Ягодкин Александр Федорович: другие произведения.

Призрак вежливых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:

  
  

Часть 1

  
  

Глава 1.

  
  
  
  
  
  
   Похоже, меня развели! - эта мысль закралась в голову первой после того, как я поцеловал закрытую дверь офиса. А ведь фирма выглядела весьма солидно: первый заказанный мною чип сварила исключительно удачно и сравнительно недорого. По крайней мере, на родном Сименсе, где уже четверть века я имею удовольствие трудиться, даже себестоимость такого заказа обошлась бы как минимум вдвое дороже. Да и мотаться за мелочами в Берлин не хотелось, когда на месте командировки - в Шеффилде, меня очень удачно умничка Элизабет на аналогичного производителя навела.
  
   Хотя, если уж по совести, то ведь из-за её весьма достойного бюста мне и не хотелось покидать гостеприимную Англию. Вернее, уютное бунгало гёрлфрендши на окраине города, в которое уже второй месяц возвращался после работы как к себе домой. Постоянно удивляюсь, что нашла во мне эта сочная особа, к тому же на 16 лет младше, так зацепившая меня в пятничном пабе, куда я забрел вкус любимого шерри освежить. Втюрился, казалось, по полной, ибо не отказывал впоследствии любимой женщине ни в одной её просьбе. Благо, что помешана она была не на лучших друзьях девушек - брюликах да рубинах с топазами, а всего лишь на дешёвых искусственных(гидротермальных) их копиях. Девушка надыбала аукционный индийский сайт, где умудрялась ежедневно скупать эту бижутерию в серебре по цене лимонада. Как честному и в очередной раз не занятому мужчине, мне за это удовольствие надлежало платить. Руку и сердце я доверившейся женщине уже предложить успел, но, в надежде не положительный ответ, даже к месту службы вернуться настраивался опять окольцованным. Седина в бороду - бес в ребро!
  
  Да и на столь серьёзную закупку проклятой партии чипов, когда мне для работы требовался только один, решился только чтобы образовавшуюся брешь в бюджете подправить. Ведь 0.1% от принесенной компании прибыли полагался инициатору, доведшему сделку до финала. Несколько просранных тысяч легко отбивались объемом контракта, ведь за 25 лет сименсовского стажа уже пара таких удачных ходов за мной числилась. Так что мне в фирме доверяли не только как рукасто-головастому инженеру-наладчику, но и как удачливому бизнесмену, пекущемуся о прибыли компании и о своей лично. Недаром же моргридж за дом умудрился погасить досрочно. И нынче по принципу Хорошая жена, хороший дом - что ещё надо человеку что бы встретить старость?, настраивался на завершающий мазок перед выходом на пенсию.
  
   Что развод вышел по полной, я усёк в момент поцелуя закрытой двери этого самого бунгало, у которого сиротливо жались мои командировочные чемоданы. Постоянно сидевший у окна напротив инвалид, с которым я наконец-то познакомился, с плохо скрываемым злорадством выдал, что моя суженая сняла жилплощадь за пару дней до моего появления тут, а реальные хозяева должны вот-вот с затянувшегося холидея вернуться. А ведь даже когда я проверял на готовом к сдаче аппарате каждый чип и убеждался, что это всё фуфло, надежда на случайное совпадение теплилась.
  
  Для окончательной ясности на мой смартфон пришло от любимой пространственное сообщение, которое расставило все на свои места. Удивило как трогательное внимание, так и то, что изложено оно оказалось на литературном русском языке. Хотя подруга ранее в знании его уличенной не оказывалась, так как обходились мы в общении моим бытовым английским, от языкового багажа Шекспира весьма далёким. Суть же текста выражалась коротко: Беги дружок, беги!.
  
  Хотя, следовавшие затем, скорее инструкции, чем пояснения, не только четко описывали куда бежать и каким способом, но и совсем не походили на популярный пешеходный маршрут. Они не только выводили меня из-под, казалось бы, неизбежного уничтожающего удара всемогущей и проколов не прощающей фирмы-кормилицы, но и не позволяли хоть на старости лет вырваться из толщи офисного планктона, в чьем болотце я мирно гнил. И начать пусть опасную, но свою игру по-крупному. ОЧЕНЬ КРУПНОМУ! Но какая же это своя, если меня к ней так виртуозно вынудили?
  
  По-любому, уровень открывался на порядок более высокий, а стало быть и более опасный. Так даже интересней - пропадать, так с музыкой. Причем мною же и выбранной, а как её заказать четко описывалось в инструкции полученного от проекта Лиза сообщения. Своего нагибателя я окрестил таким именем, ибо даже представить не сумел ту группу товарищей, способных так грамотно совместить медовую ловушку с классическим лохотроном. Тут чувствовалась рука как минимум государственного (только чьего?) уровня. Но какой смысл таким спецам пачкаться ради навара в несколько миллионов? Тем более, что из сообщения следовало, что я получаю и своеобразный откат, а также массу прочих плюшек, первой из которых явилась переданная через инвалида доверенность на хоть и старый, но крепенький мэрсовский бусик, на котором Элизабет всегда давала мне кататься. На нем мне и следовало посредством парома драпать с острова - светиться в аэропорту не следовало. Я прихватил за компанию нелегально для себя сварганенный в гараже из сэкономленных деталей разборный прототип изделия.
  
  Плыть надлежало не во Францию, а в Норвегию - этот маршрут проверят последним. Потом, перевалив Скандинавию и опять воспользовавшись паромами, затеряться в родной Латвии - как это сделать инструкция прилагалась, а запас сэкономленного времени и средств образовывался изрядный. Он состоял не только из срочно отоваренного на оптовом складе в три сотни планшетников и ноутов закрываемого собственного счета, но и из заочной реализации коттеджа под Берлином, который проект Лиза любезно предлагал ему сбыть и даже давал достойную цену. Всего на круг выходило более полумиллиона, причем весомыми паундами!
  
  Инстинкт самосохранения сработал, и уже через четыре дня, загнав бусик в сарай на затерявшемся в курляндском лесу опустевшем хуторке недавно почившего двоюродного дяди, я распаковывал барахло, удивляясь тому, что купленные для Элизабет брынзулетки также покоились на дне чемоданов вместе с пошитыми в местном ателье реконструкторскими одеяниями и бракованными чипами.
  
  Расставаться и с тем, и с другим, и с третьим СМС рекомендовало не торопиться. К последним и вовсе прилагалась отдельная инструкция, ибо сии гаджеты оказывались неизвестными досель на планете Земля многофункциональными комплексами, внешне загримированными под карты памяти к компу. На самом деле чип являлся просто печатной машинкой для общения с уникальным и сверх-портативным прибором, обладающим, ко всему прочему, практически неисчерпаемым запасом неведомой досель энергии. Это меня не развели, а облагодетельствовали бесценным техническим творением, дарующим фантастические возможности.
  
  Больше всего радовало то, что в гондурасские шпионы не вербуют, ибо нет на нашей планете ещё столь научно-технически развитой державы. И рыцарство в плаще при кинжале мне не светит, а служить высшим силам не в падлу. Пока же дурацких вопросов задавать не стану - смысла нет, если враньё услышать не желаешь. А если сочтёт Лиза нужным - скинет и по этой теме комменты. Пока благодарить должен за то, что по первоочередным действиям и мат.части инструкции получаю исчерпывающие. Кстати, есть смысл в них серьёзно углубиться, а то чем владею - представление имею весьма поверхностное.
  
  Удивление, граничащее с изумлением, вызвал тот факт, что направлен родным Сименсом я изначально был в Эдинбургский университет пособлять осваивать ОЧЕНЬ многомиллионный грант по выращиванию стволовых клеток. А те меня уже Шефилдскому университету перепродали, дабы огромный томограф (наверное, на слона) им соорудил. Но умудрился я не только более чем странное задание заказчиков выполнить, но ещё попутно в гараже у Лизы, сам того не ведая, на коленке пространственно-временной генератор сотворил. Теперь только осознал, что все это получилось благодаря ненавязчивым советам моей Лизы и ею же поставленным чипам, незаметно делающим произведения уникальными и неповторимыми.
  
   Дядю на хуторе застать в живых не успел. После недавних похорон стараниями крохоборов с соседних хозяйств и крыс природных наш фамильный домик обнесли так, что на кухне только лавровый лист с перцем нетронутыми остались. Нашел ещё подвешенные под крышей сушеные грибы да проросшую картошку-морковку в погребе. Их добрые люди брать поленились - у всех своей хватало. Ею-то с дороги и поснедал, благо, в хлеву сохранился мешок соли, для скота запасенный. Там же у дяди устроен был известный мне схрон, который крысы не обнаружили. А зря - ещё с войны там в идеальном состоянии хранилась Мосинка, и с её помощью(а иногда и с моей) раз в год Ункулс Мартин браконьерил в обитавшем неподалёку оленьем стаде одного быка. Поскольку делал он все по уму и исключительно родне мясо раздавал, на торговле чужим не замазавшись, так и дожил до смерти, с законом не конфликтуя.
  
   Мне же для пропитания достаточно оказалось взять на мушку косулю-рогача, которая под картошечку с грибочками в тушеном виде даже без хлеба пошла отлично. Немалый остаток козлятины, побывав в коптильне, минимум неделю беззаботной жизни гарантировал. Этого срока достало для грамотного освоения как бы мною же созданной машины времени, работавшей на волновых принципах. В некоторых периодах сигнал оказывался максимальным - примерно четыре раза за век. Порой совсем пропадал, и, разумеется, постепенно затухал во времени и пространстве. Так что не то что на динозавров поохотиться не получалось, но даже до Восточной(Крымской) войны аппарат не дотягивал. Жаль. Очень хотелось с красномундирными десантниками из эскадры Непира поквитаться - они у моего предка корову увели. В мертвой зоне оказывалась и Великая Отечественная, так что с мудрым советом в нужный момент Вождю всех народов так же выходил облом. Всплыви я до войны - ехал бы в лучшем случае на длительную экскурсию в Кемеровскую область, а появись после победы - на кой разорённой стране ещё один нахлебник-3,14здобол?
  
   Ближайший ретроспективный волновой апогей выпадал на перестройку, по окраинам переросшую в перестрелку, а в последствие с окраин добравшуюся до Украин. Так что к очередному всенародно избранному и СоросНобелями купленному, спешить с поучениями так же желания не имелось. Но и без этого занятие нашлось - родня ещё была жива.
  
   К ней-то я и нырнул в перестроечный 1988 год. Как же обрадовался мне любимый мой дядюшка, у которого я, будучи школьником, все каникулы пропадал. Правда, ТОТ ещё живой и довольно крепенький Мартин принял меня за моего отца. Сходу заявил, что сбрив бороду, помолодел я лет на 10, и то, что зубы, наконец, красивые вставил - так же молодец. Ошибся он незначительно - биологически на тот момент мне все равно чуть за 60 получалось, а мой бородатый батя на восьмой десяток в ту пору перевалил. Правда, про зубы не стал я уточнять, во что металлокерамика за бугром обошлась. Ну а то, что я не соседа копия всегда было очевидно. Неожиданно появившийся ночью бусик-иномарка весьма родню удивил, ибо подъехал так тихо, что даже пес не проснулся. Но статус мой (а, вернее, папы) в глазах дяди взлетел до небес - никто не ожидал от моего предка проявления коммерческой жилки, а тут такая демонстрация того, что жизнь удалась! Презент же вовсе добил - даже дубовый советский видик стоил как пол машины, а я импортный пожаловал, который на дисках (и этого ретро также коробку). Правда, попросил разрешить товар на чердаке складировать до поры, да ниву на время дать покататься - мерс пока на советских дорогах смотрелся слишком нагло, да и номера были не те.
  
   Вот на этом советском джипе и поехал я на следующее утро в неподалёку расположенную Лиепаю за хлебушком, хотя попутно у меня ещё есть адреса, по которым найду голоса. С первых же школьных каникул на все лето вливался я в компанию детей моряков. С тремя пацанами-мушкетёрами, играя то в индейцев, то в партизан, крепко сдружился. Потом вся троица пошла по стопам отцов, закончив в Ленинграде училище. Побывав на северах и в Тихом, до каплеев дослужив, вернулись все под отчий кров - жильё больше нигде не светило и командование шло навстречу, если офицер соглашался предков уплотнить, впихнув к ним в малогабаритку ещё и жену со спиногрызом.
  
   Разыскав одного и представившись как папа Саши, пригласил я через него всю компанию в кабак для приватной беседы. Ребята знали, что батя друга в своё время тоже погоны потаскал, да и возраст уважить требовалось, к тому же у всех имелся интерес к жизни старого товарища, особенно в это непростое время. Да и предупредил сразу, что раз мне свезло, то и простава поляны моя.
  
   Коммерсы в Союзе начинали с пищёвки, и для проникновения в ресторан, в отличие от совка, кроме денег ничего более не требовалось. Имеющаяся у меня валюта являлась ЛУЧШИМИ деньгами. Старый капитан в доме 18 века впечатлил моряков и интерьером, и кухней. Но особенно ценами, которые им казались запредельно высокими, а мне до смешного низкими, так что удивить широтой размаха компанию получилось всего лишь за 10 паундов. Откушав водочки с хорошей закусью, я от лица Саши (и в этом был искренен) сделал впавшим в меланхолическую безнадёгу друзьям предложение, от которого они отказаться не могли - службу за достойное вознаграждение и уважение, причем Родине не изменяя.
  
   Последнее время семьи моряков питались исключительно жареной салакой. Жалованье военнослужащим выдавать забывали, а выросшие как грибы пункты приема цветмета предлагали бакс за кило меди. Вот и кинулись все дербанить родные кораблики - на чужие ведь не пустят. Октябрину - красу и гордость Балтфлота, ободрали за пару месяцев. Шкурки от любви- резиновая изоляция медных проводов с крейсера валялась не только по всему городу, но и по окружным лесам. А местный комбинат передельной металлургии Сарканайс металлургс отказался брать Октябрьскую Революцию в переплавку, ибо на 10 лет вперед обеспечен оказался сырьем. Пришлось, рискуя жизнями матросов, ржавое корыто в Питер буксировать и там резать. Предложенный мной план был и сложен, и прост одновременно. В другие времена показался бы сумасшедшим, но в перестройку чудеса случались и похлеще. А тут всего-то дооснастить списанную субмарину, выплачивая тыловикам за новые провода тот же бакс, но еще в шкурке, и чуток поплавать на ней, с немцами воюя. Даже молчи-молчи никто уже не боялся, ибо и он провода шкурил. На зло врагам, на радость маме (и жене).
  
   Для приобретения базы я предложил ребятам попробовать бартернуть мой мэрс . Попытка не пытка - все равно на таком красивом мне пока ездить не по чину. А вот для прочего бартера срочно требовалось действительно в бизнес нырять. Красные директора мечтали о персоналках, а Польша была завалена этими произведениями желтой сборки. Хранящуюся на чердаке у дяди партию ноутов пока решил придержать для себя, для оборотки хватало и дипломата с паундовым кэшем.
  
   И ещё в тот же день успел встретиться с тем, за кого себя выдавал - с родным отцом, а за компанию и самим собой, только на четверть века моложе.
  
  Дабы повествование обрело ясность, начать требуется издалека - с жизнеописания отца. Ибо повторная легализация в 20-м веке стала возможной для меня только по его документам и исключительно благодаря огромному с ним внешнему сходству. Родиться ему довелось в голодном 1919-ом, после краткосрочного отпуска с гражданки деда. Образование ограничилось четырьмя классами школы сельской молодежи, а затем начался дармовой труд на колхоз: пошлют то молоко возить, то ветеринару помогать скот кастрировать. Чуть сытнее жизнь пошла, когда удалось уйти с отцом-плотником на стройку Молотовска. Но долго махать топором и тут не вышло - во время добычи значка Ворошиловского стрелка открылся талант. Оказался снайпером-самородком, и забрал его ОСАВИАХИМ к себе инструктором, других учить стрелять. А как война началась - сразу назначили сержантом в формируемый в городе отдельный лыжный батальон.
  
  Есть моменты, которые всякий солдат помнит до смерти: первый бой, первую бомбежку, первого убитого. Так и тут врезался в память их разбитый эшелон под Торжком, суматошная встречная атака в болотистом лесу и первый застреленный немец, к которому удалось подойти и рассмотреть мертвые глаза. Это случилось, когда выходили из окружения. На 36 выживших больше командиров не нашлось, и пришлось сержанту их возглавить, пробивая в снегу тропу. А для борьбы с такими деморализованными группами немцы применяли снайперов-кукушек - для ликвидации командиров. Потеряв лидера, отряд обычно распадался и сдавался в плен. Спас отца от смерти шедший следом неизвестный пожилой солдат, видно раньше заметивший шевеление в еловых лапах. Он не только толкнул единственного командира, но и сам упал на него, получив уготованную не для него пулю. И точный ответный выстрел отец произвел уже под прикрытием мертвеца, спасшего ценой своей жизни, по сути, весь отряд. Когда вышли к своим, то дали отцу кубари. Через год, в 42-м, на Волховском получилось вернуть долг жизни, успев накрыть собой зеленного летёху, только прибывшего после училища, и схлопотать предназначенный тому осколок. Выжить, правда, удалось, но годным после плохого ранения признали только к нестроевой, так что пришлось осваивать интендантскую службу. Фронтовые продсклады немцы старались разбомбить даже сильнее, чем маршевые колонны. Но более страшным врагом являлся бес, нашептывающий дурное в ухо и сидящий у каждого на левом плече. Ибо в те поры ведомство Берии расстреливало даже за ящик пропавшей тушенки, и правильно делало. А раз позорной смерти избежал - значит чист. После войны сразу же женился на молоденькой курляндской хуторянке, у родителя которой на постой встал. Вскоре перевели старлея в Ригу, где очень кстати брат тестя проживал, вот у него-то и прописались. Это позволило дяде Мартину избегнуть иного подселения в его немаленькую квартиру почти в центре. Но уже в 47-м отправили отца в Кронштадт на краткосрочные офицерские курсы повышения квалификации. Так для мамы началась кочевая жизнь по съемным квартирам и общагам. Попутно явившейся прекрасной школой всего многообразия великого и могучего, съезжала она со съемной комнатушки с огромным багажом питерского диалекта даже без намёка на пресловутый прибалтийский акцент.
  
  В процессе последующих перемещений по гарнизонам в небольшом городке под Ригой появился на свет и я. Правда, долго на Родине не пробыл, ибо годовалым последовал вместе с семьёй в Германию. Фуражируя по округам, отец и маму, знавшую немецкий, и меня (почти незаметного) брал в кабину, так что, слушая торговые споры с бауэрами, вместе с родным ко мне приклеился и язык Гетте, также без акцента. Когда Хрущёв разгонял армию, то возвращаться нам было куда. Отец, благодаря фронтовой выслуге с 41-го, смогу получить полную пенсию. Но и работу в родной армии ему предложили уже не военнослужащим, а служащим СА. Помог и огромный опыт, и помнившие честного интенданта фронтовые товарищи, да и других желающих на смешную зарплату немного набежало. Отцу же из-за пенсии более сотни в месяц получать не полагалось, а не служить он не мог.
  
  Меня определили в расположенную неподалеку школу: она оказалась с углубленным изучением немодного в ту пору немецкого языка. Но меня этот факт не расстроил, ведь дядя Мартин и дедушка ещё и латышскому исподволь обучили без всякой зубрёжки. Кстати, дядя перебрался на жительство в пахнущую морем и хвоей Курляндию, то есть на дедушкин хутор, не уступавший достоинствами юрмальским дачам. Голодно было в Риге. Только мне как первоклашке выдавали в школе одуряюще благоухающую саечку белого хлеба. Всей квартирой завладело наше семейство, пополнившееся ещё и дедом с бабкой, не грузя власть разрешением жилищного вопроса.
  
  Может по этой причине, а может ещё по какой, но на батю наложили еще и общественную нагрузку. Зам. начальника хоз. отдела штаба ПрибВО на долгие годы стал ещё и председателем Квартирной комиссии. Хлопотать о себе потребности не имелось, да и к взяткам с прочим воровством даже в совсем голодные военные годы не приучился. Все же фронтовики были из другого теста - они осознали то, что есть и более весомые ценности.
  
   Неподалёку от дома располагалась станция юных техников, поэтому хорошо успевающему школьнику-лингвисту было дозволено её посетить для расширения кругозора. Но, только вступив в просторную радиомастерскую, настолько интересно защекотал ноздри запах разогретого припоя, что последующие 10 лет я накрепко закрепился за верстаком так, как и за партой. Плюя на то, что формально готовлюсь к гуманитарной стезе, детекторный приёмник спаял ещё на первом году параллельного своего образования. К окончанию школы, не смотря даже на мой берлинский говор, золотая медаль мне не светила, как и престижные языковые ВУЗы. Да не очень-то и хотелось - в Риге имелся очень высоко котирующийся за рубежом институт инженеров ГВФ с радиотехническим факультетом, который весьма успешно потом и одолел. После него оказался призван лейтенантские свои погоны отрабатывать. Но, к счастью, не в Афган, а инженерить с паяльником в Куйбышевский летный УЦ ДОСААФ. Так как толковый рукастый мужик нужен оказался многим, то и в качестве ответной приятности за быстро проскочившую службу попутно заимел шоферские права, пяток прыжков с парашютом, допуск на пилотирование Як-15 с 34 часами налёта и даже законную красавицу жену из поволжских немок, на родном языке не говорившую совсем. И, разумеется, третью звездочку к дембелю, с завлекалочками остаться ещё послужить.
  
   Начинать семейную жизнь как родители - с общаг и коммуналок, когда у последних хорошая квартира полупустой стоит, было неразумно, да и труд на гражданке оплачивался лучше, так что молодая ячейка общества обосновалась в Риге. Странно, но жёнушка, трудоустроившись, попутно занялась ещё и изучением немецкого, а так как я с мамой ей в этом помогли, то вполне вскоре она прилично зашпрехала. Сам же устроился в конструкторское на радиозавод ВЭФ, и помимо оклада регулярно стал пополнять семейный бюджет ещё и премиями за рацухи. Так что народившуюся дочку было на что растить.
  
  Но с началом перестройки завод залихорадило, ибо даже из Карабаха поступали комплектующие, а там разгорелась война. Стали выпускать за рубеж этнических иностранцев, и женушка, вспомнив тут свои корни, записалась на репатриацию, а я, потянувшись за семьёй, также на немецщине оказался. Разумеется, пока там осваивался и тыркался повсюду, бойкая женушка нашла обеспеченного местного (правда, курда), и наши пути разошлись. Вскоре и мне удалось себя показать в медицинском отделении Сименса и опять преуспеть благодаря паяльнику и мозгам. Но семью уже не вернул, как не старался.
  
  Впрочем, акклиматизировавшись, жизнь и быт наладил весьма достойные. Про уютный коттедж в пригороде уже упоминал, про машину и прочую технику даже говорить нечего. Но что важно для общественного статуса - мог позволить себе весьма недешёвое хобби - занятия в аэроклубе. Где, подтвердив свой летный сертификат, продолжил осваивать знакомый Як-15, правда румынской сборки и с чешским мотором.
  
  Разрешая себе периодически бойфрендить, к сердцу, а, соответственно, и к регистрации отношений, не подпускал более ни одной фрау. Так что вспыхнувшую к Элизабет страсть объяснить могу только тем, что все в ней было более чем совершенно по моей шкале ценностей. Короче, Аня Семенович нервно курила за углом.
  
  Ну, а далее уже все изложено. И вновь в прошлом оказался я в тот момент, когда тогдашняя моя законная супруга резко засобиралась в Фатерлянд, а я должен был проследовать за ней как член семьи истинной арийки. Но, зная, чем это все закончится, повторно на те же грабли себе молодому наступить не позволил - лети, любимая, но без второй половинки. Раз ей суждено отломиться, то лучше уж пережить потерю с достоинством. А куда следует эмигрировать я уже успел определиться.
  
   В отличие от практически незаметно и даже как-то обыденно произошедшего процесса раздвоения личности, встреча с собой молодым даже у меня - подготовленного старого, вызвала изрядный всплеск эмоций. Что же тогда говорить о материалисте и атеисте, верящем исключительно в чудеса техники? Только демонстрация картинок из будущего с ноутбука с соответствующими пояснениями, наложившаяся на знание собеседником хотя бы бэйсика, позволила мне убедить молодого себя в реальности машины времени. И уже в двух лицах мы (или всё же я?), с соответствующей моральной подготовкой объяснили родителям, что стоящий перед ними рядом с любимым чадом почти их ровесник - тот же их родной сын. Но тут вместо компа их родительские сердца убедила моя искренность, хотя это совершенно ненаучно.
  
  После такого стресса в последующей нашей беседе не требовалось больше слова подбирать или увиливать от ответов. Удивительно спокойно восприняли старики известие, что батю старые раны уже через полгода загонят под землю, а оставшаяся одна мама от тоски переживет его только на год. Нынче в моих планах было потаскать ранее не знавших отдыха родителей по СПА-курортам будущего - финансы позволяли. Да и никто их теперь не бросит, может удастся вниманием жизнь продлить. А если и нет - то хоть остаток жизни счастливыми проживут. Вскоре разговор перешёл на главную русскую тему - Что делать и кто виноват. Решили не разбираться - некогда, да и бесполезно. Перестройка уже основательно расшатала страну, и её развал через цветные революции, путчи и расстрел Белого дома нашими скромными силами было не остановить. Открыл в компе аналитическую статью по переписи будущего 1989 года и последующим фактам. Пока за пределами России живет 25 миллионов русских, через четверть века останется 14. Только 6 миллионов из них вернутся на не очень-то гостеприимную историческую родину (хотя в ту же Германию подадутся 3 миллиона русскоязычных немцев). Остальные при жестком моральном прессинге примерно поровну либо ассимилируются, превратившись в этнический компост, либо пройдут по статье естественная (и неестественная в Чечне и Таджикистане) убыль. А ведь это население Болгарии или Норвегии.
  
  Мой план - бежать только семьёй и близким кругом в иновременье был отвергнут. Спасти надлежало народ по максимуму - это здесь русские лишними станут, но ведь где-то в них огромная нужда. Да и до этой власти добраться не так уж нереально, не так и высоко царь как кажется. К тому же и наверху не все ещё скурвились - ведь пытались же в 1991-м году путчисты страну от развала уберечь. А Дима Язов и был тот молоденький лейтенант с Волховского, которого в 1942-м батя собой прикрыл - такое спасенные не забывают. Только вот как Министру обороны, да в придачу кандидату в члены Политбюро ЦК тайную весточку от ничего ранее для себя не просившего отставного подпола передать?
  
  Впрочем, существует же теория шести рукопожатий. А когда я разъяснил её суть, то батя полез за своим потрепанным блокнотом и пробурчал, что старые кони умеют и покороче пути изыскивать. Но обзванивать всех, кому он ключи от квартир вручал, необязательно с домашнего телефона. В генеральском номере юрмальского санатория МО Рижское взморье, куда я, слегка подмазав, переселил предков уже на следующий день, телефонный аппарат стоял не хуже. А попутное с процессом общения с соратниками принятие процедур им явно не навредит. Самому же с собой можно пока в бизнесе капитал приумножить.
  
  Уже год как разрешены с СССР были СП с иностранцами, и одно такое советско-швейцарское, учреждённое неизвестно как столкнувшимися мелким парт.функционером и эмигрантом первой волны, я в Риге неплохо знал. Также ведал, что ни начального капитала, ни предпринимательского опыта у обоих не имелось, и строилась компания мучительно и методом тыка. А когда пришли два мужика (стар и мал) с кейсом, полным конвертов, и разжевали как их употребить, пообещав за хлопоты и крышу аж 10%, вязавшая досель исключительно веники фирма, резко взвинтив свой деловой имидж, а также умеренно заработав, попросила новых идей и участия. Березовский начинал подминать ВАЗ капиталом нафарцованым на пододеяльниках, а потом с гешефта покупал президента. У нас цель была иной, к тому же не столь долгосрочной - в олигархи не рвались. Но методы использовать можно было те же - торговать на ставшие в стране конвертируемой валютой автомобили. До ЗАЗа с Тавриями загребущие ручонки комерсов ещё не дотянулись, но уж дюже поганое корыто собиралось у криворуких - пачкаться желания не было. Ведь нам те же ВАЗы можно было через реэкспорт попробовать толкать. По ЕС уже сгребали семилетний автохлам те, кто побойче, но до Англии сов.дельцы ещё не добрались, потому цены на сэконд хэнд там оставались смешными. Затраты на смену руля с права на лево и автоповозку, вмещавшую дюжину возвращающихся на родину девяток и Нив, также не кусались, и 500% рентабельность в месяц гарантировалась. В бизнесе самое слабое звено - сбыт, но в стране тотального дефицита этот вопрос не стоял, и миллионерами мы с малым сделались за упомянутые ранее 30 дней. Большую часть кэша тут же отвезли мушкетёрам в Лиепаю - на возрождение подводного флота. Даже успев увидеть реальную отдачу, ребята нашли ещё не совсем убитую лодку и кем и чем ее можно реанимировать.
  
  Армейская среда кастова, флотская же в этом превосходит её на порядки. Все знают всех, и заработанное за жизнь клеймо, независимо от того, грязное оно или чистое, весьма трудно изменить. Когда же три чистых кап-лея начали вербовку на службу за правое дело, то волонтеров нашлось в избытке. Не выпытывая деталей - погоны всех давно приучили к тому, что говорят им ровно столько, сколько можно. Претенденты, независимо от чинов и званий, пожелали собственноручно принять участие в восстановлении корабля. И делали это весьма умело - белоручки во флот служить не идут.
  
  Даже поверить пришлось в факт того, что на самом первом субботнике в апреле 1919-го, 13 коммунистов и двое сочувствовавших от чистого сердца паровозы ремонтировали. Жаль только, что Ленин за более халявный труд, чем наличествовал, так сильно ухватился, превратив его в обязаловку. Даже популистское таскание бревна не обмануло народ - только сделало его ещё циничней.
  
  Дабы Великий почин не затух как его предшественник, для коммунаров стали появляться поощрительные плюшки. Детям трудящихся дозволили приходить с отцами в док и смотреть в тамошней Лен.комнате видики. Причем не с выцветшего Рубина или Горизонта, а неизвестной никому, почти двухметровой секретной панели. Да и о Пиратах Карибского моря и подобного демонстрируемого репертуара не слыхал никто, даже из владельцев расплодившихся видеосалонов, жутко завидовавших и за любые деньги мечтавших хоть одним глазком глянуть на ЭТО. Детям после сеанса на выходе вручали банан, за всю жизнь пару раз всего ими пробованный. Разумеется, при работе на стылом железе для всех введено было обязательное трехразовое котловое довольствие, а после отработанной смены для жен несли кормильцы-коммунары продуктовые наборы, дабы хоть ножками Буша или куском говядины Средиземноморскую диету из салаки разнообразить. И все знали, что ТУТ отдельного буфета для партийно-хозяйственного актива и черного хода для прочих блатных нет.
  
  Хоть оба мы сидели за столом при погонах, правда, отличавшихся существенно, но Язов изначально предложил общаться так же, как в 42-м - по именам, и первым показал, что не забыл как зовут его спасителя. Хотя такую честь заслужил не я, а отец, но это была именно его идея нам ролями поменяться, ибо сам он ни комп бы не включил, ни пояснил бы все столь же толково, как это может сделать только очевидец событий. Ведь обличием, как и именами с фамилией мы не отличались - оба Сан Санычи Брусникины.
  
  Для пущей убедительности батя извлек из шкафа свою пропахшую канифолью парадку, в которой демобелизовался, и заставил меня надеть шевиотовые галифе темно-синего цвета и зелёный френч с воротником-стоечкой. Правда, хромачи по ноге приобрели уже в Военторге. Он сам этот мундир не надевал - для похорон хранил, и только периодически добавлял к чешуе иконостаса регулярно получаемые юбилейные медали, а разок даже орден. Да погоны сменил с майорских на подполковничьи - когда уже будучи в запасе, его сам генерал армии Хетагуров в очередное звание произвел. Выезжать на все учения отцу требовалось в полевой гимнастерке, и как-то командующий округом заметил, что не дело так долго путному офицеру в майорах пребывать. Впрочем, на окладе и пенсии очередная звездочка никак не отразилась.
  
  За встречу с маршалом мне пропустить пришлось по стопочке, но время было дорого у нас обоих, поэтому сходу довелось навязать жесткий деловой стиль общения. Заявив, что располагаю секретной информацией государственной важности, я извлек из кейса ноут и включил его, и, с кликом на папку Катастрофы в 1988, повернул экран к собеседнику. До схода с рельс цистерн с гептилом под Ярославлем оставалась ещё неделя, но порядком изношенная железка в том году радовала целым букетом происшествий - в июне рванет состав с гексогеном в Арзамасе, а в октябре в Свердловске. В декабре же произойдёт Спитакское землетрясение.
  
  Но ещё более мощное потрясение маршал получил от информации о грядущем развале СССР и то, что в историю он войдет как путчист. Видно было как кипит разум возмущенный, но выдержки не сорваться у фронтовика хватило. Вместо этого пошли вопросы: Что это за аппарат?, да стандартные на Руси: Кто виноват? и Что делать?. Пришлось лепить горбатого (не генсека) про гениального сына-изобретателя, нашедшего неизвестный минерал, на основе которого он создал машину времени. В будущее с её помощью можно только заглянуть, а вот в прошлое даже переместиться кое-куда. Убедиться в правоте полученной информации нетрудно - ждать осталось недолго, хотя лучше все же не ждать, а дать просраться путейцам: в Армении начать думать, куда именно расселять лишившихся крова, и службу ГО на уши ставить.
  
  Расстались мы временно - переночевать поместили меня тут же, в комнате отдыха маршала, предварительно комп спрятав в сейф. Поутру вежливый порученец занес мне вначале пришедший впору новенький комплект очевидно своей запасной формы с полковничьими погонами, мотивируя тем, что, взятая на чистку моя (а, вернее, батина) ещё не просохла, а затем принёс весьма калорийный завтрак. Проинформировал, что Дмитрий Тимофеевич продолжит общение со мной часа через полтора и приносит извинения за причиняемое неволей неудобство: пределов релакс-рума покидать мне не дозволялось. Но я знал, на что шел, и претензий не имел, понимая, что так лучше для всех, и для меня в первую очередь - целее буду, да и куда мне идти?
  
  Пролонгация общения проводилась уже в расширенном составе - к Язову присоединились ещё два путчиста - А.Э.Пуго и Крючков. И уже для расширенного состава мне по новой пришлось про путч кино показывать, а потом искать инфу на возникшие вопросы.
  
  Ответы слушателей не радовали: Александра Яковлева из ЦК сковырнуть было нереально. Даже его однокашник по Колумбийскому университету - генерал КГБ Калугин оставался недосягаем, хотя и так уже догадки имелись, что и он продался буржуинам. Но, судя по содеянному ими, этих агентов хозяева ценили. Награждены впоследствии были не только высшими бундесовскими орденами, но и ещё четырёх членов НАТО - Польши, Эстонии, Латвии и Литвы.
  
  Уже в июне Яковлев посетит Ригу и даст отмашку на поддержку перестройки, разрешив создавать националистические организации. Вскоре, творческие работники на своем съезде открыто объявят курс на сепаратизм и запустят программу ЦРУ Атмода(желательно с кровью, но, разумеется, не своей). И это в городе, который на две третьих населён впоследствии прессуемыми русскими! Да и творцы собрались хоть и крикливые, но заштатные. Паулс сборищем побрезговал, а единственного читаемого рижского писателя Валентина Пикуля и вовсе не пригласили. Ведь он намедни свою литературную премию в Рижский госпиталь передал - на излечение воинов-афганцев, а следующую - жертвам Спитака.
  
  Прямой как штык Август Эдуардович Пуго в Москве оказался случайно - в командировке. До 4 октября 1988 года он ещё пребывал в должности Первого секретаря ЦК Компартии Латвии, а уж потом его главой МВД СССР сделали. На погибель! Новостью для честного человека, жившего только на не слишком-то огромную зарплату, стали последующие перекрашивания своего секретаря по идеологии Толи Горбунова. Что только доказывало, что рыба протухла с головы и насквозь. Сменивший его в Риге Ян Вагрис оказался пустышкой, как и пред. Верховного Совета Александр Дризул - классические безынициативные сов-парт.карьеристы, ожидавшие из Москвы ЦУ и вкусняшек. Но что выросло, то выросло: других во власть пускать боялись, а те, что поактивней и проросли на чужом огороде.
  
  Обратную дорогу в Ригу я провел в одном купе с Пуго - по его инициативе. И так не склонный к проявлению эмоций мужик хоть и находился в легкой прострации, но, осознав грядущие перспективы, мучительно искал выход из того угла, в который его старались загнать явно не обстоятельства. Нынче он руководил уделом империи, определённым некими силами как самое слабое звено в цепи, именуемой СССР. Его пребывание у этого локального кормила власти мешало демократическим силам осуществлению уже составленных планов, следовательно, подлежал он устранению. Оно не означало обязательное убийство - это бы вызвало ответную реакцию, да и слишком явно смахивало на терроризм. А вот от перевода в Москву на вышестоящую должность ещё никто не отказывался, забывая простую истину, что лучше быть первым в деревне, чем последним в Риме. Да и Рига совсем не деревня, а сердце древней Ливонии.
  
