Кьяза: другие произведения.

Любовница

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Думаете, буду оправдываться? Нет. От таких предложений не отказываются. Это шанс, это выигрыш в лотерее. Это проклятье и смертный приговор.
    BAD-END, и ничего не меняется.

  Любовница.
  Пролог.
  Думаете буду оправдываться? Нет. От таких предложений не отказываются. Это шанс, это выигрыш в лотерее. Это проклятье и смертный приговор. В нашем чопорном обществе у императора должна быть любовница. Это как статусный предмет, словно любовница положена по обеспечению. Знаете, такой документ - права и обязанности императора. Ну так вот. Император вправе и обязан иметь любовницу. Вдобавок к жене и детям. Жена делает вид, что ничего не знает. Император тоже делает вид что он не в курсе что жена все знает. Вас презирает общество, вас ненавидит императрица, над вами смеются коллеги-придворные. Вы - изгой, предмет мебели, имеющий разум и с которым смиряются. И вас боятся, потому что пока вы в фаворе, вы можете уничтожить любого, если император вам доволен. Пока он доволен. Но вы ему нужны ночью.
  А днем. Прикрывая слабость и прихоть, вы в приказном порядке еще числитесь любовницей премьер-министра. Потому что императрица не оставляет надежды вас поймать с поличным. А в этом случае путь один - на плаху. Чопорное, высокоморальное лицемерное общество.
  Числюсь я служащей протокольного отдела, в мои обязанности входит... Раньше входило организационное обеспечение рабочих встреч, теперь же я обязана быть всегда готова, для вида продолжая заниматься тем же, но серьезных поручений мне уже не дают.
  Я вздохнула и поправила волосы. Мода и придворный этикет позволяли свободно распущенные волосы, закрепленные лентой или шляпкой, однако я предпочитала строгие укладки, тем более волосы обрезала давно, в надежде, что это оттолкнет императора, ведь все его любовницы были с пышными шевелюрами. Гладкое каре, холодные волны цвета платины. Как же он тогда бушевал - я думала, он ударит. Нет. сдержался, успокоился. Больно не было, но было страшно в ту ночь. А потом он сам напоминал о том что пора в парикмахерскую.
  Нежная кожа, четкие линии бровей, удлиненный овал, красивые губы в красной помаде. Я идеальна, если бы не печаль в голубых глазах.
  Тонкая талия еще больше подчеркивалась широким поясом пышной белой юбки чуть ниже колена, с черной атласной бейкой по карманам. Черная блузка с вырезом сердечком, скромным и коротким рукавом. Черные туфли, черные перчатки и короткий теплый жакетик белого цвета. Шляпка таблетка. Через полчаса начнется рабочий день, я должна успеть к Эргу на ежедневный утренний спектакль. Вся моя жизнь последний год просто игра.
  Я подхватила сумочку и вышла в коридор. Мне положены отдельные апартаменты размером с однокомнатную квартирку, как многим, у кого ненормированный день. Многие на выходных уходили в город к родственникам, я же оставалась в резиденции. На дверях защита, я под постоянным наблюдением, нет, император знал, что я не сбегу, что меня не тронут, пока он благосклонен. Мне не к кому уезжать. Семьи нет, друзей тоже.
  Прошлась по коридорам и вышла в сад. Весеннее солнце пригревало, в воздухе витал легкий аромат цветов. Птицы, не знавшие забот, пели и их трели согревали сердце. Невольно замедлила шаг и улыбнулась.
  -- Ты редко улыбаешься, Аззи.
  - Доброе утро, премьер-министр, - я присела тут же в реверансе и склонила голову.
  - Аззи, перестань, не переигрывай, - Эрг Дюэль недовольно поморщился, затем протянул белый ирис, - я угадал с цветком, тебе идет.
  - Переигрываю или недоигрываю?
  Он взял руку и вежливо поднес к губам, затем положил себе на локоть.
  -- Давай прогуляемся, Аззи. Время до утреннего выхода императора есть.
  Ты завтракала?
  Я кивнула, примериваясь к широкому шагу премьер-министра, в котором так и не искореняется бывший военный. Он заметил и сбавил темп, поглаживая мою руку по перчатке.
  -- Этого будет достаточно?
  -- Достаточно. Императрица уже наблюдает за нами. Вечером только загляни ко мне в кабинет, но так, чтобы тебя видели ее свита.
  -- Как скажете, господин Дюэль.
  - Ты продолжаешь тренировки? Как здоровье?
  -- Спасибо, все в порядке. Врачи говорят что я в хорошей физической форме.
  -- Пилюли принимаешь? Как реакция?
  - Адаптировалась. Спасибо, что вступились тогда перед Его величеством, когда было совсем плохо.
  - Это было в наших интересах. Тебя трижды пытались отравить. Кстати, у меня тебе новое лакомство.
  Премьер-министр достал из кармана бонбоньерку, перевязанную атласной ленточкой. Слегка закусила губу, заставила себя радостно засиять и поднявшись на цыпочках, едва коснулась губами гладковыбритой щеки политика:
  -- Вы так милы! Вечно балуете меня.
  Он усмехнулся, отвесил легкий поклон, затем вновь водрузил мою ладошку на локоть:
  -- Умница. Схема та же. Начинай с маленьких доз и внимательно отслеживай состояние здоровья. У тебя неделя.
  -- А если опять станет плохо, а Его величество... - я многозначительно замолчала.
