Якунин А. В: другие произведения.

Золото во тьме

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гильгамеш в Старшей Школе Демонов. Ссылка на фикбук:https://ficbook.net/readfic/5237591

  Глава 1. Первые шаги Короля
  За восемнадцать лет до пробуждения Короля
  
  
   - Он прекрасен, правда, дорогой? - счастливо спросила женщина, лежащая в постели после родов, у своего мужа.
  
  Тот неуверенно кивнул и весьма криво улыбнулся.
  
   - Конечно, дорогая!
  
  Мужчину одолевали сомнения. Врачи сказали, что мальчик родился точно в срок. В дни предполагаемого зачатия девять месяцев назад он был с женой неотлучно. У них был медовый месяц, который они провели в Токио, не отходя друг от друга больше чем на пять минут, и в эти дни измены быть не могло даже теоретически. Тогда почему ребёнок златовлас, а черты его лица совсем не напоминают японские? Он, конечно, и сам наполовину европеец, но...
  
  Его взгляд остановился на глазах новорождённого, что внимательно, не по-детски разумно, смотрел ему в лицо.
  
   - Смотри! Наш малыш Иссей узнал своего папочку! - засюсюкала Хёдо Шихо, целуя сына в макушку. - Возьми его, Тацуми!
  
  Переведя взгляд с продолжающего индифферентно изучать окружение младенца на свою жену, Тацуми не обнаружил в её глазах даже тени сомнения в своих словах. Она явно даже не рассматривала вариант, что он может не быть отцом. Поняв это, он широко искренне улыбнулся и принял Иссея из рук жены, начав того укачивать, на что тот отреагировал недовольной моськой, так как тряска мешала рассматривать маму.
  
   "Наверняка это мутации какие-нибудь. Я вроде читал где-то о подобных случаях", - решил мужчина, смеясь над выражением лица сына, - "Да и поверить в измену моей Шихо сложнее, чем в существование девочек-волшебниц! А значит, просто-напросто гены моей матери проявились в нем сильнее, чем во мне. Ведь глаза-то у него мои!"
  
  Убедив себя в этом, он принял своё отцовство, и больше ему никогда не приходило в голову сомневаться в своих выводах. Не было желания и поводов.
  
  Акушеры же тем временем обсуждали рождение странно спокойного малыша, что прекратил плакать почти сразу, как ему обрезали пуповину. Его идеальное физическое состояние и миловидная внешность вызывали лёгкую зависть в адрес родителей мальчика. А при воспоминании о изучающе-серьёзном взгляде малыша каждый участвовавший в принятии родов считал своим долгом заметить, что послужил делу появления на свет как минимум гения. Но постепенно этот удивительный случай выветрился из памяти врачей, как и многие другие до этого.
  
  За десять лет до пробуждения Короля
  
  
  
   - Пап, а что такое "абсолютное преимущество", в экономике? - поинтересовался восьмилетний мальчуган за обедом.
  
  Тацуми подавился салатом, а Шихо едва не выронила палочки. Несмотря на то, что это уже не впервые, они так и не смогли привыкнуть к подобным "взрослым" вопросам от маленького внешне сына. Хотя чего, казалось бы, ожидать от того, кто в то время, когда другие дети впервые произносили "Мама!", уже говорил сложными предложениями с подтекстом? То, что у ребёнка абсолютная память, также давно не новость. Тем не менее, знания и интеллект мальчика продолжали их поражать.
  
   - Сынок, ты же вроде бы умеешь пользоваться компьютером? Посмотри в интернете! - с напускным весельем посоветовал отец. Его весьма огорчало то, что он больше не может помочь сыну в познании мира. Уже давно не может.
  
   - Я смотрел, - серьёзно заметил Иссей, - Но там только положения "Теории абсолютных преимуществ" Адама Смита, но я считаю её не совсем точной, так как...
  
  Дальнейшая речь сына была привычно пропущена родителями мимо ушей, так как попытка её понять могла гарантировать сильнейшую головную боль. Уже наученные горьким опытом, они стали думать о чем то постороннем, каждый о своём, старательно игнорируя слова мальчика, но при этом усиленно делая вид, что им интересно.
  
   - ... старый почтовый индекс Джона Коннора, не соответствует самому определению цифровых систем Скайнета, а системы голокронов ситхов превосходят их на несколько поколений за счёт лучшего пиара, - декламировал тем временем Иссей с серьёзным лицом, следя за родителями, - Из этого следует, что само понятие кольца всевластия в корне неверно и Шреддеру не дано насытить рынок Австралии черепашками. Как вывод можно снять любой оригинальный фильм, но сиквел всё равно будет хуже, - поняв, что ещё чуть-чуть и рассмеётся, глядя на серьёзно внимающих этому бреду взрослых, он закончил, - Именно поэтому Теория Смита нуждается в дополнении.
  
  Отреагировав на конец речи, Тацуми серьёзно заметил:
   - Я думаю, что твои выводы верны Иссей, но тебе всё же стоит лучше изучить суть вопроса. Ты явно что-то недопонял, хотя в целом и прав.
  
   "Обязательно", - подумал Иссей, -"Давно стоит посмотреть вторую часть Терминатора. Первая часть мне понравилась. Очень хорошо помогает понять людскую психологию с её глубинным страхом перед прогрессом. Надеюсь, вторая не намного хуже".
  
   - Я согласен, пап, - сказал он вслух, - не помешает ещё кое-что уточнить и перепроверить.
  
  Он давно уже заметил маленькую хитрость родителей и иногда позволял себе немного поднять настроение за её счёт. Его веселило то, как они пытаются казаться умнее, чтобы он не возгордился и не разочаровался в них, перестав уважать. Но это просто глупо. Какая ему разница, разбираются они в экономике, политологии и других науках? Они любят его, а он их - и это главное. А раз он умнее и лучше, то просто должен о них позаботится, как люди заботятся о животных. Ведь для чего ещё нужна сила, как не для защиты близких? А даже если и не для этого, то он как минимум обязан им своим появлением на свет и помощью на раннем этапе развития. Ему же не чужда благодарность.
  
   - Мам, тебе помочь с уборкой посуды? - спросил он как всегда, для проформы, после чего поднялся из-за стола.
  
   - Да не нужно... - так же привычно отмахнулась Шихо, принимая часть тарелок из рук сына.
  
   - Нам не сложно, - заметил Иссей, принимая из рук отца оставшиеся тарелки, и передавая их матери.
  
   - Совсем, - добавил Тацуми, убирая со стола крошки.
  
   - Ну раз так, тогда ладно, - улыбнулась женщина.
  
  Закончив, Иссей направился в свою комнату и сел за компьютер, чтобы продолжить составлять свой бизнесплан. Его подтолкнуло к этому желание помочь своим родителям, у которых были проблемы с деньгами из-за неудач на работе у отца. Ему естественно никто об этом не говорил, но понять это по подслушанным обрывкам разговоров и упростившемуся меню было несложно. Поэтому он решил заняться бизнесом, как самым для него простым и доступным делом. Мальчик не сомневался, что будет в нём лучшим. Именно это направление может позволить ему помочь не только родителям, но и многим другим людям. Иссей уже давно понял и уяснил, что в современном мире правят деньги. Имея их, ты можешь позволить себе, и добро, и зло. Не имея, ты можешь разве что просто жить, ни во что глобально не вмешиваясь.
  
  Мальчик заметил почти сразу, как начал понимать язык людей, насколько он совершеннее окружающих, что не способны в большинстве своём по-настоящему разумно мыслить почти четверть жизни, но даже тогда он будет их превосходить на порядок. Малыш понял, он намного выше их всех как существо, а поэтому должен править ими. Под его властью человечество сможет стать по-настоящему разумным, а не переводить ресурсы в бессмысленных войнах между собой или на глупые попытки пустить пыль в глаза странам-соперникам. Под его единой властью сама идея конкуренции внутри вида себя изживёт. Достичь этого для него не так уж сложно, ему поможет его будущая корпорация. Раз в мире правят деньги, он установит над ними полный контроль. Он будет править деньгами, а деньги в его руках миром.
  
  И вот сегодня проект был практически окончен. Долгое время изучения рынка сбыта позволили ему создать идеальную концепцию, что в свою очередь позволила бы ему выйти в мировые лидеры по производству и продаже электроники за каких-то пятнадцать лет! Дело осталось за малым - уговорить родителей взять кредит в качестве первоначального капитала часть которого уйдёт на покупку мелкой разорившейся фирмы. Так как никто из его родителей не является финансистом, некоторые спорные детали их не обеспокоят, а убедиться в его гениальности они уже успели, поэтому наверняка с радостью его поддержат.
  
  ***
  
  
  
   - Нет, Иссей! - неожиданно жестко припечатал отец, - Несмотря на свою гениальность ты ещё маленький мальчик. Ты даже начальную школу ещё не окончил! А мы с мамой не созданы для бизнеса. Кто будет управлять твоей фирмой?
  
   - Я собираюсь сдать все экзамены об окончании средней школы экстерном в двенадцать лет, старшей в шестнадцать, чтобы не привлекать излишнего внимания, после чего закончу Токийский университет, - возразил мальчик, - До этого же один из вас просто будет выполнять мои указания.
  
  Тацуми продолжал недоверчиво смотреть на бумаги в своих руках и хмуриться, но спокойная уверенность сына его заставила задуматься.
  
   - Для начала тебе следует обратиться в банк, в вот этот, - он указал на один из листков, что до этого распечатал на принтере, - Там процент ниже, да и получить кредит проще. Для того, чтобы тебе его выдали, покажешь вот этот скромный, не слишком амбициозный, проект, - он указал на новый листок.
  
  - А почему бы не показать основной? - заинтересовался Тацуми, - Раз он так хорош, как ты говоришь, они могут выделить больше средств.
  
  "Потому что на первый взгляд он совершенно безумен", - мысленно усмехнулся Иссей, - рынок ЭВМ, где существует чудовищная конкуренция, и где кажется просто нет лишнего места... Никто на такое не даст денег. Пусть это будет просто магазин электроники", - но вслух он ответил, - Не хочу, чтобы о нем узнали преждевременно, - после чего чуть сузил глаза. Люди любят подобные легкие театральные эффекты.
  
  Отец, правильно поняв посыл о шпионских играх, понимающе усмехнулся и заметил:
   - Ладно, даже если я об этом пожалею. Мой долг как родителя поддержать начинание сына, - он протянул ему руку.
  
  Иссей, сохраняя серьёзное лицо, пожал её в ответ, хотя в этот момент ему хотелось скакать по комнате. Он гордился отцом, которому хватило авантюрной жилки на совершенно безумный замысел - создать своё дело по плану восьмилетки. Гордился он и собой, ему удалось её зацепить. Осталось самое сложное...
  
   - Ма-ам! Мы тут с папой кое-что придумали!
  
  Тацуми, казалось, только сейчас вспомнил о жене и схватился за голову. Новый, гораздо более сложный противник, против которого Иссей на этот раз был не один, наступал со стороны кухни, улыбаясь и не ожидая подвоха...
  
  За шесть лет до пробуждения Короля
  
  
  
   - А-а-а-а!!! Помо..м-м, - услышал крик Иссей возвращающийся из школы после церемонии вручения аттестата.
  
  Как он и ожидал, экзамен по каждому сданному им предмету был оценён на максимальный балл, несмотря на желание некоторых принимающих, во что бы то ни стало, завалить наглого малолетку. Но его абсолютная память и знания, позволяющие успешно сдать экзамен об окончании даже старшей школы, оказались сильнее упрямства учителей.
  
  И вот сейчас, когда он торопился домой, сообщить родителям, ради события устроивших выходной, очевидную, для всех хоть немного его знающих, новость о успешной сдаче. Но услышанный им призыв о помощи заставил его свернуть между домов. Перед его глазами оказалась пьяная компания парней, один из которых держал девушку, пока другой зажимал ей правой рукой рот, левой щупая за грудь. Последний стоял в стороне, держа наготове монтировку.
  
   - А ну заткнись, тупая сучка! - прошипел парень, что зажимал рот, - Не то лишишься половины зубов! А так мы сейчас с братанами немного развлечемся, и уйдёшь целой! Ну, почти, - он заржал, компания его поддержала.
  
   "Они явно не убийцы", - заметил Иссей, - "И становиться ими скорее всего не планируют. Оказаться за решеткой за групповое изнасилование они также вряд ли желают. А значит, они, скорее всего, просто перепили и не осознают последствий своего поступка. Думаю, достаточно будет просто о них напомнить. У меня всегда это хорошо получалось.".
  
   - Парни, - негромко обратился к компании Иссей, привлекая внимание, - Я уже вызвал полицию и они должны скоро прибыть. Но если вы отпустите девушку и уйдёте, то возможно сможете скрыться.
  
  Заметив, что все, включая жертву, смотрят на него, он продолжил спокойным и уверенным тоном:
   - Вы, конечно, можете попытаться её оглушить и увести с собой. Но в таком случае я прослежу за вами, и полиция вас всё равно найдёт, - один из парней хмыкнул. Должно быть, он об этом подумал, - Можете выбрать одного или двух из вас, что поймают меня, пока один держит девушку, но тогда их точно схватит полиция, так как достаточно быстро поймать меня у вас не получиться. Кроме того, я прекрасно запомнил ваши лица, - Иссей вновь сделал небольшую паузу, - У вас единственный выход - отпустить девушку и попросить прощения, тогда я забуду о происшествии, а она не будет писать на вас заявление, да и вообще вспоминать, правда?
  
  Всё ещё напуганная девушка энергично закивала.
  
   - Вот видите, - мальчик улыбнулся, после чего вернув серьёзное выражение лица, предупредил - Я слышал, что в тюрьмах не любят насильников, и условия там для них очень плохие. А что с ними делают другие заключённые... - Иссей выразительно поморщился.
  
  Он их убедил. Парни были уверенны, что мальчик прав, так как другого выхода действительно нет и девчонку лучше отпустить. Не стоит небольшое развлечение ожидающих их последствий. Ведь про тюрьму они и сами что-то похожее слышали, да и терять годы жизни за решёткой никому не хотелось.
  
  В пьяные горячие головы, остуженные речью Иссея, не могла прийти в голову мысль о нелогичности действий мелкого спасителя. Ведь ему предстоит отвечать за ложный вызов перед приехавшим нарядом полиции или всё же рассказать о них. Да и для них самих всё далеко не так безнадёжно, как он описывал.
  
  Уже мысленно празднуя победу, мальчик молча ждал, пока мнущиеся парни, которым всё же не хотелось подчиняться малолетке, несмотря на понимание необходимости этого, выполнят его условия. Но его простому замыслу, посредством которого он хотел спасти сразу несколько судеб было не суждено исполниться.
  
