Изверин Алексей Сергеевич: другие произведения.

Чужое королевство (Чужое тело-3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.92*22  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главный герой сумел выжить, в быстром дворцовом перевороте перехватить власть. Но его проблемы только начинаются. Страна разрушена, дворяне заботятся только о своей выгоде, крестьяне разорены, страна наводнена разбойниками, соседние страны целятся на самые вкусные куски королевства. Да и дома, на Земле, не все гладко.

  Книга 3
  
  Чужое королевство
  
  Глава 1
  
  Откуда же ты парень
  Такие видишь сны?
  
  Профессор Лебединский
  
  -Не спи! -Молчан махал тренировочным мечом у меня перед носом, а у меня глаза просто закрывались. Ещё бы, всю ночь сидел за Инетом, выискивал да читал статьи по экономике и все такое прочее... Толку-то от того, один автор хвалит Адама Смита, другой Че Гевару...
  На автомате я парировал удар сверху, а сам ногой уперся в бедро Молчана и столкну его с занимаемой позиции. Так же глядя в сторону, махнул мечом поперек его груди, валя на пол. Был бы у меня меч не тренировочный, а настоящий, то вскрыл бы я Молчану грудь, и кольчуга не помогал бы, а так резиновая палка только шлепнула по тренировочным доспехам.
  -Ух! -Сказал на это Молчан, потирая грудь. -Вот научили мы тебя на свою голову!
  -Да бывает! -Я отложил меч, подал ему руку, поднял. -Ещё партеечку?
  -Да не, я в душ... -Молчан принял руку, на выдохе поднялся. - Серый, ты меня загонял!
  -Ну... Есть немного! Лех, может, ты?
  -Да на фиг. -Гюго поморщился. -Надо ж и честь знать.
  Ему тоже досталось, он сейчас лежал на матах в углу спортзала в позе морской звезды и тяжело дышал. Даже доспехи не снял.
  А я лишь немного вспотел.
  Вот что дает практика работы с оружием в том мире. Когда вокруг тебя рубят и бьют настоящим оружием, да и сам ты мечом машешь, появляется в тебе некоторая опытность... И с человеком, который мечом умеет рубить лишь теоретически... Да, с ним намного полегче уже в спарринге. Вот с Чеботаревым ещё тяжеловато приходится.
  В окна робко заглядывало весеннее солнце.
  На улице я расстегнул куртку, вдохнул полной грудью. У нас тут весна скоро будет. Климат сдвинулся, говорят. Конец февраля, а уже капель появилась. Вон какие сосульки на крыше повисли, не хуже чем сталактиты в какой-нибудь пещере.
  Накинул поудобнее лямку сумки, и двинулся в путь, давя кроссовками снежную слякоть. Настроение почему-то было ровное. Вроде бы хорошо должно быть, сегодня Молчан у меня ни одного сражения не выиграл, разделал я его всухую. Шлеп, шлеп, и готово.
  А все равно почему-то не радостно.
  Но и не грустно.
  Просто вот как-то так. Есть дела, надо их делать.
  Дошел до Макдональдса около метро, заказал колы и гамбургер, устроился на высоком стуле у окна, сумку сбросил на пол.
  Ну, вот теперь захватил я власть. Дальше-то что делать?
  Присосался к коле, поглядывая на улицу. Люди торопились мимо меня, место тут удобное, народ всегда ходит.
  Поймал свое отражение в окне.
  Небритый парень в кожаной куртке, коротко стрижен, на лбу след от тренировочной маски, плечи широки, руки в ссадинах, на ладонях мозоли, щеки надуты - чё-то жует. И взгляд внимательный.
  Поменялся я. Черты лица заострились чуть, стали более жесткими. Ушла небольшая юношеская пухлость, губы обветрились, плотно сжаты. И не скажешь, что студент такого интеллигентного ВУЗа. Уж больно видок... Побывавший. Как окно-то не треснуло, ума не приложу.
  Троица ментов, промесивших снежную кашу пешим патрулем, глянули на меня краем глаза, чуть напряглись. Я поглядел через них, на выход из метро. Мне сейчас не до них. У меня дело важное...
  Мягкие ладошки прикрыли мои глаза.
  -Привет! -Дыхание коснулось правого уха, легкий аромат духов...
  -Привет, Машенька! -Я выпрямился, улыбнулся. -Привет!
  -Угостишь девушку кофе? -Маша легко опустилась на стул рядом со мной, ткнула меня плечом.
  -Конечно же! Айнмомент, я счас...
  Добрался до кассы, небольшая очередь, оглянулся, Маша смотрела на улицу, её руки перебирали лямки небольшого рюкзачка.
  -Свободная касса! -Сказала кассирша.
  Я быстро заказал два кофе, пирожок, картошку фри, вернулся с подносом. Маша улыбнулась мне, подвинулась, давая место сесть, а потом придвинулась ближе.
  -Говоришь, родителей у тебя дома нету?
  -Угу... -Я быстро глотнул кофе. Обжегся чуть, но все равно хотелось чуть взбодрится. Толком не спал я уже давно.
  -Так что же ты меня тут кофе поишь? Пошли, дома угостишь!
  -Пошли! -Я подхватил её за руку, оставив на столике недопитый кофе. Второй рукой за сумку, и через минуту мы уже на улице.
  С неба вдоль по улице скользнул теплый солнечный луч.
  Хорошее ли предзнаменование?
  Наверное, да.
  -Его Светлость граф Лиордан, посол Неделимой Империи в Соединенном Королевстве Ильрони и Альрони! Князь Моличи, посол Муравьиного королевства! Граф Рук, посол королевства Рохни! Граф Остен, посол королевства Дарг!
  В тронный зал вошли сразу четверо. Граф Лиордан, как всегда безукоризненно одет и с вежливой полуулыбкой на лице. Настоящий дипломат...
  Вот этого здоровяка я уже видел, в таверне, это князь Муравьиного королевства... Кстати, а почему 'князь'? что у них там с аристократией? Почему не граф, не барон, а 'князь'? Одет в халат, вроде того, что граф Дюка, ни дна ему ни покрышки, носил, рубаху, штаны удобные, через плечо перевязь с длинной саблей, с другой стороны кинжал, пояс широкий, скорее для сражения подойдет, чем для дипломатического приема.
  Граф Рук, посол королевства Рохни, походил на опытного сантехника, готового в любой момент сшибить трояк с хозяйки на опохмел. Невысокий, с пухлым и округлым лицом, хитроватым взглядом, затянутый в обсыпанный золотом зеленый камзол. Вот такой вот сантехник-лепрекон с картинок. Из оружия лишь кинжал на поясе, да и тот сдвинут чуть ли не на спину, чтобы не мешал.
  Граф Остен... Вот этого я где-то уже видел, точно видел! Вроде бы в том самом 'Овцебыке', но не уверен. Граф Остен походил на средней руки купца, каких можно встретить на улицах этого города. Одет богато, камзол свободный, удобный, украшений нет почти, из оружия длинный кинжал. И нету на лице той спеси, что иногда так отличает урожденного дворянина от простолюдина. Не очень высокий, полноватый, чуть задумчивый с виду. Какой-то процентов на десять приторможенный.
  Чувствуется, что мне с ними всеми ещё часто встречаться предстоит.
  Вокруг все молчали. Виктор, граф Слав, барон Алькон, Волин. Не так уж и много тут у меня народу-то...
  Значит, придется выкручиваться самому.
  -Рад приветствовать послов славных стран... -А дальше неожиданно начало получаться. Я уже наслушался, как королева разговаривала, и вроде бы держался на уровне.
  Послы выразили надежду, что правление моё будет долгим, мудрым, успешным и все такое. Поинтересовались судьбой королевы. Я ответил, что королева устала от бремени управления государством, и удалилась отдыхать, передав мне всю полноту власти, конечно же.
  На этом классном пассаже граф Лиордан чуть дернул краем глаза. Совсем чуть, если бы я не глядел на него в этот момент, то и не заметил бы ничего. Лицом граф владел хорошо, и уж не для меня ли было это показано, мол, знаем мы все о тебе, знаем...
  А остальным, похоже, все равно. Ну, удалилась так и удалилась. Умер Максим, так и хрен с ним. А что там с международными отношениями? Торговые соглашения, договоры о дружбе и мире на вечные времена... Что скажет Ваше Величество?
  Моё Величество задумалось, и высказалось в том ключе, что надо стремиться к спокойствию и взаимопониманию в интересах мира и процветания. Соединенное Королевство Ильрони и Альрони всегда было, есть и будет миролюбивой державой, но наш мирный трактор на запасном пути. И Его Величество Седдик Четвертый, то есть я, не видит, что мешает продлить договора при участии обеих заинтересованных сторон...
  Послы призадумались, погрустнели. Я сделал себе зарубку - на память - выяснить, что же за такие международные договоры успела понаподписывать королева Мор Шеен? И чего это послы так беспокоятся-то?
  Вручили верительные грамоты от своих правителей, длинные тубы папируса, перевязанные цветными ленточками с печатями. Самую большую вручил посол Дарга, а у графа Лиордана была самая невзрачная.
  На сей ноте и удалились.
  -Что их так перекосило? -Спросил я, когда за послами закрылись двери.
  Ну, объяснили мне... У нас, в нашем мире, договоры заключались между странами. Типа СССР и США объявляют мир на все времена, и не важно, что Хрущева сняли, а Кеннеди хлопнули, договор-то есть. А тут, в этом мире, договоры заключаются между правителями. О какой хитрый выверт, а? Скажем, одно королевство заключило мир с другим, и живут себе мирно, пока король одного королевства не помер. Все, мирного договора нету, можно обратно воевать. И так почти что со всем... Чтобы данных проблем не бывало, зачастую наследнику оставлялось завещание. Править мирно, справедливо, заботиться о славе, то да сё, и в том числе не забыть подтвердить все договоры... Подтверждали, куда деваться. А с другой стороны, большоё пространство для маневров, сохраняя внешние приличия. Не надо придумывать, что вот там, с китайской территории, пуля пролетела...* А все просто. Король помер, давайте-ка ещё повоюем!
  
  * - 7 июля 1937 г. японские войска, находившиеся на границе провинции Жэхэ в 12 километрах от Пекина, предприняли ночные учения, стремясь спровоцировать китайскую сторону на инцидент. Когда учения подходили к концу, один из японских офицеров заявил, что над его взводом пролетела пуля с китайской территории. Эта пуля и явилась искомым поводом для нападения.
  
  И опять же возникает вопрос, что же там такое королева понаподписывала, чего теперь очень хотят подтвердить послы этих стран? Надо как можно быстрее сделать себе МИД и пусть они этим вопросом занимаются.
  -Ну и какой договор для них наиболее важен?
  -Наверное, имеется в виду договор о беспошлинной торговле для имперских купцов. -Предположил Виктор. -Они могут беспошлинно торговать по всей стране...
  -Скорее, это важно Даргу. -Задумчиво сказал барон Алькон. Он ещё до конца не выздоровел, но старался присутствовать во всей жизни двора. -По коронному договору, они могут покупать рабов и вывозить их из нашей страны...
  -О какое счастье... -Фыркнул я. И вдруг до меня дошло.
  -Что это ты сказал? Как это - покупать наших граждан и вывозить из страны?
  -Да не граждан! -Поправил меня Виктор. -Крестьян скупают. Арендаторы разоряют поместья и распродают крестьян. Если нет земли, крестьян не прокормить, вот и продают их в Империю.
  -А Дарг тут при чём?
  Все переглянулись, пожали плечами.
  Я вздохнул.
  Кажется, проблемы начали расти как снежный ком. За одну ниточку потянешь, и клубок начинает разматываться и вонять сортиром.
  -Ладно, потом разберемся. Что у нас с огненным зельем?
  Вперед выступил Ждан.
  -Ваше Величество...
  -Покороче...
  -Седдик, у нас шесть бочек огненного порошка. И бомб три десятка боевых и пять десятков тренировочных. Через два дня гвардия уже может начинать тренироваться. Охрана удвоена. Сейчас ищу новое место для... -Ждан замялся, и выговорил с усилием незнакомое слово, -порохового завода.
  -Отлично! -Я повеселел. Бомбы будут, и это хорошо. А как только сделают завод, то сразу там же и будем стволы сверлить для пушек и мушкетов. Вот тогда поглядим, кто кого. -Как только место найдешь, сразу же сообщи мне, я тоже должен на это взглянуть. Остальное оружие?
  -Эм, Ваше Высочество, Седдик... Я взял на себя смелость вооружать всех из королевских арсеналов, по бумагам, там на пять-на десять сотен... То есть на пять тысяч человек хватит, а потом придется делать оружие или закупать.
  -Виктор, что с гвардией?
  -Набрано две сотни человек. -Выступил вперед Виктор. -Вольные стрелки, дворяне, горожане даже. Все, кто отличился в уличных боях. Вооружены, размещены в казармах бывшей гвардии... Я приказал изъять у торгашей шатры, поставили... Все имена, у кого забирали шатры, записаны, им была обещана оплата.
  -Вот и хорошо, денег взять у казначея... Кстати, что там с ним? Все ещё сидит, запершись? Еду хоть носят?
  Казначей наш, тот самый, что когда-то пытался зажать у меня один-другой золотой из выданного графом Урием золота, после проведенной революции поехал крышей. Заперся в хранилище, и через решетку грозил всем, оказавшимся в пределах досягаемости, королевским гневом и графом Урием. Ну, оставили пока что, караул лишь приставили, а то мало ли что.
  -Носят... -Подтвердил Волин.
  -Ну так хватит уже играть, вскрывайте. Виктор, пошлешь людей, передашь деньги за палатки купцам. Что там у нас ещё? Граф Слав, ты временный губернатор города. Что там с городом? Хватает ли еды, все ли спокойно?
  -Стараниями графа Нидола и графа Лира... -Обозначил поклон граф Слав. -В Мойке не знаю что творится. Патрули туда не заходят... Но и оттуда никто не выходит. Жители в целом довольны. Прикажете выкатить пару бочек вина в честь... Установления законной власти?
  -Да на фиг, обойдутся. Напиваться мне ещё. Барон Алькон, как твое здоровье?
  -Вроде бы хорошо, Седдик. -Барон коснулся головы, все ещё перевязанной. -Мастер Клоту обещает через неделю...
  -Вот и хорошо. Через неделю готовься, найду тебе занятие...
  Ну да, занятие я всем тут нашел. Виктор отвечал за комплектацию моей гвардии. Ждан у меня стал ио министра ВПК*, под его началом собралось все, что способствовало перевооружению армии, ну и кооператив 'Весна', конечно же. Волин пока что стал временным управителем дворца, должностью тяготился, но организовал все неплохо. Враги сидели в Западной башне под охраной, нейтралов не обижали, друзья размещены. Все под контролем, короче. Волину в помощь выдал здоровенного Две Стрелы, тот одним своим видом внушал почтение и уважение всей дворянской вольности, которые решили пережить трудные времена во дворце. Брат, Коротыш и Подснежник оставались в Западной башне, караулили королеву, графиню Нака и графа Лурга.
  
  * - военно-промышленный комплекс
  
  Граф Слав стал губернатором города.
  Правда, граф ещё не знал, что его должность называется именно так, но мне уже до чертиков зеленых надоели все эти местоблюстители и королевской милостью управители. Хочется чего-нибудь попроще, для слуха поприятнее. Если есть город, то должен быть губернатор, если есть ВПК, то должен быть министр промышленности. Министр промышленности, министр обороны, министр образования... Тоже надо будет народ найти. Военным министром пусть пока попробует побыть Виктор. Или все же дать эту должность графу Тоскалонскому Лиру? Вот уж не знаю, что он там накомандует. Как бы не проснуться в окружении пограничников, которые мне скажут 'караул устал'.
  Короче, снова надо шибко думать. И как бы не в два раза больше, чем когда был принцем.
  Иначе тут подумают за меня. Вот королева, думать не хотела, а хотела только золото раздавать да слезу умиления пускать. И где она теперь? Правильно, в Западной башне. Повезло ещё тетеньке, что человек я незлобивый, сразу на кол сажать не стал.
  -Ваше Величество! -Двери распахнулись, лакей глубоко поклонился. -К вам Нидол, граф Лар!
  -Проси. -Бросил я.
  -Ваше Величество! -Поклонился мне граф Нидол. Выглядел он чем-то очень довольный.
  -И я тоже рад тебя видеть. Присаживайся, рассказывай, как дела.
  Ну, это я тут тоже обычай ввел новый. Ежели все свои, то не фига докладчику стоять передо мной как дятлу перед теплотрассой. Садись вот в кресло за стол, локти на стол можешь, ничё страшного, да рассказывай, что да как. Заодно и не сразу набросишься.
  Но это только для своих, конечно. Люди-то тут ходят разные. Послов вот пришлось принять как полагается.
  Граф Нидол присел на край роскошного кресла, огладил лысину, поправил тесак на поясе, чтобы не мешался. Садится в кресло с оружием... Это тоже уметь надо. Я вот ничего, кроме длинного кинжала, не ношу. Да и тот больше чтобы мясо за обедом резать. Ну и 'Чезетту' конечно же, но это скрытно.
  -Дела, Ваше Величество, разные... Есть хорошие, а есть плохие. С каких начать?
  -Давай с хороших.
  -Стражу я всю собрал, никто разбежаться не успел. Город охраняется, патрули урону не понесли в составе из-за дезертирства. Все накормлены, вооружены, жалование выдано. Это новости хорошие, Ваше Величество.
  -Хорошо, граф. А теперь что же у нас в плохих новостях?
  -В плохих новостях то, что денег хватит ещё на два месяца, а вот еды на два семидневья. И новых денег нам пока что не прислали.
  Я быстро сделал пометку - прислать денег. Так, один вопрос есть.
  -Вторая новость плохая в том заключается, что жители Мойки напали на городскую тюрьму, охрану разогнали, заключенные разбежались, а сама тюрьма сгорела дотла. Сейчас бывшие заключенные скрываются в Мойке, либо покинули город. Есть сведения, что они собрались в отряды и разоряют деревни вдоль побережья.
  -Есть ещё плохие новости?
  -Да, Ваше Величество. Сегодня утром три патруля, пятнадцать стражников, были вырезаны подчистую. Два около Мойки, а ещё один около Рынка. В остальных потерь нет.
  Пятнадцать человек? Не очень хорошо! Значит, городская босота продолжает безобразничать? Пробуют на зубок нового короля? Ну, зубки-то пообломаем. Надо же что придумали, 'Днем деньги ваши, ночью наши'.
  -Ещё?
  -Патрули на Рынок и на Мойку не отправлялись. Также плохо охвачена Портовая улица, но там у купцов своя стража. Гильдейцы к себе никого не пускают, было нападение на Королевский Университет, трупов на улице не оставили.
  Так. Понятно, что долго так продолжаться не может. Аналог здешней Хитровки, Мойка, меня уже давно достала. Криминала от них много. Да и Рынок, не поймешь что там творится. Королевские сборщики налогов там иногда просто исчезают. Страна чудес вот такая, зашел денег для короля собрать, и там исчез. А теперь ещё и на патрули покусились?
  -Граф, скажите, а кто у нас рисует надпись вот эту, про деньги?
  К моему удовольствию, граф не стал переспрашивать, какую именно.
  -Это дело рук Ночного короля, Ваше Величество. Его подручные так делают.
  -И зачем?
  На этот раз граф ответил с явной неохотой.
  -Это у них такое... Задание. Напоминают купцам, что платить надо вовремя.
  -Что, подручные ночного короля ещё и параллельный налог взимают с моих подданных?
  -Да, Ваше Величество. Это называется 'ночные деньги'.
  Замечательное просто королевство мне досталось, и в самом деле замечательное. Организованная преступность, додумавшаяся до того, что полезнее не стричь баранов сразу, а выдергивать по волоску. Вот не было печали. До чего дальше додумаются-то?
  -Пробовали изловить художников?
  -Пробовали, Ваше Величество. Ловили, казнили. При вашей матушке. Да вот только надпись появляется снова, и не обязательно на той же башне. А потом патрули пропадать начинают, а королевских сборщиков налогов все чаще находят мертвыми... Теперь не пробуем.
  -Понятно. -Я задумался.
  Ну, вот и появилась проблема. Не скажу что одна из первых, но её решать как-то надо...
  Кстати, а кто у нас заведует королевскими сборщиками налогов-то? Очень интересно с ним будет пообщаться. Очень интересно.
  -Что ж, граф, вы принесли важные сведения. -Глубокомысленно вздохнул я. -Я прикажу выделить денег на жалование.
  Сказал, и задумался. Да, пока что денег хватает, нужно всего лишь взломать решетку, за которой казначей заперся, да и выносить золото. Но! Но если откуда-то брать много, и туда не докладывать, то настанет такой день, когда брать будет просто нечего Да и неизвестно ещё, что на самом деле с казной творится, может, там уже и денег-то не осталось, так, гроши, которых и на месяц не хватит?
  -Да? -Вдруг опомнился я. Кажется, мне что-то сказали.
  -Ваше Величество, не хотите ли посетить королевскую тюрьму? -Повторил граф Нидол. -Вероятно, там остался кто-то, кто...
  -Да на кой, её ж разорили, а все разбежались... Стоп! Та, которая в Западной башне? А что у нас с ней? Виктор?
  -По вашему приказу, были выставлены караулы... -Ответил Виктор. -Никого не выпускали, всех кормили. Палачи пытались убить узников, их связали и посадили в свободную камеру.
  Ух, кто это у нас такой умный-то, а?
  -Отличившегося представить к награде... -Я быстро черкнул пару строк в блокноте, который с собой таскал, для запоминания мыслей. На русском, конечно же, местным знать, что я пишу, совершенно ни к чему. -Что у нас там дальше? Эй, слу-у-уги! -Я ткнул пальцем в колокольчик, тот отозвался жалобным звоном.
  -Больше никто не ожидает аудиенции, Ваше Величество. -Показался лакей.
  -Вот это хорошо. -Подвел я итог. Надо идти, поглядеть, кого же там граф Урий и королева держали. Может, кого полезного? Или хотя бы интересного?
  Стража при моем приближении сразу встала на караул. Вот сразу бы так, когда я ещё в первый раз тут пробиться пытался, вот сразу бы так! Скольких бы неприятностей избежали бы, а?
  Вот и знакомая мне караулка, откуда меня давным-давно выбросил генерал Ипоку.
  В караулке я встретил двух вольных стрелков и одного дворянина вполне себе студенческого вида. Уживались они вполне мирно, как раз студент наносил на обнаженную и кое-как вымытую грудь вольного стрелка затейливую татуировку. Пока только краской, макал кисточку в плошку с чем-то черным и делал аккуратные мазки. Под его рукой проявлялись черты цельной картины, я даже залюбовался - обнаженная женщина с крыльями, одна рука вроде поднята, а вторая прикрывает треугольник. Второй вольный стрелок махал над творчеством куском кожи.
  И ещё, о чудо чудесное, на потолке висит моя лампа Алладина. И сюда прогресс тоже проник!
  -Король! -Крикнул кто-то.
  Все забыто, все трое встали по стойке 'смирно'. Я остановился в дверях, позади остановились Виктор и Ждан, за ними Волин, замыкал процессию граф Нидол Лар.
  -Доброе утро, Ваше Высочество. -Поклонился мне студент. Кисточку он сунул за топчан в углу, банку с краской ловким движением ноги он двинул туда же.
  -Доброе утро. -Буркнул я. -Доклад по гарнизону?
  -Все тихо, Ваше Величество. Узников всех накормили, мастер Клоту приказал много еды не давать. Напоили, воды принесли, умыться. Только уж прошу простить, охрану бы вперед, а то некоторые выглядят опасными. Ключи вот у нас тут... -Студент снял со стены связку с местными ключами. Гляди-ка, штырьевые замки это вроде бы... Такая вот палочка, похожая на зубную щетку для акулы.
  -Ваше Величество, палач, мастер Велимерий, уж на диво ругается заковыристо... -Сказал тот, кто махал куском кожи.
  -Точно! -Поддержал татуируемый. -Ваше Величество... Неудобно... Может, мы его пока что... Мы скоренько!
  -Да уж право не стоит! -Махнул я рукой. -Но благодарю за службу!
  Мимо меня протиснулся Виктор, Волин взял в руки связку ключей.
  Следом за ними я двинулся по длинному коридору. С одной стороны решетки, за ними ниши-камеры. С другой стороны на стенах горят высокие длинные свечи по три штуки в подсвечнике. Коридор загибается дугой, окон нет. Через равные промежутки под стенами стоят кадки, а в них насыпаны розовые лепестки. Вот поди ж ты!
  Ждан шел впереди и нес лампу Алладина.
  Вот, первая же камера, в ней трое. Один из них здоровенный самый тип, такой кабан, что аж страшно становится. Жирный, маленькие глазки сверкают злобно, кулаки как моя голова, а ляжки больше чем у коня. Одет в широкий фартук, кожаный, опрятный, и простые холщовые штаны, и лысый, как коленка. Так, вроде бы я его тогда с графом Урием не видел, нет? Нет, не видел. Двое других просто глисты какие-то, совершенно бесцветные типы.
  -Мастер Велимерий. -Сказал граф Нидол.
  -Привет, лысый. -Поздоровался мастер Велимерий неожиданно писклявым голосом. -Кто эти люди с тобой?
  -Его Величество король Седдик четвертый. Со свитой. -Ядовито сказал граф Нидол.
  -Ваше Величество. -Поклонился жирный. Отвесил два подзатыльника своим сокамерникам, прошипел 'кланяйтесь лососи!'. Те испуганно закивали.
  Так. Ну и что тут с ним делать-то? Палач мне пока не нужен... Но кто знает, сколько времени продлится вот это 'пока'?
  -За что его сюда? -Обернулся я.
  Ответил Волин.
  -Пытался убить людей в камерах.
  -Надо же! -Поразился я.
  -Не правда, Ваше Величество! -Мастер Велимерий отвесил глубокий поклон. Твердо так сказал, уверенно. -Ваш человек не верно меня понял! Я всего лишь проверял замки на клетках, когда узники сговорились и набросились на меня. Пришлось ткнуть их кинжалом. Тут сидят опасные люди, Ваше Величество, враги Короны!
  -Ага, а то, что убитые в кандалах были и в глубине камеры, откуда они до тебя никак не могли дотянутся? А некоторые вообще ходить-то не могли? -Вскинулся Волин.
  -Не правда то! -Подтвердил уверенно палач. -Это они сами друг друга. Кинжал у мен вырвали, и стали друг друга пырять...
  -Я думаю, что все понятно... -Протянул я. -Мастер Велимерий!
  -Да, Ваше Величество! -Поклонился палач.
  -Ты писать-то умеешь?
  -Нет, Ваше Величество. Но мои помощники... -Он сразу обеими руками свесил по подзатыльнику своим подручным. -Они умеют, Ваше Величество. Они все за мной записывали.
  -Вот и хорошо. Завтра тебе принесут бумагу и перо. И твои помощники пусть запишут, почему ты убил этих людей...
  -Ваше Величество, я их не убивал...
  -Я приму бумаги и прочитаю. Потом ты расскажешь своим помощникам, а те запишут все, что может быть мне интересно. Я это тоже прочитаю. Если что-то не сойдется в его записях с тем, что известно мне, то ты, Волин, свяжешь мастера Велимерия покрепче да и сунешь его в камеру к его узникам, которых он не успел убить.
  -Ваше Величество! -Взвыл мастер Велимерий.
  -Все, тут закончили. Дальше.
  Дальнейшие камеры. Ну... Народ тут явно не жалели. Доживали люди. Пованивало, как от бомжей. Розовые лепестки в кадках подувяли давно. Еда разве что хорошая стояла, но вот интересно, в некоторых камерах и не притронулись почему-то.
  Я подошел к одной камере. Один человек, в углу, скорчился. На куче соломы, конечно же. Свет в угол почти не достигает, так, общие контуры лишь понятны. Длинная фигура, худющая, как скелет. На боках какие-то обрывки, блестит что-то, да никак серебро?
  Ждан встал рядом, поднял лампу. Я отодвинул её за себя, над плечом, чтобы не слепило. Нда, ну и содержание тут, в камере-то! Как ещё народ выживал? Да к чему это и надо-то? Если уж такая страшная да опасная для власти фигура, так петлю на шею или топором по шее. Если что-то ещё знает, то пусть сидит, кормить-поить без изысков, но чтобы заключенный всегда был готов к опросу по вновь открывшимся фактам. А тут половина небось передохли только от условий содержания. Холодно, сыро, воняет потом, дерьмом и розовыми лепестками. Чтобы подхватить туберкулез, можно и на полу не спать, просто воздухом тутошним подышать недолго.
  А ведь есть в этом человеке что-то знакомое...
  -Мастер Иштван. -Сказал я вдруг.
  Длинная фигура шевельнулась. Придушенно прошептала:
  -Ваше Высочество! -И задергалась.
  -Ну вот и первый на освобождение. Отпирай! Мастер Иштван, как вы сюда угодили?
  -Я его знаю, это распорядитель церемоний старый. -Сказал Ждан. -Сейчас... -Он передал лампу Виктору, и вдвоем с Волиным вывели-вынесли мастера Иштвана из камеры. Распорядитель церемоний шатался, щурил глаза от света и походил на рыбу, которую рыбаки извлекли на морозец из глубокой проруби.
  -Пойдемте, мастер, вот потихоньку... -Приговаривал Волин, подталкивая Иштвана к двери. Кажется, распорядитель церемоний плакал. Вздохи, сотрясающие его, были очень похожи на рыдания.
  Повернулся к другой камере. Такой же худой и нечесаный узник, воняет от него... Хоть топор вешай. И по всему полу длинные бурые полосы. Кровь, что ли?
  -А тебя я тоже знаю. -Сказал я высокому и прямому, как палка, парню. -Ты рыцарь, который пришел просить у королевы свои земли обратно.
  -Да, Ваше Высочество.
  -Величество. -Поправил его Виктор чутко.
  -Прошу простить! -Парень кашлянул, сплюнул в угол камеры, не глядя попав в парашное ведро. Я отшатнулся от решетки. Туберкулез, что ли? -До нас редко доходят новости, Ваше Величество. Я барон... Бывший барон Ручейника Шорк.
  Попытка поклониться, да только какая-то кривая.
  -Не очень осмотрительный поступок с твоей стороны, барон Шорк. -Покачал я головой. -Ну... Что могу сказать. Воспользуйся пока что гостеприимством в королевском замке, дело твое будет решено в неделю. Если смогу, то верну твои владения. Если же нет... То что-нибудь придумаем.
  -Да, Ваше Высо... Ваше Величество. -Барон Шорк поклонился мне ещё раз, на этот раз получше.
  Волин снова отпер решетку, рыцарь вышел сам. Не успели доломать, надо же.
  Дальше уже пошли лица незнакомые. Некоторые были измождены от пыток, некоторые от голода. Многие сильно кашляли, от таких я держался подальше. Не хватало ещё туберкулез подхватить! Ампул-то у меня мало осталось, да и те, что были, чудом сработали.
  Вспомнил о сержанте и его жене, сжал зубы. Да, кое-кто у меня ещё за это ответил бы. Жаль, что граф Дюка помер так быстро. Хотя, с другой-то стороны, в самый раз. Что с людьми делать любил, то и сам получил. Поделом досталось.
  -Ваше Величество... -Волин. -Не желаете ли посетить графиню Нака и вашу матушку?
  -А что там у них?
  -Все как положено, сидят... Матушка ваша все пирожков сладких требует, да грозится. А графиня Нака молча. Вот граф Лург все норовит записки передать...
  -Ага. Пускай грозится. А что за записки?
  Мне вывалили целую гору.
  Чё там у нас?
  О, каллиграфия, надо же.
  Вкратце - прости меня, принц, то есть король! Ибо Черный попутал! Внушил мысли страшные! Готов раскаяться. Вот, закладываю всех друзей своих, вот, рассказываю планы их злодейские...
  -Накормите бывшую королеву, а вот графу Лургу пока что ничего не говорите. Кстати, он уже пытался подкупить слуг?
  -Да, Ваше Величество. Два раза. Только там я Коротыша поставил и Подснежника. Поставили графу синяки да шишки.
  -Молодцы ребята. Слушай, а нет ли кого такого, кого граф таки подкупит, а?
  -Ваше Величество, я не допущу...
  -Не допустишь, а надо бы. Найди слугу, пусть его граф Лург подкупит. Узнаем, что да как. О... Вот оно что! Вот тот парень, Вихор. Он где сейчас?
  -В замке, мы его не трогали.
  -Вот то дело. Короче, зови его, пусть его граф Лург и подкупает. Как подкупит, так пусть Вихор сразу ко мне. Поговорим. Ладно?
  -Сделаю! -Обозначил поклон Волин. -А что со степным посольством-то делать? -Вдруг спросил Виктор.
  -А это ещё кто... Оп! -Точно, Виктор ещё до бунта говорил, что прибыли какие-то... Денег требуют и хамят.
  Посольство Предвечной степи благополучно пересидели всю недолгую бучу в загородном поместье верного графу Лургу человека. Сейчас человек этот дал тягу в неизвестном направлении, а посольство, уничтожив все съестные запасы в поместье, выбралось наружу. Снаружи тоже еды особо много не было, а крестьяне все злые, да и вольные стрелки, которые теперь перешли на легальное положение ещё одного отряда королевских войск, шлялись туда-сюда... Короче, посольство направилось в город и напомнило о себе. Не желают ли их принять-то?
  -Завтра зови после обеда. -Вздохнул я. -Послушаем, что расскажут.
  
  
  Глава 2
  
  Вдвоем по городу идем
  И я курю
  А ты конфету ешь
  
  В. Цой
  
  -Пошли, пошли! -Тянула меня за руку Маша. -Так, где мы ещё с тобой не были, а?
  -Я путаюсь, Машуль! Может, в кино?
  -В кино я тебя и у себя отведу, понял? Хочу в музей!
  -Ох, солнце моё! -Улыбнулся я ей.
  Родители у меня не были против. Точнее, они были целиком и полностью 'за'.
  Маша обладала очень хорошим даром нравиться людям не только мужского пола своей фигуркой и глазками, но ещё и всем подряд и в любой обстановке. Пообщалась с мамой на кухне, перебросилась парой фраз с моим отцом, и опа - мама меня с утра строго спросила, какие у меня планы на 'эту замечательную девочку'.
  -Самые серьезные! -Подтвердил я.
  -Вот! -Чему-то обрадовалась мама. -Может, и ты за ум возьмешься, горе же ты моё...
  Я тактично промолчал. На съем квартиры пока что денег не хватало, все ушло на лекарства и на покупку кучи учебников для того мира. В шкафу их у меня целая полка. Надо потихоньку в тот мир таскать... Благо что теперь ко мне в комнату просто так не ворвешься, поставил я новую защелку туда, которая очень туго открывается.
  И вот теперь, гуляя с Машей по музею Московской истории, небольшой такой экспозиции около Кремля, я машинально поглаживал коробочку с антибиотиками, примотанную скотчем к пузу. Не приведи Господь, полезу в Кремль, в Оружейную палату, так охрана обшмонает, показывай потом... Поэтому сегодня только кино. В ГУМ вроде бы кинотеатр работает...
  Любыми путями не попасть под личный досмотр! А для этого все средства хороши.
  Ещё посидели в кафе, потом сходили в кино. На места для поцелуев, конечно же! На улице теплело, зима у нас кончалась не по дням, а по часам.
  Позвонил Серега-большой.
  -Привет! Как вы там? Сестра моя где?
  -Рядом. -Я обнял девушку за плечи. -Дать трубку?
  -Да нет, ладно уж, не буду мешать счастью... -В трубке хихикнули. -Маша, не мучай мальчика сильно, ладно?
  -И даже не думаю! -Надула губки Маша. -Эй, вообще, что такое? А ну, повесь трубку, тебя плохому научат! -Она повисла у меня на локте.
  С вершины смотровой открывался вид на весенний город. Белые пятна снега, коричневые и серые пятна домов, черные ветки голых деревьев. Внизу суетились лоточники, что-то продавали. Позади нас тоже, на здоровенных столах. Буденовки, бюстики Сталина, Ленина, Дзержинского, старые патефоны и знакомые мне уже керосиновые лампы, да и много что ещё. Прогуливались иностранцы, восхищались 'комми экзотик'. Комми - это от коммунистов, наверное. Равнодушно перетаптывались у парапета троица милиционеров, украдкой ели большую шаурму, одну на троих. Простые граждане особо к лоткам не подходили, они больше видом интересовались, в основном молодежь. Было много парочек, не мы одни. Иногда я ловил на себе завистливые взгляды парней.
  -Слушай, может, съедим что горячее? -Предложила Маша.
  -В кафе пошли? -Предложил я.
  -Нет, не хочу... Вот там хот-доги были, угостишь девушку?
  -Не вопрос. -Я двинулся к палатке.
  Возвращаясь к Маше обратно, понял, что отходил-то я совершенно зря.
  Один иностранец, торговавшийся до того с лоточниками, подошел к Маше и что-то ей говорил на ломаном русском. Среднего роста мужичок, средних размеров, в дорогой цветной куртке и дутых штанах, чернявый такой.
  -Йа... Тьебя... Тьебя... -Он оглянулся в поисках поддержки. Небольшая компашка таких же иностранцев, пестрых и самоуверенных, отозвалась одобрительным гулом и ухмылками. -Йа тьебя льюблю!
  Маша колко улыбнулась.
  -Ну ни на минуту тебя не оставить! -Я подхватил девушку под локоть, оттесняя иностранца подальше и буравя его тяжелым взглядом. Опять драться? Счас я тебя научу, что в чужой стране нельзя приставать к чужим девушкам! И никакой Шестой американский флот тебе не поможет!
  Но тот понял, поднял руки, отступил назад на пару шагов.
  Вот и хорошо, международный конфликт исчерпан...
  С другой стороны Маша развернула меня к себе и поцеловала в губы.
  Никаких неясностей не осталось.
  -Ай эм сори... -Сказал иностранец мне в спину. -Ай эм глэд... -И ещё что-то скороговоркой. Чернявый он такой, и говорит очень быстро, итальянец, что ли? Скорее всего, да.
  Компашка итальянца отозвалась недовольным вроде как гулом. Ну, пусть попробуют возмутиться сильнее. Приложу, мало не покажется.
  Маша покрепче взяла меня за руку.
  -Вот, завидуют тебе, понял?
  -Нет, ни слова! -Честно признался я.
  -Английский учить надо! Он сказал, что он очень завидует русским мужчинам, что у них такие красивые женщины. Где мой хот-дог, давай быстрей, девушка голодная! -Она отобрала у меня еду и впилась в него зубами. -Ммм...
  Вдруг пошел снег. Последний зимний снег, мокрый, редкий, пополам с дождем. Торгаши засуетились, стали прикрывать полиэтиленовой пленкой свой товар, парочки заторопились в укрытие. Иностранцы исчезли одни из первых.
  Налетел нежданный ветер, Маша одета легко, я расстегнул куртку, прижал её к себе, обнял.
  -Большой и теплый. -Прокомментировала Маша. -Всегда мечтала. С детства меня окружают большие и теплые мужчины. Это так удобно! Слушай, а сколько тебе ещё учиться в своем институте?
  -Сейчас заканчиваю третий курс, потом четвертый... Потом пятый и диплом. Это ещё два с половиной года. А что?
  -Да так... -Маша повозилась, устраивая лицо подобнее. Свитер у меня мягкий и теплый... Как знал, когда одевал. Повезло. -Холодно на улице! Вот была б машина...
  -Такси?
  -Да на кой мне такси эти, я с любимым человеком хочу.
  -Тогда большая и мощная электромобилина, мэ-э-э-э-этро... -Мысленно пересчитал имеющееся в моем распоряжении золото. Может, хватит-то на тазик под номером десять, вот как раз я об нем и мечтал все это время?
  Золота, может и хватит, да только вот сначала надо его грамотно сдать и не попасть под очередное кидалово, как с Вячеславом Брониславовичем... Ну да проблема решаема, главное, начать ей заниматься.
  Великое посольство Предвечной Степи представляли пятеро узкоглазых типов. Раса явно азиатская, да вот только не столь явно выраженная, как у нас. Так выглядят какие-нибудь натурализованные азиаты, которые с европейцами давно рядом живут, и все перемешались друг с другом.
  Встреть я их в своем мире, так и не опознал бы степняков. Так, люди да люди. Вооруженные, лица загорелые, волосы длинные, вот у одного даже усищи здоровенные, белые, как у сома. Глаза спокойные, равнодушные все. Пластинчатые кольчуги, широкие кожаные ремни, добротные сапоги и матерчатые плотные штаны, шлемы в руках. На ремнях болтаются завязки под оружие, а само оружие не при них. Не пустили их с оружием-то.
  Вперед вышел самый старый и самый заслуженный тип.
  И сказал.
  -Дай денег а то плохо тебе будет!
  Ну, не так, конечно. Но смысл таков. Сначала короля поприветствовал, помел шевелюрой пол в зале. Потом осведомился о здоровье королевы матери, повздыхал, что вот так как оно получилось нехорошо, ай нехорошо! Лара, это богиня их, такого бы не одобрила. Осведомился, сколько у меня жен и здоровы ли они. И не желаю ли я получить в дар парочку ещё? Вот, в Империи в прошлом году поймали много, всем воинам хватило.
  И всю эту чушь нес с таким серьезным лицом и так гладко, что я даже диву давался. Ой, дает, дядя! Ой даёт! Я даже и на полслова не понимаю, что да как, а он уже закрутил такие кружева словесные, что впору на стены развешивать в новогодний утренник для самых маленьких.
  Воины тоже в разговоре участвовали. Кивали, хмурились, кланялись. Короче, вовсю работали.
  Весь разговор я благополучно пропустил мимо ушей.
  Хан Ражий Хомяк. Ну да... Видали мы таких хомяков. Не глядя что пузцо образовалось, зато грудь разворотом, и ноги крепкие ещё, и руки тоже крепкие. Глаза острые, так и зыркают по сторонам, что бы отрезать да к себе домой уволочь.
  Ну, и перешел к главному.
  -Ваше Величество, ваша достопочтимая матушка, королева Мор Шеен, передала Предвечной степи дар. Но, к великому моему сожалению, караван не был ещё собран и так и не прибыл...
  О, подошли к главному.
  -Что же за дар направила моя достопочтимая матушка Предвечной степи, великий хан?
  -Пять возов золота, Ваше Величество. И пять на десять возов отборной пшеницы!
  За моей спиной в несколько голосов ахнули.
  Несбало матушка моя, мать её, мою бабушку, наобещала.
  Все во мне прям так и говорило 'Ничё не знаю, королева обещала, с неё и спрашивай, вон она, в Западной башне сидит. Проводить? По пути и в пыточную заглянуть можно, там у меня наследство богатое от графа Урия осталось'
  Но с другой-то стороны... Сколько воинов у степняков и сколько воинов у меня? А? Вот то-то же. Может и боком выйти.
  -Если королева пообещала... -Протянул я, пытаясь выиграть время.
  Глазки посла мигнули.
  О, не. Не мне с ним играть, не с его опытом. Этот Ражий Хомяк меня схрумкает, как настоящий хомяк морковку. Но деваться некуда уже, надо что-то делать.
  -Обещания моей матушки были даны не просто так, великий хан. У нас, у королей, завсегда так, что если уж что обещали - так непременно сделаем! Королевское слово твердо, как гранит! Детям не приличествует забывать о словах предков своих! И обещания своих родителей всегда выполнять надобно! -Эх, здравствуй, первая моя война. -Да вот только сам видишь, что в королевстве моем творится. Бандиты, мятежники под каждым кустом, даже город и тот... -Я подпустил слезу. -Так что прошу отнестись с пониманием к возникающим трудностям.
  Хан покивал, отнесся с пониманием. Выторговал я себе срок в три седимдневья ещё, а иначе... Ну, обидятся гордые степные жители, и... И будет нехорошо! Будет совсем нехорошо! Возникнет прискорбное непонимание...
  Ещё с поклонами и славословиями, послы отчалили.
  -Каковы засранцы. -Сказал я в пустоту.
  -Седдик, они земли наши разоряют. -Сказал Виктор.
  -Да ясно, что не за конфетами они к нам пришли. -Я задумался.
  Ну, и что теперь делать-то? Отдавать деньги и еду? Как ни противно, а придется...
  -А кто мне расскажет, что в этом году с урожаем?
  Все переглянулись.
  -Так... Хотя бы слухи кто-то знает?
  -Ваше Величество, позволите? -Это Волин решился. -С урожаем плохо будет. Крестьяне все разбегаются с земли. Ещё прошлой осенью вокруг города никто толком не сеял. Сеяли только в Больших Полях и в Заречье... Да и там мало.
  -Так что же жрать-то будут? -Удивился я.
  Снова молчание.
  Ну вот. С едой надо разбираться, а то начнется голод, и мало не покажется. Власть-то у меня ещё пока не власть, так, одно название. Лишить меня короны и головы дело пары движений.
  -Кто скажет, сколько еды в городе? Какие запасы на случай осады?
  Снова молчание, переглядываются.
  Так, ясно. С этим надо что-то решать. Такое вот 'ничего не знаю ни за что не отвечаю' я уже в своем мире насмотрелся, а в этом-то заводить и подавно не хочу.
  -Волин. -Сказал я. Вроде бы он что-то в крестьянских делах понимает, да и читать-писать умеет, в отличие от Коротыша. Посмотрим, как справится. -Поручаю это тебе. Дело первоочередное. Все государственные запасы взять под охрану, провести ревизию, узнать, сколько запросят частные торговцы за зерно. Данные предоставить мне.
  -Да, Ваше Величество. -Сказал Волин.
  -Хорошо, а что у нас с армией? Виктор?
  -Тренируемся, Ваше Величество. Через два семидневья будут обучены сто человек обращению с огненным зельем. Также учим их мечному бою, в строю ходить... Плохо, что народ у нас разный, кому-то более с луком привычно, кому-то более с мечом, а кому и с топором в доспехах. Надо бы нанять хороших учителей...
  -Делай что сочтешь нужным, денег получи под моё слово у казначея. -Отмахнулся я.
  -Ваше Величество, казначей заперся в сокровищнице...
  -Выковыряем, посадим нового. Дальше?
  -Остальная армия собирается. В городе сейчас девять тысяч воинов. Это именные легионы, три тысячи пограничников и полтысячи моряков, а также пять тысяч кольчужников, которые уже начали разбегаться. Ещё есть три сотни городской стражи графа Нидола. Мастеровое ополчение собрало пять тысяч человек, крепкие воины, многие ветераны, но это уже в бой не бросишь. Кто плохо обучен, кто молод и не имеет должного опыта, кто стар и был когда-то отправлен в отставку по ранению...
  Я слушал и делал себе пометки.
  По окончании совещания навестили казначейство.
  Прошли по пустым коридорам, где лишь сквозняк шевелил гобелены, по очереди чуть не споткнулись о брошенное кем-то копье, и вышли к кабинету Главного Королевского Казначея, чьим заместителем и числился граф Урий.
  -Ваше Величество... Иккк! -Сказал Главный Королевский Казначей, на мой вопрос, какого, собственно, хрена и куда все подевались отсюда? Главному Казначею не до того было, его сильно мучила жажда. И выглядел он не лучшим образом, с недосыпу да с перепою.
  -В отставку. -Сморщился я. Шибало от казначея кислым винным перегаром так, что стоять рядом было невозможно.
  Виктор вопросительно так провел пальцем по горлу. Казначей протрезвел на глазах, побледнел и пал в ноги. Я покачал головой.
  -Нет, пока что не надо. В Западную башню, потом допросим. Если ничего на нем нету страшного, так пусть домой идёт, корми его ещё...
  -Кстати, где у нас казначей-то, который денег выдает?
  До сих пор сидел в сокровищнице. Да и куда ему деваться? Стража около дверей сменялась регулярно, есть ему приносили, а наружу не пускали, регулярно показывая меч через прутья решетки и делая страшные морды.
  Выковыривать его оттуда надо, а то портит мне всю финансовую статистику...
  -Ну, как, не скучаешь? -Спросил я, остановившись перед решеткой.
  Казначей поглядел на меня затравленно. Выглядел он уже не очень, хламида его потрепалась, лицо осунулось, под глазами залегли глубокие тени, видные даже в свете факелов.
  Я сморщил нос.
  -Порождения, а чем воняет-то так? Эй?
  -Да, Ваше Величество... -Гвардеец у двери переступил с ноги на ногу. -Его Светлость горшок ночной за собой выносить не изволят.
  -Вот урод, всю сокровищницу мне засрал... -Я хотел было на пол сплюнуть, но передумал. -Слушай, крыса. Выходи давай сам, а?
  -Граф Урий... -Неуверенно донеслось до меня из-за решетки.
  -Ломать прикажете, Ваше Величество? -За моей спиной спросил Две Стрелы. -Сейчас живо таран дотащим, да выковыряем его...
  -Да к чему? -Удивился я. -Дай-ка мне кинжал... Угу, вот тот, у него лезвие потоньше...
  Штырьковый замок сопротивлялся недолго, тихо щелкнул, и дверь отворилась.
  -Вот так. -Сказал я, возвращая кинжал владельцу. -Покупайте замки у мастера Виктора, где знаете. А ну, наружу засранца! На свежий воздух! Тут двоих поставить! Вызвать мастеровых, чтобы к вечеру замок нормальный стоял! И проветрите тут, воняет-то как!
  На свежем воздухе дело пошло веселее. Изъятый из привычной среды обитания, казначей залился соловьем. Да вот толку-то? Не так уж и много. Указал, где хранятся его записи, то, сё... Поглядел я на те записи, так и не разобрать там ничего! Куча свитков в массивных шкафах. 'Выдать подателю сего пятьдесят золотых' и печать либо королевы, либо графа Урия. Нижние свитки уже в кашу превратились, в шкафах сыро было.
  И тут мелькнуло что-то знакомое.
  -Выдать подателю сего пять сотен золотых на покупку чудо-ламп Алладин... Что? Сколько? Ско-о-олько? За сколько вы лампы покупали? Эй, куда его повели, тащи обратно!
  -Это приказ графа Урия... -Прошептал казначей, вмиг побелевший от страха.
  -Хорошо, предположим. А приход где? -Я потряс свитками перед лицом казначея. -Ну-ка, крыса? Где то, что пришло в сокровищницу? Где это описано? Где?
  -Ваше Величество, не понимаю, о чем вы...
  -Где то, что пришло в казну? Где это записано?
  Казначей пробовал упираться пробовал, да куда там! Про бухгалтерию я только слышал, но и того мне было достаточно, чтобы понять многое. Тырили тут денежки, с размахом и практически без фантазии. К приходу небольшой минус, в расход небольшой плюс, и готово небольшое поместье для казначея.
  -Он его сейчас в рост сдает. -Нажаловался Волин.
  -Ого, а ты умеешь заработать, дядя! -Обратился я к зеленому от страха казначею.
  -Ваше Величество, не губите! Я могу быть полезным!
  -Ага, с парашютом тебя ко врагам сбросить, чтобы ты и их обворовал...
  Что такое 'парашют', казначей не знал, но глагол 'сбросить' уловил и хлопнулся в обморок.
  Оттащили в Западную башню, конечно же.
  Конечно же, самое важное хранилось в кабинете у графа Урия. Граф никому не доверял, и все самые интересные документы хранил у себя в кабинете. Господи же ты боже мой, а мы его ещё и не взломали!
  Виктор не подвел, около кабинета уже стояла охрана. Дверь закрыта на такой же штырьковый замок, который я запросто поддел хитро выгнутым куском металлической проволоки. Открыли, вошли.
  Ну, началось.
  Добыча была не такой уж и большой, как хотелось.
  Для начала нашли списки приходов-расходов.
  Их граф Урий вел очень старательно, хоть и криво. Свитки тщательно уложены в открытый шкаф, пересыпаны какими-то пряностями от моли. С красными колпачками - приход, с зелеными колпачками - расход. Откуда пришло, сколько ушло... С удивлением я узнал, что на принца тратилось по пять сотен золотых каждое семидневье, лично в руки принцу отдавали.
  Вот как же я, оказывается, хорошо жил!
  А что ещё будет интересного тут?
  Да ничего и не было, в общем-то. Какие-то грамоты на землю, граф Урий отхватил себе небольшое поместье недалеко от столицы.
  -Видел? -Показал я Виктору. -Дом у него, говоришь, сгорел?
  Тот пробежался глазами.
  -Да, я уже посылал туда людей. Поместье сожжено дотла.
  -Ничего же себе он следы заметал.
  Ещё были письменные приборы, немного драгоценностей, браслеты и кольца золотые с впаянной серебряной проволокой, три объемистых кошелька, один с золотом, два с мелким серебром. Длинный острый кинжал с рукояткой тонкой работы.
  -Получается, он сюда и не заходил. -Сказал я задумчиво. -Кошельки-то на месте.
  -Возможно, тут были ещё...
  Я более внимательно оглядел полку, с которой доставали кошельки. Финансы рядом друг с другом класть положено, верно? И стояли тут они достаточно долго, пылью все успело покрыться. В пыли четко отпечатались пять следов.
  Так, три кошелька долой, двух нет. Значит, был тут самый главный злобный графин, получается?
  Стали шарить дальше. Нашли небольшой тайник, вынимающийся камень в стенке направо от стола, сейчас пустой. Нашли одежду повседневную, в которой граф обычно ходил, в углу комом валяется. Переодевался в спешке?
  Короче, ничего интересного нету.
  Не дал успехов и поиск в покоях графа Урия, которые были тут, во дворце. Там он почти не появлялся, предпочитал проводить время либо в своем кабинете, либо в особняке. А особняк сейчас тоже погромлен, да ещё какая-то добрая душа подпалила...
  Подпалила, говоришь, добрая душа? Вот бы найти ту добрую душу, да поспрашивать, зачем она это сделала.
  Вернулись в казначейство затемно. Подмастерья мастера Виктора, его сыновья, уже закончили устанавливать новую решетку и теперь ладили большой замок.
  Зашел со спины, ничего видя, подмастерья переговаривались.
  -Во, теперь сокровищница как сокровищница будет. -Сказал тот, который повыше. Вспомнил, что который повыше - Алексей, сын старший, а которой пониже - средний сын, Виктор.
  -Замок-то королевский! -Подтвердил Виктор. -Ключ где?
  -Туточки...
  Скрежет металла, дверь несколько раз закрыли, открыли. Булькнуло масло.
  -Во, теперь совсем хорошо. -Звяканье, шелест материи. -Воины, работу принимай! Ваше Величество... -Меня заметили.
  -Вольно. -Махнул рукой я, выходя на свет. И тут уже керосинку поставили. Светит так себе, но уже разглядеть что-то можно. -Как работа, мастера?
  -Все сделали, Ваше Величество. -Сказал Алексей. -В лучшем виде. Вот три ключа... -Мне передали мешочек с завязками. Я мельком на него глянул. Ну, нормально будет.
  -Благодарю за хорошую работу! -Сказал я. -Рассчитается с вами... -Так, а кто же рассчитается-то?
  Мастера замахали руками так, словно собрались взлететь.
  -Брать деньги с короля...
  -А ну цыц! -Сделал я важное лицо. -Ждан расплатиться! Я ему об этом сообщу, через два дня зайти за деньгами. И только попробуйте мне не зайти или продешевить, ух как обижусь! Сегодня поздно уже... Во дворце останетесь или до дома?
  -Да до дома хорошо бы. -Сказал старший сын мастера Виктора. -А то батюшка у меня строгий, узнает что не так, выпорет...
  Средневековые нравы. Я-то свою свободу приходить во сколько захочу... Эх, сколько нервов было. И работа, и учеба, и то, и сё. Даже вспоминать не хочу. Ну, с другой-то стороны, мой город - это не столица Ильрони. У меня город поспокойнее.
  -Хорошо, к Виктору обратись, он охрану выделит. Десяток человек. И ещё раз спасибо.
  Проснулся в своем мире. Осторожно освободился от рук Маши, которая меня обняла во сне, подошел к столу, включил компьютер.
  До рассвета у меня ещё пара часов есть, надо решить с тем, какие же ещё министерства я хочу видеть в своем мире...
  
  
  Глава 3
  
  Итак, друзья, какие будут мнения?
  Пришла пора решать без промедления.
  Сегодня же я должен наши выводы
  Представить королю для общей выгоды.
  