  Чтобы уберечься от карьерного взлёта ему я посоветовал стать не таким идеальным аппаратчиком, заслуживающим повышения. Но и до свержения докатиться нельзя - искусство баланса всегда являлось основным в наборе требований к функционеру. Нынче обладание таковым становилось актуальным как никогда. Отпадала острая необходимость ориентации на верх властной вертикали, выражавшейся в маскировке под серого служаку. Вновь наступала эпоха агитаторов и горланов-главарей, требующих соответствующих взглядов и имиджа. Нужны были Че Гевары (или хотя бы их хоть какие-то копии). И на формирование оного уже нынче следует внимание обратить, не дожидаясь пока Ельцин на троллейбусе прокатится. Не так и трудно оказаться поближе к народу - главное не отрываться от него. Перестать облачаться в костюмы и плащи серого цвета, надеть популярную с первой мировой среди латышских крестьян фуражку с лаковым козырьком за 8 рублей и состричь венчик вокруг лысенки (как у боженьки). Но это только я выдал самый краткий курс обруталивания власти - дальше пусть спецов-имиджмейкеров подключает. Главное - человек понял, наконец, что если невозможно остановить движение, то надо его возглавить.
  
  Несколько и моё облачение изменилось. Батин ретро френч я вез домой уже в чемодане, так с одобрения (и соответствующего оформления М О) и не сняв современный полковничий китель. Да и отпущен был только в обмен на себя же молодого, по общепринятой версии, сынка. Сравнительно молодого офицера вызвали из запаса и ввели в штат на должность одного из порученцев министра. Для постоянного, но незаметного общения с машиной времени под боком требовался её создатель. Чтобы не слишком отличаться от сонма прочей обслуги высотки, старлея через звание произвели сразу в майоры. Шепнув, что эта честь как бы компенсация за неполученную из-за режима секретности Нобелевскую премию. Присовокупив ещё и Красное Знамя, но трудовое.
  
  Ещё мне пришлось ответ держать за хипеж в Лиепае. Виданное ли дело, вместо того, чтобы выведенные за штат моряки слонялись по базе с единственной мыслью стащить да продать, они принялись ручки пачкать, да ржавчину со списанной лодки сдирать. Ко всему прочему, коммуну организовали, и хоть пайкой приличной семьи обеспечили на столько, что жены раздумали с утюгами и чайниками на недалёкий Варшавский рынок мотаться. Оказывается, Крючкова информировали регулярно, но криминала в действиях пока не обнаруживалось, а сходить с ума каждый волен на собственное усмотрение. Все же лучше, чем на старости лет на шести сотках пытаться агрономией овладеть.
  
  Теперь же все становилось на свои места, да и самим путчистам иметь заштатный потаенный транспорт с верными экипажами на всякий случай, в силу открывшихся обстоятельств показалось не лишним - вдруг на Кубу бежать приспичит. А чтобы сие явление спрятать, решили выставить его как почин снизу в поддержку перестройки, слегка расширив формат коммунистического субботника до постоянно действующей ком. бригады. Или отряда коммунаров, как в Гражданскую. Хотя в народе эрозия идеалов социализма уже достигла недопустимых пределов, вранье в газетах о все новых починах не прекращалось. Но репортажи со счастливых безалкогольных свадеб уже читателям приелись - чумазые работяги в тельниках смотрелись колоритней.
  
  Формально, в такие отряды можно было сливать становившихся в МО лишних военнослужащих, дозволяя им в иррегулярных войсках догнивать и спиваться, без угрозы обученных убивать полуголодных бездельников для правящей верхушки. Существующий для таких формирований на Западе термин национальная гвардия в стране интернационалистов не подходил. И за неимением иного, на заседании ЦК утвердили общее название явления - Народный фронт, как более широкое и доказывающее, что народ и армия едины. Ибо в нашей коммуне и штатские работяги с плавзавода присутствовали - у общего котла в обед тут всех ТРУДЯЩИХСЯ хавкой отоваривали. Легализованным фронтовикам специальную форму шить не кинулись - флотские продолжали в бушлатах и тельниках ходить, а штатские работяги в ватниках и комбезах. Даже значков, типа комсомольских, не наштамповали - детство в ж... ни у кого не играло, а вот учет и контроль поставили строгий, хоть и без членских взносов. Но с членскими билетами, а правильнее будет сказать - книжками, на манер потребкооперации, дабы с перебором соблазнов не искушались. Комерсы-спонсоры получали отмазы по налогам, потому на котловой приварок деньги находились постоянно, какой бы не была закупочная цена продуктов у населения. Что странно, посыпались просьбы призывников, несмотря на лишний год во флоте и изначальное предупреждение, что служба выйдет нелёгкой. Но мотивировал волонтеров факт того, что они не останутся голодными, потребляя макароны именно по-флотски: с присутствием мяса, а не по-скотски, с тараканами. Да ещё гарантированное отсутствие дедовщины, поскольку круглосуточно экипаж под приглядом офицеров находится.
  
  Для подготовки молодого пополнения на кошт Народного фронта передал Балтфлот учебную лодку С-189 -как и наша, она была из самого массового проекта 613. Ее настраивались списать в этом году, ибо родилась она в далёком 1954, но совсем недавно прошла заводскую капиталку. За что мы, разумеется, сказали большое мерси - ведь и матросиков учить требовалось. Накормить сытно уж как-нибудь сподобимся, как ни странно, но действительно немало в стране небедного народа нашлось, кто не жался для флотских, и кому за державу обидно стало.
  
  Дабы не отрываться от народа, политическое руководство страны также расщедрилось для вновь формируемой силовой структуры на то, чем и так были забиты склады флота - оружие. Но только коллективное! Торпеды и снаряды брать разрешалось сколько душа пожелает, и хоть ежедневно на стрельбы в море выходить. Для пущего эффекта даже дозволили на корму лодки-старушки установить совсем неиспользованную 57-мм спаренную артустановку, которая там и была до 1957 года. Но вот из личного оружия даже офицерам-иррегулярам от казны ничего не полагалось. Правда, и в правах граждан их не ущемили. Получившим добро разрешительной системы дозволялось приобретать за наличный расчет оружие для охоты - СКС (даже с не снятым штыком), СВД с кавалерийской Мосинкой, и для самозащиты - Наган. Что и было проделано незамедлительно: буквально все моряки моментально охотой увлеклись и безопасностью озаботились.
  
  Следует заметить, что по старому русскому укладу спонтанно снизу рождаемые традиции наиболее живучи. Так, после известного фильма под Новый год посещаемость бань резко возросла, а после гибели флота у Цусимы всем миром собирать принялись на новые корабли. Нынче аналогичный почин прокатился по стране, тем более что средств требовалось гораздо меньше, ибо цель стояла скромная - не дать флоту погибнуть. Ведь он не только железные коробки с пушками и ракетами, но, и, прежде всего, традиции и люди их хранящие. А для поддержания штанов таких фанатичных жрецов не так уж и много-то требовалось. Набралось вскоре в жертвенной кубышке бабло для переоформления списываемых подлодок в иррегулярные морские силы НФ и на остальных флотах СССР.
  
  Больше всего на перевод поступило рапортов от моряков Балтики, ибо помимо Лиепайской, не меньшая база ВМФ была в Палдиски. Ещё целый ряд помельче ждали репатриации, ибо там живя, невозможно было не почувствовать, что в воздухе пахнет грозой, а власть своих защитников сливает. В коллекционировании предутилизационного ржавья всех же превзошел флот Черноморский: турков за серьёзного противника никто не считал, а райский климат компенсировал морякам устаревшее вооружение - никто там не вякал и никуда не просился. Если что - рапорт на списание, а на ЮБК не худо и на пенсии бычков на удочку ловить.
  
  Но для расквартирования в перенаселенных южных бухтах для иррегуляров места не нашлось - пусть те в иных местах свой фанатизм демонстрируют. Как раз на Камчатке целую базу под закрытие наметили. Так пусть балтийцы забирают в Балаклаве старье и отправляются на нем в Петропавловск-Камчатский-54, где основное занятие в году - кидание снега. Но зато бухта Бечевинская глубока и широка, да и сопки вокруг не хуже смотрятся, чем Ай-Петри. Что самое интересное, на все четыре предлагаемые для перегона через два океана лодки сразу же нашлись экипажи. Жены и дети моряков упаковали в контейнеры нажитое и, вслед за главами семейств уже на поездах, покинули становящиеся негостеприимными Эстонию, Латвию и Литву.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 2.

  
  
  
   Ввиду практического цейтнота и невозможности посвящения в планы клуба самоубийц непроверенных лиц, экскурсии в прошлое ограничились разовой их пешей прогулкой: вышеперечисленная троица, плюс также повесившийся после путча маршал Ахромеев и ещё дюжина проверенных ветеранов из генеральных инспекторов. Я же трудился за Хорона. Маршрут был проложен по ночным улочкам дореволюционной купеческой Москвы. Не грязное жужело, а чистый, белый снег аппетитно хрустел под ногами, будто шинкуемая капуста, карманный же фонарик в руке являлся почти в центре Первопристольной единственным источником света после полной Луны, да и сам морозный, сладкий от незагаженности воздух, пьянил не хуже наливочки. Больших доказательств моих возможностей никто не затребовал.
  
  На исторические изыскания времени не оставалось совсем - потом успеем поахать. Этот хроно-тур требовался только для некоторого омоложения нашей компании. Донесенная мной информация без предварительной подготовки всех чуть до инфаркта не довела, но к счастью, положительный побочный медицинский эффект также был достигнут при переходе. Хоть резкий переизбыток здоровья вызывал еще и шок, а организм тут же вырубался как минимум на полдня для релаксации, одна загодя принятая чашка кофе или глоток алкоголя сосуды расширяли, и сонливость убирали. Кофе же с бальзамом или коньяком максимально совмещали приятное с полезным, потому пришлось запастись карманной фляжечкой с лекарством. Когда термоса не оказывалось поблизости - выручал хоть спирт, хоть самогон. Преисполненным ответственности экскурсантам озвучил версию возлияний - для достоверного испытания возможностей аппаратуры и подтверждения ответа на мой запрос на экране гаджета.
  
  Чип, больше напоминавший копеечную монетку, просто прилипал к носителю клавиатуры и экрана, без проблем совмещался хоть с компом, хоть с планшетом, хоть с мобилой, давая возможность перемещать как органику, без нанесения ей вреда, так и неодушевленные предметы.Подобные опыты проводились и Теслой. Он как штатовский эсминец перекидывал, да и немало где ещё разного нахулиганил, вплоть до Тунгусского метеорита. Но его бедой являлось крайне примитивное исполнение транслейтера команд. Поспешил гений родиться, его поколение оказалось ещё не зараженным тягой тюканья по клаве. Да и озадачивался он больше в направлениях, отличных от наших, потому и цели иные им ставились. Его в пространстве, а у нас - во времени, и, как ни странно, наш вариант оказался осуществим с меньшими затратами. По крайней мере, сливания плоти с металлом не происходило, да и крыша ни у кого не ехала, а как раз напротив - даже легкий маразм исцелялся, про прочие мелочи и не упоминая.
  
  Клава, дисплей и дополнительные мозги предоставляли более гибкие возможности управления процессом, чем дубовые, имевшиеся в распоряжении у Николы. Потому-то у меня не случалось накладок при перемещении - даже если место оказывалось уже занято, просто следовало слегка сместиться и поегозить - хоть во времени, хоть в пространстве. Даже почти в День сурка при желании получалось поиграть, ведь отклонения в секунды не замечались. Для почти одномоментного посещения нескольких мест всего-то требовалось чуток по клаве постучать. Помимо Тесловского классического кокона, которым он окутывал боевой корабль, не менее эффективной оказалась и радуга, через которую возможно было стройными рядами хоть дивизиям маршировать. Парад на Красной площади всего-то пару часов занимает, а там аккурат сборная дивизия с техникой и проходит.
  
  Но намного больше возможностей предоставлял чип в совсем иной сфере. Тесла называл этот феномен 'изъятие энергии из эфира'. Примером тому явился его знаменитый электромобиль, в котором электричество всасывала из пространства загадочная коробочка. У нас эта коробочка имела вид планшета и потому настраивалась много точнее. Хотя так же, как и у великого серба являлась неисчерпаемой и в мощи ограничений не знавшей - хоть на ледокол вместо ядерного реактора устанавливай. Впрочем, более подошел бы дизель - электроход с навечно заглушенным дизелем, но вот электродвигатель-то практически неубиваемый. Тут сразу прославленная Обь вспомнилась - её как раз из-за нерентабельности ремонта двигателя на северах под общагу приспосабливать надумали. Не допустим издевательств над легендой! Прославленное полярное судно достойно лучшей доли. Про подлодки и говорить нечего. Не ленись только чистить, подтачивать и заменять при нужде угольные щетки, медные коллекторы и весящие сотни тонн аккумуляторные батареи с монстрами-дизелями. А занимаемые этим добром отсеки хоть как экзотические подводные кинозалы или танцплощадки используй. И тут мирный атом нервно курит за углом и проблемами последующей утилизации не грузит.
  
  Но тут следовало товарища Сталина вспомнить - КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ! Управлять такими лодками могут только компьютерно-грамотные люди, ибо стоимость им доверяемого чипа даже приблизительной оценке не подлежит. Бесценен он! В хорошем смысле этого слова. Потому-то и решила райская группа генеральных инспекторов из клуба самоубийц созвать перспективных капитанов-подводников для подтягивания оных хотя бы до уровня чайников, а дальше на них будут посмотреть. Учителем в компьютерный класс назначили опять меня, хорошо хоть в молодой моей ипостаси - также продукте раздвоения, позволительного при игре со временем. НО! Для всех этот майор являлся моим сыном, в то время как наш ОБЩИЙ папа надёжно хавался на спрятанном в лесу курляндском хуторке.
  
  
  
  Причем мои родители гостили в родовом нашем имении у ещё совсем молоденького и совсем неженатого маминого отца в дореволюционном и довоенном 1914 году. С легендой о желающих отдохнуть на природе пожилой четы горожан, разумеется, с компенсацией расходов за постой, щедро посулив целковый в день за комнату на двоих и стол. Сельский туризм так ещё не назывался, но уже существовал, и пейзане всегда были рады дополнительному доходу - продукты на пансионе получалось реализовывать не по грошовой закупочной цене, удерживаемой местными еврейскими перекупщиками.
  
  Им-то и попросил я родителей нанести конкурентный удар, и, вспомнив фуражирское ремесло, заготовить мясца для фронтовиков Лиепаи. Для расчетов имелись в наличии сокровища из гидротермальных рубинов и изумрудов. Навестивший на Рождество отчий дом дедов младший брат Мартин, уже год служил посыльным в магазине у немца-ювелира в Риге за 3 рубля в месяц, и от стекляшек предложенный товар отличить сумел. Вот и прихватил он, возвращаясь на службу, горсть драгоценностей для хозяина, с нашим предложением тому 10% от реализации.
  
  Не дожидаясь привоза кэша и боясь потерять выгодных клиентов, молодой и ранний мой дед предложил в кредит своей уже пожилой дочке на мясо клячу, которой и так скоро надлежало умирать, аж за 20 рублей. Так что сказки про дореволюционную корову по 3 рубля сильно преувеличены. Хорошую и удойную дешевле 60 рублей было не купить. Но столько же зарабатывал в месяц токарь в Питере или мелкий служилый ранга подпоручика. Так что семга по 80 копеек за кило, свиная шейка по 30 были тогда на столе пролетария, либо летёхи или учительницы почаще, чем ныне.
  
  Старый мерин был приобретен с парой кабанчиков в придачу, но с условием, что тут же скот и забьют, а мясо на салями переработают. Зимой на селе делать нечего, и от заработка никто не отказался, поэтому на пару дней обратили просторную сельскую кухню в колбасный цех, а затем, окутав двор аппетитным ароматом дыма, исходящего из коптильни, забили тем самым тяжёлый дух смерти.
  
  На свежину как раз и привез Мартин в гости своего хозяина-ювелира. Не мог солидный делец как мы, столь значительные суммы пацану доверить. Изрядно потаскавший кобуру, батя тут же заметил, что правый карман сюртука у партнёра оттянут, но оно и понятно - бизнес стремный.
  
  С ценой сговорились споро: чувствовалось, что батя крепко продешевил, хотя не расстроился и ещё выложил для сбыта горсть драгоценностей. На вырученные ассигнации предложил тестю продолжить мясной бизнес пока стоят холода. Санитарные врачи с пожарниками и всякими прочими рэкетирами, созданными кошмарить коммерса, ещё не существовали, а подкопчённые колбасные палки вышли изумительные. И батя знал, куда их деть. Открыть малое предприятие в остзейском городе не немцу выходило сложнее и дороже, но на собственной частной земле и латышам хозяйствовать не мешали. Завелись уже по Курляндии в приложении к немецким черным и местные - серые бароны.
  
  Нанимаемая в межсезонье по соседним хуторам раб.сила не запрашивала лишнего со своего. Бабы хотели столоваться за хозяйским столом, получать 8 рублей в месяц, да относить свежего ливера детишкам по фунту в день. Мужики же хотели получать помесячно 15 целковых, да стопку самогона вечером (иначе от крови крыша шифером зашуршит). Впрочем, и на лесоповале больше заработать не выходило, а так, за оставшиеся до тепла четыре месяца, приличную сумму получалось найти - на ту же корову. Дед на организации процесса смог заработать сумму, достаточную для серьёзной реновации дома. Вначале он хотел было бизнес расширить, спрофилировав хутор по сути в бойню. Вразумить его удалось - не хотелось пропитывать отчую землю большой кровью до безвозвратного состояния, а уже пролитая со снегом сойдёт.
  
  Оставалось пока время этим же бизнесом в Восточной Пруссии заняться, но тут мне самому все в свои руки пришлось брать. Хоть в том краю также немало выращивалось свинок да коровок, но себестоимость мяса изначально получалась несколько выше курляндской. Немцы постоянно ориентированы оказывались не на экспорт этих скоропортящихся продуктов, а на импорт. Поэтому чтобы не вызывать подозрений не под бучера требовалось косить, а под перекупщика - на манер жида. Мелкие гешефтмахеры всюду вхожи, но в то же время не замечаются. За оставшийся до войны срок следовало тут рекогносцировку провести основательно, хотя и прикрытие могло коммерческую пользу с доходом принести.
  
  Тем более, здесь для легализации начального капитала сложных схем мудрить не требовалось: остзейцы частенько перебирались в Фатерлянд, и кэш для открытия своего дела у них водился. Он имелся и у меня, причем оригинальные кайзеровские марки - в интернете их продавали совсем недорого. В среднем, в вилке 10 баксов-евро за банкноту не было разницы, то ли это одна марка 1914 года, тысяча марок 1910, или веймарские 50 миллионов 1923 года выпуска. Последние, как и первые, мне не требовались, но оригинальных тысячных и сотенных скупил побольше, даже не пачкаясь на их незаконный принтовый фальшак. Бережливая немецкая ментальность век не позволяла растапливать буржуйки хоть и бывшими, но деньгами и в самые суровые времена. Потому-то сохранилось их много, а значит, получались недорого. Чего о монетах из драгметаллов сказать было нельзя. Пока кругляшок в 20 марок весил 7,168 грамма золота и почти не уступал 7, 3224-граммовому паунду. За 20 франков давали 16 марок, а за 10 долларов выкладывали 41 марку и 90 пфенингов.
  
  Для открытия Пункта передержки скота удалось дешево взять в аренду на год мелкую фермочку на противоположном от Тапиау берегу реки, но у ж/д станции. Куда и озадачил свозить пятерых скупщиков (угадали из какого ведомства?) бычков да свинок, желательно с юга Пруссии - из Мазурии. Моей же последующей задачей являлась ежемесячная переправка и сдача на Гвардейский мясокомбинат скупленного в частном секторе скота, а потом распределение паек среди фронтовиков. Также я занимался передачей в клуб самоубийц собранной развед. информации - там планировалась операция сразу в двух временных измерениях под названием Тевтобургские легионы. Причем очень качественно и детально, ибо лучше всего умеют старые генералы готовиться к прошлым войнам, а тут же их ждала даже позапрошлая, с аналогиями из Римской истории. И в той империи смута Гражданских войн завершилась только после того, как из Германии вернулись закалённые в боях легионы и порядок навели. Но самой страшной при этом оказалась загадка потери императором Августом в Тевтобургском лесу аж трех лучших легионов из имеющихся 28. Их испугались даже самые горячие головы как того лесника, который придёт и покажет кто в лесу хозяин.
  
  Можно было бы и вывод войск из Афгана притянуть к такой аналогии за уши, ведь только армейцев побывало за речкой более полумиллиона. Но отдававшие не свои долги (интернациональные) на неправедной войне с разгромной концовкой не пропитались коммунистическим духом. Напротив - стали от крови упертыми циниками, и на кумачовые лозунги больше не велись. Им проще теперь в ОПГ подаваться стало, чем в строители светлого будущего - бандиты хоть не врали, и за привычную работу обеспечивали светлым настоящим. Впрочем, скурвились до уровня бандюков далеко не все, но вот с непонимающими их даже женами развелись трое из четырёх. И мучительно эти моральные подранки искали выход из лживого совка. Соглашаясь хоть податься вновь воевать, лишь бы вернуться в понятную и простую черно-белую атмосферу друг - враг, жизнь - смерть. Пусть с законами военного времени и расстрелами за мародерство, но и с правильными понятиями, а также страхом от сволочи схлопотать пулю в спину.
  
  Тут слушок по ветеранам прокатился, что на Балтике кому-то удалось честную службу организовать, пусть грошовую и с отстойным вооружением, но без подлянки и бл..ва. Вот и ломанулись в военкоматы претенденты на сверхсрок в иррегулярные ВС. А там уже имелось указание встречать желающих обходительно, но ничего пока не обещать и к следующей проверке приготовить. Ведь если у кого в душе надлом случился, то разобраться потребно, зарастет ли он со временем или загниет. Для начала военкомат гарантировал с приходом тепла призвать воинов запаса на трехмесячные сборы, где мужики, не теряя своих рабочих мест, могли продемонстрировать свои воинские навыки, таланты и наклонности, а также вновь обрести боевое слаживание. Афганский опыт, разумеется, бесценен, но в формируемых частях требовались вежливые люди, а это больше чем хорошие бойцы. Пусть не прошедшим отбора возможность возврата без ущерба сохраняется. Правда, для работы со столь сложным контингентом и офицерский состав потребовался особо талантливый. Но если предупредить командира, что тому с отобранными им же потом в бой идти, такая мотивация даже крепко спящие способности разбудит. А донести до глубин сознания, что халявной службы не ожидается, подавшему рапорты на перевод ком. составу получилось. Отсев вышел значительный, но в выстоявших сомневаться не требовалось.
  
  Дабы на фоне показательного и системного развала армии добровольцы ещё больше сходили за призванных на сборы партизан (а оформлено было именно так), разрешено им было сохранять неуставные прически. Обмундировали всех в завалявшиеся на складах гимнастерки 60-х годов, а вооружили привезенными с украинских складов Мобрезерва Максимами, Дегтярями и Светками (СВТ-40). Там годных аккурат на дивизию и нашлось. Предлагали даже в Закарпатье сохранившиеся Арисаки. Ну и техники с резерва дозволили брать (и готовить к бою) сколько пожелают. Правда, и на запчасти там же не поскупились, а остальное от ручек зависит.
  
  Форпост ПрибВО - Калининградская область всегда была напичкана войсками, только одна славная Московско-Минская дивизия чего стоила! Потому-то спрятать лист в лесу труда не составило - полигонов, на которых раскинулись партизанские палаточные городки, было в избытке. Ещё больше неразберихи добавило то, что на землях армейцев поселили флотских, ведь формально пока приписали всех сборников в Балтийске, у Белгородской бригады морской пехоты. Но завалили добром, собранным отовсюду - все равно никто не собирался дожидаться инспекторских комиссий. Раз самые верхи не боялись на глазах у всей страны под пресс ракеты пускать, то уж какой спрос с прапорщика - зав. моб.склада за отпущенные лишние палатки, полевые кухни или хлебопекарни. А уж что туда положить, даже в стране с пустыми магазинными полками, все равно нашлось. Причем о некоторых ингредиентах ранее никто и не слыхал: одна баночка маслин на котел уже придавала борщу весьма пикантный вкус, а если туда ещё и мясо неворованное положить согласно нормативам!!! Шрапнель и щи, хоть х... полощи. Это и было порождение коррупции снизу - прапорщикам Коваленко семьи кормить тоже надо, и, желательно, вкусно.
  
  Хотя наши методы порой от заветов Писания откланялись, но тут-то хоть во имя Великой идеи (как всегда). Визитируя Восточную Пруссию нельзя было не навестить Пиллау. От Кёнига туда вдоль курортной косы таскал по узкоколейке паровозик почти игрушечные вагончики, отвозя отдыхающих на известный по всей Германской империи курорт Нойзохер, который с одной стороны омывает белесое море, а с другой кутает реликтовый сосновый лес. Из-за восьми остановок 47-километровый путь до города-порта вышел довольно долгим, но весьма познавательным: места на косе поражали своей красотой. Не менее восхитил и удивил пришвартованный на Русской дамбе стилизованный под старину парусник Der Blumentopf -Цветочный горшок, хорошо хоть, что не ночной. Видно и век назад богатенькие путешественники-реконструкторы водились. Экзотика всегда была в цене, а в ту пору парус ещё не сдавался. Десятки крестьянских верфей вовсю строгали да сколачивали по всему Балтийскому побережью выжимателей ветров на любой вкус, даже самый извращенный. Красота чаще губит, чем спасает, - на этот счет философ ошибался. В этот раз на само совершенство у меня сработал неправильный рефлекс. Взойдя в вечерних сумерках по неохраняемому (видимо, из-за зимы) трапу на борт и окутавшись коконом, я переправился в 20-й век. В одной из кают крепко спал благоухающий сивухой пожилой мужик с классической шкиперской бородкой. По всей видимости, в его обязанность входила охрана судна, но куда же оно может деться, будучи вмороженным в лед?
  
  Это через век зимы мягкие пошли, а там должно быть изрядно народ поутру удивлялся, когда на месте стоянки подёрнутую тонким ледком полынью обнаружил. Бывалый моряк служил на фрегате боцманатом, и по совместительству являлся философом(родина Канта, как никак). Потому ничему не удивился, и на предложение продолжить службу там же и в прежней должности согласился сразу, только пообещал пока борт не покидать. А то его захиревший после завершения Кёнигсбергского канала Пиллау превратился в секретную базу ВМФ Балтийск. Могут быть эксцессы. Но здесь же квартировала и упомянутая выше бригада морской пехоты, а также её командир - полковник Отраковский. Он сразу верно воспринял дар общественности, хоть и был поднят с постели. На вновь полученное, хоть и экзотическое , но вооруженное судно(на пушечной палубе стояли не массо-габаритные копии) тут же был отправлен дежурный наряд, а древний немец - боцман-философ, полулегально поставлен на все виды довольствия и прежде всего котлового.
  
  Комбриг оказался из верных ленинцев, и за него поручилось несколько заслуживающих доверия адмиралов из клуба. Потому он и в тайну оказался посвящен также много раньше равных ему по должности и званию соседей. И в той истории по велению сердца и преданности долгу посылал он своих бойцов охранять от вандалов-националистов памятники в Риге, Лиепае и Таллине. За что недолго при продавшейся российской власти и послужил потом, да и от Прибалтийских клик, в отличие от Ельцина, орденов не получил. Новенький, хотя под древний парусник весьма для киносъемок подходил. А ведь как вождь завещал - это важнейшее из искусств, лучше всего годящееся и для пропаганды, которым пренебрегать никак нельзя. К штыку приравняли перо и путчисты, сочтя борьбу за души и умы даже важней борьбы за тела и территории. Пуго уже озадачил Валентина Пикуля написанием авантюрного сценария, так что осталось начать да кончить, а лучше морпеха морского разбойника сыграть никто бы не смог. Ведь и само слово 'корсар' происходило от обитателей Корси, позднее трансформировавшуюся в Курляндию, а потом и в Курземе. Изначально название дано было викингами: недаром же в датских церквях первой шла молитва о спасении от набегов морского люда с берегов восточной Балтики. Хотя сами же этому ремеслу некогда и обучили на свою голову.
  
  Десяток лет не отдает уже лидерство по кассовым сборам боевичок Пираты 20-го века, а ведь представляется шанс замутить аналогичное, но в исторических окрасках, да ещё с узнаваемыми актёрами. Всесоюзному любовнику - Ивару Калныньшу даже герцога уже играть доводилось. И ещё немало талантов на Рижской киностудии можно подобрать: ту же Вию Артмане, к примеру. Но изначально следует ориентироваться на интернациональный коллектив . Именно таким было население во времена Герцогства. Стива Сигала есть смысл звать: он за свой первый фильм 'Над законом' с бюджетом всего в 7 лимонов собрал 30! Используя нарезку из пока никому не известных Пиратов Карибского моря, да халявно доставшийся реквизит, нам и бюджет, и сроки может даже вдвое ужать получится.
  
  Так что мозговой вирус, заражающий курляндцев ощущением избранности (за признанное историей трудолюбие и героизм) подоспеет вовремя. Его главное отличие от уже заготовленного этнократо-русофобского, заключается в интернациональности. Они не придуманные Антантой латыши из Санитарного пояса, ведь куршу язык латгала понятен не более, чем русскому польский, хотя тут всегда умели столковаться с представителями любой нации. Богатели сообща - коралловые бусы всем невестам доставались! Сам герцог и его элита, являясь этническими немцами, входили на федеративной основе в государство белорусов, литвинов и поляков, и приглашали к себе все народы. В еврейских местечках выделывали шкуры да портняжили-сапожничали зазванные вологодские канатные мастера и их женки. Чуть ли не главный доход казне своим вервием да парусиной приносили, голландцы учили местных строить корабли, шведы из болотной руды, накопанной у озера Усмас и арендованных норвежских рудников, пушки и якоря лили, да знатные клинки с пистолями ковали. Даже далеких португалов нанимали, тем в южных колониях жилось-служилось полегче, чем сынам севера.
  
  Согласно принятому клубом решению 'Если нельзя остановить движение, то следует его возглавить', первому секретарю ЦК КПЛ т. Пуго предписывалось зародить сепаратистское самосознание в славных Курляндских и Семигальских землях, дабы жители этого коридора к морю оказались привиты от уже для них заготовленных более страшных идеологических бацилл.
  
  Еще проще операция по смене власти прошла в Калининграде-Кенигсберге. Основные воинские силы из города кайзер были выдвинули к границе, на встречу армии Самсонова. Переход на учения нового вида войск Приб ВО прошёл без единого выстрела, как в пределах города, так и области РСФСР, составлявшей только треть Восточной Пруссии (прочую землю древних балтов Сталин после войны полякам и литовцам раздарил). Немецкие части, избежав битвы при Танненберге, оказались зажаты в Мазовецких болотах между советскими войсками. Гигдендургу так слава и не досталась, как и катастрофа Самсонову. Никто не застрелился!
  
  Сэкономить Российской Империи на этот раз выпало не только солдатские жизни, но и две трети золотого запаса, что уже настраивались бриттам за так и не поставленные вооружения отправлять. Только на складах Приднестровья столько снарядов нашлось, что можно хоть всю Великую войну их жечь, а таких жирных заначек Советский Союз по своим просторам понатыкал столько, что потеря контроля над ними немалую кровь сулила. Так уж лучше сплавить все это добро в заботливые дружественные руки, пребывая в уверенности, что не рванет оно в неразумных баганушках тех, кто решил, что никогда мы не будем братьями.
  
  Да и заработать СССР на оказавшемся вдруг излишним вооружении смог изрядно. Как раз в тот момент, когда Штаты сумели наконец саудитов уломать цены на нефть задемпинговать. В нынешнем варианте США даже уступили первенство в торговле оружием своему вечному конкуренту в трудный для последнего момент. Продать что-нибудь ненужное вынудили заговорщики свое политическое руководство, а ведь последние уже собирались танки да ракеты за даром под нож пустить.
  
  Для сопоставления следует добавить, что царский червонец тянул по весу на сотню баксов. За столько же продавалась в оружейном магазине запада со всеми его оптовыми и розничными накрутками нераздолбанная Мосинка (а СКС, хоть югославский, 120-170 долларов). В сотню же выходила и себестоимость одного артиллерийского снаряда. Но вот на масло и колбасу сменять пушки со снарядами получается далеко не всегда, а тут как раз такой случай неожиданно представился.
  
  У Российской Империи в 1913 год уродился рекордный урожай, который почти даром во Францию сплавить не дали. Так что даже зерно СССР перестал из Канады да США импортировать, а говядинка с бараниной на колбаску отлично монгольско-бурятская пошла. Продуктовый дефицит никак спевшемуся с Вашингтонским обкомом генсеку организовать не получилось, а уж за ажурные трусики только дауны майданят. Как ни старался Горби раскачать лодку, но нагнать волну социальной напряженки ему не удалось.
  
  Но все это случилось не сразу, а после рисковой и напряженной работы снявших розовые очки профессионалов из клуба самоубийц, до того свято веривших, что предатели в стране Советов к верхушке власти пробраться не смогут. Коллегиальные решения гарантируют отсутствие ошибок, а мелкое сито ГБ и партконтроля - от случайных людей. Но излагать следует по порядку. Ведь даже для такого на живую нитку сметанного разрулежа очень много посуетиться пришлось. Ибо Крючков, видевший ужас городских боёв в Будапеште, изначально исключил вариант силового подавления охваченной мороком толпы своих же сограждан. Нетрудно было догадаться, что как раз на такой сценарий и был весь расчет у демократической оппозиции. Настроенной, однако, самой случайно не стать сакральной жертвой. Клуб постановил, что перестройке потребовался более радикальный и западом признанный лидер. Как раз таковой и нашелся в городке Кавендиш, штат Вермонт.
  
  Уже само ГБ, на этот раз не дубово, инициировало процесс подготовки к выборам президента СССР, после того, как на референдуме народ проголосовал за сохранение Союза. Альтернативой безграмотному и глупому, но хитрому болтуну Горби, на роль национального лидера неожиданно запретендовал лауреат Нобелевской премии, прошедший всю войну и пострадавший за правду, действительно непродающийся патриот Родины Александр Солженицын. Ведь ещё за год до того, как в комсомолке опубликовали манифест 'Как нам обустроить Россию', с текстом ещё ненаписанной статьи ознакомились самоубийцы. И нашли, что если уж выбирать, то Союз Славянских Советских Республик, с отвергшим коммунистическую идею пассионарием во главе. Это было зло меньшее, чем проплаченный Вашингтоном сговор безнравственных мелких партийных бонз, рвущихся к власти и разрывающих попутно великую Державу на враждующие друг с другом клочки.
  
  Для убеждения абсолютно нечестолюбивого человека, волею судеб получившего всемирную известность, но при этом совсем не забронзовевшего, его пришлось посвятить в тайну клуба самоубийц. Для экономии времени на убеждение этой совершенно неакцентированной личности показали часовой нарезанный ролик из будущей кинохроники, где показан Беловежский сговор, расстрел танками парламента, пьяное дирижерство ЕБН-а оркестром Бундесвера. И ещё много разного и малопривлекательного, страну не только позорящего, но и губящего её народ. Поставленный перед выбором - если ни я, то на царство последняя мразь вскарабкается, патриот согласился на этот галерный труд. Ну а уже спаянная команда клубмэнов обязалась помочь разобраться с тем гадюшником, в который превратилась сов-парт-элита уже существующая, особенно ею пестуемая будущая - Березовские, Чубайсы, Гайдары и ко, насквозь пропитанная геростратовыми комплексами.
  
  Также клуб пополнился изрядной плеядой иностранных членов, которых в той истории ждала неминуемая смерть, если им заранее мер к спасению не предпринять. Прежде всего кино из будущего, а, вернее, показали последние мгновенья жизни Каддафи и Садату. Согласившись на комментарии при условии, что хитрые, но неумные срочно вернут набранные у СССР долги. Всего Россия простила потом братьям меньшим более 140 миллиардов долларов, взятых у неё в кредит, в основном по причине неплатежеспособности оных. Но забитые нефтедолларами Ливия так и не вернула почти пять миллиардов, а Ирак более двадцати, просто из муслимской хитро-вредности. После сеанса сразу же нашлись у болезных заначки для расплаты за старое, и ещё осталось на билет для переноса с необходимым в их понимании минимумом в начало века. Новая безбедная жизнь частного лица лучше мучительной смерти лидера от рук неблагодарного быдла.
  
  Почти 32 миллиарда задолжала СССР Куба. Но у Фиделя кэша не водилось, да и коллектора с ним изображать не хотелось. Хотя предупредили, что халява кончилась, и очень скоро сам Горби прилетит это сказать. Но тут же мы предложили и компенсационные варианты, даже подпольное гангстерское СП среди прочего перечислив. Вот за него-то команданте и ухватился, видно бурную молодость припомнив, хотя схема всего лишь обходила торговое эмбарго, а не отсылала на грабёж банков. Экспортный товар отменного качества имелся - знаменитый кубинский ром, а максимальную цену за него получалось взять в эпоху Сухого закона в США. Его там ввели аккурат в 1914 году сразу в 12 штатах. Зачем такой жирный кус итальянской мафии дарить, когда у коммунистов опыт нелегальной работы на порядок весомей? Создать сеть распространителей дефицитного товара в государстве, расположенном менее, чем в паре сот километров от твоих границ, имея совершеннейшие средства доставки оказалось плевым делом.
  
  Под девайс-техникой подразумевались, разумеется, потусторонние чипы в компьютерном оформлении и пара современных подводных лодок, для начала века также ассоциировавшихся с Наутилусом Жюля Верна, причем действительно навороченных почти чудесным образом. Ибо чип, помимо того, что сразу же скачал и взял на хранение всю информацию, что была в Интернете, как только я вошел в сеть, являлся также сверх-батареей, не способной разрядиться. Возможно, он её сам вырабатывал как мини-реактор, а, возможно, впитывал из эфира, как уверял всех Тесла. Когда проехал на электромобиле без аккумулятора, но с загадочной коробочкой, обладающей аналогичными нашим чипам свойствами.
  
