J, Джи Майк: другие произведения.

Книжник

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Написан в соавторстве с Джи Майком для конкурса Техномир. Опубликован в журнале "Веси", Екатеринбург, 04/2009.

   Майк Гелприн, Юлия Гофри
  
   КНИЖНИК
  
   За два дня до Родькиного юбилея Виталя и Сашок всё ещё ничего не решили насчёт подарка имениннику. Все трое вместе росли и дружили с детства, но Родьку угораздило родиться первым, поэтому и тридцатник ему стукнул раньше остальных.
   - Тяжёлый случай, - задумчиво сказал Сашок и разлил по рюмкам из запотевшего инеем "Немирова". - Давай, что ли, за то, чтобы одного из нас озарило.
   Коротко чокнувшись с Виталей, Сашок залпом осушил рюмку, шумно выдохнул в сторону и потянулся за солениями. В ресторанчике на набережной Обводного канала было прохладно, на полную пахал кондиционер. Полбутылки остались уже позади, а дело с места не двигалось.
   - Тяжёлый случай, - повторил Сашок. - Второго такого, как Родька, на земле нет, и вряд ли когда будет.
   Виталя кивнул. Случай действительно был тяжёлым. В отличие от энергичных и оборотистых друзей, Родька витал в облаках и ничем, кроме своего системного программирования да запойного чтения, не интересовался. Читал Родька всё, что под руку попадётся, его однокомнатная холостяцкая хрущёба на Охте была буквально завалена книгами. Книжные шкафы были единственной мебелью, ради которой Родька мог заставить себя отправиться в магазин, но, тем не менее, количество книг росло непропорционально быстро по сравнению с количеством полок. Книги хранились везде: теснились в тянущихся вдоль стен стеллажах, неровными стопками корявили обеденный, письменный и кухонный столы, нагло восседали на стульях, громоздились между цветочными горшками на подоконнике... Книги падали визитёрам на головы с антресолей, о них спотыкались на подходах к ванной комнате и разгребали их залежи, пытаясь пробиться на балкон. Ещё в Родькиной квартире имели место допотопный холодильник, компьютер, продавленный кожаный диван и старый обшарпанный телефонный аппарат. Больше в его жилище не было ничего, если не считать самого Родьки, который прекрасно обходился без телевизора, музыкального центра и прочих обременительных и малофункциональных вещей.
   - Бабу бы ему подарить, - мечтательно протянул Виталя.
   - Угу, - согласился Сашок. - Резиновую. С живыми у него несовместимость.
   - Не скажи, - возразил Виталя. - Просто мы плохо ищем. Не перевелись ещё на земле жёны декабристов. Только их мало, и нам такие не попадались. А попадались всё больше... Виталя хмыкнул.
   С бабами действительно не везло. Неспособность Родьки самостоятельно познакомиться была настолько очевидна, что друзьям ничего не оставалось, как взвалить Родькин половой вопрос на себя. До сих пор, правда, они не преуспели. И внешностью Родька обделён не был, и деньги на работе ему платили немалые, и эрудирован был как немногие. А вот не складывалось с девушками, и всё тут. Сочетание полного безразличия к житейским проблемам с доходящими до крайности застенчивостью, аскетизмом и чудачествами способно было отпугнуть любую. И таки отпугивало.
   Рекорд поставила энергичная и любознательная журналистка Зинка, умудрившаяся прожить в Родькином логове целую неделю, и даже навести там некое подобие порядка. Но и толерантная Зинка спешно бежала, когда выяснила, что замена давно прохудившейся газовой плиты на новую в планы хозяина не входит ввиду полной нецелесообразности.
   - Знаешь что, а давай плюнем на условности да его самого и спросим, - Виталя достал мобильник и споро набрал Родькин домашний. - Чёрт, дома нет, на работе, небось, вечно засиживается допоздна, сисадмин хренов.
   На работе, однако, Родьки тоже не оказалось. Виталя чертыхнулся и с досадой сунул кулаком по столу.
   - Ну, и где теперь его искать?! - возмущённо спросил он Сашка. - Наверняка по книжным магазинам поехал, больше-то некуда. Теперь хрен как с ним свяжешься.
   - Слушай, а это идея, - внезапно сказал Сашок. - Я, кажется, знаю, что ему дарить.
   - Книжный магазин? - съехидничал Виталя.
   - Да нет же. Связь. Мобильную. Подарим ему телефон, это же полный идиотизм, что у современного тридцатилетнего мужика нет мобильного телефона.
   - Странно, что у него домашний-то есть, - скептически сказал Виталя. - Ни к чему ему труба, Сань. Он её на следующий же день потеряет. Да и кому ему звонить? Тебе да мне да нам с тобой, больше некому.
   - Не потеряет. Правильно говорят, что хорошие идеи парами ходят. Помнишь Игорька с электротехнического факультетa? Ну, он ещё подъезжал к твоей Ирке.
   - Помню, - признался Виталя. - Жаль, морду ему не успел набить.
   - Молодец, что не успел. Так вот, мы с Игорьком в хороших. А работает он в "Телекоме". Менеджером, и вообще там большая шишка.
   - И что?
   - Да ничего. Мы иногда пересекаемся. И он про мобильники рассказывает интереснейшие вещи. В общем, Виталя, так. Дуй в салон, покупай мобилу, а насчёт номера я с Игорьком сегодня же вечером разрулю.
   - Да причём здесь номер, Сань? - с досадой спросил Виталя. - Какая разница, что за номер у него будет?
   - Есть разница, есть. Там, дружище, такие номера бывают, что из серии "вам и не снилось".
  