  Михаил Щербаков
  
  -Любимый, какое ты кофе вкусное делаешь. -Сказала мне Маша, держа в руке чашку. -Кто тебя научил?
  -Ну... -Замялся я. Кофе я готовил самым обычным образом.
  -Пошли гулять! -Она пружинисто вскочила на ноги. -Слушай, а пошли гулять! Хочу-хочу-хочу, хочу... В красивое место хочу!
  -Пошли. -Согласился я.
  Гуляли мы до вечера. Зашли на Патриаршие пруды, где была какая-то выставка модных художников, от них добрались до Пятницкой, едва не заблудились в московских двориках,
  Вечером, уложив Машу в кровать, я сам засел к столу. Надо решить тут, какие у меня теперь будут органы государственной власти.
  Не понимал я прошлой власти и её овеществления. Нет, ну что это такое? Какой-то казначей, какие-то графья-попечители, не понятно за что отвечающие, то да сё...
  Будут у меня министерства.
  Глотнув кофе, я придвинул к себе чистый лист бумаги.
  Первое у нас будет Министерство обороны, и шефом его назначим... Кого? Логичнее бы графа Тоскалонского Лира, очень логично. И в помощники ему назначаем Виктора. Ого! Нет, не пройдет это все же. В верности графа Лира я пока что сомневаюсь, хотя очень хочется поверить этому милому старикану. Настоящий же военный, белая кость, красная кровь, коей за Родину проливал несчетно, чужой да своей... А если граф Тоскалонский решит, что уж кто-кто, а он куда как лучше управится с королевством, чем избалованный мальчишка-наследник? Тем более если уж мальчишке-наследнику рокировка власти удалась, то уж бравый генерал вообще пальцами щелкнет, и...
  Нет, не стоит подвергать графа такому искушению. Лучше пусть Виктор рулит. На бумаге быстро появились квадрат с двумя перекрещенными мечами, под которым я торопливо вывел 'Виктор'. Под ним же гвардия, подраться Виктор любит, так что, думаю, с гвардией справится.
  Остатки Морской стражи отдать лучше Грошеву... Наверное. Пока с этим подумать надо, все же Грошев это просто солдат, а Ромио это барон! Не сочтет ли он себя оскорбленным? Так, тогда так сделаем. Ромио отдаем Морскую стражу, а Грошева делаем её командиром в городе.
  Стража городская, это под графом Нидолом, иной кандидатуры я не знаю.
  Кстати, нужно, чтобы кто-то срочно занялся формированием войска для войны со Степью. Долго морочить голову представителям Предвечной я не смогу. И лучшая кандидатура на этот пост, как ни крути, граф Тоскалонский Лир. Значит, сбрасываем ему всех кольчужников и ополченцев, что на стены встанут, пусть делает то, что должно. Дадим ему бомбы, пусть своих людей тренирует.
  А Виктор пусть формирует и вооружает гвардию, со Жданом. Надеюсь, что у меня получатся мушкеты и пушки.
  Ещё у меня будет Министерство промышленности, и будет оно иметь у себя в составе Военно-Промышленный комплекс. Развернем его на базе торгового дома 'Весна'. Это Ждан и те, кто к нему возжелает примкнуть. Мастер Виктор, конечно же, и все, кто возжелает. Их задача делать промышленность. Надо будет, так подкинем техники и технологии новой, будут делать и продавать, будет у меня ещё одна статья доходов там и больше золота тут.
  Ещё один квадратик, с грубой шестеренкой. И имя 'Ждан'. Вот так.
  Министерство промышленности берет под свой контроль военно-промышленный комплекс и будущие заводы... Какие ещё на фиг заводы у меня в государстве? Мануфактуры в лучшем случае. Итак, пусть военные - это будет заводы, а гражданские - это будет мануфактуры.
  Другой вопрос, делать ли заводы и мануфактуры частными? Отдавать их в частные руки? Прихватизация... Тьфу, слово-то какое гадкое. Пусть так. Чтобы не создавать нагрузку на бюджет, мануфактуры все будут частными лавочками, акционерными обществами с контрольным пакетом акций у меня. Делать они будут что я скажу, а деньги в них пусть вкладывает кто хочет.
  Заводы я в частные руки не отдам никоим образом. Это моя оборонка. Строим на деньги государства и что там будут делать, я лично решать буду. Два-три, не больше. Пушки, порох, остальное оборонное по мелочи. Может, даже и лекарства. Простой анальгин сварить уже за счастье, да не знаю, получиться ли.
  Ладно, с промышленностью зарождающейся решил.
  Ещё росчерк на бумаге, выпить кофе.
  Ещё кофе... Бррр... Глаза слипаются, но перед сном надо все порешать.
  Идем дальше.
  Министерство Сельского хозяйства. Отвечают за то, что мы будем кушать.
  В данный момент сельское хозяйство у нас в упадке, хлеб и еду покупаем, крестьянам бы самим себя прокормить. Новые технологии я туда заброшу, конечно же. Прежде всего семена разные. У мамки вон сколько картошки, на дачный сезон заготовлено, если понемногу, то и не заметит. И 'Справочник огородника' для того мира будет ничуть не меньшим открытием, чем 'Курс физики за 10-ый класс'.
  Вот эти должны решить, что у нас с едой. Как крестьяне сеют, как крестьяне пашут, что они делают и чем занимаются. Аграрной работой заниматься будут... Учебников я понатащу и понаперевожу, это не страшно. Главное основные положения знать. Удобрения и техника, опять же. Задачи его будут первое - обеспечение едой. Вот так и пишу, обеспечение едой. Выделим ему Бабаевские склады*... И будет он у нас их наполнять пищей и едой, благо, что немцы тут не летают и жечь эти склады некому. Ну, для ещё большей гарантии, сделаем их несколько и каменные. И охраны побольше туда поставим.
  
  * - Главный герой сознательно искажает чуть название складов. Имеются в виду Бадаевские склады, склады им. А.Е. Бадаева, построенные в Санкт-Петербурге в 1914 году. Представляли собой комплекс деревянных строений и сооружений, в которых хранилось продовольствие. В 1941 году были уничтожены в результате налетов германской авиации, в результате чего город перед блокадой лишился части своих продовольственных запасов (существуют мнения, что и не так уж много, хранимого продовольствия по нормам Ленинграду хватило бы на 3 дня).
  
  Значит, рулить там будет Волин. Он вроде бы что-то понимает в крестьянском труде. Парень умный, если назначу, то и дальше разбираться будет. Думаю, что у него хватит ума подобрать себе нужных помощников, и собрать хоть какую-нибудь конструкцию из руин сельского хозяйства. Тот же барон Алькон, у него должен быть опыт, когда пахать, когда сеять? Значит, дадим ему в помощь барона Алькона, ну и тех из его людей, кто уже не желает воевать.
  Квадратик с колоском, 'Волин'.
  Министерство финансов. Вот это важно, они мне деньги будут давать. Туда же заталкиваем налоговую полицию... От налоговой ничего не осталось, все дернули вместе с графом Урием в счастливое никуда. Ну да, ещё бы им не дернуть, дом барона кого-то там, отвечавшего за сбор налогов по стране, выстроенный в столице, по роскоши сравниться с домом графа Лурга.
  Минфин пусть собирает налоги и регулирует их. Нужен налоговой кодекс. А то заводы-то и мануфактуры хорошо, конечно, но на них быстрое развитие нужны немалые суммы, да и армии что-то платить надо.
  Квадратик со значком доллара. Буква 'S' получилась с мелкими плечиками, и удалось только две линии по ней провести вместо трех, ну да и ладно. Не в картинке дело все же.
  Кого туда поставить? Как назло, нету никого честного и с головой на плечах. Таких в царствование королевы Мор Шеен не осталось. Все или за границей, или на том свете. Ладно, пока подвесим этот вопрос, пока я сам попробую порулить, а там посмотрим.
  Или... Граф Слав? Быть может? Серьезный дядька, а самое главное, что умеет находить людей и давать им занятия. Пусть пока что порулит им, может, найдем ещё какие-то решения. А к нему можно отправить барона Навата... Вроде бы рядом он со мной, а к делу не пристроен. Пусть занимается финансовыми делами. Человек он новый, никого тут не знает, воровать не начнет... Сразу.
  Так, значить, первые четыре министерства у меня есть. Это основа, потом остальные подтянутся.
  Я потянулся, не глядя отхлебнул ещё кофе, продолжая рисовать. Структура вырисовывалась не быстро, но верно.
  Министерство Государственной Безопасности... Может, все же под эгидой Министерства обороны? Да не, ну на фиг. Виктор с горя свихнется, если все это будет к нему валиться. Лучше разделим правоохранительные силы и армейцев, так будет правильнее.
  Итак, ещё один квадратик, с кинжалом и... Щитом? Ну да пусть будет кинжал и щит, уж как есть.
  Министерство государственной безопасности. Это пусть будут секретные агенты, аналитики, к которым поступает информация и которые думают, что да как произошло, спецназ пусть тоже будет, группа Альфа, из самых умелых воинов, ещё пусть там будут...
  Набор слов все это. Сказка о курочке Рябе, читаемая напополам с Викторией Харрингтон.
  Не пройдет это все. Мне нужна спецслужба, крепкая и серьезная. Которая будет не только отсекать на ранних проявлениях покусителей на меня - а они ещё появятся - но ещё и отслеживать и пресекать прочие опасные тенденции. К примеру, чтобы не пробился в высокие чины ещё один граф Лург, великого комбинатора. И... Да мало ли для чего толковая спецслужба может пригодиться?
  Понятно, что даже граф Слав ну никак не сможет конкурировать с графом Лиорданом. Возможно, смогла бы баронесса Ядвила... Но её нет. Так что мне нужно сделать ход в строну, сделать нечто такое, про что ещё в том мире не придумали. Сделать ставку не на опыт, а на ум и инициативу.
  Мысль вильнула в сторону.
  Следует ли связывать свою спецслужбу с гвардией? Нет, Виктор не такой человек, он более открытый и упорный, скорее. Вот и так, не стоит. Может, стоит её вообще замаскировать так, чтобы никто и не догадался, что же это такое есть, и во главе поставить человека мне верного... Да, точно. Так и сделаю.
  Запишем. 'Поставить верного человека'.
  Кстати... Ещё одна идея. Всех просителей я разогнал. Прутся вообще со всем. Земельные и имущественные споры между баронами я могу понять, это королю решать приличествует. Но вот ещё есть упившиеся хулиганы на улице, мешающие спать честным горожанам, разломавший причал корабль и дворянин, которому купеческая подвода перед воротами проехать не дает.
  Такое ощущение, что народу не важно, что рассудят, важно кто рассудит. На глаза попасться. А мне мороки выше крыши! У меня в кооперативе 'Весна' дел невпроворот, да и должен же я хоть иногда спать?
  Поставим на пути этих посетителей специально обученных людей, пусть они разбираются, наделим нужными полномочиями и сурово спросим за результат. Пусть меня с мелочами никто не беспокоит.
  Итого, получается судьи, суд и судебная система. Рядовой состав суда... А что тут долго думать? Особая такая тройка. Судья, адвокат, обвинитель.* Все от государства, чтобы не было неожиданностей. Будем их менять ещё, чтобы друг к другу не привыкали. Суды организовать...
  
  * - составы 'Особых троек' были все же чуть иными.
  
  Пусть этим занимается выразитель народных чаяний Лесной барон! Всем же известно, что он борец против угнетения, последняя надежда, когда надежды на справедливость не осталось! Вот пускай и поработает, построит мне хорошую рабочую систему.
  Ну, можно вроде бы спать?
  Ну да.
  Я выключил свет, потянулся.
  Сбросил футболку и штаны, наощупь в кровать, Маша сонно заворочалась, потянулась мне навстречу.
  -Сколько же можно тебя ждать, а? Спокойной ночи...
  Теплое девичье тело прижалось ко мне, теплые и жадные губы потянулись навстречу, коснулись носа, подбородка, и её жаркий поцелуй нашел мои губы.
  Ну какой тут спокойной ночи?
  Спокойно, спокойно... Хорошо, что в комнате дверь ковром занавешена и вход у меня в неё отдельный.
  -Ой... Ой... Какая ты у меня горячая... Вся...
  -И не только тут... -Она схватила меня за руку и...
  Закрыл глаза, открыл - а в них уже светит утреннее солнце.
  Ну, с добрым утром.
  Идем портфели делить.
  В зале уже собрались все. Даже мастер Клоту. Он в последнее время вообще не представлял, как и куда приткнуться, ходил по замку, иногда исчезал из него, лечил где-то людей. Я не препятствовал. Пусть себе.
  Итак, начали. Для начала вот это все, что я писал в своем мире, вспомнить и переписать набело уже тут, а после обеда все уже приглашены, ждут...
  -Что такое 'министерство'? -Сразу же спросил Волин.
  -Просто. Это что-то вроде торгового дома. Только в государстве... -Опа, а слова 'государство'-то у них нет! Вернее, я его не знаю. И потому сказал 'страна', а не 'государство'. -Короче, мне нужно что-то, что позволит мне управлять моим государством более эффективно, чем было.
  -Торгашам в королевском замке нечего делать! -Рубанул Виктор. Потом покосился по сторонам. Ждан, Волин, Коротыш даже, Подснежник... А ещё Грошев, барон Ромио, Нидол, граф Лар, и граф Тоскалонский Лир, что ж у них так имена похожи? Я всех собрал. И все сейчас молчали, ждали, что я скажу.
  -Прошу простить. -Выдавил Виктор из себя.
  -Простили. -Махнул я рукой. -Так, теперь рассказываю. У нас будет ровно четыре министерства. Пока. Первое - это Министерство Обороны. Оно же Военное Министерство. Виктор, ты назначаешься моим военным министром. Министром Обороны, короче. С присвоением тебе графского титула... -Последнее я ляпнул на вдохновении. Но попал, вот как народ заинтересовался. -Твоя задача собирать армию и полицию и управлять ими так, как я тебе скажу.
  -Что такое полиция?
  -Так... Полиция - это городская стража. Так вот, за городскую стражу отвечает граф Нидол. Он каждое семидневье отчитывается тебе, рассказывает, что ему нужно и что было. Граф?
  -Да, Ваше Величество. -Поклонился старый граф.
  -Так. За армию тебе отвечает граф Тоскалонский Лир. Под его начало переходит Пограничный легион. Граф Лир?
  -Да, Ваше Высочество. -Поднялся граф со своего места за столом.
  Ох, шикарен у меня стол! По моему проекту, здоровенный и круглый, места хоть и трудом, но всем хватает. И кресла хороши, и лишних людей нету, и своим людям стоять, как истуканам, не надо. Хорошо я придумал!
  -Что с армией делать, и без меня знаешь. По прочим делам советуйся с Виктором.
  -Да, Ваше Величество. -Граф Лир тоже не показал своих чувств. Пойди разбери, то ли оскорблен он тем, что перед неизвестно кем отчитываться должен, то ли ему все по барабану, то ли рад, что принц вот так резко за дело принялся.
  -Граф Виктор! За Морскую стражу перед тобой... Грошев, барон Ромио, граф Слав. Кто желает принять под себя Морскую стражу?
  Трое переглянулись, но промолчали.
  -Тогда так. Грошев, ты теперь командир всей Морской стражи, позже получишь баронство. -Я раздавал аристократические титулы как горячие пирожки с лотка. Если я проиграю, то отдавать не придется, а если выиграю, то найду из чего отдать. Тех же степняков выкинем за старую границу, там ещё кусок земли найдется храброму вояке.
  -Барон Ромио, вы назначаетесь его заместителем. Грошев начинает восстанавливать Морскую стражу, проект на восстановление мне на стол через семидневье. Что?
  -Я не умею писать, Ваше Высочество.
  Так, кажется, министерств будет у меня пять. Ещё надо Министерство образования.
  -Из казны выделят денег, пойдешь в Королевский университет. Задача - научиться читать и писать... Ещё считать... Без отрыва от выполнения основных обязанностей. Пока что возьмешь себе писарей. Двоих разрешаю. Барон Ромио?
  -Да, Ваше Величество.
  -Поможешь.
  -Да, Ваше Величество. -Ответил барон Ромио. Вроде бы назначением не обижен, что целый барон в замах у нижнего сословия ходить будет.
  -Справишься, будешь графом. Виктор! Твоя задача не лезть в руководство армии и стражи, а заниматься тем, чтобы у них всегда все было и мои пожелания вовремя доходили до графа Нидола, графа Лира и будущего барона Грошева.
  При последних словах Грошев аж просветлел.
  -Ваша же задача, уважаемые, всегда и вовремя реагировать на замечания графа Виктора. Сам бы этим занялся, да голова у меня одна и руки только две.
  Все на меня исподволь поглядели.
  -Граф Лир, у меня тут вчера сидели... Кто бы вы думали, а?
  -Послы Предвечной, хан Ражий Хомяк и свита.
  Отож!
  -Вот, я хочу, чтобы в следующий раз они сидели не у меня в замке, а у себя в Предвечной, и сюда и близко не совались. А достигнуть этого без вас... Не знаю, получиться ли. Потому ваша главная задача - собрать армию, которая сможет отразить вторжение из Степи. Возродите Пограничный легион, берите под своё командование кольчужников, ополченцев... Под это дело получите все, что запросите. Получите даже гранаты, снабдим... Порядок обучения гранатометчиков согласуешь с графом Виктором!
  -Я мог бы сам заняться обучением своих людей, Ваше Величество! -Поклонился мне ещё глубже обычного граф Лир.
  -Оружие новое, опасное! -Отрезал я. -В руках неумехи оно опасно может быть не только самому... гранатометчику... Гренадеру, вот! Но и людям вокруг него. Так что не спорить!
  -Да, Ваше Величество!
  -Главное - это отодвинуть степняков от королевства надолго! Чтобы и дорогу сюда забыли! Пока приготовления не показывать, если надо заплатить дань в первый год...
  Всеобщий вздох, разочарованно-смущенный.
  -...то заплатим, но момент нужный выберем! Понятно, граф?
  -Да, Ваше Величество. -Поклонился граф, поглядел мельком на Виктора. Тот даже не знал, куда себя девать.
  Да, возможно, Виктор не лучший кандидат на пост министра обороны. Но он верен мне, он упорный, он будет делать то, что ему прикажет король, и никогда меня не предаст. Так же Ждан, Волин, так же Коротыш, Две стрелы, Подснежник... Они не подведут. Кстати, что это они вот так застыли-то тихо?
  -Коротыш, Подснежник, Две стрелы, Брат. Вы теперь у меня гвардейцы. Барон Алькон... Я их у вас забираю и перевожу на новое место службы. И дарую дворянство. Теперь вы все рыцари, понятно?
  Четверо поименованных поглядели на меня ошалело.
  Старая гвардия переглянулась.
  -Ваше Высочество. -Приподнялся с поклоном граф Нидол. -В рыцари надлежит посвящать оружием...
  -Никогда не посвящал.
  -Позвольте я покажу?
  Ритуал красивый. Все трое на полу на одном колене, правом, позади Ждан и Виктор как рекомендующие за подвиги даровать дворянское звание достойным воинам, впереди я с тесаком, по очереди кладу его... Тесак то есть... На правое, а потом на левое плечо.
  Все, у нас теперь четверо новых рыцарей.
  -Так, а остальные?
  Ну, и с остальными так же.
  Герб нарисовать надо. У Виктора герб уже был, надо было только добавить пару закорючек, что это именно граф, а ни кто иной. Безземельный, конечно... Но за этим дело на станет, думаю, что у графа Дюка или у графа Лурга земель много, шесть соток нарезать можно. А вот Грошев и вольные стрелки чесали в затылках, да никак не могли понять, что же да как же.
  -Короче, найдем мастера геральдики, нарисует. Граф Слав, в Королевском университете вроде бы есть знатоки геральдики?
  -Да, Ваше Величество.
  -Вот и хорошо. Теперь дальше идем. Второе министерство у нас будет Министерство промышленности. По факту... Ждан! На колени! Поздравляю тебя с баронством! Ты теперь Министр промышленности.
  Ошарашенный Ждан только кивнул. Ну да ничего, дальше сделаем его и графом тоже, будут у меня свои графины, не чета королевским, не воровать будут, а дело делать.
  -Ознакомься. -Я протянул ему свиток с тем, о чем думал в своем мире. Там про все было, что я в своем мире придумал, и про заводы, и про мануфактуры, и про расширение кооператива 'Весна', и про то, что упор нужно делать на мирную продукцию, лампы и замки, план по передаче некоторых вещей в чужие руки, чтобы самим в груде мелочей не потонуть, ну и прочее, по мелочи. -Людей себе найди верных. Кто отличиться, о награде на забудем. Кто вредить будет, того... -Я сделал многозначительную паузу. -Сам понимаешь, шутки кончились. И не забывай, что они не только о своем кармане заботиться будут, но ещё и о благе государства...
  Говоря это, я почувствовал себя не меньше чем Петром Первым, а лица всех вдруг стали странные.
  Что это так?
  О?
  Всегда тут говорили 'королевства', а я сказал 'государство'. Причем отчетливо так сказал. А 'государство' тут слово более объемлюще, более серьезно. Почти как 'империя'. Но Империя тут одна совершенно, про неё редко говорят так серьезно за её пределами, хотя вот тот же барон Нават зачастую может сказать 'Моё государство', а не 'Моя страна'
  А, некогда о пустяках думать!
  -Что нужно, барон Ждан, спросишь. С тебя тоже доклад каждое семидневье. Вот сюда, -я похлопал по столешнице перед собой, -положишь. Понятно ли?
  -Да, Ваше Величество!
  Идем дальше.
  -Следующее. Министерство финансов. Казначейство то есть. Ведает благами денежными и прочим. Граф Слав!
  Граф Слав встал, поклонился.
  -Принимайте дело. К себе можете взять барона Навата. Времени вам неделя, через неделю жду от вас доклад по поводу того, что тут с налогами и расходами.
  -Да, Ваше Величество! -Поклонился граф Слав. Ну, а куда ему деваться, и куда деваться мне? Людей верных и понимающих в счете у меня не так уж и много, а оставлять друзей-приятелей, алкаша и ворюгу, на казначействе - это все равно что вычерпывать воду из лодки, у которой дно пробито. Как ни трудись, все равно воды по пояс.
  -Дальше сложнее. Министерство сельского хозяйства. Будет заниматься продовольствием и развитием крестьянства, чтобы поля сеяли побольше да никто лишний раз не обижал. Волин! Принимаешь. Справишься, или лучше ещё кого поискать?
  -Справлюсь, Ваше Величество. -Кивнул Волин. -Дело нужное, важное. Только позволено ли мне людей набирать? Не сильно-то я разбираюсь, когда молотить, а когда сеять. А они могут что-то полезное подсказать.
  -Если толковые, то хоть в рабских бараках бери, потом утрясем. Только спрошу я с тебя. Через семидневье с тебя тоже доклад. Справишься... То быть тебе бароном. Не справишься... Лучше справляйся, некого мне, кроме тебя, на такое дело ответственное ставить.
  -Да, Ваше Величество.
  Ему тоже достался свиток, что я утром набросал по поводу своих мыслей на Земле. Агрономия, самые вершки из Интернета, да ещё так помалу.
  -Барон Алькон, к вам. -Я повернулся к бывшему Лесному барону. -На вас тоже будет... Довольно сложное дело. Но, впрочем, вы уже достаточно сделали для королевства, а королевство для вас сделало очень мало. Потому, ежели вы откажетесь и решите отправиться в своё поместье, никто вам и слова не скажет. Но лично я бы желал вашей помощи.
  Ну, если он теперь откажется, то я и не знаю, что дальше-то делать буду.
  -Ваше Величество, я все же дворянин. -После недолгого раздумья сказал барон.
  -Это следует принимать как согласие? Итак... Барон. Вы будете руководить судебной системой. Каждый, повинный в преступлении, должен быть осужден судом от имени короля. Но если я, король, буду судить в этом королевстве всех и каждого, то у меня не останется времени ни на сон, ни на еду. Потому многие полномочия я передаю вам. Ваша задача, как главы Королевского суда, описаны вот тут. -Я передал ему свиток.
  Вот, вроде бы, портфели розданы. Теперь посмотрим, как все это будет работать.
  
  
  Глава 4
  
  Мне в ПТУ к первой паре
  А ты сиди и играй на гитаре...
  
  (...) цензура
  
  -Здравствуйте, Игорь Сергеевич! -Поздоровался я.
  -Здравствуйте, здравствуйте... С чем пожаловали? -Поднялся мне навстречу профессор. Для зачетов вроде бы ещё рановато...
  Десемов прав, рановато. В институте почти что никого народу, все счастливые и всем хорошо пока что, ибо... Ну да, от сессии до сессии живут студенты весело. Веселья ещё долго, потом начинается неделя зачетная, в которую студенты бегают по институту в совершенно другом темпе, а потом неделя экзаменационная. Пять зачетов и пять экзаменов.
  Но это к делу, за которым я пришел к профессору, никак не относится.
  Оружие надо делать. Огнестрельное, если есть порох. Мушкеты, потом пушки, потом винтовки, потом вообще автоматы... Ага, надо, а как же мне это исполнить, когда у меня не то что труб, у меня и кузнецов-то нету почти, все разбежались за время правления королевы.
  Однако, проблема.
  Разложим проблему на составляющие.
  Можно ли принести оружие из моего мира? Не думаю, после пистолета мне было крайне плохо... А если попытаться тащить только стволы? Ну да, а кто мне их продаст-то? Да и много ли я смогу протащить туда? И не сдохну ли в процессе?
  Нет, лучше не рисковать, и делать оружие на месте.
  Итак, проблема в том, что у меня нет ни литейного производства, ни станков нормальных, ни даже месторождений металла. А есть только кузнецы да плотники... Ну, и ювелиры.
  Короче, нету у меня ничего.
  Итак, снова разложим на составляющие.
  Нужно найти металлическую или железную руду, потом ее плавить в домнах, которые тоже надо построить, потом лить в формы, на прокатном стане получить из них прутки, после чего прутки сверлить сверлом, полировать ствол и фрезеровать затворную группу. Итого, у меня теперь проблем выше крыши. Тем более что предмет 'литье металлов' я забил сразу, как только сдал по нему зачет.
  Но выбора-то нет.
  Да и не так уж сложно, если разложить на составляющие. Помалу, помалу да справимся. Да и конспекты остались.
  Можно ли процесс упростить? Например, сразу найти прутки... Пока что в городе я не видел, чтобы железной рудой торговали. Но оружие-то и изделия как-то делают, значит, уже есть крицы слитки металла, которые перековывают. Вполне возможно, что это прутки, что-то я такое слышал, что мечи в древности изготовляли из многократно перекованных полос металла, а то и прутков.
  Получив же уже готовые прутки, задачу можно облегчить довольно сильно. Закупить этих прутков побольше, да и пускать в работу. Просверлить, отшлифовать... Сверло-то уж всяко можно перенести из моего мира, тем более что мне и простого сверла по металлу достаточно, не обязательно специальные, пушечные.
  Но вот где взять станки?
  Представив, как я сначала обнимаю большой токарный станок, а потом стелю одеялко под станиной, фыркнул.
  Не, не пойдет.
  Не потяну просто.
  То есть, станки тоже надо делать там?
  Получается, что мне в том мире нужно было металл варить, пушки лить, то да сё, а я до сих пор ещё смутно представлял себе этот процесс и как его запустить. И теперь мне требовалась консультация, причем немалая и по самым разным направлениям.
  А где её получить как можно быстрее и качественнее? Конечно же у специалиста.
  Игорь Сергеевич Десемов как раз и был таким специалистом.
  Разумеется, всего этого я профессору не рассказал. А ответил:
  -Ваше приглашение, профессор. -Самое противное, что глаза-то честные получились. Раньше я так врать не умел. -Книжку прочитал, ещё хочу узнать. И диплом хороший хочу. Можно у вас?
  -Ого! -Вскинул брови профессор. -Так проходите, не стойте в дверях.
  Значит, вошел я внутрь по приглашению, и на час просто выпал из реальности.
  -Что же будет у вас в теме? Первое железо? Или методы его обработки? Вот, у меня есть несколько книжек... Вот это про то, как отливали пушки в Древней Руси. Рубцов, 'История литейного производства в СССР'*. Вот тут про металлургию и историю горного дела...
  
  * - совершенно реальная книга.
  
  Я даже и не думал, что у него собрана такая библиотека! Книг было полок шесть, в три ряда. Здоровенные справочники на английском и немецком, с лохматыми корешками и таких же лохматых годов издания, переводы - даже довоенные, с немецкого в основном. И современной литературы тоже хватало с избытком, что-то в виде справочников, что-то в виде исторических трудов. Отдельно лежали тонкие брошюрки, подшитые в сборники. 'Обработка металлов', 'Промышленное производство в России', 'История промышленности в Германии'... Столько всего!
  Многое из того, что видел на картинках, было тут. Вот это немецкий станок, времен второй мировой. Токарный. Клеймо с затейливой немецкой надписью и цифрой '1939'. Шрифт готический, наполовину вытершийся, но медяшка отдраена хорошо! Вот это вещь... До сих пор же работает, мотор крутиться, суппорт бодро ездит по направляющим.
  -Точность, правда, упала. -Посетовал профессор. -Сколько лет уже крутиться... Его с одного заводика выкупил.
  Я присел, разглядывая привод. Да нет, никак не получиться. Ну никак просто. Тут точно электродвигатель, причем...
  -Двигатель заменили. -Заметив мой интерес, сказал Десемов. -Старый уже не найти, на металлолом сдали...
  -А во сколько обошелся станочек, если не секрет?
  -Да в ящик водки и три палки колбасы на закуску.
  -Ого.
  -Ну... Рабочие - они не понимают про историю, а вот про водку они хорошо понимают. Потому и вынесли мне его за ворота через час после озвучивания предложения... Разве что ящик водки трудно дотащить было. Ну да договорился. Универсальная валюта все же. Во времена Союза работала куда лучше, чем зеленые бумажки с американскими президентами во времена России. Вот на это посмотрите. Это реконструкция одного из самых древних станков... Хотя чего тут реконструировать-то?
  Я поглядел. Ну да, как в книжке картинка. Бревно на двух треугольных опорах, с одной стороны перекинут ремень. Бревно по центру поточено, как бобры грызли. Ну, такую картинку-то я уже видел в книге про историю обработки металлов...
  -Итак, молодой человек, какую бы тему для диплома вы выбрали?
  -История развития техники, быть может? -Вот это мне хорошо поможет.
  -Ну... Не думаю, что такую тему пропустят у вас в деканате. Но вполне можно написать, при помощи литературы... -Десемов сделал широкий жест в направлении полок, -несколько обзоров по истории развития промышленного оборудования. Если вы справитесь с этим, молодой человек, то я ставлю вашу статью в следующий номер нашего институтского журнала, а с этого момента уже можно говорить и о свободном выборе темы для диссертации.
  Говорили мы долго ещё, сошлись даже на теме. А я все косил взглядом на полки, где были собраны настоящие сокровища для того мира. Что там золото, что там брильянты. Лишь хладное железо властвует над всем*. Придет время, так у меня будут покупать не то что мушкеты золотом по весу, замки дверные и ручки по весу покупать будут.
  
  * -
  Золото - хозяйке, серебро - слуге,
  Медяки - ремесленной всякой мелюзге.
  'Верно, - отрубил барон, нахлобучив шлем, -
  Но хладное железо властвует над всем'.
  
  Р. Киплинг.
  
  Управлюсь ли за сегодня со всем?
  Нет, конечно, если тут стоять буду и на всё это глядеть, как баран на новые ворота.
  Ну, за дело.
  -Игорь Сергеевич, а можно ли что-то выписать тут? Ну, буквально пару часиков займет...
  -Да конечно-конечно! Может, для вас лучше будут рефераты? Я вот тут храню... -Десемов открыл шкаф, с верху до низу забитый рулонами бумаги.
  -Это эскизные проекты. Ведь чем инженер отличается от обычного человека-то?
  -Не знаю...
  -Умением делать чертежи! -Поднял палец вверх Десемов.
  Я присел за большой стол, достал новомодный автоматический карандаш и линейки, разложил лист ватмана, который мне сейчас предстояло густо-густо заэскизировать самыми разными картинками.
  И пока работал, меня грызли очень нехорошие мысли.
  Ну, вот, где мне прутки-то взять хорошие? По всему выходит, что прутки тоже придется тащить из этого мира. Получится ли много взять? После пистолета я в себя полдня приходил. Не такое уж это и безопасное средство переноса из мира в мир, как оказалось. Если тащить что-то тяжелое или сложное, то можно и концы отдать.
  Но попробуем. Сверла и прутки, значит...
  А может, сразу автомат Калашникова, штук пять? Сразу решим много вопросов. По паре магазинов на ствол... Или уж, чего греха таить-то, тащить с собой сразу пулемет?
  Тут-то меня и заметут, когда я его покупать буду. Иметь много золота - это ещё не значит иметь возможность безопасно купить пулемет. Ключевое слово 'безопасно'.
  Значит, надо делать оружие там. Во всяком случае, пытаться запустить процесс. Как это сделать, вопрос десятый уже, но делать-то что-то надо. Гранатами войну не выиграешь.
  -Молодой человек, слышите ли вы меня? -Десемов.
  -Да-да, простите... Просто чуть задумался. А если все это на компьютере сделать-то? И чертежи тоже?
  -Ну, конечно же! Чертить на кульмане в наше время - это просто преступление... Если не сказать хуже. Итак, вот на чем мы остановились...
  Вышел от Десемова я ободренный сильно.
  Со мной была взятая под честное слово на ненадолго флешка с чертежами древних станков, выполненных энтузиастами под руководством профессора, и несколько дисков с программами проектирования, чтобы эти чертежи можно было просмотреть.
  То есть, оборудование у меня будет. Даже домны будут, есть кое-что у меня по их размерам. Оказалось, что даже доменная печь, вроде бы уж чего простого-то, но и она имеет свои, веками установленные размеры.
  И даже если не получиться литье... Можно склепать пушечный ствол из железных полос, сжать его железными обручами, как бочку... Можно. Можно даже придумать приспособление и расточить его изнутри, загладить расточкой мельчайшие щели и раковины, в которых забиваются тлеющие частицы пороха при выстреле, и поджигают следующий заряд, как только его помещают в ствол. Вот почему старые орудия надо так старательно банить после каждого выстрела...
  Конечно, нельзя гарантировать - что такая пушка не рванет в стороны, уничтожив прислугу. Скорее всего даже рванет... Короче, пушки пока что отодвигаем в отдаленную перспективу. А сосредотачиваемся на мушкетах и ручных картечницах. Потому как, чует моё сердце, воевать будем в самое ближайшее время.
  Вот думаю так, а передо мной идут лица, лица, лица... А за спиной громко бухает музыка.
  'Василёк', будь он неладен.
  У нас на фирме наконец-то долгожданное расширение.
  Была у Петра Сергеевича мечта давняя, развернуть фирму в большое охранное предприятие, с пультовой охраной, спецсредствами и всем таким прочим, пока что денег на неё не хватало.
  И тут очередной давний знакомый Петра Сергеевича, когда-то ударившийся в бизнес, подкопил деньжат и решил открыть себе банк. Их сейчас как ларьков возле метро, один за другим открывают. На банк хватило, а собственную службу безопасности пока ещё нет, а какой же уважающий себя банк без надежной охраны?
  Вот и нанял новый банкир людей со стороны, то есть нашу фирму. Для Петра Сергеевича это ого-го какой шанс!
  В банке теперь Костик и Серега-большой стоят, и остальные, кто покрепче. Всех выбрал, кого мог. А я теперь стою на дискотеке вместе с Вербицким. Пока ещё сюда новых людей наберут...
  -Молодой человек, задержитесь минуточку...
  Гоша*, нет? По походке судя, обдолбался в край, а глаза вроде бы нормальные. Может, ещё доза не подействовала? Пропускать его внутрь как-то не очень хочется, согласно новым законам, если на дискаче находят наркоту, то дискач закрывают. ** Политика правильная, только нам из-за неё забот подкинули, которых и так выше крыши было.
  
  * - жарг. наркоман
  ** - Было что-то такое и в самом деле. Выводом стало то, что народ закидывался во всех окрестных подворотнях и пер напролом танцевать.
  
  Нет, вроде бы адекватный. Просто походка чуть странная, как не от мира сего. Глаза нормальные, смотрит уверенно, лицо тоже интеллигентное. Просто, наверное, в первый раз сюда пришел, вот и нервничает.
  Хотя что нервничать, все мы когда-то в первый раз что-то делаем.
  Быстро провел портативным металлоискателем по одежде. Искатель уверенно пискнул и подмигнул огоньком... Что там быть может, в кармане? Ключи?
  -Оружие, наркотики?
  Мне продемонстрировали большую связку ключей в кармане и брелок-фонарик.
  -Все понятно, извините за беспокойство, удачного вечера! -Как мог дружелюбнее улыбнулся.
  Так, а вот этого уже никак пускать нельзя. Впереди не мелкий, полноватый паренек с бегающими глазками, в спортивном костюме от китайца Абибаса. С ним ещё парочка таких же типов, одинаковых, как близнецы. И выстроились треугольником, гады такие, впереди самый здоровенный, 'пробивной', у него в кильватере остальные. И накатить по дороге успели, пивом так и шибает.
  -Молодые люди, наше заведение вынуждено отказать вам в посещении сегодня. -Я для солидности указываю на табличку 'Дресс Код'. -Пьяным и лицам в спортивной одежде вход запрещен.
  И в самом деле, внутрь пускать их нельзя. Там молодежь совсем другого формата тусуется. Это гопники будущие, а в зале их будущие клиенты, и я сто, да даже двести процентов дам, что в зале будет драка с участием этих троих.
  -Да это чё? -Выдохнули мне в лицо. -Да кто придумал? Да кто тут пьяный?
  -Решение администрации. -Отвечаю как можно более спокойно. Главное не скосить глаза на ментов, которые собрались в кучку и о своем базарят. Они должны заметить, а если не заметят, то тут Вербицкий есть...
  -Ты чё, красный, берега попутал? -Сказал правый, раскручивая ножом-бабочкой. Есть такой способ, когда резко раскрываешь ножик, прокручивая одним лепестком в ладони, лезвие крутиться, и видок-то страшноватый, что-то крутится, свистит, вжикает. Раны от этой гадости самые противные бывают, и на металлодетекторе она не всегда звенит, к слову.
  -С оружием вход запрещен! -Уверенно говорю я. К тонфе не тянусь, если что, буду отступать дальше в коридор, тогда достану. Сейчас доставать - только обострять и без того непростую ситуацию.
  В очереди за спиной раздалось возмущенное бормотание, в ушах у меня билась музыка, а по спине стекала липкая струйка пота. Где же менты-то, за что их смазываем? Пусть забирают этих гавриков куда подальше!
  Гаврики вперед не идут, их пугает моя уверенность. Обойти меня не получиться, коридор тут специально узкий, драку начинать они пока не решаются.
  -Да ты ваще знаешь на кого попёр? -Начал традиционную распальцовку 'проходной'. -Да ты ваще чё берега путаешь? Да я слово скажу, завтра тебя тут не будет! Да тебе рожу распишут как квадрат Малевича!
  Не распишет. Тонфа в умелых руках куда как длиннее его перышка. Но драку первому начинать нельзя, никак нельзя. И даже оглянуться нельзя, чтобы узнать, что там Вербицкий мается, который уже должен сюда за шкирку тащить ментов прикормленных.
  В очередь мелькнули долгожданные синие рубашки, и как глас неба раздался.
  -Молодые люди, документики приготовьте!
  Мишка. Мишка ментов привел. А Вербицкий, сука... Так и просидел в углу на табуретке, делая вид, что прозрачный.
  -Миха, спасибо. -Одними губами сказал я, когда наряд увел потенциальных дебоширов.
  -Не за что. -Тот так же, одними губами улыбнулся и снова скрылся в глубине коридора. У него задача на сегодня куда как проще, стоять перед гардеробом и улыбаться.
  -Саша! -Я посмотрел в угол, где изображал статую Вербицкий.
  Тот встрепенулся, принял вид, что только что заметил.
  -Не боись, под контролем были! -Он показал мне свою дубинку. -Как только бы тот, с ножом, я б его по рукам отходил...
  Я сначала хотел сказать, что не наши обязанности драться с клиентами сего заведения, да передумал. Долгое пребывание наследником трона и недолгая королевская власть отучили меня быстро говорить то, что думаю. Потому только кивнул как бы утверждающе. А для себя решил, что больше с Вербицким сюда не встану.
  Ненадежен.
  -Охранник, а вы меня будете обыскивать? -Спросила девушка лет пятнадцати в топике и обтягивающих лайкровых джинсах. Подняла правую руку вверх и покрутилась вокруг оси, чтобы я мог подробнее все рассмотреть, начиная от красиво очерченной груди (лифчика под футболкой не было) до крепкой попы.
  -А что, мы обязаны провести... -Это вот Вербицкий, вот сразу со стула вскочил.
  Я встал у него на пути, загородил дорогу спиной.
  -По Закону! -и поднял вверх рамку металлоискателя, как бы невзначай проведя им мимо тела девушки, -так вот, по Закону досматривать имеет право только лицо того же пола, что и досматриваемый. Потому девушек мы пускаем запросто! Добро пожаловать, и приятного вам вечера!
  Мимо меня сразу же шмыгнула стайка девчонок того же возраста, хихикающих и улыбающихся. Через три-четыре часа их, пьяных и еле на ногах стоящих, отсюда выведут, дотащат до хаты, где и употребят по прямому назначению. Либо оттрахают здесь. Не зря хитрый Ашот на все помещение штук тридцать туалетных кабинок сделал, просторных таких. И ещё есть пара таких темных коридоров за танцполом, где даже диваны есть, и общее освещение полностью никогда не включается.
  Потому сюда молодежь и ходит, у кого своей квартиры нет.
  Ещё одна парочка девушек, косметики много, а одежды мало. Ну с этими понятно, добро пожаловать, вход для женщин в два раза дешевле. За ними веселая компания, уже подпитая, но адекватные. Не бычье, не качки. Тип 'унисекс', когда не поймешь, парень или девушка. От таких неприятностей обычно не бывает, наглушатся разбавленным димедролом пивом, и сидят себе. Для проформы поводил металлоискателем, ничего не нашел, пропустил.
  
  * - димедрол усиливает действие алкоголя. При разбавлении пива водой опьянение проходит быстрее или не наступает вовсе. Чтобы добиться большего и быстрейшего эффекта одурения конечных пользователей, в разбавленное пиво добавляют димедрол и иные вещества. Экономия может составлять до половины цены.
  
  Два торчка, бледные, в толстовках с капюшонами и обтягивающих джинсах. Двигаются как на пружинках, значит, уже вмазанные. Пускать, нет?
  -Оружие, наркотики?
  -Не, командир, не, я уже... -Заплетающимся языком выдал один из них.
  -Молодые люди, администрация вынуждена отказать вам в посещении... -Устало сказал я. -Ментов звать, или сами уйдете?
  И так всю ночь. Та ещё работенка, к концу смены ноги просто отваливаются, а в глаза как песку насыпали. Кого пускаешь, кого не пускаешь. Вообще, слышал я как-то краем уха, что функции фейс-контроля выполняет специальный такой человек, да вот по бедноте мы пока что работаем...
  Ближе к утру показался Петр Сергеевич. Ну как же, отдал приказ - контролируй исполнение.
  -Все нормально?
  -Да. -Отрапортовал Вербицкий. -Все в порядке, ничего страшного не случилось...
  -Хорошо. -Петр Сергеевич скользнул оценивающим взглядом по диспозиции. Вербицкий на стуле, я около стойки, Михаил и Хвостовский в зале. Заглянул в танцевальный зал, оценил там обстановку пообщался с главным наряда ППС, что-то незаметно им передав, потом переговорил с Ашотом.
  -Стойте пока что. -Сказал нам. -К утру сменят. Ашот Вагранович, как вам наша смена?
  -Карашо работают! -Восхитился Ашот. -Ужин за счет заведения всем, да!
  Ужин меня не очень интересовал, я и дома поесть могу, да и кухня на дискаче не для готовки разносолов, а для подогрева снеков к пиву. Но вот к ужну прилагалась чашечка крепчайшего кофе, которое сам Ашот-то и варил, никому не доверял. Получалось у него хорошо, на ноги ставит замечательно, полчаса, а то и час бодрости обеспечен.
  Только чашка кофе и помогла мне до дома добраться, где я уже намертво отрубился на кровати. Даже не раздеваясь, не говоря уж про душ.
  И проснулся там в обрывках футболки. Вроде бы, я же потянулся ее снять, да не успел, просто так в кровать упал...
  Ну, новый день, новые дела. Надо бы навестить кооператив 'Весна'.
  Мастер Виктор расширялся с каждым месяцем. Множество наемных работников появилось, мастерская расстроилась, прихватив пустырь за домом, пара мастерских вдоль по улице тоже сменили владельцев, и теперь там шла активная стройка. Все свободное пространство во дворе и в мастерской было занято каким-нибудь хламом. Ну да, а как ещё назвать-то? Это вот у нас, в моем мире, оборудование, а тут иначе как хлам...
  В одном углу подмастерья доводили до ума машинку для прокатки полос металла. И брал же я из своего мира самую примитивную, и то, и сё... Все равно очень сложно шло. Большие проблемы были с валками и с передачей, ремни постоянно истрепывались. Но все равно дешевле получалось, чем вручную металл плющить, одного подмастерья посадили отдельно делать ремни, небольшой их запас скопился отдельно.
  Листовое железо очень пригодилось для изготовления зажигалок и ламп Алладина. Не говоря уж про прочие мелочи, вроде королевских замков. Вот, внутри слышен скрежет вращающегося шлифовального колеса, сувальды на нем вытачивают. Замки-то народ начал разбирать. Дешевые, а вскрыть сложнее, чем штырьковые... Ну это пока что вскрыть сложно, а как научаться отмычки делать из закаленной стали да слепки ключей - так уже и не сложно будет, потому я своей властью велел распространять замки как можно больше. Выбросить первую партию, и на эти деньги переналадить производство.
  В другом углу собирали лампы и заправляли их нефтью. Заметочка на память - надо устроить перегонный куб, если уж получилось с листовым металлом. Нефть, конечно, хороша, но хочется иметь и керосин, и прочая, и прочая, и прочая... Неужто я перегоню нефть хуже, чем горцы около трубы нефтепровода? Вот, Серега-большой в Чечне самолично штук пять нефтеперегонных заводов подорвал. Хорошо, говорит, самовары горели...
  А вот там порох. Это вообще секретно, мельница из двух дубовых валков перекатывает в пыль ингредиенты, а какие, так то знать никому не велено. Нет, конечно, если по секрету, так расскажут, что вот эту пыль собирают со склона холма в солнечный день, вот это зола от простоявшего три семидневья и три дня камина, вот тут волосы девственницы, вот это вообще уголь, тьфу, а вот это... Золой, кстати, тут отмывались, мыло-то было нормальное только в замке. Ибо дорого.
  -Ого, ничего себе. -Сказал я, вдруг осознав, что же тут твориться. В одном месте делают порох, хранят нефть, много дерева и стружки.
  -Короче, вот так тут нельзя. -Несколько нервно сказал я мастеру Виктору. -Порох надо делать отдельно. Лампы тоже надо делать отдельно. И зажигалки тоже отдельно. Одна искра... И плохо будет.
  Задумался уже мастер Виктор.
  -Вот-вот. -Поддержал его раздумья я. -Надо расширяться, мастер. То, что вы за околицей строите, так то мало. Ждан уже рассказал?
  -Да, Ваше Величество. Вы желаете увеличить производство... -Слова-то знакомые, но вот понятия для мастера Виктора оказались немного странными. И потому он произносил их осторожно.
  -Да, желаю. И притом значительно. Производство должно быть отделено друг от друга. Отдельно должно производится то, что для войны. А отдельно должно производится то, что пойдет потом на продажу. Мастер Виктор... Знакома ли тебе идея водяного колеса?
  Идея знакома, и даже знакомы способы пристроить его к мельнице, скажем. Или к кузнице. Да вот только идея - она идея и есть. Как приделать, мастер Виктор не знает, не получалось ещё. Да и где речку взять?
  -Значит, строить надо у реки. -Подвел я итог. -Поставите водяное колесо, от него сделаете ремни...
  -Около реки не очень удобно, Ваше Величество. Слишком сильное течение и неудобные берега... Нужен ручей поменьше.
  -Это в Мойке. -Сказал Ждан.
  -Ну да, а где же ещё? -Согласился я. Нет, идея-то хороша. Сначала вычистить Мойку, а потом построить там заводы и мануфактуры. Мойка в пределах городских стен, хотя там они и дырявые. В Мойке есть народ, который можно использовать на простых работах. В Мойке есть речки, которые будут крутить водяные колеса. А дырки в стенах можно заделать. Короче, Мойка, берегись!
  Задачи множились как снежный ком.
  С газетой все решилось быстро, фактически за день. Штамп очень легко переделывался в печатный пресс, принцип наборного шрифта мастер Виктор понял ещё быстрее, чем я объяснял, тщательно подготовили доску-матрицу, чернила из кальмара делали тут же, через пару улиц... Расположили, намазали, хлопнули. Готов, отпечаток хороший получился. Теперь можно книжки печатать.
  -Барон Ждан. -Сказал я. -Ты у нас теперь главный редактор. Наладишь процесс и передашь верному человеку. Подбери просторное помещение, желательно где-нибудь рядом с королевским дворцом. Найди людей, которые будут этим заниматься.
  Ждану идея не то чтобы понравилась, но деваться некуда. Некоторые просьбы от короля равнозначны приказу. Газета мне нужна, как же на умы людей-то влиять, рассказывать им про сытую и довольную жизнь, которая теперь настанет? Где же им про свободу, безопасность и грядущий достаток расскажут, как не со страниц 'Королевского вестника'? Телевидения тут ещё нету.
  -Раз в день вот такой вот листок должен появляться во всех присутственных местах. Там кратко, что, где, как. Новости жизни двора, новости государства, разные мелочи... Раз в семидневье потолще, типа выпуск выходного дня, что произошло в королевстве и в мире за семидневье. Пихайте туда что желаете, от героических рассказов до сплетен, которые толкают меж собой дворяне, но чтобы было интересно.
  -Сплетни? -Переспросил новоявленный барон Ждан. -Ваше Величество, кажется, я знаю, кто вам нужен!
  -Кто? И прекрати меня 'величеством' называть, пока рядом никого нету - я Седдик, ладно?
  Шуго вызвали сразу же, и думал он недолго.
  -Ваше Величество, я готов посвятить свою жизни и умения вам! Что прикажете?
  -Прикажу набирать материал интересный и показывать мне. А потом рассказывать, что да как, о чем в салонах говорят... Новости будешь делать сам. Сделаем тебе небольшую типографию. Не провалишь дело?
  -Приказывайте, Ваше Величество!
  -И прикажу, а ты что думал...
  Так вот Шуго стал главным редактором газеты. К типографии я его решил не допускать, да и вообще, типографию оборудовали рядом с королевским замком, в одном из помещений казарм гвардии. Слово печатное должно быть целиком и полностью в руках короля! Дабы печатали что скажу, а не то, что хотят.
  Мастер Виктор выделил своего среднего сына, тот привел ещё троих рукастых мужиков-подмастерьев, в возрасте уже. Нашли грамотного человека, бывшего учителя каллиграфии из Королевского Университета, алко-дворянина из обедневшего рода, у которого все имения заложены-перезаложены по три раза. С остальной работой и дурак бы справился, дел-то прижимай одну доску к другой, откладывай бумагу, да иногда чернилами промазывай. Ещё трое, пацанва из мастеровых. Много не умеют, да и многого от них не надо. Принеси, подай, пригляди, чтобы алко-дворянин в пьяном угаре не свалился под печатный пресс.
  Вот и готова типография, издавай что хочу.
  От каллиграфических штучек-завитушек я сразу же постановил избавиться. Делать их сложно, отпечаток дают кривой, и ломаются уже после пятого-шестого нажатия. Короче, газета должна быть официальна и не подвержена влиянию сиюминутных эмоций. Потому и нету всех этих 'радость', 'грусть', 'расстройство желудка'...
  А буквы делать просто, да и простые они, чем-то на латинский алфавит похоже. Берется небольшой такой ящичек, в него трамбуется земля, плотно-плотно. По вырезанной деревянной букве делается оттиск. После чего в получившийся оттиск льют металл, остужают, достают отливку, дорабатывают напильником, и получают таким образом пять-шесть штук букв. Всего на страницу надо таких штук сорок, особо если учесть, что страницы-то у меня меньше, а шрифт здоровенный.
  Ну, да наживное дело-то, наживное. Рисунки тоже можно делать, резать в дереве, а потом так же с краской прикладывать... Ну да это на усмотрение нового мастера типографского дела.
  Для начала провел ревизию в замковой библиотеке, экспроприировал все хранящиеся там книги.
  Книги разложили на длинном деревянном столе, стали думать, что да как.
  -Барон, сколько за такую книгу можно в Империи выручить? -Показал я Ждану на богато изукрашенную книгу из королевской библиотеки, которую местные крысы жевать не стали, выплюнули.
  Тот призадумался.
  -Если по пять золотых продавать, так можно быстро достаточно.
  -Так, а сколько она у нас стоит?
  -Семь золотых, Седдик. Не меньше никак...
  Чтение - развлечение для богатых. Это я уже давно понял.
  -Так, а что у нас с себестоимостью получиться?
  Уже привычно, смотрят все непонимающе... Кроме мастера Виктора, он что-то знает на эту тему, и Ждан вот нахватался.
  По себестоимости предварительно получалось, что книга будет стоить в районе десятки золотых. Но теперь-то, теперь делать её проще! Не надо вырезать обратный текст на деревяшке, которая, к тому же, портиться часто. Набирай шрифт, прижимай, да и готово... Теперь основная цена - это бумага и переплет, и ещё картинки. Ну, тут тоже что-то можно придумать. Снизить до двух-трех золотых и подмять под себя книготорговлю на ближайшие несколько лет. Пока все остальные такие же прессы не наизобретают.
  И заодно, повелел... Хм, звучит, а? Король повелел... Заодно повелел печатать не только газету, но и королевские указы. При мне же вызванный резчик по дереву получил картинку-эскиз. Корона, пара лавровых листьев, все просто и воспроизводимо. Под ним текст будет... Текст уже набирать будем нормальным способом. Оттиски Шуго получил лично в руки, сыновья мастера Виктора зайдут к нему позже, установят сейф с королевским замком, и чтобы ни-ни-ни! Ибо документ это государственный.
  Шуго уже прикидывал, кого же он с собой взять может. Чувствовалось, что идея ему понравилась. Как и оборудование. А уж ореол причастности к делам государственным, столь желанный многими не только в этом мире, но ещё и в моем...
  Так что вот появилась у меня газета. 'Королевский вестник'. Выходит каждый день с утренним колоколом, раз в семидневье толстая версия, на двух листках. Продается недорого, в присутственные места один экземпляр отдаётся даром.
  Короче, пусть делают. Хоть бюллетени о здоровье короля печатать будут, все глашатаям меньше работы. Будем повышать в королевстве грамотность и культурность. А то страшно это, среди угрюмого быдла жить.
  
  
  Глава 5
  
  Охапка дров, и плов готов!
  
   КП
  
  Если уж мне досталась доля такая, своё королевство, то надо сделать так, чтобы потом не было стыдно его другим показать. Сады в столице разбить, трущобы вычистить, порт в порядок привести, людей умыть-приодеть, грамоте обучить, да и вообще...
  В таких мыслях я и забрел на королевскую кухню.
  -Ваше Величество! -Ирина чуть на колени не упала первая. Она же первая меня и заметила, около входа стояла. Чуть позже заметили троица гвардейцев, взяли на караул.
  Работа в кухне встала. Степенные поварихи в цветастых повязках на голове, подмастерья, поварята - все отрывались от своего текущего занятия и кланялись, кланялись, кланялись. Кто на колени, кто в пояс.
  -Не отвлекайтесь, не отвлекайтесь! -Взмахнул я рукой. -Ирин, привет. Поди-ка сюда, а?
  Новоявленный граф Виктор за моей спиной нахмурился.
  Ну да и ладно.
  -Ирин, слушай, а где тут главный повар, а?
  -Ну...
  Матушка Ивонна. Самый главный на кухне... Главная, точнее. Женщина средних лет, крупная. Скорее полная, чем толстая. Среди простого народа, Низших сословий, жирных маловато, пойди разъешься, когда то голод, то неурожай. Белое платье, цветной поварской платок на голове, румяное лицо и руки с въевшейся в них мукой.
  Поклонилась.
  -Ваше Величество!
  -Здравствуй... -Как же назвать-то её? Мастер? Нет, мастера тут - только мужчины, а женщины такого же примерно статуса... Ну, не бывает такого тут. Нету, нету тут фенимизмы ещё, как и не бывало. Все называют 'матушка', но вот прилично ли то сказать принцу? А, гори оно все!
  -Здравствуй, матушка. Шел мимо, да решил заглянуть вот к вам. Хочу кушанья заморского...
  -Ваше Величество...
  Супа хочется, короче. Борща-то фиг у меня получится... А вот ухи бы хотя бы! Или щей там, капуста-то есть, вроде бы? Короче, решил я добраться до поваров и приготовить хотя бы суп.
  Итак. Ревизия посуды. Что у нас есть-то?
  Сковородки. Разных были размеров, от мелкой-мелкой, на которой жарили специи, до пары совсем уж здоровенных. Раньше три были, но самую большую забрал к себе граф Урий. Видел я его сковородку, почти что центральный экспонат коллекции пыточной, приделали к краям по четыре цепи, и поставили над очагом... Уродцы...
  Тарелки были, глиняные. На них выкладывались овощи-фрукты. Не мыли, кстати, ни разу! Хотя тут вода такая, что ещё неизвестно, что лучше, мыть или не мыть. В моем родном городе воду из-под крана пить невозможно, хлоркой несет, но уж лучше хлоркой, чем тем, что тут может оказаться.
  Ещё были различные резательные доски и вполне сносные ножи. Рохнийской выделки.
  Ага. Первое ограничение - кастрюли-то нету! Ой беда.
  Да и из чего готовить-то? Щи? Так я не умею. Суп 'всё-в-одном-чтобы-не-пропало', как любят слишком бережливые хозяйки? Не, не хочу из еды помойку делать.
  Ну, теперь нужен большой глиняный горшок, в котором можно готовить уху*
  
  * - существуют мнения, что уху готовить можно только в неокисляемой посуде - эмалированной или глиняной. Алюминиевые и чугунные котелки не подходят.
  