  -- Его величество тоже утром получил от меня эту новинку. Я смогу лишь неделю сдерживать каналы распространения нового яда, затем атаки возобновятся. Противоядие уже ищут, но пока его нет.
  - А Ее величество?
  - Тебе не стоит забивать голову чужими проблемами, о безопасности первых лиц страны позаботились.
  - Хорошо, - мы уже дошли до рабочего корпуса.
  Эрг помог мне подняться по лестнице, придерживая за руку, затем открыл дверь. Мы оба делаем шаг и склоняем голову.
  -- Ваше величество.
  Императрица Рендина презрительно оглядела меня, затем перевела взгляд на премьер министра. Как быстро высокомерный взгляд сменился на ласковый.
  -- Господин Дюэль, вы ранняя птичка.
  -- Сегодня хорошая погода, Ваше величество. Решил прогуляться перед работой. Азиэль любезно составила мне компанию.
  - Да у нас Ринтар вообще безотказная. И слишком легкомысленная для девицы.
  Я промолчала, проглотив обидную фразу и смешки свиты.
  -- Не думаю, что мое общество может скомпрометировать Азиэль Ринтар. А при дворе так мало умных собеседников, умеющих поддержать разговор об искусстве.
  -- И в каком же искусстве разбирается Ринтар?
  -- В живописи. Особенно в пейзажистах золотого времени.
  Императрица хмыкнула и отправилась вниз, за ней же устремилась свита. Премьер министр посторонился, словно невзначай заслоняя меня от проходивших. Милый пустяк, но на сегодня я была избавлена от случайных толчков, которые неизбежны, когда девушки из свиты проходили мимо меня. Так они смелели лишь в присутствии императрицы.
  -- Пойдем, Аззи, я угощу тебя чаем.
  Эрг сказал это чуть громче, чем требовала ситуация. Легкий шум голосов подтвердил, что стрела достигла цели.
  -- Мне надо в приемную.
  -- Не надо. Его величество прислал вызов, он ждет нас в моем кабинете. И да, чай уже подали.
  Коридоры оживали, по ним сновали служащие, курьеры, сотрудники, посетители. Премьер-министр спокойно вел меня сквозь людей, отмахиваясь от своих подчиненных. Наконец его крыло, в приемной к нему навстречу устремилась было секретарь но при виде меня остановилась:
  -- Господин Дюэль, там...
  - Я в курсе, все в порядке. Подготовьте мне документы. Аззи, тебе чай или кофе?
  - Чай, Эрг. А если это будет цветочный напиток, которым нас угощал посол Тиркании, я буду счастлива.
  - Как мало тебе надо для счастья. Эдва, чай из Тиркании, мне просто чай и нашему гостю тоже. И сладости госпоже Ринтар.
  Он увлек меня, недовольно бурча:
  -- Не дразни его, ты подписала смертный приговор послу.
  -- Эрг, но...
  -- Все в твоих руках. Ваше величество.
  В кресле хозяина сидел император. Молча, он сверлил нас взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. И вновь поклон, короткий, больше дань правилам этикета. Я ждала когда меня позовут и рассматривала мужчину. Сказать, что он был груб или несдержан, не могла. Император Валанкии Канст Второй был видным мужчиной. Престол он занял совсем юным, сразу окунаясь в дрязги и подковерную борьбу. Выжил ли он, не будь рядом Эрга Дюэля - не знаю. Именно под неусыпным контролем и при помощи подсказок премьер министра он вывел страну из кризиса. Жесткий, потому что иначе нельзя, не терпевший отказа, он добивался результатом при помощи кнута. Удивительно, но в народе властного императора побаивались и боготворили.
  Династический брак император заключил в возрасте двадцати лет, взяв в жены принцессу Тиркании. У отца Рендины больше не было детей, но именно Тиркания вошла в состав империи после смерти правителя. Наместничал в относительно независимом государстве младший брат Канста - Аргид.
  Рендина подарила мужу двойняшек, дочь и сына, после чего нейтральные отношения между супругами охладели. Видимость счастливой пары поддерживали для публики и на официальных приемах. А вне их ночи император предпочитал проводить с фаворитками. Моими предшественницами. Увы, нравы, уклад жизни в империи и характер императора сыграл не последнюю роль, чтото существовании любовниц как бы знали, но доказать не могли. А когда доказательства появлялись - любовницы или таинственным образом исчезали, чтобы позже их тела находили на пустырях, либо откровенно осуждались на казнь за измену. Ни одна из моих предшественниц не выжила, в самый последний момент император самоустранялся из судьбы бывшей любовнице.
  Наверно каждая из них хотела жить. Любая мечтала о семье, о будущем о детях. Увы, внимание императора звучало приговором с отсрочкой исполнения, пока венценосный любовник не охладеет. Может поэтому они жили, окунаясь в омут с головой?
  Я долгожитель в статусе, уже год, как я любовница. Сколько мне осталось? День? Неделя? Месяц?
  Открылась дверь, я вздрогнула, испуганно оборачиваясь. Бледная Эдва внесла поднос и поставила на край стола. Эрг Дюэль сделал быстрый жест, словно выгонял секретаря. Та тут же исчезла.
  -- Азиэль, приготовь чай.
  Отложила в сторону сумочку, сняла перчатки. Премьер министр устроился в кресле напротив императора. Мужчины хранили молчание, пока я разливала чай по чашкам:
  -- Ваше величество, какой вам чай?
  - Из Тирскании, - голос слегка смягчился, появились легкие бархатные нотки. Император следил за моими движениями, Эрг наблюдал за разыгрываемой сценкой утренней идиллии. Никто из нас пока не знал правила игры.
