Ягер Ящер С Крыльями: другие произведения.

Мёртвая пустошь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.70*56  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На пустынной зимней дороге будь внимателен. В белой хмари летящего снега, ты можешь встретить того, кого лучше не встречать...

  Мёртвая пустошь.
  
  Пролог.
  
  Алексей Крюков (Дорога Губаха - Чусовой, 10 января 2019 г. Ночь)
  
  Разбитая трасса, кое-где присыпанная снегом и накатами льда. Лёха ехал, держа скорость около 120 километров в час. Его новая машина, пусть всего лишь китаец, но по собственно Лёхиным ощущениям не уступающий иным западным аналогам в качестве. Ровно держала трассу, легко проглатывая неровности и колеи, создавая чувство уверенности в себе.
  Несмотря на все приятные ощущения от управления, в душе у молодого мужчины было тяжело и пусто. Сегодня, он похоронил, последнего своего близкого родственника. Свою любимую бабушку, заменившую в своё время, погибших в авиакатастрофе родителей и младшую сестру. Тогда же, погибли его бабка и дед по отцовской линии
  Его не взяли в поездку сначала в Израиль, а оттуда в Новосибирск по делам фирмы отца и деда. Парень был оставлен дома, учиться в 'Элитной' гимназии. Лёха в тот год подзабил на учёбу, посвятив себя электронному другу с названием компьютер, что немедленно сказалось на результатах.
  Гибель семьи он встретил вместе с бабушкой, матерью его матери, которая в тот год приехала из Губахи к ним в Пермь. Дабы приглядеть за четырнадцатилетним оболтусом, который должен был исправить свои прегрешения. Чтобы на зимние каникулы слетать в Швейцарию на горнолыжный курорт. Только вот, все планы оборвала зенитная ракета выпущенная военными соседней, считавшейся братской страны и началась новая жизнь. Тела его близких, так и не нашли, никого...
  Некоторое время, Лешка жил, словно в тумане. Первое время бабушка и его дядя, старший брат отца решали вопросы наследства и опекунства над ним. Сам же парень, словно выпал из мира. Ушли те, кто был всей его жизнью, те, кто наполнял её смыслом и радостью. Но, особенную боль, доставила гибель младшей. Люшка, сестрёнка, ясное солнышко. Истово любимая всеми родственниками, за лёгкий ласковый нрав.
  Полгода прошло, прежде чем парень очнулся от горя и боли. Учёба скатилась на дно, и перед ним отчётливо замаячила перспектива остаться на второй год.
  Лёха ужаснулся, в тот день, внезапно, перед внутренним взором возникли лица отца и матери, деда и бабки, а главное любимой сестрёнки. Близкие смотрели на него, бывшего ещё в прошлом году отличником с сожалением и укором. 'Как же ты мог?' читался во взглядах немой вопрос, 'Как так скатился?!'. И ему стало стыдно, стыдно до ужаса, стыдно и плохо, но в отличие от читанного в книгах, чувство было холодным словно лёд...
  И он взялся за ум, откуда, внутри возникло это странное, жгучее чувство стыда он не знал, и знать не хотел. Но, чувствовать его не желал. За оставшийся месяц, он, договорившись с учителями, пересдавал и исправлял оценки и сумел закончить год без троек. В следующем же, снова стал круглым отличником. Только вот, в моменты слабости, свойственные всем людям. Откуда-то из глубины души, снова понимался стыд, и обжигал своим стылым дыханием, заставляя, сжав зубы учиться и работать не покладая рук.
  И всё это врем, все эти годы, его поддержкой были бабушка и дядя. И та и другой, вложили в Лёху всю душу и любовь. Поскольку, он был единственным кто у них остался, так как дядя был убеждённым холостяком, а мать у бабушки была единственным ребёнком.
  Дядя же, встал у руля отцовской фирмы, и рулил хорошо, поскольку пока Лешка учился сначала в школе, а потом и в ПГУ на Экономе и после универа, пока Алексей служил срочную в погранвойсках на Дальнем востоке. Смог не только удержать её на плаву, но и серьёзно продвинуть и усилить. И к тому времени, когда выросший Алексей смог встать у руля семейного дела, сделал племянника миллионером.
  Лешка же, ещё долгие три года во всём слушался дядю Володю, дабы не наломать дров. После чего, бывший уже довольно пожилым, мужчина отошел от дел, уйдя на давно заслуженную пенсию. Но, отдохнуть так и не успел, сердечный приступ и... Он был одинок в своей большой квартире на Старом Компросе, и некому было вызвать скорую.
  Нашла его горничная, пришедшая утром, но было слишком поздно.
  После похорон дяди, бабушка собралась и уехала в Губаху. В свой собственный дом, заботливо поддерживаемый в порядке её лучшей подругой.
  - Лёшенька, - сказала тогда бабушка. - У тебя семья, друзья, а у меня здесь только ты. Мне немного осталось, и прожить это время, я хочу с теми, кого искренне люблю и там, где до сих пор живёт моё сердце. А вы будете приезжать ко мне в гости.
  - Бабуль? - С тоской спросил он. Но она лишь приложила палец к его губам.
  И вот, её не стало...
  Стелется под колёса дорога, летят в лобовое стекло снежинки, рождая странное чувство, словно ты не едешь на машине, а летишь сквозь космос.
  - Вот бы улететь отсюда! - Подумал он. - Улететь от всех проблем и забот. Ведь ты никому не нужен в этом мире. Все кто тебя искренне любил, ушли за грань...
  Прошлой зимой, Лёха так же похоронил своего лучшего друга, с которым свела его судьба в армии.
  С улыбкой вспомнилось их знакомство... Сначала, он сцепился с рыжим чеченцем по имени Рустам Ислямов. Сцепился из-за какой-то мелочи и разнял их, катающихся по полу казармы и рычащих словно дикие звери, сержант командир их отделения. Вытащил обоих драчунов за шкирку на улицу и отмудохал так, что только сопли полетели. Ну не им, салагам, тягаться со сверхсрочником, а всё отделение, скалясь, пялилось на экзекуцию, сопровождаемую витиеватыми матюгами. В результате оба оказались в санчасти...
  И там выяснилось, что Рустам страстно любит читать, и читает в основном фантастику. На почве любви к литературе и фантастическим компьютерным играм парни и сдружились, да так, что стали не разлей вода.
  А прошлой зимой, друг, будучи увлекающимся горнолыжником, разбился, катаясь на доске. Просто упал на склоне и, его выбросило за трассу и надо же, в снегу попался присыпанный камень. Удар затылком, компрессионная травма мозга, кома и спустя месяц, смерть.
  
  Шорох шин навевает сон. Лёха устал, устал за три дня, сначала организовывая похороны. Потом бегая по инстанциям, оформляя документы и извещая бабулиных друзей и подруг, из тех, что были живы. Устал от звонков жены, наполненных упрёками и обидой. Совершенно не обоснованной при этом... Просто устал, как бывало, устают даже самые сильные люди.
  
  Дорога была пуста, в полтретьего ночи в этих местах встречный транспорт редок. Это не трасса Пермь - Екатеринбург. С другой стороны, по пустой дороге ехать комфортнее.
  
  Белое безмолвие, глаза на миг закрылись. Лёха вздрогнул и тут, он даже не понял, откуда это взялось! Посреди дороги, стояло что-то белое, но из этого белого красными углями светили глаза. Дернул руль влево, стараясь объехать нечто по встречной. Но, тяжеленный рамный джип это не его бывшая 'Камри', он так легко не маневрирует... Удар в корму и управление вообще потеряло всякий смысл. Машину закрутило, клубы снега закрыли весь обзор. Вдруг перед капотом показался снежный бруствер, удар! И машина летит в глубокий кювет, скрежет веток ствол дерева перед капотом и в ворохе искр мир погрузился во тьму...
  
  Разбудил его писк системы оповещения двигателя. Вслед за писком пришла боль, боль от холода буквально терзающая его руки и лицо.
  Лёха открыл глаза и прямо перед лицом увидел что-то красно-оранжевое, зернистое от которого шёл пар. Пошевелился и тут от правой ноги пришёл такой прострел, что он заорал дурниной. Дернулся, и зернистое нечто разлетелось, оказавшись снегом, насыпавшимся в приоткрытое боковое окно.
  Он попытался открыть двери, и с трудом навалившись плечом, сделал это. В проём тут же насыпало снега. Он выглянул и во мраке, разглядел кромку дороги, вверху по довольно крутому склону оврага, в который он в итоге, улетел. До дороги было метров десять-пятнадцать.
  Ногу уже не дёргало болью, зато она всё сильнее и сильнее просто болела.
  - Проклятье! - Прошептал мужчина. - Как же выбираться? И что за чёрт был на дороге?!
  
  Оглядел машину, даже сквозь покрытое трещинами от сработавших подушек безопасности лобовое стекло было видно изуродованный, вздыбившийся капот, да и крыша подозрительно нависала. Похоже, то дерево, в которое он влетел, двух с половиной тонный джип просто снёс, и оно упало на крышу, промяв её. Пахло горячим антифризом и сгоревшим порохом от пиропатронов.
  Толкнув пошире двери, он попытался вылезти, кое-как, но у него это получилось. Поджав, как оказалось сломанную ногу, Лёха застыл, глядя вверх на склон, пропаханный его машиной.
  - И как выбираться-то? - прошептал он. - А не вылезем мы, Лёха, здесь и останемся. На дворе ночь, на то, что ты улетел сюда, обратят внимание разве что когда рассветёт, а до этого легко дать дуба от холода.
  Отпустил дверь, опустился на корточки и, зацепившись пальцами за торчащую из снега траву, медленно пополз вверх.
  
  До кромки дороги метра полтора. Сколько он уже тут ползёт, он совершенно не понимает. Руки уже не чувствуются, ноги тоже да и так, сил почти не осталось.
  Тело бьёт дрожь, заставляющая картинку в глазах прыгать, словно в поломанном старом телевизоре. Вдруг становится светло и в этом свете он видит сестру.
  - Алёшка, ты чего это?! - Кричит она ему с кромки. - Ну-ка иди сюда, давай, давай ползи! Ты же у меня такой сильный!
  - Люшка! - Хрипит он. - Олька! Сестрёнка... Я не могу.
  - Можешь, Лёшенька. Ты можешь. - Отвечает сестра.
  - Нет. Сил нет. Ты лучше позови кого... - Хрипит он, пересохшим горлом.
  - Кого я позову? Тут никого больше нет. Алёшка, если ты не выберешься ко мне - ты умрёшь. - Сказала она.
  - Значит умру. Все умирают. - Прошептал он, - снова будем вместе.
  Взгляд сестры внезапно потемнел. - Не будем, братик. Тут никто не будет вместе, таков наш мир...
  - Оль помоги, дай мне руку? - Попросил он, потянувшись к сестре. Вглядывался в её голубые глаза, в аккуратное лицо с тонкими чертами, окружённое русыми волосами. На девочке было её любимое голубое платьице с белым рисунком в виде цветов.
  - Не могу, Лёшенька. Я же умерла, меня нет, так что давай сам. Тебя же дома ждут, не забыл? - Ответила девочка.
  - Никто меня не ждёт, те, кто ждал - ушли. Те же, что остались - я им не особо нужен. - Просипел он.
  - Это не так. - Сказал Ольга.
  Лёха рванулся, в сломанной ноге снова стрельнуло, да так что морок развеялся. Он смотрел на дорогу и видел, там стояло это белое нечто и смотрело на него алыми угольками глаз. Зверь вздохнул, выпустив облако пара, оглянулся, посмотрел на дорогу и, словно растаял. А мужчина, обессилев, упал на снег.
  
  Его нашли под утро, водитель грейдера чистившего обочину заметил лежащую в овраге машину. Выскочил из кабины, но было слишком поздно...
  
  Глава 1. За горизонтом событий.
  
  Алексей Крюков (Непонятно где, непонятно когда)
  
  Сложно сказать, на что это всё было похоже. Я летел сквозь пространство наполненное светом. И свет этот был словно вода, он тёк вокруг меня. Огибая, рождая странные чувства и голоса. Голоса что-то говорили, куда-то звали. Но стоило мне прислушаться, как откуда-то извне приходила мысль: 'Тебе не сюда'.
  И полёт продолжался дальше, сквозь пространство полное всех возможных цветов и оттенков. Казалось, скорость росла. И в какой-то момент свет вокруг согнулся в трубу. Мелькание странных образов, чьих-то мыслей, чувств и я влетел во мрак.
  
  Спустя какое-то время.
  
  - Где я? - проплыла странная мысль в моей голове. Ответов не было, лишь странный звук отовсюду вокруг. Словно стук сердца: Тук-тук, тук-тук, тук-тук. И так без перерывов и остановок, иногда к стуку примешивался звук, будто бы кто-то дышит.
  Пытаюсь пошевелить руками и, чувствую, что у меня есть руки. Вообще чувство тела пришло как-то сразу, но и только то. Я скрючен, ладонью правой руки касаюсь лица. В темноте, окружающей меня, лишь слух и тактильные ощущения дают хоть какой-то ответ. Сколько бы я не моргал, толку не было никакого. Лишь сильно зажмурившись, добивался, что перед взором начинали летать светлые пятнышки.
  В общем, на ощупь с лицом у меня всё в порядке. Нос, глаза, рот всё на месте. Ещё одна странность, на которую я обратил внимание не сразу - я не дышу. Вот совсем, то есть вообще никак. И никаких неприятных ощущений и желания нет.
  Сколько я так провисел в этой странной тьме, я не знаю. Тут ощущение времени потерялось довольно быстро. Поскольку никаких изменений не происходило. Я вроде бы спал, только ничего из приснившегося мне не запомнил.
  - Бла, бла-бла-бла! - раздалось в темноте прямо над головой, заставив меня вздрогнуть.
  - Бу-бу-бу, бу-бу, бу. - Донеслось откуда-то извне.
  - Не понял! - удивился я. - Это что, говорит кто-то что ли?!
  И тут разговор над головой продолжился, мало того я почувствовал что то, что вокруг меня пришло в движение. Не знаю как, но я понял, что моё вместилище куда-то перемещают. Сопровождая всё это разговором на совершенно непонятном мне языке.
  Вытянув руку, пытаюсь нащупать хоть что-то вокруг себя. Пальцы натыкаются на упругую гладкую поверхность. Двигаю ею из стороны в сторону и становится понятно, что нахожусь внутри какого-то странного кокона. И этот кокон шевелится, чувствуется, как под его поверхностью есть что-то еще. В этот момент я с удивлением задумываюсь над тем, кто же я такой. Пытаюсь вспомнить, то, что вокруг меня продолжает шевелиться и перемещаться.
  Перед глазами образ: Какой-то склон, покрытый чем-то белым. О! Вспомнил, это снег. Я ползу по склону. А точно я?! Да вроде бы я. Помнится холод и боль, холод и боль. Как меня зовут?
  И тут на меня навалилось. Я вспомнил всё, всю свою жизнь.
  Когда вереницы образов перестали мелькать перед внутренним взором. На меня накатил страх. - Замуровали! Выпустите, меня! Мне страшно! - Бьётся мысль в голове.
  Начинаю дёргаться, толкать упругую преграду во все стороны. Жаль орать не могу, потому что не дышу. На другой стороне явно слышимая паника. Громкие голоса, стук вокруг становится частым-частым. Давлю на преграду перед собой и чувствую, как с другой стороны что-то массивное проводит по преграде, а голос сверху начинает форменно ворковать.
  Застываю поражённый догадкой.
  - Не может быть?! - вспыхивает в голове мысль. Опускаю руку к животу, веду ладонью по нему, пока не упираюсь пальцами в толстый шланг, входящий прямо мне в живот. - Бля! - Хочется сказать, но я только как рыба открываю и закрываю рот. Во рту становится гадко от попавшей в него жидкости. Выдавливаю ее обратно и сморщиваюсь.
  Голоса снаружи затихают, и стук чужого сердца снова становится спокойным.
  - Ты не выбрался, Лёха, тебя не спасли. - Губы растягивает грустная улыбка. - Но зато, тебе, похоже, выпал шанс. Не, не так - ШАНС! Только вот, остаётся открытым вопрос: Сколько нам ещё находиться в животе?
  
  Некоторое время спустя.
  
  Сколько я здесь? Я не знаю. Время словно утратило смысл. Поскольку нет смены дня и ночи, то ориентируюсь на внешние раздражители, такие, как активность моей новой мамочки. Только вот, всё портит то, что я не могу долго бодрствовать. Недолгие моменты моего бодрствования заканчиваются сном. Но, за время, что я не сплю, успеваю совсем немного. Так - как, быстро устаю. Слушаю разговоры вовне, чётко выделяются три голоса. Один женский, это моя мамуля. Второй явно мужской, низкий и звучный. Третий же - странный. Вроде бы женский, но настолько глубокий и проникновенный, что даже в дрожь бросает. Я часто слышу этот голос буквально за 'стенкой'. Как-то раз, когда этот голос был рядом, я упёрся ладонью в стенку живота, выдавив её наружу и через несколько секунд, почувствовал касание снаружи. Голос же странной женщины принял откровенно воркующие нотки, поглаживания по животу продолжались до тех пор, пока я не убрал ладонь.
  Понимать из говоримого снаружи я ничего не понимаю. Иногда даже разделить речь на отдельные слова не получается, поскольку говорят бегло и иногда, как всякие люди глотая окончания.
  Но, я не задумываюсь над этим, предпочитая просто плыть по течению, ожидая, когда моё вынужденное заключение закончится. Ещё поскольку свободного времени избыток, а свободы движения минимум, вспомнив статью из тырнета читанную мною в прошлой жизни. Да, надо признать я принял случившееся, поскольку 'бритва Оккама' не оставляла иного восприятия произошедших событий. Я умер и оказался в новой жизни, только вот, почему-то сохранил память о прошлой и осознал себя прямо в утробе матери. Так вот, про статью...
  В ней говорилось, как людям с различными травмами, сохранять мышечный тонус в периоды вынужденной неподвижности. Нужно просто в определённой последовательности напрягать группы мышц. Вот я и напрягаю, то руки то ноги, то живот спину, получается правда, так себе. Но, делать-то совершенно нечего, поскольку даже уши не погреешь, так как ничего не понимаешь.
  
  Ещё некоторое время спустя.
  
  - Что меня разбудило? - Думаю я, вися в темноте. За 'стенкой' тихо и мерное дыхание и стук сердца подсказывают мне, что мать спит.
  Но, что-то словно мешает, закрываю глаза и пытаюсь понять оставшимися чувствами, что не так. Сколько промедитировал так и не понял, но в определённый момент обнаружил. Что у меня, оказывается, есть ещё что-то похожее на чувство. Словно бы рядом со мною, буквально руку протяни, течёт словно бы поток. Он протекает сквозь меня, рождая странное, тёплое чувство. Вместе с потоком, идут и ощущения, ощущения окружающего пространства. Увлёкшись, тянусь к этому и, оно словно бы тянется в ответ. Я вылетаю наружу, всё видится странно, словно бы на рентгене. Полупрозрачное, размытое... Вижу большую комнату, заставленную мебелью. Узнаю стол, вокруг которого стоят стулья. Несколько шкафов, облетаю помещение и возвращаюсь к себе, причём точно знаю, где я сам. Вижу большую кровать, а на ней спят двое. Ну, меня внутри одного не считаем, да я и не сплю. Пытаюсь посмотреть на лица спящих, но всё гаснет и меня уносит в объятья сна.
  
   Верховный маг княжества Атоон, Дитмарр Сатон (Атоон-Ридаг, княжеский дворец, башня мага, 20 день лета год 3670 от Великой тьмы.)
  
  Мужчина, закутанный в странного вида алую мантию, сидел в глубоком мягком кресле и смотрел на горящий в камине огонь. Правая ладонь его, сжимала вычурный кубок из серебристого металла со вставленными по верхней кромке камнями. Чьи грани, отбрасывали разноцветные блики на погружённые во тьму стены.
  Мужчина сидел и застывшим взором смотрел в огонь.
  
  Шорох одежд и чуть слышный скрип дверей позади сидящего, но он не реагирует на это. В неровный круг света от камина, входит женщина. Её тонкая, худощавая фигура, затянута в ослепительно белые одежды. Но, по которым идёт замысловатый узор из чёрных линий. Волосы её, частично собранные в высокую причёску, а частично просто лежащие на плечах, были белы словно снег на вершинах гор.
  Женщина встала рядом с креслом и откуда-то из тьмы помещения прямо к ней за спину подлетело похожее. Женщина подхватила подол и грациозно опустилась в него.
  Мужчина оторвался от созерцания огня и перевёл взгляд на сидящую. В ответ с чуть загорелого, чуть худощавого, но аккуратного и от этого кажущегося невозможно красивым лица, смотрели белые бельма глаз без радужки, в центре которых, были чёрные провалы зрачков.
  - Зачем ты пришла, Преподобная? - Спросил мужчина мягким, низким голосом.
  Женщина улыбнулась: - А что? Ты не рад меня видеть, кудесник? - Ответила она, и её голос был под стать внешности, немного низкий с чуть слышимой хрипотцой.
  - Рад? - Он на миг задумался. - Наверное, всё-таки рад. Но, за твоим визитом стоит что-то ещё. Не желание видеть меня. Что, Саиталь?
  - Тебя не проведёшь, дворец моего внучатого племянника, быстро учит видеть скрытое, ну, как и любой дворец властителей этого мира. - Тихо ответила собеседница и, повернув голову, посмотрела в огонь. - Я видела сон, Дитмарр...
  - Сон?! - удивился он. - Ты пришла рассказать мне про сон?!
  - Я видела Хайрала - Хранителя врат. Слуга Богини, показал мне светящуюся, призрачную фигуру, падающую в наш мир с небес.
  - Что-о-о-о! - Воскликнул маг.
  - Он снова привёл к нам посланника её, верховный. Пророчество Ладмарра Великого, может исполниться ещё при нашей жизни. - Сказала женщина, снова устремив на мужчину взгляд своих странных глаз.
  - Он приводил посланников уже одиннадцать раз и, ничего не изменилось, почему должно измениться сейчас? - Тихо спросил мужчина.
  - Мы не должны терять веру, кудесник! - Возвысила голос она. - Потеряем её и, Пустошь пожрёт наш мир.
  - Она и так его пожирает, с каждым столетием она всё больше и больше. - Сказал маг.
  - Мы найдём способ победить проклятие, может быть, посланник Её, поможет нам в этом. Ведь зачем-то она присылает нам их. Видимо, чтобы помочь...
  - Государю доложим? - Спросил мужчина.
  - Нет. - Отрезала женщина. - Ещё рано...
  - Как скажешь. Храму виднее...
  - Хорошо, что ты это понимаешь. - Сказала она. - Налей мне вина, друг мой. Что-то в последнее время, мне всё чаще и чаще, становится холодно во дворце.
  Мужчина прикрыл глаза и к нему из темноты подлетели ещё один серебристый кубок и высокогорлый кувшин. Сосуд наклонился и в чашу полился багрово-красный в свете огня напиток.
  После чего, чаша отправилась в ладонь женщины, а кувшин улетел обратно во тьму.
  Сидящие отпили из сосудов и молча стали смотреть в огонь.
  Я останусь у тебя этой ночью. - Сказала женщина. - Надеюсь, ты согреешь меня во сне?
  - Всё что в моих силах, Саиталь. - Ответил он. - Я еще не стар...
  Женщина рассмеялась, ласково глядя на мужчину. - Я проверю, это утверждение.
  
  Алексей Крюков (примерно два месяца спустя)
  
  По моим, скорее всего неверным ощущениям, прошло около двух месяцев, как я здесь, внутри. В последнее время, мне откровенно тесно. Тесно так, что даже толком не пошевелишься. Пару раз попытался чутка размяться, так мамуля аж заорала. Больно видать сделал...
  Больше я не вытягивался, и да, я, слава богу, в мужском теле. Как-то проснулся, и меня пробило, а мужик ли я? А то любят в книжках, высшие силы пихать попаданцев в тела противоположного пола. Сунул руку и убедился, что свисток на своём месте. Да уж, облегчение было и смех и грех.
  Ещё я приноровился с помощью этой странной субстанции подглядывать за внешним миром. Пусть всё видится довольно размыто, но всё равно интересно. Ею кстати пользуются все. Ну, те, кто появляется рядом с матерью. Мужской голос, оказался рослым худощавым дядькой, видимо это мой здешний отец. А второй голос, всё-таки женщиной, только какой-то странной. Невысокая, худощавая, но... В чём странность, я пока ответить не могу, но и фигура её и движения, какие-то не совсем человеческие. Ну, окажусь снаружи, посмотрю. Только вот, она уже недели две не появляется, может, уехала куда-то?..
  Так вот, наблюдал я как-то за внешним миром, и как раз пришёл откуда-то отец. Поговорил о чём-то с матерью. Понимать я один фиг, ничего не понимаю. Потом сложил, видимо полешки во что-то очень похожее на камин. Отошел, я ясно увидел, как эта странная субстанция, завихрилась вокруг него, он вытянул в сторону камина руку. И с пальцев его, сорвалась сияющая искра и ударила в дрова. А в камине, прям заклубилось всё, видимо так в этом состоянии выглядит огонь.
  Мамуля, тоже периодически, что-то такое делает. Я чувствую, как по её телу, словно сполохи проходят и оно после них, некоторое время чуть светится. Ну, похоже, в этом мире есть магия, ничем иным, я видимое объяснить не могу.
  Да и слух у меня, обострился сильно. Так что периодически, меня будит даже бульканье в кишечнике у матери. Хотя, родители устроили мне как-то раз побудку, век помнить буду! Да и, они сексом занимались, а я всё это наблюдал, так сказать изнутри. Вот уж, это было что-то с чем-то.
  Стоны, всё вокруг качается, звук такой, своеобразный, когда одно в другом двигается. Благо, продлилось недолго. Мамуля финишировала, и от этого меня так внутри сжало, что уж грешным делом подумал, вылечу сейчас со свистом наружу. Но нет, обошлось... Ладно, что-то опять спать потянуло, спа-а-ать.
  
  Вот и снова утро, разбудил меня разговор родителей. О чём говорят непонятно, но голоса взволнованные, а ещё что-то мне совсем тесно стало. Попробовал чуть плечами пошевелить, ан нет. Моё вместилище стало тугим, потолкал в стенку рукой. Тоже мало эффекта, будто в тугой пресс ткнул. Оп, прямо под ладонью всё расслабилось и мне стало покомфортнее. Только приготовился помедитировать и посмотреть, что в комнате происходит, а может, повезёт и мамуля, как вчера на прогулку пойдёт, но нет. Опять стиснуло со всех сторон, да так, что в глазах пятнышки замелькали.
  Голоса матери и отца стали откровенно испуганными. И тут, меня словно по голове тюкнуло. Читал в своё время, когда безуспешно пытались и Иркой, женой моей, детей делать. Про беременность и роды, что происходит, как происходит, какие ощущения у женщин при этом ну, и всё такое. Так вот, судя по всему, пришло моё время покинуть уютный мирок внутри моей новой мамули и увидеть, наконец, окружающий мир своими глазами.
  Вот опять отпустило и тут, меня охватил приступ паники. - А где, мать вашу пуповина?! - Подумалось мне. Помнится, Наташка, жена Рустама по этому поводу переживала сильно. Боясь, что её мелкий обмотался. Вот и сейчас, пока вокруг мягко. Ощупываю шею и остальное тело, на предмет обвития.
  Чёрт! Руки мои крюки, слушаются плохо, да и тесно тут так, что кое-куда они и не пройдут. - Фу-у-у! - Мысленно выдохни, Лёха. - Вроде всё чисто и этот живой шланг, весь где-то поверх задницы.
  Протянул руку над головой, пощупать, как там 'выход' и тут опять всё сжалось. - Уй-й-й! - Даже заорать захотелось, так руку зажало. Кое-как вытащил обратно и прижал к груди. Ну нахрен, ещё поврежу себе что-нибудь в порыве любопытства. И сколько это всё продлится интересно?..
  
  Некоторое время спустя.
  
  - Божечки, спаси меня и помилуй! - Скребётся мысль в голове. - Сил же больше нет, это всё терпеть!
  Жидкость, бывшая вокруг меня, уже давненько ушла. Моя голова буквально вдавилась в какое-то кольцо и давит это кольцо так, что мне кажется, что мой череп вот-вот треснет. Под зад, тоже толкает не кисло, мать орёт так, что у меня уже голова болит от её криков. Вокруг как минимум ещё несколько человек. Гомон периодически стоит, словно на базаре.
  Вот опять давануло и тут, я чувствую, что меня буквально проталкивает. - Уй! Как сдавило-то, аж искры из глаз!
  Крик матери превратился в хрип.
  Хлюпающий звук и тут!
  Холод! Мать вашу! Как же тут холодно то!
  Меня хватанули за ноги и подняли вверх. В глазах муть, вокруг полумрак и прямо передо мной, размытое лицо.
  Как мне по заду прижгло, как огнём.
  - Ах ты, сука! - Думаю я. - Ща я скажу тебе, какой ты урод!
  Открываю рот и делаю вдох.
  - Бля, как огня вдохнул. - Внутри всё полыхнуло и: - И-я-я-я-а-а-а! - Из моего горла вырывается тоненький писк. - Ай-я-а-а-а!
  Ору я, а вокруг смех и радостные голоса. Вот куда-то несут. У живота дёрнуло и шланг пуповины, лежавший на мне, куда-то исчез. А затем, тёплое, мокрое. Затыкаюсь и лежу в этом тёплом, пока меня трут чем-то мягким. Вода, а это была она, попадает в глаза и их промывают. Зажмуриваюсь и пытаюсь отмахнуться, но только бестолково размахиваю руками. Делаю, это молча, что вызывает удивление у окружающих.
  Меня достали из воды и положили на что-то мягкое, которым и обмотали. Снова подняли и вынесли куда-то на свет.
  Перевожу взгляд, после помывки, видеть стал лучше. Ну, только перед собой правда, по сторонам всё так же всё размыто. Меня, держа под спину и голову, приподнимают, и я вижу лицо.
  - Тиквэ, найста и дорн. Ди наттре - Адэрр. - Говорит лицо знакомым мужским голосом, а я, разглядывая его тихо охреневаю.
  Это точно не человек. Лицо, правда, почти человеческое, бороды и похожей растительности нет. Кожа, смуглая, красноватого оттенка. Волосы на голове платиново-белые, как и брови и ресницы. Но, дело не в этом, уши и я видел это отчётливо, были удлинённые заостряющиеся кверху и самое главное глаза, большие, раскосые, миндалевидной формы, светло-голубые. С ВЕРТИКАЛЬНЫМ, как у кошки зрачком!
  - Куда я попал?!
  
  Глава 2. Чужой монастырь.
  
  Алексей Крюков (Две недели после рождения)
  
  - Нас утро встречает прохладой! - Мысленно напеваю я, дрыгая в воздухе ногами. Это пока единственный вид физкультуры, который мне доступен. Ну, можно ещё до кучи, помахать руками или потягать ими же, мячик на резинке, подвешенный над моей кроваткой. Я пока сыт и доволен жизнью, хотя сытости надолго не хватит. Аппетит просто зверский периодически, а в мамулиной груди запаса молока маловато. Я опустошаю обе за два присеста и самое смешное, никаких неприятных ощущений. Молоко и молоко, на вкус чуть сладковатое и всё.
  Дрыгая в воздухе ногами, поглядываю на мать, она что-то задумчивая сегодня. Утром, пока я насыщался, её отец даже успокаивал. Понимать я в их речах больше не стал, но общий тон разговора говорил лучше всяких слов.
  Делая своеобразную гимнастику, чувствую, что припёрло. Начинаю гукать и кряхтеть, мать встрепенулась, подошла ко мне.
  - Адэрр, ну тье? - Спросила она. - Тайто си?
  - Молчать! - Думаю я, улыбаясь и молча глядя в ответ. - Не хватало ещё чего-нибудь ляпнуть на великом и могучем! - Протягиваю руки и тут же оказываюсь на её руках. Меня относят в угол и задницу вывешивают над стоящим там ведром. За несколько прошедших дней я приучил своих новых родителей, что категорически не желаю гадить в койку. Это вызвало некоторое удивление, но они это как-то спокойно съели и сейчас меня периодически таскают к ведру. Похоже, они это так спокойно восприняли, потому что я первенец и мои предки пока не имели опыта общения с младенцами. Больше пока, вокруг меня никого не наблюдалось. Пару раз появлялась какая-то девушка, но её действия ограничивались выносом ведёрка с моими какашками. Родители же, ходят по таким делам куда-то за перегородку в другом углу спальни. Звуки, которые оттуда доносятся, похожи на обыкновенный унитаз.
  Вообще же, этот мир меня поражал с каждым днём всё сильнее и сильнее. Дом, в котором я находился, был деревянным, причём из цилиндрованного бревна! В стенах спальни было три окна, застеклённых большим листовым стеклом. По ночам, комната, как и несколько других комнат, которые я видел, когда меня носили, освещались беспроводными матового стекла шарами на подставках. Причём светили они, ярко и ровно. Двери были обыкновенными, распашными. Из спальни, выход был на длинную застеклённую галерею чьи окна выходили на широкий двор со множеством построек, покрытых ярко красной черепицей. Судя по высоте окон галереи, спальня и другие комнаты, занимаемые моей семьёй, были на третьем этаже. То есть в пределах моей видимости, были вещи, выдающие откровенную архаику, как например меч у отца на поясе. И развитую цивилизацию в виде светильников и оконных стёкол. В общем, странно это всё...
  Так дела сделал, мать вытерла меня влажной тряпицей, пахнущей спиртом. И уложила обратно в кроватку. Я снова начал болтать ногами и махать руками, тягая попутно мячик. Развивая моторику пальцев на руках, которые слушались меня откровенно плохо. В определённый момент меня охватывает усталость, и я медленно уплываю в объятья Морфея, уже сквозь сон, чувствуя, как меня накрывают одеялком, шепча ласковые слова. Ощущение поцелуя на щеке и отрубаюсь.
  Разбудили меня голоса, говорила мать и странная женщина с глубоким голосом. Говорили за стенкой, где у нас что-то вроде гостиной. Там большой стол, много красивых кресел, большой камин, а на стенах висит оружие и щиты всевозможных форм. Ещё заметил шкуру какого-то зверя на полу и шкуру здоровенную. - Это, какого же размера была зверюга, если у него такого размера шкура?! - Подумал тогда я.
  Вот голоса стихли и послышались шаги, скрипнула дверь спальни. Я лежу и сквозь приоткрытые веки разглядываю подходящих женщин и от увиденного, тихо офигеваю.
  С матерью всё понятно, я уже привык к её облику, а вот вторая! Вторая была вставшей на задние лапы кошкой. Ну, вернее фигура у неё была вполне себе человекообразная, невысокая, ниже матери, стройная с узкой талией и небольшой грудью. Лицо, походило на мордочку кошки, только вот вибрисс не было. Просто всё лицо покрывала короткая шерсть. Большие зелёные глаза с круглыми зрачками. Одета эта девушка-кошка была в кожаный костюм со множеством ремней и пряжек. На поясе у неё висели меч и кинжал. За плечами виднелся коробчатый чехол, похожий на чехол для лука. Протянула ко мне руки, ладони были маленькие, узкие и пятипалые. Пальчики заканчивались аккуратными ноготками, покрытыми красным лаком.
  Мать с улыбкой смотрела на неё и не препятствовала.
  Меня аккуратно подхватили и, поддерживая голову, подняли и прижали к груди. От её одежды пахло пылью и выделанной кожей, а ещё железом. Опасным железом и кровью. Запах был слабый, но чувствовался.
  'Кошечка' и мать переглянулись, и мать обняла ту и прижалась, я же оказался между ними. Периодически бросая на меня обожающие взгляды, обе натурально заворковали.
  Я от этого тихо балдел, пытаясь понять, что происходит. Чужачка, я это натурально чувствовал, относилась ко мне, так же как и мать.
  Меня от переживаний опять припёрло, ну быстрый у меня метаболизм, да и терпеть я пока почти не могу. Начинаю дергать ногами и кряхтеть. Кошка недоумевает, мать ей чего-то говорит, видимо объясняет ситуацию.
  Та видимо не верит словам, мать забирает меня и, улыбаясь, несёт к ведру, где под совершенно ошарашенным взглядом этой девушки-кошки я делаю свои дела. После чего снова оказываюсь на руках у чужачки.
  Та смотрит на меня, я смотрю в ответ и от её ошарашенного вида мне становится настолько смешно, что я не сдерживаясь вовсю давлю улыбку и агукаю. Кошка, решив, что видимо так быть и должно, прижимает меня к груди, а потом вовсе поднимает к лицу и нежно-нежно покусывает и облизывает, а язычок у неё гладкий, как у людей.
  После мы все трое перемещаемся на родительскую кровать. Пришедшая девушка скидывает оружие на стол и кожаную броню, которая брякает, падая на лавку так, словно внутри железная. 'Хм, может быть так и есть!' и остаётся в одном нательном костюмчике из тонкой белой ткани, похожей на ощупь на шёлк. Мать и кошечка, ложатся на кровать, кладут меня между собой и понеслось.
  Курлыканье, тисканье и жалобы матери на что-то. Слов я не понимаю, но интонации и слёзы в глазах обеих говорят всё сами за себя. А потом, я решил потрогать девушку за грудь. Она от моих неловких прикосновений натурально заурчала.
  Потом скинула сорочку, я во все глаза её разглядывал. Всё тело покрывал короткий палевого окраса мех. На нём едва заметно виднелись круглые пятнышки разного размера, на животе и груди они были мельче и чаще. На боках и спине крупнее и реже. И да, у девушки был шикарный, длинный толстый хвост с белым кончиком. И улёгшись рядом с нами на кровать, она этим хвостом активно пользовалась, поглаживая мою мать по ногам и талии. Я же, хи-хи, поглаживал её грудь. Она была упругой с торчащими из короткого, очень шелковистого меха розовыми сосками.
  Женщины продолжали разговаривать и тут эта кошечка, сунула мне сосок в рот. Я рефлекторно начал его сосать, только вот без толку. Но, хозяйка груди буквально застонала. Отобрала у меня сосок, и они вместе с матерью начали массировать её грудь.
  - Какие интересные дела творятся? - Думаю я, глядя на происходящее. Когда массаж закончился, я увидел что грудь, словно бы стала больше, а соски потемнели. - Это что? У неё молоко появляется что ли?!
  Но, ответа я понятно не получил. Только аппетит раздразнил. Пискнул требовательно и получил в рот грудь матери. Ко второй, что удивительно, ненадолго присосалась кошка. Сделала глоток и со стоном снова начала массировать свои перси.
   Так остаток дня и прошёл, мамуля и девушка-кошка, вошкались со мной. Потом я снова спал, и вот, ближе к ночи вернулся откуда-то отец.
  Кошечка, которую, насколько я понял, звали Латри, поскольку именно так несколько раз звала её мама, с писком повисла у него на шее. И мой папуля, потискал и приласкал её ничуть не менее ласково, чем и подошедшую мать. Вообще же, происходящее вызывало у меня всё большее и большее удивление.
  Оставив меня на попечение отца, мамуля и Латри куда-то ушли и вернулись лишь через час, все распаренные и довольные. После них, туда же видимо, ушел и отец, только вот он вернулся гораздо быстрее. К тому времени, Латри и мать успели расчесать и высушить с помощью прибора похожего на беспроводной фен, волосы на голове матери. После чего, отец и мать сообща, в четыре руки и две щётки начали сушить Латри. При этом, отец успевал тискать её вполне себе фривольно, периодически переключаясь на маму и когда процесс сушки закончился, все трое оказались в койке.
  - Нда-а-а... Вот это да, господа гусары! Вот это, предки зажгли! Я такое только в кино, определённого толка видел. Только вот, там не было столько страсти и нежности, а ещё искренности. Это точно довольно странный мир. - Думал я, глядя в потолок из широких гладко оструганных и, похоже, лакированных плах.
  Пока я размышлял, родители закончили и мамуля забрала меня из кроватки. Переместила на кровать и накормила. Только я опять не наелся. Если ситуация не исправится, у меня проблемы. Молока явно не хватает...
  
  Латри Тин Кантон (Замок Дагр, 40 день лета года 3670 от Великой тьмы)
  
  Мягкие тени, отбрасываемые на потолок, горящими на стенах светильниками рождали причудливый узор на потолке. Она лежала, слушая дыхание самых любимых ею существ в этом мире. Её мужа и названной сестры. Ещё где-то рядом в своей колыбели тихо сопел маленький Адэрр. Крохотный кусочек счастья, доставивший юной тирсе, столько счастливых минут сегодня. Как они все вместе ждали его рождения? Полгода ждали, долгих полгода, пока длилась беременность у Лании. И Латри была счастлива этим не меньше, чем сестра-подруга. Поскольку самой, не суждено будет испытать радость материнства. Лишённые рода и имени, проданные по приговору в рабство, специальным ритуалом лишались возможности иметь детей. Раб, не может рождать потомков. Ибо будут они рабами, а это противно воле творцов. Великая мать и Всевидящий отец, страшно покарают за такое отступников.
  Хотя, те же сайатты, жители Скоррума из Халифата Идрон, не придерживались этого правила, но у них ребёнок рожденный рабыней, рабом не считался. Грехи отцов не падали на головы их детей. В Княжестве же, рабство вообще было под запретом. И вот уже полтора десятка лет, Латри не переставала благодарить Мать всего сущего, за то, что она свела её с Ланией Лидн, десятником Сагваррских егерей Великого князя, которая выкупила девочку у мэссира Хралла за целых два золотых. И то, если бы не жадность купца, он ни за что не продал бы её тогда. Но, потеряв деньги и часть товара, был вынужден распродать лишнее, дабы хватило на охрану и провиант на путь в Халифат.
  Лания же, сразу после выкупа, хотела отпустить девочку тирсу на все четыре стороны, но Латри вцепившись ей в ноги, умолила оставить при себе. Хоть кем, хоть служанкой, хоть куртизанкой отряда. Только бы не остаться одной, в полном опасностей мире.
  И грозный десятник, позволила себя уговорить. О чём, как знала сейчас девушка, не уставала благодарить Богов.
  Пискнул и завозился в люльке Адэрр и вместе с ним, всхлипнула Лания.
  - Что с тобою, Свет души моей? - Прошептала ей Латри.
  - О, алькисс(1), моя ласковая алькисс! Молоко, оно ещё не набралось, но наш малыш снова хочет есть и слышишь, кряхтит. А это значит, что просится на горшок. - Ответила сестра.
  - Лани, но это же, странно? Он же совсем малыш, а груднички не просятся в туалет! И, почему он не кричит? Ведь маленькие дети не могут себя контролировать, и если чем-то недовольны, то кричат и требуют своего.
  - Я не знаю, Лати. Адэрр сразу был таким, и посмотри в его глаза, как он смотрит на меня, как смотрит на тебя? Я чувствую, его искреннюю радость при взглядах на меня, на тебя и Сита. Ты права, он странный, но эта странность меня не пугает. Мой мальчик, самый прекрасный ребёнок на всём свете! Слышишь, он зовёт нас, но мне нечем его покормить... - И сестра тихо заплакала.
  Проснулся Ситварр и, ласково проведя рукою по груди Латри, коснулся пальцами второй жены. - Лани, почему ты плачешь?
  - Милый, мне нечем кормить нашего мальчика! Моя грудь ещё пуста! - Ответила та.
  - Проклятье! - Прошептал мужчина. - Я дал поручение Кигурру, найти нам на всякий случай кормилицу. Он сказал, что отправил нарочного по соседним городкам и деревенькам.
  - Не нужно кормилицу! - Громко прошептала Латри. - Я чувствовала, что у тебя могут быть проблемы с лактацией поначалу, и приняла меры. Всю дорогу, пока длилась инспекция, я пила отвар когульника и сейчас, чувствую, как моя грудь готова отдать то, что должна. - Ответила она, чувствуя, как налилась грудь, и около сосков стало сыро от выступившего молока.
  - Латри?! - Прошептала сестра. - У тебя получилось?!
  - Смотри... - И девушка в неверном ночном свете, продемонстрировала Лани намокшую шерсть. - Видишь, она влажная, я обманула своё естество...
  - О, Лати?! Я люблю тебя... - Прошептала Лани.
  Девушка встала с постели, видя, как её провожает откровенно восхищённый взгляд мужа. Подошла к колыбели и аккуратно вынула дитя. Прижала кроху к груди, чувствуя, как от нежности стало сильно биться её сердце. Малыш молчал, проводя своими маленькими ладошками по её груди. Это такое простое действо, заставляло всё её естество таять он нежности к этому маленькому живому комочку, завёрнутому в мягкую пелёнку. Донесла мальчишку до ведра, где он под удивлённый взгляд девушки облегчился, довольно забавно покряхтывая. Латри, протёрла его ножки и попу, раствором воды спирта и рагульника. Что не даст вредоносным крохотным существам проникнуть в его тельце и вернулась на кровать. Легла между любимыми и дала грудь ребёнку.
  Тот сначала неуверенно, но чем дальше, тем интенсивнее присосался к ней. И от ощущений, юная тирса впала в совершенно чудесное состояние. Рядом были самые любимые, и она, несмотря на все беды и препоны, познавала радость материнства.
  Когда малыш наелся, опустошив обе её груди, и девушка отнесла своего, именно своего сына в колыбель. Муж, любимый мужчина, пусть и из другого народа обняв её и прижав к груди, тихо сказал: - Ты настоящее чудо, моя Латри. Правы были храмовники, когда свели нас троих. Мы созданы друг для друга, все трое, девочки мои милые...
  И обе, прижались к нему с двух сторон, даря ласку и нежность.
  
  1. Алькисс - Духовно и кровно близкая женщина, почти сестра. (Язык тирсов)
  
  Алексей Крюков (Адэрр) (Примерно год спустя)
  
  Ползу на четырёх костях по родительской кровати. Ползу потому, что ходить по ней на своих ногах ещё не получается. Она довольно упругая и мягкая, так что, удержать равновесие задача нетривиальная. Но, я пока собираюсь с мыслями. По полу, взявшись за руку с кем-то из родителей, я хожу уже вполне уверенно. Так же могу ходить, придерживаясь за стены, но мне пока этого не позволяют, побаиваются предки что упаду и расшибу себе что-нибудь. Как давеча упал с кровати, набил себе шишку и перепугал мамочек. Особенно Латри - мамочку-кошку. Вот уж, сама забота и любовь, лежит вон рядом, читает что-то из толстенной папки с бумагами, на отдельном листке делая какие-то пометки. Папуля и мамуля, куда-то уехали и да, моя родная мамочка снова на сносях. У меня вот-вот родится сестрёнка, я это точно разглядел с помощью магического зрения. Куда они уехали, я не совсем понял из разговоров, но вид перед поездкой был встревоженный. Как у всех троих родителей, так и у местного медика, который принимал у матери роды со мной.
  Подо мной гидроматрац, это явно чувствуется, да и лазал я под простыни, посмотреть. Этот мир вообще этакая смесь стимпанка и средневековья. И церковь тут, реальная сила, которую все слушаются. Меня носили в храм в городе, за пределами замка родителей. Большой храм, красивый.
  Внутри храма две статуи, одна явно мужчина, только вот голова сделана так, что сложно определить человек это, тирс или ещё кто. Статуя мужчины сделана из абсолютно чёрного цвета камня. По которому идёт сложный орнамент из белых линий. Вторая статуя - женщина, с ней та же история, что и с мужчиной. То же хрен пойми, человек на ней или кто другой. И по белому камню статуи чёрный орнамент.
  Храмовников несколько, поровну мужчин и женщин. Отец-настоятель, лыс и темнокож, всё его тело, покрыто белой татуировкой, только глаза яркие, голубые. Настоятельница же, меня сначала напугала. Подошла вся в белом, кожа белая, волосы белые словно снег, я в глаза посмотрел и обмер. Они тоже белые, радужка белая в цвет белка и в этих бельмах, чёрные щёлки зрачков. Ужас короче!
  Меня в храме раздели и опустили в большой котёл из серебристого металла. Хорошо вода в нём была тёплой и, окуная с головой, на два голоса что-то пели. После чего, храмовник приложил к моей груди ладонь. У меня по коже зуд прошёл, и я реально почувствовал, что на меня кто-то посмотрел. Кто-то настолько могучий и древний, настолько удивительный, что даже нет слов, описать...
  Уже потом, в зеркале я увидел у себя на груди знак в виде круга с вписанным в него прямым крестом. Походило это всё на татуировку, но появилось явно по-другому принципу. Одно слово - магия!
  Примерно полгода назад, на предков напал настоящий раж. Они устроили такой секс марафон, что я просто охренел. При этом активно пользовались магией, все трое причём. Я поначалу просто диву давался, пока всё внезапно не закончилось. В один из дней, поутру, совершенно счастливые мамули, покормили меня и с улыбками начали что-то втолковывать, показывая пальцами на живот маме Лании. Я не будь дурак, следующей ночью с помощью странного зрения проверил живот и о чудо, заметил новую жизнь.
  Смотрю на календарь, висящий на стене и, вспоминаю своё знакомство с ним. В тот день, мамочка-кошка, взяла меня на руки и, подойдя к странному кругу на стене, разделённому на множество секторов разного цвета, начала показывать на один из секторов, что-то приговаривая при этом. Я же, рассматривал круг в целом и внезапно допёр, что передо мной календарь.
  Весь круг делился на четыре больших сегмента, которые в свою очередь, делились ещё на три, и каждая треть, на сорок частей. В общем, получалось, что в году четыре времени года, по три месяца в каждом из которых по сорок дней, а весь год четыреста восемьдесят. Если ещё учитывать, что сутки тут явно длиннее Земных. Поскольку круглый же циферблат часов с одной стрелкой, стоявших в большой гостиной, где на полу лежала шкура гигантского зверя, был разделён на восемнадцать крупных сегментов помеченных двумя рядами значков. Между крупными штрихами, шло по десятку маленьких, и сутки, как и на Земле, состояли из двух полных оборотов стрелки. Вообще же, вся система отдавала чем-то удивительно знакомым, и у меня сложилось ощущение, что я в этом мире не первый такой. И со старушки Земли, сюда уже кого-то заносило...
  По ногам прошелся мягкий мех, и я попытался ухватить скользящий рядом хвост. Да не тут-то было! Мамуля ловко убрала его и началась наша любимая с нею игра. Я ловил хвост, а она не давала поймать его. Вошкался так минут пять-десять, не знаю сколько. Мне эта физкультура в радость, поскольку здорово тренирует ловкость. А мамуля так просто тащится от этого всего. Причём, она это делает, не отрываясь от своих бумажек. Вот ведь...
  Поначалу, я думал, что мама-кошка просто живёт с родителями, но четыре месяца назад, выяснилось, что я ошибался. Она была папке женой и ни в чём не отличалась от родной матери, как в правах, так и в обязанностях. Тогда к нам приехал какой-то важный дядька, причём встречали его со всем пиететом при полном параде. Мамули, достали из сундука в углу и надели одинаковые платья и что удивительно, одного цвета с одинаковыми вставками других цветов. Отцовский мундир, цветовой гаммой не отличался от женских. Мало того, всё из того же сундука были извлечены и надеты всеми троими на голову, одинакового фасона золотые обручи с большим синим камнем по средине, который как раз приходился на лоб. Тут-то я и понял, что у родителей всё официально и серьёзно, так как, пришедшие служанки соорудили обеим мамочка одинаковые причёски.
  Меня посадили в переноску, что-то с виду напоминающее рюкзачок и Латри надела её на себя, так что я оказался у ней спереди лицом вперёд. На меня надели маленькую копию отцовского костюма, пошитую по-быстрому одной из служанок.
  Встретили всё чин по чину, все чопорно раскланивались, говорили красивые слова, ну мне так показалось, поскольку понимал я тогда мало. Дядька, одетый в пушистую шубу из светлого меха и чёрно-белый костюм, поприветствовал отца и матерей, после чего подошел ко мне и оглядел с очень доброй, отеческой улыбкой. Я его разглядывал в ответ с интересом, и он это заметил. Сказал что-то отцу и тот гордо расправил плечи, довольным взором оглядев мамочек, которые явно видно смутились.
  Вечером же в гостиной, все четверо вели себя вполне непринуждённо. Дядька, которого звали Ганнарр, вволю потетешкал меня, потискал мамочек, наговорил им кучу комплиментов, вогнав в краску и смущение. После чего, меня унесли спать. А рано утром тот укатил восвояси.
  - Адэрр?.. - Слышу я голос Латри. - Ты чего сегодня такой задумчивый?
  Поднимаю взгляд от её хвоста и с улыбкой смотрю на эту прелесть. Ну, до чего же славная она у меня, мягкая, пушистая, ласковая и тёплая, а ещё у неё молоко вкусное, чем-то похожее на молоко из металлических банок моего прошлого мира. Так же, Латри варит совершенно обалденные каши с фруктами, не доверяя это дело поварам замка. Потому встаю на карачки, напрягаюсь и оп! Я на ногах... Кровать подо мной гуляет и, для равновесия я развожу руки в стороны.
  - Адэрр! - Восклицает мать. - Осторожнее, упадёшь!
  Я же поймав наконец-то баланс, топаю к ней.
  Надо сказать, что я пока играю с предками в молчанку, накапливая словарный запас и вот, сегодня решил, что пора переходить ко второй фазе изучения языка, активной фазе. И мамочка-кошка мне в этом поможет...
  
  Латри Тин Кантон (Замок Дагр 30 день лета года 3671 от Великой тьмы).
  
  Тирса лежала и напряжённо смотрела, как к ней по кровати топает сын. Лицо Адэрра было сосредоточенно, и поверх бровей пролегла складочка.
  Вот уже неделю, как любимые укатили в столицу графства, в главный госпиталь. Поскольку у Лании наметились проблемы, и возник риск потерять дочку. Замковый медикус, расписался в своём бессилии, сказав, что в этом случае его компетенции явно недостаточно. Рисковать не стали, и муж и сестра, уехали под крылышко графа Ганнара Таулона, бывшего командира всего их полка и большого друга семьи. Даст-то Богиня, всё обойдётся, и их доченька родится нормально и в срок.
  Саму же Латри, оставили на хозяйстве, чтобы приглядывала за сыном и блюла источник замка, пока его старший хранитель отсутствовал.
  Сопение рядом и маленькая ладонь коснулась её плеча. Она перевела взгляд и столкнулась с радостным взором сына. Девушка отложила финансовый отчёт баронства. Который проверяла вот уже второй день, а ребёнок протянул ручки и крепко прижался к ней.
  - Я так люблю тебя, о мой Адэрр! - Шепнула тирса, чувствуя любовь и нежность к нему.
  - Я тозэ лублу тебя, мамоцка! - Ответил мальчишка. - Моя мамоцка, мамоцка-koshka!
  Она чуть отстранилась, столкнувшись взглядом с сияющими глазами ребёнка.
  - О, Адэрр! - Всхлипнула она. - Ты заговорил!
  Мальчишка рассмеялся и поцеловал её в нос. - Мамоцка моя.
  От счастья и радости, девушка разревелась. А ребёнок, коверкая слова начал её утешать, чем ещё сильнее усугубил ситуацию.
  Лишь через несколько минут, полностью выплакавшись, она успокоилась. Адэрр же всё это время, прижимался к ней, целуя и лопоча ласковые слова, безбожно коверкая их при этом.
  Думала ли она, когда её продали в порту Скайнор, что когда-нибудь услышит в свой адрес эту чудесную фразу: 'Я люблю тебя, мамочка'. Нет, не думала, даже не мечтала об этом, и вот, спустя двадцать лет, маленький мальчишка сайатт, сказал ей её. И в единый миг, всё горе и страдания, пережитые ею, стали не напрасными.
  - О, Адэрр! Мой Адэрр! Сыночек... - Шептала она, глядя сквозь пелену слёз в серьёзные глаза ребёнка.
  - Не плац, мамоцка. - Сказал он и вытер её слёзы ладошками. - Всё литцо у тебвя мокхое тепей...
  - Мокрое, Адэрр. - Поправила она.
  - М о к р р о е - по буквам произнёс мальчишка, - правильно, да?
  - Да, правильно. И говори мамочка, а не мамоцка.
  - М а м о т ч к а - Произнёс он.
  - Мамочка, давай медленно...
  И они хором произнесли: - Мамочка.
  - Молодец, Адэрр и что же ты молчал-то так долго? - Спросила она улыбнувшись.
  - Слов не знать, не мочь говорить. Слушать вас, запоминать слова... - Ответил он.
  Она от удивления распахнула глаза, и ладони сами прижались ко рту. - О, Адэрр?!..
  - Мамочка, ты помочь Адэрр? - Спросил он.
  - Помочь?! Всё, что в моих силах, сынок. - Прижав к себе ребёнка, ответила девушка.
  - Научи Адэрр говорить, хорошо, мамочка?
  - Конечно, хорошо, конечно научу. - С жаром ответила она.
  - Мы делать удивлять папу и маму. - Сказал он.
  - Ты, наверное, хочешь сказать - сюрприз?
  - Сюрприз да, - мальчишка кивнул, - тогда делать сюрприз...
  И рассмеялся. А Латри представила, как удивятся любимые, когда приедут и ей тоже стало весело.
  
  Три дня спустя.
  
  - А это что, мам? - И сидящий на руках сын ткнул пальцем в наковальню. Они зашли в вотчину кузнеца, хорошо мастер Игорр сейчас обедал и охотно принял игру, рассказывая, что и как у него в кузне.
  - Это наковальня, маленький господин. - Пророкотал в ответ кузнец.
  - А это? - И мальчишка указал на гидравлический пресс.
  - Это гидро-пресс. - Отвечал мастер.
  - М-м-м-м-м! - Промычал, кивая ребёнок. - Вы ковать меч? На, этой наковальня и гхидро-присс?
  - Не только мечи, малыш, но и мечи тоже. - Улыбаясь, ответил Игорр.
  - Хорошо. - Сказал ребёнок, и вопросы продолжились.
  Вот уже третий день, она, забросив все дела, ходила с сыном по замку. Мальчишка тыкал пальцем во всё подряд, и девушка рассказывала о предметах, людях и животных которые были и обитали в замке Дагр. Его любопытство было неисчерпаемым, мало того он был неутомим в своём любопытстве.
  
  Уже вечером, после ужина и бани, в которую они сходили вместе. Латри вымыла измазавшегося в саже Адэрра, ну и сама помылась под любопытным взглядом мальчишки. Когда укладывала его спать, ласково куснула за ладошку. Как бы хотела тирса уметь целоваться как сайатты, но строение губ не позволяло этого делать, вот и приходилось выражать ласку так, как принято в её народе.
  - Спокойной ночи, сынок. - Шепнула она.
  - Ты очень красивая, мамочка, очень. - Ответил он. - Спокойной ночи.
  Он как-то нежно улыбнулся ей и отвернулся к стене.
  Латри, поправила ночную рубашку, поймав себя на мысли, что комплимент сына ей необычайно приятен. И ещё, словно в его словах и взгляде присутствовало что-то ещё, какой-то внутренний смысл, подтекст. Девушка, подумав, отбросила это, просто её сын необычный ребёнок, очень-очень умный. Самый умный малыш из всех кого она знала. Но! И хорошо же, в их опасном мире ум даёт дополнительный шанс на долгую жизнь.
  Улыбнувшись, она легла в постель и укрылась одеялом.
  - Мамочка? - Услышала голос Адэрра.
  - Да?
  - Можно мне к тебе?
  - Ты хочешь спать со мной?
  - Пока не приедут папа и мама - да.
  - Почему? Ты чего-то боишься? Что-то случилось? - Заволновалась она.
  Донёсся шорох и тихие шлёпающие шаги по полу, кровать чуть качнулась, и под одеяло влез мальчишка. Прижался к ней и тихо сказал: - Когда вернутся папа и мама, я, наверное, перееду в другую комнату. Тут будет моя маленькая... Как сказать?
  - Сестра. У тебя будет сестра, Адэрр. И у неё уже есть имя - Аллия. - Ответила Латри.
  - Да, сестра. Просто, я хочу запомнить, как это. Когда ты рядом, потом уже не получится... - Прошептал он.
  - Я же никуда не денусь! Если хочешь, я буду приходить к тебе по вечерам?
  - Хочу. Но ты будешь уходить, когда я спать. А сейчас ты спать только со мной и не уйти.
  - Адэрр! - Прошептала она, прижав к себе ребёнка. Но он уже крепко спал, уткнувшись в её грудь.
  
  Алексей Крюков (Адэрр Кантон) (ночью)
  
  Туманный лес, наполненный шорохами и шелестом. Сумрак, то ли утро, то ли вечер, непонятно. Иду по прелой листве и палой хвое.
  - Странно? - Проплывает мысль. - Что-то больно высоко линия взгляда?
  Поднимаю ладони и вижу, крупные руки и мозолями.
  Оглядываюсь и понимаю, что место мне прекрасно знакомо. Это Усьвинский порог, куда я часто ездил в компании Рустама, а потом и нашими семьями. Мы с другом порыбачить и поесть шашлычка, под коньячок. А девчонки просто отдохнуть за компанию, погулять по лесу, набрать грибов и ягод, если есть.
  Где-то впереди, должна быть наша полянка. Ускоряю шаг, отодвигая ветки деревьев, вляпываюсь в паутину, стряхивая её клочья с лица и чертыхаясь. Вижу, отсветы горящего костра.
  Вот и полянка, на раскладном стуле сидит знакомый парень и удивлённо смотрит на меня.
  - Лёха?! - Шепчет друг. - Лёшка! Везийра доттаг!(2)
  Вскакивает, и мы стискиваем друг друга в объятьях. Говорим что-то, путаясь в словах, пытаясь высказать друг другу всю радость от встречи.
  
  Всё так же горит костёр, бросая на лица отсветы. Сидим на стульях, глядя друг на друга.
  - Лёха, что случилось? - Говорит Рус.
  - Я умер, брат. - Отвечаю я, глядя в его серые в сумраке глаза.
  - Умер?! Как? Когда? - Удивляется он.
  - Так через год после тебя. Ехал из Губахи и улетел в кювет. Была ночь, я сломал ногу и так и не выбрался, замёрз похоже.
  - А я тоже умер, да? Хотя постой? Я помню, как в Чусик поехал на доске кататься, упал, помню на склоне, а больше ничего...
  - Ты о камень ударился, Рус, затылком, месяц в коме был, потом умер.
  - Да?!.. Грустно... - Тихо сказал он. - Как там Натаха? Говори, ваша(3)! Как дети мои, дядя?
  - Хорошо всё, дети растут, дядя так и работал у нас с тобой на фирме. Наташка по тебе убивалась сильно, еле успокоили, даже в больницу ложилась. Полгода назад пришла на твоё место... Хотя, что уж сейчас, мы с тобой здесь, а они там.
  - Знаешь, я ведь не здесь. Я... А где я? Что-то помню, Лешка, а это точно ты?
  - Рус, хочешь в ухо врежу, как тогда в казарме?!
  Рустам рассмеялся: - Не стоит, уж больно тяжёлая у тебя рука. Долго в ухе звенеть будет потом. А ты-то где?
  - Я?!.. А знаешь...
  И тут всё гаснет, и я просыпаюсь, чувствуя запах Латри и её молока.
  
  2. Везийра доттаг - Бесценный (дорогой) друг (чеченский).
  3. Ваша - Брат (чеченский).
  
  Глава 3. В начале славных дел.
  
  Аддэр Кантон (Алексей Крюков) (Замок Дагр, 10 день лета 3676 год от Великой тьмы).
  
  - АДЭРР! - Раздался со двора замка громогласный рёв Кигурра Римана. Командира замковой дружины и моего наставника. - Подери тебя Пустошь, где ТЫ?!
  - Иду мастер! - Крикнул я из окна галереи, сейчас открытого.
  - Смотри, он устроит тебе сейчас тренировочку, за опоздание... - Улыбаясь, сказала стоявшая у окна Латри.
  Прижимаюсь к ней, она чуть наклоняется и я её целую. - Люблю тебя... - Шепчу ей в самое ухо, отчего оно чуть рефлекторно вздрагивает.
  - Вот ведь?.. - Удивляется вышедшая из гостиной мама.
  - И тебя я тоже люблю! - Кричу ей и быстро целую ладони, с твёрдыми бляшками мозолей от рукоятей клинков. - Мне пора, а то мастер Кигурр поднимется сюда и погонит меня на плац вицей. После такого мне опять придётся спать на животе пару ночей.
  - Беги-беги, неугомонный. - Напутствует в спину вышедший вслед за матерью отец. - Не стоит злить наставника...
  Выбегаю из донжона во двор, огибаю здание конюшни, откуда мой забег провожает заинтересованным взором отцовский 'конь' с именем Рауз(1). И оглядев плац, шмыгаю к лавке с лежащими на ней тренировочными клинками.
  - Ты опоздал... - Тихо говорит, сидящая по-турецки на лавке Аллия. - Сейчас тебе выпишут.
  И тут же меня прижгло по ягодицам, от чего я подпрыгнул и вытянулся.
  - Где ты был, НЕГОДНИК?! - Проорали в самое ухо. - Я жду тебя целых две минуты!
  - Наставник? - Пискнул я, чувствуя, как сжался сфинктер. - Виноват, исправлюсь...
  - Гхм-м-м... - Глухо прорычал воин. - Клинки в руки и в позицию.
  Выполняю приказ мастера, встаю на плацу в позицию и понеслось.
  
  Три часа спустя.
  
  Валяюсь на плацу, словно медуза шевелиться, сил нет никаких. Рядом, на нагретой солнцем за день каменной плитке сидит сестра и жалостливо смотрит на меня. Рядом с ней, вывалив из пасти язык, сидит Тутти, панцирник из замковой псарни. Совсем молоденькая сучка, привязавшаяся к нам с сестрой ещё в прошлом году.
  - Очень устал, Дэр? - Шепчет девочка.
  - Убейте меня... - гнусавлю я, чувствуя щекой камень плаца. - Великие Боги, он просто изверг.
  Слыша мой голос Тутти, подскакивает и начинает облизывать мне лицо, урча при этом как кошка.
  - Тутти, уйди! - Пытаюсь отмахнуться я, но зверь лишь начинает играть, просовывая мордочку под мою руку и норовя лизнуть, то в нос, то в глаз.
  - Мастер говорит, что тренируя нас, спасает нам жизнь. - Отвечает девочка, которая чуть раньше уже получила свою дозу от наставника, но гонял он её помягче, чем меня.
  - Я помру раньше, Алли, не доживу до момента взросления. И ты останешься, обычной девчонкой, некому будет провести обряд инициации. Поскольку твой братик, помрёт тут на очередном занятии, - отвечаю я, продолжая вялую борьбу с Тутти, которая просто веселится, облизывая мне лицо.
  Девочка наклоняется, отодвигает 'пса' и, прижавшись, нежно целует меня в щёку.
  - Я не дам тебе помереть, давай вставай и пошли в баню.
  - Я не дойду, сил нет, - шепчу я.
  - Дойдёшь-дойдёшь! Я тебе помогу, - и действительно помогает мне встать, отпихнув в сторону панцирника. Земля качается, в ушах тонкий свист и разноцветные пятнышки в глазах.
  - Ох, Алли! Я сейчас обратно упаду...
  - Ничего подобного, пошли, - и шагает вперёд, придерживая меня за талию. Хотя сама ещё мелкий клоп, ниже меня на полголовы. Но, в наших ногах путается панцирник, и мы чуть не падаем.
  - Тутти, уйди с дороги! Кыш! - командует Аллия и зверь отбегает вперёд, где застывает, подпрыгивая на всех четырёх лапах, словно у неё там пружинки.
  - Шило в заднице, а не зверь, - шиплю я, медленно идя к бане. Когда проходим мимо кузни оттуда вылетает облако пара и громогласные матюги.
  - Ну, я же тебе говорил, Сит, говорил же, что паровик изношен! - доносится из кузни голос дядьки Игорра. - А сейчас ремонта почти на пять золотых! Мы же не казначейство, как ты объяснишь Лани, эти траты?
  - Как необходимые, - отвечает голос отца. - Зато заготовку закончили, и не ори, брат. Запчасти я уже купил и они давно на складе лежат.
  - Да?! - удивлённо воскликнул дядя, - а почему я об этом не знаю?
  - Ну, видимо, я просто забыл тебе об этом сказать, - смеясь, ответил отец.
  - Ах ты?!
  - Но-но! Ты не смеешь подымать руку на своего господина! - гогоча во всё горло, прокричал отец.
  - Господина, да?! - кричал в ответ Игорр. - Всё детство ты надо мной издевался! Шуточки твои дурацкие и что, позвал меня сюда, я думал, старший брат стал серьёзным, бароном стал! А ты?!
  - А что я?! Я серьёзен, Иг, подумаешь, не сказал тебе про запчасти, ну забыл я, забыл!
  - Ах ты?! Сейчас я тебя... - и тут из кузни донёсся грохот падающего железа. - Берегись! - заорал дядя и в клубах пара и пыли оба выскочили на улицу.
  - Ха-ха-ха-ха! - хохотал отец. - Ох, Игорр - Игорр, ты всё такой же неуклюжий, как и в детстве...
  - Это не я неуклюжий, это кто-то другой больно прыткий, - смеясь, отвечал дядя. - О! Детишки...
  Отец посмотрел на нас и ласково улыбнулся: - Как прошла тренировка, сын? Что-то ты неважно выглядишь?
  - Мастер Кигурр, видимо хочет моей смерти... - бурчу я, опираясь на сестру.
  От моих слов и вида оба мужчины закатываются в смехе.
  - Знакомый видок, прям как у Сита после тренировок у мастера Румарра, - Говорит дядя. - Помнишь, брат, как он тебя гонял? А я, после, так же как и Аллия, таскал тебя домой с тренировочной площади?
  - Да уж, было дело... - отвечает отец, ласково глядя на стоящего рядом мужчину. - Только, тебе от него потом не меньше перепало.
  - Это да, зато всё ещё жив, благодаря его науке, как и ты впрочем, - сказал Игорр и потянулся, хрустнув суставами. - Смотри, пар весь вышел, как думаешь, успеем паровик починить до вечера?
  Отец посмотрел на небо, на солнце, что-то прикинул и покачал головой: - Нет, брат, тут только разборки часов на семь, а через четыре часа стемнеет. Так что, пошли, приберём в мастерской и в баню. А ремонтом завтра с утра займёмся.
  - Ты же хотел с отрядом в инспекцию съездить? - спросил Игорр, входя в кузню.
  - Латри отправлю, пусть с молодёжью прогуляется, поучит их уму-разуму, а лучше пусть сделают это вместе с Лани, проветрятся, вспомнят молодость, - сказал отец, входя за братом в мастерскую.
  
  - Пошли, - говорит Алли, и мы медленным шагом топаем в сторону бани, которая находится у задней стены замка.
  Сам же замок, это равносторонний восьмиугольник. И расстояние между противоположными стенами около двухсот метров. Ну, или местными ровно двести яров. Вокруг замка ров, заполненный водой из канала отведённого от реки, хотя сам замок стоит на скале в её излучине. И да, стены замка деревянные из цилиндрованного бревна, как и все постройки в нём же, а так же донжон.
  Донжон стоит возле стены, выходящей на реку, в общем, замок не радует большими размерами. В нём довольно тесно, но размер скального пятачка не позволяет построить замок большего размера. Рядом с донжоном прилепилась и баня, разделённая на две неравных части, господскую и общественную.
  В господскую, ходит моя семья, включая семью замкового кузнеца, младшего брата отца Игорра. У него в отличие от нас, пока три дочери и нет сыновей. Мужчина печалится по этому поводу, поскольку некому наследовать мастерство кузнеца. Хотя, я думаю, его ждёт сюрприз. Моя двоюродная сестра, его средняя дочь Синлия, хочет быть кузнецом, но отцу пока об этом не говорит. Это вообще наш с нею секрет, она даже Аллии не сказала об этом.
  Вот и вход, в большой раздевалке скидываю тунику, постанывая от ноющих мышц, разматываю набедренник и через мыльню, топаю в парную. Алли уже там, так как девочки здесь не носят набедренников, а трусов и прочего белья нет как вида. Просто женщины, в женские дни, носят мужские набедренные повязки с вложенным в них, пучком прочёсанной травы сукк, которая замечательно впитывает всё что угодно жидкое, убивает микробов и неприятные запахи. Ею же, только прочёсанной на более крупной чесалке, набивают матрацы. У меня и сестры такие, а вот гидроматрац родителей, жуткий эксклюзив и дефицит. Редкая вещь, которая стоит изрядных денег, и изготавливают эти матрацы тирсы на Харруме, втором континенте Азррамарра. Так называют местные свой мир. Мир переживший, что-то очень похожее на термоядерный Армагеддон. И всё что вокруг, это долгий и трудный путь к восстановлению былого могущества его жителей.
  В парной на широком полке, уже сидит Аллия и с улыбкой смотрит на меня. Подхожу и ложусь на полок рядом, со стоном растекаясь по горячим доскам.
  - Сейчас я поддам пару. - Говорит сестрёнка и, вытянув руку с ковшиком, плескает чуть-чуть воды смешанной с отваром рикты на каменку. И по парной плывёт горячий пар с отчётливым запахом эвкалипта.
  - Красота-а-а... - Шепчу я, закрывая глаза, чувствуя, как отпускает меня усталость и боль в перегруженных мышцах.
  Сколько так пролежал не запомнил. В раздевалке что-то брякнуло, и послышались глухие мужские голоса.
  - Папка с дядей пришли. - Шепчет Алли.
  - Хорошо... - Отвечаю я.
  - Что хорошо? - Интересуется младшая, склонившись ко мне.
  - Сейчас он меня намажет мазью Бри и боль уйдёт и я смогу спокойно лечь спать. - Отвечаю ей я.
  - Тогда пусть и меня намажет, у меня тоже руки и ноги болят.
  Открываю глаза и с улыбкой смотрю в ясные синие как у меня глаза сестры. Её волосы, как и мои, в сумраке цвета тёмной меди, а на ярком солнце багрово-алого цвета. Кожа её, как и моя чуть смуглая, красноватого на солнце оттенка.
  - Думаю, он не откажется. - Отвечаю я.
  С шумом входят мужчины и смотрят на нас.
  - Помощь нужна? - Спросил отец.
  - Ага. - Отвечаю я. - Намажь меня мазью, пап, и Алли тоже.
  - Нда-а-а, уморил вас Риман. Поговорить с ним, чтобы снизил нагрузку? - Спросил отец, доставая из ящичка на полу банку с мазью.
  - НЕТ! - Хором кричим мы с сестрой, вызывая добродушный смех отца и дяди.
  - Ладно, приступим. - Говорит он, и начинает растирать мне мышцы, втирая в них мазь. У неё, странный, чуть пряный запах. - Подкрути регулятор, Иг, что-то тут прохладно... - Говорит отец дяде, который протянув руку, чуть крутит обычный с виду реостат, только вот управляет он не электричеством, а силовым кристаллом, отдающим энергию нагревателям в каменке бани.
  После того как перевернув меня на живот, меня намазали полностью, процедуре подверглась сестрёнка. И от массажа и растираний она тоненько попискивала, чем вызывала ласковые уговоры отца. Дядя же лишь добродушно хмыкал, разводя в ковшике с водой очередную порцию отвара.
  Когда всё закончилось, дядя поддал жару и тепло, казалось, проникло в каждую клеточку моего тела, вызвав натуральное блаженство.
  - Идите в мыльню, - сказал мне отец. - А то перегреетесь, плохо будет.
  И поставив меня и Аллию на ноги, напутственным шлепком выпроводил нас из парной. Когда двери закрылись, оттуда донёслось громкое шипение пара.
  - Как они не изжариваются-то там? - Шепчет сестрёнка, чья кожа от мази стала серой.
  - Они большие и тело греется дольше. - Отвечаю я.
  - М-м-м... - мычит Алли и, поставив на лавку стальной таз, начинает набирать в него ковшиком воду.
  