  
   Первый раз новый телефон зазвонил, едва подвыпивший Родька вернулся из ресторана, где праздновали день рождения, домой. Воинственный марш тореадора пронзил тишину квартиры навылет, отразился от книжных стеллажей и безжалостно обрушился на Родькины барабанные перепонки. Отчаянно чертыхаясь, Родька выхватил подарок друзей из кармана и принялся лихорадочно нажимать кнопки, пытаясь избавиться от какофонии. Попытки с десятой это, наконец, удалось: тореадор внезапно заткнулся, и вместо него пространство заполнил густой с восточным акцентом бас.
   - Книжник, ты? - осведомился бас. - Это Фарисей. Вах, слава Аллаху, ты - вот, а то тут люди говорили, да. Ты где пропадал, ишак?
   - Э-э... - опешил Родька. - Я, собственно...
   - Ладно, меня слушай, - безапелляционно велел Фарисей. - Тебе сейчас уважаемый человек позвонит, да. Из этих, из крутых. Скажет, что от меня. Дело у него есть. Ты с ним вежливо, понял? При бабках человек, при больших.
   - Извините, я, - замямлил Родька. - Вы, видимо, ошиблись номером. Вы...
   Закончить фразу он не успел. Бас неведомого Фарисея внезапно сменился прерывистыми гудками.
   Звонок уважаемого человека не заставил себя ждать.
   - Здорово, Книжник, я от Фарида, - взял быка за рога уважаемый человек, едва Родька избавился от новой музыкальной атаки тореадора. - Значит, так: Вовану, дружбану моему, завтра сороковина будет, въехал?
   - Нет, - признался Родька. - Не въехал. Какая сороковина?
   - Болван, - пожурил уважаемый человек. - Сорок дней, как шлёпнули его, завтра. Так вот, братва скинулась Вовану на подарок. Передать надо.
   - Какой подарок? - полностью ошалел от услышанного Родька.
   - Вентилятор. Козырный вентилятор, японский, отличная вещь. Вовану там, где он сейчас, жарко небось. Так пусть покайфует и о друганах вспомнит. Бабок кладу тебе за передачу три тонны баксов. Если мало - скажи.
   - Да нет, что вы, не мало, - залепетал в трубку Родька. - Только почему вы думаете, что Володя именно там? - неожиданно для себя самого спросил он.
   - Гы-гы-гы, а где ему быть-то? - развеселился собеседник. - На Воване одних мокряков с полдюжины. Не говоря об остальном. Короче, берёшь бабло, Книжник?
   - Да я вообще-то...
   - Ну и лады. Вентилятор завтра братва подвезёт. Давай, бывай, Книжник. Только вот что. Надумаешь кинуть меня - из-под земли достану и обратно зарою.
   На этой оптимистической ноте уважаемый человек отключился, а Родька ошеломлённо опустился на край дивана и уставился на свой подарок. Созерцательный процесс, однако, оказался недолгим, так как был бесцеремонно прерван наглецом-тореадором.
   - Адрес спросить забыл, - буркнул в трубку голос уважаемого человека.
   Родька и сам не понял, как получилось, что он назвал адрес и назначил встречу на утро.
   Не успел он раскаяться в идиотизме этого поступка, как нахальный тореадор вновь проявил себя.
   - Живая вода загнила, - сообщил старушечий голос. - Смердит шибко, никакой силушки терпеть больше нет. Обновить бы надо.
   - Привозите, - обречённо сказал Родька и вновь продиктовал адрес.
   - Увеличиваете? - строгим баритоном спросил следующий абонент, предварительно удостоверившись, что имеет дело с Книжником.
   - Что увеличиваю? - вопросом на вопрос ответил несчастный Родька.
   - Как что? Это самое.
   - Знаете что, говорите, пожалуйста, без обиняков, - сорвался начавший озверевать Родька.
   - Да неудобно как-то, - промямлил баритон. - Ну, это самое увеличить бы надо. Хоть немного, хоть на четверть.
   - Определитесь - перезвоните, - категорично ответил Родька и разъединился. Голова раскалывалась, и он сообразил, что следующий звонок, вполне возможно, его доконает. Решительно отключив дружеский подарок, он направился в ванную и сунул голову под душ. Немного полегчало. Родька вернулся в комнату и попытался сообразить, что теперь делать. Мысли путались, все, кроме одной - о том, что вскорости настанет звиздец. Так прошло полчаса. Наконец, усилием воли Родька вспомнил, что утро вечера мудренее, и завалился спать.
  