  Белый фарфор, серебряная ложечка отмерила сахар. Сверху на горку песчинок, соперничающих в белизне со стенками чашки, тонкой струйкой горячий напиток цвета камня гелиодора разбивал белизну, словно магией растворяя кристаллы. Легкий цветочный аромат поплыл по комнате. Я осторожно помешала напиток, затем налила уже себе, без сахара. Чашку Эрга вместе с его напитком осторожно пододвинула премьер министру - он любил крепкие напитки, поэтому обычно ждал минут десять, пока чай не становился темным будто сама ночь.
  Взяла чашку императора и поднесла к нему. Он тут же ловко перехватил ее, ловя и меня за руку.
  -- Азиэль, что ты говорила про посла Тирскании?
  Я бросила быстрый взгляд на Эрга Дюэля, и тот лишь пожал плечами, оставляя мне возможность самой выпутываться из сетей ревности императора.
  -- Ваше величество, я говорила о чае. Утром всаду распустившиеся цветы напомнили мне о нем. Просто когда премьер-министр спросил какой я хочу чай, то постаралась максимально точно описать напиток, который хочу. Самым лучшим нас угощал посол после одной из встреч.
  - Ты потом встречалась с ним?
  -- Нет, Ваше величество.
  -- Хорошо. Эрг, я насчет яда, что ты сегодня выдал. Мне нужны сведения - откуда он пришел. И да, Азиэле дали?
  - Да, Ваше величество, передал на утренней прогулке. Азиэль, сейчас прими первую горошинку.
  Я послушно достала бонбоньерку и открыла ее. Всякий новый яд пугал меня, особенно в первый прием. Кто знает - безопасная там доза или от меня избавляются?
  И не выпить не могла, один раз я уже пренебрегла рекомендациями, и едва не погибла. Я вспомнила свое первое отравление, спасло меня тогда лишь то, что Эрг был в том самом коридоре, где я потеряла сознание. Уже в больнице, когда меня откачали, меня навестили император и премьер-министр. Нет, они не повышали голос, но я вжалась в угол кровати, боясь даже дышать. А потом Дюэль держал меня, сжимая так, что я не могла шевелиться, а император разжал зубы и бросил первую терапевтическую дозу яда. Синяки на руках, которые мне просто выломали, чтобы я не сопротивлялась, сходили месяц. Месяц прятала ото всех руки и принимала яд. А потом вторая попытка отравления, когда император с премьер-министром были в отъезде. Я лежала на полу и ревела от боли и от облегчения. Да, меня рвало, да, все внутри горело, словно я проглотила раскаленный металл, но я жива. Жива!!!! Утром меня нашли под дверью без сил. Поднявшийся скандал, последовавшие увольнения в охране и зачистки среди придворных врачей заставил убийц затаиться. И придраться и обвинить императора в измене тоже не получилось - нашел меня Эрг Дюэль. Говорят, он нес меня на руках по жилому корпусу к личному доктору Его величества. Не помню, под утро, обессилев от боли я банально забылась. Почему он не воспользовался порталом? С того вечера я стала любовницей Дюэля. Это плохо, но не так наказуемо. Да, репутации пришел окончательный конец, однако премьер министр не был женат, как и я не была замужем, а значит, ничего смертельного. Просто легкомысленная особа. Статус пассии премьер-министра давал мне привилегии, чем не преминул воспользоваться император. Уже нас двоих официально приглашали на мероприятия как пару. Лишь императрица не принимала игру, упорно игнорируя меня, либо развлекаясь за мой счет. Однако покушения прекратились. Не сумев меня убрать, меня предпочли не замечать, так я стала изгоем.
  Наверно я могла воспользоваться ситуацией, требовать, получать дивиденды от своего положения. стереть с лица земли обидчиков. Думаю, что ни император, ни премьер-министр не отказали бы мне на первое время. Но это шаг к петле. Поэтому я предпочла стать тенью, играя роли и оставаясь любовницей двух первых лиц государства.
  -- Азиэль, выпей яд.
  Голос императора вернул в действительность, он сам стоял напротив меня, протягивая руку, на которой лежало драже. Послушно взяла и положила в рот.
  -- О чем ты задумалась?
  -- Это пятый яд за три месяца, я опасаюсь, что однажды я не смогу побороть отраву.
  - С тобой ничего не случится, пока я рядом, - император склонился надо мной, беря мое лицо в ладони.
  Теплое прикосновение, его глаза так близко, что я теряюсь в серых омутах. Тихий шорох и Дюэль тактично исчезает.
  -- Ты плохо выглядишь, Аззи.
  -- Не спалось, наверно, меняется погода.
  - Или опять я не дал отдохнуть?
  - Ваше величество, я не жалуюсь.
  - Ты никогда не жалуешься. Но эта не смиренная покорность. Это немой бунт. Тебе плохо со мной?
  - Нет.
  - Как ты себя чувствуешь?
  Я прислушалась к ощущениям. Легкое головокружение, небольшая тошнота и слабость. Организм боролся с ядом и побеждал.
  -- Пока в пределах нормы, - уклончиво ответила.
  -- Аззи, - император не сдержал порыв и поцеловал.
  Он не был груб. Он никогда не был груб, не в его правилах принуждать женщину. Он привык получать что хочет, но наедине... Император умел разжечь огонь желания, он дарил тепло и нежность, не раз я засыпала у него на груди, доверчиво прижимаясь. Ночью он словно околдовывал меня и я забывала обо всем, нуждаясь в тепле и внимании. Но утро вновь возвращало с небес на землю, император исчезал, чтобы вновь не замечать, пока не наступит ночь.
