Ян Эндрю: другие произведения.

Вакансия для аватара

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не умереть во время пути к новой работе - это хорошо.
    А если это еще будет и тренировка для лучшего соответствия своим обязанностям - вообще замечательно.
    В виртуале.
    И в виде игры.
    Только вот все ли будет так, как ожидалось поначалу?
    (части 1-13,14+ ) версия на 11-10-2021

  

Часть первая. Забег одинокого кролика.

  * 01

  Человек - существо мыслящее.
  И, как ни странно, чтобы оставаться человеком, ему надо регулярно напрягать извилины.
  Странные мысли, однако, приходят в голову, когда укладываешься в свою капсулу, готовясь к двойному прыжку - сквозь пространство и время.
  Буквально.

  - Ну что, готов, бродяга? - Янек подпрыгивал на одной ноге, вытряхивая остатки гигиенического геля из ушей. - Не мандражируешь перед началом?
  - На себя посмотри, - отшутился я. - Кто тесты монахом-шаманом проходил? Ты хоть раз дервиша в глаза видел до этого?
  - Каюсь, название красивое было. Понравилось. Кто бы знал, что мозгоклювы расширили территории пустынями? Мне же, как технарю, география с социологией... до лампочки. - Янек закончил вытираться и теперь быстро тестировал свою капсулу. - Но поверь, я после этого погружения не мог смотреть на песок даже в лотке своего кота.
  - Да уж...
  Я его понимал. Меня однажды запихнули в вариант тропических джунглей, выдав только нож, шорты и коркораны. В сезон дождей, когда вода бьет по темечку круглые сутки с коротким перерывом на ротацию облаков над головой. Звук капель из ванной потом заставлял нервно вздрагивать еще с неделю.
  - Вниманию экипажа! Предстартовая готовность, статус желтый. - Мелодичный женский голос системы оповещения приковывал внимание на уровне инстинктов, оправдывая выбор именно этой "звуковой схемы". - Данные Геи загружены. Начало регистрации - минус десять минут.
  - Все. Встретимся там, - я запустил процесс стабилизации, капсула вздрогнула, и по контуру ложемента выросли быстро смыкающиеся лепестки блистера.
  - Ну, бродяга, давай! - Янек шустро упаковался и подмигнул, тыкая пальцем в систему замыкания капсулы. - Спорим, я раньше тебя первую профессию апну?
  - Принимается. А ты как, снова шаманом?
  Сквозь прозрачный купол было хорошо видно активно ругавшегося Янека, явно не согласного с моей версией. Но уплотнившийся перед лицом воздух быстро терял свою прозрачность, не позволяя долго любоваться результатом моего троллинга. Плюс в затылке внезапно обнаружился еще один центр тяжести, да и все тело налилось весом. Последнее, что я еще ощутил в реальном мире, это как просела капсула на гибкой подвеске, разгоняя свою массу в активируемом поле.
  Клубящийся перед глазами туман структурировался, в нем появились слегка мерцающие зоны, где вот-вот должны были появиться элементы информационного интерфейса. Я пошевелил головой, и подсвеченные участки послушно качнулись из стороны в сторону.
  Погружение завершалось, мозг подстраивался под изменившуюся среду.
  "Внимание! Вы будете перемещены в комнату брифинга через 10 секунд!"
  Пылающие слова проявились в правой нижней части обозреваемой мною пустоты, повисели пару секунд и эффектно рассыпались облачком быстро тающей золотой пыльцы. Что-то новое, обычно погружение заканчивалось инвайт-румом, индивидуальной зоной-якорем в виртуальности... да и дополнительным персональным тестом на полноту стабилизации восприятия виртуала.
  "Две секунды до перемещения! Одна!"
  Буквы всплывали и рассыпались, напоминая рыб, взмывающих и снова плюхающихся в воду.
  "Общее оповещение! Внимание! Контроль движения заблокирован! Ожидайте... Перемещение завершено!"
  Туман вздохнул и рассеялся.
  Судя по углу обзора и отсутствию собственного видимого тела, я Чеширским Котом висел где-то на треть ниже высоты потолка большой, роскошно обставленной комнаты. Эээ... королевский дворец? Вокруг был красный бархат, золото, вычурная лепнина с накладными барельефами и прочий церемониальный антураж. Скрытое в потолочных панелях освещение отражалось от лакированного паркета из светлого дерева, время от времени меняя интенсивность и направленность. В связи с чем часть световых пятен "зайчиками" перемещались по помещению, теряясь под небольшим и пока еще пустовавшим подиумом прямо у стены передо мной. Я ощутил желание повернуться, и комната послушно прокрутилась, демонстрируя все те же декоративные панно, бархат, лепнину и драпировку. Очаровательно... интересные вкусы у дизайнеров. Или, скорее, у тех, кто ставил им задачу.
  "Внимание!"
  Меня поволокло и развернуло в сторону подиума, на котором уже появилась стандартная пирамидка трехмерного проектора. Зона видимого пространства мигнула сеточкой активированных сегментов, и слева внизу замигал значок лог-интерфейса. Неосознанно я потянулся своей несуществующей рукой и дважды постучал по нему таким же невидимым пальцем. Вот же, а говорят, что привычки привязаны к реальному телу.
  Интерфейс затрепетал, развернулся, демонстрируя пока еще пустое окошко, и стал переливаться, меняя свой контур на полупрозрачный и обратно. Стыдливый какой. Я хмыкнул и закрыл его, мысленно смахнув в сторону жестом из реальной жизни. Или это было просто использование невидимого мне маркера? Помнится, когда-то заработался и сгонял муху с экрана движениями манипулятора по сенсорной зоне стола, может и тут так? Я озадаченно поднял взгляд к потолку, изучая выложенный там золотыми шнурами герб экспедиции. Хоть что-то статичное. Изменение уже ставшей стандартом, ранее жестко и линейно расположенной системы взаимодействия с виртуалом сбивало с толку, это был первый сюрприз на сегодня. Ну да, чтобы мозги не застывали, как же, знаем-знаем, любимый ответ сотрудников научного отдела обеспечения проекта на любые вопросы "а почему?"
  "Па-ааБАМ! Пурум-бурум-бум-бум-ааа-пааа-пааам..."
  Литавры, барабаны, трубы! Звуковая волна снесла все мысли, оставив только недовольство ощущаемыми эффектами и пожелание дизайнеру уровня убиться о паркет под моими ногами. Громкость тут же понизилась, демонстрируя очередной этап адаптации к виртуалу, а я переключил внимание на проявивший инициативу лог-интерфейс, пламенеющий текстом "Привет всем участникам!"
  Пирамидка тем временем развернулась в вогнутое в мою сторону желтое полотно с эмблемой экспедиции, я невольно сдвинул взгляд туда. Чем тут же воспользовался лог-интерфейс, как-то хитро сместившийся на параллельный слой моего сознания, и теперь как бы видимый боковым зрением. Получалось, что я одновременно и мог его использовать, и он не отвлекал меня. Однако. Эволюция многооконности.
  - Начнем! - справа от проектора взмыл фонтанчик искорок, из которого кружащейся феечкой вылупилась знакомая фигура директора Проекта. Михалыч, явно по случаю торжества обряженный в парадный мундир Флота, выглядел достаточно непривычно. Но, учитывая явно пересмотревших классику Диснея дизайнеров, я бы не удивился и королевской мантии и короне набекрень. Кинематографичность виртуала позволяла и не такое.
  - Поздравляю всех с началом глубокого погружения. - Взгляд директора, соориентированный системой прямо в мое лицо, несколько нервировал. Пришлось срочно убедить себя, что в этой зоне я не один, и перед ним на самом деле не моя озадаченная физиономия, а невидимая с этой стороны рамка справочного суфлера. - У нас будет порядка двух месяцев перед преодолением Порога, так что творцы научной группы попросили меня отдельно кое-что напомнить всем, любящим осваивать игровые миры в рабочем порядке, без чтения вводных руководств. А конкретно то, что данный реалм разрабатывался на полностью новой игровой механике, и не стоит флудить на системном форуме гневными репликами о несоответствии вашего мироощущения тому, с чем вы столкнетесь. Запомните, мы летим в новый мир - и у него свои правила. Несмотря на мои требования, игромеханика на сейчас представлена в мануалах крайне скудно, но что есть, то есть - изучайте. Нашли что-то, там отсутствующее, создали раздел и оставили комментарий. - Михалыч привычным жестом потер переносицу, собираясь с мыслями. Я в который раз поразился качеству воссоздаваемого образа: если постоянно не напоминать себе о том, что этот мир нереален, легко убедить себя, что ты именно та самая бабочка, которой снится Чжуанцзы, а не наоборот.
  - Научная группа остается на Земле, и ответов от нее вы не получите, Умник же будет реагировать только на справочные запросы, причем в своей любимой манере, то есть отвечать или "да" или "нет". Осваивайтесь сами, общайтесь с коллегами, думаю, коллективно вы во всем разберетесь. Изначально Мир Геи - тайна даже для меня, плюс он постоянно обновляется по данным, которые сбрасываются спутниками и Форпостом через гравилинк. Центральный комплекс подключен к системе апдейтов, к моменту финиша вы будете знать территорию будущего заселения как свой задний дворик. Но! - Михалыч воздел указательный палец, явно собираясь в любимом жесте ткнуть им в оппонента, не нашел жертву и спрятал обе руки за спину. - Кроме географии, все остальное модифицировано под сценарий игры и ограничительных рамок мне не названо. Ищите, открывайте, развивайтесь, дружите, воюйте... Хм. Только не забывайте, что это - игра, и агрессивность к коллегам и нарушение общесоциальных законов крайне не рекомендуются. Все как в жизни. Для преступников уже присмотрен очаровательный островок в приполярном круге, который наши армейские коллеги попросили придержать для гауптвахты.
  Фон под эмблемой сменился на зеленый, Михалыч скосил на него глаза и прокомментировал:
  - Собственно, это основное, что я хотел вам сообщить. Сервера готовы принимать заявки на регистрацию, можете не торопиться, вход в игру будет через индивидуальный тренировочный инстанс, где пройдет первичная подготовка. Что, впрочем, не касается права на занятие конкретного игрового имени, тут уж, кто первый успеет...
  Михалыч покачался на пятках, заложив руки за спину. Пауза затягивалась.
  - И да! Имя "Оберон" не занимать. Обижусь! - несколько сурово произнес он наконец.
  Я представил себе крепыша Михалыча с эльфийскими крылышками, сопоставил с Диснеем, но в этот момент стены распахнулись, превратившись в бескрайнее синее небо с ковром облаков под ногами, в которые я немедленно и рухнул со все увеличивавшейся скоростью, где-то в процессе падения перейдя в Великое Ничто.

  "Гостиная", она же "комната ожидания", "прихожая" или, как ее назвали создатели, "invite room" - была одновременно и первой задачкой и тренировочной площадкой для каждого, подключавшегося к виртуалу. Человеческий мозг может приспособиться к любому типу получения информации об окружающем мире, но этот процесс требует создания отдельной системы привязок и инструментов. А что может быть проще и приятнее, чем обустроить для самого себя любимого комнату, где ты будешь появляться при каждом входе? Система же, подсовывая по очереди тот или иной предмет, образ, запах из каталога, предлагая варианты оперирования и изменения мира, поймет, с кем ей приходится иметь дело и как с тобой общаться на только тебе понятном языке.
  Я видел воссозданные гостиные разных людей. Понятно, если ты рожден с низким рангом взаимодействия - лучше стандартного гостиничного номера из вводной задачки тебе не сделать. Даже если в реальности твоими интерьерами восхищаются члены жюри Общества Английского и Международного дизайна с вызванным духом Алессандро Мендини во главе. При этом мне попадались многоуровневые дворцы счастливчиков с "расширенным сознанием", кто, казалось, добавлял в них дополнительное измерение, столько там всего было скомбинировано. Прям тессеракты какие-то. Почему так? Великая тайна, повод для сплетен про очередную виртуальную "закулису", сознательно ограничивающую тех, кто им невыгоден.
  Падение с облаков приземлило меня в моей скромняшке. Всего понемногу, я и в реальности не слишком налегал на захламление собственного жилья. Так и тут - светлые стены, несколько картин, мягкая мебель. И всегда открытые, огромные окна от пола до потолка с видом с прибрежного утеса на океан в утренние часы. Этакое орлиное гнездо для нелетающего. Высокое небо, пронзительная голубизна, светлая пена на гребешках волн где-то под ногами. Объем и простор. Нет, я не страдаю клаустрофобией, просто работа топографа приучает к перспективе вокруг. Иногда даже излишне обширной.
  Днем океан заменяется сосновым лесом, вечером - поймой равнинной реки. Окна еще и мигрируют по стенам гостиной, никогда не знаешь, с какой стороны они окажутся, открывая ту же местность, но с новой точки обзора. Причем движение задумано не мной, такая особенность была "подарком системы". Но все равно это лучше дружащей с полтергейстом непредсказуемо расположенной мебели - очередного подвоха от научного отдела. Говорят, у них премии выдают за новые идеи как удивить пользователей и заставить их почаще включать мозги.
  Окошко лог-интерфейса все так же ощущалось и читалось, создавая впечатление еще одной пары глаз где-то на затылке. Только теперь в нем дублировался текст приветственного спича Михалыча и пара системных сообщений про открытие доступа к информации по генерации аватар. Да уж. Надо поторопиться. Хотя и самому интересно. Пусть перед стартом мы и так понимали, что ничего особо нового не предложат, но тип игрового мира, его механику и прочее хранили от нас под большим и тяжелым камнем, из-под которого не выбивались даже струйки информации. Полог молчания был почти абсолютным.
  Мою тушку мне уже вернули, я стоял на чуть выпуклом диске точки привязки, облаченный в любимые джинсы и широкую клетчатую рубашку из хлопка. Существовал еще и второй набор одежды, который я ввел для себя после заброски в джунгли на случай появления в некомфортных условиях низких температур. Но сейчас было слишком жарко для штормовой куртки из водоупорной ткани с утеплителем на разворсованом сукне. Кстати, их по старой традиции называют только канадками, кожаный альпак - это у надводников.
  Реакция интерфейса в первые секунды после появления была слегка замедлена, но я привычным усилием переборол инерцию системы, разведя в стороны руки и пощелкав пальцами, внимательно их пересчитывая. А то бывали случаи, плавали-знаем.
  - Ну-с.., - пробормотал я, привычным, хотя и не особо обязательным движением кистей вытягивая в визуальную плоскость перед собой дополнительные информационные окна, сразу сортируя и сбрасывая в фоновый слой справочные линки и таблицы.
  "Па-аа-Баам!"
  
  "Вас приветствует система выбора имени Вашего игрового персонажа! Внимательно изучите перечень запрещенных терминов и названий! Не забывайте, первая реакция и отношение к вам игроков и нейтральных персонажей зависят и от того, как вы им представитесь в игре!"
  
  Да уж...
  Я активировал поле ввода и задумался. Чувства обуревали почти родительские, все же, один раз и надолго. Потом не исправишь. Вспомнилась история с персонажем по имени BANTUC, которого все упорно именовали в командном канале "вантузом", а он требовал в голосовом чате, что бы его называли "Бантик".
  Картина выходила следующая.
  К счастью для Янека, разработчики откинули в сторону фентезийный мир, и нам не грозило очередное нашествие эльфов. Они поступили более мудро, раз уж нам и придется тратить время на преодоление пути, то его стоит потратить с пользой. То есть, сымитировать то, что нас ждет по прибытию. И каждый, от колонистов до кадровых специалистов охраны правопорядка по умолчанию стартовал в месте своей будущей жизни и работы, получая напрямую связанные с ней квесты.
  Хотя никто не запрещал и пробовать себя на ином поприще. Более того, прямо и четко оговаривалось, что достигнувшие там особых успехов будут рассматриваться на более важные должности. Вплоть до директорских, пусть до этого они позиционировались всего лишь как менеджеры клининговой службы. Если смогут.
  Было к чему стремиться. Даже Михалычу. Судя по описанию, ему, как и многим другим управленцам, придется стартовать служащими выдуманного Умником "Управления". И, как я подозревал, его персональной целью будет стать во главе этой структуры. Или - получить удовольствие от исследования нового мира, уйти в регионалы, на финише полета у него вряд ли найдется на это время в реальности.
  "Введите ваше имя"
  Силвер? Был у меня такой лучник когда-то. Эльф, к слову. Естественно, рейнджер. Одиночка по стилю игры с девизом "Нас не догонишь!". Кстати, еще можно назваться Джоном, и если на Мире Геи когда-то придется служить во флоте, то останется только найти аналог попугая на плечо. Главное, что бы капитан корабля фишку не просек и не высадил где-то на необитаемом острове. С отрубленной ногой. Отмахиваться костылем от аборигенов. В джунглях. Где много-много диких обезьян.
  Хотя есть ли там джунгли? Это нужно много-много воды или такой же влажный климат. А основной материк Геи в северном полушарии, более прохладном и сухом. Там скорее будут мшистые холмы с неизвестным населением.
  "Верная Рука - друг аборигенов"? Тогда уж проще сразу Гойко Митичем. Интересно, а Умник будет использовать сюжеты из старого кино? А то уезжаю я такой красивый в закат, а тут навстречу краснокожие. А с другого холма кавалерия. И стрельба сходу, и все пули в меня: привет от научного отдела, что бы не расслаблялся.
  Тогда и Иваном Сусаниным точно не стоит.
  Я на секунду завис, вспоминая, есть ли поляки в экспедиции, потом помотал головой и постарался сосредоточиться. В голову упорно лезли рабочие байки "во, приехали, карты достали, сейчас дорогу спрашивать будут". А что, самый лучший способ определения собственного местонахождения. Я, конечно, дылда еще та, теодолитом на двух ногах как-то обозвали, но даже рост не всегда дает понимание, где находишься. Проще спросить у местных. Теософом тоже как то именовали, за созерцательность. Выбросили нас на точку, до десанта час, маркеры не провешены, а я на холме застыл, не могу оторваться, такая картина вокруг. Майор просвещенный оказался, я у него во "внуках Блаватской" потом еще долго ходил.
  Поле ввода имени мигнуло перед глазами, а на фоновом слое в лог-интерфейсе внезапно обнаружились комментарии "Теодолит... имя занято... Теософ - имя занято" и куча свободных вариантов имен с иксами и другой "псевдографикой", как я это называл.
  Забавно. Удобно. Встроенный секретарь, читающий мысли.
  "Тео... Имя занято". И варианты.
  Глаз зацепился за очередной незанятый ник. Тео Дорон. "Как звался мальчик? - Теодоро..."
  "Теодоро. Имя не занято. Хотите ли вы назвать вашего персонажа "Теодоро"?
  Уж не знаю, где была та кнопка, на которую я нажал, но меню ввода имени заиграло радужными оттенками, а текст сменился на поздравление с регистрацией.
  О как!
  Ну, поздравляю, Теодоро.

  * 02

  Первыми к другим планетам добрались писатели.
  Их фантазия очертила ясную цель, манившую к себе неосвоенными пространствами для расселения и ценными ресурсами. Стимул был серьезный, и, как только появились возможности, человечество сначала обшарило Солнечную систему, а потом копнуло дальше.
  И глубже. Если, конечно, считать гравитационную воронку путем куда-то ниже плоскости земной орбиты.
  Принцип прокола пространства давал сравнительно быстрое перемещение из точки в точку. Но в неуловимое мгновение смены позиции коварная Вселенная умудрилась вложить несоизмеримо больший промежуток времени. И постаревшие на годы исследовательские аппараты свидетельствовали об этом ясно и неоспоримо. Собственно, теоретическое обоснование процесса извещало об этом изначально. Как и о том, что совсем рядом по меркам прогибающих пространство звезд есть планеты, где вполне можно расположиться с комфортом и перспективой.
  Дальнюю колонизацию пришлось временно отложить и начать экспериментировать с методами сохранения здоровья. Тем более, что пример земноводных лежал прямо перед глазами, бери и используй. Анабиоз или состояние, близкое к нему.
  Метод "научного тыка" не помог, а только доказал, что люди могли мыслить только до глубокой заморозки, но не после нее. Добровольцы демонстрировали отменное здоровье, но не высшую мозговую деятельность.
  Научное сообщество сделало шаг назад и заново присмотрелось к имеющимся вариантам. А лирики продолжали слать и слать своих спящих героев, навязчиво напоминая о задаче.
  Ситуация не имела видимого пути решения, но революции происходят на пересечении идей. Виртуальность как инструмент общения давно использовалась в медицине, непосредственное подключение к нервным центрам мозга часто спасало жизни тех, кто не мог общаться естественными способами, позволяя им сообщать врачам нужное для точного диагноза. Использование подобного инструмента в научных центрах было тем более оправдано, кто же откажется от возможности чуть ли не своими руками таскать молекулы или соединять ядра атомов? Очень полезное свойство. Особенно, когда технологии сливают умы и мысли в едином порыве. И тем более, когда выясняется, что сотрудники одной лаборатории вовсе не умерли, слишком глубоко погрузившись в совместное исследование в виртуале. А очень даже живы и возмущены, что система прервала их только-только начатые тесты. В факт того, что прошла почти неделя, они поверили не сразу. Как и в то, что их эксперимент по ограниченному гравитационному проколу воздействовал не только на пространство, но и на течение времени внутри своего контура.
  Научное сообщество стало прикидывать варианты использования найденного эффекта, лирики срочно переименовали анабиозные камеры в стасис-капсулы. И скинули десяток лет своим героям на финише пути. Книги читали все, термин успешно перекочевал в научные отчеты, а из них в анекдоты и повседневную жизнь.

  Что ж, когда что-то ломится, прокладывая себе дорогу, не самое умное преграждать ему путь. Иногда предпочтительнее стать рядом. И пусть обычно я и выбирал себе имена попроще, но... Так даже забавнее. А если к имени еще и что-то приложится, придется поблагодарить неизвестного регистратора!
  Мысленно ухмыльнувшись, я проверил в системе наличие похожих зарегистрированных никнеймов, поздравил себя с оригинальностью и позволил активироваться следующему этапу регистрации.

  "Теодоро, перед вами открыты все пути! Выберете ли вы сами игровой класс - или позволите Гее самой определить его для Вас? Вам будут предложены тестовые ситуации, и только от Вас будет зависеть, как они будут решены! Все бонуса за их прохождение перейдут с Вами в основной игровой мир! Но если Вы решите отказаться от предложенной профессии, Вам придется заново регистрировать персонажа!"

  Замечательно...
  Я даже растерялся. "Кота в мешке" брать не хотелось, с другой стороны меня всегда раздражала необходимость тратить огромное количество времени на изучение мануалов по классам. На приценивание к их слабым и сильным сторонам для создания "оверпавер билдов" и все такое прочее. Понятно, что есть ролеплейщики и играть выданным "крейзи дауном" - отдельное удовольствие, но... Создать себе проблемы и мужественно их преодолевать - не мое. И я лучше все же просижу десяток часов с листом бумаги и мануалом, но создам себе того, чьи возможности в игровом мире будут наиболее соответствовать моему самоощущению и успешности самореализации. Просижу, хотя и буду потом жалеть о потраченном времени.
  Хотя не стоит забывать, что любое мое самовосприятие ограничено житейскими шаблонами и заготовленными для разных компаний и обстоятельств масками. Иногда так вот копнешь собственную душу, а там то, в чем даже самому себе не готов признаться. Психиатрию уже не одно столетие развивают, думаю, таких как я уже классифицировали и разложили по полочкам, но "наш" человек по врачам даже в случае простуд не ходит. Тем более - вопросами "а что это у меня с головой" не будет интересоваться. Так может, попробовать узнать о себе побольше тут? Тайна результата почти гарантирована, да и наверняка гоняли не один месяц, сравнивая с реальными "диагнозами" и корректируя тесты под идеал соответствия.
  Я пробежался глазами по меткам игрового мануала, в готовности растопырившего свои закладки в одном из фоновых слоев виртуального сознания, и решительно ткнул в "Позволить выбрать класс". Вокруг тут же закрутилась серая пелена перехода, не давая сожалеть о выборе.
  В худшем случае, перерегистрируюсь.
  Хотя терять имя персонажа почему-то уже не хотелось.

  Я стоял на заросшем путанной травой холме у какого-то дерева, все так же одетый в джинсы и рубашку, меня обвевал ветерок, вокруг было стрекочущее лето, вдали лугами расстилалась пойма реки и равнинное редколесье. Солнце упорно пробивалось через листья и заставляло щуриться. Еще передо мной висело задание, прозрачной дымкой обволакивая короткий текст:

  "Положите яблоко на пьедестал."

  Еще лог-интерфейс выдал фоновое сообщение "Вы получили пассивный навык "Общие знания", чем немало меня озадачил. Краткое расследование одарило меня пониманием того, что я знаю теперь, что дважды два - четыре, у кошки четыре ноги и один хвост, а солнце заходит на западе и поднимается на востоке, могу отличить фрукт от овоща, а птицу от животного. Но при этом я не смогу кратко объяснить разницу между интегралом и дифференциалом, хотя осознаю к какой сфере понятий они относятся и при желании могу расширить свои знания, выучив соответствующий навык. И подтвердив его действием или ответами.
  Что ж, по крайней мере, если я найду яблоко, я смогу его узнать. Еще бы понять, где оно.
  Я оглянулся. Потом поднял голову и увидел классическое краснобокое яблоко, подтвердившее свое опознание подсветившимся названием и припиской "квестовый предмет" строчкой чуть ниже. Естественно, единственное и висевшее на ветке дерева на высоте порядка трех метров. Белый постамент в греческом стиле с золотистым облачком над поверхностью находился рядом с деревом, явно ожидая перемещения яблока на пару метров вниз. Задачка на два действия. Как достать и куда положить.
  Ага. Что тут думать, тут прыгать надо.
  Тем не менее, я добросовестно огляделся, сразу получив подсказки системы на несколько объектов типа "ящик упаковочный" и "ветка дерева". Ящики выглядели достаточно прочными, что бы выдержать мой вес, а дубинкой при желании можно было отбиваться от стаи тех самых диких обезьян.
  Вариант решения выглядел слишком уж простым. Хотя первые задания такими обычно и делают. Но мне почему-то не нравился. Ну вот не хотел я идти этим путем и все.
  Не отдавая себе отчета в действиях, я двинулся в обход яблони, все дальше от квестового предмета, утопая по щиколотку в слегка скользящей от росы траве. И сразу увидел новые объекты, ранее скрытые стволом и склоном.
  За яблоней стояли еще ящики. Все те же упаковочные ящики, полные сочно выглядевшими яблоками. С той же припиской.
  Ухмыльнувшись, я выбрал самое спелое и впился в него зубами. Обжигающе свежий и ароматный сок брызнул мне на губы, кисло-сладкий вкус ударил в нёбо и ринулся куда-то вниз по горлу, повышая настроение и явно улучшая мое самочувствие. Потом я, не выбирая, цапнул еще один фрукт и вернулся к постаменту, продолжая вкушать и ловя себя на желании показать "фак" неведомым экспериментаторам в лице все так же висящего плода. Аккуратно поместил второе яблоко в облачко и полюбовался, как оно медленно в него проваливается. Надеюсь, не вместе с квестом.

  "Задание пройдено. Приготовьтесь к следующему тесту!"

  "Всегда готов!"
  И снова серая пелена перехода.

  Зря я это сказал. Или подумал. В любом случае, у меня появились серьезные сомнения, что мои мысли недоступны системе и не влияют на ее решения.
  Я стоял, облаченный в "форму номер два для неблагоприятных условий". С обоих сторон меня холодным коридором примерно десятиметровой ширины куда-то вперед тянулись высокие бетонные стены. В лицо бил ледяной ветер с кристалликами начинающейся вьюги, свинцовые тучи дополняли утренний пейзаж.
  А еще вокруг была явная стройка или остатки чего-то разгромленного. Обломки досок разной длины и ширины, обрывки бумаги, штабеля каких-то тонких жестяных пластин и досок с металлическими распорками между слоями, пятна белой краски вокруг десятка хаотично расположенных по всему коридору и вросших в грунт широких бочек в мой рост высотой.
  Очаровательно. А что у нас с заданием? "Достигните выхода". И стрелка, метнувшаяся от моих ног к янтарной точке метрах в ста впереди. Просто и со вкусом. И где у нас пресловутые "грабли", любезно оставленные разработчиками? Все в тех же целях, понятно.
  Подвох обнаружился почти сразу. Точнее, я бы сказал "кабыздох". Стоило мне двинуться с места, как раздался грубый металлический звон. Лохматая псина неопознанной бурой расцветки и ростом мне по пояс высунулась из-за одной из бочек, качнула прикрепленной к широкому ошейнику цепью, глухо рыкнула и уставилась на меня из-под насупленных бровей. Системная подсказка "Сторожевой пес" однозначно указывала на ее роль в данном месте и времени.
  "Дядьку, можно воды выпить? - Та пый, сынку. - Так там же собака! - Та отож!"
  Юмор разработчиков начинал немного напрягать. В то, что длина цепи не позволит собаке дотянуться до противоположной стороны коридора, верилось мало. Хотя я все же проверил эту идею, аккуратно пройдя чуть вперед. Собака хмуро вздохнула, оторвалась от нагретого места и, пару раз глухо гавкнув, потащила навстречу мне свои оковы. Цепь позвякивала, сталкиваясь звеньями, раскручивала свои кольца, приближаясь хищной змеей. По крайней мере пасть у этой химеры была впечатляющая.
  Я невольно попятился, оглядываясь. За спиной был такой же коридор, единственным отличием которого были деревянные "козлы" чуть выше меня в высоту в уже привычных пятнах краски и стенка тупика метрах в двадцати за ними. Заметив мое движение, псина ускорилась, цепь тревожными барабанами зарокотала чаще и финальной тугой нотой умолкла, натянувшись и ударившись о бок одной из бочек.
  Меня колотило от прилива адреналина. Переведя дыхание, я обнаружил себя за "козлами", пес стоял в десятке метров, натянув цепь и молча сверля меня взглядом.
  Путь был перекрыт. Длины цепи хватало не только пересечь ширину коридора, но и оставляло возможности для маневра и преследования.
  Очередной порыв ветра кинул мне в лицо снежинки, и я очнулся от игры в "гляделки" с этим стражем прохода.
  - Чур на тебя, - сообщил я собаке. - Картографы на обед тебе сегодня не обещаны.
  Как будто понимая, собака еще раз глубоко вздохнула, явно сожалея о чем-то своем, развернулась и потащила цепь к своему логову. А я смотрел ей вслед на ее впалые бока, на поджатый на холоде хвост и понимал, что ей сочувствую. Вот спросите меня, не отвечу откуда, но я знал, что ей холодно и наверняка миска пустая, и ей нет до меня дела, но она меня не пропустит. Потому что цепь и работа такая.
  Стряхнув наваждение, я поглубже натянул на лоб капюшон и, согревая, засунул обе руки в карманы. И тут же удивленно достал оттуда правую, в которой был зажат найденный в кармане предмет.
  Яблоко.
  То самое, которое я грыз не так давно.
  Отлично! Однозначно, это тот самый обещанный бонус. А если бы я пошел по другому пути, воспользовался ящиками и обломком? Хм, дубинка вполне к месту в текущей ситуации, и один выбор логично проистекает в другой. Но... Я посмотрел вслед собаке, уже скрывшейся в за бочкой в своем убежище от ветра, и понял, что не смог бы ударить это животное. Ну не было его вины в том, что система посадила его тут сторожить проход. Да и не похоже, что псина стремилась меня покусать, она лишь хотела меня отогнать.
  "Ну да. Работа такая, да? А я всю жизнь тут мотаюсь, и никто мне сам косточку не даст".
  Идея предложить яблоко собаке выглядела... глупо. Вдохнув ароматный запах фрукта, я поглубже засунул его в карман и огляделся. Решение должно было существовать, и оно должно было быть под руками. Или с обратной стороны видимой ситуации.
  На его поиск мне понадобилось порядка десяти минут. Обойдя доступную часть коридора и попинав обломки, я догадался заглянуть на "козлы" сверху. Наградой оказался плоский ящик с инструментами и промасленными пачками гвоздей различной длины. Да и сам обзор сверху дал мне столь нужную информацию.
  Бочки располагались парами, образуя отрезок, напротив середины которого располагалась еще одна бочка, в свою очередь являющаяся началом новой бочколинии. У которой тоже просматривалась опорная "серединная" - и так далее. Этот своеобразный "сад камней" в прямой проекции за кажущейся беспорядочностью прятал большую часть своих компонент. Ага. Испугали картографа реперными точками. Главное знать, что они есть, а там - суслика всегда можно вычислить.
  Сразу стало понятно назначение стеллажа с досками. Прикинув начало пути, я подтащил "козлы" к первой опоре и, соизмерив длину перехода, взялся за молоток. И тут же был вознагражден еще одной пассивкой - "Общая деятельность", которая гарантировала мне бОльшую успешность действий, связанных с ручным трудом, использованием неспециализированного инструмента и подручных средств. В общем, пилите, Шура, пилите!
  Воодушевившись, я застучал молотком. Псина не замедлила явиться на шум и залегла почти на максимальном приближении, явно не желая выпускать меня из виду. Ветер шевелил ее шерсть, а она не сводила с меня глаз, периодически порыкивая. Иногда я ловил себя на том, что бью молотком в ритм этих звуков и прерывался, непонятно на кого злясь. Но работа была не сложная, доски были подходящей длины, валявшиеся обломки бруса шли на укрепление, гвозди сочно входили в древесину, намертво соединяя материалы. И даже пальцы, несомненно, благодаря пассивке, все еще были целыми. Потом подтаскивал готовые сходни и соединял переходами середину пар бочек с третьей.
  Все это время псина плелась следом за мной, укладывалась и мрачно сопровождала снизу взглядом голодного хищника. Блеск глаз нервировал, мне казалось, что я конкретными частями тела ощущаю этот своеобразный прицел. Решив, что в эту игру можно играть вдвоем, я уставился на псину, и, примериваясь к уязвимым, на мой взгляд, местам, представил себе как роняю туда тяжелые гвозди. Не готов утверждать, что это помогло, но собака через несколько минут такого встречного обстрела поднялась и устроилась сбоку от выстроенной высотной дорожки.
  Погода к этому моменту стала портиться, порывы ветра ощутимо шатали меня из стороны в сторону, и я пару раз чуть не свалился. Поэтому окончание работ отметил с явным удовольствием. Не хватало еще спланировать вниз, высота может и небольшая, но синяки от падения могли оказаться наименьшей проблемой - страж бдил. Так что, спрыгнув на последнем переходе, я помахал собаке рукой и, крепко сжимая молоток в руке, - ну мало ли, вдруг пойдет бонусом? - вошел в янтарное сияние.