  Услышав шуршание ботинок об асфальт за своей спиной Иссей успел обернуться, перед тем как получить чудовищный удар битой по голове.
  
   - Чего встали!? - рявкнул подошедший со спины к мальчику четвертый, что до этого отходил к местному торговцу дурью, поэтому не попал под действие его харизмы, - Глушите девку и поехали ко мне на хату! Или вы мелкого испугались?
  
  Парни, что до этого готовы были мирно разойтись, пришли в себя и начали возражать, что ничего они не испугались, просто пацан копов вызвал.
  
   - Вы чё упали? Я же говорил вам, кто мой батя... - начал было тянуть слова представитель золотой молодежи, но его прервали.
  
  Отлетевший от удара к стене Иссей, пока лидер строил своих подчинённых, медленно осозновал произошедшие. Чтобы его оглушить, чего добивался обладатель биты, требовалось приложить намного больше усилий, поэтому он был в сознании, лишь тонкая струйка крови стекала по щеке.
  
   "Этот парень меня... ударил?" - неверяще спросил он сам себя.
  
  До этого момента ему никто и никогда намеренно не причинял боли. Даже просто глупо над ним подшутить никто так и не решился. Все и всегда чувствовали окружающий его ореол величия и не решались хоть как то вредить ему.
  
   "Этот парень ПОСМЕЛ ударить МЕНЯ!?" - шокировано осознал Иссей.
  
  Всё его существо заполонила жгучая ярость. Вся его сущность пылала желанием покарать зарвавшееся ничтожество, что возомнило себя выше его. Он покажет этому червю его место. В земле, под его ногами!
  
  Его лицо исказила гневная маска. Медленно и плавно он поднялся с асфальта, после чего подошёл к успевшему шагнуть вперед ублюдку.
  
   "ЭТОТ ПЕС ПОСМЕЛ НАПАСТЬ НА СВОЕГО КОРОЛЯ!!!" - услышал он гневный рёв самой своей сути, после чего атаковал.
  
  Согнув запястье парня во внутрь, он добился того, чтобы бита выпала из его руки. Не дав ей достигнуть асфальта он подхватил её на лету, после чего шагнул вперёд и нанёс с разворота, не успевшему понять что произошло парню удар по коленной чашечке. Как только тот с криком рухнул, Иссей начал наносить яростные удары по почкам, печени и костям рук и ног. Совершенное тело не знало усталости, и удары не становились со временем слабее. Поняв, что не может видеть реакции этого ничтожества на заслуженную кару, он пинком перевернул тело на спину, после чего продолжил экзекуцию, запоминая каждое выражение боли, что выказывал этот пёс.
  
  Через минуту в подворотне остался лишь Иссей и едва живое тело с повреждёнными внутренними органами и раздробленными костями, что уже не могло кричать и лишь сипело. Решивший наконец проявить милосердие мальчик оборвал его мучения точным ударом по черепу. Он уже успел выпустить свой гнев и теперь грустно смотрел на дело рук своих, не понимая, что это на него нашло. Его слегка утешало лишь то, что после такого убежавшие ребята вряд ли когда-нибудь ещё на кого-либо нападут, а девушка перестанет ходить в одиночестве по сомнительным местам.
  
  За час до пробуждения Короля
  
  
  
  Красивый золотоволосый парень сидит на троне в пустыне в полном одиночестве. По нему видно, что он скучает и испытывает жажду. Но вот он нажимает кнопку на подлокотнике и над ним раздвигается навес, оберегающий его от солнца. Нажимает другую, и вот перед ним появляется бассейн полный воды с красивыми девушками плавающими в нём. Жмёт третью, и к нему подъезжает золотой, похожий на голема, робот, услужливо протягивающий поднос с бокалом. После была показана довольная улыбка парня, и мужской хорошо поставленный голос произнёс:
   - С технологиями URUK inc, любое место по вашему желанию может стать раем!
  
  Завершился ролик золотой эмблемой компании во весь экран, изображающей человека на троне в виде глобуса.
  
  Иссей в очередной раз довольно улыбнулся, почти как в только что увиденной им в очередной раз рекламе, разве что чуть более искренне. Его чудовищно сложный и рискованный бизнесплан улетел в трубу почти сразу, не выдержав столкновения с реальностью. В этой самой реальности потребители, почему то просто жаждали приобрести его продукцию. Иногда ему казалось, что начни он торговать льдом в Арктике, и там у него не будет отбоя от покупателей. Еще немало способствовали расширению деньги, заработанные им лично на съёмках фильмов и сериалов. В итоге уже сейчас, спустя десять лет после создания его фирмы, она превратилась в богатейшую корпорацию мира. Почти все конкуренты были задавлены и поглощены. Государственные заказы на дорогое медицинское и вычислительное оборудование сыплются отовсюду. Его отец считается одним из самых богатых людей современности. Уже сейчас он позволяет себе огромные траты на гуманитарную помощь, а через некоторое время, когда нефть потеряет свою актуальность после начала производства электродвигателей нового поколения, что были воссозданы им самим по наработкам Тесла, он сможет начать диктовать условия крупнейшим державам земного шара.
  
   - И как это, сниматься? Интересно? - поинтересовалась Юма-чан.
  
  Иссей встретил её во время вечерней прогулки, когда она собиралась спрыгнуть с моста. Он ясно увидел по некоторым косвенным признакам, что она не очередная фанатка, собирающаяся таким образом произвести впечатление и действительно готова прыгнуть. После того, как та его узнала по одной из ролей, он уговорил её не прыгать взамен на свидание с ним. Она согласилась. Вот сейчас они гуляли по местному торговому центру, сходив перед этим в кино и ресторан. В данный момент они остановились перед магазином электроники, на витрине которого были телевизоры его компании.
  
   - Не слишком. Все эти команды режиссёра... - Иссей чуть нахмурился. Он очень не любил выполнять чьи-либо указания, - Но кому то нравится.
  
   - А пошли в парк? - предложила девушка, - Сейчас вечером там не много людей и мы сможем погулять вдвоём.
  
   - Пошли, - согласился он. Ему было всё равно чем заниматься. Пока часть его сознания была занята общением с девушкой, другая продумывала дальнейшие планы по получению экономического господства над миром.
  
  Они некоторое время прогуливались вдоль посажанных в линию кустов, пока не дошли до фонтана в центре парка. Тут Иссей почувствовал странное дуновение теплого ветра, но взглянув на деревья он не обнаружил движения среди листьев. На улице царил полный штиль
  
   - Ты самый замечательный парень из всех кого я знаю, Иссей-кун, - сказала вдруг девушка таким тоном, словно собралась прощаться.
  
  Но почему именно здесь, а не на окраине парка? Ведь по его поведению легко понять, что он с радостью её проводит. Иссей не понимал, и списал это на женские капризы.
  
   - Ты сказала это так, словно собираешься попрощаться со мной навсегда, - улыбнулся он, собираясь предложить встретиться как-нибудь ещё раз.
  
  Сейчас, когда отец великолепно освоился в кресле генерального директора, у него полно свободного времени. Так почему бы не встретиться с этой девушкой ещё раз? Тем более она ни разу за день не показала, что намерена затащить его в постель, как многие до неё. Но то, что произошло в следующий миг стало для него неожиданностью.
  
   - Ты такой догадливый, Иссей-кун, - с улыбкой заметила Юма-чан, выпуская из руки световое копьё, которым за миг до этого пронзила парня, - И мне правда жаль.
  
  Златовласый юноша некоторое время молча стоял и неверяще смотрел на девушку, чувствуя как его тело покидает жизнь. Тонкое светлое жало попало точно в сердце. Черты его лица исказила гримаса ненависти, грозившая навсегда застыть на прекрасном лице, но уже следующий миг она сменилась выражением безумной боли. Глаза покинула пустота, её место заполнили картины прошлого. Он рухнул на бок и скрючившись схватился за голову. Его мысли наполнили воспоминания о событиях, которых не было в этой жизни. Сопровождалось это чудовищной болью. Словно расплавленный металл, эти воспоминания растекались по его сознанию. Иссей чувствовал, как он получает огромный пласт знаний и опыта, что пробудился из самой его сути, перекраивая настоящую личность.
  
  Уже не уверенная в том, что рана ей нанесённая смертельна, падший ангел Рейналь с удивлением смотрела как копьё растворяется в ране, что после этого с шипением заросла. Уже через секунду, поднявшись на ноги, Иссей с интересом осмотрел своё тело, после чего обратил внимание на падшую. Та прекрасно понимала, что ей следует немедленно улетать, так как враг явно не её уровня, но неведомая сила не давала ей сойти с места.
  
   - Ну и что мне с тобой делать, - с надменной улыбкой поинтересовался Иссей, зелёные человеческие глаза которого сменили красные с вертикальными зрачками, - С одной стороны, ты сейчас очень сильно помогла своему Королю, но с другой, - он одним движением достал из-за пазухи золотой кинжал, после чего брезгливо его осмотрел, но признав условно годным, начал накачивать праной, держа кончиками пальцев на весу, из-за чего тот засветился и начал вибрировать, - Ты попыталась его убить, что сильно перевешивает принесённое тобой ненамеренное благо.
  
  Рейналь почувствовала, как после этих слов, сказанных полным презрения тоном, на ее плечи опустилось чудовищное давление, вынуждая упасть на четвереньки.
  
   - Но тебе сегодня повезло, букашка. Король в прекрасном настроении, а поэтому необыкновенно милостив и ты избежишь заслуженной тобой кары, в виде мучительной смерти от пыток, - Иссей слегка кивнул и изобразил рукой жест, милостивого господина бросившего подаяние, после чего жестко заключил, - Ты умрешь мгновенно.
  
  В следующий миг кинжал вырвался из рук парня, после чего быстро, неуловимо для глаза, вонзился в грудь девушки и взорвался с мощью хорошей гранаты. Куски когда-то симпатичного девичьего тела разбросало по всему парку, а по воде фонтана начали расползаться красные пятна.
  
   Юноша подошел к голове, валявшейся неподалеку, после чего перевернув ее ногой лицом к себе, мысленно сам себе попенял:
   "- Неужели жизнь мальчишки так меня размягчила? Иначе с чего я позволил этой шавке быстро и безболезненно умереть, даже не выпытав, что она за тварь такая? А ведь от нее так разило божественной энергией... Ненавижу богов! А тут они судя по всему есть. Не помешает разобраться."
  
  Пнув голову в кусты, он не спеша направился в свой пустой дом. Так как его местные родители сейчас в Токио, и им еще не скоро дано узнать о пришествии в мир Гильгамеша, царя Урука, Короля Героев, тот на ближайшее время полном его распоряжении.
  
  Сидящая в кустах Тодзё Конеко, слуга Ладья высшего демона Риас Гремори, боящаяся даже вздохнуть, проводила круглыми от шока глазами спину удаляющегося походкой хозяина мира, парня.
  
  "- Президент во что бы то ни стало должна об этом узнать - решила малышка, направляясь в сторону местной академии."
  
  Глава 2. Первая слуга Короля
  Клуб Оккультных Наук. Академия Куо
  
  
   - Подожди, Конеко! Ты утверждаешь, что он метнул в падшую кинжал, после чего ту разорвало на куски? - недоверчиво переспросила Риас у закончившей крайне эмоциональный, для себя, рассказ слуги.
  
  Только что они выслушали её доклад о некоторых последствиях слежки за местной знаменитостью. Малышка уже долгое время собиралась взять автограф, но никак не отваживалась.
  
   - Должно быть это какой- то артефакт, - заметила Акено, - Конеко же сказала, что тот засветился перед броском. Возможно, сам по себе человек не представляет угрозы.
  
   - Возможно, ты и права, - задумчиво произнесла аловолосая, - Но что-то тут не сходится. Например, сила и скорость броска. Как он держал кинжал перед броском, Конеко?
  
   - Кончиками пальцев. За рукоять, - немного подумав, вспомнила та.
  
   - Значит тут как минимум телекинез и обладание мощными артефактами, - всё так же задумчиво констатировала Гремори.
  
   - Но самонаведение может быть частью функций артефакта, - не согласилась ферзь, наливая чай всем присутствующим.
  
   - Он был очень в себе уверен. Очень, - добавила девочка. - Он не считал падшую угрозой для себя.
  
   - Возможно у него священный механизм, подобный моему, - предположил Киба, что до этого предпочитал молча слушать, - Это бы объяснило, зачем он потратил столь мощный артефакт.
  
   - Или это самый слабый магический предмет из его арсенала. Гадать нет смысла. Акено, завтра в академии выходной. Пригласи Хёдо Иссея на чашку чая от моего имени.
  
   - От имени Риас Гремори? Думаете знаменитость согласится пить чай с простой школьницей? - невинно спросила ферзь.
  
   - От имени наследницы клана Гремори, сестры сатаны и хозяйки этих мест, - мрачно посмотрела на неё Риас, - Мы не знаем его силы, но думаю информация, кто я такая удержит его от опрометчивых поступков. Никто не захочет заиметь разом столько смертельных врагов.
  
  Акено улыбнулась и согласно кивнула. Но предчувствия короля её обеспокоили. Раз Риас согласна использовать для прикрытия имя семьи, значит Хёдо Иссей - красавец парень, гениальный актёр, сыгравший главную роль в экранизации древнешумерского Эпоса о Гильгамеше, мгновенно ставшей культовым фильмом, вероятно, вдобавок, весьма опасен. По крайней мере, если предчувствия президента не обманывают. По словам Конеко он крайне жесток и надменен. Нужно в переизбытке обладать этими качествами, чтобы равнодушно пнуть голову только что собственноручно убитой девушки.
  
  "Нужно быть завтра очень аккуратной при встрече, иначе велика вероятность, что я окажусь на месте той падшей" - решила Акено, начав обдумывать варианты поведения.
  
  Дом семьи Хёдо
  
  
  Король героев возлежал на своём троноподобном диване перед включенным телевизором, попивая вино из золотого бокала, и скучал. Гильгамеш не видел в этой жизни того, чему можно было бы посвятить себя. Продолжать дело своего недавнего Я по облагодетельствованию человечества? Нет. Он не будет этого делать. Ранее в Уруке, ему уже довелось создать то общество, к которому тот стремился. Ничего хорошего из этого не вышло. Людишки без войн и борьбы заплыли жиром и покрылись плесенью, начав гнить. Они погрязли в своём ничтожестве, перестав искать личной силы для возвышения. Количество достойных людей, что и раньше не радовало своего Короля, упало до минимума.
  
