справлялся. Объявления о дате начала бала пусть Шуго в газете напечатает на первой странице, зайдет ко мне, я расскажу как. В Королевском Университете объявить этот день свободным от занятий, все студенты могут принять участие в балу бесплатно. Вино выкатим... Что в замке осталось. Может, ещё чем помочь? Как там с деньгами?
   -Денег... Пока что достаточно, Ваше Величество. Ваше Величество! Осмелюсь напомнить... Кольцо с королевской печатью пока что не найдено!
   -Это плохо. -Легкомысленно сказал я. -Мастер Иштван!
   -Ваше Величество! Вы не понимаете! Это же реликвия! Реликвия вашего рода! Будет очень плохо, если она попадёт в чужие руки! Очень плохо, если оно вдруг всплывет в Империи или Рохни...
   -Да не всплывет. -Отмахнулся я. -А если и всплывет, так то недолго и подделкой объявить. -Надо бы достать пару документов королевских, скопировать печать. Станок с ЧПУ может творить чудеса. Никто и не догадается. Королевская печать без короля как-то не действительна, а вот король, даже без королевской печати, много чего может. Например, объявить мошенниками и приказать казнить тех, кто воспользуется королевской печатью.
   Потом доклады уже остальных.
   Ждан доложил, что пороха достаточно, изготовление огнепроводных шнуров и гранат поставлено на поток. Хорошо получаются металлические гранаты, есть в достатке учебных. Запущена пороховая мельница, пороха в достатке. Железная руда кончается, но доверенное лицо, отправленное на закупки, наладило контакты с купцами. Железную руду готовы продавать и из Рохни, и даже из Неделимой Империи, лишь бы цену давали. Возможно расплачиваться изделиями нашей промышленности.
   Мастер Иштван, которого я назначил попечителем города вместо проштрафившегося заступничеством за работорговцев барона Пуго, докладывал, что в городе все спокойно. Где могут, разбирают мусор, намечают планы работ, расширяют улицы. Очень по душе мастеру Иштвану пришелся большой план города, который я ещё во времена оны рисовал. И идея отмечать разными цветами проблемные участки тоже ко двору пришлась, как и пара наборов цветных карандашей. Теперь мастер Иштван показывал д рассказывал. Где улицы не подметены чисто, где кладка выбилась, где после весны почву размыло, где дома вот-вот рухнуть грозятся...
   -Великолепно. -Сказал на это я.
   -Ваше Величество? -Не понял мастер Иштван.
   -Великолепно, что вы владеете обстановкой, мастер Иштван. Плохо то, что вы описали. Намечайте план работ, впоследствии они будут исполнены.
   -Да, Ваше Величество.
   Виктор доложил, что в войсках порядок. Продолжаются тренировки с гранатами, всадники научились на скаку поджигать фитиль и забрасывать гранаты с невиданной ранее точностью. Есть пара пострадавших, гранаты не успели вовремя отбросить. Сейчас находятся на излечении в больнице, ничего серьезного.
   -А что скажет граф Лир? -Спросил я, заметив, что старый граф как-то меланхоличен. -Как тебе новое оружие?
   -Через пять лет получим такое войско, которое было при вашем достопочтенном предке, Короле-Рыцаре. -Пообещал мне граф Лир. Но менее хмурым от того не стал.
   -Хорошо бы. -Вздохнул я. Если у меня получится сделать пушки, то мой достопочтенный предок, Король-Рыцарь, в гробу перевернется от такого войска. А если получиться и винтовки штамповать, то можно примерять корону этой планеты.
   -Есть ещё вести от отряда Каллуфа, Ваше Величество.
   -Это ещё кто... -Как это "кто"? Тот самый отряд, который прикрывает королевство от Орды. Самая боеспособная наемничья часть. Странно, что они очнулись только сегодня. Вот уже почти сколько сидят себе на месте, делают вид, что их нету.
   -Отряд Каллуфа, Ваше Величество. -Повторил граф Лир. -Я взял на себя смелость продолжать выплачивать им жалование... По моей личной просьбе граф Слав выделил средства. Пока что они не отправлены. Ожидаю ваших распоряжений.
   Я задумался.
   Недолго, правда.
   -Насколько это необходимо?
   -Крайне, Ваше Величество. -Ответил граф Лир. -Крайне необходимо! У меня нет людей, чтобы так же блокировать границу с Предвечной, как это сделали наемники. Сам Каллуф Шестой прибыл во дворец и ожидает аудиенции. Думаю, Ваше Величество...
   -Веди. -Распорядился я. -А пока идёт, в двух словах - что за человек?
   Да, досье в этом мире ещё не придумали. Ну да это пока! Скоро у меня Феликс озаботится. На каждого по бумаге составим.
   Отряд Каллуфа долго служил Империи в Пограничье, гонял кочевников с другой стороны. Потом однажды совершил марш, и перешел сюда. Кстати, Каллуф - это не имя, это прозвище. В незапамятные времена отряд организовал перешедший с имперской службы на вольные дороги сотник по имени Каллуф, и с тех пор так и повелось, что командир отряда себя именует точно так же. Этот, который сейчас отрядом командовал, был уже шестым в череде Каллуфов.
   Почему-то мне казалось, что сейчас войдет этакий здоровяк-переросток, с непременно рыжей бородой, с секирой на поясе, в новеньких доспехах, хамский и шумный, будет денег просить, пугать злыми кочевниками и покажет, как они их всех одной левой.
   Но нет. Каллуф Шестой оказался высохшим жилистым мужчиной преклонных лет, чем-то очень похожим на графа Лира. Такой же собранный, спокойный и целеустремленный. Ещё лет двадцать проживет, так вообще не отличить будет. Имперский барон, даже где-то там, в Империи, поместье есть.
   -Ваше Величество...
   И даже голос почти что похожий.
   Что же хотел Каллуф, да ещё и Шестой? Ну ясно что, денег. И как можно больше. В этом-то я не ошибся! Денег у него уже нет почти что, вот и пришел он их попросить у меня. Типа ну никак не хватает денег его Легиону, ну никак! Задачи сложны, и всё такое.
   Ох, сложный ж человек этот самый Каллуф Шестой. Очень сложный.
   Сумму, которую он назвал... Даже и не понял я её! Тут с математикой-то не все в ладах, а уж где мне слышать такие цифры. Сколько-то там возов с золотом переводим в то, сколько на них монет... Не, не понять. Где там граф Слав, дрыхнет? Пригласить сюда, а пока что подать напитки да закуски, устал с дороги гость дорогой!
   Не торопясь откушали, запили.
   Граф Слав и просветил меня о порядке суммы. Образованный человек, что и говорить. Каллуф Шестой хотел полтора миллиона. Полтора ляма золотых за лето. Прямо так, не торгуясь. Вот возьми да отвали за охрану границ.
   Спросил и на меня так смотрит, выжидательно. Что же я скажу-то? Сумма и в самом деле... Просто огромна. Никак не поднять такую сумму королевству, даже за лето, ну просто никак не поднять! И ведь математику знает, гад такой, порядок цифр себе явно представляет...
   -Несколько неожиданное увеличение цены, уважаемый барон Каллуф. -Протянул я. В самом деле, сколько у него народу-то? Пять тысяч человек? Ой, как хорошо, для ровного счета получается, что каждый наемник за лето получит три сотни золотых. Много это или мало? Если учесть, какая там у кого доля... Вот мы только на замках такое наварили. Обед в "Ильичко" на много рыл стоит пару золотых, но "Ильичко" это заведение для аристократии, в обычной таверне и за пару серебряных тебя в зад поцелуют. Дом в деревне... Не знаю. Меч хороший... Виктор покупал за десяток, нет? Нда, а о ценах-то я и ни бум-бум. Король, называется.
   В любом случае, Каллуф себя не обидит. Уж это-то понятно. И командиров своих не забудет.
   Все молчат, лишь Виктор дышал более злобно.
   Понятно, что такая сумма мне просто не подъемная. Это все равно что луну с неба попросить. Пока что у нас прибыток уходил...
   Стоп, а сколько там у меня получают-то воины?
   Попросил паузу, обратился к графу Славу за подсчетами.
   Так-так-так... Десять золотых в семидневье. Сколько у нас семидневий в лете-то? Граф, ты человек образованный, что молчишь? Грубо берем четыре, множим на три. Получается двенадцать семидневий в лето. Итого в сто двадцать золотых мне обходится солдат именного легиона за лето. И двенадцать умножить на три - в сорок восемь золотых мне обходится стражник городской.
   А эти хотят триста.
   Хм. Хм. Хм.
   Что-то тут не так.
   Что-то тут явно не так.
   Вернулся.
   -Соединенное Королевство Ильрони и Альрони не настолько богато, чтобы позволить себе платить такие деньги даже собственным воинам, уважаемый барон. Мы ценим воинскую доблесть настоящих профессионалов. Но такая сумма... Я не смогу её собрать даже за лето.
   -Ваше Величество не понял меня. -Сказал на это Каллуф Шестой. -Мы хотели бы получить эту сумму авансом. Сейчас.
   Наступила тишина. Сначала начал приподниматься Виктор, но граф Лир поймал его за руку и наполовину силой, наполовину тихим уговором на ухо усадил на место.
   Я всё так же глядел на Каллуфа и думал, что чего-то не понимаю.
   Так, что хочет этот хмырь-то?
   Получить авансом такую сумму? Ясно, что в королевстве её нету просто. Даже если я завтра начну грабить всех подряд, то ещё далеко не факт... Королева, как известно, платила-то раз в семидневье, а тут сумму вперед требуют... Почему? Опасаются новой революции? Возможно, но маловероятно.
   Что заставляет командира наемного отряда сшибить такую сумму вот прямо сейчас? Естественно, опасения, что дальше он ничего не получит. А почему он думают, что может ничего не получить?
   Вот это уже вопрос, на который нужно найти ответ. Причем побыстрее. Потому как шкурой чувствую, отойдут скоро от первого шока все эти расползшиеся по углам дворяне, и начнётся тут такое...
   Короче, вот ещё одно задание Феликсу моему железному.
   А пока что попробуем сами что-нить выяснить.
   -Возможно, уважаемого барона устроит что-то в счет долга? Можем передать вам многое... Например, акции некоторых предприятий... Слышал я, что они приобрели цену...
   Каких ещё на фиг "предприятий", у меня пока что только акции "Весны" в наличии есть, да и то не понятно, как ими можно распоряжаться.
   -Ваше Величество! -Каллуф Шестой поклонился мне до земли. -Я старый солдат, и не умею искать выгоду так, как купец с Рынка. Моё дело война и верность духу и букве Договора между мной и нанимателем.
   -Но старый солдат, да ещё и к тому же командир самого сильного в Соединенном Королевстве Легиона наемных войск должен понимать, что даже если у короля не хватает денег, это не значит, что он не может расплатиться чем-то иным...
   Прямой намек на то, что власть готова к компромиссам, барон Каллуф пропустить не может. Или он не барон.
   -Нас слишком часто обманывали, Ваше Величество, чтобы мы стали доверчивы... Потому я бы предпочел получить расчеты деньгами.
   Сказал как отрезал.
   Я развел руками.
   -Не могу на такое согласиться, барон.
   -Тогда, с вашего разрешения, Ваше Величество, мы покинем ваше благословенное королевство, чтобы попытаться выгодно продать наши мечи в ином месте.
   -Никто не будет чинить вам препятствий, уважаемый барон.
   Дверь за бароном закрылась.
   -Неслыханная наглость! -Прорычал Виктор.
   -Да хрен с ним. -Сказал я. -Ино дело интересно. Что это он так хочет деньги здесь и сейчас, а?
   Все переглянулись.
   -Ваше Величество, предательство нанимателя для наемника из Империи немыслимо. За это в самой Империи не похвалят. Гильдия Наемников может отказать в защите... -Это граф Лир.
   -Ну а кто говорит о предательстве? Почему этот хмырь не хочет поступить мне на службу? Войск-то у нас не так уж и много, граф, верно же? Или почему считает, что мы в безвыходном положении, что готовы согласиться на все его условия? Вот что, граф Лир. Разошлите-ка вы разведчиков как можно шире. И пора побыстрее Мойку эту поганую выносить да стены делать!
   -Ваше Величество. -Это Феликс. -В Западной башне вас дожидается...
   -А, точно. Итак, господа... На сегодня все закончено. Все дела решаем завтра. А сегодня мне уже пора спать. Спокойной ночи. Надеюсь, что все сегодня будут гостями моего замка, время-то позднее...
   А у меня ещё одно дело. Зайти в то самое место, куда короли пешком ходят. Ну да, как оказалось, не только в туалет, но ещё и в тюрьму. В Западную башню, где меня дожидались пяток интересных личностей из того самого особнячка, куда отнесли золото, уплаченное за Вихора.
   И вот теперь я покачивался с пятку на носок, и глядел на настоящего Ночного Короля Соединенного Королевства. Так его опознали пленные, все в один голос. Ну а тот скалился мне в ответ и пытался меряться взглядами.
   -Ну, добрый вечер, царственный мой брат. -Приветствовал я его. -Все ли тебе удобно, все ли тебе хорошо?
   Царственный брат, угрюмый толстячок лет тридцати, в чуть подранном богатом камзоле и прочных лосинах, плюнул мне в лицо, я еле успел отдернуть голову.
   -Вот зараза ж ты такая... -Покачал я головой.
   В другой камере скулил мастер Велимерий. Поначалу подсадили его к Ночному королю, попугать там, да мало ли зачем... Да вот только немного просчитались. В первую же ночь Ночной Король ударил мастера Велимерия головой о решетку, а его подручному перегрыз горло. Уже и на мастера Велимерия заглядывался, да тот успел увернуться и орал во все горло, пока его не вытащили из камеры.
   Ночной король хмуро молчал.
   -Да ты, как я погляжу, крепкий орешек. -Сказал я. -Как видишь планы на будущее?
   -Выбраться отсюда и тебя благословить именем Фрейи. -Сказал Ночной король.
   -Ой как напугал! -Вскинул руки я. -Ну да счас тебя привяжем к дыбе, и мастер Велимерий у тебя кое-какие лишние детали организма изымет... Чтобы ты не строил таких планов. Что скажешь?
   Ночной король как сайгак рванул к решетке, и протянул руку, стараясь добраться до меня. Неожиданно мускулистую, сильную, жилистую даже.
   Ну, это он явно зря. Я в очередной раз понял, что рефлексы действуют быстрее разума, и закрутил эту руку против часовой стрелки, опуская Ночного короля на колени. Раз, и готов, воет, рычит что твой бобик. Ногти на руке стрижены, кстати, от это фрукт... Когда на маникюр успел времени найти?
   -Слыш, хмырь. -Сказал я ему. -Ты что-то не понял, наверное? Или чего-то перепутал? Ты, лосось, вообще берега потерял? Тут, в королевстве этом, вообще один король должен быть, понял, нет! Не слышу!
   Руку я его держал без напряжения, легко. Умения, приобретенные в моем мире, срабатывали и в мире этом, а вывернуть руку человеку на болевой прием не очень сложно.
   -Ыыыы! -Сказал Ночной король. От него пахло потом и местными духами, кое-как бритая голова тряслась, вторая рука начала было шарить в поясе. Знакомое дело, у нас так штырьки на дискачах делали. Пока их за одну руку держишь, они второй в пояс лезут за пером и в бок тыкают.
   Ну-ка, поглядим, что же он такое достанет...
   Достал стилет, тонкий узкий нож, вывернулся, сделал тычок, быстро. Ну да не помогло, я резко оттолкнул его руку сначала от себя, а потом, с ещё большим доворотом, потянул на себя.
   Бам!
   Ударился об решетку, прям головой.
   Ещё раз, ещё. И ещё, вот так, посильнее! А теперь потянуть вниз, и поставить ногу на плечо, на плечевой сустав. Вес у меня уже довольно большой, попробуй-ка стряхни!
   -Ещё раз дернешься, я тебе точно руку сломаю... Понял, нет? Понял? Ответа не слышу!
   -Ыыыы! -Ответил Ночной король.
   -Будем считать, что понял! -Пинком я отправил его в угол камеры. -Так, с ним кого поймали? Где они?
   Живыми взяли пятерых. Двое слуг, один воин, который был тяжело ранен и в себя не пришел и помирал. А вот двое ночных дворян наперебой теперь рисовали на полу углем план Мойки, и рассказывали, что да как они планировали.
   -Значит, заказать Гильдии Убийц королевского судью и обвинителя? Ой нехорошо! Вот теперь я уже могу вас... -Я сделал вид, что призадумался. И пара ночных дворян, едва не вырывая уголек, стали рисовать ещё быстрее.
   -Вот молодцы! -Похвалил я их. -Да вам так и жизнь сохранить можно... А вот это что? Это что такое вдоль моря-то идет?
   -Это для матросов, Ваше Величество! -Униженно отклячив зад в поклоне сального вида ночной дворянин. -Когда матросы долго на корабле без женщин, Ваше Величество...
   -Бордель, что ли?
   -Да, Ваше Величество! А ещё там притоны, вот тут рабыни для утех, тут...
   -Ну и ну. Давай, дальше рисуй! Не отвлекайся!
   Перерисую на пергамент, в своем мире переработаю, и будет у меня шикарный такой план... Только поторопиться надо, очень поторопиться!
   Уже в своем мире я скрупулезно переносил планы на компьютер, и думал, и думал, и думал. За окном как раз занималось утро, я счастливо проснулся раньше Маши, и теперь у меня вовсю работа кипела. Папка с распечатками, исчерканные вдоль и поперек.
   Планов Мойки хороших так и не сделали. Какие там могут быть планы-то? Улицы идут как попало, вдоль стоят дома кое-какие... Да и изучив в бинокль местные трущобы, я понял, что плана-то толком у них и быть не может. Нету там ни больших особняков, нету широких улиц. Идут многочисленные ручьи, кое-какие проходы между домами, снуют оборванцы туда-сюда. Кое-какой порядок лишь ближе к морю, где бордели и притоны со скупкой краденного и горным отваром. Сам горный отвар тоже показали где варили, почти что на берегу моря, среди лачуг рыбаков. Приметное такое здание, похожее на сарай с большой плоской крышей и высокой трубой.
   Если смотреть в бинокль с башни замка, Мойка походила на большую исполинскую опухоль, серую гниль, присосавшуюся к городу, и распространяющуюся вглубь. С одной стороны подперта пестрым одеялом Гильдейского квартала и уголком длинных серых складов Порта, с другой стороны даже зелень садов аристократов. Омывается ленивыми волнами океана, и прижата широкой стеной, опоясывающей город.
   И живут там... Кто там живет-то, кстати, кроме криминала да нищих?
   Рыбаки там живут, из мелочи, которые рыбку ловят, бедняки там живут, ещё криминальный элемент, который готов предоставить все и всяческие развлечения матросам с проплывающих мимом кораблей. Десяток-другой борделей... Ух ты, точно. Почти все побережье, от стены и далее, усыпано. Прям даже улица... Улица Красных фонарей. Этот квартал как раз курировал один из выживших ночных дворян. Ну да, были бордели хорошие, типа "Похотливого Овцебыка", а были и попроще, типа вот этого. Для матросов, короче говоря. Каждый бордель платил ночному королю. И притоны эти тоже не впустую работали, не просто так отвар разливали. И криминал местный тоже налогами обложен, за право жить. Каждый нищий в этом городе, каждый вор платил дань Ночному королю. Четверть добычи. Вроде бы и не очень много, но, с другой-то стороны...
   В общем-то говоря, вот эта Мойка -большой бизнес-проект, который приносит живые деньги. Надеюсь, что Ночной король есть конечное звено той бизнес-цепочки. Хотя, судя по тому, что денег-то с него не так много сняли... То ли ныкал где, как Черная борода, то ли есть ещё кто-то...
   Ой блин!
   Что-то воздушное, скомканное, пролетело мимо меня, я едва успел отстраниться.
   На краю монитора повисли красные трусики-стринги.
   -Любимы-ы-ы-й! -Раздалось с кровати. -Ты идёшь? А? Или как? Ты там на кого меня обменял?
   -Иду-иду! -Заверил я её, ставя на печать в принтер планы Мойки, и направляясь к кровати. На этот раз, должно без сновидений, на эту ночь я уже снов видел достаточно.
   Маша повернулась на другой бок, обняла, сонно коснулась губами моей щеки. Я тоже обнял её покрепче, прижал к себе.
   Вроде бы просто. Вроде бы должно все получится-то, нет?
   Ну да, да только вот помню я, как Рынок чистили и порт. Могло все получиться похуже! А тут публика та ещё, им, в большинстве своем, терять просто нечего. Могут даже отбиться пару раз, и тогда ждет меня небольшая гражданская война прям в моем же городе. Которая может плохо кончиться.
   Итого, нужна стратегия такая, которая позволит мне действовать без ошибок.
   И мне кажется, что я таки её придумал.
   Осталось только опробовать.
  
  

Глава 21

  
   У нас на раёне
   Не звонят а звонят!
  
   П. и К.
  
   -Ну, любимый, что у нас в плане сегодня? -Спросила Маша. Она в одной футболке сидела на табуретке в кухне, перед ней дымилась чашка со свежесвареным кофе, рядом на тарелочке пара тостов.
   Хорошо бы в тир, в котором я уже месяц не был, потом хорошо бы по магазинам пробежаться, и ещё мне золото надо скинуть. А то у меня его так много тут набралось... Это ж квартира, а не Клондайк. Хорошо хоть, что родителей дома нет!
   -Что? Что такое? -Маша заметила задумчивость у меня на лице. -Ты не хочешь провести время со своей любимой девушкой?
   -Нет, конечно же... То есть да...
   Маша с легкой улыбкой наблюдала за моими попытками оправдаться.
   -Пошли в кино. -Предложил я.
   -В кино не хочу. Хочу капризничать. -Надула губки Маша.
   -Театр? Клуб?
   -Только не клуб! -Решительно отказалась Маша. -Делать там нечего. И не в кафе. Не хочу. Давай что-нить поинтереснее.
   В этот момент некстати зазвонил телефон. Мобильный мой, лежавший на холодильнике.
   Маша оказалась рядом и покосилась на экран.
   -Так, а это ещё кто? Любовница твоя? Ну-ка... Серега-большой. Какой такой большой?
   -Брат твой. -Почему-то покраснел я.
   -Ага! -Маша цапнула мобильный раньше, чем я успел что-то сказать, нажала на клавишу "Ответ".
   -Алло. Привет, Сереженька! Что? А кого ты ещё ожидал по этому номеру услышать, а-а-А? -Она подпустила в голос скандальные нотки. -Ну-ка, рассказывай, какой ещё женский голос мог по этому номеру ответить! Знаю я вас, знаю! -Она покивала головой. -В каком смысле дать? А, трубку дать! Любимый, тебя! -Она протянула трубку мне.
   Господи, теперь я знаю, в кого Серега-большой такой пошляк. Или в кого Маша такая?
   -Сережка, привет! -Раздался в трубке жизнерадостный голос Сереги-большого. Как, сестренку мою не обижаешь?
   -Обидишь её. -Я строго поглядел на Машу, та озорно мне улыбнулась. -Завтраком кормлю, а она отказывается.
   -Во-во, мама тоже говорит! Мало кушает! -Обрадовались на том конце трубки. -Серег, ты как вообще, сегодня что делать думаешь?
   -Гулять и развлекать любимую девушку.
   -Ааа... -Протянули в трубке. -Слушай... Тут такое дело. Мишка напился чтой-то. Ты его адрес помнишь? Счас такси, родакам сдам...
   -На смене? -Ахнул я. -Гендир видел?
   -Видел. -Серьезно сказал Серега. -Он и сказал. А в журнале адрес бог весть какой записан, звоню туда, примите, говорю, посылку из вашего мальчика, а там говорят, что у них уже свой есть, а чужого не надо... А ну стой! Стой, кому говорят, чудак ты с большой буквы "М", Миха! -Отозвалось неразборчивое бормотание. -Да господи, пить не умеет, а туда же. Так что, Серег, на тебя одна надежда...
   -Погоди, у меня записан должен быть... -Я сцапал записную книжку, продиктовал Сереге короткий адрес. Жили мы с Мишкой почти что рядом, пара станций метро, да и пешком дойти можно. Я его родителей даже пару раз видел, когда по магазинам ходил. Ой и строгая у него маман... Будет Мишке с утра головомойка под похмельный синдром.
   На том конце потихоньку выругались глухо.
   -Спасибо! -С чувством сказал Серега-большой. -Лан, бывай... Машу не обижай!
   В трубке гудки.
   -Ну вот, разборки мужские. -Подперла Маша голову рукой. -Ой-ой-ой, где, когда, как кто нажрался и что он при этом творил. Что, других радостей в жизни нет?
   -Ну... -Я уставился на её грудь, четко обрисовавшуюся тонкой футболкой.
   -Ах, да, как же забыла - ещё и о бабах!
   -Не о бабах! -Запротестовал я. -О Любви!
   -О любви? -Прищурилась Маша. -Знаю я вашу... Эй, эй, эй! Ты чего это меня тут так трогаешь?
   -Любить хочу! -Признался я, обнимая её за плечи.
   -Ну ты нахал... -Протянула Маша с немного непонятной интонацией. Не то восхищение, не то осуждение. Но, наверное, все же... А, какая разница.
   Понятно, что никуда мы не пошли в ближайшие пару часов. Не до того было.
   -Все же! -Маша пощекотала мне тонкими ноготками грудь. -Все же, хочу культурную программу!
   -Сейчас придумаем... -Задумался я. -Что там в Интернете?
   Ну, на фестиваль пива я её точно не поведу. Очередные производители очередного пива по древней традиции смешивания воды из-под крана и мочи из-под осла проводят эти фестивали каждый месяц с пугающей регулярностью, как заведенные. Чтоб им это пиво до конца жизни пить. И в кабак тоже не хочется, потому как погода хорошая, и нечего в кабаке-то делать. Мне с Машей интересно пообщаться, а не пожрать... Хотя и поесть тоже надо.
   Тогда, может...
   В парк, конечно же. Куда ещё? О, кстати. А что это тут у нас? Вот это кажется подойдет, может, и знакомых встречу!
   -Машуль, а ты не хочешь посмотреть на костюмированное представление? Как раз открытие сезона в Коломенском...
   Маша заинтересованно подняла бровь.
   Ну да, не ошибся.
   На этот раз тут народу было побольше. Молчан, среднерусский такой воин, как раз доканчивал своего очередного соперника, когда мы подошли, я заметил лица знакомые, вроде бы кого-то видел где-то, поздоровался на всякий случай, пробился поближе, ведя Машу за руку, и впилился в Гюго.
   Тот только глазами похлопал.
   -Ого! Какие люди!
   -Маша, это Саша. Саша, это Маша. Моя девушка! Он, вообще-то, в милиции... -Я поглядел на Гюго. -А ты тут зачем?
   -Охрана. -Сказал мне Гюго. -Из отдела сюда прислали, митинг какой-то охранять, а оказалось, что не митинг. Вот и стоим тут. Холодно оружие, кстати, приказано изымать. Так что если есть что - лучше положить куда подальше, а то у нас ребята...
   -Да нет, ты что...
   -Привет! -Это Леночка, она держалась рядом с Гюго и вдруг смерила Машу подозрительным взглядом.
   -Лена, это Маша, моя девушка. Маша, это Лена, девушка Алексея. Она учиться в аспирантуре моего института.
   -Очень приятно. -Безмятежно-вежливо сказала Маша.
   -Тоже... -Сказала Леночка. И тут же капризно вцепилась в локоть Гюго.
   -Лее-е-е-ешенька... Хочу мороженного...
   -Маша, а это Игорь. -Представил я Молчана. Тот свой поединок уже закончил и присоединился к нам. -Игорь, это Маша. Моя девушка.
   -Очень приятно. -Сказала Маша.
   -Леша! -Напомнила о себе Леночка.
   -Ну... Пошли. -Быстро сдался Гюго, и они отчалили.
   В сопровождении Молчана прогулялись по рядам реконструкторов, у него знакомых было море просто.
   Под простым навесом поели простой же каши, отрекомендованной по рецепту какого-то там мохнатого года... Ничего особенного, я в том мире, который за гранью сна, и похуже едал, Маше же не позволили её разные всяческие диеты съесть больше ложки. Дали Маше подержать меч, бутафорский, и сфотографировали на большой профессиональный фотоаппарат.
   Против моего ожидания, тусовка Маше нравилась.
   Ну да, конечно же. Одно дело такие пейзажи каждую ночь наблюдать, когда всё это средневековье у тебя настоящее, а не вот как тут, когда из-под рукава кольчуги электронные часы торчат. И другое дело как бы на представление прийти, когда вот так красиво вроде бы, нигде такого пока что не увидишь.
   Поглазели на представление, когда несколько человек изображали бой стенка на стенку. Нет, далеко, ой как далеко им всем до сержанта! Тот, помниться, строй на раз вскрыл, и пошел там рубить всех вдоль да поперек, а эти топчутся на месте...
   Показали даже сшибку конных рыцарей... Три раза съезжались. Вот этого я не видел. Говорят, что в том мире турниры есть, надо будет хотя бы на один поглядеть!
   Отдельно предлагали пробовать настоящей еды того времени, по древним рецептам, причем за хорошие деньги. Поросенок, запеченный с гречневой кашей, вчера ещё мяукал... То есть хрюкал. Туристы толпились, а мы с Машей уже каши напробовались, не стали.
   Пошли дальше смотреть, что интересного.
   Только пару шагов сделали, как вынырнул откуда-то из толпы мутноглазый тип в распахнутой до пояса рубашке, подкачанный такой, смугленький.
   -Девушка, не желаете ли сняться в кино? -Сходу атаковал смугленький. -Или, может, фотосессию? У вас типаж очень подходящий...
   -А я уже! -Похлопала глазками Маша, взяв меня за руку. Тип скользнул взглядом по моей фигуре, что-то для себя решил, пожал плечами и растворился в толпе.
   Здоровенный и волосатый как медведь кузнец в холщовых штанах и брезентовом фартуке на голое тело ковал подкову, сидя на березовом чурбаке. Длинные волосы перехвачены простой берестяной ленточкой.
   Подкова получалась хорошо, на загляденье. Закончил, сунул в чан с водой, облако пара - и передал какой-то иностранной туристке средних лет.
   -Oeh, Russian Smith is...
   -Машенька, здравствуйте! -Вдруг раздалось позади. Не басом, но очень так похоже.
   Обернулись.
   -Семен Борисович! -Обрадовалась Маша. -Здравствуйте! А вы же в Питере должны были быть?
   -Ну, не сложилось. -Пожал плечами высокий и полный мужчина, стильный, в простых джинсах, футболке и белом пиджаке. Полное лицо, бородка клинышком, круглые очки в тонкой оправе и добродушный такой взгляд. Но дяденька производил впечатление больших денег как минимум. Вроде бы пиджак да джинса, но все сшито безупречно, ни одной нитки не торчит, нарочито просто, хотя и из довольно хорошей ткани, на пиджаке ни одной лишней складочки нету. И поведение нарочито простое какое-то.
   Почему-то захотелось назвать его "денди", то есть человек вроде бы при деньгах, но ведущий себя нарочито просто и того не показывающий. Или это как-то наоборот, человек среднего класса, стремящийся во всем подражать и уподобляться настоящей аристократии? Уж не помню, но вот Семен Борисович денди да и всё тут.
  
   * - денди - мужчина, подчёркнуто следящий за "лоском" внешнего вида и поведения, изысканностью речи. Воспроизводит манеры, общение и моду аристократа, хотя сам, зачастую, принадлежит среднему классу.
  
   -А почему вы не представили вашего молодого человека? -Меж тем поинтересовался только что поименованный денди.
   -Семен Борисович, Сергей, мой молодой человек. Сергей, это Семен Борисович, арт-директор "Вирт-Интернейшенел" и фотограф по совместительству.
   Блин... Так вот этот толстый хмырь фото Маши делал, которые на календарь пошли? Я вдруг почувствовал что-то вроде ревности, насупился.
   -Очень приятно!
   -Семен Борисович, что вы тут делаете? -Спросила Маша.
   -Живу рядом, и просто гуляю. -Сказал Семен Борисович. -Свежий воздух полезен для стариковских легких, кхе-кхе... Да ещё и где-то тут моя внучка выступает, я обещал прийти. Пойду её искать, а то ваш молодой человек во мне взглядом дырку провертит!
   -Что вы, Сергей не такой...
   -Ох, Машенька, поживете с моё... -Семен Борисович откланялся, а мне стало ещё ревностней.
   -Маш, он тебя... Это... Не...
   -Да брось ты, он фотограф профессиональный, в каком-то ВУЗе даже учился, за границей. Ничего такого. У него внучка меня старше. А ты ревнуешь? Сережка, когда ты ревнуешь, это меня так... Возбуждает...
   -Да ну тебя. -Я вдруг почувствовал себя глупо.
   Поглядели на бой Молчана и ещё какого-то воина, Молчана таки уделали, но и неудивительно, он долго отстоял, уж десятый-то поединок есть точно у него.
   -Вот так! -Сказал Гюго, помогая Игорю перевязывать вывихнутую руку. -И затупленное оружие может больно сделать! Игорь, спокойно сиди... Серег, а ты что к нам редко так заходишь-то?
   -Да дела всё... -Вздохнул я. -У меня ж сессия скоро начинается...
   Леночка посмотрела на меня немного неодобрительно.
   И никто ничего не знал.
   Проснулся я, потянулся, отложил в сторону очередную бутыль с медицинским спиртом и бинтов немного. Все, что под руку попалось... А это что такое? Презерватив? Хорошо хоть, что не использованный...
   Итак, вперед. Сегодня начинаем.
   -Иштван! -Я вскочил с кровати, и врезал ногой по бронзовому блюду. -Иштван! Срочно ко мне графа Виктора! Быстрее! Общее собрание! Граф Нидол Лар, граф Лир, гонца к мастеру Виктору, собрать мастеровое ополчение и поступить в распоряжение графа Нидола Лара! Где Волин? Что, спят все ещё? Просыпаться, сегодня нас ждут дела великие! Брат где? И Подснежник? Тоже чтоб были!
   Общее собрание в Малом тронном зале. Граф Виктор, Волин, граф Нидол, граф Лир, Грошев, ещё немного робеющий. А вот Феликс присутствовал. Глава моей пожарной службы. Для него тоже нашлось дело. Ну и для Вихора, которого сюда тоже позвали. Так сказать, главный добровольный эксперт мой по преступному миру. А надо будет, ещё экспертов в Мойке наловим, в добавление к тем, что у нас в Западной башне на нарах чалятся. Брат, главный королевский прокурор. Барон Алькон, судья. Ну и мастер Иштван, конечно же, куда же без него-то?
   Излагал долго, конечно. Ну а куда деваться-то? Любые возражения сходу отметались. Задействовать сразу всех, блокада квартала, блокада городских стен. Вихор подтвердил, что лазы есть у местных жителей, а те ночные дворянчики за ночь ещё парочку вспомнили. Отдельно блокировать притоны с горным отваром, отдельно бордели. Отдельно взять то место, где варят горный отвар.
   Пачка распечаток из моего мира очень помогла, тем более что там уже почти что всё было.
   -Ваше Величество, так не делается! -Осторожно запротестовал граф Лир. -Я должен отдать приказы своим капитанам и лейтенантам... Лично...
   -Граф Лир! Вы хотите сказать, что ваши капитаны и лейтенанты не умеют читать?
   -Не все, Ваше Величество...
   -Нда. Проблема... Ничего, я ту проблему решу. -В новой военной академии, которую я только что решил учредить, первым делом будут учить читать и писать. А ещё Феликс проверит, не связан ли граф Лир каким-либо образом с народом из Мойки. Просто проверить. -Гонцы пусть соберут. Времени терять нельзя.
   -Да, Ваше Величество. -Граф Лир о чем-то задумался, потом быстро и решительно кивнул. -Я понимаю вашу обеспокоенность, Ваше Величество. Соберем.
   -Есть три драккара, Ваше Величество. -Сказал Грошев. -Собранные, с командой. Смогу их вывести хоть в поход, хоть в бой.
   -Гвардия готова, Ваше Величество. -Сказал Волин. -Как вы и говорили, находятся в казармах...
   -А что делать с жителями Мойки? -Деловито спросил граф Нидол Лар.
   -А в лагерь, который войска строят. Туда же и пару судов, чтобы выносили решения сразу, на месте. Всех блатных... То есть тех, кто давно нарушает закон, собирать отдельно. Ими займутся Брат и барон Алькон. Остальных не обижать, с ними решим позднее.
   -Продадим потом? -Это граф Лир.
   -Да нет. Осудим публично. Будут у нас каторжане... То есть государственные рабы. Продавать будем на разные сроки, короче... Я думаю, что разберемся. -Легкомысленно махнул я рукой. -Остальным... Предложим выбор. Либо работать на заводе... Я так буду называть то место, где много мастерских. Итак, либо работать на заводе "Весна", либо идти на все четыре стороны. В Мойке больше никто жить не будет.
   -А куда они пойдут?
   -Да мне-то какое дело, граф? -Пожал я плечами. -Пусть идут куда хотят и делают что хотят. Моё дело, как правителя этого королевства, дать людям шанс прокормить себя и семьи свои честным трудом! А ежели тамошние бродяги и нищие не могут или не хотят жить честно - так то их проблема! А никак не моя!
   Помолчали.
   -Ваше Величество, а как же бал! -Вдруг вспомнил Иштван. -Дворянство и гости... Они ждут, Ваше Величество!
   -А бал... -Я задумался. -А вот бал мы дадим сразу же, как только очистим Мойку. Приурочим, так сказать. Так что, мастер Иштван, можете народ собирать уже. Кстати, можете обратиться к мастеру Виктору. Я там распорядился сделать... Фейерверки, вот. Это что-то вроде наших гранат, но горит и взрывается красиво...
   -Ваше Величество...
   -Не спорить. -Я поднял руку величавым жестом, и подвел итог. -Уважаемые. Так все всем понятно?
   Все промолчали, Иштван тоже. Ну да, а чего непонятного-то?
   -Ну так если понятно, так чего ждем? Начинаем!
   Ну и завертелось все.
   Сначала от королевского замка во все стороны ринулись гонцы. Кто-то в казармы стражи, кто-то в лагерь пограничников, кто-то в Правый Клык.
   Ответная реакция не заставила себя ждать.
   Сначала взвились дымки над фортом правый Клык, где дожидались своего часа тройка драккаров Морской стражи. Потом от торгового дома "Весна" потянулась вереница небольших телег-двуколок, где перевозились гранаты, при охране городского ополчения и частей гвардии.
   Войска Пограничной стражи частой цепью выстроились около городских стен, по моему приказу посты встали буквально в десятке метров друг от друга. Два отряда покрупнее курсировали за их спинами, готовые прийти на помощь в месте прорыва. Поднятая по тревоге стажа встала вокруг границ кварталов, подкрепленная мастеровым ополчением. В каждый патруль набирали людей по жребию, да ещё и менялись постоянно, каждые пару часов. Хрен договоришься меж собой. Моя придумка... Конечно же, она дала плоды, несколько небольших банд, пытавшихся выбраться через лазы, прижали и вырезали подчистую.
   Гвардия встала около самых больших улиц, которые ещё на забили разным хламом местные жители. Впереди самые умелые бойцы, за ними гранатометчики, за ними стрелки из лука и медики. Несколько отрядов сортировщиков, которые должны препровождать местных жителей за стену, в подготовленные для них лагеря. Эти не очень умелые бойцы, да им того и не надо, скорее всего придется отсюда вытаскивать-то не Рембо... В стороне кучкуеся пожарная команда Феликса-Подснежника, посматривают нехорошо. Рядом с ними большая телега с бочками, несколько водоносов. Глашатаи прочищают горло, жуют укрепляющую кору.
   Ну а я, как Наполеон, на коне, гляжу в бинокль, чего удалось достичь.
   Сначала гранаты.
   Гранатометчики защелкали зажигалками. Я видел, как крутящиеся шары описывали длинные дуги и ныряли за невысокую порушившуюся кое-где стену, как гулко и внушительно хлопало, как поднимался вверх долгий белесый пороховой дым.
   -Вперед! -Скомандовал Волин.
   Гвардейцы пошли. Прикрываясь щитами, выставив вперед короткие копья с листообразными наконечниками. Сзади шли гранатометчики, держа наготове гранаты с выпущенными фитилями и зажигалки.
   В большие жестяные рупоры надрывались глашатаи.
   -Жители Мойки! В милости своей король предлагает вам жизнь! Выходите из домов! Бросайте оружие! Не сопротивляйтесь войскам! Тем, кто бросит оружие, гарантируем жизнь и справедливый королевский суд! Любой с оружием в руках будет уничтожен!
   Кто-то пробовал сопротивляться почти что сразу. Ну да, не очень помогло. Пара стрел вылетела из-за легкой занавески, один из гвардейцев упал в грязь, а в домик полетели гранаты. Пару раз бахнуло, и ветхий дом сложился внутрь, под бревнами похоронив своих защитников.
   Войско идет дальше.
   Иная тактика - жители как тараканы бегут из своих лачуг, скапливаются в отдалении, а потом со всех сторон из засады набрасываются на гвардейцев, как крысы на овчарку.
   Такой бой разгорелся у меня перед глазами совершенно неожиданно, оборванцы с дрекольем прорвали строй гвардейцев, и завязалась резня. Гвардейцы лучше вооружены... Ну да, а что тут такого? Когда у противника палки да ножи, мечи и копья оказываются не хуже автомата Калашникова. Ну так вот, гвардейцы лучше вооружены, но местных больше. И гранаты никак не использовать, своих же посечь можно.
   Коренные жители выглядят колоритно. Оборванцы, это ещё самое мягкое, что про них сказать можно. Грязные, колтунистые и вонючие, в каких-то обносках, обмотанных вокруг тела, чтобы не спадали, худые и жилистые, а уж злобы-то в каждом как у троих моих.
   Строй гвардейцев дрогнул, кто-то упал, кто-то закричал.
   Впрочем, военная звезда местных быстро склонилась к закату, в бой вошел резерв, самые лучшие рубаки Гвардии, дворяне и бывшие воины. Этот-то строй оказался покрепче! Прикрылись щитами, ощетинились мечами и мигом порубили оборванцев на колбасу.
   Было недалеко от меня, я разглядел в подробностях, как слитными, плавными движениями клинков человекам отрубают руки, порубают ноги, вырубают ребра и разрезают горло.
   И с некоторым оцепенением понял, что картина эта меня как-то... Не то чтобы не трогает. Просто не касается.
   Где-то я читал, что сейчас должно быть такое ощущение, что как будто смотрю фильм. Да где уж там! В фильме такое увидев, я б проблевался. А вот тут, в реальной жизни, все проходило как-то легче. Разрубили человека на сто кусков? Ну да ничего, и не такое тут бывает. Вспомнить хотя бы подвал графа Урия, будь он неладен...
   Главное, чтобы вот это все, вот этот выездной филиал мясобойни не оказался зря. А если у меня все получится, то это далеко не будет зря! Если у меня получится, то тут будет большой, чистый и светлый район, по ночам будут зажигать газовые светильники, а то и электрические фонари, а по мощеным, а то и заасфальтированным улицам будут чинно-мирно гулять викторианские пары, средний класс, денди те ж самые, люди будут спешить домой к сытному ужину и к детям, проверять уроки, заданные в школе, а не выцарапывать долю от украденного на улице. И никому, никому больше в голову не придет продавать своего новорожденного ребенка!
   Сплюнул, оглянулся.
   Мойка словно сошла со страниц ужасов средневековья. Старые, покосившиеся и ветхие дома, улицы, похожие на протоптанные канавы, в которых застоялась мутная серая вода, высокие, выше крыши кучи спрессованного мусора в самых неожиданных местах.
   Дома вообще - отдельная песня. Тут строили их не из бревен, как во всем остальном городе, а из жердей скорее. Перемазанные меж собой глиной и сухим навозом, с низкими, покосившимися крышами. Дверей и окон нету, висят рваные занавески, из ткани или из плетеной соломы, на веревках сушится рваное белье. Журчат многочисленные ручьи, пересекают улицы, а то и образуют их, журчат себе по центру, в грязи, среди редких обдерганных кустиков.
   В нос бил отвратительный запах. Даже не поймешь, что же это такое. То ли дерьмо, то ли трупная вонь, то ли пища протухла. Воняет все и разом, в воздухе висят пласты отвратительной вони, хоть ножом нарезай да складывай. А теперь ещё и присоединился тухлый запах венозной крови.
   -Ваше Величество! -Барон Шорк оказался впереди, меня прикрыла охрана. Передо мной возникли щиты, здоровенные, прямоугольные.
   -Что?
   Через небо наискосок пролегали черные дымные следы. Штук пять враз, потом ещё штук пять, потом ещё штук пять. Ракеты, что ли? Что это за...
   -Они пускают зажженные стрелы! -Сказал барон Шорк.
   Ага, а я уж испугался. Думал, что это ракетный обстрел.
   Пара домов украсилась султанами дыма. Что это они быстро так занялись? Разгореться им не дали, конечно же, Волин толкнул в плечо пребывавшего в задумчивости Феликса, указал на разгорающийся пожар, и к ним уже спешила моя пожарная команда с ведрами наперевес.
   Мойка стремительно вымирала перед войском. Кто-то не успел сразу, кто-то успел раньше. А кто-то и не знал, куда же бежать. От дома-то, какой бы он не был разваленный, но свой... Куда из дому-то побежишь? Особо когда у тебя семеро по лавкам и семеро под лавками, мал-мала меньше?
   Верно, никуда. Вот и эти никуда не убегали, из-за каждой занавески в нас били опасливо-заинтересованные взгляды. В дома уже стучались отряды эвакуации, вытаскивали местных жителей.
   Мимо меня медики протащили пару носилок с ранеными в тыл. За ним потянулась небольшая вереница пленных, угрюмых старух с седыми космами, прижимавшихся к ним детей. Пару местных мужчин, вздумавших махать ножами, пристрелили из самострелов. Третий, видя такое дело, нож наземь и руки в гору... Ого, тут такой жест знаком, надо же? Его скрутили, веревку на локти, и тоже в толпу пленных, угрюмо двигавшихся по улице.
   А мои-то... Вот хорошо работают, научились!
   Пожарные сноровисто заливали водой дымящиеся обломки.
   -Ваше Величество, надо быстрее идти вперед. -Сказал граф Нидол Лар. -Ваше Величество, они могут поджечь дома!
   -Сильно им это поможет. -Хмыкнул я, показывая на пожарную команду. Те как раз работали ведрами, заливая занявшийся после взрыва дом. Головешки зашипели, исходя дымом.
   Граф Нидол как-то одобрительно нахмурился.
   За нами идет специальный отряд, под предводительством старшего сына мастера Виктора, Алексея. Десять человек гранатометчиков, вдвое больше мастеровых покрепче, вооруженных баграми, ломами, молотами на длинных ручках. К домам близко не подходят, гранаты летят двери, в окна, на крыши, не разлетевшееся от взрывов разбивают вручную, обломки разбирают и растаскивают в стороны. Ничего не оставляют, мне тут дома не нужны. Трущобы убираем раз и навсегда.
   Снова пленные. Несколько гвардейцев подталкивают в спины небольшую толпу, десятка три человек. Нищие. Оборванные, ободранные, грязные. Лиц просто не разглядеть, до того черные и грязные. Через прорехи в рванье проглядывают тела, жутковато выглядят ребра и ноги. То ли все мужчины, то ли... Нет, в такой грязи и не понять. Худые, как Кощеи. Как они тут питаются, то не на чем сиськи выращивать...
   -Эй, глашатаи! -Крикнул я. -Обещай, что всех пленных накормят!
   -Его Величество в своей милости обещает пленным обед и ужин! -Поспешно крикнул граф Нидол Лар.
   -Во, точно...
   -Его Величество обещает сдавшимся обед и ужин от пуза! -Заорал самый большой глашатай.
   Другие глашатаи подхватили.
   -Виктор, живо гонца к Коротышу, пусть кухню устроит! Прям тут, чтобы запахи несло на трущобы, давай!
   Через полчаса на расчищенной площадке гудел костёр, на вертелах шипели и скворчали жиром куропатки и рыбины, тут же запекали из муки грубый хлеб.
   Дело с пленными пошло лучше. Быстро допрашивали, кормили, отправляли дальше.
   -Граф, что там с пленными?
   -Пока что обычные жители этого района, Ваше Величество. Я думаю, что настоящие хозяева этого района пока что... Скрываются.
   Ну да, про особнячок я пока что графу Нидолу не рассказывал. Особнячок у меня на сладкое оставлен... Очень хочу я с тамошним народом пообщаться без свидетелей, узнать, может кого и можно к делу пристроить хорошему. Например, в Империю выслать, или ещё куда, чтобы там безобразничали. Как Кастро своих спровадил*. Хотя пока что с Империей отношения хороши, даже валяются приглашения на званые обеды в посольство Империи, но... Кто знает, что дальше будет?
  