  "Задание пройдено. Приготовьтесь к следующему тесту!"

  Всегда... э... да готов я, готов! Стартуем! А там, есть надежда, сориентируюсь, все же не в открытый космос прыгаю.

  * 03

  Первый экспериментальный модуль с капсулой во все же названном "стасисом" поле гравитационного утяжеления массы стартовал уже через год, экипаж успешно преодолел тестовое расстояние - и не отозвался контроллерам, хотя датчики бодро отрапортовали про целостность организмов. Пилоты-испытатели выжили, но как личность временно перестали существовать. Повторилась история с анабиозом, высшая нервная деятельность оказалась купирована, с большими сложностями их удалось адаптировать к жизни.
  Налицо было явное противоречие, предварительное тестирование в земных условиях прошло успешно, пилоты четко отработали программу многочасовых испытаний. А на более простом в сравнении прыжке где и задач то и не было, лежи, наблюдай - неудача.
  Дублеров подбирали из заключенных-смертников. И как ни странно, они выжили не только на земле, но и в тестовом прыжке. Они не отрабатывали программу полета, они не работали с оборудованием, у них для этого не было ни знаний, ни желания помогать. Освоившись в стандартной для интеллектуальных систем контроля среде, они активировали встроенный локальный интерфейс и убивали время, устроив собственный турнир на выживание в виртуальном игровом мире.
  Парадокс!
  Напрягая нервную систему в непрекращающихся перестрелках, они сохранили и разум и собственную жизнь. Не позволяя себе расслабиться и просто созерцать картинку на приборах, дублеры буквально выиграли в соревнованиях со Смертью.
  А мне лишь надо победить в несложной тестовой ситуации.
  Точнее, хотя бы от этой ситуации убежать.

  Начиналось все гораздо спокойнее. Новая зона "порадовала" закрытой дверью перед лицом и квестовой стрелкой, утыкающейся в ее матовую бежевую плоскость. Стандартную такую, очень похожую на шлюзовую. Надеюсь, за ней не вакуум.
  Я огляделся, отметив, что форма одежды осталась та же. Яблоко приятно оттягивало карман. А молоток забрали. Эх, я вздохнул, а где же обещанный бонус? Или мне что-то нематериальное присвоили? Или стартовые условия одинаковые? Задание же прежнее: "Достигните выхода". Товарищ Минотавр, вы хотя бы для начала, где тут вход разметили, факелами там горящими, камнями направляющими и прочим рекламным антуражем.
  Меня выгрузили в узкой каморке со стенами из светлого пластика без каких-либо надписей и поясняющих знаков. Было тихо и чуть прохладно. Одинокий боковой плафон давал достаточно света, но не слепил глаза и, что радовало, не чадил. Такое могло быть и в подводной лодке и на космическом корабле и в дико секретной лаборатории. В голову тут же полезли идеи про мутантов, безумных ученых, приправленные императивом "в деревне без нагана - ну никак!"
  Стрелка мигнула и приветственно потыкалась в плоскость двери. Ага. Лучше покажи где у нее кнопка, подруга, открывать то надо как-то?
  Чувствуя себя предельно глупо, я поднял руку и постучал. Пластик, чуть проминаясь, пружинил под пальцами.
  - Есть кто дома? - голос звучал глухо, я откашлялся и добавил: - Уу... демоны, замуровали!
  Вспоминая пиксель-хантинг, потратил несколько минут, обшаривая дверной контур. И чуть ли не сразу по характерным линиям стыка обнаружил защелкивающуюся панель, прячущую под собой жгут из десятка проводов в ярких оплетках. Ага. Идея понята. Еще бы выяснить, соблюдались ли стандарты цветности? Вряд ли они запитывают бомбу, но в "синий провод - красный провод" играть не стоит, всякое бывает.
  Кстати.
  Следующая панель нашлась именно на светильнике, открыв доступ к посадочному месту газосветной лампы и подарив понимание, какими проводами подключено освещение. Плюс мультиметр с характерным жалом электронного тестера, как специально "забытый" кем-то внутри.
  Полный функционал инструмента мне был недоступен, о чем незамедлительно мне сообщила система, но мне пока хватило индикации, послушно загоравшейся и тухнувшей на разных проводах.
  Дальше было просто. Только вот дверь не открылась. Зато где-то под ногами загудели скрытые моторы, и кабинка плавно, вжимая меня в пол ускорением, заскользила вверх, что бы остановиться десятью секундами спустя. И вот только тогда преграда откатилась в сторону, что бы выпустить меня в новый, но, увы, нерадостный мир.
  Снаружи была огромная пещера, опоясанная по контуру решетчатыми конструкциями, в которых угадывались пешеходные переходы и обзорные площадки типа той, куда вывез меня лифт. Потолок терялся в сумраке, а все, что было на моем уровне и ниже, имело достаточное освещение от огромных многосекционных светильников, равномерно закрепленных на стенах. Холодный, на удивление плотный воздух вязким туманом прятал в себе дальнюю перспективу, влезал под одежду и почти мгновенно покрыл лицо влажной пленкой. Тишину сменил посвист порывов ветра, перемежаемый скрипом стонущего где-то рядом металла. Направляющая стрелка показывала куда-то вперед и вправо.
  - Однако, приплыли....
  Поплотнее застегнув штормовку, мысленно поздравил себя с правильным выбором одежды и шагнул наружу. За порогом меня радостно встретил ветер, метнувший в лицо очередной клок тумана, я сделал еще шаг ему навстречу, внимательно изучая металлическую поверхность площадки. И яркую желтую полосу, казалось, висящую полукругом чуть выше ее уровня, как раз там, куда я собирался шагнуть...

  "ВНИМАНИЕ! Вы входите в боевую зону! Следите за уровнем своего здоровья! В случае смерти Вы будете возвращены на ближайшую точку воскрешения!"

  Крупные красные буквы выпрыгнули чуть ли не перед моим лицом, заставив инстинктивно отшатнуться и метнуться обратно в такую уютную кабинку. Буквы тут же выцвели до бледно-зеленого и теперь успокаивали возвратом в мирную зону. Интерфейсные изменения на этом не окончились - в верхнем левом углу улиткой обосновалась чуть пульсирующая красная спираль с иконкой "100%" в своей середине, обвитая незаполненной полоской с явными желтыми торцами.
  Так-с. Будем разбираться.
  Я влез в интерфейс оповещений и перенастроил зоны срочных сообщений. Чур меня, чур! Так и заикой можно стать, функция полезная, но надо знать меру. Заодно выяснил наличие неактивной внутриигровой почты и мгновенного чата. Плюс пустого сейчас пула ключевых слов, на которые можно привязать предупреждающий звук. Будет чем заняться на отдыхе... Хотя какой отдых?
  Снова выйдя на площадку, я облокотился на ограждение и осмотрелся.
  Сколько хватало обзора, по бокам тянулись каменные, покрытые изморозью бугристые стены, у подножья которых расстилалась такая же неуютная белесая местность. Вниз лететь, если вдруг, было не менее двадцати метров, и, что интересно, там явно уже кто-то побывал: груды каких-то ящиков и неровный полукруг защитного решетчатого ограждения у стены наводил на мысли о чьем-то лагере. Любопытно, это что - можно было и внизу выйти?
  Я заинтересовано обернулся. И впал в легкий ступор.
  Стена с закрывшимся по-тихому лифтом носила следы активной жизни, буквально выплескивавшейся на ее поверхность. То тут, то там ее усеивали красочные надписи масляными маркерами, имевшие отдаленную связь с граффити неровностью букв и отсутствием грамотности. Первым в глаза бросилось яркое "Кто будет спускаться вниз в одиночку - убью САМ!", написанное размашистой рукой поверх плоскости двери лифта яркой синей краской. Ниже надписи кто-то без соблюдения правил пунктуации аккуратно отметился зеленым "Ты гонишь что там вдвоем то делать", чему следовало синим "Я сказал!", черным "Я туда обратно за 2 минуты это считается?", зеленым "Да там и минуты много" и заканчивалось уже в самом низу синим "Мужики! Имейте совесть! Отвечать то мне!"
  Отвесив челюсть, я несколько секунд буквально впитывал это буйство взаимоотношений, после чего перевел взгляд с этого импровизированного офлайн-чата на остальные надписи. Слева под аккуратной стеклянной крышечкой пряталась та самая ранее искомая кнопка, сопровождаемая привинченной чуть поржавевшей полоской металла с выгравированным "Вызов лифта". Сбоку от нее красовались все тем же размашистым синим почерком слова "Соблюдайте технику безопасности" и ниже наглядное графическое пособие в виде черепа с скрещенными костями.
  Дальше стена переходила в скальную складку, где красовались какие-то явно служебные надписи: "Положил справа", "ключ - на двенадцать", "Внимание толстый не в духе!", - и внезапно вечное "не забываем про пиво в пятницу!!!", свидетельствовавшие о нерастраченном желании общения неизвестных авторов.
  Справа от лифта часть стены представляла собой небольшой закуток с наполовину вмонтированным в стену широким шкафчиком в мой рост с продетым в петли незакрытым замочком. Рядом на стене красовалось синим "Кто что взял, отсылаем мне почтой!"
  Мимо подобного приглашения я пройти не мог однозначно. Холодный металл неприятно прилип к рукам, дверца плавно провернулась, и я с азартом приступил к хомячеству.
  И было от чего - шкафчик оказался оружейным.
  Помнится, когда-то я с упоением представлял себе внутренности сундука, откопанного незабвенным Эдмоном Дантесом. Красочно описанное разделение отсеков с сокровищами, перестука пересыпаемых драгоценных камней, звон благородного металла. Сейчас я ощущал нечто аналогичное, наблюдая полупустые ниши для оружия и патронные ячейки. Увы, ящиком явно пользовались, так что моему вниманию предлагалось немногое. Толстая ухватистая рукоять слева, широкий вороненый профиль крупного калибра c прицельной рамкой в центральном отделе и длинноствольное оружие со снайперским прицелом в узкой правой секции. Верхняя полка была уставлена рассортированными по группам пластиковыми коробками различной высоты.
  Пистолет оказался тазером. Об этом мне сообщила система, предварительно одарив меня пассивками "Общее знание систем вооружения" и "Общие стрелковые навыки". Теперь я мог отличить карабин от винтовки и имел шанс попасть, верно рассчитав траекторию выстрела по движущейся цели.
  Я вынул и защелкнул обратно картридж, полюбовался на замигавшую индикацию готовности и поводил рукой, примериваясь появившимся маркером прицела к дальним фонарям. Система послушно сжимала и расширяла полупрозрачный круг, демонстрируя общую зону вероятного попадания и прямо намекая, что тренироваться мне еще и тренироваться.
  - Надеюсь, тут не Дикий Запад, - пробормотал я, крутанув тазер на пальце, подул на воображаемый дымок над картриджем с электродами и погрузился в изучение активизировавшегося раздела моего интерфейса, скромно обозначенного как "Оружие".
  Урон - он и в виртуальности урон. И зависит в первую очередь от шанса попасть в цель. Или рядом с ней, если уж точность в случае конкретики боеприпаса не принципиальна. Ядрен батон, пАнимаешь. В противном случае, на успешность поражения противника в равной мере влияет как само оружие так и используемые патроны. Первое влияет на вероятность попадания, второе - величину и разрушительность повреждений. Еще важным параметром было время перезарядки, или, как его назвали в кратком описании, "периодичность использования". В принципе верно, какая может быть скорострельность у холодного оружия?
  Я заинтересовано тапнул по иконке тазера и на секунду озадачился - в графе "повреждение" стоял прочерк. Впрочем, в разделе "дополнительный эффект" нашлась приписка "нейромышечный паралич, 60 секунд". Дальность стрельбы заявлялась в 5 метров, шанс попадания не озвучивался. Наверняка будет куча модификаторов, странно, что до сих пор мне их не озвучили - раздел "защита" пока был неактивен.
  Воткнув тазер обратно в слот, я потянул к себе приятную тяжесть следующего оружия, тут же обозначившегося как "карабин, тип неизвестен, требуются дополнительные знания", на стволе которого на металлической проволоке болтался какой-то ярлык. Цепляли точно не просто так, посему я внимательно изучил этот огрызок картона и особенно начертанное на нем. Текст содержал предупреждение "Кто прибьет зверушку насмерть, будет общаться с Верховным!" и явно намекал на какие-то неприятности. Я хмыкнул, и сосредоточился на описании урона, который оказался пуст, предположительно, завися от типа отсутствующих патронов.
  Винтовка имела гравировку на ложе и скромно называлась MSG-9000, и я понадеялся, что разработчики не засунули в ее пули малый тактический ядерный боезапас. С них станется. В рамках той же программы "не дай мозгам закиснуть!". Тем более, что магазин у нее был пуст. Выглядела MSG великолепно, и я получал просто эстетическое удовольствие, удерживая ее в руках. Всегда нравилось высокоточное оружие, наверное, своим кажущимся всемогуществом, один выстрел - одна пораженная цель. Плюс определенная неуязвимость, которую гарантирует расстояние между тобой и противником. Эх...
  Я задумался. Тащить с собой ВСЕ было явной глупостью, ситуация однозначно была очередным тестом. Что ж, люди мы законопослушные, берем тазер. Ну и карабин не забудем, мало ли какие тут "зверушки" водятся. Уж лучше не угодить "верховному", чем начинать зону с нуля.
  Патроны на удивление оказались тяжелыми, а разгрузки не предвиделось. В свойствах значился некий "летальный урон 1-2, х40, рассеивание 50%, конус", что несомненно вызывало новые вопросы, но я уже весь был в предвкушении дальнейшего пути и решил разобраться с ними на ходу. Зарядив десяток штук в магазин плюс один в ствол, я полюбовался обновившимися цифрами в характеристике оружия и рассовал еще на одну обойму по карманам. Не знаю, какая тут охота, но заявленные тридцать метров максимальной дальности давали, как минимум, шанс воспользоваться тактикой "ударил - и убежал".
  Пара картриджей к тазеру закончили мою комплектацию, один из которых я тут же защелкнул в предназначенное место. В любом случае, они тут явно не локальную войну задумывали, наверняка можно было только шокер брать... и не тащить на себе лишние пять килограммов.
  Вздохнув, я двинулся в направлении цели по дребезжащей дорожке вдоль стены, насвистывая самому себе что-то ритмичное. Весело было до первых переходов, заставивших то подниматься вверх, то спускаться вниз по ступенькам сварных конструкций. Да и ветер, получив меня в полное распоряжение, начал тут же хватать за полы куртки, подбивать ноги и вообще пакостить по полной программе. Пришлось повесить, как я теперь понимал, дробовик на плечо и, хватаясь левой рукой за поручни, преодолевать совсем не последние метры до цели. Стрелка по-прежнему показывала куда-то в туманную даль с плохо, но все же просматривавшимся торцом пещеры.
  Одновременно я размышлял над информацией из справочника. Во-первых, разработчики ввели некую "общую целостность", выражавшуюся в процентах и влиявшую на успешность абсолютно всех действий. Именно ее и обозначала замеченная мною ранее "улитка" в углу экрана. На целостность влиял полученный урон, разделяемый на летальный, то есть смертельный, уменьшавший процентовку сразу, и нелетальный - накапливаемый персонажем в процессе событий. Последний пересчитывался как в некоторое шоковое состояние, так и сразу минусовал целостность, если приходился в жизненно важные органы. Грубо говоря, резиновая пуля в глаз уменьшала жизненные очки, а сильный удар в голову не убивал, но за счет своих модификаторов сразу мог загнать нелетальный урон в максимум, заполнив желтую обводку улитки. Ну а персонажа - в нокаут с потерей сознания. И непременными синяками под глазами по пробуждению к жизни.
  Резкий порыв ветра шатнул меня в сторону, и я больно вписался плечом в ограждение. Как будто ожидая подобного, желтая полоска "синяков" встрепенулась, засияв всем контуром, но, благо, не увеличившись в прогрессе.
  Я тут же полез изучать раздел лечения. Нелетальный урон убирался отдыхом и специальными препаратами. И, что можно было ожидать, едой. Так что фраза "мы не пьем, мы лечимся" приобретала дополнительное значение и смысл. Летальный урон тоже можно было восстановить, получив полноценное лечение или же подстегнув регенеративные возможности организма некими способами. Ссылка на них в справочнике была пока неактивна, видимо, мне это предполагали разъяснить отдельно. Что сразу навеяло массу нехороших предчувствий. Полное обнуление целостности грозило смертью - и некими еще нераскрытыми штрафными санкциями со стороны игровой системы, видимо, непринципиальными непосредственно здесь и сейчас.
  Я взобрался на очередную площадку и остановился, переводя дыхание. Памятного развилочного камня не предвиделось, но выбор приходилось делать все равно - дорожка вдоль стены двоилась, уводя как в высоту, так и вниз, ближе к заснеженной поверхности. Верхняя тянулась куда-то дальше по контуру пещеры, нижняя приводила на еще одну площадку с подобием высокой пожарной лестницы. Смысл наземного перехода становился понятен сразу, если перевести взгляд на противоположную стену пещеры, в этом месте изгибавшейся подобно баклажану. И если "моя" сторона переливалась в большую каплю, накидывая дополнительный метраж к уже проглядывавшемуся торцу и финальной точке, то перейдя на "ту" сторону, можно было достигнуть цели быстрее.
  Хотя затраты по времени - еще спорный момент, проигрывая в расстоянии, по ровным участкам движешься с большей скоростью. Да и обстановка внизу как-то не навевала мирных мыслей - в тех камнях можно было спрятать с десяток "стражей прохода". Не зря же оружие выдали.
  Последний довод оказался решающим - я свернул влево и начал карабкаться выше, где запланировал остановку с осмотром местности за изгибом скалы, покрытой какими-то блеклыми разводами и кустиками редкой белесой поросли. Внезапно на фоновом пласте восприятия, ранее оккупированном лог-чатом и незакрытыми ссылками, активировалось еще одно "окно", известив о себе очередной системной репликой, ударившей меня по нервам ядовито-красным текстом:

  "ВНИМАНИЕ! К Вам приближаются агрессивные существа! Изучите справочную информацию по работе с картой местности"

  Я потряс головой и привстал с колена, обнаружив у себя в правой руке тазер, неизвестно когда извлеченный и изготовленный к стрельбе. Одновременно я обшаривал внутренним взглядом упрощенное подобие нормальной цифровой карты: полупрозрачный фон, серые линии, точка моего нахождения и бледный конус зоны прямого вида. Маловато будет! Да!.. Разбушевавшегося хомяка смог успокоить только тот факт, что кроме включившейся карты мне еще выдали навык "общие действия (ориентирование)", где упоминалась возможность использования более детализированных методик и инструментария.
  Ну, за отсутствием гербовой бумаги пишут на салфетках, так сказать. Главное, что на границах карты засветились перемещающиеся красные точки, и я узнал об этом заранее. И эта зона явно была как раз за тем изгибом скалы.
  Пригнувшись, как будто уже находился под обстрелом, я осторожно перебежал ближе и аккуратно выглянул, защищая глаза ладонью от ярко сияющих конструкций, расположенных напротив меня.

  "Вы замечены! Для улучшения тактических навыков получите уроки у специалистов!"

  Меня действительно заметили. Пара достаточно крупных существ, отдаленно напоминавших летучих мышей землистого цвета, быстро приближались, хаотично перемещаясь вверх и вниз. В какой то момент вокруг них появился серый контур, и короткая приписка сбоку обозначила их как "Существо. Название неизвестно. Особенности неизвестны. Требуются дополнительные навыки". Да уж. "Алиса, это пудинг. Пудинг - это Алиса". На мгновение, я ощутил себя блюдом на праздничном столе, их намерения были понятны и без системного предупреждения. И они вот-вот должны были зайти в зону поражения.
  Тщательно прицелившись и вспоминая уроки о задержках дыхания, я дождался появления вокруг ближайшего подтверждающего возможность попадания желтого контура и спустил курок. Тазер громко застрекотал, выпустив из себя пару серебристых линий, вонзившихся в жертву. Заякоренный кожан издал резкий писк и рухнул на сетчатую поверхность площадки.
  - Летают тут разные, - пробормотал я довольно... и тоже свалился на колени, накрытый мощнейшим звуковым ударом.

  "Вам нанесена 1 единица нелетального урона. Дополнительный эффект: 2 секунды шока. На Вас оказано воздействие: снижение точности 20%, длительность 30 секунд... 29 секунд..."

  Позади пораженной цели рывками маячила вторая кожистая курица с парой полуметровых крыльев, резкие взмахи которых разгоняли туманную дымку, ощущавшуюся на коже лица волнами воздушных потоков.
  Проклятье! Эта мышь мало того, что вооружена ультразвуковым баззером, так еще и дебафает! Я торопливо отскочил за угол, где и присел, напряженно наблюдая за приближением цели на карте и перезаряжая оружие запасным картриджем. Потеря точности отразилась на увеличении прицельной окружности, и мне было сложно "на глаз" определить место, куда прилетят мои стрелки. Да еще приходилось угадывать, где именно из-за скалы вылетит противник.
  Шурх! Кожистые крылья накрыли меня сверху, резкая боль отдалась в голове, что-то острое царапнуло сквозь ткань капюшона. Неосознанно я упал на бок, прикрываясь руками и сбрасывая подкравшегося врага.

  "Вам нанесено 0 единиц летального урона"

  Я отмахнулся рукой от насевшего на меня сверху летуна, тут же почувствовав удар в защищенную рукавом конечность.

  "Вам нанесено 0 единиц нелетального урона"

  Пока куртка надежно защищала меня. Я присел, откатываясь назад, и вскинул руку с оружием, почти уперев ее в серую кожу. Промахнуться вплотную было почти невозможно, треск разряда и последовавшее за ним глухое падение противника было тому подтверждением. Тяжело дыша, я поднялся на ноги и уставился на подергивающуюся тушку перед собой. Мощные лапы с изогнутыми когтями, приоткрытая зубастая пасть на злобной вытянутой морде, перевитые мышцами крылья. Да уж. Хорошо, что его атаки пришлись на защищенные части тела.
  Я осторожно обошел поверженного врага и взглянул на второго. Он еще не шевелился, но шестьдесят секунд скоро должны были закончиться, надо было что-то придумывать.
  На карте внезапно появились дополнительные точки. Они еще были за радиусом прямого определения, но приближались с того же направления.
  - Привет Верховному, - зло пробормотал я, сдергивая дробовик и снимая его с предохранителя. - Будем бить не больно, но насмерть!..
  Точки приближались, в какой-то момент пересекли линию зоны обзора на карте, и я узнал в них стаю подобных сбитым летучих тварей.
  - Сволочи ушастые... - приклад уперся в плечо, давая ощущение надежности. - Летите, голуби, летите... - я ждал. Прицельное кольцо сужалось, и даже стало интересно, сомкнется ли оно в точку. Но где-то подспудно ворочавшийся страх нагонял адреналин в мою виртуальную кровь, и как только контуры целей оделись в желтый цвет, я выстрелил.
  Громкий звук разорвал тишину пещеры, отбросив от меня в сторону клочки тумана. Пара летунов упала, некоторые заштриховались редкими красными линиями, но их по-прежнему было много. Следующий выстрел проредил ряды крыланов, часть почти полностью закрасилась штриховкой, но, даже упав на сетчатую площадку, они активно перебирали лапами в мою сторону. Приближавшаяся стая разразилась криками, неприятными, но безвредными - к моей радости, я явно был за радиусом их действия. Лязгнул затвор, выплевывая в сторону пустую гильзу, увеличивающиеся в размерах цели давили на психику, а фантазия бешено строила версии, что они со мной сделают, налетев такой кучей. Время упруго сжалось, я нервно дернул спуск. Грянувший выстрел зачистил вырвавшихся вперед и заставил следовавших за ними притормозить, внезапно сделать резкий поворот и унестись куда-то вправо, выходя за предельную дальность поражения.
  - Ага, вот нечего на меня пасть открывать, - зло прокомментировал я и зашипел от боли: очнувшийся кожан покачивался на лапах, но при этом не забывал жевать мою ногу сквозь джинсы, по-бульдожьи пуская слюни.

  "Вам нанесено 0 единиц нелетального урона"

  - Уйди, противный, - начал я, примериваясь прикладом в его сторону, но тут отвернувшая часть стаи сделала вираж и снова нацелилась на меня, а на границе карты замаячили еще красные точки.
  Ноги мои ноги, несите мою...

  * 04

  Пространство - очень упругая штука. Так и норовит навязать свои правила. И, чтобы преодолеть их, надо затратить очень много энергии. Это как бросить пустотелый пластиковый шарик на водную гладь. Плюх, брызги в стороны - и он качается на волнах, так и не поборов границ упругой среды. Можно бросить сильнее, тогда он на некоторое время уйдет под воду, но тут же будет вытолкнут наружу. Можно придавить его, и пока силы уравновешены, шарик останется в назначенном ему месте. Но стоит ему попасть в нисходящую спираль водоворота - и уже понадобится сменить вектор движения, пробить окружающие стенки, оставаясь хотя бы на прежнем уровне.
  А если надо попасть куда-то еще?
  Звезды продавливают ткань космоса и занимают свои места в нем согласно неведомому нам протоколу. Пространство изгибается под их массой и, если ты умеешь это делать, то можно вычислить не только звезды, но и планеты рядом с ними. Чем больше масса, тем глубже образованная ею яма, тем больше сил надо приложить, чтобы ее покинуть, оставаясь в затронутых ее гравитацией пределах.
  А если рядом две вмятины? Можно перепрыгнуть из одной лунки в другую, раскрутившись до скорости преодоления сил образовавшей ее массы. Потом покрутиться в другой, где и замереть, достигнув цели.
  Или найти место в самом низу прогиба, накопить энергию для преодоления искаженного гравитацией пространства - и пересечь этот Порог, уйдя в сторону нужной лунки, что бы успокоиться уже там в новой компании звезд.
  Хотя не каждый встречающий так уж радует. Иногда то, что остается за спиной, менее пугает. У меня был шанс в этом убедиться.

  Почти кубарем скатившись с верхней площадки, я сначала рванулся в сторону лифта, но быстро сообразил, что, оставаясь на открытом пространстве, не смогу укрыться от налетающей стаи. И, гулко стуча подошвами, свернул в сторону и почти свалился по пожарной лестнице на мерзлый грунт, где и присел, осматриваясь.
  Красных точек на карте стало гораздо больше, пронзительно вереща, серые тени наяривали круги где-то над моей головой, почему-то даже не пытаясь спуститься ниже. Порывы ветра иногда кидали их к поверхности, обозначая белесым контуром в прицеле, но они тут же выравнивались, придерживаясь той же высоты.
  - У, демоны!.. - я перевел дыхание. - Где ж вас столько навысиживали?
  Похоже, этой опасности удалось временно избежать. Посмотрим, последуют ли они за мной на другой стороне пещеры.
  Вслушиваясь в недовольные крики, я короткими перебежками между камнями прокачивал еще не выданные мне тактические навыки и понемногу приближался к блестящей впереди вертикальной черточке лестницы. Сделав очередной шаг, я внезапно услышал глухое ворчание, что-то выдернулось у меня из-под ноги, заставив заплясать на месте для удержания равновесия.
  - Угрх!..
  Взмахивая руками, я развернулся на посторонний звук, внезапно осознав, что смотрю в открытую пасть, принадлежащую кому-то большому и белому.
  - Твою... - мой прыжок в сторону был достоин отдельных наград. Печально, но этот вид спорта тут не оценивался. - Ты кто такой?
  Вопрос был риторический. Но ничего другого, как спросить и нацелить дробовик на крупного мохнатого зверя, где-то напоминавшего давешнего кабыздоха, мне не придумалось.
  Мой новый знакомый тоже не сразу нашелся с ответом. Потряс башкой размером с бочонок, потянул носом с армейскую пряжку, прижал ушки, осклабился и вперил в меня взгляд маленьких, злобных и при этом каких-то масляных глазок. И сказал "Ррррррааа!"
  Длинный розовый язык бился между двумя крупными клыками, сотрясаясь от издаваемого рыка. "Бабушка, почему у тебя такие большие зубы?" Я неосознанно пятился назад, перед глазами почему-то рисовалась картина стоматолога с отбойным молотком.
  Потом я споткнулся и выстрелил.
  Представьте, лежите вы на пляже. Вдруг на вас наступает какой-то невежа, вы подхватываетесь и высказываете ему все, что о нем думаете. А он при этом не только не извиняется, а отвешивает вам пощечину.
  Именно такое выражение морды было у этой "бабушки кабыздоха", вот, свой левый клык даю! Хотя нафига ей мой клык, у нее своих четыре... Оскорбленное возмущение, четко мной опознанное, почему-то испугало меня еще больше - и я сделал еще одну глупость, снова выстрелив в еле закрашенный штриховкой контур зверя.
  И тут мне "прилетело" по-настоящему.
  От удара меня кинуло на какой-то камень сзади, "улитка" целостности вспыхнула желтым, закрасившись на треть, тут же частично обесцветилась красная зона, я судорожно жал на спуск, паля во весь белый свет. Меня крутило и бросало, вспышки боли сигнализировали о наносимом уроне не хуже бесконечной ленты сообщений в лог-чате. Радар на карте заполнился красными точками, вокруг появились еще звери, ринувшиеся ко мне на защиту своей "дамы", но было понятно, что целостность обнулится раньше, чем они ко мне доберутся.