  Два поваренка и Ирина следили за моими манипуляциями с открытыми глазами. Разобрали небольшой очаг, над ним на рогатинах подвесили за завязки котелок, я туда булькнул воды до половины. Поискал вокруг. Лук нужен, лук! И морковка ещё. Хорошо бы петрушки...
  В сторонке поварята сноровисто разделали большую чешуйчатую рыбину, похожую на щуку, смахнули плавники и нутро в одну сторону, мясо в другую. Теперь порезать не очень большими кусками, на самой чистой доске...
  Вот, пойдет. Теперь где у них лук? Есть ли он вообще тут?
  По моему требованию, выложили все приправы на стол. А их и было-то... Прошелся вдоль большой доски, принюхиваясь. Тмин, вот это тмин, будь он неладен. Его в пирогах было много. Такое ощущение, что его тут кладут в каждое блюдо, в какое только можно. Вот это что? Соль? Надо же. Вот это вообще не понятно что, петрушка, что ли. А вот это что? Неужто это перец? Мелкие, серовато-черные, на пыль похожие... Оно ли это?
  Осторожно принюхался.
  -Это, -я показал на перец, -это что?
  -Перец, Ваше Величество. -Сказала матушка Ивонна. -Вот это черный, а это красный. У нас уже немного осталось, два года не покупали, да и не любит его никто.
  Никто? Никто, ты говоришь? Вот наконец-то, хватит уже пресную пищу жевать! А то готовят тут... Как женщина, которая вот уже много лет живет с нелюбимым мужем и опостылевшей семьей, бахает в кастрюлю все, что под руку попадается, лишь бы брюхо набито было, и ладно.
  -Откуда?
  Перец везли с югов. Большей частью из Муравьиного королевства, что-то возделывалось и на Южном континенте. Зерно везли из Империи, это я уже знал, а вот что мясо покупали на стороне... Вот это для меня было небольшим таким шоком.
  Я, когда ездил вокруг города, видел прекрасный климат и просторы свободной земли! Распахивай, зерна бросай в землю, огороды городи, загоны для скотины забором отгораживай, все свободно, только руки приложить... Так что же у нас народ ничего не сеял, ничего не пахал, скотину не растил? Где нивы-то колосящиеся, стада тучные?
  Нету ничего. Крепостному-то оно надо, вкалывать забесплатно на хозяина? Да и на себя не очень надо вкалывать, все равно хозяин излишки отберет, а тебе оставит ровно столько, чтобы ты не помер с голоду.
  Такая вот ежегодная стрижка овец под машинку-нулевку.
  И что удивляться-то, что государство едва на части не разваливается и враги со всех сторон зубы наточили?
  Принюхался. 'Щука' тиной не воняет. Ну, не воняет и ладно, а ежели воняет, так перец есть. Куски рыбы в суп, туда же надо порезанный лук и морковку. Поначалу поварята пытались строгать все по принципу 'большому куску рот рад', да я не допустил, приказал резать мелко. Ударились в другую крайность, стали ножом больше мять и давить, чем резать.
  -Так, оба-двое. -Я строго поглядел на поварят. -А ну! Ирча, иди сюда...
  -Ваше Величество... -Ирина подошла, поклонилась.
  -Так, наедине я Седдик. Вручаю тебе вот этих двоих косоруков в подчинение до вечера. Если не будут слушаться... -Сделал паузу, поглядел строго.
  Поварята паузу оценили.
  Лук и морковку нарезали правильно, прямо с доски ножом смахнули в воду, где уже булькала рыбка. Так, а где большая ложка-то?
  Повара на кухне не столько работали, сколько краем глаза на меня глазели. Матушка Ивонна уже с ног сбилась, народ на путь истинный наставлять.
  Помешивая варево деревянной ложкой, я повел носом. Ммм... Это вам не нажористые химикалии Доширака, это экологически чистые продукты! Ушица что надо получается. Во всяком случае, есть можно будет.
  Снял пенку, подул, попробовал.
  Вкус какой-то немного необычный. Никак определить не могу. Да, рыбное что-то. Есть перец, есть соль. Может, от воды такое? Вода-то тут не такая, как в моем родном мире.
  Кольнуло под сердцем - неужто меня отравить хотят?
  Ага, отравить. Сам сготовил все, сам. Сам же себя и отравишь... Отравитель. Забыл, что тут все-все-все другое? Тут приправы не в бумажные пакетики запаковывают на фабрике, и приправы-то все чудные, не идентичные натуральным подсластители и подперчители, а вот прям с грядки. Собрал какой-нибудь дехкан с грядок перец, высушил, размолол, продал купчине, а купчина его перепродал тут. И кто знает...
  -Ну, как живете-то вообще? -Потихоньку спросил я у Ирины.
  -Ваше Величество...
  -Когда никто не видит, я Седдик. -Повторил я ещё раз. -Слушай... Да не косись ты так на меня, мне аж страшно становится. Что такое случилось-то?
  -Так... Ваше Величество теперь... Король... Седдик Четвертый...
  -Ага, а ещё у меня вырос хвост! -Попытался пошутить я. -Ирк, ну ты чего, а? Королевским разрешением повелеваю тебе вести себя со мной как и прежде.
  -Да, Ваше Величество... Седдик.
  -Рассказывай давай, как же жизнь?
  -Нормально. Вихор и Пир важные теперь! С ними воины здороваются, особенно большой такой ваш, главный...
  Это она Виктора имеет в виду?
  -А так вообще что?
  -По замку слуг много ушло. Как только началось, то сбежали. Мы собрались тут, в кухне, боялись сильно, друг за друга держались. Мамка мне лицо и волосы сажей намазала, мукой, жиром вонючим, и всем девочкам сказала так же сделать. Потом ещё гром был, замок ка-ак зашатается! С потолка камни посыпались, вот такие! Мы стали молиться Каме, и с нами ничего не случилось. А потом сюда пришли лесовики, страшные, но никого не обидели. На стражу встали, а старую стражу выгнали всю. Мы тоже бежать хотели, но пришел Ждан Рахатович, от имени короля пригласил всех слуг на месте оставаться, пообещал, что обижать не будут. Так и не обижают. Седдик, а правда, что гром тебе дал сам Таллисен?
  -Правда, наверное. -Задумчиво ответил я. Ждан Рахатович, надо же. Имя 'Ждан', и отчество приделали. Ждан Рахатов сын. Отца Ждана зовут Рахат. Но вот чтобы так людей называли, я тут впервые слышу, по имени-отчеству. Уважительно, надо признать.
  А меж тем глаза Ирины становились все больше и больше.
  -Хотя ты это... Не говори никому, ладно?
  -А ещё мастер Иштван вернулся. -Сказала Ирина. -Думали, что запытал его граф Урий проклятый, но вернулся. Оказывается, его граф Урий в тюрьме держал. Мастер Иштван хвалил, что мы не разбежались и кухню разворовать не дали. А куда пропал граф Урий?
  -Не знаю, но вот как найду - плохо ему придется! Иринк, давай через два дня к вечеру жду вас всех на старом месте... Только ни-ни! Никому!
  Ирина покивала.
  Так, а ушица-то моя уже готова, тем не менее!
  -Матушка. -Обратился я к матушке Ивонне. -Не найдется у тебя мисок глубоких?
  -Отчего не найтись? -Всплеснула руками матушка. -Эй, бездельники, а ну!
  Передо мной на столе выросла гора тарелок. Серебро с золотом в сторону, не хочу... А вот это подойдет!
  -Матушка, теперь большую ложку...
  Котелок сняли с огня, переставили на стол. Я лично самой большой ложкой разлил варево, не пренебрегая кусками рыбы. Клейкая получилась, наваристая такая... Совсем как на картинках! Когда дома варил, у меня и вполовину так не вышло. С тех пор я с ухой, да и вообще с супами дома завязал, предпочитаю более простые в приготовлении продукты.
  Так, время пробовать. Вооружился ложкой, поглядел по сторонам.
  Так, Ирина поодаль немного... Вот даже на шаг отступила. Поварята делают вид, что смотрят в другую сторону. И вообще, в кухне все заняты жутко важным делом, ну никак просто не могут оторваться. То же и гвардейцы у входа, те вообще там... Кстати, а что за шум?
  Какие люди!
  -Ваше Величество! -Поклонился мне мастер Иштван.
  -Как твое здоровье, мастер? -Спросил я.
  -В полном порядке, Ваше Величество.
  Иштван выглядел много лучше, чем тогда, когда мы вытащили его из подземелья. Худоба ещё сохранилась, да ничего, откормится! Те же темные одежды, черная шапочка, под мышкой свиток и стило.
  -Ну вот и славно. Тогда принимайся за работу. Пойдем, представлю тебя своим людям, чтобы не обижали. Не желаешь? -Я показал на поставленные тарелки.
  На лице Иштвана что-то отразилось. Отказывать королю-то не принято...
  -Не откажусь, Ваше Величество. -Сел за стол, под общий вздох зачерпнул ложкой и поднес ко рту, втянул в себя варево. Только тут я заметил, что зубов-то у него во рту не хватает, а остальные переломанные, торчат осколками.
  -Вкусно, Ваше Величество. -Осторожно-искренне сказал Иштван. -Что это?
  -Называется 'уха', мастер Иштван. Сам придумал... Вот что-то захотелось, и придумал... Готовить умеет вот эта девочка, её зовут Ирина.
  -Хорошо. -Мастер Иштван съел ещё ложку, на этот раз увереннее.
  Ну, вот. Значит, есть можно.
  Глядя на нас, присоединилась Ирина.
  -Ирк. Теперь ты у нас повар. Будешь такие готовить, ладно? Вот эти двое... -Я поглядел на приунывших поварят. Чем-то им идея Ирины над их головами не нравилась. А мне вот нравилась. Девочка она серьезная и обстоятельная, и чуть возвысить её можно. Пусть у меня на кухне будет свой человек. Её тут знают, и сильно кусать не будут.
  А кухня для короля... Ой важное дело! Всыпать яду пара минут. А помирать я от него могу долго.
  Выделим отдельное 'Министерство Вкусной и Здоровой пищи'. Или подотдел Министерства Сельского Хозяйства...
  Так, а вот что это за странный такой тип тут, в углу, на меня смотрит? Худощавый, не смотря на то, что при кухне, глаза как есть просят, морщинистый такой. Поглядел и отвернулся, поглядел и отвернулся... Вот, вроде бы порывается подойти, но снова отошел... Странный какой-то тип.
  Запоминаем на будущее. Ирина тут есть, а вечером расспрошу её поподробнее.
  Под вечер не получилось.
  Потому что у меня очередное собрание в конферец-зале, то есть в Малом Тронном зале.
  Виктор теперь у меня всегда присутствовал, стоял незримо тенью. Меня это смущало немного. Мне министр обороны мне важнее, чем телохранитель. Телохранителя-то я себе ещё найду, а вот толкового министра обороны... Надо будет как-нибудь с Виктором на эту тему поговорить.
  Представил всем мастера Иштвана как главу королевской администрации.
  Что такое администрация?
  Так это те, кто управляет всем замковым хозяйством. Слугами, плугами и прочим. У кого под контролем все и вся в этом замке. Как доказавший временем свою верность, мастер Иштван теперь включается в рабочий процесс. Мастер Иштван, согласен ли?
  Конечно согласен! Через три дня доложишь, что надо и что смог сделать. Теперь дальше.
  -А где же принцесса Альтзора? -Спросил я в потолок, ни к кому не обращаясь. -Как уехала на галере кататься, так и пропала...
  -Королева Альтзора, Ваше Величество. -Поправил меня граф Слав. Ваша царственная супруга.
  -Во, только царственной супруги мне для счастья не хватало. -Как бы Маша ревновать не стала. И что мне с царственной супругой делать-то?
  А что с ней сделать? Да кто она мне вообще? Да и кто она тут такая? Она тут никто просто. Пока ещё королева была жива, она что-то значила. А теперь она значит ровно столько, сколько я хочу...
  -Рыцарь Алор объявил себя официальным защитником короны, Ваше Величество. -Вкрадчиво сказал граф Слав. -Ещё до того, как вы приняли корону.
  -Что? Чем? Кем? Так... Граф Слав, что такое 'защитник короны'?
  -Позвольте я отвечу на этот вопрос, Ваше Величество, граф. -Чуть подался вперед мастер Иштван. Граф Слав только кивнул. -Защитник короны - это рыцарь, который добровольно принял на себя обязательства лично служить и защищать конкретного члена правящего дома. А член правящего дома от такового не отказался. В Срединных королевствах это называется обет, Ваше Величество. У нас сохранилось исходное название...
  -Да никак рыцарь Алор хочет... -Я удержал следующие слова. Ну, понятно, рыцарь хочет королеву. Абстрактно хочет. Только на кой она ему теперь нужна-то, а? Ну на кой? Принцесса... Простите, королева Альтзора сейчас гарантированный способ получить неприятностей с моей стороны. А неприятности я могу обеспечить!
  Так, стоп. Перевязываем принцессу и рыцаря печального образа ленточкой на память и откладываем в сторону, никуда она не денется.
  Но вот то, что я об этом узнаю только сейчас... Вот с этим-то надо что-то решать. Что ещё я узнаю постфактум? Что на побережье высадились имперские легионы и скорым маршем идут на столицу?
  -Интересные вещи я узнаю о своем королевстве совершенно неожиданно. -Сказал я в потолок. Вокруг все молчали.
  -Ладно, сделаем вот так. Шуго!
  -Да, Ваше Величество?
  -Ты теперь получаешь должность моей пресс-службы новостей. Каждое утро сообщаешь мне все, что, по твоему мнению, достойно моего внимания. Все рассказываешь, а доклад отдельно сдаешь в мою... Так. Порождения! Короче. Мастер Иштван!
  -Да, Ваше Величество!
  -Выдели во дворце несколько чистых и сухих комнат, чтобы там могли храниться бумаги. Виктор, выдели людей на охрану этих комнат. Это место будет называться королевской канцелярией. Каждое утро после доклада мне туда Шуго будет сдавать свиток с кратким изложением своего доклада. Ответственный за канцелярию назначаю вас, мастер Иштван.
  -Ваше Величество! -Поклонился мне мастер Иштван.
  Про гвардию надо сказать. Мне пришлось выдержать небольшой бой с Виктором, когда тот решил с чего-то ввести сословный ценз. Типа низших сословий быть не должно, а должно быть только высших, или низших должно быть одна треть, а две трети - высшие...
  -Ну вот ты скажи, Вик, чем хуже Коротыш, Две стрелы или Подснежник? Нормальные же ребята?
  -Ну... Они ж высшие сословия, рыцари!
  -А до того, как рыцарями стали? Чем хуже были? Не заметь я их, так бы и прозябали в лесах, ибо лицом не вышли к господскому ряду. Но... Стой, молчи, я не закончил ещё. Но беда в том, что я не могу заметить всех сразу, и потому поручаю эту честь тебе. В гвардию пойдут все достойные того, не зависимо от статуса их родителей.
  Виктору ответить было нечего. На этом и решили. И с той поры набирали всех, кто подходил. Первые два десятка человек уже тренировалась с гранатами. Выдали всем зажигалок, предупредили, выделили и расчистили полигон... И пошло-поехало. Побывал я на их тренировке. Все там были, от вольных стрелков до городских стражников. Ополченцы, дворяне, посчитавшие для себя за честь... Пока ещё сословных проблем не было.
  Ответственным назначили Две стрелы, самый большой и авторитетный вольный стрелок быстро поставил дисциплину, как её ему объяснил Виктор.
  Помня про пользу совместных тренировок, которые устраивало руководство нашей фирмы, я посидел вечерок, но таки написал список, чего должен уметь гвардеец.
  Во-первых, обращаться с оружием. Виктор быстро этот список расширил. Меч, копье. Подумав, добавили туда стрельбу из лука и кинжал.
  Во-вторых, гранаты. Пока что это основное оружие, самая главная моя ударная сила. И в первом государственном заказе для кооператива 'Весна' количество тренировочных гранат в два раза превышало количество гранат боевых.
  В-третьих, верховая езда. Ну, это тоже надо. Лошадку-то тут имели не все, и не все умели на ней ездить. Это как права в моем мире, по идее должны быть у каждого, но с машиной же столько проблем, вот и не заводят себе железного коня. Тут проблем в разы больше, лошадь надо кормить, поить, выгуливать, где-то содержать, на улице же её не оставишь зимой...
  В-четвертых, маскировка на местности. Люди Лесного барона столько времени прятались рядом с городом, и наемники их отыскать не могли... Пусть и остальных этому учат. Не помешает.
  В-пятых, уже я настоял. Каждый должен уметь читать и писать. Виктор глядел озадаченно, вызванный им на помощь Волин тоже удивлялся, но я оставался тверд и непреклонен. Сам не знаю, зачем мне это надо. Может быть, интерес шкурный, пусть газеты читают, пропогандируются самостоятельно, а может быть, желание все же иметь под боком гвардию из людей умных да образованных. И то и другое тянуто за уши, но что поделаешь?
  Задачи гвардии простые. Охрана короля и выполнение самых таких поручений, куда... Виктор сначала предложил 'где обычные войска не справятся', но я, подумав и вспомнив немного из истории моего мира, сказал так - 'куда обычные войска не пошлют'. Получилось двусмысленно немного... Ну да ладно. Ещё один повод для будущей гордости. 'Только мы делаем то, чего другие не могут!'. Не, трудно. Может, не заморачиваться и взять уже готовое? 'Никто, кроме нас!'. Вот, это пойдет. Тем более что гвардии у меня придется ещё попрыгать по стране без парашюта. Орда на пороге, бандюганы по всей стране... Шайка Лесного барона была, конечно, самая большая, но таких Лесных баронов в моем королевстве через одного. Днем он барон обычный, а вечером барон уже лесной.
  Количество гвардии решили установить на десяти сотнях, то есть тысяче человек. Больше не надо, а меньше... Меньше уже и неприлично как-то.
  Учителей для гвардии пока не набирали. Гранаты потренировать бросать мог и сам Виктор, он кого-то для этой цели назначил. Занимались этим сыновья мастера Виктора, а ещё Коротыш и Две стрелы. Мечом махать учили аристократы, которых привел с собой Виктор, из лука стрелять да по лесу прятаться вольные стрелки, стражники чего-то тоже добавляли.
  
  
  Глава 6
  
  Откроет твой лопатник
  Отсчитает пятихатник
  
  'Мальчишник'
  
  Совещание собрали через пару дней.
  Первым выступил граф Слав. Встал, оглянулся, набрался уверенности.
  -Без чинов. -Махнул я рукой. Надоели мне уже эти 'Ваши Величества'.
  -Седдик, денег в казне нету. -Чуть меланхолично сказал граф.
  -Ого. Вообще?
  -Позвольте... -Граф развернул перед собой свиток, изрезанный чуть ли не насквозь острым стилом. Местные жители, со мной пообщавшись, быстро перехватывали некоторые привычки. К примеру, делать быстрые записи на листе бумаги, чтобы не забыть чего важного. Вот и граф, один из первых... Даже секретаря себе нашел, два студента у него, один за ним пишет, второй письменные приборы таскает.
  -Золота у нас тридцать мер в слитках и самородках, и, по предварительным подсчетам, около пятидесяти тысяч в золотых монетах, есть два мешочка драгоценных камней и три ящика серебряных монет россыпью. Их сейчас считают дополнительно, но это не много. По моим подсчетам, если чеканить деньги, то мы получим ещё... -Граф сверился с записями. -Сто тысяч, не больше. Золото в слитках, разбавленное с другими металлами.
  Все молчали, переглядывались.
  А я понял, что это катастрофа.
  Итак, зажигалка у меня стоит золотой... Ну да, цены упали. Пятьдесят тысяч зажигалок могу купить. Много это или мало? Ну как сказать. За три золотых в 'Ильичко' обедали всей компанией, а обычно на золотой тут неделю-другую жить можно, если не шиковать. Жалование солдата именного легиона в военное время - десять золотых в семидневье с едой за счет короны и оружие покупаешь сам. Хороший меч и кольчуга обойдутся в двадцать золотых. Жалование городского стражника - три золотых в семидневье, еда и оружие свои. Но у того и оружие попроще, в пять-шесть золотых можно уложиться.
  Это что же получается? Пять тыщ у меня солдат, через неделю сожрут... Пять тыщ умножить на десять... Пятьдесят тысяч золотых. На три недели запаса.
  Получается, что у меня в казне... Что?
  Правильно, ничего у меня нету в казне.
  Тут не до того, чего бы в тот мир унести, тут в этом бы прожить.
  -Как же королева собиралась расплатиться со степняками? -Спросил я.
  -Ваше Величество, собрать налоги, быть может... -Заикнулся граф Слав.
  -Каким ещё образом? Да и с кого? Кто у нас начальник налоговой службы? Нету никого? Ого, как же здорово... Барон Алькон!
  -Да, Ваше Величество!
  -Не желаете собирать налоги?
  -Ваше Величество! -Барон выглядел ошарашенным хуже некуда. -Нет во мне такой склонности...
  Барон Алькон выглядел не очень довольным таким поворотом судьбы. Но, кажется, есть у меня кандидатура. Молодой, перспективный, грамотный, да и к делу не пристроен. Вроде бы никто его не приглашал на собрание, а вот поди ж ты, сидит, около двери.
  -Хорошо. Тогда так. Барон Нават!
  Барон замер.
  -Да, Ваше Величество.
  -Как у вас со счетом, с математикой?
  -Я обучался в Королевском университете на общем факультете, Ваше Величество. Закончил с отличием.
  -Вот и здорово! Не желаете ли вновь поступить под руководство графа Слава и наконец-то навести порядок со сбором налогов?
  Барон думал не очень долго.
  -Я почту за честь, Ваше Величество!
  А я вот думал долго. Барон тут чужой, никого не знает. Если что не так, так быстренько вышлю его в Империю, или к дяде... И вся недолга. Типа перегнул барон палку, и верховная власть совсем не то имела в виду, успокойтесь, граждане дорогие! Сейчас все ка-ак поправим!
  -Седдик, вот ещё одно... -Сказал граф Слав.
  На стол легла связка из десятка золотых монет. А потом и ещё одна. Только вот было в них что-то такое... Странное? Никак не могу понять.
  -Что такое?
  Для удобства счета все монеты складывались в кошельки. Большие кошельки по сто монет, маленькие кошельки по десять. Передо мной сейчас как раз лежал маленький кошелек, в котором десять монет должно было бы быть. А было-то всего девять... Во втором - восемь.
  -Порождения! -Сказал Ждан. -Это значит, и из Казначейства тащили?
  -Значит, тащили. -Меланхолично сказал я. -Граф Слав, данные о пятидесяти тысячах золотых монет - они посчитаны с учетом того, что я сейчас вижу?
  -Да, Ваше Величество. Сейчас мои люди перепроверяют и перекладывают деньги правильно. Но не думаю, что будет большая разница.
  Я быстро отогнал от себя мысль о том, что правильно деньги переложить можно по-разному. Для кого-то правильнее, если часть золота в собственном кармане осядет. Буду надеяться на честность графа...
  -Там остался Брат. Он присмотрит.
  Я кивнул. Человек барона Алькона, самый молчаливый и тихий. Выжил во время штурма, хотя и получил стрелой в плечо. Поболел немного, но выкарабкался. Боец из него сейчас не очень, а вот охранник хороший получился.
  -Граф Слав, что скажете о способах пополнить казну?
  Граф Слав меня не разочаровал.
  -На налогах многого не собрать, Ваше Величество. У крестьян сейчас нет ничего, горожане тоже много денег не имеют. Мастеровые были хорошо прорежены наемниками, им бы с голоду не умереть на следующий год. Можно обратиться к имперским торговым домам, но... Я бы не рекомендовал.
  -Разреши, Седдик? -Поднялся Ждан.
  -Давай.
  -Надо ждать кораблей купцов. С десяток ламп Алладина и зажигалок отправились в Империю и в Рохни. С них получили прибыль неплохую... Барон Нават, ваш дядя заказал для всего посольства Империи лампы? -Дождался кивка барона, продолжил. -Купцы хорошо раскупают замки. Взломать их значительно труднее. Почтенный купец Воротыш ломал ящик с казной боевым топором, когда потерял ключ. Лампы... Лампы и зажигалки расходятся чуть хуже. Сейчас у меня... -Он сверился со списком. -Сейчас у меня на складе пять сотен ламп, четыре с половиной сотни зажигалок, семьдесят замков. Через два дня количество ламп возрастет на треть, количество зажигалок останется прежним, количество замков сократиться...
  -Это как?
  -Заказы на них, Ваше Величество. Также у меня заказ на два десятка ламп только от посольства Муравьиного королевства. Все замки расписаны на несколько семидневий вперед.
  -О как.
  Вот это уже другое дело.
  -И сколько в деньгах будет прибыль?
  -К концу семидневья планируется получить не менее тысячи золотых. Также ваша часть золота, это пять тысяч золотых...
  Сколько? Ничего себе... Так кооператив-то мой решил давать резкую прибыль? Неужели поэтому королева с графинами решили меня так резко травить-то? Просто с целью банального грабежа?
  Да не сходится это. Ограбить можно и проще. Дать подзатыльник, деньги отобрать, ещё раз дать подзатыльник. Все, деньги поменяли хозяина.
  -То есть, на одной прибыли от продажи ламп, зажигалок и замков мы имеем... -Где мой компьютер с домашней бухгалтерией? А? Ну почему он мне тут не приснился? -Мы имеем... Мы имеем возможность прокормить в течение семидневья все собравшиеся тут части именных легионов и прочих войск, не выплачивая им жалования.
  Вот хорошо. Хотя бы сыты будут.
  -А за какое время эта прибыль, уважаемый барон?
  -За три семидневья, практически с начала.
  Охрененные деньги.
  Стой-ка, принц!
  А как же расширение производства?
  -Какая часть этих денег принадлежит мне? -Спросил я.
  -Ваше Величество! -Воскликнул Ждан. -Это ваша часть прибыли, целиком! Просто раньше не было возможности её передать!
  Вот здорово. Вот это уже здорово. Вот с этим-то уже можно жить.
  -Сделаем так. -Решил я. -Ждан, все деньги перечисли... То есть отправь в королевскую казну. Завтра с утра мы с тобой будем думать, как же нам расширить производство. А пока что... Шуго!
  -Да, Ваше Величество!
  -Приказ мой королевский. Готовьтесь печатать новые акции. Завтра мне на стол рисунок.
  -Что такое 'акции'? -Ошарашено спросил Шуго.
  -Это такие вот бумаги. Ждан, ты помнишь, что кооператив 'Весна' организован в долях? Помнишь, да? Вот так эти акции и будут служить знаком, что человек вносит свою долю, за которую потом будет получать прибыль. Акций сделать... Ровно тысячу штук, больше не надо. И потом раздашь всем в той пропорции, в которой они вносили свой вклад. Не жадничай, но и просто так не отдавай, за эти бумаги они потом будут получать процент от прибыли. Понятно? Теперь дальше...
  Засиделись мы довольно долго. И я провалился в свой мир, едва голова коснулась подушки.
  -Фирма 'Санскар'* предлагает со склада в Москве любые виды высококачественного инструмента по умеренным ценам. -Прочел я вслух. -Обратитесь в наше представительство по адресу...
  
  * - название автор в очередной раз придумал
  
  Счас как обращусь.
  Двухэтажное офисное здание. Раньше тут завод какой-то был, который с началом Перестройки благополучно прилег на бок, и в этом же положении распределился по карманам всех заинтересованных личностей.
  Вот сейчас сдавался в аренду.
  Меня встретил неулыбчивый коллега в черной форме с дубинкой на поясе и рацией на плече. Рация помаргивала огоньком готовности и попискивала микрофоном.
  -Командир, день добрый! -Улыбнулся я, доставая обложку от паспорта и держа в руках, словно собираясь показать. -А где тут фирма 'Санскар' обитает и как туда пройти?
  -Да вот оно и есть, 'Санскар'. -Мой коллега показал на потолок. -А чтобы пройти... -Он повернулся, показал на высокую стойку у стены, где сидела девушка в белой блузке и бабочке. Блузка еле застегивалась на груди. -Во, пройди до рес... Рес... Респешенс... Вон, где девушка сидит, видишь?
  -Спасибо, командир! -Я потопал прямо к секретарше.
  -Вам назначено? -Улыбнулась мне секретарша. Рыцарь Алор, ау? Ты мне так же честь отдавал, собака страшная. Ещё и должен остался. Вот ты умеешь честь отдавать, а тетя с третьим размером умеет так улыбаться, что сразу ниже плинтуса себя чувствуешь.
  -Нет. -Вздохнул я. -Но я хотел бы переговорить о покупке инструмента...
  Секретарша неуверенно взялась за трубку.
  -Мистер Марио... -Небольшая пауза, на том конце что-то экспрессивно так сказали. -Это с ре-се-пе-шен беспокоят. Тут молодой человек зашел... Требует вас. Нет, не прямо так. Он хотел бы поговорить о покупке инструмента. -Выслушала что-то в трубке, склонив глаза, потом на меня поглядела. -Молодой человек, у вас есть визитка?
  -К сожалению, раздал все...
  -Говорит, что раздал. -В трубку. -Нет, мистер Марио. Да, мистер Марио. Хорошо, мистер Марио. -Повесила трубку, стала что-то писать на бумажке перед собой. И чуть не выплюнула. -Вы можете подождать тут, мистер Марио сейчас спуститься.
  Ждать пришлось недолго.
  Вы когда-нибудь видели итальянца? Настоящего живого итальянца? Такой маленький, темненький, пожилой, может даже лысоватый человек, крепкий и энергичный. Яркий характером, деловитый по-хорошему, в белом итальянском костюме, щегольских штиблетах и темных солнцезащитных очках на лбу. Ну и легкий акцент, почти что не заметный.
  Вот такой вот и есть Марио Ди Джези. Торговый представитель 'Санскара' в России. Классный такой дядька. Я его не сразу узнал... Это он на Воробьевых Маше свидание пытался назначить, или что там ещё. Заметил его, узнал, уже сразу назад нацелился на выход, но Марио выдал добрую улыбку, велеречиво извинился, мешая русские и английские слова, поздравил меня с 'самый красивый девушка СССР', ещё раз извинился...
  Через несколько минут мы уже сидели в кабинете, секретутка с куда как потеплевшей улыбкой разносила чаи, а Марио пытался догадаться, на кой же мне инструмент такой специфический...
  Ну, а мне что оставалось делать? Играл из себя дурачка и щеки надувал... Да, мне нужны сверла. Вот особенно эти... Как называются? Твердосплавные? О? Сверло-корпус, в котором закрепляются пластинки твердого сплава, являющиеся режущей частью... О как интересно, это нам на третьем курсе рассказывали... Да, я студент машиностроительного ВУЗа.
  А сверло-то само может быть сколь угодно длинным, да? И тонким?
  Марио вдруг стал серьезным, секретутку-переводчицу выгнал из комнаты, дверь за ней закрыл, и продолжили разговор.
  -Есть ли у вас образцы деталей?
  -К сожалению... -Развел я руками.
  Марио проворчал что-то по-итальянски.
  -Но я могу сказать, что мне надо.
  -Юноша! Но, наша фирма не просто торговля инструментом! Но! Мы подбирать инструмент, подбирать оборудование! Вы студент высшего технического училища, нет? Вы понимать нет инструмента без задачи... -Марио разволновался.
  Да задача-то простая, насверлить стволов мушкетов.
  -Задача может быть разной, мистер... Марио. -В начале договорились без 'мистеров', теперь уже я все время забывал. -Задача может быть разной совершенно. Очень хочется универсальный инструмент на практически любые случаи.
  -Понимать ваше решение. -Смутился чуть Марио. -Русский завод оружия! Не спрашивать. Вы говорить, я продавать, надо, помогать! Россия и Италия никогда в прошлом не были враги!
  -Вот так много лучше! -Обрадовался я. -Давайте которые со сменными пластинками, да?
  Три сверла обычных. Три сверла длинных. Шесть разверток разного радиуса. Протяжки. Сменные пластины, по три штуки на каждый вид инструмента. Тут мне пришлось головой подумать и вспомнить кое-что из только что сданного Иванову курса, про режимы резания.
  Дело-то в том, что тащу я все это в очень средневековый мир. А инструмент рассчитан мало того что на высокую скорость обработки, но и на материал не абы какой. Рельсу трамвайную им лучше не сверлить, запортится.
  Кое-как объяснил Марио, что оборудование-то у нас на заводе как-то не очень...
  Марио понял, достал здоровенную книгу с каталогом и техническими данными, и сразу же подарил её мне. По книге-то и выбрали что надо. Я брал самые тяжелые режимы обработки, маленькую скорость вращения и плохонькую сталь.
  Прайс.
  И мои глаза на лоб. Так. Кажется, я и в этом мире потихоньку становлюсь нищим. Это же почти шесть тысяч! И не рублей, а тех самых, вечнозеленых. Вот невезуха...
  Марио, заметив мой задумавшийся взгляд, сказал.
  -Брать для пробовать? Мы делать скидку!
  Торговаться смысла не имело. Это на рынке десяток сверл стоят бутылку водки на опохмелку слесарю, который его с завода вынес. А тут... Тут инструмент. Хороший, нужный, важный мне.
  Сбегал до обменника, составили счет, я расплатился в кассе и вышел с изрядно потяжелевшим рюкзаком. Все инструменты разложены в специальные пластиковые контейнеры, красивая цветная книжка с техническими данными на продукцию 'Санскрит'... О, то что надо. Жаль там цен нету. И визитка Марио Ди Джези.
  Итак, можно попробовать...
  А вообще, хорошо бы приценится к какому-нибудь деловому прапорщику, у которых, как известно, вот-вот введут новый фасон формы - с одним погоном, чтобы мешок на плече выносить удобнее было.
  Сподручнее будет крошить врагов-то не из мушкета, а из пулемета, нет?
  И тут я едва себя по голове не хлопнул.
  Да что ж это я?
  Я ж могу себе легально оружие прикупить?
  Охотничий билет наше все... 'Сайгу' вот какую-нибудь в самый раз будет, совершенно легально, в тот мир. И патронов для неё покупать не надо будет так много.
  Итак, завтра же займемся, а сегодня ещё на смену надо.
  Моё решение бросить работу слегка поспешное, надо сказать. Если и дальше пойдут такие же траты... То как бы в трубу не вылететь.
  Короче, срочно надо тащить сюда золото. Инструмента-то я купил куда как меньше, чем собирался. Тем более, если заработает, то тогда я буду ко сну отходить в ожерельях резцов и фрез, со справочниками по металлообработке и сельскому хозяйству.
  Кстати...
  Ещё одна трата.
  В книжном магазине ничего нужного себе не нашел просто. Лежали разве что странные справочники, тонкие и невзрачные. Куда там до моего, что у меня в рюкзаке! Такое ощущение, что купили-то их попробовать, будут ли продаваться.
  Продаются вяло. Вот около стеллажа с экономикой столпотворение, народ чуть ли не давит друг друга. Ещё хуже, чем в 'Васильке' было. Все сейчас хотят стать экономистами, никто не хочет становится слесарем или агрономом.
  Ладно, пойдем домой. Не все же мне через 'Озон' Вику Харрингтон заказывать? Можно и что-то поинтереснее. Та же 'История обработки металлов' Десемова на 'Озоне' нашлась. Как и справочники инженерные, как раз то, что я искал. ГОСТы, ОСТы, какая сталь из чего состоит, какие винты и болты бывают. В любом случае, пока что не помешает. Вот материаловедение... Нда. То, что я в институте видел, представляло собой науку академическую. Ну, типа вот это кристаллическая решетка железа, а вот это кристаллическая решетка меди. Понятно? Кто нарисует, тот получит пять. А мне как раз надо конкретные рекомендации, что делать. Какое железо брать, как его в горн совать и какой уголек туда кидать, в какое масло потом пихать и что у меня получится в результате. И ведь особо так ни к кому не подойдешь, скажут 'сначала выучись, а потом сам поймешь', и никому-то особо не объяснишь, что мне надо это уже вчера...
  Раритетный справочник станочника 1936 года, перевод с немецкого... Цена как у антиквариата. Ну, что делать, беру. И 'Основы работы ручным инструментом' 1954 года беру тоже. 'Материаловедение'... Пойдет, тоже пусть будет. Хотя чувствуется мне, что материаловедение конца двадцатого века отличается от материаловедения века этак двенадцатого, а то и десятого.
  Теперь сельское хозяйство, с ним сложнее. Я же металлообработчик недоучившийся, а не агроном какой-то.
  А вот полезно ли 'Справочник огородника' и в чем отличия его изданий? Читал комментарии, пока у меня не опухли глаза, а потом заказал то, что мне больше всего подошло. Может, половину и на фиг надо будет, но деваться-то пока некуда! Будем определять на месте.
  Напоследок зарегистрировался на каком-то полупрофильном форуме по саду, огороду, спросил семена помидоров, огурцов, картошки даже... Какие брать лучше?
  Потом осторожно, чтобы не разбудить родителей, вышел из комнаты. В коридоре, в небольшом ларе, у нас всегда было кило-два картошки... Надеюсь, что у меня получиться. Вымыть разве что только, да и обложится ей в кровати со всех сторон...
  Все. Спать. В том мире меня ждут великие дела.
  Подгреб под себя картошку, погладил твердосплавные пластинки, сверла потер в руках, концентрируясь на них, уложил удобнее на груди кипу распечатанных чертежей.
  Вот это, вот все это тоже моё, никому не дам, хочу я проснуться и их увидеть с собой во сне...
  
  
  Глава 7
  
  Трое суток шагать
  Трое суток не спать
  Ради нескольких строчек в газете
  
  И. Кобзон 'Песня советских журналистов'
  
  Проснулся я еле-еле, и еле сумел сползти с кровати. Скрутило меня так, что голова просто отваливалась.
  Посыпались на пол свертки со сверлами и пластинками, раскатились по полу клубни картошки, взметнулся ворох бумаги, я свалился рядом с ними и стал глядеть в потолок.
  Вот красиво-то как. Вот хорошо-то как. Вот приятно-то как лежать, ничего не делать, и знать, что ты тут...
  Затопали шаги. Мастер Клоту, получивший титул придворного медика, титул свой воспринял очень всерьез и теперь всегда на страже. Влетел, поднял меня, что-то поднес ко рту, и я чуть не откусил ему руку. Слабость постепенно проходила, хотя наваливалась то тошнота, то сухость.
  Предметы вдруг обрели твердые грани и покрылись мехом, а потом, рывком, все сместилось в нормальное восприятие.
  Уф.
  Доброе утро.
  -Мастер, что случилось?
  -Ваше Величество, вы кричали...
  -Ерунда все это. -Я поднялся. -Завтрак. Мастер, а мастер. Что у вас там с дезинфекцией, докладывайте...
  -Ваше Величество, плохо очень! -Развел руками мастер Клоту. -Люди соглашаются, а вот медики в Королевском университете не хотят. Студенты смеются в голос...
  -Картошку, картошку не подави! Мастер, стой где стоишь! -Я собрал клубни. Получилось всего три штуки, а я с собой пять рядом клал. Не получилось, все в сверла ушло.
  Мастер замер, не двигаясь. И посматривал на меня ошарашено. Кажется, странности вокруг меня начинают расти все больше и больше, все страньше и страньше. Лишь бы слухи не пошли, а через лет десять уже и поздно будет.
  -Ничего, скоро в газете напечатаем. -Проворчал я. -Кстати, про газету. Пошли-ка на утреннюю пресс-конференцию... -Я наклонился и принялся собирать рассыпавшиеся чертежи, которые давеча распечатывал. AutoCAD сила. Да. И самая тонкая бумага, которую только нашли в институте. Треть архива тут, ещё две трети остались там. Но чертежи пороховой мельницы, которую я рисовал сам, уже тут. Вот и хорошо.
  Вот это был первый доклад... И первый номер газеты. Свежий ещё. Пахнущий чернилами, которых извели на него... Ой-ой. Шуго положил передо мной расправленный свиток, на котором сделали оттиск. Итак, сначала глядим на шрифт... Держится хорошо, только некоторые буквы съехали. Обвел их стилом, поглядеть, что там с штампом. Виктор и барон Алькон из-за моей спины тоже заглянули.
  Итак, вот шрифт ровный, красиво все пропечатано, сверху оттиск короны, снизу штамп 'Отпечатано в Королевской Типографии'. Бумага красивая, корона красивая, даже штамп снизу красивый... Как картиночка получилась! Не жалко и одну такую с собой захватить... На Землю. На стенку повешу.
  А что же до содержания...
  В первую газету я решил пропаганды особо не пихать. Немного новостей, немного королевских объявлений о том, о сём.
  'Жители Соединенного Королевства Ильрони и Альрони! Спешим сообщить, что наследный принц Седдик намедни принял корону из рук внезапно заболевшей матушки своей, регентши Мор Шеен. Церемония коронации и военной присяги прошла в тесной, дружественной обстановке. Король Седдик Четвертый выразил надежду, что царствование его станет эпохой мира и процветания для королевства и всех народов, его населяющих'
  Ну вот и все, больше-то чего?
  Шуго поначалу хотел прописать про 'вырвал власть из рук узурпатора' или, на худой конец, 'к счастью заболевшей королевы', но я вспомнил нашу демократическую прэссу, которая грязюку ведрами в три смены черпала, дабы своих недавних своих благодетелей щедро унавозить, и мне стало противно. Нет уж. Сделаем простую и честную третью власть. Выращу ещё на свою голову, так потом меня же с дерьмом и смешают.
  Объяснил Шуго текущую позицию партии и правительства. Шуго покивал, хотя он слов-то таких не знал ещё. Ну да ничего, министерства тут уже появились, значит, скоро и партии подтянутся.
  Итак, первая статья о моей коронации.
  Вторая статья, это уже мастер Клоту под моим руководством писал, что ежели кто будет пить воду грязную и руки не мыть, так плохо тому будет. Три дня поноса, потом смерть. Кипятите воду, граждане Соединенного Королевства!
  А ещё, граждане Соединенного Королевства, говорила третья статья, не забывайте, что с началом царствования нового короля ждут нас непростые времена. Беда пришла в дома наши, неисчислимые полчища степные нависли над границей. А наемники не спешат что-то помогать, наоборот, устроили бузу пьяную, людей в городе грабили, коронации помешать желали. Если б не самоотверженность городского ополчения да горстки смельчаков, то могло случится страшное! Все, участвовавшие в пьяном бунте, наказаны будут по всей строгости закона. Граждане, если есть у вас информация, то можете смело записывать её на свитках и передавать эти свитки в канцелярию дворца, страже на входе отдан приказ. Ежели же вы грамоте не обучены, то там же, на входе, найдете писцов, кои за долю малую все запишут да расскажут. Писцам запрещено брать с клиента больше медной монеты за один свиток.
  Ну, а дальше пусть кто-нибудь разбирается.
  Дальше новости от мастера Виктора. Порох делается ударными темпами и скоро весь запас будет восстановлен. Гранаты есть в достатке... Подпись - мастер Виктор.
  -Вот это... -Я сделал паузу. -Вот эту новость отдельно. Это будет у нас новости секретные, о которых слышать никому нельзя. Докладывать отдельно будешь. Разложи бумагу на две пачки. В одну обычные, а в другую секретные.
  Шуго сделал пометку в небольшом свитке.
  -Так, дальше...
  В дверь постучали, слуга было решил что-то объявить, но я махнул рукой. Рабочее совещание. Вошел граф Нидол Лар, поклонился, присел в уголке, навострил уши.
  Продолжаем.
  Нашли склады графа Лурга с продовольствием. Об этом Ждан позаботился, едва графа поймали, так сразу бросился в скупочную контору. Приказчики графа Лурга успели ускользнуть, корабль с ними ушел чуть раньше.
  И напоследок большие склады, на которых хранился подготовленный к вывозу хлеб, кто-то пробовал подпалить. Не вышло, поджигателей поймал Грошев, который с некоторых пор до таких баловников с огнем дюже охоч. Брату удалось поджигателей отобрать и запереть в Западной башне как особо опасных государственных преступников. В очереди на допрос.
  -Граф Вольг? Виктор! -Титул у Виктора есть, но пока что не привык он как-то, что к нему по титулу обращаются. -Там уже стоит охрана?
  -Конечно! Я с ночи поставил, пограничники, которые в городе.
  -Вот и хорошо. Хлеб графа Лурга переходит в собственность королевства, будем выдавать его, когда у нас еда закончится. Склады взять под охрану, все учесть. Дальше?
  Озадаченные профессора из Королевского университета во главе с бароном Гонку, оказавшимся самым таким знатоком неписаных законов Соединенного Королевства, вовсю ваяли Уголовный кодекс. Ну а что, основные-то статьи я помнил. И решил, что тут тоже можно законы записать на бумаге, а не хранить в виде обычаев. Важно точно знать, что за те или иные деяния бывает. Для начала прописали 'измену', и назначили за неё смертную казнь, а уж потом... Барон Гонку испрашивал, можно ли что заменить и нельзя ли...
  -Нет. -Буркнул я. -На словах передай барону, что если и дальше тянуть будет, то... -Плетьми по заду? Не... Нельзя так с культурными и по-настоящему интеллигентными людьми. -Книгу его напечатаем через год, а то и через два.
  Шуго кивнул и снова сделал пометку.
  Ещё новости. Куча дворян рвется ко мне на приём. Это разные мелкие графы да бароны, прижившиеся в замке, спешат принести присягу и засвидетельствовать своё почтение...
  -Ага, а где они раньше-то были? -Сварливо спросил я. -Всем им говорить, что приму завтра. И завтра тоже так сказать. Нет у меня времени их выслушивать. Тот, кто что-то срочное хочет сказать... Мастер Иштван! В твоих руках.
  -Да, Ваше Величество. Но, может, у кого-то важные...
  -На твоё усмотрение.
  -Да, Ваше Величество.
  -Ваше Величество!
  -Ваше Величество, рады видеть вас в добром здравии!
  -Многие лета королю!
  Вот так иду по коридору, а меня приветствуют, и все меня знают. И все улыбаются, и все кланяются раза в три ниже, чем обычно. А вот когда был принцем, мало что не шарахались, как от чумного.
  Вышел на улицу.
  Солнышко коснулось моего лица, пробежалось ласковым весенним теплом. Я расстегнул куртку, ослабил ворот рубашки. Тут весна уже вступила в свои права. Скоро тут будет тепло и хорошо, можно будет купаться.
  Виктор кивнул, вокруг меня сомкнулась охрана. Лейтенант Лург сразу после переворота предпочел сложить с себя обязанности и сейчас заливал горе вином где-то во дворце. Что с ним делать-то, не ясно. Ставить куда-то я его просто не хотел, трус и приспособленец. Даже тюрьму охранять не поставишь. А с другой стороны, отпускать тоже не с руки, уж больно много чего знает, и на основе его знаний кто-то может сделать далеко идущие выводы.
  Подвели коняшку. Взлетел в седло, Вот, тут тоже! Стоило чуть от дворца отъехать, как дворяне стали навстречу попадаться. Кто конный, кто пеший, типа случайно тут остановился. В небольших чинах, сплошь бароны да рыцари обедневшие.
  -Да здравствует король!
  -Многие лета!
  -Слава, слава!
  И все такое прочее. И что я могу на них рассчитывать... Боже спаси! И что я такой хороший. И что вообще! Вот, кто-то пролаял 'позор регентше!'. Уродцы.
  Патрули городской стражи вставали по стойке 'смирно'.
  -Мастер Виктор, как дела твои?
  -Хорошо, Ваше Величество.
  -Так, все вон. Виктор!
  Виктор и трое его знакомых, новые мои телохранители, быстро и решительно вытолкали всех за дверь и встали на караул, так, чтобы самим не слышать, что же будет внутри происходить.
  -Итак, мастер Виктор. -Я одно за другим выложил на верстак сначала свои чертежи, а потом и сверла. Проект пороховой мельницы, вот это селитряная яма, все прорисовано красиво и приятно для глаза, никаких завитушек и 'исполнено Его Величеством Седдиком Четвертым в честь...'. Просто чертеж. Со штампом даже.
  -Что это, Ваше Величество?
  -Вот это - чертежи пороховой мельницы. Она будет производить порох, много-много, сколько нам надо. Мастер Виктор, у тебя есть человек грамотный, художник или писец на примете? Найди, пусть перерисует вот это...
  Мастер Виктор вгляделся в чертежи, лицо его постепенно разглаживалось.
  -Как интересно придумано, Ваше Величество... Вот так рисовать-то!
  -Ещё бы. -Ещё бы, три дня голову ломал и ночь рисовал, ещё и AutoCAD пришлось осваивать на ходу. -Где что понятно?
  -Да, Ваше Величество. Вот только навозную яму, наверное, все же глубже закапывать, чтоб не воняла... А вот это что?
  -Это, мастер Виктор, кирпичный заводик. Нам будет нужно много кирпичей, чтобы все построить. Вот это формы, вот это мешалка для глины, вот это... Что?
  -Это гильдия гончаров, Ваше Величество, они с глиной работают.
  -Значит, найди гончара, который согласиться работать с тобой. Есть такие?
  -Найдем, Ваше Величество.
  -Как найдешь, сообщи Ждану. Человек умный должен быть, честный, достойный. Сам с ним не общайся, пусть Ждан разговаривает, я ему сообщу. Принимайте такого человека в кооператив, делайте ему такую машину, ищите место для заводика. Нам будет нужно много кирпича. Найдите места, где глина есть, там стройтесь... Ну, не мне учить вас, что и как делать.
  -Да, Ваше Величество, все сделаем... А... Это что? -Мастер прикипел взглядом к сверлам.
  -Что, что... -Выбрал из лома в углу железяку, и чиркнул по ней пластинкой. Стружку сняло миллиметровую, хотя давил я не очень сильно. Ничего себе!
  Глаза мастера Виктора стали совсем круглыми.
  -Итак, мастер. -Я притворился, что так и надо. -Сейчас буду рисовать, а ты будешь делать. -Я разложил на верстке чистый папирус. -Чтобы никому и никогда, да? Вот эта штука... -Замялся, подбирая слово. -Вот эта штука секретна. Никому не показывать. Вообще никому.
  -Но как же делать-то? -Удивился мастер Виктор. Он сейчас крутил в руках сверло. Ох, сюрреалистическая картина была. Такой дядька здоровенный и квадратный, похожий на гнома с картинок в Мишкиных книжках, отложив в сторону свой кузнечный молот, крутит в руках высокотехнологическое сверло с твердосплавными пластинками.
  -По разному. Трубы... Скажешь, что для стеклодувов. Вот этот замок - скажешь, что для зажигалок. Вот приклады для арбалетов. Собирать доверь только самым доверенным. Сделаешь несколько штук, и скажешь мне. Но это только начало.
  -Да?
  -Ещё мы, мастер Виктор, будем станки делать.
  -Ваше Величество! -Вздохнул мастер Виктор. -Я... -И только рукой махнул. -Показывайте, что да как, сделаем...
  Я разложил чертежи.
  Да, планов громадье. А что делать-то? В королевстве банально нечего жрать и нет денег, чтобы еду купить. С одной стороны кочевники, а с другой стороны подозрительно так притихший граф Лиордан, который Черный Лис Империи. И неизвестно кто меня больше беспокоит.
  Потому я решил рисковать.
  Не нужны нам осколочные гранаты и прочие извращения. Сразу будем делать оружие. Пистолеты и мушкеты... С нормальными замками. И попробуем сообразить штук пять картечниц, как раз порадовать наших степных друзей.
  А вообще, как получится. Пока ещё не знаю, что получится со стволами тут. Гранаты хорошо получаются, но все же слишком капризное оружие это. К тому же... Придется рано или поздно это оружие отдать в чужие руки. Деваться некуда. У меня пока что недостаточно сил, чтобы разговаривать через губу с разными там Империями и королевствами. Но вот пушки и мушкеты... Вот они все могут изменить.
  С мастером Виктором провозился до вечера.
  Съездили и на место будущей пороховой мельницы.
  Верхний город-то, как я уже говорил, был практически круглый. Как выстроили много лет назад стены на вырост, так и оставили. Внутри только дворяне, кто побогаче, а снаружи стали селиться прочие горожане, но не ровно по кругу, а как бы кусками. Деревенька с одной стороны, деревенька с другой. Подумали, и обнесли это крепостной стеной, спрятав туда и порт, и поселения мастеровых, и даже Мойку, которая тогда ещё не превратилась в трущобы. Конечно, никаких планов застройки тут не было, где-то дома крыша к крыше, где-то вытоптанная земля и жесткие кусты. А ещё пожары, от которых целые улицы выгорали, или мор... После таких событий тоже оставались пустыри.
  Вот на один такой пустырь мы как раз и набрели. Озерце с ручейком, густо растущие кусты, развалины, полусгнившие бревна. С одной стороны Гильдейский квартал, с другой стороны пологий спуск и Мойка, справа остатки каких-то ветхих строений, сильно пострадавших от огня.
  -Удобное место. -Оценил я. -А почему тут нет никого?
  -Раньше Гильдия строителей была... -Ответил мастер Виктор. -Потом мураши пытались пристроиться, да не получилось у них, Мойка же рядом. А когда две улицы в пожаре выгорели, так и вообще, никто...
  Дальше я не слышал уже. Место-то хорошее! Тут надо строиться. Тут корпуса будут, подъезд к ним широкий, стеной обнесем, для секретности. Озерце рядом, запрудить его, запустить водяное колесо мельницы... Дюже как хорошо получиться! Да ещё и со стен Верхнего города видно, если что, помощь быстро подоспеет.
  Вечером в сопровождении Виктора шел по коридорам замка. Никого-то толком и не было, лишь я да Виктор, да ещё и Иштван присоединился, он как раз вошел в курс всех дел в замке и сейчас спешил поделится новостями.
  Ну, да утра подождет. У меня уже просто голова раскалывалась.
  -Вить, ты охрану вокруг нового места мастера Виктора поставил?
  -Да, Седдик. Наших, и граф Лир выделил три десятка людей. Разбили шатры, место очистили, поставили рогатки...
  Иштван ещё пока не мог привыкнуть к тому, что некоторым тут меня разрешено называть запросто, по имени, и иногда его коробило. Меня же это почему-то забавляло. Хорошее у меня такое настроение. Тихо, в коридорах тишина, на стенах лампы Алладина горят. До покоев моих ещё топать и топать, но все уже спят...
  И когда из-за поворота на меня вышла пьяная морда, то как-то я даже растерялся. Как-то не связалась тишина и спокойствие коридоров со слюнявой красной рожей. А уж когда сверкнула сталь клинка и раздался вопль 'Бей Узурпатора'...
  Бой в коридоре был короткий и жестокий. Меч я себе так и не завел, а пистолет достать не успел. Пока расстегивал куртку, Виктор швырнул меня себе за спину, блокировал меч нападавшего, присел в длинном выпаде, окончившемся громким 'Шмяк!'. Тело сползло по стене, а Виктор легко подхватил из угла здоровенную вазу, и быстро швырнул в собравшихся за поворотом людей.
  Дальше только перестук шагов и спины в коротких дворянских плащах, нападавшие ретировались.
  -Вот так-то. -Сказал Иштван. Он тоже прикрывал меня, держа наготове длинный кинжал. -Граф, вы не ранены?
  -Нет. -Гордо сказал Виктор. И пнул тело, лежавшее прямо посреди коридора. Тело отозвалось стоном и бормотанием.
  -Да они же все пьяны... -Пробормотал Иштван, присаживаясь и поднимая голову человеку. -Глядите, камзол весь в вине, уже не первый день отмечает. Эй! -Иштван с неожиданной силой хлестнул по лицу пьяного. -Проснись!
  Ну где уж там. Спал как спит, распространяя винные пары вокруг.
  В конце коридора показались трое гвардейцев, спешивших на шум.
  Подробности прояснили гвардейцы.
  Большая компания дворян пьянствовала вот уже пару дней. Когда кончилось, то за добавкой пошли, но тут ждал их облом. Вина им не налили, ссылаясь на отсутствие указаний сверху. Попытка взять самим успехом не увенчалась, охрана заперлась в погребе, дверь тяжелую рубить мечами долго... А добавки-то хочется!
  Ну и пошли дворяне искать справедливость. Дворянскую.
  Я выругался.
  -Все это быдло пьяное запереть!
  -Ваше Величество, городская тюрьма сгорела...
  Мне уже хотелось спать, меня уже ждал тот мир и куча дел в нем, потому я просто зарычал.
  -Да заприте вы их куда хотите! Виктор! Так... Кто у тебя есть живой да расторопный? Где Коротыш и Подснежник? Спят? Поднять! Чтобы немедленно возглавили отряд. Всех, участвовавших в празднике, в Западную башню, на допрос! Ворота в замок запереть! Никого не выпускать! Завтра с утра жду доклад... А пока что я ложусь спать, стражу у дверей поставить побольше. Мастер Иштван?
  -Ваше Величество?
  -Почему эти достойные люди, Порождения их побери, пошли за вином в королевские погреба? Им что, бесплатно наливали раньше?
  -Ваше Величество, древние вольности дворянства, требовать от короля вина и хлеба...
  -Плетей и плахи. -Надо же, как я быстро королем становлюсь. -Древний красивый обычай, говоришь? Так, завтра с утра кормить, но воды не давать! Уроды. Завтра со всеми поговорю! Виктор, ты отвечаешь!
  Короче, в спальню я вошел в соответствующем настроении. Обвешался золотом, только сосредоточился на большом и красивом золотом блюде, только нагладил кольца эти золотые и канделябр чистого золота, только глаза закрыл, как сон сразу сказал 'пока' и куда-то отвалился.
  А тут ещё и шум какой-то за дверью, кто-то кому-то уши обещал надрать, а кто-то...
  Ну, сейчас всем будет весело. Счас я буду проявлять королевскую власть.
  Встал, дошлепал босыми ногами до двери, открыл.
  -Доброй ночи, Урий. Ирина, доброй ночи! Гвардия, отпустите ребят. Это мои друзья! Благодарю за службу. Оба, внутрь!
  Гвардейцы, уже заломившие руки детям и намеревавшиеся дать хорошего пинка в сторону от дверей, отступили. Подснежник, который на этот раз командовал отрядом охраны около моей спальни, молодцевато так улыбнулся.
  -Ваше Величество, прикажете подать ужин?
  -Да... Что-нибудь легкое. Без вина. Давно они тут?
  -Да не очень... -Смутился Подснежник. -Поначалу пускать не хотели, вы ж почивать легли, но Вихор заладил, что надо очень.
  -Ну, если уж все равно проснулся, так выслушаю. Пошли, пошли.
  По одному ребята зашли в мои покои. Расселись. Места тут у меня было... Оглядывались, конечно, с опаской. Тут-то им и бывать не положено! Ну да ничего особенного у меня нету. У меня ещё победнее будет, чем у королевы. У той полкрыла замка в единоличном пользовании, и все подушками да коврами забито.
  -Рассказывайте, что привело вас сюда и какие надобности.
  -Седдик... -Начал было Вихор, но его перебила Ирина, внимательно на меня глянув.
  -Ваше Величество. Можно ли вас попросить помочь?
  -Рассказывайте, что случилось-то... -Вздохнул я, снимая с шеи цепочку с кольцами. Все трое проводили моё украшение круглыми глазами. Ну, а что делать-то? У меня там, на Земле, что ни день финансовый кризис ожидается. Инструменты хорошие нынче дороги, как и умная литература.
  -Ваше Величество... -Начала Ирина.
  -Седдик.
  -Седдик. Прошу помощи! Не за себя, а за близкого человека. Светлые боги заповедали...
  -Короче и по делу, Иринк. -Перебил я её. Мне ещё сегодня выспаться надо. И дома у меня дела остались...
  -Ну...
  -Ваше Величество, у нас некоторые люди, которые должны были вернутся в замок, не вернулись. -Сказал Вихор.
  -То есть? Сбежали? Так... Вижу, что не все так просто.
  -Может... -Ирина набралась смелости. -Может, вам лучше самому выслушать человека, Ваше Величество? Вчера ко мне подошел второй помощник помощника главного повара, мастер Ухром. Он готовит фрукты для дворцовой кухни, Ваше Величество... Седдик. Он очень просил об ауд... Аут... Аудиенции. Он знает, что я готовлю вам эту еду... Который суп, да? Вот он просил, что когда я буду подносить суп, то спросить...
  -Вот обалдеть. Ну, сделаем так. Иринк, давай до завтра... Да, давай до завтра вечером. Чтобы слухов не поползло... Просто приведете его ночью в коридор, в тот самый, где мы прятались. Там и поговорим. Только в комнату не ведите. Я там ждать буду, ладно? И вообще, как жизнь-то ваша? Вихор?
  -Да ничего... Хорошо так... -Замялся Вихор.
  Так, какие-то новости у него для меня есть. Только при всех не говорит, молчит...
  -Так, а что кому идти отсюда?
  -Серый, граф Лург обещал мне сто золотых, если я передам в городе нужному человеку записку...
  -О? -Удивился я. -Так... И где же записка?
  -Я не брал, Серый. Мало ли... Сказал, что боюсь сильно. Охрана всех слуг обыскивает.
  Всех слуг... Всех слуг... Всех слуг, зараза ж тебя раздери! Вихор один, а слуг там трое как минимум!
  -Сначала он меня уговаривал, а день назад вот что-то перестал...
  -Виктор! -Крикнул я. Вот и поспали, называется. Теперь слуг ловить надо...
  -Ну, соколы мои ясные. -Спустя полчаса я прошелся по строю из трех человек, которые стояли навытяжку. Лакеи, которые убирались и еду готовили, и которые имели доступ к графу Лургу. Для конспирации в их ряды затесался и Вихор, стоял с упрямым лицом и в одной ночной рубашке. -Признавайтесь, кого купил наш дорогой граф и сколько дал?
  -Знамо кого, Ваше Величество. -Пробасил самый здоровенный, толстяк, помощник повара, который для заключенных еду готовил. -Шкурку он купил. Шкурка сегодня не пришел что-то...
  -Вот чтоб тебя так.
  Подняли графа Нидол Лара, тот поднял стражу. Велел будить себя как только найдут сбежавшего слугу, и отправился спать, про себя ругаясь матом.
  Неудача?
  Да не то слово!
  