  Когда мы помылись из парной вышли распаренные и довольные мужчины. Дядя был, как и мы с Алли, светлокож с волосами цвета тёмной меди. Отец же был темнокож, его длинные волосы белой волной лежали на спине, по телу же змеился белый рисунок татуировки. Когда-то, отец был подобен дяде, но в Академии прошёл Ритуал и стал рыцарем Храма. Я для себя назвал их 'Паладинами'. Белые волосы и брови, голубые глаза, тёмная кожа и рисунок на теле, это результат ритуала.
  Мать же, светлокожа, как и мы, и волосы её тёмно-русые.
  - Сын, ты выполнил своё обещание? - Спросил отец, сел на лавку и окатил себя холодной водой, зачерпнув её ковшиком из большой бадьи.
  - Почти, пап, осталось немного продумать некоторые моменты, чтобы всё выглядело стройно и логично. - Отвечаю я.
  Надо сказать, что местный алфавит и грамота давались мне легко, чего не скажешь о счёте. Местная система цифр и строения чисел, чем-то напоминала римскую, только была ещё более громоздка. Вся цифровая система была кратна пяти. И числа пять, десять, пятнадцать, двадцать и так далее до сотни писались отдельными символами. Для каждой сотни, так же был свой символ и после тысячи, это всё превращалось в форменное нагромождение знаков, и удерживать в голове всю эту цифирь было той ещё задачей.
  Столкнувшись и осознав колоссальный объем проблемы даже с простой арифметикой. А самое главное то, что я просто не в состоянии нормально оперировать ЭТОЙ математикой с этой системой написания. Сказал отцу, что попробую придумать другую, гораздо более простую систему.
  Отец рассмеялся, рассказал мне, что попыток упростить и изменить систему цифр, предпринималось очень много, но воз, как говориться всё ещё на том же месте.
  Я уперся, сказав, что работать с этим ужасом из множества самостоятельных знаков просто не могу.
  Ну не говорить же ему, что в моей голове сидит ВЕЛИКАЯ и ПРЕКРАСНАЯ, арабская система цифр. И сейчас, я воистину осознал, что придумавший её был настоящим гением.
  - Что же, хорошо, коли так. Когда представишь её на мой суд? - Сказал он.
  - Завтра вечером. Оцените вместе с мамочками мои придумки. - Говорю я.
  - Я бы тоже не прочь поприсутствовать. - Сказал дядя, входя из раздевалки с двумя деревянными кружками в руках.
   Отдает одну отцу и мужчины с видимым наслаждением пьют из них. Я знаю, что там местное тёмное пиво. Любят здесь употреблять его именно в бане, взрослые обоих полов.
  На улице, после бани - хорошо. Прохладно и чудесный свежий воздух. Лишь от замковой конюшни едва заметно тянет 'конским' навозом. Увидев нас, из тени у стены выскочила Тутти и радостно попискивая, стала крутиться в ногах.
  Да уж, когда я в первый раз увидел этих 'собачек' на меня напал форменный столбняк от страха. С виду, телом они напоминали помесь кошки и собаки, только вместо шерсти, тело покрывала разноцветная чешуя, кое-где превращающаяся в форменные броневые пластины. От головы к длинному хвосту, прямо по хребту шла полоса жёсткого щетинистого меха. Морда же, это вообще отдельная песня, вытянутая, с крупным влажным носом на конце и большими глазами под массивными надбровными дугами и натуральной крокодильей пастью с мощными клыками. На пальцах лап, присутствовали изогнутые, длиной в полпальца острые когти. Страхолюдина жуткая, но при этом, звери отличались, ласковым и привязчивым нравом. И из общения с местными, я выяснил, что на людей вообще не нападают. Их даже не используют для охраны от разумных - бесполезно. Годны панцирники только в борьбе с тварями изменёнными Пустошью. Ну, здесь это, главный враг всего живого.
  Да уж, Мёртвая пустошь, самое страшное место этого мира. Самое страшное и самое опасное, несущее смерть всему живому, исторгающее из себя миазмы изменённых существ. Изменяющее обычных зверей в жутких, потусторонних монстров несущих смерть всему и вся.
  Местные почти не знают войн между людьми, на это попросту нет сил и времени. Хотя, на юге и юго-западе - на побережье океана - свирепствуют пираты с Железных островов. И у людей есть шанс быть ограбленными, а то и угнанными в рабство на острова.
  Вспоминаю, как этой зимой, дружинники во главе с отцом поймали в предгорьях тварь Пустоши. Запертое в клетке существо потрясло меня, и не только внешним видом, но и своей видимой в магическом зрении сутью.
   Ещё два года назад, настоятели городского храма отец Аргарр и мать Литаллия, провели моё тестирование на предрасположенность к определённым видам магического искусства. Вообще же, здесь есть две развитых школы. Школа Света и Школа Тьмы. Именно так, с заглавных букв. К Школе Света относятся магия стихий и магия разума и все техники синтеза их. К Школе Тьмы - магия жизни, магия смерти и магия духа и всё что с ними связано. Священники продемонстрировали мне по очереди свои возможности. У отца Аргарра между ладоней появился сгусток чистого белого света. Он переливался и пульсировал, становясь то меньше то больше. Он протянул ко мне ладони: - Возьми его, Адэрр.
  Я сложил ладони лодочкой и шарик оказался в них. Несколько секунд, я с удивлением и восторгом рассматривал это проявление неведомого. Магическое зрение, показало мне тот же сгусток, только от которого шло внутреннее тепло.
  - Нравится? - Спросил настоятель.
  - Очень. - Честно ответил я.
  - У тебя предрасположенность к Школе Света. - Сказал мужчина.
  - Подожди, - подала голос настоятельница. И в её ладонях появился шарик чистейшей тьмы. Его появление не вызвало у меня никакого негативного отклика, наоборот, этот переливающийся мрак создавал чувство уюта и защищённости.
  - Хм! - удивлённо хмыкнул настоятель, посмотрев на мою реакцию. - Да ты универсал, Адэрр. Довольно редкое сочетание способностей, если ещё и сильный, то приложив усилия далеко пойдёшь.
  - Далеко? - удивился я.
  - Многие герцоги были универсалами. Многие и многие известные в прошлом личности обладали такими способностями. - Сказала настоятельница.
  - А разве титулы не наследуются? - Удивлённо спросил тогда я.
  И священники рассмеялись. А отсмеявшись поведали мне, об принципах организации мира.
  Так вот, здесь не было потомственной аристократии, как и понятия майорат в принципе. Этим миром правила Сила, Сила и её источники, один из которых, слабый, но позволяющий поддерживать оборонный периметр целого города, находился в подвале нашего замка. Чтобы контролировать источник, нужен был маг. Тот, кто контролировал слабый, назывался барон, чуть сильнее - граф, и так далее по нарастающей. Самые мощные источники, могли контролировать маги внутренним рангом Ассамблеи 'Повелитель' и было их всего восемь, на всё Великое княжество. Рядом с таким источником, находились самые крупные, густонаселённые и развитые города государства, в том числе и столица Великого княжества Атоон - Атоон Ридаг.
  И самое смешное и обидное, что магические способности не передавались по наследству. И сын или дочь, например графа, не факт, что смогут контролировать источник и обладать вообще какими-либо выдающимися способностями. Мало того свободных источников всегда было чуть меньше чем претендентов на них и получить в управление источник, а в комплекте с ним территории и людей, было не просто. И требовались годы службы на благо государства, чтобы получить даже такое захолустье как наш Дагр.
  И отец его заслужил, прослужив долгих тридцать лет в егерях, где дослужился до первого заместителя командира полка или полутысячника. А егеря это местный спецназ, чья подготовка и воинское мастерство, были 'притчей во языцех' у весьма воинственного и без этого населения. Тут держать в руках клинок, начинали учить с четырёх лет, как мальчиков, так и девочек. Учили стрелять из лука, учили воевать в строю, как конном, так и пешем. Учили-учили-учили, до пятнадцати лет, при наступлении которых молодёжь уходила на службу.
  Крестьяне и ремесленники, если не имели особых способностей в магии, шли в армию. А если имели, то поступали в Академию магии, чьи филиалы были во всех крупных городах. Особо талантливые учились в Столичной Академии, только вот туда нужно было сдавать серьёзные экзамены. Но и перспектив у людей закончивших Столичный 'ВУЗ' было больше всех. Хотя, дети 'аристократии' поступали точно так же, как и простолюдины. Ведь все население без исключения имело способности к работе с Силой. Отличаясь друг от друга лишь уровнем контроля и одарённостью, ну как на Земле впрочем. Петь могут все люди, только вот знаменитыми певцами становятся в итоге единицы.
  Здесь же, отслужив десять лет на государевой службе, парень или девушка, получали выходные пособия и в зависимости от предпочтений, лавку или надел вблизи от городов или собственно в городе. Кое-кто сразу же женился и тогда надел или мастерскую давали на семью.
  Так что, в этом мире, по крайней мере, в той части, в которой мне посчастливилось родиться. Заслуги отцов не давали детям преимуществ в жизни, и сын герцога, мог стать простым бароном, а мог и вовсе закончить жизнь простым обывателем, жителем крупного города, прослужив всю жизнь в войсках и выслужив себе пансион. Срок жизни тоже разнился, и дело было именно в источниках, чем сильнее источник под контролем мага, тем дольше его жизнь. Обычный человек, умирал от старости, прожив около ста лет. Маг навроде моего отца и обеих матерей, благодаря источнику, мог рассчитывать лет на 130-140. Дальше, всё дольше и дольше, мне стало известно, что верховному магу Атоона, уже почти двести лет. И проживёт он, ещё как минимум сто, а то и дольше. И так у всех народов на всех континентах этого мира. А на Азррамарре их три.
  Алрраум - Вотчина третьей разумной расы этого мира, и видел я их лишь на картинках в книгах. Походили они на драконов из сказки, две руки, две ноги, плотное тело и вытянутая как у рептилий голова; а самое главное - большие кожистые крылья за спиной. Ростом Авлары были чуть выше обычного человека. Их вытянутый, покрытый горами и долинами континент, располагался ближе к южному полушарию, в восточной части мира. Правил там Архонт, величайший из магов людей-драконов, как говорили легенды, первенцев богов.
  На экваторе, обширно раскинулся Харрум, покрытый густыми лесами, в кронах огромных деревьев которых располагались города и веси тирсов - людей-кошек Азррамарра. Именно там родилась и выросла моя Латри, мамочка-кошка. Только вот, в результате каких-то интриг, её семье пришлось продать свою дочь в рабство. Мать не говорила об этом, я видел, что ей даже воспоминания причиняют боль. Своим видом похож Харрум был, на земную Австралию. Правил котами Царь, чья родословная начиналась ещё до эпохи Великой тьмы.
  И самый большой континент - это Скоррум, родина сайаттов, или просто людей. Размером с соединённые вместе Европу и Северную Америку и видом, словно исполинская запятая. Центральную часть Скоррума, огороженную с трёх сторон горами, а с востока морем, занимала Пустошь. Вокруг неё, раскинулось Великое княжество Атоон, чья южная граница оканчивалась пустыней, раскинувшейся через весь континент. За пустыней же, в этаком хвостике запятой, располагался Халифат Идрон. И правили там великие маги, хозяева источников, называющие себя - Халифы. Власть же над источником, передавалась по наследству, поскольку многожёнство цвело пышным цветом и халифы имели по десятку, а то и более жён, и уж одна из них, обязательно рожала достойного кандидата на смену. Так же старались поступать и маги рангом пониже, но не у всех получалось, и тогда разражалась очередная войнушка за наследство. В халифате вообще любили устраивать разборки, только при этом редко убивали, чаще проигравшего и его семью лишали сил и обращали в рабство.
  До Великой тьмы на планете был ещё один континент, с названием Дауррум, но в результате катаклизма от него остался лишь островной архипелаг, носящий сейчас название Железные острова. Жили там как сайатты, так и тирсы и авлары. На каждом острове был свой лорд-владетель, получал и удерживал он власть при помощи силы. Убивая, как правило, своего предшественника. Островитяне славились как отчаянные моряки и не менее отчаянные пираты. Торговля и грабежи - вот чем жили жители островов, чья растительность и животный мир были довольно скудны.
  Под воспоминания дошёл до нашей с сестрой комнаты. Перед большим стальным зеркалом привёл свои волосы в порядок и, усадив Аллию на стул, занялся ею. Я вообще люблю возиться с сестрой, балую её и всячески берегу и забочусь. Видимо, это всё из-за произошедшего в прошлой жизни, здесь я берегу каждый миг, каждый момент близости с семьёй. Они все это чувствуют и платят мне взаимностью. Но особенно сестрёнка - я для младшей вообще почти весь мир.
  Пользуясь местным феном и расчёской, просушиваю её шевелюру и заплетаю в косичку.
  - Я закончил, Алли. Так что, идём на ужин. - Говорю ей.
  - Ага. - Отвечает она, встаёт и берёт меня за руку.
  
  Поужинали весело, папка чуть хмельной от пива, травил смешные истории, матери его поддерживали и добавляли своё, ну а мы с Алли, от души хохотали, слушая байки о весёлых похождениях родителей в молодости.
  Потом я читал и уже перед сном заканчивал свою работу над системой чисел. Остановившись на простых дробях. Так как и в обучении, я застопорился именно на них. Когда закончил писанину и убрал её в шкаф, пришла Латри. Как и много лет подряд, мамочка-кошка, решила нас уложить и рассказать историю или сказку, которых знала огромное количество, так как очень любила читать. В библиотеке замка, она, как и я, частый гость.
  Я лёг на свою койку, рядом легла мама, и с другого боку к ней прижалась Алли.
  - Мамочка, расскажи о мире до Великой тьмы? - Попросила сестра.
  - А ты, сынок, что хотел бы услышать? - спросила меня мама.
  - Я тоже послушаю про древности, уступлю сегодня одной мелкой. - Отвечаю я.
  - Сам ты мелкий. - Надулась Алли.
  - Адэрр?! - Удивлённо говорит мама.
  - Но она ведь маленькая, так, мам? Что на правду обижаться...
  - Маленькая, это не мелкая. - Бухтит разобиженная Алли.
  - Ну, прости меня, прости. Лучше возьми своего 'medvedya'. - Отвечаю я и вижу, как сестрёнка, встрепенувшись, встаёт и забирает со своей кровати игрушку.
  Её ей сделали мы с мамочкой Латри. Сделали из обрезок шкурок пушных зверей, деревяшек, каменных пуговиц и травы сукк. Которую использовали, как набивку. Назвал я игрушку, размером с кота на Земле: 'Добрый зверь Medved' и подарил Аллии на день рождения. Ребёнок был просто счастлив, никогда, наверное, не забуду, её сияющие от радости и благодарности глаза.
  Вот сестрёнка вернулась и прижалась к матери.
  - Мы слушаем, мамочка. - Шепнула она.
  
  - Давным-давно, много-много лет назад, ещё до Великой тьмы Азррамарр был величественен и прекрасен. - Начала мать. - Миллиарды разумных трёх рас нашего мира, жили в любви и согласии, достигнув невиданных сегодня вершин разума и могущества. Разумные, смогли подняться в небеса и достичь глубин океанов. Они летали в другие миры, используя мощь созданных ими машин. На спутнике нашего мира, на Хайлле, было построено множество городов - их и сейчас ещё можно увидеть в мощные телескопы. Там нет атмосферы, и они стоят такие же, как и в тот страшный день, когда их покинули жители. И когда все народы дружно готовились отправиться к другим мирам нашей звёздной системы, появились они...
  - Кто, мамочка? - Испуганно, прошептала Аллия.
  - Их имена не сохранились, но сейчас их называют Отступники. Они исказили и предали принципы существования мира. Взалкали божественной власти, и закономерно были низвергнуты, но перед падением страшно отомстили всем живущим. Именно из-за них, ушёл в пучину вод Дауррум, и именно из-за них появилось то, что сейчас пожирает наш мир. Проклятая всеми, жуткая Мёртвая пустошь. - Ответила мать. - Сотни раз миллионы разумных предпринимали попытки уничтожить её. Или хотя бы остановить расширение, но ничего у них не получилось. С каждым годом, она всё больше и больше, и если великие маги не придумают, как её остановить - наш мир обречён.
  - Я сделаю это! - С жаром прошептала Алли. - Я остановлю её.
  - Маленькая моя, прежде чем воевать с Пустошью, тебе нужно вырасти и стать сильной и умной девочкой. Как и твоему брату, так, сынок? - Проворковала Латри.
  - Так, мам. И мы стараемся, так ведь, Алли? - Говорю я.
  - Умгу. - Бормочет девочка, уткнувшись носом в подмышку тирсе.
  Мы смотрим друг на друга с мамой-кошкой и улыбаемся. Трусь лбом о её щёку, слыша, как она от удовольствия начинает мурлыкать, что окончательно добивает сестру и та вырубается с открытым ртом.
  Мама аккуратно встаёт и укладывает Алли на её кровать. Трётся лицом о лицо дочери и подходит ко мне. Но я ещё не сплю, поэтому целую её, перебирая волосы на голове руками.
  - Надеюсь, - шепчет мама, - сегодня она будет спать у себя в кровати?
  - Не, - улыбнувшись, отвечаю я, - ночью всё равно придёт ко мне. Говорит, что со мной ей не так страшно.
  - В кого ты такой, Адэрр? Ты такой маленький, но рассудительности и ума у тебя как у взрослого.
  - Не знаю, мам. Я всегда был таким. - Смущаюсь я.
  - Что-то ты хитришь, сын, ой, хитришь? - Говорит она, чуть кусает меня за ладонь и уходит.
  Я же обнимаю подушку и проваливаюсь в сладкий сон, который прерывается ночью, когда ко мне в кровать забирается Алли, прижимающая к себе медведя.
  - Что опять что-то приснилось? - Шепчу я.
  - Ага. - Отвечает малышка и, обняв меня за шею, моментально засыпает. Погладив её по волосам, засыпаю сам.
  
  Следующие день начался, как и все предыдущие на протяжении вот уже пяти лет. Я проснулся с первыми лучами солнца заглянувшего в моё окно, выходившее как раз на восток. Потянулся, чувствуя рядом спящую сестру, аккуратно встал, поправив на ней одеяло. Алли та ещё засоня поутру её пушкой не поднимешь. Надеваю тунику и выхожу на террасу. С неё есть выход на наружную стену, там, пока тепло я делаю зарядку. Вот и сейчас, я выхожу на наружную стену, за которой простирается гладь речной воды и любуюсь встающим солнцем.
  - Что, Адэрр, на зарядку? - Рокочет басом стражник, стоящий у стены и тоже любующийся рекой и солнцем.
  - Да, Дакурр, пора размять косточки. - Отвечаю я, начиная делать гимнастику. - Что видно в Темнолесье?
  - Тихо, что радует. Вчера пришли охотники, говорили, что видели на краю трясины лхура(2). Как бы, не пришлось облаву устраивать... - Вздохнув, ответил воин.
  - Не любишь облавы? - Спрашиваю я не прекращая двигаться.
  - Только не в Темнолесье. - Печально отвечает массивный мужчина. - Не люблю по болотам ходить, тяжелый я, вязну сильно.
  - Так встань на точку. - Говорю я, улыбаясь, зная, что Дакурр не очень справный стрелок. Он отличный воин, сильный, выносливый, могучий мечник. Но, стрелок посредственный и магические способности на уровне слабого адепта. Зашептать мелкую ранку, зажечь костерок, наложить сохранные чары на еду и, пожалуй, всё.
  А стоят на точках егеря-охотники с заговорёнными стрелами. У умелого егеря, такая стрела подобна выстрелу из гранатомёта. И опытный стрелок из блочного лука, может попасть в цель шагов с трёхсот.
  Закончив разминку, встаю рядом с воином, глядя на восток. Там, вдали темнеет полоса начинающегося леса. На востоке, городов и источников больше нет, через несколько сот лаи(3) начинается Мёртвая топь, переходящая в Пустошь. Именно оттуда в наши края лезет всякая нечисть.
  Если посмотреть направо, вдали искристо белым, плывут в небе вершины хребта Наррив, части гор Гиврран. Там на перевалах, стоят крепости охраняющие перевалы от тварей Пустоши. Но к нам, твари предпочитают лезть через болота, поскольку даже им, немёртвым, тяжело преодолевать заледенелые, продуваемые мощными ветрами кручи хребта.
  Хлопаю воина по перчатке и, улыбнувшись, говорю: - Не всех же берут на охоту, кого-то и в замке оставят. Глядишь, и не возьмут тебя, болотную жижу месить сапогами.
  - Твоими бы устами, да в уши Богам. - Вздохнул Дакурр.
  - Не боись, Дакурр, Боги не выдадут - лхуры не сожрут. - Говорю я, переделанную пословицу с Земли. Чем вызываю полный уважения взгляд мужчины.
  Снова смотрим в сторону леса и тут мужчина встрепенулся. Достал из подсумка бинокль и впился взглядом в опушку.
  - Что там?! - Чувствуя азарт вперемешку со страхом, шепчу я.
  - Лхур! Не нужно его гонять по болотине, сам припёрся! - Шепчет в ответ воин, и передаёт мне бинокль. - Смотри, вон там у выворотня он.
  Я беру прибор и, подстроив его под себя, смотрю в указанном направлении, а там! Там стоит тварина, самого жуткого вида. Когда-то это был обычный кабан, но миазмы Пустоши изменили и изуродовали животное, превратив его в монстра. В десятикратную оптику отлично видны детали. У зверя четыре тускло светящихся синим глаза, на морде костяные наросты больше похожие на рога чем на бивни и громадная пасть с частоколом жёлтых зубов.
  - Какой урод! - Шепчу я, а над гладью реки летит низкий, протяжный звук боевого рога.
  Топот множества ног, вокруг нас остальные стражники и мой наставник, старшина дружины Кигурр Риман.
  - Что случилось? - спрашивает командир стражников.
  - Лхур на опушке. - Отвечает Дакурр, указывая рукой на лес.
  Все достают бинокли и смотрят в указанном направлении, а тварь, не испытывая и тени страха уже топает в сторону замка.
  - Тадэрр, зови егерей, а лучше самого господина барона. Эту тварь обычной стрелой не возьмёшь. - Говорит Риман. - А ты, Адэрр, отдай бинокль сержанту и иди, занимайся своими делами.
  - Но, мастер?! - Обиженно говорю я. - Я хотел бы посмотреть.
  - Тут небыстро, успеешь позавтракать. - Говорит наставник и указывает мне на вход в донжон.
  После чего я, нахохлившись, иду во двор к бадье с водой. Там я окачусь и умоюсь, почистив зубы щёткой из щетины панцирника. Хорошей щёткой, жесткой, хорошо очищающей зубы. Периодически мама-кошка, обрабатывает мои и сестрёнкины зубы магией. Так что болезни зубов, тут вещь невозможная. Когда-нибудь, я научусь делать это и сам, и стану поддерживать свой организм в здоровом состоянии самостоятельно.
  
  После завтрака, и убийства лхура нас с Алли ждёт школа, в которую вместе с нами ходит ещё десяток ребятишек из города, самых толковых, их лично отобрал наш маг-обучитель Райгурр Тонван. Возможно, эти ребята и девчата со временем пополнят собой ряды магов княжества.
  
  Завтрак прошел скомкано, отец явно торопился, да и матери тоже. Аллия как узнала, что под стенами замка бродит лхур и на него будет охота, даже подпрыгивала от нетерпения на стуле. И сметала кашу, в которой обычно ковырялась по полчаса, быстрее меня.
  
  Вот и снова я на стене. Рядом трётся Алли, вглядываясь в происходящее снаружи. А там двое стражников на конях, с помощью копий гоняют по пойме реки лхура.
  Изменённая тварь глухо рычит, пытаясь ухватить своих обидчиков, но из-за заражения, она слишком медленная и неповоротливая, для ловких и маневренных всадников.
  - У-у-у! Какой он страшный-то! - Шепчет сестрёнка. - И здоровенный какой, с быка, наверное, размером?
  - Примерно да. - Говорю я, следя за приготовлениями отца.
  Мужчина же, достал из короба свой лук надел на блоки тетиву и стал аккуратно закручивать винты, заставляя дуги лука расходиться. Когда тетива под его пальцем низко загудела словно струна, он отложил ключ и взял из руки мамы Лани стрелу. Посмотрел на наконечник и его глаза на миг загорелись тусклым жёлтым светом. После чего, уже сама стрела начала явно видимо, даже в ярком солнечном свете, светится белым светом.
  Наложил стрелу на лук и застыл, внимательно следя за лхуром и загонщиками. До них всех, со стены было метров двести-двести пятьдесят. Вот его глаза чуть сощурились, рука пошла назад оттягивая тетиву в быстром, но одновременно плавном движении.
  - Дзанн-г! - Прогудела тетива на луке. Искрой сверкнула стрела, вошла лхуру в шею, раздался хлопок, вспышка и тварь разорвало на части.
  - У-у-ух-х-х-х! - Воскликнул я от восторга. - Круто!
  - Вот так-то. - Спокойно сказал отец. - Был лхур и, нет лхура...
  - Молодец, Ситварр! - Сказала Латри. - Не растерял мастерства, лучший лучник Сагваррских егерей.
  - Это было слишком легко. - Парировал отец, разбирая лук. Но я видел, с каким уважением и восторгом смотрели на него воины. Видимо, просто, это только в понятиях моего отца, для всех остальных, это отнюдь не просто...
  
  Вечер, кабинет барона.
  
  - Ну, показывай, что ты придумал, сын. - Говорит отец, сидя за столом.
  В кресле у стены сидит мать, а мама-кошка рядом с отцом за столом. Латри всегда помогает отцу вести документацию, ведь помимо обязанностей барона на нём должности ревизора-инспектора графства Суварр. А это большущий объём бумаг и отчётной документации по налогам и закупкам. Который ему помогают проверять десяток служащих его конторы расположенной в городе и вторая жена.
  Подхожу и выкладываю свои записи, на которых курс школьной арифметики в примерах с первого по четвёртый класс, записанных арабскими цифрами. Ну и сами цифры и пояснения, как к ним, так и к знакам арифметических действий.
  
  Вот уже два часа объясняю отцу и Латри принципы 'своей' системы и кажется, и отец и мать её поняли. Хотя с их-то работой, цифры это вся их жизнь.
  - Я понял твою систему, сын. И, ты смог меня удивить! Я ещё подумаю, посмотрю и возможно, только возможно, попробую дать ей оценку. Иди, ложись спать, завтра, мы ещё раз с тобой всё обсудим. - Сказал он, я встал, глубоко вздохнул и отправился в свою комнату, где меня уже ждала Аллия со своим медведем.
  
  Ситварр Кантон барон Дагр.
  
  Мужчина сидел за столом и удивлённо рассматривал листы бумаги, исписанные аккуратным почерком сына. Представленная им система написания чисел была совершенно оригинальной, ни с чем подобным ему никогда сталкиваться не приходилось. Она была просто другой, чуждой, неправильной, но в то же время удивительно логичной и что самое странное простой и понятной.
  - Что скажешь, Латри? - Спросил он жену, как и он сам разглядывавшую писанину сына.
  Тирса молчала, перебирая листы, её круглые уши подёргивались, то прижимаясь к голове, то вставая торчком, что выдавало крайнее волнение женщины.
  - Лати?! - Переспросил он.
  - О, муж мой! То, что написал наш сын, это гениально! - Прошептала она.
  - Гениально?! - удивился он, - а в чём гениальность, любимая?
  - Ситварр, ты что, не понимаешь?! - Подняла она на него свои огромные сейчас глаза. - Милый, ведь десяти этих символов, достаточно чтобы написать любое, даже самое большое число. Ты просто подумай, Сит?! Десять! Всего десять символов и любое число перед тобой. От ноля, до бесконечности!
  - Что?! Ты уверена?! - Переспросил он, пододвигая к себе бумаги и снова вглядываясь в написанное на них.
  - Более чем! - Прошептала жена. - Эта система, это же революция в математике, просто РЕВОЛЮЦИЯ!
  - А ведь и верно! - Воскликнул он. В его голове, как-то сама собой сложилась вся придуманная сыном система счёта и в голове, словно в вычислительных машинах древних, возникла картинка от которой он пришёл в восторг. - Как просто! Это же чудо какое-то...
  - Пиши в Академию, пиши Его могуществу Дитмару Сатону, пиши всем, кому только сможешь, кто станет тебя слушать. Мы должны показать эту систему всем. - Сказала жена.
  
  - А я вам говорила, что наш Адэрр - гений, только вот вы всё поверить не можете. А я знала, что он придумает по-настоящему великую вещь. - Подала из кресла голос Лания. - Чей он сын? Наш! А мы самые лучшие в пограничье!
  
  1. Рауз - Ярый (Яростный).
  2. Лхур - Изменённый Пустошью кабан.
  3. Лаи - Дистанция в тысячу яров, что около километра.
  
  Глава 4. Странности и закономерности.
  
  Предисловие к главе: Поскольку автор понимает, что описывает другой - выдуманный мир, но, несмотря на это в нём свои системы мер и весов. То волевым решением, будет писать вес, расстояния и прочее в земных единицах измерения, дабы не умножать сущностей и упростить восприятие.
  
  Адэрр Кантон (1 день лета года 3677 от Великой тьмы)
  
  Топаю медленно по двору замка, мы большой компанией вернулись с прогулки по городку. Вчера был праздник 'Лишний день', этот день накапливается за пять лет и его празднуют в начале лета. Мы нагулялись по городу, только вот за его пределы нас пока не пускают. Нас, это меня, Аллию и наших друзей, детей графа Таулона. Моего ровесника Баррмира и двух его сестёр близняшек Виллию и Саттию, лучших подруг моей сестрёнки. Баррмир же, считает уже меня, своим лучшим другом я ему не противоречу, а может быть, и сам так считаю, я ещё не разобрался до конца в чувствах к этому парню.
  Познакомились мы в прошлом году, как раз когда бушевала шумиха, поднятая моими родителями по поводу системы счёта 'придуманной' мною. Отец, да и мама-кошка рекламировали её изо всех сил и со всей пылкостью очарованных идеей людей. И надо сказать, что их восторги разделяла большая часть магического сообщества, так как магия, а особенно высшая её часть была сильно завязана на расчёты, и очень сложные расчёты с использованием высшей математики.
  Система, предложенная мною, сильно упрощала весь процесс. Мало того Верховный маг княжества Дитмарр Сатон в разговоре со мной и отцом рассказал, что нечто подобное использовали в системах искусственного интеллекта ещё до Великой тьмы, но именно эти данные не сохранились, так как хранились на цифровых носителях и с гибелью цивилизации канули вместе с нею. Оставив о себе лишь крайне обрывочные и неполные сведения. А имеющаяся система цифр это храмовая система, используемая местным священством и храмы, ещё три тысячи лет назад навязали её заодно и обществу.
  Настоятели местного храма, пришли к нам домой, и устроили нам с отцом суровый разговор на тему: Что не стоит рушить устоявшуюся систему и Храм Отца и Матери может и не одобрить переход на другую.
  Я, путаясь от волнения в словах, объяснил им, что отказываться и не предлагаю. Просто можно использовать обе системы чисел, мою систему: для ведения дел, подсчётов и расчётов для деловой документации и прочего обывательского. А храмовую: для обозначения дат, дней рождения, времени, названий улиц и мест, а так же для официальных документов, таких как паспорта и записи в книгах бытия ведущих учёт родившимся и умершим.
  Настоятели, подумав, заинтересовались, так как это позволяло им, очистить священные числа от использования всуе. Для таких низких на церковный взгляд вещей, как подсчёт денег и товаров.
  Посовещавшись, оба в итоге одобрили нашу с отцом инициативу, а со временем стали её горячими приверженцами и всё шло к тому, что Арабскую систему цифр (названную системой Адэрра) здесь-таки примут и примут повсеместно. Так как к нам зимою, приезжал даже посол Царя Далвара V - сегодняшнего правителя тирсов. И я знаю, что церковь, будучи единой организацией для всей планеты, уже донесла весть и до Аллраума и владыки авларов извещены об изобретении новой системы написания чисел.
  
  Так вот, в самый разгар этой всей шумихи к нам в замок приехал граф нашей провинции со своим семейством. Меня представили графине Натайе и детям, парню и двум девчонкам похожим, как две капли воды.
  Графиня мне очень понравилась, она была сотником у егерей и непосредственным командиром моих матерей. Вообще я заметил, что отношения между графом с графиней и моими родителями не совсем походят на дружеские, скорее на семейные. Что в свете местной свободы нравов наводило на смутные подозрения, но держал я их при себе. Как-нибудь расспрошу маму-кошку на этот счёт, она в этом плане человек простой и не таится. Ну, если нет приказа - молчать, тут от неё слова лишнего не дождёшься.
  Мелкий графёныш, поначалу задирал нос. Но, очень скоро прилип ко мне так, что отодрать его было непосильной для меня задачей. А за братцем последовали и сёстры, я вздохнул и принялся воспитывать ещё и их вместе с Алли. И когда граф с женой собрались домой разразился скандал. Юный Баррмир, закатил грандиозную истерику не желая уезжать от лучшего друга. Он рыдал полдня в компании с сестрёнками и вырыдал разрешение остаться у нас до конца лета. Обещая отцу, что будет само послушание.
  Граф усмехнулся и оставил пару своих личных гвардейцев, для охраны и тренировок меня и своих детей. Хотя впоследствии парни просто несли службу в гарнизоне, а нашей дрессировкой, как и прежде, занимался Кигурр. Не делая поблажек никому, ни мне, ни графским отпрыскам. Те скулили и стонали, бывало, плакали от боли, но глядя на меня и Алли сжав зубы, тренировались и учились старательно дальше. И когда в первый день осени граф и графиня приехали за ними, смогли удивить родителей своими успехами и в этом году, как сошёл снег прибыли к нам снова. Ганнар Таулон оценил эффект от соревновательности в занятиях своих детей и решил переложить обучение их на плечи отца. Тем паче что, как лучник мой батя был превосходен, а Кигурр считался одним из лучших мечников егерей, да и в остальных не магических дисциплинах был на очень высоком уровне. И самое главное, как инструктор был выше всяких похвал.
  Так что, сейчас мы с Алли делим комнату ещё и с Баром и дубликами. Но проблем это не доставляет, все трое послушные и не капризные, мало того подсели на сказки мамы Латри.
  
  - Как, вы-у, позволяете-у, себе-у так себя-у вести-и-и?! - Услышал я из-за угла громкий и звенящий до завывания голос Латри, отчего резко тормознул и Бар влепился мне в спину, девчонки же еле успели затормозить, позади нас обоих.
  - Что такое?! - Удивился мальчишка.
  - Мама кого-то строит, причём она очень злая. - Отвечаю я, аккуратно выглядываю за угол и на плацу вижу стоящих навытяжку троих стражников, двух парней и девушку. Напротив них, монолитным истуканом с каменной рожей застыл Кигурр и медленно прохаживалась мать. Её ушки, то нервно прижимались к голове, то вставали торчком, наводясь на стоящую троицу. Хвост, вися вдоль тела, периодически нервно дёргался, а его кончик выписывал замысловатые вензеля в воздухе, что выдавало крайнюю степень злобы у тирсов.
  - Что там? - Шепчет вся компания.
  - Кого-то строят и, похоже, собираются оторвать хвост, уши и прочие выступающие детали. - Отвечаю я, а в это время с плаца доносится так, что слышим мы все.
  - Кто-у вам-м-м троим-м-м позволил, ТАК позорить вашего барона?! - Вопрошает мать.
  Аллия протолкалась мимо меня и выглянула за угол. Посмотрела на происходящее и спряталась обратно.
  - Ну, и зачем ты выглядывала? - Спросил я её.
  - Интересно было посмотреть на кого это, она так разозлилась. - Ответила сестра.
  - И? - Нетерпеливо спросил Бар.
  - Я знаю, в чём провинились эти трое. - Ответила Алли.
  - И в чём? - Спросила Сатти.
  Сестрёнка хихикнула.
  - Эта троица вчера на празднике в городе напилась и учинила драку, да так, что оказалась, разгромлена корчма старины Гурра. Он утром приходил к маме вместе с городским главой и жаловался, в итоге получил двадцать серебрушек на ремонт, а эти трое сейчас отдуваются за содеянное и что с ними сделает мамочка...
  Я начинаю тихо ржать, что вызывает удивлённые взгляды от Бара и его сестёр.
  - Что теперь? - удивлённо шепчет друг.
  - Я им не завидую, ой не завидую! - Еле сдерживая смех, говорю я. - Мамуля сейчас им устроит, и в следующие полгода всем троим увольнения будут только - сниться.
  - Может, пойдём - посмотрим? - спросил Бармирр.
  - В таком виде? - Проведя руками по тунике, спросила Алли.
  Надо сказать, что вид у нас был тот ещё, в прошлом году мне с сестрой разрешили выходить в город, что за стенами замка самостоятельно, а не в сопровождении взрослых. И мы, получив хоть и маленькую, но свободу, воспользовались ею по-полной.
  Облазив с сестрой весь город, нашли вход в городские подземелья. Ещё до Великой тьмы, тут был город или не город, но у того что тут было, были огромные и обширные подземелья. Несколько месяцев, мы сначала с Алли, а потом и с Баром и близнецами лазали в них. Мы нашли вход на второй подземный уровень, только вот был он за запертой дверью, на которой не было ни замков, ни чего-то похожего на замочную скважину. Имелись следы, по которым было видно, что её пытались вскрыть. На стене поблизости, имелись следы сильного взрыва, она была в трещинах, но устояла. Были следы ударов киркой, но, ни пробить вход дальше, ни открыть дверь не смогли. Так это всё и бросили, а мы нашли...
  Вообще же, подземелья были наполнены пылью, старым хламом и паутиной. Что в подвалах ловили пауки и чем питались, было не ясно. Поскольку в подвалах местные ничего съестного не хранили. Всё городское продовольствие хранилось в замке, там же были квартиры для всех горожан на случай 'Бахара' - это такое местное бедствие. Когда Пустошь исторгает из себя орды тварей, и они идут волной, пожирая на своём пути всех разумных, почему-то животных при этом твари не трогают. Так что в случае такого нападения, жители города укрываются в замке и отбиваются в нём же, высота стен это позволяет делать легко. Сам же город, хоть и защищённый стеной, такой приступ не выдержит...
  Таких замков как наш много дальше на западе и функция у них точно такая же. А городские гарнизоны, кроме охраны города ещё и патрулируют окрестности, защищая земледельцев живущих в городах от нападений тварей и изменённых. Ведь во время работы, нет времени отвлекаться на свою защиту.
  Тут у крестьянства, что-то вроде колхозов. Часть времени работают на общинных полях, где выращивается то, что потом идёт в общий котёл и отсылается с территории, а часть времени на собственных наделах. С того что собиралось с них, треть платилось моему отцу на содержание дружины. Из того что собиралось с общинных земель, часть уже монетизированная приходила поздней осенью, когда подбивались налоги со всех территорий обратно к нам. И из этих денег платилось жалованье городской страже. А гарнизону замка, тридцати воинам присягнувшим лично отцу, он платил сам, с того что собиралось от отчислений с личных наделов крестьянства. В общем, это довольно запутанная бухгалтерия, и я пока в неё не вникал, неинтересно.
  Так вот, осенью и зимой мы с Алли пытались проломить стену в подземелье. В трещины, я потихоньку загонял деревяшки, и мы поливали их водой. В результате, из стены был выломан кусок, дальше пошло проще и к приезду Бррмира и девчонок, дыра за дверь была проломлена. Мы расширили её и о чудо! Смогли открыть дверь, изнутри.
  И с тех пор исследовали подземелья уровнем ниже. Что удивительно, под землёй было сухо и тепло. На втором уровне, не было даже паутины. Лишь пыль, на которой мы оставляли отпечатки наших ног. Второй уровень подземелий был пуст и огромен. Спустя два месяца ползания по нему и тщательного картографирования мы не смогли обследовать их все. Судя по схеме, катакомбы, сделанные из непонятного камня, тянулись на несколько километров в стороны, выходя далеко за пределы городских стен. В итоге наши поиски упёрлись в странную металлическую дверь толщиной в полметра. Судя по схеме, над дверью была наша речка и из-за этого, и возникли проблемы. Дверь была не закрыта, но вся покрыта влагой и видимо от этого заржавела. Хотя мне сложно представить, что же это за сплав такой выдержавший несколько тысячелетий и не сгнивший вконец. Попытавшись с Баром открыть двери шире, поскольку даже для нас дохляков оставшейся щели было недостаточно, чтобы пролезть дальше, обломились полностью. И от попытавшихся нам помочь девчонок толку было ещё меньше. Даже воспользовавшись кое-как притащенным в подземелья ломом, мы не сдвинули её и на миллиметр. Она качалась, тонко скрипела, но оставалась на месте. Бесплодно потыкавшись в неё мы, скрипя сердцем, признали своё поражение. Баррмир предложил притащить сюда винтовой домкрат и использовать его. На что я ответил, что тащить его сюда он будет самостоятельно. Парень скис... Надо сказать, что местные домкраты предназначены не для поднимания автомобилей, а для ремонта стен зданий и замка. От того размер у них соответствующий и вес тоже, не всякий взрослый спокойно утащит, а взрослые тут ребята те ещё. Мечами махать все обучены и опыт у всех будь здоров, что у женщин, что у мужчин тут другие не выживают, местная жизнь отсеивает слабых и трусливых моментально. Естественный отбор во всей красе.
  Решили всё рассказать мамуле-кошке, так как папка и мама Лания укатили решать финансовые и прочие вопросы в столицу графства к отцу наших с сестрой друзей и своему командиру и начальнику графу Таулону. И тут, такая засада...
  - Похоже, к госпоже Латри сейчас лучше не подходить... - Подвёл итог друг, - а то, вместо похвальбы нас того гляди накажут.
  - Ты мыслишь в верном направлении, друже - Говорю я. - Пошли в обход, пока мать строит этих охламонов.
  И когда до заветной бани оставалось пара десятков метров, мы, по закону подлости нарвались. Выкатываюсь из-за угла конюшни и втыкаюсь в живот стоящего мессира Тонвана. Учитель опускает взгляд и, подняв брови домиком, смотрит на нас покрытых пылью и грязью, а кое-где и паутиной из проходов первого яруса подземелий. Снимает с моей головы нитку паутины и, удивлённо разглядывая её, произносит: - И где это интересно в нашем городе можно найти старую высохшую паутину?
  Аллия и стоящие за её спиной близняшки всхлипывают, а Бар тихо ойкает.
  - Я задал вопрос, молодой человек! - Тянет маг. - И как воспитанный шевалье вы обязаны на него ответить...
  - Мессир... - Начинаю мямлить я, отчаянно обдумывая, что же ему ответить. Поскольку откровенное враньё маг почует влёт и мне не поздоровится. - Мы тут по городу гуляли и немного запачкались...
  - Нда-а-а-а?.. Точно в городе? Насколько я знаю, в городе мало мест где может сохраниться старая паутина. Вы точно не нарушали режим и не покидали город? - Спросил мастер Райгур.
  - Нет, мессир! - Хором проорали мы.
  - Оу! И не нужно так орать, ребятишки. Я ваш учитель, а не сержант в учебном полку и вы не новобранцы из него же. Что же, я чувствую, что вы мне не лжёте, но всё же, где вы нашли паутину в городе? - Протянул мужчина, скатав шарик из неё пальцами.
  - Э-э-э-э, мессир... - Протянул я.
  - Маленький детский секрет? - Ответил он.
  - Ну, учитель...
  - Ладно. - Смягчился наставник и улыбнулся. - Я сам когда-то давно был как вы и тоже лазал, где ни попадя собирая мусор и пыль на волосы и одежду, и это было так увлекательно...
  Я дернул Бара за рукав туники, и мы шмыгнули в баню, пока учитель задумался, отправившись в страну воспоминаний.
  В бане скинули туники в таз и девчонки быстро залили его тёплой водой. Туда же отправилось и наше бельё. Да, с прошлого года здесь есть бельё, и 'придумал' его я, а было это так.
  Когда получили с Алли право гулять по городу, мы несколько переусердствовали, и по закону подлости досталось ей, а не мне. Сестрёнка свалилась в кучу скошенной под стеной травы, в которой оказалась краппа. Это такой местный сорняк, с кучей малюсеньких колючек, которые впиваются во всё что попало. И попало как раз, прямо в голую попу Алли, трусов-то нет...
  Я привёл её в баню и, позаимствовав из родительского маникюрного набора щипчики, начал вытаскивать из её кожи колючки. Сестрюня тихо скулила, лёжа на лавке и ойкала, когда очередной мелкий репей покидал кожу попы. Я, глядя на покрытую мелкими красными точками тонкую кожицу, хотел плакать не меньше её, только вот от жалости к ней и в процессе понял, что если бы на девочке были обычные трусики. Да пусть даже из мягкой ткани набедренника, все колючки остались бы в них. И поняв это, решил действовать.
  Взяв у отца кусок ткани для набедренника, тонкую бумагу и ножницы в своём шкафу. Нитки и иголки у мамы-кошки вечером занялся творчеством. Сестрёнка, активно помогала мне в этом и в итоге у меня получились вполне приличные трусики. Алли от них пришла в восторг и умчалась хвастаться родителям. Что, в очередной раз для неё сделал любимый братик.
  Родители оценили задумку сразу, мало того, я изготовил трусы для себя. Только возились мы уже вместе с мамулями и получились у нас классические 'боксеры', тут даже отец оценил идею и потребовал себе таких же да 'побольше, побольше' в количественном плане. И замковая швея, несколько месяцев только и делала, что шила бельё. Сначала для нас, а потом и для всех остальных жителей замка. А там, я подкинул женщинам идею кружевного белья и... В общем, я опять отличился. Только вот стражники с восторгом обсуждали новые детали гардероба своих жён и подруг, да и так были весьма довольны новым нательным бельём. Которое оказалось куда удобнее прежнего, особенно под бронёй.
  Я же просто тихо офигевал. Ведь очевидная же и простая вещь, ан нет. Видимо это для меня она очевидная, а для других не очень.
  
  Мы помылись, тщательно промыв голову друг друга от пыли и мусора. Выстирали туники и повесили их сушиться, а бельё просто высушили над каменкой в бане.
  Уже вечером, когда мамуля пришла рассказывать нам очередную сказку на ночь. Я решил рассказать ей о результатах наших изысканий.
  Мамочка выслушала мой рассказ, который дополняли Бар и девчонки, посмотрела схему и удивлённо сказала: - Вот ведь! Эту проклятую Пустошью дверь пытались вскрыть столько лет, а поддалась она именно тебе. Ты меня продолжаешь удивлять, сынок. Ты просто чудо моё... И остальные под стать тебе. И что говоришь, мешало всем открыть дверь?
  - Вот эти штыри под замками. - Отвечаю я, отдавая ей два металлических цилиндра, которые блокировали нажимные замки с внутренней стороны. Поэтому они и не работали. Так что получается, подземелье закрыли изнутри и так его и не покинули и возможно мы найдем ответ за загадочной дверью. А возможно и нет и там, так же окажется лишь пустота и пыль.
  - Как просто-то. - Сказал мама, задумчиво разглядывая штыри. И тут её глаза стали просто огромного размера.
  - Что?! - удивился я.
  - Адэрр! О, Боги-заступники! Это же адамантий - звёздный сплав! - Прошептала она.
  - Точно?! - Переспросил я, беря один из штырей в руки и начиная его разглядывать. С виду, ничего особенного, он серебристый и довольно лёгкий.
  - Ух ты-ы-ы! - Тянет Бармирр. - Как здорово-то! Повезло тебе, Дэр, теперь тебе смогут классные мечи сделать, когда вырастешь.
  - Мы же их вместе нашли, Бар. - Говорю я.
  - Дети, из двух этих штырей, можно выплавить и выковать десяток мечей. Только вот сплавив их с оружейным металлом. Так все сейчас делают, никто в здравом уме не станет делать меч из чистого звёздного сплава. Это слишком дорого, за такой меч могут и убить... - Говорит мама-кошка. - Вы надеюсь, никому не рассказали о своей находке и дверях?!
  И мы дружно замотали головами в отрицании.
  - Мы даже дыру заделали в стене. - Сказала Алли.
  - Молодцы. Завтра, возьмём с собою дядю Игорра, мастера Кигурра и... - И мама задумалась, видимо выбирая кого из дружины взять с собой.
  - Возьмём Дакурра - он сильный, домкрат потащит. - Говорю я.
  - Согласна. - Улыбается мама, покусывает нас всех по очереди за ладони и уходит.
  На кровати сестры теперь спал Бармирр, близнецам поставили большую кровать у дальней стены, а сама Алли окончательно перебралась ко мне. Сестра прижимается, обнимает медведя и мгновенно засыпает. Я же, смотрю на видимую в ночном небе луну и думаю, удастся или нет, нам завтра открыть заржавевшую дверь.
  
  Тень во мраке или как же нам повезло.
  
  Вот и знакомая массивная дверь на втором ярусе. Отдуваясь, Дакурр сгружает с плеча домкрат и дядя и Кигурр с помощью наставок вставляют его в щель. Дядя берёт в руки вороток, наставник поднимает с пола лом и дело пошло. Сидим у дальней от двери стены, рядом со мной Тутти и панцирник странным, очень внимательным взглядом смотрит на открываемую дверь.
  Домкрат медленно расходится и так же медленно растёт щель между косяком и дверью. Причём звуков почти нет, нет ни скрипа заржавевшего железа, ни щелчков от проскакивания заржавевших петель. Тишина и тут, словно удар хлыста громкий двойной хлопок и дверь сдвигается довольно далеко.
  - С-с-сша-а-а-а! - Летит из-за неё шипение и от мощного удара, она отходит ещё дальше. - Аш-ш-ш-а-а-а! - Шипит изнутри и мастер Риман наотмашь бьёт ломом что-то темное в щели, крича при этом:
  - Тварь за дверью!
  Мать вытягивает ладони вперёд и с её пальцев срывается веер сверкающих белым разрядов. - Тр-р-р-ра-а-ах-х-х!!! - Гремит гром.
  А в полуоткрытую дверь уже вылезло что-то тёмное, гибкое словно тень. Тутти с рыком срывается и вцепляется этому в ногу. Тварь рычит и пытается оторвать от себя панцирника, но не тут-то было. Сверкает, словно молния клинок наставника и голова твари отлетев, падает прямо перед нами. Обезглавленное тело мешком оседает на пол и в несколько ударов Дакурр и Риман отрубают у него ноги и руки. Одну из ног, рычащая Тутти оттаскивает в сторону, остальные конечности пинками раскидывают мать и Кигурр с дружинником.
  Я же с ужасом в глазах смотрю в лицо твари. Оно черного цвета, даже глаза чёрные, но когда-то это был такой же сайатт, как и я. Волос на голове не сохранилось и кожа мало того что чёрная, так ещё и сморщенная, как у старика. Но тварь ещё жива, или скорее не мертва, глаза ворочаются в глазницах, изо рта, утыканного острыми зубами, течёт слюна вперемешку с чёрной кровью.
  - Адэрр! Дети! - Громко говорит Латри, заставив меня вздрогнуть и оторвать взгляд от головы чудовища. - Быстро в город, Бармирр и девочки бегут в храм и зовут сюда настоятелей, а ты, сын, вместе с Аллией мухой в замок и зовите сюда всех свободных дружинников. Ясно?!
  - Да, мам! - Отвечаю я вскакивая. Переглядываемся с ребятами и сломя голову бежим к выходу, подсвечивая себе путь фонарями.
  На улице, друг с сёстрами уносится к храму, так что только туники завиваются. А мы с Алли, летим не чувствуя под собой ног в замок. Там, хватаю за кирасу десятника и вместе с ним собираем всех свободных от вахты. Набралось пятнадцать воинов и один маг, это наш учитель Райгур Тонван. Пока быстрым шагом идём обратно, весь городок уже гудит. Новость, что в подземельях нарвались на тварь Пустоши, разнеслась подобно степному пожару. Жители взволнованы и провожают нас испуганными взглядами. Кое-кто крестит нас, словно мы идём на битву. Хотя, кто его знает, какие ещё твари остались в подземельях.
  Когда мы вернулись, у дверей уже были настоятели храма, а от твари остался лишь серый пепел на полу. Нас опять усадили на пол у стены, а взрослые во главе с храмовниками медленно пошли в подземелья за дверью. С нами оставили дядю Игорра, так как он не взял с собой оружие. Но, могучий кузнец вооружился ломиком, и в его руках даже такое незамысловатое вооружение становилось смертоносным.
  Ожидание затянулось на несколько часов. Священники, провели ритуал и выяснили, что тварей в подземельях больше нет, видимо эта, была единственная. И некоторые моменты указывали на это точно. Часа через три, когда мы все уже изрядно проголодались, вышли взрослые.
  - Преподобная. - Обратилась мать к настоятельнице. - Найденный нами схрон древних, нужно описать и оприходовать. Насколько я помню, такие богатые хранилища не находили уже около тысячи лет.
  - Да, госпожа баронесса. Это воистину замечательный клад и благодарить мы должны ваших детей и детей его светлости графа Таулона. - Отвечала священнослужитель. - Я отпишу в директорию столицы об этом, а вам стоит позаботиться, чтобы сюда не ходили посторонние. Клад стоит вывезти и тщательно исследовать.
  - Я поддерживаю сестру Литталлию. - Подал голос отец-настоятель. - Церковь, берёт находку под особый контроль.
  - Принимаю вашу волю, владыки душ. - Поклонившись, сказала мать. Посмотрела на нас и улыбнулась. - Дети, идёмте, пообедаем, а потом я лично покажу вам, что же вы нашли.
  - А там больше нет Тварей? - Спросила Саттия.
  - Нет, малышка. - Сказал священник. - Тварь была одна и это очень хорошо. Было бы их несколько, и даже такие мастера меча, как леди Латри и мастер Кигурр могли и не справиться. А это, было бы настоящей катастрофой для города...
  И тут до меня дошло, какой опасности избежал город, а самое главное я сам, Аллия и наши друзья.
  
  Пообедав, пошли на экскурсию. У двери на второй ярус толпились горожане, но их туда пускали понемногу. Мы понятно прошли без очереди спустились вниз и пошли к мощной двери. За ней, на мой неискушённый взгляд было помещение очень похожее на атомное убежище. Его освещало множество светящихся шаров, которые принесли стражники, по стенам тянулись чёрные змеи кабелей. Первое во что мы попали, был длинный коридор, в стенах которого было множество дверей в другие помещения. Около них застыли истуканами дружинники. С любопытством заглядываю в первую же и вижу длинные ряды металлических кроватей. За следующей дверью стеллажи заполненные непонятно чем. Осмотр продолжался пару часов, только вот, ничего по-настоящему ценного для себя я не нашёл. Лишь одна комната вызвала у меня неподдельный интерес, она была за отдельным тамбуром. Там, на стеллажах рядами стояли самые настоящие винтовки. С массивными прикладами и толстенными стволами. Под внимательным взглядом матери взял одну. На удивление она была довольно лёгкой, килограмма два-два с половиной. Рядом с оружием на отдельной полке лежали вещи, сильно напоминающие боезаряды. Вернее в прикладе было аккуратное отверстие, в которое идеально входил тяжёлый цилиндрик странного вида. Я взял его и, сверившись с указателями на нем самом, вставил в приклад.
  По винтовке пробежал сполох, и большая кнопка сбоку начала тускло светится. Под изумлённым взглядом Латри я нажал её и, прямо над ствольной коробкой появилась голограмма с изображением этой же винтовки. Загорелись надписи, которые почему-то я не мог прочитать. Буквы были знакомые, а вот слова нет. Спустя некоторое время напротив большинства надписей загорелись красные квадратики и голограмма погасла. Щелчок и из приклада выпал цилиндрик, который как оказалось, был аккумулятором.
  - Адэрр, что ты только что сделал? - Удивлённо спросила мама, подойдя ко мне.
  - Мам, ну тут же нарисовано. - Отвечаю я, показывая ей рисунок на батарее. А там чётко нарисовано, как и куда её вставлять. На другой коробке, лежавшей на соседней полке, нарисовано, что вставлять её нужно в другой паз на оружии. В этой коробке, которая с виду походила на обыкновенный магазин с боеприпасами, были серого металла цилиндры, странной формы похожей на свёрла. Я осмотрел патроны и положил один на стол. Он тут же примагнитился к нему. С усилием отделив патрон от металлической поверхности стола, вставил его обратно в обойму.
  - Дай-ка? - Попросила Латри и так же как я достала патрон из обоймы. Оглядела со всех сторон, понюхала, куснула и, ухмыльнувшись, вставила обратно. Потом взяла винтовку, стоявшую рядом с той, что брал я и так же как я, вставила в приклад батарею. Нажала на кнопку и полюбовалась на надписи и красные квадратики. После чего спокойно поймала выпавший аккумулятор в ладонь. Покачала головой, положила батарею на полку, а винтовку вставила в стойку.
  - Похоже, всё неисправно... - Тихо сказала мама.
  - Три с лишним тысячи лет прошло, удивительно, что хоть включается. - Говорю я. - Как только тварь столько продержалась?
  - Твари живучие и могут впадать в спячку. Поэтому-то вы её и не заметили когда нашли дверь. Зато она вас заметила и пробудилась. Я обязательно пойду, сегодня в храм и буду молиться Всеблагой матери, что уберегла вас от гибели, сынок. - Тихо сказала тирса и прижала меня к себе.
  А у меня внутри внезапно стало холодно, так холодно, что трудно стало дышать.
  
  Окончательно меня пробрало уже вечером, когда мы легли спать, послушав перед этим очередную историю от мамы-кошки. Когда Аллия прижалась ко мне, сложив на меня ногу, я обнял её и тихо заплакал от облегчения.
  - Что с тобой? - удивлённо прошептала Алли. - Почему ты плачешь?
  Бар слез с кровати и уселся рядом. - Ты чего, Дэр, тебя так тварь напугала?
  Тут же рядом оказались и близнецы.
  - Ребята! - Шепчу я, прижимая к себе сестру. - Ребята!!! Мы же чуть не померли с вами, по самому краешку прошли.
  - Когда?! - удивились все.
  - Так вчера! Вы просто представьте, что дверь была бы открыта чуть шире или не будь она кем-то специально заклинена, мы бы влезли в старинное убежище, а там эта Тварь?! С нею еле справились четверо вооруженных взрослых и панцирник, а что бы она сделала с нами, а?
  - Ой, мамочки! - Пискнула Алли, Бар стал белым как бумага, а дублики вцепились друг в друга и их глаза наполнились слезами.
  - И это тварь Пустоши и через пару дней после того, как она нас убила, мы бы восстали. Но, это были бы уже не совсем мы... - Прошептал я, всё так же чувствуя липкие щупальца холода внутри.
  Губы сестры на щеке, друг, подвинувшись, обнимает меня, вслед за ним это же делают и его сёстры и мы, тихо сидим, вздрагивая от каждого шороха.
  - Но всё же обошлось, братик. - Шепчет Аллия. - Богиня уберегла нас от Твари.
  - В этот раз. - Отвечаю я.
  - А в следующий раз мы будем умнее и будем лучше учиться, чтобы твари с нами не справились. - Горячо поддерживает её друг.
  - И если найдем что-то опять, сразу же расскажем взрослым. - Вставляет Виллия, а Сатти кивает, поддерживая её.
  Просидев полчаса, так и не успокоились до конца. Вернее, нам было страшно отрываться друг от друга, и мы тихонько расположились у меня на кровати, в итоге так и уснув впятером.
  
  Найденный нами клад вызвал огромную шумиху. Из Суварра примчались родители и граф с графиней. И в результате её, посмотреть на великую находку приехал сам Великий князь Веригор Атоон. И приехал не один, в его свите были его дети, княжич Дайгор и княжна Тайвааль.
  Жители узнали о скором визите монарха и в замке, а затем и в городе случилась настоящая паника. Начался такой ПХД какого я не видел в прошлой жизни никогда. Драилось и чистилось всё, что только возможно. Шились и ремонтировались парадные костюмы и платья. Дружинники натирали и подкрашивали свою броню, начищали все металлические части амуниции, чтобы они сверкали. Как траву не покрасили только от усердия. Видимо краски столько не нашлось...
  И вот наступил знаменательный день, в сопровождении малой дружины и графа Таулона в замок прибыл Великий князь.
  
  Я стоял вместе с родителями на плацу. Мне пошили красивый костюм, цветов замка. Аллия в красивом платьице с кружевными манжетами и воротничком. Рядом Баррмир и близняшки такие же красавцы разряженные, стоим и смотрим на прибывших гостей.
  А государь колоритен, высоченный мужик с золотистыми волосами и в белой броне восседал на огромном коне, покрытом белой сверкающей на солнце чешуёй.
  Надо сказать, что местные кони - они не совсем кони. Тело у них вполне лошадиное только покрытое чешуёй, а вот голова и морда скорее как у ящеров. И питаются они совсем не травкой, а мясом. Ну, не только мясом, вообще жрут всё подряд, у нас в замке их кормят варевом, в которое идёт всё съедобное, все остатки с кухни и объедки с неё же.
  Великий князь легко спрыгнул с коня и подошел к нам. Мы учтиво склонились, приветствуя главу нашего государства и своего сюзерена.
  - Надо же какие малыши! - удивился мужчина, я же выпрямился и с любопытством стал его разглядывать. Он был светлокож и голубоглаз, лицо широкое с ярко выраженными скулами и тонким, прямым аккуратным носом. Его брови в отличие от волос были тёмными, мужчина стоял передо мной и с улыбкой разглядывал.
  - Надо же, ты такой маленький, а уже столько сделал, благородный Адэрр Кантон. Приятно увидеть тебя лично, и познакомиться, мы - Великий князь Веригор Атоон. - Сказал он мне.
  - Рад приветствовать вас, Ваше Величество. - Сказал я и преклонил колено. - Шевалье Адэрр Кантон.
  - Блестящее воспитание и учтивость. Мы рады видеть эти качества в столь юном возрасте, шевалье. Встаньте и представьте нам, присутствующих. - Попросил меня Великий князь. По протоколу, я как сын владетеля мог это сделать и, это не было нарушением этикета.
  Я встал с колена и представил государю своих друзей, сестру и наставников. Родители и графиня Натайя в представлении не нуждались, так как Его величество прекрасно их знал, ведь именно он, вручил им грамоту на управление леном.
  Пока шло представление, во двор замка въехала карета запряжённая парой коней. Надо сказать, что у кареты была пружинная подвеска с амортизаторами и литые металлические колёса с резиновыми надувными шинами. Это было чётко видно по тому, что резина сминалась у земли, становясь чуть более плоской. Из кареты, когда открылась дверца, сначала выпрыгнул золотоволосый мальчишка. В сером костюме с гербом Великого князя, а за ним... За ним перед моими глазами появилось небесное чудо. Я забыл про всё, я стоял и смотрел, как к нам подходят двое детей, но видел только её. Мне здесь всего семь лет, я пацан совсем и до этого на девчонок смотрел как на приятелей и товарищей. А тут...
  Она подошла. Её волосы золотистого цвета, уложены в аккуратную причёску. Огромные золотистые же глаза смотрят на мир из-под пушистых тёмных ресниц. Лицо аккуратный овал, с мягкими и пухлыми губками, тонкая шейка и лёгкое белое платье.
  - Шевалье Адэрр, - прогудел рядом голос Его Величества, - разреши нам представить тебе наших детей. Мой сын Дайгор. - И мальчишка чуть склонил голову, поприветствовав меня. Я же склонился глубоко, приложив ладонь к груди. - И дочь Тайвааль.
  Девочка улыбнулась мне, и я понял, что окончательно и бесповоротно пропал... Пропал с концами и насовсем.
  
  Глава 5. Человек и общество.
  
  Ситварр Кантон (Кабинет барона, замок Дагр, 10 день лета 3677 года от Великой тьмы)
  
  В полутёмном из-за позднего времени помещении в уютных креслах удобно сидели четверо мужчин. Один одетый в кожаный приталенный костюм был смугл и беловолос. На его голове, красовался золотой обруч, с большим синим камнем. Второй одетый похожим образом, был светлокож, его волосы были пепельно-серого цвета. На скуластом лице ярко выделялись серо-стальные глаза, золотой обруч на голове был ощутимо толще, чем у первого, но камень на нём был таким же синим.
  Третий же, был необычно колоритен, его одежды были белыми, а волосы золотой волной падали на плечи. И поверх них на лбу расположился витиевато сделанный, платиновый обруч с золотистым прекрасно огранённым камнем посредине, отбрасывающим сейчас блики на всё вокруг.
  Четвёртый же, был мало того что колоритен, а ещё и производил впечатление зримого могущества. На нём был темно-серый длинный костюм довольно странного покроя, весь покрытый замысловатой золотистой вышивкой и плащ с капюшоном из-под которого торчал кончик аккуратного носа и периодически тускло мерцали синие, словно вечернее небо глаза.
  
  - Что же, господа, разгрузка убежища завершена. Всё найденное описано и оприходовано и мы можем подвести итоги, - низким, бархатистым голосом сказал мужчина в плаще.
  - Ваше Могущество, что насчёт винтовок? - спросил светлокожий и сероглазый.
  - Те, что стояли в стойках - неисправны. Им предстоит долгий и кропотливый ремонт, и обеспечить его могут лишь столичные мастерские. Но, есть ещё несколько сотен из консервационных ящиков и они вполне исправны, - ответил тот, кого назвали Ваше Могущество. - Решением Его Величества...
  И мужчина в белой одежде кивнул.
  - Выделяется вам, по одной винтовке каждому, как знак благодарности и для обучения детей пользованию таким оружием. Так же, вот ваша доля в деньгах от найденного клада, - и протянул Ситу и Ганнарру листы бумаги.
  Двое вчитались в строки и у обоих поползли вверх брови.
  - Ваше Величество?! - воскликнул он, - это слишком много!
  Его поддержал интенсивными кивками друг граф.
  - Вы не всё знаете, - спокойным голосом ответил монарх. - В глубине хранилища был склад с трубками из адамантия. Когда-то это были накопители для Силы, но от времени кристаллы внутри рассыпались в пыль. Однако адамантий нам всем пригодится, ведь ты, Ситварр умеешь с ним работать. Изготовишь клинки своему парню и его другу?..
  И мягко улыбнулся.
  - Адамантий идёт только на режущую кромку и того что уже нашли дети хватит на десяток мечей. - Смутившись, ответил Ситварр. - Так что сделаем и девочкам и некоторым дружинникам.
  - Мы выделили вам долю не только деньгами, но и адамантием. Так что вооружите такими клинками обе ваши дружины. Вы тут с Ганнарром на самом острие обороны... - Сказал Великий князь.
  - Как будет угодно, Вашему Величеству. - Склонились двое мужчин сидя в креслах.
  - Ах, бросьте вы оба, - махнул рукой Веригор, - мне это Величество уже комом в горле стоит. Уж со старинными-то друзьями я и без этого могу поговорить...
  - Как скажешь. - Сказал Ситварр и с улыбкой откинулся на спинку кресла.
  - Надо же, а я всё ждал, когда тебе это, наконец-то наскучит. - Поддержал друга Ганнарр, так же откинувшись в кресле. - Хотя сейчас тут только свои и лишних сплетен не будет.
  Великий маг скинул капюшон и в его ладонь влетел кубок с горячим вином, стоявший до этого на столе. - Такова доля любого монарха, дружба слишком редкий и ценный ресурс.
  - Поэтому-то, наверное, мы отправились в самую глушь, так ведь, старый интриган? - Сказал Ситварр и Ганнарр сидящий рядом рассмеялся.
  Некоторое время все четверо тихо смеялись.
  - Это направление я могу доверить только самым лучшим, самым доверенным, а это мои егеря и их командир. - Ответил за мага князь. - Только ведь вам обоим претит дворцовый паркет...
  - Ну, на нём удобно пускать кровь придворным лизоблюдам. - Сказал граф.
  - Эй-эй! Давай без этого, так у меня двора не останется! - Воскликнул Веригор.
  И все четверо грохнули громким смехом.
  
  - Всё забыть не можете ту историю? - спросил, отсмеявшись, маг.
  - Такое забудешь?.. - сказал Ситварр. - Сразу десяток шаркунов в чертоги богов спровадили. Нас при дворе до сих пор, наверное, поминают?
  - Вас не то что вспоминают, вами пугают. - Ухмыльнулся князь. - 'Вот будешь зарываться, приедут из пограничья егеря и опять устроят...'
  И снова мужчины смеются.
  - Надеюсь, мы облегчили тебе жизнь? - спросил князя граф.
  - Изрядно, Ган. Весьма изрядно! - ответил князь и погрустнел. - Только я предпочёл бы видеть вас рядом.
  - Прости, Веригор, но мы нужнее здесь, - сказал Ситварр.
  - Я это понимаю, но сердцу хочется иного, - сказал князь.
  - Не грусти, дружище, егеря с тобой всегда, даже когда далеко, - поддержал венценосного друга Ганнарр. - Вот, ты даже в гости сподобился приехать...
  - Не прошло и десяти лет! - сказал Сит и улыбнулся.
  - И я рад этому и рад познакомиться с вашими детьми, друзья. Особенно с Адэрром...
  - Умный парень, - вставил слово маг.
  - Что скажете, Ваше Могущество о его способностях? - спросил он мага.
  - Если не испортится - далеко пойдёт. Он универсал с большим потенциалом, но потенциал это лишь потенциал. Сможет или нет, он его развить вот в чём вопрос... - ответил Дитмарр Сатон.
  - Я верю в сына! - сказал Ситварр, - Адэрр необычный мальчишка.
  - Ещё бы, я тут подслушал разговор дочери и твоей Аллии, случайно. И думаю, вам будет интересно послушать... - сказал князь и поставил на ручку кресла странный кристалл.
  Кристалл замерцал и в комнате раздались голоса. Один он уверенно опознал, это была дочь Аллия, а второй явно принадлежал княжне Тайвааль.
  
  - Скажи, Алли, ты любишь брата? - спросила княжна.
  - Очень. Очень люблю, Тай, - ответила дочь.
  - А он всегда был такой странный?
  - Странный?!
  - Ну, я видела сегодня, как у него свело ногу во время тренировки. Он даже не застонал, просто сел и сделал себе массаж. А я знаю, что когда так сводит ногу это больно, даже Дайгор иногда плачет от этого. А твой брат только поморщился...
  - Дэр вообще почти никогда не плачет, - отвечала Аллия, - даже когда ему очень больно. Он может ругнуться, глухо застонать, но плакать не будет.
  - И он что, вообще не плачет никогда? - удивилась княжна.
  - Я один раз видела, как плачет Адэрр, - прошептала дочь, - Это меня очень напугало...
  - А из-за чего он плакал? Ты знаешь?
  - Да. Он очень испугался за меня и Бара с девочками.
  - Испугался?! - удивилась Тайвааль. - Что его так напугало, что он заплакал?
  - Тварь, - снова съехала на шёпот Алли.
  - Тварь?! Это та, что была в схроне? А что её пугаться, твоя мама и мастер Кигурр её же убили?!
  - Её убили, когда дверь открывали, но нашли-то двери мы раньше. И если бы её не заклинили изнутри, то на тварь наткнулись бы мы впятером, - сказала дочка и всхлипнула. - Адэрр прижимал к себе нас четверых и плакал, говорил, что дурак и не подумал об опасности. Много чего говорил, а я тоже очень испугалась, но не сначала, а потом, когда обдумала это всё.
  - Какой ужас-то! - звенящим шёпотом сказала Тайвааль.
  - Вот-вот, я до сих пор вижу этот ужас в глазах брата. Он не за себя испугался, не твари, нет! Он испугался за меня и за наших друзей. И вообще, он столько для меня сделал и делает, он самый лучший брат на свете. И знаешь что?
  - Что?
  - Бармирр становится таким же.
  - Да-а-а? Может мне уговорить папу, прислать сюда Дайгора? Может твой брат и моего перевоспитает? - спросила княжна, и девочки захихикали.
  - А тебе нравятся трусики, Тай? - шепнула Алли, и князь выключил кристалл.
  
  - Дальше не интересно, - улыбаясь, сказал Веригор. - Что скажешь, Сит?
  - Детка сердцем чует, - ответил он, отпив вина из медного стакана, - а сын действительно не плачет, я если честно никогда не видел...
  - И что и когда маленький был, тоже не плакал?! - удивились трое собеседников.
  Он задумался и понял, что действительно не плакал: - А знаете, нет, не плакал...
  - Ничего себе! - воскликнул Ганнарр, - повезло тебе, у моего когда зубы резались так орал как резаный, ужас был просто. Несколько ночей толком спать не давал. А в прошлом году! Помнишь Сит, какую истерику он закатил?
  - Да уж, дети иногда доставляют проблем, - согласился с ним князь, - а что дочь такая же у тебя, Сит?
  - Нет, Аллия обычная девочка. Только вот, Адэрр действительно любит её очень сильно. Я так сестру не любил, я её в детстве терпеть не мог... - ответил Ситварр и друзья тихо рассмеялись, вспоминая каждый своих сестрёнок.
  - Мне великий герцог Ритоан предложение прислал, - сказал князь.
  - И о чём? - спросил Ганнарр и на государе скрестились взгляды троих его компаньонов.
  - Просит руки Тайвааль для своего старшего сына, - сказал князь.
  - А лицо у него с сынком не треснет?! - ухмыльнулся Сит, - или так и не бросил мечту уместить свой тощий зад на великокняжеский престол?
  - Ему ничего не светит, но Великий герцог видимо решил играть 'в долгую'. Магия крови, которая держит привязку источников, не подчинится никому кроме носителей Великокняжеской крови. Он тоже из рода Атоон, только родство слишком дальнее. - сказал маг.
  - То есть он планирует убийство моего сына? - спросил князь.
  - Вполне возможно, только делать это будет не он, он даже знать об этом плане не будет, а то магия крови сыграет с ними злую шутку. Это ведь так? - спросил Ситварр.
  - Всё несколько сложнее и не так однозначно, - тихо посетовал Верховный маг.
  - То есть в таком раскладе у Великого герцога есть шансы?! - удивился Ган.
  - Я думаю ответить отказом, - сказал Веригор.
  - Я бы тоже так сделал, - поддержал друга и государя он.
  - Ну да, то что Адэрр неравнодушен к Тай, не видит только слепой, - ухмыльнувшись, произнёс граф.
  - Я был бы рад иметь такого зятя, только боюсь всё не так однозначно, - тихо проговорил князь.
  - Проблемы? - спросили его хором барон и граф.
  - А когда их не было? Южане мутят воду в Ассамблее, однако северян сейчас большинство и удаётся купировать недовольство. Но если я выдам свою дочь за кого-то из северных, юг может взбунтоваться. И начнётся очередной виток интриг и саботажа... - глухо ответил князь, - в наших условиях это смерти подобно. Мало того, южане довольно активно общаются с халифами и набрались у них всяких дурных привычек. Есть сведения, что бароны на границе начали заводить гаремы.
  - Неудивительно, - тихо сказал маг - халифы создали действенную систему наследственной власти, но у нас в Княжестве она не приживётся. Народ не тот и терпеть подобного не станет, а даже у герцогов не хватит сил давить постоянные бунты. Так что, южане могут сколько угодно пытаться копировать халифов, кроме проблем ничего не получат. Советую не вмешиваться, мой государь, южане получат то, к чему стремятся, и мы прижжем этот гнойник, вычистив южный анклав.
  - Допустим народный бунт?! - удивился князь.
  - Ну что ты, Веригор?! Крестьяне и ремесленники просто сбегут на север и, оставшись без подданных, южане завалят налоги и оборону, это будет классическая схема лишения права на домен за некомпетентность, - ответил Сатон.
  - Тоже сыграем 'в длинную'? - спросил Веригор.
  - Мы куда-то торопимся? - выгнул бровь Дитмарр.
  - Нет. В таких делах спешка вредна, - согласился с магом монарх.
  - Пусть всё идёт своим чередом, Веригор. Придёт время, мы вернём Юг к повиновению и соблюдению традиций. А Великому герцогу дай категоричный отказ, только в предельно вежливой форме. Ну, когда вернёмся в столицу, я помогу тебе написать его, - сказал маг, вызвав полный благодарности взгляд князя.
  - И когда вы назад? - спросил Ситварр.
  - Через два дня прибудут последние подводы за находками, и вместе с караваном тронемся и мы, - ответил государь.
  - Жаль... - Тихо сказал граф. - Хотелось бы, чтобы ты погостил подольше...
  - Я тоже этого бы хотел, но оставлять Талию в столице одну надолго я опасаюсь. Молодая она у меня, может и не справится со змеиным кублом у трона. - Улыбнувшись, ответил Веригор.
  - Верь в Государыню, дружище. Егеря бывшими не бывают, а она - егерь. - Сказал Сит.
  Мужчины тихо рассмеялись.
  - Что насчёт техники на третьем уровне убежища? - Спросил Ганнарр. - Когда и как её будем извлекать?
  - Зимой, - сказал маг - поставим боны и осушим ваш так называемый 'Чёрный омут', это как выясняется и есть вход в ангар убежища. Тогда же выгребем промёрзший ил.
  - Опять ждать... - проворчал Ганнарр, - летом этого не сделать?
  - Боны не выдержат напор воды и в тоннель заходят грунтовые воды, так что ил будет постоянно влажным и извлечь его будет сложно. А зимой всё просто замёрзнет... - сказал маг.
  - Надеюсь, инженеры знают своё дело, - сказал Ситварр.
  - Они знают, - сказал князь.
  - Тогда, Веригор, пойду я проверю посты и людей Пустошь рядом, а твои люди, Государь, не готовы к сюрпризам, нужно держать всё на контроле. - Сказал он, вставая с кресла.
  - Пожалуй, я пройдусь с тобой за компанию, - сказал Ганнарр, тоже встав, - Государь! Ваше Могущество! - склонился граф в поклоне.
  - Хорошо, друзья мои, - сказал Великий князь. - Делайте своё дело. У меня здесь дети и ваши тревоги обоснованны.
  Сит и Ган, синхронно кивнули и вышли из кабинета.
  
  Тот же кабинет несколько минут спустя.
  
  - Ну что скажешь, старый интриган? Что думаешь о происходящем здесь и самое главное об этом мальчике... Он может быть тем самым? - Спросил мага князь.
  - Возможно. Хотя, каких-то очевидных указаний и нет. Он с виду обычный мальчишка его возраста только что чуть более серьёзный и вдумчивый. Что до его изобретений... - и маг на миг замолчал, выдержав паузу. Заставив глаза своего сюзерена заискриться любопытством. - То в них нет ничего экстраординарного. Знаки имеют много общего с алфавитом тирсов. А десятичная система лежит на поверхности, - и продемонстрировал ладони с растопыренными пальцами.
  - Ну, если учесть кто его вторая мать, то неудивительно... - усмехнулся Веригор, отпив из кубка вино.
  - Здесь не только это.
  - Есть что-то ещё?
  - Он большой любитель читать и как я выяснил, читает с трёх лет, почти не вылезая из библиотеки замка в свободное время.
  - Интересно, когда они в этом случае успели найти подземелья?
  - Ну, у них было на это время. - Ответил маг и улыбнулся.
  - Дети... - вернул улыбку монарх. - Что скажешь, Дитмарр, стоит рассматривать этого парня в качестве будущего зятя?
  - Если он тот о ком ты меня спросил, то твоим зятем ему становиться не стоит. Лучше сделать Тай его спутницей по-другому.
  - Я не отдам дочь храму! - воскликнул Веригор.
  - Если Адэрр посланник ты сделаешь это. Женщины рода Атоон становятся необычайно сильными 'Белыми ведьмами', её силу будет сложно даже представить и у Посланника обязательно будет спутница служитель Богини. Хочешь отдать эту роль кому-то иному и выпустить парня из-под контроля?! - громким шёпотом спросил маг.
  - Наставник! Я люблю свою дочь и не желаю ей подобной судьбы! - почти крикнул монарх.
  - Не кричи, Гор. От твоего крика ситуация не поменяется.
  Монарх от этих слов сгорбился и повесил голову. - Почему она?.. За что ей это проклятье?
  - Она твоя дочь, друг мой. Твой род взял на себя некоторые обязательства перед богами, ты хочешь нарушить клятву рода? - сощурился маг.
  - Нет! - вскинулся Веригор.
  - Тогда делай что должно. На нас всех этот долг... - тихо сказал Дитмарр, - и мы не в силах от него отречься.
  - Может, окажется, что парень не тот о ком мы думаем. Сколько, таких как он под наблюдением храма?
  - Сейчас церковь наблюдает за тремя десятками детей проявившими себя. Они есть среди всех народов на всех континентах.
  - Может быть Посланников несколько? - спросил князь.
  - Может быть и несколько... - задумчиво протянул маг.
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, 30 день лета 3677 года от Великой тьмы).
  
  Сижу на втором этаже донжона в классе обучения за обычной с виду партой. Передо мной толстый лист картона с нарисованным узором обычного заклинания сохранности. Его накладывают на любые продукты и готовые блюда, предохраняя их от порчи пока не иссякнет энергия. Вот уже полгода мы всем классом рисуем с помощью циркуля и линейки силовые узоры заклинаний, учим руны и рунный алфавит, который и используется для написания и произнесения заклинаний. Причём узоры всегда рисуют в изометрической проекции. Но, учитель говорит нам, что дальше мы будем строить узоры, используя линейную перспективу. И мало того строить, мы будем учиться воспроизводить узор мысленно, изменяя рисунок рун согласно расчётов на то или иное магическое действие. И чем выше уровень заклинаний, тем сложнее расчёты, в высшей магии вообще сплошная высшая математика...
  Я вздыхаю и смотрю в окно на колышущееся в пойме реки ещё не скошенное поле трав, в котором яркими красками светятся полевые цветы. Но пред моим взором всё стоит лицо княжны Тайвааль. На губах её грустная улыбка, золотистые глаза печальны. За её спиной дверца в карету, откуда с улыбкой смотрит княжич Дайгор. Девочка касается моей руки, и я склоняюсь в учтивом поклоне.
  - Счастливой дороги, моя госпожа, - говорю я.
  - Ах, шевалье... - тихо отвечает она. - Мне так грустно уезжать от вас. Я бы хотела видеть вас, Адэрр, и эдель Аллию при дворе.
  - Возможно, в будущем мы сможем поступить в столичную Академию, и тогда ваше желание сбудется, Моя госпожа, - отвечаю я.
  - Я буду очень рада, если вы сможете это сделать, шевалье.
  - Ваше желание закон для меня, - шепнул я, взяв ладонь девочки в свою, поцеловал её пальчики, что вызвало румянец и удивление.
  - Как интересно! - воскликнул из кареты Дайгор, - откуда эта традиция, Адэрр?!
  - Какая, Ваше высочество? - спросил я.
  - Целовать руку?
  - Не помню, вроде прочитал где-то, - отвечаю я.
  - Хм. А красивая традиция, - и княжич выпрыгнул из кареты. Подошёл к стоявшим стайкой сёстрам-близнецам и Алли.
  - Эделлис?.. - склонил голову княжич.
  Девчонки присели в реверансах, а затем Дайгор поочерёдно поцеловал им ручки на прощание, вогнав в полнейшее смущение.
  Сидевшие на конях стражники эскорта тихо посмеивались и отпускали скабрезные шуточки.
  Я же стоял и, забыв про всё, смотрел на Тайвааль.
  - Шевалье... - тихо сказала она.
  - Что, Ваше высочество? - отвечаю я.
  - Не смотри на меня так, ты меня смущаешь, - ответила девочка, потупив взор и залившись румянцем.
  - Прости меня, Тай... - смутившись не меньше её, тихо ответил я.
  - Ну что ты... - почти беззвучно ответила она, - До свидания, Адэрр.
  - До свидания, - отвечаю я, провожая её взглядом пока она не скрылась в карете.
  По плечу хлопнула ладонь, - Знаешь, Адэрр, я ещё ни разу не видел её такой смущённой. - Сказали голосом княжича, - уж не влюбилась ли она в тебя, храбрый житель пограничья?..
  - Я?! - удивляюсь я, - в меня?..
  Дайгор усмехнулся: - Увидимся, Дэрр. Я попробую уговорить отца и приехать сюда следующим летом. Ты не против?
  - Тут опасно, Ваше высочество, - отвечаю я.
  - Зато интересно, - говорит он и скрывается в карете, дверь закрывается, щелчок кнута и кавалькада скрывается за воротами. Великий князь уехал ещё утром во главе всего конвоя и графа с его людьми, так что в замке снова лишь его постоянные жители.
  Подошла Алли и прижалась ко мне.
  - Я буду скучать по ним, - тихо сказала сестрёнка.
  - Как и я... - отвечаю я.
  
