Изверин Алексей Сергеевич: другие произведения.

Чужая корона (Чужое тело-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.91*86  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сны продолжаются. Главный герой пытается устроиться удобнее в том мире. Налаживает контакты с людьми, общается, учится. В его жизни появляются новые люди, давние знакомые открываются с неожиданной стороны. А задача "устроиться поудобнее" превращается в желание просто сохранить свою жизнь. Вторая часть, половина.

  Чужая корона
  
  
  Глава 1
  
  Если есть порох, то дай огня
  Вот так!
  
  В. Цой, 'Кино'
  
  -Доброе утро. -Потянулась Маша, выгнулась, как кошка, руки-ноги вверх, и покачалась на животе на кровати. -О, будь добр, реши по поводу ко-о-офе... Пить-то как хочется...
  -Утро доброе. -Приветствовал меня на кухне Костик. В тренировочных штанах и майке-борцовке, он доставал банку растворимого кофе с полки. -Как спалось?
  -Хорошо, да мало. -Сказал я.
  -Ага, понятно.
  -С меня коньяк.
  -Знамо дело. -Подтвердил Костик. -Лан, давай дам будить, умывать-собирать, а то вечером на работу.
  -А дамы как обратно?
  -Ключи оставлю. Серега отвезет, к себе едет с утра. Должен заехать через часик, отзвонился... Так что ты гляди, чтоб Маша одета была, а то мало ли... -Костик ухмыльнулся. -Смотри, у него удар даже я не держу!
  -Да уж. Костян, пойду умоюсь, счас...
  Пока умывался, затянул потуже ремень джинсов. Вот, кстати, дело тоже хорошее. А то лосины уже носить надоело. Вот джинсу б ввести, удобнее было б, точно. Зажигалки вот как разрослись. А уж удобная и простая одежда-то как разойдется...
  -Маш, а ты и в самом деле сама джинсы шила? -Задал я вопрос, подавая ей чашку с горячим кофе.
  -Ага, в наших краях за сбрую от Кардена сильно много берут... Честной девушке не поднять! Даже за ночь любви. -Она хихикнула.
  -О, а не покажешь выкройки?
  -Что? Мужчина, такой хороший мужчина, хочет шить джинсы женские? Нет, ну я всегда подозревала, что все хорошие мужики... Эм... Имеют странности...
  -Да нет, ты что! -Я сделал круглые глаза. -Я просто скоро зачет сдаю по компьютерному проектированию, надо будет чертежи представить жу-уткие! И все в компьютере. А у препода глаз как алмаз, все чертежи помнит. Ну, я выкройки-то отсканерю и ему сброшу, пусть офигевает.
  -Ох, и хитрый! -Маша прищурилась. -Хо-орошо... -Она гибко поднялась, единым слитным движением, задействовав все мышцы. Я едва не задохнулся и ощутил слабое, но настойчивое напряжение. Оглянувшись на меня, Маша чарующе улыбнулась, прогнулась, открыла чемодан.
  -Держи. -Мне в руки вручили пакет. -Чтобы в гости приехал, на Новый год, и отдал, понял?
  -Конечно же. -Да будь я неладен, если не приеду!
  -Эй, эй, у нас времени... -Нет, у меня явно руки быстрее головы срабатывают. Почему-то теплое девичье тело уже рядом со мной, пакет на диване, а через пару минут и мы тоже, яростно целуемся.
  Костик только через полчаса постучался.
  Мы погуляли ещё немного по центру города, причем наши компании разделились, как-то незаметно, сами собой. Просто бродили, взявшись за руки, смотрели с моста в реку, пили кофе в Макдоналдсе, гуляли по каким-то небольшим площадям, проходили насквозь переулки, снова пили кофе, и снова гуляли... День, который был такой длинный утром, прошел очень быстро.
  Серега-большой ждал нас около работы. У него как раз кончалась смена, и впереди ждал его небольшой отпуск, который он решил дома провести, уладить какие-то дела, которые требовали его срочного присутствия.
  Вышли из станции метро, пошли пешком, держась за руки. Там идти-то совсем ничего, минут пятнадцать. Маша что-то рассказывала, шел снег, большие, крупные снежинки медленно планировали вниз, скрипели под подошвами, а я просто шел, и мне было так хорошо и спокойно. Я даже не слушал, что она рассказывает, мне просто было хорошо, что она рядом, со мной, что можно вот так держать её за руку, ощущать своим плечом, что она недалеко, слышать её голос...
  И пусть это продолжается как можно дольше.
  Оно и продолжалось, пока я не натолкнулся на жесткий и очень внимательный взгляд Сереги-большого. Вот, так бываешь, идешь, погруженный в свои мысли, и перед тобой внезапно возникает столб... Оп, пришли, хорошо, если лоб не разбили.
  А ведь Серега-то реально большой... Да он просто огромный!
  -Сережка! -Маша с разбега бросилась на шею своему брату, и повисла на нем, поджав ноги.
  -Ап! -Сказал Серега, согнулся, покачнулся, но на ногах устоял. -Маш! Ммм... Тебе уже не десять лет!
  -Ну и что. -Сказала Маша. -Все равно ты мой старший братик!
  Сергей-большой только громко вздохнул, аккуратно отцепил Машу от себя и поставил на ноги. Потом повернулся ко мне, протянул руку. Жесткость из его взгляда чуть ушла, но все же осталось там что-то... Такое. Внимательное.
  Я с опаской и некоторым смущением пожал его руку.
  -Все, едем? -Спросил Серега-большой. -Женьку захватить надо ещё.
  -Надо, у неё вещи мои! -Согласилась Маша. -Поехали!
  И обернулась ко мне, вдруг оказавшись очень близко, прямо рядом.
  -Новый год. -Сказала Маша мне. -Помнишь?
  И поцеловала меня.
  -Да. -Сказал я. -Конечно.
  Через минут пять я понял, что стою, как дурак, и меня обтекает толпа людей, спешащих домой из метро. И что ногам уже холодно, и что я очень устал, и пора бы самому домой.
  До дома я добрался быстро. И так же быстро заснул, едва голова коснулась подушки.
  И открыл глаза уже там, в том мире.
  -Доброе утро. -Сказал в потолок. Почему-то на душе было спокойно, разве что немного холодно.
  Поднялся, открыл ставни, в комнату ворвался прохладный воздух, с радостью вцепился мне в спину и в бока.
  Ладно, потом додумаю, сейчас надо бы к мастеру Лорину, как там моя куртка поживает? А то холодно на улице...
  -Ваше Высочество, как заказывали... -Поклонился мне мастер Лорин.
  Я крутился перед большим зеркалом, проверяя, как сидит.
  Получилось что-то вроде классической косухи, разве что без ремня понизу. Теплая подстежка меховая по нутру, на длинных пуговицах пристегивается. Петельки из кожи прошиты, по ниткам идет какой-то клей.
  -Это китовый... Эээ... Жир, Ваше Высочество. -Пояснил мне мастер Лорин. -Вода не проникнет! Хватит этого на пару лет, а потом снова надо будет обработать.
  -Понятно. -Я застегнул куртку полностью. Старый мастер не ошибся, сидит как влитая. Не зря денег потратил. Вот сапоги-то не очень, пешком в них не походишь. Мягкие меховые сапожки, с богатой меховой оторочкой поверху, к которым пришита подошва толстой кожи. Идешь как в чулках, к которым кто-то снизу по толстой книжке приклеил. Не очень красиво. Перешить придется.
  -Мастер, сапоги не пойдут.
  -Почему, Ваше Высочество?
  -Да потому, что в них неделю погуляешь, и развалятся они. Мастер Лорин, скажите, а делаете ли вы обувь для солдат, или матросов?
  Мастер Лорин обувь делал, но специализировался-то он в основном на дворянстве небогатом, либо зажиточных купцах. А они такую обувь не носили. Передвигались-то в основном конные, либо по чистым и ухоженным улицам Верхнего города, где ни камешков, ни снежных заносов не бывает...
  -Мастер, значит, сделайте вот так. С пятки - слой кожи толстый, по полукругу. С носка тоже такой же слой. -Я подтянул к себе слугу мастера Лорина. -Эй, а ну, неси сюда бумаги и стило, давай-давай!
  Слуга оглянулся на мастера Лорина и галопом поскакал вниз по лестнице. Вернулся через несколько минут, с требуемым. Ещё приволок кафедру, на которой тут и писали.
  -Ну, итак. -Я быстро набросал тот рисунок, что помнил по своим зимним кроссовкам. Они в двести пятьдесят баксов обошлись у кооператора-спекулянта, но дело того стоило, вот уже второй сезон сидят как влитые, не смотря на то, каким издевательствам я их подвергаю. Вот пятка, вот носок, а как же они соединяются? Не помню... Ну, предположим логично...
  -Вот эти места нужно мягкими. -Я показал на промежуток между носком и пяткой. -Подошву не очень твердую, но чтобы гнулась. Прошить и проклеить так, чтобы в воде не разошлись. Подошву сделать с ребрами...
  -Ребрами?
  -Прорези сделать, вот такие. -Я нарисовал елочку. -Размеры... -Да что ж такое, какие ж там размеры? Возьмем сантиметр и столько же вглубь. Нет, многовато, пусть будет по полсантиметра вглубь и по полтора-два в ширину. Получится ли? Должно получиться. -Размеры вот примерно такие... -Приложил палец, на глаз прикинул, сколько это будет, в сантиметрах, и нарисовал. Не забыл изобразить небольшие радиусы при донышках елочки, чтобы не давать концентрации напряжений, по которой потом разрыв пойдет.
  -Но зачем же, Ваше Высочество?
  -Чтоб не скользили.
  Мастер Лорин задумался. Но потом согласно кивнул.
  -Сделаем.
  -Вот, вот так. А ещё, можете ли сделать нормальные штаны, а не эти колготки?
  Что такое нормальные штаны, мастер Лорин понял не сразу. Подслеповато смотрел на кое-как перечерченные мной на листе местной бумаги картинки, кривил губы, едва не чесал затылок. И наконец выдал.
  -Очень необычный покрой одежды, Ваше Высочество.
  -Да. Я вот хочу, чтобы вы сделали такие же. Штаны должны получится прочные, хорошие, удобные, и чтобы по швам не рвались. А шить можете хоть из парусины. Сможете? *
  
  * - Первые джинсы были сшиты Леви Страуссом из парусины и проданы рабочему-золотоискателю за 1 доллар 20 центов. Позже джинсы стали шить из более мягкой ткани типа 'деним'.
  
  -Шить одежду из парусины... -Мастер Лорин призадумался. -И именно с таким кроем? А вот это что?
  -Это специальные петельки, в них продевают ремень. Пояс, короче. Они должны быть крепкими.
  -А вот это?
  -Карманы. Это... Короче, делайте как на рисунке. Куртка ваша на диво хороша, мастер. Хорошо получилось.
  Хорошо-то хорошо, только опять карманов нету. Приходится в пояс кошелек завязывать, и пояс постоянно вниз падает. И ботинки б нормальные, ботинки! А то хожу не знаю в чем, гибрид лыж и носков...
  -Это будет сложно, Ваше Высочество. -Выдал вердикт мастер Лорин. -Но ничего невозможного...
  -За достойную оплату. -Завершил фразу я. -Сколько?
  -Пятнадцать золотых, Ваше Высочество. -Скромно сказал мастер Лорин.
  За пару штанов-то, и пятнадцать? Почему не пятьдесят-то? И где тот стеснительный портной, который 'Брать деньги с Вашего Высочества, да как можно?'
  -Знаю, мастер Лорин, что ваши услуги стоят и большего! И готов подтвердить то всем и каждому! Но хорошо бы цену скинуть, как постоянному клиенту.
  -Двенадцать, Ваше Высочество. Больше я не могу скинуть при всем желании, иначе мне нечем будет платить слугам. Да и материал дорог! Пираты в прибрежных водах совсем распоясались...
  -Девять, мастер. Неужели парусина столько стоит?
  -Ваше Высочество, я пойду по миру!
  -Так уж и так, мастер? Поглядите на крой! Разве что-то тут сложное? Сделать враз, квалификации особой не надо... Десять?
  -Но, Ваше Высочество, срочность же...
  -Я не тороплюсь. Десять.
  -Одиннадцать, Ваше Высочество!
  -Ну.... -Я призадумался для вида. -Только из уважения к вам, мастер. Только из уважения! Одиннадцать золотых и неделя сроку! Не больше! Но штаны буду проверять лично!
  Вроде, договорился.
  А ещё, есть у меня и тут хорошие новости. Удалось мне все таки избавиться от виконтов, мать их, графиню Нака, за ногу. Пакостники окончательно переселились в 'Похотливый Овцебык'. Мамке своей втирают, небось, что... А, какая разница, что втирают, лишь бы от меня подальше были и от моих людей.
  Так что к мастеру Виктору можно более менее спокойно ездить. Что у него там с гранатами-то получается?
  -Зелья бочка только будет, Ваше Высочество. -Сразу сказал Мастер Виктор. -мы ямы около замка королевского на три лопаты вглубь раскопали, так нищих наемники прогнали, запретили там ошиваться. Наверное, где ещё поищем, а это не скоро. Зато я в мастерской мельницу сварганил, в каких хозяйки муку перетирают. Теперь зелье лучше получается, сразу вспыхивает!
  -Ищите. Что с сосудами?
  -С сосудами сложнее, Ваше Высочество. Металлические кувшины делают только в Империи, да и то мало. Я из четырех частей попробовал сделать... Вот так.
  -Нет, мастер, такие не пойдут. -Я поглядел на свернутую из четырех половинок сферу с грубо заклепанными краями. Что ж неаккуратно так? Ну, это первая мысль, её сразу отбросил. Откуда тут аккуратности, тут с такой работой отродясь не сталкивались. Лучшее, что могут предложить, так это кубки золотые и металлические тарелки, да и те довольно посредственного качества, видна грубая ручная работа. Глиняные гранаты получше получились, да с другой стороны-то они могут и не сработать. Чем тверже корпус, тем сильнее взрыв и разлет осколков.
  -Мастер, нужен цельный сосуд, с очень узким горлом, через которое туда подойдет огонь.
  Мастер Виктор посмотрел на меня с сомнением. Наверное, вот так же бы на меня глядел бы главный инженер какого-нибудь завода годах в пятидесятых, приди я к нему и попроси построить такую вот счетную машинку, с цветным экраном, жестким диском на пять гигов и ещё на которой в тетрис играть...
  -Можно вот эти половинки клеем залить. -Осторожно предложил мастер Виктор. -Если изнутри, то воду не пропустит. Портняжный взять можно, у мастера Лорина его много.
  -Не пойдет... Нужна герметичность... -Блин, снова слово на русском. Да что же за язык-то такой? Ни одного слова нормального нету. Вот определений платьев и лосин этих - штук сорок. И масть лошадей-то описывают не хуже, чем цветение сакуры на горе Фудзи. Степняки, нугарнцы, имперцы... А вот напильник-то нормальный, или пайка, или даже сварка вообще не известны.
  Кое-как объяснил мастеру Виктору, что необходимо сделать.
  Вот с глиняными горшками получше было, это у них получилось. Нормальная такая колбочка, в которую набили плотно-плотно черный порох, хорошо набили, от души. Да вот только что-то не уверен я, что рванет это хорошо. Дым да пыль глиняная от неё.
  -Так, мастер. А вот что у нас с... с... С огненной веревкой, да?
  -Вот, вот... -Засуетился мастер. Передо мной на верстак выложили пять шнуров разной длины, их концы свесились с верстака.
  Мастер Виктор выровнял концы до равной длины, щелкнул зажигалкой. С шипеньем пламя пробежалось вверх. В крайнем быстрее всего, ещё два горели медленно, один еле тлел, последний вообще погас.
  Огнепроводной шнур-то дело только с виду простое. Он должен гореть не быстро и не медленно, а строго определенное время, не больше и не меньше. Конечно, в современном-то огнепроводном шнуре, который сделан из нескольких слоев, все работает как часы. А вот в том, что тут сделано, я очень сильно сомневаюсь, тут дело не в том, чтобы сгорел за определенное время, а в том, чтобы вообще догорел хоть когда-нибудь.
  Ну да. Вот три не догорели.
  -Мастер Виктор, три не догорели.
  -Да. Мы пробовали, да не все получились у нас. Разно получается. Зависит от того мха белого... Зелье-то всяко горит, хорошая вещь на растопку...
  Ага. На растопку, ага.
  -Хорошо. Пробуйте ещё. Ещё пробуйте. Так, а теперь, мастер, я буду вам рассказывать и показывать самое главное. Вот это вы должны делать сами, лично, без ансамбля... То есть без лишних людей. Лично. Те из огнепроводных шнуров... -Во, а вот это слово получилось. -Так вот, те из огнепроводных шнуров, которые будут гореть лучше всего, вы будете делать так...
  За образец берем немецкие колотушки. Банка со взрывчаткой на длинной деревянной рукоятке. Через полую рукоятку пропускаем огнепроводной шнур, чтобы там горел, чтобы ему ничего не мешало. Огонь пусть доходит до детонатора, оно же замедлитель. А потом уж и до заряда черного пороха. Заряд пороха надо брать побольше, потому что черный порох - это совсем не то же самое, что тол или что там в гранатах фрицы использовали. Он взрывается не так сильно.
  Как бы вообще силы взрыва хватило, чтобы этот горшок расколоть.
  -Мастер, значит. Как будет готово... От огня беречь, помните. Нужно сделать десяток штук, положить все в деревянный ящик, в отдельные отделения. И соломой проложите, чтобы не бились друг о друга.
  -Ваше Высочество, может, все же продать часть? Знаю места, где за зелье такое хорошую цену дадут. В Рохни огонь всегда любили, и зелье огненное с радостью купят, а в порту сейчас три корабля оттуда...
  -Мастер Виктор, я что, плачу мало? -Спросил я. -А, мастер Виктор?
  -Достаточно. -Смутился мастер Виктор.
  -Вот если достаточно, то и не надо таких продаж на сторону. Если уж решили что-то сдавать, так я вам подскажу. А этот состав секрет. Понятно?
  -Понятно уж, Ваше Высочество. Никого лишнего не пускаю, у меня сын младший селитру ищет, средний серу покупает, уголь два подмастерья делают. Пятеро всего знают, двое сыновей моих и двое подмастерьев, с которыми я в одном доме десятый год уже живу. А как все смешивать и сушить, так никто того не знает, все я сам делаю. А остальные мои люди зажигалки делают. Уж больно хорошо расходятся...
  -Вензель на боку делай. -Предложил я. -Типа герба. Или надпись какую. 'На долгое счастье из столицы Соединенного Королевства'. Ещё лучше пойдут. Их ещё и коллекционировать станут, глядишь... Каллиграфия, да? -Я быстро нарисовал пару символов, памятных мне по урокам. Любовь, счастье, сгораю от страсти...
  Мастер Виктор промолчал. Но видно, что идею запомнил.
  Ну, и все. Теперь и во дворец можно. Потом спать, просыпаться и в Инет, искать, как же были устроены немецкие колотушки. А пока не уснул, зайду-ка я к ростикам. Ибо есть один интересующий меня вопрос... Куда же делся мой Вергилий, первый человек, с которым я в этом мире поговорить умудрился. Иштван, королевский распорядитель. Вот был-был, а вот и нету. И никто ничего не знает. Даже мастер Клоту развел руками, типа не знает ничего, уж не обессудь, твоё Величество. Не у матушки же моей царственной спрашивать?
  Вывести Вихора на откровенный разговор было сложновато, но с глазу на глаз поговорить получилось.
  -Графу Урию дорогу перешел. -Безапелляционно заявил Вихор.
  -Что? И что, где он теперь? Жив хоть?
  -А вот то уже даже графу Урию неведомо. Есть тут у него специальные люди... Граф Урий показывает на человека, а те уже сами разбираются. Сами находят, сами следят, сами все делают. Кого в тюрьму, а кого и под землю прикопают. Ногами вверх, по мурашиному обычаю.
  -Интересно, а что за люди-то?
  Вихор вдруг стал очень серьезным.
  -Твое Высочество. Я жить хочу.
  -Да я тоже.
  -Во-во. И потому спроси уж лучше у кого другого...
  -А что такое?
  -Да то, что ходят слухи разные...
  -Вихор, не тяни кота за яйца! -Сказал я.
  Вихор помялся ещё, но все же начал рассказывать.
  Итак, оказывается, есть у графа Урия есть на содержании что-то вроде секретной службы. Нет, ну кто же мог подумать-то? Граф и глава целой секретной службы, нет, ну кто бы подумать-то мог!
  Некоторое количество темных личностей мелькало во дворце, какие-то не то рыцари, не то вообще наемники-простолюдины. О том, кто это такие, попытались судачить, да пара самых активных обсуждальщиков исчезли, на чем болтовню и прекратилась. После исчез давний и последовательный враг графа Урия, старый министр финансов, граф какой-то там. Его заместитель подавился косточкой за обедом, очень неосторожно, а заместитель заместителя... О, да я угадал, снова исчез! И главным помощником нового министра финансов стал граф Урий. Причем новый министр финансов быстро спился, вина вволю подносили, пей от пуза, дорогой товарищ, ни в чем себе не отказывай, главное, в дела не лезь.
  Нет, ну ловко, а? Сам вроде не при делах, а крутит всем.
  Нет, возмущались.
  Сначала один граф публично высказался, что ну никак невозможно такие вещи терпеть, чтобы неродовитый выскочка вдруг решил указывать самому министру финансов, как деньги тратить, да и вообще, не пошел бы он со двора... На утро граф и вся его семья повесились в саду собственного особняка.
  Какая-то там фрейлина чего-то там, пыталась возмутиться, да ночью кто-то пустил в неё стрелу. Оп, и нету ещё одного человека. Было одно покушение на графа Урия. Старший сын прошлого министра финансов бросился на графа с мечом, и успел пару раз рубануть прежде чем его скрутила охрана. Юношу горячего выпроводили пинком из дворца, отобрав оружие, ушел он вдаль, и пропал по дороге, даже до другой стороны улицы не добрался. А граф Урий наутро как огурчик был, отделался царапиной.
  Столица у нас - страна чудес, прошел по улице, и исчез.
  Даже о количестве народу у графа как-то затруднительно было сказать. Один был известен точно, это барон Мор, какой-то мелкий дворянчик из Закатного Герцогства. В столице провел не очень много времени, ввязался в дуэли, кого-то приколол, кого-то ранил. Чуть не влетел под королевский суд, старый король был ещё жив, но король умер, про барона Мора забыли, королеве не до того было, а сам барон Мор как-то быстро нашел с графом Урием общий язык, а потом как-то незаметно переместился в его свиту. Появлялся во дворце иногда, но большей частью отсиживался где-то у себя, в Нижнем городе у него дом.
  Вот как... То есть, не ошибся я в графе. И если что, то убивать меня будут именно его люди. Надо будет как-то подготовиться. Например, загодя приволочь в подвал конспиративной квартиры того отряда пару бочек пороха...
  
  
  Глава 2
  
  Расскажи мне про Австралию...
  
  Земфира
  
  Разобрать незнакомый пистолет не так-то просто, как это может показаться. Тем более что схем-то толком нет, скачанные из Интернета не в счет. Что там скачаешь? Рунет, русская часть Интернета, как-то не озаботилась схемами сборки-разборки буржуинского оружия. А буржуинская часть как-то не озаботилась русским языком. Отсюда вывод, что рано или поздно надо учить буржуинский язык, лучше всего - английский. Только вот где бы на это время найти. Два дня в неделю тренировки с Молчаном и Чеботаревым, два дня в неделю тренировка на фирме, про тир не забыть, хотя бы раз в неделю, да ещё и ВУЗ, будь он неладен, просит с меня курсовые да зачеты...
  Эх. Не были б так деньги нужны, не работал бы. Весь бы день свой посвятил подготовке ко снам. А без денег...
  Стоп! А кто сказал, что без денег? В том мире я же богач! Денег куры не клюют! А если в тот мир получается пронести зажигалку, так почему бы в этот мир не пронести парочку золотых-то? Мне парочку хватит, много не надо...
  Эх, мне бы ствол пронести в тот мир! Вот бы получилось! А так даже магазины не переносятся, хотя я их к руке спортивными бинтами привязал, которыми руки заматывают перед тем, как по груше лупить, спросонья так в коридор вышел, то-то родители удивились... Соврал, что это тренировочная повязка, снять забыл. Мамка посмотрела так осуждающе...
  Ну что делать, не любят у меня родители того, что я работаю. В их-то время, студенты-то разве что вагоны разгружали иногда, а в наше? Чтобы студент весь день и ночи пропадал где-то, да ещё и трудовую книжку завел, в которой синим по светло-синему написано 'охранник'. Это ж какое начало-то карьеры, кто с такой записью куда возьмет? Даже поначалу мешать пытались, типа 'всю жизнь охранником будешь', 'а вот выгонят тебя и пойдешь в армию', и даже 'назад не приходи!'. В основном мамка старалась, её понять можно, беспокоиться. И ведь никак не расскажешь родителям, что сейчас уже время другое, на стипендию не проживешь, разве что наш главный ботаник-отличник получает хорошо, но не от института, а президентскую стипендию...
  Да и зачем объяснять? Работаю и работаю, никому не мешаю. Денег не прошу. Это пока карманные деньги тебе дают, то ты ещё что-то должен всерьез. Это как планка такая. Как только свои деньги заработал достаточно, и все, ты уже свободен. Осталось только свое жилье найти. И надо бы побыстрее, пока ещё цены не скакнули, а то скоро квадратный метр в моем городе стоить будет как домик в Финляндии.
  Ладно, ставим себе в память зарубку, проверить, как будут переноситься вещи 'оттуда', а пока что сборку-разборку делаем. Получиться ли? Или пойти все же инструментов докупить, а то у меня разве что надфили, а у отца в гараже не пороешься, она там все наизусть знает, начнет спрашивать. Будем имеющимися обходиться.
  В конце концов, разобрал и даже почистил.
  А потом занялся тайником.
  Страшно, страшно ствол оставлять. Тайник-то в первую очередь у меня от родителей. Если профессионалы искать будут, то расколют меня от головы до задницы вмиг, нечего даже и стараться! Первый же мент, вздумавший сделать обыск у меня дома, законно заинтересуется, а где это я взял? Ну, я на это дело даже записку написал - 'Нашел в подъезде ствол какой-то, с ним коробка патронов, завтра несу сдавать в ближайшее отделение милиции, потому что сегодня опасаюсь за свою жизнь из-за мафии'. Число, подпись. Страховка слабая, каждый день обновлять надо, да уж лучше такая, чем вообще никакой.
  Был у меня мой старый тайник, я в этой квартире вот уже лет десять живу. В счастливом детстве прятал я туда колоду эротических карт, две упаковки жевательной резинки, и перочинный ножик. Родители тайник не нашли, так он и остался со всем содержимым, я туда вот уже года два не заглядывал.
  Но не очень он надежен. При внимательном рассмотрении, заметно, что клея между двумя паркетинами явно не достает, и щели между ними чуть меньше, чем между соседними. Это пока на них ковер лежит, то хорошо. А как ковер снимешь... Может, в стене сделать? Или вообще пока что под кроватью хранить? У меня под кроватью как раз ящик есть выдвижной, а над ним есть ткань, прибитая монтажными скобками к краям деревянной коробки, на которой матрас жестко лежит. Осторожно отогнул скобки, проверил, есть ли место.
  Да навалом места. Пока матрац не распотрошишь, то ничего не поймешь.
  Вот туда и будем прятать. А ещё и сделаем вот так, чтобы нижнее отделение просто так не открыть было, вот сюда надо будет проволоку согнуть крючком... А скобы можно аккуратно ножом перочинным поддеть, и даже небольшую коробочку там сделать.
  Так, сверху не видно? Нет, не видно, и даже не ощущается. Пружины не дают. А снизу тоже не сразу увидишь.
  Крючок все же под кровать я наладил. Попробовал открыть, даже попрыгал немного, но осторожно, чтобы не развалилась. Тайник уцелел. При осмотре не видно, а стоит надавить рукой на проволоку, и часть обивки отслаивается, открывая доступ к тайнику.
  Во, вот Чеботарев бы оценил такой фокус! Мастер-ниндзя, все спрятал на виду.
  Первый снег, который выпал в том мире, растаял ещё быстрее, чем в моём родном. Проснулся ночью от холода, натянул на себя одеяло, поворочался. Дверь открылась, неслышной тенью проскользнул слуга, стал закрывать ставни, оставляя только узенькие щелочки, из которых и дуло холодом.
  Сегодня день обещал быть хорошим. Рабы кутались в теплые толстые шубы и стучали зубами, сменив свои традиционные плавки-набедренные повязки на целые полотенца. Халаты ж подвязывали сразу двумя поясами. Лакеи тоже утеплились, так и сновали по замку в толстых куртках.
  Во дворе тоже навалило снега. Все в снегу, коновязь, лестницы, переходы, дрова под навесом тоже присыпаны снегом. Слуги лениво сметают снег со стен вениками, сгребают большими деревянными лопатами. За краем башни виден королевский парк, ветки дубов провисли под снегом. На дорожках суетятся, очищают. На обочинах растут сугробы. Караульные на башне вот почему-то в той же одежде, как и всегда. Даже отсюда видно, что ребята уже от мороза синие.
  А вот и моя охрана. Эти-то приоделись, поверх кольчуг накидки, да и сами поддоспешники потолще стали. Шлемы с меховой оторочкой, на руках перчатки, трехпалые. Лошади в длинных попонах всхрапывают паром, переступают. На бабках их натянуты вязаные чулки.
  На коняшках в бричке тоже попоны добавили, кучера на облучках сидят в шубах. Но вот почему колеса на полозья-то не заменили, вот странно? Или тут дороги хорошо чистят?
  Мастер Клоту тоже приоделся, в длинную шубу с меховым воротником и такую же шапку. Пузо он теперь наружу не выставлял, холодновато.
  -Поехали. -Скомандовал я, садясь в бричку.
  У ворот замка, в условленном месте, меня ждал барон Седдик, Виктор, Ждан и Волин. Троица приоделась. Виктор восседал на новом коне, вороном жеребце повыше ростом всех остальных, под новой сбруей и даже в новом седле.
  -Новенькая. -Он потрепал жеребца по шее, тот дернулся, потянулась к нему мордой. Виктор быстрее убрал руку. -Необъезженная ещё. Из табунов прямо брал, давно приглядывался. Ваше Высочество, то есть Седдик, а что это вы все без коня, да без коня?
  -Ещё время не пришло. -Быстро ответил я. И потом уже подумал, а что же я мог ляпнуть в ответ-то? 'Мне конь железный получше', 'Не умею', 'Да нафиг надо'... О принце и так скоро очень странная слава пройдет, что колдун тот темный. Поменьше странностей надо, поменьше. И к народу поближе.
  На вьючной лошади были привязаны два продолговатых ящика, закрытых рогожей. Мастер Виктор постарался, прикрыл, от лишних глаз.
  -Готово?
  -Готово, поехали.
  Двинулись всей кавалькадой, впереди скакал Виктор, показывал, куда.
  Из-за туч внезапно проныло солнце, ударило мне в глаза. Я поспешно прикрыл лоб рукой, прищурил глаза.
  Доехали до условленного места. Тут дорога проходила близко к Костяному лесу, и барон знал одну поляну не очень глубоко в сторону. Остановились, охрана потягивалась и поправляла накидки на кольчуги.
  Спешились.
  -Оставайтесь тут. -Приказал я лейтенанту. -Караульте. Если что не так... Если хоть один ваш солдат покинет пост... И мне снова придется убегать от лесных разбойников... Или с моими людьми что-то случится... Барон Лург, понимаешь? -Я глянул в лицо начальника своей охраны.
  Лейтенант поглядел на меня несчастными глазами и принялся уверять, что все будет хорошо и даже лучше, но я его не слышал, отвернулся. Нашел глазами Виктора, внимательно глянул на него, тот обменялся взглядами со Жданом и Волином, и кивнул мне в ответ.
  Вдвоем с сержантом мы дошли до полянки, залитой нежарким осенним солнцем.
  Бабье лето. Я расстегнул куртку, вдохнул полной грудью. Пахло травой и ещё чем-то, похожим на какие-то еле уловимые специи. Снег уже весь стаял, желтая трава тянулась к последним солнечным лучам. Деревья ещё не до конца сбросили листья, так и стояли полуголые.
  Вроде не видно нас, да и отошли мы достаточно далеко. И не думаю, что будет слышно.
  -Доставай. -Скомандовал я.
  Барон кивнул, накинул повод вьючной лошадки на дерево, отцепил ящики, уложил на старый пень. Развязал ремни, открыл.
  Я подошел ближе. Так, вот это уже лучше. Небольшой, округлый металлический сосуд, со старательно процарапанными по поверхности глубокими рисками, зачем-то ещё разукрашенный красными и синими. Фигурки драконов, людей, дома какие-то, деревья...
  -Что это, я краску не заказывал?
  -Мастер Виктор сам расписал. Сказал, что не жалко, а так красивее будет.
  -Ладно. Значит, прячемся за деревья... -Я покрутил гранату в руке. Так, фитиль выходит на нужное расстояние. Вот и зажигалка, делаем 'щёлк', пламя лижет фитиль, с негромким шипением вмиг сжигает его до половины и исчезает внутри, в гранате.
  Да что же ты так быстро-то!? Опять не получились шнуры...
  Я со всей дури швырнул гранату от себя, в сторону рощицы. Граната шлепнулась на мерзлую траву, прокатилась по ней и нырнула в какую-то ямку. Я уже лежал на земле, прикрыв голову руками.
  -Ваше Высочество?
  Я поднял голову. Сверху на меня смотрел Седдик.
  -Ложись!
  -Что?
  -Делай как я, быстро! Быстро!
  Барон с сомнением на лице, лег ничком, накрыл голову руками и поглядел на меня одним глазом.
  Время шло.
  -Зараза. -Сказал я. -А ну не смей! -Я со всей силы сдернул вниз барона, который было направился к гранате. Не получилось, конечно, барон как каменный, но подниматься он прекратил, улегся. -Вдруг там тлеет, а как подойдешь, то в лицо тебе жахнет.
  Так и лежали. По мерзлой травинке вверх полз какой-то жучок, прямо перед моим носом. Дополз до конца, задержался, расправил две пары овальных крыльев, блестящих слюдой, и сорвался в полет. Вжих, и нету его.
  Холодно лежать-то, не май месяц на дворе.
  Ладно, считаю до сорока, и поднимаюсь.
  -Встаем.
  Поднялись, отряхнулись. Барон укоризненно посмотрел на меня.
  -Ваше Высочество, может, я погляжу?
  -Да нет, я уж сам.
  Ну, вот сделали шнур. Какого он до конца-то не прогорел? А с другой-то стороны, прогори он до конца, эта бы штука рванула у меня в руках, прям в лицо. Голову б не оторвало, но со здешним-то уровнем медицины можно себя смело в гроб класть.
  -Шшшш-Бах!
  В себя я пришел лежа на земле, и прикрыв голову руками. В ладонь впились мелкие частички глины, кровили, в ушах звенело.
  -Ваше Высочество! -Барон оказался рядом, меня дернуло наверх, встряхнуло. -Седдик! Седдик, как ты?
  -Нормально. -Пошевелил я неожиданно тяжелым языком. -Нормально...
  -Что это было?
  -Это оно и было. -Меня поставили на место, и я стал вырывать из ладони мелкие деревянные занозы. Пинцет бы, точно нужен. Интересно, есть ли у мастера Клоту пинцет в его ящике? Должен быть. Но мастера Клоту нету.
  Значит, зубами.
  -Что за поганое колдовство. -Покачал головой барон.
  Шнур, неравномерное горение! Пока я валялся, огонек тлел, медленно полз к пороховому заряду, а как я пришел к гранате, то он как раз дополз, получается! Эх, если б мастер Виктор понимал то, что он делает, я бы его наизнанку вывернул!
  Значит, надо провести дальнейшие эксперименты с шнуром.
  А вообще-то... Хорошо разлетается.
  -Так. По результатам. Сколько у нас ещё бомб?
  -Девять. -Ответил барон с опаской.
  -О, хорошо. Сегодня их испытывать не будем. Все разобрать на фиг. Запальный шнур извлечь и проверить, что там с ним такое. Пару таких эксцессов... -Я покрутил головой. -Седдик, это уже становится опасным.
  Барон осенил себя замысловатым жестом. Большой палец отставить и этак хитро по кругу обмахнуться.
  -Такое оружие может быть опасно и для того, кто его применяет.
  -Любое оружие может стать опасным для того, кто его применяет... Пусть мастер Виктор делает таких шнуров много-много, и эксперименты с ними. Если так гореть будет, то это колдовство выйдет боком. Нам в первую очередь.
  -Понимаю.
  Я присмотрелся. Мой учитель выглядел как-то потеряно, наверное, голову взрывом хорошо встряхнуло. Или он понял, что принц-то на самом деле и не принц вовсе, а вполне себе черный колдун? Как бы тут за такие дела на костер-то не утащили. Вместе с бомбами. Неприятно произойдет...
  Кстати. Должен же быть человек, который сообщает графу Урию о том, как принц время проводит. Стукачок, то есть. Кстати, а почему графу Урию-то? Кроме него, есть ещё и графиня Нака, есть граф Лург, есть даже граф Дюка.
  Поразмыслив, я их всех отбросил. Не того полета птицы. Это голуби, жирные и наглые голуби. Граф Дюка разве что пожирнее и понаглее, да ещё и массой побольше, вот его все и бояться. А вот скрюченный сморчок граф Урий среди них всех не голубь, ястреб. И было бы странно, если б у него не было стукача в страже моей. Я б очень удивился.
  И что доложит сегодня этот стукач? Удалились в лес, оттуда доносились громы небесные и дым? Надеюсь, что Виктор, Волин и Ждан проследили за тем, чтобы моя охрана оставалась на месте.
  -Пора обратно. -Сказал я. -Сегодня ещё нужно до Королевского Университета доехать, граф Слав обещал про Южные страны рассказать...
  Граф Слав и в самом деле пригласил меня в Королевский университет, желая провести несколько занятий по географии этого мира самолично, никому не доверяя.
  Ну, я только рад новым местам, ибо не очень нравилась мне эта идея с домашним обучением.
  Нет, с одной-то стороны все удобно, лучшие учителя к тебе домой приходят, расскажут и покажут, не отвлекаясь на большую группу народу, всегда спросить можно, что непонятно, да и занятия по индивидуальному графику... А с другой стороны, вот был у нас на первом курсе института парень, который как раз домашне обучался. Не нашел общего языка в школе, либо школа была такая, уж не мне судить. Да и модная в свое время была идея-то, домашнее обучение. Типа если родители умные, так они свою сыночку и так научат, без всякой там пролетарщины, а в школе он только экзамены сдавать может.
  Короче, три последних класса мальчик дома учился.
  И был он какой-то как не от мира сего. Шуток не понимал, на лекциях сидел прямой, как палка, даже ручку дома забыл, а попросить стеснялся, пока ему Борис свою не дал. Да и на совершенно простых жизненных ситуациях впадал в ступор, что и как делать, не знал. Отменили лекцию, все на улицу, так и он за всеми. Все пить водку - так и он пить. Тем более что такие ребята хорошие, угостить обещали, день рождения ж, да и по лекция помог... Ну, и как результат, все от патруля милицейского отмазались, а он нет, его и забрали. Потом ходили в отделение выручать, хорошо, что милиция грамотная попалась, ограничились беседой да и выпустили, домой не сообщили. И друзей у него как-то не очень было. Девчонки наши его Задротиком прозвали, но, по-моему, зря. Парень-то неплохой, потихоньку в жизнь втягивался.
  Так вот Борис как-то выдал, что это не просто так, а сугубо по причине.
  -С коллективом в школе не общался. -Подвел он итог, хорошо глотнув 'Балтика-3'. -Вот потому-то с нашим коллективом не знает, как себя вести. То всем верит, то всем не верит. Не думает, что люди разные бывают. Кто-то улыбнется, кто-то скривится, кто-то руку подаст, кто-то обуть попытается. Кто-то за помощь тебе руку пожмет, а кто-то задницу оближет. Эх, да чего там говорить, пошли ещё по одной.
  Вот и закралась у меня мысль, что очень кому-то хочется, чтобы принц так и рос оранжерейной розой и не было у него сильно много новых знакомств. Так сказать, узник в башне из слоновой кости.
  Не очень большая комната, голые стены занавешены картами дальних стран и какими-то непонятными картинами на толстой, пожелтевшей бумаге. Есть стол, пару стульев, на столе ваза с яблоками и бутылка вина. В шкафу рядом свитки, множество, края обгрызенные, но лежат в порядке. И много их тут, много!
  А ещё, в одной стене настоящий камин. В нем тлеют дрова, от камина веет теплом и безопасностью. Так и хочется поворошить угли кочергой, посмотреть на столб пламени. Вытянуть руки, погреть над теплым огнем...
  Буду богатым, тоже себе камин заведу. А то у меня чаши эти железные на ножках в комнате вызывают только сожаление и производят не тепло и уют, а едкий дым. Отравлюсь ещё угарным газом.
   -Итак, Ваше Высочество. Долго же я думал, чему могу научить. Каллиграфии уже не надо, барон Лото очень доволен. Истории, быть может? Например, истории дворянства королевства? Барон Гонку с радостью...
  -Нет уж спасибо! Граф, очень хотелось бы несколько уроков по географии. О странах и чем они примечательны. И ещё по... -Я замялся, никак слово-то не найти. Как тут будет 'политология'? -Давайте так, я скажу, что хотел бы услышать про страны и народы, их населяющие. И про то, что они хотят, к чему стремятся и что от них можно ожидать.
  -Сложная задача, Ваше Высочество. -Сказал граф Слав на это. -Но я постараюсь.
  Граф откашлялся, отпил вина из бокала, позвонил в колокольчик.
  Слуги, расторопные и чистые, быстро подложили дров в камин, обновили вино в бокале и внесли новые фрукты, на стене развесили здоровенную карту этого мира. Я её уже видел.
  -Итак, к юго-востоку от нас расстилается Южный континент. Добраться к нему можно двумя путями - либо на корабле, либо, через Муравьиное королевство пройти и дальше по болотам Перешейка, и опять же на корабле... -Граф Слав показывал. -Климат на Южном континенте жарок, влажен у берегов морей и сух в центре. Но в центр никто не забирался. Страшно, да и тяжело там для нас, людей. Но далеко забираться-то не надо, звери хорошо ловятся и у побережья. Живут там существа, похожие на людей, разве что кожей черны, которых издавна называют 'Стеклянные дети'. Из них получаются хорошие слуги, сильные, выносливые. Иногда, когда голодные года или смуты, то они сами выходят к кораблям, за едой. Особо ценятся те, кого берут ребенком. Вырастают преданными и хорошими рабами. С оружием они почти не знакомы, их правители издревле запрещают им брать в руки любой предмет, похожий на оружие. Сильны и выносливы. Одно жаль, что глуповаты и от холода умирают. Нам их климат тяжел, но наш климат им страшнее стократ.
  Я не сразу сообразил, что граф ведет речь о неграх-рабах. Ничего себе у них тут расовая политика. Гитлер, что ли, сюда провалился, после того как его русские до самоубийства довели?
  -А есть ли там какие-то государства?
  -Нет, какие там государства. Есть несколько крепостей, есть поселения, но немного, из тех, которым совсем уж некуда податься... Там очень опасно. Гигантские ящеры-людоеды, хищные птицы, акулы в водах, ядовитые растения, да и черные иногда вооружаются, стремятся покончить с пришлыми. Пытались основать несколько городков, да однажды приплывали, а города нет. Либо ящеры, либо черные. Империя потеряла там свой легион, в полном составе, только косточки нашли.
  -Интересное место. -Оценил я.
  -Скорее скучное и опасное. Интерес представляют лишь некоторые древние города. Когда-то там жили такие же люди, как и мы. Громадные и могучие королевства! Земля там для земледелия просто прелесть, часто вместе с рабами и землю везут... У вас в замке Королевский парк ей высыпан на клинок вглубь. Королевства жили себе жили, плавали по морям, строили города... Но потом что-то не поделили и за пару поколений извели себя полностью в страшных войнах. Там целые поля есть со скелетами людей и странных животных. Выжившие бежали на Север, да так тут и остались, растворились среди других народов, а сокровища свои оставили там, на юге. Вот иногда и собираются экспедиции... В последнее время никто и не ходит почти что. Все прибрежные города разграблены ещё сотню лет назад, а идти вглубь континента... Последний как раз из нашего королевства был, ещё при вашем дедушке. Барон Лото из Трех Холмов, с отрядом и слугами двинулся к Гнилым Зубам, так там горы называются, неделя пути по старой дороге в джунгли, нашли город, нашли там золото, да на обратном пути нарвались на гигантских ящеров. Только трое и уцелели, сам барон да двое слуг, у которых лошади быстрее всего бегали. Ящеры за ними не побежали, доедали остальных.
  Рассказ затянулся надолго. Я понимал, что, в общем-то, время зря провожу, но как-то не мог оторваться. Граф Слав рассказывал гораздо интереснее, чем мой прошлый преподаватель.
  -Муравьиное королевство основали беглецы, вроде бы из Рохни, а может, и вообще пираты. В те времена ничего на перешейке не было, и, достигнув его, беженцы остановились. Породнились с местными племенами, построили свою столицу. Потом оттуда потихоньку двигались обратно. Там места пустынные... Все оазисы заселили. Кроме кирпича и гранита, ничего там нету у них, рыбу в море ловят кое-как... Но желающих к ним хватает залезть, у кочевников из пустыни нет и того! Вот они и научились хорошо воевать и строить. Их крепости и дома самые прочные и долговечные. А войско одно из самых сильных. Как-то раз они собрались с силами, да и перебили всех кочевников из пустыни, перешли к горам поближе. Там мрамор и известняк, а ещё нашли богатейшие золотые копи! На том и остановились, больше ни с кем не воевали, а строили и преумножали богатства. Строительство для них... Ну, как для наших дворян охота или оружие. Даже дома бедняков построены ладно и крепко, из камня. Иное дело, что в таком доме может ютиться несколько поколений одной и той же семьи, но то уже иное... Хорошее у них королевство, спокойное. И народ очень спокойный, неторопливый. Жаркий климат не располагает к торопливости, Ваше Высочество.
  Граф налил себе вина, и продолжил.
  -Когда королевство Рохни объявили войну Муравьиному королевству и высадились на побережье, вот тут, -граф провел стилом по небольшому выступу около перешейка, -то весь экспедиционный корпус, полтысячи человек, вырезали за один день. Дворяне Муравьиного королевства в очередной раз доказали, что в строительстве они понимают, но и в войне они понимают не хуже.
  -А какие они, тамошние дворяне? -Против воли спросил я. Вспомнил, конечно, про посла Муравьиного королевства. Здоровенный, как бы не больше Сереги-большого. С таким в бою сойтись не хотелось бы.
  -Умны, хитры и неторопливы, как пустынная кошка. От просьбы не откажут, но и свою выгоду никогда не упустят. Надо помнить, гость для них свят, если уж в дом пустили, так и выпустят без обиды. А вот за околицей ты уже не гость, там всякое может случиться.
  Я вспомнил про наш Восток.
  -А если в доме остаться? Гостеприимный хозяин-то...
  -Ну, на хитрецов они давно управу нашли... Гостя кормить и обихаживать они только три дня обязаны, обычай такой, а потом либо с голоду помирай, либо добро пожаловать за забор дома, где тебя уже дожидаются.
  -Умно придумано.
  Слушал бы я графа всю ночь напролет, да пришел мастер Клоту, и сказал, что пора бы уже и до замка... А то здоровье моё может не выдержать!
  Принцессу Альтзору я встретил на выходе из парка. Она прогуливалась в компании трех фрейлин, девушек приятной наружности, но старающихся держаться блекло, и двух молодых людей. Причем один шел за фрейлинами, а второй, тот самый рыцарь Алор, которого я уже тут видел, шагал рядом с принцессой.
  Заметив меня, чуть склонился и что-то сказал, галантно так прикрывая рот рукой. Альтзора против воли хихикнула, фрейлины заулыбались, сопровождающий их парень, очень похожий на рыцаря Алора, отвернулся.
  Я с удовлетворением отметил, что у меня даже уши не вспыхнули.
  -Добрый вечер, Ваше Высочество.
  -Добрый вечер, Ваше Высочество. -Отозвалась Альтзора.
  Я посмотрел на рыцарей и фрейлин. Фрейлины намек поняли, быстро сделали книксен и попрятались за спиной Альтзоры. Второй рыцарь поклонился и пробормотал что-то, похожее на приветствие. Ну ладно, хрен с тобой, бревно ты невежливое, сойдет. А вот рыцарь Алор снова исполнил свой коронный фокус с поклоном.
  -Добрый вечер, Ваше Высочество.
  Учился он где, что ли? Если да, то тот курс явно с отличием закончил.
  