  Он с лёгкостью мог предвидеть, чем бы завершился его План. Тупой скот просто перестанет к чему либо стремиться, получив возможность жить в мире без проблем. Постепенно они растеряют всё своё, данное им, величие, скатившись в самый низ, без основного двигателя прогресса - жизненных трудностей. Иногда будут появляться среди стада те, что имея пытливый ум захотят во что бы то не стало достичь большего, но они перестанут быть всем нужными и пропадут в безвестности, так как в одиночку многого не сделать. Ведь когда у людей и так всё хорошо, они отказываются развиваться. Но в психологию смердов заложен защитный механизм от подобного разложения, именуемый эгоизмом и со временем повод для войны, так или иначе, найдётся. Вновь польётся кровь, понадобятся более совершенные средства уничтожения и прогресс поскачет в гору.
  
  Всё это он уже видел, а наблюдать повторно желания не испытывал. Можно было бы сломать эту систему, добавив людям проблем, чего он хотел сделать в прошлом мире при помощи Грааля. Это позволило бы вернуть славные времена настоящих героев намного раньше. Но Царь Урука верил в судьбу. Точно также как он перестал искать способ обрести бессмертие при жизни, после того как найдя его не смог им воспользоваться, также как после неудачи при попытке обретения Грааля для помещения его в сокровищницу, так и после уже сделанной попытки ниспровергнуть человечество, он не собирался повторять её. Король Героев делает что либо с первого раза, либо не делает вовсе, потому как не может Царь быть побеждён низшими существами. Следовательно, само мироздание не позволяет ему достигнуть цели, а, при всём своём величии, Гильгамеш понимал, как глупо с ним спорить.
  
  С каждой секундой ему казалась всё более привлекательна одна идея. И только понимание, что та лишь на некоторое время отгонит скуку, но после её реализации она вновь его настигнет, а новых способов от неё избавится тогда точно не будет удерживало его от действий. Но если через час ничего интересного по телевизору не обнаружится, он определённо всё же сядет на Виману, вылетит в космос, достанет из Сокровищницы несколько накопителей праны, после чего слив из них энергию в Эа, разнесёт этот мир одной атакой в пыль. Было бы забавно понаблюдать, как отреагируют на подобное местные Гайа с Алайей. Хотя есть ли они тут вообще? Гильгамеш не знал, но влияния Акаши на этот мир он не ощущал.
  
  Решив проверить свою догадку, Обладатель Всех сокровищ другого Мира, извлёк из Врат Вавилона неприметную внешне золотую чашу. Посмотрел на неё, после чего хмыкнул и небрежно поставив на столик возле дивана, налил в неё вина. Взглянув на нее, наполненую кроваво-красной жидкостью и мирно стоящую на столике, Царь Урука расхохотался. Вот он, наполненный! Но больше ценности для идеалистов Грааль Фуюки не представлял, так как стал в этом мире обычной золотой чашей.
  
   - Господин Иссей, с вами все в порядке? - поинтересовался обеспокоенно его дворецкий Танака, что успел изучить его раннюю версию за два года работы и знал, что для той подобный смех нехарактерен.
  
   - В полном, - благосклонно кивнул Король Героев. Он ценил людей, что принадлежали ему душой и телом, а Танака был именно из таких, - И принеси еще вина, - приказал он извинившемуся поклоном за беспокойство слуге.
  
  Многие сокровища из его коллекции изменили свои свойства. Артефакты, что были напрямую связаны с Акашей полностью потеряли свои особености. Лишь то, что было создано смертными осталось неизменно. Кроме того теперь сокровища были действительно ВСЕ. В его коллекции появились недостающие ранее предметы. Как те, что он разрушил метая во врагов, так и новые, которых раньше не было, так как не имели к нему отношения. Гильгамеш понятия не имел откуда, как впрочем и о том, откуда взялся тут он сам, но это его не слишком волновало. Вот то, что посмотреть в выходной день было решительно нечего заставляло его задумываться об уничтожении мира. Пока что не всерьёз...
  
  В зал вновь вошёл дворецкий:
  
   - Господин, к вам пришла какая-то девушка. Она просила передать, что знает про происшествие у фонтана и может сообщить больше.
  
  Король Героев хмыкнул. Что же, ему тоже не помешает узнать побольше о той шавке, что посмела на него напасть. Например, смысл подобной глупости. Кроме того, это какое-никакое но развлечение, а значит конец света отменяется. По крайней мере сегодня.
  
   - Приведи её ко мне, - вновь приказал Гильгамеш, - И принеси наконец вина! И второй бокал, - добавил он в спину слуге.
  
   - Я сию минуту пошлю Саю в погреб, - извиняясь всей своей позой за неторопливость проговорил тот вновь поворачиваясь.
  
  Танака поклонился и ушел выполнять распоряжение. Мудрый слуга заметил перемены в своём господине, но не подавал виду. Раньше Иссей-сама был безукоризненно вежлив и мягок. Теперь же тон его стал жестче, а приказы стали именно приказами, а не завуалированными вежливыми просьбами выполнить свою прямую обязанность - прислуживать. Но дворецкий не сомневался, что перед ним его сюзерен, как любил называть молодого Хёдо выходец из древнего самурайского рода, так как подделать ощущаемое каждой клеткой тела величие и право повелевать от него исходящее по его мнению было просто невозможно. Именно из-за него он с такой гордостью исполняет свой долг простого слуги. А изменения характера вполне могут быть связаны, например, с женщинами. Сам в молодости от них натерпелся...
  
  ***
  
  
  
  Акено ждала у двери огромного, подобного дворцу дома, напомнившего ей о восточных сказках которые она читала в детстве. Особенно своим баснословно дорогим на вид золотым куполом. На фансайте Хёдо Иссея, который Химедзима изучала почти всю ночь, писали, что архитектором здания был он лично, во что девушка не верила. Она примерно представляла себе, какие познания требуются для постройки подобного архитектурного шедевра, являющегося смесью дворца арабского шейха и современного особняка европейского миллиардера и при этом смотревшегося восхитительно. Хёдо же пускай и считался гением, закончив Токийский университет в семнадцать лет, но по экономической специальности а не художественной или строительной. Но обожествляющим своего кумира фанатам плевать на подобные факты и скажи она им подобное всей её демонической силы не хватит для спасения своей жизни от их гнева. Сама она не считала его смазливую мордашку чем-то достойным поклонения и даже расхваленный зрителями и критиками "Эпос о Гильгамеше", где тот сыграл главную роль, не видела. Сейчас она думала, что совершенно зря, так как фильм мог дать больше информации о Хёдо, ведь дурные предчувствия не спешили её покидать.
  
   - Господин заинтересовался и готов вас принять, - чопорно произнес вернувшийся к ней дворецкий, приглашающе взмахнув рукой, - Прошу за мной.
  
  Из баснословно богатой прихожей по не менее богатым лестницам слуга провёл девушку на крытую террасу с золотыми колоннами. Впрочем, и кроме колонн тут золота хватало, как и повсюду в доме. Там же, заставляя Акено почувствовать себя на приёме у древнего деспотичного владыки, расположился и хозяин дома, чей насмешливый взгляд заставлял девушку ощущать неудобство. Даже, казалось бы, совершенно неуместные для подобной ассоциации кожаная косуха и джинсы не портили этого давящего впечатления. Ей почему-то очень сильно хотелось доказать, что она достойна уважения этой личности. Но девушка задушила в зародыше нетипичный для себя порыв, натянув на лицо привычную вежливую улыбку, после чего церемонно поклонилась и опустила взгляд. Несмотря на то, что в ауре парня не было ничего примечательного, непонятное опасение подсказывало ей быть осторожной и неукоснительно соблюдать этикет, выказывая всяческое почтение. В одной позе Хёдо Иссея было больше надменности и горделивости чем во всех её знакомых вместе взятых, а ведь она знакома с многими павлинами из 72 столпов ада, и неизвестно, как он может отреагировать на самую невинную шутку.
  
  "Похоже на то, что слава ударила ему в голову, но до убийства падшей он себя сдерживал, - мысленно предположила Акено. - Возможно оно сорвало некий психологический барьер, что мешал ему показать себя во всей красе. В общем нужно вести себя с ним как с божеством воплоти, не подавая виду каким засранцем ты его на самом деле считаешь"
  
  Окончательно взяв себя в руки, она предельно вежливо произнесла:
  
   - Приветствую вас, Иссей-сан.
  
  Гильгамеш тем временем также изучал свою посетительницу иногда отпивая вино из бокала. Его забавлял один вид этой девушки, что судя по одежде сбежала из прошлой эпохи японской истории, и на фоне современности, а в частности его байкерской кожаной куртки, выглядела крайне нелепо. Но идеалом японской красоты "покинутого" ей времени она не являлась. Судя по лицу, японкой она была только наполовину, да и фигура у неё была слишком рельефная для предпочтений того периода. Сам же Король Героев посчитал её весьма привлекательной. Но веселья от странного, по его мнению, выбора наряда гостьи это не отменяло.
  
   - Кто ты, посмевшая показаться на глаза Королю? - с любопытством спросил он, после того, как девушка его поприветствовала.
  
  Акено слегка растерялась. Того, что с самомнением Хёдо все настолько серьезно она не ожидала. Придя к выводу, что с психами лучше не спорить, король так король, она ответила:
   - Мое имя Химедзима Акено. Я демон, слуга Риас Гремори, наследницы рода Гремори, одного из 72 столпов ада.
  
  Этого хватило чтобы Король Королей заинтересовался. Аура посетительницы частично напоминала ему посмевшую напасть на него вчера тварь божественного происхождения. Сперва он полагал, что это представительница того же вида, но намного выше по званию и положению, так как потенциально гораздо сильнее, но что-то похожее на нечисть в ауре все же прослеживалось. К полноценным демонам же он не мог отнести ни ту, ни другую. Лжи он также не чувствовал, лишь лёгкую неуверенность, а обмануть на две трети бога было невозможно. Это пробудило его любопытство.
  
  Акено же пришла к выводу, что со сверхъестественным человек перед ней знаком не понаслышке, так как на его лице не было и тени изумления, словно с демонами тот сталкивался не раз.
  
   - Ну что же, попытайся доказать мне, что стоишь затраченного времени на тебя, демон-слуга, - предложил Гильгамеш благосклонно.
  
  Это фактически обозначало, что девушка была в шаге от того, чтобы заинтересовать Короля Героев. Каким бывает этот интерес, могли бы поведать Артурия Пендрагон, Котомине Кирей, Александр Македонский и Эмия Широ, но к несчастью для Акено, побеседовать с ними у неё не было ни малейшей возможности, а следовательно она и не подозревала, какая угроза над ней нависла. Поэтому она испытала лишь раздражение, что не отразилось на её лице, но тем не менее не ускользнуло от Царя Урука, вызвав новый приступ веселья.
  
  Его забавляла подобная, вполне адекватная современности, реакция на его привычное поведение. Он прекрасно понимал, что мало кем его высокомерие может быть воспринято как должное, так как современные нормы обращения правителей с подданными, особенно чужими, сильно отличаются от принятых в Уруке его времени, но ему на это было попросту плевать. Он знал, что если пожелает, то уже через неделю эти, так называемые, правители останутся ни с чем. Люди весьма слабы к его божественной харизме. Один только недавний номер с выборами президента США чего стоит, суть которого его ранняя версия не до конца осознала. Несколько вскользь сказанных слов на интервью для американской газеты, и кандидат к которому он был чуть менее равнодушен выигрывает с абсолютным перевесом по количеству голосов. Достаточно ему будет выступить с парой десятков речей по телевидению в поддержку собственного мирового господства, как абсолютное большинство людей с радостью преклонит пред ним колени. Это позволяло ему уверенно считать лишь себя Истинным Королём, достойным подлинного уважения и почитания, какого он желает. Но становиться владыкой мира на деле Гильгамеш не собирался, так как не считал это стадо скота, зовущее себя человечеством, достойным его, Короля Героев, а не свиней, правления. Всё же с его времён люд невероятно измельчал.
  
   - Меня прислала моя госпожа для того, чтобы пригласить вас на чай, - внимательно отслеживающая, несмотря на опущенный взгляд, реакцию на свои слова ферзь заметила как сменилось выражение лица Иссея с благожелательного на гневное, и закончила фразу совсем не так, как хотела, - Она смиренно просит вас почтить своим визитом ее скромное жилище, чтобы разъяснить нюансы касающиеся вчерашнего вероломного нападения совершённого на вас нашими общими противниками - Падшими Ангелами, и предложить сотрудничество.
  
  "Если он хотя бы в половину не окажется так опасен, как спесив, я его лично зажарю молниями. Причем смерть наступит далеко не сразу", - пообещала себе девушка, закончив передавать наскоро переделанное приглашение. Изначальная версия самоуничижения не содержала, но человек перед ней явно считал себя выше каких-то Гремори, аристократов Ада, и "Пожелание встретиться для переговоров", а тем более "Повеление явиться для дачи объяснения за действия совершённые на территории демонов" явно бы не оценил.
  
  Вошёл дворецкий с подносом и поставил на столик бутылку с вином и золотой стакан. Коротким кивком поблагодарив поклонившегося в ответ слугу за старание Гильгамеш извлёк из сокровищницы штопор с рукояткой из слоновой кости, с изображенной на ней серебром змеёй, после чего легко открыл бутылку. Второй бокал он отставил в сторону. Как бы сильно Гильгамеш, по своему личному мнению, не размяк, он по прежнему считал, что Королю не пристало пить с чужими слугами.
  
  Сделав глоток он спокойно произнёс:
   - Королю не нужна помощь для того чтобы забить бешеных собак, из головы которых безумие выжгло понимание своего места в мире. Кроме того, с чего мне верить твоей хозяйке, слуга? На меня напала одна конкретная шавка, а не целая раса, - с усмешкой, показывающей неверие в собственные слова он предполоожил, -Неужели кому-то хватило наглости попытаться использовать Царя Урука в своих целях?
  
   - Прошу вашего прощения, если мои слова ввели вас в заблуждение, - Акено вновь вежливо поклонилась проклиная про себя догадливого ублюдка, - Но моя госпожа хотела лишь сообщить об одной конкретной группе падших членом которой была напавшая. Почти наверняка она так или иначе замешана вся.
  
  Гильгамеш сделал вид что поверил. Так как ему было невероятно скучно он не видел ничего плохого в том, чтобы познакомиться с представителем местной нечисти. Ради этого он даже проигнорирует тот факт, что она не явилась лично, что было бы, несомненно, более достойно Короля, вместо этого прислав слугу с приглашением явиться к ней. Возможно он ей это еще припомнит, но для начала необходимо составить впечатление о хозяйке столь интересной слуги. Может быть она его также заинтересует?
  