  --- Я приду сегодня. Аззи, я уезжаю на два дня. Прошу тебя, от Эрга ни на шаг.
  -- Куда вы? Это не опасно? - помимо воли я рискнула задать вопрос.
  - Все нормально, я отлучусь на границу с Ирдархом. Ты переживаешь за меня?
  -- В горах неспокойно.
  - Не бойся, Аззи, со мной ничего не случится.
  Он вновь потянулся к моим губам, но вдруг резко выпрямился и в тот же момент на пороге возник премьер-министр.
  -- Императрица будет здесь через минуту. Уходите, Ваше величество.
  -- За нее головой отвечаешь, - император разжал пальцы, практически отталкивая меня и исчез в мгновенном портале.
  - Азиэль, - скомандовал Эрг, бросая на стол альбом пейзажистов золотого времени.
  Я стремительно подскочила к нему. Меня тут же усадили на стол рядом с книгой, раздвигая колени. Одна рука смяла юбку, обнажая ногу почти до бедра., второй он прижал меня к себе склоняясь словно в поцелуе. Я обвила его за шею руками, прижимаясь всем телом. Со стороны все выглядело как страсть между двумя. Легкое нажатие пальцем на чувствительное место и с моих губ срывается стон, пусть от боли, со стороны незаметно.
  -- Ну знаете ли, - возмутилась императрица, распахивая дверь, - ты, Ринтар, перешла все границы.
  Эрг невозмутимо отстранился, поправляя на мне юбку и снимая со стола. Затем повернулся к императрице:
  -- Ваше величество, чем обязан?
  -- Премьер-министр, какой пример подает молодому поколению эта девица?!
  - Ваше величество, мы взрослые люди и сами разберемся в наших отношениях. госпожа Ринтар не замужем, я тоже не женат, насилия нет. Немного увлеклись, но как то мало людей в империи, которые могут войти в мой кабинет без стука.
  Старательно разыгрывая смущенный вид, незаметно поправила одежду, прикрывая юбкой третью чашку. Император должен быть вне подозрений, скандал и последующий за ним развод может развязать войну с Тирканией и другими соседними государствами, сделав младшего брата заложником.
  Императрица хлопнула дверью, отсекая от нас свиту.
  -- Где он?
  - Кто, Ваше величество?
  - Канст. Думаете я не знаю, что вы прикрываете его? - у императрицы сдали нервы.
  - Простите, Ваше величество, я человек старой закалки, новомодные игры втроем не понимаю и не принимаю. Здесь я и моя...подруга. У вашего супруга нет времени и желания нам мешать, еще ранним утром я передал ему бумаги по Ирдарху, он их изучал. Где сейчас Его величество, не знаю.
  - Подружка-подушка. Это вы забываетесь, господин Дюэль. Вам не гадко пользоваться ею? А ты, Ринтар, хочешь разделить судьбу всех грелок чужих постелей?
  - Ваше величество, беспричинное оскорбление поданной не красит вас. Вы пытаетесь обвинить меня рогатости? Вы понимаете, что на территории империи это серьезное обвинение, и на него не распространяется презумпция невиновности, и если вы не предоставите доказательств, то можете лишиться всего?
  Дюэль держал меня за своей спиной, и я продолжала молчать. Легкий ветерок и теплая волна воздуха по руке сообщили об использовании магии, украдкой брошенный взгляд подтвердил - чашка императора исчезла.
  Я облегченно перевела дух.
  -- Да как вы смеете!
  -- Ваше величество, я вынужден защищаться и защищать честь важной для меня особы. И я обязан уберечь вас от ошибки.
  Она гневно развернулась на каблуках, однако Эрг добавил в спину:
  -- Ваше величество, надеюсь, что столь мелкая размолвка с вами не заденет Азиэль. Я бы очень сильно расстроился, если с ней что-либо случится.
  -- Вы мне угрожаете?
  - Нет, прошу лишь присмотреть, чтобы глупцы, желающие выслужиться, не навредили госпоже Ринтар. К сожалению, волнения последних дней сделали вас рассеянной, а недалекие умы не правильно истолкуют произошедшее. Вы же умная женщина, вы сумеет мне помочь.
  - Хорошо,- сквозь зубы процедила она и вышла, громко хлопнув дверью.
  Премьер-министр повернулся ко мне.
  -- Прости, Аззи, особого выбора не было.
  - Я понимаю. Я могу идти?
  - Допивай чай, потом да. С представителями Тиркании сведи контакты к минимуму. Нам конфликты сейчас ни к чему.
  - Я организую встречу по вопросам общей безопасности.
  - Тебя переведут. Иди. Альбом забери.
  А вот теперь улыбка на губах, желательно слегка мечтательную, легкое смущение на лице. Перчатки на руках, сумочка и альманах. Быстрый взгляд в зеркало. чтобы создать иллюзию, что я боюсь небрежности в одежде, провести по волосам, будто приглаживая. Нежно пропеть разъяренному секретарю:
  -- Спасибо за чай.
  И дальше по коридорам. Я только что вышла от любимого, мне было хорошо, у меня приятные воспоминания. И вот так каждый день с небольшими вариациями. Коллеги улыбаются вежливо, легкие поклоны и смешки, тычки в спину. Все хорошо, это мой путь, моя жизнь. Ведь я жива, а это главное.