  То есть такой источник энергии позволял также подводному судну избавиться от дизелей и обходиться исключительно электромоторами, не перегружая субмарину сотней тонн свинцовых батарей. Весь сэкономленный тоннаж высвобождался под танки для спиртного и приносил на каждой ходке не менее лимона баксов прибыли.
  
  Учитывая тот факт, что и на острове мирно ржавели корпуса лодок, обслуживать которые денег не нашлось, оставалось только из будущих девайсоходов выкинуть все лишнее, кроме неубиваемых электромоторов. Загрузили готовый скрытный транспорт цистернами с ромом, и стали через портал отправлять их в САСШ 1914 года.
  
  Наша сторона предоставляла Острову Свободы пару экипажей с капитанами, обученными владеть компами с чипом, но, кроме входящей в издержки оплаты опасного труда подводников, ни на какие прибыли не претендовала. Пусть Куба на них закупает у себя под боком в 1914 году дешёвое американское зерно и кормит им своих коров, тогда кубинские дети без молока не останутся. Предыдущая схема, в которой штатовский фураж везли через океан, в Союзе его мололи, и, с добавлением травяной муки через тот же океан комбикорм отправляли на остров, делала кубинское молочко ДЛЯ СССР золотым.
  
  Не менее важной проблемой для Острова Свободы являлись и энергоресурсы: не подарил ему Господь ни нефти, ни газа. Хотя сравнительно рядом, также в коммунистической Венесуэле, её было хоть залейся, да обстановка там была предкризисная, и вкладываться в добычу являлось рискованным шагом. Проще оказывалось наладить импорт углеводородного сырья из того же 1914 года. На Карибах оно в избытке имелось на о. Тринидад, хотя он являлся английской колонией. Но надо ли учить борбодас как бороться за независимость? Тем более во время Мировой войны, когда заокеанской Метрополии станет явно не до восставшего народа. Жаль, что товарищ Че погиб так рано и так глупо - столь харизматичный лидер очень бы пришелся кстати на этом острове в качестве национального лидера. А прихваченная им батарея Геоцинтов отбилась бы от любой британской карательной экспедиции.
  
  Все эти бредовые фантазии престарелый бородач воспринимал на удивление спокойно и без скепсиса, видно в его мозгу рождались мысли и более сумасшедшие. Да вот беда - королевство мелковато досталось, разгуляться негде. Доверия к нам добавляло ещё и то, что у него на фоне пальм, моря и берегового песка, фильм про Курляндских пиратов Карибского моря доснимали. Чуть не половина местных мулатов в массовке босоногих оборванцев, то есть самих себя играя, по местным меркам неплохо заработала. А когда сборы за бэст сотню лимонов баксов перевалили, то всю выручку партнёрам по киноцеху отдали - им денюжка нужней.
  
  Правда, в ответ отдарок не ром с сигарами запросив, а то, что хорошо тут делать научились - лекарства. Как раз на Аляске, в вечной мерзлоте раскопали умершую от испанки индианку. Купив в научных целях у коллег этот древний вирус, на превосходно развитой фармакологической базе, созданной за годы социализма, наделать сыворотку. Доз этак двести-триста, а лучше пятьсот. МИЛЛИОНОВ! Иначе сие ОРЗ через пяток лет после выстрела в Сараево, в одной России унесет жизней втрое больше, чем за всю войну на фронте убито было и от ран умерло.
  
  Наша киноиндустрия одним фильмом не завершилась, ибо, дорабатывая будущие бэсты, одновременно достигалось множество целей. И рентабельность, превышавшая наркоторговлю, оказывалась даже не ведущей. Очень вкусивший кинославы Стивен Сигал удачно в морпехский коллектив вписался, и сработавшуюся команду распускать выглядело глупо. Братишки так же много чему от бойца-единоборца наблатыкались, повально в личное время перед отбоем медитировать кинулись и даже задумались о переходе в Дзен-Буддизм. Преследования религиозных течений, а, правильнее сказать, безверие, доведенное до состояния веры, более не велись, но замполит все равно настоятельно советовал пока с этим не торопиться. Хотя и сам медитировал, и на гвоздях, перемешанных с бутылочным боем, спал наравне со всеми после того, как еле приволакивал ноги со съёмок средь Балтийских дюн крупного плана драчек Трои. На этот раз Стивен играл Ахилла, но и на роли Атрея, Одиссея и всех прочих, легко оказалось подобрать колоритные фигуры среди сверхсрочников. Срочный состав бригады тоже не посрамил македонцев, спартанцев, троянцев и прочих древних вояк. Рубки-съёмки велись в обстановке максимально приближенной к боевой, и частенько камеру забрызгивало натуральной юшкой, а не краской из бутафорского цеха. Так что натурализм зашкаливал, что только поднимало последующие сборы и престиж ранее малоизвестной Рижской киностудии, которой посчастливилось попасть под могучее крыло славного ПрибВО,так же, как под Мосфильм попал кавалерийский полк. Но после последующей компьютерной доработки с жабами, чтоб Бред Пит себя ненароком не узнал, и квадрокоптеров над съёмочной площадкой, которых пока не имелось ни в Голливуде, ни в Болливуде.
  
  Разумеется, работалось несколько жестковато, но ребяткам никто манной каши с детскими утренниками не обещал, а за ростбиф с кровью ей же и платят. Но до 200-х ещё не докатились, а случающиеся нетяжелые 300-е даже рады были возможности поваляться в санбате, напевая 'Ахилл, батяня, батяня, Ахилл'. При этом, честно заработанные боевые им и там продолжали тикать, так что всё было без обид. Особенно, если материальная заинтересованность идёт в обнимку, например, с цитатой Конфуция. Ну а если кто из дотошных зрителей узнавал на экране приёмы Джиткундо или Годзо-рю, то молчал в тряпочку. Живых свидетелей тех лет предъявить он не мог, и его слово встречалось с гениальным художественным виденьем почти гуру-режиссера, с распространённой в Прибалтике фамилией Петерсен. Что уж тут поделать, ну очень эти миллиардные сборы на благое дело требовались.
  
  Как требовалась и главная могучая сила искусства. Талантливо сварганенный фильм про вымышленного Стивена-Курляндца пробудил у реальных нынешних обитателей этого края чувство национального самосознания, отличное от лифляндцев, и более придуманным племенем латышей называться не желающих. Пусть те сами свои легенды создают, а к истории славных куршей примазываться незачем. Короче, даёшь национально-культурную автономию! В смутные времена перестройки к гласу народа прислушаться старались со всех сторон, прикидывая, как это с пользой можно применить. Вот и ныне националисты только обрадовались свежерожденному сепаратистскому движению в надежде, что оно вольётся в раздуваемое общелатвийское. Субстанция же совпартэлиты твердо знала, что она не утонет априори.
  
  И пока ещё Латвийская ССР бескровно отделила от себя левобережье Даугавы - древнюю Семигалию и Курляндию, со столицей, вернувшей старое название Митаве. Став лидером нации, ново-старое образование возглавил, кунгс (сокращенно от конунгс) Пуго, добровольно ушедший на понижение. Ибо всю Латвию без большой крови удержать уже не получалось.
  
  Также следовало позаботиться о тех, кого приручили. Почти уже десятилетие терзала Польшу солидарность и генерал Ярузельский, ощущая себя между молотом и наковальней. Чего только не предпринимал, дабы уберечь любимую им страну от обретения чехословатского или венгерского опыта. Уже и сам он военное положение то вводил, то выводил, и реформы, по типу горбачевских, вводить пытался, но одолеть поляка, ставшего Папой Римским, было ему нереально - позиции сдавались одна за другой, и перспективы виделись нерадостные.
  
  По этой то причине предложение от советских коллег-военных из клуба показались ему единственным выходом для себя и ведомого им Войска Польского, без порушенья чести. Более того, предоставлялся шанс превзойти заслуженной славой даже генерала Домбровского, вернув Речи незалежность. Правда, пока не всей, ибо в 1914 году Царство Польское входило в состав Российской Империи, и что будет, если воевать и с московитами, когда германцы наседают - уже проходили. Но ведь и под Австрией с Германией немало поляков проживало, а более миллиона воевать пошли за интересы не славян, а немцев. Вот с ними-то и могла разобраться польская народная армия, или, по крайней мере, вернуть Краков с обширной округой, земли до Одера и Поморье, немцами переиначенное в Померанию. Из военно-партийной верхушки государств-участников Варшавского договора предупреждения о грядущем получили все бетонные сталинисты. Прежде всего, об этом узнал Чаушеску, ибо СССР тогда поступил подло, когда в угоду США убежища ему не предоставил и обрек на смерть. В 1914 году, 10 октября, в королевстве произойдет правительственный кризис, и очень удобно будет этому набравшему огромный опыт и без того талантливому и беспринципному политикану появиться в этот момент в слабой стране. Конечно, во главе пары тысяч танков и броневиков, не говоря о приличном количестве артиллерии и прочей военной мелочевки, ведь времени для подготовки было достаточно. Так что когда бездетный Кароль I скончается в возрасте 75 лет, то, вслед за племянником Леопольдом и его сынок Фердинанд не пожелает уютного замка Пелишор ради трона покидать.
  
  Для провозглашения Румынской Народной Республики и сохранения собственной жизни гению Карпат вполне хватит проверенного и лично преданного штата Секуритате. С гарантиями, что впредь не зазвездится, ибо, поимев редчайшую возможность увидеть собственный расстрел, пережитое потрясение мозги вправило. С болгарским лидером договориться так же труда не составило. Старому партийцу шок от кинокадров взрыва мавзолея их вождя и учителя оказался даже более сильным, чем известие о собственном суде и заточении. Неблагодарный народ не передал в НАТО 1,5 тысячи танков, 2 тысячи бронемашин и т.д. и т.п., а также нехилую собственную оборонку, и даже ракеты для Градов клепающую, Тодор Живков успел надежных людей подобрать.
  
  В этот раз вернёт себе Болгария земли просранные царем-немцем по Константинопольскому Договору. Не быть братушкам в двух мировых войнах битыми. А потом пусть уж многоопытный Димитр Благоев со своими тесняками продолжает на базе полученной информации идею социалистической Балканской конфедерации в Славянский Союз преобразовывать. А вот с социалистической можно и подождать, каждый ведь в это слово свой смысл вкладывает (как и методы достижения). Мне же самым симпатичным казался шведский вариант: без революций и с премьером, ездящим на службу на велосипеде, а также со здравствующим королём.
  
  На десерт клуб самоубийц вступил в контакт с самым преданным (во всех смыслах этого слова) своим союзником - руководством ГДР. Эрих Хонеккер и так был далеко не в восторге от политики Горбачева, но что в это смутное время он мог сделать, имея пусть самую боеготовную и верную, но весьма немногочисленную армию? Когда же и ему предъявили кинокадры грядущего своего судилища и гнобления всего того, на что он жизнь положил, дальнейшей агитации не потребовалось. Что весьма оказалось кстати, ибо Фольксармии первой следовало вступить в бой, и, посредством переворота в Берлине, вывести Германию из войны. Ну а советская армия с гоп-компанией проследят, чтобы война империалистическая не превратилась в серию цветных революций и гражданских войн. Смена монархических режимов на псевдо-демократические возможна и без обильных кровопролитий во благо заморских и заокеанских банкиров.
  
  Реально в Национальной Народной Армии ГДР на момент перехода положиться было возможно только на офицерский и унтер-офицерский корпус, на 90% состоявший из рабочего класса и крестьян, а также ещё незначительного числа нижних чинов, сохраняющих верность присяге. Всего порядка пятидесяти тысяч бойцов. Но к ним следовало приплюсовать и как явных сотрудников МГБ, так и его секретных сотрудников и осведомителей, коим жизнь в Бундесе гарантировала как минимум вечный страх того, что порванные списки в мешках Штази когда-нибудь восстановят. Вместе с членами семей порядка полторы сотни тысяч человек (почти 1% населения ГДР) приступили к тайной подготовке ухода из этого мира. Отцы семейств принялись обучать своих рабоче-крестьянских фрау-эмансипе с киндерами сборке-разборке АК-47 и управлению БТРом. Технической стороне вопроса внимания уделили не меньше, чем военной, и это доказывал тот факт, что с ранее купленным у СССР производством ракет морского базирования затягивать более не стали, как и со строительством корпусных коробок для нового завода. Напротив, сопутствующие предприятия весьма нехилой оборонки также подверглись подготовке к скрытой эвакуации в прошлое.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 3.

  
  
  
   В прошлом пока ничего не менялось и шло своим чередом. 28 (15) июля 1914 года якобы чахоточный фанатик Гаврило Принцип лишил жизни весьма приятную семейную чету эрцгерцога, за что мгновенно вся Сербия получила невыполнимый для страны 48-часовой ультиматум. Если добавить, что Австро-Венгрия уже предварительно забила всю Боснию войсками, а 2-й Рейх провел мобилизацию по случаю грандиозных манёвров, то видно, что Фердинанд являлся сакральной жертвой.
  
   Наивный Никки просил кузена Вилли похлопотать о мире, а престарелый пердун Франц-Иосиф даже соглашался передать австро-сербский конфликт на рассмотрение великих держав, но ничто не могло остановить начало бойни. Ведь ещё в 1905 году, убедившись в неповоротливости России в РЯВ, германский генштаб разработал план Шлиффена - молниеносного поочерёдного разгрома фронтов Антанты.
  
   Уже 31 июля австрияки получили из Берлина предписание сосредоточиться в войне исключительно на русских, не отвлекаясь на сербов. Сами же германцы выдвинули 1-й кав.корпус ген. Рихтновена к Бельгийской границе, 4-й кав.корпус ген. Холлена к Люксембургской, а 3-й кав.корпус ген. Фроммеля ввели в Лотарингию. Самый чуткий барометр - Берлинская биржа, которая в этот день и вовсе не открылась, и за 100 рублей вместо 216 марок стали давать 206. Это совпало с отсутствием во Франции президента и главы правительства, беспорядками в Англии, а также рабочими волнениями и ожидаемо низким урожаем после рекордного 1913 года в России. С ситуацией Центральному блоку подфартило, поэтому ничего удивительного нет в том, чем день кончился. В 00:00 ультиматум получила уже Россия.
  
   Все бы у них получилось, не вмешайся в этот процесс жизнь иной энергетической формы(ЖИЭФ). Причем неоднократно. Вначале талантливому сербу Тесле явилось озарение, но он кинулся зашибать в Америке бабки на всем, на чем можно, забыв про свой истекающий кровью народ. Исправить ошибку уже в параллельном мире возложили тогда на престарелого балто-славянина, поймав его на медовую ловушку: расщедрились для приманки даже на сверх-затратную имитацию белковой разновидности женской особи, исполняющей любые желания и прихоти престарелого ловеласа с последующим контактом посредством соц.сетей. Мой медовый месяц с плотскими утехами энергетически обошелся вселенскому разуму в досрочное сгорание малого карлика, ибо практиковались для контактов на нашей планете максимум плазмоидные существа типа шаровых молний или привидения. Извращения и воспитание кадров дорогостоящи везде и всегда.
  
   Используя меня как медиума и организатора, ЖИЭФ наложил нестабильность 1989 года на нестабильность 1914 года, руководствуясь законом минус на минус дает плюс. Снимая только накопившееся энергетическое напряжение Земли и совсем более в процесс не вкладываясь, радуги и коконы работали уже от местных батареек. Вот в них-то и рванули на 75 лет назад, в ночь на 1 августа, сначала через 300 порталов панцеры Фольксарми. Когда сами же немцы по радио и телеграфу объявили миру: 'социалистическая революция, о необходимости которой все время ...' и т.п., и пленённый Вилли дрожащим голосом приказал Имперской армии шнелле капитулирен, братьям по оружию на помощь ринулись большевистские орды ГСВГ. Германская война кончилась, так и не начавшись. Очень просто захватывать: почту, телефон, телеграф..., дворец Шпрееинзель, когда все серьёзные войска из города увезены к границам. И даже броню БТР-а местным пробить не из чего, а над городом баражируют вертушки. Нестабильность - есть оружие обоюдоострое.
  
   Для разъяснения ситуации ничего не понимающему послу России в Берлине Савебееву специально послали офицера связи с приличной радиостанцией. В Питер тут же полетела шифрограмма о неожиданном появлении очень серьёзной ДРУЖЕСТВЕННОЙ силы, которая как тефаль - все сделает за вас, и стрёмную мобилизацию можно было отменять. Вместо всероссийского шухера достаточно просто кормить-поить профессионалов за палево с амортизацией, патроны-снаряды, а государству-производителю отстегивать по оптовым ценам. Что против сгоревших за войну у России в ТОЙ истории 17 лярдов золотом сущие пустяки.
  
   Советские воины лишней хавки не попросят, не разбалованы. Ведь из проклятого царизма нормы питания исключительно по хлебу-чернушке без изменений сохранились - все тот же килограмм на рыло в сутки. Только пусть сразу и того придурка покажут, кто это добро с голодухи в таком объеме умолотит. Желательно ночью, когда от изжоги его выворачивать станет. Вот и вытирали в СА голодные солдаты вместо тряпок хлебом столы, а в подсобных хозяйствах кабанчики жирели. Увы, не для нижних чинов предназначенные, ибо о законно полагавшемся в начале века на бойца фунте мяса в день в конце столетия никто и не мечтал. Тогда бы ни один советский офицер от котлового довольствия не отказался бы, жалованье экономя.
  
   И пусть убеждают, что тамошний прапор (млад.лей по-нашему) всего 56 целковых в месяц имел, когда одна парадка на 70 тянула. Но Ваньке-взводному о балах и паркетах мечтать даже для службы не полезно, а палец в трак кувалдой заколачивать в комбезе за 3 рубля сподручней. А кто не панцер, тот полевуху свою ни на что не сменяет, ведь это лишний шанс выжить в защитной гимнастерке, которая с ума кого хочешь сведет. Так что в ближайшем будущем проблемы обмундирования ДЕЙСТВУЮЩЕЙ армии не предвидятся - собственные сапоги дотаскаем. Но вот кушать -то хочется всегда.
  
   По традиции гостящую армию столует принимающая сторона. И пока картофель с полей не убран и коровы на лугах пасутся - войскам голод не грозит. Но процесс желательно систематизировать сообразно эпохе, с царскими квартирьерами и фуражирами. Не скатываясь до фрау, битте яйко, млеко, для убеждения стволом водя - нам ведь дальше фроншафт требуется. Посему, пусть не ведавший пока наш наниматель царь-государь резко о котловом и денежном довольствии союзников озаботится, чтобы за жалованьем стрельцы в столицу на танках не пожаловали.
  
   Очень кстати оказалась широкая радиофикация как германской армии, так и её союзника, Австро-Венгрии. Доказательством служит факт того, что в той истории Гейнц Гудериан встретил войну начальником 3-й тяжелой радиостанции 5-й кавалерийской дивизии. Тяжелой, потому что две лошади таскали. Так что о смене режима в Берлине, отречении кайзера от престола, аннулировании всех ранее заключенных захватнических договоров и союзов, а также о том, что какие-то советские миротворческие силы взяли Рейхстаг, уже с утра знала вся страна. Далее, опять же ранее неизвестный Комитет национального спасения по радио воззвал к народам планеты: 'Мы за мир, давайте жить дружно!' и 'МИР, ДРУЖБА, ЖВАЧКА!'. А вот уже развязавшейся войне в Вене через Российского посла, и, опять же, по радио, теперь уже мы поставили 48-часовой ультиматум. Жесткий!
  
   Вся наша команда, а это, по сути, целый батальон хоронов-медиумов, компьютерной грамотности была обучена. Возглавляемая мной молодым и мной старым, неоднократно пользуя петлю времени, чтобы везде эффект единовременного появления использовать, после ГДР, в поте лица и прочих частей тела трудилась в ПНР. Но дислоцированная там Сев.ГВ вышла во Второй Рейх, то есть кайзеровскую Германию. Силезию и Померанию Сталин для поляков у Германии по итогам Второй Мировой отжал, как и 2/3 Восточной Пруссии, себе только Кёниг с округой оставил. Так что по Данцингскому коридору и Мазурии уже пришлось Ярузельскому с верными частями Войска Польского работать. Приб.ВО ему подсобил, взяв городские и приморские форты под контроль.
  
   Далее Хронику веду уже я, молодой, ибо оригинал - старый, погиб в Цитадели Пиллау от пули прусского милитариста-фанатика. Увы, психические заболевания не редкость в военной среде. Жаль, конечно, но очевидно и сей прискорбный случай произошел, по крайней мере, при попустительстве ЖИЭФ (аналог судьбы), так что не надо печалиться, другая жизнь впереди. Не всегда все у нас получалось гладко и бескровно, и этот факт тому доказательство.
  
   Хоть лишних жертв мы старались не допускать, но, наученные жизнью, на винтовочную пулю теперь отвечали танковым снарядом, и от глупостей отучили аборигенов быстро. Более того, застигнутые врасплох и разоруженные 8-ю и 10-ю армии, частично по железной дороге, а частично налегке, маршевыми колоннами отправились в Фатерлянд. Лично командующий восточным фронтом генерал Максимилиан Притвиц заявил: 'Кайзер капут!', и благословил на марш все ещё организованную силу вдоль Балтийских пляжей. На западном фронте сии воины теперь родине послужат. Кому тылы караулить - пусть не беспокоятся, маузеры следом вышлем, а вот понтовые, но бесполезные кожаные пикельхаубе, на долгую память своим дембелям раздадим.
  
   Дойче зольдатен на новом месте службы от Национальной Народной Армии весьма оригинальные стальные каски-мисочки получат, от которых пуля, в основном, рикошетит. У новых работодателей этого добра много запасено и переправлено, потому что ничего братья по оружию решили НАТО не оставлять, а мы в том слегка помогли.
  
   Но и они помогли нам, одновременно с почтой и телеграфом захватив мало значащие в 1914 году внутригосударственные мосты через Эльбу. По ним-то непобедимая и легендарная спокойно своим ходом по железке проследовала в Западную Германию, не нарушая никаких границ и благополучно миновав заложенные в будущем амерами ядерные фугасы. Путь до Ла-Манша открыт, линии Мажино ещё нет, а прочей грязи наши танки не боятся. Но нам пока туда не надо.
  
   Народ и правительство ГДР в 1989 году с пониманием отнеслись к желанию СА максимально быстро оставить этот гостеприимный край. Поступали даже предложения каждому досрочно убывающему дарить сервиз 'Мадонна' в придачу, но командование скромно попросило у Дойче Рейхсбахн (DR) только ж/д транспорт. Изысканным для дорогих гостей оказалось все, что способно двигаться, в том числе даже прекрасно сохранившиеся паровозы. Вот эти-то составы и провезли через радуги в ночь на 1 августа эшелоны с техникой, скарбом и людьми. Но в 1914 году они уже проследовали не на Восток, а на Запад, развозя пассажиров по землям, в последствии названными ФРГ. Кому вагонов не хватило, те в том же направлении отправились своим ходом, разумеется, механизированным, ведь в маленькой Европе все близко.
  
   Эти же паровозы уже почти год отвозили куда-то в эвакуацию прекрасное оборудование основных народных заводов - все равно в ФРГ его жулики на лом отправят. Все ту же петлю времени используя, всплыть в 1914 году оно сможет и в сентябре, и в декабре. Такое приданное, гарантирующее рабочие места и новую качественную продукцию, вызовет к новому правительству народное доверие, граничащее с любовью - немцы сентиментальны и трудолюбивы. Причем не только в Германии. В Австрии также немцы проживают, поэтому настала пора и о них позаботиться, раз их Франц-Иосиф на старости совсем в маразм впал.
  
  Войны в Австро-Венгрии избежать не удалось, поскольку она её в 1914-ом уже развязала, а из Вены советские войска ушли ещё в 1955. Впрочем, только из-за своей оккупационной зоны, ибо город вальсов и кофе так же, как и Берлин, оказался разделён на четыре части. Но на генном уровне наши танки дорогу туда не забыли, да и совсем недалеким оказались марши из Чехословакии и Венгрии. Кстати, на этом участке театра военных действий у противника располагались в основном слабо подготовленные ландвер и гонвед. Посему прекрасно заточенные части Ц.Г.В. и Юж.Г.В., а это две тысячи танков, три тысячи бронемашин и много тысяч прочего военного добра, прошили лоскутную империю, обладающую тем не менее хорошими дорогами, как горячие ножи в масло, забежав в Тироль и Долмацию менее, чем за неделю. А сама Вена, до которой из Маравии час ходу на броне, и вовсе в первый же день похода пала почти без пальбы, правда, тогда император сбежать все же успел, но недалеко.
  
  Слегка заморочиться пришлось генерал-полковнику Скокову Виктору Васильевичу, Командующему Прик.В.О.. На Галицийских полях располагались самые боеспособные австрийские и венгерские части. Но и они не смогли серьёзно сопротивляться появившимся с тылу трём танковым и десятку мотострелковых дивизий. Тем более что с юга подсобил генерал-полковник Морозов Иван Сергеевич своим Одесским В.О. Так что и тут вся война уложилась в неделю при минимальных потерях. Причем с обеих сторон, ибо даже если и решалась мадьярская кавалерия атаковать в пики бронечасти, то пулеметчики-автоматчики старались работать по лошадкам, хотя и тех было жалко. Но зато конины наелись во всех видах столько, что потом глаза у солдат на мясо не смотрели, а некоторые даже в вегетарианство ударились.
  
  Без жадности белковой хавкой и с воинами русской Императорской армии поделились - одной ведь с ними крови, да и скоропортящийся продукт по летнему времени долго не хранится. Тем более что союзники также свою лепту в общую победу внесли - верст на полста продвинуться вперёд за неделю успели. В отличие от сербской армии, которую австрияки из Боснии наступая, отжали примерно на столько же. Но хоть при принятии безоговорочной капитуляции от Франца-Иосифа присутствовали представители всех трёх союзных сил. Соплеменникам Принципа вернули только потерянное, чтобы отвыкали от халявы.
  
  А России за морально-материальную поддержку СА, Лемберг с округой отвалили - таково было желание в основном населявших тот край русинов. Если уж совсем точно, то Королевство Галиции и Лодомерии, великого княжества Кракова и княжества Освенцима поделили по реке Сан. Советские войска всплыли на украинской его части, а на польской - соответственно армия Людова, положив начало образованию очередной незалежной Ржечи. Что с бою взято - то свято, и не считаться с древней традицией нельзя. Особенно после того, как в войско польское влились ещё и пленённые паны Мачеки и Болеки, ранее мобилизованные германцами и австрияками. А это - миллион штыков на манлихерах и маузерах! В той истории и то, только через несколько лет, аналогичной армией без государства могла похвастаться всего одна нация, о чем неоднократно с гордостью писал вождь латышских большевиков Петр Стучка. И если всего-то восемьдесят тысяч его красных стрелков сумели переломить ход русской истории, то от целого Войска и подавно отмахнуться было нельзя.
  
  Хоть статус внезапно появившейся в начале века советской армии варьировался между кондотьерами французского иностранного легиона и удачливой частной военной компанией, не особо-то это образование в какой-либо правительственной крыше уже нуждалось. Взятые казначейства и банки Вены, Будапешта, Кёнигсберга, с хранящимися там золото-валютными запасами и баснословное хранилище янтаря, на годы вперёд решали все материальные вопросы самой мощной вооруженной силы того мира.
  
  Впрочем, о столь тонких материях со стороны смотревшихся даже как грех предательства, следовало разбираться только членам клуба самоубийц , прекрасно знавших, что ярлык путчистов на них ляжет неизбежно. Даже командиры полков и дивизий, исполняя приказ перехода через радугу, убеждены были в том, что выполняют очередной бесплатный интернациональный долг. Потому особо приятно оказалось получать всем воинам боевые в инвалюте, ведь 100 австрийских крон тянули на 33,88 грамм полноценного золота. Не говоря уже о разумных трофеях, в разряд мародерки не переходящих. Про кайзеровские каски уже упоминалось, но и австрийские были не худшим сувениром, не говоря уже про вручавшийся как наградной холодняк.
  
  Отдававшие средневековьем сабли и палаши поверженного противника с дарственной гравировкой явились желанной наградой для особо отличившихся и получивших боевые ранения (хоть танкистов, хоть вертолётчиков). Как ни странно, но предложение раненным вернуться в тот мир воспринято оказалось не как поощрение, а напротив, скорее как обида или унижение. Да и дедушки повально принялись писать рапорты на сверхсрочку, хотя им натикало в боевой день за два, дембель светил, даже пока лист с дуба не опадет.
  
  Но там всех ждала жесть и беспросвет, а здесь было, по крайней мере, интересно, и кормили хорошо. Да и дивчины здесь смотрели на солдатиков, превосходящих аборигенов в росте на десяток сантиметров, с очень нескрываемым интересом, как на завидных женихов. Ведь помимо здорового потомства, такой брак безбедную и сытую жизнь гарантировал. На всех военнослужащих СА вводилось правило предоставления льготной ипотеки с 2% годовых на первое для семьи жильё. Кого же и за такую переплату жаба душила, мог вступить в ссудно-сберегательную ассоциацию. Разумеется, прежде всего касалось это десятилетиями маявшегося бесквартирьем офицерства, но теперь всем военнослужащим предоставилась возможность стать творцами семейного счастья.
  
   Все проделанные заманухи привели к тому, что в 1914 году Советская армия превратилась в контрактную, мгновенно потеряв дедов и салаг, ибо на оплачиваемой работе взаимоотношения совсем иные: отбивания подушек и одеял прекратились. Никого не стали удерживать или уговаривать: любого желающего вернуться в будущее доставляли в Кениг и Лемберг, но также отправляли и в ещё советские Калининград и Львов. Только с учетом того, что в группах кадровые служивые в основном с семьями находились и с ними же в прошлое отправились, возвращаться в офицерские общаги уже жены не пожелали, да и для детишек тут перспектив открывалось много больше. Холостякам же вовсе туда не хотелось - они и здесь шли нарасхват. Так что ушло менее 10%, а в армейском исчислении почти две дивизии. Это были в основном лица неславянской национальности, а, проще говоря, чурки. Не критично, с учетом влившегося пополнения из добровольцев-аборигенов. Калаш даже зулус за час осваивает, а свои, если технических терминов и не поймут, то пояснение матом уразумеют вмиг.
  
   Прежде чем описывать реакцию мирового сообщества на появление из прошлого нескольких десятков тысяч человек с артефактами, проигнорировать которых было уже невозможно, следует описать эту же более раннюю реакцию на уход сотен тысяч зелёных человечков из этого мира. Когда перестройка стала глубже и ширше, и ничем совковой правящей элите захотелось от американской не отличаться, придумали провести в СССР выборы президента, надеясь просто кулуарно сменить название Генерального секретаря. Но тут уж та самая мировая общественность и вспухла, потребовав альтернативного кандидата, которого быть в Союзе не могло в принципе, ибо существовала всего одна партия, причем правящая.
  
   Только вот не учли хитромудрые партинтриганы что кандидат может оказаться независимым. Таковым оказался, считавшийся на Западе своим, и потому допущенный до избирательной кампании, лауреат Нобелевской премии, бывший десидент Солженицын, почти два десятилетия покрываемый проклятиями и анафемой на всех партийных, комсомольских и профсоюзных собраниях, а также стихийных митингах граждан. Казалось бы, столь длительная антиреклама продавшегося писаки его как конкурента Горбачева уничтожила. Но вот ментальность народа в последнее время весьма деформировалась, чего парт.элита старалась не замечать. Уже десятилетия ходила частушка Где найти такую б..., чтоб на Брежнева сменять? , так что хулигану не так уж и много стараться пришлось.
  
   Но это для Меченного оказалась далеко не единственная неожиданность. Очередной явился вывалившийся из рук административный ресурс. Пусть в главреды Огонька им посажен был свой человек, но страна-то в основном принялась читать Аргументы и факты , а с этим власти оказались не в ладах: одни вырубленные виноградники чего стоили. Гостелерадио вместо правительственного заказа на оболванивающих Чумаков и Ко принялось нести неизвестно откуда появившуюся футуристическую отсебятину, венцом которой явился будущий клип Новая заря малоизвестного тогда Газманова.
  
   На следующий же день вся страна запела чуть переиначив: Как мы будем побеждать, если нас могут продать? и Как мы можем победить, если вас легко купить? . А еще через сутки как раз и был день голосования, в результатах которого теперь никто не сомневался. Всенародно избранным оказался совсем не тот, на кого ставил Заокеанский Обком, хотя тамошние мудрецы в одной корзине яйца не хранили и пребывали в заблуждении, что и нынче победил их кандидат. И вариант НАТО не продвинется на Восток ни на дюйм, поверьте на чесслово проскочит все едино.
  
   За Солженицына отдали свои голоса и полмиллиона военнослужащих и членов их семей, чью судьбу разыгрывал предыдущий вождь. Но уже той же ночью покинули они по тревоге свои места дислокации. Проблема как бы разрешилась сама собой - Советская армия оказалась из Европы выведена ВСЯ. Но вот ожидаемого облегчения заокеанским покупателям душ, а также ума, чести и совести нашей эпохи сей факт не принес. И спросить оказалось не с кого, а вложенные в развал Советского Союза средства вернуть было невозможно - разворовали-с. Надежда на то, что замполиты довели армию до состояния полной деполитизации и инфантильности не оправдалась. Единственный союзник государства советского, осознав фразу если не заниматься политикой, то политика займется тобой , исполнил свой гражданский долг и ушёл в неизвестность, заявив своим Поступком: нас больше кормить не требуется, и нет больше нужды голову ломать, куда такую массу народа и техники расселить-разместить .
  
   Только к кому государство за помощью обратится, когда небольшое чабанское племя, выходцев из которого за тупость выше стройбата в СА пристроить было некуда, пожелает жить как в Эмиратах и захватит оружейные склады? В той истории амуницию из Зарубежья в Союз более-менее вывезли, но ружья сами не стреляют. Так что пришлось дать намек первому президенту, что никто и эту страну в беде не бросит, а для страховки возможности только увеличились многократно.
  
   Подтверждением этому послужили десятки тысяч вернувшихся после десяти дней, которые потрясли мир. В их искренности усомниться было нельзя - такую массу народа заставить синхронно врать невозможно. Но особое внимание уделили секретной информации, полученной от неприметного майора-особиста, вместе со своей частью совершившего давно разработанный и прошедший без сбоев стремительный марш из Бранденбурга на юг провинции Баден-Вюртенберг, к самой Щвейцарской границе. Там он пропал на несколько дней - должность у молчи-молчи дозволяет. А потом пожелал вместе с дембельской массой вернуться в ТОТ мир, и был через Кениг возвращен в Калининград, где у родителей его дожидалась жена и дочери. Оказывается, чекист как пастор Шлаг нелегально переходил границу и встречался с Ульяновым, но о чём они говорили - есть тайна великая. Как и сам факт встречи. Товарища Троцкого ещё в Вене застать получилось, и даже в Политотделе его таланты под псевдонимом пока задействовать, бойко же пером он владел, хотя пока в глубоком пацифизме пребывал.
  
   Но вот реакция мировой общественности зашкалила и докатилась до заседания Совбеза ООН. Но спросить было не с кого - клуб самоубийц также пропал. Осталось только петь: куда, куда вы удалились? , хотя как раз куда и в какое время никто не скрывал, но вот как? И когда, а, главное, где зеленные человечки теперь могут появиться? И не жилось же НАТО, когда имелась возможность из космоса друг за другом следить и жить спокойно. Русские без боя ушли из Центральной Европы, но также без боя теперь могут войти в Западную. И кто виноват? А главное, что делать, и кого теперь подкупать?
  
  
  
   Можно было наказать санкциями Москву, но оказалось, что Россия-то замаралась меньше всех, а ушла как раз родина Марксизма-Маразма - Европа, прихватив попутно с войсками и то, что при социализме было создано. Вспомнилось всем, наконец, предостережение лже-пророка: Призрак коммунизма по Европе зашастал!. А, возможно, и не только по Европе у ж е !!! Так что в Пентагоне очень кстати оказалось запланированное при постройке двойное количество туалетов, нервная диарея приобрела среди генералов характер эпидемии. Чем дурачкам не жилось при мирном существовании? Непременно им победить захотелось в Холодной войне, раз в иных кишка тонка, а воевать-то оказалось не с кем.
  
   Коварные скифы вновь превратили горы накопленного оружия в бесполезный хлам. А вот если где и всплывет уже против агрессора батарея-другая градов и, отработав, пропадет? Просыпаться и засыпать с мыслью о таком дамокловом мече над каждым весьма неприятно. И единственным приемлемым остается лозунг кота Леопольда Давайте жить дружно!. И, как того же кота, пытаться эти ставшие потусторонними легионы в этот подконтрольный мир выманить. Тут уж обман не пройдет - за всю оставленную инфраструктуру придется рассчитаться. А чтобы сов.парт.номенклатура опять деньги не разворовала, может и самим немцам и венграм с чехами создать в России аналог оставленных у них и построенных русскими домов и аэродромов. Накладно, конечно, но ставшие бесполезными авианосцы дороже выходили, да и поторговаться не с кем, получается - теперь стали верить только поступкам. Как же теперь мирно побомбить Белград? Вдруг натовские самолеты варварски собьют?
  
   На этом общение с миром конца 20-го века у ушедших завершилось, так и не начавшись. Никаких обращений и требований мировое сообщество так и не дождалось, поэтому принялось пытаться осторожно жить в новых условиях, как сапер - обдумывая каждый шаг. Окончательно осознав, что попали, когда этот мир покинула вначале болгарская народная армия, а чуть погодя румынская.
  