  
  Глава 3
  
  Хватит, довольно!
  Мне уже не больно
  
  Света
  
  А мой уровень физической подготовки вырос. Как-то незаметно все было, ни тут особо успехов нет, ни там. А потом как-то раз, скачком научился применять связки блок-удар, научился бить серией и правильно меч держать, и спарринги со мной превратились для Молчана из легкого времяпрепровождения во что-то более серьезное. Во всяком случае, если раньше он и десяток раз со мной сходился, то теперь уже три, четыре раза, да и все, хватит.
  Несмотря на большой опыт упражнений с мечом, чего-то Игорю-Молчану не хватало. Наверное, хорошего учителя, для которого холодное оружие было не способом убить свободное время, а непременным условием выживания.
  Вот и сейчас, тяжело отдышавшись после спарринга, Молчан лежал на полу и глядел в потолок.
  -Устал. -Выдал он. -Все. На сегодня без меня, я в сторонке посмотрю. Леша, а ты давно хотел показать что-то специфическое.
  -Что, например? Спросил Чеботарев, чуть оторвавшись от меня. Мы как раз готовились к тренировочному бою, Чеботарев выбрал боккэн, на этот раз с изгибом, толстый и тяжелый, тяжелей, чем обычно. Я взял обычный тренировочный меч, прямой. Так сказать, сравнить сильные и слабые стороны азиатского и европейского оружия на тренировке.
  -Показать... -Чеботарев задумался. -Ну, давай попробуем.
  Я отошел к стене, приготовился смотреть.
  Молчан с трудом поднялся, вынул тренировочный меч, встал в стойку.
  -Давай.
  Чеботарев хмыкнул, пожал плечами, подошел к Молчану и бросил того на ближайший мат, по пути отобрав меч.
  -Эй, как ты? -Молчан поднялся. -Такого уговора не было.
  -Не было. -Подтвердил Чеботарев. -Сам же просил показать что-нибудь, вот я и показал.
  -Так я не успел подготовиться! -Возмутился Молчан. -Это было не честно!
  -А где ты видел честного шпиона? -Удивился Чеботарев. -А ниндзя это именно шпион, хоть и средневековый, но шпион.
  -Хм, давай ещё, но только я готов буду!
  -Да давай... -Снова пожал плечами Чеботарев.
  Молчан принял из его рук тренировочный меч. Встряхнулся, повел плечами, снова встал в стойку.
  Чеботарев двинулся на него. Смотрел в глаза, и пер как танк на редут. Молчан стоял, поводя мечом, стоял, и вдруг как-то резко смешался, отступил назад, неловко перебрал ногами. В это время Чеботарев резко двинулся вперед, сократил дистанцию, вдвинул плечо в Молчана. Тот покатился по полу, неловко взмахнув руками, и снова потеряв меч.
  -Эх, психология. -Молчан покачал головой, поднимаясь.
  -Нет, не психология. Хотя, если разобрать с позиции психологии... Вот, к примеру, сейчас. Я к бою готов раньше, чем ты. И потому выиграл. А ты не был готов, и проиграл. Главное же концентрация. Если уж взял оружие в руки, то иди до конца. А эти ребята из Кога и Ига* всегда до конца шли, если уж за что брались.
  
  * - считается, что из уездов Кога и Ига пошли первые школы ниндзя - Кога Рю и Ига Рю.
  
  -Ну... -Протянул Молчан. -Так ведь и я готов был...
  -Я был готов раньше. -Сказал на это Чеботарев. -Причем много раньше тебя. Когда ты только взял в руки палку, я уже был готов и только и ждал того момента. Когда ты ожидал, что я нападу, я уже напал на тебя. Я был готов к бою на шаг раньше, чем ты, Игорь, и потому ты проиграл. Это как на войне. Всегда готов к бою, всегда собран, деловит и аккуратен, всегда оружие в порядке. Ты всегда должен быть готов к тому, чтобы пересилить, передумать, перемудрить противника. Всегда готов начать на ход раньше него. Всегда по сторонам смотришь, всегда анализируешь, где что. Где какой камешек не так сдвинут, где лишние люди прошли, где позиции для стрельбы удобные для тебя, а где - для стрельбы по тебе. Каждый день, каждый час, каждую минуту. А потом за пару секунд бой, в котором и решается, кто был лучше. И снова ожидание, подготовка до следующего боя. Как сжатая пружина.
  -Но человек же не пружина! -Сказал Молчан. -Так жить, крыша поедет!
  Чеботарев кивнул головой.
  -Потому и случаются... Разное. Кто-то водку пьет, тогда отпускает. Кто-то и похуже чем расслабляется. Кто-то лихачит, быстро становясь этаким рубахой-парнем, которому все по плечу.
  Я вспомнил про Серегу-большого.
  -Кто-то, наоборот, в себя уходит, привыкает. Таким потом в мирной жизни труднее всего...
  -Тяжела жизнь у шпиона. -Вздохнул Молчан.
  -А ты думал. Всегда надо быть готовым к неожиданностям.
  -Вот потому ты оттуда и ушел?
  -Наверное. -Пожал плечами Чеботарев. -Мне того, чем я сейчас занимаюсь, за глаза хватает.
  -Ага.
  Помолчали, как-то напряженно. Что же было между ними? Эх, жаль что Гюго нету, а то влез я между этих двух, которые друг друга, получается, давно знают.
  -Классно! -Сказал я. -А можно со мной так? Я тоже хочу!
  -Ну, с тобой-то уже не получиться, ты тоже ко всему готов! -Сказал Чеботарев. -Хотя, давай-ка попробуем, просто на мечах побиться...
  Я взял в руки тренировочный меч. Чеботарев встал против меня, поднял свой над головой вертикально вверх, держа рукоятку на уровне глаз.
  Поехали. Удар, я бью прямо, Чеботарев отступает и парирует, я пытаюсь взять на прием, но опять не получается, мой противник резко разрывает дистанцию, и атакует сам, целя мне в бок. Я в последний момент успеваю уйти в сторону, подставляя свой меч под удар, и тут же получаю от Чеботарева ногой под коленку, и валюсь на пол, на спину.
  -О так! -Сказал Чеботарев.
  Рано победу праздновал. Я закрылся своим мечом, и махнул им, стремясь зацепить ноги. Чеботарев не успел отскочить, неслабо получил по щитку, закрывающему голень, покачнулся, сделал шаг назад. Я подтянул ноги к себе, одной рукой уперся в пол и поднялся, прикрываясь мечом от атаки, и атаковал сам, снова. Ну, небольшая победа быстро обернулась поражением, первый же удар Чеботарев принял на меч, мягко спустил вдоль клинка, от чего я провалился вперед, теряя равновесие, и обозначил мне удар по шее.
  -Ну, вот.
  -Быстро. -Я потер шею. Прилетело не сильно, Чеботарев удар удержал, но чувствительно.
  -Во, пример готовности к бою. -Сказал он Молчану. -Всегда готов, хоть даже и на полу валяется, а все равно меня достать пытался. Был бы у него настоящий меч...
  -Это да. -Согласился Молчан. -Слушай, а ещё? Ну, что-нибудь интересное?
  -Ну... -Задумался Чеботарев. -Пошли, покажу. Только тссс! -Он прижал палец к губам. -И никому постороннему! Это лишь для синоби-но-моно, а ещё для военной разведки иногда...
  -Могила! -Подтвердил Молчан.
  Вышли за дверь, там две лестницы было. Одна шла вверх, на второй этаж школы. Вторая вниз, в подвал, к раздевалкам и душевым. Не очень длинная, но широкая лестница, сравнительно чистая.
  Чеботарев вздохнул, присел на корточки, и вдруг, рывком, прыгнул животом на лестницу. И так и скатился по ней вниз, как был, ничком, подпрыгивая чуть на ступеньках.
  -Ой мать твою! -Сказал я. 'Скорая', телефон нуль-три, а мобилка-то у меня в зале осталась. Надо бы...
  -Вот так. -Сказал Чеботарев снизу, поднимаясь. Вся футболка спереди в пыли, как и штаны. Но не переломанный ни разу. Отряхнулся, улыбнулся. -Ну, кто готов повторить-то? Игорь?
  -Мама-мия. -Сказал Молчан. -Это как же? Покажи... Только дай одену что-нибудь попроще, а?
  В самом деле, футболка и шорты Молчана ну никак не способствовали скоростному спуску по грязной лестнице.
  -Пошли обратно в спортзал. -Вздохнул Чеботарев. -Где-то там были брусья от тренажера, надо на них поваляться сначала, я покажу, что да как...
  Засыпал я как всегда, с плюшевым мишкой под боком... То есть с пистолетом Чезет-семьдесят пять, и парой полных магазинов к нему, приклеенных скотчем к груди. Чтобы родители не зашли случайно, пришлось на дверь замок городить, простенький, но со вкусом. Закрывается только с моей стороны, ключ - игольчатый, тонкий такой стерженек с прорезями. Если надо, то открывается на раз, любым длинным предметом. Но я влез в замок и немного его доработал, чтобы, если уж снаружи закрыт, то не открывался изнутри никак. Просто на всякий случай.
  А родителям наплел, что вот просто ручка понравилась, купил и в дверь вставил, красиво же.
  Итак, сосредотачиваемся...
  Ствол, ствол. Ты со мной, ствол. Ты и я - одно целое, и я проснусь утром, и ты будешь со мной, 'Чеззета' Семьдесят пятая... Нет, не так. Я проснусь там и ты будешь со мной, Че-Зет Семьдесят Пять, великолепное чешское изделие, привезенное сюда для черных и отвратных дел, но попавшее мне в руки, и теперь использоваться будешь ты для дел благих и добрых, кои есть защита шкуры моей. Будь со мной, о Че-Зет Семьдесят Пять, и я буду тебя холить и лелеять, смазывать лучшим маслом и заряжать только лучшими патронами, а ещё закажу золотые накладки на ствол в Гильдии Ювелиров! И закажу у мастера Лорина самую лучшую кобуру из настоящей акульей кожи, что только найдется... И вы, о магазины, полные патронов, тоже будьте со мной...
  Несмотря на усталость после тренировки, сон не шел. Пистолет начал давить на грудь, неудобно стянул кожу скотч. Ну да ладно, можно потерпеть. Закрываю глаза, и начинаю считать. Раз-Чез-Зет. Два-Чез-Зет...
  Где-то на сто сорок третьем я проснулся уже в другом мире, поводил рукой по груди.
  Нет, как и не было. Разве что такое ощущение, что кожу сводит как-то... Мать твою так, что же так больно-то? Скотч, зараза, пара кусков, а самого пистолета нету, как и не было.
  Проглотить, что ли? Блин... Выходить тяжело будет, однако. Как в том анекдоте про обезьянку, которая случайно проглотила бильярдный шар и теперь апельсины, прежде чем есть, сначала к заднице примеряет.
  К тому же, выражаясь ученым языком, антропометрические характеристики меня и принца разнятся. То, что я проглочу - как оно на принце-то скажется? Нет, надо пока что отказаться от столь экстремальных способов переноса.
  Но знать-то, как это получается, надо! Иначе ничего хорошего меня не ожидает. Вот как таскать туда и сюда разные вещи?
  Яркое солнце кольнуло меня через широкие щели в ставнях, пробежалось по полу, и уперлось узким лучом в стену шкафа. Скоро к нему добавился ещё один лучик, и ещё. И ещё один. Было довольно свежо, жаровни в комнате еле курились, и я был весь закутан в теплое шерстяное одеяло. Выходить из тепла на холод очень не хотелось, но надо, надо начинать день новый!
  Встал, оделся, ударил в бронзовый гонг. Просыпайтесь все, принц же проснулся!
  Первым явился мастер Клоту.
  -Ваше Высочество.
  -Да, мастер. Сегодня я снова себя великолепно чувствую.
  -Я рад, Ваше Высочество. Сегодня у вас снова прогулка?
  -Да. Эй, вы, там! Готовьте мою карету, скоро поедем. Как там Виктор? Ждет ли уже?
  -Да, Ваше Высочество. Я взял на себя смелость провести его в замок и распорядиться насчет завтрака...
  -Хорошее решение! -Одобрил я.
  Взгляд мастера Клоту вдруг остановился на моей груди.
  Ох, чтоб тебя так. Там же скотч ещё остался, надо было его сразу содрать!
  С надменным видом я запахнул рубашку. Лекарь покрутил головой, но ничего не сказал.
  Ну, какие у нас планы на сегодняшний день-то? И вообще какие? Что за дела у меня есть, которые тут надо закончить?
  Вообще-то, мучила меня одна проблема, причем сильно и давно.
  Надо быть честным перед самим собой, я тут готовлю революцию. Да-да, её самую. Надеюсь, что не типа нашей, с расстрелом всей царской семьи и кровавой гражданской войной потом. А какой-нибудь бархатной, когда заснули при королеве-матушке, а проснулись уже короле-батюшке.
  Беда в том, что, даже прочитав несколько статей о события 17-ого года в моем мире, в моей родной стране, я специалистом не стал. Для этого требовалось бы читать умные книги с год, а потом ещё и уметь отличить, где умная книжка, а где 'Ленин в октябре' или хруст французской булки.
  Азы революции - это народные массы, которые в нужный момент пойдут свергать царя. Что я о них знаю? Да вижу из кареты, когда по городу катаюсь. Страшно узок мой круг и страшно далек я от народа!*
  
  * - цитата из статьи В.И. Ленина о декабристах в статье "Памяти Герцена". "Чествуя Герцена, мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала - дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию'.
  
  Знаю, что налогами задавлены, знаю, что крестьяне ко мне идут, несмотря на то, что королева их к себе просит, знаю, что к принцу тут снисходительно-дурашливое отношение, вспомнить хотя бы сценку на площади, ещё в самом начале, когда меня приветствовали известным жестами типа 'отруби по локоть'. А ещё и были отдельные фразы Вихора, уж о-очень мне напоминающие какую-нибудь маевку рабочих Путиловского завода из коммунистического учебника истории... О-очень неприятные для меня симптомы! Пролетариат поднимается, все эти подмастерья городских гильдий, они кто есть, как не пролетариат? Как известно, при пролетарской революции оставлять в живых дворян не принято. Оканчивать свою жизнь в подвале какого-нибудь местного Ипатьевского* дома или в Алапаевских шахтах** по вине дуры-королевы как-то не хотелось.
  
  * - место казни царской семьи в России.
  ** - место казни членов дома Романовых (на следующий день после казни царской семьи). Тела их были сброшены в шахты неподалеку от города.
  
  Короче, надо знать, что происходит вне дворца. И, желательно, без фильтра в виде графа Слава, барона Седдика, моей охраны либо кого-то ещё. Вот просто знать. Учитывая результаты предыдущей миссии... Надо обратиться к специалисту, единственному мне известному. Но держать его под контролем, и, если надо, прервать экскурсию.
  Вихора я встретил утром в коридоре. С унылым лицом тот возил тряпкой по рыцарским доспехам. У его ног стояло деревянное ведро с темной водой, на краю которого были уложены ещё три тряпки.
  О, какая хорошая-то у меня встреча. А я думал, что вечером только искать придется. Ну, будем сейчас решать вопрос...
  -Мастер Клоту, встречаемся внизу. Кажется, я в комнате что-то забыл...
  -Да, Ваше Высочество. -Мастер Клоту двинулся дальше, пажи обогнули ведро и Урия. Я сделал несколько шагов обратно, и потом вернулся. Прошел мимо, как бы не замечая трудящегося ростика, а потом сделал шаг назад.
  -Вихор слушай меня.
  -Да, Ваше Высочество. -Ответил мне Урий, не прерывая работы. Пыльные доспехи покрывались влажными разводами грязи.
  -Устрой мне прогулку по городу. В одиночку, без охраны. Ты да я. Финансы с меня, с тебя общение с народом. Представишь меня как...
  -Да ты что! -Вихор едва тряпку не выронил.
  -Ну а что тебя смущает? Оденемся попроще и пойдем по своим делам... Выпрошу для тебя какую-нибудь должность непыльную... И пойдем. По Рынку пройдемся, в Мойку заглянем...
  -Ввв... Серый. Нельзя в такие места в одиночку ходить! Там тебя никто в лицо не знает, быстро в рабские бараки загребут! Опоят отваром, и увезут... Торгаши, они на голову слабые, но когда такие деньги по улицам просто так, без охраны гуляют, то соображают быстро.
  -Вот невезуха... -Я задумался. -А если в Нижний город?
  -В Нижний тоже опасно, сейчас три корабля из Империи стоят в порту, наемники по городу шарят, детей ищут. Два золотых ребенок стоит, мальчик, если здоровый. Да и за взрослого хорошо дадут. Вольют в глотку отвара, и все... Тут даже взрослые меньше чем впятером не ходят! Через недельки две, как снег ляжет, порт закроется, можно и погулять будет, а пока что опасно слишком!
  -Понятно. -Стану королем, ой точно развешу работорговцев около их же бараков. Что ж такое, в городе командой ходить приходится! -Ладно, тогда давай, до вечера. Что из города принести?
  -Да не, не надо ничего, есть на сегодня все. Разве что свечей не достает...
  -Найду. Давай. Не перетруждайся только сильно.
  -Не буду.
  Ждан и Волин давно гоняли друг друга тренировочными мечами, миг, и мы с Виктором присоединились к ним. Лана, как всегда, сидела на ветке дерева, держа на руках большого пушистого кота рыжей масти. Кот щурился, глядя на бойцов.
  Вот, кстати, тоже странно. Имена земные, обычаи даже земные, время тут в семидневьях измеряется, и даже животные тут земные совершенно. Но это же другой мир, откуда тут...
  Бам-ц! Тренировочный меч не сильно, но больно стукнул меня по шее.
  -Задумываться после будешь! -Сказал барон Седдик.
  Как это, не сильно - но больно? Было бы сильно, не было бы больно, голова б оторвалась на фиг.
  Откуда-то с краю хихикнула Лана.
  Я поднял меч в позицию, направил острие на своего учителя.
  -О так! Снова, поехали!
  У себя, в своем мире, я никогда бы не предположил, что мечом можно выделывать такие штуки. Нет, 'Три мушкетера' и 'Айвенго' посмотрел я в свое время, как и 'Робин Гуда' забугорного, но там все драки с мечами ненастоящие какие-то.
  
  * - Робин Гуд, принц воров. Фильм 1991 года, с Кевином Костнером.
  
  Даже с Молчаном и Чеботаревым поединки не такие напряженные. Барон Седдик просто вынимает душу, вкладывая на её место умение владеть своим телом. И ещё притрамбовывая сапогом, чтобы побольше поместилось.
  Очень интересный вопрос, передается ли что-то между моими телами? Судя по некоторым намекам, таки передается. В Рязани я дрался уже с навыками отсюда, да и сюда чуть взял от Молчана и Чеботарева. Тогда, на встрече язычников, сильно меня погоняли, чему-то хоть научили. Без этого тут тяжелее бы пришлось... Ой!
  -Говорю же, думай о бое!
  Пришлось дальше думать. Барон наседал, как и всегда, атакуя меня из самых неожиданных позиций. Его меч, как жало пчелы, прорывался через мою хлипкую защиту и жалил, жалил, жалил. Легкие тычки, то в грудь, то в руки. Не сильно. Вот если б Седдик заметил, что я начинаю халтурить или лениться, или о чем-то ином думать, то мне досталось бы очень не слабо.
  Пару раз получилось поймать меч учителя и отбросить в сторону, а потом ткнуть его своим мечом в грудь или в живот. Седдик хмурился, говорил, что недостаточно быстро и недостаточно сильно. Ох чую, что снова мне придется камни носить.
  Есть тут такое упражнение. Гантелей тут нет... Кстати, а надо придумать, а то погрязнем в дикости! Вот, если гантелей нет, то дают в руки камешек, кило так под двадцать, и им надо выделывать разную акробатику. То от себя отводить на вытянутых руках. То за плечи, поднимать-опускать. То просто на силу, лежишь на спине, и вверх-вниз... Удобный такой камешек. У меня после него даже живот болел с чего-то, никогда так в зале не было, в реальном мире, я имею в виду. Но и руки укреплялись здорово.
  Барон Седдик, несмотря на то, что ни разу в жизни не видел культуристского зала и не знал, кто такой Арнольд Шварценеггер и Джо Вейдер*, знал о человеческом теле все. Ещё бы, я как подумаю, сколько он народу порубил... Тут рано или поздно станешь спецом по человеческой физиологии и анатомии.
  
  * - Джо Уайдер, или Джо Вейдер - известный тренер, основатель Международной ассоциации бодибилдеров. Известна его книга 'Система строительства тела по Джо Уайдеру'.
  
  В последний раз барон выбил меч из моих рук, легко, походя. Я не растерялся и бросился вперед, стараясь подхватить учителя за ногу и перебросить через себя. Не получилось ничего, конечно, на пути у меня сначала возникло колено, а потом затылка коснулся черен тренировочного меча.
  -Попытка хорошая, но исполнение слишком медленное. -Сказал на это мой учитель. -Ну, теперь у тебя хоть что-то получается. Пошли.
  -Куда? -Тупо спросил я.
  -Пошли, пошли. Не скажу, что пришла пора тебе обзавестись настоящим оружием, рано ещё, но поглядеть на него давно пора.
  Тренировались мы в зале. Барон снял с шеи шнурок с длинным зазубренным стержнем, воткнул в стену, пошуровал там. Что-то громко клацнуло, и открылась неприметная дверь справа от входа. Если не знаешь куда смотреть, то не сразу и поймешь...
  Так я оказался в оружейной.
  Ну, тут много что было. На деревянных подставках горизонтально лежали мечи. Не очень друг от друга отличались, все как один прямые и примерно одинаковой длины. Под некоторыми мечами уложены ножны, тоже совершенно простые. Хотя нет, вот и кривые клинки. Примерно такие же, как и граф Дюка носит.
  -Это оружейная. -Сказал барон. -Что мне в руки попадало, то и сюда приносил. Вот это наши мечи, прямые. -Седдик показал на что-то, похожее на большие, полутора метров длиной, ножи. Штуки три таких, некоторые прямые, а лезвие у некоторых утолщается к концу, как бы играет. На некоторых гардах даже клеймо, грифон.
  -Ну, такие ты тут часто видел. Вот это, -он показал на клинки, примерно такие же, как и у нас, но более широкие и короткие, -имперское оружие легионеров. Меч хороший, если б ещё был из хорошего железа сделан. Это беда в Империи, у них железа хорошего отродясь не было, на всех их землях...
  Не впечатлило. Больше всего похоже на гладиусы, мечи римских легионеров. Вот если бы кто умудрился скрестить большой боевой нож и римский гладиус, то так бы и получилось. Железо не очень хорошее, но рубать чем-то надо! Вот и делают такие поделки.
  -А вот это сабли степняков... -Барон остановился около подставки с тремя саблями, друг над другом. Две примерно одинаковые, а одна подлиннее, побогаче. Простенькие сабли, гарда перекрестие обычное. У той, которая подлинее, перекрестие украшено тонкой металлической гравировкой, да и хват её можно сделать двумя руками, места на рукоятке хватает.
  -Ханская. -Осторожно смахнул с неё пыль тряпочкой барон. -Ох, и тяжело она нам досталась...
  А вот это что-то похожее на то, что называют 'катаной'. Нет, ну просто один в один, длинная рукоять, лезвие со слабым изгибом, заточка с одной стороны... Ну-ка, интересно, что же это такое-то? Неужели что-то самурайское?
  -Это сабля Империи, такую носят их капитаны. Простым легионерам не дают, разве что уж совсем отчаянным рубакам, как императорскую милость. Стоит как хорошая деревня.
  -Вот это старый меч наших предков, их ещё можно встретить в горах. Таким же владел король Мург. И неплохо владел. Он был одним из лучших мечников королевства.
  Ого, двуручник. И все, как в книжке читал, двойная гарда, после широкого перекрестья 'кабаньи клыки', а металл между ними не заточен. Меч даже на вид толстый, крепкий. Кольчугу таким прорубить запросто. Что-то я читал, что такие мечи не просто так были сделаны. Им прорубались через строй врагов, или отрубали наконечники вражьих пик. Надо будет у Молчана проконсультироваться.
  -Вот это Рохни.
  Самый лучший клинок! Прямой, на палец уже, чем наши, Соединенного королевства, и на ладонь длиннее. Лезвие ромбическое в сечении, исключая кровосток, они же долы, вроде, да? На две трети лезвия идут. Металл с чуть голубоватым отливом, клинок листообразно сужается в кончик. И заточка видна, крупными зубчиками.
  -Не очень хорошее оружие. -Охарактеризовал клинок барон. -Хотя и прочный... Сталь у них самая лучшая, да вот оружейники плохие. И воины тоже не очень. Эту привез ещё мой дед, а рядом кольчугу видишь?
  Я видел. Кольчуга, такая же, как и везде тут, но пропоротая на боку, длинная резаная дырка, кольца тройного плетения разошлись.
  -А ещё доспехов у вас нет? -Почему-то сорвался на 'вы' я.
  -И доспехи есть... Чуть дальше. Думаю, что давно пора тебе уже подобрать кольчугу... Лана! Ну сколько тебе раз повторять, не заходи в зал...
  Я оглянулся. Ну да, Лана. На руках у неё давешний котище, обреченно свесил лапы вниз, на меня смотрит и глазами сверкает. А девочка тоже глазами сверкает, смотрит на мечи.
  -Папа, ты обещал!
  -Дочь! -Суровое лицо барона чуть разгладилось, но тут же собралось снова. -Я же просил, не заходи сюда.
  -Но, пап, ты же тут! Дверь была открыта, я за Пушистым прошла. А Пушистый за мышкой побежал.
  -С каких это пор мыши завелись в тренировочном зале? В любом случае, отпусти Пушистого, пусть продолжит свою славную охоту. И иди к маме.
  -Пап, я посмотреть хочу, можно?
  -Ты уже так много...
  -Ну пожалуйста! Ты же сейчас для принца доспехи будешь выбирать? Настоящую кольчугу? Пап, ну дай посмотреть!
  -О Светлые боги, Лана! Почему же у всех девочки шьют себе платье и мечтают о свадьбе, а твои мечты о острых клинках и битвах? За что мне такое наказание?
  -Это потому что у меня мама не какая-нибудь неженка городская, а степная женщина! Которые в бою прикрывают спину своему любимому! С луком и стрелами, а то и с настоящим мечом! А как я буду защищать спину любимому, когда у меня даже деревянного меча нету?
  -Ох, Лана, дочка... -В голосе барона Седдика слышалось очень много, и главное из того, что в современных городах нет нужды защищать спину любимому, для этого есть верные друзья и городская стража, а женщины должны сидеть за крепкими крепостными стенами, прясть там или вышивать... Чем там Альтзора занимается? Вышивает рыцарские картины почем зря. Ну, или поместьем управлять, но это в крайнем случае! Да вот только было то говорено-переговорено уже много раз, как я понимаю.
  И потому барон только вздохнул.
  -Хорошо, побудь пока что, погляди... Эх, горе ты моё.
  -Пап, ты не прав, я не горе - я счастье! Мне мама так говорит!
  -Счастье, счастье конечно! -Большой барон Седдик, децимал Пограничной стражи, один из лучших фехтовальщиков этого королевства, ласково обнял за плечи свою дочку, осторожно-осторожно. -Гляди, да только молчи и не мешай! А ты, Седдик, клади деревяшку на пол и иди сюда. С сегодняшнего дня в кольчуге будешь тренироваться...
  Я услышал завистливый вздох Ланы.
  Кольчуга легла на плечи как родная, сразу пригнула к земле. Кило восемь будет, а то и больше. А если и поддоспешник учесть, то и все десять будет.
  -Вот так. -Сказал сержант, затягивая пояс, и покрутил меня, как грушу, туда-сюда. -Вот так кольчуга носится. А теперь пошли в зал обратно, буду тебя удары учить принимать. Руки б твоим учителям оторвать, только пьянствовали да... -Барон оборвался, посмотрел на дочку. -Короче, руки оторвать. Лана, в зале подожди с Пушистым, и дверь прикрой.
  -Но, папочка, как же...
  -И не спорь с отцом! -Барон сказал мягко, но много решительнее.
  Первый же удар я пропустил, самым позонным образом. Прилетело мне в бок, я аж скривился, покосился... Ребра стрельнуло резкой болью, как будто получил резиновой дубинкой. Было так однажды, на дискаче этом проклятом, 'Васильке', когда пьяный студент приволок с собой раскладную дубинку-выкидушку и заехал мне по ребрам. Студента, конечно, смяли, отволокли проспаться в отделение. А наутро он уже ничего и не помнил. А ребра у меня болели ещё с неделю.
  -Больно ж!
  -Терпи! -Сказал барон. -Это не очень сильно ещё. Когда мечом бьют, ещё больнее бывает.
  Второй раз. Блин, больно-то как. И вроде на ногах стоишь, а почему-то загибаешься большим таким вопросительным знаком.
  -И что тебя в детстве не учили-то? -Спросил барон. -Как врагов рубить будешь? Светлые боги, ну что же такое-то? Смотри, удар вот так принимать надо, а не стоять истуканом!
  -Тяжело в учении - легко в гробу! -Я выпрямился. -До конца давай!
  -Теперь готовься. Готов?
  -Да... Ух! -Больно не так, но ощутимо все равно.
  Ещё два удара прошло полегче, но все равно, я теперь уже совершенно другими глазами буду на бой в кольчугах. Больно это, удары пропускать! Лучше парировать мечом, а если уж попало, то ничего хорошего в том нету. Синяков не оберешься, а то и свалишься прямо посреди сражения, и вторым ударом тебя прикончат.
  -Вот так. -Услышал я как с другой планеты. Что, бить больше не будут, нет? -Снимай теперь все, и одевай заново, уже сам. Снимай, мне надо видеть, что у тебя с плечами.
  Ничего такого с плечами. Синие они, плечи, стали.
  -А хорошо ты стоял. Виктор после третьего удара вообще свалился...
  -Ага... -Скептически ответил я. -Так он и больше, ты его сильнее лупил!
  Барон широко улыбнулся.
  -Ничего не скроешь! Стой, не двигайся... Вот это бывает, когда поддоспешник на рубашку одеваешь. -Складки рубашки отпечатались у меня в теле синими полосами. -Снимай рубашку. И кольчугу подгонять тоже надо! Подгонять и подгонять... Эх, оружейника б хорошего, да где их теперь-то возьмешь-то в Ильрони? Сами справимся. Одевайся заново, пошли в зал. Сделаешь два прохода, в кольчуге и поддоспешнике. Да и все на сегодня, а то обед стынет, а дочка моя все больше и больше хочет оружие в руки взять... Не дело то.
  -Почему? -Как-то глупо спросил я.
  -Да потому, что я учить её не смогу правильно, как вас, я жалею её, волей или неволей. Дочка она моя. А учить наполовину, так это Светлых богов гневить! Пошли, пошли. Нечего отлынивать, не больше ста вздохов должно между упражнениями, а мы с тобой уж долго языками машем, а надо бы мечом...
  -Ваше Высочество. -Приветствовала меня баронесса Ядвила. -Рада видеть вас в нашем скромном доме. Откушайте, чем Светлые боги одарили...
  Фрукты какие-то разные, мясо, чуть хлеба, совсем чуть. Потому что от мяса растут мышцы, от фруктов появляется реакция и скорость, а от хлеба - большое пузо. Вот такие вот простые верования средневековой диеты.
  Ел я осторожно, после такой набивки больновато было. Мышцы измученные спрашивали 'за что, хозяин?' ну и что я мог им ответить? Учитесь пока учат, а то потом поздно станет!
  -Ваше Высочество, а вы задумывались о том, что ваша свита непозволительно мала? -Вдруг сказала баронесса Ядвила.
  -В каком смысле? Охрана, мастер Клоту, Виктор, Волин, Ждан...
  -Этого мало. Ваше Высочество. Ваша свита должна быть как можно более разнообразнее, чтобы по суждениям их иметь представление о ситуации в королевстве.
  -Предлагаете мне набирать в свиту крестьян?
  -Нет, что вы, Ваше Высочество. Молодые люди из хороших семей - вот ваша свита. В том числе не отказывайтесь от виконтов... Графине Нака это может не понравиться, а личность она... Многогранная в своих странностях. Чего стоят только её детские поселения...
  -Что за детские поселения?
  -Графиня Нака некоторое время назад решила, что негоже детям жить во грехе с родителями, а надобно наиболее красивых и способных детей воспитать в закрытой деревне как подобает. Дабы страсти и злодеяния родителей не смущали чистые, безгрешные души.
  -Интересная идея. -Что-то помешало мне сказать 'достойная'. Наверное, личность графини Нака.
  -Да, так и есть. За счет продажи этих детей графиня прикупила себе пару соседних баронств, обеспечив своему графству выход к реке.
  Я едва не плюнул.
  - Считается не очень правильным разлучать семьи при продаже, хотя у нас, в отличие от Империи, подобное в законе не прописано. -Продолжила баронесса. -Но я отвлекаюсь. Могу ли я взять на себя смелость познакомить Ваше Величество с некоторыми интересными людьми? Вот, например, виконтесса Предгорья Аля. Или Закатная маркиза Нина, которая только недавно вернулась из Рохни. Или графиня Чи, дочь старого графа Шотеция... Хотя её я бы не рекомендовала допускать в ближний круг, репутация у неё оставляет желать лучшего. Все эти слухи про неё и племянника графа Лиордана, имперского посланника... Графиня Нака её не переваривает, кстати. Или, вот... Думаю, что Ваше Высочество зря игнорирует жизнь света. Балы, охота... Дипломаты опять же. В городе есть посольства, и послы охотно выходят в свет. Да и общение с мастеровыми не стоит ограничивать одним мастером Виктором, Гильдия мастеровых будут рады видеть Ваше Величество... Как и Гильдия купцов.
  -Но я ж и танцевать-то не умею!
  Баронессу как пыльным мешком стукнули.
  -Вот это да... -Протянула она. -К чему ж эти занятия и накопления знаний о других странах и городах...
  Вот интересно, откуда такая вежливая бабушка знает, чем это мы там занимаемся с графом Славом? Не так уж много времени-то и прошло.
  -Когда ты не можешь с ними общаться? Где, как не на светском балу можно познакомиться с важными и серьезными людьми? Да-да, Ваше Высочество! Это графиня Нака на балы и приемы ходит как на праздник, наряды показать да свое почтение к Светлым богам, а умные люди знают, что не для того они предназначены, а для встреч, знакомств и переговоров! А уж никак не для сношения всех смазливых фрейлин по углам, как вам сейчас кажется!
  Я чуть не подавился. Баронесса употребила другое слово, у нас бы оно к казарме подошло, а уж никак к бабушке, которая мне в бабушки... Простите за тавтологию... Годиться.
  -Двор ещё не настолько обнищал, Ваше Высочество, чтобы не обеспечить наследника. К тому же, королева будет рада... Она любит балы! Сейчас подумаем. Бал... Нет, не то. Большой бал будет в седьмой день весны. Солнечные Танцы. Турнир... Тоже не то, зима сейчас началась, мало кто приедет, да и готовить его долго. Я бы рекомендовала все же просить королеву о королевской охоте. Заодно и на людей поглядите. Может, кто-то по душе придется...
  Нда, вот мне и свиту собирают.
  Соглашаться или нет?
  Что будет делать королева, когда узнает, что я мало того что кучу народу вокруг себя собрал, так ещё и стал среди народу чуть более популярнее, чем она сама? Меня ж из замка не выпустят потом. А мне надо ещё и к мастеру Виктору ездить, смотреть, что у него происходит, и про тренировки с бароном Седдиком не забывать, и про троицу юных рыцарей, Виктора, Волина и Ждана...
  -И также я предложила бы вам подумать о том, чтобы пожить одному, Ваше Высочество. Зимний замок династии Шеен ещё пока что не продан графом Лургом, а привести его в порядок будет не очень дорого стоить...
  -Очень хорошее предложение, баронесса. Но вот что же скажет на это королева?
  -Не думаю, что согласиться сразу. -Вежливо улыбнулась мне баронесса. -Дети для родителей всегда остаются очень маленькими, Ваше Высочество... По себе сужу, для меня Седдик разве что ростом стал больше, а я все никак не могу привыкнуть, что он уже давно не мальчишка, который яблоки в саду из пращи сбивал. Но, думаю, проблему решить можно. Надо только её хорошо обдумать. А то барону Алькону довольно неудобно добираться в город... Да и Ваше Высочество сможет потренироваться в управлении небольшим двором, как раз под вас.
  -О, это и в самом деле хорошая идея! Только я бы не хотел отдаляться от города очень уж надолго!
  -Вот не беда, мастера Виктора с собой можно взять, а все, что нужно, подвезти туда. Не знаю уж, что за вещи вы там творите, сын мой отмалчивается, значит и мне, старой, знать не надо, но не думаю, что те же вещи нельзя сделать в зимнем дворце Шеен. А заведовать охраной можно поставить лейтенанта Лурга. Граф Слав с ним таки договорился...
  -Договорился?
  -Да. Трусоват ваш лейтенант, что уж там скрывать... Что за времена настали, таких людей не то что в охрану принца, таких людей вообще с собой рядом держать нельзя!
  -Мы не всегда можем выбирать тех людей, с которыми мы рядом, баронесса. -Несколько велеречиво ответил я.
  