  
  Глава 8
  
  Расскажи о себе в этот вечер
  Расскажи как ты живёшь
  Расскажи и тебе станет легче
  Может спасение найдёшь
  
  'Дюна'
  
  -Матушка, да ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть! -Сказал я.
  Королева опасливо закивала.
  Ну, поговорить-то нам надо? Конечно, надо!
  И для того сегодня я выбрал себе день, дернул Виктора себе в споровождение и пошел поглядеть, что же у меня с пленниками. Стража в Западной башне стояла из самых боеспособных частей гвардии. И командовал тут Брат.
  -Ну, как они? -Спросил у него.
  -Матушка ваша молчит, Ваше Величество. -Доложил Брат. -Сыновья графини Нака подрались, их растащили и вашим именем обещали плетей. Граф Лург денег обещал сколько скажу, если выпущу и на корабль помогу сесть, обещал с собой забрать. Черный сидит, что ему сделается.
  -Что за черный?
  -Ну, этот, которого тогда в лесу поймали. Раб ваш. Виктор сказал, что пусть тут пока сидит, больше его девать некуда.
  -А... Ну, хорошо. Проводи-ка меня к моей матушке, и проследи, чтобы около дверей лишних человек не было.
  -Будет сделано, Ваше Величество!
  Для начала королева бросилась крутить мне уши, по старой привычке. Я-то, простая душа, решил с ней наедине поговорить... Обозналась малость, никакого уважения у меня к ней отродясь не было, а поставленный удар ногой был. Осознала, отхромала к креслу поближе и теперь строила из себя дурочку. Я не я, лошадь не моя, а ты, Седдик, такой плохой мальчик! Ай-яй-яй! Как так можно, матушку не уважать и ногами бить?
  -Матушка ты моя царственная! -Вышел я из себя. У меня время идет как резвый нугарский скакун, а я тут, вместо того чтобы получить информацию, выслушиваю жалобы старой, из ума выжившей... -Если ты и дальше упираться будешь, то приглашу мастера Велимерия...
  -Не знаю такого! -Капризно каркнула королева. Но глазки забегали.
  -Вот заодно и познакомишься! Ну так что?
  -Седдик, как ты можешь? Я же твоя мать!
  Я вздрогнул и сплюнул в угол.
  -А мне же срать! Давай, старая, до донышка, что было, что не было и о чем догадывалась!
  Жесткий и грубый мальчик, возникший на месте избалованного и оранжерейного принца, которого так хотела вырастить королева, ударил не в бровь, а в глаз. Я и в самом деле готов был королеву просто измордовать, если бы она ничего не сказала. Почему-то вот тут, рядом, там, где я был сильнее, очень четко вспоминалось все. От замученной Зеленоглазой, до крестьян, и мастеров, и прочих, нашедших свою смерть за очередную золотую монетку, подкинутую нищим в припадке благолепия. И даже не за кубок с питьем из Храма Светлых Богов, а за все то, что до неё по крупицам собиралось, сохранялось и преумножалось, а теперь протрачено, потеряно, отдано... И теперь мне придется ужом на сковородке вертеться, чтобы все то вернуть обратно.
  Королева открыла было рот, чтобы извиваться дальше, но посмотрела на моё дикое лицо и захлопнула. Помолчала чуть, и с явно различимой ноткой страха в голосе выдала:
  -Да что говорить-то, ты же ничего не спрашиваешь!
  -А ты говори, что мне интересно будет. -Я не без труда давил возникшую ярость. -Что-то я уже знаю, а чего-то нет. Вот и рассказывай всё, а если поймаю на вранье... -Чуть распустился, позволил выглянуть зверю в свои глаза.
  Ну, начала она рассказывать, опасливо на меня косясь. Я выглянул за дверь, принесли мне кафедру с письменными принадлежностями, там я думал делать краткие заметки, что да как.
  Бедная рохнийская баронесса рода... А, какая разница, то было и быльем... Ой, Седдик, больно! Итак, бедная рохнийская баронесса рода Мерл встретила и полюбила, твоего, Седдик, отца... Великой любовью... У меня было волшебное ожерелье Фрейи, которое... Ой, грех то великий...
  Короче, полюбил баронессу король Седдик Третий Добрый. Чистой и светлой любовью! Ну и баронесса ответила ему взаимностью, тем более что у баронессы за душой всего-то и было, что полуразвалившийся замок, давно требующий ремонта, три деревеньки практически без жителей и доброе имя. Последнее самое ценное из всего. Папаша наследство измотал до упора, да помер от невоздержанности в еде, питие и женщинах. Через пару лет максимум светил бы баронессе форменный карачун, королевский совет Рохни не очень-то жаловал безземельных нищих аристократок, в замуж выдавал живо, а рыцарей, на баронство претендующих, всегда хватало что в Рохни, что в иных частях этого мира. А тут король! Мимо проезжал с посольством! Встретил, влюбился, с собой жить забрал.
  Биологический папаша этого тела был тем ещё гулякой. Катался с посольствами по разным странам, давал обещания жить в мире и не заботился о предохранении. В результате получился я.
  Уж не знаю почему, но дворянство Соединенного Королевства заставило короля встать с Мор Мерл к брачному алтарю. Тот же Морской герцог, которого потом отравили, и заставил. Неча, мол, тебе, король, по другим странам мотаться, пора и о благе государства задуматься. Вот тебе и жена, давай, наследников делай.
  Вот так и стала рохнийская баронесса Мор Мерл ильронийской королевой Мор Шеен. А там и до наследника недалеко... Родился вот, маленький, глазками лупает, сиську просит.
  Король одумался, остепенился и стал править королевством, в результате чего герцоги за голову схватились. Добрый он был, король-то. Добродетельный. Умел хорошо закатывать пиры и охоты, устраивал роскошные турниры и пышные балы, жертвовал на благие цели не хуже, чем королева...
  В конце концов герцоги, забыв прошлые распри, принялись наводить порядок. Для начала выпнули короля с посольством в Империю, жизни поучиться, объединенной дворянской конницей задавили начавшийся крестьянский бунт, подчистили город от бандитов и острова от пиратов, привели в порядок Коронные договоры с городскими Гильдиями и торговыми домами... И тут как гром среди ясного неба, приходит известие. Король заделал ещё одного ребенка. Ну да, ту самую маркизу Морию, в Империи. Причем не абы к кому, а к герцогине будущей подкатил, старый идиот... Это ж не крестьянка, которой сунул пару золотых да и забыл. Это ж герцогиня! И что, на этой тоже жениться? Если на всех жениться, то в паспорте места для штампов не хватит что у простого человека, что у короля.
  Вытащили царственную особу греха подальше, устроили турнир, потом бал, потом королевскую охоту... Король глазами хлопает, как тетерев на току, а герцоги думают, что дальше. Плюнули на дурака, постановили забыть, но больше из королевства не выпускать. Свой же идиот, что перед другими позориться?
  Да и забыли б, но через пару лет король начал осторожно так зондировать почву - а почему б не привезти герцогиню в Соединенное Королевство, ей же там так одиноко... Землицы ей выделить... Да и законы эти глупые, наследные, мешают что-то! Может, так немножечко изменить? Ну так, самую малость. А я вам за это большое такое королевское спасибо скажу, а?
  На этом терпение герцогов истощилось.
  Король уже немолодой был, и помер от старости, глотнув винца на пиру. В результате недолгой свары заговорщики решили, что уж пусть лучше Мор Шеен сидит как регент при Седдике Четвертом, тем более что он ещё в коротких штанишках по дворцу бегает. Мал ещё. А мы пока что сами разберемся. Вот, на тебе, регентша, сто золотых в день, иди купи себе леденец или нищим раздай... А тебе, Империя, вот наших рыцарей, наши именные легионы, наш флот и нечего тут пихать про 'замшелые обычаи, которые давно пора бы отменить!'
  Ну, шло время. Заговорщики правили, королева нищим золото раздавала да балы закатывала на выделенные средства. На этой-то почве и познакомилась с графиней Нака, которую старый граф сплавил куда подальше от себя. Принц без присмотру по дворцу бегал. Такой хороший мальчик был! Ну, а кого-то из слуг в камин толкнул или вот рабу глазик кинжалом выковырнул, так что же с того? Главное, что не баловался!
  Про принца... Нда. Обычная жизнь средневекового недоросля. Вихор как-то с оглядкой понарассказывал, как к принцу относились. Боялись его! Причем даже свои же, аристократы. Стоит ублюдок малолетний, тычет тебя кинжалом, а ты только стой да улыбайся угодливо...
  И тут откуда не возьмись появился граф Урий. Тогда ещё никакой не граф, а вполне себе мутный тип. Никто про него ничего не знал, и в краткое время никому не известный захудалый дворянчик пробрался к королеве. Мол, матушка, балы-то ты какие даешь худые! Попроси-ка ты денежек побольше, так и балы будешь давать ого-го! А что мешают, так то не беда...
  И в самом деле, не беда. Сначала Закатный герцог, а потом Морской что-то резко невзлюбили один другого... И Закатный герцог возьми и помри прям в своих покоях. Кто-то ему в грудь воткнул кинжал, как от такого не помереть? В Закатном герцогстве началась драка за власть... И хотя прямых улик не было на Морского герцога, все же кто ему поверит?
  Будущий граф Урий мастерски перессорил всех, начиная от военачальников и заканчивая дворянством. Граф Дюка появился, он давно уже во дворце обретался, герой из Предвечной Степи, богато там степняков порубил, ветеран, весь в шрамах! Появился и граф Лург, по которому ещё при старом короле каменная баня плакала. И закрутилось... Что там да как, королева и сама не знала, тупа, как пробка. Кое-что я отметил, на будущее, проверить. А так... Через некоторое время королева раздавала нищим по сотне золотых в день, а королевством правили графины.
  Не всем это понравилось. И однажды во дворце на очередном приеме королева обнаружила интересную делегацию, в составе командира королевской гвардии с десятком гвардейцев, предводителей дворянства и нового Закатного герцога. Ну и традиционный вопрос, который в таких случаях задают, прозвучал. Не пора бы тебе, королева-матушка, на покой? Отдохнуть от суеты двора в отдаленном замке? Мальчика-принца должен воспитывать мужчина, со списком мужчин-воспитателей вот как раз определяемся...
  Пока они говорили, королева кликнула верную ей стражу, наемников, которых загодя тайно провел граф Урий. И пошла кровавая потеха во дворце и около.
  Оказалось, что разожравшаяся за времена Седдика Доброго королевская гвардия не потянула против отборных наемников, пусть даже и под командованием графа Дюка. Порубили делегацию в капусту прямо в тронном зале, потом в казармы гвардии ринулись, тех, кто под руку попался, прирезали, наемники пожгли замки несогласных баронов и графов, попутно хорошо их пограбив. Кто успел, тот наладил ноги в Морское герцогство или вовсе за границу, передав поместья откупщикам...
  А болезнь принца? Так заболел ты сам, мальчик, сам, ай, не бей матушку! Это все граф Урий виноват! Он так и сказал, что убить тебя надобно, но я настояла... Ай! Ай! Ай! Горный отвар это, горный отвар! Его тебе давали, чтобы ты спал! Всех врачей граф Урий поубивал, а мастера Клоту специально пригласили, да! Он бы не отличил, да и не допускали его к тебе... А вот этот кубок, так это доктора посоветовали, да ты бы себя видел, кожа да кости... Ой, ай, ой, ай! Граф Урий сказал, что ты спать будешь, спать! И станешь послушным мальчиком, больше не будешь хулиганить, с быдлом водить... Ой! Это граф Урий меня заставил, клянусь Одином, Тором, Фрейей клянусь и Керр пусть будет мне свидетелем, о Светлые боги... А зачем, мне неведомо, ой! И про принцессу ничего неведомо, она с рыцарем Алором, он не чета тебе женщин ува... Ой! Ай! Нет, нет, его графина Нака привела, хороший мальчик, в Империи жил, знает да вежливость уважает, вот и сказал мне граф Урий, чтобы девочка одна не скучала... Ой! Ой! Ой! Да, да! Я хотела, чтобы принцесса забеременела! Да! Ребенок, не ребенок, я в её возрасте уж со старым козлом, твоим папашей, Фрейя его покарай! Так и она пусть! Ничё страшного не случится, коли родит! А внука я б ужо воспитала! Не чета тебе! Нет, молчу, молчу...
  Я потер саднящий кулак. Лицо королевы украсилось парой бланшей, она схлюпывала юшку, злобно косясь на меня.
  -Ну, карга старая, ладно. -Хотелось плюнуть ей в лицо, да как-то слюны не было. Да и поуспокоился я. Не дело это, самому королю подследственных по лицу лупить. Протокол допроса испачкать можно. -Значит, меня слушай. Пока что жить тут будешь. Если кто к тебе придет и пригласит в заговор, так ты соглашаешься, подробно запоминаешь... А потом все рассказываешь мне. Понятно?
  Королева покивала, испуганно посверкивая глазами.
  Ну, с одной крысой решили. Надо бы ещё к ней зайти, а пока что ждет меня ещё одна рыбка. Даже не рыбка - целый жирный сом!
  -Добрейший граф! -Обрадовался я.
  Граф выглядел хорошо. Когда я к нему зашел, он как раз поглощал обед, бедра куропаток исчезали в его пасти с удивительной скоростью, заливались кислым вином и заедались яблоками. Хруст стоял... Ой.
  -Вввееее.... -Сказал граф. Обгладываемая кость вывалилась из его рта и, прокатившись по ляжке, исчезла под столом.
  -Ну, поговорим. -Я выложил письменные принадлежности на стол.
  -Ваше Величество, я так рад, я так рад, что вы смогли... -Граф смахнул с шеи кружевной платок, стол отодвинул в сторону и попытался встать.
  -Только на колени упасть не вздумай! -Сказал я. -Я тебя не подниму. Давай побеседуем.
  С королевой часа три провозился, а вот с этим-то сколько? Если тоже начнет вилять и упираться, придется нанимать штатного палача. Ему-то просто так по морде не нахлопаешь, вон сала сколько, благонажранная амортизация...
  Граф упираться не стал. Мелкие мошенники, они такие, они всегда знают, когда конец игры и когда время сдаваться. Вот граф Лург и не запирался, а начал выкладывать всё и вся.
  И как его нашел граф Урий, и предложил профинансировать содержание небольшого отряда наемников. И как граф Лург согласился, да и попробовал бы он не согласиться!
  -Ваше Величество, кинжал вот тут был, вот тут! -Граф отмерил расстояние в пару пальцев от своей промежности.
  -Хм... Продолжай.
  Короче, денежный наш мешок сделал ставку, и не проиграл. Заем графа Урия вернулся к нему с неплохими процентами. Потом граф Урий попросил ещё заем, и так же скрупулезно расплатился. А потом предложил графу Лургу столь заманчивое предложение, от которого нельзя отказаться.
  Побыть таким большим кошельком для королевства. Понятно, что некую часть прибылей забирал себе граф Урий, но и графу Лургу на жизнь тоже неплохо хватало. А уж некоторые его идеи, например, опосредованные налоги... Это когда вводится налог, скажем, на сельское хозяйство. На коровок там, лошадок... А цену на хлеб поднимать запрещают! Ибо неча, неча... И крестьянские хозяйства начинают проседать на большие деньги. Деваться-то им некуда, хоть сколько-то надо выручить, чтобы этот налог заплатить! И тут появляется граф Лург, отечески похлопывает по плечу, говорит, что поможет. Как не помочь? Крестьяне это же соль земли Ильронийской! Под эту помощь толстый граф выбивает с дворян добровольные взносы, считай тот же налог на вспомоществование земледельцам, волевым государственным решением покупает хлеб по цене чуть выше общепринятой, достаточной, чтобы крестьяне не вымерли с голоду и поимели чуть прибылей. Потом хлеб перепродает, за границу. Деньги кладет в свой карман, а на сумму, собранную от государства, покупает хлеб в Империи, который затем по бумагам раздает голодающему народу.
  Ничего себе схема. Я вообще на половине запутался, пришлось на бумаге рисовать, приведя графа в священный трепет. Куда, как да что.
  Или, к примеру, продажа поместья за долги. Вот приходит человек некий к графу, али там к барону, слезно просит продать чего-нибудь, денег дает вперед... Обычно урожай просили. Отдает денег, составляют договор, а потом человек пропадает неведомо куда. Граф или барон крутит пальцем у виска над идиотом, который денег заплатил, а товар не взял, и радуется жизни на вырученные финансы. На второй и третий год ситуация повторяется. Граф или барон рад дико наплыву богатых буратин... А через некоторое время вызывают графа или барона ко двору, объявляют ему, что он в долгах как в шелках. Ну да, вот денег получил, а почему товар не передал? Как так не было никого, некому передавать, ничего не знаю! И продают поместье за долги, разницу вычитают, и выдают на руки. Понятно, что поместье оценивает граф Лург, причем по цене куда как меньше рыночной. И остаётся у графа или барона майорат, один холм с замком небольшим, а у графа Лурга на счетах прибавляется денег. Майорат потом тоже в откуп сдают... Майорат делить нельзя и за пределы семьи продавать, а вот передать в откуп, пока не будет выплачен весь долг...
  А ещё можно одолжить денег, а потом одалживающий исчезает на пару лет, до тех пор, пока долг не примет просто астрономические размеры. Радостный аристократ продолжает жизнь веселую, разгульную, снова занимает-перезанимает, и лет через пять всплывает бумажка пятилетней давности, да ещё и с астрономическими процентами...
  Продажа поместий по несколько раз, подделка документов, те же шашни с наследованием, назначение левого управителя, то да сё...
  Ростовщичество банальное на этом фоне даже скучновато как-то выглядит.
  -Давать деньги в рост законно, Ваше Величество! -Важно сказал граф Лург. -Я только своё требовал, я же не бездельник, я партнер благородных людей, временно попавших в трудное положение...
  АО МММ* в действии.
  
  * - одна из первых и самая крупная финансовая пирамида на постсоветском пространстве. Обогатило русский язык эпическим выражением 'мы не халявщики, мы партнёры'. Краткая суть - продажа необеспеченных акций и выплата первоначальным 'вкладчикам' дивидендов по первым акциям за счет продажи последующих акций.
  
  -Да ты, граф, оказывается, умный человек... -Протянул я. -А чем тебе барон Алькон не угодил?
  -Это не я, это граф Урий...
  -О, вот только не надо мне врать! Граф Урий на тебя кивает!
  Граф Лург чуть побледнел. Прикинул, что если на него граф Урий кивает, так, возможно, я и графа Урия того? Тоже поймал? На этом месте мысли графа сделали скачок, который отразился у него на лице, и граф Лург побледнел ещё больше.
  - Кстати, вот ещё и барон Алькон изъявил настойчивое желание поговорить с тобой. Не знаю, как долго могу его удерживать. Эй, эй, толстый, не вздумай мне ещё в обморок грохнутся! Давай ближе к делу. Так чем же?
  -Он отказался свой замок на откуп сдавать. Начал баронов подбивать, а они его слушались. Вот и пришлось...
  Я покачал головой.
  -Итак, добрый граф. Писать-то ты умеешь? Вот и записывай все. Даю тебе три дня на творчество, а потом читать буду. Если что не так, то следующий разговор с тобой проведет барон Алькон. Понял?
  -Да, Ваше Величество! -Граф Лург сделал попытку поклониться.
  Вышел из комнаты.
  -Седдик, обратно? -Предложил Виктор.
  ѓ-Нет... Есть у меня ещё один клиент.
  -Графиня Нака сидит дальше по коридору... -Сказал Брат. -Если Ваше Величество пожелает, сейчас мигом...
  -Да нет, на что мне эта тупая курица? Где тут у вас сидят шпионы?
  -Ниже, Ваше Величество!
  -Добрый день, Ваше Высочество. -Сказал мне бывший раб.
  -Ну, и ты здравствуй. -Сказал я Жареному. Тут, в отличие от помещений королевы и графа Лурга, комфорта особого не наблюдалось, раб-шпион сидел в обычной камере, разве что с жаровней небольшой в коридоре. Такой жути, как в прошлый раз, тут не было. Бригада слуг все вычистили, вымыли, выскоблили. Неделю старались, горы мусора перед Западной башней росли, но я был неумолим.
  Что ж за позор-то такой королевству, если у него даже в тюрьме грязно? Тюрьма - это первое, что видят некоторые, после того, как пересекают границу королевства. И о чем некоторые из этих некоторых расскажут другим. Так что соответствовать надобно! Чтобы застигнутый с поличным шпион не отбивался до последнего патрона или до последней капли крови, а тихо-мирно поднимал руки и шел в тюрьму сидеть, на казенные харчи три раза в день, мягкую кровать и теплый туалет в каждой камере. Потому что тут и покормят, и выслушают, и денежку дадут.
  -Ну, вот я даже и не знаю, что же с тобой, таким хорошим, делать. -Поделился я горем, когда сел на высокий табурет, а все остальные удалились за пределы слышимости. С рабом я решил не рисковать, в комнату не входить. Это не королева, тут мигом уполовинит. Здоровенный он больно!
  -В слуги я уже не сгожусь. -Сказал раб.
  -Да, это верно. Но не вечно же тебя тут держать-то?
  Помолчали.
  Убивать его не за что. Вот странный парадокс - граф Лург физически на меня и палец не поднял, а я уже готов его в выгребной яме утопить, причем не могу точно сформулировать, за что именно. А вот этот бывший раб, едва меня на тот свет не отправивший и прилично мне руку рассадивший, таких эмоций как-то не вызывал.
  -Что со мной будет? -Спросил бывший раб. Спокойно так спросил, не волнуясь ни о чем. Как о цене на проезд в трамвае.
  -Да кто его знает... -Против своей воли потянул я вполне искренне. -Ты сам-то что думаешь? Домой хочешь?
  -Там для меня дома нет, Ваше Высочество.
  -'Величество' уже.
  -Поздравляю, Ваше Величество.
  -Слушай, Жареный... Ну, буду тебя пока так называть. Или у тебя есть имя?
  Жареный поглядел на свои руки зачем-то, погладил лысину.
  -Нет, Ваше Величество.
  -Хорошо. Тогда нарекаю я тебя Лумумбой. Тебе, наверное, все равно, а мне приятно будет.
  
  * - Патрис Эмери Лумумба (1925 - 1961гг.) - видный африканский политический деятель, символ борьбы народов Африки за независимость. Его именем назван Институт Дружбы Народов в Москве.
  
  -Как того желает Ваше Величество.
  -Слушай, так что же ты делать умеешь? Воевать? Нет, умел бы, тут бы не оказался. Может, ты умеешь читать и писать?
  -Нет, Ваше Величество.
  -А ещё что? Чем-то от остальных-то твоих отличаешься?
  Готов я был к тому, что новоназванный Лумумба пяткой в грудь себя ударит и расскажет про череду благородных предков, да только не к тому, что дальше было. А было вот что - с мрачной мордой скинул он свои портки, под которыми нижнего белья не оказалось, и показал мне его. А потом так же мрачно портки одел.
  -Эксгибиционист хренов. -Прокомментировал я по-русски. И дальше уже на местном наречии. -Ну, и что это было? Нет, что это было я и без тебя знаю. Вот что же ты мне хотел сказать?
  -Я могу делать детей, Ваше Величество.
  -Эка невидаль. Дурное дело не хитро... -Я вдруг вспомнил некоторые рассказы графа Слава. Сопоставил... Переварил... -Хочешь сказать, что у тебя не каждые так умеют? А все остальные, они что? У них зачем та штука?
  Любопытные подробности рассказал мне Лумумба.
  Дикари... Они те ещё дикари. Большая часть их ну никак не могла иметь детей, хотя все причиндалы были на месте. Бесплодны. Детей делала вот только маленькая такая каста вождей и шаманов. В назначенный час уходили они куда-то в дальние леса, припадали там к священному древу, и делали детей. С древом. А потом из древа появлялись новые дети... Шаман приносит, всем племенем воспитывают. Женщину? Нет, не видел. Никогда. Первую женщину увидел уже тут. Думал, что просто такой человек странный, уродливый... А оказалось, что это женщина. Нет, и не слышал даже никогда.
  Понятно, что инструментом своим гордились очень, кому попало не показывали, холили и лелеяли.
  Ничего себе народные обычаи.
  Представил, что и как там могло твориться. Студия Приват не представляет, короче говоря, что они там и как. И живут как, я уже не представляю. Если вот такой вот тип может детей делать, то как же... Короче, ну его на фиг. Мне по возрасту ещё рано.
  
  * - Private Media Group - киностудия по производству порнофильмов.
  
  В Королевский университет Лумумба не хотел. Заизучать его там могли и до смерти, потому что много кто верил в богатейшие клады, спрятанные на Южном континенте. А их не то чтобы не было... Были, конечно. Но достать их не просто. Долго идти, трудно копать, либо серьезная охрана. Племя-то его бедное было, да и сам он...
  А домой?
  Домой тоже не торопился. Какие-то религиозные споры... Ничего не понял я, короче. Но возвращаться домой для Лумумбы было не особо приятно. Могли принять, возвеличить. А могли и отрезать предмет гордости, махом переведя в простые люди. Именно так с давних времен казнили отступников - брали один камень, туда клали...
  Спасибо, дальше не надо.
  -Короче, не знаю я, что с тобой делать. -Подвел я итог. -Рассказываешь ты интересно... Даже и не знал никогда. Если хочешь, живи тут пока что. А там уж видно будет.
   Лумумба уныло кивнул.
  Да, загрустил сын далекого Теплого края в подземельях.
  -Ладно, сиди давай пока что. Может, если что вспомнишь, то придумаем. Если что надо будет, то зови Брата, я скажу, чтоб не обижали тебя. Да и сам не хулигань.
  Отошел, махнул Виктору.
  -Ну, вроде бы все. -Подвел итог.
  -В замок, Ваше Величество?
  Я представил, что дома-то меня ждет компьютер с Интернетом и куча учебников, которые надо таки перечитать и выделить главное... Очередная бессонная ночь и чашки кофе.
  Мозг уже заранее сказал 'не хочу'. Ну да вот ещё, мозги! Ать, два. Да, хозяин. Мозги, я ж рекламу МММ не смотрю, нет? Математические задачи без калькулятора тоже не решаю уже с девятого класса. Кушаю сахар и орехи, что, говорят, для вас полезно. Так что уж будьте добры соответствовать!
  Мозги согласились, что предъява-то справедливая.
  Проснулся вот так, рывком. Снял с груди шнурок с золотом, забросил кольца сначала в под футболку, а потом в карман. С одной-то стороны, было бы не хорошо приспать себе золота прямо на дежурстве, а с другой-то стороны, после этого инструмента, будь он неладен, я по миру пойду ещё раньше, чем пропалюсь.
  К тому же, это одно из моих последних дежурств. Делать нечего, придется все же с работой завязывать и сосредотачиваться на золоте. Потому что такого графика я просто не выдержу. У меня просто банально сил не хватает уже. Втискивать в себя не только информацию по станкам и оборудованию, что мне как бы свойственно - все же технический ВУЗ моя Альма-Матер, но и по сельскому хозяйству... Последнее сложнее. Если в первом я хотя бы знаю, где посмотреть, то второе для меня лес темный.
  Одно понятно, что семена, семена...
  Картошка-то в тот мир ушла хорошо. Десяток картофелин сейчас лежали на влажной тряпке в замке. Проращивались. Ой, мамка, спасибо тебе, что всегда на даче картошку сажаешь! Взять бы пророщенный, да где ж его достать-то, у нас ещё снег недотаял, а там уже вовсю весна в ворота стучит. Землю копнул в королевском саду, пока ещё не прогрелась, но Коротыш и кое-как разбирающийся в крестьянских делах Волин клятвенно обещали семидневье. Ну, надеюсь, что к тому времени можно будет закапывать. Лет через пять проблем питания тут не будет.
  Хорошо бы ещё семена притащить, да не понимаю я в них ничего! Лучше уж без помидоров-огурцов проживу, но чтобы картошечка была. Мог бы, так я бы её мешками волок сюда!
  Ладно. Пора.
  Потянулся, поднялся, оправил форму. Глянул на часы, захлопнул учебник агронома, на котором добросовестно и задремал. К черту эту агрономию, надо было читать 'Сад и огород', самое простое! Сцапал со стола чашечку кофе, и пошел навестить Мишку. Мы с ним как раз смену стояли.
  Но Мишка меня опередил, он как раз шел будить.
  -Серег. -Мишка перетоптался на пороге. -Серег, слушай... Помощи прошу.
  -А? -Туповато сказал я спросонья.
  -Слушай, помнишь, разговор был у нас... На тему, что... Ну... Со мной не сходишь?
  -Куда... -Я вспомнил. Мишка, Анастасия, которая Анастасия и только так, и его просьба. Давно ещё, кажется, в совсем другом мире и очень давно. -Анастасия?
  -Да. Серег, совсем дело плохо стало там. В понедельник был, так вообще...
  -Лан, Мих. Обещал - так схожу, это не вопрос. Когда идем?
  -В следующую пятницу они собираются. Было бы хорошо...
  -Хорошо так хорошо. В пятницу встречаемся около метро, будем думать, что там за дела разные. Неделя ещё есть, чтобы что-нибудь придумать. Давай, не падай духом.
  Хотел добавить 'если что, то мы тебе другую девушку найдем'. Но, видя лицо Мишки, промолчал.
  Да, Мишка, в жизни все не так хорошо проходит, как в твоей любимой фантастике.
  Рынок встретил меня гомоном толпы и запахом шаурмы. Вот такие вот рынки-то... Куда не пойди, везде одно и то же. Люди туда сюда ходят, под ногами пыль да грязь, на прилавках разноцветие пачек Мальборо и жевательной резинки Турбо, шаурму жарят на специальных печах небритые улыбчивые личности. Кто-то торгует, кто-то покупает, но все гомонят так, чтоб на всю неделю хватило.
  Прошел в нужный сектор, тут торговые ряды обустроены в виде поставленных рядом друг с другом открытых морских контейнеров. Внутри продавец сидит, товар разложен. Заходи, выбирай, что душе угодно. Хочешь, джинсы, хочешь, куртку кожаную, хочешь, кроссовки, а хочешь, и футболку с мордой лица каких-то забугорных металлистов.
  Для простоты все контейнеры пронумерованы, буквами и цифрами.
  Вот, нашел. Номер контейнера совпадает. Вроде бы то, что мне надо.
  По стенам висят камуфляжки, тельняшки, вход прикрыт маскировочной сеткой. Гудит тепловая пушка, дует в ноги. Колыхается длинная снизка фуражек всех мастей, от синих до черных, гордо раскидывают руки теплые натовские куртки незнакомого камуфляжа, реет на ветру флаг Конфедерации, на столике разложены какие-то подсумки, топорики, саперные лопатки. Устало щурится куда-то в текущую мимо толпу продавец.
  Почему-то он мне сразу прапорщика напомнил. Ну, бывает такой типаж людей, видно, что побывал он в армии побольше, чем солдат-срочник, повидал много, больших чинов не достиг, зато все ходы и выходы армейской службы назубок знает. Вот, как есть, прапорщик.
  -Леонид Витальевич. -Спросил я, останавливаясь и для серьезности глянув в бумажку. -Вот, вы точно такой, как вас мне Алексей Иванович описал...
  -А кто это? -Лениво спросил прапорщик.
  -Чеботарев!
  -О, так ты от него? -Прапорщик оживился. -Ну заходи, дорогой, заходи! Не стой на пороге! За чем пожаловал? Вот у нас куртки новые появились, пилот называются... Только вчера из Америки! Кожа, настоящая! Или по камуфляжу чего подобрать? Рост у тебя... Сто девяносто? Больше?
  За разговором зашли внутрь, я вынул из кармана и протянул прапорщику листок с мудрёным названием.
  Тут начался серьезный разговор. Для начала, прапорщик уточнил, сколько мне надо. А потом назвал цену. Поторговались, чуть цену удалось сбить. Ну, согласился, конечно, куда деваться-то? Прапорщик сразу же стал серьезным, высунул нос из контейнера, свистнул. Сразу откуда-то появился шустрый мальчишка цыганистого вида, подмигнул мне, получил от прапорщика бумажку с накарябанными ручкой значками и умчался куда-то.
  Деньги я положил в ящик стола, прапорщик кивнул.
  -Пойдешь обратно, Рахим тебе отдаст. Как пользоваться вот этим, знаешь?
  -Ну... Укол сделать...
  -Больше одной ампулы не коли. Знаешь, что это такое?
  -Состав...
  -Это ещё в Союзе придумали, когда вовсю помогали нашим недоразвитым братьям. Болезни там у них одна за одной, а пойди, разбери, что с ним да отчего. Вот и сделали этот состав. Инструкция есть на каждый случай применения, на какие симптомы. Если кашель сильный и понос, то колоть номер три, если лежит и не двигается, то колоть номер один. Такая вот аптечка быстрой помощи*.
  
  * - авторские фантазии! Автор и Минздрав предупреждают об опасности самолечения!
  
  -Хитро придумано. -Оценил я.
  Огляделся.
  -Лень... А у тебя что ещё полезного для туриста есть? Может, какие-нить там... -Подумал про газовую печку. Нет, на фиг. Вознесусь ещё, как тот сапер из анекдота. -Ну, что есть-то, в общем?
  -Дай подумать... Тактический фонарик. Видал? Это последняя американская новинка. Светит чуть ли не на полкилометра, можно бросать с пятого этажа. Когда стреляешь ночью, то светишь на цель. А ещё есть прицел ночного видения.
  -Это как?
  -А он ночью видит... Американцы такие на свои М-16 ставят. Батареек не очень надолго хватает, но зато они обычные пальчиковые, их в каждом сельпо найти можно.
  Короче, вышел я опять без денег. Зато с двумя биноклями, ночным прицелом от М-16, двумя комплектами камуфляжа от НАТО, двумя полевыми аптечками и новеньким бундесверовским рюкзаком.
  На выходе с рынка меня нагнал Рахим, тот самый цыганенок.
  -Дяденька, вы обронили! -Передал мне коробку, перевязанную скотчем.
  -Спасибо, парень! -Я порылся в карманах, сунул ему четыре купюры.
  Теперь главное все добро до того мира донести.
  
  
  Глава 9
  
  Вдруг как в сказке
  Скрипнула дверь...
  
  к\ф 'Иван Васильевич меняет профессию'
  
  Проснулся я рывком, как будто и не спал. Лежал, глядел в потолок. Никак не мог понять, что же меня разбудило.
  Так, тишина.
  Опять, что ли, Вихор пришел с просьбой? Давно бы пора уже Королевский Суд запустить и туда все дела сбрасывать...
  Сел в кровати, потянулся, помотал головой. Глянул за окно, ночь ещё на улице. Звезды светят. И тишина, такая приятная тишина... В моем мире всегда что-то шумит. То машины на улице, то кран на кухне, то соседи телевизор громко смотрят. А тут тишина! Ночь настала, так нечего свечи и факелы жечь, спать пора!
  Кстати, а кто ставни-то открыл? Я же на ночь глядя закрывал, точно помню.
  -Принц! -Сказали из угла.
  -А! -Крикнул я.
  Неожиданно-то как! Оглянулся, по углам темно и ничего не видно. И голова ещё кружится, а на пузе что-то тяжелое. Что-то перенеслось из того мира, надо поглядеть, что именно.
  И как назло, в комнате темно, хоть глаза коли. Только какие-то тени в углах движутся, то туда, то сюда.
  -Принц, вам передают самые наилучшие пожелания...
  Я два раза выстрелил в первую же подозрительную тень, которая почти подобралась к моей кровати. И даже сам не понял, как пистолет у меня в руках оказался.
  Тень повела себя предсказуемо, упала назад, глухо застонав и звякнув железом.
  Сбросил одеяло, вскочил с кровати в чем мать родила, оглядываясь. С пуза укатился фонарик и бинокль... Фонарик, вот что надо!
  Метнулся за ним, углядел краем глаза движение в углу и три раза выстрелил туда.
  Воняет порохом, выстрелы бьют по ушам, ногам очень холодно, ушиб коленку, пока прыгал, руки дрожат с непривычки.
  Теперь одну руку отпустить от пистолета, левую, взять фонарик, включить...
  Лучше б этого не делал!
  Два трупа в комнате и подслеповато щурившийся живой. Местный ниндзя, не иначе. Серый, измазанный пылью плащ, под плащом видны какие-то металлические и кожаные детали одежды, прочные сандалии на ногах, на голове маска с прорезью для глаз. Мощный луч американского фонаря уперся убийце прямо в глаза, и теперь ему было очень несладко, никак проморгаться не мог.
  Два трупа в таком же прикиде. Тот, кто около моей кровати, сжимает в обеих руках по короткому клинку, даже после смерти не выпустил. Второй по стене сполз, содрав гобелен себе на голову.
  -Давай руки вверх! -Сказал я. По-русски сказал.
  Конечно, так он и поднял. Прикрылся рукой, так бы любой землянин, который фонари видел, прикрывался, и поднял самострел.
  Стрелять с одной руки оказалось неудобно, глаза от света сжимались сами собой, да ещё и в ноги я целил, и пуля только вышибли фонтанчики каменной крошки рядом с сандалиями ниндзя, а его стрела свистнула куда-то в полоток. Ниндзя выкинул в сторону самострел, выхватил из-за спины метательный нож.
  Вторым выстрелом я попал ему в плечо, третьим в грудь. Ниндзя выронил нож, и тихо упал на пол ничком.
  Так, а что так тихо-то?
  Где моя охрана, у дверей всегда стояли.
  Кое-как унял дрожь, поворошил в кровати. Фонарик и ночной прицел. То, что надо. Где мои штаны?
  Успел только застегнутся, как что-то меня насторожило. Даже и не знаю, что именно, но я подошел к окну и выглянул в него, прижал к глазу прицел. Вдавил кнопку, ничего, темнота.
  Батарейки!
  Вытащил батарейки, упаковку содрал зубами, чуть передние зубы не вырвав. Быстро вставил сначала одну, потом другую, щелкнул клавишей, в прицеле возникла картинка.
  Так, вот замок. Вот и лестница веревочная, точно как я и планировал делать когда-то, чтоб замок покидать когда вздумается, удобная очень, забитые в щель между булыжниками деревянные клинья. Так, что с замком? Масляные лампы выглядели маленькими звездочками в зеленоватых тонах, вот часовые... Проклятие, они же мертвые!
  -Тревогаааа! -Заорали внизу.
  Стали зажигаться факелы.
  А у меня распахнулась дверь.
  Ночной прицел полетел на пол, а я прижался спиной к двери и еле удержал себя от выстрела. Волин это, позади него, в коридоре, Подснежник и ещё пара человек, отсюда не видно.
  -Ваше Величество?
  -Да живой, живой! Что происходит?
  -Нападение!
  -Пожар! Горим! -Заорали с улицы.
  За их спиной вдруг возник ещё один тип в сером плаще, Волин успел повернуться и принять его удар на свой тесак, а потом отшвырнул от себя, а Подснежник влепил пинок в упавшего, тот изогнулся от удара, как червяк.
  Ещё один у меня сзади, бьет ножом, я пропускаю удар, беру бьющую руку в замок и со всей силы повисаю на ней, выворачивая из сустава. Фонарик улетел на пол, не найти... Под моими руками с хрустом подается плоть. Ногой пробую отшвырнуть от себя серого плаща, да не получается, я тут подросток, а не мужик здоровенный, сам отлетаю от него.
  Не боец уже в любом случае...
  Нет, перехватывает клинок другой рукой и идет ко мне, но вдруг у него в груди вырастает длинная стрела. Знаю я такие, кажется... Вера тут, вот без неё-то никак нельзя было обойтись!
  -Кто это такие? -Я указал ближайшее тело.
  -Это... Кажется... -Волин склонился над трупом.
  -А что так дымом пахнет? -Вдруг спросила Вера.
  Я уже было подумал, что бы такое соврать, как понимаю, что пахнет-то не порохом, а горелым именно.
  -Пожар?
  -Король! Король! -Это из коридора. Тоже знакомое... Барон Нават? Сильно ему досталось, весь израненный, белая шелковая рубашка намокла кровью, но на ногах ещё держится. Вокруг него ужом вьется мастер Клоту, что-то пытается перевязать, но барон только отмахивается изредка.
  За ним и Виктор с обнаженным мечом, тоже в крови, чужой. Нашел меня глазами, сразу успокоился. А Лана вот что тут делает? Я и забыл про неё, позор мне на голову! И где она тесак этот нашла-то, а?
  -Лана! Ты тут откуда?
  Девочка упрямо мотнула головой. Она пряталась за Виктором, на плечах легкая кожаная куртка, утянутая по самое не могу, велика она ей, а в руке слишком большой для неё меч.
  -Пожар! -Кричали снизу. -Пожар! Воды!
  Внизу, по полу, стелились тонкие полоски белого дыма.
  -Уходим на улицу! Виктор, за Лану головой отвечаешь! Ну, пошли!
  Бросились вниз, по коридорам, Виктор не отставал от меня, а я волок с собой в свертке из одеяла перенесенные вещи. Надо бы отдать кому-нибудь, но я просто не доверял. К тому же, это позволяло прятать пистолет, а то что-то барон Нават ко мне присматривался...
  Крики и грохот впереди. Большие двери открылись, хлынул серый тяжелый дым и полезли люди в серых плащах напополам со слугами. Переодетые слуги, конечно, переодетые... Затопили всю ширь коридора, сверкнули короткие изогнутые клинки.
  В коридоре сразу закипел бой. Серые плащи сражались с яростью, бросались прямо на оружие, повисали на клинках, но старались забрать с собой как можно больше врагов. Выглядело это страшно. Один такой, дико извернувшись, широко полосовал клинками все вокруг, как комбайн на сенокосе, задевая как можно больше народу, пока смутно знакомый мне рыцарь не всадил ему в грудь сорванное со стены копье. Копье с хрустом сломалось, но рана оказалось смертельной, серый испустил дух.
  Рыцаря я узнал, это тот барон, что сначала пришел к королеве за справедливостью, а потом сидел по соседству с мастером Иштваном... Барон Ручейника Шорк. Или просто барон Шорк, Ручейник-то уже ему не принадлежит. И быстро оправился, руками машет как мельница, серые от него так и отлетают...
  За моей спиной хлопнул лук, и один из серых в середине свалился со стрелой в глазу. Ещё один хлопок, голову другого серого дернуло наружу, древко стрелы сломалось о стену. Ещё раз, стрела со шпоканьем втыкается прямо в середину груди очередного серого, тот на подгибающихся ногах ломится вперед, но его валят на пол и закалывают мечами. Вера появилась, быстро стреляет, не задевая своих, но выцеливает малейшее движение, и втыкает туда стрелу. Посмотреть одно загляденье, красивая работа умелого человека. Руки так и мелькают, переправляя стрелы из тула на тетиву лука, хлопает тетива по большим кожаным перчаткам. Я таких раньше у неё не видел.
  Серых и переодетых слуг мнут массой, бьются в них раз за разом, оставляя мертвых и раненых, и наконец выталкивают из узкого коридора в проходной зал, где набрасываются со всех сторон и вырезают. Индивидуальное мастерство серым не помогает, гвардейцы умеют действовать в строю, каждый из них прежде всего поддерживает товарища. А серые, хоть и куда более умелые бойцы, единоличники, лишь бы побольше народу убить.
  На резне в зале бой и кончился. Все серые погибли тут. Складываемый ими пожар быстро затоптали, пылающие гобелены сорвали и выкинули в окна, залили водой пылавшую комнату, нашли там пару обгоревших до неузнаваемости трупов, и больше никого. Потом проверили, конечно, дворец снизу доверху, но нашли только трупы. В том числе и караулов. Пострадало наших...
  Утром выкладывали на землю Королевского парка трупы, а я только зубы сжимал и ругался. Три десятка серых, и за сотню наших. Размен один к трем, а то и больше шел.
  Первые потери в гвардии, практически трети нету. А отбирали-то, старались. И в результате, недоучив, бросили в бой, и теперь эти люди погибли за меня. Большей частью вольные стрелки, но было много и горожан, и дворян.
  Дворец перекрыли пограничники графа Лира и даже моряки. Никогда в истории Соединенного Королевства такого не было, чтобы именные легионы на караул во дворце вставали, но вот сегодня пришлось.
  Аристократы тоже появились, один за другим кланялись, осведомлялись о моём здоровье, желали долгих лет. Я отмалчивался, желали-то они издалека, вокруг меня стояла охрана, вплотную никого не пускали.
  -Ваше Величество. -Это Виктор. -Я прикажу усилить охрану...
  -Не поможет. -Мрачно сказал я. -Как ни усиливай, нужный человек всегда найдется. -Виктор. Погляди! -Я указал на ряды трупов. -Большую часть их убили издалека или когда они спали.
  -Да, Ваше Величество... -Сказал Виктор совершенно убитым тоном.
  -С завтрашнего дня тренировки гвардии в два раза увеличить! В помощь тебе... Кого надо тебе в помощь?
  -Я бы Коротыша взял, Седдик. Или Две стрелы. Парни они хорошие, основательные. И барона Шорка. Он очень хороший боец.
  -Бери кого хочешь, это на тебе, но через неделю я спрошу с тебя. Также на тебе развитие армии дальше. Только на моей охране тебе лично сосредотачиваться запрещаю. Ищи верного человека, ставь вместо себя... Виктор мог заниматься моей охраной, а граф Вольг должен думать об армии! Понятно? Возражения не приниматься!
  Виктор потерянно глядел на меня в начале диалога, но вот что-то решил для себя, и твердо ответил.
  -Я сделаю все, что от меня зависит, Ваше Величество.
  Треть гвардии. Почти две сотни слуг, которые задохнулись в дыму... Этим, в серых плащах, удалось таки подпалить перекрытия в дальнем углу замка, пока ещё тушили, пока бегали туда и сюда, пока мастер Иштван сумел организовать всех и заставить таскать воду... Три с половиной сотни покойников, распишитесь в получении. И выгоревшая Южная башня, где слуги и дворяне жили.
  Покушение на короля, древний красивый обычай.
  А с той стороны тридцать три человека ровно. Причем трех из них прикончил я лично.
  -Граф Нидол Лар! -Углядел я знакомую лысину. -Граф!
  -Да, Ваше Величество... -Граф попытался поклониться.
  -Потом кланяться будешь. -Оборвал я его поклон. -Вот эти уродцы серые, кто это?
  -Ваше Величество... Позволите пройти со мной.
  Прошел. Граф выбрал самый неприглядно выглядевший трупешник, задрал ему плащ.
  -Это асси, из Нагорного графства, Ваше Величество. Поглядите... -Коротким острым ножом граф Нидол вспорол плащ и плотную рубашку на груди серого. Обнажилось мертвенная плоть, запахло застарелой кровью. Этого серого насадили то ли на тесак, то ли на копье, не разобрать уже, в животе дырка, ровная рана с выпуклыми краями. Багровое мясо пухнет наружу, видно внутри что-то черное... Я ощутил тошноту, быстро сглотнул.
  Граф искал что-то иное. Ещё пару взмахов ножом, и обнажились руки, мускулов что-то особых не заметно. Бледная кожа, в которую, как в колбасную обертку, завалено мясо мышц. Граф неторопливо и акцентируя на каждом движении, резал одежду на трупе.
  -Вот, поглядите сюда. -Граф показал на подмышки. -Вот эти места у тех, кто часть пьет отвар, всегда большие и твердые... -Нажал рукояткой кинжала. В самом деле, лимфатические узлы здоровенные и твердые, кинжал их не проминает даже. Как будто орехи грецкие под кожу запихнули.
  -Граф, а граф. -Сказал я. -Ты чего добиваешься, чтобы я прям на труп завтрак выкинул? Так я ещё сегодня не завтракал.
  -Простите, Ваше Величество, я не думал, что это зрелище может быть вам неприятно...
  Да все ты думал, старый хрен! Просто решил побыстрее от меня отвязаться. Ну, сейчас ты свою ошибку поймешь, уважаемый. Трупы у меня как-то уже не вызывают ничего, кроме зевоты. Навидался я уже. После графа Дюка у меня что-то такое перегорело, наверное. Как предохранитель выбило. И мне теперь уже все равно. Вот только недавно трех человек пристрелил, пристрелил бы и больше, если б мог сделать это без лишних подозрений в колдунстве. Я их к себе не звал.
  -Собственно меня чем удивить хотите, а? У меня из спальни трех таких вытащили...
  Глаза графа чуть округлились и лицо чуть изменилось.
  -...и мне как-то до... Ну, ты понял, граф?
  -Да, Ваше Величество. -Чуть поклонился мне граф. -Я всего лишь хотел указать на некоторые особенности строения тела жителей Нагорного графства.
  -Вообще-то, слышал я, что их уже нет...
  -Ваше Величество, позволю себе сказать, что это далеко не так. Питомцы графа Асси никогда не бывали уничтожены полностью. Прошу заметить, вот эти места, вот эти... -Граф показывал последовательно на все лимфоузлы. -Когда человек начинает злоупотреблять горным отваром, вот это происходит. Так их узнают ещё со стародавних времен.
  -Значит, я чем-то обидел Нагорное графство? -Спросил я.
  -Ваше Величество, им просто заплатили деньги за нападение.
  -Да уж понятно, что бесплатно-то они бы не поперлись сюда. Граф, для вас задача, найти, как они проникли в замок и где собирались. Такая толпа-то должна где-то собраться, наточить оружие, а потом сюда добираться... Не по улицам же они шли, с песнями и плясками? Короче, ищите по городу, где они обитали. Можете привлекать к делу... -Я задумался. Так. Не настало ли время чуть поделить власть, организовать Министерство Внутренних Дел отдельно от Министерства обороны? Да нет, пожалуй, рано ещё. Пусть граф один ищет. -Нападение повторится?
  -Да, Ваше Величество.
  -Вот ещё радость. Значит, так. Ищите, где они могли бы собираться, все подъездные пути и удобные маршруты к замку взять под наблюдение, но пока что не трогать, доложить мне. Ясна задача?
  -Да, Ваше Величество, -поклонился граф Нидол Лар. -Я понимаю, чего вы хотите. Все будет исполнено.
  -Вот и хорошо. Иштван! Живой, слава Богам. Где Лана? Она жива? Лана, стой со мной рядом, не отходи! Вера! Присмотри за Ланой, ясно? За неё с тебя спрошу!
  -Ваше Величество, я справлюсь. -Вера легко взяла за руку Лану, что-то ей сказала негромко, та прислушалась, чуть поправила висящий на кожаном поясе тесак. Где ж она оружие-то достала, а?
  Бардак мало-помалу сошел на нет. В других частях замка узнали о нападении уже постфактум. Ну, напились аристократы, ну, буянят... Мало ли что в жизни бывает?
  И потому не успели вовремя отреагировать, когда началось. Серые все хорошо рассчитали, сгорел дворец и сгорел, доигрался принц с огнем... Или кто из дворян под винными парами решил жаровню поближе к кровати поставить, вот и полыхнуло.
  Поджигателей Волин заметил, когда прогуливался по коридорам. Какие-то странные слуги старательно запихивали солому в щели меж полом. Ну, запихивают и запихивают, мало ли чем человек заниматься может. Но щелканье кресала и сноп искр из рук одного 'слуги' показалось Волину подозрительным, подошел поближе, поинтересовался и едва успел увернутся. На колете осталась длинная зазубренная прореха от удара коротким изогнутым мечом, легкую кольчугу клинок не пробил. Бойцами переодетые слуги оказались хорошими, если бы не барон Шорк и не Вера, то быть бы Волину нашинкованным. Но один успел выскочить из своих покоев, и прикрыть спину, а вторая с луком даже в кровати не расставались, и оказалась на месте боя очень быстро. Прикончили шпионов, подняли Виктора и барона Навата, появился Подснежник с десятком гвардейцев...
  А потом и что-то такое загромыхало из покоев принца, и все бросились туда... По пути натолкнулись на ещё одну банду переодетых слуг и пару очагов начинающегося пожара, вытащили принца из комнат и бросились вон из замка... Ну а дальше уже всё на моих глазах было.
  Я вздохнул т только. Итак, что же делать-то? Для начала, в замке на каждом углу расставили кадки с песком и бочки с водой, на тот случай, если разгорится пожар. Серые-то придурки, надо было бы им зажигалку купить и пару бочек с нефтью, вот тогда бы не пробились бы мы никуда, сгорели б в этом замке как миленькие.
  Потом подмести во всех коридорах, всё старые гобелены на помойку, всё комнаты открыть и проверить, что внутри... Разобраться, что за жильцы тут живут. Иштван только одобрил, нашел толковых слуг, которые совместно с гвардейцами этим и занялись.
  Ой, не нравился он мне, ну никак он мне не нравился! Слишком тут много запутанных коридоров, ведущих в никуда, ни разу не открывавшихся комнат, темных щелей по углам и не пойми кто тут проживает...
  -Нарисовать план замка. С коридорами, с комнатами... К плану приложить отдельную бумагу, там для каждой комнаты написать, кто в ней проживает, сколько там человек... Как это 'не разберемся'? Каждую комнату пронумеровать! Номер дать, то есть. Первые две цифры - номер этажа, вторые две цифры - номер комнаты! Граф Слав, что там у нас с грамотными студентами-то?
  -Ваше Величество, нашли десяток человек. Это сыновья купцов и приказчиков, из Закатного герцогства и двое из Рохни.
  -Их к мастеру Иштвану! Чтобы через семидневье план у меня на столе был! Иштван, ответственный за план замка ты! Все караулы сам перерисуешь на план, никому не покажешь, спрячешь. Смена караула... Каждые день пусть меняется, а старший караула обход делает! Уложение постовой службы - на посту гвардеец подчиняется только разводящему караула и командиру полка... То есть командиру гвардии и дежурному... То есть тому, кто его на караул поставил*
  
  * - у нас Устав гарнизонной и караульной служб несколько иной.
  
  Запутался. Надо быстро выпросить у Валерия Алексеевича Устав караульной службы* и почитать, что там да как сделано в нашем мире. В следующий раз ночные гости могут прийти куда как большим кагалом.
  
  * - Правильно называется Устав гарнизонной и караульной службы.
  
