Яблоновский Ян Александрович: другие произведения.

Третья Марсианская Война

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.32*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Возможны ли прощение, понимание, любовь - когда три цивилизации столкнулись в смертельной схватке, и рушатся миры? По-моему, да, возможны, и более того - именно на грани апокалипсиса нужно "остановиться, оглянуться", одуматься - чтобы не перешагнуть эту грань!


Третья Марсианская Война.

  
                                                -- От века здесь сражались племена.
                                                   Чем кровь врага - вода была дороже!
                                                -- Здесь знали - кровь у всех людей красна,
                                                   Хоть разны веры их и цвет их кожи!
                                                                      (песня из телефильма)
  

Глава 1. Крушение Марса.

   Мадор Гюйс - самый молодой из членов Марсианского Правящего Совета - сидел за праздничным столом... Почти вся большая семья Гюйсов собралась здесь - сегодня первенцу Мадора Сиду исполнилось семь лет, и завтра мальчик должен был впервые в жизни пойти в школу.
   Сид - в праздничной розовой рубашечке - гордо восседал по правую руку от отца и во все глаза смотрел на пламя свечей на именинном торте. В атмосфере Марса было не так много кислорода, как на завоеванной четыре века назад Земле, и марсианские законы жёстко ограничивали использование огня для освещения... Мадор был принят в Правящий Совет за идею ввозить кислород с Земли - но для практической реализации этой идеи требовалось ещё не менее пяти лет...
   Внезапно раздался мелодичный звон. Мадор нажал кнопку телекоммуникатора - и услышал голос своей младшей сестры Налии, улетевшей три года назад на Землю...
  -- Здравствуйте всем!
  -- Здравствуешь, Налия! Как твои дела? Ты ещё не собралась возвращаться на Марс?
  -- Нет, Мадор! Нет, дорогой брат! Ты знаешь - я остаюсь при своих убеждениях...
   Мадор знал убеждения Налии - казавшиеся безумными для большинства марсиан убеждения секты шитуфитов о якобы необходимости примирения и братского союза между марсианами и землянами - на случай совместной обороны Солнечной Системы от гипотетически возможной инозвёздной агрессии... Налия - лучшая биолог секты - полетела на Землю специально, чтобы разработать технологию биологического объединения марсианской и земной рас; впрочем, Мадор и вся семья считали это дело не только трудноосуществимым, но и напрасным - неужели хоть один марсианин (кроме самых помешанных шитуфитов) не побрезгует вступить в брак с этими вонючими землянами?! Тьфу! Говорить смешно и противно! Но с родной сестрицей надо обращаться вежливо - может быть, удастся ещё вернуть её на путь истинный...
  -- Так как твои земные дела? Как изыскания?
  -- Слушай, можешь меня поздравить! Я, кажется, нащупала метод наложения генов одного биологического типа на взрослый организм другого типа! Правда, пока эксперименты только на птицах и рыбах...
  -- А кто это ещё такие - "птицы" и "рыбы"?
  -- Бедный... Ты даже не знаешь основные классы диких животных! Птицы - это которые летают в воздухе, а рыбы - которые плавают в воде... Теперь ты понимаешь, зачем нам - марсианам - нужно слиться с землянами? Чтобы получить полноправный доступ к естественной природной среде, а не издыхать в закопчённой миллион лет атмосфере!
  -- Наивная... - прошептал Мадор, - скажи, ты честно не понимаешь, что цивилизованный старый Марс - наша единственная родина, а Земля с её буйством природы всегда будет для нас только жутковатой и довольно противной колонией?
  -- Как можно быть таким высокомерным ксенофобом, Мадор?! Ты же просвещённый человек! И кстати, среди землян тоже довольно много хороших, добрых и очень милых людей - не меньше чем на Марсе! Вот например мой ассистент Александр Полещук...
  -- Уж не собираешься ли ты замуж за этого... - Мадор не смог выговорить имени земного языка и сказал просто, - землянина?
   Налия замедлила с ответом, и Мадор представил, как она, наверное, покраснела...
  -- Налия! Я пошу...
   И в этот миг как будто что-то тяжёлое ударило его по голове, и он потерял сознание.

* * *

   Мадор очнулся минут через пять - от отчаянного плача Сида... Открыл глаза - и увидел темноту, в которой сияли лишь семь свечек на праздничном торте!
  -- Что это?! ЧТО ЭТО???!!!
  -- Папа! Папочка! Маме плохо!
  -- Что с тобою, Алика? Что это, вообще, чёрт дери? Кто-нибудь может сказать, что произошло?
  -- У меня вдруг с сердцем поплохело, дорогой... Но сейчас всё прошло... А что с освещением?
   Мадор вскочил, нашарил выключатель и несколько раз щёлкнул... Безрезультатно! Он открыл штору - и замер в ужасе...
   Во всём городе Гнардапуту - не светилось ни одно окно! А вот над ядерной энергоцентралью подымалось пламя и клубы дыма...
  -- Взрыв на ядерной централи! Сейчас я свяжусь с вахтой Правящего Совета...
   Катастрофа была страшной - смертельная угроза радиации нависла над чуть ли не каждым десятым марсианином, ибо в Гнардапуту жили 46 миллионов человек из 489 миллионов всего населения Марса... Но мозг Мадора работал безукоризненно - он сразу сообразил, что обычный, питающийся от сети, телекоммуникатор работать не может, и схватился за мобильный аппарат экстренной связи. И... аппарат тоже не работал!
   В следующие несколько минут Мадор и его семья - при свете семи именинных свечек - перепробовали все автономные источники питания - и с ужасом убедились, что ни одна батарейка не действует! И только тут Мадор хватился, что в соседней квартире живёт старик Глем Риоль - старейшина нации гнардов в Правящем Совете... Риолю было 93 года, и он пользовался электронным кардиостимулятором... Жив ли он? Мадор схватил из торта свечку, и при её свете ринулся к двери... Выскочил на лестничную площадку, рванул дверь квартиры Риоля - электронный замок не действовал, но отчаяние придало Мадору сил, и дверь легко слетела с петель. Старейшина гнардов полулежал в своём старом кресле - и его тело уже почти остыло... Мадор, едва сдерживая слёзы в глазах и дрожь в руках, вернулся в свою квартиру...
  -- Ты понимаешь? - этим вопросом встретил его Пратал Гиор - старший брат Алики, гостивший у них уже три дня... - ты понимаешь, что случилось?
  -- Дорого бы дал, чтоб понять!
  -- Сопоставь. Вся электротехника вышла из строя - раз?
  -- Так...
  -- Мы все на несколько секунд потеряли сознание - два?
  -- Да... К чему ты это говоришь? И три - взрыв на централи?
  -- Взрыв - просто следствие поломки реле защиты...
   И тут пол заходил ходуном под их ногами. На всякий случай элитные дома на Марсе строились сейсмоустойчивыми - но Мадор увидел в окно, как рушатся и складываются, подобно детским игрушкам, огромные многоквартирные дома и небоскрёбы... Последовал ещё более сильный толчок...
  -- Всем на улицу!!! - приказал Мадор, - с собою брать только НЗ пищи, свечи, лекарства и велосипеды. Да, ещё большие кухонные ножи - кто его знает...
   Только сейчас Мадор вдруг с леденящим душу ужасом подумал о том, о чём уже наверное полчаса думали почти все выжившие марсиане: "НЕУЖЕЛИ ВНЕШНЯЯ АГРЕССИЯ? Неужели шитуфиты были правы?" Автоматы и лучемёты марсиан не действовали, летательные аппараты обратились в груды металлолома... Впрочем, когда Мадор и его родные выбежали на улицу и присоединились к нестройной толпе - они осмотрели небо и с радостью констатировали, что чужих космолётов не видно... Или, может быть, чужие - невидимки?
  -- Боже, спаси Марс! Спаси нас!
  -- Боже! Если Ты есть! Спаси, пожалуйста! - слышалось то тут то там...
   У некоторых были свечи, и марсиане тянулись к ним, к этим дрожащим огонькам среди тьмы и пламени всепланетной катастрофы... Подходили и к Мадору, многие узнавали его, и как-то само собой получилось, что он, как единственный в этом районе выживший член Правящего Совета, стал для этих измученных людей воплощением последней надежды...
  -- Всем! Всем! Всем! - прокричал Мадор.
   Его услышали. Он не видел лиц, но чувствовал на себе, на своей свече тысячи, десятки тысяч взглядов...
  -- Надо немедленно уходить из города! Ветер дует на юг - туда идёт пожар, и главное - радиация... Нам надо немедленно идти на север! Мужчины! Передайте велосипеды женщинам, детям и старикам! Маленьких детей и поклажу - сложите в магазинные тележки! Я санкционирую - забрать тележки из магазинов, и кстати запас консервов и воды тоже надо забрать!
   Минут через двадцать растущая как снежный ком колонна, наконец, двинулась к выезду из города. Вдруг Мадор обратился к Праталу:
  -- Дальше командуешь ты! Ты - военный! А я пойду в резиденцию Правящего Совета...
  -- Ты с ума сошёл? Там радиация!
  -- Там моё место!
  -- Ты ничего не сможешь там сделать! Связи нет - как Совет может управлять? Ты хоть понял, что случилось?
  -- Не совсем... Неужели Чужие?
  -- Не знаю... Но факт - Марс подвергся удару сверхмощного электромагнитного импульса...
  -- Папа, а папа! Неужели на нас напали звёзды?
  -- Успокойся, сыночек! Это просто приключение! Ты же всегда мечтал о приключениях? - Мадор погладил сына по головке... Это было единственное, чем он мог поддержать своего единственного ребёнка в разразившейся катастрофе!
  -- Брат! Ты на самом деле думаешь?.. - шёпотом обратилась Алика к Праталу...
  -- Откуда я знаю! Но исключать нельзя ничего...
  -- Неужели это - вторжение?
  -- Наши предки на Землю вторгались не так... Но в этих делах общих правил наверно нет...
   Вдруг Мадор вспомнил Налию... "О, если бы земляне увидели нас сейчас - наше бегство от катастрофы! Может быть, они бы нас простили!" - неожиданно для самого себя подумал он. Хотя от Такого нападения не помогли бы никакие земляне... И если можно - дай Бог, чтоб хотя бы Земля не подверглась этому погрому...
  -- Боже, если Ты есть - СПАСИ ЗЕМЛЮ И МАРС!!!