  По плечу легко хлопнула линейка учителя, оборвав мои воспоминания.
  - Так-так... - сказал наставник, рассматривая мой чертёж, - совсем неплохо, не хватает аккуратности, но всё выполнено без ошибок. Запомни, Адэрр, и вы все тоже, дети, - в магических схемах аккуратность и точность - основа основ успеха.
  Переворачивает схему и, вытащив из кармана, кладёт передо мной плод ситры, с виду и по фактуре похожий на апельсин, а по вкусу на крыжовник.
  - Воспроизведи схему мысленно и наложи заклятие на этот фрукт, - сказал учитель.
  - Но? - удивляюсь я.
  - Делай, Адэрр.
  И я пытаюсь представить схему заклятия и о чудо - у меня получается, перед внутренним взором висит ажурная конструкция с сияющими рунами.
  - Хорошо, наполни её силой, - слышу голос наставника.
  Я касаюсь разлитой вокруг энергии, и она словно сама заполняет узор. Мягкая вспышка, узор, на краткий миг проявившись в воздухе, словно падает и обволакивает плод на столе.
  - Хм, - говорит учитель, - очень хорошо, парень.
  Несколько минут учитель рассматривает фрукт со всех сторон, водит над ним ладонью и в конце выносит вердикт:
  - Отличная работа, Адэрр, ты зарядил в заклинание столько силы, что теперь этот плод будет храниться целый год. Пожалуй, пора заняться с тобой техниками контроля силы вплотную, а то с такой внутренней мощью ты будешь опасен не только для окружающих, но и для себя самого. Так что завтра, дружочек, жду тебя с утра на стене. Я знаю, вы там тренируетесь и делаете зарядку, вот и дополнительно займёмся медитациями. Ко всем остальным это тоже относится.
  Слова учителя вызвали дружный стон всех остальных одноклассников. Особенно удручённой выглядела Аллия, так как любила поспать утром подольше.
  - И пусть девочки не думают, что им пока это не очень-то нужно. После инициации учиться техникам контроля будет поздно. Так что, пусть сейчас у вас сил и немного, даже это немного нужно уметь контролировать. - Сказал учитель, посмотрев сестре в глаза.
  А я вспомнил объяснения отца и матерей про обряд инициации девочек в этом мире. Так вот, до исполнения им пятнадцати лет, в отличие от мальчишек девочки не могли полноценно пользоваться магией. Инициация же удел мужчин рода, самый лучший вариант - это братья. Если братьев нет, то инициирует девушек их отец. Инициация - комплексное воздействие, при котором показан тесный телесный контакт, проще говоря, первым мужчиной в жизни местных женщин, как правило, становился их брат или отец. В сложных случаях, когда близкие родственники погибли или их, например, угнали в рабство, ритуал инициации проводил ближайший уцелевший родственник, желательно по материнской линии. Если же вовсе никого не уцелело, тогда юная девушка шла в храм и становилась 'Белой ведьмой' или, что правильнее, Дочерью Богини. Она обретала магическую мощь, её волосы становились белыми, как и радужка глаз; цена этого - бесплодие.
  Я как выяснил всё про ритуал, впал в панику. У меня в голове не уложился пока тот факт, что мне придётся 'спать' с Алли. Буквально всё внутри меня протестовало против подобного развития событий. Местные же относились к этому без отрицательных эмоций. Ведь если ритуал проводился правильно, женщина могла стать сильной волшебницей, гораздо сильнее своих родственников. Так что, к ритуалу относились очень серьёзно и тщательно готовились к нему. А девушки до пятнадцати лет были неприкосновенны для всех без исключения мужчин. За насилие над неинициированной девочкой насильника ждала смерть. Таких приговаривали безо всякого снисхождения, невзирая на статус. Так что, в этом мире изнасилование несовершеннолетней - это чрезвычайно редкое преступление у сайаттов. Тирсы такой проблемы не знали - их волшебниц имеющих потенциал, как рассказала мне мама-кошка, инициировали учителя-наставники. Что творилось в этом плане у авларов, никто мне не ответил, хотя нужно будет спросить у священников; церковь - едина для всех народов и священство поддерживает контакт друг с другом.
  
  Три часа спустя - городское стрельбище.
  
  - Дыхание, главное - дыхание, - говорит мне отец, поправляя руку с тренажёром. Это пружинный конструкт, имитирующий натягиваемый лук.
  Пока я тренируюсь с ним, и буду тренироваться ещё как минимум год. Потом мне дадут мой первый композитный многослойный лук, из которого я собственно и буду учиться стрелять. А пока, разжать и медленно отпустить тренажёр, разжать - отпустить и так раз за разом. В тени раскидистого дерева сидит Аллия и запалено дышит. Несколько минут назад она закончила тренировку, и её тренажёр перешёл к Виллии и близняшка, так же, как и я, тягает его рядом. Бармирр и Сатти ждут своей очереди, как и половина одноклассников. Вторая половина уже потренировалась и отдыхает в тенёчке. Тренажёров только два и заниматься приходиться по очереди. Но и этого 'за глаза' хватает - ещё минут пять и я выдохнусь, но завтра отец чуть подтянет винтом пружину и я буду разжимать чуть более упругий тренажёр точно столько же по времени. И так до тех пор, пока не исчерпаю упругость пружины, после чего этот тренажёр заменят на другой, более мощный. Но, к тому времени мне придётся ещё и стрелять из своего лука. О-х-х-х-х... А это тяжело до боли, но лучше я буду стонать и скрипеть зубами на тренировках, чем стану пищей для изменённых или тварей Пустоши. Ведь с десяти лет мне откроют дорогу за пределы городских стен.
  Это может показаться жестоким, что детей отпускают в полный опасностей мир. Но иного пути испытать их и отсеять глупых или чересчур храбрых, неспособных трезво оценивать опасности, нет. Это на Земле люди выращивают не детей, а комнатные растения, после чего отпускают их в не менее, а иногда и более опасный мир. Здесь хотя бы никому в голову не придёт подсунуть тебе под видом 'классной вещи' какую-нибудь дрянь. А потом, подсадив на неё, глумливо наживаться, вытягивая деньги, наблюдая, как ты подыхаешь от отравы. Или хуже того, посулить хороший заработок где-нибудь за границей и просто продать в рабство. Нет, этот мир опасен, но он честный. Молодёжь не нагружают сверх меры, но подростки - это зоркое око стражников в округе. Дети сидят на точках наблюдения, ведут учёт дикого зверья и путей его миграции, много чего делают, что им по силам, оставляя взрослым больше времени на другие дела. Этим же буду заниматься и я, и мои друзья и сестра. При этом закрепляя навыки на практике, так как с тринадцати до пятнадцати лет подростки активно участвуют не только в работах, но и в обороне города и территории баронства.
  
  Тренировки позади, сижу на полке в бане и намазываю Алли мазью. От перегрузки у неё тянет и дёргает мышцы и сестрёнка жалуется на боль. Рядом тем же самым с Вилли занимается Бар. Когда закончит, мы в четыре руки обработаем Сатти. Мы же намазали себя сами, так как девчонки были не в силах.
  - А завтра вставать с восходом, - говорит Бар, вызывая глухой стон у сестёр и Алли.
  - И тренировка и занятия с мессиром Тонваном, - продолжая слова друга.
  - У-у-у-у-у... - стонут сестрёнки.
  - Ничего-ничего, придёт - зима будем спать подольше, и тренироваться в зале на первом этаже донжона, - говорю я.
  - Ребята уедут, - отвечает сестра.
  - А приезжайте зимой к нам в гости! - говорит Бармирр.
  - Да-да-да! - поддерживают его близнецы. - У нас так красиво зимой, горожане строят ледовый городок и горки - с них так здорово кататься. Ведь Пустошь зимой впадает в спячку и твари не выходят за её пределы.
  - Это мысль, - говорю я, закончив с ногами сестры.
  Бар закончил с Вил и мы, набрав на ладони мазь из банки, начинаем растирать Сатти, та от этого только попискивает. Массаж перегруженных мышц довольно неприятен, но зато потом так хорошо-о-о-о...
  
  Раннее утро следующего дня.
  
  Зарядка позади и я сижу по-турецки на досках настила. Рядом Алли и Бармирр за спиной, в шахматном порядке близняшки и все остальные одноклассники и одноклассницы. Перед нами так же сидит наставник и смотрит на нас.
  - Что же, дети, - начинает Тонван, - сейчас я расскажу и покажу вам основу вашего дара. Сядьте прямо и закройте глаза... К девочкам, Аллия, это тоже относится, - шикнул на сестру наставник.
  - Хорошо... - пискнула та.
  - Так вот, выровняйте дыхание и дышите глубоко и ровно. Закройте глаза и посмотрите на мир внутренним зрением...
  Я так и делаю и вот он передо мной, монохромный мир силы. Учитель в нём видится этаким сгустком яркого света из переплетённых нитей и лоскутов.
  - Постарайтесь заглянуть в себя... - слышу я голос наставника и следую ему.
  Моё тело в истинном зрении, словно тёмный провал с тусклыми нитками сосудов и нервов.
  - Посмотрите на солнечное сплетение, посмотрите вплотную, как можно ближе, - говорит учитель.
  Приближаю взгляд и вижу светлое пятно.
  - Коснитесь его силой...
  Так и делаю, и тут пятно вспыхивает ярким светом, и по моему телу разливается горячий поток, проникающий, кажется во все клеточки и уголки его. От ощущений я просто впадаю в натуральную нирвану.
  - Адэрр, что с тобой? - спрашивает Райгурр.
  - Это так классно, наставник... - отвечаю я заплетающимся от удовольствия языком, - столько силы!
  - Подожди?! - в голосе учителя неподдельное изумление, - а чем же ты пользовался до этого?
  - Силой... - отвечаю я.
  - А где же ты брал её? - ещё сильнее удивляется маг.
  - Вовне, её много вокруг и она почему-то слушается меня... - отвечаю я, пытаясь направить поток силы, проходящий рядом, на себя самого, вернее, на своё солнечное сплетение в этот сгусток света. И поток подчиняется, вливаясь в мой свет, мне становится жарко, жарко до боли, всё тело в истинном свете вспыхивает!
  - Адэрр, стой! Не делай этого! - кричит наставник.
  Но я уже ничем не управляю, я просто ору от боли, вываливаюсь из транса, чувствуя, что словно горю в огне.
  - А-а-а-а-а-а-а-а! - кричу я, надрывая связки, и проваливаюсь во мрак, который забирает боль...
  
  Глава 6. Знания - сила!
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, 31 день лета 3677 года от Великой тьмы)
  
  Разбудили меня тихие голоса. Говорили мои матери, замковый медик и мэссир Тонван. Чувствовал я себя, словно жаба на которую сел слон. Как будто гравитация здесь увеличилась раза в три...
  - Как его состояние, Отгарр? - тихо спросила медика Латри.
  - Да, и каковы прогнозы? - поддержала её Лания.
  - Он критически перегрузил внутреннее хранилище силы. Я вообще не понимаю, как он умудрился подключиться к внешнему источнику! - прошептал медик.
  - Судя по спектру, который я увидел, он воспользовался источником замка, - сказал Тонван.
  - Как он мог это сделать?! - удивилась Латри, - он не привязан к нему и не может им пользоваться!
  - Как видим - смог, - сказал учитель, - я читал про таких как он, с таким даром рождаются крайне редко. И в истории это очень заметные личности. Мне придётся доложить об этом в Ассамблею и Его Могуществу. Адэрра возьмут под дополнительную охрану и наблюдение.
  - Что за дар? - спросила Латри.
  - Он что 'крадущий'? - удивился медик, - Это не легенда?!
  - Как видишь - нет. По иному, объяснить, как он умудрился воспользоваться силой привязанного источника, я не могу, - сказал учитель.
  - Ну, он мой сын, может источник принял его? - спросила Лания.
  - Ни у кого не принимает, а тут принял? - с чувствуемой иронией спросил Райгурр. - Нет, госпожа баронесса. Адэрр - 'крадущий' и это просто здорово. С его потенциалом и этими возможностями, он может стать великолепным агентом или егерем. Ведь сможет заряжаться от любого источника, даже осквернённого Пустошью, хотя это будет для него болезненно. Но, лучше потерпеть боль и зарядиться максимально, чем погибнуть.
  - Его заберут у нас? - спросила мама-кошка, и я просто почувствовал её страх.
  - Нет, этого не сделают, скорее мне добавят работы, - хмыкнув, ответил наставник.
  - Ты его научишь, сможешь, Райг? - шёпотом спросила мама.
  - Такой ученик, это настоящий вызов! Я приложу все возможные усилия, Лания, - сказал Тонван и я услышал шаги и тихий скрип закрывшейся двери в комнату.
  Кровать качнулась дважды и рядом со мной с двух сторон легли мамочки. Их запах я ни с кем не спутаю никогда. Лежу, прикинувшись спящим чувствуя, как меня целует Лания, Латри тихонько трётся о мою голову щекой. Обе громко сопят и постепенно, сопение превращается во всхлипы. На моё лицо падают тёплые капли...
  - Сыночек?! Маленький мой! - шепчет мама-кошка.
  - О, Адэрр, о, мальчик мой? - вторит ей мама.
  И обе заливаются слезами уже в голос.
  'Вот тебе и егеря?!' - молча, удивляюсь я, хотя, их можно понять. После крайне тяжёлых вторых родов, маме строжайше запретили иметь ещё детей. И всю свою любовь обе женщины вылили на нас с Алли и произошедшее утром видимо ударило по ним очень сильно.
  Открываю глаза и смотрю на обеих. Они соприкасаются головами и, обняв, друг дружку за шею ревут-заливаются.
  - Мамуленьки?.. - шепчу я, потому что говорить громче не получается я видимо сорвал голос.
  - Арэрр?!.. - шепчут обе хором и смотрят на меня.
  - Мамочки мои! - отвечаю я и, протянув ладони, вытираю им слёзы. Но толку от этого чуть, теперь слезами заливают меня, зацеловывают и закусывают, шепча при этом самые ласковые слова какие я только слышал.
  Когда они чуть успокоились, я спросил:
  - Сколько сейчас времени и кто такие 'крадущие'?
  - Ах ты - негодник! Ты подслушивал?! - улыбнувшись, воскликнула Латри.
  - И притворялся! - вторила ей Лани.
  - И всё-таки, мамуленьки, кто такие 'крадущие'? - упрямо спросил я.
  - Из того что мне известно, - сказала Латри, - 'крадущие' - это маги способные использовать силу любого источника. Даже, как говорят, силу источников осквернённых Пустошью. Правда, в отличие от привязанного мага, им нужно приблизиться к источнику вплотную.
  - Хэ-э-э-э... - тяну я, - так получается, я могу обкрадывать кого угодно, даже Верховного?!
  - Получается так, - говорит мама.
  - Круто! - говорю я и потягиваюсь, чувствуя, что мне уже лучше, а не как сначала, словно у раздавленной лягушки.
  - Я вижу, тебе лучше... - говорит мама-кошка, - может, каши поешь?
  - Твоей, с фруктами?
  - Да.
  - Давай, - отвечаю я и целую её во влажный нос, вытирая слезинки с шёрстки под глазами.
  - А я тебе одеться помогу, - говорит мама, когда Латри распушив хвост трубой, умчалась за дверь, - или полежишь ещё?
  - Там, наверное, Алли волнуется? Да и остальные тоже... - отвечаю я, видя как в щёлочке приоткрытой двери, появились чей-то глаз и нос.
  - Входите уже, - сказала мама и в двери прошмыгнули Алли, Бар и сестрёнки.
  Младшая тут же взобралась на койку и с дрожащими губами посмотрела на меня. Вслед за ней примостились и остальные.
  - Как ты? - спросил друг, глядя на меня больными глазами.
  - Видишь ведь - живой! - отвечаю я, вытянув к нему сжатый кулак, и Бар тихонько бьёт в него своим.
  - Адэрр? - шепчет Алли, склонившись ко мне, ее глаза полны слёз, - Адэрр...
  Я прижимаю её к себе, и сестра заливается плачем, стуча кулачком меня по груди. Сестрёнки тоже ревут в голос, обнявшись друг с другом. Даже у Бара дрожат губы и на веках слезинки.
  - Мы так за тебя испугались! - шепчет друг, - как ты кричал! Я думал, ты умер...
  - Не, я живучий... - говорю я, поглаживая сестру по голове, - не плачь, младшая, всё вроде бы хорошо, а скоро будет ещё лучше, мне мама кашу пообещала, и я ею с вами поделюсь.
  - У тётки Латри очень вкусные каши получаются, - мечтательно вздыхает Бар, - жаль, что она редко их готовит...
  - Она вам не кухарка, - улыбаясь, говорит мама.
  Пытаюсь сесть, но плачущая и висящая на мне Алли мешает. Мама и Бар помогают, и я сажусь на кровати, так и держа в руках сестру.
  - Ну, всё-всё, Алли, хватит реветь м-м-м? - шепчу ей в ушко.
  Сестрёнка оторвалась от меня и посмотрела мне в лицо. Её глаза опухли и покраснели, щёки блестели от слёз и дрожали губы.
  - Как ты мог? - прошептала она.
  - Прости меня, я не думал, что так получится, - ответил я.
  - Точно?..
  - Конечно! Я вовсе не желаю помереть, - отвечаю я.
  - Хорошо, я верю тебе, только больше так не делай, - сказала она.
  - Постараюсь.
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр 21 день зимы год 3678 года от Великой тьмы)
  
  Проснулся я ещё до рассвета, когда лишь край неба на востоке окрасился фиолетовым. Открыл глаза, в комнате и за окнами тихо, лишь дыхание спящей рядом Алли нарушает тишину зимнего утра. В комнате темно, но в обычной ночной темноте, особенно зимой я вижу очень хорошо. Строение глаз, как у земных кошек имеет свои преимущества. Только вот на ярком солнце приходится носить тёмные очки, особенно зимой из-за снега. Снежная слепота у сайаттов обычное дело, в отличие от остальных рас Азрраамарра. Мама-кошка таких проблем не знает, только вот в темноте видит куда хуже, чем я.
  Чувствую, что больше не хочу спать и уже почти на автомате обращаю свой внутренний взор на себя. Энергоканалы в норме, внутренний резерв полон и ярко светится в магическом зрении. Малый узор ментального ускорения, капелька силы и голова проясняется, начиная работать, словно какой-то компьютер. Ментальная магия это то, чему меня научили в первую очередь. Без неё запоминать огромный объем информации, что выливал на нас наставник просто нереально. И это не всё, когда сформируем базис, нас начнут натаскивать на более совершенные ментальные техники. Отец как-то показал, как он может двигаться в состоянии ускоренного восприятия, 'Флэш-молния' натуральный. И так могут очень многие из воинов-магов. Так что, местный маг это натуральная машина убийства, быстрый, сильный и соображает словно вычислительный центр. Н-да, ужель и я таким стану? Было бы неплохо...
  Тихонько выбираюсь из-под ног сестрёнки и, укутав её одеялом, прямо в комнате начинаю делать разминку. Места сейчас полно, кровати Бара и близняшек убраны в кладовку до весны. Но, мы вроде как собираемся в гости, съездим в столицу графства в компании с мамой. Латри и отец заняты у них финансовое планирование на этот год. Что и как будет делаться в графстве и, в каком порядке это будет финансироваться. У нас в замке сейчас финансисты изо всех баронств и личный казначей графа Таулона.
  Размявшись и обтеревшись влажным полотенцем чтобы убрать пот, подхожу к окну и любуюсь восходом. Алое солнце выходит из-за горизонта, раскрашивая укрытое снегами Темнолесье в фиолетово-розовые тона. Снег в излучине реки искриться, как и покрытая льдом река. Лишь в сотне метров виднеется черный вал замёрзшего ила, который выгребли из 'чёрного омута' освобождая выход для техники с третьего уровня убежища. Техника эта, сейчас стоит во дворе замка, и княжеские инженеры готовят её к длительному переходу в Аттон-Ридаг. Вместе с ними отправимся и мы с сестрой и матерью.
  Вздыхаю, оборачиваюсь и любуюсь сестрёнкой, которая всё ещё сладко спит.
  - Алли, просыпайся соня-засоня! - шепчу я, склонившись к ней вплотную.
  - Дэри, я спать хочу, можно мне ещё немножечко поспать? - канючит девочка.
  - Алли, уже солнце встало, а тебе ещё зарядку делать. Вставай, моя маленькая сестрёнка, а не то я тебя сейчас водой оболью - холодной... - отвечаю я.
  Веки задрожали и на меня воззрились два синих омута полных возмущения от моих вероломных обещаний.
  - Ты не посмеешь!
  - А ты проверь?
  - Ах - ты! - привстаёт она на руках, - я тебя сейчас! Ай-й-й...
  Я придавил её, взяв за руки, с улыбкой глядя в лицо.
  - Вот ты и проснулась. И вода не потребовалась совсем. И не забывай, мы сегодня отправляемся в путешествие, а тебе ещё собраться надо. 'Medvedya' своего собрать. Или ты его дома оставишь?
  - Нет! - пискнула Алли и, нащупав игрушку, прижала её к груди. - Я 'Medvedya' с собой возьму!
  - Тогда чего ждёшь?
  Алли вскакивает, скидывает ночную рубашку, и пока я заправляю постель, и умываюсь в стоящем в углу умывальнике, делает полный разминочный комплекс. Её тело заблестело от пота и под конец, девочка запалено дышала.
  - Умойся, я пока подготовлю тебе полотенце, - говорю я, смачивая ткань дезинфицирующим раствором. Но сестрёнка, умывшись, подходит ко мне, скидывает промокшие от пота трусики и говорит:
  - Ты меня разбудил, ты меня и вытирай, а то так и поеду потная.
  - Алли! Ты чего?
  Она надула губки.
  - Не буду вытираться сама, не буду и всё! Не оботрёшь меня, так и оденусь потная! А потом буду вонять, и виноват в этом будешь - ты!
  - Это почему?! - удивляюсь окончательно я.
  - А кто обещал облить меня водой? Ты?..
  - Я же гипотетически, Алли!
  - Шевалье сказал - шевалье сделал или твоё слово пустое?.. - сощурившись, спросила она.
  - Шантаж?
  Но сестра лишь лукаво смотрела в ответ. 'Вот откуда в ней это всё?' - удивлялся я про себя. Но, дальше спорить не стал, такой спор уронит мой авторитет. Пододвинул её к себе и быстро обтёр полотенцем.
  Алли улыбнулась мне благодарно и, взяв чистые вещи из шкафа, быстро оделась.
  - Адэрр, а ты так и пойдёшь на завтрак в трусах? - спросила она с ехидством.
  - Пустошь... - прошипел я, отойдя к нашему шкафу. Вытащил свежие трусы, тёплые кожаные штаны и рубаху из плотной ткани. Затем кожаный колет и тёплые сапоги с шерстью внутри. И да, на ноги наматывались обыкновенные портянки. Быстро оделся, глядя на любующуюся мной сестру. Аллия одета похоже, только вместо штанов на ней кожаная юбка до щиколоток.
  - Не был бы ты моим братом, я бы за тебя замуж вышла! - сказала она, когда я оделся.
  - Это ты сейчас так говоришь, посмотрим, что скажешь, когда вырастешь, - отвечаю я.
  - Думаешь, что-то изменится?
  - Ну, поступишь в Академию, а там столько парней...
  - Они тебе в подмётки не годятся, знаю я, девочки из класса рассказывали про своих братьев. Знаешь, как они мне завидуют?!
  - Могу себе представить... - бурчу я, зная об этом. - А что насчёт Бара?
  - Бара?.. - и Алли задумчиво замолчала.
  Причёсываю сестру, это у нас обязательный ритуал, причёсываюсь сам и мы, взявшись за руки, идём на завтрак.
  
  Городская площадь, два часа спустя.
  
  Солнце окончательно взошло, на улице лёгкий морозец, отчего снег под копытами коней хрустит и поскрипывает. На площади стоят три странного вида танка и тихо гудят климатическими установками. Движки у них электрические, запитанные от мощного аккумулятора энергии расположенного в МТО*. Траки обрезиненные, как и шарниры на гусеницах. Так что, ход этих машин почти бесшумен и двигаться они могут довольно быстро. При испытаниях такой танк разогнался до скорости километров восемьдесят в час, причём по снежной целине. Рядом с ними приземистые, гусеничные БМП, в которые помещается помимо экипажа из трёх человек десяток десантников. Есть ещё и что-то похожее на ЗСУ, но она неисправна и её потащат танком на жёсткой сцепке.
  Сопровождать эту колонну будет три сотни конных гвардейцев. Маршрут рассчитан так, чтобы дневной переход заканчивался около городов с источниками от - них, через специальный преобразователь можно заряжать аккумуляторы техники.
  Мы тоже будем в этой команде, только проследуем до Суварра, столицы графства. Я сижу в специальном двойном седле, за спиной у меня сидит Дакурр и держит поводья. Аллия точно так же, как и я, сидит перед мамой и обе уже вовсю болтают, делясь впечатлениями и смеясь. Поворачиваю голову и вижу стоящих под руку отца и маму-кошку. Папка отдаёт последние инструкции десятнику из нашего сопровождения. Вот тот кивнул, ударил себя по груди кулаком в воинском приветствии и, отойдя к коню, запрыгнул в седло.
  - Что, Адэрр, рад отправиться в путешествие? - спрашивает меня Дакурр.
  - Конечно! - отвечаю я, - хоть посмотрю на окружающий мир, а то пока кроме города ничего толком и не видел.
  - Мне в твои годы такое путешествие могло только сниться, так что я тебе даже завидую... - вздыхает воин.
  - Так ты и сейчас не особо путешествуешь, все больше в городе да окрестностях бываешь. И да, Дакурр, тут слух пошёл, что тебя видели гуляющим с Рамией - дочкой пекаря и её подружкой Натией. Ужель ты решил жениться? - говорю я, подняв голову и глядя воину в лицо.
  - Вот ведь... - буркнул мужчина покраснев, - все всё знают!
  - Поздравляю! - говорю я, ткнув его локтем в кирасу. - Ты наконец-то остепенишься, дети появятся и дом, а то всё один да один...
  - Это да... - мечтательно отвечает стражник, с глупой улыбкой глядя в небо.
  - Тебе, поди, подарков назаказывали?
  - А ты откуда знаешь?! - изумляется он.
  - Так ты ведь не один едешь, слышал я, как жёны десятника его инструктировали, почище, чем отец и мама-Латри, - отвечаю я, - твои невесты ведь тоже женщины и так же любят обновки.
  - А ты наблюдательный, - уважительно говорит Дакурр.
  Взвыли движки у танков, колонна двинулась к воротам города, я помахал на прощание рукой отцу и маме-кошке и мы двинулись вслед за техникой.
  
  Дорога почти ничем не запомнилась, заснеженный север он и есть заснеженный север. Леса, одетые в белую шубу из снега, замёрзшие и застывшие реки которые танки преодолевали по льду, так как ни один современный мост не выдержит веса этих бронированных машин. Из разговоров инженеров перегонщиков на привалах я понял, что дальше на юг такого льда нет и сейчас, другие инженеры возводят временные переправы для техники.
  Но, несмотря на невысокую скорость нашего путешествия триста километров до столицы графства пройдены и вот я вижу стены Суварра. А ничего такие стены! Из белого камня и выше даже стен нашего замка. Конвой и стража сопровождения, махнув нам руками, ушли дальше по основной дороге им ещё полдня пилить до места привала около очередного баронского замка, нас же, ждала теплая встреча у графа. Отец отправил ему весточку о нашем прибытии с помощью почтового ястреба и получил ответ, что нас ждут.
  Ворота города приближались, вот копыта коней застучали по очищенной от снега брусчатке, и мы подъехали к выкрашенным в красный цвет воротам.
  На надвратном балконе маячили стражники, и они видимо узнали мою мать и ребят отца. Так как ворота открылись, только мы приблизились к ним.
  - Приветствуем, Вас, госпожа баронесса! - сказал один из них, с шевроном десятника на наплечнике. - Господин граф уже извещён о вашем прибытии и ожидает вас в замке.
  - Благодарю тебя, Комтарр, ты недаром десятник и со временем станешь и сотником, если будешь так же исполнителен и расторопен, - ответила ему мама.
  - Буду стараться, эдель Лания! - громко гаркнул довольный десятник.
  - Эсмарр? - позвала мама десятника нашей стражи.
  - Да, моя госпожа? - ответил тот подъехав.
  - До графского замка я доберусь сама, а ты расположись с нашими людьми в удобном трактире и проследи, чтобы не кутили слишком сильно, - сказала она и протянула воину кошель с серебром, - это вам на накладные расходы.
  - Слушаюсь, эдель Лания! - воскликнул воин и забрал кошель. После чего мы рысью двинулись по аккуратным улицам города к замку, а стражники отправились куда-то в сторону по другой улице. Лица воинов сверкали улыбками и предвкушением.
  Дакурр глубоко вздохнул, провожая приятелей и напарников взглядом.
  - Не грусти, Дакурр, как приедем в замок я тебя отпущу, - сказала стражнику мама.
  - Благодарю вас, моя госпожа, - чуть склонил голову воин.
  
  Мы выехали на городскую площадь, которая вся была застроена ледяными постройками. Тут были и горки всевозможных размеров и форм, и ледяной замок, и разнообразные скульптуры. Всё было сделано из разноцветного льда и забито детворой всех возрастов. Над площадью стоял многоголосый писк и визг.
  - Здорово! - пискнула сестра, оглядывая всё это великолепие. - Мам, а можно?..
  - Нет, пока. Вот представимся графу, заселимся в гости и тогда, в сопровождении брата и подруг придёшь сюда, - ответила мать.
  - Ну, ма-а-ам?.. - заканючила Аллия.
  - Юная эдель! Вы должны слушаться свою матушку, - строго сказала мама, - посмотри на брата, он спокоен и ничего не просит, так как знает что бесполезно. Так, сын?
  - Так, мама, - отвечаю я, вздохнув. Как-то внезапно, мне тоже захотелось покататься с горочек. У нас в Дагре, горки тоже есть, но до такого великолепия не дотягивают. Это же просто чудо какое-то!
  - Едем, Адэрр, едем, эделлис, нас ждёт его светлость, - тихо сказал Дакурр, направив коня вперёд по дороге, ведущей к замку.
  Сзади цокали копыта коня матери, и слышалось обиженное сопение сестрёнки.
  
  В замке, не успели скинуть тёплые куртки, как сверху донёсся многоголосый радостный крик. Перескакивая через несколько ступеней, к нам летели Бармирр и близнецы.
  - А-а-а-адэр-р-р-р! - с воплем ко мне подбежал друг, на миг застыл и крепко обнял. - Ты приехал! Вы приехали!
  Близняшки уже с писком обнимались с Аллией.
  - Госпожа баронесса! - галантно поклонился друг вышедшей из гардероба матери. Его сёстры так же склонились в реверансах.
  - Шевалье, эделлис, - вернула поклон мама, - я рада вас видеть.
  - Как и мы вас, моя дорогая! - громко сказал спускающийся по ступеням граф. Рядом с ним спускалась его жена и оба широко и искренне улыбались нам. - Наконец-то вы прибыли, а то мы право уже волновались...
  - Милорд, - и мы склонились в приветствии.
  - Просто техника после тысяч лет простоя не всегда ведёт себя как положено. То одно, то другое выходит из строя, вызывая непредвиденные задержки, - ответила мать.
  - Но, насколько мне доложили, конвой проследовал на юг, - сказал Ганнарр Таулон, подойдя и обняв маму. Графиня обняла меня и ласково поцеловала в лоб. Потом этой же процедуре подверглась Алли.
  - Я так рад, что ты приехал! - шепнул мне Бар.
  - Я тоже рад! - искренне ответил я, обняв его за плечи, - Ну что, иди, показывай мне свои владения...
  
  В общем, мы прекрасно отдохнули в гостях у графа. Две недели, было весело и познавательно, и самое главное, в замке Суварр была шикарная библиотека, в которой мы все вместе провели немало времени. Даже мама нашла для себя, что почитать. Хотя я знаю, что она не самый ярый почитатель разнообразной литературы и читает редко, больше уделяя времени тренировкам и занятиям со стражниками. Она у нас этакий второй тренер после мастера Кигурра.
  Путь домой вообще ничем не запомнился, в памяти почти ничего не отложилось. Ну, так ведь и в прошлой жизни было, если в дороге ничего не произошло, то она воспринималась как сплошное серое пятно в памяти. Из перепутанных кадров из разных поездок...
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, 23 день лета 3679 года от Великой тьмы)
  
  - Адэрр! Бармирр! - услышали мы звучный крик нашего наставника мастера Римана. Сами сидели в библиотеке, занимаясь по заданию учителя. Благо окна были открыты и, слышимость была прекрасной.
  - Что-то он сегодня рано? - удивился друг.
  - Может, случилось что? - подала голос Саттия. - Я бы на вашем месте не заставляла его ждать...
  - Тоже верно, - говорю я, вставая, - Бар, стоит поторопиться.
  Встаём и рысим на замковую площадь, откуда и донёсся голос наставника.
  - Вот и вы, парни. Простите, что оторвал от занятий, но вас всех нужно предупредить. Идите и скажите своим товарищам, что завтра все вместе едете в Тарракс, на лошадиную ярмарку. Вам, как будущим магам, по закону положено выбрать себе скакунов, и их оплатят из казны.
  - Ого! - воскликнул Бар, - а если я выберу дорогого скакуна, его тоже оплатят?
  - Это относится только к вашим одноклассникам, вы же и ваши сёстры получите коней получше. И оплатят их вам родители, господин граф уже прислал деньги на это. Так что идите и скажите вашим приятелям, что завтра мы все едете в путешествие. Пусть соберутся в дорогу, возьмут одеяла и припасы на три дня в дороге, - сказал наставник.
  - Ух-ты! - радостно говорю я, - летом поедем!
  - А вдруг кто нападёт? - спрашивает Бар.
  - Поедет два десятка стражников из замковой и городской стражи, так что опасность минимальна, - сказал Кигурр и отвернулся став смотреть на тренирующихся с мечом стражников. - Чего ждёте?! Свободны.
  - Есть! - ответили мы, и пошли обратно в библиотеку.
  Весть о том, что все вместе едем на ярмарку, вызвала бурную радость у одноклассников. И занятие в итоге было сорвано, но мэссир Тонван ничего не сказал, лишь с улыбкой смотрел на шумящих учеников.
  
  Четыре дня спустя.
  
  Просыпаюсь с рассветом, чувствуя справа лёгкое дыхание сестры на шее. Мы на постоялом дворе в городке Тарракс, что на сотню километров на юг от Дагра. Сейчас здесь проходит ярмарка, на которой торгуют продукцией мануфактур, разной консервацией и продуктами промышленной переработки. Вчера, когда приехали, я на прогулке зашёл в обувные ряды и заказал себе новые сапоги из очень качественной кожи. Уж очень мне приглянулась работа местного мастера. Чем-то они походили на 'казаки' моего первого мира. И я не устоял, отдав за изготовление обуви аж целых десять серебряных монет из полтинника выделенного мне родителями на эту поездку.
  В утреннем сумраке уже хорошо видны плахи потолка выкрашенные глянцевой белой краской. Слева сопит Бар, дальше близнецы. На соседней такой же просторной койке, вповалку спят наши одноклассники. Наставник, не мудрствуя лукаво, поселил нас всех в одной комнате, дабы были под присмотром.
  Выбираюсь из-под ноги сестры, стараясь не разбудить остальных и пока все спят, делаю разминочный комплекс. И занимаясь, вижу, что на меня внимательно смотрит Дассия Ноти моя одноклассница.
  - Адэрр, ты так каждое утро делаешь? - спрашивает она.
  - Да, - отвечаю я.
  - Теперь понятно, почему ты такой тренированный и сильный, - тихо сказала девочка.
  - Тебе ничего не мешает заниматься так же, или мешает? - тихо спрашиваю я.
  - Так ведь спать хочется?
  - Это да, но выбор у тебя есть или сон, или сила, - говорю я, закончив зарядку, отхожу за ширму в углу и там, обтираюсь и меняю бельё, которое заблаговременно достал из сумки и повесил на крючок. Затем в умывальнике прополаскиваю потное и вешаю сушиться на верёвку.
  Выйдя из-за ширмы, вижу Дасси которая с сосредоточенным лицом делает комплекс разминки. А на неё с любопытством смотрят Бар и близнецы. Алли же так и спит, с открытым ртом и громко сопя.
  Оглядываю сонную комнату и чувствую внутри непреодолимый зуд сделать мелкую пакость. Набираю полную грудь воздуха и во всю глотку ору: - Рота подъём!
  От моего вопля подскакивают все, даже Дасси подпрыгнула и выпучила глаза.
  - Какого! Ты чего орёшь?! - сонно спрашивает Карр Снау мой одноклассник с прозвищем 'умник', как любитель умничать и давать на всё ответы, периодически совершенно глупые от незнания предмета.
  - Му-ха-ха-ха! - ржу я замогильным голосом, хватаю свои шмотки и выскакиваю за двери, пока меня не поколотили всей компанией. Слыша за собой возмущённые крики приятелей.
  - Адэрр, скотина такая! - громче всех кричит сестра, - чтоб тебя Пустошь забрала!..
  Быстро одеваюсь и спускаюсь в обеденный зал постоялого двора. Довольно просторное помещение, заставленное столами из деревянных плах, на крестообразных ножках. Вокруг них стоят массивные деревянные стулья. Сами столы застелены белоснежными накрахмаленными скатертями и украшены небольшими живыми цветами в горшках. Потолок довольно высокий метров пять до потолочных балок, тёмных от времени. Там же с небольшим шагом висят большие магические светильники. Сейчас как раз служка меняет в одном из них кристалл накопитель. Этими кристаллами здесь питают почти всё оборудование, от светильников, до фенов и плит для готовки. Заряжают кристаллы от источников с помощью специальных устройств. У нас в замке тоже есть такие, и служанки постоянно укладывают в них разряженные кристаллы и собирают и отдают на продажу заряженные. Стабильная статья дохода любого владетеля. Сами кристаллы делают мастера кристалловеды, выращивают в разнообразных растворах с помощью магии. В той технике, что нашли в убежище под нашим городом стояли особо мощные кристаллы, технология производства которых утрачена во времена Тьмы, так что сейчас все пользуются гораздо менее ёмкими и долговечными. Нас, как магов будут учить изготавливать их, и даст Боги, среди нас найдутся умельцы способные стать мастерами кристалловедами. А это жирный кусок хлеба с маслом и икрой на всю жизнь!
  Сажусь за длинный стол и смотрю на девушку половую у стойки бара. Та встрепенулась, сказала что-то бармену и подошла ко мне.
  - Что желает шевалье? - спросила она.
  - Красавица, - говорю я, заставив девчонку которой на вид лет четырнадцать засмущаться и покраснеть, - сделай нам ваш фирменный завтрак на десять персон. А пока его готовят, принеси мне горячего чаю со свежей булочкой...
  - Сейчас, шевалье! - пискнула она, быстро записав заказ карандашом на деревянной пластинке, - когда подавать завтрак?
  - А вот как мои приятели сюда спустятся, так и подавайте, - отвечаю я, пристально её разглядывая. А посмотреть есть на что. У неё, на мой взгляд, идеальная фигурка фотомодели и внешность ангелочка, только вот волосы не белые, а русые с рыжеватым отливом.
  - Сейчас, - отвечает она, становясь пунцовой от моего откровенного разглядывания. Разворачивается и убегает в подсобку. Я же провожаю её просто плотоядной улыбкой старого ловеласа. Так бы и 'съел'...
  - Эй, парень! - говорит мне из-за стойки бармен, - смотри у меня!
  - Так я и смотрю, - отвечаю я, - почему бы на красоту - и не полюбоваться?! Или за просмотр деньги берёте?
  Бармен рассмеялся и ответил: - Да нет, не берём, только вот, ты на Лютию так смотрел, словно панцирник на свежую косточку...
  - Ну, девчушка у вас больно красивая не боитесь за неё? А то ей до инициации всего ничего осталось, а там приедет какой-нибудь хлыщ из столицы и, вскружив голову - увезёт...
  Бармен расхохотался аж до слёз.
  - Парень, так после инициации Люти ждёт армия, а учитывая её способности в магии, то и академия. Так что она и так от нас уедет, ты откуда такой?!
  - А?.. - и я завис с открытым ртом, вспомнив об этой части местной жизни.
  - И верно забыл... - бормочу я, покраснев, что вызывает у бармена просто приступ гомерического смеха.
  Под его лошадиное ржание Лютия принесла мне чай и булочку. Посмотрела на бармена, который судя по всему, был ей или отцом или старшим братом. Было в их чертах и движениях что-то общее.
  Девушка смущённо посмотрела на меня, на гогочущего родственника за стойкой и удивлённо пожав плечами, сказала:
  - Ты чего так смеёшься, папа?
  - Да, наш постоялец насмешил, - утирая слёзы, ответил мужчина, - ох насмешил!..
  - Расскажешь? - спросила девушка.
  - Кавалера своего спроси, пусть он расскажет, а я ещё посмеюсь, - ответил он.
  Девушка посмотрела на меня, но я добросовестно разглядывал кружку и булочку, совершенно не желая смешить ещё и эту красавицу. Мне и так было довольно неловко.
  Не дождавшись от меня ничего кроме невнятной благодарности за чай, девушка ушла. И когда я допил кружку и доел булочку, сверху спустились мои одноклассники и Бар с девочками. Алиия шла и сверлила меня рассерженным взглядом.
  Улыбаюсь ей и говорю: - А я вам завтрак заказал, и его скоро принесут.
  - Молодец, Дэр! - отвечает мне друг, - а то что-то так есть хочется. И да, ты не видел мастера Римана?
  - Ещё нет, но завтрак на него заказал тоже. Так что, думаю, ждать его недолго, - отвечаю я.
  Алли садится на соседний со мной стул и, ухватив меня за ухо, шепчет: - Ты у меня ещё получишь за сегодняшнее утро.
  - Бить будешь? - шепчу я в ответ.
  Сестра смотрит на меня удивлённо и, поняв, что я шучу, тихо смеётся.
  - Нет, не буду я тебя бить, я тебе по-другому отомщу.
  - У-у-у-у-у... Я весь напуган! - шепчу я, улыбаясь, - Бр-р-р-р, и весь дрожу от страха...
  Бар услышав наш диалог, начинает хихикать, постепенно скатываясь в ржание.
  - Ты чего гогочешь? - спрашивает его Снау.
  - Алли, пообещала Адэрру месть, - говорит Бар, - и он ответил, что весь напуган.
  За столом засмеялись.
  - А знаете, я ей помогу в этом Богоугодном деле, - сказала Наттия Сикли. Миниатюрная брюнетка с кукольными чертами лица. Дочь нашего замкового пекаря, самая серьёзная девочка в классе и наша с Баром ровесница.
  - У-у-у-у-у! - пронеслось над столом и мне стало неуютно. Эта зараза может отомстить мне так, что век помнить буду. С фантазией у дочки пекаря всё в порядке и ум наличествует в весьма немаленьком количестве.
  - Держись, брат... - говорит мне Бармирр продолжая посмеиваться.
  - Да ладно вам, что вы в самом-то деле, - примирительно говорю я, подняв руки. - Ну, неудачно я пошутил, неудачно признаю. А вы сразу мстить...
  - Он нас боится! - говорит Нат Аллии. - А значит что?
  - Что? - спрашивает сестрёнка.
  - Значит, стоит оттянуть возмездие, пусть помучается подольше, - говорит мелкая зараза.
  И вся наша компания начинает гоготать, вся, кроме меня.
  
  Днём.
  
  Идём вдоль загонов с лошадьми, но нам взрослых не дадут. Поскольку здесь в загонах крестьянские лошадки для работы, а нам нужны боевые кони. А это несколько другие породы и выбирают боевого коня ещё жеребёнком и целый год, пока он растёт, тщательно дрессируют. Чем каждый из нас и будет заниматься под руководством инструкторов из бойцов отцовской дружины.
  Вот и загоны с жеребятами для нас. Мои приятели облепляют ограждение, азартно обсуждая молодых лошадок и стараясь выбрать для себя. Нас же с Алли и Бара с сестричками, наставник повёл дальше. Около дальнего загона мы остановились. В нём было около десятка жеребят и даже на мой неопытный взгляд коняшки отличались в лучшую сторону от того что мы видели раньше.
  - Выбирайте, - сказал мастер Кигурр, - делайте это так, как я вас учил.
  - Хорошо, - хором ответили мы, и принялись подманивать к себе лошадок. Для этого у всех в карманах туник были полоски чуть подсоленного сушеного мяса.
  Спустя полчаса все кроме меня выбрали себе лошадей. Только вот мне, ни один жеребчик и ни одна кобылка не глянулись. И вроде красивые и резвые, но... но всё не то! Не лежала у меня к ним душа. Уже совсем было решив взять резвого, с золотистого оттенка чешуёй жеребчика, я заприметил в дальнем загоне, с виду пустом, какое-то движение.
  Спрыгнул с ограды и под удивлёнными взглядами друзей и сестры прошёл к загону. А в нём, в нём бегал вороной, с ярко изумрудным рисунком жеребчик. Коняшка всхрапывал и периодически устраивал забеги, взбрыкивая и молотя задними копытами воздух.
  - Как не жаль, юный шевалье, этот жеребчик не для вас, - подал голос пожилой лошадник, подошедший вслед за мною.
  - Почему?! - удивился я.
  - Это брак, он слишком дикий и неуправляемый слишком агрессивный... - тихо ответил конезаводчик и в его голосе, послышалась явная тоска. - Несмотря на прекрасные данные, этого малыша придётся отправить на бойню...
  - Этого красавца?! - изумился я, любуясь животным.
  - Его не поставить под седло, он будет сущим наказанием для своего наездника, - глухо сказал мужчина.
  А у меня в голове словно щёлкнуло! Я вспомнил книгу за авторством Гаярра Гила, одного из самых известных конезаводчиков прошлого. Вернее он был известен больше тысячи лет назад и его мемуары необычайная редкость, но, каким-то чудом один экземпляр его книги оказался в библиотеке замка Суварр. И я прочитал её в прошлом году, когда мы гостили у графа. И в ней было несколько глав посвящённых обузданию именно таких коней. Я решил рискнуть и попробовать справиться с ним.
  - Скажите, мастер, а если у меня получится его обуздать, сколько он будет стоить? - спросил я, чувствуя необычайный азарт.
  Мужчина смерил меня тревожным, задумчивым взглядом.
  - Зачем тебе это, парень? - спросил он.
  - Мне жаль этого великолепного жеребёнка! - воскликнул я. - И я хочу попытаться обуздать его...
  - Ты думаешь это возможно? - тревожно спросил лошадник.
  - Но, мастер, даже если у меня не получится, вы ничего не потеряете, отправить на бойню никогда не поздно.
  - А что насчёт тебя? Он ведь и покалечить может...
  - Ну, я готов рискнуть, мастер. Итак, что вы скажете?
  - Коли так и ты идёшь на это добровольно, то если у тебя получится, я отдам его по цене бойни. Договорились?
  - Договорились, мастер! - возликовал я, и совсем уж было полез в загон, как меня поймал наставник.
  - Ты это куда?! - рыкнул он.
  - Мастер! - зашептал я, - я читал про таких коней в одной книге в библиотеке графа Таулона и сейчас попробую применить знания.
  - Да?.. - выгнув бровь, спросил Кигурр, - уверен в своих силах?
  - Мастер!.. - умоляюще протянул я. - Жалко же коня, такой красавец!
  - Красавец, - согласился наставник. - А если он тебя покалечит?
  - Ну, я готов рискнуть, да и он маленький, искусает разве что сильно...
  Кигурр покрутил головой, покрутил пальцами мочку уха и сказал: - Давай, пробуй!
  Я перелез через ограду и на меня уставился этот четвероногий красавчик. Во взгляде жеребёнка горело любопытство и озорной огонёк. Коник всхрапнул, стукнул передними копытами и помчался ко мне.
  - Адэрр! - вскрикнула Аллия, - он тебя потопчет!
  'Ага, сейчас!' - думаю я, внимательно следя за жеребчиком, - 'Так я и дал ему меня топтать...'
  Вот он близко, заклятие ускоренного восприятия и время слегка растянулось, замедлив всё вокруг словно в медленном просмотре. Сдвигаюсь в сторону, пропуская, словно тореадор коня мимо себя. Тот только зубами щёлкнул, пытаясь меня ухватить, но тщетно.
  Вот уже почти две минуты коник гоняет меня вдоль ограды, но я уворачиваюсь медленно и верно подводя его к углу ограды. И тот не чувствуя ловушки, потихоньку смещается туда, куда мне нужно. Вот, я снова пропустил его мимо себя, и жеребчик оказался в самом углу. Встал на дыбы, но я уже сзади. Ухватил его за шею, пнул ногой под его заднюю ногу и опрокинул на бок, так что все его ноги оказались под жердями ограды. Конь закричал от ярости, забил копытами, но жерди мешали ему перевернуться на спину и придавить меня. Я же обхватив его шею руками и ногами, сдавил её, начав душить жеребёнка одновременно глядя прямо с ярко-зелёный глаз, в котором плескалась чистая, незамутнённая ярость.
  Конь хрипит, бьёт копытами в воздухе, я же держу его, зная, что стоит отпустить и мне каюк, он меня порвёт.
  Воздуха в его лёгких всё меньше и меньше, он хрипит и во взгляде появляется отчаянье и страх, медленно перерастающий в ужас смерти. От напряжения у меня сводит мышцы, но я держу, понимая, что попытка у меня только одна.
  Я его почти задушил, он уже не хрипит и не бьётся, лишь в помутневшем взгляде проявилось смирение со своей участью. Вот он застыл, вытянув ноги и задрожав и, я медленно ослабил захват, дав ему вдохнуть. Он втянул воздух, снова напрягся и я снова сжал его горло. Коник замер, глядя мне в глаза. Я снова ослабил хватку, давая ему дышать, и он замер, глядя на меня с мольбой.
  Ослабляю хватку, давая ему свободно дышать, и он задышал, шумно втягивая воздух ноздрями. Дернулся было, но я снова чуть сжал хватку и он замер...
  - Ты мой! - шиплю я ему в его аккуратное листовидное ухо. Он всхлипнул и посмотрел на меня взглядом побитой собаки. - МОЙ!
  Полежав ещё несколько минут, понял, что конь не сопротивляется. Отпустил его, встал и отошел чуть в сторону. Он кое-как вылез из-под ограды и встал на дрожащих ногах, глядя на меня.
  - Иди ко мне, - позвал я, и коник подошел, смотря на меня с опаской и ожиданием.
  Достаю из кармана полоску мяса и протягиваю ему. Он увидел лакомство и, оскалив зубы, попробовал его ухватить за компанию с моей ладонью, но я наготове и шлёпаю его по мягким ноздрям заставив отпрянуть. Снова протягиваю лакомство и конь, поджав уши, аккуратно берёт его губами. Втягивает мясо и, постанывая, начинает чавкать. Надолго полоски не хватило, но у меня есть ещё. Отхожу к выходу из загона, жеребчик провожает меня заинтересованным взглядом. Открываю калитку и достаю ещё одну полоску мяса.
  Он, прядая ушами, и на ещё подрагивающих ногах пошёл за мною, глядя на вожделенную полоску мяса. Снова взял её губами, и я ласково потрепал его по шее. Коник вздрогнул, испуганно посмотрел на меня, но чувствуя, что я его не обижаю захрумкал.
  - Я думала, ты его сейчас задушишь! - прошептала Алли.
  Жеребчик всхрапнул, ощерился на сестру, но я сразу же хлопнул его по шее и зло зашипел. Он поджал уши и хвост и испуганно застыл, глядя на меня.
  - Нельзя! - строго говорю я, и он сжимается. Сейчас главное - удерживать его от агрессии, приучая к тому, что я главный и страшный.
  Конюх, подает мне сбрую, и я надеваю её на коня, застёгиваю ремни и, дёрнув за повод, веду за собой, попутно сунув ему ещё один кусочек мяса. Внутри всё сильнее и сильнее нарастает ликование: 'У меня получилось! Чёрт возьми - ПОЛУЧИЛОСЬ!'
  А за спиной слышу, как лошадник и мастер Кигурр договариваются о цене.
  
  Глава 7. Первый бой.
  
  Адэрр Кантон (Баронство Дагр, предгорья, пост наблюдения 'С' 63 день лета 3682 года от Великой Тьмы)
  
  Жаркое марево разогретого воздуха искажает картинку в окулярах бинокля. Стою на специальной наблюдательной вышке и оглядываю окрестности. Над моей головой аккуратный навес, из маскировочной сети укрывающий от палящего солнца. Иначе я уже спёкся бы и даже то, что на мне кроме плавок ничего нет не спасло бы.
  Верхняя платформа вышки довольно просторна. На ней вполне поместилась небольшая будка, в которой мы спим ночью, вокруг будки идёт широкий балкон под навесом, на котором собственно и устроен мой НП. Тут же небольшая кухня и место для обеда со столом и стульями. Ночью, наблюдение идёт через тепловизор. Есть тут такой прибор, изготовлением их занимаются маги артефакторы.
  Чуть дальше, на вытащенных из будки лежанках разлеглись Алли и Наттия Сикли, девочки загорают на солнце. У стены, наклонив на неё стул, с книгой сидит Сатти. Вот такой у нас отряд наблюдателей. Вдали, на расстоянии пары километров маячит похожая вышка с будкой, и на ней Бар в компании Виллии и ещё парочки девчонок из города. Прикладываю к глазам бинокль и отчётливо вижу друга смотрящего на меня, поднимаю руку в приветствии, и Бар поднимает свою в ответ.
  - Смотри не на Бара, а на предгорья, - тихо говорит Сатти.
  - Чего я там не видел? - отвечаю я, но перевожу взгляд на темную полосу леса у отрогов. Пусть через перевалы твари ходят очень редко, они плохо переносят холод. Но, изменённым холод не помеха, за ними мы и следим. Чтобы работающие в полях люди не стали жертвами внезапного нападения.
  Вдоль кромки Темнолесья, ходят патрули егерей, там, на болотах вышки не поставишь, да и сидеть на месте заживо поедаемыми полчищами кровососущих насекомых удовольствие ниже среднего.
  Дежурства наши идут через пять суток на шестые, и никто нам скидок на возраст не делает, наоборот, мы будущие воины-маги и должны с отрочества привыкать нести тяготы службы. Пусть и в таком достаточно урезанном варианте.
  Оглядев окрестности и закономерно ничего стоящего не увидев, посмотрел вниз. В кустах, скрываясь в тени от палящего солнца лежат наши кони. Мой чёрно-зелёный красавец с именем Обжора, причём обжора по-русски. На местном objaar - значит хулиган или дебошир. И четвероногая скотина полностью оправдывает свои имена. Он норовит сожрать всё, что не приколочено и постоянно затевает проказы, доводя до истерик слуг в замке. По-первости мне за него прилетело от отца, он меня даже высек за ненадлежащее воспитание своего коня. В тот день я не покормил его вовремя, просто забыв и увлёкшись чтением, а Обжора выбрался из стойла, залез на кухню замка через заднюю дверь и обожрался помоями. В результате, напугал кухарку и после несколько дней маялся поносом.
  Я тогда уже имел несколько выговоров от отца за то, что не надлежаще слежу за своим конём. И в этот раз, отец решил воспитать меня по-армейски. Привёл на конюшню и лично отхлестал вожжами приговаривая: 'Настоящий командир несёт ответственность за своих подчинённых, заботится и следит за ними. Твой конь, это твой подчинённый и воспитанник, а ты манкируешь своим долгом!'
  Меня проняло и с тех пор, я за конём следил со всем прилежанием. Впрочем, как и сестра, на Алли экзекуция произвела даже большее впечатление, чем на меня. В первый раз наш отец применил к нам силу. До этого прилетало лишь от наставника. Аллия в компании с Наттией сподобились получить от него плетей за то, что в отместку за побудку, по дороге домой из Тарракса подсунули мне в спальник огненных мух. Это местный аналог муравьёв, только вот у этих мурашей есть жало и у меня, как выяснилось, на их яд аллергия. До сих пор с содроганием вспоминаю ощущения от укусов. Словно в меня воткнули раскалённую иглу, а затем ещё одну и ещё. Взвыв, я выскочил из спальника под смешки приятелей и тут на меня накатило. Дыхание перехватило, словно меня кто-то придушил, в глазах потемнело, и последнее что я запомнил тогда это приближающуюся траву.
  Проснулся от скулежа. На моё лицо падали капли и слышался тихий голос сестры: - Дэрри, ты только не умирай, пожалуйста, братик... не умирай! - И в грудь утыкается голова.
  В общем, наставник быстро понял проблему и вколол мне препарат, снимающий анафилактический шок. А сестру и Нату, когда они во всём покаялись - высек. И ни та, ни другая не издали при экзекуции ни звука. Молча приняв наказание, хотя страх за меня для Алли был куда более страшным наказанием. Она сама мне об этом сказала, потом, когда мы приехали домой.
  Обжора рыкнул и слегка куснул коня Наты, который слишком навалился на Снежинку. Белоснежную кобылу Алли, которую мой жеребец считал своей и только своей. И надо сказать та отвечала ему взаимностью.
  Вообще же наши кони они не совсем кони. На самом деле это копытные стайные хищники, способные жрать всё подряд словно медведи на Земле. И, как и медведи, любят лежалое с душком мясо. Не брезгуя при этом ягодами и фруктами, орехами и прочими плодами земли и леса. В дикой природе полностью истреблены ещё две тысячи лет назад, поскольку были крайне опасны из-за ума. Так что сейчас встречаются только в прирученном состоянии.
  На груди завибрировал амулет связи. Это металлический кругляш с четырьмя кристаллами. Нажимая на каждый из них можно связаться с четырьмя абонентами. Два - это соседние вышки, один - командир всей системы наблюдения, это десятник отцовской дружины и последний абонент - это мой отец барон Дагр.
  Нажимаю мерцающий камень, меня вызывает Бар.
  - Да, Бар? - говорю я.
  - Дэр, вижу на северо-востоке идущего вдоль опушки лхура, он очень крупный и, по-моему, идёт в вашу сторону, - говорит друг.
  Смотрю в сторону указанную другом, но пока ничего не видно. Лишь кое-где видны шевелящиеся вершины мелких деревьев.
  - Вижу, как деревья шатаются, - отвечаю я, - это точно лхур?!
  - Да! Адэрр он очень, я повторяю ОЧЕНЬ крупный! - восклицает Бар.
  - Посмотрим, - отвечаю я, - сообщи отцу и десятнику Нойру.
  - Уже, - отвечает друг, - если что, будьте аккуратны.
  - Мы на вышке, Бар... - улыбнувшись, говорю я.
  - Это-то да, - слышу от друга, и связь прерывается.
  
  - Что там? - подала голос Аллия.
  - Лхур, - отвечаю я.
  - Лхур?! - удивляется сестрёнка и, привстав на руках, смотрит на меня. Ната тоже подняла голову.
  - Бар сказал, что сюда идёт лхур.
  - Сюда? - удивляется Натти.
  - Видимо идёт по следу крови, оставленному Обжорой, - говорю я, продолжая следить за опушкой.
  Надо сказать, что мой конь большой любитель охотится на разнообразную живность. Но он её не жрёт, приносит мне, чтобы я её освежевал и убрал внутренности. Вот не любит он, пожирать добычу целиком с чешуёй и шерстью. Предпочитает чистое мясо и кости, а лучше вообще жаренное со специями. Но, я ему даю такое очень редко, поскольку оно вредное для коней. Вчера приятель притащил тушу горного барана, где уж он его пристукнул бог весть, но видимо по пути оставил кровавые капли и сейчас лхур топает именно по этому следу.
  - Проклятье! - восклицают девочки хором. Их лица встревожены, что делает обеих необычайно красивыми. Ната потихоньку расцветает, превращаясь в миниатюрную, но очень красивую девушку, с ярко-зелёными глазами. Алли пока угловатый подросток, но в ней уже чувствуется та красота, которая будет сводить с ума парней и мужчин. Сатти смотрится рядом с ними серенькой мышкой, но я вижу, что это видимость, дублик - словно закрытый, ещё зелёный бутон прекраснейшей розы.
  Все трое в костюмах 'Евы', загорать они предпочитают именно так. И каюсь, подбил на это их я, ещё в прошлом году, сказав, что загар полезен для организма и замковый медик, магистр Отгарр Рем подтвердил мои слова. Так что, вся девичья часть нашего класса сейчас постоянно загорает. Как и мужская впрочем, только вот я делаю это в трусах в отличие от остальных. За что получил смешки и прозвище 'скромняга'.
  - Алли, надевай броню и уводи коней, - командую я.
  - Я?! - восклицает сестрёнка.
  - Обжора пойдёт только за тобой, вернее за Снежинкой! - отвечаю я. - Живо! Пока лхур не подошёл...
  - А вы? - пискнула сестра.
  - Мы же на вышке... - удивляется Ната.
  - Хорошо, - говорит Алли, и начинает одеваться. Бельё, кожаный костюм и под конец - достаточно просторную кольчугу. У нас всех такие, безразмерные, никто не станет изготавливать на подростков индивидуальную броню, поскольку без толку, пока её делают, мы из неё вырастем. Так что, шаримся в таких вот плотных кольчугах двойного плетения.
  Мы все тоже надеваем свои костюмы, только кольчуги и шлемы остаются на местах. Толку от них, мы вниз не собираемся.
  Слышу, как заскрипел ворот лебёдки, опуская Алли вниз. Сам же слежу за опушкой... Вот мелкие деревца закачались, и на опушку вышла... вышел мохнатый холм, из которого торчали колючки и бивни.
  - Мать честная! - воскликнула Сатти, - вот это тварь!
  - Ната, давайте быстрей он уже на опушке! - крикнул я, волнуясь за коней и сестру. Смотрю вниз и вижу, как сестрёнка спрыгивает с верёвки и берёт в руки седло.
  - В Пустошь седло! - ору я, - езжай так!
  Аллия бросает сбрую и подзывает Снежинку. Вскакивает на неё словно птица, и смотрит на меня.
  - Уходи в поля и жди дружинников, - говорю я ей, указывая рукой на юго-запад.
  - Удачи, - отвечает сестра и громко свистит, подзывая остальных лошадок.
  Смотрю вниз и встречаюсь взглядом с Обжорой. - Иди за Алли, охраняй её и остальных, - командую коню. Он рыкнул, крутанулся вокруг себя, глянул на меня, снова рыкнул и ринулся за ускакавшей сестрой.
  
  А тварь уже совсем близко - словно механизм, издавая утробное сопение, лхур приближается к вышке.
  - Что-то мне страшно! - Шепчет Ната.
  - Мне тоже... - отвечает ей Сатти. - Он такой огромный!
  - Ничего, вышка крепкая и он сюда не залезет, - говорю я уверенным голосом, только вот уверенности у самого нет. Я таких гигантов никогда не видел и даже не знал, что они существуют. Но, уверенность терять нельзя, иначе может случиться паника, а это наш враг. В состоянии паники, девчонки могут наделать глупостей...
  Вот тварь подошла к вышке, сейчас я мог рассмотреть её подробно. С виду это был кабан, только вот размер у него был просто колоссальный - в холке метра два, а то и больше; с высоты определить точнее не получалось. Тело плотное, покрытое редкой шерстью и двадцатисантиметровыми колючками, особенно их много было вдоль хребта. Морда вытянутая, заканчивающаяся массивным пятачком и частоколом кривых бивней. Они торчали, словно зубы у глубоководных рыб на Земле. Два довольно больших глаза тускло светились голубым светом.
  Лхур обошел вышку кругом, понюхал лежащее на земле седло, глухо рыкнул и поднял голову, посмотрев прямо на нас.
  - Мамочки! - пискнули девчонки и отпрянули от перил.
  И тут у меня завибрировал амулет...
  Вижу, что мерцает камень связи с отцом, нажимаю на камень и слышу:
  - Адэрр, сынок, как у вас дела?
  - Лхур под вышкой, пап и он здоровенный! - отвечаю я.
  - Задержите его, мы идём к вышке 'И', оттуда идёт стая полосатых гиен во главе с гхашшей*! Держитесь, как закончим с гиенами придём к вам, - говорит отец.
  - Это не очень хорошая идея, - отвечаю я.
  - Почему? - удивляется отец.
  - Лхур больно здоровенный, - отвечаю я и тут вышка содрогнулась, девчонки взвизгнули, а лхур внизу взревел трубным грассирующим рёвом.
  - Попробуем что-нибудь придумать, - глухо сказал отец, и я по голосу услышал его тревогу. - Держитесь там, сын.
  - Хорошо, - отвечаю я, и амулет связи гаснет.
  
  Вышка снова вздрагивает и откуда-то из конструкции раздаётся скрип. Я снова выглядываю вниз, вижу тварь, которая навалилась на одну из опор.
  - Адэрр?! А если он вышку повалит?! - шепчет мне подошедшая Сатти.
  - Нам капец, - отвечаю я.
  - Может, попробуешь его отогнать? - Вторит ей Ната.
  - Чем?
  - Ну, из лука постреляешь...
  - Ната, это его только разозлит! - отвечает ей Сатти.
  И тут вышка снова содрогнулась, и вместо скрипа послышался треск.
  - Он её сейчас уронит! - крикнула Ната. - А тут десять метров высоты! Мы в лепёшку расшибёмся, а после он нас сожрёт!
  - Не ори, Ната, - ответила ей Сатти и с надеждой посмотрела на меня, - что скажешь, Дэрри?
  - Арэрр! - проскулила перепуганная Ната, - спаси нас!
  Я же лихорадочно искал решение, взгляд то и дело падал на висящий на крючках лук и колчан со стрелами. Но, стрелять по этой горе мяса из лука всё равно, что пытаться завалить слона из спортивной пневматической винтовки.
  Но взгляд всё равно цеплялся за лук, а особенно за колчан.
  'А что если попробовать зарядить стрелу?' - мелькнула мысль в голове. - 'Пусть собственных сил у меня немного, но на пару-то хороших таких стрел должно хватить'.
  Как только мысль оформилась, я подскочил к стене, выдернул из колчана пару стрел и, достав из кармана гелевую ручку, стал писать на древках руны. Формируя заклятия 'взрыва силы' которому меня недавно обучил мэссир Тонван. Девчонки с надеждой и любопытством следили за моими действиями. Когда дописал, снял с крючков лук, вытащил из сумки свёрнутую тетиву и, надев на крюк петлю, используя колено изготовил оружие к бою.
  Огляделся и заметил висящую сумку с длинным ремнём, отцепил его и застегнул на поясе. Так что образовалась довольно просторная петля.
  - Держите меня! - скомандовал Нате и Сатти. Перелез через перила, встал на край платформы девчонки при этом держали ремень, чтобы я не упал вниз.
  Лхур увидел меня и взревел снова бортанув вышку, так что она заскрипела уже вся.
  Тянусь к своей силе и свернувшийся клубком тёплый шар внутри радостно отозвался. По памяти читаю руны на стрелах вливая в них силу, надолго таких артефактов не хватает, но мне надолго и не надо. Открываю глаза и вижу, как светятся стрелы. Одну в зубы, вторую в лук.
  Держу оружие, выбирая, куда там стрелять? Боюсь, что куда попало этого делать не стоит, это может не остановить, а только разозлить тварь. Лхур поднял голову, посмотрел прямо на меня, своими жуткими светящимися глазами, открыл пасть, и меня осенило, вот оно! Заклятие ускорения - и время почти застыло, оттягиваю тетиву почти касаясь уха, в это время пасть твари распахнулась во всю ширь и до меня долетает низкий гул рёва. Расстояние копеечное и я отпускаю тетиву, искрой сверкает стрела, и попадает прямо в глотку.
  Лхур выгнулся, его брюхо раздулось и с оглушительным хлопком лопнуло, разбрызгав внутренности по округе. Сама тварь опрокинулась на спину и застыла, вытянув подрагивающие конечности.
  - У-у-у-х-х-х-х! - прошептала Сатти, а Ната посмотревшая вниз позеленела и, бросив пояс, отбежала на другую сторону, где её вырвало.
  Вытягиваю силу из оставшейся стрелы, разряжая её, и перелезаю обратно на настил. На подрагивающих от нервного отката ногах иду к будке, где плюхаюсь на топчан.
  - Ну что, девчонки, кажись отбились?! - спрашиваю я глядя на Сатти.
  Дублик лучезарно мне улыбается, а потом просто виснет на шее, через миг рядом с ней висит Ната. Пара секунд и обе ревут в два ручья, заливая мой кожаный нагрудник слезами.
  
  * - Гхашша - изменённая Пустошью полосатая гиена. Рост в холке до полутора метров. Быстрая, умная и крайне опасная тварь, как правило, действующая в составе прайда гиен.
  
  Латри Тин Кантон (Предместья замка Дагр, вышка 'С' вечер)
  
  Тирса гнала свой отряд со всей возможной скоростью, от мужа пришёл однозначный приказ выдвинуться и уничтожить крупного лхура в районе вышки. Уже в полях они встретили дочь, и Аллия поведала им, что лхур не просто крупный - он огромный и девочка боится за судьбу брата и подруг.
  Быстро проведя ревизию оружия и зарядив нескольким лучникам стрелы, тирса двинула отряд к вышке. Отправив дочь в арьергард дабы уберечь от возможной опасности. Но, материнское сердце изнывало от страха за сына, пусть и причины быть не должно. Вышка высокая и прочная, никакому зверю её не повалить и не достать на высоте детей.
  Тропа вьётся между деревьев и кустов, обходит каменные осыпи, и заросли ползучей колючки в которой так любят прятаться копру**. Краем взгляда она заметила одного, провожающего отряд испуганным взглядом больших чёрных глаз. Но отвлекаться на охоту, не было никакого желания и времени.
  Уже видна вышка и стоявшая на ней детская фигурка с биноклем. Латри остановила отряд и осмотрела вышку в свой бинокль. Разглядела стоявшую с биноклем Наттию и девочка помахала ей рукой, подав сигнал, что всё в порядке и вокруг безопасно.
  - Всё в порядке, двигаемся, - скомандовала стражникам.
  - Моя госпожа, там где-то лхур... - подал голос десятник.
  - Он, скорее всего, ушёл, - ответила она, - дети дают сигнал, что всё в порядке.
  - Будем надеяться, что ушёл, - сказал воин, но тирса почувствовала его тревогу. Столкнуться с лхуром в зарослях крайне неприятное событие.
  Рысью преодолели последние метры и в нос буквально ударила вонь. Вонь свежепролитой крови и внутренностей. Отряд выехал на расчищенную площадку под вышкой и, все поражённо застыли. Лишь кони прядали ушами и взрыкивали.
  А полюбоваться было на что. Почти вся поляна была забрызгана ошмётками внутренностей и кровью. Около вышки, мохнатым холмом с торчащими в небо жердями ног лежал исполинский лхур, чья брюшина была разорвана взрывом. Прямо перед ними, на большом пне высилась отрубленная голова чудовища с выпученными глазами и вывалившимся языком. Рядом с нею стояла секира из арсенала вышки.
  Латри подняла голову и позвала: - Ната, Адэрр, Сатти? Кто наверху?
  - Тут только я, госпожа баронесса, - ответила сверху Наттия.
  - А где Адэрр и Сатти? - чувствуя укол страха, спросила женщина.
  - Так вон они у ручья от крови отмываются! - крикнула девочка и указала в сторону ближайшего ручейка.
  - От крови? - удивилась тирса, и её поддержал слитный гул встревоженных воинов. - Кто-то ранен?!
  - Да не-е-е... - протянула девочка, - они пока голову лхуру рубили, все перемазались в его крови. Хорошо Адэрр догадался раздеться перед этим, а то всю одежду бы уделали.
  И тут из кустиков вышли нагие сын и племянница. Латри на полном серьёзе считала детей графа Таулона своими племянниками, и дети отвечали ей на это взаимностью.
  Сын увидел её и воинов, покраснел и метнулся к одежде, быстро натянув трусы и штаны.
  - Адэрр, скромняга ты наш! Кто лхура-то завалить умудрился?! Неужели кто-то из егерей к вам на помощь пришёл? - крикнула молоденькая стражница глядя на сына с лукавой улыбкой.
  - Так нет! - ответила ей Сатти, проходя к своей одежде и начав неспешно одеваться, - это наш Дэрри постарался.
  - Что?! - Воскликнули все хором. - Адэрр?!
  - Но как? - изумлённо протянула Латри, распахнув глаза смотря на такого же удивлённого десятника.
  - А он стрелу зарядил заклятием и прямо в глотку лхуру и попал! - крикнула Наттия сверху.
  - Адэрр?.. - протянула тирса.
  Мальчишка пожал плечами, покраснел и ответил: - Мам, он чуть вышку не уронил. Вот и пришлось выкручиваться, а вам на вышку лучше пока не влезать, она скрипит и качается. Этот гад, - и парень пнул тушу зверя, - её почти уронил. Пара укосин точно сломана я посмотрел, так, мельком.
  - Вот это да! - прошептал десятник.
  - Жить захочешь - не так извернёшься, - тихо сказал сын и тут, грохнула вся компания. Даже сама женщина смеялась, чувствуя, как уходит и растворяется в радости тревога в груди.
  - Ну, парень! Вот это достойный сын своего отца! - кричит десятник и спрыгивает с коня, но первой на шее у сына повисла Аллия.
  
  Когда восторги чуть утихли, воины осмотрели вышку и приняли решение снять с неё наблюдение. Сооружению требовался ремонт, а то она качалась и подозрительно скрипела. С помощью амулета связи, взятого у сына, связалась с мужем и доложила ему о произошедшем, чем вызвала полный изумления возглас. Затем, используя магию законсервировала тушу твари для изучения, а раскиданные по округе внутренности и кровь вычистила заклинанием из арсенала магии смерти. Превратив ошмётки в прах, дабы при разложении не создали заражения местности.
  Пока возились и собирались, пришла весточка от Сита. Они уничтожили гиен и гхашшу и двигались в их сторону, муж хотел лично полюбоваться на трофей сына.
  
  А вечером был пир в замке. Где все его обитатели чествовали Адэрра за по-настоящему героический поступок. Голову лхура забрал мэссир Тонван, он её забальзамирует, как и тушу и скорее всего, отправит в столицу графства, а то и герцогства. Чтобы жители могли полюбоваться на страшилище.
  
  Уже поздно ночью сидя на кровати почувствовала, как муж прижался сзади и нежно куснул за ухо.
  - Знаешь, если бы Адэрр не решился, я боюсь это даже представить, но мы могли опоздать, Сит! - прошептала она.
  - Но он решился... - прошептал любимый.
  - Он наш сын! - тихо сказала Лани, - он настоящий Кантон.
  - Лхур почти сломал вышку, ему совсем немного не хватило на это времени... - шептала тирса.
  - Но, не хватило же! Перестань, наши дети становятся взрослыми, и мир испытывает их на прочность, как когда-то испытывал нас, - шепнул муж.
  - Я очень за них испугалась, - сказала она и, обернувшись, обняла и прижалась к Ситу.
  - Мы не спрячем их от мира, - тихо сказала прижавшаяся рядом Лания.
  - И это разрывает мне сердце, - всхлипнула тирса, пытаясь сдержать слёзы, которые предательски рвались наружу.
  - Не бойся, любовь моя, наши дети сильные они справятся с любой бедой, - сказал её мужчина. - Надо же, в двенадцать лет завалил ТАКУЮ ТВАРЬ!
  - Тебе стоит гордиться, муж мой, - сказала ему Лания, - и нам с тобою, любимая моя.
  - Я горжусь, горжусь. Но очень боюсь за него тоже, - прошептала Латри и затихла в тёплых руках мужа. Он же, начал ласково гладить её, а после успокоил самым приятным способом. Так что спала она совершенно спокойно и страхи остались за гранью, не тревожа сон.
  
  ** - Копру - что-то навроде кролика только размером с собаку. Имеет хороший, мягкий мех и вкусное мясо.
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр 89 день лета 3682 года от Великой тьмы, утро).
  
  Опять я проснулся раньше всех, подмышкой сопит Алли, прижимая к себе своего medvedya. Ведь уже довольно взрослая, а медведь всё равно с нею в кровати. Напротив, сопит в две дырки Бар, близнецы на своей кровати напоминают многоногое и многорукое чудище с запутавшимися конечностями. Как они так спят - знают только боги и они сами, но спят же...
  У дальней стены поставлена ещё одна койка, на ней раскинув в стороны руки и ноги, сопит княжич Дайгор. Когда новости об убитом мной гиганте лхуре дошли до столицы. То наследник престола устроил Великому князю форменную истерику. Об этом мне по секрету поведал один из охранников. Княжич орал и ревел, топал ногами и скандалил и таки уговорил отца отпустить его к нам в гости. Так что, он здесь уже вторую неделю и уже трижды дежурил на вышках. Только вот в его трофеях пока одна единственная скуппа***, ну не ходят твари стаями и изменённые нечасто радуют нас визитами. Вернее, почти каждое дежурство где-нибудь да завалят изменённую Пустошью зверюгу или тварь Пустоши. Но, чаще везёт егерям, а нас, а особенно наследника престола на болота не отпустят никогда. Это слишком опасно и по Темнолесью ходят только патрули егерей, даже стражников туда стараются не гонять.
  Выбираюсь из-под ног сестрёнки и, натянув тунику, выхожу на стену делать разминку, а после медитировать. Над рекой рваными лохмотьями белого висит туман, где-то у затона громко квакают лягушки, и слышится плеск рыбы.
  У парапета, оперевшись локтями на него стоит Дакуурр и внимательно слушает.
  Подхожу к нему и тихо спрашиваю: - Что там, десятник?
  - Звуки странные от болот идут, как бы не бахар? - ответил он.
  - Не должен бы, в Княжеских ведомостях писали, что нынче уже было два бахара. Один на юге в графстве Лотарн, а второй через гнилой провал у тирсов на Харруме. А сам же знаешь, что больше двух бахаров за лето не бывает. Да и егеря докладывали отцу, что Пустошь опустела, и за пределами трясин тварей нет, - отвечаю я, вглядываясь в белёсую мглу.
  - Так оно... - тянет воин, - но звуки всё равно странные.
  - Сейчас солнце встанет и разгонит туман, сразу и увидим, что там такое, - говорю я и начинаю разминку.
  
