J: другие произведения.

О слабостях сильных натур

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончание доработано.

   Проблема была в том, что неумолимому диктатору, не знающему ни жалости к врагам, ни поражений в битвах, ни угрызений совести... словом, много чего не знающему... о чем это я? Так вот, такому серьезному человеку очень несолидно обрушиваться всей своей имперской мощью на малюсенькую деревушку на краю света. Еще окажись эта деревня, допустим, у главного тракта - её можно было бы просто растоптать по дороге на очередную войну, никто бы и не заметил. Опять же и ребята бы поразвлеклись, для поднятия боевого духа очень полезно. Но вот так, в мирное время, без всякой причины - нехорошо. В том смысле, что у кого-то могут возникнуть вопросы - с чего это вдруг император так обозлился на ничем не приметную деревушечку, да еще на самом, извините за выражение, краю света? Уж не обидел ли его там кто? Постойте, а не в этой ли деревушке Высочайший Злодей Всех Времен и Народов император Роман Кош имел счастье родиться? А раскопав этот факт, кто-нибудь непременно пожелает найти выживших поселян, как раз перед резней случайно поехавших в какую-нибудь другую деревню на свадьбу или, к примеру, похороны. Или на оба события сразу, чтоб лишний раз лошадей не гонять. И ведь по закону жанра непременно таких полдесятка найдется! А там уж и недели не пройдет, как все будут знать, что маленького осиротевшего Ромку вся деревня по очереди макала головой в нужник. Ну, макала. Развлечений-то в деревне зимой мало. А то еще было...
   Роман Кош, в одиночестве летящий над ночной землей, прервал размышления: подобные воспоминания всегда заканчивались одинаково. Если вовремя не остановиться, придется принимать меры для восстановления душевного равновесия. А во дворце сейчас, как нарочно, ни одного Рыцаря для Рубки. Закончились. Их всегда было маловато, работа слишком уж опасная, хоть и платит император хорошо, и похороны по первому разряду за казеный счет. В закрытом гробу, разумеется.
   Последние десять лет император упорно надеялся, что кто-нибудь в деревне даст ему достойный предлог для проявления гнева. Но, как назло, подати крестьяне платили исправно, вольнодумцев среди них замечено не было, как, впрочем, и вообще никаких "думцев" - не до того как-то, когда то дожди стеной, то засухи, то упыри из земли лезут. Роман Кош сам насылал на деревню все эти напасти, и неплохо отточил своё магическое мастерство, но чувство мести требовало более драматичного решения проблемы.
   На горизонте ровной, как обеденный стол, равнины, показался невысокий холм. Роман Кош притормозил и, зависнув невысоко над землей, сверился с картой.
   Единственной возвышенностью, отмеченой на карте, была Огромная Драконья Гора. Роман Кош недоуменно взглянул на холмик, потом снова на карту.
   - Может, она вблизи окажется выше, - пробормотал он, пожимая плечами.
   Вблизи холм, напротив, показался еще меньше. Диктатор, недовольно хмурясь, приземлился и побрел вокруг в поисках входа.
  
   - Что, неужели сам? - удивлялся заезжий купец.
   - Сам, сам, чтоб мне сдохнуть! - заверял его собеседник, деревенский староста Кошевки. - Тут подход знать нужно. Ты про Крысоедов слыхал?
   - Слыхал, как не слыхать. На кораблях их выводят. Сажают десяток крыс в бочку, да еды не дают. Какая последней в живых останется, та и Крысоед. Потом её отпускают, а она всех других крыс пожрет, ни одной не оставит. Потому как во вкус вошла.
   - Ну вот, - кивнул староста.
  
   - Так вы что же, - не поверил купец, - десяток упырей сами наловили?
   - Ну, не десяток, - признался староста, - четверых довольно оказалось. Заперли их в избе, окна-двери заколотили, трубу тож, снаружи всё чесноком увешали, да стены святой водой через день поливали. Месяц спустя одно окно приоткрыли - глядим, он один в живых остался, третьего уже доедает. То бишь, допивает. Ну, мы его оттудова достали, хатку небольшую ему сколотили поблизости от кладбища. Маленькую хатку, не больше нужника - зачем ему большая? Он теперь сам на охоту ходит, ни одного упыря еще с кладбища на деревню не выпустил.
   - Ну вы, братцы, головы! - восклицал купец. - Ну и головы!
  
