Ягодкин Александр Федорович: другие произведения.

Бродяжный королевич

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.90*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Родила царица в ночь ... А что, когда и как развивалось - лучше прочитать.

 []
  
  
  
  
   Глава 1 "Легко ли быть ... ?"
  
   Попав в Афган сразу после военного училища, уже через год получил я старлея, поскольку в нашем Калининградском военно-инженерном отучился аж пять лет и должность по прибытию сходу получил капитанскую. Хотя "кто всех ровнее" из нашего же выпуска аналог в ГСВГ заимели, а самые-самые - на майорских "заработали" военпредами на заводах, прелестей войны не вкушая. Но завидовать грешно ибо изначально знал что волосатой руки, не имею. А на собственные волосатые ноги еже-утрене любовался, наматывая на них портянки и тяжёлые юфтевые сапоги натягивая. Но вершители судеб по штабному паркету в хромовых штиблетах перемещаются.
  
   Когда дослужил до заветных четырёх звёздочек, получил отпуск с условием что вернусь женатым, иначе дальше со служебным ростом и следующим назначением проблемы возникнут. Но в родном моём Вентспилсе у красавиц и без меня имелся богатый выбор выгодных женихов- мореманов, а на хоть бы что никогда меня не тянуло. Не на помойке ведь найден, да и у самого на сберкнижке из боевых-пайковых уже на пару "Волг" скопилось. Так что завлекалочки, что для потенциальной невесты вез, маме отдал. Поверх подарков, для неё и так предназначенных - пусть хоть каждый день, как "недельку", платочки с люрексом меняет. Правда по настоянию бати, расшитую дублёнку пришлось жене директора охот-магазина уступить. Зато тот с разрешительной системой мигом утряс заморочки и изыскал для нашего охот-коллектива, в те поры сверхдефицитный полуавтомат "Вепрь-308", с магазином на десяток "мосинских" патронов, ореховым прикладом и хромированным стволом. Я тот ствол в этот же отпуск в наших дремучих курляндских ельниках успел обновить - прекрасного рогача завалив.
  
   А батя за неделю до моего отбытия предложил в его рыб-колхозе, где полный сил военный пенсионер столяркой заведывал, выкупить списанный малый рыболовный бот(МРБ) , и переделать его попутно с капиталкой в яхту. Сулил эту 10-метровую посудину в легендарный "Спрей" превратить. Против я ничего не имел и всё непомерными трудами скопленное мною почти за 5 лет, оборотистый папуля тут же пустил в воплощение мечты. Не только судёнышко выкупив, но и дубовый пиломатериал к нему на ремонт присовокупив(разумеется законно). Впрочем, он же самолично за тем дубьём ещё до Чернобыля по брянским, белорусским и украинским дубравам мотался и родной колхоз не ограбил.
  
   Не сумев зарегистрировать брак официально, нельзя считать что монахом жил. Одноклассница-морячка, с которой ещё в школе переглядывались, устала законного мужа из плаванья дожидаться, и ночи наши "конспиративные" весьма бурно протекали. После, "на жарком юге", было после что вспомнить, тем более, что расставаясь, шепнула милая мне весть о том что не праздна и хочет что бы ребёнка реальный отец воспитывал. К следующему моему отпуску обещала со своим морячком развестись и отношения наши зарегистрировать.
  
   Но через месяц по возвращению из отпуска наткнулся один из моих сапёров на незнакомый фугас, и проорал мне об этом. В ответ уже я крикнул что бы не трогал ничего, а сам рванул к бойцу. Не добежал немного когда тот или всё же сунулся, а может там хитрость какая имелась, только его в клочья, а меня - контуженного, по госпиталям. Как очухался, обидно стало от того то что ещё два месяца спустя войска из ДРА вывели. По характеру ранения добавили мне к уже честно заработанной медальке ЗБЗ(Боевику) ещё и "Шерифа"(Красную Звезду) и комиссовали с кое-какой пенсией. Обнадёжив инфой что на водку с закусью хватить должно. Хотя всё это противопоказано категорически, ибо началась у меня падучая, то есть эпилепсиею "подхватил". От мозгов сотрясения, не успели они видно ещё под фуражкой атрофироваться.
  
   Вернувшийся домой припадочный, со смешной пенсией, "любимой" сразу стал не интересен, а работу искать я и сам не хотел - ожидаемая жалость или презрение потенциальных коллег отпугивали. Хорошо что перебрались родители на мамин родовой рыбацкий хутор, что вверх по течению Венты стоял. Вот мне и место, и занятие там нашлось. Корова да лошадь ещё от деда оставались, цыплят, гусят да поросят уже мы завели. А картошка со свеклой почти "по привычке" выросли(хотя сажать да объезжать корнеплоды всё же требовалось). Да и на "яхте" в море выйти, и хоть на леску порыбачить порой очень добычливо выходило. Даже при том что мачты самопальные из сосны выстрогали, а паруса кроили да шили из брезента. Всё очень кстати, ибо вскоре еда в магазинах пропала, да и не она одна. Одноклассница так же забедовала - бросил её законный муж, видно не со мной одним рога ему наставляла. Вот и привезла малыша биологическому родителю(то есть мне) что бы растил, а сама в Ригу подалась работу искать. Чему мы все только обрадовались - не объест ведь наследник.
  
   На любовь и заботу Артёмка ответил взаимностью, и жизни, в которой оказался, рад был. Вскоре все три мужика совместно дичь добывали или на нашем "недо-Спрее" рыбку ловили, а потом возню по бесконечному благоустройству судна продолжали. Когда же соляра даже бензин в цене обогнала, то заменили мы дизелёк на двигло подвернувшегося не капризного зилка, добавив к нему самопальный газогенератор. Шишки да ветки в курляндских лесах для нашего "самоварчика" не кончались. Да и не они одни - карабин так же добычливым оказался. Не переводилась в доме не только рыба, но и дичина. Впрочем браконьерили без фанатизма, делиться не забывая - потому выходило без эксцессов. Порой даже приглашали меня специально - то посаженную картошку от кабанов на вышке посторожить, то запрудивших ручеёк бобров урезонить(хвосты у них копчённые больно хороши, а шкур изрядная пачка скопилась). Когда выводили с баз в Россию флот и армию, загрузил батя на сани окорок копчённый да присовокупил первача флягу литровую, и покатил со старыми друзьями прощаться. Вечерком притащила его кобыла спящим домой, а под сеном кое-что из "списанной" амуниции и цинки с "расстрелянными по бумагам" патронами - на три жизни! Хоть войну начинай! Предок проспавшись признался, что отказом от "на посошок"( который его и сломал) верного друга-прапора обидеть не решился, вот тот и сотворил алаверды над бесчувственным телом тем что "сторожил".
  
   Голодные годы сменились "тучными", и хоть заводы с колхозами позакрывались, а основная масса народонаселения продолжала салакой с хлебом питаться. Но расплодившиеся чиновничество и сохранившие работу логисты получать стали на порядки больше прежнего. Принялись богатеньких буратин банки окучивать, да избытки откачивать, хоть 110% ипотеки на "престижное" жильё предлагая. Но и прайсы стали очень разными - в военном городке забитой безработными Лиепаи или в "локаторном" Скрунде, на выбор даром в брежневке можно было квартиру получать. А вот в жиреющем на нефте-терминале Вентспилсе, квадратура подскочила в цене почти как в Риге. Десять лет назад стоившая 500 баксов двушка тянула теперь на 50 кусков. Тут и родителям продать пришлось пустовавший в городе домик. За 80 тысяч, ибо бандюки его сжечь сулили если старики упираться станут. Очевидно он больше стоил, ибо руки у бати с правильного места росли и гвоздь забить соседа не приглашал. Да и вложили родители в домовладение всё скопленное за четверть века мотания по гарнизонам при более чем скромном существовании. Но часть сохранить разумнее чем всё потерять.
  
   Особой строкой в накоплениях шли батины пред-демобилизационные пять лет службы в ГСВГ, когда жили там на марки, а рублёвый оклад тикал с Союзе на книжку. Там кстати и я в школы пошёл. Одновременно и в общеобразовательную, и в музыкальную, по классу народных инструментов. Моё мнение не учитывалось - Родина сказала надо!(в женсовете маме "посоветовали", дабы отцу со звёздочкой задержки не получилось - вела ведь класс народных инструментов жена командира части). Как же ненавидел я тот переливающийся перламутром красный полу-баян, на котором гаммы разучивал. В пору пока нормальные пацаны в футбол играли. Но если преуспевал(к счастью слух имелся), то гулять отпускали, и на тех же футбольных матчах с немецкими киндерами, мгновенно зашпрехал, сам не понимая как(на верхне-саксонском). Уже в Вентспилской школе поправлял на уроках произношение "немки", отыгрывающейся на мне при долбёжке падежей и прочей дойчляндской зубодробильной грамматики. Советовала она мне по окончании школы на иняз пойти, а я продолжил династию, на свою голову (в буквальном смысле - её ведь повредил).
  
   Обосновавшись уже пенсионером на хуторе, наткнулся случайно на футляр, покрытый толстым слоем пыли, сохранивший детский мой полу-баян, и попытался восстановить то, что считал давно забытым. На удивление быстро вспомнилось всё, и более того, начал я получать удовольствие от исполнения на столько, что от музыки почти прекратились у меня припадки. Так не помогали десятилетиями потребляемые мной горстями барбитураты и прочая убойная полу-наркота. А родителям и сыночку, музицирования мои очень понравились. Прекратив стесняться ещё я и вокал добавил, вспомнив то что в курсантской роте мой баритон запевальным являлся. На сей раз репертуар "взвейтесь соколы орлами", да "улица Штыковая" не ограничивая и всего Паулса освоив. Причем как на русском, в резниковско-пугачёвском варианте, так и в оригинале - на латышском, в основном с текстами проникновенных народных песен.
  
   Но сыну долго исполнения мои слушать не вышло. Прознала его мама про "свалившиеся" деньги за дом и предложила делиться, а то ребёнка отберёт. Но их то и так все хотели Тёмке оставить, а ей передавать - значило профукать. Да и парню уже не за горами совершеннолетие светило, восьмой класс заканчивал, а там и сам разберётся, даст Бог. Вот и увезла мальца в собой в открывшийся внезапно Евросоюзовский "безвиз", в Англии за малолеток дотации выдавали не хилые. Ну а к нам на хутор за теми же домовыми денюжками внезапно пара мордоворотов на мотоцикле нагрянула. Даже стволы, для острастки стариков и инвалида, придурки повытаскивали. Напрасно, ибо смерть для меня облегчением уже являлась, а что бы родителей уберечь изобразил видимость испуга. Согласившись сходу до последнего бакса всё из схрона выложить. Те и повелись, отправившись за мной к нычке за хлев. Но деньги то хранились в банке, причем не трёх-литровой, а у навозной кучи прятал я "Вепря", и воспользовался стволом быстрей чем гангстеры своими. Практики убийственной у меня изрядно накопилось за жизнь, а наглецы видно и вовсе только по бутылкам стреляли. Еле от соблазна устоял тут же их тушки навозом и закидать - прах к праху, дерьмо к дерьму. Но батя от эмоций удержал, помог трупы и байк на яхту перетащить, а отойдя от берега подальше, все три предмета связать да за борт выкинуть. Концы в воду - самый надёжный метод. Пара затрофеенных Стечкиных схрон пополнила - рука оружие губить не поднялась ни у меня, ни у отца. Да и фраеров залётных не искал никто, нету тела - нету дела.
  
   Мораликами за смертоубийство не страдал - давно с кровью свыкся жить, а горечь разлуки с сыном вновь музицированием заглушать начал - помогло. Вот в момент, когда особо вдохновенно наяривал бойкое пугачёвское "делу время", в латышском варианте - "Геновева", привёз отец на санях ветеринаршу для нашей бурёнки - течка у той началась. У соседей дочь как раз с/х академию закончила и искусственное осеменение в её открывшийся бизнес включалось. Помнил я соседочку( кстати, по совпадению так же Геновевой именуемую) ещё ребёнком, а теперь явилась статная красавица, не залюбоваться которой было невозможно. На удивление и она, не смотря на разницу в возрасте и явную мою ущербность, сходу втюрилась в "солиста" по уши. Как тысячи баб кипятком писают от Стаса Михайлова или Фили Киркорова, да и тот же Раймонд Паулс на счастье встретил свою Лану когда рок в Одессе лабал. Видно и мне тонкие струны женской души затронуть получилось. На "концерты" покаталась она с неделю ежедневно, а потом и вовсе переселилась, дабы время на дорогу не тратить. Ещё через месяц отношения наши мы узаконили, хоть и скромно - в семейном кругу. Не хотелось девушку бойфрендством унижать и её чувствами пользоваться.
  
   Правда перед тем много нового и почти невероятного узнать пришлось, как бы перед выбором становясь. Созналась молодка, что происходит из раган(колдуний балтийских), некогда весьма могущественных. Но в средневековье(хоть и позднее) какая то строптивая внучка не пожелала дар у умирающей ведьмы перенимать и та, загибаясь в страшных муках, прокляла потомков своих на века. Никто после по женской линии долго не жил и все не своей смертью умирали, теории ведовства не получив и потому не имея возможности энергию свою волшебную выплеснуть. Всё её накапливали и груз сей непосильный, передавали дальше наследницам. То же и её ждёт, так что счастье наше совместное долго не продлится. Но при этом некоторыми способностями женщины рода всё же овладели методом тыка. В том числе и даром предвиденья Геновева оказалась не хуже Ванги наделена. Хоть и не афишируя паронормальность свою, а ещё потребность помогать на животных изливая. В частности, знала она, что и года не пройдёт как недуг меня покинет, но для этого место жительства сменить требуется. Во все эти чудесатости поверил почему то - любя иначе не получается, сердце не мозги. Потому засобиралась вновь образованная ячейка общества в манящий ЕС. Ещё студенткой, приглашал Геню препод из Германии поработать у коллеги и друга ассистенткой. Тот владел небольшой фермой и при ней лабораторией по трансплантации яйцеклеток элитного племенного скота. Вот и воспользовались мы приглашением. Причём на пару, я хоть скотником за минималку(но в евро) согласен был трудиться. Не пью, не курю, тряпками не озабочен - всё больше х/б да кирзачи с распродаж армейских складов таскаю, даже питаюсь умеренно - какие у меня расходы?
  
   Без пересадок, за сутки, паром прямо из Вентспилса до Травемюнде(пригорода Любека) нас с комфортом доставил, а в порту работодатель - Элизом представившийся, лично на своей машине встретил. Буквально на следующий день жена в белом халате с пробирками колдовала, а я неподалёку - за стеной, в синем комбезе навоз на тачку грузил. Но после трудов праведных, приняв душ, в предоставленном нам небольшом коттедже социальные различия между нами стирались. Более того, взявшись за полу-баян, уже я воспарял голосом и духом. В первый же выходной собрались мы в ближайший городок, и там в магазине муз. инструментов сменил я своё воспоминание из детства на уже "взрослый"(полный) баян, той же фирмы-изготовителя, отличающийся только большими размерами и разумеется отсутствием потёртостей и царапин. А ещё через неделю наш хозяин предложил мне обследоваться у его знакомого доктора, по эпилепсии специализирующегося. В итоге мне вместо фенобарбитала выписан был тигритал и приступы прекратились. Как оказывается всё просто разрешалось и спросить за обречённые на муки десятилетия не с кого. Какой с дураков Родины нашей спрос? Да и почему только доктора дураками быть не могут?
  
   Через пару месяцев, осмелев, обменял в местном "ГАИ" полученные ещё в училище водительские права на единую в ЕС пластиковую лицензию, и получив статус "хэнд-мена"(мужика с руками), принялся и водилой подрабатывать при нужде на грузовичке фермы. Разумеется, с прибавкой жалования - жизнь налаживалась! А когда Геновева сообщила о том что в тягости, и вовсе жить стало веселее. Животик не мешал ей чуть ли не до самых родов в лаборатории трудиться, а вот довольно неприятный процесс непосредственного осеменения коров и лошадей пришлось мне взять на себя. Оказалось что и у меня рука лёгкая и удачливая, не хуже чем у жены А на отсутствие лицензии Рихард глаза прикрывал - овуляция у скота на бюрократию чихать хотела. Но работодатель, как законопослушный немец, всё-таки потом пристроил на заушные ускоренные курсы и официальный диплом вет-техника, был мне на старости лет вручён. Причём не слишком то и за дорого, да и деньги уже проблемой для нас не являлись, тратить то было не на что почти.
  
   Родившегося сына жена в честь своего отца Олеськой(в метрике записав Елисей) назвала. Хозяин, подумав что прогиб сей в его честь, подарками завалил малыша, а мы деликатно промолчали что и тесть мой такое же имя носит. Новорождённый был очень крупным и здоровым, что радовало, да и материнского молока получал сколько влезало. Но только в глазах жены я стал грусть замечать, хоть та и не говорила ничего, а я и не выпытывал. Знал, что сама скажет если нужда в том возникнет - привык уже к её особенностям. Когда младшему третий год пошёл, старший - Артём, став совершеннолетним, оставил маму с очередным отчимом на Альбионе, и вернулся на родной свой хутор к дедушке с бабушкой, получив от них кредитку. На которой денег хватило бы на учёбу в самом дорогом и престижном универе. Но не стал он средствами швыряться, упросил так же за хорошую цену и "недо-Спрей" продать (в Англии случайно наткнулся на богатенького "Буратино" с прибамбасам), даже перегнать судёнышко тому помог. Безвозмездно! Солидную сумму, что образовалась, пока зарезервировал под обзаведение в будущем какого-нибудь плавающего новья 'с претензиями'. На массе верфей СНГ руку на репликах давно набили и строили такое добро хоть медленно, но качественно(и сравнительно не дорого). После чего парень завербовался в уже несколько лет как ставшие наёмными, крошечные, но хорошо оплачиваемые Вооружённые Силы Латвии. Точнее в её так же крошечный Военно-Морской Плот(простите Флот). По условиям контракта государство обязано было служивому и учёбу в ВУЗе (при его желании) оплачивать бонусом. Таковое у парня возникло, но первый годик требовалось себя всего службе посвятить. Тем более, что определили двухметрового амбала в особую "хитрую" морпеховскую роту, которую гоняли так же особо.
  
   С нуля создаваемые Вооружённые Силы республики тащить язвы СА к себе не стали. За сундуковскую привычку у солдатиков пайку воровать, а так же дедовщину, карали жестоко( вплоть до суда) и искоренили сии недуги безвозвратно. Командирам для достижения этого результата месяцами из казарм приходилось не вылезать. Да и офицеров первое время, не взирая на национальность, из Советской Армии или резерва принимали исключительно "не замаранных" и до чина капитана (за ОЧЕНЬ редким исключением). Ротой Тёмки командовал выпускник института физкультуры - Мастер спорта по фехтованию. Но не только.
  
   От деда и прадеда перенял тот искусство штыкового боя, которое ещё в Первую мировую усиленно в латышских стрелковых батальонах на Арисаках, с их длинными штыками, культивировалось. Многие тогда стрелки в том преуспели на столько, что и после войны почти без гос. дотаций стали клубы да секции этой не особо то модной "мужицкой" разновидности истфеха создавать. Прадед ротного, до Второй Мировой как раз и являлся инструктором такового клуба в небольшом городке Огре, что под Ригой. От деда овладев "штыком", способный юноша и в "настоящем" спорте себя проявить сумел. Хотя к истфеху тягу не потерял и уже почти самостоятельно испанско-итальянскую Дистразу освоил. А потом и желающим научиться своим подчинённым всё что знал передал. Причём учил жестко, и с "круга Тибо" многие в соплях, слезах и крови отсеялись. Но особо упёртые, драться научились любой железякой или деревяшкой, а не только кирпичи о голову разбивать. С гордостью замечу, что среди "выживших" и Артём оказался, получив после года службы свои первые капральские лычки(старшина 2-й статьи) и поступив в Мореходку на заушное.
  
   Меня Геновева убедила ему соответствующий подарок справить. Хотел я было отделаться "для виса на ковре" китайской репликой чего нибудь колюще-режущего, но жена настояла на приобретении сертифицированной кавалерийской баварской шпаги образца 1885 года золингеновской выделки. К счастью, продававшуюся уже со скидкой в 500 евро. Но и "по остаточной" тем не менее тянувшей почти тысячу. Сынок мужскую игрушку оценил. Как и уже современную, но так же золингеновскую опасную бритву "Бисмарк" - брутальность выражается в мелочах.
  
   Потом его, как владевшего английским перфектно, перевели в плавсостав и вместе с перегонной командой отправили в Данию получать да осваивать б/у тральщик. Где за три месяца пребывания способный мальчик не только вверяемую ему на судёнышке БЧ-2 освоил, но и на датском заговорил вполне прилично. Помогла в том ему значительно, во внеслужебное время, белокурая Матильда, как бы датчанка. В метрополию приплывшая с Фарер выучиться на рыбовода. Кстати, девушка оказалась знатоком местных толкучек и распродаж, а в выходные затаскала парня по ним. Невольно вынудив накупить в стране моряков за гроши множество прекрасного штурманского и боцманского антиквариата для будущей семейной яхты, да и просто дельных вещиц. Кстати, бойкая девица на предложение руки и сердца ответила "Хайли лайкли!". А после того как в краткосрочный отпуск влюбленная парочка по старомодному за согласием слетала вначале ко мне, а потом на острова к родителям невесты, сочетаться браком решили после получения обоими образования и обретения достойной профессии.
  
   Следует добавить только, что Мати являлась единственной наследницей, тянущей на несколько лимонов евро лососевой фермы. Прямые потомки викингов подкинули молодым к не скорой ещё свадьбе ту мелочь, что не доставала для обзаведения будущей фамилии "достойным" судном. Зарубив бюджетные варианты и настояв именно на почти полностью аутентичной(на двигло и комфорт согласие все же дали) реплике этак 30-тонной бригантины(обязательно со стреляющими пушками). Очевидно и на туристический бизнес виды имея, а может на мини хаус-бот(кто их - скандинавов отмороженных, разберёт). Согласовав отпуска, молодые подыскали в Петрозаводске энтузиастов, уже имевших опыт изготовления подобного и оплатили заказ, наказав "ни в чём себе не отказывать и патронов не жалеть".
  
   По прибытии же в Лиепаю на базу, произвели способного моряка(и прекрасного стрелка) в первый подофицерский чин - "Штаба боцманис" (Глав.старшина). Доверив на пригнанном тральщике спаренный зенитный пулемёт-крупняк, а ещё ЗРК "Стрингер" и зачем-то пару слегка устаревших (по весу) шведских базук "Карл Густав"(полученных чуть не навалом как гуманитарка). Хотя на учениях потом, сбить "дрон условного противника", получилось находчивому подофицеру исключительно из нашего фамильного прадедовского дробовика-утятницы, как бы случайно прихваченного им на борт. Что вновь было замечено и поступок отметили Знаком отличия "Креста признания" 3-й степени - серебряной медалькой. А вот древний дробовик 19-го века реквизировало командование для нужд гос. обороны безвозмездно. Обидно! Одна только Мати, тут же примчалась и как смогла, постаралась утешить, в том числе и подарив более заинтересовавшее ист.феха ружьё. Очень достойную реплику льежского кремневого штуцера с огромным примыкающимся штыком. Увы, с младшим сыном - Элеком(так его звала работавшая с нами чешско-польская пара), дела складывались менее благоприятно. До двух лет рос и развивался он даже с опережением сверстников, а вот потом начался регресс. К сожалению (или счастью) только в сфере интеллектуального развития - забыл и те слова которые уже освоил. Ещё через год и официальный диагноз наконец удалось нам от врачей добиться. Звучал он как приговор, не менее жуткий чем эпилепсия - аутизм. Выходило что я, излечившись, ещё более страшный недуг сыну передал. И каково же было с сознанием такого жить?
  
   Благо только, что на нашу работу это никак не отражалось - на ферме никому он не мешал, а лошади, коровы, кошки и собаки с ним каким-то своим непонятным способом общаться принялись, как бы усыновляя-обматеряя и облизывая. Без страха сажал его на спину самой игривой кобылки, и та мирно катала, хоть с седлом, хоть без седла, пока мальчику не надоедало. Геня правда обнадёжила, сказав, что излечение возможно, и оно произойдёт, но к нему ещё подготовиться следует. Веря ей больше чем себе, и настраиваясь ради здоровья малыша хоть жизнь отдать, согласен был я безропотно делать всё что жена скажет. Но та почему то, заставила меня вновь учиться на старости лет, причём вещам весьма странным и разнообразным.
  
   Геновева после родов векшне значительно изменилась к лучшему, став для меня максимально привлекательной и любимой. Не устояв, наконец сподобился все некогда добытые, а ныне нафталином пересыпанные бобровые шкуры сдать на выделку. Затем у хорошей дизайнера заказал на его вкус одеяние для моей ненаглядной. Осталось сырья ещё и мне на головной убор, почему то сотворил его мастер в польских исторических традициях. Зато манто жёнушке получилась царское, под стать идеальной фигуре владелицы - глаз не оторвать. Но холодов, для носки изделий из пушнины, всё в Германии не наступало, и продолжали произведения скорняжного искусства в нафталине покоиться да часа своего ждать. Только раз и использовали по назначению, когда надоело в отпуск всё по Канарам и Майоркам жариться и смотались глянуть какой он есть Шпицберген. Правда там и летом +5. Но и на месте гималайские парки с арктическими сапогами мне да сыну купить даже дешевле вышло чем в Дойчлянде.
  
   Хотя непонятно было открывшееся новое хобби жены - неожиданно проснувшаяся страсть к украшениям. Против такого шопинга ничего я не имел - до того деньги она не пропивала и в дым не выпускала, да и собою же заработанное сама тратить моральное право имела. Только всё равно не укладывалось у меня в голове как можно на гидротермальные сапфиры и рубины, а так же прочие искусственные изумруды, топазы и остальные как бы драгоценные камни ежемесячно по тысяче евро выкидывать. Наш почтовый адрес уже наизусть знали практически все мировые оптовики этой бижутерии. Давая постоянной клиентке максимально возможную скидку и всё пытаясь развести на более сёрьёзный уровень трат, предлагая разные "Фаберже, что императрица носила". Но у жены линия оставалась неизменной - только ДЁШЕВО И СЕРДИТО! Причём сама она закупаемое не одевала, а складировала в немалых размеров сейф-сундучок. Но потом как царь-Кащей над златом не чахла, тут же забывая о покупке после набора кода замка. В каждой избушке свои ... тараканы.
  
   Олеську, на четвёртом его году жизни, определили в "школу" и его по утрам стал забирать, а вечером привозить небольшой бусик. По стране оказывается существовала целая сеть мелких учебных заведений, где аутистов пытались адаптировать к жизни в обществе. Там очевидно и изучали это недавно возникшее заболевание, всё больше приобретающее характер эпидемии. Хотя не понятно было ещё заболевание ли это. Бил Гейтс к себе на работу отбирал так же в основном аутистов и их иное виденье ему огромные деньги приносило.
  
   К счастью, ребёнок как раз в школе был, а шеф в городе, когда на ферму нагрянули грабители. Очевидно прознавшие скорее всего от кого либо из почтарей про посылки с "драгоценностями". Повезло мне в том, что гопники вновь оказались любительского уровня, надеясь по лёгкому покошмарить и обогатиться. Только аналогичных граждан за свой век уже я встречал, с ними общаться умел. Потому менять линию поведенья не собирался. Вновь прикинувшись измазанным в навозе перепуганным дурачком, подвел злодеев к схрону. Где по тихому из Латвии привезённый "Стечкин" покоился, а потом короткой очередью уложил столпившихся бандюков. Скучно даже становилось от однообразия. Когда наконец дураки переведутся? Да и не убивал бы уродов, приди они все с холодняком, но Афган приучил накрепко против огнестрела только огнестрелом отвечать.
  
   На беду заявившихся недоумков, один негро-араб всё "пугал" меня штатовским, как бы охотничьим карабинчиком SUB-2000, у гангстеров модным по причине того что складывается компактно. Это скорее был "складывающийся" пистолет-переросток под люгеровский патрон (наш макаркин так же годился), с прикладом. Разумеется место в схроне и для этой пукалки нашлось. А для её бывшего владельца и компаньонов - в ближайшем водоёме. Помогал мне избавляться от тел принятый скотником поляк Мачек, которого попросил не болтать об увиденном - паренёк проникся. Потом отогнали мы машину "гостей" подальше и сожгли, в лучших традициях детективных сериалов. Больше свидетелей и свидетельств происшествия не имелось, как и новых визитёров. И жизнь дальше потекла по старому, спокойному руслу.
  
   Попутно со службой, Аритём закончил наконец лиепайскую мореходку. Потом постажировавшись уже в Штатах, вместе с кортиком и лейтенантским галуном на рукав получил так же сразу "дубки" на козырёк фуражки - закапитанствовав на своём же тральщике. Что немного отдалило его от намерения дембельнуться - свадебку из-за проснувшегося честолюбия решили чуть отложить, причем инициатором явилась Матильда. Выходить за капитана выглядело престижней! Служебному росту поспособствовало помимо пенсионного возраста предшественника и то, что на учениях тралу мину старую подсечь удалось. Сынок всплывшую рогатую смерть из своего пулемёта чуть не с километра первой же короткой очередью уничтожил. На борту находился смотрящий от НАТО, значит поощрять пришлось уже не кэпа, а руководившего процессом высокого гостя. Да меткого стрелка, не воспользовавшегося даже баллистическим вычислителем. Уже орденА - "Кресты признания", красиво смотрелись на кителях обоих моряков(хоть и разных покроев).
  
   Штатовец как-то через несколько лет на свой взглянув, вспомнил то небольшое приключение на Балтике, а так-же меткого моряка и прекрасного фехтовальщика. Как раз получил кап-раз назначение на эсминец и светил ему поход в Персидский залив. Дабы экипаж от жары и скуки не закис, пришла мысль вызвать и знакомого союзника - пусть на вертолётной палубе в походе и американских матросов штыковому бою поучит. Да и "младшему брату(Ордена)", как ценная практика участие в операции будет зачтено. Рапорту дали ход и заявку летёхи на командировку в Риге удовлетворили.
  
   Но до того наконец то сказала мне Геня, что целую дюжину лет мы без нужды и болезней счастливо прожили и пора честь знать - о младшем сыне подумать. Здесь он поправится не сможет, так что следует возвращаться нам к корням - в Курляндию. Кстати и там, в аналогичном здешнему центре осеменения нужда имеется, а опыта мы набрались достаточно. Банк, в котором счёт некогда нам работодатель открыл, кредит на раскрутку бизнеса предоставлял, ибо у него же половина суммы и оставалась - перейдя с нашего, на счет хозяина. За то что продавал элитный материал и оборудование. Правда эти яйцеклетки сама же Геня в лаборатории и оплодотворяла, но коровы и кобылы были ведь собственностью фирмы немца.
  
   Гарантом кредита жены выступил я, а что бы свою платёжеспособность доказать - камушки пришлось в банке продемонстрировать. Хоть они были и искусственные, но их оказалось ОЧЕНЬ много. За день работы оценил их спец более чем в сотню тысяч евро, то есть вдвое выше запрашиваемой суммы. А для окончательной гарантии, ещё и жизни наши кредитор застраховать заставил. Но в термос с жидким азотом набухали мы биоматериала чуть не под завязку. До того выкупив на армейских складах бусик и загрузив его нажитым в Германии барахлом(содержимое схрона так же среди тряпок "затерялось"). Паром доставил нас на Родину за сутки, а потом заарендовали мы место в морозильнике местного вет-центра. Вновь к совсем состарившимся родителям на хуторе подселившись. Кстати, их коровка, после того "памятного" осеменения, что проделала Геня в первую нашу встречу, элитного бычка родила. Нынче производитель, "совмещая приятное с полезным", дохода приносил не меньше чем его "мама" от надоенного молока. Вся округа к нему на случку своих тёлок водила - не жизнь, а сплошная радость.
  
   Но "импортные", уже оплодотворённые яйцеклетки, хоть и были элитными, крестьянам нищего лимитрофа оказались не по карману и бизнес наш еле теплился. Выручкой только на покрытие процентов за кредит натягивая, в основном стараниями быка-осеменителя, прозванного Трампом, всегда готового ударно потрудиться. Но нам на скромную жизнь так же оставалось немного, да и своё хозяйство пропитание давало - не голодали. Правда хвататься требовалось за всё! Разве что рыбачить перестали - слишком высоко власть цену за лицензию задрала, да и плавсредство наше нынешнее (самопальная плоскодонка) для морской рыбалки не годилось.
  
   Сразу по прибытию, собрали мы всю черноплодную рябину(аронию), густо разросшуюся за амбаром, и сока надавили четыре ведра. Жмых жена промыла, мякоть понемногу скоту скормила, а семена просушила и в мешочек собрала. То же и с облепихой проделали. Затем всей большой семьёй на болоте клюкву собирали и как стали капусту квасить, в нарубленное кислую ягоду добавили, удачно вышло. Что же осталось - на джем ушло, как приправа к мясному. Картошку успели до дождей убрать. До заморозков, с интервалом в три недели умерла мама, а потом папа следом. Тихо и без мучений, очевидно Бог счёл что достаточно они за жизнь настрадались.
  
   Успел так же Артём похоронить любимых и бабушку, и дедушку следом, перед командировкой в Персидский залив. А потом получил он сообщение о том, что его Мати замуж внезапно вышла за соседа - вот вам и любовь до гроба! Оказывается, капитан - это престижно, но сын хозяина судоходной компании ещё престижней, вот и не устояла девушка. Достаточными откупными за форс-мажор сочла бывшая невеста, не требуя через суд материальную компенсацию за свою долю парусника - отказалась от такой мелочи. Безвозмездно! Как бы подсластив моряку самую горькую из потерь. И даже в вине остатки боли залить за две недели до конца отпуска не вышло - позвонили с верфи с предложением забрать законченную бригантину - достроили наконец. Уложились вдвое быстрей чем с пред-идущей - ту аккурат десятилетие творили. Вот и сорвались мы всем семейством старшенькому с перегоном подсобить, да от дурных мыслей отвлечь. Несколько удивившись при приёмке судна, ибо даже не "реплику" тянуло оно весьма условно, скорее на качественную бутафорию. Оплачивали ведь как за дорогой дубовый набор корпуса, но грянул "майдан" и поставки лесоматериала с Украины сорвались. Вот и организовал подрядчик в мастерских у соседей-рыбаков набор корпуса стальной, да ещё и днище металлическое приварили там же. Сосна только выше ватер-линии использовалась, визуально ничего не попортив, изрядно прайс скостив и в два-три раза срок службы продлив - сварка оказалась надёжной. Так же поступили и с судовой "лепниной под старину" - резьбу по дереву передав субподрядом фирмочке по фасадному декору. Там на фрезере с ЧПУ из пенопласта настрогали "излишеств" сверх меры, а затем покрыли "антивандалом" из полимочевины "Веркауф"(с как бы позолотой) - вышло ДЁШЕВО И СЕРДИТО, но глаз не оторвать! Бонусом(за моральный ущерб) вместо балласта насыпали виноватые, под пайолы стальные шары от помолочной мельницы банкротнувшегося цементного заводика(тонны три!). Специально иль нарочно, но эти 70-мм ядра из рельсовой легированной стали, аккурат подходили к подрядчиком же установленным как бы бутафорским бронзовым пушкам.
  
   Услышав от меня при переходе то что легальный и прибыльный ветеринарный бизнес в нищей стране наладить невозможно, сын предлагать вначале не разобравшись деньги стал. Он ведь теперь холостой и одинокий, почти плейбой, и пока почти всё своё, вполне приличное жалованье только на создание яхты-мечты тратил. Да изредка переводы биологической матери в Англию слал, когда та слишком зундежом о нелёгкой своей женской доле доставала. Хотя охотниц на военного моряка, сумевшего сделать себя, тут же нашлось немало. Вот и теперь, только очень своевременный отлёт спасал военнослужащего от разъярённой хищницы. Дочери местного адмирала, заявившей как Кармен - "Мой или ничей!". Это пока он в капралах ходил, девушек устраивал секс без обязательств. Нынче же, высокооплачиваемый и перспективный офицер превратился для баб в желанную дичь. Но сыну нанесённая в душе травма наложилась на ту, что от родительницы в детстве досталась и закровила вдвойне.. Да где ж "нормальных" девчонок в наше время разыскать? Но даст Бог по возвращении и удастся подобрать что либо соответствующее не слишком то и притязательным его требованиям. Моя жена-рагана умела людскую сущность разглядеть, как бы талантливо гниль в глубину души запрятана не оказалась. Пасынку поможет непременно ради меня, хоть на коленях умолю для блага кровиночки. Ладно сам я - "сбитый лётчик", давно на себе крест поставивший и совершенно случайно лучик света и тепла на старости получивший. Но парню то пока прёт по судьбе! Нашёл своё место в жизни и главная теперь задача его сохранить.
  
   Может он в числе тех счастливчиков окажется, которым век свой без пролития крови, но и без унижений и предательств, прожить получится. Не увидев глаз голодных детей и жены, не познав боли, страха, трупной вони. Самое главное, что своим умом допетрил способный парень до главных армейских истин - "смотреть лихо и придурковато", дабы крыша шифером не зашуршала, и "учиться военному делу настоящим образом", что бы выжить при встрече с так же "учённым" противником. В общем : "стрелять и умирать, а в кого и зачем - господин полковник знает". Не циклясь блуждающей идентичностью, человека рождённого в смешанном браке. Впрочем, так и не ставшем идейным патриотом лимотрофа, спекулирующего своим буферным положением, только по причине того что здесь устроиться получилось комфортней. Сознавая ясно, что везде он родственник, но нигде не родной. Отчасти помогло ему то, что вышел он из военной фамилии. Ещё при царе основанной, и многое с кровью ему передалось, хоть это и не научно. Что бы относительно прилично научиться стрелять, требуется сжечь не менее тысячи патронов, но встречаются среди потомственных охотников или военных и те, кто опыт предков умеет в себе пробудить и сразу бьёт без промаха. Таким талантом(в более широком смысле) и оказался наделён сынок. Не смотря на то, что вся наша династия "сапогами" являлась, а он флот выбрал, но всё равно - ВОЕННЫЙ!
  
   Но по любому - "за лычкой не гонялся", лишён он оказался и присущего неофитам тщеславия да самолюбия. То есть на подлость ради карьеры не способным, надеясь больше на крепость рук да на судьбу. По этой причине не сыном я Тёмку уже ощущал, а боевым товарищем. Помогая которому советом, основанном на собственном опыте, или поступком, в конечном смысле помогал себе. Жизнь, особенно военная - игра коллективная! Но тут следует пределы тонко чувствовать. С советами и помощью соваться только когда видишь, что менее опытный соратник сам выхода не находит. Нудные нотации и практическое обучение пользованию унитазом - удел "прапорщика Шупера".
  
   К счастью, отношения наши достигли уровня, когда "поучайте лучше ваших поучат" давали уже зеркальное отражение. Поучать принялся меня паучёнок, причём по делу и очень кстати. Сынок, ввиду владения большей информацией, в ряде областей и кругозор больший имел. Признать такое не у всякого отца смелости хватит, но и тут военное, а правильнее сказать именно боевое прошлое, приучило прислушиваться к тому, кто более компетентен. "По службе" сынок слышал, что в России известный хирург-офтальмолог, академик Святослав Фёдоров, в своё время организовал гражданский плавучий госпиталь с "карусельно-конвеерной" операционной. Устраивая гастрольный чёс вдоль берегов "богатеньких" стран, изрядно валюты он Родине своими золотыми руками заработал, и многим страдавшим катарактой старичкам-буржуинам зрение вернул.
  