  Меня перевели на архивную работу в протокольном отделе, оставив жалованье прежним. Наши кумушки за чашкой чая уже судачили, что некоторые стыд потеряли и мой моральный облик не соответствует высокому уровню их отдела. Обсудить успели все, от моих нарядов до цвета волос. Я молча забрала папки и подшитые протоколы, чтобы спокойно уйти на новое место работы.
  Маленький кабинет огорчил, но окно во всю стену с видом на сад тут же подняло настроение. Быстро положив материал на край стола, я сбегала на свое прежнее рабочее место, где быстро собрала милые сердцу мелочи - перьевые ручки, чайную пару, записные книжки, и прочие канцелярские принадлежности. Вновь выслушала о жадности и бесстыдстве.
  Уже в новом кабинете, когда разложила всю необходимую мелочь по местам, я вздохнула. Потихоньку подходило время обеда, а это значит, что сейчас будет очередная волна ненависти. Идти? Или остаться здесь. заменив обед чаем со сдобой.
  Потолстеть я тоже пробовала, но нервы не помогли в безрассудной идеи. Однако император по-своему понял мое увлечение выпечкой. Теперь каждый день в обед у меня в столе появлялись небольшие корзинки с выпечкой. О небеса!!! Меня же перевели!!! Там сидит теперь Гарит, самая главная сплетница отдела.
  Я подскочила и попала в капкан рук. В тот же миг свет исчез, я лишь успела услышать, как хлопнуло рама, и легкий шорох ткани сообщил, что занавески опущены.
  -- Аззи, что у тебя с Эргом? - император сжимал меня так, что дышать было сложно.
  -- Ваше величество, ничего. Мы играли.
  -- Ты стонала в его руках.
  Изловчившись, я надавила на туже самую точку. Мужчина рыкнул.
  -- Ваше величество, вы тоже стонали, но была ли вам приятна такая ласка? Пустите, мне больно.
  -- Пообедаешь со мной?
  В темноте не было видно его лица, но я все равно силилась разглядеть его глаза.
  -- Ваше величество, Ее величество сегодня утром едва не застала нас вместе. Вы готовы так рисковать ради меня?
  - Она не найдет. Мы будем обедать у себя.
  Значит, одним обедом не ограничиться. Отказать я не могла, только попросить:
  -- Пожалуйста, позвольте мне раздеться самой.
  -- Я буду осторожен.
  *****
  Император уехал, у меня была ночь полная свободного одиночества. И завтра я буду засыпать одна. Появилось свободное время, которое могла посвятить книгам, а если учесть, что еще один день отсутствия императора выпал на общий выходной, то я с книгой устроилась в саду резиденции. Премьер министр настоял, чтобы я была на виду, так ему легче было присматривать за мной. Затишье в попытках устранить меня вкупе с моих долгожительством в тяжком статусе, наводили на мысль, что скоро грянет буря.
  В саду гуляли шумные стайки мои ровесниц. Они радостно переговаривались, кокетничая с молодыми людьми, что ответно красовались перед девушками. Открыто, не таясь. Максимум кино, проводить под ручку домой. А дальше родители решат их судьбу. Проверят на порядочность девицу, на благонадежность молодого человека, сговорятся и осенью будут свадьбы. Группы молодых людей заметила меня, девушки тут же вздернули носик, а молодые люди оценивали.
  Я усмехнулась и вернулась к книге. Можно фыркать сколько угодно, никто не застрахован от пристального внимания императора.
  
  
  Глава 1.
  Тогда тоже была весна. Я молодая и окрыленная, мне предложили работать в резиденции в протокольном отделе. Тогда тоже была суббота. Мы с подружками гуляли в саду. Мне нравился один молодой человек и он даже пригласил меня в кино вечером на романтическую комедию. Я решала сложную женскую задачу - что надеть, чтобы быть идеальной. Я выросла в приюте и поэтому внимание молодого человека из хорошей семьи льстило.
  Императора мы заметили не сразу, пока он не подошел слишком близко. Он остановился, улыбаясь:
  -- Какие цветы распустились в нашем саду.
  -- Ваше величество, - мы тут испуганно склонились перед монархом.
   Случайно или намеренно, он стоял возле меня почти вплотную, и отойти мне не было куда. Он задал ничего не значащий вопрос, интересуясь настроением, завязал разговор ни очем. Исподволь я разглядывала императора, предпочитая молчать. Передо мной стоял красивый мужчина. Резкие черты лица, словно скульптор высек из камня, темно-русые волосы зачесанные назад. Я заметила что серые глаза монарха, удивительного оттенка стали, также внимательно следят за мной. Он задавал вопросы другим, слушал их ответы, но взгляда не отводил. Я вновь беспомощно огляделась, пытаясь найти пути отступления от такого пристального внимания. Но увы, подруги стояли плотной стеной, словно прятались за мной.
  -- Вы молчите, - он обратился ко мне, - это чисто северная черта?
  -- Простите, Ваше величество? - не поняла я.
  -- Ваша внешность наводит на мысль, что вы из предгорных районов, граничащих с Ирдархом. Вы родились на севере?
  -- Не знаю. Сколько себя помню, всегда жила в столице.
  -- А родители?
  - Я их не знаю.
  - Простите, мне жаль. Я не хотел обидеть вас.
  Я не успела ничего ответить, как мою руку поднесли к губам. Кожу опалили дыханием, пальцы слегка сжали. Я застыла, боясь пошевелиться.