   * - в 1980-ом Фидель Кастро открыл для всех желающих эмигрировать с Кубы порт Мариэль. Из Майами пришла целая флотилия судов, чтобы забрать кубинцев. По разным данным, за лето остров свободы покинули свыше ста тысяч человек, в том числе почти все уголовники и душевнобольные, сразу же оптом зачисленные правозащимтными организациями США в "политических заключенных". За короткое время данная публика устроила в Майами криминальный бардак.
  
   Конечно же, у Ночного короля - или как там его - были свои способы узнать о грядущей облаве и подготовиться к ней. Были и агенты, платные, конечно же. Были и идейные, наверное. Но вот в этот раз оказалось все зря. Облава началась как с пустого места, да и тот, кто мог отдавать приказы оборванцам, сейчас прохлаждался в Западной башне, дозревал до настоящего разговора.
   Короче, одним броском Мойку взяли.
   Не без эксцессов, конечно же. Кое-какое серьезное сопротивление было только вначале, нищие пытались завязать позиционную войну, да только ничего у них не получилось. Кто-то решил повоевать в борделях, забаррикадировались, да опять же вынесли гранатами здания, выжившие решили не испытывать судьбу и порскнули во все стороны.
   Со стороны моря маячили драккары Морской Стражи, заворачивали обратно либо топили все плавательные средства, на которых местные жители пытались скрыться.
   Нет, были проблемы, конечно же. Были. Стрелы из-за угла, ножи из-под полы... Но быстро прекратилось, после того, как засевших в домах непримиримых начало взрывами выносить через окна раздельными кусками. А уж когда, перебивая вонь нечистот, тонкий аромат жареного мясца...
   Какое уж тут сопротивление-то, после холодной и полуголодной зимы?
   И потянулись будущие пленные в приготовленный для них лагерь.
   На этом все и кончилось.
   Пограничники держали стены, стража и ополчение закрыли пути для бегства в другие кварталы, а гвардия прошла Мойку насквозь. Взяли под контроль самые большие улицы, встали на перекрестках, окончательно вырезали и вырубили все сопротивление, а глашатаи все надрывались про еду, про прощение и про все такое прочее.
   Пляж тут был небольшой такой, на него лодок вытащено было немеряно. Да только мало кто к ним кинулся, памятуя про пару драккаров, замерших невдалеке от берега. На пляже уже было несколько трупов, утыканных стрелами. Вроде бы с корабля стреляли?
   Я как раз выехал на берег вовремя, чтобы увидеть, как драккар Морской стражи подошел поближе к здоровенному баркасу с мачтой-перекладиной. Парочка полуголых оборванцев на баркасе пытались натянуть на перекладину ветхий парус с заплатами, парус не хотел, упирался, то свисал старой шторой, то накрывал нос судна. Но оборванцы не отчаивались, натягивали какие-то веревки с кормы, бегали взад и вперед по палубе, матерно друг на друга орали, трясли каким-то дрекольем.
   С драккара на борт баркаса, прямо в центр этого балагана, перебросили несколько гранат.
   Грохот, клубы дыма, обломки дерева, крики, шипение потревоженной воды.
   -Недалеко ушли. -Потер руки Нидол Лар.
   На берегу подпрыгивал седой всклокоченный старик, сгорбленный, седой и бородатый. И что-то такое говорил, чего я никак не мог понять, как ни старался. Вроде бы слова-то знакомые, вот "король", "королевские слуги", "солдаты" попадаются, вот это точно "лошади", ещё какие-то предлоги тоже, но вот смысл упорно ускользает.
   К старику опасливо жались дети, мал-мала меньше, как говорится. Грязные такие же и такие же худющие, как и все обитатели трущоб, лет по десять на вид самому старшему. Трое, старший мальчик, младшие две девочки, и ещё один совсем малыш, не поймешь.
   -Что говорит этот человек? -Обратился я к Виктору. -Он что, иностранец? Почему я его не понимаю?
   -Ну я ему сейчас! -Пообещал Виктор. -Эй, а ну выдать...
   Гвардейцы двинулись к старику.
   Тот прекратил подпрыгивать и размахивать бородой, но не попятился, как можно было бы ожидать, а остался на месте. Девчонки в коленки вцепились, заплакали навзрыд и громко.
   Гвардейцы частью нерешительно так остановились, частью продолжили идти.
   -Эй, так что он бормочет-то? Он что, из другой страны? Почему я его не понимаю?
   Все вокруг меня молчат, глаза отводят.
   -Ругается он. -Вдруг сказал барон Шорк. -Кроет почем зря королевство, власть вашу и ещё чего-то.
   -А... Ну, а что он так разоряется?
   -Лодку у него утопили. Вот ту, большую...
   -Угу, понятно. Эй, эй! Я ещё команды не давал!
   Старикан, не прерывая своего монолога, достал откуда-то клюку и приготовился отмахиваться. Гвардейцы отцепили мечи в ножнах и брали старикана в клещи, как раз намереваясь выдать ему по полной программе.
   События стали развиваться очень быстро совершенно неожиданно. Гвардейцы стали отступать, медленно, но тут то ли случайно, то ли нервы не выдержали, старик споткнулся, устоял. Паренек лет десяти, до того стоявший спокойно, вдруг ринулся наперерез, то ли собираясь поддержать старика, то ли что ещё... Да путь его пролегал мимо гвардейцев, один из них заметил краем глаза движение, и меч - слава местным богам, в ножнах - встретился с головой мальчишки.
   Инстинкты сработали.
   -Эй, спокойно, вы чего - это ж...
   Дальше события стали развиваться ещё быстрее.
   Старик издал какой-то полувсхип-полустон и таки почти дотянулся клюкой до ближайшего гвардейца, тот разминулся с ним на немного, а гвардеец, снова на инстинктах, связал мечом клюку, и шагнул вперед.
   Одна из тех связок, которые со мной отрабатывал сержант. Я её сразу узнал, связать мечом вражеское оружие, потом шаг вперед, клинки скользят друг по другу, один клинок как рычаг, а второй как упор, и получается, что...
   Старик осел в грязь, захрипев.
   В голос зарыдали девчонки.
   Выматерился гвардеец.
   -Ну вот. -Сказал я, соскакивая с коня и идя вперед. Гвардейцы расступились, а я вцепился взглядом в оружие того гвардейца. Без ножен, да что ж такое - и когда только снять успел! А сам гвардеец-то вчерашний крестьянин, смотрит растерянно так, ничего не понимает. Конопушки, вихрастый, но крепенький, чем-то на Коротыша похож. Растерялся, однако. На меч смотрит непонимающе. Ну как же это так, оружие-то вот оно, в руках! И не хотел он никого убивать.
   Старик кашлял и снова начал ругаться. Ну, живой, хорошо... Царапина большая на боку. Жить будет!
   -Я не хотел, Ваше Величество...
   -А оно само получилось. -Сказал я. -Мало оружием владеть научиться, надо ж научиться, когда им пользоваться, а когда нет!
   Лицо парня скривилось.
   -Эх, ладно, да ни в чем ты не виноват. Смотри, жив старый...
   Старик все громче и громче начал что-то бормотать, ворочаясь на земле. Бок ему украшала здоровенная, но все же царапина. Девчонки молчали, только глядели большими глазами.
   -Ты что разоряешься, старый? -Спросил я.
   -Лодку мою потопили, лодочку, "Чайку" мою! -Конечно же, слог был куда как длиннее, но я понял только это. В промежутках старик упомянул богов, мир этот, людей, его населяющих, и свою тяжкую беспросветную жизнь. Ну и королю доставалось неслабо.
   А даже заслушался. Вот, а говорили, что только дворяне умеют ругаться-то! Вот он, вот образец исконно народного творчества, хоть рядом стой и в блокнотик записывай. На будущее, вдруг когда пригодится.
   -На золотой. И замолчи. -Я положил на землю пару золотых монет. -Столько твой баркас стоит, да? Столько? Или больше?
   За моей спиной быстрый шум, возня.
   Я обернулся.
   Мой охранник придавливал к земле пацана, на земле валялся грубый нож, скорее полоса металла, с одной стороны наточенная, а с другой тряпкой замотанная, чтобы держать можно было.
   -Со спины подбирался, Ваше Величество. -Барон Шорк отшвырнул носком сапога нож в сторону моря. Сильно так, как футболист пенальти, но до прибоя не добросил.
   -А ты что, старый, свой баркас-то кому попало отдал? -Продолжил допрос я.
   -Да куда мне, ..., старому, ..., ... Ваше Величество...
   -Да уж понимаю. -Половину слов снова не понял, больше по смыслу догадался.
   -Отняли? -Догадался я. -А кто был-то?
   -Так... Это... Банда Кривого Путника... Нехорошего, ..., человека.
   -Чё-то знакомое... Граф Нидол! Кто это такой?
   -Бандит, Ваше Величество, вор и убийца. Грабил богатые дома, поместья, убивал...
   Я гляну в сторону. Там как раз крутились в водовороте доски и тряпки, с драккара азартно тыкали копьями и били веслами. Нда... В таком круговороте не уцелеть. Ну да одной бандой минус, так сказать!
   -Добровольно отдал, небось? -Я внимательно глянул на старика. Ага, не сказать чтоб добровольно. У самого фингал под глазом, а девчонки... Хм. Одной точно по лицу досталось, распухнет.
   -Ну так а что ж ты меня материшь-то, старый хрен? -Удивился на публику я. -Это ж не я твой баркас угнал. Что ж Кривого Путника не поминаешь?
   -Так... Страшно, Ваше Величество! Услышит, так и не жить ни мне, ни юнцу, пигалицам этим... Не могу, Ваше Величество! -Старик поправил бороду, поглядел на меня хитрыми глазами. -Убьет, а то и похуже...
   -А я, значит, добрый такой? -Поднял я бровь.
   -Так... Всякому известно, что король Седдик Четвертый защитник народа простого, и никогда не обидит...
   -Однако. -Купился я на грубую лесть. -А сам-то ты кто будешь-то, старый?
   -Я Старый Фло, или просто Фло, Ваше Величество. Я рыбак. С баркаса сети... Рыбку ловим... Лосося, форель, мокрицу.
   -Понятно дело. Старый Фло, вот тебе два золотых. Один забираю обратно в счет штрафа, за сквернословие на представителей власти и королевскую семью. По иному, надо б тебя высечь, да уж поздно. А вот юнец твой... Эй, малый! Ты что хотел с ножом этим сделать?
   Малый молчал, смотрел исподлобья.
   -Эй, рыбак. -Вдруг возник у меня над правым плечом граф Нидол Лар. -А тебе зачем такой баркас-то большой, а? И почему...
   Старик резко захлопнул рот, как выключили его, а потом рванулся ко мне. Откуда не возьмись, в руках его маслянисто свернула сталь.
   На прием я его взял просто автоматически, даже не понял ещё, что же происходит, а мои руки легли на его старческое, но крепкое запястье, вывернули вбок, против часовой стрелки, с хрустом, но не удержал, удивительно крепкое для такого старика запястье вывернулось из моих ладоней...
   Силенок маловато. Старик ворочался в грязи, с кинжалом в груди, своим же собственным. Я матерился и растирал запястье. Барон Шорк с мечом рядом стоял и не знал, кого рубить. Старикана-то уже как и поздно. Чезет обиженно потяжелел у меня на боку. Что ж ты так, хозяин, близко подошел? Если б чуть подальше, я б в нем дырок наделал!
   -Вот же ж зараза тебя возьми, старый хрыч. -Плюнул я тягучей слюной. Меня всего трясло, лезвие чуть-чуть не достало до моего живота. -Эй, не надо плакать, девушки, дедушка...
   А девочки вовсе даже и не плакали. На лице той, которая постарше, вдруг проступило такое довольное выражение, что я сразу анекдот про хомячка вспомнил, который сначала помер, а потом ожил, но его все равно решили похоронить, ибо похороны-то довольно пышные да приятные!
   -К`оха, не п`ачь. -Прошепелявила старшая. -Ко`оль убил злого деда!
   -А где ваши папа с мамой, малявки? -Спросил я.
   -Они спят, а нас взял с собой. Деду на лодку б`ать не хотели. Мама и папа в той хижине, спят. Вот там.
   -А этот мальчишка... Он ваш... Брат?
   -Нет, он со злым дедой пришел.
   -Ваше Величество. -Дрожащим голосом произнес граф Нидол Лар. Лицо у него бледное, глаза не знает куда деть. -Я и не думал...
   -А зря. Забыли. -Махнул я рукой. -Как ты понял-то?
   -Ваше Величество, руки у него были не как у рыбака, а скорее как у контрабандиста. Да и сеть с такой лодки не бросают. У меня, в графстве Лар, тоже рыбаки есть. И он очень ухоженный, обратите внимание на него и на детей.
   -Нда. А я сразу-то и не понял. Кого ж мы приголубили-то?
   Всех удивил Две Стрелы. Здоровенный мужик, похожий на топорище, вырубленное целиком из скалы, повел себя совершенно неожиданно.
   -Мали, -он подошел в девчонкам, приобнял их чуть здоровенными руками-лопатами. -Мали, а как злого деда называли другие?
   -К`ивой Пугник! -Важно сказала средняя. -Я слышала.
   -Вот и молодец. -Задумчиво так сказал я. Слышал я уже сию кличку, слышал. Вроде бы так называли главаря какой-то большой банды, нет?
   -Ваше Величество, можно мы к папе с мамой пойдем? Пожар занимается...
   -Мали, вам бы туда не ходить... -Вдруг сказал Две Стрелы. -Пойдемте со мной. Ваши мама с папой мне сказали вас отсюда отвести в большой чистый дом, пока они спать будут. И они для вас куклу передали, вот такую... -Ладони-лопаты показали, какую. Выходило хорошо. -Пойдемте? Вы папу с мамой в другом доме подождете, чего их будить, пусть поспят... Умаялись, наверное.
   Я вдруг понял, что ж это за сон такой, которым спят родители двух девчонок, и ещё раз сплюнул. Попал на труп. Показалось мало, так я его пнул, со всей дури, что едва себе ногу не отбил.
   -Мог бы, я б тебя ещё раз прикончил самолично. -Пообещал покойнику. -Гонца к Виктору! Что там с зачисткой?
   За моей спиной Две Стрелы быстро что-то рассказывал девочкам, держа их за руку. Ох, хорошо у него получается!
   -Две Стрелы! Возьми пару гвардейцев. За малявок отвечаешь сам. Найдешь куда деть?
   -Да уж найду, Ваше Величество! -Две Стрелы поклонился мне, не выпуская из здоровенной руки ручонки девочек.
   -И за остальных детей тоже, понятно? Таких же, как эти. Обратишься к графу Славу, он выделит нужные суммы. Принимаешь задачу?
   Две Стрелы мне ещё раз поклонился, на этот раз молча. Прикинул объем задач, но отказываться не стал.
   -Вот и ладушки. Я позже загляну. Все, что там за новости дальше? Поехали, нечего тут стоять! Вот эту падаль... -Я не удержался от искушения ещё раз пнуть труп посильнее. -Зарыть... Скормить... Короче, чтоб духу его тут не было, мразотника! Поехали!
   Я хмуро глядел по сторонам.
   Мойку очистили. На месте домов теперь оставались кучи жердин, тряпья и головешек, кое-где курившихся остаточным дымком. Кое-где лежали немногочисленные трупы, их споро стаскивали к общей могиле. Пара пожарников тут же, споро глядят на трупы, что-то ищут. Вот куда-то толкают побогаче одетого господина, со связанными локтями. Заметили меня, поклонились. Я повелительно махнул рукой, продолжайте, мол. Те выдали подзатыльник господину и заторопились куда-то дальше.
   Хорошо службу Феликс поставил. Пока что обратно, в Подснежники, переименовывать не будем.
   На всех перекрестках стояли патрули, гвардейцы и стража вперемешку. Мимо них брели коренные жители, по трое, по четверо. И откуда они только брались-то? Специальные команды продолжали разрушать дома, работали споро, где гранатами, где ломами и кувалдами.
   -Ну-ка... -Я остановился около одного дома. Под руководством мастера Виктора туда как раз швырнули гранаты, сразу три, одну за другой.
   Взрывы так себе, один за другим, изнутри взметнулись тряпки и вонючий черно-белый дым. А дом, покосившись, устоял.
   Вот тебе раз, что такое?
   Вспомнилось что-то из прочитанного. Итак, при взрыве образуются газы, продукты сгорания. Вот эти-то самые газы и совершают работу, расталкивая все, что им на пути встретиться. Бездымный порох сильнее дымного потому, что весь при взрыве обращается в газы, а дымный не до конца сгорает, половина его, даже больше, оседает на стенках пушки там, или гранаты... Нет, не так. Бездымный порох дает больше газов в четыре раза, чем дымные. Он горит быстрее. Он обладает большим бризантным действием, чем порох дымный*. Итого, та же порция бездымного пороха разрушила бы этот дом, просто разметала на куски. А если уж сделать тол или даже динамит...
  
   * - Более подробно Артиллерия (Никифоров Н. Н., Туркин П. И., Жеребцов А. А., Галиенко С. Г. Артиллерия / Под общ. ред. Чистякова М. Н. - М.: Воениздат МО СССР, 1953)
  
   Но бездымный порох получить сложнее. Нужны кислоты, спирт, вата... Много чего надо, что тут получить крайне сложно. Динамит выглядит проще. Надо всего лишь пропитать какую-то землю нитроглицерином... Вроде бы эту землю можно найти на дне каждого пруда*. Ага, а как же получить сам нитроглицерин? Если с железом я ещё кое-как понимаю, то с химией я вообще не в ладах! Даже в школе она мне никогда не нравилась, химоза наша уж больно стерва была.
  
   * - Диатомит, он же кильзегур, она же инфузорная земля и горная мука. Осадочная порода, состоящая из останков водорослей в смеси с глинистым и кремнистым материалом. Находят и в самом деле. Пористая порода, довольно рыхлая. Пропитывая диатомит нитроглицерином, Альфред Нобель в 1864 году изготовил первый динамит. Существует легенда, что данное открытие Нобель совершил случайно, когда увидел, как растекшийся нитроглицерин пропитал кусок кильзегура. Сам Нобель такую легенду опровергал.
  
   И что же делать-то?
   Как это "что делать?" Профессор Иванов говорил как-то, что именно должен сделать толковый инженер, когда не может самостоятельно найти решение. Найти уже решение готовое, и его использовать. Нет, ну а что? Денег у меня есть. Найти студента-химика хорошего, приплатить ему, чтобы разработал процесс. Ну да. Процесс. Вот это самое нужное решение, как мне кажется. Риск, конечно же, есть. Потому как уверен я просто, что в любом химическом ВУЗе есть милицейское наблюдение, которое следит за тем, чтобы студенты и преподаватели мирно себе учились, а не бодяжили гексоген и не строили перегонные кубы для героина. К примеру, землю нитроглицерином не пропитывали.
   Надо бы потрясти своих знакомых. Химического факультета у меня в институте нету, но вроде бы Мишка что-то такое говорил... Проспится, надо будет его напрячь. Все полезнее, чем водку жрать на дежурстве.
   Пока думал, не заметил, как добрался до тех городских ворот, через которые жители Мойки попадали в лагерь. Вокруг стояли гвардейцы и стражники вперемешку, рядом с ними курсировали ополченцы. Мастеровые, в разношерстных доспехах и так же разношерстно вооруженные, курсировали за оцеплением.
   Это я тоже придумал.
   Ну да, мастеровые и прочие горожане уже имели не один зуб, а целую вставную челюсть на жителей Мойки. И вполне могли допустить самосуд. А вот стража и гвардейцы могли иметь какие-то завязки и соблазниться на парочку золотых... Одни не давали другим пропустить за оцепление, а вторые не давали первым перебить всех местных бомжей под корень.
   "Разделяй и властвуй".
   Вдоль меня двигалась живая очередь.
   Один за другим, оборванцев выводили через ворота и вталкивали в лагерь. И сразу же почти насильно вручали пожрать. Горсти рассыпчатой каши на листах лопуха, хлеб, видны и кувшины с вином. Были и вертела с птицей, целиком зажаренными глухарями. Кое-кто не верил, держал вертел как шпагу, и глядел по сторонам с опасением.
   На моих глазах произошла небольшая драка. Завладев целиком вертелом, один доходяга вцепился зубами в мясо не хуже иного бультерьера. Рядом с ним возник другой, рванул на себя шампур, первый доходяга не отдал, вмиг завязалась драка, так же мгновенно и прекратившаяся. Оказавшийся поблизости десятник пограничников облил обеих водой из ведра, драка прекратилась, доходяги разошлись.
   -Что как не под Солнцем родился? -Покачал головой пограничник. -Али не знаешь, что после голоду жрать нельзя много? Давай, взял чуть и пойди дальше, давай...
   Я только головой покачал. Вот об этом я не подумал. Как бы не перемерли самые жадные-то!
   Чуть дальше размещали под навесами. Ни на чем хорошем я решил не заморачиваться, пусть пока что так посидят. Не долго, конечно же. А уж потом... Уж потом решать будем, что с ними дальше делать.
   -Эй, что такое? Вот эти двое тут уже точно один раз проходили... -И громче добавил. -Эй, бродяги! Вы пузом-то не лопнете?
   Виктор нахмурился, двинул коня, я быстро придержал его.
   -Стоп, погоди пока что. Эй, двое! А ну сюда! Держи их!
   Ну, не сбежали, конечно же.
   Древками копий поближе ко мне подтолкнули двоих. Один худой, другой ещё худее. Два кощея таких, ребра пересчитать можно. Замотаны в тряпки. Как это "замотаны"? Вот читал раньше, что в тряпки заматывались, а теперь понял. Одежда-то на них одета не первой свежести, и изнашивается к тому же. Новую купить не на что. И потому рубашка, скажем, носится до последней нитки, потом поверх неё надевается ещё одна, а полы старой обматываются вокруг пояса, скажем. Дополнительное утепление. Почти так же и со штанами, и с портянками на ногах... И получается вот такие вот грязные тряпки, которые вокруг человека обмотаны. Волосы в колтун свалялись - немытые, стриженные кое-как. Ну это уже понятно... Язвы, царапины и прочее - вроде бы нету, грязнющие и худющие. И воняют, конечно же.
   -Ну и вид у вас, горожане. -Сказал я. -Что не стрижетесь, не моетесь? Море ж рядом?
   Молчат.
   -Отвечать! -Крикнул гвардеец.
   -Так а не к чему нам, Ваше Величество. -Ответил тот, который потолще. -Вдруг завтра помрём, так в Светлых чертогах все равно чисты будем телом и сердцем аки младенцы.
   -Завтра убьют, потому и сегодня не помоюсь. -Сказал я. -Оригинальная у тебя логика! Ты философ?
   -Нет, Ваше Величество. Я всего лишь бывший скромный служка при храме Всеотца...
   -Чувствуется, что вспоминают они тебя? -Я решил выбрать такой чуть ироничный тон. Всегда Петр Сергеевич и Валерий Алексеевич так с хулиганами разговаривали. Подозреваешь их в чем попало, чуть морально давишь... Когда человека правильно подозреваешь, автоматически так возносишься над ним на некую высоту. Вроде как ты имеешь право подозревать, а подозреваемый - тварь дрожащая и права не имеет.
   Тут тоже получилось, поломался оборванец. Глазки забегали, взор упер в пыль, чуть даже сгорбился, стал похожим на худую вешалку.
   -Вспоминают, Ваше Величество... Не самым хорошим словом. Черный попутал, Ваше Величество!
   -Да с каждым бывает! -Великодушно как бы простил я его. -А как обратно-то вернулся?
   -Да... -Замялся бывший храмовый служка. -Все ж люди...
   Я пригляделся. Маршрут-то... Понятен? Вот через стену, как это? Цепь погранцов вокруг лагеря, стражники, гвардейцы вот тоже стоят. Вроде бы никак обратно не пройти. Перехватят. Я сразу оговорил, кормить сразу только тут...
   -Как прошел-то?
   -Да... С людьми договорился, Ваше Величество... Там... Если умеючи, то можно и по траве проползти...
   -Ого? Покажи!
   Оглянулся тот, да гвардейцы покачали древками копий. Деваться-то некуда. Ну, наклонился оборванец пониже, слился с буйной весенней травой и пополз мимо меня к выходу. Я уж приготовился увидеть очередного ниндзя, как те серые товарищи, да уж куда там.
   -Ну ты и даешь, прям как Великий Змей. -Сказал я. -Мож, хватит в грязи ползать?
   Поднялся.
   -Простите, Ваше Величество...
   -Ну?
   -Если поговорить с кольчужниками... Так приказа у них не было, чтобы нас обратно к еде не пускать. Вот в город обратно нельзя, это да, а к еде-то можно?
   -Хитер. -Поднял руки я. -Ой да хитер. -Я поймал взгляд ближайшего пожарника, показал ему на оборванцев. -А друг твой кто?
   -Так то... Сдружились, Ваше Величество.
   -Ну да хорошо. -Я сунул руку в кошель, швырнул оборванцу золотой.
   Щёлк! Махнул оборванец костлявой рукой, и как и не было денежки. Махнул, толкнул своего напарника в бок, оскалился, и тут же угодливо мне поклонился.
   -Молодец! -Похвалил я его. -Будешь у меня пожарником, там такие шустрые нужны...
   -Ваше Величество, это большая честь, но я желал бы...
   -Противишься приказу короля? -Поднял я бровь привычно.
   Ну, конечно ж, возражать не решился. Куда уж ему. Подумал, не стоит ли приказать этому шустрому и продувному типу выдать всех уголовников, которых знает, да пока решил не торопиться. Мне он ещё понадобиться, может и в деле с этими самыми уголовниками, а мазать его сразу сотрудничеством... Рановато пока что.
   Суды уже принялись за работу. Быстро, впечатляюще, четко. Тройки. Брат тоже там, только не работал, наблюдал. Понял он уже, как и что должно в таких случаях работать, как действовать, и только и наставлял других.
   Оказалось, что все не просто, а очень просто.
   Разделяем всю толпу, пожравшую и потому осоловелую, на группы и быстро опрашиваем, потом ещё раз разделяем и опрашиваем, студенты из простых горожан быстро заносят все данные в бумаги, потом ещё раз разделяем и опрашиваем...
   И готово. Вот уже с десяток отделили, оттащили в стороны.
   -Кто такие? -Спросил я у Брата.
   -Это те, которых опознали люди, Ваше Величество.
   -Какие люди?
   -Горожане, мастеровые. Вот тот - он грабил лавки. Вот эти трое убийцы. Вот эти насильники. Вот эти...
   -Избавь. -Покачал я головой. -Виновны? Суды все решили?
   -Да, Ваше Величество. Суды уже работают. Это те, кому жизнь положена. -Он указал на огороженный веревками загон, где сидели только что осужденные. -Вот там, -Брат указал на несколько наспех сколоченных виселиц, -те, которых простить никак нельзя. Все... -Он запнулся. -Материалы суда, да? Все материалы суда записаны и будут переданы вам. Сейчас продолжаем...
   -Вот и хорошо. Как закончите, доложи. Что... -Я оглянулся на группу мастеровых. -Что народ?
   -Народ в целом доволен.
   -Тоже хорошо. Разрешаю в угоду довольства народа подвинуть... Чуть... Приговоры. В ту или иную сторону. Понятно?
   -Да, Ваше Величество.
   -Хорошо! Ладно...
   Мастеровые приветствовали меня одобрительным гулом и поклонами, вразнобой.
   Мастер Виктор впереди, кланялся глубже всех.
   -Ну, мастер Виктор, принимай место. -Сказал я, обводя опустевшую Мойку. -Начинай. Завтра бригады сюда, все расчистить! Особенно источники воды. А потом стройку. Сначала печи для плавки металла, потом водяные мельницы, огородите пороховой завод подальше от прочих, заложите кварталы для рабочих... Короче, приступайте, что ж я тебя учить буду, как дома строить и металл ковать? Больше трущоб тут быть не должно.
  
  

Глава 22

  
   Что нам стоит дом построить?
  