  "ВНИМАНИЕ! Вы умерли. Тестовая зона будет перезапущена с последней контрольной точки!"

  Тьма понемногу заливала мой взор и последнее, что я увидел, как большой белый зверь, так и не успевший на веселье, ловко сбил на землю неосторожно снизившегося кожана и, как кошка котенка, сжав его в пасти, потащил куда-то в сторону.
  "Понес детям новую игрушку", мелькнула догадка, и мир передернулся.

  Я снова стоял на площадке, за спиной с легким шипением что-то закрылось с негромким стуком, лицо обволакивал мокрый и холодный туман, а в голове затухала мысль "Братан, ну ты не прав!". Мне почему-то было немного стыдно и грустно.
  Дурацкое состояние!..
  Я передернул плечами и внимательно осмотрел свои руки. Следов зубов и поврежденной одежды не наблюдалось, "улитки" тоже были в норме. Следовательно, мне давался еще один шанс.

  "Задание: достигните выхода.
  Необязательное задание: подобрать бонусные предметы. Награда: бонусные предметы"

  Я с бьющимся сердцем начал соображать, чего же меня могли лишить и тут же сообразил, сунув руки в карманы.
  Твою мать! Яблоко!
  Карманы были пусты.
  Какое-то щемящее чувство потери, по-детски искреннее и горькое, наполнило меня и схлынуло. В моей жизни были потери и покруче... Но даже как-то обидно стало. Вот было у меня яблоко, круглое такое, с еще явно не до конца раскрытыми бонусами. Было - и нет теперь. И загадки его я теперь так и не раскушу.
  Видимо, именно это чувство отобранной тайны заставило меня по-деловому направиться к оружейному ящику и не менее по-хозяйски его распахнуть.
  Все ранее выданное оружие было на месте, но теперь я начал со снайперской винтовки. Слегка жесткий резиновый наглазник холодил кожу лица, но я постарался не обращать на это внимание, изучая долину. Рассеянное освещение не позволяло выяснить детали, тени чуть мерцали, повинуясь движениям шатающихся под порывами воздуха светильников. Но мне удалось быстро найти примерное место своей гибели по темным пятнам на снегу и - я сглотнул, - темной кучке рядом с одним из камней. Видимо, обновленный инстанс был скорректирован под необязательное задание, и я буду не я, если не заберу мою собственность обратно!
  - Моя преле-е-сть!.. - пробормотал я, высматривая заныкавшееся в снегу мохнатое семейство.
  Надо признать, маскировались они отменно. Лицо успело застыть на ветру, когда сугроб под одним из камней зашевелился и начал перетекать с одной точки на другую. Умащивалось это создание достаточно долго, позволив мне осознать, какой тип местности они предпочитают под свои лежбища и примерно накидать обходную дорожку. Тем не менее, в паре мест я однозначно попадал в зону их внимания
  - Мои извинения, Верховный, - я решительно вернулся к оружейному шкафчику, снимая с верхней полки продолговатый тяжелый коробок длинномерных патронов. И снова озадачился: вместо цифр урона стояло "усыпляющее, для крупных млекопитающих, до 1 часа". Да и сам патрон имел баллистический наконечник из прогибающегося под пальцами мягкого металла, явно сминаемого при попадании в цель. Оставалось убедиться, насколько будет эффективным это средство.
  Следующие полчаса я мучился двумя вопросами: где эти гады прячутся - и действует ли засунутое в патроны зелье. Половину найденного боезапаса я расстрелял во все подозрительные места, имевшие неосторожность шевельнуться. Но, поскольку мохнатые и до выстрела явно спали, мое успокоительное могло как подействовать, так и нет. Особенно, если я промахнулся.
  Ничего не оставалось, как проверить все на месте.
  Впрочем, ситуация с подбором вооружения требовала некоторого осмысления. Дробовик доказал свою эффективность против летунов и малое воздействие на больших зверей. Снайперка по логике хороша против последних, но не при стрельбе в упор: пока подействует снотворное успеют порвать на ленточки, да и прицеливаться неудобно. Тазер? Я повертел перед глазами его описание. Ограничений по целям не указано. Перезарядка медленная, это да. Но зато тихий выстрел. Кстати. Я перевел взгляд в туманную дымку под потолком и постарался вспомнить последние минуты перед смертью.
  "Бабушка кабыздоха" не выглядела сначала агрессивной, в прицеле ее контур был малозаметно серым. Это после первого моего выстрела он окрасился агрессивно алым, сообщая, что я выбран целью и нахожусь в зоне ее атаки. Кроме того, эскортная поддержка даже не активировалась на радаре при первом столкновении. Но я хорошо запомнил, как замаячили красные точки на карте после перехода ситуации в боевую. Реакция на звук? Тогда вырисовывается логика нейтрализации внезапно сорвавшихся на тебя мохнатиков, застанить на минуту - и в сторону. И других не разбудишь. И "Верховный" будет доволен.
  Вдохновившись инстинктивно верным решением, я уже осознанно повторил экипировку, повесив на плечо карабин и засунув в один опустевший карман тазер, а во второй - запасные картриджи. И повторил путь до развилки, всматриваясь в карту.
  Предупреждение о летунах появилось там же, но я не стал с ними связываться и сразу скользнул вниз на грунт. Теперь не стоило торопиться. Я присел, прислушиваясь и стараясь выявить посторонние звуки в посвистах ветра. Неудачно. Видимо, не хватало какого-то отдельного умения типа "Общие навыки (распознавание звуков)". Не, бред. Хотя какие-то штрафы ко мне вполне могли применить, были же дебафы от звукового удара, может и посмертное что-то сейчас учитывается.
  Я потряс головой и скинул капюшон на плечи, оглядываясь в поисках намеченных сверху ориентиров. Первоначально задумывалось обойти место моего неожиданного знакомства с местной фауной и, уже протоптав тропинку к лесенке, забрать яблоко. С другой стороны, если я сейчас кого-то разбужу, то придется убегать и очень быстро.
  В результате, я скомбинировал оба варианта, взяв чуть вправо, но заходя по дуге на место гибели. Было реально страшно, я перебегал от камня к камню, просто ощущая на себе взгляды десятков маленьких злобных глазок, чуть ли не ежесекундно оглядываясь и осторожно обходя все подозрительные снежные наносы.
  Возможно, избыточная осторожность меня и спасла.
  Никто не бросился на меня из-под заметенных поземкой камней, никто не попросил передать последнее "прощай" так и не прилетевшим еще сюда кожанам, да и в целом обстановка была как в экранизации последних глав "Смока и Белью" - холодно, ветрено и безжизненно. Место моей неудавшейся стычки не патрулировалось поклонниками "бабушки", поэтому спустя некоторое время я добрался до замеченного сверху темного пятна, оказавшегося в приближении угольно-серым "ящиком" символичной продолговатой формы в обрамлении полупрозрачного контура человеческого тела. Несомненно, сделанного таким в целях защиты слабой психики игроков от лицезрения собственной мертвой тушки. Да тут пока к нему доберешься, не только нервы сожжешь, поседеешь и такой тик лица заработаешь - в кланхолл не пустят.
  В общем, очередной реверанс разработчикам локации, расслабляться не получалось.
  Продолжая осматриваться, я протянул руку к надгробию и почувствовал слабое притяжение, как будто подносил один магнит к другому, но противоположной полярности.

  "Вы получили предмет.
  Яблоко. Тип: персональный, пища. Дополнительные эффекты: неизвестно.
  Воспользуйтесь игровой справкой для получения информации о требованиях к опознанию предметов".

  О! Что-то новое, раньше, помнится, система никак не среагировала на присвоение квестового предмета, да и право на собственность подчеркивалось только его наличием в кармане, а не игровом инвентаре. До сих пор неактивном, к слову.
  Впрочем, ломать голову над этим было не время и не место. Крадучись, я вернулся по своим следам чуть назад и аккуратно обошел предполагаемое место незабываемого знакомства со старшим поколением кабыздохов. Ветер по прежнему облеплял мое лицо белесой дымкой, глаза слезились и обзор оставлял желать лучшего. Ситуацию спасало секторное выделение на карте, конусом обозначавшее к какой части света я понемногу приближался.
  Момент, когда лестница оказалась в досягаемости моих рук, я банально пропустил. Просто констатировал, что добрался и замер у ее подножия, продолжая осматриваться. Разум полностью уступил место инстинктам и понадобилось несколько минут, пока он пробился через собственноручно выстроенные шаблоны, постучал мне по темечку и поинтересовался: "Эй, там... пустите погреться... и вообще, чего расселись?" Организм сказал "яволь!", встрепенулся и бодро преодолел подъем, где сбросил с себя бразды правления и расслабился на решетчатом полу.
  Я потряс головой и глубоко вдохнул. И попробовал оценить обстановку.
  Сверху проделанный путь показался совсем коротким, да и сама пещера с этой точки обзора выглядела несколько иначе. Дальняя сторона, оккупированная кожанами, имела сложную террасообразную стену, испещренную клубкоподобными нашлепками, вокруг которых роились крылатые тени. Металлические фермы переходов тянулись по всей ее длине, поднимаясь и снижаясь, в некоторых местах они были обломаны и свисали бесформенными конструкциями. Часть светильников имели битые секции, явно требующие замены, и иначе как противодействием летающей нечисти объяснить всю эту разруху я не мог.
  С моей стороны сварные перекрытия выглядели поновее, собственно, они начинались не так далеко от места подъема и тянулись к месту обозначенного финиша локации. Логики в их присутствии тут особо не было, разве что это вариант временного решения обходного пути, который, как известно, самый постоянный. Да и стрелка показывала на уже хорошо различимый проем, подобный лифтовому выходу в начале локации. Рассиживаться не стоило, еще не известно, как система расценит мое текущее ничегонеделание. Еще решит, что сидеть и смотреть - мое призвание, и куковать мне на станции метеослужбы до самого завершения полета.
  Недолгий отдых существенно поправил моё самочувствие, даже с учетом постоянного ощупывания прицелом дробовика ближайшего пространства, цели я достиг быстро. Дорожка привела меня на площадку, имевшую знакомые атрибуты в виде оружейного шкафчика (нынче пустого) и двери с кнопкой сбоку, и продолжилась дальше, сворачивая куда-то за угол скалы. Проигнорировав требовательно повернувшуюся мне за спину стрелку, я дошел до поворота и, контролируя ситуацию на радарной карте, осторожно изучил ситуацию там.
  Благо, никто не мешал.
  Пещера в этой части имела одно явное отличие - плоскую вертикальную панель на половину высоты стены, являвшейся, судя по легкому механическому гулу, системой вентиляции. Из ячеистых отверстий вырывался плотный поток воздуха, легко отшвыривавший неосторожно подлетавших к нему поближе кожанов, и далее баламутивший влажную дымку над каменистым дном. Дорожка вблизи воздуховода была защищена прозрачным козырьком, впрочем, тоже местами обломанным, а далее соединялась с уже увиденным куском, замыкая таким образом пешеходный путь. Так что, если бы у меня была возможность игнорировать летунов, я бы мог спокойно добраться сюда без эксцессов.
  Размышляя над вывертами логики разработчиков, я вернулся к проему и по-хозяйски ткнул в кнопку открывания предполагаемого лифта, и только шипение пневматики дверей вернуло меня к действительности.

  * 05

  Кто может сказать, что есть реальность в виртуальности? Что означает принцип притяжения там, где нет гравитации? Что есть та тонкая грань, которая делит пограничные состояния, полностью одинаковые, но одно из которых "там", а другое - "тут"?
  Прокол пространства позволил нащупать решение задачи быстрых перемещений, но он же и навязал субъективность восприятия мира для тех кто еще "здесь" и тех, кто уже "там". События, казалось, вернулись в ту эпоху, когда отправившие корабли были вынуждены ждать на берегу в безвестии до их возвращения. Пинг - шарик улетел, понг - шарик вернулся. Это тот же шарик, но на нем можно найти следы от пославшей его обратно ракетки, как на парусах причаливших кораблей осевшую пыль других берегов.
  Гея была далеко, но пространство между планетами было крепко сшито автоматическими модулями. Неутомимыми шарами они спускались по гравитационной воронке, пробивали пространство и выходили на иную сторону, где начинали взбираться вверх по невидимым линиям, что бы снова сорваться вниз и повторить процесс, уже достигнув этой стороны. И все время между пробоями они не переставали обмениваться информацией, собирая пакет для оставшихся на далеком берегу и отдавая то, что было привезено. Гравилинк позволял не терять ни секунды и с какого-то момента позволил знать о событиях в режиме "реального времени".
  С людьми было сложнее.
  Преодоление невидимого Порога было уже полностью рабочей технологией, но вот знание процессов еще оставалось на уровне объяснения "почему летают вертолеты?". Вот летают же, хотя мотивировать это с точки зрения физики достаточно проблемно! И теория подстроилась под практику, увязав частные события в общую картину.
  Впрочем, это "полотно" было достаточно обширным. И картину давало непротиворечивую. Не то что выданное мне задание.

  Открывшаяся дверца предъявила мне стандартной высоты потолков слабо освещенную комнату, дальняя стена которой представляла расходящийся в две стороны коридор, украшенный логотипом в виде синих букв "Go beyond!" на фоне стилизованной горы. Светлый пластик, в который были зашиты стены, был поцарапан и обтерт. Пол устилал темный ворсистый ковер из какой-то синтетики, совсем потерявший свою прежнюю расцветку за время нахождения тут. Ветер нетерпеливо подтолкнул в спину, и я сделал шаг вперед, придерживая приклад висевшего на плече дробовика. С шорохом за спиной сомкнулись створки, обрубая путь назад и звуки ставшего уже привычным свиста и гула воздуха в пещере. Тишина буквально оглушала, первые секунды я даже не осознал появившуюся вибрацию и негромкий рокот, как от работающего где-то недалеко мощного механизма. И еще нерегулярные чмокающие звуки... Генераторная станция? Насосная?
  Стрелка показывала на точку в паре метров передо мной, прямо перед логотипом. Пара шагов и я бодро достиг цели, получив давно ожидаемое:
  
  "Задание пройдено".
  Тут же дополненное:

  "Обновление задания: Выберите одну из сторон!"

  Стрелка мигнула и пропала, еще больше сбив меня с толку.
  - Все страньше и страньше, - пробормотал я, расстегивая одежду: воздух вокруг был ощутимо теплее, и мне становилось несколько жарковато. Одновременно, я осматривался, уже прибегнув к чисто игровому инструментарию, но ни один предмет не захотел опознаваться дополнительными свойствами. Зато лог-интерфейс выдал на фоновом восприятии сообщение "Вы находитесь на территории Комплекса", впрочем, никак не растолковав свою информированность.
  Карта местности почти полностью была закрыта неизученной зоной, и только вокруг обозначавшей меня точки присутствовало несколько линий, несомненно привязанных к границам коридора. Что я и проверил, повертев головой и понаблюдав за движением конуса обзора.
  Получалось, мне предстоял свободный поиск, причем ни критериев выбора искомой стороны, ни ее определения мне не называлось. В конце концов, сторонами могли назвать чисто географические направления... например, повороты коридора!
  Я решительно преодолел несколько метров и убедился, что и вправо и влево уходили одинаковые хорошо освещенные проходы, тянувшиеся метров на десять, а потом дружно сворачивавшие куда-то вперед.
  Чувствуя себя буридановым ослом, я несколько секунд оценивал новые данные, потом решил, что потерять коня мне не жалко - и свернул налево. Главное, что бы меня самого не внесли в списки копытных, и рога не прицепили для дальнейшего отшибания.
  С приближением к повороту неритмичные звуки стали громче, в них появилась какая-то шипящая составляющая. Кроме того, вплелось нечеткое бормотание, вызвавшее стойкую ассоциацию с разбором полетов в раздевалке команды после проигранного матча. "Бу-бубу!" - наезд тренера. "Мля-мля-мля", - отмазка игроков.
  И по кругу.
  Заинтересовавшись, я ускорился, чтобы узреть за поворотом такой же коридор, в торце которого присутствовала чуть приоткрытая дверь из толстого, даже издали создававшего впечатление массивного тонированного стекла. Кроме того, нашлась еще пара дверей стандартного глухого типа, равномерно занявших свои места по левой стене. Закрытых, что я проверил, проходя мимо, и без надписей, по которым можно было бы хоть что-то понять о моем месте нахождения.
  Бормотание внезапно прекратилось, да и шипящие звуки куда-то исчезли. Заинтересовавшись, я толкнул действительно тяжелую дверь и оказался на высоком пороге большого помещения, своим видом напомнившего мне диспетчерскую крупного производства или вышку аэропорта. Чуть притопленный по сравнению с уровнем коридора пол, большое многосекционное панорамное стекло по контуру дальней части зала, за которым в тусклом освещении просматривались знакомые стены пещеры. Масса различного оборудования в дежурном режиме, пара столов с развернутыми голографическими плоскостями, по которым бегали непонятные издали данные. Операционный планшет размером с биллиардный стол, плоскость которого сейчас была отключена, и только пара подсвеченных навигационных панелей и непременный "скринсэйвер" в виде змейки давали понять, что это вполне функционирующие рабочие инструменты.
  Я сделал шаг вперед, спускаясь по нескольким ступенькам, мысленно потирая руки в ожидании непременной возможности поэкспериментировать со взломом интеллектуальных систем. Конечно, деяние это несколько криминальное, но опыта при успехе могут насыпать прилично. Хотя бы в виде нового навыка.
  - Лихаенко!... Толкай сильнее!
  - Да я ж... пфф... толкаю!...
  Громкие звуки чьего-то возгласа слегка скрипучим голосом и более звонким - ответа застали меня врасплох. Я резко остановился и завертел головой, определяя направление на их источник. По всему выходило, что возмутителем тишины была коммуникационная система, смонтированная на дальнем рабочем месте в углу комнаты. В принципе, вполне ожидаемая и соответствующая ситуации.
  - Да куда ж ты толкаешь!... От лихо...
  Начальственные интонации хорошо накладывались на уже сложившийся в голове образ разноса нерадивых подчиненных, но хотелось подробностей, и ноги сами принесли меня к панорамной стене. Так сказать, даже если ругают не тебя, хотя бы узнай - за что.
  Диспетчерская, как я решил ее называть, высилась над уже знакомым каменистым пейзажем, дополненным большой водной артерией, стекавшей откуда-то издали слева по узкому ущелью, разворачивавшейся прямо передо мной в широкую реку и убегавшей в правую, скрытую скалой часть пещеры.
  И по ней плыли льдины. Хорошие такие, толстые. Лениво переворачивавшиеся и наверняка обменивавшиеся друг с другом глухими приветствиями при столкновении.
  Ледоход вряд ли был сезонным и менее всего ожидаемым. По ближайшему ко мне краю реки была выстроена защитная стена из белых панелей, подпертых набитыми чем-то мешками, за которыми пристроилось с десяток фигур в комбинезонах полувоенного образца. Из-за длинных шлангов, отсвечивавших сетчатой оплеткой и идущих от стоявшего неподалёку колесного устройства к чему-то в их руках, они были похожи на семейство занятых общим делом мышей. Особенно, если учитывать грязно-серую цифровую раскраску одежды, размывавшуюся с расстоянием. Впрочем, общий вид фигур и узкие плоские рюкзачки на их спинах вызывали крепкие ассоциации о стандартной полевой экипировке. О хорошием таком доспехе, крепком и многофункциональном. Плюс встроенный энергоконтур и масса полезных мелочей. Наверное и бонуса в игре дает приличные.
  - Внимание, греем!
  Новый голос был безэмоционален и сух. Я бы даже сказал, отстранен от действительности.
  Явно повинуясь команде, люди снаружи задвигались, придвигаясь к краю берега. Странные устройства в их руках начали вздрагивать и подплывавшие к защитному барьеру льдины покрылись парующими участками. Одновременно сквозь стекло пробились уже ранее слышимые звуки шипения и плямканья. Куски резко темнели, испещрялись ямками и разваливались в воде на мелкие, тут же тонущие части. Внезапно на изгибе реки обнаружилась еще одна фигура, ранее малозаметная из-за своей неподвижности. Матовые шарнирные части надетого на нее экзоскелета тускло посверкивали отраженным светом, по мере того как управлявший им размахивал приличного размера шестом, сортируя идущий вал льда. Получалось у него это неплохо, видимо, сказывалась большая практика, но, сосредоточившись на своем участке, он совсем упустил из виду грядущую перспективу.
  А ситуация складывалась угрожающая.
  Куски льда выше по течению, хорошо видимые мне сверху, явно были более крупные и тяжелые по сравнению с уже доплывшими к повороту. Задевая краями за скальный берег, они вздыбливались, демонстрируя свою толщину и медленно опускались, пропуская вперед более легкие и быстрые обломки. И у меня появилось вполне логичное впечатление, что если дать им доплыть в таком виде, то накопившая инерцию груда сметет рукотворную преграду и водный поток вырвется на свободу.
  Время еще было, но если что-то делать, то решать надо было немедленно.
  Отмахнувшись от мысли, что пассивность, то бишь "злой" вариант моих действий - это как бы тоже выбор стороны, в данном случае, реки, я отыскал глазами на "озвученном" рабочем месте микрофон на гибкой ножке. Благо, игровой интерфейс подсветил мне активный объект строчкой "переговорное устройство".
  - Эй, служивые.. - нажав на кнопку "On air", начал я, голос прозвучал слегка хрипло, так что, пару раз кашлянув, добавил уже нормально: - Там пак льда идет, разбейте его до поворота... А то будет вам "Титаник" в глубинах земных...
  - А, господин инспектор.. Спасибо!.. - отозвался первый скрипучий голос, в то время как пара "хвостатых", повинуясь отмашке стоявшей в правом конце ряда фигуры, переместились ближе к "шарнирному". - Вы-то тут какими судьбами?
  - Стреляли... - канонично отозвался я, стараясь придумать, как реагировать на свое поименование.
  - А... Ну да, - говоривший, казалось, получал удовольствие от беседы, столько благожелательности в нем звучало. - Может тогда и лично поучаствуете? Льда много, хватит на всех.
  - Э... Как именно? - я почувствовал квест и подобрался. Ибо с решением торопиться не стоит, старая истина - лучше задать десять лишних вопросов, чем прошагать десять лишних локаций.
  - Да берите тепловушку и становитесь рядом. Или вон, как Лихаенко, влезайте в экзу, да покажите ему, чему учат в ваших чертогах.
  Справа в нижней части поля зрения уже знакомой по брифингу рыбкой всплыла пара строчек:
  
  Дополнительное задание: помочь с ледоходом.
  Награда: повышенная репутация у сотрудников Комплекса, возможность получить скрытые задания.

  Кнопку "согласен", кстати, "рыбки" не предложили, хочешь-не хочешь, а данную оферту придется выполнять. Да я и не собирался отказываться, вот только не тянуло меня ни в стрелки записываться, ни в сортировщики.
  - А еще варианты? - забросил удочку я.
  - Ну да, не по чину, как же, - сарказм старательно скрывался, но сочился из каждого слова. - Ну... Еще можете броник натянуть да в берлогу к мишкам сходить, надо бы их шугануть, если вода прорвется, потопит же как кутят.
  Я заинтересовано молчал, но продолжения не последовало. Видимо, варианты исчерпались - и так бонусный получил, пришло время выбора. Владелец скрипучего голоса терпеливо ждал, в то время как остальные члены команды "мышей-спасателей" старательно дырявили лед, не говоря уже о "майти-маусе", чье тяжелое дыхание иногда прорывалось в "голосовой чат" при его взмахе. Я неосознанно следил за их работой, решая для себя, что мне выбрать, а льдины приплывали все ближе. И, судя по тому как топились мелкие, к моменту их прибытия общую кучу так и не успеют разобрать.
  - Слушайте, - внезапно не выдержал я. - А чего вы все каждый свою льдину топите? Бейте все в одну, и расчистите быстрее и с тяжелыми будет проще дело иметь. Сделать, к примеру, сквозную дыру, а там вода сама протащит и разрежет.
  - Чистим полосу вдоль берега, - отозвался владелец сухого голоса. - Главное, не дать прижаться крупным осколкам. Идея неплохая, но не получится: обзор неудобный, метку все равно сбоку ставить придется куда-попало.
  - Так я же сверху, - несколько недоуменно уточнил я. - Мне все замечательно видно.
  Мое предложение, судя по всему, оказалось неожиданным и вызвало секундную заминку, даже "мыши" стали стрелять реже, не говоря уже о шарнирном, чуть не свалившемся в реку при очередном толчке. Скорее всего, подобный вариант помощи был не предусмотрен заранее, но он оказался вполне реальным, и теперь система срочно генерила скрипты для его исполнения.
  - Значит так, - подал голос "сухой". - Игнатьев, бери господина инспектора в группу. А вы, господин инспектор, берите бинокль и ставьте метки. Надеюсь, вы это умеете?
  - Хм, сейчас проверим, - отозвался я, изучая диспетчерскую. - Два замечания. Мне придется отойти от микрофона и где ваш бинокль?
  - А вы, мил человек, приложите свое удостоверение к шкафчику номер три, - ехидно отозвался "скрипучий", - там и бинокль будет и клипсу переговорную возьмете.
  Удостоверение? О!.. И кто же мне его уже выдал? Я запустил руки в карманы, но ничего нового там не появилось.
  - А удостоверение господин инспектор похоже обронил, когда давеча праздновал, - судя по голосу, к разговору подключился явно обрадовавшийся переносу внимания на меня Лихаенко. - Я его на столик рядом с входом положил... все равно мне от него толку нет.
  Обернувшись, я действительно обнаружил рядом со ступеньками ранее прятавшееся от меня за открывшейся дверью узкое и компактное рабочее место в виде невысокого шкафчика типа секретера. И да, на его плоскости система предупредительно подсветила мне нужный объект, вблизи оказавшийся узкой белой пластинкой, на которой на фоне знакомого уже логотипа в виде горы красовалась моя улыбающаяся физиономия.
  И короткая надпись:
  "ID PASS. Инспектор Лосев"
  Глаз у меня дернулся, рука попыталась подхватить падающий подбородок, а сдавленный звук, который издал мой рот, я вообще уяснил несколько секунд спустя, когда силился осознать возникший оксюморон.
  Теодоро Лосев.
  Приехали.
  Внутренний голос глумливо прокомментировал: "Так вы, батенька, оказывается Федька! Ну, не всем же быть Рузвельтом, да?"
  А у меня в голове крутилось и крутилось одно и тоже: "А я лось, просто лось..."
  - Господин инспектор? С вами все в порядке?
  Внешний звук сбил с меня оцепенение, часть мозга, отвечающая за образование, тут же попыталась перехватить контроль и услужливо перевела "лося" на испанский. В итоге возник Теодоро эль Алсе, что некоторым образом примирило меня с действительностью.
  - Господин инспектор, вы где?
  Так. Пора возвращаться.
  Я подцепил пальцем удостоверение, неожиданно оказавшееся теплым на ощупь и окутавшееся неярким белесым свечением при прикосновении. В логах мелькнуло сообщение о приобретении "Индивидуального многофункционального носителя информации" с предложением ознакомиться со справкой, но мне было не до неё.
  Льдины ждать не будут.
  - Тут я, тут, - неожиданно охрипшим голосом отозвался я, вернувшись к микрофону. - Шкафчик номер три ищу. Хотя, уже нашел.
  Игровые подсказки - все же удобная вещь. Вот положено мне в данную секунду с чем-то взаимодействовать, как тут же вокруг нужного объекта вспыхивает и гаснет серебристый ореол. Сконцентрировал свое внимание на чем-то, получи текстовое описание и принимай решение. Собственно, и в реальной жизни все уже настолько сжились с функционалом дополненной реальности в тех же визорах, что сообщения про спутавших свое местонахождение заядлых игроков никого особо не удивляют. Сам такого заблудшего видел, стоял и орал "Вызываю игрового администратора, хочу сообщить о не работающем контенте!.." Тьфу!
  "Шкафчиком" называлось аскетично выглядевшее углубление в стене с полупрозрачной створкой, за которой просматривались несколько узких полочек. Цифра "3" тоже присутствовала в виде туманного контура почти на всю плоскость дверцы, закрывая своей тонировкой подробности хранимого. Статус объекта естественно был "закрыт", но это и так было понятно по светившемуся красным индикатору рядом на стене. Впрочем, стоило поднести руку с удостоверением поближе, как с негромким щелчком открывшегося замка поменялось и описание и цвет индикации.
  Бинокль оказался стандартным призматическим, шершавое, чуть пористое резиновое покрытие, переключатель активации дополнительных систем и следы долгого использования в виде многочисленных царапин и даже одной выемки на внешнем металлизированном ободе. Надеюсь, это не следы отмахивания в целях защиты от того же кожана.
  Лежащий рядом серый каплеподобный предмет небольшого размера оказался искомой "клипсой". Я осторожно приложил его к уху, он прилип к нему и слегка нагрелся.
  
  Внимание! Происходит попытка подключения нового компонента!
  Тип: Дополнительное оборудование. Коммуникационное оборудование. Соответствует существующим стандартам.
  Описание: Данное устройство предназначено для обмена сообщениями во всех информационных сетях, в зоне покрытия которых оно находится. Создает индивидуальный идентификатор после регистрации в сети. Позволяет создавать голосовые сообщения: широковещательное (тип "Крик") или индивидуальное (тип "Шепот"), - и получать массовые оповещения. Позволяет носящему создавать свое групповое формирование или присоединяться к уже существующему, где транслировать и получать специфическую информацию и команды, участвовать в обсуждениях (тип "Чат"). Для дополнительной информации изучите справочный раздел".
  
  Вау...
  Я подтвердил подключение, тут же получил входящее сообщение о приглашении в группу "Сержанта Игнатьева", согласился - и сразу окунулся в ранее не слышимый общий голосовой канал, а видимое пространство существенно обновилось.
  Вдоль левой границы лесенкой высыпалось несколько колонок, содержавших примерно полтора десятка фреймов с "улитками" целостности, над ними висела иконка, обозначившаяся как "командный канал", и рядом еще один фрейм лидера. Себя я обнаружил в самом длинном списке, видимо тех самых "мышастых" стрелков, куда меня приписали радистом-наводчиком. К слову...
  - Господа, приветствую!.. - Лог-интерфейс на фоновом слое восприятия также обзавелся дополнительным функционалом по управлению разговором. Я тапнул значок "авточат при репликах" и вклинился в несомненно давно уже идущее обсуждение, с чего это вдруг начался ледоход. - Принимайте пополнение.
  - Принято, - фрейм "сержанта Гомеса" на секунду мигнул, обозначив владельца ответившего мне голоса. - С вас цель, бьем в ассист.
  - Так, дайте мне минуту освоиться, - согласился я, подходя к обзорному стеклу и прикладывая оптику к глазам.
  Система явно считала бинокль разновидностью оружия, и стоило мне, не глядя, щелкнуть тумблером питания, как произошло несколько событий. Во-первых, меня известили о приобретении навыка "Метка цели", использование которого на атакуемом объекте повышает нанесение ему урона на 5% и вероятность попадания на 30%. Во-вторых, куда бы не падал взгляд, цель приобретала приписку "расстояние до" и дополнительный неактивный чек-бокс с комментарием "не помечен". Ради интереса, я выбрал мелкую льдину вблизи стрелков и активировал на ней опцию метки. Кусок льда расцвел оранжево-желтым кружком с перекрестием в середине, тут же на нем сошлись тепловые струи, и он благополучно исчез с водной глади.
  - Отлично, - Гомес был доволен. - Можете не ждать нас, ставьте метки с запасом.
  - Хорошо, - я высмотрел следующую жертву, повесил на ней метку и перевел взгляд дальше, успев "отметиться" еще на двух к моменту уничтожения первой. Что интересно, как только целей стало больше одной, первая приобрела приписку "Primary", а вторая зажглась не так ярко и с обозначением "Secondary". Третья была еще тусклее, без буквенной подписи, с цифрой "3", которая тут же сменилась на "вторичную" после уничтожения первой.
  Следующие несколько минут я с азартом ставил метки, стараясь "убежать" от тоже разошедшейся группы стрелков, чтобы иметь хотя бы пару целей в запасе. Судя по репликам, соревновательность им была не чужда, да и опыта в стрельбе - побольше, чем у меня - в расстановке мишеней. Они упорно висели у меня "на хвосте", гася цели чуть ли не в следующую секунду после их выделения. Отклеиться от преследования мне удалось только с первой крупной льдиной, приплывшей авангардом с приличным отрывом от основной тяжеловесной группы. Стрелки завязли в ней, вгрызаясь в середину, а я ускакал дальше, внезапно выяснив, что больше пяти меток мне недоступно. Так что с некоторым напряжением следил за разделкой ледяной туши, чуть нервничая: процесс застопорился, а льдины все ближе.
  - Так, инспектор, - прозвучал голос лидера командного канала, ранее опознававшегося мной по "сухости" в эмоциях. - Крупняк похоже придется разделывать в несколько заходов, так что высматривайте слабые места и ставьте несколько меток. Будем сначала обкусывать, потом топить.
  - Хм, еще бы понимать, где у них "слабые места", - пробормотал я.
  - Смотрите на их структурный состав, - посоветовал лидер. - Крошится там, где уже присутствует напряжение. Значит и критический урон будет выше.
  - Попробую, - коротко отозвался я.
  Стрелки доломали глыбу, и мне снова было чем заняться.