  Сквозь закрытые веки чувствуются солнечные лучи, пробивающееся сквозь туман светило окутало меня теплом. Сила вокруг создает ощущение будто я в тёплой воде, которая медленно покачивая, несёт меня в пространстве и времени. Эх-х-х хорошо-о-о-о!
  Выныриваю из медитации от чьих-то шагов. Открываю глаза и вижу босые ноги с длинной царапиной у щиколотки на правой.
  - С добрым утром, Дайгор, - говорю я.
  - Привет, - отвечает княжич, - как дела?
  - Нормально. Сейчас туман развеется, и посмотрим на болота. Дакуурр говорит, что там что-то шумело, - отвечаю я.
  - Изменённые, твари?! - азартно прошептал княжич.
  - Тихо парни, туман редеет, - говорит десятник.
  Встаём рядом с ним у парапета, вглядываясь в кромку леса, которая уже виднеется в разрывах белёсой хмари.
  - Что это? - шепчет воин и, достав бинокль, вглядывается в опушку.
  - Ну-ка глянь... - и протягивает бинокль мне.
  Беру его, подстраиваю и деревья словно прыгают мне навстречу открывая переплетённые ползучими лианами кусты и ветки опушки Темнолесья. Между листьями чудится какое-то движение, я вглядываюсь и тут из кустов выпрыгивает словно кусок тьмы. А за ним ещё один и ещё, а потом этих тёмных становится настолько много, что они превращаются в бурлящий поток тьмы.
  - Твари! - кричит Дакуурр. - Тревога!!!
  Я отдаю ему бинокль и срываю с крюка у стены рог. Мундштук к губам, рядом со мной десятник с таким же и...
  - Ду... Ду... Ду... Ду-у-у-у!!! - поплыл над рекою и замком тревожный звук. - Ду... Ду... Ду... Ду-у-у-у!
  Утро взрывается топотом множества ног. С башни донжона нам вторит ещё один рог, крики, лязг доспехов.
  - Парни! - кричит воин, - живо экипироваться и на башню! Бего-о-о-о-м!
  Рог на крючок и со всех ног в спальню. Там уже легкая паника и одевающиеся в бронь друзья и сестра. Скидываем с Дагором туники и быстро надеваем кожаную броню и кольчуги. На пояс меч, за спину колчан со стрелами и чехол с луком и, на выход.
  У стены стоит мама-кошка в полной экипировке, за спиной у неё длинный посох с сияющим зелёным камнем в навершии.
  - Дети, - говорит она строгим голосом, - на крышу донжона, быстро!
  - Мам, это бахар?! - спрашиваю я.
  - Нет. Но стая пришла очень большая, пока они за рекой и наша задача, чтобы твари там и остались. Адэрр, заряжай стрелы своим товарищам. Сейчас к вам на помощь придут одноклассники и самые тренированные лучники из молодёжи. Стреляйте по тварям, бейте их без жалости, - почти крикнула она, - Вперёд!
  И мы, молча, бросились к лестнице на крышу. Там почему-то никого не было. Видимо, это наш участок обороны...
  - А ты всё ныл, Дай, скучно... скучно... тварей нет... вот они твари! - говорит княжичу Бар, доставая и натягивая лук. Я уже пишу на древках стрел руны, девочки мне помогают, ничего сложного в этом нет. Затем, используя силу источника заряжаю все наши колчаны.
  Ставим стрелы в специальные стойки, чтобы удобнее было брать. Как раз подошли все, кто должен и нас тут почти два десятка. Встаём на краю у парапета, а за рекой, темное, волнующееся шипящее... Это словно озеро, чьи берега теряются за холмами. По нему ходят волны и на нас, через реку идёт тяжёлый запах мертвечины.
  - Кто командует? - спрашивает громким голосом Дай.
  - У нас Дэрри лучший стрелок из лука, - отвечает ему Аллия.
  - Командуй, шевалье, - Говорит княжич и смотрит на меня.
  Я натягиваю крагу, прикрывающую ладонь от ударов тетивы. Беру первую стрелу и вкладываю её в лук.
  - Возвышение три, - говорю я и вижу, как все кто стоит рядом поднимают луки. - Два пальца влево, по тварям, беглым - огонь!
  Искрами взвиваются стрелы вверх, ветер чуть сносит их, но всё равно они падают точно в клубящуюся массу тварей. Вспышки и хлопки, летящие во все стороны клочья чёрного мяса и земли. И пошла работа...
  
  *** - Скуппа - мелкая изменённая Пустошью тварь. В одиночку почти не опасна, но в одиночку не ходит. Обычно сопровождает более крупных изменённых, часто прибиваясь к лхурам или стаям полосатых гиен под командой гхашши.
  
  Два часа спустя.
  
  Багровый от усталости туман в глазах. Ноют плечи и руки, болит от перенапряжения голова, и путаются мысли. Со стены внизу лязг железа, шипение и крики сражающихся.
  - Как ты? - спрашивает меня Дайгор.
  - Устал... - тихо отвечаю я. - Стрелы поднесли?
  - Две сотни, только что, - отвечает он.
  - Пару минут подожди, я отдохну и заряжу их, - говорю я, прикрыв глаза.
  - Ерунда, мы пока так постреляем, поможем дружинникам на стенах, - отвечает он, и встаёт.
  - Они кончаются! - Кричит Дайгор, глядя за реку, натягивает лук и стреляет куда-то вниз. - Бей тварей! Во славу княжества, во славу живых!
  'Позёр' - проползает в мыслях, - 'Но, он принц ему положено...'
  Небо заискрилось, и куда-то за стену ударила ветвистая молния. ТР-Р-Р-А-А-Х-Х-Х! Прогрохотал гром, и снова искры и снова высверк молнии и тяжкий, буквально вминающий в пол башни раскат.
  - М-м-м-м-м... - простонала рядом Алли.
  Открываю глаза и смотрю на сестру. Её лицо перекошено болью, но она несмотря ни на что разминает мышцы рук, сведённые от усталости.
  - Держись, - говорю я, чувствуя, что меня немного отпустило, - давай сюда стрелы...
  Передо мной появляется корзина со снарядами, на которых уже аккуратным почерком написаны руны. В одну за другой вливаю в них силу, скороговоркой проговаривая текст, десяток, другой, третий. Прикрыв глаза чтобы не отвлекаться на происходящее вокруг.
  Все корзины готовы, лук в руку, стрела на палец, металлическая прищепка для тетивы в другую руку.
  - Возвышение два, на два пальца влево - пли! - Кричу я, отпуская тетиву. 'Дзан-н-н-г!' Пропела она, искрой мелькнула стрела, и тварь на том берегу разметало на клочья чёрного, вонючего мяса. Разбросав их на таких же...
  И снова стрела, оттянуть тетиву - отпустить, проследив за снарядом. И снова, и снова, и снова...
  
  Вечер.
  
  Сижу у стенки парапета, сил просто нет никаких. На коленях голова Алли и сестра спит мертвецким сном. Рядом Бар, смотрит в небо остекленевшим от усталости взглядом. Лишь княжич стоит, навалившись на парапет, и следит за тем как воины на том берегу, добивают раненых тварей.
  - У меня лук треснул, - тихо говорит друг, - теперь новый делать придётся...
  - Кто-то, не будем показывать кто, мне ещё завидовал. И как тебе сегодняшний день, ты хоть посчитал, сколько тварей ты убил? - говорю я.
  - Сбился на второй сотне... - шепчет Бар, - хотя если бы не твои стрелы, было бы куда меньше.
  - Что про потери слышно? - спрашиваю я, посмотрев на Дайгора.
  - Говорят раненых много, но убитых вроде нет, - отвечает княжич.
  - Вот видишь, как тут иногда бывает, а ты сестру сюда хотел привезти... - говорю ему я.
  - Ей бы этот опыт пригодился, так что, на будущий год жди обоих в гости, - отвечает княжич.
  - И отец вас отпустит?! - удивляется Бар, погладив по волосам спящую у него на коленях Сатти, Вилли просто привалилась к его плечу и молча, сидит, глядя остекленевшим взглядом на закат.
  - Я точно приеду, возьму личную дружину и сюда! - отвечает Дай, и плюхается на пол, так же как и мы привалившись к стене.
  - Можешь мне поверить, такого может и не случиться, скорее всего не случится, - говорю я. - Я вообще подобное вижу в первый раз...
  - Ну, да, не каждый год подобное происходит, я читал отчёты баронов пограничья. Хорошо хоть это не бахар...
  - Если бы это был бахар, нас бы уже смели, и пришлось бы уходить в убежище под замком. И отсиживаться там, - отвечаю я.
  - Это, которое нашли вы? - спросил он.
  - И там тоже, мы нашли вход из него к нам под замок. Вход был тщательно замаскирован и открыть его, можно было только с той стороны. Ещё и люк пришлось освобождать от сварки, - отвечаю я.
  - Кто интересно заварил-то его? - спросил княжич.
  - Тот, кто потом превратился в тварь. Он сам заклинил ворота и заварил все люки, чтобы когда обратится не выйти наружу. Ещё и мозги себе из пистолета вынес, только вот это не помогло... - сказал Бар.
  - Откуда знаете? - спросил Дайгор.
  - Он оставил мемуары и боевой журнал. Он же был комендантом военной базы, которая была на этом месте. Когда пала Тьма, спасал гражданских, там, за перевалом в Пустоши. Только вот, она не была тогда ещё Пустошью. В одном из вылетов они попали в засаду и весь его отряд перебили, а его самого искусали. Он добрался сюда и заперся в убежище, понимая, во что в итоге превратится, - ответила Саттия.
  - А потом, Тварь три тысячи лет сидела в подземелье... Кошмар! - подвёл итог Дай.
  Глухие шаги по лестнице, скрип люка и к нам выбирается мой отец. Оглядывает усталым, но каким-то радостным взглядом и ласково улыбается.
  - Какие же вы все молодцы, ребятишки! Просто - МОЛОДЦЫ! - говорит он и садится у стенки рядом с нами.
  - Что с егерями, пап? - спрашиваю я.
  - С пятью отрядами связь есть, один не отвечает, но надежда не потеряна они могли попасть в аномалию, потерять амулет, мало ли что случилось... - отвечает отец и треплет мне слипшиеся от пота волосы. Потом берёт в ладони ладошку Алли, на пальцах которой кровавые мозоли от тетивы. Нежно гладит, стараясь не задеть ранки.
  - А если они погибли? - спросил княжич.
  - Если погибли, всё равно выйдут сюда. Обращённых - тянет туда, где они жили раньше, пока были живыми, - отвечает отец.
  - И что будет? - спросил Бармирр.
  - Упокоим и похороним, как и подобает поступать с павшими товарищами, - говорит отец, но в его словах горечь и тоска. Видимо не раз ему приходилось делать так в прошлом.
  - А как уберут трупы тварей? - Спросил Дайгор. - Их же так много!
  - Настоятели храма приготовят много святой воды, от неё твари рассыпаются в пыль. Потом трупы обрызгают из садовых распылителей. Да, можешь посмотреть, сейчас этим на том и этом берегу занимаются горожане, - отвечает княжичу Виллия.
  - Да?! - удивляется он, - ну-ка поглядим.
  И со стоном встаёт, снова навалившись на парапет.
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, 10 день осени 3682 года от Великой тьмы, утро).
  
  Стою на площади замка и поправляю подпругу на седле своего Обжоры. Конь повернув голову теребит губами мои волосы, это он так попрошайничает, ещё жеребёнком этот вредина подметил, что мне нравится когда он так делает и я периодически награждаю его за это кусочком мяса или солёным сухариком, а изредка вяленой рыбкой, за которую мой коник вообще готов продать душу. Вот любит животное сушёную рыбу, остальные кони к ней относятся нейтрально, а этот чёрно-зелёный злодей, учуяв лакомство, устраивает натуральный спектакль, дабы его угостили, пару раз я его обломал, поскольку рыбу и сам люблю сильно, так обиды было... Обжора ушёл от меня, повесив голову и волоча по земле хвост, словно у него жизнь закончилась и вот она смерть стоит на пороге. Зрелище было комичное до невозможности, стражники увидев такое в первый раз хохотали до упаду и слёз.
  Рука в карман и вот она, небольшая рыбка. Коник почуяв кусочек счастья, начинает скулить словно маленький щенок, мало того перебирать копытами и смотреть на меня щенячьим взором.
  - На, на, попрошайка, держи своё лакомство, - говорю я и подаю рыбку.
  Мягкие губы на ладони и рыбка исчезает в пасти. После чего, Обжора зажмуривается и, постанывая, начинает её жевать. Словно какой-нибудь пионер в конце перестройки, перехвативший у приятеля бубль-гум или хипстер в ресторане над фуа-гра.
  - Ты его совсем избаловал, - говорит мне сестра, запрыгивая на Снежинку. - Смотри, он обленится и тебе придётся постоянно таскать с собой рыбу.
  - Не, у нас с Обжорой договор, я его иногда балую, а он меня слушается, - отвечаю я, хлопаю довольно урчащего и чавкающего коня по шее и запрыгиваю в седло.
  Оглядываюсь и вижу, что все уже в седле. Княжич и Бар уже о чём-то болтают, скорее всего, об интересных местах на пути в Суварр. Пришло время моему лучшему другу и его сёстрам отправляться домой. И так, каждое лето они у нас, я поначалу удивлялся, почему граф отпускает к нам своих детей, но потом мне всё растолковал отец. Лето самое 'жаркое' время в делах графства и Ганнарру Таулону постоянно приходится перемещаться по графству, впрочем, как и его жене. Контролировать проводимые работы, инспектировать крепости и гарнизоны, решать постоянно возникающие проблемы. В это время он и дома-то появляется хорошо если раз в декаду, а то и реже. Такая же история и с графиней Натайей, та тоже дома не сидит. А оставлять шебутных отпрысков на попечении обучителей нецелесообразно. Так как мой друг очень ценит и учитывает воинские заслуги, и любой, кто не соответствует его критериям о достоинстве, моментально нарывается на вопрос: 'А ты собственно кто такой?'
  С моим отцом таких вопросов не возникало никогда, его авторитет почти не уступает графскому. Вот и сидят у нас летом Бар и сестрички, тут за ними весьма качественный присмотр.
  Княжич Дайгор сияет словно полированный золотой. У него в багаже забальзамированная голова гхашши, которую он и подстрелил, вернее - добил, когда её выгнали на нас загонщики. Как раз мы дежурили вместе с ним на вышке 'Д' у речки Каменки.
  Да и битва со стаей тварей, тоже не оставила его равнодушным.
  А шестой отряд егерей, так и не вернулся. Лишь одного из них, превратившегося в тварь упокоили егеря на болоте. Что стало с остальными выяснить так и не удалось.
  По павшим воинам в храме отслужили панихиду, проводив души павших в путь к чертогам Богов.
  Я сам молился за них, искренне молился, и пусть в прошлой жизни не верил ни в бога, ни в чёрта, здесь всё не так. Здесь присутствие высших сил иногда буквально чувствуется физически. Не раз, во время службы в храме я чувствовал чей-то внимательный взгляд. И это точно не один из прихожан, настолько странными были ощущения.
  Мало того, на одной из стен храма была фреска, на которой был изображён странный зверь. Его длинный мех был белого цвета, а глаза горели багровым огнём.
  - Это Хайрал - Хранитель врат Вечности! - сказал мне, когда я спросил о нем у отца-настоятеля, - правая рука и помощник Богини-матери. Именно он провожает души умерших к вратам, и именно он судит их за поступки, решая, впустить ли в Царство любви и света или низвергнуть в вечный холод и мрак...
  А я отчётливо помню, кто стал причиной моей смерти на Земле и кто привёл меня сюда. Это был именно Хайрал - Хранитель.
  - О чём ты всё время думаешь? - толкнув меня в плечо, спросила Алли. - Не успеешь оглянуться, а он опять смотрит в пустоту...
  - Да так... - отвечаю я, улыбнувшись сестрёнке. - Мысли всякие в голову лезут, грустные.
  - Мне тоже грустно, - говорит она, понурившись и глубоко вздохнув, - опять лето кончилось и ребята уезжают.
  - Не кисни, мы к ним на месяц зимой уедем.
  - Это да! Хотя, вот бы в столицу съездить?..
  - Ха! Туда по зиме только месяц добираться, не, не отпустят нас...
  - Это-то понятно, но почему бы не помечтать? - шепнула сестрёнка.
  - Будем хорошо учиться, обязательно поступим в столичную Академию. Вот и насмотришься, на всё что там есть, пять лет там жить будешь, - говорю я.
  - Для этого, - сказала Алли став серьёзной, - ты должен правильно провести ритуал!
  - Всё что в моих силах будет и даже больше! - отвечаю я.
  - Я тебе верю... - говорит сестрёнка, - поехали, стража уже в воротах. Проводим наших гостей до границ баронства.
  - Проводим, и надеюсь, Дайгор сдержит слово и уговорит отца отпустить сюда Тай будущим летом, - говорю я, ударив пятками по бокам Обжоры.
  Сестрёнка рассмеялась, глядя на меня искрящимся взглядом: - Тили-Тили-Тесто...
  
  Глава 8. Княжна.
  
  Княжна Тайвааль Атоон (Граница баронства Дагр, 40 день лета года 3683 от Великой тьмы, день).
  
  Стук копыт дружины по утрамбованной поверхности дороги. Яркое солнце в синем и словно бездонном небе, на котором ни облачка. Звяканье амуниции и тихие разговоры.
  - Тай? - тихо говорит Рания Синлинн, фрейлина и лучшая подруга. Девочки даже тайно дали друг другу обещание азимм*, решив, что свяжут свою жизнь с одним мужчиной, когда придёт время. - Долго ещё ехать до замка Дагр?
  - Мы уже на землях баронства, так что к вечеру приедем... - мечтательно ответила княжна.
  - А расскажи мне ещё раз о нём? - попросила Рани.
  - О ком? - ответила Тай.
  - О шевалье Адэрре?
  Тайвааль улыбнулась, мечтательно глядя в небо. Вздохнула и, посмотрев в серые глаза лучшей подруги, ответила:
  - Его глаза синие, словно вечернее небо над морем. Волосы коротко стрижены и они цвета полированной меди. Он сильный и тренированный, отличный лучник и начинающий маг. Ещё, он такой обходительный и знает много стихов. Он мне писал их в своих редких письмах...
  - В тех, что ты давала мне почитать?
  - Да. Только вот я не все тебе читать давала, - ответила Тай.
  - Тай, а правда что того исполинского лхура убил шевалье Кантон? - спросила Рани.
  - Да, мне брат рассказывал об этом. Хотя Дайгур этого и не видел, зато поучаствовал в отражении набега тварей на замок. Тогда несколько тысяч исчадий Пустоши напали на баронство, и пришлось отражать их осаду замка. Он мне много рассказывал об этом... - ответила княжна. - Адэрр заряжал стрелы заклятием взрыва и от их попаданий тварей на куски разрывало.
  - Здорово-о-о... - протянула Рания.
  - Только я его видела шесть лет назад, он мог и измениться за это время, - задумчиво прошептала девушка.
  Подруга лукаво посмотрела на неё, ласково улыбнулась и сказала: - Кое-кто изменился не меньше и одного шевалье ждёт сюрприз...
  Тай фыркнула и почувствовала, как кровь бросилась в щёки, и внезапно стало жарко.
  - Ты краснеешь? Тай, ты краснеешь?! - удивляется Рани. - Так слова твоего брата о том, что ты любишь этого провинциала - правда?!..
  - Тебе показалось! - прошипела смущённая княжна, гневно глядя на Ранию. - И вообще, ты его не знаешь и почему-то пытаешься меня обидеть... Я уже жалею, что согласилась на твои уговоры и взяла тебя сюда.
  Рания густо покраснела и потупилась.
  - Простите меня, Ваше Высочество... - Тихо сказала она. - Я допустила бестактность.
  - В следующий раз думай, что и кому говоришь. И не смей публично обсуждать сказанное моим братом и мной в личном общении, - чувствуя глухой гнев, сказала Тай.
  - Я более не допущу подобного, я клянусь Вам в этом, - склонившись в седле, ответила фрейлина.
  - Я надеюсь на это, иначе ты отправишься к своему отцу в герцогство, - грозно сдвинув брови, ответила княжна. И Рани вздрогнула, с отчаяньем посмотрев в ответ.
  - Тай?.. - прошептала подруга и в её глазах заблестели слёзы. - А как же наше обещание?
  - Обещание это серьёзно, это на всю жизнь. Но, для тебя это похоже повод для шуточек, так?!
  - Нет, Тайвааль! - всхлипнула фрейлина и мелко замотала головой. - Нет, конечно же - нет!
  - Тогда, следи за тем, что говоришь и самое главное - когда! - сказала Тайвааль и, подняв подбородок, стала смотреть в спины едущих впереди дружинников.
  - Простите меня... - прошептала Рани и замолчала. Тай видела краем глаза, что подруга ехала, повесив голову, и на её щеке блестит влажная дорожка.
  Некоторое время ехали молча, пока обида и гнев совсем не оставили душу Тай в покое. Девушка успокоилась и снова вспомнила лицо Адэрра, когда они прощались в прошлый её визит в замок. От приятных воспоминаний она улыбнулась и посмотрела на подругу.
  - Рани? - спросила Тай.
  - Да, Ваше Высочество? - ответила та, посмотрев в ответ припухшими от слёз глазами.
  - Знаешь, он мне действительно очень нравится, и я надеюсь, что понравится и тебе. Только не смей говорить об этом публично, хорошо?
  Рани счастливо улыбнулась. Княжна поймала себя на мысли, что её подруга просто не умеет обижаться надолго.
  'И как у строгого и консервативного герцога Синлинна, могла получиться такая удивительная дочь?' - подумала Тай. - 'И очень хорошо, что герцог отправил девочку в столицу в её свиту!'
  И тут сонную тишину природы разорвал громкий звук боевого рога. Тайвааль увидела, что от авангарда галопом скачет дружинник. Воин подскакал почти вплотную и резко осадил коня. Заставив того встать на дыбы.
  - Мой господин! - крикнул он, обращаясь к Дайгору. - В долине, куда ведёт дорога, несколько воинов гонят лхура!
  - Несколько - это сколько? И велик ли лхур и куда его гонят?! - звенящим от азарта голосом спросил брат.
  - Мы насчитали пятерых конных и один из них точно маг! - ответил молодой воин. - А весьма крупного лхура гонят на нас!
  - Вперёд ребята! - крикнул брат, доставая меч. - Поможем шевалье Кантону в бою с лхуром!
  - Мой господин... - задумчиво сказал капитан дружины. - Это плохая идея.
  - Почему?! - искренне удивился Дайгор. Да и остальные молодые воины тоже с изумлением посмотрели на своего старшего.
  - Если это сын барона, то мы ему только помешаем. Жители пограничья прекрасно знают местность и повадки тварей и изменённых. Так что, скорее всего лхуру и так скоро конец, - ответил капитан. - Я же предлагаю просто полюбоваться зрелищем и вмешаться, если только всё пойдёт плохо.
  Брат приуныл, но всё-таки вложил меч в ножны. Как бы не был Дай молод и горяч, но умению держать себя в руках слушать и думать, прежде чем делать, его научили крепко.
  - Проклятье на вас, капитан Торгарр, но я понимаю сейчас, что вы правы. Но, чего же мы ждём?! Скорее на склон, полюбуемся зрелищем охоты! - крикнул он и пришпорил коня.
  И кавалькада сорвалась в галоп, дабы не пропустить самое интересное. Лишь карета с вещами и сидящей в ней пожилой фрейлиной остались в хвосте.
  
  Вот и склон, по которому идёт дорога, упираясь в небольшую речку через которую перекинут небольшой мостик. На другой стороне раскинулись засеянные поля, лишь в излучине реки посадок нет, яркая зелень и кое-где блестящая вода говорит о том, что излучина заболочена.
  Тай оглядела открывшуюся панораму и в поле увидела бегущую массивную спину изменённого зверя. Он гнался за двумя всадниками на сером и чёрном конях. Причём княжна заметила, что кони бегут медленно, чтобы лхур не отстал и не отвлёкся.
  Позади на довольно большом удалении мчались ещё три всадника. Княжна заметила, что лхур и первые двое движутся прямо к ним, хотя...
  - Куда они его тащат?! - взволнованно спросил Дайгор.
  - Судя по тому, что я вижу, то к нам... - ответил капитан.
  - Готовим луки! - крикнул брат и вытащил из притороченного к седлу чехла свой. За ним и все остальные вооружились, даже Тай и Рани достали свои луки и, наложив стрелы стали ждать удобного момента.
  Вот один из загонщиков натянул лук и прямо на ходу выстрелил назад. Попал в хребет лхура, от чего тварь взревела и ускорилась, пытаясь добраться до обидчиков. Скорость погони ощутимо возросла и все трое быстро приближались. Но теперь стало заметно, что скачут они не совсем к ним, а скорее к излучине реки.
  - Можно не волноваться, - сказал капитан и под удивлёнными взглядами всех остальных убрал лук в чехол.
  - Но... - удивился брат, переводя взгляд с капитана на охотников, - почему?!
  - Они скачут не сюда, смотрите, что они сейчас сделают, - ответил Торгарр.
  
  Погоня же приближалась. И снова всадник на черном коне обернулся и всадил в лхура очередную стрелу, отчего изменённый буквально заблажил и ускорился ещё сильнее. Тай увидела, что расстояние меду ним и всадником начало стремительно сокращаться. Все застыли в молчаливом, напряжённом ожидании.
  Всадники у излучины внезапно резко повернули в разные стороны, но массивный лхур так сделать не смог и на полной скорости влетел в болотину подняв кучу брызг и комьев чёрного ила.
  - Вот и попался, ай молодцы! - громко сказал капитан.
  А тварь, пропахав в излучине изрядную траншею, попыталась из неё выбраться, но получалось у неё плохо. Масса сыграла со лхуром злую шутку, он банально застрял в трясине, и трубно ревя и подымая кучу грязных брызг пытался из неё выбраться, пока безуспешно.
  А все пятеро всадников гарцевали на дороге внизу. Вот тот, что был на чёрном коне, что-то протянул троим, что скакали позади погони. Те вытащили луки, и Тай поняла, что он отдал им стрелы, чьи наконечники отчётливо светились даже в свете дня.
  - Ну, вот и конец твари, - удовлетворённо сказал капитан.
  Троица внизу на дороге натянула луки и почти синхронно выстрелила. Искрами сверкнули стрелы и попали в тварь. Несколько слабых хлопков, но в туше лхура от попаданий образовались огромные раны. Тварь завизжала и забилась, окрашивая грязь в красный цвет.
  Несколько секунд и визг сменился хриплым бульканьем.
  Но, как оказалось ничего ещё не закончилось. Всадник на чёрном коне, поднял вверх руки. На миг, над излучиной вспыхнул сложный узор какого-то заклинания. Узор буквально упал на лхура, тварь булькающе взвыла и звуки стихли.
  - Ничего себе! - поразился капитан Торгарр. - Он добил его 'прахом'!
  А в зелени болота образовалось круглое пятно серого цвета, откуда несильным ветром выдувало какую-то пыль. Когда большую часть её сдуло, в абсолютно чёрном круге белели лишь кости.
  - Силён шевалье! - прошептал брат, - в прошлом году он так не мог...
  - Мы все меняемся... - задумчиво протянул капитан. - Хотя это может и не шевалье Кантон, а его мать баронесса Латри. Они скачут сюда.
  Всадники, что убили лхура, быстро приближались. Сейчас стало видно, что это двое мужчин, хотя скорее юношей и три девушки. Всадники приблизились и остановились. Юноша, сидевший на чёрном с зелёным рисунком коне, спрыгнул с него и склонился в изящном поклоне.
  - Приветствую Вас, Ваше Высочество на землях моего отца, - сказал он.
  Дайгор тоже спрыгнул с коня и, подойдя к Адэрру вплотную, попросту его обнял.
  - Как же я рад тебя видеть! - прокричал брат. - Тебя, твою сестру и Бара с сестричками! Ну, как тут у вас? Я смотрю, вы не скучаете...
  - В пограничье всегда есть чем заняться, - дипломатично ответил Адэрр.
  Тай же, сидя за спинами воинов, внимательно разглядывала шевалье. Он сильно вырос, раздался в плечах, так что кожаная броня сидела на нём словно влитая. Его волосы всё так же коротко подстрижены и на загорелом, скуластом лице ярко выделялись синие глаза. На поясе у шевалье висел длинный меч в потёртых ножнах, и рукоять его выдавала, что им часто пользуются. Вообще, весь его вид отдавал удивительной, хищной красотой, которую почти не встретишь в столице и во дворце её отца. Тай посмотрела на Рани и поразилась. Лучшая подруга смотрела на шевалье со смесью обожания и восхищения.
  - Рани?.. - шепнула она. - Рани, ты чего?
  - Он прекрасен! Как он прекрасен, Тай! - ответила подруга, потом вздрогнула, бросила на Тай испуганный взгляд и густо покраснев, потупилась. И княжна поняла о ком шла речь, поскольку сама от взгляда на юного воина чувствовала странное томление в груди.
  - Адэрр! - кричал в это время брат. - Я нынче не один...
  - Я вижу, Ваше Высочество, вы в большой компании с вами в этот раз ваша дружина, - отвечал шевалье. - Приветствуя вас, Воины, на этой земле!
  - Эррвай!(1) - хором крикнули дружинники свой клич.
  - Нет, дружище, - сказал брат и, взяв шевалье за локоть, повёл к ней, дружинники отводили коней, очищая дорогу. - Я не про это говорил...
  И тут Адэрр увидел её, сидевшую на белоснежной кобыле подаренной отцом три года назад. Его глаза чуть расширились и словно сверкнули, синим колдовским огнём. Шевалье глубоко поклонился, громко сказав: - Я несказанно рад видеть Вас, Моя госпожа!
  Тайвааль спрыгнула с лошади и подошла к нему, он выпрямился, оказавшись выше её почти наголову. Улыбнулась и протянула ему руку.
  Шевалье аккуратно взял её пальчики в свою ладонь, сухую и жёсткую с чувствуемыми бляшками мозолей. После чего аккуратно поцеловал.
  - Здравствуйте, Ваше высочество.
  - Здравствуйте, шевалье, - ответила она, чувствуя, как пылают её щёки. - Ваши манеры, как и раньше безукоризненны. Вы можете дать фору любому жителю столицы...
  - Вежливость и культура не зависят от места жизни, они или есть или их нет, Моя госпожа, - ответил парень.
  - Шевалье, разрешите мне представить вам мою лучшую подругу и фрейлину, - сказала Тай, указав на Рани. - Эдель Рания Синлинн дочь герцога Абдарра Синлинна.
  Рани аккуратно слезла с лошади и подошла к ним.
  Адэрр поклонился и, взяв в ладонь ладошку Рани, коснулся её пальцев губами.
  - Шевалье Адэрр Кантон, Эдель Рания. Мне очень приятно познакомиться, - сказал он.
  - Мне тоже... - пискнула Рани, чьё лицо стало пунцовым и глаза не отрывались от земли.
  - Простите, что смутил вас, эдель, - сказал парень, отпустив её ладошку.
  - Не стоит извинений, шевалье, - прошептала девушка, отступила и спряталась за спину княжны.
  Вокруг посмеивались дружинники, отпуская шуточки на тему засмущавшихся фрейлины и княжны.
  Но, лёгкую неловкость разрядили местные девушки. Эделлис Аллия, Саттия и Виллия, отпуская не менее колкие шутки в адрес воинов, окружили Тай весёлой стайкой. Такие же загорелые и жилистые, как и шевалье, с яркими глазами и белозубыми улыбками. В такой же пропылённой броне, которая сидела на них словно вторая кожа. И с неизменными мечами на поясах и луками в коробах за спиной.
  Она поздоровалась с Бармирром и познакомила сына графа со своей подругой. Но в отличие от Адэрра, не менее симпатичный парень, не произвёл на Рани такого сильного впечатления.
  После чего, Адэрр помог ей и Рании запрыгнуть в седло, сам с легкостью и грацией взлетел на своего скакуна и они, наконец, отправились в замок Дагр.
  
  Вечером.
  
  Позади торжественный ужин в замке, Тай и Рани сидят на кроватях в выделенной им комнате.
  Далия Айлон, пожилая вдова графа Айлон погибшего пять лет назад в случайной стычке с тварями Пустоши, пришедшими из внезапно возникшего гнилого пятна. Приставленная к Тай и Рани дуэньей, дабы по словам отца давать достойное воспитание юным девам и поселившаяся вместе с ними. Женщина раскладывала по шкафам вещи из их походных сундуков, тихо ворча при этом:
  - И стоило ли Вам, моя юная госпожа, ехать в этот волчий угол? Здесь нет ничего, кроме этих варваров егерей и их врагов, изменённых и тварей! Нам даже комнату достойную нашего статуса выделить не смогли!
  - Ах, эдель Далия! Да мой брат вообще будет спать вместе с детьми барона, а нам всё же выделили отдельную комнату... - сказала княжна.
  - И всё равно! Зачем мы сюда приехали, госпожа Тайвааль? Разве в этих диких местах есть хоть что-то интересное?!.. - с плачущими интонациями спросила дуэнья.
  - А мне интересно, и местные совсем не похожи на варваров. Скорее на суровых воинов закалённых в битвах. Они наш щит от тварей Пустоши и постоянно сражаются с ними, - сказала Рания, и улыбнулась, задумчиво глядя в окно. - Или может быть, стоило поселиться в гостевом доме? Там нам выделили бы несколько комнат...
  - Это умаление вашего достоинства! - взвилась пожилая женщина.
  - Ну, тогда либо удобства - либо достоинство... - усмехнувшись, протянула Тай и её поддержала тихим смехом Рани. Что вызвало полный возмущения взор дуэньи, но спорить женщина не решилась. Вообще же, Далия несмотря на родовитость и являясь вдовой графа находилась в подвешенном состоянии. Собственных способностей, чтобы удержать под контролем источник у неё не было, и графства она лишилась. Дети из-за её сварливого характера, в свои дома мать не взяли. Хорошо хоть Великий князь, войдя в положение, приставил вдову дуэньей к своей старшей дочери и её подруге. Но, нарываться она не рисковала, опасаясь потерять тёплое место возле девушки.
  - Может, пойдём, прогуляемся? - спросила княжна подругу.
  - Да, пошли, - бодро ответила Рания.
  - Да где здесь гулять?! - изумилась дуэнья.
  - Ну, замок хоть и маленький, зато городок есть и я помню, что есть там одна корчма, где готовят замечательные плюшки с ягодами, - ответила Тай.
  Девушки засмеялись, глядя друг на друга.
  - Подождите, я пойду с вами и проверю - что это там за плюшки, - строго сказала эдель Далия.
  Княжна и фрейлина просто рты закрыли ладонями, пытаясь не смеяться в голос. Но дуэнья закончила с вещами, и они пошли в город. На воротах к ним присоединились трое дружинников и такой компанией они и гуляли, пока не опустились сумерки.
  В воротах замка, благодушная от съеденных плюшек эдель Далия отпустила дружинников. Те тоже налитые чаем с булками имели сонный и усталый вид.
  - Помыться бы? - тихо спросила Тай подруга.
  - Тут есть баня, хорошая баня - пойдём? - ответила княжна.
  Рани пожала плечами, улыбнулась и кивнула согласно.
  - А вы, наставница, не желаете помыться? - спросила Тайвааль Далию.
  - В баню не пойду, мне хватит влажных полотенец, смоченных в дезинфицирующем растворе, - ответила дуэнья. - Я знаю, что вы любите ходить в баню, Ваше Высочество, но достаточно ли она хороша здесь?
  - Не хуже, чем у моего батюшки, - ответила девушка. - И здесь есть выделенная господская часть.
  - Тогда идите, пока совсем не стемнело, - напутствовала княжну женщина.
  Девушки бегом поднялись в свою комнату, взяли смену белья, полотенца и банные принадлежности и пошли в баню.
  - Тай, а где интересно шевалье Адэрр и все остальные? - спросила княжну Рани, по дороге.
  - Уехали куда-то, у них патрулирование, а Дай с ними умчался в компании молодых дружинников. Всё жаждет завалить какую-нибудь большую тварь... - ответила Тайвааль. - Всё ему слава Адэрра покоя не даёт, всю зиму мне долдонил про это.
  - Его Высочество, знает цену подвигу, - сказала фрейлина.
  - Лучше бы в экономике разбираться учился, в стране есть кому подвиги совершать, - строго сказала княжна. - Кроме наследника престола.
  - Это да, - согласилась подруга. Девочки помолчали и рассмеялись
  - Совсем я как эдель Далия, да? - сквозь смех сказала княжна.
  - Да, проскакивает иногда... - Сказала Рания.
  - Ты меня придерживай, не хочу такой становиться, - сказала Тай уже входя в баню. Там было пусто, хотя чувствовалось, что кто-то тут совсем недавно мылся.
  
  И только девушки успели распариться, как в баню зашёл кто-то ещё. Раздались голоса, что-то брякнуло, и в распахнутые двери парной вошла Аллия Кантон.
  - О! - сказала девочка. - Вот вы где! А мы вас по всему замку ищем...
  - Заходи, Алли, не выпускай тепло, - сказала Тай. - А Адэрр тоже с вами?
  - Да, они сейчас зайдут, вместе с девочками, Баром и твоим братом.
  Тай услышала всхлип, посмотрела на Рани, которая опять покраснела.
  - Ты чего? - спросила княжна подругу.
  - Нет-нет, ничего, - ответила та и потупилась в смущении, вызвав весёлый взгляд Алли.
  - Ты совсем как Дэрри, тот тоже всё время смущается по пустякам, - сказала та, отчего фрейлина стала пунцовой.
  Вслед за словами Алли в парную зашли все остальные. Тай заметила, что у Адэрра по груди шёл косой рваный шрам, словно кто-то разодрал его кожу вместе с мышцами большим когтем. На животе Бармирра таких шрамов было два, и шли они поперёк торса.
  Тай поняла, что раны довольно свежие, поскольку медицина сводила такие украшение с тел довольно быстро. За год максимум полтора они полностью исчезали с тел воинов.
  - Адэрр, Бар, откуда эти украшения? - удивлённо спросил Дайгор, разглядывая друзей.
  - На тассашш(2) поохотились недавно, - ответил Адэрр.
  - И если бы не Алли, мы бы с тобой не разговаривали, Дай, - вторил другу Бар.
  - Что случилось на охоте? - спросила Тайвааль. - Это тебе тассашш такой шрам оставили, Адэрр?
  - Да...
  
  Аллия Кантон (Окрестности замка Дагр, 13 день лета 3683 года от Великой тьмы).
  
  Узкая тропа, петляющая по склону мимо лежащих обломков скал. Впереди маячит спина брата, Адэрр спокоен и словно расслаблен, но девочка знает, что это лишь видимость. Его синие словно вечернее небо глаза подмечают каждую мелочь вокруг. Брат очень ответственно относится к своим обязанностям патрульного. В отличие от Бара, который гарцует на своём коне, подбрасывая и ловя охотничье копьё с широким - листовидным наконечником, которое брат почему-то называет странным словом assegay. Что означает это слово брат так толком и не объяснил, но девочка давно привыкла к тому, что её Дэрри придумывает разные словечки и вставляет их в свою речь. За ним их повторяют и все остальные, чего значит только мама-koshka, в отношении Латри. И ведь матери нравилось, когда её так называли, когда Алли вслед за братом говорила это странное, мягкое слово.
  - Ты глянь, как я могу?! - кричит Бармирр крутя в руке копьё, - не то что ты, Дэр, вечно ты мне проигрываешь в поединках на холодном оружии...
  - Тебе напомнить, в чём уступаешь мне ты? - тихо спросил брат. - Или может быть, вечером сходим на стрельбище или в магический круг?
  - Не, там уже мне ничего не светит... - сказал Бар и звонко расхохотался. - А я в отличие от тебя не люблю отлёживаться в пыли.
  - Ничего, когда-нибудь и я уложу тебя в пыль на тренировочной площадке, - тихо сказал Адэрр и внимательно уставился куда-то влево, в переплетение колючих кустов.
  - Что там? - Спросила Сатти, которая ехала позади Дэрри.
  - Не понял... - тихо ответил Адэрр, остановил коня и, спрыгнув с него, пошёл в кусты.
  Аллия ведомая любопытством последовала за ним, как и Бармирр. Продравшись сквозь заросли, они вышли на небольшую полянку, посреди которой лежало изодранное тело человека, вся трава вокруг была забрызгана его кровью. Спустя миг в нос ударил тяжёлый запах пролитой крови и смерти.
  Бар взял копьё наизготовку и разом растерял весь свой весёлый вид. Адэрр же медленно подошёл к мертвецу, присел на корточки и стал его разглядывать.
  - Кто это? - спросил Бармирр.
  - Я его не знаю и никогда не видел. Это точно не наш и не один из людей барона Думра. Тех я тоже знаю почти всех. Да и одет довольно странно... - ответил брат, аккуратно повернув голову мертвеца, от увиденного Аллию замутило.
  - Тогда кто он? - удивлённо спросил его друг. - И откуда здесь взялся?
  - Ты знаешь, по виду он похож на сталкеров Пустоши, - спокойно отвечал Адэрр, невозмутимо ворочая труп. - И убили его очень нехорошо, плохо убили...
  Аллия не успела удивиться, как Дэрри встал, быстрым, но при этом хищно-плавным движение вытянул меч и отрубил мертвецу голову. Бармирр от этого только крякнул.
  - Зачем? - удивлённо спросила Алли.
  - Его убили твари, он уже начал обращаться, - пояснил свои действия брат. - Без головы процесс в теле остановится, голову же нужно будет отдать отцу-настоятелю в храм. Пусть проведут отходной ритуал, возможно, его душу ещё можно спасти от поглощения мерзостью.
  - Кто его убил? - почувствовав укол страха, спросила она.
  - Судя по следам от зубов на теле, и следам лап и когтей на земле, это твари и довольно крупные. Их... - и брат отошел в сторону, разглядывая что-то в траве, - штуки три, и скорее всего это тассашш.
  - Тассашш!.. - протянул Бар и его глаза сощурились, парень стал внимательно оглядываться вокруг. Тассашш это очень серьёзные твари, именно их набег отражали всем замком год тому назад. И именно они уничтожили группу егерей патрулирующих Темнолесье.
  - Они ушли к Витой тропе, - сказал Адэрр, пакуя голову мертвеца в мешок, который достал из заплечной сумки, - идём, мы их догоним и попробуем уничтожить.
  - Ха! - воскликнул Бармирр. - Насажу порождения бездны на моё копьё! Покажу тебе, как это делается, а!
  - Бар, если их больше чем три штуки, в бой не пойдём, - осадил его брат.
  - Эт, почему?! - искренне удивился тот. - Ты что боишься что ли?
  - Бар, это не игрушки, с тремя мы справимся спокойно, если их больше, то исход боя становится непредсказуемым, - ответил ему Адэрр. - Ты готов рисковать жизнями, а самое главное, душами сестёр?
  Приятель задумался, но при этом ловким движением вспрыгнул в седло своего коня.
  - Ты как всегда прав, иногда мне кажется, что ты взрослый муж, а не отрок, как и мы все. Это странно не находишь? - ответил Бармирр.
  - Не нахожу... - ответил брат и склонился к чему-то в кустах.
  - Что там?! - спросила Алли, подходя к Снежинке.
  - Вот что, - ответил Дэрри, демонстрируя довольно большую кожаную сумку. Расстегнул пряжки и заглянул внутрь. От увиденного его глаза расширились и парень присвистнул. - Вот это да-а-а-а!..
  - Что в сумке?! - спросили все остальные почти в унисон.
  - Хорошо сталкер habarom разжился. Осталось сносить его добычу в храм на очищение и определение.
  - Что ты за словечки используешь? - воскликнул Бар, - что это за слово-то такое - habarom?
  Брат рассмеялся, пристегнул сумку к седлу, рядом привязал мешок с головой и, вскочив на коня, сказал:
  - Habar - это артефакты и ценности из проклятой Пустоши. Это я такое слово придумал, чтобы специально обозначать добытое там.
  - Откуда у тебя это, а? - Спросила Сатти. - Вечно ты что-то выдумываешь, скоро отдельный язык придумаешь.
  - Зачем мне это? - удивлённо ответил Адэрр.
  - Да откуда я знаю - зачем! Просто так придумаешь, шутки ради... - ответила ему её лучшая подруга.
  - Не, не буду я ничего придумывать, - сказал брат и, дав шенкеля Хулигану, поскакал по тропе. Все остальные пошли вдогон, лишь Сатти крикнула:
  - Почему не будешь?
  - Потому, - отвечал Адэрр, воздев к небу палец, - что я его уже придумал!
  И рассмеялся, оглянувшись и посмотрев на удивлённые лица остальных.
  
  Тварей нагнали уже за границей баронства, на землях соседа, Саттора Ниммрра барона Думра. Как и предсказал брат, их оказалось трое. И вытянувшись цепью, твари споро бежали в сторону полей, на которых виднелись работающие крестьяне, а вот патрульных наоборот видно не было...
  - Гадство! - Словно каркнул Адэрр, - поторопимся, а то они нападут на работающих.
  - Это мы запросто! - проорал Бармирр и, издав оглушающий свист, ринулся в атаку, выставив перед собой копьё.
  - Бармирр стой! - заорал брат и, вытащив лук, поскакал следом. Аллия и близнецы последовали за мальчишками, достав луки и по специальной стреле против нежити, которой и являлись твари Пустоши. Эти стрелы заговаривали настоятели храма в Дагре, специально на такой вот случай.
  Бармирр же разогнался, заставив своего коня показать всё, на что тот способен. Замыкающая тварь услышала его, резко развернулась, но было уже поздно. Парень наклонил копьё и насадил на него тварь. Только вот, та этого словно не заметила, зашипев изогнулась и сломала древко от чего Бар провалился и чуть не упал с коня. Саму же тварь отбросило в кусты.
  - Девочки, бей вторую! - крикнул Адэрр. - Я ударю по головной...
  Аллия спокойно натянула тетиву и словно на стрельбище выстрелила по второй твари. Искоркой блеснувшего на солнце наконечника сверкнула стрела и вошла цели прямо в холку. Вслед за ней, в тварь воткнулись ещё две от сестричек. Та покатилась по траве, вытянула лапы и, рассыпалась на куски, словно была из глины.
  Впереди хлопнуло и бегущая спереди тварь, просто исчезла во вспышке, разбросав ошмётки чёрного мяса по округе.
  Подростки затормозили, остановив коней.
  Баррмир чуть не подпрыгивая в седле, громко крикнул: - Вы видели это, видели?! Как я её!
  - Ты её не убил, - осадил спокойным голосом друга брат, - слезай, пошли, тварь нужно добить пока не поздно.
  - Вечно ты всем недоволен... - пробухтел Бар.
  - Просто у кое-кого в попе свербит, это же тварь, тварь, а не изменённый. Её бесполезно бить копьём, так даже не убьёшь. А ты только копьё потерял напрасно, а сейчас ещё и будем лазать по кустам, за недобитком... - ответил Дэрри.
  - Ничего, мне, чтобы её добить и меча хватит! - продолжал бахвалиться приятель, но в кусты вошёл осторожно.
  Адэрр тоже достал свой меч и медленно пошёл в обход кустов, за которые отбросило тварь. Сама девушка держала на луке стрелу и следила за братом. Но, всё равно не успела увидеть, как тварь атаковала, настолько быстро это произошло. Чёрная тень мелькнула и Адэрр кубарем летит по земле, а его меч, сверкнув на солнце, рыбкой падает в траву. С криком к твари подскакивает Бар и с воплем улетает обратно.
  - Ха-ш-ш-ш-ш-а-а-а-а... - шипит тварь и смотрит на девочку своими чёрными провалами глаз, в глубине которых тусклый зеленоватый отсвет. При этом её хвост хлещет по бокам, тварь подобралась, напружинилась... А Алли с ужасом старается преодолеть ставшим вдруг тугим и вязким воздух, натягивает лук. Понимая, что не успевает выстрелить, не успевает!
  Слева сверкнуло, и в тварь упёрлась ослепительно белая дуга с кучей искрящихся отростков. Раздался басовитый гул, словно рядом низко заревел исполинский вол. Тварь окуталась сеткой разрядов, от неё повалил дым, и она задёргалась в странном, жутком танце. Через несколько ударов сердца, сияющая дуга погасла, и стало словно бы темно. Лишь по округе расплывалась вонь горелого тухлого мяса, а тварь лежала на земле её плоть пузырилась, и из неё шел дым.
  Алли огляделась, на траве ворочался брат. Кожаный панцирь на его груди был разорван, как и кольчуга и на траву обильно капали ярко-алые капли.
  - Алли! - хрипло сказал брат. - Скорее неси святую воду и бинты...
  - Бар! - взвизгнула Вилли, и бросилась к своему брату.
  Сама же Аллия, достала из седельной сумки фляжку со святой водой, оттуда же достала рулончик бинта и тампоны с бактерицидным составом. Краем глаза видя, что, то же самое делает Сатти.
  Девушка спрыгнула с коня и подбежала к брату, который глухо ругаясь, пытался стянуть с себя кирасу, уже всю пропитанную кровью. Порванная кольчуга лежала на траве и на серебристых кольцах металла ярко выделялись кровавые разводы.
  - Дай помогу, - сказала она, помогая брату стянуть кирасу. Под ней, через всю грудь по диагонали шёл страшный кровавый разрыв. Рубашка, из белой стала багрово-алой, а под ней топорщилось мясо.
  - Боги хранители! - прошептал Адэрр, разглядывая рану. - Алли, лей на неё святую воду, потом дай мне её выпить.
  - Дэрри! - прошептала девочка, с ужасом разглядывая рану. - Дэрри!
  - Не скули, от таких ран не умирают, - сказал брат.
  И тут закричали близняшки, отчаянно, страшно...
  
  Тайвааль Атоон (Замок Дагр 40 день лета 3583 года от Великой тьмы, вечер)
  
  - И? Как вы спаслись?! - азартно спросил Адэрра Дайгор.
  - Аллия спасла, ну, Бара. Я и так неплохо себя чувствовал. А у него кишки наружу полезли... - ответил парень.
  - Аллия?! - удивился её брат.
  - Ага, она каким-то непостижимым образом смогла обратиться к своему дару. Как она это сделала, не знает и сама. Просто не помнит этого, но Бармирра она вытащила, - сказала Саттия.
  - Дару? А какой у тебя дар? - спросила Рани Аллию.
  - Я магиня жизни, моя стихия Тьма, но сильнее всего это Жизнь, - ответила девочка.
  - Это если ты, неинициированная смогла его вылечить, то сколь же сильной ты будешь? - прошептала Тай.
  - Мэссир Тонван сказал, что если Адэрр не напортачит, то архимагистром точно смогу стать, - зардевшись, ответила та.
  - Уау! Архимаг Жизни! В Княжестве в прошлый раз был такой маг полторы тысячи лет назад. И те времена называют благословенными, - сказал Дайгор. - И что, ты можешь лечить, Алли?
  - Нет, мне категорически запретили это делать, даже пытаться запретили. Отец-настоятель сказал, что это может меня убить. Я ведь и тогда, когда Бара вытянула из-за грани, чуть не умерла, - тихо ответила девочка.
  - Нда-а-а... - протянула Тай. - Вот видишь, Рани, одна ошибка, чуть не стоила троим их жизни.
  - Пустошь не прощает ошибок, - сказал Адэрр. - Она смертельна и беспощадна. Но, всё хорошо - что хорошо заканчивается. Давайте уже мыться, а то ваша дуэнья, вас скоро потеряет, Ваше Высочество.
  - Да она спит давным-давно, - рассмеялась княжна.
  
  Две недели спустя.
  
  Тай стояла у окна в библиотеке замка и смотрела на клубящиеся тучи идущей на них грозы. Периодически, предгрозовой сумрак освещали вспышки молний и спустя некоторое время долетали гулкие раскаты грома.
  Вот и минули две недели в баронстве, она сходила несколько раз в патруль, подежурила на вышке. Даже записала на свой личный счёт некрупную тварь и нескольких изменённых. Дайгор, отличился куда больше. Её неугомонный братец, в компании молодых дружинников и Адэрра с Бармирром, отвёл душу по-полной. Настреляв и нарубив целую кучу всяческой мерзости.
  Тайвааль же и Рания, как верная подруга, здорово подтянули своё воинское мастерство. Поначалу, девушка думала, что у неё лучшие наставники, и она легко справится со сверстниками. Не тут-то было, Тай проигрывала даже Алли, хотя была на год старше, не говоря уж про парней. С Баррмиром вообще невозможно было фехтовать... Парень шутя, с лёгкостью выбивал у неё оружие из рук. Не напрягаясь, словно играючи. Адэрр уступал ему, но уступал несильно и даже Дайгор не мог выиграть вначале, ни у первого, ни у второго.
  А то, что творил Адэрр на стрельбище, вообще изумляло. Он стрелял настолько хорошо, что даже капитан дружинников брата в восхищении цыкал зубом и, глядя на своих парней, говорил:
  - Вот таких вот стрелков и набирают в егеря, парни!
  - Этому с детства учить нужно, - отвечал ему десятник, - и отца егеря иметь желательно тоже.
  После чего парни рассмеялись, но девушка видела, искорки зависти во взглядах которые они кидали на шевалье Кантона.
  Но, Тай не будь сама собой, обязательно уговорит отца, чтобы он попросил кого-нибудь из егерей в столице, потренировать её. И с мечом стоит подтянуть свои умения, а то получается, что на фоне заштатных горожан, она выглядит форменной неумехой. Только вот, её мастер, один из лучших фехтовальщиков княжества и он часто хвалил княжну за успехи, получается зря? Или нет...
  Чуть слышно скрипнула дверь, Тай оглянулась и в сумрачном свете разглядела долговязую фигуру Адэрра. Шевалье подошёл, приветственно кивнул и встал рядом, как и она, глядя на грозу.
  - Когда-то я думала, что гроза это гнев Богов, - начала разговор она. - Я смотрела на буйство стихий, но не боялась, поскольку считала, что им не за что на меня гневаться.
  - Я никогда грозы не боялся, - ответил шевалье, - мне всегда нравилось смотреть на неё, на вспышки молний, на падающие с небес потоки воды. А гром, он словно салют, словно приветствие всем нам от природы...
  - Да?.. - удивилась она, глядя ему в глаза. - Какие странные у тебя ассоциации...
  Парень слегка смутился, улыбнулся и пожал плечами.
  - Где мой брат? - спросила она.
  - В тренировочном зале, безуспешно пытается справиться с Баром, Ваше высочество, - сказал Адэрр.
  - Ах, брось это величание, Дэрри, мы же вместе ходили в патруль! - тихо воскликнула она.
  - Мы не одни... - ответил он, кивнув на спящую на диване с книжкой Рани.
  - Она моя этиаль**, Адэрр.
  - То есть при ней мы можем говорить на любые темы и общаться, как заблагорассудится? - спросил он.
  - При ней, да, она же не эдель Далия, - ответила девушка. - Скажи, Адэрр?..
  - Да, Тай.
  - У меня лучшие наставники в Великом княжестве, но почему-то вы с Баром превосходите меня и моего брата в воинском мастерстве, да и как маги, тоже. Отчего так?
  - Вы очень хорошо сражаетесь, Тай. Просто у вас обоих недостаточная мотивация. Просто жизнь во дворце это не пограничье, там у вас другие вызовы в отличие от нас. А без мотивации, сложно заставить себя идти до предела возможностей за предел их, и расти, - ответил он.
  - А у вас? - спросила она.
  - А у нас, цена ошибки - смерть или кое-что похуже смерти, - ответил он. - Помнишь, что случилось неделю назад?
  И Тайвааль вспомнила, отчётливо вспомнила.
  Неделю назад, двое подростков погибли в патруле, а один получил страшное ранение, лишившись ноги. Одиннадцатилетние ребята натолкнулись на клан гиен во главе с парой гхашш. В схватке одну девочку и мальчика изменённые загрызли насмерть, а ещё одному одна из тварей так повредила ногу, что медику её пришлось отрезать. И пусть, что был запущен процесс регенерации и нога за два года отрастёт, но два года парень будет прикован к креслу на колёсиках. Содрогнувшись, девушка вспомнила остекленевшие глаза погибшей лежащей на носилках. В ясных зелёных очах подростка навечно застыло удивление и испуг. Адэрр подошёл тогда к телу, ласково погладил погибшую по волосам и зарыл глаза ладонью. Рядом, сидя на земле, глухо выла мать погибшей девочки. От воспоминаний в сердце вползла холодная змея страха...
  А в сумеречном неверном свете, падающем из окна, парень показался ей гораздо старше, он выглядел взрослым мужчиной во взгляде которого, обращённом на буйство стихии застыла холодная отрешённость.
  - Адэрр?.. - прошептала она.
  Он перевёл взгляд на неё, и взгляд потеплел, стал буквально согревающим, наполненным затаённой нежностью.
  - Да, Моя госпожа?
  И что-то словно толкнуло её, девушка прижалась к парню, обхватив за талию руками.
  - Мне почему-то стало страшно...
  - Что пугает тебя?
  - Смерть. Её необратимость и неотвратимость. Я внезапно почувствовала, что тоже смертна.
  - Не стоит так все драматизировать, смерть это часть жизни. Хотя плохо, когда она приходит слишком рано. Не должны родители хоронить своих детей.
  Тай посмотрела в синие глаза и грустно улыбнулась.
  - Поцелуй меня...
  - Что?..
  - Поцелуй.
  Он чуть склонился, Тай закрыла глаза и почувствовала его губы на своих. Её словно ударило электричеством, сердце застучало часто-часто, стало жарко и хорошо одновременно. Ноги ослабели, и девушка буквально повисла на парне. А поцелуй всё длился и длился, реальность, словно застыла, как и время.
  Но! Внезапно всё кончилось...
  - Что случилось? - спросила она, так и не открыв глаза слыша порывистое дыхание шевалье. - Адэрр...
  - Тай! Пожалуйста, давай не будем целоваться. Мне слишком тяжело сдерживаться...
  И княжна почувствовала, как ей в живот буквально упирается оттопырившее штаны отвердевшее естество парня. Да и сама она чувствовала томление и пульсацию крови у себя в паху.
  - Хорошо. Тогда просто постоим, обними меня крепче...
  И его тёплые, сильные руки прижали её к его груди. Девушка стояла и слушала, как внутри него стучит сердце. А снаружи всё так же лил дождь, и периодически сверкали молнии, порождая гулкие раскаты грома.
  
  Шорох, и рядом встала Рани. Посмотрела на них странным, задумчивым взглядом. Тай, разжала пальцы и сделала рукой приглашающий жест. Адэрр увидел его и через миг уже обе девушки прижимались к нему.
  Ты всё видела? - спросила княжна подругу.
  И по смущённо спрятавшей взгляд Рани всё поняла.
  - Дэрри?
  - Да.
  - Ты можешь поцеловать Рани?
  - Обещание азимм? - спросил он, всё поняв без лишних слов.
  - Именно.
  - Вот ведь? - прошептал он, глядя на её подругу. Та же, смотрела на неё, и во взгляде был испуг и отчаянье.
  - Не бойся, Рани, - сказала Тайвааль. - Помнишь: 'Да разделим всё на двоих и во всём будем вместе'.
  Рания кивнула и посмотрела в глаза шевалье.
  - Рани?.. - спросил он.
  Но, девушка ничего не ответила, она закрыла глаза и словно потянулась к нему.
  
  Два дня спустя.
  
  Мерный стук копыт, разговоры дружинников, позвякивание амуниции. Тай ехала и чувствовала, что не хочет уезжать. Позади прощание с шевалье и его сестрой и друзьями, проводившими их до границ баронства. Позади прощание в замке с бароном и баронессами и всеми остальными обитателями замка Дагр, оставившее в душе печаль и светлую грусть. Как отличались эти люди от тех, что были при дворе. Девушка отчётливо чувствовала, как легко было с ними, легко и просто. В отличие от приторно-сладких речей придворных, в которых плескался яд лжи.
  Княжна посмотрела налево на едущую рядом Ранию, подруга повесила голову и её щёки чуть блестели влагой.
  - Ты что, плачешь? - прошептала Тай.
  - Скажи, зачем ты попросила его поцеловать меня, тогда в библиотеке? - ответила та.
  - Мы дали обещание, а ты увидела, что мы целовались... А что?
  - Скажи, что ты чувствуешь к нему?
  - Я... Я не знаю... - ответила княжна, чувствуя, как от вопроса кровь бросилась в щёки.
  - Всё ты знаешь. Зачем, зачем ты взяла меня с собой?! Взяла на мою погибель... - прошептала в ответ Рани и закрыла лицо ладонями.
  - Рани?! Ты что?! Ты влюбилась?
  И та в ответ кивнула, так и не разжав ладоней.
  - Не плачь, через два года он приедет к нам в столицу учиться в Академии.
  - А если нет?! Если он погибнет? Если не поступит и будет учиться где-нибудь в другом месте? О Боги, что же мне делать тогда? Что же нам делать, Тай?
  Но, княжна не ответила, с ужасом осознав, в каком опасном месте живёт тот, кому она готова отдать своё сердце без остатка. И что есть реальный шанс, никогда Адэрра больше не увидеть.
  - Что такой печальный вид? - спросил внезапно голос брата. - О-о-о-о! Всё куда как печально!
  - Не вижу повода для иронии! - тихо ответила Тайвааль, глядя на улыбающееся лицо Дайгора.
  - Милая моя сестрёнка, Тай, а шевалье Адэрр, похоже, кое-что украл у вас с Рани, подсказать что? - Склонившись к ней, прошептал брат.
  - Он ничего у нас не крал! - зло прошипела Тай.
  Но брат лишь тихо рассмеялся в ответ.
  - Да! А почему у вас обеих мокрые щёки? Ужели от расставания с эделлис?
  И Тай прижала ладонь к лицу, почувствовав, что щека влажная.
  - Ах, шевалье! Вот ведь проказник! Украл у моей сестрёнки и её этиаль сердце... Его стоит примерно наказать за это! Например, помочь поступить в столичную Академию. Так, девочки? - ехидно спросил Дай.
  И глядя, на их красные от смущения лица звонко рассмеялся.
  
  * - Обещание азимм. - Поскольку на Азраамарре широко распространено двоежёнство, а по правилам, подругу себе и вторую супружницу выбирает именно женщина, ставя своего мужчину перед фактом. Женщины и девушки дают друг другу Обещание азимм или клятву пары. После чего, девушки или женщины ищут мужа строго вместе и в замужестве всячески поддерживают друг друга. Клятва неразрывна и считается утратившей силу только в случае гибели одной. Дети в паре тоже считаются общими. Правило действует у всех народов мира.
  ** - Этиаль, у тирсов алькисс, - Дословно 'Сестра в жизни и любви'.
  1 - Эррвай! - кличь дружинников 'Слава!' полностью звучит: Атан эдонна Эррвай! (Во славу Великого князя!) - аналог нашего 'Да здравствует король!'.
  2 - Тассашш - Тварь Пустоши размером похожа на земного леопарда, только гораздо сильнее и опаснее. Нежить.
  
  Глава 9. Знаний лишних не бывает.
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, библиотека, 15 день осени 3384 года от Великой тьмы, день)
  
  Сижу в библиотеке и уже четыре часа перевожу трактат по тензорному исчислению со старой системы чисел на новую. Когда закончу, будем все вместе решать задачи из него. Алли тоже со мной, только она переводит учебник по геометрии, для ребят на пару лет моложе нас. Это так нас нагрузил наставник, за небольшой залёт произошедший пару дней назад. Мы с сестрюней дурачились в лаборатории, ну я дурачился, она меня лишь морально поддерживала. В результате моих необдуманных действий с магическими конструктами, оказался поломан любимый стол учителя. За что он мне понятно благодарности не вынес. Сломанный стол отправился на ремонт к столяру, а мы с Алли в библиотеку, переписывать трактаты по математике. И сестрёнка получила наказание не совсем заслужено, пользоваться магией-то она пока почти не может.
  Да и так, переписывание это просто способ заставить меня лучше усвоить материал, чем действительно переписать учебник. Этим вполне профессионально занимаются в столице графства, рассылая пособия, напечатанные типографским способом.
  Скрипнули двери, и в комнату вошла Ната.
  - Привет, - тихо сказала девушка. На ней тёмное платье, облегающее фигурку словно перчатка, на плечах небольшая жилетка с меховой опушкой. Сама Наттия, расцвела, словно цветок, округлилась, где надо, превратившись в настоящую красавицу. В руках у неё книга, которую она идёт и ставит на полку.
  Разглядываю её, словно картиной любуюсь, точёными чертами лица и идеальной, на мой взгляд фигуркой.
  - Что?! - удивляется она, глядя в ответ, выгнув бровь, - любуешься?
  - Да, если есть чем, почему бы и не полюбоваться. Ты красавица, Ната, - отвечаю я.
  - Лучше письмо своей княжне и её подруге напиши, стихов добавь, как ты любишь... - улыбнувшись, ответила она.
  - Не завидуй, Ната. Твой парень ждёт тебя в Академии, надеюсь, ты поступишь в неё, вместе со мной, - говорю я, отложив учебник и откинувшись на стуле - потягиваюсь, чувствуя, как похрустывают позвонки и суставы. - Задолбала эта математика, уже снится...
  - А не надо было стол ломать, - бухтит сестра.
  - Ты могла отказаться от наказания, ты же не причём, - говорю я. - Наказали бы только меня.
  - Я тоже виновата, я же тебя надоумила попробовать 'излом'. Кто же знал, что ты такой косоглазый и вместо старого кувшина попадёшь по столу.
  Смеёмся все вместе.
  Ната, покопавшись на полках, достаёт толстенный фолиант в толстой кожаной обложке с медными уголками. Это её любимая книга 'Жизнь и невероятные приключения Кариса Тартуса'. Написанные самим Тартусом, тирсом путешественником, магом и авантюристом. Который полтысячи лет назад, обошел весь свет в том числе, прошёл Пустошь насквозь, от западного до восточного края. Побывав и в Аманторане, великой столице древнего Скоррума. Именно там, находилось 'сердце' Пустоши, страшный 'Проклятый алтарь' с которого и началась в своё время Тьма. Только вот, тирс до него не добрался, слишком много было вокруг тварей...
  Аллия смотрит на подругу и тихо говорит:
  - В который раз ты её читать собралась, в сто-пятисотый? Как тебе не надоело-то?
  - Ничего ты не понимаешь! Это же так интересно... - отвечает Ната, усаживается на один из диванов, подогнув под себя ноги, и углубляется в чтение, забыв про нас.
  Я же смотрю в окно на моросящий дождь, на серое небо затянутое хмарью низкой облачности. А в мыслях стоит Тай и немного Рани. В этом году к нам никто не приехал, Дайгор поступил в Академию, и всё лето учился, а княжну видимо, к нам не отпустили. Хотя, глупо было надеяться на это...
  От воспоминаний в штанах стало тесно. Вообще же, несмотря на вольность нравов с удовлетворением половой нужды были проблемы. Вернее кроме ручного метода, пока ничего другого не получалось. Сверстницы были недоступны, горожанки, из тех, что постарше почему-то на контакт не шли. Хихикали, строили глазки, но не более. Обсудили проблему с Баром, но решить её не сумели. Ну, не звали нас девушки с собой почему-то.
  - Пошли на галерею, посмотрим на город? - спросила Алли.
  - Я не пойду, - отозвалась Ната, - в такую погоду даже твари не придут, они дождь не любят. А смотреть на мокрых стражников и горожан неинтересно. Я лучше почитаю пока...
  - А я пойду, - говорю я, улыбнувшись сестре, - хоть голова от цифр отойдёт.
  Получаю в ответ радостную и искреннюю улыбку.
  Но, стоило нам расположиться на галерее, разглядывая промокшие окрестности, как из отцовского кабинета вышла мама-кошка. Увидела нас и поманила меня рукой.
  Подхожу и встаю рядом с нею, только вот мне она уже лишь по плечо. С улыбкой оглядываю эту миниатюрную красавицу тирсу, после чего обнимаю и прижимаю к груди.
  - Я тоже тебя люблю, сынок, но зайди в кабинет у отца для тебя поручение, - говорит она, отстраняется и отходит к окну, встав рядом с Алли.
  Вхожу в кабинет, отец сидит за массивным столом, а напротив него стоит девушка в униформе Охранного корпуса. Кожаная броня её, украшена наплечниками в виде волчих голов, на поясе меч, но главное не это. За спиной висит довольно редкая для этого мира вещь - длинноствольная винтовка.
  Несмотря на то, что огнестрельное оружие известно этому миру, его используют редко. Егерям в лесах и предгорьях удобнее пользоваться луками, из-за их бесшумности и простоты. Но, дело не в этом, а в том, что главной проблемой этого мира является острейшая нехватка ресурсов. Прошлая цивилизация, как и человечество на Земле ни в чём себя не ограничивала. И буквально высосала свою планету до дна. Мало того катаклизм известный как Великая тьма, обрушил на дно самый технологически развитый континент, превратив его в горстку островов. А на Скорруме, самая развитая часть превратилась в Пустошь. Из которой достать хоть что-то было из области фантастики. Редкие сталкеры рассказывали, что кое-где там так и стоят танки, и другая техника с тех времён, когда Пустошь пытались штурмовать. Многие здания превратились в труху, но кое-что уцелело и стоит до сих пор. Там же расположены множество шахт и ещё не до конца выкачанных нефтяных полей. Княжество же в прошлом, аграрная часть мира, житница, кормившая полмира. Халифат три тысячи лет назад был курортной зоной, в которой кроме развлечений ничего и не было. За три тысячи лет, всё, что можно было собрать - собрали. То, что ушло на дно, но лежало неглубоко - достали, но в целом на дефиците ресурсов это не сказалось. Поэтому здесь пользовались конным транспортом и луками. В общем - тем, что легко возобновлялось. Огнестрел же, требовал немного большей материальной базы, которой и не было толком. Так что пользовались им очень немногие. И насколько я знал, огнестрельным оружием вооружалась лишь внутренняя стража Охранного корпуса Великого князя и её элита - охотники за головами. Этакая помесь оперативников и следователей с вельми обширным объёмом полномочий. В чьи задачи входила контрразведка и борьба с уголовниками и бандитами всех мастей.
  - Сын, разреши тебе представить Овеллию Найтор. Специального агента Охранного корпуса. Она занята расследованием важного дела и ей требуется опросить нескольких жителей нашего города. Поскольку города и его жителей она не знает, ты поможешь ей в выполнении её служебных обязанностей. Сопроводишь и покажешь здесь всё, что ей потребуется. Так же поучаствуешь в допросах, как мой представитель. Ты понял свою задачу? - закончил отец.
  - Да, папа, - отвечаю я поклонившись.
  - Отлично, а сейчас проводи нашу гостью в гостевой дом и распорядись, чтобы ей приготовили хорошую комнату. Заодно покажи, где у нас баня, после длительного пути помыться первое дело, - сказал папка.
  Я кивнул и посмотрел на гостью. А посмотреть было на что; худощавая, жилистая молодая девушка с зелёными, словно малахит глазами на очень красивом, буквально породистом лице. В чьих чертах явно читалось сходство с семьёй Великого князя. Она сильно походила на княжну, только вот волосы в отличие от Тай были иссиня-чёрного цвета. Видимо, девушка из потомков побочной ветви Атоон или из родственников по одной из женских линий.
  - Можешь звать меня Овели, шевалье Адэрр Кантон, - сказала она приятным низким голосом с чуть слышимой хрипотцой.
  Я указал ей на двери кабинета и она, кивнув отцу, пошла к выходу.
  Пока шли в гостевой дом, любовался аккуратной попой обтянутой тонкой кожей штанов. В гостевом доме поселил её в двухкомнатном номере с большой кроватью. Позвал служанок велев навести лоск и блеск, постелив гостье качественное постельное бельё, взяв его из отдельных запасов. После того, как она убрала свои вещи в шкаф и вытащила полотенце, отвёл её в нашу баню.
  - Ужин в восемь часов вечера, эдель Овели, - сказал я ей у порога бани.
  - Я запомнила, шевалье, - ответила она и скрылась за дверями.
  Я же в совершенно смятенных чувствах пошел в библиотеку.
  Алли и Ната искрясь любопытством стали меня пытать, кто наша гостья. Ответил, что узнал от отца, добавив, что об остальном расскажу по ходу дела. Если мне разрешат это сделать.
  - Что с тобой? - спросила меня сестра.
  - Эта Овели, она так похожа на Тай, так похожа... - прошептал я.
  Сестрёнка жалостливо на меня посмотрела, но ничего не сказала, просто обняв меня.
  - Давай поработаем до ужина? - шепнула она мне.
  - Согласен, хоть отвлекусь немного, - отвечаю я и снова сажусь за учебник.
  
  Пара следующих дней привнёсла в мою жизнь немного скуки и разочарования. Я почему-то думал, что ремесло сыщика это что-то более интересное, чем то, что я увидел в итоге. Мы с Овели, ходили по городу и заходили в дома названных ею людей, где она опрашивала тех под запись. В общем, искали одного типа, мелкого купчину, наделавшего долгов и бесследно пропавшего в неизвестном направлении. Девушка аккуратно расспрашивала его родственников у нас; о чём писал в письмах, о чём говорил, когда приезжал. Что писали другие родственники по поводу него. Слухи, сплетни и домыслы, её интересовало всё, мало того я впервые увидел в действии кристалл правды.
  Это такой амулет, надев который врать невозможно. Так что родственники незадачливого купчины отвечали как на духу. При попытке соврать тот слегка бил током, так что после одного-двух щелчков, врать даже не пытались.
  Сначала было интересно, но быстро наскучило, и я на допросах просто сидел и скучал. На второй день додумался взять с собой книгу по бытовым заклятиям и читал её, впитывая методики экспресс уборки, заморозки и восстановления всевозможных продуктов и вещей. Удобная вещь, эта бытовая магия, при должной сноровке даже слабенький адепт может с её помощью поддерживать свой дом и вещи в идеальном порядке. Жаль только на сильно повреждённое не действует, то приходится чинить традиционным способом, ну или совмещая магию и технологии. В душе моей же поселилась тоска и желания. В общем, хотелось мне до одурения, даже ручной метод почти не помогал. Я даже Алли отправил спать на другую койку, чтобы не позориться.
  Сестра приняла это с пониманием, жалостливо поглядывая в мою сторону. Овели же словно не замечала моих мучений, но и ослушаться отца я не мог. Ему сейчас некогда заниматься делами криминальной полиции, как и мамам. Можно было подбить на это дело Алли, но сама она желания не высказала, а заставлять не честно и непорядочно с моей стороны.
  
  - Значит, вы говорите, он писал, что собирался в Гатмар за ювелирными украшениями? - спросила Овели пожилую женщину, которую мы допрашивали. Это была одна из последних родственниц пропавшего купца.
  - Да-да, госпожа следователь, - отвечала та мелко кивая, - обещал привезти мне браслетик ко дню рождения...
  - Угу, понятно, а когда он у вас?
  - Так третьего дня было, а он и не приехал, хотя обещал, - сказала женщина.
  - Что же, хорошо, - сказала полицейская, что-то дописала на листе бумаги, который заполняла при допросе и протянула листы женщине. - Подпишите снизу, госпожа Будирр: 'За сим удостоверяю, что с моих слов записано верно и без искажений', затем число и подпись.
  Женщина, мелко кивая, подписала бумаги, я заверил их как свидетель и представитель местной власти, после чего они отправились в плоскую сумку полицейской.
  - Идёмте, шевалье, на сегодня всё, - сказала Овели.
  Мы вышли из дома и медленно пошли в замок.
  - Значит, вы завтра уезжаете? - спросил я мою спутницу.
  - Ещё нет, я доложу результаты с помощью амулета связи, и Главное управление решит, что мне делать дальше, - ответила она.
  Когда прошли в гостевой дом уже у дверей её номера задержались. Смотрю на неё, на красивое лицо в обрамлении тёмных волос, в зелёные глаза с искрой, смотрящие на меня с улыбкой.
  Девушка открыла дверь, и на миг застыв перед ними спросила: - Зайдёшь, чаю выпьем?
  Чаю?!.. - удивился я.
  Она широко улыбнулась: - Может и не только чаю...
  Заинтригованный, вхожу в комнату впереди девушки, она же закрывает за нами двери. Уже не в силах сдерживаться шагаю к ней и сгребаю, чуть пискнувшую прелесть в охапку. Глаза и губы так близко, впиваюсь в них, такие мягкие поцелуем и мне отвечают. Дальше просто череда стоп кадров...
  Падающие на пол кожаные кирасы, с глухим стуком на лавку падают мечи. Когда уже лежали на кровати, и я стягивал с Овели шёлковое нательное бельё, сумел слегка взять себя в руки.
  Девушка тяжело дышала, глядя на меня затуманившимся от возбуждения взором.
  - Чего же ты ждёшь? - спросила она, тяжело со всхлипами дыша.
  - Сейчас... - отвечаю я, ловя губами сосок её груди.
  - А-а-а-х-х-х-х... - стонет девушка. - Адэрр...
  Не прекращая ласкать её грудь, запускаю пальцы в горячее и влажное, женское. От чего она буквально выгнулась дугой, вцепившись пальцами мне в предплечье. Внутри же меня самого, там, где центр моей магической силы всё пульсирует, разливаясь теплом по телу. Этот жар заставляет буквально закаменеть моё естество.
  - Не тяни же, о, мой мальчик! - шёпотом восклицает девушка, - скорее!
  Привстаю, и Овели, согнув колени, раздвигает ножки, открываясь полностью. В последнем проблеске трезвого сознания, кастую заклятие контрацепции. Хотя думаю, что моя партнёрша его тоже использовала. Всё-таки она куда старше меня сегодняшнего. Ей уже двадцать один, она сама мне сказала об этом вчера за обедом в корчме.
  - А-а-а-а!.. - вхожу в её тугое лоно, вот я и снова мужчина.
  Но, то, что я чувствую дальше не похоже на мой опыт из прошлой жизни. Моя магическая сила сливается с силой девушки, вызывая просто бурю ощущений. Этот водоворот буквально сносит мой разум, погружая меня в какой-то сладкий, чувственный дурман.
  Когда всё закончилось, меня хватило только на то, чтобы откинуться на подушки и лежать...
  - Почему мне так странно, Овели? - шепчу я.
  - Первичная инициация - она такая, - отвечает девушка, прижавшись ко мне.
  - У мужчин разве есть? - удивляюсь я.
  - Ты же маг, у магов есть, - говорит она, - поэтому девушки из города и не шли с тобой на контакт. Им его строго-настрого запретил твой отец и матери.
  - А тебе значит - разрешили? - удивляюсь я.
  - Адэрр, я маг и сильный. Мой уровень это магистр-универсал. Только поэтому я пошла на контакт с тобой, это добавило и мне. Причём сильно добавило...
  - Что?! Сексуальные контакты усиливают мага? - удивляюсь я.
  - Да. А ты что, не знал этого? - спросила она.
  - Да... Хотя постой, учитель говорил об этом, как о способе восстанавливать силы. Но, получается таким способом можно и усиливать их? - спрашиваю я.
  - Это распространённая практика. Если поступишь в Академию, первый месяц у тебя будет наставница из студентов третьего курса. Тебя будут выжимать на занятиях до дна, как и её впрочем, а после вы будете восстанавливаться с помощью друг друга. После этого твои силы вырастут на ступень, - отвечает она.
  - А на третьем курсе этим же буду заниматься я? - спросил я.
  - Именно...
  - А в чём был твой интерес сегодня?
  - Хм-м-м-м...
  - Овели?..
  - Адэрр, такие юные маги, как ты, лакомый кусочек для любой волшебницы. Готовься, сегодня ты поднялся в силе на одну ступень, как впрочем и я, хотя может и нет, но сил мне добавилось как бы не вдвое... - прошептала она.
  - Ты сама на это пошла или тебя попросили? - подумав, спросил я.
  - Интерес был обоюдный, малыш, - сказала она. - Только вот ты сумел меня удивить.
  - Чем это?
  - Не ожидала от мальчишки, у которого я первая, такого умения в любовной игре, - и девушка куснула меня за ухо. Затем её рука стала гладить меня по груди, спустилась вниз и из солнечного сплетения пришла горячая волна, смывшая всю усталость.
  - Ух-х-х-х! - выдохнул я, чувствуя, что снова готов к подвигам. - Что ты сделала?
  - Чуток поделилась силой, твой внутренний источник немного сейчас нестабилен. Но я помогу тебе стабилизировать его, - жарко дыша, сказала Овели.
  - А ты горячая штучка! - ласково сказал я, опрокинув её на спину и куснув за сосок, заставив девушку вскрикнуть. - Сейчас я проверю, насколько...
  - Паршивец! - шипит она, выгибаясь под моими руками.
  
  В общем, на ужин мы не пошли и окончательно угомонились лишь под утро.
  