  
  
  
  В замке меня ждал барон Гонку с рассказом об Империи.
  -Империя возникла вокруг древнего города, название которого утеряно в веках. С тех пор, как первый Император обнес город большой стеной и собрал первый свой легион, прошло больше тысячи лет.
  -Сколько-сколько?
  -Больше тысячи лет, Ваше Высочество. Запишите... С тех пор Империя знала и взлеты, и падения. Несколько раз ее сотрясали дворянские мятежи, однажды была долгая крестьянская война, два раза воевала со Срединными странами, а однажды степняки захватили столицу. Но Империя неизменно поднималась из пепла. Населяют её самые разные люди, от уточненных южан до грубых и невоспитанных северян. Но ядро Империи, старые её земли, объединенные под властью первых Императоров много сотен лет назад, всегда едино вставали против всякой опасности. Даже во время мятежей они выступили единым фронтом против окраин.
  -И кто победил?
  -Законная власть, Ваше Высочество. Двадцать лет воевали, пока не убили последнего узурпатора, и на престол не взошел новый Император... Вы отвлекаетесь, Ваше Высочество! Запишите...
  -Политика Империи тоже менялась. Сейчас Империя переживает период расцвета. Ремесла, науки, города... И армия тоже. Империя снаряжает исследовательские экспедиции, основывает новые торговые фактории. Мы, как вы знаете из уроков географии, находимся на очень важном торговом пути. Две трети кораблей, которые следуют через нас, идут из Империи или в Империю. А треть так и вовсе имперские.
  -Вы долго жили в Империи, барон? -Спросил я, лишь бы прервать этот пономарь. Нет, интересные вещи барон рассказывает, но таким тоном... Прав я был, когда предложил ему книгу написать. Читать-то это было бы гораздо интереснее, заснуть можно в любой момент... Задумавшись, я пошевелился неловко и зашипел от боли. Синяки как раз начинали всерьез болеть, все больше и больше. К вечеру болеть будет ещё сильнее, а завтра точно не разогнусь. Тут не разогнуть. Вот интересно, а что у меня будет в том мире-то, который Земля?
  -Десять лет, Ваше Высочество.
  -Долго! -Оценил я. -Что же привело в её пределы?
  -Жажда знания. -Просто ответил барон. -Всегда меня интересовало, как живут люди в других странах и городах.
  -А почему же не отправились южнее?
  -Климат, Ваше Высочество. Муравьиное королевство древнее и красивое, да вот только жару я переношу много хуже, чем холода. А в Империи климат мягкий, приятный.
  -Да? -Обрадовался я. -Я тоже, скажу честно. Барон, а расскажите, как там оно вообще, как вы туда приехали? Долог ли был путь?
  -Через Предвечную, Ваше Высочество.
  -Что больше всего понравилось?
  -Города у них очень хорошие. Чистые, большие. У них канализация не как у нас, в прикрытых ямах, а в тоннелях под землей, все стекает в специальные ямы, где гниет, а потом идет на удобрения. Как только одна яма переполняется, то перекрывают и направляют ко второй, а первую в это время вычерпывают... Там очень умно сделано, то, что попадает вглубь ямы, осаждается там. А из неё сливается лишь то, что сверху, чистая вода.
  -Обалдеть! -С восторгом сказал я. Конечно, обалдеть, примитивная сливная очистная система, вроде бы так называется у меня в мире? И вот интересно, там можно найти селитру для пороха? А то у мастера Виктора никак не получается новые ямы раскопать...
  Барон прям расцвел, как эта самая Империя.
  Ну, практический урок, как завести полезные знакомства. Мало-помалу барон оттаял, и рассказал мне довольно много. И про Империю, и про людей. И про их Императора, который в некоторых случаях ещё похуже наших китайских, а в некоторых проще, чем Боря Ельцин, тоже может оркестром подирижировать. И про дуэли, которые в Империи проходят по строгому кодексу, и одному дворянину нельзя больше трех дуэлей в год проводить. Про огромный храм Тора, бога-покровителя Империи, что высится десятками этажей, а по ночам пылает ярко, как бриллиант в короне Императора. И про имперских наемников, особую касту, которая продавала свои мечи по всему миру, отличалась феноменальной верностью нанимателю, но никогда не забывала и про свою родину. В одном городе Империи было выстроено то, что я бы назвал 'штаб-квартирой' наемного войска. И мы, Соединенное Королевство Ильрони и Альрони, тоже вовсю пользовались их услугами, особенно сейчас.
  Короче, передо мной вырисовывалось сильное, мощное государство. Направленно на захват торговли прежде всего, а потом и земель тоже. Воинственная аристократия, которой некуда девать свой пыл, раздутое войско, которое тоже куда-то надо девать, немаленький флот, множество мастерских и крестьянских хозяйств, управляемых дворянами. И самое главное, государство это не только имело силу, но и не стеснялось её применять по поводу и без.
  Страны окрест, хотя и имели войска, и все скопом могли доставить Империи неприятности, были разобщены и как-то привыкли так жить. То Империя себе что-то отхватит, а то окрестные королевства от неё кусок оторвут, такой вот взаимообмен каждый период взлета-упадка. Лет пятьсот назад вроде бы как решили имперцы дойти до Последнего моря*, да что-то не заладилось у них, отступили, территории забросили, и провинции вскоре забрали суверенитета столько, сколько смогли**.
  
  * - см. Чингисхан.
  ** - 'Берите суверенитета столько, сколько захотите' - приписывается Б. Ельцину, сказанную им во времена развала СССР.
  
  Интересно, короче. Хотя я бы предпочел услышать продолжение рассказа графа Слава про мурашей, осталось у меня несколько вопросов... Но, тем не менее, я решил, что сначала надо разобраться с Империей. Муравьиное королевство пока что в наши дела не лезло, а Империю опасался не только барон Седдик, но и граф Слав.
  Кстати, а что там королева-то делала, так жила долго?
  Уснул я на спине, чуть ворочаясь и шипя от боли. А холодненькая такая золотая монетка устроилась на правом плече, чуть полегче было.
  Дикое пиликанье будильника меня разбудило. Проснулся, минуту лежал, глядя в потолок.
  Ну, вот! Ствол только отклеить... Минуту, а где скотч-то? Пистолет вот на боку валяется.
  Риск большой так спать. Хотя и предохранитель тут не чета ИЖ-71, и патрона в стволе нет, но все равно, не по себе как-то, оружие все же. Быстрее б он в тот мир перенесся. Уж больно опасно дома его хранить! Если не получится ещё неделю, то прячу его надежно, в стену рядом с батареей. И замуровываю раствором. Так тоже опасно, конечно, но не найдут при поверхностном обыске.
  Убрал пистолет в кровать, попробовал сдвинуть её. Нет, не сдвигается. Эх, молодцы эти ниньзя... То есть ниндзя. И Чеботарев тоже молодец, рассказал да показал, как надо прятать вещи. Вроде бы на виду, но случайный человек не залезет. Родители в мою комнату заходят, конечно, но в кровать-то они в последнюю очередь полезут, у меня там постельные принадлежности, а кровать я сам себе перестилаю, вот как и сейчас...
  Встряхнул одеяло, чтобы застелить кровать, и запустил в стену золотую монету. Та звякнул, отрикошетила и кругляшом покатилась под дверь, в коридор. А он у нас общий-то! Все двери в него выходят, и второй комнаты, и кухни, и ванной с туалетом... Вот как раз на кухне сейчас, с утра, мама моя должна быть!
  Какая-то часть внутри меня замерла, а какая-то часть сделала все автоматически. На фиг простыню, на фиг все остальное, открыть дверь и прихлопнуть монетку ногой.
  -Привет, мам, доброе утро!
  -Ну, доброе утро! Это у тебя в фирме так научили ногами дверь открывать?
  -Да нет, это я поскользнулся... Устал просто вчера, ноги не двигаются, руки не двигаются... Экзамен был.
  Под подушкой стопы я ощутил монету, стал ногу двигать к себе, р-р-раз, и нога у меня в комнате...
  -Ой, поскользнулся. Лан, мам, я ещё посплю, мне ещё часик можно...
  Мама-мия, что-то у меня получилось!
  Теперь вот только надо не залететь, когда золото сбывать буду. И цены, цены узнать - сколько же я за монетку получу?
  И самое главное, как часто я их смогу таскать-то?
  
  
  Глава 4
  
  Если хочешь дальше жить
  Тренируйся!
  
  Песенка на мотив 'если хочешь быть здоров'
  
  
  -Мастер Виктор. -Мы с мастером беседовали в его мастерской. Сказать, что я был зол, это, наверное, мало. Эта граната могла отправить меня прямиком на местные небеса, прям на взлете славы и карьеры. -Мастер, огненные веревки оказались негодны. Мы едва не угробились.
  -Ваше Высочество! -Мастер сделал попытку рухнуть на колени, но я его успел удержать.
  -Вашей вины пока что не ищу. -Сказал я. -Но впредь призываю быть осторожнее и проверять все по три раза. Из каждой партии выбирайте по одной веревке и жгите... Если быстро горят, то это может для нас стать роковым. Если горят медленно, то это тоже опасно. Нужно то... Что горит именно столько времени, сколько мне нужно.
  Нет, я, конечно, не хотел делать такие примитивные бомбы, которые поджигаешь да бросаешь. Но другого пути пока что не видел. Думать-то на будущее надо. Задумки по изготовлению простейшего терочного запала у меня были, да и что там думать-то, нитка, две наждачки... Должно сработать. Но!
  Людям Лесного барона, вольным стрелкам, давать в руки такое оружие, пусть даже оно пока не работает, как надо... У кого-то могут создастся впечатления, что это честные, добрые и веселые люди, вроде тех, что показаны в фильме 'Стрелы Робин Гуда'. Маленький Джон там и все такое... Да только не у меня. Не верится мне как-то в изначальное людское благородство... Что в этом мире, что в моем.
  А граф Слав? Вроде бы мудрый ученый, факультет врачевания, за страну сердце болит... Но у него тоже могут быть друзья, у которых сердце будет болеть за свой кошелек куда как больше, чем за страну.
  И одно дело, если у них будет надежное оружие, которое потом полетит в мою же голову. А совсем другое дело, если будет у них не пойми что, которое сначала подожги, потом бросай, да ещё и сырости боится... До первой же осени довоюются, а дальше уж по старинке, как раньше.
  Нет, конечно, если человек своими поступками покажет, что он достоин доверия, то тогда... Костик, Серега-большой, Валерий Алексеевич, Петр Сергеевич, родители мои... Первым двум я всегда доверяю. Были уже случаи. Двое других тоже люди доверия достойные, были уже случаи в том убедиться. Без о-о-очень веской причины обманывать не станут. Родителям тоже доверяю... Но по-другому. Они родители, они мне жизнь дали, их уважать надо, они мне всегда помогут, в том числе и деньгами. Вот и на институт мой тоже давали, что хочешь делай, да я сам иначе решил. Но я вот совершенно не представляю, как себя батя поведет при некоторых жизненных ситуациях. Его ими лучше не искушать. Матушка моя тоже, я для неё всегда останусь карапузиком на столе, которого в пеленки завернуть надо и прикрыть ото всех горестей мира.
  Вот узнает она, что у меня ствол под кроватью, и ещё я в другом мире гранаты мастерю, что сделает? Сначала пойдет в милицию, потом в скорую. Спасите деточку, а то заигрался. Не, не, не, в тюрьму его не забирайте, я его сама по попке отшлепаю, а галоперидольчика много не колите! И получит деточка... Ничего хорошего не получит.
  Но, возвращаясь к тому, от чего оттолкнулись мысли мои. Давать оружие вольным стрелкам все равно придется, потому что это одна из немногих армий, которая у меня тут есть. Дворяне не в счет, они пока что разрознены и не пойми что у них в голове. Какие-то друзья есть у графа Слава, какие-то есть у барона Седдика, Виктор, Волин и Ждан еще кого-то привести грозятся.
  Дворян учить гранатометанию? Не, рановато. В их рядах может оказаться тот, кто сразу же к графу Урию побежит, рассказывать про новое увлечение принца. А не может ли такой же человек оказаться и в рядах отряда Лесного барона?
  Может, конечно. Но почему-то мне кажется, что с куда более меньшей вероятностью. Один-два шпиона ещё могут быть, от хитрого графа Урия, который их приберегает. Но и то вряд ли, кто такие эти лесные разбойники? Просто ещё одна банда? Ну и что, что во главе её аристократ, младшие сыновья дворян и в моем мире частенько в разбой ударялись. Поскреби по королевству, и ещё парочку таких найдешь. На каждого по шпиону не напасешься сажать. Хотя банда-то самая близкая к столице... Но опять же, и что с того? Если б свои люди в банде были б, граф Урий попытался бы использовать банду в своих целях, устранить там кого-нибудь. А у него для этого есть свой отряд, куда как более профессиональный, потому как для людей барона Алькона проникнуть в поместье не последнего человека при дворе и повесить там его хозяина и всю семью... Нет, не по ним это, не справятся.
  Видно ли брешь в моих рассуждениях?
  Ага, как в голландском сыре. Даже перечислять лень. Но если уж так, если уж совсем никому не доверять, то и граф Слав может быть шпионом, и мастер Виктор тоже... А тут ещё и имперский посол за каким-то несчастьем полез в замок тайно. С королевой договориться кулуарно, или с кем ещё? Плохой из меня Штирлиц в тылу врага, все время то Максим Максимович Исаев, а то вообще Вячеслав Тихонов* выходит.
  
  * - Макс Отто Фон Штирлиц, он же Максим Максимович Исаев. В кинофильме 'Семнадцать мгновений весны' его сыграл Вячеслав Тихонов.
  
  Так и до паранойи недалеко. Если уж так, то все мои трепыхания бессмысленны, остается надеяться только на то, что проснусь я там с 'Чезеттой', дойду до королевы, дошлю в ствол патрон и перестреляю всех врагов, а потом себя объявлю королем.
  Потому и решил не спешить. Сделаем большую партию бомб, а потом посмотрим, как будут развиваться отношения.
  -Все будет сделано, Ваше Высочество! -Заверил меня мастер Виктор.
  -Точно и в срок. -Добавил я. -Так, рассказывай, что с зельем и как его много. Хранишь правильно?
  -Да, в теплом и сухом месте, без огня. Бочка целиковая есть, на большее белого мха не хватило.
  Бочка пороха... Много это или мало? Если учесть то, что взрывается он в разы слабее современной мне взрывчатки, то мало. Но если учесть, что я в жизни не видел, как современная взрывчатка взрывается, да и дело с ней ни разу не имел... Так много это или мало, много или мало?
  Разнесет ли бочка с порохом тронный зал с королевой и графинами вместе, или только напугают? Получится ли у меня, или выйдет так же, как со Степаном Халтуриным*?
  
  * - Степан Халтурин устроился на работу плотником в царский дворец. Готовил покушение на царя Александра II. Пронес в царский дворец взрывчатку и 5 февраля 1880 года устроил взрыв, но царь не пострадал. Погибли 11 человек солдат, героев русско-турецкой войны.
  
  Вот в чем беда, нет у меня опыта взрывного дела! И откуда же я знаю, смогу ли взорвать тут все, или не смогу? Да и не отсыреет ли порох? А то он того, оказывается... Набрал влаги, и вместо 'бум!' стал делать 'шпок!'.
  Боюсь, без натурных испытаний не обойтись... Желательно, пока что гранат. А там и до бочек с порохом под задницей графа Дюка дойдем.
  И начались испытания. Мы с Седдиком скрывались в лесу, вроде как для тренировки, испытывали гранаты, которые, мало-помалу, но начали взрываться правильно. Шнуры тоже вскоре меня удовлетворили, хоть и горели они с разной скоростью, но тления, или, того хуже, 'прострелов', когда огонь резко передавался по одному большому участку, больше не было. Бомбы теперь рвались уже на расстоянии.
  Изготовили полые рукоятки для гранат, из двух половинок, которые связали куском ткани вверху и внизу, пропустив через них огнепроводной шнур. Получилось что-то очень похожее на колотушку, немецкую штурмхандхренчтознает-24*. Как в фильмах про войну, такая граната с длинной деревянной ручкой. За деревянную ручку удобно браться, чтобы далеко бросить. Сама бомба побольше размером, путем проб и ошибок я подобрал нужный заряд и толщину. Ну, совсем на немецкую похоже, разве что бахает послабее, да и корпус не из металла, а из глины, обмотанной какой-то дерюгой, чтобы горшок с порохом не разваливался при ударе.
  
  * - немецкая ручная граната Stielhandgranaten 24, в русскоязычных и англоязычных источниках называемая М-24.
  
  Но сам взрыв... Да, взрывались они, да, производили дым и шум, но поражающего действия они никак не несли, слабые куски глины стучали по поддоспешникам и кольчугам, кололись в пыль. Примотал к дерюге мелкий гравий с побережья, стало получше, но опять же, ненамного.
  Нужен металлический корпус. А у меня же книжка лежит, которую я на дальнюю полку отложил, хорошая книжка! Проснусь в своем мире, нужно бы ещё почитать хорошо, а ещё лучше, сюда перенести. Там уж много что нужного будет для мастера Виктора, прокатный стан, скажем, чтобы изготавливать партии листового металла... Листовой металл и на зажигалки хорошо пойдет, да и везде пригодится.
  -Мастер Виктор, наверное, нам надо придумать вот что. -Я расстелил на верстаке пергамент. -Вот такие вот валики, расположите вот так, чтобы расстояние между ними регулировалось. Нужно, чтобы валики вращались в разные стороны, и чтобы расстояние между ними можно было регулировать.
  -Зачем это, Ваше Высочество?
  -Листовое железо, мастер Виктор. Будем прокатывать нагретую заготовку между валиками до тех пор, пока она не станет плоской.
  -Но валки... Они же тоже должны быть железными? Это очень сложно сделать, Ваше Величество... Я не уверен, что у меня получится с первого раза. И нужен хороший плотник, я не уверен, что соберу конструкцию...
  -Делайте, мастер. -Вздохнул я. -Все будет оплачено.
  Правда, в какую все это сумму встанет, и думать страшно, но денег у графа Урия много, почему бы и не потратить их на благородное дело?
  Лесной барон к гранатам отнесся поначалу очень пренебрежительно, если даже не наплевательски, что лично мне было обидно. Ибо все же получилось у мастера Виктора сделать железный корпус... Две получаши, заказанные у ювелиров, наклепали друг на друга, в одной оставили отверстие для рукоятки, намотали дерюгу сверху... Красиво получилось, а никто не ценит! Да ещё и чучел свернули из соломы, в натуральную величину людей изображают. Виктор постарался, он на таких тренировался копьем колоть, и по просьбе Седдика соорудил на поляне соломенных болванов.
   -Что это, Седдик? -Лесной барон покрутил в руке гранату. Потом взялся за ручку, подбросил её несколько раз в руке, туда-сюда. -Дубинка? Если таким из кустов да по голове...
  -Что-то вроде. -Ответил на это я. -Это оружие. Колдовское.
  Лесной барон отбросил гранату как ядовитую змею. Вот она в его руках, а вот и нету, летит по земле, катясь куда-то вдаль и мотыля рукояткой. Мой учитель быстро прижал катящуюся бомбу ногой.
  -Э, ты что? Бросать нельзя!
  -Как оно действует? -Напряженно спросил Лесной барон. Виктор, до того не видевший действие гранат, тоже подошел поближе, за ним последовал Волин. Ждан остался с лошадьми.
  -Замечательно действует. Берем вот так, поджигаем... А теперь бросаем подальше!
  Я запрокинул руку с гранатой за спину, и резко швырнул, до растяжения связок. Бешено вращаясь, граната по высокой дуге шлепнулась на землю перед чучелами, изображавшими из себя людей.
  -И? -Спросил Лесной барон. -Если это все, на что способ...
  Шандарахнуло.
  Всхрапнули и метнулись кони, лошадь Лесного барона стала на дыбы и замолотила копытами, едва не сорвав узду. В черно-белесом облаке разлетелись листья и ветки кустов.
  -Вторая! Поджигаем, бросаем!
  Ещё один взрыв, облако дыма заволакивает выставленные рядком соломенные чучела. Барон Алькон трясет головой, Виктор приседает на колено с мечом в руке, Волин бледный, как тень, а у сержанта лишь веко дергается, он привыкший.
  -Третья! Поджигаем, бросаем...
  Ещё один взрыв, чучела пошатнулись, но устояли. Лошадь Лесного барона с хрипом застыла на месте, роняя пену со рта, а на поводьях ее повис Ждан. Некогда ему бояться было, он лошадей сдержать пытался.
  -Порождения! -Прошипел Лесной барон некоторое время спустя. -Что это?
  -Какая разница? -Пожал я плечами.
  -Что будет с нами? -Вдруг спросил у меня Лесной барон.
  -То есть?
  -Мы тоже маги, получается, если используем это?
  -Нет, ты что. Какие вы ещё маги?
  -А как это отразиться на нас?
  -Никак. Если будете осторожны. Пошли, поглядим. Вить, меч убери, зачем вынул?
  Виктор ошалело глянул на меня, но не ослушался, вложил меч в ножны.
  Все четыре чучела, установленные мной около кустов, были посечены осколками.
  Даже я не ожидал такого эффекта. Всего лишь заменили глиняный корпус на металлический, и усилили заряд на пятую часть, и вот на тебе, все чучела в дырках от осколков и в ушах звенит.
  Лесной барон потрогал пальцами вырванный клок соломы. Обошел чучело, поглядел на ещё один вырванный кусок.
  -Насквозь. -Сказал Волин. -Поющий металл.
  -Что? -Теперь уже стал удивляться я.
  -В старые времена был колдун, который заставлял петь металл. -Объяснил Волин, с опаской глядя на быстро рассеивающееся облако дыма. -Поющий металл убивал врагов колдуна. Ваше Высочество, это колдовство!
  Я едва не выругался. Ну нету колдовства, ребята, нету его. Одно тут чудо, у вас, в вашей жизни. Это я. Не было б меня, давно б один похоронил семью да спился, а второго рано или поздно отловили стражники и повесили. Не говоря уж о том, что куча народу, вроде Виктора, Ждана, Волина, Вихора, Виктора-из замка, Маля, Ирина, мастер Виктор... Даже мастер Лорин. Пока я тут сижу, старый еврей вполне себе сейчас решает, кому б ему ещё такие штаны сшить, 'как у принца', по готовым лекалам. И поздно, денег с него не возьмешь-то уже. Ладно, спишем на вящую славу государства, где родились прочные и удобные штаны.
  -И куда колдун делся?
  -Это надо у старых людей спросить, которые легенды знают. -Покачал головой Волин. -Никогда не любил я эти сказки, а они, видишь, правдой оказываются.
  -Вот и верно. Некогда нам сказки слушать. Мне нужно пятеро ваших людей, уважаемый барон, пять человек, которые не будут падать на землю и призывать светлых богов. Они будут учиться обращаться с гранатами.
  -Пять людей. -Эхом повторил Лесной барон.
  -Да. Причем, ничего не объясняя, люди поступают в распоряжение... Скажем, децимала Виктора.
  Виктор, услышав это, изменился в лице.
  -Отлучаться им запрещено. Общаться с кем-либо до выполнения задания им тоже запрещено. Обсуждать это оружие тоже запрещено. Те, кто будут болтать языком, пусть умрут.
  -Ваше Высочество! -Ошарашено посмотрел на меня Лесной барон. -Но это же мои люди!
  Ого, а он о своих заботиться. Ещё б ему не заботиться, народу у него хорошего мало, а хорошими людьми только идиоты долбанные разбрасываются.
  -Что 'Ваше Высочество'? Хочешь, чтоб вас граф Дюка такими штуками из лесу выкуривал? Нет? Ну тогда давай пять человек, в которых уверен. И если один из них окажется предателем... Болтун - находка для шпиона. Слышал?
  Лесной барон ничего на это не сказал.
  Ох, как бы не получить проблем в будущем с независимым графством под началом барона Алькона, ещё недавно бывшего всего-то Лесным бароном... Мысль эта отложилась у меня в голове как-то автоматически. Сегодня-то Лесному барону деваться некуда, он мой союзник. А завтра, вдруг он решит, что графство с гранатами хорошо проживет и без принца Седдика?
  А тогда вступит в дело новые гранаты, с терочным запалом, которые я недавно подсмотрел в Интернете. И мушкеты, и бочка с порохом под воротами замка, а может даже и пушки. Не хорошо будет барону со мной ссорится. Правда, он этого пока что не знает. И не узнает, если будет себя хорошо вести и меня слушаться.
  -Найду. -Решительно сказал Лесной барон. -Будут. Пара бывших селян, они-то таких вещей не должны пугаться уж сильно.
  -Вот и хорошо. Но, осталось у меня пара вопросов...
  -О чем же? -Барон Алькон оправился быстро, иногда нервно косился на чучела.
  -Отойдемте, не будем смущать! -Я взял барона за локоть. -Просьба, небольшая, к остальным - пока нас не будет, порубите солому мечами, чтобы видно было, что мы тут тренировались, а не чем иным занимались.
  -Да, сделаем. -Барон Седдик обернулся к остальным своим ученикам.
  Отошли мы шагов на двадцать, тут как раз был большой такой трухлявый пень. Около него и встали. Барон сорвал где-то по дороге веточку, и сейчас бесцельно шебуршил ей по земле.
  -Очень интересно, барон, -начал говорить я. -А нет ли среди отряда людей, которые могут передать какие-то сведения королеве?
  Барон подумал, но говорить не спешил, выжидающе на меня глядел.
  -Так вот, успокою. -Сказал я. -Скорее всего, у вас таких людей нет. Но могут быть люди, которые стучат графу Урию...
  -Делают что?
  -Докладывают графу Урию сведения разные. Наводят вас на тех людей, которые графу Урию не угодили. Либо что ещё. Потому предлагаю сейчас подумать о мерах по соблюдению всего, что сейчас происходит, в тайне.
  Ой, а не ты ли это, барон Алькон, работаешь с графом Урием в плотной связке? Есть и на тебя подозрения, да пока не сняты. Но никого же другого нету, так что думать надо, как бы тебя половчее использовать втемную...
  -Потому я предлагаю сделать вот что. Эту поляну возьмешь под охрану. Сколько человек надо?
  -Десяток точно, ну, может ещё полдесятка.
  -Так. Также те люди, которые будут учиться обращению с оружием. И мои люди, которых приведу я. Все они селятся и живут отдельно, и общаются с остальными только под твоим контролем.
  -А если кто сюда зайдет случайно? -Чуть невпопад спросил барон. -Ваше Высочество, я понимаю желание сохранить все в тайне и наказать тех, кто проговориться, да вот что, если это не мои люди будут, а ваши?
  -Да, и в самом деле проблема. -Сказал я. -Ну, для начала делай как я тебе сказал. Потом, вторым шагом, сделай так, чтобы никто у тебя в отряде не знал всего целиком. Ну а дальше подумаем... Скажи, кто у тебя в отряде отлучается постоянно?
  -Да вроде бы нет таких... -Задумался барон. -Каждому из нас прямая дорога на плаху, если поймают. И хорошо, если сразу топором по шее, а то могут и помучить, особо наемники или гвардейцы королевские. Не любит нас очень ваша матушка, Седдик.
  Я задумался. Ну, не любит - это ещё полбеды, амнистия и пара золотых в неделю слишком большое искушение, если на другой чаше весов жизнь в лесу всю оставшуюся жизнь. Кстати, почему же так странно? У нас, в моём родном мире, все было чуть иначе. Днем мирный землепашец, который вечером берет в руки автомат, и готово, ночью он уже партизан, или сепаратист там.
  -...можете не опасаться.
  -Что?
  -Шпионов у меня в отряде можете не опасаться, Седдик. Мы все имеем долги. У многих из нас там, в прошлой жизни, семьи были. У меня к графу Урию большой долг крови остался.
  Ого, ничего себе... Что же такое они не поделили-то?
  -От рук барона Мора погиб мой отец, Ваше Высочество. Но барон Мор - всего лишь инструмент в руках графа Урия, страшный и отвратительный, но всего лишь инструмент. Я хочу отомстить начавшему это дело. Ваша матушка... Ваше Высочество, я не умею говорить хорошо и красиво, как баронесса Ядвила, и скажу честно. Она всего лишь инструмент в чужих руках. Как и барон Мор.
  -Во удивил-то. Давно это понятно. А что такое у остальных, случайно не знаете? Граф Дюка как-то не любит барона Седдика... Отчего так?
  -Это из-за жены барона, конечно же. Когда-то граф Дюка, тогда ещё децимал Пограничной стражи, собрался взять её своей женой. Ну, она ему отказала, конечно. Кому этот кот помойный нужен-то, у него все руки по локоть в... В... Хм...
  -Крови?
  -Нет, не в крови. У кого в крови, а у этого в дерьме! Так вот, сватов он сколько ни посылал, да она все отказывала. Степнячки, они такие, если что не понравиться, они не только сватов с порога спустят, но и нож в бок воткнут. Барон Седдик уже тогда был умелым воином. Он победил кого-то там на турнире в Степи, выиграл титул какой-то. Я не знаю точно, я уже в это время в лесу прятался, Ваше Высочество. Но Лоя отказала графу Дюка в очередной раз и согласилась на первое же предложение барона Седдика Гор. Граф Дюка, как услышал, нанял каких-то людей, они напали на барона Седдика и попробовали выкрасть Лою, но не получилось у него ничего, похитители провалились сами, и, попавшись, с дыбы начали склонять имя Дюка а все лады. Никто ничего доказать не мог, но всем было и так все ясно. Ваша матушка упросила короля простить графа Дюка, но вот только граф Лир, командир Пограничной стражи, до которого эта история дошла, таких вещей не прощал. Намекнул барону Седдику, что некоторые вещи прощать нельзя, барон Седдик прилюдно графа оскорбил, дуэль спровоцировал. Графу ничего не оставалось, как принять вызов, и так его отделал барон Седдик... Граф Дюка год отлеживался, чуть не помер, но придворные лекари тогда чудеса творить умели, выжил. А потом и вылетел из стражи за то, что в боевом походе дуэли задумал затевать.
  Мысли я продолжил уже в своем мире, проснувшись.
  Эх, как же в книжках-то все просто и хорошо. Пришел, и тут к тебе сразу заговорщики приходят, потом ещё ты быстро обо всем догадался, потом быстренько выдумал порох... Ну, положим, порох я уже выдумал. И ещё ходишь куда хочешь, делаешь что хочешь, народ тебе верен сразу и до гроба, и все такое прочее.
  А тут только не туда ступил... И кто знает, чем это закончится. Хорошо хоть, что королева и графины страну едят, и на меня не смотрят. Альтзора куда-то запропала со своим Алором, рыцарем розовой подтяжки. Ну и туда ей и дорога, хотя б меня не достает. Да и истории у меня уже кончились, чтобы ей рассказывать. И перед Машей неудобно, что я с другой женщиной сплю в одной кровати.
  Итак, кто у меня есть?
  У меня есть барон Седдик. В нем я уверен на все сто. Есть граф Слав, который тоже вроде патриот... И его привел барон Седдик. То есть, тоже верный мне человек. Ещё есть умная и хитрая бабушка по имени баронесса Ядвила. Есть мастер Виктор, которого пока что в детали не посвящали, но будет верен, наверное... Есть Вихор, и замковые дети, которые тоже пока что не особо. Да и куда им, как только королева узнает, что я с детьми слуг общаюсь, то последним может сильно не поздоровиться. Хорошо хоть, что принцесса Альтзора пока не проболталась. Бог ей в помощь, пусть дальше молчит.
  Лесной барон, он же барон Алькон, есть моя главная ударная сила. Но они так, в бою даже с гвардией много не навоюют. Вот подстеречь где кого, в случае чего...
  Есть ещё Виктор, Ждан и Волин.
  -Чай будешь? -Это мама моя под дверью.
  -Не, мамуль, спасибо, я уже налил себе. -Я вынул из стола золотую монету. Настоящее золото, оно такое... Надо будет её кому-нибудь сдать, есть у меня место одно верное, я мимо него каждый день на работу хожу. Если пройдет, то можно будет и большими партиями сдавать. Интересно, сколько же это стоит-то? В золоте я совершенно не разбираюсь. Пробы там всякие ещё есть, да и много что... Ладно, пока что по Интернету поищем, вдруг кто сразу монету готов купить, а уж потом будем думать, какую форму ей лучше придать. Хотя б молотком на кухне.
  -Сергей, нам надо поговорить!
  Как и всегда, мама у меня не стучалась в дверь, но я настороже, быстро накрыл монетку листком бумаги.
  -Мы с папой... -Она села на стул. -Мы с папой всегда хотели, чтобы ты выучился в институте, и получил нормальную работу. А ты чем занимаешься?
  -Мам, но я ведь сессию-то сдал!
  -Сдать-то сдал, а вот следующую? Все твой компьютер виноват, я ж говорила, чтобы ты не сидел за ним столько времени!
  -Мам, да ты что. -Автоматически ответил я. -Какой же сейчас инженер без компьютера-то?
  -Какой не знаю, но у тебя ж работа эта, а вот эти палки... -Она кивнула на мои два тренировочных меча. -Это ещё что такое? Обещай мне, что ты за ум возьмешься!
  -Конечно же, мама! Обещаю, что за ум возьмусь... А за чей?
  -Все смеешься... Мы с папой твоим всегда для тебя старались, ты у нас один. Но и мы тоже не молоды. Закончишь институт свой, вот тогда и делай что хочешь, но обещай мне, что бросишь работу свою! Что за работа такая, охранником?
  -Мам, директором 'Газпрома' не берут почему-то.
  -Сынок, ты можешь серьезно-то со мной поговорить?
  -Мам, я проснулся только. Какой серьезно? Праздник у меня, сессия сдана, а что институт закончу, так я это уже два раза в этом году обещал, сначала папе, а потом ещё тебе. Ну что же ещё? Мамуль, слушай, ну что же ты так за меня беспокоишься-то? Я уже большой, у меня голова на плечах есть... Не пропаду!
  -Ну смотри! -Сказала моя мама, и вышла из комнаты. Дверь она, как и всегда, за собой не закрыла, поглядеть, что же я делать буду. Эх, родители думают, что их дети никогда не вырастают. В который раз уже убеждаюсь в том.
  Я вздохнул, прикрыл за ней дверь, и вернулся к своим невеселым мыслям.
  А времени-то у меня мало, ой как мало остается... Может, не мудрить лукаво, а просто взорвать на фиг королеву и её присных? Подкатить под трон бочку с порохом, пусть себе полетают...
  Идея-то хорошая, да исполнение её подкачало. Как же я это сделаю? А что в это время будет делать граф Дюка? Что будет делать генерал Ипоку, который все время на всех балах да приемах торчит? Да и что я сам буду делать? Ох... Надо быстрее туда пистолет тащить, да что же делать-то, если не тащится он туда?
  А с другой стороны...
  А с другой-то стороны, кто против меня играет? Гении интриг и разведок, что ли? Может, они и ни о чем не задумываются, просто мошну себе набивают... И ничего другое их не интересует. Пока не мешаю, они меня и не замечают, разве что на бедность подбросят сотню-другую золотых, чтобы и дальше не мешал.
  Как все же иногда хочется верить в лучшее.
  
  
  Глава 5
  
  К черту дождь, у охотников праздник!
  