Глава 2. "Это - Вторжение!"

   Налия ехала из Ивдалира в Икативарук в самом поганом настроении... Её не радовало даже то, что за рулём сидела её лучшая подруга - Нателла. Семилетие у марсианина бывает только раз в жизни - и она не успела поздравить своего единственного племянника! С братом о чём угодно поболтала - а маленькому Сиду ни полсловечка шепнуть не успела - связь прервалась! Что там только стряслось - на центральном коммуникаторе Марса? Вчера вечером, на коммуникаторе Уральской провинции Марсианских владений на Земле, Налия видела, как озабоченно заметались связисты - и марсиане, и земляне, но не придала этому особого значения... Обидно было для неё, Сида, и наверное Мадора - но чтоб настоящая катастрофа? О такой возможности не думали ни она, ни Нателла, ни тем более двенадцатилетняя Керала - дочь Нателлы и лидера партии шитуфитов Реабзара Трога.
  -- Тебе самой надо завести семью, Налия! - раздался голос Нателлы.
  -- Вот доработаем с Александром трансформер - и тогда...
   Как жена одного из главных шитуфитских теоретиков, Нателла восхищалась решением Налии - превратиться в земную женщину и выйти замуж за землянина... Но возможно ли это? Сохранится ли при трансформе личность - то неповторимое и невыразимое, что делает человека самим собой?
  -- Мама! Я тоже хочу стать земляникой! И выйти замуж за Валерика с третьей парты! - подала голосок Керала.
   Нателла улыбнулась...
  -- Не "земляникой", а "земной девочкой"! "Земляника" - это ягода! Скажу папе - пусть поставит тебе жирную двойку по земному языку!
   Налия тоже чуть повеселела, услышав детский щебет...
   Автомобиль перевалил через гребень холма - и Нателла вдруг снизила скорость и засигналила... Налия увидела на следующем холме - множество автомашин, стоявших в пробке...
  -- В чём дело? Дорога широкая, перекрёстков и переездов тут нет...
   И тут они обе увидели дым, широкой полосой поднимающийся из-за холма впереди. Похоже, пожар стремительно приближался к гребню! Нателла оглянулась назад и затормозила. И тут...
   В просвет облаков над холмом блеснуло фиолетовое тело странного летательного аппарата... Как будто очень широкий корпус автомобиля между двумя цилиндрами реактивных двигателей! И без намёка на крылья... Ни у марсиан, ни у Свободных Территорий Земли таких аппаратов НЕТ!!! А главное...
   В следующую секунду Нателла развернулась и отчаянно бросила автомобиль в просветы между машинами позади.
  -- Мама! Мама! Ты что?! Мы разобьёмся! - перепуганно закричала Керала.
  -- Успокойся, маленькая! Твоя мама - отличная автогонщица! - Налия стала успокаивать малышку, стараясь повернуть её личико вперёд - чтобы она не видела того, что - с замиранием сердца - видела в заднем окне сама Налия...
   Того, от чего обратилась в бегство Нателла... Это была как-будто лёгкая дымка, наверно какое-то излучение, исходившее от Чужого аппарата - и там, где это излучение касалось земли - почва обгорала и трескалась от жара, а попадавшие под него машины мгновенно вспыхивали и плавились, как парафин!
   Они перевалили холм и сейчас неслись под уклон - уже по нормальной левой полосе... Над гребнем холма поднялся дым... Налия приготовилась к смерти, и мысленно послала Александру последний воздушный поцелуй - она знала, что землянам нравится этот непонятный для марсиан жест... Вдруг Нателла увидела впереди - дыру в ограждении дороги, и выжав из двигателя всю мощь, вылетела в долинку, где виднелось отверстие пещеры. Через пару секунд машина с глухим треском ударилась бампером о каменную стенку этой пещеры, Налия выскочила в распахнувшуюся от удара дверь, и выдернула Кералу. Они были прикрыты несколькими метрами (или даже десятками метров - глазомер у Налии был никакой) каменной породы, и только легкое головокружение и жжение в коже просигналило им, что над ними пролетела смерть... Налия помогла Нателле вылезти - ту сильно придавило рулём, и сейчас Нателла сама идти не могла, и даже стояла с трудом...
  -- Мама, мамочка! Я же говорила - так можно попасть в аварию! - захныкала Керала, - Что с тобою, мамочка?!
  -- Успокойся, доченька! - прохрипела Нателла и закашлялась кровью, - Идите вглубь пещеры! Это природный музей-заповедник "Каменные объятия", идите по указателям стрелок на стенках - и вы выйдете к людям! - она опустилась на землю, - Меня не ждите - я... отдохну тут немножко... и потом пойду одна...
  -- Нателла! Подруженька! Не умирай! - в ужасе закричала Налия.
  -- Не пугай ребёнка! - слабеющим голосом ответила Нателла, - Пока я могу, я буду прикрывать вас... На случай если ТЕ ЧУЖИЕ высадятся в погоню...
   Её дыхание вдруг участилось, а глаза подёрнулись туманом... Налия достала из развороченной машины аптечку, нашла в полумраке обезболивающее и ранозаживляющее средства и ввела оба шприц-тюбика в правое плечо подруги. Вдруг её взгляд упал на люминесцентный указатель на стене: "Буфет 16 - 200 шагов". Нателле эти шаги не пройти... Но можно сходить - позвать кого-нибудь? Так, а если в самом деле погоня? Налии снова стало не по себе... И тут она увидела у входа в пещеру - кнопку со светящейся надписью: "Герметизация". Она тотчас нажала эту кнопку - и тут по пещере эхом пронёсся гудок... Громадная стальная плита с лязгом перекрыла вход. Стало темно - и вспыхнули красные аварийные фонари... Вдруг раздались шаги, и из глубины пещеры выскочили двое вооружённых марсиан...
  -- Кто вы? Откуда?
  -- Мы... бежали... от воздушного нападения на дороге...
  -- Понял.
   Один из мужчин снял пальто, привязал его между двумя автоматами, и положил Нателлу на эти импровизированные носилки. Потом оба взялись за "рукояти", и понесли её вглубь пещеры... Налия, крепко держа плачущую Кералу, пошла следом...

* * *

   В буфете был включён кабельный телевизор, и первое, что увидела Налия - был горящий купол провинциального Правления...
  -- Земля атакована! Марс уничтожен! - повторял диктор из Ивдалира. - Военный командир провинции генерал Айден Ригон приказывает всем людям - и марсианам, и землянам - не покидать своих домов, а предпочтительно спуститься в подвалы и забаррикадироваться! Чужие уже в достаточной мере продемонстрировали свою зверскую жестокость и дикость! - на экране вновь показались кадры горящих кварталов Ивдалира, Тегилна и Икативарука.
   Потом появилась дорога, охваченная пламенем, в котором виднелись остовы машин - и Налия как будто вновь пережила события последнего часа...
  -- Убийцы, которые заживо сжигают бегущих - не достойны называться людьми! - раздался вдруг голос на земном языке, и Налия, обернувшись, увидела землянина в форме мастера, - Мы, земляне, в этой войне вместе с марсианами отразим чудовищную новую агрессию!
  -- Я часто пыталась представить - Что чувствовали земляне, когда наши предки вторглись сюда? - простонала вдруг Нателла.
  -- Сейчас мы переживаем это на собственной шкуре! - сухо усмехнулся кто-то из марсиан.
  -- Вы не знаете - наше Центральное Правление обратилось за помощью к Свободным Территориям? - спросила Налия.
  -- Знаем... Политисполком территорий заявил, что при таком техническом преимуществе Чужих сопротивление бессмысленно! Они рекомендуют нам сдаться на милость захватчиков, и говорят что сами сдадутся, как только от них этого потребуют Чужие! Позор! - это опять сказал мастер-землянин, и Налия прочитала на его лацкане фамилию: Пётр Раковский.
  -- А что делать?
  -- По какой-то причине Чужие не вырубают Землю электромагнитным импульсом, как вырубили Марс... Очевидно, земная природа более подходит для их поганых организмов, и они не хотят заражать её радиационными и химическими выбросами... Заметьте - они не сожгли ни одного промышленного объекта - только административные здания, транспортные линии, воинские гарнизоны и жилые кварталы марсиан...
  -- А может, они на самом деле рассчитывают на поддержку землян? - подозрительно спросил один из марсианских офицеров...
  -- Не дождутся! - резко ответил Раковский, - Признаюсь вам, господа: я лично участвовал в подготовке восстания против марсианской оккупации - но против новых захватчиков мы выступим вместе с вами!
  -- Если мы выстоим вместе - половина мест в Марсианском Правящем Совете будет отдана землянам! - раздался вдруг хриплый голос.
   Налия обернулась - и её сердце сжалось - голос исходил из телевизора, и на экране был главный военный командир Марсианских Владений на Земле маршал Джигг Ли. Маршал никогда раньше не поддерживал шитуфитов, но воспринимал их доводы всерьёз, и теперь, воочию убедившись в их правоте, принял твёрдое решение обеспечить на будущее равенство землян с марсианами...
  -- Если ещё Правящий Совет останется Марсианским... - странно изменившимся голосом произнесла вдруг Керала, - А я сомневаюсь, что на Марсе ещё можно жить...
   Налия вдруг вспомнила про Сида - и пол поплыл под её ногами...
   Очнулась она лишь под утро - рядом с уже пошедшей на поправку Нателлой.

