Якивчик Александра Вячеславовна: другие произведения.

Похоронное агентство "Аид и Ко". Книга 2. Некромантское везение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик. Опечатки, замечания и оценки приветствуются!

    ОБНОВЛЕНИЯ:

    NEW! 13.01.2018 - Глава 3 (полностью)
    Аннотация:
    Николая Степнова не зря считают любимчиком Фортуны. Ему удалось сохранить свою силу и пережить магический бой с пожирателем - таинственным Вороном, покровителем чернокнижников. Но на этом неприятности Коли не заканчиваются. Впереди Ночь мертвых - время, когда маги Смерти обретают невероятное могущество, а Николай становится обычным некромантом, лишаясь единственного преимущества перед собратьями - способностей к белой магии.
    Именно в эту ночь чернокнижники вновь бросят вызов Костлявой госпоже, а Коле придется решить непростую задачу " довериться злейшему врагу и коллегам по работе или остановить черных магов в одиночку. И в этот раз на кону не только его жизнь, но и жизни его отца, сестры и сотен магов, оказавшихся не в то время не в том месте.
    И кто знает, повезет ли Николаю Степнову на этот раз.

  
Цикл
  
  
Похоронное агентство 'Аид и Ко'
  
  
Книга 2
  
  
Некромантское везение
  
  
  
  
Пролог
  
  
  Аглая Вагорская стояла на верхней галерее бального зала, крепко сжимая в руках бокал с зельем против спонтанной трансформации. Казалась, она вот-вот раздавит тонкую ножку высокого фужера, в котором блестела серо-зеленная жидкость, пахнущая ацетоном и тухлыми яйцами.
  К ужасному запаху и вкусу зелья некромантка давно привыкла. К тому же, сейчас главной проблемой были белые маги, рыскавшие по её дому, сующие длинные носы в каждую щель. И девчонка, присланная Завзятовым.
  - Магистр Аглая, - сероглазая следовательница с коротко стриженными пшеничными волосами уже полчаса донимала расспросами главу семьи Вагорских. Сделав пометку в толстом блокноте, девчонка скептически хмыкнула: - Вы действительно рассчитываете, что белые маги поверят в вашу историю? Простите, но в ней слишком много белых пятен и неправдоподобных мелочей.
  Глава семьи Вагорских смерила девчонку презрительным взглядом.
  Жалкая подстилка белых магов. Некромантка, продавшая душу Завзятову, смеет так разговаривать с ней, потомственным магом Смерти и магистром Костлявой госпожи?!
  - О правдоподобности моих слов судить не вам, госпожа заместительница, - в груди Аглаи Вагорской клокотало от бешенства, но она лишь пригубила зелье против спонтанной трансформации и небрежно бросила: - На вашем месте я бы не разбрасывалась обвинениями. Моя вина не доказана. Улик, указывающих на мое соучастие в убийстве Егора Браста, не найдено. А значит, я имею полное право обвинить вас в клевете.
  Угроза девчонку не впечатлила.
  - Согласна, прямых улик у нас пока нет. Но есть ряд... странностей, из-за которых у меня возникают вопросы. Убийца проник в ваш дом, взломал защиту, нашел Егора Браста среди сотен гостей, убил его без единого свидетеля и скрылся, не оставив следов. Защита дома завязана на вашу ауру, магистр Аглая, а значит, взломать её незаметно для вас - невозможно.
  Противника стоит выбирать по силам, девочка. И уж точно не тебе тягаться с Художницей Смерти. Аглая Вагорская водила за нос полстолицы, в том числе самого Завзятова и верховного архимага.
  - Верно, - спокойно кивнула магистр Смерти. - И у меня возникает резонный вопрос. Защиту ставили специалисты вашего отдела, более того, они уверяли меня, что ни один некромант не сможет её взломать. Но убийца определенно был некромантом. И поэтому мне безумно интересно, как же он обошел вашу совершенную защиту?
  - То есть вы утверждаете, что не почувствовали взлом? - недоверчиво переспросила следовательница, сделав новую пометку в блокноте.
  - Именно. Ваша система не подала сигнала о взломе, и я его не почувствовала. Понимаю, ваша работа - подозревать всех и во всем. Но уверяю, в моем случае вы ошибаетесь. Я предоставила вам список гостей, полный доступ к системе защиты и ко всем помещениям моего особняка, отдала приказ моим людям отвечать на любые ваши вопросы. Иными словами, полностью содействую следствию. Разве сообщница убийцы стала бы так поступать?
  - В моей практике разное случалось, - уклончиво ответила следовательница. Сверившись со своими записями, перебежчица самодовольно улыбнулась: - К тому же, раз речь зашла о помещениях. Меня заинтересовала комната на третьем этаже, стены и пол которой отделаны гранитом и черным мрамором. Материалами, которые гасят белую магию и блокируют УМУЛы. Вы можете это объяснить?
  Следовательница торжествующе вздернула подбородок.
  И эта самоуверенная девочка, не умеющая скрывать эмоции, - правая рука Завзятова и консультант в вопросах некромантии? Как низко пали белые маги.
  - Разумеется, - невинно улыбнулась Аглая. - Скажу больше, план этой комнаты разработали ваши специалисты и утвердили магистры Верхней палаты.
  Магистр Смерти с удовольствием смотрела, как с лица следовательницы сползает самодовольная улыбка.
  Глупая, глупая девчонка. Даже с Завзятовым, этим недалеким белым червем, словесные пикировки получилась намного интереснее.
  - На каком основании? - сухо спросила следовательница.
  Аглая снисходительно бросила:
  - Боюсь, вы забыли, что моя семья давно и тесно сотрудничает с боевым отделом белых магов. Мы занимаемся разработками защитных и атакующих артефактов, которые используют в борьбе с нежитью, нечистью и даже чернокнижниками, - заметив недоуменный взгляд госпожи заместительницы, Вагорская картинно вздохнула и небрежно кивнула на одежду следовательницы: - В данный момент вы носите одну из наших разработок - защитную форму, которая выдержит даже удар некросилы, высвобожденной смертью некроманта. Взамен моя семья получила эксклюзивное право продавать ослабленные версии разработок. Эксперименты, которые мы проводим в процессе исследований, - опасны и непредсказуемы. Поэтому верховный маг сам настоял на создании защищенной лаборатории.
  - Странная лаборатория, - язвительно отметила следовательница. - Без оборудования, материалов, реактивов, внутренних защитных куполов.
  А девчонка так просто не сдается. Зря.
  - Технику тоже предоставляют белые маги и только на время исполнения заказа, - отмахнулась от замечания Аглая. - В данный момент заказов у нас нет. Я ответила на все ваши вопросы?
  - Где вы были в момент убийства? - без особой надежды спросила следовательница.
  - В малой гостиной с Никифором Брастом. Ваш начальник попросил меня уговорить старую гиену помочь белым магам на границе с Закатным лесом. Там сейчас обострение, магистры тлена пришлись бы весьма кстати, - допив зелье, магистр насмешливо поинтересовалась: - Что-нибудь ещё, госпожа заместительница?
  - Пока нет, - перебежчица захлопнула блокнот. - Не уходите, я пришлю помощника снять с вас отпечаток ауры и данные УМУЛ.
  - Боюсь, для последнего вам понадобится решение суда или архимага Верхней палаты.
  - Не беспокойтесь, - бросила через плечо госпожа заместительница, неспешно направившись к выходу с галереи. - Я его получу.
  Аглая Вагорская проводила следовательницу долгим взглядом.
  Это мы ещё посмотрим. Один звонок - и ноги твоей не будет в кабинете архимага, девочка.
  - Решительная молодая леди. Даже жаль, что она не на нашей стороне, - раздался за спиной Аглаи приглушенный смешок.
  Магистр Смерти с трудом сдержала дрожь, крепче вцепившись в ножку фужера.
  Аглая не ожидала, что он появится так быстро. После каждой смерти пожиратель уходил на дно, пережидая бурю. Но сегодня что-то изменилось. Произошло что-то серьезное, раз союзник рискнул всем и не покинул место преступления.
  И Вагорская догадывалась, почему он остался.
  Внутренне похолодев, магистр обернулась.
  К её удивлению, в этот раз Ворон появился в истинном обличии. Молодое лицо больше не скрывали тени, сам некромант был облачен в белый лабораторный халат и перчатки.
  - Смотрю, ты здесь по работе? - Аглая удивленно приподняла брови, смотря в глаза пожирателя. - Тебе ж запрещено общаться с другими некромантами.
  - Ты же меня не сдашь? - мягко улыбнулся пожиратель, не выходя из тени плотных штор, отделявших верхнюю галерею от коридора, по которому рыскали белые маги.
  Если бы они только знали, что убийца стоит в двух шагах от них... Это спутало бы Аглае все карты. Нет, слишком рано для разоблачения. Слишком рано.
  - Нет, - невозмутимо ответила магистр Смерти, подходя ближе к Ворону.
  Он не должен учуять её страх. Иначе игре, задуманной десять лет назад, придет конец.
  - Тогда и беспокоиться не о чем. У меня к тебе серьезный разговор.
  Некромант одним движением преодолел два шага, разделяющие их, и сжал подбородок Вагорской горячими пальцами, затянутыми в перчатки с зеленоватыми разводами.
  - Что-то случилось? - ровно спросила Аглая, не обращая внимания на слизь, текущую по подбородку. Не время привередничать. - Все идет по плану...
  - Нет. Не идет, - от резкого голоса и ледяной улыбки Ворона некромантка все же вздрогнула. Подбородок обожгло смертельным проклятием, скользнувшим по пальцам пожирателя. - Почему ты отпустила мальчишку?
  - Не ожидала, что драгоценный племянник владеет белой магией, - невозмутимо пожала плечами магистр.
  Но пожиратель не поверил.
  Ворон разочаровано покачал головой:
  - Аглая, Аглая, Аглая. Ты - и не знала? Верится с трудом. Но предположим, ты говоришь правду. Тогда почему отозвала двух сторожевых выверн?
  Горло Вагорской сжали призрачные когти смертельного проклятия. В глазах начало темнеть, ноги подкашивались, и некромантка просипела:
  - Мальчишка нужен нам живым. Разве нет?
  Хватка проклятия немного ослабла, и Аглая судорожно вдохнула. В воздухе отчетливо запахло ладаном и сиренью.
  - Выверны достаточно выдрессированы, чтобы покалечить, но не убить, - задумчиво бросил пожиратель.
  - Коля сопротивлялся бы. В пылу боя выверны не предсказуемы.
  Пристальный взгляд пожирателя пронзал насквозь, выворачивал наизнанку, разглядывал Аглаю, словно кусок отборного материала для создания зомби.
  - Допустим, - тихо, с наигранным добродушием промурлыкал Ворон. Когти заклинания скользнули ниже, просочились сквозь теплую кожу на груди некромантки и сжались вокруг трепещущего от страха сердца. - Тогда второй вопрос. Мы ведь оба знаем, кто взломал твою защиту. Точно не я - у меня было приглашение. Складывается впечатление, что ты затеяла тройную игру, Аглая. И мне очень не нравятся подобные выводы.
  Сердце судорожно забилось в призрачной клетке смертельного заклинания, с трудом разгоняя по телу похолодевшую кровь. Фужер выскользнул из ослабших пальцев и со звоном разбился о мраморный пол. Но белые маги этого не услышали - пожиратель предусмотрительно вывел в воздухе руну молчания.
  Сглотнул вязкую слюну с металлическим привкусом, Аглая расправила плечи и отчеканила:
  - Ошибаешься, Ворон. У тебя есть доступ к системе защиты. Сам посмотри, никаких следов взлома нет. Кроме уничтоженной панели на втором этаже, но следы указывают, что в этом виновата волна некросилы. Что же касается Коли, то из-за отсутствия сигнала я слишком поздно заметила постороннего в хранилище артефактов.
  Когти проклятия разжались, и Вагорская тяжело задышала, чувствуя, как бешено колотится сердце, чуть не вырванное из груди.
  Ворон отстранился, недобро прищурив глаза. Похоже, новость о взломе хранилища напугала его, но Аглая не была в этом уверена.
  - Что он искал? - напряженно прошипел пожиратель.
  - Понятия не имею, - соврала магистр Смерти. Руки мелко дрожали. Пришлось сжать их в кулаки, чтоб не показывать опасному союзнику свою слабость.
  - Так выясни, - сухо бросил Ворон. На этом он посчитал разговор оконченным, резко развернулся и направился к выходу с галереи.
  Но Вагорская не собиралась выполнять приказ пожирателя. Сам того не зная, Коля очень удачно ускорил план тетушки. Осталось закрепить успех и отвлечь пожирателя от племянника.
  - У вас с Колей больше общего, чем ты думаешь, - прохрипела Аглая. Прикоснувшись чуть дрожащей рукой к горлу, заклинанием снимая спазм, она привычным голосом добавила: - Вы оба ищете сестер. Только Коля - старшую, а ты - младшую.
  Ворон остановился. Медленно обернувшись, он едва слышно произнес:
  - К чему ты клонишь, Аглая?
  Вагорская играла с огнем. Одно неверное слово - и взбешенный пожиратель уничтожит союзницу, не моргнув и глазом. Даже не смотря на то, что заменить Аглаю некем. Ворон болезненно пережил предательство и побег младшей сестры.
  Смертельно опасная игра. Но в этом вся прелесть. Иначе жизнь была б слишком скучна.
  - Я знаю, где твоя сестра.
  Глаза Ворона полыхнули черным пламенем.
  - Это очень неудачная шутка, Аглая.
  - И в мыслях не было, - некромантка расправила плечи и подошла к напряженно замершему пожирателю.
  Как же легко управлять людьми, зная их потаенные желания и страхи. Даже когда перед тобой жнец Костлявой, в первую очередь он всего лишь человек, со своими слабостями. Главное, знать, куда ударить.
  Положив руку на плечо окаменевшего Ворона, магистр Смерти мягко улыбнулась:
  - Не будь я абсолютно уверена, не стала бы дарить ложную надежду.
  Ворон несколько минут неотрывно смотрел в глаза Аглаи. В какой-то момент Вагорская засомневалась, проглотил ли пожиратель любовно заготовленную наживку.
  Но союзник развеял эти сомнения.
  - Я тебя внимательно слушаю.
  
  
  