  В.С. Высоцкий
  
  'Куплю золото, серебро, старые радиоприборы'. Ничего так себе табличка, хоть написана и маркером, и висит на шее самого продувного типа. Морда круглая такая, и глаза хитрющие. Роста среднего, худой. Если что, справлюсь.
  Ну так куда деваться, придется идти.
  -Привет, командир.
  -И тебе не хворать. -Отозвался тип, заинтересованно глядя на меня. Изучающее очень. С головы до ног оглядел, особое внимание уделил рукам.
  -Почем берете?
  -Смотря что.
  Из-за пояса я достал монетку. Небольшая такая лепешечка получилась, все выступающие элементы я заплющил дома молотком. Понять, что же это раньше было, невозможно. Кусок золота, да и все.
  Из моих рук продувной тип изучил товар. Потом головой покачал.
  -Откуда?
  -Утром в толчке нашел.
  -Ну так туда и брось! -Посоветовал тип, и отвернулся, словно и не было никого перед ним. Так, перекинулись приветствиями, да и все.
  Н-да, неудача.
  Убрал в карман, застегнул молнию и пошел ко входу в метро. Мимо палаток, мимо толпы народу, осталось только пройти длинной такой кишкой, с одной стороны бетонная стена, а с другой стороны стена деревянная. На стенах редкая шуба частных объявлений, от 'Сдам квартиру' до 'Продаю щенков'. Несколько бабушек на ящиках разложили нехитрую снедь, какие-то банки солений и варений, цветы тоже, раки даже есть, продает полный мужичонка в телогрейке.
  Навстречу ломиться толпа, а в моем направлении только жиденький ручеек людей. Я попытался быстро обогнать своих попутчиков, медленно переступающих ногами. Мне с ними тут некогда, у меня ещё три точки на примете есть. Одна на Комсомольской площади, а если и там не получиться, то знаю один ломбард, там подскажут, куда с золотом обратиться можно будет...
  Тут меня встречный человек немного грубо толкнул, я пошатнулся.
  -Тысячу извинений! -Человек придержал меня за плечо, помог удержать равновесие. -С вами все хорошо?
  Хватку меж тем не отпускал, держал меня за плечо и подошел как мог ближе, ища глазами мой взгляд.
  Лицо самое простое, чуть кругловатое, с какими-то смазанными и незапоминающимися чертами, одет хорошо, и просто-таки излучает радушие и добродушие. Стрижка короткая, глаза какого-то неопределенного цвета, никак не поймешь. На носу очечки в металлической оправе.
  -Да ничего, с кем не бывает... -Я как-то чуть отстранился. Что это он обниматься-то лезет, а?
  Дырку в кармане я обнаружил только через полчаса, когда уже в метро ехал.
  Что-либо предпринимать было уже поздно. Не возвращаться же? Сам не уследил. Первый блин комом. Одно понятно, ну куда я сунулся-то? Ещё б на рынке сам с табличкой прошел, 'продам золото', а ниже телефон и адрес домашний.
  Уже в тире, выложив половину месячной зарплаты, я ругал себя последними словами. Невнимательность-то ладно, с кем не бывает! А вот выбор объекта переноса в этот мир... Кольцо, нужно простое золотое кольцо. В Ильрони есть Гильдия Ювелиров, а у королевы все пальцы в кольцах, как кастет. Сделать парочку принцу, перенести сюда, и сдать в ювелирный, типа наследство досталось, от бабушки.
  Прицелившись, я выстрелил два раза. Мишень чуть дернулась в зажимах, в центре появились две дополнительные дырки. Так, ещё раз, пистолет в кобуру. Теперь заново.
  Валерий Алексеевич говорил, что толку от меткой стрельбы, если оружие достаешь десять минут? Потому я тренировался так. По два патрона в магазин, в ствол патрон не загонять. Достать из кобуры, передернуть затвор и двумя выстрелами поразить две отдельные мишени. Сначала отодвинул Минке и на пятнадцать метров, но получалось плохо, мазал, и пришлось пододвинуть на пять.
  Инструктора меня не трогали, дежурный тренер иногда поглядывая в зал из соседнего помещения, через пуленепробиваемое стекло. Никого не было, я один сегодня. Ну да, день-то рабочий. Кто сюда так рано пойдет, да ещё и за такие деньги?
  Ещё серия, один в девятку, а второй вообще мимо смазал, дернул пистолет вниз. Инструктор за загородкой поморщился, ткнул большим пальцем вниз, 'не хорошо', мол. Да, в самом-то деле не хорошо, один патрон стоит как бутылка хорошего пива. Тут пару ящиков в ветер уходит, а хорошо бы в мишень.
  Ещё раз, сосредоточиться...
  Тут у меня ИЖ-71, чешскому стволу он не конкурент ни разу. Мелкий и глупый. Со своим стволом я так же потренировался, дома. На холостую. Совершенно другие ощущения, да и ствол-то посерьезнее. Вот бы из него и пострелять...
  Ну что за дела, снова второй смазал!
  -Помочь может? -Все же инструктор покинул свой пост.
  -Да не, спасибо. -Дружелюбно ответил я. -Просто не везет сегодня, наверное.
  -Да видно. Руки у тебя почему дрожат?
  Я поглядел. И вправду, в мышцах некоторая дрожь заметна, пока ещё слабенькая, но все больше и больше ощутимая.
  -Выдохни, посиди минут с десять. Все равно никого нет. А если что не получается, так меня зови, все равно ж уплачено.
  Подчинившись совету инструктора, сел на попу, снял наушники и надвинул на лоб очки. Пистолет положил на столик.
  Ну, не получается у меня сегодня. Да и вряд ли получиться. До сих пор нервы играют, как же меня ловко обвели. И ведь стоял-то кто-то рядом с этим типом, не в одиночку же он работает. Причем на них-то что обижаться, это их работа такая. Обижаться на себя надо. Подумал сдать золото и не оставить лишних следов? Ну-ну, подумал. Вот и результат.
  Ну, отдохнул? Пошел дальше!
  На этот раз у меня получилось лучше, пули летели куда надо, пробивали мишени как надо. Из восьмерки вообще не выходил. Так и отстрелялся, и даже пистолет ни разу не заел.
  Отщелкнул магазин, сложил ИЖ-71, магазины и кобуру на стол, глубоко вздохнул.
  -Сильно стреляешь. -Похвалил меня инструктор. -Ты к нам чаще ходи, а то редко что-то тебя видно.
  -Да рад бы, но финансы не позволяют. -Улыбнулся устало я.
  -Ну... Так ради такого дела можно и на девочек меньше тратить?
  -Куда уж меньше-то?
  Улица встретила меня метелью и горстью снега в лицо. Поднял повыше ворот куртки, и пошел домой.
  Мастер Виктор лично отвел меня через два дома, в ювелирную мастерскую. Пожилой крепкий мужик с тонкими профессиональными пальцами поклонился изящно, представился как мастер Гун, глава Гильдии работников с тонкими металлами, если по-простому, то Гильдии Ювелиров, и провел внутрь. Меховая шапка у него была такая же, как у мастера Виктора, только эмблема на ней другая, маленькие серебряные кольца, одно в другое, как у нас над ЗАГСом.
  Мастерская, почти такая же, как и у мастера Виктора, но вот только гораздо больше народу тут. Всюду столы... Какие ещё столы, это 'верстак' называется, столы в кабаке стоят! И за верстаками народ, тачает колечки и брошки. В мелких тиглях плавится драгоценный металл, гнут полоски, сплетают проволоку, льют расплавленное золото в формочки, тут же стоят несколько охранников с длинными, обмотанными полосками кожи дубинками, наблюдают, чтобы никто не покусился на хозяйское добро. На витрине, под охраной вообще здоровенного парня, выложены образцы продукции. Кольца, цепочки, брошки, браслетики.
  -Мастер Гун... -Представили мне тонковатого в кости, остролицего, смуглого человека в кожаном фартуке.
  -Ваше Величество. -Поклонился мне глава Гильдии Ювелиров. Я заметил, что пальцы и кисти рук у него все в мелких ожогах.
  Там я и закупил сразу три кольца себе на пальцы. Два на указательные и одно на безымянный. На все деньги, что у меня были.
  И, конечно же, кольца переноситься не торопились. Уж и куда я их только не прикладывал... Конечно, возникала мысль, что кольца эти мелкие, их и проглотить можно, а дома у меня мелкая сетка металлическая, с института как-то упер. Первая ступень фильтра какого-то. Ну, и можно золото отфильтровать-то... Короче, технология есть, если что.
  Но не рискнул. Кто знает, что именно переносится и насколько этот перенос материальный? Вопьется ещё в кишки, и умру я раньше, чем 'скорая' до меня доедет.
  Ладно, пока что сам буду справляться. Что у нас там в ближайших планах? На охоту надо съездить. Если уж с балом не получилось. Посмотреть на свою аристократию, как баронесса Ядвила советовала. А то уж как-то подозрительно я себя веду, в самом деле. На балы не хожу, развлекаюсь как-то очень уж однообразно, из университета в тренировочный зал, а оттуда к мастеровым... Разве ж приличные принцы так себя ведут? Да и граф Урий может резонно спросить, куда это я такие деньги спускаю, вот только что было золото, и нет его?
  Значит, надо или на бал, или на охоту. Поскольку танцевать я как-то не умею, то будем охотиться. Скакать на горячем коне и вонзать копье в кабана... Вот незадача, а на коне я тоже не умею. Попросить сержанта меня поучить, что ли?
  И вот на очередном приеме, когда народу было поменьше, а королева, раздав с сотню золотых, пребывала в самом хорошем расположении духа, я решился.
  -Мам, мам, я хочу на охоту!
  -О Светлые боги, это что ещё? -Королева аж подпрыгнула на троне. -Сын мой, Седдик! Я тебе запрещаю!
  -Но, мама, короли же всегда охотились! Пусть другие убивают! Всегда короли ездили на охоту со свитой. А потом разбивали большие и красивые шатры на холме, и жили там, окруженные свитой, а все вокруг завидовали. Как же мне мою свиту показать остальным? Пусть остальные охотятся, а я смотреть буду! Мама!
  -Ваше Величество, почему бы не отпустить принца на время? -Склонился в поклоне граф Урий.
  Ох, не зря я тогда с графом вежливо решил поговорить! Ох, не зря! И хорошо ввернул, помощь выпросил! Теперь разные мелкие просьбы у меня получиться продвинуть. Молодец, граф, не буду тебя после революции сразу убивать!
  -Ну... -Задумалась королева. Быстро поглядела на графа Лурга, потом на графа Урия. Последний смотрел на неё со спокойной преданностью. Пусти его, королева, пусти. Куда он от нас денется? Теперь же у нас уже есть принцесса!
  -Ну, если так... Но ежели только узнаю, что сам охотился, я тебе покажу! Охрану чтоб всю с собой взял, неча им в казарме прохлаждаться.
  Ох, ожидают лейтенанта Лурга весьма веселые деньки.
  -Мама, а денег?
  -Выдам, выдам уж! -Махнула рукой королева. -Граф, любезный?
  -Я распоряжусь, Ваше Высочество. -Сказал граф Урий.
  -А кто охоту-то организует! -Спохватилась вдруг королева. -Где лесничий-то? Куда делся?
  -Казнили мы его. -Пробасил граф Дюка с каким-то странным удовлетворением.
  -Что ж натворил, шельмец?
  -Да оленей стрелял, Ваше Величество. -Ответил граф Дюка.
  -А новый?
  -Найдем. -Пообещал граф Лург, переглянувшись с графом Урием.
  Ну, вот так я и попал на охоту.
  Что я там говорил графу Урию про 'пышность'? Размаха, говорил, не хватает? Так вот оно, самый что ни на есть настоящий размах.
  Под королевскую охоту подорвались одних дворян сотня с лишком, а при каждом слуги, рабы, друзья, любовницы! Уж не знаю, на кого тут охотиться эта толпа собралась, но таки собралась. Вихор по секрету, конечно же, сообщил, что лакеи всю ночь не спали, палатки искали, столы сколачивали и еду таскали к каретам.
  К утру мы выдвинулись. Я на бричке, впереди меня ещё штук сорок карет, многие и побогаче, и позади примерно столько же. Волин и Ждан ехали по сторонам, незаметно так оттеснив в стороны мою официальную охрану. Виктор ехал чуть позади, неспешно беседуя о чем-то с лейтенантом Лургом. Слышно о чем не было, но беседа явно клеилась хорошо, лейтенант кивал и с чем-то соглашался от всей души. Хорошее место у Виктора, очень хорошее, с его положения все, что вокруг меня делается, как на ладони.
  А охранников-то у меня оказалось штук тридцать, всех выгнали на прогулку. Толку-то от них, ехали как попало, еле на конях держались после вчерашнего.
  В голове колонны гарцевал генерал Ипоку. На высоченном белом коне, в доспехах, озарял окрестности орлиным взором. По краям ехали его гвардейцы, все красноглазые, как вампиры, постоянно хлебавшие то ли воду из фляжек, то ли вино из бутылок.
  Граф Дюка выдвинулся со свитой из трех карет аж. Сам на коне, в доспехах и белом плаще, по обеим сторонам гвардейцы, слуги разряжены как павлины. На одной карете он, на другой слуги, на третьей какие-то полураздетые женщины.
  Граф Лиордан, посол Империи, Черный лис, к нам не присоединился, но прислал своего племянника, худого и жилистого юношу баронского достоинства по имени Нават. Тот явился в компании всего лишь трех то ли слуг, то ли телохранителей. Вся троица угрюмые, бритые, мускулистые. Зыркают по сторонам, придерживают истертые рукоятки коротких имперских мечей, негромко что-то друг другу сообщают. Неприятные типы, что и говорить. Следом за слугами-телохранителями на изящной лошадке, укрытой красной попоной, поспешала девушка в простоватой одежде, но тоже с кинжалом за поясом. Ну, для меня-реального молоденькая, а так ей лет двадцать пять точно есть, а то и чуть больше. То есть, по сравнению-то со мной-принцем, вполне уже зрелая девушка.
  Наверное, это та самая графиня Чи, которая с плохой репутацией, потому что связалась с племянником графа Лиордана? Хотя что-то не похожа она на графиню. Одета слишком просто, да и украшений нет.
  А так народу-то собралось самого разного и много! По сторонам колонны ехали гвардейцы, стойко качались в седле, глядели красноглазыми соколами, охраняли.
  С головы колонны прискакали разведчики.
  -Место нашли. -Привстал на стременах Виктор. -Теперь останавливаемся... Вот там какая-то деревенька. Надеюсь, что народу там на загон хватит.
  -Да может и хватить. -Сказал Волин. -Если тут народ не поразбежался, то хватит. Тут пара деревень было, вот их поля... Вот эти, на пригорке. Те отдыхают, на этих озимые, а с этих уже сняли урожай...
  Я встал, присмотрелся. Да, деревня впереди. Дома не очень высокие, дворы, простая ограда из прутьев вокруг. Видны небольшие огороды даже, а вот домишки не очень, если даже и сделать скидку на средневековье. Где-то крыша дугой внутрь, где-то в землю вросли так, что на большие сугробы похожи. Курится тонкий дымок, растворяется над лесом.
  Красиво, короче.
  В деревне началось шевеление, на околице стали собираться любопытные.
  А в голове колонны стали собираться дворяне, два десятка человек. Между ними сновали слуги, кто-то чистил коней, кто-то поправлял сбрую и попоны, кто-то подавал кубки с вином. Небольшая такая толпа сформировалась, и конные то ли слуги, то ли кто ещё вооруженные тут же. Дворяне переговаривались, но далеко от меня, я не слышал.
  -Да в деревне крестьян много! -Крикнул кто-то из толпы этой. -Во, гляди!
  Генерал Ипоку оглянулся на графа Дюка. Тот медленно, чуть заметно кивнул головой, прикрыв глаза. И тогда генерал Ипоку резко махнул рукой.
  Толпа только того и дожидалась. Радостно гикая и крутя над головой плетки, дворяне поскакали прямо через поле, только комья земли вылетали из-под копыт разгоряченных лошадей. Крестьяне запоздало бросились врассыпную. Почему 'запоздало'? Да потому, что раньше надо было сваливать, как только завидели эту свору.
  Ну, и не все успели.
  -Кто такие? -Важно спросил подтащенных к нему крестьян генерал Ипоку.
  Ну, по сравнению с теми крестьянами, что я видел на дворе у мастера Виктора, или в Нижнем городе, эти казались просто оборванцами. Одежда латана-перелатана, обувь вообще как куски пыли и грязи, головы нечесаны, волосы в колтуны свалялись давно и надежно, лица под слоем грязи угрюмые и равнодушные. Что проще, то ли умыться, то ли подождать, пока оно само отвалиться.
  -Крестьяне мы, ваша светлость. -Ответил самый большой мужик. -Его Светлости графа Лурга.
  -Крестьяне? -Свысока, красуясь, спросил граф Ипоку. -А что же вы не пашете, не сеете? И почему у тебя морда такая сытая? В лесу охотился?
  -Нет, ваша светлость, нет, не охотился... -Начал бубнить мужик себе в нос.
  -Ну так будете! -Хохотнул генерал. -Собирай всех своих на поляне за лесом, да идите кружным путем, а то всю дичь распугаете. Эй, ты! -Это он назад, к слугам. -Вот ты, с гнилой мордой.
  Лакей с запрыщавевшим лицом подбежал к генералу и поклонился.
  -Назначаешься старшим. Расставляй холопов, а мы пока подкрепимся.
  Лакей ещё раз поклонился и смешался с группой своих коллег. Через некоторое время толпа слуг пришла в движение. Небольшие ручейки потянулись к ближайшему лесу, кто-то вытаптывал место для костра, кто-то уже тащил хворост.
  Барон Нават спешился, и, лихо щелкнув новенькой зажигалкой, запалил небольшую кучу хвороста. Лакей с кресалом лишь в сторону отошел, завистливо на барона поглядывая.
  -Это железное кресало, Ваше Высочество. -Поймал мой взгляд барон. -Делается у вас в городе... Славная штука, на охота либо в походе огонь добыть можно быстро и без хлопот...
  -Конечно! -Согласился я.
  -Мастеровые Ильрони славны далеко за пределами Соединенного Королевства, Ваше Высочество.
  -Конечно! -Ещё раз согласился я.
  -Где я только с дядей не был, но искуснее не встречал. Как здоровье семьи уважаемого барона Седдика?
  -Хвала Светлым богам, -я тут уже научился тоже приплетать богов по поводу и без, -жена и дочь барона Седдика выздоровели, а в том помог им королевский доктор, мастер Клоту. Мастер Клоту, поднимитесь, покажись людям!
  Мастер Клоту поднялся из брички, поклонился кратко, и плюхнулся обратно, пряча нос в высокий воротник черной шубы. Прохладно на улице.
  -Слышал я, что ваши занятия с бароном Седдиком... Ох, Ваше Высочество, глупость говорю! Учиться у одного из лучших мастеров школы Ри большая честь! Я бы и сам взял у него пару уроков, да вот только с болезнью семьи барон Седдик уже не брал к себе учеников.
  -Ставьте шатер! -Дождавшись разрешающего кивка генерала, сообщил лейтенант Лург.
  Скомандовал, называется. Он бы ещё попросил их. Вот Петр Сергеевич иногда так попросит, что ты уже сделал, а потом только понял, что именно. Ну а зам его один раз так рявкнул, на 'Васильке', что бузотёры сами построились и к выходу замаршировали. Что значит командир! Ну а тут... Охранцы мои переглянулись и стали вытаптывать место для шатра, вытащили откуда-то четыре длинных копья, с похмельным трудом воткнули в мерзлую землю, накинули поверху серую ткань.
  Мои лакеи спешились, тоже начали готовить шатер. Мелкий, зараза, всем не хватит, на пятерых-то... А, нет, большой. Здоровенный даже! Рядом ещё пара шатров выросла, попроще, не таких больших. Наверное, для себя.
  -Кто взял большой шатер? -Спросил я у лакеев. Те замерли, стали друг на друга оглядываться, потом вытолкнули одного вперед. Мелкий, угловатый какой-то, нескладный парнишка. Он у меня в слугах с самого начала мелькал. Вот только никак не могу вспомнить, как же зовут-то его?
  -Почему так решил?
  -Так свита-то у Вашего Высочества больше теперь... А двух шатров не давали, пришлось один, побольше... И палатки для охраны вашей прошлогодние, пришлось заштопать, где прохудилось.
  -Молодец, хвалю. -Я бросил ему самую мелкую золотую монету. -С сегодняшнего дня ты у меня старший слуга, вот эти все должны тебя слушаться. С оплатой решим позже. Отчитываешься мне, если что.
  -Я верный слуга Вашего Высочества!
  -Да ещё бы! Как зовут?
  -Худяком, Ваше Высочество, кликают*.
  
  * - автор напоминает, что языки нашего и того мира разные.
  
  -Ху... -Я чуть не подавился. -Что за имя такое бестолковое... Будешь Росинант. Тебе, как я понимаю, все равно, а мне приятно. Организуешь тут все, как полагаешь нужным. Как насчет ужина, Росинант?
  -Есть, Ваше Высочество, но мало, на всех может не хватить.
  Я бросил ему ещё пару монет.
  -Достанешь.
  -Да, Ваше Высочество.
  -Кто не будет тебя слушаться, так то ты мне скажешь.
  Во, теперь у меня есть старший слуга. А то достало уже, то одного нету, то другого. Да и свита у меня разрослась неслабо. Посмотрим, как этот самый Росинант справиться со своими обязанностями. И проверим его. Несколько золотых не такая уж и большая сумма, чтобы определиться с честностью человека.
  Колонна укоротилась, утолстилась и медленно превращалась в лагерь.
  Вокруг постепенно появлялись шатры, какие-то повыше, тоже на четырех копьях, какие-то пониже. Впереди готовили сразу несколько шатров, высоченных, наверное для графа Дюка и генерала. С шипением в воздух взметнулось пламя большого костра.
  Отдельно толклись несколько дворян, напыщенностью морд сравнимые с генералом Ипоку, при них небольшая свита. Пара-тройка вооруженных слуг, несколько лакеев попроще, пара жеманных дворянок и смазливые служанки.
  Сбоку сводили крестьян, под охрану десятка гвардейцев. Группы вооруженных слуг пригоняли из лесу и из деревни небольшие группки людей, сталкивали их друг к другу,
  Так, а что так дворян-то мало? Вроде бы больше было, да и слуг их как-то маловато, бегают-то в основном лакеи из замка, а остальные куда делись? А остальные-то из деревни не вернулись, однако. Там остались.
  Пока думал, заметил, как троица дворян, в кургузых плащах чуть ниже жопы и лосинах, отправилась к деревне. Лошади шли неспешным галопом, по их бокам похлопывали тонкие клинки в ножнах. Рохнийские, дорогие. Местная золотая молодежь. Куда это они собрались?
  В деревню, куда же ещё. Все мужики тут, а кто же там остался-то? Да понятно кто, крики женские были слышны даже отсюда. Не грабить же они туда поехали, что в нищей деревне взять? Тут не то что золота, тут и денег-то не видали.
  О, вот ещё несколько струек дыма утолщились, стали потолще. Ну как дети, что-нибудь да подпалят. Жаль, что не свои шевелюры, которые пониже живота растут.
  Заслышав крики, крестьяне как-то обреченно заволновались в своем загоне, но крепкие удары древками копий их угомонили. А кого-то, кажется, и проткнули, звук характерный.
  -Ваше Высочество. -Снова барон Нават. -Покажете ли пару приемов? А с каким мечом тренируетесь? Рохнийским?
  -Да нет, деревянным. -Ответил я. Ну, вот что за назойливый тип?
  -Знамо дело. -Пожал плечами барон. -Мне пять лет не давали... Пока каким-то бандитам в Рохни по голове не настучал деревянным. А у Виктора-то, видно, меч новый... У старика покупал на пристани?
  -Да. -Немного озадаченно сказал Виктор.
  -Много заплатил? В Империи такой меч дороговато выйдет, у нас ваших мечей и нет почти что. Кстати, на сухое горло разговаривать сложно, никто не находит?
  -А что, есть что? -Спросил Ждан.
  Нават щелкнул пальцами, слуга спешился и скоро мы, собравшись в круг, опустошали большую бутылку вина. Крепкое, терпкое, и кислятина, конечно же, но пить можно.
  -Это из Муравьиного королевства, -объяснил всем желающим барон Нават, -лично выиграл в кости у помощника князя. Ваше Высочество, господа, не возражаете, если мой шатер встанет рядом с вашим? Ваше Высочество, а где же барон Седдик?
  Насчет шатра Его Высочество и прочие господа не возражали, и пара слуг принялась сноровисто вытаптывать место под шатер, забивать в землю копья и мостить на них ткань. К моему удивлению, девушка не осталась в стороне, тоже спешилась и принялась помогать. Разгорячилась, сбросила на землю куртку, оставшись в обтягивающей блузке.
  Я поймал себя на том, что невольно ей любуюсь, и быстро отвел глаза.
  -Не смог приехать сегодня. -Буркнул в ответ. -У него семья ж...
  -Жаль, жаль, очень жаль! -Сокрушился барон Натан. -Да, некоторые развлечения... -Он проводил взглядом четверку гвардейцев, которые заломили руки и затолкнули в большой красный шатер молоденького пажа с растерянным лицом. Генерал Ипоку довольно улыбнулся, отчего чуть шлем его не лопнул, и прошел следом. -Не очень подходят для человека семейного.
  Виктор проводил взглядом эту сцену и сплюнул.
  Среди крестьян снова кто-то зашевелился, ещё один противный звук копья, протыкающего человеческое тело. Ч-ч-ч-чпок! Такой мясной, влажный. Противно очень звучит.
  -Костер разводить, Ваша Светлость? -Обратился один из слуг барона.
  -Да, давай. -Отмахнулся от него барон Нават. -Да заодно вина согрей. Так на кого охота-то?
  -А то ты не знаешь! -Притворно удивился Ждан.
  -Да откуда, меня как дядя с утра снял с кровати, так сразу сюда! Даже не рассказал ничего. Но, судя по лесу...
  -Да кабаны или волки, нету тут больше никого. -Ждан сплюнул. -Или вот, на холопов...
  -То не дело! -Горячо возразил барон Нават. -Я на них охотиться не умею, уж простите меня, Ваше Высочество... Я лучше вина выпью, ладно? Кстати, где-то там была вторая бутылка?
  Выпили и вторую.
  -Кое-кто говорит, что между второй и третьей не должна пу... То есть стрела пролететь, барон? -Заметил я.
  Сразу же и по третьей, уже согретой над костром.
  Росинант возник у меня за спиной.
  -Шатер готов, Ваше Высочество. Костер запален, в лес отряжен слуга, хворост собирает. Повозка закреплена, кони расседланы и попонами укрыты... Один слуга послан в город за едой, вернется до темноты...
  -Так подробно не надо отчитываться. -Заметил я ему. -Лишь бы все было. Господа, приглашаю в шатер, скоротаем время, пока не начнется.
  -Да рановато ещё начинаться-то. -С сомнением сказал барон Нават. Народу у нас в колонне особо не прибавилось. Кажется, что в деревню поехали и некоторые гвардейцы. -Эй, подогрей вина и отнеси в шатер к принцу! Кстати, предлагаю потихоньку и на куропатку сходить, пока эти тут разберутся, столько времени пройдет. Лук у меня хороший есть...
  После третьей и пошли. На опушке леса барон вооружился луком, и через десяток шагов сбил с ветки большую птицу, похожую на курицу, разве что раза в три больше, с бородкой и крыльями. Ещё по одной сбили Ждан и Волин, а Виктор промахнулся.
  Глухари, что ли? Глухарей я пока что вживую не видел, а вот куриц доводилось. Ладно, пусть будут куропатками.
  -Во, вот и обед у нас есть! -Подняв птицу за тощие голенастые лапы, засмеялся барон Нават. -Эй! Приготовь! -Птица полетела в руки баронскому слуге, тот поймал на лету и поклонился, Ждан и Волин тоже передали свою добычу.
  Через несколько минут перед моим шатром жарко пылало сразу три костра, куропатки, освежеванные и ощипанные, поворачивались на вертеле, ловко насаженные на острие одна за другой, с расправленными на поперечных перекладинах крыльями. Слуга глядел зорко, поливая вином и изредка посыпая маслом.
  Вернулся гонец в город, привез вино и ещё что-то, Росинант сразу же потащил к нам, а несколько кувшинов поставил в снег. Охрана облизывалась, но уж кому-кому, а им я ничего давать не собирался. Трусы они. Вот когда начнут свои обязанности выполнять, так и можно будет уже подкармливать, а пока что пусть сами ищут...
  Уже нашли. Головки сыра, какие-то связки солений-варений из крестьянских домов здорово разнообразили солдатский обед. Да и слугам тоже перепало кое-чего.
  Теперь понимаю, почему так все любят охоту.
  Кроме крестьян, конечно. В их загоне уже кого-то пороли, свистели розги и слышались вскрики.
  Барон Нават оказался очень компанейским парнем. Ну, само собой, любой хороший дипломат должен быть 'от Ильича до Ильича без инфаркта до паралича'*. Хотя это больше подошло бы его дяде, графу Лиордану.
  
  * - данная пословица описывает Анастаса Ивановича Микояна, политическая карьера которого началась во времена Владимира Ильича Ленина и счастливо продолжилась до Леонида Ильича Брежнева.
  
  Успел побеседовать со мной о мечниках, рассказал про имперскую школу, которая практикует бой сразу двумя клинками, но короткими. Поговорил с Виктором о разных видах клинков, быстро признав его клинок лучшим, что можно было купить за деньги, сходил поглядеть на лошадь. Пообщался с Волином о делах и проблемах в большом поместье. Обсудил со Жданом достоинства и недостатки борделей в Рыночном квартале, посетовал, что в последнее время туда в одиночку ходить слишком опасно, а 'Похотливый овцебык' стал дорогим слишком для честного имперца...
  Короче, в душу влез.
  У меня аж зависть колыхнулась. Ну вот, какой-то имперец, впервые нас видящий, уже всем свой парень, а я тут уже с полгода, а так и не научился с людьми быстро сходится.
  Надо присмотреться к этому имперскому барону.
  -Сегодня уже вряд ли пойдем. -Поглядел на небо барон Нават. Собирались тучи, подул легкий холодный ветер. Крестьяне в загоне заволновались, им туда бросили хвороста и горящие факелы, чтобы не замерзли.
  -Стоило сегодня собирать... -Поморщился Ждан. -Наверняка десятка недосчитаемся. Заплатили б по медяку, не надо б было...
  -Да хватит уж, тошно глядеть. -Сказал Волин. -Тоже мне, гвардия, с холопками справилась.
  В загоне для крестьян что-то происходило, и вдруг оттуда раздался такой пронзительный вопль, что я невольно вздрогнул.
  -Эт-то ещё что... -Поднялся Виктор. Потом опомнился, опустился обратно на скатанный плащ. -Ваше Высочество, пойдемте в шатер, нечего на ветру сидеть нам, там теплее...
  Ждан и Волин переглянулись, встали, зашли внутрь, подавая пример.
  -Пошли. -Согласился я. Подумал минуту, но потом понял, что в любом случае дурачка из себя строить поздно. Барон Нават, если он не полный дурак, сразу догадается, что я из себя клоуна корчу. И задумается, зачем мне это надо. Потому лучше уж быть самим собой. Конечно, это не значит, что я буду особо показывать мощь да силу моего разума, пред которой все быстренько склонились...
  -Росинант! -Позвал я.
  -Да, Ваше Высочество.
  -Устрой слуг, за лошадьми проследи, и спроси у слуг барона Навата, не надо ли им чего. Если надо, выдай в разумных... Что это ты мне суешь?
  -Серебро, Ваше Высочество. Это сдача, вы денег слишком много дали, вся еда меньше стоит...
  -Храни пока что у себя, как не хватит - скажешь, я ещё дам. И чтоб мне без фокусов! Все сделаешь, доложишь, и свободен на сегодня.
  -Да, Ваше Высочество.
  В шатре было тепло. В центре, обложенный камнями, на голой земле пылал костер, на полу толстые ковры, положенные на дощатую решетку. Ходить не очень удобно, я чуть не провалился в соты. Дым от костра вился вверх, выходил через дымоход. А хитро сделано! Стены как в кулек собираются, а отверстие прикрыто ещё одним куском ткани, но не целиком, а так, чтобы оставался промежуток. Дым хорошо выносит, и снег не заметет, если ночью метель будет.
  Уснуть было сложно, всю ночь слышались крики и вопли подгулявших дворян.
  И эту вот вольницу дурную мне сватают в друзья-товарищи? Нда, тяжелый человеческий материал. Но другого нету, с ним и будем работать. Если получиться.
  
  
  Глава 6
  
  Люди встречаются
  Люди влюбляются...
  
  Не помню автора
  
  Двери электрички распахнулись, и я шагнул на перрон.
  Мне в лицо сразу же метнулись вереница снежинок, обдало холодом. В электричке-то точно теплее было. Но ноги-то затекли... Попрыгав на месте, повесил полупустой рюкзак поудобнее, и двинулся вдоль платформы. Мобильник удобно устроился у меня на поясе, под теплой курткой. Гарнитура в ухе. Если сейчас Машу не найду, то тогда ей звонить придется.
  Теплые белые варежки закрыли мне глаза.
  -Привет!
  Я развернулся, подхватывая за локти Машу.
  -Привет! Ты что? Как же так, нельзя ж людей нашей профессии за спину трогать!
  -Мне можно, я девушка! -Отмахнулась та. -Пошли!
  -Куда?
  -Есть, понимаешь, у нас такой древний и красивый обычай. Прежде чем переспать, мальчик с девушкой кофе пьют в тихой кафешке. Знакомятся там, о пустяках болтают. Кофе пьют. Иногда даже поцеловаться могут. Кафешек я тут хороших не знаю, так что пошли ко мне, я тебя кофе напою!
  -Но... Маш, неудобно! -Я представил, что сейчас приду к Маше, а там Серега-большой, и её родители...
  -Надо же какой стеснительный! Родители до второго в деревне, брат куда-то к друзьям умотал... Так что пошли! Возьмешь меня за руку или как? Как мои выкройки?
  Я отдал ей перевязанный цветными подарочными лентами пакет.
  -Трам-пам-пам, спасибо! Целый народ благодарит тебя, если б мог - они возложили цветы и золотые украшения к твоим ногам, но пока ещё только смотрят на чертежи...
  -Да, чувствуется, дело не такое простое было! Так... А это? Это что?
  -С Новым годом. -Сказал я.
  -Ой... Сережка, спасибо! -Маша, держа в одной руке коробку с сотовым, обняла меня и поцеловала. -Так, пошли быстро! Мне холодно! А потом по городу погуляем!
  Старенький автобус, петляя по городу, довез нас практически до Машиного дома. Обычная хрущевка-пятиэтажка, разве что три квартиры на лестничной площадке, и такая же стандартная советская квартира. Окна выходят на шоссе, ковры на стенках, сервиз, шкафы, Машина комната, где мы оказались очень быстро, и, жарко целуясь, добрались до раскладной кровати-дивана, один в один похожего на мой.
  Через несколько часов зазвонил мой мобильный. Мои родители спешили узнать, куда же я запропастился под Новый год.
  -Мам, все хорошо! -Бодро сказал я в трубку. -Я завтра вечером буду, мам, батарейка садиться...
  Маша тихонько хихикнула.
  -Знаю я твои батарейки! Кофе будешь?
  -Да. -Сказал я, целуя её снова.
  Часа через два ещё мы, уставшие и державшиеся за руки, переместились на кухню, обычную советскую кухню, с холодильником, колонкой и газовой плитой. На полке негромко бормотал маленький японский телевизор, а в холодильнике хранились запасы еды на пару месяцев. Во всяком случае, так мне показалось, когда Маша открыла его и принялась сервировать стол.
  Да как же все это съесть-то?
  Нарезка, хлеб, мясо, холодец, мандарины... Ну, и салат оливье, конечно же, какой Новый год без него!
  -Ешь! -Строго сказала Маша, пододвигая ко мне большую тарелку с нарезкой. -Кому сказала? Дома капризничать будешь!
  -Маш, я лопну! -Оценил я богатство стола. -Серьезно!
  -Ничего не знаю. -Строго сказала Маша. -Кому я готовила-то? Так... Что пить будешь? Есть коньяк, хороший, французский, мне подарили, есть вино, шампанское, ну пива не держим...
  -Эм... -Спросил я. Выпить сейчас, и кто знает, каким я в том мире проснусь, рядом с Верой, а где-то ещё и барон Нават бродит!
  -Скучный ты парень! -Маша водрузила на газовую плиту большую кастрюлю с горячим, как-то по особенному изящно чиркнула спичкой, зажгла огонь.
  -Ну... Иногда... -Что-то засмущался я, осторожно отодвигая от себя тарелку с холодцом.
  -Так! -Мой жест не остался незамечен. -Дома капризничать будешь! Ешь!
  -Дорогие россияне! -Сказали в телевизоре. -Поздравляю вас...
  Маша оказалась рядом со мной, и мы поцеловались, а потом нам снова стало не до того. Президент отговорил, рассыпался блестками праздничный концерт, на улице захлопали петарды, заулюлюкали, закричали, взвизгнули сигналки у машин.
  А я все целовал и целовал Машу, обнимая её, прижимая к себе, закрывая собой от всего того мира, что был снаружи нас, а внутри нас остался только тот мир, где были мы вдвоем, и нам не нужно было больше никого...
  На улицу мы так и не пошли, просто валялись в кровати, целовались, болтали о чем-то неважном и понимали друг друга с полуслова. И незаметно уснули. Меня кольнула паника, спать я не собирался, в рюкзаке у меня с собой банка с зернами кофе, которые пожевать можно, но сон неожиданно оказался сильнее...
  Проснулся я от ощущения, что чего-то не хватает. Маши рядом не было, с кухни пахло кофе и яичницей, через неплотно прикрытые шторы в комнату пробирался дневной свет.
  На полке над кроватью, среди цветов и стопки учебников по экономике, стояла фото в простой деревянной рамочке. А с фото на меня строго глянул Серега-большой, молодой ещё, в форме с курсантскими погонами.
  Я встал, поискал одежду, не нашел.
  Что же, получается, Маша эти сны как-то отгоняет? Или просто у меня режим сбился?
  -Любимый! -Маша заглянула в комнату. -Доброе утро! Кофе и яичница на столе, а твоя любимая девушка в душе. Завтракай!
  -Ну уж не-ет! -Я перехватил Машу, поднял на руки, и крепко поцеловал, а она ответила на поцелуй.
  Завтракать пришлось уже остывшей яичницей.
  Дома сидеть не хотелось, и мы пошли гулять на улицу.
  Рязань очень красивый город. Особенно когда гуляешь с красивой девушкой. Ну, это я еще и в прошлый раз заметил. Людей немного на улицах, пахнет морозом, в центре торчит большая нарядная елка, вокруг которой все усыпано корпусами от сгоревших петард, магазины и забегаловки закрыты, первое января же, никто не работает, народ только в себя приходит перед праздником.
  -Вот, смотри! -Маша пихнула меня локтем. -Это наш Дом Мод, у меня тут первый показ был!
  -Ага! -Сказал я, думая о чуть более важных вещах.
  Надо бы своим жильем озаботится.
  Про то, чтобы купить квартиру, и думать даже нечего, цены дикие. Снимать? С зарплаты охранника мне потянуть что-то одно, или съем квартиры, или еду себе покупать. К родителям подкормиться ходить? Нас-то двое уже, и родители мои не миллионеры.
  Нда, ситуация. В одном мире принц, а во втором нищий. Принц и нищий...
  Меня пихнули в бок.
  -Ты вообще меня слушаешь? -Сказала Маша.
  -Конечно! -Я улыбнулся ей.
  -Дааа? И что я тебе только что сказала?
  -Ну...
  -Горе ты моё. Вот тут Дом Мод, у меня там первый показ был. А как все началось, так вообще смешно! Представляешь, сидим мы в классе на занятиях по биологии, училка опаздывает. И тут дверь открывается, и входят два таких представительных джентльмена. И говорят нам 'Девушки, мы представители совместной русско-французской фирмы, набираем моделей для показа платьев нашей летней коллекции. Кто хочет участвовать?' И раздали всем визитки с телефонами. Ну, мы с Женькой вместе пришли как раз сюда. Там девчонок было со всего города, все волнуются, все взрослые, а тут мы, две малявки. Но Жан нас сразу заметил, говорит, вот этих двух берем, остальным до свидания...
  Я ощутил небольшой укол ревности к этому Жану.
  -Нас в гримерке одевали час, а то и больше, а потом мы ка-ак вышли на сцену! А там народу страсть, все на нас пялятся, ну мы и не подкачали, ножку от бедра, и вперед, с улыбкой... Нет, ну ты меня опять не слушаешь!
  -Нет, -честно признался я. -Я тобой любуюсь.
  -Ну!
  Мы погуляли по центру, прошлись мимо того фонтана, где встречались в первый раз, побродили по Кремлю. Попили чаю с пряниками в душно натопленной чайной, я ощутил, как на меня кидают завистливые взгляды. Сначала на Машу смотрят, а уж потом на меня глядят как на пустое место.
  Ну и ладно, пусть завидуют.
  Уже с гудящими ногами вернулся на перрон, посторонился, пропуская тетенек с большими сумками. Машинально проверил билет в кармане, поднял воротник куртки чуть повыше, поправил ремень рюкзака.
  Вечерний поезд вполз на перрон, отфыркиваясь тормозами, раскрылись двери.
  Я выбрал место у окна, народу почти что не было. Открыл рюкзак, достал 'Историю обработки металлов', и погрузился в чтение. До дома ещё долго ехать... Да и потом ещё тащится от вокзала.
  Так, вот это да. Что ж это такое? Сверло? Ого, а книжка-то с картинками... Сверло вот первое, вот это сверлят стволы для орудий. Сначала снимали очень маленькие припуски, до пяти сотых миллиметра на нарез. Вот этим протягивали через ствол, шест с закрепленным посередине зубом. Закалка, тоже целая глава, в которой я просто поплыл сразу. А вот это первый станок. Токарный станок, самый первый. Два шипа, посередине полено. Полено крутит рабочий хитрой такой приспособой в виде лука, надев тетиву петлей на заготовку. Мастер в чалме с мудрым лицом прижимает к полену острый нож.
  О, это один из первых примеров токарных станков. 650 год до нашей эры. А вот это уже четырнадцатый век, водяное колесо приводит в движение заготовку, и у мастера тоже чалму сняли, одели в европейское платье и длинноносые ботинки. Вот станок с ножным приводом. И даже с упором для резца. Хм, как резец-то им в головы не отлетал? Держать-то его не так просто было, особенно если металл резать... Ну, так это не металл.
  Во, мода аристократии. Токарные станки, изукрашенные как шестисотый Мерседес торговца помидорами с рынка. Мода такая, изготавливать точеные изделия из кости и ставить их у себя в спальне. Царь Петр и станок Нартова*, фото из какого-то музея. Надо же, что-то вроде суппорта уже есть, но делают разный хлам, вроде фигурных ножек для ночных торшеров.
  
  * - Андрей Константинович Нартов (1693-1756) - русский механик и изобретатель первого в мире токарного станка с механизированным суппортом. С 1709 года работал токарем в Московской школе математических и навигацких наук. В 1712 году Нартова царь Петр I вызвал в Петербург, где дал работу в собственной дворцовой токарне. В то время Нартов построил ряд станков для изготовления барельефов и прочих произведений искусства. В промышленном производстве станки Нартова использованы не были.
  
   А вот и станок для нарезки винтов, странный такой. Винты опять же режут вручную, мастер держит резец в руке. Представляю, какой тогда была производительность и какой была цена одного винта! Да ещё, вручную-то резать винты каково? Одинаковой резьбы не получалось, гайки под винт подгоняли чуть ли не индивидуально.
  Но вот новый станок, уже с резцедержателем, с нормальным суппортом. Станок Генри Модсли*. Рядом нарисована паровая машина Уатта**.
  
  * - Генри Модсли - английский механик и изобретатель (1771-1831). Создал токарно-винторезный станок с механизированным суппортом (предп. 1794 г.), что позволило механизировать и стандартизировать производство резьбовых деталей практически любой длины и любого шага. До Модсли резец токарь держал в руках, а нарезку резьбы проводили по меловым меткам.
  ** - Джеймс Уатт (1736-1819) шотландский инженер-изобретатель. Создатель паровой машины двойного действия.
  
  До Уатта тоже были паровые машины. С маленьким КПД, но зато большим аппетитом к топливу. Потому и строили машины поближе к шахтам или к лесу, где дров много. Джеймс Уатт машину значительно усовершенствовал, да вот детали для новой машины требовались куда как более лучшего качества, чем для старой, одинарного действия. Люди, держащие в руках резцы, уже не справлялись. И тут подоспел Модсли с суппортом своим, и сразу дело пошло на лад. Теперь уже можно говорить о точности изделия и о массовом производстве, потому как все суппорта двигаются одинаково и нарезают одинаковую резьбу...
  О, а вот и оружие. Эли Уитни, изобретатель первого фрезерного станка, получил заказ на десять тысяч мушкетов от американского правительства. Тогда ещё все оружие вручную подгоняли, детали одного мушкета могли не соответствовать деталям другого. Ну, та же история, что и с болтом-гайкой. Эли Уитни придумал взаимозаменяемость, все детали должны были изготавливаться с разделением труда, когда один человек только стволы сверлит, другой приклады, третий замки или что там ещё... С первым заказом изобретатель опоздал на восемь лет, но вот со вторым удалось быстро справиться.
  
  * - Эли Уитни получил патент на фрезерный станок и на специальный инструмент - фрезу - в 1818 году. Умер в возрасте 59 лет, оставив четырех сыновей. Эли Уитни младший (1820-1894) был партнером Самуэля Кольта, а Эли Уитни Четвертый продал оружейный завод Уитни компании Winchester Repeating Arms.
  
  Всемирная Выставка 1851 года*. Ого, англичане покупают целый завод по производству ружей в США и привозят к себе, на Туманный Альбион. Ну не было в Англии ещё такой стандартизации в обработке деталей машин. Отстала бывшая метрополия от своей бывшей колонии, отстала давно и надолго. Правда, ещё не все это поняли, и за океаном тоже.
  
  * - Великая выставка промышленных работ всех народов, проходила в лондонском Гайд-парке с 1 мая по 15 октября 1851 года. На этой первой мировой выставке представили промышленные изделия из разных стран мира, а также прочие редкие диковины. Выставку посетило до 6 млн. человек, окупилась она организаторам многократно.
  