  * 06

  На самом деле Гея, как планета, еще не имела официального названия. Был присвоенный ей сложный буквенно-цифровой код, имелась относительно небольшая группа людей, считавших, что именно они обладают соответствующими правами первооткрывателей, шли суды причастных к вопросу и пересуды любивших наблюдать за юридическими казусами.
  И при всем этом где-то далеко-далеко существовала небольшая колония, состоявшая из рисковых и самодостаточных людей. Тех, кто уже привычно называл свое место пребывания Геей, в честь достаточно злой и авантюрной тетки, однажды решившей бросить вызов высшей силе и преуспевшей. Сами себя они титанами, понятно, не называли, но вполне понятная гордость в их голосах звучала. Выжить при старте, выжить в пути, выжить на новом месте - это многого стоило.
  Экспериментальный корабль и не должен был возвращаться. Десяток капсул стасиса, энергоузел, жизнеобеспечение и небольшое число вспомогательной автоматики. Выйти на орбиту, изучить поверхность, попытаться сесть. Удачно - отправить обратно оставленный недалеко от зоны Прокола курьерский модуль вместе с новыми данными. Не повезло - модуль стартует в автоматическом режиме по истечении срока ожидания, неся в родную гавань печальные вести.
  Впрочем, составляющие успеха закладывались задолго до старта этой экспедиции. Информации было достаточно для расчета и мягкой посадки и дальнейшего выживания. Да и много ли надо, чтобы освоиться в землеподобном мире, биосфера которого позволяла выращивать еду и смотреть в небеса не через пластик куполов. Чтобы жить - и ждать, когда по проторенной тобой дороге последуют другие.
  А вместе гораздо проще достигать поставленных вершин.
  Была бы цель.
  Впрочем, у меня так точно их было достаточно.

  Четырех оставленных мишеней стрелкам хватило ненадолго. Я как раз успел прицениться к новой партии глыб, когда начали гаснуть теги уже расставленных меток. Пришлось покрутить головой, присматриваясь к новой жертве, сразу оценив появившееся нововведение - раздельное прицеливание к любому месту на льдине. Было достаточно ненадолго зафиксировать внимание на какой-то точке, как предлагался флажок прицела именно там. Ради теста расцветил следующую льдину сразу парой меток, выбрав ее противоположные концы. Проба оказалась не слишком удачной, дырки вышли знатные, но пришлось отдельно испарять середину. Благо, ударным трудом мы успели расчистить акваторию, и был существенный запас времени на дополнительную работу.
  Голосовой чат затих, и я даже почувствовал благодарность за такую лояльность. Люди, они такие. Где бы не попадал в случайные группы, всегда находились знатоки, считающие своим долгом объяснить окружающим, как именно и что конкретно те сделали не так. В сетевых играх особенно проявляется. Достает неимоверно и спорить с ними бессмысленно. А эти ничего, молчат, даже никак не прокомментировали мою оплошность...
  Хотя, чему я удивляюсь? Это же тренировочная зона, тут и не такое вытерпят, дожидаясь, пока я выучу заданный урок.
  Чуть успокоившись, начал более вдумчиво изучать в бинокль чуть бугристую в приближении белесую поверхность. Осматривал то по диагонали, то поперек, в зависимости от колебаний льдины на волне, даже сумел запомнить несколько небольших камешков, вероятно, влетевших в загустевший снег в момент намерзания и там и оставшихся. Где-то встреченные ветра вылизали часть льда, отполировав его почти до состояния стекла, и сквозь мутную поверхность проступила чуть полосатая жгутообразная структура. "Ледяная жила", известила система всплывшей подсказкой, и я азартно прилепил к ней метку. Ухнули тепловушки, льдина внезапно пыхнула с двух сторон и распалась вдоль жилы, выбросив вверх небольшое облачко.

  Вы получили пассивный навык "Общие действия (наблюдение)". Целенаправленно и преднамеренно изучая что-либо, Вы получаете возможность обрести дополнительную информацию и знания. Начальный навык, требуется для изучения специализированных умений.
  Вы получили пассивное тактическое умение "Поиск слабых мест" (1 ранга). Позволяет обнаружить у исследуемых объектов места, нанесение урона в которые может оказаться критическим или смертельным. Возможно развитие.

  Ух.
  Я выдохнул не хуже тепловушки, на секунду оторвав от глаз бинокль и осознавая сообщение в лог-интерфейсе. Похоже, понемногу начинают раскрывать игромеханику, предположительно, дождавшись каких-то моих конкретных действий. Любопытно, что там за "дерево развития"?
  - Неплохо, инспектор, - ободрил "скрипучий". - Хотя замечу, что дальше столько времени на изучение у вас не будет...
  Я панически перевел взгляд выше на приближающийся массив льда. Глыбы действительно уже были в доступной для использования меток зоне... и почти достигли Лихаенко, чей шест на их фоне выглядел совсем уж несолидной соломинкой. Отталкивать почти достигший толщины пакового лед... безумие. Вот осколки от него - вполне по силам будет.
  - Работаем по тяжелым, - неожиданно для самого себя скомандовал я. - Лихаенко, готовься принимать мелочь.
  - Группа Игнатьева, бьете по меткам. Группа Деда - ваша мелочь после Лихаенко, - подтвердил лидер. Ответное "естьканье", в числе которого оказался и скрипучий голос, я пропустил мимо сознания, изучая первую в авангарде глыбу. После примерно трех или четырех секунд рассматривания над ней появилась контекстная подсказка "Кусок льда", потом обводящий контур, еще через секунду расцветившийся внутренней штриховкой, повторявшей основные линии плывущего обломка на его передней стороне. И я буду не я, если углубления на ней уже не были зачатками трещин, то ли образовавшихся при отрыве, то ли от ударов по пути сюда.
  Метку я поставил почти неосознанно. Узел на пересечении штриховки вспыхнул сначала золотом, тут же окутался облачком пара и глыба тяжело качнулась на воде, поворачиваясь и теряя часть своей тут же всплывшей рядом отделившейся массы.
  "Получилось!", ударила радостная мысль. Улыбаясь, я удерживал глыбу в визоре, изучая частично поменявшуюся схему штриховки. Пара рядом расположенных "слабых мест" нашлась почти сразу, удар снова отколол приличный кусок, а глыба даже остановилась на мгновение под отталкивающим действием струи испаряющегося льда.
  - Отлично, - чекпоинтом отозвался лидер группы. Он явно был запрограммирован подавать голос на каких-то законченных этапах событий, и я уже неосознанно ожидал его комментариев. - Ломайте их на три части, дальше смысла нет, только потеря темпа.
  - Принято, - согласился я.
  "Его комментариев - и его советов", фоном мелькнуло продолжение мысли и пропало где-то.
  Глыб оказалось не так уж и много, я даже немного удивился, когда они закончились. Мини-игра с поиском слабых мест была мной выиграна с примерным рейтингом 80%. Куча меток была малоэффективными, а одну я вообще всадил куда-то в воду, чему сам же безмерно удивился, а стрелки проигнорировали. Видимо, все же какой-то блок оценки в них был встроен. Посопели тока в чат, и фрейм сержанта мигнул, как будто собирался что-то сказать, да сдержался.
  Зато под конец я лихо обтесывал лед с краев, после чего серединка корабликом подставляла Лихаенко свой бок, и он одним толчком разворачивал ее под торпедную атаку группы Деда. А там и ледоход кончился. По крайней мере те одиночные обломки, которые крайне изредка проплывали по середине реки совсем не выглядели угрожающими.
  В общем, этот "Речной бой" мне даже понравился.
  - Спасибо, инспектор, дальше мы сами, - в сухом голосе, казалось, прозвучал вздох облегчения. Или это Лихаенко так расслабился, опускаясь на валун рядом с "местом работы"? Не удивлюсь, если он. Даже в экзоскелете помахать такой железякой, это я не знаю каким жилистым надо быть. - Дед, полчаса еще тут постойте, выдели пару дежурных, остальным отдыхать. Игнатьев со мной в штаб. Инспектор, дождетесь нас?
  - А куда я денусь то.. с подводной лодки, - пробормотал я, отшатываясь от стекла и тяжело опускаясь на ближайший стул: все же укатали сивку крутые горки. В госовом чате раздался чей-то смешок, потом кто-то скороговоркой произнес "спасибо за помощь", и из поля обзора исчезли иконки стрелков.
  И снова вокруг были только звуки комнаты управления, слегка разбавляемые шумом ветра за стеклом.
  Приклад дробовика глухо стукнул о пол, и только тут я осознал, что все это время держал его на плече. Надо же, и не заметил. Хотя, думаю, его вес вполне укладывается в правило "одна двадцать вторая стреляющего", да и я лось еще тот. Ага. По кличке "Федька".
  Ухмыляясь, я аккуратно уложил на ближайшем столе бинокль и карабин, потом подумал и, ловя себя на странном ощущении, зачем-то переставил дробовик вниз, прислонив к столешнице. На душе было несколько стремно, как если бы зашел в полицейский участок по мелкому вопросу и только спустя несколько минут разговора под прищуренными взглядами офицеров осознал, что все это время продолжал попыхивать косяком с травкой.
  Размышляя над эмоциями, я неосознанно продолжал смотреть на оружие. Спустя секунду над ним появилась контекстная справка с уже известным мне названием, потом текст мигнул и дополнился данными урона. Еще через секунду встроенный в игру справочник сообщил мне, что дополнительные данные недоступны, и предложил обратиться к себе же за уточнениями. Реально заинтриговал. Я заинтересовался, "ушел в себя" и потратил несколько минут на перетасовывание виртуальных страниц, что бы выяснить пару вещей. Во-первых, в данной локации куча разделов была недоступна, а во-вторых, что у любых предметов присутствует свой параметр целостности и изношенное оружие стреляет хуже, а доспех - меньше защищает. Забавно... Хотя чему удивляться, нам же была обещана не развлекательная прогулка, а самый что ни есть тренинг на аутентичной местности. Придется обзаводиться малым ремкомплектом. Да и навык надо будет где-то получить.
  Кстати, еще интересный момент. Висевшее на плече оружие совсем не осознавалось чем-то посторонним, ремень не съезжал с плеча и не проворачивался при его движении. При этом, судя по стуку приклада, дробовик оставался отдельным объектом и имел независимые габариты. Когда на стол укладывал, то пришлось слегка напрячь мускулы, ибо была в нем и увесистость и независимая масса с инерцией. Похоже, любая личная вещь, соприкасаясь со своим хозяином, становилась его составляющим компонентом, этаким естественным продолжением и функциональным дополнением. Короче, капуста хоть и состоит из слоев листьев, но кочан - он один!
  Поулыбавшись сравнению, я поднял голову на приближающийся звук шагов и сопровождающий их невнятный разговор. Негоже встречать хозяев сидя, хоть и "инспектор", но совсем уж "сохатить" ситуацию будет неверно.
  Посему, когда в помещение распахнулась стеклянная дверь, демонстрируя стоящую ко мне боком фигуру в серо-голубой чуть мешковатой утепленной форме, я чинно стоял возле планшета, чуть наклонив голову.
  - ... Вот, пусть наш уважаемый ревизор и подтвердит!
  Ба! Это не про меня ли?
  Говоривший сделал еще пару шагов, спускаясь вниз, и, как бы передавая эстафету в беседе, повернулся ко мне, протягивая руку. Хорошо, что еще не пальцем ткнул. Впрочем, жест был коротким, ладонь тут же быстро была спрятана обратно в карман, заставив меня несколько озадачено вскинуть голову и всмотреться в вошедшего. Это оказался высокий коротко стриженный блондин с чуть скуластым лицом и немного смуглой кожей. И да, я скосил глаза вниз, на нем были черные форменные ботинки с высокой шнуровкой.
  Следом за ним зашел не менее рослый брюнет с похожей стрижкой на голове и одетый в такую же плотную на сгибах и явно утепленную одежду. Ловко, как это любят говорить, "скатившись" по паре ступенек, он остановился напротив меня, заложив руки за спину. Чуть насупленные брови и поджатые губы выдавали в нем лицо начальственное, обуреваемое нелегкими думами о судьбах вверенного ему подразделения. Так что я вопросительно уставился на него, ловя себя на желании немедленно что-то сделать. Ну, как минимум подать сигнал о готовности. Видимо, про нечто подобное думал и вошедший первым, который снова сделал короткое движение рукой и скользнул вбок от меня, становясь с другой стороны планшета.
  - Ну, собственно, - начал я, умолк, не зная что говорить, поймал мысль и продолжил: - Предполагаю, мои полномочия... - Какие нафиг "полномочия"? Что я несу? Впрочем, все молчаливо внимали, я более решительно закруглился. - Позволят мне выступить посредником в возникшем споре. Хотя, как вы понимаете...
  Я снова запнулся, пытаясь сформулировать тезис о необходимости дополнительных данных для оценки. Но стоявший напротив перебил меня.
  - Да, я помню, что вас не готовили к высадке тут. - Голос был размеренным и неторопливым. "Лидер", догадался я, с новым интересом рассматривая собеседника. Лет сорок, стоит ровно и устойчиво, как на плацу. Лицо бледное, кожа светлая, давно не видевшая ультрафиолета. Однозначно военное прошлое, голову держит прямо, глаза цепко меня фиксируют, не бегая по сторонам. Уверен в себе и, вероятно, доверяет окружающим, не отвлекаясь на мелкий контроль ситуации. Хотя из рук ее не упускает, однозначно. Вон как меня прессует. - Да, я помню, что вы летели совсем в другое место, но вас сдернули с рейсовика и с почтовым модулем сбросили сюда. Можете не напоминать. Как и о том, что попросили не беспокоить вас некоторое время, которое понадобится вам для акклиматизации и сбора первичных данных.
  В голосе интонационно прорезалось раздражение, и я с некоторой опаской осознал, что этот человек принадлежит к числу тех, кто любит размеренность и порядок, и его дико бесит все, что идет в разрез привычным вещам. И он уже давно сдерживается, что бы не сбросить с себя это напряжение в каком-то виде.
  - Мои извинения, что напомнил вам об этом, - спокойно, только спокойно, бомбу положено не ронять, по детонатору не стучать и вообще побольше мягкой-мягкой упаковки. - Вы конечно правы, но я подразумевал, что мне нужно больше фактов и прочей информации.
  - Да, конечно, - лидер глубоко вздохнул и потер обоими ладонями лицо. - И вы меня простите, что набросился... День выдался еще тот.
  Он шагнул к операционному планшету, привычно махнул рукой в сенсорной зоне, и заставка пропала, на секунду сменившись текстом "доброго дня, майор Адамс", следом показав заблокированное ранее интерфейсное меню с кучей уже открытых рабочих зон. Там были какие то схематические карты различного масштаба, несколько таблиц с подвешенными рядом ссылками и ряд плоских диаграмм, динамически изменяющихся в реальном времени.
  - Дело обстоит так, - Адамс глубоко вздохнул, задержал дыхание, тихо выдохнул и продолжил, глядя на меня. - Сегодня с утра в Комплексе, - он так и произнес слово с большой буквы, как бы придавая ему нарицательное значение, - происходит ряд событий, сопоставление которых дает сержанту , - он качнул головой на стоявшего напротив и внимательно слушавшего блондина, тот ответно кивнул, - возможность утверждать, что все это неспроста. А поскольку я имею склонность доверять инстинктам своего подчиненного, с которым служу уже достаточно давно, но при этом сам не наблюдаю ничего, не укладывающееся в статистически вероятное, меня это сильно... тревожит.
  Он умолк, продолжая смотреть на меня, и я счел нужным уточнить:
  - Это и есть то, что мне нужно подтвердить?
  - Нет, конечно нет, - как то даже досадливо отмахнулся Адамс. Он сделал шаг назад и посмотрел на меня как на ребенка, который несет такую ересь, что впору задумываться о его мыслительных способностях. Похоже, какой-то тест я сейчас провалил. Обидно. - Сержант, идя сюда, выдвинул тезис, что ледоход в наших реалиях вещь маловероятная, снаружи слишком холодно для увеличения водной массы, которая бы смогла вздыбить лед. Я склонен с ним согласиться, но считаю, что мы еще мало знаем об этом планетоиде. Вскрытия ледового покрова уже фиксировались в прошлом, и они впоследствии нашли свои объяснения. Зачем же сейчас придумывать какие-то теории заговора?
  Адамс даже с некоторым возмущением посмотрел на сержанта, и тот приоткрыл рот, собираясь высказаться в ответ.
  - Постойте, - неожиданно даже для самого себя встрял я. - Насколько необходимо тратить время на версии, если можно просто пройтись вверх по реке и посмотреть, что произошло?
  Майор быстро перевел на меня взгляд и снова повернулся к блондину. Движение вышло каким-то по птичье хищным, приценивающимся и предвещающим грядущие неприятности.
  - Знаете, инспектор, - начал медленно Адамс. - Я даже начинаю верить, что вы действительно заслужили свою репутацию. - Я? Хм, опровергать не буду. А то мало ли, что сценаристы заложили в доставшуюся мне персоналию. - Действительно, - голос стал чуть вкрадчивым, - почему бы не проверить непосредственно на месте, дабы в будущем кто-то больше думал о своих прямых обязанностях?..
  Блондин подобрался. На его лице появилась новая эмоция, которую я почему-то распознал как обреченность.
  - Сержант Игнатьев! Берёте краулер и выдвигаетесь к крайним пещерам. Находите место вскрытия и докладываете о причинах!
  - Так это же километров десять минимум!.. И если это на поверхности, придется ехать дальше! - Игнатьеву явно не нравилась идея, и мне даже стало интересно, чего же он так опасается. В конце концов, не ногами же ему придется преодолевать это расстояние?
  - Разговорчики! Выполнять!..
  - Есть... - сержант с некоторым смирением вздохнул и повернулся к двери.
  - А можно я с ним?
  Два недоуменных взгляда вогнали меня в некоторую оторопь. Похоже, я опять сказал что-то не то.
  - Инспектор, - Адамс на секунду помедлил. - Вы, конечно, имеете полное право поехать или пойти в любое место в этом Комплексе. И если ваш вопрос подразумевает, что я буду ограничивать ваши перемещения, стараясь что-то скрыть, то вы ошибаетесь.
  На секунду мне стало некомфортно, но не говорить же, что я опять лопухнулся? Да и стратегически неверно теперь что-то объяснять, меняя сложившийся у майора образ. Надо наоборот ловить момент, "вездеход" штука полезная, лишней никогда не будет. Хотя, конечно, интересно бы узнать причину столь своеобразной реакции, явно было, было что-то у Адамса в прошлом, что вызвало столь однозначную ассоциацию.
  Еще дайте мне доступ к тушкам сценаристов, обязательно выпытаю!
  Сделав движение пальцами, мол, "проехали", я уточнил, подпустив в голос хитринку:
  - Может, и за руль пустите?
  Сержант возмущенно вскинулся, ощущая вторжение в его епархию, а Адамс, вот уж умный чертяка, чувствуя шутку, развел руками:
  - Чего нельзя, так нельзя, трасса сложная...
  Лицо при этом, что показательно, оставалось серьезным и без грана улыбки.

  * 07

  Плывущему в глубине трудно осознать буйство стихии над волнами, но и находящемуся над атмосферой приходится прикладывать изрядные усилия, что бы построить более-менее точную карту поверхности.
  Гея в этом отношении была крепким орешком. Плотный облачный покров, испещренный глубокими трещинами рельеф, особенности горных руд и почв - далеко не полный перечень проблем, с которыми столкнулись картографы. Было проще использовать беспилотники, чем орбитальное сканирование. И то при определении точки под первую базу однозначного места так и не выбрали, поскольку "белых пятен" было гораздо больше, чем разведанных территорий.
  Планета была достаточно старой, чтобы за истекшее время горные массивы поумерили свое стремление к небесам, а тектонические силы растащили один из материков на клочки архипелагов и островов. Второй устоял, принеся в жертву свою восточную часть, почти оторванную от основной плиты и соединявшуюся с ней только в приполярье. Горизонтально развернутой запятой, по форме близкой к девятке, материк обтекал северное полушарие, занимая почти две его трети, и окутывался россыпью мелких островов по контуру. При этом визуально он как бы приподнимался над линией экватора на "руке" своей полуотделившейся восточной части, протянувшейся от одного полюса к другому. "Руке Геракла", прокомментировал кто-то из любителей греческой мифологии, не подозревая, что его версия получит логичное продолжение в поименовании собственно материка "Антеем". Восточные территории попробовали называть "Рукой", но не пошло, "Геракл-ленд" звучало гораздо солиднее. Кулуарные названия подхватили журналисты, а дальше пошло по привычной схеме "мы привыкли так называть, поэтому называем так и в официальных источниках".
  Колонисты не особо возражали, когда им озвучили, где они находятся, у них были заботы поважнее. Полным ходом шло обустройство, и терра инкогнита за порогом их волновала больше, чем то, как она будет названа.
  Разумное, должен заметить, поведение, которое стоило взять на вооружение и мне, причем до того, как впрягаться в некоторые задания.

  Завершение разговора с майором оказалось и подведением некоторых личных итогов. Одновременно с моим движением, целью которого было последовать за Игнатьевым, лог-интерфейс выдал:

  Вы получили пассивный навык "Общие действие (общение)". Взаимодействуя голосом или техническими средствами коммуникации с другими собеседниками, вы получаете возможность обрести дополнительную информацию и знания. Начальный навык, требуется для изучения специализированных умений.
  Вы получили пассивное социальное умение "Владение словом" (1 ранга). Позволяет более успешно использовать в процессе коммуникации принципы убеждения, вербально влияя на ситуацию в нужном направлении. Возможно развитие.

  Осознавая текст, я невольно замер. Вероятно, слишком надолго, поскольку майор решил уточнить:
  - С вами все в порядке, инспектор?
  - Ммм?.. - только и смог выдать я, поворачиваясь к нему.
  - Вы что-то забыли?
  - Да... Конечно! - "дробовик", пробежала мысль, и я решительно шагнул обратно. - Я кое-что... позаимствовал на пути сюда.
  И тут же ощутил озарение, что же меня смущало недавно. Оружие-то я взял? Взял. А сообщить об этом, как просили? И что, что у меня почты еще нет?
  - Только почты у меня нет... а там - летали, - только и смог сообщить я, беря в руки карабин и пожимая плечами под двумя взглядами.
  - Да, непорядок, - как-то неопределенно отозвался Адамс, явно не решив сразу, может ли он меня ругать или пока с этим подождать. - И как, пригодилось?
  "Будет иметь дело с Верховным!!!", всплыло еще одно воспоминание. Похоже, пришло время расплаты. Хотя, стоять, локация то обновилась.
  - Не особо, но, согласитесь, было бы гораздо хуже, если бы я оказался на пути этих бестий без какого-либо оружия.
  Майор вздохнул.
  - Я даже не буду уточнять, про кого именно вы сейчас сообщили. В любом случае это уже не важно, я настоятельно требую, что бы в дальнейшем вы не перемещались по территории без сопровождения. А пока.. Игнатьев! Загляните по пути к Деду и экипируйте инспектора согласно внешним условиям, он одет несколько... по-штатски. - "О, печеньки дадут", обрадовался мой внутренний хомяк. - Заодно и оружие сдадите, а то, чувствую, нас скоро захлестнет волна гневных писем о несоблюдении положений использования и хранения материальных ценностей. Мда...
  - Есть, - сержант фыркнул что-то себе под нос и уже знакомым движением руки предложил следовать за ним.
  - И настройте ему внутренний функционал, - добавил Адамс нам в спину, когда я уже закрывал за собой дверь. - Пусть тоже спам читает...
  Закрывшаяся дверь отсекла звуки его голоса, затихающие в усталом бормотании, и я еще подумал, что мужику надо отдохнуть да выспаться. А потом улыбнулся в восхищении, это ж как надо было ухитриться реализовать игровую вселенную, чтобы я начал сопереживать неписям. Сколько помню предыдущие разработки в этом направлении, всегда больше внимания уделялось визуальному контенту, вплоть до того, что были конкурсы типа "найди плоскую декорацию в нашем объемном мире", где выдавали вполне приличные призы. А сейчас озираюсь по сторонам и вообще не понимаю, как она создана. Берешь вещь в руки - и осязаешь ее. Смотришь в даль - и боковым зрением наблюдаешь живущий вне зависимости от твоего внимания мир. Трудно поверить в театр кукол, который продолжает пьесу без единого зрителя и даже после того, как окончились строчки в сценарии. Но ведь полное ощущение именно этого! Нет, стоп-стоп, будем твердо стоять на позициях экзистенциализма, иначе следующим шагом я начну искать невидимые веревочки и кукловода сверху. Брррр...
  Я невольно потряс головой и споткнулся, вызвав реплику откуда-то сбоку:
  - Осторожнее!...
  Мы с Игнатьевым стояли в каком-то огромном помещении на металлическом спуске, разомкнутой эстакадой начинавшимся где-то в темноте над нами и переходящим в уже более освещенной зоне ниже в решетчатый пандус. Тут же вспомнилось, что, выйдя из штаба, я послушно пристроился за сержантом и дальше в режиме вагончика предался размышлениям. Так мы дошли до плаката с горой, где Игнатьев сказал "О!" и вернулся к только что пройденной боковой двери. Открыл ее, хитро подколупнув сбоку извлеченным откуда-то из наплечных ножен лезвием, зашел сам, дождался пока я проследую, и так же хитро закрыл за моей спиной, дополнительно постучав кулаком в месте креплений, заклинивая. Хотя по сравнению с истинно горным массивом, в котором закрывался проход, хлипкая дверь выглядела издевательством.
  Я оглянулся. Внутренняя стена из грубо обработанного камня, покрытого густой, вязкой даже на вид синей краской вполне могла претендовать своим видом на роль крепостной. Несколько шагов от двери до эстакады освещались тусклой лампочкой, точно такие же вились гирляндой над нашими головами, а в центре этого рукотворного подземелья глухо шумел, чуть рокоча, огромный механизм.
  - Климат-контроль, - махнул в его сторону сержант. - Это если по-простому. Ну о-очень большой кондиционер.
  - Понятно, - согласился я, вспоминая потоки воздуха, которые нагнетались во внешнюю пещеру примерно отсюда. - А куда мы собственно идем?
  - О, во владения нашего Деда... Старшины Охрименко, то есть, - поправился Игнатьев. - К нему в принципе ходят иначе, но этим путем гораздо ближе. Хотя он и не всем доступен.
  - Ага, - только и смог отозваться я, продолжая осмотр.
  Механизм внушал.
  Это было единственное описание, которое мне пришло в голову при взгляде на эту рукотворную громаду.
  - А энергия для него откуда? - поинтересовался я, рассматривая лестницы и технические площадки, делящие строение на несколько ярусов. В некоторых местах аварийные лампы подсвечивали закрытые дверцы и люки, создавая впечатление, что это часть какого-то большого корабля, то ли спрятанного тут неизвестно от кого, то ли погрузившегося в землю и теперь обнаруженного.
  - Да у нас тут несколько реакторов, - Игнатьев застучал обувью по спуску, продолжая движение, и я последовал его примеру. - Один в том числе прямо в акке. Ну и плюс на реке еще есть небольшая турбина, на всякий случай, так сказать.
  - Акке? - уточнил я, внимательно всматриваясь под ноги. Расстояние между прутьями пандуса было неравномерным, похоже его собирали прямо тут. И как бы не в такой же темноте.
  - В нем, - сержант махнул знакомым жестом в сторону механизма. - Полностью он называется "атмосферный климатический конвектор". Предназначен для обслуживания небольших жилых куполов... собственно, для этих целей его и привезли сюда. Дико дорогая штучка, к слову. Но поскольку колонизацию планетоида отложили, временно передали нам, то есть в Комплекс.
  - Ага, - только и смог я прокомментировать. - И ремонт небось дорогой.
  - Да как сказать, - мой провожатый остановился на повороте, держась рукой за ограждение. - В общем, раз в год к нам заглядывают для профилактики, но вроде если что и меняли, так на месте. Главное, что бы было кому поручить, а ЗИП найдется.
  Тоже квест, согласился мысленно я, взглядом примериваясь куда бы я полез, и как бы я там что-то менял. В руках появилось ощущение тяжести запорной двери, которую мне пришлось бы открывать, что бы войти внутрь. В темноту, рокочущую вокруг меня, в запахи нагревшегося металла и резины... Ага, а потом бы я там заблудился, и тот же Игнатьев орал бы в люк, что бы я не дурил и выходил. Господи, а вот интересно, у них нет легенд о Черном Ремонтнике? Или каком-то другом чудовище, живущем в этом мега-вентиляторе?
  Собственно, эти вопросы я и озвучил, продолжая смотреть под ноги. Не хватало еще упасть здесь и сломать что-то. Наверное, именно поэтому не сразу и осознал, что ответ как-то затягивается.
  Поднял голову и...
  Взгляд сержанта надо было видеть. Эту смесь благоговейного ужаса с ударом озарения, осветившего что-то, ранее скрытое во тьме. Игнатьев как шел, так и остановился, подняв одну ногу и замерев от какой-то внезапно открывшейся ему истины.
  - Вы знаете, инспектор, как-то я про такое и не думал, - наконец сообщил он, старательно не глядя на конвектор. - Это надо будет обмозговать...
  - А что, были случаи? - аккуратно поинтересовался я, стараясь не улыбаться. - Коллектив у вас тут небольшой, прилетают редко, может кто рассказывал про чужака, с которым тут и столкнулся?
  - А вы откуда знаете?
  Игнатьев во все глаза смотрел на меня, ожидая ответа. Мне на секунду стало неловко, вроде бы и шутил, да реакция оказалась совсем не та. Но ситуацию надо было спасать.
  - Ну, вы же не думаете, что я просто так тут оказался? - произнес я, надеясь, что дальше сержант сам придумает себе ответ.

  Внимание.
  Дополнительное задание: выяснить, что или кто появляется в Комплексе.
  Награда: не определена
  Вы получили пассивное социальное умение "Слово за словом". Задавая вопросы, Вы вкладываете в них достаточно смысла, что бы отвечающий добавил в ответ ту информацию, которая была Вам не известна до начала разговора.