  Латри Тин Кантон (Замок Дагр, 18 день осени 3384 год от Великой тьмы, утро)
  
  Сумерки рассвета выдернули её из объятий сна, тирса проснулась, чувствуя за спиной тихое дыхание мужа, чья рука обнимала её, прижав ладонью грудь.
  Выпутавшись из-под его руки, она встала и потянулась, чувствуя, как похрустывают суставы. Накинув халат, сходила в уборную, после чего вышла на галерею. За онами висело молочно-белое марево тумана, настолько плотное, что не было видно ворот замка, за окнами едва виднелись окна гостевого дома.
  Женщина улыбнулась, вспомнив, что в одной из комнат сейчас её подросший сын. Очень удачно приехала эта Охотница, а то гормональные проблемы почти довели мальчишку до нервного срыва. Сейчас же, даже если она уедет, вернее - когда уедет, он вполне сможет решать свои проблемы с горожанками. Ещё и очередь выстроится из желающих. Ведь после такого контакта, получив от мага изрядный бонус в силе, такая кумушка вполне может забеременеть от мужа полноценным магом. Так что, такими молодыми одарёнными мальчишками старались воспользоваться многие молодухи из сайаттов ко взаимному удовольствию естественно. У тирсов же, это вообще было обязанностью молодых мужчин магов, и отказывать молодым женщинам в удовлетворении таких просьб было нельзя.
  Латри понимала, что её сына через пару лет ждёт Ритуал. И ему необходимо набраться опыта, чтобы суметь провести его правильно. Не причинить своей сестре слишком сильную боль. Так как и инициация, и потеря девственности болезненны для девушек сайаттов.
  Оглядев двор, укутанный саваном молочно-белой взвеси, женщина поёжилась, и пошла в комнату к дочери.
  К удивлению застала Алли бодрствующей, грустно смотревшей в окно. Дочка посмотрела на неё и улыбнулась печальной улыбкой.
  - Ты почему не спишь? - спросила тирса.
  - Я так и не уснула, вторую ночь Дэрри с этой, а я без него спать почему-то не могу...
  - Ему это нужно, доченька, - сказала женщина, присела рядом на кровать и прижала девушку к себе.
  - Я знаю, мамочка, только вот...
  - Что?
  - Следующим летом он уедет в Академию, а я останусь здесь с вами. И полгода буду одна...
  - Детство кончается, маленькая моя, и твой брат входит во взрослую жизнь.
  - В объятьях этой! Этой - охотницы. Одна и радость у неё, что на Тай похожа...
  - Ты что - ревнуешь? - удивилась Латри.
  Но дочь не ответила, лишь плотнее прижалась к ней и начала всхлипывать, а потом и плакать.
  - Я знаю, что это вы просили её стать первой у Дерри, и он вторую ночь с нею! Почему она?! Почему не девчонки из города?!
  - Алли, у мальчиков тоже есть инициация. Чем сильнее как маг их первая девушка, тем сильнее потом они сами. Эта девушка сильный маг-универсал, как и Адэрр. Ты понимаешь, доченька, что маги-универсалы большая редкость. Отец уже собирался писать верховному магу, отправить сюда кого-нибудь специально. А тут приехала эта девочка из охранки. Такой удачей просто грех было не воспользоваться! Маленькая моя, ты ведь любишь брата?
  - Да! Да... Очень... - съехала с крика на шёпот Алли.
  - Тогда желаешь ему только добра, так ведь?
  - Да...
  - Пойми, ему нужен опыт, этот опыт, чтобы потом сделать всё правильно с тобою. И напрасно ты печалишься о брате, что он уедет. Как бы там ни было, что бы там ни было, он всю жизнь будет любить тебя ведь он твой брат.
  - Но, он уедет, уйдёт к другой женщине, к той же Тайвааль. Уйдёт от меня, уйдёт от нас...
  - А ты найдёшь себе своего мужчину, того который будет любить тебя как мужчина, а не брат. Поверь, это очень сильные чувства. Только вот, брат-то у тебя всё равно останется и любить тебя не перестанет.
  - Мам, ты так нас любишь, как же ты пережила расставание со своей семьёй? Ведь у тебя, наверное, тоже были братья и сёстры и ты их любила. А скоро уйдём и мы с Дэрри...
  И от этого вопроса из бездны памяти, словно живые, появились лица близких. Отца, старшего брата сестёр и самое главное матери. От воспоминаний Латри стало плохо, в горле образовался ком, она задрожала и, уткнувшись в волосы дочери, глухо завыла...
  - Мамочка?! Мамочка... что с тобою? - причитала Аллия.
  Но тирса почему-то не могла остановиться, и все эти годы, годы - проведённые вдали от родных навалились, словно удушливая тьма. Она прижималась к дочери и рыдала навзрыд... И ещё внутри всё словно ожгло огнём, что скоро её мальчик, а за ним и девочка уйдут в большой мир, оставив их с мужем и сестрой одних.
  - Мамочка, прости меня! - чуть не кричала Алли, - прости, что напомнила тебе об этом...
  - Ты... ты... не виновата, девочка моя! - всхлипывая, отвечала тирса.
  - Но ты плачешь? Почему?..
  - Я поняла, что вы выросли и скоро покинете нас, покинете меня.
  - Это ещё не скоро!
  - Ох, девочка моя, ты просто не успеешь опомниться, а время уже прошло, - отвечала Латри, слизывая со щёк дочери солёную влагу. Та же в ответ, вытирала ладонями щёки матери.
  
  За завтраком полюбовались довольной и расслабленной физиономией Адэрра. Овеллия Найтор недовольной тоже не выглядела, наоборот девушка словно расцвела, и будто светилась изнутри, бросая периодически на мальчишку необычайно ласковые взгляды.
  
  Вечером ей пришёл приказ отправляться в столицу, здесь её работа была закончена. Адэрр сразу загрустил, но, несмотря на это вызвался проводить её до границы баронства. Вместе с ним Ситварр отправил пяток дружинников, мало ли что, это пограничье...
  
  Овеллия Найтор (Атоон-Ридаг, княжеский дворец, башня верховного мага 10 день зимы 3384 год от В.Т.)
  
  Девушка вошла в святая святых, в место средоточия силы главного защитника их страны. Она была здесь впервые и с интересом разглядывала окружающее. Но, ничего особенного на удивление не увидела. Башня была заставлена множеством шкафов с книгами и свитками. Кое-где, в стеклянных шкафах на стеклянных же полках лежали разнообразные артефакты прошлого. Что-то она могла опознать, а что-то совершенно нет.
  Огляделась, пытаясь понять, куда же идти дальше, вниз по видимой сейчас винтовой лестнице или вверх. Вот уже четыре дня, как она прибыла в столицу. Долгая поездка на север закончилась, оставив после себя тягостное чувство разочарования. Ничего интересного по порученному ей расследованию выяснить не удалось, одно во всём этом было хорошо. Встреча в замке Дагр с симпатичным шевалье Кантоном.
  Н-да-а-а-а... А мальчишка сумел её удивить. Положа руку на сердце у неё еще не было в жизни настолько ласкового и умелого любовника. Она понимала, что её заданием было не только расследование, но и проверка этого мальчишки.
  Сама тётя, Великая княгиня просила её об этом. Просила оценить человека сумевшего пролезть в мысли её дочери. И на взгляд Овели, парень был стоящий. Она сумела разговорить его и многое узнала из разговоров. Мальчишка был целеустремлён и честолюбив, умён и упорен в достижении поставленных целей.
  'Далеко пойдёт' сказала тётя, когда Овели всё ей рассказала про него.
  Только вот, зачем её позвал Его Могущество? Девушка терялась в догадках. Великий маг Княжества, мелочами не занимается.
  Шорох одежд вырвал её из воспоминаний о поездке. У лестницы стоял сам Дитмарр Сатон и спокойным, задумчивым взглядом смотрел на неё. Девушка склонилась в учтивом поклоне:
  - Приветствую Вас, Ваше Могущество!
  - Здравствуй, дитя моё, следуй за мной, - сказал маг и поманил её рукою.
  Пройдя несколько комнат, оказались в небольшом кабинете с камином и широким окном, выходящим на залив Куррам. У окна стоял низенький столик и пара мягких кресел с резными подлокотниками.
  - Присаживайся, девочка, - сказал маг и указал ей на одно из кресел.
  Она села, в ласково обхватившее её старинное кресло. На столике, будто сами по себе появились пузатенький чайник и фарфоровые чашки. Вместе с ними с дальнего столика переместилась и вазочка с печеньем.
  Великий маг разлил чай и несколько минут они с удовольствием пили горячий и ароматный напиток. Когда чашки опустели, Овели поставила свою на стол и выжидательно посмотрев на пожилого мужчину, спросила:
  - Ваше Могущество, зачем вы хотели меня видеть?
  - А что, разве ректор столичной Академии не может просто пригласить к себе на чай одну из своих лучших учениц? - ехидно улыбнувшись, ответил тот.
  Девушка смутилась, пробормотав: 'Вы мне льстите, Великий мастер'.
  - Отнюдь... - ответил Великий маг, - В отличие от твоих сокурсников, ты сразу после окончания отправилась в Охранный департамент. А туда кого попало - не берут, сама понимаешь. Ты же, зарекомендовала себя ещё на учёбе. Но, я отвлёкся, ты права, дитя моё. Я хочу, чтобы ты задействовала режим 'Аналитик' и выдала мне расклад по шевалье Кантону. Всё, что показалось тебе странным, да вообще всё, что ты по нему поняла.
  Девушка подобралась: - Вы хотите получить исчерпывающуюся справку по нему, мэссир?
  - Да. Этот юноша весьма интересен, весьма...
  - Но, чем вас мог заинтересовать отпрыск провинциального барона?! - удивилась она, - он обычный парень, ну может чуть более серьёзный для своего возраста...
  - Ха-х-х... - усмехнулся Великий маг. - Скажи, девочка моя, ты ведь пользуешься числовой системой Адэрра?
  - Конечно, мэссир! - воскликнула она. - Гениальная система, она во много раз упростила математическую работу, да и просто очень удобна, даже в быту...
  - Ты не задавалась вопросом, кто, её придумал? - спросил мужчина, глядя на неё лукавым взором.
  - Не может быть! Неужели это он?!.. - прошептала она.
  - Именно он, дитя моё. Так что, задействуй 'Аналитика' и давай расклад по нему.
  Девушка подобралась, сформировала в сознании узор заклинания и влила в него необходимую силу. Узор сверкнул и впитался в неё саму. Эмоции угасли, словно пламя свечи на ветру, память обострилась до невозможности, она могла вспомнить, сколько волосков было в бровях шевалье Кантона, когда они лежали и разговаривали в постели. А главное, её мозг стал работать, словно вычислительные машины древних, позволяя ей обрабатывать огромные массивы информации.
  - По заданному вопросу отвечаю, - начала она, - Шевалье Адэрр Иттор Кантон, сын Ситварра Далура Кантона барона Дагра и Лании Илуры Кантон баронессы Дагр. Возраст - четырнадцать лет, рост один метр девяносто сантиметров. Вес - восемьдесят килограмм. Волосы цвета тёмной меди, глаза тёмно-синие. Черты лица правильные, нос прямой с чуть видимой горбинкой и небольшими ноздрями. Губы хорошо очерченные, подбородок ровный с небольшой ямочкой. Характер спокойный - выдержанный, развитые аналитические и математические способности. В учёбе, по словам наставников, проявляет себя упорным и любознательным учеником, не склонным к авантюрам и проказам. В отношениях со сверстниками спокоен и расчётлив, пользуется заслуженным и непререкаемым авторитетом. Отлично владеет мечом и ножами, великолепный лучник и начинающий маг. Способности в магии - выше среднего с перспективой на высшие ранги по силе. Религиозен, но склонности к истовой вере не проявил, со слов храмовников и близких, верит обдуманно, ритуалы и положения соблюдает довольно строго. В личном общении - скромен, пока не узнает собеседника ведёт себя очень вежливо. После близкого знакомства раскрепощается, обладает хорошим чувством юмора, умеет искромётно и корректно шутить. Отличный собеседник, умеющий слушать и задавать умные вопросы.
  - А как он в постели? - спросил Его Могущество.
  Несмотря на заклинание, девушка немного смутилась, но ответила: - Как любовник он выше всяких похвал! У меня никогда не было настолько приятной близости до этого. Умеет и любит вести любовную игру, очень ласков и обходителен. Знает множество разнообразных техник. По его словам, он почерпнул их из книг и трактатов. Но, я сомневаюсь в его словах, хотя повода для сомнений и нет.
  - На чём основаны твои сомнения?
  - На ощущениях, его действия выдают долгую практику. Но, в этом-то и проблема, мэссир, я у него точно была первая. Контакт с его внутренним источником подтверждал это, - ответила она.
  - Скажи, ты бы хотела продолжить с ним отношения?
  - Да! - искренне ответила она, - но делать этого не буду, поскольку точно знаю, что он влюблён в мою кузину Тайвааль. И такие мои действия, могут повредить моим отношениям с тётей и её семьёй.
  - Я согласен с тобой, девочка. Не стоит злить княжну и Великую княгиню. Кстати, ты ей рассказала то же самое что и мне?
  - Почти...
  - Что утаила?
  - Про его умения в постели, пусть Тай получит приятный сюрприз. Если решит связать свою жизнь именно с ним.
  - Любишь кузину?
  - Очень. И её и всю их семью. Я многим им обязана...
  - Хорошо. Что скажешь об отношениях Адэрра с семьёй, а так же с жителями баронства?
  - Отношения в семье - очень тёплые. Причём в том, что они именно такие много как раз его заслуги. Чрезвычайно любит сестру и молочную мать, любит до болезненности, до самоотречения. Родную мать любит спокойнее, отца уважает и любит безмерно, послушен и аккуратен, нет подросткового бунтарства, - ответила она, и почувствовала укол зависти. Её саму так не любили, ни отец, ни братья, ни даже матери... - В баронстве пользуется высоким авторитетом. В среде личной дружины барона он считается своим, и ему легко доверяют в бою свою спину. Среди горожан искренне любим очень многими. С простыми людьми вежлив, всегда готов помочь и поддержать, как морально - так иногда и материально. Были прецеденты, даже говорят, пошёл как-то раз против воли отца. Был наказан, но от своего решения не отказался.
  - Хм-м-м... И что барон?
  - Считает сына слишком мягким к людям, но я думаю, он ошибается. Адэрр отнюдь не мягок, он предельно расчетлив. Все его решения в итоге идут на пользу, как ему, так и всей его семье. Если такой станет герцогом или Великим герцогом не испортившись, станет одним из самых авторитетных и популярных владетелей Княжества.
  - Или вернейшая Опора трона или самая большая его проблема так?
  - Похоже, что так, Ваше Могущество.
  - Что же, я услышал тебя, - и маг задумался о чём-то своём. Но по его лицу прочитать ничего не получалось. Застывшая маска спокойствия...
  Овели нейтрализовала заклятие и откинулась на кресле, массируя виски. Голова слегка болела, напряжение 'Аналитика' не проходит бесследно.
  - Выпей чаю, там лечебные травки они облегчат боль, - сказал Его Могущество. Девушка послушалась, и налив полную кружку расслабилась в кресле, чувствуя, как от чая отступает боль и приходит покой.
  Спустя пару минут, маг глубоко вздохнул и посмотрел на неё, улыбнулся, доброй отеческой улыбкой: - Спасибо тебе, девочка моя, ты молодец.
  - За что вы благодарите меня, мэссир?
  - Ты прекрасно справилась со своей задачей, просто великолепно.
  - Так моя поездка в баронство была не случайна?
  - Конечно же нет, Овеллия. Но, я думаю, ты не разочарована ею...
  Девушка на миг задумалась, но потом добро улыбнулась своему учителю. - Нет, Мой господин, наоборот я благодарна Вам за неё.
  
  Эта же комната только поздно вечером участвуют Великий маг и Великий князь.
  
  - Зачем ты позвал меня, учитель? - спросил Великий князь, плюхаясь в любимое кресло у окна. В котором много раз сиживал в детстве и отрочестве, наблюдая за заливом или за тем, как работает маг. Подтянул к себе кувшин с ягодным морсом и налив его в большую кружку расслабился.
  - Разговор есть... - ответил маг, присев в соседнее кресло.
  - О чём?
  - Не о чём, а о ком, Веригор...
  - И о ком же? Надеюсь не об очередном придурке из южан, устроившем очередную глупую пакость?..
  - Нет, в тот раз речь пойдёт о весьма умном человеке, весьма умном, не по годам...
  - Уау! Я заинтригован! Это кто это у нас такой умный появился и где? - подобрался князь.
  - Ты знаком с ним, знаком лично, а твоя дочь и её подруга вообще влюблены в него, - ответил маг, налив себе в такую же кружку тот же морс.
  - О! Это шевалье Адэрр Кантон, да?
  - Он самый, государь.
  - И что с ним не так?
  - Исходя из полученных мною последних данных на него, я почти уверен, что он Посланник.
  - Даже так! Уверен... И на чём же зиждется твоя уверенность, расскажешь? - Сказал князь подобравшись. В глазах мужчины загорелся жадный интерес.
  Дальше был долгий монолог мага, который, не перебивая, слушал монарх. На лице мужчины мелькали тени эмоций, которые, правда, быстро сменялись маской деловитого внимания.
   - Данных как видишь много, и если рассматривать их по отдельности, то ничего особенного в парне нет, но если вместе...
  - То, становится ясно, что так не бывает, да? Не ведут себя так подростки, даже очень умные подростки не ведут. А вот взрослый в теле мальчишки будет вести себя именно так. Наши действия? - сказал князь.
  - Пока, пусть всё идет своим чередом. Я смотрел в будущее и раскладывал карты судьбы. Нам не стоит явно вмешиваться в его жизнь, но и упускать его из виду тоже нельзя. В этой игре самые высокие ставки, и если справимся, нас будут помнить в веках, мальчик мой, - ответил волшебник.
  - А его?
  - Его тоже...
  - Хм-м-м... У Тай все мысли о нём, у Рании тоже, хотя тут всё ясно. Глупым девчонкам сложно устоять перед обаянием взрослого мужа, особенно когда он спрятался в теле мальчишки. Может, стоит воспрепятствовать их отношениям? - задумчиво проговорил государь.
  - Не стоит так делать, но вот испытать их было бы желательно. У меня есть замечательная кандидатура, для этого. Графиня Лурма Конварр, стоит сделать её на время фрейлиной и наставницей твоей дочери. Посмотрим, выдержат ли их, а особенно его чувства испытание... - ответил Великий маг.
  - Ты жесток, учитель. Пустить к девчонкам эту конченую стерву, чтобы она сделала из них своё подобие? Ты этого хочешь?
  - Графиня умна и стервой она только прикидывается. Лурма сделает всё именно так, как нужно, а мы посмотрим. Любит ли парень твою дочь или играет в игру пытаясь пролезть на вершину власти.
  - Хм-м-м. Согласен, Посланник он там или нет, это не главное, пусть это даже так. Но, получить в семью законченную расчётливую и циничную сволочь я не хочу. Попрошу ещё и Дайгора за ним присмотреть...
  - Попроси, он умный парень, а Тай действительно любит и сестру в обиду не даст, - сказал маг.
  - Может, заставим его открыться? Припрём так сказать к плахе фактами?..
  - А зачем?
  - Будем играть в открытую, попросим помочь нам и нашему миру?
  - Так уже делали, раньше, с прошлыми Посланниками, результат тебе известен.
  - Хочешь сказать, нам стоит играть его в тёмную, делая вид, что нам ничего не известно?
  - Мой учитель, советовал сделать именно так. Посланник сам должен захотеть спасти наш мир. Сам должен решить для себя сражаться за него или нет. Это должна быть его воля, а не наша, Веригор. Только и только его воля и решение.
  - Значит так, да?
  - По-другому не получалось. Ни разу не получилось, так может быть стоит попробовать изменить тактику?
  - Ладно, послушаюсь тебя. Но, мои люди за ним присмотрят.
  - Непременно, и мои тоже, - сказал волшебник, и мужчины обменялись мягкими лукавыми улыбками.
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, 40 день весны 3385 года от В.Т., вечер)
  
  Сижу на койке в корчме нашего городка, а на простынях разметалась молодая, красивущая девчонка. Это жена одного фермера, который выращивает ягоды на продажу. Хороший, работящий и добрый парень. Они с женой любят друг друга, но детей пока сделать не могут. Съездили в госпиталь, который в Суварре и маг медик, посоветовал им такую вот терапию с помощью молодого мага навроде меня. Пока я был слишком молод, ребята не решались, не доверяли они магам. Но зимой, я оттянулся по полной, незамужние горожанки мне прохода не давали, а я и не проходил. Пару раз, ко мне подрулили и замужние дамочки с целью зарядиться, и обе уже беременны от мужей, и ждут результата. Слухи в женской части ходили один невероятнее другого и фермер с женой решились попробовать. Парень нашёл меня в городе и, сбиваясь и краснея, объяснил свои проблемы. Я от услышанного прифигел и попросил время на подумать. Он согласился, а я помчался к нашему замковому медику за советом.
  Тот выслушал меня и сказал, что такая терапия действительно есть. Мало того вручил мне трактат где она была описана со всеми подробностями. Многое я в нём не понял, но суть ухватил. Недельку подумал на тему нужно ли мне всё это, но парень фермер был славный, а его жена вообще конфетка. И дать им возможность иметь детей, было добрым делом. Посоветовался с отцом, получив от него горячее одобрение в этой задумке. После чего сходил к ребятам домой и дал согласие на их просьбу.
  Несмотря на всё, эта парочка почти три месяца тянула и только реальная угроза того, что я уеду, а они ни на что так и не решаться положила конец их мучительному выбору.
  Сегодня был последний, третий сеанс трахотерапии. А для меня это был реальный опыт по совмещению медицинских магических и ритуальных практик. Я фактически проводил ритуал инициации, ведь именно ошибки в его проведении и стали причиной бесплодия девушки. Погрузившись во внутренний взор, смотрю на её магическое ядро, оно светится хоть и довольно тусклым, но ровным светом который, как и у всех женщин слегка пульсирует. До этого, её ядро было словно коростой покрыто и это очень негативно влияло на весь организм, не только на репродуктивность.
  Повторная инициация, как и первая, процесс неприятный, но я заглушил его с помощью любовной ласки. Буквально доводя красавицу до исступления. Благодаря магии, я легко доводил местных женщин до финала, мало того в последнее время у меня стал получаться каскадный вариант его. Дамочки от моих экспериментов буквально с ума по сходили. И мне иногда приходилось прятаться в замке от их назойливого внимания. Постарался быть ласковым - называется. Местные в этом тоже не лыком шиты, по папуле с мамулями сужу. Но качество этого дела от одарённости зависит напрямую. В общем маги получают удовольствия куда больше чем не маги. Вообще же градация мастерства выглядит так:
  
  - адепт - низшая ступень, девяносто процентов населения именно адепты.
  - новичок - первая и самая распространённая ступень мага, мой дядя Игорр именно новичок в магии.
  - подмастерье - более продвинутый маг, впятеро сильнее новичка, уже кое-что может. Замковый медик именно подмастерье в магии жизни, школа тьмы. Мама Лания Кантон тоже подмастерье, но стихийник.
  - мастер - сильный маг, впятеро сильнее подмастерья, способный удержать самый слабый городской источник. Мой отец именно мастер стихийной магии, школа света. Мэссир Тонван - маг универсал и тоже мастер.
  - гранд-мастер - весьма сильный маг впятеро сильнее мастера, гранд-мастера занимают должности командиров полков и становятся графами. Ганнарр Таулон отец Бара и близняшек именно гранд-мастер. Так же гранд-мастером является мама-кошка, но она тирса и бывшая рабыня, отчего на графский титул претендовать не может.
  - магистр - очень сильный маг, впятеро сильнее, чем гранд-мастер. Все магистры на особом учёте Великого княжества. Могут удерживать источники крупных городов, областных центров с населением под триста тысяч, что соответствует титулу герцога. Таких городов в княжестве 50.
  - архимагистр - сильнейшие маги Великого княжества. Носят титулы Великий герцог. Держат под контролем самые сильные источники в стране. У которых располагаются самые крупные города, города миллионники. Влиятельнейшие разумные среди сайаттов, входят в Княжеский совет и вместе с Великим князем определяют политику государства. Их пока всего пятнадцать человек, а городов миллионников одиннадцать.
  - повелитель магии - среди сайаттов есть лишь один повелитель это Великий маг Дитмарр Сатон. Главный маг Великого княжества Атоон, ректор столичной Академии магии и друг, соратник и воспитатель Великого князя. У тирсов повелителей двое, это родные братья их царя и Первые маги царства. Про авларов ничего не известно, но даже обычный авлар равен по силе гранд-мастеру.
  
  Одевшись, присел на кровать и погладил девушку по ноге, ласково потеребив пальчики. - Как ты, Лиссия?
  - О, Адэрр, за что ты так со мною?
  - В чём дело, красавица, я что-то сделал не так, тебе было больно? - удивился я.
  - Нет! Что ты! Просто, я чувствую, что никогда у меня уже не будет такого мужчины как ты. Рамтарр, он очень ласковый и любит меня по-настоящему сильно, как и я его. Но таких ощущений как с тобой, у нас не было никогда. Мы просто не в состоянии их получить... - и девушка заплакала.
  - Это да. Но я, дал твоему мужу несколько полезных советов и уроков, надеюсь, он их усвоил и сможет удивить тебя, - говорю я, наклоняюсь и целую её в уголок губ. - Я сделал всё что мог, надеюсь, у вас всё получится, и когда я приеду сюда зимой на каникулы, вы покажете мне своего малыша.
  - Ты ещё не поступил? - прошептала она.
  - Ты во мне сомневаешься? - спросил я в ответ.
  Она лишь покачала головой. - Иди уже, женская отрава, а не парень...
  Я усмехнулся, похлопал её по попе и вышел за дверь, закрыв её за собой.
  
  По пути домой, у замковой бани увидел знакомую девичью фигурку. Удивился тому, что она не дома и подошёл. Она увидела меня, встала, подбежала и прижалась, залившись слезами.
  - Ната, ты чего сырость разводишь? - удивился я.
  - Дэрри, у меня завтра Ритуал, мне так страшно! - прошептала она, не поднимая голову.
  Подхватываю её на руки и сажусь на лавку у стены, посадив Нату на колени.
  - Ну-ка, вытирай слёзы. Твой брательник отличный парень и полгода бегал на занятия к мэссиру Тонвану. Так что, сделает всё в лучшем виде, и да, Ната, все женщины проходят через это и никто пока не умер... - шепчу ей в ушко.
  - А вдруг он напортачит, и всё моё обучение станет напрасным! - проскулила она.
  - Не напортачит, твой брат ответственный парень. В армии сержантом был, а сержант это серьёзно.
  Но она лишь тяжко вздохнула, ещё сильнее прижавшись ко мне.
  - Идём, я провожу тебя домой, а то твои волноваться будут, - сказал я и поставил Нату на землю.
  И всю дорогу до дома мы молчали, а Натайя держалась за мою ладонь мёртвой хваткой. На пороге её дома стоял её брат и смотрел на нас. Подошёл, посмотрел на заплаканное лицо сестры, подхватил её на руки и унёс в дом, ничего не сказав мне. Да и не надо, и так всё понятно было.
  Сходив в баню, уже дома, до полуночи успокаивал волнующуюся за подругу Алли.
  Но все наши тревоги были напрасными, следующим вечером Ната и её брат вернулись из предгорий, где было отличное место для проведения ритуалов со слабеньким, но стабильным источником. И внутреннее ядро силы нашей подруги светилось ярким и стабильным светом, без лакун и неровностей. Брат отлично справился и даже я вижу сейчас, как Ната сильна. Уже сейчас она не слабее чем подмастерье, а обучение добавит как минимум ступень, а то и две.
  
  Через три дня к нам в Дагр приехали экзаменаторы и мы с Натой, успешно сдали экзамены. Пройдя по конкурсу в столичную Академию. Первого числа лета, отправимся в долгий путь в столицу нашей страны. Нас ждёт Атоон-Ридаг, и да, Бармирр тоже поступил и мы подберём его, когда доедем до Суварра, чтобы продолжить путь уже вместе.
  
  Глава 10. Добро пожаловать в Академию.
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, 1 день лета 3385 года от В.Т. раннее утро)
  
  Лишь недавно, ночную тьму сменил тусклый сумрак рассвета. Разогнав тёмные тени в углах нашей с сестрой комнаты. Лежу на спине прижимая к груди тихо всхлипывающую Алли. Совсем скоро, буквально через пару часов мы с Натой и примчавшимся пару дней назад Баром отправимся в столицу княжества, и если всё пройдет штатно, за пару недель доберёмся до неё. Сначала наш путь будет идти до побережья океана в столицу нашего герцогства, в славный город Эзрамм. И уже оттуда кораблём мы пойдем до столицы, путь по суше слишком долог и слишком опасен летом.
  Пальчики сестрёнки скользят по шраму на моей груди, он почти сошёл, но пока не до конца. Так же на груди лежит мой первый кристалл накопитель, и сделал я его самостоятельно под чутким руководством отца и мэссира Тонвана. В сложном многокомпонентном растворе с помощью магии формировался энергетический каркас и на нём, как на фундаменте нарастала кристаллическая структура. Но, в этот невзрачный алый кристаллик влезает два моих собственных резерва силы. Алли я такой же кристалл сделал и благодаря ему, сестрёнка может использовать магию. Пусть далеко неполно и с кучей ограничений, но может. Кристаллик этот ей будут заряжать родители от источника, я же свой сам заряжаю, сливая в него свою силу понемногу, но каждый день.
  Смотрю в лицо сестры, на её опухший носик и припухшие от слёз веки. Слушаю её всхлипывания...
  - Хватит реветь, Алли, - шепчу ей.
  - Не могу... - скулит сестрёнка, - ты уезжаешь, а я остаюсь. Я не смогу без тебя, я даже спать одна не могу...
  - Алли, перестань... - шепчу я, целуя её в мокрые глаза, щёки, дрожащие губы, - я же не умру сегодня, так что увидимся зимой, когда приеду на каникулы. А со следующего лета, ты будешь учиться вместе с нами...
  - Да?.. - проскулила она, - а если я экзамены завалю?
  - Ты?!.. - искренне удивляюсь я.
  Тяжкий вздох и она прижалась совсем плотно.
  - Тем паче, с тобой дублики остаются, вы только тут не устраивайте мокрое царство, ладно.
  - Я постараюсь, у-у-у-у-у-у... - заливается слезами сестра.
  - Аллия Латай Кантон, вы благородная эдель, вам не пристало так громко реветь, - шепчу я, - что о нас другие подумают?
  - Пусть, что хотят - то и думают! - всхлипывает она, - Дэрри, ну почему?..
  - Всё, хватит слёз, маленькая моя, - говорю я, - пойдём, встретим зарю. И дальше, всё будет хорошо.
  Встаю и подхватываю Алли, на которой только тонкая ночная сорочка. Моя маленькая сестрёнка, выросла, и превратилась в красивейшую девушку. Вообще же, в этом мире из-за магии нет некрасивых людей и не людей. Даже простые крестьяне умеют пользоваться минимальным набором внутренних заклинаний направленных на самое себя. Эти воздействия улучшают организмы, убирают ошибки на клеточном уровне, и развитие идёт самым правильным образом. И длится это всё, уже на протяжении почти двадцати тысяч лет их известной истории. Так что, на мой взгляд, все местные делятся на три вида: Красивые, очень красивые и ослепительно красивые. Я сам, по местным меркам считаюсь симпатичным, но не более того. Тот же Баррмир, по сравнению со мной просто Ален Делон в сравнении с Жераром Депардье.
  Так с сестрой на руках и выхожу на стену, встающее солнце разгоняет лёгкую дымку над рекой.
  - Может, искупаемся? - спрашиваю её. - Река уже тёплая.
  - Как хочешь, я не против, - отвечает она.
  Край стены, заклятие низкого веса на нас обоих и прыжок вниз к подножию стены. Ставлю Алли на землю и, скинув плавки, прыгаю с небольшого обрыва в реку. Ох-х-х-х! Как хорошо-о-о-о!
  Плеск рядом и через пару секунд около меня всплывает Алли, фыркает и улыбается.
  - Ну что? Прошла хандра? - говорю я.
  - Да, - отвечает она, глубоко вздохнув, - хватит скулить, ты всё равно уедешь, это неизбежно.
  - Ийя-а-а-а! - летит от стены вместе с девичьим визгом. Смотрим и видим Бара в обнимку с сестричками медленно летящего вниз. Несколько секунд и ребята, скинув туники, ныряют вслед за нами.
  Несколько минут дружно плещемся, девчонки брызгаются водой, хохочут и повизгивают. Но, я успеваю заметить, как втихушку целуются Бар и Алли. Так вот в чём ещё причина тоски, у ребят-то чувства. Хотя к этому давно всё шло, с того момента, как Аллия спасла другу жизнь.
  - Дэрри? - говорят хором подплывшие ко мне близнецы, - а ты можешь нас поцеловать?
  - Вас?! - удивляюсь я.
  - Ну, на прощание, Дэрри? - тихо канючит Сатти.
  - В щёчку... - отвечаю я.
  - Ты нам не брат, чтобы в щёчку целовать, - надула губки Виллия.
  - Ладно, но только сегодня и потом не просите, договорились? - спросил я.
  - Дэрри! Про тебя такие слухи по городу ходят, а на будущий год у нас инициация, после которой нам можно будет всё. Так что, сегодня поцелуй, а на будущий год,.. ну ты понял... - смутившись, сказала Сатти.
  Я аж поперхнулся. - Что?!
  - Ну, Дэрри... - повесив голову и глядя исподлобья, сказала Вилли. - Ты нас не любишь?
  Меня аж оторопь взяла.
  - O tempora, o mores! (1) - прошипел я на латыни крылатую фразу.
  - Что ты сказал? - пискнула, прижавшись Сатти.
  - Я согласен, - ответил я, целуя эту прелесть.
  
  Два часа спустя.
  
  Залитая солнцем площадь замка. Проверяю поклажу на Обжоре, подпруги и стремена. Рядом тем же самым занимаются Бар и Ната. Вокруг стоят горожане и живо обсуждают нас, делясь впечатлениями. Чуть дальше уже в сёдлах сидят дружинники. Трое егерей и Дакурр, как их командир, рядом с ними было пятеро гвардейцев графа. Они проводят нас до Эзрамма, посадят на корабль и вернутся обратно. Как бы там ни было, но одних нас никто не отпустит, слишком опасно. Гнилые провалы никто не отменял, а большим отрядом отбиваться сподручнее, а если что парни дадут нам возможность сбежать. И ни я, ни Бар, а уж тем более Ната сопротивляться не будем. Подготовленный маг, а особенно из столичной Академии, стоит сотни бойцов. И жертвовать нами в рядовой стычке никто не станет, слишком большая роскошь.
  Вот всё проверил и, обернувшись, пошёл к стоящим на лобном* месте родителям. Там же и Алли с близнецами, стоит и смотрит на меня больными глазами. Отец спокоен, но несмотря на внешнее спокойствие, я вижу как он взволнован. Мамули, своей грусти не скрывают, Латри опять вся в слезах, вся шёрстка у неё на щеках сырая.
  Подхожу и отвешиваю родителям земной поклон.
  - Благословите на путь и учёбу, батюшка, матушки!
  Разгибаюсь и вижу, как ко мне подошёл отец, осенил меня святым крестом и громко сказал:
  - Благословляю тебя, сын. Иди, пусть путь твой будет светел, а мысли ясные. Береги честь и доброе имя своё вдали от дома.
  Матери ничего не сказали, лишь осенили меня крестом и прижались залив слезами. Глажу их, шепча ласковые слова, чувствуя поцелуи и покусывания. Но, ехать всё равно нужно, так что разжимаю объятья, и женщины отходят, снова встав по бокам от отца.
  - Дэрри! - кричит Алли и виснет на шее, - Дэрри...
  - Всю кирасу мне намочила, - шепчу ей в ухо, поглаживая по волосам. Слышу рядом скулёжь близнецов, висящих на Баре. Ната же, сама в руках отца и братьев. Только вот, сырость разводит она, а не её близкие.
  
  Подошел отец и буквально отодрал от меня сестру, которая в свою очередь повисла уже на нём.
  
  Вздохнув, отворачиваюсь и, подойдя к коню, запрыгиваю в седло.
  
  - Удачи! Удачи и успеха, Адэрр! - кричат мне горожане.
  - Бар, ты давай там, не опозорь господина графа! - летит другу.
  - Ната! Ната! Ната! - скандирует стайка девчонок.
  Оглядываюсь, улыбаюсь и вскидываю руку. Рядом Бармирр и он вскинул обе руки, светясь белозубой улыбкой. Ната пунцовая от смущения смотрит в землю.
  Бросаю прощальный взгляд на родителей, улыбаюсь им и говорю: - Едем.
  
  Пять дней спустя порт Эзрамм.
  
  Едем по набережной, разглядывая качающиеся на лёгкой волне у пирсов корабли. Вперёд нас ускакал десятник, искать нам корабль. Он часто путешествует по приказам графа и знает многих капитанов и расценки на путешествия, нам решать денежные вопросы не доверили ввиду неопытности. Я же просто любуюсь местной плавающей техникой. То, что я вижу, на мой взгляд, есть квинтэссенция парусного корабля. Это просто какая-то застывшая в металле и дереве сказка. Чудо чудесное, словно вышедшее со страниц фантастических романов...
  Рядом едет Бар, и его взгляд сияет восторгом. Одно дело видеть картинки с парусниками, а другое увидеть их вживую. Сзади попискивает и ахает Ната, терзая Дакуура вопросами на корабельную тему. Десятник с улыбкой отвечает ей, выступая этаким знатоком, хотя я точно знаю, что он сам путешествовал морем лишь несколько раз.
  Сам Эзрамм - типичный портовый город, большой город, с населением в полтора миллиона человек. Я в этом мире ещё не видел таких городов. Он раскинулся вдоль побережья на добрых сорок километров. В нём куча предприятий и мануфактур, так же одна из мощнейших приливных електростанций. Что позволяет разместить в нём металлургическое производство.
  Металла в запасах навалом, только вот для нормальной выработки сплавов нужен не только металл, но у куча всего ещё, а с этим напряг. Даже коксующегося угля минимум и добывают его в шахтах с почти километровой глубины. А цветные металлы, а сепарирование сплавов... В общем, тут целый сонм проблем, проблем созданных потерями технологических компетенций и мощностей, а главное разумных.
  Когда-то Азрраамарр знал и атомную и термоядерную энергетику, сейчас же. Всё это кануло в прошлом, последний атомный реактор заглушили полторы тысячи лет назад. И дело даже не в ресурсах, а в постоянном давлении Пустоши, медленно - но верно уничтожающей этот мир и его главный ресурс - население.
  
  Справа от нас многоэтажные, стеклянные коробки административных и жилых зданий. Это фактории торговых компаний и гостиницы. И со слов егерей гостиничный сервис тут не уступает сервису лучших отелей моего бывшего мира. Ну, может быть кроме телевидения и интернета, которых тут давно уже нет и в помине. Зато есть дамы полусвета, и старшина егерь аж облизнулся, вспоминая их. Шалунишка! Он же женат! А клятвы тут не нарушают, чревато. Боги могут и наказать отступника, были прецеденты, сам видел.
  Видим скачущего навстречу десятника. Он подъехал и сказал:
  - Я договорился с одним моим старым знакомцем. У него быстроходный бриг и выходит он завтра поутру и через декаду будет в столице. Попросил по пятьдесят серебренников за пассажира с конём. Питание пассажира и его коня входят в стоимость.
  - Когда нужны деньги? - спросил Дакурр.
  - Завтра при посадке, - ответил десятник.
  - Хорошо, тогда стоит поискать гостиницу на ночь, что скажешь, какую выберем? - спросил Дакуурр своего товарища из людей графа.
  Тот улыбнулся: - Твой вариант?
  Дакурр рассмеялся: - Ну, 'Белая цапля'...
  - Ах, я тоже хотел её предложить, - ответил тот и все наши сопровождающие рассмеялись.
  - Дакурр, в чём дело? - спросил я.
  - Да, не обращай внимания, Адэрр. Просто в этой гостинице селятся все наши, похоже, - ответил десятник, а я с удивлением понял, что люди графа и наши считают друг друга своими.
  - Угу, - отвечаю я, - и как она, эта 'Белая цапля'?
  - Сейчас увидишь, - отвечает он, и мы поскакали вдоль набережной.
  
  'Белая цапля' действительно была белой, здоровенное здание сорока этажей, всё украшенное лепниной, с большими стрельчатыми окнами. Заселились быстро, наших коней определили в просторные каменные конюшни на заднем дворе. И жить нам предстояло на двадцатом этаже в нескольких номерах. Причём нам всем сняли по отдельному, а дружинники поселились в многоместный, вот ведь... И да, в гостинице был лифт и не один! Ого, цивилизация.
  Сдали багаж в комнату хранения и отправились на ужин. И он оказался выше всяких похвал. Особенно рыбные блюда, я как любитель рыбы наелся просто до отвала.
  После ужина, предложил друзьям пройтись по набережной, посмотреть на море и корабли, может с людьми пообщаться. Ната и Бар меня активно поддержали, а дружинники отправили с нами самого молодого из своей команды, оставшись в ресторане гостиницы. У них на столе, стояли пузатенькие бутылки с 'Белым вином', так здесь называли обыкновенную водку.
  
  Набережная встретила шумом прибоя, гнусавыми криками чаек, ну или похожих на них птиц с таким же белым оперением. Запахом прелых водорослей и, тухлой рыбы. Вода в заливе была какой-то невозможной, прозрачности и чистоты. Несмотря на плавающий у кромки прибоя мусор, чуть дальше вода была прозрачной как слеза. Видимо в городе есть система очистки сточных вод, и городские стоки не загрязняют море.
  Прогуливаясь, рассматривали корабли, стоявшие у длинных бетонных пирсов. Почти на всех из них, шла какая-то работа. Где-то что-то грузили, где-то разгружали, кое-где слышался стук молотков. На нескольких парусниках шла уборка, матросы драили палубы швабрами, зачерпывая воду прямо из моря вёдрами на верёвках.
  На нас поглядывали с улыбками, особенно приветствовали Нату, отпуская девушке, щедрые комплименты и зазывая в гости, обещая угостить всяким разным со всех концов света. От этого Натайя смущалась, и крепко держалась за мою руку.
  Пройдя часть набережной, до одной из широких дорог ведущих от набережной в центр города, развернулись и пошли обратно. Солнце, стало клонится к закату, а поскольку город стоял на довольно крутом берегу, то мы оказались в тени. И пока не настали сумерки, мы решили вернуться в гостиницу.
  
  Поздно вечером, уже собираясь в ванную перед сном, услышал тихий стук в двери. Подошёл и открыл её, за порогом стояла смущённая Ната.
  - Что случилось? - спросил я её, открыв двери шире и впустив в номер.
  - Дэрри... - прошептала она, - у меня есть к тебе просьба.
  - Какая? - удивился я, закрыв двери, подошёл к ней, смотревшей на меня с лёгким испугом.
  Ната зажмурилась, шагнула ко мне вплотную и впилась в губы поцелуем. Прижал её к себе, отвечая на поцелуй, пока она не оторвалась совершенно задохнувшись.
  - Что ты делаешь? - спрашиваю я, переводя дыхание.
  - Дэрри... девчонки в городе рассказывали...
  - Что рассказывали?
  - Что ты... что ты... - и она уткнулась мне в грудь став пунцовой.
  - Что тебе наболтали эти болтушки, поди семь вёрст до небес и всё лесом? - спросил я.
  - Что? Какие версты, до каких небес?! - удивилась она, глядя на меня широко распахнутыми глазами.
  Я рассмеялся, и чмокнул её в нос. - Так, пословица. И чего же тебе наговорили?
  - Они... - и она снова уткнулась мне в грудь, - говорили, что ты изумительный любовник.
  - И?..
  - Мы скоро приедем в столицу, а в Академии приставляют наставника, с которым, ну ты понимаешь...
  - И?..
  - А у меня только с братом было на инициации, и это было немного больно. А я хочу узнать, удостовериться, что это на самом деле приятно, - съехав на еле слышный шёпот, ответила Ната.
  - И ты для этого выбрала меня? - спросил я тихо.
  - Да. Ты... Ты мне очень нравишься, хотя и Бар тоже, но ты больше... Пожалуйста, а то я боюсь других мужчин, - прошептала она.
  Я хмыкнул и, подняв её голову, нежно-нежно поцеловал. - Не вздумай в меня влюбиться, договорились?
  Она кивнула, глядя в ответ сияющими глазами.
  - Тогда пошли в ванну, мы пыльные и потные с дороги, - и начинаю стягивать с неё сорочку.
  
  Н-да-а-а... Ната это не Овели и не кумушки из города. Комок страха и смущения, вперемешку с решимостью и абсолютным отсутствием опыта. Но, в любом случае, я постарался, и угомонились мы лишь на рассвете, уснув в обнимку.
  
  Поднял нас Дакурр, он долго стучал, прежде чем я расслышал и открыл ему двери номера.
  - Адэрр, эдель Натайя не открывает, может с ней что случилось? - сходу сказал он.
  - С эдель Натайей всё в порядке, - ответил я, широко и сладко зевая. Спать хотелось неимоверно, но, скорее всего пора вставать. Ничего, на борту отоспимся...
  Десятник увидел копну темных волос на подушке в моей кровати. Широко улыбнулся, подмигнул и сказал: - Ждём вас на завтраке, пора на корабль.
  
  Позавтракали, собрались и под руководством десятников отправились на посадку. Пришли к одному из парусников, даже на вид, он выглядел как гоночный автомобиль. Стремительные обводы, гладкие, серебристо-белые борта обшивки. Блестящая бронза на такелаже, вкупе с снежно-белыми нитями вант и канатов. Паруса свёрнуты в бухты у рей. На палубе у сходен, стоял представительный Тирс! И смотрел на нас спокойным взглядом своих зелёных глаз. На нём были тёмно-синие шаровары, заправленные в жёлтые сапоги на толстой подошве. На поясе у кота был широкий кушак, тело укрывали белая сорочка и кожаная безрукавка. Так же на поясе висел длинный меч в тёмных ножнах, по виду классический бастард.
  - Таарие итерман, Логир Итррарр,(2) - сказал десятник графа.
  - Лутре имуун, норатирай!(3) - рыкнул тирс.
  - Это ваши пассажиры, капитан Итррарр, - сказал десятник и указал на нас с Баром и Натой.
  - Молодые маги, желанные гости у меня на борту, добро пожаловать, шевалье и эдель, - и чуть подвинулся, освобождая дорогу на корабль.
  - Адэрр, держи деньги за проезд, - сказал Дакурр и протянул мне увесистый мешочек с серебром.
  Беру деньги и спрыгиваю с коня. Рядом встаёт мой друг и десятник отцовской дружины.
  - До встречи, Дакурр, - говорю я и обнимаю его.
  - Давай там, брат, не опозорь славное имя господина барона, - шепнул он, пожал мне руку и отошел. Затем мы попрощались с егерями и ребятами графа. И взошли на борт, где я передал мешочек с деньгами капитану корабля. После чего, под командой матроса сайатта мы увели коней в трюм, где расседлали и накормили. У моего Обжоры сейчас праздник, я ему рыбы накупил, сушёной.
  Каюту нам дали одну на всех, мотивировав тем, что свободных кают больше нет. Мы спорить не стали и спокойно заселились, убрав в массивные рундуки свои вещи.
  После чего вышли на палубу, наблюдать отплытие.
  И тут, меня ждало ещё одно открытие, у корабля был двигатель. Что-то похожее на электромоторы танков, запитанный, как выяснилось потом, от целого кластера кристаллов накопителей. Которые, капитан являвшийся магом, мог использовать для собственной подпитки, только вот и заряжал он их тоже самостоятельно. Так что электродвигатель, был сугубо вспомогательным устройством на судне. Задоковаться, или выйти в сложных для навигации условиях на морской простор.
  Уже когда отдалились от берега, я посмотрел на пристань и увидел наших парней, сидящих на конях. Поднял руку с открытой ладонью и увидел такой же жест от них. После чего всадники развернулись и скрылись в городской застройке.
  Нас же ждал открытый океан!
  
  1 - O tempora, o mores! - О времена, о нравы! (Лат.)
  2 - Таарие итерман, Логир Итррарр. - Доброе утро, Логир Итррарр. (язык тирсов)
  3 - Лутре имуун, норатирай! - Вы опоздали, поторопитесь! (язык тирсов)
  * - Лобное место - место на возвышении, служит для оглашения важных новостей и распоряжений владетеля. Так же как и у нас на Красной площади в Москве. Считать, что на нём проводились казни - глупое заблуждение и выдумка.
  
  Адэрр Кантон (Борт брига 'Скороход' 9 день лета 3385 года от В.Т. утро)
  
  - Бу-э-э-э-э-э... Ох мля! Бу-э-э-э-э-э... - булькаю я, свесившись с леера по правому борту. Сил нет, желания жить тоже, осталось только сдохнуть прямо тут на палубе. А ведь утром всё вроде бы исправилось, и я даже позавтракал. Но, ближе к обеду, ветер посвежел, и началась качка, отчего меня замутило и я, как и в прошлые два дня повис на леерах.
  Да, я мучим морской болезнью, мучим беспощадно. Выдавив из себя остатки завтрака, падаю на палубу и лежу, раскинув руки, чувствуя, как качается надо мною небо.
  Закрываю глаза, когда они закрыты мне немного легче. Бар и Ната ко мне не подходят, жалеют издали, поскольку сами укачиванию не подвержены. Бар вообще с вант не слезает, шарится словно обезьяна по мачтам, поливая всех окружающих своим восторгом.
  Бриг же просто прекрасен, если бы не морская болезнь, каюсь, присоединился бы к другу. Это судно, мечта любого мальчишки, красота, совершенство парусной механизации и скорость около сорока километров в час, ну на мой неискушённый взгляд.
  Команда была под стать кораблю, полный набор представителей рас этого мира. Мужчин и женщин примерно в равной пропорции. Две трети экипажа - сайатты, треть - тирсы и как вишенка на торте, бортовой медик авлар. Вернее, авларка - крылатая девушка с золотисто-синей чешуёй по всему телу, кожистыми крыльями размахом метра по три каждое, ну когда она их расправляла. А так по кораблю ходила сложив их за спиной, навроде плаща.
  Тень закрыла солнце и я открыл глаза. Надо мной стояла она, одетая в обтягивающие кожаные бриджи, и обтягивающую же кожаную куртку без рукавов. Ступни ног были голыми, хотя я не знаю, как на такие натурально птичьи лапы изготовить сапоги. Ладони пятипалые, с полированными острыми коготками, покрытыми синим лаком. На её поясе висела сабля, хотя скорее - шашка, так как гарды у неё не было совсем. И словно плащ висящие за спиной крылья. Голова у авларов вытянутая, лицо выдаётся вперёд, нос без ноздрей, словно у Воландеморта из фильма о мальчике-волшебнике. Огромные, золотисто-оранжевые глаза с вытянутым кошачьим зрачком. Рот большой, с тонкими чувственными губами. Впечатление странное, но она была красивой, вот красивой - и всё.
  - Как ты себя чувствуешь? - спросила она низким грудным голосом.
  - Плохо... - прошептал я.
  Она склонилась ко мне и помогла сесть. После чего из сумки на боку достала стеклянный пузырёк.
  - Выпей это.
  - Что это? - с сомнением глядя на ядовито-зелёную жидкость в пузырьке, спросил я.
  - Решение твоих проблем, я сутки его готовила, - сказала она и открыла крышку. Запахло травами и чем-то ещё неуловимым, но приятным. Послушно открываю рот, и она вливает в меня жидкость. Глотаю её, через миг внутри словно солнце вспыхивает, и я проваливаюсь во мрак.
  
  Бездонное небо вокруг, белая кисея облаков и где-то внизу бирюзовый простор океана. Лечу в этом небе, распахнув крылья, делаю бочки, кручу петли, падаю и взлетаю ввысь. Ощущения настолько прекрасные, что я забываю обо всём и вся.
  Но, в самый прекрасный момент вокруг заклубились тучи, и я падаю вниз к морю, куда слёту и ныряю, оказываясь в пронизанной золотыми солнечными лучами бездне. Плаваю, гоняясь за рыбами; мне весело и тепло. В конце концов, просто растворяюсь в этом золотом безмолвии...
  
  Открываю глаза, перед глазами в тусклом утреннем свете полированные светлые плахи подволока. Рядом на соседней койке сопит Бар, чуть дальше из-под одеяла видны тёмные волосы Наты. Чувствуется качка, но она не вызывает у меня никаких негативных ощущений. Наоборот, я хочу есть, нет - ЖРАТЬ! Привстаю и оглядываю каюту. В углу на металлическом столике стоит металлический же графин с магнитным дном. Рядом - такие же стаканы и тарелка с какими-то булочками под светлой салфеткой. Встаю, откидываю её и вижу булочки-косички, которые печёт местный кок. С утробным рычанием хватаю первую и впиваюсь в неё зубами. Когда доел последнюю булку, запив водой из графина, почувствовал взгляд, оглянулся, и увидел смотревшую на меня с улыбкой Нату.
  - Она была права, зелье действительно подействовало, - сказала подруга.
  - Есть ещё чего съесть? - спросил я.
  - Вяленая рыба подойдёт?
  - Давай! - рычу я.
  Ната встала, на ней не было даже трусиков - так и спала нагишом. Девчонка изогнулась, потянулась, продемонстрировав мне всю свою красоту.
  - Ната?.. - вкрадчиво шепчу я, позабыв про голод.
  - Сейчас... - лукаво улыбнувшись, говорит она и, нагнувшись, открывает свой рундук. Покопавшись в нём, демонстрируя мне все свои замечательные нижние девяносто, достаёт бумажный свёрток.
  А у меня аппетит уже в другом месте. Рыба уже не очень-то и нужна... Смотрю на Бара - он спит, раскинув руки и ноги. Мой приятель, видимо, набрался впечатлений и сейчас его можно поднимать пушкой, и не факт, что поднимешь.
  - Рыба... - говорит Ната и протягивает мне свёрток. Беру его и кидаю на свою койку. После чего сгребаю тихо пискнувшую Нату.
  - Бар же тут... - шепчет она.
  - Его сейчас пушкой не разбудить, - отвечаю я, начиная лакомиться её губами. Она отвечает, позволяя ласкать себя везде, куда дотягиваются мои руки. Подхватываю её и иду к ней на койку.
  Угомонились мы уже, когда встало солнце, заглянув нам в иллюминатор. Бар так и спал, разметавшись на койке, похоже, друг ничего так и не услышал. Хороший здоровый сон молодого организма.
  - Когда тут завтрак? - спрашиваю я подругу.
  - Уже, так что если хочешь поесть горячего, то встаём и идём в кают-компанию, - отвечает она.
  - Н-да, с этой моей хворью, всё пропустил... - потягиваясь, говорю я, чувствуя, как Ната поглаживает мою грудь.
  - Я Тайвааль уже завидую, - шепчет она. - Правы были кумушки из города, ты потрясающий любовник.
  - У тебя слишком мало опыта для сравнений, может быть, это среди нас я такой замечательный, а в столице будут парни куда круче меня.
  - Ты думаешь?
  - Думаю, маги этим занимаются со всей отдачей. Должны уметь получать и дарить удовольствие. Мэссир Тонван же говорил, что чем лучше и приятнее ощущения, тем быстрее и качественнее восстанавливаются силы. Так что в Академии наверняка есть настоящие мастера Этого дела, - отвечаю я, целуя её в нос.
  - Посмотрим... - шепчет она и выскальзывает из койки, - пошли на завтрак.
  - Пошли, - отвечаю я и встаю вслед за нею.
  
  На завтраке с удовольствием отведал каши с кусочками фруктов, совсем как готовит моя мама-кошка. Ну, кок тут как раз тирс, а такая каша, видимо, их национальное блюдо. Капитан и остальные офицеры корабля поздравили меня с победой над морской болезнью. Я же выразил горячую благодарность медику, поцеловав ей в итоге руки. Что, насколько я знал, у авларов знак наивысшего уважения и признания заслуг.
  Врач сильно смутилась, потупилась и забормотала что-то на своём языке. Ната, глядя на это, скалилась и бросала на меня весёлые взгляды. Капитан и старпом откровенно ржали, отпуская пошлые шуточки. От всего этого, авлар встала и убежала к себе в каюту.
  - Ну, ты даёшь?! - шепнула мне Ната, когда я вернулся на своё место. - Ты что - её клеишь?
  - В мыслях не было! - искренне удивился я. - Просто она вернула мне радость бытия, это ведь не ты блевала три дня подряд...
  - Бр-р-р-р... - и подруга вздрогнула, - хорошо, что у меня нет проблем с качкой.
  
  И наступило счастие. Миру снова вернулись краски, и я мог, как и Бар, лазать на мачты, разглядывать безбрежный океан из 'Вороньего гнезда'. Мог помогать команде в повседневных делах, мог, наконец, спокойно заняться Обжорой, а то три дня конём занимался мой друг, поскольку от меня толку было мало. Мой красавец конь встретил меня, лениво развалившись в стойле. Вот кому никакая качка не страшна, наоборот, он от неё лучше спал и дрых все дни напролёт, прерываясь лишь на жор. Пришлось снизить ему рацион, так как запасы рыбы стремительно таяли и их могло не хватить до конца плавания.
  Так, в повседневной работе и заботах прошло пять дней; мне до того понравилось путешествие, что стали появляться мысли - по окончании учёбы попроситься в Боевой флот, став морским магом. Но, там видно будет...
  
  ***
  
  Солнце клонится к закату и в бескрайней морской глади пролегла золотая полоса; совсем скоро стемнеет, и я пойду спать. Ната уже ушла, сказав, что устала - она сегодня помогала доктору. Что-то они там варили в алхимической лаборатории. Целый день варили, поэтому по кораблю летали запахи трав и какой-то химии.
  - А-а-а-а-а... - зевает Бар, потягиваясь. - Пошли спать, Адэрр?
  - Иди, я дождусь темноты, - отвечаю я.
  - Как ты так умудряешься? Ложишься позже меня, встаёшь раньше, и высыпаешься при этом? - удивляется он.
  - Просто я режим соблюдаю. Встаю и ложусь каждый день в одно и то же время. Что позволяет спать меньше и высыпаться. А ты - то с моряками полуночничаешь, после чего дрыхнешь до обеда. То днём спишь, а потом полночи читаешь книги, не в силах заснуть. Делай как я - и никаких проблем у тебя не будет, - отвечаю я.
  - Не, это скучно... - тянет друг.
  - В Академии будет только так, там жёсткое расписание, - говорю я.
  - Ну да - Дай рассказывал, он бывал в Академии, - сказал Бармирр, подавляя очередной зевок.
  - Он там учится, и мы скоро его увидим, - говорю я.
  - И Тай тоже, да, Дэрри?
  - И её, - мечтательно улыбнувшись, подтверждаю я, - и Рани тоже...
  - Везёт тебе... - шепчет он, улыбается и уходит вниз, в нашу каюту.
  
  Когда стемнело, туда же отправился и я. Иду по коридору и вижу, что двери медблока приоткрыты и оттуда слышится плеск воды. В приступе любопытства открываю двери шире и заглядываю. А там, посреди каюты, стоит большой таз, в котором на корточках сидит Типли Илунн, авлар-медик. И, ковшиком зачерпывая воду из большого бака, стоящего рядом, выливает её на себя.
  Стою и любуюсь её спиной, а там есть, на что посмотреть. Узкие плечи, а под ними распахнутые огромные крылья. Кожа натянута и от этого открыта спина, покрытая красивой чешуёй. Узкая талия, переходящая в широкие бёдра и округлые упругие ягодицы.
  'А как, интересно, было бы с нею?' - мелькает мысль. - 'Ведь женщина же...'
  И тут она встала и повернулась ко мне лицом, на котором была ехидная улыбка. Спереди она была ещё красивее, только вот рисунок мышц был отличный от людского, и груди не было совсем. Хотя всё остальное вполне присутствовало, сейчас я это видел.
  - Нравлюсь? - тихо спросила она.
  - Да! - честно ответил я. Она была красива, хотя и совсем не так, как сайатты или тирсы.
  - Иди сюда... - позвала она ещё более тихим голосом и мои ноги, помимо моей воли, сами понесли меня к ней. Я опомниться не успел, как оказался вплотную.
  - Возьми полотенце и вытри меня, - попросила она.
  И я послушно выполнил её просьбу, лишь в голове тихо билась мыслишка: 'Что, мать вашу, происходит?!'
  
  Обтираю её, чувствуя под руками бархатистую чешую. Думал она гладкая, а она нет, она именно бархатистая. Кожа на крыльях шелковистая, мягкая и тонкая, но, видимо, очень прочная. Девушка расправила крылья полностью, размер медблока это позволял. Просторное помещение со стоящими у стен койками сейчас пустыми.
  Поворачивается вокруг себя и в итоге останавливается лицом ко мне.
  - Скажи, я красивая? - спросила она.
  - Красивая, - соглашаюсь я.
  - А так? - говорит она и тут черты её лица начинают плыть. Несколько секунд и на меня смотрит вполне человеческое лицо, только вот глаза так и остались большими, и выглядит девушка словно анимешка.
  У меня отпала челюсть и я, молча, смотрю на неё, не зная, что и сказать.
  - Адэрр?
  - Как?!.. - шепчу я, - как ты это сделала?
  Она улыбнулась: - Мы можем в определённых пределах менять свою внешность. Не сильно, но достаточно для того, чтобы она не вызывала отторжения.
  Плеск снизу, я смотрю на её ножки и вместо птичьих лап вижу аккуратные ступни.
  - И там тоже? - поражаюсь я.
  - Там даже проще, - весело отвечает она.
  - Но! Почему ты не носишь эту внешность постоянно?
  - А зачем мне проблемы с экипажем? Так проще, все меня считают немного страшноватой. Это избавляет от лишнего внимания...
  - Я и раньше считал тебя красивой, но свой лад, но, несомненно красивой, - говорю я, ласково проводя ладонью по кромке сложенного сейчас крыла.
  - Я заметила... - ответила она и прижалась ко мне. - Хочешь меня поцеловать?
  - А можно?
  - Нужно! - говорит она и обхватывает меня руками и крыльями.
  А дальше происходит что-то странное, моё внутреннее ядро начинает пульсировать, из него ощутимо выходит энергия, уходя куда-то к Типли, несколько ударов сердца и ко мне возвращается такой поток силы, что я просто купаюсь в ней. Сознание плывёт, моя рубаха и штаны оказываются на полу, я же подхватываю девушку за попку, поражаясь её лёгкости. Весу в ней килограмм тридцать пять - сорок. Уже плохо соображая, слышу щелчок закрывшейся двери...
  
  Лежу на спине, на широкой кровати стоящей в закутке большой каюты медблока. Это такая выгородка для самой Типли, чтобы, если что, не спать на виду у пациентов.
  В теле необычайная лёгкость, а в груди, там, где ядро, тёплый пульсирующий шар силы. Авларка лежит на мне, укутав своими крыльями, словно одеялом и ласково целует меня в щёку.
  - Типли? - шепчу я.
  - Да...
  - Скажи, зачем тебе понадобился я? Зачем ты на это пошла?..
  - Мне захотелось...
  - Что, просто захотелось и ты, ты ведь поначалу что-то со мной сделала, моё тело меня не слушалось...
  - Я использовала 'Зов', и я не могла тебя принудить. Ведь если бы ты сам не желал этого в глубине души, 'Зов' бы, не сработал.
  - Но, почему я?! На корабле ведь целая команда и знакома ты с ними давно...
  - В этом и проблема. Я не хочу портить отношения с командой. А ты, завтра сойдёшь в столичном порту и мы, скорее всего, больше не увидимся. Так что, в отношениях с экипажем ничего не изменится. Деловые отношения гораздо удобнее в работе, чем близкие.
  - Разумно.
  - Ты согласен?.. - удивилась она.
  - Ну, в твоих словах есть смысл. Хотя вопрос всё равно открыт - почему я, Типли? Я же сайатт...
  Она тихо рассмеялась: - Нам с тобой это ничуть не помешало...
  - Типли?!
  - Ох, мальчик мой! Найти на Скорруме авларов не трудно. Только проблема в том, что я с Островов.
  - Почему проблема? Ты что, какая-то не такая как они что ли? - в свою очередь удивился я.
  - Мои соплеменники с Аллраума, считают островитян отступниками, недостойными. В общем, такой как я, найти себе пару здесь довольно сложно. Но, я ведь живая, я по нашим меркам юна и у меня есть желания. Я не могу вечно давить их.
  - И тут подвернулся я... - вздохнул я и тихо рассмеялся. - Знаешь, а я доволен, ты отличная любовница.
  Девушка рассмеялась: - Ты не первый сайатт, что говорит мне это. Но, ты тоже очень и очень неплох. Даже хорош! Но, у меня будет к тебе просьба.
  - Какая?
  - Сейчас ты уйдёшь к себе в каюту, а утром... Утром я хочу, чтобы ты был близок с Натайей.
  - Э-э-э-э... А зачем?
  - Как ты ощущаешь своё внутреннее ядро?
  - Здорово! Кажется, оно стало сильнее.
  - Это так. И к утру, оно почти стабилизируется, но для завершения процесса тебе понадобится контакт. Мало того, этот контакт добавит и сильно добавит сил твоей девочке.
  - Она мой друг, а не девушка... - ответил я.
  - Тем более, друзьям нужно помогать. А она мне понравилась, есть в ней крепкий внутренний стержень. Есть смелость и упорство, есть любознательность. Она мне здорово помогла сегодня, и пусть это будет ей благодарностью от меня, - сказала Типли, и лёгким движением встала на ноги. - Вставай, Адэрр одевайся и иди к себе в каюту, мне нужно ещё поработать кое над чем.
  - Ты меня использовала, Типли! Я тебе что, эффектор?!
  - Не совсем, но и это тоже. Тебе не понравилось? - сказала она, укутавшись в крылья, словно в плащ.
  - Почему же, очень понравилось, но ты поступила не совсем честно. Избрала странный способ рассчитаться с моей подругой через меня.
  - Прости, но ничего иного у меня для неё нет, а это отличный подарок. Сила в нашем мире всегда в цене. Адэрр, ты так и не встал, почему?
  - Может быть потому, что я считаю, что мы не закончили... - отвечаю я, встаю и, схватив её, снова заваливаюсь на кровать. - Кое-кто, сейчас получит от меня по-полной!
  - Да?!.. - удивляется она.
  - Дрянная девчонка, сейчас я тебя накажу... - шепчу я, и отпускаю на волю свою силу. Типли вскрикивает и застывает, раскинув крылья. Аккуратно ставлю её на корточки и приступаю к игре. Я заметил, что часть её крыльев у тела очень чувствительна. Через несколько минут, от моих действий и бурлящей силы моего ядра девушка начинает глухо стонать. Мой дружок уже готов 'к труду и обороне', прижимаю её голову к койке и понеслось...
  Ох, как она орала, как извивалась. И финал был подобен вспышке, наслаждение было воистину всеобъемлющим и потрясающим.
  Очухался лёжа на ней, придавив своим весом. Типли подомной всё ещё легонько вздрагивала, тихо попискивая.
  - Вот теперь мы в расчёте, доктор! - шепчу я ей и встаю.
  Подбираю с пола одежду и, не одеваясь, ухожу к себе, слыша в спину тихое: - Засранец малолетний!
  
  Утром, как и просила док, пошалил с Натой. В магическом зрении ядро моей подруги, как и моё, стало ярче и явно мощнее, Бар, как всегда спал и ничего не услышал и не увидел. Но, по нашим довольным лицам поутру на завтраке, всё прекрасно понял. Потом я ему ещё и про доктора рассказал и про её подарок мне и Нате. Бар лишь завистливо вздохнул, но ничего мне не сказал.
  
  Днём.
  
  Стою на баке, прямо на мостике. Чтобы меня сюда пустили, пришлось спрашивать разрешение у капитана корабля. Но, оно того стоило, здесь весьма интересно. Навигационное оборудование вообще привело меня в восторг, это была этакая смесь магии и компьютера. Магопьютер натуральный, на широченном стеклянном столе в реальном времени обозначался наш корабль, несколько идущих неподалёку и уже недалёкая береговая линия. Причём на нем были какие-то отметки, и с течением времени на столе происходили изменения. Показывались течения и их скорость, скорость и направление ветра. Красота! Всё видно и понятно.
  Скороход шёл под всеми парусами, при попутном ветре. На карте скорость показывалась в 18 лаи в час. При приблизительном переводе в километры получалось около 22-23 в час. Ну, на мой взгляд, так как в реальности сравнить было нельзя.
  Но, визуально и по ощущениям казалось, что скорость выше. Капитан объяснил нам, что на воде скорость кажется выше, чем на земле.
  Подхожу к окну и, выглянув, в вышине вижу маленький крестик, это летящая Типли. С утра она поднялась на одну их мачт, прошла по рее и спрыгнула. Распахнув крылья у самой воды быстро, широкими махами набрала высоту и сейчас парит в вышине. Если честно я ей безумно завидую, вот почему меня сделали человеком, почему не авларом?! И в своих чувствах я далеко не одинок...
  Многие из членов команды смотрят на небо с тоской и их взгляды красноречивее всяких слов. Летать вот так, без помощи всяких приспособлений, за это можно отдать всё что угодно, почти любую цену.
  Вздохнув, отворачиваюсь от окна и снова смотрю вперёд, где в переплетении такелажа виднеется лазурная гладь океана.
  - Адэрр... - зовёт меня капитан.
  - Да, мастер Итррарр? - отвечаю я.
  - Идём на ют, полюбуешься оттуда входом в золотую бухту, - говорит он.
  - Мы прибываем?
  - Да, я уже вижу мыс Буррн, а значит, через пять часов будем в порту Атоон-Ридаг.
  - Отлично! - восклицаю я, и выхожу с мостика вслед за капитаном.
  
  На юте уже Бар и Ната, подхожу и встаю рядом. Ната сразу же прижимается ко мне, и я обнимаю её за талию. А берег всё ближе и ближе, он высокий и обрывистый, но поверху уже видна застройка, блестят окна домов, а на самом мысу белой башней высится маяк. Всё видимое пространство океана заполнено белыми лоскутами парусов других кораблей и кажется, что их столько, что нам в бухту просто не войти.
  - Скажите, капитан, а что за здания за маяком? - спрашивает Ната.
  - Маяк, собственность государя Великого князя, а то, что блестит окнами на мысу за ним, это то, куда вы и едете: Великокняжеская Высшая Академия технологий и магии.
  - Здорово! - говорим мы хором.
  - Да, ребятишки, вид оттуда должно быть отличный... - поддерживает нас массивный тирс. - Моя младшая дочь, училась там.
  - А где она сейчас? - спросил я.
  - Служит на Ледяном клыке в гарнизоне охранной крепости, - глубоко вздохнув, отвечает мужчина и на его лице и во взгляде читается тоска и тревога. - Она маг-егерь в Даррумском полку, уже до подполковника дослужилась...
  
  Через полчаса мы обошли мыс и перед нами, во всей своей красе открылась столица нашего государства, сияющий и прекрасный Атоон-Ридаг. Город раскинулся по берегу огромной бухты почти идеально полукруглой формы. Говорили, что бухта Ридаг это древний метеоритный кратер.
  Стоим и, затаив дыхание любуемся огромным городом. Ничего подобного я не видел и в прошлой жизни. Зрелище было по-настоящему завораживающим и прекрасным.
  Хлопанье крыльев и на бушприт приземлилась Типли, проскрежетав когтями своих снова птичьих лап по дереву мачты.
  - Мы прибываем! - радостно воскликнула она, - год в столице не бывала, пора по лавкам пройтись ингредиентов прикупить, да своих эликсиров продать сколько-то...
  - И хорошо берут? - спросила её Ната.
  - Меня тут знают и да, берут отлично даже не торгуясь, - отвечает авларка. - Как тебе, девочка, мой подарок? Надеюсь, Адэрр отдал его тебе?
  И Ната став пунцовой спряталась у меня на груди. Бармирр и капитан заржали, глядя на меня искрящимися иронией взглядами. 'А я чо?! Я ж ни чо! Так видами любуюсь!'
  
  Глава 11. Вуз по Азрраамаррски.
  
  Адэрр Кантон (Атоон-Ридаг, Порт, 16 день лета года 3385-го от В.Т. вторая половина дня)
  
  День перевалил на вторую половину, сделав небо матово голубым. Вокруг удушающе жарко, и поэтому на нас лишь туники. Брони убраны в седельные сумки, кони накормлены и обихожены и мы готовы отправиться к вратам Академии. Наши предписания лежат в карманах, мы должны предъявить их на воротах нашей будущей Альма-матер. Капитан корабля и, как ни странно, судовой врач, провожают нас.
  Простучали по сходням копыта наших коней, я поправил седло, проверил подпругу и седельные сумки. Прыжок и вот я в седле, рядом уже Бар, а позади Ната. Оглядываем пристань, она полна кораблями. Полным ходом идёт разгрузка каких-то товаров. Но грузят их не на гужевые повозки, а на вполне себе привычные мне грузовички. Друзья смотрят на них с любопытством граничащим с откровенным восторгом.
  Надо сказать, что всё вокруг просто пропитано Силой. Её не просто много, её бездонный океан. Источник нашего замка, по сравнению с этим изобилием. Что слабая лесная речка в сравнении с рекой навроде Камы вблизи Перми. Просто чудовищная Мощь! И везде, просто везде следы её применения.
  Кристаллы накопители в грузовичках. Кристаллы в уличных фонарях и вывесках гостиниц и магазинов. Я вижу что-то вроде автобусов, которые везут множество пассажиров. Только вот они открытые, ну в местных жарких условиях это разумно.
  Тройка стражников неподалёку смотрит на нас с ехидными улыбками. Двое парней и девушка, обмениваются репликами и в итоге громко смеются.
  - Да уж! - тихо шепчет Бар, - в этом великолепии я чувствую себя деревенщиной.
  - Да брось ты, друже, через несколько месяцев тебя будет не отличить от местных. Общественная мимикрия происходит очень быстро. Но, поставь тебя в поединок против любого из местных и уже им ничего не светит, изнеженная столичная публика... - отвечаю я. - Они и тварей-то видели, наверное, только на картинках.
  - Куда нам ехать, парни? - спросила нас Ната.
  - Поехали, по пути спросим. В любом случае нам в верхний город, - отвечаю я, и даю шенкеля Обжоре. В общем-то, я знаю куда ехать, ну отец показывал мне карту столицы и объяснял, как добраться до Академии. И в этом ничего сложного не было, мне, жителю в прошлом крупного города, сориентироваться в другом, пусть и более крупном проблем не составит. К тому же, столица отличалась продуманным планом застройки, чем-то похожим на московский. В Москве он радиальный, как и здесь. Только здесь полукруг образовывала бухта, от которой расходились лучи проспектов пересекаемые полукругами улиц. Лишь Верхний город, выделялся этаким круглым аппендиксом.
  Оглядываюсь и машу на прощание рукой капитану Итррарру и доктору Типли. Авларка снова сменила облик и смотрит на меня своим мультяшным личиком с огромными глазами, в глубине которых явно читается грусть. Увидимся ли мы ещё или нет, знают только Боги.
  Киваю им, и конь лёгкой рысью несёт меня в совершенно новую жизнь.
  
  Разговор на корабле.
  
  Двое разумных, стояли около пожарного короба и смотрели вслед ускакавшим подросткам. В душе каждого из них, были разные, но, в общем-то, светлые чувства.
  - Хорошие ребятишки... - тихо сказал тирс капитан.
  - Согласна, мастер. Жаль недолго путешествие продлилось, знала бы, что этот Адэрр такой молодчик, подрулила бы к нему пораньше, - ответила доктор.
  - Ха! - тихо воскликнул мужчина. - Радуйся, что хоть что-то получила, а то эта брюнеточка вытягивала парня по-полной...
  - Такого вытянешь! Такой сам кого хочешь - вытянет, затянет и протянет... - мечтательно протянула девушка.
  - Этот пацан?! - удивился мужчина.
  - Ну да, с виду он пацан, а по сути, не совсем, - тихо ответила девушка.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Я попробовала посмотреть его судьбу...
  - И что ты увидела?
  - Он что-то большее, чем простой сайатт, и у него страшная, по сути, судьба. И самое страшное, что он не в силах её изменить. Чтобы он ни делал, он придёт к одному и тому же...
  - Что его ждёт?
  - Боль, горе и смерть идут рядом с ним. За все свои победы и поражения он будет платить самую высокую цену. И даже если он попробует спрятаться от жизни и мира, мир его не отпустит... - прошептала врач.
  - Всё так плохо?
  - Он что-то большее, и далеко не прост, как может показаться на первый взгляд. Чувствую - мы с ними ещё увидимся, - сказала девушка, смотря, как подростки на конях, скрылись в городской застройке.
  - За это, я тебя и взял в экипаж, Типли. Ты проблемы за сто лаи чуешь... - шепнул ей капитан, обнял за плечи и потёрся щекой. - Пошли на мостик, сейчас ребята начнут разгрузку трюма, не будем им мешать. Да и пора бы тебе собрать свою суму с лекарствами и навестить торговцев.
  Девушка глубоко вздохнула, чмокнула мужчину в нос, отчего он шумно фыркнул, улыбнулась и кивнула.
  - Идём, Логир...
  
  Адэрр Кантон (У ворот Академии, поздний вечер того же дня)
  
  Солнце уже клонится к закату, окрашивая всё вокруг в охристые тона. Жара спала, и дышать стало куда как легче. Рысим прямо посреди улицы ведущей к воротам нашей будущей альма-матер. Всё-таки я был слишком беспечен, когда решил, что доберёмся мы быстро 'наивный чукотский юноша', столица преподнесла нам сюрприз в виде своего исполинского размера, а мы были не на автомобилях. Да даже на авто моего прошлого мира, такая поездка заняла бы полчаса как минимум, конными же мы добирались почти пять часов, трижды спрашивая дорогу у городской стражи и ей же предъявляя предписания Академии. Увидев их, стражники поначалу относившиеся к нам пренебрежительно, сразу же менялись. Ну, у столичного ВУЗа и его выпускников была весьма жёсткая репутация. И такому вот стражнику, вздумавшему нахамить или иным образом обидеть будущего мага, могло и прилететь потом от него же. Нарываться полицейские не решались, и я могу их понять.
  У ворот Академии наметилось движение и я, чуя, что мы можем опоздать пришпорил Обжору, отчего подуставший конь злобно рыкнул, но всё-таки перешёл в галоп. За ним подтянулись кони моих друзей и ворота стали быстро приближаться. Нас заметили, и стали с любопытством ждать.
  Подъезжаем к воротам, у которых стоят двое парней в довольно странной униформе. Она сильно напоминает мне, джедайские робы из известного фильма, только вот в отличие от него робы ярко раскрашены и украшены по обшлагам вышивкой.
  Из-за ворот вышел пожилой мужчина с худым костистым лицом, одетый так же, с той лишь разницей, что его роба была монотонного тёмно-синего цвета, да на голове была шапочка похожая на узбекскую тюбетейку.
  - Кто вы, отроки? - спросил он на удивление зычным голосом.
  - Студиозусы! - крикнул я, - прибыли сегодня морем, вот предписание.
  И достав из кармана сложенный лист бумаги, спрыгиваю с коня и отдаю его мужчине. За мной, то же самое делают Бар и Ната.
  - Хэ! - восклицает один из парней, темноволосый и высокий, чьё смуглое лицо украшает задорно задранный нос и чья роба красная с синими вставками. - Глянь-ка, Рубб, новички подъехали. И когда вы прибыли в столицу, мелкота?
  - Пять часов назад, - честно отвечаю я.
  От чего у парней вытягиваются лица и становятся большими глаза.
  - Что?! - говорит второй, низенький, но ширококостный с простецким крестьянским лицом, которое портят глаза ярко голубые, в которых светится ум и искра хитринки. Парень одет в тёмно-зелёную робу с белыми лампасами на брюках и белой тесьмой на робе. - Вы добрались сюда из порта за пять часов?!
  - Да, - отвечает ему Ната, - а что?
  - Откуда вы? - спрашивает первый.
  - Вообще-то, - говорит в ответ Бар, - приличные люди сначала знакомятся, а уже потом задают вопросы.
  - Карм, ты что, деревенщина? - спрашивает приятеля второй и, посмотрев на нас, говорит: - Студент третьего курса Академии, шевалье Руббарр Нудар.
  - Кармарр Линкст, тоже третий курс, - вторит ему приятель.
  - Адэрр Кантон, - говорю я.
  - Бармирр Таулон, - слышу от друга.
  - Наттия Сикли, - пискнула Ната.
  - Замечательно! - гулко доносится от мужчины. - Я наставник Академии, мэссир Карр Диклон. И мне тоже интересно, откуда вы детишки, и как умудрились так быстро добраться сюда из порта. Расскажете?
  - Мы жители севера, Бар сын Ганнарра Таулона графа Суваррского, а я и Ната из Дагра. Мой отец, барон Ситварр Кантон, владетель замка Дагр, - отвечаю я.
  - Это где вообще? - удивлённо восклицает голубоглазый назвавшийся Рубарром.
  - На крайнем севере, у Темнолесья, почти у Мёртвой топи, - говорит Ната.
  - Тогда я вообще ничего не понимаю! - удивлённо восклицает Кармарр Линкст. - Кто научил вас ориентироваться в большом городе?!
  - А этому нужно учить? - искренне удивляется Бар.
  