Глава 3. Освобождение Земли

   Замполит 1043 полка космического десанта полковник Лейзан Альгаиб мастерским маневром приземлил свой космокатер на главной площади столицы землян Канберры. Выключил двигатель, вылез в люк - и по-барнардийски отсалютовал уставившимся на него землянам.
  -- Марс - мёртв! Мы даём Земле свободу! Мы мстим за ваших предков! - проскандировал он.
   И настороженно замершая площадь - она была полна землян, проводивших здесь свою традиционную религиозную процессию, и не решившихся отменить её даже в жуткие часы инозвёздного вторжения - вся площадь вдруг в едином порыве прокричала троекратно:
  -- Ура! Ура! УРА!!!
   Полковник спрыгнул с подножки катера - и с каким-то небывалым чувством ощутил под ногами каменную мостовую Исторической Родины... Он вспомнил вдруг кадры видеохроники - 2009 год, отлёт экспедиции Рафаэля Аллона к звезде Барнарда... На полпути до цели экспедиция получила сообщение, что Земля подверглась нападению марсиан - и командир Аллон решил назад не возвращаться... С тех пор пятнадцать поколений барнардийцев жили одной мечтой - отвоевать родную планету. Создавали лучшее во Вселенной оружие, растили сыновей-воинов... И эта честь выпала его полку!
   Когда король Барнардии Феликс Первый объявил, что пойдёт в Солнечную Систему всего с одним полком и двумя крейсерами - многие сочли это бредом... Но Лейзан понимал соображения монарха - большая экспедиция могла бы показаться землянам колонизаторской, а по техническому превосходству любой барнардиец легко мог бы управиться с несколькими тысячами марсиан... Хуже другое - оказалось, что марсиане и земляне живут практически в соседних кварталах, и потому король очень быстро запретил применять оружие массового поражения... Некоторые считали, что даже слишком быстро - ну что такое двадцать с небольшим сожжённых городов на половину планеты? Но всего минут двадцать назад по общей связи прошло сообщение, что лейтенант Габриэль Рокноон разжалован в рядовые за охоту на гражданский транспорт марсиан на одной из дорог Урала...
  -- Где ваше правительство? Я - чрезвычайный и полномочный посол Его Величества Короля Барнардии!
  -- О Боже! Он совсем как человек! - прозвучал из толпы детский голосок...
  -- Конечно, малыш! Мы - люди, дальние потомки ушедших в космос ещё до марсианского нашествия!
  -- УРА! УРА! УРА!!!
   Людское море сомкнулось вокруг катера. Десятки рук тянули полковнику какие-то листки и карандаши - он вспомнил старый земной обычай "автограф", и расписался на нескольких чистых листках.
   Вдруг его подняли на руках и подбросили в воздух. Полковник испугался было, но его подхватили и подбросили ещё раз и ещё. Он понял, что это своего рода почесть землян, и крикнул: "Спасибо!"
   Альгаибу показалось, что он понял чего ждут земляне от барнардийцев. Как только его поставили на мостовую, он взобрался на подножку катера и сказал коротко:
  -- Марсу - конец! - он сделал жест, как будто ломал что-то об колено. - Мы уничтожим их всех навсегда!
  -- Уничтожите всех марсиан? - раздался совсем рядом с полковником голос ребёнка, - но ведь среди них есть и маленькие детишки! Неужели и их тоже?
   Малышка, задавшая вопрос, явно чуть не плакала, и полковник подумал: "Насколько всё же земляне - даже дети - морально выше марсианских подонков! Нашим жалко даже вражеских детей! А те скоты убивали и детей и взрослых - целые города, целые народы! Мстить бы, мстить - так ведь, действительно, свои же не одобрят..."
  -- Успокойся, девочка! - наконец произнёс Альгаиб, - Мы будем судить их по закону, и казним тех, кто нападал на Землю. А остальных просто подчиним - так чтоб они до конца веков не смели подняться! Мы уничтожим их дух, их агрессию!
  -- Господин представитель звёздной сверхдержавы! - к катеру протолкался сквозь толпу офицер земной полиции, - соблаговолите проследовать в бункер Политического Исполнительного Комитета Свободных Территорий Земли! Я провожу Вас к поданной за Вами машине...

* * *

   Командир 1043 полка полковник Маркус Алледрэд высадился на окраинной улице города, который до марсианской оккупации назывался Екатеринбургом... Из радиоперехватов барнардийцы знали, что марсиане исказили названия большинства земных городов, и сейчас это был "Икативарук"... Полковник был уверен, что через несколько часов городу вернётся земное имя, но сейчас он хотел просто посетить квартал, откуда четыре века назад ушёл к звёздам основатель его рода - инженер Первой Звёздной Экспедиции Иван Пушкин.
   Город, конечно, изменился почти до неузнаваемости, и полковник с удивлением отметил, что кварталы землян ухожены не намного хуже, чем кварталы где жили марсиане... Хотя вообще марсианское начальство селилось в основном в более северных городах, таких как бывший Ивдель - ныне "Ивдалир", а в промышленных центрах в основном жили земляне и рядовые марсианские инженеры - по сути рабочий скот "Марсианского Правящего Совета"... Эти работяги, хоть и марсиане, почему-то не вызывали у полковника такой уж большой ненависти - он даже не сжёг ни одного марсианского квартала, уничтожив только административный комплекс у места слияния двух речек, да военную базу у озерка, по-земному называвшегося Шувакиш.
   Сейчас полковник Алледрэд вылез из кабины, заблокировал личным кодом входной люк и не спеша пошёл по тротуару, вдыхая незнакомые запахи земных цветов... Да, на Барнардии растительность пахла совсем иначе! Но наша Родина - здесь, и мы тут должны акклиматизироваться достаточно быстро... Так думал полковник, и почему-то (упущение на грани преступной халатности - за такое с должности снимают!) почти не смотрел по сторонам...
   Внезапно откуда-то справа повеяло теплом... Полковник, как будто пробудившись от раздумья, мгновенно развернулся - и встретился взглядом с лучом марсианского бластера. По барнардийским меркам, луч был ничтожно слабым (полковник смотрел прямо в него не щурясь), но это была наглость, какую прощать нельзя... Полковник выхватил свой ракетомёт 6-го калибра и пустил аннигиляционную ракету. Раздался грохот, и здание, с первого этажа которого стрелял марсианин, сложилось как карточный домик... Полковник ужаснулся - он не представлял себе, что на Земле такие слабые конструкции зданий! Впрочем, из развалин не донеслось ни единого крика, и Алледрэд счёл, что все жители успели эвакуироваться. Может быть, они видели, как марсиане устраивают засаду? Или марсиане сами приказали мирному населению отойти? Так или иначе, полковник нажал на своей рации кнопку общего оповещения.
  -- Внимание всем! Земные здания очень слабы - рассыпаются даже от 6-миллиметровой ракеты! Поэтому приказываю - ракетомёты в населённых пунктах не применять! Только микроволновые "Кинжалы"!
  -- Есть! Есть! - зазвучали в наушниках отзывы ротных командиров...
   Внезапно сквозь эти отзывы пробился зуммер персонального вызова.
  -- На связи!
  -- Медико-биолог экспедиции Ралина Гейзель просит внимания командира десантного полка Маркуса Алледрэда! - эти штатские никак не могут выучиться правильному армейскому обращению... И чего ради Его Величество назначил главврачом гражданскую девчонку? Одни сопли, слюни да слёзы... Нет чтоб военврача, да лучше бы с опытом работы при подавлении мятежа селенгенов...
  -- Полковник Алледрэд. Слушаю!
  -- Товарищ полковник! По данным наших наблюдений, травматическая чувствительность землян и марсиан гораздо выше нашей! Это значит - удар, который для наших людей не опасен, для землян может быть смертельным!
  -- А для марсиан?
  -- Тоже... Но марсиан, наверное, ни к чему особо щадить?..
  -- Вас понял... - Маркус хотел было добавить: "товарищ Пигалица", но сдержался. А то ещё чего доброго сочтут за селенгена!
   Он вновь нажал кнопку общего оповещения и передал в роты эту новую информацию. И пошёл дальше, теперь уже внимательно глядя по сторонам и не выпуская излучатель-"Кинжал" из руки.
   Внезапно из двора напротив вышли, держась за руки, земная девочка и... марсианка!
  -- Не шевелиться! Стреляю! - во всю свою лужёную офицерскую глотку заорал полковник и, одним прыжком перемахнув автостраду, свободной от оружия левой рукой стиснул запястье марсианки... Из-под пальцев брызнула кровь - как будто он сжал губку с краской. Марсианка видимо побледнела; из её красных глаз появились капли слёз... Она что-то заговорила - по-марсиански.
  -- Дядя Чужой! Не убивайте нас! - отчаянно крикнула земная девочка.
  -- Вас?! Ты что - заодно с этой... тварью?!
  -- Хариса - не тварь! Она - моя подружка!
  -- Подружка??? - полковник так удивился, что даже не смог сообразить с чего в такой ситуации надо начинать допрос... - Её полное имя!
  -- Хариса Глеле... - услышав своё имя, марсианка повела полными слёз глазами - сначала на девочку, потом на полковника...
  -- Твоё полное имя!
  -- Катя... Екатерина Раджабова!
  -- Возраст марсианки!
  -- Десять лет...
   Вот так так... Получается, эта марсианская тварь - ещё ребёнок? Ничего себе... Но мы с детьми не воюем!
   Полковник сунул оружие в кобуру, достал из аптечки пластырь "гамма-регенерон" и осторожно наложил на руку марсианки. Та смотрела испуганно - как птенец на подкрадывающегося кота...
  -- Переведи своей подруге - пусть не боится! Худшее для неё позади! А как вообще могут дружить земляне и марсиане? Ведь они - враги, оккупанты!
  -- Они не все - враги! Среди них есть те, кто нам сочувствует! Они даже открыли несколько совместных школ, где земные и марсианские дети учатся вместе! Они говорят, что только вместе Марс и Земля смогут избежать Внешней Угрозы! - в голосе Кати вновь прозвучали нотки ужаса, - Это они, наверно, вас так называют - Внешняя Угроза... Но вы не убивайте нас, пожалуйста!
  -- Постараюсь... - полковник был уверен, что никогда не поднимет оружие на ребёнка, но постарался придать своему голосу и лицу максимально "зверское" выражение - испуганные дети скорее скажут правду...
  -- Господин Чужой! - марсианка, уже оправившись от первого шока, заговорила по-русски, и полковнику показалось, что для своего возраста она неплохо владеет земным языком, - Господин Чужой!
  -- Слушаю тебя, маленькая пленница!
  -- Пощадите нас, пожалуйста! Мы - мирные люди, и родители у нас обеих мирные...
  -- Откуда вы шли?
  -- Из Катиной квартиры...
  -- Катя!
   Земная девочка со страхом уставилась на полковника... В первый момент они с Харисой вообще приняли его за землянина - может быть, повстанца против марсиан - но разве сейчас время для старых счётов? Но когда пришелец голыми пальцами раздавил до костей руку Харисы - девочки поняли, что перед ними Чужой, один из тех что сегодня утром сожгли несколько городов в Марсианских Владениях...
  -- Вы обе шли из квартиры твоих родителей?
  -- Да...
  -- Веди меня туда! Твою... спутницу я буду держать за руку...