  Не понял, это что, у них тут в самом деле кто-то в домике живет? Я невольно перевел взгляд на АКК, а потом вопрошающе - на блондина.
  - Думаю. То есть, не думаю. В общем... - Игнатьев сам себя запутал в словах и умолк. - А вы тут специально, да? - с какой-то детской надеждой в голосе спросил он, окончательно вогнав меня в смятение. Это что же тут такое должно было происходить, что бы эта белобрысая орясина так на меня полагалась.
  - Успокойтесь, сержант, - старательно добавляя в голос солидности, произнес я. - Да, я тут специально. Я же инспектор, помните? Ревизор. Так что расслабьтесь и расскажите. - Вот и проверим новые умения, мелькнула мысль. Пассивка-то полезная, пригодится, если я не буду знать большую часть ответа, что бы задать правильный вопрос.
  - Вы поймите, - он откашлялся. - Я сам в такое не верил никогда. В мистику всякую, в призраков. Но тут уже сам начал сомневаться в собственной психике, поскольку все реальные версии уже проверил.
  Я улыбнулся ему, кивком намекая на продолжение.
  - Да тут в самом деле ходят... кто-то. И когда сплю, чувствую, смотрят на меня. - Сержант погрузился в воспоминания и даже не заметил, как неторопливо сошел с пандуса и теперь вдоль стены обходил АКК. Я, стараясь не мешать рассказу, следовал за ним, время от времени поглядывая на сооружение. Шутки шутками, но задание то выдали!
  - Месяц назад, помнится, Лихаенко, как раз время ужина было, поинтересовался насчет ремонтника. Мол, до сих пор внутри сидит или кто ему сухпай отнес? А никто в тот день не прилетал, к нам если кто направляется, то предупреждают задолго. Не было, говорим, а он сидит, вид ничего не понимающий. Мол, шел со склада как раз этой лесенкой, встретил мужика в ремонтном комбинезоне, поздоровался, тот молча прошел мимо, юркнул и дверку за собой закрыл. В общем, оборжали мы его тогда, да забыли. А через день слышу, как в курилке рассказывают, что видели в Комплексе ремонтника, а он за угол завернул - и нет его и в коридоре пусто. Я тогда еще на пульт в штаб сходил, проверил сигналку дальсвязи, извещений про прибытие не было. А еще через день сам шел мимо, смотрю, впереди идет кто-то, и спина незнакомая. А я же всех знаю!. - сержант в эмоциях повернулся ко мне. - И тоже в ремонтном комбинезоне, они с оранжевой полосой вдоль спины, там люминофором пропитка, не спутаешь. Я его окликнул, а он дверцу открыл сюда - и внутрь. Я за ним, вбегаю - а тут никого. Только лампочки мигают. Потом у Деда поинтересовался, он, сам видишь, - сержант махнул рукой в уже близкую дверь в противоположной стене пещеры, - рядом сидит, но тоже ничего не видел. Вот...
  Игнатьев остановился и с ненавистью уставился на работающий механизм.
  - Негде тут спрятаться. Я тогда сюда вернулся с фонарем и все осмотрел. Пломбы на люках целые. Следов нет. Все наши были на постах или на глазах, чужих не прилетало. Замок на двери сюда тогда же сменил, специально нашел такой, что клинит чуток, не зная - не откроешь. К старшине Охрименко тоже не зайдешь без приглашения, там гермолюк бронированный. Разве что в самом деле дух бесплотный.
  Сержант вздохнул и посмотрел на меня.
  - А вам что известно?
  Я помолчал, оценивая, что можно сказать.
  - Ничего конкретного.
  - Жаль, - Игнатьев выглядел слегка разочарованным.
  - Не печальтесь, сержант, нам с вами еще предстоит увлекательное путешествие вверх по реке, - я улыбнулся и хлопнул его по плечу. - Хотя, учитывая, где мы с вами сейчас находимся, это скорее прогулка по подземному царству. Что ж, ведите меня, мой друг Вергилий!..
  - Да уж, Дед конечно не повелитель тьмы, - блондин поддержал улыбку, было видно что у него выравнивается настроение, - но логово у него знатное.
  - Надеюсь, он не залегает в него каждую зиму? - Шутка была так себе, но она сработала.
  - Да не. Тем более, что холодно тут почти всегда. - Игнатьев коротко хохотнул и откомментировал дальше: - Тут такое дело... Началось же все с маяка. А Охрименко был в числе тех, кто его монтировал, и потом остался обслуживать. Вот с тех пор и живет в бронекапсуле.
  - Э... Так вы ее тут прикопали? - я с интересом посмотрел на совсем уже близкую дверь. Хотя, исходя из ее ширины, скорее это была ангарная перегородка, два метра в высоту, три метра в ширину. Стандартная лампа в решетчатом гнезде освещала близлежащее пространство, создавая полосатую разметку вытянутыми четырехугольниками.
  - И не только ее. Посадочный модуль тоже ведь.. модульный. Что-то тут, что-то там. Рубку под штаб приспособили, жилой блок теперь дежурная рота занимает. Пришлось, конечно, многое переделать, но зато кучу проблем сразу решили.
  Сержант остановился под лампой и начал что-то набирать на скрытой в полутьме панели.
  - Прошу, - он все тем же жестом показал на дрогнувшую и начавшую откатываться в бок панель створки. - Я тут подумал и решил, что был не прав насчет логова. Это скорее пещера Али-Деды.
  Он подмигнул мне и первым шагнул внутрь.

  * 08

  Если местность достаточно плоская, то можно рассмотреть контуры далеких гор на горизонте.
  Только вот на Гее это правило не работало.
  Здесь было вечное осеннее утро - тепло, сыро, сумрачно и туманно. "Белая" ночь переходила в хмурый день, а рассеянный свет заливал пространство, сглаживая деление суток так же, как чуть мутная атмосфера - ближайшие ориентиры. Облака плотной группой роились где-то в высоте, иногда выстраиваясь в несколько ярусов и очерчивая огромные объемы, заполненные дымкой, менявшей цвет и яркость свечения от светло-серого до фиолетово-синего в зависимости от времени и собственных загадочных правил. Точную причину столь своеобразного поведения никто не знал, жить не мешало - и ладно. Тем более, что растения радостно потребляли энергию, идущую от люминесцирующего неба, а теплицы обеспечивали всех запланированной продукцией, не подававшей признаков мутаций.
  Максимальную прозрачность воздуха можно было получить разве что над большими водными пространствами, но и тут туман цеплялся за любой объект над поверхностью, создавая устойчивые белесые зоны. Над водой - и на некоторой высоте, где плавающая в воздухе неопределяемая взглядом взвесь пропадала, и тогда можно было получить свой "миллион на миллион". Но туда еще надо было добраться, что было отдельной задачей при повсеместном преобладании равнинных пространств.
  Впрочем, при желании место в пару тысяч метров над уровнем океана найти было можно - в наследство от тектонических сил Антей получил своеобразный воротник из горных массивов, двумя дугами оконтуривавших его северную часть. Что, с учетом закругленной и чуть вытянутой южной оконечности, формировало легко узнаваемую фигуру с поздравительных открыток. "Сердечко".
  Сердце Антея.
  Было что-то красивое и символичное в том, что бы посадочный модуль "пронзил Сердце" и сел в его центре, но руководство состояло из практиков. Форпост основали на западе материка, в предгорье, сравнительно недалеко от океанского побережья и рядом с одной из крупных рек, что позволяло быстро развернуть ряд нужных производств. Но романтическое название основной части Антея не было забыто, Херцплэйн упомянули раз, потом другой - и вписали в географию Геи, наверняка порадовав женскую половину Проекта колонизации.
  Мелкие радости - они такие, зачастую неожиданные. Хотя не всегда, что-то узнав, расплываешься в улыбке. Иногда в таких ситуациях просто остолбенеешь на несколько секунд.
  Лично свидетель.

  Перешагивая порожек, я внезапно выяснил, что только что побывал в бою.
  Сказать, что это меня изумило, это не сказать ничего. Короткая фраза "сражение окончено", которую я обнаружил в логе событий, была настолько неожиданной, что в первый момент это вызвало у меня резкое отрицание и недоверие, вылившееся в общий ступор.
  - Э.... - произнес я, глядя в спину Игнатьева.
  - Что-то не так, инспектор? - сержант насторожился и повернулся ко мне, положив руку пояс, где у него присутствовала кобура характерных для ручного оружия контуров. - Что-то заметили? - Взгляд его при этом устремился за мою спину в сторону конвектора.
  - Да нет, право... - отозвался я несколько отстраненно, просматривая записи. - Скажите, сержант, вас не обидел мой дружеский жест?
  - Это вы про удар мне в плечо ладонью?.. Ну, в целом, я подобную фамильярность не прощаю подчиненным, но в вашем случае я склонен его принять. - Блондин улыбнулся. - Знаете, у меня есть пара знакомых, дружба с которыми началась с драки, последовавшей за этим попойки и еще одной драки, теперь уже плечом к плечу. Буду рад повторить этот путь с вами, но предлагаю сразу начать со второго пункта.
  - Что же, не имею ничего против, - я одобрительно кивнул, одновременно закрывая логи и игровую справку.
  Бой действительно был. Просто я, борясь с лишними оповещениями, деактивировал и эту несомненно важную информацию. Умка, да, не спорю. Хорошо, что сержант добрый попался, а то ведь мог и ножичком по горлу и в углу прикопать, система бы оправдала самозащиту, а понятие "превышение" оной в правила игры не закладывалось. Как и минимально необходимое воздействие, есть факт проявления агрессии в твой адрес - есть и факт атаки. И только защищающийся решает, вступать ему в поединок или нет, и какова должна быть степень ответного силового воздействия. Интересно, а в карты "на щелбаны" теперь что, только в мирных зонах играть? Кстати, а где они? После выхода из лифта система больше не оповещала меня о подобных территориях, как бы не оказалось, что до конца тестов они и не предвидятся в принципе.
  Игнатьев, убедившись в отсутствии прямой опасности, повел меня дальше по широкому коридору, зашитому в вытертую и местами потрескавшуюся пенорезину. И, шагая следом за ним в тусклом свете заточеных в решетчатую оплетку настенных плафонов, я продолжал прокручивать в голове все еще частично ограниченные данные. Открывали их по какому-то сложному принципу, видимо завязанному на мои действия и степень продвижения по сюжету тестовой песочницы. Еще бы оповещали про разблочивание, было бы совсем замечательно.
  Игра, естественно, предполагала сражения между участниками, дабы никто не мог воскликнуть "Ах, боже мой, как же тут сложно призвать к ответу наглеца!". Прямого ограничения свободы действий не имелось. Считаешь, что тебя оскорбили - кинь вызов на дуэль и доведи выяснение отношений до первой раны или смерти противника. Благо, соответствующие опции имелись. Решаешь, что трусливый невежа, не принявший поединок, заслуживает хорошей трепки, атакуй тем, чем сочтешь нужным и до момента полного удовлетворения. Только помни, что Уголовный кодекс никто не отменял, и любая агрессия наказуема - от Умника не спрячешься. Этический статус, он же Карма, виден всем, и его легко подпортить в эквиваленте нанесенного урона. Пнул кота - испортил карму нафиг, так сказать.
  В ситуации с односторонним нападением была и обратная сторона, защищавшая от любителей самоутверждаться за счет более слабых игроков или не способных достойно ответить небоевых классов. Проигнорируй нападение, подожди пять секунд, и продолжившему атаковать грубияну прилетит "желтая карточка" от системы - вместе с десятикратным увеличением зачисления кармы от урона. Не остановился, убил - получил статус-достижение "Убийца игроков", которое в дальнейшем будет увеличивать зачисляемые очки кармы в похожих случаях. Убьешь еще раз - и ачивка вырастет в ранге. Казалось бы, мелочи, что там карма какая-то, но, судя по оговорке в одном месте, репутация персонажа напрямую была завязана именно на текущее значение этого нравственного параметра.
  Несомненно, найдутся те, кто будет приветствовать "кровавого брата", но кто-то и дверь не захочет перед ним открыть, не говоря уже о желающих получить назначенную награду за его голову. А там, здравствуй, темница, привет, братва! Не зря же в приполярном круге заранее местечко зарезервировали в качестве превентивного сдерживающего фактора.
  Есть еще предположение, что система сознательно писалась с расчетом позволить игрокам зарабатывать не только очки опыта, но и собственный статус, плюс иметь возможность наказывать всяких троллей. В одиночку - или с друзьями. Базовым игровым моментом рассматривалась ситуация, когда вызов принят, и атака встречает ответную реакцию. Причем, в случае группы, право ответного удара получали все ее участники. "Let the Battle Begin!" - и пусть победит сильнейший. Карму за поединок так же начисляли обоим сторонам, но с понижающим коэффициентом да и потери личного имущества, в отличие от гибели от рук не игровых персонажей или собственной глупости, в подобных выяснениях отношений не было. Хотя обнуление при смерти некоего неописанного "прогресса развития" присутствовало, но пока понять, что это такое было невозможно.
  - Войди же, смертный, и вострепещи!
  Я вынырнул из размышлений, оглядываясь.
  На темную и мрачную пещеру помещение, естественно, не походило. Но и назвать его комнатой не получалось, объема было много, дальняя часть вообще терялась в полумраке. Самое близкое, что мне пришло в голову, это ангар, в который напихали некоторое количество неравномерно расположенных и разноразмерных комнат-контейнеров, выполнявших в том числе и функции опорных точек. Настенные плафоны сменились потолочными светильниками, включенными в шахматном порядке, в результате чего в большая часть пространства оказалась в тени. Благо, всяческого светопрепятствующего имущества, грудами и палетами разложенного по всей наблюдаемой территории, хватало. Дополнительно стоит упомянуть, что серо-черное покрытие из той же пенорезины, облепливавшей как стены так и пол, ощутимо гасило внешние звуки, и рокот АККа, к которому я уже даже успел привыкнуть, здесь отсутствовал. Тишина почти оглушала, создавая мистическую атмосферу.
  - Ты тише говори, чудовище разбудишь!.. - Сержант с тревогой в голосе, громким шепотом предупредил меня и кивнул куда-то вправо, где в углу находилось чье-то сейчас пустое рабочее место: большой стол с эмиттером выключенного голографического экрана, несколько коробок, возможно, части какого-то оборудования или оружия. Сбоку стол подпирали ряды стеллажей с ящиками с полустертыми маркировками поверх стандарной серой окраски, в промежутках между которыми просматривалась стена с расплывчатыми то ли рисунками, то ли записями белого цвета.
  - Вот лежбище его!.. И здесь оно терзает несчастных путников, на бедствие свое попавших в путы этого злодея!. О горе им, когда ж наступит воздаянье!.. - театрально воскликнул сержант, подняв левую руку к груди и скорбно скривив лицо, откровенно потешаясь и играя на невидимую публику.
  И она не преминула появиться.
  Хотя, скорее, это был партнер по сцене.
  - Да бог с тобой, сержант!.. Когда ж ты мучим был, такой красивый?.. - знакомая хрипотца, приправленная толикой ехидства, прозвучала слева и совсем рядом из тени, где, не замеченный нами ранее, присел на груде ящиков сухопарый мужчина в уже знакомой утепленной форме. - Вот помню я, как вылетел отсюда ты, сияя счастьем, полученное бережно сжимая... Недавно было это. Иль забыл? Напомнить - что?
  - Да помню все, - Игнатьев стушевался и как-то даже засмущался. - Все-все, уел меня ты...
  - Давно бы так, - оппонент поднялся, подходя ближе. - А вы, внезапный гость, явившийся с той стороны небес чертогов, что скажете?
  - Э... Да мне б даров, - я попытался достойно ответить старшине, это явно был он, судя по голосу и месту встречи. - Ваш повелитель нас отправил к вам, чтоб я пред дальнею дорогой сменил свой облик на... достойный квесту. А то замерзну там, и труп мой хладный оплакивать придется вам... Оно вам надо? Мне - нисколько!
  - Ага, мы слезы будем лить и потирать места, где гнев проявит свой наш повелитель. - вставил сержант, с любопытством взирая на Охрименко в ожидании его ответа.
  - Что ж, воля повелителя для нас святой указ... - Охрименко помолчал, улыбаясь. Это был уже седой невысокий мужчина с аккуратно подстриженной бородой и густыми усами. Еще бы красный кафтан да посох в руки - и будет вылитый Дед Мороз с поздравительных посланий. - Да, удивили вы меня, инспектор. Не ожидал от вас речей, по уровню и стилю нас не хуже, кто этою забавой разгоняет обыденность рабочих будней.
  Я молча улыбнулся в ответ, хвалить себя как-то не правильно, но раз одобряют - значит сумел соответствовать.
  Трень! - всплыло системное сообщение:

  Вы получили пассивное социальное умение "На одной волне". Позволяет успешно подстраиваться под чужую манеру разговора, создавая впечатление "своего" собеседника. Облегчает беседу в случае общения на неизвестном еще языке".

  - Но - довольно! Итак, что ж хочет от меня господин майор? - старшина перевел взгляд на Игнатьева.
  - Да полевую форму бы ему вместо гражданской, к сети корпоративной подключение и, вот, - блондин протянул руку к моему дробовику, который, не осознавая, по прежнему таскал на себе с момента выхода из штаба.
  Я без лишних слов стянул оружие с плеча, отдавая сержанту, ну а тот - передал в уже протянутые руки начхоза. Говорить в принципе нечего, и вроде как оправдываться повода не было. Да и мысли были совсем о другом, как-то много на меня социалок падает. То ли это особенности тестового инстанса, то ли самой игры. Хотя скорее первое, чем второе, мне же обещали подобрать класс, значит и остальные навыки выдают по проявлению способностей. Буду на это надеться, поскольку даже не представляю, где такому смогут научить.
  Тем временем, старшина, покачивая в руках полученное, что-то для себя решив и вздохнув, уточнил:
  - Дальний выход со стороны посадочной площадки?
  - Наверное, - пожал плечами я. - У меня еще тазер остался оттуда же, сдать? Или пусть будет на всякий случай?
  Блондин бросил на меня удивленный взгляд. Ну да, я же не упоминал про него раньше.
  - Не можете без оружия? - после короткой паузы поинтересовался Охрименко. - Или боитесь, что урсы в Комплекс прорвутся?
  - Кто? - переспросил я.
  - Ну, в принципе их правильнее называть дофинодонты, медведи-собаки. Но для оригинальных прообразов они слишком крупноваты, ближе к урсиноидам, вот мы между собой их так и зовем.
  Я молча кивнул, подтверждая понимание. Потом, подбирая слова, согласился:
  - Да, в общем, вы правы. Тяжело.. без нагана.
  - Ну, деревня у нас маленькая. - Охрименко прищурился, от чего его глаза почти спрятались под неожиданно густыми пшеничного цвета бровями. - Мишки ходят, птички летают, шоб им грець, на голову гадят.
  Я невольно вздохнул в ответ, вспоминая свои приключения, и добавил:
  - И орут противно.
  - И не говорите.
  Неосознанно улыбнувшись, мы с завхозом явно нашли друг в друге родственные души. Или общего недруга.
  - Стойте тут, сейчас вернусь. - Старшина развернулся на месте и неожиданно быстро зашагал куда-то в глубь стеллажей, глухо стуча подошвами. Звук быстро затих, что было не удивительно при таком-то количестве преград в виде разнопланового имущества.
  Мы переглянулись с Игнатьевым, сержант пожал плечами и поинтересовался:
  - Может у вас еще что найдется... не озвученного? Дед - мужик без заскоков, но - спуску не дает. Иначе нельзя, в вахты кто только не прилетает, что не поломают - то теряют регулярно.
  - Да больше как-бы.. Кстати, про мультиметр он не интересовался?
  - А где вы его видели? - оживился блондин. - Всю плешь мне выел!
  - В лифтовой кабинке там... на дальнем выходе.
  - Вот спасибо, - обрадовался сержант. - Вы даже не представляете...
  Закончить он не успел. Откуда-то донеслось пыхтение и мы умолкли, с интересом повернувшись к стеллажам.
  Охрименко явно не терял время даром. За прошедшие несколько минут он избавился от дробовика и успел обзавестись парой мягких дорожных контейнеров, теперь деловито сброшенных на широкую лавку рядом со столом.
  - Так, подходи, выбирай, выбора нет - что есть забирай, - он улыбнулся и потер руки, став похожим на ярмарочного торговца.
  На первый взгляд товар лицом не блистал. Потертый материал, полустертая маркировка. Впрочем, узкие трафаретные литеры навевали мысли о специально закодированном значении, а усиление металлом в местах сгибов - о намерении сохранить и доставить в целости. В общем, даже визуально полезная в быту штука, не говоря уже о вероятном содержимом. Заинтересовавшись, я сконцентрировал внимание на ближайшем и дождался всплывшей подсказки:

  Комплект полевого комбинезона Комплекса
  Тип: легкий доспех, стандартное изделие. Упакованный предмет (уменьшение объема 10%),
  Технологический уровень: нулевой, полимерная ткань (+1 к физическим защитам).
  Вес: 2,5кг
  Комфорт: 1
  Состояние: 100%
  Защита:
  - физический урон +1
  Особенности: униформа Комплекса (+1 к репутации у сотрудников Комплекса), утепленный (+10 к сопротивлению низким температурам)
  Дополнительная 10% защита от агрессивных сред или патогенов при полной укомплектации перчатками и капюшоном.

  Йо!..
  Наконец-то мне дали броньку!.. Сдерживая улыбку, я покивал завхозу, и сделал шаг к лавке, фиксируя на фоновом сознании сообщение о получении мной очередной пассивки. Теперь это были "Общие знания боевой и гражданской экипировки", гарантировавшие мне возможность понимать общую классификацию и формальное определение носимых вещей и модулей, в нее интегрированных, и их эксплуатацию. Последнее заинтересовало отдельно, как и тот факт, что данный навык является начальным для нескольких других и может быть развит. Но, как всегда, времени на детальное изучение не было: Хомяк требовал срочно передать обновку в его цепкие лапки для дальнейшего ухомячивания.
  - Тэкс... - я скопировал жест, "обмыв ладони". - А почему в комплекте нет перчаток и капюшона?
  Охрименко поскучнел.
  - Так это... Нету.
  - Как так? В закромах Родины - и вдруг нет? Тем более, как бы положено, - решил я потестить новые навыки, мало ли что завхоз сам себе поймет.
  - Ну, если поискать... - клянусь, в его глазах мелькнуло уважение. Любопытно, он в самом деле хотел "зажать" часть вещей? - Только это быстро не выйдет, тут годами все складывалось.
  Он обвел рукой дальние углы, намекая, что где-то там, в полумраке, таится все мне необходимое.
  - Да уж, площади тут не малые, - согласился я, подбирая в уме еще доводы о необходимости немедленных поисков. Очень уж хотелось получить полный список бонусов. - Почти посевные.
  - Та да, - ухмыльнулся Охрименко. - Землицы бы сюда нормальной. А потом, був бы тут садочок - мав бы я тютюн та огирочок.
  - Ну, - решение пришло внезапно. - Огирочков у меня нет, могу предложить вот это...
  Я залез рукой в боковой карман куртки и протянул старшине яблоко.
  Трень!

  Вы отдаете другому персонажу персональный предмет.
  Если вы продолжите операцию, персональный предмет будет Вами утерян.

  Скажу так: в жизни каждого мужчины бывают моменты, когда не хочется - но надо. Не скрою, рука дернулась, я сжал зубы, гася извиняющуюся гримасу, и продолжил протягивать яблоко. Моя персональная Жаба извлекла откуда-то книжку "Мемуары Тантала" и погрузилась в чтение, а Хомяк укоризненно покачал головой. Ну, простите, родные. Надо!
  - Это... мне? - завхоз глубоко вдохнул воздух, казалось, пытаясь ощутить запах. - Спасибо.
  Старшина протянул руку, и лог-интерфейс внезапно дополнился элементом в виде полупрозрачной плоскости "Обмен/торговля". В одной части отображалось чуть крутящееся вокруг собственной вертикальной оси яблоко, противоположная была пуста. Снизу была незаполненная строка "Общая стоимость" и иконка подтверждения.
  Я улыбнулся в ответ и согласился с обменом.

  "Вы отдали персональный предмет: Яблоко"

  Было немного грустно, и я понимал почему. Это было больше чем просто полезный игровой предмет, это был Первый Подарок от игры, имевший свою так и не понятую тайную особенность. Плюс были еще свежи в памяти эмоции после его утери при нелепой смерти. Ну, отдал так отдал. Даст Судьба - будет еще.
  Пока я рефлексировал, Охрименко бережно принял из моих рук яблоко и теперь с какой-то затаённой тоской к нему принюхивался.
  - Домом пахнет. Детством... - неожиданно сказал он. - У меня за окном был сад, ветки стучались в стекла, можно было протянуть руку и срывать прямо с дерева. Иногда вместо завтрака. Давно это было. - Седой мужчина смотрел мне в глаза и не видел меня. Не знаю, мечтают ли неписи, но воспоминания им однозначно не чужды.
  - Благодарю Вас, господин инспектор, - как-то тихо произнес он несколько секунд спустя. - Вы даже не представляете, сколько лет с тех пор прошло, я ведь с дому сбежал. Совсем еще дурной был, мальчишка, приключений хотелось. Эх!... А сейчас вдохнул запах - и как снова в том лете оказался.
  Сбоку смущенно издал какой-то звук Игнатьев.
  - Рад, что хоть и случайно, но смог сделать вам этот подарок, - произнес я, слегка улыбаясь. Меня подхватили какие-то теплые эмоции, позволив в чем-то разделить его чистые чувства. Право, это была достойная цена за мои несколько мелочные, по большому счету, переживания.
  - Тогда и вы от меня примите на память!.. - старшина, успевший за время моего спича вернуться в реальность, цепко удерживая яблоко в правой руке, левой залез во внутренний карман и протянул мне блеснувший металлом небольшой предмет. - Там на три глотка, но, поверьте, и единственного достаточно, чтобы запомнить его надолго.
  В фоновом интерфейсе снова возникло окно обмена, и я подтвердил получение.

  Вы получили персональный предмет.
  Фляжка завхоза. Уникальная.
  Тип: контейнер с жидкостью, 3 порции. Дополнительные эффекты: неизвестно.
  Состояние: неразрушимый объект.

  * 09

  Одним из символов, помимо установки флага, была посадка дуба на центральной площади колонии. Крепкий саженец и немного сопутствующего ухода позволили получить достаточно быстро зазеленевшее молодое дерево, всем своим видом напоминавшее - земляне пришли сюда надолго и будут крепко держаться за планету. Конкурентов у людей не было.
  Дубу, впрочем, было сложнее.
  Гея была миром, где правили бал различные кактусы и зонтичные растения с широкими листьями, камни покрывал толстый мох, усеянный мелкоцветом. Иногда ввысь выстреливали одиночные экземпляры, но обычной картиной был ковер из мясистых отростков, часто прячущих под собой до полуметра изолированного от света пространства со своим скрытным населением.
  Насекомые Геи были доминирующим видом, членистоногие самых различных типов и размеров оказались настоящим бедствием, и только крайняя осторожность позволила обойтись без погибших. Достигавшие огромных размеров существа подобно кораблям бороздили как поверхность планеты, так и ее подводную часть, хорошо бронированные и вооруженные, ведущие между собой свою нескончаемую битву за право на существование. Благодаря особенностям своего строения и атмосферы Геи их было не видно на тепловизорах, их почти не фиксировал радар, они быстро перемещались и обладали невероятной динамикой развития и размножения.
  К слову, первый севший на Гею зонд, уничтоженный "по неизвестным причинам", как выяснилось, был как раз на их счету.
  В прохладных предгорьях крупных особей почти не было, и первые знакомства с ними начались с момента более подробного изучения южных оконечностей Антея и кромки побережья. Которое почти тут же и закончилось, поскольку без хорошо укрепленного базового лагеря задержаться там почти не было возможности.
  Несколько удачных точек, основанных на выходящих на поверхность скальных массивах, колонисты все же смогли организовать, в том числе и у океана, где нашлись вполне подходящие ракообразные.
  Пива на Гее не было, но нежное мясо удачно разнообразило рацион.
  Мне же похоже повезло больше.

  - Первач!.. - со знанием дела подал голос сержант. - Ценная штука. Особенно в наших условиях. Дед сам неизвестно из чего гонит, не признается ни в какую.
  - Да формула нехитрая, - по-простому прокомментировал Охрименко. Он поднес яблоко к лицу, грел его дыханием и наслаждался запахом. - Семейный рецепт. И кое-что добавил от себя, вечера тут долгие, вот и экспериментировал. Только вы поосторожнее с непривычки-то. Один глоток согреет, два - придадут сил, а если до донышка сразу, то на некоторое время и сил прибавится и энергии и мысли шустрее бегать будут. Только потом и ноги откажут и руки, пока не выветрится.
  - Благодарю. - Я коротко кивнул и, в свою очередь, присмотрелся к полученному предмету. Это была небольшая, немного вогнутая полированная фляжка прямоугольного сечения, размером под брючный карман с навинченной сверху увесистой пробкой на короткой цепочке. Серебристого цвета, на гранях металл местами стерся, обнажив чуть рыжеватую основу. С одной стороны - след удара и царапина, с обратной - немудреным шрифтом гравировка "Небо под нами!".
  - Десант? - поинтересовался я.
  - Он, - с понятной гордостью отозвался крепкий еще вояка, в котором при желании можно было рассмотреть прежнего бойца "ближнего космоса". - От взлета до посадки, комиссован по здоровью с занесением в "золотые списки". Патентованный джамп-старшина... чуток не хватило до офицерского звания. - Охрименко повернулся ко мне, неосознанно выпрямив спину и чуть подавшись вперед. - В общем, есть что вспомнить. Кстати, - он на секунду насупил брови, потом резко развернулся и снова уметелил за стеллажи.
  - Надо же, - хмыкнул сержант. - Я, конечно, подозревал, что наш Дед не прост, но он меня удивил.
  - Неужели не травил байки "долгими зимними вечерами"? - полюбопытствовал я, прислушиваясь к каким-то громким шорохам невдалеке. Что-то несколько раз упало, что-то куда-то сдвигали, в общем, процесс там шел активный.
  - Да мы тут не особо общаемся. Хотя... - Игнатьев почесал подбородок, вспоминая, и на секунду стал похожим на большого рыжего кота, старающегося нащупать назойливую блоху, то бишь - мысль. - Слухи, конечно, ходили, но первый состав, который тут высаживался, по ротации давно вывели в другие места. "Корабельным" вредно долго сидеть на "камешке". Верховный, помнится, в очередной склоке по прошлому Деда проехался, а он с ним тут с первого дня, знает больше нас. Но без какой-то конкретики, так, типа о вреде нахождения в "культурном" обществе грубиянов и забияк.
  - Ээ... Вы про кого? - уточнил я, тут же вспомнив надпись на бумажке.
  - А! Я про профессора Верховцева... - уточнил блондин, явно собираясь развить свою мысль, но умолк, обернувшись в сторону дробного звука быстро приближающихся шагов.
  Это опять был Охрименко, и снова с баулом. Правда вид у обоих был более запыленный и, если мне не отказывало зрение, вокруг нового кофра был чуть заметный серебристый контур.
  - Вот! Я уж не знаю, откуда он тут оказался, но лежит давно, - еще на ходу начал старшина, чуть учащенно дыша. - Я еще удивился, помню, когда раскладывал все в свое время. Получайте!
  Он бухнул сумку на лавку, позволив мне вцепиться взглядом в серебристый квадратный маркер, тут же раскрывшийся передо мной всплывшей подсказкой:

  
  Комплект офицерской полевой формы
  Тип: легкий доспех, улучшенное изделие (-20% веса). Упакованный предмет (уменьшение объема 10%).
  Технологический уровень: нулевой, металлизированная ткань (+1 к физическим защитам, +1 к энергетическим защитам).
  Вес: 2,0кг
  Комфорт: 2
  Состояние: 100%
  Энергоячейки: 2, не заняты.
  Слоты под расширения: 4, не заняты.
  Защита:
  - физический урон +1
  - энергетический урон +1
  Особенности:
  - униформа (+1 к репутации у законопослушных существ, -1 к репутации у хаотичных существ);
  - термобаланс (+5 к сопротивлению высоким и низким температурам);
  - полный комплект (10% защита от агрессивных сред или патогенов).
  Дополнительный кинетический щит (+2 к физическим защитам) при активации энергопитания.