Глава 1,
  в которой Коля заручается поддержкой неожиданных союзников
  
  
  Николай Степнов
  
  Особняк Вагорких превратился в филиал столичного дурдома. Следователи белых магов перевернули дом верх дном, заглянули в каждую щель, вытрясли душу из каждого гостя, не успевшего сбежать из Змеиной норы.
  Нервничали 'чистюли' не зря. Они прекрасно понимала, какими заголовками будут пестреть утренние выпуски газет.
  'Новая жертва неуловимого убийцы: Егор Браст убит пожирателем на глазах наблюдателя белых магов!'
  'Мирославль охвачен ужасом: кровавый убийца вновь вышел на охоту! Белые маги бездействуют!'
  'Верховный маг Евгений Завзятов не сдержал слово - убийца некромантов на свободе! Кто станет следующей жертвой неуловимого душегуба?'
  'Белые маги не способны защитить некромантов! Или они просто не хотят этого делать?'.
  Стоит газетам с подобными заголовками появиться на прилавках магазинов, и полетят головы с плеч. В первую очередь - следователей, которые ведут дело пожирателя. Поэтому они с яростью взбешенных упырей носились по особняку Вагорских, подозревая всех и во всем, пытаясь найти малейший след убийцы.
  Меня мутило от разноцветных форм белых магов, мелькавших перед глазами. Казалось, что в особняк Вагорских прислали служащих из всех магических управлений Мирославля. Специалисты Аналитического центра снимали отпечатки аур. Ищейки метались по коридорам и вынюхивали следы запрещенной магии. Около десятка боевых белых магов рассредоточились по периметру и пристально следили за гостями-подозреваемыми. Ещё с десяток следователей допрашивали свидетелей. И одна из них как раз плотно занялась мой, Леной и Кириллом. Последнему досталось больше всего, ведь он подложил бывшим коллегам жирную свинью - полностью уничтожил место преступления.
  - Что ты здесь забыл, Сафронов?! - рычала на Кирилла взбешенная блондинка в черной форме следователя первого уровня. Казалось, ещё немного - и темно-серые глаза прожгут дыру в нагло ухмыляющемся белом маге. - Ты два дня требовал допуск к засаде на пожирателя! Как ты оказался на другом конце города?!
  Блондинка, чей голос я слышал перед тем, как отключился, приступила к допросу всего пару минут назад, но у меня уже раскалывалась голова от её высокого голоса, который время от времени срывался на визг.
  На месте верховного мага я бы уволил её без выходного пособия. Вела себя девушка слишком эмоционально, грубо и бестактно - недопустимое поведение для следователя её уровня. Как с таким характером она вообще поднялась так высоко?
  Кир, который вальяжно развалился в кожаном кресле напротив меня, развел руками и доверительным тоном произнес:
  - Госпожа заместительница, я бы с удовольствием поведал вам эту захватывающую историю, но, боюсь, вы мне не поверите.
  Друг решил не говорить о звонке Лены. Наверное, чтоб 'белый' пособник пожирателя не понял, что я слишком много знаю. Напрасная предосторожность, тетушке давно все известно. Странно, что она не предупредила проклятого некроманта. В противном случае он уничтожил бы нас с Леной сразу, как свидетелей. А вместо этого пожиратель играл с нами, тратя время и пытаясь забрать мою силу.
  Ничего не понимаю. От обилия догадок, подозрений и новой информации раскалывалась голова. То ли тетушка не успела предупредить пожирателя, то ли играла не на два, а на три фронта. Кто ж её знает.
  - Да? - процедила сквозь зубы блондинка, недобро прищурив глаза. - А ты попробуй, вдруг приятно удивлю.
  - Госпожа заместитель, я бы с удовольствием сказал, чем вы можете приятно меня удивить, но, увы, мы не одни, - с наигранным огорчением вздохнул Кирилл, бросив на следовательницу многозначительный взгляд.
  Глаза блондинки вспыхнули янтарным пламенем.
  Некромантка? Что ж, Киру повезло. Будь перед ним боевая магичка, точно испепелила бы на месте. А проклятия на белых магов действуют через раз.
  Следовательница глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки. Между сжатых в кулаки пальцев мелькали искры неактивного заклинания. Пока неактивного.
  - Сафронов! Немедленно перестань паясничать! У меня есть все основания обвинить тебя в соучастии преступлению!
  - Обвиняйте, - великодушно разрешил Кирилл, не сводя с блондинки насмешливого взгляда. - Повеселим магистров Верхней палаты.
  Я с вялым интересом наблюдал за перепалкой друга и блондинки, изредка морщась от стреляющей боли в плече. Больше всего мне хотелось вернуться в семейный особняк и рухнуть на кровать. Бой с пожирателем вымотал, отставив после себя дикую боль в раненном плече и зверскую апатию.
  Опасное состояние. Я слишком активно использовал свой дар, и это могло аукнуться большими проблемами. Сейчас я - пороховая бочка, заполненная остаточными следами враждебной магии. Чиркни спичкой - и я взорвусь, разнеся особняк тетушки по камню. Ещё одна причина как можно скорее убраться домой и выпить специальный нейтрализатор.
  - Ты. Уничтожил. Место. Преступления! - прошипела блондинка. - Какого черта?!
  - Защищал бывшего подопечного, - невинно улыбнулся Кирилл и кивнул на меня.
  Меня обжег взбешенный взгляд следовательницы. Её помощник как раз снимал отпечаток моей ауры. Естественно, сканер не показал ничего, кроме зашкаливающей эманации белой магии. Хорошо, что Кирилл забрал Коготь, пока я валялся в отключке. Советника Верхней палаты нельзя обыскивать без ордера, согласованного с архимагом. Но без железных аргументов никто такое разрешение не подпишет. А с аргументами у белых магов явно проблема, судя по недовольству ищеек, которым запретили подходить к Киру.
  Госпожа заместительница скривилась, будто проглотила килограмм неспелых лимонов.
  - И ты совершенно случайно выбрал заклинание, которое уничтожило все следы аур и магии? - с сомнением протянула следовательница.
  Кир снова развел руками и невинно улыбнулся:
  - Ну, госпожа заместительница, это вы у нас правая рука Верховного белого мага, консультант в сфере некромантии и специалист высочайшего класса в боевой магии. А я всего лишь советник Верхней палаты, боевой маг без реального боевого опыта. Вот и бил кувалдой, а не молотком.
  Блондинка обреченно закатила глаза.
  Полностью согласен. Никто не назначит куратором некроманта неопытного мага. Уверен, в открытом бою Кирилл даст сто очков форы даже магистру Никифору. По крайней мере, с моим отцом Кир сражался на равных.
  Затылок обожгла ментальная затрещина. Поморщившись от боли, бросил на бывшего куратора недовольный взгляд.
  Да понял я, понял. Это с телом у меня проблемы, а мозги пусть и закипают, но все ещё работают.
  Биографию следовательницы рассказали специально для меня, чтоб мотал на ус и держался подальше. Некромантка со способностями к боевой магии и правая рука Завзятова - да, тягаться с ней не хотелось. Даже с Когтем шансы невелики. Моего боевого опыта точно не достаточно.
  Помощник блондинки понял, что ничего полезного с моей ауры не снять, и повернулся к Лене, сидевшей рядом со мной. И тут я заметил, что руки девушки едва незаметно дрожат, да и сама некромантка, не смотря на отрешенное выражение лица, напряженно замерла. Она комкала руками ткань платья, словно пытаясь что-то стереть.
  Я взглянул на ауру девушки магическим зрением и чуть не выругался.
  Заклинание Кирилла, нацеленное на зачистку поляны, уничтожило следы на моей ауре, но не смогло вытравить следы дара шептуньи. Слишком много сил и времени она потратила, создавая ловушку для пожирателя. На руках Лены остались едва заметные желтоватые разводы, которые сливались с цветом ауры, обожженной белой магией. Если не знаешь, что искать, то и не заметишь.
  Но сканер не обмануть. Он покажет, какой дар девушка использовала всего полчаса назад.
  Кирилл бросил на нас быстрый взгляд, почувствовав неладное. И чуть заметно сжал кулаки, тоже поняв, как мы прокололись. Нужно было проверить ауру шептуньи ещё раз, пока к нам не вернулась следовательница Завзятова.
  Плечо кольнуло могильным холодом, и я увидел легкое дрожание воздуха рядом с помощником блондинки. Он как раз положил правую руку Лены на прибор и запустил процесс считывания ауры. Но вместо аналитического графика на экране замелькали белые полосы помех, прибор затрещал, словно что-то мешало снять отпечаток.
  Или кто-то.
  Слава Костлявой, мои опасения не подтвердились!
  - Мы сегодня буйного призрака развоплощали. Он немного потрепал Елену, - спокойно произнес я, положив руку на плечо шептуньи и легонько сжав.
  Намек коллега поняла мгновенно.
  - Да, накинулся, когда я руну изгнания в воздухе выводила, немного опалил руки, - голос девушки дрогнул, но спустя миг она взяла себя в руки и смущенно улыбнулась. - Наверное, плохо ауру почистила, вот следы некросилы и въелись.
  - Давайте я помогу, - Кир одним смазанным движением оказался на ногах и сделал шаг к Лене, но приблизиться не смог.
  Следовательница встала между ним и шептуньей, сухо бросив:
  - Не стоит, Сафронов. Я сама разберусь с аурой девушки.
  Блондинка бросила на шептунью странный взгляд. Подозрительный. Цепкий. И абсолютно равнодушный. Словно она смотрит не на собрата по магии, а на врага, которого собирается вскрыть и разобрать на запчасти в поисках тайных планов чернокнижников.
  Нам срочно нужен отвлекающий маневр.
  Я встал с дивана, морщась от резкой боли в поврежденной руке, и надменно усмехнулся. По крайней мере, понадеялся, что кривая усмешка, частично вызванная обжигающей болью, выглядела именно так.
  - Вы считаете, что некромантка лучше справится с чисткой ауры, чем белый менталист?
  Блондинка, до этого момента демонстративно не обращавшая на меня внимания, глубокого вдохнула и медленно повернулась ко мне. Её лицо словно окаменело, лишь губы дернулись, то ли от злости, то ли от боли. Но в глазах ярилась такая буря эмоций, что глаза из серых стали почти угольно-черными.
  - А вы, господин Степнов, считаете иначе? - бесцветным голосом спросила госпожа заместительница.
  Интересно. К белому магу она обращалась бесцеремонно и на 'ты'. Что-то с этими двумя не ладно, и ребячество Кирилла это только подтверждало. Впрочем, это не мое дело.
  - Считаю, - усталость давала о себе знать, и я прислонился плечом к деревянной панели стены. - Может, вы и носите форму белых и служите верховному магу, но отказаться от цвета магии и происхождения - невозможно. А целительство - не сильная сторона некромантов.
  Следовательница вздрогнула, словно я отвесил ей хлесткую пощечину.
  - Не любите белых магов? - со странной горечью спросила некромантка-перебежчица.
  И снова я не понял её эмоций.
  Вам-то какое дело, люблю или нет?
  Кирилл тоже выглядел обескураженным. А ведь обычно менталист безошибочно считывал поверхностные эмоции магов. Но реакция следовательницы поставила его в тупик.
  - Не всех, но большинство, - о моих чувствах к белым Завзятов и так знал, так что скрывать правду смысла не было. - Из-за их ошибки погибла моя сестра. Но вы, наверное, и так это знаете.
  Блондинка подошла ко мне и, смотря куда-то поверх головы, презрительно бросила:
  - Возмутительная неблагодарность. Белые маги закончили Серую войну и взяли некромантов под свою защиту. Дали работу, сняли клеймо предателей и пособников чернокнижников, не стали забирать имущество и деньги.
  Стравили между собой, приставили кураторов, надели 'строгие ошейники' и приковали к себе цепями. А дернешься - тебя уничтожат. Так что сказал бы я, куда они могут послать свою защиту, работу и иже с ними. Сами заклеймили, сами помиловали, а мы должны им руки за это целовать. Но мое дело - отвлечь, а не сесть за решетку за оскорбления белых магов.
  - Зато не могут поймать пожирателя, который методично вырезает некромантов у вас под носом, - жестко произнес я, бросив взгляд за спину следовательницы.
  Кирилл же, пользуясь тем, что блондинка стояла к нему спиной, а её подчиненные увлеклись нашим словесным поединком, приблизился к Лене и незаметно сунул что-то в руку. Краем глаза я заметил лишь металлический блеск предмета, формой и размером напоминающего обычную монету. Моя спутница тут же сжала ладонь в кулак.
  - Кстати о пожирателе, - когда речь зашла о работе, блондинка неожиданно успокоилась. - Почему он напал на вас? Зачем ему избалованный золотой мальчик из обеспеченной семьи?
  К этому вопросу я подготовился. Мне удалось перекинуться с Леной парой слов, и мы свалили все на Романа Браста. Что это на него напал пожиратель, вырубил и попытался убить, а мы оказались не в то время не в том месте. Вполне логично, учитывая, кого убил пожиратель. А разоблачить нашу ложь Роман не мог. Мой злейший враг ничего не помнил, и память не смогли вернуть даже белые целители. Дар шептуньи оказался им не по зубам.
  Но рассказать заготовленную версию я не успел. Плечо вновь кольнуло холодом, и я невольно дернулся. За что тут же поплатился новым приступом боли, усиленным прикосновением призрака.
  Я покачнулся и со стоном рухнул на диван. На повязке, наложенной целителем, проступило уродливое алое пятно.
  'Сэр Ричард, я не это имел в виду под отвлекающим маневром!' - мысленно простонал я.
  Пред глазами плыли разноцветные пятна, во рту неприятно горчило - перестало действовать заклинание, притупляющее боль.
  'Николай, вы попали в чрезвычайно щекотливое положение, - я с трудом расслышал надтреснутый, усталый голос призрака. - Леди использовала заклинание 'болтливого языка'. Вы же не хотели раскрыть свою чрезмерную и в некотором роде незаконную осведомленность?'
  Заклинание 'болтливого языка'?
  Я посмотрел на руки следовательницы и мысленно выругался. На указательном пальце правой руки блондинки серебрился перстень с аметистовым трилистником. А в глубине камней переливалась едва заметная алая искра, показывающая, какое заклинание активировано.
  Если бы не сэр Ричард, я бы выложил этой блондинистой дамочке все, что знаю о чернокнижниках и пожирателе.
  Откуда у неё перстень с запрещенным заклинанием?! Какого черта она вообще использовала его на глазах у толпы белых магов? Хотя чему я удивляюсь, это вполне в их духе!
  - Николай? - в голосе следовательнице послышала тревога, после чего она рыкнула на целителя, и так бросившегося ко мне. - Это так вы лечите наших свидетелей?! Теперь понятно, почему половина из них не доживает до суда!
  Целитель пропустил слова блондинки мимо ушей, занятый моей раной.
  А я начал злиться. Усталость и боль отошли на второй план, и я почувствовал, как в груди начинает разгораться знакомое пламя ярости и бешенства.
  Сначала мне стерли память, теперь попытались развязать язык. Что дальше? Запрограммируют на нужные действия или сделают безвольным овощем, пускающим слюни, зато тихо и мирно сидящим в углу?
  'Степнов, изобрази умирающего лебедя! Нам нужно время', - от слишком громкого голоса Кирилла снова накатил приступ мигрени.
  Я вальяжно развалился на диване, стараясь не мешать целителю, и кровожадно оскалился.
  Умирающего лебедя? Да без проблем. Есть же во мне капля крови Вагорских? Есть. Я потомственный некромант? Потомственный. Так пускай белые на собственной шкуре прочувствуют, что значит 'избалованный золотой мальчик из обеспеченной семьи', раз таким меня видит 'уважаемая' госпожа заместительница.
  Я в красках расписал белым магам, что сделает с ними Завзятов и мои родители, если некромант из семьи Степновых вдруг окажется в могиле. Смакуя каждую подробность, громко, чтоб меня слышали не только в комнате отдыха, которую временно превратили в допросную, но и в коридоре. Фантазией природа меня не обделила, так что нарисованная картина зомби-апокалипсиса на фоне очистительных костров произвела на магов неизгладимое впечатление.
  И только целитель невозмутимо остановил кровотечение и снова забинтовал мое раненное плечо. Даже завидно стало - стальные нервы у мага.
  Блондинка опешила от моего финта ушами, попыталась меня успокоить, но 'Остапа понесло'. Я припомнил белым все: и не профессиональную организацию защиты официального мероприятия, и те полчаса, что мы ждали, пока следовательница соизволит вспомнить о нашем существовании. В конце пригрозил, что потомственные некроманты подадут Верховному архимагу коллективное прошение, чтоб Верхняя палата провела служебное расследование работы белых магов. А то терзали меня смутные сомнения на счет компетентности следователей, которые вели расследование.
  В общем, скандал получился знатный. Увидь меня тетушка Аглая, смахнула бы слезы умиления.
  А я с трудом сдерживал бившуюся в здоровой руке некросилу. Энергия смерти, усиленная приближением Ночи мертвых и моими эмоциями, требовала выхода. Глаза застилала серая пелена, позволявшая видеть мир иначе: грязно-серые пятна белых магов, ровное золотое свечение ауры Кирилла и успокаивающий сиреневый блеск шептуньи.
  Враги, друг, собрат по цвету магии.
  Но почему аура следовательницы горит сиреневым с бледным золотом?
  'Коля, сбавь обороты, - напряженный голос Кира подействовал, как ушат ледяной воды. - Ты пугаешь Лену'.
  Я бросил мимолетный взгляд на коллегу. Она неотрывно смотрела на кулак моей правой руки, в котором билось невидимое для белых магов и следовательницы смертельное заклинание. Призрачные отростки, пока не напитанные силой, жадно тянулись к врагам, чтоб впиться в их тела и выпить жизненную силу до дна.
  А вот и спичка, которую поднесли слишком близко к пороховой бочке.
  Порой мне кажется, что иммуны ничуть не безобиднее пожирателей. Слишком разрушителен побочный эффект - потеря контроля над собственной магией. Вот и сейчас в моей ладони клубилась метка пожирателя, готовая впиться в ауры белых магов или некромантки-перебежчицы.
  Нужно срочно брать себя руки, пока ярость окончательно не затуманила разум.
  Я сделал глубокий вдох, подавляя взбесившуюся силу. Невидимое, неощутимое ни для кого, кроме шептуньи и менталиста, заклинание неохотно свернуло щупальца, уже протянутые в сторону белых магов, и впиталось в ладонь.
  Пропала и серая пелена перед глазами, позволявшая видеть нити магии без магического зрения. Но я успел заметить странное двойное свечение на руках шептуньи. Кирилл дал ей накопитель, чтобы вычистить следы дара. Но вместо этого Лена использовала энергию амулета для подпитки тонко сплетенной сети, спрятанной под браслетом УМУЛа.
  Двойная аура? Зачем некромантке вторая аура?
  Когда я наконец-то замолчал, белые маги облегченно выдохнули и вернулись к работе. Целитель закончил возиться с моим плечом, а следовательница проверила ауру Лены. И недовольно поджала губы, когда прибор подтвердил личность некромантки и не засек подозрительных магических следов.
  Блондинка хотела продолжить допрос, но я негромко произнес на таррийском:
  - Заклинание 'болтливого языка' относится к категории 'нарушений свободы воли' и запрещено законами белых магов. Может, мне стоит ещё раз пройти проверку на сканере?
  Лицо некромантки-перебежчицы вытянулось, словно она не ожидала, что я замечу заклинание. Не должен был заметить. К счастью, у меня есть призрак, вовремя предупредивший об опасности.
  - Свободны, - процедила следовательница. - Кроме тебя, Сафронов. Ответишь на пару вопросов.
  Я вопросительно посмотрел на друга, но тот лишь с предвкушением улыбнулся, едва заметно качнуть головой.
  Что ж, каждый развлекается как хочет.
  Но спокойно уйти нам не дали. Блондинка, чьего имени я так не узнал, догнала нас на выходе из комнаты.
  - Когда Евгений Петрович вернется в столицу, вам все равно придется рассказать правду, - вкрадчиво произнесла она, и на мгновение мне показалось, что на её лице мелькнула тревога.
  Боится, что расскажу Верховному магу о самодеятельности подчиненной? Слишком много чести, доносить на неё.
  Подождите. 'Когда вернется'? А что Завзятов делает за пределами столицы, когда у него под носом убили некроманта, наблюдателя, нескольких боевых магов и артефакторов? Что может быть важнее?
  Шрам на спине снова заныл.
  Снова ментальное заклинание? И предупреждение об опасности?
  Я проигнорировал слова следовательницы. Разговором с Верховным белым магом меня давно не напугать. Более того, нам многое нужно обсудить. Например, что делают в столице мои родители. И почему я об этом не знаю.
  - Передавайте мои приветствия Верховному, - сухо бросил следовательнице.
  Наш разговор привлек внимание некромантов и других магов, ждавших в коридоре. Поэтому я постарался не морщиться от боли и подал руку своей спутнице.
  Немногочисленные маги, ещё не допрошенные следователями, провожали нас странными взглядами и уступали дорогу. Что ж, их можно понять. Представляю, как мы с Леной выглядели со стороны: бледные от магического истощения, встрепанные, в рваной, подпаленной одежде со следами грязи и крови. Картину дополняли мой разодранный, покрытый красно-зелеными подтеками пиджак и магическая повязка на руке.
  Но эмоции, которые я заметил в глазах нескольких магов Смерти, мне совершенно не понравились. Спесь и презрение сползли с холеных лиц чистокровных, обнажая их истинные обличия. Я снова чувствовал взгляды некромантов на своей спине. Удивленные, полные смятения, недоверия и липкого, всепоглощающего страха. И не ясно, кого они теперь боялись больше: убийцу-пожирателя или бракованного мага Смерти, которого презирали многие годы. Похоже, в их головах не укладывалось, как такой недонекромант как я смог пережить бой с пожирателем, который без труда отправил в могилу многих магистров Смерти. Почему тот, кого отвергла Костлявая госпожа, все ещё дышит, когда другие гниют в земле.
  Я с горечью понял, что в чем-то Завзятов был прав. У некромантской богемы столицы весьма неприглядное нутро. И все же, Верховному белому магу глупо надеяться, что я изменю принятое решение. Потому что сегодня один из недругов меня удивил. И заронил сомнения: может, не все так плохо, как кажется на первый взгляд?
  Спину обжег чей-то пристальный взгляд. Мы с Леной как раз забирали верхнюю одежду в холле дома. Я накинул пальто на плечи, чтобы не тревожить раненную руку, и бросил взгляд на парадную лестницу.
  На верхних ступенях стояла тетушка Аглая и не сводила с меня пристального взгляда. Её глаза, обычно льдисто-голубые, отливали блеклым перламутром.
  И я отчетливо понял, что следователи ничего не найдут. Тетушка колдовала на глазах у белых магов, но те не замечали проявление высшей магии семьи Вагорских. Или делали вид, что не замечают.
  Аглая отсалютовала мне бокалом с серо-зеленной жидкостью и едва заметно улыбнулась.
  Одобрительно? Тетушка, какую игру ты затеяла?
  Я сдержано кивнул, прощаясь с хозяйкой Змеиной норы, и повел Лену прочь из дома с ледяными химерами.
  Двор особняка тоже наводнили белые маги. Прочесывали парк, собирая останки нежити, пытались найти лазейку, через которую мертвые псы проникли на территорию дома.
  Когда мы приблизились к воротам, меня настиг мысленный зов Кирилла.
  'Коля, домой вам нельзя. Если пожиратель охотится на тебя, район магов его не сдержит. Особенно если с ним пойдет белый'.
  'Знаю, - я поморщился, увидев, что машины гиен все ещё здесь, и ускорил шаг. - Заберу Лену в семейный особняк. Закончишь веселиться, присоединяйся'.
  'Договорились'.
  Я увидел, как от машин отделились две тени и к нам наперерез бросились магистры тлена.
  Только этого не хватало для полного счастья.
  Нас разделяли всего несколько метров, когда магистров окликнул Роман. Гиены недовольно заворчали, что-то объясняя наследнику, но сын Никифора раздраженно отмахнулся.
  А спустя миг из особняка тетушки вышел и сам Никифор. Бросив на сына взбешенный взгляд, глава семьи Брастов решительно направился к нам. Но вдруг отшатнулся, прорычав несколько ругательств. Звериные глаза вспыхнули огнем, и магистр Смерти обернулся к сыну. Он стоял всего в нескольких метрах от отца, напряженно подобравшись, будто перед кровавой дракой. Несколько белых магов мгновенно оказались рядом с некромантами, готовыми впиться друг другу в горло.
  Я на секунду замедлил шаг, со смешанными чувствами смотря на злейшего друга. Но тряхнул головой и ускорил шаг.
  Рядом с гиенами следователи. Они не позволят некромантам подраться под прицелами телекамер.
  Пока Роман отвлекал Никифора, мы с Леной миновали белых магов, оттеснявших репортеров и зевак от ворот Змеиной норы. Глаза тут же ослепили вспышки фотокамер, уши заложило от галдежа журналистов. Пришлось сильно постараться, чтоб добраться до лимузина.
  Наша машина стояла всего в метре от главных ворот. Другим гостям так не повезло. Их водители не смогли припарковаться так близко, мешали служебные машины белых магов.
  - Садовый переулок, тринадцать, пожалуйста, - сказал водителю, закрыв дверь лимузина и откинувшись на спинку сидения.
  Руки неприятно закололо - водитель активировал защитное поле, сотканное из белой магии. Прекрасно, не придется тратить на щит собственные силы. Правда, теперь белые маги будут знать, где меня искать. Но это мелочи, прятаться я и не собирался.
  От водителя нас отделяла стеклянная перегородка, в которую была встроена панель управления салоном лимузина. За исключением кабины водителя, разумеется. Пересев ближе, я активировал панель и ввел несколько команд: снизил прозрачность перегородки на минимум и активировал заклинание звукоизоляции. От прослушки белых магов, если такую установили в машине, не спасет, но водитель нас не увидит и не услышит.
  Вернувшись к Лене, жестом попросил вернуть телефон. В доме Вагорских мне было не до него, а белые, к счастью, не додумались разобрать мобильник. Удача мне благоволила. Пока.
  - Не хочешь рассказать, во что ты меня втянул? - нахмурилась шептунья, достав из сумочки телефон и вернув мне.
  Не хочу, хотя придется. Вряд ли Лена так просто отстанет. Но сейчас у меня были дела поважнее.
  - Справедливости ради, я тебя не втягивал. Не я ж печать на конверте сломал, - пожал плечами я, набирая номер папы. Нужно срочно предупредить его об опасности. И так столько времени потеряно впустую из-за блондинки-следовательницы.
  'Абонент временно не доступен'.
  Да что ж такое!
  - Это была случайность! - покраснела Лена, подбоченившись и скрестив руки на груди.
  Мамин телефон тоже не отвечал. Домой звонить бесполезно, там тем более никто трубку не возьмет. Разве что...
  - Ну да, - хмыкнул я, набирая ещё один номер. Приложив телефон к уху, насмешливо добавил на таррийском: - А ещё ты совершенно случайно знаешь о законах Кодекса и коллекции моей тетушки, а в базе чисто случайно хранится твоя ненастоящая аура.
  Шептунья возмущенно вскинулась, собираясь возразить, но я приложил палец к губам, прося о молчании. Напряженно вслушался в длинные гудки, доносившиеся из динамика. И уловил едва заметный щелчок.
  Так я и думал. Мой звонок предусмотрели.
  - Малыш, ты почему звонишь так поздно? - я выдохнул, услышав наигранно-строгий голос мамы.
  - Привет, мам, - облегченно улыбнулся я. - Да вот, решил позвонить, узнать, как у вас с папой дела. Вы все равно в канун Ночи мертвых не спите, работы выше крыши.
  Частичная правда. Родители дежурили на Стрелецком кладбище раз в два года. В этот раз не их смена. О таких деталях знают только кураторы родителей и Завзятов. Надеюсь, сейчас рядом с мамой никого из них нет.
  - Не напоминай, - тяжело вздохнула мама, подыгрывая мне. - Мы с твоим папой уже пару дней без сна, но держимся.
  Она поняла, что я звоню не просто так. Хорошо. Продолжим.
  - А в целом как дела? - я не знал, сколько времени нам позволят говорить. Нужно поскорее узнать, как они и предупредить об опасности.
  - Да вот, решили гостиную обновить. Стелим новые ковры. Я посматриваю на белый, но твой папа настаивает на черно-белом. Но я не уверена, что такой ковер впишется в интерьер.
  Так, а вот это интересно.
  - А чьи ковры? - как бы невзначай спросил я.
  Я был прав, родители под контролем белых магов. Может, так даже лучше. Пожирателю будет нелегко добраться до моего отца.
  - Не помню, там несколько вариантов, - легкомысленно отмахнулась мама. - Но мы поддерживаем отечественного производителя. А у тебя как дела?
  Пугать маму не хотелось. Но сейчас не тот случай, когда стоит лгать.
  - Все в шоколаде, - хотел добавить, что в 'черном шоколаде', но решил, что это прозвучит слишком подозрительно. Не стоит дразнить магов, которые нас прослушивали. - Обзавелся новыми друзьями. Сегодня на фаер-шоу с ними сходил.
  - Кирилл тоже составил вам компанию? - напряженно уточнила мама.
  - Он позже подошел. Сокрушался, что все веселье снова без него. Пришлось заверить, что в следующий раз возьмем его с собой, - прозвучало не слишком успокаивающе, поэтому я мягко добавил: - А так все хорошо. Честно.
  - У нас тоже, - мама запнулась. Помолчав несколько секунд, она виноватым тоном продолжила: - Слушай, малыш, нам сейчас бежать надо, работа вот-вот сбежит с центрального кладбища. До рассвета провозимся, пока этого зверя отловим. Слишком юркий и скрытный попался. Папе что-нибудь передать?
  Центральное кладбище? Чернокнижники обустроили логово под самым носом белых магов, и никто их не заметил? Как такое возможно?
  - Как обычно, - я до боли сжал свободную руку в кулак, стараясь, чтобы голос не дрогнул от тревоги и злости. - Чтобы не поглощал кофе литрами, это плохо для сердца. И не забывал мыть руки перед едой. А то во время работы он такой рассеянный, - я надеялся, что родители уже знают о пожирателе и поймут намек. И все же не сдержался, осторожно уточнил: - Может, к вам приехать, помочь с работой?
  Мои родители - сильнейшие некроманты не только в Мирославле, но и в стране. Но я все равно боялся за них. И хотя толку от меня немного, но мне было бы намного спокойнее, будь мы вместе. Но тогда высока вероятность, что мы просто сбежали бы. Белые маги прекрасно это понимали. И пока из столицы не вытравят последнего чернокнижника, никто моих родителей не отпустит.
  - Не стоит, мы справимся, - в обманчиво мягком голосе мамы отчетливо слышался охотничий азарт. - Если что-то изменится, предупредим.
  - Хорошо. Легкой охоты, - Шрам на спине снова опалило жаром.
  Опасность? И кому она грозит на этот раз? Мне или все же родителям?
  - Тебе тоже, малыш. Будь начеку.
  Я положил трубку и задумчиво нахмурился.
  Что ж, карты вскрыты. Теперь белые знают, что местонахождение родителей для меня не тайна. А мои родители - что на папу охотится пожиратель. И пока они охотятся на чернокнижников, я должен узнать, что задумал пожиратель и моя дражайшая тетушка.
  - А куда мы едем? - вывел меня из задумчивости напряженный голос шептуньи.
  Я бросил быстрый взгляд в окно и удивленно вскинул брови. Глаза слепили неоновые вывески круглосуточных магазинов. Фары немногочисленных машин выхватывали из темноты силуэты серых коробок многоэтажек с разноцветными пятнами окон.
  Вот только Садовый переулок находился на другом конце города.
  Я пересел на сидение рядом с панелью управления, отключил звукоизоляцию, и настойчиво постучал в стеклянную перегородку, которую снова сделал прозрачной.
  - Уважаемый, куда мы... - я осекся, увидев в зеркале заднего вида лицо водителя.
  Мертво-бледное, с чернильными пятнами проклятия и ярко-зелеными глазами, горевшими потусторонним огнем.
  Тихий смешок, от которого замерло сердце. Смрад лаванды и сирени. Шрам на спине обожгло ледяным пламенем.
  Значит, нас не отпустили.
  Я зло оскалился.
  Зря!
  Мы атаковали одновременно. Блеснули огнем глаза одержимого - и ко мне метнулась волна смертоносного заклинания. А я накрыл Лену защитным коконом и выпустил на волю силу, бурлившую в крови.
  Салон озарила огненная вспышка. Волна отдачи швырнула меня на заднее сидение. Плечо пронзило болью, перед глазами поплыли разноцветные круги. А в следующий миг уши заложило от воя ослепленного проклятого.
  Свет фар выхватил из темноты железный короб газетного киоска. Машина на полной скорости мчалась прямо на него.
  - Держись! - успел крикнуть шептунье и вцепился в сидение.
  Лимузин резко вильнул влево - проклятый водитель попытался вернуться на дорогу. Не успел. Оглушительный визг тормозов. Глухой удар, скрежет металла о металл.
  Я кубарем покатился на пол, чуть не свернув шею. Левая рука пульсировала резкой болью. Я стиснул зубы и скинул пальто, бросив на плечо быстрый взгляд. На магической повязке расползалось уродливое пятно. Рана снова открылась.
  Плевать. Счет шел на секунды.
  Я открыл дверь машины и вывалился на тротуар. С трудом поднялся на ноги, быстро огляделся.
  Паршивое место для боя - открытое, без единого намека на укрытие. Спальный район столицы, безлюдный и плохо освященный. Тусклые фонари мешали разглядеть, что прячется в тенях, клубившихся за границей круга оранжевого света.
  Перевел взгляд на лимузин. Машина не пострадала. По капоту и переднему бамперу искрились обрывки защитного заклинания белых магов, погасившего силу удара. Подушка безопасности на месте водителя тоже сработала. Одержимому понадобится время, чтобы выбраться из машины.
  Но времени было в обрез. Минута, две - и мой противник очнется.
  Что делать? Звонить белым? Бесполезно, не успеют. Бежать?
  Я посмотрел на шептунью, с трудом выбравшуюся из машины. Лена морщила от боли, сильно прихрамывая на правую ногу. Подвернула во время удара.
  Сбежать не сможем. Не будь я ранен, понес бы шептунью на руках. Но убежать от проклятого, усиленного силой пожирателя... Нет, с поврежденной ногой - не вариант.
  Значит, выход один.
  Драться.
  - Коля... - Лена дернула меня за рукав, указывая на машину.
  Но я и сам видел, что наше время закончилось.
  Хлопнула водительская дверь, и по крыше лимузина зазмеились отростки смертоносных проклятий.
  Что ж тебе так понадобилось, пожиратель, что ты вновь ринулся в бой? Второй раз за ночь.
  - Пальто. Левый карман, - быстро прошептал на ухо шептунье и втолкнул обратно в машину.
  Вовремя. Отростки сорвались с крыши и устремились ко мне. Вокруг меня полыхнул золотой круг, и в воздух взметнулась стена магического пламени. Запахло горелым - родовой щит сжег проклятия дотла.
  Одержимый разочарованно зашипел, но приближаться не спешил, как и выходить на свет.
  Думает, тьма и машина защитят от моей магии?
  Я криво усмехнулся, крепче сжимая кулаки.
  Пожиратель просчитался. Да, я ранен и вымотан прошлым поединком. Но и проклятому некроманту серьезно досталось.
  И у меня было преимущество. Одержимый - не пожиратель. И даже не боевая кукла. Обычный человек - плохой проводник для мощной силы проклятого некроманта. Очень ограниченное и хрупкое орудие.
  Кожу опалило жаром - воздух вокруг меня накалился от чуждой силы. Она несколько часов кипела в моей крови, искала выход. И больше я её не сдерживал.
  Я наскоро скрутил жгут из некроэнергии и вскинул здоровую руку. Заклинание сорвалось с пальцев, с воем устремилось к противнику. С легкостью пробило щит из проклятий, сбило одержимого с ног и крепко оплело тело.
  Посмотрим, на что ты способ без защиты тьмы.
  Я крепко сжал конец жгута, потянул на себя и поволок противника по земле, вытаскивая на свет фонарей. Но тело одержимого вспыхнуло антрацитовым пламенем, и жгут осыпался пеплом. Освобожденный проклятый попытался встать, но я атаковал снова, швыряя его на землю.
  Нельзя, чтобы он поднялся. Нельзя давать пожирателю и шанса на атаку. Ни малейшего шанса!
  Но я не учел, что у пожирателя тоже был козырь в рукаве.
  Сплюнув кровь, одержимый встал на колени и погрузил руки в тротуар, словно тот был рыхлой землей, а не застывшим бетоном. Земля под ногами мелко задрожала, взвыли сигнализации ближайших машин, замигали огни уличных фонарей. И тьма, клубившаяся за пределами круга бледно-желтого света, ожила. Зашелестела сотней приглушенных голосов, заклубилась сотней змеиных отростков.
  Пожиратель не щадил человека, ставшего его жертвой.
  Обескровленные губы одержимого искривились в победной ухмылке. И жгуты смертоносной тьмы ринулись ко мне.
  Я выкрикнул заклинание, и в руках вспыхнул короткий меч из золотого пламени. Короткий взмах - и я рассек щупальце проклятия. Заклинание съежилось и прахом осыпалось на мостовую.
  Громогласный вой оглушил, голову пронзила острая боль, по шее потекло что-то горячее.
  Плевать!
  Проклятый отшатнулся, зеленые глаза полыхнули жгучей ненавистью.
  Что, не ожидал? Да, семейная магия тоже мне под силу! А цена... Да демоны с ней!
  Росчерк магической стали - ещё три щупальца повисли в воздухе рваными клочьями.
  Я снова и снова рубил по разрастающейся туше проклятия, полностью доверившись родовой силе. Огненный меч сам направлял мою руку, рассекая отростки смертельных проклятий. И стремительно высасывал из меня последние силы.
  Надолго меня хватит. Только бы пожиратель этого не понял.
  - Отдай мне девчонку и убирайся! - прохрипел одержимый. Он озверевшей выверной метался вокруг щита, хлестал по нему щупальцами проклятий, но добраться до меня не мог.
  Пока не мог. Мои силы были на исходе. Тело била крупная дрожь. Ноги подкашивались. Ещё пару минут - и я рухну без чувств. На радость пожирателю.
  Нельзя останавливаться. Нельзя!
  - Да катись ты Костлявой в..., - мои слова утонили в новом реве одержимого.
  Я истратил почти всю остаточную энергию. Враждебная магия больше не кипела в моей крови. Огненный меч налился невыносимой тяжестью. Ещё немного, и он выпадет из моих рук, а за ним рухнет и щит. И тогда мне конец.
  Но один козырь у меня ещё был.
  Последний.
  Я криво усмехнулся и выпустил меч из рук. Он со звоном упал на потрескавшуюся от жара заклинаний мостовую. И растекся по тротуару золотистой лужей с едва заметной маслянистой пленкой.
  - Твоя взяла. Я сдаюсь, - я снял щит, поднял руки и сделал к одержимому первый шаг.
  Сперва он обрадовался. Придержал рвущиеся ко мне проклятия, поддался вперед. Торжествующая ухмылка искривила мертвенно-бледное лицо. Но спустя миг одержимый отпрянул, попытался уйти с линии атаки, спустил с поводка свою ручную тьму.
  Поздно.
  Ярость придала сил, и я в два шага оказался рядом с одержимым. Вцепился в него здоровой рукой, развернул и толкнул прямо в лужу спящего заклинания. Она вспыхнула алым, и вокруг проклятого взметнулись языки магического пламени. Оно не причиняло вреда физическому телу, но безжалостно выжигало нити проклятия, подчинившего разум и волю человека.
  Пожиратель, ты охотился за родовой силой Степновых? Так захлебнись ею!
  Рев пламени и вой жгутов проклятия оглушал. По шее, щекам и подбородку текли горячие ручьи крови. Глаза застилала алая пелена, руку свело судорогой.
  Я никогда не пропускал через себя столько силы. Она выжигала меня изнутри, взрывала каждую клетку тела. Но я лишь крепче стиснул зубы. Горечь с металлическим привкусом отрезвляли, не давали потерять сознание.
  Ещё немного. Ещё совсем немного. Лишь бы выдержать.
  Жгуты проклятия гудели под натиском огня, лопались и разлетались на клочья дыма. Плотная паутина проклятия, окутавшая человека, слабела, съеживалась и выцветала.
  Ещё пара мгновений - и все было кончено. Человек грузно осел на землю. Вокруг его тела трепыхались обрубки жгутов проклятия. Только несколько отростков плотно въелись в ауру бывшего водителя.
  Пожиратель не отпускал свою жертву. Но и проводить свою магию через неё больше не мог.
  Я рухнул рядом с бывшим одержимым и закрыл глаза.
  Сил больше не было. Но нужно убраться, пока противник не очнулся. Пока не нанес ещё один удар. В этот раз - смертельный. Уверен - пожиратель уже связался с чернокнижниками.
  Во рту пересохло, и я судорожно закашлял.
  - Ты убил его? - с трудом расслышал глухой голос Лены.
  Я открыл глаза и попытался разглядеть коллегу. Бледная шептунья нависла надо мной, расширенными от ужаса глазами смотря на человека.
  - Нет. Он все ещё жив, - с трудом прохрипел я, пытаясь подняться на ноги.
  Не получилось. В голове зазвенело, и я опустился на колени. Медленно провел рукой по щеке, чувствуя что-то липкое и горячее. Поднял руку к глазам и рассеяно осмотрел смазанные алые пятна.
  Кровь. Не удивительно. Странно, что я вообще не сдох от перенапряжения.
  Краем глаза увидел, что Лена бросила рядом со мной пальто и похромала обратно к лимузину.
  - Куда ты? - каждое слово причиняло зверскую боль.
  - Я могу помочь, - глухо ответила шептунья и с трудом забралась в салон лимузина.
  Я наивно решил, что помочь собрались мне. Как же. Не прошло и минуты, как шептунья вернулась и упала рядом с нашим водителем, сжимая в руках бутылку с минеральной водой.
  И где она её откопала? Холодильника в салоне точно не было. Мы решили сэкономить и отказались от него. Наверное, у водителя нашла.
  Я пристально наблюдал за действиями шептуньи.
  Закрыв глаза, Лена положила одну руку на лоб человека, второй продолжала сжимать бутылку. Бледные губы едва заметно шевелились, произнося беззвучные слова, и вокруг шептуньи заклубилась светлая дымка. Она льнула к рукам некромантки, наливалась силой с каждым произнесенным словом. И медленно впитывалась в минеральную воду, окрашивая её в мутно-зеленые тона.
  Но разве дар шептуньи может снять проклятие? Не верю. Да, природа проклятий до конца не изучена. Да, существует теория, что проклятия действуют на подобии вирусов. Но поражают не физическое тело, а энергетическое. И уже через него влияют на жизнь человека или мага.
  Но это лишь теория. Никто не смог доказать, что она работает. На практике, а не в стерильных условиях лаборатории.
  Я видел, как Лена влила в рот проклятого заговоренную воду, и с сомнением покачал головой.
  Сумасшедшая. Спасти этого человека не получится.
  Или нет?
  Я пораженно выдохнул, не веря своим глазам. Аура человека вспыхнула изумрудным огнем, и жгуты проклятия истончились, исчезли с тихим шипением.
  Лена провела ладонью по лбу, стирая испарину, и довольно улыбнулась.
  А я вспомнил слова пожирателя. Во время боя я не обратил на них внимания. Все равно на сделку не пошел бы. Но теперь я отчетливо понимал, зачем проклятый некромант так рисковал.
  Он пришел за шептуньей. И готов был забраться её даже ценой моей жизни и дара иммуна.
  - Нужно позвонить в скорую, - дернула меня за рукав пиджака Лена.
  Я молча протянул ей телефон. А сам взял пальто и запустил руку в левый карман. Быстро нашел дырку в подкладке и заклинанием притянул к себе спрятанный в ней предмет. В ладони тут же оказался круглый, холодный на ощупь шарик.
  - А белые? - осторожно спросила Лена, набирая номер.
  - Я использовал родовую магию. Ничего запретного и секретного, - я достал из кармана шарик и протянул Лене локоть. Шептунья тут же вцепилась в него мертвой хваткой, опознав лежавший в моей ладони артефакт.
  Лена быстро сообщила диспетчеру, что произошло, и продиктовала адрес.
  Я чувствовал легкие всплески силы недалеко от нас. Нас разделяли всего триста-четыреста метров.
  А вот и подкрепление пожирателя.
  Черные маги вынырнули из теней, остановились на границе бледно-желтого света. Словно сами были тенями и боялись исчезнуть, вступив в освещенный уличным фонарем круг.
  Я прищурил глаза, вглядываясь в смутные фигуры. Мешковатые куртки, глубокие капюшоны, скрывающие лица. В руках - короткие жезлы с прозрачными камнями-накопителями.
  А вот это интересно. Редкие вещицы.
  Чернокнижники окружили нас. Но схватить не успели.
  - Передайте хозяину, что я жду матча-реванша, - я криво усмехнулся и раздавил магический шарик.
  И в следующее мгновение нас с Леной закружила черная воронка портативного телепорта.
  