  Ну, а дальше-то уже ничего интересного. Развитие науки и техники, промышленность шагает семимильными шагами, новые инструменты, Вторая мировая война, после которой оборудование все усложняется и усложняется...
  Надо будет обязательно внедрить несколько станков к мастеру Виктору. Даже самых простейших... Если я хочу себе хороший револьвер сделать. Однозарядный пистолет на фиг не нужен, любой лучник или даже мечник его переиграет. Ну пальну в одного, так второй-то меня порубит. Нужен револьвер. Причем хороший револьвер, что-то вроде Смит и Вессон.
  Чувствую, что книгу эту я до дыр зачитаю. А уж как бы мастер Виктор обрадовался, попади ему такая книжица в руки...
  Сколько я читал, не знаю. Чтение не то чтобы интересное, я бы лучше приключения Вики Харрингтон прочитал, сколько нужное и полезное. Да, мастер Виктор сейчас занят изготовлением простейшего прокатного станка, надеюсь, что у него получится. И после приступит к работе над ударным прессом, который будет в листовом металле выдавливать верх и низ рубашки гранаты... Но сколько же ещё предстоит сделать, как же долог будет путь до простейшего мушкета, не то что револьвера!
  Народ вокруг то добавлялся, то убавлялся, в наушниках тихо играла музыка. Не уснуть бы, а то уж больно долгая она, эта электричка. До двенадцати бы в Москву успеть, а то в час ночи переходы в метро закроются, и как я домой попаду? Пешком идти долго... Хорошо хоть завтра выходной, выспаться могу.
  Как-то незаметно я задремал.
  Проснулся уже в том мире, конечно же. По закону подлости.
  Грязно выругался, глядя в матерчатый потолок.
  Надо же так! Электричка как раз по окраинам идет, станций много, карманы б не вытрясли! А то ползарплаты с собой, и не так много и потратил, вот что обидно!
  Ну что же теперь-то делать, а?
  Да ничего не делать, пока обратно не проснусь, уже все равно ничего сделать нельзя.
  -Доброе утро, Ваше Высочество! -Приветствовал меня барон Нават у еле теплящегося костерка. -Сейчас Вера согреет бульон...
  И почему я уже не удивляюсь-то толком? Ну ещё одно земное имя. Мало ли их тут бродит-то?
  Над костерком висел округлый котелок с чем-то исходящим паром, и исходящим самым вкусным ароматом. Из-за шатра вышла Вера, та девушка из команды барона, которую я за графиню принял, с охапкой тонкого хвороста. Подбросила хворост в костер, поворошила его веточкой, собирая в кучку. Другим концом веточки покрутила в котелке, вынула, быстро лизнула кончик.
  Посмотрела на меня, улыбнулась, чуть наклонив голову. Наверное, вот так выглядит многообещающая улыбка? Не знаю, молодой я ещё слишком.
  -Доброе утро. -Из палатки показалась голова мастера Клоту. -Ух... Чем так вкусно пахнет?
  -Мясной бульон из куропатки. -Просветила Вера. У неё оказался глубокий и спокойный голос, очень женственный.
  -Очаровательно! -Зажмурился от удовольствия мастер Клоту. -Для здоровья полезнее нет плотного завтрака с утра, могу сказать...
  -Доставайте посуду и ложки, Ваше Высочество, дворяне...
  Из-за спины моей выскочил Росинант, со стопкой глиняных мисок и ложками.
  Поели бульона, горячего и сытного, запили подогретым вином из бездонных запасов барона Навата.
  Противный гундосый вой заставил меня подпрыгнуть.
  -Ну, что снова-то?
  -Началась охота, Ваше Высочество. -Барон Нават упер в землю свой лук, не без усилия согнул, набросил тетиву на рога. Слуга подал колчан со стрелами. Второй слуга вооружился странного вида копьем, с длинным и широким наконечником, после которого располагалась перекладина, подпертая ещё и парой распорок. И само копье было потолще, чем те, которые я тут раньше видел.
  Перекладине слуга уделил особое внимание, покачал её, сильно подергал, упер копье в череном в землю и сильно навалился, повис всем телом на несколько мгновений, поджав ноги. Копье трещало, но перекладина держалась, не съехала даже.
  -Это для охоты на крупного зверя, Ваше Высочество. -Раздался у меня под ухом голос Веры. -Зверь насаживает себя на острие, но не может добраться до охотника, упирается в крестовину.
  -Спасибо за объяснения, Вера. -Вежливо ответил я.
  -Разве ж вы не видели такое оружие раньше? Его же придумали ваши давние предки, а к нам оно пришло из Соединенного Королевства.
  -Я не очень увлекался историей оружия...
  -Я могу вам показать, Ваше Высочество. Вот! -Она ловко забрала рогатину у слуги, показала мне. -Широкое лезвие, как у меча. Оно глубоко проникает в тело и делает рану. А вот это крестовина, она не пускает копье дальше. Его упирают в землю, вот так... -Она показала, уперев черен в землю, и наступив на него ногой. -И потом держат, не допуская, чтобы древко сломалось. Даже самый большой зверь не может прорваться, и быстро умрет. Даже Порождение не справляется.
  -Ого! -Заинтересованно сказал я. Знать бы, кто это ещё такие, Порождения, именем которых тут ругаются через слово... Порождения чего? Какие-то злобные демоны? Хотя Вера говорит о них как о вполне реальных существах, которых и на копье наколоть можно.
  Гнусный звук раздался ещё раз.
  Лагерь просыпался на глазах, сонные голоса раздавались отовсюду. Было холодно, снова небольшой снежок и изморозь на серой траве. Скрипит кожа и звякает сбруя, пахнет костром и людским потом.
  Крестьян из загона вывели, разбивали на небольшие группы и под конвоем трех-четырех вооруженных слуг отправили в обход леса.
  -Тоже мне, загонщики. -Сказал Виктор.
  Утром крестьяне выглядели ещё хуже, чем вечером. Впалые лица, ещё более потрепанная, чем вчера, одежда, медленные движения. Пару раз кому-то съездили плеткой, а уж древками копий колотили - через одного.
  Спрашивать, как да что в охоте будет, не хотелось. Это могло бы вызвать подозрения. Но Вера вызвалась быть моим гидом, сразу почти что.
  -Там, в лесу, легла за зимовку стая волков. Возможно, кабаны тоже есть. А куропаток-то... -Вера мечтательно закатила глаза. -Тут охота славная. Может, и оленей найдем. Волков-то уж точно... Ваше Высочество, их из лука надо бить. У вас есть лук?
  Ага, есть, как же. Я сюда и пистолет-то не могу перетащить, а ты 'лук', 'лук'... Кстати, чего это ты ко мне так интересом воспылала? Тут тех дам, которые с принцем, говорят, на кол сажают. Предварительно хорошо поиздевавшись.
  Не могу поверить в то, что она про то не знает.
  Так зачем же?
  -Да нет, я как-то все мечом, ножом... -Сделал смущенный вид я.
  -А разве не учили из лука стрелять? Ваше Высочество, это же просто, я покажу... Рохнийский лук вообще проще простого, там и не надо ничего знать! Прикажете принести?
  -Стоп-стоп-стоп! -Поднял я руку. -Ну, в чистом-то поле зачем? Мы не опоздаем?
  -Да нет, -оглянулась назад Вера. -Но нам уже надо двигаться, скоро загонщики пройдут лес... Эй, коня! Ко-оня! Серко, Серко, иди сюда...
  Кобыла, на которой она вчера ехала, всхрапнула и потрусила ближе к Вере. Надо ж, умная лошадь!
  -А где ваш конь, Ваше Высочество? -Спросила Вера.
  Ну и вот как ей объяснить?
  Краем глаза я заметил, что барон Нават о чем-то разговаривал с Виктором, в качестве примера отмеряя пальцами на клинке своего меча. Виктор согласно кивал, но хмурился.
  Ну, пошел разговор мужчин про оружие.
  А вот Вера, значит, со мной общаться должна? Что же ей надо?
  Как-то сразу вспомнилось про некоего криминального типа, который пытался найти вход в замок для имперского посла.
  Звенья одной цепи?
  Как должен реагировать пацан-то? Ну как, нормально должен реагировать, как дурачок улыбаться да радоваться, что такая видная женщина на него внимания обратила. Ага-ага.
  Группками дворяне двинулись к лесу. Одна группа, под предводительством графа Дюка, забрала правее, и скрылись за лесом. Вторая, под предводительством генерала Ипоку, пошла прямо, а потом разделилась, на две части. Одна забралась на небольшой пригорок, вторая, где народу побольше, ушла левее, на поля.
  Слуги засновали между лагерем и обеими группами, перенося напитки и ещё какие-то вещи. Дворяне расходились друг от друга, поднимали наизготовку копья. Лошади перетаптывались, всхрапывали. Вдруг одна поднялась на дыбы, заржала. Всадник оказался на высоте, быстро её осадил, угомонил.
  -Так чего ждем, присоединяемся! -Барон Нават уже сидел в седле, как и Виктор.
  -Ты что, никогда на лошади не сидел? -Вдруг спросила Вера.
  -Да как-то времени все не было. -Сказал на это я.
  -Пошли, вот это смирная кобылка... Ногу в стремя, а я в поводу поведу, Ваше Высочество, это не страшно!
  Сесть на лошадь оказалось почти так же, как и на велосипед. Если не умеешь, то в первый раз намаешься. Но с помощью Веры, которая оказалось неожиданно сильная и ловкая, я и сам не заметил, как уперся ногой в стремя. Толкнулся от земли, перекинул ногу через круп, чиркнув коленкой по задней луке седла, и с опаской выпрямился.
  Из палатки вылез на четвереньках Ждан, помотал головой, увидев меня на лошади, и быстро рванулся ко мне, перехватил повод.
  -Не, не, я сам поведу, ваше сиятельство, спасибо... Ваше Высочество, ну что же на лошади-то?
  -Да нормально все. -Я покачнулся. Не, это вам не велосипед, смирная, как поставили, так и стоит. Никуда не едет, с одной стороны повод держит Вера, с другой стороны Ждан.
  Гнусный рев, который я уже слышал, повторился. Три раза подряд, раз, два, три...
  Ну, началось, что ли?
  Как оно там выглядеть-то должно? Цепь крестьян идет по лесу, стучит по стволам деревьев и кричит что есть мочи, а звери пугаются и бегут на бравых охотников. Для охотников остается лишь ловко орудовать копьями и не зевать с луком и стрелами. Все просто. Не думаю, что тут процесс охоты с загонщиками сильно отличается от моего мира.
  Сначала отреагировали птицы. Небольшая стая, поднялась в воздух и начали кружить над деревьями, хрипло крича. Периодически к стае присоединялись новые участники. Птицы мелкие, не чета той, которые послужили нашим вчерашним ужином.
  Кто-то пустил стрелы, барон Нават поглядел довольно равнодушно.
  -Пошли, а то все веселье пропустим.
  Кстати, а охрана-то моя где? Куда подевался лейтенант Лург? Вот и он, снова трясется от не пойми чего.
  -Доброе утро, Ваше Высочество.
  -Да доброе утро. -Ответил я.
  С Виктором и Жданом лейтенант обменялся более долгими приветствиями. Наверное, склеилось там что-то между ними. Хотя и не знаю. Чем дальше, тем меньше мне моя охрана нравилась. Да и сегодня выглядят все не лучшим образом. Морды опухшие, шатаются. На лошадях сидят как большая буква 'Зю'. Бухие они, что ли? Перепел не птица, а состояние души! Во, один как раз, оглянувшись, да не особо скрываясь, приложился к большому кувшину. По бороде и кольчуге потекли рубиновые струйки.
  Ну, что поделать, голова-то после вчерашнего болит, да и ещё как. Но откуда вина взяли?
  -Так, где мой слуга?
  -Я тут, Ваше Высочество. -Подбежал ко мне Росинант.
  -Во, откуда у них вино?
  -Вчера в деревне нашли, Ваше Высочество. -Ответил с поклоном Росинант.
  Я с любопытство посмотрел на него. А этот-то откуда знает? С ними он точно не ходил... Пронырливый малый у меня в главных слугах ходит. Не забыть к нему присмотреться, не забыть.
  -Понятно. Ладно, давай-ка организуй пока обед, о себе тож не забудь... Как у тебя там с финансами-то?
  -Если в город ехать, то надо бы ещё золотой, а то и два. Припасов совсем не взяли. Ваше Высочество, надо яблок купить, мяса и хлеба, да и вино у нас вчера почти кончил...
  -Стоп, подробности потом. -Я бросил ему два золотых. -Вот этого хватит?
  -Вместе с тем, что вчера получил, Ваше Высочество, хватит! -Росинант что-то прикинул.
  -Все, иди, разбирайся.
  -Оригинальный способ распоряжаться слугами, Ваше Высочество. -Сказал барон Нават. -А если сворует или просто исчезнет с деньгами?
  -Да нового найдем. -Махнул я рукой. -Этот хоть поумнее, и порасторопнее, а остальные как овощи на грядке...
  -Бывшие крестьяне, Ваше Высочество. -Барон Нават поглядел на бегающих слуг. Росинант как раз выдавал денег мальчишке и что-то приказывал, показывая то на дорогу, по которой мы приехали, то на лошадь. Другой слуга крепил на лошадь большие переметные сумы.
  -Подойдем ближе. -Засуетился барон Нават. -Охота началась, Ваше Высочество! Загонщики вышли!
  Мы двинулись ближе, Ждан вел коня моего в поводу, его коня вел Волин. Виктор чуть впереди, рядом с ним барон Нават.
  Остановились за спинами отряда генерала Ипоку. Тут пригорок, а с него и виднее, и удобнее.
  Ещё один гнусный рев. Отсюда, повыше, было видно, кто его издавал. Хмырь в камзоле, с длинной трубой. Трубу поддерживал второй хмырь, такой же разукрашенный. Второй рев раздался откуда-то из-за леса.
  Сначала над нами вразнобой пронеслись мелкие лесные птахи, до того поднятые из леса. В воздух взлетели пару стрел, но добыча была совершенно не та, на которую стоило стрелу тратить. В толпе начали насмехаться над незадачливыми стрелками.
  Вот потянулась добыча покрупнее. Те самые куропатки, из которых такой вкусный мясной бульон получается. Одна за одной, раз-раз-раз, и вот уже целая стая. Защелкали тетивы луков, барон Нават тоже включился в процесс, как заведенный посылая стрелу за стрелой в небо.
  Я засмотрелся, как он стреляет. Тут и людям Лесного барона далековато, да и лук у него был ничуть не хуже. Кажется даже, что не только из дерева лук сделан, а то ли из рога, то ли из чего-то еще похожего. Необычный такой, и тетива тоже не очень обычная. У вольных стрелков точно другой, просто палка с тетивой, пусть и тщательно выделанные, а этот настоящее произведение искусства, вот и украшен, и защитные накладки на него тоже есть.
  Волин тоже не зевал, но у него лук был попроще, и сбить ему никого не удалось. Куропатки оказались не такими-то простыми целями, как вчера.
  Из леса выскользнули быстрые тени, несколько штук. Я как-то даже и не понял ничего, а одна уже вовсю удирала по полю. Остальные заметались между всадниками, поднялся сразу же дикий балаган. Кто-то орал, кто-то тыкал копьем. Виктор и Волин выехали вперед, подняли копья.
  Барон Нават пустил вслед убегающей тени три стрелы. Хотя какая это тень-то? Это волк, не очень большой, уже сменивший свою серую летнюю шубу на белую, зимнюю. Барон Нават не попал, все три стрелы пропали даром, волк добрался до рощицы, нырнул в неё с разбега и был таков.
  -Порождения! -Барон Нават резко опустил лук вниз, новую стрелу не стал доставать.
  Несколько раз хлопнула тетива, это Вера сшибла пару пролетающих над нами куропаток.
  -Ужин. -Улыбнулась она. Нет, ну как девушки так умеют улыбаться - вроде бы и всем сразу улыбается, а кажется, что только тебе.
  Волков добили, затоптали конями и закололи копьями.
  -И это что, все? -Вдруг спросил Волин. -Что-то мало...
  -Нет, сейчас начнется главное! -Барон Нават встряхнулся, снова наложил стрелу на тетиву, рядом с ним слуга положил на землю копье. -Ручаюсь, что к нам-то они точно прорвутся...
  Волин помянул Порождений.
  Стая волков один за другим выскакивали из леса, и, собравшись в четкую группу, пошли на прорыв.
  Прорвутся ли? Да запросто, дворяне вообще ни о чем не думали, кажется. Слишком большой промежуток, да и группы смотрят друг в друга, стрелять-то нельзя!
  В очередной раз забыл, что тут нету огнестрельного оружия. Даже не смотря на то, что я тут уже с полгода, все равно все по тому миру меряю.
  Разгорячив коней, дворяне с краев обоих отрядов рванулись наперерез. Волчары бегали быстро, но от лошадей, высоких и красивых нугарцев, им уйти было невозможно.
  В принципе, дальше-то просто. Догоняешь волка, колешь его копьем и дальше, к следующему. За тобой слуги, добычу подбирают. С виду очень просто, уж не знаю как там это выглядит, если ты сам этим занимаешься.
  Охотники устроили знатную бойню, работая копьями без устали, кони хрипели и кусали удила, били копытами. Все поле усеяно мохнатыми холмиками побитых волков, то тут, то там. В некоторых даже стрелы торчат, с красным оперением... Такими вроде бы барон Нават стреляет? Да, точно. А ещё и Вера. У неё таких полный колчан. Был полный, сейчас уже уполовинен. Пару стрел что у барона, что у Веры наготове, как-то хитро держат их на той же руке, что и лук.
  -А вы что не там? -Спросил я у Виктора. Никто из моих людей в общую толпу не пошел.
  -Там нам места нет. -Покачал головой Ждан. -Там только дворяне...
  -Ну так а... -Я только хотел сказать 'вы кто?' как понял, что дворян-то у меня не так и много. Виктор один, наверное. У него и родители аристократия, да и сам он та ещё 'белая косточка'. Волин тоже баронский сын, но он как-то не тянет на весах перед всей этой сворой. -Ладно, проехали.
  Кстати, а что это тут барон Нават? Неужто его так интересует мечный бой и барон Седдик? Будет очень интересно, если я его увижу на занятиях с Седдиком завтра или послезавтра. Очень интересно.
  -Это половина только. -Сказал барон Нават, как бы извиняясь. -Сейчас дальше пойдет, а мы в резерве получаемся. Это только волков выгнали, а там ещё вожак должен быть, с... Гляди!
  Вот это уже настоящие волки. Те, которые бегали до того, походили на мелких шавок-дворняжек, что около нашего склада расплодились. И около НИИ таких тоже хватает, бабки местные подкармливают.
  Ростом мне в пояс, а то и выше, четверка волков неслась через поле. Впереди побольше, позади, клином, остальные.
  -Стреляй, стреляй, что смотришь! -Закричал барон Нават. -Уйдет же!
  Сверху мне было видно как на ладони. Волки рванулись прямо через людей, быстро, целеустремленно. Все дело осложнилось тем, что редкая цепь охотников смешалась на добивание стаи, и волкам почти удалось прорваться.
  Вера быстро наложила стрелу на тетиву, но лук пока что не поднимала. Барон Нават посмотрел на неё, и тоже начал прилаживать стрелу.
  Крики, вопли. Первого волка заколол высокий дворянин в алом плаще, на всем скаку всадил копье ему в загривок. Ткнул, не без усилия вздернул уже с наколотым на него волком, покачнулся, но удержался в седле. Второй всадник кувырком полетел с коня, через голову, и приземлился в грязь. Грянул хохот, что-то обидно сказали. Третьего волка подстрелили из лука, настилом, сразу две стрелы. Барон Нават промахнулся. А ещё одна стрела летела откуда-то рядом с нами... Я оглянулся. Троица дворян, в камзолах, на лошадях. Один с луком, очень похожим на лук барона.
  -Мимо, барон? -Поинтересовался передовой дворянин. Совершенно какой-то средний парень, лет на пять меня старше, но разодетый не в пример пышнее.
  -Да уж нельзя всегда быть первым... -Развел руками барон Нават. -Но всегда надо к этому стремиться! Виконт Лонвил, почему ты не в первой линии?
  -Да ну её! -Махнул рукой виконт. -Там слишком тесно! Ваше Высочество... -Он спешился, поклонился мне. -Позвольте представиться, виконт Лонвил Шорг, наследник Речного Графства...
  -Привет! -Сказал Виктор. -Что-то давно не видно... Как хлеб на чужбине?
  -Горек и не приятен, Виктор. -Чуть склонил голову виконт Лонвил Шорг. -Ну каким же он может быть иначе? Вижу, что ты... -Он оборвался, не стал продолжать. -В любом случае, рад тебя видеть.
  -И я тебя. -Голос Виктора теплотой не отличался. Какая-то черная кошка пробежала между ним и виконтом... Виконт это у нас кто? Сын графа, верно. Значит, вот это виконт Лонвил Шорг, сын графа Шорг. Старший сын, наследник всего графства. Ну, немаленькая величина, по сравнению со средним сыном барона Виктором, которому может вообще земель не достаться, и тогда прямой путь на чужбину, на службу иностранным королям и герцогам.
  -Тогда хорошо. -Виконта, казалось, нисколько не смутил не очень-то хороший прием. На остальных моих спутников он вообще внимания не обращал. Барон Нават не мой спутник все же, в любом случае. -Твоя сестра... Виктор, она все так же злиться на меня?
  -Да уж. -Проворчал Виктор. -Тот букет цветов был не самой лучшей твоей идеей. И надо было тебе забрасывать его через окно?
  -Романтика! -Вздохнул виконт. -Хотел как лучше...
  -...а получилось как всегда. -Встрял я. -Дворяне, а что это, волков-то четверо было, а убито-то трое?
  -Порождения... -Прошипел Виктор, быстро спрыгивая с коня и выхватывая короткое копье.
  Дальнейшее я как-то слабо запомнил. Быстрая белая тень метнулась впереди, быстро вырастая в размерах, сшибая на землю слугу виконта. Сам виконт быстро укрылся за своей лошадью, что-то влажно чавкнуло. Конь тонко заржал, и, задрав копыта завалился на бок, на помеченную снегом траву хлынула бурая, дымящаяся кровь.
  Барон Нават с ругательствами выстрелил два раза, руки его слились в единую цветную полосу. Стрелы куда-то попали, кто-то завыл, а когда сумятица кончилась, Вера стояла над здоровенным белым волком и втыкала копье ему в холку. Волк валялся на траве, вывалив большой алый язык и выкатив синие хрусталики глаз.
  -Выползок. -Прохрипел виконт. -Вот тебе!
  Барон Нават добавил ещё пару каких-то слов, сравнивающих маму охотников с чем-то, мне незнакомым. Аналог местного мата? Ой как хорошо. Надо будет запомнить, слуг гонять при случае. Как известно, русские дворяне, люди образованные и начитанные, знали много слов и выражений, и применяли их в совершенстве, складывая в самые совершенные конструкции, чем и отличались от быдла, которое всего-то пару слов знает, и вставляет их куда не попадя.
  Ждан подошел, покачал клык. Ого. Здоровенный, клык длиной в палец. Да не мой палец, а Ждана. И сам волчина здоровенный, так, лежа, он мне по пояс. Вера на его фоне смотрится как маленький ребенок.
  -На нас выскочил. -Барон Нават ещё раз выругался. -На нас прямо, а эти... Их пропустили... -Он оглянулся на цепь охотников. Там как раз начали понимать, что один-то волк от них ушел, стали оглядываться кругом, ругаться. Генерал Ипоку надулся ещё больше, и глядел прямо на лес, над которым кружились запоздалые куропатки.
  -Ваше Высочество! -Взвыл белугой лейтенант Лург. -Королева прикажет меня казнить... Вернемся в лагерь!
  -Да брось ты. -Успокоил его я. -Кончилось все уже.
  Краем глаза я поймал презрительные взгляды Виктора и Волина, адресованные лейтенанту.
  -О, барон, гляди-ка! -Лонвил поднял хвост волка. В самой его середине торчала стрела. Хвост пробила насквозь, и запуталась в нем красным оперением. -Нет, точно твоя, знаю-знаю, ты так стрелы ещё в позапрошлую зиму красил! Значит, хвост теперь твой! А клыки твоей девчонки! Продай, а?
  -Ид-ди ты к Порождениям! -Ласково ответил барон Нават.
  Виконт Лонвил нисколько не обиделся, даже улыбнулся.
  -Ваше сиятельство. -Сказал слуга. Тот самый, который с копьем. -Ваше сиятельство, вепри!
  -Ох, наконец-то! -Сказал барон Нават. От поля боя он не отрывался, очень внимательно следил. Я проследил его взгляд. Стадо диких свиней, мохнатых, коричневых и мощных, вырвалось из лесу и рвануло на прорыв, дворяне-охотники оживились, быстро вскочили в седла и устроили большую свалку за право наколоть копьем очередного кабанчика. Получалось это у них здорово, стадо кончилось в пару минут. Генерал Ипоку, надувая морду, лично воткнул копье в самого большого кабана. Ох, и быстро он это сделал, я даже не уловил момент, когда здоровенный зверь ткнулся мордой в траву, а сам генерал красиво осадил коня.
  Из лесу появилась цепь загонщиков. Крестьяне шли с палкам и изо всех сил колотили ими по стволам деревьев, били в барабаны и крутили какие-то трещетки. Кто-то дудел в грубые рога.
  За ними редкой цепью шли вооруженные гвардейцы.
  -Конец охоте. -Сказал барон Нават, снимая тетиву с лука.
  Слуги барона Навата подступили к заваленному волку с длинными кривыми ножами, воткнули их под шкуру. На поляне по полю забегали лакеи, запылали костры и стали воздвигаться странные рамные конструкции из жердей. На них перекидывали веревки, а на веревках поднимали туши кабанов. Волков стаскивали в сторону, чтобы не мешали.
  Пир как начался с обеда, так и продолжался до самой поздней ночи. Празднество быстро набирало обороты. Костры в небо, шкворчит мясо, какие-то в дупель пьяные - и когда только успели-то? -дворяне шатаются по лагерю, размахивая отрезанными волчьими хвостами и даже целыми головами волков на копьях. Где-то огородили большое пространство веревками на вбитых в землю копьях. Палатки, покосившиеся, подправили. Слуг стало раза в три больше, сновали туда-сюда, из города протянулась небольшая процессия.
  Всадники, пара в кольчугах и при хорошем оружии, остальные и одеты попроще, и клинки на виду не держат. Впереди расфуфыренный не хуже генерала Ипоку тип, такой же надутый и не пойми какой. Вместо кольчуги доспехи, начищенные и надраенные, красный плащ за спиной развевается, подобно крыльям птицы.
  Чем-то они привлекли моё внимание.
  -Барон Мор. -Сказал барон Нават. -Это один из доверенных людей графа Урия, Ваше Высочество. Остальные тоже его.
  -Вот этот, на коне? -Удивился я. Как-то не вязался образ доверенного лица графа Урия с вот этим надутым пижоном.
  -Да нет, который второй.
  Ого. Неприметный такой мужичок, среднего роста и вооружен тоже средне. Да и держится довольно неприметно...
  -А чем он занимается, барон?
  -Да разными делами... -Протянул барон Нават.
  -Вещами, которые недостойны дворянина. -Сказал Виктор.
  Ждан, который был рядом, только поморщился.
  Процессия скрылась где-то в направлении стоянки генерала Ипоку. Граф Дюка возник откуда-то с окраины лагеря, за ним лакеи тащили добычу, двух волков и громадного кабана, как бы не больше, чем у генерала Ипоку. Поглядел на меня мельком и последовал в расположение генерала Ипоку.
  Ну, туда и дорога. Не фиг тут торчать.
  -Кстати, Ваше Высочество, а как здоровье вашей супруги? -Внезапно спросил барон Нават.
  А кто её знает.
  -По слухам, ей прописали чаще бывать на свежем воздухе... И два дня назад Её Высочество отправилась на морскую прогулку, на галере 'Чайка'.
  -На 'Чайке'? -Удивился виконт Лонвил. -Но ведь это королевская галера!
  -Её Величество передала галеру под командование рыцаря Алора, за его подвиги в восстановлении порядка в замке Ван. -Сказал барон Нават.
  Лица всех присутствующих помрачнели, а Волин аж зубами скрипнул.
  -Подвиги? В крестьянской войне? -Выразил общее мнение виконт Лонвил. -Ваше Высочество, прошу не считать за дерзость, но даже при вашем отце за такие 'подвиги' не награждали, а вешали! Кочевники по Закатному герцогству как у себя дома гуляют, а войско наемников развлекается в крестьянских деревушках... Бунт они усмиряли. Они ещё настоящего бунта не видели!
  Так вот это откуда пришли те самые просители-неудачники, которых я встретил в доме мастера Виктора? Значит, в той гадкой истории и рыцарь Алор приложил свою ручку? Ну, тем радостнее мне будет его повесить... Потом.
  Все замолчали, разговор как-то не клеился. Виконт Лонвил куда-то исчез, как и барон Нават, прихватив с собой Виктора. Виктор и барон Нават вернулись быстро, и лица их не выглядели довольными.
  -Да что они понимают. -Сказал Виктор. -Это не турнир, а... А... Неблагородно!
  -Не ожидал такого. -Поддержал его барон Нават. -Прошу прощения, Виктор, что втянул в эту некрасивую историю...
  Ждан поглядел на них внимательно.
  -Да что там такое?
  -Турнир устроили. -Сплюнул в сторону от костра, на котором жарились куропатки, Виктор.
  -Так здорово... Пошли, я тож хочу! Там для наших есть? -Ждан подтянул к себе поближе перевязь с мечом, поднялся со своего места. -Покажем, что умеем?
  -Барон Седдик бы не одобрил. -Сказал Виктор.
  -Да что там такое-то?
  -Я бы не советовал глядеть. -Спокойно сказал барон Нават.
  Ждан вдруг что-то понял, остановился, и угрюмо плюхнулся снова, тиская ножны меча. Волин поглядел на него, что-то подумал, и обратился к Виктору.
  -Может быть, имеет смысл двинуться в обратный путь? Охота тут уже закончена, а что в общей толпе-то болтаться?
  -Генерал Ипоку будет недоволен...
  -Да пусть своего коня в зад поцелует. -Пробурчал Ждан.
  Краем глаза я поймал очень внимательный взгляд Веры. Почти незаметный, раз-раз, на меня сначала, а потом на барона Навата, своего хозяина.
  -Думаю, что это хорошая идея, дворяне. -Сказал барон Нават. -Мой достопочтенный дядюшка меня не одобрит, если мы... Если я тут останусь надолго. Граф Дюка увлекающийся человек...
  -Тогда собираемся. -Подвел итог Виктор. -Ваше Высочество... Никоим образом не хочу...
  Его прервал взрыв дикого хохота со стороны. Пламя костра взметнулось выше
  -Отставить. -Сказал я. -Виктор, что там за турнир и почему мне на него не надо смотреть-то?
  -Ваше Высочество. -Поклонился Виктор. -Ни коим образом не хочу ущемить достоинство ваше...
  Только не дверью щеми!
  -... но и то, что сейчас твориться в лагере, не годится для дворянина, тем более молодого. Ежели вам не нравится моё решение, прошу снять с меня обязанности вашего...
  -Друга? -Закончил я. -Это я как же их снимать-то буду? Так, что же там, на турнире-то? Прямо посреди ристалища благородные дворяне друг с другом достоинствами меряются?
  -Ваше Высочество, все же рекомендую сегодня же покинуть охоту. Такие развлечения нам не подходят. Прошу поверить мне на слово дворянина.
  -Присоединяюсь к просьбе Виктора. -Ровно сказал барон Нават.
  -Раз покинуть, так покинуть. -Согласился я. Что же там такое происходит-то странное, от чего Виктор хочет меня оградить? Интересно, очень интересно... А хотя, ну что там такое может быть хорошее? А, ладно, какая разница. Если нажать, то расскажут все. Но надо ли? Промолчу лучше.
  -Тогда собираемся. -Облегченно сказал Виктор. -До темноты до замка успеем...
  -Нет, не думаю. -Покачал головой Волин. -Уже смеркается. Ночью к городу подберемся. Бандитов много.
  -Но у нас-то знакомые... -Заикнулся Волин.
  Я чуть в лоб ему не дал. Надо ж так, а? Барон-то Нават нам ещё далеко не родной. И ни к чему ему знать о том, что есть у нас контакты на стороне.
  -Там знакомых нету. Напоремся на Кривого Путника, и поминай как звали. У него народу с сотню. А нас-то...
  -И ещё кто-то недавно несколько баронств рядом разорил...
  Лейтенант Лург, слушавший наш разговор, выглядел дико потерянным. Что-то ему очень не нравилось ночное путешествие, очень.
  -Лейтенант, ты командир охраны. Как там твои воины? Кого собрать можно?
  -Четверых, Ваше Высочество. -Ответил лейтенант Лург. -Остальные слишком увлеклись празднованием успешной охоты, и толку от них немного...
  Ого как. Вот те раз. Что за пьяные морды у меня в охране?
  -Тогда ночуем тут сегодня. Завтра по утру поедем... -Решил я. -Утро вечера мудренее.
  -Хорошая фраза! -Обрадовался барон Нават. -Ваше Высочество, а можно ли узнать, почему искусство верховой езды не достигло...
  -Да так получилось. -Пожал я плечами.
  -Седдик, ты не умеешь ездить на лошади? -Поразился Виктор.
  На меня посмотрели как на умалишенного.
  -Ну и люди у вас там, во дворце. -Покачал головой Волин. -Надо бы научиться!
  -Да как-нибудь... -Замялся я.
  -Ну, как, совсем что ли?
  -Как так получилось?
  -Надо будет заняться. -Сказал Виктор. -У барона Седдика есть конюшня небольшая, я мог бы научить...
  -О, вот это уже другое дело! -Обрадовался Ждан. -Только учить лучше мне, у меня семья давно лошадьми занимается, в Предвечной дела вела... Так что покажем да расскажем. Виктор, разве ж я тебе плохую лошадь нашел, а?
  -Да замечательную! -Улыбнулся Виктор. -Гляди... -Он как-то особенно присвистнул. В загородке, где стояли наши лошади, укрытые попонами, раздалось в ответ тихое ржание.
  -О, вот так! Слышит!
  Как брелок от сигнализации! У Валерий Алексеевича машина такая ж, нажмешь на кнопочку, а она и срабатывает.
  Вот ещё одна наука, которую мне тут надо постичь хоть как. В моем родном мире... По здравому размышлению, там этим заниматься не к чему. Опять же время, опять же деньги. У меня и так там дел по горло, сразу в двух местах спортзалы, и ещё и в тир хожу, стрелять учусь. Автошкола к тому же...
  Вот кончатся зимние каникулы, каково мне будет ещё одну нагрузку на себя вешать?
  -Если мне будет позволено... -Вкрадчиво сказал барон Нават. -Это Вера. Она родом из Пограничья. Там с детства учат сидеть на лошади...
  -И из лука стрелять? -С сомнением спросил Виктор.
  -Прилегающие к Предвечной области Империи всегда были неспокойны. Войск там в три раза больше, чем на остальных границах Империи. Верный лук и быстрый конь всегда были ближе для жителя Пограничья, чем воля Императора. Вера могла бы дать Вашему Высочеству несколько хороших уроков, лучше, чем я или Виктор... Лошадки у неё смирные, а не то что твой зверь, Виктор. Они не обидят. Да и человек мой может сделать это тихо и быстро, не привлекая лишнего внимания к себе.
  Я поглядел на Веру. Она тихо сидела у нас за плечами, не принимая участие в общей дискуссии, но заинтересованно поглядывала на меня.
  -Почему бы и нет? -Спросил я.
  -В самом деле, Ваше Высочество, почему бы и нет? -Спросил меня барон Нават. -Вера, помоги принцу!
  -Да, Ваше Высочество! -Вера поднялась, отошла к коням, и вернулась с той кобылкой, на которой я катался на охоту.
  Я вздохнул, и поплелся к лошадке. Где наша не пропадала-то? Я ж тут дворянин, не годиться ронять дворянское достоинство!
  -Сначала я покажу как падать с лошади, Ваше Высочество. -Сказала мне Вера.
  Ну правильно, науку падать и убегать в любом боевом искусстве поначалу преподают, полезные вещи!
  -Падая, защищай голову, чтобы не удариться затылком... Береги руки и ноги. Лучше всего от лошади оттолкнуться и подальше от неё свалиться, а уж потом ловить. От человека лошадь далеко не уйдет, если ты её к себе приучишь, то будет слушаться, как вот сейчас Виктора... -Вера сунула мне в руки повод. -Держи. Пятками под ребра чуть поддай...
  Я поддал.
  Лошадка двинулась вперед, переступила несколько шагов и замерла.
  -Поводом влево тянешь, вправо...
  Лейтенант Лург присел к костру, в руки ему вручили кувшин, но все равно своего взгляда от меня он не отрывал, смотрел пристально. Ребята тоже следили, но потом барон Нават стал что-то интересно рассказывать, и перестали. Как-то незаметно вернулся виконт Лонвил, тоже подсел к костру, принес с собой несколько кувшинов вина. Половину сразу же отдали слугам и охранникам.
  Один только Росинант терся рядом, в поле зрения не лез, но и из него не пропадал. Так, маячил в отдалении.
  Вера учила на совесть. За пару часов до заката я узнал, как же правильно надо колотить пятками, почему вредны шпоры в таких случаях (Забылся, что их одел, и выдал лошадке по первое число), как тянуть повод и что лошадки любят сахар и морковку.
  Небольшой запас от Веры перекочевал ко мне в карман, и я теперь кормил своего одра рубленым на куски желтоватым таким сахаром, перемежая его морковкой. Лошадка сахар и морковку хрумкала с удовольствием, и тянулась за ещё.
  -Хватит, хватит, кончилось уже! -Сказал я ей, отводя от себя любопытную морду. Движение, вроде бы простое, вызвало неприятное щемление в мышцах ног. Внутренние мышцы бедер которые.
  -Для первого раза очень хорошо, Ваше Высочество. -Сказала Вера. -Но надо ещё научиться падать.
  -На примере?
  -Желательно. -Кивнула Вера. -Но это уже в другой раз. Ваше Высочество, прошу простить мне мою дерзость... На коня в первый раз сели?
  -Третий! -Посчитал в уме и честно признался я.
  -Да, понятно. Учиться надо, Ваше Высочество. Лошади много интереснее самой лучшей кареты, даже такой, как у вашей достопочтенной матушки... Пусть на лошади с собой много не увезешь, но...
  Да а кто спорит-то? А ещё лучше мотоцикл, или, чего уж выше, вертолет Ми-26, чтобы в него уж точно все влезло.
  Спать я пошел почти сразу, ради вежливости посидев немного у костра. Лег, устроился поудобнее. Погладил кольца на пальцах, провел по ним пальцами, ощущая каждую выпуклость, каждую трещинку.
  Золотое кольцо. Я его уже тут ношу не знаю сколько, у меня пальцы просто пухнут! Получился неплохой такой кастет, если б были они побольше. Кому по голове такими дашь, так и сразу туда, на тот свет, отправить можно.
  Ну, хоть вы меня не подведите сегодня, а?
  Меня разбудил еле слышный шорох.
  Так, кто же это тут? Все наши вроде бы...
  Шорох повторился. Что-то теплое лежало у меня рядом, прижималось к боку.
  -Тише, Ваше Высочество, разбудите! -Прошептала Вера.
  -Да уж ты тише! -Прошептал я. -Что надо-то?
  Она прижалась ещё плотнее. А я почувствовал, как мне становится реально не по себе. Подлая память сразу же подбросила образ девушки с зелеными глазами до и после.
  Я вздрогнул, едва не отшвырнув Веру.
  -Ты что это удумала?
  -Ваше Высочество... -Её рука двинулась чуть ниже. -На улице холодно... Позвольте мне в шатре остаться.
  -Да запросто, одеяло возьми только... -А как это моя охрана её сюда пустила-то?
  -У меня есть. -Она поворочалась, устраиваясь поудобнее. И вновь прижалась ко мне ближе, ближе.
  Но я никак не отреагировал. Я сосредоточился на кольцах, перекатывая их пальцами, как ту зажигалку когда-то. Вперед, назад. Вперед, назад. Вперед, назад... Тьфу ты, тут девушка рядом же! Надо пройтись...
  Я быстро поднялся, откинул полог, вышел из шатра.
  Моя охрана спала прямо на улице сладким сном, и воняло от них как из пивной бочки. Рядом, под руками, пустые кувшины из-под вина. К принцу кто хочет ходит, кто хочет уводит, а они глаза залили и дрыхнут без задних ног. Не иначе как таких специально подбирали...
  -Ваше Высочество? -Вера вышла за мной следом. -Вы из-за меня? Я могу уйти...
  Ага, понятно. Ну, не ты первая, Мата Хари*, и не ты последняя.
  
  * - Мата Харри - сценический псевдоним исполнительницы экзотических танце и куртизанки Маргареты Гертруды Зеле (1876-1917). Одна из самых известных шпионок Первой мировой войны.
  
  -Да лежи уж, я до ветру сходить. -Грубовато как-то сказал я.
  Маты Хари рядом со мной на колу заканчивают.
  Подумав это, я вдруг преисполнился к самому себе редкостного отвращения. Почему-то вспомнились рыжие виконты, наперебой друг другу пересказывающие, как выглядела та зеленоглазая на колу.
  Отошел на десяток шагов, отвернулся к полю, поглядел, чтобы никого не было. Сделал свое дело, застегнулся, повернулся и пошел в шатер. Спокойно, только спокойно. Думать о Маше, которой я должен позвонить, как только домой приеду. Думать о том, что я сплю в электричке, и хорошо бы мне побыстрее проснуться.
  Вера завозилась рядом, вроде бы как давая мне место, а на деле делая так, что я в любом случае должен был лечь едва ли не на неё. И фигурка так соблазнительно обрисовалась, все при ней, все в меру, ничего лишнего!
  Ну, я и лег, спокойно, её отодвинул чуть, повернулся на живот, подгреб под себя жесткую подушку и сунул под неё руки. Нащупал на пальцах кольца, прохладный металл немного вернул ясность мыслям, и я неожиданно для себя провалился в сон.
  
  
  Глава 7
  
  Все песец все песец!
  Я теперь Властелин Колец!
  