* * *

   Полковник Алледрэд сидел за столом в полуподвальной квартире семейства Раджабовых. Да-а... К такой ситуации барнардийцы готовы не были... Он уже передал в роты категорический приказ - ни в коем случае не открывать огня первыми и не стрелять в безоружных марсиан, но какие ещё сюрпризы возможны в этой самой Солнечной Системе? Могли ли они на Барнардии хотя бы предположить, что в марсианских владениях не только не проводится геноцид землян - но даже выработалось некое достаточно конструктивное сотрудничество между марсианами и землянами? Конечно, земляне находились в подчинённом положении - но не настолько униженном, чтоб по первому призыву Его Величества восстать против марсиан под знаменем Королевства Барнардия!.. Да, похоже мы влипли... Услышав зуммер, полковник включил рацию и услышал голос Его Величества Феликса Первого:
  -- Товарищи десантники! Напоминаю первый земной принцип гуманитарных операций: ПО НЕЗВАНЫМ МИРОТВОРЦАМ СТРЕЛЯЮТ С ОБЕИХ СТОРОН!!!
   Полковнику вдруг стало холодно. Очень холодно... Как в битве при Маколлеях, когда правительственные войска последний раз отступили перед селенгенами... Потом был блистательный прорыв под личным командованием короля Сигизмунда Второго, и триумфальная победа, когда уцелевшие полтораста кораблей мятежников бежали чёрт знает куда подальше от Королевства Барнардии, но в том бою у астероидов Маколлея ему - тогда ещё курсанту - единственный раз в жизни было по-настоящему страшно...
   Если земляне на самом деле считают марсиан хотя бы не менее "своими", чем их - репатриантов с Барнардии - дело можно смело считать проигранным! Против соплеменников барнардийский космодесант воевать не будет... Никогда... Мы - не селенгены! Разве что если земляне убьют Короля или исхитрятся взорвать один из крейсеров... Боже упаси... Мы же не за Этим сюда шли! Полковник вспомнил кадры радостной встречи землян с его замполитом в Канберре... Как бы ещё наше появление не спровоцировало войну - уже между самими землянами... Моё "ё"...
   Полковник уже выяснил, что среди марсиан существует достаточно многочисленная, хотя и не очень влиятельная, партия "шитуфитов"-интернационалистов, выступающих за равноправный союз марсиан с землянами... Более того, он узнал, что около восьми лет назад некая марсианка Нателла Трог - между прочим родная тётка той самой девочки Харисы, которую он час назад чуть не убил - изобрела универсальную вакцину, защищающую людей-землян от любой инфекции включая СПИД... Естественно, полковник решил отблагодарить эту марсианку спасением, но Хариса сказала, что последний раз тётя Нателла звонила им в 9:30 утра из Ивдалира - они с дочерью и подругой собирались выехать в Икативарук.
  -- Вы их пощадите тоже... Ну пожалуйста... - полушёпотом обратилась марсианская девочка к полковнику, и он не посмел сказать ей, что в 11 часов утра дорога Ивдель-Тагил была сожжена лейтенантом Габриэлем Рокнооном, впрочем сразу же разжалованным - среди его жертв оказалось несколько землян...
   Внезапно полковника осенило. Он вызвал взвод десантников.
  -- Товарищи!
  -- Здравия желаем, товарищ полковник!
  -- Приказываю. Быстро - срок 2 часа от сего момента - подготовить лагерь для пленных марсиан. Место... - он показал на карте бывший детский санаторий на берегу Верх-Исетского пруда (при марсианах здесь был спортивный комплекс). - Ограждение - микроволновая стена. Практически, надо-то - проверить территорию лагеря на предмет наличия оружия и разложить фидеры микроволновки...
  -- Есть!
   Десантники умчались, а полковник подозвал Катиных родителей...
  -- Вы говорили, что ваша дочь учится в совместной школе с марсианскими детьми?
  -- Да... И не только Катя... С нашего района почти восемьсот земных детей в эту школу ходит...
  -- Почти восемьсот с вашего района? А сколько же там всего учеников?
  -- Ну, как... В этом году - 798 земных и 313 марсианских ребятишек... Школа двухсменная, все классы смешанные, преподавание параллельно на двух языках - один день по-русски, второй по-гнардски... А что?
  -- Погодите, погодите... Вы сказали "по-гнардски"... "Гнарды" - это что, марсиане? - название чужого языка неожиданно напомнило полковнику родную Барнардию...
  -- Гнарды - один из марсианских народов... Есть ещё паеки... Но на Земле в основном селятся гнарды - они более эмоциональны, и потому легче находят с землянами взаимопонимание...
  -- Эта девочка, Хариса - гнард?
  -- Да...
  -- Как их различить внешне?
  -- ...?
  -- Ну, гнардов от паеков? - полковник вдруг подумал, что неплохо бы марсианские расы между собою стравить...
  -- У гнардов голова вытянута вверх, а у паеков - назад... - раздался несмелый голосок Харисы, и сердце полковника вдруг болезненно сжалось от укора совести...
   "Нет! Не будем губить марсиан... в конце концов, у них тоже дети... а Достоевский, кажется, писал, что весь мир не стоит слезинки ребёнка..." - подумал Маркус, и машинально поднял руку - погладить марсианку по голове... Но девочка, испугавшись, отпрянула, и со страхом смотрела на барнардийца.
  -- Не боись, малышка! - полковник хотел-было усмехнуться, но вовремя понял, что в этих обстоятельствах его смех был бы глумлением, и сдержался... - Нурали Джафарович!
  -- Я... - отозвался Катин папа, очень удивившись, что Чужой впервые назвал его по имени-отчеству.
  -- Вы можете составить список?
  -- Какой?
  -- Список марсиан, доброжелательно относящихся к землянам.
  -- А вам зачем?
  -- Эвакуировать их в безопасное место. Вообще-то мы мстим марсианам за оккупацию Земли...
  -- Очень весело. В кавычках. Одни оккупанты мстят другим! - не сдержалась Катина бабушка.
  -- Мы - не оккупанты! Мы - Освободители! Наши предки сами были родом с Земли - Первая Звёздная Экспедиция!
  -- Врёте! Освободители не жгут мирные города!
   Крыть было нечем... В первые минуты вторжения командир крейсера "Шивачакра" капитан первого ранга Матвей Дибров, считая что в городах марсианских владений живут только марсиане, приказал расстрелять все эти города из аннигиляторов... После первых двух залпов приказ был отменён, но для 60-70 миллионов человек это было уже слишком поздно... А сколько ещё осталось вдов и сирот? Да-а... "Барнардийцы... Земляне... Марсиане..." - думал Маркус, вспоминая раздавленную ручонку Харисы - "Только кровь у всех красная! И умирать, наверное, всем одинаково больно... И живым, наверное, также одинаково жалко погибших близких..."
  -- Откуда ж мы могли знать, что они мирные? Да и не такие уж мирные - меня, например, в трёх кварталах отсюда обстреляли с бластера! - полковник сам понимал, что его ответ звучит не очень убедительно (на хрен тогда разведка, если не знали таких вещей!), но просто надо было хоть что-то ответить...
  -- А вы можете дать слово офицера, что те, кого мы вам укажем, не будут убиты? Или это не ваша компетенция? - Катина мама решила сдвинуть разговор на менее взрывоопасную тему.
  -- Моя полная компетенция! Слово офицера-космодесантника! - с какой-то чуть странной радостью ответил Маркус, - Гарантирую жизнь всем марсианам, которые сдадутся лично мне и на руках которых нет крови землян!
   Сказал - и поперхнулся, вспомнив что сам так и не вытер с пальцев кровь Харисы. Впрочем, маленькая марсианка, похоже, уже выздоровела (гамма-регенерон - лучшее лекарство Барнардии), и сейчас смотрела на полковника со странным чувством, которого он, совсем не зная марсианской мимики, не мог понять... Да, в принципе, чувства вообще - дело политработников, а не командиров! Как учили в училище: "Надев погоны - ты более не человек! Ты - Терминатор! Ты - Машина Уничтожения, и только МАШИНА УНИЧТОЖЕНИЯ!!!" Полковнику вдруг стало страшно - совершенно неожиданно он осознал, что Такая учёба готовит, по сути, новых селенгенов! Он выхватил рацию, набрал код прямой связи с Его Величеством...
  -- Здравия желаю, Ваше Величество! Разрешите обратиться...
  -- Обращайтесь.
  -- Простите, что говорю не по моменту, но это на самом деле неотложно... Мне кажется, необходимо срочно изменить курс "Выработка характера" военно-учебных заведений!
  -- ...?
  -- Я пришёл к выводу, что нынешний курс - фактически направленный на дегуманизацию кадровых военных - чреват новой "партией селенгенов". Бывший лейтенант Рокноон - лишь первый пример...
  -- На самом деле далеко не первый... Продолжайте! Возможно, вы действительно нащупали конец этого клубка, уже десятилетиями отравляющего жизнь Барнардии...

