Яблонский Эдуард Генрихович: другие произведения.

Русский космизм и упадок русской религиозности

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Для конференции "Рерих и Чюрленис"

   Что является знамением нашей эпохи? Пошлость и сатанизм. Пошлость - потому, что нынешний духовно нищий человек совершенно добровольно отчуждает себя от Сущего, отказываясь от Вечного в пользу временного. Сатанизм - потому, что нынешняя эпоха - это промышленный генератор кумиров, представляющий собой сведенный к духовно-нравственному минимуму акт генерации. Нынешняя эпоха, впитав в себя сатанизм прошлых столетий, дала ему благодатную почву для роста и становления, как никогда ранее вознося и боготворя машинное. как нечто производное от человека, как своего рода безличное квазибытие.
  

Космизм как метарелигиозный синтез: за или против?

  
   О космизме , как отечественном и мировом явлении философской мысли сказано и написано много, даже слишком. И все же явление это как было, так и остается весьма размытым, противоречивым, имеющим на сегодняшний день как своих последователей, так и "критиков", всячески старающихся доказать несостоятельность космизма, как явления мировой культуры. Однако, критики часто забывают о том, что самим пафосом своего отрицания, который они столь мастито и изысканно демонстрируют на всевозможных философских конференциях, эти люди, вольно или невольно, лишь прибавляют очков популярности космизму. Получается, что и сторонники и противники данной ветви философской мысли работают на ее "раскрутку". Сегодня, интерес к данному мировоззрению идет на убыль, его пик пришелся на конец 80-х, начало 90-х годов ушедшего века. Однако, и в наши дни из под пера философствующей братии нет нет, да и появятся новые "перлы" "просвещенных мыслителей" на "темы о...", автоматически пополняющие всевозможные научные и околонаучные брошюры и сборники только из-за того, что устроители и "промоутеры" российской философской "тусовки" говорят: "а ведь в этом что-то есть". Но господа философы, ответьте, почему я или кто-либо другой должен вам верить?
   Как тут не вспомнить поучительный рассказ А. Моруа "Рождение знаменитости", где главному герою для того, чтобы стать знаменитым художником понадобилось лишь наляпать на холсте какую-то невообразимую мазню, а на вопрос восторженной публики о том, что же все-таки он хочет выразить своим "творчеством", с умным и сосредоточенным видом, затягиваясь дорогостоящей сигарой, глубокомысленно ответить: "А видели ли вы когда-нибудь, как течет река?".
   К сожалению, очень часто в современном "просвещенном мире" знаменитостями становятся именно так. Не обязан ли космизм своей популярностью той небывалой полюбовной до нездоровости устремленности навстречу друг другу тех, кто создают современные ценности с теми, кто их весьма охотно потребляет.
   C философской точки зрения слова "явление" и "феномен" носят весьма схожий по своему смысловому значению характер, и, все же, между ними существует определенное различие. К примеру, уже Лейбниц полагал гносеологическое различие между данным в восприятии явлением и сущностью (феноменом). По Лейбницу, феномен - это сущность явления, данная в восприятии. Поэтому автору данного философско-культурологического эссе представилось важным подробно изучить типологию русского космизма для того, чтобы определить сущностную архитектуру последнего, т.е. попытаться найти в данном философском направлении такой элемент, который нельзя было бы свести ни к какому философскому направлению, известному ранее в истории философии; либо же, наоборот, доказать, что данное явление принципиально сводимо к любой иной системе философствования.
   Можно ли в рассматриваемом явлении (космизме - прим.авт) безошибочно увидеть некий абсолютный критерий, который позволил бы говорить о достоверной философской значимости явления целиком? Если русский космизм, хотя бы одной своей гранью не соприкасается со столетиями выработанной практикой философской методологии уже классифицированных явлений, но несет в себе некий элемент, являющийся неотъемлемой частью еще незанятой онтологической "ниши", что имеет свое гносеологическое подтверждение - значит он (космизм - прим.авт) представляет собой действительно уникальное явление и может быть, согласно классификации автора, назван феноменом, как явлением с лишь ему одному принадлежащей и специфичной сущностью. Если же сущность данного явления представлена синтезом, причем таким, который в равной степени присущ другим культурным феноменам, то является ли философски и этически оправданным говорить об оригинальности последнего? Наконец, если рассматриваемое явление все же не оригинально, влияет ли это его нравственно-ценностный аспект? Этот и ряд других вопросов будут рассмотрены в предлагаемой статье. Для определения типологии космизма произведем короткий обзор имеющихся ныне формулировок космизма.
   Под космизмом обычно понимается представление о живом взаимосвязанном мире, и такое представлении существует в любой культуре, что позволяет некоторым исследователям говорить о русском космизме, как об особой неотъемлемой части мировой культуры. Русский космизм по их мнению - это определенная ориентация культуры, и, в частности, русской, в основе которой лежит мировоззрение нравственного всеединства.
