Ягодкин Александр Федорович: другие произведения.

Мы кузнецы 2 (Вечный странник)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.55*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Захватывающее продолжение романа-альтернативы "Мы кузнецы". Первая часть (Неласковый теленок) начиналась с Восточной(в России известной как Крымской) войны на Камчатке. Сюжет разворачивается таким образом, что главный герой становится обладателем удивительного талисмана. Во второй части романа (Вечный странник) артефакт находит себе пару и превращает своего носителя в преобразователя мира.

ВЕЧНЫЙ СТРАННИК

Вторая часть книги "Мы кузнецы"

Глава 1

Праздник в честь 2-го Конгресса Коминтерна

  "Ах обмануть меня не сложно, я сам обманываться рад" мог бы сказать любой японский адмирал или генерал. Подражавшая Западу "новая элита" по сути оставалась феодально кастовой, что в частности выражалось в конкуренции между флотом и армией. Хотя при гавке из Ставки, они сотрудничали, иначе Островному государству выжить было бы невозможно.
  Потому ковыряющиеся на берегу одной из сотен дальневосточных бухт строители сходу определялись как подданные империи Ниппон, и этого случайному наблюдателю доставало. Армеец, даже осведомлённый о замыслах своего командования, считал что эта возня моряков. А флотские, грешили на армию.
  Всё это позволяло ударными темпами создавать инфраструктуру третьего рода войск - Авиации, причём пока не существующей, армейский Департамент аэронавтики, под руководством генерала Оно Минобу можно было пока в серьёз не воспринимать.
  Но конкретно здесь действовали свежие и энергичные силы, причём без всяких кастовых заморочек. Используя сравнительно небольшой, но эффективный флот. Точнее - малые десантные суда на пару танков рассчитанные. Но с танками послана была только пара корабликов, остальные загрузили строительной техникой, арматурой, цементом. Причём всё это было "дар благодарных корейцев", ибо товарищ КимI решил что один аэродром должен иметь непременно бетонную взлётку для ИЛ-28(и его китайских аналогов).
  Как только бетонка подсохнет, дополнят её ещё для АН-2(китайско-корейской сборки) несколькими временными аэродромами, собираемыми из металлических сегментов и это явится днём "Х". Самым для нашей парочки хлопотным. Успеть требовалось одновременно в массе мест "пропустить через радугу" сотни тысяч человек и тысячи единиц техники и вооружения. Что для Пхеньяна цифрой чрезмерной не являлось. Только спецназа в стране насчитывалась аккурат сотня тысяч(22 бригады) и как раз с ним мы справились досрочно.
  То есть так же как и со "строителями" в Хасанском районе(в ту пору Никольско-Уссурийском уезде), спецуру в "прошлое" запустили раньше. Дабы для Победоносного наступления заморочек не возникло. Экспромты удаются только тогда когда они тщательно отрепетированы. Натасканные по методикам китайской лёгкой пехоты, корейцы, обходясь малым, способны сделать были многое. Целые снайперские полки тратили боезапас по принципу один патрон - один труп, а пятидесятикилометровый пеший марш по горам являлся нормой. Тем более, что продвигались по стране, население которой уже дюжину лет ожидало своих освободителей и не раскололось ещё идеологическими заморочками. Ещё за неделю до дня "Х" Токио потерял всякую связь со своей колонией и попытки её восстановления заканчивались впустую. Да и воды с той стороне резко в ещё один Бермудский треугольник местного значения превратились. Кругом одни непонятки, а они весьма напрягают!
  Да и в России Николаевский инцидент случился. Пришлось город спалить когда партизан выбить пытались, да не вышло - те одолели. Собралось Токио возмутиться, да задним числом в виде компенсации ВЕСЬ Сахалин затребовать (и так уже оккупированный), но тут уж всё пошло наперекосяк.
  В тихих майских сумерках 20-го века заревела танковыми моторами дислоцированная у 38 параллели всего одна (из 43) дивизия. Но переполошившиеся штатовские марионетки вскоре успокоились - шумы стихли, а то что за сопкой во тьме небольшая "радуга" в это время светилась, им было не разглядеть. Как до того и на морских базах.
  Колонна одолела путь от Кэсона до Сеула за пару часов. И к утру 23 мая 1920 года освобождение Кореи завершилось. Провозгласив об этом событии в радиоэфире! Всем всё стало ясно. Породив ещё больше непоняток. Ибо на собственным освобождении, порабощённая 12 лет назад Корейская империя не остановилась. Поскольку 26-й глава дома Чосон - император Коджон, скончался ещё в 1919 году, то 27-й - ван КимI, объявил войну до победного конца Японской империи, на земле в небесах и на море. Как и всем, кто вольно или невольно вздумает хоть как то помогать захватчикам. Под ними гореть будет и земля, и вода, и даже лёд!
  В то же утро, на рейде Владивостока неожиданно всплыла подводная лодка и с пистолетной дистанции веером выпустила торпеды по японским крейсерам "Ивами", "Худзен" и "Асахи". Первые при рождении носили названия "Орёл" и "Ретвизиан", так что хоть погибнуть смогли на Родине. В порту пребывали и суда под штатовским матрасом, но с лодки пришло радио, что они если не создадут провокаций атакованы не будут. Хотя от греха, всем желающим уцелеть, в течении суток рекомендуется умотать как можно дальше. И ненавязчивое пожелание все поняли верно! Излишне дополнять, что аналогичный эксидент произошел так же и в Порт-Артуре, и ещё в ряде заливов, вплоть до Токийского. КНДР, вновь возвратившая имя Государство Великого Чосона, располагала более чем сотней подлодок. Да более чем полу-тысячей прочих боевых судов, причём вооруженных кроме торпед и пушек вполне приличными ракетами. Военно-морского флота Япония лишилась в тот день ВСЕГО и ПОЛНОСТЬЮ! И это уберегло японцев от ядерных бомбардировок и прочих ужасов войны "той" истории.
  Благо, что КНДР размерами поменьше России будет и вертолётом из конца в конец перелететь получалось не долго, вот и мотали нас с индейцем даже не в два, а в три конца. Ибо помимо флота, к Ляодунскому полуострову и посуху следовало так же пару-тройку дивизий направить, то есть и у китайской границы "радугу" устраивать на следующую ночь. На третьи сутки, как стемнело, привезли нас к реке Туманной(Туманган), где "впустили" вначале понтонёров, а следом прошли три дивизии Молодой Гвардии при поддержке плавунов и артиллерии. Авиацию на вновь построенные аэродромы "пропустили" в последнюю очередь, но целей достигли они первыми. Хорошо что "строители" и за аэродромную охрану поработать смогли.
  Пока Молодая Гвардия Кима наводила наконец на Дальнем Востоке революционный порядок, в нас с Бухариным, как в сотрудниках службы Хорона нужда временно отпала. Но и это предусмотрели при разработке операции, теперь мы становились Послами Доброй Воли. В образовавшееся полтора месяца назад, и тут же признанное Советской Россией суверенное государство под названием Дальневосточная Республика со столицей в Верхнеудинске. Размером почти с пять Франций и раскинувшееся от Байкала до Сахалина.
  Документов нам корейские спецслужбы заготовили на все случаи жизни. Причём высшего качества, что очень облегчало жизнь. Докатив в начале века на броне корейского БТР до Владика, мы с индейцем прошли втихаря под "мини-радугой" и направились в местный аэропорт. До Улан-Уде кусочек не слабый - более двух тысяч вёрст и даже поездом его вытерпеть сложно, впрочем и за три часа полёта попа деревенеет. Но в "Мухино" даже гостиница имелась и релакс с ванной и здоровым сном на кровати силы восстановил полностью. Поутру же вновь мы вернулись в Верхнеудинск весны 1920 года и принялись разыскивать правителей этой огромной страны.
  Так увлёкшись процессом, что чуть не расстрелял нас бдительный и не очень трезвый конный разъезд красных. Усомнившись в моём пролетарском происхождении, красный же нос краснокожего подозрения у рабоче-крестьян не вызывал и срабатывал как пропуск. На счастье, заметить я успел, что у командирского мерина подкова болтается и вот-вот захромает животина. О чём и намекнул. В ответ же услышал, что несознательный кузнец с белыми удрал, а сознательные все только расстреливать умеют и кузня пустует. Вот я туда и запросился, а потом мастер-класс провёл, работы то на час, если вместе с растопкой горна. Зато не только жизнь сохранил, лучше всяких мандатов принадлежность к гегемону доказав, но и вызвавшегося мне помогать сопляка ремеслу по скорому обучил. Парень оказался хваткий и дальше сам допетрит, главное что дальше созидать он станет, а не разрушать.
  Нас же разъезд до самых дверей дома Дальневосточных правителей эскортировал(в прошлом - гимназии), прося передать революционный привет братскому корейскому народу. Ну и мы их послали по тому же маршруту, ибо в этой же гимназии ещё 29 апреля уже создана была корейская коммунистическая секция. Мы же представляли монархию, хоть и с особенностями. Так же ещё в апреле сюда же прибыла и китайская военно-дипломатическая миссия во главе с генералом Чжан Сылином. Но я знал по "той" истории, что потолкаются она здесь до осени, всё надеясь что либо выцыганить, а потом дальше в Москву подадутся. Грызлись в ту пору в Китае милитаристы между собой, а Япония потихоньку у них территории отжимала.
  Когда слух дошёл про то что неизвестно от куда взявшийся новый корейский ван разгромил японцев и вернул своему государству независимость, интерес и к его полномочным представителям (то есть мне с Бухариным) реально зашкалил. Интересовало вопрошавших буквально все. Вопросы сыпались вперемешку о ване, вооружении, численности армии, и ещё вагоне нужного и не очень, вплоть до того женат ли я. Но сорить информацией являлось неразумным - ведь загадочность порождает чудовищ в мозгу вопрошающих. Так зачем же этим оружием пренебрегать?
  Тормошить меня принялся сам глава правительства Дальневосточной Республики Абрам Мойшевич Краснощёк-Тобельсон. Ибо после того как в Штатах на лепилу выучился, огромным знатоком человеческих душ себя ощущать стал. Да и совмещенный им же пост главы МИД ДВР возможность общения ему со мной предоставлял. Разумеется беседы велись по схеме кто кого разведёт. Но разница между нами состояла в том, что я знал даже дату его смерти и подписанта приговора, а он обо мне ничего. Но по косвенным(да и очевидным так же) признакам определил хитромудрый муж, что Бухарин - индеец. Это говорило мало о чём, ибо в его подчинении командующим корейскими войсками являлся грузин Нестор Каландаришвили, а Главкомом НРА ДВР латыш Генрих Эйхе. Но даже при таком этническом салате - индеец являлся слишком редкой специей, да и сам я сболтнул что семья моя проживает на Аляске. На что еврейский ум собеседника произвел вычисления и пришёл к выводу что хлебаем мы из одного корыта, а в Сеуле марионетку посадили на трон Штаты. Это же совсем другой расклад - и не надо больше ничего говорить, тут же люди с пониманием!
  Я тоже согласился, что в Сеуле сидит амеровская марионетка, но про будущее, не уточнил, да и высказался полунамёком - что бы не придрались. Про то как кто домыслит, ответственности не нёс. Просил судить по делам - а они доказывали, что самый сильный игрок в регионе определился и имеет он право на то что бы с ним считались. Тут возражений не встретил, как и в том что с бою взято, то свято.
  Товарищ Краснощёков обладал умом и сообразительностью, что в данное время и в данном месте оказалось важнее чем верность идеалам. Товарищи Троцкий и Ленин поначалу высоко оценили смелого экспериментатора. Сумевшего на коленке создать предтечу НЭП(а) на отдельно взятой территории. Рискнувшего повернуть от военного коммунизма к капитализму и многопартийности(умеренной). Не боялся он и по ленински расшвыриваться землями, до того царями собираемыми, и людей так же не щадил - бабы новых нарожают. Даже терпеливые буряты взбунтовались против его "розовой"(не в "том" смысле) власти, а ведь даже зверства казаков те Семёнова сносили смиренно. Последнего, как продавшегося японцам, Корейская империя из списка личных врагов не исключала, хотя и прочих, предавших русского императора не восхваляла. Но это являлось внутренним делом суверенного государства.
  Но если кто-то из бывших граждан Российской Империи пожелает поквитаться за позор Порт-Артура и вступит в наши победоносные ряды, то неприкосновенность на него и членов его семьи Великий Чосон гарантирует. Не зависимо от прошлого, социальной принадлежности и местонахождения. Всякое посягательство на служащих Великому Делу будет жестоко караться. Своих не бросаем!
  Дальневосточная Республика в советской прессе звалась "Чёрным буфером"(хотя про расцветки уже высказывался). Он до того требовался от Японии, остатки вооруженных сил которой на континенте отлавливать уже заканчивали. Потому в "государстве" следовало провести переориентацию на оказавшегося более сильным, и более близким соседа. Настроенного дружелюбно, хоть и не все действия одобрявшего. Под юрисдикцию ДВР передавался Владивосток без чехарды властей купцов и диктатур "той" истории.
  Но за "сэкономленную" в Гражданской войне кровь, уже Корея просила для организации "малого буфера" в аренду лет на 80 (на столько же Япония просила Северный Сахалин с его нефтью) Хасанский район. В тут пору часть Никольск-Уссурийского уезда, площадью всего то в 4 тысячи квадратных вёрст. Примерно полтора Люксембурга, что для ДВР(овских) почти пяти Франций являлось мелочью. Границы предлагалось оставить открытыми, но для советских властных и силовых органов территория становилась недосягаемой. От проявлений явной контрреволюции и враждебности в отношении Советской России(и его образований) руководство "буфера" брало на себя обязательства.
  Авантюризм Краснощёкова в столь дальней окраине для Москвы одновременно являлся и полезным и вредным. Очень трудно нащупать в смутные времена ту грань, за которую заходить чревато, так как опасно везде. И тем более нельзя обвинить в сепаратизме того кого наделили самостийными полномочиями сами, усугубив выделением серьёзных вооруженных сил. Ведь вместе с Главкомом НРА Генрихом Эйхе суверенному государсву выделили 36 пехотных, 12 кавалерийских, 17 артиллерийских полков, 11 бронепоездов, 17 самолётов, 145 автомобилей.
  Товарищи Краснощёков и Эйхе согласились на всё и мы совместно подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве. В последствии, старшие товарищи сей поступок не одобрили, но дело было сделано и междугородное соглашение подписано представителями на тот момент законного и признанного правительства. Сажали и расстреливали указанных товарищей позднее, уже за другие прегрешения перед Партией. Был бы человек, а статья найдётся.
  Именно по этой причине пришлось продолжить наше путешествие на Запад. До Первопрестольной, затем Второпрестольной и так далее. Посмотрев в "магическую дощечку"(планшетник) вычитал что Генрих Эйхе, в отличии от двоюродного брата Роберта, в сталинские чистки 38-го только отсидкой отделается(поскольку до должности Наркома и не взлетел). Хотя как раз для брата - члена Зап.Сибирской Тройки НКВД(и протчая...) очень подходил куплет: "Нас не надо жалеть, ведь и мы никого не жалели...".