Глава 4. Контроль

   Большинство населения Свободных Территорий Земли приняло барнардийцев восторженно. Слабый ропот бизнесменов, ведших дела с марсианами, мгновенно угас, как только его величество объявил о нерушимости всех контрактов и подрядов. А по сделкам, полностью упразднённым войною - как, например, заказ на поставку индийского малахита для резиденции провинциального правления марсиан в южной Африке - тем же указом короля на марсиан была возложена выплата неустойки в пятидесятикратном размере - "горе побеждённым"!
   Хуже было другое... Первый восторг очень скоро сменился у некоторых (а честно говоря - у достаточно многих) землян чувством скрытого возмущения по поводу массового избиения марсиан и их земного обслуживающего персонала... В земные СМИ уже просочились цифры - на Марсе сразу погибло 405 миллионов жителей из 489, плюс полностью, "под сурепку" уничтожена экономика и инфраструктура, так что большинство выживших очень могло погибнуть в ближайшие месяцы от голода, холода и экологического кризиса, а в аннигиляционной бомбёжке марсианских объектов на Земле было полностью уничтожено 48 городов, погибло 85 миллионов землян и 136 миллионов марсиан... Конечно, среди погибших марсиан были далеко не только мирные поселенцы, но ведь даже и марсианские военные - погибли не успев взять в руки оружие, что по букве каких-то непонятных барнардийцам "договоров о законах войны" было чуть ли не преступлением... Барнардийские офицеры не воспринимали самого понятия - "законы войны" - для них со времён мятежа селенгенов существовал один закон - "Прав тот, кто стреляет первым!". Но, впрочем, политическое командование экспедиции и лично король сочли, что действовавшие в Солнечной Системе "законы войны" приемлемы уже по тому одному, что обеспечили физическое выживание 2 миллиардов 835 миллионов землян.
   Так или иначе, вмешательство барнардийцев повлекло первое неожиданное последствие - на Свободные Территории хлынул поток беженцев из бывших марсианских владений, многие районы которых после бомбёжки стали по экологическим соображениям абсолютно непригодны для жизни... И если в первые два дня Освобождения (само это слово уже мало кто на Земле воспринимал всерьёз) барнардийцы строго требовали от пограничников-землян не впускать марсиан на Свободные Территории - то впоследствии режим пришлось смягчить, ибо вид умиравших от голода и загазованности марсианских ребятишек трогал сердца даже самых суровых земных офицеров. Беда здесь была в том, что дело пахло ползучей марсианской аннексией Территорий - тем более что масштаб катастрофы самого Марса не просто исключал депортацию марсиан с Земли - а напротив могла потребоваться (точнее уже требовалась) эвакуация населения с самого Марса.
   Тем временем, королевская политическая администрация Земли (КПАЗ) официально ввела определение "РЕЖИМ КОНТРОЛЯ", и у простых барнардийских солдат росло недоумение: если осуществляем колонизацию, то надо срочно вызывать ещё хотя бы несколько сотен полков! А иначе надо быстро "делать ноги", ибо изначально заявленные цели - пресечение марсианского господства и спасение землян - достигнуты в максимально возможной степени, и земляне с марсианами на глазах сливаются чуть ли не в единый народ. Единый - по взаимному сочувствию (марсианская оккупация Земли в XXI веке и нынешний погром марсиан барнардийцами - по жестокости друг друга стоили). Единый - по общим проблемам (экономика и особенно экология на всей Земле после бомбёжек явно все стремительнее катились в глубокий кризис). Единый и по общему руководству - на четвёртый день Контроля КПАЗ, по просьбе осуществлявшего представительство интересов землян перед королем Политисполкома бывших Свободных Территорий Земли, разрешил Политисполкому кооптировать в свой состав троих марсиан и представлять уже всё коренное население Солнечной Системы. Разумеется, король и КПАЗ чувствовали в этом опасность - дело явно шло к организованному мятежу, и только неуязвимость барнардийцев для земного и марсианского оружия сдерживала страсти... Но "шила" в плафоне не утаишь, и по барнардийскому выражению - "Засекретить можно всё, только не научно-техническое открытие". Изотопный состав барнардийской атмосферы, подаривший барнардийцам невообразимую для землян стойкость к оружию и радиации - в свободное от дежурства время офицеры крейсеров даже ныряли нагишом в Солнце - мог быть воспроизведён в любой лаборатории, а местонахождение звезды Барнарда не было тайной ни для одного земного астронома.
   В технически равном бою Барнардия не продержалась бы против объединённой Солнечной Системы и двух недель... Необходимо было срочно готовить последний гарант мира - "равновесие страха" - паритет гарантированного взаимного уничтожения по образцу "холодной войны" века двадцатого. О массовой репатриации никто уже отдалённо не помышлял. Для его величества Феликса Первого и его экспедиции наступало время ночных кошмаров...

* * *

   Нателла и её муж Реабзар неожиданно для себя самих стали государственными деятелями... Если до вторжения барнардийцев партия шитуфитов была по сути лишь научно-просветительской организацией, и многие марсиане вообще считали её сектой - то теперь шитуфиты неожиданно получили из рук КПАЗ власть над всеми выжившими марсианами, и стремились применять эту власть так, чтоб никто не обвинил их в измене. Реабзар Трог - ведущий шитуфитский лидер после смерти доктора Марчаля Веруска, основателя партии, погибшего на Марсе при первой бомбардировке - стал полноправным членом земного Политисполкома, наряду с маршалом Джиггом Ли и единственным выжившим членом Марсианского Правящего Совета Мадором Гюйсом.
   Сейчас они вчетвером - Реабзар с Нателлой и Мадор с сестрой Налией - прогуливались по набережной Канберры.
  -- Вы были правы... Ох, как правы! - внезапно вырвалось у Мадора.
  -- Ты думаешь, брат, вместе с землянами мы смогли бы отразить это вторжение? - вопросила Налия.
  -- Не потребовалось бы ничего отражать! Не было бы вторжения! Когда я узнал от барнардийских десантников, что они потомки беженцев с Земли - ушедших к звёздам от нашей оккупации - я понял, что нас настигло справедливое возмездие... О, если бы вернуть историю вспять! О, если бы не было того нашего нашествия!.. - Мадор застонал от горя и стыда...
   Когда на третье утро их бегства умерла от разрыва сердца его жена Алика, и он не смог даже похоронить её в заледеневших скалах - ему казалось, что его собственное сердце тоже разорвётся от горя - максимум к вечеру... Но он заставил себя жить - ради ребёнка, а когда на следующее утро появились барнардийцы, и объявили что гарантируют жизнь всем кто сдастся, он первым смирил свою гордость - тройную гордость марсианина, гнарда, Советника - и приказал всем своим людям - их было уже всего 190 тысяч из 46 миллионов живших в Гнардапуту до Катастрофы - сдаться немедленно.
   Он не считал это ни трусостью, ни позором, ни Подвигом - он спасал свой народ от окончательной гибели, не думая, что с тех пор имя "Мадор" станет самым популярным среди марсиан.
   Сейчас его сынишка Сид, как и все выжившие в Катастрофе марсианские дети, уже были эвакуированы на Землю и учились в "смешанной школе" - отдельных марсианских школ просто больше не существовало, они исчезли навсегда в пламени аннигиляционной бомбардировки. Мадора радовало, что уцелевшие марсиане и коренные жители Земли находят общий язык между собою гораздо лучше, чем с барнардийцами, а маленькая Керала не знала, горевать или радоваться, когда однажды на перемене один из её одноклассников-землян обозвал другого "спесивым барнардийцем" и мальчишки из-за этого прозвища даже подрались...
   Вечером того же дня, рассказав маме этот случай, Керала спросила:
  -- Мама! Это, я не пойму, хорошо или плохо? То ли хорошо - что всё-таки земляне не одобряют, как поступили с нами чужие? То ли плохо - ещё, не дай Бог, конфликт между землянами и чужими ослабит или даже погубит всех?..
  -- Солнышко моё! Ангелочек добрый!.. - сдерживая слёзы, ответила Нателла, - Так жизнь устроена!.. Жестоко... А что поделаешь? Главное, доченька - самой не озлобиться! Не возненавидеть! Простить - и самой прощенья попросить... Если хоть половина землян, половина марсиан и половина барнардийцев так сделают - все люди счастливы будут, и не будет больше войны во веки веков! Ведь не нужна ж война из людей никому!
  -- Мамочка! А почему ж тогда люди воюют - ведь и до захвата Земли марсианами, и на Земле и на Марсе постоянно воевали? Если война не нужна?
  -- Из землян некоторые говорят - дьявол какой-то подстрекает... А некоторые - что просто по глупости... Вот тебе пример: видит одна девочка, что у другой... ну, скажем, колечко красивое... и пытается украсть... или отнять силой... ещё, может, мальчика своего приглашает - чтоб у той, другой, и колечко отнять, и ещё косички надёргать... Представляешь?
  -- Естественно, мама! Такое у нас в школе часто бывает... правда среди землян чаще - но их просто больше...
  -- Вот... а не думает, глупышка, что то что силою отнято - ведь не принесёт счастья... Знаешь, много легенд есть - и у землян и у марсиан - про камни - алмазы называются - они дорогие очень, и раньше бывало, говорят, что найдёт человек алмаз - а назавтра того нашедшего другой убьёт и алмаз себе возьмёт... а того назавтра - ещё другой... и так вот - за алмаз - друг друга жизни лишали и счастья... за камень холодный - тёплую кровь проливали... за вещь бездушную - живые души губили... скажешь - безумие? Так... безумие... но начинается-то безумие это когда? В детстве, когда дитё малое начинает ценить себя и других по отметкам да по имуществу, да по прочей суете матерьяльной... и понемногу приучается на ту суету пустую - сердце своё разменивать... Вот сердце и ожесточается... а само тайком болит... потому и не доживают большинство людей и до ста лет - не выдерживают сердца их корысти и злобы - оно ведь сердце не для корысти рождено, не для алчности и зависти - а для Любви! Понимаешь, доченька? Для Любви человек на свет родится, и на то ему Бог сердце даёт... И Любовь та - не похоть плотская, не в том чтоб красиво глазами по мальчикам водить - а чтоб людям бы разным в единую душу соединиться! Чтоб и радоваться вместе, и плакать... и от того что вместе - радость вдесятеро больше, а плач из горького сладким будет... Как у нас в семье... Ты ведь такая, доченька? Ты ведь - наша? Сердцем живёшь? Верю! Знаю! Такими и все предки наши были - и у меня, и у папы твоего... Понимаешь?
  -- Да, мамочка! Но не всё...
  -- Поймёшь когда-нибудь... Ну, спи, деточка моя светлая! Завтра - новый день будет! Хоть бы мирный! Дай Боже!
   Нателла поцеловала дочку, выключила в её комнате свет и вышла, тихо притворив за собою дверь...