  Хочу!
  Я невольно протянул руку и поймал на себе взгляд улыбающегося старшины.
  - Берите и носите на здоровье! - произнес он, и я коснулся предмета, чувствуя себя ребенком, нашедшим перевязанный бантиком подарок под елкой и теперь потрошащим его под ласковым взором старшего поколения семейства.
  Вы получили упакованный комплект "Офицерская полевая форма", сообщил лог-интерфейс, а система тут же поинтересовалась, нужно ли сменить базовый набор "для неблагоприятных условий" на полученные вещи. Да, конечно!
  С легким шорохом вокруг меня чуть передернулся окружающий мир, я закрутил головой, оценивая изменения.
  На первый взгляд, мне лишь поменяли текстурную заливку на темно-серую: цвет одежды приобрел чуть маслянистый оттенок, сохранив строгость вида. Но секундой позже пришло осознание меньшего веса на плечах, более плотного охвата торса и зажатости в ступнях. Примерно на ладонь ниже пояса, на бедре появился оружейный подсумок, из которого торчала знакомая рукоять тазера. И да, я не ошибся в ощущениях - в состав формы входили грубого вида ботинки с толстой подошвой и высоким голеностопом, герметично соединявшихся металлизированной полоской со штанинами. Несколько неуклюже потоптавшись, я признал, что ступать стало как-то удобнее.
  - Самое оно по нашим камням шастать, - прокомментировал мои движения сержант. - Кстати, интересная разгрузка тут.
  - Это элементы энергокаркаса, неуч, - строго отозвался старшина, неодобрительно взирая на Игнатьева. - С обеих боков слоты под батареи, а на груди и на предплечьях места под модули расширения функционала. Которых нет в наличии, и не спрашивайте, - завхоз перевел взгляд на меня. - Может потому и залежалась форма, что от холода она хуже спасает. Да и щит против быстролетящих объектов в основном, а урсы все как-то на дозвуковой скорости передвигаются.
  Мы обменялись улыбками, и я продолжил изучение обновки. Помимо обуви, на руках добавились тонкие перчатки, на подушечках пальцев и на внешней стороне руки над местами сгиба имевшие дополнительные матовые нашлепки. Верх одежды, как оказалось, был двухслойным, со вшитым жилетом такой же расцветки, смыкавшимся диагонально на груди. С внутренней стороны обнаружились горизонтальные ячейки с регулируемыми захватами, как бы не те самые сейчас пустующие слоты. С внешней в области подмышечных зон расположились косые карманы, в одном из которых нашлась уже подаренная фляжка.
  - А где вообще разжиться можно модулями? - поинтересовался я, поводя плечами и привыкая к доспеху.
  - Ну... В действующих частях точно есть, - протянул Охрименко. - Стандарт единый уже не одно десятилетие, так что можно поискать на складах, там должны быть горы списанных или с неполным ресурсом. Военной электроники разработали в них много, от дополнительных эмиттеров кинетики до средств ориентирования и управления огнем. С теми же тактическими шлемами сопряжение хорошее, туда много не засунешь, а по карманам распихать все громоздкое - так вес и не почувствуешь.
  - А шлем у вас к нему есть?
  - Хм... - старшина задумался. - Поищу. Но тут такое дело, в вашей форме он не предусмотрен, он в комплекте к средней броне идет.
  Кивнув, я поднял руку к воротнику, где шея давно сигнализировала об "помехе сзади", убедившись, что он действительно выше и толще обычного. Объяснилось это секундой позже, когда система запросила у меня, надо ли активировать капюшон и нужна ли к нему дополнительная защитная маска. Не удержался и поэкспериментировал, выбрав базовый вариант. Верх непокрытой головы тут же уютно укутала жесткая ткань, выросшая из воротника на каком-то гибком шнуре, чуть позже утянувшем капюшон обратно при отмене режима.
  - Вы, я вижу, освоились, - резюмировал Охрименко и протянул мне небольшой предмет. - Тогда крепите юнит... инструметрон то есть.
  Сезон подарков продолжался.
  - Это что? - уточнил я, принимая плоскую, чуть вогнутую темно-серую панель размером с мою ладонь. - Устройство связи?
  - Ну, в основном да. Помимо всего, упрощает дистанционное управление да и данные на нем хранить удобно. Плюс всякие недокументированные возможности. Вы даже не представляете, как его всякие пытливые умы используют. Вы вот у сержанта полюбопытствуйте...
  Игнатьев вздохнул и, кажется, смутился.
  
  Внимание!
  Вы получили предмет:
  UNI-T (universal tool)
  Тип: базовое системное устройство. Стандартное изделие.

  - К рукаву приложите, - дал добрый совет старшина, и я послушно выполнил наказ, сразу увидев две металлизированые полоски выше левого запястья. "Юнит" прилип к ним, чуть шевельнулся под пальцами, утончаясь - и тут же окольцевал мою руку, выдвинув дополнительные дуги снизу. Щелкнув, они мигнули ранее не замеченной индикацией, сформировав почти идеально гладкую поверхность.
  - И все? - я покрутил перед глазами устройство, привыкая к его незначительному, но все же имеющемуся весу.
  - А теперь удостоверение, - терпеливо, но с явно ощущавшимся в голосе страданием продолжил инструктаж Охрименко.
  - Будете менять на другой, не забудьте переставить, - добавил Игнатьев.
  - Это зачем? - уточнил я, нащупывая по карманам ID PASS.
  - Наш-то юнит обычный, а вдруг вам с боевым эффектором понадобится, или что-то специализированное.
  Я кивнул, пообещав себе обязательно пробить этот вопрос позже, поскольку в этот момент, инстинктивно найдя место применения, вставлял пластинку с моей по-идиотски выглядевшей лыбящейся физиономией в подходящее по размерам отверстие.
  Идея оказалась верной и, более того, очень правильной. Это подтвердил лог-интерфейс, обрадовавший сообщением про разблокирование раздела персональной информации, а так же фактом моей регистрации в локальной сети обмена сообщениями. Наверное, той самый "внутренний функционал", обещанный Адамсом.
  Последний как раз отметился мигнувшей закладкой на фоновом восприятии, но меня влекло другое - очередная порция выданной игромеханики.

  Имя: Теодоро
  Позывной: нет данных
  Боевой класс: нет данных
  Специальность: нет данных
  Развитие: нет данных
  Характеристики: нет данных
  Параметры: нет данных
  Общая целостность: 100%
  Предметные особенности:
  - Комфорт: 2
  - Статусность (порядок)
  - Слабый термобаланс
  - Слабая вредоустойчивость
  Пассивные навыки:
  - Общие: "Знания", "Деятельность", "Системы вооружения", "Стрелковые навыки", "Боевая и гражданская экипировка", "Действия (наблюдение)", "Действия (ориентирование), "Действие (общение),
  - Тактические: "Поиск слабых мест" (1 ранга)
  - Социальные "Владение словом" (1 ранга),"Слово за словом","На одной волне".
  Активные навыки:
  "Метка цели" (1 ранг).

  Я на несколько секунд задумался, оценивая прочтенное.
  В глаза сразу бросалось "развитие", явно не просто так вынесенное в первые строки описания персонажа, плюс сам факт с отсутствием данных. Все вместе сбивало с толку, не позволяя быстро и однозначно подвязать их к моим возможностям. Ситуация в целом была не удивительна: тестовый инстанс все еще не пройден. Даже сами классификаторы были не понятны - быстрый поиск в справочных данных ничего не дал, раздел был "временно не доступен". Зато обнаружилась расшифровка комфортности: положительное значение влияло на мыслительные способности, но с пяти пунктов начинало понижать физические. Впрочем граница в "минус десять" единиц работала уже и на понижение успешности физических действий. С другой стороны, восстановление всех параметров здоровья и целостности прямо зависело от величины удобства, получаемого организмом, вплоть до того, что минусовые параметры прямо оному вредили. Спать в тяжелой броне однозначно не стоило.
  - Снимать-то как, если что? - несколько рассеяно уточнил я, покачивая рукой и привыкая к "довеску".
  - На тяжелых доспехах юнит встроенный, линкуется с вашим, а нарукавному достаточно команды по внутреннему интерфейсу, - поделился опытом Игнатьев.
  - И рукой его придерживайте в этот момент, а то у меня уже ящик раскоцаных вон в том углу стоит, - ехидно добавил завхоз, с улыбкой и чуть наклоня голову наблюдая за сержантом.
  - Понятно, спасибо. - Я старался не смотреть на Игнатьева, за которым, судя по выражению его лица, явно числился не один разбитый инструметрон. Старшина однозначно ставил себе задачей не давать расслабляться бойцам Комплекса, а уж напоминать им о промахах так просто считал своей обязанностью. - Что ж, тогда я готов выдвигаться на маршрут.
  - Тогда я к краулеру, догоняйте, - громко сообщил Игнатьев, сдвигаясь с места и тихо добавил, поймав мой взгляд: - Про ремонтника спросите? Да?
  Поймав мой короткий кивок, сержант с деловым видом устремился в сторону центра зала, сейчас скрытого массивной колонной.
  - Что-то еще, господин инспектор? - уточнил завхоз, провожая взглядом фигуру блондина.
  - Да, есть один момент. Странный, я бы сказал, - начал я. - Скажу прямо, у меня нет точных данных, но...
  - А их ни у кого нет, - несколько доверительным тоном поддержал тему Охрименко, от чего я даже несколько оторопел. - Я вам так скажу, уж сколько тут сижу, а так и не разобрался.
  - Но наблюдать - наблюдали? - осторожно уточнил я.
  - Конечно! И неоднократно, - авторитарно подтвердил завхоз. - Особенно, когда несколько штук соберется.
  - Так это массовое явление? - боюсь, моя фраза была несколько... истерична. Но я явно не был готов к ситуации, когда из АККа, подобно муравьям, во все стороны лезут странные фигуры в ремонтных костюмах.
  - Ну конечно! - завхоз довольно кивнул. - Вы что, думаете, мы только одну особь сюда переселили. Тут их с десяток точно наберется, у них матриархат, как я подозреваю. Вот и группируются вокруг старшей, хе, самки.
  - Ааа... ?
  - Ну да. Не мне вам рассказывать, как женщины могут крутить нами, мужиками. Вот и у них, так сказать, по движению хвоста с места срываются.
  - Так они и хвостатые? - мне почему-то стало жарко, и я провел рукой по воротнику, чуть оттягивая его от шеи.
  - Конечно!.. Функционально это у них не сильно задействовано, я бы сказал, почти рудиментарно, но присутствует. Так вот, когда собирается несколько особей, ведут они себя крайне разумно. Я бы так сказал, сидят и общаются. Звуков при этом конкретно подтверждающих действия не издают, хотя рев у них впечатляющий. С другой стороны, вот прокопали они туннель к реке, чуть себя не потопили, спрашивается, где были их мозги?
  - У ремонтников? - мой сорвавшийся голос был схож на сдавленный вопль сумасшедшего. Каюсь, я чувствовал в этот момент себя именно так.
  - Каких-таких ремонтников? - озадаченно переспросил завхоз. - Я про урсов.
  Я обессилено сполз на какой-то ящик, стоявший с моей стороны стены, и несколько секунд открывал и закрывал рот, собираясь с мыслями.
  - Так, - я вяло махнул рукой. - Закрыли с урсами. Тут, говорят, какие-то странные типы ходят...
  - А!... - Охрименко, который явно уже сел на любимую тему, похоже на меня чуток обиделся. - Вам этот малахольный тоже решил плешь проесть? Нет, не видел я тут никаких призраков. И зомби тут тоже не шляются. Мы здесь как в спасательной шлюпке, несколько ярусов - все на виду. Тьфу!
  - Ага. - Я поднялся на ноги, меня слегка шатало. - Ну, тогда спасибо... пойду, наверное.
  - Идите-идите, - язвительно напутствовал завхоз. - Передавайте привет этому охотнику за привидениями.
  Да, неудачно вышло. Мнение о себе я у него явно ухудшил.
  И хорошо, если немного.

  * 10

  Чем выше заберешься, тем больше сможешь обнаружить.
  Но летающая часть фауны Геи считала иначе. То ли привыкнув к невысокому растительному миру, то ли кормясь с вьющейся почти у земли мошкары, шуршащая мелочь редко когда рисковала подниматься выше десятка метров над поверхностью. Этим вовсю пользовались различные хищные цветы, раскидывая свои источающие мутный сок и тяжелые испарения лепестки на несколько квадратных метров, часто так переплетаясь между собой, что невольно создавали крупные зоны-болотца, опустошающие воздух не хуже пылесоса. Благо исследовательские группы не рисковали ходить без фильтрующих масок, иначе вряд ли смогли бы подойти близко к этим красочным образованиям. Яркие, испещренные причудливым орнаментом и полосами листья на темном фоне чуть сизой растительности и светлых точек мелкоцветья, подернутые опалесцирующими облачками тумана и прихлопнутые сверху фиолетовым небом...
  Авангардисты отдыхают.
  Колонисты, впрочем, эти красоты не сильно ценили. Тем более, что содержимое цветов являлось одним из источников пищи для местного аналога летающих жуков. Стрекозиный лев, достаточно крупный, чтобы доминировать в небе, и достаточно легкий, чтобы часами барражировать над лиственным покровом, буквально роился на подобных плантациях. В свою очередь, это привлекало охотящихся уже на него наземных многолапых существ, и далее и далее по пищевой цепочке, вплоть до появления среагировавших на суету гигантских монстров.
  А эти создания обладали одним из свойств носорога: они ломились к цели, не видя препятствий, что при их массе было совсем не их проблемой.
  И, должен признать, это вполне полезное качество, когда сам вынужден прокладывать путь по бездорожью.

  К моменту огибания поворота, за которым скрылся сержант, я смог достаточно успокоить мысли и вернуть себе как здравомыслие, так и любопытство. И теперь удовлетворял его видом скудно освещенного пространства в конце складского угла, обозначенного невысоким импровизированным бортиком. В чуть углубленной зоне, выгороженной ящиками, какими-то пластиковыми бочками, увитыми проводами конструкциями и прочим нужным инструментом, располагался четырехколесный механизм, у которого уже суетился Игнатьев, явно совершая заложенный в него алгоритм поведения по техобслуживанию.
  Четыре высоких колеса, широкий корпус с двумя сидениями и большой грузовой зоной за ними позволяли даже без каких либо пассивок определить, что это машина для передвижения по бездорожью. По крайней мере так я предполагал, поскольку система обозначила объект как "краулер" и отказалась давать дополнительные данные, обосновав это отсутствием соответствующего навыка. Ну, это, думаю, временно. Вон какой у меня тут учитель трудится.
  Как и положено "правильному НИПу", сержант упорно не замечал меня до момента, когда я подошел почти вплотную и заглянул вовнутрь, чуть подтянувшись за край качнувшегося на рессорах механизма.
  - А, вот и вы, - наконец-то среагировал блондин. - Ну, что он сказал?
  - Опроверг всё, - с сочувствием произнес я, продолжая осмотр кабины. Короткая дуга руля была была вполне к месту, как и нахождение небольшой панели за ним. Но вот ее содержимое? Ряд индикаторов, каких-то клавиш и нагромождений переключателей вызывала оторопь в связи с полным непониманием их назначений и функционала. Более того, попытка вызвать справочную информацию закончилась издевательским комментарием "вы еще не умеете управлять подобным устройством".
  - Мне он тоже самое говорил, - с досадой согласился сержант. - Ну, ладно, грузимся тогда?
  - Командуйте, я тут только пассажир. Ничего не могу понять, наверное сложно управлять этой махиной? - закинул удочку я.
  - Краулером? Да нет, - Игнатьев откинул вниз часть борта, имевшую внутри ребристые упоры для ног, помог мне подняться внутрь и ловко забрался сам, закрыв обратно встроенную лестницу. К этому времени я уже устроился в немного жестковатом кресле и теперь внимательно слушал. Самое время получать новый навык.
  - Режимы движения автоматика сама выбирает, на долю водителя остается только запустить, - сержант плюхнулся на свое место и ткнул пальцем в ребристую кнопку сбоку руля. Пол под нами мягко завибрировал, машина еще немного приподнялась над уровнем ангара, качнув нас вперед и назад. - Ну и задать направление. - Блондин поерзал на месте, обхватил руками руль и большими пальцами надавил там на только теперь замеченные мной плашки управления. - Поехали!
  Краулер заурчал и, постепенно набирая скорость, мягко перевалил через небольшой порожек, быстро приближаясь к покрытой все той же пенорезиной стене перед своей мордой. Впору было спрашивать Игнатьева "мы проводим краш-тест, да?", но за несколько секунд до столкновения впереди громко пыхнула пневматика, шустро оттягивая вверх зубчатую по бокам плоскость ранее скрытой двери. С грохотом и под мигание включившихся проблесковых сигналок мы промчались под этим импровизированным козырьком и вывалились на рифленый пандус, а оттуда - в холодные просторы ущелья.
  - Значит так, - поинтересовался мой Вергилий, затормозив в начале существенно накатанной дорожки, разветвлявшейся прямо от спуска. - Поедем или поплывем?
  - Будем изображать "Титаник"? - Я с любопытством осматривался, прислушиваясь к шипению закрывавшегося за нами створа. С обеих сторон возвышались скалы, смыкавшиеся где-то вверху в темноте, которую не могли рассеять редкие решетчатые лампы на стенах. Впрочем, потоки света были ориентированы в основном вниз, на темную воду, благодаря чему я и смог в свое время заметить ледовую опасность. Атмосфера здесь была существенно прозрачнее и суше, в ней чувствовалась какая-то неизвестная мне пряная нотка, навевавшая ассоциации с грибами.
  - Это что? Или где? Вы, кстати, еще раньше упоминали этот термин, все думал спросить, - уточнил Игнатьев, активируя какие-то дополнительные сервисы машины, в следствие чего, вероятно, слева от руля поднялся небольшой и пустой пока голографический экран.
  - Было такое судно в истории, - пробормотал я, пытаясь опознать источник запаха. - Решило пободаться с айсбергом. Результат, думаю, понятен. Слушайте, а чем это пахнет?
  Сержант пару раз втянул через ноздри воздух, смешно шевеля носом, и резюмировал, кивнув куда-то за мою спину:
  - Урсами. Вон там вход в технические туннели. Был. Пока урсы не прорылись в них и не заняли как-то ночью весь отсек. Теперь половина турбинного зала - их новая берлога. Мы туда если и ходим, то в тяжелой экзе, они ее если не боятся, так уважают точно. А корабль большой был?
  - Очень. Но это его не спасло. Странно, что вы не в курсе этого крушения, я уже и не помню, сколько раз экранизировали его историю.
  Я обернулся, изучая пещеру в указанном направлении. Река, чуть изгибаясь в нашу сторону, утекала дальше по ущелью, минуя небольшой клык полузатопленной пристани, к которой шла одна из дорожных развилок. А напротив нее в массиве скалы были сварные решетчатые ворота, грубость исполнения которых компенсировалась общей массивностью. Не упоминая уже импровизированного замка из, не побоюсь сравнения, согнутого в скрепку и вставленного в гигантские проушины лома. Одинокая лампа за воротами освещала полустершуюся краску на теряющихся где-то в глубине камня стенах.
  - Да я родом с фермерской планеты, - как-то смущенно произнес сзади сержант. - Мнемоленты если и смотрел, то боевики обычно. Отец же руководства всякие подсовывал, он же во мне свою замену видел. А я вирткомиксы любил, с Космодесантом и все такое. Ну и сдернул оттуда почти сразу как получилось.
  Я хмыкнул, гася в себе возникшую неловкость за неуместность комментария, извиняться сейчас было самое что ни есть лишнее.
  - Не могу сказать, что специально интересовался, - повернулся я к нему, вспоминая собственное прошлое. - Одна из моих подруг обожала древний визуал по мотивам этого события, и, как я подозреваю, в основном из-за любовной линии с каким-то тощим субъектом, который красиво тонул в финале. А я ей говорил, что если бы в главной роли снимался актер из моих любимых экшенов, то он бы и пассажиров всех спас и корабль лично в порт привел. До сих пор не понимаю, что ее бесило в этой фразе...
  Мы оба улыбнулись друг другу и, не сговариваясь, посмотрели на реку.
  - Ну, нам утонуть не грозит, - вынес вердикт сержант, трогаясь с места и сворачивая направо. - Не та конструкция, да и люди, я надеюсь, другие.
  Я согласно кивнул, изучая будущий путь.
  Между стенами ущелья и краями реки было достаточно места, чтобы прокатиться вверх к истоку, не замочив колёс. Но и беглого взгляда хватало, чтобы присоединиться к Игнатьеву в выборе другой трассы: различного размера булыжники, целые и расколотые, усеивали полоску суши на всем видимом мне пространстве. Отдельное удовольствие так же предвещали мокрые разводы на камнях и ледяное крошево у кромки воды.
  - И часто вы тут путешествуете? - полюбопытствовал я.
  - Да когда как и смотря кто, - Игнатьев крепко держал руль, медленно и аккуратно съезжая с пристани по уходящему под линию воды спуску. - Верховцев часто мотается наружу, но в основном в период местного лета, наблюдает за всякой живностью. Инженерный взвод раз в неделю проходит, проверяет линию освещения. А так что тут делать? До выхода на поверхность этим путем далеко, проще подняться лифтом.
  Шорох шин под днищем сменился плеском воды. Краулер закачался на волнах, зачихал, отплевываясь оставшимся в водометах воздухом, и на приличной скорости упрямо попер против течения. Вода была свободна от льдин, и уже ничего не напоминало о потенциальной трагедии. Быстрым потоком обвивая борта машины, река устремлялась в неизвестную мне глубину. Я же, пользуясь тем, что теперь не надо было выворачивать шею, обратил свое внимание на Комплекс. Или, скорее превращенный в него древний посадочный модуль.
  Ничего не могу сказать о принципах, которыми руководствовались его конструкторы. Могу сказать одно - запаса прочности не пожалели. Внешние иллюминаторы верхнего, третьего яруса глубоко прятались в протянутых во всю высоту контрфорсах, низ которых сейчас был визуально усилен опущенными бронестворками, ранее наверняка защищавшими окна второго уровня. А одна из них, откинутая на грунт, и вовсе сейчас являлась площадкой, соединяющей выезд из берлоги Охрименко и поверхность.
  - А модуль перестраивали? - я махнул рукой в сторону больших окон легко определяемого снаружи помещения штаба-диспетчерской. Наверняка это было вольным творчеством местного персонала, поскольку середина и левая часть модуля имела узкие обзорные окошки, легко защищаемыми в случае возврата на место створок.
  - Было дело, - согласился сержант. - Реакторный отсек демонтировали, поскольку появился АКК, расширили жилую зону и лабораторию наверху собрали. Ну а рубку сдвинули ниже и вот... - Он поднял левую руку, помахав присевшей у защитного ограждения "мышастой" фигуре; я тут же вспомнил про назначенных Дедом дежурных, видимо, это был один из них.
  - Понятно, - подтвердил я. И спросил, почему-то именно сейчас вспомнив: - А Охрименко же два баула принес! А что во втором было?
  - Хм, - озадачился сержант. - И правда... А! Наверное, хотел вам выдать шубу!
  - Шубу? - теперь уже изумился я.
  - Да, вы же сказали, что можете замерзнуть. А у него как раз на складе лежат коконы для выживания после крушения, так и называется "суба" - "спасательное убежище арктическое". Ну, мы переиначили для удобства немножко. В общем, знатная штучка, подтверждаю, можно спокойно в нем тут в зимой на голом снегу ночевать. И по нормативам надо его получать как раз перед вылазками на поверхность и носить с собой постоянно. Охрименко - дед еще тот, выдал бы и сказал, что ничего не знает, заказывали - надо брать и носить. Тем более, что - положено!
  - Надо же, - покачал головой я. - Спасибо, не подозревал в нем такого коварства.
  - Ну! - поддержал меня блондин, не забывая рулить; краулер уже достиг поворота и теперь все дальше уходил из обжитой зоны. - А сейчас в принципе снаружи еще день и солнце жарит так, что на снегу загорать можно. Как на горном курорте.
  - Прям уж так, - усомнился я, стараясь спрятать улыбку.
  Горячий парень Игнатьев открыл рот, собираясь экспрессивно вывалить на меня обезоруживающие факты, но потом, вспомнив, кем я тут являюсь, решил не рисковать.
  - Планетоид земного типа, - по деловому отчитался он. - Атмосфера совпадает, звезда того же класса, спектр похожий. Холодно только, а так - селись и обживай.
  - Если бы не?.. - протянул я, надеясь, что сработает навык и мне сейчас раскроют "большую страшную тайну".
  - Отож. "Не", - опечалился мой собеседник и замолчал, выравнивая движение плавсредства по центру потока.
  Эх, не прокатило, в свою очередь вздохнул я, раздумывая, стоит ли развивать эту тему прямо сейчас или не стоит светить своим невежеством. С одной стороны, ответ звучал как ссылка на что-то общеизвестное, с другой - я же инспектор, мне как бы положено задавать вопросы. Даже дурацкие, которые могут маскировать для отвечающего проверку профессиональной пригодности.
  Решено!..
  - Наверное, потому что слишком далеко для курорта? - выдвинул я "версию".
  - Это, конечно, тоже, - кивнула простодушная армейская личность, у которой, видимо, вообще не возникло подозрения, что ее так проверяют. - Но я про суперциклоны. Тут когда первый со стратосферы вниз соскользнул, считай, только посадочный модуль людей и спас. И то жертвы были. Потому и под землю зарылись, и купол над ущельем с урсами натянули. На равнинах промерзает все, считай, на метр в глубину. И происходит такое плохо предсказуемо и достаточно регулярно. И очень быстро. Жж-жух - и как гильотина вниз, кто не спрятался, сам виноват. Как животины выживают - еще та загадка. Верховцеву потому и дали финансирование на эксперименты, что надеются больше понять. Хотя у него и свои причины недавно появились.. - последнюю фразу блондин произнес несколько ядовито, явно намекая, на неизвестные пока мне факты.
  Я молча кивнул, усваивая озвученную информацию. И правда выходило, что на открытое пространство тут стоило выходить с оглядкой в небеса.
  Что-то стукнуло в подводную часть машины, нас качнуло. Сержант шумно и возмущенно выдохнул, выворачивая руль вправо и какое-то время управлял, не отрывая взгляда от приборной панели.
  - Проблемы? - поинтересовался я.
  - Нет, скорее напоминание о правилах водного движения, - хмыкнул в ответ мой водитель. - Тут в целом глубоко. Но поток иногда приволакивает немаленькие камушки сверху, вот и наткнулись на один. Они тут редко, но прокатываются, а я все никак сонар не настрою. - Он кивнул на все еще неактивный экранчик слева.
  - Титаник тоже айсберг не заметил, - нейтрально отозвался я. - Говорят, тоже не все было включено.
  - Намек понял, - осклабился сержант, производя какие-то манипуляции над приборной панелью, от чего машина сбросила скорость. Теперь она скорее стояла на месте, не давая потоку сносить вниз, хотя ее стало заметно водить из стороны в сторону. - Так, сейчас настрою. Руль подержите? Я пока тут поклацаю...
  - С удовольствием, - отозвался я. - Заодно может еще чему поучите, вдруг отстреливаться придется, так я поведу, а вам и ружье в руки...
  Игнатьев коротко хохотнул, и следующие минут пять я слушал короткую лекцию, сопровождаемую практической демонстрацией. Что интересно, всматривание в приборную панель постепенно меняло всплывавшие "отказные" справки на короткое описание элемента управления, пока в какой-то момент я не получил системное сообщение:
  
  Вы получили навык 'Общие знания систем управления механизмами'. Доступно использование транспортной и вспомогательной техники. Возможно развитие.

  Йе-ес!
  - Понятно. Сержант, вы хороший учитель, - сдержанно поблагодарил я. - Ну, давайте ваш руль.
  Сержант кивнул, переключившись на кодирование сонара, а я приступил к практическим занятиям. Что оказалось не так просто: краулер рыскал на перекатах волн, и мне приходилось корректировать его смещения. Один раз нас начало сносить на левый берег, а я не сразу это заметил. Благо, Игнатьев смотрел как раз в ту сторону и вовремя предотвратил опасное сближение. Потом уже я перестраховался и увел машину далеко вправо от середины потока, но уже сам смог верно оценить и исправить ситуацию. В какой-то момент я приноровился и даже стал получать удовольствие от процесса, контролируемо лавируя на волнах из стороны в сторону.
  - Все, спасибо, инспектор, - сержант мягко отобрал у меня руль, в его словах четким подтекстом звучало "поигрался - и хватит", после чего добавил мощности, и машина рванула вперед, как застоявшийся жеребец. Я неохотно откинулся на своем кресле и расслабился. Плечи ощутимо ныли от испытанной нагрузки, я немного перенервничал и от того излишне напрягся. Посему следующий участок пути я провел как турист, изучая попадавшую на глаза местность. Что было непросто, учитывая почти постоянное движение в легком сумраке, объясняемое большим расстоянием между источниками света. Да и изломчивая кривизна русла к тому же препятствовала слиянию освещенных зон, из-за чего мы постоянно ныряли в пятна тени.
  - А это еще что такое? - внезапно произнес Игнатьев, коротким и понятным теперь мне движением переключая обороты двигателя, от чего его шум существенно уменьшился. Как и скорость нашего продвижения.
  - В смысле?
  Сержант предупреждающе поднял правую руку, вглядываясь вперед на далекий еще нам склон, на котором плясали тени, отбрасываемые чем-то за очередным изгибом туннеля.
  - Какая-то опасность? - прошептал я, поддавшись жесту и неосознанно проверяя ладонью подсумок с тазером.
  - Скорее неизвестность, - пробормотал блондин, подруливая к берегу, так что к повороту мы, можно сказать, подкрадывались. - Впереди последний участок, ущелье мельчает, и река выходит на поверхность. Ума не приложу, что там может двигаться.
  - Так давайте посмотрим, - провокационно предложил я.
  Сержант скосил на меня глаза, кивнул, и мы оба умолкли.
  Под днищем краулера шуршала кристалликами льда вода, мягко вибрировал корпус механизма, полумрак скрывал детали ближайшего окружения, впереди было что-то непонятное, а я сидел, улыбался с счастливым видом добравшегося до Диснейленда ребенка и чувствовал себя при этом участником какого-то ужастика. Так и подмывало повернуться к Игнатьеву, сказать "Бу!" и посмотреть, что он сделает. Останавливало только то, что у профессиональных военных реакция обычно специфическая, а в такие моменты еще и параноидальная.
  Машина чуть взрыкнула, преодолевая особо сильную струю, и вывернула за поворот, подставив нас под свет, бьющий в косой срез поднимающегося русла. Здесь стены раздвигались чуть ли не в два раза, одновременно уменьшая расстояние до усеянного натечными образованиями различных форм потолка. А метров за полтораста от нас вообще заканчивались, открывая вид на прозрачную до синевы гладь неба, с которого, как специально, в ущелье заглядывало яркое око местной звезды. Её далекая ярость выплеснулась мне прямо в лицо, так что я неосознанно закрыл глаза, и тут рядом приглушенно ругнулся сержант.
  Я проморгался, потер глаза и приложил ладонь "козырьком", осматриваясь. И сразу же почувствовал желание если не присоединиться к возгласу спутника, так издать что-то удивленное - точно.
  Защищаясь от прямых лучей светила, я мог хорошо рассмотреть вдалеке неровную линию стыка ледовой поверхности и глади воды. Явное уменьшение глубины протока позволило жидкости хорошо промерзнуть, создав толстый, местами выдавленный на берег слой льда. Но если с последним все было более менее понятно с точки зрения физики, то гораздо больше вопросов вызывали упершиеся в какую-то подводную преграду у левого края куски, вздыбленные и вывернутые со своих мест какой-то силой. Очень знакомые глыбы, несомненно родственные не так давно ликвидированным совместными усилиями.
  А над всем этим реяла и вилась стайка уже известных мне кожанов, окружавших пару своих собратьев, крепко вцепившихся в увесистый камень и упорно его транспортировавших к кучке подобных на еще целой плоскости замерзшей воды.
  И я буду не я, если лед под массой уже лежавших валунов не прогибался и не трещал.
  - ...! - Игнатьев осторожно лавировал в потоке, направляя машину к берегу. - Нет, ну вы только подумайте!
  В легком обалдении я молча наблюдал за ситуацией и отмер, только когда краулер выполз на берег примерно в полусотне метров от продолжавших свой труд "птичек". К этому моменту первая пара закончила свой труд и взмыла в воздух к сородичам, которые разразились громкими, короткими криками. А спустя еще некоторое время другая пара отделилась от стаи и метнулась к скалистому берегу...
  - Я не понял, это что, они камни на лед носят? - несколько недоуменно издал я, своим несомненно умным и своевременным вопросом выдавая степень своего офигивания.
  - Ну! - отделался своей коронной репликой Игнатьев, успевший уже "припарковать" машину и теперь нашаривавший что-то под приборной панелью. - Ну я им сейчас!... - Сержант с силой выдернул из-под руля что-то, оказавшееся дробовиком, аналогичным тому, что я недавно сдал Охрименко. - Вперед! - скомандовал он, перепрыгивая через бортик, и мне не осталось ничего, кроме как последовать за ним.

