***: другие произведения.

А если вот так (Дождь)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Версия событий, которые могли бы произойти в моем романе "В этом только дождь виноват..."
    Огромная просьба отнестись с уважением к чужому труду (выкладываю в авторской версии, без правки стиля и орфографии), и даже если в чем-то не согласны, высказывайтесь, пожалуйста, корректно))

  
  Уважаемые читатели, с разрешения автора МИХАИЛА, выкладываю эти фанфики - версию событий, которые могли бы произойти в моем романе "В этом только дождь виноват..."
  Каждый из вас имеет собственное мнение и пытается представить себе дальнейший ход истории семьи Гришиных по-своему. Честно говоря, мне в какой-то мере даже льстит, что Дождь настолько зацепил кого-то, сподвигнув на творческий порыв:))
  Думаю, не только мне, но и автору этих фанфиков, были бы интересны ваши комментарии. Огромная просьба отнестись с уважением к чужому труду (выкладываю в авторской версии, без правки стиля и орфографии), и даже если в чем-то не согласны, высказываться корректно))
  P.S. К настоящему моменту в Дожде я уже намного ушла вперед в плане хронологии.
  
  ***
  
  ФАНФИК N1 от 07.01.17
  ФАНФИК N2 от 30.04.17
  ФАНФИК N3 от 10.07.17
  ФАНФИК N4 от 19.08.17
  
  ***
  
  
А ЕСЛИ ВОТ ТАК...
  
  ***
  
  ***
  
  07.01.17
  
  ***
  
  
  
  
ФАНФИК N 1
  
  
  ***
  
  
  ***
  
  Череда изложенных ниже событий начинает отсчет с появления восьмого марта Алексея в квартире бывшей жены, куда он заявился с цветами. Выяснил, что принесенные им букеты для жены и дочери некуда ставить, так как в доме уже полно цветов (подаренных Наталье на её работе). Здесь же эмоциональный разговор супругов о Наташкиной независимости и требование Алексея, чтобы она оставила работу и дальше сидела дома с сыном, пока младшему ребенку не исполнится трех лет. В этой же мизансцене - приход Михаила (друга Сергея), все еще надеявшегося, что с Натальей у него могут быть не только поверхностные приятельские отношения, а нечто большее. И здесь же - Алексей сам забирает детей к своей матери, а Наташа сразу отправляется в гости к сестре Полине, где собиралась праздновать восьмое марта.
  