   Утро началось с оглушительного грохота в дверь. Родька подскочил с дивана и, нелестно поминая маму визитёра, как был, в трусах, засеменил открывать. Глаза упорно не желали разлепляться и фокусироваться. Внезапно грохот прекратился, но тут же сменился двумя голосами: мужским, глумливо-ласковым, и возмущенным женским. Родька замер на месте и прислушался. Возмущение в женском голосе становилось все громче, а ласковость в мужском - все слабее. Родька, проклиная теперь уже своих родителей, воспитавших в нем глупое джентльменство, рывком распахнул дверь.
   Гостем оказалась средних размеров картонная коробка, стоящая сразу за порогом. Больше в поле зрения никого не было, однако голоса теперь раздавались куда отчетливее.
   - Да отпустите же меня! - продолжал возмущаться женский, в котором начало прослеживаться откровенное отчаяние.
   - Да хрена ль ты ломаешься, мочалка, - в мужском уже чувствовалось опасное раздражение.
   Родька перешагнул через коробку и вышел на площадку. Справа от него лохматый верзила прижимал к стене субтильного вида девушку.
   - А ну отпусти! - рявкнул Родька. Верзила взглянул на него недоуменно, словно волк, которому путь в овчарню внезапно преградил карликовый пинчер. Затем недоумение на небритой роже сменилось догадкой, которая живо переросла в озарение.
   - Это ты, что ли, Книжник? - проявил способность к умозаключениям верзила.
   - Я, - не стал опровергать Родька.
   Верзила шагнул назад, с явным сожалением отпуская жертву.
   - Ну прости, не знал я, что это твоя баба. А ты тоже, - обернулся он к переводящей дыхание девушке, - так бы и сказала сразу: Книжника я, мол, баба. Вот, - вновь обратился он к Родьке, - это вентилятор, как договаривались. На, держи бабки.
   Верзила вытащил из кармана изрядно помятый конверт. Вручив его ошалевшему от такого поворота событий Родьке, он повернулся и, забыв попрощаться, побежал вниз по лестнице.
   Родька переступил с ноги на ногу и посмотрел на девушку. Та окинула его ответным взглядом, и Родька мгновенно вспомнил, что стоит на лестничной площадке в одних трусах, взъерошенный и неумытый.
   - Будьте добры, - голос девушки был холоднее, чем каменный пол площадки под Родькиными босыми ногами, - попросите ваших... деловых партнеров держаться от меня подальше.
   - Да нет у меня никаких партнеров, - растерялся Родька.
   Девушка пожала плечами и, повернувшись спиной, постучала в дверь соседней квартиры. Родька внезапно разозлился.
   - Будьте и вы добры, - не менее ледяным тоном произнес он, - в следующий раз ухажеров принимать у себя дома.
   - Он мне не ухажер! - возмутилась девушка. Родька пожал плечами в ответ и, подхватив коробку с вентилятором, исчез за дверью.
   Десять минут спустя, когда Родька, смирившись с потерянным утренним сном, наливал себе кофе, в дверь вновь постучали, только на этот раз едва слышно. Родька, уже облаченный в спортивные штаны и футболку, отрыл дверь и увидел на пороге ту же самую девушку.
   - Извините, - негромко сказала она, - Вы меня выручили, а я вам еще и нахамила вместо благодарности. Знаете, я очень испугалась. Заскочила к подруге на пять минут, книжку вернуть, а тут... В-общем, извините. И спасибо.
   - Пожалуйста, то есть не за что, ничего страшного, и вообще-то... - на этом запас красноречия у Родьки иссяк, и он замолчал.
   - Так я пойду, - тихо сказала девушка, - до свидания.
   - Постойте, - внезапно выпалил Родька, - девушка, простите, как вас зовут?
   - Наташа.
   - Наташа, вы кофе хотите? Или чаю?
   - Спасибо, - девушка смущённо улыбнулась - Хочу.
  