  На ответ Бара у наших визави ответа не нашлось. После минуты удивлённого молчания, преподаватель сказал:
  - Кармарр, проводи новичков сначала в конюшни, пусть поставят своих коней на довольствие. После отведёшь их к старшему администратору, тот определит, куда их поселить. Всё понял?
  - Да наставник, - ответил парень и поклонился.
  После чего посмотрел на нас и кивнул на ворота.
  
  До конюшен от ворот было недалеко. Мы расседлали коней и, сдав сёдла на хранение, нагрузившись вещами, потопали к местному АХО-шнику. Только вот с нас взяли по целому золотому на питание коней. Я от таких цен малость прифигел. На золотой у нас в Дагре, семья из семи человек может ГОД прожить. И теперь, сумма в десять золотых выделенная мне родителями перестала мне казаться состоянием. Если в столице ВСЁ так стоит, жесткая экономия становится правилом жизни. Ната и Бар тоже это оценили, и если мне и Бармирру, если что, родители могут через банк подкинуть ещё денег. То у Наты таких возможностей нет, и не предвидится, и эти-то деньги ей выделил мой отец, как государственный грант на учёбу.
  - Слышь, Кармарр, а тут на всё такие цены? - спросил нашего сопровождающего мой друг.
  - Дорого, да? - ответил он.
  - Да вообще! - округлив глаза, ответил Бар.
  - Это столица, ребята. И если тебе не помогают родители, то приходится жить очень экономно. Это вы ещё необходимые принадлежности не купили. У меня на первом курсе, денег только до весны хватило и пришлось подрабатывать, чтобы с голодухи не пухнуть, - ответил тот.
  - И есть где подработать? - спросила Ната.
  - Так полно и прямо в Академии. Ну, об этом вам потом расскажут, на вводной лекции.
  - А сейчас ты тоже подрабатываешь? - спросил я.
  - Ха! А что я, по-твоему, делал на воротах? - усмехнулся Карм.
  - Понятно... - протянули мы хором. И Бар подвёл итог: - Похоже, с местным администратором стоит свести дружбу, да?
  - Ну, ругаться и спорить с ним, я тебе точно не советую. А то из всех работ, тебе будут доставаться лишь чистка канализации и конюшен, - ответил третьекурсник, открывая нам двери длинного одноэтажного домика укрытого кипами широколистных кустов, покрытых ярко-синими ягодами.
  
  Администратором оказался толстенький и низенький тирс, тёмно-серого окраса, желтоглазый и с шикарными кисточками на кончиках ушей, одетый в местную 'джедайскую' робу. Он оглядел нас, посмотрел в толстую книгу и сказал:
  - Шевалье Адэрр Кантон, Бармирр Таулон и эдель Наттия Сикли?
  - Да! - хором ответили мы.
  - Моё имя Лигррам Атром, я Старший администратор Академии. Здесь, именно я отвечаю за все материальные ценности и распределяю внеучебные обязанности студиозусов. Из набора этого года вы прибыли последними и я даже не знаю, найдутся ли для вас, хорошие комнаты в общежитии, - и, достав из стола ещё одну книгу, зашуршал страницами.
  Я заранее предупреждённый отцом о возможности такого подката спросил:
  - И что мы можем сделать для достопочтимого эттара(1) Атрома? Чтобы хорошие комнаты вдруг нашлись...
  - Деньги мне без надобности, - ответил тот, не отрываясь от 'очень интересных' записей в своих книгах.
  - А что же ещё интересует, Вас? - снова спросил я, сделав ударение на последнем слове.
  - Что-нибудь редкое и необычное... - ответил мужчина и посмотрел на меня лукавым взглядом. А я вспомнил, что у меня в рюкзаке лежит старинный амулет, ещё эпохи до Великой тьмы. Он был в сумке сталкера, чьё тело мы нашли как-то раз. Амулет неисправный и полностью разряженный, мало того непонятного предназначения, я взял его по настоянию отца, чтобы попробовать выяснить его функции здесь. Я сомневался в этом, и толку от него мне не было никакого, но как редкость он может заинтересовать этого пройдоху.
  Лезу в рюкзак и, покопавшись в нём, достаю искомое. Протягиваю вещицу администратору со словами: - Это пойдёт, как необычное?
  Тирс аккуратно берёт амулет, разглядывает и его глаза удивлённо расширяются. Миг и вещица исчезает в складках робы.
  - Что же, парни, - говорит он и, встав, отходит к шкафу, покопавшись в котором приносит нам ключи. - Ваша комната номер 540 на пятом этаже мужского корпуса. Тебя же, красавица, мы подселим к одной симпатичной девчушке с юга. Она из небогатой семьи мануфактурщика, так что вы вполне уживётесь вместе. Вот ключ, комната 410 в женском общежитии, - говорит администратор. После чего достаёт из стола три книжицы и протягивает нам.
  - Правила Академии, настоятельно советую выучить наизусть!
  - Спасибо, мастер, - отвечаю я.
  - Студент Линкст?- крикнул тирс.
  - Да, - донёсся голос Карма откуда-то из другой комнаты.
  - Проводи новичков в общежитие.
  - Слушаюсь, мастер.
  
  И мы отправились в общежитие, через всю территорию Академии. Что же, местный ВУЗ, почти ничем внешне не отличался от таких же в моём прошлом мире. Множество многоэтажных корпусов из светло-серого камня, стоящих посреди красивого, ухоженного парка по которому змеились аккуратные дорожки, посыпанные белой мелкой щебёнкой. Дорожки соединяли здания и вели куда-то в другие места, сейчас нами невидимые. Третьекурсник молчал, думая о чём-то своём. Но, самое интересное, на территории никого не было видно. Пустые аллеи и скамейки в парках и скверах навевали на меня и моих друзей удивление.
  - Слушай, Карм, а где все остальные? - не выдержав, спрашиваю я.
  - Второй, четвёртый и пятый курсы на каникулах, наши на личных занятиях по лабораториям, а ваши из перваков, скорее всего, на скальном пляже, - отвечает Линкст.
  - А когда нам наставника дадут? - спросила Ната.
  - Скоро, - усмехнувшись, ответил парень, - а что, не терпится?
  - Я не про это? - надулась девушка.
  - А про что?!.. - искренне удивился третьекурсник и заржал. - Тут все только про это и говорят, - закончил он отсмеявшись.
  А я подумал: 'Кого интересно мне дадут в наставницы, и когда я увижу Тай и Рани?'
  Через двадцать минут ходьбы выходим к двум пятиэтажным зданиям в форме буквы 'П', чьи ножки смотрят на парк, а перекладина стоит вдоль берегового обрыва.
  - Слева мужской корпус, - говорит наш сопровождающий, - справа женский.
  После чего разворачивается и, окинув нас лукавым взглядом, уходит обратно.
  - Ну что, идём в наш новый дом? - говорю я, поправив поклажу.
  - Зря ты этому пройдохе амулет отдал, - сказала мне Ната.
  - Да брось ты, мне от него толку чуть, а с администратором хорошие отношения пригодятся. Что-то у меня нет желания чистить конюшни и канализацию. И надеюсь, комнаты нам дали хорошие, - отвечаю я.
  - А если нет? - спросил Бар, - то что?
  - Я обижусь и постараюсь поквитаться, - злобно ухмыльнувшись, отвечаю я.
  - Поквитается он! - захихикала Ната, поправила лямку своего рюкзака и вздохнув, пошла ко входу в женское общежитие, - надеюсь, моя соседка нормальная девчонка... - донеслось от неё.
  Киваю другу и мы топаем ко входу своего, он как раз посредине перекладины.
  Пройдя стеклянные двери тамбура, упираемся в стол, за которым сидит хмурый лысый дядька в серой робе. В чьём взгляде читается раздражение и вопрос.
  - Кто такие? - почти рычит он, злобно зыркнув на меня.
  - Новички на первый курс, - отвечаю я, отдавая ему предписания.
  - Угу... - бурчит мужик, читая бумаги. - Ваша комната?
  - Пятьсот сорок, - говорит Бар.
  - Что?!.. - удивляется тот.
  - Проблема? - спросил я.
  - Нет, - говорит он, снова читает наши бумаги и, отложив их в сторону, говорит: - я комендант общежития Танррам Стур. В этом здании я царь и бог, а вы досадное недоразумение, отнимающее мои время и силы. Мало того норовящее испортить вверенное мне имущество.
  После чего с грохотом выдвигает ящик стола и достаёт оттуда тонкие брошюрки, кинув их на стол перед собой.
  - Это правила проживания в общежитии! - рычит комендант. - Нарушать не советую!
  И злобно щерится, глядя на нас словно солдат на вошь.
  - Да мы, в общем-то, и не собирались, - говорю я, поправляя опять сползшую лямку рюкзака и забирая со стола брошюры. - А куда идти?
  - Лестница - там... - отвечает лысый и указывает в правый коридор, - или там, - и показывает налево. - Ваша комната крайняя по правой стороне центрального прохода.
  Киваю ему благодарно и иду направо, слыша в спину: - Понаедут всякие из деревни, а потом бардак в комнатах и мебель поломанная. Без вас у меня бы тут порядок был...
  Я останавливаюсь, чувствуя закипающий гнев, оборачиваюсь и тихо говорю: - Академия нужна именно для нас и без нас она бесполезна, так что, на вашем месте я бы промолчал, поскольку если мы исчезнем, то ваше присутствие здесь потеряет всякий смысл.
  Комендант смотрит на меня настолько удивлённым взглядом, будто с ним заговорил бродячий панцирник.
  
  Я же разворачиваюсь и топаю дальше, слыша позади возмущённое сопение Бара. Когда поднялись на пятый этаж, взопрели, так как потолки тут были метра по четыре. Вышли и, ориентируясь по подсказке коменданта, нашли свою комнату, когда открыли двери и вошли, я просто открыл от удивления рот. И было от чего, нам предоставили аж двухкомнатную квартиру с большущей кухней и фантастической ванной, с отделкой не хуже, чем в лучших отелях Земли. Даже мебель была под стать отделке, массивные стол стулья и кресла. Две отменные кровати в меньшей комнате. Большие шкафы, в которые спокойно вошли все наши вещи.
  Но, главное это кухня, большая с отличной электро-магической плитой и холодильником.
  Вид из окон тоже не подкачал, мало того у нас был балкон который выходил прямо на обрыв, так что было видно берег моря и небольшую бухту с золотым песком на котором виднелась большая толпа народу.
  - Вот и наши сокурсники, - сказал друг, как и я, оглядывая окрестности. - Может, сходим к ним?
  - Солнце садится, пока узнаем, как туда дойти, пока дойдём - станет темно. Так что, предлагаю просто сходить прогуляться, заодно узнать, где здесь столовая, - отвечаю я.
  - Н-да-а-а-а... - протянул Бар, - поесть бы не помешало. Но кухня здесь шикарная, согласись, только вот, зачем она нам?
  - Бар, дружище. Ты таки думаешь, что только для коней здесь еда такая дорогая? - спросил я.
  - Ох-х-х... Вот ведь, подери их всех Пустошь! - воскликнул он, - думаешь, и обычная еда здесь стоит столько же?
  - Бар! Ты думаешь, нам родители просто так по десятку золотых выделили. Да я таких деньжищ и не видел никогда...
  - Ну да, я тоже. Вот гадство, я думал, буду жить тут на широкую ногу, а получается, придётся на всём экономить, а то ещё и подрабатывать. И тогда кухня становится актуальной. Только вот, когда мы на рынок-то ходить будем за продуктами?!
  Беру со стола правила Академии и даю их же Бару. - Читайте, шевалье Таулон, скорее всего здесь всё написано.
  Учебная неделя насчитывала пять дней, потом был выходной. Раз в месяц, вместо одного было два выходных дня. Занятия шли с шести утра да шести вечера, в списке было аж двадцать дисциплин, но количество занятий для разных групп студентов было разным в зависимости от специализации. Мало того, почти четыре часа в день уделялось боевой подготовке и вольтижировке. Используя заклинание быстрого запоминания, буквально вбиваю в себя весь список правил и положений альма-матер, дабы потом не попасть впросак. После чего, пока заклинание не закончилось, прочитываю и запоминаю брошюрку правил общежития.
  Когда закончил, посмотрел на Бара, который сидел в соседнем кресле и массировал виски, у него, как и у меня болит от заклинания голова.
  - Странно, почему девушкам запрещено оставаться на ночь в комнатах парней. А как же наставничество и раскачка силы?.. - бормочет друг.
  - Видимо, мы чего-то не знаем и нам всё объяснят позже, - говорю я.
  - Видимо так. Ну что, идём на прогулку? - спросил он.
  - Пошли...
  
  Но погулять нам не удалось. На пороге нас поймал Карр Диклон и, оглядев строгим взглядом, велел идти за ним. Привёл в странное, овальное помещение в подвале одного из зданий, с массивным кристаллом стоящим посредине.
  - Бармирр Таулон, подойди к кристаллу и положи на него ладонь, - скомандовал он.
  Бар послушно выполнил приказ наставника. Кристалл под ладонью друга налился чистой тьмой и на нём загорелись символы.
  - Всё ясно, подмастерье, ранг фиолетовый, школа тьмы, - сказал Диклон. - Теперь ты, Адерр Кантон.
  Подхожу к кристаллу и кладу на него ладонь. И тут, что-то мягкое касается моего ядра, словно маленький котёнок потёрся. Кристалл вспыхнул разноцветьем, разбрасывая вокруг себя переливающийся спектр, или просто радугу. На нём самом загорелись символы, только вот я не понимал их значения...
  - Хм, странно, по донесениям экзаменаторов ты был гранд-мастером по силе, желтого ранга. Сейчас же я вижу магистра, и тоже желтый ранг, - тихо сказал наставник, ходя вокруг меня. - Так не бывает, парень, обычно не бывает. Скажи, у тебя не было недавно контактов с сильными магами?
  - Я не знаю её силы, наставник... - ответил я.
  - Кого её? - спросил мужчина.
  - Медик-авлар, на корабле который нас привёз, - отвечаю я.
  - Тебя выбрала сиффия(2)?! - поражённо застыл он. Оглядел меня удивлённо, - с кем ещё у тебя были контакты?
  - С моей подругой Натой, утром после авларки, - отвечаю я.
  - Ну, ну ты везунчик, паря! - воскликнул он.
  Некоторое время помолчал, кивая каким-то своим мыслям, после чего сказал: - Пошли в столовую, парни. Поужинаете и в постель, завтра у вас сложный день. У всех вас...
  
  Столовая оказалась недалеко от общежития, кормили в ней вкусно, но цены кусались. Что полностью подтвердило нам необходимость походов на рынки и самостоятельной готовки. Питаться тут несколько раз в день, было слишком дорого для нас.
  Когда ужинали, столовая была полупустой, даже Наты и той с нами не было. И Тай я так и не увидел...
  
  Разговор в кабинете ректора.
  
  Великий маг Княжества Атоон Дитмарр Сатон стоял у окна своего кабинета в Академии и смотрел в океан. Водную гладь ярко освещала луна, оставляя на воде серебристую дорожку. В голове, как многие и многие годы до этого стоял чёткий план предстоящей учебной работы. Все новые ученики здесь в этот год обошлось без потерь и все новички благополучно прибыли. В сложившихся обстоятельствах жесткого дефицита квалифицированных кадров во всех сферах жизни. Каждый его студент становился на вес золота.
  За дверями брякнуло, и кто-то глухо выругался. С шумом распахнулась дверь кабинета, и в неё ввалился Карр, сверкая в свете светильников горящими глазами.
  - Дитмарр! Это просто невозможно! Этот твой протеже! Этот мальчишка! - заорал старинный приятель и ученик.
  - О ком ты, Карр? - искренне удивился маг.
  - Об этом Адэрре Кантоне, конечно же! - проорал Диклон и плюхнулся в кресло, схватив со стола стакан с соком.
  - И что случилось, что тебя так возбудило, что ты не меня орёшь?
  - Этот пацан умудрился залезть в постель сиффии и получить от неё по-полной! Мало того, по наущению этой крылатой он поделился силой со своей подружкой...
  - Это хорошо, они оба стали сильнее, - улыбнувшись, ответил Верховный.
  - Да! Хорошо конечно, но ты же понимаешь, нам нужно искать им новых стабилизаторов. Расчёт-то делался исходя из других данных... А мы уже отправили все курсы кроме третьего на каникулы и если что можем и не найти подмену. Что делать будем, Дит?
  - Такая разница в силе?
  - Он магистр! Магистр желтого ранга, Дитмарр!
  - А девушка?
  - Гранд-мастер - фиолетовая, ей шаг остался до магистра! Чтобы их стабилизировать, нужен архимаг! У меня нет архимагов на третьем курсе, учитель... - ответил преподаватель. - А среди универсалов их и в княжестве только один единственный и тот великий герцог Ниллмарр Клейн.
  - Ты забыл одно правило раскачки ядра, мой непутёвый ученик, - тихо сказал ректор.
  - Какое?
  - Стабилизатор не обязательно должен быть сильнее...
  - Э?! А ведь и верно! Но, вопрос всё равно открыт, учитель. На третьем курсе нет подмастерья универсала...
  - Зато есть на четвёртом.
  - Но, они на каникулах...
  - Она в столице и ты завтра к ней съездишь.
  - А... Вон ты о ком. Думаешь, он сможет ей помочь?
  - Если ей кто и поможет сейчас, то только он. Давненько сиффии не делали нам таких подарков, странно чего сейчас-то? - прошептал маг, повернувшись к окну снова глядя на луну.
  - Кто этих провидцев поймёт?.. - ответил ученик. - Я не знаю ответа, да они и сами иногда не знают его.
  
  Адэрр Кантон (утро следующего дня, Академия)
  
  Солнце окрасило своим светом верхушки деревьев в парках Академии, а мы всеми первым и третьим курсом наматываем круги по дорожкам. Именно так начался наш первый учебный день. А подняла нас с Баром сирена, чей заунывный вой раздался ровно в половине пятого утра, когда вокруг ещё царили густые сумерки. Я встал спокойно, а вот друже из койки еле выполз. И только холодная вода в ванной окончательно его пробудила. После во всех квартирах общежития раздался бодрый женский голос из обычных динамиков, висевших над входом, призывающий выходить на утреннюю тренировку. Накидываем туники, лёгкие матерчатые туфли на каучуковой подошве и вниз. А там, толпень парней во дворе общежития. Здесь насколько я понимаю не только первый, но и третий курс. Во дворе соседнего здания не меньшая толпа девчонок. Гул стоял, словно на базаре, и по прикидкам парней было около тысячи, и девушек столько же. Ну, в информации по Академии было, что на одном курсе учится тысяча студиозусов. И полный такт обучения на всех пяти курсах около пяти тысяч молодых техно-магов. Так как в специальности входило не только обучение магии, но и полный курс лекций соответствующим специальности технологиям. Насколько я понял, нас с Баром зачислили на Боевой факультет, но кроме собственно магии, нас ждал курс физики, химии, механики, металловедения и прочих сопутствующих военным технологических дисциплин, а венчала всё это великолепие Высшая математика, причём куда более крутая, чем в своё время преподавали мне на Земле. У отца дома были несколько учебников как раз по ней, причём парочка уже в новой системе чисел. Отец использовал Вышку для кое-каких своих расчётов, мама-кошка же вообще, на мой непрофессиональный взгляд в математике шарила никак не меньше земного кандидата мат-наук. А то и круче, она легко и просто решала в голове настолько крутые уравнения, что я только диву давался. Мне для их решения нужно было подумать и тщательно записать всё на доске.
  За размышлениями чуть не пропустил окончание тренировки, благо успел затормозить, а то влепился бы в спину впереди бегущего парня с иссиня-чёрными волосами, в которых проскакивали алые прядки. Это у южан была такая мода, как я знал. Парень почувствовал, что я близко и удивлённо оглянулся.
  - Ты спишь что ли? - спросил он, глядя на меня своими сиреневыми глазами.
  Рассмотрел парня, ничего такой себе красавчик, в шёлковой тунике и мягких сапожках из тонкой кожи.
  - Адэрр Кантон, - говорю я, протянув руку.
  Парень с сомнением оглядел меня, но внезапно широко и искренне улыбнулся.
  - Лингарр Ритоан, - сказал он, пожимая мою ладонь. - Ты ведь северянин, я слышал о тебе от княжны Тайвааль.
  - Она здесь? - спросил я, - а то вчера я её так и не увидел.
  - Здесь, я видел вчера их с Ранией на пляже внизу, - отвечает парень.
  - Лингарр, это мой лучший друг Бармирр Таулон, - говорю я, представляя подошедшего Бара.
  Парни знакомятся, пожимая ладони. А я вспоминаю, ху-из-ху в Княжестве и понимаю, что передо мной отпрыск Великого герцога Ритоана, одного из столпов государственной власти и лидера южного анклава герцогов.
  
  - Внимание, Первый курс! - разносится над толпой зычный голос Карра Диклона, - отправляетесь на завтрак, а после него весь первый курс я жду в главном корпусе на вводной лекции. Всё понятно?!
  - Да, мэссир! - нестройно проносится над толпой.
  - Третий курс по распорядку, до обеда, - гаркнул наставники и третьяки тут же потопали в общежитие.
  - Тренировка закончена, все свободны, - говорит из громкоговорителя на фонарном столбе тот же что и утром женский голос.
  Уматываем в свою комнату, принимаем быстро душ и, очистив и высушив заклинанием туники, спешим на завтрак. У входа в столовую нас дожидается Ната, рядом с нею какая-то симпатичная русоволосая девушка.
  - Парни, это моя соседка Лауни Кимарр из Натрома, - говорит Ната, обняв по очереди нас с Баром.
  - Адэрр Кантон, - говорю я, а вслед за мной представляется и Бар.
  Позавтракали быстро, я всё искал в толпе студентов Тай и Рани, но опять безуспешно.
  
  После завтрака в компании Наты, её соседки и подрулившего Лингарра, пошли в главный корпус. Он оказался правее общежитий почти на краю обрыва. Массивное, овальное по форме здание с витражами вместо окон и стрельчатой крышей, похожей на китайские пагоды. Стоя в небольшой очереди у входа в корпус услышал сзади тихий голос, от звука которого у меня екнуло сердце: - Шевалье Кантон?
  Оборачиваюсь и тону в золотистом цвете глаз, смотрящих на меня.
  - Моя Госпожа, - склоняюсь в учтивом поклоне. Маленькая ладонь с аккуратными пальчиками, взять, коснутся губами, чувствуя лёгкий аромат цветочного масла.
  - Вы сама учтивость, шевалье, мы рады вас видеть, здесь, - говорит Тай, вижу за её плечом сияющие, счастливые, серые глаза Рани.
  - Прекраснейшие эделлис, мы наконец-то встретились, - говорю я, даря радостную улыбку обеим девушкам.
  - У нас ещё будет время поговорить, - отвечает княжна, и я пропускаю её перед собой. Пока они идут мимо, ловлю ладошку Рании и слегка пожимаю её, получая в ответ сияющую улыбку.
  В холле на меня смотрят Лингарр и Бармирр. Сын герцога зажмуривает один глаз и громким шёпотом говорит Бару: - Была бы сейчас у меня лупа, можно было бы чего-нибудь поджечь, до того у Адэрра сияющая физиономия...
  Бар начинает молча ржать, Ната тоже слышавшая сентенцию парня закрыла рот ладонями. Но прищуренные глаза выдают её веселье.
  Но я не обижаюсь на подколки, до того мне замечательно...
  
  Прошли в большой лекционный зал, и как в университетах на Земле он был в форме амфитеатра, причём мест было столько, что когда мы все расселись, зал остался почти пустым. Видимо, он рассчитан на всех студентов Академии одновременно.
  На подиум вышла красивая женщина в Академической робе и, оглядев нас весёлым взором, сказала:
  - Моё имя Дарсия Атмарон я преподаватель психологии и я приветствую вас, молодое пополнение нашего храма науки и знаний. Все вы прошли сложный отбор по множеству параметров, и случайных людей здесь нет. Так что, я начинаю вводную лекцию для вас, слушайте же, чему когда и как вас всех будут учить...
  Я сидел и слушал об организации учебного процесса, а попутно разглядывал своих сокурсников. Парней и девчонок, сайаттов и что удивительно тирсов. Мама-кошка говорила мне, что несколько кланов живут на Скорруме, и тирсы есть среди герцогов и других владетелей в Княжестве. Молодые кошко-люди производили донельзя приятное впечатление. Примерно через час объяснений, женщина-преподаватель умолкла, оглядела нас весёлым взглядом и сказала:
  - А теперь настало время обсудить животрепещущий вопрос, имя ему - Стабилизация. Все вы сейчас, молодые маги с нестабильным ядром силы. Чтобы вам нормально жить и работать, внутреннее ядро подлежит стабилизировать. Для этого подходят маги с небольшой разницей в возрасте и либо на один ранг выше вас, либо на два и более ниже, кроме адептов. Что бы вы там себе не думали, но стабилизация это не только близкий контакт, но и кое-какие магические действия со стороны обоих участников. Сегодня вы все, все кто здесь находятся, кроме студентов тирсов, получат партнёра для процесса стабилизации ядра. Советую вам всем, настроится на это самым серьёзным образом. Это не ради развлечения и удовлетворения вашего бурлящего либидо. Это необходимо, для нормальной жизни и роста вашей силы как магов. Всем вам, совет Академии уже выбрал партнёров, прошу не устраивать скандалов на тему, что вам кто-то не понравился. Эти ребята, ваши товарищи и напарники, а не любовники. Хотя иногда бывает, что наставничество заканчивается романтическими отношениями, но прошу вас не рассматривать процедуру, как способ выбора партнёра в жизни. Это глупо и контр продуктивно. Вы всё поняли?
  И тихий согласный гул был ей ответом.
  И ещё, после стабилизации всякие контакты между вами и вашими напарниками будут прекращены, и третий курс уйдёт на каникулы, а вы приступите к учёбе, и прошу вас настроиться на самую интенсивную работу. Первый курс - самый тяжёлый для студентов, а каникулы у вас будут лишь зимой. Два месяца всего, так что для тех, кто живёт далеко, они с учётом дороги будут совсем недолгими. Вопросы есть?
  - Скажите, а почему к нам так активно липли старшие? Особенно девушки из адептов? - спросил парень в третьем ряду, подняв при этом руку.
  - Потому что, маг с нестабильным ядром неосознанно делится своей силой с партнёром, тем самым усиливая его. Стабилизированный маг так делать не может. И самое главное, после стабилизации вы не сможете восстанавливать силы этим способом, - ответила преподаватель.
  - Понятно... - протянул парень, и горестный вздох пронёсся по аудитории.
  Наставник рассмеялась, - Ничего, силы и без этого восстанавливаются довольно быстро, особенно здесь, вблизи самого могучего источника в Княжестве.
  - Но мои родители говорили, что это помогает?! - воскликнула одна из девушек.
  - Помогает, но только в случае искренних взаимных сильных чувств. Если любите, то близость поможет вам восстановиться, а если нет - то нет! - сказала женщина. - Ещё вопросы есть?
  - А как же тогда третьекурсники? Они ведь стабилизированы, но их силы от контактов с нами тоже растут? - спросил я.
  - Они стабилизированы, но вы-то нет! Вы стабилизируетесь, они растут в силе, процесс взаимосвязан. И да, шевалье Кантон, если не ошибаюсь? - спросила она меня.
  - Да... - удивлённо ответил я.
  - По окончании лекции, вам надлежит явиться к ректору, - сказала она. - Ещё вопросы есть?
  - А скажите, после стабилизации нам вообще запретят близость с мальчиками? - спросила одна из девушек.
  - Прямого запрета нет, но поверь мне, моя милая, тебе будет не до мальчиков, как и им не до тебя, по крайней мере, на первом курсе. Нагрузки таковы, что главной мечтой во время учёбы, у тебя будет банально выспаться и отдохнуть, какие уж тут мальчики? К ним это тоже относится, кстати, - ответила лектор. - Ещё вопросы?
  Но больше вопросов не было.
  - Что же, тогда я буду распределять вас по группам. Услышав вашу имя и фамилию, вам надлежит встать. После чего пройти туда, куда я укажу, всем всё понятно?
  - Да-а-а-а... - пронеслось над залом.
  
  Иду по коридору в дальнюю часть главного корпуса. Лекция закончилась, и мои друзья и сокурсники ушли на площадь перед зданием. Там им представят их напарников. Меня же зачем-то ждал Великий маг княжества, Дитмарр Сатон. Зачем, я терялся в догадках...
  По подсказкам Карра Диклона, которыми он щедро поделился перед тем, как отправить меня к ректору, я нашёл искомую дверь. Массивная, красного дерева дверь была украшена золотой табличкой 'РЕКТОР'. Ни имени, ни фамилии, ну, Верховный руководит Академией вот уже сто тридцать лет и в дополнительных уточнениях не нуждается.
  Стучу в дверь и, не дождавшись в ответ ни каких звуков - открываю. За ней большое помещение, вдоль стен которого стоят шкафы, а в углу массивный стол. На потолке горит магический светильник, и никого нет. Вхожу и оглядываюсь, между двумя шкафами видна ещё одна массивная дверь. Прохожу комнату и уже без стука её открываю. Комната что мне открылась, была раза в три просторнее предыдущей, и главное в ней было панорамное окно во всю стену. Вдоль двух стен стояли шкафы со множеством книг и свитков, у дальней стены стоял массивный стол, у окна пара удобных даже на вид кресел. Оглядел помещение и аккуратно вошел.
  В кабинете ректора никого не было, лишь из-за приоткрытой створки одного из окон доносился шум прибоя и крики морских птиц.
  'Н-да... Зачем меня звал Его Могущество, если самого нет на месте?' - подумал я.
  Странный шорох, оглядываюсь и вижу, как один из шкафов отходит в сторону и из-за него выходит высокая фигура в привычной уже местной робе, только что белого цвета. Вышедшим оказывается Великий маг и ректор Академии Дитмарр Сатон. Вслед за ним, выходит ещё кто-то, пока не понятно кто, поскольку фигуру и лицо скрывает длинный плащ с капюшоном. Только что, он или она очень невысокого роста.
  'Ребёнок что ли?' - думаю я.
  - О! Вот и ты, Адэрр, - говорит мне ректор, - здравствуй.
  - Здравствуйте, Ваше Могущество, - склоняюсь я в вежливом поклоне.
  - Подожди нас у секретаря, - обращается маг к своему сопровождающему и тот выходит из его кабинета, прикрыв за собой двери.
  - Что же, Адэрр, я рад, что ты смог пройти по конкурсу и оказался здесь. Но, причина, по которой я позвал тебя, может показаться тебе необычной, - сказал он, глядя мне прямо в глаза.
  - В чём необычность, мэссир? - спросил я.
  - Присядем, - указал мне Верховный на кресла.
  Я, молча, проследовал к окну и, дождавшись, когда Великий маг сядет в кресло уселся в своё.
  - Так вот, - продолжил маг, - благодаря твоему везению, твои силы, как мага возросли на ступень. И твоя партнёрша, которую тебе выбрали изначально для процесса стабилизации тебе больше не подходит. И это могло бы стать для тебя проблемой, но мы нашли выход, только вот, с твоим новым партнёром не всё гладко...
  - Кто она и в чём проблема? - спросил я.
  - Эта девушка, с четвёртого курса нашей Академии, но дело не в этом. Дело в том, что она во первых племянница Великого князя, а во вторых из-за досадного стечения обстоятельств, её инициация прошла крайне неудачно, и в последствии уже здесь, мы не смогли исправить до конца последствия этого, - ответил маг.
  - То есть моя цель теперь не только стабилизировать себя, но и попробовать помочь этой несчастной девушке? - спрашиваю я.
  - Да, Адэрр. И я лично прошу тебя отнестись к этому с максимальной ответственностью. Девочка по-настоящему талантливый маг, но вот сил у неё крайне мало, хотя должно быть как минимум на пару ступеней больше. Ты можешь отказаться, если что Ассамблея подберёт тебе мага для Стабилизации, не обременяя решением чужих проблем. Что скажешь? - спросил Верховный глядя на меня с явно видимой надеждой.
  - Мужчины рода Кантон никогда не бегали от проблем и ответственности, мало того мы никогда не отказываем в помощи нуждающимся. Я готов попробовать, Ваше Могущество, - отвечаю я. - Когда меня представят моему партнёру?
  - Прямо сейчас, - ответил ректор, облегчённо вздохнув и улыбнувшись. - Джаанн, зайди к нам!
  В кабинет вошел неизвестный в плаще и тихим, женским голосом сказал: - Он согласен, мэссир?
  - Да, Джаанн. Адэрр, разреши тебе представить Джаанн Херрде, дочь барона Олмарра Херрде. Одну из лучших учениц Академии и твоего партнёра. Джаанн, это шевалье Адэрр Кантон, о котором я тебе говорил. Надеюсь, совместно вы сможете решить все стоящие перед вами в настоящий момент задачи, - сказал Дитмарр Сатон.
  Встаю и, подойдя к девушке, говорю: - Сними капюшон, Джаанн.
  Пока из-под него виднеются только чуть поблёскивающие глаза и прядка алых в солнечном свете волос.
  Та тяжко вздыхает, но решительным жестом скидывает ткань. Мне открывается очень, очень красивое лицо, с яркими малахитово-зелёными глазами в обрамлении ярко алых волос. Но, правую щёку девушки уродует шрам, словно кожу проткнули и собрали складками, отчего уголок глаза ушёл вниз, а губы наоборот ушли чуть вверх.
  - Страшная? - спросила меня она.
  - Нет, наоборот, очень красивая. Только вот, когда ты получила это и почему не избавишься? - отвечаю я, аккуратно проводя пальцами по шраму.
  - Этому шраму три года, и он уже не такой уродливый, как поначалу, - отвечает она.
  - Его могущество, сказал, что ты племянница Его Величества?
  - Моя мама, младшая сестра Великого князя, - отвечает она.
  - Угу, хорошо. Тогда я отдаю инициативу в твои руки Джаанн, - говорю я, - постараюсь быть максимально послушным и внимательным.
  Девушка грустно улыбнулась.
  - И что, моё украшение тебя совершенно не отталкивает? - спросила она.
  - Нет, - искренне отвечаю я. - Я не оцениваю людей по внешнему виду, только по внутреннему содержанию и отношению ко мне и другим.
  - Ты странный, - говорит она.
  - Ты не первая, кто говорит мне это, - отвечаю я.
  - Ну, раз проблем нет. То вам пора, дети. Идите и занимайтесь делом, расписание у тебя есть, Джааанн, - сказал Великий маг. - Адэрр, с сего момента и до окончания процесса стабилизации эдель Херрде, старшая в вашей паре. Слушайся её во всём, ты понял меня?
  - Да, мэссир, - отвечаю я поклонившись.
  - Тогда идите, - сказал маг.
  Девушка кивает мне на двери и мы, попрощавшись с ректором, выходим из его кабинета.
  - Следуй за мной, - говорит мне Джаанн, - сейчас сходим на склад Академии, получишь несколько комплектов ученической формы. Потом сходишь в общежитие, и после пойдём на занятия. Покажу где тут - что и как... В течение Стабилизации ночевать будешь у меня, понятно?
  - Э-э-э... Да... Понятно... И меня пустят в женский корпус?..
  - В сопровождении меня и на время Стабилизации - да. Потом нет... - отвечает она, и быстрым шагом идёт к лестнице.
  
  Разговор в кабинете ректора, полчаса спустя.
  
  У большого окна стояли и смотрели на океан двое мужчин. Один высокий и статный, был одет в ослепительно-белую робу ректора. Второй, чуть ниже ростом, но более широкоплечий в тёмно-синюю преподавательскую.
  - Ну, как он её принял? - спросил второй.
  - На удивление - хорошо, - сказал первый, - заявил, что оценивает людей не по внешности, а по характеру и поступкам.
  - Да?! - удивился второй, - странные суждения для подростка, взрослые слишком. В его возрасте, внешние данные моих подруг волновали меня куда больше содержимого.
  - Ха-ха-ха! - рассмеялся первый, - ты думаешь, у меня было по-другому, Карр?
  - Н-да! Что же, мальчишка не перестаёт удивлять. Посмотрим, как решит её проблемы и сможет ли их решить вообще. Или бедная девчонка, так и будет мучиться всю оставшуюся жизнь... - Сказал тот, кого назвали Карр.
  - Не будет... - грустно сказал Верховный.
  - Она таки собралась в Храм?! - воскликнул преподаватель.
  - Если парень ей не поможет, это её единственный шанс прожить долгую жизнь. Из-за произошедшего у неё даже детей не будет. Так что Храм, вполне достойный выход в этом случае...
  - В Пустошь Храм! - воскликнул второй, - этот парень справится, должен справиться!
  - Надеюсь, что так... Надеюсь так... - прошептал ректор.
  
  1. - Эттар - вежливое обращение к мужчине (язык тирсов).
  2. - Сиффия - так называют женщин авларов с Железных островов.
  
  Глава 12. Ученические будни.
  
  Джаанн Херрде (Атоон-Ридаг, Академия 17 день лета года 3385-го от В.Т. вечер)
  
  Анн, шла по дорожке в парке Академии, шла в свою комнату в общежитии. Чуть впереди покачиваясь, топал её новый напарник. Совсем мальчишка, приехавший откуда-то с дальнего севера Княжества. Но, нужно отдать должное, мальчишка был силён до невозможности, причём и физически и как маг. Полдня под чутким руководством наставников их постепенно выдаивали, доводя буквально до грани разрушения ядра силы и сейчас от этого всего у неё кружилась голова. Парня вообще мотало из стороны в сторону, вот его окончательно понесло, и Анн ухватив его за руку, придержала, не дав упасть.
  - Как ты? - обеспокоенно спросила она.
  - Что-то мне - нехорошо... - прошептал он в ответ.
  - Ты помнишь, не вздумай заряжать ядро от источника, ты не должен пользоваться своими способностями 'крадущего', - тихо сказала она, держа качающегося парня, - слышишь?
  - Я помню-помню... - сказал он в ответ. - Идём скорее, а то я сейчас упаду.
  Девушка взяла его под руку и повела в общежитие. Вокруг, было полно точно таких же парочек, так же бредущих в кампус. Первый день стабилизации, самый сложный, самый тяжелый для первокурсников. Только вот ей, вся это пытка так и не принесла желаемого результата в прошлый раз. Да и инициация... Им просто не повезло с братом. Откуда взялась та мелкая тварь Пустоши, выяснить так и не удалось, только вот, ей-то от этого, сейчас не легче. В самый разгар ритуала эта погань метнулась к ним и впилась ей в лицо. Брату пришлось прерваться, остановить ритуал, чтобы убить тварь, а после всё просто пошло наперекосяк и Анн вообще чуть не умерла. Брат спасая её чуть не убил себя, но справился и спас девушке жизнь. Хотя у неё иногда мелькала мысль, что смерть была бы лучшим выходом. И все их с отцом и братом надежды, что Академия может исправить, излечить её проблему так и не оправдались.
  Её стабилизатор, опытный парень маг, старался изо всех сил. Он был ласков и аккуратен, но все его старания прошли почти без пользы. Анн стала сильнее совсем чуть-чуть, мало того при сильной нагрузке на ядро силы её преследовали боли иногда настолько сильные, что Анн теряла сознание. На третьем курсе ей напарника не нашлось, да и смысла она в этом не видела, как впрочем, и ректор Великий маг Сатон. Так что, отдыхала в тот год на целый месяц дольше, чем сокурсники. Настоятели храма Отца и Матери, в Академии, посоветовавшись, предложили ей пройти ритуал клятвы богам и стать Белой волшебницей, встать в первых рядах борцов с поганью Пустоши и Джаанн почти согласилась, даже начала длительный пост, дабы очистить перед ритуалом своё тело и душу. Теперь же, Великий маг попросил её всё-таки выступить в роли стабилизатора, для этого мальчишки с дальнего севера... Но, она почти не верила в удачный для себя исход. Только что, всё равно сделает всё, чтобы молодой маг обрёл свою полную силу. Это её долг, долг как мага и гражданина, отказаться от которого, значит проявить слабость и неблагодарность к своему народу и стране.
  Вот и двери общежития, Адэрра уже мотает из стороны в сторону так, что девушка его едва удерживает от падения, но нужно ещё подняться на четвёртый этаж.
  - Адэрр! - строго сказала она. - Взбодрись, если ты упадёшь, я не смогу тебя втащить к себе в комнату, ты для меня слишком тяжелый. А на магию у меня нет сил...
  - Моё ядро, оно словно с ума сошло! - шепчет он. - Это словно голод, я почти не в силах контролировать его...
  - Нам недолго осталось, идём... - ответила она и вошла в здание. Несмотря на совершенно разбитое состояние, и целых три остановки на лестнице парень смог подняться к ней в комнату. Где упал в кресло и отрубился...
  Анн сходила в ванную, сполоснулась в душе и, накинув халатик, пошла будить своего партнёра.
  - Адэрр? - позвала она парня, так и спящего в кресле. - Адэрр!
  Парень не реагировал. Девушка усадила его вертикально и слегка хлопнула по щеке.
  - Адэрр?!
  Он открыл глаза, синие словно вечернее небо, сейчас тусклые и мутные. Глубоко вздохнул и тихо сказал:
  - Что? Что такое?
  - Ты не забыл - зачем ты здесь?
  - А зачем? - заплетающимся языком спросил он.
  - Проклятье... - прошипела она. - Смотри на мою руку, смотри!..
  И создала над ладонью узор необходимого для настройки пары заклинания.
  - Что это?
  - Это то, что тебе сейчас поможет. Только не вздумай брать для него силу извне. Иначе толку не будет, давай действуй! - сказала она, удерживая его вертикально.
  - У меня нет сил! Как я создам его?..
  - На него нужно самый минимум, он у тебя есть, Адэрр. Давай делай иначе тебе так и будет плохо, и восстановишься ты не скоро, - казала она.
  Парень поднял ладонь и, сосредоточив на ней взгляд, создал узор заклинания, Анн почувствовала, как влил в него силу, и последовала за ним. Узоры вспыхнули и слились, слиплись в один, после чего снова распались и впитались в ладони. Внутри появилось странное, тёплое чувство, которое сразу же очистило мысли и чуть-чуть наполнило ядро.
  - Ух! - воскликнул парень, чей взор стал ясным и чистым. - И что будем делать дальше?
  - Иди в душ, ты потный и усталый. Смой усталость, после чего выходи я пока накрою на стол, поужинаем, - ответила она улыбнувшись.
  Парень встал, но после первого же шага его снова занесло, и лишь спинка дивана, за которую он ухватился не дала ему упасть.
  - Chort podery! - прошептал он на каком-то непонятном языке.
  Но, несколько секунд постояв, всё-таки ушёл в ванную комнату. Услышав, как зашумела вода, Анн отправилась на кухню, чтобы приготовить лёгкий ужин.
  
  Поужинали довольно бодро, парню явно стало легче, но в любом случае восстановиться полностью можно только одним способом. Самым древним, самым верным, разработанным ещё далёкими-далёкими предками.
  Только вот, девушка ещё ни разу не получила того удовольствия о котором говорили другие девчонки с курса. Приятно конечно, но ничего особенного. Может быть, виноват был её первый напарник, а может быть это свойство её организма.
  Анн встала и пошла в спальню, расправила свою кровать и на миг застыла. Чувствуя, как сзади подошел Адэрр.
  - Что дальше, Джаанн? - спросил парень.
  - А то ты не знаешь? - ответила она, обхватив себя руками.
  - Джаанн, если не хочешь, давай не будем этого делать, - сказал он.
  - Дурак, мы уже связаны заклинанием, если не сделаем это, завтра даже встать не сможем! - ответила она.
  - Тогда, что же делать?
  - Тебя нужно учить?! - удивилась она.
  - Значит, в этом ты отдаёшь инициативу мне?
  - Именно... - прошептала она, чувствуя, как сильные руки скользят по талии, обхватывая её. Ладони касаются груди, чуть сжимая полушария, всё-таки рождая лёгкую дрожь желания внутри.
  - Ты так зажата, чего-то боишься? - шепчет он.
  - Нет, - отвечает она.
  - Что же, ты чего-то недоговариваешь, но это твоё право, - отвечает Адэрр и подхватывает её на руки и она снова слышит от него тихие на грани слышимости слова на странном языке...
  - Pohoje eto budet nye prosto...
  
  Парень аккуратно уложил её на кровать, вспыхнул узор знакомого заклинания, после чего он лёг рядом и нежно поцеловал девушку в уголок губ. А дальше под его руками и губами она провалилась в какую-то странную негу. Он не торопился, и Анн незаметно для себя целиком отдалась необычным, новым ощущениям. То, что делал этот мальчишка, совершенно не походило на обычный контакт. Его руки и губы казалось, были везде, и от этого горячая волна наслаждения, накатив, накрыла её разум. В самый разгар, ядро силы запульсировало особенно сильно, стрельнуло болью, которую без остатка смыло волнами наслаждения.
  
  Утром.
  
  Проснулась она ещё до рассвета, под головой было упругое, тёплое плечо парня, чьё тихое дыхание шевелило волосы на голове. Анн открыла глаза и в тусклом свете молодой луны посмотрела на него. Днём он казался ей не очень красивым, сейчас же с его лица исчезло спокойное холодное выражение и оно стало гораздо красивее.
  'Кто же ты такой?' - проплыло в мыслях, - 'Такой юный и словно бы взрослый...'
  Но парень безмятежно спал, и на его губах иногда появлялась и исчезала мягкая улыбка. Вставать не хотелось, в теле была странная ломота и одновременно лёгкость. Вспомнился вечер и от воспоминаний, ей стало жарко. Дыхание сбилось, и Анн закрыла глаза, чтобы успокоиться, но это вообще не помогло, стало только хуже. Разыгравшееся воображение вообще почти лишило её самообладания. Открыла глаза и столкнулась взглядом со смотревшим на неё Адэрром.
  - Утро доброе, - сказал он.
  - Привет, - прошептала она, тяжело со всхлипами дыша.
  - Похоже, у тебя небольшая проблема, я могу помочь?
  - Да... - чуть слышно ответила она, чувствуя пульсацию ядра силы. Пульсация порождала уколы боли. Но, его губы и руки снова начали своё движение по её телу. Снимая боль наслаждением...
  
  Адэрр Кантон (Атоон-Ридаг, Академия 57 день лета, года 3385-го от В.Т. вечер)
  
  Уже привычный шорох гравия на дорожке Академии, иду, от усталости и магического истощения подволакивая ноги. Хорошо хоть сейчас моё ядро почти стабилизировалось и меня не мотает словно пьяного. Что частенько было поначалу, тогда Анн меня буквально таскала на себе. Она от этого конечно тоже страдала, но не так сильно как я. Большинство первокурсников уже стабилизировались, и их напарники умотали на каникулы, отчего в Академии стало совсем пустынно. У нас, первокурсников вовсю идут занятия, хорошо хоть пока не дают самостоятельной работы, а то не знаю, как бы я справлялся. Нагрузки просто адовы, на Земле нам не давали такие объемы информации и знаний с такой скоростью и интенсивностью, благо заклинания разгона разума всегда под рукой, как и эликсиры от головной боли.
  Анн ждёт меня у себя в комнате, опять, наверное, наготовила вкусненького. Умеет она готовить рыбные блюда так, что я подметаю их словно сбежавший с голодного края. Девушка балует меня, благо с её проблемой наметились большие подвижки. Она буквально скакнула в силе на пару степеней, и я чувствую, что это далеко не предел. Но продвинуться дальше пока не получается, мне самому натурально не хватает сил.
  Недавно виделся с Тай и Рани, в выходной день мы все вместе ходили на скальный пляж, где купались в прозрачной солёной воде. Я умудрился поймать здоровенного краба, чьё тело было размером с суповую тарелку, лапы длиной по метру в клешни с мою ладонь. Вечером, в своей комнате Анн нам его приготовила по особому рецепту...
  Тай перед уходом в свою комнату, горячо меня поблагодарила за решение проблемы Анн. Я ей ответил, что ничего еще не решено. На что ответа не дождался, лишь Рани чмокнула в щёку на прощание. Меня во многом местные нравы поражали. С одной стороны вольные до невозможности, с другой строгие до чопорности. Хотя я заметил ещё, что взрослые маги весьма сдержанны в личном общении и разборчивы в выборе партнёров. Некоторые вообще с противоположным полом близко не контактируют, отговариваясь отсутствием чувств. С простыми же людьми все еще сложнее, там вообще только деловое общение присутствует, так что, клуб магов, это довольно закрытая организация. Попав в которую с не магами общаться принято минимально и тем не принято заводить с ними семьи. И причина как выясняется, проста - это сроки жизни. Маги живут дольше и чем сильнее маг, тем дольше он проживёт. А хоронить любимых неприятное занятие. Так что семьи у магов создаются поздно, а дети рождаются ещё позднее.
  В остальные дни Тай, ну у меня сложилось такое ощущение, со мной встреч избегала, а при редких встречах вела себя подчёркнуто официально. Это вызывало у меня недоумение, да и не только у меня. Рани, с которой удалось поговорить, тоже не понимала причин такого поведения своей подруги. Сказав лишь, что у княжны появилась новая фрейлина, с которой та часто встречается и подолгу говорит, не рассказывая только о чём.
  И да, и Тай и Рани уже стабилизированы, им на это потребовалось всего три декады в отличие от меня. Я вообще подзадержался с этим процессом, может быть дело не только во мне, но и в Анн, но, ни она, ни кто другой мне этого не объяснили. Лишь раз я разговорил её на тему стабилизации и возможности делать это по-другому. И способ был, но был он чрезвычайно сложен и нестабилен. Разработал его один маг зразу после Тьмы, из-за того, что вместе с семьёй оказался отрезан от цивилизации. Сексуальный контакт при нем не требовался, зато требовался изрядный опыт, терпение и внутренняя дисциплина. Пользовались им крайне редко, в исключительных случаях и результата он не гарантировал. Так что...
  Вот и двери женского общежития, вхожу и натыкаюсь на строгий взгляд его коменданта. Тирсы, жены главного администратора Академии.
  - Адэрр Кантон, почему ты так долго стабилизируешься? Когда уже вы закончите? - спросила она сходу.
  - Я делаю всё что нужно, но пока не достиг результата, - отвечаю я. Да, я почти стабилен, но 'почти' не считается.
  - Советую быть старательнее, ты последний остался из парней, - пробухтела женщина.
  - Это не от меня зависит, вернее не только от меня, наиррам(1), - отвечаю я.
  - Не нравится мне всё это, иди уже, беспокойный киммарр(2), откуда только, такой взялся? - бурчит она мне в спину.
  Но я, улыбаясь, топаю на лестницу, ничего не отвечая ей.
  
  1. - Наиррам - уважаемая, обращение к замужней женщине (язык тирсов).
  2. - Киммарр - мальчишка (язык тирсов).
  
  Ночь, лишь в окнах голубоватый свет полной луны. Лежу на спине, на груди покоится голова Анн, и девушка не спит, проводя пальчиком по шраму на моей груди.
  - Адэрр?..
  - Да.
  - Что мы делаем не так? Почему ни у тебя, ни у меня нет окончательного результата? Ты говорил с Верховным? - спрашивает она.
  - Да, говорил...
  - И что он сказал?
  - Сказал, что плохо стараемся. Сетовал на то, что у меня нет уверенности в результате...
  - Ты сделал из меня гранд-мастера! Какой ещё результат нужен?! Я домой хочу, к отцу, матерям и сёстрам...
  А я лежу и, глядя в потолок, думаю, что же нужно сделать, чтобы всё закончить. Ведь дело не в близости, дело в чём-то ещё... В чём-то едва уловимом, каком-то моменте, мелочи касающейся не меня, а Анн. Что-то я не улавливаю. Перехожу на внутреннее зрение и, расслабившись, разглядываю поток силы и своё и её ядра. Мой внутренний источник светит ярко и ровно, но периодически начинает мерцать и пульсировать вместе с пульсом. Так быть не должно, у мужчин, стабилизированное ядро не мерцает и не пульсирует. Переключаюсь на Анн и разглядываю её. Тут всё тоже нормально, ну почти, периодически её источник меняет интенсивность свечения, чуть тускнеет, а потом ярко вспыхивает, постепенно возвращаясь к норме. Словно ему чего-то не хватает, словно лампочка накаливания у нестабильно работающего генератора или шалящего трансформатора, что точнее...
  'А может, попробовать передать ей силу извне? Используя способности 'крадущего' подключить своё ядро к внешнему потоку и по связи передать ей. Может это поможет?' - думаю я, и мысль захватывает меня.
  Анн уже почти спит, дыхание выровнялось и во взгляде плавает туман.
  - Анни?.. - шепчу я.
  - Да... - отвечает она, посмотрев на меня сонным взглядом.
  - У меня есть идея!
  - Да?! Какая?
  - Интересная и я её сейчас попробую реализовать.
  - Да? - говорит девушка и из её взгляда пропадает сон. - Думаешь, твоя идея сработает?
  - Ну, не попробую - не узнаю... - отвечаю я, и привстаю, нависая над ней. Касаюсь губами шрама на её лице. Он стал ощутимо меньше, уже не стягивая губы и глаз. Джаанн закрывает глаза, отдавая мне инициативу полностью. Если честно, меня, как и её, уже тяготит наша затянувшаяся близость.
  Но, дело превыше всего и я опускаюсь губами по её шейке к груди. Стараюсь разогреть её посильнее, контакт ядер болезненен для нас обоих, но у Анн, почему-то, боль сильнее моей и если не купировать её противоположными ощущениями, то контакт натурально неприятен для девушки.
  В самый разгар, перехожу на магическое зрение и тянусь к ближайшему потоку силы, направляю его в своё ядро, как сделал однажды давным-давно и... Ревущий поток силы, устремляется внутрь меня, ядро вспыхивает ослепительным светом, а за ним вспыхивает и ядро Анн. За вспышками накатывает такая боль, что я кричу и с криком проваливаюсь во тьму.
  
  Просыпаюсь в незнакомом помещении, светит яркое солнце в окно, заливая небольшую, светлую комнату золотыми лучами. Оглядываюсь, в комнате кроме кровати, на которой я лежу есть ещё небольшой шкаф со стеклянными дверцами, за которыми стоят какие-то пузырьки и склянки, и маленький столик. Сажусь на кровати, и от этого комната начинает летать вокруг меня кругами, отчего я падаю обратно на подушку.
  - Нихера себе!.. - шепчу я на русском. В теле слабость в горле ком и тошнота.
  'Интересно, Анн-то там живая?' - думаю я, вспомнив, что происходило перед этим.
  
  Провалявшись около получаса, немного пришёл в себя, ну хоть мутить перестало. Переключаюсь на магическое зрение и осматриваю себя в нём. И сразу же замечаю изменения, моё ядро горит ровным ярким светом без пульсаций и переливов. Да и так, сила ощущается ровно и без колебаний, как раньше. Просто ровный поток, текущий внутри тела, создающий приятное тёплое чувство.
  Лёгкие шаги за дверями и со щелчком открывается дверь в комнату. В вошедшей, хоть и в магическом зрении легко узнаю Анн, за четыре декады я наизусть запомнил её энергетическую сигнатуру. Только вот и её ядро, светится ровным светом, лишь чуть пульсируя в такт ударам её сердца, как и у всех женщин.
  - Адэрр?.. - тихо спрашивает девушка присев на край моей койки.
  Улыбаюсь и, открыв глаза, смотрю на неё. На лице Анн появляется облегчённая, радостная улыбка. Она берёт мою ладонь в свои ладошки и прижимается к ней лицом начиная всхлипывать.
  - Что случилось, Анни, и где это я? - спрашиваю её.
  - Дурачина! - говорит девчонка, - он ещё спрашивает?! Экспериментатор недоделанный...
  - Это не ответ, Анни...
  - Ты в больничной палате Академии, уже третьи сутки тут валяешься! - говорит она.
  - Ничего себе!.. - шепчу я. - Эк меня торкнуло-то... но вроде бы всё получилось, я смотрел и видел, что моё ядро наконец-то стабильно. Как и твоё, так?
  - Так! - отвечает она, оторвавшись от моей ладони, - и всё равно, ты придурок! Что ты сделал?! Что произошло тогда?
  - Ну, что ты почувствовала? - спрашиваю я в ответ.
  - Это... это было незабываемо! Я чуть не померла от удовольствия... Поток силы буквально переполнил меня, богиней себя почувствовала на миг. Очнулась, а ты на полу валяешься бревно - бревном, всё лицо кровью залито из носа. Я тебя поднять пыталась, в чувство привести, а ты бледный стал как бумага и дышишь через раз. Перепугалась, тревогу подняла, тебя сразу сюда отправили. И с тех пор ты тут, третьи сутки уже. Что... ты... сделал?!
  - Про третьи сутки я слышал, а по поводу того, что я сделал... Я подключился к внешнему источнику и передал его силу тебе, через себя и своё ядро.
  - Ты! Ты ненормальный?!.. - поражённо прошептала она. - Это же могло тебя убить!
  - Ну, не убило же... Ах, да, какой у тебя теперь класс и ранг?
  Девушка зарделась, благодарно глядя в ответ.
  - Я магистр, оранжевый ранг!
  - У-у-упс! - удивляюсь я. - Вот это да-а-а...
  - Спасибо тебе! - пискнула девушка и обняла меня, тесно прижавшись и обвив шею руками.
  - Да не за что... - отвечаю я, - вроде бы, для этого всё и затевалось. Будешь теперь могучей волшебницей, ты и так лучшая на курсе, а сейчас будешь ещё и сильнейшей.
  Анн оторвалась от меня, посмотрела каким-то странным, очень ласковым взглядом.
  - Правы были Тай и Ови, ты очень странный, необычный, неправильный. Таких не бывает, ну, парней... Но, это и хорошо. И да, пойду я, скажу твоим друзьям, что ты пришёл в себя и тебе лучше. А то, сидят в приёмном покое каждую свободную минуту, колдомедиков уже до печёнок достали своими вопросами, - ответила она.
  - А как тебя пропустили интересно?
  - Ну, я всё-таки студент старшего курса, да и моя старинная подруга здесь медсестра, - сказала Анн.
  - Вот ведь... - улыбнулся я. - И когда домой поедешь?
  - Так, с утра и отправлюсь. Заберу своего коня и в путь, по железной дороге до Зайдарра, а оттуда верхом до замка отца.
  - Н-да, баронство твоих родителей почти на границе с пустыней, так?
  - Да, и морем туда не добраться, только поездом. И то, придётся ехать в товарном вагоне, летом никто не потащит на восток пассажирские, слишком накладно, сейчас пик грузоперевозок.
  - Ничего терпимо это ведь не долго, дней пять?
  - Даже меньше, четверо суток, паровозы не стоят, слишком долго их потом разогревать, а дрова дороги, так что поезда идут почти без остановок лишь на узловых станциях перецепляют вагоны с грузом и гонят дальше. А от Зайдарра мне останется четверо суток верхом и я дома... - мечтательно протянула Джаанн.
  - Зимой тоже оценю путешествие по железной дороге. К нам морем уже не дойдёшь, замерзает море на севере, - говорю я.
  - А я бы хотела отправиться в морское путешествие, один раз лишь ходили с моей группой два года назад. Был у нас практикум на море... - сказала она.
  - И как тебе на корабле?
  - Замечательно! Просто здорово и сейчас, ну после окончания Академии, я, наверное, попрошусь в Морской корпус. Буду славным магом боевого флота, - сказала девчонка, сделав серьёзную мину.
  - Не загадывай, вдруг передумаешь... - говорю я.
  - Нет, не думаю, - ответила она, чмокнула меня в щёку, встала и вышла, закрыв за собой двери.
  А через десять минут в моей палате стало тесно. Пришли Бар и Ната, Лингарр с которым мы сдружились довольно сильно. Парень оказался не заносчивым, умным и весёлым. Да и учились мы в одной группе. А самое главное, пришли Рани и Тай. Меня слегка затискали, заставили столик всякими вкусностями (откуда только взяли посреди учебной пятидневки?) и ушли только по настоятельному приказу врача.
  
  Примечание: Каждый класс мага делится на пять рангов по силе от слабого к сильному - оранжевый, жёлтый, зелёный, синий и фиолетовый.
  
  Адэрр Кантон (Атоон-Ридаг, продуктовые рынки 40 день осени года 3385 от В.Т. день)
  
  Медленно иду по торговым рядам, выбирая для нас с Баром свежее мясо и рыбу. Сам Бар в компании Наты и её соседки ушёл на овощной рынок за овощами крупами и разными производными от них навроде макаронных изделий. Нынче у нас двойной выходной и стоит его потратить на закупку продовольствия на несколько недель вперёд.
  В столицу наконец-то пришла настоящая осень, и стало прохладно. Так что на мне надет брючный костюм, который я купил две недели назад. Купил задорого, но с деньгами с некоторых пор проблем нет. Мы с моим лучшим другом разом разбогатели на местном 'дерби' в котором сами и поучаствовали.
  Как-то раз, в очередные длинные выходные мы с Баром, гуляя по столице, наткнулись на нечто, похожее на стадион, стадионом это здание и оказалось, а вернее спортивной ареной, на которой периодически проводились турниры. Платные турниры с изрядным призовым фондом. Участвовать в турнире мог любой желающий, внеся в казну заведения два золотых...
  Посовещавшись впоследствии с Дайгором, решили сходить посмотреть на состязания и в процессе поняли, что вполне сможем принять участие в них, и победа вполне вероятна. После недели ожесточённых споров внесли залог и две недели назад вышли на арену. И он, и я выставились на соревнования лучников и мечников. Нас, как новичков поставили в молодёжную лигу, где, как впоследствии стало ясно, у нас соперников не было. Победы дались легко, даже легче лёгкого, сверстники ничего нам противопоставить не смогли и в поединках фехтовальщиков, Бар взял главный приз, а я в напряжённом поединке смог стать третьим. У лучников, ситуация сложилась в обратном порядке, тут уже я взял гран-при, а Баррмирр стал бронзовым призёром.
  Выигрыш принёс в мой кошелёк астрономическую сумму в триста золотых и тридцать за третье место. У друга было так же, что полностью решило наши проблемы с деньгами. Я ещё и подкинул десятку Нате, чтобы у подруги было больше времени на учёбу.
  Ната, правда, через неделю деньги мне вернула, последовав нашему примеру, только взяла она вторые места, как фехтовальщик и лучница. Разбогатев на добрых две сотни золотых.
  Выигрыш прославил нас в среде студиозусов, попутно добавив проблем, так как наставники нагрузили всех троих занятиями в профильных секциях и сейчас, я тренирую наиболее продвинутых лучников из среды студентов всех пяти курсов. Как впрочем, и Бар, которому досталась секция фехтования, куда хожу и я и честно пытаюсь выиграть у друга, хотя бы один поединок из пяти, пока безуспешно...
  
  Шум базара вокруг, лежащее на прилавках мясо доброго десятка видов и качества, громкие голоса купчин зазывающих и нахваливающих свой товар. Всё это сливается в монотонный гул, на который я не обращаю внимания. Меня ждёт торговец-тирс, у которого я покупаю мясо уже три месяца и ни разу не пожалел. Цены вполне адекватны, а качество вообще выше всяких похвал.
  Купив мясо, пойду в дальние ряды - нужно купить рыбы и прочих морепродуктов на четверых человек. Есть там один купец, у которого артель с его братом-рыбаком, отчего и рыба и всё остальное - свежее и отменного качества, дороговато правда, но лучше переплатить, чем купить несвежее.
  Вот и знакомый навес и мальчишка-тирс, сын купца, помогающий отцу в лавке.
  - Адэрр! - радостно восклицает парень и на языке тирсов продолжает, - вот и ты наконец-то как раз свежее мясо привезли.
  - Привет, Талурр, мой желудок чует, когда есть лучшее, - отвечаю я на том же языке.
  - Тогда, как обычно? - спрашивает пацан.
  - Ага! - отвечаю я, снимая рюкзак-короб с которым и хожу за покупками. Ставлю свой переносной холодильник на прилавок и начинаю укладывать подаваемые мне купчиной свёртки с мясом, копчёностями и колбасой. В самый разгар действа, когда я уже расплачивался за купленное мной, сигнальный контур, который я держу постоянно, подал сигнал тревоги. Проверив сеть, понял, что меня кто-то пасёт с отнюдь не добрыми намерениями. Хмыкнул и, попрощавшись с тирсами, пошёл в рыбные ряды, чувствуя внимание и слежку.
  'Вот и проверю свои наработки в охранной магии' - думаю я, - 'Похоже, меня хотят слегка обокрасть, видимо срисовали тугой кошель с серебром'.
  Рыбные ряды были в дальнем конце рынка, поскольку пахло тут преизрядно и отнюдь не цветами. Прохожу к нужной мне лавке и, сняв рюкзак и поставив его на прилавок, здороваюсь с купцом. Тот меня узнал и, кивнув, скрылся в холодильнике.
  Пока его ждал, под писк охранки почувствовал мягкое касание кого-то сзади. Рывок рукой и моя ладонь сжимает чью-то тонкую и слабую ручку.
  - А-а-ай-й! - пищат сзади тонким голосом, и из-под ног доносится звяк упавшего кошелька.
  Подхватываю кошель заклинанием, кидаю его на прилавок рядом с рюкзаком и вытаскиваю свою 'добычу' из-за спины. 'Добычей' оказывается мелкий мальчишка тирс, в задрипанной одежонке и заношенных до потери функциональности мокасинах. Малёк смотрит на меня полными ужаса глазами и тоненько скулит.
  - Это кто тут у нас? - задаю я вопрос, разглядывая его. - Такой маленький тойо(3), а уже воришка?! И что положено по закону за воровство, у народа?
  Толстая тётка, с большой корзиной, стоявшая за соседним прилавком, лукаво улыбнувшись мне, сказала: - Воришкам у народа - хвосты рубят!
  - Ага! Именно так! - вторю я ей, - так что, малец, сейчас я отведу тебя в околоток и выйдешь ты оттуда уже без хвоста.
  - Дяденька, пусти меня, я нечаянно!.. - проскулил мальчишка. На вид ему было лет пять, был он тощ и жилист. Окрасом и рисунком шерстки походил на маму Латри, лишь глаза были тёмно-зелёные.
  - Нечаянно кошель у меня украсть хотел? - спрашиваю я, глядя на него строгим взором, отчего он сдулся и совсем поник. - Чей ты?
  Но, мальчишка молчал, лишь по шерстке под глазами побежали слёзы, оставляя мокрые дорожки.
  Накидываю на малька 'ловчую сеть' и внезапно чувствую странный отклик в силе. Оглядываю и ощупываю его внимательно и на шее обнаруживаю то, чего увидеть не ожидал от слова совсем. Это был рабский ошейник...
  - Кто ты, как твоё имя и кто твой хозяин?! - добавив в голос металла, спрашиваю я. Но мальчишка молчит, упрямо сжав губы.
  - Он раб?! - удивлёнными голосами хором спрашивают давешняя тётка и купец, вышедший из холодильника и в момент просёкший ситуацию.
  Я задираю пацану голову, и на шее становится видна полоса рабского ошейника.
  - У-у-у-у... - тянет купчина удивлённо.
  - Мерзавцы какие! - восклицает тётка, - как они смеют держать раба в Княжестве, да мало того, заставляют его воровать?!
  - Сейчас в околотке разберутся, кто это тут такой наглый завёлся, - говорю я и обновляю заклинание 'ловчая сеть', чтобы малёк не сбежал, пока я расплачиваюсь с купцом и пакую покупки в рюкзак.
  - Я пойду с вами, господин маг, - говорит мне тётка, заметившая у меня на рубашке герб Академии, - выступлю свидетелем. Это возмутительно, держать раба и заставлять его воровать!
  - Согласен с вами, милая госпожа, и заранее благодарен вам за труды, - отвечаю я, поклонившись, чем вгоняю тетку в форменное смущение, отчего она краснеет и начинает бессвязно бормотать благодарности. Купчина, знакомый с моими манерами, лишь улыбается, но во взгляде его словно прибавляется уважения.
  Собираюсь, надеваю рюкзак и, взяв пацана за руку, снимаю с него заклинание. Киваю тётке, и мы спокойно топаем в околоток возле рынка. По пути я на всякий случай вешаю на мальчишку магический поводок, он не даст ему от меня сбежать: пара метров - и всё, дальше он не убежит.
  Уже почти у ворот рынка дорогу нам заступают два персонажа, от вида которых я искренне недоумеваю, а тётка, ойкнув, прячется у меня за спиной. А посмотреть тут было на что... Высоченные могутные мужики с гориллообразными фигурами и лицами натуральных имбецилов. Я таких в этом мире ещё ни разу не встречал и не знал, что такие в принципе существуют.
  - Ты это, барчук, отдай пацана-то... - низким голосом гудит стоящий справа.
  - То наш пацан, не твой, так что лучше отдай, - вторит ему его братец, стоящий слева. - А то смотри, барчук, можем и голову оторвать...
  - А если отдам, то что-то ещё?! - спрашиваю я, разглядывая мордоворотов в магическом зрении. Они не маги, но на телах видны мощные амулеты защиты. Не всякий мастер магии с такими справится, только я вот далеко не мастер пока. Но, у меня есть бонус - сам Великий маг обучил меня одной технике: как 'крадущий' может обезвреживать амулеты, буквально вытягивая из них силу. Поэтому, не мудрствуя лукаво, я моментом высосал из их защиты всю энергию и уже спокойно вдарил 'параличом'. Громилы как стояли, так и упали, словно брёвна, только пыль полетела. Лишь тот, что справа, успел сказать:
  - Денег возьмём за беспокойст... - но его слова заглушил глухой стук удара лбом о плиты.
  Тетка за спиной ойкнула, а пацан обречённо всхлипнул, безуспешно подёргавшись в моей руке.
  - Что здесь происходит? - услышал я знакомый женский голос.
  - Ты представляешь, Овеллия, меня попытались сначала обокрасть, а потом ещё и угрожали голову оторвать, - отвечаю я, поворачиваясь на голос, и вижу мою хорошую знакомую в компании двух стражников. - Здравствуй, Овелли.
  - Адэрр! - улыбается девушка в повседневной форме Охранки. - Вот так встреча! И кто это попытался тебя обокрасть?
  - Вот этот мелкий, - отвечаю я, выставив перед ней пацана.
  - А я всё видела, видела, госпожа охотница! - затараторила тётка из-за моей спины. - И засвидетельствую это... и про нападение тоже.
  - Что же, - сказала Овелли. - Следуйте за нами в участок.
  После чего кивает своим подручным на так и лежащих в пыли мордоворотов. Копы надевают на тех лёгкие кандалы, и я снимаю заклятие. После чего бандюганов пинками поднимают на ноги, и пинками же направляют в сторону полицейского участка. Те, поначалу, пытались возмущаться, но, схлопотав резиновыми дубинками по хребтине, затыкаются.
  
  3. - Тойо - щенок (пренебрежительное обращение к ребёнку у тирсов).
  
  Руффус Тинралль (Атоон-Ридаг, околоток у Западного рынка, 40 день осени года 3385 от В.Т. вечер)
  
  Мальчишка сидел на лавке в стеклянной камере и, повесив голову, смотрел на узор паркетного пола. В душе его одинаково смешались тоска, отчаянье и страх. Минуло время допроса, на котором он, не в силах сопротивляться воздействию заклятия 'правдоруб', выложил всё, что знал о своём хозяине - главе воровской шайки с именем Садирр и кличкой 'Стамеска'. Так же и всё о своей банде и её членах, а так как попал сюда на Скоррум - в столицу Княжества.
  Минул почти год, как его купил матрос с Островов в порту Скайнор на Харруме. Купил у собственного отца за золотой датарий. Отец плакал при этом, но выхода не было. Род в результате каких-то интриг в очередной раз крупно оштрафовали - так отец сказал. И на сходе рода долг распределили на всех его членов. У семьи Руса не хватало денег внести свою долю штрафа и всей семьёй бросили жребий - кому уходить на продажу. И выпало ему, самому младшему в семье.
  Несколько дней сёстры и мать плакали, но в итоге отец сам увёл мальчишку на невольничий рынок в порту. Где продал матросу из команды купеческого корабля с Железных островов но, проплавал он недолго. Уже здесь, в Атоон-Ридаге матрос проиграл его Садирру-Стамеске в кости. И с тех пор мальчишка подвизался воришкой на рынке, под прикрытием братцев Карту.
  Когда уродливые близнецы заступили дорогу его захватчику, Рус было воспрял духом. Но почти мгновенная расправа этого юного мага над защищёнными сильными амулетами ватажниками и последующая встреча с опером Охранки и полицейскими убили надежду вернуться к обычной жизни. А главное - его, похоже, ждёт наказание. Лишаться хвоста не хотелось, сами мысли об этом заставляли сердце сжиматься от ужаса. Ведь это окончательный и несмываемый позор. К куцым отношение хуже, чем к рабам. Если рабский ошейник можно снять, верной службой или скопив денег и выкупившись у хозяина, то новый хвост не отрастишь...
  Лязгнули массивные двери, ведущие из тюремного блока в участок и в соседнюю, стеклянную, камеру натурально зашвырнули какого-то сайатта в рваной одежде. Через несколько секунд Рус узнал своего хозяина.
  - Что случилось, малёк? - пробулькал Стамеска.
  - Мы с побратимами выследили одного штыба(4), у которого был тугой кошель с серебром, а сам он выглядел натуральным растерей. Проследили, и я попытался сдёрнуть у него металл, да только штыб оказался натуральным панцирником, а ещё и магом в придачу. Вмиг меня ухватил да спеленал магией, а когда у ворот рынка браты меня отбить попытались, так он их за пару вздохов уложил, несмотря на амулеты, - шёпотом ответил Рус.
  - Ох, Боги! Ведь говорила мне Лагана - не бери амулеты у Корочуна. Ведь говорила же... - завыл старый вор. - А теперь за всё ответ держать придётся...
  - А что с нами будет? - спросил мальчишка.
  - С тобой - не знаю, а меня и братьев ждут рудники!.. - прохрипел Садирр, а после глухо завыл, словно раненый зверь.
  - А за что на рудники-то?! - искренне удивился маленький тирс.
  - За то, что тебя рабом держал, да воровать заставлял. И не вывернешься теперь, всё магам расскажу, сам расскажу-у-у-у... - выл старик, размазывая слёзы и сопли по лицу. - А на рудниках мне сме-е-е-ерть неминучая-а-а-а!.. Дурак я, дурак! Жадный глупец!
  Из крайней камеры вору вторил глухой скулёж братьев.
  Снова брякнула дверь, и вошедший полицейский открыл двери камеры, в которой сидел Рус.
  - Пошли к судье, Руффус, - сказал страж закона.
  - Зачем?! - испуганно прошептал мальчишка.
  - Судьба твоя решаться будет, - сказал воин и взял его за руку.
  И под глухой вой бывшего хозяина и побратимов, мальчик пошёл навстречу своей новой судьбе.
  