   - Тебе удалось заинтриговать Короля, - произнес Царь Урука глотнув вина, - Поэтому я пожалуй окажу твоей госпоже честь своим визитом, - Гильгамеш поставил пустой бокал на стол и одним плавным движением поднялся на ноги, - Веди, - небрежно приказал он.
  
  Акено растерялась.
  
   - Но госпожа ожидает вас завтра, - пробормотала она.
  
   - Думаю что Королю виднее когда стоит наносить визиты различной нечисти, - с усмешкой заметил он, - Или ты не согласна, слуга? Так вот Король повелевает, веди, - вновь приказал он, но уже с угрозой в голосе.
  
   "Ну хорошо. Раз так хочешь, то почему бы и нет? Все же всей группой шанс против тебя явно будет выше. Одна я тебя вряд ли остановлю. Даже если ты слабее чем кажешься, все равно лучше перестраховаться", - решила девушка, после чего поклонилась.
  
   - Позвольте предупредить госпожу о вашем визите.
  
   - Не позволяю, - отрезал Гильгамеш, - Если зовет в гости Короля, она должна быть готова к его визиту в любое время.
  
   "В таком случае прости за неприятный сюрприз, Риас", - мысленно вздохнула Химедзима.
  
   - Прошу за мной, - произнесла она единственное, что ей оставалось.
  
  ***
  
  
  
  Риас сидела в клубной комнате, ожидая возвращения Акено с её своеобразной дипломатической миссии. Все остальные члены Клуба Оккультных Наук разошлись кто куда. Она много размышляла о недавнем происшествии и теперь идея отправить подругу в одиночестве домой неизвестно к кому не казалась ей такой уж хорошей. Вдруг они имеют дело с чокнутым экзорцистом, что поставил своей целью уничтожить всё сверхъестественное? Или ещё каким маньяком? В любом случае, поводов для волнения за Акено у Риас было предостаточно.
  
  Поэтому когда та наконец-то вошла в клуб, радости и облегчению её не было предела. Но когда вслед за ней неторопливо прошествовал знакомый по СМИ златовласый юноша, вся ее радость трансформировалась в смесь удивления и раздражения. Почему он пришел, ведь она ждала его лишь завтра?
  
  Гильгамеш тем временем поражался тому, что ютящаяся в местной академии, и даже не имеющая нормального жилья нечисть набралась наглости зазывать в гости самого Короля Героев. Более того, хозяка жилья даже поленилась встать при его появлении.
  
  Угадав примерный ход мыслей гостя, благодаря некоторому опыту общения с подобными личностями, Акено постаралась исправить положение переведя внимание на себя. Она поклонилась и произнесла:
   - Прошу присаживайтесь Иссей-сан. Я заварю чай.
  
   - Надеюсь он будет лучше всего остального, слуга, - кивнул Король, после чего сел на диван, изучающе воззрившись на Риас.
  
  Та в свою очередь уже успела исследовать ауру гостя и теперь прибывала в некотором недоумении. Чутье высшего демона подсказывало ей, что этот противник совершенно другого, в сравнении с ней, уровня и любая конфронтация с ним обречена на поражение, в то время как аурное зрение четко указывало на то, что перед ней самый обычный человек.
  
   - Приветствую вас Иссей-сан в своем скромном жилище, - поприветствовала гостя демонесса.
  
  Тот лишь продолжал молча ее изучать, никак не отреагировав на ее слова. Под взглядом отчетливо нечеловеческих красных глаз с вертикальным зрачком было очень не уютно. Казалось, что их обладатель уже знает о тебе все, и теперь размышляет, что с тобой делать.
  
   - Вам интересно кто на вас вчера напал, не так ли? - постаралась вызвать Короля на разговор Риас, чтобы нарушить эту жуткую тишину. Но судя по всему, ничего у нее не вышло.
  
   - Ты мне не интересна, - внезапно заявил через некоторое время явно разочарованный Король Королей, - В тебе нет ничего, что могло бы выделить тебя из толпы, кроме твоей оскверненной сути. Но и в этом ты, судя по всему, не уникальна. В услужении у тебя трое тебе подобных, хоть и слабее. Судя по всему, ты не в состоянии развеять мою скуку.
  
  Она напомнила ему Токиоми. Такая же скучная, не заинтересованная ничем стоящим дворняжка. Даром, что нечисть.
  
  Оставив шокированную Риас молча сидеть в одиночестве Гильгамеш поднялся с дивана намериваясь уйти. Но тут Акено принесла чай.
  
   - Уже уходите? - с напускным огорчением заметила она.
  
  Гильгамеш остановился и втянул носом воздух, после чего с интересом посмотрел на чашки на подносе в руках слуги. Подойдя, он взял одну из них в руки, насыпал неприлично большое количество сахара и немного отпил.
  
   - Воистину, этот чай достоин Короля Героев, даже несмотря на то, что я предпочитаю вино, - удовлетворенно зажмурился Гильгамеш, - Ты сама его приготовила, слуга?
  
   - Конечно, Иссей-сама. Специально для вас я достала лучший из своих запасов, - улыбнулась Акено.
  
  Король улыбнулся еще шире и вновь повернулся лицом к Риас.
  
   - Чего ты хочешь за эту слугу?
  
  Демонесса растерялась от такого резкого перехода, но быстро пришла в себя, после чего гневно встряхнув волосами ответила:
   - Мои фигуры - моя семья! Они не какие-то там вещи! Они не продаются!
  
   - Правда? - развеселился Гильгамеш, он уже понял, что ошибся и развлечение ему все же будет предоставлено, - Ты уверена? Смотри, что я могу предложить.
  
  Рядом с дланью Короля открылся портал, подобный луже расплавленного золота повисшей в воздухе. Из этой лужи выплыл меч с кроваво-красным лезвием и гардой из шипов. Ужасная аура его подавляла своей мощью.
  
   - Это Дайнслейв, демонический меч Нибелунгов, - пояснил Обладатель Всех Сокровищ другого Мира, - Он может стать твоим, если ты согласишься на сделку.
  
   - Нет! - возмущенно крикнув, отказалась Риас.
  
   - Неужели тебя смущает это маленькое проклятие? - "понял" Король Героев, ухмыляясь.
  
  Упоминать о том, что то, что для Царя Урука "маленькое проклятие" для многих других неминуемый рок, он посчитал излишним.
  
   - Хорошо, тогда взгляни на это.
  
  Дайнслейв изчез. Из сокровищницы показался новый меч, далеко не столь экзотического вида. Его эфес был покрыт золотом, а клинок блестел подобно серебру. Но демоническая аура, что его окружала была даже сильнее чем у прошлого оружия.
  
   - Грам, "меч солнца", сильнейший демонический меч. Его силы равны легендарному Экскалибуру. Могущества его вполне достаточно, чтобы в мгновение ока уничтожить весь этот город вместе со всеми жителями. Этот клинок стоит значительно больше какой-то жалкой слуги, не находишь?
  
  Риас не понимала чего Иссей добивается. Она же ясно и понятно сказала, что никогда не обменяет своих дорогих слуг на бездушное железо. Даже самое лучшее в мире. Волосы ее начали шевелиться, а между ними начали пробегать алые искры энергии разрушения.
  
  Заметив это, Акено занервничала. В отличии от своей подруги она могла размышлять здраво и понимала, что у человека готового расстаться с подобными реликвиями явно припрятано что-то значительно серьезнее. Но при всем при этом она не видела никакой проблемы с ее предполагаемой продажей, и все ждала, когда Риас это осознает.
  
   - Ну так что? Неужели ты колеблешься? Этот меч вознесет тебя на вершины могущества. Я понятия не имею, кто именно на вершине вашей иерархии, но я уверен, что могущества этого клинка более чем достаточно...
  
   - Хватит!!! - вскричала Риас, - Довольно! Я уже сказала, что не считаю Акено вещью, чтобы ее продавать! Более того, она моя лучшая подруга! Как я могу променять ее на кусок стали!?
  
  Вновь воцарилась тишина. Гильгамеш снова изучающе воззрился на демонессу. Но продлилась она не долго.
  
   - Подруга? Хм. А если твоя подруга сама захочет ко мне на службу, ты ее отпустишь? Она же не вещь, чтобы ее удерживать против ее воли? - насмешливо поинтересовался Царь Урука.
  
  Девушка уверенно ответила:
   - Если она сама захочет этого, тогда пожалуйста, пусть!
  
  С улыбкой Король Героев повернулся к предмету торга, что не являлся по сути вещью, но был подругой Риас Гремори.
  
   - Желаешь ли ты стать слугой Гильгамеша, Царя Урука, Короля Героев?
  
  Взглянув на мягкую улыбку Короля, на зажатый в его руке меч, Акено решила не усугублять и выссказать тот довод, что считала неоспоримым в этом деле. С ним даже этому надменному типу прилется считаться.
  
   - Я бы с радостью стала вашей слугой, Король Героев, - она решила назвать его тем титулом, что озвучил он сам, - Но как демоническая слуга я неразрывно связана с Риас-сама. Она может отдать меня, но лишь другому демону. Вы же, Иссей-сан, не демон, а поэтому я не смогу служить вам.
  
  Он выслушал ее молча, сохраняя на лице бесстрастную маску, но она понимала, что как только она закончит той не станет. Что ее сменит, гнев или печаль, она не знала, но чего она точно не ожидала, так это смеха. И едва услышав этот радостный, полный превосходства смех, Акено осознала, что где-то прокололась. Взглянув на Риас, она увидела лишь недоумение. Она также не понимала причину веселья Короля Королей.
  
   - Ты ее слышала, Риас Гремори. Раз она согласна, то контракт заключен. Нам не стоит дальше здесь находиться.
  
  В руке его появился изогнутый под острыми углами кинжал.
  
   - Но... - только и успела произнести Акено перед тем, как тот вошел ей в живот.
  
   - Нет!!! - закричала вскакивая Риас, почувствовав как обрывается ее связь со слугой. Подбежав к ней, конвульсивно дергающейся на полу, и разорвав одежду, девушка с удивлением заметила, что рана совсем не глубокая.
  
   "Проклятие или яд", - догадалась она, но тут из груди девушки со вспышкой что-то вывалилось, и Акено успокоившись, задышала ровно.
  
  С интересом наблюдаювший до этого за разворачивающейся драмой Гильгамеш, закинул пребывающую в беспамятстве девушку на плечо.
  
   - Нужно было соглашаться на Грам, - заметил он, и расхохотавшись направился на выход.
  
   - Стой! - крикнула Риас, прекратив рассматривать фигуру ферзя, что она подобрала с пола и осознав, что именно случилось.
  
   - Мне пока больше не нужны слуги, - отмахнулся не оборачиваясь Король Героев, - Признай свое поражение, шавка, и не пытайся что-либо предпринять. Ведь тех дворняг, которые не нужны Королю, но смеют ему докучать, - он все же обернулся и глядя в глаза Риас выразительно произнес, - я давлю, вминая ногами глубоко в землю, уничтожая их не только телесно, но и духовно.
  
  После чего молча вышел, оставив Риас сидеть на полу, и потеряным взглядом провожать свою лучшую подругу, которую она не смогла защитить.
  Глава 3. Новые обстоятельства
   - Гильгаме́ш (аккад. шумер. dgilgameš) - энси шумерского города Урука, правил в конце XXVII - начале XXVI веков до н. э. Стал персонажем шумерских сказаний и аккадского эпоса - одного из величайших произведений литературы Древнего Востока. В некоторых мифах известен как "Король героев Гильгамеш", - бормотала Риас, читая страницу в Википедии.
  
  Остаток дня и последующую ночь девушка искала всю информацию, что была о Гильгамеше, так как видела в этом имени, произнесённом Иссеем, единственную зацепку к тому, чтобы разобраться в случившемся. Она совершенно не понимала, чем вызвана не свойственная ей ранее робость и опаска. Аура увиденная ею соответствовала простой человеческой, но в чём тогда дело? Сейчас ей казалось невероятно глупым то, что она даже не попыталась отбить Акено. Фактически, она предала свою подругу, не предприняв даже попытки освободить её! Тот детский лепет, что вырвался из её губ, когда она попыталась остановить златовласого юношу она попыткой не считала.
  
  Поиск в её личной библиотеке почти ничего не дал. Почти вся информация, что она там обнаружила, была и в интернете. Разве что она наткнулась на подобные её случаи необъяснимого трепета перед простым человеком в повестях о скрытом посещении смертных богами, но маловероятно, что это то же самое. Хотя до конца этот вариант она отбрасывать все же не спешила. Мысли богов малопонятны даже самим богам. Вполне возможно, что один из них решил вдруг вселиться в человека. Это прекрасно объясняло, с чего вдруг глаза и характер юноши поменялись. Но гораздо более вероятным ей виделось пробуждение крови героя. В этом веке было много подобных случаев, и ещё один кажется вполне возможным. Это также неплохо объясняет, почему Иссей столь непохож с рождения на своих родителей. Но вопрос ауры эта теория не решает.
  
  Потерев кулаками уставшие глаза, Риас решила прочесть перевод оригинального Эпоса о Гильгамеше, в надежде там найти зацепку. Закрыв вкладку Вики она перешла к поисковику. Она жутко устала, но сдаваться просто не имела права.
  
   - Президент? - прервал её недоумённый возглас Кибы, - Вы не собираетесь на уроки?
  
   - Нет, - коротко ответила Риас. Она решила весь день посвятить поиску информации. Возможно есть что-то, что позволит освободить Акено без особых проблем. К примеру какой либо предмет, что герой/бог жаждет заполучить.
  
   - Вам нездоровится? - с ещё большим удивлением переспросил слуга, - Это объясняет, почему Акено такая взвинченная. Всё же простуды у демонов не бывает, а значит...
  
   - Акено?! - перебила его демонесса, - Ты её видел?! Где?!
  
   - Мы столкнулись у входа. Она спросила живы ли вы. Я её успокоил, что точно живы, так как связь между нами не нарушена - спокойно и четко ответил Конь. Он решил, что сам разберётся во всём этом позже, а сейчас важнее успокоить чем-то взволнованную президента.
  
   - Спасибо, Киба, - с чувством поблагодарила его Риас непонятно, для него, за что. - Передай Конеко, чтобы не волновалась. Я жду вас обоих в клубе после уроков!
  
  После чего наскоро поправив школьную форму, Наследница Клана Гремори, словно обычная школьница пулей вылетела через дверь, с целью скорейшего достижения кабинета, в котором в данный момент находится её класс.
  
   - Постойте, президент! - всё же остановил её он, но взглянув на недовольное лицо, только заметил, - У вас волосы неровно лежат.
  