   Cчитается, что идеи космизма нашли свое воплощение в самых разных сферах культуры: в русской философии конца 19 - начала 20 вв., поэзии (Тютчев, Брюсов, Заболоцкий - прим.авт), музыке (симфонии Чайковского, Скрябина, Рахманинова - прим.авт), в живописи (Нестеров, Рерих, Спасский - прим. авт), в науке (ориентация на парадигму мира, как живого организма - прим.авт).
   Для древнего грека понятие "космос" многозначно: это и упорядоченность, порядок; и надлежащая мера, благопристой-ность; и строение, устройство; государственный строй, правовой порядок; и мировой порядок, мироздание, мир; и небесный свод, небо; и мир, свет, земля; и свет, люди, народ; и украшение, наряд; и украшение, краса, слава; и прикраса. Если попытаться в одной фразе свести все значения этого слова, то можно, например, сказать, что Космос - светоносная краса высшей меры, упорядочивающая хаос и мироздание; или - Красота света гармонии, создающая Мировой организм.
   Первоначально слово "Космос" было синонимом "порядка, гармонии и красоты", но со временем оно стало обозначать "мир или вселенную". Предание приписывает Пифагору название для мира "Космос" как выражение высшего порядка ввиду пропорциональности и гармонии его частей. Благодаря пифагорейскому пониманию числа, сложилась традиция, согласно которой гармония и число составляют бытие как таковое. В древнегреческой философии "Космос" - это термин для изображения миростроя, мира как структурно организованного и упорядоченного целого, разумного, прекрасного. Практически у всех греческих философов термин "Космос" применяется как "система или организм, исполненный целесообразности". Аристотель говорит о сохранении космоса благодаря согласованности его элементов и их уравновешенности.
   Эпоха Возрождения, продолжая традиции античности, различает великий космос, макрокосм - внешний мир, и малый космос, микрокосм - человек, между которыми усматривали бесконечное число аналогий и соотношений.
   В новое время наибольшей популярности выражение "космос" (в смысле мироздания - прим.авт) достигло благодаря обширному труду А.Гумбольдта, озаглавленному "Kosmos", в котором он подвел итоги современных ему представлений о мире.
   В наше время "космос" - это синоним астрономической Вселенной; различают ближний космос, исследуемый с помощью искусственных спутников Земли, космических аппаратов, межпланетных станций, и дальний космос - мир звезд и галактик.
   Фактически эти два значения "космоса": древнегреческое, прошедшее затем в европейскую и русскую философию, и современное, - стали основой для разделения в понимании космизма как определенного мировоззрения, присущего, быть может, любой культуре, и естественнонаучного представления, связанного с достижениями в освоении космоса, как внеземного пространства.
   Для многих исследователей космизм - это идея активной эволюции, или, другими словами, необходимости нового сознательного этапа развития мира, когда человечество направляет природно-эволюционный процесс в ту сторону, в какую диктует ему разум и нравственное чувство. И хотя это чувство крайне запаздывает относительно всех других форм проявления человеческого бытия и человеческих взаимоотношений, тем не менее в будущем, как верили представители космической философии, должен произойти нравственный перелом всего человечества. Человек для активно-эволюционистских мыслителей - существо еще промежуточное, находящееся в процессе роста, однако не совершенное, но вместе с тем сознательно-творческое, призванное преобразовать не только внешний мир, но и собственную природу.
   Если, к примеру, взять работу К.Э.Циолковского "Будущее Земли и человечества", можно увидеть красочные пассажи будущего переустройства планеты: здесь и метеорическая регуляция, и широкое использование солнечной энергии, и усовершенствование растительных форм и т.д.
   У Циолковского можно найти несметное количество живых организмов, находящихся на различных ступенях своего развития, в изобилии населяющих всю вселенную. "Вселенная полна разумными, могущественными и счастливыми существами. Их гений и могущество заселили всю вселенную, избавив ее от мук самозарождения. Эти существа подобны совершенным людям, которые произойдут от теперешнего человечества. Со временем оно организуется в сложное, прекрасное и счастливое общество, под управлением самого высшего, самого достойного из будущих людей".
   Для Циолковского такая организация свойственна всей вселенной, в которой под руководством совершеннейших, подобных богам разных ступеней, объединяются между собой ближайшие группы солнц, Млечный путь, эфирные острова ("вариации" на эти проекты нашли выражение в фильмах Дж. Лукаса "Звездные войны", не получившие почему-то сочувствия советской кинематографической критики - прим.авт.). Смерти у калужского мыслителя уже нет, т.к. "первобытный гражданин" атом, что "есть особь (индивид, примитивное Я - прим. авт.)", - вечен. Но для Циолковского по-настоящему существует лишь те атомы-граждане, что составляют мозг совершеннейших, счастливейших, сознательных существ, которые обретают практическое бессмертие.
   Гарантией достижения бессмертного блаженства для мозговых атомов становится уничтожение несовершенных, подверженных страданию, форм жизни, в которые эти атомы могли бы попасть. "Этика космоса, т.е. сознательных существ, состоит в том, чтобы не было нигде никаких страданий: ни для совершенных, ни для других незрелых или начинающих свое развитие животных. Это есть выражение чистейшего себялюбия (эгоизма)" (это уже, пожалуй, идеи анархиста Чернышевского, или, что ближе, Великого Инквизитора Ф.Достоевского - прим.авт.).