  Жуки
  
  
  Проснулся я как-то разом, быстро. Вжик, и все, я уже смотрю в открытую книжку, которая у меня на коленях. В глаза ударил резкий электрический свет плафонов и белые листы книги.
  -Ааадинокааая птица ты летишь высоко... Сказал из наушников Бутусов. Я едва не подпрыгнул, настолько резко был контраст.
  Ах мать-мать-мать что же так больно-то? По пальцам как кипятком плеснули...
  Кольца перенеслись, конечно.
  -Аааапхи! -Громко сказал. В воздухе передо мной разлетелись мелкие волосинки, конский волос. Из подушки, что ли? Да...
  Шипя и ругаясь последними словами, принялся стаскивать с пальцев золото. С безымянного и указательного слезли, оставив только легкую красную полоску, с капелькой крови, а вот со среднего пришлось резко дергать, шепотом матерясь. Чуть палец не оторвал, а кольцо на месте.
  Ну, давай, ты, зараза такая!
  Шипя, как закипевший чайник, я украдкой сунул руку в рюкзак, нащупал там перочинный нож, раскрыл его. Кусачками кое-как расцепил кольцо и содрал с пальца, пару раз ещё чиркнув себе по коже. Кусочек золота свалился в недра кармана рюкзака, а я вытащил руку наружу, выругался.
  -И на пол упа-а-а-адет... -Сказал на это Бутусов в наушниках.
  По пальцу потянулась кровавая полоса. Вокруг, как раз там, где было колечко. Не очень глубоко, не до мяса, но все равно приятного мало. Оно что, в кожу врезалось? Или прям так и возникло, перемешав мои клетки с атомами металла? Брр, жуть-то какая! Хорошо ещё, что металл-то мягкий совсем, и вдвойне хорошо, что есть у меня привычка с собой разные полезные вещи в рюкзаке таскать. А то так бы и ехал до Москвы, а на Трех Вокзалах меня, всего такого в золоте, приняли бы.
  Подпихнул кольца поглубже во внутренний кармашек, пихнул туда же спиртовую салфетку, застегнул молнию. Пусть пока что лежат, дома разберемся, что к чему. Разорвал зубами пластырь, криво заклеил палец.
  Согнул и разогнул сначала руку в суставе, потом всю ладонь, потом пальцы. Вроде бы все нормально, не болит особо, лишь напоминает о себе. Зато рука такая боевая получилась, мало не кажется. Надо будет на Трех Вокзалах купить какие-нибудь перчатки, одеть, чтобы народу не смущать сбитыми кулаками.
  Ещё раз оглушительно чихнул. Что же тут такое-то? Мелкие какие-то волоски летают, не пойми какие... Это ж подушка, что ли? Я как раз её обнимал, когда уснул там, в том мире... Точно. И на языке противный вкус какой-то, наглотался я содержимого подушки. Из чего она там сделана, из конского волоса, что ли? Вот его и наелся, получается.
  Застыл, прислушался к ощущениям своего тела. Вроде бы ничего больше, ничего не болит, нигде не ломит. А вот пальцы огнем горят!
  Получается, что пальцы у меня чуть толще принца, и что при случае материальные предметы того мира или мира этого могут очень хорошо перемешаться с моим телом. Особенно вот такие вот кольца. Надо бы их или на шнурке вокруг шеи таскать, или просто в руке.
  Хорошо что проглотить не надумал!
  Электричка замедлила ход, скрипнула всеми своими старыми сочленениями, подо мной толкнуло лавку. За окном проплыло название станции. Я быстро достал схему, сверился.
  Так, получается, что я не очень долго и спал-то. Ещё и часа не прошло, вот только-только от Рязани отъехали. На мобильнике до сих пор горит 'Рязань МТС', и тетки в голове вагона ничего не заметили. Значит, не очень много времени прошло и не сопровождалось какими-то эффектами из ряда вон.
  И то хорошо.
  Веб-камеру надо бы купить, по-хорошему. И поставить у себя дома, заснять свой сон. Поглядеть, что да...
  -Командир, а ты чё такой угрюмый? -Раздалось справа.
  Выкрутил в ноль колесико громкости, поднял глаза.
  Напротив меня в проходе сгрудилась компания парней, с пивком и снеками. Клинское особое и сухарики ржаные. Лица вроде бы незнакомые, хотя... Вот этого-то вот я уже где-то видел, точнее, пинал. Он как раз от меня получил неслабо, тот самый жилистый, наколотый весь! Когда мы с Костиком в первый раз приехали.
  -О, командир, а я тебя знаю! -Обрадовался жилистый. -Сигареткой не угостишь?
  Мать твою. Плеер с телефоном ладно. Денег-то с собой многовато, ползарплаты взял, но и это не проблема! А проблема - кровавые салфетки и золото в рюкзаке.
  -Чё лицо воротишь, чё братву не уважаешь? -Рядом со мной на лавку бухнулся самый большой из компании, поджал меня бедром к окну. Напротив сунулся жилистый, ещё один сел с краю сидений, ногу положил на противоположное. Ну вот, теперь уже просто так не выбраться.
  Так, сейчас будут бить, причем больно и долго.
  -Да ты чё пацан-то нормальный. -Сказал жилистый. -Ну, дай глянуть... -Цепко ухватил мой рюкзак, потащил к себе.
  Ну, деваться некуда. Это не метро, тут ближайшая станция в получасе минимум, вот из вагона парочка сутулых личностей быстренько эвакуировались в тамбур, тетки ещё раньше дернули, а кто-то поленился, остался на месте, и просто сделал вид, что ничего не видит. Бить меня долго можно, да мне и недолго хватит. Тут Костика-то нет. И Че-Зет тоже нет, Че-Зет дома остался.
  На фиг рефлексии. Начинаем. В любом случае, хуже уже не будет.
  -Чё тут такое... -Жилистый расстегнул рюкзак, поглядел внутрь.
  -Ну хламье всякое! Это чё? А? О, -выражение его лица резко изменилось. -А это что?
  -Да плеер это, классный, скажи? -Я потянулся к рюкзаку, и таки поймал момент, когда они расслабились.
  Выкрутиться из захвата толстого проще простого, это только со стороны-то кажется, что он такой большой да сильный. А на самом деле знатно получает локтем в лицо, у меня как раз на куртке нашивки кожаные хорошие, да и локти я тоже набивал, как и колени. Долго перед грушей стоял, колотился в неё как припадочный, и все ж таки выколотил себе умение больно бить.
  Жилистый ждал этого удара, и сразу провел мне прямой в челюсть, да не учел он, что удар-то ставится по груше в спортзале, и перед грушей ты стоишь, ногами работаешь, животом тоже. Если сидя, то лучше бить ногой в голень, как раз хорошо получится. Упор под попой есть, противнику деваться некуда особо, целишься и бьешь, красота просто. Но руками-то... Уметь надо. А тут смазано получилось, как лапкой погладил.
  Удар я заблокировал его бьющую руку, протянув на себя, схватил сзади за шкирку, давя ему на затылок и пригибая голову вниз, и как мог впечатал в морозное стекло. Жаль, что не сильно, хотелось бы нос расплющить, да не получиться. Эээ... Друг, какой же ты жилистый-то? Ты худой просто! Как глиста. Что же ты так слабо трепыхаешься?
  Прижавшись как можно ближе к толстому, чтобы он не мог меня ударить или смять, я резко оттолкнулся от стены, сбрасывая его на пол в проход. Толстый даже понять ничего не успел, как он уже валялся на полу, сжимая лицо ладонями.
  Про третьего я забыл совсем, а вот он-то нет. И сидел я как раз для него удобно очень. Телескопическую дубинку я никогда до того не видел, а вещь-то полезная до жути оказалась. Вжик, разложилась, вжик, летит мне в голову. Поймал за бьющую руку, кое-как отклонился.
  В это время завозился жилистый, попытался вырваться, толкнул меня... Ну, мне только того и надо, оторвал его от стекла, швырнул на третьего. Легкий он оказался, как раз мне повезло, ещё не успел себе на пивке и снеках пузо отожрать.
  Вскочил на ноги сам, схватил рюкзак, перескочил через сиденье и дальше по коридору в тамбур.
  За мной загрохотали шаги, кто-то опомнился. По фиг, главное, до вагона доскочить, а там милиция... А вот в милицию-то мне как раз и нельзя! Я ж на них, получается, первый напал. Доказывай потом, что я не верблюд. А если уж милиционеры найдут золотые кольца и кровавые салфетки, то... Нет, попадаться мне никак нельзя!
  От золота этого одни неприятности!
  Развернувшись в тамбуре, я встретил первого меня догнавшего прямым пинком ноги в низ живота. Ну-ка, на-ка! Толстый как на стену налетел, на уровне пояса. Тело ещё вперед летело, а вот ноги уже назад, бил я со всей дури.
  -Ой, вбил, вбил! -Заохали тетки на лавке. -Ой, что делается... Ой, ирод...
  Лишь бы милицию не вызвали, а так пусть дальше охают.
  Тело, развалившееся в проходе, задержало моих преследователей. Да и что там преследователей-то осталось, два человека! Ещё одного положу, а второго можно уже будет и самому по электричке погонять как следует.
  Захлопнул двери тамбура, и дальше рванул по электричке.
  -Погодь, парень. -Крепкий, плотно сбитый мужик выступил мне навстречу. -Погодь, не гони... -Он покопался в кармане, вынул трубку со связкой ключей, вставил в дверь и резко повернул. -О, готов. Вот и все.
  -Э? -Удивился я.
  -Ключ это. -Он показал трубку. Круглая, а внутри треугольный вырез. С другой стороны в дверь влепились две рожи. Тот самый жилистый, красуясь свежими ссадинами на лице, дико задергал ручку, дверь затряслась, но не поддалась. Второй оттеснил его в сторону, и вцепился буквально взглядом мне в лицо, запоминая.
  Ну запоминай, запоминай. Встретимся в следующий раз, я тебе вообще голову проломлю, ублюдок!
  -А ты что встал-то? -Спросил плотный. -Пошли, дальше перейдем. Станция через двадцать минут. Пусть через платформу побегают, хе-хе-хе...
  И он двинулся между сидений. Я пристроился за ним, догнал.
  -Слушай, спасибо, от души...
  -Да ничё, нормально. Видел я, как они к тебе пристали, курил в тамбуре. -Он походя подхватил с одного сиденья барсетку. -Спасибо, Жанна Павловна!
  -Не за что, Сереженька! -Льстиво как-то улыбнулась старушка в синем вязаном платке.
  Тезка, надо же.
  -Пошли-пошли! -Обернулся и поторопил меня Сергей.
  Во второй тамбур мы вышли, Сергей снова запер двери, прошли пару вагонов, и остановились около одного, конечного.
  -Не догонят. -Сказал Сергей.
  -Почему так?
  -Да на фиг ты им нужен? Тебе куда?
  -Мне б до Москвы...
  -Ого, далековато тебя занесло...
  -Почему помог-то?
  -А что, нельзя? -Сергей улыбнулся широко. -Странные вы, москвичи! Почему не помочь хорошему человеку, а?
  -Спасибо, Серег, я должен буду, с меня...
  -А, брось ты, сказал же! Тебя как по имени-то?
  -Сергей.
  -Тезка, значит? Ну, и то хорошо...
  Электричка дернулась, стала тормозить.
  -Следующая станция... -Динамики зашипели, и смолкли. Электричка замедлила ход, я по привычке потянулся наверх, к поручню, которые в вагоне метро, встретил там пустоту и быстро схватился за край спинки скамьи.
  Двери с шумом распахнулись, в тамбур зашли люди, несколько человек, стряхивая снег с одежды.
  -В тамбур, быстро! -Сергей показал пример, быстро метнулся туда. Я за ним, стараясь сильно не толкаться.
  Вслед нам неслись возмущенные возгласы, но успели мы быстро. Сергей с хеканьем уперся плечом в первого, того самого жилистого, на свою беду сунувшегося в вагон с платформы, приподнял его над землей и выкинул наружу.
  -Вот так. -Сказал он мне.
  Двери с грохотом захлопнулись. На платформе осталась троица, растерянно глядя на отъезжающий вагон.
  -Вот и все, а туда же! -Непонятно сказал Сергей. Потом протянул мне широкую, как лопата, руку. -Ну, бывай!
  -Спасибо, Серега! -Ещё раз повторил я, пожимая руку. Рукопожатие оказалось крепким, прочным. Здоровый мужик-то, почти как Серега-большой. Разве что ростом поменьше, но в плечах как бы и не шире.
  Серега вышел на следующей остановке. А я пристроился на лавке, попытался подремать, да не получилось. Малость потряхивало.
  После агрессии всегда так у меня. Ну, бывает, это откат пошел. Сейчас ещё немного потрясет, и пройдет.
  Так и не поспал. Полусонный добрался до дома, попытался выслушать короткую нотацию мамы, да сил на это не хватало уже, просто махнул рукой и пошел в душ. Включил воду, встал под жесткие, пахнущие хлоркой струи воды, огладил волосы. Пальцы защипало, руки-то я сбил малость.
  За дверью мама что-то говорила, но я уже не слушал. Вода шумела в самый раз. Рюкзак у меня под рукой был, я его в коридоре не оставил. Потянулся, открыл, чуть налив воды на пол. Вынул кольца, сунул их под струю воды. Потом осторожно просушил салфеткой из того же рюкзака, завернул в другую салфетку и сунул в тот же карманчик.
  С грохотом и дребезжанием завибрировал на стеклянной полке телефон.
  Дотянулся, глянул. Номер незнакомый... Кто бы это мог быть-то?
  Включил.
  -Ты дома ли, о мой рыцарь? -Спросила Маша.
  -Да, вот только что вошел...
  -А что не звонишь, сердце у бедной девушки не железное! Что так шумно-то?
  -В душе я...
  -Ах, в ду-уше он... Ну ладно, я спать тогда, спокойной ночи! Скажи что-нибудь на ночь бедной девушке?
  -Я тебя люблю!
  -О, вот так! Спокойной ночи, любимый!
  Трубка отозвалась короткими гудками.
  Дверь в ванну затряслась.
  -Сережа, ты что там делаешь, выходи немедленно, нам с тобой надо поговорить!
  -Мам, я не одет! -Ответил я. Знаю я это 'поговорить'... Я спать хочу, и нервы ещё скачут, а я буду сейчас ещё себя дальше закручивать против часовой стрелки. Эх, родители! Главное, на выходе улизнуть побыстрее в свою комнату и спящим притвориться.
  Запоздало пришла мысль, а что было, если бы незнакомый тезка мой, дай Бог ему счастья, здоровья и радости побольше, не вмешался? Догнали б, и что тогда? Пришибли б меня за это золото, точно бы пришибли. И за меньшее убивают.
  Уже в своей комнате разложил золото на столе. Подумал, проверил тайник с пистолетом, переложил его поближе к подушке. Если сегодня ещё что-то присниться, то хорошо бы снова попробовать его с собой забрать.
  Ночь уже, а то бы можно было попробовать... А что 'попробовать'?
  Последним усилием воли собрав в кучу разбегающиеся мысли, я покрутил в руках кольцо. А проба-то где, а? Где проба-то? Как я его без пробы продам, что скажу? Наследство получил? Хорошо придумал, два, садись. Проверят родителей, те скажут, что не знают ничего, и тогда за меня возьмутся менты.
  Ой, снова ждет меня криминал. Надо, надо найти хоть какой-то канал сбыта золота.
  Хоть какой.
  Валерий Алексеевича я в это дело впутывать совершенно не хотел по разным причинам. Даже не могу выделить конкретно какую-то, но просто не хотел, да и все. Опасно это слишком. Сначала пистолет сныкал, вот теперь золото сдаю, не пойми откуда получившееся... Как бы ко мне не решились присмотреться менты, тот же Михалыч.
  Подкопить пока что, а потом сдать сразу много?
  Нет, это ещё хуже. За большую сумму убьют прям на месте.
  Думай, голова, думай, шапку куплю!
  Как ни крути, а все же придется искать каналы сбыта самому.
  Может, попробовать попросить Молчана или Чеботарева, вдруг они что-то знают? Или сразу, внаглую, пойти к ближайшему ювелиру? Знаю я тут пару ювелирных салонов, не очень далеко. Приду, спрошу, сколько за это могу получить. И посмотрю, что мне на это скажут.
  Ладно, хватит, спать уже пора! Завтра подумаем, что можно сделать.
  В эту ночь мне ничего не снилось. На эти сутки, как всегда, лимит сновидений исчерпан.
  С утра я выбрал кольцо получше, покрасивее обработанное, и понес в салон. Салон у меня рядом с домом довольно хороший, тут и при совке был ювелирный, а при Мишке Меченом* откупили второй этаж, став, таким образом, владельцами всего дома, поставили забор повыше и охрану круглосуточную, ворота металлические, даже какое-то оборудование завезли. Вывеска гласила, что тут можно не только выбрать ювелирное украшение из лучших домов Парижа, но ещё и провести его подгонку под ваши индивидуальные особенности.
  
  * - кличка первого и последнего президента СССР, Михаила Сергеевича Горбачева.
  
  Ну, где подгонка, там и изготовление, верно же?
  Встретили там меня на высшем уровне. Охранник посторонился, из конторки на меня глянул странного вида тип в кожаной куртке, молодой совсем, лет пятнадцать на вид, не больше, продавщица профессионально-тепло улыбнулась, а когда увидела кольцо, то её улыбка стала чуть напряженной.
  -Вячеслав Брониславович, это к вам! -Сказала она в полуоткрытую дверь подсобки.
  -Так не держи на пороге! -Ответили оттуда.
  Вячеслав Брониславович оказался суховатым мужичком лет где-то за полтинник, с аккуратно подстриженной шевелюрой и запыленными, буквально черными рукавами рубашки. На лбу у него висел какой-то прибор, с линзами и очками, и даже с фонариком. Нос с горбинкой, глаза черные и быстро бегают с одного предмета на другой, и удивительно ловкие руки пианиста с тонкими пальцами.
  -Ну? -Без предисловий спросил он меня.
  Я показал кольцо.
  -Пройдемте.
  Прошли в мастерскую, не очень большую комнатку на втором этаже, без окон. У стен громоздились шкафы с каким-то оборудованием, на облезлом столе желтого лака кипой лежали справочники, книжечки, какие-то проспекты, с изображением разных ювелирных вещей.
  Мне предложили сесть на продавленное кресло, сам Вячеслав Брониславович занял место за столом, потянулся, включил шнур в розетку. Электронные весы ожили, осветили тарелку сильным белым светом от кольцевой лампы. Вячеслав Брониславович требовательно посмотрел на меня, я выложил кольцо на стол.
  Ювелир пинцетом взял кольцо, и положил на небольшие электронные весы. Те пискнули, показав что-то на электронном табло.
  -Так-так-так... -Быстро нажал ногтем на ободок, потом потер какой-то тряпкой, смоченной в реактиве, капнул на кольцо из колбочки, посмотрел на изменяющую свой цвет жидкость.
  -Так-так-так. Откуда это у вас, молодой человек?
  -Да от бабушки наследство, Вячеслав Брониславович. Времена нынче тяжелые, вот и...
  Ювелир оцарапал меня взглядом, особо отметив ссадины на руках и задержавшись на глазах. Вздохнул глубоко, положил кольцо на подставочку, надвинул кольцевую лампу, бестеневую. Поглядел внимательно очень.
  -И документов у вас, разумеется, нету? -Спросил он снова.
  -Ну, какие документы-то?
  -Свидетельство о смерти, например?
  -Так это-то вам зачем? -Удивился я.
  Ювелир снова вздохнул.
  -А где же вы работаете? Вещь уникальная, надо сказать. Пробы нету вообще, работа грубая. Где это сделано?
  -Да не знаю... Разбирали вещи, вот и нашли.
  -А родители-то знают? -Прищурился ювелир.
  -Да ещё б им и не знать! -Махнул я рукой. -Говорят, снеси в ломбард с глаз долой!
  -Да? А может, вот прям сейчас им позвоним? -Прищур стал совершенно ленинским, рука с тонкими пальцами пианиста потянулась к телефону.
  Да ужо ж я тебя. Звоночек звякнул, и очень тревожный. Дядя никак решил кинуть мальчонку глупого? Ну, ужо я тебя, ужо я тебя!
  -Э, дядя, да ты б ещё в Санэпидемстанцию позвонил! -Я быстро сгреб кольцо со стола. -В Женевский суд, в Общество защиты прав человека и в Гаагскую конвенцию. Не нравится, так и не теряем времени, ладно?
  -Ладно, но золото оставь. Я его потом в милицию отдам, на экспертизу. Выясним, где ты его взял. А потом уж позвони...
  За моей спиной шаги, дверь открылась, скрипнула половица под немалым весом.
  Я вздохнул, встал. Повернулся к двери, посмотрел на возникшего как по мановению волшебной палочки охранника, державшего резиновую дубинку-тонфу двумя руками. Как раз на шею набросит, и в пол вожмет. Сам так делал, знаю.
  Открыл отворот куртки, показал рукоятку 'Чезетты'.
  Глаза охранника стали квадратными.
  -Ну, скрылся!
  Охранника как ветром сдуло.
  Повернулся к ювелиру.
  -Вячеслав Брониславович, мне вас рекомендовали как человека серьезного... -Покачал головой. Наудачу, ну да слишком хитрый этот дядя, чтобы вот просто так от меня теперь отвязаться. -Ну а вы?
  -Кто же? -Поинтересовался дрогнувшим голосом ювелир. Рукоятку пистолета он тоже заметил. А я мысленно погладил пистолет по холке... Точнее, по затвору. Молодец, мой хороший! Хорошо, что я тебя взял сегодня с собой! Мы друг друга хорошо поймем, верно?
  -Да какая разница-то... -Я махнул рукой, потянулся к кольцу. -Всего хорошего...
  -Не спешите вы так, молодой человек! -Примирительно положил руки на стол ювелир. -Я же тоже должен знать, с кем дело имею. Не каждый день ко мне такие вещи приносят...
  -Вячеслав Брониславович, ваш бычок сейчас себе пальцы не сломает, в кнопки ноль-два тыкая, нет?
  -Нет, не сломает. Для вызова вневедомственной охраны у нас есть тревожная кнопка... Вы же должны понимать. Кольцо оцениваю в две сотни.
  -Рублей?
  -Каких ещё рублей? Долларов Соединенных Штатов Америки! Или вы рублями предпочитаете?
  -Нет, лучше зелеными, мне зеленый цвет больше нравится. И... Пятьсот, и кольцо ваше.
  -Никакого уважения к старшим! Двести двадцать, куда мне это девать? Только в переплавку...
  -Да, трудно будет, но можно выдать за изделия старины глубокой... Давайте-ка за Четыреста пятьдесят, и даже спорить не буду!
  -Много больно!
  -Зато золото-то чище не бывает!
  -Двести сорок...
  -Четыреста двадцать, может, и договоримся - я знаю место, где таких штук много... Сделаю скидку! -Тут я понял, что сказанул что-то не то. Длинный и дурной мой язык, прикусить бы тебя давно пора, а! Вот как глаза у этого типа разгорелись, не хуже чем у графа Урия...
  -Молодой человек, мы не на привозе! -Сказал ювелир. -Делаем так... -Он вынул и выложил на стол три зеленые бумажки. -Вот это окончательная цена, с условием, что вы принесете ещё. Оценивать буду по моему курсу... И душевно вас прошу, не надо ничего нести в переплавку, приносите как есть! На месте цену обсудим, уж не обижу!
  Ну, прощай, кольцо!
  Вышел, на выходе любезно кивнул охраннику. Тот тоже мне кивнул, но чуть приторможено. Карман облегчился на кольцо, а кошелек пополнился на три сотни долларов. Не так уж и мало, если рассудить.
  Стоит или не стоит идти сюда второй раз, я подумаю потом. Сколько ж неприятностей от такого простого дела, как продать немного золота, сколько же неприятностей...
  Не очень красивая, но ожидаемая мысль посетила меня.
  Ведь теперь-то я вообще могу не работать! С десяток таких колец каждый день, Соединенное Королевство не обеднеет, а тут я за них получу вполне реальные деньги. Не знаю, хорошая ли это мысль, или нет, но она имеет право на существование. Цены-то на золото что в моем мире и в мире за гранью сна разные. Если к делу подойти умно, то и штука вечнозеленых за такое кольцо в самый раз будет, чую. А если поднапрячься и протащить сюда килограмм так шесть-семь, а? Что тогда? Сколько стоит такой вот золотой слиток? Продать парочку... И можно потом долго не работать, только с той стороны золото таскать.
  Ага, с ними-то меня и закопают. Там и пистолет не поможет, даже такой хороший, как у меня. На такие деньги соберутся такие люди, и рассказывай им потом, что золото-то мне приснилось...
  И потому пока что надо соблюдать повышенную осторожность, пока я не пойму, что же и как же работает в этом бизнесе.
  Кстати, про осторожность.
  Через пару кварталов я понял, что за мой следят. Какой-то совсем молодой хмырек, которого я видел мельком в магазине. Уж больно приметная у него куртка, вытертая на локтях кожанка с американским орлом на спине и ещё какими-то чудными нашивками на груди. И морда лица тоже довольно приметная, таких редко где увидишь.
  Ну, вот беда. Теперь домой нельзя сразу идти!
  Хорошо, что все с собой есть. Как бы не довел он меня до ближайшего милицейского патруля и не сдал на фиг с оружием...
  Не сдаст. Им очень надо узнать, кто же я такой и куда пойду. Если уж заикнулся про то, что золота может быть много... То дальше даже дураку понятно, что будут меня об этом спрашивать долго.
  От слежки я избавился просто, с места сорвался и выскочил из вагона метро прям под закрывающиеся двери. Хмырек остался в вагоне, прижался к стеклу, как жилистый тип давеча в электричке. Я сделал вид, что не заметил ничего, и пошел на противоположный поезд. Наземным транспортом доберусь, не развалюсь.
  Эх золото, золото, от тебя одни неприятности...
  
  
  Глава 8
  
  Следи за собой
  Будь осторожен!
  
  В. Цой
  
  Проснулся я носом в ковер. Подушки не было, вместо неё какие-то тряпки. Ага, она в электричке разлетелась по вагону. Долго ещё пассажирам там чихать и кашлять, волос в подушке мелкий, тонкий.
  Лагерь пока ещё не проснулся. Я цапнул свою куртку, натянул штаны и остроносые ботинки, и осторожно выбрался из шатра.
  Снаружи довольно свежо. Кружится редкий снежок, падает на прихваченную изморозью траву. Переступают в загоне кони, слуга рядом кутается в толстый плащ и дремлет, меня не видит. Пахнет горелым почему-то, костром. И одежда вся тоже костром провоняла, от рукава явственно пахнет. Надо будет потом заставить лакеев вывесить на проветривание, что ли... Не знаю, как они тут с такими делами решают.
  Поежился, втянул голову в плечи.
  -Доброе утро, Ваше Высочество. -Сказала мне Вера, выбираясь из шатра вслед за мной.
  -И тебе тоже доброе утро. Где остальные?
  -Спят ещё.
  -Да как же. -Виктор вышел из-за шатра, отряхиваясь после умывания. -Доброе утро, Ваше Высочество. Хорошо ли спалось?
  -Да отлично просто. -Я потер руки. Колец-то нету, они там, в моем мире, и одно уже успешно конвертировались в три сотни долларов США.
  -Тогда предлагаю двинуться назад не медля.
  -Принимается. Будим слуг?
  -Ваше Высочество, предлагаю сделать хотя бы часть пути на лошади. -Быстро сказала Вера. -Пусть кто-нибудь в поводу ведет, научитесь быстрее, а до дороги на столицу карета все равно не пройдет быстро.
  -Хорошая идея. -Согласился я. Как ни крути, а на лошади придется учиться ездить.
  Быстро подняли слуг, Росинант погнал всех готовить бричку, Виктор заставил двоих затоптать костер. Шатер сложили, ковры и прочее отнесли куда-то в общий лагерь.
  Через полчаса, не больше, мы двинулись назад.
  Не смотря на то, что поначалу у меня все время ноги порывались то накрутить педали, то нажать газ-тормоз, как-то освоился. Сидел в удобном седле, разве что чуть покачивался. Поводьями не дергал.
  Барон Нават изъявил желание ехать с нами.
  -Делать тут уже все равно нечего, все звери по лесу разбежались, а самых интересных уже вывели. Да и дядя мой будет беспокоиться... -Так он объяснил свое решение.
  Я заметил, что хвост здоровенного волка исчез в переметных сумах Веры. Воротник себе сделает, не иначе. Или манто, не знаю, как это называется... Кстати, а по низу куртка-то у неё чем-то подобным оторочена, белый мех такой. Точно как на волке. Значит, не первый тот хвост был, не первый!
  -Держу! -Сказал Ждан, принимая повод моего коня из рук Веры. Конь равнодушно пряднул ушами, фыркнул. Вспомнив про вкусности, я скормил коню морковку из переметной сумы, а потом и ещё две. Лошадка явно пришла в хорошее расположение духа, а я удостоился ещё одного внимательного взгляда Веры.
  Медленно мы двинулись по кромке леса, в котором вчера шла охота. Туши животных раскиданы по полю как попало, где подстрелили, там и освежевали, кишки в сторону, шкуру и самые вкусные куски мяса вырезали, остальное оставили. Небольшое поле превратилось в грязный двор мясной лавки.
  -Это ещё что такое? -Вдруг спросил Ждан, посмотрев на лес.
  Я проследил его взгляд.
  Несколько серых и босых трупов болтались на ветке дерева, превращенного в виселицу. Вчерашние крестьяне, худые и грязные, повешенные. Раз, два, три... Я насчитал пятерых, потом выругался и перестал. Тут их больше десятка точно.
  Ну и зачем так делать-то было? Кому крестьяне, и так забитые до состояния скотины, помещали? Местная аристократия ведет себя хуже, чем немцы во время войны. Разве что не додумались в деревню всех жителей в сарай согнать да сжечь. Это ж их страна-то, ну на кой так поступать?
  -Поехали отсюда. -С отвращением сказал Виктор. -Поехали, нечего тут глядеть!
  Барон Нават равнодушно поглядел на повешенных, пожал плечами. Ну конечно, ему-то что, это же не его люди!
  Так и не мои ж, если разобраться. Я вообще тут случайно оказался.
  Размешенная копытами большого отряда дорога застыла причудливыми холмиками, вода замерзла тонкой ледяной пленкой. Бричка пару раз застревала, тогда её общими усилиями выталкивали дальше. Барон Нават так же впрягался вместе со всеми, в то время как его слуги цепко оглядывали окрестности.
  Умные такие слуги, хваткие. Не сразу и поймешь, кто же это, то ли слуги, то ли телохранители, то ли шпионы. Вот Вера понятно, самая настоящая шпионка. Лезет в постель к принцу, совершенно не представляя, чем это может кончится. Что же граф Лиордан-то, так прямолинейно? Или это инициатива барона Навата?
  Ой, не думаю я...
  Ладно, дальше решать будем, по тому, кто как себя поведет. Если что, то королева сама решит вопрос с моими дамами радикально довольно. Жестоко? Да. Но что от меня-то зависит? Бегать от Веры с криком 'отстать, я ещё мальчик!' будет гораздо опаснее и глупее.
  До города добрались днем, разделились. Барон Нават со свитой отправились в поместье свое, мы же пошли в город, мимо замерших, вытянувшихся вверх вдоль своих копий стражей.
  Я случайно присмотрелся к ним повнимательнее. Лица совершенно крестьянские, широкие скулы, медленные глаза опущены долу, либо глядят куда-то в край круглого шлема. Плечи узкие, плохонькие кольчуги одинарного плетения с большими кольцами висят как на вешалке, да ещё подпоясаны широкими кожаными ремнями, которые, в свою очередь, все в трещинах. На руках почти что нету мускулов, кости одни. Да и запястья не очень развиты. У меня сначала болели, до сих пор побаливают, а потом ощутимо укрепились, в этом мире посильнее, а в том чуть поменьше.
  Сравнил со стражниками фигуру Волина. Не, не котируются. Волина надо из трех таких собирать, если без доспехов. И смотрят они как-то подторможено, словно не до конца понимают, что же тут происходит вокруг них.
  Хороши, нечего сказать!
  Ждан и Волин от ворот свернули куда-то в переулки, а Виктор и остальные довели меня до ворот замка, и только потом откланялись, поворотили лошадей. С дороги переоделся, привычно не найдя взглядом принцессу Альтзору - ну снова где-то пропадает. Ну да и ладно. У неё теперь новый рыцарь есть, и мне рядом делать совершенно нечего.
  Переоделся, заглянул Росинант и робко предложил
  -Баня уже натоплена, Ваше Высочество.
  -Хорошо, хорошо. Что делает мастер Клоту?
  -Изволит отдыхать в своих покоях, Ваше Высочество. Позвать ли?
  -Не, пусть отдыхает.
  Через полчаса я уже отмокал в горячей воде, уставившись в потолок. Два пажа-раба с полотенцами почтительно ждали в отдалении, Росинант крутился где-то около входа, изображал из себя деятельность. Надо бы будет обозначить его статус среди других слуг, обязательно поговорить об этом с королевой. Сынок-то за ум взялся, вот слуг себе расставляет туда, сюда, туда, сюда. Королева довольна будет, как я думаю.
  -Её Величество королева Мор Шеен Первая призывает к себе Его Высочество принца Седдика! -Раздалось ото входа.
  Я поглядел. Стоял лакей, напыщенный и важный, как индюк.
  -Иду. -Ответил лениво.
  Ну что тут скажешь, на ловца и зверь бежит.
  Королева встретила меня в тронном зале. С ней небольшая свита, по углам жмутся аристократы Соединенного Королевства со своими слугами, перешептываются, наемники у стен держат копья и оглаживают рукоятки мечей, покачивают топорами. Ещё один минус в это королевство. Наемное войско куда как более подготовлено, чем то, которое родное тут. Эти вдвоем способны разогнать тот наряд городской стражи, что у ворот города дежурит.
  -Ой, сыночка! -Распустила объятия королева. -Вернулся!
  Снова липкий леденец, который я начал сосать, подавляя отвращение. Графа Урия тут не было, лишь граф Лург и графиня Нака, эти не страшны. При них такой спектакль очень полезен, я бы даже сказал. Можно потерпеть даже вкус сахара.
  Ой, а не стоит все ж ничего брать из рук королевы. Ой, все же не стоит. Намешать в леденец мышьяку, и все, привет. Или ещё какой-то гадости, история ядов и отравлений на моей родной Земле насчитывает пару тысячелетий уж точно.
  Ну, да раз уж взял, так надо докушивать. Просимулировать больной зуб, что ли? Зуб болит, сладкое нельзя... Нет, лучше не стоит. Лечение больного зуба средневековыми методами само по себе способно свести в могилу не хуже мышьяка или цикуты*.
  
  * - особо ядовитое растение. Ядовито все целиком. Через несколько минут наступают признаки отравления - расширение зрачка, вялая походка, рвота и колики в нижней части живота. Первая помощь при отравлении - промывание желудка. На вид корневище напоминает брюкву, имеет приятный запах. Особо ядовито корневище весной и осенью.
  
  -Ваше Величество! -Раздалось от дверей. -К вам граф Гортен!
  Дальше я уже не слушал, все пошло по накатанной. Граф Гортен объявил о том, что штат слуг увеличен вдвое, что кого-то там уже порют каждый день, и жизнь в замке налаживается, оказывается. Но вот надо бы ещё немного денег... Совсем чуть-чуть! И тогда все сразу станет хорошо.
  Королева скупо приказала графу Лургу выдать графу Гортену все, чего тому не хватает. Толстяк скривился, но не починиться не посмел, отозвал в сторону, стал о чем-то беседовать. Наверное, выясняет, как бы ему в плюсе остаться?
  И дальше как по накатанной, разве что крестьян почему-то стало больше. На охоту нашу может кто жаловаться придет?
  -Граф Лиордан, посол Неделимой Империи! Барон Нават, помощник посла!
  О, вот это уже интереснее!
  -Ваше Величество! Ваше Высочество! -Поклонился граф. Старый на вид человек двигался и разговаривал совершенно легко, свободно шагал, свободно сгибался в поясе, свободно подошел и приложился к пухлой ручке королевы, сделал какой-то дежурный комплимент графине Нака, от чего та чуть не растаяла, кажется, даже графу Лургу подмигнул. Неужто и у них общие дела какие-то есть?
  На его фоне чуть терялся барон Нават, пышно одетый, побритый и подстриженный. И когда успел-то только? Наверное, в его сутках больше, чем двадцать четыре часа. Стоял, смотрел по сторонам, вежливо улыбался знакомым, которых у него оказалось удивительно много даже тут.
  -Что привело тебя в наш замок, граф Лиордан? -Важно вопросила королева.
  -О, ничего серьезного, Ваше Величество! -Ещё раз поклонился граф Лиордан. -Я всего лишь пришел засвидетельствовать своё почтение к трону Соединенного Королевства, а заодно и представить ко двору моего племянника, барона Навата. Скромно надеюсь, что в будущем он заменит меня на почетной должности посла в Соединенном Королевстве Ильрони и Альрони...
  Представили, поклонились, поцеловали ручку. Я уж думал, что сейчас барону сладких леденцов достанется, да обошлось, повезло ему. Да и он сам не дурак, предпочел быстро затеряться в толпе придворных, чтобы не отсвечивать.
  Очередной бал. Запиликал оркестр, кавалеры и дамы начали свое бесконечное скольжение то к друг другу, то от друг друга. Посидел я из вежливости часа полтора, а потом, сославшись на плохое самочувствие, покинул это действие. Достали уже, сил нету. Хоть бы музыку включали получше, поживее. А то эти вопли кошачьи меня уже достали, сил нету просто.
  В комнатах у себя вспомнил про важную мысль, которую чуть не забыл.
  -Росинант. Кто и сколько у меня слуг?
  -Три руки и ещё три, Ваше Высочество.
  Восемнадцать человек.
  -Это лично мои слуги?
  -Да, Ваше Высочество. Есть ещё прачки, стиральщицы...
  'Подмывальщицы!' -Подумал я.
  -...глажки, рукодельницы, повара... Но вот прачки у вас две свои, личные. А повара нету, мы из королевской кухни носим сами. Ещё две руки и двое рабов.
  -Так, сейчас собери всех вместе в коридоре, через полчаса чтоб было!
  -Ваше Высочество, могу ли я взять с собой пару стражников?
  -О, даже так? Конечно, сейчас... -Я выглянул из комнаты. При моем появлении стража у дверей взяла 'под козырек' как это тут понималось.
  -Так, троица в доспехах. -Охарактеризовал я их. -Вот это старший над слугами, Росинант его теперь зовут.
  Ухмылки стражников показали мне, что слуги и стража тут общаются тесно, и прошлое имя моего Росинанта для них секретом далеко не было.
  -Помогите ему вежливо собрать всех моих слуг, на которых он вам укажет. Приказ понятен? Исполнять! И чтобы через полчаса тут все были! -Крикнул я уже в спины удаляющимся стражникам, которые чуть ли не подталкивали Росинанта вперед.
  Через полчаса стало. Две прачки, полные женщины средних лет в застиранных платьях и с красными, одутловатыми руками, щегольской мужичок-портной, в камзоле, зыкающий настороженными глазками (ага, хмырь, а где-то это ты был, почему у меня половина одежки то в дырах, то в нитках?), молодые парни-увальни, числом пять штук, уж не знаю и для чего, две молодые девчонки, чуть постарше Альтзоры, и остальные. Рабов тоже привели, ну этих что описывать? Все как один, черные, крупные, округлые такие мужики, всей своей статью выражающие покорность судьбе и лишениям. Хотя и трусят, но пришли, ни один даже и не подумал, для чего же принц их вызывает.
  Оп, стоп. Вот этот именно тип, он мне что-то не очень нравится.
  Вот представьте, что на грядке у вас растут помидоры. Все как один, все как на подбор красные и налитые, прикрыты листиками, так и просятся - сорви нас, хозяин, покроши в салат, заправь солью по вкусу, и слопай... Ну, как один. А вот этот и вроде красный такой, но вот какой-то не наливной, а даже скорее сморщенный, запрятался от остальных на ветке. Соку не набрал, вкуса тоже, ну за что меня есть-то, хозяин, а? Я тут ещё с полгодика порасту у тебя, повишу, никого не обижу, а ты меня пока поливай, поливай...
  Точно.
  Я помню его. В самом начале моего пробуждения он так внимательно на меня смотрел, что ну просто никак не мог не запомниться. А после он около мастера Клоту подвязался, носит за ним ящик с лекарскими принадлежностями, покорный такой, услужливый.
  Не похож он на остальных, ну как хочешь, а не похож! Вроде бы и лицо одно, и тело тоже не очень отличается, мозолей на руках и ногах от оружия... И есть пару шрамов, как от укола, такой звездообразный, на правом бицепсе, и запястья у него дай боже, широкие...
  Со щелчком картинка встала на место, я даже рискнул посмотреть на заинтересовавшего меня черного ещё раз.
  Кто это там сказал, что он одутловатый? Не, не, не. Разве что чуть жирком зарос. Плечи сильные, руки тоже сильные, мускулы у него совершенно не такие, какие от работы бывают. Если б тебе похудеть, приятель, сказал бы я, что ты воин. Разве что тебе не хватает копья, щита, кое-каких восточного вида доспехов и круглого шлема под чалмой.
  О как.
  Нашел шпиона, не иначе.
  Надо будет с ним позже обстоятельно побеседовать, а пока что...
  -Так, слушать все сюда. С сегодняшнего дня вот этот тип... -Я толкнул Росинанта вперед ладонью. -Назначается над вами всеми старшим. Отчитывается передо мной. Кому что не ясно?
  -Ваше Высочество, но так невозможно! -С поклоном сказал портной.
  -С чего бы это? -Вежливо поинтересовался я.
  -Ваше Высочество, но... Но так не заведено!
  -Это кто-то меня учить-то будет, как заведено, а как нет? -Снова вежливо спросил я. -Как я скажу, так и заведут! А кому что не нравится, так проваливайте к... -Я запнулся, я потом добавил по наитию. -К Черным богам проваливайте.
  Все поохали, но на месте остались. Портной недовольно поджал губы, но смолчал, и даже попытался поклон обозначить.
  Итак, вот уже есть первый кандидат на вылет. Посмотрим, как Росинант справиться. Если хорошо, то можно будет его потихоньку продвигать в доверенные лица.
  А ещё, у меня есть настоящий шпион, первый.
  Не пора ли нам этого странного раба... Того? Схватить и хорошенько поспрашивать? Сделать это проще простого, нападение на свиту принца где-нибудь в Нижнем городе, шальная стрела, а потом оттащить раненого куда-то в спокойное место, а всем сказать, что помер, болезный.
  Или поступить чуть хитрее, сделать вид, что ничего не происходит? И покормить его дезинформацией?
  Но почему я думаю, что у меня всего лишь один такой вот шпион? Скорее всего, есть и другие.
  И опять же, почему я думаю, что такой вот шпион есть только у меня?
  Скорее всего, они есть у барона Седдика, есть у графа Слава, и есть ещё у мастера Виктора, я к нему чаще всего заглядываю, получается.
  Надо будет искать. А пока надо будет озаботиться продажей остального золота. Снова идти к хитрому еврею Вячеславу Брониславовичу, деваться пока что некуда. Срочно нужно перевести золото в деньги.
  А что на деньги-то?
  А на деньги много чего можно в тот мир перенести. Был бы только способ сделать это все надежно и с гарантией, что не придется потом пальцы залечивать, а то и чего похуже.
  
  
  
  Глава 9
  
  Я пел о богах, я пел о героях
  
  Мельница
  
  Как-то незаметно кончились каникулы, сессия пролетела так же быстро и незаметно. Выучил, сдал, все дела. Хорошие оценки мне не нужны были, мне нужен всего лишь диплом, а его и с тройкой дадут.
  Решил несколько простых примеров на экзамене по математике, переписал пару глав учебника на простой лист А4 на философии, перечертил задачу по деталям машин, и сдал зачетку в деканат.
  Раз три, два три, три три. Свободен, студент.
  Не шатко не валко пошло обучение в автошколе, собрали человек тридцать в самой большой аудитории института, прочитали лекцию про правила дорожного движения и распустили по домам. Ещё раздали телефоны инструкторов, с которыми мы должны были договариваться сами. Позвонил, представился, и через пару дней уже крутил баранку учебной семерки.
  С инструктором договорились быстро. Показанных для обучения часов в автошколе - уже мной оплаченных в офисе - маловато было, решили с инструктором, что в дальнейшем наши расчеты с ним будут происходить по отдельной схеме. Ну и часов накатаю побольше, естественно... Инструктор только рад был.
  А в том мире пришла зима. Во сне я замерз, искал одеяло, чтобы укрыться, и как-то проснулся. Встал, осторожно ступая по ледяному полу, подошел к окну, распахнул ставни и обомлел. Все вокруг было белым. Большие крупные хлопья кружились с неба, опадали на крыши домов и на залив, с крыш домов вниз протянулись длинные и широкие сосульки. Крыши обледенели сверкали на солнце множеством оттенков белого и синего.
  В городе в воздух лениво выползали струйки дыма из печных труб. В замке тоже с чоканьем проклюнулась большая труба, оттуда потянулся белый дымок, запахло свежим печеным хлебом.
  Я перегнулся через подоконник, посмотрел вниз. Слуги большими деревянными лопатами сгребали снег к стенам, освобождая проезд, снега навалило будь здоров. Вот теперь понятно, почему в Верхнем городе такие улицы широкие! Иначе снегопадом завалит все, не пройти, не проехать.
  Океан-то не замерзает. Волны стали серые, свинцовые, но катятся на берег как и прежде. Обледеневшие корабли чуть покачиваются на них, беззвучно. На двух мачтах теплятся сигнальные фонари, почти везде вьется дымок от печек. Около воды-то холоднее...
  Странно, вода не соленая, а почему море-то не замерзает?
  Принцесса Альтзора попалась мне один раз в замке. Прошла мимо в окружении фрейлин, сделав вид, что не заметила... А потом вроде бы как опомнилась, поклонилась, пожелала доброго дня.
  Ну, я ей тоже доброго дня пожелал. Поглядел в глаза, и не увидел там ничего, равнодушие и даже досаду, что я так не вовремя попался ей на пути. Торопилась она куда-то, одета тепло, словно на улицу собралась, шубка с меховой опушкой и теплые сапожки тоже с мехом, и я только мешался. Да и за те дни, что мы не виделись, даже зайти не удосужилась.
  Рыцаря Алора рядом не было, но добавилась охрана. Здоровенные лбы-наемники ростом как два меня, проследовали поодаль от весело щебетавшей стайки девушек, глянули на меня злобно.
  Фрейлины пошушукались, но вслух ничего не сказали.
  Корабли приходить в порт стали много реже. И жизнь в городе замерла, жители прятались за стенами своих домов, бросали в печки дрова и грелись, грелись, грелись. Холод проникал до костей, не смотря даже на жарко пылающую у меня в комнате жаровню. Сквозняки стали ощущаться, сидишь, граф Слав рассказывает про дальние страны, или барон Домин про историю тех стран и про взаимоотношения людей, их населяющих, ты киваешь ему, а по ногам как даст ледяным ветерком... И почему тут нормальных штанов нету? Или хотя бы дверей нормальных?
  Барону Домину очень нравилось вино, которое в такую погоду в замке было принято подавать горячим, а мне очень нравились его истории. Барон умел рассказывать, умел удивлять. Тут, в Королевском университете, собрались не только теоретики, но и практики... Учитель физкультуры и математики в московском университете - каково? А вот тут запросто, фехтование и геральдика.
  Как-то дошли и до религии. Вот тут профессор развернулся... Он был автором большого научного труда про сказки мира, который вот уже лет десять как хранится в библиотеке не только нашей, но ещё и Императорского Университета. И стоило коснутся любимой темы, как на следующее же занятие принесли мне сей труд, и барон Домин, периодически прикладываясь к чашке с подогретым вином, начал рассказывать.
  Я сначала опасался того, что повторится история с профессором Гонку, который меня в сон неслабо так вгонял, но неожиданно все оказалось довольно интересно. Даже мастер Клоту, заглянув на пару минут, незаметно так остался в комнате. Послушать.
  Тут, в этом мире, поклонялись множеству богов. Один, Фрейя, Тор, Керр, Лилит и прочие, и прочие, и прочие...
  Светлые боги, конечно же, добрые и благие боги. Это Керр, матерь богов, Фрейя*, богиня любви и красоты, владетельница чудесного ожерелья... Нет, почему я не удивлен-то? Фрейя Рохни есть, покровительница королевского дома Рохни, её ладанку все рохнийцы с собой носили. А ещё Фрейя особо покровительствовала светловолосым девушкам с зелеными глазами. Такие девушки считались посвященными Фрейе, и ежегодно оставляли на алтаре в храме прядь волос.
  
  * - Фрейя - в скандинавской мифологии богиня плодородия, любви и красоты, дочь Нъёрда и сестра Фрейра. Величайшей драгоценностью Фрейи было ожерелье Брисингамен, купленное ею за четыре ночи любви с изготовившими его карликами. Покровительство блондинкам - это фантазия автора.
  
  Девушки со светлыми волосами. Блондинки, то есть. С шестым бюстом, да? Кто ж таким не покровительствует... И еще богиня охоты Скади*, богиня битв и сражений Лара, кроме того покровительствующая мастерам-оружейникам, и остальные.
  
  * - Скади - в скандинавской мифологии богиня охоты, лыжница, жена бога Ньёрда и дочь великана Тьяцци. Властная, суровая и своенравная богиня, именно она поместила над головой Локи змею, источающую яд.
  