  Но вот Генриха, а по латышски - Индрикса(не удержался я при встрече от соблазна поболтать на языке детства) пожалеть мне очень захотелось. Вернее страну, которая не использовала такой харизматичный военный талант в трудную минуту. Он так же проливал чужую кровь, но по солдатски - и своей не жалел. Не даром герою царь, до тех пор пока тот до штабса рос, аж пяток орденов пожаловал. Потом новая власть ещё "Боевик" из первой сотни вручила. В историю вошли Чапаев и Фрунзе, но делал её Индрикс и такие как он. Доводя раздолбанную после фанфарона Тухачевского 5-ю армию. До состояния, в котором она смогла даже барона Унгерна разбить. Хоть последнего за храбрость и организаторские способности, монголы считали Богом Войны. Впрочем и этого лихого бойца так же очень хотелось пожалеть и спасти. Но жалелка моя была очень в возможностях ограничена, и всех переспасать не могла.
  Хотя стремиться к этому следовало. Потому(в частности), и отправился в тур по столицам. Очень уж важным Послом в глазах Ленина и Троцкого являлся. Силы, за мной стоявшие, добивали Японию, от которой у Советов поджилки тогда тряслись. Враг моего врага - мой друг. В данном случае - БОЛЬШОЙ ДРУГ СОВЕТСКОГО НАРОДА! Так почему бы не выпросить под шумок у Советской власти Главкома НРА Г.Эйхе? Для оказания интернациональной помощи в деле организации ещё одной СОЮЗНОЙ армии, раз в ДВР потребность отпала.
  Тепло расставшись с правителями местного разлива и вежливо отказавшись от предложенных забронированных литер на поезд идущий "в направлении" столицы, изловив момент когда удалось нам с индейцем уединиться, нырнули мы с ним "под радугу". Вскоре поймав а Улан-Уде такси, направлялись опять на аэродром. По пути загружаясь минимально необходимым провиантом. Основным компонентом которого была водка для напарника и закусь для обоих. Я его обещал не лимитировать в казёнке "тут", лишь бы он не нажирался всего что горит "там".
  Потерять своё альтер-эго от банального отравления сивухой, в мои планы не входило. Ну а то что пьянь с собой таскать приходилось - так явление это в Советском Союзе всегда было распространено(особенно несчастными жёнами), и особо обществом не порицалось. Мне даже проще так выходило - кимарил поддатый индеец сначала в такси, потом в аэропорту, а потом в самолёте, никого не трогая и даже не храпя (поскольку пребывал в сидячем положении).
  Если кто особо интересовался, то "делал" я балтийский акцент и заявлял что "туристо Суоми". А напарник и вовсе из Лапландии. Всем сразу становилось всё понятно. Разок даже одна щедрая душа настолько прониклась, что своим пузырём выставилась. Пришлось на троих соображая, экспромтом сочинять быль о тяготах капитализма и отсутствии заботы о трудящихся. Драть по десять баксов за бутыль - вот он звериный лик капитализма!
  К счастью, случилось это уже в "Красной стреле", и попутчик-собутыльник в Ленинграде блат в гостинице имел. Так что отдохнуть и протрезветь получилось, а главное - отмыться и почиститься. Пребывая "там" постоянно трусил завшиветь, ибо доводилось видеть как во Владивосток приходили целые эшелоны бывших беженцев. Бывших - по причине того что все полностью вымирали они в пути от тифа. Да и "испанка" только что по миру прокатилась, сняв в ослабленной войной и смутой стране особо обильный урожай. На подходе мне виделась (в "чёрный ящик") пандемия дифтерии 1924 года. Это там где ещё и оспу прививать не начинали. Причём, если даже поставить сюда вакцину, то колоть её всё равно станет некому. Но было не до вакцины - люди прежде всего умирали от банального голода. Крестьяне, семилетие назад кормившие хлебом всю Европу.
   Не лёгким выпало России начало 20-го века, потому потянуло в середину 19-го, там так же массу дел требовалось завершить. Благо, что подобранные нам с Бухариным в Пхеньяне полувоенные френчи, канали во всех краях и во всех эпохах. Выдавая нас за экзальтированных иностранцев и иноверцев, но не за иновременцев.
  Одёжка конечно добротная, но не принято было в старые-добрые времена одно платье на все случаи жизни использовать. Вот и спросил ленинградского таксиста есть ли барахолка в городе? Тот кичевый товар что в центрах для фиников выставлялся, не устраивал меня ни ценой, ни качеством. Таксёр и отвёз нас на "Уделку" - солидный вещевой рынок, имевший и антикварный раздел, и раздел военной атрибутики. Помимо богатого ассортимента и цены тут на порядки отличались от тех что запрашивались с интуристов. Рублями же (как и баксами, но фальшак в Союзе светить не хотелось), меня корейские товарищи снабдили в достатке, впрочем бездумно транжирить народное добро желания не имелось. Необходимость заставляла нас прибарахлиться - ведь по одёжке на Руси встречали во все времена.
  Дёшево достались на рыло по два не ношенных комплекта офицерской полевой формы, и п/ш, и х/б. Каждый из нас кепи, фуражки и сапоги с ботинками себе по размеру подобрал. Всё добротное и ноское. Но в Николаевскую эпоху проходил я по Адмиралтейству, и пуговкам на моём мундире надлежало быть с якорьками. Хотя прибывшим с Юкона простили бы наверно любое отклонение от уставных правил. Потому приобрёл ещё две морские офицерские парадки -черную и белую. Шинель так же подобрал себе чёрную, как и "крабовые" фуражки с шапками. Даже каракулевую кап.1., себе по размеру нашёл и кортик с якорьком. Ещё фурнитуру с портупеей по морской тематике и не ношенные совсем кальсоны с тельниками в обязательном порядке купили напоследок. А Бухарину приглянулась парадка "морской волны" и светло-серая, так же парадная офицерская шинель. Теперь, аки верблюды баулами гружённые, хоть на советских людей стали похожи, а то умудрились через всю страну с одним на двоих саквояжем проехать. Да и тот тащили по причине наличия двойного дна, в который спрятали вверительные грамоты, договора и прочую необходимую в двух мирах канцелярщину. Более нас 20-й век не удерживал и уединившись, мы с индейцем нырнули "под радугу".
  В Северной Пальмире 19-го века я значился как приёмный сын князя Лобанова-Ростовского. Это порядком облегчало жизнь ибо имел права на "папино" имущество. Значит думать о гостинице нужда отпадала, хоть и сложновато оказалось кучеру новый адрес на окраине города отыскать. Компенсировалось неудобство тем, что даже доказывать кто есть ху не пришлось когда заявился в "фамильный" дом. Мой поясной портрет(очевидно срисованный со снимка) украшал залу и прислуга сразу узнала оригинал. Было её не много, всего то трое - немолодой лакей и две тётеньки так же не первой свежести. Да и сам дом новизной и размерами не впечатлял - потребная для нормальной жизни площадь без излишеств. После того как разыграл князь в лотерею свою громадину что располагалась напротив Иссакия, повторно в монументализм не ввергался, увлёкшись очевидно оптимизацией.
  Причём не сам, ибо спешил по государевым делам. Поручил троим своим верным, отпущенным на волю слугам - супружеской чете с дочкой-перестарком, подобрать дом себе, с условием что пока и нашей фамилии в нём останавливаться дозволят. Оформлял имущество стряпчий на имя князя исключительно по причине того, что с таким приданным на перезрелую девицу женихи как мухи на мёд слетятся. А та "поплывёт" на какой либо чуб смоляной, и счастье не познает - оно не покупается за столичную прописку. Отыграется супруг в последствии за собственное унижение.
  Женщины мгновенно подогнали купленное нами на толкучке обмундирование по фигуре и глаз от деяния рук своих оторвать не могли. Причём, дочь хозяина Алёна так выразительно смотрела на моего напарника, что я увидел как краснокожий покраснел. Да и она с ним в расцветке сравнялась. Любофф, однако!
  Затем подал прошение об аудиенции у Государя и настроился ждать несколько месяцев. Но среди ночи тех же суток заявившийся экстренный курьер из Зимнего потребовал нам немедленно следовать за ним - карета ждала. Вот оказывается как опасно для здоровья не читать по вечерам газет царских, даже вреднее чем читать по утрам советские. Оказывается на следующий день в Санкт-Петербурге намечались с Великобританией мирные переговоры. И по всему, в них Владычица Морей настраивалась развести Россию на сепаратное соглашение. А потом все силы кинуть на Юкон, надеясь на то что хоть кое как собранные иррегулярные части старателей окажутся лёгкой жертвой. И не умерший как в "той" истории царь Николай, являясь в душе рыцарем, предавать союзника не желал.
  Формула "не мира, не войны" придумана была в "той" истории с опозданием более чем на пол-века. Россия же ныне её использовала во всю - делая усиленно вид будто захваченный врагом Севастополь есть потеря временная. И Москву приходилось врагу отдавать, но после пожаров она воспряла краше прежнего. Этот исторический факт из русских газет перекочевал в европейские после того как Франция согласилась на сепаратный мир, оставаясь при своих. Турции и Англии удержаться в Крыму становилось всё труднее, а главное сверх меры накладно. Россия же напротив - стягивала к Перекопу все больше регулярных войск, а на Тамань - казачьих. Объявила о масштабном перевооружении армии. В Лондон уже доставили агенты доставшуюся по весу золота модель запускаемого в Сестрорецке револьвера. О котором в хвалённой Мастерской Мира пока только раздумывали. Да и внезапно появившийся в Новоархангельске пароход, способный выжимать из котлов целых 10 узлов и вооруженный скорострельными пушками говорил о многом. Разгром и так ослабленных оккупантов был неминуем и помимо расплаты за разбитые горшки пришлось бы и позор официального поражения не только по очкам стерпеть. Премьер-министр лорд Палмерсон занял своё кресло уже в ходе войны и все свои проколы во внешней политике мог спихнуть на предшественника. Потому и на переговоры послал он главу Форин Офиса предшествующего кабинета тори - Гренвилла Левесона-Гауэра, как лучше познавшего проблему. А по сути - козла отпущения, ибо благоприятного для Англии решения не существовало и время работало против неё.
  В сознании общественности УКОРЕНИЛОСЬ МНЕНИЕ, что пока экспедиционный корпус загибался от эпидемий в Крыму и прожирал огромные средства, русскому царю англоязычные старатели намывали в английских владениях сотни тонн (а в некоторых мозгах и тысячи) золота. На которые и приобретались самые современные патенты и оружие. Войска для возвращения реки Фрезер требовалось вырвать из России за любые деньги(их всё равно в Канаде удастся вернуть), но без официально оформленного поражения. Ещё в те поры, когда МИД возглавлял сам Генри Джон Темпл Палмерсон, отношения его с королевой Викторией порядком охладели, и капитуляция бы усугубила неприязнь. Но не даром же считали его мастером передёргивания, и потому его инструкции посланнику были конкретны:"Успеть всё состряпать до прибытия на Переговоры представителей Товарищества. ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!"
  Николай I , напротив - тянул с переговорами сколько мог, дабы не подставлять союзника. Но и последние отговорки уже иссякли и далее он превращался в противника миролюбивой английской политики. Каково же было его удивление, когда я предложил согласиться на переговоры без меня, но с намёком, что вот-вот подъеду. Уже мол до Казани добрался.
  Краями, как с Францией, не расходиться, а сразу потребовать репарационные платежи в миллиард. Ущерба России Крымская война нанесла в 700 миллионов, но ведь считать то можно по разному. И никаких уступок, а то подъедет союзник и тогда ВОЙНА ДО ПОБЕДНОГО КОНЦА продолжится. Донские казаки пили шампанское в Париже, пусть теперь Юконские моряки в Лондоне виски отведают и сделают с городом то же что англичане с Севастополем. Давно в Лондоне последний пожар случался?
  Париж стоил обедни, а сколько стоил Лондон? Целую неделю пытался Гренвилл сбить цену. Но вот в зал переговоров вошла делегация Товарищества "Юкон" . Вся такая нарядная и воинственная (Бухарин даже в фуражку перо орла воткнул, и скальп на портупею подвесил). Посол сбледнул и резко подписал Санкт-Петербургский сепаратный Трактат. Соглашаясь за предательство России, выплатить "безвозвратную помощь" в размере миллиарда рублей. Якобы конкретно с Российской Империей по очкам получалась ничья. В коленках он жидок оказался, я то предполагал что три сотни лямов сбить сможет, а может Государь наш стал слишком крепок? Всю эту неделю виделись с ним ежедневно и мне так не показалось - о многом договорились. Про мелочи, типа производства меня по Корпусу инженеров-механиков флота в полковники по VI классу Табели о рангах и пожалованных орденах можно было бы и не упоминать, но приятно же. Важнее было то что давал он добро на приобретение нашим Товариществом всего движимого и недвижимого имущества РАК за 5 миллионов баксов(можно золотом в эквиваленте). Вернее аренды на 99 лет, с последующей передачей территорий государству Российскому. Нынче дотации на заморскую землицу из бюджета до 200 тысяч рубликов в год доходили и почти все декабристы, к примеру, на эти деньги в картишки перекидывались да в шампанском сапоги мыли. "Ещё ТУ компанию" Николай I с первого дня своего воцарения невзлюбил.
  Причём, сколько у Британии землицы наши казачки на саблю возьмут - дало наше, но согласился и с принципом, что отныне с Юкона выдачи нет. Всяк пожелавший туда переселиться от крепости освобождался и засчитывался как рекрут, причем с бабой(1 шт.), желательно венчанной.
  Смешно сказать, но на следующий день английский посланник запросил уже аудиенции у меня, на предмет переговоров уже с Товариществом. Была это подстава - теперь нас пытались кровожадными выставить миролюбивые бритты. Но посол был принят и даже территории по реке Фрезер вернуть мы согласились в обмен на признание Верхнего Юкона за нами. Теперь граница сдвигалась на запад до Большого Медвежьего озера. И конец войне! Мир, дружба, жвачка! А то уже планы были эскадру адмирала Стирлинга в Шанхае расколотить. Мы мирные люди, но ... ! Великий Сибирский путь обошёлся царской казне в 1,5 миллиарда золотых рублей, так что полученного лярда на него не хватило бы всё равно. Да и множество других дыр обязано было государство затыкать срочно. Бюджеты пилить у нас всегда умельцы находились. Так что прожекты Муравьёва-Амурского из Иркутска о прокладке чугунки отвергал и Николай I , и его наследник не по причине того что дураками являлись - где в стране воров, столько денег найти? Но от инвестиций цари не отказывались и получило Товарищество привилегии почти как у Петра I , Демидовы. Коли руду, либо уголёк изыщем, да домны с прокатами возведя сами рельсы откатаем, то и магистраль с них сложить дозволялось. И вся королевская рать(вернее царская армия) переводится тогда в железнодорожные войска и прокладке пути содействует. Ну а если опять война случится, то отбиваться вместе станем. Договор о военно-техническом сотрудничестве подписав. Я даже к нему приложил винтовку Бердана(что купил на Ленинградской Уделке) в 4,2 линии, для изучения и копирования. Вновь России быть впереди Европы всей. А всё потому что люди в ней живут работящие, а правители мудрые. И ещё она Богоспасаемая.