   Песенка строителей
  
   Пролетарского элемента выгребли из Мойки тыщ семь... Женщины, дети, мужчины. Семь тыщ. Многовато, но я-то рассчитывал на втрое больше! Лагерь оставался полупустой. Пусть даже полтыщи из них уже поселили в бывших рабских бараках в порту, а два десятка повесили, несмотря ни на что. Убийцы, насильники, содержатели питейных заведений... Питейные заведения тут это те, где горный отвар подавали. Немного, но достаточно, чтобы человек стал законченным наркоманом.
   Среди бедняков наркоманов было примерно треть. К вечеру второго дня уже началось самое интересное, называемое "ломка". Вот это было страшно.
   Лагерь, окруженный постами с факелами, превратился в вертеп. Стоны, крики, какие-то тени метаются из одного конца в другой конец...
   Я себя просто проклял. Причем не один раз.
   Положение спас граф Лир, который, не долго думая, поднял по тревоге пограничников и привел их поближе. Это-то войско я и двинул в лагерь. Лампы Алладина давали не очень много света, но достаточно, чтобы выделить наркозависимых, а потом оттеснить их в один конец лагеря, где и запереть.
   -Запереть? -Переспросил граф Лир. -Это можно сделать, Ваше Величество, это мы быстро!
   Ну и сделал.
   К утру один конец лагеря был оцеплен, там вповалку лежали ломающиеся наркоманы. Вид... Жутковатый вид. Вроде бы и далеко, ничего не видно, но вот эти стоны на одной ноте, да ещё и не у одного человека... Жуткую картину создает.
   И что теперь с ними делать-то?
   -Сколько их там?
   -Полтысячи, не меньше, Ваше Величество. -Сказал граф Лир. -И я думаю, что к вечеру их количество утроиться...
   -Они... Выздоровеют? Граф Слав, вы что скажете-то?
   Граф Слав и мастер Клоту тут были как медицинская служба. Все лекари, кто хотел пройти курс нового лечения - то есть основ дезинфекции - обязывались два месяца отработать бесплатно. А желающие были... Не много, но были. В основном, студенты, желающие обучаться под рукой мастера Клоту.
   Граф Слав уже от лекарских дел отошел, у него теперь были иные задачи, но все же задерживался иногда. Вот и сейчас пришел, проконтролировать, как лекари справятся с осмотром.
   -Смотря сколько они пили горный отвар, Ваше Величество. Если много и долго, то умрут. Если мало или недолго, то могут и выздороветь. Горный отвар, Ваше Величество, используется как обезболивающее...
   А не опиаты ли это, между прочим? Не мак ли варят местные наркоманы? Надо бы захватить чуть отвара этого в свой мир, сделать опыты.
   -И если долго давать обезболивающее, то...
   -То человек привыкает. И потом уже не может отвыкнуть. Ваше Величество, черный раб - это очень страшно, Ваше Величество... -Граф Слав оглянулся, понизил голос. -Если вы можете вылечить...
   -Да я даже и не представляю, что это такое... Стоп. Граф, родные барона Седдика - они могли стать... Рабами отвара?
   -Они ими были, Ваше Величество. -Сказал граф Слав и почему-то отвел глаза. -Именно потому я предложил барону... Не длить их существование.
   -Забыли. -Сказал я. -А если дать им... Отвар этот проклятущий?
   -Если дать им отвар, Ваше Величество, что возможно... Я слышал, что два питейных заведения ещё не успели сжечь... Так вот - тогда возможно сварить отвар и выдать его этим несчастным. Через несколько дней придется давать им отвар снова. А потом придется давать его постоянно. И это может вызвать плохие последствия.
   Понятно даже, какие. Другие нарики, увидев, как мы горный отвар варим и раздаем на государственном уровне, успокоятся и начнут пить эту дрянь через одного. А что, все равно ж потом государство обеспечит...
   Все эти соображения я и изложил графу Славу.
   -Вы совершенно правы, Ваше Величество. Смею также заметить... Что если сведения о том, что королевство варит горный отвар, могут вызвать совершенно непредсказуемую реакцию других государств...
   -Понятное дело. -Сказал я невпопад. Надо поглядеть, что твориться в лагере, своими глазами увидеть. Ну да, а что ещё делать-то? Изучить надо все на месте. Может быть, этим людям ещё можно помочь?
   -Ваше Величество! -Воскликнул граф Лир, едва я спрыгнул с коня и отправился по направлению к лагерю... -Охрану...
   -Охрана со мной. -Я оглянулся на барона Шорка. Тот молча положил руку на рукоять меча. Мастер Клоту решительно двинулся вслед за мной, за ним граф Слав.
   Нет, большой свиты мне не надо...
   -Граф, со мной, мастер! Займитесь людьми, которые ещё в порядке.
   Два десятка пограничников окружили меня, за ними пошла десятка моей охраны. Прошли посты, и вошли в отгороженную часть лагеря.
   Ну да, легко сказать, вошли. С каждым шагом мне все сложнее и сложнее становилось. Стоны-то вроде бы не громче, криков явных нет, бьющихся в падучей тоже не наблюдается.
   Но как им помочь? У меня тут нету клиники, где можно снять ломочный синдром парой уколов. У меня тут вообще ничего нету. Тогда пара уколов антибиотиков... Да тогда это просто чудо было, это просто было чудо, которое, как и всякое чудо, помогло.
   А что с этими делать?
   Наркоманы тут практически не отличались от наркоманов в моем мире. Разве что грязнее во много раз... Хорошо хоть, что тут нету блох и клещей. Очень хорошо. А так... А так всё то же самое. Так практически то же самое.
   Грязный, высохший в воблу человек, кое-как дополз до лежака и смотрит в потолок навеса. Все те же лохмотья, через которых видны грязные ребра. Лицо заросшее, борода и волосы в один колтун свалялись. Из-под волосни мелькали белки закатившихся глаз, воняло кислятиной. Дыхание замедленное, не напряженное, а именно замедленное.
   Второй - такой же. Третий - такой же. Четвертый - такой же. Пятый - другой, без бороды, потому что женщина, воняет ещё хуже, а в остальном так же. Ну да, среди потребителей горного отвара и женщины есть.
   Вонючие, обгадившиеся, с потухшими глазами, с землистой кожей, люди вповалку лежали кто где упал. На траве, на земле... Лежаки все, сколоченные из грубых досок, наполовину пустые. Не хватило сил до них добраться? Или... Просто по фигу.
   И что теперь с ними делать?
   Нет, я такого просто не ожидал. Мне казалось, что горный отвар тут - это что-то вроде героина у нас, наркотик для богатых. А какие богатые могут быть в трущобах-то? А вот оказалось, что кружка ключевой воды и три капли горного отвара стоили тут ещё дешевле, чем просто кружка воды.
   -Ваше Величество, каково будет ваше решение? -Почтительно спросил граф Лир.
   -У меня большое желание... Брат, Бра-а-ат! Слушай, никого из содержателей питейных заведений не выжили?
   На виселицах качались тела.
   -Нет, Ваше Величество.
   -Жаль. Очень хочется напоить их отравой, которую они продавали. -Я глядел поверх голов, и мысли мои были далеко.
   Что получается-то, а? Что решишь?
   А что решить? Решение получалось одно. Кому что суждено. Кому суждено умереть, так умрут. Кому суждено выжить... Так пусть выживут. Другого не дано. Все люди, вот эти грязные, загадившиеся, отупевшие, но все же люди обреченные на смерть. Граф Слав говорит, что после горного отвара мало кто переламывается. Тут уже полтысячи, а ещё через пару дней к ним присоединятся ещё неизвестно сколько...
   Справа от меня послышался стон, глубокий, исходящий откуда-то из нутра.
   Один из наркоманов стонал, лежа на спине. Тихо напрягал грудь, и стонал, воздух выходил со свистом из измученных легких. Стон-скрип. Будто старая дверь сквозняком поворачивается на несмазанных петлях. Вот только стонет-то так человек!
   Брр...
   Стон подхватили остальные.
   На разный лад, но каждый, каждый теперь напрягался, кто громче, кто тише...
   Нет, звук-то не очень страшный. Страшно понимать, что все эти люди, вот те, которые лежат справа и слева от меня, что все эти люди покойники. Только вопрос времени.
   -Поехали отсюда. -Бросил я.
   Вернулись обратно.
   -Граф Лир. Вот эту всю часть лагеря... Изолировать. От остальных. Посты поставить усиленные. Также... Проверить всех, кто употреблял горный отвар, и тоже сюда. Если выживут, то им счастье, если нет... То такова их судьба. Охрану усилить! Кто попытается сбежать... -Я задумался. Давать или не давать шанс? Да какой это, к чертям, шанс... Обезумевшие от ломки наркоманы на больших дорогах - оно мне надо? Да и не проживут они долго.
   -Тех, кто попытается бежать, убивайте.
   -Да, Ваше Величество. -Ответил мне как всегда невозмутимый граф Лир. Я вдруг почувствовал к нему злость, очень резкую и безосновательную. Ну чего он такой вдруг резкий-то, а?
   И вдруг я резко, как-то скачком, успокоился.
   Все, хватит.
   У меня сейчас и так дел по горло.
   Вот так и получилось. Через три дня в живых осталась треть, ещё через пару дней умерли последние, а остальные принялись выздоравливать.
   Мастер Клоту и его добровольно-принудительные помощники принялись за дело всерьез. Дезинфицировали любую вещь, от тряпок до навесов. Терли спиртом как сумасшедшие все, что только можно. А что нельзя, так то заливали. Не отставал и хлорамин, этот вообще шел как семечки. Воняло жуть, но эпидемий пока что не было.
   Естественно, что спирт и хлорамин у меня быстро кончились.
   Пришлось снова идти и закупаться, снова менять золото на деньги, а деньги на лекарства. Хлорамин и медицинский спирт, чистый. Первое продали быстро, а вот потом предложили какой-то "антисептический 95-процентный раствор".
   -Насколько помогает? -В лоб спросил я.
   Молодая и строгая аптекарша в строгих очках и строгой блузке под белым халатом посмотрела на меня как-то подозрительно.
   -Смотря от чего, молодой человек. -Заметила она. -Вообще-то, им протирают...
   -Тело протереть. Чтобы зараза не пристала. -Оборвал её я. -Девушка, замечательная, внутрь мне больше коньяк нравится!
   Меня ещё раз осмотрели с ног до головы, и нашли внешний вид сносным. Такой пить что попало не будет.
   -Изопропиловый лучше не берите, воняет сильно. Может, все же попробуете раствор?
   -Заверните. -Вздохнул я. -Три бутылки... Пойдет.
   Ну и пойдет ли, не знаю? Ничего больше того не нашлось, как повымело всё. Наше родное государство в очередной раз борется с теми, кто не хочет пить палёную водку. Запрещает продажу медицинского спирта. А то вдруг его пить начнут, а водку-то никто и не купит...
   Начал искать контакты, сначала по медицине, а потом через Десемова вышел на один недобитый Перестройкой завод в области. Технология у них такая, что-то там надо промывать обязательно спиртом, причем как можно более чистым. Ибо всякие добавки на поверхности разводы оставляют, а разводы вещь недопустимая...
   -Игорь Петрович, но все же...
   -Не сомневайтесь, молодой человек! -Тонко так улыбнулся Десемов. -В таких местах спирт самый чистый. Ибо есть тому причины, уж можете мне поверить. Люди там не такие интеллигентные, как в медицине, пить будут все равно. Если отравятся, то отвечать-то кому? Начальнику, конечно же. Потому любой начальник крайне заинтересован в том, чтобы спирт был самого лучшего качества, ректификат, и без всяких вредных примесей. И технологию всегда так составляют, чтоб или вообще без, или с этиловым обязательно. В медицине отказалась давно уже, изопропиловым полируют, а у нас вот все по старинке, все для людей. Вот телефон, зовут Василий Иванович. Мастер по производству. Позвоните, договоритесь, скажите, что от меня.
   Пришлось дернуть Костика, самому туда добираться надо было долго. И поклялся себе в следующие же выходные, обязательно же!
   Василь Иваныч, мастер по производству, оказался сухощавым мужичком среднего роста, с умными глазами и прокуренной шевелюрой поседевшей шевелюрой. Вышел он к нам за большие зеленые ворота сам, никому не доверяя, и сразу погнал к заднему двору.
   Пара трехлитровых бутылей нас уже дожидалась. Бутылки мутные, но сама жидкость что надо! И даже печати на пробках есть. Правда, без номеров, но есть такие.
   Три литра-то получится за один сон утащить? Ничего, если надо, так я по поллитре буду перетаскивать, получается килограмма три пока что, не больше... Постараюсь, короче.
   -Слушай, зачем тебе столько спиртяги? -Спросил меня сухощавый мастер Василий Иванович, в с иголочки чистеньком сине-красном комбинезоне, перегружая увесистую бутыль в багажник костиной десятки.
   -У отца ностальгия. -Пожал я плечами. -Понимаешь?
   -Не. -Признался Василь Иваныч.
   -Давно, ещё когда он на суровой оборонке работал, так они там медицинский спирт разбавляли и пили. Все уши прожужжал, что уж как круто тогда было, когда медицинский пили под шашлык в парке с товарищем полковником. А теперь полтинник... Вот решил подарок сделать. Хотя б пару литров. Не скажу что побаловать, так... Ностальгия.
   -Ну, ты даешь, паря... -Покивал мне мастер. -Ты ехать погоди, счас мы тебе пузырёк хороший принесем.
   -А как же этот? -Я с сомнением поглядел на "пузырёк". Там, в нем, литров пять точно будет!
   -Этот тоже хороший, но тот лучше...
   Костик, наблюдавший схему, только головой покачал.
   -А спирт у вас откуда, если не секрет?
   -Да какой там секрет. -Махнул рукой Василь Иваныч. -Технология у нас такая, обязательно надо приборы протирать.
   Костик хихикнул чуть.
   Спирт перебросить получилось, причем по бутылке целой. Хорошо хоть, что не разбились они.
   Передал все мастеру Клоту.
   Не знаю, помогло ли это... Героиновую наркоманию лечить водкой... Но на душе стало явно спокойнее.
   Мастер Виктор взялся за Мойку всерьез.
   Территорию бывшей Мойки расчищали, я дома, на компьютере, сделал набросок того, чего бы хотел получить. Завод, с литейным двором, химическая лаборатория, мне нужны кислоты для будущего получения бездымного пороха. Угольные ямы. Пороховая мельница, на этот раз побольше, потому как порох армия уже начала не то что кушать - уже начала жрать порох килограммами. А уж когда я буду делать бездымный...
   На всякий случай я предусмотрел просто пустое место на плане, для будущих заготовок. Кто знает, что мне ещё захочется? В будущем-то?
   Неожиданные сложности оказались с вывозом мусора, которые жители Мойки собирали тут столетие, если не больше. Целые горы слежавшегося дерьма разнообразного. Тряпки, кости, объедки, трупы даже, глиняная посуда... Впервые я порадовался, что у меня все же средневековое королевство. Страшно и подумать, что бы туда могли набросать в индустриальную эпоху! Просто так землицей не засыплешь! После зачистки к этому всему добавились груды мусора от разрушенных обиталищ бедняков. Улицу красных фонарей пока что оставили, но и она в конце концов пойдет под снос. Уж больно плохой район там, не нравится он мне. Слишком легко ему стать притоном для нового криминала...
   Поначалу мусор разгребали крестьяне, вывозили за город. С десяток телег, влекомые здоровенными лошадьми-тяжеловозами, день и ночь таскали горы мусора в ближайший овраг, куда и сбрасывали. Овраг большой, и недалеко, на всех должно хватить!
   Кирпичный заводик вышел на полную мощность, и по реке к городу сплавлялись плоты с кирпичами. Пока что кирпичи укладывали под охраной на отдельной площадке, позже они пойдут на стены заводских общежитий.
   Ещё сотня крестьян ровняли землю, рыли ямы под фундаменты и укладывали грунт под дороги. Позже к ним должны были присоединиться каторжане. Сейчас суды как раз заканчивали свою работу, и было у меня уже полтысячи человек, осужденных на каторжные работы за разбой и воровство. Сроки разные, конечно, но меньше пяти лет никому не давали.
   Работа кипела.
   Из замка в бинокль Мойка теперь походила на муравейник. Все строили, копошились, таскали, из городу тянулись телеги с мусором, волновался лагерь перемещенных лиц. Там уже объявили, что новый король не потерпит прежнего разгула преступности, но благосклонно отнесется к желающим начать жизнь новую. Нет, милостыни не будет. Будет работа, на которой можно заработать себе на хлеб и на масло. Кто будет хорошо работать, так у того будет и дом, будет и еда, будет вода и большая счастливая семья. Кто же работать не хочет, а желает воровать по-прежнему, так тому место на каторге, то есть государственным рабом.
   Все это пропечатали в газете, и вывесили в людных местах.
   Кстати, газета расходилась очень хорошо! В типографии уже обзавелись небольшим штатом курьеров, которые за денежку малую разносили газету по особнякам дворянства. Виктор рассказывал, что иметь дома все-все выпущенные номера газеты стало очень модным, клали на полочку, на специальный столик.
   В посольства иностранных государств газету относили бесплатно, граф Лиордан сразу же попросил ещё один экземпляр, отправить Императору.
   Да нам не жалко, хоть два...
   После расчистки места сразу же заложили три новых домницы. Две обычные, по образцу той, которая уже была, и одну большую, здоровенную. Как раз из этой удобно бы было лить пушки. Старую, кое-как отремонтированную, пока забросили, все равно железная руда подходила к концу, как и запасы угля. Разграничили и приступили к постройке большого сарая, где нужно было сверлить стволы, копали и выкладывали кирпичом стены угольных ям.
   Рядом с ней строилась и вторая домница, мастер Виктор про козла хорошо запомнил. Вторую строили уже с учетом всех ошибок, над колошником поставили даже мостки каменные, чтобы можно было уголь лучше засыпать. Даже лавки для поддувальщиков соорудили, тех, кто с мехами работать должен был, под навесом, рядом бочки с проточной водой.
   А уж рядом с ними поставили здоровенный навес, у которого сейчас стены закладывались кирпичами. Это уже по моему проекту, это наш оружейный двор будет. Там будем делать сначала пушки, а потом уж и мушкеты, и револьверы, и вообще.
   Ещё ко мне на прием напросился граф Моличи. Ну да, тот самый здоровяк, посол Муравьиного королевства.
   По здравому размышлению, решил принять его в Большом тронном зале. Ну, том самом, где королева всегда просителей принимала. Зал как раз отдраили под бал, на стены повесили новые масляные лампы, уже настоящие керосинки. Перегонный куб не сразу, но получился... И теперь копоти стало в разы меньше, а свету - побольше. Портьеры с грифоном перестирали, отмыли от жира и сажи. Пол вымыли, с хлорамином. Окна распахнули, в двери врезали новые замки, под стены поставили ящики с песком на всякий случай...
   Красота, короче, получилась.
   Граф Моличи пришел не один, а со свитой. Сам посол в толстом длинном халате, под которым проглядывали простые холщовые рубашка да штаны. На ногах короткие туфли красного бархата, перевязь с саблей сдвинута на задницу.
   Колоритный такой тип. Мне он сразу шаха напомнил какого-то. Да и свита у него под стать, слуги темнокожие, чуть ли не в тюбетейках, в халатах все, парочка музыкантов даже есть. Восток, короче говоря, восток!
   А восток - дело тонкое. Сейчас начнётся...
   И началось.
   Граф Моличи откашлялся, глубоко поклонился, и начал.
   Рассыпался в славословиях, рассказал, что новый бал будет просто жемчужиной балов в этой части света, взгрустнул, что моя матушка столь не вовремя заболела, возрадовался, что я начинаю правление так мудро и так решительно, с очистки собственного города!
   Ну да. Если верить историческим сведениям, Мойку пытались очистить раза три. Хватало не очень надолго, лет на пять-шесть, а потом изгнанные из города оборванцы возвращались на свои места и все начиналось сначала.
   Что он нести начал, я толком и не понял, сразу впал в некоторое оцепенение. Как на скучной лекции. Сидишь, спишь с открытыми глазами, а рука что-то записывает. Ждал, когда ж посол дойдет до главного, не просто же так он сюда заглянул, языком почесать?
   Долго гадать, что же ему надо, не пришлось.
   Граф очень хотел принять участие в строительстве новых мастерских в Мойке. Ну прям очень хотел. Просто горел желанием!
   И развернул картины благостные, и вознес к вершинам сияющим.
   -Пять сотен работников, известняк, кирпичи купить у нас, потому как у нас лучше, лес у вас нарубить можно, мы его тоже купим... Ну это сложно, наверное, Ваше Величество? -Заметил он моё скучающее выражение.
   -Да-да, вы совершенно правы, граф Моличи, это очень сложно для меня! -Вскинулся я. -Государственные дела навевают на меня такую скуку... Как же моя досточтимая матушка справлялась, никак не могу понять... Но откуда вы узнали про готовящуюся стройку?
   -Ваше Величество, слухи...
   Ах уж эти слухи. Опасность пожара и так большая, почти вся пожарная служба у меня теперь Мойку бывшую стережет. Пока что шпионов не выловили, ну да это больше недоработка наша. Ну не может же так быть, чтоб целых четыре посольства да никак не поинтересовались, что же такое-то король строит в Мойке?
   Ну каков жук-то, а!
   Нет, нельзя их туда пускать. Никак нельзя. Дело даже не в том, что там секретов-то полно... Дело даже не в том! А дело в том, что мне надо срочно чем-то занять кучу бедняков. Дать им работу. Потому как если я не дам им работу, то они её сами найдут. Пойдут грабить окрестные деревеньки. И что тогда будет?
   Так что - тянуть, и в конце концов отказать. Торговаться до предела. Поручу это...
   -Граф Моличи, это все так непонятно мне, я же ещё слишком мал! И так скучно! Вот оружие - это другое дело... Обратитесь к барону Ждану! Я ему задание дал, чтобы свалку этого мусора убрать! Построим там много красивых домов, дороги камнем замостим, может быть... Может быть, там будет мой новый дворец!
   Граф прикинул в уме, что дворец может оказаться строить повыгоднее, чем какие-то там мастерские, и откланялся с улыбкой на лице. Ну да Ждан ему эту улыбку быстро собьет...
   -Гонца. -Я развернул перед собой лист местной бумаги. Пару строк всего, потом по привычке сложил в четвертинку, и злобно выругался. Бумага переломалась пополам.
   -Вот зараза... Вторую сюда! -Я сбросил куски бумаги в камин. Не топят, тепло уже на улице-то. Щелкнул зажигалкой, поглядел, как бумага превращается в пепел. Занялась она куда как охотнее, чем бумаги моего мира.
   -Так... -Я дописал бумагу, свернул её в трубочку, скрепил двумя каплями расплавленного воска. Вот так тут делали, края бумаги резные, в мелких таких зубчиках, а на той самой кафедре, где письменные принадлежности, есть воск, который надо расплавить горящей свечой. Потом запечатываешь с двух сторон, и готово!
   Хотя б, блин, лучше б рацию сюда притащил хорошую. Хватит уже тут с гонцами дергаться... А то уж больно продувная морда у вот этого, который сейчас письмо моё пронесет... Не нравится мне он. Как бы не показал письмо моё ещё кому по дороге.
   -Стража! -Крикнул я за дверь. Один, проводить гонца до барона Ждана, вернуться, доложить!
   -Да, Ваше Величество! -Отозвались из коридора.
   -Иштван, как там с балом?
   -Ваше Величество, все почти готово! Вы же сами видите! -Он обвел рукой вокруг.
   -Угу... Вижу. Но это же мало, как я понимаю?
   -Да, Ваше Величество. Также мы решили давать большие танцы в Королевском саду...
   -Хорошая идея. Мастер Иштван, я просто не имею времени всем этим заниматься. Балы приходят и уходят, королевство остаётся. Как дела с фейерверками?
   -О, Ваше Величество, это просто великолепно! Барон Ждан и мастер Виктор передали мне три бочки этого вашего зелья... Заворачиваем в бумагу, поджигаем, и получается ярче любого факела! Только вот во дворце не используешь, дыма очень много...
   -Ну да ничего, на стенах поставьте, только с огнем осторожнее. Пожарников не забывайте, Подснежник пусть проследит.
   Мастер Иштван продолжал говорить, рассказал про платья, про то, что приглашения на бал напечатали, что Шуго в газете вот тоже напечатал. И все очень красиво должно получиться. И что денег бы ещё...
   -К графу Славу, в пределах разумного отмеряет... -Отмахнулся я.
   Проснувшись в своем мире, я задумчиво подбросил на ладони золотой кругляш.
   Как же мне повезло, что цены на золото в мирах такие разные. И как же мне повезло, что у меня получается перекидывать предметы из мира в мир. Как же мне повезло. Без этого было бы вдвойне, нет, втройне тоскливее. С моей зарплатой охранника было бы совсем кисло жить.
   Со сдачей золота много проблем не возникло. Пришел, за руку поздоровался с охранником Вовкой, на диванчике в караулке под чай и разговор "за жизнь" дождался Матвиенко, с ним прошли в кабинет.
   Матвиенко проверил принесенное, не очень долго, похмыкал, но все забрал и расплатился. Хорошо ж получается. Принесли золото, взвесил, посчитал, назвал цену. Не торгуется даже. Конечно, поменьше, чем у Брониславовича, но все с лихвой окупается отсутствием проблем. Не вопросов, ни общения. Пришел, отдал золото, получил деньги, ушел.
   Снова менять золото на лекарства и на оружие...
   Про оружие я думал. Даже пошел оформлять охотничий билет, но пока что дело это долгое, к тому же, стаж ещё... Надо будет поискать каналы нелегальные. Тем более что и патроны для пистолета не беспредельны, сами по себе не восстанавливаются.
   А ну как придется воспользоваться? Мало ли что...
   Кстати, про деньги.
   Меня вдруг очень заинтересовали несколько вопросов.
   А именно - куда же девал прорву денег Ночной король? С кем сотрудничал, какие задания получал, что делал, и вообще кто он такой-то? Это ж целая большая и разветвленная организация, столько времени башню под носом стражи поганить - уметь надо.
   А самое главное, как и кого купил он в страже, в дворянстве и где ещё. Мне бы очень хорошо про это узнать.
   По дороге в Западную башню заглянул к Шуго.
   -Ну... Как вы тут устроились?
   Королевская типография устроилась хорошо. Небольшой особнячок охраняли гвардейцы. Садик мелковат, пруда нет, ну да и ладно. Во дворе тоже никого не было, я прошел внутрь, через приоткрытые двери.
   Ага, вот моя типография.
   Здоровенный зал превращен в цех, печатный. Первый станок, экспериментальный, стоит в углу, а в центре выставлен второй. С потолка на веревках свисают керосинки, штук шесть. У стен ящики со шрифтами, где копаются подмастерья. Заметили меня, стали кланяться.
   -Шуго, Шуго! Где ты есть? -Крикнул я.
   -Ваше Величество! -С лестницы на втором этаже скатился мой первый журналист. -Прошу вас наверх...
   Поднялись, в коридоре я придержал его за рукав, оглянулся. Никого вроде бы рядом нету, со мной лишь барон Шорк, остальные внизу остались.
   -Нет времени. -Сказал я. -Слушай, быстро, тебе задание. Что там со статьей об очистке Мойки? Уже пошла в серию?
   -Нет пока что, в утреннем выпуске должна быть...
   -Добавь вот что. Ночной король и прочие его подручные ушли от облавы и скрываются в горах... Хотя, нет. Стой. -Нужны мне потом проблемы от множества самозваных Ночных королей? А нужны мне потом проблемы от новоизбранного Ночного короля? Вот и думай... Самозваных-то хоть между собой стравить можно, а новый - не известно ещё что придумает.
   А... Что тут думать?
   Я достал из кошеля на поясе монету, подбросил.
   Орел. Грубый грифон на фоне встающего солнца.
   -Да, так и напиши. Сбежал, мол, Ночной король. А его подручные были забиты озверевшей толпой. Нет, не "озверевшей", убиты возмущенными гражданами, которые столько терпели от них нехорошего. В живых никого не осталось.
   -Напишу. -Немного озадаченно сказал Шуго. -Но ведь разве это...
   -Напиши. -Повторил я.
   -Хорошо. -Согласился Шуго.
   В Западной башне было спокойно, тихо. Брат и Виктор встретили меня на входе, проводили внутрь.
   -Ваше Величество, Ночной Король - самый опасный преступник в королевстве. -Виктор озабоченно поглядел на меня. -Он ещё во времена вашего батюшки совершал свои первые преступления. Его ловили, пытали... Не просто будет сделать так, чтобы он все рассказал... Нужен будет палач. Хороший палач. Просто так Ночной король ничего не расскажет.
   -Решим вопрос... Привет, Лумумба. -Поздоровался я с бывшим рабом. -Выпустили?
   Ну, выпустили его, конечно же. Куда же деваться? Пока что бежать ему все равно некуда... Выполнял он мелкие работы по замку, сидел у королевы как слуга, да и так, по мелочи.
   -Да, Ваше Величество. -Поклонился мне бывший раб, отставив в сторону кожаное ведро с песком.
   -Как там королева поживает?
   -Хорошо, Ваше Величество... Правда, на слуг злиться, гоняет часто...
   -Хе, так на то она и королева. Как домой, хочется...
   Лумумба неопределенно вздохнул.
   -Ну, думай пока что. До кораблей ещё время есть. Что такое?
   Барон Шорк остановился и глядел через решетку на пустую камеру, Виктор стоял рядом и головой качал.
   -Прошу простить, Ваше Величество. В этом месте я провел много времени.
   -О... Понятно. Не очень приятные воспоминания?
   -Да, Ваше Величество.
   -Нда... -Я покачал головой. -Я не знаю, что и сказать. Хочешь, оставлю тебя наедине с мастером Велимерием?
   -Не думаю, что это хорошая идея, Ваше Величество. Что было, то прошло.
   -Вот и хорошо. -Я поставил себе в уме пометку, обязательно поинтересоваться личной жизнью барона Шорка. -Остальных оставляй тут, снаружи. Дальше один со мной пойдешь.
   -Один? Не мало ли...
   -Ты, Виктор, Подснежник, Брат, Лумумба вот тож, кто нам ещё нужен?
   Охрана осталась тут, а дальше пошли только мы.
   -Как он? Спросил я.
   -Молчит, Ваше Величество. -Сказал Подснежник. -Молчит, ругается.
   -Ну, мне надо у него кое-что выяснить.
   Из-за решетки на меня смотрел ночной король.
   -Приветствую тебя, мой царственный брат. -Сказал я ему.
   Увернулся от плевка, жестом остановил остальных. Нет, не вмешивайтесь, я тут сам разберусь. Ну да, с этим мне самому надо разобраться, или проще вот прям счас скидывать корону и ударяться в бега по этому миру.
   -Как тебе условия? Как сидится?
   Ещё раз плевок, на этот раз увернуться не удалось, попало на штаны.
   -Ну, здоров же ты плеваться, как верблюд.
   Почему-то я почувствовал себя очень спокойно. Не так, как в прошлый раз, когда ещё Жареного в костер пихали, а совершенно спокойно. Почему-то я подумал, что теперь я его переиграл. Точно, переиграл я его.
   Но чем? И в чем?
   Я не мог сказать, в чем именно. Но вдруг я ощутил, просто нутром почувствовал, что я его сильнее. Морально, физически... Нет, не там и не там. Чуть морально, чуть физически, но в общем - я его сейчас сильнее. И своим нутром, своим звериным нутром, тем самым, которое толкало его наверх в ночном мире, которое позволяло ему грызть зубами и рвать ногтями конкурентов, он это понимает. Правда, мозгами ещё не допер, но это просто вопрос времени.
   -Есть у меня к тебе вопрос, мой царственный брат. -Сказал я, совершенно игнорируя его зверские взгляды из-за решетки. -Где деньги, Зин? Кому ты сливал золото?
   Ночной Король призадумался, а потом вдруг выдал тираду.
   -Фрейя Ильронийская благословляет гулящих девок по серебрушке за ночь, мой царственный брат. Ты можешь запросить золотой, если будешь очень стараться не только задницей, но ещё и ртом.
   -Ой молодец! -Порадовался я. -А кого из королевской стражи ты купил на корню, что они закрывали глаза на питейные заведения?
   -Раз в неделю естествил мать твою шелудивую в зад кривой кочергой, она и разрешала делать все, что хочу.
   За моей спиной вздохнул Виктор. Ну да, он же говорил...
   -Нда, злой ты. Покачал я головой. -А теперь внимание, главный вопрос. Правильно ответивший получает приз. Правда ли то, что с твоего ведома торговали в городе и окрестностях горным отваром, да и сам ты к нему прикладываешься время от времени?
   -Я не пью горный отвар! -Сплюнул мне под ноги ночной король. Нет, не попал, конечно же, я теперь уже настороже.
   -Ничего, глядишь, и станешь. -Ответил я с почему-то знакомой интонацией, поглаживая в поясе простую бутылочку. Ну да, расфасовка у них поставлена хорошо!
   Тот понял не сразу, а когда понял, то Брат и Шорк ворвались внутрь, прижали его к полу, запрокинули голову, рот вверх, вдавили щеки между зубами. Показался алый язык и гнилые пеньки зубов. Барон Шорк протянул мне руку, но я покачал головой, подошел сам. Выдернул пробку и вылил треть бутылки в приоткрытый щербатый рот.
   -Сколько там надо? Треть? Ну вот... -Я махнул рукой. -Переверните его на пузо, и пошли, пусть отдохнет.
   Из сильного, хищного тела словно выдернули внутренний стержень. Ночной король кулем лежал на холодном полу, закатив глаза, и редко дышал. Подействовало на него практически сразу.
   Брат и Лумумба перевернули его на живот, лицом в стенку. Бутылочку с двумя третями горного отвара я поставил напротив камеры, у противоположной стены.
   -Хорошо посидеть. Будет мало, зови. Прокурор добавит!
   Ночной король не отозвался, он пускал слюни в пол.
   Виктор поглядел на меня дикими глазами, я ответил ему твердым взглядом. Граф Виктор только сейчас понял, как я решил вопрос получения информации. Ломка и не такого зверя расколет.
   -Пошли теперь к графу Лургу, и на сегодня все... Подснежник, горный отвар ещё есть? Давать как попросит. Когда станет совсем плохо, зовите меня.
   -Да, Ваше Величество. -Ваше Величество, вы не должны были этого делать! -Вдруг сказал мне барон Шорк.
   -Барон, вам экскурсию надо было организовать в тот лагерь, где сидят пьяницы.
   -Нет, Ваше Величество! -Запротестовал барон Шорк. -Я не имел в виду... Что делал, то и отмеряно, как сказал Одинссон. Но вот я бы вполне справился с тем, чтобы накормить его горным отваром...
   -Нет. -Покачал я головой. -Это должен был сделать я сам. Потому что иначе перестал бы себя уважать. Слушай, я чушь несу, нет?
   -Нет, Ваше Величество. -Барон Шорк чуть мне поклонился.
   Не знаю, понял ли он меня или нет.
   Но я как-то ещё не мог переступить внутри себя эту грань. Да, пытать людей плохо. Очень плохо. Вообще нехорошо это, противно и отвратительно. Но иногда приходится вести себя... Плохо. Ну да, можно по ребрам надавать, с помощью мастера Велимерия, да только не пройдет тут "по ребрам", тут жестко надо, на дыбу, как граф Урий делал.
   Стоит один раз приказать "на дыбу, рвать жилы и жечь огнем, пока не признается" - так потом такой приказ будет отдать ещё легче, потом ещё легче, потом уж совсем легко, а потом тут и без приказа откроется новая пыточная имени графа Урия, ни дна ему ни покрышки.
   А так...
   Я очень надеялся, что это будет в первый и в последний раз.
   Очень.
  
  
  

Глава 23

  
   Не перебивай меня не перебивай
   Я сегодня как железо!
  
   Алика Смехова
  
   -Ваше Величество? -Постучался в дверь Малого тронного зала граф Слав. -Не желаете посмотреть проект нашего нового Налогового уложения?
   -О, наконец-то! -Обрадовался я. -Граф, наконец-то! Рад вас видеть! Где барон Нават, с вами? Тащите сюда все, сейчас разберемся...
   Те и притащили.
   Вот бы можно было захватить эти десяток свитков в свой мир...
   -Вкратце. -Сказал я.
   Барон Нават и граф Слав переглянулись, и слово взял барон Нават.
   Не очень хорошо, конечно, что гражданин другого государства и вообще родственник высшей имперской аристократии законы пишет... Ну да ладно, всегда потом на него можно свалить гнев народный. Если что.
   Поразился циничности мыслей своих, но все же взял себя в руки.
   И стал выслушивать.
   Налоги в королевстве собирали путем хитрым и не понятным. Были у казначея, того самого, что вроде как начальник графа Урия, специальные служащие когда-то. Они ездили по стране, собирали налоги. С крестьян, в основном-то, с мастеровых ещё. Десятая часть, с крестьян зачастую брали продуктами, с мастеровых чаще деньгами. Были и люди, которые собирали налоги с купцов. Единая плата за стоянку корабля в порту, не очень большая, но достаточная, и ещё чуть на содержание. Вот это самые простые вещи. Всегда работали, всегда хватало, государство богатело.
   А дальше уже начинались сложности.
   Граф Урий и граф Лург влезли в это дело как два носорога. Появились налоги на дома, налоги на занятия, налоги на воду, которую теперь продавать купцам могли только в Гильдии Водоносов. Налог на ремонт кораблей, который теперь тоже делали только в Гильдии Плотников. Налог на Гильдии появился, не очень большой, но все же. Налог на занятия, то есть ежели чем-то таким в городе занимаешься, что-то руками делаешь, то будь добр заплати. Налог на оружие, и заодно запрещение владеть оружием некоторым для людей низких сословий. Налог на металл, который покупать можно было только у проверенных купцов. Налог на продажу - теперь продавать оружие можно было только специальным поверенным графа Лурга, а уж они продавала дальше. Вот это-то как раз и прикончило Гильдию Оружейников на корню. Налог на хлеб, налог на мясо, налог на содержание домашней скотины, подушный налог, налог на поле, налог на огород, налог на охоту, налог на собирательство, налог на воздух... Ну да, налог на воздух. Я сначала думал, что это шутки такие. Крестьянин, продающий что-то там сам в городе, обязан был уплатить налог на испорченный смердением воздух. Дорожный сбор, в зависимости от количества лошадей и используемой обуви. В сапожках ходишь - заплати подороже! Налог на яйца. Есть у тебя яйца - тоже плати, на содержание детей. Ну и что, что не твои? Вон, графиня Нака целый детский дом открыла, думаешь, все за так, что ли?
   Для начала я всю эту дрянь отменил. Просто на хрен. Ибо нефиг.
   Дворяне вообще никаких налогов не платили. Ну не платили, и все. Такой древний красивый обычай, что с дворян только службой берется. Угу, так и службы-то от них не дождешься, сидят либо за границей, либо в городе и окрестностях пьянствуют и девок портят.
   Думал я махнуть шашкой, да и ввести на всю эту вольницу налог на роскошь какой-нибудь... Да понял, что пока не потяну. Пока у меня нет твердой гвардии и тех сил, на которые я могу опереться - никаких налогов на дворянство вводить нельзя. Пока нельзя.
   Все мои рекомендации были учтены.
   Десятая часть от доходов. Налоговые льготы - если работаешь с королем, то платишь двадцатую часть доходов. Если занят в оборонке, то от налогов освобождаешься вообще. Все служивые люди - то есть стражники, солдаты, писцы-клерки и прочее, кто занят в государственных делах, налогов не платят. По выходу в отставку прослуживший пятнадцать лет от налогов освобождается вполовину, прослуживший двадцать лет вообще от налогов освобожден. Причем это относится также и к тем, кто служил ранее.
   -Ваше Величество, тут проблема... -Сразу же заметил барон Нават. -Что помешает действующему стражнику открыть кабак и не платить налогов?
   -Помешает мой королевский указ. Налогов не платят ежели ничем иным, кроме государственных дел, не занимаются. А так - будь добр как все. Либо служи двадцать лет и выходи в отставку.
   -Может, сказать, что деньги от короля налогом не облагаются? -Предложил барон Нават.
   -Хорошая идея. -Одобрил я. -Но как тогда быть с теми, кто работает с нами? Хотя... Хотя... -Я подвинул к себе лист бумаги. -Вот предположим, что со всех мы берем часть десятую. С тех, кто продает свою продукцию нам - часть двадцатую... С тех, кто с нами работает, мы налогов не берем.
   Все это я фиксировал на бумаге.
   -Так, теперь разберемся с налоговыми льготами. Ежели не берем налог с чего-то или кого-то, то это мы чем-то должны компенсировать.... Лучше бы не деньгами.
   -Почему, Ваше Высочество?
   -Потому что своруют все равно. -Пожал я плечами. -Как там наши чиновники? Воруют! Хе-хе-хе...
   Юмора моего не поняли, переглянулись, я только рукой махнул*.
  
   * - Фраза: "Воруют..", произнесённая Н. М. Карамзиным стала знаменитой во время его поездки в Европу (1789-1790) в ответ на вопрос соотечественника о родине.
   -- Что, в двух словах, происходит на родине?
   Карамзину и двух слов не понадобилось.
   -- Воруют, -- ответил Карамзин...
  