   Вот и предложил, переживающий за бизнес родителя правильный сын, его судно до требуемого уровня дооборудовать и аналогично дело организовать. Ведь шведский остров Готланд буквально напротив, народ там живёт не бедный, но спецов-ветеринаров, уровня Геновевы, наверняка не имеет. Островков же поменьше, только вдоль шведского берега сотни - плыви и кроны собирай(стараясь не попутать с батарейками). На доработку судёнышка оставил уже нам, кредитку с изрядной "экономией"(образовавшейся неожиданно - обычно случаются перерасходы). Причём изрядно самим пополненную, и пожелал не жаться на модернизации и переоборудовании. Основная сложность состояла в том, как разместить на борту низкотемпературную морозилку и обеспечить её энергией. Причём и сам фрезер, и энергоустановка должны быть максимально компактными и экономичными. К счастью, современное развитие техники это уже позволяло. На немалую площадь крыши рубки легли свето-панели, и в добавок ветрячок на корме примостить удалось. Если же ни солнце, ни ветер энергию дать не могли, тогда начинал работать новый всеядный VOLVО, причем совместимый при нужде и со старым нашим "самоваром". Очень удачно получившимся "дровяным" газогенератором, который и как печку с плитой(причём с духовкой) выходило использовать. А микроволновку удалось изыскать, способную даже в режиме мини-инкубатора действовать. До чего дошёл прогресс!
  
   Сибаритствующий стиль каюты преобразования почти не изменили. Разве что при посещении Риги, Геновева скупила на местном ювелирном заводе пару десятков производимых там икон с окладами чеканенными по серебру. В том числе и "её личной" святой - Женевьевы Парижской, соответственно и парусник так же именовать мне захотелось(в рекламных целях). Развешенная по стенам каюты религиозная ювелирка, сделала судовое помещение похожим на церковный алтарь. Но жена пояснила то, что у серебра очень высоки анти-бактерицидные свойства, да и позволить роскошь мы уже в состоянии. К тому же это просто красиво. Разумеется, сторожу на пирсе, где пришвартовались, пришлось персонально доплачивать за бдительность, но лучше перебдеть. Все чуланчики и кладовочки забили как своим барахлом- одёжкой, так и от греха перевезённым из надолго опустевшей квартиры имуществом Артёма. Ещё долгохранящейся припасы с хутора навезли и на оптовой базе закупили по максимуму, а чёрного перца, за гроши как стоки, у вставшего рыбозавода с тонну приобрели. Потом переселились всей семьёй на борт - обживать. Судно к бою и походу стало готово, оставалось дождаться весны, когда лёд сойдёт, хотя погода в последнее время принялась устраивать весьма неожиданные коленца.
  
   На опустевший же хутор моих родителей, переселился недавно удачно обженившийся младший брат Геновевы. Его романтичную молодую супругу небогатый традиционный сельский уклад устраивал. К тому же племенной производитель Трамп немалый дополнительный доход приносил. Когда в округе течек у тёлок не случалось и "естественный" процесс прерывался, то Геня научила брата специальным аппаратом "доить бычка". Вначале сама же и скупая биоматериал - в судовом морозильнике свободно умещались миллиардные стада потенциального КРС. Для последующего же бизнеса свела брата в вет-центр, и гос.осеменаторы пообещали элитную сперму так же всегда принимать.
  
   Как мы ни ждали и ни готовились, но основное событие, ради которого вернулись в родные края, неожиданно подкралось. Геня вдруг заявила что чувствует приближение грозы (это в марте!), которой по силам в Елисея одухотворённость (особую энергию - cущность, что человека человеком делает) передать. Когда следующий метео-нонсенс ждать - неизвестно, возможно и десятилетия уйдут. Нынче же моя рагана предвидела даже время и место куда молния ударит. И в эту точку надлежало ей встать, держа сына за руку. Дабы, из уничтоженной разрядом биологической субстанции, зрелая её душа (одухотворённость или нечто тому подобное, не в названии суть) перетекла в вакантное биологическое тело аутиста. Хоть этот раганский эксперимент не гарантировал того что у мальчика не могут со временем и наклонности женские развиться. Впрочем, сия мелочь в "цивилизованном обществе" даже приветствовалась и особым недостатком не считалась. Но я то являлся сторонником традиционных ценностей, и настоял потому на том что так же продолжу электроцепь, за руки жены и сына взявшись. Пожил уже достаточно, недолго оставалось и на седьмой десяток перевалить. В том числе и счастья тихого последнюю дюжину лет вкусить довелось, а дальше небо коптить мне без жены не хочется, значит и умирать нашим телам одномоментно следует. Чью же душу в сына переместить пусть Бог решает.
  
   Так что "хватай мешки - вокзал отходит". Не забыли по привычке ребёнку сапожки резиновые одеть и еле успели "на точку" добежать, когда громыхнуло. В нашу бегущую троицу на глазах множества народа прямо в центре города, на место, где раньше памятник Ленина стоял, электрический разряд угодил. Очнулся уже в реанимации больницы, вернее сказать ОЧУХАЛИСЬ! Ибо в невеликом тельце 11-летнего мальчика, ранее и одной душой-сущностью не обладавшей, вселились сразу две заматеревшие, да в добавок ещё и разнополые сущности. Прекрасно друг-друга понимавшие и дополнявшие, в поры, когда каждая собственной телесной (и специализированной к тому же) 'жилплощадью' обладала, но нынче ощутившие тесноту "коммуналки", переселились в которую по доброй воле. Да и самый махровый матриархат вкусить сходу пришлось - накопленная веками сила неизрасходованной бабьей сущности, колдовской в добавок, давила на меня как мамонтиха на мышонка. Так что своё мнение выразить мог только очень слабеньким звуком "пи"(а ведь хотел продолжить до полноценного пи...ц, но ...!).
  
   Огромная её энергия, требовала хоть какого то применения, и любящая моя жена, ради того что бы не слишком меня подавлять своей мощью, на "дело" отвлеклась. Схватила, обязательную в каждой госпитальной палате ЕС, библию и углубилась в её изучение. Для замедления процесса и на мою "половину" освоение транслируя. Вначале ввергнув в панику - доставшаяся нам книжка оказалась на латыни (видно по гуманитарке какой-либо Армией Спасения прислана была). Но ветеринарша моя в академии сей язык кое-как проходила. Теперь наложения на те знания оказывалось достаточно - за сутки "мы" мёртвый язык освоили в совершенстве. В то время как два хорошо прожаренных шашлыка из тушек жены и моей, ожидали в морозильнике морга прибытия Артёма, для опознания. Срок его командировки как раз истёк и подлететь он должен был со дня на день. Действительно, на следующий же день он подтвердил, что это отца и мачехи тела, а чудом выжившего "брата" навестил в палате. Загоревший под южным солнцем аки негр, к счастью хоть он не до состояния барбекю.
  
   И чуть рядом на койку не прилёг. Оставшись наедине и услышав, что ранее только способный на нечленораздельные звуки брат заговорил "человеческим" голосом, да к тому же постоянно меняя интонации - то мужскую, то женскую. Последняя и с сыном пообщаться толком мне не позволила, забивала информацией, о которой и сама недавно даже не догадывалась. Ведь и её душу после разряда на озарение пробило. Наконец то теперь получила она ВСЮ ту инфу, что некогда утратил её род. В теле ребёнка пребывая, открывался у неё дар кудесницы, накопившей за веками поколениями своих предшественниц огромную силу, рядом с которой и водородная бомба детской хлопушкой казалась. Мой старший сынок своей мачехе поверил сразу, поскольку такая ерунда как дар убеждения в комплект её способностей входил.
  
   Понять технологию этой "волшбы" было сложно, но суть в переводе на "ветеринарский" сводилась к тому, что коров содержат ради молока, овец - ради шерсти, кур - ради яиц. А вот человек за жизнь, кроме отходов жизнедеятельности нарабатывает в страданиях и мучениях уже поминавшуюся ранее душу. Ради неё и терпит нас Бог. В системе СИ измеряемую в несколько грамм, на которые тело после смерти облегчается. Мощу, даже столь мизерную, представить смертному невозможно, а тельце Елисея нынче прибавило в весе на килограммы! В горячке и всю планету в клочья разнести ему (а вернее - ей) плёвое дело. Да что планету - до ядерной гадости уже и физики допёрли. Духовной же энергии, под силу оказывалось даже меж-временное перемещение. То есть уведомила Геновева что ради "сжигания энерго-избытков" отправляемся мы в путешествие. Но нее по континентам или мирам, а в самое энергозатратное - ХРОНО! Почти на пол-тысечелетия "уплываем" назад, во времена, когда её пра-пра...-бабушка на потомков своих обиделась и проклятье страшное наложила. Надо пользоваться случаем, раз возможно закольцевать несчастья представилась.
  
   Вернее, чуть раньше прибываем - незадолго до печального инцидента, дабы его предотвратить. Ведь только от жизни собачей собака бывает кусачей. Артём тут же "нас" уведомил, что так же на новую командировку срочно подписывается - оказывается его Кармен успела опять, ещё в аэропорту перехватить и нервы попортить. Так что согласен был сынок на любой хипешь кроме голодовки. "Отплытие" назначили на следующий день после захоронения наших тушек(звучит дико, но иначе не сказать). А за три дня пока формально "нам"(но как бы отроку - Елисею) ещё требуется госпитальную койку давить, пусть оставляет ему 'старший брат' в пользование свой планшетник (вай-фай в палате имелся), да полу-баян занесёт - а не то я завою, а не то я залаю, а не то я кого-нибудь съем. Самому же летёхе кроме завершения службы и предпохоронных хлопот надлежало на свой вкус снарягу яхты пополнить, ибо Гениной энергии для "путешествия" доставало даже на комфорт.
  
   Глава 2 "Приплыли!"
  
   "Неспокойно синее море". Впрочем, в шторм балтийские воды больше свинцовыми оттенками отдают. Различий не делая, в 21-м ли веке или в 16-м, как и последняя ли это осенне-зимняя буря или сезон непогоды только начинающая. Да и термин "неспокойно" для того буйства стихии, в который вляпаться вышло, слишком мягок. Для пика сезонных ураганов и две недели не срок, так что остаются только рекомендации от логопеда - "Молись и Кайся". Особенностью наших злоключений являлось то, что болтанка ни на секунду не прерывалась. Хотя это был не один сплошной, а два совершенно различных шторма, отстоящих друг от друга на многие века. Вошли добровольно мы в начинающийся последний за сезон, чуть от берега удалившись, при полном убеждении что самые умные, ранней весной 2018 года. Но "упав" в осень 1582 от Рождества Христова (вернее, по "местному" летоисчислению - с сентября, в начало 7090 от Сотворения Мира). Угодив в самый разгар первого осенне-зимнего урагана, разницу в эпохах никак не почувствовав. Точно так же просились из желудка наружу запахи давно его покинувшего борща, в конвульсиях извергая за борт одну зеленоватую желчь.Навевая на мысль, что следом выскочат и сами кишки.
  
   Хотя, в моральном плане всё же ощутил резкое облегчение от избавления от жены, "съехавшей с постоя", из перенаселённого как коммуналка, тельца Олеся, спасая его от шизы именуемой раздвоением личности. Рагана "сожгла себя", проведя перенос во времени многотонной бригантины с грузом и обитателями (в отличии от эксперимента Николы Теслы ЖИВЬЁМ). И обрекла наконец женскую часть своего рода на долгожданный покой, закольцевав проклятую карму. Впрочем, "топливо" оказалось израсходовано не полностью, и его остатки уже мне (а вернее материальной оболочке нашего сына), в виде не полностью пожелавшей заглушиться, до того активированной до грани опасного перегруза нейронной сети, открывали некоторые сверх-способности. Впрочем, и не слишком то уникальные. Фаерами стрелять не выходило, а абсолютным слухом или памятью обладают на земле тысячи тысяч. Ещё способность врачевать(а выражаясь вернее - чувствовать всё живое и влиять на него в меру возможностей) значительно расширились, но так же без фанатизма, ибо в мировой истории даже дар лечения наложением рук редкостью не являлся. Оставленные в теле ребёнка "на сдачу" медицинские наклонности, вполне научному объяснению подлежали, но требовали серьёзного и пристального самоизучения, а так же систематизации. Пока возможность таковая имелась исключительно эмпирическая.
  
   Зато моментальная - потребовалось исцелять от жесточайшей морской болезни. К счастью, не Артёма, ибо "уходить" мы планировали только с ним на пару, но для недавно покорившего пару океанов моремана даже подозрение в "травле" являлось оскорбительным. На борту обнаружился "заяц". Причём в момент, когда ссадить того оказалось уже поздно. Хотя тут уже требуется упорядоченное изложение.
  
   Перегнав с завода купленный парусник, из-за командировки Артём растаможить транспортное средство не успел, но и припарковать судно мытарям (муйта - таможня по лат.) являлось проблематично. Сошлись ведомства на компромиссе - хай кораблик до возвращения вояки-хозяина сам ВМФ и охраняет и катаний не устраивает. Про проживание на борту ничего не говорилось - вот наше семейство и зимовало в весьма уютной каюте. Причем не одно! Про сторожа, а вернее сказать - охранника уже упоминал, он так же к нам на борт ночевать перебрался. Дело в том, что в наемной армии дешевле использовать специализированные структуры для не свойственной военным деятельности. Потому то на кухнях и камбузах пищу готовят не солдатики и матросики, зависимые от дедов, сундуков и прочей нечисти, с которой делиться требуется деликатесами из солдатского котла. Материально ответственные, гражданские повара, за недовложение свободой рискуют и потому посылают всех просителей очень далеко. В мастерских флота трудятся гражданские профессионалы. То же и с охраной - караульную службу несут ЧОПы.
  
   Увы, не совершенные, но менее затратные. "Наш" пирс(а вернее мех.мастерских флота), сутки через двое, сторожил хохол Даня. Хотя по ведомостям числился "очень занятой" родственник хозяина охранной фирмы, потому последний и глаза на подмену закрывал. Прочим было "фиолетово" на факт того, что гаст не то, что языкового сертификата, но даже права на оружие не имеет. Для всех проверок и комиссий(которые на военный объект не допускались) выставлялся "правильный гражданин", а службу по факту нес иносранец. Ради Це-Эйропы на Майдане поскакавший-погорланивший и получивший за труды безвиз. Но братья-поляки за день платили ему на клубничных плантациях столько, сколько сами в Англии имели за час. Перебравшись в Литву, смог горемыка пристроиться в Вильнюсе на такси с надписью "управляется негром"(не гражданином), но не на долго. Так и докатился до Лиепаи, где посчастливилось устроиться по чужой налоговой книжке (соответственно и пенсию "дяде" зарабатывая). Благо, что парубок был общительный, рукастый да работящий, и в выходные, халтуря не за дорого, со всей округой полезные связи завёл.
  
   А это - валюта равная золоту. Которой и с нами он делится принялся после того как на жительство его в кубрик допустили. Места было не жалко, не звери, а парень уже познал по чём кров в свободном мире и поступок заценил. Негласно взяв на себя роль боцмана на судне и "таща в хату" барахло с мотивировкой "НАДО!", как Василий Алибабаевич. Хотя, после того как припаял крантик к купленному в Цветмете за пару евро самовару и ввел ритуал вечерних чаепитий, никто чудачествам не противился. Ведь по вечерам он к моему солированию на баяне ещё присовокупил и бандуру, с плохо стёртым инвентарным номером - видно спёр где-то в скитаниях своих. Образовали мы неплохой дуэт. Так и перезимовали, а потом моё с женой тела молния сожгла и всё смешалось, ибо вернувшийся с войны лейтенант Шмидт (не редкая в Прибалтике фамилия), от горя резко переменился и стал непредсказуем. Потому Даня от него принялся прятаться в форпик и спать стал на канатах тихо-тихо и не храпя.
  
   На лейтенанта вновь с "глупостями" насела адмиральская дочка, и о чудо - отказа на сей раз не получила. Начальство расценило сей шаг как "службу понял" и допустило потенциального зятька в свой круг и свои махинации. На уровне исполнителя, за долю малую. Ведь мелкое крысятничество в вооружённых силах лимотрофов искоренялось исключительно по причине бедности - воровать разрешалось одним избранным и "с дозволения". В Литве очень удачно распродали депутаты и генералы охотникам подаренные амеровские карабины времён вьетнамской войны. На тральщике же Артёма, сочли в верхах лишней одну из шведских безоткаток "Карл Густав", с "сэкономленным" боезапасом. Реализовать пушченку "посвящённому" и поручили, дозволив втихаря в море выйти и там груз клиенту передать. Для операции даже баки нам казённой(розовой - что бы "чужие" не воровали) соляркой под пробку заправили, а весь трюм парусника загрузили зелёнными ящиками.
  
   Запускать дизель не потребовалось даже для того что бы отчалить. Штормовой стаксель всего 5% потенциальной парусности нёс, но этого оказалось достаточно для 7 узлов и резвого старта двух осиротевших 'братьев' в начинающуюся бурю. Больше их, как и бригантину, никто не видел. Пропал и Данила, но последний по бумагам и так не существовал. Потому горевали только мытари о неполученной растаможке не застрахованного транспортного средства. И ещё кое-кто о недополученной выгоде. А уже в другом мире врачевал я Даню от жестокой морской болезни. И не только.
  
   Способность Гени внушать и даже зомбировать, как часть врачевания(души), сохранилась в тельце Олеся и после переноса. Воздействовать же на сознание страдающего может даже не обладающий особыми способностями - в тоталитарные секты заманивают в основном страдальцев да терпил, а потом "делай с ними шо хош". Вот и "зайца" потребовалось попутно с лечением в правильную веру определить. Дабы носитель "будущей" информации не вздумал свойственную хохлам "свою игру" затевать, всего то пара блоков в сознании добавилось. К тем что ему ещё сама Геновева ставила как он только появился, ведь и прописной истины что даже лиса у своей норы кур не ворует, до того в сознании громадянина не обитало - издержки постсоветского воспитания и образования. В Киевскую дурку даже "македонские" и "наполеоны" прекратили поступать - выкопавший Черное море народ о существовании таковых знать не обязан. К Данилу интерес у меня имелся особый, связанный с эпизодом в "той" жизни, о котором старался не распространяться. Теперь гриф секретности хранить не требовалось и наступила пора признаться в том, что и на Донбассе повоевать немного получилось. Не очень долго и не совсем по своей воле, но и тут следует повествовать по порядку. В 2015 году позвонил мне Тёма и в иносказательной форме уведомил что настроен "на сафари" съездить на месячишко. Не имею ли желания компанию ему составить? Он брался всё устроить так, что сей вояж в тайне останется - поплывём до Мариуполя с его знакомым кэпом на "Реке-Горе", по поддельным паспортам моряка на чужие имена. Что такое война познать мне уже довелось, да и младшего сына сиротить не хотелось, но и старшему - необстрелянному, пригляд отца-ветерана требовался. К тому же Геновева "нагадала" что на ближайший срок смерть мне грозит, а за Элеком, она приглядит. Но вот старшенькому особая опёка требуется, а то ... .
  
   Знакомства и деньги действительно всемогущи. Не только на Украине, но там особенно - добрались до Донецка беспрепятственно, даже со своим дорогим стволом и с помощью дешёвых воинов ВСУ. Перли те нам-врагам через кордон за евро, разобранную 15-килограммовую чешскую снайперку Falkon, под 12,7Х99 патрон(не даром же ВС ЛР на оружейную выставку в Брно офицера-снайпера посылали) , да ещё оптику, как на неё, так и второму номеру (то есть мне - пару биноклей, да трубу астрономическую). "Дуру чешскую" обратно, после "сафари", слегка "поцарапанный" сын не поволок - подарил остававшимся соратникам, там кстати он для всех являлся датчанином, а я немцем экзальтированным (говорили даже язык коверкая). Но работу свою выполняли честно и труса не праздновали, хотя так и не смогли разобраться, правильно ли поступали убивая "небратьев-НОУсэров".
  
   Сын, отпуск "отгуляв" и сбрив бороду, вновь кружными тропами отбыл, далее служебную лямку тянуть и шкурку зализывать. А я подзадержался ещё попартизанить, уже по ВУСу - сапёром с опытом Афгана. Ещё 4 месяца ставил и снимал мины, к счастью все знакомые и в основном без подлянок, сознавая что не понимаю кому эта война выгодна. Так и уехал домой, заработав крестик, который даже жене не показывал потом. Понял только, что пацаны-ВСУшники смерти не заслуживают, но вот как их от морока другим путём избавить решения не нашёл. К одному выводу пришёл - либо сразу воевать требовалось "по военному" и Киев брать, без оглядки на ЕС и Америку, либо вовсе не затевать это вялотекущее убийство в основном то гражданских. Да и сами ВСУшники - какие военные? Ряженное в форму быдло (те же штатские), пригнанное на убой, для имитации "противостояния агрессии". Именно по этой причине и Даньку пригрел, раз у того мозгов от призыва сбежать хватило. Скорее всего от трусости его природной, но она его убийцей не сделала, значит спасла не только тело, но и душу. Моя же душа уже ад прошла и котла больше не боялась. Кстати, и нынче на борт сынок откуда-то загодя привычную "чешку", с тем же набором стекла приволок, а патронов к нему с зенитного Браунинга тральщика напёр на две жизни. Причём в основном датских - осколочно-фугасных, не леденцы разбрасывающих. Стало быть, вновь настраивались мы убивать, только война, как социальная операция, сродни хирургической. Ланцетом можно и "антонов огонь" отсечь, дабы ещё не поражённый организм сохранить, а можно и убить - всё зависит от намерений и мастерства.
  
   Лишней крови лить изначально не настраивались - профессиональные военные цену ей знают. Потому свето-шумовых гранаток так же три ящика запасли. И вскоре после того, как буря стихла они потребовались - встретились мы со шведским кораблем. Разделения на военные и торговые ещё не существовало - все занимались всем, да ещё и грабили при случае. Нас видно так же решил грабануть втрое превосходивший размерами пинас (про численность экипажа и не упоминаю). Ибо ядро, пролетевшее перед бушпритом бригантины, намекало на то, что если не остановимся, то следующее получим в борт. Мы так же пушечки имели, но к ним даже не дёрнулись - слишком малочисленны, и изобразили покорность судьбе, убрав парус. Так же рассовав по карманам небольшие шары и одев солнечные очки и наушники. Когда же впившиеся в борт бригантины кошки сблизили наши суда метров до пяти, то всего то три шарика перелетело от нас жаждавшим встречи. А потом, перескочив через борт (как самый молодой и ловкий), ещё шарик закинул в сходный люк - для верности, и уже втроём, морщась от запахов (обделались повально все "нападавшие"), затягивали у них на руках пластиковые наручники-стяжки, пока страдальцы не очухались. После, по уже на Дане отработанной системе, "исцелял и зомбировал". Хотя шведского не знал вовсе, но биоволнам всё равно, ведь ветеринаря, коровы да лошади так же слов моих не понимали. Бесполезно лапшу на уши вешать было ещё по причине того, что от контузии и глухоты народ отходил с большим трудом. Могли ведь мы и одной единицей нелетального оружия обойтись, но перестраховались. Особо досталось отсиживавшимся в трюме, и потому более всего пострадавшим от взрыва в закрытом пространстве хозяину судна и товара купцу, а так же невесть как взявшемуся лютеранскому пастору, у обоих из ушей кровь текла и повозиться с ними потребовалось особо.
  
   Разумеется, комплексно и ушки залечив, и "в свою веру" перевербовав, даже в буквальном смысле. Когда слух терпилам вернулся (вместе с даром речи), то служитель культа на латыни поведал о том, что ощутил резкую потребность концессию сменить. Отныне он фанатичный адепт православия, только пусть его научат, пока же с воодушевлением принялся меня толмачить на шведский - латынь у нас явилась языком межнационального общения. Но не долго - на удивление скоро вливался в мою память ещё один иностранный язык. Торгаш так же сделался верным и лично мне преданным до самых кишок, ничуть о потерях материальных не печалясь, ему главное вернули - жизнь и здоровье. В книге "Гиперболоид инженера Гарина" упомянутый инженер называл свой парусник самым вооружённым кораблём в мире. Мы же свой могли и похлеще назвать. И не только потому что он оказался под завязку забит оружием из будущего - патроны и снаряды имеют свойство кончаться, да и сами по себе стволы не стреляют (к счастью). Неведомой до сель мощью являлись те крохи энергии, что сохранились в тельце Елисея после переноса. Именно с её помощью получалось делать из противников сторонников, а это значило много больше, чем их уничтожение. Сознавая то, что сам не из раган и подпитываться энергией планеты способности не имею, а значит оставленный этот "боезапас" так же исчерпается когда либо, к его расходу относился весьма бережно и лишнего старался не расходовать. Например, на плохо поддающихся гипнозу, энергию эту не жёг - пусть остаются "и не друг и не враг, а так", не слишком то и много упертых выходило - из 52 человек, оказавшихся на борту шведского корабля, посчитал нерентабельным возиться с четырьмя, пусть живут как смогут.
  
   Но в этой эпохе проживал и тот человек, который способен был "подзаряжаться", и ради которого мы здесь оказались - это была та давняя прародительница Геновевы, которая умирая прокляла свой род. И с ней непроизвольно получилось "выйти на связь" (получше чем радио!), начав общаться "в голове", как ранее в тельце ребёнка я с женой общался. Разница заключалась только в том, что Женовьефа (так звали искомую нами ведьму) собственной "жилплощадью" обладала и вне сеансов "радиосвязи" нам в "коммуналке" тесниться не приходилось. Но "выход на контакт" оказался весьма своевременным и полезным, а главное - ожидаемым, причем обоими сторонами - такие вот они ведуньи, ничем не удивишь. К тому же и сие состояние - не редкость в мире, правда по силе различно у всех, да и проходит у большинства со временем. Так мать ощущает своего младенца, или близнецы могут друг друга чувствовать, а ещё влюблённых иногда "пробивает", а порой даже единомышленников. Церковники сей феномен величают "ангелы между собой общаются", и расстояния для них не преграда - хоть с иной планетой.
  
   По ментальному лучу, исходящему от Жени, и проложили мы курс наших судов как на радиомаяк, сходу найдя практическое применение сверхспособности. Не переставая при этом "трещать" как по телефону - ведь очень большим объёмом информации требовалось срочно обменяться. Для этого единения и совершался наш вояж во времени в первую очередь. Ну а если ещё попутно несколько задач по "спасению человечества" решить удастся, то бонусы только приветствуются. Требуется только действия согласовывать исходя из имеющихся " занимаемой должностью" возможностей, а Женя на этот момент являлась прислугой у некогда княжны, а после королевы Ливонии - Марии Владимировны Старицкой, племянницы Великого Князя Московского Ивана IV Васильевича (Грозного), единственная, кто с ним от корня Ивана Калиты сохранились. Супруг её - Магнус (принц Датский, но не Гамлет), получил в наследование, некогда купленный не за дорого братом-королём у местного епископа Фридриха II, Пильтенский удел (это в Курляндии). После чего новоявленный бишоп Московию посетил, и очень много чего в уши Великому Князю напел. Тот, Шекспира не читавший (по причине того что не родился ещё автор), расчувствовался и даже кровинушку-племянницу Машеньку, которой едва тринадцать годочков стукнуло, выдал за брачного афериста, именуемого на Руси "Датский и норвежский принц Ольденбургской династии Арцимагнус Крестьянович" (почти Таврический). Да приданного дал сотню скакунов и серебра сундук неподъёмный в придачу. Свадебку в Новгороде в 1573 году справили, не циклясь на различие конфессий - каждый при своей вере остался, не заморачиваясь на мелочи. Вот в это время и поступила ещё девочке Маше в услужение Женовьева. Попутно и врачуя ещё ребёнка(духовно и физически) после контактов той с мужем-педофилом, имеющим за душонкой только двадцатилетнюю разницу в возрасте и более ничего. Позднее, в 1580 году подарила супругу Мария Владимировна доченьку - так же Марией названную, а через год ещё и сестрёнку той - Евдокию. А вот наследника Арцимагнусу произвести не вышло, видно натура его бабская даже в семени проявилась.
  
   Но до того, предал он царя Ивана, который для нового родственника королевство Ливонское создал - у Ордена земли до Двины отвоевав, к Риге подойдя. Промотав русское серебро Магнус остановиться не мог, вначале втихаря, а в 1578 году уже официально, продал Стефану Баторию и его роду право на Ливонское королевство. Следует подчеркнуть РОДУ, продолжение которого, супруга талантливого военачальника и образованного государственного деятеля, Анна Ягеллонка, и так на 10 лет мужа старшая, в свои пенсионные 55 обеспечить не могла чисто физиологически. Магнус же, помимо того, что Русь стравил с в ту пору вдвое превосходившей по численности населения Речью Посполитой, и жену свою юную не постеснялся под секея(венгра), за небольшую доплату подложить. Впрочем, и эти деньги в дырявых руках не задержались, доживал он нынче бедный и больной в заложенном Курляндскому герцогу Пильтенском замке. Не печалясь о том, на что жена его и дочери существовать станут после смерти мота и авантюриста. Слишком легко многое получившему, но сохранить ничего не сумевшему. Оправдывая свои поступки тем, что раз удел его зовётся "епископство", а дочери бишопами стать не смогут, то нечего и печалиться. В ТОЙ истории он умрёт будущей весной. Стефан Баторий по началу вдову с девочками в Рижский замок, на очень скудный пенсион (в память о приятственных моментах) определит. Но Годунов упростит англичан помочь выкрасть последнюю ЗАКОННУЮ претендентку на Московский трон. Сгниёт рождённая княгиней Старицкой, инокиня Марфа в монастыре, а дочерей её по кремлёвской традиции ртутью изведут. Следует только добавить, что в том же монастыре ей компанию составит и последняя выжившая из рода Годуновых - умница и красавица Годунова Ксения Борисовна, так же в статусе русской царевны побывавшая. Но выжившая только потому, что от Лжедмитрия, попутно с Мнишек Марией, ублюдка родила. Шекспиру такое и в кошмаре б не привидилось!
  
   Но не даром же оказались мы в этих Подлых временах, названных народом Порухой, не успевших на Руси пока в Смутные перерасти. Замириться Иван Васильевич по Ян Запольскому перемирию в 1581 году со Стефаном Баторием успел, а вот шведский король, дико русских ненавидевший Юхан III, послал флот и армию Орешек штурмовать. Заложил острог внук Александра Невского на границе Ладоги и Невы по "Варяжскому пути" ещё в 1323 году. Но через пару десятилетий варяги деревянный сруб и сожгли, а когда тех новгородцы с пепелища выбили, то вновь отстраивать принялись уже из камня. Под фундамент на острове валунов гранитных достаточно нашлось, а на стены известняк водой подвозили. Когда в 1478 году вместе с Новгородом и эта крепость под московскую руку отошла, то стены 12 метров в высоту достигали (башни, разумеется, больше), имея 4,5 метра в толщину. Потом её ещё достраивали и в 1555 году легко выдержал небольшой русский гарнизон 3-недельную шведскую осаду, и штурм отбил. После чего продолжил являться важнейшим торговым узлом, по пожалованной в 1563 году царём грамоте, связи Орехов имел с Новгородом, Тверью, Москвой, Рязанью, Смоленском, Псковом, Швецией, Ливонией, Литвой.
  
   Но в лёгкую захватив Нарву, торговля Московии переместилась ближе к Балтике - в Финский залив. Нынче, воспользовавшись тем что московиты от Стефана Батория Псков обороняли, в 1581 году смогли шведский адмирал Клас Эриксон Флеминг и генерал(по происхождению француз, послуживший и повоевавший в половине Европы) Понтус Делагарди Нарву захватить, 7 тысяч мирных жителей вырезав, и воев- защитников само-собой. Та же участь нынче ждала и последний на Балтике русский оплот, потому послал Иван Васильевич из Новгорода аж два отряда ополчения. Один под руководством князя Андрея Шуйского Орешку подсобить. А второй, под рукой лучшего своего воеводы, князя Дмитрия Ивановича Хворостина да думного дворянина Михаила Андреевича Бензина к городу Яму. В его отряде, кстати, и волжские казаки шли, под командой сотника Ермака Тимофеевича, ибо атаман Михаил Черкашенин погиб, Псков обороняя. Чуть до Яма не дойдя, под Лялицами, в феврале 1582 года побили русские супостата и началась у свеев непруха! В ноябре 1982 кавалерию они выслали Новгород воевать. Да она до цели так и не дошла, потеряв не только почти весь личный и конный состав, но и обоз с казной, воюя исключительно с распутицей, а после главный русский генерал "Мороз" добавил. К тому же, пожалованный в бароны Экхольмские, Понтус потерял жену при родах (родню короля, между прочим) и ушёл в депресняк, устранившись фактически от командования осадой. Заменить опытного воина взялся возвысившаяся во время дворцового переворота посредственность - адмирал Флеминг, на тяжёлые корабельные пушки рассчитывая. В сентябре 1583 года начав осаду.
  
   Но перед тем как в эту бучу встрять, требовалось нам легализироваться а этом мире и свою позицию определить, иначе быть битым всеми сторонами конфликта. Особых энергозатрат это и не требовало, ибо с Женей удалось ментально(то есть на расстоянии) до мелочей действия обговорить, а ведь она то сильной раганой являлась, причём приближённой а королевским особам. Хоть реальной власти уже не имевшим, но титул у монархов тогда отнять могли только смерть или постриг. Прислуга исподволь принялась "голосом матрицы" вкладывать в головы своих монарших хозяев "память" о якобы родившемся у них сыночке' в первый после свадьбы год, пропавшем без вести вскоре в военное лихолетье. Но узнать наследника очень легко - ведь они же ОБЯЗАНЫ помнить его "царский фарн" - образованный из родинок знак Ориона на спине под лопаткой. Родинки эти на самом деле появились на теле Елисея после переноса, так что и сочинять много не потребовалось. И за трое суток, пока наши суда "по лучу" двигались к Вентспилсу ( в ту пору городку Виндау), материнское "сердце-шептун" предсказывало постоянно Марии Владимировне скорую встречу с родной кровинушкой.
  
   Глава 3 "Узнаёшь брата Колю?"
  
   В весьма скромном порту оставили мы наш шведский трофей под разгрузку своего нехитрого товара, являвшегося больше даже балластом, дабы парусник в бурю не перевернулся. Грешили суда шведской постройки оверкилем, с математикой и расчётами у них не всегда всё ладно получалось. В трюмах находилось главное богатство Скандинавии. - гранит. Которого Великое Оледенение и так задаром наволокло на поля Прибалтики столько, что не убрать сотням поколений ариев (это пахарь по латышски, от слова "арт"- пахать, да и в древнеславянском "орало" - плуг значило). Но тут были обработанный не Ледником валуны, а отбитая человеческими руками - то есть брусчатка. Из которой выложены не только узкие улочки Риги, но и остальные портовые города Балтии. Обычно камень с доплатой менялась на зерно и все были счастливы, мы же вторглись в улучшение коммуналки Курляндии и вместо ржи, для загрузки изыскать смогли только лесоматериал. Имевшийся в восстанавливавшемся после польско-шведской войны Виндау более чем достаточно и не задорого. В изрядно разрушенном бывшем Орденском замке, ставшим резиденцией фогта, как раз нечем было двор мостить. А вот пиловочника с округи навезли с избытком, да и опять навезут - бароны умели из крепостных куршей да ливов соки давить и прибыль получать.
  
   На нашем трофее пребывала сильная КАРГО-группа, как-никак сам бывший хозяин судна её возглавлял, потому оставить его торговаться да разгружаться-загружаться возможно было без страха. В любом деле, хоть на войне, хоть в политике, хоть в бизнесе, главным является не хвататься самому успеть всё сделать - нигде не успеешь. А вот грамотно людей подобрать и по направлениям расставить не менее важно чем не рушить механизмы которые и так хорошо работают(но "смазка и тех.осмотр" и им необходимы). Бригантина же, переключив двигло на газогенератор, то есть на дровишках задымила, и довольно споро принялась подниматься вверх по Венте. Пользуясь тем что от первых осенних дождей воды в реке прибавилось, а так же тем, что имела осадку всего по ... пояс - 1,3 метра(даже гидролокатор не требовалось использовать). Так что до Пилтенского замка добежали без приключений.
  
   Случившееся далее уже описано было в другой книге : -Родной братик! Узнаёшь брата Колю? И первый сын заключил второго в объятия.- Узнаю брата Колю! - воскликнул прозревший Вася... Счастливая встреча ознаменовалась такими сумбурными ласками и столь ... . Несущественная разница была лишь в том, что был я не " Коля", а " Елисей" и являлся не даже не братом лейтенанта Шмидта, а сыном короля Магнуса. От чего привёл "папу" в неимоверный восторг и (далее по тексту "Золотого телёнка"). Вот что с людьми крест животворящий делает, а главное - профессиональное промывание мозгов. Арцимагнус Крестьянович, и Мария Владимировна действительно искренне обрадовались нетерянной находке, не слишком то рагане для того потрудиться потребовалось .Вера есть осуществление чаянного и уверенность в невиданном. Как всякая Золушка верит во встречу с принцем, а любой маргинал в лотерейный выигрыш. Оставалось лишь добавить щепоть прикладной психологии, ложку гипноза и цинизма по вкусу. А так же здравый смысл! Ибо появление сына выгодно оказывалось прежде всего "королевскому" семейству. Так как действительный датский король приобретал Курляндское епископство как духовное княжество у Иогана Мюнхгаузена (не ТОГО САМОГО) брату Магнусу на правах АПЕНАЖА. То есть кормления с удела ему и наследникам, но только по мужской линии, а девочки должны выходить замуж или постригаться а монастырь(или жить от щедрот сына и брата). Существуй в ту пору экспертиза ДНК, то за её подделку платить бы потребовалось не мне. Вот так резко превратился я в королевича. Хоть и без королевства, но это дело наживное при ТАКОЙ родне, ТАКОМ вооружении, и ТАКОМ опыте за спиной. Пир горой устраивался за наш счёт - "родители" жили скромно. Не впроголодь, ибо у моря пребывая, такое невозможно. Так совпало, что старого урожая хлеб подъели(лето тогда выпало "мокрым"), а собранные только что снопы обмолотить ещё не успели, и иного гарнира к рыбёшке не имелось. Хоть в шпроты салаку обрабатывай, но через неделю от "средиземноморской" диеты выть начнёшь. Нищету влачить с "королём" остались только самые преданные слуги. Очень кстати к столу пришёлся вепрь, что Артем из "Вепря" и подстрелил на водопое, когда мы по Венте поднимались. Так совпало, что и тут охотничьи угодья отличались не сильно от тех, в которых почти пол-тысячелетия спустя, нам в 21- веке браконьерить доводилось. А из взятых в экипаж бригантины четверых пленных(но "перекованных") шведов пара вышла из крестьян, и свинью разделали они на баке шутя и с прибаутками. Потребовалось только научить мясников(по совместительству) приготовлению маринадов для шашлыков и под копчение, с пожеланием драгоценный перец на собственном брюхе не экономить. Наличие же на нашем камбузе мясорубки сходу обеспечило массу для эпохи новых, вкусных яств. По прибытии в замок и прохождения официальной обжорно-дипломатической части, запросились у хозяина мы с Тёмой и Даней,а по округе ещё с ружьишком побродить. Места ведь вроде как знакомыми являлись. Действительно попал "брату" в окуляр прицела олень, а я с хохлом наломали по полному заплечному коробу исключительно боровиков(не едят немцы грибов и кому с того хуже?). Рога у быка оказались на редкость ветвисты, но их подарили хозяину замка, "для украшения оного". БЕЗ ВСЯКОГО НАМЁКА И ЗЛОГО УМЫСЛА!
  
   Гастрономическая прелюдия очень кстати пригодилась для последующего обстоятельного разговора под рюмочку и на очень сытый желудок на тему кто есть ху, среди присутствующих. "Папа" рыдал, узрев на моей спине ЗНАКИ, и прощения просил за жизнь свою беспутную, на мытарства беззащитного сыночка определившую. Никакого наследства чаду не скопившего, более того растерявшего и имевшееся до этого. Следует пояснить, что территории духовного княжества, что купил "моему папе" датский король, на 60% контролировали светские бароны(бывшие рыцари Ордена), даже налогов в казну квази-государства не платившие и хранимые Священным Правом Частной Собственности. Крутись как хочешь шеф на "опричном уделе", как участковый милиционер в Дагестане. Не худший вариант, между прочим, Ландмейстер Ордена - Готхард Кетлер, лепивший из левобережья Двины собственное секуляризованное герцогство в ленную зависимость, смог себе только 30% территории как ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ у бывших "братьев" выгрызть. Наобещав последним ТАКИЕ "Привелегии Готхарда", что чуть не задницы подтирать тем подрядился. Если не собственноручно, то руками закрепощённых куршей и ливов, дозволив рабов хоть до смерти карать(про мелочь права первой ночи и не упоминаю - это не наказание, а поощрение). Но разницу всё же видеть следует - либо ты царских кровей, либо выскочка, Маркусу дозволялось больше, не смотря на меньшие материальные возможности - не всё за деньги покупалось.
  