   Hу и без ложной скромности, мной от части, правда только в параллельных мирах. Посему, разобравшись с 19-м веком, следовало поспешать в начало 20-го. Оставив во Второпрестольной по просьбе Государя парадки и свою и индейца. Очень уж они наследнику престола понравились и будущий Великий Реформатор, видно преобразования свои по проверенному пути провести думал, начиная с обёрток. Чем бы дитё не тешилось!
  У нас кроме корейских тужурок и полевая форма оставалась, так что не совсем уж раздетыми Столицу покидали. Да и наперёд зарубку сделал в мозгу о том что государи не всегда жалуют шубами с плеча. Бывает и наоборот, с иных и шкуру спускают, а говорят что и по семь шкур случаи происходили. Но в качестве компенсации цесаревич Александр согласился быть шафером на свадьбе принявшего православие Бухарина и Алёны.
  Девица твердо заявила родителям что полюбила раз и на всегда и готова отправиться за суженным на край Света(причём не иносказательно). А что нос у жениха красный, так каким же ещё у краснокожего тому ещё быть? При ней он к спиртному даже не притронулся, и клялся, что впредь в рот эту гадость не возьмёт. Причём на амулете каком то, говорил что очень сильном.
  Дабы застать всю Советскую верхушку не потребовалось даже в Москву ехать и в Кремль прорываться. Как раз в Петрограде с 19 июля по 7 августа 1920 года проходил 2-й конгресс Коминтерна. Записавшись делегатами встретиться получалось и с Лениным, и с Троцким, и со Сталиным. Даже корейский делегат Пак Чин Сун(в 38-м расстрелянный) в Президиуме заседал. Так что не мудрствуя, отловили мы в Санкт-Петербурге пса пожирнее, и уже втроём (Алёна клятву декабристки исполняла) "под радугой" проникли в революционный Петроград. Изрядно поплутав(транспорт в городе был съеден ранее), удалось всё же разыскать "земляка". Сообщили свежие вести о том что Родина его уже свободна. Вручив пса в качестве деликатеса - главного украшения праздничного стола по такому случаю.
  Новость показалась тому фантастической, ибо Империя Ниппон уже вошла в Большую Четвёрку, наряду с Британской, а так же Францией и Италией, и её краха ничто не предвещало. Но во первых, имелся у нас на руках подписанный Краснощёковым Договор о Дружбе ДВР с возрождённым Государством Великого Чосона (на двух языках) и подробное сопроводительное письмо главы буферного государства. Во вторых у нас так же на двух языках имелись с собой Вверительные грамоты, очень красиво оформленные и благоухающие солидностью.
  Товарищ Пак, как далеко не последний человек на Конгрессе скоренько сумел организовать нам встречу с товарищем Троцким(кого первого смог отловить). Весьма от полученной новости возбудившимся и после прочтения сопроводиловок закидавшим нас кучей вопросов. Первым из которых оказался как бы вслед за русским, кинуть и корейский народ в костёр мировой революции. Разумеется все корейцы об этом только и мечтали. Но полуостров, на котором работящий и миролюбивый народ проживал, граничил всего с ДВР и оккупированной японцами частью Манчжурии - и как раз её от захватчиков освобождал (или сменял). От новости о том что корейцы избрали себе "Крестьянского царя"(Великого Вождя), поморщился, но узнав что тот в душе коммунист, воспрял. Ибо сам сознавал, что и в России белых разбить удалось только по причине того что последним на вброс такой фишки мозгов не достало. Ведь и бежавшие с 1910 года от японцев в Россию корейцы так же Правительство в изгнании создали. Объявив во Владивостоке в 1914 году "Техан кванбоккун чонбу"(Военное правительство возрождённой Кореи) в составе Ли Сань Соль и Ли Дон Хви. Именно последний нашего Па Чин Суна отправил на Конгресс. Не понимая родившуюся позднее в тех же краях мудрость "Винтовка рождает власть".
  Теперь уже Троцкий поволок нас к Ленину, ибо сбывалась мечта идиотов - Всешаровая республика(пусть и в шкурке "империй" и т.п.) расширяла свои владения, сокрушая старый Мир. Когда же Ульянов прознал что подельник мой натуральный индеец , а я родом с земель, ныне назвавшихся Латвией, то велел он привести ещё Наркома по делам национальностей товарища Сталина и представителя латышского пролетариата - Петра Стучку. Дабы не вынуждать нас пересказывать много раз то что интересует многих.
  В свою очередь, и мне пришлось добавить, что индеец по русски не говорит, и наречие его племени весьма редко, потому то я к нему толмачом и добавлен. Но понимает он всех, ибо имеет ДАР читать сердца, а так же видеть будущее и ещё к многому имеет способности. При всей кажущейся абсурдности сказанного и агрессивном атеизме присутствующих, их мои слова проняли. Ибо из неверия так же вера образуется. В "светлое будущее" и подобную чушь, заканчивающееся строительством пирамид-мавзолеев, мумиями и мироточением бюстиков. Через пять лет чекисту-аферисту Якову Блюмкину на экспедицию по поиску Шамбалы 1000 царских червонцев выделят, и разрешат договора на поставку оружия и денег подписывать. Лишь бы он секреты сверх-оружия вызнал у Далай-ламы 13-го. Поднеся тому в качестве подарка конфискованную в Бурятии 5 килограммовую золотую статую Будды.
  Теперь не пошлют, ибо опоздали! "Ну ка все вместе, уши развесте" и спою я вам песнь про ... .(не совсем я - ибо только "переводчик"). Не жиду продажному, мудрейший Лама великую тайну уже поведал, а истому единоверцу с чистым сердцем. О благе всех народов Мира пекущемуся. Великому Вождю - Ким Ир Сену!(имя произнёс с закатыванием глаз и придыханием). Предначертав его путь и научив читать чужие мысли и людьми повелевать. И тут индейца понесло, а я только успевал "переводить" его невнятное бормотание.
  Так как сохранены те "щипчики" с помощью которых из золота можно УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ПОРОШОК производить, способный и жизнь продлевать, и топливом похлеще ядерного служить, и ещё многое вытворять. Дело за исходным материалом оставалось - золотом. Направил Кима на Аляску Лама, и велел там его добыть - туземцы ещё много мест знать должны где недра этот метал прячут. И как общаться с ними, так же научил. Вот там то, в ту пору и я мальчишкой ещё пребывая старательствовал, но просветил Великий Вождь (ВВ) и меня вместе с индейцами. С тех пор делу освобождения угнетённых масс служим все мы - золото добывали, в Лхасу переправляли, и дозволенное на нашем уровне развития и чистоты помыслов оружие получили. Теперь ведёт нас Великий Ким от победы к победе. Можем и всех желающих с собой прихватить, но условия оговорены выше. И без еврейской торговли!
  "Чем чудовищнее ложь тем быстрее в неё поверят" сказал один очень плохой человек, но и злодеи порой не ошибаются в своих наблюдениях. Дополнить эту мысль можно только замечанием, что самые доверчивые люди - наиболее прожжённые циники, коим я нынче вдохновенно врал. И внимали мне как пророку, да и что ещё оставалось, когда в порыве "откровений" извлёк из саквояжа "полученный в Шамбале артефакт". Продемонстрировав на экране планшетника ядерный взрыв и запуск баллистической ракеты. Про действительные артефакты иной цивилизации, что болтались у меня с напарником на шеях, даже упоминать не требовалось. Аудитория и так оказалась раздавлена круче чем асфальтовым катком.
  Разумеется планшетник мы дарить не стали, как нас не упрашивали. Но и жмотами оставаться нацепленная личина не позволяла, пришлось раздаривать носильные, как бы ауру познавшие вещи - в знак дружбы и на память. Кому галифе, кому тельняшку. Коротышке Ленину с его бабьей фигурой - узкими плечиками и широким ... ниже, только моя шинель подошла, когда хлястик расстегнул. Ничего, подошьют где лишнее. Сталину индеец подарил свой корейский полувоенный френч и очень угодил горцу. Но и тот ведь ранее давал свою "трубку мира" пососать - передохнуть, когда у оракула уже язык и уши пухли. Короче - нагими(разумеется в переносном смысле) пришли мы в этот мир, ну и ушли легко одетыми, благо по летнему времени погода позволяла.
  Зато все договора с ДВР ратифицировали. Утвердив появление молого буфера и закрепления за победителем Японии завоёванного последней северного Сахалина и совместного использования нефти южного. На острове срочно требовалось вырубать поражённую шелкопрядом тайгу, пускать лесоматериал в дело и вновь озеленять вырубки. В "той" истории империя Ниппон справилась с этим руками корейских рабочих. Бумажные заводы на острове пережили их строителей. Теперь работать здесь надлежало японским военнопленным. Целлюлозы правда столько не требовалось, но вот плиты ДВП решали множество проблем. В том числе и в Советской России, но гораздо больше они требовались в безлесной Монголии и прочих степных краях. На которые так же имелись виды у нашего международного сообщества.
  Удалось нам в своих "откровениях" убедить фанатичную верхушку 2-го Интернационала прекратить раздувать мировой пожар, перейдя к методам более здравым и менее затратным. Ибо всё в этом мире продаётся и покупается, но надо знать что кому потребно и за какую цену. России требовалось более всего не добивать классового врага, а создать санитарный буфер по всем границам для обеспечения мирного строительства. Причём так, что бы капиталисты думали что этот санитарный кордон от коммунизма построили они.
  На западных рубежах уже образовалась цепь лимитрофных "государств". Недоработкой являлось не включение в этот перечень Чехословакии. Требовалось непременно отвоевать просранный по дури полякам Львов ради выхода на словацкую границу. Корея могла помочь, хотя сил теперь у России на это доставало. Так же следовало обезопасить на века протяженное подбрюшье Сибири и Дальнего Востока. Создавая, либо "прикармливая" прикордонные гособразования. Причём желательно малой кровью (с обоих сторон). А это значит - Унгерна из Монголии не выбивать - раз удалось ему там с ламами так хорошо поладить, пусть свою Империю создает. Со временем и его "просветим". Задачей ближайшего десятилетия является и создание Манчжурской империи. И так далее на запад по списку.
  А для этого всего, даже больше чем золото, потребны люди, хоть какие. Не даром же царь преступников не казнил, а пытался ими Сибирь заселить, хоть это и являлось не лучшим решением.
  В нашем случае было возможно всех классово чуждых прекратить истреблять, а лишь слегка отжать за кордон. Кто нам мешает - тот нам поможет. И не бывает мрази, а есть кадры. Просто требуется уметь с ними работать не топорно.Тут то и вставил запрос на Генриха Эйхе, в качестве Командующего будущим Большим штрафбатом(и добро сходу получил). Эти люди и их потомки со временем станут "пятой колонной" России, ибо забудут про хруст французской булки, во Франциях её корочку отведав. Засим, огромная просьба в Крыму пленных не губить, а срочно слать на сопки Манчжурии, как до того чехословаков провезли. Дозволять, как тем в пути наживаться, последнее у русских хапая, совсем не обязательно.
  Заметить успел, как во время этих "откровений" сдувался Ульянов. Ведь пришёл он на встречу преисполненный значимости. Гордый тем что весь земной шар скоро будет у его ног. Коммунизм, максимум через два десятка лет предрекал. А оказывается что игра выходит очень в долгую и через этот срок получится только слегка границы обезопасить. Это при условии что новой мировой бойни удастся избежать. И вся собравшаяся на Конгресс публика, не более чем ничего не значащая международная шайка болтунов, настроенная паразитировать на народе и так миллионами умирающем от голода.
  Мавр (т.е. мы с индейцем) своё дело сделали и могли уходить - возвращаться на Дальний Восток. Эффектней всего получилось бы раствориться под радугой, но перебарщивать уже не хотелось и так в задумчивости и печали оставляли тех кто только что считал себя победителями. Попросили помочь с литерой хоть до Москвы, а уж дальше как выйдет. Разумеется не отказали нам. Теперь к троице добавился и не дождавшийся окончания Конгресса Пак Чин Сун - очень уж ему хотелось быстрей попасть на освобождённую Родину. Да никто против и не был, парнишка то хороший, и голова варит, только подучиться системно не повредит, а то изрядная каша пока в котелке.
   Ещё в вагоне заметил за нами хвост, хотя скорее назвать её можно было негласной охраной, ибо явно из благих побуждений приставлена была. Но это означало, что и о ней заботится придётся, а ведь без того на свой кошт Пака приняли. Хотя тот остатки недоеденной собачатины все в свой сидор захавал и понемногу уходил в нирвану пожёвывая лакомство. Окружающим сии его предпочтения опасными не казались - научился сносить . Попутчики терпеть согласны были всё, кроме духа жаренной селёдки. Второго корейского лакомства(тёртая морковка занимала почётное третье), он перешибал даже аромат "несвежих" портянок, как туман висевший в плацкартном вагоне все сутки нашего путешествия из Петерб... , простите уже Петрограда в Москву.
   Революционная Первопрестольная так же обдала нас при выходе из вагона явно не духами. Потому, тут же на Николаевском вокзале нашли мы закуток. Пока охрана не прибежала следом, быстренько проскочили "под радугой" на тот же вокзал, но зовущийся уже Ленинградским. После чего на такси направились на Казанский, но с заездом в Мосшвейторг. Где слегка пополнили одеяния и таксист перестал сомневаться в нашей платежеспособности. Без изысков и гонки за модой, но по категории "мы люди приезжие" уже проходили, а на Казанском стали "как все". Хотя выкупив до Владика купе целиком, вновь оторвались он народа и лишили себя удовольствия слушать под водочку и курочку душещипительные истории. За неделю пути их набиралось бы на женский роман.
   Лететь не могли по причине того что двоим, в пути присоединившимся пилигримам, на производство приличных документов, для покупки билетов на самолёт, требовалась лаборатория со спецами, а на поезд бумаги пока не требовались. Но на пару справок об освобождении(на всякий случай), имеющихся при нас шпионских мощностей хватило. Направление правда смущало - обычно, с отсидки зеки возвращались с востока, а не наоборот. Но пути ГУИНа неисповедимы аки ... , и сидя в купе как мышки, пронесло. Да и занять учёбой мне личный состав удалось. Для Пака купив в привокзальном киоске брошюрку Ленина - "Как нам реорганизовать РАБКРИН", а для молодожёнов букварь с картинками. Сам же залез набираться сил впрок на верхнюю полку и за неделю опух ото сна.