   Последняя, правда, частично, но зато Великий Кондукатор весьма успешно сумел подраздеть созданное при его диктатуре народное хозяйство. По сути, низведя неверную страну вновь до уровня боярского королевства полувековой давности. Практически весь подвижной состав ушел под радугу, плотно загруженный станками, материалами и техникой, как военной, так и гражданской. А для удачного гос. переворота и одной дивизии более чем достаточно, если в ней бойцы сопли жевать не станут. Осознание, что обратной дороги нет, изрядно решительности добавляет. Тем более, что Кароль I естественным путем из жизни ушел, прямых наследников не оставив. Вот и восстал народ, объявив как бы республику, осуществив в глазах мировой общественности своё законное право.
  
   Ну а царь Болгарский Фердинанд I уже только непопулярную и проигранную войну с ранее союзными Сербией и Грецией столько косяков нахватал, что никто и не пожалел, что его на четыре года раньше положенного кокнули. Жил грешно и умер смешно. А полторы тысячи танков и две бронемашин наверняка вскоре смогут компенсировать стране допущенные недавно территориальные потери. Правда, за счет турок, но это будет законно, и никто революционное правительство не осудит, а может даже и помогут в праведном деле возвращения исконных территорий.
  
  
  
  Между тем, в 1914 году все предпринятые к предотвращению мировой войны меры оказались напрасны. От развала двух империй главный поджигатель мирового пожара - англо-французский капитал, своего гешефта извлечь не успел. Формально этим странам войны никто не объявлял и военных действий против них не проводил. Но ведь деньги то в компанию вбухали уже не малые. Заранее по законченному ещё в 1911 году Плану-17 срочную службу с 2-х лет продлили до 3-х, увеличив вооруженные силы в полтора раза и доведя их до 21 корпуса, то есть 736 тысяч душ. Даже коней для перевоза пушек успели у крестьян скупить.
  
  И очень обидно, когда союзник по Антанте Николай I на блюдечке получает Галицию от неожиданно появившегося ещё одного неведомого союзника. А им Эльзас и Лотарингию никто не дарит. И плевать, что в НЕЙТРАЛЬНОЙ Германии произошла революция, сменился строй, и она сразу же вышла из военного блока с Австро-Венгрией. Пока в стране бардак, её легче всего дербанить, и главком - Жозеф Жак Жоффр(ЖЖЖ) клянётся и божится, что вернётся с победой до того, как листья с деревьев опадут. Тем более что английская полевая армия хоть и невелика - всего 6 пехотных и одна кав. дивизии, да ещё кав. бригада, но со стороны так же нейтральной Бельгии прикрыть сможет.
  
  Под личным предводительством самого ЖЖЖ 7 августа на 30 тысяч германцев обрушиваются 45 тысяч красноштанных паулю и выбивают воинов в фельдграу из эльзасского Мольхаузена. 14-го и из лотарингского Саарбрюккена. Всю Францию охватила победная эйфория, начались празднества - предыдущая агрессия ведь кончилась печально. Даже в той истории все произошло точно так же. Нынче же, когда командовавший здесь кронпринц Рупрехт вышел из игры, а в войсках произошло смущение, завоевание прошло ещё легче. Шампанские и прочие вина полились рекой, но не мимо глоток мусье, а мадамы, как им и положено, бросали в воздух чепчики и прочие предметы гардероба.
  
  Но тут против наступавших французских 1-й и 2-й армий к противостоящим деморализованным 6-й и 7-й германским стали прибывать непонятные войска Фольксарми и ещё более непонятные Инербригады, говорящие на славянских наречиях. Да все поголовно при ручных пулеметах и в панцер-машинах. Разрезая бронеколоннами ещё более деморализованные французские войска, зажимали экс-наступавших в котлы. Причем без всяких неприглядных захватов Бельгий с Люксембургами, быстро продвигаясь к Парижу.
  
  Попутно они распространяли шустро напечатанные листовки, про 'ай-ай-ай как нехорошо было республиканской Франции нападать на молодую Германскую республику', и про то что, революционные фолькармейцы с интерлегионерами просто обязаны подавить оппортунистов, милитаристов, агрессивную контру и прочих злых и нехороших дяденек, которые задолжали пролетарскому интернационалу как земля колхозу. На что мы взаимно обязаны исполнить попутно свой интернациональный долг. Делая это исключительно из сострадания к мадамам и мамзелям, ибо самих дома фрау и фройлян ждут. Получилось так любимое французами привнесение революции на штыках. Только наоборот! И Знамя Победы взвилось на Эйфелевой башне! Германские камарады не возражали - пусть лучше там, чем над Рейхстагом. Причем красный стяг водружался под пение Марсельезы сразу на нескольких языках, что французам весьма понравилось.
  
  Всем, кроме всенародно избранного. И в той истории Раймон Пуанкаре вместе с правительством бежал из Парижа менее чем через неделю после того, как боши шутить перестали. Но тогда даже кавалерия более 50 км в сутки пройти не могла чисто физически. Теперь же столько за час наматывали на колёса БТРы и КамАЗы. Да и в нашем варианте чуда на Марне не предвиделось. Не кинули ради спасения неблагодарных союзников на убой армию Самсонова на Восточном фронте ввиду отсутствия такового. Русские за агрессоров не заступаются.
  
  Уже в ходе войны англичане наклепают тихоходных металлических монстров, назовут их танками-лоханками, и, пустив их в одном бою почти полтысячи в атаку, шутя, взломают оборону. Теперь же, гремя огнём, сверкая блеском стали, неслись тысячи наших бронированных машин, и остановить их французам было нечем. А тихую речку Марна по мостам, где ждала засада, решили не переходить. Зачем, если большинство техники плавающая, да и инженерно-понтонным войскам по ещё теплой водичке также надо дать шанс высокий класс мастерства показать.
  
  Скорость и неожиданность позволили минимизировать потери, причем с обеих сторон - не будет в этой войне миллионов французских и немецких трупов. Это в приграничных сражениях встречных боёв было не избежать, но атакующих французов этому даже не учили, а в кайзеровской армии они считались основным видом. Вот и результат, пока в той истории дело в позиционный тупик не уперлось. Как и во Второй мировой, сейчас паулю оказались биты из-за отсталости военной теории, хотя тогда по танкам и прочей военной технике, а также живой силе, немцы даже изрядно уступали. Как качественно, так и количественно.
  
  Так как технические и материальные возможности позволили армиям Варшавского договора проводить стремительное наступление одновременно по нескольким направлениям, то бежать из французской столицы успели только самые предусмотрительные и шустрые. Правительство к таковым не относилось и оказалось захвачено в плен. А вскоре подписало капитуляцию, попутно отдав приказ войскам сложить оружие. Отныне у всякого, хоть патрон сохранившего, появлялись крупные неприятности, а законопослушные отправлялись домой, без посещения концлагерей и прочих мест заключения.
  
  Но стоявшие в углу, образованном Северным морем и Бельгийской границей британские войска, к мирному договору присоединяться не пожелали, слишком уверенные в величии своего флота и неизбежной эвакуации морем. На их беду практически до самого начала войны проводилась реконструкция построенного ещё в 1895 году 98 километрового канала им. т. кайзера Вильгельма, позднее названый Кильским. И пропускать он был в состоянии хоть броненосцы размером с линкор. У Фольксмарине таких мастодонтов не было за ненадобностью, ибо приборы ночного виденья, установленные даже на малюсеньком торпедном катере для ставших слишком тёмными осенних ночей, позволяли гарантированно парой торпед топить любой утюг-переросток. А ведь на современных кораблях покрупнее и ракетное вооружение имелось, поражающее уже на сотни километров. Так что более сотни прошедших в Северное море боевых кораблей, десятков вспомогательных кораблей ГДР, а также столько же ПНР и Балтфлота, резко поменяли ситуацию в регионе, хотя об этом пока никто не знал.
  
  Гранд-Флит по-прежнему пребывал в полной уверенности, что в Гельголандской бухте все еще прячутся 6 лёгких крейсеров и 19 миноносцев кайзерлихтмарине, а на их разгром было послано 5 линейных и 8 лёгких крейсеров, 33 эсминца и 8 подлодок, недавно обеспечивших переправу 160 тысячного десанта из Саутгемптона в Гавр. В той истории в результате сражения на дно ушла половина германских судов, погибла тысяча немцев. Нынче же потопить удалось все корабли полностью. Только британские! Ибо даже когда недобитки на всех парах рванули к острову, то, погнавшаяся следом польская Варшавянка Орел и пара советских подлодок, а также вертолёты, уничтожили и не участвовавшие в битве британские лодки.
  
  После чего позволительно оказалось, обойдя с моря нейтральные Голландию и Бельгию, теперь уже немецко-славянскому объединённому флоту высадить десант полосой от Булони до Гавра. Причем три десятка десантных судов проделали это на полностью необороняемые пляжи, а вошедшие в города БТР-ы, с тыла уничтожили береговую оборону портов и основные силы сошли на берег, не промочив ног.
  
   Далее оставалась только загонная охота на Томми вдоль бельгийской границы на юг. Не страдая от тихоходности гужевого транспорта, а также от отсутствия лимита на снаряды, артиллерийская поддержка наступающих войск практически постоянно прессинговала бриттов, заставляя их драпать ещё быстрее, пока те, убегая от молота и теряя при этом тяжелое вооружение с припасами, у Вердена не наткнулись на наковальню. Только в отличие от ТОЙ истории, первоклассную крепость уже успели занять революционно-народные войска Германии. А в остальном мясорубка получилась знатная и продолжалась она до тех пор, пока кучки разгромленных английских, шотландских и ирландских солдат не рванули спасаться через находящуюся поблизости границу.
  
   Нельзя сказать, что противник был слаб. Георг V армию любил и холил, а хорошо оплачиваемые наемники честно отрабатывали паунды, неся бремя белых за тридевять земель. Но когда столкнуться им пришлось не с вооруженными луками и копьями полулюдей, а с превосходящей техникой и закалёнными бойцами, уже колонизаторам пришлось ощутить на своей шкуре состояние беспомощности, ранее свойственное только дикарям. Британский солдат и его командир к войне с серьёзным противником оказался не готов.
  
   Только вот в Бельгии отступающие войска интернироваться и складывать оружие не пожелали, сочтя небольшую армию королевства недостойной звания пленяющей, по привычке обнажив колонизаторские повадки, мародерствуя и грабя. И из Брюсселя вместо запланированного "ХЕЛП!" на английском донеслось на русском "СПАСИТЕ, ГРАБЯТ!" и на немецком "РЕТТЕН!". Вот и пришлось на плечах отступающего противника лезть в Арденские леса и горы и делать с англо-саксами то, что им досталось там в другой истории и на другой войне.
  
   На континенте воевать стало больше не с кем, а лезть через пролив, дабы карать банкиров и оставаться в сити - лениво. Так что пришлось вспомнить лозунг Троцкого "Ни войны, ни мира!". Хотя, на всякий случай подогнать ракетные части, артиллерию и бронетехнику поближе у Дюнкерку все же пришлось. Но в этом случае мы уже оберегали французов от британского вторжения, а значит им и надлежало содержать русскую охрану, ибо дойче зольдатен рвались в Фатерлянд, и Пуанкаре с логикой согласился. Все по чесноку! Правда, как и в предыдущую, Франко-прусскую, пришлось франкам отстегнуть по введённой ещё Бисмарком таксе - 5 миллиардов франков "за беспокойство". На что Верховное командование армий Варшавского договора, не зверствуя, согласилось.
  
   В сложившихся условиях только Фолькарми имела свою собственную огромную территорию бывшей германской империи. Войску польскому пришлось ужаться в краковских крессах, а вот группы войск Советской Армии продолжали оставаться безземельными и бездомными, размещаясь в бывших австро-венгерских и французских казармах по праву победителя. Но при этом, не притесняя местных мирных жителей, и добившись потому вскоре добрососедства и взаимопонимания, ведь опыт уже изрядный наработался.
  
   Первый транш репараций братья по оружию уступили немцам - тем было куда его пристроить, ведь из ГДР Эрих Хонеккер эвакуировал всё, что удалось отвинтить и отодрать. Теперь оборудованию экстренно требовалась крыша и стены, а возведению всего этого поспособствует сотня тысяч английских военнопленных - лагерный хлеб надо отрабатывать. Варшавский договор превратился, по сути, в транснациональную корпорацию (ТНК) с общаком, а в какую территорию вкладываться первой - разницы не было. Но ведь недаром же в имени организации наличествовало слово Варшава - об этом следовало ещё изрядно толковать с царём, так как отжимать царство польское в наглую не хотелось, а принятая после революции 1905 года Конституция РИ начиналась с неделимости империи и конкретно пшеков.
  
   С другой стороны, именно Варшавский договор первым встрял в военные действия, избавив Россию от очередного разгрома и более того - развала. Да и Галиция ей пожалована оказалась без всякого выкупа, просто как знак доброй воли. Не превращалась после отделения Польша в анти-Россию, а как член дружественного и могучего военного союза становилась её западным стражем. Территориальные же потери для империи выходили незначительные, тем более, наконец-то, подворачивался шанс компенсации их в стремительно образующейся Желтороссии.
  
  
  
  

Глава 4.

  
  
  
   Перезревший плод многократных командно-штабных учений войсками Варшавского договора даже распробовать толком не получилось - Европа оказалась такой маленькой, а тактика, моральный дух и вооружение Антанты столь низкими, что наши танки-быстры дошли до Ла-Манша практически без остановок. Сразу же шедшие в походных колоннах инженерные войска принялись в Нормандии бульдозерить капониры, создавая на этот раз действительно неприступный Атлантический вал. На фортах в Калининградском военно-инженерном учили туго, и выпускники, дорвавшись до творчества, настроились создать шедевр, противостоящий и главному калибру линкора, и прямому попаданию авиабомбы. Первоначальные земляные работы из материальных расходов требовали только горючку, а в ней продолжающаяся военная компания пока не нуждалась. Изрядные запасы ГСМ запасли в ГСВГ, да и очень удачно оказалась небольшая коробочка на борту грузившегося соляром в Вентспилсе танкера аж на 40 тыс. тонн. Пройдя датские проливы, судно случайно перенеслось на век назад, к великому огорчению разноплеменного экипажа и затрофеелось германским рейдером-броненосцем. Характер груза являлся стратегическим, флаг противника на юте нагло веял над седой равниной моря, а на бред филлипинцев внимания можно было не обращать - они просто попали!
  
   Впрочем, не они одни. Пожелавшая с дуру халявы Французская республика прочувствовала это много сильней. Ведь помимо законной контрибуции, в её обязанность теперь входило как содержание оккупационной армии, так и хранение её техники и снаряжения. Тех весёлых деньков, когда разгромившие Наполеона казаки, попив винца, до хаты на своих же лошадках ускачат, в ближайшей перспективе не предвиделось. На этот раз русские пришли всерьёз и надолго: из силовых структур оставили побеждённым только национальную полицию и жандармерию, а вопросы охраны и обороны внешних границ взвалили на себя целиком.
  
   Что, кстати, выходило даже дешевле, ибо численно оккупанты-охранники в несколько раз уступали ранее занимавшим капитальные казармы пуалю. Но вот новая техника в старые конюшни не помещалась. Цемент, кирпич и арматуру на возведение боксов и капониров, изыскивала уже прекрасная Франция. Как, впрочем, и дополнительно оплачивала СА все проводимые той строительные и фортификационные работы. На этот раз изысканные для линии Мажино 3 миллиарда франков ушли всего одному подрядчику, а в последствии и эксплуатанту. Они воплотились в действительно неприступную оборону не восточной, а западной границы республики, то есть побережья. Так в созидательной суматохе слякотная французская зима и проскочила, дав шанс вместо крови расплатиться потом. Помимо явных действий, не менее напряженной оказалась борьба закулисная. Ибо побитая Великобритания подняла изрядный вой на мировой арене, созывая силы добра на очередной крестовый поход и взывая Российскую империю к исполнению союзнических обязательств перед уже распавшейся Антантой. Но царь никогда не обещал поддерживать агрессоров, потому на войну с вновь образованной ГДР в союзе с Варшавским договором не пошел, а ответил на вопли как крокодилу: 'Сам на тёщу напал - сам и спасайся!'.
  
   Сказать, что на такой ответ решился он сразу - нельзя, сильно в элите было прозападное лобби, да и сколько крестиков с полосатыми штанами ввиду несостоявшихся сражений осталось недополучено. Ведь со стороны казалось, что в Европе не война идет, а прогулка увеселительная. Помимо Галиции, бескровно доставшейся России, недонахапано осталось очень много.
  
   К счастью, буквально на следующий день после получения от послов странных сообщений у стен Гатчинского дворца материализовалась небольшая колонна, доставившая для переговоров с монархом дружественную партийно-правительственную делегацию, все разъяснившую. Возглавлял её генерал Армии Крючков, по такому случаю впервые свой парадный мундир надевший. Недаром же его некогда и на дипломата переучивали. Симбиоз огромного собственного жизненного и исторического государственного опыта, вкупе с демонстрацией технических возможностей, делал его заявления весьма убедительными. Кстати, последний фактор позволил получить и немедленную аудиенцию у случайно пребывавшего за городом государя. Доброе слово вкупе только с револьвером уже делает чудеса, а с неожиданно появившейся танковой пушкой вообще как Глас Божий звучит.
  
   Только не ставилась задача и российского императора участи его германского и австрийского коллеги подвергать. Человек он, несмотря на военное образование и кликуху Кровавый был мирный, богобоязненный и незлой. К тому же весьма успешный и грамотный управленец, имевший международный авторитет, только благодаря этому привлекавший в страну огромные инвестиции, что его оппонентами выдавалось за слабость страны. Не могли они знать, что в 21-м веке у США госдолга накопится 20 триллионов баксов, и им на то будет начхать. Россия же по займам выплачивала вполне приемлемые 13,7% расходной части бюджета, а в мин. путей сообщения вбухивала 20,7%! В триаде, вкупе составляющей вес страны, состоящей из экономики, политики (как внешней, так и внутренней), а также военного потенциала, лучше всего Николай II ладил по первой составляющей, но вот пыжился все там себя проявить, где талантов не имел, слишком часто становясь заложником недобросовестных советчиков.
  
   Столыпин не врал, обещая при таком государе благоденствие народу и процветание стране, если мешать никто не станет. Несмотря на то, что обещанта-реалиста грохнули, возродить его замыслы особого труда не составляло. Главной задачей являлось не дать развести народ сказками о светлом будущем прочим обещалкиным самого широкого спектра: от идеалистов до откровенной сволочи из беспринципных циников. А для обеспечения международной стабильности и безопасности границ как раз соответствующая сила и образовалась: зачистила до Атлантики все потенциальные угрозы. Но в игры, где русские рубят русских, никто из них не полезет, хотя что сделать, дабы до того не дошло - советы даст.
  
   Революций нам хватит только уже свершившихся: военной и научно-технической, с помощью которых как минимум на полвека западные границы обезопасить удалось. Возможно, также и на культурную революцию чуть погодя решиться, но только не по сценарию Мао. А вот социалистические, экономические и даже сексуальные преобразования желательно проводить в величайшем государстве на планете эволюционным путем. В патриархальной матушке-России с её терпеливым народом он возможен, если серьёзным раздражителям не позволять проявляться. И далее процесс должен продолжать возглавлять Хозяин земли Русской, каждый должен делать то, что он делать мастер.
  
   Питерский столичный гадюшник начала века был не лучше и не хуже московского - того же конца века. Люди всегда и везде одинаковы, не зависимо от идеи, в которую рядятся, или эпоху, в которой живут. Несмотря на тот факт, что у каждого посланца из будущего в кармане лежал партбилет, никто из прибывших одержимостью идей мирового коммунизма и всеобщего равенства не маялся, даже те, кому по должности надлежало за идеологическим уровнем надзирать. Но страну предать советский офицер не мог так же, как и царский, и спасения через "разрушим до основания, а затем ..." никто не искал. В генной памяти каждого русского сидела цена восстановления Родины из руин и разрухи.
  
   Схема взаимодействия предложена максимально упрощённая - каждый занимается тем, что он делать мастер. Советская армия за многие десятилетия пребывания на оккупированных землях наработала солидный опыт в методах общения с побежденными, ведущих к перековке последних. Народная армия ГДР тому прекрасный пример. Если для французов денацификация не требовалась, то вот за Николя Шовена они так и не рассчитались, пока на что их досель агрессивное поведение указывало. Так что пару-тройку поколений придется France est belle наши базы потерпеть, а потом, может, и в Варшавский договор примем. На очень долгий срок тут зависать нельзя - винчик слишком дешев, споят наших воинов вконец.
  
   Первоочередного решения требовал польский вопрос, ибо серьёзно вооруженное Войско Польское ютиться по доставшимся осколкам Австро-Венгерской империи не могло уже чисто физически. На "сталинские дары" германских территорий рассчитывать не приходилось. Добровольное возвращение царем Великопольше суверенитета позволяло верно охраняющему Россию с Запада военному блоку обрести свою столицу и штаб. Но намеком на память о Вожде народов в планах под военное ведомство строительство высотки со звездой замышлялось. Красота ведь спасет мир. Дворец Культуры и Науки, причем сразу со встроенными часами на этот раз станет коллективной собственностью воинов-интернационалистов и назовется Советом Обороны.
  
   Российская императорская армия также приглашалась в этот закрытый милитари-клаб, пусть для начала хотя бы в качестве наблюдателя. На интеграцию по-любому меньше, чем десятилетием не обойтись. Но от желающих получить опыт службы в Советской Армии НОВОГО ТИПА добровольцев из Российской Империи отказываться никто не станет. Создание Второй Ржечи с ещё не придуманной пока ещё графом Керзоном границей, обеспечивало РИ санитарный пояс с минимальным затратами.
  
   Без того России было куда деньги бухать - мир вступал во времена, когда усиливался риск опоздать НАВСЕГДА целым народам. Хотя и индустриализации с коллективизациями, панацеями в начавшейся мировой гонке не являлись. У величайшей страны мира имелась возможность для собственного пути без привлечения заморских лже-пророков. И жилы рвать нужда отпадала. Не достиг пока системный кризис той остроты, когда верхи не могут, а низы не хотят, но тянуть до последнего являлось неразумным. На волне нынешней эйфории победы и спасения от разгрома славянских братьев царю православные его подданные многое позволят - лишь бы и дальше вел от победы к победе. Тут возможно даже реформаторство уровня Петра I и его же уровня преобразования вместе со строительством. На радостях и амнистию для политических ввести не лишнее, при условии, что те сразу же за бугор слиняют и никогда больше на родину не вернутся. Очень Николаю Александровичу помогла для восприятия и окрыления поучительная история про введенный в САСШ через два десятка лет "Новый курс" инвалида-колясочника Франклина Рузвельта. Патриота ВСЕЙ страны, предавшего свой класс и тем самым спасший и его, придав капитализму человеческое лицо. Введение ограниченного контроля над экономикой в России являлось даже более доступным, ибо строй позволял монарху сказать ГОСУДАРСТВО - ЭТО Я.
  
   Помимо уже упоминавшегося интенсивного железнодорожного строительства, в 1913 году расходы страны на госимущество составляли 32,7 %. Это являлось почти оптимальной цифрой, ибо за всякого золотаря отвечать - не царское дело.
  
   Следует добавить, что все разумные ленинско-сталинские преобразования, вплоть до Плана ГОЭЛРО, имели ещё царскую базу, только из-за войн и разрухи на десятилетия отодвинутые. Теперь же нами на выбор предлагались уже готовые проекты плотин на любой достаток: от Волховской и ДнепроГЭСа и до Бурейской. С пожеланиями не особо-то зверствовали, ибо каскад водохранилищ Волгу совсем сгубил, да и не одну её - учитывать все же следует, что страна-то равнинная. Начинать строительство посоветовали там, где регулирование стока помимо электричества ещё что-либо даёт. Вот Ириклинская ГЭС на Урал-реке от наводнений стоящие ниже по руслу города спасает, Цимлянская ГЭС на Дону - Волго-Донский судоходный канал водой обеспечивает, а Каховская ГЭС орошает Крымские степи. Для нужд зарождающейся авиации в Сибири потребно великие стройки начинать. Ещё при строительстве Транссиба мощь Ангары оказалась изыскателями замечена, так может и на Иркутскую ГЭС решиться?
  
   При определённых условиях и Советская армия согласна силами своих инженерно-строительных частей и репарационных капиталов в электрификации России поучаствовать. Если Государь по древнему обычаю войско рекой пожалует, то там потом и на покой отошедшие воины селиться примутся, округу благоустраивая и этническим навозом в чужих краях не служа. Да и после того, как капониры в Нормандии к весне нароем, освободившейся технике простаивать не резон. БКТ - это не тачка с мотыгой, производительность даже не сравнить. Если России "другим путём" не ходить, то и спокойный темп развития не даст запыхаться от "догнать и перегнать".
  
   Следует заметить, что, памятуя уже одно вероломное нападение японцев, его повторения царь не исключал, и незащищенность Приморья пугала. Высвобождение русской армии из бойни на Западе позволяло начать переброску войск на Восток под благовидным предлогом, мол, военно-строительные части направляются на стройки века. Тут даже массовости на первых порах не требовалось - просто лесорубы приехали, дабы районы затопления готовить. А по весне, как бревна подсохнут, прекрасно высохший стройматериал на возведение бараков-казарм сгодится.
  
   На рассмотрение предложений ввиду обостренной обстановки хватило недели. Политических же амнистировали максимально срочно, причем по нашей просьбе ничего непонимающий ссыльный Джугашвили был доставлен с сопровождающим и передан из рук в руки. Прочих каторжан на намечающееся строительство решено было не привлекать - от них исходила угроза диверсии на ответственных объектах.
  
   Сам Государь соизволил через четверть века после первого своего посещения Дальнего Востока заложить первый камень в тело плотины Дальнеречинского каскада на реке Большая Уссурка. Августейшая семья вместе с приближенными меняла место пребывания, как и Петр I покидал первопрестольную ради грандиозного строительства. Владивосток на некоторое время, а может и навсегда, становился столицей империи.
  
   Разумеется, оставляя покидаемому Петрограду звание культурной столицы, навевая тем самым сомнения в наличии культуры у прочих городов, на прощание в городе провели грандиозное шоу по случаю победы. С салютом и концертом на Дворцовой - наши технические возможности сие позволяли.
  
   Особым вниманием публики отмечен оказался призванный в Калининграде из запаса капитан-лейтенант Газманов. Политотделом Балтфлота сразу же оприходованный как боец идеологического фронта и продолжавший делать то же, что и раньше - петь, но уже в эффектном белом кителе и при кортике. Прочих же исполнителей группы Атлантика нарядить пришлось в матросские костюмчики, которые им весьма подошли, как и слушателям пришлись по душе есаулы и морячки, а также заимствования у иных будущих авторов. Аудитория повально рыдала, услышав 'В этой осени никто не виноват, я уехал в Петербург, а приехал в Петроград', дополненной аранжировкой на неслыханных ранее электромузыкальных инструментах. Сам Шаляпин попросился в эту компанию, наплевав на оперную сцену, а только окончивший консерваторию Коля Голованов занялся аранжировкой. Эмоциональная сила искусства задействована оказалась по полной, творчески переработав фразу Никсона: 'Джаз (и прочая музыка, но ХОРОШАЯ) равноценен оружию'.
  
   Достижения техники делали искусство оружием массового поражения, оставлявшее далеко позади всех коллективных пропагандистов и агитаторов типа 'Искры' и 'Правды'. Зачем глаза на мелких шрифтах ломать, когда на каждом углу простой уличный рупорный громкоговоритель вдует в уши обывателю всё, что ему надлежит знать, и ещё напоследок озорной песенкой настроение поднимет?
  
   Пришлось ради концерта пожертвовать городу пару десятков прихваченных из будущего рупоров из серого алюминия и соединить их кабелем полевого телефона, попутно поясняя, что и из жести сделанные звучат не хуже, так что дальше уж сами культурку в массы внедряйте, а посредством массовой радиофикации сокращайте дистанцию между верхами и низами.
  
   Теперь хоть сам царь лично имеет возможность к народу взывать. А он, к слову, к технике имел огромную тягу, поэтому тут же на предложение повелся. Этот человек и вкусом, и тактом обладал, а эпоха картавых трибунов и горланов-главарей даст Бог так и не наступит. Грамотно составленные и спокойным, тихим голосом зачитанные радиообращения государя к своему народу сближают максимально, и исподволь принуждают эмоционально прислониться к власти.
  
   Принуждает к тому и проводимая сверху революция, вернее, целый букет таковых. Самых разнообразных, кроме пролетарской, ибо можно даже народ обмануть ненадолго обещаниями о счастливом далеком будущем, но, если из этого будущего прибыли сотни тысяч и без вранья описали кровавую скорую смуту, желающих жить без царя в голове в лучшем случае определяли в желтый дом.
  
   Страна принялась резко преображаться, ибо к этому подстегивала и информация от пришельцев, скрыть которую было невозможно. Даже в глухом селе знали теперь, что живут в самой богатой стране, и то, что в Якутии полно алмазов, а золото от Туркестана и до самого Дальнего Востока хоть лопатой греби, не ленись. Короче, широка страна моя родная, много в ней .... Пришелец, сманенный из будущего Мюнхена, Александр Александрович Зиновьев, не желающий там наблюдать катастрофу, самолично возглавил в Российской Империи пропагандистскую работу. Ибо людям важно, в какой они верят туман, и какая им верится сказка.
  
   Эта же информация и власти подвигла к законотворческой деятельности, так как и на нее разумная доля должна обламываться с тех богатств. Устаревшие же подати, почти ясак, напоминали стрижку кота - шума много, а шерсти мало. Началось все с закона о недрах, затем введено был прогрессивное налогообложение с социальным страхованием, минимальной заработной платой и правами профсоюзов. И далее процесс уже уподобился катящемуся с горы снежному кому. Отведя от страны внешнюю угрозу и подсобив информацией, далее сопли властителю никто вытирать не собирался, да и сам он понял, что как прежде жить более нельзя, и встал на путь исправления. Нас же, как истинных интернационалистов, ждали впереди мировые преобразования, да и война Мировая все никак не заканчивалась - требовалось в этом подсобить.
  
   На повестку дня встал вопрос Албании, на тот момент уже полгода как княжества, только с резко удравшим князем. Хоть и взял посаженный на престол немчик голубых кровей Вильгельм Вид имя отважного героя Сканеберга, только под номером 2, но храбрости кликуха ему не придала. Стоило на маленькое княжество другому немцу (из Глюксбургов) напасть, Вилли(он же Сканеберг II) струхнул и смотался. Забирайте, мол, эти курортные места кто хотите, только жизнь оставьте.
  
   Нельзя сказать, что греческий Константин II сам очень воинственным являлся, но обстоятельства и очень патриотическое правительство вынуждали его на частые походы. На Балканах грызлись все со всеми, ибо освобожденным от турецкого гнёта народам в 'Царя горы' играть захотелось. А премьер Греции - Венизелос, даже разработал великую идею реставрации Византийской империи.
  
   Все бы тут получилось, ведь маленьких да молоденьких (всего-то два годика как Албания независимость обрела) обижать легко. И настроились эллины осуществление планов начать с лёгкой прогулки, в ходе которой отхапать изрядный кусман, включающий весьма достойный порт Влёру и древний Берат(Белиград), а от последнего до Тираны всего-то 70 км. Но на беду интуристов с ружьями оказалось, что очень долго учились албанцы всяческие вторжения отражать. Даже женщины с детьми весьма недурно стрелять были обучены. Не говоря уже о таких мелочах как заначка в полторы тысячи тонн боеприпасов и 850 тысяч пулемётных ДОТов из прекрасного железобетона. Правда, все это пребывало в конце 20-го века.
  
   Но житьё там сделалось слишком сложным, и самые упертые коммунистические фанаты предпочли разборкам в хитросплетениях надвигающегося как каток рынка направиться исполнить неожиданно образовавшийся воинский долг перед предками. Даже 10% самых пассионарных из будущего трехмиллионного населения Албании превосходили в полтора-два раза всю прошлую греческую армию. Остающиеся, настраиваясь паразитировать в ЕС и НАТО, не имели ничего против того, что упертые сталинисты-ходжаисты забирали с собой в эвакуацию уже устаревшее советское и китайское оборудование и вооружение с боеприпасами, освобождая жаждущих капитализма от будущих проблем с утилизацией взрывоопасного хлама.
  
   Но по меркам начала века, всё это железо будущего, да ещё в умелых руках, на порядок поднимало шансы на победу у его обладателей. Потому-то Народно Освободительная Армия Албании(НОАА) на советских Т-34, Т-54 и Т-55, а также их китайских аналогах, при поддержке авиации, артиллерии и мотопехоты, не жалея боеприпасов, легко взломала фронт и погнала агрессора к своему Парфенону. Имея реальную возможность на плечах отступающего противника и до его столицы дойти-доехать. Вдобавок неожиданно появившиеся у шкодаров подводные лодки хоть и не топили эллинов, но у Фессалоники перехватили пару коммерческих пароходов со стратегическим грузом с харчами и нагло перегнали трофеи во Влёру.
  
   К счастью, сметливые греки шустро сообразили, чем компания обернулась, и мира запросили. А умудренный опытом Рамаз Алия не желал мировую революцию проводить за счёт инициатора. Потому согласился за разумную контрибуцию вернуться к границам, и лозунгов 'Даёшь Афины!', 'Даёшь Стамбул!' не кинул. Миллиард тех франков контрибуции для оборотистых эллинов был посилен, а стране-победителю вполне достаточен для бытового обустройства переселенцев. Еще на пару приличных ГЭС оставалось.
  
   Минимум грядущие полвека на вооружение тратиться нужды не будет. За это время очень лихо научиться можно горные ущелья прудить. Их тут великое множество, только на одной речке Девола каскад из 11 станций возможен, да бокситов залежи рядышком на 12 млн. тонн. И зачем при таком раскладе в равнинной России леса да поля затапливать? Только всё это созидать Рамиз Алия, получивший из рук Энвера Ходжи как партбилет, так и власть, уже не желал, посмотрев кино из будущего, где он своим же народом в тюрьму оказался посажен. Проникнувшись в смысл изречения про то, куда ведут добрые дела, самое удачное, на пике победы, было ему заявить: 'Я устал, я ухожу!'.
  
   Его вождь и учитель - Ходжа, на роль лидера также не годился по причине малолетства. Из пантеона местных богов на роль вождя изумительно подходил уже приехавший из Сибирской ссылки, также горец - Джугашвили. Разумеется, не понимавший шкодерского, но для интернационалиста сий недостаток простителен. Он также, как и вся старая албанская парт. номенклатура, знал русский. Язык межнационального общения был найден, а дальше срабатывала мифологизация действительности. В общем, садись на трон, Иосиф Виссарионович, и не обессудь, что королевство маловато. Разгуляться все равно есть где, в хлопотном деле построения коммунистического капитализма. А где по молодости чего не поймёшь - так опытные люди подскажут и научат.
  
   Ничего, что против ныне здравствовавшего Плеханова в теории марксизма ты, мягко говоря, слаб, а против Троцкого косноязычен. Есть у тебя, в тяжелом, полном комплексов детстве, зародившаяся, и интригами пропитанном восточном воздухе настоянная, животная жажда лидерства. Ради сохранения власти и учиться ты станешь, и в прыжке переобуваться, уже на кровавом цементе строя то, что по молодости разрушал - ИМПЕРИЮ! Если помимо Никколо Макиавелли тебе подсунуть почитать хотя бы ещё ненаписанные труды Льва Гумилева, то ты поймешь, что плановое хозяйство, то есть так Лениным воспетая форма социализма, к саморегуляции не приспособлен, и выдохнется в течение 3-4 поколений. Люди устают в идеологизированом обществе жить. Гайдар-внучек, наплевав на заветы дедушки, как Плохиш первым побежит за ящик печенья в Буржуинство записываться. Запредельный труд и жертвы окажутся напрасными. Но если без 'разрушим до основанья, а затем...', то как раз капитализм, саморегулируясь, неизбежно в социализм перерастёт. Уже от избытка своих либеральных ценностей и халявы, станет вырождаясь, со всего Света его ненавидящих паразитов притягивать.
  
   Схлопотав по сопатке в Европе, британский лев, по разок уже пройденному пути, настроился отыграться в Азии. Причем, в основном - чужими руками, настропалив Японию напасть на германскую колонию в Китае Циньдао. У джапов после РЯВ крышу снесло, и возомнили они себя Царем горы на Востоке. Потому и развели их как удава Каа - они называли тебя земляным червяком.
  
   Войну на сей раз объявили, но только 23 августа 1914 года, а мобилизацию 18-й пехотной дивизии начали за неделю до. Высаживать же 30 тысяч самураев принялись со 2-го сентября аж за 100 миль от германской колонии, в бухте Лункоу. Под весьма солидным прикрытием, состоявшим из 39 боевых кораблей, в основном бывших русских броненосцев: Победа, Орёл, Полтава, Генерал-адмирал Апраксин, Адмирал Сенявин и т.д.. При участии английского Триумфа и пары быстроходных эсминцев.
  
   Телеграф давно донёс до Дальнего Востока весть о том, что власть в Берлине сменилась, кайзер отрёкся, а новый режим воевать ни с кем не желает. Но это только подстегнуло к выходу в океан эскадру, чей командный корпус являлся крайне монархическим. Да и агрессору показалось, что смута в метрополии противника сыграет им на руку. Всё будет так, исхода нет, не сможет гарнизон, состоящий всего из 2325 офицеров и солдат противостоять более чем десятикратно превосходящим, получившим в Порт-Артуре хороший опыт и никуда не торопящимся войскам японской императорской армии.
  