  ****
  
  К счастью для нас с Леной, в канун праздника мертвых столица кишела туристами, любующимися ночными красотами Мирославля. Потому, не смотря на поздний час, по городу продолжали курсировать троллейбусы и маршрутки, защищенные белой магией и напичканные сигнальными датчиками.
  Как раз то, что нам сейчас нужно.
  Нырнув под козырек троллейбусной остановки, я сел на деревянную лавку и устало провел руками по лицу.
  Если верить яркому табло, светившемуся на стенде слева от меня, ждать придется минут пять. Как раз успеем перевести дух.
  Телепорт перенес на противоположный конец города, в трех остановках от моего дома. Но идти пешком мы не стали, и так с трудом держались на ногах.
  Единственное, что не давало свалиться на землю, это упрямство и опасение, что чернокнижники могли броситься в погоню. Перенос они не отследят, банально не хватит времени. А вот успел ли пожиратель подбросить нам какой-нибудь маячок или нет - вопрос открытый. И ответить на него я не мог. Магическая энергия была на нуле. В таком состоянии я даже свечку не зажгу.
  Плохи наши дела.
  - Они убьют его? - вывел меня из раздумий взволнованный голос Лены. Шептунья сидела рядом, зябко кутаясь в мой пиджак.
  Не зря я на 'хамелеона' потратился, костюм высох почти мгновенно. Чего не скажешь о платье Лены.
  - Не думаю, - устало произнес я. - Чернокнижники не полные идиоты, должны понимать, что датчики зафиксировали всплеск черной магии. А значит, ближайший патруль белых магов уже в пути. Стандартное временя реагировании на вызов - десять минут.
  Мои слова шептунью не успокоили.
  - Тогда почему мы телепортировались? Ваш бой длился минуты три, ещё где-то столько же я лечила человека, а ещё через две появились черные маги.
  - Двух минут достаточно, чтобы схватить нас и перенести в логово. Мы просто быстрее среагировали. - Я понимал, какие чувства съедают шептунью изнутри. У неё была возможность спасти чью-то жизнь. Но в итоге получилось, что она спасла свою. Струсила, сбежав от чернокнижников.
  Похожие мысли я упорно отгонял от себя последние пару часов. Пока получалось. Но как скоро усыпленная совесть снова поднимет голову?
  - Мы должны были почувствовать...
  - Кабина водителя отделена от салона магическим барьером. Мы ничего не могли почувствовать. Хорошо, что вообще заметили изменения, - я взял в ладони холодные руки Лены и уверено произнес: - Ты спасла его, сняв проклятие. Уничтожила след пожирателя и, как следствие, стерла ему память. Как свидетель он бесполезен для белых магов. И потому не в интересах черных его убивать.
  Шептунья неуверенно кивнула. Но в её глазах я все равно видел сомнения.
  Пока Лена сама не увидит, что тот человек жив и здоров, не успокоится.
  Раздался приглушенный гудок, и к остановке подъехал троллейбус. С тихим шелестом отъехали в сторону передние двери, и возле границы защитного барьера появилась худощавая женщина в ярко-желтой униформе.
  Кондуктор окинула нас с шептуньей странным взглядом и удивленно вскинула брови. Женщина не спешила впускать нас в салон, с подозрением смотря на промокшую до нитки одежду. Хорошо хоть мою рану прикрывало пальто Лены, которое я перекинул через плечо.
  - Оплатите проезд, - в конце концов, кондуктор нехотя указала на панель со сканером для УМУЛа и разъемами для купюр и пластиковых карт.
  Наличных с собой не было, так что я приставил браслет УМУЛа к панели и нажал несколько кнопок, оплачивая проезд за двоих. Короткий писк - и защитное поле исчезло, пропуская нас с Леной внутрь. В нос тут же ударил затхлый запах пота и сигарет.
  Кроме нас в салоне была только компания из трех девушек и двух парней. Судя по немного опухшим лицами, встрепанной одежде и синякам под мутными глазами, возвращались с какой-то вечеринки.
  Окинув нас равнодушным взглядом, полуночники отвернулись, что-то вяло обсуждая между собой.
  Садиться на свободные места я не стал - боялся вырубиться от усталости. Прошел в самый конец салона, чуть не споткнувшись о ноги одного из полуночников, и обессилено прислонился к заднему окну. Лена замерла рядом, держась за синие поручни.
  Мерное покачивание троллейбуса усыпляло, и я с трудом поборол желание закрыть глаза и задремать.
  - Можно вопрос. Купаться в озере было обязательно? - спросила Лена на таррийском, выразительно посмотрев на мокрое платье.
  Кстати, надо будет заплатить неустойку магазину, в котором взяли его напрокат. Слишком бурную ночь платье не пережило, превратившись в половую тряпку.
  - Десять лет назад там не было озера, - спокойно ответил я, разглядывая через окно улицы столицы.
  Ответила Лена не сразу. Несколько мгновений с недоверием изучала мое лицо, полагая, что это шутка. А когда поняла, что ошиблась, передернула плечами от запоздавшего страха.
  - Ты псих, - пораженно выдохнула шептунья. Могу поспорить, назвать меня хотели нецензурнее, но воспитание не позволило. Или словарный запас. - А если бы там было здание?
  - Ну, о пожирателе мы бы больше не беспокоились, - я философски пожал плечами и поморщился от нового приступа боли.
  Я точно знал, что зданий там не было. Строить дома на выжженной черной магией земле - самоубийство. Не успеешь с фундаментом закончить, а уже всех рабочих потеряешь. Земля досуха выпьет из них жизненную силу. Это не считая того, что ни один белый маг в жизни не подпишет разрешение на такое строительство. Свои же раздавят, как только узнают.
  А вот создание озера - вполне логичный шаг. И соблазна в виде бесхозной столичной земли больше нет, и вода сдерживает черную магию. Довольно успешно, судя по тошнотворному запаху тины и серы, который теперь преследует нас с Леной.
  - Степнов, ты совсем умом тронулся! Как можно использовать непроверенный телепорт?! - рассерженной кошкой прошипела шептунья.
  - Когда я приехал в столицу, не думал, что он понадобится. Планировал тихо-мирно отработать по направлению и заняться своими делами. Извини, я не предвидел, что чернокнижники объявят на меня охоту, а за моим даром придет пожиратель, - я перевел внимательный взгляд на коллегу и вкрадчивым тоном добавил: - А потом и за твоим. Если проклятого некроманта интересовал именно дар шептуньи.
  - К чему ты клонишь? - шептунья недовольно нахмурилась.
  - К тому же, что и раньше, - я спокойно выдержал пристальный взгляд Лены. Таким меня давно не пронять. Да и до верховного мага коллеге ещё очень далеко. - Ты чистокровная и скрываешь это. Понятия не имею, к какому роду ты принадлежишь, но моя интуиция вопит, что ты как-то связана со всей этой историей. И я очень хочу узнать, как именно.
  Шептунья с досады поморщилась и прикусила губу.
  - А если я не захочу говорить. Что тогда? - немного помолчав, с ледяным спокойствием поинтересовалась Лена.
  Все забавнее и забавнее. Неужели я зря думал, что коллега не причастна к моему отравлению? Все-таки у шептуньи зуб на белых магов не меньше, чем у черных магов. Тогда зачем боятся, что пожиратель заберет её дар? Будь они вместе, давно бы забрал.
  - У нас два варианта. Вариант первый: ты на кристалле правды поклянешься, что не связана с чернокнижниками и пожирателем, даешь магическую клятву, что не будешь им помогать и никому не расскажешь о моем секрете. И с чистой совестью идешь домой. Где, вероятно, будет ждать пожиратель, чтобы забрать твой дар. И второй вариант: мы рассказываем друг другу все, что знаем, даем клятву верности и вместе ищем пожирателя, пока он не нашел нас.
  Внимательно меня выслушав, Лена задумалась. Покрутила браслет УМУЛа, сосредоточенно изучая испорченное платье.
  Когда молчание затянулось, шептунья глухо бросила:
  - Все рассказать не получится. Есть тайны, которые мне не принадлежат. Но я расскажу, что искала в доме твоей тети и зачем пожирателю мой дар.
  - А о ложной ауре в базе? - эта странность меня интересовала не меньше других.
  - Я не преступница, - обижено вскинулась Лена, прекрасно поняв мои намеки. - Я прячусь от людей, которые хотели использовать мой дар для убийства людей! Понимаю, мои слова не внушают доверия. Потому согласна на проверку и клятву верности. Но не спрашивай о моем прошлом.
  Сотни вопросов и катастрофически мало ответов.
  - Только если оно не связано с чернокнижниками и пожирателем, - устало предупредил я. В конце концов, есть сотня других способов узнать о прошлом шептуньи. Например, выяснить, кто сделал ей фальшивые документы.
  - Я не связана ни с чернокнижниками, ни с пожирателем, который пытался нас убить, - твердо отрезала Лена.
  'Который пытался нас убить'. Интересное уточнение. Специальное или моя паранойя вконец распоясалась?
  Что ж, держи друзей близко, а врагов ещё ближе. Даже потенциальных.
  
  NEW 27/08/17
  ****
  
  За десять лет наш дом не изменился, будто погрузился в спячку после отъезда хозяев. Огромным мрачным зверем замер на берегу Зеленого озера и смотрел на яркие и живые дома соседей грязными провалами окон, затянутыми паутиной. Тяжко вздыхал ледяным дыханием сквозняков, что неупокоенными призраками бродили по коридорам, гремели покосившимися дверями, хлопали ставнями и шуршали старыми, выцветшими покрывалами.
  Я тяжело вздохнул, покачав головой.
  Так и знал, хочешь что-то сделать хорошо - сделай это сам. Просил же привратника навести в доме порядок, пока я на приеме в Змеиной норе.
  Поднявшись на порог, я снял защитное плетение и достал из цветочной кадки ключ. Но он не понадобился - дверь оказалась открытой. Насторожившись, я внимательнее осмотрел замок, подсвечивая его фонариком телефона. На первый взгляд, следов взлома нет. Странно. Тогда почему привратник не запер за мной дверь?
  Приготовив щит, толкнул входную дверь и вошел в дом. В нос тут же ударил тяжелый запах плесени, по спине протянуло промозглым холодом.
  Я зябко поежился, пристально осматривая коридор. Пока меня не было, он абсолютно не изменился. Шкаф для одежды и комод затянуты брезентовыми чехлами, некогда изумрудный ковер выцвел, медную люстру покрывал толстый шар пыли, а старинные картины были едва различимы в густом предрассветном полумраке. На второй этаж вела массивная лестница, в конце коридора виднелась дверь, ведущая на кухню.
  Раскинув сигнальную сеть, посветил на пол фонариком и задумчиво хмыкнул. На пыльном полу выделялись две пары следов - от моих кроссовок и гигантских остроносых ботинок.
  Так, через парадную дверь никто не входил. Или взломщик прошел по воздуху, что вряд ли, не всем магистрам левитация под силу. Слишком энергоемкая.
  Через пару секунд пришел отклик сети - посторонних в доме не было, ни живых, ни мертвых.
  - Думаешь, здесь мы в безопасности? - Лена провела рукой по деревянным панелям и ойкнула, когда по лакированной поверхности пробежали изумрудные искры защитного заклинания и обожгли ей пальцы.
  - Пока ничего не трогай, - попросил я, дезактивировав заклинание.
  Защитное плетение, которое я оставил перед уходом, тоже не тронули.
  Я подошел к стене, на которой висел щит с гербом семьи, и постучал по деревянной панели. Морок развеялся, и на его месте образовалась глубокая ниша с панелью управления защитной системой особняка.
  Родители не зря платили семейному артефактору бешеные деньги, чтобы поддерживать защиту дома в рабочем состоянии. Защитная сеть с ловушками и сигнальными маячками оплетала весь дом и мерно пульсировала, заряжаясь от кристалла-накопителя. Вот только сейчас она была не активна, хотя привратник уверял меня, что все сделает. Нас с Леной оберегало только мое заклинание, оставленное на всякий случай.
  Прикоснувшись к зеркальной панели управления, я ввел Лену в категорию 'гости семьи' и активировал защиту. Осмотрел ряд кристаллов, отвечавших за привратника, который меня подвел. И мысленно присвистнул.
  Кристаллы почернели и обуглились, съежились до размера лесного ореха. Не выдержали нагрузки и перегорели. Но я не просил привратника делать ничего настолько энергоемкого. Что с ним произошло, пока меня не было?
  Стянув чехол с комода, достал из верхнего ящика запасные кристаллы и заменил перегоревшие.
  А я надеялся, что дома смогу перевести дух после слишком долгой ночи. Но, похоже, моим планам не суждено сбыться.
  - Готово, - подключив защиту к своему УМУЛу, я поставил на место морок и зажег несколько магических светильников. - Во времена Серой войны многие некроманты страдали паранойей и не безосновательно. Мои родители тоже перестраховались. Сюда даже белый маг без моего разрешения не войдет. Чувствуй себя как дома.
  Лена заметно расслабилась, плотнее запахнула пальто и с новым энтузиазмом принялась исследовать дом. А я устало привалился спиной к деревянной панели.
  Не войдет, если не найдет слабое место в защите. И хотя я запустил проверку системы, методично изучающую каждую защитную линию, это не гарантия абсолютной безопасности. Кто знает, чего ждать от пожирателя. Может, у него иммунитет к защитной магии? И он может разрушить защитные линий или просто впитать их?
  На втором этаже раздался жуткий грохот и звук бьющегося стекла. Зазвенела люстра - потолок заходил ходуном от дробного топота, на пол посыпалась штукатурка.
  Я обреченно вздохнул. Привратник сегодня само изящество.
  - Не пугайся, это свои, - успокоил Лену, которая испугано вжалась в стену рядом со мной.
  Лестница задрожала, ступеньки натужно заскрипели - и со второго этажа кубарем скатился великан-голем. На широких плечах висела сбитая люстра со второго этажа, позванивая хрустальными подвесками, правая нога застряла в пустом горшке для цветов, а голова голема была замотана тяжелой пыльной шторой.
  - Хозяин! - от крика привратника заложило уши. Голем сделал несколько неуверенных шагов ко мне, забыв, что перед ним ещё несколько ступеней, и грохотом рухнул на пол. - У, тупая глиняная туша! По ступенькам, по ступенькам спускаться нужно, а не падать! У тебя и так рука скоро отвалится! И ноги кривые!
  Голем неуклюже поднялся на ноги.
  Я вопросительно вскинул брови. Привратник решил вспомнить детство? К чему это ребячество?
  - Простите, хозяин! - снова раздался над головой звонкий голос привратника. - Мало того, что этот пустоголовый все напутал, так у нас ещё и связующая нить порвалась!
  - Атракс, все в порядке, - я тяжело вздохнул. Голем был на две головы выше меня, почти упираясь головой в потолок. Я поднялся на носочки и стянул с глиняной головы тяжелую штору. - У тебя кристаллы управления перегорели.
  Посмотрев на голема, я удивленно присвистнул. Вместо лица с грубо слепленными чертами - оплавленная, покрытая трещинами и копотью глиняная корка, на которой вместо глаз горели две огненные щелки.
  На привратника напали?
  Я отошел на шаг, внимательнее осматривая голема.
  На зеленом пиджаке зияли черные подпалины, серые штаны были испачканы подтеками глины. Права рука была вывернута, на ней не хватало нескольких пальцев.
  Теперь ясно, почему кристаллы управления перегорели. Но раз привратник дурачится, опасность миновала. Но меня не было часов двенадцать-четырнадцать, не больше. Что же произошло за это время?
  - Коля, - вдруг сипло прошептала Лена, осторожно выглянув из-за моей спины, - это что?
  - Голем, - невозмутимо пожал плечами я, вспоминая, есть ли в доме зачарованная глина.
  Нужно подлатать голема. Лицо вообще заново лепить придется. А скульптор из меня что в семь лет, что сейчас - одинаково ужасный. Но главная проблема в другом - в нынешнем состоянии я даже палец голему не восстановлю, не то что голову. А это плохо - толку от искалеченного глиняного человека мало. А нам нужен защитник, и чем скорее, тем лучше.
  - Я вижу, - напряжено произнесла шептунья. - Почему он говорит? У големов нет разума.
  Говорит?
  Я недоуменно посмотрел на голема, у которого даже рта сейчас не было. Только бугристая линия, в которую спеклись губы.
  - Лен, голем не говорит, - осторожно заметил я.
  - Коля, не делай из меня дуру, - с неприкрытой угрозой протянула Лена. - Ты с ним сейчас разговаривал!
  Черт. Я и забыл, что привратника видят только члены семьи. Представляю, как напугал шептунью. Огромный глиняный человек с неподвижной гротескной маской вместо лица и звонкий голос, который звучит непонятно откуда.
  - Уважаемая гостья, хозяин говорил не с големом, а со мной, - насмешливо фыркнул невидимый привратник.
  Я вывел в воздухе руну озарения, и за плечом голема появился прозрачный силуэт угловатого подростка. На узком лице зияли черные провалы глаз, на дне которых тлели синие искры разума.
  - Позвольте представиться - Атракс, хранитель семьи Степновых, - прошелестел привратник. Его очертания подернулись дымкой, и голем неуклюже поклонился, звеня хрустальными подвесками люстры, все ещё висевшей на его плечах.
  - Атракс - дух, который привязан к голему и управляет им, - объяснил я. - Не всегда удачно, но он старается.
  А если ещё точнее, то фамильный привратник - вестник смерти и бед. Но пугать Лену ещё больше я не стал. Обычно некроманты боятся привратников, почему-то считая, что они наводят беду, а не предупреждают о ней. А ведь стоит вовремя прислушаться к привратнику, чтобы избежать многих проблем.
  - А вы бы попробовали поуправлять этой махиной, - недовольно пробурчал привратник. Тело духа замерцало алыми всполохами - он злился на непутевую глиняную куклу. - Он ещё и приказы с трудом понимает. Иногда минут через пять доходит, что от него хотели. Глиняная голова!
  Лена с опаской вышла из-за моей спины, внимательнее рассматривая духа.
  - И кто его создал? - с профессиональным любопытством спросила шептунья.
  - Я. Лет в семь, если мне не изменяет память. Причем совершенно случайно. Если честно, я не планировал сажать духа в голема. Но Атракс - очень любопытный и вечно лезет под руку.
  - И в ком веки любопытство сыграло мне на призрачную руку! Кто из духов может похвастаться материальным телом? - радостно воскликнул Атракс, сделав кульбит за спиной голема. Глиняный человек покачнулся и подпрыгнул, пытаясь повторить маневр привратника. Раздался грохот, натужный заскрипели доски. - У, глиняная голова! Я не просил этого делать, не просил!
  Пока дух ругался с безмолвным големом, пытаясь заставить его подняться, Лена подошла ко мне и тихо прошептала:
  - Но у духов тоже нет сознания. Только у призраков.
  - Побочный эффект моей магии, - тоже шепотом ответил я. - Иногда она и не такое вытворяет.
  Меня перебила звонкая трель дверного звонка.
  - Хозяин? Мы ждем ещё гостей? - восторженно воскликнул привратник. Дух плотоядно оскалился, мгновенно забыв о непутевом големе.
  Вот только я его воодушевления не разделял.
  - Нет. Не ждем, - напряженно ответил я. Бросив быстрый взгляд на экран УМУЛа и узнав гостя, удивленно хмыкнул: - А он что здесь забыл?
  Открывать незваному гостю не хотелось. Но дверь содрогнулась от настойчивых ударов, и я нехотя направился к двери.
  Что ж, защиту я выставил на максимум, зайти в дом никто не сможет.
  Открыв дверь, бросил на гостя раздраженный взгляд. Но спросить, какого демона он здесь забыл, не успел.
  - Какого вурдалака лысого ты со мной сделал, Степнов?! - прорычал Роман, стоявший на пороге моего дома.
  Лицо опалило жаром, и я невольно отшатнулся, такой ненавистью и болью полыхала аура врага.
  - Хорошо ж тебя пожиратель по голове приложил, Браст. Лично я с тобой ничего не делал, - сухо бросил я в ответ, удивленно рассматривая избитого недруга.
  Пиджак гиены был помят, запачкан грязью и кровью, на правой скуле наливался синим большой кровоподтек. На плече виднелся четкий отпечаток хлыста тлена, левая рука висела плетью.
  Он что, подрался с отцом на глазах белых магов? Вряд ли, Никифор никогда не поднимал руку на сына при свидетелях. Магистры тлена постарались?
  - Меня приложил не пожиратель, - зло огрызнулся Роман. Его шатало, но запаха алкоголя я не чувствовал. - Это я его приложил, с размаху об фонтан!
  - Жаль тебя расстраивать, погеройствовать ты не успел, - я тщательно осмотрел ауру бывшего друга. Дыры, зиявшие в ней, впечатляли.
  Но за что его так? За то, что Роман не позволил псам Никифора перехватить нас с Леной? Или за то, что Роман помешал пожирателю?
  - У меня иммунитет к ядам и зельям на их основе. Через полчаса я сам все вспомню, - Браст согнулся и судорожно закашлял, прикрыв рот рукой. На ладони остались темно-красные сгустки крови. Тяжело дыша, Роман с трудом разогнулся и посмотрел мне в глаза. И этот взгляд - дикий, полный безумия, боли и бессильной ярости - мне совершенно не понравился.
  - Степнов, я знаю, кто убил моего дядю! - с жаром прохрипел Браст. - И готов поклясться истинным именем перед Костлявой, ты тоже. Нужно поговорить.
  Вот только Роман не мог говорить. Я вообще не понимал, как недруг добрался до моего дома, а не свалился по дороге. Ненависть и ярость держали его на ногах, но отнимали жизненные силы, утекавшие через дыры в ауре.
  Ладонь пульсировала от боли, с такой силой я вцепился в дверной косяк.
  Я об этом пожалею. Я снова об этом пожалею.
  - Лена, будь другом, принеси мне какой-нибудь тоник с кухни. А то меня после бурной ночи отчаянно клонит в сон, - я обернулся и выразительно посмотрел на шептунью, беззвучно прошептав: 'Усыпи его'.
  Коллега недоуменно моргнула, вопросительно вскинув брови.
  'Пожалуйста', - ещё одна беззвучная просьба.
  Недовольно поджав губы, Лена кивнула и вместе с Атраксом отправилась на кухню. Привратник максимально сосредоточился на големе, чтоб тот не издал и звука.
  - Если ты действительно знаешь, кто убийца, то я не уверен, что нам есть о чем говорить, - спокойно произнес я, разглядывая двор за спиной бывшего друга.
  Сигнальная сеть молчала. Жаль, что сэр Ричард не отвечал на мой зов. Если бы он проверил улицы, мне было бы намного спокойнее. Я не уверен, что семейное гнездо выдержит визит пожирателя и разъяренных гиен.
  - Понимаю, ты мне не веришь, - горько усмехнулся Роман, тяжело привалившись плечом к косяку. - Что ж, я это заслужил. Но эта больная тварь убила моего дядю, и мне плевать, что ты обо мне думаешь. И я готов на все, лишь бы уничтожить убийцу. Ты у меня в долгу, Степнов. А мне сейчас нужна твоя помощь. Кирилл Сафронов - твой бывший куратор. Судя по тому, как он за тебя заступался, вы в неплохих отношениях.
  В глазах Романа горел странный огонь. Яростный, полубезумный, отчаянный. А ещё я отчетливо видел отголоски липкого, затуманивающего рассудок страха. Но боялся Браст не за себя.
  - К чему ты клонишь? - осторожно уточнил я.
  - Сам я с убийцей не справлюсь, связан клятвой. А вот с тобой и твоим другом, советником Верхней палаты магистров - вполне.
  Вот оно что.
  - Твой тоник, - Лена коснулась моего плеча и протянула стакан с прозрачной водой.
  - Спасибо, - я забрал стакан и, не мешкая, плеснул водой в лицо Романа.
  Он отшатнулся, заподозрив неладное. Но опоздал. Магия шептуньи подействовала мгновенно, и Браст начал медленно заваливаться вперед. Я с трудом успел отключить защиту, чтоб она не превратила гиену в кучку пепла. Подхватив уснувшего Романа, поморщился от нового приступа боли в плече и крикнул привратнику:
  - Атракс, отнеси его в гостиную. На чердаке остался ящик с магическими наручниками?
  - Разумеется, хозяин, - голем, повинуясь приказу привратника, подошел ко мне и с легкостью поднял отключившегося Браста на руки. - Третий ящик справа от люка. Но не ручаюсь, что они работают.
  Ничего, починим. Роман прав, доверие он потерял тринадцать лет назад. Я должен убедиться, что он говорит правду. А до тех пор сделаю все, чтобы снова не получить нож в спину.
  Ещё раз осмотрев двор, я закрыл двери и замкнул защитный контур. Что ж, надеюсь, никого из гиен Роман за собой не привел.
  Поиски не заняли много времени. Выбрав из вороха магических оков более-менее рабочие и прихватив шкатулку, блокирующую поисковую магию, я спустился в гостиную. Атракс оставил Романа на разложенном диване. Обыскав недруга, я скинул в шкатулку-блокиратор все его вещи, напитал оковы энергией и застегнул на запястьях гиены. Подумав, на всякий случай связал его ноги крепким шнуром, который принес Атракс.
  Шептунья все это время колдовала на кухне. Когда я закончил перевязывать раны Романа, коллега вошла в гостиную и протянула мне ещё два стакана. От них знакомо воняло болотной тиной и черникой.
  - Не даст ему умереть до утра. А второй для тебя, пока с ног не свалился, - буркнула Лена, обессилено падая на соседний диван.
  Атракс заставил голема открыть Роману рот, чуть не сломав ему челюсть. Синяков у Браста прибавилось, но, в конце концов, мы влили в него лекарство, и я без сил рухнул рядом с Леной, одним глотком опустошив второй стакан. В голове прояснилось, притупилась боль в плече. Но до конца справиться с ранами, нанесенными пожирателем, магия шептуньи не смогла.
  Я мрачно осмотрел спящего Романа и обессиленную Лену.
  Если пожиратель хочет добраться до нас, лучшего момента не придумаешь. А если проклятому некроманту и не хватит сил закончить начатое, утром до нас доберутся белые маги. У нас в запасе часа два-три, пока они не разберутся, кто устроил огненное шоу в спальном районе.
  - Клятва и спать? - устало спросила шептунья, сцеживая зевок в кулак.
  Бросил на Лену задумчивый взгляд.
  Сон бы сейчас не помешал. Но нужно уничтожить все следы магии шептуньи, починить голема, придумать, что рассказать белым магам и как объяснить присутствие раненого и связанного Браста в моем доме... И где только сил взять?
  Впрочем, есть одна мысль. Рискованная, но другого выхода я не видел.
  - Клятва и спать, - кивнул я. - Переночуешь в моей комнате. Вряд ли Атракс навел порядок в комнате для гостей. А я немного разгреб свой бардак. Спать можно.
  - А ты?
  А я сегодня вообще вряд ли спать лягу. Слишком много работы. Но Лене об этом знать не обязательно.
  - Лягу в гостиной, - я похлопал рукой по дивану, на котором мы сидели. - Покараулю нашего информатора из вражеского лагеря.
  - Думаешь, ему можно верить?
  Лена не сомневалась в моем решении. Просто уточняла, чтоб закрыть волновавший её вопрос. А вот Атракс всем своим видом показывал, что осуждает мое решение - по телу недовольного духа ходила рябь с алыми искрами. Он знал, что я собирался сделать.
  'Вы совершаете ошибку, хозяин', - недовольно пробурчал дух.
  Возможно. Но иных вариантов нет. Я в ответе за тех, кого впустил в дом, но не способен защитить ни их, ни себя. Пока не способен.
  - Тоже считаешь, что я зря его послушал? - спросил я.
  - Ты хозяин дома, тебе и решать, - уклончиво ответила шептунья. Но такой ответ меня не устроил. И, в конце концов, под моим пристальным взглядом Лена сдалась. - Но я понимаю, почему ты так поступил.
  А вот такого ответа я не ожидал.
  - И почему же? - заинтересовано уточнил я.
  Лена отвела взгляд и тихо произнесла:
  - Из-за чувства вины.
  Я опустил голову и горько усмехнулся.
  Лена видела меня насквозь. Я знал, что Никифор кого-то убьет. Мог попытаться остановить его или предупредить гостей об опасности. Но решил, что не успею или никто меня не послушает. Беспокоился за свою жизнь и жизнь Лены. И из-за меня Роман потерял единственного человека, который защищал его от отца. Который заменил ему настоящего отца.
  И теперь, когда израненный, разъяренный и свихнувшийся от боли недруг явился на порог моего дома, заткнуть пасть съедавшей меня вине становилось все труднее. Хотя, о чем это я. Поединок с собственной совестью я уже проиграл.
  Наверное, другой бы порадовался беде злейшего врага. Но я слишком хорошо знал, какого это, терять близких. И даже предателю никогда не желал пережить такое горе.
  - У Романа серьезные причины ненавидеть пожирателя и убийцу дяди, - ответил я, устало потерев нывшее от боли виски - А вообще, завтра разберемся. Он ведь до утра не проснется?
  - А демоны его знают, - тоже честно пожала плечами шептунья. - Раз у него иммунитет к зельям.
  Будем надеяться, что Браст слишком вымотан и вторая доза зелья вырубила его до самого утра.
  Голем, повинуясь приказу Атракса, принес ритуальный нож. Полоснув им по ладони, протянул артефакт Лене. Та молчал взяла его, повторив мои действия, и сжала мою руку. Несколько капель крови скатились по пальцам и упали на диван.
  - Клянусь, что ни словом, ни действием, ни бездействием не причиню тебе вред, - ровно произнес я на таррийском, неотрывно смотря в глаза шептуньи. - Клянусь защищать тебя в меру своих сил и возможностей, не подвергать твою жизнь опасности, не выдавать врагам твоих секретов. Отныне и пока мы расторгнем клятву, ты - часть меня, я - часть тебя.
  Лена уверено повторила за мной слова кровной клятвы. Руки полыхнули магическим пламенем, и на тыльных сторонах ладоней начал медленно проступать объединенный герб наших семей.
  А я думал, что на сегодня сюрпризы закончились.
  - Не спрашивай. Пожалуйста, - тихо прошептала Лена, когда напряженное молчание затянулось.
  Я поднял на сникшую некромантку внимательный взгляд. И промолчал.
  Что ж, шептунья предупреждала, что есть секреты, который ей не принадлежат. Похоже, это - один из них.
  Больше мы не перекинулись ни словом. Вычистили и залатали старые одеяла и пледы, найденные на чердаке, и перетащили в мою комнату небольшой электрический обогреватель, с трудом восстановленный с помощью бытовой магии. Запустить котел не удалось, за десять лет он проржавел, превратился в груду бесполезного металлолома. А для 'Полога тепла' требовалось слишком много энергии, чтоб от него был какой-то толк, так что мы решили не тратить ресурсы кристалла-накопителя. Защита была важнее, чем тепло.
  После этого я помог Лене расстелить постель и вышел из комнаты. За спиной щелкнул замок - шептунья закрыла дверь.
  А я зажег магический светильник, приказав плыть в воздухе передо мной. Тусклый свет выхватил из темноты дверь комнаты напротив и прикрепленную к ней железной кнопкой записку с бурыми пятнами плесени. Неровные буквы, криво выведенные чернильной ручкой, расплылись от сырости, но я прекрасно помнил, что там было написано.
  'Коля! Пока меня нет, в комнату не входи! Выпустишь духа-вредителя, а он мне нужен для дипломной!'
  Дух-вредитель давно сбежал, но я так и не нашел в себе силы нарушить просьбу сестры. Даже сейчас, когда нашел доказательства, что она не умерла.
  Пока я спускался по лестнице, привычно скрипнула третья ступенька - под ней прогрызла нору крыса, подаренная тетушкой Аглаей. Правда, подарочек сразу упокоил скелет кота, оживленный нами с Кристей днем раньше. В итоге живых скелетов у нас оказалось два - кот и крыса, которые носились по дому с азартом Тома и Джерри.
  Взгляд скользнул по черному пятну на потолке - следу первого боевого заклинания Кристины, которым та пыталась убить паука. Единственное существо, которое сестра боялась намного больше, чем зомби и прочей нежити.
  Атракс с изувеченным големом ждал меня у лестницы.
  - Хозяин? - вопросительно склонил голову на бок привратник.
  Он терпеливо наблюдал, как я вожусь с гостями, вместо того, чтобы заняться более важными, на взгляд духа, проблемами. И теперь ждал моих приказов.
  - Ты приготовил все для ритуала? - устало спросил я, направляясь к скрытой двери под лестницей. Она вела вниз, в семейную лабораторию, о которой не догадывались даже белые маги.
  - Приготовил. Но я все равно считаю, что ваша затея - несусветная глупость, - недовольно пробурчал привратник, следуя за мной. Угли на дне глаз-пропастей полыхнули кровожадным алым огнем. Мы остались одни, и прятать истинный облик, притворяясь обычным духом, привратнику больше не нужно.
  Я приложил ладонь к гладкой деревянной панели, покрытой кривыми линиями.
  - Я знаю о рисках, Атракс. В данном случае они оправданы, - Линии полыхнули золотом, снимая замешанное на родовой крови заклинание, и я с легкостью прошел через панель.
  С тихим шипением зажглись магические светильники, и я начал осторожно спускаться по каменным ступеням.
  Атракс не подвел - лаборатория сверкала чистотой и порядком, а на столе у дальней стены лежал ритуальный кинжал. Его окружали длинные восковые свечи, в свете которых заточенное лезвие отливало перламутром.
  Я задумчиво повертел в руках старый кинжал, чувствуя, как руку уколола спящая светлая магия.
  У каждой потомственной семьи свои секреты. И этот артефакт - один из секретов моей семьи. Белые называют его Звездой, в основном из-за характерной формы клинка. Ритуальный кинжал, который в древности использовали во время жертвоприношений богиням-покровительницам - Солнцеликой деве и Костлявой госпоже - или для запрещенных ритуалов, один из которых я собирался провести.
  Пара капель крови, несколько слов на таррийском - и я полностью здоров и полон сил. Только плата за такую щедрость Солнцеликой высока - год жизни и сутки без магии.
  Но другого варианта у меня не было. Ни белая магия, ни дар шептуньи не заживили магическую рану на моем плече, не затянули дыры на ауре, через которые уходили и магическая, и жизненная силы. За жалкие часы, оставшиеся до рассвета, я не восстановлюсь, и меня, истощенного и раненого, с легкостью возьмут измором в первой же схватке.
  С другой стороны, я на сутки лишусь магии. Катастрофа для любого некроманта, но не для меня. Артефакты, зелья и телепорты - пусть и не с легкостью, но проблему решают. В конце концов, завтра выходной, посижу дома, разберусь с документами, найденными Ёшей.
  - Глупые смертные, - бурчал за спиной привратник, пока я готовился к ритуалу, - так легкомысленно разбрасываетесь годами жизни, будто в запасе у вас века три, не меньше.
  - Не годами, а годом, - я машинально поправил Атракса, выводя на запястье тонкую вязь замысловатых рун. Кожу неприятно жгло, приходилось рукавом стирать капли крови, чтобы видеть рисунок. - Не велика плата за жизнь.
  Дух презрительно хмыкнул и оставил меня одного.
  Ни овощей, ни фруктов у меня не было, так что в жертву придется принести собственную кровь. Не самая приятная вещь, да и Солнцеликая больше любит дары природы, но чем богаты.
  Выведя последний завиток, я провел над огнем свечей окровавленным кинжалом. Вздрогнув, лепестки пламени сменили цвет на ярко-лиловый, по лаборатории разлился приторный запах жасмина и корицы. Звезда задрожала от пробудившейся белой магии, обжигая пальцы тупой болью.
  Что ж, приступим.
  Повинуясь мысленному приказу, лиловый огонь взвился в воздух и сложился в руну жизни. Запах жасмина и корицы усилился, во рту пересохло. Каждое слово древнего заклинания давалось с трудом - богиня Жизни с неохотой шла на сделку с магом Смерти. Но так просто сдаваться я не собирался.
  Чувствуя металлический привкус во рту и пот, струившийся по спине, я сжал кинжал двумя руками. Прозвучало последнее слово заклинания - и руны на запястье вспыхнули белым огнем.
  Руки свело судорогой, тело охватил лихорадочный жар, стреляющая боль во всех ранах сводила с ума. Я рухнул на колени, продолжая сжимать раскалившуюся рукоять кинжала.
  Солнцеликая приняла мою жертву.
  Минута, вторая - и боль начала отступать, сходить на нет, уступая место ледяному ознобу. С трудом разогнувшись, бросил взгляд на запястье.
  Шрам останется. Да уж, не любит Солнцеликая магов Смерти.
  Я стянул с плеча повязку, осторожно вытянул руку. Боли больше не было. Рана затянулась, оставив после себя белесый шрам. Но и магических потоков я больше не чувствовал.
  Странное ощущение. Раньше глаза всегда цеплялись за разноцветные нити силы, витавшие в воздухе. А на грани слуха всегда слышался едва различимый звон магической энергии. Но теперь...
  Я глубоко вдохнул, привыкая к позабытым ощущениям.
  Тишина. Долгожданная тишина. И приглушенные краски мира, которые больше не резали глаза. М-да, похоже, правы собратья по цвету магии - я действительно неправильный некромант.
  Поднявшись наверх, я достал из тайника набор целебных зелий, несколько амулетов и повернулся к привратнику.
  А теперь займемся делом.
  - Показывай, где взломщик.
  Атракс зловеще оскалился. Голем, мгновенно утратив наигранную неловкость, бесшумно направился к заднему выходу.
  Оказавшись во внутреннем дворе, я зябко поежился от промозглого ветра. Над головой тревожно шелестели ветки каштанов и кленов, в воздухе витал сладковатый запах гниющих осенних листьев. По черной водной глади Зеленого озера мелькали блики уличных фонарей.
  Тяжело вздохнув, я в два шага нагнал голема. Он как раз разломал кусты одичавшей розы и терпеливо ждал меня на углу дома.
  Идти пришлось недалеко. Я внимательно осмотрел почерневшую от копоти северную стену дома. Неизвестный использовал смертельное заклинания, но не учел, что сражается не с живым существом. В темноте глиняный великан не отличался от людей из крови и плоти.
  Атракс нетерпеливо заворчал, кружась над переломанными кустами розы. В них, наполовину закопанный в смеси глины и земли, лежал взломщик. Он был жив, но грудная клетка вздымалась с трудом, с легких вырывался сиплый хрип - похоже, Атракс сломал нападающему пару ребер.
  Я присел рядом с обездвиженным взломщиком. Он потерял сознание от боли. Надеюсь, целебных зелий и светлого артефакта хватить, чтобы не потерять ценного свидетеля. Думаю, взломщик сможет рассказать нам много интересного.
  Пришлось потрудиться, вытаскивая неизвестного из объятий Костлявой. Белая магия неприятно жгла руки, под которыми хрустели собранные по осколкам кости взломщика. Больше всего сил я потратил, чтобы остановить внутреннего кровотечения. Если бы не сила привратника, державшая взломщика на грани миров, неизвестный не дождался моего прихода.
  Влив в человека несколько целебных зелий, я встал и бросил на Атракса внимательный взгляд.
  Голем выиграл бой, но ценой кристаллов управления. И если бы я вернулся хоть на полчаса позже, спасти привратника и его глиняное тело не смог бы.
  - Веревку, хозяин? - невозмутимо поинтересовался Атракс.
  Будто не ему полчаса назад грозило полное развоплощение. Выжженные глаза - кара Костлявой, чтоб духи никогда не нашли дорогу в Сады безмолвия. Никто не знал, за какие грехи Смерть закрывала свои врата для привратников. Но после уничтожения эфемерного тела их ждала худшая из участей. Полное забвение.
  - Да. И помоги мне оттащить его в подвал, - я зябко поежился, бросив взгляд на окно второго этажа. В моей комнате все ещё горел свет.
  Голем протянул мне веревку, на которой были выжжены сковывающие руны.
  Не посплю я сегодня. Не посплю.
  