   Своей волей посвятил экс-король (хотя их бывших, как и чекистов, не бывает) лейтенанта Артемия Шмидта в рыцари и пожаловал баронским титулом (на выбор последнего), пусть и чисто номинально. Хотя в нашей то судовой шкатулке "драгоценностей" хватало на выкуп всей Ливонии по тогдашним расценкам. Кетлер, к примеру, выкупил у баронов очень приличный Шкрундский замок с округой всего за штуку даллеров. Нам и замок не требовался - была бы речка в округе бурливая. А на территории Латвии 130 малых водопадов. Нашлось имение на продажу с подходящим для постройки запруды водоёмом всего то за пяток "смаргдов"(гидротермальных правда, но никто об этом не догадался). Да ещё столько же заложили в бюджет создания лесопилочки при ней. Руководить гидростроительным процессом, как и последующей лесопереработкой, Данилу поставили. Он в детстве ещё, у себя на Карпатах, у отца в шабашке ставок ладил на ближнем от села ручейке, и хитростей процесса забыть не успел. Теперь он менял недавний статус "не.гр."а на почётный и высокооплачиваемый ранг "герра управляющего". Правда теперь, уже на пару с Женей, пришлось нам прозомбировать пана-хера Данилу на тему "воровать нехорошо"(клептомания - генно-национальная предрасположенность, но излечимая).
  
   Поселившись в прилогавшейся крепенькой муйже, хозяйственный хохол тут же выбрал из Маркусовой дворни так же крепенькую пейзанку и развили они на пару вначале, а потом и с помощью многочисленной родни курляндки, бурную разностороннюю деятельность. По крайней мере не требовалось нашему единовременцу объяснять правила хранения и посадки картофеля, которого тому в подпол с пол-тонны из трюма перекочевало. Да ещё у днища семен разных немало нашлось, вплоть до почти сорных аронии и топинамбура - у хозяйственного мужика всё обещало пойти в дело, раз шанс представился. Все лучше под теплым бочком ночевать, и под охраной закона на месте пребывать, чем с ненормальными по морям да лесам ходить. После абордажа нами шведского судна трусил он сильно и всё повторял "почекайте, точно стенкой кончите!". Но мушкет трофейный с огненным припасом всё же вольнопоселенец затребовал. В придачу к куче прочего железа, для жизни и стройки оставляемого. Для охраны и обороны! Помимо семян земных, требовалось максимально скоро избавиться и от прочего семени, что в судовом морозильнике хранилось. Замороженные оплодотворённые элитные яйцеклетки могли хоть веками без ущерба лежать, но вот за отсутствие перебоев с электричеством никто не ручался - потому лучшим выходом являлось максимально быстрое использование. У Магнуса на подворье пара дюжин коров имелась, но в течке только одна пребывала, её то сразу и превратили в донора-носительницу ценнейшего плода. Ведь в те времена, даже в "передовой" Дании надоить с буренки более литра за день не получалось(коза больше нынче даёт), так что прорыв в сельском хозяйстве ожидался неимоверный. Весьма административный ресурс Магнуса пригодился - он предложил окружным скотовладельцам менять тёлок в охоте на его коров. Кто же не желал ченча, в оплату за выношенного телёнка(нашей закладки) предлагалась целая унция черного перца - неслыханная щедрость.
  
   Но самым оригинальным указом в теократическом княжестве явилось предложение всем "казённым" пейзанам трудом выкупить себе свободу. Таковых на 40% территории Курляндского епископства получалось несколько тысячь! И нужно то им было эти земли(несколько десятков тысяч десятин) всего лишь обезлесить - под самый корешок. По быстрому "срубить"(во всех смыслах) мгновенную прибыль, распустив кругляк на Даниной лесопилке. Постройка и работа на которой так же засчитывалась в "дембельский аккорд"(первое время), а в последующем являлась наёмной - так что безработица освобождённых будущих пролетариев не ждала. Кстати, не слишком то трагично пребывало с трудовыми резервами и без того. Закрепостить баронам удалось даже не всё коренное население - самые воинственные не поддались и сохранили свободу заимев статус "курляндских королей"(оставаясь пейзанами, но свободными). Так же свободными являлись горожане - в основной массе немецкого происхождения, но и беглые аборигены так же имели свой шанс. Особой строкой шли иудеи, потоки которых хлынули в Курляндию после того как та стала окраиной Речи Посполитой (но еврейские деньги за право на этот исход остались в Варшаве). Приносили переселенцы с собой и нужные ремёсла, при этом горожанами и баронами оставались презираемы, но не притесняемы. К тому интернационалу, что исторически скопился в на этой земле добавить следует так же издревле живущих прото-славян - вендов и фино-угрское племя ливов. И все разговаривали на собственных наречиях, на другие ни разу не походивших, а вот латгальцев в эти края не заносило никогда.
  
   Но проблем межнационального общения не имелось, у хорошего сержанта в СА и туркмен с таджиком из горного аула, команды понимать начинали на второй день службы. Отлаженный гос. механизм позволил все "рекомендованные" Маркусом нововведения произвести в рекордно сжатые сроки. При этом, правда и мне на процедурах искусственного осеменения трудиться приходилось наизнос, только с перерывом на короткий сон. Но даже и при таком режиме без активной помощи Женевьевы со столь широким объёмом работ справиться бы не получилось. К концу сентября первоочередные задачи оказались выполнены - база экономического процветания ПРИ ЛЮБОМ политическом раскладе заложена и оставалось ещё время хоть как то повлиять на этот самый расклад. То есть разъезжаться в поисках активных союзников в скорой грызне за власть и бабло. Действовать единым кулаком в дип. работе было не рационально, посему решили мои "родители" разделиться - "папа Маркус" плывёт в Данию на трофейном шведском судне и там у брата хлопочет об уделе для неожиданно объявившегося ЗАКОННОГО наследника. За кусок Курляндии держаться следует максимально долго, пока леса там не порубят и попилят, а телята племенные не подрастут. Но вот далее противостоять польско-литовскому напору чревато войной, причём с заведомо известным исходом. То есть у Дании следует на любых условиях выцарапать ещё ею выкупленный(так же у местного епископа) остров Сааремаа, в ту пору называвшегося Эзель. Всего то от Курляндии отделённым десятиверстным проливом, но для польско-литовской гусарии недосягаемым, ибо флота у Стефана Батория не имелось.
  
   Со вторым потенциальным союзником - царем Иваном Васильевичем, следовало налаживать отношения уже "маме Марии". Без фанатизма, ибо сразу предстать пред очи непредсказуемого московского правителя являлось огромным риском. А вот покрестить в православие дочерей (а моих "сестёр" соответственно) где либо на территории Московии повод годился. Для этой цели наша бригантина прекрасно подходила, ибо нам нет преград ни в море ...(про остальное умолчу). Да и по красивствам судно наше на королевскую яхту подходило, а в мелочах доведём все остальное до совершенства - опыт и возможности для лапшевешанья имелись. Сборы были недолги - сезон штормов уже о себе уведомил и времени на раскачку не оставлял. До устья Венты, королевская чета в полном составе добралась на борту бригантины, а далее пути её членов разделились. Магнус провел прощальное собрание парт-хоз-актива, завершив речь словами "Цели поставлены, задачи определены, за работу товарищи!". И под перестук топоров дровосеков, кинувшихся изводить лесные угодья бишопа, пересел на уже загруженный лесоматериалом шведский трофей. Далее проследовал экс-король Ливонии в Данию, навестить братика-короля - Фредерика II, дабы покалякать о делах семейных и государственных. Мелочь на карманные расходы ему из судовой кассы выдать КАРГО обещал. Для серьёзных приобретений (той же Сааремы - Эзеля, например) дождаться следовало следом подошедшей бригантины, у барона Шмидта (братика Артёма) при себе средства имелись неограниченные. Но вначале лейтенанту следовало провезти меня, а так же ставших моими "маму" и "сестёр", ещё прислуживавшую им Женю и пожелавшего принять православие пастора через Финский залив и Неву, забитые шведским военным флотом.
  
   В команде нашего парусника были оставлены всё те же четверо особо упёртых матроса, на которых моё внушение не подействовало - таким постоянный пригляд требовался, но дело морское они знали туго. К тому же выяснилось, что они, как и пастор, оказались не шведами, а финами , и обучали меня разумеется финскому. Случай был когда в сибирской глуши беглый зэк-грузин представился в сельской школе учителем французского и до своей кончины честно и качественно обучал детишек своему родному-"иностранному" языку. Так и со мной произошло, но я совсем не расстроился - музыкальность вновь освоенного наречия мне понравилась. Далее, затихарясь, нашёл в памяти компа любимую "Евину польку" из "Особенностей национальной охоты". Шустро освоив её на гармошке, потом организовал из экипажа хор мальчиков-зайчиков. И слушателям, и особенно - исполнителям, понравилась полька неимоверно. Музыкальный коллектив затребовал новых песен, что ж, их есть у меня, так даже к самым упертым душам нашёлся ключик.
  
   С песнями и довезли Марию Владимировну (хотя всего то 23 молодке стукнуло) с чадами и домочадцами до московских владений, стараясь не особо скандалить по пути. Особых сложностей не встретили, ведь по этому же пути, этот же парусник и пригоняли совсем недавно, да и яхтенный локатор позволял избегать ненужных встреч даже в Финском заливе. Но вот войдя в Неву, сходу напоролись на шведское поселение, к счастью без прикрытия артиллерии - все пушки увезли на штурм Орешка. Вскоре нагнали баржу с этими(или другими) орудиями, что против течения на бечеве тянули шведские солдаты превращённые в бурлаков. Лейтенант Шмидт целую обойму "Вепря" потратил на то что бы разогнать как ораву волокущих, и рулевого на посудине отправить рыб кормить. После чего уже нам пришлось трофей брать на буксир и продолжить рейс со скоростью в пару узлов. Далее, как жаба не душила, но больше ничего не трофеили, хотя выбор плавсредств на узком фарватере был огромным. Швеция рвалась в империи и на первой ступени к этой цели выставила "Ва-банк" почти всю свою плавающе-стреляющую наличность. Бедой имевшихся на шведских корабликах бронзовых пушек было то, что далее трёх сотен метров ядро не летело, а мы из так же шведского безоткатного орудия "Карл Густав", топили их первым же осколочно-фугасным снарядом, пущенным под ватерлинию, с километра. И весь наш путь по Неве до самого Орешка отмечен оказался торчащими из воды верхушками мачт. Ради экономии снарядов, вручил я финну попонятливей из нашего "хора", чешскую снайперку-крупняк, и растолковал что куда и как делать. Норвежские разрывные пули очень оказались кстати, особенно если прошивая борт попадали в приготовленные для боя пороховые заряды. Четыре вполне достойных судна оказались записаны на счёт новоявленного снайпера. А самый большой корабль разнесло так, что горящие обломки до берега долетали, и наверняка выживших не осталось.
  
   Оправдавшего доверие снайпера, с этой пудовой дурищей и оставили на борту королёву с королевишнами охранять-оборонять, а сами всей командой (аж впятером) десантом высадились на остров Орехов, одноимённую крепость деблокировать. Задействовать для операции пришлось десятилетиями скапливаемый фамилией арсенал. Лейтенант Шмидт, как командир десанта, облачил под броник свой парадный чёрный китель с галунами на рукавах и наградами на груди, прицепив к портупее (с разных сторон) и кортик, и баварскую кавалерийскую шпагу, но "Вепрь-308" из рук так и не выпускал, более того, постоянно из него постреливал. Мне, как самому маленькому, со слабыми ручками, не способными выдержать отдачи выстрела, он вручил свой табельный "Glok 17", но с купленным (за свои) израильским обвесом KROS Scout из крепкого полимера, за пять секунд превращающий пистолет в прикладистый, лёгкий карабин. Для стрельбы из которого моих пятидесяти килограммов живого веса вполне хватало на гашение энергии отдачи - хоть очередями строчи. Ещё одним чуть схожим карабином-складником, что затрофеил в Германии и парой "Стечкиных", что на дедовом хуторе с боя взял, вооружил трёх финнов. И мы смело в бой пошли, разумеется,свето-шумовые гранаты вперёд метать не забывая, как псы-рыцари(но в солнечных очках и наушниках) на Чудском озере (Ладожское находилось а пределах видимости). Как горячий нож рассекает масло, наш клинчик дошёл до ставки Понтуса Делагари барона Экхольма, который попытался было пульнуть в нашу сторону из чего то некритичного. Броник разумеется мягкая свинцовая пулька не пробила, но в ответ нашпигован генерал оказался сразу из пяти стволов, а на десерт, выстрелом из снайперки-крупняка с борта бригантины, уже бездыханное тело прямо разорвало на куски. На окружающих сия демонстрация наших возможностей впечатление произвела и атаковавшая совсем недавно, многотысячная шведская армия капитулировала. Вскоре пришла весть о том что при взрыве на флагмане погиб и адмирал Клас Эриксон. Ответственного руководства не осталось. Заставили мы выживших пленников прихватить из ставки шведские знамёна и склонёнными их нести к Орешку (он же Островец, он же Нотебург, он же в будущем и Шлиссельбург). Захваченную походную казну и найденные бумаги, уже "наши финны" поволокли на борт бригантины, справедливо рассчитывая на достойное вознаграждение за сверхплановые работы.
  
   Тут следует уточнить, что ратный труд в разных странах во все времена по разному оплачивался. Стрельцам, царь-батюшка помимо сукна на кафтан и пайка (соли, хлеба и т.д.) ещё и 3 рубля в год деньгами жаловал. Вернее 300 копеек - крупней своей монеты не чеканилось. Моряки со стажем в Европе уже 3 талера в месяц зарабатывали. Но когда в 1570 году Иван Васильевич нанял на гос.службу пирата датского Корстена Роде, и "фартовую грамоту" вручил, то тот положил оклад матросу аж 6 талеров. И никакой доли от добычи! Так отбоя у него от желающих послужить не было. Лейтенант Шмидт так же жаться не стал и "боевые" пообещал аналогичные.
  
   Сей малоизвестный факт очень пригодился для создания легенды для Артёма. Ибо у "фартового", помимо датчан и норвежцев, немало московитов служило из Пушкарского приказа, да поморов с Беломорья. Наказано им было "Силой врагов взять, а их корабли огнём и мечом сыскать, зацеплять и истреблять.". Начал Роде джентельменствовать на единственном своём плоскодонном пинке, но за пол-года уже командовал эскадрой из 6 судов. Всего же затрофеил 22 корабля! Правда не в Нарве их собирал, а у союзника Московии - в Дании, за что и поплатился, экономя "на налогах". Не смог устоять Фредерик II от такой халявы и всё скапитализдил, "фартового" арестовав в таверне, а союзнику дулю показав. В грамоте "брату" оценил Иван ущерб в 0,5 млн. талеров - 1 млн. рублей, а это годовой доход в те поры всей державы! Но "нет вечных друзей ..." придумано было задолго до Черчилля.
  
   В созданной для Артёма легенде, являлся он поморским юнгой("зуйком", либо по анг. - "пороховой обезьянкой"), вместе с отцом служившим у Роде. Но отца в крайнем "деле" ранило и того на лечение свезли на ливонский берег. К счастью, ибо остальные вскоре, вместе с вожаком, оказались в датской тюрьме. Помыкался с отцом в воюющей Ливонии Артём, уже на суше "работая по специальности", но лет через несколько их разбойничьей шайке получилось побить шайку "конкурентов" и среди добычи младенца там обнаружить. Пленный "коллега" поведал что это королевский отпрыск(то есть я, как бы), которого давно уже выкрали, что бы выкуп получить, но всё не получалось никак - фарт у них иссяк. Теперь уже помор с сыном выкрали потомка Ивана Калиты из добычи "своих" и бежать с младенцем удалось им только за океан. А дальше, исключительно "по специальности" работу в Карибском море найти вышло. Где отец погибель свою встретил, бригантиной владея-командуя, завещав наследнику перед смертью, возвернуть родителям королевича(меня то есть), что на борту постоянно пребывая, до "пороховых обезьянок" дорос. Такой сюжетец выдать "неизбалованной публике", прочитав в детстве всего Рафаэля Сабатини, а в зрелые годы просмотрев "Пиратов Карибского моря", совсем нетрудно получалось, тем более, что в эти времена и похлеще истории приключались.
  
   Эту историю поведали мы в Орешке князю Андрею Шуйскому и присутствовавшему с ним люду. Без подобострастия, ведь я то в королевичи выбиться сумел и по званию являлся вышестоящим, нас - принцев крови вообще, без всяких причин только икрой и водкой встречать всюду обязаны. Да и не московиты "ливонцев"(как бы), а мы их от неприятеля избавили, продемонстрировав смелость на грани безрассудства и невиданное "заморское" вооружение. Впрочем и оружием привычным - белым, так же Артёму представилась возможность продемонстрировать мастер-класс. Молоденький шведский офицерик, кинувшийся на нас со шпагой, таким же клинком заколот и оказался мгновенно, только изготовленным не в Хьюскварне, а в Золингене. Захотелось и офицеру 21-го века в благородство сыграть - дав возможность потомку викингов умереть с мечом в руке. В заключении спича добавил, что Её Величество королева Ливонии Мария Владимировна соблаговолит назначить князю и его спутникам аудиенцию на борту королевской яхты завтра по полудню. А пока пусть ореховский гарнизон озаботится разоружением недавно его осаждавших шведов, их размещением, питанием и прочим головняком, согласно не написанных ещё Правил ведения войны. А стало быть никем не читанных и дающих простор для буйства фантазии, типа: " Подставить левую щёку или око за око?"
  
   Теми же мыслями и догадками маялось и весьма пока относительно пленённое шведское воинство на островке, НО лишённое возможности слинять с него. Практически у каждого из них руки обагрены были свежей ещё кровью 7 тысяч мирных жителей Нарвы, причем не только русских. На века в эстляндские сказки вошёл барон Экхольм Понтус Делагарди, зверствами графа Дракулу затмивший - "с живых людей шкуры сдиравший от жадности" (после этого "цивилизованная" Европа учит нас в носу не ковырять?). Ивана Васильевича "Ужасным"(Террибл), прозвали за то что за всю свою жизни истребил активных оппозиционеров, так же далеко не агнецов - даже мать царя отравивших, столько, сколько в это же время во Франции король лично участвуя, за одну Варфоломеевскую ночь гугенотов вырезал. А потом ещё десять раз столько за пару лет присовокупил. И так далее - у каждой нации в ту пору скелетищи в шкафах образовались - сотня ли тысяч повешенных крестьян в Германии или ирландцев в Британии. Но самими же придуманные нелепицы о "ужасных русских" теперь заставляли придумщиков за собственные шкуры трястись.
  
   Шанс на спасение дали пока относительным пленным "наши чухонцы"(из экипажа) напевая "Финскую польку " тащившие сундук с казной на борт бригантины. Заслышав знакомый говор, обратились к ним соплеменники из шведского войска, с предложением помочь с переносом тяжестей и разумеется отказа не получили. Разговорившись "за музыку" они так же пожелали "в наш хор записаться". Только в Балтии этому слову и другой смысл придавался. У Хары или Кары главная должность - Богиня Войны(безжалостной и беспощадной). А пения и танцы(кара-воды) уже побочная функция кара-виров (воинов), обладающих разумеется соответственными кара-ктерами. "Наши", пообещали за своих соплеменников словцо замолвить и принялось тут же кандидатов эксплуатировать, прям как деды в СА и палуба вскоре засияла чистотой лучше чем у кота ... глаза. Так как слух о "записи в ХОР" разлетелся по острову со скоростью молнии, то и все тут пребывающие суомолайсеты(а это толпа с тысячу здоровенных мужиков) на бережку, у нашего судёнышка, к моменту нашего возвращения из крепости, дружно разучивала "Евину польку". То есть полк(по тем временам) рвался в штрафники записаться и кровью искупить былые прегрешения.
  
   Что оставалось? Пришлось пойти на встречу и приступить к составлению списков-договоров при формировании лыжно-стрелецкой части. Не использовать такого национального качества как финский биатлон, было неразумно. Пяток писарчуков бойко строчили списки добровольцев прошедших кастинг и одновременно клятву-присягу с их стороны и лёгкое, ненавязчивое зомбирование с нашей, в купе занимавшее не более 10 секунд личного ментального контакта. Да и то, только к позднему осеннему рассвету следующего дня управились с такой оравой желающих королевичу верой и правдой послужить. Причём, последнее - не фигура речи, ведь помогала мне "на присяге" Женевьева , способная подпитываться энергией космоса(сам бы давно сжег те крохи, что после "перехода во времени" оставались).
  
   Чухонцы - будучи от природы народом правдивым и в своих лесах не особо имевшим возможность испортиться, в массе своей клялись искренне, но небольшой "довесочек от раганы" превращал их в ассасинов севера. Настолько, что не страшно мне было по завершении процедуры навербованное воинство по домам немедленно распустить, будучи уверенным, что вскоре соберутся они все вновь. Кто же вздумает схитрить-обмануть зачахнет показательно, нейро-лингвистическое программирование - страшная сила. До того и в финских сагах генерал Делагари как колдун фигурировал, способный делать себе солдат из перьев. Ныне этот персонаж изрядно поблек - мне ведь столько перьев было взять негде, пришлось обрабатывать более доступный ресурс.
  
   Причём на максимальном самообеспечении. Для того и разгонял срочно финнов по своим хуторам, дабы они к долгому зимнему переходу соответственно экипировались. Слишком накладно и дорого мне получалось такую массу с летней формы одежды переобмундировать, всем тулупы да валенки по размеру подбирая. Но прежде всего - лыжи, что у каждого чухонца в клети с прошлой зимы, часа своего ждали. Предложено им было по стрелецким "нормативам", отделению-десятку на лошадку с санями скинуться и купить, ну и припас в дорогу дальнюю. Ведь то что в Нарве награбили, забирать у них не стал - так что было им на что снаряжаться. Как экипируются - пусть по первопутку вновь у Орешка соберутся, и в крепости оружие получив, отправятся без боёв и не встречая сопротивления туда, куда рвались до того с огромными потерями - на Русь.
  
   И далее! Ибо пройти Московское царство являлось самой лёгкой частью маршрута. НО!!! За Уралом снимался со штрафников-"торпед" заговор, и превращались вчерашние военнопленные в казачье вольное войско, со всеми полагающимися тому бонусами. Первопроходцам Ермака Тимофеевича в помощь. И тут в напутственной речи пришлось Хрущёва цитировать : " Цели определены, задачи поставлены, за работу товарищи!".
  
   Сгрузить с прибуксированной нами баржи на берег пушки такой массе народа было не трудно. Затем перекинули на правый берег Невы трос и превратили плавсредство в паром(по тогдашнему - самолёт). Шустро слиняли чухонцы на побывку перед дальней дорогой. К прибытию на бригантину представителей местной власти я даже пару часов поспать успел. Не смотря на то что проводилась на борту весьма шумная генеральная приборка. Посредством экипажа и привлеченных добровольцев и лейтенант Шмидт наводил лоск и привычно матюгался на нескольких языках одновременно. После перехода с забитым снарядами даже кубриком, где для сна нам приходилось под потолком между ящиков щелки выискивать. А главное - после боя, в значительной степени эти ящики опустошившим, образовавшийся бардак требовал устранения, и руки наконец дошли и до этого. Но я оказался освобождён, во первых как маленький, и на многое не способный, а во вторых - и так всю ночь глаз не сомкнувший. Таскать на берег и там складывать пустые снарядные ящики и без меня нашлось достаточно желающих. На последних силах, засыпая на ходу, открыл я перед Марией Владимировной шкаф с одеждой, сгоревшей(во всех смыслах этого слова) Гени и предложил выбрать себе что понравится - встречают ведь в России по одёжке, а королева явно, в последние годы пообносилась. Оказалось что напрасно, ибо потом и Артём "во временное пользование " ларь с бижутерией предоставил молодке, а та и разум(по женски) потеряла. Засияв так, что новогодняя ёлка обзавидовалась и одеяния под брынзулетками видно не было. Как позднее прознал, только "за поносить", королева Артёма соблазнила даже, изыскав момент когда они наедине оказались. И до того молодые люди переглядывались "со значением", но в этот раз приятное совместилось с полезным. Что тут поделать - хоть королева, хоть Баба Яга, в первую очередь всего лишь БАБА! Но не мне их судить - дело молодое, пусть покрасуется. Чай с "драгоценностей" наших от носки не убудет.
  
   Выстрелом из пушки меня разбудить не смогли. В буквальном смысле - так знак был дан на берег о том что полдень наступил и к приёму делегатов готовы. Только холодная забортная водичка заставила глаза открыть. Поскольку оказался уже умыт, осталось только переодеться в сухое. Но ещё в Германии, наш работодатель Элиз своего тёзку(то есть моё тело) барахлом на вырост заваливал - его сын был на 5 лет старше, а бережливые немцы одёжку носят аккуратно. И в Латвии, не смотря на то что собственная лёгкая промышленность загнулась и все ходили в импорте, "иноземный крой" одежды мальчика среди китайского ширпотреба выделялся. Теперь же он просто кричал на мне, но это даже приветствовалось, ведь прибыл то из-за моря-океана, из-за острова Буяна.
  
   Приём проводился в освобождённом от хлама и отдраенном кубрике. Прошла официальная часть чинно и благородно. Затем в "приемную залу" внесли стол с кипящим самоваром и дальнейшие дипломатические переговоры перешли в беседу за чаепитием(с каменеющими баранками и лимончиком нарезанным). Мы постарались сократить славословия и благодарности в свой адрес до минимума, и перейти к конкретике. То есть предложили не упускать момент и вновь Нарву возвращать этой же зимой, пока шведам подкрепление не на чём подвезти. Пообещали мы всемерно помочь по флотской части. После чего на своих уже условиях перемирие хотя бы лет на 10 у супостата выцарапать, но соглашаться неохотно, драчливость демонстрируя. И шведских пленных не возвращать - пусть вместо убиенных они теперь на благо Московской державы трудятся. В Швеции вместе с Финляндией населения - миллион пока, и каждый человек на счету. Так что противостояние на истощение работать должно. К тому же они прекрасно могут лес рубить, теперь даже верфь на Охте затевать есть кем. Тогда срочно через Ладогу пару тысяч душ перевезти надлежит и дать возможность до наступления холодов успеть "лесорубам" бараки себе сладить. С таких же, и в ТОЙ истории царь Пётр град корабелов заложил. Множество прочих вопросов наш Совет Труда и Обороны оговорить успел. А сколько не успел! И обернутся наши недодумки замёрзшими либо погибшими иначе людьми, но другого способа накопления опыта не существовало.
  
   Разве что создавать теперь, уже из хорошо вымуштрованных пленных шведской национальности, штрафные роты и использовать людей по специальности("хиви" 16 века). Пусть вновь Нарву шведы("наши") у шведов("свенских") отбивают (такое случалось - казаки "верные" с казаками "латинянскими" на Днепре резались крепче чем с бусурманами). Победившей стороне и зимовать получится в нормальных условиях, значит и выжить большему проценту личного состава. Со стапелем на Охте до весны подождать позволительно. Ограничимся пока лишь направлением в то место малой бригады лесорубов да плотников - что бы срубы за зиму вымерзли и не сквозило в бараках потом. Такой вариант очень всем понравился - чужой кровью воевать легче и безответственней. Не мы оккупантов звали, да и штурм опустевшей Нарвы кровопролитным быть не сулит. Но сколько же тогда мне, а особенно Жене "магических" сил задействовать потребуется!? Да и не выжить потом после такой "засветки" тут рагане, православные батюшки с чужебесием боролись не хуже чем паписты - так же кострами, взвейтесь соколихи. Но этот вопрос решать станем в порядке очерёдности, пока же следовало и свеев в московское воинство переверстать. Да настолько сильно зазомбировать, что бы те смело в бой пошли, за ... царя Ивана, а не короля Юхана. Тут десятисекундным вливанием в мозги не ограничишься. Впрочем, на месячный срок и такого заряда хватить должно - для перехода до Нарвы достаточно. Перед штурмом же "Энерджайзеры" подзарядим и " хор боевых кроликов" ничто не остановит.
  
   Для придания процессу принудительной вербовки видимости чуда Господня, ещё во время "чаепития у самовара" удалился я в малую(носовую) каюту, увешанную серебряными иконами. Уступленную на время рейса дамам для проживания, нынче же настроенным переселиться в приготовленные для них в крепости апартаменты. Пред святыми ликами принялся истово и громко молиться, как на церковно-славянском, так и на латыни. "Прозаседавшиеся" разумеется поочерёдно в замочную скважину на меня все полюбовались - для них то спектакль этот и разыгрывался. Слух, о неукратимой вере моей, уже сегодня по острову расползётся, что для последующей защиты от "политорганов"(то есть попов), крайне необходимо. Затем, начался процесс перевербовки шведского войска, являвшейся по сути моральным изнасилованием и мозголомством. Которое и нам с Женевьевой огромных энергозатрат стоило. Для восстановления сил, требовалось теперь мне(Женя "подпиткой космоса" обходилась) отсыпаться долго и упорно, но так же - под благовидным предлогом. Раз пожелал стать публичной персоной, то каждый шаг обдумывай! Значит, пока маршевые роты "правильных пчел" вдоль бережка будут по песочку к Нарве топать, мне следует в Валаамский монастырь для "очищения души" сгонять, отсыпаясь попутно. Но по официальной версии - в молитвах у икон пребывая.
  
   Как раз и отпущенные ранее "на побывку" финны, на неподалёку стоящей мызе аж трёх тёлок в охоте заприметили. Вспомнив моё на сей счёт пожелание, уломали они хозяина мне скотинок уступить. Тот их и привёл, справедливо будучи вознаграждённым перцем и прочим дефицитом. Пересчитав по расценкам тогдашнего ЕС - 5 пистолей(либо 2 соверена) за голову. Я же свою "гражданскую профессию" припомнив, в дар монастырю привез уже заряженных элитным потомством мамочек-доноров. Монахи да их трудники народ старательный и не загубят, а напротив - приумножат высокоудойное стадо со временем. Настоятель Валаамского мужского (по этой причине женщин мы с собой не брали) монастыря игумен Никодим дар принял с благодарностью - измученный постами желудок старого человека давно уже кашки на молочке требовал. Но я то знал, что вскоре сменит преподобного энергичный и деятельный отец Геннадий, и намекнул тому наедине об сём факте, изрядно удивив. Выделил так же ведро картошки, с пояснениями как хранить и сажать-растить-объезжать. Ещё более всех в ступор ввёл, когда предъявил пастора, пожелавшего в православие перейти. Братия приняла в свою семью чухонца с огромным воодушевлением, бормоча :"Вот что крест животворящий делает!" Но взамен уже я попросил выделить специально для королевы Марии Владимировны сильного в вере и интеллекте духовника. "На постоянку", способного так же дочерей её покрестить, а в последствии и грамоте славянской, да счёту обучить. За то что монастырь снарядил в дорогу брата вместе с учебными пособиями (аж три книги уступив), и я алаверды братии икону в серебряном окладе поднёс, а чуть подумав и пару "яхонтов" присовокупил. Пусть слух "что не жмот" так же по Руси загуляет. Иноки расчувствовавшись, тут же ещё тремя иконами (из собственной мастерской) отдарились, почти Рублёвского письма. На том и расстались, весьма друг-другом довольные, я в этот момент даже на полу-баяне "Прощание славянки" выдал, скупую слезу утирая.
  
   Причалив в Орешке, удивлены мы были мычащим неподалёку стадом. Вся чухонская округа, прослышав про щедрость королевича, пригнала мне загулявших своих коровок продавать. Взял бы, но чем кормить зимой, даже если бы и смог ответственных людей сходу в скотники набрать? На Валааме, монахи всей толпой ещё корма для скота в бабье лето заготовить успеют, но тут трудников не наблюдалось. Пришлось предложить хозяевам у себя бурёнок да пеструшек и оставить, а мне потом отдать только телят, что народятся. Авансом перца золотник за годовичка сулил, да при приеме молодняка - ещё столько же. Аттракцион неслыханной щедрости! Погубит меня расточительность. Только в том что финны обмануть вздумают даже мысли не закралось - ведь мы же руки друг-другу пожали. После того как я ударно потрудившись, пару дюжин говок(от сюда и гов-ядина, да и гов-но тоже произошли) элитными яйцеклетками обременил, развели будущих мамочек их старые хозяева по родным кутам-хлевам(а закуток - помещение за ним).
  
   Срочно требовалось нам ещё отбуксировать через Ладогу приспособленную наскоро под зимовку баржу, которую для полу-сотни лесорубов да палатных мастеров(плотников), и их обеспечивающих рыбаков-охотников и даже кузнеца, под общагу на первое время определили, пару печей внутри сложить умудрившись. Провиант, инструмент и пара мелких лесных коняшек, вместе с переселенцами, спокойно во время перехода на палубе разместились, наслаждаясь последней осенней приятной погодкой. Увы, безветренной, а штиль для паруса ни есть хорошо. Тут то неожиданно, ранее не демонстрируемые способности Жени открылись. Она разместила на двигле небольшую коробочку-медальончик и вал закрутил винт без запуска мотора. Такое только Тесла на автомобиле вытворять мог! За сутки успели и до устья соединяющей Ладогу и Онегу реки дочапать и там на бережку первый колышек вбить. На прощанье оставили кузнецу от щедрот с сотню ядер пушечных, они у нас из рельсовой легированной стали, для топоров и пил лучше не найти. Налегке возвращаться в крепость получилось ещё быстрей - зима поджимала. Уже все женщины вновь взошли теперь на борт, цели были достигнуты. Судьба видно у Марии Владимировны такая - за супруга долги отдавать, в том числе и военные. Теперь никто Ливонию в предательстве союзной Руси обвинить не сможет. Хоть самого Ливонского королевства и нет давно, но слава о нём отныне будет не поганой.
  
   Под "медальонным двиглом" обогнали мы даже вышедшую много раньше из Орешка пехоту. Немного не доходя до устья реки Наровы наткнулись на шведского "купца" везшего гарнизону Нарвской крепости зерно. Тамошние склады-магазины Делагарди выгреб подчистую, уходя Орешек воевать, и нынче, бывшей у шведов тыловой крепости светил голод. Но узнали мы о том после того как взяли зерновоз на абордаж, ставшим привычным уже способом и с минимальными жертвами. Основной урон свето-шумовые гранаты, запас коих все не иссякал, наносили порткам супротивника. В смысле - их срочно требовалось стирать, до того не испорченным подобными гадостями бесстрашным шведским морякам. Но после постирушек, мы с Женей их расстроенную психику подлатали и ребята пообещали вести себя впредь хорошо и так больше не делать, за компанию и новому своему адмиралу - Артёму, присягнув на верность. После чего помогли первой же подошедшей маршевой роте перегрузить из трюма провиант. На крепость Иван-города у короля Юхана сил для гарнизона не оставалось и этот бастион стал быстро заполняться "правильными шведами". А несколько "неправильных" кораблей, стоявших под прикрытием нарвских пушек, Артем неправильно и расстрелял, с противоположенного(уже опять нашего) берега реки. Притащив на удобное место весившую меньше пуда безоткатку. На сём мы с ним и попрощались - велик становился риск вмёрзнуть в лёд, и бригантина понесла моих "маму" и "сестричек" на юг - в пока ещё им принадлежащую часть Курляндии.
  
   По уговору, взамен "вечного двигателя"-магической коробочки, со мной оставалась Женя. Я очень надеялся, что у раганы ещё какой либо артефакт найдётся и гофрируясь, всячески пытался ей угодить. Но если "казённые брюлики", что дали королеве поносить для представительских целей, в доказательство того что та живет "на широкую ногу, как подобает государыне", вновь в ларец сложили. То с одеяниями такое же повторить не вышло - Старицкая тут же заявила, что шубку и кружевные трусики не отдаст ни за что - хоть режте! Уступить согласилась только панталоны с начёсом и войлочные сапожки "Прощай молодость". Хотя для приближающихся морозов этот наборчик более уместным оказывался, а за мехами для шубки мы как раз собираемся сходить. Пока же и бараньим кожушком ограничимся зиму встречая. Главное, Артем оставил трофейную казну Делагарди, её и отдал Женевьеве в распоряжение - она похозяйственней меня.
  
   Отношения с раганой у меня, пребывающего в оболочке её дальнего потомка, сложились более чем доверительные ещё до того как мы встретились. Единственному здесь человеку, которому не боялся я правду говорить, такую мелочь как деньги, тем более не страшно было доверить. Разумеется чувства наши являлись взаимными, как могла, старалась меня "обматерить" Женевьева, особое внимание здоровью детского тельца уделяя. Ночные бдения и работа на износ, её твёрдой волей были прекращены, что в конечном итоге принесло даже больший результат - ведь отдохнувшие мозги работали эффективней, повышая КПД. Настояла моя "смотрительница" на обязательных ежедневных физических упражнениях, помимо "качалки" мною по собственной методике, ещё и фехтование включающие - эпоха принуждала к мастерскому владению белым оружием, а инструкторов и спаринг-партнёров вокруг имелось множество.
  
   Главной нашей с ней задачей при "сидении" в Иван-городе, ожидая подхода всех маршевых рот, являлось "мозгоправство" уже прибывших "правильных" свеев. Теперь трудились мы не спеша, с чувством и толком, проявляя индивидуальный подход и каждого "пациента" в транс вводя, дабы всё нутро наружу вывернуть. Очень много нового узнали. Ведь столь уважаемая мной ранее Швеция этой эпохи, действительно страной просвещённого абсолютизма стала позднее. Поведение же Юхана ничем кроме удачной авантюры назвать не получалось. Под ним было полунищее аграрное государство, с очень отсталой металлургией(не смотря на богатые руды), более чем 15 тысяч наёмников содержать не способное. Царь же Иван только под Полоцк привёл 130 тысяч. Так что "изъятие и перевербовка" порядка 3 тысяч бойцов являлось очень ощутимой потерей, на долго способной остудить воинственный дух короля шведов и вандалов.
  
   Но это были уже обобщения, сложившиеся из пары тысяч дотошных индивидуальных допросов. Следствием которых получилось то, что удалось выявить и перевербовать столь талантливых СМЕРШевцев, что самим нам в дальнейшем работать оставалось только с ими отобранным спец. контингентом. Сикрет Сервис (включая и Внешнюю разведку) сформировать удалось весьма не дурственный - не только среди славян Скрипали имеются, и получше их можно таланты отыскать. Но подходя к процессу комплексно, надыбать удалось и весьма грамотные инженерно-технические кадры, а порой и просто самородки, до того в шведском войске не замеченные и не по их талантам используемые. Пару дюжин бывших военнопленных, мы с Женей, вновь в пушечное мясо, в скором будущем отправленное на штурм Нарвы, обращать не стали. Их судьба отправляться на речку Свирь - Лодейное Поле закладывать. К ним в придачу нашлось немало судовых плотников, кузнецов, металлургов и прочих ценных специалистов, крайне необходимых специальностей. Которых надлежало пригреть, ценить и кормить сытно.
  
   Основная же воинская масса "смело в бой пойдёт", но не за Веру, Царя и Отечество, а потому что мы с Женей очень их о том "попросим". Как только Норова покрылась льдом, способным держать человеческий вес, пошли мы на штурм Нарвской цитадели. Мне пришлось идти в первых рядах, ибо никто более не способен был пальнуть по воротам из оставленной Артёмом безоткатки, что несли идущие рядом расторопные мужики, которых настраивался я в пушкари в дальнейшем выучить. Требовалось воспользоваться тем, что для защиты скотопрогонных ворот в замке Герман (так крепость звалась), бастион возведён ещё не был и разнести деревянную конструкцию вдрызг хватило трёх выпущенных снарядов. Далее - в атаку пошла пехота и вскоре была взята от убегавших свеев заветная высота. И ничего что "наша" пехота состояла так же из свеев, ведь в наших возможностях имелся механизм превратить войну захватническую в войну гражданскую. Подъевший припасы и деморализованный небольшой гарнизон, против "своих" и сопротивляться не стал, дружно задрав руки. За что остался цел, но тут же оказался приобщён к процессу искупления вины кровью. Не успевшие себя даже пленными почувствовать "гарнизонные" шведы влились в ряды "правильных". Став равными среди равных, "смело в бой пошли", даже без промывки мозгов. Я же этот процесс оставил на "когда-нибудь", уже совсем было не до того - требовалось не утерять наступательный порыв масс и ломить-ломить-ломить, что бы гнулись шведы, под напором стали и огня (так же шведским, но "правильным").
  