   Но вечно везти не может, а лимит по лафе страна восходящего солнца выбрала ещё в РЯВ. Командующим обороной Циньдао стал её губернатор - кап.раз Альфред Вильгельм Мориц Майер Вальдек, человек смелый, деятельный и харизмой не обделённый. Ему удалось уболтать команду не взятого германской эскадрой в драп из-за тихоходности старого австрийского крейсера Кайзрин Элизабет сойти на берег и влиться в ряды обороняющихся, а канониров поработать по специальности. Потому окопы и капониры заняли уже 4755 офицеров и солдат с матросами, при полутора сотнях полевых орудий, 25 миномётах и 75 пулемётах. Да ещё 40 орудий с германских канонерок и австрийского крейсера явились серьёзным подспорьем. Но основным противником японцев явился их собственный страх! Ибо свежа ещё в памяти была цена взятия Артура, где за одного обороняющегося полегло трое наступавших.
  
   Страх прошлой войны не покидал и Николая 2-го, ведь, выйдя из Антанты, гарантий безопасности Дальнего Востока Россия лишалась. Вступаться же за немцев не хотелось, да и нечем пока было, а освоение богатого края требовало мира. По этой причине в игру требовалось впускать очередного игрока, а по местной терминологии - Тигра.
  
   Таковой был уже к этому готов. Имел он множество имен: Железный Всепобеждающий Полководец, Залог Освобождения Человечества, Маршал Могучей Республики (скорее, монархии его стараниями) и ещё пара дюжин аналогичных кликух. В СССР более известный как капитан-краснознамёнец Ким Ир Сен, после смерти ставший ещё и Вечным Президентом КНДР, но до этого ему ещё 6 лет жизни было отпущено, так что разговор с ним получался предметным. Подворачивался, наконец, шанс честолюбцу стать про жизни ИМПЕРАТОРОМ ВСЕЯ КОРЕИ (покруче японского), и при этом больше никого не бояться. Ибо войско своё этот Маршал заточил идеально, но, увы - к прошлой войне, которая кончилась почти 40 лет назад.
  
   При населении в 22 миллиона на действительной служил почти миллион. Да ещё четыре в виде различных Молодых Красных Гвардий, Рабоче-Крестьянских Красных Гвардий и ещё ряда им подобных военизированных клубов. Они являлись хорошо подготовленным и крепко замотивированным резервом. Обеспеченным сверх меры оружием и боеприпасами, правда по меркам конца 20-го века в основном весьма устаревшим. И все больше отстающим в гонке вооружений и технологий, ибо ресурсы государства были весьма ограничены, а идея чучхе возможности обмена сдерживала.
  
   Но самыми убеждающими оказались два козыря. Первым являлось осуществление идеи чучхе - объединение обеих Корей на ПРИЕМЛИМЫХ условиях. Правда, фантастическим способом, но нация детей - непосредственных, смешных, доверчивых и жестоких, готова была вестись на любую сказку.
  
   Второй козырь добил даже циника-вождя, после того, как он увидел то, что должно случиться через год после его кончины. Такой страшной напасти, на порядки превосходящей козни американского империализма, не желал он ни своему народу, ни наследнику трона, родившемуся под Хабаровском Юре (Иру).
  
   И так не очень пригодный для земледелия север полуострова в 1995 ожидали страшные наводнения, смывшие плодородный слой почвы, уничтожившие полтора миллиона тонн зерна и лишившие крова более пяти миллионов человек. А затем наступит засуха и голод, в которых вымрет до 1999 года по данным ООН два миллиона человек, а по некоторым менее достоверным - более трёх. СССР к тому времени уже развалится, а РФ сама в хавке зануждается. Так что гуманитарку нужда у проклятых империалистов просить припрёт. Дадут почти все, даже амеры - более чем на миллиард баксов, а вот соседи-джапы под надуманным предлогом и крошки не подадут. Но другой сосед - Китай, дабы не получить базы США у себя под боком, осилит 90% от всей гум.помощи. А дальше - сами делайте выводы.
  
   И они не заставили себя ждать. Подобно древним вандалам, решил он и так разделённую нацию поделить ещё разок, дабы самыми достойными отправиться в трудный поход и вновь слиться уже со всем народом. Этим термином в ТОЙ истории окрестили голодомор, доходящий до людоедства, но нынче же более бы подошло слово ИСХОД, менее губительный для корейцев. Втихаря отбирая 15 миллионов самых крепких и преданных идее чучхе, солнце нации надумало Родину продать, как что-нибудь не нужное. Но подороже!
  
   Покупателем мог бы Китай стать - сколько лет он соседа подкармливал. Но, учитывая инфу из будущего о грядущих там студенческих волнениях и последующих 15 лет ареста Чжао Цжияна, связываться с Дэн Сяопином поостерегся. Присовокупят ещё пятым к банде четырёх и всё отберут без оплаты, а товар ведь качественный. Следующий покупатель согласен был удовлетворить любой ценник и был он платёжеспособен. Северную Корею за любые деньги согласна была купить Корея Южная, ибо она уже и кровью за неё платить пыталась - а это самая высокая цена.
  
   Жилплощадь продавалась частично заселённой, и за это, вопреки законам коммерции, даже доплачивалось. Это вам не Аляски продавать или стены Берлинские. Посчитано всё построенное было скурпулёзно, и, оказалось, что не так уж его и мало. Ведь все созидалось в основном военными за полагающуюся им увеличенную норму риса, то есть за весомый стимул. Один только СССР вбухал в экономику соседа 11 миллиардов баксов. Правда, заводы и станции перед эвакуацией также оказались максимально демонтированы, но ведь в остающиеся коробки и плотины южане смогут новейшее оборудование воткнуть, изрядно обойдя конкурентов. Да и согласен Север был на бартер - покупатель предложить мог многое.
  
   Прежде всего запросили суда, хоть и сами чучхеисты кораблики клепать умели вплоть до подлодок (правда, очень скрипучих старых советских моделей 633 серии). Хорошо они делали и катера с рыболовными ботами. Последние еще умело эксплуатировали, достигнув в экспорте морепродуктов (почти на миллиард долларов) четверти всех поступлений, и уверенно находились в первой рыболовной двадцатке мира. Но вот высокотехнологичных плавзаводов и рефрижераторов все равно соглашались взять столько, сколько южане построить успеют. Когда пашни на душу по десять соток - требуется пахать океан.
  
   Главный же финт состоял не в том, что удавалось простить всем, кому должен, а при этом ещё и продать заложенное имущество. Но, и, перебравшись в начало века, отбить наконец ежегодные 16% расходы на вооружение, просто задавив качественно и количественно оккупанта - Японию, и так в ту пору в очередной раз мобилизованную до предела своих возможностей для войны с Германией.
  
   Переместившись, 4 тысячи танков и 2,5 тысячи БТР при 12, 7 тысячах орудий и минометов мгновенно очищали от небольших японских гарнизонов и местных жандармов родной север, как бы повторяя тысячекратно сделавшую Кима знаменитым атаку на Почхонбо в 1937 году. Но сил вполне хватало чтобы, шутя, рвануть на Юг и за неделю выгнать захватчиков. Более того, оставались войска и на рейд в Китай для освобождения Квантунской области. Командовавший гарнизоном полковник Ясумаса Фукусима хоть и являлся крайне решительным человеком (в одиночку верхом всю Сибирь проехал из Берлина, возвращаясь), но силами располагал весьма скромными. Элитной Квантунской армии появиться было не суждено.
  
   Вишенкой на торте явился непотопляемый военно-морской флот КНДР, по причине того, что он и так в момент атаки в основном уже под водой находился. И были это не только вышеупомянутые классические подлодки, но и варианты много дешевле - мини и полупогруженные. Хотя и катеров имелось немало разного назначения: торпедные, ракетные, десантные. А если к ликвидации японских десантных конвоев на Циндао подключить ещё и дюжину переместившихся лодок Советского Народного Фронта, то, ставшая основным союзником, морская пучина поглощала и приготовленные для нападения сухопутные силы джапов.
  
   Хотя и на материке с кем и чем драться имелось. Как ни просила Монголия продолжить дислокацию на её территории 39-й общевойсковой армии ЗабВО, но политическое руководство привело процесс её вывода в необратимое состояние. Оставлялись на разграбление живущим в юртах кочевникам благоустроенные дома, а 50 тысяч военнослужащих плюс столько же членов их семей перемещались в неизвестность. Потому-то у хорошо подготовленных бойцов имелся серьёзный стимул, поработав по специальности, взять у врага то, что Родина не додала. Тем более, что командование как бы не заметило, что составы в Чите свернули на юг, но, пройдя через радугу в Борзю, въехали уже царскую и далее проследовали до Владивостока даже не по КВЖД, а ещё по Манчжурской железной дороге.
  
   Для осуществления этой операции после гибели моей старшей сущности офицерский батальон Хорон переподчинили сыну батяни-комбата, то есть мне, попутно кинув подпола опять досрочно, может, для отличия от подчинённых, повально майорские погоны носивших. Хотя они, от компьютерного невежества избавляясь, чайники и так к гуру относились с должным почтением. Но вышестоящие решили процесс углубить, и вторая звезда упала на погон. Как это оформлялось в канцеляриях даже представить не могу, ибо благодаря функции 'День сурка' работа с перерывами только на сон, еду и баню, заняла более года, во времени конца века зафиксированной уместилась в три дня. Личный состав (со мной во главе) даже стричься-бриться не успевал, превратившись в аналог кубинских борбудос. Да и в начале века требовалось нам в несколько месяцев уложиться. Что поделать - Блицкриг на обеих окраинах Евро-Азиатского материка требовал шустрости.
  
   Потому-то сутки из трёх, что вынырнул батальон на Этот Свет, занял перелёт на военном транспортнике в Забайкалье, а оставшиеся - на приведение личного состава в подобающий вид. Как ни странно, но на этот раз нам уже командование запретило брить-стричь образовавшуюся за год волосатость, даже шампунь вонючий к бане подогнав, чтобы скотоводством на головах не занялись. Непонятки, конечно, но начальству виднее.
  
   Затем нас разделили, и пропускать через радугу эшелоны в Манчжурию оставили одного меня. Основные силы полетели дальше в Пхеньян, отдавать интернациональный долг стране чучхе при её эвакуации. Таких объёмов работ пока не имелось, и моих майоров вновь ждала беспросветная пахота. Под партией подразумевается часть от целого, но нынче она являлась подавляющей. Строить светлое прошлое из прагматических соображений не отправлялись только те, кто уже на это был не способен - иждивенцев. Вместе с территорией оставляли на попечение братского Юга, таким способом завершая благородное дело объединения страны в конце 20-го века. А вот в начале - непонятно откуда появившаяся корейская армия моментально смела с полуострова японских колонизаторов и направилась освобождать Ляодунский полуостров с востока, в то время как Советская Армия, прямо с эшелонов наступала с севера.
  
   Одновременно с порабощённым корейским народом восстание против колонизаторов подняли и коренные жители островов - айны. Называемые японцами не иначе как волосатые варвары и гнобящиеся, покруче чем индейцев амерами. На текущий момент по югу Сахалина согнаны были убогие остатки некогда смелого народа охотников и рыбаков в десяток резерваций. Явилось для оккупационных властей огромной неожиданностью их многократное увеличение, да при невиданном ранее вооружении. Оказывается, не одному мне отдан был приказ в последнее время не бриться - вот мы и косили под волосатых варваров. Жившие на островах не менее 12 тысяч лет, айны относились, в отличие от джапов, к белой рассе и рознились от рязанских или курских мужиков только одеянием.
  
   Ну и, разумеется, речью, а, вернее, рейчишой - так их язык прозывали на Сахалине русские колонисты. В моём компе и на него тут же обнаружилась сверхавороченная учебная программа, и, переспав ночку с наушниками, я свободно заговорил на этом древнем языке. Там же получил и дальнейшие инструкции с легендой, в очередной раз примеряя личину самозванца. Отныне мне предписывалось быть потомком героического вождя Тукиноэ, в 1789 году поднявшего восстание на Кунашире и явившегося отомстить как за своего предка, так и за весь народ. Для краткости свита окрестила меня Тук II.
  
  При изрядном намёке на легендарного друга Робин Гуда - знаменитого монаха, тем не менее я мало походил на него даже внешне. Вместо францисканской тонзуры, я пребывал в избыточной волосатости, да и облачен был не в серую сермяжную хламиду и сандалии на босу ногу, а просто поверх полевой формы ещё и халат-кимоно из полиэстера накинул. И меч Икара за кушак заткнул. Тем более, взамен вредных привычек, типа чревоугодия и винопития, придерживался умеренности. Но, пропуская в прошлое войска, не раз приходилось слышать в свой адрес 'брат Тук'. Хотя у моряков и морпехов, а также блатных и приблатнённых авантюристов, решившихся резко изменить жизнь, обращение 'братишка' и 'браток' было распространено, так что окружению соответствовал.
  
  Появление в среде десанта смиренного агнеца, подставляющего щёки под удар, было бы нонсенсом. Потому-то и переброшенная на Кунашир в расположение 46-го полка 18-й пулеметно-артиллерийской дивизии бригада народного фронта соответствовала образу 'гимнастёрка нараспашку, из-под нее торчит тельняшка'.
  
  Переходя в 1914 год, на названном айнами Черном острове(Кунашири) коренных жителей там уже мы не застали. Порядка 8 тысяч обитателей являлись недавними японскими переселенцами, но жила легенда о том, что вождь Тукиноэ не сдался, а увел свой народ в закутанную паром пещеру. Накопив там сил, он вернётся, что мы и явили. Причем вышли не с луками и копьями, пушек и пулемётов только увязавшегося за компанию полка было более чем достаточно, чтобы всю империю Ниппон покорить. А ведь и с континента нашей бригаде ещё десятилетия готовившиеся к войне с Китаем ЗабВО и ДальВО со списанной бронетехникой подсобили, а ТОФ - десантными судами. Только весь архипелаг был нам без нужды - пригляд хлопотен, а вот на соседний Хоккайдо сплавать придется - там ещё 18 тысяч айнов существование влачат. Поможем, и никто не придерётся что мы ороси.
  
  Очень помог нам практический опыт Бронислава Пилсутского, старшего брата Юзефа, так и не состоявшегося начальника Польши. В студенческие годы он вместе с Александром Ульяновым готовил покушение на царя. К счастью для всех, повешенье государь заменил тому каторгой, которая затем также сменилась на ссылку в Сахалин, совмещаемую с научной деятельностью. Помимо изучения местного климата, деятельный поляк посвятил свой талант и описанию коренных народов. В 1902-м году даже женился на айнской красавице Чухсанме, племяннице старосты деревни Ай, что на восточном берегу Сахалина. Родила аборигенка ему сына Сукедзо и дочь Кие, пока глава семьи по экспедициям мотался, а там война началась и семью разлучила. Вот и отозвался с радостью ученный на наше предложение вновь обнять жену и детей.
  
  
  
  

Глава 5.

  
   Территория, на которую положили мы глаз, раскинулась почти на 84 тысячи квадратных километров, и для военных действий, ввиду подавляющей гористости и лесистости, на лёгкую прогулку не тянула. Но островное положение не всегда спасает, иногда оно делает и беззащитным. Потопленный у Циньдао японский флот (российского происхождения) более не уберегал империю на дальних подступах. В береговой же обороне, как ещё Гончаров в "Фрегате "Паллада" деревянные пушки описывал, так за полвека мало что изменилось - страна затачивалась на нападение, но сама к нападению готовой не являлась. Особенно в момент, когда вновь напрягла все свои силы и ресурсы для войны на континенте.
  
   Морпехам следовало всего лишь повторить путь самих японцев, когда те захватывали земли волосатых варваров. Недавно появившиеся порты практически не охранялись, и 3-4 танка, выгруженных с МДК в сопровождении взвода пехоты, было достаточно для того, чтобы власть в местных отдельно взятых джапан-Малиновках сменилась на этот раз навсегда. Да ещё тому весьма поспособствовала уже проложенная через остров железная дорога. Наш (хотя официально - дикарей-эбису) десант с насыпи оказался даже более неожиданным, чем с моря, и почти бескровным, и, главное, стремительным. Недавно переименованный в Хоккайдо, остров Иессо (он же Эдзо, он же Маумай, и т.д.) удалось взять под полный контроль за три дня всего лишь усиленной бригадой.
  
   Ещё в более короткие сроки сменилась власть на Корейском полуострове и острове Сахалин: там время на передвижение в пространстве тратить не требовалось. Мелкие японские гарнизоны разоружались непонятно откуда появившимися коренными народами грамотно и жёстко, что уберегло от лишних жертв с обеих сторон.
  
   Сколько сил и средств вложила Страна восходящего солнца на расшатывание Российской империи! На йены совершена была революция 1905 года, да и брат Бронислава - Юзеф Пилсудский, самолично от военного атташе в Петербурге полковника Мотодзиро Акаси 10 тысяч фунтов на национально-освободительную борьбу получил. Хотя это были крохи по сравнению с тем, что было пожаловано угнетённым финнам и грузинам. Им тысячи винтовок и миллионы патронов поставлялись пароходами. Всего же за 18 месяцев РЯВ на агентурную сеть в России чудо-остров затратил 600 млн. рублей. Так что против права собственных угнетённых наций на самоопределение возразить в Токио было нечего, как и на столь любимые ими же репарации и контрибуции.
  
   Если с поверженной Империи Цин агрессор содрал 330 млн. таэлей, взяв цифру с потолка, то аналог от айно-корейского союза был предметен. Одни взорванные японским губернатором императорские средневековые дворцы в Сеуле по культурно-исторической ценности не уступали Пальмире. Далее следовало требование компенсации морального и гуманитарного ущерба лицам и т.д. и т.п. Айны добавили ещё компенсацию за многовековое колониальное ограбление, рабство и геноцид. Так что и без классических репараций набегали законные миллиарды. Шикота ганас! (ничего не поделать).
  
   Оставалось ещё добавить претензий на 12 пунктов, аналогичных тем, что барон Комура предъявил Витте в 1905 году в Портсмунде, а в ответ получить: 'земли берите, а денег не дадим, раз столицу не взяли'. Но раз дело исключительно в этом, так понадобилось и Токио брать, только эти затраты пришлось в счёт включить. Таков уж закон репараций - все военные расходы победителя оплачивает побеждённый. В той истории вся Англия жила в домах 1914-1918 годов, построенных для шахтёров, ломавших уголёк для английских дредноутов, но оплаченных позднее немцами. Пора и айнам с корейцами из своих камышовых хижин и саманных фанз в домики получше перебираться, раз спонсор строительства нашелся. Тем более что на правое дело разгрома милитаристов добираться недалеко - от корейского Бусана до японского Фукуока всего-то 215 км по морю, а хорошо подготовленных сил на оккупацию ненавистных островов у товарища Кима давно с избытком.
  
   Хватило и на английские форпосты на Дальнем Востоке - Гонконг и Шанхай. Хотя там отличились и немецкие товарищи, мстящие за Циндао. Пусть не успела царица морей высадить у германской колонии свой батальон уэльских пограничников и полбатальона сигхов, но броненосец Триумф и пара эсминцев своими орудиями отметились, а, значит, на ответные снаряды и в этом регионе Британия наработала. Хотя излишне боезапас тратить не пришлось - милое дело острова захватывать, когда имеешь плавающую бронетехнику, а противник никакой. На БТР-ах и содержимое выпотрошенных хранилищ банка HSBC вывозили, лишая вены экономики наркоторговцев крови. Честно поделив хабар на троих, даже удивились, взять у банкиров-тихушников получилось больше, чем с разгромленной Японии.
  
   Создавая на другом месте государства нового типа, избежать его детских болезней получалось только при солидном запасе универсального лекарства для экономики, то есть золотого запаса. Добыть его мы могли с помощью того, чем хорошо владели - оружия, и глупо было этим не воспользоваться. Уже почти год минул как САСШ избрала курс, ведомый Федеральной Резервной Системой, отдав власть в стране банкирам, которые довели вскоре до кризиса и депрессии. Спас страну тогда Рузвельт со своим новым курсом, а потом война, на которой очень удачно получилось нажиться, ограбив, по сути, союзников.
  
   Нас такие эксперименты не устраивали - невидимая рука рынка не всегда правильно расставляла все по своим местам, хотя и полный отказ от неё приводил к ещё худшим результатам. Деньги государству требовались, чего бы ни сочинял г. Ульянов про золотые унитазы, но ещё больше требовался их контроль и регулирование. Глупо возражать против государственно-частного партнёрства, дабы государь самолично за те же унитазы не отвечал, но государственное должно быть на первом месте. Кстати, и Россия по этому же направлению двигалась, скупая в казну стратегические направления, и прежде всего транспорт. Но у нашего островного государственного новообразования имелась возможность и другим путём пойти. В отличие от паровоза, пароходу флаг сменить проще, а в военное время, и особенно в послевоенное-репарационное, случалось такое частенько.
  
   Следует заметить, что, не смотря на тысячу мелких услуг, что оказали царю переместившиеся в прошлое части Советской Армии, на их оплату особо никто не рассчитывал. России почти не коснулась война, так и не ставшая по-настоящему ни мировой, ни великой. Хотя Япония оказалась третьей по счёту империей, которую пришлось преобразовывать, причём в каждом случае работали без штампов. Учитывая специфику востока, лишать страну монарха не решились, но вот с божественностью расстаться ему пришлось - иначе бы лично поплатился за набежавший букет военных преступлений.
  
   В Российской Империи эту победу восприняли почти как собственную, и ликованиям не было предела. Потому нетрудно было сторговаться: северный Сахалин за возврат под царскую руку Порт-Артура с полуостровом. Вдобавок затеваемое нами островное государство на протекторатских условиях соглашалось с Россией сотрудничать по аналогии с Княжеством Финляндским. Давало нам это собственную Конституцию, в которой возможно было и суверенитеты обговорить. А вот государственный строй хоть с военного ордена не трудно скопировать.
  
   В итоге Российская Империя оказывалась в защитном кольце - с запада от нападения прикрывал страну братский Союз Славянских Социалистических Республик, а с востока не менее дружественный Союз Независимых Государств.
  
   Вождь корейского народа без затей решил воскресить менее десятилетия назад сгинувшую монархию. Разумеется, с собой во главе, что людям было понятно - воспринималось без сопротивления. Восток дело тонкое, и Сталин честно признавался, что ничего там не понимает. Прибывшая с великим маршалом гвардия (во всяческих вариациях), численно даже превосходила хроно-аборигенов, составлявших всего 13 миллионов человек. Да никто особо и не жалел о слабой сгинувшей династии Чосон, потому эпоху Кванму легко заменила эпоха Сонгун. Правда, переселившись в императорский дворец Кёнбоккун, Ким не стал опять Сеул в Кэйдзе переименовывать - глупости это. А вот за проведённый земельный кадастр японских оккупантов даже поблагодарил заочно. В корейском императорском социализме главное - учет и контроль, а привнесенный кооперативный труд на востоке всегда был рентабелен. Да и несколько тысяч открытых японцами школ также не закрыл. Напротив - расширил их сеть. Но письменность в стране оставалась единственная - хангыль, и вместо японского языка вводилось изучение русского. Грамотный преподавательский состав в наличии имелся, так что программа ликвидации неграмотности успешно заработала. В остальном восставшая из пепла Корейская империя весьма преуспевала. Морепродуктов в ту пору водилось много, а добывать эту флору и фауну учить трудолюбивый народ не требовалось - угрозы голода не существовало. Потому-то избыточную рабочую силу сразу же можно было направить на возрождение промышленности на старо-новом месте.
  
   Иначе обстояли дела в создаваемом по новой островном ордене, ибо моно нации, поддерживающей решения власти, не существовало. Население на островах составлял почти миллион японских и корейских колонистов, в основном проживших на новом месте всего несколько лет. Коренных жителей - угнетаемых айнов, орочей и т.п., на всех островах вместе и двух десятков тысяч уже не оставалось. Ну и неотличимых от волосатых варваров наших войск ороси вместе с женами и детишками тысяч на 50 выходило. Спасала только забитость восточных крестьян, веками привыкших в разборки сёгунов и самураев не встревать. Потому-то на налаженные схемы налогообложения и землепользования на пять лет объявили мораторий, и всем занятым в производственной сфере иностранцам на этот срок предоставили вид на жительство с правом пролонгации в случае изучения резидентом языка коренной нации- рейчишки на Сахалине, на Хоккайдо - стару, либо языка межнационального общения - ороси. Ежики заплакали, но принялись есть кактус.
  
   Помимо зелёного моря тайги и лежащей вокруг водной глади унаследовать нам удалось и уже успевшие возникнуть зачатки промышленности. На месторождениях железной руды и угля Хоккайдо японцы возвели металлургический завод, а из восьми построенных на Сахалине за годы оккупации бумажных заводов первый в Одомари (Корсаков) к 1914 году уже давал продукцию. Только не очень сходятся эти сроки по уничтожению природы с официальной версией борьбы с шелкопрядом, якобы расплодившимся в 1919 году. Половина всей выловленной у островов Иваси шла на тук, дабы рис на Окинаве лучше рос. Жаба японцев давила в Чили удобрения покупать. Но два десятка расположенных на островах рыбоконсервных завода проще было перепрофилировать, чем с нуля создавать, а рынок сбыта ценного продукта питания огромный рядышком лежал.
  
   Завоеватели ставили цель - как можно быстрее и по максимуму опустошить трофейные территории. А у нас же задачи другие намечались, ведь нам здесь жить, как и детям, и внукам. У потомков воровать грешно. Рыбу ловить продолжим, но не ради того, чтобы добро на говно переводить - на рыбную муку разве что селедочные головы да потроха пускать. Да и весь лес тупо на целлюлозу изводить неумно - знаем ведь, что в будущем бумажный носитель стремительно сократится. Лучше избыток древесины на фанеру пустить - ближайшие полвека аэропланы из неё с алюминием конкурировать будут. Да и после дома и мебель хоть картонную хавать примется, и самим обживаться также потребно. Хотя раз уже бумага производится, то не на обёртку ведь её пускать - следует полиграфию присовокуплять. За книгу с умной мыслью (а их немало в мире накопилось, до конца века), человечество большие деньги платить готово, а в качественном издании - ещё больше. Даже в будущем, например, учебник по рыбоводству (и тут весьма актуально) на сотню фунтов тянул, и его расхватывали! Знания - не только сила, но и богатство. И грех не пользовать имеющееся сокровище.
  
   Примитивные типографии типа ленинской 'Искры' имелась возможность перешагнуть. В конце века как раз Япония первой ощутила кризис перепроизводства полиграфического оборудования, кстати, лучшего в мире. Купить пару комбинатов по бутербродной цене за серебро, взятое в 1014-м в HSBC, подставной насосной фирмочке на Хоккайдо труда не составило и подозрений не вызвало. А в политотделе славной монгольской 39-й общевойсковой армии нашлось немало инженеров, человеческих душ и просто Ивановых-Фёдоровых, способных наладить процесс массового книгопечатанья в освобождённом Саппоро, причём не только идеологической, и даже больше - контр-идеологической и коммерческой литературы.
  
   Первым издали, разумеется, 'Капитал' Маркса, но с предисловием из его же цитат, пронизанных запредельной русофобией, рядом с которой и mrs Клинтон просто девочка-ромашка. Ведь правда, что Бог свободного человека? Или здесь играем, а здесь рыбу заворачивали? Причем сей, далеко не глупый труд имел огромный коммерческий успех сразу на нескольких языках. Максимальный - на корейском! Ибо профессор из Сеула Ким Су Хэн, рискуя свободой, перевел его на хангыль только в 1989 году. А до того соседняя и самая марсистская страна мира, обходилась правильными выжимками из этой совсем непростой книги.
  
   Также на политотдел лёг груз работ по дополнению островной сети японских школ учителями языка ороси - среди офицерских жен, процент окончивших педулю даже зашкаливал, так что с кадрами проблем не возникло. Языки наши и рядом не стояли, но кто говорил, что будет легко? Да и стимул получить гражданство на учащихся нерезидентов действовал. Если добавить, что во всех трех десятках островных районов заменили своей военную администрацию, то на этом активные пертурбации островного ордена и замерли, пока там сохли заготавливаемые японскими гастам брёвна для будущих срубов славного экс-монгольского воинства. Нынче почти в полном составе бывшая 39-я армия стала японской - группой Советских Войск на Окинаве. По мирному договору - на 5 лет, пока весьма скромные репарации сполна не выдавит.
  
   Дело для Советской Армии привычное и совсем не страшное - пусть уж лучше нас боятся. И для подтверждения решительности настроя, а также чтобы у гейш и прочих особ с пониженной ... (все поняли?) чего нового не подловить, товарищи офицеры в логово недавнего врага свои семьи взяли. Ребятне ороси школы отдельные открыли, но на улице-то они с япончатами вместе играли, а к детям язык прилипает в момент. К тому же практически все советские мальчишки по начавшейся моде позаписывались в будоканы - залы боевых искусств. Сэнсэи нарадоваться не могли на пришедших крупных и крепких учеников, делающих уширо гери с силой лягающегося жеребца, то есть сразу в отруб. Да и их папы являлись платежеспособными, уважаемыми, уважающими и много умеющими даже лучше восточных мастеров-единоборцев, только свою школу называющие самбо и русский бой. В голодное послевоенное время с поголовным переводом японцев на продуктовые карточки, за качественное обучение, помимо обесцененных йен, господа офицеры делились с сэнсэями не только китятиной или рыбой из своих пайков, но и очень крепкой русской сакэ, которую сами умели пить, не пьянея. Щедрость и стойкость на Востоке ценить умели всегда, потому-то в отсутствии гос. пропаганды отношения установились ровные и привели к взаимопроникновению культур. Например, Советская Армия наложила на уже имеющиеся уставы ещё и кодекс бусидо, а японцы предпочли пойти не по англо-саксонской ветви цивилизационного развития, а по более близкой по духу и щадящей - русской.
  
   Победители не стремились непременно к монетизированным репарациям. Япония богатой не являлась и в жирные годы, уступая даже Италии и находясь в одном ряду с Голландией или Бельгией. Но вот не желтым, а черным металлом с неё было что взять. Теперь островная металлургия коптила небо не ради броненосцев, а создавала себе подобное: оборудование для горно-обогатительных и сталелитейных заводов. Согласно пятилетнему плану после создания на русском Дальнем Востоке горно-металлургического кластера уже мы станем подсоблять соседям с материалами для металлообработки, что позволит им занять избыточный трудовой ресурс. Что ещё поделать, если в Азии много азиатов?
  
   А вот русских даже в России оказалось мало, по крайней мере на Дальнем Востоке. Потому-то царь решился на выделение нам концессии в Амурской области. Именно туда затеял инвестировать орден свои получаемые средства и ресурсы. Не в хищническую вырубу лесов, коей отметились даже великие князья в Корее перед РЯВ, а создание опорного края державы. Первый проект ГОКа на ценнейшем Гаринском железорудном месторождении готов был ещё в 60-е. Но СССР, решившись на постройку БАМа, полторы сотни километров от Транссиба до ценнейшей природной кладовой так и не одолел. Нынче же и сам ГОК, и рельсы к нему, и даже мост через Зею окажутся из японского железа, а дешёвые, но работящие руки строителей - китайских гастов. Нам всё равно какого цвета кошка, главное, чтобы она ловила мышей.
  
   Поднапрягшись, и даже слегка заняв у дружественной Корейской уже империи, первенцами первой пятилетки планировались аж два ГОКа. Второй, в поселке Известковый, базировался на Киманском и Сутарском месторождениях, а также металлургический комбинат мощностью 6 миллионов тонн в год. Запредельность желаний не являлась авантюрой только потому, что на все эти предприятия проекты уже были разработаны, а знание - страшная сила. Нынче не Криворожье и ДнепроГЭС все силы и так нищей страны высасывать станут, а потом неизвестно кому достанутся. В ордене личная собственность разумно ограничена и уступает обобществленной, и государственно-частное партнёрство приветствуется. Да и проклятому царизму свою эффективность продемонстрировать шанс представился. Что стоит железнодорожным войскам столь смешной отрезок пути проложить, когда в военных условиях из Питера на Варшаву, через Латгальские леса и болота в разы более длинную дорогу сделали. Причем на то строительство тех же китайских рабочих везли за 10 тыс. км.!
  
   Теперь наблюдался обратный процесс. Переселившийся по заветам Макиавелли во Владивосток царь-государь личным примером начал непроизвольно притягивать в регион и бедных, и богатых. Да ещё образовавшийся рядышком загадочный орден поманил тех, кто поавантюрней, вот где с экспериментами общенародной собственности чудить социалистам шанс имеется, только больший шанс и по рукам получить - ибо уже поплавали, знаем.
  
   Россией вновь образованное государство хоть и имеет договор о двойном гражданстве, и военным (а также прочим) специалистам разрешено в сопредельном государстве службу продолжать с зачетом стажа и выслуги, но новое манит. Даже солдатскую службу россияне могут проситься проходить в ордене (если тестирование пройдут), а после прошение на тамошнее гражданство со всеми вытекающими подавать. Так что уже в следующей пятилетке загостившихся желтых рабочих на нерезиновом Дальнем Востоке сменят понаехавшие москвичи-лимитчики.
  
   Даже более актуальным, чем металлургия, для всего восточного региона и, прежде всего, дислоцированной здесь нашей армии, то есть ордена, а также союзной Кореи, являлась нефтедобыча и нефтехимия. Уже и в те далёкие времена Россия являлась лидером по этим отраслям экономики, обгоняя даже Штаты как по объёмам добычи, так и качеству переработки. Рокфеллер как замануху на своих бочках с маслом, маслом же и писал русское качество. Но ещё с 1896 года царь-дурачок запретил гнать на экспорт сырую нефть. Резко так подстегнув промышленность с экспортом зерна и масла, что, если бы не война с революцией, мирового кризиса страна бы не заметила. Жаль, что в нашей истории сменили его умненькие, и, по делам судя - навсегда. На иглу сесть легко, а вот слезть?
  
   Но и мы, вовремя вспомнив, что дурачкам и так везёт, за дополнительной дурью не погнались, и имевшийся на севере Сахалина ресурс углеводородов в сыром виде от мировой общественности и прогрессивного человечества зажилили. Хоть соблазн с искусом являлись круче, чем нечто во снах с поллюциями. Ведь уже в год введения царёва указа цена за баррель (бочку тобишь) с 20 до 40 баксов (ТЕХ!!!) скакнула. А у России БАКУ да КАРПАТЫ! И никто про Эмираты да Кувейты слыхом не слыхивал. Радовался бы жизни монополист как султан Брунея, а он мятежный ищет бури, С ДУРИ! Доискался, а вернее помогли в поисках.
  
   Без привлечения всяких морских платформ на островной суше аж целых 8 нефтяных полей, которые в той истории умные щедро поделили со своими спонсорами - японцами. Безвозмездно! То есть даром! За услуги в рев. борьбе. Но мы не такие - добра не помним и всё себе захапаем - на бензоколонке завёлся жмот. Отпуск товара только за реальные ценности, а они пока только у корейских товарищей, их южане и буровыми, и НПЗ снабдили. Если отдадите железо нам - будет вам счастье без всяких головных болей на многие лета, пока стоимость оборудования не окупится. А потом ещё что-нибудь ненужное продать сможете - у вас его много. И деваться некуда - ближайшее черное золото только в уже помянутом Брунее, а до него пилить и пилить, да и там вряд ли отдадут даром. Так что садись уже ты, товарищ, на иглу, но товарную. И получай удовольствие!
  
   Нельзя сказать, что повёлся дядя Ким на предложения с радостью - он уже себя для начала региональным лидером видел, а тут зависимость. Но когда я закачивал в свой мозг как бы из компа корейскую лингво-инфу, для общения с великим кормчим местного масштаба, то случайно иль нарочно, вместе с очередным ин.языком (уже двенадцатым, и все в совершенстве), влилось в мой мозг ещё несколько мегабайт из искусства убеждения-очарования-принуждения-подавления чужой воли. Тут Троцкий и рядом не стоял, ибо в искусстве болтания меня высшие силы сделали чемпионом мира, а интриганства - вселенной (тут Сталин нервно закурил свою трубку, обматерив Макиавелли по-грузински).
  
   Приобретенный талант руководство заметило (не разобравшись в причинах и списав всё на проснувшийся природный талант), и резко я взлетел по карьерной лестнице. Из хоть и элитного, но всего лишь комбата, до Главы МИД Ордена. А по-американски - государственного секретаря военно-демократического островного ордена брата Тука (должность явно генеральская, если не выше). Тем более, что программа-максимум по эвакуации недостойных жизни (в светлое будущее), пардон, в тёмное прошлое, успешно завершилась, и для мелких хозяйственных чартеров через радугу годился любой из моих оставляемых майоров. Таланты явно недооценили, но получивший военную закваску ждать-уметь обязан, а потом будем посмотреть, кто тут самый умный, и я-ль на Свете всех ...? 
  
   Хоть и светили нам перспективы зачинателей ОПЕК, но авиации с собой в прошлое прихватили мы по минимуму. И все потому, что, как верно заметил наш армейский классик Василий Иванович:"керосину аэроплан жрёт - не напасёшься!" . Да и аэродромы везде городить - дело хлопотное да затратное.
  
   Потому-то даже в составе партийно-правительственной делегации другу и союзнику Киму лететь пришлось не на Боинге -747, и даже не на Ил-96. Нашим бортом ?1 являлась "Чебурашка" (которой каждая дворняжка...), то есть L-410. Неприхотливый и не очень-то скоростной чешский аэропланчик с укороченным взлётом-посадкой на любой грунтовке. Из Владика вполне достающий хоть до Сеула, хоть до Токио - без всяких дозаправок в воздухе и на земле.
  