  Короче, свалилась на меня ещё одна забота, которую надо контролировать.
  А тут ещё и послы Предвечной Степи запросили у меня очередной аудиенции.
  Ну и встретились. Замок-то мне не весь погромили... Разве что трупы успели убрать и в коридорах немного подмести.
  Смотрим друг на друга, молчим. Я думаю, как бы время тянуть, а послы думают, как бы им получше с меня денег поснимать. Малый тронный зал, все в сборе, послы глядят свысока.
  -Великий Хан Предвечной Степи справляется о вашем здоровье и шлет свои наилучшие пожелания, Ваше Величество!
  -Здоровье моё, хвала богам, в порядке, достойнейшие. -Степенно ответил я. -Что же привело вас ко мне?
  -Беспокойство о судьбе Вашего Величества! -Ответил Ражий Хомяк.
  -С моим величеством пока ещё все в порядке... -Я говорил, и показалось мне или нет, что на лицах сопровождающих посла небольшие ухмылки такие? Что-то им веселым показалось... Уж не они ли сюда ассасинов этих запустили? -Передайте от моего лица благодарность Великому Хану Предвечной Степи за проявленные беспокойства.
  Покивали. Типа непременно передадут, да.
  А вот теперь перешли к главному.
  -Ваше Величество, недопонимание омрачает... -Ражий Хомяк сделал паузу, на меня глядит, как удав на кролика. Да только не на того кролика напал. Это у меня воротник из кроличьего меха, уважаемый. А внутри что... Ой. Лучше б тебе и не знать.
  Для профилактики представил послов Предвечной, порубленных в капусту... Нет, лучше вот взорванных. Бросить гранату под ноги самому толстому, что осталось, сгрести в совочек, и влажную уборку после провести.
  Подействовало, Ражий Хомяк перестал таращится.
  -Печальное недопонимание! Великий Хан испрашивает, где же те дары, что собрала ваша матушка для всего народа Великой Степи?
  А где автоматическая губозакаточная машина, он не спрашивает? Вот странно... Хотя, наверное, придется им денег давать. Деваться некуда. И сделать даже нечего. Те войска, что есть сейчас у меня, их просто не остановят. И гранаты не помогут! Начинать своё правление с разоренного войной королевства как-то не хочется.
  -Прискорбное недопонимание, по настоящему прискорбное! -Сказал я с лицом дебила на троне. Даже Виктор позади как-то удивился, наверное. -Дары, что собрала моя матушка... Благородная королева... -Больше пригодятся королевству, чем шантрапе всякой, которая в каждую щель лезет! Ой, как же хотелось сказать-то, в последний момент удержался. -Готовы к отправке! Сейчас благородные рыцари собираются для охраны каравана, дабы довезти его до пределов Предвечной в целости и сохранности!
  -Благодарим Ваше Величество! -Поклонился Ражий Хомяк. -Когда же...
  -В самом скором времени, достойнейшие! Сами же понимаете, насколько трудно собрать этих воинов... Да ещё к тому же такие события, такие события... -Я вздрогнул. Нормально так вздрогнул, представил себе какую-то гадость, типа жабы, и меня ажно передернуло. -Убийцы в моём собственном королевском дворце... Разорение в королевстве... Да-да, моя матушка, королева Мор Шеен, была слишком добра ко многим, а здоровье у неё уже не то, не то... Но раз обещал - то надо делать, не так ли, о достойнейшие! В конце концов, верность своему слову отличает нас, людей высокого происхождения...
  Позаливался соловьем ещё немного.
  -Ваше Величество, позволено ли будет вашим друзьям проверить, каково состояние груза? Ибо, когда прибудет караван в Предвечную... -Ражий Хомяк мечтательно сощурился. -То будет очень прискорбно, если часть даров затеряется...
  -Да-да, конечно! Пусть друзья моей матушки из Предвечной Степи чувствуют себя как хорошие гости в моем дворце... -Хорошо б в Западной башне... Да пока вроде бы не за что.
  
  
  Глава 10
  
  Птичий рынок...
  Он и лает и рычит...
  
  Лесоповал
  
  -Так, значит ты, почтенный Ухром... Второй помощник помощника главного повара? Да? Не перепутал?
  -Да, Ваше Величество! -Со стуком рухнул на колени худой тип.
  -Встань. Успеешь ещё наваляться. Итак, рассказывай, что за беда такая. Желательно, быстро и внятно. Потому что у меня сегодня ещё дел куча...
  Ну, да. Выспаться. Ирина намекнула почтенному Ухрому, в каком меня коридоре можно найти под вечер, и тот, не долго думая, притопал. Я уже думал, что не придет, забоиться - а все же пришел.
  Вот теперь и беседуем, он все на колени порывается пасть, а я сижу на свертке погрызенных молью гобеленов, воняющих дымом после пожара, и выслушиваю беду почтенного Ухрома, головой киваю в нужных местах, в нужных местах брови хмурю. Ирина у меня за спиной, сесть не решается, да и не надо пока что. Вихор спрятался с другой стороны коридора, следит, чтобы лишние е подобрались со спины. Небольшая страховка. А в качестве последней страховки мне пузо под камзолом греет пистолет.
  А беда у него не простая.
  Был у второго помощника второго повара младший брат в деревне. И во время заварушки, когда граф Дюка всех на колья сажал, а наемники осаждали мастеровых, отправил почтенный мастер Ухром семью свою к младшему брату в деревню. Там тоже неспокойно, но там хоть в лесу спрятаться можно! Прогадал, ничего такого страшного так и не произошло, графа Дюка самого на кол посадили, так ему и надо! А через несколько дней в город прибежал мальчишка из деревни и сказал, что деревни-то и нету больше! Потому что темной ночью налетели наемники, похватали кого могли и угнали в рабство. Кого не могли похватать, поубивали. И вроде бы как в Рыночном квартале, в рабских загонах, сейчас много крестьян, которые... Помогите, Ваше Величество!
  -Вот и дела.
  Почему-то вспомнились те крестьяне, которых королева приказала казнить. Им-то я помочь не мог. Ибо сам не знал, проснусь ли на следующее утро.
  А вот тут? Почему бы и нет?
  Стой, голова, стой и не спеши.
  Скоро сюда прибудут купцы. Торговать. Имперцы привезут зерно, у них этого добра много. Целые провинции там живут на том, что зерно к нам сливают. Взамен они потребуют рабов, потому что работа на полях в Империи отнюдь не как в сериале про рабыню Изауру... Дохнут быстрее мух. Дешевле новых привезти, чем старых в межсезонье кормить...
  Тут только одно меня кольнуло немного. Если мы себе даже пожрать вот уже который год не обеспечиваем, то какую же прибыль откупщики извлекают из поместий-то? Еду? Воду? Полезные ископаемые? Что вообще? Или людей только продают? И ещё вот эти здоровенные склады с зерном в подведомстве графа Лурга, так это вообще куда относится?
  Средневековая экономика в действии, хрен что поймешь.
  Одно понятно, торговлю своими подданными пора прекращать. Мало того, что это нехорошо. Так у меня и подданных не останется, если их распродавать направо и налево... С кем тогда индустриализацию делать буду?
  Задумался, последнюю фразу сказал вслух.
  Лицо повара подернулось чуть.
  -Короче, слушай-ка сюда. -Я покашлял. -О нашем разговоре вообще никому говорить не смей. Плачь и убивайся дальше, понял? Кто ещё, кроме Ирины, знает об этом разговоре?
  -Может быть, матушка Ивонна...
  -Молчать будет?
  -Ну...
  -Будет. -Сказала Ирина. -Я матушку хорошо знаю! Она ничего не скажет.
  -Так и доброе дело. Значит, так. Иди, почтенный Ухром, а я тут думать буду, как помочь...
  -Ваше Величество, не за себя прошу, а за деток малых... Двадцать золотых негодяи просят... Поспособствуйте! Нас мало-то там всего... Жена, дочка старшая, на выданье, сын... Не за себя ж прошу!
  Он увидел на моём лице колебание, и говорил что-то ещё, а мне вдруг стало очень грустно. Не за себя, а за свою семью. И, видно, что с кем-то уже договариваться ходил туда, где их держат. Но договаривался только о своей семье, а как же его младший брат, который их приютить согласен был?
  С одной стороны, крестьяне, которые не хотели ТАМ, уж не знаю какой тут тот свет, который не этот, своим в глаза смотреть. А с другой стороны вот повар, почтенный мастер такой. Плевать ему на младшего брата и на его семью, своих бы вытащить, а про остальных и забыл.
  -А как же семья твоего младшего брата, почтеннейший Ухром? -Хотел спросить я, да не стал. Злости на него не было. Лишь понимание того, что каждый идет своей дорогой.
  -Сказано тебе, иди! -Повысил я голос.
  Ухром вздохнул и поплелся к выходу. Около двери оглянулся, посмотрел взглядом побитой собаки, и исчез за дверью.
  -Ну вот так вот.
  -Ваше Величество, двадцать золотых не такие большие деньги... -Подала голос Ирина.
  -Возможно. -Сказал я.
  -Но тогда почему же? -Спросил Вихор.
  -Потому что, помимо его семьи, там ещё минимум полсотни человек. И сколько там всего народу, я даже и не знаю. Вихор, может, -я помолчал, выбирая слово, -до тебя доходили какие-то слухи?
  Вихор надулся от важности.
  -Да как не знать... Ночные дворяне туда за долги сотнями продают под весну... А ещё кто с графом Лургом не успел расплатиться. Да и по улице гулял где не надо. Много там народу... Сотни там. А то и больше. Тыщи, наверное.
  -Так, понятно. Вихор, тебе задание. Быстро найди графа Виктора. И пусть этого повара до сроку посадят в Западную башню. Чтобы не сбежал. А сам Виктор пусть идет сюда. Срочно причем.
  Поначалу я планировал недельку поготовится, и даже народ собрал, выложил свой план. Но пыл мой остудил граф Нидол Лар.
  -Ваше Величество, при всем моём уважении, действовать надо быстрее. У многих и ваших гвардейцев, и моих стражников есть родня. Несколько не вовремя сказанных слов могут повредить делу. Предлагаю использовать Пограничный Легион, который...
  А мне ещё Мойку зачищать, кстати. Тоже важное и нужное дело. Бросать и так поредевшую после ночных боев в замке гвардию сразу на штурм Мойки я не решился, а одним Пограничным Легионом там не обойтись. Да и не вечно же именных дергать? Они ещё на границе нужны будут... Ой как нужны. Так что пусть пока что на кошках потренируются. Очистить Рыночные кварталы уж всяко проще, чем соваться в лабиринт халуп и груд мусора, пронзаемых в одну сторону улицами, а в другую сторону ручьями, и полный средневековой гопоты с тесаками, которой терять-то нечего уже, в общем.
  Нет уж.
  -Нет. Используем гвардию и вашу стражу, граф. Остальные войска будут вспомогательные. Морская стража пусть блокирует Рыночный квартал с моря. Мастер Иштван? Вы же ответственный за королевскую канцелярию. Да, вот только что назначены. Где же у меня карта города, почему до сих пор нету? Не стоит удивляться, королевская канцелярия должна знать местонахождение всех бумаг, которые мне могут оказаться нужными! А уж карта-то точно нужна.
  Карту положили передо мной. Итак, рыночный квартал, этакий полумесяц, один конец в городские стены и поселения бедноты рядом, другой конец упирается в длинную Портовую улицу. Рыночный квартал как бы в низинке, выше уже Верхний город, а сбоку идут уже Гильдейские кварталы, улицы разные. Вот улица Рыжих Медников, та самая, где расположены все посольства. Им, наверное, будет видно то, что происходит. И не очень далеко дом мастера Андрея, как мне кажется... Между Рыночным кварталом и Верхним городом есть метров пятьдесят относительно пустого пространства, прорезанного улицами. Там уже под шумок застраиваться начали, но пока что слабовато. Вот тут как раз и будем концентрировать войска и тут же будет у нас загородка для пленных.
  Так, пересекаем пограничниками выход в город, второй отряд пограничников пересекает стены, в море выходят два чудом уцелевших драккары Морской стражи, вольные стрелки караулят тех, кто сможет прорваться за город. А моя гвардия, с бору по сосенке, частой цепью идет по Рыночному кварталу. Все перекрестки под контроль, во всех домах двери открыть настежь, всех подозрительных пленных сводим в загородку... Под охрану стражников графа Нидол Лара. Потом сортировка, кто куда... Ждан при помощи мастера Виктора уже приготовил полный список, кого нужно. В основном строителей надо, и разнорабочих, круглое катить, квадратное тягать. Ну, надеюсь, найдем. Графу Нидол Лару пришлось по вкусу идея, что не надо пойманных заключенных вешать, а надо заставлять работать на благо государства. Правда, сначала ерепенился что-то...
  -Ваше Величество, но почему бы не продать их всех в рабство в Империю? К тому же, их кормить надо будет... -Поначалу засомневался граф Нидол Лар.
  -Так это и делаем. Забираем всех преступников в государственное рабство, где они будут упорным трудом на благо Соединенного Королевства и всех его достойных граждан... Без исключения. А уж потом на свободу с чистой совестью.
  -Но что же будет, когда они выйдут на свободу? Что же тогда? Снова начнут творить беспорядок?
  -Снова заберем и на работы. Граф, я же не предлагаю выпускать всех сразу. Назначим каждому разный срок. Граф Алькон вот уже суд подготовил... Граф?
  -Кхе... Ваше Величество... У меня есть несколько человек...
  -Чтобы к вечеру было готово не менее десяти судов. -Сказал я. -Тройка. Государственный обвинитель, государственный защитник, судья. Граф Нидол Лар, выделить десять человек, которые будут выдвигать обвинения. Ещё по пять человек от Пограничной и Морской стражи, ветераны, будут судьями. Барон Алькон, вам найти защитников. Список ко мне до вечера, с каждым человеком краткий перечень того, кто, как, какие заслуги имеет. Граф Лар, найдете десяток честных, уважаемых людей?
  -Да, Ваше Величество.
  -Хорошо. Итак, кто выйдет на свободу и не исправится, тот снова пойдет на работы... На этот раз надолго. И таких будет меньшинство, которое легко ловить и обезвреживать. А что до того, что их кормить надо... Так на рабочих все равно больше потратим, а ту работу, которую им выполнять придется, все равно кому-то надо делать. Своим-то гражданам надо будет платить, а казна пуста...
  Народ явно задумался. В самом деле, что бы не отправить городскую босоту поработать-то, а? А поработать хорошо придется, добыча глины, постройка зданий, лесозаготовки, селитряные ямы... Найдется куда применить людей, которые мирно жить не желают.
  А если все хорошо пойдет, то и за Мойку под шумок возьмемся.
  Но с самого начала все пошло не очень-то и хорошо.
  Не до конца блокировали улицы, и кто-то вырвался на свободу и понесся к Мойке, оглашая окрестности воплем 'Цыпаааааа!'
  Далеко не убежал. Вера, рядом со мной, поморщилась, натянула свой лук, и оборванец оказался пришпилен длинной стрелой к стене дома, как жук на булавке.
  Начало только, и уже все идет не так, как планировали. Что же дальше-то будет?
  А дальше была зачистка рынка и порта.
  Рынок он рынок и есть. Тут торгуют. Одно дело, когда торгуют леденцами на палочке... Тут спокойно. А вот когда торгуют не в самом спокойном месте, да ещё и таким опасным товаром, как рабы, наркотики и оружие... Тут либо ты раб, либо оружие в руках держать учись! Ну, или охрану нанимай, если денег совсем уж много.
  Гвардейцы мои вошли как идиоты. Думали, что если на них кольчуги есть, да на конях они сидят, так это их и спасёт? Куда там... Оружие зазвенело почти что сразу, как я уже говорил, народ тут битый и стриженый.
  Меня не пустили, и потому я наблюдал не бой, а только его внешние признаки. Нашли мне горочку какую-то, охраной обложили, да и сиди на коне, смотри себе.
  Метались среди домов люди, махали оружием, запалили какие-то склады и пошел тягучий черный дым.
  -Выделить людей, пусть гасят пожары! -Мимоходом приказал я.
  Бабахнула граната, взрыв совсем глухой. Я достал бинокль, быстро навелся на нужный участок. Вот, вот... Торгаши заперлись в доме, забаррикадировались, наверное. Туда летит ещё одна граната, и из здания выплескивается толпа полуодетых людей с мечами наголо. Сшибка, людской ком катится по улице сначала в одну сторону, а потом в другую, оставляя позади себя тела и поломанное оружие.
  -Ваше Величество! -Это гонец. -Ваше Величество, на Босой площади столкнулись с сильным сопротивлением...
  -Вижу. -Сказал я, возвращаясь к биноклю.
  -Ваше Величество, мои воины готовы. -Сказал граф Нидол Лар. -Позволите?
  Ком из людей распался, гвардейцы победили. Лучники, из вольных стрелков, быстро метали стрелы, а дворяне и горожане, на мечах посильнее которые, связывали боем охрану.
  Вот, ещё один очаг сопротивления... Ого, что это? Рыцари? Троица самых настоящих рыцарей, в латах и шлемах, отмахивались длинными мечами от наседавших гвардейцев. Рыцари мечами махать умели, вот уже трупы гвардейцев есть.
  -Откуда там рыцари? -Спросил я.
  -Рыцари? -Виктор задергался.
  Я протянул ему бинокль. -Вот, смотри... Видишь навес с красными кистями, большой... Влево от башни... Смотри!
  -Тяжелые рыцари. Это рохнийцы, Ваше Величество. У них рохнийские доспехи. Все, готовы. Сбили.
  Я забрал у него бинокль, присмотрелся.
  В самом деле, готовы. Рыцари валяются ничком, над ними поднимается облако черного порохового дыма.
  -Каковы наши потери?
  -Ваше Величество, три десятка убитых...
  -Сколько? -Я поглядел на Виктора. -Виктор, сколько? Три десятка? И ещё не до конца закончили! Сколько раненых?
  -Семь и десяток, Ваше Величество.
  -Вообще! -Хотелось выразится и круче.
  -Кто-то уплывает!
  Большой корабль, похожий на громадный драккар - галера, наверное? Вот, и таран над водой торчит... Но разве бывает у галеры косые паруса и две мачты? Сейчас вот эта галера усиленно так выгребает в гавань. У причала стоят пятерка кораблей, пузатых двухмачтовых торговцев, сейчас там кишит народ, по мосткам спускаются люди. А вот этот решил попытать счастья.
  Ну да, далеко ты отплывешь. Наперерез уже вышли два драккара Морской стражи, пенят веслами воду, завалили мачту. Сейчас будет абордаж... Да как же там, будет, галера сделала маневр, втянули весла, передний драккар скользнул ей по борту и прошел дальше, выскочил к пирсу и закрутился в течении, вокруг него рассыпались осколки бортового такелажа.
  Второй драккар был умнее, он взял курс прямо на галеру, как-то хитро вильнул, и вдарил ей в нос, рядом с тараном, хлестнули через борта ниточки-крючья... Бабах! Вот это да, Грошев молодец, сумел использовать гранату, перекинул её на борт вражеского судна. Галера чуть просела, с бака - так, кажется, называется надстройка на носу, да? - в облаке черного дыма разлетелись деревяшки, куски веревок и людские тела. За драккаром торопились несколько длинных лодок с воинами. Лодки швартовались бортами к драккару, воины через него перебирались на палубу галеры.
  На этом все сопротивление кончилось, и я поехал смотреть результаты.
  Сначала рабские бараки, длинные и низкие сараи почти рядом с пирсами.
  Рабов оказалась больше, чем мы себе представляли. Я даже и помыслить не мог, что в бараках столько народу. Сбили засовы, и народ кое-как повалил наружу, жидкой рекой. Один за одним, двери не очень широкие, а стены толстые. Хорошо придумано.
  Несмотря на сопротивление своей свиты, я просто слез с коня и пошел вперед. Виктор двинулся рядом со мной, ещё пристроился барон Шорк. Надо же, тоже тут. И Шуго откуда-то взялся.
  Я стоял и глядел, как люди выходили из бараков. Большинство садилось прямо под стены, измождены до крайности, ребра видны, многие в одних мешках, кто-то и без ничего, кто-то в обносках каких-то странных. Все заросшие до крайности, и запашок от них... Бррр.
  -Граф Нидол! Граф Нидол Лар где?
  -Я тут, Ваше Величество.
  -Проследите, чтобы никто не уходил отсюда просто так. Тут могут оказаться и настоящие преступники.
  -Я уже проследил, Ваше Величество.
  -Благодарю за службу, граф! -Молодцевато сказал я. Настроение хорошее, но злое какое-то.
  Слышал я, что сразу после Второй мировой представители американской оккупационной администрации нахватали в мирном немецком городке бюргеров, пихнули в грузовик и свезли на экскурсию в ближайший концлагерь. Бюргеры, говорят, заявили, что ничего не знали и не видели. И даже не подозревали.
  
  * - Факт действительно имел место, 13 апреля 1945 года американцы вышли к территории лагеря Бухенвальд, и после осмотра территории привезли туда на экскурсию жителей города Веймара. Немцы и в самом деле заявили, что и не подозревали о творящихся рядом событиях. Но известно, что некоторая часть заключенных трудилась на домашних и прочих работах в окрестных городках.
  
  Ну, вот я себя так же примерно почувствовал. Живу себе, живу, кушаю, ем и сплю, а тут у меня под носом практически... Концлагерь, получается, у меня под носом, в котором мой народ перерабатывается в золото в чьем-то кармане.
  Ещё хуже почувствовал, когда зашел в бараки. Ну не мог я не зайти, ну что же мне делать-то оставалось? Если уж начал, то до конца. Граф Нидол Лар, непривычно молчаливый, следовал за мной. И иногда в глазах его мелькало что-то, похожее на уважение.
  Более-менее нормально выглядели только те, кто попал сюда недавно. Остальные... Не лучшим образом. Вши... Вши, мать твою так, тут вши водятся, оказывается! А я уж думал, что нет... Но вот, пожалуйста. В углу трупы, те, кто голода и тесноты не выдержал. Худые, у них ноги тоньше, чем у меня руки, живот к позвоночнику прилип, ребра можно пересчитать. Кое-кто вообще ходить-то уже не может. Трупы потихоньку вытаскивают на улицу, около стены складывают. Работают самые крепкие из бывших рабов, остальные вышли на солнышко, да и сели прямо на землю.
  Все грязнющие, вонь стоит такая, что глаза слезятся, у многих незаживающие язвы на руках и ногах. Конечно, в душной, влажной атмосфере барака любая царапинка воспалится вмиг, а уж вши-то просто караваном разбегаются.
  Кстати, а вот почему некоторые из рабов странно выглядят? Колотятся, как при ознобе, хотя на улице тепло...
  -Что с ними? -Спросил я.
  -Это весенняя лихорадка, Ваше Величество. -Объяснил граф Нидол. -Весной такое часто бывает, особенно в бедных районах.
  -Врача сюда. Вот этих изолировать... Одеть повязки... -Ну, вот. Тут не только слова 'напильник' нету, тут ещё и нету слова 'ватно-марлевая повязка'. -Врач где? Мастер Клоту? Ведь был же где-то?
  -Да, Ваше Величество! -Мастер Клоту протолкался через двери. Выглядел он не лучшим образом. Наверное, вот так бы смотрелся тот бюргер, посетивший концлагерь.
  -Мастер Клоту, вот это заболевшие. Я рассказывал про дезинфекцию.
  Длинный мой дурной и кривой язык! Ну почему ты болтаешься, как закрепленный посередине, когда рядом стоит граф Нидол Лар и так внимательно на меня смотрит, все подмечая? Ну!
  -Граф, что там с рабами?
  -Все просто, Ваше Величество. Спрашиваем, кто знает каждого человека и кто может подтвердить, что он - это он. Если трое говорят верно, то отпускаем, а если никто, то запираем в загородке. Пищу и воду... Прикажете выдать?
  -В разумных пределах, чтобы не перемерли всё сразу. Стоп, граф, а пленные? Есть ли пленные?
  -Да, Ваше Величество. Те, кто был схвачен на месте преступления, и те, кто сопротивлялся с оружием в руках. Прикажете собрать их всех в одном месте, Ваше Величество?
  -Прикажу...
  -Да, Ваше Величество. -Граф вышел.
  А я пошел ко входу. Там народ ещё мог стоять, а не валялся на земле.
  -Эй! -Обратился к первому попавшемуся, который, по виду, мог ещё говорить. -Эй, ты кто такой и как тебя зовут? Откуда ты тут взялся?
  -В-ша С-лость! -С трудом поклонился раб. Заросший, худющий и воняющий хуже иного бомжа. -Илья я. Под-м-стерьем был у уважаемого м-стера Лорина.
  Ага, значит, давно тут сидит. С тех самых пор, как мастера Лорина посадили на кол... Вот оно как. Значит, их мастера на кол, а всех, кого поймали, сюда, не пропадать же добру. Неудивительно, что взбунтовались мастеровые... Другое дело, что странно, что мастеровые не рванулись сюда, своих вытаскивать.
  -А ты кто?
  -Михей я, Ваша Светлость... Продали за долги сюда, с семьей. Ваша Светлость, что с моей семьей? Я тут два дня, я слышал, что дети отдельно...
  -А ты?
  -Лопатка я, Ваша Светлость... Вольный я! Я вольный землепашец из Больших Валунов... Меня на речке поймали наемники, и сюда, а меня нельзя, я ж вольный!
  -А я, Ваша Светлость, матрос с королевской галеры 'Незабудка'! Помощник рулевого! Из Морской стражи я, Ваша Светлость!
  -А я...
  -А я...
  Эксперсс-опрос выявил, что большинство узников тут ранее свободные были. Остальные как обычно, за долги или вместе с мастерами, которых королева в последний раз казнила. Но вольных-то большинство! Нахватали кого смогли, продали сюда, а тут кому жаловаться-то? Городской страже? Так она в этот квартал не заходила давно.
  В женском бараке ситуация получше, женщин и кормили, и даже мыться пускали. Некоторые даже уходить не хотели. Тут-то регулярно еду дают, а в деревне, может, придется листьями с деревьев питаться. А вот детские бараки... Тьфу ты пропасть, ещё похуже даже будет, чем взрослые. Мало того что истощены да побиты, на многих раны гноятся, так ещё и все в колодках. Сейчас гвардейцы как раз организовали живую очередь, раскалывали колодки на ногах юных невольников большим боевым топором. Стук, хрусть, деревяшки падают, мальчишку в сторону. Иногда пожалеют, по плечу похлопают, кому и краюху хлеба дадут. А что уж тут, больше трети гвардейцев - это бывшие вольные стрелки, которые из таких же деревень пришли, что и рабы вот тут перед ними. А вторая половина тоже люди живые, не смотря на то, что аристократы.
  И до чего хорошо бараки эти устроены, рядом с пирсами. Прям выводи народ и становись строиться на корабли, а потом адью, и до далекой Империи, на плантации. Вот обратно ведут галеру, она вся перекособочена, но на плаву держится уверенно. На носу ни кто иной, как Грошев, командует. Пострадавший драккар пришвартовался к пирсу и с него на берег сгоняют людей.
  На корабль тоже пошел. Интересно ж, что за корабль такой странный, а?
  Каменная пристань обрывалась в воду большими быками, с которых свисали здоровенные канаты. Чтобы борта судам не повредить при швартовке. К громадных столбам были привязаны другие канаты, потоньше, которые уже и держали корабли.
  Сами корабли у меня почему-то сразу ассоциировались как 'Каравелла'. Классические такие двух и трехмачтовики с косыми парусами, здоровенные, пузатые, с задранными носами и задницами. Вроде бы такое парусное вооружение называют латинским? Когда косая палка к мачте приделана, а с неё свисает парус? Есть ещё и паруса обычные, четырехугольные. Один как раз на ветру полоскается, там какой-то выцветший герб, не разобрать. Судно опасно кренится, но пока что держит.
  
  * - Латинский парус. Треугольный парус привязывают к рею длинной стороной, а противоположный конец натягивают шкотом. Также обычный прямоугольный парус. Данное парусное вооружение на самом деле встречалось на каравеллах, хотя по типу суда эти больше похожи на когг.
  
  Ну, поглядим, что это за каравелла.
  Вслед за Виктором по пружинящей доске забрался на борт.
  Корабль встретил меня скрипом палубы и запахом дегтя. Лужа крови на палубе, несколько зарубок на такелаже. Болтаются перерубленные веревки от паруса, сам пару сейчас накрыл нос, его шустро свертывают полуголые матросы.
  Остальные команда корабля на пирсе, сейчас глядит тоскливо, думает, что им будет.
  Так, вот это трюм, да?
  -Что тут хорошего?
  Подвели ко мне мужичка в расшитых серебром шароварах, голого по пояс. Ого.. Вот это синий иконостас! Все плечи, грудь и пузо в татухах. Сюжеты весьма разнообразны. Тут и морские чудища, и мечи-ножи, голые тети с большими сисями, и прочая, и прочая, и прочая...
  -Кто таков?
  -Боцман Го, Ваше Величество... -Склонился в поклоне синий. Парочка моряков с тесаками наголо проводили его поклон сумрачными взглядами.
  -Ну, боцман, показывай, что тут к чему... Чем занимался-то?
  -Возили рабов, Ваше Величество, из вашего замечательного королевства в Неделимую Империю.
  Из трюма пахло нечистотами. Спускаться я туда даже не стал, заглянул только. Ну, понятно, люди тут как селедки в бочке сидели. Сейчас внутри уже никого нету, толпу согнали на пирс. А мне только поглядеть.
  Боцман рассказал, что трюм делится на две части. В первой обычные мужички, во второй женщины и дети. Дети тоже ценятся, особенно лет пятнадцати, то есть те, которые вот-вот юношами станут. Их уже можно ко взрослым работам приставить, и здоровья хватит, чтобы сезона два, а то и все три протянуть. Женщины понятно для чего. Не, не новых рабов рожать. Новых рабов рожать - так это ж невыгодно, оказывается. Пока ещё человек подрастёт, пока он ещё чему-то научится... Так времени ж пройдет! И сколько еды он съест? И мамка его тоже в это время работать не будет... Так это ж получается сплошные убытки!
  -Да ты, как я погляжу, хорошо разбираешься... -Покачал я головой.
  -Так кто у нас не разбирается.
  -Что свободных продаете, знал?
  -Подозревал... -Неопределенно сказал боцман.
  -И давно ли вы так?
  -Да уж почитай десятый год сюда плаваем. Тут ближе, чем к южанам.
  -А что южан-то не берете? -Я вспомнил рассказы Лумумбы про то, как там с размножением ежиков.
  -Почему не берем, берем... Рано только ещё для них.
  -Так и брали б их вообще. Что ко мне заглянули? -Я раздумывал, что же делать с боцманом. Да ничего толком-то с ним не сделаешь! Тут наказания-то... Бить плетьми, сажать на кол, вешать или голову рубить. Надо б поскорее суды завести!
  -Тупые они, Ваше Величество. Крестьяне-то уже к земле приучены, что надо делают сами.
  Ага, сезон, два от силы, а потом новых привози.
  -Ваше Величество! -Рядом со мной возник десятник городской стражи. -Граф Нидол Лар пленных собрал, как велено.
  -Передай графу, что скоро буду. И найдите мне барона Алькона, пусть идет туда же! Боцмана Го пока что держать отдельно.
  А вот и наши пленные, кучкой возле стены барака собрались, моряки время от времени кого-то нового туда заталкивают, стражники на охране. При них граф Нидол Лар, хмурит брови.
  -Постройте их! -Приказал граф Нидол Лар, заметив моё приближение.
  Моряки древками копий и незлобными пинками быстро растолкали общую кучу пленников в шеренгу, для удобства осмотра.
  Так, кто тут у нас? Вот рыцарь, в закопченных после взрыва гранаты доспехах, без шлема. Лицо острое, седые волосы всклокочены, мелкие частицы пороха густо облепили бледную кожу крест-накрест, под прорезь шлема. Рыцарь все время наклоняет голову и трясет, как будто что-то в ухе застряло. А, ну да, контузия. На него все время озираются двое здоровяков, статью побольше. Наверное, наемники.
  Ещё в наличии трое типичных купчин, я таких ещё в самый первый день в этом мире видел. Толстые пуза, наглые глазки, морда кирпичом. Экзотического вида тип в цветастом халате и с тюрбаном, длинная бородка клинышком, под глазом синяк и пустые ножны из-под кривой сабли на поясе, смотрит злобно, но молчит. В задних рядах пытается затеряться какой-то сутулый тип с хитрым лицом, которому как ни к кому подойдет почтенное слово 'хмырь'. Потерянно стоит полноватый тип в богатой дворянской одежде с бегающими глазками. Презрительно глядит на мир высокий и худой как щепка дворянин, чем-то напоминающий мне высушенную воблу, столь же выразительное и милое лицо. Ей-ей графиня Нака, разве что мужского пола. Ещё пара типичных торгашей, вот это, кажется, капитан корабля, трое воинов в кожаных жилетках...
  Итак, кто же все эти люди?
  -Эй, уважаемые у стены! -Крикнул я. -А ну, представились-ка все по порядку...
  Они представлялись, а граф Нидол рассказывал, как и где кого поймали.
  Итак, имелись у меня почтенные торгаши из Рохни числом три штуки, рохнийский же барон, тот самый, который сейчас головой трясет, и при нем ещё парочка рыцарей из Закатного герцогства, мощных таких молодчиков. Граф шепнул, что вся троица дрались упорно. Их поймали в башне, приказали выходить, они одели доспехи и вышли. Серьезно отмахивались, пока не получили гранатой. Торгаши с ним были. Вроде как охраной выступал уважаемый барон со товарищи.
  Экзотический тип оказался выходцем из Дарга, тип с бегающими глазками и двое торгашей тоже из Империи, сутулый хмырь представился имперским подданным, капитан и в самом деле оказался капитаном галеры, а воины оказались наемниками, они тут рабов сторожили, в невысоких чинах все, десятники.
  Всех взяли с поличным. Кто-то скупал рабов, кто-то в рабских бараках находился, кто-то этих самых рабов охранял, а кто-то за оружие взялся сдуру.
  А самым жирный улов - тот, тощий, что лицом на воблу похож. Представился он как граф Норгский Лург. Граф Лург, какая радость. Один у меня ещё в башне сидит, соберем коллекцию графов Лургов?
  Граф Лург сразу же принялся качать права, что-де всё крестьяне принадлежат ему и только ему, а остальное суета...
  -Норг - небольшой замок на сотню воинов и три деревушки, живущие сельским хозяйством. -Просветил меня барон Алькон. -Там и трети не наберется, даже если перепродавать всех... Мы зимовали в тех пределах. Народу там и в самом деле мало. Сиятельный граф, наверное, уже всех сюда загнал?
  Граф Лург понял, кто перед ним, помрачнел. Наверное, подумал, что уж ему-то да знать, кто у него зимует, так не упустил бы шанса налететь да рассадить по кольям.
  Сколько же народу переправили на верную смерть-то на полях Империи и в шахтах Рохни вот эти вежливые господа? Тот же граф Лург, или вот этот купчина экзотического вида? Сколько вот таких людей через них прошло?
  И не эти ли люди ловили ночью ростиков около одной таверны прошлой осенью?
  А что они сами-то скажут?
  -Господа хорошие! -Обратился к ним. Ну, и что сказать? Да даже и не знаю. А, вот, придумал! -Господа хорошие! Что же заставило вас взять в руки оружие и сопротивляться законной власти?
  -Простите, Ваше Величество! Черный попутал! Случайно так получилось!
  Конечно, не все враз и хором ответили, но общий смысл такой.
  -Да оно понятно! А кто заставил вас воровать людей моих, как курей из курятника?
  -Так это ж крепостные крестьяне, Ваше Величество! Мы всех их честно купили... -Возразил мне тип с бегающими глазками.
  -А ты сам кто будешь, уважаемый?
  Себастиан Перейра, торговец черным деревом, кто ж ещё.
  -Я купец Качный, из города Каорвол, что стоит на землех Великой и Неделимой Империи, Ваше Величество. Я вышел из Каорвола через весенние шторма, чтобы быть первым и закупить самых лучших и крепких работников, потому что Соединенное Королевство издавна славится своими крестьянами. Они крепкие, выносливые...
  Ну и что ему скажешь-то? Что покупать и продавать людей не хорошо? Что за это карает Уголовный кодекс, который в этом мире ещё не придуман? Или что продавать людей на смерть плохо? Или что король-то тоже без подданных не может?
  Короче, не фиг и думать. Торговал моими людьми - добро пожаловать на кол... Нет, лучше на виселицу. Вот, может, тут прям и сделаем виселицы... Мать твою ж так!
  Кто-то еще до меня о том подумал. Кто-то умный придумал, не иначе, на пирсе вкопать столбы, на них уложить балки деревянные, распорки подложил даже, чтобы балки не гнулись. И на балках висели людские тела, вверх ногами, кто свежие, а некоторые до кости обклеванные морскими чайками.
  -Почтенный мастер Качный. Тут есть и вольные люди. -Сказал я, не отрывая взгляд от повешенных. Из города не видно, а из бараков видно. Так сказать, урок тем, кто бунтовать вздумает. Как же тут любят людей перед смертью помучить-то!
  -Так то не моё, не моё, Ваше Величество! -Рухнул на колени купец. -Не моё то, я честно покупал смердов у уважаемого барона Нотта, а уж где их тот брал, мне неведомо! Ежели кто и вольный затесался, так отпустили б сразу, но вот не говорили они ничего, молчали все!
  Рыцарь в доспехах потряс ухом, презрительно глянул на купца, но ничего не сказал.
  -А дети тоже твои?
  -Ваше Величество, это же смерды все...
  -А отваром тебе их тоже барон Нотт приказал поить? -Вспомнил я кое-что, рассказанное мне Вихором. Заметил уже, что дети-то все снулые какие-то, сидят себе, ни на что не реагируют. И остальные рабы, кто дольше всех в бараках просидел, такие же снулые рыбины... Надо бы хорошо поискать, не найдется ли тут запасов горного отвара...
  -А ты что скажешь, барон Нотт? -Спросил я. -Как же ты так вольных людей в смерды так ловко записываешь? Или сословное деление тебе не указ?
  -Я в сортах дерьма не разбираюсь! -Ответил гулко барон, и через губу сплюнул мне под ноги.
  Ага. То есть, похватал кого мог и продал, а были ли они там свободные или что ещё, так то не важно. Ну-ну.
  -Стоп! -Я быстро поднял руки, останавливая Виктора и барона Алькона. -Стоп оба. Граф Нидол... Им вообще что полагается-то по закону?
  -Ваш благородный предок, король Мург, повелел за обращение в рабство более десяти свободных казнить, Ваше Величество.
  -А за горный отвар? -Я поглядел на толпу рабов. Тут точно больше десяти... Тут тысяч пять наберется, а может, и больше.
  -Смерть, Ваше Величество, через повешение или усажение на кол. Только ваша матушка прощала их...
  Я зацепился за слово.
  -Граф Нидол, так получается, тут есть те, у которых горный отвар находили, да потом простили, верно ведь?
  -Да, Ваше Величество. Вот, к примеру, барон Нотт. В его доме три года назад нашли нужные для приготовления отвара травы и готовое зелье. Но ваша матушка сочла возможным простить барона на обещание больше так не делать. По слухам, это прощение стоило барону две тысячи золотых графу Лургу и на храм Одина было пожертвовано три тыся...
  -Старый сморчок! -Барон наливался давно дурной кровью, но тут его как прорвало. Бросился вперед, целя почему-то в меня, а не в графа Нидола, да получил пинка и повалился на землю, тяжело дыша.
  -Прошу прощения, Ваше Величество. -Барон Шорк. Как он рядом оказался, я даже и не понял. Кажется, того не понял даже Виктор, судя по его ошарашенному взгляду.
  -Спасибо. -Сказал я.
  -Не стоит благодарности, Ваше Величество. Это самое малое, что я могу для вас сделать.
  Мимоходом я поглядел на толпу бывших рабов.
  Оп... Вот это как? Освобожденных из бараков, вообще-то, сначала держали разно, но вот некоторые уже сошлись в парочки. Гвардейцы особо не препятствовали. Мужчины и женщины, вот дети к ним даже. Разлученные перед продажей семьи, получается? Получается, что продавали целыми семьями? И детей совсем маленьких тоже почему-то нет. Почему, а?
  Как это почему? Боцман же ясно сказал. Не приносишь прибыли - так ты не нужен. Кому нужен грудной ребенок? Вот их сюда и не брали. Ино дело, куда же их девали-то? Даже и думать не хочется.
  -Короче, господа работорговцы. -Я поглядел на строй. -Все вы виновны в продаже моих людей. Граф Нидол Лар! Что полагается по закону?
  -По слову вашего достойного предка, короля Мурга, ежели кто любого сословия десятерых в рабство заберет самовольно, так казнить. -Повторил граф Нидол на публику.
  Работорговцы переглянулись. Кое-где на лицах страх мелькнул, а кое-где выражение такое странное стало... Словно прикинули будущие затраты, которыми откупаться будут. Не приняли ещё всю серьезность положения.
   А я-то уже почти что решил их повесить всех. Пока что судов у меня нету, так пусть на солнышке провисят, вот так те, которых они сами вешали.
  Возможно, во мне ещё не отошел страх той ночью, когда из принца я чуть не опустился в самый низ социальной лестницы. Чуть-чуть не стал рабом. Неприятно ж, да? Кто знает, как бы дело повернулось. Дырку сейчас уже не допросишь, на дне морском он, с камнем на ноге.
  А даже если и страх?
  Нет, казнить. Око за око. Нефига...
  -Ваше Величество, король! -Гонец бухнулся на колени шагов за десять от меня. -К вам спешат...
  -Кто?
  Ну, кто? Конечно же, возмущенная общественность. Небольшая стайка дворян, на лошадях, слуги-рабы-прилипалы и прочая, и прочая, и прочая...
  -И кого же у нас тут несет-то, а?
  Принесло предводителей дворянства. Возглавлял их граф Шотеций, пузатый такой толстячок с сальными волосиками и маленькими ручонками. Для солидности прихватили с собой посла Рохни в Соединенном Королевстве барона Рука, а для весу - попечителя города барона Пуго, отудловатого брыластого типчика, который вчера перепил, а сегодня недопил, и оттого сильно страдал, восседая на лошади. Граф Нидол, как увидел похмельную морду барона-попечителя, аж перекосился. Давние, видать, счеты связывали двух достойных господ. Кроме них, ещё тусовались какие-то личности в лучшем случае баронского звания, некоторых я точно видел во дворце на королевских приемах, в таком же состоянии неопохмеления.
  Короче, полный набор достойного дворянства, два десятка рыл.
  Ну и что им тут надо? Поймали-таки меня, чтобы засвидетельствовать мне своё почтение?
  Ну да, как же. Карман-то ты, король горы, шире держи... Ещё шире... Ещё...
  Приехали они просить за пленных.
  -Ваше Величество, аристократия Соединенного Королевства припадает к вашим ногам! -И в самом деле припал, склонился в изящном таком поклоне. -Позвольте осведомится о вашем здравии...
  -Отлично, граф, отлично! -Похвалил я Шотеция. -Только лишь беспокойство о моём здоровье привела вас сюда?
  -Ваше Величество, ваших подданных...
  Ой, как началось. Крутил граф, вертел граф, катал граф слова как опытный лохотронщик шарик под тремя стаканами сразу, я сразу абстрагировался от его речи, и, позевывая, глядел на облака.
  Граф меж тем убеждал меня, что негоже же начинать своё правление с обид, чинимых честным торговцам и добрым баронам, среди которых... Граф Рук, да скажи же слово! Среди которых есть подданные другого государства, и которые ничего плохого-то и не сделали...
  Граф Рук отошел в сторонку от этого, несмотря на пламенные взгляды, которые бросал на него барон Нотт и рохнийские торговцы. Ну, оно и понятно. Виселицы он увидел уже, на меня тоже поглядел несколько раз внимательно, и сразу заметно поскучнел. Понял, что ситуация может повернуться разно. Может, король новый и не будет ссориться из-за смердов, а может, и будет. Опытному дипломату лучше бы постоять в сторонке в любом случае. Если что, то потом можно вручить дипломатическую ноту. Куда приятнее дипломатическую ноту вручать королю, нежели прям сейчас вместе со своими гражданами-разбойниками в петле болтаться.
  -Граф, а как быть с тем, что тут находятся не только крепостные крестьяне, но ещё и те, которые рождены свободными?
  -Да не может такого быть, Ваше Величество! Врут они всё, врут...
  -Эй! -Во всё горло крикнул я в толпу. Илья, ученик мастера Лорина! А ну выйди сюда, давай-давай!
  Вышел. Оп... Кажется, он тут тоже с семьей, за его драные портки цепляются сразу два пацаненка лет десяти, не больше. Мамаши не заметно.
  Так, а как к нему-то обращаться? Ладно, буду по-простому. Может и поймет.
  -Эй, ты. Кто ты такой, как ты сюда попал и за что?
  -Наемники разгромили дом мастера Лорина, Ваше Величество. -Поклонился мне Илья. Как мог поклонился, неглубоко, и так еле на ногах устоял. Пацаны на меня глядели, рот раскрыв. Кажется, один девочка вроде бы? Ничё не поймешь, худые и грязные оба. -Потом они забрали нас и продали вот тому господину. -Он указал на барона Нотта. -Он забрал мою жену и старшую дочку, а нас кинул в бараки.
  -Смерд, Ваше Величество! -Махнул на него рукой граф Шотеций. -Какие у него доказательства? Эй, ты - чем докажешь, что ты свободный? Кто за тебя поручится?
  Илья сжался.
  -Мои друзья...
  -И они всё, небось, тоже отсюда? -Отставив одну ножку, насмешливо так спросил граф Шотеций. -Ха-ха-ха, думаю, что всё с ним понятно, Ваше Величество! Тут налицо попытка опорочить честных людей! Смерды запродались в рабство, а теперь решили обмануть своих хозяев и сбежать.
  -Я свободный человек! -Выкрикнул Илья. -Я подмастерье гильдии Портных!
  -Оно и видно! -Колко отреагировал граф Шотеций. -А что же ты, портной, себе портки получше не пошил, а?
  Дворяне за его спиной заржали.
  -Уважаемый граф. -Дворяне продолжали ржать, а граф Рук страдальчески улыбался в сторонке, старательно не замечая многозначительные взгляды барона Нотта.
  -Гра-а-аф! Ау! Я помню этого человека. Лично я его помню. И некоторых других я тоже помню лично. Они были свободные. Как быть с ними?
  -Но, Ваше Величество, это же дворяне! И почтенные и уважаемые люди. Я знаю уважаемого графа, какой ему смысл обманывать и врать? И я знаю почтенного купца Качного из Империи, мой управитель ведет с ним дела. Ваше Величество, тут же дворяне, опора Трона и королевской фамилии Соединенного Королевства, они не могут обманывать! Пусть клянутся на реликвиях...
  Граф Шотеций бормотал что-то ещё, я уже не слушал.
  Я же обещал их всех перевешать. Причем самому себе. Такие обещания лучше не нарушать. Кстати, трупы-то уже с виселицы сняли. Веревки перерезали, да не беда новые найти, порт же рядом, тут веревок навалом должно быть.
  Итак, что же с ними делать? Вроде бы, не успели они ничего сотворить, да и вина не так велика... А эти люди потом могут оказаться полезными.
  Эй, уважаемый король, ты что, с ума-то сошел, что ли? Чем это они могут быть полезны? И что это 'не так уж и велика', а? На этих людях, не то что на бароне Нотте, но и даже на графе Лурге столько крови, что умыться не раз хватит! Не веришь - ещё раз в барак сходи, или в трюм корабля спустись!
  -Всех вешать. -Распорядился я.
  Как камень в воду упал. Барон Алькон чему-то кивнул, на лицах Коротыша и Подснежника проступили неуверенные, но такие добрые ухмылки. Вольный стрелок с лисьим лицом, который всюду сопровождал барона Алькона, кровожадно оскалился и вцепился в графа Лурга, поволок его к виселице поближе, заломив руки.
  -Но, Ваше Высочество... -Граф Шотеций поймал мой хмурый взгляд, сбледнул с лица. -Я хотел сказать, Ваше Величество... Как же суд? По Королевскому Уложению, этих почтенных и даже уважаемых людей надлежит судить только Королевским судом... И Закатный герцог... Тут же его люди, и он должен присутствовать при...
  Пока граф Шотеций говорил, гвардия действовала. Цап-царап, и уже все обвиняемые стоят на табуретках, и на голову каждому одета петля. Прям как с картины 'казнь диссидента', что в 'Огоньке' печатали недавно.
  -Какой ещё Королевский Суд нужен? -На публику возмутился я. -А я вам тут всем кто, не король, что ли?
  Виктор насупился, за его спиной сомкнулись теснее ряды гвардейцев. Кто-то негромко, но отчетливо обозвался нехорошим словом, кто-то брякнул оружием. Барон Шорк подвигал в ножнах свой новый меч, Подснежник показал арбалет. Граф Рук сделал вид, что у него срочное дело где-то за углом. Граф Шотеций побледнел ещё больше.
  -Но Ваше Величество, как же... -Залепетал он что-то. -Как же суд?
  -А у нас тут Особое Королевское Совещание. Посовещались, да за дело. Эй, вешай, явления Светлых Богов ждешь, что ли?
  Подснежник решительно двинулся вдоль ряда, одну за одной выбивая табуретки. Сначала мне стало не по себе, но на лицо быстро удалось натянуть равнодушное выражение. Холодные мурашки пробежали по позвоночнику, да и все.
  Один за другим, торгаши и дворяне повисали в петлях. Воняло мочой и дерьмом, кто-то дергался, но большей частью они даже не поняли, что же с ними такое твориться. Типа как страшный сон, типа как не с ними. А когда крепкая петля ломала позвоночник, то было уже поздно.
  Радуйтесь ещё, что так легко отделались.
  -Пошли отсюда. -Сказал я. -Виктор, выдели человека, пусть разберется с захваченной казной. Выплатить людям на дорогу домой, остальное конфисковать в государство.
  Зачистка на этом как таковая окончилась. Гвардия, набранная Виктором, показала свои зубы и сейчас считала синяки. Студенты-медики суетились, растаскивали мертвых и раненых.
  Крестьяне так и стояли толпой, переминались с ноги на ногу.
  Так. Что им надо-то?
  Как это что?
  Куда им идти? Многие тут оказались чуть ли не с другого конца страны.
  Кто тут у меня поближе?
  -Коротыш!
  -Ваше Величество?
  -Ага, величество. Вот всю эту толпу, что на улице толчется, обустрой да раздели, чтоб им жить где было, и еды на пару семидневий. А потом либо пусть проваливают, либо работать идут.
  На лице Коротыша отразилась работа мысли 'как бы такое поручение куда подальше свалить'. Нет, уже не получится.
  -Ага, вот на тебя такое и свалилось. -Съехидничал я. -Работа с людьми. Бери людей из гвардии, пусть каждого по имени записывают. Так же зови Ждана, если тут кто-то ему подойдет, то этот кто-то идет в кооператив 'Весна' на работу либо к мастеру Виктору. Никакого насилия, ни к чему ни принуждать, обещать плату! Остальных... Ну, что сам думаешь?
  -Заброшенных деревень вокруг города много, Ваше Величество. Там поселить можно, но что откупщики скажут? Как бы все они не оказались...
  -У нас главный откупщик сейчас в Западной башне сидит. Ищи земли его откупа, да сажай людей туда!
  -Будет сделано, Ваше Величество! Подснежник, пошли со мной, поможешь! Ваша светлость, граф Слав, ваша светлость, можно ли мне пяток грамотных студентов? А то у нас не все читать-писать обучены...
  