  -- Надеюсь, вы на меня не сердитесь, госпожа...
  - Азиэль, - прошептала, качая головой, словно отказываясь верить в происходящее.
  -- Азиэль Ринтар, Ваше величество, - прошипели подруги в спину.
  - Удачного дня, юные красавицы, - улыбнулся император, - до свидания, Азиэль Ринтар.
  Он ушел не оглядываясь, а подруги тотчас задергали меня:
  -- Аззи, как ты могла заигрывать с императором? Он же женат!
  -- Я не заигрывала, я отвечала на вопросы.
  - Ты назвала имя, в нарушении всех правил этикета. Это недостойное поведение!
  - Но я же ничего не сделала, - попытки оправдаться терпели крах.
  -- Девочки, ну подумайте сами, откуда Аззи могла знать. Она просто испугалась, - вступилась за меня Патти, - император все понял и не обиделся.
  -- Но он сказал Аззи 'до свидания'. как будто он назначил встречу. Будто она его любовница.
  Все резко притихли. Я побледнела и отчаянно замотала головой.
  -- Нет-нет, этого не может быть. Я сегодня иду в кино с Гаем. А завтра мы обедаем с его родителями.
  Все переглянулись и тут же перевели разговор на другую тему. А вечером я ждала на площади у кинотеатра Гая. На мне было платье по последней моде, с пышной юбкой, широким поясом, подчеркивающим талию и скромным верхом, которые украшали рукава фонарики и белый отложной воротничок. Ткань нежного голубого цвета лишь добавлял всему облику целомудренности. Как и положены - тонкие перчатки, туфельки и шляпка. Гай опаздывал, и я притоптывала каблуком, ожидая его.
  -- Он не придет, - тихий мужской голос за спиной вынудил резко развернуться, отчего юбка метнулась в вихре ветра.
  За спиной стоял мужчина средних лет. Виски уже тронула седина. Вопреки правилам приличия он был без шляпы. Черный костюм-тройка, черная рубашка, галстук. Он внимательно смотрел на меня темными глазами. На лице нельзя было прочитать ни одной эмоции, как и положено высокопоставленному чиновнику. Он стоял и изучал меня, затем тихо спросил:
  -- Азиэль Ринтар?
  - Да.
  - Эрг Дюэль, премьер-министр Валанкии. Идемте со мной.
  -- Но я жду. Мой жених сейчас должен подойти...
  - Ваш бывший жених. Идемте. Его величество хочет увидеться с вами.
  -Но я..
  - Азиэль, - вздохнул он, подходя ближе, - ты же понимаешь, что от такого не отказываются?
  - Я закричу, - я поспешно отступила назад.
  - Это не поможет, ты знаешь, что я маг. Со стороны прохожие видят, как ты встретилась со своим молодым человеком и сейчас мило беседуете. Нас никто не слышит. Я не хочу применить силу.
  Вместо ответа я бросилась бежать. Увы, сбежать от мага - нереально. Пара шагов и я провалилась в портал, чтобы оказаться в большой комнате с накрытым столом на две персоны. В двери в соседнюю комнату виднелась кровать.
  -- Сбежать не получится, мы посреди пустыни Вьетар. Ты знаешь так называемые нулевые зоны? Дом расположен в одной из них. Никто вас не найдет, никто не помешает, никто не увидит. Азиэль, послушай меня. В твоих интересах выслушать и как можно быстрее принять действительность. Император не причинит тебе боль, но и не отпустит. Пока он заинтересован в тебе, бояться нечего. Он также не заинтересован в обнародовании вашей связи. Более того... Ты помнишь дело красотки Бенриль?
  -- Её казнили за измену, - мой голос дрогнул, осознавая масштаб катастрофы.
  -- А что говорят в народе?
  -- Она была любовницей императора, их застала императрица, и Его Величество отрекся от нее, говоря что его оговорили. Следствие подтвердило невиновность императора
  - Почти правда. Бенриль решила, что она может диктовать свои условия и вмешиваться в политику. Император дважды намекал, что от нее ждут другого, но девушка не вняла. Пришлось избавиться.
  -- Отпустите меня, - взмолилась я, - я же ничего плохо не сделала.
  -- Азиэль, избавь меня от истерик. Соберись и выслушай. Будь послушной, не играй на нервах императора, не лезь в политику, не проси, не болтай лишнего - тебя не тронут, если спросят - отрицай, если угрожают, не реагируй и говори мне. Никаких сплетен, никаких подружкам по секрету. Если хоть кто-то узнает, что ты любовница - то за твою жизнь я не дам и ломаного гроша. Император будет все отрицать, более того, тебя обвинят в соблазнении и проституции. Не перечь императору, это в твоих интересах. Неудобства положения с лихвой компенсируются. Насколько я помню, ты работаешь в протокольном отделе. Дополнительное медицинское обслуживание, которое ты будешь оплачивать, однако суммы вернуться в черную. Так же в конверте ты будешь получать материальную компенсацию моральных издержек. Плюс подарки, приятные сюрпризы, тем более Его величество сам маг, так что внакладе не останешься.
  -- А если бы на моем месте была ваша дочь, вы так же бы ее продали? - я не хотела верить в циничные слова.
  Он немного помолчал, затем сказал:
  -- Азиэль, не взывай к совести. Я выполняю приказ императора. И мне выгодно, чтобы он был удовлетворен. Его величество молодой мужчина с нормальными потребностями. Азиэль, не сопротивляйся. Ты же умная девочка и понимаешь, что уже все решено и твое мнение мало кого интересует.
