Яковлев Вениамин: другие произведения.

Рассказы четвертого измерения

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

Рассказы четвертого измерения

Вениамин Яковлев

Старое православие

Настоятелем монастыря был бойкий толстопузый полунагой монах по имени Рубаха-Парень. Очень он бил солдат своих, заключенных - монахов бил. И ещё любил, плюясь семечками, расказывать анекдоты из скабрезных.

На мой вопрос, за что он их так, отвечал он: “Бью за то, что люблю. А если б не любил, то и не бил”.

---

Близ одичавшего озера Смертной Тоски встретил я беглого зэка в оборванной одежде с затравленными глазами, выкатившимися от смертельного ужаса. Он отбыл свой срок, этот земной заключенный, и сбежал прежде времени. Кто бы подумал, что именно из его уст я услышу сказание о 32 явлениях Божией Матери 18-летнему мальчику, так и сгнившему где-то среди надымских нар, так и растворившемуся в чифирном дыму.

Раньше я думал, о житии Пречистой Девы можно прочесть только в Четьих Минеях Дмитрия Ростовского и литургических феериях. А оказалось, Божия Матерь, Заключенная российская, является российским заключенным. Видимо, срок отбывать человеку - явление всеобщее, предполагающее некое заведомое преступление, приведшее нас в этот мир.

---

В концлагере под названием “Дрожащая апокалиптическая дыра” встретили мы сивоухого брата Иоанна, лет 45, с ушанкой на голове и очень теплым взглядом.

Прошлое тридневно застряло в нашей памяти и билось струйкой крови. Брат Иоанн поведал нам о своем фатальном выборе пути: выбирал между Братом, Лежащим на Верхнх Нарах и Братом, лежищим на Нижних Нарах И не мог выбрать. И сказал: “Выбираю между”.

---

В местечке Окровавленная радость встретили мы брата гомосексуалиста с червяком в зубе. И он долго растолковывал нам, что сифилис у зэковских клопов вызван эпохой НТР и что если бы скорость машин в Москве не превышала 60 км/час, случаи убийств в казармах уменьшились бы вдвое.

---

Когда издох красный бешеный пес по имени Митрополит, в сараях объявили карантин. Никто не решался смотреть на страшненькое зрелище: как ядовитая туша пса глухо скатилась в могилу и тотчас сама собой засыпалась землей: без лопат, без слез, без признаков жизни - не говоря о вердиевских реквиемах и православных парастасах.

Пришел только странный офицер средних лет и, отдав под козырек, сказал: “Собаке собачья смерть...” И два дня над его могилой гуляли сибирские ветры, а на третий над Россией проступило дивное солнце, и в лучах его заиграл возрожденный Питер.

---

Сестры Козявочки всё молились, по 8 часов - казалось им мало. И ещё, и ещё аскетической ревности прибавляли они, и молились по 20 и по 48 часов в сутки... И всё казалось им мало, и что-то ныло и ныло внутри. И ещё молились они до седьмого пота и чертиков... Но святость как-то их не осеняла. Пока, наконец, одна, прозрев и придя в себя, не отерла правый глаз (левый заплыл глубоким кровоподтеком), и не сказала: “Что мы тут делаем? Давно все умерли. Склепы и могилки. И мы три сестры-упырки”.

Сняли Козявочки черные апостольники с себя, повязали белые платочки и пошли на фабрику устраиваться - кочегарками по выдымливанию старой веры.

---

Брат Поющий-по-нотам поспорил с братом Поющим-сердцем: кто зорче видит и читает в книге жизни. И сказал Поющий-по-нотам: “И видел я книгу великую белую в руках ангела. И была она закрыта. А жизнь на земле всё продолжалась - никчемная, невесть зачем и непонятно для чего”.

Всегдашний оппонент Читающего-по-нотам Читающий-в-сердцах ответил:

“И я увидел книгу, и была она открыта на самой светлой странице. Распечатана была книга жизни. И был ангел справа и ангел слева её, и ни души кругом... Такая пустота... Bетра свист...”

---

Когда нас пустили в концлагерь под Биробиджаном, по наитию духа я побежал в одну сиплую комнату, прокуренную дешевым табаком, со смрадным угаром. И припав к груди одного человека, лежавшего на деревянной скамейке, услышал я самый лучший рассказ о земных днях Господа нашего Иисуса Христа. Грудь его хрипела и тяжело дышала, но глаза смотрели с такой нежностью, такой теплотой и благодарностью лучились, столько любви отдавали!...

---

Угрожал православный Шкаф католической Этажерке: “Хоть бы кто тебе ножки сломал и выбросил тебя к черту!” Этажерка скалилась на Шкаф: “Вот придет Распахнутый Настежь и выкинет тебя вон!”