  
  Глава 11
  
  Корабли в твоей гавани
  Не взлетим так поплаваем
  
  Земфира
  
  На утро Шуго мне принес черновик статьи.
  -Набор готов, осталось только напечатать!
  -Вот и хорошо. -Я погрузился в чтение. Итак...
  Проходимцы из городской черни, сговорившись с наемниками, годами хватали наших жителей и продавали в рабство...
  Пока вроде бы годится.
  ...регентша закрывала на то глаза, а граф Лург имел с каждого раба доход. Принц такого терпеть не будет. Продал нашего гражданина в рабство - купи себе веревку на вырученные деньги и удавись, сэкономь финансы на оплату жалования для Королевской Гвардии. Слава Королю!
  -В принципе, все верно. -Подвел я итог. -Но надо сгладить.
  'Долгие годы наемники-инородцы, сговорившись с проходимцами из городской черни, занимались преступным промыслом в нашем славном королевстве. Грабежи и воровство стали постоянными на Королевском тракте и в его окрестностях. В портовых кварталах люди по вечерам боялись гулять в одиночку, не только простые горожане, но и даже городская стража... Нет, убрать. Не только простые горожане, но и дворяне опасались, как-то так напишешь. С грустью вынуждены отметить... Нет, Шуго, статьи пиши с 'вы', понятно? Итак, с грустью можно отметить, что некоторые дворяне, опора трона, продались с потрохами горстке иноземных разбойников... Нет, не разбойников, преступников. Вот так, продались горстке преступников и участвовали в их темных делишках. Граф Лург, так долго стоявший у трона, за определенное вознаграждение закрывал глаза королевы...
  Представил себе эту картину.
  -Нет, тогда вот так пиши - граф Лург за вознаграждение закрывал глаза... Нет, лучше вот так - 'За вознаграждение граф Лург покрывал преступников и разбойников перед королевой... Не, вот - 'За вознаграждение граф Лург покрывал преступников и разбойников перед правящим домом'. Так пойдет. Ещё 'И это ещё далеко не все преступления графа Лурга, в которых предстоит разобраться!'
  В уме пишем - разоблачить побольше преступлений графа Лурга на публику. И найти ему сообщников побольше, если вдруг человека наказать надо за что-то, о чем широкой публике знать не нужно, то пусть он будет сообщником графа Лурга.
  -Доблестная королевская гвардия понесла новые потери. Преступники были хорошо вооружены, и среди них были дворяне иных стран, со своими вооруженными отрядами. И что самое страшное, дворянин Соединенного Королевства, надежда и опора трона, граф Ногрский Лург, не только действовал заодно с врагами, а даже напал на короля, гулявшего... Нет, прогуливающегося... Ладно, оставь так - 'прогуливающегося' по Портовой площади, а его подельники оказали вооруженное сопротивление королевской гвардии вместе с ними!
  Все преступники, пойманные на месте преступления, понесли заслуженную кару. Никому не позволено творить разорение на нашей земле! Не только словом, но и оружием встанет король на защиту своих подданных!
  Слава Соединенному Королевству!'
  Короче, хорошая у меня статья получилась, жизненная такая. Радуйтесь, жители Соединенного Королевства, вот как новый король начинает наводить порядок.
  Далее колонка светских новостей. Коронация прошла успешно, бал Солнечные танцы чуть отодвигается, гостям королевства беспокоиться не о чем. На бал будут приглашены... На балу будут представлены... И бал станет...
  Третья статья про то, что новый королевский суд всегда готов выслушать униженных и оскорбленных, а также тех, кто считает себя обиженным (УК РСФСР у меня уже в кровати третий день), все в письменной форме, подавать прошения с утра до вечера по указанному адресу. Для удобства испрашивающих королевской справедливости специальные грамотные люди запишут ваши жалобы, и постараются донести их к королю в кратчайшее время.
  Четвертая статья совсем короткая, так, заметка. Всем, кто думает, что знает что-то интересное или необычное, можно прибыть в специальное ведомство Королевской Типографии, спросить Шуго. Вас там выслушают, а если рассказ того стоить будет, то и денег добавят.
  Ну, на первый раз и хватит. В следующем номере будем разоблачать графа Урия и графа Лурга, а заодно и подробно представим нового Главного Королевского Судью барона Алькона.
  Распечатали газету, расклеили на всех углах и столбах, а рядом поставили по грамотному герольду, чтобы зачитывал с выражением.
  -Барон Алькон!
  -Да, Ваше Величество... -Короткий поклон.
  -Что там у нас с судами-то? А?
  Ну, кисло с судами. Систему 'троек' барон Алькон понял хорошо, особенно когда моё правосудие увидел в действии. Вот только не понял он идеи адвоката. Ну, к чему нам адвокат-то? К чему? Если виновен, так виновен, надо его казнить, а ежели не виновен, так судьи разберутся. И почему, кстати, судья не должен склоняться-то к одной или другой стороне? И зачем ещё обвинитель нужен именно государственный?
  Ну, я этого и сам не понимал ещё. Но чуял, что создавать систему без противовесов может быть опасно. Может быть, судьи королевские станут слишком самостоятельные? Или кто умный решит подмять под себя всю эту судейскую систему, и потом мне же придется этого умного выковыривать? Лучше уж пусть соревнуются, всегда рядом есть король, который поможет принять правильное решение.
  Барону решил это не объяснять. Да и сам себе-то я бы это сразу не объяснил, ну не знаю - но вот что-то такое внутри меня утверждает, что так правильно, а так не правильно. Доверюсь своей интуиции, короче говоря.
  -Ваше Величество, уже готовы три суда. Но я бы хотел спросить... -Поза и взгляд барона выражали важность того, что он сейчас спросит что-то важное.
  -Да.
  -Ваша матушка и барон Лург... В свое время они убили мою семью.
  Пауза.
  'Да забирай обеих' - чуть было не ляпнул я. В самом деле, ну кто заставлял графа Лурга убивать семью барона Алькона, а? Какой мерой мерил, такой вам и отмерять, вроде бы так? Потому забирай-ка ты его, барон Алькон...
  А королева? Вроде бы она мать вот этого тела. Но... Ну да, вот это 'но'. Сразу же всплывает одно из самых первых воспоминаний моих об этом мире, изуродованная пытками молодая девушка. И вот кубок, священный напиток из храма Светлых богов...
  Барон Алькон меж тем продолжал говорить.
  -...я понимаю, все же регент Мор Шеен - ваша матушка, и... Ваше Величество, мой отец умирал на стене замка очень долго. А сестренки... У меня было две сестры, Ваше величество. Старшей из них было как раз сколько вам сейчас, а младшей как раз столько бы сейчас исполнилось. Наемники тогда ещё барона Лурга поймали их, а барон сам... Са-ам, скотина...
  Глаза барона затуманились.
  Я сглотнул.
  Итак, что же делать-то, а?
  Отдать, конечно.
  Но как же воспримет все это возмущенная общественность? Скажем, те же самые предводители дворянства, что на Рынке засветились?
  Да как бы не восприняли... Ну не любит барон Алькон графа Лурга. И я ему обещал.
  -...отдайте хотя бы графа Лурга!
  -Да. -Сказал я. -Да, барон Алькон, ты прав. Тут виноват я. Надо было тебе его сразу отдать, да. Что желаешь с ним сделать?
  -Я пока ещё не думал над этим, Ваше Величество.
  -Хорошо дело надо бы обдумать загодя, барон. Но вот есть один вопрос...
  -Да? -Напрягся барон.
  -О, да я ничего не имею против нарезки графа Лурга кубиками... Или ломтиками... Это тебе решать. Но неплохо бы народу грамотно объяснить, за что мы так его... Не находишь?
  Барон не понимал пока что.
  -Короче, нужен суд. Большой и справедливый. Граф Лург обвиняется, у него адвокат, графа быстро приговаривают к... К... Скажем, к передаче в руки барона Алькона как наиболее пострадавшего от действий графа.
  -К чему такие сложности? -Спросил барон Алькон немного резковато.
  -Пока что граф мне нужен. -Ответил я. -На неделю-две. Мне нужны его деньги и его контакты. А потом... Потом к чему мне бывший вор, который и воровать-то умеет только с государственным прикрытием? Бери его за ноги, за руки... У меня там, в тюрьме, сидит некто мастер Велимерий. Будет рад помочь, я думаю.
  -Да, Ваше Величество. Я... Подожду.
  А мне и самому надо бы заглянуть в Западную башню. Потому как Подснежник, пообщавшись с дворцовыми слугами и с Вихором, таки вычислил одного бывшего моего слугу...
  -Привет, дорогой мой! -Улыбнулся я как родному мутному типу с обвисшей кожей. Типа при задержании немного попинали, ну так, малость самую. -Нет-нет, ты посиди пока что в этом удобном кресле, ладно?
  Шкурка дернулся, да захваты держали крепко.
  -Брат, готов ли клиент?
  -Да, Ваше Величество. -Брат поклонился. -Вот, хоть сейчас.
  -Ну, так что же он нам расскажет такого хорошего?
  Граф Лург купил Шкурку просто. Ну, много ли денег надо крестьянину-то? Выдал адрес на улице одной, на самом краю Гильдейского квартала, куда надо передать записку. Шкурка ради интереса туда сходил, ему там денег дали и долго и подробно расспрашивали, что да как. Шкурка рассказывал все без утайки.
  Похвалили, вручили ещё денег и дали по голове, после чего очнулся Шкурка без денег и без одежды в рабском бараке, откуда его и вытащили доблестные гвардейцы. На счастье, оказался рядом Вихор, а там и Подснежник с Братом пригласили погостить бывшего слугу отдельно, в Западной башне.
  -Ну и дураки же у меня слуги. -Подвел я итог. -Ну даже не то что дураки - они же просто идиоты. Такого даже казнить жалко. Дурачина-простофиля, ты разве не мог отнести все это к своему законному королю?
  -Меня б казнили... Ваше Величество... -Пролепетал Шкурка.
  -Дурак втройне. Ты ж что, не знал, кто в башне-то сидит? А сидят там государственные преступники. Вот если б сам пришел сначала к... -Кстати, а к кому? Где у меня секретные службы-то, которые полагается иметь в каждом уважающем себя королевстве? -Вот если б сам пришел сюда, да все рассказал... То не было б у тебя таких проблем. Даже деньги б тебе оставили... Половину. Но и в рабский барак не загнали. Ты же вольный, да?
  -Да, Ваше Величество.
  -Ну, раз так, то и свободен... Будешь. Потом. Какой там адрес особняка-то?
  -Ваше Величество. -Поймал меня на выходе Брат. -Что с ним делать прикажете?
  Я призадумался. А в самом деле, что?
  -Пусть сидит пока что. Отпускать его рано ещё. Может, что ещё вспомнит... Как с графом разберемся, так и отпускайте, нечего кормить его. Кстати. -Мне вдруг пришла в голову одна идея. Суд королевский у нас уже есть, а вот кто следствие вести-то будет?
  -Сюда много кто придёт ещё, чувствую. -Начал я осторожно. -Надежных людей мало у меня, зато задач много для них. Охрану тюрьмы я найду. В край, нашего черного друга поставлю, или кого ещё. Но, дело в том, что люди разные сюда попасть могут, и с разными целями. Кого-то держать нужно, а вот кого-то, наоборот, прятать. Нужно, чтобы кто-то расспрашивал всех, сюда попадающих, слова их записывал да относил мне потом. Ты, да Подснежник. Возьметесь? Просто вежливо расспрашивать, никаких пыток! -Вот этот последний оплот своей цивилизованности я никак преступить не мог. Одно дело пытать человека уже безусловно виноватого, а вот что делать, если не понятна ещё степень вины и есть ли она? Ой проблема...
  -Не уверен, что справлюсь я, Ваше Величество...
  -Не на долго это. Пока никого иного не найдем. После... Я найду занятие, тебя достойное.
  -Я буду стараться, Ваше Величество.
  -Когда мы одни, называй меня по имени. Что тебе нужно?
  -Грамотные нужны, Ваше Величество, Седдик.
  С Братом я общался меньше всего, и он ещё немного передо мной робел.
  -Хм... Понятно. Будут тебе грамотные. Вот ещё что - ты поищи людей таких, которые... -Я через пень-колоду объяснил Брату, что же такое 'следователь'. Сам особо не лезь, только командуй, понял? Потом будешь мне докладывать.
  -Я тут... В общем, нашел я трех человек надежных. Один студент недоучившийся, один бывший пограничник да рыцарь разорившегося рода. С неделю уже у меня. Грамотные все. Выслушивают да пишут, как повелели...
  -Ого, да ты не Брат, ты же целый прокурор! -Хмыкнул я. -Вот, вот так и делай. Ещё народу выделим. Грамотных тоже выделим. Пусть пишут. Сам-то ты читать, писать умеешь?
  -Немного понимаю, Ваше Величество, Седдик.
  -Вот, чтобы было не немного, а точно. Сам все бумаги смотришь, сам все важное подмечаешь. Кстати, как там наш Жареный друг?
  -Ваше Величество, подсадил я его к королеве.
  -Чего? -У меня сразу перед глазами встали разные сцены качественных немецких фильмов. Вот пришел однажды большой негр-сантехник к домохозяйке, у которой трубы засорились...
  -Её Величество... Простите, Ваше Величество... Принц... Седдик...
  -Седдик. Стоп, давай подробно. -В самом деле, беседовали мы в коридоре, около его кабинета. Слуг лишних в Западную башню и на аркане не затянешь.
  -Ваша матушка, бывшая королева, все жаловалась, что слуг у неё маловато.
  -Так, а их сколько? Я двоих видел...
  -Двое и есть. Куда уж больше-то, все равно только в покоях у себя сидит. По вечерам ругается страшно, проклинает...
  -Кого? Неужто меня?
  -Вас тоже, но ещё и графа Урия почему-то. Чем-то он ей сильно не угодил. Вина требует и пирожков. Пирожков принесли, а вот вино я отказывал, негоже это, когда женщина пьет.
  -Странно... -Я присмотрелся к Брату повнимательнее. Вроде бы тут таких обычаев не замечал особо, разве что королева меня от кубка тогда отгоняла. Да и кроме вина-то тут есть что? Молоко? Настойка? Тоже она не везде есть. -Брат, а я ещё не спрашивал, а откуда ж ты взялся?
  -Рохни, Седдик. Королевство Рохни.
  Что-то опять меня царапнуло. Все рохнийцы бледные, светловолосые, глаза чуть ли не красные. Этакие арийские бестии. А Брат скорее на семита похож, темный, кожа смуглая.
  -Ты не похож на рохнийца.
  -Да, Ваше Величество, это так. Моя матушка родилась далеко, в Жарком краю. Вы называете это место Муравьиным королевством. Была война, она и её семья оказались в королевство Рохни, красотой моей матушки прельстился барон, выкрал, сделал даже своей женой, что уж редко. -Брат заговорил быстро, торопя слова. -Он меня оружием владеть учил, да вот не учел, что не понравится старому королю такой союз. Имение взяли штурмом, нам удалось сбежать. На попутном судне доплыли сюда, поселились в гостинице. На вторую ночь отец поссорился с рыцарями в таверне, была дуэль. Мой отец был сильным воином, он зарубил троих. Четвертый проткнул его. Мы с матушкой сбежали снова, прибились к барону Алькону. Если бы не он и не его люди, то мы бы умерли зимой. А так матушка протянула ещё пару зим... Климат этой страны не полезен для южан. Схоронил ее, да и остался тут жить.
  -Ого, какая история. -Да, а что скрывается за 'имение взяли штурмом, нам удалось сбежать' и 'поссорился с рыцарями'. Тут много что можно скрыть, за этими словами. А я и не подозревал, что за обычным таким парнем таится такая тайна. Сын рохнийского барона и южанки. Надо же.
  -А дальше-то что думал делать? Слушай, получается, так ты дворянин, Брат? Кстати, почему тебя так называют?
  -Да была одна история... Когда Подснежник под снегом лежал, так я его нашел, вытащил, до костра дотащил. И как он проснулся, так сразу мне в лицо 'Брат'. Громко сказал. Вот с тех пор никто, кроме как Братом, и не называет.
  -Понято. Слушай, а что те рыцари? Которые убили твоего отца? Я имею в виду, не хочешь ли ты им отомстить?
  -Трое мертвы. Ещё один умер у поместья барона Гор, его собственные наемники на кол посадили. Вы его знали, Ваше Величество, это граф Дюка. Ещё один где-то бегает, да это так, мелкая сошка. Сам попадется. А слугам их мстить глупо, где уже те слуги?
  -Понятно. -Повторил я. -Ну что ж... Кстати, ты ж дворянин, если отец-то твой мертв, так его титул к тебе перейти должен? Разве ж не так?
  -Так-то оно так, Ваше Величество. Да вот кто свидетель? Кто уж меня знает-то? Барон Гуа Берр в Рохни объявлен мертвым, а наследство давно уже поделено между всеми родственниками. Не знаете разве, как это бывает? Так что я теперь Брат.
  -Брат. Да ты уж не Брат, ты уж Прокурор, получается. -Я задумался. В принципе, что эта история меняет? Да ничего, в общем-то. Я и так собирался давать всем своим соратникам, что с самого начала со мной были, дворянские звания.
  -Ну, сам понимаешь, что король-то всяко звание подтвердить может... А?
  На лице Брата что-то дрогнуло.
  -Вот, понимаешь. Потому ты хорошо начал. Только так же и продолжай... Понятно?
  С этими словами и вышел.
  Особняк взяли штурмом в тот же день. Меня рядом не было, я уже постфактум узнал про дикое это сражение. На стук в ворота никто не ответил, и потому решили лезть через забор. За забором гостей уже заждались. Десяток серых плащей принялась пластать городскую стражу, и напластали десятка три покойников. Граф Нидол вырвал бы себе все волосы, если бы они у него остались. Хорошо, что рядом оказались пограничники, серым не дали уйти, завязался бой, подоспели гвардейцы с гранатами, и все вместе взяли особняк штурмом. Потеряли ещё с десяток убитыми и семнадцать человек ранеными. Серых прикончили всех, последний, замотанный в рыбачьи сети, что-то такое с собой странное сделал, да и помер.
  Командовал граф Нидол, Виктору я запретил принимать участие в какой-либо операции. Он у меня теперь верховный министр, граф Вольг, его дело - вопросы поглобальнее. И Виктор это понял, не лез, разве что гранаты выписал на штурм щедро и отправил туда пограничников графа Тоскалонского.
  Победили, полезли обыскивать. В самом особняке шаром покати, пусто, казалось, что все ценное вывезли, а потом Брат заметил неприметную дверцу в подвал. Золота из того подвала вывезли целый воз, прямо на крестьянской телеге до королевского казначейства и везли.
  Соседи рассказали, что некий хмурый рыцарь ещё при старом короле купил этот особняк, и с тех пор появлялся тут хорошо если раз в год. Вроде бы вспомнили, что видели его в порту, а больше ничего о нем и не знали.
  Узнав о количестве золота, я чуть не сплясал. Это ж теперь ещё на месяц с жалованием без проблем. Можно даже завод профинансировать, можно даже и жалование повысить... А возы меж тем уже третий рейс делали. Ох... Ну вот ещё пара таких особняков, и можно хорошо жить.
  Графа Слава подняли с постели, и он схватился за голову. Столько золота! Забот у графа в последнее время прибавилось, считать, пересчитывать, прикидывать, откуда получить и на что потратить. Дремал граф в выделенных для него покоях в замке, в соседнем кресле храпел барон Нават. Весь день они ломали головы над проектом налогообложения, и никак не могли договориться до чего-то путного. Да я и сам не мог им объяснить, что же хочу,
  -Разместим, Ваше Величество. -Поглядывая на мешки, которые один за другим таскали наверх рабы, сказал граф. Места ещё в хранилище много. Может, забыть пока что про налоги-то?
  -Да ни в коем случае! -Вскинулся я. -Сейчас забудешь, а что потом делать будешь?
  -Ваше Величество! -Поймал меня на выходе из Западной башни гонец. -Корабли, много-много кораблей! Идут в гавань!
  Первый торговый караван пришел. Как прорвало, один за другим в порту швартовались парусники. Такие же, как и корабли повешенных торгашей, некоторые шли сразу к Рынку, а некоторые шли к порту. Первая партия вечером, штук пятнадцать двух и трехмачтовиков. Я их в бинокль хорошо разглядел, большой караван. Два судна военных, по конструкции мало чем от остальных отличаются, но на них куда как больше оружия и даже метательные машины видны, похожие не большие арбалеты. У каждого на парусе по две черные птицы на фоне алого круга, одна ниже, другая выше, сцепились крылами и друг на друга смотрят.
  Прибежал Ждан, доложил, что прибыли имперские купцы. Кто на стоянку перед дальнейшим путем в Муравьиное королевство, а кто и тут расторговаться.
  -Стража выставлена? -С зевком осведомился я.
  -Да, Ваше Величество...
  -Ну так и хорошо. Я спать, завтра разбудите. -Я отвалился на кровать, подгребая под себя роскошное золотое блюдо.
  Продолжение утром, ещё под столько же. Я как раз собирал рассыпавшуюся после моего сна картошку, когда ко мне вошел Иштван и с поклоном передал, что купцы из прибывшего вчера каравана просят аудиенции.
  -Веди их к Тронному залу, и пригласи Виктора и Ждана. Ждан же тут, во дворце? Короче, всех заинтересованных, кто проснется. Посторонних не пускать!
  В бинокль корабли как на ладони. Вчера вечером я не очень хорошо разглядел, что же там творится, а вот сегодня уже видно много больше. Из открытых трюмов на берег сгружают какие-то мешки, ящики, на многих кораблях груз и на палубах увязан, на пристани строится отряд воинов в доспехах. Взад-вперед бегают приказчики... Кстати, что это они так полошатся? Не сразу понял, что всех владельцев складов-то мы просушится отправили, и сейчас патрули городской стражи ничего толком сказать не могут. Надо бы на склады найти кого...
  -Иштван! Ты ещё не ушел?
  -Нет, Ваше Величество.
  -Вот нет ли у тебя на примете человека честного и достойного, который мог бы выразить интересы короля в тех складах, что остались после преступников? Как я понимаю, наследники у них не скоро появятся... Да и за портом хорошо бы присмотреть.
  -Ждан Рахатов достойный юноша, Ваше Величество. Ещё есть Лонвил Шорг, но он из старого дворянского рода, рыцарь и может оскорбится таковым предложением. При всем моем уважении, лучше поискать среди купцов. Почтенный мастер Андрей, старшина Гильдии купцов Соединенного Королевства, не откажет в услуге...
  -По последним данным, мастер Андрей заперся у себя и никого не принимает. -Сказал я хмуро. -Королева Мор приказала казнить его старшего сына. Обвиняли в колдовстве.
  Иштван ахнул, совершил кругообразное движение перед грудью.
  -Курт Андреев мертв? О Один, дай силы... Это достойный сын мастера Андрея, Ваше Величество. Мастер в нем души не чаял. Курт водил флот везде, от юга и до Неделимой Империи. То-то я думаю, что все корабли мастера Андрея на месте...
  Я скрипнул зубами.
  -Ещё кто-то на примете есть?
  -Я... Должен подумать, Ваше Величество.
  -Подумай. А пока что пошли... На аудиенцию.
  -Почтенные мастера Волек, из имперского города Каорвола, и капитан охраны барон Курт!
  Купец маленький, с большим торсом и мелкими ногами, лицо острое, глаза сидят близко к носу, из-за чего мастер Волек похож на птицу воробья из моего мира. Тутошние воробьи какие-то не такие, они более жирные и наглые, вальяжные. Под зиму сотнями мерли, но откуда-то заново взялись, едва погода прогрелась. Барон Курт ему полная противоположность. Если купец воробей, который по зернышку там, по зернышку сям, грамотного воробья, как и волка, тоже ноги кормят, а крылья спасают, то барон скорее похож на злобного старого ворона. Сам уже в годах, длинные серые усы свисают на грудь, серые седые волосы собраны в хвост на спине. Но хватки не потерял! Ручищи-то ого-го какие, доспехи неплохие даже на мой полупрофессиональный взгляд, меч при входе отобрали, но пояс оружейный чуть ли не шире того, что Виктор носит. Сбоку пристегнут овальный шлем с невысоким острым гребнем. На скверно выбритом лице застыло мрачное и решительное выражение. Выбирает, кого клювом по голове щелкнуть. И взгляд... Тяжелый взгляд.
  Ещё в моем мире как-то остался на смене рядом с нами, ещё молодыми и подающими надежды, Петр Сергеевич. И показал нам, как человеков отличать. В принципе, это не сложно. Когда стоишь за одной и той же, будь она проклята, дверью, а мимо тебя народ все идет и идет в обе стороны, то как бы понемногу начинаешь понимать, что к чему. И людей уже на два типа раскладываешь. Опасный - не опасный. Как-то само уже получается, особенно после натуральной тренировки...
  И вот людей с таким взглядом, как барон Курт, только и жди какой-нибудь каверзы. Нет, в жизни-то это может быть обычный такой человек, уверенный в себе и в своих силах. С таким приятно и пообщаться, и поговорить, и даже дело делать приятно, потому как не обманет и все в срок сделает. Но вот бывает, что затюкает жизнь человека, не важно как. Подкинет много новых испытаний, повертит, шкурку пообдерет, и все в один день. И тогда только глянь косо на такого человека в очереди за хлебом, и получишь кулак в челюсть. Потому лучше их обойти подальше. Они рано или поздно успокоятся, пережмут все эти жизненные неурядицы стальным прессом, да вот для тебя уже поздно может быть.
  Купец Волек поклонился до земли, барон повторил его поклон с неожиданной для его возраста грацией, слуги внесли богато изукрашенный сундук, из которого достали большой отрез алой ткани с серебряным грифоном. Герб королевства. Вышит серебром, здоровенный флаг такой с раздвоенными концами. Красиво очень вышит!
  Я благосклонно улыбнулся, принимая дар. Ну что, и куда его девать-то? Не на замок же вешать?
  -Ваше Величество, почтенный мастер Волек из вольного имперского города Каорвола, от лица торгового дома Северный Круг приносит в дар королю Соединенного Королевства...
  И далее по тексту.
  Ну, что тебе надо-то, купец? Ты зачем сюда приперся, моё время отнимаешь?
  Такое ощущение, что купец и сам не понимал, зачем он тут. Таращил глаза, что-то плел про то, что он тут не первый год, что всегда рад и всегда того этого самого, что надо бы крепить связи между Королевством и Империей...
  Ну, я ему кивал. Мол, ой как все хорошо. Пока купец капал мне на мозги, Ждан сунул мне под руку лампу Алладина и зажигалку. Ой как хорошо... Отдарился, купец с изумленным видом повертел изделие, прикидывая, как же оно такое, и снова залился соловьем про мирное сосуществование двух народов.
  Клоунада, короче.
  В конце концов купцу это дело надоело, и он удалился. Барон Курт напоследок окинул взглядом Тронный зал, словно думая, а не устроить ли тут дуэль. Ну и ну, вот таких несдержанных набирать-то в охрану? Как бы он сам купца на дно морское не пустил.
  А за ним пошли косяком.
  Пятеро купчин со второго каравана в складчину преподнесли мне набор какой-то ерунды, не пойми для чего. Вроде бы и посуда не посуда, и вроде бы для украшений не годится. Мелкие золотые чашки на длинных ножках с притертыми пробкой крышками, там жидкости-то на один глоток, блюда с совсем плоскими краями, зеркала отполированные... Набор алкаша из нашего мира, выпить сто грамм водки, сцапать соленый огурец с плоского блюда на закуску, на себя в зеркало глянуть.
  Этим тоже подарили две лампы с запасом нефти и две зажигалки.
  -Что это за дрянь золотая? -Спросил я у своих, когда купчины с поклонами удалились.
  -Набор косметики, Ваше Высочество. Для мужчин.
  -Чё, совсем чудаки? -Я уж подумал вернуть засранцев и объяснить, что принцу все же дарить-то что-то иное надо... Мальчик же! Кораблик б там подарили, или уж на худой конец меч игрушечный, но это-то что? Принц-то и обидится может.
  Потом троица рохнийских баронов, засвидетельствовать своё почтение. Мутные такие личности... Путешествуют, ищут, кто возьмет на службу. Ваше Величество не желает? Нет? Разрешите откланяться с наилучшими пожеланиями. Может, кто из ваших дворян заинтересуется...
  Ещё купцы, привезли на продажу пряности. Подарили два полных кубка перца. Сокровище, наверное. Лампы и зажигалки я на них тоже не пожалел.
  Ещё купчина. Этот толстый, как два графа Лурга. С места в карьер бух на пол, за ним двое дюжих слуг, подняли и ко мне потащили под микитки.
  -Да будет славен великий король Седдик Четвертый! -Забасил купец.
  Вот этот в дар не прогадал, передо мной на полу оказался большой сверток атласа, из которого купец, отышливо охая, достал сверток промасленной кожи чуть поменьше... Густо запахло благовониями. Ну да, машинного-то масла тут ещё не знают, и для пропитки оберточной бумаги... Да нет, и оберточной бумаги тут тоже не знают, просто ткань пропитывают чем-то вроде масла, чтобы вода не сразу туда попала.
  Все вокруг ахнули.
  На свет показался клинок.
  Ой... Вот это да. Я чем отдарюсь-то за такое, а?
  Меч. Мы с сержантом так и не успели выбрать меч.
  Я сжал подлокотники кресла, жалея, что граф Дюка подох так рано. Думал-то, что все уже забыто и быльем поросло, а вот гляди же ты.
  Настоящий меч я держал тут в руках редко. Почти не держал, надо сказать. Только тренировочный. И в своем мире тоже... Там за то статья полагается.
  Но тут снова даже мой непрофессиональный взгляд понял, что передо мной сокровище. Тусклый сероватый клинок ромбического сечения плавно сужался в иголочку, простая, но очень четкая гарда, идеальный шар противовеса на конце рукоятки. Вроде бы все просто, да? Да вот только я тут такого ещё не видел.
  Меч был красив. Ничего лишнего, никаких там камней драгоценных, что так любят вставлять местные дворяне, никаких лишних завитушек, что так любят вырисовывать фентезийные художники в моем мире. Все просто, но все настолько выверено и тщательно, что даже в моем мире это оружие стало бы к лицу любому коллекционеру.
  -Славному королю славный меч! -Выдохнул воздух купец.
  -Ну... Я не могу его взять... -Да что это я такое несу, я же король! -Благодарю уважаемого мастера Фыха за столь драгоценный подарок! Прими же и ты мой дар - вот эту негасимую лампу Алладина и железное кресало, что добудет тебе огонь быстро и просто!
  Передали, купец быстро запрятал подарки в сумку и с поклоном удалился.
  -Последний посетитель на сегодня, Ваше высочество. -Поклонился Иштван.
  -Что это за штука? - Я его не слышал, я был увлечен новой игрушкой, которую уже крутил в руках. Теплая рукоятка как из резины, лежит удобно. Остается даже место для второй руки... Чуть, но есть. Нижняя четверть лезвия не отточена.
  -Кажется, что-то древнее... -Виктор с безопасного расстояния разглядывал клинок.
  -И где такие делают? -Заметив его жадный взгляд, передал оружие ему.
  -В Рохни точно не делают. -Это барон Нават, он тут с утра. -И в Империи тоже не делают. Может, это с юга?
  -Может. -Задумчиво согласился Виктор, выставляя руку с мечом подальше от себя, проверяя баланс.
  -Если мне будет позволено... То это меч муравьишек. -Это сказал барон Шорк. -Я у них видел, такая же сталь. Глядите... -Он забрал меч у Виктора, взял за рукоятку и клинок, и осторожно попытался согнуть. Не получилось, барон Шорк напрягся, сдавил изо всей силы, и лезвие согнулось в дугу. Отпустил, лезвие распрямилось мгновенно в то же положение. -Это муравьишки где-то делают. Редкое очень оружие.
  -Много ценится? -Спросил я. Кажись, придется ещё чем перед купцом отдарится...
  -Очень. -Пожал плечами барон Шорк. -Да вот только владеть им... -Он покачал головой. -Я никогда не слышал про те школы, где бы обучали владению таким оружием. Для боя он очень легкий, для дуэли... Те, кто может себе позволить такой меч, дуэлями уже не увлекаются.
  -Понятно. Барон Ждан! Хорошо б купчине сейф хороший подарить... Типа того ящика, что у меня есть в покоях. Есть что готовое?
  -Да найдем.
  И только я уже думал идти на поле и снова сажать картошку, как очередная новость. Гонец влетел в Тронный зал как ошпаренный. В порту отдала швартовы одна галера... На которой каталась с рыцарем Алором принцесса Альтзора, будь она неладна.
  Вот так и прокатались они революцию.
  -И что делать? -Спросил я у Иштвана.
  -Вам надлежит встретить королеву Альтзору в пределах Верхнего города, Ваше Величество. -Сказал мне тот.
  -С какой это радости? Я ж король!
  -Ваше Величество, это этикет! Вы король, а она-то королева! И демонстрировать, что вы не в ладах с вашей второй половиной, крайне неподобающе! Тем более Низшему сословию и Черному люду.
  -Королева. -Проворчал я. -Хорошо, закладывайте карету... Готова, так чего мы ждем-то?
  
  Глава 12
  
  И ни одна бумажка не пропала...
  
  Слова народные
  
  На площади мы ждали вот уже минут двадцать. Я в карете, то есть в той же самой бричке, в которой и раньше катался, моя личная охрана под предводительством барона Шорка, Виктор, Ждан, Иштван и мастер Клоту.
  И вот уже двадцать минут тишина. Никого не было.
  -Говорят, что в прогулке было нападение морских пиратов. -Шепотом передал мне Ждан. -Отбились, там полста наемников на галере. Рыцарь Алор, говорят, ранен, в руку...
  -Жаль, что не в голову били, целый остался б. -Неожиданно для самого себя высказал я. Лицо моё было мрачным. Да не представлял я совершенно, как себя дальше вести с принцессой. Просто не представлял, да и все. Вроде бы ребенок, ребенок ж, блин! Но уже королева, получается? Или ещё нет?
  -И принцесса тоже без головы. Нашла куда поехать кататься. Мастер Иштван, скажи-ка мне, а она королева, или тоже... До наступления совершеннолетия?
  -Королева, Ваше Величество. Согласно Цинскому уложению законная супруга царствующего монарха всегда королева, возрастной ценз не предусмотрен.
  Вот счастье-то для девчонки её лет. Крабом, крабом - и в дамках, уже королева, кланяйтесь, смерды! Надо же.
  Я поглядел по сторонам, мои соратники глаза отводили, молчали.
  -И кто мне скажет, как же себя с ней вести?
  -Это должны решить только вы, Ваше Величество. -Сказал Иштван.
  Хмуро глянул на него.
  -В конце концов, Ваше Величество, представьте, что она привезла вам хорошие вести! -Нашелся Виктор.
  Хмуро глянул и на него.
  Вот если эта королева малолетняя мне месячных из своего путешествия не привезет, то уж не знаю, что и делать!
  Что-то из этой мысли сказал вслух, правда, тихо. На меня покосились только Ждан и Иштван, которые стояли рядом. А я пообещал своему языку завязаться в узел, если он хоть ещё раз что-то такое скажет или сделает. Принцу-то ещё простительно... Но вот королю длинный язык часто укорачивают вместе с головой. Слыш, язык? Я ж матом часто не ругаюсь, плохими словами тебя не пачкаю, нет? Да ещё тобой разные красивые слова говорю самой замечательной девушке своего мира. Что ж ты меня так подводишь-то, а?
  Процессия вступила на площадь ещё через час, когда я уже хотел плюнуть на все и уехать обратно во дворец.
  Так, впереди, на пегом коне - угадайте, кто? Ух ты, сразу угадали - это же рыцарь Алор, защитник короны, который обет принял, в оранжево-красных тонах, без доспехов, но с мечом. Восседает гордо, волосы жиром намазаны и назад зачесаны. Кажется мне, или легкая растерянность у него на лице? Поближе подойдет, так посмотрим.
  За ним, на полкорпуса отставая, на снежно-белом коне Альтзора. Восседает боком, в красивом простом платье. Волосы спрятала под чепчик, на нем небольшая золотая диадема с драгоценным камнем по центру.
  За ней троица фрейлин, молодых девчонок, стреляющих глазками направо и налево, по сторонам лениво гарцуют наемники, угрюмого вида бородачи, с алыми лентами на шлемах и на бицепсах.
  Чё за маскарад?
  Остановились прямо передо мной.
  Мы-то стояли спешившись, я только присел в карету, пока ждал, но потом обратно вернулся. Вышел вперед, за моей спиной справа барон Шорк, слева Виктор. Мастер Иштван чуть теснил плечом Виктора, находился рядом со мной. Ещё чуть дальше Ждан и Подснежник, который не расставался с самострелом.
  Вокруг свита, скучающие аристократы, дорвавшиеся до развлечений. И откуда только прознали-то? Вот уже успели протии все мимо меня, понапоклонились, справились о самочувствии. Шуго тоже тут, с ним троица студентов, навострили перья и приготовились записывать. Акулы пера, фиг ли. Барон Нават даже рядом. И Вера. Она тут всегда рядом обретается.
  Итак.
  Стоим, смотрим. Я на земле, принцесса Альтзора на лошади, глядит куда-то равнодушно вдаль, словно меня и не видит.
  Процессия замерли.
  Ну и что делать-то теперь, а? Дальше меня не проехать, путь загораживает бричка... То есть карета. Либо просить, чтобы отошел, либо внаглую... Внаглую не получится, не посмеют же, не...
  Принцесса двинула коня дальше. Лошадка устало зацокала копытами по мостовой, обогнала остановившегося рыцаря Алора и стала надвигаться на меня. Рыцарь Алор ухмыльнулся и поспешно стер улыбку со своего лица.
  Вдруг я понял, что наемников-то тут с полсотни, а вот моих гвардейцев человек двадцать, и что гранаты-то в таком месте могут и не помочь. И что надежда-то только на пистолет, но опять же не известно, успею ли я их всех перестрелять-то... Вполне могут и навалится скопом на короля-колдуна, не считаясь с потерями.
  Пока думал, принцесса подъехала уже совсем близко и остановилась, лошадка всхрапнула и мотнула головой. Дальше пути нет, я дальше стою. Стою и смотрю надменно так на лошадиную морду, на богато расшитую золотом и серебром уздечку, на небольшой матерчатый щит на груди скакуна. Ежели сейчас копытом ударит, то не поздоровится мне! Пойди пойми, правда ли это, что лошади даже на лежащих людей не наступают.
  А на заднем плане слышны шепотки фрейлин, о чем-то о своем разговаривают. Наемники остановились, начали стягиваются один к другому. Аристократы поредели, половина точно куда-то девалась, оставшиеся отодвинулись подальше.
  Все молчат пока что. А я стою и гляжу, и прикидываю, как быстро я смогу ствол достать из-под рубашки. По всему получается, что очень быстро, да и пока люди вокруг разберутся, что это такое, я пару магазинов израсходовать по ним успею.
  За моей спиной тоже возрастало напряжение, я просто физически это чувствовал. Барон Шорк и Виктор только момента и ждали, чтобы убрать меня за свои спины и начать рубить врага. Эх, велел же я Виктору не заниматься этой фигней, а...
  Рыцарь Алор соскочил со своего жеребца, обошел лошадку Альтзоры по большому кругу, встал со стороны на одно колено и сложил руки лодочкой.
  -Прошу вас, Ваше Величество!
  Принцесса благосклонно кивнула, поставила ножку на его ладони и соскочила вниз.
  Встала на земле, но ко мне не поворачивалась. Так и смотрела в сторону куда-то, на стены домов, окружавших площадь. На виске играла синяя жилка. Рядом стоял рыцарь Алор и делал вид, что он статуя, и что он тут ни при чем.
  Я едва не выругался. Ну и что мне делать-то дальше с ней? Хватать за волосы и тащить в пещеру? Или просто перегнуть через коленку и всыпать ремня по заднице? Так вроде бы не за что!
  Продолжал стоять так же и молча смотреть на неё.
  Пауза затягивалась.
  Мне это уже начало надоедать. Да какого ж такого-то? Я ей что плохое сделал? При чём тут я? Не нужны мне её игрушки, скажи давай 'привет', да и поедем в замок. А там занимайся чем хочешь!
  Но я молчал, понимал, все мои слова сейчас будут против меня же и использованы. Скажет что-то такое, либо промолчит презрительно, и неизвестно, что хуже. Аристократия вокруг стала проявлять признаки любопытства, появился граф Шотеций и барон Пуго. Ого, а это кто? Маркиза Нина? А вот эту тётю с декольте до пупка я не знаю... Любовница графа Шотеция? То-то они рядом держатся!
  -Рыцарь Алор. -Сказал я громко и на всю площадь. -От имени правящего дома Соединенного Королевства Ильрони и Альрони благодарю за службу!
  Рыцарь опешил, дернулся, поглядел на меня, открыл было рот, собираясь что-то сказать... Но я его опередил. -Ты и твои люди устали с дороги, пусть же они получат заслуженный отдых в своих казармах... -Вот так-то вот. Нечего тебе в замке делать, у меня и так там много народу. -И щедрую оплату за проявленный героизм! За оплатой обращайтесь завтра же в королевское казначейство, я прослежу. А сегодня можете отдыхать.
  Наемники стали переглядываться.
  -Мне нет нужды в отдыхе, Ваше Величество, как и моим людям. Мы поклялись следовать за принцессой. -Меланхолично сказал рыцарь Алор.
  -Ну так и следуйте, кто мешает? -Развел я руками. -Ваше Величество, прошу вас в карету.
  -Я королева, и никуда я без своей свиты не пойду. -Сказала Её величество.
  Ремня б тебе вложить по заднице, королева.
  -Ваша свита должна следовать за нами.
  -Нет. Я поеду с ними. Во дворец.
  -Так езжай, кто тебе мешает? -Сорвался я. Рыцарь Алор просветлел лицом, сделал шаг вперед, но вдруг неожиданно уперся в барона Шорка. Попытался обойти, но не получилось, рядом возник Виктор.
  Силой тащить королеву в бричку, что ли? Если нужно...
  Не потребовалось. Оглянулась принцесса, теперь уже королева Альтзора на своего защитника, да и поплелась в мою бричку. Надеюсь, что там ей места хватит. Взошла без посторонней помощи и уселась прям посередине, чтобы мне рядом места не хватило.
  Вздохнул, сел напротив неё, спиной к кучеру, и поехали мы во дворец.
  Всю дорогу Альтзора молчала, а я исподволь разглядывал её.
  Морской воздух или что-то там ещё пошло бывшей принцессе, а теперь королеве на пользу. Бледная, анемичная девочка превращалась в прекрасную женщину. Ушла девичья худоба и угловатость, наметилась грудь, жесты, ранее порывистые и неловкие, обрели изящество. Альтзора будет красавицей, стройной, с прекрасной фигурой, правильными чертами лица и большими синими глазищами, в которых суждено пропасть не одному мужику.
  Плохо только, что смотрит на мир она как-то... Излишне серьезно, что ли.
  -Ваше Величество, что я вам успел сделать плохого? -Напрямик спросил я, когда мы остались одни в Малом Тронном Зале.
  Тащить королеву в королевские покои я все же не стал, кто знает, что она подумает. Рыцарь Алор сунулся было следом, но снова натолкнулся сначала на Виктора, а потом и на барона Шорка, и остался во дворе замка.
  Молчание.
  -Ну так, Ваше Величество?
  Альтзора отошла к окну и демонстративно уставилась на океан.
  Понятно, со мной не желают разговаривать больше. Знать бы ещё, почему.
  -Ваше Величество, ваше поведение не приличествует коронованным особам. -Холодно сказал я.
  -Ваше поведение, Ваше Величество... -Она выделила тоном последние слова. -Тоже нельзя назвать образцом добродетели. Вы заточили в башню вашу родную мать!
  -Так что же мне делать остаётся? Думаешь, что их всех надо отпустить? И графиню Нака тоже отпустить?
  Альтзора промолчала, только непонимающе посмотрела на меня.
  -И графа Лурга тоже отпустить?
  -Граф Лург грубый мужлан! -Нерешительно сказала Альтзора. -Но устроить заговор, переворот, заточить в тюрьму собственную мать...
  -Ваше Величество, понимаете ли вы создавшееся положение? -Как мог спокойнее спросил я.
  -Прекрасно понимаю! Ты решил, что можешь...
  -Создавшееся положение такое. Я король, а ты королева. Не мы это решили, это решили за нас. Но теперь, перед людьми и.... -Вспомнил к месту про храм Всеотца. -... И перед богами мы с тобой муж и жена, король и королева. Так или иначе, нам с тобой предстоит поддерживать друг друга. Так или иначе. Наедине можешь делать что хочешь. Но на людях изволь вести себя соответственно своему и моему статусу! А твоего поведения я просто не понимаю. Что за сцена-то на площади?
  Альтзора даже не повернулась в мою сторону.
  И я вдруг с пугающей ясностью осознал, что этот раунд я проиграю. Альтзора просто откровенно нарывается на ссору, на то, чтобы поругаться со мной. А после того, как поругаемся, какой у меня выбор? Запереть её туда же, в Западную башню, поближе к королеве? Или просто прямо сейчас удавить?
  Отвернулся от нее, подошел к соседнему окну. Вечерело, большие корабли торговцев покачивались в гавани около умиротворенного Рынка, на горизонте виднелось несколько парусов.
  Принцесса молчала, молчал и я.
  -Ваше Величество. Вы любите рыцаря Алора? -Спросил я.
  -Конечно же нет! -Альтзора не обернулась даже, глянула через плечо презрительно. -Что за глупости вы говорите, Ваше Величество!
  Показалось ли мне, или чуть дрогнул её голос? Нет, не показалось, конечно же. И конечно же ты его не любишь, да. А то по тебе не видно ничего. Жаль вот только, что ответного чувства я в нем не увидел.
  Не пошли тебе, девочка, на пользу рыцарские романы...
  -Ваше Величество, я не прошу вас отказаться от вашего увлечения. Я прошу вас быть осторожной. Сведения, полученные мной от... -Запнулся. -От преступников, содержащихся в Западной башне, выставляют рыцаря Алора не в самом лучшем свете.
  Или ты совсем, дурочка, не понимаешь, зачем ты нужна была этому рыцарю и бывшей королеве? И что твоя жизнь не на долго длиннее моей стала бы. Роди ты ребенка, и судьба твоя уже предрешена.
  Альтзора вспыхнула, развернулась ко мне.
  -И что теперь, ты посадишь благородного человека в темницу лишь потому, что несчастные оговорили себя и его под пытками?
  Короче, не получилось у нас разговора. Принцесса отвечала односложно и только и ждала момента, чтобы избавиться от моего общества. И слова мои не находили отклика, говоришь как перед телевизором. Ты говоришь, тебе что-то отвечают, а толку мало.
  -Альтзора. Я ничего у тебя не прошу и ни к чему не призываю. Живи тут.
  На лице принцессы промелькнуло выражение 'вот уж спасибо', а я понял, что снова нашел не те слова.
  -Прости. -Я решил отбросить всю эту королевскую шелуху. Ну да, не воспитывался я королем, не воспитывался. И такие, как Альтзора, они ж, наверное, сразу чувствуют, что королевской крови во мне как-то не очень много, и недостаток королевского воспитания чувствуют... Ну да, по меркам своего мира у меня обычное советское воспитание. Может, оно и получше тутошнего, королевского. Я знаю не только как правильно держать нож и вилку, но ещё я знаю, что плохо пытать людей и держать рабов. Я ещё много чего знаю. Только здешнее дворянство того не оценит. Для него тут важнее каллиграфическое письмо да правила куртуазного тону...
  -Прости, Альтзора. Чушь говорю. Слушай. Давай ты не будешь считать меня чудищем, ладно? Я же ничего такого тебе не сделал-то плохого. Да и людям... Людям тоже не сделал.
  -А что ты сделал с бедным графом Дюка?
  Мысленно зарубку на память - откуда она знает? В порту высадились только сегодня. Ну да, Вихор говорил, что в городе какие только слухи не ходят. Начиная от того, что я собственной персоной разогнал наемников и рыцарей-бандитов в количестве сотни человек, а потом догнал каждого и посадил всех на кол вдоль улицы. И вот теперь стоят они там, вдоль дороги, с косами... Нет, может, и следовало бы так поступить.
  -Граф Дюка убил моего друга и учителя, убил и его семью. А до того он убил многих прочих людей, которые делили со мной хлеб. Убил ни за что, просто так. И я не сделал с ним ничего такого, чего бы он не делал с другими.
  Альтзора молчала.
  -Кто же виноват, что отмерялось ему той же мерой? А может скажешь, что графиню Нака я тоже зря запер?
  Альтзора молчала. Но в глазах её что-то мелькнуло такое... Что-то, похожее на понимание.
  Чую, что процесс переговоров с принцессой будет очень долгий. Ну что же тут поделать, Маша бы сказала, что это такой древний и красивый обычай - мужчина уговаривает девушку.
  -Ваше Величество, я устала с дороги. Разрешите мне удалиться в свои покои. -Сдержанно сказала принцесса. -Мне нужно обдумать ваши слова. И почему ко мне не пускают рыцаря Алора?
  -Да, Ваше Величество. Прошу вашего прощения, но меня ждут дела. -Не менее официально ответил я, сделав вид, что вопроса не заметил.
  Альтзора задрала подбородок, кивнула мне высокомерно и вышла.
  В открывшуюся дверь вошел барон Шорк, улыбнулся мне слабо, заглянул в коридор, проверил, чтобы принцесса достаточно удалилась.
  -Рыцаря в замок не пустили, Ваше Величество. Он ругался, плохие слова говорил о нас с Виктором. Я его на дуэль вызвал, поколотил немного, меч отнял. Может, прикажете запереть его пока что в Западной башне?
  -Да кормить его ещё. Просто не пускайте в замок, да и все. Мне он тут не нужен.
  -Да, Ваше Величество.
  Вошли Виктор и Ждан, за ними Волин. Волин жестом отпустил охрану, потом притворил двери, и все уставились на меня.
  Я в ответ поглядел на них.
  Присутствующие переглянулись, потом все уставились на барона Шорка, а тот кашлянул, выбирая слова, и начал.
  -Ваше Величество, возможно ли мне говорить свободно?
  -Да, барон. -Я представил, что сейчас услышу. Наверное, сейчас барон Шорк расскажет, что рыцаря можно запереть, а кормить-то совсем не обязательно...
  -Прошу прощения, Ваше Величество. Я обязан вам свободой и жизнью, и не в моих мыслях как-то оскорбить вас. К сожалению, иногда приходится говорить неприятные вещи...
  -Неизвестно, чем они там занимались вдвоем. -Не выдержал Ждан. -Если у королевы все же родится ребенок... Не ваш ребенок, Ваше Величество...
  -То будет очень плохо. -Закончил Виктор.
  -Да, очень плохо. -Добавил Волин.
  И все замолчали, выжидающе уставившись на меня.
  Ну да. Если уж даже моё ближайшее окружение решило давать свои советы... Кстати, как-то быстро в него вошел барон Шорк, в качестве королевской охраны. Гвардейцы его слушались, Виктор уважал, Иштван прислушивался, даже барон Алькон и граф Слав с уважением относились. Но барон Шорк не кичился, общался со всеми ровно. Как-то видел его на стрельбище, Две Стрелы ему показывал, как надо правильно из лука стрелять, тот кивал, примеривал большой лук. Много охраны я с собой не водил, к чему мне большая свита? Да и не хотел я, чтобы некоторые странности короля расходились слухами. А барон Шорк нелюбопытен, и некоторые тонкости у него всегда спросить можно.
  -Ваши предложения? -Спросил я, чтобы потянуть время.
  -Взять под охрану обоих. -Немедленно отреагировал Виктор.
  -Ну, так разве у ней своей охраны нету?
  Все посмотрели на Волина. Тот кашлянул.
  -Так тут везде, в замке, наши люди. Поставим несколько гвардейцев около её покоев, пусть сопровождают в прогулках...
  -Ваше Величество, при всем моем уважении... -Это барон Шорк. -Вы откладываете решение. Дело все равно придется решать, не сейчас, так потом. Потом решение может стать... Более трудным, Ваше Величество.
  -Разберусь. -Сказал я. -Кто там ещё на очереди?
  Барон Гонку на очереди, давно уже дожидался, с ним два пажа внесли большую плетеную корзину со свитками.
  Итак, это новый УК. Ох, много-то так, а?
  -Итак, барон, что же тут такое наваяли?
  На самом-то деле, что наваял барон Гонку, мне было не очень интересно. Главное тут то, что написано под мою диктовку. Когда барон напишет все это хорошо, то свод законов пойдет в руки барону Алькону. Если барона Алькона все устроит, то быть ему графом, ещё вдобавок председателем королевского суда. Государственным обвинителем, то есть прокурором по нашему, назначим Брата, он же барон Берр. Граф Нидол Лар будет министром МВД... Пока он подчинен Виктору, но это лишь пока...
  Барон Гонку нужен только лишь для выражения воли общественности. В газете-то уже вышло предложение всем неравнодушным гражданам поучаствовать в записи всех неписаных обычаев Соединенного королевства на бумаге. Пока что желающих не нашлось, и барон Гонку трудился в одиночестве.
  Нет, не активный ещё у меня политически народ, не активный...
  Остановив раздумья, я стал разворачивать свитки. Раз, два, три... Мелким убористым почерком все как один, да ещё и с каллиграфией, чтоб её!
  -Барон, к чему тут каллиграфия? -Спросил, погружаясь в чтение.
  -А как же, Ваше Величество? Вот тут серьезность, тут неустрашимость, во тут решительность...
  Голову б тебе скрутить серьезно. Я все это сколько читать буду?
  -Барон, что тут назначено за банальную кражу, то есть за воровство-то?
  -Воровство наказывается плетьми сорок раз и передачей господину для дальнейшего наказания...
  -Так, а грабеж?
  -Разве это не одно и то же, Ваше Величество?
  -А за разбой?
  -Посажение на кол всех, кто в том участвовал, и продажей семьи в рабство.
  -Убийство?
  -О, вот тут мы написали много и подробно, Ваше Величество! За убийство дворянина дворянином последний обязан доказать, что дело было на дуэли, для чего предоставить двух свидетелей дворянского звания. Если ж дело происходило в одиночку, то обвиняемый должен поклясться на святых реликвиях из ближайшего и влиятельнейшего храма...
  Я едва не застонал, но выслушивал барона Гонку очень внимательно.
  -Примерно понятно. -Понятно, что судить вот по этой хрестоматии глупо и опасно. Толковать можно и так, и так, и сяк. А уж идея-то с клятвой на святых мощах... Так это вообще супер. Как говорится в известном анекдоте про джентльменов, 'Тут-то мне карта и поперла'. -Барон, оставляйте, подумаем. Как ваша книга о дворянстве, кстати?
  -Хорошо, Ваше Величество! Я почти что закончил...
  -Как закончишь, так сразу и к Шуго, он типографией заведует. Будем издавать, нужно сто экземпляров...
  -Сколько? -Барон едва не потерял дар речи.
  -А что пугает-то? Или думаешь, что мало?
  -Дддд... Достаточно, Ваше Величество...
  -Ну, тогда иди, у меня ещё дела... Бумаги-то оставь, буду читать их... В свободное время.
  Конечно, если оно у меня останется.
  -Здравствуй, здравствуй, добрый граф!
  -Ваше Величество... -Граф Лург снова попробовал было растянуться в поклоне, но я его остановил взмахом руки.
  -Да право слово не стоит, что мне заставлять такого большого человека по полу кататься... -Я усмехнулся, и похлопал свитками с признаниями графа Лурга по ладони. -Знаешь, тут мы посетили один особняк... На улице Белой Речки.
  Граф Лург сразу же побледнел.
  -И нашли там много всего интересного. Очень много. Но не нашли главного. -Я положил свитки на столик, а сам улыбнулся так мерзко, как только мог. -Где долговые расписки, скотина жирная?
  Граф побледнел.
  Ну, запирался-то он не долго.
  Все дело в том, что граф Лург оказался крупнейшим откупщиком королевства. Ну да, расписал он там разного, второстепенного. Того-то ограбил на сто золотых, того-то на тысячу, у того-то от наследства кусок откусил... Но самого главного решил не указывать. Снова поиграть, а у меня время уходит...
  -Пойми, чудо. -Втолковывал я ему. -Ну к чему бумаги покойнику?
  -Ваше Величество, не понимаю о чем вы...
  Ну, понял в конце-то концов. Для того за дверью дожидался своего часа Лумумба, в набедренной повязке, меховом халате со свежими пятнами крови и с набором зловеще выглядевших ножей в кожаной сумке.
  -Это Патрис Лумумба, наш гость с далекого юга. -Представил я его. -Редкий специалист, куда там мастеру Велимерию.
  -Ур. -Сказал Лумумба.
  После такого граф Лург размяк совершенно.
  -Ну, вот теперь пора поработать. -Объявил я Виктору. -Вот по этому адресу... Захватить целым, мне нужны их бумаги. С собой брать только самых верных!
  -Улица Рыжих Медников? -Призадумался Виктор. -Знаю я это место. Тут посольства рядом. Небольшой домик, а кто бы думал...
  Золота из этого домика вынесли не очень много, тысяч пять золотых, по сравнению с целым возом драгоценного металла уже не смотрелось. Но домик сей был куда как важнее.
  Я посетил его лично, инкогнито, конечно, взял с собой только самых верных, да и то ночью. Чтобы даже никто не догадался.
  Твердый и яркий луч света американского фонарика прорезал сухое подземелье, все уставленное шкафами с мелкими квадратными полочками. Почти на каждой полочке Самое главное богатство графа Лурга. Расписки, расписки, расписки. 'Я, граф Рул Черноземельный передаю свои права на взимание налогов и получение прибылей с графства Черноземельное подателю сего сроком на три года, при условии выплаты таковым мне или моим наследникам каждое семидневье двух тысяч золотых'. Ну, это ещё не очень интересное! Таких свитков штук пять было, и в каждом сумма уменьшалась, уменьшалась, уменьшалась... и последний самый интересный... 'Я, граф Рул Черноземельный передаю свои права на взимание налогов, получение прибылей и на все движимое имущество графства Черноземельное подателю сего в обмен на выплату мне десяти тысяч золотых, и пребудет так, покуда весь долг мой в тридцать семь тысяч золотых не будет возвращен'. Внизу 'Деньги получены при свидетелях целиком и полностью, граф Рул Черноземельный'. О как.
  -Вот так и держал наш добрый граф все королевство за глотку. -Сказал Брат.
  -Вот это называется 'заклад', нет?
  -Оно самое. -Подтвердил барон Ждан, внимательно все это изучив. -Седдик, тут на половину королевства всех дел!
  -Собрать тут все и отвезти в королевский замок. Найти Иштвана, пусть найдет помещение, где все это можно хранить. Ничего отсюда терять нельзя ни в коем случае! -Распорядился я.
  Уже в замке я смог оценить масштаб того, что попало мне в руки.
  Граф Лург большой аккуратист, однако! По каждому дворянину отдельный мешочек со свитками, и подвязанный разноцветными ленточками. Если ленточка синяя - то впервые пришел, если зеленая - то уже капец, вляпался, выкупили поместье на денежное содержание, причем довольно небольшое... О, кстати! Хорошо бы проверить, надолго ли пережили свою подпись на этих документах дворяне-то? Боюсь, что немногие. Ведь содержать наследников-то никто не обещал, нет ведь?
  -Не зря он с собой столько охраны таскал... -Покрутил головой барон Алькон, увидев комнату, забитую свитками едва не доверху.
  -Не зря. -Эхом отозвался я. -С этим надо тщательно разобраться! Граф Слав? Возьметесь?
  -Ваше Величество, у меня есть трое студентов, верные трону. Они из семей мастеровых, грамоте обучены. Посажу их за это завтра же...
  -Граф, вы в своем уме? -Делано изумился я. -Соображаете, что же тут такое? Это ж откупные на половину королевства! Пройдет хоть малейший слух... Короче, никаких студентов! Разбираетесь сами. Лично. Никому ни слова, ни полслова! Все расписки хранить под охраной... Граф Слав, согласуйте с мастером Иштваном и Волином комнаты и охрану. Волин, на охрану ставить только самых преданных! Хотя... Нет. На охрану ставить обычных людей, чтобы никто ничего не заподозрил. Также... Коротыш. Персонально тебе будет особое задание... Поджечь тот особняк. К Темным богам. Чтоб пламя до небес. Всех свидетелей... Кто видел, как вы расписки вывозили?
  -Да никто вроде и не видел... -Переглянулись Волин и Виктор.
  -Эх... -Следы заметать их учить и учить. Мне срочно, ну просто срочно нужна какая-нибудь секретная служба, пока не стало слишком поздно! Нужен кто-то, кто справится. Достаточно хитрый, достаточно умный, достаточно преданный мне. Вернее, не так. Сначала преданность, потом ум и хитрость. Короче, нужен мне Железный Феликс. Чтобы не самому во все это вникать, а отдал приказ и готово...
  -Ваше Величество, позвольте Подснежника с собой взять! -Взмолился Коротыш. -Один не справлюсь... И народу полдесятка. Пожжем, никто не догадается, чье дело...
  -Добро, бери. И особо всем отмечаю... Чтобы не трепаться лишне!
  Проснулся в своем мире, тяжело потянулся. Все тело затекло, все болело.
  А нечего лежать-то! Сегодня у меня день великолепный, сегодня же я на права сдаю!
  Пружинисто вскочил с кровати, быстро набрал на телефоне 'маша я тебя люблю', отправил на знакомый номер, побежал в ванную бриться и умываться, заглянул на кухню, шлепнул по кнопке включения чайника.
  Через десять минут телефон угукнул пришедшим сообщением. 'доброе утро любимый'
  Ура! Вот теперь мир становится намного светлей!
  Ну, теперь я точно горы сверну, и в следующий раз к Маше на машине приеду, благо что золота у меня достаточно теперь, вполне достаточно! Куплю девяносто девятую... Нет, десятку лучше куплю, точно куплю!
  Ну сколько же можно золото просто так таскать, надо же и на себя чуть потратить?
  В приемной ГАИ было людно. Народ стоял к окошкам, кто-то о чем-то переговаривался, кто-то делал заговорщический вид, кто-то просто ждал.
  Нашел свою группу, собравшуюся вокруг сутулого мужичка в светлой ветровке с табличкой 'ГВУ ВШУ'. Угу, мои.
  -Пришел? -Инструктор сноровисто забрал у меня паспорт, проверил данные, кивнул. -Жди, сейчас ещё парочка человек дойдет, да пойдем на площадку.
  Ждать пришлось не очень долго.
  Полноватый майор пересчитал нас, сверил паспорта, и пригласил на улицу.
  Весь процесс много времени не занял, сдали все, кроме худенькой темноволосой девушки на десятисантиметровых шпильках и с неслабой золотой цепочкой на шее. Но, впрочем, она тоже не унывала, к ней уже подошли инструктор по вождению и майор, и о чем-то договаривались, пряча глаза и делая неприступные лица. Думаю, что она тоже окажется в рядах сдавшей. Разве что за чуть большую сумму.
  За заветной карточкой сказали прийти через пару дней.
  Вот и всё.
  -Поздравляю, вы теперь водители. -Сказал нам инструктор. -На дорогах удачи. Если что, обращайтесь...
  Я не стал ждать, телефон у меня его есть, а если что, то и у Костика попросить поводить можно.
  