  ***
  
  Пока они ехали, малой весь извертелся, разглядывая улицы. Иришка, наоборот вела себя очень тихо и все пыталась разговорить отца. Но, этого ей не удавалось сделать: Алексей продолжал прокручивать свой разговор с женой и все никак не мог успокоиться. Добавляло обиды, что его практически не пустили в квартиру и буквально выпнули за порог. Да, и наличие еще одного хахаля у Натальи не способствовало хорошему настроению. Поэтому на все вопросы дочери, Лешка отвечал либо кивком головы, либо односложными фразами.
  Однако в квартире родителей настроение у Алексея улучшилось: он загнал мысли о жене в дальний угол и наслаждался общением с отпрысками. Ольга Матвеевна приготовила праздничный обед и попросила молодежь помочь ей с накрытием стола. Алексей с детьми, уставшие и голодные, дружно откликнулись на призыв бабушки. Довольные Иришка и Алешка непрерывно стрекотали, делясь своим детской радостью от общения с отцом. Алексей вполуха слушал разговор матери с внуками, не акцентируя внимание на отдельных фразах, просто купаясь в атмосфере полного счастья. И, вдруг слова сказанные Иришкой выдернули его из этого состояния: "Когда мама была в больнице...". Он посмотрел на дочь, которая продолжала что-то говорить, и перехватил настороженный и виноватый взгляд матери. Следующие полчаса ушли у него на то, чтобы вытащить из заговорщиков основные моменты болезни Натальи и её пребывания в больнице. Алексей еще никогда так не был сердит на мать. Конечно, Иришке тоже досталось на орехи, но вникнув в подробности, почему она ему ничего не сказала, только мысленно выругался, пообещав себе устроить хороший разнос своей жёнушке. Оставив детей на родителей, Алексей, не откладывая дело в долгий ящик, стал звонить Наталье. Та долго не брала трубку, но, наконец, ответила.
  - Наталья, нам надо встретиться, - сдерживая волнение, проговорил Алексей.
  - Зачем, Леша? Хочешь окончательно испортить мне настроение?
  - Нет, Наташа. Я хочу с тобой поговорить.
  - Мы с тобой уже сегодня, вроде бы, говорили, если ты помнишь. И, особого желания продолжать беседу с тобой у меня нет! Пока...
  - Наташа, постой! Я тебя очень прошу. - Тихо сказал Алексей, хотя далось ему это нелегко. - Я хочу поговорить о НАС!...
  - А, что о нас говорить? - по инерции отфутболила Наташка мужа, не вслушиваясь в смысл фразы, но, быстро поняв ее, переспросила.
  - О НАС? - Сердце у нее заколотилось. - Леша, а подождать нельзя? Ведь праздник же...Девчонки... - На заднем плане послышались голоса подруг, советующих послать мужиков куда подальше. Наталья, поняв, что сказанное ею есть абсолютнейшая ерунда по сравнению с разговором о НИХ, чертыхнулась.
  - Подъезжай, Леша! Я у Полины.
  Отключив телефон и отмахиваясь от колкостей подруг, Наталья стала ждать мужа. По голосу она поняла, что Алексей очень взволнован и в нем не было уже ставшего привычным для нее ехидства.
  - Что же ты надумал, Лешка?
  Когда подъехал машина мужа, и Наташа вышла из подъезда, случилось то, чего не ожидала не только она, но и сам Алексей, который всю дорогу думал, как начать разговор но, так ничего и не придумал. Поддавшись какому-то внутреннему порыву, Лешка сделал несколько быстрых шагов жене навстречу и, осторожно обняв, прижал ее к себе. Инстинктивно, Наталья дернулась было назад, но в следующее мгновение сама обхватила его руками и, уткнувшись ему в грудь, тихо заплакала. Лешка гладил ее по голове и говорил всякие глупости, которых так давно ей не хватало.
  - Поедем домой? - Спросил Алексей. - Надо поговорим. Ты не против?
  - Я? - Сморгнула слезы Наташа. - Думаю это самое подходящее место.
  Поддерживая жену, Лешка довел ее до машины и помог сесть в салон. В какой-то момент он наклонился, чтобы поцеловать жену, но мысль о том, что ее недавно целовал любовник, остановила его. Зря он это сделал, потому, что слезы опять потекли из глаз женщины, которая правильно истолковала нерешительность мужа. Так со слезами они и доехали до дома.
  Сняв верхнюю одежду, супруги прошли в комнату, где Алексей, подав Наталье воды, усадил ее рядом с собой на диван. Они сидели и молчали. Затем Лешка притянул ее к себе и теперь они сидели уже обнявшись, заново привыкая друг к другу. Им было очень спокойно и комфортно: именно то, чего так давно не хватало.