  * 11

  Если враг не сдается, его уничтожают.
  Впрочем, колонисты и не планировали налаживать с автохтонами дружбу и меновую торговлю, с орбиты планета выглядела дивным, но девственным миром, не имевшим собственных разумных. Да и Форпост изначально закладывался как плацдарм, с которого потом начнется завоевание жизненного пространства. Запасы еды плюс базовые средства производства позволяли спокойно создать более сложные технологические цепочки и со временем обеспечить себя всем необходимым.
  Реальность внесла свои коррективы.
  Населявшие Гею формы жизни вели круглосуточные сражения "все против всех", и добавление новых противников для них прошло буднично: одним больше, одним меньше, убей и съешь - или стань чьей-то пищей. И можно считать счастливой случайностью, что размещение Форпоста оказалось вдали от основных центров размножения, иначе, как только бы расплавленный посадочными двигателями грунт остыл, место посадки сразу же и обязательно стало бы полем боя.
  Переданные на Землю картинки ассоциировали геологический период Геи с раннекарбоновой эпохой палеозоя. Похожие папоротники, аналогичные членистоногие. Не противник, что сказать. Колонисты снабжались оружием по остаточному принципу, никто не собирался воевать с динозаврами. Немного стрелкового, немного энергетического. Напалмовые смеси для отпугивания. Аэрозольные - для площадного выжигания. Скорее средства защиты, а не нападения.
  Только вот Гея подбросила сюрприз: хитин оказался под стать кевлару, а жвала - острее алмазной пленки. Плюс сумасшедшая скорость восстановления популяции, сводившая "на нет" все попытки расширения освоенных территорий. Любые научные и разведывательные экспедиции приходилось организовывать с учетом факта, что в любой момент ее смогут попробовать на мандибулы, под грунтом окажутся в лучшем случае чьи-то транспортные туннели, а сверху упадет хорошо если чей-то высосанный труп, а не рейдовая крылатая группа.
  Ситуацию спасало то, что местная эволюция до сего момента не предполагала людей и их технику как противников и пасовала против незнакомых материалов. А само расположение Форпоста не сильно интересовало теплолюбивых существ, которым к тому же в предгорьях было слишком мало пищи.
  Да и люди обычно не лезли в незнакомые и непонятные места.
  Не то, что я.

  Наше поведение часто зависит от воспитания, от шаблонов действий, которые формируются в процессе жизни. Но только не в ситуациях, когда рядом есть кто-то еще, проявляющий инициативу и имеющий достаточно решительный вид. Тогда в дело вступает фактор толпы, стадный инстинкт. "А ты зачем бежал? - Все побежали - и я побежал..." И, что интересно, осознаешь подобные поступки только тогда, когда все уже кончилось.
  Вот так и я, выскочив следом за Игнатьевым, некоторое время просто шустро перебирал ногами, стараясь не оступиться на осклизлых камнях. Мимо мелькнули какие-то валуны, я перескочил пару крупных луж, форсировал одну широкую, но мелкую заводь, и в конечном итоге оказался рядом с сержантом у перегородившего нам путь ледяного тороса. Короткая пробежка сказалась на мне не лучшим образом, я замер, уперев руки в колени и восстанавливая дыхание. Холодный воздух вливался в разгоряченное горло, на очередном вдохе наведя на мысль, что при текущем реализме игры меня вполне могут наградить и достоверно реализованной простудой.
  - Не сметь! Не сметь, я вам говорю!
  Внезапно раздавшийся за спиной сдавленный крик заставил меня резко развернуться в сторону звуков, так и оставшись в полусогнутом виде. Игнатьев поступил аналогично, только он еще и оружие не забыл перекинуть, держа новый сектор под прицелом.
  Впрочем, недолго.
  Сбоку от реки оказался небольшой отнорок, еще и огороженный большим валуном, мимо которого я проскочил, особо не интересуясь, что находится за ним.
  А зря.
  Складка местности образовала защищенную от сквозняков пещеру, откуда на фоне задника похожего на наш краулера и вскрытых металлических кофров с какой-то аппаратурой на нас взирала странная парочка: седовласый растрепанный мужчина в немного мешковато сидевшем полевом комбинезоне с неровно застегнутым воротником и обольстительная шатенка в обтягивающем ее фигуру белоснежном утепленном костюме. Девушка выглядывала из-за плеча спутника, постреливая в мою сторону глазками из-под длинной челки. На мгновение мне даже почудилось, что она вот-вот скажет: "Переходи на нашу сторону, да? У нас есть печеньки..."
  - Кто вам позволил? Вы мешаете проведению важного эксперимента! Ходят тут всякие, понимаешь ли! - продолжил было седовласый, но закончить ему не позволили.
  - Что? Кто тут ходит? - взревел сержант, мгновением ранее явно смущенный ситуацией, а теперь взъярившийся на высказанное обвинение. Я даже отшатнулся от него на секунду от неожиданности: когда-то так же озвучил свое местонахождение сорванный клапан аварийного сброса парового давления. Но мужчину напротив это не остановило.
  - Да, именно так! Вы вот только посмотрите, что вы наделали! Они - улетели! - Он трагично простер руку куда-то вверх в точку над нашими головами.
  Мы с военным синхронно оглянулись. И правда, стайка теперь кружилась почти под козырьком выхода из туннеля, так и не дотащив очередной валун до кучи.
  - Вот и чудненько, - выдохнул мой сопровождающий, опуская оружие. - Угроза ликвидирована. Осталось только узнать, зачем вам, профессор, понадобилось затопить Комплекс? Или это вы таким способом хотели расправиться с урсами?
  - Пфее... - невозмутимо фыркнул еще незнакомый мне профессор, стряхивая с обшлага только ему видимую пылинку. - Не знаю, в чем вы меня обвиняете, но я всегда говорил и продолжаю говорить, что предварительная версия относительно этих экзоурсиноидов не выдержала никаких проверок. - Слова лились одно за другим, голос начал приобретать размеренную тональность, характерную для лекторов и преподавателей, - В то время как представители кожекрылых, которых мы имеем возможность тут наблюдать, привлекли мое внимание...
  Я невольно сморгнул, сбрасывая наваждение.
  - В Трибунале будете рассказывать, - Игнатьев, явно уже знакомый с этим психическим воздействием, сделал шаг вперед и навис над мужчиной. - И про кожекрылых, и про эксперименты. Если конечно господин майор не устроит военно-полевой суд и показательное наказание. И я лично буду свидетелем обвинения. А милая Марта подтвердит мои слова, не так ли?
  Блондин перевел взгляд на спутницу обвиняемого, и та не обманула мои ожидания.
  - Я с удовольствием приду. - Она задумчиво улыбнулась, начав накручивать локон волос правой рукой. - У меня как раз есть розовый комбинезон, он будет хорошо смотреться на сером фоне. Талия, правда немного завышена, но - в целом неплохо.
  - Что? - сержант опешил, чем сразу воспользовался его оппонент.
  - Да, милочка, этим грубым военным никогда не осознать ни красоты сочетаний цвета, ни полезности понимания как.. - включился профессор.
  - Да какая полезность? - снова переключился на него блондин. - Комплекс чуть не залило волной! Потом ледоход был! Я не знаю, что у вас тут за делается, но оно опасно! - "И вас надо обязательно остановить!", мелькнуло у меня. - Я обязательно доложу обо всем майору! А он включит в свой ежедневный отчет! А господин инспектор подтвердит!
  - Да, действительно, пока мы тут распаковывались, был треск, - сдал назад профессор, явно уловивший какой-то подтекст сказанного. - Громкий. Ну, льдины тут распирает иногда, и я очень порадовался, что мы так удачно расположились. Но, заверяю вас. Мы тут не при чем. У нас вот тут, - он повернулся к оборудованию в закутке, - наконец-то получилось...
  - Что тут? Тут что? Там то что было? - сержант ткнул стволом дробовика себе за спину в сторону реки.
  - Там? Там было что-то... - Верховцев пытался найти убедительные слова в свое оправдание, не мог и нервно посматривал на меня и на свою помощницу. Вероятно, ожидая, что она за него вступится.
  "Выберите свою сторону", почему-то вспомнил я. Но помогать не спешил. Уж больно подозрительно выглядело все происходившее перед нашим приездом. Так что я сделал суровый вид и присоединился к Игнатьеву в молчаливом ожидании ответа.
   - Я знаю! Я знаю! - внезапно подала голос Марта, чуть ли не подпрыгивая на месте, прижав ладони друг к другу. Мы с сержантом при звуках ее звонкого голоса синхронно вздрогнули и посмотрели на шатенку. - Я знаю! Можно еще позвать вашего коллегу! И спросить! У него яркая полоса на комбинезоне, ну, знаете такая, оранжевая вдоль спины. Я на нее обратила внимание, он где-то за полчаса до треска ушел куда-то наружу, а я еще подумала, а как он мимо нас прошел незамеченным?...
  Мы с Игнатьевым неосознанно переглянулись, и оба открыли рот для реплики; я оказался чуть быстрее:
  - Коллегу?
  - Ремонтника?!
  Впрочем, сержант тут же подтвердил мнение, что военные предпочитают действовать, а не обсуждать. Деловито уточнив "Туда? Наружу?" и дождавшись торопливого и даже немного опасливого кивка Марты, он скомандовал "За мной!" и рванул в сторону оставленного ниже по течению краулера.
  Я догнал его спустя минуту, вбитые с детства правила приличия заставили меня сначала скомкано попрощаться. Хотя о чем я? Это краулер встретил меня на полдороге, резко затормозил, расшвыривая в стороны гальку и мелкие камни, замер на пару секунд, пока я взбирался - и тут же стартовал дальше.
  - Инспектор, теперь вы мне верите? - Игнатьев "встал на след" и остановить его мог теперь только тот самый "суперциклон". - Верите? Вот, еще одно подтверждение!
  Возбужденный мужчина крутил руль, почти не глядя на путь перед нами. Мы промчались мимо закутка с так и стоявшей с непонимающим видом парочкой, я подмигнул Марте и ответил спутнику:
  - Да я и не сомневался!
  Что я еще мог ответить? Игнатьев в этом состоянии вполне мог заорать "Еретик!" и вышвырнуть меня за борт, не открывая дверцу. Ну, как вариант.
  - Он не мог далеко уйти! Да ему и некуда идти! - сержант яростно вцепился в руль, высокие колеса хоть и помогали в преодолении препятствий, но нас сильно подбрасывало и качало из стороны в сторону. Я пару раз почувствовал, что взлетаю над сиденьем и, в свою очередь, постарался зафиксироваться.
  Туннель-трофи продолжалось.
  Я крутил головой, не забывая посматривать на внутренний интерфейс: на карте парой серых точек далеко позади отмечались Марта с профессором, светился изумрудно-зеленым Игнатьев рядом, с боков сектора обзора крутилась и меняла свое расстояние до нас линия, обозначавшая стены туннеля. Красных точек не было, что уже радовало. С другой стороны, что я знаю про обозначение замаскировавшихся противников? Их точно не покажет, пока они не проявят агрессию в мой адрес - так было с эскортом "бабушки" и так, думаю, будет и с неизвестным пока "ушельцем" в костюме ремонтника. Забавно, а вдруг он окажется игроком, которого тоже поместили в эту песочницу для прохождения какого-то своего, неизвестного мне сюжетного квеста.
  Я несколько минут проигрывал в голове эту идею, улыбаясь возникающим вариантам, но потом с сожалеющим вздохом отбросил ее. Слишком многое было против, начиная с собственно задач тестового инстанса и заканчивая фактом его перезапуска в связи с моей смертью в ущелье.
  Машина внезапно сбавила скорость, сержант повернулся ко мне и с энтузиазмом ткнул рукой за борт:
  - Следы! Здесь точно кто-то шел!
  - Не останавливайтесь! Только не останавливайтесь! - с серьезным видом ободрил его я, даже не пытаясь проверить, что он там увидел.
  Игнатьев радостно ощерился, и я содрогнулся от его улыбки: боюсь, мысль, что он вцепится в свою добычу подобно гончему псу, не до конца была иносказательной.
  Стены туннеля расходились все шире, мы уже давно проехали скальный козырек, и теперь над нами во всю свою ширь раскрылось небо так и неизвестного мне своим названием планетоида. Спрашивать его поименование теперь было как-то глупо, поэтому я оставил этот вопрос на вероятное будущее, мало ли возможностей подвернется?
  "Вы входите в зону повышенной опасности от агрессивной среды! Пожалуйста, убедитесь, что вы приняли все меры к сохранению собственной жизни!"
  Именно так меня встретила поверхность, невинно белая и покорно тихая. Где-то на краю видимости темнел высовывающийся из-за горизонта горный массив, а так везде вокруг лежал ровный слой сверкающего снега, местами тронутого сыпью пробивающихся из под него камней. Я инстинктивно прищурился и активировал капюшон, хоть частично защитивший глаза. Рядом что-то щелкнуло, я повернул голову и встретился взглядом с зеркальным отблеском защитного визора, прикрывшего верхнюю часть лица блондина.
  - Держитесь, господин инспектор, - пообещал он мне, продолжая улыбаться. - Не волнуйтесь, что так медленно едем. Сейчас резина нагреется и помчимся...
  Я кивнул и покрепче ухватился за борт машины, дал же господь автоманьяка в спутники. Так вот начнешь мечтать о знаках ограничения скорости, установленных по всей Галактике с целью защиты любителей автостопа. Или случайных попутчиков типа меня.
  Стены ущелья окончательно сровнялись с уровнем грунта, и я понял, почему Игнатьев говорил про курорт - свет сверху, свет из под колес, почти полное отсутствие тени и ощутимо повысившаяся температура окружавших меня предметов. Даже сиденье и то нагрелось за несколько проведенных снаружи минут. С другой стороны, я не чувствовал жары, вероятно, сработал встроенный термобаланс одежды.
  - А тут не опасно? - я ткнул пальцем вверх.
  - Опасно, - успокоил сержант. - Но не волнуйтесь, мы быстро. А если что, вон в багажнике пара шуб, отлежимся. С техникой безопасности у нас строго, господин инспектор, все по инструкциям.
  Вот и славненько, я облегченно вздохнул. Замерзнуть заживо - еще то удовольствие. Да еще и по собственной глупости. Ладно бы что-то героическое, но вот так банально? Нет, не хочу быть лауреатом премии Дарвина.
  - Снегоход! Ну так нечестно! - Игнатьев что-то углядел и теперь возмущенно пыхтел рядом, останавливая и разворачивая машину чуть ли не в обратную сторону. - Ну вы представляете?! Где же он его взял?
  И в самом деле, от выхода ущелья ямками продавленного снега шла цепочка следов, заканчивавшихся натоптанным пятачком. А уже от него очерченными тенью канавками уходили следы полозьев, устремлявшихся к...
  Я слегка привстал, изучая заснеженную нашлепку какой-то крупной конструкции достаточно далеко от нас. Я бы сказал, не менее пяти километров, учитывая равнинную местность и безжалостное освещение, скрадывающее расстояние. Чуть дальше располагался еще один темный, хорошо видимый на фоне чистого неба вертикальный объект уже более строгих очертаний. Что бы это могло быть?
  - Воздухозаборник АККа, - откомментировал мой вопрос сержант. А что? Не использовать рядом сидящее справочное бюро. Пфф! - А дальше ваш модуль стоит. В смысле не лично ваш, а тот, на котором вас сбросили. Ждет, так сказать.
  Ну, ждет так ждет. Наверное службы обратной доставки на борт. А мы чего стоим?
  Игнатьев точно ждал моей команды, поскольку молча кивнул на заданный вопрос и врубил двигатель. Снегохода, естественно, было уже не видно, но след его четко показывал, куда тот уехал.
  Прямиком к конвектору.
  Краулер, получив приемлемую поверхность, быстро набрал крейсерскую скорость, на мой взгляд, ограничиваемую не столько расходом энергии, сколько сцепкой колес с проминаемым настом: иногда мы почти взлетали, виляя и фыркая веерами снега при обратном касании. Я бы даже сказал, что автоматика уменьшила клиренс, поскольку грунт визуально стал ближе. Хотя я особо не присматривался, пребывая в сомнениях. По правильному надо было бы побыстрее доехать до цели, но - это же обучающий инстанс? Сомневаюсь, что несколько минут что-то в нем решат.
  - Сержант, - нагло оторвал я охотника от преследования добычи. - А дайте порулить? Основы управления я уже знаю, столкнуться тут не с чем..
  - А... - с какой-то тоской начал Игнатьев, но скорость сбросил.
  - Да куда ему деваться теперь, - добавив в голос убеждения, произнес я. - К тому же, какой инспектор не любит быстрой езды?
  Последний довод оказался решающим. Да и ученик прилежным.

  Вы получили пассивный навык "Общие действия (управление сухопутными механизмами)". Транспортная техника под вашим контролем полноценно выполняет свои функции. Открыты дополнительные опции. Возможно развитие.

  Нужное сообщение возникло в тот момент, когда я уже совсем освоился и начал получать удовольствие от процесса, почти не задумываясь над тем, как и когда подправлять рулем слегка глиссирующий механизм. Да и сержант примерно тогда же расслабился в соседнем кресле, зорко вглядываясь вперед и поглаживая на коленях извлеченный из-за спинки водительского кресла уже виденный мной ранее дробовик.
  - Ну как? - поинтересовался я.
  - Отлично, - кивнул сержант. - Затормозить не забудь, а то мы так до посадочной площадки останавливаться будем.
  - Спокойно, шеф, - отозвался я, прицениваясь к оставшемуся пути и готовясь заюзать только что выданный прием. - Такси же до Дубровки заказывали, туда и доставим.
  Игнатьев только успел удивленно поднять брови, показавшиеся из-за линии визора, когда его с силой вжало в сиденье: мои руки и ноги сами по себе совершили несколько командных действий, отчего машину развернуло пассажирским боком вперед и еще какое-то время несло чуть по дуге, вздымая перед ней вал снега. Тормозной путь аккурат дотащил нас до начала приподнятой площадки, за которой высились несколько решетчатых конструкций, с шумом засасывающих холодный воздух.
  Путь под землей, на который мы затратили почти час, снаружи сократился до пары десятков минут.

  * 12

  Планирование и экспромт всегда рядом.
  Вопрос лишь в том, чего больше в действиях исполнителей.
  Колонисты Геи были опытными специалистами, и им, конечно, доверяли, но все равно для них был придуман ПЛАН. "Господа", сказали им. "Вы должны будете приготовить место для сотен тысяч поселенцев, которые приедут и начнут жить. Да, это будет не сразу. Но будет. Так что постарайтесь. А мы вам поможем."
  Первой экспедиции пришлось все создавать с нуля. Но не на пустом месте, Земля регулярно слала транспортники, назначением которых было достичь цели и привезти те или иные компоненты. Модули сбрасывали контейнеры, которые должны были пригеиться рядом с Форпостом. Но те или иные причины - и груз пропадал где-то в зарослях хвощей и папоротников. Поэтому в решение любой задачи был заложен вариант, когда ее нужно расколоть собственными силами. Создать аналоги, предусмотреть заменители. И все ручками, ручками. Поэтому технологические новинки остались за Порогом. На Гее промышленная революция сделала несколько шагов назад, оставив в эксплуатации все более простое и менее ресурсоемкое.
  Ну а потерянные ценности? Их, понятно, искали, но плотные облака, сложный рельеф, непредсказуемость точного времени выхода на орбиту... Процент утрат был небольшим, но он был. Раз за разом, получая отчет, в котором прочерками указывались не доставленные грузы, на какой-то момент в любой отправке стали учитывать простую истину - везение не всегда на нашей стороне.
  Подобные мысли стоило постоянно держать в голове и мне. Ибо Удача, о которой забыли, часто обижается и отворачивается.

  Возмущенный вопль Игнатьева, почти по плечи засыпанного снегом, обрушившимся вовнутрь машины в момент ее остановки, я проигнорировал. Спрыгнул со своей стороны краулера и, отойдя на несколько шагов назад, оценил получившуюся инсталляцию. На снеговика сержант был похож меньше всего, но сдержать улыбку, глядя на него, я не смог. Слой снега на камнях был не особо большим, тем не менее мы умудрились собрать его в достаточном количестве, да еще и врезались потом в сугроб, наметенный на бортик конвектора.
  В общем, к моменту, когда блондин выкопался наружу, я пришел в благостное настроение и был готов к новым подвигам. Хмуро взглянув и стряхнув засевший в волосах снег, сержант ткнул пальцем в следы полозьев, уходящие за платформу АККа, и, повесив на плечо дробовик, зашагал к ним: ругаться ему со мной не имело ни какого смысла, я процесс не поддержу, а он этим только подчеркнет удавшуюся шалость.
  Впрочем, и у меня было чем занять голову. "Остановка с разворотом" в моем интерфейсе была только пиктограммой, но символом, наполненным оттенками смысла. Забитыми в рефлексы движениями, как будто подобные экзерсисы были моим занятием многие годы. Да я даже не подозревал о подобном еще недавно! Секундный стопор одного колеса, последовательность коротких притормаживаний, полный сброс оборотов в четко рассчитанный момент и так далее - эти знания не были моими изначально. Но я получил от системы прием, смог им воспользоваться и теперь был наполнен уверенностью, что и в дальнейшем буду способен повторить его при необходимости. Ну, заново активировав пиктограмму.
  - Скажите, инспектор, - Игнатьев, явно принадлежа к мгновенно вспыхивавшим, но так же быстро успокаивавшимся натурам, повернулся ко мне, остановившись и дожидаясь, когда я его догоню. - Ну, что такое "такси" я в курсе. Но почему вы назвали АКК "Дубровником" ? Или как-то так похоже?
  Я коротко засмеялся.
  - Дубровкой, Игнатьев, Дубровкой... Помните, я упоминал одну из своих подруг? Она была искусствоведом, специализировавшимся на визуальных историях прошлых веков. "Кино", как они тогда назывались. Подсознание иногда мне подсовывает всякие словечки и ситуации оттуда, вы не представляете, какое количество пришлось просмотреть в процессе ухаживания. А еще больше в те моменты, когда мы вместе с ней, как она говорила, "культурно проводили время". Хотя мне, понятно, хотелось совсем другого.
  - Дела-а... - протянул Игнатьев. Мы, чуть проваливаясь в сугробы, медленно шли к полузасыпанной лестнице на уровень площадки с гудящими воздухозаборниками. - Ну, все же в тепле и уюте. Не так как у нас было заведено - сопровождать за покупками в торговые комплексы. В эти огромные, сверкающие громады, со сквозняками и кучками вечно хихикающих подружек. Это просто ужас, таскаться там целый день за ней и сохранить остатки мозгов, в нужные моменты одобрять одни покупки и ругать остальные варианты. И не дай господь перепутать!..
  Я понимающе кивнул.
  - Да уж, принципы их выбора нам никогда не понять до конца. Во мне вот искали туманы и запахи тайги, как выяснилось. Я тогда перед знакомством несколько лет в лесах провел, в Сибири нивелирную сеть перестраивали, закладывали реперы с активными маркерами. Несколько лет на это потратили, но в результате, хочешь дороги строй, хочешь - летай вслепую. Условия там сложные, а так с земли подсветку дают - садись спокойно.
  - Подозреваю, ваша подруга это не оценила, - хмыкнул сержант, рывком рук выдергивая себя на высовывающиеся из снега ступени.
  - Это да, - вздохнул я, последовав за ним на плоскую крышу, большую часть видимого пространства которой занимала шумящая громада. Десяток метров в высоту и вдвое больше в ширину, что тут особенного? Но в голове все время всплывала картинка его заглубленной части, и на ум приходило совсем другое сравнение.
  Конвектор был подобен айсбергу.
  - Какой же он... огромный, - невольно вырвалось у меня.
  - Есть такое, - согласился блондин и, сделав приглашающий жест, шустро заклацал заледенелыми подошвами обуви по металлу покрытия, напомнив мне события парой часов раньше и на несколько десятков метров ниже. - Я, кажется, догадываюсь, куда наш ремонтник ехал... - военный завернул за какую-то трубу из темного, истертого ветром металла, и его голос затих, перекрытый гулом работающего механизма.
  Не готов сказать, что меня стимулировало больше, любопытство или нежелание оставаться одному, но секундой позже я вклинился в тот же закуток, надеясь увидеть впереди спину сержанта.
  Естественно, ее там не оказалось. Я торопливо пробежал немного вперед, что бы осознать, что понятия не имею, куда идти дальше - меня со всех сторон окружал хаос из разнокалиберных и переплетенных объектов. Замерев на месте, я задрал голову вверх, выискивая глазами тень и вспоминая, куда она падала, мы когда ехали сюда. Но верхушки труб равномерно светились на фоне небес, почти не разгоняя внизу нерукотворный сумрак.
  "Пипец котенку", мелькнула паническая мысль. "Тут же мох не растет, не по ржавчине же ориентироваться?"
  - Господин инспектор? - меня вежливо подергали за правый рукав.
  Я с трудом сдержался от того, что бы не подпрыгнуть на месте и не заорать. Понятно, это оказался подкравшийся незаметно Игнатьев, теперь стоявший рядом с удивлением на лице.
  - Идемте, потом будете тут проверку устраивать, - произнес он с видом "ну сколько мне с ним нянчиться?", развернулся и ловко вклинился в щель, на мой взгляд, однозначно ведущую в тупик. Никогда бы туда не пошел.
  - Да, это... - Эх, батенька, качать вам ориентирование и качать. Кстати, а почему я не воспользовался интерфейсной картой? Вот же на ней и я, и сержант отмечен, и пройденный лабиринт в окружении "тумана войны". Растяпа!
  Доругать себя я не успел. Мы вынырнули на другую сторону, и мне открылась картина позади конвектора.
  - Это... что? - полюбопытствовал я, бегло оглядывая большое огражденное поле, начинавшееся прямо за краем шахты АККа. - Заготовка под стадион?
  - Скажете тоже, - блондин искренне и легко рассмеялся. - Это, господин инспектор, та самая крышка, которая закрывает наш вольер с животными. Летом мы ее открываем, а сейчас закупорили, как видите. И разметили, что бы случайно не заехать, она на такое не рассчитана. Ну, привязывайтесь к ориентирам! Вон посадочное поле с вашим модулем, а левее нас с вами - верхний блок Комплекса торчит.
  "И этот туда же", ворчливо вздохнул я. Но - и в самом деле осознал свое примерное местоположение. Еще немного и я бы сделал круг, вернувшись туда, откуда все здесь началось.
  Может это и была моя нынешняя цель? "Сторона", как ее обозвал тестирующий сейчас меня Умник?
  - Идемте.. кроме как в контрольную рубку этому ремонтнику деваться некуда. И как я раньше не догадался? - Сержант кивнул головой себе за левое плечо и потянул меня туда же, сдвинувшись с места, как только я последовал за ним. Интересно, а ведь он не "флагнулся". Значит ли это, что система пропускает мимо "учета" воздействие ниже какого-то порога урона? Или берет в учет мое отношение к происходящему? Скорее всего так, ведь Игнатьев сейчас воспринимается как союзник, да и он сам не так давно предложил чуть ли не напиться на брудершафт. Надо бы уточнить относительно "дружественного огня"...
  Но влезть в справочник мне не дали.
  - Точно! Тут он! - азартно прошипел сержант, слегка пригибаясь и стелющейся походкой устремляясь к еще одной лесенке недалеко от нас, рядом с которой скромно пристроились аэросани неброской серой расцветки, отмеченные уже знакомым логотипом с горой.
  - Оставайтесь здесь, господин инспектор, - торопливым голосом скомандовал блондин, поднимаясь по ступеням к глухой дверце в приземистой квадратной башенке. Я кивнул и, уже не торопясь, подошел к снегоходу, прислушиваясь к затихшему где-то выше сержанту. Суета последних часов внезапно схлынула с меня, оставив желание сделать небольшую паузу. Хочет Игнатьев лично схватить ремонтника, ставшего для него мифической Птицей Счастья, вперед! Мой квест от меня все равно не уйдет, вот дождусь радостного вопля и поднимусь спокойно и достойно, дабы выслушать и покарать. Или помиловать, тут уж как получится.
  Вопля я не услышал. Наоборот, сверху донеслось сдавленное шипение сбитого на взлете ругательства и уже более спокойное и чуток виноватое:
  - Господин инспектор, а не могли бы вы подняться? Тут проблема...
  Если честно, то я даже не удивился. Как же, оставит меня в покое система, это же будет нарушение самого главного правила - "удивляйтесь чаще!"
  - Иду, Витенька, иду, - ехидно отозвался я, насмехаясь не столько над сержантом, сколько над самой ситуацией.
  - Алексей я, - насуплено отозвался блондин, наблюдая как я преодолеваю два пролета по дюжине ступенек примерно в каждом. Визор он уже деактивировал, и теперь я мог беспрепятственно видеть его выразительное лицо. - Алексей Алексеевич.
  В голосе звучал вызов, сам он подобрался, как будто ожидал услышать обвинения или что-то другое обидное.
  - А я, хм.. Федор. Тоже, как видишь, имя простое. Без особых изысков, - я постарался сделать вид, что не обратил внимания на его реакцию. Мысли про псевдоним как раз всплыли в памяти, а с ними - и другие ассоциации. Ну, не Рузвельт. Лосев. Так и у президента с этим сохатым тоже было многое связано. - Ну-с, чем может помочь моя скромная персона?
  Было приятно видеть, что сержант вздохнул и расслабился.
  - Господин инспектор.. мы не можем пройти дальше, тут запертая дверь, - он кивнул на преграду за его плечом, где в узкой нише прятался блок верификации со знакомо мерцающим красным огоньком.
  - Мне неудобно просить, - в голосе сержанта снова появились виноватые нотки, - но не могли бы вы взломать запор?
  - Физически? - уточнил я. - Это же криминальное деяние.
  - Да, в смысле, нет, - несколько противоречиво возразил блондин. - Замок магнитный, ломать - это в переносном смысле. И, конечно, АКК - федеральное имущество, доступ на него есть не у всех. Но - мы же преследуем возможного преступника!..
  Доступ? Хм, кажется у меня появилась идея. Но сначала уточним кое-то другое.
  - Игнатьев, честно, ты же сам сформулировал сейчас свой оправдательный спич, - я склонил голову набок и с любопытством посмотрел на военного. - Сам то чего замок не взломаешь? Ведь даже ежу понятно, что ты это умеешь.
  Сержант замялся и, кажется, смутился.
  - Не могу я, - произнес он, стараясь на меня не смотреть. - Я обещал, что больше не буду...
  Господи, какой же он еще ребенок. Белобрысый суровый няша. Я даже умилился на секунду.
  - Майору обещал?
  - Да, ему. И Охрименко.
  Я старательно прятал улыбку. Что ж, понятно. Детский сад, штаны на лямках. Наверняка попался где-то, но вреда не причинил, поскольку не корысти ради, а токмо из любопытства.
  Мне же лучше, поскольку в связи с этим наклевывается очень такая недурственная возможность.
  - Все с тобой ясно, - кивнул я. - Хорошо, уговорил. Только, вот какое дело, не умею я взламывать замки.
  - А я вас научу! - подхватился сержант, обрадованный моим согласием. - Юнит с вами, сейчас я вам программку одну закину, там просто.
  Йй-йес!
  - Надеюсь, взломщик без подвоха? - добавив в голос суровости осведомился я. - А то знаю я некоторых проказников...
  - Нет нет, ни в коем случае. Там имитатор, к активным устройствам только надо будет подстыковать. Принимайте пакет, - Игнатьев замер, его взгляд расфокусировался, показывая, что сержант временно отсутствует в моем обществе.
  На фоновом слое сознания возникло сообщение "Вам входящий информационный блок. Принимать?". Я согласился, текст сменился на подтверждающий завершение операции.
  - Что дальше? - мне действительно было интересно. Существующие земные технологии были далеки от давно придуманных писателями наносетей, а то, что сейчас мне показывала игра, однозначно основывалось на каких-то уже утвержденных разработках в этом направлении.
  - О, дальше все еще проще, смотрите...
  Просто - непросто, но сержанту пришлось потратить достаточно усилий, чтобы я под его руководством смог сконфигурировать у себя на инструметроне виртуальную слот-карту, временно заблокировав существующую с id pass Лосева. На работоспособность устройства это никак не повлияло, а подключение к локальной сети обмена сообщениями я так и не настроил толком до сих пор.
  Кроме того, рекомбинируя своё оборудование, я начал понимать, что с момента получения Uni-T`а доступная мне интерфейсная система приобрела статус операционной, позволяя более осознано, уже на аппаратном уровне реализовывать свои возможности. Я еще не мог напрямую командовать своими клетками, но как минимум поднялся на одну ступеньку, ведущую к этой высоте. Если использовать аналогии, то в какой-то своей части я стал кибернетическим механизмом, у которого от простой смены комплектации могла существенно меняться и функциональность.
  - Так, - руководил дальше мной сержант голосом, выдававшим человека, хорошо понимавшим что дадут те или иные действия. - Теперь тапните на пиктограмму с замочком и выделите контактную зону запора возникшими маркерами. Чем сложнее замок - тем их будет больше.
  Я кивнул и послушно выполнил команды. Три концентрических окружности, визуально напомнивших мне основы прицеливания, появились у меня перед глазами и начали подрагивать и сжиматься в странном танце вокруг индикатора замка.
  - Теперь дождитесь изменения цвета... во-оот.. процесс пошел.
  Красный огонек начал помигивать, но свое свечение упорно не менял.
  - Сейчас вирт-карта генерирует код, который скармливается замку, - продолжал обучать сержант. - Когда у вас наберется больше опыта, станет возможным самому управлять процессом, запоминая момент, когда нащупывается кусочек комбинации - тогда маркеры чуть сжимаются и фиксируются. Ошиблись - расходятся. А в идеале они все должны сомкнуться в одну точку в центре.
  - И так вроде неплохо получается, - осторожно прокомментировал я, не совсем еще понимая, как оценивать прогресс взлома. - Долго оно так будет?
  - Ну.. - сержант потер шею. - Юнит у вас мощный... ну, минут пятнадцать точно. В лучшем случае.
  - Нет, это долго, - я прикинул шансы и решительно отменил идущий процесс; кольца разбежались к краям обзора и пропали. А потом и вовсе деактивировал сделанные в персональном интерфейсе изменения, вернув как было. - Пришло время проверить мой метод.
  Ну, а если не получится, всегда можно начать заново.
  Сержант склонил набок голову.
  - И в чем он заключается? - заинтересовано произнес он. - Предложите долбануть шокером? Так тут столько металла, что управляющий модуль разряд и не почувствует. Да и сидит он глубоко. Я уже про это думал. Или у вас есть свой дешифратор? Или может - пакет кодирующих матфункций?
  - Лучше! У меня есть я! - произнес я невольно, поскольку старательно пытался запомнить только что озвученный перечень. Ну, мало ли понадобится когда.
  Военный скептически улыбнулся, сделав ладонью ободряющий жест. Нет, что бы поддержать, сам же на преступление подталкивал, редиска. Что ж, тогда поступим иначе.
  - Крибле-крабле.. - я сделал пару шагов чуть в сторону от сержанта, скрестил руки на груди, зацепившись между собой большими пальцами и прикоснувшись подушечками фаланг к плечам. - Бум-с!
  Повернувшись на вполоборота, я развел руки в стороны, постаравшись, что бы левая кисть оказалась недалеко от верификатора.
  Глухо клацнув, дверь чуть отошла в створе.
  - Вот это называется высшая инспекторская магия, сержант, - весомо произнес я, чуть приподняв подбородок в горделивом жесте. Но потом не выдержал и коротко рассмеялся, наблюдая за ошарашенным Игнатьевым, неверяще переводящим взгляд с зеленого индикатора на меня и обратно. - Алексей Алексеевич, ну у меня же полный допуск везде, помните? Майор недавно упоминал...
  Будем честны, Адамс говорил немного иное, но я предположил, что это - а! - было сказано не спроста, и - б! - вполне логично для проверяющего не иметь перед собой закрытых дверей. Ведь придет он внезапно узнать, все ли на складе на месте, а ключ то - внезапно утерян. Ибо кому-то проще получить взыскание за мелкую халатность, чем влететь по крупному в связи с "неполным служебным".
  - А.. точно!.. - блондин отмер и теперь явно пытался решить для себя, стоит ли ему возмущаться за второй розыгрыш подряд. Я уже научился читать его эмоции: вот он открыл рот для гневной реплики и тут же сжал губы, вспомнив о моем статусе. Потом коротко глянул на индикатор, на меня, на дверь. Поиграл желваками, стиснул зубы и покрепче схватился за дробовик. Замер, у него явно слом шаблона, вроде и начальство рядом с ним, а ведет себя как сосед по казарме, хохмит и троллит то и дело.
  Нет, пора его выводить из этого состояния.
  - Сержант, вы со мной? - поинтересовался я, хватаясь пальцами за толстый притвор.
  - Господин инспектор! Уступите дорогу.. специалистам! - съязвил сержант, но тут же добавил, чуть спокойнее: - Держитесь сзади! - "А если с вами что-то случится, майор меня съест без приправ", перевел я его новые эмоции и ухмыльнулся. Хотя, возможно, он действительно обо мне беспокоился. Где-то сразу же после желания скорее поймать ремонтника.
  Игнатьев, ловко оттеснив меня плечом, с усилием приоткрыл прикладом толстую и тяжелую дверь пошире и ринулся в сумрак прохода за ней. Я не дал ему возможности сбежать, сразу же двинувшись следом по ведущим куда-то вниз ступеням, еле обнаруживаемым по мерцанию узких ламп дежурного освещения в их плоскости.