  
  Глава 13
  
  Давайте выпьем же мужчины
  За тех кто служит в фэсэбе
  
  Автора не знаю
  
  С утра я сразу же поехал навестить мастера Виктора, тем более что что-то у него начало получаться. Взял с собой Ждана, барона Шорка и десяток гвардейцев с гранатами. Ехать не очень далеко, а по всему городу сейчас расхаживают патрули пограничников и гвардейцев, если что, окажут помощь.
  Виктор сразу же захотел с нами, я резко отказал.
  -У тебя сегодня забыл что? Верно, забыл. Совещание. Граф Нидол Лар, граф Тоскалонский Лир, Грошев и Волин тебе расскажут, чего они достигли, а вечером я вас всех буду выслушивать и решать. Так что оставайся на месте! Это приказ!
  Скрепя сердце Виктор остался.
  Да что со мной может случиться? В городе патрули, за пазухой пистолет, да и в такую рань бандиты и убийцы ещё спят...
  По утреннему холодку добрались быстро.
  У мастера Виктора на новом месте заладилось. Обнесли забором высотой метра в два, работали только местные. Поставили несколько сараев как производственные помещения, барак для охраны, который впоследствии развернут в уютный домик, длинные склады. На деревянных столбах висели керосинки, вдоль складов прогуливалось парочка стражников, при моём приближении вставших по стойке 'смирно'.
  Мастер Виктор встретил меня на пороге.
  -Доброе утро, Ваше Величество...
  -Доброе, мастер Виктор. Ну, как у вас дела тут?
  -Большой вал мельницы поставили, Ваше Величество, все, как вы указали. Провели веревки, колесо водяное тоже сколотили, вот только дощечки прицепим, и можно устанавливать, запускать. Вал пока вручную крутим. Потом уж пусть вода вертит. Сделали большой очаг, чтобы уголь отжигать. Хорошо бы ещё на лес народу набрать, потому как лесорубов у нас недостаток... Вот, сами глядите!
  Итак, пошли внутрь. Вот это помещение будущей пороховой мельницы. Двухэтажное строение, первый этаж наполовину в земле, покатая крыша, одна стена наполовину разобрана. Торчит большой конец вала, который за накинутые ремни поворачивали несколько голых по пояс людей. Остановили работу, заметив процессию, глубоко поклонились.
  Я присмотрелся. Жилистые, здоровенные, заросшие бородами. Чем-то похожие на Две Стрелы. Многие в шрамах, худощавые, ребра можно пересчитать. Смотрят спокойно и даже как-то равнодушно.
  -Кто такие, я раньше не видел?
  -Это крестьяне, Ваше Величество. Которые из бараков на пристани. -Сказал мастер Виктор. -Пока что работают у меня. Вот тот, самый большой, -он указал на мужика чуть больше остальных, вроде бы ничем иным не отличающегося, -кузнец деревенский. Они братья все.
  -Ого, интересно. И вот у тебя согласились поработать? Как в бараки попали, добры молодцы?
  -Ваше Величество! -Глубоко поклонился мне самый старший. За ним кланяться все стали, по старшинству. Самый младший замешкался, но старший на него строго глянул, и тот тоже поклонился до земли. Говорил он с еле понятным акцентом, и звучало как 'В... ше В... личество!'. -Кузнецы мы, деревенские, в Закатном герцогстве работали, при Больших Полях. Ночь в дороге застала, ночевать пришлось. Расположились, караулили, да уснул сторож наш, не иначе Черный глаза отвел. Проснулись уже в цепях, потом в бараки... Спасли вы нас, Ваше Величество. Если б не вы, гнить бы нам на чужбине... Да не оставят Ваше Величество Светлые боги...
  И кузнецы снова стали кланяться. Как матрешки, один за другим.
  Взмахом руки я прервал этот парад китайских болванчиков. Хватит, мол, давайте, рассказывайте, кто да откуда, как дошли до жизни такой.
  Деревенские кузнецы были слишком большим сокровищем, чтобы одна деревня владела ими единоначально. Вернее, в одной деревне для одного кузнеца не было работы. Лошадей подковать? Да их табун, что ли, лошадей этих? Десяток наберется, и то богатое село считается! Косы-вилы и прочее это можно, но не на каждый же день? Да и деревни в Большом поле друг от друга расположены на расстоянии прямой видимости. Вот и получились такие бродячие кузнецы на отшибе, вроде бы и не при замке, хотя Закатный герцог звал, но рядышком, когда надо. Целая семья, секреты из поколения в поколение передавались. Раз в год снимались с намеченных мест и ходили не только по Закатному Герцогству, но и подальше собирались, на заработки. Да и другой работой тоже не гнушались. Дом подновить, печку там прочистить - да мало ли работы на деревне для рукастого мужика? Да и руду железную покупать лучше в городе, а то перекупщики обдерут, последние портки снимут.
  Вот теперь обратно, на дорогу домой зарабатывали. Мастер Виктор договорился на семидневье, кузнецы-то ему не очень нужны были, сам с усам, да и на опыте от последних работ поднялся сильно, теперь кто догонит, но вот крепкие руки деревенских мастеровых пригодились. Даже тот же вал вращать... И гвозди ковать, и подковы, и корпуса для ламп делать. Пару ламп кузнецы... Или все же верно будет называть их 'мастеровыми'? Ну да, так вернее, уж наверное... Мастеровые уже приобрели пару ламп и тройку зажигалок в счет будущей работы, сейчас интересовались замком. Нельзя ли разобрать да посмотреть, что же там такое?
  -Отчего нельзя. -Ответил я. -Можно, конечно. Даже такие же можно делать. И лампы, и зажигалки. Только вот самостоятельно их делать я позволить вам не могу. Почему, понимаете?
  Мастеровые молчали.
  -Ну, объясню. Вот почтенные мастер Виктор и барон Ждан. Они когда-то придумали и замки, и лампы, и даже зажигалки...
  Мастер Виктор поперхнулся.
  -Мастер Виктор, не надо скромничать, без вас и Ждана ничего бы этого не было! Вот так, они когда-то придумали. Потом они собрали других людей, объединили их в торговый дом, наладили дело, расписали каждому свою долю и удерживают цены. А вы, получается, хотите их вещи у них украсть? Нехорошо!
  -Ваше Величество! -На колени повалились все.
  -Вставай, вставай! Ни в чем не обвиняю, просто сказал, как это с нашей-то стороны выглядит. Вступайте в торговый дом, делайте общее дело и получайте прибыль. Иначе... Иначе никак.
  Кузнецы немного задумчиво закивали.
  -Вот потому-то договаривайтесь не со мной, а с бароном Жданом... Или уж с мастером Виктором. Это их торговый дом, не мой. Барон будет рад уступить вам за небольшую долю от продукции технологию изготовления... То есть я хотел сказать, что за небольшой процент от будущей продукции мастеровые нашего торгового дома научат вас, как такие вещи делаются и что для этого нужно.
  Мастеровые покосились на мастера Виктора, потом на Ждана.
  -Отработаешь долю года три, а потом делай сам, на здоровье. -Конечно, если такой инструмент и такие материалы найдешь. -А то и у нас оставайтесь, слышал я, что барону Ждану да мастеру Виктору люди умелые нужны, что и в мастерстве превзошли, и работы не бояться...
  Мастеровые задумались. Возвращаться в Большие поля, где достаточно заночевать на дороге, чтобы потом оказаться в рабских бараках, им не хотелось, но в незнакомом и опасном городе оставаться тоже пока ещё не решились.
  Ну, надеюсь, что кооператив наш станет побольше. И обзаведется филиалом. Главное, чтобы филиал не зажимал прибыли для центра. Ну, для этого у меня барон Ждан есть, на нем все дела и все проблемы, не на мне.
  Кивнул ещё раз мастерам, те мне поклонились, и двинулся дальше.
  Вот и огороженный двор для тайных дел. Стража у входа, с ними остался барон Шорк, а я, Ждан и мастер Виктор пошли дальше.
  Двор не очень большой, стены метра два в высоту. В одном углу, под рогожей, что-то громоздится. Мастер Виктор как раз туда направился, сдернул рогожу.
  -Вот, сделали, как сказали...
  Ага, сверлильный станок. Инструмент расположен вертикально, работает сверху-вниз, и потому станок называется 'вертикально-сверлильным'. Сколько силы и труда на него ушло, не передать. Особенно трудно было соосность обеспечить, и чтобы сверло не болталось в зажиме. Ну, кое-как справились, оборотов сто в минуту дает. Поверху повышающая ременная передача, с ручным приводом. Крутить от руки.
  Ну да и ладно. Главное, что теперь я глядел на сверло с гордым фирменным знаком 'Санскара', зажатое в деревянные тиски и ещё и примотанное сверху кожаным ремнем, чтобы не сорвалось. Кожаный ремень ещё и намочили до того, как сверло примотать, кожа высохла, села намертво.
  -И как оно получается?
  Получалось относительно неплохо. Зажали прокованный пруток, заготовку для меча, и просверлили в нем дырку насквозь. Два прутка раскололись, один криво вышел, в нем сверло сломалось, а ещё два получились.
  -Вот так... Интересно. -Я поглядел в получившуюся трубу напросвет. Металл хороший, сталь аж звенит, раковин не видно. Хорошо проковали. Хотя не известно что же будет, когда из такого выстрелить. Калибр получается тридцать миллиметров. Ага... Точно, тридцать миллиметров, вот сверло как раз на тридцать. Надо бы ещё было измерительных приборов пронести с собой обязательно...
  -Мастер Виктор, пробовали уже сделать так, как я показывал?
  -То есть, насадить на приклад, как рохнийский лук?
  -Да.
  Мне показали второй получившийся пруток, который накрепко закрепили металлическими скобами на деревянной чурке. И затвор есть, большая свинцовая пробка с дыркой для фитиля. Вот это уже порох разложили. Самое время попробовать в деле первый появившийся в этом мире мушкет.
  -Пошли пробовать. Ждан! Иди к барону, пусть охрана встанет вокруг двора, сюда никого не пускать.
  -Да, Ваше Величество.
  Охрана встала, мы вышли на отдельный огороженный двор. Я тщательно затолкал заряд, перевернул мушкет, чтобы засыпать порох, и свинцовая пуля выскользнула из ствола и прокатилась по утоптанной земле.
  -Вот те раз.
  Вторая попытка. Замять пулю, просто руками, свинец мягкий, но оставляет на пальцах черные следы. Вбить получившийся блинчик в ствол деревянным прутиком. После на неё насыпать порох, зажать свинцовым затвором с другой стороны... Ага, а как же он держаться будет? Согнули стальную полосу вокруг приклада, прижали свинец поплотнее. Потом вместе с мастером Виктором установили эту конструкцию в деревянных козлах, примотали веревкой покрепче, я щелкнул зажигалкой около фитиля и отбежал подальше.
  -Бах! -Коротко и веско сказал мушкет.
  Облако дыма лениво поднялось вверх, козлы подпрыгнули вместе с оружием и завалились набок. Затвор полетел в одну сторону, пуля в другу. Мишень, соломенное чучело с плохой имперской кольчуге, покачнулась, но устояла.
  Первое испытание частично завершилось успехом. Подошел ближе, взял у Ждана кинжал и выковырял пулю, застрявшую в соломе. Покатал на ладони тяжеленький и горячий свинцовый конус.
  -Так... Что у нас тут получилось-то? -Фигня получилось-то. Летела недалеко, и только и калибр помог. И ещё, затвор-то вылетел с не меньшей силой, хорошо, что за ленту зацепился, а то...
  Так, теперь осмотр. Затвор такой получился потому, что слишком легкий и слишком непрочно крепился. Его заменить на фиг на стальную затычку... Что, уже сделали? Вот это да. Так, теперь ещё пулю мне и порох. И козлы не развалились? Так несите ещё веревки...
  -Кстати, мастер Виктор... -Я заталкивал пулю в ствол. -Хорошо бы найти бумаги и заранее отмерять дозы пороха в бумажных мешочках... -Теперь пороху туда, за пулей, и затвором зажать... -Я упер конец ствола в козлы, прижал полосой стали свинцовый 'затвор', покрутил конструкцию в руках, старясь, чтобы ствол не смотрел на людей. Мастер Виктор и Ждан наблюдали за мной с любопытством.
  -Счас вс...
  А потом мне показалось, что я оглох.
  Бахнуло, с оглушительным треском, лицу стало тепло, я рефлекторно откинулся назад, тряся голой и жмуря глаза. Руки онемели, в горле появился отвратительный вкус, а вокруг меня клубилось облако черного вонючего дыма. Воспламенился и с громким 'помц' сгорел порох в кожаном бочонке, из которого я насыпал, мало его там было, к счастью...
  Меня отбросило, больше оглушенного, чем пострадавшего, сильные руки рванули, потащили из облака дыма, я прочихался и увидел лица барона Шорка и Ждана. На заднем плане маячили двое гвардейцев, оглядывавшихся по сторонам с обалделым видом.
  Я ещё раз потряс головой, в уши как ваты напихали, в глазах же постепенно успокоилось. Поглядел на руки, все в черных точках, кусочки металла и недогоревшего пороха.
  -Ваше Величество! Ваше Величество! Доктора! Где там мастер Клоту?
  -Не надо доктора. -Звуки доносились словно сквозь вату. -Не надо доктора. Я в порядке. Мастер Виктор?
  -Да, Ваше Величество...
  -В чем дело? Вы хорошо обработали ствол внутри?
  Дело-то в волшебных пузырьках оказалось. Были, были раковины в этих прутках. Да, работали инструментами 'Санскара'. Прошлись несколько раз, сначала сверлом, потом разверткой, выглаживая заусенцы и полируя поверхность. Только металл-то делали тут, недостаточно хорошо проковали, а может инструменты некоторых местах все же рвали металл, скорости им не хватало для хорошей работы. И получились вот такие мелкие раковинки, в которых таки застревали несгоревшие и тлеющие частички пороха... Адью. Дешево ещё отделался. Могло куда как хуже получится, если б я поближе держал.
  Барон Шорк с любопытством огляделся. Посмотрел на чучело, на самопал развороченный, но ничего не сказал, хотя ему и хотелось.
  А у меня другие заботы.
  При более тщательном изучении выяснилось, что обработка тоже страдает. Если смотреть не приглядываясь, то все нормально, а если приглядеться, то поверхность пошла вот такой неровной спиралью, след от инструмента стал виден, когда по стволу прошла пуля, как бы замазала свинцом все эти неровности.
  Как его ещё в первый-то раз не разорвало!
  Получается, что ещё из своего мира я стволы должен таскать? Если б мог, давно б сюда АК-74 притащил, да где ж его взять-то и не спалиться перед ментами?
  Значит, надо обходится чем умеем.
  -Мастер Виктор. Теперь делаем все очень осторожно и аккуратно. Пробуйте сделать более гладкий внутри ствол. Свинцовый затвор замените на стальной, пригнать как можно точнее, чтобы не отлетал. Порох... Давайте-ка так сделаем, заранее свертывайте из бумаги трубки с порохом, в один конец вставляйте патрон, в другой конец фитиль. Отверстие для фитиля лучше бы сделать сбоку, а не по центру. Вот так, чтобы задвинул затвор, прижал фитиль, и поджигаешь...
  А что с пушками?
  А с пушками очень плохо оказалось.
  Ну не было тут таких больших стальных чушек, как мне надобно. Не делал такие никто! Ну кому они нужны-то? Что такое из них ковать? Вот и получались грубые металлические прутки длиной полтора метра где-то, и толщиной с мою руку.
  Что же делать
  -Мастер Виктор, что же скажете?
  -Ваше Величество... Может, склепать из полос металлических, как бочку? Или, вот... Можно так сделать. Возьму я большой-большой пруток, стану разогревать и оборачивать вокруг него стальные полосы. Много-много так наверну, потом склепаем обручами, пруток выбьем, а внутри ещё раз просверлим, все загладим... -Лицо мастера загорелось новой идеей.
  -Думаю, что идея хорошая. Только пруток перед тем смажьте чем-нибудь... Салом, скажем. Чтобы потом выдернуть можно было.
  
  
  Мастер внимательно меня слушал. Кстати, борода-то у него в некоторых местах как подпаленная.
  -Обжигаюсь, Ваше Величество. -Смущенно прогудел мастер, заметив мой взгляд. -Вроде бы и привык вот уже, да все стоит чуть зазеваться, а он уже вспыхнул, вот как сейчас.
  -Понятное дело. Мастер, поосторожнее!
  -Постараюсь, Ваше Величество!
  -Ну вот и славно. Что с деньгами, хватает ли? Может, надо чего? Говори, не стесняйся!
  -Да не нужно, Ваше Величество, есть все! -Засмущался мастер. -Работников вот набрали, видели уже. Ещё наберем тех, кто землю роет. Ямы, правда, воняют очень сильно... Крестьяне жалуются.
  -Пошли, поглядим.
  Это он про селитряные ямы говорил. Ну да, воняют. Я даже подходить к ним близко не решился. Но и выход-то от них тоже есть, и неплохой! Кило три-четыре будет, как раз на моих глазах два работника с замотанными тряпками лицами сложили в корзину и отнесли в сарайчик рядом. Всего ям штук семь, рядом ещё две роют.
  -Скоро у нас каторжников будет до и больше. Закройте все это забором, и пусть они тут работают.
  -Да, Ваше Величество.
  -Кстати, мастер Виктор! -Вспомнил я. -У вас уже готов список работ, где ещё можно использовать заключенных?
  -У Ждана Рахатовича готово... К нему зайти надо.
  -Пошли.
  Ждан устроил себе офис на втором этаже недавно отстроенного дома. Деревянные стены ещё смолой пахнут, окно широкое, пол чистый, на стене, на длинном крюке висит керосинка. И ведро большое с песком в углу.
  -Это после того, как вы в замке расставили. -Сказал Ждан. -С огнем таки работаем, разное быть может...
  -Одобряю. Так... Уже решили, где заключенных использовать будете?
  -В первую очередь, селитряные ямы. -Сказал Ждан. -Лес рубить, уголь жечь. Глину добывать... Нет, не пойдет, там сноровка нужна. Еще дома строить надо, многие, кого из бараков освободили, согласны оставаться. Пока что под навесами живут, но если дождь зарядит... Детей много там и женщин, заболеть могут.
  Вот дома - это хорошо. -Я вспомнил, что квартиру-то мои отец и мать получили как раз от своего завода за пятнадцать лет бессменной работы. -Вот дома для тех, кто тут работает - это очень хорошо! Пока человек работает тут, пусть для него и для его семьи будет дом. Для мужчины, я имею в виду. Если ж работают оба... Ну так пусть будет дом побольше. Закончил работать - пошел из дому. Что скажете, соратники?
  -Хорошая идея, Седдик! -Воскликнул Ждан. -Да так столько народу набрать можно... Что даже и не знаю!
  -Ладно-ладно, не увлекайтесь...
  -Купцы рабов просят... -Хмуро сказал мастер Виктор. -Хорошо, что Рынок вы проредили, Ваше Величество. Но дворяне все равно рабов привезут.
  -Да уж понятно. -Сказал я на это. -Тут власти моей нет, они в своем праве. Или откупщики сдавать рабов побегут.
  -Работорговцы взвинтили цены втрое. -Это Ждан.
  -Значит, они готовы платить. А откупщики, они что?
  -Ну... -Вот это уже Ждан. -Не знаю... Что там с откупными-то? Вроде бы пока что медлят...
  -Выжидают настоящей цены. -Сказал мастер Виктор. -Как только договорятся, то сразу будут всех продавать. Ваше Величество, ну неужели ничего нельзя с этим сделать?
  А что сделать-то? Практически ничего нельзя тут сделать. Они в своем праве. Если я начну вот прямо сейчас отпускать на волю крепостных... Так меня просто не поймут дворяне. Крепостные-то исконно их, что хочешь, то и воротишь. А я без подданных остаюсь - так то дворян-то как-то не волнует, их дело денежки на балах прогуливать.
  -Пока что я не вижу, что тут можно сделать. Могу только ловить и наказывать тех, кто продает свободных.
  Пауза.
  Помолчали, не зная что говорить.
  -Ладно, Ждан. Рассказывай, что у нас по нашему торговому дому...
  -Зажигалки очень хорошо берут. -Сказал Ждан. Уже все снова разобрали, купцы имперские покупают. Лампы берут тоже хорошо, ещё покупают замки, вот навесные... Это лучше всего расходится. Любую дверь запереть можно. Мураш, который вам меч дарил... Мы ему сейф отнесли, новенький, а с утра он на все деньги замки скупил, даже занял у кого-то. Покупают и кровь земли для ламп. Каждый капитан судна к нам уже зашел, одну-две лампы купил. Купец один из Империи купил штук тридцать сразу, и две бочки крови земли для них. Лампы кончились, назаказывали впрок...
  -Лампы на корабле? -Удивился я. -На кой они на корабле-то нужны?
  -Лампы-то? -Ждан поглядел на меня. -Как же? На корабле-то как раз это и надо, с факелами там ходить опасно, и со свечами.
  -Ого... Понятно... А лампы побольше они не хотят? Не маленькие, а большие?
  -Да пока не спрашивали. В общем, нет сейчас ламп у нас, новые делаем. Кровь земли у нас кончилась опять, вот подумаем уже нанять лодку, чтобы постоянно возили. И бочки закупили большие. Чтобы сразу с лодки на телегу и сюда.
  Ага, танкер хотят сделать. Ну да ладно, пускай.
  -А остальное?
  -Листовой металл берут, но немного, на пробу. Зажигалок запас остался. А вот замков нет, скупили все.
  -Хорошо. А что у нас с главным? С порохом? Много ли? Как гранаты?
  -Пороха семь бочек. Гранат две с половиной сотни, три сотни учебных.
  -Кстати... -Я сделал паузу. -Что там у нас? Никто ещё ничего купить не хочет?
  Оказалось, что не хочет. Конюх-шпион продолжал шпионить, рецепт пороха у него был стабильный - пыль угольная, пыль земная, напитанная силой солнца, дерьмо алкоголика, лошадиные волоса и много-много-много молитв самым разным богам по определенным дням. Ну ещё и один ингредиент, секретный, который пока что скрывали.
  -Настало время, кажется, выйти ему погулять да пропасть... -Призадумался я. -Заодно и узнаем, на кого же он работает. А потом, если хорошо пойдет, будет стучать то, что мы ему скажем. Хватит уже этих игр, а то может, догадается чего. Ладно, это я сам решу, потом. Давайте теперь по текущим делам. Мастер Виктор, барон Ждан. То, что дальше делаем, уже... Совершенно секретно. Делайте зажигалки, листовой металл, сейфы, замки, лампы большие для кораблей, чтобы они в тумане друг друга видели... Это должно оставаться. Но, вместе с тем, мне необходимо оружие.
  -Огненное зелье? -Спросил Ждан.
  -В том числе. -Ответил я. -Но главное... Это пушки. То оружие, которое мы сегодня испытывали с мастером Виктором. Если... Можно запереть огненное зелье со всех сторон, дав ему только один выход, направив туда его силу. А если поместить на его пути что-нибудь тяжелое... Много кусочков металла, размером с наконечник для стрелы, например... То выходящее огненное зелье с силой метнет их во врага, все и сразу.
  -Много металла... Сразу... -Задумчиво сказал Ждан. -В кочевников? Я думал, Седдик... Гранаты против кочевников не очень помогут, они атакуют быстро. А вот если так, много металла, как имперский стреломет... То тогда должно сработать. Но насколько сильно и быстро можно бросать металл?
  -Можно очень сильно, и так быстро, как будут работать обслуга пушек. Можно... Много чего можно. Но все это будет очень плохо, если кто-то узнает об этом до того, как у нас будет много пушек. Потому мы сейчас с вами должны подумать, как сделать так, чтобы новое оружие оставалось тайной как можно дольше.
  Просидели до обеда, решали, как и что делать будем, и как маскировать производство. Потом снова в 'Ильичко'. Ждан со мной, в дороге прихватили Коротыша и Подснежника.
  Толстяк-хозяин угодливо расплылся в улыбке. Народу никого нету, вообще пусто. То ли знал, что я сюда еду, то ли не заходит сюда никто. Ну конечно, тут же не 'Овцебык этот, где девки сиськами трясут, а 'Ильичко' это так, семейная кафешка, можно сказать.
  Расселись за столом, барон Шорк попытался было отказаться, но я тяжело посмотрел на него.
  -Давай, начальник охраны. У тебя народ не кормленый день уже. Сам садись, и людей пусть покормят... Хозяин, ау? Слышал? Все потом включишь в общий счет.
  Толстяк угодливо закивал, а бывшие вольные стрелки оглядывались, на потолок смотрели, на стены.
  Подавальщица, та самая, что когда-то, целую вечность назад, кажется, пыталась меня предостеречь от общения с сержантом, принесла и расставила большие глиняные тарелки с кусками мяса и такими же кусками овощей перед каждым, метнулась и принесла настойки. Из кухонного окна мелькнули любопытные лица поварят.
  Я достал нож, вилку, отхлебнул настойки. Ну, поесть-то тоже надо.
  -Рассказывайте, двое.
  Подснежник поковырял острым ножом кушанье, делая вид, что его тут нет. Коротыш вздохнул, подтолкнул того локтем.
  -Рассказывай давай, как прошло.
  -Ваше Величество... -Смущенно поглядел на меня Подснежник.
  -Давай, рассказывай. -Повелел я царственно, впиваясь зубами в кусок хорошо прожаренного мяса.
  -Пожгли мы дом тот.
  Ну и хорошо, а то я уж и подумал, что провалилось у них. Спросил деловито.
  -Вас не видел никто?
  -Нет, Ваше Величество. -Размеренно ответил Подснежник. -Мы же не сами. Пошли мы в порт, выпили там вина с матросами, эти, из Рохни, пить не умеют совсем, я проговорился, что мы слуги графа Лурга, хочу место на корабле купить. Потом рассказал, что у графа сокровища остались в подполе, типа король не все вывез. За бумаги-то иногда золотом втрое по весу платить могут. -Подснежник ещё раз поковырял ножом в тарелке. -Они меня к капитану доставили, я ему все рассказал, как да что. Ну, ночью и полезли все вместе, меня с собой тоже не забыли. Пока матросы с кухни посуду золотую в мешки пихали да до повозки таскали, я дрова подпалил. Их Коротыш вчера ещё кровью земли полил. Горело знатно, сегодня мы утром мимо проезжали, до сих пор ещё дымится. А моряки... Я попросил знакомого из стражи поинтересоваться у капитана, дескать, не видал ли они там кого постороннего? Ну, так те и отплыли сразу же. Если искать будут, так это точно до следующего года, а то и больше, Ваше Величество... Вы ж сами сказали, что никто ничего знать не должен... А насчет золота так не волнуйтесь... Сундук им с железными чушками привезли на корабль, а не с золотом.
  Я даже жевать прекратил. Вот это цепочка! Главное, что и концы в воду! При теперешнем уровне дознания, никто никогда не свяжет разграбление особняка графа Лурга со мной, а, значит, пока я не засветил откупные, то... Ох, как же красиво получилось!
  -А кто придумал все это? Ты или Коротыш?
  -Мы вместе так делать решили, Ваше Величество... -Ответил Подснежник.
  -Седдик. -Автоматически поправил его я.
  -Нет. -Это Коротыш. -Не при чем тут я, Ваше Величество, Седдик. Подснежник сам все придумал, я даже диву дался. Мне б так и в голову не пришло никогда.
  Я внимательно поглядел на Подснежника. А тот краской залился, как маковый цвет, в тарелке ковыряется, словно его там что-то ну так очень заинтересовало. Ну и ну, стесняется.
  А ведь есть у него склонность к некоторым делам, которые лучше тайной оставлять, есть. В тюрьме устроил все хорошо, при покушении на меня гвардейцев привел, пока остальные просто к королю прорваться пытались, да и это дело решил наилучшим образом. Конечно, жесток, вспомнить, как он табуретки из-под повешенных выбивал, но не он такой, мир тут такой.
  -Да какой ты Подснежник? -Медленно произнес я. -Ты, друг, самый настоящий Феликс. Причем Феликс не простой, а Железный.
  -Какой Феликс? -Не понял Подснежник.
  -Какой-какой... Железный, какой же ещё. Других не бывает. Это ж надо, так хитро все провернуть! Железо вместо золота, хм. Кстати, ту телегу ко дворцу подгони, я погляжу, что там да как. Не, не сейчас куда побрел? Ешь давай, я пока ещё послушаю. Коротыш, что там с крестьянами нашими?
  -Разместили всех, Ваше Величество. Кто в торговый дом 'Весна' работать пошел, так для тех Ждан Рахатович повелел навесы выстроить. А для остальных вычистили бывшие рабские бараки, туда же и отправили. Кто захотел домой пойти, так тем дали на дорогу по серебряной монете, торбе зерна из хранилища графа Лурга и побыстрее отправили. Только вот какое дело вышло...
  -Да?
  -Треть примерно - это крепостные, настоящие. Их откупщики запродали. А остальные - и в самом деле свободные.
  -Ну нормально. -Я пока что проблемы не видел.
  -Так крепостных-то надо их хозяевам вернуть?
  -Перебьются... То есть я хотел сказать - кому это вернуть? Откупщикам, что ли? Вообще, надо с этим делом разобраться, тебе не кажется? Сделаем так. Всех крестьян, которые сейчас крепостные... Пусть пока что у тебя сидят.
  -А если спросят про них, что говорить?
  -Как что говорить? Ничего не говорить. Посылай просто куда подальше, если спрашивать будут. Пока никого никому не отдавать, ссылайся на то, что не знаешь и не понимаешь ничего. Если какие проблемы будут - так ко мне посылай сразу, а я в Королевский суд отправлю, время точно потянем, а там и до откупщиков доберемся.
  Конечно, по уму-то... По уму-то отдать следовало. Я ещё пока не представлял, что у меня тут за аристократия, чего делает, чего хочет и чего может. Как бы не вышло так, что проснусь я однажды, а меня уже свергать пришли, все те, кто сейчас по углам королевства отсиживается.
  Но по совести, не мог я людей в рабство продавать. Просто нехорошо это, да и всё.
  И какое же решение будет?
  Да простое, конечно же. Понадеемся на русский 'авось'. Если спросят, то потяну время, а если не спросят, так и не надо.
  Утром я проснулся, привычно уже спрятал золотую посуду и поплелся в ванную. Побрился, причесался, умылся. Втянул ноги в джинсы, накинул футболку, проверил почту в Интернете. Помимо обычного спама от всяких-разных, в почтовом ящике оказалось письмо от 'Санскара', с новинками. А это ещё откуда? Ах, ну да, я же сам Марио давал свою электронную почту, а то мало ли что.
  Вот бы ещё найти небольшой такой станочек, сверлильный, чтобы можно было хорошие стволы сверлить... Да нет, это фантастика. Проще в тот мир пулемет перетащить, чем такой станок.
  Привычно отбил в телефоне 'с добрым утром, любимая'. Дождался ответа, кивнул. На кухне закипел чайник, мимо мамы протиснулся к полкам с посудой, взял свою чашку, забросил пакетик, залил кипятком, унес в свою комнату.
  День обычный, короче, разве что одно дело важное у меня есть.
  На тренировки с Молчаном и Чеботаревым я никак не выберусь, больным прикидываюсь, да и на фирме тоже спортзал что-то забрасывать начал. Но вот сегодня сходить надо, потому как мышцы уже ноют, просят хорошей нагрузки. Да и гложет меня любопытство, куда же пропала любовь Мишкина? Вроде бы Молчан с ней знаком...
  Молчан ничего толком мне не сказал.
  -А хрен его знает. -С прямотой высказался Игорь. -Говорят, что клуб у них такой, по интересам. А на самом деле секта это и есть.
  -Что за секта? -Заинтересовался Чеботарев. Гюго, он тоже с нами был, подошел поближе, вопросительно на нас поглядел.
  -Вот есть тут одна... Помнишь, жирный такой боров со слета? Серьезный такой мужчина...
  -Помню. -Сказал Чеботарев. -Помню его, конечно же. Хорс?
  -Какой он Хорс! -Махнул рукой Молчан. -Петренко его фамилия. Так к нему как-то раз обратились, он откликнулся. Собрал вокруг себя людей, 'Аум Сенрикё' устроил небольшое. Вот уже лет с десять. Говорят, что какой-то бывший комсомольский работник по партийной линии, сначала в религию ударился, был попом пару лет, да не приняли его что-то там, вот решил сам себе паству набирать.
  -И много у него народу?
  -Да не знаю. От нас его отказали давно уже, достал своей славянской благодатью всех и каждого. Да и девушки жаловались, вроде как приставал к ним. Короче, отказали ему, разругались даже. Дрались вроде бы, но не знаю, врать не буду.
  -Слушай... -Я присел на краешек мата, на колени положил тренировочный меч, чтобы что-то в руках крутить. -Тут дело такое... Помнишь Мишку? Который со мной приезжал?
  -Да помню. Он ещё там на девушку одну запал... Анастасия, да?
  -Ну да. Теперь вот хочет её из секты этой вытащить. Меня попросил узнать, что у них да как.
  -А это тот, который тогда к нам в отделение попал? Студент такой, худой? Да? -Внезапно спросил Гюго.
  -Ага, он самый... Ну так вот, о чем я? Анастасия его, похоже, крепко встряла. И Мишку с собой зовет, а тот не хочет связываться, а хочет, чтобы девушка туда больше не ходила. Вот и спрашиваю, что за секта да как оттуда девчонку вытянуть.
  -Родители. -Сказал Чеботарев. -Через родителей идти надо. Как они к этому относятся, и что думают? Может, им и самим это надоело. А тут парень серьезный, не дурак... Сам-то твой Мишка что говорит, что хочет?
  -Да...
  -А вообще. -Вдруг Чеботарев стал жестким очень. -Если она сама не хочет, то как её заставишь? Только сам пропадешь.
  -Это понятно... В выходные Мишка будет свою даму уговаривать дурью не маяться.
  -Слушай, а фамилия-то его как? -Внезапно спросил Гюго. -А возраст?
  -Не знаю...
  -Давай, пробью его через наших, мало ли что. Вдруг за ним что числится. Здоров же будет выглядеть глава общины, если на нем пару дел висит и три ходки в зону по 121-ой статье...
  
  * - статья 121 УК РСФСР от 1960 года устанавливала уголовную ответственность за мужеложство.
  
  -О, тоже хорошая идея...
  Ну вот, кое-что начинает налаживаться.
  Под вечер прогулялся по городу, зашел по одному адресу, полученному мной от Валерия Алексеевича недавно. И что я сразу к нему не обратился, столько нервов бы сэкономил!
  Небольшая такая конторка, вроде бы ничего особенного и нету. Промзона и есть промзона. Когда-то был большой завод, вывеска посеревшая и покосившаяся гласила, что это ни что иное как 'Московский завод изделий драгоценных металлов'*, да вот только проходная заколочена досками крест-накрест, и окна изнутри пыльные-пыльные.
  
  * - любое совпадение случайно.
  
  Обошел здание, ткнулся в не очень приметную дверку, и попал в небольшой офис. Парочка охранников при входе глянули на меня недружелюбно. За их спинами появился старший смены, серьезный дядька с грустными глазами.
  -Вы к кому, молодой человек? -Спросил.
  Надо же, вежливый какой.
  -А к Матвиенко... Александру Степановичу. Или Ринат Борисович... -Вспомнил я визитку, которую получил от Петра Сергеевича. Золотом занимаются, да...
  Вышел седой, но крепкий ещё дедок, лет шестидесяти с виду, с совершенно простым рязанским лицом, украшенным небольшой бородкой, в сером халате и тонких перчатках, на лбу поверх округлой белой шапочки очки с сильной лупой.
  -Войдем...
  Внутри это оказалось целое производство. Что они там делали, я спрашивать не стал, видел, что станки форму под золото вырезают... А уж куда дальше-то, так мне не очень известно.
  Дошли до кабинета, похожего скорее не на кабинет ювелира, а на каморку ведущего конструктора. Всюду чертежи, линейка вот валяется, кульман даже стоит, в углу, весь в пыли, на простом школьном столе довольно современный компьютер, подключенный к сети.
  -Матвиенко, Александр Степанович. -Представился дедок. -Вас кто рекомендовал?
  -Петр Сергеевич. -Я протянул ему визитку.
  Александр Степанович визитку взял, перевернул, поглядел, отдал мне. Жестом пригласил присаживаться.
  -Что есть? Показывай.
  С золотом он возился почти столько же, сколько и Вячеслав Брониславович. Капнул, изучил, подумал, назвал цену.
  -Согласен. Но это не все, у меня много чего есть.
  -Не страшно. -Спокойной ответил Матвиенко. -Нам много и надо.
  Расплатился, сунул мне визитку с просьбой приходить ещё, перед приходом звонить обязательно. Я покивал, спрятал визитку в нагрудный карман и был таков.
  На пути до метро автоматически уже поглядел себе несколько раз за спину, но пока вроде бы хвоста не заметил. На всякий случай вышел в центре, пропетлял дворами, купил 'Крошку-Картошку' в палатке около станции метро, и пристроился за столиком. Народу вокруг не очень много, все домой торопятся. Основная толпа уже протиснулась в переход, и теперь метро неторопливо возвращает припозднившихся пассажиров. Кто-то останавливался, покупал пиво и картошку в палатке с фаст-фудом. Парочка парней на пару лет меня старше пристроились за соседним столиком, вполголоса обсуждая какую-то Людку, которая слишком нос задрала.
  Усердно поглощая здоровенную картофелину с 'мясным' салатом и сыром, и запивая из мелкой жестяной банки колой, я неторопливо катил в голове мысли. Домой пока что идти не хотелось.
  Теперь у меня есть точка, а Брониславович пусть идет на фиг. Если не захотел честно работать, так его проблемы, пускай теперь лапу сосет, а не по дешевке драгмет покупает. И теперь у меня достаточно денег... Ну, практически для всего, чего только можно.
  Ну да, надо как-то форсировать прогресс технический в том мире. А вот как это сделать-то? Все упирается в то, что я не могу таскать туда большие предметы и часто. Вот был бы хороший вариант пронести туда автомат Калашникова... Или даже РПК. Два пулемета надежно решат проблему кочевников и мятежа дворянства. А ещё можно туда перенести гранаты, можно даже АГС, я в 'Служу России' видел, Автоматический Станковый Гранатомет 'Пламя'. Хорошая вещь! По замку самое то пострелять, стены целы, а внутри все в крупу.
  Да вот как это сделать?
  Пистолет - это вообще счастье большое, это мне просто очень повезло, что вот так все сложилось. Да, да, конечно, я знаю, что купить автомат просто. Да, да, новый фасон формы прапора - это с одним погоном, чтобы второй не мешал мешки за ворота части таскать. Но автомат...
  Стоит подойти незнакомому человеку и попросить, пусть даже за хорошие деньги, оружие и боеприпасы, как мне улыбнутся как родному, отойдут на минуточку, а вернутся уже в сопровождении особиста*, который потом сдаст меня милиции. И объясняй потом в отделении, что не для себя это, не для себя а для государственной необходимости из другого мира.
  
  * - сотрудник военной контрразведки.
  
  Выйти на людей? А как это сделать-то? Через Валерий Алексеевича? А он не спросит ли меня, зачем мне столько оружия? В таких случаях обычно спрашивают...
  Но где-то же оружие берут? Как же его легализуют-то? Вот, по телевизору мафии сколько... Только и видно, что изъяли образцы боевого оружия, автоматы Калашникова вообще как огурцы на грядках, изымать не успевают, а они уже новые созрели.
  И тут я себе едва по голове не ударил, хорошо, вспомнил, что у меня вилка в руке.
  Ну и дурак же я!
  Легальное, легальное оружие! Охотничье! Не охранное, а охотничье ружье с дробью... Купить штук пять, патронов для них можно покупать без проблем, как и запасные части! Да и само это оружие уж всяко лучше самострелов будет... Дробью угостишь, как Арнольд Шварценеггер в 'Терминаторе-2', так мало никому не покажется.
  Что у нас там из охотничьего есть-то? Слышал я, что Тульский вроде бы как делает хорошие относительно помповые ружья, подсмотрели конструкцию не то у Ремингтона, не то у итальянцев... Кстати, а вот интересно - можно ли купить иностранное оружие? Тот же помповик SPAS мне в своё время очень понравился, лихо им Железный Арни врагов мочил. Красивый такой, ухватистый.
  А потом, как стаж выйдет, можно, наверное, и нарезное оружие прикупить. Не знаю уж что именно, но попробовать можно...
  
  
  Глава 14
  
  Ну как дела?
  Простой вопрос...
  Но вот ответ не так уж прост
  
  'Мне снился сон'
  Музыка М. Дунаевского
  Слова Л. Дербенева
  
  Проснувшись, я снова чуть не раскидал листы по полу. Чертежей со мной перенеслось немало в этот раз.
  Собрал быстро в кучу, вложил в сейф, запер. Не до них пока что. На этот раз у меня важнее дела были. Куда как важнее.
  Дезинфекция.
  Ну да, она самая.
  Сначала я не долго думал и просто приволок три литра медицинского спирта. Вот он хорошо работал, ни у кого из раненых лихорадки не было. Заражения крови тоже не было, чистые белые повязки и все такое... Люди выздоравливали.
  Но спирт кончался. Нет, тут его не пили, у непривычных к 'беленькой' местных жителей один запах вызывал рвотный рефлекс. Тут в ходу были напитки попроще, вроде крепленого вина и кислого пива. Но даже на всех раненых не хватало, к тому же стремительно возникло новое научное течение, чем больше спиртом раненого польешь, тем лучше тому будет. К тому времени когда я вмешался, осталось всего ничего, приказал расходовать осторожно.
  Нашел и посерьезнее, хлорамин. Порошок такой сероватый. Готовить активированные и неактивированные растворы, табличка даже есть на боку пластиковой банки, сколько грамм сыпать в литр воды и даже показано как размешивать. Закупил несколько пар резиновых перчаток, боялся дико, что не перенесется...
  Вуаля, две банки из трех прошли, вместе с мерительным пластиковым кувшином из хозяйственного. Третья так и не перенеслась, упорно что-то не хотела, но даже двух с лихвой хватило. Протирали раствором все, что могли, банки ушли влёт, вот бы ещё мешок сюда, но там под полста кило, наверное... Не потяну пока что.
  Вот бы хорошо у нас, тут, наладить производство!
  Или воду им обеззараживать - можно ли, или всё же нельзя? Пока что справляются. Воду через песок и уголь перегоняют, даже стоковые фильтры есть. Ну, это я их так называю, это когда несколько емкостей одна над другой. Заливают воду в верхнюю, так, чтобы переливалась вода через верх в нижнюю емкость, из той переливается ещё ниже, ещё ниже, ещё ниже. Пять таких кувшинов ставили, один в другом. Перелив из пятого уже можно было пить.
  И через уголь тоже умели фильтровать, только брали для этого определенные деревья,* не каждое годилось. Гильдия Водоносов уже знала, что угольный фильтр держать больше определенного времени нельзя, ибо он засоряется.
  
  * - воду пропускают через древесный уголь. Дерево хвойных пород для этого не годится, вода приобретет специфический вкус и запах. По мере загрязнения угольный фильтр начинает не очищать, а загрязнять воду, его необходимо менять
  