  
  Глава 2,
  в которой Николаю понадобится помощь старой знакомой, а чернокнижники задумали очередную подставу
  
  
  Штаб-квартира чернокнижников
  
  Зал, где обычно проводились заседания чернокнижников, сиял идеальной чистотой. Восстановленный и выбеленный потолок отражался в вылизанном до зеркального блеска полу, обои угольно-черного цвета закрывали трещины в стенах, на новом столе не было ни царапины.
  Вокруг стола мрачными истуканами замерли черные маги, нервно поглядывая то на сидевшего во главе стола шефа, то на плотно закрытые двери. Не понаслышке зная, чем заканчивалось плохое настроение начальника, чернокнижники мысленно составляли завещания, бронировали места в ближайших поликлиниках и сдавали деньги на очередное восстановление зала.
  Но самого главного черного мага мало волновали чувства подчиненных. Внешне он казался спокойным и расслабленным - вальяжно откинулся на спинку кресла, небрежно вертел в руках шариковую ручку, время от времени делал пометки в блокноте, обернутом в дорогую кожу огненной выверны. Но если бы подчиненные заглянули через плечо начальства, то увидели бы, что лист бумаги покрыт лишь резкими, неровными и бессмысленными линиями.
  Чернокнижник отложил в сторону ручку и медленно выдохнул. Его руки похолодели от дурного предчувствия, пальцы подрагивали, а мысли бились в голове, словно мухи в паучьей сети.
  Ночь триумфа обернулась полным провалом. Загубить столько успешных экземпляров, на создание которых потрачено десятилетие и бездна денег! Чуть не привести агента врагов в логово черных магов! Засветиться перед жителями окраины! О выходке в поместье Вагорских чернокнижник вообще старался не думать. Да черные за десять лет так не следили, как пожиратель за прошлую ночь! Но главное, мальчишка дважды вырвался из рук Ворона и ускользнул от отряда черных магов, утащив за собой опасную девчонку-шептунью!
  Глава чернокнижников ещё раз выдохнул, вцепившись руками в подлокотники кресла.
  Безупречный план катился в объятия Костлявой. Демоны с ним, с мальчишкой! Но девчонка... в руках белых может оказаться опаснейшее оружие, которое поставит крест на всем! Шептунья играючи справилась с проклятием пожирателя. И если подберет ключ к его метке, то козырь Ворона, с помощью которого тот хочет выманить Степнова из логова львов, сгорит в белом пламени! Вместе с чернокнижниками.
  Вся надежда лишь на косность белых магов и страх шептуньи. Девчонка скрывает свой дар, иначе Ворон давно бы о ней узнал. Но и среди 'чистюль' есть те, кто пообещает шептунье личную лицензию и пожизненный иммунитет от белых, лишь бы схватить заклятых врагов. Но хватит ли у них времени? Впрочем, неважно. Рисковать нельзя. Не сейчас, когда пожиратель поставил весь план под угрозу. Нужно узнать, кто эта девчонка и убрать её.
  За дверью раздался звук приближающихся шагов и медовый голос Крыса:
  - Проходите, проходите, уважаемый... Да-да, все уже готовы, все в сборе и с нетерпением ожидают вашего прибытия...
  Через мгновение дверь бесшумно отворилась, и в зал стремительно вошел высокий мужчина в синих джинсах и потертой серой куртке.
  - Приветствую, Ворон, - черный маг кивнул вошедшему некроманту, поднимаясь из-за стола. В душе, как и во все предыдущие встречи с союзником, поднялась волна ледяной злости. В последнее время союзник стал доставлять слишком много хлопот.
  - Приветствую, Мастер, - от глухого, с легкой хрипотцой голоса некроманта черные маги зябко передернули плечами. Не обращая на них внимания, Ворон неспешно подошел к столу и занял место напротив главы штаба. Скрестив руки, он вкрадчиво спросил: - Надеюсь, моя выходка не доставила вам лишних хлопот?
  Черный маг мысленно выругался.
  Самоуверенность союзника выводила черного мага из себя. Но даже ему, сильнейшему среди сородичей, тягаться с опасным некромантом было не с руки - проигрыш неизбежен. И в то же время неизвестно, чем закончится следующая выходка пожирателя. А если белые выйдут на него, то и чернокнижникам придется заказывать места на ближайшем погосте.
  В голове вертелась заманчивая мысль - стравить две семьи потомственных некромантов и залечь на дно до лучших времен. В воздухе слишком отчетливо витал запах гари очистительных костров.
  - Если и доставила, мы справимся, - взяв себя в руки, спокойно ответил чернокнижник.
  Два дня. Сорок восемь часов - и с некромантом можно кончать. Больше его помощь не понадобиться.
  - Прекрасно. Тогда перейдем к делу, - расстегнув куртку, Ворон достал из-за пазухи бумажную папку и бросил её на стол.
  Дождавшись позволительного жеста, Крыс подхватил папку и передал начальнику. В ней оказались рапорты белых магов из Центра информации и снимки камер наблюдений, на которых было четко видно Степнова-младшего в компании девчонки шептуньи.
  - Степнов спрятался в родовом гнезде, - продолжил пожиратель, пока глава черных магов изучал содержимое папки. - Можно вытащить его силой, но мы и так оставили слишком много улик белым магам. Поэтому я подготовил для его союзника жирную наживку, и, по моим сведениям, он её проглотил. Нам остается только дождаться, когда они встретятся, и захлопнуть ловушку.
  Черный маг скрипнул зубами.
  Только если удавка белых магов не сдавит шею чернокнижников раньше. Ведь теперь на руках врага главные улики - тела нежити. Да, много они не скажут, здесь у пожирателя все схвачено. Но только в том случае, если к белым не попадет экземпляр Степнова.
  - В вашем плане много белых пятен, - сухо бросил глава чернокнижников. - Я знаком с Кириллом Сафроновым. Поверьте, он умеет достучаться до здравого смысла собеседника. Где гарантия, что он не отговорит мальчишку от глупостей?
  - Поверьте, Мастер, я знаю Кирилла ничуть не хуже, - зло ухмыльнулся пожиратель. - И приготовил для вас небольшой подарок. Он в папке, под бумагами.
  Приподняв документы, глава черных магов увидел небольшой прозрачный пакет.
  - Что это? - недоверчиво спросил чернокнижник, не спеша брать в руки нежданное 'подношение'.
  - Слепок ауры Степнова-младшего, - широко улыбнулся Ворон, с удовольствием наблюдая за изменившимся выражением лица черного мага. - Надеюсь, не стоит объяснять, как его можно использовать?
  Проверив, нет ли на пакете скрытых заклинаний, черный маг вытащил из него перчатки с зеленовато-черными разводами силы, отливавшие серебром. Глава чернокнижников с трудом подавил желанием спросить, каким образом столь ценный подарок оказался в его руках. Иногда подобные вещи лучше не знать. Больше шансов встретить следующий рассвет в своей кровати, а не в закрытом гробу на ближайшем кладбище.
  - Слишком мало для нашего плана, - оторвав взгляд от подарка, задумчиво произнес черный маг, посмотрев на довольного союзника. - Могут не поверить.
  - Поверят, - небрежно отмахнулся проклятый некромант. - Особенно, если найдут это в своей лаборатории.
  Последние слова Ворона заинтриговали не только главного чернокнижника, но и его подопечных. Они недоверчиво переглянулись, после чего жадно уставились на пожирателя.
  И некромант продолжил, не сводя с предводителя черных магов насмешливого взгляда:
  - Сперва мы выведем львенка из равновесия. Нанесем удар, которого он не ждет. Потом оставим без единого союзника. Загоним в угол, натравим всех, от белых магов до собственных коллег. И тогда он сам приползет к жертвенному алтарю.
  В словах пожирателя звучала скрытая угроза. Но уловил её только глава чернокнижников, которому она и адресовалась.
  Черный маг спокойно выдержал взгляд Ворона.
  Что ж, похоже, желание избавиться друг от друга у них взаимное. Теперь вопрос лишь в том, кто быстрее добьется своего и уничтожит неудобного союзника.
  Самоуверенный некромант. Впрочем, как и его отец, чей прах давно развеяли по ветру.
  Чернокнижник внимательно посмотрел на союзника, потом перевел взгляд на пакет со слепком и неопределенно хмыкнул.
  Что ж, он пережил многих магов Смерти. Переживет ещё одного.
  - Как вы собираетесь туда проникнуть? - приняв решение, деловым тоном уточнил глава черных магов.
  - Воспользуюсь старыми связями, - Ворон небрежным жестом достал из кармана пластиковую карту с изображением летучей мыши, державшей в лапах череп.
  Пропуск работника похоронного агентства 'Аид и Ко'.
  
  NEW 12/09/2017
  
  Николай Степнов
  
  - Да, хозяин, не был ты в прошлой жизни Микеланджело, - скептически проворчал за моей спиной Атракс.
  - Ну прости, я учился на некроманта, а не скульптора, - вяло огрызнулся я, отложив кухонный нож и руками поправляя лицо голема.
  Я боялся, что за столько лет зачарованная глина, хранившаяся в лаборатории, утратила свои свойства. Но, к счастью для меня, глина с легкостью принимала нужную форму и ложилась на поврежденное лицо голема.
  Закончив, отошел к окну и придирчиво осмотрел великана, неподвижно сидевшего на табурете посреди кухни.
  Черты лица снова получились слишком крупными и грубыми: квадратный подбородок, мясистый нос с горбинкой, высокий лоб и глубоко посаженные глаза, на дне которых горели янтарные угли магии.
  - Сойдет. Не плоская морда с двумя дырочками - и то хорошо, - 'оценил' мои старания Атракс.
  Я бросил на привратника выразительный взгляд.
  - Понял, не нарываюсь, - примирительно вскинул призрачные руки дух.
  Но я его не слушал, подойдя к столу и взяв новую руку голема, вылепленную часом раньше. Старую выбросил на помойку - на восстановление ушло бы больше глины, чем на новую конечность. Найдя на чердаке стальные кости и суставы для основы, нарастил на них несколько слоев 'мускулов'. Получилось не идеально, но мелкие недочеты исправит зачарованная глина.
  Повинуясь приказу Атракса, голем пристал новую конечность к плечевому суставу и снова замер.
  Что ж, теперь последний штрих.
  Я взял в руки кисть для рисования, обмакнул в чашку с моей кровью и вывел лбу великана несколько размашистых рун. Они с шипением впитались в магическую глину, и голема окутало алое свечение. Мгновение - и новая рука с хрустом встала на место, по телу великана прошла волна жара, сменяясь иллюзорной кожей. Несколько мгновений - и теперь моего телохранителя было не отличить от живого человека. Впечатления портили глаза, горевшие янтарным огнем, но солнечные очки запросто решали эту проблему.
  Закончив с восстановлением телохранителя, я бросил взгляд на экран телефона и озадачено хмыкнул.
  Ничего не понимаю. Уже полдень, а ко мне до сих пор не нагрянули гости. Не верю, что нашу с пожирателем схватку не заметили. Тогда почему в двери не ломится патруль белых магов? Совсем на них не похоже.
  - Атракс, проверь периметр, - попросил я привратника, задумчиво подбросив телефон в руке.
  От Кирилла тоже никаких вестей. Задержала следовательница или что-то случилось?
  Дух что-то неразборчиво буркнул и прошел сквозь стену. Отдав мысленный приказ голему, я вернулся в гостиную, где все ещё спал Роман. Пару часов назад я все же развязал его - на случай, если нагрянут белые маги - и спрятал под УМУЛом плетенный черный браслет, блокирующий магию. Не самое надежное средство, но если Браст его заметит и снимет, я об этом узнаю.
  Потянулся, разминая затекшие мышцы.
  Неопределенность раздражала. За семь часов я вычистил дом до блеска, уничтожил все следы запрещенной магии, даже голема восстановил. Приготовился к встрече незваных гостей, а те взяли и не пришли.
  Впрочем, один гость все же пожаловал.
  Голем статуей замер возле входа в гостиную, а я опустился на диван напротив недруга. Бросил на спящего Романа внимательный взгляд.
  Прошлой ночью Лена верно подметила - меня терзала вина. Но я искупил её, не позволив Роману умереть на пороге моего дома. Жизнь за жизнь - мы квиты. Но была причина, по которой я все же помогу гиене.
  Враг моего врага - мой друг. А сейчас мой враг - пожиратель и Никифор Браст, к которому перешел кинжал-Поглотитель.
  Атракс считал, что я совершаю ошибку. Что Роман снова вгонит мне кинжал в спину. Что это ловушка, подстроенная пожирателем.
  Не исключено. Более того, велика вероятность, что так и есть. Я не настолько глуп, чтобы доверять предателю. Но и другой вариант нельзя было списывать со счетов.
  Я откинулся на спинку дивана, закинув руки за голову, и задумался.
  Роман ненавидит своего отца и не безосновательно. Единственная причина, по которой Никифор все ещё жив - кровная клятва с одним-единственным пунктом. Запретом на убийство собрата. Именно из-за него Роман до сих пор не бросил вызов отцу. Потому что если тот выживет, то без труда превратит жизнь сыновей в филиал Бездны.
  Никифора можно либо убить, либо сдать белым магам. Но на оба варианта у Романа не хватит ни сил, ни влияния. И поэтому ему нужен Кирилл.
  А если предположить, что Роман действительно выполняет поручение отца и пожирателя. Например, его шантажируют жизнью того же Дениса. Какова тогда цель моего бывшего друга? Я или Кирилл? Или мы оба? И что именно ему приказали?
  От раздумий отвлек странный холод, на мгновение пронзивший тело. Шрам на спине заныл, предупреждая об опасности.
  Вздрогнув, я поднял голову и осмотрелся. Роман все ещё лежал на соседнем диване, тяжело дыша и ворочаясь, пытаясь стянуть пелену сна. Но не обычного, а наведенного. Самостоятельно такой не развеешь. И без магии я помочь не могу.
  Я бросил быстрый на экран УМУЛа. Защита дома работала исправно.
  Обошли поисковую сеть?
  Бесшумно поднявшись на ноги, я подошел к камину и открыл прозрачную дверцу топки. Вытащил четыре кирпича из задней стенки и достал из образовавшейся ниши несколько защитных и атакующих артефактов.
  Отлично. Теперь можно встречать гостей.
  Мысленно позвал Атракса - он управлял големом лучше меня. Но привратник не отозвался.
  Кто-то блокирует мой зов?
  Спину вновь обожгло холодом. Плохое предчувствие сдавило горло, и я зло стиснул зубы.
  Это не пожиратель. Тот бы уже напал, больше не играя со мной. Подослал чернокнижника? Или гиены пришли за блудным собратом?
  Я бесшумно выскользнул в коридор. Голем шел впереди, прикрывая меня от возможного удара. Три шага до входной двери показались вечностью. Я осторожно проскользнул мимо глиняного великана, присел, внимательно осматривая замок. Не поврежден, магических следов нет. Если в дом проникли, то не здесь.
  Обернулся, рассматривая лестницу и коридор, ведущий на кухню. Куда дальше? К Лене? Или проверить первый этаж?
  В конце коридора мелькнула смазанная тень. Я нырнул за комод, уходя с линии огня. Голем мгновенно оказался впереди, заслоняя меня.
  Я напряженно замер, пробудив один из артефактов и крепко сжав в руке. Мысленно прикинул, куда отступить, если враг пойдет в атаку.
  Но нападать на нас не спешили. Почему? Короткий коридор - не расстояние для заклинания. У врага преимущество - я не вижу его, за то он меня - да. И укрытие у меня не самое надежное. Чего он ждет?
  Над головой раздался тихий скрип.
  Вскинув голову, увидел настороженное лицо Лены. Шептунья, закутанная в старый халат с заплатками, сидела на верхних ступеньках лестницы и сжимала в руках тяжелую статуэтку в виде египетской кошки. Глаза бронзового зверя горели фиолетовым пламенем - похоже, не только у меня в рукаве припрятана парочка фокусов.
  'Второй этаж чист', - прочитал по губам коллеги.
  Я кивнул в сторону кухни и приложил к губам указательный палец. Шептунья сосредоточенно прикусила нижнюю губу и осторожно спустилась на первый этаж.
  'Атракса видела?' - беззвучно спросил я. Лена отрицательно качнула головой.
  Плохи дела. Надеюсь, его просто вырубили, а не перехватили управление. Не уверен, что смогу выстоять против голема, если его натравят на нас.
  Волновался я зря. Плечо обожгло холодом - и рядом со мной завис Атракс. Глаза привратника горели фиолетовым пламенем. Тело, увеличенное в три раза и покрытое острыми шипами, окутал плотный защитный кокон. На вытянувшихся руках сверкали загнутые антрацитовые когти.
  Лена даже не моргнула, увидев привратника в боевой трансформации. Сейчас ей было все равно, кто нас защищает.
  'Кого-то почувствовал?' - осторожно спросил я привратника.
  Атракс злобно оскалился:
  'Смерть'.
  Я мысленно ругнулся, активировав защитный амулет. Второй перебросил Лене.
  Вот этого я и боялся. Стоило лишиться магии, как в гости заглянула нежить. Очередная зверушка чернокнижников?
  'Ты знаешь, что делать'.
  Привратник коротко кивнул и растворился в воздухе. Голем неспешно двинулся вперед, приближаясь к кухне.
  Кем бы ни был незваный гость, зря он не напал сразу.
  Мгновение - и голем тенью проскользнул на кухню. Мы с Леной затаили дыхание, напряженно прислушиваясь к малейшему шороху, осторожно прощупывая магический фон. Воздух звенел от напряжения, в оглушительной тишине я отчетливо слышал бешеный стук собственного сердца.
  Но магический фон оставался чист, словно кроме нас четверых в доме никого не было. Ожидание затягивалось, а молчание Атракса нервировало, как и гробовая тишина на кухне.
  Подождав ещё несколько мгновений, я поднялся на ноги, в несколько шагов пересек коридор и остановился на пороге комнаты.
  На кухне никого не было. Лишь трещал под потолком магический светильник, который я забыл выключить.
  Ничего не понимаю. Моя интуиция могла подвести, но тогда б не проснулась Лена, а на Романе не было наведенного сна.
  За окном мелькнула смазанная тень. Скрипнула дверь черного выхода.
  Я отскочил к столу, сжимая в руке амулет и готовясь к атаке. Но расслабился, когда на пороге появилась мощная фигура голема.
  - Чисто, - озадачено пробормотал Атракс, выплывая из-за спины глиняного человека.
  Я обернулся к Лене, замершей на пороге кухни. Мы обменялись недоуменными взглядами.
  И что это было? У нас разыгралась коллективная паранойя?
  Магическое поле дома всколыхнулось и пошло рябью. Три коротких щелчка - и в коридоре открылся портал телепорта. Послышались быстрые шаги.
  Моргнуть не успел, как шептунья бросилась в атаку. Её глаза полыхнули сиреневым огнем, и в незваного гостя с воем полетела черно-белая клякса проклятия. Отразить удар гость не успевал.
  Я вскинул руку с амулетов, и перед лицом Кирилла взметнулся энергетический щит, впитавший в себя смертоносную 'кляксу'. Приглушенно ойкнула Лена и медленно попятилась ко мне, виновато опустив голову.
  Кир замер, внимательно изучая заклинание, чуть не отправившее его в лучший из миров, и невозмутимо возвестил:
  - О великие маги смерти, не извольте гневаться, я пришел к вам с миром. И в знак благих намерений принес вам еду и сменную одежду.
  Не удержавшись, я устало вздохнул.
  Этого шута только могила исправит. И то Костлявая выгонит из Садов безмолвия за нарушение тишины.
  Друг посмотрел на меня, потом на встрепанную Лену, крепко сжимавшую в руке статуэтку египетской кошки. И озадачено произнес:
  - И почему вы такие нервные? Я снова что-то пропустил?
  Шептунья сконфужено пробормотала извинения, а я осторожно забрал у неё статуэтку. Так, на всякий случай.
  - В двух словах и не расскажешь, - повертев новоиспеченный артефакт в руке, я передал его голему и мысленно приказал уничтожить. На ладони огнем горела метка кровной клятвы, требуя защитить чужие секреты.
  Я бросил на Лену укоризненный взгляд.
  И как с такими нервами она до сих пор себя не выдала? Неужели в агентстве никто не догадался, что штатный алхимик не так проста, как хочет казаться?
  - Ладно. Тогда отложим на полчаса. Не знаю, как вам, а мне на голодный желудок думается отвратно. Поэтому юной леди - одежда, - белый маг отдал Лене один из пакетов, и шептунья убежала на второй этаж. - Мне - еда, - Кир сгрузил на стол второй пакет и с многообещающей улыбкой достал из него какой-то сверток. - А это тебе, студент.
  - И что там? - с подозрением уточнил я. Кирилл нарочно распаковывал 'подарок' медленно, действуя мне на нервы.
  И я в жизни бы не догадался, что притащил друг.
  -Это - толковый словарь, - друг положил на стол внушительную книгу с сине-белой обложкой, рядом с ней - ещё одну, потоньше, - а это - словарь фразеологизмов. На досуге почитаешь, что значит 'не высовываться' и 'сидеть ниже травы, тише воды'.
  
  ****
  
  Полчаса спустя Кирилл мрачно разглядывал нашу троицу. Лену, с непроницаемым выражением лица допивавшую третью чашку мятного чая. Романа, бурчавшего под нос проклятия и перевязывавшего порезанную ладонь. И меня, невозмутимо жевавшего третий бутерброд с вареной колбасой.
  - Коля, - наконец вкрадчиво произнес Кирилл, - у меня по описи только один некромант в сообщниках числился. Ночью из особняка Вагорских ушли два. Почему к утру вас стало трое?! Вы почкованием размножаетесь, что ли?
  Я философски пожал плечами.
  Самому хотелось бы знать, почему. Кирилл просканировал память Романа - лазутчиком он не был, в мой дом действительно пришел добровольно. Вот только слишком радужно для нас все складывается. Свой маг среди гиен, помогавших пожирателю - слишком щедрый подарок судьбы. Не использовали ли Романа втемную? И ведь не узнаешь наверняка.
  - Послала Светлоликая на мою голову неуловимых мстителей, - тяжело вздохнул Кирилл. - Четвертый под столом прячется?
  - Какой ещё четвертый? - не понял я, отвлекшись на мысленный доклад Атракса.
  Они с големом ещё раз обшарили дом, но источник угрозы так и не нашли. Теперь оба замерли на пороге кухни, а привратник с любопытством прислушивался к нашему разговору.
  - Ну, мстителей было четверо, - бывший куратор умыкнул у меня из-под рук последний бутерброд и злорадно продолжил: - У вас в составе явный недобор.
  Ёша, который перекидывал добытые файлы на ноутбук Кирилла, обиженно запыхтел. Мысленно успокоил вестника, что мы-то знаем, кто четвертый и самый полезный 'мститель' в нашей команде.
  - Хозяин, я могу четвертым быть! - от радостного вопля Атракса вздрогнул даже я.
  Лена поперхнулась чаем и судорожно закашлялась. Роман не успел поймать подброшенный в воздух кинжал, и он со звоном упал на пол, чуть не пропоров гиене ногу.
  - Ну и как тебе наш 'четвертый'? - хмыкнул я. - Прости, под столом он не поместился.
  - Я думаю, с его-то габаритами, - добродушно усмехнулся Кирилл, рассматривая голема. Потом мельком взглянул на наручные часы и перешел на деловой тон: - Ладно, к делу. Скажи, что твоя выходка не была напрасной. Ты узнал, что задумал пожиратель?
  - Почти, - без особой уверенности ответил я.
  Кир недобро прищурился и постучал по обложке одного из 'подарков':
  - Коля, сейчас заставлю прочесть толковый словарь от корки до корки. Нельзя почти что-то узнать. Либо узнал, либо нет.
  Вот же дотошный.
  - Узнал. Но не знаю, что, - уточнил я, - потому что из всех языков некромантов знаю только таррийский.
  Я мысленно попросил Ёшу вывести на экран ноута фотографии, которые вчера сделал в особняке тетушки. Несколько минут мы внимательно осматривали изображения страниц из Гримуара.
  - Так, - задумчиво почесал затылок Кирилл, пристально всматриваясь в экран ноутбука. - А этот кто знает?
  - Сэр Ричард. Но он серьезно пострадал и не сможет нам помочь.
  А ещё он упорно не отзывается на мой зов. Надеюсь, дедушка Рич бережет силы, а не ушел в Сады безмолвия, потратив на меня и Лену последние крохи энергии.
  - Похоже на сартарский, - задумчиво произнес Роман. - Дядя когда-то пытался меня научить, но..., - Браст осекся и невольно сжал кулаки, - не сложилось. Но суть я понимаю. Могу попробовать перевести.
  - И я могу! - радостно воскликнул Атракс, который все это время задумчиво кружил над столом.
  - Ты же слепой, - фыркнул Роман, намекая на выжженные провалы, которые зияли на лице духа.
  Ох, зря он о зрении заикнулся.
  - Хозяин, - дух подлетел ко мне и вкрадчиво зашептал, не сводя с Браста недоброго взгляда, - можно я прикажу голему врезать этой отрыжке Хаоса?
  Глаза великана полыхнули янтарным огнем, и голем угрожающе поднял внушительные кулаки.
  - Нельзя, - запретил я. Атракс обиженно засопел, но послушно отлетел обратно за спину голема. А я повернулся к недругу и сухо попросил: - Роман, будь добр, не оскорбляй моего хранителя. Никаких обещаний мы тебе ещё не давали, а дверь ты помнишь где.
  Браст презрительно фыркнул, но замолчал.
  - Я все прекрасно вижу, уважаемый, - высокомерно подбоченился Атракс. - То есть, не прекрасно, но вижу.
  - Вашего зрения достаточно, чтобы прочитать этот текст? - вежливо уточнил Кирилл. Он-то давно привык, что детища Степновых не отличались ангельскими характерами. И чем вежливее с ними говорить, тем охотнее они помогут. Мелочь для живых, а мертвым приятно.
  - Разумеется, нет, - спокойно усмехнулся Атракс и выразительно кивнул на глиняного друга. - На такой случай у меня есть глаза голема.
  - Что понадобится для перевода? - деловито уточнил Кирилл. У обоих - и у Романа, и у Атракса.
  Роман бросил на привратника недобрый взгляд и сухо бросил:
  - Два-три часа. И словари.
  - Даже с этой улиткой за час-полтора справимся, - перебил Атракс Браста, окатив того новой порцией призрения. - Я буду твоим словарем.
  Отлично. Мы с Кириллом как раз решим проблему со взломщиком, все ещё лежавшим у меня в подвале.
  Ёша отправил на УМУЛ Кирилла короткое сообщение. Внимательно его прочитав, друг поднял на меня глаза и коротко кивнул.
  - Словари в библиотеке. Разбирайтесь и постарайтесь не подраться, - я выразительно посмотрел на Атракса, напоминая о запрете, и поднялся на ноги. Попросил шептунью: - Лен, присмотришь за ними?
  - А вы куда? - насторожено уточнила Лена, отставляя кружку в сторону и вставая из-за стола.
  - Уладить одно дело. И поговорить, - уклончиво ответил я, направившись к черному выходу. - Скоро вернемся.
  