  
   - А почему вы назвались ему Книжником? - спросила Наташа, прихлёбывая горячий кофе.
   - Ну, в какой-то мере он был прав. Я действительно книжник, более того, где-то даже книжный червь. Да и растерялся, если честно.
   - Да, я уже вижу, - улыбнулась Наташа, окидывая взглядом вездесущие стопки книг. - Но, похоже, он просто принял вас за кого-то другого? Иначе вряд ли бы так просто ушел. Простите, если я лезу не в свое дело.
   - Да что вы, Наташа, никаких тут дел нет особых. Я и сам толком не понимаю, что происходит. Вот послушайте.
   Родька принялся пересказывать девушке странные события вчерашнего вечера. Выслушав про вентилятор, Наташа рассмеялась.
   - Родион, простите, я понимаю, что ситуация дурацкая, но как представлю себе вас топающим через круги Дантова ада, да еще с вентилятором под мышкой...
   - Далеко же мне топать придется, - подхватил Родька и рассмеялся сам, - убийцы там в каком круге обретались, не помните?
   - Ой, не помню, я давно читала.
   - Сейчас проверим, - Родька решительно направился в комнату. - Так, Данте, Данте, где он тут у нас. Чёрт, сколько раз хотел завести каталог.
   - Да, - Наташа появилась в комнате вслед за Родькой, - никогда не видела столько книг в одном месте. Разве что в библиотеке.
   На изучение "Божественной комедии" ушло добрых два часа. Убийц удалось обнаружить в седьмом круге. По пути туда обсудили Петрарку, от него спустились к древним, сравнили Вергилия с Овидием и обоими Плиниями, вернулись в раннее средневековье, посочувствовали гибеллинам в их войне с гвельфами, а под конец зацепили, к некоторому смущению Родьки, "Декамерона" Бокаччо. Когда, наконец, добрались до седьмого круга, желудок Родьки, наполненный только утренним чаем, уже недвусмысленно протестовал.
   - Наташа, - сам себе удивляясь, спросил Родька, - а что если нам пойти в кафе да позавтракать?
  
  
  