* * *

   Нельзя сказать, что главврач барнардийцев Ралина Гейзель подружилась с марсианкой Налией Гюйс... По крайней мере, пока что их отношения были чисто деловыми - его величество король неожиданно высоко оценил деятельность Налии по разработке технологии биотрансформации марсиан в людей земного типа, и приказал Ралине - самой молодой из всех докторов медицинских наук Барнардии, потому и попавшей в экспедицию - оказать исследовательнице-марсианке научную помощь. Король руководствовался простым, как полёт пули, соображением: смешавшись с землянами (в основном всё же лояльными Барнардии), марсиане быстро растеряют свой гнев против Чужих и вряд ли выступят против барнардийской власти. Обратный вариант - что земляне воспримут чувства марсиан - не рассматривался: с каких пор победители учатся у побеждённых? (При этом ни исторические факты подобной учёбы - например римлян, учившихся у греков и в византийскую эпоху полностью огречившихся, ни то что большинство землян всё же не считало победу барнардийцев "своей" - в расчёт не шли. Барнардийцы вообще плоховато знали историю, и ещё меньше - психологию. "Народу-Легионеру лирика ни к чему!")
   Ралина ознакомилась с наработками Налии и её друга-землянина Александра Полещука, и нашла их интересными, но очень "сырыми". У барнардийцев эти вопросы были решены еще триста с лишним лет назад - уже третье их поколение трансформировало свои организмы для большего соответствия сухому и знойному климату Барнардии. Правда, барнардийцы конструировали свои новые гены искусственно, тогда как в данном случае требовалось частично скопировать существующие гены другого биологического вида - да притом ещё и определить, какие "старые" гены оставить для сохранения личности... Ралина, руководившая теперь всеми изысканиями, не давала Налии и Александру ни минуты отдыха - даже спали все трое посменно прямо в лаборатории. И наконец Ралина воскликнула: "Вроде готово!"
   Налия, в душе очень робея, подошла к камере трансформера. И услышала срывающийся возглас Ралины:
  -- Отставить!
  -- Что, госпожа Ралина?
  -- Первой... иду... я!.. - голос барнардийки дрожал от волнения, хотя внешне она пыталась не подавать вида. Впрочем, её состояние было невозможно скрыть. - Товарищ... Налия!
  -- Слушаюсь!
  -- Вы... пожертвуете мне... прядь Ваших волос?.. Всего одну... небольшую прядь... Как источник... марсианских... генов...
  -- Вы... хотите стать... марсианкой? - Налия буквально ошалела от слов Ралины.
  -- Да... Вас, марсиан, и так осталось мало - пусть же будет... буду ещё одна... я... И потом - первый эксперимент руководитель проекта ставит на себе!.. Таков наш закон...
   Налия молча взяла ножницы и состригла со своей макушки огненно-рыжую прядь.
  -- И... простите меня, пожалуйста!.. За всё... простите! И... если можете... простите Барнардию!..
   Налия не ответила. Она плакала. Ралина, тоже уже молча, подошла к ней, по-земному троекратно поцеловала жёсткие щёки марсианки, взяла прядь её волос и закрылась в аппарате. Не прошло и минуты, как сигнальная лампочка возвестила о начале первой попытки трансформы человека - барнардийки в марсианку. Стрелка хронометра закрутилась. До конца опыта оставалось ровно 10 часов.
  -- * *
   Это было тридцать шестое утро барнардийского господства в солнечной Системе. Видеосовещание короля со старшими офицерами (по старинному земному обычаю именовавшееся "планёркой" - никто на Барнардии не знал происхождения этого слова) подходило к концу. Вдруг его величество Феликс Первый совершенно неожиданно обратился к подчинённым:
  -- Товарищи! Вы знаете, с чего начинается фашизм?
   Офицеры недоумённо молчали.
  -- А это известно! Когда двое идут по улице, и видят, что двое других избивают одного - и проходят мимо... А тот избитый, увидев безнаказанность силы, присоединяется потом к своим былым обидчикам - и уже втроём они бьют тех двоих, что раньше прошли мимо... А ещё трое проходят мимо - не понимая и не задумываясь, что завтра их очередь... Понимаете?
   Офицеры молчали - уже хорошо побледнев... Они отчаянно пытались понять - на что намекает их монарх. Но понять не могли - а спросить не решались...
  -- А Свобода с чего начинается - знаете?
   "С права на произвол!" - подумал было командир крейсера "Цезарь" капитан первого ранга Гулям-Аскер Меджидие, но промолчал... Шут его знает, к чему клонит его величество!
  -- Это мы знаем... Когда толпа - преследует одного - и появляется ещё один Человек, и своей грудью останавливает погромщиков... И наверное гибнет... Но воскресает - и вырывает из толпы еще людей - и делает их Людьми, на самом деле достойными этого имени... и потом они вместе идут на толпу... и вместе гибнут... и вместе воскресают... и вместе делают настоящими Людьми ещё других - из толпы... И это продолжается, хотя может и медленно... пока Людей не становится достаточно - и уже толпа, как вспугнутый зверь, убегает поджавши хвост... а Они идут на неё - и выводят, спасают, освобождают Людей - до последнего! Понимаете?!
   Офицеры молчали - теперь уже просто сконфуженно... Они чувствовали себя, как псы, побитые хозяином - непонятно за что...
  -- Вольно, товарищи офицеры! Ступайте по постам... Сам не знаю, зачем я рассказал вам эти притчи... Надеюсь, когда-нибудь вы поймёте... Надеюсь, не слишком поздно!.. - последнюю фразу Феликс Первый произнёс вполголоса, так что офицеры её не расслышали. - Совещание закончено!
   Экран видеосвязи в радиорубке "Цезаря" погас...
  -- Всем - вольно! Кругом марш! - с непонятным ему самому ожесточением скомандовал капитан Меджидие.
   Офицеры крейсера, стараясь не глядеть друг на друга, гуськом пошли из рубки... И в эту минуту по их ушам и натянутым как струны нервам полоснул сигнал боевой тревоги!

* * *

   Когда Мадор Гюйс впервые лично встретился с Александром Полещуком, то подумал, что Налия, возможно, сделала хороший выбор. Но, так или иначе, первое впечатление могло быть обманчивым, и сейчас Мадор пришёл прямо в лабораторию биотрансформации при медицинской академии Уральской Территории...
   Налия и Александр никак не отреагировали на звук его шагов, и ему пришлось дважды окликнуть их, прежде чем Александр, наконец, обернулся.
  -- Что происходит?
  -- Тс-с... Первый опыт трансформы человека! Завершится через минуту...
  -- Кто?
  -- Медик с Барнардии... Решила стать - марсианкой! - это сказала Налия. Сказала со смешанным чувством - ведь теперь её собственное, ещё недавно героическое, решение стать земной женщиной - с полным основанием могло считаться трусостью и дезертирством...
  -- Барнардийка - марсианкой?! Она думает, что хоть один марсианин согласится подать ей руку?
  -- Она надеется... И Вы слышите, Мадор - я просто как человек человека прошу Вас - простите барнардийцев! Не их вина, что сначала они воспринимали Марс сквозь отравленную призму четырёхсотлетней мести!
  -- Постараюсь простить... Но вернёт ли это жизнь моей жене? И вернёт ли это жизнь четырёмстам миллионам невинных?!
  -- Не знаю, господин Мадор... Вряд ли можно вернуть умерших к жизни... Но, может быть, всё же можно - хотя бы простить?
   Мадор резко обернулся на незнакомый голос. То была молодая рыжеволосая марсианка, стройная и большеголовая, как охотница на картине первого классика марсианской живописи Джиа Парели "Идеал гнардов".
  -- Простите, госпожа... Кто Вы?
  -- Охотно простила бы, но Вы передо мной ни в чём не виноваты... Это я и мои бывшие соплеменники виновны, перед Вами и перед Вашим народом, и я у Вас прошу прощения! Я - Ралина Гейзель, бывшая главная медико-биолог барнардийской экспедиции...
   Горло Мадора мгновенно пересохло. Как тогда, в Ледяной Долине, освещённой заревом догорающих марсианских городов... Его кулаки судорожно сжались в карманах фрака, и он лишь усилием всей своей воли сдержал внешние проявления нахлынувших на него в этот момент чувств.
  -- Я... не думаю... что случившееся недавно... эту кровь, огонь и смерть... можно так легко забыть и простить... Я постараюсь простить лично Вас, госпожа Гейзель, тем более что Вы, по Вашим словам, медик а не боец... но, Вы меня тоже пожалуйста простите... мирный договор на бумаге не заживляет раны сердец... Земляне простили нас лишь спустя четыре века после нашего нападения на них... и то лишь в час нашей Катастрофы... Я сомневаюсь, что мы простим Ваш народ раньше... и при более благоприятных - уже для вас - условиях!..
   Ноги Ралины подкосились... Налия подхватила её за руку, и усадила в кресло.
  -- Простите... госпожа Налия... это слабость... но, может быть, хотя бы Вы - меня - простите?
   Налия мягко коснулась виском макушки Ралины. Это был жест высшего сочувствия марсиан - "Пусть вся твоя боль перейдёт ко мне!" Как ни странно, Мадор не испытал ни малейшего отвращения, гнева или злорадства при виде этой сцены.
  -- Я прощаю Вас... Ралина... - произнёс Мадор, - и простите меня, пожалуйста, что я неосмотрительным злопамятством довёл Вас до сердечного приступа... Я действительно поступил безрассудно... - ему уже не верилось, что за таким милым, стопроцентно марсианским лицом кроется соплеменница убийц его планеты.
  -- Вы полностью правы... Мадор... - со слезами в глазах и в голосе ответила Ралина, - мы... и я лично... неискупимо виновны перед Вами... перед Вашим народом... Но простите хотя бы наших родных и близких, не покидавших Барнардию!.. Пожалуйста!!!
   В глазах Ралины кадры гибнущего Марса наложились на саванны и города родной Барнардии... Девушке стало страшно - впервые страшно так, как никогда ещё не было - не за себя, а за других... Она вспомнила семью... Маму, отца, бабушку, тётю Фриду и дядю Зеева, маленьких кузин Дину и Тамару, родного младшего брата - курсанта Беню... Каменистый парк "альма-матер" - медицинской академии в Аллонвилле... Неужели всё это может так вот в одночасье исчезнуть в пламени?! Она почти не заметила воя сирены, прозвучавшей в этот миг над всею Землёй - приняв сигнал общей тревоги за продолжение кошмарных грёз...
  -- Мадор! Что это ещё? Твои угрозы сбываются слишком быстро? Накаркал? - Налия буквально напустилась на брата с упрёками.
  -- Не надо... Ладно... Я прощаю... Прощаю всех... Всех барнардийцев, слышите?! ПРОЩАЮ!!! - закричал Мадор, побледнев, как в ночь Катастрофы, - О, Господи! Неужели опять? Неужели новое вторжение?! БОЖЕ, СПАСИ МИР!!! СПАСИ ЛЮДЕЙ ВСЕХ ПЛАНЕТ!!! Помилуй нас, Боже!!! Я ПРОЩАЮ!!! Я УЖЕ ПРОСТИЛ!!!