   Могло быть и ещё хуже, но новообразованная ячейка общества на завтрак и обед в обязательном порядке выталкивала нас с Паком в вагон-ресторан и перед тем как запереться в купе просила тщательно пережёвывать пищу. Да и на стоянках длившихся более чем пол-часа в обязанности меня с корейцем входило шлындранье по платформе. В поисках пирожков, беляшей, картошечки варённой и тому подобной бабушкиной снеди, пока из купе доносились постанывания. А вполне приличным чаем из стаканов в подстаканниках обеспечивала нас очень заботливая проводница Валя, подмигивающая Паку. Она и подсказала, где во Владике можно в частном секторе не за дорого остановиться(тётка была тёртая и понимала что со справками в гостиницы лучше не соваться). Да и как до чистенькой городской бани добраться толково разъяснила - неделю в пути тело стерпело, но дальнейшее к нему невнимание чревато было протестом(либо запахом). Хозяева домика продолжили опёку над нами, после железнодорожницы. Пара тысяч рублей налом ещё оставалась и не хотелось тащить их в прошлое не материализовав. Хоть по моторке мне с индейцем весьма бы на Юконе пригодились.
   Наш ленд-лорд, оказался деловым и заявил что денег на новьё не хватит, хотя таковое всё и не обязательно. Свозил он меня на своём "Урале" в Спорттовары и там без проблем обзавелись мы парой 30-сильных подвесных "Вихрей". Кое как их на коляске до дома довезли. Потом провели рейд по лодочным гаражам с задушевным общением с тамошними обитателями. После совместного распития пузыря, переросшего в обмывание покупок, стал я обладателем вполне приличной Казанки и самодельного алюминиевого катера(правда все без документов). Для последнего пришлось ещё один "Вихрь" съездить докупать - но не пожалел, умелец смастерил вполне мореходное плавсредство не хуже чем фабричной сборки. После заправки топлива и расчёта с хозяином жилья, на руках осталось 12 рублей, но чёрного хлеба, масла подсолнечного, грузинского чая с палками и сахара на них удалось закупить достаточно, а рыбой море одарит. Возвращаться в начало века хотелось с подарками и для властей, и для народа. Но покупать их было не на что, а воровать мне в детстве мама не разрешала. Разве что взять что нибудь никому не нужное. Этого добра в той округе оказалось ну очень много, и прямо бросалось оно в глаза. Огибая по тихой воде остров Русский, наткнулись в бухте Трудовая на кладбище кораблей. Забитом ржавеющими эсминцами, сторожевиками, подлодками, сейнерами, обречёнными в перспективах затонуть. Даже на булавки их в Комсомольский Амурсталь таскать было накладно в эпоху развитого социализма и плановой экономики. Умерла так умерла - всем на дно! Команда у нас сложилась с понятием и мыслила по государственному - единогласно решили добром не разбрасываться и мужественно терпели всю ночь морскую сырость(попутно рыбку и прочий морепродукт на леску тягая). С рассветом совершили объезд через "радугу" четырёх судов, что показались покрепче. Может в незанятом в 1920 году доке Владика и смогут что либо "из будущего" восстановить. Не до жиру ведь пока, да и корейцы помочь в хорошем деле должны. Это народ трудолюбивый и рачительный.
   На камбузе одного из "переправленных" судов нашлись ящик с окаменевшей солью, большая сковорода, кастрюля почти с выварку, алюминиевый чайник литров на 5 и оплетённая лозой бутыль с уксусной эссенцией, а на пляже валялось много хорошо просохшего плавника. Ночные трофеи тут же обернулись вкусной и здоровой пищей, нажарить которую и впрок постарались - кто знает как день сложится. А не съеденное - замариновали, и на неделю от забот о хавке оградившись отправились к людям во Владик.
   В городе оказалось на удивление спокойно, и причиной тому были контролировавшие улицы патрули корейцев. В Чайнатауне на Миллионке их лица смотрелись органично, но это вводило в заблуждение, сладковатый дух опиума из трущоб выветрился. Бойцы Молодой Гвардии сделали за недели то, что раньше не получалось десятилетиями. Теперь освободители готовили город для передачи красным партизанам. Уже вошедшим, но пока "безработным и остужавшим" свою классовую ненависть. ДНР являлось буржуазно-демократическим государством и принцип "грабь награбленное" здесь не действовал, хотя революционный порядок чувствовался во всём. В мэрии ПОМОГАЛИ друг другу русский Городской голова и корейский военный комендант. Так что нам очень просто оказалось найти взаимопонимание и почувствовать благодарность, когда мы туда заявились и намекнули о "подарке" нескольких судов. На то что им ремонт требовался внимание никто не обратил. Капиталка требовалась всей стране и смертельно уставший от войны, но счастливой от того что смог выжить народ трудностей не боялся.
   За внезапно появившимися кораблями тут же отправлен был буксир и для сейнера уже принялись готовить док. Если не лениться, то решить продовольственную проблему в приморском городе, да и всём крае не сложно. В ответ набрался я смелости и попросил выделить из состава так и не ушедшей на Филиппины Сибирской флотилии меньшего брата и соратника по охране рыбных промыслов "Командора Беринга". Крейсер "Лейтенант Дыдымов", в "той" истории так же затонувший на пути в никуда. Нынче просил подобрать на него команду из охотников, а уголь для перехода на Аляску обещал оплатить поставкой "от туда" новых(вернее старых, но это как смотреть) судов. Намекнул и на то что не откажусь от ставших никому не нужными устаревших Берданок с патронами, за которые так же что при случае отблагодарю непременно!
   После чего корейский комендант заявил что имеет на наш счёт особые указания. Потому уверил, что наши моторки немедленно будут погружены на борт "Дыдымова", а его катер доставит нас к аэродрому. Самолёт давно ожидал, и доставил нашу команду уже в Сеул, в ту пору называвшийся Кёнсон, а чуть ранее - по японски Кэйцзе. В древнем дворцовом комплексе Кёнбоккун оккупанты снесли десяток основных построек и генерал-губернатор строить принялся там для себя по немецкому проекту дворец в тяжёлом имперском стиле. Но Ким Ир Сен домик для себя выбрал по солдатски скромный, а придворному штату и вовсе в палатках жить приказал. До полной победы мировой революции, либо пока дворец не построят. Вот те и рвались теперь на субботники и воскресники и во все уши пели Вождю, что требуется подкрепление.
   Для этого то нас экстренно и доставили. Не за тем что бы замешивать раствор или кирпичи таскать(много ли толку от трёх мужиков и бабы). А для того что бы "переместить" очередную партию строителей коммунизма, объявивших всеобщее равенство и войну дворцам, но воздвигавшим их для тех кто равнее. К счастью, на комфорт для верхушки ресурсы расходовались тут по божески, и помимо очередных дивизий (стройбата или кто у них вместо него) "пропустить" из будущего нам в основном приходилось промышленное оборудование и строительную технику. Вернее "держать радугу", а баржи со станками и машины сами проходили под ней. На нескольких плавсредствах смог разглядеть множество труб и ёмкостей для нефтепромыслов и НПЗ. Ясно было что это для переработки Сахалинской нефти, которая раньше времени превращалась в кровь войны и экономики, продолжая так же служить и освещению. Приятно было узнать, что в знак благодарности, наши партнёры решились создавать для нас срочно в Буфере промышленный район. Что являлось естественным при имеющихся там залежах угля. И для первой пары коксовых батарей оборудование уже мы пропустили. Можно бы даже на передельной металлургии, как японцы, показать экономическое чудо, что по началу и планировалось - трофейные броненосцы ведь надо куда то девать. Но и железной руды в Приамурье нашлось на века. И зачем же в первые пятилетки в СССР нагоспланили Донбасс восстанавливать, обозвав регион промышленным сердцем России? Когда слой угля там уже тогда в среднем на 40 см тянул.
   Сделав дело, и обеспечив фронт работ на год вперёд, договорились встретиться в упомянутый срок "на том же месте в тот же час", а пока положить нас на место - вернуть во Владик. Так пароход на Аляску пары разводил. Разве что Пак остался на освобождённой Родине профессии обучаться, раз возможность представилась. Тот же кукурузник, забитый под завязку сухофруктами в виде бонуса, доставил уже нас троих взад, затем перегружали дары не катер, а потом на крейсер. И в последнюю ночь перед отплытием мы с индейцем вновь на наших моторках сгоняли к острову Русский и на кладбище кораблей отобрали ещё пару сторожевиков "для прошлого". Дабы предки реальным делом заняты были, а не выяснялками и колебаниями вслед за Генеральной линией.

Глава 2


   Охранный крейсерок наш, помимо урюка да инжира загружен был оружием. Для 20-го века устаревшим, но для 19-го являвшимся самым передовым. Винтовок Бердана в арсенале Владивостока нашлось полторы тысячи, а заряженных дымарём патронов к ним - более миллиона. Не пожалели для нас и пяти пушечек Барановского с тройным боекомплектом и даже пары Максимов с хорошим запасом патронов. Сформированный из добровольцев удвоенный экипаж практически весь повоевать успел. Любой мог, как Петька, сойти и за пулемётчика, если его о том какая либо Анка попросит.
   Да и не только Анка - по просьбе правительства ДВР, поход в Америку совершали мы не по прямой через океан, а как бы каботажа вдоль Командор, Камчатки и Алеутов. Исполняя основное предназначение, для которого и строилось это полувоенное судно, Р.Киплингом описанное как :"Свинцом и сталью подтверждён, закон Сибири скор. Не смейте котиков стрелять у русских Командор."
   После того как союзные нам корейские подлодки ликвидировали японский ВМФ как вид, пиратские кунгасы некому стало крышевать. Наконец то представилась возможность душеньку рыбохране отвести. Если кто из браконьеров возлагал надежды на большую чем у "Лейтенанта" скорость, то спускался мой алюминиевый катер, на него устанавливался "Максим", и вкупе с двумя "Вихрями" шансов уцелеть не оставалось. Особо дерзких топили, а снасти отбирали у всех. Ибо продлённое Колчаком разрешение на узаконенный грабёж страны новая власть аннулировала, и более никому квот не выдавала. Под раздачу попала и тройка американских браконьеров, но те штраф оплатить согласились на месте и скоренько умотали. Набив трюмы японскими "пассажирами" с конфискованных японских судов.
   К Алеутам крейсер приконвоировал пять самых лучших японских паровых шхун, и весь этот флот прошёл под "радугой", в американские территориальные воды не входя. В 19-м веке превратившись в собственность Товарищества "Юкон", прошел караван в Новоархангельск. На этом побережье рыбы нашлось не меньше, а едаков платёжеспособных даже поболе вышло, и все готовы оплачивать салмон золотом. На речку Фрезер съехались из Штатов десятки тысяч старателей. По договору территория сия официально стала британской. Но прибывшим людям кушать хотелось как и прежде, а вот новая власть даром не кормила. Кругом капитализм! Так что - готовьте ваши денежки за местный балык, ибо он и вкусней и дешевле привозного бекона. После выгрузки основной части оружия, недокрейсер вновь заспешил к северу - требовалось угольком загрузиться. Взятые во Владике штатные 66 тонн кончились давно и спасались парусами. Но на них вверх по течению реки идти сложно, а в планах было ещё успеть за навигацию и по Юкону подняться. Плоское дно и осадка всего в 2,5 метра к тому предрасполагали.
   Пришвартовывались к бревенчатому причалу стальным корпусом раздвигая шугу на реке. Вновь рисковали вмёрзнуть в лёд не успев дойти, и вновь чудом уложились в навигацию. Хотя уповать на везение вечно - опасная привычка. Машину срочно принялись готовить к морозам и спускать воду из системы, ибо уже в первую же ночь могли её лишиться. На Балтике заваливали трубы конскими яблоками и те вырабатывали равномерное тепло всю зиму, одаряя боевой корабль ядрёным запахом конюшни, но здесь столько органики достать было негде.
   Букет запахов собственного производства после ударного хода на "Самом полном" полтора месяца конский бы перебил, потому экипажу на берегу баньку уступили вне очереди. Пришлось и мне грязь и грехи смывать вместе с командой, к которой успел привыкнуть, но всё равно предпочёл бы омовение только с одной женой. Очень давно не виданной, как и весь детишек выводок. Теперь то до весны от них только зверя промышлять в тайгу отлучаться не на долго стану - надоем ещё всем. Даже вредность могу сотворить единоначалие порушив, ведь вновь по весне пропаду, а Катюше революционный порядок опять репрессиями наводить. При золоте иначе нельзя - в самом хорошем человеке неизвестно от куда зверь может проснуться и любой от жёлтого металла может разум потерять. На общем сходе мы с индейцем перед старателями отчитались(по понятной для них эпохе). Рассказали что царя видели и добились возможности всю эту землицу в очень долгую аренду забрать, пока последний из присутствующих не помрёт. Это значило, что помимо того, что каждый трудящийся до конца жизни будет обеспечен хорошо оплачиваемой работой, но по достижении нетрудоспособного возраста ещё и достойной пенсией. В те времена в мире выплачиваемой только особо заслуженным единицам по личному распоряжению глав государств. Желающие жить по капиталистическому принципу урвать здесь и сейчас, а потом будь что будет, просто изгонялись без возврата. Очевидно не все изгои погибали в тайге, потому сохранять в тайне наше основное поселение не вышло, но мы уже успели приготовиться в отражению любой опасности, приход которой не исключался. Потому то всем жителям тауна оружие продавалось на порядок дешевле чем за его пределы. С условием что перепродать этот ствол возможно только после смерти владельца, либо за те же деньги вернуть в арсенал, хоть владелец его за свой век изрядно мог и покоцать на охоте. Такая льгота полагалась за участие в милицейском отряде, все ведь понимают что при нужде отбиваться лучше скопом. Милиционерам и на более современное оружие обмен вёлся без доплат. Вот и теперь всему отряду сменили дульнозарядные штуцера на Берданки, да по два десятка патронов в придачу выделили. При условии, что дюжина зарядов всегда наготове. Но это и не сложно, если спалил на охоте патрон-другой, то не ленись - снаряди гильзу по новой, дело то минутное.
   На сданном оружии так же наживаться не стали, не продавая огнестрел в три дорога. Хотя окружные индейцы являлись платежеспособными. Но отказываясь от барыша, по установившимися между нами понятиям, мы делали его должным. И долг этот непременно возвращался. Либо расскажет должник, пришедший за порохом и свинцом, на дне какого ручья видел такой же жёлтый блеск, что и в Бонанзе, либо поведает о чужих людях появившихся в округе(на сотни километров!). За такие новости не только гасились прежние кредиты, но и премии выдавались. Либо нож, либо топор, а за информацию о приближении крупного отряда даже штуцер заработал шустрый индеец две недели нёсшийся к нам напрямки.