   Из норы смердело со страшной силой. Роман Кош вытащил из кармана носовой платок, прикрыл им нос и, сунув голову внутрь норы, закричал:
   - Эй, ты, как тебя там! Даг! Эй, Даг!
   - Во-первых, не Эй, а Ай, - раздался изнутри спокойный голос, - а во-вторых, мы с вами на брудершафт не пили. Хамьё мужичье.
   - Да ты знаешь, с кем... - взъярился было Роман Кош, но тут из норы стремительно высунулась огромная голова на длинной шее, развернулась и зависла прямо над диктатором, рассматривая его с отчетливым гастрономическим интересом. Тот сглотнул. Голова фыркнула, выпустив из носа облачко дыма.
   - Повинуйся мне, Ай-Даг, - взяв себя в руки, начал тайное заклинание император. - Заклинаю тебя отринуть прежнюю свободу, и повиноваться отныне во всем мне, Ро...
   - С чего это вдруг? - прервал его дракон.
   - Что? - переспросил император
   - С чего это я буду тебе повиноваться? В смысле, я-то, конечно, не буду, но интересно, с чего ты так решил?
   Роман Кош впервые за последние сорок лет растерялся.
   - Я же твоё истинное имя знаю, - пробормотал он, - ты мне должен повиноваться. Так во всех магических книгах написано. Я твоё имя три года по библиотекам искал. Два города взял, чтоб до тех книг добраться. Читать даже выучился, чтоб никто не обманул.
   - Ну-ну, - иронично произнес дракон. - Чего зря мучился? Пришел бы ко мне, я б тебе сам представился. Я, в отличие от некоторых, манерам обучен. А твоих книжек магических не читал, ты уж извини. Ты как, дурными болезнями не болел? Привычек вредных, вроде курения, не имеешь? А то когда мясо никотином провоняло - не люблю, знаешь, - доверительно сообщил дракон.
   - Нет, нет, - забормотал Высочайший Злодей, понимая, что ситуация выходит из-под контроля. - Ты погоди. Ты послушай сначала. Тебя клады интересуют? - и подумал про себя, что если и это поверье окажется ложным, то ему и впрямь не сдобровать.
  
   Си вылез из домика, когда солнце, теоретически, уже зашло, но небо на западе еще голубело. Вампиру сегодня захотелось полетать. Свежераскопавшиеся упыри не должны были появиться раньше полуночи, а старых и опытных на его кладбище не было: сам не допускал. У Си вообще было твердое правило: встал вечером, сделал несложную зарядку, чтобы не потерять формы, почистил клыки - словом, привел себя в порядок - и надо тут же привести в порядок своё кладбище. Проследить, где свеженьких закопали, если слишком много - навалить сверху на кое-какие холмики честнока, чтоб раньше времени не повылезали, и разобраться сначала с остальными. Ну и потом по мелочи - оградки там поправить, цветочки засохшие убрать. Все же какой-никакой, а дом.
   Си поднялся над землей. Куда лететь - не имело никакого значения, поскольку со всех сторон, кроме одной, пейзаж был одинаковый. Унылая равнина, поля кукурузы и гречихи, вокруг - жалкое подобие садов, а дальше и вовсе непаханая степь. Земля-то тут была богата, да люди ленивы до отвращения. Впрочем, Си не жаловался. Не будь они такими ленивыми, его прикончили бы вместе с другими и сами бы заботились о чистоте кладбища и своевременном упокоении вампиров, которых местные упорно и довольно обидно именовали упырями.
   Си огляделся по сторонам, и вдруг замер. На фоне западного, уже начавшего темнеть неба, он ясно различил нечто, чего там прежде не было.
   К деревне летел дракон.
   "Может, он просто мимо пролетит?" - с надеждой подумал Си. Но надежда была слабенькой - в том направлении, куда летел дракон, за деревней ничего не было. Совсем ничего. Край света все же.
   Вздохнув, Си снова приземлился, не успев толком размять крылья. Нужно было идти к старосте, предупредить, а люди не любили, когда вампир летал над деревней. Они вообще предпочитали, чтобы он вел себя по-человечески. Никакого понимания! А с другой стороны, он тут уже привык, обжился. Новое подходящее кладбище не так просто будет найти, особенно если путешествовать только ночью.
   Это если вообще удастся выбраться. Огонь - он и на вампиров действует. Даже на очень старых.
  