   Родька вернулся домой в прекрасном настроении. Подарок на день рождения по-прежнему лежал на письменном столе. Повертев мобильник в руках, Родька включил его и тут же был награждён очередным пронзительным маршем давешнего тореадора. Чертыхаясь, Родька прервал звуковую атаку и поднёс трубку к уху.
   - Здравствуйте, - затараторил знакомый баритон. - Я понимаю, что это звучит глупо, но я согласен заплатить за увеличение сколько скажете. А то я с серьезными намерениями, а девушка смеется.
   - Ничего вам увеличивать не надо, - решительно сказал Родька, - найдите себе другую девушку.
   - Да где же такую найти, что вы! Нынче все девушки только о размере зарплаты и думают.
   - Завтра перезвоните, завтра, - сумел выговорить Родька, отключился и побежал в ванную. Он давился от смеха и успокоился, лишь сунув голову под струю холодной воды.
   Вернувшись в комнату, Родька внезапно осознал, что из неё что-то исчезло. Минут пять ушло на осмысление. По их истечении до Родьки, наконец, дошло, что не хватает коробки с вентилятором. Он мог бы поклясться, что, уходя, оставил чертов вентилятор рядом с диваном, теперь же его там не было, а на том месте, где стояла коробка, лежала раскрытая на главе о седьмом круге ада "Божественная комедия". Какое-то время Родька, раскрыв рот, оторопело раздумывал, но ни к каким выводом прийти не успел - мыслительный процесс был прерван настойчивым стуком в дверь. Родька вздрогнул и поплёлся открывать. Напоследок ему показалось, что один из изображенных на иллюстрации грешников повернул голову и нагло ему подмигнул.
   На пороге стояла, подозрительно уставившись на Родьку, древняя и злющая с виду бабка.
   - Ты, что ль, Книжник будешь? - спросила она, бесцеремонно оттолкнув Родьку и прорвавшись в квартиру.
   - Я, - подтвердил Родька, с ужасом припоминая, как вчера вечером раздавал направо и налево свой адрес.
   - Вот, - бабка вытащила из полотняной сумки плотно закрученную банку. В ней колыхалось что-то мутно-зеленое. - Вода твоя живая, значить. Первую неделю, как Ленка мне её от тебя приволокла, еще ничего было, вода как вода, потом тиной отдавать стала, а теперь уже несёт от неё - мочи нет. Смердит, окаянная. Так что ты уж, Книжник, или как тебя там, другой водички мне дай, чтоб не воняла, значить.
   - Погодите, - совсем ошалел Родька, - а для чего вода-то?
   - Что значит - для чего? Сам, что ль, не знаешь, для чего вода живая нужна?
   - У живой воды много применений, - решительно сказал Родька. - Мало ли что вы с ней делали. Кстати, о сроке годности вас ведь предупреждали? Не более четырех недель, а вы, - Родька осторожно покачал в руке банку, - третий месяц, поди, пользуетесь.
   Бабка, почувствовав твердость собеседника, сменила тактику и жалобно захныкала:
   - Да не сказали мне, сыночек, ни про какую давность, стерва Ленка забыла, видать, али назло мне, что же теперь делать-то, денежки ведь заплочены...
   - Ладно, - Родька глянул на зелёноватую жидкость и брезгливо поморщился, - Заберите это и приходите с другой банкой, я новой воды налью. И чтоб в последний раз!
   Не успела бабка убраться, как мобильник зазвонил снова. Родька внезапно почувствовал, что ему даже интересно, кто окажется на другом конце линии.
   - Могу я попросить к телефону Книжника? - голос был мужским, низким и очень нервным.
   - Я вас слушаю.
   - Книжник! Умоляю, помогите! - голос опасно приблизился к истерике. Родька и женских-то истерик не любил, а мужские и вовсе вызывали у него отвращение.
   - Успокойтесь немедленно! - рявкнул он, - Скажите толком, что вам нужно.
   Как ни странно, окрик подействовал не хуже пощечины.
   - Да, конечно, простите, - уже спокойнее заговорил собеседник, - но и вы меня поймите: первые постояльцы ожидаются во вторник, а вопрос с привидениями до сих пор не решен. Прошу вас, выручайте, я не поскуплюсь на вознаграждение. Поймите, ведь репутация моего заведения...
   - Я попробую, - перебил Родька, - хотя обещать не могу. Оставьте номер телефона, я вам перезвоню.
   Выключив мобильник, Родька погрузился в раздумья. Исчезновение вентилятора наводило на определённые мысли.
   - Н-да, интересно, - вслух сказал Родька. - "Данте к своей Алигьери запросто шастает в ад". Седьмой круг, говорите, значит?
  
  
  