   По замёрзжим болотам, на кураже, успели несколько десятков верст пробежать, особого сопротивления не встречая, пока не наткнулись у небольшой речки в придорожной корчме(по шведск. - крог) "Тор Брюгеен" (в БУДУЩЕМ - г. Силламаэ) изъяснявшихся на латыни парламентариев противника, с предложением перемирия. Но плавали-знаем, Иван Васильевич повёлся было на такое, и в итоге получил плачевный для себя перелом в войне. Полковник с непроизносимой фамилией, чувствуя, что не похвалят его, если отрицательный ответ от мальчика привезёт, взмолился и спросил почти в истерике - "Кто я такой?" и "Чего хочу?". Тут уж мне с козырей зайти пришлось, обозвавшись потомком того кто земли эти с крестом и мечом в руках покорял да города основывал. И ныне хочу вернуть законноё своё наследство! Ведь Тааллиинн - это переиначенное "тормозами" Дан-линк - то есть ДАТСКИЙ город, а я, по прямой отцовской линии как раз и являюсь ПРИНЦ ДАТСКИЙ. Почти что Гамлет! Хотя и быть Принцем Ливонским меня устраивает так же! Так что "не валяй дурака Аме... (пардон!) Швеция! Отдавай ка землицу ливонскую, отдавай ка родимую взад!" А не то - приду и Стокгольм отберу!!!
  
   Следует заметить, что взошёл на трон Юхан в результате переворота, потому всегда подлянки ждал и во всём "знак судьбы" видел. Значит, чем больше чуши наговорю, тем больше тайного смысла он в моих словах найдёт. Вот я и молол что не попадя, типа "Моментум море" или "Ту би, о нот ту би ..." и так далее. А полковник стенографировал, боясь хоть одно слово мудрости пропустить. В итоге, на вопрос "Что передать мой король?" Я на Тор-Брюгеенское перемирие согласился, пожалев затраханного полкана. Но припугнул, что в мае, как лёд сойдёт - пусть в Стокгольме войск поболе соберут. Были ваши, станут наши! Если же до срока, придумают чего путного, то найти можно меня будет у родного и горячо любимого дядюшки Вани, в Москве. Но с ерундой не суваться, а то обижусь!
  
   На чём война фактически и закончилась, все от неё устали. Не стоили те чахлые леса и болота таких рек крови с обоих сторон. Выход к морю нами был пробит, а супесчаные сельхозугодья Эстляндии интерес представляли только лежащей на граните Швеции. Ныне с ней заболоченная коротенькая граница, зажатая с севера заливом, а с юга озером для обороны удачно подходила, а пройди мы чуть дальше - заимели бы головняк, сторожась рейдов гусарии Стефана Батория. Пока же от этой напасти на сотни километров Русь воды Чудского озера берегли. Московии много выгоднее было воевать за чернозёмный пояс, тянущийся до предгорий Алтая. Но начинать следовало с лежащих в южном подбрюшье областей, позднее наречённых Орловской, Курской, Воронежской, Тамбовской. И нечего царя отвлекать на всякую чепуху, и без того дел полно - великий голодомор грозит народу, живущему на самых плодородных почвах в мире. Значит и шведам(правильным) нечего под Нарвой дурака валять - пусть идут добрые земли отвоёвывать да оборонять. Для царя и себя лично. Потому в цитадели Германа оставлю инвалидную команду сотни в три, а главные силы пора на юг - в хлебные земли отводить, пока грязь на дорогах подмёрзла и идти не сложно. На мой взгляд, этим бы свеям следовало б в первую очередь Курск м округой, после набегов крымчаков да ногаев восстанавливать, но решать тут дядя Ваня будет.
  
   Глава 4
  
   "Теперь в меня вселился Вася"
  
   Вот и окончательно распалась наша бригада соц.труда, ибо всем дело нашлось. Первым спровадили навестить братика Фредерика "папу" Магнуса - удел новый выклянчить, на острове Эзеле. Хотя и за старый ещё погрызёмся, ведь и в ТОЙ истории противостояние до крови доходило. Я же вовсе статус отморозка уже заработал, и западло будет почти коронованному и "в законе" пребывающему, без драчки поляну отдать. Тем более, что имею настроение здесь ещё не использованные приёмы войны испытать. Когда с Артёмом расставались, то он из бывших пленных свеев - специально отобранной пехоты да пушкарей, в трюм трофейного судна, как селёдку в бочку, аж три сотни душ утрамбовал - целый батальон(по местному - регемнент). А комбатом мне в ТОЙ жизни повоевать довелось, думаю и ныне смогу не хуже уже отборное подразделение натаскать. Тем паче, что в "Королевскую Гвардию" действительно вволю пороха понюхавших искал и вооружение они себе из трофеев лично по руке подбирали. Да ещё два раза столько загрузил боевого железа, свинца и пороха в трюм про запас Артём. Даже посулил "декоративные" пушчёнки с бригантины так же в Курляндии оставить. У Данилы, в его ДОЦе, к ним по хорошим чертежам уже не морские, а полевые лафеты на больших колёсах сладят. Что бы могла одна лошадь(или 3 пушкаря) по полю боя семипудовую полковушку перемещать. Опробуем революционную тактику, которой только через десятилетия надлежит родиться и сделать Швецию империей.
  
   Думала Мария Владимировна, что это ей ради чести и парадов почётный караул выделен, и преисполненная благодарности изыскала возможность лейтенанта отблагодарить(хотя не исключено, что это уже зародилось большое и чистое чувство). Пусть так и дальше думает, и желательно что бы не только она одна. По прибытии, действительно шагистикой да марш-бросками, гвардейцев мой зам по физо и строю погоняет - хуже не станет. Какое-никакое, но отчасти вырабатывается боевое сплачивание и с местностью ознакомление, а как сам выберусь в Пилтене, то и другого рода учения проведём втихаря. После, возможно, и в боевой обстановке науку побеждать отработаем. Но до того ещё много ПЕРВООЧЕРЕДНЫХ дел следует переделать, но самому всюду не поспеть. Вот и распущенные по хуторам финны должны к Орешку стягиваться начать, дабы дальше подкреплением сточившемуся отряду Ермака направиться, а самому мне их вести недосуг.
  
   Потому то, в помощь назначенному временным начальником маршевого лыжного полка, невесть как здесь затесавшемуся письменному голове из под Рязани Даниле Чулкову, вызвалась идти в Сибирь Женя, по всему получалось - комиссаршей. Вместо кожанки кожушок сгодился, а вместо "Маузера" - "Стечкин", но знал я точно, без её воли на комиссарское тело никто не покусится. И развернула она свои сани обратно на восток, как только закончили мы в Иван-городской крепости народ к штурму готовить. Уверена была в успехе моего предприятия, как и я в ней. Да и после, во время "сеансов ментальной связи", убеждались постоянно, что дела друг у друга согласно планам продвигаются. Нынче же, в компании другого воеводы, князя Андрея Шуйского, уже после Орешка отпустившего свой отряд Плескавсего ополчения по домам, вели мы вдвое больший свейский отряд на Москву. Но не подумайте плохого - только представиться и потом честно царю-батюшке на юго-западных рубежах служить. Очень мне понравился Андрей Иванович, и как командир, и как человек, и как верный товарищ. Но знал, что в ТОЙ истории казнит его в Каргополе в 1588 году, дорвавшийся до царской власти Бориска. Пытаясь конкурирующий древний род Шуйских под корень извести. Только не вышло, довелось уцелевшему представителю клана - князю Василию так же в царях походить, хоть вот он то меньше всего того достойным являлся. Но даже этот придурок тщеславный на высшую меру не заработал, как впрочем и Годунов сам, до того как принялся неугодных мочить - ВСЕ они могли пользу себе и людям приносить если бы пвл поумерили. Иначе на Руси и вовсе народа не останется. Требовалось в несовершенный процесс вмешиваться, но опять без горячки, дабы против себя всю эту грызущуюся между собой свору не объёдинить. Внешние противники их не страшили, а вот конкурент мог.
  
   К счастью, пока я, как дитё ещё малое, страха внушить не мог, тем более природному царю, правившему пол-века. Не смотря на то что имел уже международное признание мальчишки с драчливым характером и получившим пиратское воспитание, твёрдо знал, что солдат(а царь тем более) ребёнка не обидит. Дядю Ваню я глубоко уважал, не обращая внимания на прочитанную про него чушь. Принято считать, что историю пишут победители, но на самом то деле её пишут те кто умеет писать. Невзрачный, прыщавый и обиженный за урезание пайки монах(предтеча журналюги или щелкопёра типа Резуна), в дерьме вымазать обидчика больше возможностей имеет, чем тиран в крови народа утопить. Вот и Иван Васильевич несправедливую репутацию в истории заимел не потому что являлся "Террибл"(Ужасным), а потому что "элиту" и монастыри зажравшиеся не докашмарил, и бороды божедурью всему повально не посбривал.
  
   Прагматичные китайцы, оценили деятельность Мао единственно верной на 70%, "Грозному" можно было и 90% не пожалеть. Ибо даже для вступления в Ливонскую войну он выбрал самый лучший момент - Смута реформации очень ему задачу облегчила. Сходу взятые 20 неприступных крепостей тому доказательство. Да вот предатели, как внешние так и внутренние, да остолопство наше природное, победу украли. И понять царя можно даже когда Новгород карал - в воздаяние за попытку измены. А как не стало сильной руки, то в 1611 году без боя шведам город сдали. Но о роли личности в истории порассуждать иное время поищем - пока же следовало этой самой личностью становиться, и продумать следовало всё, вплоть до мелочей.
  
   Наперво вспомнить, что по одёжке на Руси встречают. Но тут то всё в порядке, хоть на войну парадную форму и не берут. Зимний комплект одежды Елисея, купленный во время посещения Шпицбергена, годился ещё - не успело тело столь сильно подрасти. Лично мне импонировало то, что в этом совместном норвежско-российском владении удалось купить тогда ребёнку очень модную в ЕС шапку-ушанку из натуральной овчины "Зимнюю меховую кадетскую ВМФ"(с вшитой в последствии под сукно титановой пластиной-тумаком). В порыве ностальгии даже офицерскую свою кокарду старую, со звездой, на головной убор воткнул. Теперь сие отличие являлось для окружающих предметом восхищения и зависти. Даже перо павлина - что б гудело на ветру, как ляхи для понтов делали, вставлять не требовалось. И без него чувствовалось что принц идёт. Князь Шуйский выклянчить цацку пытался или махнуть на что либо не нужное, но тут я был стоек, хотя и надежды не лишал. Что либо из имевшихся брынзулеток подобрать соратнику пообещал, если вести себя правильно и дальше станет.
  
   Не хотелось на абы кого "своих" свеев оставлять, а князь Андрей не только мне, но и им понравился, а такой контакт дорогого стоил. Потому весьма прозрачно намекнул представителю богатейшего клана, что помимо защиты Отечества, на западных рубежах, откроется ему возможность и капиталы фамилии с большой прибылью в нужный стране и весьма выгодный бизнес вложить. Ведь на Курских чернозёмах с сотки можно не 700 кило картошки собрать, а вдвое больше. А как там растёт свекла!
  
   Но главное, прости меня не родившийся ещё Демидов(впрочем Урал для него прибережём) там ещё и под чернозёмами и железа немеряно. Хотя, на то что бы всё это богатство освоить, одних денег недостаточно - работного люда так же потребно море. Да воинского, для охраны - граница то рядом совсем. Ну и спецов иноземных, в горном деле да металлургии секущих. И всех их не закрепостить, а как раз напротив - и "чужих" крестьян в Юрьев день переманить лишней полушкой желательно. Отобьётся она, как и налоги, с получаемых сверхприбылей. Железа в Курской магнитной аномалии всей стране на многие века хватит. А как выйдет на крестьянскую семью хоть 2,5 кг. чёрного металла, то и экономика, и военное дело революционно развиваться словно сами по себе примутся. Вот и перескочит страна через мутную формацию, как в ТОЙ истории Монголия. Попутно, как бы свой Рур или Рудные горы заимев, со всем из того вытекающим, и не соловьями курские земли прославятся. А что граница недалече, так может и к лучшему это. Пусть и с Запада к нам, пока не превратились а "небратьев", зробидчане бегут, всё ведь рядом и языкового барьера нет. Да и многовековая мечта украинского народа сбудется - станут их детки цэ-эуропейцами, ведь "мои" свеи с хохлушками породнятся. НО! Это второочередные задачи, пока же - ХЛЕБ всему голова. Ну и картошка, как второй хлеб, которая в "мокрый" год не вымокнет.
  
   Если Сами Шуйские, с "революционной инициативой снизу" перед дядей Ваней выступят. И с накопленной за века мощью приграничный регион осваивать уйдут. То может и удастся избежать резни среди правящих клик. И не протухнет с головы "рыба", перейдя затем в разложение всего тела. Страна ведь вдвое(пока или уже?) разрослась, так что глядишь и для прочих "образумившихся" дело(да прибыток) в соответствии со способностями найдётся.
  
   Но не с одним только князем я в дороге время коротал, попутно русский язык позднего Средневековья совершенствуя. Ещё и шведский разговорный жизнь заставила одолеть. Ибо много времени пришлось уделить тройке отобранных нами с Женей экс-пленных во время повальных мозгоковыряний перед штурмом Нарвы. Ощутил я в этих молодых людях врождённых коллег по основной своей военной специальности -военного инженера. Ведь на саперную роту меня в Афгане от нужды большой двинули. Резко вакансия образовалась(понятно почему?), но учиться для этого 5 лет не требовалось. Уже после первого курса умели мы мины ставить и снимать, да заряд ВВ рассчитывать. Со следующего курса начиналась специализация, меня, к примеру на "Форты" готовили. Учитывая в ту пору напряжённые отношения с Китаем, спрос на строителей ДОТов имелся. Но случилась иная война и долгие часы за кульманом оказались не востребованы. НО не забыты! Ведь от процесса удовольствие получал, творцом себя ощущая.
  
   Совсем не на полу-баяне меня в детстве мучиться хотелось, поскольку рисовать любил и в классе даже прозван был художником. Но в гарнизонной школе часы по рисованию себе завуч хапанула и особо выявлением талантов не грузилась. В в клубе обучали только народным инструментам(почти принудительно некоторым в бубен получали). Со временем к калялкам-малякам я охладел, пока в пятом классе, уже в Вентспилсе, не обнаружилось у меня "пространственное мышление" на Геометрии. И сам я только удивлялся почему явные очевидности прочим не заметны? Потом то же и на Тригонометрию перешло, а уже поступив в училище на Начерталку и так далее. Даже удовольствие получал от работы с альбомами, как некоторые от разгадывания кроссвордов. Дойдя на третьем курсе до Военной истории, прознал про Себастьяна Претра, маркиза де Вобана, маршала Франции, и заразился его бастионной системой. Пусть уже и устаревшей, в последний раз использованной в Порт-Артуре, но такой красивой! Добровольно тогда вызвался доклад сделать и прошерстил в научке всё что там имелось. Для меня даже заказ по межбиблиотечному обмену делали. Хотя это оказался не потребовавшийся трактат по сбору налогов. Вот теперь то я и втолковывал "коллегам" преимущества "звезды" не родившегося пока Вобана, и теперь они тащились от идей Гиганта военной мысли и отца французской физиократии. Хавая сходу революционные идеи и на стоянках подсовывая мне уже собственные разработки, порой даже на печной заслонке нарисованные и отчаянно ругаясь друг с другом даже за сущие мелочи. А на подходе к Москве приволокли уже они мне русского стрельца-конвоира и почти на пальцах втолковали что этот бывший крестьянин так же инженерный талант(а недалёком будущем). И они из него Человека сделают, в свою шарашку включив. Получил аудиенцию у Государя буквально на следующий день, дяде Ване не терпелось глянуть на объявившегося родственника, молва о котором принеслась раньше меня самого. Вначале, отвечая на вопросы, пришлось врать то что от меня услышать и хотели. Поскольку есть у большинства склонность судить не по делам, а по словам - на дурака не нужен нож ... . Потому трёп мой втекал в неиспорченные уши легко и крайне убедительно, ибо занимательный рассказ я разнообразил музыкальным сопровождением на баяне и детским фальцетом исполнял песенки типа "Йо - хо - хо и бутылка рома...". Пообещав, что как только появится Артём, то он про пиратов и приключения на морях расскажет много больше. Ведь я ещё маленький.
  
   Хоть и с богатым уже жизненным опытом и глубокими знаниями, ибо учил меня весь экипаж. Составившийся случайно из бывших буддийских монахов, самураев, философов и т.д. . Так что кодекс Бусидо, а так же размышлизмы о благородном муже Конфуция, искусстве войны Сунь-Цзы и прочие перлы Лао-Цзы, Цезаря, Платона, Томаса Мора и т.п. , накачены в меня оказались до предела. Вот такой я вундеркинд! (и ещё на машинке вышивать умею).
  
   Когда шоу закончилось и царь-батюшка отдохнуть соизволил, я так же настроился слинять вместе с прочей публикой. Но услышав в спину "А вас Штирлиц, я попрошу остаться!", струхнул изрядно и вообразил черте что. Прежде всего то что Царь так же попаданцем является. Но оказывается "под Броневого" частенько выражался не слишком давно скончавшийся(в 1557 году), почитаемый в Москве как Святой, юродивый Васька Блаженный(Нагой). Действительно в костюме Адама круглый год разгуливавший(видно с обменом веществ проблемы имелись). Меня не удивило то, что пророчества этого явного попаданца сбывались. После смерти Василия, в Москве объявилась масса аферистов, так же пытавшихся трудиться в этом, казавшемся спервоначала простым амплуа. И всех их дядя Ваня привечал, изучал, а потом отлучал. Я же вовсе не стремился оказаться в их числе, но по непонятным мне признакам, о том, что я являюсь по провидческой части - решил сам Иван Васильевич. Лгать царю нельзя, потому на вопросы ответил как гадалка _"Что было, что будет...", и честно признался в том, что грядут большие перемены, способные перетечь в не очень то хорошие времена, если большего не сказать.
  
   К счастью, участи предрекателей дурной вести, которых во все века сжигали люди на кострах, не последовало. Более того, сам Царь выдал спокойным голосом то что осведомлён про грядущую Смуту и добавил ещё то, что жить ему немногим более года осталось. Что-то в уме сложив, потом отняв, потом умножив и добавив что произойдет сие в 7092 году от Сотворения Мира по Византийскому летоисчислению, но как бы себе, тоном скорее облегчённым. Затем, впав вновь в математическую прострацию уточнил - отмучаюсь 28 марта, провластвовав 50 лет и 105 дней. И уже мне :" Спасибо тебе ВАСЕНЬКА(???), вновь ты меня выручаешь".
  
   Оказывается, этот самый Вася, в 16 лет "очистив великими подвигами и молитвами душу сподобился дара предвиденья и ..." (далее в переводе) - в 1547 году предрёк великий пожар в Москве, затем молитвою угасил великий пожар в Новгороде и так далее в том же духе, причём не только по огнеборческой части. А перед самой смертью в весьма почтенном, особенно в те времена, 88-летнем возрасте(вот уж действительно явный попаданец, мимикрировавший в эпоху своеобразным способом), предупредил Царя о моём ПРИШЕСТВИИ !? Вернее реинкарнации своей души в мой тело! Дождавшись "смены советника", наконец то Иван Васильевич получал моральное право более не цепляться за не сладкую свою жизнь, от которой изрядно подустал и готовиться к переходу в Мир Иной. Будет теперь кому за державой приглядывать. А если поможет мне Господь, то и потрясений великих Руси избежать удастся.
  
   Теперь поговорим о деле, сменил тему Государь и выдал вечные на Руси вопросы - "Что делать?" и "Кто виноват?"и взяв в руки перо приготовился конспектировать. Разумеется ожидая простых решений. Хотя сам за свою долгую жизнь убеждался не раз, что таковых не бывает. Ведь это только большевики лапшу лапотникам вешали - приплюсуй к советской власти электрификацию и коммунизм готов. А из за отсутствия колбасы и джинсов и псевдо-социализм развалился. Нельзя оказывается электричеством ни насытится, ни одеться. Даже для копанок на Курской магнитной аномалии (в дальнейшем КМА), помимо стоечного леса и шахтёров потребуется очень много чего. Как то : мотыги и лопаты, топоры и пилы, ... и множество вервия простого, пенькового. То есть сколько ещё производств развивать потребуется, сколько конопли ... не выкурить, а в канаты да верёвки свить.
  
   Однако, дорогу осилит идущий и задел у Московского государства уже не малый имелся, в том числе и материальный. Как раз в этот период ресурсы державы резко приросли - за месяц до моего прибытия от Ермака Тимофеевича из Сибирского царства атаман Кольцо навёз пушнины ясачной без счёта. А ведь это же мягкое золото, и если его не просрать, сгноить, разворовать, то только этого на индустриализацию страны достаточно. Хотя и здесь забывать нельзя, что на голый крючок рыбку не поймать. ВСЕ(!) средства из Сибири не менее века на развитие Сибири же и следует пускать. А уж потом, могущество России ею ТАК прирастёт, что веками Держава доходами с одной только ТРУБЫ жить станет. Ни паша, ни сея, ни строя, лишь гордясь всё общественным строем. До того будет у неё всего два союзника - армия и флот, а останется один - более сильный. И термин "Дело-Труба" превратится из синонима без-исходности в символ благодати и чёрной зависти соседей-лузеров.
  
   Ныне же срочно требуется все доходы от реализации сибирской пушнины пустить на оборудование одноименного (Сибирского) тракта. Не ожидая, пока словно грибы на нём прорастут Ямские станции и по бокам трассы, канавы для стока, вода сама промоет. Ещё бы гарнизоны стрелецкие вдоль поставить, дабы шпыни не баловали. И много чего ещё! Но и это не первоочередная задача Царской власти на текущий момент - страну необходимо к Великому голоду готовить, причём совместить сей процесс с пиаром и пропагандой заботы власти. Ведь и так за 16-й век цены на зерно в 8 раз выросли. Вначале четверть 8 копеек стоила. а ныне к 29 приближалась. Но вскоре, годА настанут, когда ни за какие деньги хлеба будет не добыть. Неурожаи всегда случались, и не у нас одних. Из памяти народной не стёрлась ещё беда 1560-1561, и катастрофа 1570-1571 годов. Когда "пихту ели и траву, и стерво. и многие люди мёрли". Ведь вслед за голодом на страну навалилась тогда и чума! Теперь же народу можно объявить то что по завещающим предсказаниям Василия Блаженного, народу ЗА ГРЕХИ насланы "длинные" испытания в 1587-1591 годах, а если не исправятся грешники, то с 1600 , голодомор три года гулять по Руси станет.
  
   Только не лбами пол бить следует, а переходить на новые сельхозкультуры, более продуктивные и стойкие к непогоде. Как раз в эти же годы пираты завезли домой в Британию из-за океана картошку, и за век население только в Ирландии удвоилось. Чего и Руси желаем! Но сухая картошка горло дерёт, потому её сдобрить маслицем потребно. А коровка - есть лучший аппарат переработки Богом дарованной травы в ценный белковый продукт. Но не только этот бонус даёт ГОВис - она и главная сила ВПО, ибо гадит. А всем известно, что ГОВно было давно, а нынче станет удобрением, после того как окажется из него выделена селитра - основной компонент при производстве пороха. Такой поток информации в 16-м веке воспринять мог далеко не каждый, но не даром царя Ивана считали или безумцем или гением. Мне удостовериться выпало удовольствие в верности второго, а остальные видно по себе судили. Потому то и юродивых - религиозных пассионариев, умел он различать и прислушивался к ним. В 1570 году, только приехав во Псков, от блаженного Николы услышал :"Довольно! Убирайся домой!" и Царь тут же без выяснялок укатил взад. Такое "послушание" далеко не каждому дано, так что и на мои "озарения" не требовал он мотивирования. Очевидно в целях сбережения времени и сил - ведь успеть натворить в оставшийся ему прожить "дембельский аккорд" требовалось ну очень много. И сделать это не мог никто кроме него!
  
   Слишком крутой авторитет этот тоталитарный правитель заимел за долгие годы эффективного правления, и даже ненавидевшие его прогнулись, смерти либо своей, либо его ожидая и мечтая сплясать на костях тирана. Этакие "Хрущёвы и Ко"! Но ведь уже мокрый воды не боится, и раз всё равно бякой в историю входить-выходить, то есть смысл хоть дверью при этом хлопнуть посильней. Не сжигая города как Нерон. Следовало самому писак-интерпритаторов, возомнивших себя монополистами на правду о делах Ивана"Ужасного", опередить. Требуется в Историю своей нетленкой войти, и не надо для этого шедевры типа "Поучения детям" или "Украина - не Россия" сочинять. Печатные мощности ограничены. Но вот единственный листок напечатать с Незыблемыми Заповедями(Конституцией, Устройством, или как то иначе назвать возможно), обязательными для дальнейшего оглашения перед народом, технически возможно. Даже тысячным тиражом - что бы никто потом не сказал что не знает. Ведь специально Лета 7058(1550 г.) Царь Земский Собор собирал и "Судебник" все сочиняли-утверждали коллегиально, что бы в пункте 88 оговорить, что крестьянин "за неделю до Юрьева дня и неделю после" имеет право помещика сменить. Там и налоговая система разжёвана чётко: "в поле - 1 рубль и 2 алтына со двора, в лесах - полтина и 2 алтына", а не введённый Петрушей "подушный налог". То есть прогнули Закон под себя господа рабовладельцы, ход истории повернувшие вспять и тем своих потомков обрекли на погибель.
  
   Беременное Смутой общество, ещё волей и авторитетом сильной, харизматичной личностью лидера-монарха, возможно было направить не на разрушение, а на создание светлого образа политического будущего. Которое будут источником вдохновения для большинства населения. Тут тематик масса : "Мы не рабы - рабы не мы", "Один за всех - все за одного", "За Уральским камнем - Воля", "Разрядные книги - в огонь" и т.д. . Откроированный (дарованный монархом) Основной Закон, опередит даже принятую в 1660 году Конституцию Сан-Марино, и помимо утилитарных функций послужит так же консолидации общества. А главное - упасёт страну от Борисок на царстве(и им подобных Лже-Дмитриев и как бы Романовых).
  
   Целую ночь диктовал Царю то что мне в подкорку десятилетиями вбивали, и вот пригодилось неожиданно. Удивлялся только тому, что встретившись с больным, уставшим от жизни человекам, видел как вновь наполняется он силами и молодеют его глаза. Вновь появилась у человека цель в жизни, как и понятны стали пути её достижения. Как с многоголовой гидрой, с думающей только о собственной выгоде боярской элитой боролся он всю жизнь, и уже согласился было умереть с мыслью "Мафия бессмертна!", но тут появлялся шанс жилы ей подрезать и упускать его Государь не собирался. Ведь все эти "Курбские и Ко", не державе, и тем более не народу русскому служили, а лишь собственному благу. И уходили служить Литовскому князю,(да хоть туркам или татарам) если там становилось выгодней. С завоеванием Сибири и открывающимися при этом возможностями, побегут теперь они назад, да ещё ясновельможных панов с собой изрядно прихватят. В ТОЙ истории, прослышав про Московского царства ВЕЛИКИЕ приращения, запросится с Запада, Ивана наследнику - Фёдору"Блаженному" служить почти полторы тысячи шляхтичей, свои клинки предлагая, о любви к Коханой Паннонии позабыв. Теперь их набежит в разы больше, причём не только польско-литовский рубак. "Сияющий град на холме" приманит лучших, из погрязшей в крови Европе.
  
   Конституция и для этих бойцов(и не только этих) может путь к благоденствию указать. Ведь в Польше шляхты не менее 10% населения, а в некоторых воеводствах и до четверти доходит, то на всех меченосцев крепостных рабов не хватает, да и землИ у многих из них так себе. Вот и остаётся им единственный путь бежать в ту Державу, где рабство отменено !? Ибо ГРЕХ христианину христианином владеть, НО про бусурман не говорится ничего. Как раз напротив - если им можно нас порабощать, то почему мы не должны? На "вольном" Дону рабство до 19-го века существовало(но не афишировалось), как и в 21-м на Кавказе. Значит тем, кто без рабов жить не может прямая дорога на южные рубежи. Набирай там в боях и походах "скота словесного" сколько можешь, или ... , хлопотное это дело, не всем по зубам. Но и надел неслабый жирного чернозёма, так же хорошим бонусом является - так что обманутых не будет. То есть в заслон обрезанным профессиональным авантюристам, выставим мы добровольно собравшихся их коллег, но цельноконечных.
  
   Следует учесть, что до эры пропагандиста-агитатора-организатора(то есть газеты) на Руси ещё века пройти должны. И если первый, пусть и разовый, массовый печатный документ от имени Царя-батюшки в народ(даже почти неграмотный) запустить, эффект получится уникальный - зазубрят Основной Закон как "Отче наш" повально все. Если же пункт добавить, что внесение поправок не ранее чем раз в век производить, то на пяток поколений людям мозговое занятие гарантировано. Ведь об идеальном государстве ещё Платон трактаты сочинял, но у него никак без рабов обойтись не получалось. После, ещё множество умников додумывалось до "единственно верного учения". Причём в большинстве своём настроенные силой вести человечество к счастью. Если их своевременно не останавливали - как раз только что Кампанелла принялся свой "Город Солнца" творить, с общими жёнами и детьми(и наверняка венерическими заболеваниями). Сочинительствовать права приходилось тому в застенке, может по этому готов был потреблять всяку бабу, что по разнарядке выделят(ту не спросив).
  
   Потому то мы за "самыми передовыми" идеями гоняться не станем - за модой не угнаться, ограничившись минимальными правилами человеческого общежития, с учётом специфики национального характера и особенностей территории и климата. Сделав упор на трудно-определяемое слово ВОЛЯ! Даже в качестве гимна предложил и исполнил под гармошку :"Широка страна моя родная..." - дяде Ване понравились и текст, и мотив. Да и населению наверняка понравится так же - уйдёт песня в народ, а пока же мне следовало её с Кремлёвским хором, под аккомпонимент сопелок и бубнов разучить. Да и как с полу-баяном обращаться(то есть нотной грамоте) местного Бетховена за неделю наставить. Я даже инструмент свой верный в дар Державе посулил поднести(у меня на бригантине ещё и новый имелся). Чем царя Ивана обрадовал весьма. Имелась при Кремле мастерская муз.инструментов и тамошним умельцам указ спустили по царски простой :"Превзойти!". Ослушаться "Грозного" было чревато.
  
   Пришлось и про остальной набор гос. символов помозговать. Герб - в виде Двуглавого орла уже от Византии переняли, да и до триколора , Иван Грозный брал Казань под сенью хоругви червоной с образом Спаса Нерукотворного. Тонкую работу вышивальщиц предложил я дяде Ване оставить в виде личного штандарта. Для "широкого пользования" посоветовав чуть упростить прапор. Заменив Нерукотворный образ хотя бы Вифлеемской звездой(с кокарды МЧС), и обязательно волны синие с белой пеной по низу полотна пустить. Получив слегка "улучшенный" флаг ЛССР(приобретённых ТОГДА по случаю, их в форпике бригантины с дюжину хранилось).
  
   То есть не с елки люди слезли и древние обычаи ломать смысла не имелось. Но вот ту пустующую нишу, что заполнил только Пётр более чем через 100 лет, издав первый "бренд-бук" - "Символы и емблемата", следовало успеть заполнить. Дабы в дальнейшем, низкопоклонники перед Западом не захламили Державу с древней СОБСТВЕННОЙ уникальной культурой адаптированными старыми алхимическими и оккультными символами. Масоны уже начинали в Европе в моду входить и противостоять им следовало жёстко, в том числе не перенимая враждебную символику и девизы.
  
   На эту нашу уникальность напирая, не только внутреннюю, но и внешнюю политику строить следовало. Не выпендрёжа ради, а консолидации вокруг православных символов всех людей, где бы они не жили. Не променявших ещё Веру Отцов на кружевные трусики, ставшие для продавшихся их символом и стягом. Уже создал православный князь Вишневецкий на острове Хортица Запорожскую Сечь, став первым её гетманом. И даже с Царём Иваном на пару, на татар в поход сходил. Но вначале Сигизмунд 2-й Август три сотни казаков посадил на жалованье, а после, даже не знавший ни одного из местных наречий, Стефан Баторий, расширил реестр до восьми сотен. За злотые передали казаки Гетманство латинянину. Но не всем такое легло по душе, и кроме Днепра казацкие сообщества сбивались так же на Оке, Хопре, Дону и прочих южных реках. Вот для них то и надлежало узаконить Православный Реестр, ничего нового не придумывая. Тогда казаки сами определятся служить ли под крыжом папским, или Третьему Риму.
  
   Так я опять на свою (и дяди Вани) головы столько забот нашёл, "ах спаси Аллах". Врагов и завистников так же настроил свору огромную, ибо "допуск к телу" монарха, является даже больше чем валюта, а тут пришлому мальцу сразу такой кус без долгих лет подличанья и пресмыкательства. Очень в таких делах опытный Государь, смекнул сходу, что ждёт меня с лучшем случае мышьяком посоленный супчик, и решил принять меры подстраховки - приставив наихитрейшего царедворца, да так, что беречь тот меня станет не за страх, а за совесть. Как раз у ближнего боярина Годунова Бориски дщерь народилась, и решил Иван Васильевич слугу верного поощрить сватовством меня к младенцу. Такого рода договорняки в ту пору повсеместно практиковались и сие обручение изрядно статус ушлого татарина при дворе поднимал. Меня такой вариант так же устраивал, ибо знал, что дева созреет красоты неописуемой, да в добавок окажется умна, воспитана и образованна. И на ближайшие как минимум полтора десятка лет меня никто матримониальными заморочками отвлекать не станет, а "для здоровья" - не в счёт. Хорошо что в карманчике отдельном, носил я как бы крестик - купленную Геней ещё, при посещении Израиля почти бижутерию. В переводе с шекелей на баксы примерно за 40 гринов - так же Вифлеемскую звездочку из серебра с кристаллами Сваровского. Вот и передал я эстафету от одной суженной к следующей - пусть хранит для меня ребёнка сей амулет. Но столь щедрый дар всех поразил, тем паче, что я сдуру честно ляпнул, что приобрёл его на Святой Земле, заставив окружающих очень сильно задуматься и на отрока совсем другими глазами посмотреть.
  
   Затем наступили совсем не серые трудовые будни, заполненные до предела. Прежде всего потребовалось переехать в Александровскую слободу, ибо там находилась первая на Руси "консерватория". Куда Царём собраны были лучшие певчие и музыканты. А лучшими из лучших были Иван Нос да Федор Христианин - их то я и учил ускоренно на гармошке играть, попутно о нотах азы выдавая. Получалось просто изумительно - схватывали истинные профи всё на лету, да и старались оба изо всех сил, чуть баян не порвали, будто на колхозной свадьбе. Хор так же, весьма неожиданно от духовной музыки на державную переключился без проблем, и бонусом к гимну разучили мы разумеется "Чёрного ворона".
  
   Так же в слободу принялись сгонять ко мне всех загулявших коровок, ибо термос с элитным биоматериалом мною с собой взят был из морозильника бригантины и нынче требовалось срочно выработать его содержимое. Как зоотехнику-осеменителю себя проявить получилось во всей красе. С приближением весны начну и кобылок осеменять, и команда в Конюшенный приказ дядей Ваней уже поступила. Но самым ответственным каждодневным трудом явился кастинг школяров, которых обязал Иван 4-й готовить духовенству ещё на Московском Соборе 1551 года. Значит грамотных людей в Царстве хватало, но мне требовалось отобрать лучших из лучших для дальнейшего их обучения по спец. программе. Отобрал дюжину самых понятливых, присовокупил к ним трех свеев пленных, да стрельца, что нашёл для инженерного образования пригодными, и сходу им все четыре арифметических действия растолковал, а таблицу умножения даже зазубрить заставил. Видеть довелось как у народа дым из ушей шёл! После чего, мозговым штурмом разработали мы типовой план "вобановского звёздного" земляного бастиона. Рекомендованного для возведения в цепи Южной Оборонительной линии. Как Царь утвердит, то разработчикам и копать-строить - инициатива наказуема. Впрочем, самого толкового отобрал я для себя - без секретаря уж слишком напряженная жизнь у меня выходила. К тому же, этого здорового бугая и в роли телохранителя натаскать возможно, а то маленького мальчика всякий обидеть может.
  
   С помощью Жени процесс двигался бы качественней и быстрей, но пра-пра-... -бабушка Олеськиного тельца в настоящий момент вместе с усиленным батальоном финских лыжников пережидала самые лютые морозы, Уральский хребет перевалив. Ментально наша "радио-связь" не прерывалась, и я по полученным описаниям сделал вывод, что на месте её зимовки в ТОЙ истории стоять будет славный град Е-бург. Но не Ельцин... , хоть алкашу "благодарные(обкомовские) друзья" здесь "Центр" воздвигли, а всего лишь Екатеринбург, в честь никогда здешние края не посещавшей императрицы. Нет правды на Земле! Впрочем, ныне ошибку природы исправим - "передал" рагане указивку, дабы на стоянке народ балду не гонял - всех на лесосеку. Как крещенские морозы кончатся и встреч солнца двинутся дальше, то толику финнов в месте этом оставить на постоянку, да острожек-факторию закладывать начнут. Название ему согласую с Государём и позже сообщу.
  
   Так за заботами и зима на весну перевалила и собрался я по последнему зимнику ещё и к "родителям" поспеть доехать. Только-только завершил огромнейший объём сезонных работ по "улучшению племенной работы к Конюшенном приказе". Жеребой кобыла ровно год ходит, и если родит не к молодой траве, то жеребёнок рахитичным вырастет. Уже мне и возы в путь собрали почти, но тут заявилась на Москве наконец делегаты от шведского короля - перемирие пролонгировать.
  
   Чувствовалось, что накрутили их в Стокгольме серьёзно. Да к тому же прознали наверняка про то что за заключение мира желал Стефан Баторий, помимо всей Ливонии, ещё и 400 тысяч золотых червонцев получить, что бы компенсировать убыток от снаряжения войск. Но явно не знали, что Иван Васильевич его ослом в ответной грамоте обозвал и сошлись на ничьей. Свеи так же по нахалке планировали бабла с Московии срубить и уже речи наглые вести принялись, но послал дядя Ваня гонца тогда за мной.
  
   Королевич Ливонский Елисей так же является равноправным участником переговоров, более того - крайняя компания велась целиком его силами. По совести, раз Ингерманландия(Ленинградский уезд) мной на саблю взята, то мне ею и владеть. Этакий буферный лимитроф образовался - Ингернское герцогство. Так что если желаете и далее "Войну за дрова" продолжать(а что ещё в Кемской волости взять то?) - то это ко мне, а сие чревато последствиями. Принялись тут послы орать что не честно колдовством армии переманивать и прочий бред - это они про гибридные войны не слышали! Да и в их делегации так же явный кудесник имелся - много таких среди чуди водилось. Но как от недоброго глаза защиту ставить меня ещё Геня научила. Так что сложил я на левой руке пальцы крестиком, а правой в кармане дулю изобразил и пусть маг от натуги хоть лопнет! Далее заявил, что если по весне из Стокгольма уже пол-лимона(для ровного счёта) червонцев не дождусь, то сам туда приду и возьму больше, а город сожгу. А денег таких свейский Юхан и не видел никогда - нищий он был. После чего переговоры зашли в тупик, но "гости" изрядно перетрусили - открытие навигации было не за горами.
  