   Ай-Даг приземлился за околицей и тут же для предупреждения выпустил вверх струю пламени. Сжигать ничего он не собирался без нужды - мало ли, может именно под тем развалившимся сараем и спрятаны сокровища. А он, Ай-Даг, терпеть не мог закопченных сокровищ.
  
   - Красиво, - спокойно заметил Си.
   - Красиво, - согласился староста. - Чего теперь делать будет? Красного петуха по хатам пустит?
   - Если сразу не пустил - значит, ему что-то от вас надо. Ждет, когда к нему выйдут.
   - Господин Меиз! Умоляю...
   - Не надо меня умолять, - так же спокойно ответил Си, - все равно вам от этого никакой пользы не будет. Драконы вампиров недолюбливают. Пойти нужно вам, старосте. Если явится простой пахарь, он может обидеться.
   Староста икнул. Видимо, обиженый дракон представлялся ему чем-то вроде местного кузнеца Кубалача, когда тому спьяну казалось, что в деревне его недостаточно уважают. Только дракон покрупнее. Ну и кузнец огнем не плюется. Болванкой, докрасна раскаленной, помахать - это да, это было. Но чтоб так просто, походя, огнем плюнуть...
   - Идите, почтенный, - сказал Си, - не заставляйте дракона ждать. Не спорьте с ним, что бы он ни сказал, лучше попросите пару дней на раздумье. А там поглядим.
  
   Ай-Даг начинал уже терять терпение, когда из-за ближайшей хаты показалась человеческая фигура. Дракон устроился поудобнее и подождал, пока человек подойдет поближе. Наконец, человек подошел так близко, как только смог себя заставить и, сняв с головы шапку, низко поклонился. Ай-Дагу это понравилось. Он вообще ценил хорошие манеры.
   - Здравствуйте, уважаемый господин дракон! - дрожащим голосом произнес человек. Это дракону тоже понравилось. Если они достаточно напуганы, то все решится быстро и просто: ему отдадут сокровище, он слопает двух-трех коз из ближайшего хлева, и будет дома еще до рассвета. Человек, между тем, продолжил:
   - Я - староста этой деревни. Позволите ли, господин дракон, узнать, что вам от нас надобно? То есть, - быстро и еще более испуганно поправился он, - что вас сюда привело?
   - Позволю, - ответил Ай-Даг. - Сокровище. Вряд ли вы можете оценить его по достоинству, смерды. Так что давайте клад сюда, и я полетел.
   - Какое сокровище? - хорошо разыгрывая удивление, спросил староста.
   - Ты мне хвост не морочь, - сказал Ай-Даг, - мне точно известно, что у вас в деревне спрятано сокровище. Если ты староста, то должен знать. А не знаешь, тебе же хуже.
   Староста молчал. Ай-Даг немного подождал, и прибавил, понимая, что мечтам быть к утру дома не суждено сбыться:
   - В-общем, даю времени до следующего утра. То есть сутки да еще одну ночь. Чтоб за это время сокровище было здесь.
   - Но, господин дракон! - вновь обрел дар речи староста, - я клянусь вам! Нет у нас никаких сокровищ!
   - Скажи своим людям, -сказал дракон, начиная раздражаться, - чтобы к утру либо сокровище мне принесли, либо нового старосту искали. Может, он будет знать.
   Человек немного постоял, странно дергаясь, потом повернулся и, не прощаясь, кинулся бежать. Ай-Даг подумал, что рано похвалил этого человека за хорошие манеры.
  