   - А! Пустяки! - отмахнулась она и побежала дальше.
  
  Вздохнув, конь, недоумевая чем могла быть вызвана подобная реакция на его слова, направился в свой класс. Из-за чего должна волноваться Конеко и в чем причина не типичного для президента поведения, он решил узнать вечером.
  
  ***
  
  
  
  Акено обнаружилась на своем месте за партой. Она поспешно вскочила и бросилась навстречу подруге. Весь остальной класс с интересом наблюдал сцену объятия двух самых красивых девушек школы, строя теории, объясняющие причины внезапно вспыхнувшей страсти. Но в данный момент подругам не было до этого дела.
  
   - Как ты сбежала? - с интересом спросила Риас, успокоившись.
  
   - Никак, - грустно улыбнулась в ответ Акено, материализуя золотой обруч на шее.
  
  Риас с ужасом уставилась на него.
  
   - Тогда почему...?
  
   - А вот это самое непонятное, - задумчиво ответила девушка, начиная рассказ, - Я очнулась после того удара тем кинжалом сегодня рано утром, примерно часа в четыре...
  
  ***
  
  
  
  Открыв глаза, Акено далеко не сразу осознала где находится. Еще вчера мало что предвещало смену привычного образа жизни, поэтому воспоминания о вчерашних событиях с трудом укладывались у нее в голове. Но стоило ей осмотреться, всё встало на свои места. Она лежала на том самом диване, на котором при их первой встрече сидел златовласый парень, что лишало всяческих иллюзий о нереальности недавно произошедшего.
  
  Чувствовала она себя неважно. Ей казалось, что саму её суть вынули, прокрутили через мясорубку, а затем аккуратно уложили получившийся фарш на место. Причину своего состояния угадать оказалось несложно. Взглянув на место недавно полученного удара, девушка не обнаружила никаких напоминаний о нём, кроме разорванной блузки со следами пореза.
  
  Сложить два и два не составило труда. Очевидно, что Иссей неким артефактом смог лишить её фигуры зла, которая являясь ядром вырабатывающим демоническую энергию и делала её демоном. Таким образом он выполнил её условие "демон не может служить человеку" и в итоге получилось, что она стала его слугой с полного своего, и Риас, согласия. Его даже обвинить не в чем! Последнее особенно раздражало Акено. Ведь если посмотреть с этой стороны, выходит она просто предала свою госпожу и ушла к другому хозяину, разорвав все связи, что были между ними! Как она там? Вдруг она попыталась вернуть ее силой и уже мертва?
  
   - Вы уже проснулись? Хорошо. - отвлёк её от грустных мыслей знакомый голос дворецкого. - Иссей-сан сейчас завтракает. Он приказал мне, как только вы проснетесь, сопроводить вас к нему.
  
  Кивнув, Акено поспешила за ним. Смысла пытаться сбежать сейчас, она не видела. Вряд ли Хедо Иссей идиот, и не предпринял мер против этого. Дворецкий тем временем провел ее по коридору в противоположную от выхода сторону в еще более роскошную чем остальной дом, комнату, которой лучше всего подходило определение "зал для пиршеств". Во главе стола, изукрашенного причудливыми рисунками и символами восседал Иссей, со скучающим видом ковыряя вилкой незнакомое девушке экзотическое блюдо.
  
   - Я исполнил ваш приказ, господин, - на секунду застыв в поясном поклоне произнес слуга.
  
   - Можешь быть свободен, - кивнул тот, после чего перевел взгляд на Акено, которая также поспешила поклониться.
  
   - Приветствую вас, господин, - пусть и с некоторым трудом сказав последнее слово, она все же постаралась, чтобы голос звучал непринужденно.
  
   - Хм, - Гильгамеш, положив вилку на стол и взяв рукой себя за подбородок, улыбнулся пришедшей в голову мысли, - Зови меня мастер.
  
   - Как прикажете, мастер, - согласилась она, не видя особого смысла в пожелании, что был очевиден для участника войны за Святой Грааль.
  
   "В этом определенно что-то есть", - решил Король Героев, закрыв глаза и внутренне оценивая подобное обращение, - "И пожалуй я доволен тем, как она это произносит".
  
  Царь Урука считал одним из важнейших критериев при выборе ближайших к его персоне слуг, свое ощущение от того, как они к нему обращаются. Если его раздражал голос или интонации в нем, Гильгамеш избавлялся от таких рабов, даже если они лучшие из лучших мастера своего дела. Акено тест прошла. Открыв глаза, Король извлек из сокровищницы тонкий золотой обруч, по всей протяженности которого шла клинопись.
  
   - На колени, - негромко молвил он.
  
  Девушка прекрасно понимала, что именно сейчас происходит, но противостоять власти прямого приказа Короля она была пока не готова. Акено опустилась на пол, плавно согнув ноги. Возможно ей бы стоило бороться до конца, не сдаваться так просто. Но она не была той, кому свобода дороже жизни. Она уже очень давно была не свободна. В конце концов получалось так, что она попросту сменила хозяина и место службы. Ей этого очень не хотелось, но она смирилась, за неимением выбора. Кроме того, она считала, что ей было некого винить в сложившемся положении, кроме себя.
  
  Золотой ошейник с древними шумерскими письменами, составляющими фразу "Собственность Гильгамеша, сына Лугальбанды, Царя Урука" с негромким щелчком сомкнулся на шее Химедзимы Акено.
  
   - С этого дня и до конца времён, твоя жизнь принадлежит лишь мне, - спокойным уверенным тоном, словно констатировал всем очевидный факт, произнёс владыка.
  
  Находящаяся в прострации девушка, постепенно начиная до конца осознавать суть произошедшего, лишь через пять секунд поняла, что Иссей всё еще стоит рядом, чего то от неё ожидая. Ещё через две она осознала, чего именно.
  
   - Благодарю за оказанную честь, - склонила голову Акено, постаравшись не выдать голосом обуревающих ещё чувств. Мысленно же она поклялась при первой же возможности отомстить за Риас, если та всё же окажется мертва.
  
  Гильгамеш, благосклонно улыбнувшись, произнёс:
   - Надеюсь ты её стоишь.
  
  Закончив урезанную версию церимонии посвящения и/или порабощения, он вернулся за стол, взглядом приказав новой слуге встать по правую сторону от него, после чего заметил со странной улыбкой:
   - А теперь Король обозначит круг твоих обязанностей.
  
  Акено почувствовала как у неё от ужаса немеют ноги. Фантазия девушки проявила себя в самый неподходящий момент, выдавая варианты того, что может приказать ей сделать этот похожий на доисторического тирана юноша. Но мысленно дав себе пощёчину и собравшись с духом, Акено пообещала себе выдержать всё. Она должна выжить! Хотя бы для того, чтобы отомстить.
  
   - Жить теперь ты будешь здесь. Танака выделит тебе комнату, - произнес тем временем Гильгамеш, после чего с аппетитом принялся за салат, единственным узнанным Акено ингридиентом в котором было щупальце осьминога.
  
  За то время, пока Король Героев неторопливо и основательно кушал, а следовательно не мог говорить, они вместе с салатом были прокляты девушкой несчетное количество раз. Как известно, ожидание ужаса порой страшнее самого ужаса, и Акено полностью в этом убедилась. После того, как салат был доеден, Король вновь вернулся к отдаче приказов.
  
  Взглянув на продолжающую вежливо улыбаться Акено, впрочем не прекращавшую также мысленно его проклинать и подбадривать саму себя мыслями о подруге, Гильгамеш усмехнулся. Его весьма забавляла данная ситуация. Он забрал эту слугу лишь для того, чтобы указать ее прежней хозяйке ее место. Его крайне разозлило пренебрежение им, но смерти она заслужить не успела, поэтому отделалась штрафом. Теперь же он ни малейшего понятия не имел, что делать с приобретением. Но в ходе некоторых размышлений он выдумал эту небольшую шутку.
  
   - Также ты должна будешь каждый день в пять часов вечера готовить мне чай, - равнодушно отдал приказ Король, принимаясь за свой далеко не самый простой утренний кофе, - В остальном ты можешь делать что вздумается, - после чего потерял к девушке всякий интерес.
  
  Акено осталась стоять на месте как громом пораженная. И ради этого этот ублюдок едва не разорвал ее душу!? Ради этого разлучил ее с Риас!? Впрочем, а разлучил ли?
  
   - Мастер, я даже могу продолжить общение с Риас Гремори? - вежливо поинтересовалась она, едва не задыхаясь от сдерживаемой ярости.
  
   - Мне все равно, - ответил наслаждающийся бурей эмоций в душе, по прежнему невозмутимой внешне девушки, Гильгамеш. - Хотя я не понимаю, как можно считать слуг себе равными. Но это ее дело. Я в жизни сталкивался и не с такими извращениями.
  
  Вновь поклонившись, Акено из последних сил не выказывая рвущийся на волю гнев, направилась к выходу, но наткнувшись на странный взгляд дворецкого на свою шею вынужденно вернулась обратно к Королю.
  
   - Мастер, этот... ошейник, - девушка с некоторым трудом произнесла слово, - может быть сокрыт от чужих глаз?
  
   - Просто сосредоточься на нем и пожелай этого, - немного раздраженно ответил тот, вынужденный проглотить напиток на мгновение раньше чем хотел.
  
   - Прошу прощения, мастер, - извинилась девушка, после чего, проведенная Танакой, покинула дом и направилась в самый неблагополучный район городка, надеясь дать выход своему гневу. Благо время перед первым уроком у нее еще было.
  
  ***
  
  
  
   - Мне повезло почти сразу наткнуться на с ночи пьяную компанию, что посчитала своим долгом поинтересоваться наличием у меня опыта общения с мужчинами. Растолковав им, какого рода опытом я обладаю, - Акено жестко усмехнулась, - Я подтерла им память и направилась сюда.
  
  Некоторое время Риас молчала, размышляя над услышанным, но так или иначе, все сводилось к одному вопросу.
  
   - Ну и зачем ему все это? - прочитала его в глазах подруги Акено, - Судя по всему, просто потому, что он может. Этому отвратительному моральному уроду наплевать на всех кроме самого себя, - с каждой фразой распаляясь проговорила она, - Ради минутной прихоти он, рискуя убить, лишил меня демонической части и сделал рабыней! Рабыней, что ему по сути вовсе не нужна!
  
  Заметив, что на них недоуменно оборачивается весь класс, Риас поспешила всех успокоить:
   - Мы просто онлайн игру обсуждаем.
  
  То, что сказать следовало что либо другое, она поняла, когда к ним, полные надежд, устремились почти все парни класса с вопросом: "А во что вы играете!?"
  
   - Неужели мой ММР хоть раз окажется полезен!?
  
   - У меня Орк 90 уровня! Как твой ник, семпай, может быть мы пересекались?
  
   - Я тут ствол приобрел, теперь я просто король хедшотов!
  
  Виновато улыбнувшись подруге, Риас торопливо произнесла "После уроков вместе с Кибой и Конеко всё обсудим", после чего все ее внимание оказалось поглощено окружившими ее поклонниками. Акено, положение которой было не лучше, её за это не винила.
  
  ***
  
  
  
   - Это... неожиданно, - выразил свое мнение Киба, после поочерёдного рассказа девушек.
  
  Конеко промолчала, но тот факт, что она уже минуту не отрываясь смотрела в одну точку, лучше всяких слов описывал ее состояние. В отличии от остальных, девочка восхищалась прекрасным юношей, всегда готовым одарить своих поклонников теплой улыбкой, полной добра и безграничной мудрости. Теперь же, судя по рассказам Риас и Акено, от всего этого не осталось и следа. Прекрасный душой и телом юноша, превратился в жестокого тирана, способного на что угодно ради своей выгоды. Хоть она и не была никогда знакома с ним лично, столь резкое изменение личности Иссея ее очень расстроило.
  
   - Выходит, ты теперь не с нами, Акено, - грустно улыбнулся конь.
  
   - Как ты можешь так говорить!? - возмутилась Риас.
  
   - Нет, Киба прав, - печально покачала головой бывшая королева Гремори, - В любой момент Иссей может решить, что было бы забавно заставить меня убить одного из вас. Я конечно скорее сама умру, но врядли ошейник на моей шее лишь для красоты. Я не могу понять его функций, но это очень сложный и древний артефакт. Возможно он позволит управлять мной как марионеткой. Даже если все не настолько плохо, секретов мне больше доверять точно нельзя.
  
  После этих слов воцарилась неловкое молчание. Все прекрасно понимали их правоту.
  
   - Как бы там ни было, ты навсегда останешся членом семьи Гремори, даже если мы не найдем способа вернуть тебя обратно, Акено! - горячо заверила Риас, вновь обняв, растроганную ее словами, подругу.
  
   - Да, - тихо подтвердила Конеко, после чего присоединилась к объятиям.
  
  Киба же лишь вздохнул. Конечно, дух товарищества это прекрасно, но подобный нюанс может сильно осложнить его месть, если новому господину Акено вздумается ему помешать. Решив несмотря на их дружбу быть настороже, он с улыбкой продолжил наблюдать за девушками.
  
   - Постарайся узнать о нем побольше. Вдруг он настолько опасен, что о нем следует сообщить Сазексу-сану, - попросил Киба, дождавшись пока все успокояться.
  
   - Нет! Не надо! - неожиданно резко воспротивилась Риас.
  
  Все удивленно на нее посмотрели.
  
   - Ты настолько сильно не хочешь беспокоить брата, что предпочтешь смерть? - ехидно поинтересовалась Акено.
  
   - Нет, - спокойно ответила Гремори, - Но если Иссей вдруг спросит тебя об этом? Ты же рассказывала, что ложь он скорее всего ощущает, а шпионаж за ним может принять за предательство. А ты помнишь, как он расправился с последней, кто его предал.
  
  Конеко, наблюдавшая эту сцену лично, подтвердила:
   - Это было жестоко. Лучше не рискуй.
  
   - Что тогда мне делать?
  
   - Пока просто жди. В одном Киба прав. Об этом Гильгамеше необходимо сообщить брату.
  
  Все с удивлением посмотрели на Риас.
  
   - По правде говоря, это следовало сделать еще вчера, но я попросту растерялась, - призналась девушка, - Я никогда не думала, что близкий мне человек может так внезапно взять, и исчезнуть из моей жизни. Мне всегда казалось, что я сама смогу справиться с любой опасностью, что может меня ожидать в человеческом мире. Но это явно не мой уровень. Я не могу больше рисковать! Вчера он забрал Акено, а завтра он может захотеть убить Конеко или Кибу! Я не должна рисковать!
  