  - У меня жених, я мечтала о семье.
  - Мне жаль, - равнодушно ответил премьер-министр.
  Поняв, что тюремщика не разжалобить, я посмотрела на окно.
  -- Повторюсь, мы в центре пустыни Вьетар. Окна зачарованы, ножи на столе тоже. Не ты первая, не ты последняя. Избавь меня от лицемерного стыда и ложной оскорбленной невинности. Попытки суицида ни к чему не приведут, лишь платье помнешь.
  На лестнице послышались шаги. Премьер-министр поднялся со стула и склонился:
  -- Ваше величество.
  Я не шевелилась, лишь стиснула губы. Император метнул на меня быстрый взгляд и тут же повернулся к премьер-министру. Тот протянул папку:
  -- Она действительно сирота и родители неизвестны. Ее нашли на пороге приюта. Никаких опознавательных знаков не было. Здорова, проблем с законом не было. Гай Трессель, которого Азиэль называла женихом, таковым не является. Он помолвлен с дочерью компаньона отца, а с Ринтар развлекался.
  - То есть никаких родственников, что захотят получить профиты?
  - Да, Ваше величество, все чисто.
  - Вы врете!!! Гай не мог! - не удержалась я.
  - Госпожа Ринтар, просто так на вечерний сеанс не зовут, - безразлично произнес Эрг Дюэль, - пожалуйста, вот бронь номера гостиницы на сегодняшнюю ночь на ваше имя, вот рецепт, по которому Гай Трессель купил сегодня легкое наркотическое вещество. А это конфеты, где наркотик был обнаружен. Доза минимальна, просто чтобы слегка вскружить вам голову и добиться сговорчивости.
  Он спокойно протянул мне бумаги, но я отвела руку. Поверила? Наверно, да. Им нет смысла меня обманывать, чтобы добиться расположения, они просто возьмут что надо. Но сам факт подействовал как отрезвляющая пощечина. Под насторожеными взглядами мужчин, я положила на стул сумку, сняла шляпку и перчатки. Эмоции отключились, я двигалась как кукла. Хотя почему как? Теперь я кукла, игрушка Его величества. Эрг Дюэль прав - от таких предложений не отказываются, шанса у меня не было никакого. Может и хорошо, что он так холоден? С момента, как Его величество принял решение, мой путь на плаху начался. Чтобы не говорил премьер-министр, ни одна из любовниц императора не осталась в живых, а значит кто сказал, что для меня сделают исключение. К чему истерить? Я уже мертва, а у трупа нет эмоций, чувств и воли. Есть только одна техническая проблема. Я не знала, что мне теперь делать.
  -- Азиель? - тихо позвал император.
  -- Скажите, что я должна сделать? Я не знаю. У меня ... у меня нет опыта в таких делах.
  Император недоумевающе посмотрел на Дюэля.
  -- Госпожа Ринтар - девственница, Ваше величество, - глухо сказал премьер-министр и исчез в портале.
  Император прикрыл дверь, подошел к столу, разливая по тонким бокалам шампанского. Один он вручил мне.
  -- Пей.
  - Я не пью алкоголь.
  - Теперь пьешь. Давай.
  Под тяжелым его взглядом я поднесла бокал и сделала маленький глоток.
  -- До дна, Азиэль.
  Страх и отчаяние забили вкус напитка, я испуганно выпила залпом и закашлялась. Император тотчас подхватил меня, усаживая на стул:
  -- Давай поговорим, Азиэль. Познакомимся поближе.
  -- Как скажете, Ваше величество, - тепло разлилось по телу, голова слегка закружилась.
   Мне хотелось чтобы все уже произошло. Страх перед неизвестностью пугал больше, чем то, что должно произойти.
  -- Скажи, как ты попала в протокольный отдел?
  - После колледжа пришло распределение. Меня вообще после приюта должны были направить в провинцию Каск, секретарем в местную администрацию, но одна из девушек вышла замуж и направили меня.
  -- Вот так просто?
  - Я закончила колледж с отличием.
  -- Умница и красавица. Ты благодарила директора за назначение?
  -- Я соблюла все правила приличия, Ваше величество.
  Голова шумела, мне казалось, что я взлетала. Император уже сидел на соседнем стуле, придвинув его вплотную. Его рука опиралась на спинку моего стула. Он протянул еще шампанское:
  -- Как именно? Расскажи мне, Азиэль.
  - Я подарила ему трилогию по психологии магии. Он писал диссертацию по этой теме.
  - И только?
  - Да, Ваше величество.
  - Пей, Аззи.
  Еще пара глотков шампанского Император думал, задумчиво играя моими волосами, пропуская их сквозь пальцы. Когда он распустил их? Я сжалась и он заметил это.
  -- Как вы познакомились с Гаем?
  -- На выпускном. Он проводил после меня до комнаты, я жила на территории колледжа. Затем периодически мы встречались. Недавно он сделал предложение. Хотел с родителями познакомить, - я всхлипнула и жалобно посмотрела на императора, - это правда?
  - Правда, Аззи. Пей.
  Он долил шампанское, но я упрямо мотнула головой:
  -- Простите, Ваше величество, но...
  -- Пей, Аззи. Шампанское освобождает.
  Ну да, коварное игристое сыграла надо мной злую шутку. Император задавал вопросы, подливал искрящий напиток. Я отвечала. Когда я забылась - не знаю. Последние вопросы доносились сквозь туман. Кажется, он спрашивал как я себя чувствую.