   В цейтноте совершили эуропейцы очередную глупость - попытались меня порешить. Совсем чужими руками не вышло, в спешке только пару душегубов сумели нанять, да придурошных к тому же, вот и пришлось магу из делегации с ними на лиходейство отправиться, что бы на жертву указать. Перед тем секретарю-охраннику моему варённого вина(водки) стакан на халяву налили, и когда я вышел на улицу, тот и осоловел. У меня же с виду даже засапожного ножа не замечалось. Что дитёнку такому, что курёнку - голову свернуть дело плёвое. Но как только троицу злодеев узрел, то и о намерениях их сходу сообразил, поступая уже на рефлексах. Глока со мной не имелось - тяжеловат он ребёнку для повседневной носки, да и на виду всегда. Но про то что незаметно в левый рукав под мышкой вшиты ножны, на манер шотландского "скин ду" с добрым маленьким клиночком фирмы Колд Стил не знал никто. Им то я первого идущего на меня и угостил неожиданно. Да ещё туда, куда взрослые дяди сапогом бьют, а я же просто смог дотянуться, получилось очень больно нехорошему человеку. А оставшейся парочке ещё хуже вышло, ибо под мышкой справа носил я ещё и 9-мм МР 451. ИЖевский "Дерринджер" - дешёвый и незаметный, но мощный на столько, что положил сразу обоих насмерть. Донесли уже к вечеру, что по слухам королевич Елисей семерых супостатов одним ударом мужества лишил. К утру цифра поднялась до двадцати трёх, а насмерть забил - без счёту!
  
   На этой волне народного негодования пообещал и с остальными бесчестными переговорщиками так же поступить, те и повелись, не захотели как их чародей в кастратах оказаться. Потому и согласились на Вечный мир, без территориальных претензий, то есть и Карельское Приладожье согласились вернуть, если я в деньгах уступлю. Сошлись всего лишь на тонне серебра, тут уж я уперся - ведь в ТОЙ истории такую сумму свеи с истерзанной Смутой Руси за мир содрали. Если С.Баторию письмо дядя начинал со слов:"Мы, смиренный Иван Васильевич ... ", и весьма разумно понимал он, что нет другого пути как перед реальной силой прогнуться следует и остаётся только торговаться, то уж на послах Юхана я душеньку отвёл. Владение инсайдерской информацией дорогого стоило, и приятно было наблюдать как сдуваются понты посетителей. Нынче, на :"Что передать мой король?", ответил :" Мой пламенный ... ! Сам ему всё скажу в мае, а главное сделаю ... - нам ветеринарам это легко. Если до того в Орешке тонна серебра не окажется".
  
   Глава 5
   У семи Шмидтов сын...
   Как ветром сдуло чопорных послов - надлежало в нищем королевстве всю серебряную посуду в монету переделать срочно. Удалось нахалов в блефе превзойти, весь свой дар убежденья до самого донышка вычерпав. Что не есть "Гут!", ибо Женя через тысячи верст подзарядить не могла, а впереди ждала меня встреча с самым опасным для Царства Русского врагом - Баторием. Не только огромными ресурсами располагавшим, но имевшим так же университетское образование и светлый разум, а так же неимоверное тщеславие и смелость. В качестве демонстрации "прогиба" уговорил я дядю издать Указ о переходе на Григорианское летоисчисление. Только что Папой Римским изобретённое и с большим трудом Европой принимаемое. В Риге например, "Календарные беспорядки" несколько лет длились и немало крови стоили. А со стороны Московии, сие неизбежное в конечном итоге действо, преподнести можно было как шаг с сближению в вере дающей отсрочку очередной войны.
  
   Требовались России хоть пару десятков лет покоя и разумного управления(а лучше век), дабы без спешки откушенный кусок переварить с пользой. Чего в ТОЙ истории как раз и не случилось, но всё равно, не смотря на бунты, войны, оккупацию, и крайне дурных властителей, через век, на сделанном Царём Иваном заделе, экономический рост Державы составил 700%. Если Иван IV еле миллион рублей в казну собирал, то ПетруI уже 7 лимонов "с неба" капало(которые он бездарно транжирил). Ведь стронувшиеся с насиженных мест в Поруху, на более доходных землях осели и расплодились. Нынче, шанс к гораздо большему благосостоянию людей, и как следствие страны, оказался предоставлен и не воспользоваться им было грешно. Только требовалось сложить три недостающих компонента : МИР, ФИНАНСОВЫЕ и ТРУДОВЫЕ РЕСУРСЫ. Социально-правовая организация Московии в изменении не нуждалась. Она на века опережала ВСЕ считающие себя передовыми европейские государства. У Руси уже имелись Хартия вольностей, суд присяжных, земское самоуправление и свободный мужик. Всё это "по старине" уже действовало и документально было узаконено! Государь смог отстоять народ от порабощения элитой(в том числе и церковью, ибо она в последствии стала главным рабовладельцем в стране) и потому был ею ненавидим и всячески саботировался. Введение Конституции не расширяло бы её права, а напротив -значительно затруднило возможности, даже при слабом правителе, развернуть государственный корабль вспять. И гарантом послужит листовка с текстом Основного закона, который как и Отче наш, с детства зазубрит каждый - и мужик, и боярин.
  
   Дабы не озлоблять амбициозную, но малограмотную верхнюю прослойку, требовалось подвигнуть её к саморазвитию и проявлению деловой инициативы. То есть превращать из рантье в предпринимателей. Слышимый до этого скулёж о том что мужики разбежались и потому более службу государеву нести возможности нет, требовалось прекращать. Надежду оставить и дать возможность истинным управленцам и ратникам служить - но за государево жалованье. Прочим же надлежит превращаться в буржуазию, в соответствии со способностями - хоть мелкую, крестьянскую, а кто не сможет ... туда им и дорога. Их место займут более достойные. Социальные лифты не только вверх возносят. И без этих завершающих реформ все перед тем страной пережитое теряло смысл, ибо даже при Царе Иване не всё мог из им сотворённого уберечь.
  
   Примером могла друкарня послужить, созданная его указом в самом начале правления - в 1553 году. Но Иван Федоров, даже издавая только религиозную литературу, ощутил огромное противодействие монастырей, которым бы радоваться следовало из-за того что паства получит дополнительный канал просвещения. Но о людях думали черноризцы только как о потребителях, которых может отвлечь более дешёвый продукт. А ведь в монастырях налажен был бизнес по переписыванию Святых Писаний. В нем задействованы были сотни, если не тысячи монахов, и терять монополию они не желали. В итоге первый в Москве Печатный двор оказался святыми отцами сожжён, а Фёдоров и Мстиславец с соизволения царя увезли шрифт и матрицы на Запад - латинянам они конкуренции не представляли. В 17-м веке в Москве даже газету "Куранты" в рукописном варианте издавать стали. Рукоблудники!
  
   В частности и по этой причине следовало мне спешить в том же направлении, дабы успел Иван Фёдоров листовку с текстом Конституции напечатать. Ибо знал, что в этом году умрёт первопечатник земли русской. Но до центра Русского воеводства, коим Львов являлся, надлежало прежде мне заехать до любимого града Стефана Батория - Гродно, и перед этим королём предстать. И всё время по неспокойным средневековым дорогам с весьма малочисленной охраной, но исключительно по твёрдой уверенности, что ничего плохого со мной приключиться не может. Ведь даже когда на острове Ореховом предложил я атаковать самоубийственной "свиньёй" - то так же уверен был в нашей неуязвимости. И когда потом успел краем глаза заметить что фин в мою сторону резко рукой махнул, то на автомате голову наклонил и выпущенный умелой рукой пукко, вместо горла стукнулся р титановый тумак в шапке - дырочку потом зашивать пришлось, а того метателя по имени Херманни, в свою охрану вербовать. Что оказалось очень просто, поскольку оказался я первым у него выжившим, а это - ЗНАК!
  
   Не объяснять же Герму(пришлось имя чуть облагозвучить), что таким приемом ещё мой дед в Финскую пользовался, и предписывалось подставлять каску по Памятке красноармейца. По хорошо наезженному за зиму санному пути до Гродно добирались не долго. Перемирие вновь позволило купцам заняться привычным своим ремеслом и Русь Московская во всю принялась торговать с Русью Литовской. Наша пара саней так же двигалась в составе одного из последних зимних купеческих караванов на Запад - бизнес пытался выжать из белого пути максимальную прибыль. Слишком долго мешала ему это делать затянувшаяся Ливонская война и лихорадочные попытки наверстать упущенные барыши были понятны. Многократно возросшие именно во времена правления Ивана Васильевича, одолевшего Казанское и Астраханское ханства и получившему по Волге прямой выход к Каспию и Персии(с её ништяками) через него. Тут бы братским народам-транзитёрам кинуться взаимообогащаться, но если войны разжигают - значит это кому нибудь нужно. И пусть русские рубят русских, ради доходов Ватикана. Успевшего за многие века своего существования накопить огромный опыт и постоянно совершенствуясь для новых захватов. Нынче на передний край борьбы выступили иезуиты - вобравшие в себя ум и коварство, и потому особо опасные. Вот кто умел учить и готовить себе кадры высшей квалификации. Закончивший Падуанский университет Баторий был из их числа. И став королём и великим князем, сам уже успел переформатировать иезуитский коллегиум Вильнюса в Академию и Университет. Попутно, в прошлом 1582 году уже открыв иезуитские коллегиумы в Полоцке и Риге. Я знал, что в 1586 году откроет ещё он такой же и в Дерпте, п когда тот станет университетом, то своим основателем считать там станут Стефана Батория. На Брест и полюбившийся королю Гродно, даже у всемогущих иезуитов кадров не хватило.
  
   Ехал я из Москвы в Гродно в компании так же там побывавшего иезуита и папского легата Антонио Поссевино, усиленно уговаривавшего Московского Царя к присоединению к Унии, но успехов не добившегося. И потому уже "приговорившего к высшей мере" российского монарха. Как к физической смерти, так и к моральной, ибо это с его подлой подачи пошёл гулять по Свету слух, что Царь Иван сына убил. А в 20-м веке, когда вскрыли могилу царевича, то обнаружили, что череп у него не проломлен. Зато нашли в костях сверх-доз сулемы, как и у самого Ивана Васильевича, и матери его, да и любимейшей первой супруги тоже. Князь Бельский на пару с Годуновым яд в лекарство царю подмешать обещали. Но тут я будто бы не зная ничего "по секрету проговорился" легату, что смог у дяди Вани сентиментальные струны затронуть и тот ради меня уже на Календарную реформу согласился. А дальше-больше, сам Царь вроде и не против Унии, но боярского окружения своего боится. Потому хочет "по кусочкам" этот момент приближать, и если во мне не разочаруется, то лет через несколько, к Апостольской церкви Державу присоединит. Ради быдла надо бы знамения какого дождаться или хоть круглой цифры календаря. Без весьма дорогостоящей очередной войнушки, с которой, общий прайс затрат на "включение Московии в Европу" перевалил бы за пол-лимона! Вся нищая Ливония и половины того не стоила, да и у Речи Посполитой золотых россыпей на территории не наблюдалось. Так что из-за бабла можно было и с идеей повременить.
  
   Проще было сделать ставку на меня - всего такого фартового, куражистого и духовитого, да к тому же с "царём в голове"(или королём?). Тем более что я усиленно напрашивался на вербовку сам, правда с некоторыми условиями, но вполне выполнимыми - ребёнок, хлопая наивными глазками, всего лишь пожелал стать тем, кем уже назывался - Ливонским королевичем. Раз папе "дядя Ваня" корону не подарил, по пусть её подарит "дядя Стёпа".
  
   "В короли пойти хочу - пусть меня научат!". Так бы можно было одной фразой выразить те мысли, что транслировал я всю дорогу ушлому интригану-иезуиту, но в слух их так и не произнёс. Позволив легату до этого "додуматься своим умом", сам изображая из себя пластилин, готовый для лепки того что потребно Риму. Таким же способом взращён был ранее, даже на подконтрольной врагу территории в опереточном княжестве Стефан Баторий, владевший ныне Ржечью Посполитой, но не имевший наследников. Ржечь - означало Республика, и гонористые шляхтичи действительно считали что это они избирают себе круля, но как же ошибались панове. Демократия - есть самая продажная форма государственного устройства.И гешефт по формуле "На дурака не нужен нож!" не нов. Ватикану(как в последствии Соросам, Морганам и т.д.), со своими накопленными за века богатствами, совсем не трудно оказалось поставить во главе восточного своего форпоста верного, решительного и умного человека. Пусть даже не особо родовитого и не знавшего ни одного из местных наречий. После того как с престола удрал герцог Анжуйский, надвигавшийся бардак и анархию остановить могло только золото, мозги и твёрдая рука. Теперь Стефану требовалось готовить замену, но более, чрезмерно швыряться злотыми Папа не желал. Я же получался как весьма бюджетный вариант, при соблюдении всех необходимых внешних приличий - голубая кровь в жилах и мозги с волей наличествовали.
  
   Хотя некоторые затраты наклёвывались, ибо жалостливую байку о страсти к учебе, но отсутствии возможностей, всё же вслух проскулил. В ближайший университет - в Вильно, меня "любимые родители" отпустить побоятся, а программу, в прошлом году открытого в Риге коллегиума я уже освоил самостоятельно, и готов держать самый взыскательный экзамен. Но вот если отцы-иезуиты преобразуют и его в Университет, по сусекам поскребя в кадровом вопросе и финансировании, кузница верных и грамотных кадров, как и я лично, служили бы во Славу Божью. Как раз возможность имеется из одного из германских университетов профессора переманить на должность ректора. Уверен, что с работой справится - ручаюсь, а звать его Джордано Бруно.
  
   Куда более предметный разговор без всякой клирикальной чепухи произошёл у меня в Гродно с королём Баторием. Сам будучи честолюбивым циником, и о остальных он судил по себе. Не особо то и ошибаясь, потому на рекомендации обо мне Антонио Поссевино, как о добром католике, отнёсся скептически. Наедине в лоб меня и спросив, действительно ли так я хочу зубрить богословскую муть, как пытаюсь растрясти на Университет Орден Иезуитов? Пришлось мне импровизировать на ходу. Причём бить на наши ОБЩИЕ с ним интересы. Ведь Король владел одной из крупнейших СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ держав Европы, которая давала для войска людей и лошадей, но не меньше того требовался и металл для оружия и брони. Вот мне и пришлось как бы нехотя признаться, что на территории отбитой мною у шведов Ингрии и Карелии имеются огромные запасы руд чёрных и цветных металлов, вплоть до золота(и даже продемонстрировал как бы самородок). О которых король Юхан даже не догадывался. Потому то так легко и уступил мне эти земли, сочтя нецелесообразным продолжение дорогостоящей "войны за дрова". НО, если я у границ примусь драгметаллы хотя бы искать, война возобновится, и не уверен что фортуна мне тогда соблаговолит. Осёл с грузом золота откроет ворота любой крепости, но возложить такой груз на осла - дело стрёмное. Потому, ничего предпринимать не стану, пока не накоплю достаточно сил, средств и кадры не подготовлю рудознатцев, металлургов и т.д. . Так что Университет мне потребен не богословский, а горно-политехнический, морской и артиллерийский, но об этом тихориться потребно до последнего. И если дядя Стёпа мне поможет тоже королём стать, то с ним делиться придётся так же по королевски. Я - являюсь очень выгодным вложением.
  
   Умные глаза не раз битого жизнью человека долго и напряжённо почти что дырявили меня. В итоге Стефан заявил, что даже учитывая то, что воспитываться мне "повезло" среди пиратов, всё равно для того что бы на душу наросла такая воля к достижению цели, и развился разум, способный обхитрить иезуита, требуется очень мощный внутренний стержень, который только по наследству получить возможно. Прям : смел, решителен, характер нордический ... ! Мой мягкотелый и всё просирающий "папа" Маркус не обладает и десятой долей крепости моего характера, про "маму" - и говорить не стоит, да и что с бабы взять? Но с ней и он в связи состоял. Значит я и есть его прямой потомок? Принёсшая Стефану трон, престарелая и страшная как смертный грех Анна Ягеллонка, наследника Баторию так и не подарила. Но это не значит, что следа на земле от него не останется - рад он на старости лет увидеть что есть кому передать нажитое. Но тут уж я в позу встал, и заявил, что мухи с котлетами путать не стоит - и в наших с ним отношениях ничего личного нет - онли бизнес! А "мама" у меня - женщина честная, и в том никогда не усомнюсь. В добавок - ничего внешне схожего на "цыганистого" южанина Батория в обличии не имею, так что в бастарды не навязываюсь, ибо у самого "папа" - король. И если с ним случится что , то заказчик так же долго не проживёт - так мол меня пираты воспитали, согласно Кодекса Бусидо и Шаолиньских Заповедей!(Поверил ведь!)
  
   Не смотря на неучтивость и резкость при ответе, для дальнейшего сопровождения по Ржечи Посполитой, выделил круль из своей личной охраны десяток самых опытных бойцов, и меня со слугой-финном и секретарём-расстригой пересадил с саней, влекомых крестьянскими лошадками, в сёдла красавцев-скакунов. По вскоре наступающей весенней распутице иначе было ни проехать, ни пройти. К счастью, тело Олеся приобрело мышечную память к верховой езде ещё во время нашего проживания-работы на ферме у немца. Нынешний жеребчик хоть и оказался норовистым, но непроизвольно контакт уже у меня с ним наладился мгновенно, потому такая мерзкая дорога показалась бархатной. К тому же во время остановок, за еду и ночлег мне старший группы сопровождения более самому рассчитываться не позволял. Не крулевича мол это дело! Заставляя задуматься при этом всех присутствующих - круль то в округе только один имелся. Режим "всё включено" даже позволил мне получать некоторое удовольствие от свалившегося счастья - десяток опытных рубак являлись прекрасными сменными спарринг-партнёрами во дворах трактиров и крогов, где мы останавливались, а по утрам дожидались того что дорога хоть немного подсохнет - дабы подковы коней не слишком скользили по литовскому суглинку. Учили меня без скидок на малолетство, и потому требовалось постоянно думать и вырабатывать свой стиль фехтования - держа оружие последнего шанса - саблю, двумя руками - как самурай катану. Тогда противостоять сильному противнику случай у меня появлялся, и один из десятка поединков удавалось выиграть, причём без поддавков - просто с японской техникой никому кроме меня встречаться не доводилось. Хотя и мой опыт ограничивался в начале просмотром в ТОЙ жизни вместе с Артёмом роликов с "Кенжутсу" и "Яйджитсу", а когда он "заразился Востоком", то и драках с ним на синаях и боккенах. Пару последних, и нынче, для себя и своего спарринг-партнёра, я самолично выстрогал из сухих дубовых суков, и воплощал на практике бессмертный хит про кошку : "но тронуть её не моги за её малый рост". Ибо пока воин готовился отразить нападение благородного и равного противника, я бил куда мог дотянуться, и успевал по подлянке партнёра условно "лишить достоинства". Что как бы очень больно(не "забронируй" то место загодя), ну а когда такой финт не получался, то пользовался тем, что редко у кого на ногах имелись поножи. Впрочем, они и Голиафа не спасли. Но в основном же меня учили владению более надёжным, но и в трое чем сабля более тяжёлым оружием - бердышом, для наработки выносливости. Самая крутая качалка уступала не то что этому топору-переростку, а элементарной колке дров. Потому за карабелу шляхта хваталась только тогда, когда всё более серьёзное оружие было уже в бою просрано.
  
   С приходом тёплых деньков, от зимней формы одежды пришлось избавиться ещё в Гродно, но Баторий дал указание непременно доставить мои тёплые вещи с оказией в Пилтенский замок. Может какой годик я и не успею ещё вырасти из той удобной одежды, что приобретал на Шпицбергене. Хотя теплая и надёжная обувка уже слегка жала, так что переоблачаясь осенью вновь в зимнее, потребуется озаботиться добычей меховых саамских каньг, в которых заявились повально все финны, отправляясь в Сибирь. Теперь же, переоблачаясь в летнее, озабочен я был в первую очередь удобством одеяния, наплевав на европейскую моду. Посему от коротеньких штанишек-"фонариков" да гофрированных воротников отказался. Впрочем, польский стиль хоть и "при понтах", все же отличался разумностью и контуш с жупаном легли в основу моего костюма. Таскать и летом шапку-ушанку счёл излишним, как и прочую меховую экзотику, и титановый тумак перекочевал под подкладку суконной магерки у меня на голове - беречь её надо, ведь я ей ем. Поверх же всего накинул случайно оказавшийся в базарной лавке скромный сарацинский бурнус, очень смахивающий на привычную офицерскую плащ-накидку. Так же на польский манер переодел и пребывающих со мной слугу-финна и секретаря, тем самым визуально слились мы с охраняющим нас отрядом и выделить меня можно было лишь за малый рост(пока!), но на "гайдучёнка" внимание со стороны обращалось в последнюю очередь. Добавить к сказанному оставалось только то , что если крулем общался я так же как и с папским легатом - на латыни, то на территории Великого княжества Литовского, языком межнационального общения являлся русский, на нём, кстати, нам и подорожная была выписана. Хотя, прознав про то что десятник Донатас жмудин, попросил его говорить со мной на его родном наречии. И зная до того латышский, родственный литовский, наложился на базовый без затруднений. Смог "кульбект" с литвинами я до того как покинул эти красивые земли, въехав вновь туда где говорили на славянских наречиях - в Русское воеводство, то есть в Галицию. Ибо интересующий меня Иван Фёдоров свою типографию до Львова доволок.
  
   Я знал, что первопечатник доживает последний год и спешил в частности и по этой причине. Но до кончины надлежало ему последний, самый почётный заказ исполнить - Конституцию Царства Московского напечатать. За что предоплату и получил, побожившись листовки уже через месяц с надёжным человеком на Москву отправить. Затем, как бы исподволь, и типографию договорились мне завещать после смерти, но и тут я предоплату внёс ещё живому хозяину, посулив и подмастерьев на службу к себе, в придачу к прессу да литерам забрать. На том и расстались, но не на долго.
  
   Ибо и десяти вёрст от города не отошли по просеке, ошибочно именуемой дорогой, как наткнулись на классическую разбойничью засаду. С бревном поперёк пути и прочим злодейством численно превосходящих шпыней. На удивление хорошо вооружённых и умело этим оружием владеющих. Но ведь и каждый мой охранник не паркетным шаркуном в перьях являлся , а скорее предтечей драгун. Потому, сообразно сложившейся ситуации, пешему бою обучен оказался не хуже чем конному. Да и вооружён соответственно - помимо пары пистолей, и корабелы, имелась у каждого алебарда либо пика. Но главное - в стрёмном местечке сработала у меня чуйка и дать успел команду оружие к бою приготовить. Атака разбойника встречена оказалась дружным залпом, а затем сменилась контратакой. Нас стало больше чем шпыней. А затем закипела рубка, в которой и мне поучаствовать пришлось, ибо двуствольный мой пистолетик сработал как большой, и пользу принёс ощутимую. Рукоять пукко так же торчала из горла одного из нападавших, а копьецом павшего азартно орудовал финн, меня закрывая. Но тут обратил я внимание на дымок ружейного фитиля над поваленным бревном, и увидел что ствол в меня направлен. Всего то и успел, так же как ранее от ножа голову наклонить - подставив под пулю бронепластину в шапке. Повезло мне в том, что отрикошетил свинцовый шарик, только часть энергии башке моей пустой передав (акустика раздавшегося звона это подтверждала). Но не повезло прятавшемуся за моей спиной секретарю, в него отвернул предназначенный мне комочек смерти, правда и там сработав частично - только ранив. Ещё один из наших воев встать после стычки не смог, но первую помощь всем оказали сразу и обошлись мы без жертв. А врага жалеть не стали, после допроса пленных повесив. Знала босота не много, ибо набрал какой то немец их во Львовских трущобах именно на это дело. Нанимателем был тот стрелок, что в меня метился. Только пацану - моему ровеснику, жизнь мы оставили, за то что вызвался показать то место куда их вожак привёл банду, поджидать прохода нашего отряда.
  
   Донатас не стал время терять и двинул своих людей вслед за сбежавшим немцем, мне категорически в участии карательной акции отказав. Но дел и на месте боя достаточно нашлось, прежде всего извлёк кулю (так здесь звался смертоносный свинец) из груди несчастливого секретаря, которого трусость не сберегла. А затем обработал(благо горилки крепкой во Львове прикупили) и зашил раны пострадавших, второму ещё и лубок на руку наложил. Коновальские навыки ведь не пропали и даже обогатились травознанием. Ранней весной в этом месте только подорожник смог обнаружить, хотя и его хватило что бы гангрены у ран.больных не допустить. Когда гвардеец прочухался от горилки(на самом деле лучшей польской "Выборовки"), применённой не только для дезинфекции, но и в качестве анестезии, поведал он мне, что как раз родом из здешних мест. Хуторок родовой, где не то что отец с матерью, но и дед ещё проживает всего в паре дней пути, так что можно его там вместе с секретарём на лечение оставить и не беспокоиться, а как поправятся, то сами они прибудут далее службу нести. Тут и Донатас вернулся, разбойничье гнездо - вполне приличного вида фольварок, разорив, а его владельца посадив на кол. Одна беда, стрелок-заказчик и от туда в последний момент ускакать успел, а гнаться за ним на уставших конях смысла не имелось. Но зато затрофеили в крепком хозяйстве аж три воза, в конюшне для каждого по паре гуцульских лошадок для запряжки нашлось, а в кладовых - провианта нам в пути. Поверх мешков и корзин взвалили и раненных и повезли туда куда они покажут.
  
   На "Родине героя" нам обрадовались и встретили радушно, хоть и не слишком хлебосольно - к весне изрядно запасы подчистились и спасала округу уже подросшая "жирная" лебеда. Потому не нас угощали, а мы - "трофейным" харчем, чужого жалко не было, тем более для людей, воспитавших для нас верного соратника. И для прокорма раненных, провианта с избытком оставили, вплоть до оплетённого кувшина ромейского вина, так же найденного у разбойников. Уже собирались далее двигаться, как подошёл ко мне седобородый дед оставляемого и уст не размыкая "заговорил" со мной. Вернее, "услышал" я его голос так же как "слышу" Женю за тысячу вёрст - ментально. Но изначально предупредил меня старец что бы не пугался, ибо он друг и хочет помочь. Выходило, что не единственная рагана на этой планете Женевьева , хотя может этот дед зовётся ведуном или знахарем, или характерником наконец. Не в названии суть, а в сверх-способностях и древних, до христианских знаниях, переданных избранным волхвами. Сохранённых увы, не всегда тщательно, ибо это есть тяжкий труд и умножающий знания, умножает скорбь. ДУ-РА ведь так же отсюда - про "перебравших", или не сумевших унести двойную (ДУ) порцию познания. Старец поблагодарил за своевременно оказанную помощь потомку, если не саму жизнь спасшую, то уж руку наверняка. Дид(так старец обозвался) за жизнь огромную лечебную практику наработал, являясь истинным служителем Бога Света - РА. Женя, кстати тоже, потому и звалась РА-ганой. Но вот я в обоих своих ипостасях воином оказался, в переводе на латышский - КАРА-виром, то есть служителем Богини-антагониста КАРЫ. В других племенах моих коллег звали КАРА-ктерниками, КАРА-телями, КАРА-ульными и т.д. . Кстати и КАРА-вод - это не то что в дет.саду малыши вокруг ёлки в компании Деда Мороза вытворяют. Сие есть вводящий в боевой транс мужской ритуал под соответствующие мантры, и в 21-м веке чеченами практикующий буквально. Искажённо же, в российской армии, во время прохождения Торжественным маршем. Когда тысячи мужчин выдохнув хором "Счёт и-и-и Раз" , чувствуют резкий прилив сил. Но штатским этого не понять - "Не послужишь - не узнаешь!" . Потому удивили знахаря мои непрофильные навыки, особенно когда Я(!?) стал поучать профи как снимать швы с раненных, что бы не занести инфекции и лишней боли не причинить.
  
   В силах и по способностям Дида было изрядно поковыряться с моей голове, причём так, что я и не почувствовал. Потому мне ничего объяснять или сочинять не требовалось - он и так всё узнал и воспринял как данность. Даже не удивившись или осудив за враньё, ведь и сам вынужден был мимикрировать, ибо "мудрых" ещё во всю сжигали люди на кострах. Науськиваемые "новыми" пастырями, шепчущими поднося у дровам факел "Возлюби ближнего!". Изрядно "всепрощающая церковь"(без различий на конфессии) волхвов-ведунов проредила, но всех истребить не сумела - ушли самые талантливые в глубокое подполье, став крайне осторожными. Притворяясь безобидными костоправами, шептунами, кошунниками, баянниками, а кто помоложе - скоморохами, без деления на национальности или какую другую муть. Ибо Ведические знания на санскрите зовутся "апаурушея" и переводятся как "не созданные человеком". За тысячелетие преследования Христианством, не особо светясь в жизни человечества, глобальная подпольная организация достигла такого совершенства, рядом с которой даже масоны либо иезуиты рядом не стояли. А главное - ни те, ни другие даже не догадывались о существовании мощного конкурента и спасало их только то что был он не агрессивен как они. Потому даже пребывая на пике, смогли волхвы только пару раз своих ставленников в князья выдвинуть.
  
   Первым стал "двоеверец" - Всеслав Полоцкий, прозванный "Чародеем" в 1044 году, но особо "своим" помочь не сумевший. Более знаменит Гедемин, сделавший себя Великим князем литовским, жмудским и русским в 1316 году, убив неприметного предшественника на троне - Витена. Ведя весьма мудрую политику, он даже католических агрессоров умудрялся между собой стравливать. Пользуясь при этом покровительством Рима. Получив от туда статус короля и не навязывая своим народам чужих верований. Каждый при нём чтил ту религию что хотел, и лозунгом страны стало :"Не разрушим старины, не вводим новизны!". Хотя по сути, без афиширования проведены оказались самые радикальные преобразования, спасшие не только Литву, но и Польшу от немецкой оккупации. Победители Грюнвальдской битвы "стояли на его плечах".
  
   Нынче "ведический интернационал" притомился и начинал деградировать, больше превращаясь в раздробленные "кружки по интересам". По собственной инициативе контактирующих между собой волхвов с целью "обмена опытом" и кормления за счёт древних знаний. И пала грозная в боях, не обнажив мечей дружина. Только по тому они не сделали скандала - им вождя не доставало, выдвижению кого либо из своих рядов мешало местничество и успокоившееся болотце устраивало уже всех. Я как раз очень удачно появился в ЭТОМ мире, и древневерцы ухватились за меня как за последний свой шанс. Поставив не слабую ещё, но законсервированную до поры, мощь свое ОРГАНИЗАЦИИ на меня. Срок хранения у "консервов" заканчивался и без срочной реализации начиналось гниение продукта. Мне же не требовалось как Володе Ульянову изобретать "Союз борьбы", перемешивая идеалистов и подонков. Для создания опоры в будущем УЖЕ СУЩЕСТВОВАЛА СИСТЕМА! Готовая не только способствовать процессу, но даже отчасти его финансировать - ведь крестоносцы Тевтонского ордена так и не обнаружили огромных сокровищ верховного волхва Балтии - Криво. Скопившаяся за века 1/3 боевой добычи всех подвластных ему народов, ну и янтарь разумеется, который закопанным не портится. Они ждали своего часа, опекаемые тщательно законспирированными хранителями. Дид уже ментально "связался" с одним из них и теперь меня дорога в Пруссию ждала, к счастью по пути.
  
   До того, правда, на пару дней задержаться всё же пришлось, в свете открывшихся обстоятельств. Прежде всего по причине того что очередное сотрясение мозга я на ногах перенёс. Теперь мне светила очередная эпилепсия, если не дать Диду завершить лечение. Ну и трансформация знаний попутно, лишней не являлась. Разумеется я от предложения отказываться не стал, но не из-за жажды власти, а потому что только добравшись до самого верха мог гарантировать себе и близким некоторую безопасность в этом стрёмном мире. При этом близкими становилась не одна РА-гана Женевьева (и Артём, естественно), а весь её талантливый "профсоюз", с которым я мог не казаться кем то, а быть собой. Как же ДОЛЖНО смотреться, позаботятся уже они, да и не только такие вопросы решат.
  
   Дабы более покушений в дороге не произошло(в случайный гоп-стоп не поверил никто), лист Дид решил спрятать в лесу. То есть, раз стреляли в единственного отрока в отряде, значит следует довести число мальчиков до максимума. Пользующийся огромным авторитетом в округе старец послал куда-то своего внука - моего ровесника. Вскоре его одногодков набился полный двор, а Дид принялся их по одному вызывать. Что такое кастинг я знал, но на этот раз за меня более сведущие решили каждого взрослого бойца наделить джурой, и отряд фактически удвоился. Ибо ещё подогнали и малый табунок гуцульских пони, и сбрую с сёдлами так же к ним нашли. Теперь я терялся среди своих ровесников, а готовить спец. операцию у моих недоброжелателей времени не оставалось.
  
   ТОТ опыт проживания с раганой приучил меня лишних вопросов не задавать - всё что мне дОлжно знать и так скажут, так же и нынче продолжил поступать. Потому информация от Дида(хотя был ли он на самом деле дедом моего охранника - вопрос?) про то что в отряде соглядатаи Батория полностью "перековались", и доверять теперь могу каждому - дорогого стоила. А про ребятню прошедшую "кастинг" своим умом допетрил, оставалось только вырастить их умненькими, а преданными они уже сделаны. Потому ещё попросил у ведуна для них хотя бы учителя начальных классов поискать.
  
   Ответ очень меня удивил - оказывается процесс подготовки пед.состава уже в разгаре, причем при моём активном участии. Ибо во время "ковыряния" в моих мозгах Дид вытащил от туда всю учебно-методическую инфу, что увы - несистемно загружал в подкорку с первого класса и пребывал в уверенности что забыл всё наглухо. Нынче волхв, творчески адаптируя её, закладывал в мозги оставленных на лечение ран. больных. Мой секретарь уже начал неожиданно "прозревать", и затребовав бумагу с пером принялся составлять учебник арифметики (Леонтия Филипповича Магницкого, более чем на век опередив истинного автора). Пусть тот в будущем простит нас, но я и не припомню когда его энциклопедию даже листал. Лишь бы и Камасутру нынче не растиражировали - её то точно изучал с увлечением, не перенесёт таких перегрузок средневековый разум. И без того, даже если моё военно-инженерное образование ограничить расчётом балки - то и так орлы с такими знаниями мосты смогут конструировать. По местным меркам - профессора уровня Ньютона (хотя и он ещё не родился). Учитывать следует, что эти два мужа, как впрочем и я, особым даром от природы наделёнными не являлись, ведун просто смог слегка "растормошить" мозги без причинения ущерба. Сверх-способностей не обнаружив.
  
   Как и раньше, общаться мысле-образами на дальние расстояния получалось у меня только с Женей, а с Дидом мог "разговаривать" только в пределах визуальной видимости. Но со мной в поход отдавал он младшего своего внучка - моего ровесника, который ДАРОМ наделённым являлся. Такой "радист" всегда будет доносить очередные Ц.У., как и многие другие мелкие услуги оказывать. Например его чуйка на опасность мою на порядки превосходила, мог даже яд в подносимой еде или питье ещё за сажень ощутить. Так что пребывать отныне Брониславу всегда при мне. Только когда Дид помирать соберётся, с ним проститься должен буду внука отпустить, но вернётся тогда ко мне уже посвящённый волхв.
  
   На посошок прикрепил мне Дид к седлу тяжелую кожаную перемётную суму, сообщив что это на дорожные расходы. На Карпатах и в Румынии золото с римских времён добывали, так что в местном отделении "общака" изрядно драгметалла скопилось. И видно время настало средства в доброе дело пускать, а то ... .
  
   По всему выходило, что Дид во время кастинга "обработал" подростков не только идеологически, но сумел так же растормошить(либо "подзарядить") и их внутренние резервы организма. Как впрочем и мои, что ранее с тельцем избалованного цивилизацией 21-го века мальчика Женя проделывала, иначе бы не смог я всю зиму в боях и походах провести даже насморка не заимев. Вот и теперь, часто случавшиеся ночёвки у костра, когда лужи к утру ледком ещё покрывались, вреда здоровью кого либо из "тимуровцев" не нанесли - даже не чихнул никто. А бренд придуманный сов. сказочником Гайдаром (не путать с кап. сказочником - его внучком), КОМАНДА отроков получила по причине того, что в воспитатели Донатас поставил самого предрасположенного к педагогике своего воя - Тимура. Неведомыми путями занесённого на службу Баторию крещённого касимовского татарина, в рубке и седле весьма искусного и старавшегося во всю своими умениями с нами поделиться. Так что мальчики не только зады к исходу дня отбивали до крайности, но пока взрослые вечерю стряпали(не менее часа), друг-друга дубьём усиленно мутузили, отрабатывая фехтовальные приёмы. Стараясь не оказаться тем, кому уже командир покажет как надо.
  
   Излишне напоминать, что в этом отряде я являлся рядовым и потому все тяготы и лишения моё тельце переносило без поблажек наряду со всеми, а про давно закалённую терпелку я никому не рассказывал(раз её с наружи не видно). Так совмещая с полезным малоприятное, проскочили мы вслед за Галицией все Велико и Мало-Польши с Мазовиями, а дальше отряду разделиться пришлось. Основная часть, огибая тевтонов, двинула на Вильно и далее через Жмудь и Литву следовала в Курляндию. А я вместе с "радистом" и парой воев-охранников, у которых мы м ним числились джурами, повернули на Кролевец(Кёнигсберг, Калининград). После пересечения прусской границы мне надлежало вновь принцем нарекаться, ибо титул обеспечивал доступ в замок курфюрста и давал преференции при исполнении коммерческо-дипломатических функций.
  
   Однако чуть я поторопился и желаемое за действительное стал считать. Пруссия ещё только княжеством числилась, после уплаты в то время правившему ленивому и не умному польскому королю феодального уважения. То есть ради бабок себе Сигизмунд cтране добровольно выходы к морю даже по Висле не открыл! Надо бы и мне учесть возможность такой формы обретения у Ржечи "жилплощади", раз паньство так на деньги падко. Да и нынче, уже не герцог Альберт-Фредерик Пруссией правил(по причине "поехавшей крыши"), а за те же бабки регент - тоже Фредерик, но Бранденбург-Кульбах, из замка в Бейруте, но не сирийском, а баварском. Вот он то являлся уже курфюрстом, то есть "выборщиком" - имел право избирать императора (весьма своеобразного в ту пору Первого Рейха) или менять себе правителя. Позднее уже своим потомкам не за дорого прикупит он "Янтарный край". Присоединив, сделает его так же курфюршества частью - то есть имеющим право менять сюзерена. Всё очень запутанно было в средневековье и можно сказать почти неразрешимо, если бы не металл. Золото и булат решали самые трудные вопросы. Потому то имелся и у меня шанс в такой мутной водице рыбку половить - запас времени и жадных идиотов на тронах светских и клерикальных позволял.
  
   Глава 6
  
   "Другого нет у нас пути..."
  
   Кёниг меня не впечатлил, ибо не побывал городок ещё в статусе основного форпоста на востоке Второго Рейха, с соответствующим финансированием. И при Третьем, после ковровых бомбёжек англо-американской авиации не пострадал. Даже сумрачным тевтонским гением грандиозных фортов восхищаться было нельзя - по причине отсутствия таковых. Да и в прочих своих гранях, город в котором я в ТОЙ жизни пять лет отучился и полюбил даже, нынче меня не впечатлил - провинциальное сонное захолустье, с которого и взять нечего и некого. Хоть с моим "шведским" батальоном смог бы я здесь внезапно власть захватить, но вот удержать её мне бы "крыша" в Варшаве не позволила. Купеческо-ремесленная Рига превосходила столицу Пруссии многократно по всем статьям. Разве только Королевский замок увидеть целым ещё удалось, а то сам же в военном училище, во время практики расчёты проводил по подрыву уцелевших после Второй мировой его руин. Но и нынешняя туда "экскурсия" к герцогу носила исключительно формальный характер - он ничего не решал. Только у невеликой и нищей дворни сплетнями разжился. Несколько месяцев назад, ещё зимой, "папа" Маркус проезжал тут вдоль берега, от датского братика возвращаясь.
  