   Науке, или, точнее, грандиозному синтезу наук, объединенных во всеобщую космическую науку о жизни, активно-эволюционная философия дает, как она считает, новое направление развития. И если сегодня наука, являясь основной созидательной силой современного мира, работает с равным циничным успехом и на разрушение, то, по мнению космистов, это происходит лишь потому, что человек, примирившийся со своей природной данностью, не пытающийся раздвинуть своих естественных границ, обрекает себя на постоянную зависимость от природного рока с ощущением собственной человеческой слабости и бессилия. Поэтому, продолжают они (космисты - прим. авт), если активно-эволюционистическая модель даже и является утопическим проектом гармонизации мира (с чем они, безусловно, не согласны - прим.авт), тем не менее это лучше, чем декаданс и популизм, к которым они причисляют как религию, так и определенные философские школы (экзистенциализм, к примеру - прим. авт). Учение космизма, глазами самих космистов, видится как некое "противоядие" или "прививка" от представлений, где страх и безнадежность, слабость и бессилие человечества рассматриваются как серьезный предмет научного исследования. Именно это, свойственное человеку в его постоянной жизни и научной деятельности личное самопознание, которое заставляло, не полагаясь на Божью волю искать лишь в себе самом последнюю причину всех своих поступков и возлагать исключительно на себя ответственность за их результаты, христианская этика, которая до некоторой степени была принята апологетами космической философии (тем же Федоровым, Соловьевым, Флоренским, частично С.Булгаковым - прим.авт) считает главным препятствием для достижения Царствия Небесного.
   Идеал целостного знания уже многие века притягивал человеческое мышление. К нему стремились все древнегреческие философы, особенно Аристотель. И на уровне науки своего времени Аристотель достиг, безусловно, очень многого. Второй синтез, уже христианский, был осуществлен св. Фомой Аквинским на основе опыта Аристотеля. Впрочем, Фома вынужден был резко разграничить научные и религиозные сферы, чтобы наука могла свободно развиваться (в чем был, несомненно, прав - прим.авт). Из христианства некоторые передставители космизма заимствуют его нравственную основу, рассматриваемую как призыв к действию по творческому преобразованию мира и, в конечном итоге, победе над смертью. И все же вера для космистов - лишь ориентир, символ, образ, конкретные дела - за преобразовательной деятельностью человека, основанной на науке.
   В самой основе философии космизма ощущается некий изъян, некая "червоточинка", которая коренится в его этической части . Здесь видится элемент некой нравственной шаткости, являющейся во многом последствием надуманности и незаконченности самой идеологии космизма, хотя в основе этого заблуждения лежит не корыстный расчет, но лишь жажда познания и оправдания бытия. Любые "синтетические" учения "грешат" этим, особенно когда речь идет о синтезе науки и религии. Это и гностицизм, где знание рассматривалось не как познание чего-то отличного от человека, внешнего, а знание как узнавание, что гностик одноприроден божеству. В известной степени таким синтезом можно назвать и систему Гегеля, невзирая на ее пантеизм, которую также отличал дерзновенный размах. В конце девятнадцатого века принципиальные основы синтеза были разработаны Владимиром Соловьевым, который проповедовал идеал "цельного знания" или "свободной теософии". Можно сказать, что все эти попытки вносили лишь неясность в соответствующие философские концепции и в большей степени ставили вопросы, чем давали ответы.
   В этом смысле разделение научной и религиозной сферы у того же Фомы Аквинского есть действие высокой нравственной силы: добиться того, чтобы две основополагающие формы человеческого сознания (вера и разум - прим.авт) не посягали на "честь и достоинство" друг друга, не умаляли и не искажали каждого, как впрочем и не приукрашивали, но лишь шли параллельно, как два полюса, имеющие разную природу, но один источник. У Н. Федорова, к примеру, его синтез привел к тому, что были утеряны и христианские корни учения (в результате своеличного толкования церковных догматов - прим. авт). Оторванность от научной базы частных наук, вместе с необычайным врожденным воображением, свойственным ггуманитариям привели, мягко говоря, к скептическому отношению со стороны науки. Да и сами попытки такого рода синтеза вносили лишь неясность и сумятицу в представления Федорова о происхождении и эволюции человека, когда дарвиновская теория и Библия так и не смогли "адаптироваться" в философской концепции мыслителя.
   Итак, идея синтеза философии, науки, религии утопии имеет весьма долгую историю, будучи при этом лишь элементом более глобальной и древней общечеловеческой парадигмы: утопичности человеческого мышления как "веры в возможность достижения социальной справедливости в результате исторического развития общества". Именно эта мировоззренческая установка является наиболее характерной чертой того явления, которое сегодня называется космизмом. Справедливо говорить о том, что утопичность мышления является необходимым звеном общей архитектуры человеческого бытия в мире.
   Кандидат философских наук Я блонский Эдуард Генрихович

  
  
   Циолковский К.Э. Научная этика, стр.22
  
   Циолковский К. Научная этика, стр.29
   Философия русского космизма.// Фонд "Новое тысячелетие". Москва 1996, с.363
  
   1
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"