  Дело в том, что угольный фильтр сам по себе коварен. Фильтровать-то он фильтрует, но частички отфильтрованного забиваются в поры угля, и когда таких частичек много, то уголь начинает отдавать их в воду обратно. Получается не процесс очищения, а обратный. В Гильдии Водоносов про это знали, и часть угля, полученного с отжига деревьев, закупалось ими.
  Были и серебряные фильтры, такие вот серебряные палочки с вязью каллиграфии и факсимиле богов. Их держали в каждом водяном кувшине, и желающим водонос гордо так демонстрировал своим клиентам, что уж у него-то все в порядке, вот благословенная серебряная палка богов, ни одна зараза не заведется. С того, как я помнил из школьных уроков, толку мало. Серебро бактерии не убивает, оно предотвращает их рост.* И только и всего.
  Пока проблема очистки воды и дезинфекции остро не стояла, но к ней рано или поздно придется вернутся. Не натаскаюсь я сюда хлорамина. Просто не натаскаюсь. Того, что я перенес сейчас, хватит на первое время, но не хватит надолго. И хорошо бы все же собрать самогонный аппарат, научиться производить спирт.
  Ну да ладно, пора бы уже дела пойти делать. Ибо ждет меня дело большое, дело незнакомое.
  Большое, очень большое совещание. Всех, кого только можно. Виктор, граф Вольг, барон Ждан, барон Алькон, граф Нидол, граф Лир, Волин, граф Слав, Коротыша даже заставил прийти. Мастера Виктора не звал, у него секретность, он мне отдельно все рассказывать будет.
  Первым отчитался Ждан. Нашли гончара, который кирпичи делал. Беда у него была какая-то, мастерская не окупалась, денег еле хватало, чтобы взносы в гильдию платить, а тут Ждан подсуетился, цену хорошую предложил и работу на зарплату. Сейчас сыновья мастера Виктора во дворе той гончарной мастерской собирали машину для размешивания глины, и нашли несколько человек, которые могли там работать.
  Коротыш бодро доложил, что освобожденные все пристроены. Кто домой захотел, так тому дали денег и зерна на дорогу, некая часть освобожденных захотели пойти на работу в торговый дом 'Весна', сейчас все пристроены, остальные пока содержится в бараках. Горожане либо по домам разбрелись, либо, опять же, содержатся в бараках, так как ни родных, ни близких не нашли или они их туда и упрятали.
  -Молодцы. -Прокомментировал последнюю новость я. -Это что ж такое, получается, у меня свободного гражданина в рабство продать как нечего делать?
  Докладчики переглянулись, промолчали. Коротыш продолжил.
  Всех пока что кормят, но Коротыш надеется, что решение их дальнейшей судьбы скоро последует, потому что еды может и не хватить.
  -Будет решено. -Махнул я рукой. -Никому не надо рабочих?
  -Были б грамотные... -Буркнул барон Алькон. -Ваше Величество, столько писанины!
  Ну да, тут тебе ещё компьютеров не придумали.
  -У кого ещё есть вопросы к почтенному Коротышу? -Я обвел всех взглядом, все сделали вид, что вопросов нет. -Если нет, так следующий. Граф Слав, что у нас с деньгами? Готов ли проект налогов?
  С деньгами у нас хорошо... В перспективе. От ЗАО 'Весна' идет небольшая, но стабильная прибыль, такой же тонкий ручеек течет с типографии. Газеты-то покупают, по серебрушке, и хотя я изначально учитывал их как убытки, но они умудрились самоокупиться.
  Ещё. Совместно с бароном Наватом разработан проект Налогового Кодекса... Вот тут, Ваше Величество. Как просили...
  Я быстро просмотрел листы.
  -Так, вот интересно... Итак, что тут у нас? Льготы тем, льготы этим, налог на откупное поместье... Хм.
  Налоги в королевстве собирать любили и умели. Ну да, если сам ничего сделать не способен, то единственный способ прожить, это собрать налоги. Иначе никак.
  В свое время я долго просидел над местной налоговой системой, которую для меня попытался свести к одному знаменателю граф Слав и барон Нават. Раньше-то это в бумагах не записывалось, были только Коронные договора да древние красивые обычаи.
  Занимался сбором налогов кто бы вы подумали? Не, графа Лурга туда не подпускали, его дело было придумывать новые, сравнительно честные способы отъема денег у населения, в награду за что некоторые способы допускались до реализации. Занимался налогами граф Урий. Таможенные дела решал некий барон Валентин, а деньги собирал граф Ерин, под его командованием как раз находились стоящие в городе наемники, которые и выжимали деньги из местных жителей.
  И как же тут платили налоги?
  Ну, сложно платили.
  Сначала, порт и купцы.
  За стоянку с кораблей или за транзит каравана до порта ничего не брали, конечно. Зато все остальное обкладывали налогом по полной. Вода для кораблей, припасы, склады, перегрузка, право торговать на рынке и пятое, и десятое... Сложная система, заведенная ещё первым герцогом Урием, основателем королевства, и творчески переработанная графом Лургом для графа Урия.
  Поначалу я было подумал, что купцу-то разве не все едино, что бесплатная стояка и по золотому за воду, либо там стоянка за золотой и вода бесплатно... Оказалось ,что не так все просто. Ждан просветил.
  Согласно заветам моего благородного предка, герцога Урия, с проезжих торговцев три шкуры драть считалось западло, в отличие от своих. С них даже дорожный налог не всегда брали. А в порту Соединенного Королевства налоги были простые, прозрачные и понятные да и не такие уж и большие по сравнению с тем же Каорволом или Абедой, столицей Муравьиного королевства, к примеру. Наемники и городская стража вели себя хорошо, да и на происходящее на Портовой улице или в Рыночном квартале частенько глаза закрывали... Делай что хочешь, только не мешай уважаемым людям. Так что популярный, очень популярный был порт.
  В Срединных-то странах можно не только кошелек, но и голову свою оставить на пирсе, вдруг какому дворянчику приглянется твой караван или корыто.
  Ну а теперь наши, родные жители.
  Согласно древним правам, дворяне вообще были избавлены от какого-либо денежного налога. В этой стране, во всяком случае. Взамен они должны были отдавать службой королю, неустанно, не щадя живота своего, и все такое.
  Конечно, уклонялись, гады такие... Бароны, так те вообще должны с конницей приходить, да только где та конница? Не видать что-то. Графы, рыцари, даже герцоги... Вот один герцог, то есть герцогиня вообще заперлась в Морском герцогстве и носа оттуда не кажет, несмотря на то, что уже шестого гонца шлем, а второй герцог сейчас весело проводит время в Империи, а правит его управитель.
  Итак, налоги дворяне не платили, налоги платили все остальные.
  Вольные землепашцы платили десятину зерном и прочим продовольствием, свободные горожане выплачивали десятину деньгами, мастеровые и гильдейские отстегивали своему главному, а тот уже выплачивал в казну всю сумму согласно коронному договору. Так же обстояло дело и с торговыми домами, а вот со свободных купцов брали опять же десятину.
  И текли тонкие ручейки серебра и золота в королевское хранилище, на всё хватало предкам моим, и на то, и на то, и даже вот на это.
  Граф Урий и граф Лург влезли в это дело как два носорога. Появились налоги на дома, налоги на занятия, налоги на воду, которую теперь продавать купцам могли только в Гильдии Водоносов. Налог на ремонт кораблей, который теперь тоже делали только в Гильдии Плотников. Налог на Гильдии появился, не очень большой, но все же. Налог на занятия, то есть ежели чем-то таким в городе занимаешься, что-то руками делаешь, то будь добр заплати. Налог на оружие, оружием владеть разрешили всеми буквально, хоть катапульту покупай, главное, налог плати. Налог на металл, который покупать можно было только у проверенных купцов. Налог на продажу - теперь продавать оружие можно было только специальным поверенным графа Лурга, а уж они продавала дальше. Вот это-то как раз и прикончило Гильдию Оружейников на корню. Налог на хлеб, налог на мясо, налог на содержание домашней скотины, подушный налог, налог на поле, налог на огород, налог на охоту, налог на собирательство, налог на воздух... Ну да, налог на воздух. Я сначала думал, что это шутки такие. Крестьянин, продающий что-то там сам в городе, обязан был уплатить налог на испорченный смердением воздух. Дорожный сбор, в зависимости от количества лошадей и используемой обуви. В сапожках ходишь - заплати подороже! Налог на яйца. Есть у тебя яйца - тоже плати, на содержание детей. Ну и что, что не твои? Вон, графиня Нака целый детский дом открыла, думаешь, все за так, что ли?
  Как плесень разросся неписанный налоговый кодекс Соединенного Королевства разными подналоговым актами, или подзаконными, я не знаю как правильно сказать. Налоги на право торговать в городе, право владеть лошадью, замечательный такой налог, назывался налог на лошадиные силы, налог на лошадиный корм, ибо трава, которую лошадка покушает, принадлежит государству... Налог этот поднимали перед посевной и перед сбором урожая. И это только начало! Вот, к примеру, право проезда по государственным дорогам, право самостоятельно выпекать хлеб установленной формы, право хранить зерно для следующего урожая, право ковать железо, право делать оружие, право дышать одним воздухом с такими замечательными людьми, как граф Лург и граф Урий...
  Теперь платили все и не понятно за что. Сам мастер Виктор мне признавался как-то, что в семидневье он может отдать до шести-семи золотых, и это Глава Гильдии! За время королевы прибавилось в кварталах мастеровых пустых домов, хозяева которых либо сбежали подальше, либо разорились и в рабство за долги проданы были.
  В результате таких финансовых упражнений эффективных финансистов с жителей этого королевства брать просто нечего, все нищи. А кто не нищает, так тот к тому приближается.
  А дворяне... Так не должны они мне ничего, кроме службы. Такой вот древний красивый обычай, что налог с дворянской земли только службой берется. Так пойди от них ту службу потребуй, либо за границей сидят, либо в городе и окрестностях пьянствуют и девок портят, а как пришла пора службу требовать, бегают быстрее, чем иной призывник от военкомата.
  В принципе, гениальный в кавычках ход графа Лурга на подзаконные акты как раз и был направлен на то, чтобы расширить налогооблагаемую базу, так сказать. Залезть в карманы тех, кто пока что денег не платил. И ему это удалось бы, рано или поздно. Ведь это с земли дворянской не берется, а вот с лошади-то, или, скажем, с дорог, которые в замок ведут, или с сада, или налог на фонтан, предположим? А ещё можно на продовольствие и строительные товары налог ввести, или обязать работать только с определенными купцами...
  В своё время на этом сгорела наша, родная, Гильдия Строителей. Налог на добычу камня, на стальные инструменты, на длительность рабочего дня... Но все согласно Коронному договору, не подкопаешься. Попытка возмутиться и подать челобитную королеве кончилась визитом наемников и большим погромом, уцелевших в рабство продали. А опустевший рынок строительства оккупировала Гильдия Строителей из Муравьиного королевства.
  Всю эту стройную систему по выкачиванию денег из карманов граждан я привел к одному знаменателю. Для начала, отменил все подзаконные акты, теперь платить всем предстояло по новому кодексу.
  Итак, теперь каждый налогооблагаемый мне должен определенную сумму в четыре семидневья. Выплатил, и свободен. Сумма не очень большая, я не стал жадничать. Барон Нават составил мне список налогооблагаемых дел, я против каждого в списке поставил, сколько брать дозволено, и готово.
  Крестьянам дозволялось отдавать продукцией, ну, это же надо как-то народ к земле привязывать, пока они не научатся сами свой урожай продавать как надо? Кто-то мог отдавать изделиями по рыночной стоимости, те же мастеровые. Кто-то службой, всех стражников, воинов и моряков я под горячую руку было от налогов всех избавил, десять лет прослужил, налоги не плати... Но потом опомнился. Нет, не годится так. А если кто-то, мне послужив, торговый дом в собственность получит? Этак все дома, замки и мастерские начнут на моих отставников регистрировать, чтобы от налогов убежать... Решил, что на дом, лошадку, скот в количестве трех голов, лодку, мастерскую с двумя подмастерьями налог платиться не будет. Заодно и чиновников своих порадовал, такие же им послабления выписал, но ценз службы в пятнадцать лет установил.
  И во время обсуждения поймал внимательный взгляд графа Нидол Лара. Популярный шаг я сделал-то, стражники и чиновники раньше налоги платили, да и с воинов что-то брали тоже. А вот теперь сюрприз! На пару дней точно новый король в городской страже популярен, немало сегодня тостов в тавернах будет в мою честь!
  Незаметно вставил в Налоговый кодекс слова 'оплата, полученная от Соединенного Королевства Ильрони и Альрони налогом не облагается'. Не все это сразу поймут, я думаю, но уж когда поймут, что с новым королем работать выгодно...
  Вот такие дела.
  Все строилось на тройке идей.
  Идея первая, прекратить откуп. С откупщиками разобраться-то просто... Ну, это же не дворяне? Желаешь владеть откупным поместьем на территории Соединенного Королевства - изволь-ка ты десятую часть отдать в королевскую казну. Как это 'не облагаются'? В законе написано что - 'дворяне не облагаются', а ты какой ещё дворянин? Ты купец. А если купец, то плати давай, ишь!
  Вторая идея - налоговые льготы тем, кто расширяет производство. У тебя есть новая идея, ты хороший работник, но у тебя нет денег? Приходи в приемную к графу Славу, там сидят студенты Королевского университета, они грамотные. Они запишут твою идею, передадут вверх. Возможно, я прочитаю. А скорее всего, нет. Но если ты человек деятельный и за тебя есть кому поручится, то ты можешь открыть свою мастерскую, на свои деньги набирать работников и содержать, и пока ты не встанешь на ноги, государство не будет с тебя брать ни копейки... То есть ни медяка. Вот так-то вот, называется 'развитие промышленного производства'. Ты крестьянин и решил податься на новое место? Поля зеленей, чернозем гуще, нету дворян-бездельников-захребетников? Да нет ничего проще, рассказывай куда и что, получай налоговые льготы и солдат охраны. Один минус, солдат сам кормить будешь, потому и подаваться в края дальние лучше тебе не в одиночку, а с корешами твоими. Ну, мало ли кому в твоей родной деревне обрыдло, а?
  Идея третья. Ты хороший мастер, или удачливый крестьянин, твою продукцию раскупают или у тебя большие урожаи... А ты работай с государством. Поставляй зерно или чего там ещё по государственным ценам, и налогов с тебя брать мы почти не будем. Более того, государство тебе ещё денежек подкинет, если ты хорошо работаешь. Своё мы всё равно с тебя возьмем, не в этом, так в другом, но так и ты в выгоде, ибо грамотно и просто продал товар свой за справедливую цену, укрепив государство, которое тебя защищает, и мы в выгоде, ибо не закупаем ту же продукцию по ценам рыночным и не увеличиваем в налоговых отчислениях долю того, что так просто своровать, денег.
  И все в таком же духе.
  Конечно, сначала хотел ввести простой и понятный налог с прибыли, но, как представил, сколько писанины нужно будет, даже если учесть, что все в Соединенном Королевстве Ильрони и Альрони честными станут... Нет, пусть пока что так будет, а потом уже, когда твердо на ноги встану, то сделаю волевое решение...
  Единственно что, с дворянами все по-старому. Не решился я их трогать, пусть как было, так и есть. И с портом решили пока что не трогать, там следовало разобраться серьезно, что же такое наворотил барон Валентин, помощник графа Урия.
  Славно поработали граф Слав и барон Нават, славно! Все, что я советовал, исполнилось с точностью. Даже инициативу проявили, штрафы придумали разные за просрочку налогов, от двойного размера до каторги.
  Вот молодцы!
  -Хорошо поработали! -Вынес я вердикт. -Барон Алькон, твоё слово!
  Барон Алькон проникся идеей Уголовного Кодекса, то есть писаного закона, равного для всех, плотно поработал с бароном Гонку, и на стол легли свитки, числом пять штук, покрытые убористым почерком.
  Так, быстро гляжу, что там у нас.
  Итак, вот, вот то что надо!
  'Высшую власть в Соединенном Королевстве осуществляет Король'. Точно-точно, парламент мне на фиг не нужен пока что, да и некого туда избирать. 'Совет министров является верными соратниками короля'. Да и так пойдет. Монархия, народ и дворянство верны трону. И 'Равенство перед законом всех сословий...'. Нет, вот это надо вычеркнуть пока что, а то перепугаю все своё дворянство до революции, а пулемет я пока что сюда не притащил...
  Хотя, а почему это перепугаю? Закон-то, он один для всех. И получается, что одному за убийство каторгу, а другому денежный штраф... При условии, что другой - дворянин. И ведь закон-то, он один, и для того, и для другого, все перед законом равны.
  Но не поймут тут других законов. Вспомнить хотя бы то веселье на королевской охоте, когда дворяне в большинстве своём с радостью истребляли крестьян, а те даже и не сопротивлялись, привыкли. Одни меня не поймут просто, а другим не хватит смелости меня поддержать, и срубят мою умную голову.
  Это словно ко мне на вахте пришел бы некий хитрый хмырь, да и сказал, бросай, мол, Сергей, свою устаревшую морально рацию, и неудобную и опасную дубинку, мы тебе когда-нибудь потом выдадим рацию с гарнитурой и новенькое ружье Ремингтон-870. Понятно, что послал бы я такого человека куда подальше, вот когда выдадите, тогда и поговорим, а пока я буду с тем работать, что у меня есть.
  Хотя, что-то сделать можно.
  -Барон, один вопрос. Если кто убьет королевского стражника - то как это рассматривать?
  -Убийство, конечно же. -Пожал плечами барон Алькон. От пяти до десяти лет, или денежный штраф, если дворянин в своем праве был. Если же дворянин совершил жестокое преступление, запытал насмерть больше десятка крестьян, или жертвы Чернобожию творил, то до четверти имущества в казну обращается, если это не майорат.
  -А если стражник исполнял моё поручение? Он же на службе. То есть, любой стражник на службе выражает волю и закон короля. Получается, что человек-то на меня покушается?
  -Да... Хорошая идея, Ваше Величество!
  -Вот то-то же. Должно быть что-то вроде 'убийство, связанное с препятствованием исполнения долга перед королем и королевством'. И за это давать надо существенно больше... Вообще, пропиши-ка ты его в статью большую 'Измена родине', ладно? И туда все - от покушения на короля до убийства стражников и воспрепятствование правосудию...
  -А что это такое? -Спросил барон Алькон.
  -Ну, если скажем кто-то скажет вот тебе - 'да не твоё дело, кого я убил и я с тобой разговаривать не буду' - то этот человек препятствует правосудию и подлежит наказанию.
  Барон Алькон покивал.
  -Очень разумно, Ваше Величество!
  -А я что говорю. Ещё добавь туда хищение государственной собственности или её порча. Это если кто из стены городской камень выковыряет, чтобы ему было время об этом пожалеть на каторжных работах.
  -Да, Ваше Величество!
  -Шпионаж. Есть уже? Ого, двадцать лет... Ну, в общем-то, хорошо. То, что надо. Барон Алькон, а что у нас с судами?
  -Уже готов первый суд, Ваше Величество. Я буду первым судьей, Брат... Барон Берр согласился стать обвинителем, вот только адвокатом никто не хочет пока что быть...
  -Ищите. У меня поджигатели уже засиделись в подвале! Осудить бы побыстрее. Кстати, наверное, лучше будет... Если адвокатом станет уважаемый человек. Может, найдете кого?
  -Ищем, Ваше Величество. Может, Полведра пойдет, помощник мой?
  -Нет, не годится. Для первых-то уродцев самый раз, а вот графа Лурга судить... Нет, не пойдет. Найдите какого-нибудь аристократа старый кровей. Или ещё кого-то, кто слишком туп, а то еще оправдается наш граф... Ни к лицу это будет, ни к лицу...
  -Возможно, этим сможет заняться барон Гонку? -Предложил граф Слав, доселе сидевший тихо.
  -Ну, вот это уже очень хорошо... Граф, известите барона о его роли. Будет он у нас адвокат. Барон Алькон... Заранее договоритесь с бароном Гонку. Если надо, то сошлитесь на меня. Так, проект закона пока что отправляется на доработку. Может, у кого-то есть какие-то замечания? Граф Нидол Лар, что имеете сказать?
  Граф едва заметно двинул глазами, получая одобрение у соседей. Так, кто у нас соседи? Надо же, барон Алькон и граф Тоскалонский Лир. Предсказуемо, конечно. Одному хочется по быстрому графу Лургу кишки на палку намотать, а второму все эти королевские новшества что-то не очень нравятся, как я погляжу.
  -Ваше Величество, думается, что идея ваша с королевским судом весьма хороша. -Начал без обиняков граф Нидол Лар. -Да одно неясно, ну к чему нам этот ад-во-кат? Кто согласится защищать таких негодяев? Это ж так самому недолго негодяем стать...
  -Законность, граф, законность! А если мы поймаем невиновного и осудим?
  По лицу графа читалось, что не такая уж это и большая беда, главное, чтобы виновный не ушел. И потому я решил поднажать немного.
  -Сначала один невиновный, потом второй, а где второй, там и десяток, а потом уж суд начнет делать то, что ему заблагорассудится, на законы плюнув? Как граф Лург, наследство подтасовывать и граждан моих обирать до нитки себе в угоду, забыв о том, что его дело закон блюсти, а не... -Что 'не', я не представлял, и потому закончил просто. -Вот и делаю так - один обвинитель, второй защитник, а судья над ними уже пусть решает, кто прав, а кто виноват.
  -Очень интересная система, Ваше Величество. Не желаете ли знать, как такое делается в Империи?
  -Желаю. -Подумав немного, сказал я.
  -В Империи суд и судьи отдельно от дворянства. Обычно в судьи идут безземельные дворяне, которым места не нашлось на родине, бывшие военные, коим раны или возраст не позволяют дальше служить. В каждом небольшом городке и в каждой местности есть суд, а в больших городах судов много, каждому концу городскому концу свой. В каждом суде по трое судей, один главный судья, при нем два помощника и писарь, при них не меньше пяти солдат во главе с десятником. Помощники и судьи допрашивают преступника, а потом судьи решают, какое наказание ему назначить. Писарь описывает дело и отсылает императорскому наместнику, тот складывает дела в архив. Архивы хранятся долго... Я видел императорский архив Каорвола, это дом трех этажей...
  -А если подсудимый... -Снова начал русскими словами сыпать! -А если тот, кого обвиняют, не виноват?
  -Судьи обязаны выяснить правду, Ваше Величество. А поскольку их трое, то решение всегда можно принять большинством голосов.
  -Да, понятно...
  -Ваше Величество. Ещё хочу обратить ваше внимание. А что, если никто не захочет защищать обвиняемого?
  -Вот хороший вопрос, граф... Я как раз думал над этим.
  Граф Нидол Лар заметил мои колебания, и решил усилить нажим.
  -И, Ваше Величество, прошу подумать вас так же и вот о чем - а как же быть тогда, когда защитник умнее и сильнее обвинителя? Не будет ли так, что преступники найдут себе хорошего защитника и будут раз за разом избегать правосудия?
  Старый граф ударил в самое больное место. Ну да, будут, конечно же. У нас, на Земле, так и происходит сейчас. Умелый и опытный адвокат сможет столько народу отмазать, что...
  -Граф, сделаем вот так. Пусть защитник будет... Скажем так, пусть защитник просто будет объяснять подсудимым... Ну, не смотрите на меня так странно! Я таким словом называю тех, кто обвиняется в совершении преступления... Вот так, пусть защитник просто будет объяснять подсудимым закон. И следить, чтобы ни обвинитель, ни судья закон не преступали.
  -Очень странная система, Ваше Величество. Возможно ли будет мне сказать честно?
  -Граф, так к чему мне те, кто говорит не честно? -Развел я руками. -Мне как раз честные нужны. Льстецов всегда хватит... Говорите же.
  Граф приободрился.
  -Тогда ваша система представляется мне излишне сложной. Есть преступник, есть его вина. Наказать согласно вины. И дело с концом. Если создавать сложности вокруг, то к добру это не приведет.
  Барон Алькон и граф Лир покивали, Виктор тоже как-то нерешительно кивнул. Волин молчал, лишь слушал. Граф Слав же вообще отстранился от спора как-то, впитывал информацию и молчал.
  И стали и у меня мысли разные закрадываться. В самом деле, что я огород-то горожу? Может, и быстренько всех их под топор палача, вот как барон Алькон жаждет побыстрее пообщаться с графом Лургом. Вот как прям так и жаждет...
  Но! Королевский суд - это очень серьезная организация. Которая, хотя граф Нидол граф Лир ещё и не знают, в скором времени уравновесит две не менее серьезные организации, как Министерство Внутренних Дел и Министерство Государственной Безопасности. Иначе либо одно, либо другое министерство меня по итогу сожрут. Пусть пока одно ещё не оформилось окончательно, а другое только в планах и из него есть только Железный Феликс, но такие проблемы лучше решать загодя. Разделяй и властвуй, да? Ещё римляне так говорили. Да и народу надо же чего-то кинуть. Хлеба дадим, а зрелищ? Как известно из новейшей истории, если зрелища высокого качества, то хлеба можно и поменьше.
  А что может быть лучше, чем большое классное судилище?
  -Я понял, граф Нидол Лар. Тем не менее, первые суды состоятся так, как того хочу я. Считайте это моей королевской прихотью.
  -Да, Ваше Величество... -Граф склонил голову в поклоне.
  Ну, вот ещё проблема... Граф голову-то склонил, но планов своих не оставил. Странно, чем же ему такой вариант суда не нравится? Ладно, подумаем что-нибудь чуть позже, пока что уделять этому делу излишнее внимание рано.
  Теперь к Виктору, графу Вольгу. Что у нас там происходит? Не стала ли старая гвардия выставлять дурачком молодого командира?
  -Итак, граф Вольг... Что у вас?
  -В городе все спокойно, Ваше Величество. Кварталы мастеровых патрулируются ополчением мастеровых совместно с городской стражей, есть договор между лейтенантом городской стражи и главой ополчения. Под стражу взят и Рыночный квартал, волнений не замечено, разграблений складов купцов не было. Вот только двух человек повесили...
  -А за что же?
  -Взял на себя смелость, Ваше Величество, казнить содержателей питейного заведения на пирсе.
  Чего? Сначала растерялся, а вот потом уже вспомнил. Питейное заведение на Земле - это когда водку наливаю. А тут разливают горный отвар, тот самый наркотик. И пьют тут его не для кайфа алкогольного, а для кайфа наркотического.
  -Вот и хорошо. -Подвел я итог. Хотя какой там хорошо? Было б хорошо, если бы казнили не тех, кто отвар продает, а тех, кто сюда этот отвар привозит и тех, кто его делает. А содержателям впаяли бы немаленькие такие сроки на каторге.
  -В Мойке жители волнуются, было несколько нападений на богатые дома... Патрули отбили, пятеро раненых с нашей стороны, не серьезно, через семидневье в строю будут.
  -А вне города?
  Виктор помрачнел.
  -Вот тут, Ваше Величество, ситуация... Сложная. Граф Нидол Лар, думаю, расскажет лучше меня...
  Предпочел бы я, чтобы ты сам рассказывал, ну да ладно.
  -Слушаю тебя, граф.
  Граф Нидол Лар поправил воротник, зачем-то провел ладонью под носом и ниже, как бы огладив рот сверху-вниз.
  -Ваше Величество... После того, как лесные братья барона Алькона... -Граф чуть поклонился барону, тот поклонился ему в ответ. -После того, как лесные братья барона Алькона переселились жить в казармы королевской гвардии, лесные банды вокруг города переселились на их место в лесу. Со дня на день становится все хуже и хуже. Были несколько попыток преодолеть стену Верхнего города, были нападения на патрули.
  -Вот это да. То есть... Теперь вокруг города куча банд, которые мешаются? Барон Алькон? Что было раньше?
  -Да что говорить, Ваше Величество... -Почесал бороду бывший Лесной барон. -Было много банд вокруг нас, да только мы их всех повывели. Собираются крестьяне да бывшие солдаты и идут грабить. С земли-то жить, стараниями графа Лурга и откупщиков, все труднее и труднее становится... Становилось. Грабят обычно своих же братьев-крестьян, если много собирается, то и поместье небольшое разорить могут. Нам от того сплошной убыток был, они больше пожгут да поубивают, чем возьмут...
  -Неужто такие нехорошие люди? -Спросил граф Лир как мог искренне.
  Ух ты, надо же, они друг друга не любят.
  -Ну как сказать... -Пожал плечами барон Алькон, сделавший вид, что ничего не заметил. -Встречалось иногда... Разное. Как говорил Клавдий Одинсонн из Каорвола, где не светит свет, заводится тьма. После таких банд находили только изуродованные трупы и обгорелые дома. А иногда и капища находили... Небольшие, правда.
  Все переглянулись, зашептались. Граф Нидол поморщился.
  -Может, горцы? -Осторожно предположил Ждан.
  -Да какие горцы, от гор-то далеко! Это свои, родные, темного зовут. -Барон Алькон снова почесал бороду. -Вот что говорят, ежели уж Светлые боги нам таких господ послали, так не лучше ли Темным поклониться, все едино никакой разницы... Уж простите, Ваше Величество... Как есть говорю...
  -Да ничего, ничего. -Сказал я.
  -Обычно сектантов не так много. Собираются человек по десять, ночью грабят и убивают... На воинов или дворян не нападают почти, теперь у нас все ученые, с охраной. А днем...
  -А днем это мирные крестьяне, сеют и пашут? -Продолжил я.
  Барон Алькон кивнул.
  Ну да, так и в нашем мире бывает. Днем он коз пасет, мирный крестьянин-земледелец, а вечером откапывает из подпола автомат Калашникова и стреляет в неверных. Так и в этом мире схема такая же, много ли ума надо из кустов стрелу пустить в спину, а потом подобрать кошелек? В общем-то, не очень много.
  -Граф Нидол! Вот вы мне что скажите... А нету ли у этих бандитов сообщников в городе?
  Граф пожал плечами.
  -Есть, конечно, Ваше Величество, как бы иначе они узнавали о богатых караванах и путниках? Скорее всего, кто-то около ворот может предупреждать разбойников.
  -Вот, этих тоже надо... Нет, не выловить. Взять под наблюдение и ликвидировать всех разом, вместе с разгромом банд. Граф Нидол, решение проблем разбойников поручаю вам. Через семидневье доложить, что сделано. Мне нужны безопасные дороги, иначе как торговый дом 'Весна' сможет продавать товары по стране, а мы покупать продовольствие? Загнемся тут, в городе... Крестьяне должны пахать и сеять без опаски за свою жизнь. И парочку бандитов приберегите для суда, чтобы их можно было показательно повесить. Дальше, граф Вольг.
  -В Морской страже все хорошо. -Сказал Виктор. -Форт Правый Клык от наемников очищен, сейчас пытаются отремонтировать ещё три драккара. Через пару семидневий обещает справиться. Морская стража довольна, жалование выплачено вовремя.
  Ну, довольны и хорошо.
  -По войску... Я бы хотел дать возможность сказать графу Лиру Тоскалонскому. -Виктор кивнул на старого графа.
  -Без проблем.
  -Ваше Величество. -Итак, вот это граф Лир, последний полководец Соединенного Королевства. Седой, но крепкий. Чем-то они с графом Нидол Ларом похожи. Выправка, осанка, аккуратная одежда без излишеств и прямой взгляд в лицо. Дворяне-то тут, я как-то не сразу заметил, в лицо собеседнику никогда не смотрят. Все время либо в середину груди, либо вообще кланяются и сваливают. А вот что граф Нидол Лар, что граф Тоскалонский Лир говорят и глаза такие, чуточку равнодушные, но внимательные к каждому слову. Вот я, как верный подданный, докладываю Вашему Величеству текущую обстановку, честно и откровенно. И жду решения Вашего Величества. Нет, никак невозможно мне, покорному слуге Короны, в решение короля вмешиваться! Ах, что я бы посоветовал? Ну, для начала я бы сделал так, так и вот так...
  -Жалование войскам выплачивается вовремя. Всех солдат я расположил лагерем у западных ворот, Ваше Величество. Также были заняты форт Правый Клык, передан Морской страже. Настроение солдат боевое, есть приток рекрутов в войско. Думаю, что выделим площадку, и можно начинать их обучать. Пока только в Пограничный Легион, ибо в Морской и в Горной страже я не очень разбираюсь... Предпочитаю, чтобы моряков набирал Грошев и барон Ромио. Дабы солдаты не засиживались в безделье, выделено время на патрулирование города совместно с городской стражей и воинские занятия. Были случаи грабежей крестьян, виновных в этом, солдат крестьянского ополчения, вздернули на ближайших сучьях.
  -Хорошо.
  -Первые десять деций Пограничного легиона освоила громовые камни, Ваше Величество. Были два несчастных случая, один солдат погиб. Сейчас подготовка признана удовлетворительной. Деции содержатся вместе, продолжают тренировки. Было предложение использовать для метания громовых камней рохнийские луки, так солдаты добрасывают в два раза дальше, но точность оставляет желать лучшего. Рохнийских луков не хватает. Поступила идея от одного десятника, делать громовые камни больше и класть их в катапульту. В настоящее время слишком они малы, катапульта бросает их неточно и далеко. Иногда камни просто разбиваются, не производя грома и дыма. Предлагаю делать их крепче, но возможно ли?
  -Возможно. Это будете обговаривать со мной и бароном Жданом. Ещё что?
  -Ещё я бы хотел лично рассказать о ситуации в Предвечной Степи, если вы позволите, Ваше Величество.
  -Позволяю. -Посмотрим, граф, сможешь ты меня удивить или нет.
  -Там, в Предвечной сейчас семь родов, которые несколько лет назад договорились меж собой ходить в походы вместе. Всего это пятнадцать тысяч воинов. Год назад, осенью, они откочевали на зимние пастбища, но вот теперь возвращаются. Разгромить их по отдельности, как раньше делалось, уже не удастся, Большая Орда на отряды не разбивается, держится обособленно. С ними идут более малые роды, вассалы, данники. Это примерно ещё столько же.
  -Вот это уже не очень хорошие новости...
  -Но это не все, Ваше Величество. Если Вашему Величеству известно, незадолго до... Вашего воцарения были пойманы переодетые шпионы степняков, отправлявшиеся обратно в Предвечную...
  -Известно. Продолжайте, граф.
  -Есть мнения, что это лишь один из разведывательных отрядов, которых нам удалось каким-то чудом перехватить. А вчера прибыл гонец. Около развалин замка Ван замечены разъезды кочевников.
  -И что это значит, граф?
  -Ваше Величество, это значит, что степняки устали ждать. Большая Орда не может долго стоять на месте, они выедают все вокруг себя. Травы, источники воды, степных зверей, после них ничего не остается. Им необходимо постоянно двигаться на новое место. Дорогу они уже разведали, до нас им двигаться не больше пары семидневий. По дороге Орда постарается раскинуться пошире, собрать как можно больше добычи с наших деревень, это даст нам ещё пару дней, а потом к городу подойдет войско. Вероятно, с ними будут наемники из отряда Каллуфа и осадные машины, которыми они и разрушили стены замка Ван.
  О, вот угадал верно. Сказал граф, стоит и ждет, что же я дальше решу. Ну, что же, не будем его разочаровывать, тем более что и остальные-то тоже сидят, заслушались.
  -Что же вы предлагаете, граф?
  Граф ответил быстро.
  -Если есть возможность, Ваше Величество, в этом году избежать войны. Через пару лет я восстановлю численность Пограничного Легиона и остального войска, выстроим заново замок Ван, и уже никто не посмеет... Мне... Нам нужна только пара лет.
  -Значит, предлагаете откупиться?
  -Если такое возможно, Ваше Величество...
  -Невозможно. -Отрезал я. Уж что-то, а логику Ражего Хомяка и остальных ханов я прекрасно понимал. Пусть даже в хитрости и интриге я им и в подметки не гожусь, но уж что делать-то они будут, уже понятно. Да достаточно земную историю почитать! Вожди варваров каждый год в Римскую империю ходили за данью, как на прогулку. И каждый раз требовали все больше и больше. Да что там древнюю историю... Недавние дела, когда братки только начали с палаток дань вышибать. Если заплатил, то, значит, деньги есть и с тебя ещё больше взять можно, причем не раз в неделю, а вот прямо так завтра. Типа себе ещё заработаешь, а сейчас делись давай, или... Ну и делились, куда деваться. А если делишься такими суммами, то сколько же для себя оставляешь?
  -Дашь им денег сейчас, так они подумают вот что. Если он нам дань такую платит, так сколько же оставляет для себя! И тогда уж мы и деньги потеряем, и в осаде насидимся. Потому приказываю готовиться к войне.
  Краем глаза я смотрел, что и кто будет делать. Это же союзники, самые ближайшие мои министры. И мне надо очень знать их настроение.
  -Готовиться незаметно. Подновить стену, провести ревизию городского ополчения... Граф, вы лучше меня знаете, что делать. Вы теперь ответственный за подготовку городской обороны, отчитываться перед Виктором. Все приготовления проводить по возможности тайно.
  -Да, Ваше Величество... -Чуть склонил голову граф.
  Итак, в плюсе у меня, конечно же, Виктор и Волин, Коротыш... Хм, тоже в плюсе, кивает. Граф Слав молчит, думает. По лицу графа Нидола ничего не понять, маска, она маска и есть. А вот барон Алькон и граф Лир не очень-то довольны моим решением, хотя это и скрывают.
  Граф Лир опустил голову, глаза метнулись чуть. Принял какое-то решение, вот бы знать, какое именно?
  -В таком случае предлагаю готовиться к самому худшему, Ваше Величество. -Сказал граф Лир. -Стянуть все наличные войска в город, собрать все продовольствие, команды фуражиров у меня уже готовы, собрать налоги со всех крестьян и откупщиков, потому как после осады налогов собирать не с кого будет. Большая Орда сокрушит все окрестности города как нашествие Порожденийй. Смею заметить, что деньги понадобятся в следующем году. Будем закупать зерно в Империи, кочевники уничтожат посевы и вырежут все деревни на своем пути. Я не знаю, сколько времени крестьяне будут восстанавливать разрушенное, я воин, а не купец...
  -Даже так. -Задумчиво сказал я. -Умеют ли они осаждать большие города?
  -Умеют, Ваше Величество. Три года назад Большая Орда взяла штурмом большой город Капулий в Пограничье, это в Неделимой Империи. Тогда использовались осадные машины. Да и у нас замок Ван разорили быстро. Возможно, нам придется посидеть долго в осаде, до зимы минимум.
  -Граф, начинайте инспекцию городских укреплений. О результатах доложите Виктору. Войска стяните в город как можно быстрее. Бомб наделаем сколько надо, лишь бы надежда на победу была. Может, ещё кое-что подкинем.
  
  
  
  Глава 15
  
  Опа! Если хочешь быть здоров
  Позабудь про докторов
  Никакого воздержания никаких диет
  И тогда ты счастливо попадешь на тот свет!
  
  Мальчишник
  
  Спать в своем мире я улегся в обнимку с рулонами чертежей. Все боялся ворочаться, лишь бы не помялось ничего...
  Не помялось.
  Я разложил на столе, под окном, большие листы. Прижал по краям тяжелыми золотыми подсвечниками, и стал изучать.
  Ага, вот вроде бы все...
  Все лучше и лучше у меня получается предметы из мира в мир таскать. Может, я просто нащупал какой-то алгоритм, и теперь у меня все получается? Не пора ли выходить на торговцев оружием, а? Потихоньку, полегоньку таскать сюда АК-74... Или что-то посерьезнее пистолета... Да даже парочку раций можно...
  -Размечтался. -Сказал вслух. -Эй, кто живой есть? Король проснулся, завтрак мне!
  Дверь распахнулась, слуга, кланяясь, внес и поставил на стол поднос со снедью.
  За ним вошел Иштван.
  -Доброе утро. -Зевнул я. -Как дела наши? Где газета?
  -Уже несут, Ваше Величество. -Иштван покосился на листы ватмана. -Ваше Величество, можно ли мне поговорить с вами наедине?
  -Да запросто. Охрана сейчас дверь закроют... Не присоединитесь ко мне? Завтрак стынет... Эй, ещё порцию для мастера Иштвана!
  Появился ещё один слуга, со вторым подносом, на котором гордо стоял горшок и мелко нарезанный белый хлеб. За ним второй слуга с ещё одним подносом, на нем лежала свернутая в трубку газета.
  -На стол, сюда. -Распорядился я, отодвигая чертежи в сторону. Перегонный куб, то, что ещё в девятнадцатом веке использовали, и его вполне можно собрать из листов проката. Старинный водяной насос, несколько чертежей древних доменных печей, и одна очень интересная машинка, которая мне очень, очень может пригодится прямо в ближайшее время... Впрочем, пока что подождет, вид у Иштвана серьезный.
  -Мастер Иштван, садитесь!
  -Благодарю, Ваше Величество. -Иштван уселся за стол, слуги, как того и ждали, внесли ещё пару подносов. Ага, супчик? Вот это да, не ожидал.
  -Ваше кушанье очень... Полезно и просто, Ваше Величество. Говорят, что в городе графиня Чи уже заставила своего повара изучить рецепт тщательнейшим образом...
  -Отрадно. И что же?
  -К помощнице повара Ирине уже подходили, просили продать рецепт. Она обещала подумать.
  -Вот и хорошо, пусть продает на здоровье, заодно и денег себе заработает.
  -Ваше Величество, я пришел не за этим. У меня к вам... Серьезный вопрос. Он связан... -Иштван помялся. -С символом королевской власти Соединенного Королевства Ильрони и Альрони.
  -Даже так? -Ответил я, думая о своем. Я краем глаза просматривал чертежи. Бензином хорошо зажигалки заправлять, асфальт тоже может пригодится, как и керосин, и даже для солярки можно найти применение...
  -Да, Ваше Величество. Я заметил, что некоторых символов власти у вас... Нету.
  -И каких же? Короны, что ли? Так завтра сделаем! -Я сразу же представил, как закажу классную и большую корону в своем мире. Спрячем в неё внутрь фонарик, отделаем оргстеклом и алюминием, и будет у меня такая корона, все окрестные монархи обзавидуются!
  -Кольцо, Ваше Величество. Королевское кольцо.
  -Да вот беда-то. Королева где-то затеряла. Найдем, право слово. Или второе сделаем. -Я быстро прикинул, что же понадобиться в нашем мире, чтобы мне на гравировальном станке сделали такой же рисунок. Кольцо-то не станок, его перенести сюда быстро можно.
  А Иштван меж тем покачал головой.
  -Ваше Величество, вы не правы. Кольцо передается из поколения в поколение! Оно такой же символ власти короля, как корона Рохни! Ваше Величество... Кольцо нужно найти!
  -Почему это? Печать есть... Оттиск есть. По оттиску сделаем такой же. Всего делов-то! -Ну да, вот как можно сделать. возьму какой-нибудь официальный документ этого мира с оттиском, перенесу в свой мир, там мне такую печать забацают, что тут вовек не отличишь от настоящей!
  -Ваше Величество! Вы не понимаете! Кольцо... Кольцо должно быть!
  -Должно - так будет.
  -Только тот, в ком течет кровь герцога Урия Первого, может надеть это кольцо. Если же наденет кто-то другой, то королевство ждут неисчислимые беды... Предупреждения об этом передаются из поколения в поколение.
  -Да разберемся. -Я подравнял листы ватмана, скатал все в трубку. Перехватил шнурком. -Кольцо найти не проблема, королева-то у нас. Спросим, куда спрятала...
  -Ваше Величество, когда граф Урий меня... -Иштван чуть поморщился. -Допрашивал. То он обмолвился, что кольцо было у королевы. А когда кольцо было у него. Мне показалось, что он носил его на шнурке, на шее. В следующий раз кольца при нем не было.
  -Мастер Иштван, да что такое же с кольцом этим? -Возмутился я. -Печать и печать. Надо будет, так я королевским указом новую печать сделаю, пусть граф Урий, где бы он сейчас ни был, подавится...
  -Ваше Величество! -Иштван был как-то подчеркнуто спокоен. -Все ваши предки хранили это кольцо. Конечно, с ним связаны разные сказки. Но... Если мне будет позволено советовать...
  -Мастер Иштван, вам позволено. Более того, я всегда рад выслушать совет верного мне и умного человека, чей опыт и чье благоразумие не подлежат сомнению.
  -Благодарю, Ваше Величество. Я бы посоветовал вам срочно найти кольцо.
  -Да вот проблема... Иштван, найдем, я думаю. Как с остальными-то делами? Во дворце везде лампы повесили? Что придворные?
  -Ваше Величество, это второй вопрос, о котором я бы хотел поговорить. Солнце уже не прячется за тучи, и погода становится все теплее и теплее...
  -Да я заметил.
  -Самое время объявить Солнечные танцы, Ваше Величество. Дворяне собрались и ждут...
  -Ах, да. -Ах, да. Это тот же самый бал, который вот уже почти должен был состояться, да королева не успела, в тюрьму угодила. -Так что же с ним?
  -Ваше Величество, до того, как ваша матушка решила... Отречься? Все уже было готово. За прошедшее время многое пришло в негодность... Стада разбежались или перемерли, слуги потихоньку разбирают помосты и заготовленные кушанья, деньги на раздачу не были выделены, музыканты разбрелись. Дворяне, которые съехались в столицу на танцы, проявляют недовольство, некоторые отправились обратно.
  -Что надо, чтобы начать праздник?
  -Два семидневья, Ваше Величество. И ваш приказ.
  -Приказываю начинать. Что тянуть-то? От меня ещё что требуется?
  -Ваше присутствие, Ваше Величество.
  -Вот и хорошо. Кстати, рекомендую взять у мастера Виктора три... Нет, пять бочек огненного зелья. Если смешать их с... С... Я потом скажу, с чем, и поджигать небольшими порциями, будет довольно неплохой фейерверк.
  Мастер Иштван чуть побледнел.
  -Не надо пугаться, совсем немного. Это приказ, мастер Иштван. Взять зелье, сделать хорошие фейерверки. Через два дня... Двух дней хватит? Предоставите мне список приглашенных и как будет проходить бал. Сами-то справитесь, или королеву подключать?
  -Справлюсь, Ваше Величество. Помощников у меня теперь много, как слуги старые разбежались, так я новых позвал, кто ещё батюшке вашему служил. Они в возрасте уже, но верные и старательные.
  -Вот и хорошо. Что-то ещё?
  Остальные мелкие вопросы порешали быстро. Слуг новых наняли, выдача жалования, мелкие приказы от короля, по замку несколько нововведений - те же лампы развешали по всем углам и стражу усилили...
  В самый разгар в дверь постучали.
  -Кто там? -Крикнул я.
  Дверь отворилась, внутрь сунулся слуга.
  -Ваше Величество, к вам мастер Клоту!
  -Так зови! И ещё одну порцию к завтраку распорядись!
  -Ваше Величество! -Мастер Клоту вошел, кланяясь. -Позволите мне вас осмотреть?
  -Чуть позже. -Отказался я. Мастера я давненько не видел. Как же дела-то у него? Внедрил он идеи дезинфекции, или все же таки продолжают его освистывать в этом самом университете?
  -Ваше Величество! -Мастер Клоту выглядел глубоко несчастным со всех сторон.
  -Ну вот. -Я покачал головой. -Давай-ка, мастер, садись со мной рядом, угощайся... -Я подвинулся, на стол опустились ещё подносы с едой. Пирожки, протертое местное варенье, ягоды какие-то под сладким сиропом, похожим на сахар, вино в высоком кубке.
  -Все хорошо, Ваше Величество...
  -Как у вас дела с дезинфекцией?
  Ну, плохо, конечно же. Ну как я мог объяснить мастеру Клоту про микробов? Да как мог тогда, так и объяснил. А уж с его слов выступление перед научным консилиумом в Королевском университете вообще стало отменной клоунадой... Зато мастер Клоту начал мыть руки и принимать некоторых пациентов в городе, вот так и получилось, что они-то выживали куда как больше. Слух разнесся. К славе вылечившего принца доктора добавилась слава доктора, у которого пациенты выживают чаще, чем у остальных. Что не могло не породить некоторой ревности со стороны остальных коллег по цеху, уцелевших в Королевском Университете... И воплотилась она в ряде лекций, подвергавших методы мастера Клоту осмеянию и прямо запрещающих всем цивилизованным врачам кипятить тряпки и мыть руки. Не далее как вчера.
  От так.
  -Что-то мне та ситуация не нравится, мастер Клоту. -Сказал я.
  Мне она и в самом деле не нравилась. Королева в свое время разогнала всех докторов, чтобы меня ненароком не вылечили. Остались только те, кто вообще ничего не понимал. Или все понимал слишком хорошо, чтобы взяться за моё лечение... Как граф Слав. Вовремя он стал деканом факультета врачевания, вовремя. И отговаривался, наверное, что он только в хирургии понимает.
  -Надо подумать, как можно решить вот эту проблему. Мастер Клоту, ну-ка, организуйте лекции мне, опровергающие заблуждения. Я ж говорил, ещё когда. Твои-то пациенты чаще выживают, чем их, верно? Расскажи, что делаешь да как...
  -Но, Ваше Величество! Я пытаюсь рассказать, но меня же просто не слушают, надо мной смеются! И даже граф Слав, ваш друг, мне не верит. Я же не могу рассказать, откуда я это узнал, Ваше Величество, я...
  -Так, стоп. -Я поднял руку. -Мастер, я подумаю, что можно для вас сделать. В самом деле подумаю. Что смеются, не страшно, работайте дальше. Как у вас дела с госпиталем?
  -От лихорадки никто не умер, Ваше Величество. -Мастер Клоту приободрился. -Мы протираем той жидкостью, что получили от вас... Также я запретил пропитывать повязки настоем трав, материю кипятят, старые повязки закапывают в ямах. Все белье стирается. Заставил все белье чистить-стирать, ну и так, по мелочи... Особняк около дворца,
  -Персонал? -Спросил я, и видя непонимание на лице мастера Клоту, добавил. -Ну, люди. Людей хватает?
  -Да, Ваше Величество. Коротыш привел много крестьян, которых спасли в порту. Дети и женщины работают у нас. От графа Слава пришло несколько студентов.
  Конечно, я успел мельком побывать в госпитале. Нормально там все, раненые выздоравливают, мастер Клоту важно моет руки в спиртовом растворе, прописывает кому обтирания, кому активированный уголь в небольших дозах, во дворе в большом чане кипят свежие бинты, старые повязки в яме закапывают, в палатах, как мне докладывали, чисто. Особого комфорта нету, но и той грязи и антисанитарии, что ожидал, тоже не увидел. Жить и выздоравливать можно.
  -Ваше Величество! Но я же не могу! Все это принадлежит... Вам!
  Я с любопытством поглядел на него.
  -Мастер Клоту. Ну-ка, давай-ка мне тут без лишних слов. Сказано же тебе - все медицинские открытия твои. Они и в самом деле твои, что бы я без тебя делал-то?
  Мастер Клоту поглядел на меня так, словно что-то собрался сказать важное, но промолчал взялся булку, переломил её пополам об деревянный поднос.
  -Итак, работайте, а я буду говорить с графом Славом, что это его подчиненные распустились совсем...
  Но поговорить мне пришлось раньше, чем хотелось.
  В замковом парке меня ожидала небольшая делегация врачей.
  Угу, с того самого Королевского Университета. Штук пять маститых таких толстых докторов-профессоров, по пафосу чуть побольше даже чем академиков. Вокруг них слуги, штук по десять с каждым, расфуфыренные как павлины. Некоторые держат опахала, кто-то даже большие кафедры с полураскрытыми книгами.
  Авторитетом пришли давить, что ли?
  Где у нас граф Слав? Его же бывшая вотчина!
  -Графа Слава сюда. -Сказал я Иштвану, а на почетную публику улыбнулся широко.
  -Здравствуйте, почтенные и уважаемые господа. -Поздоровался я, когда вся эта процессия поперекланялась, поперетолкалась, выясняя где кого место, и кое-как подуспокоилась.
  Тон задал высокий желчный старик в митрообразной серой шапке и желтом плаще.
  Для начала мне поднесли петицию. Пара лакеев, надушенный и завитых, с поклонами протянула мне серебряный поднос со свитком.
  Я взял, этак лениво покрутил в руках, приоткрыл. Ох ты, опять каллиграфия! 'Обеспокоенность', 'Удрученность', 'Надежда' даже где-то в конце обретается. Отложил на небольшой столик у трона.
  -Рассказывайте, гости дорогие, с чем пожаловали.
  Старик в желтом откашлялся и вступил.
  -Ваше Величество, мы - делегация от Факультета врачевания Королевского Университета. Моё имя барон Понтий. Это мастера Лурий, Вонтиний...
  Седенькие мастера покивали. Один в желтом халате, другой в цветном, на звездочета похож из мультфильма про Али-Бабу.
  Я сидел и делал скучающее лицо, скоро ко мне присоединился граф Слав, встал рядом с троном, лицо у него серьезное, как и у мастера Иштвана. И видимо, кого-то из почтенных господ он уже знает, и не с лучшей стороны, вон как хмуриться.
  Ну, ну.
  Короче, недовольна почтенная публика из Королевского Университета тем, что некий пришлый лекарь... Ну, дальше-то уже понятно. Лечит, короче, мастер Клоту людей лучше, чем исконные родные лекаря. И мало того что лечит, так ещё и изволит доклады делать! Где ж это видано, мыть руки в какой-то колдовской жидкости, чтобы убить какие-то сказочные мелкие существа? А уж его купания бинтов в горячей воде и черные таблетки... Короче, исконные родные лекаря, которые все как один патриоты Короны и Трона, оба слова с больших букв, мастером Клоту недовольны. Требуют мастера Клоту повесить, на крайняк изгнать куда подальше, а мне на выбор привели четверых достойных патриотов, готовых стать моими придворными докторами.
  О как.
  Я поглядел на графа Слава, тот оставался безучастным, на лице ни одной эмоции. Блин, он же декан факультета врачевания, это же его люди, получается...
  Барон Понтий выступил, замолчал. За его спиной народ склонился в поклоне.
  Иштван и граф Слав тоже молчат.
  Значит, мне придется решать.
  -Уважаемые господа. -Как можно язвительнее сказал я. -А где же вы были раньше?
  -Ваше Величество, как только до нас дошли порочащие сведения, мы не медлили! -С пафосом сказал барон Понтий. -Сразу же...
  -Нет, уважаемый. Где же вы были раньше, когда я лежал как снулая рыбина в своих покоях? -Я для пущей серьезности ткнул пальцем куда-то назад
  -Ваше Величество! Доктора Факультета Врачевания, не покладая рук, искали средства вернуть вас к жизни! -Возмутился барон Понтий.
  А нашел это средство мастер Клоту, ага.
  Краем глаза заметил на лице графа Слава тщательно скрываемое отвращение. Чем-то ему не нравится этот барон Понтий.
  -Граф Слав.
  -Да, Ваше Величество! -Бодро отозвался граф.
  -Вы пока ещё декан факультета врачевания. Почему барон Понтий, такой большой специалист и патриот, не предпринял никаких попыток вылечить принца ранее?
  -Ваше Величество! Барон Понтий... Предлагал разные способы. Но они в основном касались производства наследника для трона.
  -Это каким же образом? -Опешил я. -Я ж спал!
  -Барон Понтий учел это. И предложил несколько способов.
  -Каких это ещё способов?
  Барон Понтий стал бледнеть.
  -Ваше Величество, позвольте мне объяснить! -Взмолился уже он, разом растеряв весь свой пафос. -Я заботился только о благе королевства! Королевская линия не должна прерваться! По приказу графа Урия мы...
  -А ну-ка, молчать! -Повысил я голос.
  Барон Понтий сразу же замолчал, как будто ему и в самом деле пробку воткнули.
  -Все остальные свободны. Барон Понтий, останься. У нас с тобой разговор небольшой будет.
  -Ваше Величество, пощадите! -Барон рухнул на колени, как подрубленное дерево. -Поща-а-а-ады! -На надменном лице, мигом превратившемся в маску, потекли крупные мутные слезы.
  Так. Что же такое-то придумал барон Понтий для графа Урия?
  -Пошли-ка под крышу, барон, и расскажешь мне. А вы тут что встали? Я вас больше не задерживаю, мастера!
  Барона Понтия двое слуг притащили за мной в какую-то мелкую каморку, наспех освобожденную от вещей, втолкнули внутрь, за ним зашел я.
  -Рассказывай. И воды ему принесите кто-нибудь!
  Ну, начал барон Понтий рассказывать.
  Пришел как-то в Королевский Университет граф Урий. Он уже тогда немалую силу имел, все причастные поразбежались по щелям и кабинетам, дабы ему случайно на глаза не попасться. Походил граф походил, да и ушел, так никого и не приказав тащить с собой на жуткую расправу. А через некоторое время особняк барона Понтия посетил граф Мор, собственной персоной. И пригласил на беседу, от которой невозможно отказаться. Делать нечего, собрались, поехали. Граф Урий уже ждал, дожидался в Западной башне.
  Вопреки ожиданиям, барона не потащили сразу на дыбу, а задали ему некоторые вопросы. Очень графа Урия интересовало, нельзя ли как-нибудь принца разбудить? А если нет, то нельзя ли как-нибудь сделать наследника престола от принца? Ведь барон такой известный акушер, больше половины детей у него выживает, очень хороший результат!
  В этом месте захлебнувшему слезами от жалости к самому себе барон Понтию принесли воды, барон выпил, дергая кадыком под мой изумленный взгляд. Как это - 'больше половины'? А остальная-то половина куда, а? Получается... Брр, даже жуть подумать, что получается. Ну, вот такое вот Средневековье. Медицина тут такая, что от нее загнешься быстрее, чем от стального клинка.
  Барон меж тем кружку в сторону отставил, и продолжил рассказ.
  Итак, предложили, выдали задаток, и начал барон стараться.
  Для начала набрал пацанов в Мойке и предложил им крестьянку из беглых, те на всё согласны, лишь бы назад не вернули. Не сработало, пацаны просыпались во время процесса. Потом экспериментатор пошел дальше, экспериментировал с горным отваром и сонными зельями... Пацаны спали, девки старались как могли. Забеременевшей была обещана свобода.
  Ну, поэкспериментировали, а потом перешли на принца. Нашли какую-то дворянку обедневшую, меня уложили пузом вверх, привели даму и... Дальше барон краснел, бледнел и заикался, но общая суть ясна.
  -Ну ты, барон, и даешь. -Сказал я. -Давай, рассказывай, дальше что было?
  -Ннннечего...
  Ну, не получилось у них ничего, короче. Не наступило естественной физиологической реакции. Несмотря на примененные средства вроде шелкового шнурка... Тьфу ты, господи. Честное слово, будь это тело моим изначально, то я бы точно не удержался, и посадил барона на кол. Причем не один раз, а по три раза за все подробности. Это ж что удумал, гомопед!
  -Короче, барон, слушай меня. Извращенец ты старый, а не доктор. Ещё раз наедешь на мастера Клоту, который меня лечил, я тебе отрежу... Знаешь, что? О, гляди, догадался, не зря ты доктор. А теперь давай-ка сходи вон. И чтобы мне из столицы не уезжал! Узнаю, что уехал, найду и точно отрежу лишнее! Пшёл вон!
  Барон Понтий попробовал подняться, да ноги его не держали. По знаку Иштвана в зал запустили двух его слуг, те подхватили своего хозяина и вынесли за дверь.
  Адью, добрый доктор.
  -Каков фрукт. -Сказал я. -Граф Слав, вашего же поля ягода. Что это вы его сюда пропустили?
  -Он не поставил меня в известность, Ваше Величество. Барон Понтий происходит из древнего дворянского рода, к которому принадлежат Закатные герцоги. У него большое влияние...
  -А знания и умения?
  -Этого, к сожалению, не хватает. Барон Понтий куда как чаще прописывает дамам в салонах маски из свежей свиной кожи или вплетал шиньоны, чем принимал роды. Его слава как акушера... Она была довольно давно.
  -Вот уж понятно. Граф Слав, так разговор с вами. Вы подобрали себе преемника на посту декана факультета врачевания?
  -Да, Ваше Величество. Барон Костин. Хороший хирург, но ещё лучший руководитель кафедры хирургии, вот уже десять лет как. Думаю, что и деканом он будет хорошим.
  -Вот и ладно. Кстати... А кто у нас ректор-то Королевского Университета? Что-то этот вопрос мы пропустили...
  -Ректор граф Велий. Только он уже давно не занимается ничем, ему кувшин с крепленым вином милее.
  -Хорошо. Не позже чем через полгода должны пройти выборы, на которых определится более ответственный ректор такого важного заведения, как Королевский Университет. Если понадобится, то я помогу гвардией. Это также ваша задача, больше к ней не вернемся. Да?
  -Да, Ваше Величество. -Граф поклонился, и выжидательно на меня уставился.
  -Что ещё?
  -Ваше Величество. -Граф снова почтительно так поклонился. -Не могу не заметить Вашему Величеству, что методы мастера Клоту...
  -Что?
  -Эта его дезинфекция. Мыть руки - я ещё могу понять, но вот зачем их мыть этим странным раствором? Он довольно едок! Если им мыть часто, то что потом будет с руками? Руки для врача - это самое большое его сокровище! *
  
  * - граф Слав практически точно приводит возражения против дезинфекции посредством раствора хлорной извести, который выдвигали врачи XIX века.
  
  -А если не мыть, то что будет с пациентами?
  -Да как это связано? Мастер Клоту рассказывает какие-то сказки про мельчайшие существа...
  -Граф Слав! Я могу только повторить. Грязь...
  -Ваше Величество! -Граф Слав так разволновался, что меня перебил, а я даже и не понял поначалу. Это у нас там, в моём мире, помело можно особо не привязывать, а тут-то я какой-никакой, а король! Отреагировать, что ли?
  -Никто не подходит к пациенту грязным! Руки все моют... Ключевой водой, и розовыми лепестками... И раны промывают водой... Но мыть этой дьявольской жидкостью не только руки, но ещё и хирургические ножи... Это уже лишнее!
  -Граф Слав! -Я хлопнул ладонью по столу. -Вот вы мне скажите, люди-то выживают? Вот наши раненые? Выживают? Да или нет?
  -Ну, Ваше Величество, работали самые лучшие врачи...
  -А у мастера Клоту люди чаще выживают, чем у остальных?
  -Ваше Величество...
  -Вот тебе и 'Величество'. Если люди у него выживают чаще, чем у вас всех остальных, вместе взятых, так что же вы его травите-то все разом?
  Давно ещё, в школе, читал я историю того человека, который первый додумался до дезинфекции, уж не помню, как его звали*. Так вот, тяжко тому человеку пришлось. Мало того, что его открытие всячески зажимали, так и самого затравили до сумасшедшего дома, где он и сгинул. И возражения-то приводили почти как граф Слав - как же можно травить чуткие и нежные руки хирурга какой-то там хлоркой!
  
  * - в 1847 году хирург и акушер Игнац Филлип Земмельвейс впервые применил дезинфекцию при помощи раствора хлорной извести, этим удалось значительно снизить смертность рожениц. Врачи того времени к открытию отнеслись отрицательно, изобретателя долго и настойчиво травили. Метод получил призвание только после смерти ученого в сумасшедшем доме (по иронии судьбы, от сепсиса).
  
  Как водится, о пациентах подумали в последнюю очередь. И вот теперь мне точно надо отстоять мастера Клоту от нападок врачей, ибо сожрут они мастера. Он для них чужой, совсем чужой. Да ещё и денег зарабатывает много, Вихор по секрету обмолвился, что у мастера много-много клиентов теперь стало. Отбою просто нет. А от других докторов бегут...
  Если роды принять или рана какая - так все теперь к мастеру Клоту. А как же, он же даже принца вылечил!
  Ну, конечно же, местные недовольны. Как же так, мы же патриоты! Мы же готовы принца даже бесплатно лечить, когда он ничем не болеет...
  -Граф Слав, мне не очень понятна позиция врачей Соединенного Королевства. Если пациенты выживают у мастера Клоту, а не выживают у остальных, так, может, в рассуждениях мастера Клоту есть рациональное зерно?
  -Вы говорите верно, Ваше Величество. Но врачебное искусство, проверенное временем, не терпит торопливости и изобретательства.
  -Вот если не терпит, так пусть кто-нибудь проверит, насколько часто выживают пациенты у мастера Клоту. И насколько часто у других. И если мастер Клоту окажется в выигрыше... То вы, граф Слав, наш спор проиграли. И прямо с высокой кафедры Королевского Университета заявите, что дезинфекция есть вещь полезная и всегда должна применятся всеми. Ежели же нет... То тогда я никогда не буду лезть в ваши дела. Договорились?
  Граф Слав молча кивнул.
  -Ну, вот и решили. Ладно, я поеду, а вы ещё решайте.
  А ещё у меня были в городе дела, причем немаловажные. Ну, какие ж дела ещё могут быть у короля? Маленькие, большие и немаловажные.
  А кроме шуток, мне были нужны корабли. Причем очень.
  И вот зачем.
  Ну да, весь запас ламп мало-помалу раскупили. В вялом темпе раскупили также и замки, и зажигалки. Пытались купить и гранаты... Их пока что не продавали, правда, была у меня мысль потихоньку и за большие деньги тренировочные продавать. Пусть себе побалуются, рано или поздно всё равно секрет пороха откроют.
  Но пока что держался, цену набивал.
  И вот если б отправить корабли с грузом в другие страны... И продавать там всё это, минуя посредников... То можно бы было получить прибыль чуть большую, чем дают мне сейчас. Да и выйти на совершенно иные объемы производства. Той же руды железной закупить, а то тут только слитки, крицы, а руды-то и нету уже. Мастера-кузнецы скорее механики, они с рудой не работают, только с готовым уже железом. А это не есть хорошо. Была бы руда, были бы и домницы... Были бы домницы - был бы чугун. А был бы чугун, я бы уже пушки отливал давно.
  Кстати, кто-то же мне там обещал корабли, даже в торговый дом хотел войти? Мастер Андрей! Точно-точно!
  Ну, и поехали сразу к нему.
  -Барон Шорк! Собирайтесь, у нас выезд в город!
  Домчали до знакомого дома быстро. Вот улица, вот ворота.
  Соскочил с лошади, отодвинул барона Шорка, который всегда почему-то оказывался у дверей раньше, чем я, и решительно взялся за молоток-колотушку, и решительно постучал.
  Никакой реакции, ворота закрыты.
  Ну, мы не гордые, мы ещё постучим... Пока что не гордые.
  Снова закрыты.
  Я уже начинал злиться.
  -Они там оглохли все, что ли?
  -Можно перебраться через стену, Ваше Величество, она не такая большая... -Барон Шорк задумчиво глянул на гребень стены. -Если позволите, то...
  Не успели, со скрипом распахнулась калитка. Слуга, увидев процессию нашу, охнул. Узнал меня, конечно же, какой ещё мальчишка будет тут разъезжать с такой-то свитой?
  -Что застыл, отворяй давай. -Буркнул я недовольно.
  -Мммм.. Мммм... Мастер Андрей примет вас, Ваше Величество! -Глубоко поклонился мне слуга.
  -Буду рад. -Бросил я. -В дом-то пригласят, или так и на пороге стоять?
  Пригласили, конечно же.
  И чем дальше мы шли, тем меньше мне тут нравилось. Общая картина запустения. Ровные ещё на прошлом балу песчаные дорожки по краям рассыпались, пруд в мусоре, стены и то какие-то унылые, и, кажется, даже грязные витражи в окнах.
  При свете для поместье производило не самое лучшее впечатление. К тому же, что-то тут недавно горело, черные языки сажи вытянулись вверх из пары окон первого этажа.
  Ну ничего, сейчас я это сонное царство встряхну от души.
  Мастер Андрей встретил нас на пороге.
  Я аж с шага сбился. Решительно вот так шагал, мерил землю, впечатывая подошвы сапог в песок, и тут как на стену натолкнулся.
  Мастер Андрей... От него осталось половина. А как это? А вот так. Серое лицо, одутловатое, опухшее. Набрякли щеки, и заострились скулы. Одежда в порядке, но неряшливая, такое ощущение, что натянул её мастер Андрей, да пошел куда глаза глядя, не сильно заботясь, что куртка у него расстегнута и концы пояса в ногах путаются. На рубашке свежие пятна от чего-то съестного.
  А самое главное, это глаза.
  Мертвые такие глаза, мертвенные, спокойные. Ничего не выражают. По уголкам глаз пробежали гнусные морщинки, веки потемнели. И смотрели глаза куда-то вдаль, мимо меня, справа и слева. Равнодушный такой взор, мертвенный.
  -Ваше Высочество... -Мастер меня заметил, поклонился автоматически.
  -Величество уже. -Поправил я. -Зайти-то можно?
  -А зачем? -Безыскусно спросил мастер.
  Я едва не подавился. За моей спиной завозился барон Шорк, но я плечом оттеснил сначала его, потом мастера Андрея и прошел во двор. Слуги, очень немногочисленные, уже не посмели мне препятствовать, расстелили ковровую дорожку да разбежались по углам.
  Мастер Андрей стоял истуканом.
  -Мастер, мы можем поговорить?
  -Поговорить? -Переспросил он.
  -Да. Поговорить. Наедине.
  -Можем.
  В небольшой комнатке, куда бледные до синевы слуги внесли поднос с фруктами и удобные мягкие кресла, и состоялся наш разговор.
  Я рассказывал, что мне нужен флот. Нужно погрузить товары и плыть в дальние моря, чтобы все это продать, получить прибыль... Мастер Андрей кивал, даже вставлял какие-то реплики. Но оставался безучастным совершенно.
  Под вечер деликатно постучались слуги, внесли и расставили свечи.
  Мастер Андрей молчал.
  Я пригляделся.
  Плохо выглядит мастер Андрей. Очень плохо.
  И тут я понял, что делаю.
  Да до меня ли ему? Да ему сейчас вообще все равно, начни убивать, так попросит побыстрее! А я тут о каких-то кораблях, о каких-то прибылях...
  Половина от человека осталось, вот что.
  -Подумай, хорошо? Я пойду.
  Мастер Андрей никак не отреагировал.
  Я вышел наружу, глотнул свежего воздуха. Спустился по лестнице, кивнул барону Шорку, который так и простоял все это время под дверью.
  -Ваше Величество. -Настигло меня сзади, когда мы уже шли по двору к выходу.
  -Что такое? -Оглянулся. На меня глядел старичок лет так полста, худой и седой, как лунь. -Что тебе надобно, старче?
  -Ваше Величество, позвольте слово молвить?
  -Да молви.
  -Наедине.
  -Ну...
  Прошли по саду, вокруг озера. Граф Шорк бдительно поглядывал по сторонам.
  Вот, вроде бы отсюда нас услышать не должны.
  -Ваше Величество, я дворецкий. Я знал мастера Андрея ещё с малых лет, наша семья всегда служила его семье, вот уже три поколения. -От гордости старик стал ещё больше, надулся весь так, набрал воздуха. -Ваше Величество, мастер Андрей... Он...
  -Давно он такой? -Перебил я дворецкого.
  -С тех пор, как казнили его старшего сына.
  -Понятно. Что остальные сыновья?
  -Они... Проводят слишком много времени в 'Овцебыке', Ваше Величество. А сюда заезжают только тогда, когда им надо денег.
  -Понятно. -Ещё раз протянул я. -Кто наследник-то?
  -Должен был стать мастер Курт, Ваше Величество.
  -Кроме него?
  -Кроме него никого нету. Молодые господа Влад и Иван следующие по старшинству. Они сейчас в 'Быке'. Игорь слишком мал. Больше детей мужского пола у мастера Андрея нет.
  -А что же с семейным делом мастера Андрея?
  -Оно разваливается, Ваше Величество. Сейчас начало сезона, корабли должны отправляться, но отправилось разве что половина. Остальные сейчас в порту. Мастер Андрей не заказал припасов на плавание, а у его капитанов денег нет. Если так и дальше будет идти, то капитаны и команды разбегутся по другим торговым домам.
  -Обидно.
  -Да, Ваше Величество. -Поклонился дворецкий.
  -Но понятно. Хорошо. Есть кто-то, кто может взять на себя управление торговым домом?
  -Нет, Ваше Величество. Мастер Андрей решал все сам. Только в последнее время она начал привлекать к своим делам своего старшего сына. Но Курт... Его...
  -Не продолжай. -Прервал я. -Надо подумать. Так, слушай. А дети женского пола? Им можно передать наследство?
  Созрела у меня одна мысль.
  Если нет мастера Андрея, то можно попробовать обойтись без него. Просто сделать ещё один кооператив под внешним управлением. И передать наследникам, как только те придут в силу.
  В принципе, идея-то хорошая. Но как-то... Даже и не знаю. Отвернутся от меня все купцы, какие только есть, за такой фортель. Это же как у живого человека вырвать из рук кошелек, и сказать, что теперь я сам за тебя все покупать буду, сам лучше знаю, что тебе, бестолковому барану, надо.
  Но и корабли-то нужны! Отвезти в дальние края все эти мои изделия, обменять их там на деньги...
  -Хорошо, почтенный мастер...
  -Я не мастер, Ваше Величество.
  -Как твоё имя?
  -Велир, Ваше Величество.
  -Вот и хорошо, почтенный Велир. На тебя пока что возлагается задача сберечь дом и имущество, которое тут хранится. А на неделе я решу вопрос с мастером Андреем. Либо он придет в себя, либо я назначу людей, которые будут управлять торговым домом до тех пор, пока настоящий наследник не вступит в силу.
  
Оценка: 6.92*22  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"