Яфаров Дмитрий: другие произведения.

Артефакт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Сейчас я проснулся. После встряски память и мысли приятно прояснились, принимая удобный порядок внутри головы. Последовательность событий пересобиралась за доли секунды. Складывалось привычное состояние, спокойное и немного сонное. В нём уже можно разобраться с происходящим куда быстрее и постараться понять: что удалось сохранить после утряски?
  Отчётливо помню раздражение от работы. Как тёр глаза и старался отогнать неприятные воспоминания о вчерашнем дне: споры, сомнения и рутину дел. Возвращаться под свет монитора совершенно не хотелось. Время тянулось, пока я отсчитывал станции сквозь дрёму, покачиваясь в смазанном вагоне. Ощущения по дороге на работу посещали двоякие. Не хватало сна, хватало времени, не было ни толпы, ни сил. С утра пораньше спешило навалиться множество дел, но добирался и работал я куда комфортнее. Метро ещё оживает: кто-то спешит занять место, кто-то проходит насквозь вагон, кто-то просыпается. Но нет ещё единой плотной массы. На станциях не так много пассажиров.
  Я вышел на пересадку одним из последних, едва продрав глаза и успевая вдогонку к общему потоку. Начал подымать рюкзак на плечо, когда краем глаза заметил движение спереди и слева от себя. Мужчина сорвался с жёлтых лакированных досок скамейки и влетел в вагон в последнюю секунду. Задел левое плечо, протиснулся между дверьми и оказался по ту сторону стёкол. Очень быстро. Я успел повернуться вполоборота к вагонам, а хлопок дверей уже раздался. Мою злость сменила растерянность намного медленнее, поэтому мне удалось только проводить обидчика взглядом. Глаза ещё не налились, бранные слова только подымались в груди.
  Пассажир смотрел мимо меня рассеянными, непонятно грустными и испуганными глазами. Слегка помятая, но чистая повседневная одежда: джинсы, рубашка и куртка. Лицо человека из толпы, сквозь которую проживаешь день за днём. Обычное и привычное, за исключением глаз, которые что-то говорили и не отрывались от точки позади меня.
  Поезд почти скрылся. Гул уже затихал, когда я подошёл и поднял очки с рельефной жёлтой древесины скамейки. В плотной металлической оправе стояли стекла, скорее всего без диоптрий. Моё зрение нельзя назвать идеальным, но медицинские очки я никогда не носил. По поверхностным познаниям и беглому осмотру казалось, что стекла ничего не увеличивали и не казались защитными. Я ощупал душки и крепления, механически перекладывая находку из рук в руки, пока с обеих сторон успели пройти четыре поезда. Холод металла напомнил в первые секунды поручни метро, но поверхность всё же отличалась. Прикинув время перегона, я решил, что мужчина не спешит возвращаться, оставив вещь умышленно. Так или иначе, но переместив предмет в карман рюкзака я поспешили на работу. Не оставалось времени на что-то другое. Время подхватило меня и пронесло до вечера. День пролетел также, как и любой другой, быстро затерев воспоминания о находке.
  
  Уже доставая воду на обратном пути, я по ошибке потянулся к противоположному боковому карману. И вспомнил, ощутив очертания через ткань, про находку. Достал и покрутил в руках, рассматривая на предмет царапин, шероховатостей, гравировки и надписей. Ожидаемо не нашёл ничего, даже толком не понял механизм крепления душек и сложил очки. Почти выбравшись на поверхность, повесил их на ворот футболки и принялся перекладывать карту проездного. Переключил песню, поправил волосы и случайно выронил левый наушник. Нагнулся за ним и услышал, как оправа ударилась о каменный пол. Быстро поднял наушник и очки, боясь что кто-то наступит, надел их и принялся доставать салфетку, чтобы протереть амбушюр.
  Я не успел включить музыку, потому что непривычная приятная дрожь пробежала от макушки по шее и плечам вниз по спине, волнами расходясь по телу. Несколько раз моргнул и встряхнул головой, оправляясь от неожиданного чувства и пытаясь найти причину. Пока глаза занялись поисками, ноги окончательно отошли к стене перехода. Я почти прижался к ней, отделяясь от всего потока. Только рядом, в паре метров справа, стояла девушка, мимо которой я пробежал полминуты назад. Одного взгляда на неё хватило для прекращения поисков. Скорее всего, причину волнения я уже нашёл.