   Обычно, когда земля замерзала, то и старательство замирало так же и пока снега были ещё проходимы мужики разбредались по окружным лесам зверя промышлять на загонных охотах. Свежатина всегда украшала праздничные Рождественские столы, да и природный холодильник не давал излишкам пропасть. В посёлке в этот период оставались только бабы и намытый за полевой сезон шлих превращалось в лёгкую добычу. Грабануть его и сорганизовали старателей-неудачников с Фрезера Гудзонбайцы. Представив всё как стихийное движение возмущённого пролетариата, а в действительности организовав по пути следования тысячи жадных голодранцев полноценную логистику. Призрак забродил не только по Европе, но к его встрече в посёлке было всё готово. Посёлок с двух сторон стрелка рек охватывая защищала, а по оставшимся вырубкам прошла линия из реданов, люнетов и флешей. Но противник и об этом знал так же как и о том что защитники должны по тайге разбрестись. Потому, британскими командирами на люнеты отправлена была для отвлечения внимания меньшая часть отряда, а большую бросала молодость на Юконский лёд, как бы со ставшего на первый взгляд беззащитным тыла. Не обратив внимания на то что в этот же лёд там вмёрз и пароходик, вооружённый парой хоть и малокалиберных, но скорострельных пушек. Пушки Барановского так же удалось замаскировать среди строений. А в заваленных утрамбованным снегом и политых водой моей кузне и бане, ставленных ближе всего к реке, из небольших оконцев выглянули тупые рыльца "Максимов". И самое главное - в тайгу на промысел на этот раз наши старатели не разбрелись. Доукомплектовав на бойца за счёт казны дополнительно по пол-ста зарядов, гарнизон получил приказ "Патронов не жалеть!" .
   Хотя всё равно пожалели. И патроны, и уцелевших дураков задравших руки. Пленных вместе с раненными насчитали примерно половину от первоначально атаковавших, никто из них не ожидал такой плотности огня и шок быстро образумил. Сотня-другая рванула в драп, но этих зимой в тайге волки, да дружественные нам индейские племена доберут, вряд ли кто либо уцелеет. Сдавшимся же жизнь гарантировалась, правда не райская. На их счастье, первые бараки не успели ещё разобрать и зимовка "пополнению" предстояла не в срубах из сырого леса. Правда в тесноте, но ... в обиде только на собственную глупость. По местным Понятиям, после "десяточки" вновь прибывшие освобождались от перековки на принудительных работах, хотя "система удо" для стимула старательных существовала. Так что Соцсоревнование затевалось на лесоразработках и приисках всерьёз. А в ВОХРу наняли местных индейцев, и эти ребята оказались покруче чем Вологодский конвой. После того как с первого же забуревшего английского офицера сняли скальп желающих сачковать больше не находилось. Добрым словом и тупым ножом убедить можно любого. Неожидаемый "приток" рабочей силы, а значит и ртов с желудками, прилагаемых к рукам, вновь заставил думать о хлебе насущном. Именно хлебе, поскольку пленных первым делом заставили раздевать погибших своих товарищей, пока те не успели закоченеть. На зиму тёплой одеждой все вновь прибывшие оказались с лихвой экипированы за час(кровь застирают - не баре). Сетей для подлёдной рыбалки так же хватало. Из зэков же сформировали сразу несколько рыболовных артелей. Но вот с мукой и витаминами ожидался недостаток после Рождества и срочно требовалось принимать меры. То есть втихаря заказывать продукты в "том" Доусон-сити. Хотя купить муки на тысячу ртов, в поселении так же тысячу душ насчитывающем, незаметно невозможно. Тем более расплатиться за это не вызвав подозрений.
   Пришлось срочно заняться обменом по выгодному курсу у индейцев пушнины - универсальной, и естественной валюты. Ружей, сабель и ножей для расчётов неожиданно привалило - бывшим его владельцам стали они без надобности. Нарты мехами загрузили настолько, что бедные собачки еле смогли передвигать ноги под "радугой". Потом мы с Бухариным, как представители коренных народов, торговались с местным лавочником(20-го века) при закупке продовольствия для неожиданно прикочевавшего, но не желающего показываться племени. К счастью нашему, не учел он тот факт что из Доусона народ уже бежал, а заказы делал как в "жирые годы". На складе и скопился крайне избыточный запас продуктов, а выручка за шкуры позволяла нам шикануть. Загрузили мы аж пару 40-футовых контейнеров, а поутру на их месте остался только нетронутый снежок. В посёлке набрали мы кроме муки по максимуму фасоли, яичного порошка, сгущёнки, консервированных персиков и ананасов. Да и прочих консервов, что скопилось в лавке изрядное количество, а мы всё это подгребли. Удержав старого и не любопытного лавочника от неизбежного банкротства.
   За отдельную(но небольшую) плату проехался он на своём грузовичке по улицам городка и собрал ещё с тонну разного металлолома, свалив его рядом с контейнерами. По утру на том месте так же только чистый снег увидел. Впредь заключило "наше племя" с разумным и не болтливым лавочником договор о поставках. Простой и дешёвой жрачки на весну заказали мы много. Но пожелали, что бы загружена она оказалась на какой нибудь из колёсных пароходиков покрепче, что ржавели теперь вдоль всей реки. А если судно отремонтирует - отдельные премиальные гарантируются.
   Поохотиться до того как зверьё паспорта получило(на мездре шкур появляются к весне черные пятна) народ всё же успел, да и мы с Бухариным в том числе. Потаскал он меня по своим заповедным местам тут, с многочисленной своей роднёй попутно знакомя, так же нещадно, как я его эксплуатировал "там". Но все остались друг-другом довольны. В том числе и новые знакомцы, ибо помимо подарков в виде ножа вождю или бисера его скво, краснокожие наслаждение получали от нового былинного эпоса как белые стреляют белых. С невообразимым количеством погибших по здешним понятиям. Ведь уже пол-века минуло как пытались колаши Новоархангельск штурмовать и два десятка их тогда от пушечного залпа полегло, но от этой огромной цифры индейцы до сих пор впадали в ступор. Когда с промысла вернулись, успел даже в изрядно разросшейся кузне молотом всласть помахать. Наравне со штатной парой некогда моих учеников, набравшейся опыта, и уже подмастерьями обросших. Отковать на этот раз потребовалось детали для ещё одной лесопилки, что собрались ставить неподалёку. Ну и для обменного фонда с туземцами сладил ножи-топоры(тамагавки, хотя на севере те предпочитали тяжёлые Енисейские). Даже с женой помиловаться, да с ребятишками повозиться время изыскивал. Вот оно счастье - трудись, любись, детей расти! Но имеются на земле люди которым плохо, когда кому то хорошо. Потому и нельзя в вечном блаженстве пребывать, тем более когда тебе кто то свыше чужие судьбы доверил.
   После весеннего ледохода, мы с индейцем "сходили" в Доусон-сити и обеспечили наше поселение на год не только продовольствием, но и довольно крупным речным пароходом с не убитой машиной. После чего уже на "Додымова" загрузили аж 30 тонн шлиха и под охраной его пушечек и одного "Максима"(в посёлке так же пулемёт остался) ушли в сплав по великой реке, подкидывая в топку жаркие берёзовые да ольховые поленья. Затем на побережье океана вновь забункеровались углём и вдоль Алеутов направились к Азиатскому берегу. Хорошо что вновь команду пополнили до тройного состава, хоть в тесноте пребывая, но не надрываясь на авралах. И тем более не заморачиваясь вопросом где брать призовые команды на задержанные три британские китобойные шхуны. Нападение на наш форт показало что нет мира за Маккензи - сами виноваты.
   Но дойдя до линии пересечения дат, "поднырнули под радугу" и войдя в начало 20-го века переключились на попутную ловлю японских браконьеров у советских Командор.
  Могло конечно показаться дурацкой затеей, набитому золотом судну гоняться за провонявшими рыбой наглыми рыбаками. Но ведь это и было основное предназначение охранного крейсера и всякое не свойственное ему действо выглядело бы подозрительно. То есть проводимый от острова к острову шмон и являлся самой лучшей маскировкой для основной миссии. Да и для всё кое-какой доход капает, хоть что бы уголёк окупить. Пригнали семь кунгасов во Владик, да в рассрочку распродали не за дорого, вот и ещё с сотню человек от братоубийства отвлекли да к делу пристроили. Ну и в ночной дозор в бухту Трудовую на острове Русский с шаманом на моторках наведались - ещё пару корабликов на вторую жизнь обрекли.
  За прошедшие почти пол-года многое во Владивостоке изменилось, и чем больше всматривался тем всё чудесатее и чудесатее мне виделось всё вокруг. Прежде всего именно сюда перенесли столицу так и не ликвидированной ДВР, более того укрепили её кадрами. На другие ресурсы щедрости Окраине(восточной) не достало - материалистам самим в России мануфактуры не хватало. И так Ленин в это время указы типа "О конфискации кожаной одежды" и "О конфискации антиквариата" подписывал. Опору и карающий меч партии -ЧК, требовалось хорошо питать и одевать - иначе с народом, народной власти справиться не получалось.
  Но всё равно подарок "самостийная" республика от соседней получила царский, и даже не побоюсь сказать - императорский. "Помогать" Краснощёкову сюда прислан из Центра был целый московский Нарком! Причём, хоть и до Дальнего Востока судьбой пока не добрасываемый, но вот ссыльную долю в Туруханском Заполярье сполна вкусивший и революцией "от оков" освобождённый. Свой срок Осип там отмотал от звонка до звонка.
  Больше всего прибытию "своего" радовались бежавшие от японцев, после того как те оттяпали Карафуто, так называемые "сахалы" - сливки криминального мира царской России. Теперь на острове-рыбе бывшие солдаты империи Ниппон сами засыхающие леса вырубали. Причём так старательно, как от русских каторжан добиться не получалось. Умела видно их "уговорить" корейская "вохра".
  Вначале отправили большевики проверенного товарища с партийно-правительственной делегацией на разведку в загадочно появившуюся Корейскую Империю. Дабы разобраться, кого теперь опасаться следует - очень недоверчивым сделали долгие годы подполья нынешнее правительство РСФСР. Потому то приятной неожиданностью оказалось встретить по прибытии вместо монархистов своих идейных собратьев. Работающих "под прикрытием" исходя из местных условий и мимикрируя ради того что бы не быть раздавленными мировым империализмом на стадии государственного зарождения. Ведь и так вести войну, с на тот момент могущественнейшей соседней островной империей, являлось высочайшей смелостью, на которую у России духа не хватило.
  Принял Главу делегации Император Ким I, весьма благосклонно. Причём без переводчика, ибо по русски сам говорил бегло и правильно. А в трудах классиков марксизма просвещён оказался даже лучше чем учившийся только в ссылках Джугашвили. Но без партзазнайства, и явно системными знаниями автор идеи чучхе не кичился. Более того, обещал помочь с литературой для самообразования. В послЕ увидел Император огромный потенциал и порекомендовал тому обратно в Москву не спешить, а пожить где нибудь поблизости. Дабы себя к Великой миссии теоретически подготовить и практический опыт государственного управления наработать "на кошечках". Странно добавив, что у него в долгу, который красен платежом, а так же ещё более странное "Галантерейщик и кардинал - это сила!". И даже Орденом Свободы и Независимости 1-й степени гостя пожаловавший.
  В тёплой и дружественной обстановке беседа протекала весь день. Умевший слушать Сталин сделал правильный вывод о том, что с мировой революцией торопиться не стоит. Более того, раз вынудили обстоятельства в части России объявить буржуазную демократию, то и все выгоды с этого собрать следует по максимуму. Кто нам мешает - тот нам поможет. Пусть сами капиталисты и налаживают экономику на территории равной пяти Франциям. Без внешних инвестиций тут не справиться, а колониальная сдача в концессии природных богатств, вместо решения проблем ввергнет богатейший край в ещё большую яму нищеты. Взять у богатых иностранных капиталистов получается много добычлевей чем очередные реквизиции со своего народа драть. При этом от "грехов" РСФСР отмежеваться реально. Это Москва царские долги похерила, а Владивосток к инвестициям в Одесский порт и Бакинские нефтепромыслы непричастен. Так что ДВР ссужать можно и есть под что - ресурсов сверх достаточно.
  Очень рекомендовал Император в случае проблем обращаться если и не к нему лично, то в расположенный между государствами "Белый"(в противовес "Черному") или Славянский (по названию "столицы") буфер. Там так же люди политически подкованные работают и плохого не посоветуют. Для полного удобства претворения этой рекомендации, пожалована была представителю соседнего государства сверх-мощная, но портативная(по тем временам) радийная станция с радиотелеграфистом. На порядки превосходившая по дальности имевшуюся во Владике. В Славянском уже таковая была установлена и на оказание помощи требовались даже не недели, а максимум дни, если не часы.
  По прибытии во Владивосток, Сталин заявил, что пришёл на веки поселиться, но на государственную власть не претендует. Вот от того что бы возглавить фракцию Коммунистов в Думе не откажется. Странно конечно. ибо грузин особой велиречивостью не отличался. В знак твёрдости намерений выписал он из Москвы пребывавшую в тягости свою законную супругу Алилуеву Надежду Сергеевну. Как и ранее её по командировкам на фронт таская.
  Первым серьёзным поступком сенатора на новом месте явилось достигнутое путем интриг и угроз в Думе, объявление Дальневосточной республикой войны Империи Ниппон. Чисто символическое, ибо японские оккупационные силы разбиты уже были корейской Молодой Гвардией. И на территории Дальнего Востока японцы находились только за колючкой концлагерей. В последующем этот поступок привёл к очень выгодному для слабого, союзу с очень сильным, после чего отпадала необходимость тратить ресурсы на наращивание собственных военных мускулов. И ДВР превращалась в крайне выгодного для РСФСР посредника с передовой в военно-техническом плане державой. Компартия в составе правящей левой коалиции, оказывается так же способна на многое. И вовсе не требуется диктатуры для мобилизации ресурсов на развитие экономики. Более того, наглядный положительный пример заставил в мире порозоветь целый ряд парламентов. Отказ от ортодоксального марксизма и корейская "крыша" превращали регион в "тихую заводь". В которую совсем были не прочь зайти корабли крупного бизнеса и капитала. Это пока война идёт - стрёмно, но ведь все войны когда нибудь заканчиваются, и больше всего выиграют те кто подобрался ближе всех. Это на будущее намёк капиталистам тормознутым, а пока и без них есть с кем сотрудничать технически, и у кого кредитоваться финансово. На начальный этап планов громадья, и того, и другого хватить было должно. Ведь даже выкупив у царя в веке 19-м всю Аляску, кое что из привезённого в трюме "Лейтенанта Дыдымова" остаться на соц.строительство в 20-м столетии оставалось. Даже с доставкой до конечной точки заморочек не возникло - как раз подварачивался попутный поезд.
  Шлих наш в Корее на аффинажном заводе разлили по слиткам и образовалось компактное, хотя и увесистое средство платежа. Складированное над колёсными тележками бронированного вагона, в котором Ким Ир Сен собрался в очередной раз посетить СССР. Летать он не боялся, но любил путешествовать поездом - в этом имелся свой кайф. Правда Хрущёв, и тем более Брежнев давненько не приглашали в гости бывшего капитана Красной Армии. Но жизнь - это такая игра где побеждает тот кто проживёт дольше, и тут корейцу повезло, его пригласил Константин Черненко в мае 1984 года. А меня с индейцем, Великий Вождь Ким взял в свой вагон в виде приложения к ценному грузу(под видом советников разумеется).