   - И что же мне теперь делать? - спросил староста. Он сидел за одним столом с Си, по привычке налив самогону в обе кружки. В углу тихонько подвывала жена. Си поморщился от бьющих в нос запахов этилового спирта и сивушных масел.
   - Вы уверены, что никто в деревне не скрывает сокровище? - на всякий случай уточнил он.
   - Уверен, господин Меиз, как же не уверен! Да если б у кого что завелось, разве б я не знал! Моя теща - не просто старая ведьма, а самая настоящая, на шабаш дважды в год летает! Она даже про то, кто сколько жену бьет, и то всю правду знает! А уж про сокровище... У неё на деньги особый нюх!
   - Если дракон уверен, что сокровище в деревне, то переубедить его невозможно, - вздохнул Си. - Так что либо всем нам конец, либо кто-то должен его убить.
   - Господин Си! Я... Мы...
   - Нет-нет-нет, - замотал головой вампир, понимая, что силится сказать староста. - Даже и не думайте. Чтоб вампир вышел против дракона? Тут требуется серьезная магия.
   - Господин Меиз! Да где ж нам к послезавтрашнему утру мага взять? Разве только теща, она, конечно, ведьма, да куда ей против дракона!
   - Я знаю, - вздохнул Си. Порой ему так не хватало интеллигентного собеседника! Но последний образованный человек проезжал через деревню лет сорок назад, собирая местные легенды. И то поговорить не получилось: когда Си приземлился у него перед носом, собирателя фольклора попросту хватил удар.
   - Нам придется действовать народными средствами, - продолжил он, - порой они дают весьма неплохие результаты. У вас, господин староста, случайно дочери нет?
   - Есть, как не быть, - вздохнул староста, - целых три. Старшая восемь лет как в невестах ходит, младшая - три, ни одну пристроить не могу. Стервы они все у меня, все в мамашу, ни за какое приданное брать не хотят.
   Вампир вздохнул и попробовал зайти с другой стороны:
   - Ну а красавицы незамужние в деревне есть?
   - Есть, - охотно отозвался староста, - Кара, Тау дочка, самая у нас красавица.
   - Замечательно! И по ней, разумеется, сохнут все неженатые парни.
   - Да чего по ней сохнуть? - удивился староста, - ей же только налей пивка там али браги, она и готова, хоть в стогу, хоть в овине.
   Си застонал.
  
   Протолкавшись сквозь толпу на площади, староста добрался до большой бочки, стоявщей посредине как раз для подобных случаев, и толкнул случившегося рядом Петрю:
   - Подсоби влезть!
   Петря молча подставил сцепленные в замок руки. Староста вскарабкался на бочку, окинул толпу взглядом и начал:
   - Значит, так. Дракон отсюда нипочем не улетит, пока сокровище не получит. А сокровищ у нас тут сроду не водилось, а то черта лысого мы бы тут до сих пор жили. Сами знаете. Найти бы только ту сволочь, что эту байку придумала да дракону рассказала!
   - Ты дело давай говори, - раздался сердитый голос из-под ног, - сволочь искать потом будем, когда от дракона избавимся.
   Староста глянул под ноги. Голос принадлежал все тому же Петре. Староста откашлялся и продолжил:
   - Ты не перебивай, ты слушай. Я о деле и говорю. В-общем, так: ежели кто дракона прикончит, ну или хотя бы от деревни подальше прогонит, тому, значит, почет и уважение, ну и еще хату всем миром поставим и свадьбу справим за общинный счет. С Демеркой.
   В толпе сразу заговорили. Демерка, дочь старого Джи, считалась завидной невестой: и приданное немаленькое, и нрава покладистого, и на лицо вполне ничего. А главное, мамаша немая.
   - А меня, стало быть, не спросили, - возмущенно закричал Джи.
   - Цыц, - важно ответил староста, - ради деревни можешь и помолчать.
   - Да за меня лучшие женихи сватаются - а мне что же, за убогого какого идти? - подала голос сама Демерка.
   - Ты зря не кричи, - громко возразил ей Петря, все еще стоя возле бочки. - Убогий дракона не прикончит. Поняла?
   Демерка замолчала, либо поняв то, что Петря прав, либо рассудив, что возмущаться в случае чего будет потом.
  