   Спал этой ночью Родька плохо и проснулся рано. Оставалось чувство, словно он не доделал или упустил нечто очень важное. Зевая спросонья, Родька поднялся и включил мобильник. Несмотря на то, что часы на нём показывали девять утра, тореадор не заставил себя ждать.
   - Ну, Книжник, спасибо тебе, - раздался уже знакомый голос. - Не надул.
   - М-м... - замычал не пришедший в себя Родька. - В каком смысле?
   - Прикинь, Вован мне нынче приснился. Весь красный от жара, а в руках вентилятор. Спасибо, говорит, дружбан, век не забуду! Ты вот что, Книжник. Вован еще просил - я к тебе иногда братана присылать буду, с батарейками новыми. Каждый раз - полторы штуки, идет?
   - М-м... - вновь замычал Родька.
   - Значит, идет. Бывай, Книжник!
   Очередной звонок раздался, едва Родька вышел из ванной. Привычным уже движением он нажал кнопку мобильника и поднес его к уху, однако звон не прекращался. Родька нахмурился было, глядя на заартачившийся аппарат, но тут же, обозвав себя идиотом, бросился в комнату, поскольку на этот раз звонил самый обычный телефон, стоящий на столе возле дивана.
   - Доброе утро, - раздался в трубке Наташин голос. - Я не помешала? Понимаете, я просто умираю от любопытства - хотела узнать, как развивается история с вашим мобильником.
   - Знаете, Наташа, она таки действительно развивается, - сказал Родька. - У меня тут возникло одно предположение, совершенно невероятное, правда... Но мне еще нужно его проверить. Скажите, вы не помните случайно, кто писал о привидениях? И чтобы не очень трагично? А то я, собственно, мистикой не очень интересуюсь.
   - У Оскара Уайльда довольно забавное привидение было, подойдет?
   - Точно, - обрадовался Родька, - оно еще цепями звенело, а отец семейства ему масло предлагал - оковы смазывать. Надеюсь, среди постояльцев таких хладнокровных не найдётся...
   - Родион, - растерянно спросила девушка, - о чем вы говорите? Какие постояльцы?
   - Не знаю какие, - признался Родька. - Знаю только, что у заведения приличная репутация, и привидения, кровь из носу, нужны не позже вторника. Да, и потом ещё одна проблема. Человеку увеличить надо, а то его девушка не любит.
   В ответ трубка разразилась короткими гудками.
   - Наташа, подождите, - закричал Родька, затем ошалело посмотрел на трубку, повесил её на рычаг и тоскливо произнёс: - Идиот. - Поставив себе этот диагноз, он тяжело вздохнул и направился к книжным полкам.
  
  
  
   До полудня мобильник звонил, не переставая. Родька исправно записывал телефоны и обещал перезвонить. Наконец, сделав вывод, что так больше жить нельзя, он выключил дружеский подарок и зарылся в книги. Освоив "Кентервильское привидение", переключился на сказки и изучил оживление Ивана-дурака Василисой. Добавил воскрешение Лазаря из переводной "Библии для чайников" и проштудировал пособие "Как добиться повышения на работе". На всякий случай пролистал "Энциклопедию мифических существ", заинтересовался, углубил знания "Мифами народов мира" и завершил "Золотой ветвью" Фрезера.
   Оторвавшись от чтения, Родька обнаружил, что вечер воскресенья давно уже перетёк в утро понедельника. Выругав себя ослом, он позвонил на работу и озаботил начальство заявлением на внеочередной недельный отпуск по семейным обстоятельствам. Последний раз в отпуск Родька ходил года три назад, поэтому обошлось без скандала. С чувством выполненного долга Родька завалился спать. Пробудившись под вечер, он снова включил мобильник, который немедленно разразился маршем тореадора.
   - Книжник, - голос принадлежал нервному владельцу заведения с безупречной репутацией. - Не знаю, как вас и благодарить! Привидение замечательное, воет, цепями гремит, а на полу в столовой даже пятно кровавое появилось, прислуга отмыть не может. Что я вам должен?
   - Э-э... - замямлил Родька, не слишком осведомленный насчет рыночной цены на привидения. - Вот адрес - пришлите, что посчитаете нужным. Кстати... Дайте-ка мне координаты вашей гостиницы. У меня, возможно, появятся для вас клиенты.
   - Конечно, конечно! Могу предложить хорошие комиссионные.
   - Нет необходимости, - сказал Родька и отключился. Мобильник немедленно зазвонил вновь.
   - Спасибо вам, Книжник! - рассыпался в благодарностях ставший уже родным баритон. - Сам не знаю, что на меня нашло - я набрался храбрости и попросил повышения. И мне его дали, представляете? Увеличили зарплату на целых двадцать пять процентов. Что я должен вам, дорогой?
   - На свадьбу позовёте, - сказал Родька. - Хотя с ней, возможно, стоит повременить..
  