  Если есть светлые боги, то должны быть и темные? Ну, куда же без них. Темнобожие, собирательное название богов, вредящих и изначально ненавидящих человеков.
  Глава у них, конечно же, Великий Черный, Темный Властелин и все такое. У него, конечно же, есть помощники, спешащие извести человечество. Их обычно по именам не зовут... Есть и верные слуги среди людей, которых называют собирательно 'темнобожники', которых не любят и травят при первой же возможности. Когда-то, давным-давно, силы зла дали своим последователям большую власть. Темнобожники использовали эту власть с размахом, человеческие жертвоприношения, кровь рекой, мебель из человеческих костей, вырубленные под корень города и все такое прочее, смотри любую книжку из коллекции Михаила на главе 'Черный Властелин'. Только тут-то не в книжке было, а вполне реально... Люди долго умывались кровью, а потом собрались и наваляли темнобожникам по первое число. Когда то было и что было, уже быльем поросло даже в сказаниях. С тех пор никакой реальной силы за темнобожниками нету, или дикари, загнанные в горы и пустыни, или обычные сумасшедшие, разделенные и враждующие даже между собой. Да и мало их осталось, темные боги человеков не очень любят, в том числе и своих сторонников.
  В последнее время, сообщил мне барон Домин, возникла в Империи и окружающих странах мода такая, молодежь из хороших семей поклоняется Темнобожию... Но ничего серьезного, конечно, жертвы не приносят, просто одеваются в пошитые старинные костюмы да совокупляются всей компанией под гобеленом с изображением Черного. Их даже не в тюрьмы сажают, а запирают в специальные дома, где держат скорбных разумом, на хлеб да воду в четыре стены. До сульфидина тут не додумались ещё, но солёными розгами порют исправно. Говорят, что многие излечиваются довольно быстро.
  А вообще, боги считаются равнодушными к человечеству, хотя многие жрецы утверждают обратное, собирая деньги на пожертвования храмам. Причем иногда получается так, что последователи светлой богини Фрейи объявляли греховным медицинский факультет Королевского университета, либо жрецы Скади повелевали истреблять весь домашний скот, а который не истреблен, так обложить налогом в пользу храма. Или кто-то умудрялся приносить в жертву Ларе людей... Но, как говорил великий Таллисен, человек поклоняется богу как умеет. Вот так и умели.
  Спросил и про Таллисена. Я его ещё запомнил по рассказам Ирины.
  Таллисен и Кама-богатырь почитались тут как богочеловеки, то есть человеки, обладающие божественными свойствами. Дети богов. По легенде, Таллисен был младший сын богини Керр, от человека. Поначалу прославился как известный волшебник и целитель. А как-то раз богиня Керр готовила для своего старшего сына, Агафона, напиток всеведения. Слабый старший сын рос, больной и на внешность не очень. Какой с него бог-то? Вот и решила мама помочь своему сыну. Несколько лет варилось на костре волшебное зелье, дающее красоту и ум, и вдруг вскипело! Агафон в страхе отшатнулся от костра, а Таллисен не успел, и часть кипящего зелья попало ему на пальцы. Волшебник облизал пальцы и получил дар бессмертия и предвидения. Ну а на Агафона красоты и мудрости уже не хватило... Зелье все выкипело.
  Разъяренная Керр низвергла Таллисена из чертогов богов, и когда он летел на землю, то горел, как падающая звезда. Потому и прозвали его Сияющим. Но ничего больше богиня с ним сделать не смогла, Таллисен стал богом, таким же бессмертным. Правда, ходу ему к богам уже не было, и с тех пор бродит где-то по земле, творит добрые дела*.
  
  * - Талиесен - в валлийской мифологии волшебник и бард. Описание практически точно повторяет некоторые легенды о Талиесене нашего мира.
  
  Вот такая вот интересная легенда.
  Записать её, что ли?
  А еще, взгляд на цвет богов тоже мог отличаться.
  Например, в Империи Лару, Сеющую Раздор, объявляют темной, а на Белых Скалах и среди островных пиратов она почитается как Лара, Укрепляющая Руку. В Империи любая смута для местного населения губительна, дворяне обычно за стенами замков отсиживаются, а сражающиеся армии не сильно различают, где воины, а где мирные землепашцы и законопослушные горожане. А среди пиратов, нашедших приют на бесплодных землях Белых Скал, выживание зависело от той добычи, что с боя возьмут.
  Потому вот - каждому своё.
  Вот такая мифология в этом мире. Вполне себе так развитая. Дома уже, в Интернете полазив, нашел и Фрейю, и Скади, и Тора даже нашел. Скандинавские боги, однако. Я в мире скандинавских легенд, или это из Скандинавии провалились когда-то люди в тот мир?
  Кстати, о тренировках.
  Стоило мне в своем мире сделать несколько связок из тех, что показывал мне барон Седдик, и там моё тело вспоминало и принимало их, а в этом они впоследствии получались лучше и ровнее. И с тем, что показывали мне в мире том, тоже такая же ситуация уже и тут.
  Тела все же как-то влияли друг на друга.
  На тренировках в фирме я теперь стоял против Сергея-большого и Костика, и лишь иногда против Вербицкого и Михаила. С Молчаном тоже стало получаться гораздо лучше, хотя к ним я ходил не чаще раза в неделю. Чеботарев тоже не часто появлялся, но с ним было поинтереснее. Даже проиграв ему, я всегда выносил из поединка что-то новое, незнакомое доселе. С тренировочным мечом Чеботарев управлялся великолепно, а как-то раз я на свою голову предложил ему так кулаками помахать, без оружия.
  Ну, без оружия он стоил раз в десять больше. Все же непривычны человеку нашего времени все эти мечи, щиты, топоры... Кулаки, ноги, нож или тонфа - вот что сейчас правит бал в рукопашном бою. Ну, или пистолет, тут уж кто раньше вытащит.
  Скрутил меня Чеботарев в минуту. Второй и третий раз получилось также, а третий раз вообще смешно, не успел я руку вытянуть, как меня сразу же на болевой прием взяли. Не сомневаюсь, что наш ниндзя стал бы достойным противником не только Сереге-большому и Костику, им-то точно, но и генеральному и его заму пришлось бы попотеть.
  А ещё как-то раз Чеботарев принес сразу два меча тренировочных, не очень больших, и предложил потренироваться с ними. Парные короткие клинки, чуть изогнутые.
  Ох, и тяжко это было! Казалось, что резиновые черные лезвия со всех сторон, пока одно блокируешь, другое по тебе ах! Не расслабляйся, не зевай, стой и тренируйся!
  В том мире тоже прогресс, в одном случае из трех у меня получалось отмахаться мечем от Виктора. Стоило тому расслабиться, как я тут же его за то наказывал. Иное дело, что Виктор-то и не расслаблялся практически, почти всегда собран и деловит, всегда серьезен и рассудителен. С остальным-то тоже далеко не в ровнях, проигрываю, конечно. Но уже не с таким позорным счетом.
  Еще барону Седдику очень понравилась идея поднятия тяжестей в целях укрепления мышц. Так что теперь и Виктор, и Ждан, и остальные обливались потом, поднимая раз за разом тяжеленные каменные чушки на деревянных ручках.
  Мастер Лорин сшил простой кожаный мешок, который мы набили старыми тряпками и на цепи подвесили к ветке дерева. Получилась хорошая такая боксерская груша, упругая, жесткая. Я на ней удары отрабатывал, не часто, но прогресс пошел довольно быстро, на кулаках быстро появились, а потом так же быстро сошли мозоли, руки стали 'ударные', нечувствительные. Побил и ногами немного, все шло как и в том мире, сначала растяжка никакая и удар слабый, но буквально за неделю уже уверенно бил 'лоу' в середину пояса. Не такое позорище, как то, которое я графине Нака исполнил, а настоящий тяжелый 'лоу', ногу отсушить вмиг даже взрослому.
  А ещё у меня несколько раз получилось перенести золото из того мира на Землю. Наверное, нащупал какой-то алгоритм, или просто что-то такое сдвинулось с мертвой точки... Не знаю. Но, тем не менее, повесил я кольца на шнурок, шнурок себе на шею, ходил так пару дней, даже в баню с этим шнурком ходил, И проснулся наутро в своем мире. На шее шнурок, на груди... Золото.
  Через три ночи я решил рискнуть ещё раз.
  К Вячеславу Брониславовичу меня на этот раз пропустили сразу, не стали устраивать спектакль. Знакомый мне уже парень посмотрел на меня злобно, я колко улыбнулся ему в ответ. А не фиг за мной ходить было, я б от тебя и не прятался.
  Ювелир встретил меня в своем рабочем кабинете.
  -Что принесли, молодой человек? -Почти и не фальшиво улыбнулся.
  Деваться некуда, это уже знакомое зло. Так что... Пистолет наготове под курткой, благо что погода зимняя. В рюкзаке с учебниками в самом низу тайник.
  После того случая в электричке я решил озаботиться более надежным рюкзаком. А то никуда не годится, стоит открыть молнию, и все на ладони! Поменял я валюту, доехал до туристического рынка, и теперь у меня прочный и практичный рюкзак, открывается не только сверху, но ещё и снизу отделение есть. Причем незаметное особо, там скатанный полиэтиленовый мешок, его надо при дожде снизу-вверх на рюкзак натягивать. Вот там-то хорошо некоторые вещи таскать.
  Я положил на стол несколько колец и большой золотой браслет. Браслет я сделал из золотых монет, ювелиры их переплавили хорошо. Грубая работа, заметна сразу. В земле я его подержал, зарыл в кадку с мамкиным цветком, не на долго. Потом промыл кефиром и натер грубой тряпочкой до тусклого блеска.
  -Хорошо дело... -Сразу надвинул лупу на нос ювелир. -Та-ак...
  В институт я пошел с потяжелевшими карманами. В метро перенервничал, да и в институте все занятия сидел как на иголках. Большая сумма-то получилась! Я в жизни своей столько в руках не держал. Семь с половиной тысяч долларов США за всё про всё. Больше, чем моя зарплата за год. *
  
  * - автор напоминает, что дело происходит не в современности.
  
  Но хорошо, что сразу в институт. Тут пойди меня выследи, однако. Любой хвост враз стряхнется на охране. А подождать у входа... Ну, ждите, ребята, если времени не жалко. У нас выходов три только, а ещё есть один путь в парк, который никто толком не знает, но почти все студенты пользуются. Окно одно слишком низко расположено, а запора на нем издавна нету. И выводит оно так, что с улицы не поймешь, прямо между домами...
  Так и отсидел как собака на заборе все лекции, потом пошел домой. Доллары спрятал в тайнике к пистолету, надеясь, что никто не увидит. Надо будет обязательно прикупить себе сейф, хотя бы небольшой. Стол у меня запирается чисто символически... Лишь бы родители такую сумму не увидели. Сразу вопросы возникнут, где же это ты, сынок, достал вот такую сумму? А знаешь ли ты, что мы с папой год за такую сумму работаем, и да как тяжела наша работа, с утра до вечера... Отец, скажи сыну, что ты молчишь? Ну а я скажу в ответ, что все знаю и что я долго копил с зарплаты. А мне скажут, что моё дело учиться, а не деньги зарабатывать. Вот так, слово за слово, и поругаемся мы. И даже если не поругаемся, настроение будет надолго испорчено.
  Нет, уж лучше вот так, тихо все сделать.
  Покачал в руке пистолет. Эх, ну что же ты, родной-то мой, никак не приснишься мне в том мире? С одной-то стороны, это плохо. Держать дома его опасно просто. А с другой-то стороны... Забрали б у меня золото то на экспертизу, а может и самого бы прикопали где поглубже.
  
  Глава 10
  
  И лампа не горит
  И врут календари
  
  Сплин
  
  Дела у мастера Виктора шли в гору.
  Идея разделения производства, когда процесс создания чего-либо разбивается на мелкие этапы и каждый этап поручается одному человеку, мастеру пришлась по душе и сразу же пошла в дело.
  Теперь корпуса и механизм для зажигалок делал его старший сын, ему для этого дела специально мастерскую выкупили неподалеку, вату и фитиль закупали в гильдии Портных, пружину и кремни поставляла гильдия Ювелиров, а окончательную сборку и доводку мастер Виктор проводил сам, в своей мастерской. Продавал, конечно же, только сам.
  Когда получилось собрать прокатный станок из нескольких валков и получить хоть кривые и косые, но все же куда как более ровные, чем имелись тут до того, листы металла, то к мастерской мастера Виктора выстроилась небольшая очередь из желающих такое чудо себе приобрести. При мне подмастерья, потом обливаясь, таскали листы металла в повозку, а на попонах лошадей, в повозку запряженных, красовался знак гильдии Ювелиров.
  Следом в мастерской старшего сына заработал штамп для корпусов зажигалок, а в подвале у мастера Виктора заработал точно такой же, но для половинок корпусов гранат. Производство что гранат, что зажигалок сильно упростилось, три дня работы, и склад просто забит полуфабрикатами, а в тайничке, рядом с бочками пороха, одна за другой укладываются гранаты. И одна другой лучше, мастер Виктор уж куда как руку набил!
  Думал, сообразить для них хороший запал, да вовремя себя одернул. Рано, рано это пока что! Если попадет граната кому-то в руки и разберут ее, то наделают себе таких же раньше, чем у меня появятся револьверы. Насчет того, что секрет пороха останется со мной надолго, я не обольщался как-то.
  Как говорил Чеботарев, оружие рождает власть, и недопустимо, чтобы оружие командовало тобой, ты должен командовать оружием*. Очень уж мне не хотелось выпустить из-под контроля гранаты, не было у меня сомнений, что в первую очередь их применят против меня же, и как бы не мои ближайшие соратники... В том виде, в каком они есть, гранаты меня устраивают, и к тому моменту, когда их попытаются обратить против меня, пусть уж лучше они будут вот в таком виде, неудобные, опасные, капризные.
  
  * - 'Каждый коммунист должен усвоить ту истину, что 'винтовка рождает власть'. Наш принцип - партия командует винтовкой; совершенно недопустимо, чтобы винтовка командовала партией'. Мао Цзе Дун. Тезис из речи 'Вопросы войны и стратегии', с которой лидер Китайской компартии и глава КНР Мао Цзэдун (1893-1976) выступил (6 ноября 1938 г.) на VI Пленуме ЦК КПК 6-го созыва.
  
  Заказы на зажигалки исправно приходили, листовой металл раскупался, и были идеи, как использовать штамп ещё, но тут уже я решил, что нужно идти дальше. Рано или поздно рынок зажигалками насытится, кто-то да разберется, как их делать, а закон авторского права тут... Ну, что-то подобное тут есть, и называется Коронный договор. Каждая Гильдия с королем такой заключала. Гильдии платили налоги, а королевская власть следила за тем, чтобы каждый занимался своим делом, и не лез на чужую поляну. Конечно, работал такой договор в пределах одного города. Вдруг кто наладит производство копий зажигалки в Неделимой Империи или, скажем, в Рохни, претензий ему не предъявишь. То же самое и со штампом, и с листовым металлом.
  Зажигалки есть, листовой металл есть, а что насчет хорошей лампы? Ибо факелы-то хорошо, конечно... И лампадки тоже хорошо! И свечи, штук пять в одном подсвечнике, вполне себе неплохо. Но как-то темновато все же по ночам. Электричества тут нету, и я не уверен, что смогу построить простейшую динамо-машину, хотя речка рядом с городом есть. А даже если и построю? Что мне от неё запитывать? Электрическая лампочка только с виду простой кажется, а так... Ну, тут интересно сказано в книге полезных в любом хозяйстве советов. Если в вашей электрической лампочке перегорела спираль, то не спешите её выбрасывать! Нагрейте колбу до тысячи градусов Цельсия, поместите в вакуум, аккуратно отделите цоколь от колбы, замените сгоревшую вольфрамовую спираль на новую, а потом так же аккуратно в вакууме соедините цоколь и колбу. И тогда ваша лампочка прослужит вам долго!
  Тогда будем делать керосинки. Я такую в фильме видел. Ничего вроде сложного, фитиль, вата и что-то вроде нефти тут есть, механизм 'зиппо', прокатных валков и штампа освоили, так и с лампой справятся. Сам видел, как аристократы пили вино из стеклянных бутылок, значит, и стеклянную колбу получится сделать, гильдия Стеклодувов где-то да есть? Ну или гильдия Бутылочных дел мастеров...
  Глава гильдии Стеклодувов, мастер Гушол, оказался совсем как с плаката советских времен.
  Как-то, ещё в начальных классах, ездил я со школьной экскурсией в один город. Так вот, в городе том был большой стекольный завод, который стеклом половину ещё Союза снабжал. Собственно, он и был звездой экскурсии. И там, перед въездом на территорию завода, в лучших традициях соцреализма были такие здоровенные плакаты, где широкоплечий мужик, чем-то напоминающий Маяковского в его лучшие годы, уткнулся в длинную трубу с одной стороны, а на другой её стороне пылал малиновым огнем шар. 'Решения ХХ съезда КПСС в жизнь!' красными буквами шло по низу. Там ещё много было разных, но почему-то вот этот запомнился. Я даже, мелкий ещё, его нарисовал у себя в альбоме на уроках рисования в школе, за что и получил двойку. Не нравились нашей учительнице соцреалистические картинки, тогда как раз модно стало над этим легонько так посмеиваться.
  Так вот, мастер Гушол один в один походил на того самого стеклодува. И мало того, он оказался дядюшкой Ждана. Так что встретили меня хоть и с робостью, но без страха и не таясь лишне.
  Мастер Виктор мог сравнительно просто сделать механизм для лампы, фитиль можно купить, а вот со стеклянной колбой сразу начались проблемы. Не делали тут вещей таких. И вообще со стеклом напряженно очень было. Про то, чтобы окна застеклить, никто и не помышлял, куда там! Делали мелкие такие стекляшки в витражи. Это когда собирается из проволоки или деревянных планок каркас, а в него вставляются разноцветные кусочки стекла. Красят их тоже абы как, какими-то жидкостями. Витражи, конечно же, выцветают... Но с пылу-с жару очень даже ничего выглядят, вот прям как конфетка!
  То, что тут делали, больше всего походило на мутную такую бутылку, горлышко которой закрывается пробкой, её мне сразу и показали, как только разговор зашел. У нас в такие разливают вино на рынках, а потом продают как 'Киберне'* трехсотлетней выдержки в магазине для новых русских. Но мастер Гушол обрадовал меня, что это в Империи делают, а нам едва ли по силам... Сам-то он украшения делал дешевые, цветные кусочки стекла хорошо смотрелись в бусах, в сережках и в прочем... Людей много, деньги на настоящие камешки не у всех есть, вот и носили иногда люди достатка ниже среднего кольца со стекляшками или ожерелья, а то и браслеты... Ну, и витражи были в моде. Как новые сделать, так и старые подновить. Вот, недавно...
  
  * - напиток 'Киберне' изготавливается из этилового спирта, проточной дистиллированной воды и забродившего виноградного сока. Не путать с 'Каберне', 'Каберне Совиньон' - сорт винограда, используемый для приготовления преимущественно красных вин.
  
  Взмахом руки я оборвал его.
  -Понятно, мастер Гушол. Но необходимо стекло прозрачное, пусть и не столь прочное...
  -Это очень сложная задача, Ваше Высочество... -Поклонился мне мастер Гушол, пряча улыбку. Вежливые тут они все, если даже что не так, все равно кланяются, и улыбаются.
  -Отчего же?
  -Даже лучшие имперские мастера не делают стекло чище, чем вот это. -Он указал мне на стоящую бутылку.
  Хм, помню, в карете королевы стекла-то стеклянные были, хотя и не очень чистые. И зеркала в замке имеются, стеклянные в том числе. Значит, где-то умеют хорошее стекло делать? Но вот стеклянных окон в домах я не видел тут нигде, хотя в храме Одина витражи из цветных кусочков стекла есть.
  -Сложная или невозможная?
  Мастер Гушол задумался, и признал, что да, таки возможно, но...
  -Нужно закупить материалы, потренироваться, изготовить инструменты... -Принялся перечислять мастер. -Также разбойники около города совсем расшалились, моим подмастерьям приходится нанимать охрану из наемников, чтобы их не ограбили, когда они собирают песок для мастерской...
  -Готов компенсировать все понесенные расходы, мастер. -Важно сказал я. -В разумных пределах, конечно. Но, в таком случае, без моего разрешения вы не должны будете изготавливать стекло никому, какую бы вам цену не предложили. И не передавать способ его изготовления.
  Мастер Гушол задумался. Поглядел на мастера Виктора, быстро глянул на Ждана, что-то прикинул, и назвал сумму в двадцать семь золотых.
  Аппетиты, однако. Но делать нечего, пришлось включаться в процесс торговли.
  Сошлись на пятнадцати.
  Мастер Гушол принялся за эксперименты, а я в своем мире принялся искать керосинку, керосиновую лампу, которой можно светить, а не глаза ломать. Разберу её, погляжу как сделана, а потом в том мире такую же сделают.
  Найти керосиновую лампу было не очень просто, в магазинах их как-то не продают, а те, что для дачников - очень уж они модерново выглядят, вряд ли мастеру Виктору такое повторить по силам. Старые же... Где их искать? Нет, не просто, но я справился. Не зря существовал рынок в районе Арбата, где толкали иностранцам разное советское старье...То есть реликвии. Хорошо порылся у бабушки на чердаке, и вуаля, заработал на Арбате сотню баксов, пошел да пропил.
  Нужную мне вещь я увидел на развале среди бюстов Дзержинского и Буденного, уже традиционных матрешек с лицами руководителей СССР, включая первого и последнего президента Советского Союза, советских офицерских фуражек и фальшивых орденов.
  Там она и лежала. Старая-престарая керосиновая лампа, внизу емкость для керосина, сверху металлическая крышка с крюком, на него лампу вешать можно, посередине пузатое стекло, аккуратные дырочки для тока воздуха, грубый, но хорошо зачищенный сварной шов.
  -Что интересует? -Спросили меня сверху развала.
  Поднял глаза. Паренек чуть меня младше, в вязаной шапочке и куртке-роторе со множеством самых разных наклеек и значочков, от '60 лет советскому цирку' до 'Ворошиловский стрелок'. Лицо узкое и худое, ощущение худобы добавляет бородка клинышком и близко посаженные глаза.
  -Да вот лампа в какую цену будет?
  -Лампа... -Паренек призадумался для вида. Я мысленно вздохнул и сделал скучающе-незаинтересованное лицо.
  Поторговавшись, сошлись на двадцатке. Получив в собственность пакет с лампой, я отправился в метро.
  Уже на дежурстве - да-да, я пока что совершенно не собирался бросать верную работу, не смотря на свалившееся мне на шею богатство... Почему? Я пока что сам себе отчета не отдавал. Просто пока ещё похожу, а там уже видно будет, что да как. Мало ли, вдруг... Тьфу-тьфу-тьфу... Не получится больше сюда ничего перенести?
  Так вот, уже на дежурстве я разобрал лампу. Обычная керосинка, не очень сложная, даже откровенно простая. На донце я обнаружил надпись, что-то про 1931 год и завод 'Красный Октябрь'*. Надпись почти не видна, ее кое-как оттерли, и колба тоже грязная как не пойми что, вымыли в лучшем случае под струей воды, фитиль весь высох.
  
  * - в самом деле завод такие лампы выпускал.
  
  Сходил к грузчикам, позаимствовал у прораба них набор самых маленьких насадок, ручку-отвертку и пассатижи под честное слово, заодно стрельнул по дороге плошку спирта и чистой ветоши. Иногда на складе разная ситуация бывает, иногда и что-то такое руками сделать надо...
  В караулке нашей разложился на столе, подвинув Вербицкого. Тот сначала недовольно подвинулся, а потом подсел поближе, смотреть. Ну, выручай меня, моё неоконченное техническое образование. Что, студент такого мощного института лампу-керосинку, которой больше полувека, разобрать не сможет?
  Разобрал, конечно, за час где-то. Разложил все детали, почистил, протер тряпочкой с. На запах заглянул Валерий Алексеевич, заставил меня и Вербицкого дыхнуть. Покосился на керосинку, потом внимательно на меня, но ничего не сказал.
  Сегодня ещё усиленная смена у нас, ждали Серегу-большого и Мишку... Вроде бы как нарики с района устроили рядом точку, а позавчера кто-то крутился около склада, высматривал ходы-выходы. Может, и случайно, но начальник наш предпочел подстраховаться. Тот самый Михалыч, с которым мы в прошлый раз гоняли наркоманов, сидел на телефоне и обещал помочь, в случае чего. Петр Сергеевич отсутствовал, за него сейчас был Валерий Алексеевич.
  -А-а-а-а... А-а-а-а... Трахну Ирку... Прямо в дырку... -Раздалось из коридора, дверь распахнулась, вошел музицирующий Серега-большой, за ним протиснулся Михаил, настороженно оглядевший нас.
  -Привет всем! -Широко улыбнулся Серега. -Мужики, а кто тут новенькую видел? В бухгалтерии 'Василька'? Ирина Владимировна, двадцать три года, третий размер... Что тут у нас? О, кто это притащил? Электричество вырубить обещают, что ли?
  -Да до дома темно идти... -Хмыкнул я. Лампа оказалась чуть более сложной конструкции, чем мне думалось до того. Это ж не масленка, которую в школе делали. Берешь масло, наливаешь в плошку, туда фитиль, поджигаешь, и готов огонек. У нас один парень в классе так баловался, юный химик.
  -Где купил?
  -Да на развале арбатском... В подарок...
  -Ничего себе подарок... Сколько?
  -Двадцатка вечнозеленых.
  -Серьезно ты. -Покачал головой Серега. -У Маши попросить-то не мог, а? У нас на даче штук пять таких осталось... Слушай, да ты никак краснеешь? Или освещение тут такое?
  -Серег, я...
  -Да ладно тебе уже. -Хмыкнул Серега и хлопнул меня по плечу. -Смотри у меня, сестру обидишь, я тебе... -Он показал кулак. -Не вздумай, как тут у вас водится - девочке голову дурить!
  -Серег, да ты что, я первому, кто её обидит...
  -Во-во. -Как-то не впопад сказал он. -Давай, показывай, что там у нас.
  Да ничего так серьезного и не было. Камеры показывали унылые заснеженные улицы, по которым иногда проезжали машины. Ворота склада закрыты, около караулки топчется на посту Михаил с резиновой дубинкой наперевес. Видна 'Тойота' Валерий Алексеевича стоит, снегом присыпана. Грузчики домой не ушли, скопились в комнате отдыха, с ними прораб смены.
  -А чего ждем-то? -Спросил я.
  -Сейчас груз прийти должен, какие-то там контейнеры из Польши. -Сказал Валерий Алексеевич. -Надо его принять.
  В кармане куртки Валерий Алексеевича зазвонил мобильный.
  -Вот же так. -Тот потянулся к вешалке, вынул телефон. -Да, да... Понятно. Выходим сейчас. -Нажал на кнопку 'отбой'. -Все, ребят... Пошли. Саша и Михаил следят за камерами, внутрь никого не пускать. Если что-то начинает происходить, то Михаил звонит по телефону куда сказано, а Саша его охраняет. Оба Сереги со мной.
  Я отложил в сторону разобранную лампу, оставил её отмокать в спирте. Фитиль новый потом найду, да и сам сплету, веревок нету, что ли?
  Когда мы вышли, здоровенные ворота уже открыли нараспашку и в склад въезжала здоровенная фура.
  Беготни было на всю ночь. Пока впустили первую, пока осмотрели груз, пока грузчики сняли контейнеры с польским бельем и распихали по складу, уже час. А фуры все шли да шли.
  Крепкие мальчики из девяносто девятой поздоровались с Валерий Алексеевичем уважительно. Их старший, плотный дядька с перебитым носом, предложил закурить, получил прогнозируемый отказ ото всех... А попробуй в спортзале попрыгай, когда легкие в дыму! И начал дымить сам, глядя, как с фур снимают контейнеры и укладывают в штабеля.
  Его ребята расселись на лавочке поодаль, водитель остался в машине. Серега как-то не очень заметно переместился поближе. Куртка у бригадира не просто так топырится под мышкой, ствол там в модной кобуре, которую через спину вешают.
  -Долго ехали? -Спросил Валерий Алексеевич.
  -Да, еба... -Согласился бригадир.
  До утра просидели. Я-то выспаться думал, да куда уж там... Не получится. К утру как сонные мухи. Контейнеры ровными рядами стоят на стеллажах, грузчики вообще еле шевелятся, а охрана ещё держится. У меня ноги подрагивают, я по контейнерам лазил, проверял, не вскрыты ли.
  -Ну, с богом, еба... -Сказал бригадир, кому-то отзвонившись. -Претензий нет, еба...
  -И тебе не хворать! -С преувеличенно радушной улыбкой на лице отозвался Валерий Алексеевич.
  Поспать, конечно, так и не получилось. Я просто опасался, что могу заснуть и проспать весь день тут, но глаза-то закрывались, не помогало и кофе с коньяком. Кое-как собрал керосинку обратно, сходил к грузчикам, попросил во что лампу упаковать, чтобы до дома донести.
  Здоровенный квадратный бригадир, дядя Саша, как его тут все называли, остался один. Бригада его домой разошлась после трудовой ночи.
  -Тут тебе не бумага нужна, а поролон. -Определил он. -На, держи! Это упаковочный, мягкий очень. Лампу оберни всю, в колбу тоже засунь... Она не горела, нет? Давно зажигали, вижу. И в коробку положи, а то в метро задавят...
  -Спасибо, дядь Саш! -Сказал я.
  -Да не за что... Давай, студент! Что глаза-то такие красные? Снова не выспался перед сменой?
  -Так все уж, началась учеба... -Вздохнул я. -Теперь только урывками сон.
  -Эх, в мои-то времена студенты грузчиками были... -В усы усмехнулся дядя Саша. -Как сейчас помню, постоянно на вечер народу куча, и все из институтов, разговоры только про сессию да про преподов. Вот на том окне чертежи перерисовывали. А теперь вот в охрану идут, в менеджеры какие-то...
  -Мне и преподы мои так говорят. -Согласился я, завертывая лампу в толстый мягкий поролон.
  -Во-во... Времена, нравы. А у меня в бригаде снова зарплату получат и в лежку до понедельника. Раньше хоть жены за них получали, сразу не пропивали. Эх, ежели устанешь у себя с дубинкой ходить, так приходи, возьмем!
  -Спасиб, дядь Саш, я в виду иметь буду!
  Ещё и в метро ехать надо, только б не заснуть! А то у меня с транспортом общественным как-то плохо все происходит, то в метро пристанут, то в электричке... Даже и не знаю, хоть машину покупай!
  До дома добрался чуть за руки себя не щипая. В институт пойти не рискнул просто, ну его на фиг. Уснуть в метро и прокатиться до конечной, а оттуда в милицию? Нет, уж лучше дома. Не первый прогул, но и не последний...
  Все, спать!
  Как добрался, сразу пошел в душ, кое-как включил воду. Это дало мне несколько минут бодрости.
  Из кухни выглянула мама, что-то спросила, я что-то ответил. Усталость навалилась резко и внезапно. Подобрав с пола в ванной сумки и вещи, кое-как добрался до кровати, рухнул в неё. Кровать протестующее скрипнула.
  Машинально проверил, прикрыт ли ещё тайник с деньгами и пистолетом, пообещал себе страшной клятвой, что куплю и поставлю сейф. Достал из сумки собранную и отмытую керосиновую лампу, раскрутил с неё поролон, немного полюбовался ей...
  Нет, умели же делать в СССР вещи! И еще как умели, вот живет она с 1931 года, пусть и пролежала большую часть срока своего где-то на чердаке ... Все равно, разобрать, собрать, отмыть, и как новенькая. Ещё и фитиль сплести... Кстати, где-то у меня веревка была...
  Достать пистолет надо! Вдруг сегодня как раз такой день, в который-то у меня все получится? С собой, с собой, я сегодня все возьму с собой...
  И заснул прямо на этой мысли.
  
  
  Глава 11
  
  Одолжи мне лампу, Аладдин!
  Я один сегодня, я один.
  
  Самоцветы
  
  
  
  Проснулся уже в том мире.
  С керосинкой в руке.
  Быстро сунул её под подушку, пока не увидели.
  В колбу ещё набился поролон, пахла лампа чистым спиртом, которым я её мыл.
  Вот что за беда такая? Где моя Чезетта, зачем мне эта лампа?
  От раздражения я резко выругался по-русски, причем такими словами, которые и сам от себя не ожидал. Да что же это такое-то? Да почему же так криво все получается, а?
  Так, хватит, себя в руки бери, да? Сокрушаться так долго можно, так ещё и об стенку головой пойди, побейся... Может, и полегчает.
  Вошли лакеи, пришел мастер Клоту, принесли завтрак. Я хмуро его сжевал, велел мастеру Клоту оставаться в замке, а сам с лампой наперевес ринулся к мастеру Виктору.
  Мастер Виктор долго ходил вокруг да около. С ним вместе разобрали лампу... Я и не думал, что так сложно будет. Отверток-то тут нету и в помине, а вместо пассатижей - здоровенные клещи, которыми заготовки из печи вытаскивают.
  Но кое-как справились.
  -Да что же за демоны сделали эту вещь?! -В сердцах воскликнул мастер Виктор, когда все детали лампы лежали на столе перед ним. -Как это делать?
  -Старайся. -Кратко сказал я.
  -Да это что есть-то вообще? Простите, Ваше Высочество...
  -Лампа это. Волшебная лампа Алладина.
  Вот последнее мне говорить не следовало. Совсем не следовало. Мастер Виктор шарахнулся от меня как от прокаженного. Едва не в угол забился и смотрел оттуда минимум с опаской.
  -Ты что, мастер? -Удивился я.
  -Ваше Высочество, колдовство...
  -Да какое ещё колдовство? -Устало вздохнул я. -Ты что, не видишь, что это руками сделано? Людскими руками, а не щупальцами там какими. А то, что один человек сделал, другой всегда сломать может... То есть повторить. Верно ж?
  -Ну... Верно. Но однако колдовство...
  -Да какое тут колдовство-то, мастер Виктор? Где ты тут колдовство увидел? Да, работа тонкая... -Ага, ещё как тонкая... Надежная, так это да, никто и спорить не будет, в те времена страна всерьез к войне готовилась. И лампой можно было крушить супостата по черепушке не хуже, чем прикладом или дубиной. Но вот что тонкая, так это ещё поспорить надо. -Но человеческая. И повторить её сложно будет.
  -Так а почему тогда она колдовской называется?
  Я сообразил, в чем дело. Все же тут и там языки совершенно разные. Даже не смотря на то, что некоторые имена совпадают. Слова 'волшебство' и 'колдовство' тут тождественны. Причем кажется мне, что несут они отрицательный оттенок. Да ещё и какой отрицательный! Как бы не залететь с этим колдовством на костер. Вот королева-то рада будет, мальчик сошел с ума и начал колдовать, давайте его запрем куда подальше, а я пока что немножко поправлю...
  -Откуда я знаю? -Пожал я плечами. -Название такое. Люди всегда то, чего сами не могут сделать, считают колдовским. А как сделают, так и говорят - 'Да что там сложного было'...
  Морщины вокруг глаз мастера Виктора чуть разгладились.
  -Взяться-то можно... Да только долго это будет. Пока ещё придумаю... Вот как я понимаю, сюда масло заливается? -Он постучал ногтем по донышку лампы.
  -Да. -Я не представлял, как себя керосинка поведет с налитым маслом. Будет ли гореть, или нет? Интересный вопрос. Ну да пусть это уже мастер Виктор разбирается, будет или нет, и что надо сделать, чтобы горело. В 'зиппо' то они 'кровь земли' залили. Видел я эту 'кровь земли'. Нефть обычная так должна выглядеть. На факультете врачевания Королевского университета такой крови много! Ей что-то там мажут и она от чего-то помогает.
  Надо бы ещё сделать перегонный куб, чтобы можно было бензин и керосин гнать, тогда вообще здорово будет. Но это в отдаленном будущем. Неправильно собранная ректификационная колонна для перегонки фракций нефти ого-го как бабахнуть может. А как её тут правильно собрать-то? Листовой металл только недавно появился, но правильно склепать бак ещё не умеют, не делал никто того. А иных способов как-то на ум не приходит.
  -Но как же стекло? Стекло сделать сложнее будет... -Мастер Виктор осторожно огладил тряпочкой колбу.
  -Со стеклом я сам со стеклодувами поговорю. -Сказал я на это. Ну, предварительная договоренность то уже с мастером Гушолом есть? Значит, надо к нему ехать.
  -Стекло такой чистоты... -Мастер Гушол бережно, как мать дитя, принял от меня стеклянную колбу. -Такого даже в Империи не делают! Это очень сложно, Ваше Высочество!
  -А если постараться? -Я выложил пару золотых на верстак.
  -Я не уверен, что у меня получится...
  -Вот заладил. Начинай пробовать. Вот это на первое время. Надо будет ещё, скажи. Твоя задача получить вот такую форму, понятно? Ждана знаешь?
  -Как не знать-то, знаю. -Мастер Гушол покачал головой. -Отцу его витражи продаю, цветные...
  -Ну так и ладно. Если что-то понадобится, то обратись через Ждана ко мне.
  Мастер Гушол деньги взял.
  На этом закончено. Пора ехать, проверять свои секретные гранатометные войска, да и отвезти пару ящиков гранат, которые у меня в бричке заныканы на том месте, где обычно мастер Клоту возит свой ящик с лекарствами. Потому-то я его и брать не стал, некуда его посадить, да и негр, который за мастером сундук таскает, мне не нравится.
   Около брички меня уже дожидались барон Седдик и Ждан, которые вполне мирно беседовали с...
  -Ваше Высочество. -Поклонилась мне Вера. Была она сегодня в простом камзоле и в лосинах, ну чисто мужской наряд, который ей очень шел. На ногах не лишенные изящества сапожки для верховой езды, за спиной лук, на поясе короткий меч, похожий на длинный нож. Волосы забраны в недлинную косу.
  -Привет и тебе. -Ответил я. -Какими судьбами?
  -Просто проезжала мимо.
  -Очень приятно. -Буркнул я.
  -Как успехи Вашего Высочества в конной езде?
  -Не так чтобы плохо.
  -А стрельба из лука?
  Да вот привязалась. Не нравилось мне, ой не нравилось мне это очень сильно. Ну не дура же она! Даже ту, зеленоглазую, Иштван предупреждал. А вот эта дурнее всех? Или Неделимая Империя защищает своих людей получше, чем Королевский Университет сумел защитить одну свою студентку?
  -Тоже продвигается в правильном направлении. -Улыбнулся я. -Если у вас к нам других вопросов нет, нам необходимо идти... -И желательно от тебя подальше, потому что не нравишься ты мне ну никак просто! И поведение твое тоже не нравится. И то, что привел тебя барон Нават по поручению не иначе как графа Лиордана... Как его там? Черный Лис Империи? Так это тоже мне не нравится!
  А вот отказ в лицо. Что она сделает?
  Да ничего не сделала. Сдержанно поклонилась, без излишней вежливости, но и без особого подобострастия, все ж таки подданный другого государства, отвернулась, как-то гибко, быстро влетела в седло своей смирной лошадки, и удалилась вдоль по улице.
  -Поехали на тренировку... Туда, на полянку. -Я устроился в бричке. Седдик и Ждан остались конные.
  Доехали до нужного места, барон Седдик строго наказал лейтенанту Лургу следить за местностью, а мы втроем, собрав для вида тренировочные мечи, в кустики, в кустики, и дальше в лес.
  Шли недолго. Вольный стрелок отлепился от дерева, за которым прятался, быстро мне поклонился, придерживая лук. Если бы он сам не показался, я б его и не заметил, одежда простая, на неё аккуратно нашиты веточки и грязно-серая ветошь.
  -Ваше Высочество, идите по тропинке. За охраной вашей проследим.
  -Хорошо... -Я поглядел на узкую, еле заметную тропку через лес.
  Полигон отнесли чуть дальше. Тут, как и в моем мире, деревья сбрасывали листву на зиму, и лес стал просматриваться гораздо дальше, чем летом. Так что нашли небольшой овраг, где и устроились, с дороги не видно и не слышно. На немногочисленных тропинках поставили охрану.
  Нас уже ждали. Виктор и Волин, Лесной барон и его ближайший подручный, тот самый, с лисьим лицом, знакомец барона Седдика по Пограничной страже. И ещё пятеро разбойничков, они же вольные стрелки, как они теперь сами себя называют.
  Вольные стрелки через пень-колоду поклонились, не так красиво, как мне лакеи в замке кланялись, но с почтением.
  Коротыш, крепкий юноша, скорее вширь, чем в длину. Лицо самое обыкновенное, таких лиц в моем мире множество. Чем-то он мне сельского механизатора напомнил, который ещё пить не научился, потому как себя трезвым уважает, и работает потихоньку, любимым делом занят, которое ещё не успело ему осточертеть. Я его ещё с той самой первой встречи помню, тот самый здоровяк, что меня толкал. Поглядел на него внимательно, но ничего не сказал. Кто старое помянет не вовремя, тому глаз вон.
  Две стрелы, высокий и худой тип с длинным луком. Если б не болезненная худоба, то выглядел бы он ещё поздоровее Виктора, но так мускулов поменьше, да и стати тоже. Ребра пересчитать можно, лицо все в морщинах, а уж волосы с проседью вообще лет десять добавляют.
  Щепило, мужичок опять же лет средних, не расстающийся с большим топором на длинной ручке, поклонился и рухнул обратно на чурбачок, не забыв поправить чехол на лезвии своего оружия.
  Брат, роста среднего, лицо скуластое и спокойное. Как-то не очень похож на местных жителей. Скорее на наемников, что-то в фигуре выдает. Интересно, откуда такой прибился-то? И оружия при нем никакого не видно.
  И молодой парнишка, лет чуть меня постарше, глядит рот открыв, но в глазах гордость. Вихрастый, плохо выбритый. Подснежник кличут.
  -Почему подснежник? -Уселся я на деревянный чурбачок.
  -Потому что под снегом нашли. -Просветил меня Коротыш, предварительно оглянувшись на Лесного барона. Тот ему кивнул, разрешая говорить. То ли порядки такие, то ли дисциплина. -Его Светлость граф Дюка деревню его пограбили да сожгли, жителей в полон взяли и на рынок погнали. Его вот в пути потеряли. Пролежал он под снегом ночку, а потом его Лесной барон нашел. Отогрели, откормили, вот к нам и прибился. Стреляет ух!
  -Ого. Счастливая у тебя судьба, парень.
  -Да, Ваше Высочество. -Вскочил и снова поклонился мне парень.
  -А почему две стрелы? -Поглядел я на высокого. -Сам отвечай.
  -Да вот было дело... -Замялся стрелок. -Ваша Светлость, то есть Ваше Величество...
  -Давай, рассказывай. -Махнул я рукой.
  -Ваше Высочество... Могу два раза стрельнуть, следующая стрела в первую воткнется... Нууу... Вот... Это...
  -Позвольте, я? -Встрял Коротыш. -Один граф прознал про умение Стрелы. Поймал старшего сына за браконьерство. Сказал, что отпустит, если Стрела придет к нему сам. Ну, Стрела и пришел. Тогда граф положил на голову сына яблоко, и сказал, что если попадет Стрела с сотни шагов, то отпущу обоих невозбранно. Ну, достал тот две стрелы, одну на лук положил, вторую в зубы, и выстрелил. Сбил, конечно, что для него сотня шагов? -Коротыш поглядел на Две стрелы. Тот ответил робкой улыбкой.
  -Вот, с первой же... А вторая стрела?
  -А вторую через две недели нашли в голове у графа...
  -Да ты серьезный парень! -Обратился я к Две стрелы.
  Тот чуть не покраснел.
  -Ваше Высочество, простите, Ваше Высочество... Граф сказал, чтоб я богов молил о помощи. Но, Ваше Высочество, ведь дело-то оно какое, любое умение на богов опирается, а боги часто шутить любят... Так что если в тот момент пошутили б, то вторая стрела графу сразу досталось*. Простите, Ваше Высочество... -Стрелок встал, поклонился и снова уселся на свое место. А ведь и лук-то у него не простой, не палка с тетивой, а что-то, более похоже на композит барона Навата.
  
  * - см. легенду о Вильгельме Телле.
  