  ****
  
  Кир внимательно осмотрел выжженное пятно - все, что осталось от моего взломщика. Я же сидел на ступенях лестницы, с мрачным видом наблюдая за действиями друга. В горле першило от едкого запаха гари, невольно слезились глаза.
  Это ж надо было так облажаться. А ведь я должен был предусмотреть, что пожиратель избавится от сообщника, если тот не вернется с задания.
  - И кто это был? - поинтересовался друг, осторожно проводя рукой по черному пятну. Во все стороны полетели серебристые искры - белый маг снял отпечаток заклинания, которым убили взломщика.
  - Понятия не имею, - пожал плечами я, оглядывая подвал. Странно, что заклинание повредило только пол - следов копоти не было ни на потолке, ни на стенах. - Он влез в дом, пока меня не было. Но голем его остановил. Когда я пришел, он был без сознания. Серьезно раненный. Думал, расспрошу его утром, но... не вышло.
  - Ясно, - задумчиво произнес бывший куратор, поднимаясь на ноги и доставая из кармана телефон. - Позвоню своему человеку, пусть изучит место преступления. У нас есть дела поважнее.
  - Например? - скептически уточнил я.
  Кирилл ответил не сразу. Отправил своему человеку текстовое сообщение и опустился рядом со мной на ступени лестницы.
  - Например, поймать пожирателя, пока он ещё кого-то не убил. Через магистра Никифора к нему не подобраться. Без настоящей страницы и кинжала нам не поверят. Завзятов, конечно, ненавидит некромантов, но не настолько, чтобы рисковать должностью. Без железных улик никто обвинение против главы Брастов не выдвинет, - деловым тоном перечислил Кирилл, закинув руки за голову. - Остается белый маг. За эту нить и будем тянуть.
  Оптимизма друга я не разделял:
  - Это тупик. Мы ничего о нем не знаем.
  - Не совсем, - возразил Кир. - Он не гнушается помощью некроманта-убийцы, значит, не боится запачкаться. Он силен, раз может перестраивать магию таким образом, чтоб та работала вместе с магией смерти, а не подавляла её. И занимает высокий пост, раз черные маги обходят ловушки, сигнальные маячки и засады.
  - Ничего нового. Получается все тот же десяток магов во главе с Завзятовым, - скептически хмыкнул я. Взгляд Кирилла стал слишком задумчивым, и я невольно переспросил: - Ты же думаешь, что замешан верховный?
  Друг ответил не сразу. Где-то минуту он что-то взвешивал в уме, прислушивался к внутреннему чутью. В конце концов, белый нехотя признал:
  - Субъективно я очень хочу, чтоб предателем оказался он. Но объективно никаких улик, указывающих на это, не нашел. С тем же успехом предателем может оказаться глава Центра информации, контроля, аналитики... да хоть Архимаг собственной персоной, - Кир тяжело вздохнул, и сам понимая, что круг очень неудобных подозреваемых, способных испортить нам жизнь, получается слишком большим. - То есть все, у кого есть доступ к данным полевых агентов. Мы весь вечер просидели в Паучьем гнезде, рядом с Матвеем Вихревым. Получили информацию, что следующей жертвой станет он. И прохлопали убийство магистра тлена на другом конце города. А в Змеиную нору почему-то отправили самых неопытных и недалеких белых, не видевших дальше своего носа. Да простят меня покойники за нелестные слова.
  Теперь ясно, почему Маргарита Вихрева не пришла на Совет. Наверняка вместе с белыми защищала внука.
  - И как нам достать улики? - настороженно уточнил я. Интуиция, выдрессированная за восемь лет общения с белым магов, вопила, что здесь кроется подвох.
  И не ошиблась.
  - У меня есть безумный план, - невинно сообщил Кирилл.
  Теперь ясно, почему Кир притащил столько еды. С сытым некромантом договориться проще, чем с голодным.
  - Не сомневался, - я обреченно выдохнул, поняв, что отвертеться от очередной задумки друга не получится. - Надеюсь, лезть в берлогу к огненной выверне не придется?
  - Хуже, - с азартом заверил меня Кирилл. - Мы полезем в Цитадель!
  В первое мгновений я подумал, что ослышался. Но радостная улыбка друга ясно давала понять - не ослышался.
  - Знаешь, а вы с пожирателем найдете общий язык, - задумчиво произнес я. - Оба с катушек съехали.
  - Это ты ещё подробностей не знаешь, - 'успокоил' меня друг. - Нужен призрак. Желательно, вменяемый.
  Адекватный призрак в городе, где у призраков прав нет. И где его взять?
  И тут мне в голову тоже пришла безумная идея.
  - Сегодня твой день, - моя улыбка Кириллу не понравилась. А я, мысленно потирая руки, поплелся на второй этаж, где оставил телефон. - Есть у меня один скучающий призрак на примете.
  И человек, который с радостью его одолжит.
  
  Полчаса спустя...
  
  Это была плохая идея. Это была очень плохая идея!
  - Леди Роза, не отвлекайтесь! - обреченно простонал я, когда взгляд дамы с клумбой вновь опустился ниже спины Кирилла.
  - Да как тут не отвлечься, - вздохнула призрак, кокетливо поправляя шляпку, - когда кругом такие соблазны...
  Я в очередной раз пожалел, что на сутки лишен магических способностей. Чтобы следить за леди Розой, пришлось с помощью Атракса залезть ей в голову. И теперь я не только видел мир глазами призрака, но и прекрасно знал все, о чем она думает.
  К такому в академии белых меня не готовили. Если ещё пять минут я буду выслушивать томные стенания призрака о том, какая... хм... аппетитная филейная часть моего друга, то просто сойду с ума! Побери меня Костлявая, да она видела её мельком, когда Кир садился в машину!
  - Леди Роза, - взмолился я, - если наша затея не провалится, обещаю, я запру вас с этими соблазнами на всю ночь. Только прошу, не отвлекайтесь.
  - Эй, я все слышу! - а вот теперь занервничал Кирилл. Даже чуть не проскочил на красный свет перед патрулем белым магов.
  - Вот и готовься морально. Это тебе призрак понадобился, а не мне, - отрезал я, чувствуя, как в руки осторожно сунули чашку с теплым чаем.
  Поблагодарил Лену кивком и подвинулся, освобождая место на диване. Краем сознания я слышал яростную, но тихую перепалку Атракса и Романа. Они устроились в противоположном углу гостиной и, обложившись словарями, уже полчаса переводили страницы из Гримуара.
  К счастью для меня, леди Роза сжалилась над нами с Кириллом, 'обижено' отвернувшись к окну. Кир как раз свернул в узкий переулок, ведущий к Цитадели белых магов, и остановился. Перед нами выстроилась очередь из семи служебных машин, каждую из которых тщательно осматривали вооруженные охранники.
  - Кстати, пока ждем, - я решил уточнить вопрос, мучавший меня со вчерашней ночи. - А кто та блондинка, которую ты упорно называл 'госпожа заместительница'?
  - Правая рука Завзява. Мастер Смерти, если не ошибаюсь. Между собой белые называют её Бульдогом. У неё собака-нежить этой породы. И хватка у госпожи заместительницы просто мертвая, - с таким мечтательным лицо произнес Кирилл, что леди Роза ревниво засопела.
  Интересное прозвище. И очень знакомое. Где-то я его уже слышал.
  - А родители как её назвали?
  - Тина. Да, просто Тина, - опередил мое уточнение Кирилл. - Имя её семьи Завзятов хранит лучше, чем компромат на семью Вагорских.
  Интересная деталь. Если верить моим впечатлениям от встречи с этой Тиной, белым магам она помогает вполне добровольно и даже охотно. Значит, вариант с шантажом можно отбросить. А зачем скрывать имя семьи? Оно настолько известное? Или все проще и в семье Завзятова тоже родился некромант, как и в семье Кирилла?
  В любом случае нужно держаться от этой 'госпожи заместительницы' подальше.
  - Тина Бульдог, мастер смерти на службе у белых магов. А ты не ищешь легких путей, друг.
  - Не разбираешься ты в женщинах, Степнов, - снисходительно бросил Кирилл, подъезжая к шлагбауму. - Хотя твоя девушка тоже очень даже ничего.
  Я завис, не поняв, о ком говорит друг.
  Девушка? У меня? Когда это я успел? Или Кирилл имеет в виду...
  - Она не моя, - наверное, слишком поспешно отрезал я. И втайне радовался, что слова Кирилла Лена не слышит.
  - И ты до сих пор не исправил эту недоработку?
  Ответить я не успел. Кирилл припарковал машину перед служебным входом. Дождался, пока леди Роза скроется в его ауре и вышел из машины, после чего решительно направился к входным дверям.
  Что ж, момент истины.
  Леди Роза сосредоточилась, принимая полностью прозрачный облик.
  Время будто остановилось. Кир выстоял короткую очередь и прошел через арку металлоискателя. Та едва слышно пискнула. На друга тут же заинтересовано посмотрел охранник, но Сафронов показал удостоверение и откинул полы пиджака, показывая короткий боевой жезл. Навершие в виде круглого сапфира окутывал едва заметный серебристый купол - защита, не позволяющая использовать оружие без прямого разрешения Архимага. То есть, в здании боевой жезл был абсолютно бесполезным.
  Охранник прекрасно это понимал и нехотя отступил, не желая связываться с советником магистров. Лишь что-то коротко сообщил по рации, но шифровальное заклинание исказило слова.
  Кир же прошел к стойке регистратуры, сообщил секретарю цель визита. Пока тот проверял слова Кирилла, друг здоровался со знакомыми белыми магами, коротко кивал бывшим напарникам, усердно делавшим вид, что не замечают 'перебежчика'.
  Я нервно барабанил пальцами по столу. Количество белых магов просто зашкаливало. Чудо, что никто из них не додумался проверить ауру Кирилла. Но если мы надолго застряли в холле, рано или поздно леди Розу обнаружат.
  К счастью, секретарь управился быстро. Вернул Киру документы и указал на двери ближайшего лифта.
  Прекрасно. Значит, на все про все у нас полчаса. Пока Кирилл выясняет, произошли ли ночью странные инциденты в спальном районе города, мы с леди Розой слетаем в морг и проверим, как прошло вскрытие нежити.
  - Кирилл Сафронов? - у самого лифта окликнули белого мага.
  Кирилл глубоко вздохнул и обернулся. К нам неспешно приближался невысокий белый маг, которого я видел впервые. Седоволосый, с простым, не запоминающимся лицом, болотными глазами и тонкими усиками над по-детски пухлыми губами, он не впечатлял. Если не обращать внимания на слишком длинные пальцы рук с тонкими, подвижными кистями, и неприметную золотую сову на идеально выглаженной, белоснежной форме белого мага.
  Боевой маг высшей категории, вхожий в совет. Как сказал бы Кир, в наш омут забрела очень опасная даже не щука, а настоящая белая акула.
  - Савелий Архаров, - Кирилл холодно поприветствовал белого мага, перекрывая ему путь к лифту, - чем могу помочь?
  - Мне? - мягко улыбнулся Савелий, окинув моего друга цепким, ледяным взглядом. - Не обессудьте, Кирилл, но ваша помощь мне ни к чему. Вас желает видеть Архимаг.
  - Просто 'видеть'? И поэтому он послал за мной главу безопасности Цитадели, а не магического вестника?
  Я мысленно выругался.
  Глава безопасности? Костлявая, во что мы вляпались? Неужели засекли леди Розу?
  - Дело повышенной важности, - уклончиво ответил Савелий, требовательно протягивая руку. - Мне велено вас проводить.
  Просит сдать оружие. Все настолько плохо или это обычная предосторожность?
  - Как скажите, - коротко кивнул Кирилл, снимая с пояса боевой жезл и отдавая главе безопасности Цитадели.
  'Все в порядке, продолжайте', - услышал я мысленную просьбу бывшего куратора.
  Архаров на мгновение отвернулся, и леди Роза, отделившись от ауры Кирилла, нырнула в шахту лифта.
  Обошлось. Теперь нужно спешить - кто знает, зачем вызвали Кирилла и сколько времени займет разговор.
  - Морг тремя этажами ниже, - я мысленно сверился с планом, который набросал Кирилл.
  Перед глазами поплыли тросы лифта - леди Роза спустилась на нужный уровень. Осторожно выглянула в коридор и, дождавшись моего разрешения, быстро заскользила вправо, к белой двери с кодовым замком.
  Защиты на двери не оказалось, и спустя мгновение призрак вплыла в ярко освещенную комнату с несколькими рядами белых столов. На некоторых лежали тела, на которые набросили белые покрывала. Чуть в стороне находился стол с медицинскими приборами, а в противоположной стене размещались камеры для тел.
  - Так, нам нужен песик, - леди Роза деловито заскользила между столов с телами, - Большой песик...
  В поле зрения призрака попал дальний стол, накрытый покрывалом с зеленоватыми пятнами.
  - Леди Роза, проверьте третий ряд, у шкафа с приборами, - попросил я, морщась от нарастающей головной боли.
  Удерживая связь с призраком было все труднее, особенно без магии. Сила Атракса плохо на меня влияла, но другого варианта все равно не было.
  Дама с клумбой приблизилась к указанному столу и откинула покрывало.
  Мы увидели истерзанное тело одной из собак Баскервилей, напавшей на нас с Леной в Змеиной. По поверхности стола растекались зеленоватые потеки, короткая серовато-голубая шерсть пса мерцала при ярком свете ламп. Картину портили рваные раны на животе, шее и спине образца.
  Так, эту тварь убили не мы с Романом. Неужели белые нашли ещё одну?
  - Какое омерзительное создание, - поморщилась леди Роза, брезгливо разглядывая останки нежити. - И после этого зять смеет обзывать меня ненормальной кошатницей? Да кому эти грязные существа могут нравиться...
  - Леди Роза, не отвлекайтесь.
  - Ой, прости, Коленька, - взгляд призрака переместился с головы пса на желтую папку, лежавшую на краю стола.
  Интересно, как белые убили эту тварь? В Паучьем гнезде наши с Виком заклинания не оставили на её братьях и следа. Роман использовал магию тлена, а я - Коготь. Получается, эта нежить уязвима только к трем видам магии?
  Я пробежался взглядом по строчкам, на которые смотрела призрак, но ответа на вопрос так и не нашел. Ни слова о заклинаниях, с помощью которых убили нежить. И слишком общая информация о магических следах её создателей.
  За дверью загремели ключами и послышались голоса. Не дожидаясь подсказок, леди Роза просочилась сквозь боковую дверь, за которой оказалась лаборатория, и прильнула к небольшому окошку.
  Дверь открылась, и в морг вошел сам Верховный маг, которого сопровождал блондин в белом халате - некромант-лаборант. Тот окинул комнату таким взглядом, будто морг достал его до печенок. И нахмурился, увидев, что с останков нежити кто-то откинул покрывало. Леди Роза поспешно отвела взгляд, почувствовав, что некромант пытается просканировать комнату. Призрак дернулась, когда карие глаза с неестественно удлиненными зрачками на миг остановились на двери лаборатории, но блондин почти сразу отвернулся. Равнодушно пожал плечами и направился к столу с растерзанным псом.
  Странный некромант. Неужели действительно не учуял призрака? Хотя, если он не из семьи Ариноров, такую оплошность ещё можно понять.
  А ещё он показался мне смутно знакомым, но вспомнить, где же я видел его раньше, не успел. Потому что увидел ещё двоих магов, вошедших в комнату, и встрепенулся.
  В морг вошли мои родители.
  - Как вы и просили, - сухо бросил лаборант, протягивая верховному магу папку. - Результаты вскрытия, анализы тканей, слепки аур.
  - А почему смазанные? - недовольно нахмурился белый маг, изучая неразборчивый почерк подчиненного.
  - У своего агента спросите. Его заклинания порвали ауру нежити на лохмотья, - пожал плечами блондин. - Единственное, что я могу сказать - это работа некроманта и чернокнижника. Возможно, ещё кого-то. Есть остаточные следы белой магии. Но не удивлюсь, если это обычный вторичный перенос.
  Агента? Странное, в Змеиной норе были только следователи и боевое подразделение. Неужели это старое тело?
  - С ауры агента? - раздосадовано уточнил Завзятов, бросив на лаборанта тяжелый взгляд.
  - Именно. Без живого экземпляра ауру создателей не снять.
  - От вашего отца толку было больше, - верховный маг досадно поморщился, швырнув папку на стол, прямо в зеленоватую лужу слизи.
  Лицо блондина окаменело. Впервые за короткий разговор из его глаз пропали отстраненность и равнодушие, а вместо них полыхнуло черное, жгучее пламя ненависти.
  - Не сомневаюсь, - не смотря на захлестывающие эмоции, голос лаборанта не дрогнул. - Стоило лучше защищать свои игрушки.
  Последние слова прозвучали со злой издевкой, но верховный маг лишь поморщился.
  Забавно. На мою дерзость он реагировал куда эмоциональней. Этот блондин настолько ему нужен? Или здесь что-то другое?
  - Свою часть работы я сделал, так что вынужден откланяться. Магистр Алина, магистр Владислав, - блондин почтительно поклонился моей маме, обменялся рукопожатиями с отцом, проигнорировав протянутую руку Завзятова.
  После чего лаборант твердым шагом направился к выходу из морга, на ходу снимая халат. Под ним оказался серый пиджак, брюки и белоснежная рубашка, застегнутая на все пуговицы.
  'Дорогой костюм, - взглядом профессионального модельера оценила леди Роза, - Мальчик не просто дерзкий и красивый, а ещё и богатый. 'Хамелеон' - эксклюзив от семьи Вагорских, из недавней коллекции'.
  Я кивнул, соглашаясь с выводами призрака.
  Да уж, лаборант такую вещь себе позволить не мог.
  Небрежно бросив халат на стол возле выхода, 'лаборант' сухо бросил:
  - И кстати, мобильный телефон не для красоты придумали. Необязательно постоянно вызывать меня, как домашнюю собаку, вот по этой штуке, - он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, и я с удивлением увидел стальную полосу с черно-серебреными рунами.
  Магический трекер-ошейник?
  - Не забывайся, Константин, - сухо отчеканил Завзятов, смерив некроманта недовольным взглядом. - Не в твоем положении диктовать условия.
  Блондин лишь криво усмехнулся, после чего отвернулся и вышел из морга.
  - Константин Вихрев? - отец удивленно вскинул брови, подойдя ближе к столу с нежитью.
  Друг и напарник Кристины. А ведь белые утверждали, что после исчезновения моей сестры наследник семьи Вихревых так и не вернулся с задания, покинув страну.
  Завзятов поморщился, словно подписал указ о признании прав некромантов, и попытался уйти от разговора:
  - Это долгая история, - но видя, как нехорошо прищурил глаза папа, белый маг нехотя ответил: - Чернокнижникам помогал не только Антон. Когда мы накрыли его в логове черных магов, с ним был Костя. Антон уговорил сына дать показания. Уверял, что мальчишка не знал о делах отца, а в логово пришел, чтобы разобраться.
  Во время рассказа Завзятов то и дело сжимал пальцы, будто их свело судорогой, и старался не смотреть моим родителям в глаза. Особенно моему папе.
  - И он был в зале суда, когда погиб Антон, - отец смотрел на белого мага с брезгливостью и отвращением, будто к нему пришли из Гласа Костлявой, уговаривая возглавить их непобедимую армию и поработить мир.
  - Да. С тех пор Костя работает на нас.
  Потрясающая работа. Сначала 'начальство' не смогло уберечь твоего отца от пожирателя, а потом надело собачий ошейник и сетует, что по уровню знаний до папы ты недотягиваешь.
  - И носит ошейник, который отслеживает перемещения и не позволяет пользоваться определенной магией, - презрительно бросила мама, разделяя мнение папы.
  - Зато жив, - жестко отрезал верховный. Он достал из кармана пузырек с какими-то таблетками, вытряхнул две на ладонь и проглотил. После чего хрипло бросил: - Не смотрите на меня так. Закон один для всех. Пусть скажет спасибо, что его не судили за пособничество чернокнижникам. Пожизненный контроль и работа на благо обществу - не худшая участь.
  - Зверь, которого годами держат в золотой клетке, рано или поздно перегрызет смотрителю горло, - папа сказал это настолько тихо, что даже леди Роза с трудом разобрала.
  Особенно, если ему нечего терять. Вряд ли леди Маргарита и Матвей знают о судьбе Кости. Вряд ли белые разрешают своему 'цепному псу' видеться с семьей неблагонадежных некромантов.
  - Давайте займемся делом. Что скажете? - нетерпеливо спросил Завзятов. Он отошел к дверям лаборатории и морщился, судя по всему от резкого запаха гнили, который обычно исходит от упокоенной нежити.
  Мама тяжело вздохнула, но все же надела чистый халат, висевший в одном из шкафов, и белые перчатки. Папа же стоял чуть в стороне, внимательно рассматривая остатки ауры нежити, но подходить не спешил. То и дело он бросал на верховного рассеянный взгляд, чтоб тот не заметил внимание некроманта.
  Я хмыкнул, поняв, что отец держал белого мага в поле зрения, на расстоянии удара, и старался не вставать между Завзятовым и мамой, то есть на её линии атаки. Да и напряжение, витавшее между верховным и моими родителями, чувствовалось и без дара эмпата.
  Похоже, я что-то пропустил.
  Несколько минут мама изучала останки нежити, сверяясь с записями Константина Вихрева, и задумчиво кусала губы.
  - Занятно, - с уважением произнесла мама, снимая испачканные слизью перчатки и выбрасывая в специальную урну. - Они все-таки сделали это.
  - Что именно? - настороженно переспросил Завзятов.
  - Вдохнули в мертвую плоть настоящую жизнь. Это существо не было связано с некромантов силовыми нитями. Пусть оно и остается при этом нежитью, - белый маг недоверчиво скривился. Заметив его гримасу, мама раздраженно указала на неподвижное тело пса. - Не веришь, посмотри сам.
  Белый маг приблизился к телу и внимательно отсмотрел его ауру магическим зрением. Я догадывался, что он увидел. Выцветшие грязно-серые лоскутки ауры практически исчезли, но и этого более чем достаточно, чтоб понять - никаких отростков, нитей в ней нет.
  А вот папа подобрался, словно перед прыжком - белый маг стоял слишком близко к маме. Но она обменялась с отцом быстрыми взглядами и едва заметно качнула головой. Я почти услышал недовольное ворчание папы - родители часто общались по мысленной связи и обучали нас с Кристиной.
  - Убедился? - ядовито поинтересовалась мама у Завзятого. Дождавшись утвердительного кивка хмурого мага, она с нескрываемым удовольствием поддела: - Поздравляю, опасения Верхней палаты подтвердились. В вашей безупречной отаре пасется волк в белой, пушистой шкуре.
  - Гаденыш, - в сердцах ругнулся Завзятов, причем впервые на моей памяти.
  Мама удивленно вскинула брови:
  - Это ты кого так приласкал?
  Удивление родителей я разделял абсолютно. На моей памяти маг впервые потерял контроль над эмоциями. Только хорошо знавший Завзятова человек интуитивно определял, что за эмоции бушуют в душе верховного. Но сейчас от Евгения Петровича веяло почти материальной злобой и ненавистью.
  И я догадывался, кто вызывал такую бурю эмоций.
  - Да бегает тут третий месяц один белый, - последнее слово маг буквально выплюнул, словно очередное ругательство. - Вопит о предателях, во все дела моей... моего заместителя лезет. Никак не угомонится.
  - Не Кирилл Сафронов часом? - насмешливо уточнил папа.
  Лицо верховного мага перекосило. Красноречивее любых слов.
  Да, умеет Кир наживать врагов.
  Мама неопределенно хмыкнула, после чего задумчиво протянула:
  - Знаешь, Жень, за годы общения я поняла одно - Кир не мальчик из вашей любимой басни. Если он кричит: 'Огненная выверна!', значит, рядом бродит именно огненная выверна. А не садовая ящерица.
  Обстановка в морге накалялась. Даже через связь с призраком я чувствовал, как в воздухе затрещало белое заклинание. Тошнотворный, сладко-мятный запах зарождающейся магии.
  Мама целенаправленно давила на больную мозоль Завзятого.
  - Хорошо, что магистры вовремя его заметили и переманили. Настолько принципиальный, въедливый оперативник, обладающий феноменальным чутьем и длинным любопытным носом, долго у тебя не прожил бы. Так что не беспокойся, - мама подошла к верховному магу вплотную и 'мило' улыбнулась. - Если Кирилл взял след, предатель обречен. Гончая докопается до правды. Даже если выроет кому-то могилу.
  Последние слова прозвучали сухо, с затаенной угрозой, смысл которой я не понял. Чего не скажешь о верховном. Лицо белого мага перекосило от бешенства, а руки сжались в кулаки с такой силой, что я отчетливо услышал хруст. Но лишь миг спустя понял, что этот звук - не хруст костей, а треск боевого заклинания, которое белый сжал в кулаке.
  И не использовал. Смазанное движение - и отец приставил к его шее Иглу смерти, слегка надавив. По коже верховного потекла капля крови, испачкала воротник рубашки.
  Мама даже не дрогнула. Лишь в глазах взъярилось бирюзовое пламя - она использовала заклинания из арсенала Вагорских.
  - Не забывайся, Женя, - мама подняла руку и продемонстрировала Завзятому сферу, в которой билось заклинание белого. - Даже верховный маг не расправится с двумя Магистрами Смерти одновременно. Реши, что для тебя важнее - гордость или жизнь.
  Мама сжала пальцы, с хрустом раздавив сферу. Белое заклинание тут же пламенным языком коснулось беззащитной кожи... и забилось в судорогах, чернея, съеживаясь, выгорая изнутри. Мгновение - и от боевого заклинания высшего порядка осталась лишь горка пепла.
  Я судорожно вдохнул. Сердце бешено колотило где-то в горле.
  Мама отвернулась и спокойным шагом направилась к выходу из морга. Папа жестом предложил Завзятому идти первым и только после этого направился следом.
  Буря миновала. И я облегченно перевел дыхание.
  Ничего не понимаю. Что такого не подели мои родители и верховный? Когда они поставили крест на хрупком перемирие, которое поддерживали последнее десятилетие?
  Леди Роза проводила моих родителей взглядом, и я почувствовал, как резко изменилось её настроение. А когда присмотрелся, сердце пропустило удар.
  В ауру папы намертво въелась метка пожирателя.
  
  
  
Глава 3,
  в которой чернокнижники выходят на финишную прямую, а Коля выполняет трюки в стиле Джеймса Бонда
  
  Час спустя...
  Штаб-квартира чернокнижников
  
  Последние приготовления подходили к концу. Чернокнижники собирали оборудование, складывали в деревянные ящики реагенты и артефакты, а Ворон тщательно осматривал каждого пса, уцелевшего после бойни в Змеиной норе.
  Результаты последнего испытания впечатляли. После столкновения с агентом Завзятова пришлось постараться, чтобы защита нежити отражала не только белую магию, но и заклинания боевых стихийников. Но перед некоторыми заклятиями некромантов защита все ещё была бессильна. Особенно перед магией тлена Брастов и призраками Ариноров.
  Впрочем, это уже неважно. В Ночь мертвых некроманты не имели права использовать магию. И Завзятов скорее отгрызет себе руку, чем подпишет указ об отмене запрета.
  Остальные маги обречены на поражение. Особенно завтра, когда в полночь они полностью потеряют свои силы.
  Но одну проблему до сих пор не решили.
  - Верховный, - некромант поманил пальцем главного чернокнижника, стоявшего чуть в стороне и раздававшего последние указания. Когда он приблизился, Ворон указал на пустое место между двумя псами, - вам не кажется, что кого-то в нашем зверинце не хватает?
  Чернокнижник помрачнел, нехотя бросив:
  - Мы работаем над этим...
  В комнате ощутимо похолодало. Сверкавшая глазами нежить вжалась в пол, не издавая ни звука, чтобы не привлечь к себе внимание разозленного пожирателя.
  Ворон медленно провел когтем по столешнице, покрытой инеем, и перевел черного мага тяжелый взгляд:
  - Неужели? Тогда почему дворняга все ещё у мальчишки?
  Чернокнижник спокойно выдержал взгляд союзника, ни капли не впечатленный демонстрацией силы. Знал - если некроманту что-то стрельнет в голову, запугивать и предупреждать об этом он не станет.
  Но черный маг не видел, как за его спиной шевельнулась бесформенная тень. Зажглись серебром два змеиных глаза, а в голове Ворона раздался умоляющий шепот - верный охранник просил разрешения наказать смертного за дерзость.
  Некромант едва заметно качнул головой, игнорируя разочарованный рык тени.
  Чернокнижник ещё нужен. Рано выводить его из игры.
  Вторая тень, замершая чуть в стороне, ехидно зафыркала, довольная провалом собрата. И мгновенно замолкла, обожженная недовольным взглядом хозяина.
  - Сегодня ночью дворняга вернется домой, - сухо ответил чернокнижник, не подозревая, что происходит за его спиной.
  Некромант немного помолчал, обдумывая слова союзника, после чего медленно кивнул:
  - Приступайте.
  Когда чернокнижник покинул зал, Ворон презрительно хмыкнул:
  'Самоуверенный глупец. Мальчишка уже не раз и не два доказывал, что не так прост, как все думают. Надеюсь, у него ещё припрятана парочка козырей в рукаве. Так будет намного интереснее'.
  Пожиратель с предвкушением улыбнулся.
  Его ждал потрясающий спектакль. Осталось занять первые места в зрительном зале и наслаждаться представлением.
  Ворон свистом подозвал одну из теней. До этого момента неподвижная, она с готовностью отделилась от стены, скользнула по ледяному полу и замерла у ног господина. Острые когти заскребли по черному мрамору, оставляя глубокие борозды, гибкий хвост с наконечником-шипом разнес в щепки ближайший стул.
  Что ж, пора. Поезд не будет ждать. А зрительское место стоило выбрать заранее.
  Ворон направился к выходу из зала в сопровождении верного охранника.
  До триумфа пожирателя оставалось сорок четыре часа.
  