  
   Всю неделю Родька провёл, невозмутимо отвечая на звонки мобильного. Количество звонков росло, однако радовало то, что по ряду вопросов удалось накопить некоторый опыт. С привидениями Родька разобрался уже в понедельник, во вторник освоил русалок, а к пятнице свободно обслуживал любителей гаитянских зомби, вестфальских оборотней и румынских вурдалаков.
   Среди ещё неосвоенного остались изготовление приворотного зелья для лиц обоего пола, искоренение обнаглевшего полтергейста из зубоврачебного кабинета и интервью с духом императора Наполеона Бонапарта.
  
  
  
   - А с живой водой что? - спросила Наташа.
   Они сидели вдвоём в том самом кафе, где завтракали в первый день их знакомства.
   - За водой пришла некто Ленка. От бабки. А бабка потом звонила - благодарила взахлеб, обещала всех соседок ко мне прислать. Жду. С ужасом.
   - И что она с водой делает?
   - Вы знаете, Наташа, это единственное, чего я до сих пор понять не могу.
   - Да уж, - рассмеялась девушка. - Ну, а дальше?
   - Дальше? Не знаю. С полтергейстом что-нибудь придумаю... литература есть подходящая, хотя раньше я эзотерикой не увлекался. С Наполеоном сложнее, но решабельно. А вот с приворотным зельем беда - ничего на ум не приходит.
   - Попробуйте, как с тем бедолагой - почитайте какую-нибудь книжку на тему повышения самооценки. Или про общение с противоположным полом.
   - Кто бы мне такую прочитал, - вздохнул Родька, и тут же спохватился, что этого, пожалуй, говорить не стоило.
   - А вам-то зачем? - удивилась девушка и слегка покраснела.
   Родька смутился.
   - Ну, вот сейчас, например, я сижу, и совершенно не знаю, что вам сказать. А сказать хочется.
   - Попробуйте сказать правду. Чего вам хочется?
   - Всего, - честно ответил Родька.
   Наташа, покраснев еще больше, рассмеялась.
  
  
   - Значит, так: на звонки не отвечает, - загибал один за другим пальцы Виталя. - Они с Сашком вошли в лифт в Родькином подъезде. - На работу неделю не ходит - начальник говорит: по семейным обстоятельствам. По семейным, прикинь, а!
   Сейчас выясним, - Сашок уверенно заколотил в дверь.
   - Вы к Книжнику? - появилось на пороге большеглазое длинноволосое существо в коротком халатике.
   Виталя с Сашком переглянулись.
   - Допустим, - сказал, наконец, Виталя. - Этого книжника вообще-то Родей зовут. А вы ему кто?
   - Проходите, - девушка исчезла в квартире.
   - Болван, - укорил Виталю Сашок. - Кто-кто. Сам не видишь кто, что ли?
   - Наташа, это за живой водой или за оберегами? - раздался изнутри Родькин голос. - Скажи - Книжник пока занят, пусть пару минут подождут.
   - Слушай, а ты новости милицейские по телику смотришь? - повернулся Виталя к Сашку.
   - Нет, а что?
   - Да ничего. Неделю назад передавали, что упаковали на нары какого-то Книжника. За мошенничество. Брал с людей деньги, обещая им спиритические сеансы, гостиницы с привидениями. Амулетами самодельными приторговывал, зелье приворотное варил из всякого дерьма, люди потом по больницам загибались.
   - Так вот чей номер Игорек нашему Родьке подсунул, - догадался Сашок. - Вот же максималист хренов. А мне говорил - мол, не парься, весело будет.
   - Ребята! Вот вы кстати, - нарисовался на пороге Родька. - Да заходите же. Сейчас мебель привезут, поможете расставить.
   - Какую мебель? - подозрительно осведомился Виталя.
   - Ну там, шифоньер, диван новый... Я, в общем-то, и сам не знаю, Наташа выбирала. Мы...
   Закончить фразу не дал оглушительный марш тореадора.
   - Книжник на связи, - сообщил невидимому собеседнику Родька. - Братана с батарейками для Вована? Присылайте. Да, будьте любезны, не того, что в прошлый раз, поприличнее кого-нибудь подыщите.
   - Вован это кто? - одурело спросил Виталя, проникая в квартиру.
   - Вован-то? Киллер. Сейчас в аду за грехи свои, жарко ему там.
   - Слушай, Родька, а ты сам в аду оказаться не боишься? За грехи свои. Книжник, блин, твою мать.
   - Я-то? - задумался Родька. - В аду?..
   Телефон в его руке пронзительно зазвонил.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"