  Очнулась я в своих апартаментах. Полностью одетая, я лежала поверх одеяла и прислушивалась к ощущением. Голова слегка кружилась, хотелось пить. Хорошо, что сегодня воскресенье. Я осторожно поднялась, в комнате никого не было, только на подоконнике лежал конверт. Медленно подошла и вскрыла письмо. 'Притязаний больше нет'.
  Я не поверила глазам. То есть меня не тронут? Император сжалился? Настроение тут же улучшилось, я быстро привела себя в порядок и поспешила на улицу. Завтракать решила в одном из кофеен столицы за пределами резиденции. Как же меня напугали вчерашние события, что сейчас простое письмо вскружило голову. Я шла по улицам, не замечая косых взглядов. Все хорошо, моя жизнь наладилась, только... Гай. Неужели правда? Я дернула плечом и решительно открыла дверь в небольшую кондитерскую.
  -- Что изволите?- криво улыбнулась за прилавком женщина в строгом платье темно-синего цвета.
  - Шоколад и круассан ванильный, будьте добры.
  - Сейчас вам принесут.
  Холодная вежливость даже не насторожила меня. Я устроилась у окна, размышляя, как же быть с Гаем. Впрочем, если это правда, то думаю он сегодня не придет. Жаль, я купила его маме редкую поваренную книгу, он тогда сказал, что госпожа Трессель о ней мечтала. Сама я была равнодушна к готовке, знала все что необходимо хорошей домохозяйке, но не испытывала радость. Наверно, когда появится любимый человек, который станет мужем, я научусь получать удовольствие от домашнего хозяйства.
  Мне принесли заказ, я тут же расплатилась. Изумительный напиток, густой и ароматный, отвлек от раздумий, я бросила взгляд в окно. На площади тесным кружком собрались мои подруги и их молодые люди. Гай тоже был там. Я поблагодарила хозяйку кондитерской и поспешила к друзьям. Что оттягивать, если можно сейчас все узнать.
  Мое появление заметили. Молодые люди примолкли и следили за моим приближением.
   --Добрый день, - меня насторожило отсутствием улыбок. Осуждение в глазах девушек, некая брезгливость, какие-то похабные взгляды юношей.
  - Азиэль, это правда? - вместо приветствия спросила Патти.
  - Что?
  Вместо ответа она протянула мне газету. На первой полосе наш снимок с императором в саду. Тот самый момент, когда он целовал мне руку. Ракурс снимка был таков, что казалось, что мы одни среди цветов. Заголовок гласил, что у Его величества новая игрушка.
  -- Но вы же были при этом, - прошептала я, с мольбой смотря на подругу, - вы все были при разговоре с императором, ничего предосудительного не было.
  - Только вечером ты не пришла. Наверно была очень занята, - хмыкнул Гай.
  - Я ждала тебя как и договаривались около кинотеатра, но ты сам не пришел, - я смяла газету.
  - А меня задержали и препроводили в участок. Я просил отца предупредить, но он не нашел тебя.
  - За что тебя задержали? - с подозрением спросила его, осознавая, что кошмар не закончился. Он только начинается.
  - Наверно, я мешал кому-то.
  - Как ты могла, Аззи, - упрекнула Патти.
  Что я могла ответить? Правду нельзя, врать не могла.
  -- Прости, Аззи, но мои родители против тебя.
  Они уходили полной компанией, я даже увидела торжествующий взгляд Гая. Сил хватило вздернуть подбородок вверх, выкинуть газету в урну и вернуться в резиденцию. Остаток дня я проревела у себя.
  За рабочую неделю я научилась гордо смотреть вперед и не прятать взгляд. В столовой отдела обедала одна, из чаепитий по утрам меня исключила, а на вечерние тоже не звали. Меня сторонились, за спиной шушукались. Император безмолвствовал, газеты упражнялись в остроумии. Пару раз я сталкивалась с императрицей. Ее величество внимательно изучала меня, когда я замирала склонив голову, затем небрежным жестом отпускала восвояси.
  Спасала работа. У меня согласовывались три рабочих встречи, в них было множество накладок, документы, списки, регламенты менялись ежечасно, а мне приходилось все править. Напрягали только визиты к машинисткам. При моем появлении в зале стрекот резко смолкал, чтобы через секунду начаться с утроенной силой. Девушки не хотели брать работу от меня, но им приходилось. Рукописные тексты они брали с неохотно, двумя пальчиками, словно боялись подхватить заразу. В итоге я перестала снимать на работе перчатки.
  Субботу и воскресенье я провела в магазинах, почти привыкнув к любопытно-брезгливым взглядам. Мой гардероб обогатился перчатками, шляпками с широкими полями и строгими платьями. Я не сумела отказаться от широких юбок, но все лифы были более чем скромного кроя. Воротники под горло, рукава не короче локтя. Я оставила всю зарплату и даже использовала небольшую сумму из отложенных денег.
  Следующая неделя прошла в полном вакууме. Я уже привыкла к косым взглядам, все также гордо выпрямив спину шла через толпы сплетников.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Соврикова "Рожденная жить" (Фэнтези) | | А.Джейн "Красные искры света" (Городское фэнтези) | | ЯНина "Гармония без очереди" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | К.Марго "Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что" (Любовные романы) | | К.Огинская "Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | В.Свободина "Отчаянная помощница для смутьяна" (Современный любовный роман) | | Н.Мамлеева "Отказ - удачный повод выйти замуж!" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Мороз "Таури" (Юмористическое фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! Интерактивный" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"