Так и ругались они днем и ночью, кого первым сбросят с чердака, и кому прежде подпилят ножки... - пока не переломали им обоим бока и не бросили последнее дыхание в печь деревенской бани.

Духовная бесплодность о.Феодорита

Зашел я в келью о.Федорита. Хотел нарисовать на пустом конверте яблочко, да нечем было. Шариковая ручка без стержня, роликовая не пишет, карандаш - уперся и ни в какую... Духовная бесплодность о.Феодорита...

---

Тошнило меня, тошнило...

- Ты бы что-нибудь съел.

Съел.

- Корову бы съел, что ли...

И корову съел. И Минею съел. И Москву съел. И что же? Тошнило и тошнило... И прошлое свое съел, и продолжало тошнить. Не видел смысла жизни.

Пушкинская площадь

Ночная Москва марта 1996. Небылицы разрушенной памяти. Светящиеся кошки, клацающие зубами мышки... Небьющиеся неоновые лампы, кладбищенские рвы и серые открытые могилы... Девочки с зонтиками и мальчики с дырявыми презервативами на голове. А проводница топит печь и топит... И кругом несет сероводородом.

И бабка выбежала сумасшедшая красная в ночной рубахе и заорала: “Хоть бы вы все сдохли!” На туалете надпись: “новые русские”.

Современные подвижники

Сидит брат Г. в зимней проруби и играет на “Ямахе”.

---

Один зэк говорит батюшке, пригласившему его в тюремный храм.

- Что ты, батюшка, я уже 48 лет служу православную литургию, какая тебе и не снилась. 48 лет сижу...

---

...Переводили святых отцов. Сводили, проявляли, сравнивали. Прикладывали. Приспосабливали. Причесывали, издавали... Набралась полная лавка.

И пришли в нее святые отцы.

Брат Феофан Говоров стоял за продавца. Варсонофий Великий пришел, Иоанн пророк, авва Дорофей, Симеон Новый Богослов.... В черных рясах с картонными колпаками на голове.

- Где тут наши переводы?..

Посмотрели, постояли и ушли. Закрылась лавка. И Феофан Говоров исчез. А на месте бывшей бойкой лавки по продаже святых отцов зависла перекошенная блеклая табличка:

"КРАСНЫЕ СВЯТЫЕ ОТЦЫ"

А в витринах вместе с Зосимой, Савватием и старчиком Захарией повесили портреты Берии и Сталина. И опираются на авторитет святых отцов, которых сами же выдумали, переведя со святоотческого на фарисейский.

...И грозили пальцами с неба святые, которых Феофан Затворник сам запретил переводить, которых ему запретили переводить, и которых переведенных запретили печатать...

---

В академии один маленький-плюгавенький, вывернув челюсть и торс, говорил:

- Мы различаем между фарисейскими святыми, нами убитыми, которых мы причислили, и не фарисейскими... Последних отрицаем.

---

Одна из кафедр в духовной академии:

Кафедра Фарисейской Закваски, которая квасит жития святых.

Приехал Будда в Россию...

Приехал Будда в Россию. Учит буддизму, карме и нирване. Много последователей нашел. Проходит однажды по городу - на балконе второго этажа, подбоченившись, стоит толстая бабка, белье развешивает. Увидела Будду: “Ах ты нирванец! Ах ты засранец! Откуда взялся на нашу голову землю русскую искушать?!” И пришлось Будде оставить Россию.

---

Однажды в России, в одном доме, где проповедывал, Будда встретил кота. Включил стеклянный глаз - духовное зрение - и сказал ему: “Знаешь ли, кот, что в предыдущем воплощении ты был купцом в сафьяновых сапожках с пробором посредине головы и с сально-заглаженными волосами?.. Аккуратный такой, в синем сюртуке с румяными щечками”. Кот, услышав это, вырос в размерах в несколько раз и сказал человеческим голосом: “Слушай, Будда, вали отсюда!”

---

Встретился Будда с московскими банками. Банки выслушали Будду и говорят:

- Садись, Будда, будем есть из одного блюда. - Наш человек.

---

Оделся Будда простым православным прихожанином и пришел на причастие к деревенскому батюшке. Батюшка со лжицею в руках говорит:

- Тебя как зовут-то?

Тот отвечает: “Будда...” И повторяет про себя: “Хари-ом, хари-ом...” Батюшка прогневался и не стал причащать. А потом, когда спросил его архиерей, почему, когда пожаловал сам Будда, его не причащал, ответил: “Я спрашиваю, как зовут, а он говорит: Иуда, - и повторяет: Искариот, Искариот... Как я Иуду причащать буду?”

---


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"