  Николай Степнов
  
  Я раненым зверем метался по гостиной, не находя себе места. Несколько раз Роман и Атракс бросали на меня недовольные взгляды, намекая, что мое мельтешение мешает им сосредоточиться. Но страх за отца не давал покоя. Даже успокаивающее зелье Лены не помогало.
  Метка была совсем свежая. Как пожиратель подобрался так близко? Да ещё и миновал конвой белых магов? Похоже, версия о светлом сообщнике полностью подтвердилась.
  От тяжёлых раздумий отвлекла трель телефона. Не моего.
  - Да? - сухо ответил Роман. Мрачное выражение его лица было красноречивее любых слов - звонил Никифор. Выслушав отца, Браст коротко бросил: - Буду через час.
  Нажав на кнопку отбоя, Роман с силой сжал телефон.
  - Проблемы? - настороженно уточнил я.
  - Нет. Следователи разрешили забрать тело. Нужно помочь подготовиться к похоронам, - надтреснутым тоном ответил Роман, поднимаясь с дивана. - Расшифровку продолжите без меня.
  Я проводил Браста до дверей. Внимательно осмотрел улицу, но подозрительных машин или людей не заметил. Наоборот, было на удивление пустынно - сильный промозглый ветер распугал прохожих, а темные свинцовые тучи, медленно ползущие по небу, предвещали первый снег. Затянувшееся бабье лето закончилось.
  - Будут новости - я найду способ связаться, - бросил на прощание Браст, выше поднимая ворот одолженной куртки - днем окровавленная и порванная одежда привлекала слишком много внимания.
  -Роман, - подумав, все же окликнул я гиену, - надеюсь, твой отец не в курсе, что ты слишком много знаешь?
  -Коль, я тупой бездарный сосунок, позорящий имя предков, - зло оскалился Роман, явно повторяя слова отца. - Откуда я могу что-то знать? Не беспокойся, даже если он меня и заподозрит, клятва у нас обоюдная - я не могу убить его, он не может убить меня.
  Прозвучит эгоистично, но сейчас я больше беспокоился за свою семью и за то, что Браста могли раскрыть. Никифор контактировал с пожирателем, в этом я почти уверен. А значит, сможет вывести нас на проклятого некроманта до того, как тот убьет моего отца. По крайней мере, я на это надеялся.
  Я запер за Романом дверь.
  Скорее бы позвонил Кирилл. Прошло несколько часов с тех пор, как его вызвал Архимаг. Знать бы ещё, зачем.
  На границе зрения мелькнуло странное движение. Спину обожгло ледяным дыханием, но в этот раз не от сквозняка. И я услышал странный шелест, от которого перехватило дыхание, а внутри все сжалось в снежный ком.
  Я резко обернулся и вывел руну изгнания, собираясь развеять незваного гостя. Совершенно забыв, что в ближайшие сутки магия мне неподвластна.
  В нескольких шагах от меня в воздухе зависла фигура призрака. Неестественно молочного цвета, размытая, дергающаяся, словно в припадке. Поначалу я даже не узнал духа. Но остановился, настороженный знакомым смешком. И в следующее мгновение тело призрака стало более четким, и я удивленно присвистнул.
  Дыхание Костлявой покорежило сэра Ричарда даже сильнее, чем я думал. На клетчатом костюме зияли многочисленные дыры. На руках призрака появились иссиня-чёрные загнутые когти, а высохшая, сморщенная кожа обтягивала заострившееся лицо, частично скрытое поседевшими волосами.
  Но больше всего пугали глаза. На меня смотрели две черные бездны, из которых веяло могильным холодом потустороннего мира. Я чувствовал, как призрак вытягивает из меня жизненную силу, пытаясь залатать многочисленные раны.
  С трудом отвернулся, выставив ментальную защиту. Я понимал, что сэр Ричард не желал мне зла, просто не мог противиться новой сущности.
  Раненый призрак себя не контролирует, пытаясь как можно быстрее восстановить силы.
  Шелест повторился, уже ближе, и я почувствовал, как в плечо мертвой хваткой вцепилась когтистая рука дедушки Рича. Тело обожгло ледяным пламенем, по костям пронеслась волна резкой, пронзительной боли.
  Я дернулся, пытаясь вырваться из хватки сэра Ричарда. Но оцепенел, пораженный магией призрака. Сердце бешено забилось об ребра. Голова потяжелела, словно прикосновение призрака заморозило все мысли. Дышать с каждой минутой становилось все труднее.
  - Прости, - с трудом и виной в голосе прошелестел призрак. - Но у меня нет выбора...
  Легкие горели от нехватки воздуха, все тело онемело, и я неуклюже сполз на пол.
  Мир перед глазами поплыл..., но не погрузился в спасительный мрак. Вместо этого голову пронзило раскаленной иглой боли, с треском рухнули ментальные щиты, и я рухнул в бездну...
  
  ... Мир словно подернуло пеленой мутного тумана. Но я отчетливо видел массивные шкафы из красного дерева, на чьих полках стояли старинные книги в ветхих переплетах. Над головой тускло мерцала позолоченная люстра. А по полу змеилась длинная медная цепь, которая тянулась к массивному ошейнику призрачного дракона, дремавшего у камина. Остальной мир смазывался, цвета перемешивались в дикий круговорот и текли, словно кто-то плеснул грязную воду на холст со свежими красками.
  Знакомое место. Библиотека Паучьего гнезда - любимая комната сэра Ричарда.
  Но почему призрак потратил последние силы, чтобы показать мне её?
  Я осмотрелся и увидел двух мужчин. Одного узнал сразу - сэр Ричард откинулся на спинку массивного кожаного кресла и закинул ногу на ногу. Он выглядел так же, как и десять лет назад, перед моим отъездом из столицы. Молодой не по годам, с волосами цвета вороньего крыла, чуть посеребренными на висках, ярко-синими глазами, в которых горела магия семьи Аринор. В руках дедушка Рич сжимал граненый стакан, на дне которого плескались остатки виски, и задумчиво рассматривал собеседника.
  Второй мужчина, одетый в траурный костюм некромантов, стоял у окна, спиной ко мне. Сгорбленный, словно прижатый к полу могильной плитой, с болезненно худыми руками, которые заканчивались черными загнутыми когтями. Маг Смерти с нечеловеческой силой вцепился в подоконник, оставляя на нем глубокие борозды.
  Сэр Ричард поставил стакан на низкий столик.
  - Антон, я искренне соболезную твоему горю, - в голосе дедушки Рича звучала неподдельная боль и сочувствие. Но спустя миг тон изменился - зазвучал твердо и хладнокровно: - Но то, что ты просить, нарушает все мыслимые и немыслимые законы мироздания.
  От жуткого надтреснутого смеха незнакомца по моей спине пробежали мурашки. Мужчина в траурных одеждах обернулся, и я с трудом узнал в сгорбленном, постаревшем на несколько десятилетий некроманте Антона Вихрева. На обескровленном, осунувшемся от горя лице горели безумным аметистовым пламенем птичьи глаза.
  - Ты не хуже меня понимаешь, что эти законы безнадежно устарели лет на триста, - хриплым, каркающим голосом произнес Антон Вихрев. - Магия развивается, границы между ее видами стираются. Каждое поколение магов отличается от предыдущего, и с каждым годом эти изменения все глубже и отчетливее. Вопрос времени, когда появится совершенно новый вид магии и его носители, кардинально отличающиеся от предшественников. И мир изменится навсегда.
  - Мир все время меняется - и это естественных ход вещей, - сдержано отметил сэр Ричард, насторожено наблюдая за некромантом-оборотнем. - Ты же предлагаешь совершенно иное - разрушить незыблемые основы жизни и смерти.
  - 'Незыблемые основы'? Друг мой, два века назад никто и подумать не мог, что на свете появятся некроманты-иллюзионисты, некроманты-'боевые маги' и некроманты-оборотни! - с жаром заклокотал Антон Вихрев. Некромант потерял контроль над второй ипостасью и даже не пытался вернуть человеческий облик. Он словно не замечал, что превратился в полуптицу-получеловека. - По сути, чистыми магами Смерти можно назвать лишь семью Брастов, и то, весьма и весьма однобокими. Помяни мое слово, не пройдет и полувека, как среди нас появится некромант, способный использовать белую магию! Разве это не будет переворот в магическом искусстве?!
  - Твоя затея - безумна и противоестественна, - сэр Ричард встал с кресла и твердо посмотрел в глаза Антона. - Одно дело, когда граница между видами магии стирается в результате постепенного развития. И совершенно другое - когда в естественный порядок вещей вмешиваются смертные, которые не способны просчитать, к чему приведут их действия. Лишить Призрачную госпожу власти над посмертием людей и одаренных не удавалось никому и никогда. Это невозможно.
  - Но в Книге проклятых есть нужный ритуал. Безумный некромант записал его до того, как Костлявая развеяла по ветру его прах. У меня есть все, что нужно - пожиратель, шептунья, сообщники среди некромантов других семей...
  Призрачный дракон пробудился, поднял увенчанную короной рогов голову и глухо зарычал. Ноги некроманта-оборотня лизнуло призрачное бирюзовое пламя - предупреждение, что ближе к хозяину и другу дракона подходить не стоит.
  - Нет. Не все, - отрезал сэр Ричард, положив руку на голову верного сторожа. Дракон замолчал, но скалиться не перестал, наблюдая за Антоном яростным взглядом. А хозяин Паучьего гнезда решительно произнес: - Я сделаю все, чтобы ни один член моей семьи не примкнул к тебе. А если узнаю, что ты заявился со своей безумной идеей к Степновым...
  Антон Вихрев отступил на несколько шагов, с недоверием изучая лицо друга. Но сэр Ричард не шутил. Он ответил на взгляд некроманта-оборотня твердо и непреклонно.
  - Сдашь меня белым магам? - злобно оскалился полуптица-получеловек.
  Дракон хлестнул тяжелым хвостом по полу.
  - Нет. Прекращу твои душевные страдания, - спокойным, ровным тоном ответил сэр Ричард. Словно обещал выполнить пустяковую просьбу, а не убить друга.
  И все же я видел, с какой болью и тоской дедушка Рич смотрел на обезумевшего от горя друга. Глава Ариноров прекрасно понимал - достучаться до здравого смысла Антона у него не выйдет.
  - Мне безумно жаль твою жену, но мертвые не возвращаются из Садов безмолвия. Но горе затуманивает твой разум, Антон. Ты и представить не можешь, какие последствия ждут наш мир, если тебе удастся воплотить свою безумную идею в жизнь.
  Антон Вихрев ответил не сразу. На бледном, искаженном ненавистью и презрением лице играли желваки, руки с болезненно тонкими пальцами сжались в кулаки.
  - Мир, который больше не подчиняется Костлявой госпоже? - в бессильной злобе прошипел некромант-оборотень. - Мир, в котором люди могут не бояться, что в любой момент потеряют самых близких людей?
  - Или мир, в котором царствует одна лишь смерть, - грустно покачал головой сэр Ричард. После чего властно указал на дверь. - Уходи, Антон. И лучше откажись от своей безумной идеи. Иначе мне придется тебя остановить.
  Мир перед глазами снова качнулся, и я почувствовал, что снова падаю куда-то вниз...
  
  Из транса меня вывела хлесткая пощечина. Она оказалась настолько сильной, что голову мотнуло, и я приложился виском о комод. В ушах зазвенело, а я с трудом увернулся от следующего удара, чуть не завалившись набок.
  - Коля? - встревоженное лицо Лены плыло перед глазами. - Ты как?
  Ответить честно не позволило воспитание, так что я ограничился маловразумительным жестом.
  Лена что-то неразборчиво пробормотала, после чего сжала пальцами мой подбородок и заставила выпить стакан какой-то дряни, от которой разило плесенью, а какая-то гадость хрустела на зубах. Но, как и все зелья шептуньи, оно подействовало. Оцепенение схлынуло, только плечо горело от ледяного ожога, оставленного прикосновением сэра Ричарда. И голова раскалывалась, словно кто-то долго играл ею в футбол.
  Когда перед глазами перестали плясать разноцветные круги, я осмотрелся. Призрак, окончательно потерявший плотность, витал на противоположном конце коридора и что-то неразборчиво бормотал, трясущими руками касаясь стены.
  - Плохая идея, - Лена положила руку мне на плечо, которое тут же пронзило болью. - Он пытался тебя убить!
  - Нет. Он хотел о чем-то предупредить. О чем-то важном, - я отмахнулся от девушки и с трудом поднялся на ноги. Меня лихорадочно трясло, но я упрямо стиснул зубы и пошатываясь направился к сэру Ричарду.
  Лена подставила мне плечо, помогая дойти до угла, где замер призрак. Он как раз закончил что-то выводить на стене и неподвижно застыл, смотря куда-то вдаль провалами глаз. Его фигура посерела, словно выцветшая на солнце тряпка, и постоянно дергалась, дыры стали шире, а вокруг глаз залезли глубокие трещины морщин. Осунувшийся старик в драных лохмотьях меньше всего напоминал черноволосого, вечно молодого, полного сил и одетого с иголочки заклинателя духов, каким я его знал.
  - И что он хотел сказать? - шептунья поглядывала на призрака с опаской, прекрасно зная, на что тот способен.
  Но сэр Ричард все предусмотрел. Он впал в транс-спячку, чтоб не причинить нам вреда. Силы в таком состоянии восстанавливаются долго, но призрак без колебаний пошел на эту жертву.
  Я ответил не сразу, осторожно обойдя застывшую фигуру сэра Ричарда и взглянув на стену. Деревянную панель покрывал тонкий шар инея, с помощью которого призрак вывел всего один рисунок и несколько строк на таррийском.
  Пробежал глазами по неровным строкам и внутренне похолодел.
  Я знал, что в Книге проклятых хранились сотни безумных ритуалов и заклинаний, способных разнести мир на части. К радости Костлявой. Но даже не подозревал, что есть и такие, способные разрушить незыблемые основы магии Смерти.
  Ещё раз посмотрел на стену, где сэр Ричард вывел круг с заключенным в него треугольников. На символы, которые должны были находиться на каждой вершине треугольника, сил призрака не хватило. Но я и так их знал. Руны смерти, жизни и равновесия. И руна хаоса в самом центре круга, способная перевернуть привычный порядок с ног на голову.
  Пожиратель воистину безумен. Здравомыслящий маг до такого не додумался бы.
  Он создавал проводника. Некроманта, способного вернуть кого угодно из мира мертвых, разрушая незыблемые правила магии смерти и заветы Костлявой госпожи. Ведь Смерть невозможно обмануть, от неё не сбежать, не скрыться. Она настигает всех и каждого, рано или поздно. Но проводники одним своим существованием перечеркивали это правило.
  Многие романтизировали проводников, считая прекрасной, пусть и несбыточной мечтой, искренне не понимая, почему их так бояться маги смерти. Все просто. Рано или поздно все призраки сходят с ума, не обретя вовремя блаженный покой в Садах безмолвия. Становятся агрессивными, смертельно опасными, непредсказуемыми. Способными в припадке ярости убить даже самых близких. А на что способна душа, которую насильно лишили долгожданного покоя и вернули в физическую оболочку? Даже представлять не хочу.
  Я нахмурился, снова прокручивая в голове воспоминание сэра Ричарда.
  Нет, безумен не пожиратель. Точнее, не только он. Если дедушка Ричи прав, все, что сейчас происходит - план Антона Вихрева. Но тогда почему пожиратель убил его? С помощью метки, а не кинжала. Ведь из-за этого он лишился силы Вихревых для проводника.В чем смысл? В том, что она и так у него есть? Нет, не похоже. Константин на коротком поводке белых магов, да и за всей его семьей наверняка следят. Белые заметили б, если бы Вихревы что-то затевали.
  Или нет?
  - Он его создает. Он все-таки его создает, - вдруг послышался за спиной надтреснутый голос Лены.
  Шептунья отвела взгляд от рисунка и опустилась на ближайший стул. Сжалась, закрыв лицо руками.
  Реакция Лены меня не удивила. Как и то, что вчера, во время разговора в лимузине, она мне солгала.
  Может, я все же неправ, и пожиратель провернул все у белых магов под самым носом?
  - Лен, - я осторожно прикоснулся к плечу девушки. Она вздрогнула, словно от удара, и нехотя подняла глаза. Но смотрела куда-то сквозь меня, слишком глубоко погруженная в свои мысли.
  Я присел рядом с шептуньей и мягко попросил:
  - Лен, расскажи мне все, что знаешь о пожирателе и проводнике. Мы должны остановить его, пока ещё кто-то не погиб.
  Взгляд, которым одарила меня девушка, был до боли знаком. Затравленный, обреченный, с затаенной горечью и отчаянием. Этот взгляд преследовал меня в каждом зеркале с того дня, как белые сообщили о смерти Кристины.
  Ответить Лена не успела - из гостиной послышалась трель моего телефона.
  Наконец-то Кир вышел на связь. Вовремя, без его помощи мы не справимся.
  Вот только я ошибся. Стоило взять телефон в руки, как знакомый номер пропал и на экране нетерпеливо замигала смешная рожица Ёши. Поняв, что его заметили, дух вывел на экран всего один файл с огромной красной надписью.
  'Нашел'.
  Дыхание перехватило, и я рухнул на диван, судорожно вцепившись в телефон. Потому что прекрасно понимал, о чем говорил дух.
  - Все в порядке? - встревоженно спросила Лена, заглянув в гостиную.
  - Да, - прозвучало резче, чем хотелось, но мне было все равно.
  Я впился глазами в документ, найденный Ёшей. Точнее, в электронные письма, которые дух сумел вытащить из почтового ящика белого мага.
  Переписка Завзятого и Кристины. И чем больше я читал, тем меньше верил своим глазам, хоть и понимал, что они меня не подводят.
  Кристи вырвалась из лап чернокнижников, открыв телепорт возле Паучьего гнезда. Сбила черных магов со следа, заставила поверить, что мертва. Кристину предал кто-то из некромантов, которых вместе с ней отправили в Заповедный лес. Но вместо того, чтобы попросить помощи у семьи, она пошла к белым магам. К куратору семьи.
  - Быть того не может, - ошарашено выдохнул я, закрыв последнее письмо. Но прочитанное упорно не желало укладываться в голове. Нервно усмехнулся: - Кристи, ну ты даешь.
  Бросил телефон на диван и устало провел руками по лицу.
  Интересно, эту правду Завзятов тоже поведал моим родителям? Вряд ли. Более вероятно, что утаил, не желая раскрывать карты раньше времени. Иначе мама с папой давно разнесли бы Цитадель по камушку, стерли бы в порошок саму память о белых магах.
  Я приехал в столицу, чтобы узнать правду о сестре. Найти её, если это вообще возможно. Хотел получить ответы. Получил. Вот только совсем не те, на которые рассчитывал.
  Обдумать ситуацию я не успел. Голову пронзило болью от мысленного крика Ёши. Потянувшись к духу, я почувствовал ледяное жало поискового заклинания, методично прочесывавшего защитную систему белых магов. Ёша увернулся от первой атаки и забился в дальний угол Машиного компьютера, но этого было недостаточно. Несколько минут - и белый маг, обнаруживший проникновение в систему, вычислит духа-шпиона и уничтожит.
  Боль исчезла так же резко, как и появилась. Связь с Ёшей оборвалась.
  Неужели нашли?
  Я вскочил на ноги и бросился к дверям, на ходу снимая с телефона заднюю крышку. Нет, руны привязки на месте, значит, Ёша в безопасности. Кто-то вырубил Машин компьютер, остановив процесс проверки. Но кто?
  За спиной раздалась короткая трель - звонил телефон Лены. Не успел я опомниться, как девушка выскочила из дома, на ходу натягивая пальто.
  - В агентстве сработала сигнализация, - на ходу бросила шептунья, схватила меня за руку и потащила в сторону ворот. - Мог бы и сказать, раз первым узнал.
  Опровергать выводы Лены я не стал, лишь ускорил шаг, набирая номер такси.
  Похоже, день будет долгий.
  
  ****
  
  - Я очень мало знаю о пожирателе, - прошептала на таррийском Лена, насторожено поглядывая на водителя такси. - Отец никогда не называл его имени. Говорил только, что сама Костлявая благоволит нам, раз послала такой подарок. Не удивлюсь, если он - один из друзей семьи.
  Или вообще член семьи. Такой вариант тоже нельзя исключать.
  - Почему ты не с семьей? - напряжено уточнил, с нетерпением поглядывая на часы.
  Костлявая, сколько же проблем за один день свалилось на мою голову. Нападение на агентство, пропажа Ёши и Кирилла, метка пожирателя на отце. Да и срок платы за помощь Пресветлой ещё не вышел - следующие двенадцать часов я даже магической искры не создам.
  - Сбежала. Отец решил испытать мои способности и..., - Лена замялась, виновато опустив голову. С силой сжала руки в кулаки и произнесла с такой ненавистью, что мне стало не по себе: - Он обманом заставил меня сделать из воды смертельный яд и убил белых магов, которых приставили к нашей семье. Не знаю как, но отцу удалось замести следы. Следователи ничего не нашли, с виду все было похоже на обычный приступ.
  - И тебя не хватились? - недоверчиво хмыкнул я.
  Десятилетняя девчонка сбежала из дома и взрослые её не хватились? Верилось с трудом.
  Такси остановилось на очередном светофоре, всего в двух перекрестках от агентства.
  - Нет. Брат Маши инсценировал мою смерть, - заметив мой удивленный взгляд, шептунья кивнула: - Да, Кирилл знает обо мне. Он же сделал поддельные документы и пристроил в приемную семью. Когда я выросла, Кир устроил меня в 'Аид и Ко'.
  Вот значит как. Но почему Кир ничего не сказал мне? И не поэтому ли его вызвал Архимаг?
  Такси плавно свернуло к обочине и остановилось напротив 'Аида и Ко'.
  - Как видишь, знаю я очень мало, - тихо закончила Лена, выходя из машины.
  Я рассчитался с водителем и присоединился к шептунье. На улице резко похолодало, с темно-серого неба начали падать первые белые 'мушки'. Не удивлюсь, если к вечеру погода совсем испортится, и бабье лето резко перейдет в раннюю зиму. Накануне Ночи мертвых погода всегда преподносила неприятные сюрпризы.
  - Хоть какая-то зацепка, - тихо пробормотал я и решительно направился к дверям агентства. Покосившимся и покрытым уродливыми пятнами копоти.
  Мои худшие опасения подтвердились. Холл агентства лежал в руинах. Бронированную дверь кабинета шефа раскурочило мощным взрывом. Сам кабинет, как и другие помещения агентства, был разгромлен - мебель разнесли в щепки, на полу лежали смятые и разорванные листы документов, куски штукатурки и стекло.
  Но больше всего меня пугало не это.
  Машиного компьютера не было. Маг, устроивший погром, забрал комп с собой.
  - Так, - мрачно процедил шеф, внимательно осмотрев результаты погрома. Прошелся по своему кабинету, ударив кулаком по дверце открытого сейфа. Пнув остатки защитных амулетов, оплавленной кучей возвышавшиеся на столе шефа, Золотох обернулся к нам, - Маша, свяжись с белыми магами, сообщите о случившемся. Саша, Вася - у вас пятнадцать мину до прибытия белых, чтоб обследовать помещения. Ищите все - слепки аур, остаточные следы магии, отпечатки рук, ног, чего угодно, что может указать на личность этого шутника! Лена, бери Вика - и бегом вниз, забери переносную лабораторию, анализ улик будем делать на ходу.
  - Шеф, так мы вызываем белых или сами ловим этих гадов? - переспросил теневик, первым делом направившись к 'натюрморту' на столе Михаила. Верно, защитные амулеты должны были засечь хоть что-то, пусть маг-взломщик и превратил их в сюрреалистическую композицию.
  - Одно другому не мешает. По закону я обязан сообщить белым о погроме. Но не обязан доверять им поиски преступника. За работу!
  Приказ шефа все выполнили без возражений. Лишь я остался стоять посреди разгромленного холла.
  - А мне что делать? - насторожено уточнил, проводив Лену взглядом.
   - Идти домой и лечится, герой, - шеф поморщился, словно от приступа зубной боли. - О твоих подвигах уже полгорода знает.
  Только этого мне не хватало. Тетушка все-таки спустила с цепи своих псов пера.
  - Слухи преувеличивают, я в полном порядке.
  Если некроманты найдут компьютер Маши, то найдут и Ёшу. И тогда меня ждут очень большие проблемы. В виде солидного срока за незаконный взлом системы коммуникаций белых магов.
  - Слухи может и преувеличивают, зато белые маги - вряд ли, - отрезал Золотох. - О твоих похождениях Завзятов сообщил лично. Заодно отдал распоряжение в отпуск отправить на неделю. За свой счет, конечно. Или белых. Не думаю, что твои счета их ещё чем-то напугают после вчерашнего, - шеф криво усмехнулся, похоже, одобряя нашу с Леной ребяческую выходку.
  Вот только легче мне от этого не стало.
  Переубедить Золотоха не удалось. Через пять минут препирательств меня выставили из агентства, заявив, что решение начальства обжалованию не подлежит.
  Я с трудом сдержал желание от души пнуть двери агентства.
  Нужно что-то делать. И срочно. Я ни минуты не сомневался, что коллеги смогут выйти на след взломщика. И даже догадывался, кто им был. А уродливая черная клякса, которая осталась после заклинания, уничтожившего защитные амулеты, сомнений вообще не оставляла.
  Кир оказался прав, как и всегда. Пожиратель вышел на охоту. И сделает все, чтобы выманить добычу из логова.
  Что ж, сам напросился. У нас с Киром было несколько планов. Настолько безумных, что мы сразу же их отсеяли. Но похоже, они - все, что у меня осталось.
  Достав телефон, быстро набросал сообщение для Лены.
  'Мне нужна твоя помощь. Можешь выиграть время?'
  Дожидаться ответа не стал. Времени было катастрофически мало.
  Я быстрым шагом направился к остановке, к которой как раз подъехала ярко-желтая маршрутка.
  'Что нужно делать?' - высветился на экране ответ шептуньи.
  Кое-как забравшись в переполненную маршрутку, передал за проезд и пристроился в углу машины. Прислонившись спиной к окну, напечатал:
  'Выиграй время. Часов десять. Сможешь?'
  Маршрутка с натужным скрипом тронулась с места.
  'Затяну анализ улик по максимуму. Будь осторожен, в этот раз он будет готов' - Лена и без слов поняла, что я задумал.
  Конечно, будет. Прошлой ночью я дважды застал пожирателя врасплох. И раз он выкрал Ёшу, то очень хорошо подготовился. Изучил все, что я делал в столице за эти дни. Вот только откуда у проклятого некроманты связи, чтобы получить доступ к такой информации? Простым взломом базы данных здесь не обошлось.
  Недобро усмехнулся.
  Что ж, не только ты умеешь расставлять ловушки, пожиратель. Посмотрим, клюнешь ли ты на мою.
  Нужный номер нашелся быстро.
  - Резиденция семьи Вагорских, слушаю вас, - донесся из трубки писклявый голос секретаря тетушки.
  - Это Николай Степнов. Передайте магистру Аглае, что племянник хочет с ней поговорить.
  - Магистр Аглая не может подойти к телефону... - выдала заученную фразу девушка, но договорить я её не дал, жестко перебив:
  - У меня есть информация насчет того, что произошло прошлой ночью. И если она со мной не поговорит, я солью эти сведения сначала прессе, а потом пойду к белым магам.
  Несколько мгновений секретарь напряженно молчала, видимо, не решаясь нарушить приказ Аглаи, но, в конце концов, я услышал знакомый ледяной голос тетушки:
  - Николай, ты выбрал не лучшее время для разговора.
  - О нет, тетушка, время самое подходящее. Ваш дружок с любопытными навыками дважды попытался меня убить, - произнес я на таррийском. На случай, если нас подслушивают. Белым придется приложить усилия и время, чтобы перевести наш разговор.
  Тетушка презрительно фыркнула, собираясь возразить, но я не дал и слова сказать:
  - Бросьте, в Змеиной норе ничего не происходит без вашего ведома. Можете сколько угодно отпираться и юлить, но одно мое слово - и белые маги наведаются в одну занимательную комнату со странными стенами. Вы ведь этого не хотите?
  Впервые на моей памяти тетушка потеряла дар речи. На несколько мгновений, но я успел насладиться коротким мигом тишины. Мой наглый шантаж стал для Аглаи неожиданностью, выбив из колеи.
  - Ты не сделаешь этого, - шипению тетушки позавидовала бы даже королевская кобра. - Кровная клятва убьет тебя!
  - Ваш дружок проклял моего отца, - жестко отрезал я, чувствуя, как в груди снова закипает ледяная ярость. - К моему благоразумию поздно взывать. Я разрушу ваш план даже ценой собственной жизни. А если я умру, вряд ли ваш дружок обрадуется. Ему ведь нужен я, а не мой отец, верно?
  Я нагло блефовал. Не уверен, что мне хватит духу зайти так далеко. Разве что это будет единственный способ спасти отца. А пока у меня ещё оставались варианты. Один безумнее другого, но в них пункта "самоубийство" не было.
  Но каждое слово я произнес четко и с непоколебимой уверенностью. Тетушке необязательно знать, что она - лишь один из возможных вариантов, как добраться до пожирателя. И далеко не самый безумный.
  В этот раз родственница молчала дольше. Я чувствовал, как в ауру пытаются впиться отголоски проклятия Аглаи, но тщетно - родственная кровь не позволяла причинить мне вреда. Так что, как бы ни мечтала тетушка, чтобы я умер на месте от удушения, этого не произошло.
  - Чего ты хочешь? - сухо бросила Гюрза.
  Забавно. А я и не рассчитывал, что все получится так легко. Впрочем, и такой исход предполагал, но только в одном случае - тетушка и сама не рада, что связалась с пожирателем. И хочет столкнуть нас лбами, чтобы... Чтобы что? Что ты задумала, Гюрза? Ясно, что реализовать маниакальную идею - вернуть некромантам былое положение. Как тебе в этом поможет наше с пожирателем противостояние?
  Криво усмехнулся:
  - А вот это совсем другой разговор, тетушка.
  Я знал, что при малейшем промахе Гюрза сожрет меня с потрохами. Стоит мне оступиться, дать понять, что я всего лишь блефую, и всю полетит Костлявой в пасть. Но Кирилл исчез, а у меня не было времени на благоразумный и продуманный план.
  Что ж, завтра Ночь мертвых - время некромантов и черной магии. Должна же хоть раз в году Костлявая подарить мне белоснежный оскал.
  