  Править СССР Константину Устиновичу довелось меньше года, но симпатизировавший корейцам сибиряк доброе дело для них сделать успел - простил казавшийся безнадёжным одиннадцати-миллиардный долг(в баксах). И каково же оказалось удивление Членов ЦК, когда Ким после этого попросил сделать для него в Ленинграде турбинное оборудование для затеваемой им кроме Тэдонганской ещё одной ГЭС. За которое тут же собрался внести частичную предоплату золотом. Все подумали, что видно в закрытом государстве наткнулись на богатую жилу и с неожиданно ставшим богатеньким Буратино вновь захотелось всем дружить. Желание побывать на "Силовых машинах" сочли вполне естественным, а вот завернуть по пути на какое либо паровозное кладбище - не совсем. Но за деньги и чёрт пляшет, да и каприз клиента - закон, тем более если он бесплатный.
  Почти, ибо некоторых расходов всё же потребовал небольшой крюк на Базу запаса ж/д состава в Пермской области. Дорогому иностранному гостю там даже подарили особо понравившийся, и даже весьма прилично сохранившийся локомотив 1953 года выпуска. На что Глава КНДР пожелал скупить весь выживший паровозный хлам Советского Союза(по цене лома разумеется), на что отказа не получил. Тепловозов уже столько наклепать успели, что путевое хозяйство не поспевало. Подарок тут же прицепили к правительственному бронепоезду. Но до того, прямо на "кладбище", крепкие ребята из личной охраны вождя долго перетаскивали в тендер паровоза тяжелые ящики, а затем засыпали их углём.
  Далее, "подарок" случайно затерялся на самом подходе к Ленинграду. Видно старая сцепка отказала, что с неё взять? Хорошо что границы Советского Союза поезд не покинул - транспортная милиция потерю непременно найдёт. А то что в правительственном вагоне пары иностранцев недосчитались, так нет тела - нет дела. Может эти корейцы не только собак едят? В Африке ведь имелся один такой прокоммунистический император - любил себя человеченкой побаловать. Да и кто на такие мелочи внимание будет обращать, когда лидер Северной Кореи в этот свой визит не выклячиванием новых кредитов занимался. Напротив - перешёл на расчёты предоплатой и кэшем. Но даже не это самое вкусное - он буквально фантанировал взаимовыгодными предложениями. Например согласился перешить ж/д полотно от моста на р.Туманной до незамерзающего своего порта Раджин и позволил Советскому Союзу там построить контейнерный терминал и перевалочную базу для насыпных грузов.
  Но и это ещё не всё! Давалось добро на прокладку через всю страну газопровода на юг полуострова, с государственными гарантиями его неприкосновенности при любых условиях. Такой транзит отбивал бы все старые долги КНДР за несколько лет и служил для СССР серьёзной подстраховкой, в случае если партнёры в Европе начнут кочевряжиться. Очень деловой и взаимовыгодный подход. Даже в самой ортодоксально-марксистской стране социализм пытался показать человеческое лицо. Было всё чудесатей и чудесатей! И на нашей улице играла музыка! Но мы с индейцем её не услышали. Впрочем и деревянного макинтоша не одевали - некогда было гардеробчик менять пока паровоз отцепляли да через "радугу" его пропускали. Спасибо корейским товарищам, что в дороге его раскачегарить додумались и под парами он находился - всё заняло не более минуты. Далее индеец превратился к кочегара, а я в машиниста и мы дружно запели. Разумеется :"Наш паровоз вперёд летит!"
  На Николаевской железной дороге смотрелся даже с распущенным "Юконским" флагом паровоз органично, хоть и сверх модерново. Ведь до серии "Феликс Дзержинский" человечеству ещё расти - и очевидно для ускорения этого процесса загнали нас в депо. Правильнее сказать - стрелки перевели, ибо никого мы к золотому локомотиву не подпускали. Револьверами размахивая, и жандармской стражи требуя, вкупе с надворным советником Путиловым. Что интересно, Николай Иванович прибыл раньше жандармов. Мгновенно оценив чудо инженерного гения, встал с нами третьим на его охрану, так же револьвер из под сюртука вытащив.
  Товарищ Ким опять навязывал нам "на всякий пожарный" оружие посерьёзней, и больших трудов стоило уговорить его не слишком то подстёгивать прогресс 19-го века в области стрелковых вооружений. Не русская армия была бы в первую очередь перевооружена - протекало в верхах ведь всё насквозь. Но перед "люськой"(пулемёт "Льюис") я не устоял, хоть и не афишировал пока - потребность не возникала. Но когда прибыло подкрепление в голубых мундирах, а вместе с ним и Казначейство генерал-инспектора прислало, только тогда парЫ мы спустили и топку затушив, принялись передавать ценности под роспись Государству. Что самым ценным в описываемом имуществе являлось, разобраться было невозможно. Злато или паровоз? (и т.д.) Даже воркутинский уголёк оценён был не хуже кордифа английского.
  Переучет золотых слитков на десятки тонн процедура не быстрая. И мы понимали, что добывался шлих нашими товарищами от ледохода до ледостава по колено в холодной воде пребывающими, относились к процедуре ответственно. Ведь когда старатели заработают ревматизм, радикулит и подагру, им и пенсион достойный обеспечить Товарищество будет обязано. Возможно не из этих, но точно на таких же тяжёлых жёлтых кирпичиках базирующийся.
  Даже Джек Лондон описывал, как сгружавшие на телеги с пароходов десятки пудов золота удачливые старатели за очень короткий срок превращались вновь в нищих. Хотя неудачливых (таких же как и он сам) было в сотни и тысячи раз больше. Но у нас иначе - своих не бросаем.
  От долгой возни по передаче ценностей, засосало в животе видно не только у меня. Нижние чины из охраны взгромоздили на не загашенный ещё деповский кузнечный горн вместительный котёл и настроились хоть чаю наварить, сухари видно с собой имелись. Но нас корейские товарищи в дорогу снарядили серьёзней, предусмотрев и тот факт что на котловое довольствие поставят не сразу. Под угольком присыпанным оказался и мешок с сарацинским пшеном, который мы и пожертвовали в казан. Индеец вышел "погулять" и вскоре вернулся волоча уже ободранного мелкого барашка. Никто и не заметил, что вместо копытец на лапах имелись коготки, заправили плов мясом по всем правилам, правда корейским. Но с кем поведёшься ..., а с голодухи псина проскочила в брюхо изумительно. Неожиданно даже царь-батюшка к трапезе присоединился. Ибо пока мы тут с перевзвешиванием драгметалла возились, весть о очередном чудесатом появлении в Санкт-Петербурге молодого князя Лобанова-Юконского, до него долетела. Очень захотелось Николаю I , самолично на огромный паровоз глянуть, да гостя дорогого встретить. Вот и рванул он в депо на придворные ритуалы наплевав. Ложку деревянную ему нашли - каша понравилась всем, а Государь попросил заморский рецепт продиктовать его дворцовому повару. Французская кухня свои позиции сдавала - заалел Восток.
  Наконец учет ценностей был завершён и смог я по чуду паровозной техники экскурсию провести. Достоинством установленного на нём котла являлась его компактность при невероятной мощи. И кроме железной дороги подобные машины вполне подошли бы для судостроения того времени. Мощность более 3 тысяч лошадок являлась во всем мире недосягаемой ещё мечтой. Но завод "Перун" в собственность Путилову перейдёт только после того как он в отставку выйдет. Пока некому и негде было пригнанный артефакт скопировать, пусть же он мощь свою демонстрирует усердно на Николаевской дороге в аренде трудясь, а дальше будем посмотреть.
  Множество вопросов накопилось у Государя к нам - слухи ведь приходили противоречивые, но об отпоре нападения на Юконе писали газеты всего мира. Никто не сомневался что подобные вылазки будут повторяться, только более подготовленными силами, хотя наверняка и далее замаскированными под стихийные волнения масс. Журналист Маркс уже назвал нашу оборону прииска "Юконским расстрелом", несчастных американских пролетариев. А особо экзальтированный его почитатель из России даже ник себе взял Юконин.
  Действительно по царски одарил нас Государь предложив на период пока смута не уляжется, женщин и детей(желающих) от туда эвакуировать в Россию. За что искренне поблагодарили мы его с индейцем и обещали подумать. Так же Его Величество на правах друга указал нам на наши недостатки - кто ещё глаза откроет? При этом и пути их устранения предложив. И наиболее бросающимся в глаза оказался контраст высоких знаний технических у меня и напротив, почти полное отсутствие системных гуманитарных и общеобразовательных. Что хоть и встречалось с пониманием, учитывая моё стрёмное детство, проведённое вдали от исторической Родины, но желательно было исправить. Познанное за спиной не носить, и учиться пока не поздно. Предложил Государь мне поступить в открываемую им Императорскую инженерную Академию. По возрастному цензу вполне пока укладывался, а потолок "до капитана" , как в Академии Генерального штаба, во вновь открываемом учебном заведении ввести ещё не успели. Вступительные же экзамены я без всякого блата одолевал шутя - ибо в этих то предметах и силён. Великолепные преподаватели там поработают надо мной и по другим дисциплинам в последствии, не исключено что и по индивидуальной программе. Ведь правописание моё до сих пор "ярами" и "фетами" не изобиловало.
  "Мужик сказал - мужик сделал!" . Хотя назвать Государя-императора "мужиком" являлось нахальством, но я же в хорошем смысле этого слова имел ввиду. Не только он до экзаменов меня допустил, но и форму вернул, что в швальни для образца забиралась. Теперь моя парадка завершала стадию утверждения. Так что Устава не нарушал, просто оказался первым носителем морской формы нового образца. Абитурой проходил не долго и действительно в Академию экзамены сдал. Даже с блеском! Причём при пристальном внимании столичной прессы к каждой сказанной фразе. В прошлый мой визит, в Российской империи насчитывалось только 6 газет, отражавших в основном государственный официоз. Я даже в "Морской сборник" несколько раз сам о боях-сражениях корреспонденции слал. Ныне шлюз четвёртой власти прорвало, и периодики стало в десять раз больше. Но на вступительных экзаменах дозволили присутствовать только солидным изданиям "Северная пчела", " Русский инвалид" и "Санкт-Петербургские ведомости".
  Последняя являлась изданием Академии Наук и послушать-посмотреть пришёл сам её редактор Андрей Александрович Краевский. После экзамена предложил он мне сочинить что либо из похождений северных, и у него опубликовать. За орфографию при этом не опасаясь - лично отредактирует. Соглашался он даже не на автобиографическую тематику - хоть придумки, либо бывальщину какую. Как раз Вальтера Скотта в это время издавал, так чем же российские авантюристы хуже? Мной же в детстве Джек Лондон перечитывался не раз, так что "Любовь к жизни" припомнилась в деталях и с удовольствием отпиратствовал я ещё не родившегося автора оригинала, только имена сменив на русские. Через неделю проснувшись окончательно знаменитым и подняв тираж газеты в разы. Получив на следующий же день от Великого Князя Константина Николаевича - Председателя Императорского географического общества, приглашение сделать доклад о освоении Русской Америки и перспективах пребывания в тех краях.
  Раз представилась возможность воспользоваться такой трибуной, выжать шанс захотелось по полной, вот тут то Остапа понесло! Вновь мы с индейцем "сходили под радугу" и в Ленинграде на блошином рынке и набрали всякого не нужного:
  1. Диапроектор детский б/у
  2. Велосипед с фарой и динамкой б/у
  3. Индейский карнавальный костюм б/у и мелочёвки разной
  Слайды из надерганных в Инете снимков Аляски сам напечатал.
  А вот струнный квартет кабацких лабухов, при солистке с мощным сопрано, уже в 19-м подрядил не за дорого, а потом разучил с ними несколько ново-старых бодрящих шлягеров. Поплевав на тушь Ленинградского производства, собственноручно нанёс ею, да губной помадой "боевую раскраску" как певице, так и индейцу, последнего ещё и перьями украсив "а ля Чингачгук". И подарили они на пару Великому Князю и почтеннейшей публике, на белой простыне два часа удовольствия. В смысле того что постельная принадлежность экраном служила, а индеец динамо крутил и на неё слайды проецировал. Под заводные куплеты типа :
  "Здесь вам не Европа, здесь климат иной,
  ... десятой доли таких богатств и чудес"
  После уж я наконец выговорился обо всём том что наболело! Что иногда делать не вредно, особенно при авантюрном складе характера.
  Причём, почти цитируя Ломоносова, выдал под конец что "прирастать Россия будет и Сибирью, и Америкой, да и вообще всеми северными, южными, восточными и западными землями, в себе огромные богатства таящими". Даже не слишком то далеко от столицы и отлучаться для этого потребно! Вся питерская округа - сплошной суглинок, ценнейшее сырьё для производства алюминия, что пока буквально на вес золота ценится. Да и Кольский полуостров, что неподалёку, полезными ископаемыми обязан быть напичкан. Потому настроен мол, до начала занятий, со своим верным индейцем туда геолого-разведывательную экспедицию совершить. После чего под исполнение оркестра "Нам нет преград не в море, ни на суше...", мы с индейцем внесли в залу стяги Российской Империи да Юконского Товарищества. И в воздух чепчики летели. Не удалось сразу уехать, пришлось номер повторить на "бис" уже перед царским семейством в Зимнем. После чего наша певичка Зоя запомнила и мой весь текст наизусть. А дальше попросила в аренду "волшебный фонарь с лисапедом"(за половину от выручки). Искусство вперемешку с просвещением рвалось в массы и противиться этому было грешно. Будет пусть пока вместо печатного органа и коллективным пропагандистом, и агитатором. Не только на самоокупаемости пребывая, но и давая доход.
  Лабухи сняли амбар и билет на "волшебную лекцию" продавали аж за полтинник! Но народ ПЁР, не смотря на дороговизну, да и дармовое не ценится. Меня такой поворот обрадовал значительно больше чем "шоу у короля". Последний был всего лишь заложником ситуации, ибо те кто приказывал кукурузу в Заполярье сажать и прочее самодурство проявлял(по версии правящего класса) у власти долго не задерживались, хоть и успевали подгадить.
  Я же ситуацию и общественное мнение через просвещение в замаскированном состоянии сам формировал. Дружа при этом с властью и всячески помогая ей. Даже пару алюминиевых лыжных палок(с барахолки разумеется) Государю подарил. Пояснив попутно суть выплавки алюминия посредством электричества. Наглядно показав на динамке вЕлика как его можно добывать. Мне всё с рук сходило и вопросов "Откуда знаешь?" не задавали - ведь понимали что услышат "Оттуда!". И думай что хочешь! Но на всякий случай я всё ж справки навёл, и знал что на строительство первой ГЭС на Ниагаре лицензия получена была ещё в 1853 году. Просто из-за Гражданки задержка получилась у амеров.