  Первые доли секунды я подходил, смотря только в её глаза, вырезанные из красного дерева. Не стеснялся, наверное зная в глубине души, что на меня никто не посмотрит. Время растянулось на отчётливые циклы дыхания и удары сердца, от волнения перекрывшие шум потока. Потом взгляд спустился к тонкой шее по волнам волос, перекинутых на правую сторону. Почти детские черты лица, замершие перед изображением на колонне, заставляли мои ноги идти чуть медленнее по неведомым причинам. Я немного нахмурился, теряясь в догадках. Пожалуй, слишком лёгкие джинсы и майка для стоявшей наверху погоды. Возможно, знакомая внешне попутчица по прежним будням. Взгляд едва опустился на тонкие, чуть сутулые плечи, когда спешащий домой пассажир, даже не заметив и не обратив внимания, врезался мне в левое плечо, слегка сбив дыхание.
  Я окончательно потерял отлетевшие наушники и даже не попытался их искать. Уже подымаясь и поворачиваясь к изображению на колонне, снял съехавшие и сильно мешавшие очки. Чтобы лишь своими глазами увидеть внутри красной рамки похожее, но почти незнакомое лицо девушки, что стояла сейчас за моим плечом, чуть правее. Лаконичная фотография с текстом: сияющие улыбки, она и кроха дочь на руках, пропали пару недель назад. Чёрные крупные буквы, переходившие в описание той же одежды, я нашёл справа от фото. Их искали родные и близкие уже несколько дней. При этом даже тени озабоченности я в девушке не отметил. Может она боялась, может растерялась и устала, но ни следа потерянности не было.
  Поэтому замедлилась реакция, желание действовать и обрывки мыслей перемешались не сразу. Я обернулся с приоткрытым ртом, приподнял правую руку, да так и застыл на следующие минуты, спрятанный и замерший за колонной, увидев рядом только пустоту. Обычную, но сковавшую тело и мысли.
  Представлялось невозможным скрыться за промелькнувшую секунду. Периферийное зрение не заметило и тени движения. Пустота справа оставалась просматриваемой и неподвижной, вне основного маршрута пассажиров. Я не видел девушку, но уже слегка пятился, перебирая в руках очки и откладывая первые странные догадки, которые не то что проверять, но и обдумывать тогда не хотелось. Даже странно, как быстро эти догадки перешли в практические опыты позже, страшно интересные.
  
  Спустя недели я смог почувствовать более или менее трезво, как много увидел в стёкла очков. Души людей перемешиваются, вне зависимости от пола, возраста, расы и смерти. Иногда люди возвращаются по тем или иным причинам. Со временем я проследил лишь слабые закономерности, поэтому не могу сказать ничего определённого. Научный метод работает так себе, если ты единственный, кто видит умерших сквозь найденные очки. Много сомнений в собственной объективности. Иногда слишком много. И слишком резонным кажется желание оставить подобное открытие в тайне, чтобы мной не заинтересовались. Кто угодно, всякий может подумать худшее. Слабо представляю, как таким можно поделиться и чем может помочь даже немного поверивший человек. А на большее рассчитывать не приходилось, уж точно.
  Поэтому я один смотрел в свободное время на то, как среди живых прогуливаются ушедшие. Давно или недавно, кстати, вполне возможно догадаться. Особой уверенности в идентификации до снятия очков я добился не сразу: вид, поведение и одежда порой выделяют людей по ту сторону, но далеко не всегда. Может это зависит от порядка смерти, может от человека или его желаний. Не уверен и не знаю, что возвращает некоторые души. Какие тут критерии классификации призраков и подсчёте количества, если нельзя быть уверенным даже в собственном одиночестве. Странность поведения отделила меня от прежних знакомых, так что сторонних советов я не спрашивал. Подумал, что даже если не я один обладаю очками, подобным артефактом и возможностью, никто не носит рядом со мной бейджики с надписью «меня зовут Александр, я вижу мёртвых сквозь чудо-очки». Любой будет худо-бедно скрывать происходящее. Либо на улицах пугаюсь от скользящих и исчезающий людей я один, либо мне всё снится, либо выделяюсь я лишь с непривычки и новизны происходящего.