  ****
  
  Сэр Ричард все ещё находился в коридоре, невидяще смотря куда-то сквозь стену.
  Я бросил на стол сумку, которую забрал с чердака, и нашел в ней небольшой амулет в виде хрустального паука. На животе насекомого-амулета была небольшая иголка, легко пробившая кожу на указательном пальце. Мгновенно впитав выступившую каплю крови, паук окрасился в алый цвет.
  - Надеюсь, вы меня простите, - тихо произнес я призраку, прекрасно зная, что он вряд ли меня слышит.
  По-хорошему нужно было дождаться, когда дедушка Ричи восстановиться самостоятельно и очнется. Но на это уйдут месяцы, а столько времени у меня попросту не было. Амулет ускорит процесс, но плата за быстрое восстановление сил очень высока. Время, оставшееся у сэра Ричарда до полного безумия, сокращалось вдвое. В этот раз леди Роза помочь мне не могла, в схватке с пожирателем нужен боевой призрак, а не обычный фантом. И кто-то должен прикрыть мою спину, пока за неё ползает ядовитая Гюрза.
  Поднес амулет к плечу сэра Ричарда и разжал пальцы. Паук проворно спрыгнул с ладони, учуяв эфемерную плоть призрака, и впился короткими жвалами в его плечо.
  Несколько мгновений ничего не происходило. Но потом паук начал щедро делиться с сэром Ричардом впитанной энергией, постепенно меняя цвет с алого на серебренный. Тонкая струйка энергии медленно втекала в изодранное тело призрака, возвращая ему плотность, заживляя рваные дыры.
  Убедившись, что амулет работает, я поднялся на чердак, спугнув стаю нетопырей, и с трудом разыскал артефакт из полупрозрачного материала, исчерченный черными линиями с мелкими подписями.
  Спустился в столовую и расстелил карту на большом круглом столе, активируя артефакт. К счастью, магической энергии для этого не требовалось, мысленного приказа было достаточно. Полотно вспыхнуло золотом, после чего черные линий пришли в движение, постепенно меняя свое положение. Следом за ними менялись и надписи. Артефакт, сделанный десять лет назад Центром информации, работал исправно, медленно обновляя устаревшую карту.
  Когда обновление завершилось, я положил телефон в центр карты. Достал ещё один амулет, с готовым заклинанием поиска и раздавил его, выпуская магию на волю. Сизое облако мгновенно окутало карту, лениво лизнуло телефон, считывая следы Ёши. Полотно пошло рябью, когда поисковое заклинание принялось методично прочесывать район вокруг агентства 'Аид и Ко', постепенно расширяя радиус поиска. А я вернулся в гостиную, проверить арсенал, захваченный из тайника.
  Мне предстоял один из сложнейших боев в жизнь. Без магии, накануне Ночи мертвых, я был слишком легкой добычей. И мне придется очень хорошо постараться, чтобы и в этот раз Костлявая госпожа не поковырялась моими костями в зубах.
  Я достал из сумки два черных браслета, - защитные амулеты, зачарованные на крови хозяина, - комплект 'Хамелеон', который успел полностью восстановиться после вчерашних боев. Но главной вещью, из-за которой я возвращался домой, была сама сумка.
  - Неужто сбылась мой давняя мечта, и я удостоюсь чести воочию лицезреть младшего из рода Степновых на тропе войны? - раздался за спиной насмешливый голос сэра Ричарда. Призрак замер в воздухе напротив меня, с видимым удовольствием рассматривая мои 'игрушки'. - Защита от метки пожирателя, способ маскировки... и пропуск в любое здание города. И какую же крепость нам предстоит покорить?
  Хрустального паука сэр Ричард держал в руках, целенаправленно вытягивая последние крохи силы. Его глаза горели синим пламенем - призрак создавал заготовки боевых заклинаний. И, похоже, абсолютно не злился, что я украл у него несколько лет осознанной жизни по эту сторону Черты.
  - Скоро узнаем, сэр Ричард, - я облегченно улыбнулся, забирая сумку со стола и возвращаясь в столовую.
  Поисковое заклинание охватило половину города, постепенно подбираясь к окраинам. Но на сканирование может уйти больше часа, так что времени у меня было достаточно.
  Я достал из сумки ноутбук и открыл последний отчет Ёши. Пока я вчера общался с дражайшей тетушкой, дух нарыл несколько документов, в которых упоминался пожиратель.
  Нужно понять, в какой момент и кто обнаружил моего шпиона. И держаться от этого мага как можно дальше, уничтожив привязку после возвращения Ёжика.
  Магический след белого мага, слишком рьяно выполнявшего свои обязанности, упорно не давался в руки. Слишком хорошо аналитик замел за собой следы. Перестраховался и спрятался от хозяина шпиона. Но зачем? Разве в его обязанности не входит поиск получателя файлов?
  Вспомнив о последних файлах, отосланных Ёшей перед обнаружением, я открыл первый документ, с которого начал поиск белый маг. Интуиция не подвела. Это было мое личное дело, в котором аналитик так наследил, что понять, кто он, не составило труда. Слишком характерным был след - дикая смесь белой магии и силы некромантов.
  Ясно, почему аналитик не продолжил поиск.
  - Похоже, любопытство - семейный порок Сафроновых, - недовольно пробормотал я.
  Интересно, шеф поэтому меня отстранил или все-таки из-за вчерашних приключений? Впрочем, неважно. Сейчас главное - добраться до Ёжика первым, не отдав в руки коллег железные улики. А ещё скопировать всю информацию на флешку, уничтожить ноутбук и привязку. Маша работала в системе удаленно, скорее всего, с домашнего компа, раз не помешала разгрому агентства. А значит, сохранить файлы, а заодно и улики против меня, не смогла. Нет у наблюдателей третьего уровня прав на сохранение файлов на частных носителях.
  Если повезет, отделаюсь малой кровью. И сразу же займусь пожирателем. Надеюсь, тетушка успеет выполнить обещание, пока я возвращаю Ёшу.
  Карта полыхнула изумрудным - поиск завершился и, похоже, заклинанию все же удалось найти духа.
  Внимательно посмотрев на алую точку, мерно мигавшую в центре города, почувствовал, как внутри все сжалось от плохого предчувствия. И ответ на запрос, вбитый в поисковую строку браузера, лишь подтвердил опасения.
  Символично, ничего не скажешь.
  - Собираетесь принять приглашение? - с предвкушением оскалился сэр Ричард.
  Я ещё раз посмотрел на алую точку, взвешивая в уме детали плана, и криво усмехнулся.
  Более неудобного места трудно было придумать. Вот только не для меня, а для пожирателя. Только он ещё об этом не знает.
  - Как можно отказать, когда меня так настойчиво приглашают в ловушку, - я достал из сумки костюм-'хамелеон'. Самое время переодеться. - Посмотрим, настолько оппонент подготовился ко второму раунду.
  
  Шесть часов спустя...
  
  - Ты меня совсем не слушаешь! Говорю же, не было у нас такого чемодана! - истерично взвизгнула какая-то женщина и со всей силы пнула мое временное убежище.
  Бок тут же отозвался болью, и я сильнее стиснул зубы, чтобы не высказать дамочке все, что думаю о её отношении к вещам.
  Она уже больше получаса выражала собеседнику свое недовольство по поводу лишнего предмета, считая, что там либо бомба, которую им подкинули в холле отеля, либо украденные вещи других постояльцев, подброшенные жуликом-портье. Её собеседник справедливо заметил, что в первом случае пинать подозрительный чемодан - не лучшая идея, а во втором - вор сам за ним вернется позже, избавив их от проблем. И вообще считал, что дамочка просто забыла об этом чемодане, поскольку собеседник лично таскал его по всему вокзалу, когда они заблудились и не смогли найти выход.
  А я мысленно проклинал слишком внимательную даму, которая вычислила чужой чемодан по разнице в молниях.
  - Дорогая, давай разберемся с этим чемоданом позже, - миролюбиво предложил, наверное, супруг истеричной дамочки. - После ужина, например.
  Именно. Сходите куда-нибудь, развейтесь. У меня уже все тело затекло от неудобной позы, в которой пришлось замереть, дабы не выдать себя. А ведь с виду такая милая пара, идеальные кандидаты на роль невольных соучастников - провинциальные туристы, только что прибывшие, уставшие с дороги, голодные...
  - Забыл, что тебе говорил врач? - в голосе женщины послышалась неприкрытая угроза. - Никаких перееданий, никакой жирной или острой пищи!
  Хоть чемодан пинать перестала, и на том спасибо.
  - Да-да, любовь моя, я все помню. Под твоим чутким руководством выберем самую диетическую и безвредную пишу. Только прошу тебя, не нервничай. В твоем положении это вредно.
  О Костлявая, нужно было послушать сэра Ричарда и выбрать других 'сообщников'. Надеюсь, мужчине все же удастся уговорить беременную жену посетить ближайший ресторан. Иначе мой план накроется могильной плитой ещё на начальной стадии.
  Спустя пять минут споров женщина все же вняла доводам супруга, оставив в покое злосчастный чемодан. Дверь за супругами захлопнулась, пискнул индикатор магического замка, запирая номер.
  - Николай, можете покидать убежище, - убедившись, что невольные сообщники наконец-то ушли, сообщил мне сэр Ричард.
  Молния поддалась не сразу, но через минуту я выбрался из проклятого чемодана, с наслаждением разминая затекшие конечности. И кряхтя, словно доисторический скелет, оживленный бездарным студентом-некромантом.
  - Ни слова, - предупредил я сэра Ричарда, с ухмылкой наблюдавшего за моими упражнениями.
  Призрак насмешливо хмыкнул, но все же промолчал.
  А я поправил 'Хамелеона', принявшего вид обычных черных штанов и крутки с глубоким капюшоном, скрывавшим мое лицо. Не идеальная маскировка, но для людей сойдет, а о камерах позаботиться сэр Ричард.
  Нажал пятизначную комбинацию на кодовом замке чемодана. По черной коже пошла рябь, и чемодан начал съеживаться, уменьшаясь в размерах, пока не превратился в небольшой черный рюкзак.
  Закинув его за плечи, решительно направился к окну. Солнце давно село, так что на улице клубился чернильный мрак, в котором изредка появлялись белые 'мушки'. Если верить улыбчивому ведущему прогноза погоды, через пару часов начнется настоящий снегопад, и моя задача изрядно усложнится.
  Я открыл окно и выглянул наружу, ежась от морозного воздуха. Как и рассчитывал, справа от окна находилась пожарная лестница, по которой с легкостью можно было добраться до нужного номера.
  Как удобно. Пожиратель бы ещё ковровую дорожку для меня расстелил, чтобы я точно мимо ловушки не прошел.
  Холод скользкого металла жег даже через перчатки, но я лишь крепче держался за перекладины лестницы, постепенно поднимаясь на нужный этаж. Из-за темноты приходилось ориентироваться исключительно на свечение сэра Ричарда, уже ждавшего меня возле окна нужного номера.
  Проблем доставил усилившийся снегопад. Природный фон, перенасыщенный магией смерти, решил преподнести неприятный сюрприз - резко испортившуюся погоду.
  Очередной порыв ветра бросил в лицо ворох снежной пыли, обжигая глаза, и я почувствовал, как нога соскользнула с перекладины. Лестница угрожающе заскрипела, и я подался вперед, хватаясь за следующую ступеньку. Замерзшие пальцы слушались плохо, но я все же удержался, чудом не сорвавшись вниз.
  Вот бы пожиратель расстроился. Так глупо добычу упустить.
  У нужного окна ненадолго замер, переводя дыхание. Осмотрев окно магическим зрением, заметил сложную защиту против вторжения призраков. Поставили недавно, пару часов назад и только в этом номере. Сэр Ричард кивнул, подтверждая, что не может проверить номер.
  Что ж, это дело поправимое.
  Крепче держась за ступеньку, достал из рюкзака Коготь. Кинжал вошел в щель между створками окна, срезая запор, разрывая в клочья магическое плетение некроманта. В последний момент поймал 'сигналку', спрятанную в нитях заклинания. Сообщить о взломе защита не успела, но я не обольщался. Пожиратель - не дурак, наверняка внутри ещё несколько десятков подобных 'сигналок'. Обезвредить все не выйдет при всем желании - амулетов с заготовками заклинаний не хватит. Ближайшие три часа я все ещё беззащитный.
  Толкнув одну из створок, осторожно заглянул внутрь. Тут же учуял приторный запах сгнивших фруктов и почувствовал, как от напряжения звенит воздух. На заклинания пожиратель не поскупился.
  Предсказуемо.
  Бросил на пол несколько 'глушилок'. Они мгновенно вспыхнули янтарным огнем, освещая весь номер. И многочисленные черные нити, висевшие в воздухе по всему периметру комнаты. Мгновение - и нити с яростью набросились на 'глушилки', пытаясь смять, выжечь золотистые бока металлических кубов. В воздух словно взвился рой потревоженных шершней, метавшихся по комнате в поисках добычи. Но спустя миг с разочарованным шипением впитались в поверхность амулетов. Три минуты - и от защитных заклинаний не осталось и следа. Металлические кубы погасли, и номер снова погрузился в темноту.
  Осторожно спрыгнув на пол комнаты, забрал разряженные 'глушилки' и спрятал обратно в рюкзак.
  Незачем оставлять после себя следы.
  Писк магического замка оглушил. Резко обернувшись к двери, я увидел, как мигнул индикатор, сменив цвет на зеленый.
  Кто-то отпер дверь номера.
  Одним движением я рухнул за ближайший диван и замер, затаив дыхание. В этот же момент дверь открылась.
  - Сигнал идет отсюда, - я с удивлением узнал голос Лены.
  Похоже, время, выигранное для меня шептуньей, закончилось.
  Несколько раз щелкнул выключатель.
  - Света нет. Ребята, мы на пятнадцатом, догоняйте. Лена считает, что компьютер здесь, - второй голос, собранный и напряженный, принадлежал Марии.
  Я мысленно рыкнул от досады.
  Как же не вовремя!
  Темнота перед глазами выцвела, окрашиваясь во все оттенки серого, и я увидел комнату глазами сэра Ричарда. Призрак вновь принял прозрачный облик и замер в дальнем углу комнаты, скрытый от глаз некроманток. Мария настороженно замерла на пороге номера, внимательно осматривая комнату магическим зрением. Её глаза полыхали серебреным пламенем, а в руках девушка сжимала два серпа с лезвиями, по которым змеились древние руны.
  Чудесно, мало того, что наблюдатель, так ещё и с даром банши.
  Я с трудом успел активировать отражающий щит, встроенный в костюм 'Хамелиона', скрываясь от вездесущего 'Ока' Вестницы смерти. В том, что Маша использует именно это заклинание, я не сомневался. И не ошибся. По щиту скользнули белоснежные искры, искавшие живых существ, прошлись по ткани 'Хамелеона'... и равнодушно двинулись дальше.
  К окну, которое я не успел прикрыть.
  - Живых нет. На защитные заклинания проверила? - деловым тоном уточнила Маша.
  - Не уверена, - я увидел, как Лена сверилась с показателями магического сканера и задумчиво прикусила нижнюю губу. - Что-то здесь определенно было, на двери сохранились остаточные следы. Но в остальном комната чиста.
  Мысленно помянул Костлявую. Надеюсь, там следы магии пожирателя, а не моих 'глушилок'.
  - Кто-то был здесь до нас и убрал защиту, - пришла к очевидным выводам Мария. - Держись за мной и не высовывайся.
  - Но ты ведь сама сказала, что здесь никого нет.
  Маша не ответила, осторожно переступив порог комнаты.
  'Николай, осторожнее', - предупредил сэр Ричард.
  Но я и сам видел, что серебреное пламя из глаз банши никуда не делось. Стоит мне оказаться в её поле зрения, как чутье вестницы смерти мгновенно укажет на присутствие живого существа. И никакая маскировка или темнота меня не спасет.
  Девушки прошли всего в шаге возле меня. Я даже дышать перестал, чтобы Маша не услышала мое дыхание. Но обошлось, некромантки скрылись в соседней комнате. Только после этого я медленно поднялся на ноги и, пригнувшись, осторожно последовал за ними.
  'Стой!' - мысленно крикнул сэр Ричард, и я распластался на полу возле самой двери.
  Лена стояла в сантиметре от меня. Стоит ей сделать один шаг назад - и прощайте, мои пальцы.
  - Может, просто заберем его в агентство и там разберемся, - с сомнением произнесла шептунья, наблюдая, как Маша возиться с чем-то в дальнем углу комнаты. На пол полетела серая тряпка, прикрывавшая какую-то конструкцию, и я увидел узкий стол со старым монитором и системным блоком. И почувствовал, как в этой железной коробке забился дух, учуявший мое присутствие.
  - Нет. Мы разберемся здесь и сейчас, - Маша убедилась, что компьютер подключен к сети и приставила к столу ближайший стул.
  Лена тяжело вздохнула и направилась к банши. А я смог медленно переползти за ближайшее кресло, методично обшаривая комнату взглядом и пытаясь придумать, как отлечь коллег.
  Мне нужно лишь пара минут. Но как их выиграть?
  - Ты ошибаешься насчет Коли. Он не похож на злодея, - скептически заметила Лена, наблюдая, как Маша возится с компом.
  Невольно прислушался, заинтересовавшись словами шептуньи.
  И когда я успел превратиться в злодея?
  - Если бы ты прочитала его досье, то не считала бы так, - Мария пнула системный блок, который упорно отказывался включаться, и прошипела несколько заковыристых проклятий.
  Отсутствие света сыграло мне на руку, пожиратель умудрился обесточить весь номер. Сам того не желая, чертов убийца мне помог - банши принялась сканировать стены, выискивая блокирующее заклинание. Сэр Ричард делал то же самое, надеясь отыскать блокиратор раньше некромантки. Нельзя допустить, чтоб девушки включили свет, иначе никакой костюм 'Хамелеон' мне не поможет.
  - Да что такого страшного ты там вычитала? - недоверчиво хмыкнула Лена. Она отошла к противоположной стене, повернувшись ко мне спиной, и положила руки на стену. Похоже, решила помочь Маше в поисках.
  Две против одного? Прекрасный расклад. И ведь не предупредишь Лену, чтобы не так рьяно помогала подруге.
  Плечо обожгло холодом - сэр Ричард привлек мое внимание. Покойный некромант переместился к окну и выразительно указывал на батарею. Магическое зрение ничего не показало. Но зрение призрака позволило рассмотреть жирную серую кляксу, спрятанную за линиями заклинания для обогрева помещения.
  Нестандартное место для блокиратора.
  Я сжал руку, раздавив одну из пластин, вшитую в рукав, и в полет отправилось несложное экранное заклинание. Оно коснулось батареи за миг до сканирующего заклинания Марии.
  Банши замерла, словно почувствовала всплеск чужой магии. Но сэр Ричард был готов - он впитал остатки заклинания до того, как девушка воспользовалась 'Оком'.
  - Твой дорогой Коля восемь лет учился на агента для белых магов. Участвовал в новом проекте Завзятова, - презрительно бросила Мария, недовольно передернув плечами. Похоже, нелюбовь брата к верховному магу девушка полностью разделяла. - Знаешь, какова цель проекта? Находить таких, как ты, некромантов с незарегистрированным даром! Да, в деле говорится, что финальные проверки он с треском провалил... или меня попытались убедить, что провалил. Но как только Коля начал работать в нашем агентстве, у меня начались проблемы с компьютером. А сегодня я нашла шпиона-духа, который рылся в системе и сливал кому-то информацию.
  Мысленно хмыкнул. Упорная девушка, все же раскопала полный вариант моего досье. И помог явно не Кирилл. Неужели в системе есть лазейки, о которых мы с другом не в курсе?
  Откровения подруги Лену не впечатлили. Ещё бы, после наших совместных приключений.
  Шептунья отстала от стены и неспешно перешла к следующей. Синхронно с ней я медленно сместился влево, стараясь, чтобы нас разделяло кресло. Рисковал - Маше стоило чуть повернуться ко мне голову, и 'Око' мгновенно меня заметит.
  Когда шептунья сплела новое заклинание, осторожно переполз под низкий столик, в двух шагах от Марии.
  - Он знает, что я шептунья. И как видишь, я все ещё здесь, а не в допросной белых магов. А ещё Коля спас мне жизнь. И твой брат - его лучший друг. Думаешь, Кирилл стал бы связываться с агентом белых магов? Или не предупредил бы меня об опасности? Сам же мне новую легенду создавал.
  Магия сэра Ричарда полностью опутала блокиратор пожирателя. Один мысленный приказ - и в номер вернется свет. Осталось убрать Машу от компьютера. И я даже догадывался, как.
  Услышав мою просьбу, сэр Ричард вернулся в первую комнату и настежь распахнул окно. По рукам тут же потянуло холодом, а Маша зябко передернула плечами.
  Ну же, давай.
  - В моей системе - шпион со следами ауры Николая Степнова, - отрезала банши, поднимаясь со стула. Поколебавшись мгновение, она мазнула взглядом по столику, под которым я скрывался, и решительно направилась обратно, в первую комнату. - С засекреченным личным делом и самим верховным магов в роли няньки. Неважно, прислали его конкретно за тобой или просто в роли наблюдателя. Чтобы он не делал, ничем хорошим для нас это не кончится. Мы - не самое законопослушное агентство столицы, закрыть нас - дело двух минут, если вскроются все нарушения, в том числе и мои. Я сегодня же соберу все улики и отправлю белым, пусть забирают своего крота из моей вотчины.
  Прости, Мария, в мои планы тюрьма не входит.
  Отчетливо услышал звон разбитого стекла - призрак разнес боевым заклинанием окно, которое я не закрыл. В руках Лены полыхнуло защитное заклинание, и она скользнула следом за напарницей.
  Время пошло.
  Раз - сэр Ричард уничтожил блокиратор пожирателя. Два - серая клякса осыпалась пеплом, а я метнулся к компьютеру. Три - нажал кнопку запуска и вставил в ближайшее гнездо флешку. Четыре - Ёжик мгновенно перетек в хранилище.
  И над головой пронеслось боевое заклинание банши, вдребезги разнося монитор.
  Я успел вытащить флешку и нырнуть под щит сэра Ричарда, который отразил второй удар. Контратака не удалась - амулет дал сбой и парализующее заклинание врезалось в щит шептуньи.
  Ко мне подскочила разъяренная банши. Один из серпов чуть не вспорол горло, второй снова отразил щит сэра Ричарда. Но Маша лишь усмехнулась. Два молниеносных росчерка стали - из пола вырвались серебреные путы, обхватившие мои запястья.
  Глаза банши полыхнули торжеством. Но недолго. Мгновение - и мои руки охватило белое пламя, а путы вестницы осыпались пеплом. Некромантка опешила - не ожидала увидеть заклинание белых магов. И ошиблась - отошла слишком далеко от щита Лены.
  Ещё одна заготовка налилась силой, и в моих руках появился хлыст тлена. Миг - и я выбил серпы из рук Маши. В этот момент в коридоре раздался грохот - Лена позвала на помощь. Минута, и сюда ворвутся мои коллеги. И черта с два я тогда сбегу.
  Выхватил из-за пояса последний амулет, бросил его на пол и раздавил. Вокруг меня взметнулся рой изумрудных рун, и Маша отпрянула назад, закрывая лицо руками. Но я не собирался нападать. Заклинание с воем ринулось к окну, выбивая его, и я бросился вперед, с легкостью перемахнув через подоконник.
  Спину обожгла ловчая сеть - Маша решила поймать вора-самоубийцу. Но сэр Ричард с легкостью разорвал тонкую сеть. И я рухнул вниз, в ледяной мрак.
  Надеюсь, никакой идиот не занял мое посадочное место.
  Раскинул руки, активируя заготовку призрака - заклинание 'Летучая мышь'. Меня хорошенько тряхнуло, к горлу подкатила тошнота, а перед глазами заплясали черные пятна. Но в следующее мгновение накатила странная легкость, и падение замедлилось. Тело охватило призрачное свечение, мир перед глазами вновь окрасился в оттенки серого. И я выругался - на тротуаре, где призрак поставил метку для приземления, стоял черный внедорожник.
  Изменить траекторию полета я не успевал. Когда до земли осталось несколько метров, я вскинул руки, разворачивая хлыст тлена и цепляясь за фонарный столб. 'Летучая мышь' лопнула, и меня бросило в сторону, чуть не впечатав в стену отеля. Разжав пальцы, выставил вперед руки и рухнул на тротуар. Легкие полыхнули жгучей болью, и я судорожно закашлял, слыша, как в груди что-то подозрительно хрустнуло.
  - Не хочу становиться призраком, - прохрипел я, с трудом разгибаясь. Ноги подкашивались, словно меня снова целый день гоняли по спортзалу.
  - Понимаю, мерзкие ощущения, - раздался справа вкрадчивый голос.
  Резко обернувшись, я с трудом разглядел Вика и смертоносное заклинание, которое некромант нацелил на меня.
  - Давай без глупостей, договорились? - миролюбивый тон напарника абсолютно не вязался с синим пламенем, полыхавшим в его руках. - Ты же не хочешь превратиться в горстку пепла?
  Не особо. Но сообщать об этом некроманту не стал, мысленно проклиная слишком предусмотрительных коллег.
  - Отдай мне рюкзак и сними капюшон, - Вик протянул руку, пристально наблюдая за моими движениями.
  Да пожалуйста.
  Медленно снял рюкзак и протянул напарнику. Но когда Вик прикоснулся к черной ткани, невольно улыбнулся.
  Никогда не берите вещи из рук некроманта. Особенно иммуна.
  Опасность Вик почувствовал слишком поздно. Старое защитное заклинание распознало попытку кражи, и напарника пронзил разряд черных молний. Пламя сорвалось со скрючившихся пальцев, но я успел отпрянуть, и огонь разворотил телефонную будку.
  Вик мешком рухнул на тротуар, парализованный моим заклинанием. Мысленно извинившись перед коллегой, подхватил рюкзак и бегом скрылся в соседнем переулке.
  А теперь озаботимся алиби. И пожирателем.
  Когда отель остался за спиной, а сэр Ричард сообщил, что слежки нет, я снял куртку, на ходу отдав приказ 'Хамелеону'. Штаны и водолазка поплыли, нагрелись, медленно перетекая в новую одежду - белоснежную рубашку и классические черные штаны. Несколько раз стряхнул куртку и через мгновение накинул на плечи строгий пиджак. Волосы пришлось поправлять, ориентируясь на подсказки призрака.
  Через пару минут я оказался в узком переулке у черного хода пятиэтажного здания - 'Белой жемчужины', в которой сегодня чтили память магов, погибших в Змеиной норе. Конечно же, стараниями моей дражайшей тетушки, которая все-таки исполнила мою просьбу.
  Под одиноким фонарем стояла черная Ауди с водителем, которого одолжил зять леди Розы. Естественно, после 'долгих' уговоров любимой тещи.
  Водитель молча протянул мне черное пальто и шарф.
  - Благодарю, - я быстро сменил кроссовки на классические туфли и закинул рюкзак на заднее сидение машины. Рассмотрев свое отражение в тонированных стеклах машины, удовлетворенно кивнул. - Действуем, как договаривались. Вещи я оставлю на заднем сидении. Заглядывать внутрь не рекомендую - на рюкзаке магическая защита.
  - Как можно, мастер, - водитель искренне оскорбился.
  'Вот только не из-за подозрений в том, что он будет рыться в чужих вещах, а что будет рыться в вещах потомственного некроманта', - мысленно хмыкнул сэр Ричард, не спешивший принимать видимый облик.
  - Тогда приступим, - я сел в машину и расслабленно откинулся на спинку сидения. Водитель завел мотор, и машина неспешно двинулась с места.
  Когда мы выезжали из переулка, я невольно осмотрел улицу. Погони пока не было. Что ж, будем надеяться, коллеги потеряли след. Но верилось в подобный исход с трудом.
  По моей просьбе водитель сделал несколько кругов по кварталу, после чего выехал на центральную улицу города.
  Несколько минут - и Ауди остановится у парадного входа 'Черной жемчужины'. Как только минует очередь из аналогичных машин с другими магами, собравшимися посетить вечер памяти.
  Я почти опоздал. До начала официальной части оставалось пятнадцать минут.
  'Пока идем по графику', - я глубоко вдохнул, приводя дыхание в порядок. На вечер памяти должен приехать спокойный, невозмутимый маг, а не потрепанный мальчишка с отдышкой и взъерошенными волосами. Иначе все алиби виверне под хвост.
  'Николай, будьте любезны, просветите меня, с какой целью вы организовали сие мероприятие?', - деловым тоном спросил все ещё невидимый сэр Ричард.
  'Этические правила Кодекса требуют присутствия всех некромантов, которые были в Змеиной норе в день трагедии. А пожиратель точно входил в их число. Правда, тетушка отказалась называть его имя, но повторно пригласить всех некромантов из списка - да. А ещё 'Белая жемчужина' находится очень близко к отелю, где пожиратель оставил компьютер, - едва заметно улыбнулся, доставая из рюкзака нужные артефакты. Защитные браслеты с тихим щелчком обхватили запястья. - Как думаете, это похоже на совпадение?'
  'В таком случае вам следует соблюдать осторожность, - почувствовав мое недоумение, сэр Ричард пояснил: - Если вы правы и смогли просчитать его действия, ему не составит труда просчитать ваши'.
  Не исключено.
  'У меня ещё осталось несколько козырей в рукаве', - я прикрепил к пиджаку брошь с черным львом на золотом щите. Мой последний туз - родовой артефакт с запасом магической энергии Степновых. Не полноценная замена магическому резерву, от которого я ещё пару часов буду отрезан, но если станет жарко, выбора у меня не останется. Хотя Пресветлая очень сильно разозлится, если я обману её и нарушу договор. Даже думать не хочу, какую цену придется за это заплатить.
  Когда машина подъехала к 'Белой жемчужине', я скрипнул зубами. Конечно же, подобное мероприятие не обошлось без акул пера. В само заведение они не рвались, напуганные внушительным видом сторожевых виверн, а вокруг машин сновали целыми стаями, словно хищники, учуявшие запах крови.
  Стоило покинуть машину, как меня тут же ослепили белоснежные вспышки фотокамер. Пробиться к дверям 'Белой жемчужины' получилось не сразу. Пока не рыкнула одно из виверн, красноречиво обнажая ядовитые иглы клыков, пропускать меня к входу категорически не хотели. Не урвав сенсации со Степновым-младшим на предыдущем мероприятии, журналисты пытались наверстать упущенное.
  Игнорируя вопросы репортеров, я спокойным шагом миновал сторожевых виверн и вошел в ярко освещенный холл. Отдал верхнюю одежду служащему 'Белой жемчужины', после чего меня проводили в зал, выполненный в неброском охотничьем стиле.
  Я пришел вовремя. Тетушка как раз вышла в центре зала, привлекая к себе внимание магов. Собиралась произнести заготовленную, полную лжи и лицемерия речь.
  - Николай! - на плечо легла сухая рука леди Серафимы. Арахна окинула меня цепким взглядом, словно желая удостовериться, не нарушаю ли я правила Кодекса, после чего скупо улыбнулась. - Рада, что вы смогли посетить вечер памяти.
  - Почтить память усопших - меньшее, что я могу сделать, - вежливо ответил я. Мысленно отметил, что успел привыкнуть к специфическому голосу главы Ариноров, слух он почти не резал.
  - А где же ваша спутница? Леди..., - женщина выразительно приподняла брови, прося напомнить имя некромантки, с которой я вчера был на приеме тетушки.
  Насторожился, не совсем понимая, с чего такой интерес к Лене. Какое леди Серафиме дело, с кем я хожу на приемы?
  - Исполняет долг перед обществом, - ответил уклончиво, сделав вид, что не понял намеков.
  - Похвально, - абсолютно равнодушно бросила леди Серафима. - Что ж, тогда не откажитесь составить компанию мне и моей внучке?
  Внучке? Даша здесь?
  Она небрежно махнула рукой куда-то влево. В нескольких шага от нас стояла высокая блондинка в ярко-зеленом платье. Её можно было назвать красивой, если бы не надменное лицо, капризно поджатые губы кричаще-алого цвета и равнодушные глаза цвета ультрамарина. Последний писк моды от семьи Вагорских - магические линзы, способные менять цвет по желанию покупателя.
  И я с огромным трудом узнал в этой некромантке ту девчонку с забавными косичками, с которой облазил все окрестности Паучьего гнезда.
  - Сочту за честь, - веских причин для отказа не было, так что пришлось согласиться.
  Нет, я, конечно, хотел повидаться с Дашей. Но увидев, насколько изменился Матвей, я был уверен, что и верная подруга по шалостям не осталась прежней. Понравятся ли мне эти изменения? Этого я не знал, а потому с огромной неохотой последовал за леди Серафимой, настойчиво потащившей меня к Дашке.
  Даша со скучающим видом слушала некроманта из семьи Вагорских. Но, заметив меня и бабушку, произнесла несколько резких слов и ленивой походкой направилась к нам. Незнакомый некромант одарил меня злобным взглядом, прошептав под нос пару проклятий.
  Я судорожно размышлял, о чем говорить с незнакомкой, в которой с трудом узнал подругу детства, как вдруг глаз зацепился за пушистый серый хвост, мелькнувший под столом с фуршетом. Сердце ухнуло куда-то вниз.
  'Сэр Ричард'.
  'Вижу, - непривычно коротко бросил призрак. Я заметил, как воздух возле стола подернулся едва заметной рябью. - Зрение вас не подвело, Николай'.
  Паразит? Как он вообще здесь оказался? Я же оставил и его, и Нюсю вахтерше!
  'Николай, у нас проблемы'.
  Мир перед глазами качнулся, и я вновь видел глазами сэра Ричарда. И увиденное мне совершенно не понравилось.
  Паразит медленно, но целеустремленно куда-то полз, а его желтые глаза горели уже знакомым диким огнем. Как в тот раз, когда он учуял порчу на моей обуви.
  Даша как раз подошла к нам и собиралась, что сказать, когда я невежливо её перебил:
  - Леди Серафима, Дарья, приношу искренние извинения, но вынужден ненадолго вас покинуть. Нужно решить одно неотложное дело, - пока некромантки не опомнились, быстрым шагом направился к фуршетному столу.
  Краем взгляда увидел, как в зал входит Маша с Виком. Причем банши что-то напряженно искала глазами, внимательно осматривая пол.
  Костлявая на мою голову, только не говорите, что Машка как-то умудрилась поставить на меня метку!
  Медленно обошел стол, собираясь поймать Совесть на выходе из 'засады'. Но опоздал, кот оказался шустрее. Он крался между гостей, слушавших речь тетушки, и целенаправленно двигался в дальний угол зала. Где стояли два некроманта, что-то негромко, но эмоционально выясняя между собой. Один из них яростно мотнул головой, взъерошив черные волосы.
  Парсик замер в шаге от них, угрожающе вздыбив шерсть и прижав уши к голове. Готовился атаковать.
  И в этот момент я взглянул на ауру магов магическим зрением. И замер, заметив уродливые черные отростки, змеившееся по ауре черноволосого.
  Такие же вились вокруг боевого манекена пожирателя.
  Напасть Паразит не успел.
  Речь тетушки прервал оглушительный звон бьющегося стекла.
  Краем взгляда заметил огромную тень, запрыгнувшую на стол. А в следующий миг меня сбили с ног, швырнув на мраморный пол. Оглушающее заклинание. Перед глазами заплясали разноцветные пятна, но я разглядел тушу мертвого пса. Замершую на том месте, где мгновение назад стоял я.
  Тварь зарычала, роняя на пол зеленоватую слюну, и вновь бросилась ко мне. Короткий свист рассекаемого воздуха - вокруг шеи пса обвился кнут тлена, не позволяя впиться мне в глотку.
  Роман натянул кнут, пытаясь оттащить от меня тварь. Но та оказалась слишком сильна. Пес яростно мотнул головой, вырывая из рук некроманта кнут. И это было последнее, что он сделал.
  Руки обожгло болью, и от защитных браслетов отделились две алые молнии, пронзившие тварь насквозь. Пес захрипел, завалился на бок и судорожно заскреб когтями по полу. Роман снова взмахнул кнутом, вложив в удар максимум силы, и хребет нежити хрустнул, обрывая предсмертные конвульсии.
  Я вскочил на ноги, осмотрелся.
  В зале кипел бой. Артефакторов и беззащитных магов оттеснили в дальний угол, подальше от окон. Их защищали несколько белых магов, сдерживая трех мертвых псов. Светлые заклинания оставляли на шкурах глубокие раны, но нежить с остервенением продолжала рвать щиты. Стремилась добраться до беззащитных магов, повинуясь приказу хозяина.
  В других частях зала вели бой некроманты. Нежити было слишком много. На каждого некроманта наседало по две твари, нескольких магов смерти оттащили в сторону, к целителям. Под прикрытием боевиков они останавливали кровотечение и наскоро залечивали рваные раны на груди и шеях некромантов.
  Ко мне подскочила одна из тварей, но сэр Ричард одним ударом превратил её в ледяную глыбу, а я добил, выхватив из-за пояса спрятанный Коготь и вонзив в основание черепа. Кинжал легко вошел в мертвую плоть, словно та была жидким воском, и туша пса разлетелась на куски.
  В штанину вцепился перепуганный, чудом не пострадавший Паразит. Но не успел я обрадоваться, как из разбитого окна выпрыгнула ещё одна тварь.
  - Роман, сзади! - крикнул, активируя защитный браслет и пытаясь перехватить пса ещё одной молнией. Промахнулся - алый расчет пролет в сантиметре от оскаленной пасти.
  Браст обернулся к твари, но атаковать не успел - псина повалила его на пол, попыталась дотянуться до горла. Но Роман успел выставить вперед боевой жезл, сдерживая натиск нежити.
  Помощь пришла откуда не ждали. Я услышал, как тетушка что-то гортанно выкрикнула, и ближайшее чучело медведя тряхнуло головой. Обведя зал стеклянными глазами, взревело и в два прыжка оказалось рядом. Взмах когтистой лапы, и оживленное чучело отшвырнуло нежить назад. Секунда выигранного времени, но Роману хватило. Направив жезл на оскалившегося пса, некромант прокричал заклинание, и тушу нежити охватило черное пламя. Пес взвыл, начал кататься по полу, пытаясь сбить пламя. Но к нему подскочил лорд Никифор, одним ударом топора размозжив твари голову.
  - На них защита! Заклинания только на физический урон! - рев главы гиен услышали б во всех уголках города.
  Предупреждение оказалось своевременным. Леди Серафима оставила попытки разорвать ауру нежити и натравила на тварь боевых призраков. Те с визгом вцепились в тварь, кромсая мертвую плоть.
  Чуть дальше Маша орудовала серебреными серпами, прикрывая спину Вику. Мгновение, и оживленный медведь с ревом бросился к ним, вступая в схватку с одной псиной.
  Спину обдало холодом, и сэр Ричард настойчиво толкнул меня вперед, к выходу из зала. Его голоса я не слышал, оглушенный визгом и воем нежити, а мыслесвязь сбоила - нас кто-то блокировал.
  Повернул голову в указанном направлении. И увидел его.
  Черноволосый некромант бежал к выходу. Ни один пес его не трогал. Наоборот, нежить нападала на любого мага, который подходил слишком близко к беглецу.
  Ну уж нет, так легко ты не уйдешь!
  Я перемахнул через поваленный стол, окружил себя и Паразита, взлетевшего мне на плечо, алым куполом щита. Кот намертво впился когтями в шею, но я не обращал на это внимания. Один из защитных браслетов нагрелся, предупреждая, что почти разрядился.
  Разбилось ещё одно окно, и передом мной выпрыгнула огромная косматая тварь, скаля иглы клыков. Атаковать не успел. Над головой прорычала золотая виверна-охранник и камнем рухнула на нежити. Я с трудом перепрыгнул рычаще-скулящий клубок, чуть не попал под удар пса. И меня с ног сбил мощный удар хвоста виверны. Шипастый наконечник прошелся по груди, вспоров пиджак и рубашку, и меня отбросило в сторону, протащило по измазанному кровью и слизью полу.
  Кот спрыгнул с плеч за мгновение до удара, и теперь подбежал ко мне, держась подальше от нежити. Зашипел на высокую тварь, в прошлой жизни бывшую доберманом, но ещё одна алая молния сорвалась с браслета, разорвав псину на куски.
  Выругавшись, с трудом поднялся на ноги. Грудь горела от невыносимой боли, но времени на целителя не было.
  Пожиратель был слишком близко. Он почти добрался до выхода из зала.
  Запястья снова обожгло холодом. Кто-то из нежити попытался напасть со спины.
  На ходу задрал рукав рубашки. Один из браслетов поменял цвет с черного на прозрачный - зарядов почти не осталось.
  Плохо дело. Ещё немного, и я останусь без быстрой и эффективной защиты.
  Я старался держать ближе к стенке, подальше от основных мест боя. Черноволосый меня заметил - один раз он обернулся, но лицо не удалось разглядеть. Зато некромант меня узнал и ускорил шаг.
  Краем глаза заметил росчерк синего пламени - Вик сбил с ног очередную тварь, а Маша одним ударом отсекла нежити голову. Они двигались параллельно, пытаясь догнать пожирателя.
  Но я успел первым. Нас разделяли всего несколько метров, когда сэр Ричард активировал ещё одну заготовку. Призрак положил руки на мои плечи, пронзая кости ледяным холодом, и мир перед глазами замедлился, смазался и поплыл. Рывок, от которого помутилось в голове, а к горлу подкатила тошнота - и я оказался в двух шагах от пожирателя.
  Уши заложило от оглушительного звона, но я стиснул зубы и вскинул руки, надеясь сбить пожирателя с ног алой молнией. Черноволосый стоял ко мне спиной и не ожидал нападения. Мгновение - и заклинание врежется в его спину...
  Но сеть врезалась в пурпурный щит, вихрем окутавший фигуру некроманта. Алая молния мгновенно истлела и осыпалась прахом.
  Никогда не видел такой мощной защиты рода.
  Пожиратель обернулся. Выставить щит я не успевал, поэтому тоже смухлевал. Брошь в виде щита со львом раскалилась, и вокруг меня полыхнуло золотое пламя родовой защиты, с легкостью рассеивая...
  Удивленно моргнул, увидев вместо черного смерча ворох серых мушек, вившихся вокруг щита.
  Порча? Какого черта он атаковал порчей? Почему не магией пожирателя?
  Я ожидал более серьезного удара. И момент для ответной атаки был упущен.
  Алый огонь плотно окутывал фигуру черноволосого, и я снова не рассмотрел его лица. Маг вскинул руки, и в полет отправился рой серой саранчи, способной превратить в пыль что угодно. Заклинание гиен.
  Вот только целился черноволосый не в меня.
  Резко обернулся и увидел, как заклинание ударило в крепления, удерживающие тяжелую хрустальную люстру. Под которой стояла Даша, вошедшая в состояние Призрачной валькирии. И слишком увлеченная боем, чтоб заметить опасность.
  От физического урона родовая магия не защищала.
  Я бросился в центр зала. Сэр Ричард отшвырнул несколько псин, метнувшихся наперерез.
  В этот раз я не опоздаю.
  Над головой угрожающе зазвенело. 'Саранча' почти разъела сталь крепления, люстра чудом ещё не рухнула вниз.
  Рядом вскрикнула леди Серафима. Заметила опасность, но помочь не успевала.
  Нас с Дашей разделяли три шага, когда зазвенели хрустальные подвески, треснуло последнее крепление. И люстра со звоном обрушилась вниз.
  Я успел в последний момент. Сгреб опешившую девушку в охапку, увлекая в сторону и вскидывая руку с защитным браслетом. Щит вспыхнул алым, не выдерживая силы удара, но это было неважно. Я успел оттащить Дашу в сторону до того, как щит лопнул. Люстра рухнула на пол за нашими спинами, во все стороны полетели осколки хрусталя. От них защитил сэр Ричард, прикрыв нас с Дашей собой.
  Когда звон стих, я отпустил подругу детства и обернулся к выходу. И не удивился увиденному.
  Черноволосый сбежал. Вот только я начал сомневаться, что погнался за пожирателем. Маг, который чуть не убил меня в поместье тетушки, не бежал от боя. И уж точно не бил порчей и проклятиями.
  