  После ее горячей речи вновь опустилась тишина. Все слуги Риас молча восхищались своим Королем, что решилась переступить через свою гордость ради них. Акено же с некоторым удовольствием подумала о мерах, что предпримет Сатана, любимую сестренку которого обидели.
  
  Гильгамеш же, с интересом наблюдающий за разворачивающимися событиями через магическое зеркало, задумчиво произнёс:
   - Ну что же, посмотрим, что ты из себя представляешь, Король Демонов.
  Глава 4. Воля Короля
  В большой антрацитово-чёрной комнате освещаемой тусклыми лапами вмонтированными в стены стояли двое, высокий мужчина-воин в доспехах и златовласый юноша одетый лишь в красные штаны-хакама. Красные линии татуировок на его теле слегка светились в темноте. Воин окутанный чёрной дымкой неподвижно, словно монумент, стоял на месте, вибрируя и издавая едва слышное рычание. Берсеркер всем видом показывал, насколько ему не терпелось сорваться в бой. Гильгамеш же, в отличии от него, со скукой во взоре смотрел на оппонента. Хотя, оппонент было слишком громким словом. Фигура перед ним была скорее тренировочным манекеном, чем кем-то, кто мог бы считаться соперником Короля.
  
  - Нападай, бешенный пес, - спокойно произнёс он, извлекая из ножен сияющий святой меч, выкованный как кристаллизация желаний всего человечества.
  
  Получив долгожданный приказ, окутанный дымкой воин с рёвом рванул вперёд в броске извлекая правой рукой иссиня-черный клинок и теряя свою зловещую ауру. Через миг Экскалибур и Арондайт встретились друг с другом, издав громкий лязг и рассыпая во все стороны магические искры, а ещё через миг исход поединка стал очевиден. Безумный рыцарь с лёгкостью теснил Короля Героев, превосходя того в мастерстве на целый порядок. Гильгамеш мог лишь с трудом блокировать удары, без всякой возможности для контратаки и перелома хода поединка. Но несмотря на это, выражение его лица почти не изменилось, лишь стало несколько более сосредоточенным.
  
  Развязка не заставила себя ждать. Вынудив Короля обманным движением открыться, рыцарь нанёс свободной от оружия рукой резкий удар в грудь противника, после чего точным и резким взмахом клинка отрубил потерявшему равновесие от удара Гильгамешу кисть руки с зажатым в ней мечом и поймав тот в воздухе за лезвие около крестовины нанёс им удар в область шеи Короля Героев. Кровь хлынула на чёрный пол.
  
  Поднос из рук Акено, что принеся чай застыла на месте наблюдая поединок, с грохотом упал на пол. Сцена, представшая перед ней стала для нее последней каплей на сегодня, и она опустив руки начала безумно хихикать, но уже через секунду тихий смех перерос в истерический хохот. Акено хохотала запрокинув голову, а неподалёку от неё укоризненно смотрела в потолок голова Короля Героев.
  День назад
  
  
  Сазекс Люцифер отреагировал на сообщение Риас незамедлительно. Он приказал ни в коем случае не предпринимать никаких действий, пока точно не будет установлено, кто именно поселился рядом с ними. Это не слишком ее обрадовало, но было понятно, поэтому она скрепя сердце согласилась с братом. Необходимость разведки перед боем очевидна любому, хотя бы краем уха слышавшего о военном деле.
  
  И вот сегодня, когда в Клубе Оккультных Наук проявился портал с печатью дома Гремори сердце Риас наполнилось торжеством. Ее брат вернет Акено и они снова будут рядом! Но из круга вышел вовсе не Сазекс...
  
  - Грейфия?! - удивилась сестра сатаны, - Почему брат прислал тебя?
  
  - Госпожа Риас, я здесь для того, чтобы переправить вас и ваших слуг в ад, - ровно ответила та.
  
  - В ад? Но почему.?!
  
  - Над городом были обнаружены волны божественной энергии, - проинформировала слуга Люцифера, - Особенно их много в парке, на месте убийства падшей, и у дома Хедо Иссея. Судя по всему, ваш недружелюбный сосед - бог.
  
  - Бог?! - выдохнули все находящиеся в комнате.
  
  - Но ведь самый слабый бог это примерно уровень сатан! Что забыл в нашем городе подобный монстр? - потеряв всё своё самообладание воскликнул Киба.
  
  - Не имею ни малейшего понятия, - покачала головой сереброволосая горничная, - Лучшие умы ада теряются в догадках, но без сомнения это огромная угроза вашей безопасности.
  
  Услышав это Акено осознала, насколько она была наивна. С чего бы вдруг Сатане ввязываться в заварушку с врагом подобного уровня? Ради неё? Это даже не смешно. Конечно она подруга Риас, но всё же не стоит того, чтобы пытаться освободить её, рискуя собой или подчинёнными, да ещё и с сомнительными шансами на успех. Ведь даже убийство Гильгамеша не гарантирует её свободы. Вполне возможно, что ошейник убьет её вместе с ним. Тогда может быть ради этой никому не нужной территории на задворках христианского мира? Это ещё менее весело. Единственным аргументом для того, чтобы ввязаться в противостояние может быть честь дома Гремори. Но Люцифер больше не является его частью, а значит спокойно может проигнорировать все выпады в эту сторону. Сам же дом Гремори никто не обвинит в нежелании связываться с богом. Скорее наоборот многие у виска покрутят узнав, что причиной конфликта может быть какая-то слуга. Кроме того, эта акция вполне может оказаться ловушкой, созданной с целью убийства/подрыва боевой мощи/уменьшения авторитета самого Сазекса или фракции Демонов в целом. В свете этих факторов самым разумным поступком будет отступление. Риас попросту отправиться жить в другой город или страну, после того, как подходящее место будет найдено. Ведь в результате этого никто ничего не потеряет. Кроме неё.
  
  - Мы отправляемся через день, - добавила тем временем Грейфия, - Люцифер-сама понимает, что тебе необходимо время чтобы закончить свои дела, но его попросту нет.
  
  Но Риас её не слушала. Она смотрела на абсолютно потерянное выражение лица своего бывшего Ферзя и судорожно пыталась найти нужные слова. Девушка понимала примерное направление мыслей той, но не знала что тут можно сказать. Её попросту бросали, отказывая в помощи.
  
  Но Акено заговорила первой:
  - Всё в порядке, Риас - произнесла она надтреснутым голосом, попытавшись улыбнуться сквозь слёзы, - Ведь мы в любом случае ничего не можем с этим поделать.
  
  - Как брат мог так поступить?! - возмутилась Риас, попросту отмахнувшись от слов подруги. Оставлять её она была не намерена, собираясь бороться за неё до конца.
  
   - Это решение совета клана Гремори. Люцифер-сама лишь доводит его до вашего сведения через меня, - пояснила ферзь, но тут же добавила, - Хотя он его полностью одобрил.
  
  Окончательное понимание того, что даже Сазекс Люцифер, что при встрече показался ей необыкновенно добрым и понимающим, предал её, что-то надломило в душе девушки. Скомкано извинившись, она выбежала из клубной комнаты.
  
  - Стой, Акено! - кричала ей вслед Риас, но она её не слышала.
  
  Пробежав по коридорам академии до самого выхода не обращая внимание на удивлённых её заплаканным видом учеников, Акено добежала до выхода из академии. Оказавшись на улице, она некоторое время постояла глядя в небо. Отстранёно констатировав, что не сегодня так завтра будет дождь, девушка спокойным ровным шагом направилась в храм, что служил ей домом, после чего улеглась в кровать прямо в одежде. Она сама не заметила, когда воспоминания о жизни в семье Риас, что Акено прокручивала у себя в голове, сменились снами. Лишь утром она заметила, что подушка насквозь мокрая от слёз.
  
  ***
  
  
  
  Новый день для девушки не задался с самого утра. Проснувшись, она обнаружила, что забыла вчера купить кофе, а значит ей придётся довольствоваться чаем, который она, несмотря на умение мастерски его заваривать, не очень любила. Кроме того, погода на улице была просто отвратительная. Всё небо заволокло тучами и дождь лил не прекращаясь, что полностью соответствовало ее настроению.
  
  Позавтракав чем было, она направилась в Академию, в надежде на то, что хотя бы встреча с подругой развеет подступающую депрессию. Но и тут её ждало разочарование. Риас не пришла на урок. Пойманный на перемене Киба объяснил, что та сегодня не будет присутствовать в классе, так отправилась вчера в ад убеждать брата позволить остаться в Куо и до сих пор не вернулась.
  
  Это известие опустило настроение девушки до отметки ниже некуда. В то, что владыка ада переменит своё решение Акено не верила, и просто хотела провести с Риас последние дни. Она прекрасно понимала Сазекса, что хотел перестраховаться перед возможной угрозой для сестры, но всё равно его ненавидела за то, что тот хотел окончательно лишить её подруги. Кроме того, она ещё более четко осознала, насколько они уже отдалились. Раньше они бы занимались этим вместе, как Король и Ферзь. Сейчас же её присутствие будет попросту неуместно.
  
  С трудом отсидев положенные часы занятий, она пошла в торговый центр, собираясь прикупить что-нибудь к наступающему лету. Девушка надеялась, что хотя-бы это поможет ей прийти в себя. Но шоппинг также не задался. Всё казалось ей ненужным или неуместным. Проходя среди магазинов со всевозможной одеждой Акено так и не смогла определить, чего же она желает. Воспоминания о том, что раньше они всегда ходили тут с Риас также не добавляли настроения. Наконец сдавшись, она просто села на скамью для отдыха и погрузилась в невеселые раздумья.
  
  Вчера окончательно рухнула ее надежда на возврат прежней жизни. Теперь все, что ей остается, это служба новому господину, на которую она сама себя по глупости обрекла. И даже то, что этим она возможно спасла ее и свою жизни служило слабым утешением. Ведь доказательств того, что Король Героев действительно собирался применить меч, что тогда держал в руке, не было.
  
  Глубоко вздохнув, она взглянула на часы. Они показывали без пятнадцати четыре, а это обозначало, что в скором времени ей нужно будет идти выполнять свои обязательства.
  
  "О всемогущий, надеюсь его еще долгое время не будет интересовать во мне ничего, кроме чая", - в очередной раз мысленно взмолилась она, но уже без того жара, что был еще вчера.
  
  Постепенно ей становилось все равно, что с ней будет.
  
  ***
  
  
  
  Полпятого Акено подошла к дому Иссея. Вежливо раскланявшись с дворецким, она вошла. Пройдя по длинному коридору до кухни, она приветливо поздоровавшись с поваром и прохлаждающейся на кухне горничной, взяла все необходимое и принялась за заварку чая.
  
  С поваром Жанной, крепкой француженкой около тридцати лет на вид, Акено была в довольно неплохих отношениях. Женщина больше всего на свете любила свою работу, бесспорным мастером которой явлалась. Она была способна приготовить практически любое блюдо, лишь бы были ингредиенты. Именно поэтому она обожала своего работодателя, что каждый день требовал к столу что-то новое, обеспечивая повара шикарной практикой приготовления самых экзотических блюд. С Акено им было делить нечего, поэтому они сразу хорошо поладили.
  
  По другому дело обстояло с горничной Грейс, что нашла в ней соперницу за внимание властителя. Упрямой англичанке было бесполезно объяснять, что Иссей ей не интересен в плане романтических отношений. При знакомстве та сходу поинтересовалась, какие у нее отношения с хозяином дома. Разумеется рассказать правду она не могла, а придумать правдоподобную историю на ходу у нее не вышло. Теперь Грейс подозревает Акено непонятно в чем, постоянно встречая ту приторно сладкой улыбкой.
  
  - Где сейчас мастер? - спросила девушка у горничной, закончив с приготовлением и осознав, что понятия не имеет где того искать.
  
  - Вы сегодня так грубы, мисс Акено, - попеняла ей Грейс, не переставая улыбаться.
  
  - Прошу прощения, Грейс-чан. У меня сегодня на редкость неважное расположение духа, - криво оскалилась та в ответ. - Поэтому будьте добры просветите меня относительно месторасположения нашего господина, если это вас конечно не слишком сильно затруднит.
  
  - Вот, уже намного лучше. Думаю вы еще не окончательно потеряны для общества, - улыбка горничной стала еще шире и приторней.
  
  - Девочки, надеюсь вы тут не ссоритесь? - добродушно поинтересовалась Жанна, - Просто если собираетесь драться, то пожалуйста не на моей кухне!
  
  - Не беспокойтесь, Жанна-сан. Просто Грейс-чан посчитала нужным пояснить мне тонкости английского этикета, - ответила Акено, постаравшись мило улыбнуться.
  
  - Вот и славно, - кивнула она, - Но смотрите у меня. А то я ухожу. Если без меня чего случиться...
  
  Она видимо хотела показать какой-то угрожающий жест, но взглянув на руку, зацепила взглядом часы и поторопилась уйти.
  
  - Господин сейчас в подвале, - наконец изволила ответить на вопрос горничная. - Надеюсь ты не упадёшь спускаясь по лестнице.
  
  Коротко кивнув, Акено взяла в руки поднос и ушла из кухни. Грейс же, едва та закрыла дверь, перестала улыбаться, задумавшись над правильностью своего поступка. Ведь не сказав этой вертихвостке о том, что господин строжайшим образом приказал ни в коем случае его не беспокоить, она возможно навредит ему. Но она не могла упустить такой случай избавиться от конкурентки, и поэтому просто понадеялась, что всё обойдётся.
  
  ***
  
  
  
  Звук пощечины гулким эхом разошелся в практически пустой комнате, обрывая громкий смех Акено. Прижав руку к разом ставшей красной щеке, она перевела взгляд на своего мастера, что с лёгкой улыбкой смотрел на неё, стоя рядом. Оторопело взглянув на пол, она обнаружила что тело с него никуда не исчезло. Рыцарь неподвижно замер над ним с опущенными мечами.
  
  - Что же ты увидела такого смешного, слуга? - обратился тем временем к ней Иссей со всё той же лёгкой улыбкой. Лишь его глаза выдавали насмешку.
  
  - Как?! - только и смогла она выдавить из себя, быстро приходя в норму.
  
  - Хотя отвечать на вопросы слуг не является обыкновением Короля, я все же поделюсь с тобой своей мудростью, - уже открыто усмехнулся он. - Я называю это Имитацией Зеркала Души.
  
  Он шагнул вперед, при этом на том месте где Гильгамеш был ранее, осталась стоять в той же позе точная его копия. Присмотревшись к ней Акено заметила, что Король все же пострадал в поединке.
  
  - Мастер, ваша рука... - обратила она внимание юноши на это.
  