   Так как дорога получилась долгой, а сакэ как поляки мы с собой не взяли, как и шахмат с домино, то от скуки завалился я в кабину пилотов и УБЕДИЛ(!) их научить не пулемёту, а управлению этой моделью самолёта. При наложении на предыдущий мой опыт пилотирования Як(а) и открывшийся талант, посадил я аппарат на дорогу в Корее вполне прилично - пассажиры даже не заметили подмены и дружно похлопали при посадке. Сам же с лёгкой грустью ощутил, что это моя последняя любовь в авиации. Человек всегда чувствует, что у него крайнее, а вот на первое частенько внимания не обращает, торопясь жить. Но и в этом своё очарование имеется. Особенно, когда достигнутые служебные высоты делают желаемое достижимым. Членов верховного военного совета без особого труда удалось также убедить, что мне по должности такая персональная игрушка крайне необходима, разумеется, в интересах государства. А так как о его бюджете я пекусь как никто, то тратиться на личного пилота не обязательно - сам со штурвалом справлюсь. Как же легко и просто жить стало, когда больше никто не смел мне отказать, и каприз исполнялся с радостью. Это я удачный вирус подцепил! Обычно сумрачные гении, с детства комплексов нахватавшиеся, для самоутверждения к власти рвутся. Мне же она играючи с небес (и даже выше) свалилась, а пользовать её я и дальше играючи намерен.
  
   Тут же сразу и гормоны у меня о своём существовании напомнили, а то слишком долго их из-за сверхпахоты в угнетённом состоянии держать приходилось. Это естественно, ведь сравнительно недавно возраст Христа перешагнул, и природа потребовала своё. Технически мне не было преград: ни в море, ни на суше. Уболтать теперь мог хоть балерину, но вот излишняя кобеливость ставила бы в один ряд с Борями Немцовыми, и на имидже сказывалась бы негативно, несмотря на очевидные таланты.
  
   Как бы со мной на равной должности - министра просвещения, пребывающий Броня Пилсудский убеждать стал, что, из геополитики исходя, следует мне как и ему с местным племенем родниться, и его Синхико для меня достойную скво подберёт. Только так и не смог я через некоторые странности айнов переступить, хотя принять и понять постарался многое. То, что не стриглись никогда - сумел абстрагироваться и за Львов Толстых принимать. Но вот от пребывания рядом с никогда не мывшейся леди организм мой активно протестовал. Пришлось для нас, чистюль, даже новую общность придумывать - обозвались мы Ценящими Гигиену Айнами - сокращённо ц-гАйны.
  
   Потому-то в сан-мед.службе почин поддержали и выделили мне в помощь сестру милосердия , оформленную прапорщиком-секретаршей. С крупным бюстом и ясными глазами тургеневской барышни, в обязанности которой за добавку к окладу и переработки входили, впрочем, её совсем они не угнетали, и даже напротив. Такая служба Татьяне нравилась, а выслуга шла. Мне так же!
  
   Тут напомнить следует, что Орден населяли как граждане айны, ц-гАйны, так и не граждане(сокращённо не-гры). Последние, впрочем, ущемлений не испытывали и на дядю Тома не походили. Просто права голоса не имели. Более того, в ряды граждан каждый имел право вступить, не взирая на национальность, рассу и время проживания. Но сугубо добровольно, в зрелом возрасте и трезвом разуме, без всяких римлянами сочинённых прав крови или рождения. Потому мажоры шли на общих основаниях.
  
   Придуманный как раз айнами, а впоследствии перенятый японской верхушкой, кодекс Бусидо удачно накладывался на уставы и четко обговаривал принципы военной демократии: "в борьбе обретёшь ты право своё!". В нашем случае достаточно было пары лет добровольной военной службы, чтобы овладеть учетной специальностью, а потом и получить гражданство. После принятия присяги, брат тем самым соглашался принять даже смерть в случае отклонения от клятвы - путём добровольного вспарывания живота. На прочих высшей мерой социальной защиты являлось только изгнание - пусть гадит там, где с этим смирятся, мы не кровожадны. Но и не всепрощающи - заповеди жизни распространялись на всех без исключения, у нас с этим строго. Так что "и славяне, и армяне, и евреи разных стран, все запишемся в ц-гАйне. Ты ц-гАйн и я ц-гАйн, ли может цЫган? ".
  
   Так уж сложилось, что почти в шаговой доступности оказывались сразу четыре императора: российский, китайский, корейский и японский. Поэтому фронт для дипломатической работы в этом интересном регионе открывался огромный, и постоянно надлежало быть на стрёме - ведь после приструнки разраставшегося японского тигра открылись возможности для стремительного роста других хищников - биология, 5 класс. Но помимо японского, ещё парочку называть правильнее было бы недоимператорами. Ибо с поражением России в РЯВ и в Корее закончилась недавно запущенная Эпоха Кванму, и императора династии Чосон сместил его японский коллега. Нынче же династия Кимов только начиналась и стеснялась показаться слишком наглой в глазах мирового общественного мнения.
  
   В Китае же династию Цин в 1012 году сместила Синьхайская революция, в 1913 году переросшая во Второй майдан, а в 1916 году в войну в защиту революции (гражданские войны любят обзывать красиво) на несколько десятилетий. Стоявший во главе самой сильной группировки Бэйянских милитаристов, Юань Шикай потихоньку подгребал власть под себя, но официально императором объявиться пока не решался. Когда наберётся духу, то станет поздно - в 1916 году умрет без всякого вмешательства. Но во дворце Бенина, на правах как бы князя иностранной монархии, с содержанием в 4 миллиона лянов(8 млн.руб.серебром) в год подрастал Пу И, последний представитель династии Цинь. Так что тут без Конфуция не разобраться, а он рекомендовал, варя уху, под закусь поменьше мешать. И ещё меньше мешать проистекающим в государствах процессах - так что в чужую войнушку лучше не встревать.
  
   Вот об этом мы с Кимом и договаривались. В крайнем случае условились трофейные Арисаки милитаристам продавать, но только по предоплате. И никаких кредитов! А то кайзеровская Германия уже слила местным революционерам 6 млн. золотых марок - а зачем? В дальнейшем оружием торговать решили в кооперации и согласованно, а те же аэропланы для экспорта клепать сообразно эпохе. Это было и не очень трудно, ибо, опираясь на чучхе, производить там продолжали китайскую копию кукурузника. Но теперь и этот биплан не делался - люминь пока не наработали, а это дело долгое. Зато на авиамоторы металл, а главное мозги, руки и станки имелись. Потому сговорились, что под эти двигатели начнём совместно что-либо перкалево-фанерное ляпать и за валюту сбывать. Для производства перкаля же, нам на Сахалин срочно поставит ткацкие станы пхеньянский завод текстильного оборудования. А лиственницей половина острова заросла - пусть в авиации доход приносит повесомей, чем переработанная в картон и обёртку.
  
   Даже русише финера У-2 шёл бы нарасхват в соседнем Китае, где все разгоралась война всех против всех. Только вот с платёжеспособностью милитаристов проблемы предвиделись, а в долг нас жизнь научила никому ничего не давать. Хотя чуть дальше на юг имелось весьма состоятельное государство, обладающее ресурсами, которыми наш север Азии был обделён. Сиамское королевство исподволь уже десятилетия шло на сближение с русским миром, даже несмотря на поражение России в войне с Японией. И Николай Романов, ещё цесаревичем пребывая, посетил Бангкок, а Рама VI позднее - Санкт-Петербург. Ох уж эти трусливые да ленивые монархи, нет что б как трудолюбивые борцы за народное счастье - в странах с развитой пивоваренной промышленностью о мировом благе в гаштетах размышлять, так нет! Южане прутся туда, где замёрзнуть - нечего делать, а северяне - где заразу тропическую словить можно или в лоб катану японского городового. Принц Чакрабон Пажеский корпус в России закончил, а затем и академию генштаба. Причём лучшим, назло своему буддийскому вероисповеданию. Хоть с молоком матери заповедана ему была тунеядцем Лао-цзы - культура лени и созерцания. Женился он на русской. Шустрой и храброй сестре милосердия Екатерине Десницкой, георгиевской даме, между прочим. Но российская миссия в этом самом перспективном регионе мира также только до 1917 года открыта была, а потом разрушили всё до основания, и только через 30 лет вновь посла прислали.
  
   Но до этого всей нашей делегацией мы полетели в Циндао, дабы достойно наградить героических советских подводников и славных корейских моряков не забыть. За компанию и для облегчения дальнейшего контакта повесил представитель Кореи и местному германскому губернатору и командующему гарнизоном кап.1 Альфреду Вильгельму Морицу Майер-Вильдеку орден Ким Ир Сена - он таких блюдец целый чемодан вёз. Хоть на этот раз повоевать германцу не довелось, но нам ведь не жалко, да и порыв-то героический наличествовал. Ещё презентовали нашей союзной базе серьёзный самсунговский приёмо-передатчик. Оказывается, их южнокорейцы, родину выкупая, в контейнеры напихали с большим перебором.
  
   Тевтон от награды слегка поплыл и возражать не стал против отдачи победителям ставшего законным трофеем ранее стоявшего стационаром старого австрийского бронепалубного крейсера Кайзерин Элизабет, который скромно год назад отметил свой четвертьвековой юбилей. В той истории, 2 ноября 1914 года, австрияки, распевая 'Врагу не отдаётся наша гордая Эльза', героически открыли кингстоны и утопили девственницу, но противные джапы даже с мелководья утопленницу поднимать побрезговали.
  
   Однако тут внешне все выглядело достойно - один таранище на 4,5 тысячетонном монстре чего стоил, да и главный калибр аж на 240 мм тянул, не говоря о меньших орудиях и торпедных аппаратах. Впихнули мы и в Лизкину радиорубку ещё один самсунговский аппарат и путь дальше на юг превратили в морской круиз под рулады Киркорова из радиоточки, отправив аэроплан домой. Австрийский экипаж, прознав расклад, с радостью предпочел служить новым владельцам за старые должностные оклады, отправке в качестве военнопленных на стройки пятилетки. Так что солидная партийно-правительственная делегация с большой помпой прокоптила небо над Сиамским заливом и уважать себя заставила, даже ещё не ступив на берег.
  
   Под солидностью подразумевалось качество, а не количество. Ибо от всей делегации путь по морю в тысячи ли продолжил только я да приданная мне, на всё готовая и способная Танюша. У прочего высшего орденского комсостава дома сразу неотложные дела нашлись. Оно и понятно - нельзя зачинаемую страну без руководящего пригляда оставлять. С главным же переместителем 'сделал дело - гуляй смело!', да и убалтывать лучше, чем у меня ни у кого не получается. Так что поработаю по специальности и в гармонии с талантами. Чтобы не расстраивался, в будущих переговорах предоставили мне полный карт-бланш. Расчувствовавшийся высокопоставленный низенький кореец, видно для себя зажатый последний орден Ким Ир Сена из опустевшего чемоданчика извлёк и мне на грудь нацепил, добавив: 'Для солидности!'. Затем борт ?1 взлетел и взял курс на север, где уже давно лежал снег, а таран крейсера-ветерана принялся рассекать волну в южном направлении, в край вечного лета и охоты (на диких и домашних самок). Разок только пришлось в своим же правителем проданную колонизаторам вьетнамскую Камфу заворачивать, чтобы в счет репараций во Французском обществе угольных шахт Тонкина под завязку забункероваться. Отбирать колонию у побеждённых мы не спешили - самим ведь за всем не углядеть. А резко дарованная незалежность частенько народу боком выходит. Да и из выдаиваемых из Индокитая соков и нам в итоге перепадает. Тот же уголёк пример тому.
  
   Ещё через тысячу километров, уже на юге Вьетнама, в очень удобную бухту зашли, дабы в небольшой прибрежной деревушке Камрань провиант прикупить. Но с водой там был напряг, и, пробыв менее суток, перед рассветом отправился броненосец к тайским берегам.
  
   Вначале хозяева от вида жирных черных дымов на горизонте струхнули - ведь война в мире бушевала. А британцы усиленно пытались и мясо сиамских стрелков в её топку кинуть - чем они лучше сигхов? Чужая кровь дешевле воды. Но потому-то и смогло это государство единственным в регионе независимость сохранить, потому что со времён Рамы I правители выживали за счет политики уступок. В последний раз отжимали англы в 1909 году упоминаемую уже Маллаю, как и в 1893 году кус к Бирме. А вот франки постепенно отторгали к своему Индокитаю в 1907, 1904, 1893, 1888 и 1867 годах территории, впоследствии названные Лаосом и Камбоджей. Слона кушали по частям, но за это пока королевство служило буферной зоной между английской и французской сферой колонизации.
  
   Нынче война баланс нарушила, и бритты могли счесть разгром Франции в Европе, как зелёный свет для продолжения своей приватизации в Азии. По этой схеме уже Южная Африка у голландцев была отжата во время наполеоновских войн. А на пути как раз Сиамское королевство лежит, которое если не с ними, то против них. Опять же - для грязной работы бирманцев натравить, возможно, да и три уезда уже отжать получилось. Позднее они в Малайзию войдут вместе с Сингапуром. А уж это местечко совсем стратегическое - практически азиатский Гибралтар, ну и, соответственно, подмятый англами.
  
   Вот в мои задачи и входило убедить сиамского короля встать на путь возврата былого могущества. Даже полномочиями меня наделили вернуть недавно французами отжатые территории в Камбодже (в 1907 г.) и Лаосе(в 1904 г.). Как только я про это заикнулся, то Рама VI тут же из рядом лежащей шкатулки какую-то цацку достал и на шею мне надел. Оказалось это Орден Белого Слона 5-й степени. А так же произвёл в луанги - сей титул по-европейски виконту равнозначен, то есть пониже графа, но повыше барона. Прям в точку будет - цыганский барон! Даже как-то неудобно - под звездопад попал, но и подарок-то сделала вся Советская Армия стране царски: все предыдущие визитёры цивилизованного мира исключительно отжимать умели. Очень знакомой ситуация показалась.
  
   Тут же завёл монарх разговоры, что за поднесение ему на блюдечке всего Малакского полуострова он бы расщедрился и в пхраи, то бишь в маркизы, да уже 4-й степени Слона на шею повесить готов. Совсем он не жадный, и это была правда - вся его свита, состоявшая из этнических китайцев, при титулах пребывала, а потом революцию устроила. Хорошо хоть по английскому варианту - власть отобрали, а царствовать оставили. Так потом в год и по несколько переворотов порой выходило, а обожаемый народом монарх всегда над схваткой - во всем бояре виноваты. Но я от увлекательного царедворского занятия с благодарностями отказался, хотя в вопросе с полуостровом пообещал подсобить.
  
   Недаром же под покровом ночи из 1988 года аж 4 подлодки 641 проекта, что в Союз перегонять собрались, вместе с экипажами в 1914 год незаметно для всех перенёс, хотя и по согласованию с командованием. Командир 17-й эскадры оперативного назначения вице-адмирал Береговой Николай Николаевич ещё и судно обеспечения выделил, а также батальон оперативной охраны из 55 дивизии морской пехоты с соответствующим вооружением на БДК.
  
   Лодки сразу же направились к Соломоновым островам, где им надлежало крупный австралийско-новозеландский конвой перехватить. Засветился он, когда там HMFSСидней 8 ноября славный германский рейдер Эмден на дно отправил. В этой истории его боевой счёт начался не с парохода Доброфлота Рязань, и переживший Цусиму Жемчуг он не торпедировал, хотя пару десятков английских судов успел полюбить до смерти. Нынче ему выпало жить, а обрастать кораллами отправится австралиец, и далеко не один - в регионе достойных противников остаться не должно - мы мирные люди.
  
   Ещё 11-я бригада надводных кораблей, 255-й дивизион судов обеспечения, 300-й дивизион охраны водного региона, 1073-й узел связи, 922-й пункт МТО и даже военно-строительный отряд, не светясь, покрались за австрийским утюгом. В соответствии с планом, русские корабли покинули вьетнамскую базу, в которую вбухано было немерено сил и средств. Теперь не только она, но и корабли, а главное, моряки стали в конце века родине не нужны. Наверняка в начале века все это окажется более востребовано. Причем, здесь мы сами выберем себе место базирования по праву сильного - пусть для того ещё почти тысячу миль пройти придётся.
  
   Чтобы не случилось путаницы, географические названия применять старались как они и были прописаны на картах конца века, избегая терминологии Карафуто или Формоза. Но что делать, если кошки остались сиамскими, а люди по указу стали тайским, а Сингапур называется ещё Британская коронная колония Стрейтс Сетлменс? Хотя поселения у пролива скорее констатация факта, и из-за него впредь орденская база ВМФ отсель грозить будет даже шведам, если им моча в голову стукнет. Даже если и не моча, а дурь покрепче. И шведы в наркотрафике замечены ещё не оказывались. Но нам присоединяться к бесперспективной борьбе с мировым злом следовало как можно раньше: её необходимостью мотивировать своё появление и обоснование в этой узловой точке. Империя Цинь начала гибнуть после того, как нарко-королева Виктория обиделась на то, что ей запрещают наживаться на травле китайцев. Тогда к силе военно-технической добавилось ещё хорошо манипулируемое мировое общественное мнение. Нынче же севший за стол новый игрок имел к военной мощи добавочно и почти вековой опыт агитации и пропаганды, так что будем ещё посмотреть, кто ТУТ станет "Империей Зла".
  
   Сама процедура захвата самого перспективного узла мировой торговли произошла даже до грустного прозаично. Царица морей просто и помыслить не могла о том, что кто-то посягнёт на её собственность, потому мер к обороне острова не предпринимала. Да и буквально намедни по радио новость дошла, что гигантский конвой, везший из Австралии и Новой Зеландии пушечное мясо, во славу Сити и короля Георга V бесславно отправился на дно. "Не обнажившая мечей дружина" насчитывала десятки тысяч добровольцев - крепких фермерских парней, которым задурили голову обещаниями тур.поездки за казённый счёт. И больше всего поражало известие о том, что никто не то что источника смерти, но даже и перископа не заметил - а неизвестность пугает больше всего. Потому-то когда ещё затемно ко всякого рода причалам острова стали швартоваться десятки невиданных ранее кораблей, и оттуда почти полным составом экипажи отправились в город советскую власть устанавливать, панический ужас сковал ранее властвовавших в сей колонии гордых бритов. Какие-то "красные матросы с красными носами штурмовали Зимний, пели Варшавянку". Жертв потому не случилось даже случайных.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глава 6.

  
  
  
  
  
   Завершающий аккорд удачно исполненной симфонии выдал уже много раз упомянутый австрийский броненосец. Телеграф, как проводной, так и радийный, уже донёс до Бангкока новости, как о безжалостном побоище в море, так и о захвате Сингапура без единого выстрела. А ведь Великобритания как бы покровительствовала Сиаму, продолжая его ущемлять, и король Георг даже числился сиамским почётным генералом. У встречающих первой закрадывалась мысль, что не иначе как подошедший военный корабль явился за скальпом друга своего врага.
  
   И тем большей оказалась радость и ликование, от новости о том, что монструозные орудия не только не примутся разносить престольный град, но и встанут на его защиту - в качестве дара дружественному государству. Пусть для морских сражений старичок уже не годился, но прошедшие недавнюю модернизацию орудия прекрасно могли служить на брандвахте, Бангкок охраняющей. Да ещё и возвращённые территории на востоке, недавно отжатые франками! Подарок оценён оказался по достоинству. Помимо незаслуженного осыпания меня наградами и титулами, король и на столик ордена алаверды отправил. Не вино, ввиду отсутствия у него такового, но вот закуси - в избытке. Исходя из стоимости судна при спуске (миллионы!), друзьям готовилось к загрузке аналогичное количество лучшего розового риса, бананов, ананасов и прочей экзотики. Минимум на год разрешив для службы тыла проблемы гарнира и витаминов в котловом довольствии братии.
  
   А после того, как королевству Сиам последовало предложение оприходовать и бывшие ранее под Британией Малайские Федеративные Штаты, присоединив всю материковую часть полуострова, монарх запел: 'Какая интересная эпоха, пойду ещё патронов докуплю.' Салтанята Малайи верно рассудили, что для них нет никакой разницы находиться ли под протекторатом короля Англии или соседнего Сиама. Раз последнего назначили в регионе королём Горы (а в азиатском варианте - Драконом), то так тому и быть. Ведь протекторат - это ченьч лояльности на защиту и процветание.
  
   Через неширокий пролив располагался остров Суматра, который так же, как слона, по кусочкам съедала вначале Голландская Ост-Индийская компания, а теперь наступала пора Роял Датч/Шелл. Дольше всех продержался находящийся на севере острова султанат Ачех, воюя за свою независимость с 1873 года по 1904 годы, но даже после поражения превосходящим силам наёмников, до 1913 года партизанская война против оккупантов не прекращалась. А до того султан Мухамед Дауд СияхII под чей только протекторат не просился. Хоть американский, хоть турецкий, кстати, и России так же себя предлагал, но никто не захотел встревать.
  
   Теперь же новый региональный лидер - Сиамское королевство, протянуло руку помощи соседнему народу. Довольно многочисленная, неплохо обученная и вооруженная армия, возглавляемая упоминаемым уже принцем Чакрабоном, проследовала через Малайский полуостров по только что отстроенной железной дороге до Сингапура. Потом на прибывших из Камрани десантных судах ТОФ(а) пересекла пролив за считанные часы, и проклятые колонизаторы старой школы уступили место неоколонизаторам, которых местное население с радостью встречало. Свобода есть ноша тяжкая, и не всякому народу она по силам. Формально и официально султан Сиях II отдал всю Суматру под протекторат Сиама, но реально же, и последний, в том числе, оберегала от всяческой напасти переместившаяся в Сингапур 1914 года из Камрани 1988 года 17-я тихоокеанская эскадра специального назначения. За крышу султан безвозмездно отдавал советским морякам принадлежавшие ранее компании Шелл нефтяные прииски - корабликам ведь тоже кушать хочется.
  
   В Гааге, владевшей 60 процентами объединённой 'Роял Датч/Шелл', национализированную собственность в Палембане (что на юге Суматры) оценивали в 300 миллионов, и ежегодно она УЖЕ давала доход, равный половине стоимости основных фондов. Это говорило прежде всего о двух вещах. Первое: вложенные средства давно были возвращены, второе - ради таких сверхприбылей даже цена крови не останавливала. Но на этот раз наёмников взять было негде. Мировая война вычерпала все резервы, а деньги сами не стреляют. Да и для дальнейшей разработки и переработки нефти применяемые технологии уже устарели, а модернизация есть удовольствие платное. К тому же в качестве компенсации утерянных возможностей на Суматре экс-владельцам предложили открыть собственное - голландское месторождение в Схунебеке, которое легче и использовать, и охранять. То есть даже международная юрисдикция, которая бывает весьма предвзята, поживиться не смогла. 'Роял Датч' стала отвечать своему названию, а крайний русофоб Генри Детеринг аж зубами в Сити заскрежетал, когда прослышал о выходе на мировой рынок новой мощной компании 'Цыгайнефть'. Привычными грязными методами действовать ему с ней было нельзя, ибо ответка прилететь могла непропорциональная - оказывается, в мире появились крыши покруче, чем британский парламент и подчинённый ему флот.
  
   Да и 'Роял Нави', пожиравший огромное количество угля, резко устарел и требовал как минимум дорогостоящей реконструкции. Хотя и в ней смысл отпадал, ибо линкор стоил 7 миллионов паундов, а способный его уничтожить самолёт-торпедоносец всего лишь 2,5 тысячи. В добавок к этому, в баки заливать требовалось вовсе не востребованный пока газолин, как отход нефтяного производства пока просто утилизировавшийся. Именно Первая мировая, или на Альбионе известная в ТОЙ истории как Великая, сняла там назревавшую социальную напряжённость.
  
   В наёмную армию добровольно ушла самая шебутная часть общества и частично самоликвидировалась. А оставшийся пролетариат и, прежде всего, всегда неспокойные шахтёры, всё больше погружавшиеся в люмпенизацию, оказались загружены хорошо оплачиваемыми короной заказами. До победы весь угольно-стальной Мидленд успел избавиться от нищих и бездомных. На постройку дредноутов требовалось очень много металла, а после они сжигали в своих топках ещё больше кардифа: жилищный вопрос на острове оказался решён на века. Даже в последующей войне ассы Геринга не смогли выиграть битву за Британию, всерьёз разрушив только небольшой мирный городок Ковентри. Сами англичане впоследствии отбирали для утилизации морально устаревшие дома, а получаемой в процессе щебёнкой улучшали и без того вполне приличную дорожную сеть. Самым приятным для Сити оказалось то, что за банкет заплатила с огромными процентами разгромленная Германия.
  
   Нынче же случался облом. Выстроенная на грабеже политика рушилась, и горы оружия оказывались бесполезными перед прибывшими из будущего новыми технологиями, в том числе и военными. Перенять которые, увы, было невозможно: требовались десятилетия и много-много денег. А добывались-то последние только войной и грабежом - круг замыкался. Самым же обидным являлось пренебрежение к мощи Империи Над Которой Никогда Не Заходит Солнце, ибо объявленная островитянам пришельцами политика ни войны, ни мира, даже вполне реальной блокады не подразумевала. Лаймы оказывались жестоко биты только тогда, когда сами совались подраться, но при этом каждый раз теряли и территории, и деньги, и престиж.
  
   Чего нельзя было сказать о престиже Сиама в регионе и покровительствующего, а, правильнее сказать, взаимосотрудничающего с ним Ордена. После покорения Суматры бездетный король Вачиравуд РамаVI отправил своего брата и по совместительству Верховного Главнокомандующего принца Чакрабона, заработавшего на этой акции огромную популярность, подальше от столицы - губернатором приобретённого острова. И так вышло, что нам с Татьяной пришлось надолго осесть на островке через пролив - в Сингапуре.
  
   Создание одновременно и транспортно-промышленного узла, и базы ВМФ на экваторе требовало постоянного моего присутствия. Разумеется, из Камрани 17-я эскадра вывезти постаралась по максимуму, не тронув только то, без чего было не обойтись остававшимся летунам, или что не откручивалось. Дизель-электростанцию в 24 тыс. кВт демонтировать ТАМ и вновь смонтировать ЗДЕСЬ оказалось совсем не трудно. Но сколько потребовалось попутно всякой электрической мелочовки - счесть было невозможно. Обеспечить всем этим мог только я, и сделать был это обязан. Даже отсутствие кондея в казармах превращало ночи не привыкших к такой жаре советских моряков в ад. При этом мы ещё радовались, что переезд состоялся в прохладный сезон, но это и мотивировало на активную подготовку к жаре или ливням.
  
   Очень спасало то, что в конце века здесь купить можно было всё, причём недорого. Так что изрядные золотые активы, изъятые при оккупации у немалого количества английских банков, страховых и кредитных контор, весьма способствовали благоустройству города, да и на приличный НПЗ ещё осталось. Это и помогло сходу сменить профиль порта. Ведь до того колонизаторы усиленно вкладывались в местное прогрессорство по привычной им схеме: если всего год назад построили огромный превосходный док за 0,4 млн. фунтов, то вот в перестройку угольной станции вбухали 1,6 миллиона. Нашим же судам вместо трудозатратной угольной бункеровки требовалось всего лишь шланг закинуть. Очевидное оказывалось невероятным, и невозможное возможным. Лучшей рекламы новой бензоколонки придумать было нельзя.
  
   Пока разгребал дела, создавая то ли город-сад, то ли город-крепость (одно строительство аэродрома на болоте чего стоило), сплавил свою Танюшу погостить у боевой её подруги, жены принца Чакрабона Екатерины Десницкой. За всю русско-японскую только четыре сестры милосердия Георгиев получили, и они обе в этом числе, так что вспомнить соратницам было о чём. Отдых боевые подруги сполна заслужили, и вовсю купались в теплом море, диетируя изысканными фруктами - жизнь удаётся не всегда только подстилкам олигархов. На Рождество и мне получилось время выкроить и навестить любимую женщину, небольшая разлука с которой только убедила в том, как она мне необходима. А она познакомила с семьей подруги. Принявшему православие принцу даже откуда-то с гор нечто среднее между елью и туей привезли. От проставленной мною водовки он также не отказался. После посиделок даже записать смог мною исполненный хит сезона: '...есаул, что ж ты бросил слона'. В данном регионе тему весьма актуальную - это животное с пулемётом заменяло целую тачанку.
  
   Установление неформальных личных контактов способствовало и общему делу. Главком, получивший сам русское военное образование, был заинтересован в максимальном расширении этой традиции. Разброс обучения золотой молодёжи в Альма Матер от Оксфорда до Гёттингенга не расширял кругозор, а напротив - вселял раздор и шатания в итак неокрепшую государственность. Царствующий его брат, взяв курс на монархический национализм, вместе с тем пригревал и продвигал не коренную нацию, а китайцев-переселенцев, за что их дети, нахватавшись в Парижах 'Либералите', отплатили вскоре, устроив буржуазный переворот. Но раз правильная заграница оказалась совсем рядом, то и воспользоваться этим ему следовало. И мы договорились на средства королевства в Сингапуре до осени открыть Нахимовское училище для тайских мальчиков, а первым нахимовцем в нем станет его с Катей общий сынок. Преподавать там станут наши списавшиеся в запас подводники и авиаторы, и за это, кроме достойного жалованья им самим, наши детишки даже квот при поступлении иметь не будут - на кошт поставят всех желающих.
  
   Начальником училища назначался бывший в Камрани на политработе кап.1, проникшийся идеей подготовки пополнения из местного населения. Его замом ставили тайского капитана парусного флота, некогда учившегося в Кронштадте, и ещё не совсем забывшего русский язык. Здание заново отстраивать не было нужды, но оно требовало больших затрат времени и средств на переоборудование выделенного под школу юнг Старого Форта. Возвели его бритты капитально, и служить ему ещё долго предписывалось, но ведь совсем для других целей. А тут все-таки дети, так что набранный за неделю первый взвод тайской ребятни рассовали по экипажам боевых кораблей 'Максимка'. Где их, следуя заветам одноименного фильма, всей командой принялись обучать языку, понятиям, традициям и уставам, используя самый эффективный метод - погружения и подзатыльника. Незакостенелые мозги пацанов старательно впитывали рубах и бацы матрасы. Шестилетний сынок фельдмаршала Чакрабона -Чула, зачисленный в штат Варшавянки Б-472 юнгой-пом. кока, вдобавок к этому ещё и бататы чистить учился, и маниоку готовить, и узлы вязать.
  
   В Камрани, получив от командования ТОФа приказ о проходе через радугу с пояснениями, отнеслись к нему творчески, поняв, что политика партии резко меняется в связи со своей скорой самоликвидацией. Укомплектованный не самыми глупыми людьми, Политотдел и до этого не все приходящие сверху указания выполнял с радостью и вприпрыжку. Мерзко бывало у замполита на душе, когда ему приходилось принимать меры по ликвидации контактов с местным населением, а человеческим языком излагая - вставать на пути любви советских матросов и солдат к добрым вьетнамским девчатам-миниатюркам. Сколько судеб было разрушено этим маразмом, сколько детишек вместо любви получили на всю жизнь клеймо ублюдков. Теперь же связи с местными не пресекались, и даже пара отчаянных вьетнамок решилось последовать за любимыми ещё из Камрани. Природу человека возможно на некоторое время заглушить разными способами, но при ориентации на долгие цели лучше все же давать естеству выход. Так как на перемещение шли только добровольцы, причем практически все со средним образованием как минимум, то, получив в начале века статус вольноопределяющихся, браки матросам и солдатам с полюбившимися местными гёрлами больше не возбранялись.
  
   Действительно, в основном англичанками (либо полу-англичанками), ибо колония до того была английской, и за почти век существования у колонизаторов скопилось немало девиц на выданье. А так как новая власть показала себя гуманной и мягкой, то и зятьев местные отцы семейств рассматривали в первую очередь как высокопоставленных белых моряков, в национальные подробности не вдаваясь. Вайф после обряда в кафедральном соборе св. Апостола Андрея, получив статус 'член семьи военнослужащего', учились говорить люблю вместо лав, а потом и все остальное, впрочем, и наши мореманы свой английский подправили.
  
   Век английского господства, да при использовании рабочих рук индусов-заключённых, придал возводимому городу дух подавляющей имперской массивности. В ТОЙ истории, в 50-е, своими небоскрёбами перелицуют его на БРУТАЛИЗМ, но у нас задачей дня являлось обеспечение прибывших комфортом, к которому люди привыкли в конце века, раз уж не можем положенную банку сгущёнки в сутки предоставить. Так что пока мы ускоренными темпами опутывали улицы электрическими и телефонными проводами, а также рыли траншеи для водопровода и канализации, не забывая о водозаборе и очистных. К счастью, в экипажах судов оказалось немало рукастых да головастых, а с кирками и лопатами прекрасно управлялись за чашку риса китайские кули, которых имелось в избытке. Мне оставалось только успевать из будущего проводку да вечные пластиковые трубы перетаскивать.
  
   Патриотизм возбуждали промыванием мозгов тем, что живешь на самом лучшем болоте (у лягушек, например), до тех пор, пока они на соседнюю трясину не прискакали для сравнения. Потому-то действительно желательно у себя какую-то фишку иметь, другим не доступную. Тогда ради ватерклозетов и электролампочек уже к тебе Родины продавать побегут хоть рабоче-крестьяне, хоть гнилая интеллигенция. И никакими сказками о светлом будущем им мозги не запудришь. Ну, разве что только извращенцев о загробном.
  
   Потому-то особым спросом пользоваться стали женихи, способные привести своих избранниц в пусть и очень малогабаритные, но квартирки со всеми удобствами в конце коридора. Переделанные из казармы типа 'Гилман Баракс' и других. Там каждая комнатка имела кондей или вентилятор в крайнем случае, и даже персональный репродуктор, весь день напролёт изливающий сладкую музыку, и каждый час выдающий ПОСЛЕДНИЕ новости. Невольно уже через месяц такого шумового фона новобрачная обходила своих бывших подруг интеллектом. А тем казалось, что умняшками, живущими почти в раю, можно заделаться, только охмурив цыгайнского воина. Все как в СССР - коммунизм построен, НО не для всех. А ЗНАЧИТ ЕСТЬ ЦЕЛЬ!
  
   На стройке пятилетки возможно было не только по старой русско-советской, но и по англо-саксонской традиции контингент привлечь. Тем более, что он многократно превосходил весь наш цыгайнский гарнизон острова вместе с экипажами базирующихся здесь судов. Вот по этой-то причине и не привлекали в полном составе - страшно было. Около десяти процентов военнопленных повелись на соблазн стать вольняшками и зарабатывать у противника пусть небольшие, но деньги. Разумно тратя их на выпивку и баб в обитаемых местах. Более же ленивая орава содержалась по месту их пленения - на одном из ранее необитаемых Соломоновых островов, куда свезли всех бывших моряков и пассажиров австралийско-новозеландского конвоя. Кого-то из воды выловили, но в большинстве же своём обошедшихся без купания. Несколько лайнеров удачно удалось обездвижить, повредив взрывом торпеды только руль и винт.
  
   Жили лентяи там привольно и на принципах самоуправления, то есть не то что без орднунга, но даже и без охраны: с острова ведь как и с подводной лодки - не сбежать. Только небольшая администрация пребывала на стоящем на рейде ракетном катере и регулировала поток гуманитарной помощи, которая на гражданских невооружённых судах допускалась. Даже БЫВШИХ солдат обязана кормить мобилизовавшая их держава, или в крайнем случае оплачивать расходы на содержание. Потому-то оплату морепродуктов, выловленных и поставленных к столу британских подданных, а также купленного в Сиаме риса оплачивал нам король из расчёта 11 шиллингов 6 пенсов в день. Как и мистеру Ватсону, после его демобилизации. Но пенсион доктору корона выдавала только в период адаптации, равный времени от зачатия до рождения, то есть девяти месяцам. А дальше - крутись, как можешь, револьвер-то также со службы прихвачен.
  
   У ребят на острове оружия не имелось, потому в случаях задержки перечислений резко возрастало число желающих продать Родину и короля. А последнему наконец-то пришла в голову мысль выкупить весь кагал оптом и сразу - так выходило дешевле. Но переговоры возможны только в условиях мира или хотя бы перемирия, и он его запросил. Так как Орден и его союзники пребывали в состоянии "ни войны, ни мира", получилось, что просил он у самого себя и сам себе позволил пообщаться. Ну и мы против ничего не имели, при условии признания уже случившегося "Де факто" - то, что #КРЫМНАШ, простите, #НАШСИНГАПУР!
  
   Признал, куда деваться! К Империи Сингапуров много, одним больше, одним меньше, а если сил поднакопить получится, так и этот, может, выйдет отобрать. Лишь бы выкупные платежи за зеков сбить нынче получилось: никак вариант "всех на всех" не канал. Взамен предложить было нечего: арестованный у себя в тылу люд мутных профессий и национальностей к обмену не принимался. Но зверствовать нам не хотелось, и потому за основу предложили всю ту же схему доктора Ватсона. На момент передачи, король оплачивает девятимесячный как бы будущий пансион освобождаемого, независимо от его последующих действий. А мы даже доставку домой бывших военнопленных на себя берём - ведь судов-то у Британии после войнушки поубавилось. Набегала вполне разумная и подъёмная сумма порядка двух сотен соверенов за голову, а так как золото, из которого эти соверены изготовлены, добывали как раз отцы и братья сидельцев, сами в лачугах проживая, схлопотать социальное напряжение в регионе-доноре никто не захотел.
  