   -Итого, что у нас получается. Скажем, торговый дом "Весна" снабжает нас, моё королевское величество, лампами Алладина, замками, бомбами... Я, моё королевское величество, все это у "Весны" покупаю. Итого, торговый дом "Весна" не платит налогов с тех денег, которые я ему плачу, а ещё платит не десятую часть налогов, а двадцатую. То есть, оказывать услуги королевскому двору почетно и правильно.
   -Ваше Величество, у меня возник вопрос. -Барон Нават откашлялся. -Вот, предположим, торговый дом "Весна" делает громовые камни... Громовое зелье... Все это полезно и хорошо для государства, верно же?
   -Конечно.
   -А если, скажем, торговый дом иного купца перепродает Вашему Величеству ювелирные украшения, ткани, одежду... То не получится ли несправедливость, Ваше Величество? Нет, только не подумайте, что красивые вещи не важны, они украшают...
   -Нет, вы правы, барон Нават. -Согласился я. -Ино дело... Надо будет как-нибудь ограничить потребление красивых вещей королем.
   Глаза у обоих стали как блюдца.
   -Скажем, так... Пусть предметы роскоши государство закупает только на определенную, не очень большую сумму. Официально. А все, что свыше, король уже пусть покупает от имени своего... То есть на сто золотых я покупаю себе новый трон как король, а на тысячу золотых я покупаю себе... Ну, скажем, портьеры или посуду в тронный зал... Как частное лицо.
   -Очень интересная мысль, Ваше Величество. -Осторожно сказал граф Слав.
   -Очень. -Согласился со мной барон Нават. -Только вот, Ваше Величество, не получиться ли так, что королевский двор в нищете прозябать будет? Не подобающе это...
   -Не получится. Все, что свыше, я всегда могу купить на личные доходы. И гораздо хуже будет...
   Я отвлекся. Что-то такое не то... Что?
   За дверью раздался некоторый шум. Далеко от трона, но я все же услышал. Кто-то что-то громко требовал, ему не отвечали.
   -Минуту. Эй, что там такое?
   В дверь просунулась голова в шлеме.
   -Ваше Величество, к вам просит королева!
   -Как она из башни выбралась, дура старая? -Спросил я.
   -Нет, молодая... Королева...
   -А, ну так пусть войдет. -Я вышел из-за стола, прикрыл бумаги. Не за отстранившейся от меня королеве видеть что-то лишнее. Совершенно не за чем.
   Дверь распахнулась, и вошли.
   Итак, четверо. Принцесса... То есть уже королева Альтзора, полноценная королева. Непреклонная такая, холодная, подбородок задран выше. В оранжево-белом платье, с янтарной вышивкой, и с простым обручем на голове.
   -Ваше Величество! -Чуть склонила голову она как-то так, что подбородок вздернулся ещё выше.
   -Ваше Величество! -В свою очередь поклонился я.
   Девочка изменилась. Платье у неё в поясе более заужено, обрисовывается грудь, и начинающаяся линия бедра. Вырез тоже присутствует, и вообще, черты лица девчонки становятся все мягче, женственнее...
   Самый противный возраст, по уверению всех, окончивших педвуз. Когда тело уже взрослое, и желания уже взрослые, а мозги-то в голове ребячьи, ещё не привыкли некоторые желания обуздывать. С такими в школе проблем выше крыши как всегда. Первые влюбленности, первые конфликты, первые пробы сил на взрослую жизнь, попытки доказать, что каждый из них полноценная личность и знает всё не хуже, а то и лучше, чем другие...
   Интересно, как же выглядит переходный возраст у особ королевской крови-то? У нас вот теперь новая мода, граффити, стены разрисовывают, самоутверждаются тем самым. Дать принцессе баллончик с краской, пусть делом займется...
   Так, а с ней кто? Две фрейлины, блондинка и брюнетка. Лет чуть побольше, но совершенно невыразительные девчонки. Не очень чтобы красивые, но и не страхолюдища. Как сказал бы Серега-большой, с хорошим пивом пойдет.
   Ну и конечно по правую руку мой старый друг, дать бы по голове ему вдруг. С мордой ещё более каменной, чем всегда. Меч на боку болтается, накидка, кольчуга, все при нем. Настоящий рыцарь этот Алор.
   Судя по решительнейшему взору принцессы, разговор меня ожидал не из легких. Только мне этот разговор никуда не уперся. У меня свои проблемы, у меня важные дела, которые неделю решать придется, и ещё куча важных дел не доделана.
   И что мне теперь, выслушивать истерики?
   -Вон выйди. -Сказал я рыцарю Алору.
   Тот склонил голову набок, покосился на меня, покосился на Альтзору, но остался на месте.
   Попробуем пойти длинным путем.
   -Рыцарь Алор, выйди и закрой дверь с той стороны. -Сказал я. И поймал его взгляд. Скучающий, нагловатый взгляд рыцаря вдруг смешался, что-то с хрустом в нем так бряк... Сломалось, наверное.
   После Ночного короля я уже приобрел что-то такое в душе, внутри себя, что позволяло ощущать и чувствовать людей. Не все, конечно, но вот момент, когда твоя воля окажется сильнее его, я стал чувствовать.
   И сейчас этот момент таки наступил.
   Рыцарь Алор смешался, сглотнул, сделал пару шагов назад.
   -Я подожду за дверью, Ваше Величество... -Сказал он кому-то, и был таков.
   -Итак, что же вы имеете мне сказать, Ваше Величество? -Спросил я Альтзору как можно официальнее.
   Та вспыхнула.
   Ага, да. Алор с тобой нежничать будет, дуреха деревянная.
   -Вот уже долгое время ваша матушка содержится в жестокой темнице... -Начала Альтзора.
   -Моя матушка заболела, Ваше Величество. Ей бы сейчас отдохнуть... А не проводить время на пустых балах да приемах. Вообще, думаю её на море отправить. На морскую прогулку. Морской воздух полезен для женщин, знаете ли.
   Щеки Альтзоры вспыхнули. Но с гневом она справилась быстро. Я уж думал, как начнёт истерить, так сразу и выставлю её вон с наказом больше меня не беспокоить по пустякам...
   -Дворянство Соединенного Королевства обеспокоено, Ваше Величество! Ваше отношение к вашей матушке и её министрам превосходит всякие границы! Это против законов людских и божественных!
   -Так все оно и обеспокоено? -Поднял я бровь. -Мне пока что никто, кроме вас, обеспокоенности не выражал. Наоборот, все уверены, что я отлично справляюсь. Вот, недавно, граф Моличи заходил, говорил, что ещё нигде и никогда не правил столь справедливо...
   -Я хочу с ней поговорить! -Выпалила Альтзора.
   Ага, да. Вот только мне не хватало, чтобы моя женушка и моя матушка снова спелись. Нет уж, спасибо.
   -Моя матушка больна, Ваше Величество. И не гоже доводить её пустыми разговорами в угоду пустых людей. Ей необходим покой. Как только ей станет лучше, так я велю сразу же позвать вас.
   В дверь постучали.
   -Одну минуту... Войдите!
   Дверь сразу же отворилась, возник Лумумба. Оглянулся, поглядел на королеву, обошел её по большой дуге и подошел ко мне со спины. Наклонился к уху.
   -Ваше Величество, с утра группа аристократов, в том числе и королева Альтзора, в сопровождении храмовников из храма Всеотца посетили лагерь для перемещенных лиц. Охрана не посмела их задержать. Они раздали деньги, золото, пленникам. Пленные купили много горного отвара, сейчас в лагере паника. Пьяницы опоили отваром многих, в том числе и тех, кто был здоров. Граф Лир спрашивает, что ему делать.
   Я вспомнил тех наркоманов, которые там лежали. И мне стало страшно. Мне в самом деле стало страшно, и противно. Я едва смог справиться с дрожью в руках, до того мне хотелось закатить Альтзоре хо-о-орошую оплеуху.
   -Хорошо. Иди, и позови мне Брата. У меня для него будет задание. Потом ступай к графу Лиру. Если кто ещё приблизиться к лагерю, так приказываю задерживать их отдельно, и передавать к Брату для дальнейшего разбирательства. Не взирая на звания. Ступай.
   Лумумба поклонился, и вышел.
   -Граф Слав, барон Нават, не будете ли вы так добры оставить нас на пару минут? -Спросил я, тяжело глядя на Альтзору.
   Шаги за моей спиной, граф и барон обошли меня по такой же дуге, как и Лумумба недавно, дверь захлопнулась. Фрейлины выскользнули ещё их раньше, усердно глядя в пол, одна за другой. Те ли это, с которыми она и раньше бывала, или нет, никак не понять-то? Вроде бы лица знакомые, но я их тогда не разглядывал.
   Новоиспеченной королеве хватило ума молчать, пока лишние уши не вышли за дверь.
   -Какого черта, Величество? -Грубо спросил я. -Почему вам в голову пришла такая идея - раздавать деньги? Почему, твою мать, не еду, а именно деньги? Знаешь, что они на деньги покупают?
   -Это бедные, несчастные люди, Ваше Величество! С вашей стороны не подобает их мучить сверх меры! Я настаиваю, чтобы вы выделили средства для них! Ибо имеющихся средств недостаточно! Я настаиваю! Вы собрали...
   Я не слушал. Выделить средства? Ага, да. Читай - то есть слушай - выдать денег храмовникам, те выдадут денег беднякам, а бедняки продолжат своё всегдашнее времяпрепровождение. И Мойка возникнет вновь. Пусть уже не на прежнем месте, но где-то тут у меня, в городе.
   Кто-то плотно присел Альтзоре на уши.
   Попробуем снять?
   -Ваше Величество. На выданные вами деньги наркоманы, содержащиеся отдельно от других людей, купили наркотики. Горный отвар, если вы знаете, что это такое. Бездельники, безработные в поколениях, которые лишь Черному известны, теперь купят себе ещё еды и смогут и дальше не работать, а воровать. Не говоря уж о том, что лишь только Черный знает, сколько денег положили себе в карман те люди, которые эти деньги раздавали от вашего имени...
   Нет, смотрит на меня, и ни малейшего отклика в глазах.
   Что же случилось с тобой, девочка? Когда же я тебя потерял? Наверное, тогда, когда тебя переселили от меня подальше. Потому что все было хорошо, когда я защищал тебя от графини Нака, все было хорошо, когда мы в компании детей замковых слуг рассказывали друг другу разные истории, и все бы было хорошо, если бы не...
   Не что?
   Что я мог сделать-то?
   Вдруг понял, что. Достаточно повести себя жестко, очень жестко.
   Рыцарь Алор за дверью... Да ну к черту, какая это ещё защита-то? Граф Слав или барон Нават его уработают вмиг, а если у них не получится, так у меня под мышкой "Чезет" висит, только и ждет момента. Да и не станет рыцарь Алор идти на конфликт, предпочтет думать, что не заметил ничего. Фрейлины туда же, оно и даже к лучшему, если получиться Альтзору при них заломать. Так дольше эффекта хватит.
   -Еще раз узнаю, что ты...
   Нет, я не сказал, конечно же. Промолчал.
   Нет, не буду я ничего делать. В память о том, что Альтзора все же молчала о наших ночных посиделках, иначе б они вмиг кончились. Значит, что-то человеческое в ней есть, а не только тупая аристократическая спесь. И учитывая то, что она ещё маленькая девочка, как бы не подчеркивала она оформившуюся грудь и линию бедра.
   И значит, что с ней можно поговорить по-человечески. Пока что.
   -Впредь я настоятельно попрошу вас, Ваше Величество, согласовывать свои действия со мной. -Хотел я сказать нейтральным тоном, да получилось ледяным. -Не смею вас более задерживать.
   Она вспыхнула и вышла.
   Я позвал графа Слава и барона Навата, и мы вернулись к обсуждению нового Налогового кодекса. Не так уж много и поправок выходило-то... Но каждую следовало обдумать, обсудить, запомнить и потом ещё раз обдумать в своем мире.
   Потом меня навестил Феликс.
   -Ваше Величество...
   -Говори, с чем пришел.
   -В принципе, у меня два вопроса, Ваше Величество. Сначала начать с легкого, или со сложного?
   -Давай с легкого.
   -Хорошо. Возможно, это и не важно... Но я думаю, что должен сказать.
   -Да, говори?
   -Дело вот в чем. Имперцы нуждаются в рабах, как известно. Также известно, что им рабов в этом сезоне не хватит.
   -Ну да это их проблемы. У меня и так народу мало, чтобы его как картошку... -Кстати, что там у меня с картошкой-то? -... направо и налево продавать.
   -Я немного не об этом, Ваше Величество. Несмотря на то, что у нас скопилось полтысячи человек в рабских бараках, ну тех, которые осуждены на каторгу... Почему-то имперские купцы даже не пошевелились, чтобы их купить.
   -Вот интересно. -Покачал я головой. -Интересные новости. Что ты скажешь?
   -Возможно, они думают, что возьмут много рабов в скором времени? Я говорил с бароном из Королевского Университета, тем самым, что долго жил в Империи, барон Гонку. Барон рассказывал, что к каждому новому сезону плантации у них пусты, ни человечка нету. Рабы им очень нужны, иначе они не смогут вырастить и продать зерно. Почему же они не берут рабов сейчас? Как они будут собирать урожай? Кто будет работать в шахтах? Кого они поставят к горнам?
   Подснежник запнулся чуть.
   -И? -Подбодрил его я.
   -Они надеются в скором времени взять много рабов, Ваше Величество. Очень много рабов. Судя по тому, что суда не уходят... Они хотят взять этих рабов у нас. Значит, в скором времени случится нечто, что обратит большую часть наших людей в рабов.
   -Понятно... А второй вопрос?
   -Вот это результаты допроса Жука, Ваше Величество. -Передо мной на стол легли три свитка. -Взял на себя смелость допросить также всех, кто ранее служил в храме...
   -И? Вкратце? -Я чуть сдвинул свитки в сторону.
   -Первожрец ворует.
   -Вот удивил! -Что он ворует, стало понятно практически сразу, как я того увидел и чуть пообщался.
   -Ворует он не только у Вашего Величества, но ещё и у храма. Жрецы Одина, Ваше Вел...
   -Седдик. Давай проще, все равно наедине.
   -Да, Седдик. Жрецы Одина не только имеют право беспошлинно ввозить в королевство вино и пряности. Они издревле владели монополией на торговлю металлом. Если кому надо, то крицы у них только покупают. Нет, есть ещё свободные купцы, пять или шесть, кто рискует металл везти самостоятельно. Но они очень, очень осторожны... Потому как ходят слухи, что если очень много возить металла в Соединенное Королевство, то можно нарваться на гнев Одина.
   -Грязные делишки с конкурентами?
   -Не только, Седдик. Есть ещё кое-что. Более интересное. Вино, продаваемое храмом, опечатано личной печатью Первожреца, доступ к которой имеет лишь сам Первожрец и его доверенные лица. Обычно закупают вино в Дарге, через монастыри тамошние. И везут сюда. На каждом кувшине печать Первожреца, без этого они не имеют права продавать. Жрецы Одина, как специалисты, обязаны проверить каждый кувшин на то, чтобы в вине не было горной полыни. Это ещё по договору с вашей бабушкой, Альварой Второй. Но вот Жук был свидетелем того, как Первожрец ставил печати, но вот только средства с того вручались ему в руки лично купцами. И в храмовую кассу они не шли.
   -Ух ты.
   -Да. То же самое и с металлом. Храм Одина продавал королевским кузнецам металл. Это тем, которые во дворце, тут их пятеро. Гвозди, решетки, прочее всё... Много очень металла, лучшего оружейного, из Рохни. Но когда я поговорил с кузнецами, выяснилось, что металла они давно уже не видели, все из старых изделий перековывают. И кузнецов-то тут не пять, а три. Хотя из казны отчисления на пятерых были до того, как мастер Иштван порядок навел. Так вот, есть договор, что храм продает замку крицы. Деньги выделялись, договор об этом есть, но вот металла-то нету! И Жук клянется, что видел, как те деньги передавались непосредственно Первожрецу. А металл уходит в Степь или к язычникам в горы. По договору все чисто было, но вот по делу... По делу...
   А по делу Первожрец мало того что ворует у своего собственного храма и у нас, так он ещё и снабжает оружием наших врагов. И Жук готов указать на конкретных людей.
   -Вот молодец этот Жук. Ему можно верить?
   -Думаю, что да, Седдик. Один из купцов, которые занимались контрабандой вина, был в порту. Мы его допросили, все сведения подтвердились. А ещё в питейных заведениях мы захватили несколько человек, которые уже наглотались горного отвара. На одного из них Жук указал как на человека, который переправлял металл в горы. Мы его тайно довезли до Западной башни и допросили отдельно. Снова подтвердилось, вот тут имена и места, где эти люди встречаются. Но и так можно сказать, что Жук не врет. Врать ему не за чем. А слухи про поддельные
   -Понятно. -Я положил ладонь на свитки. -Вот это все... Вот это все смерть для Первожреца. Итак, теперь мне нужен честный человек из Храма, который не сможет дальше терпеть воровство священной персоны у Богов, и...
   -У меня есть такой человек. -Сказал Феликс. -Даже двое. Один из них не честный человек, Глетий, викарий при храме, который возжелал власти. Первожрец его не пускает выше, держит под строгим надзором, обирает. Может, скоро к нему убийц подошлет. А второй - отшельник с гор, бывший жрец Одина. Очень уважаемый человек, чудотворец, его очень любили в народе. Я взял на себя смелость тайно пригласить отшельника сюда... Он ждет в коридоре.
   -Нда... -Я ещё раз порадовался, что не прогадал с назначением своего Железного Феликса. -Зови сюда своего отшельника...
   Думал, что сначала отшельника придется отмывать и скоблить. А потом ещё полчаса-другие выслушивать разнообразные бредни о космосе, о мире и о роли человека в ноосфере.
   Но в Малый тронный зал вошел уверенный и крепкий мужчина преклонных лет. Навскидку лет пятьдесят можно дать, или даже побольше. Одет не в рясу, а в простую и удобную одежду, которую тут можно увидеть на богатом крестьянине, штаны, рубаху и куртку. На ногах прочные сапоги с высоким голенищем, на голове капюшон.
   -Ваше Величество. -Поклонился мне отшельник.
   -Мастер... Э....
   -Моё имя Кирк, Ваше Величество, и я не мастер, я свободный человек. Я служу Одину.
   -Очень хорошо! -Приветствовал я его. -И как же ты ему служишь? Что делаешь?
   -Хожу по домам и по деревням, изгоняю вредных явлений, Малый народ могу отвадить, немощи заговорить, прояснить разум или отговорить беды... -Голос у отшельника оказался красивый, спокойный.
   Понятно. Психотерапевт...
   -О? Слушай... Знаешь ли ты главу Гильдии Купцов, мастера Андрея?
   -Он приходил ко мне несколько лет назад, Ваше Величество. Просил наставить на путь истинный его сыновей, Ивана и Влада. Я отказался, ибо человеку нельзя помочь, если он того сам не желает.
   -А можно ли помочь самому мастеру Андрею? -Заинтересовался я.
   -Это выше моих сил, Ваше Величество. Я не всемогущ.
   -Понятно. -Значит, вот такой психотерапевт по требованию. -Слышал ли ты о том, что творит Первожрец?
   -Нет, Ваше Величество. Почтенный господин пригласил меня на беседу, и вот я тут. Только я не предполагал, что меня сразу приведут к королю...
   -А откуда ты родом, мастер Кирк? -Чуть не сказал "Капитан".
   -Я из Ильрони, Ваше Величество. У моих родителей поместье около Морского Замка... Было, пока там не встала армия графа Лурга. Теперь уже нет. Я младший сын, пошел на службу в храм Одина. Провел там десять лет в трудах и науках во славу Отца Богов, а после решил удалится от мира людей и продолжить совершенствование себя в уединении. В шумном городе и даже в тиши храмовых библиотек слишком много соблазнов, Ваше Величество. Вот уже семь зим минуло с тех пор, как я выстроил себе небольшой дом около тракта, и живу с леса и с природы. Люди Лесного барона иногда приходили ко мне за посильной помощью, в том числе и этот молодой человек, которого нашли под снегом...
   Говорили мы с ним не очень долго. Кирк этот был чем-то вроде странствующего доктора.
   Да, храмы в этом мире оказывали какие-то мелкие услуги. Привидений там вывести, с Малым народом договориться, чтоб те посевы не портили и коров не доили, ну и так, по прочей мелочи. Ещё храмы могли оказать и услуги покрупнее. Например, избавить от Вещи или закрыть древнюю могилу Малого народа.
   Ну, в советской школе говорили, что жрецы наживались на суевериях. Ну, тут так же и было...
   Ещё заодно капитан Кирк работал кем-то вроде психотерапевта, помогал да учил, немного лечил. За то благодарные крестьяне приносили ему еду. Лесные разбойники приносили своих раненых. Иногда приходили местные помещики-дворяне, советовались, как поступить в тех или иных ситуациях...
   Короче, образованный человек такой, имеющий толику влияния, но не от мира сего. Наверное, подойдет? В любом случае, иного нет, а Первожреца на место надо ставить обязательно, пока не обнаглел и не начал выдвигать условия. Паствы-то у него уже нет почти что, Мойку я разогнал. Теперь успех надо закрепить.
   -Кап... Кирк. Никак не могу привыкнуть, как же называть-то? Мастер не годится, а уважаемый?
   -Мой благородный отец успел лишить меня дворянства, Ваше Величество. Да и ни к чему дворянство тому, кто идет путем богов, совершенствуя свою душу. Мирское зачастую мешает на этом пути...
   -Вот-вот, как раз и поговорим о мирском. До меня дошли сведения, что теперешний Первожрец Храма Одина в столице слишком много отдает мирскому в ущерб духовному пути. Что ты скажешь?
   -Первожрец Одина всегда отдавал мирскому слишком много внимания, Ваше Величество... Но почему вы говорите это мне?
   -Да потому, Кирк, что не гоже королю вмешиваться в дела храма. Богу - богово, а государю - государево. Но продажу оружия и воровство денег я простить не могу, ибо это подрывает основы моего королевства, сеет смуту да и просто опасно это, в конце-то концов!
   Кирк слушал внимательно. А как я закончил, так он высказался, резко, словно в воду нырнул.
   -Ваше Величество, власть Первожреца разрушает храм Одина. Издревле храм был основой спокойствия и совершенствования души и тела, а теперь это лавка для вымогания золота! И трети того, что происходит сейчас в храме, не хватит... -Кирк задохнулся от возмущения.
   -Вот и хорошо. -Я внимательно глянул на него. Что-то легко согласился, нет? Или он честен? И Первожрец всех уже достал?
   -Слышал, что у меня теперь есть королевский суд? Так вот, сейчас тебя препроводят к Брату. Это главный королевский обвинитель. Все порочащие факты ты изложишь сначала ему. Потом ещё раз зайдете ко мне, согласуем, что ты делать будешь. Пока что поживи в Западной башне... Не дергайся! Никто там тебя не обидит. Мне же не надо, чтобы люди Первожреца тебя выкрали? Феликс, проводи, потом ко мне зайдешь, у меня ещё одно задание будет для тебя...
   -Найди этого Глетия. Мне надо с ним поговорить... Спокойно поговорить. Чтобы не узнал Первожрец. Это возможно ли?
   -Не думаю, Ваше Величество. Глетий всегда на виду, его многие знают, и будет тяжело его пригласить на беседу...
   -Тогда пока что не будем. Пригласим уже тогда, когда будет поздно отступать. Еще. Осторожно, очень осторожно узнай все про этого Кирка. Только... Вот как сделай. Заведи специальный свиток. Назови его там не именем, а кличкой. Скажем, пусть будет "Капитан". Если вдруг свиток попадет кому-то в руки, то не сразу догадаются, о ком речь. И там запиши, что за человек, кто, как... Канцелярию уже себе собрал?
   -У меня не очень много человек, Ваше Величество. Трое всего писать умеют.
   -Вот это дело плохо. Направлю к вам учителя, который вас будет читать учить да писать, найду. Посещение его занятий для всех твоих сотрудников обязательно... -Вот это хорошая идея. Надо бы ещё и Брата пнуть, чтобы он тоже канцелярией побыстрее обрастал.
   Дальше толковых дел не было. Кирпичный заводик вышел на полную мощь, глину для кирпичей теперь мешали мешалкой, завязанной на водяное колесо. Кирпичи хорошие получались, куда как более однородные и прочные. Подумав, я перетащил схему лесопилки, кое-как нарезали пилы из дрянного металла, запустили. Лесопилка и мешалка ломались частенько, конечно, но с каждым разом все реже и все быстрее восстанавливали поломки. В городе теперь было в достатке строительного материала, и строительство развернулось на полную мощность.
   Пороховая мельница тоже крутилась от водяного колеса, мастер Виктор клятвенно обещал догнать и перегнать, выполнить пятилетку в три года по пороху и по замкам. Самая большая домница обросла лесами, её изнутри выкладывали огнеупорным камнем. Гвардейцы несли охрану, патрулировали улицы совместно с городской стражей.
   Перегонный куб снова дал течь, его ремонтировали, изведя на это последние запасы болтов моего мира.
   В лагере продолжали умирать наркоманы. Нет, мастер Клоту добросовестно проводил дезинфекцию, да вот только не очень-то это и помогало. Как мертвому припарки. Наверное, помогли бы уколы антибиотиков... Родные сержанта-то быстро вылечились от зависимости. Но я понимал, что бессмысленно делать укол каждому. Во-первых, у меня бы просто не хватило препарата. А во-вторых, да после укола эти сразу бы побежали за другой дозой горного отвара! А потом снова за лекарством... Круг замкнулся. Нет, я лучше антибиотики на своих воинов потрачу, чем на наркоту разную.
   И потому я просто отделывался показным непониманием на умоляющие взгляды мастера Клоту. Типа не понимаю я, мастер, о чем ты вообще. Ну, не понимаю и все.
   А ещё наконец-то настало время, когда пора разобраться с врагами. Так сказать, провести генеральную репетицию.
   Графа Лурга решили судить почти сразу же, не откладывая. В принципе, рассказал-то он уже все, что мог. Пусть с ним барон Алькон разбирается.
   Барон Алькон неожиданно отказался.
   -Ваше Величество, как же я буду его судить? Он же мне столько зла сделал!
   -"Без гнева и пристрастия". -Процитировал я. Нет, в самом деле, где же я нового судью найду?
   -Не могу, Ваше Величество. Я б его на части разорвал... -Кулаки барона сжались. Я только сейчас заметил, что барон-то, оказывается, меня побольше будет. И руки у него не руки городского неженки, но воина, который с детства фехтованию учился. Здоровенные запястья мечника и сбитые костяшки пальцев. И кулачищи-то вполне впечатляющие.
   -Что ты с ним хочешь сделать? -Помимо своей воли спросил я.
   -Да уж придумаю. -Мечтательно сказал барон Алькон.
   -Хорошо... Решим твой вопрос. Значит, с тебя вот что. Найти тех наемников, которые были... Найдешь? Уверен? Ещё надо парочку человек из управляющих графа Лурга, которые против него свидетельствовать будут. Все подготовь. А судью я найду.
   Ну и начался суд, с утра пораньше. Графа подняли с кровати, ничего не понимающего, ничего не соображающего, и поволокли в легких кандалах на судилище. Граф понимал, что дело не чисто, размазывал по лицу слезы, порывался прорваться ко мне, да не пускали.
   А там уже все были. Дворяне, мастеровые, воины даже. По настоянию мастера Иштвана, места для дворян и для прочего люда сделали раздельные, чтобы не допускать конфликтов. Просто парочка загородок, постелили шелковые накидки на скамейки, и готово.
   Снова полный аншлаг. Все есть, дворяне, даже парочка баронов из окрестностей, кои бумаги нашлись у графа Лурга. Волнуются... Думаю, что же с выкупными их стало. Официально-то, я пока о судьбе бумаг не объявлял. Графиня Чи тоже тут, с парочкой служанок. Попыталась поймать мой взгляд, поправила лиф платья.
   Ну и прочий люд тоже не обидел. Всем место не нашлось, на площади толпа собралась, глашатаи уже пили теплую воду, готовились.
   -Уважаемые и почтенные жители Соединенного Королевства! -Принял слово я. Ну так а кто ещё-то? Кого ещё на эту должность поставить, на такое ответственное дело? Так что сегодня я и был королевским судьей. -Сегодня мы судим графа Лурга. Ввиду особой тяжести совершенных им преступлений, от которых пострадал и верховный судья Соединенного Королевства, судить я буду лично. Мастер королевский обвинитель, есть что сказать?
   Ну да, было что сказать у Брата, не зря он столько времени сидел за бумагами.
   И началось, и поехало.
   Решили начать с подготовки покушения на Морского герцога, да из Морского герцогства пока что не ответили на приглашение прибыть в столицу. Герцогиня вообще делала вид, что гонцы для неё как мухи надоедливые, вежливо что-то отвечала, да и все. Но наши лодки, которые рядом с герцогством нефть добывали, пока что не трогала, и на том спасибо.
   Для затравки решили начать с обвинений в грабеже казны, куда граф запустил руку ой как хорошо. Мастер Иштван выступил свидетелем, рассказал, как подручные графа, которым королева выдавала золото на раздачу бедным, то золото прикарманивали.
   -Виновен. -Сказал я. -В воровстве! Что ещё?
   Выдернули Дубка, которого пока что держали в Западной башне. Тот, глядя в пол, рассказал, как приказал ему граф Лург поджечь склады, и как сердце честного жителя Соединенного Королевства и верного подданного короны ну никак не могло... Ну просто никак не могло выполнить такой приказ!
   -Виновен. -Сказал Брат.
   -Не доказано! -Пискнул барон Гонку. -Это слово простолюдина против слова дворянина! Кто ещё может подтвердить твои слова, а ? -Обратился он напрямую к Дубку. Дубок молчал, делал вид, что это его не касается.
   -Что скажешь, уважаемый? -Обратился я к графу.
   -Каюсь, Ваше Величество! Каюсь в грехах своих тяжких! Приказал жечь, приказал! Прости меня, народ! Прости! -Граф Лург принялся ползать по полу. -Черный, черный попутал!
   -Виновен. -Сказал я, хлопнув мечом в ножнах по судейской кафедре. -Что у нас дальше?
   -Позволите, Ваше Величество? -Выступил барон Шорк.
   -Конечно.
   История от барона Шорка не очень долгая. Махинациями с наследством отняли родовой замок, обращенный в земли графа Лурга. Отец оставил наследство сыну, да помер неожиданно, старшая сестра продала поместье и теперь коротает век в столице на небольшой пенсион.
   -Интересная история. Барон, бумаги, по которым вы властитель поместья, можешь представить?
   -Нет, Ваше Величество... Их у меня отняли, когда посадили в камеру в Западной башне.
   -В камеру? -Разыграл я гнев. -Да, я помню, в камеру... За что же посадили в камеру? Кто приказал?
   -Граф Лург приказал, и сказал, что я буду сидеть, пока моча из головы не выветриться, простите, Ваше Величество...
   -Заключение дворянина под стражу без достаточных на то оснований. -Подсказал Брат.
   -Господин защитник?
   -Чем докажет уважаемый рыцарь, что именно он барон Шорк? -Начал входить во вкус барон Гонку.
   -Наши соседи могут засвидетельствовать меня, уважаемый барон. -Ответил Шорк.
   Соседей уже пригласили, два почтенных... То есть уважаемых аристократа и граф Сецилий, тот самый, из Зеленого Урочища, признали в бароне Шорке именно барона Шорка. Барон Шорк и есть, только что повзрослел, на отца-то как похож... Вот, помниться, загнали мы с отцом уважаемого барона Шорка большого кабана возле Верескового леса - так старый барон именно так и держался в седле, как сейчас молодой барон держится, ни дать ни взять!
   -Ситуация понятна. -Прервал я поток воспоминаний уважаемого дворянства. -Что скажешь, обвиняемый?
   -Черный попутал, Ваше Величество!
   -Понятное дело. Итак, дело о мошенничестве с наследством барона Шорка выделить в отдельное.
   Ещё парочка дворян, которых граф Лург обманул. Их нашел Брат. Дворяне выжили чудом, лишившись большей части своих владений.
   Одно я выделил в отдельное дело, а перед другим нарочно показушно развел руками.
   -Ничего не могу сделать, уважаемый барон. Вы сами, без давления, продали своё поместье подручному графа Лурга. С вашей стороны это был очень опрометчивый шаг. Вы не находились под давлением?
   -Нет, Ваше Величество. -Склонил голову похмельный барон. Деньги за поместье он пропивал вот уже второй год, поместье было большое.
   Дошло и до барона Алькона.
   Тот вышел перед трибуной, коротко представился. Народ начал переглядываться, дворяне тянули шеи, поглядеть, мастеровые тоже привставали. Знаменитый Лесной барон, теперь он судья...
   Барон начал рассказывать.
   В один прекрасный день приехали к воротам родового замка люди, коих было слишком много для баронского ополчения, и кои были слишком быстры, чтобы своевременно закрыть ворота. Опомнились, когда сеча шла уже во внутреннем дворе.
   Шепоток по залу, я примерился и как трахнул мечом в ножнах по судейскому столу.
   -А ну тишина! Уважение к королю! Уважение!
   Все угомонились враз. Даже графиня Чи прекратила глазками стрелять.
   -Продолжайте, барон Алькон.
   Нападавшие вырезали всех. Это было крайне необычно для баронских неурядиц, случавшихся тут время от времени. В живых не оставляли никого, с удивительной жесткостью убивая даже маленьких детей.
   Старший сын, будущий барон Алькон, в то время возвращался по Закатному тракту из Предвечной, чуть задержался, всего на пару дней, но это спасло ему жизнь. Это, и внимательность сотника баронской конницы, который заметил пятна копоти от огня над окнами замка, да и то, что на стражах около ворот доспехи были, которых в баронстве не водилось отродясь.
   Засада не удалась, получилось отступить в лес и оторваться от нападавших. В этой погоне барон Алькон потерял почти всех дружинников и был легко ранен. Кружным путем, беспокоясь о судьбе родных, он вернулся к замку как раз вовремя, чтобы увидеть, как победители вешали на стенах замка женщин побежденных.
   В двух женщинах барон Алькон узнал своих сестренок.
   Замок был источен подземными ходами как хороший козий сыр. Ночью не составило труда проникнуть внутрь, и вчерашние победители сполна испили того, что они сами творили недавно.
   Главаря банды наемников барон Алькон взял живым.
   Даже пытать не потребовалось, капитан наемников выдал всё. Подозрения-то уже были, приходили посланцы от графа Лурга. Тот самый Дубок уверенно опознал в бароне Альконе сына того барона, которому граф Лург предлагал купить замок. Да старый барон отказал, прогнал со двора, не захотел разговаривать с неблагородным... На свою беду. допросили и двоих наемников, уцелевших из того отряда чудом, а потом нашедших себе отряд новый. Те рассказали, что их командир приказывал брать живым наследников, потому как надо отписать бумаги, и что графа Лурга они тоже до того видели.
   Граф Лург сначала побледнел, а потом ещё и посерел. Чуял, что дело клонится к чему-то нехорошему. Думал, на спектакль попал, да на деле-то сейчас получается, что добрый в кавычках граф становится козлом отпущения вообще за все.
   Но молчал пока, понимал, что от него уже ничего не зависит.
   Капитан наемников выдал всё, что только мог, и что не мог. Нанимателем его оказался тот самый граф Лург. Лично давал золото в руки... Говорил, что да как сделать надо. Чтобы из наследников только девчонки малые, которые под пытками бумаги и подписали. Не учли одного, что вернется старший сын барона, да ещё и так внезапно...
   Барон Алькон опустил руки. Одно дело выбить из замка ошалевшую банду наемников, а совсем другое - воевать со всем королевством по всем осадным правилам... В замке ни запасов, ни укреплений таких, чтобы большой штурм выдержать.
   Пока думали, что делать дальше, на дороге показалась личная рыцарская сотня графа Дюка. С ней-то воевать вообще кисло бы стало, против рыцарей кольчужники в открытом поле бы не устояли. А с другой стороны подступал отряд Рока Одноглазого, у которых и специалисты были, как замки брать.
   Замок пришлось оставить. В скоротечном бою погибли почти все кольчужники барона, прикрывая своего нового господина. Удалось оторваться от погони и затеряться в Вересковых лесах, где скоро стало очень многолюдно. Рыцари и наемники разорили баронство с невиданной прежде в этих краях жестокостью, крестьяне бежали в леса.
   Вот так собрал барон Алькон свою первую банду, из пылающих жаждой мести людей. А там и подтянулись все, кого когда-то новая власть обидела. С оружием обращаться они не очень умели, но злости хватало...
   -Достаточно, барон. -Сказал я.
   В зале царила тишина. Впечатлительные дамы обмахивались здоровенными веерами, я засек несколько заинтересованных взоров на барона. Кажется, он приобретает вес в обществе? А что, статный, красивый, соратник нового короля, значит, какие-то преференции точно получит!
   -Остальное к делу не относиться. Думаю, что преступления графа Лурга слишком велики, чтобы терять на них целый день. По совокупности совершенного считаю достаточным для вынесения справедливого приговора. Что скажет сторона королевского обвинения?
   -Преступления графа Лурга, бывшего королевского советника, слишком велики. -Хмуро сказал Брат. -Смерть через повешение будет ему достойным воздаянием за его преступления против Соединенного Королевства.
   В зале суда ахнули, прошелся нарастающий шепоток.
   -Тишина в зале суда! А что скажет защита?
   -Граф Лург многие годы верно служил вашей матушке, Ваше Величество... -Нерешительно начал барон Гонку.
   -Сидя на этом месте, я прежде всего судья, барон Гонку. Твой аргумент не принимается, ибо граф Лург служил лишь для того, чтобы иметь возможность воровать и творить свои темные дела. Есть ли кто, кто скажет за графа?
   -Есть! -Неожиданно ответил звонкий знакомый голос.
   Да чтоб тебя. Принцессу... То есть королеву Альтзору сюда принесло. И в компании-то какой, сама она, рыцарь Алор, фрейлины, и ещё небольшой такой шлейф народа, человек десять. Вот это, кажется, посланник Рохни? И с ним ещё знакомые лица, вот это барон Шотеций, вот это барон Пуго, который пробкой вылетел с должности городского попечителя за упразднением оной - все равно ничего не делает, за него мастер Иштван сейчас отдувается. Все расфуфыренные, кивают друг другу.
   Вот чтоб тебя, а что это в эту компанию Первожрец затесался, морда продувная?
   -Есть! -Повторила Альтзора. -Ваше Величество, я желаю спросить у вас о судьбе вашей матушки...
   -Тут обсуждается судьба вора и убийцы графа Лурга, а не регентши Мор Шеен. -Ровно ответил я. Как не хорошо-то получается, тут и аристократии много, и народу простого. И я просто не могу терять лицо. Стоит один раз королеве уступить, и неизвестно, что же будет дальше.
   -Перед лицом дворянства Соединенного Королевства Ильрони и Альрони я, королева Альтзора, спрашиваю Ваше Величество - почему ваша достойная матушка содержится в заключении в ужасной тюрьме?
   Да потому что блядь она паршивая.
   -Регентша Мор Шеен не содержится в тюрьме, а проживает в своих покоях, Ваше Величество. Она нездорова и не желает показываться людям.
   -Она жива? -Резко спросила Альтзора.
   Дворяне стали переглядываться. Слова Альтзоры прозвучали все же излишне резко.
   -Конечно.
   -Я желаю её увидеть.
   Я всё никак не мог понять, что же именно происходит. На кой королеве Альтзоре сдалась старая королева? Нет, ну на кой? Пока старой королевы нету, сама Альтзора королева, а как старая королева появляется, то Альтзора-то уже не королева, а принцесса...
   -Если моя матушка не желает видеть Ваше Величество, что же я могу сделать?
   -Ты лжешь мне, Седдик! -Вдруг крикнула Альтзора. -Ты мне лжешь! Ты обманом заточил свою матушку в тюрьму и устраиваешь в королевстве балаган, забыв обычаи предков...
   В зале кругами расходилось опасливо-заинтересованное молчание.
   Ну да, я король. Его Величество, властитель, герцог там какой-то... Но я просто никак этого не мог осознать. Внутри-то я никакой не король, как ни крути. Внутри я обычный русский студент, подрабатывающий охранником, чтобы выжить в лихую годину.
   И как бы я не рядился в короны... Все равно. Альтзора привыкала к своему королевскому положению с рождения, а я вот только чуть больше года. Она меня переиграет. Она меня точно переиграет.
   Я могу кликнуть стражу, её выведут вон.
   Но переиграть её я не смогу.
   А меж тем на меня смотрят. И вся эта шатия-братия... Поведение их дальнейшее зависит от того, как я поведу себя сейчас. Один раз поддамся, потом раза три буду им всем вместе и каждому в отдельности доказывать, что я не слабак. Анекдотов про нового короля присочиняют быстро, и опомниться не успею!
   -Не тебе, залётная, судить про славные обычаи моих предков, когда ты тут сама без году неделя!
   Нет, не пойдет. Насколько уж я мало женщин знаю, то в истерике их никому не переиграть.
   -А ну рот закрой и вон пошла!
   Тоже не пойдет. Охрана у неё за дверью, вступятся, будет резня. Нервы у всех напряжены, а гранаты тут не использовать, можно кучу дворян положить. Хотя вот Две Стрелы что-то уже приготовился на лук тетиву накинуть, в пару секунд справиться. Но будут потери, что не есть хорошо.
   -Что за манеры, что за манеры, Ваше Величество?
   Нет, тоже не пойдет. Я ж не манерный пэпэ, я король, мужчина, хоть пока что и молодой.
   Да думай же быстрее! В зале тишина, ни звука, ни шепота. Все ждут, что я скажу. Вот, даже граф Лург поглядывает, затаенно так, с надеждой. Не надейся, старый мешок жира, хорошо ты пожил в свое удовольствие, теперь пора и честь знать...
   Я рассмеялся. Рассмеялся глубоко, от души и даже чуть ли не мечом в ножнах по столу хлопнул. Как раз по дощечке той попал, по которой судье стучать полагалось.
   -Ваше Величество, вы просто невозможны! А тут дело серьезное, государственной важности! Неужто так трудно спросить у моей матушки прием? -Я сокрушенно покачал головой. -Ступайте в замок, я обещаю поговорить со своей матушкой, чтобы она таки вас приняла! -И чуть слышно добавил на публику. -Ой мне эти женщины...
   Альтзора вспыхнула, как маковый цвет. Набрала в грудь воздуха, чтобы что-то сказать в ответ, но я успел чуть раньше.
   -Право уж, ступайте! Это дело взрослых!
   Вот это попало в цель. Как говорил Серега-большой, каждая девочка считает себя умудренной жизнью и мужиками женщиной как только лифчик носить станет. И очень обижается, когда понимает, что окружающие-то по-прежнему её считают маленькой девочкой, и дарят куклу "Барби" вместо брильянтового колье.
   Вот и Альтзора. Развернулась, только платье поднялось волной, да и вышла вон с высоко поднятым подбородком.
   В этот момент я понял, что нажил себе врага в лице своей же жены.
   Больше ни у кого ничего не было.
   А теперь приговор. Что же сделать? С одной-то стороны, граф ещё полезен. Очень может быть полезен. А с другой стороны, за все эти налоги и мошенничество... Нет, в самом деле. Смерти он заслуживает.
   -Значит, если сказать в защиту графа Лурга некому, то решено.
   -По решению суда. -Я грохнул мечом по столу. -По решению суда, граф Лург приговаривается к смерти. Все имущество графа Лурга, за вычетом наследников, конфисковывается... То есть конфискуется в казну и будет обращено в пользу пострадавших от его преступлений...
   Граф тотчас потерял сознание, повис на руках стражи. Кажется ещё обмочился. Жалкое зрелище-то, а ведь был когда-то таким большим, в себе уверенным, вот как морду отожрал.
   -...пострадавших от преступных действий графа дворян, остаток же будет передан в казну к вящей славе Соединенного Королевства!.
   Бах по столу мечом, все глядят, молчат, ждут, что же будет дальше. А меж тем самое-то главное уже было, все прокатило, ребятушки! Ну, как там Штирлиц говорил, запоминается самое последнее, да? Небольшой сюрприз.
   -Суд также учитывает, что наиболее пострадавший от действий графа Лурга есть барон Алькон, он же известный до недавнего времени как Лесной барон. Исходя из этого, своей властью я передаю графа Лурга в руки барона Алькона, и пусть тот поступит с ним по своему усмотрению. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. -И после этой красивой фразы ещё раз мечом по столу трах!
   Спектакль окончен.
   -Ваше Величество. -Путь нам загородил служка храма, в богатой рясе и с умильным лицом. -Первожрец Всеотца Богов просит немного вашего времени...
   -А что ему надо?
   -Ваше Величество. -Из-за угла возник Первожрец. -Это не займет много времени, всего немного!
   -Излагай.
   -Наедине, если можно, Ваше Величество.
   Чезет со мной, так что можно и наедине.
   Нашли в здании суда небольшую комнатку, и там Первожрец начал излагать.
   -Ваше Величество, до меня дошли слухи, что в ваших руках есть Вещь, поражающая врагов огнем. Это так?
   -Врут. -Не моргнув глазом ответил я.
   -Также до меня дошли слухи, что ваши мастера изготавливают большие Вещи, поражающие врагов огнем. Так ли это?
   -Врут. -Снова ответил я.
   Первожрец, несмотря на мои ожидания, и в этот раз остался спокоен. И только промелькнуло раздражение у него в глазах, и сразу пропало.
   -Властью Всеотца я прошу, Ваше Величество, передать контроль за изготовлением Вещей в руки его верных слуг. Это было бы лучше для всех нас.
   Лучше б было, если б ты удавился не сходя с этого места, честное слово.
   Долго я гадал, когда же своё слово скажут жрецы. Основной паствы мы их лишили, жители Мойки, которым они милостыню раздавали, сейчас в концлагере сидят. А все магические вещи-то всегда были в ведениях жрецов и колдунов... Странно даже, что они заинтересовались только теперь.
   Очень странно.
   -Передать-то нетрудно. Но армия нуждается в поставках громового зелья. Сможет ли храм обеспечить их?
   -Вы ещё слишком молоды, Ваше Величество. И не можете знать, что храм Всеотца в Ильрони всегда выполнял свои обязательства. Мы обеспечиваем отменным железом королевских кузнецов! И мы имеем опыт, чтобы повысить выход зелья в два, а то и в три раза! У нас множество рабов, наши крестьяне трудолюбивы и богобоязненны...
   -Да мы и сами пока что справлялись.
   -Также, Ваше Величество, напоминаю вам о том, что обещанные вами деньги так и не были переданы в храм... В своей милости Храм Всеотца готов взять на себя заботу о тех несчастных, что сейчас находятся в загонах за городом, наставить их на путь истинный, накормить и обогреть... Но даже на такую благую цель нужны деньги! А Храм Всеотца никогда не отличался богатством, в отличие от...
   Я слушал Первожреца и на лице у меня не дрожал ни единый мускул. Не отличался так не отличался. Нет, в самом деле, не знай я, что в Первожреце есть второе дно, никогда бы не догадался.
   Н-да, хитрый хмырь. Впрямую денег не просит, а вот так, исподволь! Типа мы ж денег не хотим, вы лучше денег на бедных направьте, а мы их сами правильно распределим, вы уж не сомневайтесь, все в лучшем виде!
   Пора его закруглять. Вовремя ко мне Феликс привел этого самого Кирка.
   Я мялся, угукал, делал вид, что согласен, а в конце прямо предложил продать кое-что храму...
   -Понимаете, ну не может мастер Виктор никак все верно да правильно сделать... Может, все же храм возьмется за эти дела?
   -Ваше Величество, сделаем все в лучшем виде.
   -Кстати. -Вспомнил я. -А почему Храм не участвует в судах?
   -Ваше Величество?
   -Ну вот сегодня суд был над графом Лугром, а вас не было. Что подумает народ? Почему храм не прислал своего представителя? Не хорошо это, не хорошо...
  