  Потому мне близки мысли, что вижу мёртвых только я, пока на мне очки. Один артефакт на множество жизней и смертей. Может есть исключение для животных и детей: иногда ловлю их на внимании к странствующим душам. Это взаимно. Я провёл пару выходных около ближайших захоронений и смотрел со стороны, как проявляются люди на погостах. Видимо, это возможно везде, но чаще заметно в тех местах, где собираются семьями. Иногда ещё в парках или во дворах. Но на кладбищах нет места лишним предметам, событиям и мыслям. Я видел отчётливо, как семьи восполняют ушедшие. Обычно спокойно стоящие рядом, иногда с интересом рассматривающие маленьких детей или кошек. Почти всегда светлые и немного грустные. Словно им тяжело только от невозможности пересечься с жизнями близких и порадовать их.
  В целом, я не встречал ничего, кроме положительных или нейтральных эмоций с той стороны. Снимая очки часто возвращался к перекосу. Соглашался, что всё люди разные, но что и правила игры могут быть сложными и непонятными. Может быть, стоило попробовать посмотреть сквозь стекла на более мрачные места, чтобы развеять парадокс доброты мёртвых. Но от одной такой мысли сердце сжималось и руки тянулись к глазам. Не хотел понимать и знать. Становилось настолько страшно, что я так и не решился, отложив идею на невозможный срок.
  Я мог и не представлять, что обладание тайной когда-то станет невыносимо. Не из-за распирающей важности, не из-за страха или смены осознания мира, а от простых правил, неизменных по эту сторону очков. От невыносимой физической боли, от которой хочется выть. Сейчас в моём пространстве за глазами мысли ещё путаются и повторяются, порой в нарастающем гуле, порой в головной боли. Тело ещё болит, особенно в местах ударов по костям. Но что-то боль расчистила, это уж точно.
  
  Тот день начинался бодро и солнечно. Я гулял, времени оказалось предостаточно и решение взять с собой очки не было спонтанным. Мне уже нравилось смотреть вокруг и подмечать что-то необычное. Порой казалось, что стекла начинали работать несколько иначе. Пару раз я замечал что-то рядом с живыми людьми. Что-то уже не связанное с возвращением мёртвых. Очки учились или учили, а я этому радовался и ничего не подозревал. Я привык ожидать за поворотом новый день, совсем не примеряя обратное.
  Плохо помню весь день в целом, но могу с закрытыми глазами перемотать происходящее, задерживаясь на особенно ярком. Словно выкрутили у памяти светоёмкость, оставили только самое насыщенное в отдельных кадрах. Поток машин с рёвом проносится под ногами, пока яркие жёлтые лучи пробиваются сквозь пыльные и местами расписанные стёкла надземного перехода. Людей немного: кто-то спешит по работе, кто-то отвлёкся на собственные дела, кто-то не спеша прогуливается. Много шума и голосов: мальчик кричит на руках у матери, внизу проносится особо слышный мотоцикл, рядом мужчина кричит в трубку телефона. Поток людей разношерстный и случайный, так что высматривать что-то, не зная что, мне интересно. Я даже не сразу замечаю нищую мадонну с ребёнком и уже почти отворачиваюсь, но в последний момент возвращаю взгляд. Потому что вижу знакомую мне девушку, первую из многих по ту сторону очков. Пропавшую без вести девушку, которая вновь собирает всё внимание так, что я покачиваюсь и останавливаюсь резко, словно упираясь в стену.