   Все уже разбрелись с площади, возбужденно перетирая между собой заявление старосты, а Петря продолжал подпирать бочку. Он размышлял, что случалось с ним нечасто, поскольку обычно для размышлений не бывало повода. Демерка нравилась ему давно, но подступиться к ней прежде он не решался. Уж больно завидной невестой считалась, больно много о себе возомнил старый Джи. А тут против мира не пойдет, особенно если и хату молодоженам справят, и на свадьбу тратиться не придется. Хотя знаем мы эти свадьбы за общинный счет, на них только что голодным не останешься. Да и как дракона одолеть? Это не кузнеца Кубалача успокаивать, подкравшись сзади и долбанув кулаком по башке, благо придя в себя Кубалач все равно ни черта не вспомнит. Петря подозревал, что на дракона его кулак такого действия не возымеет, да и попробуй подкрадись незаметно к этой зверюге посреди чиста поля!
   - О чем думаешь, Петря? - раздался голос за плечом. Парень вздрогнул и обернулся. Голос принадлежал деревенскому упырю.
   - Да так, господин Меиз, - неохотно ответил Петря.
   - На дракона собрались?
   - Да какое там, господин Меиз. Где мне с такой зверюгой сладить!
   - А если бы мог сладить, - не унимался настырный упырь, - если бы тебя научили, как с ним можно справиться - пошел бы?
   Петря задумался. Крестьянская сметка категорически протестовала против покупки кота в мешке.
   - Это как? - спросил, наконец, он. - Наверняка, что ли?
   - Э, нет, - рассмеялся господин Меиз. - Вот ты, Петря, землю пашешь? Пшеницу сеешь?
   - Кукурузу, - возразил Петря.
   - Пусть кукурузу. А знаешь наверняка, какой будет урожай?
   - Чего?
   - Ну, как уродится кукуруза, - поправился тот.
   Петря фыркнул.
   - Кто ж такие вещи знает, господин Меиз! Обычно урождается.
   - Вот! - поднял палец упырь, - не знаешь, а все равно пашешь и сеешь!
   Петря задумался. Упырь явно на что-то намекал, но на что?
   Впрочем, тот уже и сам понял, что задал парню непосильную задачу.
   - Если хочешь, - сказал он, - я тебе расскажу, как с ним можно сладить. Только тут как с кукурузой: скорее всего, получится, но может и нет. Так что смотри сам.
   Петря поскреб в затылке.
   - Вы сначала расскажите, - сказал, наконец, он, - а там уж я погляжу.
   Упырь рассмеялся и неожиданно обнял Петрю за плечи.
   - Конечно, Петря! А там уж ты поглядишь. Пойдем, что ли, к тебе, чтоб посреди площади не стоять? Кстати, можешь звать меня Си.
  
   Утром Ай-Даг сытно победал откормленной козой и пребывал в неплохом расположении духа, когда его окликнули издалека:
   - Эй, ты! Ящерица переросшая!
   Дракон не сразу понял, что это относится к нему. Подняв голову, он внимательно осмотрел окрестности. Единственным существом, способным издавать звуки, был стоящий на приличном расстоянии от него парень. Убедившись, что его увидели, парень закричал:
   - Смотри, червяк, что у меня есть!
   Больше всего на свете Ай-Даг не любил, когда его называли червяком. Особенно земляным червяком. Для дракона не могло быть оскорбления страшнее. Он открыл рот и уже собирался без дальнейших дискуссий сжечь наглеца, как парень неожиданно поднял над головой что-то большое и ярко сверкающее в лучах утреннего солнца. Дракон завороженно замер. Неужели? Очень похоже на золотой щит. Золото имено так сверкает на солнце.
   Золотой щит был недостижимой мечтой как Ай-Дага, так и всех остальных драконов. Казалось бы, чего сложного - выковать щит из золота, прекрасного, легко поддающегося обработке золота! А не выковать, так отлить! Но эти людишки, чуждые истинной поэзии золота, почему-то предпочитали для изготовления щитов любой другой материал, вплоть до дерева, но никогда - чистое золото! В лучшем случае на щит наносили слой позолоты или же небольшие украшения из этого благородного металла. Так же непонятно, к слову, было для драконов упорное нежелание людей изготовить золотой меч.
   Ай-Даг не мог упустить шанс проверить, что находится в руках у оскорбившего его наглеца. Как не мог и рисковать, обдавая его струей пламени: ведь золото так легко плавится! Нет, наглеца следовало схватить, отобрать вожделенный щит, а потом уже можно и прихлопнуть.
   И Ай-Даг поднялся в воздух.
  