   Весомым фактором явилось и нерушение чести короля, ведь не контрибуции или репарации Великобритания иностранной державе выплачивала, а пострадавшим за Империю воинам компенсацию, необходимую для адаптации и поправки здоровья. Хотя по последнему пункту как раз все хорошо было: малоподвижный образ жизни в плену при высококалорийном питании (в китовой солонине, иваси и сиамском гарнире недостатка не ощущалось), способствовал изрядным привесам в пленённом воинстве. Хотя, справедливости ради заметить следует, что и король на мясо для своих наёмников не жался - голодный пёс к миске посытней перебежать может.
  
   Потому-то, получив за первую партию отпускников, 30 800 нашедшихся в судовой кассе паундов тут же на британский борт доставлено было 154 живые души. Но не совсем здоровые, ведь пережитые приключения не для всех без последствий остались, а заботиться о сирых в дальнейшем обязан тот, кто на авантюру сманил. И нет смысла требовать от нас вызволения согласно табели о рангах сверху вниз, а то зарядим прайс выкупа за генерала или адмирала в сотню тысяч.
  
   Следует признаться, что почти неожиданно свалившимися 217 кг презренного металла распорядиться можно было по-разному. Ведь в конце 20-го века нумизматическая ценность каждого соверена колебалась в вилке 500-550 баксов. То есть за полтора лимона уже сходу могли думать, что ТАМ заказывать. И после долгих споров сошлись на том, что ГДРовский портальный кран Кондор (либо его аналог) для города-порта на данный момент есть самая необходимая вещь, а уж последующими пятью миллионами золотых кругляшей и прочие дырки экономики в порядке их поступления позатыкаем. Но получилось иначе.
  
   Очень своевременно вышло в будущее заглянуть и прочесть в Википедии, что нынче неподалёку (в Индонезии) скопилось изрядное количество металлолома, бывшего ранее советскими бронемашинами, на который даже покупателя найти не удаётся. Эта небогатая страна скупала по всему миру всё, что подешевле, забывая, что скупой платит дважды. Этим же принципом руководствуясь, в ТОЙ истории она по цене лимонада приобрела и ВМФ ГДР, но НЫНЧЕ вышел с Фольксмарине облом-с. Так и после того, как на Горьковском автозаводе сняли с производства неприхоливый ГАЗ-63, Советская Армия постаралась избавиться от созданного на его базе БТР-40, дабы с запчастями не маяться, а индонезийцы сразу же и схватили недорого ездящие пока броневики.
  
   В ТОЙ истории эти обездвиженные коробочки, так и не найдя скупщика лома, долго ещё гнили на задворках инонезийских воинских частей. После развала Советского Союза в Джакарту непонятными ветрами случайно занесло бывшего прапора СА, и от безденежья тот вызвался оживить этот безнадёжный хлам. Из того, что было, он создал бронемашину много лучше. Дизельный движок подошёл от Исузу, причем он кушал не только соляру, но, как и сам старший прапорщик, всё, что горит. Ламповую рацию сменила портативная и более мощная станция жёлтой сборки. Вот и встал остро вопрос о том, как успеть перехватить этот скраб до того, как залётный Кулибиниченко до него доберётся.
  
   В Сингапур пришлось перегнать через радугу судно река-море, и, купив на корыто новые документы, открыть на его основе каботажное микро-пароходство. Потом под видом корабельного карго, не торгуясь, скупить у обрадованных соседей восемь десятков мёртвых бронекорбочек, отслюнявив за каждую по полторы штуки зелени, и затратив за весь негабаритный чёрный лом целых 120 тысяч американских рупий. В такую же цифру американских юаней обошлась покупка у братского Китая трансмиссии к их аналогичному клону ТУРЕ -55, и ещё пару раз столько американских иен за упомянутые выше неубиваемые и всеядные движки. Вместе с рациями сони, резиной и прочей приятной мелочёвкой, а также умелыми ручками советских прапорщиков и мичманов, создание сингапурских бронетанковых войск обошлось в меньше лимона баксов. И всё это богатство валялось прям под боком. Правда, в этот ряд затесалась к уже ранее имевшимся с Камрани четырём и пятёрка более современных, но безнадёжно убитых бардаков - БРДМ-2. Их коварные азиаты втюхали в общее количество черного лома. Но как раз на эту модель своих запчастей у нас имелось с избытком, потому вёрткие бронемашины разведки вскоре и забегали, и заплавали.
  
   Открытое пароходство удачно в струю попало и зажило своей жизнью, а кораблик в конце 20-го века под сингапурским флагом принялся приносить законную прибыль, сполна платя все налоги. Правда, периодически он пропадал с радаров и спутников, но в море всякое случается, а совершенной электроники не существует.
  
   Ведь и в наступившем 1915 году универсальному судёнышку требовалось вкупе с десантными кораблями почти на три тысячи миль рейсы до Австралии и Новой Зеландии прокладывать, экс-пленных домой отвозя. В эти морские круизы и мне с Танюшей (чтобы мир посмотрела, и я не скучал) отправляться приходилось, вновь надевая личину судового карго.
  
   Дабы обратный рейс не выходил пустым, вырученные за пленных соверены тратить приходилось на месте- в порту Перт, являвшемся одним из флагманов австралийского автопрома. Некогда он был весьма нехилый, но в последние годы переживавшего не лучшие времена: по грузовикам, к примеру, каждые пять лет сокращался выпуск вдвое. А это значит, что за этот же срок половина станков и оборудования переходила в разряд металлолома, либо близких к нему по цене изделий.
  
   Аналогичный спад переживал весь западный мир, на Детройт вообще без слёз смотреть было нельзя. Не рухни СССР с соцлагерем, открыв свои рынки, и тем самым просубсидировав Запад, рухнул бы последний неизбежно. Но пока без особо чрезмерных субсидий собиралась линейка станков и оборудования для создания автогиганта в начале века, ничего общего с закупкой под ключ Авто ВАЗа не имеющая. В первую очередь предполагался моторный завод, ибо уже имелось от чего отталкиваться - "Дальдизель", в ту пору ещё именовавшийся "Арсеналом", существовал в Хабаровске с 1898 года. Стены и кадры наличествовали, оставалось расширяться и перевооружаться. Взяли за главный объект производства поминаемый уже всеядный дизелёк, который в конце века и японцы с удовольствием делали по лицензии МАN, первоначально хорошо себя зарекомендовавший на Вьетнамской войне, безотказно, но громко работая на амеровских армейских грузовиках М-35. Даже если с автозаводом задержка по каким-либо причинам произойдет, такой моторчик и на рыбацких шхунах послужит достойно.
  
   Самым приятным являлось то, что казённый завод ни покупать, ни отжимать не требовалось: просто поменялась казна российская на казну цыгайнскую, и у нового владельца стало ни поворовать, ни побунтовать-побастовать. В счет французских репараций, орден выбрал царские долговые обязательства, а потом предложил российскому союзнику вместо ежегодных выплат по процентам рассчитаться с кредитами натурой. За заводы и фабрики, требовавшие коренной модернизации, предлагалась более чем достойная цена - порой себе в убыток, но грабить Родину дореволюционной приватизацией желания не имелось - богатеть имелись и другие возможности.
  
   Кстати, в Хабаровске мы с Танюшей наконец-то венчались законным браком и царь, в качестве свадебного подарка, пожаловал дворянский титул. В совокупности с сиамским, становился я дважды цыгайнский барон, который в дважды цыгайнку влюблён. Дважды - потому что суженная моя уже в тягости пребывала, и её мотания со мной по белу свету как честной офицерской жены временно прекращались. Наше "река-горе" отвозило мою половинку на юг в Сиам, дабы у лучшей подруги пожив, в витаминах недостатка не знала, а меня ждало путешествие на запад - в европейские дела требовалось вмешательство.
  
   Наступила пора налаживания неафишируемых межвременно-межгосударственных отношений между Россиями. И меня, как наиболее поднаторевшего в таких делах, командировали для встречи с законно избранным президентом усохшего, но не развалившегося Советского Союза. Как и планировал "Клуб самоубийц", народ избрал ранее гонимого и проклинаемого на всех партийных, комсомольских и профсоюзных собраниях Солженицына. Любовь толпы - как ветер мая, но в отличие от сердца красавицы, легко поддаётся манипулированию по определённым и хорошо известным где надо методикам. А мировое сообщество не особо расстроилось заменой, хотя в запасные варианты им метился Е.Б.Н. .
  
   Благодаря сбору долгов с братьев налом и натурой, обвал цен на нефть удалось нивелировать, и полки магазинов вновь наполнились, причем без вивисекции. Более того, от привалившего резко золотишка рубль перестали звать деревянным - он стал конвертируемым без распихивания его по конвертам, ибо доллар действительно стало возможно купить в любой сберкассе по 63 копейки. Теперь уже не офицерские жены мотались на Варшавский рынок с советскими чайниками, унизительно моля там "пан, купи". Наоборот - мазурики оттуда пытались всучить на блошиных рынках Союза своё говно в красочной упаковке. Березовские всех мастей так и остановились на торговле пододеяльниками.
  
   Перестройку принялись сворачивать, заменив компанейщину реальной модернизацией всего хозяйства. Под тотальную приватизацию попал пока только жилой фонд - давно пора наступила людям самим о собственной крыше думать начинать. Каждый решал сам: жить ли в многоэтажке, либо свою хату с краю возводить - земли под неё нашлись, а на ДальВо и в Сибири аж по гектару на семью. На очереди стоял общепит и бытовка, а со временем и торговля. Задача власти тут - создание благоприятных условий и действенный контроль, так что жульё принялось ЖКХ стороной обходить, хотя собрания жильцов-собственников всё равно порой случались темпераментней, чем драки в Раде.
  
   Вопрос неконкурентоспособности тотально планового производства снят не был - требовались инвестиции, но на МВФ с прочим буржуинством никто иллюзий уже не имел. И, в первую очередь, хорошо насмотревшийся на "свободный мир" изнутри Нобелевский Лауреат. Хотя этот титул как-то предохранял его обладателя от клейма властителя Империи Зла - резкую перемену курса редакции не поймут читатели "Таймс". Потому-то у нового Советского президента имелся некоторый запас времени на неожиданное для Запада укрепление страны. Особой нужды форсировать межвременные отношения не имелось, но и затягивать не следовало. Моего появления ждали и готовились к нему хоть и без помпы, но как к встрече друга.
  
   Имеющиеся у меня ожидания не обманули. Предыдущие шалости военных по уходу туда, где принимают, были поняты и прощены, и никто старое не поминал, боясь зрения лишиться. Отношения начинались с чистого листа! Вполне взаимовыгодные, но при участии бухгалтеров с обеих сторон. Одна страна - две системы (и две эпохи!), как в доброй и рачительной семье: младшие донашивают за старшими, но за это для старших приобретаются не одноразовые вещи. Мне следовало купить как для Российской Империи, так и для Западного отделения ордена (Варшавского Договора) на целых пять электростанций гидротурбины, с полагающимся к ним электро-набором. Отдавать такой жирный заказ хотелось своим, тем паче, что в этой сфере советское качество не уступало мировому. Также для металлургии, нефте- и просто химпроизводства кое-что требовалось. И далее список на тысячу листов, даже для зарождающегося ТАМ Автопрома у СССР на продажу ништяки имелись, и это были не за три копейки продаваемые в Англию Нивы.
  
   Очень хороший автомобиль ГАЗ-66 Афганская война забраковала - фугас на дороге разрывал не только мотор, но и всю кабину, с находившимися там пассажирами, потому армия от него отказывалась. Но именно такой грузовик, который даже в варианте самосвала производился, требовался в России начала века, официально имевшей не дороги, а направления, имитацией деятельности дорожников не прикрытой.
  
   И тут всё предназначенное в лом оборудование автогиганта мы с удовольствием готовы были отправить в прошлое. Завод возводить решили у ныне строящейся Цимлянской ГЭС(дабы от неё и запитать), в будущем Волгодонске. Так что баржи со станками и доставить к месту получалось легко, и в прошлое переместить, как, кстати, и турбины для ГЭС.
  
   Заказы имелась возможность оплачивать золотом, но выгоднее оказалось частично бартерить на взаимозачётах. В начале века переселенцы-рыбаки на наспех сколоченных шаландах усердно черпали богатые пока дары Охотского моря и уже завалили морепродуктами не особо-то пока ёмкий дальневосточный рынок. Очень серьёзный вклад в поправку продовольственной программы Советского Союза могло внести рыболовство существующего в начале века Аральского моря. В этом случае был возможен бартер за рыбу и ИКРУ разных цветов на сейнеры, лежащие на высохшем дне, и на ржавеющее оборудование стоящих рыбозаводов. Ещё и спасибо скажем, особенно за науку КАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ! Хлопок царь будет покупать за рубежом - рукотворных пустынь у себя не допустим.
  
   Сколько ещё намёток совместно сделали! Империи и ордену остро требовалось ВСЁ, что в Союзе уже "вышло из моды", и, забирая дешёвое б/у, выигрывали обе стороны. Первый пароход с турбинами для строящейся в Албании ГЭС договорились пропустить в прошлое в Адриатике уже через полгода. Там товарищ Сталин пятилетку в три года проводил, и он своего добьётся. Следом туда же потребуется и оборудование для алюминиевого завода. Потом будет Цимля, Каховка, каскады на Амуре и так далее - придётся покрутиться.
  
   Пока же только подписали Конвенции по перемещённым лицам и воссоединению семей. Жёны и дети ушедших в прошлое военных, по разным причинам не имевшие возможности тогда проследовать за главами семей, получили преимущественное на то право, в остальных случаях работала Согласовательная Комиссия. Непущательства не предвиделось, но и в пустых людишках нужды не имелось, пусть хоть право-, хоть лево-защитники по месту прописки гранты сосут. По первой партии членов семей военнослужащих договорились использовать флагман Амурской флотилии - лайнер "30 лет ГДР", в ТОЙ истории вскоре проданный на иголки, правда. перед тем переименованный в "Арсентьев". Добротно сработанное и красивое судно орден выкупал, в Хабаровске оно становилось под посадку, а дальнейший рейс проходил не только в пространстве, но и во времени.
  
   Ещё от советских партнёров прозвучал намёк-пожелание помочь с отжиманием компенсаций от ФРГ за оставляемую после ухода ГСВГ инфраструктуру. Да и НАТО в наглую уже на аэродромы под Вернойхеном и Эберсвальде свои вертолёты принялось перегонять. Самой действенной была бы демонстрация того, что как ушли, так и ВЕРНУТЬСЯ можем. А вот за то, что "Ирокезы" и "Апачи" на чужую собственность залетели - пусть себя и винят.
  
   Наши спецы на СВОИХ аэродромах каждую травинку знали и операцию провели, используя весь батальон "Хорон" - пусть ребятки порезвятся. Так что на всё про всё и пяти минут не потребовалось, причём с хирургической точностью и без жертв с обеих сторон. НАТО лишилось пары вертолётных полков, укомплектованных проверенными машинами. В добавок, запчасти к ним приобрести было легче лёгкого. А СССР выразила "искреннее сочувствие". У неё не так давно целые армии в тех же гиблых местах пропадали. Видно, нехорошие там взлётки - заколдованные. Может пастора пригласить? Пусть святой водой бетонку окропит. Или "друг Коля" может дойчмарками шаманских божков в Сибири задобрить, хоть и берут те много, но и гарантии дают. Короче, ДУМАЙТЕ САМИ, РЕШАЙТЕ САМИ ...!
  
   А сам я всего лишь карго сингапурского микро пароходства, и в Европе ошиваюсь исключительно по коммерческой части. Вот занесло меня случайно во вновь воссозданное в 1988 году Курляндское герцогство, не пожелавшее вместе с придуманной Антантой Латвией из СССР выходить. Кстати, и Вольный город Рига с Митавой в микро-союз вступил, как и вся цепочка городков, что по пролегшей параллельно Даугаве железной дороге Союзом и строилась. К примеру, под Ригой некогда посёлок Саласпилс после строительства Рижской ГЭС, а идущий следом Огре из-за трикотажного комбината в десятки (если не сотни) раз разрослись, и так далее. Да беда: японское оборудование там только на новозеландской шерсти работало, а где ж её взять, когда нефтедоллары вышли все? Но её-то у меня завались, поскольку за пленных этот остров как раз шерстью рассчитывался. Хотя продавать и дальше дефицит совсем не хотелось, а вот на переработку давальческого сырья, может, и соглашусь. Огрский трикотаж опять в товар можно превратить, который ТАМ совсем другие деньги стоить будет.
  
   Рижская чулочная фабрика загнуться собралась по причине того, что дамы в конце века повально на колготки перешли, а на новое оборудование плановики денег не предусмотрели. Но нить капроновая (хим.пром. жив пока) поставляться продолжала, и набившие руку мастерицы никуда не делись. Вот под залог дефицитных огрских свитеров скупаем чулки, которыми все склады завалены, и гоним этот товар ТУДА! Причём даже в разорённой мировой войной Европе модницы согласятся неделю не есть, лишь бы завладеть этим капроновым чудом без шва. Но у нас ведь и судно имеется, так что можем и к богатеньким американкам этот наимоднейший товар доставить, разумеется, совсем за другие деньги. За один рейс не только новенький колготочный станок, но и нить на год вперёд отбивается. А как бы старьё мы у вас заберём вместе с квалифицированными чесальщицами и мотальщицами. И так во всём, на что ни глянь: заводов и фабрик только на этом Прибалтийском пятачке много сотен. И все бы они встали, поведись на посулы, типа "Запад нам поможет". Пока мы помогаем Западу 1915 года от золотого запаса избавляться, причём уже не грабежом. Кто сказал, что те умней?
  
   Так замотался, что чуть на роды Танюши не опоздал. Повезло, что из-под Пскова до Владика борт гнали, и я рядовым пассажиром на Ил- 76 благополучно долетел, а дальше персональный самолёт мне выделил народ. Пилотировать Як-18 допуск имелся уже давно, и за особые заслуги СССР мне, помимо очередной висюльки, ещё и эту ценную вещь преподнёс. К тому же по спецзаказу дополнительными баками и креплениями для ракет оборудованный. С дозаправкой на аэродроме Камрани как раз до начала схваток (у жены, разумеется) на новенькую взлётку Бангкока сесть успел. Оценили!
  
   Супружница мою расторопность оценила, а подруга её - Екатерина с мужем - маршалом Чакрабоном, всё прочее. Последний, глянув на аппарат, сразу же, как ребёнок закапризничал:"Такой же хочу! И много!". Он и в ТОМ мире к авиации неровно дышал. Свой аппарат никому не отдам, но поляки из будущего перетащили производство Як-12. Раз я карго в законе, так за долю малую подсоблю им со сбытом как развернутся, а братскому Сиаму с созданием нового рода войск - хоть изумрудами расплачиваться готовы. Сам же на свою модель подписался только потому, что знал - у соседнего Лаоса (в конце века) они на вооружении стоят - подсобят с запчастями, если ХОРОШО попрошу.
  
   Маршал "Хочу!" говорил, и когда броники наши увидел. Только когда цену узнал, слегка опешил, но не отстал. Когда в Хабаровске начнём моторы свои производить, придётся там и тракторный завод рядом строить. Природа не терпит пустоты, иначе англы впарят собственное вечно буксующее броне-дерьмо. Выиграть мир трудней, чем выиграть войну, хотя это такая же война, только иными методами.
  
   Для победы все средства хороши, и особо приятно, когда получается без подлянки. Загостившаяся женушка девочку в честь боевой подруги Катериной нарекла. Кстати, пока она проживала, однополчанки изрядно на принца наехали! И вспомнил он, чтоб отвяли, что так же в православную веру крестился, и тут же церквушку на свои кровные возвёл, а ничейный рукоположенный батюшка в Сингапуре нашёлся. Там мы дитё и крестили: кто оказались крёстными - говорить излишне. Расчувствовавшиеся крёстные даже со своим пребывавшим на каникулах сыночком -юнгой Чулой сразу же Катеньку обручили. Быть нам с монаршьим семейством впредь ещё и сватами. Пришлось сей факт отметить. По-православному опять, с душой и возлияниями!
  
   Когда в королевстве водка кончилась, пришлось приходить в себя и вспоминать, что вытворял и что кому наобещал. Так как жена была постоянно рядом, то наобещать кому-то ещё жениться не получилось, а остальная мелочёвка по-трезвому и не рассматривалась. Жена же предохранила меня и от очередного награждения Белым Слоном, как в виде ордена, так и живьём. Согласился только на Доску Почета и личный дар будущего свата - увесистую шкатулку. Оказывается, по местной традиции при сватовстве родители молодых сувенирами обмениваются. Вот у принца такой сувенир и образовался - даже грузинский кошелёк превосходящий. Солидного размера коробочка полна была смардов, яхонтов и прочих диамантов - этого добра здесь как грязи, копай - не ленись (или заставь кого-нибудь копать).
  
   Ещё сообразить успели, что у юнги отпуск заканчивается, и, добираясь до службы поездом, он в нарушители дисциплины попадёт. Так что решили на расширенном семейном совете, что поездом в Сингапур поедут мои жена и дочь, причем в личном вагоне маршала, а его сыночка и моего будущего зятя доставлю сам к месту службы на аэроплане. Как не удружить родному человечку, но с кумовством тут ничего общего нет - просто попутный рейс. Да и Як - мой собственный, кого хочу, того и катаю.
  
   Когда приземлились, выяснилось, что, попав на подлодку Чула, я сразу же проникся её романтикой и захотел ей всю жизнь посвятить. Потом привезли мы борнекапсулы, и делать из них боевые машины и юнг к работе привлекли - очень качественно те старую краску железными щётками отдирали, а после кисточками да валиками броню красили. Тогда захотелось мальчику в панцирники пойти так сильно, что во время отпуска он папе уши на столько прожужжал, что и тот проникся мощью бронированного кулака. Но теперь Чула принял окончательное решение - станет лётчиком! И наша задача его этому обучить. Осталось только надеяться, что про полёты в космос он узнает уже в зрелом возрасте. А то мне для его папы заказы по броне и самолётам следует исполнять, ракету никак не потяну.
  
   Но к исполнению заказа кума приступать следует немедленно - коробок с бижутерией руки жёг и обязывал. Забрать орденский БТР не имел я права даже юридического - вся техника была распределена, и обнажать какой-либо участок обороны было нельзя. Но от создания либо покупки ещё одной, уже собственной бронемашины, никто меня отговорить не мог, да и личных средств уже чуть не на танковую армию образовалось. Так что приступил я к задаче творчески - уж очень захотелось хорошему человеку приятное сделать. Для начала, уйдя в 1989 году за валюту, заказал во все той же Камрани пару шишиг (ГАЗ-66) с кунгами, а потом мне уже в Сингапуре оттюнинговали будочки под комфортабельные домики на колёсах. С кондеями, диванчиками, холодильниками и пр., и обшили их лёгкой противопульной бронёй. Имеет маршал право на некоторый комфорт при своей постоянной кочевой жизни, да и я тоже. Кстати, возможности мы также имеем, и глупо ими не пользоваться. Кум моим алаверды оказался весьма доволен.
  
  

Глава 7.

  
  
  
  
  
  
  
   Комфортное жилище на колёсах позволило всем семейством постоянно менять дислокацию, зависая порой на неделю на самых ответственных стройках острова и не особо себя в минимальном комфорте ограничивая. Малютка же чувствовала себя превосходно везде, где находила мамину грудь.
  
   Самым ответственным объектом являлся местный МГУ , вернее, строящаяся копия того, что в Москве создали в сталинскую эпоху на Ворбьёвых горах. Только отдавать здание, на которое шли далеко не лишние пока средства, под образование возможности не имелось. Учиться при желании можно и без понтов, а вот для того, чтобы заманить в эту азиатскую дыру серьёзных банкиров, требовался для начала хотя бы входящий в мировой тренд тучерез.
  
   Уже построили год назад в Нью-Йорке 57 этажный Вулверт-билдинг - как символ финансовой мощи и технических возможностей Америки, потому-то нечто подобное требовалось и в Азии создать для приманивания капиталов. То есть меда необходимого для развития экономики. И уж коли решились неправильных финансовых пчёл разводить, то и улей им соответствующий строить требуется: насекомые цену знают и капризны весьма. Даже если самим нам в кунгах, палатках и общагах жить приходится.
  
   Разумеется, хватило бы денег с проданного ящика изумрудов не на один персональный дворец, но пока дворец общественный нужнее, так что полностью выручка туда пошла. Ибо даже все чулочные и им подобные доходы на 13 с половиной миллионов очень дорогих баксов образца 1915 года не дотягивали: в такую смету уложился помянутый ранее Вулворт-билдинг, а он выше МГУ аж на 31 метр! Уже как частные лица прикупили акции стройки, тогда и я, и кум мой, и все, у кого лишняя, и совсем не лишняя копеечка завалялась. Но кого удалось уболтать с нею расстаться, следить принялись за сим Вавилонским столпостроением как за родным.
  
   В Союзе архитекторов СССР насчитывалось 12 тысяч членов, но всю свою харизму напрячь пришлось, убеждая переместиться в прошлое, всего год как получившего членский билет в возрасте Христа Сергея Скуратова. А в прошлом изыскать получилось даже ещё более молодого истинного зодчего сталинского МГУ - Льва Руднева. Этот межвременной дуэт вовсю раскрывал ныне свои таланты, тем паче, что все уже готовые чертежи им с флешки распечатывались по первому требованию.
  
   Да и не успевший убраться из Вьетнама наш военно-строительный отряд(ВТО) укомплектован был лучшими кадрами Союза, и нынче их опыт очень пригодился на грандиозной стойке. Хотя пока шёл нулевой цикл, с большим успехом землю рыли инженерные БАТы (бульдозеры на арт.тягаче), проигнорировав всем известную истину, что два солдата из стройбата заменяют экскаватор. А имевшие хоть какие-то навыки вождения воины Мабуты, вместе со списанными на берег водилами-морячками осваивали управление БТР-40, получая под конец воинской службы действительно воинскую специальность и обеспечивая действительную обороноспособность.
  
   Не бывать более англам в бухте Марина Бей, как и нагромождений небоскрёбов. И жить, и работать в них для здоровья вредно, так что издадим специальный указ, этажность ограничивающий - как в Чикаго. Но всё же одной высотке стать символом города придётся, как и телерадиовышкой попутно. Хватит пользоваться пересобранным на живую нитку и прихваченным так же из Камрани 1073 узлом связи. Грех в таком месте пребывая, не использовать лучший в мире японский телеком.
  
   Опять же, прежде всего, обеспечивать надо сервис банкиров - деньги любят тишину, а их владельцы безопасность и информированность. И все требуемое нами предоставлено будет по высшему разряду.
  
   Очень нелёгкая поставлена была задача, учитывая крайнюю ограниченность ресурса, как материального, так и людского. Хоть далеко ещё до 1942-го, когда в ТОЙ истории Британская империя монструазными орудиями, снятыми с линкоров, береговые форты укрепит, а на оборону Малайи и следующего за ней Сингапура 85 тысяч бойцов соберёт. Но и их за неделю сметёт японский десант, всего из 36 тысяч воинов Микадо состоящий.
  
   Нынче и обороняющегося противника, и нас было в десятки раз меньше. Но наглость оказалась свойственна не только наглам и их старательным ученикам - джапам. Потому-то ушедший в десант сводный полк, состоящий из военморов да фуцинов из стройбата, сработал не хуже, чем японцы через 28 лет. И теперь хлебали плоды победы полной ложкой. Не зная, где набрать мехводов для прирощенного полка панцеров, в условиях совсем для нас, северян, неблагоприятного экваториального климата. Такой вот парадокс - народу в Азии полно, и в то же время людей не хватает, ибо если хочешь сделать что-то хорошо, то делай это сам. Сначала повоюй, а потом можешь строить и жить (когда-нибудь). Бремя Белого Человека! БЛИН!!!
  
   Стоящие на кораблях в изрядном количестве "Термиты" и "Базальты" гарантировали мирное созидание, а затем и спокойную стрижку бабла с более чем сотни обосновавшихся на морском перекрёсточке банков. То есть деньги из денег. И нечего какие-то утопические "Трёхконтурные экономики" изобретать, способные якобы утечку капиталов из страны сдержать. Раз деньги течь способны, то не дамбы на их пути городить надлежит, а условия создавать, чтобы текло к тебе. Хотя очень много случаев имеется, когда разумнее применение безнала. В 21-м веке мир и так на него перейдёт, рудиментный кэш для экзотики печатая. Победив в войне, глупо проигрывать в мире.
  
   Тут главное всегда порох сухим держать, а то очередная экспроприация экспроприаторов происходит всегда внезапно. Конечно, локаторы на судах цели далеко способны засечь, но по светящейся на экране точке не определить тип судна. Потому-то в основном мою обязанность вошёл также ежедневный разведывательный облёт окрестной акватории, хоть и все вертолётчики с корабельных КА-шек, так же с Як-ов начинали и в небо рвались хоть на метле.
  
   Но раз сей аэроплан собственность личная, то преимущественное право имею и отрываться в небе - накопившийся стресс снимать. А то запью! Да и в семейный бюджет приварок изрядный, а то моё годовое повышенное жалованье подпола 1444 целковых, то есть в месяц чуть за стольник. Со столовыми, квартирными и пр. выходило два стольника. А если военлёт-офицер в месяц 10 часов налетает, то добавочно еще два стольника ему положено.
  
   Боеспособность гарнизона удавалось поддерживать исключительно за счет как романтичных, так и циничных добровольцев из Российской Империи, пожелавших отведать службы среди людей из будущего. Тут были и графы, и крестьяне с мастеровыми. Как себя воинской службе посвятить целиком настроившиеся, так и авантюристы, решившие рискнуть и судьбу испытать. Ещё по итогам русско-японской войны войска изрядно трясли, да и было за что - одних денщиков при их превосходительствах 40 тысяч числилось. До 1908 года первая волна реформ этих превосходительств на 7 тысяч и поубавила, да срок действительной службы сократила изрядно: пехоте до 3-х лет, кавалерии до 4-х, а флотским до 5-ти. Затем следовала вторая волна, не только каравшая лентяев, но и справедливость устанавливающая. В 1911 году вышел новый пенсионный закон, дающий сверхсрочнику в 38 лет пенсию в 98 целковых, а в 1913-м уже для пенсиона и 10 лет службы стало хватать.
  
   Очередная война дала России не только нового надёжного союзника, но и возможность использовать и опыт этой войны, и его опыт. Выводя армию на новый виток оптимизации, карьеристы смекнули, что эпизод службы в Ордене может дать преимущества при последующем росте в Императорской армии. Да и нижние чины целый год службы выигрывали, соглашаясь служить за три моря, лишь бы не три года. Правильнее сказать, на год раньше выйти на сверхсрочную, и, получив ценную воинскую специальность, уже не менее полутысячи в год зарабатывать, одновременно на полном котловом довольствии состоя и зная, что на всех работах по хоз. части малайцы с китайцами за много меньшие деньги задействованы. Задача воина -искусством боя овладевать, а не при хлебопекарнях, сапожных мастерских, шорнях и швальнях состоять.
  
   Оказался среди пришедших из будущего изрядный пласт, именовавший себя стройбатом. Но, поскольку и там все воины как минимум диплом о среднем образовании имели, то по разряду вольноопределяющихся получили возможность сдать экзамен на субалтерн-офицера. А позже из прорабов до министра дорасти. А то, что желтые их подчинённые рабочие 'мала-мала рюсски не понимай' - так не зря же бойцы до этого в славном ВСО искусство межнационального общения осваивали. За неделю новобранцы под приглядом дослужившихся стали хотя бы до уровня черпака на великом и могучем "Катюшу" строем запевать. Помимо новобранцев стройбата удалось в создаваемое войско заполучить и настоящих малайских воинов с огромным боевым опытом, да к тому же прекрасно вооруженных. Правда, разнообразно: от советских ППШ и американских М-1, до китайских Калашей. Это были воевавшие с 1948 года партизаны "Последнего коммуниста" Чин Пэна, преданного китайцами ради продолжения поддержки совместно с амерам Пол Пота, который воевал одновременно со своим народом и Вьетнамом. Чин посему, перестав быть маоистом, настроился на прекращение вооруженной борьбы. В этом году он в ТОЙ истории подписал мирный договор с действующим правительством. Свою не малую партизанскую армию, опиравшуюся на поддержку сотен тысяч бедняков, распустил по домам вопреки их воле, а накопленные за десятилетия войны тайные склады вооружений достались правительственным войскам.
  
   Благодаря корейским товарищам, с которыми у малайских партизан отношения продолжали оставаться ровными, удалось организовать встречу с их коммунистическим лидером. Причем в Бангкоке, куда он из Пекина нелегально перебрался. И загнанный обстоятельствами в угол, но не сломленный вождь за предоставляемый альтернативный выход из тупика горячо ухватился, согласившись на компромисс по части идеологии - сама жизнь очень наглядно показывала как обуржуиниваются китайские коммунисты и строят социализм в Швеции. Да и в самой федеративной конституционной выборной монархии в последние годы освобожденная от британского гнёта либеральная экономика удивительно уживалась с жестким государственным регулированием, доведя рост ВВП страны до 8%! Вот что делала существовавшая с 1971 года животворящая сила НЭПа. О деревьях судить следует по плодам.
  
   Боевое крыло малайской компартии насчитывало порядка сорока тысяч человек, но сам генсек счёл достаточным взять для строительства светлого прошлого пару дивизий, состоящих из молодых и сильных, дислоцированных на острове Калимантан, в прошлом называемом ещё Борнео. Англов требовалось додавить, но так как Орден уже подписал мирный договор, то военные действия следовало оформить как национально-освободительную борьбу. Просто в ЭТОЙ истории Малайская война началась на 33 года раньше, в момент, когда Империя, над которой никогда не заходит солнце, готова к обороне была меньше всего. Право наций на самоопределение никто не отменял, и в восточных султанатах Британской Малайи - Саравак и Сабах, появившиеся как из-под земли повстанцы очень скоро отчистили территорию от британцев, включая даже белого раджу - мистера Брука, а также ранее им принадлежащие плантации каучуконосов и масличных пальм, ну и рудники с нефтяными вышками, разумеется.
  
   Основатель рода белых раджей Джеймс давно почил в бозе. Да и его престолонаследнику, племяннику Чарльзу Джонсону Бруку, оставалась пара последних лет дожить, по-маленькому отжимая кусочки ничейной территории у соседа - султана Брунея. Хоть тот не особо был против этого - самому совсем не хотелось в горах схлопотать от даякских охотников за головами отравленную колючку, пущенную из духовой трубки. А ведь именно на этих приватизированных султанатом Саравак землях очень скоро нефть найдут, а с ней потекут в казну изрядные деньги.
  
   Впрочем, и ставшему совсем крошечным Брунею для султана на бутерброд с толстым слоем икры осталось бы, не вздумай глупый монарх со своей армией, состоящей из пары батальонов отставных гурхов, на вверенной ему территории конституционный порядок восстанавливать - коммунисты ему не понравились. А то, что они на войне родились и с младых ногтей отцов и дедов карабины чистили, да так, что обходиться готовы горстью риса в день и сланцами из покрышки на полжизни, не учёл. Не церемонились вышедшие из джунглей партизаны и со вздумавшими отстреливаться белыми раджами - стариком Чарльзом, его сыном и наследником Вайнером. Жена последнего - Сильвия, застрелилась благородно сама, очевидно, боясь надругательств и оставив после себя трёх малюток-дочерей.
  
   Глупо получилось - никто им смерти не желал. Даже не исключено, что и по специальности их новая народная власть трудоустроила, но видно слишком они привыкли на силу полагаться, и по себе о других судили, забыв про то, что всегда при этом большая сила найдётся. В том, что коммунисты - это сила, вскоре узнал и юг острова Калимантан - голландские колонизаторы тоже оказались изгнаны. Социалистическую Республику Борнео(СРБ) возглавил очень тёртый Генсек Чин Пен, которого до того не предавали только русские, и потому ориентация молодого государства была предсказуема.
  
   Девочек-погодок срочно самолётом мне пришлось к Танюше везти. У неё груди от молока разрывались, вот и появится у моей дочурки молочная сестра, и пара не молочных, а чуть постарше. Впрочем, и братик для всех в недалёкой перспективе также ожидался. Суждено мне очень многодетным отцом становиться, но что же делать, если предчувствие жены не подтвердится, и появится ещё одна девочка? Как же я понимаю Николая II!
  
   На этом мои каверзы против колонизаторов не закончились. Раз так понравилось англосаксам в России революции устраивать, то моральное право на аналогичные превентивные действия я также имел. Очередным объектом моего внимания явился райский остров Шри-Ланка, в начале века звавшийся благословенным Цейлоном. Он стал в результате Гражданской войны к концу века адом. Начальный этап гражданки, прозванный первой исламской войной, завершился вмешательством индийской армии: полтора десятка тысяч тамильских фанатиков пока зализывали раны перед 2-й, затем 3-й, а затем и 4-й войнами, унёсшими жизни сотни тысяч человек.
  
   Проще было перенести и переориентировать силы Тамильских тигров(ТОТИ) в 1915 год, предложив социалистам-националистам не путь сепаратизма, а национально-освободительную борьбу с построением на отбитых у колонизаторов территориях национального государства по праву победителя. С тигриным лидером - Велупиллаи Прабхакараном, свели меня уже малайские товарищи. Вскоре ТОТИ в полном составе и при полном своём немалом вооружении появилась в колониальном Цейлоне. Казалось бы, здешние революционные товарищи числились в последователях Че Гевары, но насколько сильно партизанское движение тысячелетиями торговавшей тамильской нации отличалось от малайского повстанческого движения. А тем более от кхмерского и вьетнамского - даже передать было нельзя. Роднило, может, только то, что за оружие взялись на 60% подростки 15-18-ти лет обоих полов. А вот ТОТИ по структуре полностью старалась копировать ланкийскую регулярную армию, и даже форму себе сама шила абсолютно идентичную, отличаясь только тем, что не успела обрасти таким же слоем жира бюрократического аппарата.
  