  В небольшом зале суда, в дальней части полицейского околотка, его ещё раз допросил дородный судья: послушал откровения мальчишки, про мытарства и беды последнего, выслушал, слёзные мольбы Руса не отрубать хвост не ломать судьбу и жизнь.
  - Что же, Руффус Тинралль, я решил твою судьбу. Согласно законам Княжества и по просьбе одного гражданина, ты, малолетний тирс по имени Руффус Тинралль, передаёшься в руки и на воспитание его и его семьи, и уже в его власти будет решить судьбу твоего хвоста, - с мягкой улыбкой сказал судья, - шевалье Кантон, войдите и заберите вашего подопечного.
  Щёлкнули двери зала суда, и в него зашёл давешний молодой маг, который Руса и поймал.
  - Шевалье Адэрр Иттор Кантон, ваша просьба о передаче опёки над малолетним Руффусом Тинраллем мною удовлетворена полностью. Забирайте мальчика и в дальнейшем его судьба в ваших и вашей семьи руках, - сказал судья, а от услышанного у Руса похолодело внутри.
  - Благодарю Вас, Ваша честь! - громко ответил молодой маг и низко поклонился судье. Затем подошел к застывшему от ужаса Русу и протянул ладонь. - Идём со мной, уже поздно, а нам топать и ехать на бусе около часа.
  По дороге Рус, не совсем отдавая себе отчёт, попытался сбежать, вырвал руку из ладони мага и рванул со всех ног в переулок. Только вот, через несколько шагов его словно что-то обхватило, и сколько мальчишка ни дергался, убежать дальше не смог.
  - Ты таки хочешь лишиться хвоста, да? - ехидно спросил маг.
  - Нет... - размазывая слёзы по щекам, ответил сидевший на плитах дороги Рус.
  - Тогда не вздумай больше бежать, - сказал сайатт и снова взял его за руку.
  Дорогу Рус почти не запомнил, настолько его охватило чёрное отчаянье и страх. Всё слилось в монотонную полосу, пропитанную запахом парня-сайатта и продуктов из его заплечного короба. Что-то соображать Рус начал только у ворот места, в которое ему раньше вход был заказан, а именно - столичной Академии.
  Поговорив недолго со стоявшими у ворот парнями, его новый хозяин вошел на территорию, так и ведя мальчишку за руку. Но далеко от ворот не ушли, пришли в какой-то одноэтажный дом с ярко горящими в сумерках окнами.
  - Сиди здесь на лавочке, - сказал парень и указал Русу на деревянную скамейку с ажурными, кованными бронзовыми боковинами. - Я договорюсь с Главным комендантом Академии насчёт тебя.
  И ушёл в дом. Не было его не очень долго, и вышел он в сопровождении сородича Руса. Высокого, представительного тирса в дорогом на вид вышитом алом плаще, под которым была странного покроя роба. Мужчина подошел и внимательно осмотрел мальчишку.
  - Этот? - спросил он парня.
  - Так точно, господин Главный комендант, - ответил тот.
  - Как тебя зовут, дитя? - снова спросил сородич, обратившись уже к Русу.
  - Я лишён имени, господин, но раньше меня звали Руффус Тинралль, - ответил мальчик, встав и низко поклонившись.
  - Воспитанный ребёнок, надеюсь, это ворьё не испортило его окончательно. Я свяжусь с комендантом общежития, Адэрр. Он пустит вас обоих, а завтра оформим мальчишку к вам в комнату по всем правилам, - сказал этот господин.
  - Благодарю вас, господин комендант, - сказал Адэрр и снова поклонился.
  - Идите, уже поздно, - ответил мужчина и ушёл в дом.
  - Ну что, пошли в твой новый дом, - сказал парень.
  Рус посмотрел на него и громко прошептал: - А когда хвост рубить будут?
  - Вот придём домой и там... уже... - хмыкнув, сказал сайатт и снова взял его за руку. И они пошли куда-то вглубь территории по освещённым жёлтыми фонарями дорожкам.
  Пришли в высокое здание со стеклянными дверями на входе, за которыми у массивного стола стоял взрослый сайатт в тёмной робе, но с надменным и злым лицом. Он, молча, проводил их взглядом, после чего ушёл куда-то вглубь первого этажа. А они пошли вверх, по каменной лестнице с металлическими перилами. Этаж за этажом, Рус даже запыхался, пока они поднимались. На пятом по счёту этаже парень пошёл в коридор и в конце его, приложив ладонь, открыл одну из дверей.
  За нею оказалась просторная красивая квартира. Ничего подобного Рус никогда не видел и не жил в такой красоте.
  - Вот и твой новый дом, малыш, - сказал сайатт, после чего крикнул: - Бар! Бар, ты дома?!
  В одной из комнат что-то брякнуло, и в дверях показался ещё один парень-сайатт. Он был выше, чем его хозяин, и одет лишь в странные коротенькие штанишки.
  - Дэрри?! Где тебя носит? - спросил он, увидел Руса и удивлённо застыл: - А это ещё что за чудо?!
  Адэрр расхохотался.
  - Это не чудо, это Руффус, - сказал его новый хозяин. - Он меня обокрасть пытался на рынке.
  - Обокрасть? - прошептал, распахнув глаза, тот, кого назвали Бар. - Тебя?!
  - Ну, он же не знал меня, видимо, думал, что я обыкновенный штыб. Так ведь, Руффус? - спросил Руса Адэрр. После чего, не слушая ответа, ушёл за одну из дверей. Откуда, правда, сразу же вышел, держа в руках таз. - Скидывай в таз все свои вещи и садись вон на тот топчан. И сиди там, а мы пока сходим, поговорим с Баром.
  После чего парни вышли в соседнюю комнату, а Рус стал стаскивать с себя свою одежду. Аккуратно складывая её в таз. Когда всё снял и остался голым, сел на топчан и застыл. В душе было пусто, надежды почти не осталось.
  Новый хозяин и его друг проговорили недолго. После чего вышли из комнаты и парень по имени Бар куда-то ушёл. А Адэрр взяв свой короб, скрылся за третьей дверью, где чем-то забренчал и зашуршал, попутно слышались хлопки каких-то дверей и странный чавкающий звук.
  Когда всё стихло, в прихожей хлопнули двери и в комнату зашёл Бар в сопровождении молодого тирса в ученической робе.
  - Адэрр, я его привёл, - сказал сайатт.
  Появился Адэрр и спросил: - Димурр, ты можешь обследовать и потом подлечить этого мальчишку? - и указал на Руса рукой.
  - Могу, - оскалился сородич. - Только вот, лечение - это дорого...
  - Чего ты хочешь? - спросил хозяин.
  - Смотря как дела у малька... но, предварительно - час твоего времени по вечерам в течение полугода в тире Академии.
  - Да ты?.. - покраснел хозяин. - У меня и так времени нет ни на что! А ещё персональная тренировка... я когда спать-то буду?! Назови другую цену.
  - Тогда, от золотого до двух, в зависимости от состояния, - мурлыкнул парень-тирс.
  - Грабеж! - воскликнул хозяин. - Почему так дорого?!
  - Ха... это ещё недорого, сходи-ка в ближайшую городскую лечебницу. Твой парень гражданства не имеет, так что сдерут с тебя не меньше трёх золотых. Так как, мне уходить?.. - отвечал сородич.
  - Нет! Я согласен...
  - На тренировки?
  - На деньги! - рыкнул Адэрр.
  Сородич погрустнел, но вздохнув, сказал: - Пара золотых - тоже не плохо...
  После чего подошёл к Русу и присел на подлетевший стул, прямо напротив мальчишки. Руки его засветились мягким зелёным светом, и он провёл ими вдоль тела Руса. Отчего по телу пробежали мурашки, и стало тепло. Сородич хмыкнул и сказал:
  - В целом парень здоров, но в кишечнике какие-то паразиты.
  - Убрать можешь? - спросил хозяин.
  - Могу, но это потребует сил, а завтра у меня практика в третьей городской больнице, - сказал Димурр и лукаво посмотрел на хозяина.
  - Плачу два золотых, но парень должен быть здоров, - глухо сказал Адэрр.
  На всё это, привалившись к косяку двери и сложив на груди руки, оскалившись, смотрел Бар.
  - А когда хвост рубить будут? - пискнул Рус.
  - Хвост?! - удивился Димурр. - Зачем рубить хвост? Чей хвост?
  - Мой... - прошептал мальчишка. - За воровство...
  - Какое воровство, у кого? - спросил сородич.
  - У хозяина, - ответил ему Рус.
  - Не понял... - прогудел Димурр и, нахмурившись, посмотрел на хозяина. - Какого?..
  - Ты лечи, давай, Димурр, лечи, не отвлекайся... - вкрадчивым голосом ответил Адэрр. - С хвостом я сам разберусь, попозже.
  - Я не позволю калечить ребёнка! - возмутился тирс.
  - Лечи! - сказал хозяин. - А то я к девчонкам в общагу пойду, и ты останешься без своих золотых.
  - Я...
  - Лечи! Давай! Его! - раздельно сказал хозяин, ткнув пальцем в Руса.
  Сородич фыркнул, нервно дёрнул хвостом, но его руки снова засветились зелёным светом. Мало того, свет появился и в глубине глаз. А Рус почувствовал, как внутри словно холодный ручеёк потёк и куда-то пропало противное, тяжёлое чувство внизу живота.
  - Я всё сделал, - сказал тирс. После чего встал и подошел к хозяину. - Мои деньги?
  - Держи... - сказал Адэрр и положил на ладонь сородича два жирно блеснувших кругляша.
  - Смотри у меня, Адэрр, - сказал Димурр, после чего ушёл, хлопнув входной дверью.
  И неловкую тишину, на миг повисшую в квартире, нарушил гомерический хохот Руса.
  - Что ты ржёшь? - спросил его хозяин, после чего отошел к шкафу и стал в нём рыться. Через несколько секунд закрыл шкаф и подошёл к мальчишке, держа в руках массивные клещи.
  - Хозяин хочет отрубить хвост клещами?! - проскулил мальчишка.
  Бар уже просто икал от смеха, заливаясь и утирая слёзы.
  - Наклони голову, - сказал Адэрр.
  - А?.. - удивился Рус.
  - Ох-х-х-х... - Вздохнул хозяин и наклонил голову Руса к груди. После чего мальчишка почувствовал, как звякнул ошейник на шее. Проскрежетал металл и хозяин сказал:
  - Бар, помоги мне...
  Второй сайатт замолчал и подошел к ним. Парни засопели, на шее дёрнуло, и раздался тонкий звон. Через миг хозяин отошел от мальчишки; в одной руке его были клещи, а в другой разжатое кольцо перекушенного ошейника.
  Развернулся, подошел к окну и распахнул его. Только окно почему-то было до пола, после чего вышел в темноту. Рус видел, как хозяин размахнулся и швырнул ошейник во мрак ночи, громко прошипев: - Погань!
  Вернулся в комнату и сел на корточки перед Русом.
  - Ты больше не раб! - сказал сайатт, взяв ладошки мальчика в свои.
  - А кто я? Кто я теперь? - чувствуя странное щемящее чувство в груди, спросил Рус.
  - Знаешь, мою молочную мать зовут Латри Тин Кантон, но когда-то её звали Латрия Тинралль...
  - Латрия? - прошептал мальчишка. - Мама рассказывала, что так звали её сестру - старшую сестру, которую давным-давно продали в рабство в Халифат...
  - Мир тесен, Руффус, - ласково улыбнулся Адэрр.
  - Так кто я теперь? - спросил мальчишка, глядя в синие с вертикальными зрачками глаза парня.
  - Ты... ты - мой младший брат. Маленький, потерявшийся братишка, которого судьба привела мне навстречу... - прошептал Адэрр и, обняв, прижал к себе Руса.
  И мальчик вцепился во взрослого, обвил его шею руками и громко разревелся от облегчения.
  
  4. - Штыб - аналог русского слова лох.
  
  Глава 13. Первые каникулы.
  
  Бармирр Таулон (Атоон-Ридаг, 5 день зимы год 3385 от В.Т. раннее утро)
  
  Бар открыл глаза и посмотрел в тёмный потолок, на котором шевелились едва уловимые тени от колышущихся от лёгкого сквозняка штор, освещаемых молодой луной. С соседней койки слышалось тихое дыхание лучшего друга и мальчишки-тирса. Вот уж Адэрр!.. Обычно очень рассудительный и холодный, Адэрр иногда мог утворить натурально безумные вещи. Но за это, Бар его и любил. Любил с тех пор, как познакомился уже больше десяти лет назад.
  Адэрр знал всё или почти всё, а чего не знал, мог подсказать - где узнать. Бармирр отдавал себе отчёт, что если бы не друг, он никогда не достиг бы сегодняшних результатов. Не стал бы студентом столичной Академии и вообще не был бы лучшим клинком на всех пяти курсах. Именно Адэрр заставлял его, заставлял самим своим существованием совершенствоваться и постоянно поднимать планку собственных достижений. Почти все самые светлые и радостные воспоминания в его ещё недолгой жизни были связаны с другом и его семьёй. А особенно, сейчас особенно, с Аллией...
  От воспоминаний о сестре лучшего друга на сердце стало тепло. И несколько минут Бар просто лежал и вспоминал, как прогуливался с девушкой вечером за день до отъезда сюда в столицу. Как целовался с нею в тёплых водах реки, чувствуя её тепло и мягкие выпуклости, а самое главное вкус её губ.
  Бар сел на койке, посмотрев на спящих Адэрра и Руса. Мальчишка спал строго со своим новообретённым старшим братом, обняв его и уткнувшись в шею носом. Адэрр воспринимал это совершенно спокойно, привыкнув за долгие годы к спящей рядом Алли. Мало того, друг периодически сетовал, что в одиночестве спит плохо.
  Вообще друг иногда удивлял своими странными комплексами. Тем же отношением к инициации и стабилизации. Бармирр видел, а пару раз и слышал, недовольное бурчание друга на то, что какие-то там парни, смеют иметь близость с Тайвааль и Ранией. Для Бара, как сайатта, такие воззрения были несколько удивительны. Ведь на то, что его девушек на тренировках колошматят тренировочным оружием и магией, причём, иногда до крови его не злило совершенно. Тут же?..
  Стараясь не шуметь встал, но Адэрр почувствовал и тихо спросил:
  - Сколько времени, Бар?
  - Половина пятого, - ответил он, посмотрев на тускло светящуюся стрелку часов в углу.
  - Пора вставать, ладно, иди в ванную первый, мы с Русом за тобой.
  - Опять водой отливать будешь? - улыбнувшись, спросил Бар друга.
  - Надеюсь, не придётся, - погладил мальчишку по голове Адэрр. - Мы же на паровоз опоздаем, а это такое событие, что ты?
  И парни тихо рассмеялись, глядя друг на друга.
  - Неужели уже каникулы? - тихо посетовал Бар.
  - И мы всё ещё живы! - поддержал его друг.
  И смех стал громким.
  - Да, я думал, меня забьют на зачётах до смерти, а голова просто лопнет от напряжения на экзаменах... - потягиваясь и зевая, протянул Бар.
  - Н-да... у меня было похожее чувство, друже, даже Рус заметил, как мы вымотались, - тихо сказал Дэрри.
  Бар ушёл в ванную и, оставив дверь открытой, спросил:
  - Как наш мелкий воспринимает поездку?
  - И радостно и печально одновременно, - ответил друг, встав и начав делать зарядку.
  - Что так? - спросил Бар, макнув зубную щётку в зубной порошок.
  - Ну, радостно ему, что едем к новой родне, где его примут в род по всем правилам. А грустно оттого, что я потом уеду, - пропыхтел Адэрр.
  - Ну, так всегда... - сказал он, начав чистить зубы.
  - Это точно... - ответил Дэрр.
  
  На удивление Рус встал легко. Мальчишка вскочил с вопросом:
  - Уже едем?!
  - Не так быстро, младший, сначала ты умоешься, и мы дружно позавтракаем, - сказал ему Адэрр, потрепав по волосам.
  Завтракали весело, доев все оставшиеся продукты из холодильника. Лишь в шкафу остались крупы и вермишель, поскольку не портятся быстро и вполне себе долежат до конца зимы, когда они сюда вернутся с каникул.
  Дом - милый дом. Бар соскучился по дому, по родителям и самое главное по сёстрам. Здесь, ему остро не хватало их порой назойливого присутствия. Их звонких голосов, вопросов по всем возможным и невозможным темам. Их просьб помочь, объяснить и рассказать. Ведь он же самый лучший на свете старший брат - он всё знает и умеет.
  И отношениям с сестрами, он тоже обязан другу. Именно Адэрр, собственным примером показал, как превратить двух капризных вредин в самых верных подруг и союзниц во всех делах. Да мало того, с пяти лет сёстры ни разу ни чего лишнего не рассказали родителям. Их тайны, касались только их троих и никого более. Даже когда отец с матерью пару раз пытались выпытать с помощью разных словесных уловок у сестёр про их дела с Баром, то обе или прикидывались дурочками или молчали, ничего не рассказывая взрослым.
  Его сёстры... самые преданные подруги, эти никогда его не предадут и не подведут. Бар был уверен в этом на все сто процентов, потому что сам ни за что в жизни не предаст и не подведёт их. И он уже почти три месяца штудирует трактаты по инициации вместе с Адэрром, который буквально зациклился на этом. Только вот, тот ищет способ инициировать Алли без близкого контакта. Наивный... если бы способ был, его бы использовали. Наивно думать, что предки были дурнее нас. В космос летали, города на луне строили, но инициировали девушек, как и десять тысяч лет назад, на самой заре истории. Да и в чём проблема? Бар не мог друга понять... ведь ему в голову не придут, как и любому другому парню или мужчине в их мире причинить боль самому близкому человеку в мире. Наоборот, все старались и силу открыть и радость доставить, чтобы после девушка не знала боли с любимым мужчиной. А уж сам Бар постарается, чтобы сёстры остались довольны и силой и ощущениями. Такова уж доля старшего брата.
  
  Собрались быстро, поскольку большинство вещей оставалось в шкафах Академии. С собой взяли только тёплые вещи, да и те пока лежали в походных сумках. Зима в столице и зима на севере разные вещи. Здесь пока и снегу ни разу не было, лишь холодные дожди с сильным ветром. Да иногда выглядывает солнце, но в такие дни погода ещё хуже. Становится холодно и промозгло и с континента тянет стылым запахом снега.
  Выходя из общежития, столкнулись с его комендантом. Мастер Стур оглядел их и внезапно улыбнулся.
  - До свидания, мастер Стур! - сказал ему Рус.
  - До свидания, малыш. Среди всех местных разгильдяев ты являл пример образцового жильца. Посмотрим, смогут ли твой братец и его приятель поддерживать чистоту и порядок в вашей комнате в твоё отсутствие. И что-то говорит мне, что вряд ли у них получится, - сказал комендант присев перед мальчишкой.
  - Не будьте к ним слишком строги, мастер Стур. Дэрри и Бару просто некогда, им учиться нужно. Но, они стараются, я сам это видел, - ответил мальчишка и внезапно обнял коменданта.
  Тот прижал его в ответ, несколько мгновений подержал и отпустил.
  Уже у дверей они услышали: - Передавайте сердечный привет родителям, парни. Сержант Стур, помнит своих боевых товарищей.
  Они обернулись, но увидели лишь спину уходящего коменданта.
  
  В конюшне, заседлали коней. Причём Ната успела раньше них и уже ждала парней сидя на лавочке. Адэрр, закрепил на спине Хулигана двойное детское седло, которое купил с рук по дешёвке. Да и нужно-то оно лишь на одну поездку. После чего друг продаст его в Дагре или выменяет на обычное седло, которое потом продаст.
  На воротах Академии встретили Лингарра. Неугомонный Ритоан, клеил какую-то второкурсницу, засыпая девчонку комплиментами. Та краснела и смущалась, но ухаживаний не пресекала.
  - Лингарр? - воскликнул Адэрр. - Я думал ты уже домой едешь, а ты тут почему-то?
  - А-а-а... Вот и вы, - ответил тот. - Просто со мной связался отец, он едет на совещание Совета герцогов, так что я пока в Академии. Позже уеду вместе с ним на его спец-поезде.
  - Везёт же некоторым... - тихо сказала Ната.
  - Да ну, Натайя! Я бы с удовольствием отправился на обычном пассажирском поезде. Но, отец просил, я не могу отказать... - ответил Линг.
  - Тогда бывай, дружище, - сказал Бармирр. - Мы и так уже опаздываем.
  - Лёгкой дороги, друзья, увидимся весной. Берегите себя, - сказал Лингарр и, махнув нам рукой, снова заворковал с девушкой.
  - Уже спец-поезд ему не нравится... - бурчит Ната.
  - Ната, мне он тоже не нравится. Ты только представь... здесь мы сами себе хозяева. Что хотим то и делаем, с кем хотим с теми и общаемся. А там? Там шаг влево - шаг вправо, и ты позор своего отца!.. - хмыкнув отвечает ей Адэрр.
  - О! А ведь и верно! - поддержал друга Бармирр.
  Рус сидящий перед Адэрром тихонько хихикнул, глядя на озабоченную физиономию Натайи.
  - Хм... с этой стороны я на проблему не смотрела... - сказала девушка, пришпоривая своего коня. - Поторопимся, а то опоздаем ещё.
  
  Но они не опоздали. Приехали как раз вовремя. Спокойно сдали коней в вагон-конюшни и погрузились в свой. Вагон-купе для пассажиров дальнего следования. Целый золотой стоил билет в этот вагон. Но, ехать далеко и они могут позволить себе сейчас такие траты. Бар ещё и подарков накупил для матери, отца и сестёр. Почти десять золотых потратил на подарки, но денег было нисколечко не жалко.
  Ехать им пришлось в четырёхместной каюте, которая называлась купе, спальные места в котором находились друг над другом, а между ними у окна был расположен довольно большой стол, застеленный белой скатертью. Под нижними спальниками были объёмные рундуки для поклажи. В торцевой стене шкаф с плечиками и крючками.
  В купе, Рус раздевшись, сразу прилип к окну и, попискивая от нетерпения, ждал отправления.
  Они же втроём аккуратно раскладывали вещи по рундукам. Адэрр ещё и довольно буркнул, что купе больно просторное, но за свои деньги оно того стоит.
  Бар с этим согласился, но всё равно купе уступало размером каюте на 'Скороходе', ну и вагон это не бриг.
  Паровоз прогудел и состав, дёрнувшись и лязгнув сцепками, стал набирать скорость.
  Потом пришёл проводник и проинформировал их, что через три часа обед. Но, Адэрр сказал, что сегодня они обедать не будут, у него есть для всех попутчиков сюрприз. Проводник на это лишь головой покачал.
  
  - А что за сюрприз? - спросил за всех, оторвавшийся от окошка Рус.
  - Скоро узнаете... - улыбнувшись, ответил Дэрри. И через два часа из большой сумки, словно фокусник, извлёк свёрток, в котором оказалась запечённая в духовке тракса(1). Снял заклинание сохранности и по купе поплыл одуряющий аромат специй...
  - Ух-ты! - воскликнул Руффус. - когда и где ты успел её приготовить?
  - Вчера в столовой, только там есть большая духовка, в которую тракса влезет целиком. После я её завернул и наложил чары сохранности, вот она и не пахла... - отвечал Адэрр, разворачивая тонкую обёрточную бумагу покрытую пятнами жира.
  - М-м-м! Какой запах?! - протянула Ната. - Надеюсь, вкус тоже не подкачал, а?
  - Я тоже на это надеюсь, - сказал Дэрри и, оглядев золотистую кожицу запечённой птицы, продолжил: - Налетай, пока не остыло!
  
  Траксы хватило на целый день, лишь поздно вечером они вынесли в мусор кучу костей и бумагу. И уже ночью у Адэрра и Наты случился сложный разговор, а причиной была княжна Тайвааль. И начала разговор именно Ната.
  
  - Скажи мне, Дэрри? - спросила девушка.
  - Что? - ответил друг.
  - Как ты относишься к Тай?
  - Почему ты спрашиваешь? - удивился Дэр.
  - Насколько я помню, ты испытывал к ней нежные чувства. Но, у неё складывается ощущение, что ты её сторонишься и в чём-то винишь... в чём она перед тобой виновата, Адэрр? И когда успела провиниться? - спросила Ната.
  - Это она тебя надоумила спросить?
  - Нет, не она...
  - Рани?
  - Неважно кто! Просто, у меня такое ощущение, что ты решил не развивать с нею отношения, это так?
  - Ната! Зачем ты спрашиваешь? Зачем это всё? - ещё сильнее удивился Адэрр.
  - Меня просили поговорить с тобой на этот счёт, - ответила девушка.
  - Кто?
  - Не скажу...
  - Я не буду отвечать, пока не скажешь, кто надоумил тебя на разговор, - жёстким голосом сказал друг.
  Бар и лежавший на соседней полке Руффус, молчали, слушая интересный разговор.
  - Хорошо. Это был Великий мастер, - сказала Ната.
  - Зачем это ему?
  - Тайвааль - наследница крови, ты не забыл?
  - И причём тут я?
  - Значит, сначала ты пудришь ей мозги. Влюбляешь в себя, а потом решаешь, что тебе это не нужно. Так что ли?!
  - Нет, не так.
  - Тогда что происходит?
  - Я не готов пока это обсуждать, Ната, - ответил друг.
  - Почему?
  - Я ещё не разобрался в себе.
  - То есть ты что-то там себе придумал, а она должна страдать?! - удивилась девушка.
  - Почему страдать? Я ни словом, ни жестом, ни чем её не обидел...
  - Адэрр, ты что - тупица? - удивилась Ната.
  - Чего сразу тупица?!
  - Дэрри, Тай маг разума, мало того она маг крови. Она чувствует твои эмоции и жаловалась мне, что говоришь ты одно, но твои чувства словам не соответствуют!
  - Что?! Она что - эмпат?
  - Ты на уроках мэссира Тонвана спал что ли? - удивляется девушка. - Он же рассказывал нам, какие способности мага, какие навыки дают своим обладателям. Магистры разума не только эмоции читать умеют, но и мысли! Тай пока не магистр, но способности у неё есть.
  - Пустошь!.. - шепчет Адэрр. - Какой я кретин!
  - Так в чём дело, Дэрри?
  - В стабилизации... - ответил тот.
  - И что в ней такого? Неприятная процедура на самом деле... - буркнула Ната.
  - Понимаешь, дело в том... - начал друг и замялся.
  - В чём? - спросила его подруга.
  - В близости... - прошептал Адэрр.
  - И причём тут это? - удивилась Ната.
  - Просто, когда я её вижу, когда говорю с нею, в голову лезет то, что она была с другим парнем. Пусть это необходимо, пусть без этого нельзя. Но... я не могу объяснить... - снова сбился и замолчал друг.
  - Ага, - сказала Ната. - А то, что ты в это время был с Анни, это ничего, это нормально? А то, что было между нами? А с этой крылатой?
  - Ну...
  - Что ну? Между прочим, у Тай это было по необходимости, чего не скажешь про тебя. Ты ведь мог мне отказать тогда, но почему-то этого не сделал. И кумушкам в городе и остальным ты тоже не отказывал, - сказала Ната. - Твоё отношение к ней - несправедливое и глупое.
  - Да разве я отрицаю?! Разум говорит мне одно, но чувства крушат доводы разума... - прошептал Адэрр.
  - Ты, ты словно из древнего мира сбежал... - буркнула девушка. - Только там мужчины считали женщин своей собственностью. Сейчас даже в халифате такого нет...
  - Так я и не спорю, - ответил друг и тяжко вздохнул. - Я пытаюсь разобраться в своих чувствах и не обидеть Тай, но получается, всё равно её обижаю. Что же так плохо-то всё?!
  - Поговори с родителями и сестрой, - сказала Ната.
  - Думаешь, поможет?..
  - Баронесса Латри очень умная, очень. Она обязательно поможет тебе...
  - Ох! Надеюсь что это так... - прошептал Адэрр.
  - А я весной поговорю с Рани и Тайвааль, - сказала девушка. - Объясню им, что ты жуткий ретроград, ревнивец и собственник.
  - Ну, спасибо! - буркнул друг.
  - Сам виноват! - ответила девушка. - Всё, я спать, всем тихой ночи.
  - Спокойной ночи, - сказали парни хором.
  А Бар внезапно задумался. Ведь то же самое ждёт следующим летом Аллию. В душе стало странно, и он почувствовал, что ему это не нравится. Ему не нравится, что Алли придётся пройти сквозь близость с другим парнем. Но выбора всё равно нет. Отбросив эти мысли как глупые, он обнял подушку и мгновенно уснул.
  
  Пять дней в дороге пролетели быстро. Поскольку Бар всё свободное время посвятил учёбе. Пришлось повторять всё, что не понял во время обучения и как говорил Адэрр: 'Подбирать хвосты'. Друзья тоже этим же занимались, запас кристаллов памяти с книгами, записанных в библиотеке Академии был изрядный. Даже Руффус, сидел и читал, только вот простые сказки в обычной бумажной книжке. Адэрр научил новообретённого брата читать и подсадил на чтение, попутно обучая и письму, ну здесь и Бар помогал. Ему вообще нравилось возиться в свободное время с мальчишкой. Слушая его искренний смех и чувствуя радость от общения.
  Финальной точкой их железнодорожного путешествия с комфортом, был крупный город Таррум. В котором располагалось мощное металлургическое производство, энергию для которого давал каскад гидроэлектростанций. Здесь выплавляли разнообразные цветные металлы от серебра и золота, заканчивая алюминием, медью, титаном и прочими сопутствующими редкозёмами.
  Если повезёт, то им удастся попасть на грузовой поезд, идущий к рудникам Нитрамарра, а оттуда до его родного Суварра всего пару дней пути.
  На станции Таррум, Адэрр сразу же ускакал к грузовым терминалам и вернулся лишь спустя два часа. Всё это время, Бар сидел в обнимку с Русом, так как тут было уже холодно, вокруг лежал снег и мальчишка, несмотря на тёплую одежду - мёрз.
  - Я договорился! - воскликнул друг подъехав. - Через час от второго грузового отходит состав на Нитрамарр. Коней поставим на открытые платформы, а сами поедем в будке экспедиторов. Там тесновато, но зато тепло, а шесть часов потерпим.
  - Я замёрз! - проскулил из-под плаща Руффус.
  - Не плачь, мелкий. Приедем в Суварр куплю тебе шубу и штаны меховые. Здесь я не знаю, где хорошее барахло продают... - сказал друг, забирая мальчишку и усаживая в седло. - Сейчас я укутаю тебя плащом - согреешься.
  - Тут всегда так холодно? - спросил Рус.
  - Это ещё тепло, - рассмеявшись, сказал Бар.
  - Это точно, помню года три назад, мороз такой стоял, что в лесу деревья лопались, - мечтательно протянула Ната.
  - Уй-уй! - проскулил Рус. - Я же совсем замёрзну...
  - Не боись, младший, не всё так плохо. Скоро привыкнешь и, как и все дети будешь в морозы на горке играть и не заманишь тебя домой... - сказал Адэрр, укутывая пацанёнка в плащ и прижимая к себе.
  - Да?! - спросил тот, доверчиво глядя в лицо брату.
  - Ну, со мной и ребятами было именно так. Разумные такие существа, они ко всему привыкают, - сказал Дэрри. - Так ведь?
  - А то! - хором сказали Бар и Ната и рассмеялись.
  
  Следующие три дня пролетели словно один. Под конец, когда уже пошли родные земли, укрытые сейчас толстым слоем снега. Он погнал своего коня быстрой рысью и уже у ворот вообще сорвался в галоп. Адэрр и Ната, гнали следом...
  А потом были объятья сестёр, их слёзы и слёзы матери. Обнимавшей и целовавшей всех троих студиозусов. Объятья отца, которого Бар перерос и сейчас уже полковник егерей смотрел на сына снизу вверх.
  Друг познакомил его семью со своим новым родичем и мальчишку приняли очень тепло. Сестры вообще пришли от него в восторг и чуть не затискали до 'смерти'. Даже поругаться успели из-за того, кто первый будет с ним играть и читать сказки на ночь.
  Руффус оторопевший от их натиска и кипучей энергии. Сбежал в итоге к брату и спрятался у него в постели под одеялом.
  В общем, весело было, а на следующее утро двое его друзей отправились к себе домой в Дагр. Но, он собирался туда же, недели через две вместе с сёстрами. Потому что, соскучился по одной рыжеволосой красавице с синими глазами...
  
  Адэрр Кантон (Баронство Дагр, вечер 15 день зимы года 3385 от В.Т.)
  
  Глухой стук копыт Обжоры по промёрзшей дороге укрытой слоем снега. Темнота ранней ночи освещаемой светом полной луны и россыпями звёзд. Тёмные скелеты деревьев и кустов вокруг и тишина... какая-то звенящая, радостная тишина.
  Прижавшийся к животу укутанный плащом Рус, мальчишка дремлет угревшись.
  - Дэрри? - слышу я его шепот.
  - Да, малыш?
  - У меня хвост замёрз...
  - Ты его в штанину, что ли не заправил? - удивляюсь я.
  - Так он болит... - скулит мальчишка.
  - Понятно... - отвечаю я и нащупываю эту деталь тела ребёнка. Руки у меня не в перчатках, так что я чувствую, что хвост холодный. Расстёгиваю куртку и засовываю хвост брательника к себе под рубашку. Отчего по телу непроизвольно пробегает дрожь.
  - Так лучше? - спрашиваю его через пару минут, когда хвост отогрелся.
  - Да! - шепчет он. - А скоро мы приедем?
  - Пару часов ещё осталось, - отвечаю я, глядя в спину едущей впереди Наты. - Что-то видишь, Нат?
  - Вон наш Дагр, вижу фонари на воротах города и подсветку на стенах замка. Да и так, город светится ярко, - отвечает девушка, поправив плащ и растерев ладони.
  - Замёрзла? - спрашиваю я.
  - Да не, так пальцы чуть-чуть озябли, - отвечает она и придерживает своего коня, чтобы ехать бок о бок.
  - Может, ускоримся?
  - Гордец устал, он не такой сильный, как твой Хулиган, - отвечает Ната.
  - Это да, но, по-моему, твой хитрован просто прикидывается, а, Гордец? - спрашиваю я, глядя в сиреневый глаз коня подруги. На что тот только глухо рыкнул, вызвав тихий смех Руса.
  - Стой! - сказала Ната и подняла руку.
  - Что такое? - говорю я.
  - Летом, этого странного холма у дороги не было... - отвечает она, миг и, у её ладони формируется узор заклятия, а от нас в сторону странной заснеженной кучи летит поток воздуха, унося с собой снег и оставляя тёмную полосу чистой травы и земли.
  Куча неподвижна.
  Медленно подъезжаем к ней и видим труп лхура. Видимых ран не видно, изменённый кабан словно прилёг у дороги.
  - Какой огромный и страшный? - шепчет брат. - Кто это, Дэрри?
  - Лхур, - отвечаю я.
  - У-у-у-у...
  Ната спрыгивает с коня и, создав светляк, начинает разглядывать тушу твари.
  - Отчего он сдох? - спрашиваю я её.
  - Похоже, просто обессилел и замёрз... - отвечает девушка, попинав труп в бок. - Не так давно кстати, ещё не успел заледенеть.
  - А он не восстанет? - спросил меня Рус. - Я читал в книжке, что мёртвые изменённые могут восстать, обратившись в тварь Пустоши...
  - Этот не восстанет, он застынет раньше, чем скверна изменит его. Поэтому-то Пустошь зимой и не активна. Просто твари впадают в спячку, - отвечает за меня девушка, возвращается, гасит светляка и вспрыгивает в седло. - Зато весной, так сказать 'отдохнув' выплёскивает из себя целые сонмы проклятых существ.
  - А они нас не съедят? - испуганно шепчет брат. - Ну, весной, когда проснуться?
  - Не переживай, младший, наш замок надёжная защита от одиночной твари, да и от стаи тоже, - говорю я пришпорив коня, переводя его на рысь.
   На рысях несмотря не недовольное порыкивание Гордеца добрались довольно быстро. Вот и до последней плашки знакомые ворота города. Подъезжаю к ним и, склонившись, пинаю сапогом, порождая громкий стук.
  Несколько минут ожидания и из-за ворот слышится знакомый голос одного из городских стражников:
  - Кто это там?! Кого принесло ночь в полночь?
  - Открывай, Данмарр, это свои приехали! - кричит Ната.
  - Свои в такое время дома сидят, книжки читают, только чужие шастают. Не буду открывать! - доносится из-за ворот.
  Меня от этих фраз пробивает на такое 'ха-ха' что я чуть с коня не падаю. Утирая слёзы и подавляя смешки, говорю:
  - Прекрати, Данмарр! Это Адэрр и Ната, мы на каникулы приехали...
  - О! - восклицает стражник и начинает греметь запорами. Через несколько секунд в воротах открывается калитка, выходит стражник и светит на нас ручным фонарём. - И верно! Молодой господин и Ната-красавица! Вот радость-то! А мы вас послезавтра ждём!
  - Мы поторопились в пути, - отвечает подруга. - Больно по дому соскучились.
  - Да что же мы? - говорит воин. - Заезжайте скорее, сейчас я господина барона извещу!
  - Не нужно, дружище, просто сообщи ребятам в карауле, чтобы открыли ворота замка, - говорю я ему.
  - А-а-а-а... Сюрприз хочешь сделать? Одобряю! - отвечает парень, закрывая за нами калитку. - Сейчас сообщу Дакурру, он сегодня в ночь.
  - Я домой! - крикнула Ната и, пришпорив коня, умчалась к себе.
  - Ну, а нам с тобой в замок, Рус, - говорю я брату. - Вон туда.
  Ворота замка оказались открыты и, в них держа одну из створок, стояла массивная фигура.
  Спрыгиваю с коня и, подойдя, крепко обнимаю своего друга.
  - Адэрр! - довольно гудит десятник, прижимая меня к груди. - Приехал наконец-то! Мы тебя позже ждали...
  - Я поторопился и очень рад тебя видеть, дружище! - отвечаю я.
  - И я тебя, парень, тоже очень, очень рад видеть. А уж как обрадуются остальные?! - отвечает могучий воин.
  Пообнимавшись и закрыв ворота, медленно пошли в донжон. По пути познакомил десятника с Руффусом. На мальчишку, могучий воин произвёл мощное впечатление, вызвав откровенный восторг. Уже подходя ко входу смотрим на галерею донжона, она ярко освещена и у одного из окон кто-то стоит. Этот кто-то увидел нас, всплеснул руками и бегом помчался вниз.
  С грохотом распахнулись двери, и ко мне с писком подбежала Алли.
  - Дэрри?! - вскрикнула она и повисла на шее.
  - Младшенькая моя! - шепчу я, прижимая одетую лишь в домашнее платье сестру к себе. - Ты чего неодетая вылетела? Замёрзнешь же?!
  - Дэрри! - шепчет она всхлипывая. - Дэрри! Мой Дэрри...
  Наобнимавшись со мною сестрёнка наконец-то обратила внимание на так и сидящего на Обжоре Руса. Подошла к коню и, улыбнувшись, сняла мальчишку с седла.
  - Здравствуй, Руффус, рада познакомится с тобою лично. Я Аллия Кантон сестра вот этого несносного парня... - сказала Алли, кивнув в мою сторону.
  - Руффус... - прижав уши и поджав хвост, ответил парень, что выдавало сильнейшее смущение.
  Я же снял с коня наши вещи, и совсем было собрался вести Обжору в конюшни, но был остановлен Дакурром.
  - Иди в дом, брат, - сказал воин. И взяв коня под уздцы, обратился уже к нему: - Я позабочусь о Хулигане. Так, злодей?!
  Обжора злобно рыкнул.
  - А у меня там рыбка есть... - улыбнулся друг.
  Конь посмотрел на него недоверчиво...
  - Что смотришь? - ответил на взгляд Дакурр и вынул из кармана вяленую рыбку. От вида лакомства Обжора растерял весь свой грозный вид и, поскуливая, потопал за воином.
  - Ха-ха-ха! - рассмеялся Руффус. - Как просто, оказывается, подкупить грозного Хулигана...
  - Идём уже, - говорю я, беря его за руку и поправляя сумки с вещами. - Пока одна непоседа совсем не посинела от холода.
  Аллия берёт Руса за другую руку, и мы идём домой.
  
  Руффус Тинралль (Замок Дагр, 16 день зимы года 3385 от В.Т. утро)
  
  Он стоял в большом помещении на первом этаже донжона небольшого замка. Рядом держа его за руку, стоял брат, с другой стороны девушка-сайатт с именем Аллия, а напротив мужчина и две женщины, одна из которых была тирса, походившая на его мать настолько сильно, что можно было перепутать. Вдоль стен держа в руках обнажённые клинки, выстроились воины дружины замка. Здесь и сейчас его принимали в новый род и семью и он, ещё совсем недавно бывший никем и ничем снова обретал дом.
  Мальчишка стоял и вспоминал вчерашний вечер. Как познакомился с высоким и красивым сайаттом и его жёнами, одна из которых была его родной тёткой. Вспоминал тепло и радость в их словах и объятьях. Брат говорил ему, что написал отцу и матерям о нём, и вся семья полностью поддержала идею усыновления. Но, одно дело слова, другое дела. Жизнь научила Руса верить только вторым.
  Иногда уже в общежитии Академии он в страхе просыпался, думая, что всё произошедшее ему приснилось или видел сны, в которых снова был рабом. Но, тихое дыхание спящего рядом брата мгновенно развеивало все страхи. И он снова засыпал, счастливо улыбаясь, прижавшись к тёплому боку.
  Тихие шаги и из-за спины вышли настоятели городского храма. Они будут контролировать церемонию и зарегистрируют её и его новый статус в обществе. Не приёмыш, не раб, но свободный гражданин Великого княжества.
  Мужчина и женщина разошлись в стороны и встали боком к ним и лицом к друг другу. Она в снежно-белых, а он в антрацитово-чёрных одеждах служителей Богов.
  - Готовы ли собравшиеся здесь к церемонии? - зычным голосом спросил отец-настоятель.
  - Нет ли тех, кто против неё? - эхом отозвалась мать-настоятельница.
  - Мы готовы! - сказал барон.
  - Препятствий нет! - стройно сказали все остальные.
  
  И священники запели древнюю как мир молитву, обращаясь к создателям, прося у них благословения и защиты.
  Рус стоял и слушал их голоса. А внутри вдруг стало страшно. Вдруг это снова сон, вдруг всё вокруг неправда. Он сжал ладонь старшего брата и тихо позвал:
  - Дэрри?!
  - Да, Рус? - отозвался тот.
  - Я боюсь...
  - Чего?! - удивился парень.
  - Вдруг это всё не взаправду, вдруг это сон? - прошептал мальчишка.
  Брат склонился к нему, посмотрел в глаза и внезапно поцеловал в нос. Нос зачесался и Рус чихнул.
  - Во сне никогда не чихаешь, братишка - никогда! Так что, это всё по-настоящему, - сказал Адэрр.
  
  - Дети наши, верные сыновья и дочери Богов - начинайте ритуал! - провозгласил священник.
  Ситварр Кантон вышел вперёд, достал нож и надрезал свою ладонь. Одновременно он произнёс какую-то фразу на древнем языке и Рус увидел, как кровь с ладони алыми каплями взлетела в воздух и соткалась в узор, который замерцал алым светом. За ним, то же самое сделали женщины, вплетая в светящийся узор свою кровь и клятвы. За ними, то же самое сделал брат и Аллия, а ещё один из мужчин с именем Игорр.
  - Руффус, выйди и встань перед нами, - позвал его барон.
  Мальчишка, чувствуя, как дрожат колени, подчинился.
  - Возьми нож и сделай надрез на правой ладони, чтобы показалась кровь... - сказал мужчина, глядя на него спокойным, каким-то тёплым взглядом.
  Рус подчинился, вынув из ножен свой небольшой ножик, он резанул по ладони. Выступила кровь, собравшись между складок кожи алым узором.
  - Скажи мне, малыш. Готов ли ты, принять мою клятву и стать мне и моим жёнам - сыном, а сыну и дочери - братом? - спросил сайатт.
  - Готов, - прошептал Рус, внезапно пересохшим горлом.
  - Тогда повторяй за мной... 'Туаммран диалра... киррма дисарр... дайтаррэ итлери - гимер садим, Ситварр Кантон!'
  Как в тумане Рус повторил слова клятвы крови на древнем языке волшебников и его кровь, как и у всех остальных, вплелась в мерцающий узор.
  - Дилмерран лимедирр! - крикнул мужчина, и узор полыхнул багровым светом, распался на семь одинаковых, и один из узоров мелькнув искрой, впитался в грудь мальчишки.
  
   Рус почувствовал что-то очень странное! Будто бы у него внезапно стало семь сердец, и все они стучат в унисон.
  - Слушайте все! Отныне мальчик-тирс по имени Руффус - это мой сын. Я как отец беру на себя полную ответственность за него. Беру заботу о нём и клянусь любить и воспитывать его как достойного человека и гражданина. Прошу всех здесь присутствующих, засвидетельствовать мою и моей семьи волю, - сказал мужчина и Рус понял, окончательно понял, что у него снова есть семья. Снова есть отец, матери и брат с сестрой. Он больше не один в этом мире, он не раб, не сирота, он Руффус Кантон, отныне и до самой смерти.
  Мальчишка посмотрел на свою ладонь, но на ней не осталось, ни крови, ни шрама.
  
  Ситварр подошел к нему и присел перед Русом на корточки.
  - Добро пожаловать в семью, сынок, - сказал он, после чего обнял мальчишку и, прижав к груди, встал. А Рус, обвил его шею руками, торс ногами и прижался изо всех сил.
  - Я могу теперь называть тебя папа? - прошептал он в ухо мужчине.
  - Отныне и навсегда, сынок, - шепнул тот в ответ.
  
  И тут подскочили женщины. Руса отобрали у отца, закусали и зацеловали. Залили слезами, называя при этом самыми ласковыми словами. Но он не жаловался и не обижался на своих новых матерей. Мальчишка был счастлив, просто безумно счастлив...
  
  Адэрр Кантон (Замок Дагр, 95 день зимы год 3385 от В.Т. раннее утро)
  
  Просыпаюсь от пинка в бок. Это брательник приласкал меня во сне коленом. С дугой стороны тихой мышкой прижалась Алли. Сестра спит бесшумно и неподвижно, привыкла за много лет. Сегодня последний день каникул дома, впереди лишь дорога до столицы и снова учёба. До чёрных пятнышек в глазах, до головных болей и кошмаров от усталости. И так почти до самого лета...
  Новый год мы встретим в Академии, на Азраамарре его отмечают в первый день весны. В первый день возрождающейся природы. Хотя даже здесь на севере уже чувствуется её тёплое дыхание. Сугробы вдоль дороги и у домов просели, и на солнечной стороне стали ноздреватыми украсившись сосульками. В полях снег осел и слежался, покрывшись сверху твёрдой коркой, которая ломаясь, порождает острые осколки и сейчас фермеры и патрули сидят в городе, ожидая настоящего тепла. Одним, чтобы начать весенние работы в полях, а вторым проверить тропы и перевалы. Сейчас же даже прочные сапоги не выдерживают соприкосновения со льдом, что уж говорить о ногах коней...
  Улыбнувшись, чувствуя лёгкую грусть, оттого что снова уезжаю из отчего дома, целую спящую сестру в висок.
  - Уже утро? - шепчет она, мгновенно просыпаясь.
  - Да...
  - И завтра ты опять уедешь... - говорит Алли и прижимается ко мне сильнее. От её шевеления просыпается Рус и, щурясь спросонья смотрит на меня.
  - Пора вставать? - спрашивает младший.
  - Нет ещё, можем пока поваляться... - говорю я, ласково дунув в его мохнатое ухо. Отчего оно, смешно дёргается и брат вообще его прижимает к голове.
  - Дэрри... не делай так, мне щекотно, - шепчет Рус, и с улыбкой трётся о мою щёку своей. Брательник громко мурлычет словно котёнок, такой вот у меня теперь ручной, большой и разумный котёнок есть. Эх, жаль, что не смогу взять его с собой обратно в столицу. Да и тут, ему будет гораздо лучше. Тут отец и новые друзья сверстники. Тут наставники и учителя, тут любящие до самоотречения матери. Как же, я подарил им маленького сынишку и женщинам снова есть, о ком заботиться. Поскольку в начале лета, Алли уедет, ну я надеюсь на это, в Академию. А в конце его, туда снова уеду я и если бы не Руффус, они остались бы без нас, без своих детей в большом и пустоватом замке.
  Мама-кошка вообще в состоянии лёгкой прострации. Настолько сильно на неё повлияло появление Руса. Ведь он живое напоминание о её потерянной так давно семье. Он ребёнок её родной сестры, её кровиночка, настоящая отрада. За что её благодарность мне перешла все и всяческие границы. Она и так любила меня очень сильно, сейчас же вообще считает своим благословением и вечной отрадой. Отличился блин, придётся соответствовать. Мало того, поговорив с отцом и матерями, получил отповедь за испорченные отношения с Тай. Был жёстко проинструктирован немедленно по возвращению в Академию, идти и мириться. Рассказать всё без утайки и прекратить терзать себя и их. И пока еду решить для себя; нужна мне Тайвааль или нет.
  Хотя... в целом я даже думать не собираюсь. Тай мне нужна, нужна и Рани, обе нужны, как нужен воздух, как вода и свет солнца. Как друзья мои и семья... Здесь, дома, я понял, что безумно тоскую по ним обеим и жутко не прав, натянув мораль своего мира на этот. Это было глупостью несусветной, тяжёлой ошибкой.
  Ещё и Алли маслица в огонь подливала своими вопросами об инициации. Мне и так фигово сейчас, ещё и думать об этом приходится. Посмотрел на лучшего друга, вот у кого никаких проблем и страданий. Наоборот, он ещё и обсуждает это все вместе с дубликами. Что, как и когда они будут делать, кто будет первой, а кто второй. На мой взгляд - дичь, на взгляд местных - абсолютная норма.
  Сколько я не рылся в библиотеке Академии, дабы решить вопрос с сестрой без этого дела, но ничего так и не нашёл. Думаю, местные никогда не искали в этой стороне, им это было без надобности и так всё прекрасно работает.
  - Куда ты опять пропал? - спрашивает меня сестра.
  - А?! - удивляюсь я, глядя на неё, под боком начинает хихикать Рус.
  - Алли, он постоянно так. Как задумается, так ему можно всякую чушь говорить, он и соглашается... - говорит сестре брательник.
  - Да знаю я, - улыбаясь, отвечает сестрёнка и нежно целует меня в щёку.
  - А меня? - обиженно шепчет Рус и получает поцелуй прямо в нос. А потом и в оба глаза и вообще, перетаскивается через меня и получает полную порцию ласки, отчего урчит, словно маленький трактор.
  Любуюсь близкими, чувствуя тепло в груди. Аллия приняла Руса настолько ласково, что мальчишка влюбился в неё не меньше чем в меня. И это хорошо, тем легче ему будет перенести разлуку со мной.
  Брат и сестра притихли, и я снова услышал тихие смешки:
  - Опять в космос улетел... - шепчет Алли.
  - Ага, звёзды там ловит, наверное... - вторит ей брат.
  - Я всё слышу... - отвечаю я, и, обхватив их обоих, прижимаю к груди. И несколько секунд мы просто вошкаемся в кровати, что доставляет море радости, всем троим, а особенно младшему. Я знаю, чувствую, что ему очень не хватало подобного, пока он был в рабстве. Уже в общежитии, мальчишка лип ко мне и Бару, и мы его не отталкивали. Наоборот, всячески старались подарить как можно больше заботы и тепла. Мало того, друг признался мне, что хотел бы ещё младших братьев и сестёр, но родители, увы, не хотят.
  
  Днём.
  
  Иду по галерее в библиотеку, Аллия на занятиях, отец и мама уехали к нашему соседу, барону Думру. Мост через реку на дороге, ведущей к соседям - обветшал, и оба владетеля собрались обсудить смету на его ремонт. Чтобы не было накладок и дублирования, да заодно согласовать потребное количество рабочих рук и охраны. Да и так, у двух егерей и их жён накопилось много тем для обсуждения. Лишь мама-кошка осталась дома, у неё в очередной раз проверка финансовой отчётности одного из баронств графства Суварр. Что-то там нечисто с балансом расходов и доходов...
  Выглядываю в окно галереи, услышав громкий детский крик и смех. Вижу, как посреди двора Дакурр играет со своими детьми, их у него четверо, двое парней и пара девчонок. Мой могучий друг счастлив в браке со своими двумя жёнами. Вон они стоят, обнявшись, следя за игрой мужа и детей.
  'Счастья им!' - проплывает в мыслях и я, улыбаясь, захожу в библиотеку.
  За столом у окна вижу сидящую мать, ушки на миг повернулись в мою сторону и вернулись в обычное положение. Прохожу и, взяв кресло, сажусь рядом с нею, положив на стол руки, а на них голову и любуюсь Латри. Мамуля сосредоточенно читает что-то в толстой папке, делая выписки на лист. Так проходит пара минут, и мама-кошка не выдерживает:
  - Я не могу работать, когда ты так на меня смотришь, сынок...
  - Я просто любуюсь тобой, мамочка. Завтра уеду, и три месяца вас не увижу. Это навевает грусть... - отвечаю я.
  - Ничего, ты у меня умница, ты справишься. И да, судя по твоему довольному лицу, ты что-то решил для себя. Это касается княжны Тайвааль и Рани? - спрашивает она.
  - Ты как всегда проницательна. Ты чувствуешь меня лучше, чем мама-Лани. Отчего так?..
  - Ты моё благословение, Адэрр. Именно ты, дал мне чувство, что я мать. Твоя забота и любовь ко мне... я и не надеялась когда-нибудь получить этот опыт. Но, ты... ты...
  - Я помню тот день, когда заговорил с тобой в первый раз, помнишь его, мам? - спросил я, любуясь изумлением на её лице. - И помню вкус твоего молока, его запах и запах твоей шерстки. Твои объятья, твои ласковые слова, что ты всегда говорила мне перед сном.
  Я улыбался, глядя в лицо этой удивительной женщины-кошки. В её огромные зелёные глаза, быстро наполняющиеся слезами. Встаю и, подойдя к ней вплотную, сажусь на корточки, положив голову на её колени.
  - Ну что же ты плачешь, мамочка?
  - Ох, Адэрр!.. - шепчет она и гладит меня по волосам, пропуская их пряди сквозь пальцы. - Мой, Адэрр...
  - Скажи, мам. Я ведь странный, ведь даже ты считаешь меня странным. Но при этом, ты меня так сильно любишь. Отчего так?
  - И он ещё спрашивает? Ты столько для меня сделал, ты столько сделал для сестры и отца с матерью. Ты ведь даже не замечаешь своих трудов. Это для тебя словно дыхание, ты просто живёшь этим... А сейчас, ты подарил мне Руффуса. Ты, там, в столице столкнулся с ним, и Бар рассказал мне, что когда ты узнал его имя, ты решил сразу же забрать Руса. Ты смог убедить Охранный корпус и судью отдать тебе и нам мальчишку, и больше двух месяцев ты жил с ним и заботился о нём, словно он тебе родной... - тихо сказала она, утирая слёзы рукою.
  - Так он родной мне, мамочка, как и ты мне родная, - отвечаю я целуя её в ладони.
  - Боги, Адэрр... - прошептала она, закрыв рот ладонью.
  - Я тоже тебя люблю, - говорю я, встаю и, подхватив её на руки, ухожу на диванчик у стены. Усаживаю на него и ложусь, уложив голову ей на колени.
  - Мой отчёт... - шепчет она. - Я обещала Ситварру закончить сегодня.
  - Пустошь с ним, с этим отчётом. Можно подумать один день что-то решит... если барон хитрит и скрывает доходы, ты всё равно его вычислишь. А если нет, то и беспокоиться не о чём, - отвечаю я, нежась под ласковыми руками матери. Которые снова перебирают мои волосы.
  - Адэрр, скажи мне, ты готовишься к Ритуалу с Алли? - спросила мать.
  - Да, готовлюсь... - отвечаю я, глубоко вздохнув.
  - Бар, говорил Алли, что ты не хочешь этого делать... Адэрр, это очень серьёзно! С таким настроением нельзя идти на Ритуал, ты просто завалишь всё дело! - тихим, но каким-то звенящим голосом сказала Латри.
  - Мам, всё будет в порядке. Я справлюсь...
  - Может, доверим это отцу? Пусть Ситварр сделает это? - тихо сказала мама.
  - Мамуль, я же говорю, что справлюсь...
  - Это не игрушки, сынок. Даже мне уже отчётливо видна спящая сила твоей сестры и моей дочери. Если ты не справишься - это будет катастрофа! - прошептала она, склонившись ко мне, и посмотрела прямо в глаза, долгим встревоженным взглядом. - И ты мне не ответил: что ты решил по отношению к Тай и Рани?
  - Мам, я люблю их. Люблю обеих, так как разделить их нельзя. Так что, как вернусь в Академию, пойду каяться и извиняться. Надеюсь, девочки, а особенно Тайвааль простят меня, - отвечаю я, привстав и поцеловав маму в нос.
  Латри фыркнула, поморщилась, но взгляд её смягчился и она улыбнулась.
  - Будь умницей, хотя, это я виновата, что ты такой... - сказала она.
  - Ты?! Да ты, верно, шутишь, причём тут ты?
  - Ну, я ведь тирса и видимо несознательно повлияла на твоё восприятие мира и отношение к женщинам. В этом плане, ты почти настоящий тирс, - сказала она.
  - Мам... ты тут совершенно не причём, - говорю я. - Не кори себя, это не так.
  - Да? Не надо меня оправдывать, сыночек. Я - такая как есть, я тирса из древнего рода. Я бывшая рабыня и егерь Княжества. Или ты хочешь сказать, что я на тебя не повлияла?!
  - Очень повлияла, очень, - горячо говорю я, обняв её за шею руками. - Но не в этом... Я знаю, отношение к женщинам это моя собственная заслуга и проблема. Но! Я постараюсь разобраться с нею...
  - Болтун ты... - сказала мама и рассмеялась. - Посмотрим, как ты разберёшься...
  - Вот увидишь, я тебя не разочарую.
  - Дай то Боги, Адэрр. Дай то Боги... - отвечает она.
  
  Вечер, спальня.
  
  С ясного тёмного неба светит полная луна, заливая сквозь окно спальни, помещение ярким серебристым светом. Под левым боком возится Рус, устраиваясь поудобнее. Справа Алли и, как и много лет назад в её руках 'medved', который является неизменным спутником её в кровати. В отличие от брата, который громко урчит, сестра лежит тихо, сложив на меня правую ногу.
  Вот урчание прервалось и Рус сказал:
  - Дэрри, а почему ты не унаследуешь папино баронство?
  - Ты говорил об этом с отцом? - удивился я.
  - Не, мы с ребятами в классе говорили. Никтарр рассказал, что у его старшего брата в баронстве сменился владетель. Старый барон умер от старости. Так новый говорят неумеха совсем, молодой и глупый и деньгам счёта не ведёт. Люди боятся, что поднимет налоги...
  - Это где так? - спросила Аллия.
  - На юге где-то, баронство Этурр, - отвечает Рус.
  - Не знаю такого, - говорю я.
  - Дэрри, так почему ты не наследуешь баронство?
  - Потому что, в Княжестве нет родовой аристократии и майората на земли. Все владетели, владеют источниками и замками по праву заслуг и магической силы. И любое владение нужно сначала заслужить, показав, что ты достоин и справишься с возложенной на тебя задачей. И предки тут тебе не помогут, самому нужно трудиться и стараться, - отвечаю я.
  - А-а-а... а как же Великий князь и его семья? Почему они наследуют всё Княжество? - удивлённо спросил брательник и сел на кровати. Его глаза ярко мерцали во тьме, зелёным колдовским светом...
  - А вот с Княжеским родом особый случай, - сказал я. - Ещё три тысячи лет назад, когда народ сайаттов восстанавливался после Тьмы и встал вопрос контроля источников и контроля элит. На всеобщем сборе магов Княжества было принято решение. Верховный комиссар армии, её главнокомандующий принимал на себя и на весь свой род обязательство выступать Арбитром и контролировать источники силы на территории Княжества. Двести сорок тысяч магов, одновременно провели ритуал Крови у каждого из источников на территории Княжества, привязав их к роду Великого князя, и теперь род князя контролирует привязку к ним. Каждый владетель, получая лен и источник, приносит Клятву крови Его Величеству и если нарушит её, если предаст, то тут же лишится привязки. Это гарантирует наше государство от застоя и вырождения элиты. Поскольку она постоянно меняется, но именно это налагает на род Великого князя огромный воз ответственности.
  - Как страшно!.. То есть, Его Величество и его дети себе не принадлежат? Они, слуги своей земли и народа, ведь клятвы Крови про это? - удивился Рус.
  А я удивился не меньше мальчишки, вот ведь умник!
  - Да, - сказала Алли. - И поэтому в роду у Великого князя кроме наследника нет детей мужского пола. Так что у княжича Дайгора три сестры и ни одного брата. Это чтобы случись чего избежать смуты.
  - А так что, было? Смута?! - спросил брат.
  - Две тысячи лет назад, из-за того, что в семье тогдашнего Великого князя родились два брата близнеца, в Княжестве произошла гражданская война. Ведь оба они имели право на престол, и Клятва крови владетелей действовала, поскольку противоборствующие стороны обе были за Законную власть. И те и другие честно исполняли присягу... - сказал я. - Итогом стало десять лет смуты и больше тридцати миллионов погибших в гражданской войне.
  - Мамочки!.. - пискнул младший. - А почему я об этом ничего не слышал?
  - Это ты будешь изучать на уроках истории Княжества в четырнадцать лет, - сказал я. - Но если тебе интересно, в библиотеке есть книга 'Тёмное время', попроси отца он даст тебе её почитать. Там как раз про это, но я думаю, что тебе ещё рано такое читать.
  - Почему? - спросил Рус.
  - Слишком страшные вещи тогда происходили. В той войне участвовали все народы Азраамарра. Как на той, так и на другой стороне. Нет, рано тебе ещё такое читать, подрасти сначала, - сказал я и уложил мальчишку под бок.
  Он прижался ко мне и снова тихонько заурчал.
  
  - Алли? - шепнул Рус несколько минут спустя.
  - Да, малыш? - сонным голосом ответила сестрёнка.
  - Можно когда Дэрри уедет, я буду с тобой спать?
  - Конечно можно!
  - Хорошо... мне иногда страшно одному в кровати, я поэтому и в Академии спал только с Дэрри, - прошептал мальчишка.
  - А чего ты боишься? - спросила Алли.
  - Что это всё сон, а я всё ещё раб у 'Стамески'...
  - Это не сон, брат, - шепчу я и сильнее прижимаю его к себе. - Не бойся, это не сон.
  - Да я знаю, но иногда мне снится всякое... - заплетающимся языком шепчет Рус.
  Глава 14. Разум и Чувства.
  
  Аллия Кантон (Замок Дагр, 10 день весны 3386 года от В.Т. день)
  
  Девушка шла по галерее замка, одновременно читая учебник по географии. Запоминая названия городов, баронств, графств и герцогств на территории родной страны. Но, знания не желали укладываться в голову. Все её мысли были о родном брате и его лучшем друге. И Аллия не могла ответить для себя, о ком же она думала больше... или о любимом брате, или о не менее, а пожалуй, и более любимом мужчине. За прошедшие полгода Бар сильно возмужал, ещё больше раздался в плечах и приобрёл спокойный стальной блеск в глазах. Адэрр изменился не сильно, хотя даже брат стал гораздо спокойнее. И главное, городские кумушки перестали его волновать совершенно. Тот полубезумный алчный блеск в его глазах, который появлялся полгода назад у брата при взглядах на свободных женщин - погас. И во взоре парня, как и раньше, сквозила холодная безмятежность.
  Девушка поговорила об этом с мамой-koshkoy и Латри объяснила ей, что молодые парни, особенно маги, после инициации впадают в некий раж. И им дают время - перебеситься, попутно усилив незамужних, а то и вполне себе замужних женщин. За это время внутреннее ядро силы парней достаточно развивалось, чтобы его можно было стабилизировать. С девушками ситуация была диаметрально противоположной, у них стабилизироваться нужно было не позднее пары месяцев, иначе в ядре начинали происходить волновые процессы результатом которым вполне могла стать полная потеря силы, а то и смерть.
  Вспомнился разговор с братом на тему инициации. Адэрр, вот же странности в его голове, искал способ инициировать её, не прибегая к близости. Глупенький! За тысячи лет их цивилизации, сайатты его не нашли, значит - его не существует... и почему у брата такие странные предубеждения девушка понять не могла. Лишь в глубине души, нет-нет, да и проскакивали мысли и слова мамы-Латри о том, что Адэрр больше тирс, чем сайатт... по крайней мере, в отношении женщин. Брат убеждал в обратном, но Аллия склонялась к мнению молочной-матери. Её Дэрри действительно характером был ближе к обитателям Харрума. Даже воины дружины, которые сталкивались с тирсами подтверждали это, говоря, что их Адэрр действительно похож на тирса нравом и отношением к жизни. Мама-koshka, неосознанно наложила на них всех свой отпечаток. Алли тоже, неоднократно ловила себя на несвойственных сайаттам мыслях и мнении. Только вот, её это нисколько не расстраивало, у кошко-людов многому можно было научиться, и Аллия добросовестно училась...
  
  За окном галереи раздались звонкие детские голоса. Учебный класс младшего брата вернулся с прогулки по городу и сейчас весело обсуждал увиденное и услышанное. Яркое солнце уже довольно чувствительно припекало сквозь стёкла, а снежные кучи в углах двора просели и истекали ручьями, пропадавшими в ливневой канализации. Весна у них на севере полностью вступила в свои права и днём уже довольно тепло, отчего детвора радостно играет, лепя снежные фигуры и крепости из подтаявшего снега.
  А вон и Руффус, весело болтает с одноклассниками. Младший удивительно легко влился в детский коллектив, мало того он слыл форменной звездой, поскольку пережил множество приключений и жил в столице, да мало того в столичной Академии.
  Брат пользовался своей славой, но Алли должна была признать, что мальчишка в своих рассказах был предельно честен и всегда говорил только правду. От некоторых рассказов у его одноклассников натурально стыла в жилах кровь и многие девочки даже плакали от жалости к маленькому тирсу. Девушка тоже иногда утирала слёзы, слушая брата, но тому это не нравилось. Он прижимался к ней и с серьёзным видом успокаивал заявляя:
  'Зря ты плачешь, сестрёнка... ведь не продай меня отец тому моряку, выпади жребий моим сёстрам... как бы сложилась наша судьба?.. А так, несмотря ни на что, я снова со своими, снова в семье! Тут не зачем плакать - радоваться надо! Сами Боги распорядились нашей судьбой, Алли!' - и нежно укусил её за мочку уха.
  И девушка, как и её старший брат до этого, поразилась взрослой рассудительностью маленького мальчишки.
  Аллия оторвалась от окна и таки пошла в библиотеку. Уже у дверей её услышала голоса матерей, разговаривавших там. Чуть поразмыслив, решила послушать - о чём они говорят.
  - Лати? - тихо сказала Лания. - Что тебя терзает всё последнее время? Ты сама не своя...
  - Адэрр...
  - Адэрр?! - в голосе мамы прорезалось искреннее удивление. - Не понимаю тебя, с ним всё в порядке! Или нет?..
  - Ну, с виду да. Но, мне не нравится его отношение к некоторым вещам и действиям. Мало того, мне совершенно не нравится его отношение к женщинам, - ответила мама-koshka.
  - Да?.. Расскажи мне, что тебе не нравится, - попросила Лания.
  - Хорошо. Во-первых - наш сын весьма холодный и эгоистичный человек. В первую очередь, его интересует он сам и мы, как часть его внутреннего мира. Нас он любит, о нас заботится - а всех остальных делит по степени полезности.
  - Да?! - искренне удивилась мама.
  - Увы мне, но я скорее всего не ошибаюсь. Я поговорила с Баром, об их жизни в Академии и много говорила с Руффусом. То, что оба рассказали мне, мне очень не понравилось. Адэрр - в отношении других людей холоден и расчётлив. Мало того, он собственник и ревнивец, и боюсь, виновата в этом я. Он ведёт себя очень похоже на то, как ведут себя высшие аристократы древних семей моего народа. Знаешь, что сказал мне наш младший?
  - Что?
  - После того как он забрал Руса, и мальчишка прикипел к нему. У них как-то возник разговор об той банде в которой Рус был поначалу. Так вот, наш с тобой милый мальчик на полном серьёзе жалел, что главаря всего лишь отправили на каторгу в рудники...
  - И что предложил в качестве наказания Дэрри? - шепотом спросила мать.
  - Сказал, что предпочёл бы отрубить гаду голову, на площади, так сказать 'в назидание остальным'.
  - Ужас, какой! Какое варварство! Откуда это в нём?..
  - Вот и я задаюсь вопросом - откуда?.. - тихо сказала Латри.
  - Что-то ещё? Что ещё ты выяснила?..
  - М-м-м... Во-вторых - он странно относится к женщинам. Знаешь, парней сайаттов недаром инициируют примерно за полгода, а то и чуть раньше до стабилизации. Давая им перебеситься и научиться держать себя в руках. Но, наш Адэрр и тут удивил меня. Ты знаешь, что он во время путешествия был близок с крылатой девой?
  - Что-о-о-о?! - воскликнула Лания. - Как? Как она на это пошла?! Авлары идут на такие контакты очень редко?
  - Как видишь - пошла... Среди крылатого народа всегда было много провидцев. И они если что и делают, то нужно чётко понимать, что не просто так. Я боюсь, боюсь за нашего мальчика... Я чувствую сердцем, что дело нечисто. Ещё и его конфликт с княжной, он с огнём играет... княжеский род не те люди, они не прощают обид.
  - Я поговорю с ним, весной... - сказала Лания.
  - Я уже поговорила, он вроде бы понял. Ну, по крайней мере, мне так показалось, - ответила Латри.
  - Адэрр умница, он помирится с Тайвааль, - прошептала мама.
  - Будем надеяться... и да, я хочу поговорить с тобой ещё об одном деле.
  - О каком?
  - Ты знаешь, что на одном курсе с Дэрри учится твой племянник?
  - Что?.. Тимарр Лидн поступил в Академию?
  - Лани, сколько ты будешь враждовать с семьёй? Так же нельзя!
  - Латри, они не признали тебя!
  - Вообще-то признали...
  Мать возмущённо засопела.
  - Через пять лет! - прошипела она словно змея.
  - Но признали же, - спокойным голосом сказала тирса. - Сколько ты будешь держать обиду на близких? Это не дело, моя этиаль!
  - Почему ты затеяла этот разговор? Ты что, с ними общаешься?!
  - Да, с твоим братом, с Анварром. Он очень скучает по тебе и пишет, что твой отец и матери скучают не меньше. Мой тесть очень корит себя за несдержанность, но он же, как ты, такой же упрямый, и ни за что не пойдёт на примирение первым.
  - Он посмел упрекать меня! Посмел усомниться в моём выборе тебя как своей этиаль! Не прощу!..
  - Любимая моя, родная... будь умнее. Ты же любишь отца, пора простить обиды, всё это глупости и ваша общая горячность. Я прошу тебя, помирись с отцом...
  - Зачем?! - воскликнула Лания. - Что изменилось за двадцать лет?
  - Лани, наши дети выросли и в большом мире родичи будут им поддержкой. Тимарр знает про Адэрра, но на контакт не идёт. Ждёт, пока ты помиришься с семьёй, и их общение не станет причиной конфликта с тобой.
  - Почему сейчас? Почему, Лати?..
  - Потому что, время пришло. Хватит, хватит, моя алькисс, ведь я же вижу, как ты скучаешь по близким. Это видит Ситварр, но он дорожит твоим мнением и чувствами. Помирись с отцом, возобнови общение...
  - Но?.. - неуверенно прошептала Лания. - Ты уверена?
  Тихий и добрый смех был ей ответом.
  
  Аллия на цыпочках отошла от двери и, уткнулась в кого-то.
  - Подслушиваешь, а? - прошептали голосом отца.
  - Мама Латри, уговорила маму Лани помириться с дедом, - ответила девушка.
  - Ну, наконец-то! - облегчённо прошептал отец. - Не прошло и двадцати лет...
  - Пап, значит, я увижу дедушку и бабушек? - спросила она.
  - А ещё кузенов и кузин, и целую кучу тёток и дядек. Вот Игорр обрадуется! Они были дружны в своё время с Анварром. Пока твоя мать не поругалась со своим отцом... - прошептал мужчина. - Идём в столовую, дочка, попьём чаю, а может, и письмо напишем, а?
  - Деду?
  - Ну, не только ему, но и ему тоже.
  Мужчина и девушка ласково улыбнулись друг другу. После чего, Алли взяла отца под руку, и они пошли в столовую.
  
  Адэрр Кантон (Атоон-Ридаг, рынок у ЖД вокзала 40 день весны, год 3386 от В.Т. утро)
  
  Медленно иду вдоль прилавков, разглядывая товары. Здесь, у вокзала, рынок похож на этакую барахолку, набитую всевозможным интереснейшим хламом. А иногда и не хламом, и совсем изредка, очень не хламом. Так, не так давно я тут приобрёл шикарную автоматическую винтовку, целую коробку патронов к ней и специальную машинку, для снаряжения и формовки гильз, прессовки из листовой меди капсюлей. Так что, сейчас периодически хожу в академический тир и восстанавливаю навыки работы с огнестрелом.
  Пули у этого чуда оружейной мысли безоболоченные, свинцовые. Отливаются в специальной формочке, заботливо предоставленной мне бывшим хозяином.
  Бар с Лином по-тихому ржут надо мной. Считая возню с винтовкой блажью, чтобы понимали... винтовка по конструкции удивительно походила на калаш. Только вот без режима полностью автоматической стрельбы. Есть лишь одиночные и с отсечкой по два выстрела. Но благодаря совершенному дульному тормозу и системе компенсации хода поршня, я укладывал обе пули в 'яблочко' на дистанции в три сотни шагов. Только вот, громыхала моя пушка просто немилосердно, мало того, дульный тормоз поднимал довольно много пыли. Боевому композитному луку, несмотря на качество, пушка проигрывала вчистую, не нанесёшь на пули сильные руны, да и стираются они об нарезы...
  Так что, это лишь игрушка, дорогая и красивая, но в службе, скорее всего мне не понадобится. Наверное, чтобы не испортилась и не потерялась, отвезу её года через три отцу в Дагр.
  От вокзала громко свистнуло и появилось облачко пара. Между деревьев, показалось длинное, обтекаемое тело местного паровоза, вернее пароэлектротурбовоза. Внутри длинного корпуса находилась сложная паровая трёхконтурная турбина, которая вращала электрогенератор, от которого через систему стабилизации ток шёл на ходовые электродвигатели. Когда я поинтересовался устройством этого локомотива, был натурально потрясён сложностью и эффективностью всей конструкции. Насколько я выяснил, КПД этого 'паровоза' находилось на уровне 47%. Что круче даже дизелей! Ну, без турбонаддува... В общем, техника натурально на грани фантастики и это на обыкновенных дровах!..
  Грузовой состав шёл почти бесшумно, из-за того что рельсы скреплялись особым образом почти без стыков, что делает ход бесшумным. Довольно хитрая конструкция, но например, в России не сработала бы. У нас слишком сильные перепады температуры и такое крепление попросту сломалось бы.
  Проводив поезд взглядом вернулся к прилавкам. Рассматривал всякие мелочи, разнообразные безделушки и бижутерию. Прохожу мимо усохшего старика, чей столик уставлен всевозможными поделками. И отойдя дальше, останавливаюсь... что-то натурально резануло взгляд. Оборачиваюсь и рассматриваю его столик. Среди откровенного хлама замечаю невзрачную фарфоровую статуэтку танцующей тирсы. Беру её в руки и рассматриваю внимательнее, от увиденного, захотелось свистнуть, но я сдержался. Этой невзрачной вещице, как минимум четыре, а то и пять тысяч лет. У нашего главного АХО-шика, большая коллекция таких вот древних вещиц. И он мне как-то показал и рассказал о них, и попутно научил отличать от новодела.
  - Дед, а дед? - тихо говорю я.
  Старик встрепенулся, заморгал своими выцветшими от возраста подслеповатыми глазами и тихим голосом ответил:
  - А-а-а?.. Кто тут? Юный шевалье? Что нужно, молодому господину магу?
  - Сколько ты хочешь за это? - спрашиваю я, показав ему статуэтку.
  - Так десяток медяков хватит, юный господин.
  Улыбаюсь грустно, бедный дед, похоже, не знает истинной ценности таких фигурок. На самом деле, такая вот статуэтка содержит в себе мощный кристалл-накопитель и полностью заряженная, может выступать в роли защитного артефакта.
  - Держи! - говорю я, протянув ему десять серебрушек.
  - Это слишком много! - восклицает дед.
  - Нет, отец, даже так, эта статуэтка стоит столько, - отвечаю я, убирая её в сумку, висящую на плече.
  - Благослови тебя Боги, сынок! - радостно шепчет он, убирая деньги за пазуху.
  - Не благодари, - отвечаю я. Разворачиваюсь и ухожу с рынка. Нужно ещё зайти к мастеру Лигррамму, пусть хитрый тирс подскажет мне, как восстановить её работоспособность, после чего я подарю статуэтку одной золотоволосой красавице. С которой у меня как-то не складывается, от слова совсем.
  Приехав с каникул, я нашёл Тайвааль и в самых изысканных выражениях принёс искренние извинения. В общем, целый час извинялся за своё дурное поведение. Тай извинения приняла и... и начала меня по-тихому изводить.
  Она на редких совместных лекциях, когда я отвечал на вопросы и задания преподавателей, вставляла едкие комментарии, что сбивало меня поначалу с мысли и снижало оценки за ответы. После чего, некоторые не совсем разумные студиозусы решили помочь ей в этом, пришлось, неразумных вразумлять! Кое-кого раскатать на магических спаррингах, кого-то пощекотать по рёбрам тренировочным клинком. А кому-то, банально дать в циферблат...
  От меня отстали, но княжна не остановилась. Поняв, что связываться со мной сокурсники больше не решаются, девчонка стала действовать сама, и мне стало грустно. Колошматить её на ринге и арене магов я не мог, просто рука не поднималась.
  Она это заметила и устроила мне натуральное испытание, Тай откровенно нарывалась. Соперником она была сильным, в магии даже очень сильным, но я пока не проиграл, ни разу и это, по-видимому, ещё сильнее раззадорило княжну. Несколько раз, уже общаясь со мной вне учёбы, она меня откровенно провоцировала. А пару раз несильно оскорбила.
  Я стоически терпел эту 'месть', но чем дальше, тем меньше мне нравилось происходящее. Разочек прижал Рани в уголке, но та тоже ничего вразумительного не ответила. Сказав, что все эти выходки, результат общения Тайвааль с одной из фрейлин.
  
  Вернувшись в Академию, пообщался с мастером Атроммом и мы вместе разобрались со статуэткой. Артефакт оказался на славу, кристалл внутри был в прекрасном состоянии, а сама статуэтка, выполняла роль ионизатора и уничтожителя неприятных запахов, попутно создавая вокруг себя атмосферу весеннего сада. Делать такие разучились давным-давно, даже тирсы, большие мастера артефакторики и те сейчас не в состоянии повторить подобную вещь.
  Магистр, от восторга даже зубом цыкнул. Спросил, почём я купил этот замечательный артефакт и, узнав цену, воззрился на меня с удивлением.
  - Ну, ты везунчик, паря! - сказал он, глядя на меня широко распахнутыми глазами. - Такая вещица, стоит не меньше двух золотых...
  - Мастер, когда я покупал её, ещё не знал, оживёт она или нет. Да и продавец просил за статуэтку всего десяток медяков.
  Магистр только головой покачал.
  - Где говоришь этот рынок? - спросил он, отходя к столу.
  - Так около восточного вокзала, мастер, - ответил я.
  - Хм-м-м... это на той 'блошиной' ярмарке? - удивился он.
  - Я там недавно отличную винтовку купил, почти новую, ну... почти не использованную, - быстро поправился я, видя недоуменный взгляд тирса.
  - Зачем тебе винтовка? Ты ей пользоваться-то умеешь? - спросил магистр.
  - Обижаете, мастер. Я не только винтовкой, я и гауссом пользоваться умею, - сказал я.
  - Ах... ну да... это же у вас в Дагре не так давно хранилище нашли. Постой-ка, так его ты нашёл?!
  - Ну, я был не один, мастер... - смутился я. - Мне Бар помогал и сёстры наши.
  - Вот ведь везунчик, а? - сказал тирс, глядя в потолок. - Ты тут всю жизнь интересное по крупицам собираешь, а некоторые раз... и чуть не под ногами... буквально в мусоре!
  - Я не виноват, эттар, - тихо говорю я.
  - Я тебя и не виню, просто завидую, - сказал Старший администратор. - Статуэтку себе оставишь? А то смотри, я могу и выкупить...
  - Нет, мастер. У меня на неё отдельные планы, - говорю я.
  - Знаю я твои планы. Смотри, паря, аккуратнее, - тихо сказал мужчина и ушёл в соседнюю комнату.
  - Мастер? - удивился я.
  - Иди к себе, Адэрр у меня дел полно, - донёсся до меня его голос. - До свидания.
  - До свидания, магистр, - сказал я и потопал в общежитие.
  
  Из нашей комнаты доносились заунывные звуки, словно кто-то мучил нескольких кошек одновременно. Открываю двери и вижу Бара терзающего мой визар. Визар - это такой местный прибор, помесь синтезатора и графического компа, заряженного на 3Д анимацию. А работает он в комплекте с воображением оператора. Показали нам его на одной из лекций, и я от визара впал в экстаз.
  Надо сказать, что с музыкальным слухом у меня всё в порядке, с воображением тоже. Но, вот петь я не могу совершенно. В детстве я иногда пел Алли колыбельные, сестрёнке до определённого момента они даже нравились. Пока она не послушала, как поёт одна из наших служанок. Вот там голосище! Сама худенькая, маленькая, а голос такой, что стёкла дребезжат в окнах. И поёт настолько вдохновенно, что заслушаешься. Впоследствии я если и пел, то так, тихонько когда был один. И то, Бар мне периодически сетовал, что вой панцирников и то больше похож на песню, чем мои старания.
  А тут, а получил в свои руки просто сказочное устройство и, освоился с визаром, что оказалось совсем не трудно. Выдал на-гора... В моей памяти хранилось достаточно мелодий, поскольку и на Земле музыке был совсем не чужд. Даже несколько лет занимался по классу фортепиано, но не закончил, хотя играть научился. А здесь, получив визар на складе Академии после двух вечеров трудов, выдал Бару и Лингарру 'Лунную сонату'.
  Народ проняло изрядно, записанная на кристалл мелодия с простеньким визуальным рядом в виде ночного, освещённого луной моря, мгновенно стала бестселлером в студенческой среде.
  И тут Тай опять устроила мне 'проблемы'. Зная, что петь я совсем не умею, высмеяла меня. Я, разозлившись, поспорил с нею на желание, что напишу песню вообще без слов. Но, это будет именно песня, а не чистая музыка.
  На результат нашего спора уже даже ставки делали, причём не только в среде студентов, но и преподавателей.
  Но, у меня в копилочке есть отличные идеи, это творчество незабвенного Жана Мишеля Жара. Только конкретно сейчас, я решил использовать отличную композицию от российской группы ППК. А визуальный ряд, это будет программа 'Энергия-Буран'. Ну, до представления результата ещё почти шестьдесят дней.
  В большой комнате бардак, Бар похоже, так и не начал уборку, хотя мы с ним договаривались.
  - Шевалье Таулон! Прекращайте мучить визар и мой слух, и приступите к уборке помещения, - говорю я из прихожей. Но, друг меня не слышит, на его голове наушники и маска визуализации от визара.
  Стянув сапоги, подхожу к Бару и, сняв её, повторяю свои слова.
  - Ну что ты?.. - бухтит друг. - У меня вроде что-то получаться начало...
  - То, что у тебя получается, можно использовать в качестве пыток, - отвечаю я.
  - Как и твоё пение, Дэрри, - парирует друг.
  - А я и не пою... - отвечаю я.
  - Вообще-то поёшь, например, в ванной, когда моешься под душем...
  - Там никто не слышит, - говорю я.
  - Вообще-то слышат, я слышу, - говорит Бар. - И это причиняет мне страдания...
  - Ты тоже сейчас доставил мне страдания, своими потугами в музыке, - говорю я, и мы ржём.
  