Глава 5. Новая война

   Король Феликс вошёл в штабную рубку крейсера "Шивачакра". Ситуация была критической - в пределы Солнечной Системы вторглась эскадра из 154 кораблей непонятного происхождения. Если бы это было подкрепление с Барнардии (которого он не просил), то они бы по крайней мере вышли на связь! И тут на экране видеоселектора появился начальник разведки майор Луи Де-Сен-Жером.
  -- Ваше Величество! Нами перехвачены и расшифрованы переговоры врага... Это - СЕЛЕНГЕНЫ!!!
   Та-ак... Значит, недобитые 28 лет назад мятежники решили взять реванш на "исторической родине"? Это именно то, что называется "хреново"... Так размышлял король, и одновременно обдумывал план обороны. Уничтожить врага надо на дальних подступах - иначе Землю ждёт катастрофа пострашней марсианской...
  -- Командующий экспедиции король Феликс Первый Аллон - командиру десантного полка полковнику Маркусу Алледрэду!
  -- Здравия желаю, Ваше Величество!
  -- Товарищ полковник! Приказываю - немедленно - выслать все боевые катера и всех пеших десантников - с индивидуальными реактивными двигателями - на дежурство прикрытия в пояс астероидов! Противник на азимуте 18 градусов Льва, превышение над плоскостью эклиптики 19 градусов, дистанция 30 АЕ, скорость - на данный момент около 2 АЕ в час. Характер противника - беглые селенгены! Ориентировочная слабая сторона противника - изношенная техника; ориентировочная сильная сторона - терять им уже нечего, и драться будут с отчаянием обречённых... Как мы - при Диане...
   Король кисло усмехнулся... Он тогда был двухмесячным младенцем - в первые дни мятежа - и только со слов отца, Сигизмунда Второго, знал, что чувствовали барнардийцы в страшные часы, когда, казалось, перевернулся мир, и шквал аннигиляционной бомбардировки обратил в прах и руины горы и города Цитадели - обитаемой планеты Барнардии. Из 76 миллионов жителей тогда погибли 55, и если бы мятежники высадили десант... Но сектантское учение селенгенов объявило любое пребывание в природной среде - осквернением, и космические разбойники вступили в переговоры, требуя рабов и запчасти к технике. Король Александр Пятый переговоры тянул, а тем временем спешно подготовил триста полков космодесантников, и в час "Ч" - 18:00 двадцать третьего сентября 371 года Внеземелья - внезапно прорвался к Диане - спутнику Цитадели - и захватил военные верфи и находившиеся там корабли. Успех операции во многом обеспечили двое мастеров с Дианы - Ромуальдас Грижас и Андрей Павлов - которые обесточили верфь и тем самым не дали врагу корабли угнать. Мятежники, однако, успели убить обоих героев, и с тех пор фраза "Как двое с дианской верфи!" стала высшей клятвой на верность барнардийскому трону.
   После этой битвы в течение тридцати пяти лет Система Звезды Барнарда была разделена надвое - Цитадель с Дианой и тремя почти необитаемыми планетами подчинялись законному королю, а во внешней части системы - на планете Гарбор и астероидах пояса "Чёрная борода" - хозяйничали селенгены. Вообще, происхождение их идеологии было объяснимо: до мятежа все ключевые посты в королевстве занимали - практически наследственно - уроженцы столичного Аллонвилля, тогда как техническая подготовка и практические навыки уроженцев орбитальных баз были не в пример выше... Естественно, возникло учение, объявившее о якобы генетическом превосходстве рождённых на спутниках (отсюда и слово "селенген"), и, пожалуй, естественен был призыв к "джихаду"... Но вот идея принципиального отвержения природной среды планет как источника скверны, а равно практика порабощения и даже уничтожения всех уроженцев планет - это было уже противоестественно, и после перемирия король не предложил селенгенам статус легальной партии, какой был у многих прежних оппозиций - от коммунистов до исламистов... Граница двух миров проходила по астероидам пояса "Маковая Аллея", или просто Маколлея, где в непрерывной готовности стояли друг против друга десантные войска двух правительств.
   Наконец, "холодный мир" взорвался - техника селенгенов стала устаревать, и они бросили свой флот в последнюю атаку. Десантные полки "планетян" приняли решающий бой спустя два дня после того, как агент селенгенов отравил короля Александра...
   Полковник и король помнили тот смертный бой почти одинаково - его величество тогда сам был полковым командиром, и сдерживал селенгенов на главном направлении, а нынешний полковник Алледрэд был курсантом, и их курсантский полк дрался всего в каких-нибудь 80-90 тысячах километров от гвардейского полка, коим командовал наследник престола. Оба помнили недоумение, когда король Сигизмунд Второй приказал войскам Центрального Фронта отступить до края пояса астероидов, - и величайшую радость, когда через 4 часа резервистские части замкнули окружение противника, а затем уничтожили вражеские базы на Гарборе и в "Чёрной бороде". Лишь 154 корабля селенгенов ушли тогда от возмездия - бежали из Системы Звезды Барнарда, которая с тех пор вновь стала единым Королевством Барнардия. И вот сейчас эти бандиты пришли в Солнечную Систему!

* * *

   Для спокойствия совести король всё же предложил вторгшейся эскадре сложить оружие - но, услышав в ответ селенгенский лозунг "Да здравствует искусственное против естественного", отдал приказ десанту: пленных не брать! Оба крейсера уже сорвались с орбит и неслись к первому огневому рубежу - орбите Сатурна. Десантники, вооружённые мезонными "Мечами", заняли позиции для абордажного боя в поясе астероидов.
   А король Феликс вдруг вспомнил утреннюю планёрку - неужели всего десять часов назад ещё не было этой давяще адреналиновой атмосферы "Конец всем печалям, //Концам и началам, //Мы рвёмся в атаку //Заместо торпед!", как пел старинный земной бард за 30 с лишним лет до старта Первой Звёздной...
   Король вспомнил письмо главврача своей экспедиции - доктора Ралины Гейзель - теперь уже бывшего главврача... По неровному почерку и явным следам капель на бумаге Феликс Первый сразу понял, что девушка плакала, и плакала много, но всё же решилась на безрассудный, граничащий с изменой, шаг - сама стала марсианкой... "Вот тебе и на... Хотели марсиан землянами сделать - а тем временем наша девчонка уже в марсианки подалась... Судить, что ли, за предательство? Хотя нет..." Король Феликс вспомнил моральную атмосферу Барнардии первых победных лет, когда в обществе царил пафос антитоталитаризма, и победа оправдывалась только абсолютностью зла поверженного врага. Для девушки, воспитанной на Замятине и Оруэлле - да даже и на Толстом и Фейхтвангере - бегство из лагеря победителей было почти моральным долгом, и Феликс вдруг понял, что не сможет её осудить... И тогда король просто пересказал своим офицерам две притчи из старинной, ещё земного издания, книги, автор которой носил странное имя Бруно Ясенский...

* * *

   Враг был уничтожен. Достаточно быстро - дальше орбиты Юпитера не прорвался ни один пилотируемый корабль селенгенов... Но эта победа была всё же неполной - разбойничий флот успел запустить все или почти все свои аннигиляционные ракеты в сторону Земли... Сейчас десантники "последнего заслона" с риском для жизни отлавливали и уничтожали эти ракеты. Среди барнардийцев уже появились первые жертвы...
   Король нажал клавишу общего оповещения - и одновременно клавишу телерадиовещания для Земли и Марса.
  -- Внимание всем! Через два-три часа неприятельские аннигиляционные ракеты посыплются на Землю... Приказываю - всем находящимся на Земле - немедленно - спуститься в бомбоубежища, и по первому сигналу - загерметизировать свои помещения. Вероятное среднее превышение предельно допустимого для землян и марсиан уровня радиации - семнадцатикратное! Огнём наших крейсеров было уничтожено всё электронное оборудование и весь личный состав противника - так что неприятельский десант исключён, однако уже выпущенные противником неуправляемые баллистические снаряды представляют смертельную опасность для всех людей! Всем...
   Его величество замолчал. Его лицо искривилось, как от зубной боли - он внезапно осознал, что находящимся на Марсе скрыться некуда... Все бомбоубежища Марса погибли - вместе с марсианскими городами, уничтоженными 37 ночей назад тем же самым огнём тех же самых барнардийских крейсеров... Феликс Первый скрипнул зубами и закончил речь:
  -- Всем находящимся на Марсе - молитесь Богу! Это же, вообщем-то, и для землян было бы полезно... Связь кончаю!
   Король резко выключил микрофон - и услышал зуммер вызова.
  -- Здравия желаю, Ваше Величество! Говорит командир восьмой роты десанта капитан Поль Арнульф. Разрешите обратиться...
  -- Обращайтесь.
  -- Ваше Величество! Бывший лейтенант Габриэль Рокноон, разжалованный за сожжение...
  -- Помню эту историю... Короче! Что он ещё устроил?
  -- Пал смертью храбрых, собственным телом остановив крупнокалиберную аннигиляционную ракету...
   Феликсу вдруг стало очень неловко за собственные только что сказанные слова... Он молча хватил стопку шотландского бренди, помолчал ещё с полминуты и резюмировал:
  -- Воин, допустивший ошибку в запале боя, в следующей битве кровью искупил свою вину... Я прикажу посмертно восстановить его в звании. Ещё вопросы есть?
  -- Никак нет!
  -- Тогда ловите вражеские ракеты, а не разговаривайте разговоры! - в королевском голосе явственно прозвучало раздражение, и капитан немедленно со связи ушёл...
   А король Феликс неожиданно подумал, что драться на переднем крае или с риском для жизни перехватывать вражеские ракеты - гораздо легче, чем сидеть вот так в штабе "на проводе", когда ничего от тебя уже не зависит - а отвечаешь-то ты за всё! Перед тремя планетами отвечаешь... У каждой из которых планет - есть ещё к тебе существенные, хотя и тщательно скрываемые, претензии. И то, что претензии эти молчаливы - от этого ещё больше кошек на сердце скребётся, как в марте на городской свалке... Король кисло усмехнулся - до чего же надо дожить, чтоб собственное сердце со свалкой сравнивать... Значит, дожил... До последней степени офонарения... На самом-то деле - есть отчего скиснуть душой - если вспомнить, ЧТО вышло на деле из столь долгожданного и торжественно объявленного "Освобождения Земли"...