  

Глава 24

  
   Если ты бухой будешь ползать по квартире
   Друг закроет тебя в сортире
  
   Кирпичи
  
   -Так, что тут у нас... -Я протолкался к доске объявлений поближе.
   А тут у нас ничего так себе хорошего, три зачета да четыре экзамена. Курсовые у меня сданы, я с Десемовым договорился. Зачёты - не самое плохое. Все три надо сдать за неделю. Один у меня уже автоматом, за присутствие на лекциях, второй у меня тоже должен получиться. Остаётся один, его учим да сдаем. Вот экзамены посложнее.
   Детали Машин, Конструкционные материалы, Технология Машиностроения и Соционика Менеджмента Современного Общества... Хм. Особо последнее важно. Надеюсь, что на неё можно тоже будет автомат получить.
   На военной кафедре тоже что-то такое сдавали, и причем как раз сегодня. Вот не повезло ребятам, которые там. У них экзаменов пять, а зачетов четыре. Вроде бы по одному добавилось того и того, не много, а в сессию критично может быть.
   Ладно.
   Переписав расписание на корешок тетради, я вытолкался из толпы студентов, тяжело вздохнул. Тяжкое это дело все же. И надо делать какой-то выбор. Прошлая смена... Прошла очень тяжело, очень. Я не выспался, золото чуть не разбросал прямо под ноги Сереге-большому, да и сейчас выглядел не очень.
   Очень хотелось домой и отоспаться.
   -Мих, ты? -Толкнул я в плечо Михаила.
   Тот обернулся, скользнул по мне стеклянным взглядом.
   -Блин, ты что, пьян? Сегодня ж твоя смена!
   -Да нет! -Упрямо сказал Мишка. -Я ж как стекло...
   -Остекленевший. Бля, Миш, какого черта? Ты ж обещал! Смена пройдет, да и надирайся как хочешь...
   -Да он всегда так! -Сказала темненькая девочка с пышной прической, волнами. -Его даже с экзамена выгнали. Алкоголики! -Она сморщила носик.
   -С глаз скройся! -Размеренно и жестко сказал я. Девушка фыркнула, открыла было рот, поймала мой взгляд и засеменила на каблучках куда-то за угол.
   -Что за шалапендра?
   -Из группы... Староста... Бляди они все! -Неожиданно выдал Михаил.
   -Ага. А ты алкаш. Молодой, да перспективный. Пошли, отсидишься. -Я впихнул Мишку в свободную аудиторию, тот покорно там оказался, присел на край парты.
   Я прикрыл дверь и приступил к воспитанию.
   -Миш, ты совсем чудак, али как? Сессия ж на носу. У вас экзамены раньше нас на неделю. У тебя вообще сдано-то хоть что?
   -Серег... Отвали... -Сделал попытку отмахнуться Мишка.
   -Мих, я тебе не папа и не мама, я тебя знаю меньше двух лет. Так что мне в основном по барабану, потому я и спрошу у тебя только раз. Ты что начал пьянствовать?
   -Да почему бы благородному дону не выпить пару бутылочек пивка под утро?
   -Хорош хомить... -Мало-помалу вытянул я из него кое-что.
   Конечно же, та самая Анастасия, которая "Анастасия и только так". И не помогло мое посещение той секты, ибо подсадила Анастасия Мишку нашего на крючок крепко. Проводили вместе времени много, она успела и Мишкиной маме понравиться, что тоже немаловажно. Но слишком уж она много времени проводила со своими друзьями. Поначалу все хорошо было, Мишка-то не слишком ревнив, как оказалось. Но вот когда начались частые отлучки, когда девушка стала без причин раздражительной и нервной, срывалась по пустякам, в сексе тоже стало не все гладко, и все больше и больше времени пропадала в той самой компании нехорошей, да ещё пару раз заметил у неё Мишка самокрутки с дурью*...
  
   * - анаша.
  
   Короче, умом-то Мишка понимал, что настало время расставаться. Да вот сердцем ничего сделать не мог. Попытался сначала заявить, что не очень-то ему новая компания нравится. Результат мне известен, примирились на некоторое время, а потом... А потом снова наркотики. На этот раз какие-то таблетки, непонятные...
   -Так может это анальгин?
   -Ага, а что она так подхватилась? -Резонно возразил Мишка. -Условие поставила... Или я с ней живу в общине, или досвидос.
   -Ну и ты?
   -Досвидос, конечно. Что я, мудак, что ли, в этом копаться?
   -А так а чего ж ты в таком состоянии? Мих, слушай... Давай-ка ты трезвей. Что за экзамен просрал-то?
   -Темпру...*
  
   * - Технология Машиностроительных Производств. Название предмета автор выдумал.
  
   -Вот! Это ж Иванов ведет. Ну ты и мастер, Мих. Если уж нырнуть, так по маковку.
   -У нас не Иванов, у нас Смирнов...
   -А час от часу не легче. -Смирнова я тоже знал. Слухами-то земля полнится... Но это уже полегче, сей хмырь, несмотря на благообразную седину, холмом зачесываемую назад, и волевое открытое лицо под высоким морщинистым лбом, гребет деньги чуть ли не в открытую и с такой силой воли, что позавидовать можно. О графа Лурга-то далеко, но и масштаб у Смирнова поменьше, надо признать.
   -Ладно, трезвей пока что. К вечеру чтоб в нормальном состоянии был. А я пока что подумаю, что можно сделать.
   Ну что тут можно было сделать? Был бы я в том мире, так издал бы указ, чтобы Королевский Университет не обижал парня и Мишка экзамен пересдал, а в этом-то что делать будешь?
   -Здравствуйте, Лидия Евгеньевна! Здравствуйте, Лена! -Сказал я, заглядывая в дверь кабинета кафедры.
   -О... Кто это... -На лице Лидии Евгеньевны отразилась быстрая работа мысли. -А, помню, Сережа, да! С чем пожаловал?
   -Десемов загонял! -Догадалась Леночка.
   -Это да, у него не забалуешь! -Согласился я. Но почему сразу "загонял", я может... Вот мимо шел... Да так... Зашел... -Я невзначай выложил на стол шоколадку, которая была встречена благосклонно.
   -Ну, просто чай попить! У меня почти что праздник, начало сессии...
   -Тогда ставим чайник... Погоди, сейчас дверь запрём. Лин, у тебя все студенты прошли?
   -Угу. -Кивнула Лидия Евгеньевна. Я улыбнулся сначала ей, потом Леночке.
   -Девушки, на деле, проблема у меня небольшая. -Начал я издалека. -Есть у меня друг один. Чудак он большой с буквы "м", да и зовут его Миша... -Тон чуть неверный, поправился сразу же. -Прошу прощения за пошлость... Но на деле так оно и есть. Напился он сегодня перед экзаменом как последний алкоголик. Горе у парня, девушка его бросила.
   -Так надо было о девушке заботиться! -Хихикнула Лидия.
   -Да заботился, а что сделаешь, если она с дурной компанией связалась? Мужчина-то женщине противостоять никогда не сможет... Ночная кукушка дневную всегда перекукует...
   -Вот-вот! -Заметила Лидия Сергеевна. А Леночка молчала, смотрела на меня.
   -Ну, напился он и пришел с перегаром, а тот седой, Смирнов вроде бы... Он парня и выставил. Потому и просьба... Небольшая... Нельзя ли...
   Девушки обменялись быстрыми взглядами. Леночка согласно прикрыла глаза.
   -Можно, не проблема! -Отмахнулась просто Лидия. -Сейчас Бивис заглянет, и проблему решим... Лишь бы только ведомости не успел экзаменационные сдать...
   -Он их на следующий день сдает. -Сказала Лидия. -Только у твоего товарища большая проблема получается. Если он не сдает этот экзамен, то у него три других пролетает сразу почти что.
   -Знаю, в одном институте учимся. Так что же?
   -Договариваться. -Сказала Леночка. -Цену знаешь?
   -Не дороже денег. -Как мог небрежнее отмахнулся я. И этим заработал оценивающий взгляд Лины. Очень такой оценивающий. Только вот Леночка её перехватила и покачала головой, мол, куда ты суешься, не знаешь что ли, не по тебе парень, у него вон какая девушка уже есть.
   Договориться со Смирновым было просто. Лидия выдала мне конверт, я туда сунул три сотни, оставшиеся у меня после продажи золота, и дело в шляпе.
   Мишку я нашел там же, где и оставил.
   -Так, Михалыч. Экзамен твой сдан на четверку.
   -Как так... Я же...
   -А никак. Четвертак получил и уймись. Но ты теперь, чтоб тебя так, должен бросать на фиг пить вообще. В жизни ещё много девушек будет. Что из-за одной убиваться-то?
   -Серег... Я это... Деньги, наверное?
   -Да нет, у меня просто есть давний хороший знакомый. -Покривил я душой. Да хрен с ними, с деньгами-то, по большому счету. Просто у меня настроение доброе с утра, хотелось кому-то что-то приятное сделать.
   -Серег, я что должен? -Спросил трезво Михаил. Ну, хоть не напился снова.
   -Первое. Не пить. Мне труды жалко свои. Ещё раз запьешь, так вылетишь из института на фиг. Второе... Найди себе девчонку хорошую, лады? И считай что квиты.
   -Серег, да...
   -Мих, слушай... Да что ты так? Я тебе помог, ты мне поможешь... Когда сможешь и как сможешь. Друзья ж, в одной конторе сколько работали. Ты меня сам сколько прикрывал, забыл?
   Мишка только вздохнул.
   Ну и я вздохнул, правда, мысленно.
   Давно уже хотел попробовать купить хотя бы парочку экзаменов, потому как с такой нагрузкой, как у меня сейчас, дело может довольно плохо кончится. Мне ещё сегодня надо успеть к другу Чеботарева на рынок, докупить камуфляжа, набрать в аптеке лекарств, и ещё надо что-то придумать с патронами.
   А ещё, у меня же сегодня дежурство.
   О боже ты мой.
   Все вещи я упаковал в большую матерчатую сумку и сунул под ноги. Привычно уже успокоился, привел мысли в порядок, сосредоточился на сумке, представил, что она у меня, она часть меня и она от меня не отделима...
   Вжик!
   Вот я и там. И сумка у меня в ногах, что характерно.
   Доброе утро.
   Что там дальше с делами?
   Постепенно тут все входило в колею.
   Наконец-то сработало доверенное лицо барона Ждана. В порт пришло сразу три корабля с грузом железной руды. Вернулся корабль из Муравьиного Королевства, затребовал ламп и замков, снова торговый дом "Весна" загружен работой по маковку.
   Новая домница дала плавки, из трех заготовок получалась одна пушка, которую затем тащили на оружейный двор, новый, где крутился сверлильный станок. Нет, я б лучше пушку на сверло накручивал, да не получалось у меня соосность выдержать хорошо. А так, хоть и долго, но надежно!
   Инструменты "Санскара" стали выходить из строя. Ну не были они рассчитаны на такую нагрузку! Ну никак не были! Получалось, что на одну пушку уходило в среднем по пять-шесть пластинок.
   Но зато пушки-то получались...
   Пока что двенадцать штук есть, красивое число, ровное и хорошее.
   Придется все же к Марио ещё несколько раз наведаться, только теперь я уже более точно знаю, что же именно мне надо.
   Или попытаться купить стволы в своем мире?
   Ага, кто б мне их продал-то... Нет, продадут, конечно же, но сразу за фактом передачи денег на меня стукнут всюду, куда только можно, от милиции и до "Гринписа".
   Если оружейный дворик инструмент потреблял как в прорву, то в иных делах "Санскар" выступил куда как более лучше. С его помощью соорудили протяжной станок, получили проволоку.
   Ох, я как увидел, КАК её тут до меня делали, так еле от смеха сумел удержаться.
   Итак, фильеру тут знали уже. Фильера - это такая доска с постепенно уменьшающимися отверстиями. То есть на входе отверстие больше, на выходе меньше. В эти отверстия постепенно проталкивают металлический пруток, он становится все тоньше, тоньше, тоньше... И так до нужного диаметра. Так вот, с одной стороны через фильеры эти заготовки пихают, скрученную и разогретую чуть металлическую ленту, а с другой стороны сидит на качелях мастер Гильдии Ювелиров, весь такой в шапке и в меховой накидке, да ещё какими-то амулетами увешанный. Качели вперед, мастер клещами цап за кусок проволоки на выходе, качели назад, мастер держит до упора, пока до упора не подойдет, потом снова качели вперед, и снова цап за следующую часть...
   Волшебная технология.
   Я поржал хорошо, конечно.
   Процесс, несмотря на комизм свой, тяжелый и долгий, много проволоки так не получить. И фильер стальных тут обработать трудно, их литьем получали, везли из Рохни. Вот цена проволоки и ого-го как вскакивала...
   Но инструменты "Санскара" не подвели, так же, как и водяное колесо на небольшом ручье через Мойку. Для прокатного стана было тяжело, а вот для волочильного как раз сработало, да ещё и на ура.
   За день через новые фильеры накрутили больше, чем раньше за месяц.
   Куда её девать поначалу не было понятно, но вот как только я перетащил схему станка по получению витых пружин, собрали его, наладили и получили первую продукцию, то сразу все сомнения оказались развеяны. Станок уже расположился в бывшей Мойке, работал и давал продукцию. Хорошая-то пружина, она везде нужна, от арбалета до замка. Да и просто так, в хозяйстве пригодиться же. Ну и кольчуги плести, конечно же, хотя против пороха-то... Думаю, что скоро сойдут кольчуги на нет. Но пока что, пока на этом можно хорошо заработать... Несколько купцов отправились в путь с грузом проволоки и замков, а я смог выплатить своему войску жалование ещё на пару недель.
   -Солнечные танцы. -Произнес я со вкусом. -Итак, что же это и с чем это все едят?
   -Это большой бал, Ваше Величество. Каждую весну он дается в нашем королевстве. Когда ваши благородные предки сюда прибыли, то появление на этом берегу они отметили...
   Дальше я уже не слушал. Деваться в любом случае некуда, бал так бал.
   -Через неделю даем. -Решил я. -Прям на неделю. Дни объявляются выходными, народу поставят выпивку...
   Все дела я спихивал на своих подчиненных. Ждан, так тот вообще просто пропадал в торговом доме, мало-помалу выводя его на достойный уровень. Что-то продавалось, что-то шло в закрома. Также, по моему поручению, наладили закупку зерна, вроде бы получилось.
   Картошку мою чуть не вырыли мальчишки, отличился Виктор, который ростик. Шел мимо, заметил, отнял ягодки, которые детишки с кустов надергали и чуть не скушали в темном углу. Сначала сам хотел разобраться, да случился рядом один пожарник, и ревущих в три ручья детишек привезли ко мне.
   Я сдержался, но в последний момент. Пять человечков едва на тот свет не отправились из-за своей глупости. И из-за моей тоже! Что мне мешало за той делянкой учредить пригляд-то?
   Пришлось на охрану делянки поставить парочку гвардейцев. Выглядело... Ох, красиво оно выглядело, занялась картошечка-то! Теперь лишь бы пару лет продержаться, да не допустить картофельных бунтов*, крестьян-то у меня и так маловато осталось, стараниями графа Лурга, чтоб ему пусто было. И лет через пять... Лет через пять у нас уже картошку покупать будут, а не только замки да пружины. Порох важное дело, но что толку в порохе, когда жрать нечего?
  
   * - массовые выступления крестьян в России в 1830-1840 годах. Крестьяне отказывались сеять картофель, считая его порождением дьявола. "картофель есть отрождение того заветного яблока, за которое лишился блаженства первоначальный человек, и что когда оно с проклятиями было брошено на землю, то от него родился картофель и, следовательно, семя сие есть антихристово" Крестьянское движение в России в 1826-1849 гг. М., 1961. С. 248-257. Под это же удачно приплелись попытки введения некоторых реформ на селе, нашлись чиновники, желающие урвать на этом свой куш, и в результате погибшие, разоренные и сосланные в Сибирь на поселение крестьяне.
  
   Вызвал к себе Коротыша.
   -Давно не виделись. -Обрадовался я ему как родному. -Вот, думал, что сидишь ты, скучаешь, дел у тебя нету почти...
   На деле, Коротыш только-только разобрался с народом, который мы из Мойки надергали. И занятий у него было до и больше. С мастером Виктором они двое суток напролет сортировали рабочих, а ещё искали залежи горного отвара, которые жители Мойки успели по всем щелям припрятать.
   -Ваше Величество, как можно!
   -Знаю я всё, знаю! Вторые ты сутки не спишь. Все знаю. Но с делами пока что хорошо справляешься.
   Коротыш поклонился.
   -Всегда верен...
   -Нам не только верные надобны, но ещё и умные, а вот таких найти посложнее. Значит, будет тебе моё новое задание, Коротыш. Сложное, как не знаю что, но выполнить его надо. Видел у меня делянку?
   -Кусты зеленые такие? Помню... -Коротыш наморщил лоб.
   -Вот, оно самое. Съедобного в тех кустах ничего нету, более того - они сами по себе ядовиты могут быть. Особенно от них ягоды.
   -Желаете сварить ядовитый отвар для врагов, Ваше Величество?
   -Да нет, ты что. Самое съедобное у них - это клубни. Корни... Не знаю, как это сказать. То, что в земле растёт. Желаю, чтобы ты, как бывший крестьянин, взял кого надо и распространил мне картошку по всем деревням, какие только найдешь. Через пару лет крестьяне должны сеять не только зерно, но ещё и картошку.
   -Можно ли спросить, Ваше Величество, зачем это надо?
   -Затем, что от картошки куда больше проку, чем от зерна. Дольше храниться, сожрать её можно больше, и приготовить вкуснее. Второй хлеб это, Коротыш. Ну, что мнешься, говори давай, что тебя тревожит?
   -Сомневаюсь я как-то, Ваше Величество... Что кому-то это по нраву придется... -Помялся Коротыш. -Крестьяне издавна рожь да зерно сеяли, ну яблони иногда, виноград тот же, бортничали, скот разводили... Да и Малый народ неизвестно что...
   -Малый народ - сказки. -Отрезал я.
   -Это так из города кажется, со стен. А как в лесу пройдешь...
   -Да бывал я в лесу. И в развалинах города бывал.
   -В развалинах это ещё не так ощущается, Ваше Величество. А вот где-нибудь в Вересковом Овраге или в иных местах... Из города хорошо над сказками смеяться. Только вот никто из крестьян не смеется. Иногда проще крынку молока на ночь оставить, чем священника из города приглашать.
   Я ощутил, что я чего-то в этом мире не понимаю. Или чего-то все ещё не знаю. И что мир этот... Ещё с посещения тех развалин мир этот мне казался шире, чем он есть.
   -Так, Коротыш. Давай-ка расскажи мне про этот самый Малый народ. Кто это такие?
   -Это те, кто тут жил до людей, Ваше Величество. Кого ваши предки... Изгнали.
   -Сказки? Сам ты кого из них видел?
   -Если б видел... То тут, с вами, не разговаривал, наверное. Малому народу праздное любопытство не по нраву. Утащат к себе, и не поминай как звали. Будешь потом с крыльями над озерами порхать или по деревьям шастать, а то может и так быть, что крови людской восхочешь... Бывали уже случаи. Вам старших спросить лучше.
   -Это которые в Королевском Университете, что ли?
   -Какие ж это старшие. В деревнях надо поспрашивать, кто из стариков остался, так те знают что. Они расскажут. Ещё легенда есть... -Коротыш замялся. -Про... Ну, про Шеен.
   -Что за легенда?
   -Вы не зна... -Коротыш запнулся, что-то запретное словно хотел сказать. Словно матом выругаться.
   -Нет, не "зна"! Откуда я мог всё "зна", мне на ночь никогда сказки не читали, сам понимаешь. У королевы другие заботы были.
   -Я и сам не очень хорошо знаю, Ваше Величество. Слухи разные ходят, а те, кто правду знает, сейчас уже там, за небесами, в Светлых Чертогах. Говорят, когда сюда первые рыцари приплыли, Малый народ противился сильно и чуть было не скинули в море всех людей. Но потом Шеен заключили с ними договор. То ли поставили огненную стену, то ли пригрозили чем, то ли купили... Короли ваши почему-то ту легенду не любят сильно.
   -Сказки на ночь. -Определил я все это. -Коротыш, сейчас не до того. Сам понимаешь, что вырваться из продовольственного кризиса нам никак не дадут. Либо Орда, либо что-то ещё будет. Дальше покупать хлеб у Империи мы не можем. Поэтому вот эта самая картошка нас должна спасти.
   -Как вы сказали, Ваше Величество? Картошка? Хорошо... Я попробую. Что надо с ней делать?
   Я рассказал, потом выдал Коротышу наряд гвардейцев, которые должны были отвечать за посадки, также выдал денег и приказал набрать себе народ. Министр Сельского хозяйства все ж таки нужен...
   -Пока что назначу тебя исполняющим обязанности Министра Сельского хозяйства. Сокращенно - и точка о точка. А там поглядим, как справишься. Барону Алькону и в суде дел по горло.
   Не очень хорошие новости мне принесли Феликс и Брат вечером.
   -Ваше Величество, послы Степи... Пропали! -Выпалил Брат с порога.
   -Да и хрен с ни... -Я уж было обрадовался, да прикусил язык, совсем как в добрые старые времена. -Так. Рассказывай.
   С утра были, написали даже письмо с просьбой о приеме к королю. Очередная пятиминутка на тему, что у королевства нету денег, я уж было и приготовился отнекиваться... Но вот не было их. Рано утром вся троица взялась, да и сдернула из замка в неизвестном направлении. Видели их крутящимися около лагеря для перемещенных лиц, а потом как сгинули.
   -Понятно. Ко мне графа Виктора и Волина, срочно.
   -Кажется, им надоело меня уговаривать. -Сказал я Виктору. Тот понимающе кивнул. -Так что на тебе все. Ждем гостей. Думай, как и что сделать. Волин, к тебе также поручение. Ускорить тренировки. А ещё ты выделишь отдельный отряд... Который поступает в распоряжение мастера Виктора. Брать туда лучше всего тех, кто был с нами с самого начала. Мастеровых и крестьян... Они наименее пригодны для рукопашной, а для этого сгодятся точно. К ним также надо выделить несколько лошадей и небольшую охрану, пожарников тоже приставим, дело такое, опасное...
   Тем же вечером в сторону Степи отправились разведчики, а я засел за расчёты.
   Стараниями мастера Виктора, у меня двенадцать пушек, и одна взорвавшаяся. Это не так уж и мало, если вдуматься. На каждую у меня есть пороха на два десятка выстрелов. Также у меня есть гранаты... Но не думаю, что они будут эффективны против конницы.
   -Как воюют кочевники? -Спросил я у графа Лира.
   -Конница. -Не задумываясь, ответил граф Лир. -Налетают конницей, сначала стреляют из луков, они умелые лучники, каждого кочевника с юных лет на лошадь сажают и дают лук в руки, потом налетают и колют копьями, бьют мечами, если не получается, то отступают и заманивают в ловушку.
   -А разные там осады?
   -Слезают с коней, на лестницы лезут. По сведениям выживших при штурме кочевниками замка Ван, у них были метательные машины и мастера при них.
   -Вот только этого не хватало. -Вздохнул я.
   -Ваше Величество, по моему мнению, против конницы бомбы не будут особенно эффективны. -Предупредил меня граф Лир. -Прежде чем приблизимся на расстояние броска, они уже смогут прицельно метать стрелы, да и одна бомба убьет два-три человека... Я правильно ли понял, что на открытом пространстве их сила меньше, чем в закрытом?
   -Правильно. -Подтвердил я. Вот умный дядя-то, сразу осознал, что к чему!
   -Но лошадей пугать можно. Я случайно видел, как мастер Виктор поджигал фейерверки для бала. Если запустить несколько перед ордой кочевников, то можно напугать лошадей. А еще, я выделил среди своих солдат одного человека, который очень интересуется бомбами...
   -О, шпион, что ли? Так мы ещё и своих не всех допросили...
   -Нет, Ваше Величество. Он придумывает для них разные приспособления. Предложил класть много бомб в ковш катапульты... Или пращой метать, чтобы дальше летело.
   -Не годится. -Вздохнул я. -Тут или в воздухе разорвутся, или уж прям в катапульте, как я длину фитиля посчитаю? Но вот этого вашего... Бомбардира, да? Поглядеть надо бы, что он да как.
   -Конечно, Ваше Величество.
   Бомбардир оказался пузатеньким и неулыбчивым мужчиной лет под тридцать, с ухоженными темными усиками и округлым лицом.
   -Говорят, что ты очень интересуешься зельем? -Пошел я сразу в наступление.
   -Да, Ваше Величество. -Неулыбчивый такой тип преобразился. -Вот, поглядите, что я придумал... Это копье. Вот это огненный горшок... Глиняный. Вот если мы насадим на копье вот так... -Он закрепил горшок на вершине короткого древка, а потом сноровисто накинул на древко несколько петель ремня, другой конец закрепил у себя на руке. -Южане так делают, я сам видел. Копье дальше летит. И потом бросаем...
   -Стоп, бросать не надо. -Поднял я руку. -Граф, этого человека я забираю у тебя, отдаешь?
   Так в отряде пушкарей появился ещё один человек, с головой и неплохими руками , который сразу же выбился в командиры орудия. Общим командиром гвардейской артиллерийской бригады из двенадцати пушек пока что стал мастер Виктор, а Бомбардира я назначил ему в заместители.
   -Быстрее испытывайте. Желательно за городом. Вот пожарники вам... Вихор, парень молодой, да ранний. Умный больно, надо бы его из города спрятать, пока его уголовники не прирезали. И Виктор, друг его. Узнаю, что балуются, так пороть нещадно!
   -Будет сделано! -В бороду улыбнулся мастер Виктор. -Ну, пошли, ростики, поглядим, каковы из вас повелители громов и молний.
   И в самом деле, что я мог сделать? Секретная служба Железного Феликса пока что только набирала обороты. Пока что нам везло. Но не мог же бывший крестьянин соревноваться с тем же графом Лиорданом, Черным Лисом Империи? Мог, конечно ж. В бывшем СССР именно такие крестьяне от сохи уж куда как хорошо шерстила половину Европы.
  
   * - см. Берия. Выходец из бедной крестьянской семьи.
  
   Короче, верил я в него. Но не сейчас, уж как попадёт.
   В одном можно быть уверенным. Феликс будет верен мне, как и Брат. Причем первый будет верен мне чуть ли не больше, чем барону Алькону, а вот это уже очень важно.
   Лану и Веру я встретил в небольшом уголке парка. Мне часто рассказывали, что именно там-то они и зависают, из лука стрелять учатся, да и все такое. Сначала хотел один идти, да воспротивились сразу двое - мастер Иштван и барон Шорк.
   -Привет! -Жизнерадостно поздоровался я.
   -Ваше Величество! -Поклонилась мне Вера. За ней, чуть позже, поклон повторила Лана.
   Девушки были в простой, удобной одежде, практически одинаковой. Штаны с кожаными вставками, рубахи под неширокий ремень, легкие удобные сапожки-мокасины. В уголке горкой лежат плащи и небольшой рюкзачок, на них удобно положены пара клинков - тяжелый боевой меч и кинжал в ножнах, кольчуга плетеная. Большой рыжий котище сидит и довольно щурит глаза около котомки. Поглядел на нас презрительным взглядом, и снова защурился. Около стены стоит соломенное чучело, потыканное стрелами, несколько стрел засели в грубой каменной кладке.
   -Ваше Величество! -Продублировала женский поклон Лана.
   -Просто случайно мимо проходил. -Покачал я головой. -Давно не виделись, Лана. Как дела твои? Чем занимаешься?
   Вопрос прозвучал глупо как минимум, понятно, что они тут делают. Занимаются искусствами воинскими. Стрельба из лука вот идет, а если верно, то я вижу тренировочные мечи, вот как раз там.
   -Лана, что молчишь?
   -Я учу её стрелять из лука, Ваше Величество. -Сказала Вера, чуть выступив вперед.
   -А что самострел не взяли? -Поднял голову я. -Хорошее ж вроде бы оружие. Попросила бы у Виктора, он бы не отказал...
   Вера поморщилась, чуть, едва заметно.
   Так, что-то там у них с Виктором не сложилось. На заметку.
   Барон Шорк поглядывал по сторонам, в беседу не вмешиваясь. Он как-то очень органично нашел себя в виде королевской охраны, гвардейцы его тоже слушались, Виктор уважал. Зачастую я с собой большую свиту не таскал, к чему она мне? Если захотят, так от арбалетной стрелы или копья из-за угла охрана не больно-то и защитит. Так, для солидности с собой водил. Да и некоторые странности барон Шорк мог мне объяснить быстро и без удивлений.
   -Лана?
   -Я из лука учусь стрелять, и с мечом тоже... Немного.
   -Зачем? -Глупо спросил я.
   -Я хочу стать такой же сильной, как и мой отец. -Просто ответила мне Лана. -Я очень хочу наказать тех, кто его убил.
   Вот ещё один мститель на мою голову. Что ж мне с ней делать? Вроде бы знаю уже, что именно. Девушка не может отказаться, они ж все хозяйки, ещё с колыбели...
   -Лана, можно чуть наедине...
   -Да, Ваше Величество. Мы уже закончили.
   Вдвоем отошли в сторону, тут кусты густые росли, и сверху раскинулась широкая крона дерева. Барон Шорк улыбнулся Вере, да та на месте осталась, что-то спросил, я выбрал расстояние, чтобы не очень слышно было. Поглядел на нее.
   Девушка повзрослела. Очень повзрослела. Молчаливая наблюдательница за моими воинскими учениями стала чуть более открытой, но вместе с тем собранной, целеустремленной какой-то. Такое часто в мужчинах бывает.
   -Лана...
   -Ваше...
   -Нет, не пойдет. -Покачал я головой. -Меня вообще Седдик зовут, наедине особенно, забыла, что ли? -Я ей улыбнулся. -Тут у меня... Кое-что есть. Вот, гляди. -Я сунул ей в руку грамоту. Выкупную, ту самую, на их земли, которые в закромах графа Лурга нашли.
   -Что это? -Лана развернула бумагу, наморщила лоб. -"Податель сего есть барон Гор..."... Ой... Папка... -На глазах её навернулись быстрые слезы, я так же быстро себя проклял.
   -Лана, не плачь. Ты сильная девушка. Тебе нельзя плакать. Ты теперь баронесса Гор. Вот эти земли воры и преступники отняли у твоего отца, у твоей семьи. Я возвращаю все это тебе. -Почему-то слова звучали насквозь фальшиво. -Слушай. Если тебя кто обижать будет... Я того человека... Ой, не повезет ему. Я вам всем обязан жизнью своей.
   И дальше меня как прорвало.
   -Твой отец... Он был моим другом тут. Единственным. Прости меня... Я подвел его. Очень сильно.
   -Не за что прощать, Седдик. -Вдруг серьезно сказала мне Лана. -Не вини себя, ты сделал что смог.
   Тяжелый разговор, плохой. Девочка, нет, девушка только забывать начала, а тут ты лезешь со своими извинениями. Знал бы, да и просто в уме держал, помог бы чем мог. К чему слова-то лишние говорить? Слово сказанное есть ложь*.
  
   * - Тютчев
  
   -Седдик, а почему мне нельзя заниматься с мечом? -Вдруг спросила Лана.
   -Почему нельзя? -Поднял я бровь. -Почему ж это нельзя? Хочешь, учителя тебе найдем?
   -Виктор говорит, что нельзя...
   -Я с ним поговорю, он разрешит. -Сказал я. Поместье у неё есть, так что какой-такой там меч? Сейчас по маковку с головой уйдет в управление, а там... На языке что-то крутилось "мужа тебе подыщем достойного", да мое воспитание в постиндустриальную эру как-то не позволяло произносить такие средневековые банальности.
   А ещё вечером Феликс доложил, что таки готово, Кирк уговорился и выступать можно прям сейчас.
   Не зря ж день прошел!
  

Глава 25

  
   Как же красиво
   Он ведет машину...
  
   Никита
  
   -Десятка. -Сказал продавец. -Цвета мокрый асфальт. Гидроусилитель. Кузов оцинкован. Магнитола. Звук с басами. Машине года нет! Новье, с иголочки! -Он аж глаза закатил, охнул, погладил щетину на щеке.
   -Вот, теперь давай глядеть. -Сказал я. -Загоняй давай её на подъемник, смотреть будем.
   -Зачем смотреть? -Удивился продавец. -Машина новьё, с иголочки!
   -Вот и будем смотреть, что там с иголочки, а что нет.
   -Не, не пойдет. -Продавец отвернулся.
   Я пожал плечами и двинулся к выходу.
   Серега-большой нагнал меня в дверях.
   -Ты что? -Спросил он.
   -Да в задницу его. -Ответил я. -Если машину не показывает, так там что-то нечисто. Пошли, второй смотреть будем.
   -Слушай, ты что, в машинах понимаешь? -Удивился Серега-большой.
   -Не, не понимаю. -Ответил я. -Потому и новую решил купить, что не понимаю. Но продавец не нравится. Чё скрывает-то, я не знаю?
   -Ну да. -Присоединился ко Костик. -Слушай, поехали, я ещё один салон знаю, на кольцевой. Далеко, другой конец города. Только открылся. Там точно что-то должно хорошее быть, мастер в сервисе, когда мне масло менял, рекомендовал.
   В этот раз нас встретил в разы приятнее. Продавец, с модным бейджиком "менеджер Алексей", тусовался чуть в стороне и совершенно нам не мешал, когда я разглядывал "десятку" цвета "беж".
   -Почем машинка? -Взял в свои руки процесс торга Костик.
   -Да не так чтобы очень... К ней что брать будете? Можем и скидку сделать. -Мигом нашелся менеджер.
   -Поглядеть бы...
   -Так в чем проблема? На эстакаду загнать можно, если желаете... Права давно? Если больше пяти лет, то можем и по двору прокатиться дать. Кстати, если у нас в салоне регистрируете, окажем помощь в оформлении ГАИ...
   Я сделал вид, что слушаю, а сам ненароком так приглядывался.
   Больше к продавцу, конечно ж, чем к машине.
   Конечно, не дело это, покупать товар, в нем не понимая. Но уж если пошло, так надо прежде всего на продавца смотреть, что да как. В том мире школа хорошая, в том числе и как надо правильно вопросы задавать.
   Следующим утром я уже заботливо смахивал тряпочкой пыль с полированного капота, а в кармане грелись ключи сигнализации. То, что надо. Хорошая машинка. Конечно, денег на неё ушло... И на сигнализацию, и на противотуманные фары, и на защиту кузова, и всё про всё... Ушло, короче. Но машинка ездила, и я, нешуточно вспотевший, сумел довести её при помощи Костика как "помехи справа", сначала до его знакомого автосервиса, где машину проверили, поменяли всюду масло и тосол, заменили заводские тормозные колодки и положили в багажник полноразмерное запасное колесо, купленное на авторынке рядом.
   Через знакомых Валерий Алексеевича оформление машины много времени не заняло. Приехали, позвонили по сотовому, вышел майор ГАИ, поглядел на машину, указал на окошко, в котором следует получить номера, получил в благодарность бутылку хорошего дьюти-фришного вискаря, и отбыл.
   Ну а я с помощью Костика установил номера в рамки, протер тряпочкой, и готово. Вот и все, теперь я на колесах. Самое время Машу прокатить. Только вот стоит ли к ней доехать, или пока что по Москве поучиться ездить?
   Наверное, все же сначала в Москве поучусь пока что. Не за чем подвергать опасности любимую девушку...
   А в том мире я взялся за порт. Вот это было дело! Да, вот это было то ещё дело, ручаюсь, что зачистить от разной швали порт было куда как легче, чем вырвать его из лап того, кто им управлял.
   При королеве портом управлял барон Валентин. Мелкая, в общем-то, сошка. Он вел все доходы и расходы в порту, он занимался тем, что решал, какие товары пропускать, а какие нет... Короче, командовал, не забывая набивать свой карман.
   Сейчас, когда барона Валентина след простыл, порт быстро подгреб под себя барон Пуго, тот самый гнуснопрославленный бывший городской попечитель, который на пристани за работорговцев приезжал просить. Уж на что пьянь, так соображал, какое это прибыльное дело. И сразу постарался наложить свою лапу. Не успел простыть след барона Валентина, как в порт заявился барон Пуго со всей дружиной и чудом уцелевшими наемниками, и всем портовым стражникам посоветовал его слушаться. Те недолго посовещались, поглядели на трупы тех, кто слушаться не захотел, и быстро признали нового начальника.
   Деньги он, конечно, прикарманивал ещё как. Но делал это поначалу робко, особо не наглел, и потому я его просто не замечал.
   До тех пор, пока ко мне не заявился мастер Фых, не пал в ноги, гулко треснулся лбом в пол и не посетовал, что уж больно тяжело честным купцам оплатить аренду складов и воду для кораблей...
   -Хм, а раньше как? -Полюбопытствовал я.
   -Раньше столько не брали...
   И вот тут-то и вскрылись любопытные подробности. Цены на воду и припасы растут, а таможня берет добро и уже не стесняется. Да и новые таможенные сборы появились откуда-то...
   В хитросплетениях налоговых сборов с порта я не разбирался, и потому решил на первое время намекнуть. Искать кого-то иного было бы слишком долго. Все честь по чести, отправил гонца с письмом, настоящим произведением искусства. Выписано на официальном, только что отпечатанном бланке, каллиграфические грусть, неудоумение, решимость...
   Барон Пуго сделал вид, что не слышит, и продолжал набивать карманы. Ну, типа гонец не добрался. Не было ничего, Ваше Величество, не было ничего.
   Но с него слезать я не собирался, порт мне нужен как воздух. Доходы с порта, которые я все равно не получаю, это одно, а
   А тут ещё и прикол оказался. Подняла голову моя дорогая аристократия, предводители дворянства.
   Получил я красивую ноту, что должность великолепного управителя барона Пуго как никогда соответствует, и сей представитель древнего рода как никто будет смел и честен в общении с вороватым Низшим сословием. Уж он-то сумеет вести дела с честью и достоинством!
   Подписано - в самом верху граф Шотеций, под ним ещё его титулы. На следующем листе ещё один подписант, с титулами. И на следующем. В общем, внушительный такой список, и никак не подумаешь, как же правильно его использовать. Бумага жесткая и какой-то дрянью натерта.
   Интересно, а сколько у них дивизий? *
  
   * - И.В. Сталин в беседе с министром иностранных дел Франции П. Лавалем. Лаваль попросил сталина сделать что-нибудь для поощрения религии и католиков в России. Это так помогло бы мне в делах с Папой!". "Ого, -воскликнул Сталин. -Папа! А сколько у него дивизий?"
  