  Я смотрю на потерянную мать, а она не отрывает взгляда от ребёнка на руках нищей. Тело замерло в оцепенении и только плотно сжатые немые губы дрожат по привычке. Спустя пару секунд черты искажаются в беззвучном крике. Девушка раскачивается несколько секунд, а затем замирает в прежнем состоянии, замкнутом и не менее пугающем. Потерянное и загнанное выражение лица почти сразу подталкивает меня вперёд. Я, кажется, понимаю, что происходит. Проходил мимо много раз, читал что-то похожее или слышал о подобном. Вещи, в которые не хочешь верить, от которых мороз пробегает по спине и ноги предательски подкашиваются. После, очнувшись в больнице, я уже не буду интересоваться произошедшим, исходом дел и судьбой ребёнка. Хватит ожидания официальных писем. Но тогда, в ярком свете дня, я прохожу мимо, останавливаюсь и вызываю полицию. Настаиваю на задержании, неумело читая причины с экрана телефона. Несмотря на протесты, проклятия и возражения против съёмки на телефон, упорно стараюсь остановить происходящее, сняв очки и не думая ни о чём больше.
  Когда заявление приняли, показания внесли и со мной закончили, вечерние сумерки сгущались в синюю темноту. Отчётливо помню отрезок после рутины и переживаний в отделении. Пьяные крики внизу и разномастные фотографии и лица вокруг, когда я выхожу наружу и стараюсь скорее отыскать кнопку выхода. Я спускаюсь по бетонным ступенькам, запускаю руки в волосы и нахожу в телефоне ближайшую остановку. Иду к переходу по довольно пустым улицам, перебирая в голове пропущенные дела. Затем заворачиваю и подымаю голову от экрана, пытаясь найти глазами остановку. И чувствую сразу несколько ударов: бьют сзади по голове и спине, трое. Это я вижу смутно, уже после падения. Всё происходит слишком быстро. Удары методичные, большей частью наносятся ногами. С трудом удаётся прикрывать руками голову, благодаря наитию или случайной догадке, которая поможет позже восстановиться без особых последствий для организма. Но это будет намного позже, а теперь я весь в крови, тёплой и солёной, лежу один в темноте на грани сознания. Болит всё, а я даже не осознаю, что это только начало боли. Совершенно разной, но бесконечной, изменившей меня против воли, затеревшей прежние черты внутри.
  Меня рвёт тут же. По обрывкам фраз я смутно понимаю, что прохожие принимают вонючего, грязного и стонущего человека за пьяного. Может поэтому так долго никто не зовёт на помощь, пока реальность наполняет пульсирующая, давящая и распирающая голову боль.
  Вскоре появляется шум в ушах. Боль переходит от висков к глазам, закрывая сознание от тусклого света. Потом я отрывочно вижу, как меня везут в скорой. Периодически проваливаюсь в сон и вижу призрака, дрожащего и испуганного. Девушка стоит и заламывает руки, неспособная помочь своему ребёнку. Рукой натыкаюсь на непонятно как уцелевшие очки и забываюсь, теперь уже надолго.
  Я не успел захотеть надеть их тогда, ни разу не решился позже. И не смогу уже никогда, знаю наверняка.
  
  Закончив с воспоминаниями, я открываю глаза. Передо мной проносится поезд метро, шум которого я выдерживаю уже пару дней. Рядом на деревянных досках скамьи лежат очки. Мне хочется думать, что я достаточно пережил, что артефакту просто нужен кто-то более сильный и ответственный. Но в действительности, мне страшно. Видеть и знать – вещи различные. С некоторым опытом жить очень сложно. С опытом поражений можно, с опытом смерти – труднее.
  Я встаю, прихрамывая отходя от скамейки. Утро раннее, в промежутке движения поездов на платформе тихо. Страшно оборачиваться, но и бежать я не собираюсь. Уверен, что очки не только не ломаются, но и не теряются. И что без них смотреть вокруг становится легче с каждым шагом. Думаю, что и дышать смогу глубже и ровнее, когда память перестанет возвращаться к пережитому с завидным постоянством. Вижу так ясно, словно очнулся ото сна.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Ариаль "Сиделка для вампира" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Босс-обманщик, или Кто кого?" (Женский роман) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга первая." (Приключенческое фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | М.Светлова "Следователь Угро для дракона. Отбор" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Маски сброшены" (Любовные романы) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | Э.Блэк "Падший (зеркало Иштаар)" (Приключенческое фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"