   Весь остров Эзель(Сааремаа) ему король и за деньги не уступил. Но вот врезающийся на 30 верст в Рижский залив, его поросший соснами безлюдный полуостров Сырве и тамошний епископский замок отдал даром, в баронат. То есть и юрисдикция оставалась у важного стратегического места датская, и непутёвый братец очередной подачкой наделялся, уже для отмазы в связи с внезапно объявившимся племянником. Но большего и не требовалось - от пока ещё моих пильтенских земель отделял новый удел только Ирбенский пролив в десяток вёрст. Что для рыбацких лайв куршей и ливов, которым "папа" дал волю, даже не расстояние. Те и в Швецию "за спичками" в ТУ войну гоняли. Значит Труффальдино из Бергамо нервно оставался курить - ибо меня сделали слугой уже ТРЁХ господ. Что даже в пост- Средневековье являлось возможным. К примеру, курляндский герцог Якоб, являясь вассалом Варшавы, получил и из Вены титул имперского князя, да и дальше бы мог коллекционировать обзывательства - только бабки отстёгивай.
  
   Клопов кормить на местных постоялых дворах не стали. Чуть от города отойдя, заночевали в пустом до июля сенном сарае небольшого фольварка. Провиантом там же у земледельца закупившись, но уже гораздо дешевле чем на городском рынке у перекупщика. Попутно выяснив где местный пастор обитает, ибо в такое обличие мимикрировал волхв-вайделот, предки которого были поставленны беречь место схрона общака. Спросили для проформы, ибо крест небольшой кирхи и так уже виднелся на пригорке, да и "радист" постоянно с Дидом связь держал и направление корректировал. Без приключений и добрались(поскольку следы заметали грамотно). А на месте нас уже поджидал, уведомлённый Дидом ментально, вайделот-подпольщик, формально служивший почти по специальность - пастырем Божьим. С принятием в крае лютеранства, кстати и магистру Ордена позволившее Папу послать по пешеходному маршруту и отправляемую в Рим десятину зажимать, династия хранителей так же моментом воспользовалась и возглавила местный лютеранский приход. Поскольку целибат блюсти на этой должности по новым реформаторским канонам не требовалось - уже второе поколение перекрасившихся волхвов поучало с амвона паству тому во что сами не верили(впрочем и не волхвы так же поступали - циники давно сменили фанатиков. И Слава Богу!).
  
   Этой же бузОй удалось воспользоваться и перевезти на больших рыбацких лайвах все ценности за пределы Пруссии. Ибо очень строго было наказание Орденских властей для тех, кто хоть один кусок янтаря присвоить вздумает. Вплоть до предания смерти, причём в формах до которых додуматься способны только "святые отцы", и католические прежде всего - Рим безжалостен во все времена! На нашу удачу, "клад" перевезли на северную окраину бывших владений верховного вайделота Крива-Кривайло - в Курляндию. Пастор-"хранитель" показать место отсылал уже своего отпрыска, сам продолжая о духовном здоровье паствы заботиться. Так что ещё одним "тимуровцем" пополнился отряд, да в добавок так же как и "радист" набит пасторчёнок оказался сверх-способностями весьма плотно. Даже сознание того что эта парочка прежде всего являлась соглядатаями волхвов меня не смущала, а напротив - успокаивала. Раз те считают меня своим ставленником, то и к сохранению моей тушки, а так же реальную помощь в делах обеспечат. И раскопанный на "ничейной" земле уже в округе Либавы "клад" являлся доказательством тому. Что и радовало - лишних денег в большой игре не бывает, но и головняк дополнительный создавало. Так что убедившись в наличии - закопали яму ничего от туда не взяв. Карпатские самородки ещё в сумах почти нетронутыми лежали - на год того золота с лихвой хватить должно, даже при непомерных тратах, что ждали впереди.
  
   Одной и таковых, являлись похороны "папы" Маркуса, что требовалось организовывать сразу по прибытии в Пильтене. Как и в ТОЙ истории, он почил в бозе ещё в марте, и так же как и тогда, "мама" втихаря повелела дворне занести труп в ледник и не болтать. Разница заключалась в том, что очень заметно пребывала она в тягости(думаю что Артём постарался, но никому не скажу). Как и ТОГДА она весть о смерти в Данию отправила, в надежде что совсем недавно сильнейшее государство на Балтике впишется за родню, но гемора у родины Гамлета уже и своего доставало. Ныне же, Мария Владимировна дожидалась своего хоть и малолетнего, но делового "сына-решалу", который уже делом доказал свои способности к разрулёжу. Потому ворота замка держались постоянно на замке, а "шведский" батальон спал в пол-глаза. Теперь к пехоте с артиллерией добавилась ещё и кавалерия(малочисленная, но очень боевитая) и это меняло расклады. Уже без страха могли мы пригласить на сорокодневную тризну по усопшему непутёвому, НО королю хоть всю округу, не опасаясь гарантированной подляны от гостей.
  
   Вороньё слетелось вмиг. И не затем что бы пожрать и выпить на халяву, а затем что бы с собой чего нибудь прихватить, а правильнее сказать - урвать. Ведь вдову одинокую всякий обидеть норовит. Не взяли только в расчёт малолетнего её "сынка", правда серьёзную силу представлявшего в основном на воде, когда Артём огнём поддерживал. Но разжиревшие на воле потомки монахов-рыцарей в тактике и стратегии разбирались уже очень слабо. От меча отбились, а к сохе не прибились, потому то в массе своей только древностью родов могли кичиться, ни в военном деле, ни в хозяйствовании ничего не соображая. Тот же бывший ландмейстер Ордена, ради выгоды веру сменивший Готхард Кетлер у себя на Родине в Вестфалии, в своей знатной семье был всего лишь 9-м ребёнком, и не ударься в религию, даже мелкой деревеньки бы в наследство не получил. Нынче же ловил момент и капитализдил герцог всё что плохо лежит.
  
   На кинутый по своим баронам-разбойникам клич пограбить, за неделю под его знамя с очень смахивающим на вощ черным крабом на красном фоне, сбежалось аж с полтысячи очередных 9-х (а так же ? 8,7,6,5,4,3,2), то есть всех кому уже здесь наследство не светило, баронят и их прислужников. Да и у самого Готхарда, на всего то одно герцогство аж два наследника - Фриц и Вилли, уже созрели и копытом били. Но мне "разведка доложила точно" и приготовиться к горячей встрече дорогих гостей успел. За два дня до заварушки вывел пушечки за пределы замка и спрятал их за тянущимися от стен замка до реки завалами свезённых за зиму брёвен. А когда полу-тысячная толпа баронят и прочей пришедшей за добычей голытьбы скопилась на предвратном пятачке и ткнулась в запертые ворота, даже разрядив в них приволоченную с собой пушчёнку, то получила фронтальный картечный залп из семи полевых орудий. Последовал затем охват подошедших "из за угла" кавалеристов и шведских стрелков, так же давших залп из мушкетов как только расстояние сократилось до сотни метров. Число "кетлеристов" же сократилось более чем наполовину, и деморализованное, безжалостному наступавшему строю сопротивления оказать не смогло, тут же сдавшись. Разве что сохранившие коней попытались удрать, кинувшись в студёную пока воду реки, но пулю обогнать сложно и повезло мало кому. Тем более, что на противоположенном бережку скопились поглазеть на шоу крестьяне, тут же подключившиеся к разгрому. Зимой заготовленные брёвна(сучковатые - второй и третий отрезы), частично пришлось пустить на строительство лагерных бараков для пленных на ближайшей вырубке. С которой тут же образовавшаяся раб. сила сходу пни корчевать принялась. Работников так же распределили на выходы глины - кирпичи лепить, и известняка - ломать его да на известь жечь. Кто не работает - тот не ест!
  
   А кто не рискует - тот не пьёт шампанское! В трофейном обозе рейнское нашлось, но и его я пить не стал - маленький ещё, а вот совершеннолетним бойцам всем по чарке с захваченной бочки досталось. Справедливость блюдя, для тимуровцев пришлось у ближайшего пасечника туесок мёда покупать - заслужили, ибо так же в мушкетном залпе участвовали. Хотя всё равно, это была величайшая авантюра с моей стороны, пацанов в бой на превосходящие силы(как на танки) кидать. Хоть конины образовалось негаданно очень много, но заказы рыбакам так же сразу расширить пришлось - едоков то удвоилось. А то что хлеб по весне в дефиците - прощенья просим, по осени надлежало баронятам "в гости" заходить и орать "Выходи подлый трус!". Пусть радуются что черемша уже в лесу им на гарнир в шурпу проклюнулась, да прочий щавель-кислица. Но в будущем, татарско-средиземноморской диетой долго мучить себя и пленных нам не позволили.
  
   Уже на второй день и далее на протяжении недели, прослышав про разгром посланных убивать да грабить сынков, заявились их папы-мамы, и глоткой решили взять показавшегося им "мягкого" королевича, как на Майдане вопя "ОНИЖЕДЕТИ!". Вначале с наглым наездом и требованием немедленно отпустить чад, но на ряд "шведских перьев" не лезть почти у всех ума хватило, хотя кое-кто и поцарапался, сходу уразумев что здесь не шутят. Да и я посулил тут же без суда их детишек порешить, если услышу ещё хоть что-то не культурное. Разве что без торгов дозволил убитых и раненных без всякого выкупа забрать. Либо, если кто уцелевший, позор ПЕРЕВОСПИТАНИЯ(!) пережить не в состоянии, то решение простое - пусть себе правую руку отрубит и с чистой совестью на свободу! Аналогично и про шаг вправо, шаг влево и прыжок на месте пошутил.
  
   С юмором у слушателей оказалось проблематично, а как сообразили что я ещё и Ивану "Террибл" родня - то вовсе сникли. Свои же гебельсовские листовки вспомнили про ужасных русских. Рисовали там страдалиц(непременно нагих) с луков расстреливаемых. Всей Европе себя терпилами, не способными даже дочерей защитить выставляя, забывая про собственные грехи(ту же Нарву). И разбежалась чадолюбивая родня в страхе. Спасаясь от того что бы самим в котёл на обед не угодить. Это они сами виноваты, я ведь планировал по окончанию митинга танцы для "гостей" с бесплатной музыкой устроить. Только и успел вслед убегающим крикнуть :"Куда же вы, бандерлоги? Мы ведь так же и углеводами в крайних случаях питаемся." Потому, уже через день прибыл к нам в "дар" воз с ржаной мукой и горохом. А когда я за него, не смотря на отнекивания, ещё и по закупочным ценам рассчитался, то попёр провиант со всей округи - ухватить гос.заказ мечтали все и во все времена, а проблема чем гостей потчевать отпала.
  
   Званных посетителей на сороковины немало съехалось - уже из солидной публики, кому мелкий гоп-стоп в падлу. Но в первую очередь интересовали меня(и я их) иезуиты. Получившие из Рима добро на создание вначале бурсы, с последующим переходом её в Академиум(либо универ). По образцу открытого уже в Кёниге аналога, названного "Альбертина", и предвосхищая Митавскую "Петерину", тут же публично окрестил наш совместных проект "Альма матер" в честь почившего "папы" - "Маркусина". Только что "унаследованный" Пильтенский замок под храм науки пожертвовал щедро. Легенды не грибы - сами не растут, да иначе - велика была вероятность того что отожмут сей стратегический объект.
  
   Прожженные братья-иезуиты хитрость мою разумеется сходу раскусили, но виду не подали. Вдруг мой пример заразительно сработает? Но вот расходы на преп. состав(кстати, весьма у них качественный и совсем не дорогой - братья ведь) брал на себя Орден, а хавку - за счёт сборов отправляемых в Рим. Резко сдавшей в Прибалтике позиции католической церкви(в порядке исключения) - как расходы на рекламу прошли. Программу уже совместно составим, может и себе часов возьму - кто же ещё в этом мире способен балку рассчитать, и тем более другим растолковать как это делается? Кстати, присутствовавший в делегации высокий учённый муж со мной научную дискуссию попытался забузить. Но как только убедился в том, что я таблицу умножения по памяти шпарю - сник и своей властью в профессора математики меня посвятил.
  
   Не менее плодотворно удалось пообщаться с самым в Речи на тот момент весомым магнатом и великим коронным гетманом Яном Замойским. Являлшимся среди прочего и старостой Дерпским, по этой причине оказавшимся поблизости, ради представления Короны присутствовавшим на похоронах. Являлся сей пан наиболее близким и доверенным у Батория вельможей, в добавок и на племяннице того женатый(правда уже в четвёртый раз). Кроме надёжности ценимым королём за смелость и образованность(разумеется с университетским образованием).
  
   Со шляхтичем-славянином общаться мне получилось много легче и даже куражней, чем с надутыми, но нищими баронами. Те ведь ему, как "вышестоящему начальнику" на меня, уже как терпилы жалобу они накатали. Дескать они то в наш замок шутейно пуляли, а вот я всю фамилию их предводителя Кетлера под корень извел(добавлю с гордостью, что сам пушку на штандарт наводил!). Что не есть Гут! Ордунг нарушается и является покушением на власть. Не учли только тот фактик, что перед тем, у Короля пребывая, при всей его свите заявил, что если с моей семьёй в ближайшее время случится что либо, то это не случайностью будет, а преступника собстенно рукой накажу. Пацан сказал - пацан сделал! Всё по шляхетски! Про нападение на королевича(то есть меня) "разбойников" в Галиции уже вся Ржечь гудела. А тут мы того немца, что в меня подо Львовом стрелял, среди лежащих рядом с герцогом трупов на поле боя обнаружили. Стало быть и "папу" Маркуса так же подлый Готгард жизни лишил. Очевидно ядом, а скорее всего колдовством - ведь изменившие истинной вере явно тёмными силами с пути истинного совращены! Как и вся эта местная лютеранская "элита" баронская. И подумать следует, просто тут разбойный набег имел место быть или осуществлялась попытка госпереворота(или ещё чего более страшного) с далеко идущими последствиями. Может инквизицию пригласить и сжечь дюжину -другую? Я бы на дрова горбыль с очень большой скидкой уступил.
  
   Мне даже на самооборону ссылаться не потребовалось. Тем более на святую привилегию каждого шляхтича на легальный бунт - РОКОШ. Тут пахло изменой! Наивные люди - да для пережившего ежепонедельничные политзанятия в ТОЙ жизни, их демагогия детским лепетом казалась. И "отбил мяч" с довеском на высшую меру для клеветника, а себе очков хапанул. Все офицеры у нас в ТОЙ жизни замполиту завидовали. Ведь командир за каждого своего солдатика совестью отвечал, зампотех за много-миллионную технику - окладом, а бойцу идеологического фронта стоило только рот закрыть и все его "ценности" становились для врага недосягаемы. Тут же, зная очередную "линию партии", подстроиться было совсем не трудно, исполняя завет Батория "истребить еретиков и насадить католическую веру". Всё равно то что у меня на самом деле в голове творится, только пара моих же вайделотят прочесть способны были.
  
   Потому диспутами(с подставой), интригами и оговорами меня было не взять. Как и в открытом бою - уже успел тут в двух войнушках отметиться, доказав унаследованные способности. Ведь истинным "Терибл", народ Ивана III(дедушку нынешнего) окрестил ещё в 12 лет, когда юный отрок по вологодским чащам Дмитрия Шемяку гонял. Будучи БЕЗЖАЛОСТНЫМ К ВРАГАМ РЕЙХА (тогдашнего)! И это не упрёк, а восхищение. Так же безжалостно, пообещал я представителю Короля, баронов- лютеран прессовать. Если Верховная власть мне содействие окажет, оказавшийся вакантным герцогский трон в Митаве(Елгаве) занять. Давно мол пора баронской вольнице окорот показать. Даже кровь лить или дрова жечь для того не обязательно - достаточно самым ретивым, части воинские на постой определить. А в солдатики те я сам обязуюсь на территории народ наверстать и обучить - пусть только мне не мешают первое время с советами, а лучше помогают материально. После тризны разъехались все гости дум полны, а у меня уже без подвигов жизнь началась, хотя признаюсь, что то героическое в "пахать-сеять" ощущал. Об этом же в сельском труде сами названия говорили. В русском только за уборкой урожая слово "страда"(не путать с любовными "страданиями") сохранилось, а вот в балтийских по любому работать - "страдат" (рабочий - соответственно "страдниекс"), ибо в других сферах труд после пахоты на поле баловством кажется. Может и верно - ведь хлеб всему голова.
  
   Так я считал по причине того что знал про Великий голод, что на три года Русь накроет. Кто помрёт от голодомора, кто разбежится, детей своих на смерть побросав, а кто и вовсе докатится до людоедства. К хлебному недороду следовало готовиться. Недаром ведь из будущего взятый "второй хлеб" - картофель, оставленный на хозяйстве Данила в хорошо унавоженную землю уже посадил. Даст Бог успеем мы посадочного материала к 1600 году на всю Московию заготовить, да в тот мокрый год дождевая вода по правильно проложенным бороздам с полей уйдёт. Конечно, слишком много "если", при культивировании незнакомого населению корнеплода. Но даже если один из десяти обречённых выживет - истым христианином стану и Бога вечно благодарить примусь.
  
   Но на Бога надейся ... , потому взяты с собой ОТ ТУДА были и более привычные на Руси семена, уже многовековую селекцию прошедшие. И прежде всего это была хорошо известная всем РЕПА! Которую тянут-потянут. Именно до таких размеров(ну почти) способен был сей корнеплод в мокрый год вырасти - ведь это же подвид капусты, для которой лишней воды не бывает. А с учетом того что семена мы набрали "Купчиха", то действительно один плод способен был деда с бабкой накормить. Тут ещё важный фактор учитывался - крошечные семечки, которым по весу ограничений не имелось. Недаром про репу говорилось - "в поле крошки, а с поля лепёшки". По этому же принципу и семян моркови набрали. "Нантскую" да "Русский размер", где до килограмма каждый оранжевый красавец достигает. Кстати и до этого цвета ещё человечество не доросло - только в следующем веке "планируют" в Голландии правильную морковь вывести. Свеклы семян так же разных набрали, и семечек подсолнечника и тыквы.
  
   Готовясь к переходу, нарыл статистику за конец 19-го века по Ингрии(Лен.области), на которую изначально глаз положил. Тогда уже почти полностью на вспашке с сохи на плуг перешли и преимущества многополья познали. Учет велся по принципу "САМ..." , то есть сколько зёрен (или клубней) соберёшь с посеянной/посаженной единицы. Вроде и подходящие для картофеля местные супеси и суглинки дали этого клубнеплода только "сам 4,7". Совсем это не взятые на дачных 6 сотках десятке клубней ПОТОМ. Хуже отдача только у овса - "сам 3,5", но лошадям "топливо" необходимо(да и соломы запаренная клетчатка в дело годилась). Стабильно давали рожь и ячмень "сам 5,3" . А вот морковь, свекла и репа по урожайности картофель даже обгоняли! Значит выход был найден, только уж очень он оказывался трудоёмкий да кверхупопый. Но жить захочешь - и не так раскорячишься. Одна баба с тяпкой, положенные свекле две прополки за лето, на трёх гектарах(десятинах) обеспечить может. Но это адский труд, а правильнее сказать - СТРАДА. Лентяи же обречены будут на смерть, и задача моя переубедить таковых в сторону трудолюбия. Этого гнездящегося в слабой душонке червячка одолеть гораздо трудней чем внешнего врага бить.
  
   И убеждать лучше всего личным примером. Скоро начнут телиться коровы, которых я семенным материалом "из будущего" искусственно обработал, а через три месяца и лошади. Значит следует мне каждой этой кобыле да тёлке под хвост заглянуть, да как лежит плод проверить, на всякий случай и хозяина скотины-донора предупредить об ответственности за нерадение. Даже если по ведру на утренней и вечерней дойке КРС начнёт давать, это не "козий" литр в сутки. Сыр и масло полученные, недостаток белка компенсируют. Ещё скотину, а вернее её хозяев к кормовой свекле приучить до стихийного бедствия надлежит - сено ведь сгниёт, но даже листья клубней на силос можно пустить. Но опять -ТРУД, ТРУД, ТРУД! Только он спасёт зарождающуюся нацию.
  
   Ведь это только у папуасов - если кокос сам с пальмы не упал, значит не урожай. У племен выросших в лесах, только шишки дарующих, совсем другая ментальность. Потому надежд не теряем и службу свою монаршую, несём бодро, постоянно при этом отвлекаясь на массу "не царских" дел. Вот и "матушка" со дня на день разродиться должна. Как бы от почившего дозе "батюшки" Магнуса(по официальной версии), но я то знал, что это Артёма заслуга, и потому очевидно, уже искренние тёплые чувства действительно к родне внутри себя испытал. Трудно степень нашего родства определить, хотя и раньше деверя от швагера не отличал, но нынче даже двойная бухгалтерия буксовала. В итоге приказал себе считать ребёнка моего ребёнка(Артёма) внуком(по внутренней сущности). Хотя всё выходило очень относительно, и это скорее отмазой для совести являлось, ведь он в долгом и рисковом плаваньи по северным морям пребывал. Если что - то хоть память о нём останется, упаси Бог, коли его льды да воды студёные заберут.
  
   Потому, не смотря на страшную занятость, пришлось взяться вновь за боян(полный, ибо "детский" полу-боян я оставил в Москве) и приятными мелодиями не менее часа услаждал ежедневно слух "мамы". А так же немалого числа её фрейлин - окрестных баронесс, напросившихся в свиту после того как экс-королеву моей регентшей объявили. Из них даже хор подпевал организовать получилось, задумываясь и об подтанцовке. В то время как их очаровательные ротики вытягивали что-то типа "Как упоительны в Курлянди вечера ..." , мои юные вайделоты незаметно под видом пажей копались в прочих частях их головок. Основное место в мозгах занимали мысли о сексе и богатстве, но у парочки обнаружились размышлизмы как зелье из скляночек в питьё или еду государыне да мне подмешать. Моим мозгоправам чуть скорректировать девам задание их отцов и братьев было плёвым делом, после чего яд оказался уже в вине заговорщицкой родни. Так как пили его не в одиночку, то стали фрейлины сиротинушками. Пришлось богатых наследниц срочно за муж за моих гвардейцев выдавать. Ведь наиболее достойных надлежало награждать, при этом уже служилую элиту из них формируя, а ресурс для поощрения в епископстве ограничен. Впрочем, ленд-лордами удалось всех своих гвардейцев сделать, и теперь они из наёмников переходили в статус зэмес-саргов(охранников земель), равный дворянскому. Для того что бы в Балтии семью прокормить достаточно 7 га, я же наделил каждого бойца дачей в 10 га вырубок. Это там теперь они вместе с пленными корчевали пни, себя и их не щадя - СВОЁ ведь!
  
   Добавить следует, что по паре часов "драки на палках" среди тимуровцев (с моим участием) никто не отменял. Ну и государственно-хозяйственные заботы между всем этим в обязательном порядке. Кстати и выстаивание со скорбным видом на коленях в костёле, а так же "покаяние в грехах"(разумеется детских - самим придуманных) так же изрядно времени отнимало. Ибо проверки мне устраивались постоянные, будто уже на земле пропуск в рай готовился. Из Варшавы даже папский легат самолично прикатил, считая что его опыт подковёрных сражений является пределом совершенства. Как же ошибался святой отец, ему бы для начала какую либо азбуку типа "Искусство обмана" прочитать, но из своей библиотеки ему не дам - самому нужна. Так что мне показаться святей папы Римского - занятие для начинающих, даже предложение получил себя на клерикальной стезе испытать. Непременно бы значительных высот достиг. Кстати и прибывшая с ним особая комиссия разбиралась по делу внезапно усопших баронов. Выяснила что еретики просто грибочков поели. Так как по весне никаких других кроме сморчков ещё не проклюнулось - вот и результат. Правильно приготовить сей дикорос не каждому дано, а может Господь за грех какой покарал? Никто не в курсе что замышлялось?
  
   Это на начальном этапе дружбы с Орденом, когда царь Иван уже к Риге подходил, а взамен пленённого магистра избрали самого хитрого - Кетлера, то умудрился он с в ту пору ещё единоверцев за не сданные ещё Динабург(Даугавпилс), Резиттен(Резекне) и Люцин(Лудзу) одновременно и залог в 700 тысяч талеров содрать, и умыть руки. Дальше уж вы - славяне со славянами свою кровь проливайте, а мы так и вовсе решили лютеранами стать раз при бабках и крыше. Такой развод Риму не понравился и потому то не поскупился он на "избрание" Королём Батория - лидера не менее харизматичного чем Царь Иван, но опиравшегося на более качественный и грамотный ресурс управленцев. Боярская же "элита" доставшаяся Ивану, повально являлась безграмотной да продажной, и царь по праву считался самым образованным человеком в Государстве. Опорой бояре являлись прогнившей, и доказательством тому множество фактов можно привести. Например, постоял Баторий под Динабургом(Даугавпилсом), а потом отправил "храбрым московитам" вина хоть залейся, а сам ушёл. Те же и залились! А он вернулся и без пролития крови овладел сильнейшей крепостью! В Вендене(Цесисе) и на вино тратиться не потребовалось. Воевода тамошний неделю на свои квасил, а потом сдал крепость без боя. И так далее!!! Удивления достойна кротость и долготерпение Царя, в Европе бы раз в десять больше голов бы слетело за такие проказы.
  
   План Риги конца 17 века []
  
   Вот и теперь иезуиты сочли что время настало рассчитаться за предательство с отрекшимися от Рима. И лучшего орудия мщения чем молодой, но крайне решительный королевич Елисей не найти. Враг моего врага - мой друг. Стало быть его и Герцогом Курляндским себе на голову бароны избрать обязаны. А вся мощь Ржечи поможет им правильный выбор сделать. Пригнать туда на постой пару хоругвей, так такая в немцах толерантность проснётся, что и арапа черноголового согласятся над собой увидеть. Только слёзно молили меня паписты, не слишком зверствовать хоть пару первых лет. Мне же только это и требовалось - ибо знал что Баторий к этому сроку и умрёт. Размазне, что его сменит, я с присягой буду подумать, разве что с Яном Замойским, и его Чёрной Русью, возможно сепаратно взаимодействовать. Лишь бы хоть минимальный срок время и нервы на религиозно-политические вопросы не жечь - хозяйственных вопросов решать-неперерешать.
  
   Нельзя со счетов сбрасывать и мнения баронов. Прежде всего ими учитываться станет возраст претендента, дающий надежду на "исправление" при долготерпении и хитрости подданных. Да и воссоединение территории Пильтенского епископства с герцогством давало не только моральное удовлетворение типа "крымнаш", но и контроль над Ирбенским проливом изрядно акции поднимал. На выборы, назначенные на 22 июня, сам Стефан Баторий с хоругвями крылатой гусарии самолично прибыл и ужаснулся масштабам попустительства бесовщины в крае. Всё коренное население повально, жгло языческие костры, бражничало и развратничало, а "элита" делала вид что ничего не замечает - так с неё и спрос! Речь монарха грозной была на столько, что бароны уже собрались с жизнью прощаться и дрожащими своими ручонками проголосовали ЕДИНОГЛАСНО, радуясь разъезжаясь, что так легко отделались. Ведь при этом они ранее обещанных "Привилегий Готхарда" лишались, вновь возвращая Юрьев день.
  
   Мне в эту встречу с королём потребовалось убедить немедленно окружить Ригу новой системой обороны, и даже уже разработанную схему бастионов ему подсунуть на утверждение успел. Город совсем недавно лишился статуса "Вольного" и к Курляндии не относился, управляясь магистратом. Но я проявил государственный подход и своими новаторскими фортификационными решениями весьма сведущего в военном деле человека поразил. Стены и башни с появлением артиллерии устарели сразу, но предложенный мной проект выходом являлся (прости меня за плагиат не родившийся ещё маршал Вобан). Из Митавы Король направился в Ригу и вынудил Магистрат принять программу строительства новых укреплений. Деньги ведь у торгашей имелись, а пот проливать лучше чем кровь.
  
   Трудно пришлось Баторию с уговорами магистрата - ведь огромных денег реконструкция стоить должна была и расставаться купцам с ними не хотелось, потому послал он гонца за мной. Дабы разработчик проекта самолично растолковал необходимость не то что каждого бастиона, но и каждой пушки. Еще посланник сообщил, что прибыли в Ригу завербованные Артемом во Франции металлисты. Но не жёсткой музыки любители, а железных дел мастера - аж целых четверо спецов. В Льеже в ту пору самая передовая металлургия Европы пребывала, и от туда вскоре шведы переманят на свои рудники и литейки создателей лучшей в Европе стали. А деньги на это у голландцев найдутся - ох и умоется же тогда эта Европа кровушкой! Так что надобно нам до того всё то же со своей промышленностью сделать успеть - так что поспешать следует к первым ласточкам.
  
   Так как формальности были все утрясены, и неприятности предвосхищены, а матушка, по праву регентши Курляндского и Семигальского герцогств, обосновавшись в похожем на хоккейную коробку Митавском орденском замке, взялась за дела управления с энтузиазмом(и похоже даже это у неё получалось), счёл я возможным покинуть эти территории на время - всюду глаз да глаз требовался. Для верности и спокойствия души в пажи к маме приставил пажом своего надёжного молодого ведуна из Галиции - они с пруссом способны были общаться ментально, так что в курсе дел я оставался. К тому же на нем держалась и уже сформированная Тайная служба, но о ней мало кто знал - она ведь тайная. К слову сказать, по ментальной связи с Женей, знал я что дошла она со своим отрядом финских егерей до поисточившихся в боях и походах казаков Ермака Тимофеевича и нашли они сразу общий язык да взаимопонимание, а за подарки очень благодарили. Особенно угодили с броником, который князь-атаман тут же одел вместо жалованных царём кольчуг. Ведь 3-й класс защиты круче, да технология Фатс к нему "надувашку" предусматривает - уже не утонет у дикого брега Иртыша.
  
   Ну, а я как мог попытался рижан успокоить, хотя бы тем, что подряды на работы забирать не стану, и талеры все у горожан останутся(просто перекочуют из кармана в карман, но ведь тут как в лотерее - каждый надеется что в его). Потому и смету не стал предлагать - пусть не торопясь сами кубы грунта на серебро множат, я ведь местных расценок не знаю. Для затравки Баторий даже согласился проектно-сметную документацию из казённых денег оплатить (от недавно им же и введённых портовых пошлин) и место для КБ определил в Рижском замке. Мне же на сотню лет его и всучив в бесплатную аренду. Хотя работы я распланировал только на 10 лет, что бы и без штурмовщины, но и раскачку допускать только до того как за лопаты взялись. От советского долгостроя ещё тошнило. Потому с предложенными Магистратом чинушами-учётчиками поговорил обстоятельно и отправил их дерзать.
  
   Королю же прочел лекцию по теории поэтапной обороны, для коей Рига весьма удачно расположена - ведь в севера её озёра прикрывают, с юга, от Задвинья - полноводная река, пущенные по которой суда с пушками смогут врага и хоть с Запада, хоть с Востока встретить. Причем давил именно на оборону восточного направления. Король при этом очередную драчку с Московией имел в виду. Я же знал что в следующий раз со шведами очередная рубка произойдёт в 1605 году под Киргхольмом(Саласпилсом). И свейский король КарлIX спасётся там чудом от гусарии Великого гетмана Литовского Яна Кароля Ходкевича, хотя имели скандинавы подавляющее превосходство в пехоте и артиллерии, а в кавалерии почти равенство. В моих планах было чудеса устранить, чего и не скрывал от Стефана, упор намереваясь сделать на артиллерию и флот, хотя для того и а в Семигалии потребуется каналом Даугаву (Дину) и Лиелупе(Аа Семигальскую) соединить. На что Правитель Ржечи Посполитой посвятил меня в ротмистры и вручив "Лист пжиповедный" разрешил от его имени войско нанимать(но за мои деньги). Затем мы тепло простились и он меня по сыновьи благословив, отпустил на Север - в Ингрии и Карелии так же дела ждать не могли, тем паче и французские мастера, что специально приглашены были там опорный край державы создавать.
  
   Глава 7
  
   Принимай нас Суоми - красавица
  
   Монотонность пути к размышлизмам располагает и тёплое отношение ко мне Стефана Батория не выходило из головы - ведь монаршей милости потребно бояться более чем гнева. Но оставшийся со мной мыслечитатель-прусс, и мои мозги постоянно сканируя, успокоил. Он "прознал", что в Митаве навестил король по старой памяти мою "матушку" и та ему в очередной раз в близости отказать не смогла. Только на сей раз дяде Стёпе досталась не лежащая бревном девчонка, костлявая да запуганная. А опытная молодка в самом соку, наряженная в платья да меха богатые-невиданные( ах, какие у неё были кружевные трусики!!!), против которой законная его старуха Ягеллонка, в добавок и бездетная, совсем не смотрелась. И королям счастья да тепла хочется, вот он и узрел во мне желаемое всю жизнь - такого умненького да решительного, за своего отпрыска сочтя(разве что самую капельку мозгоправ в том помог ему). Княжну же Старицкую винить нельзя - каждый человек эксплуатирует те свои качества, в которых более всего силён. Монастыря в Московии она более смерти боялась, да и ради детей другие женщины вовсе на панель выходят.
  
   Дорога из Риги на Плескаву протянулась почти стрелой по холмам Видземе. За века интенсивной торговли стала вполне она благоустроенной. Помимо канав по обочинам и приличного дорожного покрытия из собираемых каждую весну с полей гранитных валунов, на расстоянии дневного перехода стояли вдоль пути капитальные постоялые дворы. В ТОЙ жизни позднее шведами наречённые на свой лад - крогами. Там и коням овес, и людям пиво с куском окорока да краюхой серого хлеба всегда купить выходило не за дорого. Нам же, привыкшим уже к походам, поспать по летнему времени на любой полянке под кустом благодать. Пока лошадки свежую травку даром хрумкают, на отряд ни зверь, ни лихой человек не нападут, да и хозяин полянки постережётся за потраву возникать - накостыляют по шее вместо штрафа и ещё правы окажутся.
  
   Кордон пограничный, так так же не остановил. Царская "фартовая" грамота шлагбаум открыла, а мытарям рты закрыла сходу - к нам не подходи, а то ... ! Очень меня интересовал и тут прикордонный "товарообмен"(контрабанда), дающий весьма потребные при моих сверхрасходах сверхдоходы. К седлу каждой лошади приторочен был баул с необработанным янтарём и настраивался я на регулярные его поставки. Но торговать сырьём - равносильно "украсть ящик водки-продать-деньги пропить", значит требовался партнёр. И выбор мой пал на Свято-Успенский Псково-Печёрский мужской монастырь, недавно от войск Батория отбившийся и теперь нуждавшийся в ремонте. Вместо пожертвований предложил я игумену создать СП по обработке алатырь-камня. У меня этого товара завались, а у него дармовая раб.сила и репутация, гарантирующая сетевой маркетинг по наивысшим расценкам. Поскольку идея исходила так же от меня - сошлись на распределении доходов фифти-фифти(погубит меня моя щедрость!), Но вопросы с умельцами-резчиками, несунами и прочими инструментами и комплектующими решались на месте без меня. Если дело пойдёт, по белому пути полны сани солнечного камня на санях подвезу, благо что не тяжек. Я предложил монопольно производить иконы из янтаря - весьма красиво смотрящиеся. Даже для копирования оставил репродукции календаря калининградского комбината. Во Псков не заходя, поспешили мы дальше к Яму - лето на севере коротко, успеть требовалось много чего и куда. В сем городке, вотчинным ставшем, бывать не приходилось ещё - значит показались, дабы дух у населения не закисал. И снова в путь, в Нарву с Ивангородом не заворачивая, а только воздушный поцелуй в ту сторону послав.
  
   Зато в Орешке не задержаться не смог - там оставленный воевода, очень "спасителю от свеев" обрадовался(не стал пояснять что и так бы отбилась крепость), все шведами присланное серебро по описи принял. И не то что его растранжирил по русскому губернаторскому обычаю, а напротив - в дело пустив, приумножил наместник. В те поры роль банков монастыри исполняли, Даже их приходилось сверху ограничивать законом что бы не наглели. Кредиты более 15 рублей не выдавать (когда подьячему - должность "на вилке майора-подпола", 12 руб. в год Государь жаловал). И навар ограничивался "всего лишь" 20%, тогда назывался "пять шестых". Но в бедной северо-западной округе святые отцы не стяжательствовали - самим бы кто занял. Вот и открылось в крепости финансово-кредитное учреждение. И не только ради монастырей - финны и карелы местные, после войны так же в кредите нуждались очень. Кто был без залога и отдать долг не мог, тот по Судебнику в кабальных холопах обязан был отработать. Мужу трудолюбивому в год 5 рублей засчитывалось, бабе 2 с полтиной, а подростку-подпаску - 2 целковых. В бригаде же "водолазов"(колокол соорудили местные умельцы и пушки с потопленных в Неве шведских кораблей поднимали), артельщик только за лето аж 7 рублей зашибал, да по целковому премиальных за каждый ствол выловленный.
  
   Мой "мозговед" разумеется худое заподозрив, поковырялся в черепушке воеводы и обнаружил, что не первый он там копался. Ещё в прошлый наш визит, начального человека Женя на бескорыстный и старательный труд "прозомбировала", вот он и радел за дело. Да был у него ещё помощник толковый - подьячий, с тех времён когда Орешек торговым портом являлся. Даже итальянской бухгалтерии обученный! Вот ему то потребовалось слегка "мировозрение подправить", хотя воришка от был стыдливый и брал по маленькой. Посему выделенная от меня премия, впредь слабого духом, но грамотного человечка, от потребности тибрить избавила. Четверть от принесенного барыша теперь руководству и полагалась, с распределением на усмотрение воеводы, а то я прослышал, что он водолазам из своего кармана рубли жаловал.
  
   К счастью, поднять водолазам с мелководья получилось и почти целую шнягу шведскую. Отремонтированная, она у причала острова на волнах качалась - будто специально нас дожидалась. Далее на ней и пришлось путь продолжить с лошадок сойдя, их по возможности следующими рейсами через Ладожское озеро перевезут - Прежде всего требовалось доставить франкских спецов к их будущему месту работы - ближайшему и самому доступному выходу железной руды на северо-востоке Онеги.
  
   Только железной руды в ТОМ времени насчитали в Карелии 26 месторождений. Но пусть, как и полагается, Костомукшский ГОК в 20-м веке и открывается, пока устроит меня и что поскромнее, Пудужгорское месторождение, например, раз не слишком долго до него по тайге ломиться. К тому же, уже почти как год строящееся Лодейное Поле не так и далеко расположено - Онегу только пересечь. Худо конечно, что пороги на ведущей к озеру Свирь-реке пока водохранилищем не затоплены, когда в ТОЙ жизни с завода мы бригантину перегоняли, то и за беду только шлюзование считали. Но и нынче подстроимся под природу как нибудь - такая у человека сущность. Палатные мастера(палатники-плотники) целый посёлок будущих корабелов построили и те свои избы обживая, принялись своё назначение исполнять - из найденного в тайге сухостойного леса сработали уже несколько лодий, и спустили их в реку до порогов - дабы и на Онежском озере хозяйственную деятельность вести. В частности - рыбы да зверя непуганого там больше оказалось, древа доброго на берегах изрядно произрастало, да и по грибы-ягоды бабы на новые места просились порой. Вот на этих судах и доставили меня с французскими металлургами по воде на северо-восточное побережье, а там уже я ткнул пальцем где шурфы рыть. К великому изумлению присутствующих, никакой лозой не пользуясь при поиске - у меня ведь компас имелся, а где он зачудил - там и железо.
  
   Далее уже по отработанной схеме. Франки покажут что и где строить, благо, что даже речушку неподалёку нашли, очевидно изначально её прудить станут, а за зиму и здесь посёлок да завод срубят. Финансовый и трудовой ресурс на всё имеется, значит личное моё присутствие более на месте не обязательно, могу следовать по другим делам. Но неожиданно мой верный секьюрити-финн шепнул что встретиться со мной желает очень в здешних краях уважаемый волхв. От такого приглашения отказываться нельзя и разумеется я пошёл, само-собой ещё и молодого прусского вайделота прихватив, как коллегу приглашавшего.
  