  Прода 13.01
  Бой подходил к концу. Выжившие псы злобно скалили зубы и отступали к окнам, несколько мертвых собак уже выскочили на улицу и растаяли в снежном мраке. Разразившаяся метель сыграла пожирателю на руку - никто из белых не отыщет следы нежити в такую погоду.
  Белые маги вместе с некромантами добивали псов, которые не успели сбежать. Рядом с ранеными, а таких оказалось немало, суетились целители. Чуть в стороне ругались Вик и Маша. Напарник прижимал к груди правую руку - похоже, одна из тварей неплохо его потрепала. Но незнакомца они тоже упустили: на том месте, где я видел его в последний раз, чернели руны портативного портала. И в отличие от стационарных, эти порталы отследить практически невозможно.
  Рядом с Машей крутился мой кот, чудом не пострадавший в этом хаосе. Серая шерсть была измазана зеленой слизью и чужой кровью, но выглядел Паразит вполне здоровым.
  Я отпустил Дашу и направился к коллегам, но через несколько шагов пошатнулся, морщась от боли. Правая рука горела огнем, словно я сдуру сунул её в кислоту. Опустив глаза и задрав рукав, я невольно вздрогнул.
  На тыльной стороне появилось клеймо - птица, сжимавшая в когтях змею.
  Мой обман сильно разгневал Пресветлую. Костлявая побери этого проклятого пожирателя. Я надеялся, что использование артефактов не зачтется богиней Жизни как нарушение нашего договора.
  И жестоко ошибся.
  Поспешно опустил рукав, пока никто не заметил клеймо. Не хватало ещё сесть за запрещенный ритуал белой магии.
  Это ж надо было так вляпаться. И какое наказание выбрала Пресветлая? Пойди разберись, фантазия у неё не менее изощренная, чем у младшей сестры. Одно радует; богиня Жизни, в отличие от Костлявой, карала только провинившихся, а не их родных.
  Я сделал шаг в сторону целителей, когда рядом беспомощно всхлипнула Даша. А стоило мне обернуться, девушка бросилась мне на шею, намертво впившись ногтями-когтями в плечи.
  И тут до меня дошло, что я - идиот. На шее Даши висел медальон Мастера Смерти, который спокойно защитил бы хозяйку от удара хрустальной люстры.
  Как не люблю, когда умные мысли приходят с опозданием.
  - Николай! - от сладости, которая сочилась из скрипучего голоса Серафимы, меня невольно передернуло. - У меня нет слов, чтоб выразить благодарность за спасение моей любимой внучки. Воистину, вы достойный наследник рода Степновых!
  Неуместно вычурный и торжественный тон заставил насторожиться. Окружавшие нас маги невольно заинтересовались речью Арахны и обернулись к нам, с интересом наблюдая за бесплатным спектаклем. Единственный репортер, допущенный на вечер памяти и уцелевший во время нападения, включил диктофон и с космической скоростью что-то застрочил в испачканном блокноте.
  Снова влип.
  - Надеюсь, вы не сочтете за сложность проводить мою внучку домой? - тон главы семьи Ариноров четко давал понять, что выбора у меня нет. - Нескольким тварям удалось сбежать, и кто знает, не нападут ли они снова. А моя внучка так измотана долгим боем и абсолютно беззащитна...
  Леди Серафима как-то странно посмотрела на Дашу, и та тут же прижалась ко мне теснее. За что получила легкий ментальный подзатыльник от сэра Ричарда.
  От неожиданности некромантка замерла, невольно одернув подол слишком короткого для вечера памяти платья. А меня начали терзать смутные сомнения. Надеюсь, странное благоволение ко мне леди Серафимы не объясняется банальным матримониальными планами? Или у меня паранойя просыпается?
  Одобрение, с которым Арахна смотрела на Дашу, нервировало. Как и поощрение столь неуместных действий на грани приличия.
  Похоже, одной проблемой стало больше.
  - Почту за честь, - прошипел я, пытаясь ненавязчиво отстранить подругу детства. Пустое, хватка у Даши оказалась железной. - Только сначала покажусь целителю. Дарья, прошу меня извинить...
  Даша поморщилась, снова услышав ненавистный полный вариант своего имени, и на миг расслабилась. Выигранного мгновения более чем хватило, чтоб выпутаться из объятий подруги детства и сбежать к целителям.
  И как Арахна вообще до такого додумалась? Надеюсь, наедине мы с Дашей сможем прояснить этот момент.
  'Похоже, моя драгоценная супруга совсем отчаялась, - задумчиво произнес сэр Ричард. Блок, мешавший нам обмениваться мыслями, наконец-то сняли. - Раз готова возвеличить род за счет столь нелепого и противоестественного союза'.
  Очень похоже на то. Породнившись с моей семьей, леди Серафима получит сильного союзника в борьбе за терновый трон. Вот только брак с Дашей в мои планы не входить. Как и вмешательство в змеино-паучью возню за власть.
  Когда мной занялся свободный целитель, к нам подошел Вик.
  - Не расскажешь, что ты здесь забыл? - не здороваясь, в лоб спросил напарник.
  Неужели я все-таки наследил в отеле и коллеги вычислили, кто стащил флешку у них из-под носа?
  Я поморщился от боли в ребрах, которые сращивал целитель, и невозмутимо ответил:
  - Меня тетушка пригласила. Если бы не она, я бы с огромным удовольствием валялся дома.
  Напарник неопределенно хмыкнул, укрепив мои подозрения. Где же я облажался? Камеры вывел из строя сэр Ричард. Сквозь помехи они бы в жизни не увидели, как мы подменяем чемодан моих невольных сообщников. Окно за собой я закрыл, так что вычислить номер нереально. 'Глушилки' зачистили магических фон. Так когда? Поединок с Машей? Инцидент с самим Виком? Или они нашли водителя и рюкзак, который я оставил на заднем сидении?
  Но следующие слова некроманта позволили немного расслабиться.
  - Вечно ты притягиваешь к себе неприятности, - проворчал напарник, рухнув на освободившийся рядом со мной стул. Он осторожно протянул второму целителю руку, наскоро перебинтованную обрывком футболки. - То в гости к тете зайдешь неудачно, то на вечер памяти сходишь... Рассмотрел лицо мага, за которым гнался? - от резкой смены темы и тона Вика я невольно напрягся.
  - Нет. Только ауру.
  - А зачем бежал? - Вик даже бровью не повел, когда целитель размотал импровизированную повязку, обнажая рваную рану с почерневшими от зеленой слизи краями.
  Неплохо нежить его потрепала.
  - Думал, что он - пожиратель.
  Вкратце поделился с напарником своими соображениями насчет мага. Он явно общался с пожирателем, иначе на его ауре не было бы никаких отростков. И общался недавно, иначе следы давно бы рассеялись.
  Неужели сосуд? Тот, кого пожиратель хочет превратить в проводника? На такие мысли наталкивала магия гиен, которой так свободно пользовался черноволосый. Но гиеной он не был, иначе сразу магией тлена меня бы приложил. И эта дурость с порчей...
  Последними мыслями я делиться не стал. Нечего коллегам знать, насколько я осведомлен насчет дела пожирателя. Начнут задавать вопросы. А я пока не готов на них ответить.
  Вик молчал, обдумывая мои слова. А я заметил Константина Вихрева, который вошел в зал вместе с группой белых магов. В белом халате, накинутом поверх измазанного кровью пиджака, затянутой в перчатку рукой он держал небольшой чемоданчик. Наверное, с рабочими инструментами.
  Рядом с ним грузно шагал седой белый маг с болотными глазами. И я его сразу узнал.
  Савелий Архаров, глава безопасности Цитадели. Именно он увел Кира на встречу с архимагом, и целый день от моего друга ни слова.
  - Я же говорил, лучшего места и повода для нападения трудно придумать, - прочитал я по губам Константина. Некромант презрительно скривился, свысока смотря на собеседника. - Чернокнижники устроили тест боем своему зверинцу и теперь начнут готовиться к полномасштабной атаке.
  Но белого мага поведение Вихрева абсолютно не волновало. Что странно, учитывая его должность и статус. Глава безопасности лишь тонко улыбнулся. Его ответ я не разобрал, настолько незаметно он шевелил губами.
  - Вам легко говорить. А у меня теперь работы - выше крыши. И я более чем уверен, что никаких следов нам не оставили, - некромант присел рядом с ближайшим трупом нежити, поставил на пол чемодан и раскрыл его. Несколько мгновений внимательно осматривал содержимое, выбирая подходящий инструмент, после чего приступил к работе.
  Интересно. Белые рискнули и начали вскрытие прямо здесь, среди десятков магов смерти? Идут по горячим следам, пока те не остыли? Это что-то новенькое. Похоже, пожиратель изрядно им насолил, раз они забыли о привычной неспешности и тщательности.
  Белый маг покачал головой. И я снова не понял, что он ответил. Профессионал. И привычка, выработанная годами: учитывать, что могут не только подслушать, но и прочесть разговор по губам.
  Константин раздраженно отмахнулся:
  - Я не нарушал договор. Моих здесь не было, а среди других некромантов никто не знает меня в лицо, - в этот момент некромант поднял глаза и посмотрел на меня, словно почувствовал слишком внимательный взгляд.
  Пришлось отвернуться, стараясь, чтоб движение не показалось слишком поспешным и настораживающим. Вроде сработало - Константин быстро потерял ко мне интерес, вернувшись к телу нежити.
  - А мой зверинец что здесь делает? - невзначай спросил я, продолжая наблюдать за Вихревым. Увы, больше он ни о чем с главой безопасности не говорил.
  - Не поверишь, мы их под 'Белой жемчужиной' нашли. Если верить твоей говорящей Совести, то они от вахтерши сбежали. Ты провел воспитательную беседу, выяснил, зачем они полгорода обошли и явились сюда, - насмешливо бросил Вик.
  Паразит обиженно фыркнул на Северова, но хранил гордое молчание. А вот я взглянул на кота совсем другими глазами. Вспомнилось странное поведение Парсика, когда он набросился на мои ботинки после университета. Дело оказалось в порче. А сегодня Совесть пробрался в заведение на другом конце города и целенаправленно крался к потенциальному сосуду. Который тоже атаковал меня порчей.
  Не похоже на совпадение.
  - Езжай домой, герой. Отдохни и постарайся снова куда-нибудь не влипнуть. У тебя как раз подходящая компания есть, - Вик широко улыбнулся, красноречиво кивая в сторону Даши. Девушка стояла в десяти шагах от нас, вместе со служащим 'Белой жемчужины', державшим в руках нашу верхнюю одежду.
  Всем своим видом подруга детства давала понять, что сбежать от неё не удастся.
  Не заметив особого воодушевления на моем кислом лице, Вик понимающе хлопнул меня по плечу:
  - Предпочел бы другую компанию?
  - Скорее отсутствие компании. По крайней мере, сегодня, - тяжело вздохнул я. Целитель закончил восстанавливать мои ребра, заодно убрал последствия магии сэра Ричарда. Самочувствие заметно улучшилось.
  Поблагодарив целителя и попрощавшись с Виком, направился к Даше, стараясь не наступить на путавшегося под ногами Паразита.
  - Нюсю забрать не забудь, - шепнул на ухо кот, когда я накинул на плечи пальто, и пушистый 'Тарзан' занял любимое место у меня на плече.
  Стоило нам покинуть 'Жемчужину', как я сразу заметил черную 'Ауди', припаркованную в двух шагах от нас. Неплохого водителя мне одолжил зять леди Розы - он умудрился отвоевать одно из лучших мест, пока шоферы остальных некромантов тихо его проклинали. Они-то оставили машины дальше, и маги вряд ли будут довольны, когда придется продираться к ним через сугробы.
  Справа тут же вспыхнули вспышки камер - белые приказали оттеснить репортеров за оградительную ленту. Но даже там, с неудобным обзором, закрытым служебными машинами, они не оставляли попыток сделать несколько сенсационных снимков.
  Вспомнил репортера, проникшего внутрь 'Жемчужины'. Догадываюсь, какие заголовки будут у завтрашних желтых газет.
  Если я пытался прикрыть лицо от вспышек камер, подняв воротник пальто, то Даша крепче вцепилась в мой локоть, вышагивая плавно, грациозно. И невзначай замирала в самых эффектных позах, делая вид, что каблук застрял в снегу. А ещё намекала, что на дорожке так скользко, что порядочный джентльмен понес бы свою даму на руках.
  Объемы проблемы начали обретать катастрофические размеры.
  Говорить, что 'моей' дамы здесь не наблюдается, не стал. Я уже не знал, чего ждать от подруги детства. Ещё скандал закатит, на радость прессе.
  Когда мы добрались до машины, я мысленно перевел дух. Как оказалось, рано.
  Стоило мне открыть перед Дашей заднюю дверь, как девушка встала к репортерам спиной и молниеносно наклонилась ко мне. Отреагировать я не успел - некромантка намертво вцепилась в воротник моего пальто и потянула к себе, заставляя наклониться. Целовать не стала, лишь сделала вид, что расправляет складки и стряхивает с моих плеч хлопья снега. С таким рвением, что чуть не сбила на землю Паразита.
  Вот только с ракурса журналистов это смотрелось совсем не дружественным жестом. Скорее страстным засосом, который они с радостью запечатлели.
  Цензурных слов в голове не осталось. Кот со мной был полностью солидарен.
  Когда Даша наконец-то села в машину, я с трудом подавил желание со всей дури хлопнуть дверью. Машина не моя, её ещё в целости и сохранности возвращать надо. Так что спокойствие, только спокойствие.
  Показав водителю, что ещё минуту нужно подождать, направился к служебной машине агентства. Почти родные Жигули стояли всего в паре метров от нас, и я прекрасно видел слабо светящееся облако шерсти и приплюснутый черный нос, которым Нюся прижалась к заднему стеклу.
  Вик не запер машину, ограничившись магической защитой. К счастью, код я знал, и через мгновение светящийся пекинес, радостно виляя хвостом, висел у меня на руках. Потому что с миниатюрным ростом, Нюся мгновенно утонула бы в ближайшем сугробе. Сомневаюсь, что буду в восторге от запаха мокрой собачьей шерсти.
  - Планы изменились, - предупредил водителя, занимая место рядом с Дашей и усаживая Нюсю на колени. - Сначала отвезем Дарью домой.
  Даша назвала адрес, и машина тронулась с места, растворяясь в снежном мраке.
  Повинуясь команде, между нами и водителем появился темный магический экран, скрывая от любопытных глаз и ушей человека.
  - Даша, нам нужно кое-что прояснить, - сразу перешел к делу, спрятав за спину рюкзак. Не дав подруге детства и слова сказать, вкрадчиво спросил: - Тебе не кажется, что твое поведение... немного неуместно?
  - Разве? - невинно взмахнула ресница мастер Смерти, очень убедительно прикидываясь дурочкой.
  Вот только со мной этот трюк не проходил. Я не верю, что за десять лет верная подруга по каверзам настолько поглупела.
  Видя, что спектакль меня не впечатлил, Даша тяжело вдохнуло. И настолько резко изменилась, будто кто-то невидимый переключил рубильник, и Дарья-'тупая блондинка' исчезла. Теперь напротив меня сидел настоящий мастер Смерти - отстраненное, холодное выражение лица, гордая, немного надменная осанка и глаза, словно два острых осколка стекла.
  - Что ж, давай начистоту, - сухим деловым тоном произнесла Дарья. - Коля, мы знаем друг друга с детства и неплохо ладим. И не думаю, что десять лет, за которые мы не виделись, что-то сильно изменят. Оба неглупы, с приятной внешностью, прекрасным магическим потенциалом и чистой кровью. И оба - наследники сильнейших семей магов смерти. Более удачной партии и придумать нельзя. Что же меня должно смущать?
  - Сущая мелочь, - ядовито бросил я. - У нас дедушка общий.
  Дарья изящно изогнула бровь, делая вид, что не понимает, о чем я.
  - И не надо притворяться, - я немного зло усмехнулся, откинувшись на спинку сидения. - Весь Мирославль знает, что сэр Ричард изменил леди Серафиме с моей бабушкой. С последствиями в виде моего папы.
  Я думал, что напоминание об этом не самом приятном моменте в истории наших семей остудит пыл Дашки. Но ошибся.
  - И что с того? - презрительно хмыкнула мастер Смерти. - Седьмая вода на киселе не считается. В древности потомственные некроманты создавали союзы и с более близкой кровью.
  Честно, я с трудом сдержался, чтобы не выругаться. Конечно, прекрасная причина выйти замуж за двоюродного брата.
  - В итоге из тринадцати семей осталось пять.
  - Не перекручивай факты, - раздраженно отмахнулась Дарья. - Это случилось не из-за вырождения крови.
  - Именно, - охотно согласился я. И жестко добавил: - А из-за того, что ничего эти союзы не дали. Как грызлись друг с другом за власть, так и продолжали, несмотря на кровное родство. И за столько лет ничего не изменилось.
  Несколько минут мы сверлили друг друга напряженными взглядами. В ледяных глазах Дарьи бушевала настоящая снежная буря, похлеще той, что накрыла столицу. И я совершенно не узнавал в этой ледышке огненную бойкую девчонку, с которой облазил весь Зеленый холм. И которую защищал от гиен.
  - К чему ты клонишь? - холодом, веявшим от Дарьи, можно было заморозить весь город.
  Она была в бешенстве из-за того, что я пошел против её плана. Хотя, правильнее будет сказать, плана Серафимы. Тем ясно, почему Арахна так благосклонно отнеслась ко мне на Совете.
  - К тому, что я не собираюсь вмешиваться в грызню между тетушкой Аглаей и леди Серафимой. И тебе не советую, - тратить время на продолжения разговора я не стал. И так дел по горло. Опустив магическую перегородку между нами и водителем, коротко попросил: - Остановите на ближайшем перекрестке, я выйду здесь.
  Просить дважды не пришлось. Не успел я забрать рюкзак, как машина прижалась к обочине и остановилась.
  - Ты же понимаешь, что так просто я не сдамся, - прошипела мне в спину Дарья, не пытаясь остановить.
  Сгрузив свой зверинец на тротуар, я обернулся и сухо бросил:
  - Ты? Или все же леди Серафима? Передай бабушке, что если она так сильно хочет породниться с моей семьей, то есть более быстрый и дешевый способ. Пусть признает, кто биологический отец Владислава Степнова.
  От моего предложения Дарью аж перекосило. Чего я и добивался. И безмозглому скелету понятно, что Серафима в жизни на это не пойдет. Официально признаться, что её муж был непросто любвеобильным, а ещё и нагулял на стороне сына? И дело далеко не в стыде. Если пауки пойдут на этот шаг, мой отец получит полное право на пост главы семьи Аринор. Других наследников у сэра Ричарда так и не появилось, а мой папа был на три года старше мамы Дарьи. Так что, о скором родстве можно не волноваться.
  Кто-то снова переключил рубильник, и на меня жалобно смотрела Даша-'блондинка'.
  - И ты оставишь меня одну с этим... человеком? - дрожащим голосом пролепетала Дарья.
  Хм, а вот тут она права.
  - Кстати да, - я снял защитный браслет, который ещё не успел разрядиться, и протянул водителю. - Вот, возьмите, - увидев замешательство человека и недоверие, с которым он смотрит на неожиданный подарок, вспомнил о распространенном суеверии простых людей. - Это дар. С чистым сердцем и помыслами.
  После этой фразы водитель заметно расслабился, принимая браслет из моих рук. Хм, а он не так прост, как мне показалось. Человек внимательно осмотрел поверхность браслета, отмечая руны магии крови, почти полный заряд, и с удовольствием защелкнул его на запястье правой руки.
  - Если эта фурия захочет на вас отыграться, браслет защитит. Счет за ущерб пришлете Аринорам, - я заговорщицки подмигнул водителю, после чего поклонился опешившей от моей наглости Даше. - Доброй ночи, Дарья.
  Глаза некромантки полыхнули бешенством, и в меня метнули серебристую сумку. До цели снаряд не добрался - я вовремя закрыл дверь.
  - Хам! Упрямый, заносчивый, несносный Степнов! - разъяренной виверной рычала Даша, но выбегать наружу, чтоб повторить атаку, все же не стала.
  - И я тебя обожаю, - с широкой улыбкой заверил подругу детства, прекрасно зная, насколько острый слух у Призрачных валькирий. - Только временно - на расстоянии.
  От орды разъяренных призраков меня спас водитель, вовремя давший по газам. Машина сорвалась с места и через мгновение скрылась за ближайшим поворотом.
  - Вы играете с огнем, Николай, - задумчиво произнес сэр Ричард, тактично не вмешивавшийся в нашу с Дашей перепалку.
  - Очень на это надеюсь, сэр Ричард, - задумчиво произнес я, наблюдая за собакой. Нюся радостно виляла хвостом, 'утонув' в ближайшем сугробе, и преданно заглядывала мне в глаза. Пришлось взять мохнатое недоразумение на руки, морщась от неприятного запаха мокрой собачьей шерсти. - Может, удастся растопить эту ледяную... принцессу и вернуться нашу вспыльчивую ведьму.
  Мне совершенно не нравилось, что леди Серафима промыла Даше мозги. А ведь в детстве она прямым текстом говорила, что черта с два пойдет за меня замуж, как бы бабушка не распиналась. Но прошло десять лет и... вот.
  - Организовываем спасательную операцию?
  - Пока есть кого спасать, - я осмотрелся по сторонам, определяя, в какой части города мы находимся. Водитель не подвел - в нескольких метрах от меня находилась автобусная остановка. Несколько заметенная снегом и обледеневшая, но сейчас такие мелочи не смущали. - Вспыльчивая и взбалмошная подруга меня устраивает больше, чем отмороженная некромантка, жаждущая затащить меня под венец.
  Но сперва покончу с пожирателем и сосудом для проводника.
  Я закинул на плечо рюкзак, чуть не сбить Паразита, и направился к автобусной остановке.
  
  
Оценка: 9.00*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | | А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"