  Он перевел взгляд на кисть руки, лежащую неподалеку на полу, после чего та вспыхнула и в то же мгновение сгорела без остатка. Тут что-то треснуло, и черная комната растворилась, сменившись простым, путь и навороченным, спортивным залом. Копия, рыцарь и мертвое тело также исчезли. Все это вызвало у девушки целую кучу вопросов, и она решила задать самый безобидный, на её взгляд, из них. Разумеется, она понимала, что намного разумнее было бы просто извиниться за пролитый чай и попытаться уйти за новой порцией, пока Гильгамеш не вздумал ее наказать, но этот день лишил ее всякого инстинкта самосохранения, а любопытство напротив, внезапно пробудилось из спячки и показало голову.
  
  - Мастер, а зачем вы сожгли свою руку? Разве вы не могли ее прирастить?
  
  Король Героев посмотрел на нее как на внезапно заговорившего навозного жука. С недоумением и отвращением одновременно.
  
  - Ты предлагаешь Королю вернуть на место его руки кусок мяса, что валялся на полу, словно подачка дворовому псу?! - гневно возмутился Гильгамеш.
  
  - Прошу прощения мой мастер, ваша покорная слуга даже понятия не имела насколько сильно для вас важна гигиена, - с серьезным лицом съязвила Акено, чтобы в следующий миг с ужасом склониться, попытавшись сгладить таким образом свою реплику.
  
  Остатков инстинкта самосохранения ей хватило, чтобы понять, что шутить над Королем Героев явно не стоило. Но к ее удивлению, Гильгамеш рассмеялся.
  
  - Твоя храбрость наконец вернулась к тебе, слуга. Плохо что вместе с дерзостью, - прекратив смех он отвернулся от Акено, начав делать что-то с кровоточащей культёй на месте руки, после чего косо взглянул на девушку через плечо. - Надеюсь причина этого не в лицезрении тобой моего поражения от рук моей же тренировочной марионетки? В таком случае я сильно разочаруюсь в твоем интеллекте.
  
  - Ни в коем случае, мой мастер, - поспешила уверить его она.
  
  - В твоих же интересах, чтобы это было так, - произнес Король Героев, вновь отворачиваясь. - И принеси мне, наконец, чай. Ты опаздываешь с его подачей уже почти на пять минут.
  
  - Хай, - вырвалось у неё, после чего она поспешила к выходу из комнаты.
  
  - Хм. Кстати, - догнал ее голос Гильгамеша. - Когда встретишь жутко довольную Грейс, передай ей, что еще одна такая выходка и она будет уволена.
  
  ***
  
  
  
   Остаток дня и ночь она провела наблюдая за тренировками своего мастера. К собственному удивлению, она больше не испытывала острого желания сбежать из этого дома как можно скорее. Акено не знала, что на это повлияло, но списала всё на глубинное осознание того, что идти ей скоро будет больше не куда.
  
  Король Героев прогрессировал с невозможной скоростью. Уже через два десятка поединков Гильгамеш сражался с бешеным псом, как называл он черного рыцаря, на равных. Возможно этому способствовало то, что каждый бой велся в полный контакт насмерть. При нанесении рыцарем смертельного удара Король смещался в пространстве к стене, а его место занимала материальная копия. Это делалось, по его словам, для последующего максимально точного анализа поединка. Более мелкие раны, вроде отрубленных конечностей, исцелялись непонятной для Акено магией.
  
  Также в ходе аккуратных расспросов удалось узнать что именно представляет из себя имитация зеркала души. Оказалось, что оно позволяет создать все что угодно в этой комнате, если ты сможешь представить это в деталях. Но если память Гильгамеша хранила в себе даже духовную структуру рыцаря, с которым тот когда-то сражался, то сама Акено с его помощью не смогла бы создать даже таракана. Максимум, некоторые несложные неодушевленные предметы. Ужаснувшаяся было подобной силой девушка однако была чуть позже успокоена и... разочарована? Структура ИЗД оказалась крайне нестабильна и при использовании любой другой внешней магии мгновенно разрушалась. Поэтому после каждого исцеления себя Королю Героев приходилось заново активировать четыре кристалла, расположенных по углам комнаты и представляющих собой вместилище ИЗД, что полностью уничтожало любую возможность применения его в бою.
  
  Примерно в четыре часа утра Король деактивировал кристаллы, которые после этого распались золотым песком. От Жанны она знала, что уже в семь у него будет завтрак, а значит спать ему предстоит не более трёх часов, чего ему, судя по всему, вполне хватало. Сама она также решила немного вздремнуть перед академией, для чего впервые после того, как ей ее показал Танака, направилась в комнату выделенную ей в этом доме.
  
  ***
  
  
  
   Сам Гильгамеш тем временем, попивая вино, пытался понять, зачем он, давая пощёчину истеричке, использовал лёгкое ментальное внушение, избавив ту от излишних тревог и сомнений. Да, теперь слуга быстрее привыкнет к своему новому положению и сильнее к нему привяжется, но зачем ему это? Разве не интереснее было бы наблюдать за её метаниями, а позже и за тем, как она сломается? Вывод напрашивался сам собой. Он стал мягче после двадцати лет простой человеческой жизни. Что следует предпринять по этому поводу? Разумеется, ничего. Это всё ещё он. А сам себя, каким бы он ни был, Гильгамеш полностью устраивал.
  
  Кроме того, не отправляться же в планируемое в скором времени путешествие в одиночку? Нанести визит Королю Демонов, что оказался либо недостаточно умён, чтобы понять его намёк о желании встречи с ним, либо слишком труслив, чтобы явиться, будет не лишним. Гильгамешу было попросту любопытно, что тот из себя представляет.
  
  Хмыкнув, Король Героев отставил в сторону опустевший бокал. Он сделал всё совершенно правильно. Слуга будет ему весьма полезна в предстоящем предприятии, окупив этим цену того небольшого развлечения, что он себя лишил ради неё.
  
  - Тут важно не увлечься. А то не увидишь как станешь Героем Справедливости, или Королём Рыцарей, - проговорил он задумчиво, после чего не удержавшись расхохотался.
  
  ***
  
  
  
  Проснувшись от звука будильника, Акено некоторое время лежала в кровати. Ей казалось, что стоит ей только подняться, как последняя встреча с Риас станет неминуемой. Желание выбросить себя на свалку, как никому не нужную вещь, в отличии от вчерашнего дня её больше не посещало. Она испытывала лишь горечь от скорого расставания. Более того, она с удивлением поймала себя на мысли, что не считает сложившееся положение безнадёжным. Скорее, попросту другим, отличным от привычной повседневности. Новым этапом её жизни в котором ей только предстоит разобраться и осознать свою роль.
  
  Вздохнув, и улыбнувшись собственной глупости, Акено всё же встала и принялась одеваться.
  
  "В конце концов, сколько не лежи это совсем ничего не изменит. Разве что в школу опоздать можно, " - решила она.
  
  Закончив одеваться, девушка направилась на кухню, в надежде на то, что Жанна даст ей что-нибудь перекусить. Она внезапно осознала, что просто умирает с голоду, впрочем это было совсем не удивительно, если учесть, что последний раз она ела вчера утром.
  
  Повар её не обидела, дав большую тарелку с онигири на которую Акено и набросилась с огромным энтузиазмом скомкано пробормотав "идатакимас". Укоризненный взгляд Саи - дочери дворецкого Танаки и третьей горничной, что завтракала сидя напротив нее, она просто не заметила. Впрочем, как и одобрительный кивок Жанны.
  
  Но момента когда глаза обеих удивленно округлились остановившись в области двери, после чего они поспешили встать и поклониться, Акено проигнорировать не смогла.
  
  - Доброго утра, мастер, - также поднявшись на ноги и поклонившись, вежливо поприветствовала вошедшего она, поняв кто именно мог вызвать такую реакцию у персонала.
  
  - Другим утро Короля и быть не может, - заметил он с улыбкой. - Или ты намерена как-то его испортить?
  
  - Ни в коем случае, мастер, - быстро заверила Акено, мысленно поражаясь размерам чужих тараканов. Затем прикинув сколько сейчас времени, она поспешила откланяться. - Прошу прощения, но я вынуждена вас покинуть.
  
  - Иди, слуга, - отозвался Гильгамеш, но когда Акено проходила мимо неожиданно усмехнулся и проговорил так, чтобы слышала только она. - Советую сегодня лучше следить за своей спиной. Твоя преждевременная смерть, несомненно, будет большим разочарованием.
  
  "Это что, угроза? - удивилась она. - Хотя нет, скорее это звучит как предупреждение. Но что могло бы мне навредить, кроме него самого? Да и не в его стиле удары в спину. Он скорее громко выскажет в лицо все что думает, а затем уничтожит.
  
  В задумчивости, она вышла из дома и направилась в академию.
  
  ***
  
  
  
  Естественно, ни о каких школьных уроках не было и речи. День они провели, всем оккультным клубом гуляя по их городку и посещая как и всеобщие немногочисленные достопримечательности, так и памятные только им места. Все старались в этот день хоть как-то веселиться, но было заметно, что настоящего веселья не было и в помине.
  
  Акено всеми силами пыталась расшевелить Риас, из-за мрачности которой весь остальной состав клуба также был подвержен унынию, но безрезультатно. В итоге, когда ближе к вечеру, пришла пора возвращаться в их штаб, из которого и будет осуществлена телепортация, девушка к своему удивлению, кроме грусти испытала ещё и облегчение, что это утомительное прощание наконец подходит к завершению.
  
  - Держи, - Риас протянула небольшой медальон с символом клана Гремори. - Если этот ублюдок плохо с тобой обращаться, капни на знак своей кровью. - Тогда я сделаю всё возможное, но вытащу тебя!
  
  Глаза её подруги горели вызовом, поэтому Акено не стала спорить о разумности этого, решив зайти с другой стороны.
  
  - Ну он вовсе не так уж и плох... - задумчиво протянула она.
  
  - То есть? - не поняла Риас.
  
  - Ты бы видела его без майки, - Химедзима мечтательно улыбнулась. - Воистину, божественный красавчик. Кроме того, кажется я смогла найти к нему подход.
  
  Она глубоко вдохнула, выставляя свою грудь с выгодного ракурса и подмигнула.
  
  - Ты неисправима, - вздохнула слегка покрасневшая демонесса.
  
  - Ну в данном случае это просто выше моих сил, хо-хо-хо!
  
  Говорить о том, что этот подход заключается в безоговорочном подчинении, безграничном внимании к каждой мелочи и редких, точно выверенных совсем безобидных остротах, что сам Король считает дерзостью, но в целом относится к ним положительно, слуга Гильгамеша не стала.
  
  - Прошу прощения, что прерываю вас, госпожа, но нам пора, - поторопила их Грейфия.
  
  - До встречи, Акено, - максимально твёрдо произнесла Риас, перед тем, как вступить в пентаграмму, явно не желая даже думать о том, что этой встречи может и не состояться.
  
  - До встречи, Риас, - тепло попрощалась бывшая демонесса, в отличии от Риас не желающая тешить себя иллюзиями.
  
  Уже через миг она осталась в бывшем Клубе Оккультных наук совсем одна. Эмоций не было, лишь какая-то пустота в душе.
  
  "Хотя почему бывшем? - задумалась Акено. - Пока в клубе есть хоть один член, по школьным правилам он будет существовать. А значит, стоит заняться набором новых участников? Но какой смысл мне оставаться в школе, где больше нет моей семьи? Не разумнее будет получше изучить Иссея? Ведь в моих интересах чтобы он был мной доволен."
  
  Так в задумчивости, она вышла из школы и направилась к дому Хёдо, хотя до вечернего чаепития было ещё целых полтора часа.
  
  ***
  
  
  
  - Куда это ты спешишь, птичка? - донёсся до неё заданный издевательским тоном вопрос.
  
  Обернувшись, она вспомнила совет мастера, что тот дал с утра. За её спиной в десятке метров стояла тройка священников из церкви падших ангелов, один из которых, слегка выдвинувшись вперёд двух других, похоже собирался отыгрывать типичного бандита из подворотни. Но хоть её сенсорные способности с потерей фигуры зла ослабли, их хватало на то, чтобы определить кто перед ней, поэтому она немедля сконцентрировалась на силе внутри себя и с некоторым трудом выпустила из руки молнию.
  
  Не ожидавший столь решительных действий недошпион с криком рухнул к ногам своих товарищей некоторое время конвульсивно дёргался, несмотря на то, что получившийся разряд по силе был намного слабее привычного ей в бытие демоном. Впрочем, раньше он бы упал с обугленной дырой в животе.
  
  - Ах ты сука! - воскликнул тот что справа, после чего оба достали световые мечи и бросились в атаку.
  
  Бежать вместе, бок о бок, им пришлось недолго, так как вторая молния также попала в цель. Выбить схожим образом последнего Акено уже не успевала, что вызвало очередную волну жалости об утраченных демонических силах.
  
  От элементарного удара сверху вниз ей удалось уйти отшатнувшись в сторону.
  
  "Их там совсем не учат фехтованию, что ли?" - раздраженно подумала Акено, со всей своей не совсем человеческой силы ударяя кулаком в висок, благо экзорцист был не намного её выше. - "Или я просто привыкла наблюдать за техникой того Чёрного Рыцаря?"
  
  По сравнению с этим монстром, даже Киба - лучший фехтовальщик, из всех кого она видела ранее, казался неумелым новичком.
  
  От удара священник "поплыл", что позволило ей без сложностей сбить его с ног подсечкой и добить очередным ударом молнии.
  
  "Слабаки. Непонятно, на что они вообще рассчитывали?" - недоумевала Акено, - "Я конечно ослабла, но не до такой степени! И этих ребят Иссей сказал мне опа..."
  
  - Аас-с-с!!! - вырвалось у неё, как только она почувствовала сильное жжение и боль между лопаток.
  
  Потеряв способность стоять на ногах, Акено мешком рухнула на асфальт.
  
  - Ты так красиво побила этих слабаков, предательница-чан, что я даже засмотрелся, - раздался весёлый голос, но его обладателя она не видела.
  
  Девушка почувствовала, как кто-то не слишком аккуратно ногой перевернул её с живота на спину, что вызвало чудовищную боль, едва не заставившую её потерять сознание. Это оказался очередной экзорцист. Но в отличии от тех трёх, в его руках кроме меча был ещё и пистолет.
  
  - Их крики были восхитительны! Жаль, что это продлилось недолго. О, точно! - он обрадованно хлопнул себя по лбу убрав пистолет в кобуру на поясе. - Я знаю, кто мне компенсирует этот недостаток! А ты знаешь? Я точно да! Ведь я здесь по твою душу! И умрёшь ты не сразу. Каждый должен понять, что предавать падших ангелов и уходить к демонам очень нехорошо! Ах-ха-ха-ха!
  