   Не так уж и много, да и то все разобщены. У самого барона Пуго полусотня дружины да примерно столько же таможенников, портовой стражи, которые за него драться не будут.
   А сколько дивизий у Шотеция и остальных? Наберут, если захотят. Потому надо действовать быстрее, и чем быстрее, тем лучше. Чтобы не успели собраться и сговориться друг с другом на вариант действий.
   Городская стража, усиленная гранатометчиками из гвардии и нуждающимися в тренировках пограничниками, полусотню баронской стражи просто смели. Таможенники, как я и ожидал, отошли в сторону, а самого барона, пьянючего в дубовину, вежливо приволокли ко мне.
   Протрезвел он сразу, едва его принялись пихать в камеру к мастеру Велимерию. И сразу же пояснил, что ничего плохого в виду не имел, что он только...
   -Все вернешь. -Зло сказал я, хотя на кого мне злиться-то, а? Только на самого себя, дурака такого, который не смог раньше сообразить, что в этом королевстве на каждый шесток свой скворец присел. -Все, что успел стащить. И если узнаю, что ты хоть один золотой утаил... Ух, плохо тебе будет.
   Ну и что вы думаете? Помер смертью храбрых за золото? Да куда там. В тот же вечер выдал все явки да пароли, и уже наутро был отпущен голый, как сокол, но счастливый донельзя.
   Порт под свое начало получил мастер Иштван, который, кажется, к деньгам был совершенно равнодушен. С правом привлекать любых помощников, которые только понадобятся, но порт сохранить! И чтобы деньги в казну продолжали поступать.
   Забегая вперед, скажу, что мастер Иштван справился. Нашел бывшего главу таможенников, какого-то там барона Веримия, прозябавшего в изрядно уменьшившемся в размерах личном поместье, и упросил на время вернуться на службу. Ну на немного, пока все не наладится.
   Барон Веримий за дело взялся, кого-то там выгнал, кого-то назначил, и в казну потек тонкий, но все увеличивающийся ручеек золота.
   На деньги от барона Пуго мы закупили железной руды в Рохни.
   Были и не очень хорошие события, которых раньше мне удавалось избегать по чистой удаче. Но удача-то, она же не вечна?
   -Как это получилось? -Я глядел на искореженную пушку, с разведенным "цветком" стволом.
   Все вокруг пожимали плечами, оглядывались, молчали. Молчал и мастер Виктор.
   -Кто?
   -Двое, Ваше Величество. -Ответил мне барон Ждан. -Двое, наповал. И один раненый, Алексей Викторович... Сын старший мастера...
   -Так. -Сказал я. -Жить будет? Что говорит доктор?
   -Граф Слав осматривал. Сказал, что все хорошо буде...
   -Я хочу увидеть. -Отрезал я.
   Больного отнесли не в госпиталь, где лечились наши раненые, а домой. Ну, как же - семья-то большая, уж они-то не дадут пропасть!
   Встретили меня чуть настороженно, кто-то и косился исподлобья, но мне не до того было.
   -Здравствуй, хозяйка. -Надо бы поклониться, по старорусскому обычаю, да как-то уже не к лицу мне, потому как король я. Подданные могут не понять. И потому выбрал я такой вот немного нейтральный способ.
   -Ваше Величество! -Поклонилась мне сначала Ирма, потом и остальные, по старшинству. Мастера Виктора не было, средний сын тоже не показывался.
   -Заглянул больного проведать, что да как... Пропустишь?
   -Проходите, Ваше Величество, прошу...
   Как давно я тут в последний раз был. Мастер Виктор теперь тут уже не появлялся почти что, все производство теперь уже не здесь. Места перестало хватать очень быстро. Одно дело по малу гвозди да скобы ковать, подсвечники всякие, и совсем уже другое дело - торговый дом "Весна", который сейчас выходил на новый уровень работы. Небольшой заводик на отшибе и зарождающееся в Мойке производство.
   У стены все так же сиротливо стоит бочка из-под нефти, пороховой сарайчик, пара слуг волочет воду из колодца. У мастера Виктора водоносов все ещё не было. Аккуратно сложена поленница, корешки дров прикрыты рогожей. Вот эти, которые потемнее - это с прошлого года, их мало, но уже есть и посветлее которые, это года с нынешнего.
   По привычке меня попытались повести в общую комнату, да я вывернулся, потребовал к больному сразу.
   -Привет! -Поздоровался я, входя в комнату.
   -Добрый день, Ваше Величество. -Алексей попытался приподняться с кровати.
   -Да лежи, лежи, все нормально. Что ж ты так? -Покачал я головой. -Сильно тебя побило?
   Комната самая простая, окно забрано тонкой резной решеткой, в углу курится жаровня, бронзовая, у стенки кровать. Над ней грубая масляная картина на зачерненных досках, как, прости Господи меня, икона. Мужчина в образе метеора несется над миром, выставив вперед руки, как атакующий Супермен. Под ним море и острова, на аляповато нарисованном лице застыло мученическое выражение.
   Над тазом с водой висит керосинка, света не дает, света и через окно хватает, но, наверное, это для почета.
   -Рука... Вот... И обожгло. Испытывали, сколько можно пороха положить, и почему-то быстро так загорелось, не успели отбежать...
   Я вспомнил про явление "прострела". Это когда вдруг какая-то часть шнура сгорает много быстрее, чем остальные. Вжик - и огонь уже много ближе, чем надо.
   -Понятно.
   -Пушку разбили...
   -Да и ладно! Сам, главное, жив. Ещё сотню сделаешь, да не таких, а получше! Что лекаря говорят-то?
   -Говорят, что поправлюсь! Мастер Слав смотрел и мастер Клоту, вот, выдали бинты, и воду...
   -Порошок какой-то, растворить в воде, а потом водой помыть тут всё. -Подсказала мне Ирма. -Мастер Клоту, врач ваш... Я думаю, может, и не надо, но все равно протерла...
   Я обратил внимание, что чуть-чуть пахло хлоркой. Ну, лишним точно не будет.
   -Хорошо. Только больше так не делайте, одного раза достаточно. Можете и другие комнаты протереть, только смотрите, чтобы порошок тот на еду не попадал.
   -Ну да, зато здоровья больше будет. Выздоравливай, жду!
   Вышел, только на лестницу сунулся, как Ирма нерешительно сказала.
   -Ваше Вели... Высочество, а на ужин не останетесь? Я сегодня пирогов приготовила...
   -Ну, я не знаю... -В отсутствии-то хозяина? Вот ещё удовольствие... Все решила младшая. Храбро подошла, под ногами у присутствующих, да так, что никто и не заметил, взялась за конец ножен меча барона Шорка, покачала из стороны в сторону, ножны заскрипели протестующее.
   -Дядя. Дай?
   Остался, конечно же... Куда деваться?
   Взамен Алексея, старшего сына мастера Виктора, встал Бомбардир. Вот уж кто умел развернуться! Казалось, что целыми днями этот человек готов перебирать порох, докладывать в картузы, перевязывать их шелковыми ленточками, взвешивать на новых аптекарских весах порох, снаряжать гранаты. Личную зажигалку он усовершенствовал, обтянул кожей и придумал колпачок от ветра. Также набрал фитили и носил их с собой в отдельной сумке.
   А уж как к пушке вставал, так вообще преображался. Я поглядел, как любовно Бомбардир оглаживает грубый шершавый ствол, с благоговением проталкивает тонким шилом (инструментальный набор моего мира!) внутрь грубый фитиль, тщательно выверяет направление... Идея прицела привела Бомбардира в восторг. Вот между двумя рисками тут и тут должен оказаться шпенек вот тут? Замечательно! И попадёт? Ваше Величество! Позволите испытать вот прямо сейчас?
   Строжайше приказал с пушками обращаться как можно осторожнее. Лично разработал планы и последовательность действий, приказал хранить порох отдельно и банить стволы тщательнее! Каждую пушку приказал снабдить тремя банами, и вертеть их в стволе со всем прилежанием, а не то!
   Ну и банили, и вертели, куда деваться-то? Я ж король, мои приказы выполнять надо.
   Укрепили и лафеты. Все же, несмотря на слабость оружия по сравнению с орудиями моего мира, отдача-то была у них вполне себе. Потому пушки поставили на колеса, которые могли свободно откатываться после выстрела. Сами лафеты теперь делали из дуба и склепывали стальными полосами для прочности, благо прокатный стан работал вовсю.
   Полигон, где мы испытывали ещё первые гранаты, преобразился. Теперь там рыли рыв и насыпали валы, образовалась даже небольшая мастерская. Мало-помалу там разворачивалось испытательное поле, предназначенное для отработки новых вооружений.
   Повысил концентрацию пожарников в войсках, и сразу же отловили парочку шпионов. Завербованные практически в открытую, те пытались выяснить, что же такое происходит-то на полигоне, благо до него добраться было куда как легче, чем до мастерской мастера Виктора или завода.
   Ну, кто попался, а кто и ускользнул. Не жалко ни тех, ни других, ибо первые ничего не знали, а вторые не успели толком ничего увидеть. Официально одобренный секретный состав пороха пьяные пожарники рассказывали в любой таверне каждому, кто хотел того слушать.
   -Черный камень, черный камень... -Задумчиво повторил барон Ромио. -Ваше Величество, я слышал, что есть такой на границе Предвечной степи. Там, в горах, чуть дальше Гнезда. Его можно бросать в печку. Местные горные племена так и делают, только камень тот опасный, жрецов надо приглашать, чтобы молитвы читали. А то может...
   -Понятное дело. -Прервал я его. -Только мне нужно узнать, где его можно добыть. Говорят, туда можно доплыть по морю?
   -Может, и можно, Ваше Величество. -Задумался барон Ромио. -Отец говорил мне, что горцы этим камнем очаги топят. Если вы дадите мне драккар и верную команду, я постараюсь разведать путь.
   -Забирай. -Разрешил я. -Вернешься с ценными сведениями... Подумаю, как тебя можно наградить. Напрасно не рискуй. Заодно нанесешь на карту побережье, там почему-то сплошные белые пятна...
   -Так и есть, Ваше Величество. -Сказал барон Ромио. -Там горцы дикие, кому охота около берегов темнобожников плавать?
   -Враги?
   -Ещё какие. -Как-то по-мальчишески сказал барон Ромио. -Ещё какие враги. Но я справлюсь.
   -Сам смотри. -Сказал я. И подумал, а не дать ли бравому барону пушку? Отчего нет, заодно и испытает... А если вдруг попадет в руки кому-то, то тогда что будет? Секрет нового оружия уже совсем скоро не станет секретом, пока что секрет только состав пороха. Да и смогут ли тут, в этом мире, сделать что-то подобное? Скорее всего да, только много-много хуже качеством, потому как нету у них чудесных инструментов фирмы "Санскар", с Земли. Значит, пушку можно ему дать, заодно и испытает её на судах, не развалиться ли эта галера?
   -Ещё с собой разрешаю взять одну пушку и зарядов к ней тридцать... Нет, сорок штук. Испытаете в походе.
   -Можно? -Глаза молодого барона блеснули все тем же мальчишеским азартом.
   -Я бы сказал даже "нужно". -Почему-то я в этот момент почувствовал себя совсем старым. Особенно по сравнению с молодым бароном.
   Незаметно созрел для разговора Ночной король. От былого бешенного бычка осталось разве что блеклая тень, осунулся. Смелости покончить с жизнью не хватило, за проклятым этим кувшинчиком тянулся как... Как... Да даже слова такого нет, как.
   Увидев его, я внутренне содрогнулся. Даже барону Шорку, уж на что он постоянно невозмутимый, стало не по себе.
   -Готов?
   -Готов. -Сказал Феликс.
   -Вот и ладно. Пишите. Список вопросов есть у вас. Лумумба? Ты чего?
   -Я писать научился, Ваше Величество. -Похвалился бывший раб. -Вот, глядите! -Он сунул мне под нос плотный лист ватмана, на котором разбегались строчки. Неровно, коряво, но видно, что старался Лумумба, выводил.
   -Молодец. -Похвалил я его. -Не, в самом деле молодец. Будешь пока что штатным писарем тут... Что там Её Величество, чтоб ей пусто было?
   -Сидит...
   -Ну и хорошо. Пока что поступаешь в распоряжение Феликса. Он тебе дело найдет. Вот этого допросите... Что, как, зачем да почему.
   За решеткой Ночной король ответил гнусным воем, от которого у меня екнуло сердце.
   Проснулся я на смене весь в мерзком, липком поту. И сразу же пошел в душ, смыть.
  
  

Глава 26

  
   А Бонапарт,
   А Бонапарт
   Переходил границу!
  
   В.С. Высоцкий
  
   Утром ко мне на прием напросился граф Лир. Очень настоятельно напросился, буквально ворвался, чуть охрану не раскидав.
   -Новости, происшествия? -Деловито осведомился я. -Ели что, то быстрее, мне ещё по Мойке сегодня кататься... Получилась у них плавка, нет...
   -Ваше Величество. -Спокойно поклонился мне граф Лир. -Ореховая крепость в осаде Большой орды.
   Я почувствовал, что вот это начались мои большие проблемы. Вот так, словно пол под ногами качнулся. Нет-нет, да и проскальзывала в голове уверенность, что не решаться воевать кочевники с оседлыми, с государством, побояться, уйдут... Ан нет, злато очи застит.
   Взрыв пушки был только началом, вот сейчас и большие проблемы пожаловали!
   -Так. -Голос все же дрогнул, как я ни старался. Кашлянул, повторил. -Так.
   -По моему приказу, Ваше Величество, в бой не ввязывались, отошли и наблюдали издалека. Видели конные разъезды фуражиров, те, которые еду собирают... Это такие...
   -Граф, я знаю, кто такие фуражиры. -Слово не сказать чтобы знакомое, но я уже понял по аналогии. -И знаю, чем они занимаются. Продолжайте.
   -Разведчики проследили за ними. Близко к лагерю их не подпустили, но даже того, что они заметили... Бунчуки, шатры, возы с сеном для лошадей и зерном, награбленное... Это Большая Орда пришла на наши земли, Ваше Величество.
   -Твою мать. -Только и сказал я.
   У нас-то как раз ничего и не готово.
   Да у нас просто ничего не готово!
   Орда не пошла дальше. Ореховую они грызли целый день, и ещё полдня. А потом крепость пала, никто из неё не вырвался. Около развалин Орда топталась ещё день, пока собирали осадные машины. Заметили так же два тарана. Что это такое я знал, но как они выглядят тут, не понимал.
   Так же не получилось посчитать их число.
   Отличилась и рыцарская конница... Ага, которые в замке Ворш заседали. Так гонца ним отправили, а его и след простыл, словно и не было. И второй, и третий гонец тоже не вернулись. Дальше уже я вмешался и запретил гонцов тратить.
   А между прочим, именно рыцарская тяжелая конница и могла бы неплохо помочь, на них-то как раз и надеялся граф Лир. Тяжеловооруженные всадники против легкой кавалерии страшный противник, особенно если кавалерии некуда убегать.
   Отправили ещё гонцов, одного к Морскому герцогству, где окопалась герцогиня, а второго в Гнездо, где никак не торопился присягать законному правителю граф Идон Лар с Горным Легионом.
   Ради разнообразия, получили ответ от герцогини, где та слишком вежливо советовала мне впредь не беспокоить по пустякам своих верных вассалов, но обещала принять всех, кто пожелает просить помощи и защиты у Морского герцогства. Граф Идон Лар гонца не принял, выгнали, хорошо хоть не убили. По донесениям, Гнездо укрепилось сильно, нарастили стены, заново отстроили мосты, крестьян мужского полу усиленно муштруют в замках.
   -То есть, эти двое нам не помощники... -Подвел я итог.
   -Более того, Ваше Величество. -Сказал граф Лир. Граф Идон Лар может ударить в спину. Войско у него... Хорошее.
   -Сколько? -Я уже запутался в этих "Лир" и "Лар", просто запутался. Графские семьи, однако...
   Переглянулись.
   -Тысяч пять должно сохраниться. В строю, может, и не очень они хорошо ходят, да только то, что после Орды останется, никакого строя не надо будет.
   -Тигр смотрит с горы, как дерутся кошки. -Задумчиво сказал я.
   -Очень хорошо сказано, Ваше Величество. -Сказал граф Лир.
   Ну и что делать дальше? Встречать их в поле с неопробованной артиллерией? А вдруг не сработает, то что? Пушка-то это не пулемет, её быстро в нужном направлении не развернешь...
   -... дать бой тут. -Сказал граф Лир, показывая на карту. -Вот тут, рядом с Закатным Герцогством, есть холмы с заливными лугами. В них не очень удобно действовать кавалерией, много промоин, нор и рощиц. День пути от столицы. Раньше крестьяне выращивали тут рожь. Если выстроить войска вдоль линии холмов, а на холмах расположить лучников, кольчужников поставить вот тут... -За неимением указки граф пользовался тонким и даже на вид острым стилетом, водя по скверному плану местности. -Тут можно дать бой.
   -И победить? -Скептически спросил я.
   -Нет, оттянуть начало осады. Возможно, получиться уничтожить осадные машины в лагере, чтобы сделать новые, потребуется время.
   -То есть, первый бой мы проиграем. И потеряем часть армии.
   -Это неизбежно, Ваше Величество.
   -А какой же смысл?
   -Если получиться, то можно оттянуть начало осады. Как настанет осень, то степняки отступят, у нас нет корма для их коней...
   -И войска Морского герцогства или Горный легион ударят нам в бок. Нет, граф. Так не пойдет. Это надо решать сразу...
   Так, что же лучше? Встретить в поле? Артиллерией? Пушка - это же не пулемет, её в сторону не развернешь за пару минут! Промахнемся, так увернуться кочевники и порубят артиллеристов моих, а потом моими же пушками будут город обстреливать. Хорошо бы выбрать удобное место для боя, чтобы...
   А знаю ли я это удобное место?
   Иное дело, есть ли у меня время это место искать?
   Нет, конечно же. Три-четыре дня, и город будет в осаде.
   Значит, надо готовиться вот уже тут, около города. В том же Костяном лесу, где когда-то уже степняков рубили. Чем быстрее я это место найду, тем у меня больше времени будет на то, чтобы хорошо подготовиться.
   Все молчали, ждали моих слов.
   И я как очнулся.
   -Граф Виктор. На тебе сейчас оборона города. Восстановить стены и оборонные сооружения максимально как можно, люди, припасы, всё остальное... Справишься?
   -Ваше Величество! -Виктор попытался встать, поклониться, но я ему не дал, продолжил говорить. Все ж опыта у моего нового министра обороны маловато, задвигает его на вторые позиции граф Лир. Да и как не задвинуть, граф Лир давно тут уже, может, и не интриган, но ухо с ним держать востро надо...
   -Граф Лир. Собрать войско, обеспечить зимние квартиры в городе. Можете занять места в Мойке, там развалин много осталось, сами глядите. Также выделить отдельные отряды, не больше десятка человек, отправить их в леса. Их задача убивать тех степняков, кто отойдет дальше всех.
   В голове у меня провернулись шестеренки того, что я успел прочитать про партизанскую войну. Не очень много... В основном кино глядел, про бородатых партизан, которые по ночам эшелоны под откос пускали. Но степняки не немцы, у нет эшелонов. А партизаны...
   -Сделай так - пусть прячутся в округе и нападают если только будут твердо уверены в победе и в том, что получиться скрыться потом. Также должны держать связь друг с другом и при необходимости объединяться, но обитать раздельно. Граф, я потом расскажу, пока что найдите нужных людей.
   -Я понимаю, кого вы хотите, Ваше Величество. Могу выделить полторы сотни народу, но как они потом попадут в крепость?
   -Да хоть морем, у степняков-то нету кораблей, как я надеюсь... Кстати, о кораблях. Грошев, твоя задача собрать корабли и приготовиться к отражению атаки с моря. Пираты могут посчитать нас легкой добычей, или кочевники договорятся с ними, не важно. Но три корабля с бомбами должны быть в готовности.
   -Да, Ваше Величество. -Ответил Грошев.
   -Ждан. Ты занимаешься запасами продовольствия. Для охраны привлечь пожарников Фе... Подснежника, чтоб не халтурили. Приготовиться сбросить все, что Барон Алькон, все обращения в городской суд пока что прикрыть. Граф Слав, с налогами пока что повременить, занимайтесь госпиталем, раненых у нас будет многовато.
   Кочевники не стали задерживаться на грабеж, как я подсознательно надеялся, а сразу рванулись по кратчайшему направлению к столице.
   Я не хотел давать в руки передовым отрядам своей армии новое оружие. Ибо помнил про одно правило, что новое оружие даст наибольший эффект лишь примененное массово. И потому любая возня с пушками прекратилась, запасали порох, их вались лишь быстро банить да сигналы обрабатывать, типа "бань", "огонь" и прочее.
   Под командованием графа Виктора была проведена ревизия оборонных сооружения города. Результаты были устрашающие.
   К стенам города враг в последний раз подходил уже очень давно. Поначалу-то грозная крепость ветшала, дыры латали уже чаще формально, да и охрану вели так себе. Ещё хуже стало, как к власти пришла королева. Последний ремонт проводился лет пять назад, и с его средств граф Лург себе небольшой особняк построил.
   Проблемы были везде, даже со стороны нормальных кварталов. Башни и стены ветшали, из лестниц выпадали камни, бойницы были расшатаны. В некоторые башни люди уже заходить опасались, перекрытия прогнили. Никакого рва уже не было, так, полукруглая канава
   Ещё хуже было дело со стенами в Мойке.
   За годы своего обитания криминальный элемент сделал из городских стен что-то вроде швейцарского сыра. Были проломы, были даже обрушения. Я глядел на здоровенный кусок стены, который теперь валялся на земле, через камни уже пророс местный вьюнок, вереск.
   -Песец.
   -Что, Ваше Величество?
   -Песец. Это зверь такой.
   И что же делать? Быстро это не убрать...
   -Ваше Величество, это можно заделать за день, соберем горожан, за свою же жизнь сражаются...
   Из пролома открывался великолепный вид на поле. Впереди ровная равнина, на горизонте Костяной лес, дорожные столбы Королевского тракта, многие покосившиеся, и бескрайнее море невысокой желтоватой травы, по которым налетающий с моря ветер катил медленные тягучие волны. Там, где трава волнуется чуть иначе - берега небольших ручейков, отводок от большой реки, пробившиеся к морю через лес и холмы
   Простор-то какой.
   С одной стороны поднимались холмы, отрезанные от города полноводной, с другой стороны тоже виднелся лес на горизонте, пологие крыши дворянских поместий выглядывали из-под него.
   А само-то поле ровное, ровное...
   -Нет, пожалуй, не надо. -Задумчиво сказал я. -Пока что не надо.
   Рассуждал я вот как. В чистом поле нам кочевников не победить, ну просто никак. У нас меньше войска, наше войско ещё не собрано, не сработано. Можно рассчитывать только на пограничников графа Лира, а их, как ни крути, маловато будет.
   Итак, в чистом поле сражаться - это значит только потратить свое войско зря.
   Так, может, сделать что-то хитрое? Например, заманить их сюда, внутрь...
   Я оглянулся. Вот тут домница, недостроенная, вот цеха, где уже работает волочильный станок, проволоку делает, закалка, вот там цех пружинный, вот это цех замочный, вот это пороховая мельница, которая под охраной пожарников да наособицу стоит. И что, пускать сюда конницу степняков?
   -А что ещё остаётся делать? -Спросил я сам себя вслух.
   -Простите, Ваше Величество... -Это Виктор.
   -Да ничего. Виктор, что делать будем?
   -Сражаться, Ваше Величество. -Сказал мне Виктор.
   Ну да, что же ещё он мог сказать-то? Виктор - настоящий дворянин, как в сказках. Я думал, что и не встречаются тут такие. Ну и не угадал. Прямой в жизни и в суждениях. Всегда для него белое - это белое, а черное - это черное. И даже назначение министром обороны в компанию к хитромудрому графу Лиру, который как-то не знаю уже и как, его не изменило.
   Причем за новую работу Виктор взялся с той же энергией, что и за воинские упражнения. Стены он инспектировал добросовестно и с должной хваткой, стражники на стенах теперь получали еду прямо на местах, оружие у всех начищено и надраено, все сделано как надо. Вот уже даже и камни подвозить начинают, чтобы стену заделать.
   -Сколько проломов успеем заделать?
   -Три или четыре, Ваше Величество. Но это при условии, что не будем уделять внимания стене в Верхнем городе.
   -Так. Тогда сделай-ка вот так, Виктор. Все на Верхний город, его стены должны быть в идеальном состоянии. Замок и Мойку к обороне можешь не готовить. Также назначаю тебя главой обороны города, вся стража к тебе в подчинение.
   -Да, Ваше Величество.
   -Вот и славно. А тут... А вот тут надо поступить умнее.
   -Вы хотите пропустить степняков в Нижний город? -Спросил Виктор. -А как же мастеровые? Их кварталы за стеной Верхнего города...
   -У меня просто нет другого выхода. -Сказал я. -Приводи в порядок стену только там, где она выходит снаружи, внутреннюю не трогай...
   -Но тогда мы не сможем...
   -Виктор, Виктор! Мы в любом случае не удержим город, что бы там не говорил граф Лир. Пара недель, и всё... -Рассказать ему про разговор с графом Лиорданом, или не надо? Наверное, лучше не надо... -Так что либо мы заманим их сюда и тут забросаем гранатами, либо... Либо проиграем. Так что... Выполняй мой приказ. И про пожарных не забудь.
   И я вновь посмотрел в пролом. Как же красиво-то... И улицы узкие, как раз есть где бомбистам разгуляться.
   Виктор чуть поклонился и отправился выполнять моё приказание, прямой, как палка. Нет, все же настоящий дворянин! Побольше бы таких, было бы поменьше проблем. Пока что остальное же моё дворянство...
   А что же остальное моё дворянство?
   Пронюхало как-то моё дворянство про Большую Орду, да и ка-ак побежали кто куда! Рванули из города почтенные аристократы на всем плавающем, гребли как за зарплатой. Было не очень далеко до островов, парочку даже в ясную погоду видно, так вот там надеялись отсидеться. Благо что кораблей у степняков не было вроде как.
   Пожарники мои мне уже докладывали, что на островах разбиваются лагеря, возводятся легкие укрепления, завозятся запасы продовольствия. Слуги работают вовсю, стараются успеть.
   Кто-то, кому средства позволяли, рванули ещё дальше, справедливо опасаясь, что от королевства после атаки кочевников мало что останется. Цены на места взлетели до небес, за общую каюту просили десяток золотых в день.
   В считанные дни дворянские дома в городе и поместья за городской стеной опустели. Брошенные на произвол судьбы слуги быстро сбились в банды, устроили грабежи и поджоги. Словно вот всю жизнь к тому готовились!
   Подумав, разослал недалеко патрули стражи, с приказом пресекать грабежи и убийства, но мародерству не мешать. Всех дворян, кого находили в поместьях, приказывал переселять в город, граф Нидол Лар место какое-то нашел.
   В поместьях за пару дней так никого и не нашлось, кроме упившихся бесхозного господского вина слуг, перепуганных крестьян и ещё больше перепуганных рабов.
   Как-то незаметно пропали крестьяне из окрестных деревень, которые ещё оставались. Вот были, что-то такое в город возили, а тут нет как и не было никогда. Дома пустые, скотина какая поменьше уведена, которая побольше - забита на мясо.
   Пропала и принцесса Альтзора. Просто пропала куда-то из замка, вот была она, да и нет её. Не так уж и часто с ней общался, живет она где-то там в своих покоях, вот пусть и живет дальше.
   Тревогу поднял Иштван.
   -Дура. -Выразился я. -Просто дура. Ладно, не до неё сейчас, если найдется - так хорошо, а не найдется, так и поделом!
   Шуго под моим руководством начал печатать листовки. По образцам плакатов, притащенных мной из того мира. Торговый дом "Библио-Глобус", что в центре, снабдил меня пятью плакатами времен гражданской войны. Всего-то и надо было, что переделать красноармейца в ополченца или пограничника.
   "Граждане Соединенного королевства! Отечество в опасности! Гнусная преступная клика не оставила своих замыслов по порабощению свободолюбивых жителей, ваших родных, друзей, соседей, сограждан. Большое войско кровавых убийц движется на нас из Степи! В этот тяжелый для Родины час..."
   Не скажу, что получилось некрасиво. А уж пузатые и зубастые кочевники на брыластых лошадке, размахивающие кривыми фаллосоподобными саблями и палицами, и решительный ополченец-пограничник-дворянин, заряжающий им всем древком копья по голове - так это вообще волшебно!
   Один смысл. Кочевники идут, кого не убьют, так тех сожрут, все на защиту родины. Все будет оплачено позже, слово короля!
   И в один день расклеили листовки по всему городу.
   Вот тут и началось.
   Цена продовольствия и прочего на рынках взлетела ещё выше, вслед за ней поднялись цены у отбывающих кораблей. К полудню большая часть дворянских поместий опустела. У многих дворян тут был опыт морских прогулок, все ж рядом с морем живем, да и острова-то рядом, там неплохо можно устроиться по летнему времени.
   Океан перед столицей запестрел черточками отплывающих кораблей.
   Мастеровые целый день собирались кучками, что-то терли меж собой, а потом ко мне пришли делегации от каждых гильдий города, человек десять, и спросили, что же они могут сделать для победы.
   Поблагодарил сердечно, и отослал всех к графу Виктору, пусть он решает, не маленький все ж, давно уже армией командует, пора и толк знать! Надо многое было, в основном оружие и одежда, правление графинов развалило армию окончательно. Да даже просто еда! Гильдия Водоносов вызвалась бесплатно снабжать моих воинов водой. И то неплохо, на стенах пойди-ка постой круглосуточно, когда не отлучиться, не отойти...
   Напросилась и делегация от Королевского университета. Человек полста студентов разных курсов сбились в нестройную ватагу и предложили свои услуги. Среди них и были три девчонки... Нда. Сначала их ко мне не пускали, но потом они вышли на графа Слава, встали на круглосуточное дежурство под окнами его дома, и тому ничего не оставалось делать, кроме как принять и направить по команде вверх, то есть ко мне.
   Выслушал, покивал.
   -Отрадно принять помощь людей, кои знают, что такое честь! -Выдал я в ответ на длинный спич, зачитанный их главным с бумаги. -Поступаете в распоряжение графа Виктора... -И в сторону графа, тоном потише, чтобы не услышали студенческие комсомольцы... Тьфу ты, добровольцы.
   -Найди им чего попроще, тут же не только наши? Убьют, потом ещё дипломатической почтой отписывайся, как же так сыночка древнего рода порешили в этом проклятом королевстве ни за что, ни про что...
   При разговоре присутствовал граф Лир, и я ощутил его пронизывающий удивлением взгляд. Граф явно не разделял моего оптимизма насчет какого-то "потом".
   Неожиданно удивили меня босота городская, что сначала в Мойке жила, которую уж потом в пролетариат перековать я решил.
   Я уже подумывал, как бы их так повежливее и побыстрее из города вытурить, чтобы не мешали, как меня навестила другая делегация, и дружно, как один, потребовали у меня места на стенах, дабы защищать свой квартал от врагов.
   Толку бы от них не очень много было, в этом мире обученный и умелый воин значил куда как больше среднего горожанина... Впрочем, по большому-то счету, и в моем тоже так.
   Но работа им нашлась, конечно же. Стены и укрепления города надо было приводить в порядок, углублять ров, подсыпать вал, готовить улицы к обороне, да и просто мало ли где нужны низкоквалифицированные рабочие руки в преддверии осады? Тех немногих, кто с оружием хорошо управлялся, распределили по стенам подальше от Мойки, стараясь не сбивать в один отряд.
   Все же я им до конца не верил.
   Проломы в стене Мойки укрепили, кое-где и расширили, и закрыли со стороны плетеными щитами. Издалека кажется, что глупые горожане стены так закрывают, камней не хватило, глиной замазали. Ну, надеюсь, что гордые джигиты из Предвечной сейчас нам покажут, как надо правильно стены ремонтировать. Очень надеюсь. В этих проломах я для них большой сюрприз готов был сделать.
   Все двенадцать пушек, которые у меня остались, срочно закончили, поставили на станины, вывезли на позиции. Там окопали землей, установили защиту из тех же плетеных щитов, но потолще, чтобы стрелу держали. Пушкари мне нужны были, их и так мало, народ набирали из мастеровых, те хоть что-то понимали. Получились этакие коротенькие коридорчики в стене города, выводящие прямо на дула орудий. По два орудия на каждый, итого шесть приглашающих проломов.
   Мастерские торгового дома "Весна" за пару дней обезлюдели, все пошли в орудийную прислугу.
   Волочильный станок работал днем и ночью, а ещё с десяток человек плели колючую проволоку, почти как по ГОСТ 285-69, разве что не оцинкованную. Схему станка некоего американца Глиддена*, и даже картинку, как же это можно сделать-то, я нашел в запасниках у Десемова. Просто, оказывается, ничего сложного, на коленке изготовить можно. Совсем просто - а столько горя ж эта затея принесла...
  
   * - Дж.Ф. Глидден в 1874 году получил патент на колючую проволоку такой, как мы её сейчас видим. Первоначально колючая проволока предназначалась для огораживания крупного скота, чтобы тот не разбегался. Некто устроил колючую изгородь из природного колючего вьюнка, идея сработала, скот не мог преодолеть колючую преграду, кололся о шипы. Дж.Ф. Глидден скручивал заколки своей жены так, чтобы острые концы направлялись наружу, и через полгода у него это таки получилось. После чего продал половину своей доли компании, которая твердо обещала ему "опутать колючей проволокой весь мир". Довольно быстро поняли, что колючая проволока позволяет не только огородить крупный скот, но и людей. Некие промышленники так огородили городок бастующих шахтеров, после англичане начали огораживать проволокой концлагеря для буров, и понеслась. Благодарные потомки прозвали колючую проволоку "веревкой дьявола".
  
   Неожиданно во мне проснулось все то лучшее, что есть в каждом человеке. Вправе ли я приносить вот это в мир? Вправе ли я...
   -Совесть, сука, заткнись! -Сказал я вслух по-русски, и мне даже стало легче.
   Получившуюся проволоку пробовали рубить, сначала мечом, потом саблей. Получалось раз на раз. Из своего мира я знал, что колючая проволока не только извела ковбоев и передушила на корню кавалерию, но и также довольно хорошо пружинила под ударами пуль и даже снарядов, и порвать-то её не так-то просто было. А что если и порвешь? Шипы могут проколоть легкие мокасины, которые тут повсеместно носили.
   -"Чесночная* веревка". -Прозвал это изобретение граф Лир. И посоветовал её не внатяг вешать, а чуть ослаблять, ибо тогда удар слабее получался. Попробовали, и в самом деле так, теперь перерубить стало значительно сложнее.
  
   * - Чеснок - особым образом откованные шипы против кавалерии. При разбрасывании всегда один шип из четырех направлялся вверх.
  