  Вы получили пассивный навык "Общие знания основ дешифровки и обхода защитных кибернетических систем". Доступно распознавание типа использующихся защит и их уязвимостей. Возможно использование вспомогательных инструментов и виртуальных агентов.
  Вы получили активный навык "Взлом кибернетических защитных систем" (Ранг 1, устройства нулевого технического уровня). Возможно развитие.

  - внезапно выдала мне кучу бонусов система, что-то для себя решив. Я и не рассчитывал на них так сразу, "взлом" как бы произошел несколько иным способом. Хотя - приятный момент. Теперь бы еще мастера по механическим системам найти и легкая прокачка на терминалах и сундуках мне гарантирована. Я мечтательно вздохнул, продолжая спускаться.
  Сержант стучал подошвами где-то дальше, расстояние между нами все увеличивалось, пока он все-таки не скрылся за изогнувшейся стенкой прохода. Я же осторожничал, боясь упасть. Но когда вдали раздалось "На пол! На пол, я сказал! Сдавайся! Лежать! Руки за голову!", я не выдержал и сам побежал, стараясь успеть к событиям.
  И, естественно, запнулся на уже что ни есть ровном месте - входом в помещение, из которого лился ровный, чуть режущий глаза искусственный свет. И ведь ступеньки кончились, и под ногами было чуть пружинящее покрытие, а вот так, не прокинул чек на ловкость и покатился кубарем. Система, к слову, прокомментировала это событие сообщением о 10 единицах нелетального урона, а колени и локти - отозвались тупой неприятной болью.
  А еще больнее было понимать, что совсем не обязательно было мчаться вперед, приравнивая себе к супергероям, которые всегда спешат появиться на основной сцене, даже если в них там нет особой необходимости.

  * 13

  Что мы обычно знаем, отправляясь в путь?
  Список может быть длинным, но путешествие не состоится без осознания места и времени первого шага.
  Путь на Гею начинался с понимания простого факта, что технология Прокола Пространства уравняла в доступности любые известные человечеству места во Вселенной. Трудно попасть мячом в баскетбольную корзину в темноте, но если знать, где она находится, и иметь представление о необходимом мускульном усилии для преодоления расстояния - это возможно.
  Так же и с Порогом. Два месяца разгона, краткий для нашего мира момент перехода, и ты уже на месте. И без разницы, это орбита Марса или Плутона. Земля сначала пристрелялась к ближайшим планетам, потом начала поглядывать дальше. И глубже. Ибо если на расстоянии одного шага лежат разные сокровища, почему бы не взять самое лучшее?
  Мы получили Ключи от всех квартир с ценностями. Осталось только узнать, где они находятся - и отправиться туда.
  С другой стороны, никогда не надо забывать, что имеющееся у нас тоже может быть нужным кому-то еще, кто смотрит с другой стороны Порога.

  - Инспектор, вы как? - раздался чуть испуганный голос сержанта.
  - Ничего, жить буду, - чуть сдавлено прошипел я сквозь зубы, стараясь проморгаться; все же изменение яркости освещения вынудило глаза на какое-то время отказать мне в сервисных услугах.
  Впрочем, этот период был недолгим, и несколькими секундами спустя я выяснил, что лежу на полу лицом к лицу с хмурым мужиком далеко за сорок. Физиономия обычная, слегка испачканная, глубокие морщины, волосы темные с проседью. И да, он был одет в что-то темное, бывшее когда-то черным. Встреть я его на улице, смело бы сказал, что это работяга с ближайшей технологической линии.
  - И вам не хворать, - пробормотал я вместо приветствия, поднимаясь на ноги и оглядываясь.
  Мы находились в небольшом, увешанном ящиками вспомогательного оборудования техническом помещении, достаточно долго использовавшемся не по назначению. В углу под какой-то консолью виднелся спальный мешок и небольшая мусорная кучка остатков пищевых контейнеров. Рядом валялась полураскрытая плоская коробка персонального компьютера, покрытая царапинами и, судя по вмятине на сенсорном экране, разбитая о какой-то из ближайших углов.
  - Мы опоздали? - поинтересовался я, продолжая осмотр, у сержанта, стоявшего над лежавшим с дробовиком наперевес. Невысокий потолок, чуть выше наших голов. Заглубленные в решетчатые гнезда светильники. Ряды кабелей в сетчатых коробах, ведущих к вертикальным напольным шкафам с глухими дверцами.
  - Непонятно, - пожал плечами Игнатьев. - Он явно торопился что-то закончить. И похоже успел: тарабанил по клавишам, когда я вбежал, а потом шваркнул десктопник об вот тот ящик. - Он кивнул в сторону открытой сейчас панели с переключателями и мерцающими индикаторными плашками, из которой грустно свисала косичка проводов.
  - Печально. - Я вздохнул и присел рядом с пойманным, в лицо повеяло чуть кисловатым запахом давно не мытого тела. - Ну-с, мил человек, признаваться будем?
  Неизвестный какое-то время изучал меня взглядом, а потом отвернул лицо в сторону, продолжая молчать.
  - Он точно не ваш? - спросил я у сержанта. - А то мало ли...
  - Не, - открестился тот. - Ротация персонала есть, конечно, но я то тут давно, не по рабочему контракту, а вместе с майором приехал, как Комплекс запустили. Всех, если не по именам, так в лицо помню. Этого тут не должно быть.
  - Та-ак.. И что мы можем ему предъявить? Проникновение в служебные помещения - однозначно! Диверсия - пока не понятно, - я прислушался к ровному рокоту АККа. - Сопротивление при аресте?
  - Нет, - с некоторым сожалением в голосе констатировал Игнатьев. - И за оружие не хватался.
  - А оно у него было? - скептически уточнил я, и тут же краем глаза поймал движение головы незнакомца в сторону замусоренного угла. - Оп, а проверь-ка его лёжку!
  Сержант сделал шаг в сторону, продолжая держать мужчину на прицеле, и ногой разворошил кучу вещей.
  -Ух ты, - произнес он, быстрым движением вешая свое оружие на плечо и нагибаясь. Секундой позже он держал в руках какой-то продолговатый предмет, с одной стороны имевший трубчатый упор, имевший сходство с прикладом винтовки.
  Я слегка напрягся, уж больно удобным был момент для нападения со стороны задержанного. Но то ли он не мог осознавать всю ситуацию в целом, то ли еще что, но незнакомец продолжал лежать. Только приподнял чуть голову, прислушиваясь.
  - Надо же, - Игнатьев осматривал найденное, улыбаясь. - Я такое с детства не видел. Это, господин инспектор, лазерный мушкет. Вы, наверное, и не встречались с таким. Слушай, ремонтник, из какой же дыры ты вылез?
  Лежащий издал сдавленный звук. Это могло быть как согласием, так и возражением. Но почему-то у меня возникло впечатление, что он, мягко говоря, рассердился на сказанное.
  - Не видел, и в руках не держал, - согласился я и сконцентрировался на предмете, активируя описание:

  Название: "Лазерный мушкет"
  Тип: энергетическое оружие, кустарное изделие.
  Класс оружия: карабин, дистанционное.
  Технологический уровень: нулевой.

  Я постарался воссоздать мысленный посыл, по которому ранее получал вторую подсказку, но система сурово обломала меня, выдав "Текущий уровень знаний не позволяет получить дополнительные данные".
  Печально. Я повернулся к сержанту и улыбнулся, поощряя к рассказу.
  - Что б вы знали, у меня на родине, чтобы считаться мужчиной, надо было самому собрать себе оружие и добыть тушу песчаного койота. А они еще те бестии... - Блондин на секунду умолк, задумавшись. Сегодня вечер воспоминаний, не иначе. - Шкура не особо толстая, вся фишка в плоской щетине, длинной и плотно прилегающей. Как чешуя у рыбы. Только энергоразрядом и прожжешь. Производства оружия у нас не было, а корпорации завозили в основном нелетальное для полицейских подразделений. Зато доступно много-много разного шахтного оборудования. Вот из него и мастерили, кто на что горазд. Так тут в принципе сложного ничего нет, батарея, резонатор, блок накачки, фокусирующий модуль.
  Сержант, как заправский лектор, потыкал в разные части оружия.
  - Что удобно, регулируется мощность, одинарный заряд койота слепил, особым шиком было его спеленать в этот момент. А если боишься, полная накачка в нем дыры делала на раз. Хотя, если плохо рассчитал, оружие могло в руках взорваться. - Игнатьев пожал плечами. - Ну, тут сам уже решаешь для себя, если дать подранку прыгнуть, редко кто выживал, перезарядка то не быстрая.
  Я кивнул, соглашаясь.
  - И что ты выбрал?
  Сержант смутился.
  - Да у меня всегда не как у людей. Решил живым взять, да импульс слабый оказался. Койот прыгнул, а я вместо того, что бы пригнуться или отскочить, отмахнулся от него своей самоделкой. Попал аккурат в голову. Железка у меня тяжелая была, я на забурнике все собирал, это такая штанга короткая. С коронкой. В общем, сломал койоту хребет.
  - Повезло, - я ухмыльнулся. - И ведь не придерешься, убил собственноручно сделанным предметом.
  - Повезло, - кивнул сержант. - Я его тогда шарахнул и бежать, даже не посмотрел, что вышло. Бегу и перезаряд кручу. И все жду визга, койот перед прыжком сжимается, выдыхает воздух. Страшно - жуть. А позади тишина. - Игнатьев замолчал, потом криво ухмыльнулся. - В общем, не знаю, зачем я вам это рассказываю, вы первый, кто это от меня услышал. Койота я то пристрелил, когда вернулся, на всякий случай. Все равно тот уже труп был.
  "Зачем, зачем", мысленно улыбнулся я. "А это, бабушка, у меня навык такой, все про ваши зубки и ушки сами расскажете"
  - Получается, что наш незнакомец с вашей планеты, сержант?
  - Сомневаюсь, - блондин снова отрицающе покачал головой. - Судя по сборке, это мелкосерийное производство, основа штампованная. Элементная база без логотипа производителя, а у нас каждый изощрялся в раскраске и клеймо свое ставил. Фокусировщик с приваренной прицельной мушкой, а мы наклепывали к крепежным кольцам. В общем, масса отличий. Хотя принцип тот же, так что, мушкет мушкетом, стреляет медленно, зарядка ручная, э... конденсатор трехступенчатый. Значит, максимальный урон порядка двадцати единиц. - Игнатьев знающе крутил оружие в руках, обосновывая все озвученное. Я тоже невольно смотрел на этот экземпляр периферийного вооружения, не уловив, когда описание дополнилось новыми строчками:

  Боеприпас/число зарядов: энергомодуль, неизвестно *
  Летальный урон: 1-6, накопительный до х3*
  Периодичность использования: крайне медленное *
   * - данные не подтверждены сертифицированным источником

  - Осталось выяснить, против кого его планировали применять, двадцать единиц это немало...
  - Ну, нам с вами с головой хватит. В смысле, голову оторвет точно, - сержант задумчиво посмотрел на лежащее тело. - Урсам тоже не поздоровится, хотя туша у них такая, одного раза будет мало. В летуна попасть еще надо, но если получится, то кожан будет что тот хомяк после капли никотина. Эй, приблуда, - Игнатьев присел рядом с незнакомцем, опираясь на вертикально удерживаемое оружие, - ты на кого тут охотиться собрался? Говори!... - он ткнул его свободной рукой в бок. - О!...
  Я заинтересовано посмотрел туда же.
  - Тэ-экс! Модуль! - блондин с видом бывалого рыбака тянул из костюма монтажника какой-то серый брусок. Предмет был узким и чуть выгнутым в сечении, занимал всю немалую ладонь блондина и, как я мог предположить, имел ощутимый вес. - Не специалист в этих технических штуковинах, но по маркировке это какой-то накопитель. Держите, вам точно пригодится, - он привстал, передавая мне найденное.
  - Мне кажется, или мы перешли на темную сторону Силы, - уточнил я, вспомнив секундную фиолетовую вспышку вокруг спутника, когда тот забирал чужое имущество. - Нас в грабеже не обвинят?
  - Обижаете! Честный трофей! Он отказался от сопротивления и сдался. А захотел бы защищаться, тогда мне пришлось бы "нанести урон, соразмерный с жизнью", - он явно процитировал какое-то уложение, - что бы получить права на его имущество.
  - Вот оно как... - пробормотал я, поглядывая то на полученный предмет, то на его бывшего владельца. Информация была любопытной, я понимал, что только что под видом игровой ситуации сообщили очередное правило. Особой подозрительностью я никогда не отличался, но вот сейчас прямо чувствовал, что это "же-же" неспроста.
  Тем не менее, время шло, незнакомец все так же не проявлял активности, сержант доброжелательно наблюдал за мной, и ничего не оставалось, как согласиться с предложенным вариантом.
  Приняв решение, я еще раз взвесил в руке полученное устройство и всмотрелся в его свойства.

  Модифицированный детектор напряжения.
  Тип: Встраиваемое оборудование. Технический модуль. Нестандартное изделие.
  Описание: Данное устройство предназначено для обнаружения энергетических зон, измерения их границ и плотности внутренних потоков. Обладает встроенным накопителем в две единицы эрг. Для получения дополнительной информации недостаточно изученных навыков.

  - Две единицы, это сколько? Моему доспеху хватит? - я поднял взяд на Игнатьева.
  - Ну, - сержант почесал висок, не сумев дотянуться занятой мушкетом рукой до затылка. - Единица на то и единица, что ее хватает на один час работы унифицированного движка. В краулере, к примеру, сотка накопитель, но там и привод форсированный, и нагрузки более менее понятные. А вот сколько у вас эмиттеров поля, и как они будут нагружаться при обстреле, тут уж следить надо. Но в любом случае, по опыту, в боевой доспех меньше десятки не ставят обычно.
  - Понятно. - Я отстегнул внутренний клапан под грудной пластиной и, примерившись, аккуратно вставил детектор в пустующий слот. Модуль скользнул вниз, глухо клацнув контактами, после чего система запросила подключение несертифицированного устройства, не забыв уведомить о вероятном отключении всей "внутренней среды" и "иных проблемах" в случае нехватки энергопитания. Хорошо, что про бунт оголодавшей кибернетики речь не шла. Хотя...
  Мой виртуальный палец завис над подтверждением, а я все же уточнил:
  - Сержант, а у вас были случаи, когда доспех выходил из подчинения? К примеру, боевая броня брала в заложники своего носителя и не отпускала, пока тот не пополнит ее накопители?
  - Свят-свят-свят! - Игнатьева аж передернуло. Да и лежащий между нами мужик вздрогнул и странно на меня покосился. - Нет, конечно! А где это вы с таким сталкивались?
  - А, ну и замечательно, - легко согласился я, и, игнорируя вопрос спутника, подтвердил подключение. В плоскости зрения рядом с улиткой целостности тут же мигнул и проявился полупрозрачный профиль стаканчика, на донышке которого плескалась зеркальная жидкость, не заполняя его и на треть.
  - Маловато будет, - пробормотал я, вчитываясь в строчки фонового лог-интерфейса.

  ВНИМАНИЕ! Подключен накопитель! Идет активация имеющегося оборудования!... Имеющегося заряда недостаточно для полноценного функционирования встроенного контура защиты! Замените или зарядите источник питания!

  Мой спутник что-то ответил, но я его уже не слушал, изучая открывшуюся справку "Установленные Модули" в разделе описания офицерской полевой формы. Связка детектора и накопителя в одном изделии оказалась не случайной, устройство было способно не только определять местонахождение энергетических зон, но и заряжаться от них, выступая в качестве своеобразного преобразователя. Видимо это и было привнесенной в модуль неизвестным Левшой модификацией, сравнительно низкоэффективной, но зато высвобождающий слот доспеха под что-то еще.
  - .. вы ожидали, - прорвался сквозь мысли голос Алексея. - Я вообще удивляюсь, что он работает, вид как у вытащенного из утиля. Или - не работает? Вы смогли его активировать?
  Лежащий неизвестный фыркнул, я перевел вниз взгляд и осознал, что, помимо появившейся иконки энергозапаса вверху, в нижней части полусферы обзора снова появилась неясная полупрозрачная сеточка, как это было при управлении краулером.
  Только теперь вместо пиктограммы маневра в одной ячейке сеточки плавал неактивно-серый значок "Включить энергетическое зрение", иногда помигивая зеленым в режиме готовности. А рядом другой - "Кинетический барьер", серый с красным контуром, предположительно, вызванным озвученной ранее нехваткой энергии. Я задумчиво потаскал иконки по ячейкам, тестируя новый раздел интерфейса, и решил взглянуть на мир как истинный энергетик. Ну, или - последователь монтажников.
  Зрелище оказалось.. тревожным.
  Вокруг меня на дальности примерно как до стен помещения и дальше возникли и засияли угрожающим красным цветом линии различной толщины и интенсивности, окруженные пульсирующим маревом, облачком покрывавшим их по всей видимой длине. Некоторые, особо толстые, казалось, негромко гудели, а при невольной концентрации на них мне выдавалось предупреждение "Опасно для жизни! Не приближаться!". Причем, что забавно, рядом всплывала еще одна подсказка: "Напряженность поля достаточна для начала заряда накопителя", предлагавшая зайти в очерченную рядом с линией зону лично.
  - Да, работает, - я отключил режим альтернативного зрения, и слегка проморгался. - Разбираться и разбираться, а лучше найти специалиста да обсудить.
  - Согласен, засиделись мы тут, - кивнул Игнатьев, повесил на плечо мушкет и скомандовал пленнику. - Эй, любезный, подъем!
  Мужчина глубоко вздохнул и как-то сгруппировался, я даже сделал пару шагов назад, так сказать, во избежание. Но, обошлось: неизвестный легко поднялся на ноги и теперь стоял, исподлобья глядя на нас.
  - Забирай имущество, - сержант показал движением головы на разбитый компьютер, - и двигай наверх. И без глупостей! Бежать тебе все равно некуда! - Он угрожающе покачал дробовиком.
  - Хотя, возможно, тебе и нет необходимости куда-то сбегать, если ты объяснишь нам, что ты тут делал и зачем, - дипломатично предложил я. - В конце концов, мы все разумные люди и готовы идти друг другу навстречу.
  Неизвестный на секунду всмотрелся в меня, потом отрицательно подвигал головой, сделал шаг в бок от нас, нагнулся, подобрал названное и, не торопясь, пошагал к лестнице
  - Эй, а куда мы его, - негромко спросил я у сержанта, когда мы парой минут спустя поднимались по лестнице вверх: я - замыкающим, сержант - сопровождающим, а псевдоремонтник, несущий свой девайс двумя руками, впереди нас всех.
  - Пока под замок где-то, - пожал плечами Игнатьев. - Сообщим Патрулю, а дальше будет видно: если что, им к нам подскочить - час, не больше. Но сомневаюсь, что будет такая срочность, если сами не выясним, передадим им через неделю, как за вами прилетят.
  Ну, неделю я тут вряд ли просижу, оценил я перспективы, хотя озвучивать их не стал. А учитывая, что это тренировочный инстанс, развязка должна быть скоро. Вот только вопрос - какая она будет.
  "Выберите свою сторону", вспомнилось мне, и в груди неприятно заныло предчувствие.

  * 14

  Жизнь одинокого человека всегда находится в узких рамках между необходимостью и его привычками. Жизнь общества строится вокруг желаний его активной части и действиями, нужными для их реализации.
  Форпост был похож на средневековый монастырь, где все происходило по правилам, начертанным еще на Земле. Но с достижением определенного момента, с закрытием вопросов самообеспечения и выживания, дальнейшее развитие потребовало резкого увеличения числа вовлеченных - тех самых колонистов.
  А пока их не было, можно было перейти к не менее важной, но ранее отложенной задачи - изучению мира. Благо, воздушная разведка велась с самого начала и накопленная информация позволяла дальние экспедиции с организацией постоянных мест проживания.
  Так на карте стали появляться новые отметки безопасных зон, которые понемногу приобретали черты организованных поселений, со временем имевших все шансы стать городами. А поскольку их создавали одиночки, решившие в высвободившееся время заняться чем-то другим и более интересным для себя, эти места иногда проще было называть, вплетая в наименование имена основателей.
  И естественно, что предпочтения последних во многом определяли черты этих поселений. Что где-то вылилось в жилища на камнях, позволяющие безопасно наблюдать за миграцией колоссов. Что кто-то селился на гроздьях плотов, перемежая их ловушками для рыбы. Что кто-то строил башню, наблюдая за атмосферой, а некоторые занимали пещеры, вгрызаясь в друзы кристаллов. Мир был велик - и можно было выбирать на свой собственный вкус.
  Ну, если не учитывать проблему вездесущих насекомых. Но и к ним можно было привыкнуть.
  Хотя лично я хотел бы привыкнуть к неожиданностям.

  Выбравшись наружу, наша троица невольно остановилась. Незнакомец продолжал придерживаться выбранной линии молчаливого неучастия и теперь просто стоял, щурясь на яркое солнце. Игнатьев же явно выбирал между вариантом идти пешком к недалекому от нас входу в модуль - или же вернуться за краулером и проехать с ветерком.
  Но все решилось за него.
  Резкая короткая вибрация, почти удар по ногам, заставила меня отшатнуться к ограждению и схватиться за поручни.
  - Что это? - вырвалось у меня. - Авария?
  - Нет, - сержант замер и, казалось, всматривался куда-то в себя. - Пока не понятно. Наши говорят, что датчики зафиксировали близкий толчок, возможно, это какое-то обрушение внутренних пород, тут подземных полостей, что дырок в сыре. Место пока не определено.
  - Хм, - я осмотрелся. - А оно как-то может быть связано с во-он тем? - я махнул рукой в сторону далекого русла подземной реки: с нашего места было хорошо видно, что там кружила, постоянно увеличиваясь в размерах, черная туча каких-то существ. - Предположу, что это крыланы.. и что-то их выгнало из туннеля.
  - Упс!.. - Игнатьев рывком сорвал с плеча и вручил мне мушкет, который я неосознанно принял. - Тогда я - туда, на машине! А вы ведите его в модуль! И к сети подключитесь, будем на связи, - скомандовал он, кивнув на неизвестного, и спрыгнул вниз в направлении оставленного краулера, скрывшись из вида за конструкциями воздухозаборников.
  - Эмм.. - Я несколько ошарашено проводил его взглядом и уставился на подконвойного, продолжавшего отрешенно рассматривать небосклон.
  - Что ж, идите, любезный, - предложил я ему. - Дорога у нас общая, но, предположу, не дальняя. Так что, если вы решите все же рассказать, в связи с чем мы обязаны вас лицезреть, времени на это не так и много.
  Мужчина повернулся ко мне, слегка наклонил голову, изучая меня несколько секунд, но продолжил хранить молчание. Впрочем, возражений с его стороны не последовало, поскольку он развернулся и, пройдя кратчайшим путем к краю конвектора, спрыгнул на наст, неторопливо зашагав к входу в заглубленный посадочный модуль.
  Я же, отстав на несколько шагов, и, что называется, "следя одним глазом", на фоновом слое сознания просматривал ленту локальной сети обмена сообщений, доступ к которой уже получил раньше, да вот так и не встроил в свой интерфейс. Похоже, настал момент устранить эту недоработку.
  Информации там было много, как чисто текстовой, так и наговоренных фраз, выкладывавшихся в виде разнообразных иконок, запускавших голосовое вложение при выделении. Ради интереса я создал своё, выложив в контейнере знака вопроса, поинтересовавшись, есть ли новости по случившемуся несколько ранее толчку. Тут же кто-то выложил ссылку на главный информационный канал Комплекса, на который я немедленно зашел. Это действительно было что-то типа бортового журнала, где фиксировались все случившиеся события - дата, время, краткая информация, расширенное описание и связанные с ним источники. Последним как раз было землетрясение, но по нему данных еще не было. Так что я пробежался глазами выше, невольно погружаясь в повседневность местной общины. Почти сразу наткнулся на запись про недавний ледоход, где в перечне участвовавших отражению угрозы засветился и я сам, а так же упоминалось предшествовавшее ему оповещение со стороны системы датчиков, настроенных на изменение уровня воды в туннеле. Заинтересовавшись элементами сбора пассивной информации, я влез в структуру речного узла безопасности, благо моего допуска на это хватало. И сразу увидел, что интересовавшие меня датчики светятся сообщением о выходе из строя, а время последнего обмена данными - чуть раньше зафиксированного подземного удара.
  Связь событий напрашивалась сама собой, но мне как-то не верилось, что никто это еще не заметил.
  Впрочем, в любом случае, вопрос стоило уточнить.
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"