   Неширокий пролив, отделяющий остров от заселённого соплеменниками индийского штата Тамил-наду, для потомственных мореходов преградой не являлся. Потому снабжение тигрят и тигриц всем необходимым для борьбы вопросом являлся решаемым - были бы деньги. А вот мани, расселившиеся по всему миру, тамилы ежемесячно собирали по 2-3 миллиона долларов. То есть здесь революция началась с создания собственного банка и радиостанции, а затем приобретения пароходов под либерийскими флагами. И на них уже поплыли из Северной Кореи установки залпового огня и прочие ништяки. Бабло ведь побеждает зло. Но не всегда!
  
   Когда СССР развалился, у США отпала необходимость дестабилизировать друзей почившего в бозе потенциального противника. Финансовые потоки как-то сами собой пересохли, и уже 5-й серии иламских войн не состоялось, каким бы харизматичным не являлся вождь Прабхакаран. А ведь он действительно был по местным понятиям и молод, и собой хорош, и прекрасно ораторствовал, и политическое предвиденье сочетал с изворотливостью и приспосабливаемостью. Но даже его поистине звериная чуйка не уберегла в 1991 году от окружения, при прорыве из которого и сам погиб, и оба его ещё юных сына с дочерью (как и вся армия). Бабло может победить только ещё большее бабло.
  
   Не трудно оказалось, показав на экране монитора его будущее в ЭТОМ мире, уломать перебраться со своей хорошо экипированной и обстрелянной армией в ТОТ. Тем самым спасая от смерти не только десятки тысяч тамилов и сингалов, но и самого Раджива Ганди, взорванного фанатичной тигрицей. Уведя в прошлое готовых на всё головорезов, у честолюбивого Велупиллаи появлялся шанс сменить статус местечкового сепаратиста на лидера освободительного движения мирового уровня, каким был, например, Джавахарлал Неру. Правда, для этого ему из националиста требовалось в интернационалисты перекраситься, но ради борьбы с общим врагом на что не пойдёшь.
  
   Освобождение Цейлона на первом этапе одной усиленной дивизией тамильских партизан являлось вполне реальной задачей, но дальнейшая оборона острова от британского флота без помощи хотя бы пары наших ракетных катеров была затруднительна. И ещё на берегу мы договорились о военно-техническом сотрудничестве. Тамильские тигры уже совместно с сингалами создавали Федеративную Республику Цейлон и грозили 38-му Генерал-губернатору и Вице-королю Индии Чарльзу Гардингу. Ведь через пролив на континенте проживало ещё как минимум 30 миллионов тамилов только в одном Мадрасском Президентстве.
  
   Теоретически, столько народа переправить мне даже в одиночку было по силам за одну ночь, но тут случай оказался особый, потребовавший и долгой подготовки, и привлечения сил всего моего батальона "Хорон". Тамилы брали с собой всё нажитое непосильным трудом, вплоть до последней швейной машинки. Начиная, разумеется, с дюжины вполне приличных сухогрузов и банка, но уже с овеществлённым активом, переведённым в пользующиеся в 1915 году невероятным спросом капроновые чулки именно Рижской выделки. Может за то, что я лоббировал не ту чулочную фирму, а может за какой другой грех, но, если бы не бронемайка - расстался бы с жизнью. Увы, бронетрусы поддеть не додумался, и потому, скользнувший по спине штык, дырку проделал ниже. Ещё одну и совсем не нужную, подарив мне не героическое ранение в ... .
  
   В очередной раз убедился я, что женщины - существа непредсказуемые, тем более, если они еще и тигрицы, прошедшие подготовку на английский манер, то есть с изрядным изучением штыкового боя. Вот и получил я штык от самки ... тигра, когда их колонна проходила через портал, а я поимел неосторожность спиной повернуться. Кто и за что совершил преступление - так и осталось загадкой. Шедшие в той же колонне прочие тигрицы не только когтями предательнице лицо исцарапали, но и увечья нанесли, несовместимые с жизнью. Самок лучше не злить в принципе, а между собой они вообще дерутся в жесть.
  
   Проводку ТОТИ завершили мои коллеги, а почти боевое ранение мне профессионально заштопали - сам Прабхакаран извинениями извел совсем, уверяя в вечном своём теперь долгу. Припомню! Но впредь твердо я усвоил, что ко всяким кошачьим, и особенно их самкам спиной лучше не поворачиваться, ведь не в цирке у Запашных служу. Зато родные мои девочки, пусть мужа и папу как хотят изводят - любые муки от них стерплю с радостью. Скорее бы к своей семейке, на брюхе покоясь, доплыть, и впредь - никаких авантюр. А то - "мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!". Понимаешь! Раздул на свою ж...! Очень уж буквально все получилось.
  
   За время моей командировки женушка обзавелась, наконец, нашим первым постоянным жилищем. Не дело малышню по таборам таскать, тем более, что по деньгам все вполне подъёмно выходило. На наш мини-детсад прикупила она домик у воды и уже завершила его доводку до ума. Так что мужчинка с раной заимел квадратные метры амбулаторно здоровье восстанавливать, что процесс весьма ускорило. Уж очень девочкам понравилась к папе на лежанку залезать и кувыркаться там, не особо на законного местообладателя внимание обращая. Попустительствующие беспределу жена и нанятая кухарка-малайка только хихикали в ответ на мой рёв. Женская солидарность - это самый извращённый садизм.
  
   Заводилами издевательств над папой (то есть надо мной), всегда являлись старшенькие мои англичаночки, и не вспоминавшие даже биологических своих родителей. Да и нелегко было бы им сделать это, ибо благородная леди навещала крошек раз в день минут на пять, а мистер раджа - на тот же срок, но раз в неделю. Приглядывали же за детьми всё остальное время няни - чилдминдеры и гувернантки. Не в английской традиции собственным родителям детей ласкать.
  
   В нашем случае у белого раджи всегда наготове отмаза имелась, что в постоянной заботе о делах государственных пребывает, а потом накопленный за день стресс особыми лекарствами снимать приходится. Но и у меня работёнка хлопотная, только лучшего восстановителя сил, чем возня с этими маленькими человечками, представить даже не могу. Все мы родом из детства, и недополучившие любви во младенчестве люди превращаются в нацию очень самолюбивую и самодостаточную, которой друзья уже без надобности, и существуют только интересы. Вечные! О МАНИ, МАНИ. БЛЮ!
  
   Так как этот мир придуман не нами, приходилось подстраиваться под установленные уже правила и делать всё возможное, чтобы эти самые трижды проклятые мани потекли на развитие собственной экономики. Потому-то с больничного я сбежал, не долечившись и превозмогая боль пониже спины, активно включаться в "стройку века" - Сталинскую высотку. Вмешательством своего ровесника - архитектора Скуратова, от прототипа весьма отличную. Уже хотя бы тем, что из-за обилия стекла превратился в хрустальную башню - в те поры ещё небывалую. Мне же капризы зодчих обеспечивать требовалось, таская из будущего то светоотражающую, то бронирующую плёнку на стекло или поликарбонат. Как и очень много чего прочего - хлопотное это дело- бизнес-центр возводить. Нет что бы какой-нибудь Тадж-Махальчик как здесь принято сляпать и в историю зодчества войти. Только вот поведутся ли толстосумы на стандартный креатив?
  
   Причем и о международных делах забывать было нельзя - подходили сроки турбины ГЭС на Дальнем Востоке перемещать. За компанию и у Николая II аудиенцию для себя и "зятька" своего получить. Пора приспела юнге Чула, по стопам отца и в российском пажеском корпусе поучиться. Благо, тот вслед за императором во Владивосток перебрался. Но уже бредившего небом мальчика уговорить на этот шаг удалось только после того, как я торжественно поклялся самолично его после этого летать научить.
  
   Творящееся в России в последнее время охарактеризовать можно было фразой "все страньше и страньше", и иначе как революция сверху не воспринималось. Государь прислушался к оппозиции и ответил: "Вам хочется песен? Их есть у меня!" и поставил страну на дыбы, просто отстранившись от всей крысиной борьбы и уехав на Дальво делом заниматься, поручив Питер и Москву соответствующим градоначальникам, тем самым обидно уравняв нерезиновые с Вологдой или Харьковом.
  
   Когда шок приутих, следующим его ходом явился РАЗДЕЛ страны на федеральные округа, стыдливо пока проименованные уделами, во главе каждого он посадил кого-то из Романовых на кормление, при этом отменив полностью введённое ещё Павлом I немалое государственное содержание каждого члена императорской фамилии, дабы все, как Петр I - на жалованье капитан-бомбардиров жить попробовали.
  
   Самому Государю довольствоваться пришлось усиленным годовым окладом полковника в 1536 рубликов. Правда, со столовыми, приварочными и квартирными выходило вдвое больше, а так как царю на месте не сиделось, то ещё и 2,25 руб. суточных изрядно набегало. Питер, а вернее северо-западный удел по жребию достался Великому Князю Андрею Владимировичу, по образованию артиллеристу и юристу, четвертый год как сенатору, свежеиспеченному генерал-майору, и совсем не худшему представителю фамилии.
  
   Но на встрече с удельными князьями, не умевший врать Николай Александрович честно признался - "Я устал, я ухожу!", но только после того, как мне достойный преемник определится. Так что своё поместное правление воспринимайте как тренинг и тестирование одновременно. Добившемуся наилучших результатов достанется трон всероссийский, так что за такой приз есть смысл и коррупцию в каждом конкретном регионе победить, на родных и близких не взирая, и попотеть ради блага отечества на конкретном участке. Команды сами себе подбирайте, но учтите, что эта свита может и вознести, и свалить. Скорее всего, как шашель - подточив трон.
  
   Что интересно, ставший питерским наместником В.К. Андрей Владимирович не только на свой культурную столицу моментально забил, но даже на любимую свою Матильду Кшесинскую, сходу умотав строить город Романов на Мурмане и железную дорогу к нему. Но ещё он себе на шею повесил за гос.счёт строить Волховскую ГЭС, а вот ГОК и алюминиевый завод при станции уже пошли как акционерные общества. Матильда же так о будущем их общего сыночка Вовочки озаботилась, что не только брюлики свои продала, но и виллу на Ривьере и свой знаменитый дом с балконом в Петрограде. Может чуть и добавил гражданский муж из своих средств - неизвестно, но контрольный пакет оказался у балерины легальным путём и вполне прозрачно для общественности.
  
   Послужило это серьёзным сигналом для имущих, осознавших враз, что превратиться в неимущих очень легко, если о будущем не заботиться. Кто не успел - тот опоздал, наконец-то дошло до уксусом политой элиты, и вместо мадам Клико с устрицами принялась она скупать акции, а кто поумнее - а таких оказалось немало - бизнес и возглавили. Осознав, наконец, как широка страна Родная, и сколько в ней скрыто возможностей.
  
   Император Российский объявил в стране особое временное положение, очень удачно воспользовавшись проскочившей мимо мировой войной. Тут пропаганда подсуетилась, и СМИ шум подняли, что уже вторую войну подряд чуть не проиграли, поэтому следует, к очередной войне готовясь, индустриализацией заняться, ибо теперь уже война моторов ожидается.
  
   Концентрация в одном месте власти и денег неизбежно сплетает в один клубок такое количество разномастных змей, что все силы на них вместо народно-государственного блага расходовать приходится. Лучше уж гадюк по уделам разогнать, а там, глядишь, веками к тому приученная романовская родня и проредит сей серпентарий. Так что терпи, страна, если кого с насиженного места погонят или шевелиться заставят. Но все невзгоды, связанные с уделизацией и прочими ...циями - временные, и как только станем мы вновь самыми сильными и богатыми, всем можно будет почивать на лаврах. В одной Арктике богатств на 40 триллионов закопано, так что за лопаты и кирки, господа-товарищи, и айда все. кому разбогатеть охота мерзлоту долбить, а не попы лизать да подличать.
  
   Для начала потренироваться в этом занятии возможно на Дальнем Востоке под личным приглядом государя. Там так же хоть золото копай, хоть рыбку портками черпай, а хочешь хлебопашствовать - каждому по сотне десятин дают. Даром! И зачем только отец с дедом крестьянина ради общинной земельки на выкупные платежи барину горбатились? Пусть теперь этими высосанными почвами давятся те, кто поглупее, а умных да смелых целина богатая на востоке ждёт. Или фабрики с заводами, где и от погоды зависеть перестанешь - заработок постоянный и в засуху, и в паводок. Пользуйся тем, что гражданином шестой части земли являешься. Но особо не затягивай - жаждущих такой халявы тьма набежать может. Вот нынче государь, помимо казённых строек, и на свой кошт рядом с Циньской империей автосборочный завод возводит. Так бетон месить да кирпичи класть сразу столько народа набежало, что пришлось ради трудоустройства избыточных жёлтых рук ещё одну пока не планировавшуюся стройку рядом зачинать. Гастам надо обеспечить всего сносное проживание и безопасность, а работать за это они готовы без выходных.
  
   И поскольку первая коробка корпуса уже была готова, то Николай Александрович отсыпал из заначки собственных червонцев и мне за десятину - поскольку заказ частный, на них надлежало закупить в китайской автомобильной корпорации FAW первую сотню комплектов грузовиков для отверточной сборки. Для огромного и развитого Китая в 1989 года пропажа столь незначительной партии где-нибудь в Харбине оказывалась незаметной. А вот в начале века этот шаг трудно было переоценить. На стройках пятилетки современные самосвалы и миксеры резко поднимали производительность и приближали сроки пусков. Пусть пока еще агрегатное, но автомобилестроение уже являлось маленьким шагом в верном направлении - мастеровых требовалось учить только практикой.
  
   И вот в таком духе требовалось мне хоть пару раз в год совершать вояж от Владивостока до Бреста(французского), то посуху, то по морю. Вся Евразия, затронутая Советской Армией и её ВЕРНЫМИ союзниками с 1914-го года, а затем и последующую пятилетку, встала на дыбы, получив в подпитку как технологии и знания, так и разумную организацию.
  
   Поэтапная ротация позволила по максимуму заменить находящийся за рубежами России старый личный состав, прибывший из будущего, на русских хроноаборигенов, разбиравших АК-47 не хуже сомалийского пирата, потому эта смена на боеготовность в худшую сторону не сказалась. А служба на базах явилась отличной школой по подготовке армии нового типа. Дембеля из будущего прекрасно приживались в отведённых для них регионах. Весь вышедший в запас офицерский состав, поголовно имевший высшее инженерное образование, трудоустраивался без проблем на всех открываемых заводах и зачинаемых стройках. Даже нижние чины со средним образованием были весьма востребованы, причем на высокооплачиваемые должности - у частника грамотный рабочий в России зарабатывал больше благородия на государевой службе.
  
   Так как перебравшаяся из будущего армия имела избыточную боевую мощь, многократно превосходящую возможности потенциального противника, военную технику по максимуму постарались приспособить для использования в мирных целях. Про бульдозерно-копательные машины инженерных войск уже упоминал - БАТы и БКТ скребли землю, не разбирая для каких целей котлованы роются. Но вот основная масса бортовых грузовиков ещё на французских заводах и мастерских прошла переделку на самосвалы, автокраны и бетономешалки. На "Рено" даже было налажено совместное производство как всеядных двигателей для наших "Шушуг" целиком, так и запчасти для прочих машин. Потому поэтапный вывод войск с оккупированных Бургундий и Провансов начали мы с техники, целиком для применения в народном хозяйстве подготовленной. В России прямо с железнодорожных платформ направляли на стройки пятилетки.
  
   Дабы перестройка армии не получилась "как всегда", одномоментно от кавалерии отказываться не стали, заменяя казаками своё отслужившую мотопехоту. Образовавшиеся бронекавалерийские корпуса на ближайший десяток-другой лет с поставленными задачами справляться будут обязаны, а дальше - будем посмотреть. Ломку в сознании наступившая эпоха привносила неизбежно. НО! Одно дело пехотной цепью или кавалерийской лавой на пулеметы дуриком переть, и совсем другое - наступать вместе с сухопутным броненосцем не только пулемётами, но и пушкой снабженным. Да и помимо верной шашки с пикой ещё и пистолетом-пулемётом самолично быть вооруженным. Не понимавших преимуществ нововведений не существовало, потому учения по боевому сплачиванию проводились всеми в охотку, ибо подстёгивало осознание того, что каждому даётся лишний шанс выжить, быстрее и грамотнее уничтожив врага.
  
   Конституцией впредь запрещено стало казакам, как и прочим армейцам, участвовать в ликвидации внутренних беспорядков - народ и армия едины. Для сбережения от врага внутреннего и охраны граждан империи (и государя в том числе) ещё Петром I специальные привилегированные охранные полки были созданы, на западный манер гвардейскими названные. Национальной гвардией их переименовывать не стали, но функции расширили, скооперировав с Жандармерией, которую как раз переименовали на благородный манер в Госбезопасность. Без всяких там мундиров голубых или розовых - всем сухопутным частям впредь попугайские расцветочки с алыми сапожками отменялись, а вводилась единообразная форма американского фасона и оливковой расцветки даже для ставших самыми многочисленными в стране железнодорожных и строительных частей.
  
   Здорово сработала временная национальная идея - крепость Русь! Временная, потому что в вечно мобилизованном состоянии прожить может народ не более трёх поколений, так что лучше и иллюзий не питать. Авральный режим неизбежно ведёт к авариям - райское будущее обещать на земле смысла нет. Всё равно в обманщики запишут обещанта, вместо того чтобы каждый персонально для себя и своих потомков светлое будущее создавал. Но на некоторое время такой пропагандистский допинг срабатывал, и использовать его получилось. Страну всё же удалось начать устанавливать на рельсы прогресса, а по гладкой магистрали катиться легче, чем по знаменитым русским ухабам. Во всех их многочисленных смыслах. Первая пятилетка дала невообразимые результаты. Разумеется, серьёзно помогли в том технологии будущего, не слишком-то и дорого доставшиеся империи. В то же время и её золото спасло пусть несколько подсократившийся, но Советский Союз от войны и смуты. Первым презиком СССР стал не Горбач, а Солженицын, и Запад сделал хорошую мину при плохой игре, признавая, что цели достигнуты совсем не те, что ставились. На этом долг перед вскормившим её народом Советская Армия исполнила сполна.
  
   Кастинг на роль российского императора после долгих подсчетов выиграл В.К. Михаил, которому этот приз выпал благодаря лотерее: он получил Уральско-Аральский Удел. Конечно, это не "от Волги до Енисея", но также покрутиться в положении в пять раз хуже губернаторского пришлось, ибо губерний там с пяток набиралось.
  
   Николай II с огромным вздохом облегчения подписал отречение за себя и за больного сына в пользу брата, передав оживленное им Дальневосточное Приморское наместничество в руки надежного, делового и верного генерала Маннергейма, с Японской войны как этот край, так и соседние, изучавшего. Далее экс-государь пожелал служить Отечеству по клерикальной части - уже веками Россия без Патриарха жила, и этот непорядок требовалось устранить.
  
  

Часть 2

  
  

Глава 1.

  
  
  
  
  
  
  
   В пятилетнем марафоне к власти В.К. Михаил не щадил никого, и, прежде всего, самого себя. Только сам, взойдя на трон, мог он наплевать на дурацкие законы, которые натворил его неумный предок Павел I. Действительно, его брак на весьма своеобразной супруге своего же подчинённого выглядел со стороны некрасиво, но что делать, если любовь зла? Или для государства был более удачен союз его старшего брата с внучкой королевы Виктории? Но вот лишать за это родины всё же жестоко, и мух от котлет следует отделять.
  
   Самое смешное в этой истории было то, что на вершину власти пришёл тот, кто этой власти чурался как мог, ибо по характеру своему был абсолютно не властолюбивым. И это был далеко не единственный его недостаток как правителя: он был не эгоистичен, не двуличен, мягкосердечен, добр, храбр, сострадателен и обладал обыкновенным, но прямым здравым умом.
  
   Объявление о кастинге застало его под Лондоном, где он наслаждался тихими семейными радостями, которым светил скорый конец в связи с прекращением их финансирования родиной. Пришлось всем вспомнить слова апостола - "Кто не работает - тот не ест!". Хорошо же потрудившись, великому князю представлялась возможность заработать много больше, чем на хлеб насущный. Это сразу же поняли и правители принимавшей его страны, потому-то в Россию вернулся Михаил с очень солидной английской свитой советников и друзей. И во владетельное княжение, доставшимся по жребию, и раскинувшимся от полярных льдов до теплых вод Арала и Каспия Уральско-Аральским Уделом, помогла ему вступить вся сила нации, уже веками поднаторевшая в колониальном обустройстве мира.
  
   Великобритания на этот раз готовила своего ставленника на трон ускользающей для неё России не посредством малобюджетного подкупа группки заговорщиков-гвардейцев, а по незаметно навязанным для неё правилам: победить в конкурсе мог только лучший, и этого лучшего следовало сделать свите. Хоть мероприятие сие оказывалось весьма затратным, но сэрам и пэрам на этот раз бусами и зеркальцами отделаться не получалось - вкладываться пришлось и полновесными соверенами, и немалым числом самых квалифицированных кадров британской империи. Причем делать это не в привычной обстановке наибольшего благоприятствования и под выгодные проценты русского золотого займа, а по недавно изменившимся и ставшим весьма протекционистскими законам Империи Российской. На всякое вяканье про цивилизационные нормы получали стандартный ответ: 'НЕ НРАВИТСЯ - НЕ КУШАЙ!'
  
   Но ёжики плакали, продолжали кушать кактус заказывали с заводов Шеффилда, Манчестера и Ливерпуля всё новых не только самых талантливых инженеров, но и тысячи самых рукастых мастеровых - вероятный приз стоил ЛЮБЫХ вложений, не взирая на их цену. Ведь в возможном прикупе могла оказаться вся Россия, в десятки раз более ценная даже, чем Индия.
  
   Самое же главное, что через неё появлялись, наконец, каналы влияния на неизвестно откуда взявшиеся и ОЧЕНЬ попортившие британцам кровь Варшавский и Сеульский Военные Альянсы. Тем более, что от состоящих непосредственно при князе военпредов этих странных образований поступала бесценная информация по рациональному обустройству края. В оренбургской степи на разъезде ? 10 ташкентской железной дороги медно-серный комбинат, а вместе с ним и город Медногорск, заложены оказались не в 1934 году, а на 20 лет раньше. Указанное "военными советниками" Блявинское медно-колчеданное месторождение казалось неисчерпаемым. Как, впрочем, и гора Магнитная на южном Урале, потому и Магнитогорск с гигантом черной металлургии не стал дожидаться кризиса в Америке, и заложен оказался не в 1929 году, а на 15 лет раньше.
  
   Хотя на собственные, сравнительно не очень значительные капиталы Михаила, мне пришлось обеспечить его частный заказ по переносу станков и оборудования, а также вербовке мастеров с дышавшего на ладан челябинского часового завода 'Молния". Изначально князю всего-то и требовалось построить четырёхэтажную коробку производственного корпуса и неподалёку несколько жилых пятиэтажек со всеми удобствами для переманенной сотни безквартирных квалифицированных рабочих и тридцати ИТР.
  
   Лишнего оборудования за царские червонцы на заводе нашлось даже более чем требовалось, так что опорному краю державы знаменитым предстояло стать изначально не за счёт многотонных плавок, а вполне компактного, но весьма дорогостоящего изделия. Его доныне производили совсем небедные страны, а спрос всё возрастал. Сам Павел Буре даже не догадывался об очень скорой потребности в часах для лётчиков, подводников, танкистов и прочих лиц экстремальных профессий, вплоть до дайверов. То есть качественных. Ведь и упомянутые выше луковицы Буре от двух рублей до нескольких тысяч стоили, а тут наручные, и на порядки лучше. А потому "за эти бублики гоните рублики, они респ..., пардон, монархии, всего нужней".
  
   Патронный завод строить на что-то требовалось, и много-много каких ещё заводов. Правда, как раз патронный удалось на кошт оренбургского казачьего войска подсадить, как войсковое предприятие. Но кубышки у прижимистых казачков открылись после того, как у потомков для них автоматы выпросить недорого удалось. В конце представленного прайса стояли гангстерские Томми-ганы, которые ещё в войну по Ленд-лизу поступали. Их на украинских складах аж на дивизию хватало. А цену металлолома легендарной машинке, за которую дон Карлеоне две сотни баксов выкладывал, при этом за Форд отдавая всего четыреста, делал дурацкий кольтовский патрон 45 калибра, то есть 11,43 мм (как у берданки). Но очень хотелось казачкам на пистолеты-пулемёты перевооружиться, потому и выскребли всё ещё их дедами-прадедами добытое, а князь на эти инвестиции налоговую амнистию наложил и всяческое содействие оказал.
  
   Английские советники, разумеется, новейшее вооружение проглядеть не смогли. Оружейный магнат - сэр Кайнок, самолично вскоре просил у В.К.Михаила продать ему патент на чудо-оружие. Совсем недавно точно так же Россия за каждый сделанный в Туле "Максим" перечисляла "Виккерсу" 80 паундов, но лавочка резко закрылась, и продавать стали не нам, а у нас покупать. Вернее, нас как обычно попытались облопошить, попросив продать 1 (ОДИН!) ЭКЗЕМПЛЯР!!! Но автоматы продавались только партией в 10 тысяч экземпляров, хоть и с дисконтом ввиду незначительного, не отражающегося на работе износа. За ствол мы спросили всего лишь 40 фунтов стерлингов, но сразу. И в последующем роялти в 10 фунтов за каждый изготовленный по патенту пистолет-пулемёт.
  
   Даже первого транша в 400 тыс. паундов, весом набегало почти 3 тонны золота. Этого было более чем достаточно для покупки у СССР любого готового оружейного завода хоть под ключ! Что и было вскоре проделано. В Златоусте развернулось массовое производство универсального пулемета Горюнова взамен четырёхпудовых тульских "Максимов". А вот Тула принялась штамповать технологически доступный даже для устаревшего оборудования ППС. Так что оренбургское патронное войсковое предприятие перешло на привычный для России калибр -7,62, а казакам вскоре выдали новенькие и легкие автоматы, экономить патроны к которым нужда отпадала.
  
   Когда даже мещан на по копеечке скопленную на чёрный день десяточку, что за иконой хранилась, решается акцию своего государства на строительство электростанции купить, то это показатель того, что он отчизне верит и богатеть вместе с ней хочет. Ну и примазаться тогда к нему много желающих из-за бугра тоже найдётся. Очень на биржах цена на русские акции подскочила, означало это то, что потекли в страну капиталы со всего света, хоть программа Витте по выклянчиванию кредитов давно закончилась. Если разбираться, то их сиятельство граф полу-Сахалинский много и лишнего набрал, что на пользу стране не пошло, по карманам хапуг разойдясь, но от даже навязываемых инвестиций отказываться глупо - придётся пятилетку в три года устраивать. Теперь каждый удельный князь, пожертвовавший и своей личной кубышкой, под микроскопом рассматривал сметы проводимых у него под боком строек и казнокрадства не спускал. Сам не жил и другим жить не давал (кучеряво). Делал это каждый князюшко не в одиночку, а как бы собственное мини-правительство организовав. Со взаправдашними министрами, но так как средства-то задействовались общенародные, то высших чиновников на манер не состоявшихся революционеров нарекли народными комиссарами, а правительства Уделов - Советами Народного Хозяйства (Совнархоз). Для переходного периода структурой удобной, хотя вечного не бывает ничего. И в то же время коллегиальной, не делающей регионального правителя ответственным за всё, а значит и для различных бомбистов неинтересной, несмотря на значительное число обиженных.
  
   Не только местные хозяйственные вопросы председателю Уральско-Аральского Совнархоза решать приходилось. Границы его Удела на крайнем севере и крайнем юге совпадали и с границами Империи, что обязывало Великого Князя в случае нужды решать и дипломатические вопросы. Разумеется, в основном на юге, то есть в Прикаспийском регионе, за который с ним наряду так же отвечали ещё два Великих Князя из рода Романовых и один просто князь, но генерал из рода Вадбольских. Последний с 1909 года служил в Персии при Русской военной миссии и как бы курировал, а де-факто руководил созданной ещё в 1879 по образцу Терских войск Персидской казачьей бригадой. В той истории, с началом Великой войны ушёл он, командуя уже Кавказской туземной дивизией на фронт. Нынче же оставили грамотного комбрига на хорошо им изученном регионе, и никто не прогадал при этом. В первую очередь он сам, ибо так же, как и на германской, в 1915 за особые заслуги произведен был в генерал-лейтенанты, но не за боевые действия, а за умение уклониться от них, что являлось искусством более тонким, и талантов требовавшее особых во времена, когда смута в стране. Султан Ахмед-шах на трон посажен был 11-летним ребёнком после свержения его отца Мохамеда Али (не боксёра), мирно отправившегося доживать свой век в Одессе. Реально многонациональной Персией правили регенты из вождей бохтиярских племён, что нравилось далеко не всем. Восток ведь дело тонкое. Потому-то укреплять власть пыталась единственную реальную военную силу в стране - казаков, и средств на это не жалела. А Николай Петрович Вадбольский умудрялся и интересы корпуса, и отчизны блюсти - впаривая регентам по максимуму снимаемые в России с вооружения "Максимы". Причём по "английской" цене новых изделий - 2288 рубликов, да плюс патроны, хотя даже с роялти себестоимость устаревшего тульского изделия была всего лишь 1700 рублей. В итоге и родине совсем не лишняя пара "лимонов" золотом досталась, и корпус на порядки огневой мощью прирос. Одновременно пришлось казакам и новую тактику стрельбы с тачанок осваивать, лошадок-то у кочевников хватало.
  
   Вот эти пулемёты и привёз великий князь Михаил Александрович в Персию. За что в Тегеране, на приёме в шахском дворце, сидевшему там на троне пухленькому недорослю с безвольным лицом, стоящий сзади дядька велел пожаловать Орденом Льва и Солнца, не только князя, но и почему-то меня, может по причине того, что рядом стоял. Спасибо, конечно, но зашли сюда мы не потому, что в висюльках нуждались - ведь и на шахе малолетнем российских наград, с Ордена Александра Невского начиная, целая жменя переливалась, нас этикет вынуждал почтение проявить. Тот, кто был нужен ещё раньше, сам появился, ибо капитан Реза Пехлеви в Персидском казачьем корпусе служил и ещё в порту за разгрузку и приёмку оружия и боеприпасов отвечал, да и по-русски весьма неплохо говорил. А уж он-то оценил и ценность груза, и важность человека его доставившего.
  
   Занятно и то, что сей поступок положительно оценила Британия. Это при том, что за этот богатый нефтью регион она с Россией в большую игру резалась (читай бодалась) уже многие десятилетия. Раз пулемёты привёз их ставленник, то значит почти союзник прикроет правый фланг очередной авантюры. Ведь для сохранения хоть части имиджа Империи требовалась победа всё равно где и всё равно над кем. Папуасы уже были переделены, и последним лёгким противником оставалась определённая уже полвека в больные Османская империя. Дарданеллы нахрапом ранее британскому ещё парусному флоту брать уже приходилось, а уж против пушек броненосцев тем паче не устоять османам. Но следует видеть, что творилось в центральной и малой Азии на момент исхода в прошлое. Ведь на этот период пришёлся ещё один, даже более значимый исход -советских войск из Афганистана. И, казалось бы, здравой идеей сразу же направить этих закалённых бойцов работать по специальности за достойное вознаграждение, тем более, что дома ничего хорошего их не ожидало. Но ведь и выжить-то на войне может лишь тот боец, который о доме с добром вспоминает, и опаленных Афганом родина устраивала любая, лишь бы только забыть чужую вечную пыль и испепеляющее солнце. Это через годик, помаясь без жилья и без денег, поймут наконец, недавние фронтовики, что за речкой всё же жизнь была честнее. Так что в расчёты 40-я армия не вводилась.
  
   жаре, но свиста пуль не слышавших связистов в Персию начала века, и, разумеется, под опеку и охрану казачьих частей. Соответственно, и СССР получала материальную компенсацию за оборудование по остаточной стоимости. Что давало не просто радиофикацию страны, полезную для военных целей, но при появлении в каждом кишлаке репродуктора у центральной власти появлялся самый надёжный пропагандист и агитатор, сплачивающий страну. Передачи начинать, разумеется, с завываний муэтдина, персидский музон из будущего, а вот тексты для дикторов уже на местные злободневные темы найдутся. Может и удастся народ успеть от исламской революции отохотить.
  
   На тот же момент практически ничем закончилась в том же регионе и ещё одна очень долгая бойня на взаимное истощение - Ирано-Иракская, на месте прозванная Навязанной войной. Она длилась с 1980 по 1988 год и перемола миллионы человек, миллиарды баксов, а также всю иранскую бронетехнику. Навесила она также на Ирак огромные долги перед соседями. Как принято у всех хитромудрых, отдавать долги деньгами богатому соседнему Кувейту иранский лидер Садам не пожелал и предпочёл расплатиться оружием, которое, кстати, набрал в долг у Советского Союза. Но кувейтские нефтедоллары работали на экономику США, и допустить собственных убытков великий патрон себе позволить не мог. С 1990 по 1991 продлилась операция "Буря в пустыне", и львиная доля советской бронетехники Хуссейна осталась стоять, заметаемая песком в кувейтской пустыне. Причем даже в основном неповреждённая, ибо экипажи выскакивали из машин при одном виде амеровских вертушек и задирали руки.
  
   Однако следует вернуться к английской авантюре 1915 года в Дарданеллах. В отличие от той истории, привлечь к ней австралийцев и новозеландцев Британской империи не удалось, да и Франция своих сенегальских стрелков не поставила. Но вот в Южной Африке навербовать наёмников удалось с лихвой, и бесстрашных гурхов больше на британское золото польстилось. В этом только и получилось отличие от той истории, а, впрочем, также были подогнаны вначале лучшие силы флота, вплоть до подлодок, авиаматок и даже дирижабленосцев, но повторения триумфа не вышло. И раньше турецкие пушкари славились, хоть стреляли каменными ядрами из бронзовых пушек, а нынче до начала войны германский кайзер успел их продукцией Крупа снабдить, и сработала древняя формула - одна пушка на берегу равна корабельному залпу.
  
   Вот после морской конфузии и пришлось десант на Галлиполийский берег высаживать. Опять же, всячески поддерживая его всеми доступными техническими новшествами, но забыв о таких мелочах как высадочные средства, которые в последний момент принялись скупать по всему Средиземноморью. В Пирее, например, за один день купили 42 лихтера и 5 буксиро - ясно, что греки там на ажиотажном спросе оттянулись по полной. Как и в других местах, отчаянно торгуясь за свои каики и провонявшие рыбой шаланды. Ещё следует добавить, что в трюмах судов боеприпасы, палатки, пулемёты и продукты свалены были в одну кучу, и ничего там найти было нельзя. А также такую мелочь, как отсутствие каких-либо карт мест высадки и даже разведки. То командующему экспедиционным корпусом, генералу сэру Иену Гамильтону донесения следовало начинать со слов: "всё хорошо, прекрасная маркиза".
  
   Командовавший 3-м турецким корпусом генерал Эсат-паша также похвастаться своими аскерами не мог, но вот их командиры, начиная с комдивов, в отличие от британских, умения и желания побеждать оказались преисполнены. Один только Мустафа Кемаль-паша, в последствии прозванный Ататюрком, со своей 19-й пехотной чего стоил! Его фраза:" Я не ожидаю что вы атакуете, я приказываю вам умереть! За время, которое пройдёт до того, как мы все погибнем, другие войска и командиры займут наше место!" стало потом легендой. Да и обороняться много легче, чем наступать.
  
   Справедливости ради следует сказать, что, проторчав на плацдарме более чем полгода, эвакуация проведена была с большей выдумкой и оказалась лучше организована. Хотя помимо десятков тысяч могил в каменистой земле на её поверхности оставить пришлось тысячи мулов и лошадей, и сотни тонн припасов, оружия и амуниции. Авантюра Первого лорда Адмиралтейства Черчиля окончилась кровавым провалом.
  
   Беда заставила мою сестричку открыться в совсем неожиданной для меня ипостаси. Оказывается, старший научный сотрудник Академии наук ЛССР, профессор, с триумфом защитившая перед уходом на пенсию докторскую диссертацию по теме "Пантеон балтийских богов", на досуге ещё и приколдовывала. Что в Латгалии особой-то редкостью и не являлось. Всех шептуний, ведуний и травниц там называли одним словом - рагана. Мне, как офицеру-атеисту, которые бывшими не становятся, до момента пока нужда в темечко не клюнула, все эти нюансы были глубоко фиолетовы. Теперь же сестричка наконец растолковала неучу, что рагана - всего лишь одна из матриархии главных женских богинь и является владычицей ночи, зимы, перерождения. В компании с ней находятся ещё у балтов Вель(на). Она же зовётся у скандинавов - Хель(на), а у германцев - Валь(кирия) - стражница душ умерших, забирающая их с поля боя. И третья, самая непредсказуемая - Лайма, раньше я это слово только с названием кондитерской фабрики ассоциировал. Жмудины её Далей(Долей) именовали - она ответствовала за судьбу и счастье, которую даровала каждому с рождения. Людям эта богиня обычно являлась в образе кукушки, и те у неё интересовались, сколько лет им прожить оставалось.
  
   Продолжение следует
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Право Ангела." (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"