   Горожане и набежавшие в поисках защиты в город крестьяне работали как проклятые, даже ночью работа не прекращалась, при свете керосинок. Рыхлили землю, вкапывали толстые столбы высотой в половину роста человека, и под землей столько же, в толстых кожаных перчатках тянули на них в пять рядов колючку. Ага, неприятный сюрприз - кольчужные перчатки не так чтобы очень помогали, если неудачно схватиться, то обрезки проволоки в кольца кольчуги как раз входили. А если учесть, что воздух-то тут влажный, все ж воды-то столько рядом, то... То только дезинфекция и помогла людям без руки не остаться.
   Пошевелив мозгами, нарисовал идею простейшего копра для забивки свай, несколько бревен и большая чушка на веревках между ними. Дело пошло куда как веселее.
   Проволоки все равно стало не хватать, потом тянули уже в три ряда, в два ряда столбов. Хитро столбы вкапывали, я так в книжке в своем мире поглядел, один столб в центре, вокруг него три, все перевито проволокой от каждого столбика к центральному. Хрен выковыряешь сразу, и не сразу обойдешь вот такой вот круг.
   Получились неплохие такие заграждения, два ряда, один на пять метров ото рва, второй через пару метров от первого. Между ними проходы оставили, конечно, лучники со стен тренировались в эти проходы бить.
   Также устраивали разделяющие ряды, метров пять-шесть забора, который идет не параллельно городской стене, а перпендикулярно. Проволоку на них натянули в последний момент уже. В теории, такое заграждение должно было разделить атакующих или хотя бы заставить их терять время...
   Жаль, что на весь город проволоки колючей не хватило. Да и качество-то у неё не так чтобы очень, из дрянного металла, скорее мягкого, чем пружинистого. Кое-где пришлось и обычной заплетать, простой, уже просто не успевали.
   Вначале я боялся, что проволоку, которая тут больших денег стоит, воровать будут, и потому приказал стражу приставить, но нет, никто не тронул. Как стояли заграждения, так и стоят.
   А ещё ко мне заглянул граф Лиордан.
   Старый лис выбрал хорошее место для разговора.
   Как-то ко мне подошел племянник, барон Нават, и, отводя глаза, признался, что дядя его хотел бы со мной пообщаться. Желательно наедине.
   -Наедине так наедине. Пусть приходит во дворец, примем... Только с утра, днем дел множество. -Конечно, были у меня сомнения, а не отвезти ли артиллерию вглубь улиц, чтобы получилось как в кишке, бах из пушки, и куча трупов впереди?
   Граф Лиордан оказался замечательно краток.
   -Ваше Величество, до меня дошли слухи, что Большая Орда собралась и идет на столицу.
   Вот уж старый лис этот граф. Всегда замечал, что некоторые тут, несмотря на призрак короны над моей головой, все же нет-нет да и отнесутся ко мне как к ребенку. Вроде бы и ясно, что король, да он же ребенок, а чё?
   Иным был граф. Всегда серьезен, всегда предельно собран. И всегда предельно вежлив, не допуская даже тени намека на то, что он по возрасту старше, а я ещё малыш малышом.
   -Слухи правдивы, граф.
   -Ваше Величество, в моих силах чуть помочь... -Граф обозначил кивок, полупоклон такой. -Как королю союзной державы.
   Ого, вот это уже интересно. Может быть, получиться обойтись...
   Совсем забыли мы про отряд Каллуфа, и про остальных наемников, которые раньше осаждали Морской Замок, а теперь вот собрались в столицу, дабы покинуть эту страну. Ибо тут наступил мир и благолепие, и меч свой не продашь по должной цене... Ну да.
   В результате у Каллуфа сейчас на треть больше людей. Все профессионалы, каких мало бывает. Готовы сражаться...
   -Граф, я уже с ними говорил. Барон Каллуф запрашивает уж совершенно невозможные суммы...
   -Ваше Величество, они наемники, их можно понять. А это война. Я могу поговорить с уважаемым бароном Каллуфом, и уверен, что ради помощи союзному государству он готов будет получить меньшее...
   -Граф, пусть так. -Невежливо перебил я его. -Но у Каллуфа пять тысяч человек... Ну пусть к нему подошли ещё те, кто осаждал Морской Замок. Сколько это? Восемь тысяч?
   -Десять, Ваше Величество. Вы забыли о тех, кто стоял лагерем около Больших полей, и кто сторожил Вересковые леса. Все они сейчас с бароном Каллуфом.
   Десять тысяч наемников у меня под боком! Да я Феликсу оторву кое-что, яйца его железные...
   -И, при вашем слове, все они будут на вашей стороне.
   -Граф, подождите немножко... Но чем я буду им платить? Мне своим-то солдатам платить нечем. А казну проредил граф Лург! Пока она ещё наполниться...
   -У вас есть золото, которое накопил граф Лург. -Сказал мне на это граф Лиордан. -Видите ли, Ваше Величество, граф Лург хранил все золото в имперских торговых домах. Только лишь "Велий и Бромс" имеет поручительств от графа на сумму больше трехсот тысяч золотых имперских марок.
   -...нуться. -Сказал я. Триста тысяч в имперских банках? Пока я тут по крупицам собираю... Жив ли ещё граф Лург, кстати? А то как ему радовался барон Алькон, ну прям как ребенок новой игрушке!
   -Как царствующий монарх союзного государства Ваше Величество может получить деньги, украденные у вас преступником...
   Ай счастье какое! И что же мне для этого надо сделать?
   -...и на эти деньги нанять в Империи рыцарскую конницу, которые уже через пару недель сможет прибыть сюда морем и покарать кочевников. О, не думайте, что я помогаю только вам. Кочевники представляют опасность и для Империи тоже...
   Ага, а я тут испугался. Значит, триста тысяч, а? И потратить их я могу только на наемников, и этих денег у меня скоро волшебным образом не хватит на войну, придется залезть в кредиты, которые я тоже буду брать у Империи. Ну совсем так, как граф мне уже предлагал.
   -Великолепное предложение, граф! Просто великолепное! -Я быстро пожал ему руку, раньше, чем граф успел что-то сказать. -Только вот... Почему же вы молчали раньше?
   -Гонец прибыл только вчера, Ваше Величество. И с вами не так-то просто встретиться, надо сказать. Не так-то просто... Эти ваши пропуска...
   Ага, пропуска. Надоело мне, что во дворце у меня толчется кто хочет, и ввел я пропуска на всех. Обычные отпечатанные в Королевской Типографии, прямоугольники самой хорошей и плотной бумаги, с указанием красивым каллиграфическим почерком, что да кому выдано.
   В идеале б ещё где кому ходить можно... Пока что все подходы к моим покоям гвардейцами и пожарниками забиты, оно, конечно, хорошо, да все равно опасность есть некая.
   -Сегодня же выдадим вам пропуск...
   Лицо графа чуть-чуть изменилось, самую малость.
   -Будете приходить как желаете, всегда рад видеть...
   Так, что это он так пропуску обрадовался-то, а? Естественно, что никуда, кроме Восточной башни, я его не пущу, ну ещё может быть в Королевский сад, да и то вряд ли, потому как он с гвардейцами граничит.
   -Я горд оказанной мне честью, Ваше Величество...
   -Ну, вот и хорошо... А сейчас ступайте, мне надо обдумать ваше предложение!
   Граф, все такой же невозмутимый, ушел.
   Разговор заставил меня сильно задуматься. Сейчас у меня под боком есть армия, здоровенная армия в десять тыщ народу. Наемники... Наемники довольно сильны. У них ремесло других людей рубить, а у моего ополчения молотом махать в кузне или тесто месить... Тем более если это сплоченный отряд. Не зря же именно Каллуф постоянно охранял границу со Степью. Не зря.
   И опасность-то у меня гораздо ближе, чем кажется.
   Может, стоит часть артиллерии развернуть...
   Вызвал к себе графа Лира, тихо, наедине.
   -Граф Лир. Готовьтесь к столкновению. Главный противник - барон Каллуф.
   -Ваше Величество? -Граф старался скрыть потрясение, но не очень-то у него это получилось. -Возможно... Барон Каллуф согласиться на...
   -У него тысяч десять народу. Когда мы думали, что их пять тыщ. Потому передаю вам лично в подчинение роту гвардии с гранатами, если что, то... То его лучше того. Потому как ударят нам в бок.
   Я понял, что в словах просто запутался, и замолчал.
   -Ваше Величество! Я, как дворянин, готов выполнить любой приказ короля. Но... Возможно... Вы торопитесь? Войск Каллуфа хватит, чтобы...
   -Граф Лир! Войск Каллуфа хватит, чтобы взять штурмом Верхний город. И этого достаточно, чтобы от них беречься. Где их лагерь? Полдня пути до города? Ох, кто-то у меня за то пострадает, и сильно! Граф! Вы куда смотрели, такую орду народу проглядеть? Где ваша разведка?
   Граф уставился в окно. Конечно, неприятно, когда его мальчишка отчитывает, и вдвойне неприятно, когда отчитывает-то справедливо.
   -Граф Лир. Мой вам приказ. Основной противник - это барон Каллуф. Передаю вам гранатометчиков... Половину. Роту. Вторую половину оставляю себе. Ваша задача любыми путями не дать барону вмешаться в мои разборки с кочевниками. Как стоят они, пусть так и стоят дальше. Если двинуться - то блокировать... Пугать, как можете, но людей моих сохранить!
   -Да, Ваше Величество.
   Вдруг, почему-то, я твердо поверил, что у меня все-все-все получиться. Нет, не в этот раз. Не смогут они, кочевники. Просто не смогут.
   С этими мыслями и проснулся.
   Машинку заправить надо, да ещё в один адрес съездить. И ещё, мне очень надо с работой решить. Денежная нужда у меня уже не такая сильная, как наладил канал с молчаливым ювелиром, так и на жизнь появилось. Не на роскошную, конечно же, но на жизнь хватать будет.
   А если у меня в том мире хорошо получиться, то... То тогда будет ещё лучше.
   Но для этого надо сначала сдать экзамен.
   И Костику позвонить... Самому пока что с машиной скучновато.
   Костик приехал с Серегой-большим, они что-то за жизнь обсуждали.
   Поздоровались, Серега с большим трудом влез на заднее сиденье, занял сразу их оба, Костик расположился справа.
   -Ну, сегодня я твоя помеха справа. Сначала что у нас? Сначала заправка... Поехали.
   Проехали через дворы, на первой передаче, потом на более оживленную улицу, а потом и на шоссе. Заправка как раз вот она...
   -Ты куда это собрался?
   -Как это куда? -Я тщательно включил поворотник, под его щелчки поглядывая в зеркала. -Вот же. Газо-транс. Евро-топливо, всего по шесть рублей... Европейское, значит, качество?
   Костик только вздохнул.
   -Дальше давай! Я покажу, где надо заправляться.
   -Сережа. -Подал голос с заднего сиденья Серега-большой. Евро-бензин - это не обязательно значит "Европейский". Это "Еврейский". То же самое, что и советский, который ары водой разбавляют, только в два раза дороже, понял? Точно так же и евроремонт, то же самое, что и советский ремонт, просто в два раза дороже и половину материалов разворовали, понял?
   -Кладезь ты мудрости, Серег! Хоть и большой... -Похвалил я.
   -Так большого человека должно быть много. Мышц, а не жира! -Серега-большой напоказ напряг здоровенный бицепс, чуть меньше, чем у меня ляжка. -Лан, поехали кататься! Только недолго... А то я тут вчетверо складываюсь...
   -Да для тебя грузовик нужен или "Чероки"! -Возмутился с первого сиденья Костик, а мне сказал:
   -Серег, ты давай прямо, на втором светофоре налево. Я тебе покажу чудное заведение, в котором можно наесть неплохую жопу, не вставая из-за руля. Называется "Мак-Авто". Там и заправка по дороге будет.
   -Большая жопа - мягче сидеть! -Высказался Серега-большой.
   Заправившись под крышку бака на неприметной среди зарослей клёна заправке, закупившись колой и картошкой-фри в "Мак-Авто", мы поехали по Москве кататься.
   Ну да, мне нужна практика, как ни крути.
   Конечно, машина не конь, а Костик - не Вера, но что-то общее в них есть.
   Костик знал про дороги Москвы много. И где свернуть можно, и где попасть в пробку, и где постоять, и где расположены гаишные ловушки... Многое он знал, в своё время со "скорой" по этим дворам, улицам да переулочкам поколесив.
   Проехались по мосту через Москву, покрутились около какого-то полузаброшенного парка, и выскочили в какую-то промзону. По краям потянулись глухие бетонные заборы, но недолго, вдруг открылось мутное зеркало воды, набережная, и довольно большая парковка при ней.
   Остановились, вышли поглазеть, съели чуть остывшую картошку, болтая о чем-то своем и глядя по сторонам.
   -Что тут было-то? -Спросил я.
   -А... -Махнул рукой Костик. -Вроде бы завод какой-то, бывшая оборонка али что-то такое. Раньше сюда заехать нельзя было, но завод на боку давно уже, так что теперь тут по вечерам народу на машинах много бывает. Культурно отдыхают... -Он покосился на упрямый серый куст, протолкавшийся через щели в асфальте. Под кустом примостился выцветший под солнцем и дождями пакет с эмблемой "Мак-Дональдса", а на ветках повис использованный презерватив.
   -Вот так и отдыхают.
   -Ребят... Я, наверное, последний месяц дорабатываю. -Признался я. -Потом уж всё...
   -Да ты что? -Удивился Серега-большой. -А кому ж я по ночам буду анекдоты рассказывать?
   -Серег... Не тяну я учебу да работу. -Покачал я головой. -Не потяну все вместе. А про анекдоты... Да я сам приеду, послушать, как плохо будет!
   -Вот так всегда, всегда вспоминаешь о друзьях когда тебе плохо! -Сделал вид, что обиделся, Серега.
   -А Михалыча, кажется, скоро выкинут. -Вдруг сказал Костик.
   -Что так?
   -Да пьет и пьет, никакого спасу от него нет. Уже который раз пьяным является! Один раз даже на тренировку выпивший пришел.
   -Придурок. -Вынес вердикт Серега. -Напивался б после работы, никто и слова не сказал, так нет же... Страдает по своей... -Он выразился матом. -Было б по кому страдать.
   -Ну да. -Подтвердил я, вспомнив ночные посиделки в пионерлагере.
   -Кстати. -Костик сделал заговорщическое лицо. -По большому секрету говорю, довольны нами в банке. Контракт продлили на десять лет, и мало того, добавили ещё точек. Инкассация, охрана линий связи. Броневик вот даже хотят купить. И тебя, Серег, хотят туда поставить.
   -С чего бы это? -Удивился я.
   -С того, что тебе Алексеич доверяет, а Вербицкому доверия нет никакого. Мишка ж мал ещё и к выпивке вот клониться, дурак.
   Помолчали, поглядели на воду.
   -Ребят. -Это снова Костик, нарушил тишину. -Слушай, а я женюсь, наверное.
   -Чё?
   -Чё?
   Костик поглядел на нас немного смущенно.
   -Чё, чё... Ну а чё? Женька мне нравится. Голова у неё хорошая. Готовит вкусно. Жить есть где. Так что время-то тянуть, а? Как говорил один мой знакомый, надо красть минуты у вечности, чтобы провести их вдвоем.
   -В самом деле. На свадьбу пригласишь? -Спросил я. -Белый фрак-то одевать?
   -А как же? Свидетелем будешь... -Костик потянулся. -Где б ещё бабла надыбать...
  
  

Глава 27

  
   Кто ходит в гости по утрам
   Тот поступает мудро!
  
   Вини-Пух
  
   С башни я смотрел вниз, туда, где остановились парламентеры.
   Пятерка всадников, воины, на мохнатых злобных лошадках. Всадники и всадники, ну что такого необычного-то? Разве что чуть от наших отличаются. Серо-седые копны волос на голове, чуть монголоидные черты лица, один, который постарше, отличается длинными усами, подошедшими скорее какому-нибудь казаку из моего мира. Одежда рванье, штаны все в заплатах, но брони и оружие старательно ухоженные.
   Передний всадник гордо держал копье с повязанной белой тряпкой.
   Приближались сначала опаско, все время норовили коней повернуть, покрутиться, не будем ли мы стрелять.
   А мы и не будем. Послушаем, что же они нам расскажут-то, хорошие такие. Зачем тут появились?
   Ага, пришла Большая Орда. По кратчайшему пути рванули они через королевство, не задержались около судорожно окапывающихся Больших Полей, не обратили внимания на опасливо отступающее войско наемников, не отправили отряды к морскому замку и не стали грабить окрестности, а рванулись вот сюда, к столице.
   Проснулся я, а чуть дальше Костяного Леса, прямо на Королевском Тракте, уже дымили костры здоровенного лагеря. В бинокль с башни замка были видны маленькие, как игрушечные, юрты, меж которыми сновали какие-то согбенные серые личности, костры с палочками-подпорочками под ними, низенькие лошадки, высокие копья с крашеными бунчуками - конскими хвостами, что ли?
   Больше разглядеть не получалось, прибежал гонец от графа Виктора, говорит, что к стене Мойки парламентеры идут. Быстро спустился, на коня и туда...
   Подойти скрытно у степняков не получилось. В поле вышли самые отчаянные разведчики из пограничников и из бывших лесных братьев, ночью была стычка, степняки отступили, бросив убитых и раненых, и даже оставив несколько пленных.
   А уж моя тактика малых отрядов изрядно попортили степнякам нервы. Докладывали, что теперь фуражиры от Орды меньше сотни не отправляются, да и те с опаской. Вот и сейчас поместья вокруг почти не жгут, пара столбов дыма в стороне просто не в счет. Далеко отходить бояться.
   Идея побомбить... Ох, хороша бы была идея, парочку бомб побольше в лагерь закатить. Но черный порох все же не динамит, он так сильно не взрывается, да и потом, настоящий эффект нового оружия проявляется, когда оно применяется внезапно и массово, а так можно их только подготовить... Приучить...
   А я этого не хотел.
   Мне нужна была внезапность.
   Парламентеры меж тем встали. Задний, который постарше, поглядел в сторону, пожевывая ус и не проявлял интереса к происходящему. Из-за гребня стены высунулись любопытные, поглядеть, попробовать на прицел. Кое-кто уже показывал пальцем на степняков.
   Ну и я на башне, высота где-то трехэтажного дома, не выше. Округлая такая, по центру остатки стреломета. Когда-то тут стоял, да граф Лург обменял на звонкую монету и перевел в имперский банк, как его там, "Ворск и Шмульке"?
   Одолжил бинокль графу Лиру, тот припал к новой игрушке.
   -Кто же делает такие вещи?
   -Торговый дом "Весна", но только по спецзаказу. Техника пока что секретная. Граф, это вам как полководцу, другим не передавать! Потеряете, буду спрашивать лично!
   -Благодарю, Ваше Величество... -Граф продолжил играться с биноклем.
   Щиты с пушками закрыты дерюгой, не заметить, что за ними. Со стороны кажется, что это таким образом закрывают реальные прорехи.
   Интересные парламентеры. Вроде бы и случайно поехали, могли и к воротам... А они сюда. С одной-то стороны короля заставить побегать, показать Его Величеству, кто он тут на самом-то деле а с другой-то стороны и поглядеть, прикинуть, как, сподручно ли будет через стену перелезать?
   Степнякам надоело ждать.
   Передний закрутился на горячем коне, взад-вперед, вокруг правого бока, вскидывая копье с белой тряпкой на нем, закружился, ловко осаживая коня в последний момент. Тут мы тоже успели с проволокой столбы вкопать, с обычной, не колючкой, и степняк к ним справедливо не желал приближаться.
   -Эй, король, выходи, хан говорить хочет! -Заорал передний всадник. -Гляди, шатёр поставим, кумыс поставим, много-много горячий девка будут танцы плясать! Выходи, дурного не сделаем! Богом клянусь! Кумыс дадим, девка дадим, меч дадим...
   Звезды с неба дадим...
   -Ваше Величество, они обманут! -Предостерег меня граф Лир, оторвавшись от новой игрушки. -Он не назвал имени...
   -Сам знаю. -Буркнул я. Это и по Земле знакомо, дал слово неверному - считай, что не давал. Или пожертвуй там местному богу мелкую серебряную монетку, через жрецов передать можно, да и ты прощен. Да и потом, это ж их боги, а уж с кем с кем, а со своими богами всегда можно будет договориться.
   Потому я даже не колебался, а выставил в проем между зубцами рыло громкоговорителя, выкрутил верньеру на максимум, и поднес ко рту микрофон, подул в него, откашлялся...
   -Кххх... Кххх. Кха-Кха-Кха! Пошел на ...! -Хриплый металлический звук простых русских слов растекся в утреннем тумане чужого мира как патока, оброс страшным эхом от стен и обрушился вниз, на ничего не подозревающих степняков.
   Всадника едва не скинуло с лошади на землю, он еле успел усмирить своего скакуна, вся свита его ошарашено уставилась вверх, усатый даже чуть присел и едва себе ус не откусил.
   -Ну что встал, болезный? Сказано, убирайся откуда на свет явился - в ... -И добавил по-русски, куда, как и зачем.
   На этот раз эффект был не столь сокрушающий, на ногах все устояли Развернулись всадники и ускакали откуда пришли.
   -И что теперь будет? -Спросил я, глядя в бинокль, как пятерка всадников нахлестывала коней, удаляясь от стены.
   -Штурм, Ваше Величество. -Сказал граф Лир. -Теперь они будут штурмовать. Не позже как со следующего утра стоит ожидать штурма. Потом, через пару дней, придут еще. Потом осада, по всем правилам. Мне кажется, я вижу в лагере осадные машины... Прошу прощения. Мне нужно быть с моими войсками. План боя... Не изменился?
   -Не изменился. -Сказал я резко. -Граф, упаси вас боги что-то поменять. Подвести под стены... А потом прикрывать от наемников. Все понятно?
   -Мы погубим войско!
   -Мы его погубим рано или поздно! -Повысил я голос. -Выполнять!
   Мой голос был тверд. Ибо я понял, что не могу отступать. Что мне надо, кровь из носу надо подчинение не только вот этого человека, который постарше и поопытнее меня, мне ещё нужно, чтобы он починился без промедлений, со всем пылом души своей.
   И у меня это получилось.
   Граф Лир преувеличенно твердо сошел по лестнице, отмахнулся от своего адъютанта, то есть оруженосца, вскочил на коня и отбыл, только пыль улеглась.
   Так, сложно было. А вот теперь ещё сложнее.
   Теперь вот все мои пушечные расчеты, которые возятся за плетеными из лозы щитами, теперь вот они у меня на очереди. И граф Виктор тоже, который с остатками войска, молодыми дворянами, не пожелавшими покинуть своего короля. И Волин с гвардейцами, и мастер Виктор, отказавшийся бежать из город и засевший в только что отстроенных цехах и бараках с ополченцами.
   -Ваше Величество. -Поклонилась мне графиня Чи. Я её чуть не сшиб, когда быстро шагал в свои покои. Это раньше в замке было не протолкнуться, а теперь тут вообще тишина и пустота, кажется, даже слуги разбежались.
   И вот сюрприз. Графиня Чи, две фрейлины и слуга.
   -Уважаемая графиня. -Чуть склонил голову я. -Что это вы делаете в городе, когда, по слухам, большая часть аристократии сейчас строит замки на островах?
   -Считаю бесчестным бросить короля в столь трудный час. -Ответила мне на это графиня.
   Я внимательно поглядел на нее. Ну, внимательно, словно что-то такое в глазах ловлю, а на деле я просто никак не мог её понять. Все, начиная с баронессы Ядвилы, отзывались о графине не самым лучшим образом. Пиры, балы и любовники, которых она меняла как перчатки. Коллекционировала, что ещё вернее. И что бы это она тут? Не понятно...
   -Как король благодарю вас, графиня, на помощь и поддержку в столь тяжелый час.
   -Всегда рада, Ваше Величество. Могу ли я чем-то помочь?
   -Я не думаю. Сохраняйте спокойствие, не покидайте территории дворца... И все будет хорошо.
   Обогнул ее и бочком, бочком к своим покоям. У меня там ещё разные вещи оставались.
   Она в городе осталась, а принцесса сделала ноги. Что бы это могло значить?
   Насчет штурма граф Лир ошибся. Только я успел вынуть из ларя новый бинокль, переснарядить патроны в магазине, отмечая, что пружина ничуть ослабла, как в дверь мне забарабанили.
   Большая Орда пошла на штурм.
   Поднялся снова на крышу восточной башни, опер локти на парапет, выставил бинокль, нацелился на лагерь степняков.
   Отсюда видно ж лучше, чем со стены.
   Ещё б денек... Я бы смог достать оружие. Наверное. Пара пулеметов на стенах надолго бы научили степняков держаться подальше... Мне бы времени, времени, времени - которого так никогда и не хватает!
   Лагерь забурлил. Люди бегали туда и сюда, появлялись какие-то важные шишки с красными хвостами на конических шлемах, кто-то куда-то бежал, и отсюда, даже в мощный морской бинокль, лагерь представлял собой нечто вроде кипящего бульона.
   Но с пугающей меня скоростью в этом бульоне стали прослеживаться упорядоченные ручейки. Беготня мало-помалу приобретала направленность. Степняки концентрировались вокруг своих командиров, расхватывали коней, а некоторые, наоборот, отводили коней подальше и тянули с собой какие-то длинные жерди. Некоторые были столь тяжелы, что их тащили по двое, по трое.
   Мало помалу ручейки слились в две большие реки. Треть войска осталась верхом, две трети спешились и сейчас медленно собирались в отряды за спинами конницы.
   Замерли, остановились. Командиры выровняли свои отряды.
   Я опустил бинокль на парапет, руки дрожали. До чего ж тяжеленный! Даже плечи подрагивают. Но видно в него ух, как в хороший телескоп. Далеко и хорошо.
   Может, я конечно что и не понимаю, но откуда у кочевников такая дисциплина. Должны ж, должны они сейчас навалиться всей ордой на город, или разбиться на отряды и начать грабить поместья вокруг. Тут же дворянство в основном не в Верхнем городе живет, а по поместьям обретается. И в окрестностях добычу можно собрать столь же богатую, как и в городе.
   Но нет же, к городу вот приперлись, строятся в колонны, готовятся. Вот конница отдельно, вот квадратики пехоты с жердями, меж ними расстояние оставлено, чтобы конница могла пройти. Командиры все с алыми хвостами на шлемах, чтобы издалека было видно. Причем видно, что разные пехотинцы вооружены по-разному, я сначала не понял, почему это над одними топорщиться лес копий, а над другими вроде как пониже что-то, причем единообразно.
   Неужто разделение по родам войск? Нда. Откуда у степняков все это? Ни сержант, ни граф Лир ничего такого не рассказывали.
   А у нас что? Перевел бинокль. Стены, на них спины воинов, видны короткие луки, тулы со стрелами перед каждым, длинные копья с раздвоенными наконечниками, массивные жаровни, обложенные камнем очаги, в которых трели дрова.
   Армия кочевников дрогнула. Квадратики пехоты, спешно подровняные командирами, клубки конницы, непонятные строения в тылу... И все это начало приходить в движение, медленно, неуклонно.
   Началось.
   -Держи. -Кинул я бинокль в руки графу Виктору, тот еле успел его поймать, прижал к груди, и сам едва не грохнулся. -Что случиться, отвечаешь за эту вещь! Настало время проверить нашу оборону на прочность. Либо пан, либо пропан. Понял?
   -Нет, Ваше Величество...
   -Уже не важно. Отбивайтесь от них как хотите, но основная толпа должна хлынуть к Мойке, понятно? Я там буду... Они должны атаковать! Помнишь, о чем мы с тобой говорили?
   -Ваше Величество! Опасн...
   -Не обсуждается!
   Я скатился по лестнице вниз, не глядя на Виктора. Командный тон получался у меня все лучше и лучше.
   Внизу уже ждали. Вера откуда-то взялась, барон Шорк, и... Лана?
   -Ждать в замке. -Приказал я последней. Та ах вспыхнула, ибо была она уже даже в легкой кольчуге, с простым мечом на поясе, и даже лук у неё был... Небольшой, правда но все же.
   -Ваше Величество... -Попыталась она что-то сказать.
   -Не обсуждается. Хотя... Стой. Отойдем.
   Отошли в сторону, я очень внимательно поглядел на нее. Самым внимательным взглядом, каким только мог.
   -Там, в моих покоях, есть вещи. Ты и мастер Иштван будете охранять все... Пока я не вернусь.
   -Но, я хочу быть...
   -Лана. Мне кому все это доверить-то, а? И вообще, что за мода такая, обсуждать королевские приказы? Исполнять! Вера со мной!
   -Мастер Иштван! -Я быстро нашел глазами дворцового управителя. -Лану на караул в моих покоях, чтобы рядом со стражей стояла, все! Что ждем-то?
   До Мойки домчали быстро.
   Народу нам на улицах попадалось удивительно мало. Да и народу-то не было особо много, я, моя тень барон Шорк, Вера и ещё пара охранников. Не очень чтобы много, королю-то вроде отдельный отряд полагается, какая-нибудь королевская гвардия, я в фэнтези читал...
   Ворота, стражи почти нет, только два человека, дедок уже совсем, и молоденький парнишка в панцире не по размеру. Пытаются вытянуться, но я уже далеко, вцепляюсь в поводья лошади, чтобы не свалиться. Вера смотрит на меня изумленно.
   Ну да, я так и не научился на лошади ездить, ну нету у неё педали газа! Нету! И тормоза тоже нету... Тпру, стой, зараза страшная!
   Мастер Виктор. Тут как тут. С ним молчаливый Бомбардир, уж он-то никак не мог пропустить, за поясом пара фитилей болтается, и в шило с черной пластиковой рукояткой, которым фитили пропихивают, в удобных кожаных ножнах
   -Что там? -Спросил я.
   -Все в порядке, Ваше Величество. Нападений не было, ждем.
   Меня дожидался гонец от Грошева.
   -Что такое?
   -Ваше Величество. Донесение. Вдали видны струги морских разбойников.
   -От хорошо придумано. -Восхитился я. Нет, в самом деле, какая хорошая идея-то! Аристократия, прихватив все самое ценное, бежит на острова, где их можно брать тепленькими. И драгоценности искать не надо, вот они, сами принесли, и большой стражи с ними тоже нету.
   -Грошеву приказ. В бой не ввязываться, держаться под прикрытием городских укреплений. Если стена падет, то отступать к Верхнему городу. Ну а если и Верхний город падет, то пусть действует как считает нужным. Всё!
   Только этот отправился, сразу появился гонец от графа Лира.
   -Ваше Величество! Донесение... Отряд Каллуфа начал движение к стенам. Граф спрашивает, не изменились ли обстоятельства.
   -Вот твари. -Прокомментировал это я. -Так, обстоятельства не изменились. Пусть действует согласно приказу.
   И этот ускакал, а я ринулся на башню, плечом невежливо, совсем по-королевски, толканул двух стражников. Выставил последний оставшийся у меня бинокль меж поеденных временем и хапугами-ворами зубцов стены.
   Степняки разбивались на отряды, и теперь бодро так приближались. Небольшие конные отряды, человек по пять-десять, с гиканьем и свистом понеслись на стену.
   Ну на что они надеются, у них же кони, а не козлы горные... Ох мать!
   Несколько стрел ткнулось в щит барона Шорка, которым тот меня загородил от обстрела. Справа и слева послышался дробный перестук, я быстро убрался подальше, убрав и бинокль, стрелы сыпались навесом, как частый весенний дождь на Земле.
   Кочевники на полном скаку проносились вдоль стены, непрерывно стреляя. Со стены опомнились, стали им отвечать, и у нас появились первые потери.
   Луком кочевники пользовались не в пример умеючи, чем мои воины. Гвардейцы, не смотря на проведенное в тренировках время, все равно ещё крайне плохо вместе работают. Есть те, кто умеючи, вот, бывший лесной разбойник ловко из-за стены высунулся, с уже почти растянутым луком, метнул стрелу и обратно спрятался. А горожане бывшие сидят, молчат, копья держат. Дворянин вот вообще меч из ножен вытащил, проверят, хорошо ли лезвие заточено.
   Пара шагов до другого края, внизу видны пушкари мои. В них-то не стреляли, только так, случайно. Несколько стрел засели в плетеном щите, вот и все.
   -Мастер Виктор! Потери?
   -Нет, Ваше Величество...
   Вдоль стен носились отряды кочевников. Когда у первых кончались стрелы, их сменяли другие, потому у них тоже кончались стрелы и вновь смена. Вдалеке расположился обоз, к которому отряды и отправлялись для пополнения боезапаса. Этакое караколе получалось, когда один стрелок другого сменяет, стрелы сыпались регулярно, раненых в тыл снесли уже с десяток, и парочка убитых.
   Руки чесались достать пистолет и попробовать снять парочку развеселых всадников, да расстояние слишком велико, все бесполезно. Вот была бы винтовочка или Калашников...
   -Сидеть! -Одернул я Веру. Та как раз прилаживала на лук прилетевшую стрелу.
   -Ваше Величество. Я смогу подстрелить парочку...
   -Не сметь! Сидеть так!
   Вера сжала губы в тонкую линию, но меня послушалась.
   Пока что к нашим заграждениям они не приближались, опасливо держались на стороне. Колючая проволока уныло провисала на столбах, ожидая свою жертву. Вот кто-то не заметил столбов в траве, попытались перескочить с налету, и пары лошадь-всадник забились на земле.
   Хорошо я придумал, ой как хорошо, не в полный рост столбы ставить, а лишь до пояса, в траве-то и не сразу видно. А ещё хитро придумано - не тупо огораживать, накручивая круги колючки, а выводить вот такие линии столбов вдаль от стены. Я и не предполагал, что кочевники затеют вот такие скачки, предполагалось ли разделить отряды наступающих. И получилось неожиданно хорошо, вот ещё несколько покатились в высокую траву, и их утыкали стрелами.
   Остальные мигом увеличили дистанцию до стены.
   А что будет, если они не пойдут атаковать через Мойку? Нет, что тогда-то будет? Не придурки же они полные, видят же, что тут ловушка...
   Ну, если не пойдут через Мойку атаковать, то тогда придется выкатить пушки в поле и бить им во фланг. В любом случае артиллерию испытаем. Не в этом сражении, так в следующем, какая разница-то?
   Где-то через полчаса стрельба со стороны кочевников стала терять интенсивность. Нет, совсем не прекратилась, отряды все так же не давали поднять головы моим стрелкам, но стрелы на нас сыпались уже не так часто.
   Закончились они у них, что ли?
   Ещё один гонец от графа Лира. Отряд Каллуфа медленно отступает, несколько отрядов кочевников, сотни три, его вяло преследуют. Потерей видимых ни те, ни другие не несут.
   -Оставаться там же, на стенах. -Приказал я.
   От Виктора пока что никаких вестей. Значит, на его участке атака ещё не началась.
   А меж тем конников вдруг стало больше, намного больше. Пока что не стреляли, крутились за пределом досягаемости наших луков, выжидали чего-то.
   -Они идут к проломам. -Вдруг сказал барон Шорк. -Ваше Величество, вы были правы, они к проломам идут!
   Я пока что ничего такого не видел, как крутилась конная орда, так и крутилась, ну да барону-то, который воевать умеет, виднее, наверное.
   Барон понял моё затруднение, стал объяснять, неспешно, показывая рукой.
   -Вот эти отряды прикрывают, глядите, они не дадут стрелкам перейти со стен ближе. Вот эти будут атаковать, это застрельщики. Вот за ними пехота, спешенные. Они как раз тянутся к нам, видите, как выстроены колонны?
   Вот теперь и я уже видел, что конница в больше и больше стягивается к бывшим стенам Мойки, оставив на всякий случай лишь несколько отрядов для прикрытия. А за ней шла пехота, и теперь их можно было рассмотреть не только в бинокль.
   Пешие, множество, наступают нестройными колоннами. Облепившие длинные и прочные лестницы, похожие на исполинских многоногих гусениц, ползущих по стойке "смирно". Несколько больших грубых сооружений на больших колесах, похожие на избы, крытые массивными досками и старыми цветастыми щитами, неторопливо катились к стене.
   А перед ними клубилась конная лава, обстреливая гребень стены. Навесом стреляли, стрелы вдруг, в один миг, стали рушиться с неба одной большой стеной, и так продолжалось несколько минут, а потом прошло. И вот через минуть десять - снова так, а потом опять прошло.
   Залпами бьют...
   Показалось ли мне или нет, но у них луки ассиметричные, одно плечо короче другого, или не показалось? Трудно разглядеть, рискую стрелу поймать шальную. На Земле у кого-то такие луки были, позволяли стрелять дальше, чем обычный, равносторонний лук.
   Высунулся, глянул.
   Конные уже просто стояли на месте, обстреливая стену, со стен им вяло отвечали. Хлопнули две чудом уцелевшие от графа Лурга катапульты, швырнули во врагов два полных ковша камней, да не очень помогло, толпа все так же медленно шла к стенам, разве что замелькали поверху каплевидные щиты, стали прикрываться.
   Сработало, сработала-то моя идея! Вот толпа начинает делиться, вот конницу вытесняют вперед зачем-то. В единой мерно наступающей толпе появились куски, словно торт нарезали, и куски эти устремлены острыми концами как раз к псевдопроломам. Для маскировки, есть ещё пара таких же кусков, ограниченных колючкой, но там стена очень хорошо укреплена. Просто чтобы не заподозрили ловушку.
   Нет, пока что столбы не ломают, проволоку пытаются рубить, но большинство её обходит? Ничего себе? Сейчас они должны бы это дело корчевать, а они что делают?
   С противным "Цанг-цанг-цанг!" осыпались стрелы.
   Хватит тянуть. Еще, чего доброго, ворвутся сюда, и мало не покажется.
   Я глянул на Вихора. Тот, спасаясь отстрел под большим и тяжелым щитом древнего вида, вскинулся, бросился к флажкам.
   Три жерди с флажками, белая, красная и зеленая. Красный вверх, готовиться, вниз, огонь. Зеленый - готовность. Белая - спасайся кто может. Один мах зеленым флагом - клади картечь каменную, которой у нас запасено, два маха - клади картечь железную. Около каждой башни, около каждого пролома тоже есть свой сигнальщик с такими же жердями, но у него задача проще, как только пушка к выстрелу готова, то поднять зеленый вверх, а если что-то пошло не так, то белый.
   Простая азбука, простая, то, что у меня получилось выдумать...
   Сплюнул на землю, кашлянул пару раз, поднес микрофон ко рту.
   -Готовность! -Зеленый сигнал, полощется на морском ветерке зеленый флажок, поднятый руками Вихора. С грохотом падают на землю перед пушками плетеные щиты, поднимается мелкая и противная пыль, суетятся пушкари.
   Впереди видны ошалелые лица степняков. Оказывается, в стены не надо бить тараном, они сами разваливаются! Эй, эй, эй, все сюда, сюда, сейчас зададим жару городским!
   Рядом со мной свалился воин со стрелой в глазнице, неосторожно высунулся из-за зубца, несколько стрел чиркнули по камню. Через цель между стеной и прикрывшим меня щитом барона Шорка я заметил, что конница-то стягивается как раз к проломам, вот она уже совсем впереди, а за ней идет пехота, все убыстряет и убыстряет шаг.
   Вот уже внизу, там, не море людей, а море людских лиц под шлемами и конских морд под бунчуками, все оскаленные, лошади роняют противную белую пену, люди что-то орут, раскрывают рты, рев зарождается, словно где-то прорвали плотину. А по спине и груди у меня бегут мелкие мурашки, кожу на лице стягивает незримое напряжении.
   -Целься! -Красный сигнал сменил зеленый. Так, раз, два, три... Все, все подняли зеленые флажки. Все готовы. Теперь можно...
   -Пли!
   Жду, никакой реакции. Ах да, тут же...
   -ОГОНЬ!
   Вот теперь упал вниз красный флажок, и ему ответили пушки.
   Бум-бум! Бум-бум! Бум-бум-бум!
   Нестройно ударили, нестройно порскнули обильные языки дыма, быстро сносимые ветром в сторону и вверх, через мою позицию на башне промчалось облако вонючего порохового дыма, перехватило сразу горло. От гранат нет такого! Да и меньше пороха-то в гранатах!
   По атакующей толпе как щебнем стегнули. Хотя почему это "как", прошла рябь такая, как по волнам если песком бросить. То тут, то там из общего людского моря исчезали люди, не очень много, и от них как всплеском исходило изумление. Что ж это такое с мим сотоварищем, горожане эти камнями кидаются, что ли? Ух, сейчас мы доберемся, мы им эти камешки припомним!
   -Бань! -Крикнул я в рупор, ссаживая горло. Во рту моментально стало противно и кисло, я попытался сплюнуть, не смог.
   Замелькали длинные банники в руках сыновей мастера Виктора, зашипело вино, целая бадья дешевого пойла, опрокинутая на ствол пушки. Не разошлись бы швы! Нет, держатся. Воняет противно, кислятиной. Такое ощущение, что не до конца сгоревшая пыль оседает на шевелюре, на лице, лезет в глаза, забивается в рот и в нос.
   -Картечь, железную клади!
   Вихор, тряся головой и чихая, забрался выше, вздернул вверх древко зеленого флага, замахал им быстро-быстро над головой, делая по два маха разом, пережидая, а потом ещё два маха.
   -Заряжай!
   Не удержался, перегнулся через парапет, поглядеть.
   Конница все ближе, они уже взяли разгон, их не остановить. И как раз нацелились они в проломы. Ну а что, конь-то тут пройдет, а там уже на улицы... Пехота уже не так нужна, чтобы стены ломать, стены-то вот уже сами сломаны, вливайся в веселую тусовку! Успей пограбить, пока другие не успели!
   Передние, вырвавшиеся из общего строя, летят на землю, путаются в колючей проволоке, с кусков торта люди тоже натыкаются на проволоку, падают, кричат, пытаются её рубить, а остальные тормозят коней, густо летят стрелы, на нашей стороне им отвечают ругань и стоны.
   Подоспела пехота, нападавшие уже смешались, вот единая толпа лавой хлынула к проломам, в бахроме из запутавшихся в колючей проволоке невезунчиков, дикий ор слился в одно слитное "Ааа", перемежаемое грохотом оружия...
   Пушкарская обслуга работала быстро.
   Всунуть внутрь картуз с зарядом, примять шомполом. В затравочное отверстие вставили уже нарезанный заранее фитиль, умяли его внутрь шилом, закатили второй картуз, с зарядом.
   Обрезки железных гвоздей в плотном шелковом картузе. Блин, по цене как вышло... Уж лучше б медными монетами стреляли, это получилось бы подешевле! Или десятку наемников... Ну ничего, проволоку делаем, в следующий раз дешевле станет...
   -Товсь!
   Вихор сменил флаг на красный, поднял его над головой.
   -ОГОНЬ!
   Я уже инстинктивно прижался, памятуя о своем мире, где как сказал "огонь", так пушка и пальнула. Но тут-то, с медленно горящими фитилями, времени было достаточно, чтобы присесть на колени и поплотнее прижать ладони к ушам.
   Рявкнули пушки, на этот раз мерно так, глухо, уверенно, и все впереди заволокло черно-серым смрадным дымом. Налетевший ветер рвал его в клочья, унося дальше, через город, к океану.
   И открывалась картина ещё не разгрома... Но уже чего-то близкого к тому.
   Железная картечь легла куда как более кучно. Или виной всему было то, что отряды приблизились на более близкое расстояние? Или, скорее всего, просто ломанулись они все сюда, а отсюда-то им и досталось...
   Не знаю, пока что не знаю, потом надо будет выяснить.
   Перед каждой пушкой в толпе как корова языком лизнула. Валяются вперемешку тела людей и лошадей, поломанные лестницы, разное дреколье. Живых не видно, я даже и сам не ожидал, что такой ужасный результат будет. Да в упор практически! А между них, между прогалов этих со смертью и разрушением сгрудились уже не солдаты, толпа просто, оглядывались, вертели головами, и чаще всего назад, в сторону тыла. Те, кто сзади, ещё не осознали происходящего и напирают, людское море захлестывает редкие островки ошеломленных выживших, путается в колючей проволоке, мелькают мечи и топоры, проволока неохотно рвется, столбы сдаются и их начинает выворачивает под тяжестью напирающих тел.
   Я представил, что же такое твориться сейчас там, с живой плотью, в которую впиваются эти колючки, и мне стало плохо.
   И тишина. Почему такая тишина?
   Тишина вдруг взорвалась истошным даже не ржанием, а визгом израненных, умирающих лошадей и криками людей.
   Плохая шутка получилась! Спереди конные отряды, которых "ежики" разбили на группы людей, позади напирает пехота, некоторые ещё не знают, что происходит, позади тоже конница, стремиться влиться в общее веселье, а вперед коняшкам не пройти, тут смерть просто!
   Все застыло в жутком равновесии.
   -Бань!
   Прислуга работает как проклятые. Жих, жих, жих, пшшш, бам-ц, и вот уже вверх взмыли зеленые флажки.
   -Товсь!
   Глаза Вихора круглые-круглые, он поднимает вверх флажок.
   -ОГОНЬ!
   Следующий залп, куда как более стройный и быстрый, влепился в передние ряды, утонул в податливо расступившемся людском море.
   И я ощутил, как тогда, в камере Ночного короля, или ещё даже раньше, когда королева с графом Урием пытались меня отравить, что теперь мы победили. Что я сильнее, и я победил.
   Как будто пресыщенный раствор превращается в кристалл, стоит добавить туда крупицу соли, и так же войско конных и пеших на каком-то этапе боя превращается в беспорядочно сгрудившуюся толпу. Заволновались, конные остановились и стали пытаться двигаться назад, но не получалось у них это пока что.
   Но это уже не войско. Это толпа.
   Пора.
   Я глянул назад, туда, где переминались с ноги на ногу тройка гонцов, прихваченных с собой.
   -Эй!
   На меня белые лица, не только гонцов, но ещё и остальных всех. Не только я видел, что делали пушки со степняками. И если я хоть примерно представлял, что же будет-то, то они и в страшных кошмарах...
   -Два гонца! Один к графу Виктору, чтобы занял место графа Лира! Второй к графу Лиру, ударить кочевникам во фланг! Пошли, что встали!
   Двое сорвались, с места вскочили в седла лошадок, дали шпоры, исчезли среди натащенного строительного мусора. Ну, теперь-то... Так, а что там моя пушкарская команда-то? Обернулся к ним.
   -Бань!
   Снова банники мелькают в руках пушкарей, Вихор шатается, но машет флажком, а толпа кочевников застыла, застыла в страхе и непонимании происходящего. Передние бегут, а задние напирают, вот кто-то и из лагеря присоединился даже.
   В эту-то толпу и разрядили мы ещё один полновесный залп отборной железной картечью.
   Ветер сдувал дым, и в бинокль я видел, как картечь впивалась в людей, шляпки старых имперских и рохнийских гвоздей пробивали плотные стеганные малахаи и лошадиные бока, в щепы крушили осадные сооружения, те самые, на избы похожие.
   И над этой толпой кто-то из подмастерьев мастера Виктора запустил ракеты из фейерверков. Обычные такие, с пороховой мякотью, шутихи скорее. С противным шипением, оставляя за собой клубы дыма и пылая то красным (это семена какого-то местного растения), то зеленым (это я уж не знаю, что туда мастер Виктор намешал) огнем пронеслись со стены и затерялись где-то в толпе.
   Миг, и началась уже откровенная паника. То, что было до этого, было так, ерундой. Здоровенная орда окончательно превратилась в большую толпу до полусмерти потерявших разум от ужаса людей, мечтавших только об одном - чтобы все это побыстрее кончилось, так или иначе.
   Вся огромная масса людей вдруг осела, словно из неё выдернули какой-то стержень. Отхлынула, оставляя после себя тела и брошенное оружие. Степняки завопили, на одной ноте, то ли призывая богов, то ли от ужаса, началась страшенная давка, когда передние пытались обогнать задних, а верховые врезались в толпу, нахлестывая обезумевших лошадей, стаптывая таких же обезумевших людей, расчищали себе путь к спасению оружием, а задние не понимали, что ж это такое происходит-то там, впереди?
   Гонец обернулся быстро. Или граф Лир был наготове? Скорее всего и первое, и последнее справедливо.
   Пограничники, вооруженные и снаряженные почти так же, как и степняки, врубились в замявшуюся в давке толпу с фланга. Степняки для них враг привычный, не раз его бивали, не раз сами получали, и уже знали, куда надо бить и что делать.
   Пограничный легион, ставший благодаря графу Лиру вновь грозной силой, в одно мгновенье сгрыз кусок пестрого одеяла орды кочевников. Всадники рубились с силой и отчаянием, сначала ударили в короткие копья, потом взялись за мечи, задние стреляли из луков. Перед передними рядами враз вспухли облачка порохового дыма, на скаку умудрились метнуть гранаты.
   По центру атакующих порядков виднелся штандарт с грифоном - там был граф Лир. Не в первых рядах, но и не в тылу. Я перевел бинокль туда, увидел графа. Тот восседал на лошади, оглядывал поле в подаренный бинокль. Перевел взгляд на стену, отнял бинокль от лица, махнул рукой, спустя миг небольшой отряд пограничников врезался во фланг избиваемой толпы, буквально отрезал от неё небольшой кусок, а второй отряд, побольше, этот кусок споро порубили.
   Я уж думал, что все кончилось. Но для паники ещё были пределы. Любой порядок, какой и мог быть, в этом месиве людей и коней исчез, над полем поднялся многоголосый крик и жуткий грохот дерева, металла и живой плоти, сталкивающихся в различных сочетаниях меж собой.
   Толпа заметалась, бросилась то туда, то сюда, завязли в колючке... Пограничники на свежих лошадях настигли это стадо и кололи, рубили в спины. От толпы отсекали куски, прижимали к стенам, выгоняли на колючку и безжалостно рубили.
   Даже со стены это безумие выглядело страшно. Это же даже не разгром, нет. Это просто дикая резня!
   -Гонец от графа Лира, Ваше Величество! -Ко мне подбежал молодой паренек, чуть старше Вихора, пал на одно колено. -Орда беспорядочно бежит, лагерь горит! Они бросили все! Мы заняли их лагерь!
   И в ноги мне полетело обломанное копье с бурым вонючим хвостом, бунчук.
   -Фу, что за дрянь? Эй, что это?
   -Это ханский бунчук! -Гордо объявил паренек. -Он в крови, Ваше Величество...
   -Хана?
   -Нет, это кровь наших людей, степняки каждый день должны его кровью врагов...
   -Унеси и выбрось куда-нибудь. Графу персональное спасибо. Нет, стой... Говоришь, наших людей кровь? Тогда закопай за городом, отдельно. Ладно?
   -Да, мой король! -Паренек отсалютовал как-то странно, сжатый кулак правой руки приложив к левому плечу, и умчался.
   Вот и все, в общем-то. Так мы победили.
   Наши потери оказались не столь велики, как мне казалось. Деморализованные степняки почти не сопротивлялись, они лишь стремились убраться куда подальше от этого страшного места. И упорно дрались лишь за то, чтобы не вернуться туда, где так много их соплеменников настигла смерть.
   В общей сложности сотня убитых и втрое больше раненых, многие ещё на стенах, во время первого обстрела.
   А у них?
   Первые залпы пушек унесли не очень много жизней, второй уже прошелся железной косой, а ещё множество погибло в давке, когда лошади испугались ракет и понесли. Причем ещё не ясно, от чего же погибло больше народу... И даже сколько погибло, не поймешь. Явно не тысяча, да и не десять тысяч. Больше, много больше.
   Множество людей повисли на колючей проволоке, было бы у них время, то её бы смогли выворотить и порвать, расчистить себе пути, да кто бы им это время-то дал? "Чеснок" не так хорош, как полноценная проволока. Теперь я понимал, почему именно с наступлением века колючей проволоки кончилась эпоха лихой кавалерии.
   Да просто извели.
   К вечеру от поля боя уже начало ощутимо пованивать.
   Все это потом неделю разгребали, рыли громадные могилы и стаскивали туда трупы, кое-как заливали хлорамином, а в каждой крестьянской семье по паре лошадей появилось, крепеньких, выносливых. Это из тех, которые в общем табуне остались, чьи хозяева в последнюю атаку пешими шли.
   Старый лагерь для перемещенных лиц, куда я бедняков из Мойки селил, степняки разгромили и спалили, для них пришлось срочно новый городить, за спешно снятой колючей проволокой. Лагерь пленных переполнился практически сразу же, и понемногу приводили еще. Всего тысячи три набралось, раненые тоже были. И всех их надо было бы чем-то кормить!
   Попалось пара ханов из тех, что помельче да побестолковей, которые не успели вовремя сделать ноги. Все крупняки в первые же выстрелы поворотили горячих коней да дунули к себе обратно в Предвечную, охаживая лошадиные бока плеткой для лучшей скорости.
   Но мне уже не до них было, я как добрался до кровати, так и выключился просто.
   За один день Большую Орду разгромить - шутка ли?
   -Хорошо охраняла? -Спросил я Лану.
   Та кивнула, а мои охранники за её спиной чуть улыбнулись, тепло так.
   -Ладно, пошли внутрь, расскажешь, что да как было. -Я глубоко зевнул. -А вы что, давно сменялись?
   -Днем, Ваше Величество! -Ответил мне старший караула.
   -Смену взять, я спать, если что-то не очень важное, то пусть граф Виктор разбирается, он где-то в городе, организует оборону... И поесть...
   -Ваше Величество. Никого не было, никто не пытался пройти в ваши покои...
   -Да вижу. Молодец ты.
   Ужина я так и не дождался, выключился просто, как стоял, так и упал, не раздеваясь.
   И проснулся под трель телефонного звонка.
   -Привет, Серег. Это я, Леха...
   -Какой ещё Лёха? -Сонно спросил я. Перед глазами ещё стояло поле боя и вид на большую кровать в королевском замке, с балдахином, с кораблем.
   -Да Гюго! Слушай, полчаса у тебя есть на сегодня?
   -Да есть... -Я перевернулся на бок, и выругался. Бинокль, который я весь день таскал с собой, так и остался при мне, а ещё куртка и почему-то правый сапог. А где левый-то? Бли-и-и-ин...
   Встретились мы в небольшом кафе под открытым небом. Гюго был непривычно так мрачен и даже немного зол. Перед ним на столике стояла большая стеклянная кружка темного пива, на треть пустая.
   -Вот, погляди. -И на пластиковый стол легла пухлая папка.
   Я начал листать.
   Петренко Иван Алексеевич. Отец , мать служащая. Окончил десять классов общеобразовательной школы, поступил в вечерний институт, окончил с отличием без отрыва, образование высшее, не привлекался. Вожатый пионерской дружины школы. Ага, принят в комсомол... Член ВЛКСМ с какого-то года. Опять же, вожатый отряда. Секретарь в областном комитете КПСС... Второй секретарь областного комитета КПСС Ставропольского края. Уволился по собственному желанию, восемьдесят пятый год. Восемьдесят седьмой, настоятель храма Пречистой во Свирищах. Девяностые встретил главой епархии. Исторгнут из сана, девяносто первый год. Председатель ОАО "Романец" по настоящее время.
   -Великолепная биография. -Сказал я. -И что это?
   -А это... Помнишь, я хотел по твоему Хорсу досье-то? Вот это он и есть. Петренко Иван Алексеевич.
   -О... еть. -Сказал я, потянулся было к пиву, но вдруг вспомнил, что я теперь за рулем.
   -Вот именно. Знаешь, что он так увольнялся да исторгался? -Гюго подтянул к себе поближе кружку и сделал большой глоток, сморщился. -Это два заведенных дела об изнасиловании. Причем последнее "изнасилование малолетней". Ого?
   -Любит погулять. -Покачал я головой.
   -Не то слово. Первое дело замять умудрились, ибо "потерпевшая вела антиобщественный образ жизни", так его папа, важная горкомовская шишка, сказал. Но из КПСС турнули, чтоб моральный облик не портил и тень на плетень не наводил. Второе дело тоже замяли, ну не может же почтенный святой отец в рясе и с крестом малолетку попользовать круче роты СС? Из церкви тоже турнули. Тогда Ванечка сделал себе свою небольшую церковь, с блекджеком и шлюхами. Вот сейчас её настоятель. А ОАО "Романец" - та контора, которая имущество его личной церкви на балансе держит. Угадай, что они купили пару дней назад? Не, не угадаешь! Купили они территорию того самого пионерлагеря, где вы через костры прыгали. Им продали, хотя и не должны были, лагерь на балансе города числился. А теперь самый интересный вопрос... Вообще очень интересный. Что это за досье и откуда оно?
   -Ну... Так что?
   -Вот это досье собирается на всех, кто как-то попал в поле зрения милиции. Вот этот тип попадал на наркотиках. Героин и гашиш, а также синтетика.
   -Охренеть карьера. Из партийных бонз в попы, оттуда в главы секты с наркотой...
   -Ещё для информации. Слышал ли ты про такого Брущевского?
   -Ну... Наверное... -Фамилия показалась мне знакомой, только я никак не мог понять, откуда и как.
   -Вот, Брущевский имел дела с отцом Ванятки нашего. Так что... Не нашего уровня это фигура, Серег.
   -Понимаю. -Важно сказал я.
   -И Мишка твой... Пусть оттуда подальше держится. Хорса этого многие на перо поставить хотят, за наркоту, за девок... Но пока жив Брущевский, бояться.
  