   Слово "чудо" и профессия "кудесник" произошли от фино-угорской народности "чудь", всеми силами пытавшейся сохранить древние свои верования. Встретивший меня волхв и вовсе из вепсов происходил и всё что желал - в мозгах моих поковыряться. Жил он долго и усвоил простую истину - язык дан человеку для лжи, но ему от предков так же унаследовалась возможность и в душе человеческой копаться. К чему я привычен стал - ковыряйтесь кто хотите, мне скрывать от вашего "профсоюза" нечего, одно дело делаем и более того - я ваш единомышленник и даже ставленник. Ничего в чудесатостях не понимающий, но согласно воинскому воспитанию исполняющий приказы и указания бесприкословно, и собственную инициативу с солдатской смекалкой проявляя(согласно генеральной линии) только при отсутствии на сей счёт уже готовых инструкций.
  
   Нынче же я инструкции и получил - двигать по лесным дорожкам на восток и в Вологде встретить Артёма. Он вскоре в Белое море войдя, по рекам на своей бригантине, до славного града, с домом где резной палисад, поднимется. Там царь Иван даже флот для борьбы со свеями не так давно строить собирался. Значит и в команде парусника вайделот имелся (возможно скрытый), который "в центр стучал", а может и обязан был Артёма ликвидировать, разойдись его действия с "линией партии".
  
   Ведь и я смерти ожидал, когда в Курляндии, на епископской земле, пустил под топор, в том числе и священные дубравы, некогда капищами друидов служившие. Переспелый лес - потенциальный ветровал и бурелом, и как следствие - расплодившийся короед и прочая гадость, и гибель тогда даже уцелевшим стволам. Но священные рощи трогать, страшась волнений, даже Орден не решался, зная реакцию на это горячих прибалтов. Мне же "в верхах" дано было добро, с условием, что после некоторого времени сельхоз. использования, земли вновь будут залесены. Что совсем не трудно обещать в зоне тайги - перестав пахать, кусты самосевом уже на второй год пробиваются, а за человеческую жизнь лес вырастает. В недалёком будущем в Балтии в разы(!!!) от войн и чумы население(а значит и пашни) сократятся - вот лес и вернётся в свои законные старые границы.
  
   Пока общение с ведунами и их "особая координация" только на пользу шла, ибо слишком давил информационный голод на мою душу и разум, взращенные в 20-м веке. Я от природы чудесатостей лишённый, и единственный у меня ментальный контакт некоторое время только с Женей держался. Но и он как то растворился, видно не только похмелье - штука тонкая. А от чухонского кудесника узнал я и сибирские новости. Оказывается дошли до Сибири финские егеря во главе с Женевьевой без потерь. Благодаря её мудрости и щедрости - не скупилась она рассчитываться серебром и златом с кажущимися убогими, но родную тайгу чувствующими, местными племенами и за кров, и за стол. Посему её отряд беды не познал, и проведён был местными Сусаниными самым оптимальным маршрутом от жилья к жилью - с рук на руки передаваемый.
  
   В то же время, с Иваном Кольцо отправил Иван Грозный в помощь Ермаку в 1583 году под водительством князя Болховского Семёна Дмитриевича да Ивана Глухова три сотни стрельцов. Но с казаками-первооткрывателями, те только до усадьбы Строгановых поспешали, а там остановились на сытных харчах зимовать, у богатых купцов на постой встав. Атаман Кольцо дальше двинулся и строгий наказ Ермаку - пред очи царёвы предстать передал, одновременно с Указом о "производстве" в князья Сибирские. Титул открыл возможность Ермаку Тимофеевичу с самими Строгановыми породниться, уж очень он запал на любимую племянницу Аникея Фёдоровича - Ксюшу Яковлевну, пока у того на Вычегде снаряжал отряд свой. Да ещё видно чьи то внушения "помогли" новоявленному князю решиться исполнить царское повеление. Ведь оставались "на хозяйстве" опытные атаманы : Богдан Брязга, Никита Пан, Яков Михайлов, Матвей Мещеряк и наконец сам Иван Кольцо. А главное - царём был для правления Сибирью князь послан, а двум медведям в одной берлоге тесно. Кто же знал, что атаманы, все кроме Мещеряка, в боях "сточатся".Князь же Болховский, зиму у Строгановых обжираясь, заявится под осень, налегке и нежданно. Намереваясь ВЛАСТВОВАТЬ, а не хозяйствовать и уж тем более не тратиться "на глупости". Но казаки только на своих припас к зиме заготовили. В итоге - и те и другие от цинги да голода и поумирали большей частью. В том числе и сам князь, бесценной ясачной мягкой рухлядью владея.
  
   Финских егерей спасли навыки к неторопливой жизни лесной, и привычка ни на кого не надеяться. Потому и обошли они захваченную Кучумову столицу Искер, зимуя вначале чуть недоходя, а потом далее проследовав. Встретившись ненадолго с выжившими казаками. Охотники из которых на своих стругах к финскому отряду присоединились, "досрочно" (в отношении ТОЙ истории) Тюмень отправились основывать. А у Жени и живого пока Ивана Кольца любовь проснулась нечаянно, что меня обрадовало - может и сохранят объединившись они друг-друга, ячейкой общества став. Видно страсть новая и "переключила" у раганы ментальную связь с меня на Ивана. Но как там с ними, ещё видно будет, а пока самому мне надлежало не менее злой чем сибирский, гнус в европейской тайге покормить, пока до Вологды доберусь. Впрочем, лето - не зима, а дымок от костра хоть и самого подкоптит, но и комара отгонит, да и присмирели насекомые на подступающую осень глядя.
  
   За тот год, что уже натикал у меня в Средневековье, убедился, что так же не сложно думала основная часть хроно-аборигенов, воспринимая жизнь такой какая она есть. Самое смешное, что и я этак научился думать ещё на ТОЙ - самой первой моей, Афганской войне, не заморачиваясь отсутствия пипифакса. Просто радуясь что жив, что солнце светит, что помочь или спасти смог кого-то. А дребедень с богачествами или владычествами - это для нищих духом. Хоть жизнь получалась мягко говоря некомфортна и порой весьма опасна. Но всплывали в памяти слова Присяги, кроме меня здесь никому не неведомые. В то же время каждый старался жить по ним как по заветам Моисея евреи " ... быть храбрым, ... стойко переносить все тяготы и лишения ... и т.д." Не было в них только главного - чувства нации, ибо даже жили русские во враждующих между собой Великих княжествах - Московском и Литовско-русском. Впрочем, так было не у нас одних - польские "рокаши" смотрелись круче. Про драчки германских княжеств или французских герцогств и говорить не стоит. А религиозные войны!!! "Неправильно" пока срабатывала система опознавания "СВОЙ-ЧУЖОЙ" у людей. Впрочем, в кои поры она не сбоила? Видел сам как нормальных людей в "скакунов" переделывали, животные инстинкты разжигая.
  
   Даже по таёжным колдобинам, до того как хляби разверзлись небесные, и края вологодские в непроходимые трясины превратились, успел наш отрядик до стольного града всея Опричины добраться. Судно ожидаемое ещё не подошло и наконец то время у меня появилось оглядеться неторопясь. С удивлением узнал, что рожь здесь самой дешёвой во всей Московии оказалась - видно вологжане не скупились жито своим потом поливать. На удачу и амбар здоровенный, с солидной прилегающей береговой территорией, получилось выкупить, тоже не за дорого. Вот и забил складское помещение под завязку зерном, потом видно будет куда сей товар деть. К постройке ещё одну прикупил и брёвна шустро перевезя, вновь скатал сруб - не все же время на мешках с зерном и спать- жрать-с... . Так же сладив баньку у воды, конюшенку, тубзик, словом обстроив усадьбу. Печники, в новом помещении, большой русской печкой отделили от залы кухарню, с парой к ней примыкающих закутков - один для хранения припасов, а второй мне под кабинет и хим. лабораторию(захотелось поэкспериментировать). Там же на лавках мы с пруссом-вайделотом и ночевать стали.
  
   Но тут во сне со мной казус случился, ибо явилась во сне моя Геня. Запомнившаяся в последнюю ночь, перед тем как тела наши прежние молния сожгла. Со всеми своими прелестями! И произошла непроизвольно со мной юношеская поллюция. От забушевавших гормонов ведь и стариковский мой разум циничный уберечь не смог. Напротив, такой коктельчик намешав - страшно сказать! Проснулся, чувствуя сырость в кальсонах и почти очумелый взгляд на себе верного кудесника, и во сне мой разум сканирующего. Видно не понимал, как подростку может баба явно за 40 в мечтах да снах являться, к тому же и с очевидными последствиями. Хоть терминов граофилия или геронтофилия он не слышал, но и тогда извращенцы наличествовали. Не только в 21-м веке Гогены и Даниэли появились, вот и меня в эту братию причислил. Более того - посочувствовал, с финном посоветовавшись, подсобить мне мои бодисарги решили. Непонятно как, но почти полного двойника Гени - по имени Паша(Ангелина), к вечеру сумели в Вологде разыскать и привести, наняв в кухарки. Якобы приелся всем ежедневный походный кулеш, состряпанный дежурным по кухне - ропот мол в низах пошёл, требуя кока профи. Вечером прусс в общую залу ночевать перебрался, а на его лавку(с моей рядом), легло манящее налитое женское тело. На утро раннее, очумелый взгляд уже у девчонки(в мойм понимании) наличествовал. "Уделал удалец!" - всё что смогла из себя она выдавить и убежала, как молодка попкой виляя, горшками да ухватами греметь. Я так же занятие себе придумал вмиг.
  
   С неделю днями в кузне местного умельца проторчал, на пальцах тому растолковывая, каким у плуга загиб должен быть. А тот все в толк взять не мог почто целый пуд железа переводить? Когда на сошник для сохи всего фунт металла уходит, а прочее из берёзовых кольев срабатывает сам землепашец от нечего делать зимой. Но с/х орудие вышло славным, колёсико деревянное на обозном дворе заказанное, приладив. Даже под противным, холодным дождиком, у кузнеца же на огороде и испытать орало успели. Остался он доволен и изделием (настроившись и себе такое же смастерить), и тем что до морозов его баба успеет ещё одно поле моркови да репы "наплевать"(наплевательски сеют эти мелкие семена).
  
   За заботами и время до прихода судна пробежало незаметно. Причём не только Артёмова бригантина причалила, но и на буксире баржу с ворванью китовой, солониной, да шкурами зверя морского притащила. Раз в пять кораблик превосходящую. Коробочка с "вечным двигателем" чудеса творила и позволяла делать то что и в 21-м веке невозможно было сотворить. Жаль только что на все остальные механизмы судна таких коробочек не имелось, ибо они неизбежно начинали подыхать. Но ведь и без электронных ништяков да джи-пи-эсов уже век как до Америки люди доплыли. Потому и Артёму не западло было секстан в руки взять да счисление по старинке вычислить. И всё у него получалось - не окончательно видно цивилизация развратила. Впрочем, если бы не стальной набор корпуса, выдержавший жесточайший зимний шторм на Балтике, когда он к датским проливам ещё шёл, то покоился бы уже на дне. А так шлю отдельное МЕРСИ в будущее. Петрозаводским сварщикам с верфи, за качественную работу!
  
   Даже превосходно построенный кораблик в постоянном уходе нуждается, и бригантина исключением не являлась. В первую очередь днище её, хоть в холодных водах и не сильно, но обрасло, и требовало очистки да покраски. Благо, что не дефицитное в здешних краях льняное масло за олифу сходило прекрасно, а пара фанерных бочат, "сэкономленного" ещё при постройке порошка свинцового сурика, так вместо балласта в трюме и пребывало уже почти два года, время настало сменить их добрыми вологодскими валунами. Но не сразу - пока река от дождей на самом высоком уровне пребывала, подвели бригантину к береговому лужку от нашего склада максимально близко. Валки на нём разложив, шпилем судовым, да воротами, что в землю врыли, выволокли на сушу уставший от воды кораблик. И занялись сразу же, не взирая на дожди, его кренгованием. А когда и небо от влаги притомилось, за пару последних погожих осенних ясных дней, успели окрасить весь металл днища в ярко алый цвет, дабы сурик за зимовку хорошенько высох.
  
   Благо, что и наёмных, и собственных рабочих рук(экипажа и охраны) было с избытком. Потому нам с Артёмом, задачи поставив, самим за скребки и кисти браться не требовалось, а появилась возможность уже сделанное обсудить и новые цели наметить. Ибо, как только белый путь определится, поскользит по нему на санной тройке с бубенцами наш мореход далее на Москву. Я же останусь при судне на хозяйстве в этом милом древнем русском граде Вологде. Кремлёвские гадюшники меня не манили, да и к солидно выглядевшему капитану(и барону уже к тому же), не мало для царства Московского сделавшему, прислушиваться баре да бояре будут с большим вниманием, чем к мальчику с чубчиком. Пусть моей говорящей головой поработает, да и не лишне моряку так же опыта фракционной борьбы поднабраться, не вечно же ему по волнам качаться.
  
   Москву же, кому то из нас посетить требовалось всенепременно - наконец царь Иван созвать Земский собор повелел. Ранее и месяца хватало что бы депутаты съехаться успели. Нынче Иван Васильевич решил потребить это блюдо охлаждённым и тщательно приготовленным. Давно уже привезли ему изо Львова отпечатанные листовки с нарядно набранным первопечатником Фёдоровым текстом Конституции(Статута). Да и тезисы "тронной речи" отшлифовал хитромудрый Годунов, до совершенства доведя их. Но к пущему эффекту, для некогда театра одного актёра, дополнительные исполнители потребовались. Зарождение идеи национального самосознания есть процесс непростой и серьёзных приготовлений требующий. Тем паче, что поражение в Ливонской войне изрядно ввело нацию в прострацию. Поскольку уныние есть смертный грех, то потери следовало затмить демонстрацией приобретений.
  
   Ведь действительно, одним только царством Сибирским приращение державы, ни в какое сравнение не шло с потерей Себежа да Велижа. Вот и ждали в первую очередь виновника торжества - в прошлом конфликтного казачьего атамана, а ныне князя Сибирского, Ермака Тимофеевича. Страна нуждалась в героях и общественность знать их была обязана в лицо. Но не Ермаком единым приращения Державы достигались. И от морской Виктории, добытой стране Артёмом, открещиваться не следовало. Ибро смелый сей мореход не только с постылой войной покончил, но и весьма добычливый архипелаг Грумант, в Студёном море, навечно за царством Московским закрепил. По всем правилам его на карты нанеся и русский приоритет в кишащих рыбой, китами да моржами водах объявив(про шельф с нефтью и не упоминаю пока).
  
   Разумеется, силой взятые у природы "дары" приращенных к Московии северных земель и вод частично отправились в столицу вместе с караваном Артёма. Моя взрослая охрана превратилась по совместительству в возниц на санях, запряжённых нашими скакунами, поснимав с них сёдла и охомутав, в тягло превратив неблагородное. Дабы на форуме лучших людей Московии весомо-грубо-зримо продемонстрировать доходность и выгоду, которая может уплыть иноземцам, если сами русские делом прибыльным, хоть и рисковым, заняться не пожелают. Да и без северных промыслов, край наш крайне барышными занятиями ныне кишит, не уставай нагибаться да деньжищи подбирать. Ведь стараниями Государя, величайшей судоходной державой стали, ибо на всем протяжении реки Волга и Двина Северная, Московии принадлежат. А если их каналом соединить, то водный путь от Персии(и ранее) до варяг(и далее) нам доход станет приносить. И ТАК ВО ВСЁМ!!!
  
   Караван в столицу вез уже не ворвань вонючую, а изготовленный из него готовый продукт, что успел я в своей "лаборатории", а потом и бригада работников в переданной нам в аренду небольшой Пашиной усадебке (жить в которой она перестала, перебравшись на казённую жил. площадь), сварить - мыло, пока только "хвойное", но с перспективами и других отдушек, да свечи парафиновые. Соединив жиры(био) с щелочами, то есть золой, которой в лежащих пока среди лесов Вологде, хватало с избытком. Возможно было даже начать несложное производство маргарина, но для требуемой молочной кислоты удоистых коров ещё не хватало. Даже на весьма мощную взрывчатку ворвань годилась.
  
   Но тут нам спешить не стоило, и так нездоровый интерес у конкурентов к себе вызывали. Технологии у них рано или поздно окажутся всё равно, так лучше что бы поздно. Уже разок пришлось пресечь попытку поджога нашего склада, благо что дневальный заметил шпыней с факелами и своевременно и тревогу поднял. А от злодеев-исполнителей, я с моим опытом, легко и имена злодеев-заказчиков вызнал. На следующую ночь "неожиданно" сгорела уже фактория английского "Московской" компании. Та же ворвань и на растопку годилась прекрасно, а зажигалка ЗИППО, до последнего момента поджигателя(имя его скромно умолчу) скрывала. "Око за око" - у нас все по серьёзному, хотя официальная версия для властей - пироманы в городе завелись. Они то как раз вывелись, в прорубь поплавать отправившись. Не гуманно(и не разумно) после экспресс-допроса, инвалидов с раздробленными коленными чашечками, на волю отпускать. Не дай бог народ этих убогих пожалеет, да и мне требовалось своих волчат ВСЯКИМ наукам обучить, а не только на деревянных саблях друг-друга колошматить. Очень ведь всех нас непростые времена ждут, и о белых перчатках забыть придётся, если настроены державу и людей в ней живущих спасти.
  
   Для таких целей учить требовалось комплексно, и общеобразовательным наукам прежде всего. К счастью, наконец то для этого, в делах пауза образовалась. К тому же вайделоты слегка подсобили жажду к знаниям у пацанов пробудить. Наличие таковой позволяет на мелочи внимания не обращать и хавать жадно любую инфу. Потому буквы да цифры запомнили все споро, а так же и таблицу умножения со всеми четырьмя математическими действиями. А вот дальше проблемы начались - учебных пособий стало катастрофически не хватать. Абсолютно никакого печатного слова, хоть на обрывке газеты а туалете(ишь раскатал губу - газет в 16-м веке на Руси захотел!). Впрочем, бумага уже в цене не зашкаливала, а перья, ранее у гусей надрать получилось. Ещё в осенний перелёт, особенно успешно на Ладожском и Онежском озёрах. Изрядно там удалось этой почти диетической птицы набить. По максимуму в дело и тушки, и перо с пухом пустив. Теперь я и сам учился, и других учил эти перья правильно затачивать(ножичком ПЕРОЧИННЫМ), а потом пахнущей птицей ручкой скрипеть по бумаге, нарабатывая каллиграфический почерк при правописании ятей и яров. Взяв за образец найденный втихаря в компе старославянский шрифт. С дисплея и карту Европейской части России срисовал, уроки географии орПашизуя. Вначале всех в великую тайну посвятив о том что Земля имеет форму шара, а главное - ВЕРТИТСЯ!
  
   Ежедневных занятий по фехтованию так же никто не отменял. Заготовка дров(пилка, колка) и прочие хоз. работы, так же весьма укреплению здоровья способствовали. Более того, физкультуру дополнили ещё еженедельными лыжными кроссами. Инвентарь в граде древоделов не дорого обошёлся. Так же, заказал столярам ещё из брёвнышек колодочки треугольного профиля, с веревочными креплениями к обуви. К нижней грани набил кузнец проволоки кусочки - что бы металл по льду скользил - так предтеча коньков получилась. Причём не бюджетная - в Голландии на эти цели пока кусок рога крепили. Всего коньков сделали 16 пар, а клюшки каждый сам по руке из крюковатых палок подобрал. Вскоре все уразумели и правила игры в хоккей - река то замёршая под боком. Когда ледовые баталии проходить стали у нас ежедневно, поглазеть на которые и болельщики нашлись, непонятно как, но заскандировавшие "шайбу-шайбу". По одежке судя, пристрастились к этой заразе граждане самых разных сословий. Жертвовавшие ради зрелища самым дорогим - традиционным послеобеденным сном. Даже, вместо благочиния, горло срывая орущих церковников в рясах заприметил среди болезных.
  
   Но не только зрители появились, подражателей так же немало нашлось - льда в Вологде зимой на всех хватает. Вскоре могли мы даже товарищеские матчи проводить на первенство города. Правда исключительно на своей площадке, ибо точно отмерять 20-минутные таймы мог только судовой хронометр, и начало с концом периодов отмечались у нас судовыми склянками. Вот во время перерыва подвел ко мне уже знакомый настоятель ближайшей церкви Иоана Предтечи, навестившего босса - настоятеля Кирилло-Белозёрского монастыря. Неожиданно, вместо упрёков и поучений завели святые отцы конструктивную беседу о возможности соединения наших усилий. Учение ведь свет! Так что две лампы лучше одной. Чему только обрадовался - про огромную монастырскую библиотеку был наслышан, да и весьма грамотные люди среди монасей встречались - пусть к делу подключаются, хоть для ведения Закона Божия. А по Священному писанию и чтения - всё мне меньше нагрузка, да и учебные пособия спонсор выделит, с автоматической крышей.
  
   Последняя являлась совсем не лишней, ибо лучше иметь у себя прикормленного агента, чем сторожиться, того что кто либо из отроков на исповеди ляпнет что либо не подумавши. А жизнью нашей ВСЕ окружающие интересовались весьма живо (видно от скуки зимней). Если бы у Паши не установили в сознании крепчайшие стопсы, то и про нашу "дружбу тесную" расколол бы её поп на исповеди. Положено ведь было даже мужним женкам о каждом соитии с законным своим супругом отчитываться. Предаваясь плотскому греху исключительно для продления рода, причём только в миссионерской позе. За смену позиций - штраф от шести сотен земных поклонов и вплоть до ... ! А за ... и вовсе высшая мера социальной защиты светила! Тем не менее, народ плодился не смотря ни на что - вот что значит отсутствие ТВ и прочих развлечений.
  
   Выделял нам монастырь препа-воспитателя(и соглядатая на общественных началах) с условием, что дополним класс тянущимися к знаниям местными пацанами. Койко-места им не требовались и образовываться тутошние Михайлы Ломоносовы могли амбулаторно. Но с учетом перспектив, под жилой корпус отвести пришлось неподалёку стоящий дом "бабы Паши"(устами сверстников моей тушки). В подвале и хоз. пристройках которого во всю давал продукцию свечной заводик(а мыловаренный - в бане), то есть попутным теплом и жилые помещения обогревались. За тем что бы мальчики под одеялом не рукоблудствовали и прочим не грешили, как раз по своему профилю и принялся следить "классный офицер" - отец Онуфрий. Казарму былую, целиком мы переоборудовали под столовую - за столами же после трапезы, занятия стали проходить. Таким способом пропускная мощность учебного заведения увеличилась до полу-сотни учащихся. Расходы на бумагу и чернила возросли, но в пределах разумного - "взятые в аренду" монастырские книги стоили того. Пусть Храм знаний вышел бюджетным, но лучше плохо чем никак. Если бы не привезённая Артёмом китовая солонина(изрядно на старую говядину смахивающая, но у нас ведь имелась мясорубка!) и оптом купленное зерно, то и вопрос питания стоял остро.
  
   К огромному счастью, нашу стряпуху (и близкую, но не афишируемую подругу по совместительству) повстречали в поисках женщины моих грёз бодисарги на рынке, певуче зазывающей :"Пироги горячие, с пыла с жара - полушка пара". То есть владела она как ИП собственной бекерией, а потом как в будущем Меньшиков - пироги собственного изготовления и реализовывала. В том числе и с зайчатиной. Хоть церковь мясо сего грызуна есть запрещала, наряду с ваверятиной(вавере - белка(лат.)), телятиной и т.д. . За потребление последнего, кстати, Лжедмитрия даже трона и живота лишили - тут всё серьёзно, а ведь мог же жить кучеряво.
  
   Ранее круги торгового ада сполна вкусив, связи труженица общепита имела обширные. Все окружные ловцы ей, попавших в петли косых на переработку несли, а уж мастерица делала якобы по китайским рецептам(что бы непонятно было) из говна конфетки, то есть ... ну вы поняли. Так же и теперь пироги с солониной уплетались всеми нами ( излишки продолжая и на рынок скидывать) с огромным удовольствием, хотя и от продолжающей поступать зайчатины не отказывались. Имелись от охотников так же предложения на совместные ловы и от этого так же будущим стрельцам отказаться было нельзя, хотя бы ради стрельб практических. До Нового года три большие облавы провели - пятерых лосей из наших пищалей завалив, да кроме того, я отдельно, на берлогах пару мишек стрельнул. Мясом мы честно с ловцами-наводчиками рассчитались, а сами свежины вкушать досыта принялись - детям питаться требуется полноценно. Попутно и резкими инвестициями, нашей кормилицы бизнес ускоренно подправив - этот процесс, когда всем хорошо, зовётся симбиоз.
  
   Но лучше всех было лично мне с молодкой. Я не оговорился, ведь в моём мироощущении 21-го века, по данным ВОЗ молодость считалась до 44 лет в 16-ом от до этих годов и доживал редко кто. Так что, как и в ТОЙ жизни, отчасти себя даже педофилом ощущал, как впрочем и Паша по отношению ко мне. Но мои мозгоковыряльщики эти глупости у нас слегка "подправили", раз нам хорошо друг с другом, то и циклиться нечего. И заправленное медвежьими шкурами ложе являлось лучшим релаксом для обоих, без него может эмоциональный перегруз бы и не вытянул, как и подруга моя очевидно. Ведь горюшка её за жизнь полной ложкой хлебнуть пришлось, и в базарных бабах она не от любви к экстриму оказалась. Как и положено, красивую деву в 15 лет замуж за выгодную партию сладили. Муж-красавец в опричных стрелках служил и имел как подворье, так и холопов и через год девочка у молодой семьи народилась на радость родителям, а вскоре вновь молодка в тягость вошла. Но тут муж на Ливонскую войну службу нести отправился и сгинул там. Как весть о гибели любимого мужа до лесного кроя дошла, то от горя выкидыш произошел. Вскоре, как деньги кончились и с едой трудно стало, разбежались почти все холопы, а доченька зачахла, да и самой вдовице жить не хотелось. От греха удержала кабальная пара семейная, что служить "за совесть" осталась. И совместно принялись они пирожным бизнесом, шишками углы маркетинга познавая, но только крепчая от того. Так потянулось из года в год - ругань с поставщиками, жаркая печь и "... с пылу, с жару..." на лежащем рядом с домом торжище. Без радости и горести, на автомате, разве что с опытом напряг в бизнесе пропал. А потом нас свели и стало ясно, что жизнь ещё не кончалась и свой кусок бабьего счастья мимо не прошёл.
  
   Не даром замечено было позднее, что кухарка государством управлять обязана - по крайней мере школой получилось у неё это качественно. Расширение ассортимента продаваемых на торжище пирогов, расстегаев и прочих чебуреков с пельменями, и круглосуточное перемалывание фарша дежурными по кухне на единственной в мире мясорубке, подмяло под себя весь городской общепит и изрядно бюджетные поступления увеличила. Настолько, что наша кормилица сочла возможным надстроить в школе второй этаж, ведь к появлению очередной партии первоклашек брёвна просохнуть должны. Сторговавшись не за дорого с артелью палатников, те сходу затюкали топорами. Так же и столярной артели жирный подряд оставил, на создание школьной мебели - специальных столов на двоих сочленённых с лавкой с наклонной столешницей, специально размеры с однокашников снимал и среднее арифметическое на чертёжах указал. Когда привезли пол-сотни(в прок) парт, то напомнили они мне те за которыми сидел ещё Ильич маленький, в валенках и с кудрявой головой.
  
   Доехала наконец до нас и пара моих охранников, что оставлена раненными была подо Львовом, и там совместно с процессом излечения в типографии И. Федорова, до кончины последнего, успела для Царя напечатать и отправить тут же текст Конституции, а потом и пару сотен учебников математики. Потом похоронили они первопечатника с почестью и увезли на санях как книги, так и саму типографию. Нынче последняя уже в Митаве продолжила издавать очень вскоре востребованные учебники - Декарт ведь появился тогда когда возник на него спрос. А уже готовое издание, вместе с добавленным на сани янтарём продолжило путь вначале в монастырь на границе, и затем далее к нам. Вместе с учебниками появился в школе и их автор, а стало быть их самый толковый толкователь(сорри!). Вот так и обрастали мы преподавательскими кадрами. А тут ещё и учителя музыки(с гармошкой) Артём, вернувшись из столицы привёз. Но тут отдельная история.
  
   Глава 8
  
   Забота наша простая
  
   Вернувшемуся со Съезда депутату Балтики(и прочих омывающих Московское царство морей) много чего было интересного рассказать. Но главной новостью являлся факт протащенной авторитетом Грозного Царя через "одобрение народных представителей" Конституции. Навечно закреплявшей на Руси Юрьев день, на том все депутаты за себя и своих потомков крест целовали. Не бывать отныне в стране крепостничества, хотя холопство сохранялось и даже специально Холопский приказ учреждался, дабы следить за процессом и "перегибы на местах" устранять. Ведь первыми то Смуту зачнут именно холопы, которых хозяева в голодные годы кормить перестанут, а ведь среди них немало окажется и "боевых" - специально обученных и на Ливонской войне заимевших боевой опыт. Значит, явление нуждалось во взаимной ответственности - холоп, не получавший необходимого, имел право либо "сигнализировать", либо уйти от нерадивого хозяина, либо к другому работодателю, либо на царёву службу, но за требования сверх меры мог и пострадать. Государь являлся гарантом для ВСЕХ, а не только боярским царём.
  
   Казалось бы такой гнетущий для большинства присутствующих на Соборе "лучших людей" очень своевременно подправлен оказался позитивом примера рода Шуйских. По собственной инициативе перебравшись в "стрёмный" Курский регион, уже "нашли" там железную руду и поставив французские домны на 2 тонны сходу приличный, не сравнимый с сельским хозяйством, профит заимели. Так поступить могли только капиталистые фамилии, но ведь и их имелось на Руси немало, чахнувших как царь Кащей над своим златом или гноивших бесценные меха. Теперь сей пример пробуждал зависть или жадность и побуждал к вложению капиталов в оборот. А Государь и здесь брал на себя обязательства гаранта священного права частной собственности. Что являлось самым востребованным в стране открывшей для себя столько новых возможностей.
  
   Ведь помимо "отчетного доклада" Ивана Васильевича, выступили и содокладчики. Князь Ермак Тимофеевич Сибирский, прочитавший по слогам со шпаргалки :"Могущество России прирастать будет Сибирью!" , А так же барон Артемий, так же только что пожалованный в московские бояре за международное закрепление Груманта за царством Московским. Моряк выступил с пространным докладом о несметных богатствах Севера, заключив выступление фразой : "... взять их теперь - главная наша задача!". Помочь в том сразу нашлось немало охотников. Но помимо пробуждения алчности приведён докладчиком был и пример благотворительности. Ранее на Руси обычно выражавшийся в строительстве каким либо бывшим разбойником очередной церквушки и считавшим, что былые грехи тем самым аннулированы. Но зачем Москве сорок сороков храмов при отсутствии хотя бы одной школы? Да и только ли столица их достойна?
  
   С высокой трибуны Съезда приведён был высокий пример служения. Когда "простая базарная баба", вдова стрелецкая, для нужд детишек дома своего не пожалела - под школу его отписав. А много ли присутствующие здесь слуги народные сами для народа сделали? На "слабо" тем самым взяты были не только бояре да дворяне, но и сам царь. Тут же повелевший первую школу России взять на Государев кошт, но в честь кухарки, по государственному думающей, звать впредь её АнгЕлиной. Припугнув бояр, что их в Думе не кухарок заменит, коли мышления да поведения не поменяют. Впредь ей, как и преп. составу денежное довольствие положить повелел как стрельцам - в 3 рубля, но за Великий почин ещё от себя премиальных - 40 соболей добавил. Гениальный Государь доказал что умеет как казнить так и жаловать! А то в ТОЙ истории "благодарная Родина" процедила Гражданину Кузьме Минину сквозь зубы:"Спасибо" и катись мил человек далее на свой рынок мясом торговать. Забыв вмиг, что эти "базарные" , а не "лучшие" люди страну спасли. Несложные приёмы распространённой в 21-м веке манипуляции сознанием, эффект на неискушённых депутатов произвели в 16-м столетии потрясающий. Пожертвования посыпались как из рога изобилия! А ведь всего то слегка потребовалось "на слабо" почтеннейшую публику взять. Верх щедрости показал сам захваченный азартом аукциона Царь, не пожалевший на дело образования свою знаменитую вивлиофеку. Она этой же зимой переезжала в монастырь, становившийся опорной нашей базой окончательно и "согласно государева указа".
  
   Кстати и кузницей кадров для собственных нужд(и не только). По завершению общеобразовательного 4-х годичного курса, далее планировался развод учащихся на специализации. В частности, по стандартной академической клерикальной программе, при монастыре планировалось обучать будущих батюшек на богословском факультете, из отсева(по здоровью и т.д.) абитуры на военные и государственные специальности. Завидовать и им не приходилось, один только зубрёж мертвых языков - древнегреческого и латыни, удовольствие на любителя-мазохиста.
  
   Впрочем и на навигацком отделении, хоть основные предметы преподавались на родном, но английский и голландский учить требовалось не для галочки. Благо в Вологде уже англов пребывало даже поболе чем на Москве. Потому найти на должность препа-язычника, на местном "Кукуе", жадного носителя языка труда не составляло. Да ещё планировались на перспективу отдельные спец.курсы(по языкам вероятного противника) - турецкий, польский, шведский для особо одарённых. Для отбора таковых, а так же общего управления, на руководство школой назначался самим Царём подьячий Стрелецкого приказа, наделённый особыми полномочиями. От туда же выделялся толковый и грамотный инструктор НВП(он же учитель фехтования) из старых, опытных рубак предпенсионного возраста. Случайно совпало, что дружил он давно(ещё в Опричину) с погибшим мужем нашей кормилицы. И тайно влюблён был в жену друга, потому холостым остался. Ныне же, предложил вдове сочетаться с ним законным браком, на что та подумать обещала. Артём лично с ним несколько спаррингов на саблях и бердышах провёл и разошлись они весьма друг-другом довольные. В отличие от ВУЗов Европы, основной упор при обучении намечался на военные, морские и госу.управленческие цели.
  
   Всё налаживалось! Более в гостеприимной Вологде делать мне ничего не оставалось - много где ещё успеть требовалось. Очень заинтересовали перспективы разведения на Родине культуры канабиса, что англы во всю на окрестных вологодских просторах культивировали. Только это была не "индийская" дурь, а техническая культура для производства пеньковых канатов. Весьма в мореплаваньи потребных - на парусник до тонны вервия простого уходило. Потому ещё батюшка нынешней английской королевы, а потом и она сама, издали ряд "конопляных законов", предписывающих сервам обязательно этой техническую культуре 1/12 пашни выделять. Хитрая "Московская" компания производство канатов развернула там где и земли, и рабочие руки оказались дешевле. Попутно их владельцев обучив нехитрому ремеслу возделывания непритязательной тех. культуры и плетения канатов. Я же втихаря сманил четверых вологодских верёвочников на переезд в Курляндию. В ТОЙ истории так поступил почти через век герцог Якоб, но зачем же столько ждать? Да и не появится уже этот прохиндей на свет никогда. На одном из возов припрятал я мешки якобы с сырьем для производства конопляного маслица - семенами. Потому засобирались шустро мои гвардейцы на Запад, туда от куда пришли. Только ныне на санях путь по чащобам ожидал не такой страшный как осенью по грязи и колдобинам.
  
   Увязалась нас провожать и вновь прибывшая школьная администрация с дожидавшимся навигации Артёмом. В двух днях пути от города очень дичью угодья славились, а для растущих орПашизмов мяса много не бывает, вот и решили на прощанье совместную облаву провести попутно. Но до того, пришлось мне на венчании милой моей, в качестве "свадебного генерала" поприсутствовать, маску веселья надев. Осознавая тот факт, что иначе поступить нельзя - ведь имеет же хлебнувшая лиха женщина право хотя бы любимой быть. Хотя накануне вечером, мой вайделот заявил, что прочёл в её мозгах огромное желание забеременеть от меня. Потому снял он со своего шейного ожерелья янтарную бусинку с каким то жучком и велел на момент соития положить солнечный шарик в "маленькое ушко, что на брюшке". Что я и сотворил. А потом, несмотря на молодой свой возраст, напился на свадьбе с горя вусмерть. На сани, под подаренную Артёмом шкуру белого медведя, мою тушку почти бездыханной грузили, благо что до места намеченной охоты проспаться успел. А там ещё и своей рукой убиенного бурого мишки шкуру присовокупил к ложу на санях - не повезло топтыгину, на неповинном зло я выместил.
  
   Истерика на чужой свадьбе, закончившаяся тем что аж баян не выдержал моей страсти и порвался когда я исполнял,"... гулять так гулять, стрелять так стрелять...", внешне воспринята была как веселье удалое, и надолго запомнилось в тихом городе не избалованном событиями. Только постоянно сканирующий мои мозги вайделот-опекун понимал истинную причину ТАКОЙ "радости". Но медикаментозного способа излечения этого заболевания не существовало - само должно было пройти, как насморк. Пока же страдали невинные мишки. Или попадавшиеся под горячую руку "прочие, почти невинные". К примеру, игумен монастыря на ливонской границе, попытался было надуть в дележе прибыли от совместного нашего янтарно-иконного производства, подсунув дутую бухгалтерию "глупому отроку". Не обращая внимания на второго отрока, что стоял за моей спиной. Тем более не догадываясь что вайделот сей способен усиливать ретрансляцию моих эмоций. В итоге, раскаявшийся святой отец на колени в ужасе упал. И повторяя "Гондурас в огне!" поклялся впредь в грех корысти не впадать никогда, и братию от него предостеречь. И это был не пустяк - на зажатые им три сотни целковых, роту целый год содержать можно было, а он замыслил на рясы да портянки шёлковые себе эти бабки пустить. Я же, после вспышек "беспричинной" ярости, списываемую окружающими на "фирменную" кровь Рюриковичей, впадал в апатию, а чаще сон, плюя на то как смотрюсь со стороны.
  
   Нору пушно-меховую, в перевозившем меня "командирском" гужевом транспорте(системы "дровни"), оборудовал весьма уютную. Ведь присовокупил вместо подушки под голову и те сорок соболей, что государь героической кухарке пожаловал. Она попросила пушнину за настоящую цену в Риге сбыть - форсить в собольей шубе не желала - овчины для тепла хватало, а деньги в новой семье лишними не станут. На месте бы ей и десятины от реальной стоимости англы не заплатили - разбаловала тех беспошлинная халява монополистов. Вот и вдул пушнину, в агрессивном настрое пребывая, пока Ригу проезжал. Потом только сообразив, что тройной от запланированного барыш выручил. И решив что пора себя в руки брать и более по схеме "Купи кирпич!" не действовать. Люди ведь не виноваты что у меня настроение плохое, зачем же всех подряд заиками делать? В Митаву въезжал уже улыбчивый и лучащийся счастьем пай-мальчик, готовый помогать "маме" разумно управлять герцогством и преумножать доходы семьи.
  
   Нельзя сказать что женское управление для микрогосударства оказалось дурным, просто территория немного не соответствовала тратам экс-королевы. Даже та производства, что уже вводились, доходы дать могли не скоро - лесоматериал для кораблестроения в климате Балтии не менее 10 лет сохнуть обязан. Даже коноплю для канатов перед переработкой требуется три года в проточной воде продержать. То есть всё требовало "длинных" денег. Самую быструю отдачу давало сельское хозяйство, весной посеял - осенью собрал, правда не очень то много, да плюс на неурожай поправка требуется. Но не даром же нищий, но имеющий промышленно-коммерческую чуйку герцог Якоб создал на своих землях более 40 мануфактур, выпускавших весьма востребованную продукцию. Ведь помимо стебля, у той же конопли ещё и ветки оставались - прекрасное сырьё для производства бумаги, в разы превосходящее целлюлозу из дерева, так почему бы не заняться пока этим? А это опять вложения и поиск соответствующих спецов.
  