Глава 3


  Незаметно "отбыть в экспедицию" не вышло - провожать собралось довольно много народа. Хорошо ещё что только до сходен небольшого пароходика, что к Гельсингфорсу бегал. По озвученной нами версии добираться на север по финским хуторским дорогам получалось легче чем по карельским болотам и тайге. Хотя никто двигаться до Заполярья по настоящему и не собирался. Ведь координаты г.Никель в Инете выложены были вплоть до секунды, а школьный набор образцов минералов от туда так же, уже был приобретён на Ленинградской барахолке. Прикрываясь как бы экспедицией получалось нам с индейцем уйти от слишком пристального внимания прессы и общественности. Продолжая при том укреплять имидж и работать на результат. Весомо, грубо, зримо!
  Главное - с собой оставался наш "шпионский" саквояж с двойным дном, вновь пополненный корейскими товарищами во время последнего контакта. То есть вопросы логистики уже были решены автоматически.
  Финский извозчик в Гельсингфорсе от питерского "Ваньки" практически не отличался - так же нагло заломил расценки мотивируя тем что "опёс потторожалл". И за 15 верст до пригородной деревеньки Вантаа довёзти согласился аж за целковый. Но в суету аэровокзала спешить не хотелось и неспешное путешествие в экипаже по вьющейся в сосновом лесу дорожке умиротворяло. На такси кататься ещё надоест, так что с гармонией в душе расставаться не спешили даже когда доехали до места. В селении, по причине субботы мужики топили свои сауны. Принявший нас так же за рубль на постой финн по простому пригласил попариться с его семейством. С удовольствием мы с индейцем приглашение приняли, как и по доброй кружке самодельного пива под хорошую закусь после омовения. Сон на сеновале получился глубоким и релакс обеспечил полный. С рассветом, сделали мы "радугу" и по английски(не прощаясь) покинули безмятежную эпоху, мгновенно оказавшись у ревущего реактивными двигателями главного хаба Скандинавии. В тот же день улетев в Нью-Йорк на Боинге. Совершив ещё пару пересадок увидели наконец под крылом Сесны ставший родным Юкон. Лавочник-компаньон на Аляске контракт исполнил в точности. Найденный в одной из проток пароходик довёл до ума и припасом его по полной забил. Все стоки на оптовых складах округи подчистив, и на всеамериканский уценённый рынок харча уже настроившись. Во вкус нашего прибыльного бизнеса янки вошёл и терять такого партнёра не хотелось. Договор с ним мы пролонгировали и очередной транш пушнины пообещали вскоре подогнать. Ночью пропустили колёсник "под радугой" и плицы зашлёпали уже по более полноводной реке 19-го века, неся нас с индейцем к семьям, по которым оба соскучились.
  Но лично меня ожидала там самая сильная потеря со времён смерти матери - родами скончалась моя любимая Кэт. Доктор мог спасти крепкую молодуху, пожертвовав младенцем, но последней волей сильной женщины явилось спасение ребёнка. Теперь в мою фамилию входили три сына и дочь, но не имелось главного связующего семьи - любящей жены и матери. Как же пожалел я что так много не успел подарить любимой, откладывая на потом. И как больно было осознавать, что теперь не смогу этого сделать даже за всё золото мира.
  Хорошо ещё то что за месяц до этого и пышногрудая Алёна родив девочку, молоком изобиловала, и более не требовалось ей мучительно лишнее выцеживать. У её доченьки появился молочный брат. А у матери девочки, по велению души добровольно ставшей кормилицей, до конца жизни за спасение сына обязанный ей мужчина. Готовый выполнить любое её желание. Оказавшееся вполне выполнимым - женщине хотелось в родной Питер и уговорить мужа на переезд всей семьёй ей так же оказалось совсем не сложно.
  Население городка старателей, в честь первой своей правительницы единогласно окрещённого в Екатеринбург Юконский, отнеслось к моему горю с пониманием и с отъездом не задерживало. Жизнь и производство были налажены. Выборное самоуправление уже работало по накатанному руслу. Завезённого припаса до следующей навигации хватало, и кроме случайно взбесившегося гризли внешних угроз не предвиделось.
  Потому возложил я на могилу жены букетик собранных на ближайшей поляне цветов, и как только завершили разгрузку парохода от муки и консервов, то сразу же на борт занесли весь намытый в округе за прошедший сезон шлих, зашла вся моя ребятня, даже щеночка лайки на память прихватившая, индеец сопроводил супругу с дитём, и плавсредство зачапало вниз по течению. У оговоренной с компаньоном-лавочником излучины пропустили "через радугу" наполненное пушниной и мехами каноэ - пусть к следующему году "посылочку" на вырученные баксы собирает. Далее у Михайловского редута перегрузили мы драг.металл на "Командора Беринга" и крейсер доставил нас в Новоархангельск.
  Встретив там приёмного отца передал ему Высочайшее Повеление о том что ВСЯ собственность давно ставшей убыточной Русско Американской Компании передана в полное управление Товариществу Юкон. Генерал, князь Лобанов-Ростовский является отныне Верховным Правителем как на всех её территориях, так и территориях честно отвоёванных у конкурентов. И Российская Империя доминиону покровительствовала.
  Теперь открывались возможности начать освоение новых приисков. Но к этому мы договорились приступать через год, а лучше два. Нельзя резко менять курс - перевернуться возможно. Да и хоть не так то просто добыть золото, но ещё сложней освоить его не растеряв по пути. Ведь вновь на "Беринге" нам надлежало в Корею более 30 тонн шлиха через "океан и радугу" переправлять, а потом превращать его в сталь, алюминий, МОЗГИ. Продолжалась гонка, в которой нет возможности остановиться передохнуть даже если очень устал или горе огромное. Океанский переход вышел не мучительным. Старшенький мой - Николка, даже связь с названием вывел - океан то Тихий, значит по другому и быть не должно. И в Корее ему, как и остальной детворе, понравилось - фруктов и овощей, досель ими невиданных, потреблялось в изобилии, пока оскому не набили.
  Их папы в это время усиленно перегоняли между временами людей и оборудование, вооружение и продукты питания. Не смотря на то что война с Японией продолжалась, хоть и свелась уже только к блокаде островов, на освобождённом от оккупантов континенте развернулось масштабное мирное строительство. Только паровозов из СССР, перегнали мы в прошлое в этот раз более двухсот - это был предел ремонтных мощностей КНДР. Хотя в посёлке Славянском, пленные японцы ускоренно возводили не только судостроительный завод, но и очёнь крупное железнодорожное депо. При том что ответвление от КВЖД сюда ещё только подводилось.
  После трудов праведных уже всем нашим большим семейством вновь "под радугой" пройти потребовалось. В 20-м веке корейские товарищи на самолёте переправили нас в Китай, а далее уже на поезде Пекин - Москва как бы многодетная фамилия путешествующего индейца и его товарища отправилась в почти недельное путешествие по Азиопе вызвав огромный восторг у ребятни. Ещё большее восхищение вызвал переезд на метро с Казанского вокзала на Ленинградский. Особенно эскалатор! Ночь на "Красной стреле" проскочила после стольких впечатлений незаметно. Затем опять метро, но уже Ленинградское, и то идя на встречу пожеланиям трудящихся - до Перергофского шоссе ветку ещё не дотянули и до места добирались всё равно на автобусе. И найдя тихое место "через радугу" прошли в 19-й век, неподалёку от родительского дома Алёны. Теперь старикам скучать не получится - детвора заполнит всё жилое пространство. Первый жёлтый лист не успел ещё на землю упасть, а результаты нашей "Кольской экспедиции" уже были обработаны и готовы к озвучиванию.
  И вызов из Географического общества не заставил себя ждать. К счастью, ещё перед отбытием оставил Зое новые шлягеры для освоения и муз. сопровождение было готово. Слайды же с кольскими красотами, вообще нашлёпать одной ночи хватило, а страсти про преодоление трудностей для затравки у меня в разных вариантах давно заготовлены имелись. Если отбросить мишуру(на которую то и велись), в сухой остаток выпадали только координаты г. Никель и коробочка с камушками , действительно в тех краях найденная, что так же являлось для государства весьма ценным подарком. Но в жизни чаще блестящий фантик ценят дороже самой конфетки, так что играть по правилам дураков надо ещё их за это благодаря. И так как это всё же твои соплеменники понемногу(не шоково) мозги им прочищая.
  Способов множество имелось для этого и нудные лекции в этом списке занимали последнее место, хотя как раз на лекцию и пригласил нас в очередной раз Великий Князь Константин Николаевич. Мы же под это в очередной раз приготовили шоу устроенное по всем правилам. Опять Зоя разогрела публику поднимающим дух шлягером :Есть только миг между прошлым и будущим...". После которого почтенныё заседатели почувствовали в себе зуд потрясая брюшками отправиться на край света за туманом и за запахом тайги. Да и потом несколько раз моя речь прерывалась музыкальной паузой - для закрепления сказанного. Географию закрепить у слушателей помогла лирическая песня "Долго будет Карелия сниться с голубыми глазами озёр..." , а конец "лекции" украсила "Мы рождены чтоб сказку сделать былью".
  Следует заметить, что эпоха особым оптимизмом не отличалась и главными вопросами в обществе действительно являлись "Что делать?" и "Кто виноват?". Масса как доморощенных, так и импортных пророков выдавала рецепты про шатающегося по Европе призрака или звала Русь к топору. Ну так всегда было и будет потом, если на душе хреново надо сходить по большому или завалить памятник - полегчает. Про манипулятивные технологии неискушенные предки ещё не знали, хотя догадывались про то что "легко на сердце от песни весёлой".
  На никеле приподняться желающих нашлось немало, но оказывается моё пред идущее выступление про "берём люминивую кружку" в венценосные головы влетело так сильно, что вылетать никак не желало. Шутки ли - под ногами металл дороже золота, и добывать его некому. Не служил я в Советской Армии и дедова присказка "инициатива наказуема" животный страх не вызывала. Потому когда призван я оказался пред ясны очи Государя-императора, паники ещё не чувствовал, но вот потом ... . Раз лисапед с иликтричеством достать смог, так повелел ещё мне царь и мост хрустальный анжинерной конструкции к нему приложить. Ну не совсем мост, и не хрустальный даже, но что бы ГЭС под Питером стояла и на заводе при ней драгоценный алюминий производился. А ведь изобретатели промышленного метода Холл и Эру не родились ещё даже. Да и электрики даже гальванистами пока даже не именуются, а ведь не даром же на всех столбах пишут "Не влезай - убьёт!" Я даже не влез - я вляпался!
  Доложила де Николаю I разведка что Наполеон III нашёл и профинансировал ученного по имени Анри Сент-Клер Девиль. Который уже несколько лет в Руане ежедневно по паре килограмм этого чудесного металла производит и по 600 франков полученный слиток продаёт. А разок даже на 7 кило у него кусман получился! И указ мне царский вышел - :"Превзойти!" Пришлось вновь нам с индейцем "под радугу" гулять, и на электричке в Волхов катить. Там располагался первый в стране алюминиевый завод, кормивший весь городок. Хоть и весьма специфические, но металлурги на пенсию выходили рано. Но вот её общесоюзный потолок в 120 рублей + 10% за работу на одном месте уж очень получался усреднённым. Работник торговли в стране всеобщего дефицита выгадывал благ больше на порядки. Так что жили металлурги небогато и скученно, по несколько поколений ютясь в двушках, и ожидая десятилетиями когда власть ДАСТ жильё на расширение.
  От безнадёги, крепкие мужики, которым и пятидесяти ещё не стукнуло, кучковались в пивнушках да рюмочных, становясь их завсегдатаями. Туда и мы с Бухариным направились решать кадровый вопрос, Алёна перед нашей командировкой дозволила мужу пропустить один бокал светлого в интересах дела. Угостив собеседников за столиком получили мы самую исчерпывающую информацию по посёлку "кто есть ху". И даже подвели к нам ещё не старого бывшего интеллигентного человека, до пенсии трудившегося на заводе технологом, а ныне никому не нужного бобыля маявшегося по общагам. Он на переезд согласился сходу и хоть куда, лишь бы подальше от коммунального рая.
  Потом уже наедине он ещё кандидатов на переезд аж целую семью предложил. Причём все - потомственные заводчане при высшем образовании - элита. Глава - начальник электролизного цеха, супруга его - лаборант-химик, и сын в этом году инженером-электриком должен стать, институт заканчивал. Только по окончании института светило ему не тёплое местечко на заводе под крылышком у любящих родителей а жаркий Афган. И блата у семьи что бы его отмазать не имелось. Спасти сына от возвращения не своих долгов(интернациональных) получалось только фантастическим способом и семья готова была на любой.
  Смешно, но как у Наполеона люминьщиком трудился Анри, так и наших троих мужчин Андреями именовали, пришлось их нумеровать вдобавок, а женщину звали Анной. Люди повелись не только на "домик в деревне", мотивов у всех набегало солидно, потому работать все настраивались не совесть. Начинать жить по новой не страшно, если старая жизнь не задалась - пролетариату нечего терять кроме своих цепей. Единственное условие им ставилось, что бы как хотят и как умеют, но электролизёр Содеберга, способный хоть килограмм 20 металла варить в сутки, СВАРГАНИТЬ . И даже пять червонцев с Лениным под это дело выделил не скупясь. Ветераны завода прекрасно знали как на пром.свалку проникнуть. Наткнулись они там на списанное по сроку, но исправное лабораторное оборудование. Которое мы совместными усилиями, при помощи лома и какой то матери "переместили" в 19-й век. Чего в бандуре недоставало, Андреям бывшие коллеги за обещанные пузыри "вынесли" с завода с огромной радостью, напевая :"всё вокруг колхозное, всё вокруг моё".
  Дело оставалось за малым - требовался источник энергии. Всего то! Для того что бы их завод в 20-м веке заработал люди от голода умирая Волховскую ГЭС построили, затопив почти семь сотен квадратных километров округи водой. К счастью, для наших нужд пол-ста мегават энергии не требовалось. Специалисты с высшим и средним техническим образованием и огромной практикой сочли, что для микро-производства достаточно будет и микро-генератора. Хоть на базе локомобиля, лишь бы киловатт 10-15 выдавал. Ведь для производства всего то напряжение в 4,5 вольт требуется, правда ампер почти пара сотен тысяч, но на то мозги со смекалкой русскому человеку и даны, а руки сами переходники сварганят. Даже где взять "не нужные" повышающие трансформаторы за жидкую валюту указали, а мы с Бухариным советами воспользовались.
  На десерт, официально, через посольство КНДР, в Ленинграде же и заказали микро-ГЭС 15 Пр. У которой сам агрегат и пары сот кило не весил, а 18 кВт на гора гарантировал. Требующийся десятиметровый спад воды имелся. С порогами на Волховской ГЭС плотинка даже до 11,2 метра дотягивала. А у нас без водохранилища - трубой обошлась бригада монтажников. Правда ничего не поняли ребята, когда их в бытовке на колёсах трактор в глушь какую то затащил, со староверской деревушкой поблизости, именуемой Михайловский погост. Но дело своё гидростроители знали и за неделю всё сладили качественно, пообещав "на века", но гарантию дав всё же на год. За что "заказчик" по правильным понятиям проставился и вновь "через радугу" в 20-й век бытовку со спящими монтёрами вытащил.