  Староста открыл сразу - никакому количеству самогона оказалось не под силу уложить его сегодня в постель. На пороге стоял человек, чем-то неуловимо ему знакомый.
  - Я пришел, - торжественно возгласил человек, - чтобы насладиться плодами победы!
  - Ты кто? - нетвердым голосом спросил староста.
  - Как! Ты не узнаешь меня? Меня, великого и ужасного диктатора, не знающего жалости к побежденным и...
  - Ты покороче можешь? - перебил староста, не расположенный сегодня к долгим разговорам.
  - Имя моё, - произнес незнакомец, - Роман Кош!
  - Ромка, что ли? - вспомнил, наконец, староста.
  - Не Ромка, негодяй, а Роман, великий и ужасный! И я пришел, чтобы сказать: завтра, когда будешь ты жариться в пламени дракона, вспомни обо мне! Вспомни, как опускал в нечистоты мою великую голову! И знай, что я - причина твоей ужасной гибели! И так будет с каждым, кто...
  - Ах ты сволочь, - проговорил староста, до которого наконец-то начало доходить. - Это ты к нам этого дракона прислал, что ли?
  - Воистину это так!
  - Ты, Ромка, как был дураком, так и остался, даже говорить толком не выучился.
  - Да, да, - раздраженно заорал великий и ужасный диктатор, - я вам его прислал! Сгорите как миленькие, вот тогда и пожалеете! Вспомни, вспомни, как ты меня...
  - Что-то мне плохо вспоминается, - проворчал староста, глядя на императора тяжелым взглядом, и вдруг, прежде, чем тот успел поднять руки для заклинания, сгреб тщедушного тирана в охапку.
  - Вот сейчас и вспомним, - многообещающе произнес он.
  ...К огромному сожалению Роман Коша, первое же погружение в содержимое старостиного нужника полностью лишило его магических способностей. Психологи все еще ищут объяснение данному феномену.
  
   Поймать деревенского увальня оказалось труднее, чем дракон ожидал. Тот мало того что бегал довольно, быстро по сравнению с другими людьми, но и без конца петлял, забегая под защиту деревьев и самым нечестным образом не позволяя себя схватить. Ай-Даг так увлекся, что перестал обращать внимание на что бы то ни было, кроме нахального парня со сверкающим предметом в руках. Наконец, парень сам себя перехитрил: забежал слишком далеко от любых деревьев, чтобы успеть спрятаться от дракона. Однако, когда Ай-Даг уже начал снижаться, предвкушая победу, негодяй вдруг размахнулся и зашвырнул щит далеко вперед. Видимо, он расчитывал спаститсь, пока дракон помчится вслед. Глупец! Неужели непонятно, что теперь Ай-Даг попросту сожжет его вместе с любым деревом?
   Но сначала следовало, ни теряя не секунды, подхватить драгоценность. Ай-Даг рванулся вперед...
  
   - Получилось! - громко заорал Петря, проследив, как хвост дракона изчез в тумане за Краем Света. - Ураааа! Получилось!
   Птицы, случайно залетевшие за Край Света (вернее сказать, заброшенные туда особо любопытной детворой), никогда не возвращались обратно. Конечно, дракон - не воробей, но если бы он был способен вернуться обратно, то уже вернулся бы, и от Петри к этому моменту осталась бы лишь кучка золы. Значит, действительно получилось!
   В такие минуты очень хочется хоть кого-нибудь обнять, но поблизости, разумеется, никого не было.
   Несколько раз подпрыгнув на месте от избытка чувств, Петря помчался к деревне, думая по дороге, как влетит ему от Демерки за её новую сковородку.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"