  

Глава 28

  
   Все хорошо, все в деревне хорошо!
   Все хорошо, все в деревне хорошо!
   В деревне все нормально, в деревне хорошо!
  
   Сектор Газа
  
   -Рад видеть хана рода... Какого он рода-то там? А, какая разница. Короче, рад я видеть хана какого-то там рода у себя в гостях. Давай, рассказывай.
   Степняк, полноватый старичок в богатой и бестолковой одежде с явно с чужого плеча, засуетился. За решеткой просторно было ему, просторно!
   -О Великий Хан, чья...
   -Эй, эй. Проще можно. Так ты тут до следующей зимы сидеть останешься...
   Короче, интересовало меня, как это степняки так быстро научились делать метательные машины да с ними разбираться. Очень интересовало. Нет, конечно не так сильно, как то, почему это имперское посольство даже и не подумало эвакуироваться из города, а вот кто научил... Очень интересно.
   Опросили пленников, ну те и рассказали, что хан Куюм, избранный Великим Ханом на время похода Орды в земли зажравшихся горожан, жирных крестьян и их сладких толстых баб, привел откуда-то издалека отряды странных людей.
   Эти странные люди-то как раз и в ближайшей роще нарубили бревен, связали их друг с другом, и сделали волшебные вещи. Эти волшебные вещи могли швырять далеко тяжелые камни, а по большим домам, которые катились сами, степняки как раз и ворвались на стены Ореховой, последней нашей крепости.
   Людей тех маловато было, но хан рода хер-его-какого-знает заметил, что они не всегда общались с Куюмом, а все больше с другим ханом, осторожным и умным Керимом. Этот самый Керим как раз с теми людьми нахлестывал коней по направлению к Предвечной Степи. И нельзя ли достопочтенному Адюму, хану рода хрен-его-какого-знает, к нему присоединиться? Ибо гостеприимство великого хана морских воинов известны давно и далеко за пределами его не менее великого королевства, но климат здешних краев не полезен гордому сыну Предвечной ... Кхе-кхе-кхе... Вот даже кашель прицепился...
   -Недельку ещё побудь, может, что ещё вспомнишь. -Посоветовал я хану. -Потом вместе с выжившими твоими воинами отпустим восвояси... Может, даже, лошадей вернем.
   Хан пал ниц, принялся многосложно благодарить, да мне уже не до того было.
   Каторжникам нашим работа сразу нашлась, на поле убираться, трупы стаскивать.
   К моему удивлению, на такую работу сразу нашлось столько энтузиастов, что только успевай записывать. Положение прояснил граф Лир, немного не в себе от такой быстрой победы. Степняков можно было неплохо промародерить. Нравы-то там, в Предвечной, простые... "Кто последний взял - того и тапки", "Каждый сам за себя", "Сдохни ты сегодня, а я - завтра". Из этих трех простых правил логически возникало и другое "Всё своё ношу с собой". Чтобы не сперли, и чтоб если уж бежать, так хоть не налегке... Да и просто так любили себя кочевники золотом украшать. В любой момент снял, продал, и снова при деньгах.
   Ну, подумал я, и приказал каторжников отправить только на рытье могил, а бывшие бедняки, которые у меня работать согласились и которые оружия требовали, пусть прибарахлятся хоть чуть, трупы туда перетаскивая. Кто замечен будет за смертоубийством или грабежом, так того сразу в каторжники определю.
   Пограничники гнали остатки Орды до развалин Ореховой, где и остановились, молодецким посвистом проводив улепетывающих обратно степняков и разбили лагерь. Граф Лир отправил гонца с радостной вестью, что ни единого кочевника разглядеть не получается, слишком быстро мимо проносятся, в Степь торопясь.
   Даже я выехал из замка, хотя совершенно не собирался. Сотня охраны, куда же без нее, граф Нидол Лар обещал просто грудью лечь, но не пустить. Пришлось согласиться. Где-то ещё могли степняки недобитые оставаться.
   Выехали, проехались по быстро утилизируемому лагерю кочевников. Стреноженные лошади далеко не разбегались, их собрали в табун, юрты, похожие скорее на индейские вигвамы, разбирали. Ценное имущество разгребали, что-то несли сразу в город, что-то раздавали по месту.
   Показался Лонвил Шорг, на уставшем коне, в посеченных изрядно доспехах пограничника. Левая рука твердо примотана к телу чистыми тряпицами, плащ напоминает взрыв на макаронной фабрике, до того порублен.
   Поклонился мне, выбрал Виктора, о чем-то пошептался.
   -Ваше Величество! -Это ко мне Виктор обратился. -Что прикажете делать с рабами?
   -Я ж приказал рабов не брать, только пленные. -Удивился я.
   -Ваше Величество. -Вступил Лонвил Шорг. -Тут дело такое... В лагере у степняков рабы были, которых они собрали где-то. Наших мы освободили, накормили даже. Но вот есть и другие. Это имперцы, нугарцы, да и сами степняки. Что с ними-то делать?
   -Хм... Пока что в лагерь, кормить не хуже других. Потом разберемся. Виконт Лонвил Шорг! Властью своей назначаю тебя ответственным за людей этих. Погляди, кого к делу пристроить можно, кто что умеет, а кто и худое замыслил. Список людей нужных найдешь у мастера Виктора. Также придет Подснежник или человек от него, с ним пообщаешься, он себе тоже отберет народ.
   Лонвил Шорг только и успел что поклониться. Назначением остался не очень-то доволен, ну да с королем, как и с генералом, спорить не принято.
   Проезжая по лагерю, я глядел по сторонам.
   Пахло горелым, чуть кисловатой травой, конскими яблоками и немного кровью. Трупы уже все успели обобрать и стащить в ближайшую яму. Вигвам разбирали, тоже стаскивали подальше. Пинками гнали обалдевших пленных, тех не очень много было.
   Странно, что почти что нет женщин и детей...
   Спросил вслух, почему.
   Ответила Вера.
   -Это боевая Орда, Ваше Величество. Они не берут с собой слабых, тут только воины и немного слуг. Все, что нужно, воины берут после боя. А слабые и женщины не могут идти с Ордой, их надо везти. Это... Сложно в походе.
   -Понятно.
   Победа. Вот она, настоящая победа. Правда, не очень хорошо пахнет... Ну да поражение пахло бы уже нашей кровью.
   Пушки работают. И ещё как работают. Порох тоже работает. И, что самое главное, работают новые артиллерийские команды, гвардия моя. И даже пограничники из деморализованных и спивающихся хмырей с оружием, которые ещё чуть, и станут опаснее для меня самого и народа вокруг, чем для врагов, опять стали воинами, которых в Предвечной боялись.
   Я победил.
   Сам не заметил, как углубились куда-то в сторону Королевского тракта, в раздумьях, что же делать дальше. В седле я теперь держался в разы лучше, чем ещё неделю назад, наверное, количество перешло в качество, или просто задница моя многострадальная решила, что в этом-то мире ничего лучше седла не будет, и вуаля, приспособилась.
   Деревенька показалась неожиданно.
   И в голову мне пришла хорошая мысль.
   -Барон Шорк! Пусть охрана тут побудет... А ты и я в деревню скатаемся. Не убьют же нас там за пару-то минут?
   -Я с вами. -Сразу сказал Виктор.
   -И я тоже, позволите, Ваше Величество? -Это Вера. -Я могу быть полезной, я в такой деревне росла, многое знаю!
   -Ты же вроде из Пограничья? -Удивился я.
   -Ваше Величество, такие-то деревни у всех одинаковы...
   -Поехали. -Махнул я рукой.
   Орда тут погулять успела.
   Разметанные огороды, трупы домашней скотины с вырезанными самыми вкусными частями, порушенные дома, несколько пепелищ. Местные жители, потерянно бродящие по обломкам и оплакивающие живых.
   -Рыцари! Рыцари! -Пронесся шепот, люди останавливались, кланялись. Я ехал, делал вид, что гляжу прямо, но сам-то глядел больше по сторонам. Что да как?
   Многие дома разорены, это видно. Грабеж. Вот колодец, почти что в центре деревни, загажен, на краях видна кровь и какие-то бело-красные куски. Несколько крестьян разводят руками друг перед другом, переглядываются, но на этом все и ограничивается. Во дворах какие-то тряпки валяются, кое-где успели прибрать, а кое-где нет. Небольшие огородики перед домами все потоптаны, заборы поломаны. Ветки большого дуба, растущего в центре деревни, порубаны, само дерево явно пытались пустить на дрова, видны большие подрубы, да не успели, пришлось срочно сматываться нах хаузен.
   Нас заметили, сломали шапки, поклонились.
   -Кто староста? -Что меня за язык потянуло, я так и не понял. Вроде бы, деревня и деревня, да и фиг с ней. Денег дадим, так отстроятся. Краше прежнего дома поднимут, вот от кочевников сколько золота осталось! Будем давать единовременные ссуды под оплату натуральными продуктами, той же картошкой, если она хорошо пойдет.
   Мужики начали подталкивать друг друга, а потом вдруг, один за другим, расходиться, прятаться за заборами.
   Положение спасла Вера.
   -А ну стоять, смерды! -Крикнула она внезапно, я чуть сам не испугался. -Господин никого не отпускал!
   Замерли.
   -Так где староста ваш? -Повторил я вопрос.
   В компании произошло небольшое движение, вперед вытолкнули крестьянина, потолще, квадратного какого-то. Чем-то на Коротыша похожего, такой же, растёт больше вширь, чем ввысь.
   -Убили старосту нашего. -Прогудел крепыш. -Саблей по голове чик.
   -Так что нового не выбираете? Деревню отстраивать надо, забор хоть поставить... А вы все по одному в углах держитесь.
   -Так мастер Воротын не велел, уважаемый рыцарь! -Прогудел крестьянин. -Пока королевский налог не заплатим, так забор строить не моги!
   -Какой ещё налог? -Вскинулся я. -Эй, умники, король пока что налоги отменил, все какие были... Со следующей... Весны, да? Со следующей весны новые платить будете, да и какие с вас налоги-то драть, если в кармане вошь на аркане?
   Прозвучало удивительно в рифму.
   -Так мы того не того... -Забубнил крестьянин. -Мы того не этого... Я того не знаю, мастер Воротын лучше знает...
   -Вер. -Повернулся я. -Ты с ними лучше общий язык находишь. Поговори. Что за налоги такие, кому они их платят-то? Ночной Король давно у меня в яме сидит... Ему вроде бы и не надо. Кому ж они королевский налог платят, если я, король, про то ничего не знаю?
   Вера соскочила с коня, подошла к пытавшемуся ввинтиться обратно в компашку крестьянину, спросила, выслушала ответ, покивала, спросила еще.
   Я пока что оглянулся вокруг. Жили тут бедновато... Надо сказать. Или это тут так обычно? Хотя... Не знаю. Ну, вот если дом покосился - так надо ж его подправить, нет? Бревном там подпереть? И ставни все потрескались, заменить бы хорошо.
   Настоящий крестьянин - это очень рукастый человек. Как у нас по даче сосед... Я у нас на даче-то всего пару раз был. Не то чтобы я в душе человек сугубо городской, просто как приехал туда, так и пошел, как трактор, грядки копать, деревья поливать, забор новый ставить или что еще... А после работы и учебы не то что отдохнуть хочется - отдыхать надо. Потому так я лучше в городе побуду. После смены высплюсь.
   Ну так вот, забрел я как-то на дачу, и поглядел на соседушку нашего.
   Ой хороший парень!
   Все в руках у него просто спорилось. Никогда без дела не сидел. Надо, так забор подновляет, надо, мотоблок с культиватором ремонтирует, с кем-то договаривается, чтобы детали ему переварили или пошлифовали, в лес пошел - так с тремя лукошками подберезовиков вернулся, причем лукошки на месте сплел, из коры березовой, сам станок распиловочный соорудил из пилы "Дружба Народов", досок настрогал новых, подсушил под навесом и наличники сделал с крыльцом...
   Как не приедешь, то всегда что-то делает. И дома у него столь мало вещей покупных... Настоящий крестьянин, откуда-то из Сибири переехал, когда на северные деньги дачу и квартиру в Москве купить получилось. Тогда, при СССР, на северах ещё хорошо платили.
   Ну а тут... Тут что-то не так.
   Вспомнил аккуратный и прилизанный домик дяди Сережи, сравнил.
   Нет, не пойдет. Никак не пойдет. Вот этот забор, хоть и поломан он лихим прыжком коня степного, и жерди с него саблей срублены некоторые - так он не обновлялся вот уже года три, не меньше.
   -Ваше Величество. -Ко мне подошла Вера. -Я узнала.
   -Ну?
   -Лет десять назад граф Шотеций передал эту деревню графу Лургу, а тот отдал её в рост. Налоги собирает управляющий, мастер Воротын.
   -В рост? -Я призадумался. Ну да, наследник графа Лурга теперь государство, то есть я.
   -А где сам мастер Воротын?
   -Сейчас придет, он в деревню вернулся, как только степняков прогнали, а так в лесу прятался. Но это не все, Ваше Величество. Каждый год из деревни забирали по пять парней и двух девушек, в армию Его Величества и в прислугу. Никто назад не возвращался.
   -Интересно. Они говорят правду?
   -Скорее всего. Можно спросить у самого мастера Воротына. Он как раз тут должен быть, с утра заглядывал... Вот!
   С противоположной стороны улицы показалась процессия.
   Впереди, на смирной кобылке, типа моей, разве что в намного более богатом убранстве, продвигался хмурый такой тип. Не высокий и не низкий, скорее даже худой, чем полный, в серебром расшитом колете и дорогих сапогах, на голове сальные волосы приминает залихватская шапка с пером, тоже все в серебряном шитье. Лицо самое обычное было б, если б не сожрал этот хмырь недавно килограмм зеленых лимонов с гнильцой, отчего на морде лица застыла мерзкая такая гримаса.
   За ним во всю ширь улицы растянулись вооруженные люди. Не, не воины. Какие это воины-то? Половина толстые, половина худые, в разномастных кольчугах, шлемы через одного, да и одежка-то у всех мало того что пропыленная, так ещё и не всегда по размеру. Лица, правда, не крестьянские. Тут круглые больше, а эти больше скуластые или острые, как топор.
   Наемники, что ли? Похоже... Как я их из города турнул, так сюда перебрались?
   -Эй, кто такие? -Тип впереди подозрительно глянул на нас. Ну да, не впечатляли. От большой охраны я отказался сразу, и то кто-то остался там, за околицей. Нас не так уж и много, богатых одежд нет, доспехи не сверкают, очи не хмурим, выпороть не грозимся.
   Значит, что?
   Значит, что о нас можно хорошенько так ноги вытереть!
   -А ты сам-то кто таков будешь, добрый человек? -Смиренно спросил я.
   -Я мастер Воротын, управитель этой деревни! Милостью самого короля! -Мастер Воротын поднял вверх указательный палец.
   -Приятно познакомиться со столь почтенным человеком! -Ответил я. -Мы случайно завернули в ваши края, мастер,
   -А верно ли, почтенный мастер, что собираешь ты налоги для короля? И людей, говорят, в армию его...
   -Верно то! -Подтвердил мастер. К остановившейся лошадке подскочил слуга, почтительно сложил руки ладошкой, в них мастер утвердил свою ногу в алом сапоге, с натугой перекинул другую ногу через лошадиный круп и сполз вниз, только лошадка его всхрапнула, освободившись от ноши.
   Оказавшись на земле, мастер насупился, глянул на меня хмуро, спросил подозрительно.
   -Тебе то знать к чему?
   -Да так, интересуюсь.
   -Интересуйся в другом месте. -Отрезал мастер. -И вообще, шли бы вы, люди добрые, с земли этой. Я самим королем назначен дабы ростить деревню эту и поля... И делаю тут то, что мне Его Величество укажет... Сам! А не разные там залетные дворянчики! Иди ужо, а то пожалуюсь, так ужо тебя... -И мастер повернулся к сбившимся в стайку крестьянам, намереваясь продолжить беседу уже с ними.
   Этого я уже снести не мог.
   -Значит, сам король тебя назначил? -Спросил я, спрыгивая с лошади, бросая поводья в сторону и подходя ближе. -Значит, говоришь, я тебя налоги тут собирать поставил? А н-на!
   Сначала хотел пнуть по яйцам, да что-то не удержался и врезал в зубы. Здоровенный мужик же, блин, сейчас башкой потрясет и ответит...
   Да куда там, не ответил. Свалился как миленький.
   -Значит, говоришь, я тебя поставил? -Я пнул сапогом по ребрам. -Значит, говоришь, парней в армию забирал, да? И девок ко двору требовал! Н-на! -На этот раз я ему по яйцам попал хорошо, тот аж согнулся.
   Опомнился.
   Небольшая гвардия мастера Воротына сейчас жалась к дому, в плече одного торчала длинная стрела Веры, второй украсился мощным синяком и порванной одеждой, ещё один лежал ничком в пыли, Виктор и барон Шорк меня прикрывали, с обнаженными мечами.
   В стороне Вера что-то быстро объясняла крестьянам, показывая на меня, легко постукивая одной рукой крестьянину по лбу, а другой, для наглядности, по штакетнику забора. Получалось у неё неплохо. По толпе и так переживших крестьян волнами распространялось возмущение, раздались выкрики.
   -Эй, слушайте меня! -Крикнул я громко. -Я, ваш король! Седдик Четвертый!
   Народ заломал шапки и стал падать на колени. Со стороны валявшегося ростовщика послышался то ли вздох, то ли стон. Ну да, бывает, не рассчитал.
   -И я с удивлением узнаю, что некие личности подданных моих угнетают!
   Не, не лучшая речь, согласен. Для закрепления смысла пнул ростовщика по ребрам, несильно.
   -Да ещё и имеют наглость делать это моим именем! Я возмущен.
   Толпа заволновалась. Люди переглядывались, друг друга за руки хватали, но доходило не сразу. Наемники вообще делали вид, что их тут нету... Странно, мне казалось, что вначале-то их было больше?
   -Потому старого управляющего я лишаю его должности. Позже пришлю нового. Соблюдайте законы... И не балуйтесь. Деревню отстроить заново, чтобы было не хуже, чем у соседей.
   Ну, вроде бы все. Крестьяне собрались в небольшую толпу, сейчас гомонят, о чем-то договариваются, поглядывают на ростовщика. Тот тоже, не будь дурак, молчит, делает вид, что его тут нету.
   Ладно, надо отсюда сваливать.
   -Домой, Ваше Величество? -Спросил меня граф Шорк, когда я вскочил на коня.
   -Нет уж. -Отказался я. -До темноты ещё в пару деревень успеем. Очень хочу узнать, что же тут твориться-то такое...
   Стоило мне отойти подальше, как крестьяне стали подходить ближе к ростовщику. Плотная такая толпа, неприятная...
   Доносились выкрики.
   -Дочку... Дочку мою, пятнадцать годков всего!
   -Сыночек! Сыночек мой где...
   -Ах ты выползень, последнее собрал...
   -Кур, кур моих перетаскал...
   Нда. Сейчас мастеру Воротыну те куры боком выйдут. Вон, гляди, уже палки где-то похватали...
   Не успели мы с площади выехать, как мастера Воротына сдернули под микитки, дотащили до здоровенного дуба, метнули веревку через ветку, петлю на шею, и привет. Мастер закачался над площадью как мешок с дерьмом, дрыгая ногами.
   Видать, много-то счетов накопилось у жителей деревни к почтенному мастеру Воротыну.
   -Где тут ещё деревня? Хочу поглядеть, что там твориться.
   Объехав ещё парочку деревень окрест, я выяснил, что управителем-то там был все тот же мастер Воротын. Хорошо устроился, надо сказать... Крестьянам просто никто не сказал, что граф Лург уже давно того, вместе со старой королевой, и управители по старой памят
   и продолжали обирать народ. Только уже себе в карман.
   Структура по выдавливанию последних денег имени графа Лурга вовсе не думала останавливаться с его исчезновением. Как любой паразит, голову отрубишь - так сразу две на её месте вырастает.
   Стражи тут отродясь не бывало, порядок поддерживали дворянские дружины. Теперь же бароны да графы в столицу перебрались, выдав имения откупщикам, дружин нет, самим крестьянам оружием владеть не положено, ибо неимущие они. Как там - тело и душа принадлежит господину?
   Единственная военная сила в здешних краях - это отряды наемников, которых набирали ростовщики. Ну ещё и до недавнего времени отряды барона Алькона были, да они теперь в городе, некому пожаловаться.
   Вот зараза. Получается, что граф Лург мало того что народ мой обирал, так ещё и половину войска у меня увел? Все эти дружины графинчиков-барончиков да рыцарские копья в случае чего давали неплохой прибыток в войско. А теперь тут сидят наемники, которые вовсе не хотели помирать за Соединенное Королевство.
   Если граф Лург ещё жив, надо бы дать ему в морду. Лично. Или по яйцам сапогом. Столько вреда сделать, это ж ещё уметь надо!
   Но и приказчики его не смущались, вот граф уже сам не понятно где, а эти все ещё воруют. Без особой фантазии, конечно, кто с фантазией, так тот давно уже из страны ноги сделал.
   Конечно же, для чиновника, то есть учитывая местную специфику, приказчика - это налоги.
   Налогов было множество. В дополнение к тем, которые навыдумывал граф Лург, разные там налоги на воздух, на лошадь, на поводку, на грядки-огороды, на охоту, на изготовление хлеба, власть на местах придумывали ещё.
   Выловив и повесив ещё одного ростовщика, долго бегать за ним не пришлось, сотня народу-то вот тут, рядом! в дополнение узнали, что был налог на поля, налог на стоячую лошадь, налог на лапти, налог на ремонт дома, налог на...
   Короче, любители ловить рыбку в мутной воде оживились знатно. Крестьянину стало не то что не выгодно жить - умирать-то тоже стало невыгодно. За похороны тоже налог, за то, чтобы в землю зарыли - налог, даже за потерю кормильца - налог плати!
   Понятно, что не то что продукты в город везти, самим бы выжить! Многие бежали в леса, жили там охотой да собирательством, стрельба из охотничьего лука тут всегда в чести была. Ростовщики преследовали беглецов с наемниками, многих ловили, продавали в рабство, уцелевшие пополняли отряды типа вольных стрелков.
   Короче, поганый клубок у меня образовался.
   Придется этим делом заниматься Брату. Распутать преступную структуру, кого надо - на каторгу, а кому и петля. Крестьянство душить - так можно быстро до ручки дойти, и так уже у нас запасы продовольствия все меньше и меньше, не говоря уж о казне нашей, которая тоже не бездонная и только с порта и промышленности питаться не может.
   Вот такие результаты небольшой, в общем-то, поездки по окрестностям.
   Брата я нашел в замке.
   Бывший рохнийский дворянин поучаствовал в лихой свалке в лагере степняков, теперь красовался свежей повязкой на шее и новой саблей в богатых ножнах.
   -Ваше Величество, как главный королевский обвинитель, прошу слова...
   -Ну давай. Пошли, в Западной башне расскажешь. Да и у меня к тебе дело появилось...
   Итак, паникеры и распространители слухов.
   Настроение в войсках было не очень чтобы. Поначалу никто не верил, что Большую Орду получиться разбить, все на осаду настроились. Но нашлись тут люди разные... Которые предлагали открыть степнякам ворота Нижнего города, ибо тогда они Нижний город пограбят, а в Верхний не полезут. Ибо есть уже договор с великим ханом Керимом!
   -Допросили?
   -Да, Ваше Величество. Это лазутчики, трое их всего. Хан передал им денег и пообещал, что не тронут в случае чего и позволят из страны с деньгами уехать. На бунчуке клялся.
   -Казнить всех, имущество все в казну.
   -Да, Ваше Величество...
   -Королевский суд, при большом стечении народу. Всех троих повесить в любом случае, вина их огромна. Ещё найдите самого злобного степняка из пленных, и за зверства тоже казнить, после суда повесить прилюдно.
   -Да. Ваше Величество.
   -Но погоди, я тебя не только для этого нашел. Вот гуляли мы сегодня за городом... -Я объяснил ситуацию. -И вот что я хочу получить. Коротыш пускай занимается всем этим хозяйством, граф Слав и барон Нават придумают, как их налогами обложить, а вот твоя задача - развесить всех этих откупщиков по деревьям. И от наемников избавиться.
   Брат с пятого на десятое понял, чего я хочу, обещал заняться тотчас же.
   Граф Слав и барон Нават сидели всю ночь, но таки выписали все владения теперь графа Лурга, которые я по суду конфисковал. Как только дворянство обосравшееся в город вернется, так можно уже будет начать разбираться, где чья земля. А то распродали в рост, а теперь вот что? Деньги прожирать?
   А Коротыша я нашел около грядки, где росла картошка.
   -Ну, вот и пришла пора и для тебя задание дать. -Обрадовал я Коротыша. -Ну, помимо картошки.
   -Да, Ваше Величество. -Обреченно сказал Коротыш, отрываясь от протирки листов большой белой тряпкой.
   -Во-первых, поздравляю тебя с тем, что ты теперь уважаемый Коротыш, министр сельского хозяйства. Безо всяких там и точка о точка. С жалованием и все такое, размер я потом уточню. Во-вторых, твоя задача теперь такая. Идешь по деревням по списку, -я передал ему бумагу, плод ночных трудов графа Слава. Всех, кого смогли, выписали туда. -Вот везде там сажаешь своего человека. Какие-то из этих деревень уже принадлежат графу Лургу, какие-то ещё нет. Ты везде ставь старост толковых, суди сам как знаешь, но они должны продукты выращивать и в город везти. Желательно, обменивать на что-то из того, что торговый дом "Весна" делает. А следующей весной уже пусть картошку сажают. Справишься?
   -Ежели кого в помощь взять можно? -Спросил, подумав, Коротыш. -Мож, Две Стрелы или Подснежника?
   -Не, их не тронь, один сейчас в зале суда, а второй мне и самому нужен. Кто ж пожары тушить будет?
   Внимательный взгляд Коротыша утвердил мои подозрения, что настоящие функции Феликса для новоиспеченного министра сельского хозяйства не тайна.
   -Попробую... А, была не была. Справлюсь, Ваше Величество. Дед у меня старостой был, так что уж как-никак справлюсь. Людей найду толковых. С Жданом уж всяко договоримся. Справлюсь!
   -Ну вот и хорошо.
   -Народу бы побольше, особенно рабочих этих новых, которые за проступки работать должны... -Попросил вдруг Коротыш.
   -К чему они тебе?
   -Так всяко... Землю копать и камни с полей растаскивать справятся. А на большее-то их и не надо.
   -Хм. Бери, но только близко к городу, а то разбегутся ещё по всей стране, лови их потом. Кстати. -Я вспомнил о кое-каком деле. -Слушай. Вот тебе список трех деревень, не очень далеко от столицы. Там начинай в первую очередь, чтобы хозяйство крепкое стояло.
   -Почему с них именно, Ваше Величество?
   -Почему, да зачем... Надо так.
   -Прощения прошу, Ваше Величество... -Поклонился Коротыш.
   -Ай да ладно тебе. По остальным можешь проехаться и поглядеть, исправить что ростовщики наворотили, но начинай с этих. Я тебя там назначаю управляющим, сроком на... Пять лет. Оставишь после себя хозяйство хорошее, чтобы отдавать было не стыдно.
   -Справлюсь, Ваше Величество. -Кивнул серьезно Коротыш.
   Можно сказать, что теперь-то я положил начало крестьянской реформе. Лет через пять будут у меня картофельные бунты, а лет через десять все будут есть только картошку.
   Нашел время и заглянуть в Западную Башню.
   -Ну так а ты что скажешь? -Спросил я у Феликса своего Железного.
   -Ваше Величество, замечено мной было бегство