  - Ладно, - говорит друг, и начинает прибираться. - Эх-х-х-х... где наш мелкий? Как с ним здорово было... Чистота, порядок и в библиотеку можно было послать, не отрываясь от занятий.
  - Да уж, расслабились мы, пока Рус был с нами, ничего, давай покажем коменданту, что можем поддерживать чистоту и сами, не полагаясь на маленького мальчишку, - отвечаю я, проходя на кухню и вставая к раковине, где высилась гора грязной посуды.
  
  - Ты подал заявку на турнир? - крикнул из комнаты Бар.
  - Да... - отвечаю я, споласкивая очередную тарелку. - И внёс взнос участника.
  - И как думаешь, у нас с тобой есть шансы на победу? - спросил друг, появляясь в дверях кухни, я вижу его в зеркале на стене.
  - В нашей возрастной категории вполне, а в абсолютном зачёте в Супертурнире - сомнительно, - отвечаю я.
  - Ну, да... там будут зубры всех возрастов, у меня шансов точно нет, - потягиваясь, отвечает Бармирр. - Но я всё равно попытаюсь. У тебя же, в турнире лучников шансов гораздо больше. Ведь по правилам егеря не участвуют в таких турнирах, только лучники из остальных частей армии и флота. Хотя, тебя могут и не допустить...
  - На каком основании? - удивляюсь я.
  - Ну, ты же сын 'Золотого глаза', дядя Сит лучший лучник егерей в прошлом.
  - Но, я же не отец и я не егерь... - хмыкнув, говорю я.
  - Но стреляешь ты лучше многих из них... - отвечает друг.
  - Это не считается, так что - повоюем, а? Ты тоже не совсем ординарный мечник, мастера Римана ты, по его признанию, превзошёл, а он далеко не обыкновенный мечник егерей. Он экс чемпион среди всех полков, - говорю я, убирая последнюю чашку в шкаф.
  - Устроим дяденькам сюрприз?! - ехидно улыбаясь, говорит Бар.
  И я возвращаю ему такую же ехидную ухмылку.
  
  После приборки, я засел за визар, продолжая набирать мелодию и шлифовать её. Попутно, потихоньку собираю визуальный ряд, но это дело долгое. Надо ещё как следует поработать над сценарием, чтобы 'клип' выстрелил изо всех сил. Ну, я надеюсь на это...
  
  А вечером, сходил в студенческий клуб и, поймав там Рани и Тай, вручил им статуэтку. Подарок привёл девушек в откровенный восторг. И на оставшийся вечер, обе стали такими, какими были у нас в гостях, в Дагре. Мы даже целовались минут двадцать в темном уголке.
  Обратно в общагу я шел в самом благодушном настроении. Хорошо хоть штаны выпирать перестали, а то насмешил бы народ. Тут в студенческой среде стать объектом насмешек можно запросто. Один раз облажаешься, и припоминать твою ошибку тебе будут ой как долго.
  Хорошо хоть, моё бунтующее ещё год назад либидо успокоилось. В человеческом теле на Земле, у меня все мысли бы были об этом, здесь же... В общем, после стабилизации я на девчонок смотрю спокойно, ну кроме Тай и Рани с ними ничего не изменилось. Только, пока даже намёков нет на что-то большее, чем поцелуи. Но, потерпим...
  
  Адэрр Кантон (Тир Академии, три декады спустя, вечер)
  
  Стою у стола и собираю винтовку, три дня назад в академической лаборатории вместе с профессором металловедения, Тайкорром Иналли мы изготовили оснастку для прессовки медных оболочек для моих пуль. И я, изготовил себе три десятка патронов с этими новыми пулями. Тяжелее всего было ровно залить свинец в них, чтобы в итоге не возникало эксцентриситета, и пули летели точно. Пришлось, заливать несколько раз, в лаборатории на вибростоле. Но, вроде бы, всё получилось и сейчас я их проверю. Мало того, я на прошлом выходном купил восьмикратный оптический прицел. И купил я его у ребят из Охранного корпуса. В покупке мне помогла Овелли, она свела меня с каптенармусом корпуса и дала рекомендации, тот в свою очередь вывел на одного из стражей, у которого был прицел доставшийся тому от деда. Прибор был слегка повреждён, и мне пришлось его ремонтировать, ну вернее, заплатить пять золотых за ремонт ребятам с факультета прикладной магии. Попутно парни его слегка модифицировали, сделав чуть качественнее полировку стёкол и юстировку прицельной сетки.
  Так что, у меня сегодня 'праздник', я буду пристреливать свою уже снайперскую винтовку.
  
  Полчаса спустя.
  
  Пристрелка завершена, на неё ушло двадцать патронов и куча нервов. Всё-таки, это чудо инженерной мысли не совсем приспособлено для снайпинга. Но я с ней справился, и сейчас, пришло время окончательной проверки. На двух рубежах впереди стоят мишени, одна на пятьсот шагов, а вторая на семьсот.
  Пять патронов в магазине, и я приступаю.
  Ложусь на толстый мат, лежащий на полу стрельбища, и подкладываю под оружие тугую войлочную скатку.
  Даже в прицел мишень маленький квадратик с чёрным кругом. Беру по рискам на вертикальной шкале прицела возвышение, учитываю лёгкий боковой ветер и на одну риску по горизонтальной шкале вправо. Заклятие спокойствия, выравниваю дыхание и... 'Ба-х-х-х-х-х!' Хлестко бьёт по ушам выстрел.
  Смотритель тира глядит в мощный монокуляр на мишень.
  - На два пальца ниже чёрного круга и на палец правее, - говорит он.
  Вношу поправки и, повторив процедуры, снова стреляю.
  - Уже лучше! На три пальца левее яблочка и на палец выше, - говорит мне смотритель.
  И снова поправки и снова выстрел.
  - В яблочко! Ай молодец, Адэрр! - кричит мужчина.
  Слышу гул за спиной и, обернувшись, вижу толпу студентов со всех курсов. Смотревших на мишень в бинокли и тихо обсуждающих происходящее.
  
  - Ну что?! - говорит мне смотритель. - Теперь семьсот?
  - Давайте! - отвечаю я, перезаряжаю винтовку и переношу прицел на другую мишень. Она вообще видится как маленький белый квадрат.
  Вдох-выдох и прогнав все мысли, начинаю целиться. Учтены возвышение и ветер, учтена дистанция и поправки на деривацию. Разгон разума, здорово помогает мне сейчас, замедляя восприятие и ускоряя расчёты.
  Бах! Гремит выстрел...
  Смотрю на смотрителя.
  - На ладонь левее мишени, в молоко ушла, - говорит он. - Не отвлекайся, я буду корректировать огонь.
  И снова я весь в сетке прицела.
  Бах!
  - Три пальца левее черного круга и на палец выше, - летит от смотрителя.
  Поправки и... Бах!
  - Четыре пальца правее центра и палец ниже, - говорит наставник.
  Бах!
  - Два пальца выше и левее!
  Бах!
  - Да-а-а-а-а! Попал, паря! Ты попал! - кричит он.
  - С пятого выстрела, - шепчу я, чувствуя, как по лицу течёт пот, скапливаясь капельками на подбородке. Эк меня пробрало-то...
  Сзади восторженный гул.
  'На семиста шагах попал в яблочко!'
  'Точно, я сам видел!'
  'С пятого выстрела...'
  'Сам попади, попроси винтовку и попади! Хоть с какого-нибудь...'
  'Даже пытаться не буду, это же Адэрр Кантон...'
  'И что?!'
  'Он из ржавого самопала попасть сможет'
  'Ты просто завидуешь...'
  'Есть немного'
  
  Вот голоса стихли, и я услышал донельзя знакомый и полный ехидства голос:
  - А что это шевалье Кантон из винтовки стреляет или из лука уже и не попадёт? Давненько я что-то не видела вас, шевалье, здесь с луком...
  'Какая ей опять вожжа под хвост попала?!' - мелькает мысль в моей голове.
  - Чем я вызвал ваше недовольство, Моя госпожа? - отвечаю я, обернувшись и слегка поклонившись Тайвааль.
  - Недовольство?.. - удивлённо выгнула она бровь. - Что вы, шевалье! Просто вы столько возитесь с этой винтовкой, что может показаться, что лук вам более не нужен.
  - Это не так, - отвечаю я. - Просто это оружие мне понравилось, и я решил его освоить. Да, оно не эффективно против тварей Пустоши, но изменённым её всё же стоит опасаться.
  - Да... что-то я сомневаюсь... но, это ваше дело, шевалье. Только вот, вы забросили занятия с луком, и как я слышала, заявились на Великокняжеский турнир. Может быть, вам не стоит в нём участвовать, ну, чтобы не опозориться?
  - Я не думаю, что за несколько дней растеряю навыки наработанные годами, Ваше Высочество, - отвечаю я.
  - Не уверена в этом, шевалье. Великокняжеский ежегодный турнир, не место для неумех. Там будут лучшие лучники нашей страны, - несколько высокомерно заметила она.
  - Лучшие лучники служат в егерях, и в турнире не участвуют, - сказал смотритель тира.
  - Шевалье Кантон далеко не егерь, - фыркнула Тайвааль.
  - Но планирую им стать... - отвечаю я, и начинаю собирать своё оружие и пустые гильзы.
  - Не думаю, что у вас получится... - тихо сказала княжна. - Винтовки не пользуются у егерей авторитетом.
  - Ваше Высочество, что случилось? - говорю я. - Чем я вас прогневал? Зачем этот странный, вызывающий разговор?
  - Вот ещё! Гневаться на вас, Адэрр... просто, мне странно видеть такую любовь к подобному оружию.
  - Что в этом странного... многие любят оружие, многие любят огнестрельное оружие. Это лишь увлечение, хобби, не более, - отвечаю я.
  - Владение оружием не может быть хобби! Оружие - это жизнь в нашем мире. А вы, похоже, позабыли об этом, шевалье... - сказала Тай.
  От её слов меня буквально затопило злостью. 'Какого хрена она опять начала выпендриваться? Чем я опять её обидел? Чёртова малолетка с амбициями, сил уже нет терпеть её выходки'. Кое-как совладал с эмоциями, загнав их поглубже, но во взгляде Тайвааль на мгновение заметил страх. Вдохнул-выдохнул и ответил:
  - Ничуть, Ваше Высочество, - подпустил я в голос льда. - Если я плохо владею, например луком, то давайте спросим окружающих, кто из них готов бросить мне вызов?
  Толпа молчала, я явно видел, что желающих нет.
  - А если это сделаю я? - спросила Тайвааль.
  - Вы?! Бросите мне вызов? - удивился я.
  - Именно, шевалье! - ответила девушка. - Вы готовы принять его?
  - Как будет угодно, Моей госпоже, - отвечаю я.
  - И да, если вы проиграете мне, Адэрр Кантон... то снимите свою кандидатуру с турнира, - сказала княжна.
  - А если выиграю? - спросил я.
  - Выиграете - решим, - сказала девушка. - Так как, согласны?
  - Воля ваша, тогда завтра вечером, здесь же, - говорю я.
  - Идёт! - отвечает она и уходит, провожаемая удивлёнными взглядами студентов разных курсов.
  Я же, вешаю на плечо чехол с винтовкой и обуреваемый противоречивыми чувствами ухожу в общежитие.
  
  Вечер следующего дня, тир Академии.
  
  Стою у рубежа, разглядывая движущиеся мишени на первой дистанции в сто пятьдесят шагов. За ними будет рубеж с неподвижными мишенями на дистанции двести. И, если на нём победитель не выявится, то будем стрелять на двести пятьдесят.
  Рядом стоит Бар и проверяет мои стрелы, чтобы были идеально ровные с ровным и целостным оперением и гладкими наконечниками.
  - Ты готов? - спросил друг, задумчиво глядя на меня.
  - Было бы к чему готовиться...
  - Ты не переживаешь?! Её готовили не хуже чем тебя, а то и лучше. Я слышал, что последние два года её тренировал егерь, один из лучших стрелков корпуса егерей, - прошептал Бар.
  - А нас с тобой тренировал лучший из них, Бар, - шиплю в ответ я. - Так что помолчи, а то услышат.
  - Будто она этого не знает... и почему ты не отказался-то? Ты же её любишь...
  - Я устал от её выходок. То у нас всё замечательно, то словно чужие. И никто не давал ей права насмехаться надо мною, мало того высмеивать мои увлечения, - тихо отвечаю я, подкручивая болты натяжения на своём блочном композитном красавце. Мой лук - натуральное произведение искусства, с силой натяжения в полностью затянутом состоянии под сотню килограмм. Сейчас я его так натягивать не стану, хватит моих стандартных шестидесяти. Не думаю, что у Тайвааль лук мощнее...
  Княжна кстати рядом, на ней белый, из тонкой кожи костюм. Удобная вещь для занятий спортом. В руках у Тай, композитный лук, и даже отсюда видно, что вещь непростая, как бы, не фамильный артефакт возрастом под несколько тысяч лет.
  - Ты ей поддаться не хочешь? - шепнул мне Бар. - Ну, чтобы совсем не поссориться?
  - Я с ней не ссорился, сама напросилась. И поддаваться я не собираюсь, - отвечаю я.
  - А что Рани говорит? Отчего все эти проблемы? Зачем Тай тебя вызвала? - шепчет друг.
  - Ничего не сказала, она сама в недоумении. Говорит, что Тайвааль ездила вчера днём во дворец и, приехав оттуда, пошла искать меня. Причём она знала, что я буду в тире, я ей сам об этом сказал позавчера, - ответил я.
  - Странно...
  - Вот и я о том же. Чего такого произошло во дворце, что она так себя повела... - бурчу я.
  
  - Шевалье! Вы готовы?! - звонким голосом сказала княжна.
  - Готов, Ваше Высочество, - отвечаю я. Оборачиваюсь и вижу толпу студентов. С краю сложив на груди руки, с хмурым видом стоит Дайгор. Княжич и мой друг о чем-то говорил с сестрой перед нашим соревнованием и разговор видимо не сложился. Рядом с ним стоит Рани, в её глазах слёзы, она не знает за кого болеть, ведь любит она нас обоих.
  Загоняю эмоции вглубь, заклинание разгона разума и из-за этого глухой и низкий голос смотрителя тира говорит нам:
  - На позицию. Первое упражнение, десять стрел по движущимся мишеням, дистанция сто пятьдесят шагов. Стрельба по готовности - начали.
  
  Глубоко вдохнуть и выдохнуть, и взяв упреждение, одну за другой выпускаю все десять стрел с интервалом в две секунды.
  Чёрный круг на движущейся мишени становится похож на дикобраза. У Тайвааль картина похожая, она хороший стрелок, очень хороший.
  Девушка с вызовом смотрит на меня, на губах её лёгкая улыбка.
  
  - Второй этап. На позицию, у вас минута на то, чтобы выпустить десять стрел по мишени. Пока победитель не выявлен, - громко говорит смотритель.
  
  На дистанции двести шагов поднимаются ростовые мишени. С такой дистанции они кажутся маленькими, но даже так, для меня попасть в мишень не проблема. Поднимаю лук и с периодичностью автомата за тридцать секунд выпускаю все стрелы. И... моя расслабленность и самоуверенность меня подводят. Резкий порыв ветра, слабый, но моя последняя стрела отклоняется и попадает в мишень за пределами чёрного круга. За спиной недоумённый вздох толпы.
  Тайвааль не торопится и аккуратно прицеливаясь, укладывает все свои десять стрел в черный круг своей мишени. После чего с торжествующим видом смотрит на меня.
  От её вида меня берёт такая злость, что аж рычать хочется.
  - Кантон? - спрашивает смотритель. - Ты признаёшь поражение?
  - Прошу ещё одну серию по усложнённым правилам, - говорю я, холодным голосом.
  - Каким? - спрашивает наставник.
  А на личике княжны озадаченное выражение.
  - Дистанция двести пятьдесят, десять стрел, время на все выстрелы двадцать секунд. Стреляем по вашей команде, - отвечаю я.
  На лице смотрителя уважительное выражение. Такая стрельба у егерей называется 'Стальной дождь', ведут её группами, заговорёнными стрелами и тем, кто под неё попадает, смертельно не повезло. Лучники обрушивают на противника натуральный залп РСЗО(1), мало того, прицельный залп. Особенно эффективна такая стрельба в случае, когда ведёт огонь целая рота или больше.
  - Ты согласна, Тайвааль? - спрашивает наставник.
  А я вижу, что от её самоуверенности не осталось и следа. Видимо на такую дистанцию она стреляла мало, или её наставник не учил её такому упражнению, что скорее. Отказаться она не может, я предложил не повторить задание, а усложнить его и все это слышали. Отказ в таком случае - потеря лица и автоматическое поражение. Она на такое никогда не пойдёт.
  - Согласна, - тихим голосом говорит девушка.
   Я достаю из кармана ключ и затягиваю лук до упора, после чего встаю на позицию. Тай рядом, и вот вдали поднялись мишени. До них чуть меньше двухсот метров. Далеко!..
  Мы приготовились, подняли луки. Время послушно замедлило свой бег, гул за спиной стал ниже и басовитей.
  - Н-а-ч-а-л-и... - низким голосом командует наставник, и я натягиваю и отпускаю тетиву. Выстрел за выстрелом, с размеренностью метронома. Тут главное не потерять темп и уверенность, иначе промажешь или не выпустишь все стрелы.
  - С-т-о-п, время! - командует смотритель, но я уже окончил стрелять. Тайвааль чуть задержалась, но тоже выпустила все стрелы.
  Наставник смотрит в монокуляр, на мою мишень, на мишень княжны.
  - Адэрр Кантон - все стрелы в мишени, пять в пределах чёрного круга, - говорит он. - Тайвааль Атоон - в мишени семь стрел, в чёрном круге две, и три ушли мимо.
  Восторженный гул толпы за спиной.
  - Победителем признаётся шевалье Кантон, - говорит наставник.
  У Тай глаза на мокром месте и дрожат губы.
  - Говорите ваше желание, шевалье... - шепчет она.
  - Мне ничего не нужно, Ваше Высочество, - отвечаю я. - Надеюсь, вы убедились в моей квалификации как лучника?
  - Да... - тихо отвечает она. - Простите меня, шевалье.
  - Я на вас не обижен, Ваше Высочество, - отвечаю я холодным от отката голосом. Для неё мой ответ, словно холодная вода, она, кажется, даже съёжилась. А мне плевать, я просто устал...
  От недавнего напряжения на меня навалилась апатия, и мне на всё попросту пофиг. Спокойно разбираю лук, убирая его обратно в короб. Студиозусы принесли наши мишени и азартно комментируя, разглядывают их.
  Лук собран и чехол за спиной. Бар отдает мне стрелы сложенные в короб. Смотрю на княжну, а вид у неё словно у побитой собаки.
  'А чего ты хотела, милая...' - проплывает в мыслях. - 'Я тебя за язык не тянул! Сама вызвала, сама и продула. Ведь знала же кого вызывает, знала прекрасно...'
  - Честь имею, - говорю я ей, обозначив лёгкий поклон.
  - Спасибо за науку, шевалье, - шепчет она и понуро идёт в толпу.
  Подходит Дайгор и тихо говорит:
  - Н-да... разделал ты её знатно... но, она сама виновата.
  - Мне от этого не легче, хотя и не труднее, - отвечаю я. - Пойду к себе, что-то я вымотался.
  Княжич, молча, хлопнул меня по плечу и отошёл.
  - Я задержусь, ладно, Дэрри? - спросил Бар.
  - Дело твоё... - отвечаю я.
  И пока шёл в общежитие, отошел от заклинания окончательно. Оглядываю залитый ярким весенним солнцем парк. Цветущие деревья вокруг и мне становится тоскливо. Похоже, мой роман с Тайвааль - закончился.
  От осознания, становится вообще паршиво, и я сажусь на лавочку, откидываясь на спинку и бездумно глядя в небо.
  - Дерьмо!.. - шепчу я на русском.
  
  Сколько так просидел не запомнил, настолько тошно мне было. Мимо ходили сокурсники и студиозусы с других курсов. Глядя на меня - шептались, но никто не лез.
  Но, вот на меня упала чья-то тень, и я повернул голову, пытаясь против солнца разглядеть стоящего. Когда разглядел, меня ах подбросило. Подошедшим был Великий маг и Ректор - Дитмарр Сатон. На нём был фиолетовый плащ, под которым была стандартная преподавательская роба.
  - Ваше Могущество! - говорю я, поклонившись ему.
  - Не нужно официоза, мальчик мой, - отвечает Ректор. - Что-то вид у тебя невесёлый? Не радует победа, да?
  - Да как вам сказать, она больше похожа на поражение, - отвечаю я вздохнув.
  - Согласен, - кивнул маг. - Но знаешь, иногда, для того чтобы победить в игре или войне, стоит чем-то пожертвовать, а то и специально проиграть битву или сдать позицию. Поразмысли об этом...
  Смотрю в его спокойные серые глаза и молча, киваю.
  Великий маг, похлопал меня по плечу и, заложив руки за спину, пошёл вглубь парка к своей резиденции.
  Проводив его взглядом, взял со скамейки короба с луком и стрелами и потопал в общагу. Комната встретила тишиной и пустотой, Бар видимо ещё где-то гуляет, а может, ушёл в библиотеку. Завтра у нас два выходных, так что сегодня можно расслабиться. Убираю оружие в шкаф и, закрыв его дверцы, смотрю на себя в зеркало.
  - Что, Лёха? Налажал... все гордыню свою тешил... взрослый мужик, под полтинник уже общего счёта, а ума как у пацана, - говорю я своему отражению на русском. - А она девчонка молоденькая... у неё гормоны... сложное общественное положение... эх, ты...
  Падаю на кровать и бездумно смотрю в потолок, на котором гуляют солнечные зайчики от моря.
  - Искупаться, что ли сходить? - шепчу я на русском.
  Но купаться не хочется, хочется разбежаться и долбануться об стену головой.
  - Блять! Как же мне херово... - шепчу я. - А ведь Тай разумник, она тебя, дубина, чувствовала...
  Но в мыслях, почему-то всплыли слова ректора.
  Сажусь на кровати и обдумываю сказанное Великим магом. Не просто так он такое сказал, ой не просто... Он Тайвааль с младенчества знает, на руках у него выросла. Может быть, я просто чего-то не понимаю?
  И чем дольше я обдумываю это, тем яснее мне становится, я не прав. Я перегнул палку. А значит что? А значит нужно идти и искать примирения, пойти и попросить прощения, а там... там будь, что будет. Прогонит, ну значит - прогонит. Но перед собой я буду честен, я хотя бы попытался.
  Решив это для себя, решительно иду на выход и в прихожей сталкиваюсь с Баром, Лином и Дайгором, за чьими спинами в коридоре маячит ещё несколько знакомых лиц сокурсников.
  - Ты куда?! - удивляется друг и его взглядами поддерживают остальные.
  - Выяснять для себя окончательно, один вопрос... - отвечаю я, натягивая мокасины.
  - Какой вопрос? - спрашивает Лингарр.
  - Личный, - говорю я и, протиснувшись мимо друзей, чуть не бегом иду к лестнице.
  - Их нет в общежитии, Дэрри! - кричит мне в спину Дайгор. Друг и княжич всё понял без объяснений.
  - Кого нет?.. - спрашивает его Бар, но ответа я уже не слышу.
  Выхожу в парк и раздумываю; где искать Тай? Через пару минут, кастую заклятие из арсенала егерей с названием 'Поиск'. С его помощью ищут противников, но можно искать кого угодно. Пульсирующее прямо перед глазами, но видимое только мне активное заклинание указывает мне в сторону берега. Там на краю есть укромные уголки и очень красиво.
  Глубоко вдыхаю и топаю к Тайвааль.
  
  Тайвааль Атоон (Атоон-Ридаг, Академия, берег моря, 71 день весны 3386 год от В.Т. вечер)
  
  Тай сидела на скамейке в укромном уголке и сквозь пелену слёз смотрела на море. Сейчас, вечером, солнце превращало воду в расплавленное золото, и раньше она с удовольствием любовалась бы открывшейся картиной, но... Но!
  В душе девушки был могильный холод, а причиной ему была она сама. Ведь говорила же ей Лурма быть деликатнее, но Тай опять всё завалила. Разозлила Дэрри до невозможности, девушка ещё ни разу не видела парня таким злым, а ещё холодным и отрешённым. Он казался ей куском льда, злым и холодным, колючим. И она сама его таким сделала, сама...
  Хотя, это именно фрейлина посоветовала ей проверить его чувства. Не скрывается ли за ними подхалим и приспособленец, ищущий выгоды для себя в близости к Великокняжескому роду.
  И она это выяснила, выяснила абсолютно точно. Пусть брат неоднократно говорил ей, что Дэрри любит её и Рани бескорыстно. И не ищет личных выгод и преференций, но нет-нет, да шевелился в душе княжны, привыкшей к двуличию и подлости придворных, червячок сомнения. Именно поэтому она до сих пор не сблизилась с любимым до конца. Лгать себе было глупо, Тайвааль любила красавчика Кантона. Гениального лучника и баловня судьбы, только вот, похоже, сама и разрушила их отношения.
  - Что же я наделала? Что наделала?.. - шептала она, глядя в океан. Где-то в Академии, в таком же укромном уголке рыдала Рания. Этиаль высказала ей всё, что она думает о её поступке и его печальном исходе. Ведь Рани любила Адэрра беззаветно...
  Слёзы катились и катились из глаз, а солнце уже коснулась края воды, скоро стемнеет. Но идти в общежитие не хотелось, хотелось встать и, расправив руки упасть с обрыва в тёплые волны. Оборвав боль и муки...
  Но, что это?!
  За спиной кто-то стоял, тихие шаги и на скамейку рядом присел Адэрр.
  Тай вздрогнула и со страхом посмотрела на парня.
  'Зачем он пришёл?' - билась мысль в голове. - 'Посмеяться надо мной, чего-то потребовать?'
  Кантон же, смотрел в ответ с чувством вины и жалости, а ещё нежности, обволакивающе-тёплой, словно вода в горячих источниках.
  - Что вам нужно, шевалье? - пискнула девушка внезапно севшим голосом. - И как вы меня нашли?
  - Для тренированного как егерь это не сложно, Моя Госпожа... - тихо ответил парень.
  'Он снова назвал меня - Моя госпожа!' - мелькнула мысль. И в груди внезапно стало тепло. - 'Неужели он простил меня? Но, так же, не бывает! Просто не бывает! Ведь времени почти и не прошло...'
  - Моя Госпожа, вы выслушаете меня? - спросил он.
  - Говорите, шевалье... - прошептала она.
  Парень на несколько секунд застыл, в его чувствах мелькнул и погас страх, сменившись спокойной решимостью, словно он что-то для себя решил и сейчас просто озвучивал решение.
  - Тайвааль, несколько часов назад между нами произошёл неприятный инцидент. В итоге его мы с тобой крупно поссорились. Я считаю, что мои действия были ошибкой, их диктовали эмоции. Что в итоге привело меня к неправильной оценке твоих действий и... В общем, я не буду ходить вокруг да около, я, прошу у тебя прощения за свои неподобающие воспитанному мужчине чувства к тебе. И прошу прощения, что выставил тебя в очень невыгодном свете и поставил в крайне неловкое положение. Простите меня, Моя Госпожа, я был не прав, - тихо сказал он.
  А у неё перехватило дыхание!
  'Что?! Что он делает?! Он у меня прощения просит? После всего, что я сделала и наговорила?!' - мелькали мысли в её голове.
  И ещё девушка чувствовала парня и по его эмоциям, понимала, что он искренен в своих словах и в них нет ничего иного. Какого-то подтекста, как очень часто бывало у придворных во дворце её отца. Нет, парень был искренен и честен, словно рыцарь из легенд. Тот, для кого честность и честь превыше всего, даже порой и жизни.
  - Дэрри!.. - пискнула она совершенно отказавшим голосом. - Ты ни в чём не виноват, это всё я!.. Это моя фрейлина...
  - Моя Госпожа, - прервал её сбивчивые объяснения Адэрр. - Вы юная девушка, выросшая в непростой семье нашего мира и в крайне непростом окружении. Я должен был учитывать это, общаясь с вами, должен был лучше обдумывать свои слова и действия, а главное чувства, поскольку прекрасно знаю, что они вам ведомы. Но собственные эмоции заслонили от меня доводы разума...
  - Нет! - воскликнула она. - Не наговаривайте на себя, шевалье, это я виновата, я!
  - Тай! - тихо сказал он и пододвинулся вплотную, взяв в свои большие, сильные и теплые ладони её холодные от переживаний ладошки. - Тай... моя Тай. Не нужно...
  - Чего не нужно? - спросила она.
  - Не вини себя...
  - Тогда выслушай меня, - прошептала она.
  - Хорошо, я слушаю.
  И Тайвааль сбиваясь и перескакивая с одного на другое, словно растеряв всё отточенное за годы красноречие начала рассказывать ему о том... о том, что всё время испытывала его. Испытывала его чувства по наущению своей матери и новой фрейлины Лурмы Конварр. Умная и знающая себе цену графиня, многому её научила. Самое главное, учила проверять парня аккуратно, бережно относясь к чувствам. Но, княжна всё вечно портила, поскольку сам Адэрр своим спокойствием и невозмутимостью, а особенно снисходительным отношением донельзя злил девушку. С ним все самые стройные планы летели в Пустошь, и она начинала творить откровенные глупости.
  Тай говорила и говорила, плакала, объясняла и каялась. Вокруг уже царствовали сумерки, и постепенно сгущалась тьма. Адэрр молча слушал, лишь подхватил её и усадил к себе на колени.
  Закончила она свой рассказ, уткнувшись ему в грудь.
  - Ты теперь меня презирать будешь, наверное... - прошептала она.
  - За что? - тихо спросил он.
  - За то, что я такая глупая, - ответила она всхлипывая.
  Он хмыкнул, Тай подняла взгляд, увидев, как он смотрит в океан, освещённый тусклым светом звёзд, а на губах его лёгкая улыбка.
  - Тебя не за что презирать, Тайвааль, наоборот, тебя стоит беречь и любить. Ты же настоящее сокровище! - сказал он и посмотрел на неё. В чувствах его бы такое, что она забыла обо всём, буквально утонув в них. - Я люблю тебя, Тайвааль Атоон. И ни в чём не виню, и чтобы тебе было спокойнее, за всё прощаю, безо всяких условий.
  - Дэрри, - шепнула она и прижалась к нему, обхватив руками.
  Его ладонь коснулась её волос, пропуская их сквозь пальцы. Она подняла голову и почувствовала его губы на своих. После чего, мир куда-то пропал, оставив ей лишь его запах, стук его сердца и вкус поцелуев.
  - Нам пора в общежитие, - сказал он спустя некоторое время. - А то нас потеряют. И, Тай, где Рани, с нею всё в порядке?
  - Ей плохо, она ведь думает, что мы расстались... - прошептала она.
  - Стоит её порадовать тогда. Расскажешь своей этиаль, что у нас всё хорошо, а я завтра отдам ей долг, - сказал парень, поцеловав её в шею.
  - Дэрри, я хочу, чтобы ты сам ей это сказал, сказал сегодня у нас в комнате. Жаль что это невозможно... я бы очень хотела, чтобы ты остался у нас этой ночью, - прошептала она.
  - Нет ничего невозможного, - весело сказал он и вытащил из кармана амулет связи. Нажал на один из кристаллов, тот замерцал и спустя миг рядом раздался голос Бармирра Таулона.
  - Да, Дэрри, ты где, с тобой всё в прядке?
  - Всё нормально, мне нужна твоя помощь, дружище, - ответил Адэрр.
  - Всё что в наших силах... - донеслось в ответ.
  - Прикрой меня перед комендантом, если он придёт с проверкой, скажи что я... ну скажи, вышел ненадолго, например... - сказал Кантон.
  - Дэрри, с тобой точно всё в порядке?! - донеслось в ответ взволнованным голосом. И Тай услышала голоса ещё нескольких парней.
  - Всё отлично, слово чести, - сказал её парень.
  - Ты там не в самоход собрался? - спросили голосом её брата.
  - Дай, я что, похож на идиота?.. Нет, я не собираюсь покидать пределы территории Академии.
  - Ладно, мы верим тебе и прикроем, - сказал Бар.
  - Благодарю вас, друзья мои, - ответил Дэрри и отключил амулет.
  - Ну что, Моя наттиалль(2), - сказал он, вставая с ней на руках. - Пошли к вам в общежитие?
  - Дэрри, как ты туда попадёшь? - удивлённо спросила она.
  - Ну, я всё-таки немного егерь, так что доверься мне, - сказал он, шагая во тьму с ней на руках.
  - Осторожнее! - испуганно воскликнула она.
  - Ха-ха-ха... - раздался тихий смех. - Не стоит бояться, Тай, моя Тай, только моя...
  И девушка прижалась к нему сильно-сильно, словно боясь, что он вдруг исчезнет.
  
  
  - 1. - РСЗО - Ракетная система залпового огня (Катюша, Град, Ураган и т.д.).
  - 2. - Наттиалль - Единственная и неповторимая, избранная. Обращение мужа к жене, или мужчины к возлюбленной. (язык сайаттов)
  
  Глава 15. Любовь и её цена.
  
  Рания Синлинн (Атоон-Ридаг, Академия 71 день весны 3386 год от В.Т. поздний вечер)
  
  Девушка шла в общежитие, почти не видя ничего вокруг. Раньше поздняя весна была любимым временем года для Рани. Она любила запах цветущих деревьев и кустов, запах обновившейся природы, новой жизни и свежести.
  Сейчас же её ничего не радовало, в душе романтичной красавицы поселилась чёрная тоска. Её верная подруга, её этиаль... своей глупой очередной проверкой окончательно оттолкнула от них их единственного любимого парня. И сейчас, Рани даже жить не хотелось.
  Темнота весенней ночи, раскрашенная огоньками светлячков, стрёкотом насекомых и трелями ночных птиц лишь усугубляла тоску и боль.
  А всё эта Лурма, проклятая интриганка, забери её Пустошь.
  - Может, поговорит с Дэрри? Попросить за Тайвааль, попросить прощения для неё? - прошептала она. - Адэрр великодушен и добр, он простит Тай! Обязательно простит, нужно только поговорить с этиаль, чтобы она прекращала свои дурацкие проверки.
  Внутри появилась решимость.
  - Ты дочь воина и герцога, сражайся за своё счастье! - решительно прошептала девушка и, собрав волю в кулак быстрым шагом пошла в общежитие. Она не позволит этиаль разрушить их общее счастье.
  Спустя несколько минут быстрого шага, почти бега, она вошла в их с Тай комнату. В ней горел свет, и у окна стояла княжна, глядя в темноту на ночной океан.
  - Тай? - позвала она подругу.
  Та обернулась и посмотрела на неё сияющими счастливыми глазами. От вида этиаль, Рани охватила оторопь.
  - Что с тобой? - спросила она подругу. - Ты выглядишь такой счастливой, поссорилась с ним и счастлива?!
  Но Тайвааль молчала, радостно смотря куда-то за спину Рани. А оттуда внезапно раздался шорох, и сильные руки обхватили девушку за талию, заставив её испуганно вскрикнуть.
  - Не стоит пугаться, Рани, - прошептал голос, от которого у неё ослабли ноги. - И тем более не стоит делать поспешных выводов.
  - Дэрри?! - испуганно пискнула она. - Но! Но вы же, поссорились?! Откуда ты здесь?!
  - Хм... знаешь... людям свойственно делать глупости, и хорошо, когда у них хватает ума понять, что сделана именно глупость и, попытаться её исправить. Вот и мы с Тайвааль сделали большую глупость, в большей степени я сделал... - сказал парень.
  - Не наговаривай на себя! - сказала Тай.
  - Мне лучше знать, причины и следствия собственных поступков, любимая. Так что не стоит меня выгораживать, - парировал он. - А тебе, милая моя, мы немного задолжали, но... но, я надеюсь, сможем вернуть долг.
  Она повернулась в его руках, глядя в любимое лицо и синие глаза, смотревшие в ответ спокойно, с затаённой в глубине теплотой.
  - Рани, - прошептал он и, запустив ей пальцы в волосы, так что ладонь легла на затылок, впился в губы поцелуем, от которого она сразу же забыла обо всём. О своей недавней тоске, обо всех страхах и боли. Всё это улетело куда-то во тьму весенней ночи.
  Когда поцелуй закончился, она почувствовала рядом Тай, а ладонь Дэрри уютно устроилась на её ягодице, мягко массируя ту. От чего по телу разливалась предательская слабость и жар.
  - Отчего твои штаны сырые? - спросил Адэрр.
  - Я была на берегу, сидела на песке, а он слегка влажный, - ответила она.
  - Тогда, стоит сходить в горячую ванную, ещё не хватало, чтобы ты застудилась, - сказала Тай.
  - Хорошо, - ответила подруге Рани и посмотрела на Адэрра. - Как ты умудрился сюда пройти?
  Парень усмехнулся, отпустил её, отошёл назад и, растаял в воздухе.
  - Ой! - пискнула девушка, а её подруга звонко рассмеялась. И тут Адэрр видимо пошевелился, и на миг стал виден абрис фигуры, словно текущая вода на стекле.
  - Егерские уловки, Рани, - сказала пустота голосом Дэрри.
  - Я уговорила его остаться у нас на ночь, - шепнула, обняв Тайвааль.
  - Да! - радостно ответила Рани. - Здорово, но, Дэрри, тебя не потеряют в общежитии?
  - Я договорился, парни меня прикроют, - ответил он проявляясь. После чего скинул китель от робы на стоящий стул и потянулся, хрустнув суставами. - Какие предложения, девочки?
  Они переглянулись и Тай спросила:
  - Дэрри, а пошли с нами в ванную... давай примем ванну вместе, она у нас большая все поместимся.
  - Какое заманчивое предложение... - протянул он, после чего шагнул к ним и сгрёб обеих в охапку. - С удовольствием, сладкие мои. Я вам заодно спинки потру...
  Дальше посмеиваясь, избавили друг друга от одежды, как раз набралась полная ванная горячей воды, в которую все вместе и залезли, отогрелись и девушки буквально прилипли к парню. Нежные поцелуи, его руки, терпеливо ласкающие их. Рани чувствовала странное, нарастающее чувство тепла, постепенно превратившееся в настоящий жар затуманивший разум. Рядом тяжело со всхлипами дышала Тай, Адэрр был спокойнее, но его буквально окаменевшее естество... Ох, притрагиваясь к нему девушка буквально теряла разум.
  - Ну-ка, - тихо сказал парень и встал. - Вставайте и давайте я вас быстренько помою.
  Нехотя обе встали и тут...
  Рани поняла, что ничего подобного никогда не ощущала. От такого мытья, больше похожего на ласковый массаж девушка вообще потеряла разум, и происходящее стало восприниматься урывками.
  Вот Дэрри домыл их обеих и девушки стали мыть его, попутно лаская и получая ответные ласки.
  Вот они в спальне и Тай расправляет свою большую кровать, на которую все вместе и падают, а дальше...
  Дальше его магическое ядро запульсировало и девушка почувствовала ответную пульсацию в своём. Но, в отличие от стабилизации пульсации не несли с собой боли, наоборот усиливали удовольствие.
  - Так вот о чём рассказывали на лекциях по энергетическому взаимодействию? - мелькнуло в мыслях. Почти потеряв контроль над собой, Рани успела задействовать заклинание контрацепции.
  И после этого окончательно потерялась в ощущениях.
  
  Раннее утро.
  
  Она проснулась ещё до рассвета, в открытое окно доносился мягкий шум прибоя. Под щекой была какая-то горячая подушка, из которой доносился ритмичный стук. Миг девушка пыталась понять окружающее и тут пришли воспоминания прошедшего вечера и начала ночи. Она привстала на локте и увидела лицо спящего любимого. С другой стороны его, виднелись светлые волосы спящей этиаль.
  И ещё, внутри неё плескалась сила. Впервые с момента возвращения с каникул её внутреннее ядро было полностью насыщено. Во время обучения студиозусы не успевали полностью восстановиться и дефицит силы в ядре, был постоянным их спутником. От этого слабость, а иногда и боль, и постоянные покупки энерго-кристаллов, которыми затыкался дефицит сил. Сейчас же...
  Она тихонько легла обратно и вновь положила голову на плечо парня. Спать совершенно не хотелось, наоборот девушку переполняла задорная сила. Хотелось вскочить и сотворить что-нибудь этакое. А может быть...
  И она в красках вспомнила вечер и начало ночи. Такого она не ожидала совершенно. Какое-то буйство эмоций и ощущений и три финала за вечер. Наслаждение было настолько сильным и полным, что хотелось летать и кричать. Хотя, в горле слегка саднило, видимо она всё-таки кричала, ей не показалось.
  - Ты почему не спишь? - тихий шёпот рядом.
  - Выспалась и полностью отдохнула, - ответила она, посмотрев в глаза единственному и неповторимому любимому мужчине в мире. - После вчерашнего, я словно на каникулы сходила. Сил полное ядро, а может и больше.
  - У меня так же, как и у Тай, - сказал он.
  Она потянулась к нему и их губы встретились в нежном поцелуе, который всё длился и длился, пока не кончилось дыхание. От него в теле снова проснулся жар, и она глубоко со всхлипами задышала.
  - Горячая штучка, - хмыкнул Адэрр. - Ты опять вся горишь...
  Девушка чувствовала дрожь во всём теле, желание буквально затопило сознание, почти отключая его.
  Адэрр аккуратно вытащил правую руку из-под головы Тай и повернулся к Рани. Княжна при этом даже не проснулась, ну Тай всегда спала очень крепко.
  Его руки на её теле и оно само, раскрывшись, тянется к ним, принимая ласки и даря хозяйке буквально волну наслаждения.
  Адэрр же, медленно вёл губами по её телу. Взял сосок груди в рот и девушку буквально ударило. Словно разряд от неисправного кристалла силы. Только вместо боли было...
  - Ненасытные вы мои, - прошептал парень. - А если так...
  И скользнул по кровати ей в ноги. То, что он сделал дальше, чуть не лишило Рани рассудка. Он целовал и ласкал её, а она, чтобы не разбудить этиаль засунула в рот угол одеяла и лишь мычала, а потом - потом она увидела звёзды на потолке...
  Когда отдышалась, услышала рядом тихий голос Тайвааль.
  - Дэрри, а мне ты так сделать сможешь?
  - Легко! - отозвался парень.
  
  Утро.
  
  Они втроём сидели на кухне их комнаты, и пили чай. Адэрр оделся и, щурясь в ласковой улыбке, смотрел на девушек, медленно переводя взгляд с одной на другую. Девушки же, надели на себя лишь тонкие шёлковые халатики.
  Рани буквально млела под его взглядом и вообще, чувствовала себя словно на небесах. Этиаль выглядела похоже, только во взгляде Тай нет-нет да и мелькала озорная искра.
  - Любуешься? - спросила парня Тайвааль.
  - Любуюсь, - ответил он, отпив чай из большой кружки. - Такой красотой грех не любоваться...
  - Мы и правда красивые? - спросила Рани.
  - Красивее не бывает, вы для меня самые красивые на всём свете! - став внезапно серьёзным ответил Адэрр. - Я благодарю Богов, что позволили нам познакомиться.
  Девушки покраснели от удовольствия и смущения.
  - Это ты сделал нас такими. Я помню наше знакомство, помню как ты водил меня по убежищу, показывая и рассказывая, как ты его нашёл... а я, мне было всё равно, лишь бы ты рядом был, - прошептала Тай. - Ты для меня был настоящим героем - храбрым, добрым, заботливым... знаешь, как я Алли завидовала?! И я ещё тогда решила, что если ты не изменишься, останешься таким же, я выберу тебя.
  - Значит, второй раз ты приехала проверить меня? - улыбнувшись, спросил он. - И Рани взяла с собой, чтобы посмотреть понравлюсь ли я ей?
  - Именно... - мурлыкнула княжна.
  Адэрр хмыкнул, помолчал и тихо рассмеялся.
  - А зачем проверки устроила тогда? - спросил он.
  - Так было нужно, я ведь не дочь провинциального барона. У меня положение в обществе, и родители не поняли бы меня, если бы я тебя не проверила, - отвечала этиаль.
  - Вот уж страсти, хотя двор твоего отца - та ещё банка со скорпионами. Только повод дай, сразу яда под кожу получишь, - тихо сказал Дэрри. - Как ты в этом месте такой замечательной выросла, вот это загадка...
  - Нет тут никакой загадки, у меня замечательная семья. И да, раз мы вместе, то днём идём во дворец. Я тебя с сёстрами и мамой познакомлю, да и отца повидаю, - сказала Тайвааль.
  - О! Знакомство с будущей тёщей и свояченицами. Мне стоит чего-то опасаться? - спокойно спросил парень.
  - Это ты о чём? - сощурилась княжна.
  - О том, о том самом, Тай, - ехидно улыбнувшись, ответил тот. - А то зачем это ты меня с ними знакомить собралась.
  - Нахал! Даже предложения не сделал! - в притворном возмущении сказала Тайвааль.
  Рани же просто молчала, с нежной улыбкой глядя на своих любимых.
  - А ты что молчишь?! - спросила её Тай. - Рани! Скажи что-нибудь?
  - Я согласна... - прошептала девушка покраснев.
  Адэрр рассмеялся, а княжна только рукой махнула.
  - Всё с тобой ясно... - буркнула этиаль.
  - Рани, а ты меня со своими, когда познакомишь? - спросил её Дэрри.
  - Отец на турнир обязательно приедет, он каждый год приезжает. И мамы приедут и братья и сестра, - ответила она, и мечтательно улыбнулась.
  - Понятно... а почему она не в Академии? И странно, почему ты постоянно во дворце жила, а она в замке с семьёй? - спросил Адэрр.
  Рани лишь плечами пожала, но посмотрев в глаза парню, тихо ответила:
  - Как-то само так сложилось. Мы с Тани никогда особо близки не были. Она вся такая активная, всегда впереди всех. Заводилой была, братьями командовала, да и мной тоже. Ещё и дразнила меня, называла нюней, плаксой... А с Тай мы друг друга с полуслова понимали. Ведь мой отец с Великим князем друзья с детства, как ты с Дайгором. Так что, мы с этиаль виделись постоянно, то они к нам приезжали, то мы в столицу. У отца тут дом, так что... А с Танией у меня отношения так и не сложились, со временем она лишь ещё сильнее от меня отдалилась, - ответила Рани. - И сейчас учится в Корпусе офицеров армии.
  - Понятно. А у братьев твоих, как отношения? - спросил Дэрри.
  - У парней всё прекрасно. Они моряками стать хотят и сейчас кадеты Морского корпуса, - ответила она.
  - Рад за них, но... - и Адэрр посмотрел на часы. - Мне пора в общагу, скоро подъём и утренняя тренировка, а я в обычной робе. Так что, нужно быстренько прошмыгнуть на выход у вас и на вход у нас...
  - Ничего у тебя не выйдет, - сказала Тай. - Если ещё у нас ты и прошмыгнёшь. То мастер Стур тебя поймает.
  - Н-да, и верно... он же егерь, - прошептал обеспокоенно Адэрр. - Что же, значит пойдём сложным путём.
  - Это каким? - спросила его Рани.
  - Используем другие техники из арсенала егерей. А именно: ускорение и лёгкий вес, - ответил тот.
  - И каким образом? - удивилась княжна.
  - Каким-каким, перепрыгну с вашего здания на наше, и через балкон попаду в нашу с Баром комнату. Сейчас он балкон не запирает - жарко, так что всё просто, - ответил Дэрри.
  - Ты, верно, спятил?! - воскликнула Тай, а Рани лишь тихо невразумительно вскрикнула в её поддержку.
  - Ничуть, - сказал парень. - Между внешними углами зданий, расстояние всего десяток метров. В ускорении перепрыгнуть раз плюнуть. Как раз от вашей лоджии идёт карниз к углу. Широкий карниз, вполне хватит, чтобы разбежаться. А там лёгкий вес и здравствуй мужское общежитие.
  - Ты сорвёшься! - крикнула княжна.
  - Нет! - улыбнулся он. - У меня кое-что есть с собой.
  И вытащил из небольшого подсумка на поясе странные перчатки. Ладони у перчаток блестели металлом.
  - Что это? - спросила Рани.
  - Когти егерей, - ответил Адэрр. - Видишь, здесь на ладони тонкие шипы. Наконечники их из звёздного сплава. Такие перчатки в любой камень вцепляются, только отрывать уметь нужно, иначе шипы обломишь. Но меня натаскивали на такое, впрочем, как и всех егерей. Главное не бояться и можно по стенам, словно паук лазать. Пока сила в заклятии лёгкого веса не иссякнет.
  - Ты так уже делал? - спросила его Тайвааль.
  - Угу, только на скалах, но не думаю, что здание чем-то отличается, - ответил он и встал. - Пойдём, покажу вам, как это делается.
  
  Вышли на лоджию, парень обнял их и по очереди поцеловал.
  - Главное - не бояться, тогда не сорвёшься, - сказал он им. - Страх - главный враг в таких делах.
  - Дэрри! - пискнула Тайвааль. - Может, просто спрыгнешь вниз, а потом заберёшься к себе?
  - Не выйдет, девочки. На земле по периметру есть охранный контур, он в высоту метра три. Войду или впрыгну в него, и меня сразу же заметит комендант. Мало того, моя ученическая бляха точно подскажет ему кто я такой, - ответил он. - На высоте же, сигнализации нет, так что есть большой шанс, что меня не заметят.
  - Я боюсь за тебя! - прошептала Рани и сильнее прижалась к нему.
  - Не стоит бояться, у вас всего четвёртый этаж. Даже если сорвусь, с лёгким весом ничего себе не поврежу, хотя сразу же спалюсь, - сказал он.
  - Будь аккуратнее, - напутствовала его княжна, а Рани поцеловала в щёку.
  После чего Дэрри весело посмотрел на них, подмигнул и выбрался на широкий карниз, идущий по периметру фасада. На нём иногда даже вещи складывали, а у многих около окон стояли горшки с цветами.
  Адэрр же быстрым шагом пошёл к углу здания. Выглянул за него, посмотрел вниз, и чуть отойдя назад, как-то резко ускорился, буквально размазавшись в воздухе и... Легко перепрыгнул на соседнее здание, раздался лёгкий скрежет. Видимо шипы в перчатках впились в кладку.
  Словно огромный паук, парень взобрался на этаж выше, выбрался на карниз и быстрым шагом пошёл к своей лоджии, куда вскоре и спрыгнул. Помахал им ладонью и скрылся в комнате.
  
  - Сумасшедший! - напутствовала его Тай.
  Рани же, прижалась к своей этиаль и нежно поцеловала в губы.
  - Ты лучшая на всём свете, - сказала она оторвавшись.
  - Как и ты, - ответила княжна. - А наш с тобой парень - просто ОГОНЬ! Правы были Джанни и Овелли, он великолепен! Я даже представить себе не могла, что это такое приятное дело...
  - Я тоже мучилась вопросом на этот счёт. Стабилизация была болезненным и неприятным процессом. Но, взрослые женщины обсуждали это, как что-то прекрасное, - поддержала подругу Рани. - Они были правы - это воистину прекрасно!
  И девушки рассмеялись, глядя друг на друга.
  - Только ты заметила? - спросила Тай.
  - Что? Что заметила? - ответила Рани.
  - Дэрри выглядел слегка уставшим или мне показалось... - протянула княжна.
  - Не, я тоже это заметила, - сказала она. - Заездили мы его, да, Тай?
  - Ничего, он сильный - справится, - сказала этиаль и ушла в комнату. - Давай собираться на тренировку, а то опоздаем.
  
  Адэрр Кантон (Атоон-Ридаг, Академия, 72 день весны, года 3386 от В.Т. позднее утро, столовая)
  
  Сижу за столиком и допиваю чай, в руках и ногах лёгкая усталость после тренировки и трёх подряд порций обильного завтрака. Вокруг бурлит обычная студенческая жизнь, кто-то завтракает, кто-то уже позавтракал и просто болтает с приятелями. Парни и девушки непринуждённо общаются, примериваясь, друг к другу и оценивая. Но, семейные союзы в Академии как выяснилось, образуются крайне редко. Интенсивное обучение почти не оставляет времени на флирт, да и так всё куда сложнее и причина сложностей - магия.
  В отличие от обычных людей магам найти себе семью не так-то просто. Дело в совместимости внутреннего ядра с аналогичными у партнёров или партнёра. И определяется это элементарно, я в своё время думал; отчего это я так бурно отреагировал тогда на Тайвааль, а дело оказалось вон в чём. Отреагировало моё ядро, а всё остальное приложилось потом. Рани же, с Тай связаны обещанием и их энергоструктуры плотно переплетены. Так что, не совсем готовой к этому девушке, тогда прилетело по-полной. Так, что она от меня натурально голову потеряла... Хотя, и я от них обеих тоже.
  А сегодня ночью, они меня натурально заездили. Ну, две подруги разом это круто! На тренировке до меня окончательно дошло, как же я вымотался. Пришлось применить одно лекарское заклинание, отчего аппетит разыгрался так, что я сметал тройную порцию. Под смешки и подначки Бара и Лина. Парни, узнав, где я пропадал ночью, пришли в восторг. А увидев совершенно счастливые лица моих девочек, прониклись ещё больше.
  Я заметил, что преподаватели тоже это засекли, но 'Не пойман - не вор'.
  За завтраком, обсудил с любимыми ситуацию, и мы решили больше правил и уставов не нарушать. Хотя, на такие дела запрет в уставе Академии распространялся только на общагу. Про другие помещения в уставе альма-матер ничего написано не было. Так что, найти место просто вопрос времени. А в выходные в нашем распоряжении целый город с его гостиницами и постоялыми дворами на любой вкус и кошелёк. Тай вообще предложила использовать княжеский дворец, где у неё была половина этажа в качестве личных апартаментов.
  Но я, отговорил её от этого. Слишком много во дворце лишних глаз и ушей. Дом герцога Синлинна не подходил по этой же причине. В нём постоянно жила охрана и слуги, и надо полагать, что они всё будут докладывать своему хозяину. Мне это было не нужно, как и девочкам. Так что, остановились на варианте с небольшой гостиницей у моря в дальней части города, Тайвааль знала о ней и бывала там с Дайгором и матерью как-то.
  В общем, всё просто замечательно, кроме планируемого похода во дворец на смотрины Великой княгини. Вот не радует меня почему-то это мероприятие... не радует совершенно.
  Девушки недавно ушли переодеваться, Бар и Лингарр отправились в город на прогулку. Я же пока отхожу от обжорства в одиночестве.
  На плечо легла чья-то ладонь и знакомый голос спросил:
  - Тебя можно поздравить?
  - И вам не кашлять, Вашство, - говорю я. - С чем пожаловали?
  - Ха-ха-ха-ха! - громко смеётся Дайгор и плюхается на соседний стул. - Насмешил... да так, подошёл поздравить... но, вымотали, смотрю тебя девки?
  - Есть такое, но мне грех жаловаться, я себя ощущаю лучше всех, - говорю я.
  - Это заметно, а сестрёнка моя и её этиаль, словно светятся, молодец дружище, я в тебе не сомневался. Ты даже вашу вчерашнюю войну, обратил в блестящую победу для вас троих. Спасибо тебе за это, Адэрр! - сказал княжич.
  - За что ты мне спасибо-то говоришь?! - удивляюсь я.
  - За сестру мою, за то, что смог и сделал её такой счастливой. Я её такой, уже года три не видел, с тех пор как мы к вам в Дагр ездили, - ответил друг и внезапно меня обнял.
  - Да ладно, - шепчу я. - Я её люблю и очень не хочу потерять, так что, пришлось наступить себе на ЧСВ.
  - Это что? - удивляется Дайгор отодвинувшись.
  - Чувство Собственного Величия... - усмехнувшись, говорю я, что вызывает тихий смех у друга.
  - Не многие могут так сделать, - говорит он став внезапно серьёзным. - По крайней мере, я кроме тебя знаю лишь двоих,
  - И кто они? - спрашиваю я.
  - Мой отец и Его Могущество, - ответил княжич.
  - А ты?..
  - А я нет... если бы меня достали так, как сделала позавчера Тай... в общем, что теперь говорить, ты молодец! Я рад за тебя и горжусь тобой, - глядя на меня серьёзным взором, сказал он.
  Я лишь плечами пожал в ответ, что тут скажешь.
  - Ладно, увидимся во дворце, я говорил с отцом утром и он хочет с тобой поговорить перед тем, как Тайвааль отведёт тебя на знакомство с мамой, - улыбнувшись, сказал друг, встал, хлопнул меня по плечу и быстрым шагом ушел из столовой. А я, снова расслабился, допивая уже остывший чай.
  Через пару минут почувствовал, что рядом кто-то стоит. Открыл глаза и, оглядываясь, заметил стоящего рядом парня. На нём была обычная студенческая роба, сам он был светлокож, с узким лицом с правильными, прямо классическими формами. Глаза его были серого цвета и довольно большими, волосы тёмные каштановые. А ещё он на мою маму похож был, да и на меня, причём довольно сильно.
  - Привет, - говорю я, вспоминая кто он. Но ничего припомнить не могу, видеть я его тут видел много раз, но в Академии почти пять тысяч студиозусов, так что, имени его и с какого он курса я не знал.
  - Здравствуй, Адэрр, моё имя Тимарр Лидн, - сказал мне парень.
  - Э-э-э... - протянул я и тут в мозгах прям щёлкнуло. - Слушай, Тимарр, а моя мать кем тебе приходится?
  Он улыбнулся, чуть покраснел и ответил:
  - Лания Кантон моя родная тётя, Адэрр, а ты мой двоюродный брат.
  Голова моя заработала на полную катушку, я её ещё и заклинанием подбодрил, и парень это заметил.
  - Слушай, Тимарр, а почему ты знакомиться только сейчас подошёл? - удивлённо спросил я.
  - Будь моя воля, я бы к тебе ещё прошлым летом подошёл, но дед просил этого не делать. А сейчас запрет сняли, мало того, попросили обязательно выйти на контакт с тобой, - ответил он.
  - Подожди, кто попросил? - спросил я.
  - Мой и твой дед, Ритмарр Лидн, - сказал он и сел на соседний стул.
  - Э-э-э-э... - тяну я. - Если дед попросил тебя со мной познакомиться, до этого запрещая это, то что изменилось?.. Неужели мама?!
  - Да, Адэрр, твоя мать и моя тётка наконец-то помирилась со своим отцом и нашим дедом, - ответил он.
  - И что теперь?
  - Барон Эстарр приглашает своего внука в гости, он очень хочет тебя увидеть и познакомиться, - ответил Тимарр. - И не только он...
  Я улыбнулся.
  - И когда? Когда он меня ждёт? - спросил я.
  - В любое удобное для тебя время. До баронства день пути конному, или пару часов на рейсовом бусе, - сказал Тимарр.
  - Хм-м-м... что же, передай моему деду, что я принимаю приглашение и постараюсь приехать в ближайшее время, - ответил я.
  - Может быть, сегодня? - спросил он.
  - Нет, брат, сегодня никак, я сегодня иду во дворец, - отвечаю я.
  - А зачем? - удивился родственник.
  - Знакомиться с семьёй моей невесты, - отвечаю я.
  - Они живут во дворце? - удивляется Тимарр.
  - О да, живут, - отвечаю я. - Вот уже на протяжении трёх тысяч лет, семья моей невесты живёт во дворце.
  - Это же, не?.. Не может быть?! - поражённо шепчет кузен. - Твоя невеста - княжна?!..
  - Неожиданно, да?! - говорю я вставая. - Сам поражаюсь...
  - Ну, ты даёшь! - восклицает Тимарр.
  - Расскажи об этом деду и да, в гости к нему я приеду вместе с невестами, скорее всего в следующие длинные выходные. Придётся только, взять разрешение у Главного администратора на ночёвку вовне, - говорю я, протянув для пожатия руку. - Увидимся вечером или завтра, Тимарр, и спасибо за отличную новость.
  Парень крепко пожал мою ладонь, но выглядел при этом довольно потерянно.
  Я улыбнулся ему и потопал в общагу, нужно привести себя в порядок перед визитом в резиденцию главы моего государства. Нужно выглядеть на все сто...
  
  Два часа спустя.
  
  Еду с девчонками на бусе во дворец, на мне мой любимый костюм и ботинки на шнуровке с высокими голенищами по последней местной моде. Вообще же, тут я стараюсь следить за тем, как я одеваюсь. В столице земная пословица 'Встречают по одёжке' актуальна на все сто процентов. Тем более, сейчас я иду на прием к главе государства, пусть он и глубоко неофициальный, даже кулуарный.
  Мы сидим на втором этаже 'автобуса', на котором вообще нет стенок и окон, только крыша из прозрачного полимера. Сидишь словно в огромном кабриолете, дорога ровная, а подвеска мягкая легко глотающая мелкие неровности, так что даже не качает. Вокруг разгар дня и довольно жарко, но из-за этого мало пассажиров, так что на диванчике мы сидим втроём.
  - Дэрри, - тихо говорит Тайвааль. - О чём ты задумался?
  - Представляешь, с нами на одном курсе учится мой двоюродный брат, а узнаю я об этом только сегодня, - отвечаю я. - Парень сам подошел и представился, в столовой.
  - Да, и кто он? Как его зовут? - спрашивает с другой стороны Рани.
  - Тимарр Лидн, - отвечаю я. - Он с факультета магов-инженеров.
  - Помню-помню! - восклицает Тай. - Дэрри, а он ведь очень похож на тебя! Как я раньше не догадалась...
  - Тебе было не до этого... а похожих на меня парней, человек семь в Академии на разных курсах, - говорю я. - Но они мне совсем не родственники.
  Девушки тихо смеются, прижавшись ко мне.
  - Дэрри, а почему он раньше этого не сделал? - спросила Рани. - Не подошёл и не представился?
  - Ему мой дед запретил, - отвечаю я.
  - Почему?! - искренне удивились обе.
  - Когда мои матери дали друг другу клятву Азимм, дед этого не принял и Латри не признал. Мама на него страшно обиделась за это и прекратила всякое общение. Позже, чтобы не раздувать конфликт и не подставлять братьев и сестру, перестала общаться и с ними. Хотя... это решение далось ей очень тяжело. Пять лет дед тайком следил за мамой через друзей и знакомых и в итоге изменил своё первоначальное решение по маме-koshke и признал её, но Лания его так и не простила. И двадцать лет хранила обиду на родного отца... - ответил я, вздохнув.
  - А что же изменилось? - спросила княжна.
  - Похоже, мама всё-таки простила деда, не прошло и двадцати лет... Тимарр передал мне приглашение от него. Дед зовёт меня в своё баронство, хочет увидеть, познакомиться и познакомить со всей остальной семьёй, - ответил я.
  - Как здорово! - радостно сказала Рани. - Хотелось бы мне увидеть это своими глазами...
  - Ты увидишь, - говорю я, глядя в удивлённо распахнутые глаза своих любимых. - Вы едете со мной, в следующие длинные выходные. Я сказал об этом кузену, а он передаст деду.
  - В качестве кого мы с тобой поедем? - мурлыкнула Тай сощурившись.
  - Моих невест, - говорю я. - Согласны?
  Рания пискнула 'согласна', а Тай лишь головой покачала. Нежно мне улыбнувшись...
  - Тогда, я хочу услышать предложение по всем правилам, шевалье Кантон, - вынесла она вердикт.
  - Завтра устроит? - спросил я.
  - Почему завтра? - удивились обе.
  - Хочу кое-что купить... - отвечаю я, и вижу, что мы подъезжаем к дворцовой площади.
  
  Княжеский дворец стоял на берегу океана в южной части бухты. Хотя, его стоило называть дворцовым комплексом, так как занимал он площадь около квадратного километра. В комплексе был огромный сад, несколько жилых и административных зданий соединённых крытыми стеклянными галереями и ипподром. Большую часть дня он был полностью открыт для посетителей, так как в нём был расположен самый полный музей на континенте по истории Скоррума и собственно Азрраамарра. Так же здесь была кунсткамера, в которой было множество удивительных образцов живой природы планеты, здесь же, с некоторых пор находилось и чучело огромного лхура убитого мной и, казармы личной гвардии Великого князя. Набирали в неё воинов из всех частей армии и флота, отличающихся умом и определёнными физическими и моральными качествами. Гвардейцев было два батальона и в выучке они во многом не уступали егерям, а кое в чём и превосходили лучших воинов княжества.
  Идём через площадь к воротам, у которых стоит пост охраны, но гвардейцы лишь наблюдают за входящими и выходящими из дворцового комплекса, попутно следя за порядком на самой площади. Дворцовая площадь была овалом шириной в двести, а длиной четыреста метров. По одному краю шла городская застройка, и жили здесь наиболее влиятельные разумные Княжества. Учёные, старшие офицеры армии и флота, дипломаты, ректоры столичных вузов и верхушка духовенства.
  Так же, в придворцовых кварталах имели квартиры все крупные владетели доменов. Герцоги и Великие герцоги, содержали здесь резиденции, поскольку по нескольку раз в год собирались на разные политические сборища.
  У ворот княжну и Рани поприветствовали гвардейцы, а меня проводили удивлёнными взглядами. Надо сказать, что рядом с девочками я всё равно смотрелся довольно скромно. И Тай и Рани были одеты хоть и не броско, но в очень дорогую и модную одежду, я на такую пока не заработал. И вообще считаю для себя слишком расточительным покупать гардероб стоимостью под три десятка золотых.
  Пока шли через дворцовый парк, я с любопытством оглядывался. А посмотреть тут было на что... Маги-садовники сотворили здесь натуральную сказку. И я признавал, что на Земле просто нет места, которое можно сравнить по красоте с этим. Это просто чудо какое-то! Натуральная сказка, немного похожая на сад из мультфильма 'Аленький цветочек', рукотворная сказка - живая.
  Пока любовался красотами мы подошли к живой изгороди внутреннего Дворца. В ней были ворота, у которых стоял увеличенный наряд гвардейцев и нас на входе остановили.
  Офицер в позолоченной кирасе и островерхом шлеме, похожем на шишак, только по бокам на нём были этакие крылышки. На поясе офицера висело два меча, остальные гвардейцы были вооружены мечом и щитом. Кирасы блестели хромированным металлом и позолотой. На наплечниках и наручах воинов выделялся герб Великого князя, серебряная птица распахнувшая крылья. Я знал, что зимняя форма у гвардейцев - чёрно-серебристая с меховым воротником, красивая, на мой взгляд, и та и другая. Девушек проверили лишь формально, а меня по полной программе. Но, я не взял с собой никакого оружия и боевых амулетов. Я сюда не на войну пришёл, так что проверка не затянулась, и нас пропустили дальше, записав моё имя в книгу посетителей.
  Здание дворца на плане напоминало букву 'Н', на крыльце находящемся посредине одной из ножек нас встретил пожилой сайатт, чьё загорелое, носатое лицо, словно у индейского вождя с картинок моего мира избороздили морщины. Увидев девушек, показавшийся сначала чопорным, он очень ласково и тепло улыбнулся им.
  - Мастер Тамурр, вы поправились?! - радостно пискнули девчонки хором и обняли старика.
  - Мои маленькие госпожи!.. - радостно отвечал тот, прижимая их к себе. Девушки же радостно щебетали, прижимаясь к нему.
  Стою и слегка недоумеваю от происходящего, но гвардейцы у входа воспринимают происходящее, как совершенную обыденность, то есть, никак не реагируют.
  Наобнимавшись, Тай и Рани ухватили меня за руки и поставили перед этим дедом.
  - Мастер Тамурр, - начала Тайвааль. - Разреши тебе представить нашего Дэрри.
  - Да, это наш парень, шевалье Адэрр Кантон, - сказала за ней Рания. - Дэрри, это мажордом дворца Гитмарр Тамурр.
  Я поклонился, поприветствовав мужчину.
  - Очень приятно познакомиться, мастер, - сказал я.
  Тот улыбнулся и вернул поклон.
  - Скажи мне, мальчик, твоего отца случаем зовут не Ситварр? - спросил он.
  - Это так, мастер, - отвечаю я. - Мой отец - Ситварр Кантон барон Дагр.
  - Хм... - хмыкнул старик, посмотрел на девушек. - Если он похож на отца, то это достойный выбор, мои милые госпожи.
  - Он похож! - опять хором ответили девчонки.
  - Что же, пойдёмте, я провожу вас к Его Величеству. Он просил отвести вас к нему, как придёте, - сказал мажордом и сделал рукой приглашающий жест.
  
  Ну что сказать... я в прошлой жизни бывал во многих дворцах. И в России и во Франции и в Англии, ездили как-то с Рустамом по делам в Японию и там сходили в Ке:то Госё в Киото, в него водят экскурсии в отличие от дворца в Токио. Так что мне было с чем сравнивать и, увы, землянам, местный дворец выигрывал у наших вчистую. И дело было даже не в какой-то особой отделке или количестве позолоты, которой надо сказать почти и не было. Нет, всё это здание буквально дышало гармонией и красотой. Пока шли в кабинет Великого князя, я откровенно любовался окружением и интерьерами. И да, слово 'гармония' идеально подходило ко всему вокруг. Натуральное дерево и камень, натуральные ткани в качестве обоев и прочей отделки. Мебель, из массива дерева сияющая полированным лаком и золотым шитьём на обивке. Множество растений в горшках повсюду и почти незаметная прислуга и охрана.
  Вроде бы чего Его Величеству опасаться? Но Пустошь не дремлет, были прецеденты. Твари пробирались во дворец в попытках ударить по монарху и его семье. В Академии системы безопасности тоже неслабые, но за три тысячи лет на неё нападали лишь несколько раз. Некрупные твари стаями приходили из-за пределов охранного периметра города - не он, гнилой провал мог возникнуть вообще в любом месте города. А это, смертельная опасность для всех его жителей. Вокруг Дагра охранный периметр тоже есть, только вот совсем небольшой, но и источник у моего родного городка не сравнить с тем, что в столице.
  Так за разными мыслями и слушая щебетание девушек с мажордомом, дошли до красивых двустворчатых дверей, у которых истуканами застыли двое гвардейцев.
  - Молодой человек, ждите здесь, - сказал мне мастер Тамурр и в сопровождении девушек зашёл за двери и когда они закрылись, взгляды гвардейцев скрестились на мне.
  - Кто такой? - спросил один из них, с шевроном лейтенанта на наручи.
  - Адэрр Кантон, студиозус Академии, друг Великой княжны Тайвааль и эдель Рании, - отвечаю я.
  - Хэ... - хмыкнул второй. - Слышь, Логррам, это не из-за него случаем, Тайвааль слёзы проливала, а?
  Я потупился, похоже, во дворце все в курсе проблем княжны и её этиаль со мной.
  Парни тихо заржали, но в это время щёлкнул замок двери и оба снова застыли с каменными рожами.
  
  - Шевалье Кантон! - позвал меня вышедший мажордом, кинув прищуренный взгляд на гвардейцев, которые старательно изображали роботов. - Его Величество ждёт тебя, проходи.
  Киваю и захожу в кабинет главы государства, по пути шепнув парням: 'Железные задницы'. Это их так за глаза называли во всех остальных частях армии и флота. Но, на лицах воинов не отразилось ничего, хорошо их тут дрессируют.
  
  Кабинет монарха размерами не поражал, он был даже меньше чем кабинет Его Могущества. Видимая часть была разделена портьерой на две зоны, в первой стоял длинный стол в форме буквы 'Т' вокруг которого, стояли стулья по восемь с каждой стороны. На всех стульях были гербы, причём на четырёх стульях гербы были, словно затёрты, а на одном был герб Великого княжества.
  'Странно?' - подумалось мне. - 'Неужели заседания Высшего совета Княжества проходят здесь? Ведь гербы, соответствовали гербам Великих герцогств, только вот их когда-то было пятнадцать. Три были по ту сторону гор, а одно на юго-западе. Все они поглощены Пустошью, три давным-давно, а четвёртое лишь пять столетий назад. Говорят из-за ошибки в каком-то ритуале, главный источник был захвачен 'скверной' и отравил почти все в Великом герцогстве Темразз, разом превратив одну из самых плодородных территорий в 'Мёртвое герцогство'.
  Вдоль стен кабинета стояли шкафы полные папок и книг, а в его дальней части, на небольшом возвышении у панорамного окна, была словно вторая часть кабинета. Там стоял низенький стол и несколько кресел. Сейчас в них, сидели Дайгор и Его Величество Веригор. Тайвааль и Рания стояли у окна, и все четверо с улыбками глядели на нас, хотя больше на меня.
  Подхожу и склоняюсь в глубоком поклоне.
  - Ваше Величество, - говорю я. - Рад приветствовать Вас и Наследника престола.
  - Мы тоже рады тебя видеть, Адэрр, - ответил монарх. - Подойди и присядь, не люблю смотреть на собеседника снизу вверх. А вы, дети мои, отправляйтесь к вашей матушке и сёстрам, мы же присоединимся к вам чуть позже.
  - Папа?.. - тихо сказала Тай, вопросительно посмотрев на Великого князя.
  - Не переживай, дочь, ничего я с твоим парнем не сделаю, мы просто поговорим, - ответил Его Величество взяв ладошку девушки в свои, и ласково погладив.
  - Я надеюсь на это... - ответила княжна. - Брат мой, проводи нас с Ранией в покои матушки.
  - Идёмте, эделлис, - сказал княжич, вставая из кресла. Глянул на меня с улыбкой и подмигнул. После чего с девушками под руку скрылся за дверями кабинета, вместе с ними ушёл и мажордом, и мы остались с государем вдвоём.
  Мужчина, одетый в балахонистый костюм, богато украшенный вышивкой, смотрел на меня и молчал. На губах его, то появлялась, то исчезала ироничная улыбка. Молчание постепенно подтачивало моё самообладание, и государь это заметил. Усмехнулся и сказал:
  - Скажи, как здоровье родителей?
  - Всё хорошо, Ваше Величество, - ответил я.
  - Адэрр, когда мы наедине оставь это величание, мне достаточно слова государь, - сказал Великий князь.
  - Хорошо... государь, - ответил я, вызвав усмешку у мужчины.
  - Я слышал, ты умудрился на рынке найти мальчишку - тирса, и недавно в канцелярию пришли на него документы от твоего отца о признании его сыном. Это несколько странно не находишь? - спросил меня хозяин кабинета.
  - Ничего странного, мой Государь, - ответил я. - То что я сделал, было моим долгом, как человека.
  - Ты и вправду считаешь его своим братом?! - удивлённо спросил Великий князь. - Он же тирс?..
  - Этот мальчишка племянник моей молочной матери, а значит мой брат. А раз так, то участие меня и моих близких в его судьбе - закономерный шаг. Мне всё равно, что он другой расы, этот мальчишка мой брат и считать иначе я никому не позволю, даже вам, Ваше Величество! - ответил я, чувствуя гнев, и как от этого бросилась кровь мне в лицо и горят щёки.
  - Оу-оу! Мальчик мой! - ответил государь и рассмеялся. - Я и в мыслях не держал сомневаться в вашем праве считать его родичем, тем более, что по законам Богов и Княжества это так и есть. Просто мне хотелось посмотреть на твою реакцию...
  - Это провокация! - буркнул я, покраснев ещё сильнее.
  - Ха-ха-ха-ха! - рассмеялся монарх. - Именно, мальчик мой, но она показала мне твоё истинное отношение к близким. И то, что я увидел, мне понравилось... но, я хочу поговорить с тобой не об этом. Узнать новости я могу и лично у твоего отца по амулету связи.
  Я, молча, посмотрел на него, чувствуя, как пылают мои щёки. Он поймал меня на чувствах к Русу и легко вывел из себя, заставив сорваться. Сейчас же рассматривал, словно экспонат в собственной кунсткамере.
  - Не злись, Адэрр, это лишь лёгкая проверка от того, кто не желает тебе зла. Здесь во дворце есть личности, которые могут устроить тебе кое-что посерьёзнее и мотивы у них будут далеки от благих, - сказал монарх. - Но поговорить с тобой я хотел не о твоих близких, которых искренне люблю, как своих верных друзей.
  - А о чём вы хотели поговорить со мной, государь? - спросил я, успокоившись.
  - О твоих чувствах к моей дочери и её этиаль, которая как ты уже знаешь тоже довольно близкий мне человек. Ответишь на несколько вопросов?
  - Спрашивайте, сир...
  - Хорошо... - сказал он и ненадолго задумался. - Ты любишь мою дочь и её пару?
  - Да, государь.
  - Ты должен понимать, что она наследница крови и на ней есть семейный долг. В принципе я не против ваших отношений, которые ещё пройдут испытание временем. В течение нескольких лет, я буду наблюдать за вами и вашими отношениями, и только убедившись в их искренности и прочности, дам разрешение на вашу свадьбу. И ещё, в любой момент может возникнуть непредвиденная ситуация... - проговорил монарх и замолчал.
  - Какая ситуация, сир? - спросил я, чувствуя холодок в груди.
  - Династический или договорной брак, - ответил он. - Как ты к этому отнесёшься?
  - Негативно, сир, но мой голос тут, скорее всего, решающим не будет... - ответил я.
  - Это так, но это пока лишь из области гипотетического, - сказал он и снова замолчал, глядя в окно задумчивым взглядом.
  Несколько минут мы просто молчали, государь что-то обдумывал, а я ждал продолжения разговора.
  - Адэрр?
  - Да, государь...
  - У меня есть просьба к тебе, хотя скорее предложение, - сказал он и посмотрел на меня странным, печальным взором.
  - Слушаю, сир.
  - Ты, сейчас очень близок моей семье и чтобы обезопасить тебя от некоторых проблем, и обезопасить от возможных проблем мою семью, я хочу предложить тебе принять вассалитет. Что скажешь? - спросил он.
  - Вы предлагаете мне принести вассальную клятву вам?! - поражённо прошептал я.
  - Да.
  - Но?.. Чем я заслужил?! И зачем?
  - Ты влюбил в себя мою дочь, мало того мой сын и наследник считает тебя своим лучшим другом. Это делает тебя потенциально опасным для моей семьи. Вассалитет снимет любые угрозы с твоей стороны навсегда. И да, он же станет в некоторых случаях твоей защитой, но я надеюсь, ты достаточно разумен, чтобы не натворить глупостей. Так понятно? - спросил монарх.
  - Да, государь. То есть вассалитет станет гарантией моей лояльности?
  - Именно.
  - Но вассалитет обоюдное состояние, сир, - сказал я.
  - Надеюсь, ты не поставишь меня в неудобное положение и будешь вести себя разумно, Адэрр. И я готов рискнуть, поскольку разговоры с детьми убедили меня, что риск оправдан, - ответил он.
  Я же сидел и лихорадочно обдумывал ситуацию. Вассалитет - клятва с магией крови. Принеся её, я даже в мыслях не смогу пойти против сюзерена, ну вернее пойти смогу, но ему об этом станет тут же известно. Но, клятва обоюдная, так что государю придётся в случае какого-нибудь 'подвига' с моей стороны, отдуваться за меня по-полной. Взвешивая все плюсы и минусы этого предложения, я натурально завис, словно перегруженный комп.
  - Адэрр? - спросил меня Великий князь.
  И я понял, что отказаться не могу. Это испортит мне всю жизнь и скорее всего, лишит меня любимых женщин. Что же, раз так, то это не худший вариант. - Я согласен, Ваше Величество, - отвечаю я, спокойно посмотрев ему прямо в глаза.
Оценка: 5.70*56  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) E.The "Странная находка"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Смертный 2: Легат"(Боевое фэнтези) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"