  С приближением законных летних каникул вновь подал прошение на проведение геолого-разведывательной экспедиции "по округе", в интересах дела не особо афишируемой. За открытый в предидущий выход никель, Горный департамент ходатайствовал об ордене и очередную Анну я получил. Вот и теперь предполагали что не только за туманом рвусь комаров кормить, хотя ради блага Отечества крестика в петличку не жалко. Даже догадаться никто не мог, что иного способа маскировки для визита на Юкон не имелось. Отпустили с Богом!
  Вновь денёк водой до Гельсингфорса, а из аэропорта Хельсинки в Нью-Йорк самолётом. Тропинка уже натоптанная и на крайнем отрезке очередной колёсный пароходик, набитый товаром, наш партнёр-торговец так же приготовил. И вновь пройдя "под радугой" обрадовали мы вниманием все разрастающееся население Юк.Е-бурга(творчество масс). Впрочем, особо то теперь от завоза продовольствия независимого - научились окрестные земли обрабатывать. Жаркого лета для картофеля и прочих корнеплодов хватало, из зерновых подобрали какой то горный ячмень, к холодам приспособленный, якутских лошадок столько и завезли, и сами расплодились, что на собаках ездить перестали - не русские тройки пересев. Значит белковая пища на транспорт больше не расходовалась - попадая на стол людям, да и сами лошадки так же вполне съедобными оказались. Не забывая и того, что попутно производили они ещё и ценное органическое удобрение, греющее почву в добавок. Так что каротин свой в морковке да брюкве произрастал прекрасно на унавоженной почве и хвойные настои, как в первые года, от цинги более пить не требовалось. А привозимые "через радугу" на пароходиках персиковые да ананасовые консервы и сухофрукты для компотов - являлись больше баловством. Но не хлебом же единым жив человек.
  Жив человек по ряду причин, а умирает от одной. Когда побывав в 19-м веке вновь с индейцем вернулись в 20-й, то выяснилось, что наш торговый компаньон скоропостижно скончался. Значит накрылась лафа со снабжением "на том же месте", нового партнёра искать наспех стрёмно показалось. Что то подсказывало, что на это нас наводят и смерть торговца не случайна, так что решили что лучше перебдеть и к завозу в следующем году иные пути торить. Наша коллективная с индейцем чуйка завопила "вихри враждебные веют над нами". Причём, навеяло от солидного метеоролога, явно с погонами. И рыжья тут не светили вроде совсем, но видно и в амеровской конторе глубинного бурения не дураки сидят. Да и не бывает пруха вечной, потому решили скоренько делать ноги. Смешавшись с толпой возвращающихся по домам туристов-романтиков через Ванкувер прилетели в Сеул, а там "перешли" в начало века.
  Очень оказались кстати - успевали на подписание капитуляции Империи Ниппон, как участники антияпонской коалиции. Церемония состояться должна во Владивостоке - Ким I специально постарался Сталину приятность(как бы "за будущее") подогнать. Ведь престиж коммунистической фракции в Парламенте ДВР, именно его стараниями возрос. Победителей любят! Но "стандартная" - буржуазно-демократическая форма форма правления давала буферному государству такие бенефиты, о которых РСФСР и мечтать не могла.
  Прежде всего привлекла капиталы для СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ строек. Жаль конечно, что открывшиеся с началом интервенции Владика чисто японские банки "Ёкохама Сёкин Гинко" и "Тёсен Гинко" прикрылись после освобождения. Но "Нешнл сити банк оф Нью-Йорк" даже расширил свой филиал за счёт ликвидации конкурентов. А вот в бывшем "Чайна Джапан трейдинг" акционеры сменились и теперь он именовался "Корея-Славянск трейдинг".
  Являлось сие учреждение теперь основным инвестором Дальнереченского каскада ГЭС на реке Большая Уссурка. В Ленгидропроекте как раз документацию почти завершили оформлять и "лишняя" копия обошлась даже дешевле проекта Нарвской ГЭС - за тем в архив пришлось запрос слать. Северокорейский пароходик с турбинами и основным оборудованием как для плотины на 120, так и на 250 МВт мы с Бухариным "через радугу" уже пропустили. Теперь оно ожидало момента когда старательные японские руки под пристальным контролём корейских инженеров-гидростроителей завершат возведение хотя бы первой плотины на красивейшей реке Дальнего Востока. В "этой" истории первый русский алюминий появится здесь.
  В Славянском буфере Корея строила(а по сути - переносила) рядом с аэродромом авиа и моторный заводы, ориентированные на производство Ан-2. Близился и долгожданный пуск верфи судоремонтного завода, а локомотиворемонтный уже во всю починял паровозы. И всё это делалось не на халяву, как близким идеологически, а за золото Юкона, проделавшего сложный путь. Но у драгоценных металлов простых дорог и не бывает.
  Однако всё относительно. В никак не кончающееся царствие Николая I , случай лёгкого пути для "лёгкого золота" представился. И у властей хватило ума не заниматься его тезаврацией. Вернее принудила к этому сама жизнь - настоящего золота для монетизации не доставало, при том что в стране имелись огромные его запасы в недрах. Как открытые, так и многократно большие скрытые ещё. Потому лезть в кредитную кабалу к тем кто на протяжении этого века уже дважды нападал, ради того что бы валюту конвертировать, потребности совсем не имелось. Раз западный рынок так удачно сам задрал цену на алюминий аж до 300 франков за кило, то этим и требовалось воспользоваться. Разумеется осторожно и деликатно, что бы этот рынок и не обрушить, возможности такие имелись - Государь давал карт-бланш.
   Частно-государственная электро - алюминиевая компания, в день отливавшая более центнера "лёгкого серебра" своей производительностью могла бы легко обрушить этот специфический рынок, если бы не тщательно обговорённые заранее правила игры и государственную "крышу". Которая отслеживая биржу проводила продуманное распределение "драг. металла" вначале по ювелирам, работавшим в первую очередь на экспорт. У английской знати вошли в моду лёгкие порт-сигарницы из белого металла, а французские мадамы и мадемуазельки, за тонюсенькое колечко из этого чуда(!) готовы были платить хоть телом, хоть делом. Но самым ходовым и популярным во всём мире товаром с использованием дефицитного металла стали "русские зеркала", которые тут же принялись подделывать в Венеции, применяя дешёвку из серебра.
   Попутно готовилась и реформа весьма путанной денежной системы России. Где "рубль серебром" реально оценивался в 4 рубля ассигнациями. И последняя единица платежа фактически сравнялась с франком. Что являлось для удобства даже благоприятно, французская национальная валюта в том мире была тем же чем в 21-м веке стал Евро. Даже в России эквивалентом под золотой 20-франковик (Наполеондор) выпускать пытались равновесную золотую монету со странным номиналом в 7 и 1/2 рубля.
   Более удобно к русской ассигнации добавить алюминиевую монету, эквивалентную миром признанному франку, а золотые и даже не от хорошей жизни запущенные в обращение платиновые монеты изъять. Сохраняя тайну массового производства, страна-монополист за несколько ближайших десятилетий действительно имела шанс "догнать и перегнать" не то что беременные "гражданкой" САСШ, но даже обожаемую Марксом "мировую мастерскую" - Великобританию и русским дворянством Францию с её Ниццей. Пусть там Рокфеллеры забивают свои подвалы в банках монетой русских мотов и игроков, будет потом из чего для солдат ложки да фляжки штамповать. А царю, бремя Выкупных платежей с крестьян на себя переложить, действительно по праву имя "Освободителя" заработав и на бюджете особо не отразив щедрость свою. Даже на индустриализацию при этом без напряга осталось бы нехило.
   Наше Товарищество, являясь мажоритарным акционером, все доходы от производства получила Высочайшее разрешение вкладывать в железо(его производство). Потому приглашён на службу был Надворный Советник Путилов, на весьма для него выгодных условиях. Да и мы не прогадали, так как вверяли талантливому организатору промышленности инфу из будущего, а наличностью банкротнувшийся з-д "Перун" выкупили досрочно(с ТОЙ эпохой сравнивая). Зародыш индустриального гиганта!
   Но повествовать следует последовательно. Во Владике "переместились" мы с индейцем в развитой социализм и беспосадочно долетели аж до Свердловского "Кольцова", а от туда в столицу Коми - Сыктывкар. Побродив по берегу реки наткнулись мы среди прочего безхозного железа на паровой буксирчик серии "Ижорец", что перед войной массово клепался(понятно где). Очень себя хорошо затем проявивший и по прямому назначению, и как тральщик, и даже как канонерка. Машина в 300 сил являлась оптимальной.
   Вот на этом ничейном металлоломе и переместились мы в предрассветный час в городишко с населением чуть больше 3 тыс. душ , под названием Усть-Сысольск. Дальнюю окраину Вологодской губернии. Представившись в Николаевской эпохе как геологическая экспедиция, доведшая долгим и опасным переходом своё средство передвижения до состояния не стояния. Но при этом совершившая открытие земляного масла на речке Изъёль, да угля в устье реки Щугор. Про газ не упоминали пока - все равно для его использования мировые технологии не дозрели. Разбудоражив сонный городишко до крайности - богачество то совсем рядом оказывается, а людям на водку не хватало постоянно. Тут же половина мужского населения в тайгу слиняла, свою долю сокровищ изискать. Нас же посетил купчик поумнее и сговорились мы пароход ему в аренду на пяток лет сдать. Довести судно до ума брался он за свой счёт, ещё деньгами изрядно добавил сразу. Канцелярские, сделку тут же оформили, да и по другим ведомствам наше посещение сего места явно засветилось, и бумага в губернию(а потом и выше) наверняка ушла. Что нам и требовалось, потому так же по английски покинув патриархальщину и вернувшись в век 20-й, улетели мы в Ленинград. А там обернулись в Санкт-Петербург, Бухарин к жене и детям, а я к детям и книгам - потому как каникулярный отпуск кончился.
   На сей раз лекцию-отчёт об экспедиции читать велено было в Императорском русском горном обществе, но и там серьёзное действо обращено оказалось в шоу. Хорошо ещё что без цыган и медведя. Но соответственно подобранные слайды и песни и прочая мишура публике от унылой информации заснуть не дала. Напротив, закрепив мысль что "Человек проходит как хозяин необъятной Родины своей", в которой много лесов, полей и рек, набитых разными ценностями. Следует заметить, что в ТОЙ истории на случившуюся вскоре Лондонскую международную выставку как раз из коми-пермяцких краёв экспонат Россией представлялся. И было это всего лишь БРЕВНО. После окончания курса Инженерной академии, где "белый поплавок" вручал выпускникам Патрон, и себя к инженерному корпусу причислявший - Николай I, получив и очередное звание, предписано мне было на Аляску возвращаться, да престарелого приёмного родителя в руководстве Товариществом сменить. Заслужил генерал отдых от трудов праведных, а у меня годы пребывания в столице и так излишне насыщенными оказались. Государь недоумевал как удалось столь много свершить? Ведь и у широкой публики весьма популярным сделался! Но в качестве литератора! Изрядно поплагиатив Джека Лондона, переключился я на отечественных авторов, так же ещё не родившихся. Но тут с перечислением гонораров их предкам. Весьма нуждающимся, следует заметить. Вдовствующая бабушка Владимира Арсеньева - Агрипина Филлиповна, в весьма бедственных условиях сыночка Клавдия на питерских окраинах поднимала, хоть и способности у умного мальчика наличествовали. Потому гонорары от уже "его сына" за "Дерсу Узала", "Сквозь тайгу" и т.п. весьма кстати небогатому семейству пришлись. Даже издавал книги под именем реального автора - Владимира Клавдиевича Арсеньева, но ходивший по Питеру слушок утверждал, что это мой псевдоним и с этим бороться средств уже не имел.
   Хоть и не особо то мне для этого напрягаться требовалось, но время съедало. И жертва эта требовалась для того что бы отвести тех кто книжки от неверных целей и образов. От надуманных страданий Онегина, Печорина, Обломова, Карениной. И тем более от кровавого идеализма "Колоколов" и "Капиталов". Подвести ищущих к простой мысли, что не царя убивать надо что бы весь НАРОД облагодетельствовать, а хотя бы ребёнка своего честным человеком воспитать. Чего и мне то пока делать из за постоянных странствий пока не получалось, но время в запасе ещё имелось. Как чуть подрастут они, так и я завяжу - займусь исполнением основного своего долга в жизни.
   Но тут весьма неприятная неожиданность приключилась(а по другому и не бывает). Пропал Бухарин! Разбираясь, выяснил я что он жену приревновал, причём ко мне. А я ни сном, ни духом, хотя возможно у Алёны он какую то грешную мысль в мозгах и узрел. НО БЕЗОТВЕТНУЮ!!! Сочтя, что третий должен уйти(хотя, по сути - третьим то я являлся) так и сделал. Повесился ли он, или в Карельской тайге привычной своей охотничьей жизнью зажил, не знаю. Но путешествие по эпохам у меня после того естественно прекратилось. Бог дал - Бог взял, спасибо и на том! Надеюсь, что в двух мирах-эпохах, которых коснуться успел, ход истории чуть подправить удалось, и крови там теперь меньше прольётся.
   Так как теперь уже путешествие в Америку предстояло через всю Сибирь долгим, то детишкам малым, как моим, так и индейца пропавшего, остаться вместе с Алёной в Санкт-Петербурге надлежало. Но тогда уж я запросился у царя-батюшки, коль воевать, так по военному. Пусть команду мне выделит и в пути мы пользу какую для Отечества изыскивать станем. А заместителем себе, запросил неизвестного досель прапорщика 28-го пехотного Полоцкого полка Пржевальского Николая Михайловича, да ещё спеца потолковей по горному делу(геолога то есть). Талантам надо помогать ... .
   Как же богата ЛИЧНОСТЯМИ оказалась эпоха, в которой оказался случайно. Видно пробуждаться пасионарии принялись всё же, в слишком долго проспавшем народе. Но не должны были перед пробудившимися стоять вопросы извечные "Кто виноват?" и "Что делать?". Как и возникать даже мысль "Грабь награбленное!" и "Мир хижинами, война дворцам!". Не затем жить следовало, что бы "богатых не было", а затем что бы "бедных не стало", и здесь принцип "отнять и поделить" не срабатывал. То что приходило легко, уходило ещё легче и грабитель оставался беднее прежнего, и потомков своих на нищету обрекая. Когда ещё по Волге спускались, нагнали нашу троицу две новости : крепостное право в стране было отменено и Государь Николай I скончался после этого. Двух недель не пережив, но в историю войдя как Освободитель. Наследник же - Александр II , настроился быть продолжателем дела отца в развитии и укреплении России, а мы в меру сил ему в том помогать пытались. И главным средством для того являлись послезнания, выдавать которые требовалось увы дозировано и правдоподобно, причём желательно чужими устами(достойных людей).
   КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ


Оценка: 3.55*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"