  -Ну, познакомились. -Подвел я итог. -Теперь ближе к делу. Показывайте, чему научились, по одному. Сначала ты, Виктор.
  Виктор сбросил с ящика рогожу, достал оттуда гранату. Тренировочную, с уменьшенным зарядом пороха и более тонким металлом корпуса, я мастера Виктора специально просил в придачу красить их рукоятки белой краской, чтобы не перепутать уж точно.
  Виктор щелкнул зажигалкой, по фитилю пробежал огонек, скрылся в рукоятке. оставляя за собой дымный след, граната нырнула в отрытую яму, и там слабо бумкнула. Вверх поплыло облачко беловатого дыма.
  -Дальше ты. -Показал я на Коротыша.
  Тот лихо пожал плечами, взял гранату, принял от Виктора зажигалку...
  -Стоп! -Прервал я. -Почему своего огня нет?
  -Так не выдано, Ваше Высочество, а такие покупать дорого...
  Вот ещё одна статья расходов появляется. Войско надо экипировать, а денег уже мало остается. Надо будет ещё раз на поклон к графу Урию сходить.
  -Децимал Виктор, обеспечьте всех огнем. За мой счет, рассчитаюсь в начале следующей недели.
  -Да, Ваше Высочество.
  -Ну, давай, показывай.
  У разбойников тоже выходило хорошо, гранаты летели в яму-цель как родные. Лучше всего получалось у Подснежника, граната ныряла в яму как опытная мышь в нору при виде кота, только рукоятка и мелькала.
  -Вот ещё, Ваше Высочество. -Позвал меня Коротыш. -Это праща, посмотрите. -Он снял с пояса длинную веревку с петлей. -Если я рукотяку откручу, вот сюда кладу горшок с зельем, поджигаю и... Нет, у самого плохо получается.
  -Я помогу. -Виктор подошел ближе.
  Я машинально напрягся, но решил рискнуть, вдруг да получится. Помнится, что-то такое в Первую мировую у нас мастерили, да потом забросили, когда гранатометы появились. И потому просто стоял, следил.
  Гранату положили в петлю, Виктор поджег фитиль, и Коротыш быстро-быстро закрутил пращой у себя над головой.
  Я так и замер, все ругательные слова своего мира забыл сразу, а в этом мире и не знал их толком. Как праща выглядит, я ещё не знал, и как ей пользоваться - тоже. И такого просто не ожидал.
  Над моей головой вертолетом крутилась граната, причем боевая, а не учебная, фитиль догорал, и после пролета смертоносного снаряда в воздухе зависла струйка белесого дыма. Ноги стали как ватные, и никак не получалось даже прыгнуть в сторону. И гранату-то никак не вырвешь, вот она, в ремне крутиться...
  Коротыш отпустил один конец пращи, веревка хлопнула, и граната улетела раза в три дальше, чем учебная, где и благополучно разорвалась в облаке черного дыма, повалив пару кустов.
  -Не пойдет. -Покачал я головой, пытаясь унять дрожь.
  -Почему, Ваше Высочество? -С обидной вскинулся Коротыш.
  -Да потому, что пока ещё ты крутишь, а если в это время фитиль догорит? То тогда она у тебя над головой взорвется. Рядом могут быть твои товарищи, они тоже пострадают. Так что не пойдет.
  -Ваше Высочество, близко они очень падают! -Возразил мне Коротыш. -А так я вдвое дальше кину, и попаду. Могу даже в окно попасть, если потренироваться, и ручка толком не нужна... А ещё, если взять большой рохнийский лук, да на него такую насадить, это можно будет и в крепость забрасывать, рохнийский лук сильный!
  Вот изобретатель на мою голову. И что ему ответить? Хотя, присмотреться к нему надо, голова у него работает. Знать бы ещё, что такое рохнийский лук...
  -А кем ты был до того, как стал вольным стрелком?
  -Я мастеровым был, Ваше Высочество. Мой отец кузнец... Был.
  -Понятно. Голова у тебя светлая. Уж ты не проводи такие эксперименты, а если захочешь, то сначала со мной посоветуйся, я расскажу, что да как.
  Коротыш чуть скривился. Чуть-чуть, даже незаметно, но все равно было. Если б не мой опыт общения с людьми что в том мире, что в этом, я бы ничего не заметил. Ну да, кто ему советы-то дает? Принц, большую половину своей жизни в коме лососем пролежавший, ничего опаснее воспитательской розги в жизни не видевший? Ну-ну.
  -Ладно. Теперь по итогам. Все молодцы тренируйтесь дальше. Тренироваться на соломенных чучелах, одеть их в доспехи. И переходите, пожалуй, к тренировкам с боевыми гранатами. Ответственным за тренировку назначаю...
  Вот тут надо подумать. Кто же? Виктор дворянин, а Коротыш весьма даже наоборот. Будут ли они друг друга слушаться-то? Ох, снова проблемы решать...
  Да а не пошли бы они куда подальше? Если это отряд, то так отряд. А отряд должен подчиняться командиру. А командир-то кто?
  -Ответственным за тренировку назначаю вот тебя, -я ткнул пальцем в Коротыша. -Старший остается децимал Виктор.
  Коротыш и Виктор переглянулись, и поклонились мне. Коротко так, голову на грудь и быстро обратно.
  -Тренируйтесь. К весне все должны не только попадать горшком с зельем куда скажут, но ещё и быть готовыми научить других. Ждан, остаешься тут. Барон, мы пока что тут побудем, пока наш отряд тренируется... -Возвращаться сейчас к охране не хотелось, лейтенант Лург и так в шаге от того, чтобы заложить мои 'тренировки' королеве, и лишь авторитет барона Седдика, перед которым лейтенант трясется больше, чем выслуживающийся курсант перед генералом, удерживает начальника моей охраны от опрометчивых шагов.
  -Седдик, а что такое рохнийский лук? -Спросил я. Коротыш меж тем рассказывал Ждану, как нужно бросать гранату, что-то показывал на пальцах, вращал рукояткой, демонстрируя, как она летит. Ждан кивал, пытался запомнить.
  -Так это... Вот! -Возник Коротыш. -Показать, Ваше Величество? Мы недавно один такой сняли с... Ну, в общем, есть у нас.
  -Тащи. -Распорядился я.
  И мне принесли арбалет.
  Квадратное, вырубленное из полена ложе, покрытое затейливой резьбой, деревянные же рога, тетива сильная, зацеп в виде 'ореха', кругляш такой, по центру прорезанный, из которого одна сторона выпилена, а другая упирается в спусковую скобу. Прижимаешь скобу к рукоятке, кругляш поворачивается, и отпускает тетиву с короткой стрелой. Заряжать долго, надо упираться ногами в специально приделанную площадку у рогов арбалета и тянуть на себя тетиву специальным зацепом. Сделано красиво, конечно, кажется, что оживет сейчас. На ложе охотники дичь загоняют, здоровенную тварь, на моржа похожую, вьются каллиграфические надписи, означающие удачу и стойкость.
  Я сначала дико обрадовался, когда его увидел. Ибо известно мне было, что в нашем, земном Средневековье рыцарей до появления огнестрела хорошо изводили из арбалетов. Настолько хорошо, что даже какой-то там римский папа арбалет-то запретил. Ну да как-то не сработало... *
  
  * - Второй Латеранский собор, вместе с прочими решениями, запретил использование луков и арбалетов против христиан. 'Впредь мы запрещаем под угрозой отлучения от церкви применять смертоносное и богоненавистническое оружие, арбалеты и луки, против христиан'. В 1234 году папа Григорий IX запрет подтвердил.
  
  С учетом новых технологических возможностей мастера Виктора наклепать таких побольше, и двести плохоньких лучников превращаются в двести арбалетчиков с усилением грантометного взвода, а с такими людьми можно брать замок и разгонять похмельную королевскую гвардию, ну и наемников хорошо проредить...
  Но, при ближайшем рассмотрении, арбалет оказался дрянью. Тот же лук, разве что с ложем и креплением для стрелы. И когда я попытался направить заряженный рохнийский лук вниз, стрела из него выскользнула и ткнулась в траву.
  -Вот и какой прок от этого?
  -Ну... -Коротыш смутился. -Поверье есть такое. Чтобы силу и меткость получить, надо три раза выстрелить из рохнийского лука в зримый образ любого из Светлых богов. Три раза в образ стрелу пошлешь, один меткий выстрел тебе Темнобожие дает...
  Ну понятно, какое ж уважающее себя средневековье без арбалетов и суеверий?
  -И что, таки работает? -Заинтересовался я.
  -Не знаю, Ваше Высочество, ни разу не стрелял. Только вот находили мы образа Светлых богов, стрелами утыканные... Ходят слухи, что это имперцы так шалят. У них, псов, рохнийские луки единственные тут.
  -Эх, ладно, тренируйтесь! -Махнул я рукой. -Поесть тут есть что-нибудь, а? С утра уже на ногах...
  -Найдем, Ваше Высочество! -Сказал Лесной барон. -Вроде бы свинку подстрелили по утру... Вот, как раз готова должна уже быть.
  Свинья обнаружилась неподалеку, насаженная на вертел, над костром.
  Расселись дружно вокруг, достали ножи, откуда-то появилось пара кувшинов вина.
  Ел молча, думал о своем. Щепило и Волин степенно перебрасывались какими-то фразами, что-то о деревенской жизни, Виктор ел молча, Лесной барон и его подручный тоже молчали. Две Стрелы с подозрением поглядывал на меня, Коротыш чуть сторонился.
  -Седдик, а где мастер Клоту? -Спросил Виктор, лишь бы не молчать. -С охраной остался? Может, сюда его пригласить?
  -Да в замке. -Ответил я. -Усталый он что-то, пусть отдохнет. -Да и негр-носильщик пусть тоже отдыхает, наверное, все глаза уже проглядел.
  -Мастер Клоту позавчера в Королевском Университете выступал. -Сказал Ждан. -Рассказывал, что надо руки мыть докторам перед тем, как пациентов касаться. Да и вообще, мыться для здоровья полезно. Так освистали они его... Прогнали.
  Вот это да! Не забыл, не забыл мастер Клоту мои случайно брошенные слова про микробов! Не знаю, как ещё тут не завшивели все, с такими-то взглядами о здоровье, про здоровые слои кожи, которые мыло с водой смывает...
  -Странные это мудрецы. -Покачал головой Коротыш. -У нас в деревне давно известно, что ежели перед едой руки не протер, так злой дух за них зацепится, и с едой его и проглотишь!
  -Мастер Клоту... -Задумчиво произнес я. -Мастер Клоту очень хороший доктор.
  Барон Седдик бросил на меня странный взгляд.
  -Мастер Клоту дом снял в Нижнем городе, принимает пациентов, за прием берет как бы не золотой... -Наябедничал Ждан. -Хотя живет в замке.
  -А людей хорошо лечит? -Спросил Две Стрелы.
  -Ну, вот принца вылечил, и Лана с Лоей тоже живы, хотя до того разное про него говорили... Говорили, что пациенты у него умирают.
  -Да кто б тогда его до принца допустил? -Удивился Подснежник.
  -Знамо кто... -Буркнул кто-то.
  Наметившийся лед вроде бы оттаял, люди начали друг с другом разговаривать, а я же думал о своем, кромсая ножом кусок жесткого мяса, пахнувшего костром, и запивая кисловатым пивом.
  Почему и как вещи проникают со мной из мира в мир? В том мире у меня пистолет хороший завис, хотя лампа, предмет ну никак не первой необходимости, перенеслась, а в этом мире золото копится.
  Ну вот просто чую я своим технически ориентированным умом (ага, в техническом ВУЗе учусь все же!), что есть какая-то простая закономерность. И если её нащупать... То тогда жизнь моя сильно упростится. Станок-то, конечно, я в этот мир не принесу. Но вот оружие, лекарства, инструменты и прочую мелочь...
  Зажигалка сюда, лекарства, керосинка вот теперь... Оттуда монетка, кольца и кусок подушки. Кольца причем страшно прошли, я мог и без пальцев остаться.
  А если проанализировать?
  Зажигалка. Мне она на фиг не нужна, потому что не курю, зачем купил не знаю, от нечего делать разобрал и собрал, сменил пружинку и кремень, позанимался с ней, чтобы она надежно работала. Носил с собой. Призадумался о чем-то на лекции, крутя её в руке, заснул... И проснулся тут с ней.
  Лекарства. Никакого родства с ними не было, но я просто так хотел их перенести, что просто с ума сходил, скотчем к себе привязывал. И как-то у меня случайно получилось. Хоть убей, не помню, носил ли я с собой ту коробочку весь день, или нет. Вроде бы нет, просто спрятал её.
  Монетка. Вроде бы ничего не сделал, как-то крутил её в руке, и она перенеслась.
  Кольца. Вот тут сложнее. Вера так на меня насела, что я, чтобы отвлечься, о разной ерунде думать начал, и сконцентрировался на подушке и кольцах.
  Лампа. Я её собрал, разобрал, и уснул с ней чуть ли не в обнимку, и вот она тут.
  А вот тонфы? Так и не получилось, хотя я спал с ней в обнимку. В том мире они со мной не проснулись.
  Так, а ещё. Я ствол вот уже несколько раз собрал, разобрал. Так в чем же дело? Наверное, я просто не чувствую его как свой. Недостаточно просто сделать сборку-разборку. Надо бы пристрелять его, возможно... Или ещё как-то с ним сроднится.
  Так может, тут есть какая-то связь, во-первых, это мои душевные терзания и моральные переживания, а с другой стороны, это определенное сродство с предметом. И тогда перенос срабатывает. Как помнится, тогда, в шатре, Вера чуть ли не в открытую меня на себя затаскивала, а я от неё все подальше, подальше... Определенный настрой получился, все же. И проснулся в электричке уже с кольцами на пальцах, вот до сих пор шрамик остался.
  -О чем задумался, Седдик? -Спросил меня Виктор. Он уже поел, и теперь неторопливо протирал руки чистым полотенцем.
  -Да... Домой пора ехать. Стемнеет скоро.
  
  
  Глава 12
  
  Потому и никогда
  Не наступит темнота
  Если вновь горят фонарики мои
  
  Дюна
  
  Значит, предметы, с которыми я родство чувствую, да?
  Ну, так пара тонф у меня есть. Я их сам делал. Сам вытачивал, сам ручки вырезал, сверлил отверстие, полировал дерево, а уж сколько я с ними тренировался-то, так это даже и сам не упомню. Они уж пропитались моим потом, и это не фигурально выражаясь.
  Попробуем чуть упрочить связь?
  Чеботарев и Молчан были изрядно удивлены, когда я заявился к ним с тонфами, и изъявил желание сегодня тренироваться с этими орудиями.
  -Новодел. -Вынес свой вердикт Чеботарев практически сразу. -Под старину... Но на совесть сделано.
  -Конечно на совесть! -Согласился я. -Сам делал...
  -О, тогда могу сказать, что конструкция удачная! -Обрадовался Чеботарев. -Что ж, попробуем чуть позже!
  Попробовали.
  Сразу оказалось, что знаю-то я довольно мало. Чеботарев отобрал у меня тонфы, и показал, как правильно бить и как правильно защищаться. Потом вручил мне одну, а себе забрал другую, и немного потренировали движения. Синяков у меня не очень добавилось, но вот самоуверенности убавилось сразу и много.
  У Чеботарева-то получалось всяко быстрее, чем у меня. Пока я ещё раскручивал, у него уже пара ударов по мне получилось.
  -Ну... Не моё оружие. Не очень нравится. -Когда мы отдыхали на лавочках в спортзале, после душа. -Нет, не моё. Мне как-то больше парные мечи нравятся... С ними удобнее.
  -А мне прямой больше нравится. Наш, русский меч. -Степенно сказал Молчан. -Да и шутки нинзевские ваши... Поздно мне уже им учится. Я лучше с мечом. Кстати, через месяц снова будет представление в парке, пойдете? Лех, Серег?
  -Я если только посмотреть. -Улыбнулся Чеботарев.
  -Лех, а ты не думал вообще школу свою основать? Преподавать там... Платили б деньги большие. -Это Молчан.
  -Да думал, но кто я такой-то? -Развел руками Чеботарев. -Игорь, чтобы свою школу основать, надо мало того что место найти, где это сделать, так ещё и учеников найти, снаряжение для них найти... Дел-то много! Да и не знаю я ниндзюцу на таком уровне, чтобы грамотно преподавать. Я так, подмастерье. К тому же, менты ещё не забыли, как каратистов гоняли.
  -Да брось ты! -Сказал Молчан, -Забыли они давно*, у них уже другие занятия... Деньги делить...
  
  * -13 марта 1978 года появился приказ заместителя председателя Комитета по физкультуре и спорту при Совете Министров СССР "О создании комиссий по борьбе карате". 10 ноября 1981 года Указ Президиума Верховного Совета РСФСР за ? 6/19 и ? 6/24 'Об административной и уголовной ответственности за нарушение правил обучения каратэ' и вводятся в Административный и Уголовный кодекс РСФСР и Cоюзных республик соответствующие статьи (ст.177 АК РСФСР, ст.219.1 УК РСФСР) об ответственности за 'Незаконное обучение каратэ' и за 'Нарушение правил обучения каратэ'. 17 мая 1984 года Спорткомитет СССР издаёт приказ ? 404 'О запрещении обучения каратэ в спортивных обществах'. Закончилось где-то в 1990 само собой. Чеботарев перестраховывается, в конце 90-ых такого уже не было, учи чего хочешь и кого хочешь.
  
  -Забыли - не забыли... Да кто их знает. -Проворчал Чеботарев. -Мне уже раза хватило. Мой учитель за валюту отсидел, пять лет, от звонка до звонка... Ладно, что сидим-то? Скоро уж школу закроют, сторож опять за бутылкой припрется...
  Перед сном я с полчаса тренировал удары, которые показывал Чеботарев. Тренировал, пока руки не заболели, а тонфа, описав красивую дугу, не улетела в шкаф. В дверях сразу же возникла матушка.
  -Ты что там делаешь? Кстати, в комнате-то убрался?
  -Да ничего, мам, упал просто... Я спать вообще-то!
  Мама подозрительно посмотрела на меня.
  -Мам, я спать ложусь... -Я стал через голову снимать футболку.
  Мамка ничего говорить не стала, вышла, дверь за собой не закрыла, как всегда. Я за ней закрыл, ещё раз погладил тонфы.
  Ну уж вы меня не подведите, а? Не подведите!
  Лег в кровать, под бока положил себе по тонфе, собранной. Жалко, конечно, их в тот мир переносить, но на что не пойдешь ради науки? Так что, любимые мои, вы есть я, а я есть вы. До встречи в новом мире! Спокойной ночи!
  Проснулся я в том мире.
  И с радостью ощутил, как в ребра мне упирается рукоятка тонфы.
  Неужто получилось?
  -Доброе утро, Ваше Высочество! -Приветствовал меня Росинант.
  -Доброе утро. -Я потянулся, вскочил на ноги. Взял в руки тонфы, положил их на локти, сделал пару выпадов короткой частью. Ну... Теперь точно понятно, что у принца руки короче, чем у меня. Конец дубинки дальше за локоть вылезает, чем у меня на Земле.
  -Завтрак и прикажи карету закладывать... -Удовлетворенно пробормотал я, развинчивая рукоятку от тонфы. Надо же, что же так туго идет-то... Чпок! Во, получилось. Значит, механика не выходит из строя при переносе из мира в мир. Хорошо. Хотя, это и по керосинке можно было сказать.
  Пистолет, мой пистолет, ну что же ты никак не переносишься же?
  -О, Седдик, это что-то новенькое. -Приветствовал меня мой учитель. -Что это, как пользоваться? И откуда ты такое нашел?
  -Ну... Вот что-то мысль в голову пришла. Вот если так взять, то можно и локоть прикрыть, и ткнуть неслабо так...
  Барон заинтересовался. Заставил встать меня, сделал несколько выпадов. Кое-что я, уже наученный опытом занятий с Молчаном, успел принять на блок, но длины тонф не хватало, чтобы поразить противника с тренировочным мечом.
  -Интересные вещи. -Сказал барон Седдик, опуская тренировочный меч. -Хитрые дубинки, но против меча не помогут. Откуда такие?
  -Да так... Приснилось. -Я отложил тонфы в сторону, где ими сразу же завладел Ждан. Покрутил так, этак, примерил на руку, маловаты.
  -Хитро придумано. -Копируя меня, Ждан сделал пару выпадов. -И руку защищают, и бить удобнее... И вырвать непросто. Но к чему такие-то, когда нож есть или меч?
  -В качестве эксперимента. -Сказал я. -Вдруг да получилось бы что-нибудь хорошее?
  -Вряд ли. -Покачал головой мой учитель. -Седдик, что-то ты отвлекаешься... А ну, давай против Виктора, на мечах!
  Я взял тренировочный меч и встал напротив Виктора. Тот улыбнулся мне, отсалютовал мечом. Я повторил его жест, и дальше мне уже не до раздумий было. Виктор, конечно, до учителя ещё не дорос, но учился он мечом владеть... Оооой! Больно-то как получается...
  Потихоньку до тонф добралась Лана. Ей они великоваты, конечно, но взялась она за них с любопытством. Покрутила, как я крутил, и куда-то унесла вместе с котом.
  После тренировки к мастеру Виктору заехал. Ждан говорил, что получилось что-то у мастеров, и даже что-то продать успели.
  Мастер Гушол за пару дней экспериментов получил плоское стекло. Поставил трубку горизонтально, и принялся вращать ее с большой скоростью, и стеклянный пузырь, который он выдувал, под действием вращения свернулся в плоский блин. Блин аккуратно разрезали на куски, и застеклили лампу.
  Света первая лампа давала не много, как от небольшой свечи, и гасла часто, поскольку мастера не догадались сделать приток воздуха к огню, но эффект... Одно дело свеча, даже много их, которых от малейшего ветра беречь надо, или факел, который вообще свалиться может на пол деревянный, а вот лампа... Горит себе и горит! Можно с собой носить, дорогу освещать, можно в мастерскую повесить, можно... Да много чего можно!
  Вот бы ещё калильную лампу сделать... Но для неё надо будет сетку найти тугоплавкую. Интернет говорил, что нужно пропитать хлопковую ткань смесью окиси тория и церия, потом в огонь, ткань сгорала, и останется ториевая сеточка*. А если обойтись вольфрамом или ещё чем-то...
  
  * - калильная лампа - тут светился не сгорающий газ, а разогретый сетчатый колпачок или просто сетка из тугоплавких металлов. Сетку получали следующим образом - хлопковую ткань пропитывали смесью 99% окиси тория и 1% окиси церия, потом обжигали на огне. Хлопок сгорал, металл оставался. Изобретена Карлом Ауэром фон Вельсбахом в 1885 году.
  
  Посмотрел со стороны на свои мысли, и чуть не рассмеялся. Ага, вольфрам. Тут сталь-то и то хорошую не получишь толком, а я на вольфрам разошелся.
  -Стекло нужно делать ещё чище, -сказал я, придирчиво оглядывая лампу. -Или иначе... Застеклите фонарь с четырех сторон, плоскими пластинами, для тока воздуха оставьте отверстия, и фитиль кольцевой...
  -Мы от ветра защитить хотели, Ваше Величество... -Сказал мастер Гушол.
  -Не будет притока воздуха, огонь гореть не будет. -Отрезал я. -Сделайте небольшие, чтобы ветер не дул прямо на пламя. И чтоб аккуратно с кровью земли, не попалитесь!
  Ну, покивали мне мастера. Обещали сделать. Выходя, заметил, что даже такой угробищный фонарь вполне себе ничего висит на стене коридора. И работает. А во дворе мастера Виктора появилась большая деревянная бочка, от которой воняло... Ну да, нефтью.
  -А как кровь земли собирают, мастер Виктор?
  -Послал своих племянников на шаланде, вот они мне бочку привезли. -Ответил мастер Виктор. -Кстати, Ваше Высочество, а если добавлять её в зелье? Что будет? Она вспыхнет?
  -Да нет, вряд ли. Опасные эксперименты... Мастер Виктор, с зельем и с кровью земли вместе не работайте. Пусть они в разных домах будут... И пусть везет ещё. Бочки три надо, не меньше, если лампы продавать будете...
  -Мы уже продали. -Вставил мастер Виктор.
  -Вот молодцы! -Удивился я. -Много ли?
  -Три штуки... -Замялся мастер Виктор. -Одну граф Слав купил, и две взял граф Нидол...
  Я вспомнил графа. Ему-то зачем?
  -Ему-то зачем?
  -Не знаю, он не рассказал, да как только мы ему предложили, сразу две взял.
  -Ну, взял и хорошо. -Мне в голову пришла мысль, что стоило бы поговорить с управляющим дворцом, кто там сейчас, пусть ламп побольше закупит. И мастеру Виктору прибыль, и мне хорошо, а то надоело уже при факелах да свечах ходить.
  -Ваше Величество... -Смущенно спросил мастер Виктор, когда мы остались одни. -А как называть свечи то эти?
  -Ой, да что мне за беда. Хоть железными свечами, хоть лампами Алладина. -Два последних слова я, кажется, произнес по-русски.
  -Да, Ваше Величество.
  -И вот ещё. Что с гранатами?
  -Мой средний сын за городом передает их Виктору. Вчера три раза по десять отдали. Но, Ваше Высочество...
  -Что? -Насторожился я.
  -Инородцы, Ваше Высочество, стража королевы. Они нас прогнали, запретили появляться рядом с замком. Теперь придется копать белый мох в Мойке, а это опасно... Нужна охрана, Ваше Высочество. Иначе поубивают нас всех.
  Мойка... Неужели так все плохо, что туда с охраной соваться надо? И мастер Гушол тоже говорил что-то о распоясавшихся разбойниках, причем, есть у меня подозрения, что это не люди Лесного барона, а кто-то другой...
  -Попробую решить этот вопрос. Не забывай, мастер Виктор, твоя задача это зелье и гранаты. Все остальное уже побочно. И это... Ты бы хоть замки в двери вставил, что ли! Ходят у тебя по двору кто хочет...
  -Так дорого, Ваше Высочество! Замок, он десяток золотых стоит, а если уж хороший, рохнийский, так и три десятка попросят за него...
  -Сколько? -Ахнул я. -Они что, золотые? Ну-ка, расскажи мне подробнее...
  Замки тут делать, конечно же, практически не умели. Достаточно вспомнить ту порнографию, на которое запиралось у нас в замке хранилище. Никак не вскроешь, ну никак, ой... Двери обычно запирались на засовы изнутри. Ещё были сундуки, купеческие. Вот такие вот высокие прямоугольные ящики из мореного дуба, куда все добро складывалось. Мне мастер Виктор показал, как выглядит. Как раз в таком-то и хранили бомбы и порох.
  А замки для них... Не делали их в королевстве, ибо делать долго, с точной механикой возиться тут не очень любили, а продавать кому-то... Да пока хоть один замок продашь ещё! Купчина какой лучше на сундуке своем спать будет, как в русских народных сказках, чем купит для него замок за десяток золотых. А если и захочет купить, то всяко не местное изделие, а из Неделимой Империи или из Рохни привезенное.
  По моей просьбе, мастер Виктор принес мне замок, выделанный в Неделимой Империи. Ого, вот это чудище. Один в один наш навесной замок, разве что величиной с кулшак мастера Виктора. Полукруглый такой, покрыт затейливой резьбой от и до, дракон хвостом-дужкой машет, а пастью в эту дужку с другой стороны цепляется.
  -Этот замок самый лучший, что есть в городе. -Сказал мастер Виктор с долей гордости. -Его никто открыть не мог. -Он продемонстрировал мне ключ со спиральной бороздкой.
  Нашел тонкий стальной кинжал, поковырялся в замочной скважине, и замок открылся с внушительным 'Кряк!'.
  -От так. -Прокомментировал я. Куда тебе, средневековое ты чудо, против меня, дитя технического века? Вообще, что ты за конструкция-то? Французский замок, что ли? Да нет, не похоже. Дырка для ключа шире некуда, одно удовольствие отмычкой орудовать. И сувальды-то где, такие прорезанные фигурно пластины? Не просматриваются...
  -О, мастер. Кажется, мы теперь будем делать и замки... -Я призадумался. Как дитя технического века, я не очень представлял себе то, чем пользуюсь каждый день. Что там, в замке? Есть набор пластин с фигурными прорезями, сувальд. Есть ключ с бороздками. Поворачивая ключ, бороздками смещаешь сувальды на определенный угол, те сдвигаются и дают ключу сдвигать ригель. Если же ключ чужой, то пластины-сувальды не проворачиваются правильно. Вот вроде бы так*.
  
  * - Получается самый простой сувальдный замок, он же ещё иногда называется 'Французским'. Принцип его действия и схему лучше поглядеть в специальной литературе.
  
  Ну, да. Вот теперь попробуй объяснить это тут. И пластины-сувальды сделать с прорезями тоже попробуй, ага. Там как-никак точность нужна...
  Я вздохнул.
  -Мастер Виктор, несите-ка сюда бумагу и перо, сейчас буду рисовать. -А если чего забуду, так и дома, то есть на Земле, погляжу в Интернете, что да как. Потом уточню. Сейчас главное начало схемы дать.
  После пары-тройки часов непрерывной писанины до мастера дошло, что же я хочу сделать. Ну да, это не зажигалки, которые можно, при умении и при конвейерном производстве, штамповать как пирожки. Хороший замок всем нужен подешевле, хоть в Соединенном Королевстве, хоть в Неделимой Империи. На этом уже можно будет зарабатывать хорошие деньги.
  А хорошие деньги... Это хорошо.
   На том и расстались. Мастер пошел в мастерскую, кумекать да голову ломать, а я направился домой, в королевский замок.
  Вообще, королевский замок тут... Особенный, что ли. Когда со стороны смотришь, ну прям Версаль, не иначе, а вот как поживешь внутри, то возникают пару моментов, на которые никак не получается не обратить внимание.
  Во-первых, замок давно не ремонтировался. Когда старые комнаты ветшали, их закрывали и делали новые. Дыры в стенах завешивали гобеленами и заставляли доспехами, полы кое-как укрепляли... Ну, и строили новые. Вся жизнь концентрировалась ближе к Тронному залу, где каждую неделю давались балы, один другого пышнее. А если бродить по дальним коридорам...
  Во-вторых, треть замка не использовалась никак. Слуги завесили входы в коридоры, забили-заколотили двери и на этом остановились. Охрана тоже в те места не совалась. Зато зачастую там можно было встретить влюбленные парочки, предающихся пьянству слуг, рабов, собирающихся в кружки по пять-шесть человек, и переглядывающихся друг с другом.
  В-третьих, тут всем на все наплевать. Слуги делают работу абы как, лишь бы побыстрее, рабы на работу не напрашиваются. Дворяне-приживалы порядка не добавляют, разве что посреди людных коридоров гадить не садятся. Наказать их некому, дворяне же! Если слуг их ещё как-то можно приструнить, то вот дворянина...
  Ну, и в-четвертых, управляющего замком я видел только на приемах у королевы, а в остальное время он пил и таскал в свои покои красивых служанок. Работы все ограничивались тем, чтобы держать в чистоте и порядке те коридоры и комнаты, по которым проходила королева и её приспешники.
  Результат-то предсказуем. Замок медленно, но верно превращался в кучу мусора под красивой упаковкой. Росинант как-то пожаловался мне, что очень сложно поддерживать чистоту в комнатах слуг. А уж у замковых слуг выпросить что-то вообще невозможно, как только я объявил, что вот эти слуги мои, так сразу их с довольствия сняли. Пришлось мне самому идти к замковому управителю, договариваться.
  Захватил с собой Росинанта, и пошли, пока не стемнело. Ночью тут только центральные коридоры освещали, а остальные как получится, и бродить при свете свечей по темноте мне совсем не улыбалось.
  Апартаменты управителя замка располагались довольно далеко от меня, весь замок насквозь пройти и подняться на пару этажей вверх.
  Наемник на посту тяжело дышал и вонял салом.
  -Привет! -Бросил я ему, направляясь к двери.
  Ну, конечно же, дорогу мне сразу заступили.
  -Не велено! -Важно сказал наемник.
  -А ты уверено? -Ответил я, со всей дури пиная его плечом в бок. Тут я ещё мелкий, да и ростом пониже, чем на земле. Но оттолкнуться от одной стены и влепится в воина я придумал хорошо, тот не устоял, сначала пошатнулся, сделал пару шагов в сторону чтобы удержаться, да не удержался и с лязгом полетел на каменный пол.
  Дзы-ы-ы-ынь!
  -Смерд! -Сделал я важное лицо. -Ты останься тут! -Бросил Росинанту. Брать с собой его не решился, кто знает, как там разговор склеится, у замкового управителя-то? Вдруг он меня с порога пошлет на местные три веселых буквы именем королевы, и придется возвращаться несолоно хлебавши? Нельзя авторитет на глазах у слуг ронять.
  Росинант поклонился, с опаской оглянулся на наемника.
  Ну да ладно, пошли.
  Толкнул дверь, вошел. Шикнул на раба, застывшего у двери, тот дернул от меня подальше в угол комнаты.
  -Добрый день, граф.
  -Добрый день... -На мне сфокусировались два мутных глаза. Тип, полуопирающийся на пуфик, попытался подняться, да не смог, повалился на спину, а потом оттуда как-то странно скатился на пол.
  Вот это да. Вроде не вечер ещё, а граф-то управитель уже до жопы пьян. Когда ж это он успел-то?
  В любом случае, надо его приводить в порядок.
  -Эй, ты! Вино тут есть?
  Раб поклонился, забегал по комнате, добрался до шкаф и торжественно вынул оттуда глиняный кувшин с запечатанным горлышком. Сорвал пальцами печать, и вручил кувшин графу.
  Управитель попытался поймать его рукой, раза с третьего ему это удалось. Прислонил горлышко к пересохшим губам, и начал глубоко глотать. По подбородку на богато расшитый камзол потекли две рубиновые струйки, мигом промочив шелк. Впрочем, шелку-то уже все равно, хоть и постиран хорошо, но видно, что такое для него не впервой.
  Основательно опустошив кувшин, управитель глянул на меня прям с пола.
  -Ваше Высочество...
  -Ага, я самый. Доброе утро, граф.
  -Доброе утро, Ваше Высочество. -Сказал граф, вскочил и попытался поклониться, в результате чего едва не свалился на пол снова. Я еле успел его удержать.
  -Любезный граф, не ответите ли на такой вот вопрос... -Я с трудом направил графа в направлении его места за столом. -Почему моим слугам отказывают от кухни и от прачечной?
  -Отказывают? -Удивился граф.
  -Отказывают. -Подтвердил я. -Не дело моё вникать в проблемы слуг, но если уж так пошло...
  -Но, Ваше Высочество, замок не может содержать иных слуг, чем замковые! Только замковые слуги и рабы столуются на кухне и получают одежду, а также жилье и...
  -Это ж что же ты сказать хочешь? Что я, принц Седдик, сам своих слуг располагать должен? -Подумал, а не пнуть ли графа для убедительности, но решил этого не делать. Не переиграть бы! Сблюет ещё от чистоты ощущений...
  Хотя...
  -Впрочем, могу направить просьбу позаботиться о своих слугах через графа Урия...
  Управляющий протрезвел мигом. Вот только что глаза мутные и еле на ногах стоял, а тут вдруг раз - и совершенно трезвый адекватный человек. Хоть в разведку с ним ходи.
  -Ваше Высочество, не стоит торопится... И беспокоить таких людей столь малым... Я, как управл... Урпавл... Управляющий замком, могу решить столь простой вопрос немедля!
  -Ну... Конечно же! -Сказал я.
  И решили, быстро. Теперь Росинант вырос волшебным образом до старшего слуги, старшего только над моими слугами. У него появилось право самому набирать мне новых слуг, ежели понадобится... И распределять их комнаты и еду... Ну, договорился, короче. Имя графа Урия творило волшебство.
  -Также хотел сказать тебе... -Я изобразил задумчивость. -Нанял я рабочих, чтобы они все ямы отхожие вокруг замка деревьями засадили, ибо смердит от них страшно! А твои люди, говорят, прогнали их. Что такое?
  -Мои? -Пьяно моргнул управляющий.
  -Твои. Если кто копать возле отхожих ям будет, так ты тех не гони. Пусть роют себе. Они и в лесу роют, ищут деревья покрасивее, понял?
  -Ик! -Сказал управляющий, а у меня камень с плеч упал. Теперь-то и селитры будет, и порох!
  -И ещё. У меня в комнате факелы да жаровни до сих пор стоят... А видал я в городе яркие такие лампы Алладина. Вот пусть у меня в комнате три поставят, да и по коридорам тоже повесь, а то ходишь в темноте не пойми как...
  Расстались... Ну, хорошо расстались. Управитель то и дело кидал тоскливые взгляды то на меня, то на кувшин, где ещё половина оставалось. И клялся сделать все как надо, сделать все, что надо, и сделать все в лучшем виде.
  Ну, клялся-то так и клялся.
  Не забыл зайти и к графу. Поговорить, пообщаться, показать, что принц-то не вырос, он по-прежнему придурок малолетний! Да и денег бы у него хорошо попросить.
  -А теперь, Росинант, веди-ка ты меня к графу Урию! -Распорядился я.
  -Ваше Высочество! -Придушенно воскликнул мой новоявленный старший слуга.
  Я глянул на него. Росинант дрожал как лист осиновый.
  -Ну что это ещё за такое? -Удивился я, хотя и у самого в сердце что-то такое екнуло. -Ну, веди давай!
  -Да, Ваше Высочество! -Не посмел все же меня ослушаться Росинант.
  Граф Урий обитал в Западной башне. Хорошо, что не на первых этажах, не в темнице, но пошли мы все равно через двор. Тут уже дворники пробили в снегу достаточные тропинки, чтобы можно было передвигаться, не опасаясь провалиться по пояс.
  Около Западной башни нас встретила охрана.
  -Не велено.
  Я оценивающе примерился, смогу ли прорваться... Но быстро опомнился. Через этих-то прорываться будет не лучшим выходом. Эти воины, и хотя в первый раз почти что получилось, так во второй-то раз может и не выйти...
  -Очень хочу увидеть графа Урия. -В пространство сказал я.
  Наемники переглянулись, и один из них скрылся в коридоре. Отсутствовал не долго, через пару минут уже показался обратно.
  -Прошу, Ваше Высочество!
  Прошли. Миновали три этажа вверх, мимо горящих факелов, по узким коридорам. Тут было не очень прибрано, пыль в углах, но натоплено жарко. На каждом повороте показывались наемники, но аристократии почти что не было. Показалось, или прошмыгнуло пара слуг в конце коридора? Да не заметно.
  -Добрый день, граф! -Приветствовал я знакомую снулую фигуру, маячившую в коридоре.
  -Добрый день, Ваше Высочество. -Поклонился мне граф Урий. -Проходите... С чем пожаловали?
  -О, не очень большой вопрос... Касается моей свиты. Жди тут! -Робко как-то сказал Росинанту. Тот поклонился, побледнел и привалился к стенке в коридоре.
  Кабинет графа Урия не поражал. Скромный такой кабинет, около стены стойка со свитками, стол самый простой, стулья со спинкой, окно приоткрыто, несмотря на холод. Ярко пылают факелы в зажимах, раб подкладывает поленья в камин.
  -Может быть, горячего вина? -Спросил граф Урий.
  -А... Маме не скажете? -Нашелся я.
  -Нет, немного вина не помешает! -Вежливо сказал мне граф Урий. -Эй, ты! -Это уже к рабу. -Четверть бокала налей, подогретого, да тащи сюда быстрее!
  Отказаться? Нет, не пройдет это никак. Если граф решил меня все же отравить, то... То быть мне отравленным. Откажусь от кубка, так заподозрит граф, что я не так прост, как кажусь, и поможет делу кинжалом в печень. У него-то вроде бы кинжал есть, а нету, так наемников позовет...
  Схватил теплый кубок, пригубил, закашлялся.
  -Спасибо, большое спасибо! Граф, я поговорить о свите своей. Слуги у меня... И свита... Нельзя ли выделить чуть больше финансов на них всех?
  Граф поднял бровь.
  -Неужели не хватает, Ваше Высочество?
  -Впритык! Даже слугам платить нечем...
  Я ещё раз глотнул вина. Вроде бы вкуса постороннего нету, да и граф выглядит совершенно спокойным.
  Кстати, показалось ли мне или нет, но есть от графа определенное презрение ко мне... Незаметное почти что, но есть. Как белая нитка на черной простыне. С чего бы это он так? В самом деле презирает принца за то, что тот ребенок мелкий, пакостник? Или тут есть что-то личное?
  -А у ваших слуг есть старший, Ваше Высочество? -Снова поднял бровь граф Урий. -Пусть их старший предоставит список, кто и что. Я подпишу, и уже с этим списком к казначею, и пусть только попробует отказать!
  -Спасибо, граф!
  -Ваше Высочество, не нужны ли вам ещё слуги? -Вежлив спросил граф Урий. -Насколько мне известно, у вас не хватает прачек и белошвеек... Если необходимо, то могу подобрать...
  Я засмущался.
  -А удобно ли... -Пригубил ещё вина. -Граф, у вас столько дел... -Широкий взмах в сторону свитков. -А удобно ли мне вас отвлекать?
  -Право, не стоит беспокойства, Ваше Высочество! -Улыбнулся мне граф. -В конце концов, зачем же нужно дворянство в королевстве, как не быть опорой трону? А ваша матушка слишком сильно занята государственными делами... Не за горами Солнечные танцы. Приглашения разосланы даже в Империю. Так что... Я пришлю слуг. У меня в имении довольно много лишнего народа, с радостью подарю их вам. Старательные, услужливые... В моем поместье слуги быстро воспитываются.
  Я как-то поначалу не понял, о чем это он, но потом сообразил. Тут же крепостные. Их что продать, что подарить... То есть, мне предлагают приобрести себе немножко рабов?
  Ну не отказывать же? Если уж тут все в обычае, то придется делать так, как повел бы себя глупый мальчишка-принц, неведомо как проснувшийся после болезни и мечтающий, как и все мальчишки, о воинской славе да о девчонках только задумывающийся...
  -Я буду очень рад, любезный граф! -Просиял я. Точнее, просиял-то принц, а я как-то не смог. Нет, ну на фиг мне рабы? Что я с ними делать-то буду?
  -Вот и хорошо! -Обрадовался граф. -Я пришлю людей завтра же!
  От графа я вышел и ощутил, как у меня вдоль позвоночника стекает пот.
  Играть с графом Урием опасно. По образному выражению Сереги-большого, это все равно что сунуть спящему тигру в задницу швабру. Эффект гарантируется, да вот только пихать надо глубже и держать крепко в сторону от себя, чтобы испытуемое животное не обернулось и не покарало обидчика.
  Граф Урий именно такой тигр. Граф Дюка, местный доверенный рыцарь, суть крыса, большая и опасная. Граф Ипоку крыса обычная, в золотой обертке. А вот граф Урий...
  Спокойный, умный сморчок-бухгалтер с бандой жестоких убийц на содержании. Что, звучит по-книжному? Ага, да вот только когда встречаешься с этим в реальном мире, страшновато становится.
  Чуть расслаблюсь, чуть покажу, что я умней, чем кажется, и... Не знаю, что. Вряд ли в тюрьму потащат, скорее всего просто выпорют, как тогда, да посадят под домашний арест. А вот остальные мои соратники? Их-то не пожалеют.
  А потому надо бороться. Даже не за себя уже, а за всех тех людей, которые мне доверились. Почему-то оказывается, что их не так уж и мало.
  
  
Оценка: 5.91*86  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Г.Александра "Пуля для блондинки" (Киберпанк) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | П.Працкевич "Кровь на погонах истории" (Антиутопия) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг" (Постапокалипсис) | |

Хиты на ProdaMan.ru Шерлин. Гринь АннаБукет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Снежный тайфун. Александр Михайловский��Дочь темного мага-2. Академия��. Анетта ПолитоваВ объятиях змея. Адика ОлефирВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"