  Акено с ужасом осознала подоплёку происходящего. Она давно подозревала, что среди падших ангелов за её голову неофициально назначена награда, ведь будучи наполовину падшей, она ушла к демонам, тем самым став для них предательницей. Вряд ли награда слишком большая, чтобы ей заинтересовался кто-то серьёзный, но достаточно неплохая, чтобы привлечь множество отбросов. Но рисковать связываться с сестрой сатаны никто не решался. Но как только она окончательно утратила даже намёк на защиту Риас, на неё напали.
  
  Тем временем экзорцист не спеша осмотрел её, и довольно оскалившись произнёс:
  - А ты очень даже ничего. Да и демоном ты больше не являешься, а значит вполне себе чистенькая. Пожалуй уродовать тебя рановато! Сначала ты меня кое-чем другим порадуешь!
  
  Акено со всё нарастающей паникой наблюдала, как священник сел ей на живот, из-за чего она едва не откусила себе язык от прострелившей её тело боли, и потянул руки к её груди. Руки и ноги совсем не слушались, даже попытки открыть рот вызывали очередные муки. Судя по всему, у неё был повреждён позвоночник. Магия также отзывалась с огромным трудом. Максимум, что бы у неё сейчас вышло, это зажечь свет. Очевидно, её человеческий резерв подошёл к концу. Она никак не могла помешать тому, что сейчас случится.
  
  Золотой росчерк с гулом пронёсся перед её глазами, с силой врезавшись в грудь экзорциста и сбросив того с её тела, протащил больше метра по асфальту.
  
  - Ты ещё кто?! - спросил он хрипло кого-то за спиной Акено.
  
  - Как...
  
  Новый росчерк. В этот раз нечто золотое судя по звуку, пронзив тело насквозь затормозило о землю.
  
  -...ты...
  
  Ещё росчерк.
  
  -...отребье...
  
  Росчерк.
  
  -...посмел...
  
  Росчерк.
  
  -...портить...
  
  Росчерк.
  
  -...то...
  
  Росчерк.
  
  -...что...
  
  Росчерк.
  
  -...принадлежит...
  
  Росчерк.
  
  -...КОРОЛЮ?!
  
  Целый дождь золотых снарядов с громоподобным рёвом разом ударил в тело экзорциста, после того, как голос полный гнева произнёс последнее слово. Узнав этот голос, Акено несмотря ни на что смогла вытянуть губы в улыбке. Эти идиоты просчитались. После ухода Риас у неё всё ещё есть защита. Возможно даже более серьёзная чем та, что была раньше.
  
  И она со спокойной душой перестала сопротивляться забвению и сделала то, о чём давно просил её организм - потеряла сознание.
  ***
  
  
  Гильгамеш с успевшей утихнуть яростью смотрел на растерзанное до состояния фарша тело шавки, что напала и хотела силой забрать девственность ЕГО слуги. Не то, чтобы та была ему нужна, но в Уруке подобное было невиданной дерзостью, наказанием за которую являлась смерть, через сдирание кожи живьём с посыпанием открытых ран солью. Так как всем было прекрасно известно, что слуги Короля должны принадлежать только ему.
  
  - Вот ты и явился, убийца Рейналь, - услышал он вдруг визгливый голос.
  
  Мельком краем глаза глянув на маленькую девчонку в открытом платье, лет двенадцати и мужчину в плаще, аура которых напоминала шавку, напавшую на него, оглядев несколько десятков человек, одетых как отброс недавно им убитый, расположившихся по обе стороны переулка, он равнодушно отвернулся и подошёл к своей слуге, что не последовала его совету.
  
  Несмотря на все усилия, направленные на то, чтобы сдерживать его всеведение, иногда он всё же видел некоторое факты будущего. Сегодня при взгляде на слугу он точно знал, что та с огромной вероятностью будет в этот день ранена атакой в спину, о чём и сообщил, оказав поистине королевскую милость предупредив об опасности. Но избежать будущего ей не удалось. Впрочем, не стоило и пытаться.
  
  Когда Король героев почувствовал, что на его слугу напали он вышел из ванны, оделся, высушил магией голову, и направился к её местоположению. Боялся ли он, что не успеет её спасти? Ничуть. Если он найдёт её мёртвой, значит та была слишком слаба, чтобы жить. Благо ей требовалось продержаться всего минуту. Не способные на такую малость неудачники ему не нужны. При этом не явиться вовсе он не мог, так как Гильгамеш всегда защищал то, что принадлежит ему. Или жестоко мстил, если всё же что-то утрачивал.
  
  - Эй, ублюдок! Я к тебе обращаюсь! Смотри сюда, мразь! - ещё более неприятно взвизгнула девчонка, отвлекая Короля от выбора способа, которым он был намерен вылечить слугу.
  
  Изначально он не собирался обращать своего внимания на подобную мелочь. Нет, Гильгамеш прекрасно понимал, что именно эта мелкая псина и её свора несёт ответственность за нападение, но трату на них своего времени, внимания и праны, он считал ниже своего достоинства. Если бы этим глупцам хватило разума тихо уйти и больше никогда не показываться ему на глаза, они остались бы в живых. Но оскорблений, даже таких бредовых, а тем более приказов ЕМУ, Король сносить не собирался.
  
  - Кто ты такая, шавка, чтобы приказывать Королю? - спокойно спросил он, открывая врата.
  
  Злиться на неразумных червей он не собирался и сейчас. Тем более, что те похоже уже поняли свою ошибку. Если ранее от них веяло страхом, то теперь при виде золотых кругов тот перерос в ужас.
  
   - Твари, подобные тебе не должны даже сметь голову поднять от земли в присутствии истинного владыки от Земли и до Неба. Даже того, что ты посмела открыть рот без моего на то разрешения достаточно для вынесения тебе смертного приговора.
  
  - Чего смотрите, придурки! Стреляйте! - вновь оскорбила слух Короля звуком своего отвратного голоса эта непонятливая дрянь.
  
  Каждый экзорцист достал ружьё и прицелившись трясущимися руками, выстрелил. Всё, чего они добились, это секундное появление красного сферического защитного барьера, выставленного Гильгамешем силой воли. Сам лично он мог столь жалкую атаку просто проигнорировать, но сказать то же самое о раненой слуге он не мог.
  
  - Умрите, жалкие отродья, - скучающим голосом произнёс Король, начиная расстрел.
  
  Как и ожидалось, никто не смог ничего противопоставить небесным фантазмам, на огромной скорости летящим в цель. Уже через десяток секунд всё было кончено.
  
   - Надеюсь в следующей жизни вы переродитесь в более подходящую вам форму, чем человеческая. Подобные вам не должны позорить и без того низкокачественный людской род, - пожелал Король Героев презрительно агонизирующим священникам.
  
  После этого он подошёл к пригвождённому копьём к асфальту телу мужчины с чёрными крыльями за спиной, который, не смотря на пробитое лёгкое и печень был ещё жив.
  
  - Добей... меня, - хрипло попросил он, от чего Король скривился и наступил ногой на его правый бок внизу живота, заставляя кричать от боли.
  
  - Я же уже сказал тебе, пёс, что никто не смеет мне приказывать! Даже боги!
  
  Технически, говорил он это мелкой девчонке, но в избирательную глухоту у мужчины Гильгамешу не верилось. Вскоре тот от боли потерял сознание, и Король милостиво его добил.
  
  Вернувшись к телу слуги, он достал из сокровищницы небольшой стеклянный флакон и влил его содержимое ей в рот. Убрав флакон обратно, Король Героев ненадолго задумался и призвал Виману, после чего взяв девушку на руки взмыл в небо.
  
  ***
  
  
  
  - Мастер? - неуверенно спросила очнувшись Акено.
  
  - Ты ожидала увидеть кого-то другого? - насмешливо ответил вопросом на вопрос он.
  
  - Нет, - честно призналась она, оглядываясь по сторонам - Но очнуться у ваших ног, находясь высоко в небе, я не ожидала.
  
  - Мне надоела это странная чернокрылая зараза божественного происхождения, что раз за разом портит мне настроение, - пояснил Гильгамеш. - Поэтому я собираюсь просканировать город и избавиться от неё.
  
  Он взглядом приказал не мешать и закрыл глаза. Через несколько секунд Король обнаружил единственный источник схожей энергии в городе, кроме того, что был прямо у него под ногами, разумеется. Ещё через миг Вимана сорвалась с места.
  
  Остановились они у единственной в городе церкви. Стоило им сойти на землю, как Трон Короля парящего в небе растворился, вызвав этим лёгкое удивление у девушки. Лёгкое, потому что всё необычное, что принадлежало её мастеру часто растворялось подобным образом.
  
  Войдя внутрь, они увидели сидящей у алтаря высокую девушку с необычными темно синими волосами длинной до пояса. Она была одета в кожаную куртку нараспашку, под цвет волос, под которой была обычная белая футболка. На ногах она носила джинсы и кроссовки.
  
  Едва их увидев, она глубоко вздохнула и обреченно произнесла:
  - Я всегда говорила, что инициатива е... кхм, наказывает инициатора, что не нужно зря лезть куда не просят! Но кто бы меня послушал? И вот, судя по всему эти идиоты мертвы, а инициатива добралась и до меня.
  
  - Хм, - Гильгамеш улыбнулся и извлек очередной, не знакомый Акено меч.
  
  - Есть варианты, при которых я останусь жива? - с легкой надеждой спросила падшая.
  
  Гильгамеш отвечать не торопился. Осмотрев с ног до головы стройную фигурку, он прикрыл глаза и ненадолго задумался.
  
  - Есть, - он открыл глаза и приказал. - Нападай.
  
  Грустно улыбнувшись, падшая извлекла из кармана куртки рукоять светового меча и бросилась в атаку.
  
  ***
  
  
  
  "Вот же свезло!" - думала Калаварнер, бросаясь в лобовую атаку с светошашкой наголо.
  
  Почему она, подобно всем падшим, не стала метать копья? Ну во-первых, фразу "удивил, значит победил", она считала первейшей заповедью в бою. А кого удивит падший ангел низкого ранга мечущий копья? Во-вторых, она гордилась своим мастерством владения оружием и если у неё и есть хоть какие-то шансы, против того, кто в одиночку перебил толпу экзорцистов и двух её глупых соратниц, то только в ближнем бою. Так как третьей причиной была крайняя косорукость Калаварнер в метании.
  
  "Жила себе в тихом спокойном Петропавловске-Камчатском, никого не трогала. Ходила в школу, тренировалась, сидела в интернете. Бабушки у подъезда звали Варей. Хорошо было! Так нет, блин, нужна вдруг стала большому начальству. Пушечного мяса ему не хватает."
  
  Первый же удар светошашкой едва не стал последним, так как меч в руках золотоволосого парня, что пришел её убивать, заставил её мгновенно погаснуть. Падшей с огромным трудом удалось частично погасить инерцию и уйти кувырком влево и за спину противнику.
  
  "Бескар, что ли? Или в реальности это как-то по другому называется? Где эти курицы только монстра такого откопали? И ведь даже Дюнашики поперся!"
  
  Выхватив из-за пояса зачарованый на неразрушимость охотничий нож, она попыталась достать им юношу сбоку.
  
  "Нет, я положительно не понимаю, зачем им это было нужно. Я видела Кокабиэля, нашего большого начальника. Ну да, харизматичен, но как можно было в него так сильно запасть, Рейналь? Миттельт?"
  
  Аккуратным ударом, нож также оказался разрублен, а самой падшей прилетело ногой в живот и отбросило на несколько метров.
  
  "Он со мной играет. Только что, я могла остаться без руки, но потеряла лишь нож. Нет, они точно самоубийцы. И как атака на него могла обратить на них внимание начальства? Они надеялись, что босс будет сожалеть о гибели рядовых падших? Неужели трудно было все разведать, перед тем как лезть?"
  
  Встав и создав копьё, Калаварнер материализовала крылья, и за неимением лучших вариантов перешла к стандартным приёмам падших. Бросок копья с воздуха в кои-то веки вышел удачным, но бесполезным. Меч из "бескара" все так же легко перехватил и развеял сгусток света.
  
  "Хотя с Дюнашики все ясно. Мне всегда казалось, что этот рыцарь печального образа неровно дышал к Рейналь. Любовь это хорошо, плохо только то, что из-за за этой Санта Барбары меня сейчас зарежут."
  
  Призвав новое копьё, она взмахнула крыльями и пошла на таран. Просто ей уже все это надоело и это было практически самоубийство. Но её вновь не стали убивать. Но эта сшибка совсем безвредно для неё не окончилась.
  
  "Крыло... вот б...лин! Ладно хоть я от боли абстрагироваться умею. Иначе сейчас бы только лежала и скулила."
  
  Поднявшись, она вновь призвала копьё.
  
  ***
  
  
  
  - Шавка, ты совсем бесстрашная или просто глупая? - неожиданно поинтересовался мастер, что до этого просто молча отражал атаки с улыбкой на лице.
  
  - И того и другого, всего хватает, - самокритично признала падшая.
  
  - Ты слабее меня примерно настолько, насколько слон сильнее мыши. Обычно при такой разнице в силах, противники падают предо мной на колени и не смеют пошевелиться, - сообщил он.
  
  - Может это из-за ауры? - предположила она. - У меня аномально плохая чувствительность. Даже у простых людей намного выше. Но благодаря этому у меня очень высокие способности к самоконтролю. Я легко могу побороть любое чувство: страх, гнев, страсть и даже боль.
  
  - Хм, интересно, - произнёс Король, закрыв глаза.
  
  В следующую секунду он мгновенно оказался рядом с падшей и одним взмахом меча отрубил ей кисть левой руки. Кровь хлынула ручьём на пол.
  
  - Как ощущения? - вкрадчиво поинтересовался Гильгамеш.
  
  Она молча пережала обрубок целой рукой и невозмутимо ответила:
  - Щиплет.
  
  - Пожалуй, это действительно интересно, - задумчиво усмехнулся Король Героев. - Даже в моё время подобных тебе было не так уж много. Ты спрашивала, есть ли варианты, при которых ты останешься жива, я ответил, что есть. Этот выход - преклонить предо мной колени и признать меня своим властителем.
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | К.Ши ""Муж" на час" (Короткий любовный роман) | | Э.Ридлин "Сердце подскажет" (Любовное фэнтези) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Приключенческое фэнтези) | | В.Веденеева "Дар демона " (Попаданцы в другие миры) | | Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | | Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Невеста Красного ворона" (Романтическая проза) | | С.Елена "Враг моего сердца" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"