   Но репутация и созданная пром.база уже начали и клиентов приманивать. Не даром же в Риге наше совместное КБ над системой бастионов работало. Попутно конструкторам отцы города предложили и переправу через Даугаву разработать. На столь серьёзный проект у доморощенных проектантов ни знаний, ни опыта не имелось. Зато мосты и переправы есть одна из основных дисциплин, которые в инженерных училищах курсантам в головы вдалбливают(и мою в том числе). Задача являлась решаемой - нашлись бы деньги. Странно, но первый не наплавной мост(Любекский) в Риге построили немецкие сапёры в Первую мировую, но он сгорел, и его копию строили уже советские, во время Второй мировой, причём оба деревянные из подручных материалов. В мирное же время обходился город самым бюджетным - наплавным вариантом. Потому на суд комиссии предложил я оба варианта, но предсказуемо выбран оказался более дешёвый(хотя в эксплуатации геморройный) проект. Требующий массы примитивных плавсредств, на которые уже заготовленный лесоматериал Данилкиной лесопилки как раз годился - понтонам по морям не плавать и штормов не знать. Но содрать за них с богатого купеческого города можно по максимуму - монополист поскольку. Вот и застучали в Виндаве топоры, завизжали пилы, на всю Курляндию говоря что верфь заработала. А вот из некондиционных (сучковатых) вторых и третьих отрезов бревен, уже у себя в Митаве через Лиелупе (Аа Курляндскую) на заработанные деньги стационарные фермы моста возвёл. Демонстрируя свою инженерную и экономическую состоятельность в первую очередь (ПОНТЫ, а не понтоны, что дороже денег), а уж удобство для проезжающих во вторую.
  
   Слух, о бурной моей деятельности по прибытии домой, быстро разнёсся по всей Речи Посполитой - ведь мост то ставить решил неподалёку от своего СТОЛИЧНОГО(!) Митавского замка, что у всех на виду. Ибо Орденом и строился он у постоянного брода, дабы главный путь с севера на юг(ВИА "Балтия") контролировать. Так что всякий торгаш, что в Рижский порт или из порта направлялся, имел возможность собственное мнение составить и поделиться потом им в каждом встречном кроге. Я добавил градуса - на бережку, где сваи да брусья свозились, щит выставил с картиной моста и инфой, когда строить начну и когда закончу, и во сколько всё это обойдётся (по нормам 21-го века, но кто ж проверять станет?). Зауважали! И позавидовали так же, каждый прикидывая на себя - способен ли он на такой аттракцион неслыханной щедрости. Но местные бароны, на такие траты способного отрока зауважали, а то "мама-регентша" всё больше о нарядах да цацках заботилась. Впрочем, после рождения мне "братика"(де-факто - сына Артёма, но де-юре, так же как и я - Маркусовича), всё чаще печалившаяся над вопросом - что же младшенькому наследовать?
  
   Но не реже думала она и о Артёме - запал ей в душу молодой моряк(грудь его в медалях ...), настолько, что забыть никак не могла. Я же в этот пожар страстей ещё керосинчику плесканул - белую шкуру медвежью бросил к её ногам, якобы от возлюбленного. При этом наплёл, что заколот зверь лично воздыхателем, с огромным риском для жизни(про огнестрельное оружие и Гринпис не упоминая). Следует добавить что такой драгоценный подарок редкий король позволить себе мог, ибо даже Беринг ещё не родился. Уже немало обозначилось именитых претендентов на руку(а скорее недвижимость) вновь вывернувшейся из нищеты молодой вдовы. В небогатой Европе мастеров тратить грОши имелось на порядки больше тех кто умел их зарабатывать. Да и если бы тратились монархи эти на что путное, так нет - по безголовости баб превосходили. Я же только женскому полу глупость спускал. Исподволь мы с вайделотами холостых женишков отвадили незаметно, чуть в мозгах у тех подковырнув. Но основное время, до наступления распутицы постарался на объезд подвластных территорий употребить. Даже по льду десяток верст Ирбенского пролива успел туда и обратно отмотать - отметившись в своих датских владениях на Моозундах - и там хозяина в лицо знать обязаны.
  
   За проливом земли к интенсивному использованию пока не располагали, а вот за устьем Лиелупе, там где Советская власть санаторий "Кемери" через пол-тысячелетия построит на серных источниках, добычу этой самой серы и организовал ещё до прихода весны. Важнейший компонент пороха был весьма востребован, ибо "навозным" налогом(а вернее производным из него - селитрой) обложены были сервы герцогства сразу с моим приходом к власти. Все поголовно владельцы скотины обязаны были по стакану неочищенного азота за год на оборону Родины поставить, без экономического себе ущерба, правда в говне измазавшись. А уголь древесный ещё до меня в крае жгли, так что оставалось только все эти три компонента перемолоть да перемешать. На одной из бурливых речек пороховую меленку поставив - Данилка на таковых уже руку набил.
  
   Много где приложение внимания требовалось, но и рук, и капиталов не хватало на всё(хотя внешне старался впечатление обратное произвести - щёки раздувал). Потому то потянулся наконец ко мне народ, а вернее его баронская прослойка, считавшая меня до недавних пор ставленником Батория, а по немецки - гауляйтером. Но в Балтии и бароны властвовали только на право сильного опираясь, потому нынче со своим положением смирились уже и вместо зависти за советами обращаться принялись. Я же с радостью стал инфой делиться, ибо объять не объятное в одиночку не мог. В частности, когда владелец небольшой муйжи Калнцием барон Бирин(потомки фамилию на Бирон офранцузили) спросил как стать богатым и красивым. То вспомнил я про кирпичный завод что в тех краях с 19-го века славился. Сбыт продукции в Риге на фортах гарантировал, всего то за жалкие 10%. И так удавалось помочь многим - делая своими сторонниками и компаньонами. Лучше оплачивать маркетинговые услуги и лоббизм и иметь стабильный доход, чем ничего не иметь. Ведь у тех же Биронов земли мало, да и дрять она. Но зато Бог даровал и глину, и доломит, и леса, а главное - водную магистраль Лиелупе под боком. Плевать что чащобы заболочены и гадюками кишат - зимой змеи спят, а болота замерзают. Заготавливай себе дровишки беспрепятственно, а летом, как подсохнут, обжигай ими хоть кирпич, хоть известь - всё востребовано. Во времена Первой республики знатную каторгу в тех каменоломнях устроил Ульманис. Проворовавшиеся директора банков пока пару кубов доломита не наломают, кайло бросить не могли. Тут и ГУЛАГ отдыхал по нормам, но в садизме не обвиняли никого.
  
   Так весну встретил незаметно - а тут вновь забота пахать-сеять. При этом обложил взявших у меня в аренду "свободных граждан" за ранее ими же обрабатываемые земли, не оброком, а арендной платой на подобии английской "конопляной", но уже "льняной" и не "часть от дюжины", а "десятину". При этом, не менее как пряжей налог сдавать обязал, трудиться всю зиму обрекая. Особого оборудования не требовалось - мялки да трепалки топором за час "из дров" мужики мастерили. Даже ткацкий стан при производстве не требовал особого мастерства или инструментов, только прялку сладить без токарного было невозможно. До промышленной революции ещё века ждать требовалось, а пока все "ручками-ручками". И самым важным компонентом тут оказывался свет! Ибо лучина слабовата была, и работать при её тлении не выходило. Вот лампа на китовом жиру, и тем более стеариновые свечи, открывали новые возможности. Таким образом китобои поднимали производительность труда в массе отраслей, а не только сами богатели(дозрею и до керосина со временем). Потому ворвань арендаторам выдавалась бонусом, за ударный труд. Да будет Свет! И всё тогда будет! Даже участок трудолюбивому арендатору лет за десять в собственность выходил. Но ручки перед сном ломило, особо у баб. Крепостная система на такой подвиг не могла заставить, тут только жадность и желание жизнь улучшить срабатывали, и выгоду "освобождения крестьян" пытался я баронам разъяснить, только мне не верили всё равно.
  
   Только на муйже Данилы, помимо лесопильни, с/х специализация оставалась без поправок - он разводил семенной картофель. Причем секретным "китайским" способом, добиваясь невероятных урожаев. Вырезал на каждом корнеплоде "талию", не разделяя его, и положив в землю вместе с ложкой золы, куском навоза и парой сорных рыбок, с куста собирал до ведра овощей по осени. Причем сокрушался о огромном недоборе - реальные китайцы-гасты, у него на украинских чернозёмах, выращивали до 24 килограмм(пол-мешка!) с каждого посаженного плода. Если бы не видел ТОТ объём что приготовил он для посадки с прошлого урожая, подумал бы что разыгрывает. Нынче стажировку по работе передовым методом человек двадцать проходило - получат по осени на свои поля посадочный материал и следующей весной сами станут учить других "талии" на бульбе вырезать.
  
   Даже "из срезанного", впервые в ЭТОМ мире жарёнку отведал, как и положено с лучком и шкварками - чуть не опьянел от любимого с ТОГО детства блюда. Более того, приехавших погостить-проконтролировать, короля с супругой угостил хозяин блюдом заморским. Дяде Степе, и тёте Ганне так же яство понравилось очень, и поощрён наш "Мичурин-Лысенко" был золотым венгерским флорином из монарших рук, а так же с одобрительным похлопыванием по плечу Баториевой карабелой, оказался и в шляхтичи произведён с прозвищем Бульба. Удивить чету Баториев корнеплодом, способным стать вторым хлебом на здешних не слишком то плодородных землях, удалось больше даже чем напиленными и уже сохнущими штабелями досок - будущим грозным флотом Курляндии. Но более всего монархов очаровало то что появившаяся из-за моря компашка начатое до конца доводить умеет, так что можно приступать молодого герцогёнка к реальной власти приучать, как бы усыновив. Своих то детишек Бог не дал семье. Вот и проследовали мы далее всей компанией из Виндау на большой лайве в Ригу - торжественно начинать строительство вокруг города невиданных пока в мире бастионов "моей" конструкции.
  
   Королева Анна самолично ковырнула перевязанной ленточкой игрушечной лопаткой земельку. Тут же землекопы принялись в грабарки-самосвалки(опять же "моей" конструкции, но на Даниной лесопилке сколоченные) грунт будущего городского канала сваливать. И только ковырянием в этой грязи городские маргиналы не менее пары лет заняты окажутся, при гарантированной миске похлебки и куске хлеба в придачу ежедневно. И не будут по поводу календарных изменений "расстраиваться до кровопролития". А лопаточка стала первым экспонатом открывающегося городского музея. Затем на банкете в городской ратуше, торжественно-поучительную речь дядя Стёпа меня сказать попросил - он языков аборигенов не разумел. А мне в очередной раз выдать "когда космические корабли бороздят ... " совсем являлось не трудно. Даже более того, - удалось и купчиков "на слабо" взять и ТАК намекнуть о том что УЧЕНЬЕ - СВЕТ что немедленно среди горожан открылась подписка на создание школы. Нужда в которой назрела давно, ведь в порту требовались грамотные спецы, но ещё больше нуждался магистрат в периодическом волшебном пенделе. Битте - мне не жалко! Даже не за дорого парты с Данилкиной лесопилки поставим.
  
   Следует добавить, что братья-иезуиты так же по части образования в пустую не болтали и с сентября в Пилтенском замке намеревались открыть учебный процесс(где парты покупались писать?). Учили паписты весьма качественно, да вот беда - только католиков, а вся округа перешла в лютеранство, так что проблемы ожидались, но они были не мои. Пусть сами разбираются! Больше же всего славного короля-воина восхитил мой наёмный "шведский" батальон, с помощью которого я фактически герцога Кетлера сверг и на чьих алебардах доныне держалась власть католика над протестантами. Наёмники находились в долгосрочном отпуске и заканчивали фанатично раскорчёвывать пожалованные за верность мной участки на вырубках. Готовые по первому зову вновь громить недовольных линией партии и правительства. Ведь занятие по строевой и фехтованию никто не отменял. Но чем платить наёмникам по возвращению из "отпуска" я не знал - "мама" так же не дёшево обходилась, открывающиеся мануфактуры вложений требовали, а бюджет то у небольшого герцогства не резиновый!
  
   Помог в разрулёжке дядя Стёпа. Уж очень ему дисциплина и выучка понравилась и вздумал король отряд у меня переманить, предложив им более выгодные условия, а мне серьёзные откупные. Вместо здешних раскорчеванных на супесях десяти гектаров он посулил каждому вдвое больше чернозёма ковыльной степи, да ещё винную порцию и прочие виды довольствия реестровых южнорусских казаков. Ещё предшественник его рискнул из этой вольницы пару сотен в реестр включить. Баторий довёл список до восьми сотен. Хоть казаки за халяву короля Степана в мирное время боготворили, но сам король этому воинству не доверял. Теперь наконец то получил он возможность разместить под Полтавой верную слову, дисциплинированную часть. Как образец для подражания и защиты рубежей от татар - шведы за свои пашни стоять насмерть настраивались, в отличии презиравшей гречкосеев и самой любившей пограбить вольницы.
  
   О безопасности удела мне король советовал не беспокоиться - от Риги до Митавы всего 40 верст, то есть дневной переход квартировавшего там полка. Да и до литовской границы столько же, то есть любая смута больше суток не продлится, и это сами потенциальные смутьяны понимают в первую очередь. С сильными водиться выгодно! А мощь мускулов лишний раз показать совсем не вредно, потому упросил короля в "союзной" Митаве провести военный парад гусарии, с предшествующим марш-броском, несокрушимость войск демонстрирующим. Оформить возможно сей выход как манёвры, а народу местному скуку развеять получится. Не даром же ещё римляне требовали "хлеба и зрелищ"! Разумеется не для "столичных обывателей" милитари-шоу устраивалось, так как в основном население города (более напоминавшего еврейское местечко) не требовало такого внимания, в швальнях и чеботарнях довольствовались уже тем, что их не грабят и погромов не опасаться не требуется. Но после парада ожидались ... нет, не танцы, а открытие ярмарки, связанной с окончанием сева. На маркет с округи, сервов(по латышски - "земниеки", то есть крестьяне, от слова земе-земля) собрались изрядно. Съехались и бароны, но им уже приглашения я рассылал, упомянув про присутствие так же короля с супругой на собрании. Такое не проигнорируешь!
  
   Вновь перед благородной публикой пришлось зажигательную речь толкать, беря на "Слабо?". Предложил впредь не обогащать жидов в шинках и крогах, а скинуться баронам кто сколько может, да построить здание дворянского собрания. С "кружками по интересам" - карты(разумеется географические), нарды(по местному ТРИК-ТРАК), шахматы, библиотека. Воскресной и непременно МУЗЫКАЛЬНОЙ школой загрузить надлежало баронят и графинчиков и т.д., жаль что наш гарнизонный женсовет перенести сюда нельзя. Пока строиться будем (явно не один год), возможно и в Орденском замке переименованном по такому случаю во "Дворец пионеров"собираться. Так же библиотеку начать собирать(раз в нём уже и типография действовала), но здание давно обветшало - в планах и его перестроить, как средства появятся(увы, в отдалённой перспективе). Если кто денег своих жалел, тот мог крепостных в счёт барщины на стройку Века выставить, а так же в Калнцием их отправить на заготовку кирпича либо извести. Чужие руки, в отличие от собственных грОшей, оберегались менее рьяно. Ну и что бы без обид и зАвисти, постановили всё отдать под контроль выборного Попечительского совета, при максимальном содействии "мамы-регентши" - общая забота сближает и от дурных мыслей отвлекает.
  
   На десерт, выступление моё устное сменилось музыкальным. На баяне выдал я двухчасовое сольное зажигательное попури из русско-латышских народных, блатных и хороводных, подпевая там где мог слова вспомнить. И о чудо! Вытягивая латышскую "Геновева-Геновева"(у Пугачёвой в русском варианте "Делу время...") вновь увидел на себе такой же восхищенный женский взгляд, что в ТОЙ жизни поймал от Гени. Только в этот раз так на меня смотрела пани Ганна. И не заметно было что королеве за 60-т, сердце и глаза стареют не у всех, да и себя я внутренне ощущал даже старше ясновельможной пани. Ответить этим полным чувства глазам можно было только взаимностью.
  
   Внешне все бы выглядело как самая оголтелая педофилия(или наоборот - не важно, главное то что педофилы в отличии от педагогов детей любят), если бы мы оба не умели тщательно скрывать от других свои эмоции и хранить тайны. Таковые появились сразу же как только удалось остаться наедине, и тут ждало меня ещё большее потрясение. Королева до этого момента оставалась девственницей. Ибо жениться по любви не может не только ни один король, но и ни одна принцесса. Вот почему брак с Баторием оказался у неё бездетным, король "жил" со своим духовником - отцом Каспаром. Специально выделенным Ватиканом для ТОТАЛЬНОГО контроля подававшего большие надежды студента(с "небольшими особенностями") и вырастившего из него талантливого военноначальника и государственного деятеля. Как же хорошо, что я не успел пропеть во время выступления из "Дюны" - : "... самые талантливые - это голубые.". Непременно бы это доброжелатели перевели это текст королю на латынь.
  
   Пикантную эту инфу, как и многое другое узнал я от своих вайделотов-мозговедов, "подглядевших" мысли и короля, и королевы. Да и впервые в жизни страстно полюбившая, и как выяснилось крайне темпераментная женщина(мама то итальянка), сама мне во всём открылась. Хотя под страхом смерти очень давно клялась иезуиту на библии сию тайну с собой в могилу унести. За долгие годы совместного брако-существования сумела делом убедить "контролирующие органы" в собственном смирении и покорности судьбе. Ныне, уже с десяток лет пребывая в пост-климаксической фазе, никто в благонравии почтенной дамы даже усомниться не смел. Потому то смело отправился на пару недель Баторий инспектировать границу со шведской Эстляндией. Поручив мне обеспечить отдых его супруге где либо на природе. Даже не подозревая, какие ветвистые рога вырастут у него за это время!
  
   Охотничий домик для уединений, мне ещё от Кетлера достался, вот и пригодился, где я только единственной женщине на баяне выдавал самое сокровенное, а вайделоты обеспечили секретность, охрану, и питание. Причем готовили сами, очень вкусно и сытно на столько, что силы для ударного труда у нас с королевой Анной восстанавливались почти мгновенно. Так же у неё морщинки у глаз вскоре разгладились, тело помолодело и "скинуло" лет тридцать, а груди вновь налились и из "ушей спаниеля" превратились в упругие "дыньки". Впрочем, и я заметил, что на моём теле подростка появились "территории опережающего развития". Видно "химичили" повара-волшебники на кухне, хотя и природно-народными средствами возможно было обойтись, но это их дела. А в крайнюю нашу ночку, перед возвращением в общество, вновь дал мне прусс со своего оберега янтаринку с жучком и сказал что я знаю как поступить. Зачать ясновельможная пани шанс получила не смотря ни на что(индианки например, родить способны до самой смерти и возможности организма тайна великая есмь). Мы разумеется этим сразу же и воспользовались. Хотя дитё будущее наше, отчество от Стефана получит. Но как того принудить к формально необходимому, хоть и отвратительному для обоих сторон соитию, Анна уже знала - изрядно в её руках средств для шантажа скопилось. Как и воли!
  
   И на следующую же ночь вся королевская рать слышала как из походной палатки их обожаемого вождя доносятся плохо сдерживаемые стоны и крики. А братец Каспар, глаз не сомкнув, утром был чернее тучи. Всю неделю похода до "зимних квартир" продолжались эти "концерты по заявкам", так что свидетели хоть свечку и не держали, но в уверенности пребывали абсолютной. Даже не догадываясь, что по взаимной договорённости королевой исполнялась "сольная оральная" имитации оргазма, а король скакал на походной кровати, вызывая её ритмический скрип. Он вынужден был согласиться со всеми "прихотями любимой", дабы не всплыли его "некоторые особенности". Даже в близости своему духовнику отказал резко, мотивируя это неожиданно пробудившейся тягой к естеству. Священник перевёлся служить в захудалый костёл, где единственной его радостью остались изредка привозимые отпевать скончавшиеся чернопяточные крестьянки.
  
   Через неделю закончил готовить к походу и переселению первую (разведывательную) роту своей "шведской армии". Разведрота состояла из не успевшей ещё обжениться молодёжи и потому являлась более лёгкой на подъём. Поход, при наличии денег на него, да по густонаселённым территориям, а главное - летом, где под каждым нам кустом был готов и стол и дом, перестаёт быть боевым и превращается в туристический. Где нам всегда рады продать бычка, кабана или барана в каждом придорожном селении. А сон в стогах свежескошенного сена не идёт ни в какое сравнение с ночёвками у костра или кемаренье в душных крестьянских избах, кишащих насекомыми. Но когда дошли до Днепра и набились на купеческие струги, кормчим да лоцманам ответственность передоверив и перестав собственные ноги утруждать, то и вовсе сплошное удовольствие пошло - не забывай только на ночёвки к берегу приставать и котловое довольствие организовывать. В Киеве прикупили шанцевый да строительный инструмент и к нему тысячу мелочей, что всегда требуются новые места обживая, и продолжили спуск по относительно спокойной реке, ибо бывалые говаривали что в 5 верстах ниже требуемого нам места Кременуг, на реке каменные заборы начнутся, а далее и вовсе пороги, проходимые далеко не всеми и не всегда.
  
   В планах короля было в эти края неугомонных запорожцев переселить, ибо непредсказуемыми своими набегами на Крым изрядно государственный политик портили. Нашкодят и удерут, тролько потом за их безумную пакость неповинным пахарям своей кровью в ответном набеге расплачиваться, если же мстители на Сечь завернут, так сразу "Рятуйте! Агрессор!". Да если бы только татары и турки приходили грабить, так частенько и сами казаки с бусурманами тут же временный союз заключали и являлись самыми отчаянными мародёрами и людоловами. Балтийская "тормознутость" и верность долгу у шведских переселенцев, являлась лучшим противовесом безбашенности не способных себя контролировать людей, у которых хотелка по кружевным трусикам мозги затмевает. Не менее важным фактором являлась и обстоятельность моих людей, созидающих не тяп-ляп, а с сердцем и по уму - в крепостном строительстве мелочей не бывает, тем более, если самим строителям там и жить, а возможно и оборону держать когда либо выпадет.
  
   Потому то сами шведы и указали мне место куда их поселиться сердце позвало, а я только привязку к заказу выполнял, да расчёты да разбивку производил исходя из имеющегося, очередную "звезду Вобана" городя. Ничего лучшего человечество ещё веками изобрести не сумеет, да и ныне пока не придумало - я ведь своровал чужую идею. Но об этом никто не знал, да и стыдного в том ничего не было - на войне стыда не существует. Потому произвел расчёт на крепость с гарнизоном до 15 тысяч обороняющихся (в Сечи имелось примерно 12 тыс. душ, да плюс шведы и "всяка-разна") и несколько самых слабосильных бойцов носили за мной буссоль с мерными цепями да колышки с флажками заколачивали. Здесь будет город возведён!
  
   Строили мы его практически в тылу, от татар нас заслоняла Сечь, хотя казаки могли и пропустить врага, если тот сулил добычей поделиться, потому порох держали сухим, а клинки не забывали точить наряду с лопатами и топорами, которыми и обходились пока в основном. По воде уже начали подходить плоты из Залесья, а жаркое южное солнышко скоренько сушило вытащенные на берег брёвна, которые на берегу же и платали на доски. До наступления холодов переселиться из палаток в землянки успеют не только разведчики. Но и подошедшему со всем нажитым скарбом по белому пути основному отряду, с чадами и домочадцами, не в чистом поле табор ставить потребуется. Гораздо комфортней выходило в землянках протопленных, а за следующее лето общими силами и капитальное жильё люди себе сладить успеют, и земли в округе обиходить. Уже теперь, специально выделены были люди и волы, что бы целину поднять и рожь озимую посеять, да и под картофель с прочей огородиной следовало участок подготовить. Жизнь кипела во всю!
  
   Глава 9
  
   Не умеешь - научим, не хочешь - ...
  
   При огромном желании не бросать начатое, как только в ноябре подошли санки со второй ротой шведов, подвезших для весенней посадки закутанные в овчины семена картофеля(остальные настроились подойти по последнему снегу в марте), понял я что личное присутствие более не требуется - мальчика другие дела ждут. Доказывать делом, что я есть плоть от плоти народной, более не требовалось. "Волшебный пендель" личному составу отлично умел и в ТОЙ жизни отпускать, ныне же, научился выдавать его как прививку от кори - раз и навсегда. Завершение возведения города-сада и без моего присутствия было возможно, ибо не одна в Красной Армии дивизия.
  
   Гораздо важнее самому, к очередной должности и званию морально и образовательно готовым оказаться. Ибо только невежды считают, "как хорошо быть генералом" и "всё могут короли". Живут таковые самоуверенные августейшие кретины как правило не долго, а умирают в основном мучительно. Наука гос. управления по сложности даже бандитский маркетинг на порядки превосходит, и сопредельна с искусством переходящим в мистику. Потому то самым достойным преподают только её азы, а дальше уж сам ориентируйся по месту и времени, творчески подходя. Орден Иезуитов сумел наконец собрать по университетам кое-какой преп.состав, способный такие основы систематизировать и в головы избранных вкладывать. Но люди смертны и этот состав изменчив - так что требовалось черпать знания, пока научная элита не выродилась в членов(корреспондентов).
  
   В Праге, как раз иезуиты такой "хитрый" университет и открыли недавно. В противовес древнему Карловскому, в котором верх взяли протестанты и оставили только факультет свободных искусств. Докатившись до того, что там преп. составу даже целибат блюсти не требовалось! Истина там рождалась не в муках, и сомнения вкрадывались - а истина ли это? "Разницы нет между Правдой и Ложью, если конечно и ту и другую раздеть". Потому то курс для VIP-абитуры, куда меня по королевской протекции определили, составлен был сугубо индивидуально, и бездарность бы его не потянула. С учётом того, что у каждого правда своя, и додуматься до неё сам обязан. Иначе она в догму превратиться, а это уже от лукавого. Который давно уже ладана перестал бояться, и с самых разных кафедр, устами проповедников нёс разнообразную ересь под видом единственно верных учений.
  
   "Значит нам туда дорога...", к счастью, не слишком и длинная, да к тому же хорошо нахоженная, и зимой комфортная не меньше чем летом. Придорожных шинков да дворов постоялых, жиды наставили даже более чем требовалось и сами себе тем цену на сервис сбивали, сумев сговориться только о алкоголе. Везде одинаково бойко продавалась горилка, хреновуха и крупник, но нас лишь сбитень интересовал на запивку. Так что никого из личного гвардейского отделения в пьянке уличить не пришлось, но вот поесть всем разрешалось вволю - жаться на безопасности не разумно. И глядя на лоснящиеся фэйсы "скромных" гвардейцев, связываться с ними дураков не находилось и путь наш протекал в основном спокойно. У меня так же "перья на ветру" не свистели и голубой кровью не кичиться ума хватало. По одежде, пище и стилю жизни ничем от прочих воинов не отличался, потому вполне сходил на джуру начальника отряда. Только разок, уже на Карпатах, какие то гайдуки попытались нам путь бревном перегородить, но после того как зажгли мы споро фитили на мушкетах и воинская выучка была продемонстрирована, под огненный бой суваться не захотел даже самый отчаянный или голодный, всего лишь топориком вооруженный разбойник. А в Праге мне охрана более не требовалась и эскорт я на пол-годика отпустил домой на побывку - заслужили. Оставив при себе только финна, которому идти было некуда, да подростка-прусса(вайделота). Второй мальчик-волхв остался ещё подо Львовом, когда его родное село проезжали, на обратном пути договорившись воссоединиться.
  
   Древний град сосуществования славян, жидов и немцев мне понравился своей суетой и стремлением к совершенству(порой обратный эффект дающему, но чаще успешному). Весьма способствовало процветанию города то что сам император Священной Римской империей Рудольф 2-й, избрал его своим местом проживания и изрядно средств вышеозначенного нехилого гос.образования влил в инфраструктуру и архитектуру. Красивства(а так же прочие чудачества) он обожал и золото "не на главное и для жизни не необходимое" всегда изыскивал. Говаривали что он с придурью, да к тому же и мистик, но в каждой избушке свои погремушки и каждый развлекается как умеет. Созывал он ото всюду различных алхимиков и фокусников, выдающих себя за чародеев, но в итоге в основном их казнил, когда убеждался что его пытаются дурить. Впрочем, испросив аудиенцию, принят я был благосклонно, а мой вайделот поковырявшись в мозгах окружающих, попросил меня пристроить его в подмастерья к какому то алхимику - он так же вздумал квалификацию повысить. Мне же посоветовал от предложения жить и столоваться во дворце, вежливо отказаться. Император, болея сифилисом, "любил" как девочек так и мальчиков, потому лучше было перестраховаться. Да к тому же по дворцу свободно разгуливали как бы "ручные" крупные хищники, и частенько от казённого питания они отказывались, очевидно мясце посвежее добыв.
  
   Комнатку, не за дорого и без клопов, снять удалось у хорошо готовившей вдовы-словачки. Довольно быстро(разумеется протекцией воспользовавшись) удалось поступить сразу в оба Пражских ВУЗа. Удержаться от соблазна оказаться студентом Карловского университета не смог, тем более что отцы-иезуиты подобное рвение только одобрили, ибо у них я проходил спец. подготовку по персональной программе.
  
   На ограниченный эксперимент с кузницей руководящих VIP кадров Святой престол пошёл не от любви к ближним и тем более не ради того что бы сделать мир лучше. Реформация сильно урезала денежные потоки, направлявшиеся в Ватикан, и нужда заставила святых отцов более тщательно подойти к вопросу подготовки баскаков от религии. Покрытые плесенью догмы типа "плати и верь" более не срабатывали, и нужда заставила согнать жирок с мозгов ксёнзов. А ведь не прошло и века, с тех пор как огромная эйфория охватила весь католический мир, когда неожиданно открылся огромный резерв для финансовых поступлений на востоке Европы.Славяне оказались так же христианами, правда восточного толка. Но якобы их "начальство" в Стамбуле согласилось на подчинение Риму, так что оставалось доагитировать неразумную паству и потечёт в закрома Ватикана река из собольих шкурок. Ведь общение с так же славянами - поляками, доказало то что слуги они покорные, но и сами попанствовать не дураки. То есть имелся уже готовый штат руководителей нижнего и среднего звена для колонизации огромных территорий.
  
   Только как всегда неожиданно пришла беда. Собственная паства увидела коррумпированность Святого Престола и более не пожелала отстёгивать наместнику Бога на Земле десятину, предпочтя прямой контакт. Так всегда случается когда теряют чуйку возомнив нереальное. Но без Веры превращается человек в животное и пользовались этим различные фантазёры и авантюристы постоянно, умело выпячивая недостатки пред-идущих пастырей. Даже лжерелигия коммунизма образовалась потому, что христианство не исполнило своего долга и было искажено. Но до этого ещё много воды утечет, а пока жить следует в сложившихся условиях эпохи. Максимально применяя принципы конвергенции и электики, то есть перенимая у врагов лучшее.
  
   В глобальном плане, мне новых знаний и в двух универах получить не удалось, а из многого услышанного точно знал что это ложные истины. Но тому у кого от пятёрки по "научному коммунизму" дальнейшая карьера зависела, совсем не трудно оказалось "перестроиться" и выдавать очередные "единственно верные" установки очередной "единственно верной" партии(секты и т.п.). Польза от потраченного времени заключалась в ином. Католическая церковь являлась опять же единственной общеевропейской носительницей систематизированной развединформации, поскольку всюду имела своих агентов. Даже с учетом того что мир постоянно находился в состоянии трансформации. А тот кто видит картину мира полностью, имеет больше шансов на успех в подлой и грязной игре напёрсточников, называемой политика. Разумеется, как и всякие оперативные сведенья, и инфа Ватикана же, быстро устаревала и требовала постоянного обновления. Но общую схему устройства Европейской "семьи народов"(в которой все против всех) получить удалось.
  
   Обладай, к примеру, Иван 4-й такими данными в начале своего царствования, Ливонскую войну начинать бы сам не стал. Дождался пока Швеция и Речь Посполитая взаимо-истощат друг-друга в грызне за территорию умирающего Ордена. Потом, малыми усилиями и затратами, добьёт ослабевшего после долгого кровопускания победителя. Как те разбили его и война принесла не прибыль, а убыток. И чего спрашивается лезть на эти пески и болота требовалось? Ведь вопреки официальной последующей исторической пропаганде, выход к Балтике Московия изрядный имела. Две сотни верст побережья, да плюс вся Нева, которая с двумя огромными озёрами залив соединяет. На покрытом прекрасными лесами бережку десятки верфей и портов возможно ставить, неужто мало?
  
   Не менее важной сферой моей здешней активности, являлась вербовка спецов, для переселения их в Курляндию(и далее). Ведь кто то же должен учить аборигенов лить стекло и бумагу варить, и ещё очень много чего другого. Здешний промышленный регион буквально кишел невостребованными талантами и звенел от конкуренции переизбытка кадров. Особые планы возлагались мной на Рудные горы, уже порядком выработанные. Но знал я где рудознатцев и металлистов нетронутые ещё недра ждут. И в общении с переселенцами языкового барьера возникнуть не должно - и немецкий, и славянский разумело большинство прибалтийского населения. Вот на "экскурсию по горам", я и выбрался после напряженного учебного года. В который оба ВУЗа умудрились запихнуть все требуемые(и интересуемые) мною программы. Считался я теперь и здесь почётным профессором(коллекционируя дипломы). В ТОЙ истории, молодому герцогу Якобу аналогичное вручалось только за то что он соблаговолил хоть одну лекцию прослушать. Так что я порядком переработал даже, но не жалел о том - знания системные требовались, а то мог ведь и в переходе корочки купить.
  
   Горное дело, а так же металлургия и металлообработка на Судетах не уступали в то время испанским и французским. Потому лично хотелось людей знающих там набрать. Ибо, когда англичане Московию обхаживать принимались, то сулили любое царёво желание исполнить. Посол Государев было запросил в Лондоне, что бы в Московию спецы по поиску золота отправлены были, так тех немедленно и отправили. Только ничего они не нашли. Потому что даже понятия как это делается не имели - ну не было у них такой практики на острове. А вот "ефимки" же по сути главной серебряной монетой на Руси являлась и в чешским рудознатцам врать не требовалось. Аж пару десятков реальных профессионалов удалось сагитировать на переезд и договорились с первым снегом отправляться. Даже посулил на это каждому по лошади одолжить, моим гвардейцам задача поставлена была прикупить у угров добрых кобылок молодых - вот им и не в пустую идти. А салазки да дугу загнуть, в этой эпохе всяк сам уметь обязан. Это для подводы колесники потребны - потому им и цена иная.
  
   Особо следует отметить пару переезжавших италийцев. Мастера муз. инструментов, которому здесь прижиться получалось трудно - вернее плохо покупались сделанные им клавесины. И художника, которому так же посулил необъятный восточный рынок и признательных заказчиков, готовых за портреты расплачиваться соболями. Каждый так же перевозил массу потребного на первое время - краски, струны рояльные и т.п.. Культура должна идти рука об руку с прогрессом! (хоть и затратное это удовольствие).
  
   Ещё до отбытия нашего каравана, приползли в Прагу интересные слухи. Во первых - я вновь стал отцом. Вернее формально, сыну, что чудесным образом родила Ганна Ягеллонка отчество носить Стефанович, но что поделаешь, если угр не справился - нельзя быть мастером во всём, пришлось помочь. Вторая новость о кончине Московского Царя Ивана 4-го, и унаследовании трона его сыном - Фёдором явилась ожидаемой и первое время не тревожной. Под "приглядом", как канцлер Борис Годунов был не дурён, и стране пока коллапс не угрожал. Тем паче, что от приращённых на востоке земель поток вкусняшек в столицу оказался изрядным. Чему и Артём руку приложил.
  
   После расставания со мной в Вологде, до начала навигации он в нашей недавно открытой школе успел поучительствовать. Взяв за основу курса самый прогрессивный учебник, которому более чем через век(а вернее - лета 1710-го в марте месяце) на свет появиться надлежит - "География или краткое земного круга описание", напечатанного повелением царского величества в типографии московской для нужд навигацкой школы. Наш заказ на эту полиграфию а Европе ещё не был готов, потому отсутствие учебного пособия приходилось компенсировать особым старательным способом доведения материала "на пальцах и через попу". Ради святого дела образования, пожертвовал мореман даже любимым личным барчиком "Атлант" из собственной каюты(разумеется без содержимого), к несчастью исполненного в виде глобуса, причем весьма качественно. Но эффекта добился и заразить пацанов желанием мир познавать бывалый моряк смог.
  
   А после ледохода, загрузил баржу зерном со склада да на буксире поволок её к морю синему, на сей раз пацанов учиться теоретическим наукам оставив - рейс предстоял трудный. Не даром же сам князь Сибирский - Ермак Тимофеевич, с молодой своей супругой и десятком самых доверенных казаков их место на борту занял да в экипаж зачислился. Здраво рассудив - зачем ноги об коряги бить, когда к месту службы попутный транспорт направляется.
  
   Почти в устье Северной Двины - Холмогорах, ожидал его на зимовке торговый флейт (некогда у шведов отбитый), с которым уже на Груманте побывать довелось. Пока бригантина по рекам сплавлялась, вместительный кораблик успел по знакомому маршруту на архипелаг сгонять и выгрузить за зиму поморскими палатными мастерами срубленные клети - под постоянное промысловое зимовье. По меткам вновь скатать срубы, прокладывая балки паклей, являлось делом плёвым. Остававшаяся бригада охотников тут же взялась за дело. Ведь вскоре их навестит и второй "трофейный" флейт, что зимовать уходил в Европу, попутно очень выгодно сбыв там добычу пред-идущего охотничьего сезона - рыбий зуб да ус китовый. Но в дальнейшем, и этому судну на Двину ходить придётся. Сырьём Европу баловать глупо, пусть прибавочной стоимостью оно не там прирастает и идёт к европейским модницам корсетами да основами-каркасами пышных юбок из Московии уже в готовом виде. Как и мылом со свечами, и прочей продукцией переработки ворвани.
  
   Артём перегрузил с баржи рожь и на этот раз повел бригантину и флейт, а так же несколько приохотившихся поморских кочей, "встреч солнцу"(не жаркому), закладывать Мангазею Золотую, да далее богачествами Державу приращивать. В ТОЙ истории полярный форпост заложен будет в 1600 году указом царя Бориса, как пункт сбора ясака. Но до того поморы через Ямальский волок уже пробились в Обскую губу и факторию на речке Лососевой(позднее переименованной в Мангазейку) заложили. Ныне же Артем намеревался с народом безбашенным по воде Югорским Шаром меж льдов проскочить. Так как смелым Бог помогает, авантюра удалась. Пройдя узость, поморы в губе отделились, и по реке Таз вверх пошли, место для закладки фактории подходящее выбирать, а бригантина со взятым на буксир флейтом направились вверх по полноводной Оби. Задача у мореходов стояла непременно русско-финских землепроходцев встретить, да припас им передать, не даром ведь вологодская рожь, да пушки московские такой долгий путь проделали. Только на Иртыше удалось казачьи струги обнаружить, с пережившими и голод и стрелы самоедские казаками. Русскими да финскими, так как и стрельцы так же в казаки поверстались после гибели их предводителя, князя Болховского на Искере. Теперь уже князь-атаман Ермак Тимофеевич вновь брал над походом командование. Объединённый лодейный отряд забрал с флейта груз и отпустил неуклюжие на реке парусники Артёма назад - может и успеют за эту же навигацию вновь Югорским Шаром проскочить. Москитная же флотилия двинулась царёво поручение исполнять :"... идти острог ставить вверх Иртыша на Тару реку, где государству было впредь прибыльнее, что бы пашню завести и Кучума царя теснить и соль завести..." . Граница с черноземной степью действительно вскоре позволила причислить поселение сие к хлебным городам, да и соляной прииск неподалёку обнаружился, на Ямышевском озере. Привезёнными издалека пушками острог охранил хлеборобов на стрёмной границе с Джунгарией. Впрочем, вскоре так же торговать пожелавшей - хлебушек и кочевникам по вкусу пришёлся. Конец первой книги
Оценка: 4.90*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"