* * *

   Мадор, Александр, Налия и Ралина быстро сошли в бомбоубежище Медицинской Академии Уральской Территории. Это убежище было сравнительно новым - оно строилось восемь лет назад в расчёте на стандартные полуторамегатонные ядерные ракеты Свободных Территорий. А сейчас к Земле неслись аннигиляционные ракеты самых разных калибров, и трудно было даже предположить, какие удары придутся на Екатеринбург...
  -- Единственная надежда - что большая часть неуправляемых ракет пролетят мимо наших планет! - сказал Мадор, когда Ралина объяснила ему суть ситуации.
  -- Молитесь, Мадор! Молитесь, пожалуйста... родной мой!.. - Ралина сама не понимала, почему вдруг назвала почти незнакомого марсианина самым сокровенно-тёплым словом, которым раньше звала лишь собственных родителей, и которое все годы учёбы и работы ревниво берегла для будущего супруга.
   А Мадор молча коснулся виском её макушки... И через минуту, медленно оторвавшись от неё, как будто и впрямь отягощённый её волнениями, встал рядом с неспешно крестившимся Александром перед Владимирской Иконой и, по-земному молитвенно сложив руки, закачался справа-налево и слева-направо, как принято было в древности у марсиан на главной в их былой религии молитве "Девятнадцати прошений".
  -- Боже! Боже! БОЖЕ!!! Прости, что я не знаю Твоего Святого Имени!.. Прости, что я, наверное, неправильно молюсь пред Твоим Образом и пред Твоим незримым Лицом! Прости меня, и ПРОСТИ ВСЕХ - марсиан, землян, барнардийцев... Если можешь - прости!!! Ой, что я говорю - Ты же всемогущ!.. Так, если Тебе ещё не надоело прощать - ПРОСТИ!!! И тех, кто запустили в нас эти ракеты - прости и их, я прошу Тебя об этом тем более, что они уже мертвы, и не могут сами воззвать к Тебе!.. Боже! Боже! БОЖЕ!!! Ты, спасший и сохранивший остаток Марса - спаси и сохрани вновь - людей и народы уже трёх планет - Земли, Марса, Барнардии! Ради безвинных детей - СПАСИ, БОЖЕ!!! Пусть дети наши, младенцы наши будут за нас поручителями!!! Ради Тебя Самого, Боже, Спаси!!! Не дай пропасть до конца наследию удела Твоего, который Ты ведь не для погибели сотворил! Ведь не для того создал Ты, Боже, эти прекрасные миры и этих добрых людей, чтоб они погибли и исчезли в небытии?! О Боже, Спаси! О Боже, Помоги нам и Поддержи нас - всех живущих в Солнечной Системе! И всех живущих в Барнардии - Спаси и их тоже! Помоги и им тоже! И Поддержи их тоже, Господи Боже Вседержителю! - этот последний титул неведомого ему Бога землян Мадор только что услышал из уст Александра, и ухватился за него, как тонущий - за кончик каната...
   Мадор не задумывался, что на равных поминает в своей молитве все три ещё недавно враждовавших космических народа, и что, может быть, он слишком дерзновенен в молитве к Богу землян, коего до сих пор в жизни не знал, - его уста вопияли от избытка сердца, и это была молитва, благоугодная Господу... И окружающие, многие из которых сами были марсианами, а остальные знали марсианский язык, невольно прислушивались к нему... Какая-то земная старушка, прервав на минуту свою молитву, трижду перекрестила Мадора и прошептала что-то неслышное... А Ралина - не сводила с него глаз, полных слезами, и быстро, срывающимся шёпотом, часто крестясь, читала "правило 12 псалмов" - благо, на Барнардии Библию знали, хотя по моде последних двух столетий принято было смеяться над религией и всеми "потусторонними" святынями. Ралина, будучи школьницей и студенткой, и сама, бывало, посмеивалась, - а её ныне покойный дедушка вот также молча крестил её спину, гордо-насмешливо выпрямленную, и также вот что-то тихо шептал... "Что ты просил тогда у Бога, дедушка?" - хотелось теперь спросить Ралине, но спросить было уже не у кого. Потом, став практикующим врачом, и встретившись с чужой смертью глаза в глаза, Ралина порою как будто ощущала ледяное дыхание на своём хребте и левом плече - и пыталась гасить подступавший ужас сарказмом, спиртом, а порой и "розовыми таблеточками". Вскоре она стала научным сотрудником, практиковала уже меньше, и страх отодвинулся-было, хотя и не выпускал её душу из железных когтей. Честно говоря, она даже обрадовалась полёту на Землю - не смея признаться самой себе, что уже не видела для себя будущего и искала смерти в бою за правое дело, чтобы хоть в памяти других остаться прекрасной и сильной, а не тем надломленным изнутри несчастным существом, каким ощущала себя сама. Она и на Земле пыталась играть роль, но трансформа в марсианку как будто сорвала внутренние оковы, и Ралина впервые за свои неполные 29 лет позволила себе быть той, кем и была на самом деле - плачущей женщиной, ищущей опоры в близких людях и в Боге, который - она наконец услышала старые слова дедушки и бабушки - ближе всех к каждому...
   К ним подошёл землянин в чёрной долгополой одежде, с большим крестом на груди.
  -- Господь Иисус Христос примет ваши молитвы, чада! Вы крещены? - священник, впрочем, сам сразу же понял бессмысленность последнего вопроса и жестом позвал Мадора и Ралину за собою. - Пойдёмте, я преподам вам благодать святого крещения...
  -- И Вы научите нас истинной вере, пожалуйста! - в один голос попросили Ралина и Мадор, следуя за ним в расположенную в том же подвале молитвенную комнату.

Глава 6. Лицом к будущему!

   Жуткие часы аннигиляционной бомбардировки миновали, как ночной кошмар. Прошло больше года, и Земля залечила почти все свои раны. Хотя болели - и долго ещё будут болеть - раны в сердцах людей трёх планет, потерявших близких, родных и любимых в огне селенгенского удара, равно как и предшествовавшего ему удара барнардийского. Барнардийцы, потрясённые внезапным приходом на Землю старого бедствия своего мира, враз растеряли прежнюю спесь, и теперь имена 53 погибших десантников поминались за упокой вместе с именами землян и марсиан - жертв всех войн. Но старые счёты постепенно забывались, трансформы стали обычным явлением, и всё чаще у алтарей земных церквей венчались представители ещё недавно враждебных рас...
   Когда король Феликс отменил КПАЗ и передал все её полномочия Политисполкому Солнечной Системы - впрочем, введя в его состав двоих барнардийских офицеров - на крейсерах прошёл ропот, а на Земле и Марсе ещё не решались вздохнуть с облегчением... Но вот буквально позавчера - 12 октября 2444 года - был подписан Договор о Космическом Мире и Содружестве, который и расставил все точки над "и" - три цивилизации решились объединиться на началах равенства, солидарности и взаимного уважения. Ралина особенно - почти по-детски - радовалась, что в учредительных документах Космического Содружества содержалось обращение ко Христу с молитвой благословить все народы Его Любовью и Миром, превосходящим всякое помышление...
  -- Не это ли те "мир и безопасность", среди которых "настигнет пагуба"? Не мостит ли объединение цивилизаций дорогу антихристу? - встревожился, однако, её супруг Мадор, лишь недавно прочитавший Апокалипсис, и, подобно многим новообращённым, примерявший описание "последнего времени" к своей эпохе...
  -- Не волнуйся на сей предмет! - ответил Александр, к этому времени уже полгода женатый на Налии, и потому встречавшийся с Мадором почти ежедневно, - Вселенная велика! Я не сомневаюсь, что наших потомков ждёт ещё очень большое, огромное будущее! Посмотри, как расцветает в людях всех планет вера Христова! Конец мира, я думаю, не близок - но каждый отдельный человек может предстать перед Творцом в любое мгновение, и главное - быть готовым не к концу мира, а к своему личному концу, чтобы встретиться со Христом, а не померкнуть навеки среди отверженных! Слава Богу, что Он нашёл тебя, меня, твою Ралину и мою Налию!
  -- Слава Богу за всё! - ответила тихо подошедшая Налия.
  -- Наше будущее перед нами!
  -- О, хоть бы оно было мирным! В мире с Богом и со всеми людьми! Дай Боже! - в один голос сказали Налия и Ралина.
  -- Аминь! - ответили Александр и Мадор.

Оценка: 3.32*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"