  Наташа успокоилась и потихоньку стала перебирать волосы мужа. Тот напряженно замер, а затем попытался отстраниться, но женщина не дала этого сделать, еще сильнее прижавшись к нему. Каким-то своим, женским чутьем, она поняла, чего стоило Лешке переступить через себя и что сейчас, похоже, его решительность резко пошла вниз. Теперь наступил её черед сделать свой шаг. Это было правильным решением. Лешка расслабился и в ответ его руки также пришли в движение. Началась эта осторожная и восхитительная игра рук, которые жили в таких случаях какой-то самостоятельной жизнью, независимой от их хозяев. Постепенно руки становились все смелее, к ним присоединились губы. И вот уже вспыхнул огонек обоюдного желания. Никогда у Натальи не было такой нежности в отношениях с Павлом. Все-таки тот был чужой для нее, какая бы страсть не объединяла любовников.
  Целуя Лешку и все больше распаляясь, Наталья ждала, когда же муж перейдет к более решительным действиям. Ведь она видела, что он тоже ее хочет. Но, Лешка просто боялся, что Наташка отпихнет его, как это было уже не раз в недалеком прошлом, да и, всплывающие мысли о Павле как-то приглушали любовную активность Алексея. Оценив ситуацию, Наташка взяла инициативу в свои руки и решительно потянулась к пуговицам на рубашке мужа, здраво рассудив, что в причине Лешкиной заторможенности разбираться будет потом. При этом она ощутила стыд за себя и обиду за мужа: "Что ж она за женщина такая, если даже самый близкий ей человек перестал понимать ее?"
  - Лешенька! Ну что же ты ждешь, родной? - И, плотина рухнула. Дрожащими от волнения руками Алексей снял платье и белье с жены. Уложив обнаженную Наташку на кровать, он, буквально, сдернул с себя свою одежду, не отрывая от нее взгляд. Она в ответ не отвела смущенно своих глаз, что обычно бывало раньше при их близости.
  "Чего смущаться - это же ее муж! Это же ее Лешка! Хватит, насмущалась! И, к чему это ее привело? Любить надо, а не смущаться!" - Мысли вихрем промчались в голове.
  - Иди скорее ко мне, Лешенька. - Протянула Наташа руки к мужу. - Мне так тебя не хватало! - Она всхлипнула.
  - Наташка, не плачь, пожалуйста! - срывающийся голос выдал сильное волнение Алексея. - Если бы ты знала, как я по тебе соскучился! Я безумно тебя люблю! Как мне было плохо эти месяцы!
  - Потом, Лешенька, потом! А, сейчас иди ко мне!
  Осторожно, словно боясь ее разбить, Лешка навис над женой. И, началось упоительное и чувственное путешествие рук, языка и губ по женскому телу, приносящее громадное удовольствие не только женщине, но и мужчине. Отбросив все сомнения и ограничения, Наталья полностью отдавалась своему мужу. Любые действия Лешки находили ответ у Наташи: она стонала и выгибалась, гладила и царапала спину Алексея, шептала свои слова любви в ответ на его любовное бормотание. Фантастический чувственный вихрь закружил их обоих. Вихрь, которого давно между ними не было. В этом соитии была некоторая взаимная жесткость, которая никогда раньше не присутствовала в их близости: они, как будто бы наказывали друг друга за ту боль, которую принесли друг другу. Потом наступил благословенный миг их полного слияния, и жизнь на земле для них на некоторое время кончилась.
  Они медленно приходили в себя, с изумлением глядя в лица друг другу.
  - Мне никогда и ни с кем не было так хорошо, как сейчас с тобой. - Она ласково коснулась лица мужа и приложила палец к его губам.
  После ее слов на лицо Алексея упала тень, а глаза потемнели.
  - Тебе, конечно, теперь есть с кем сравнивать. - Злым голосом сказал Алексей. Он откатился от жены и помолчал. А, затем резко сел и начал иступлено бить кулаком по подушке.
  - Блядь, ну, зачем я привез тебя сюда? У меня в мозгу постоянно мысли о вас двоих: о тебе и о Борисове. Ты сравниваешь меня с ним! Я так не могу и не хочу! Нет! Нет! Нет!
  Наталья не знала, что сказать. Она никогда не видела у мужа такого всплеска эмоций, если не считать того момента, когда у них проходила разборка в бане. Она пошла по чисто женскому пути: придвинулась к мужу и обняла.
  - Успокойся, дорогой! Поцелуй меня, а потом мы поговорим. Мы же пришли сюда поговорить?
  Спокойный и тихий голос жены подействовал, и Алексей так же быстро погас, как и вспыхнул.
  "И то, правда!", - подумал Алексей и притянул к себе Наталью. И, опять они выпали из времени, и опять это было прекрасно и просто нереально хорошо. Наталья чуть было не разрушила прелесть момента, когда немного пришла в себя и почувствовала, что между ног у нее слишком много влаги. Потрогав себя и простынь под собой, она поняла причину. Наталье совсем не хотелось ругаться с мужем по этому поводу. Уж если она разрешила это сделать чужому мужику, практически первому встречному, то позволить кончить в себя своему мужу - просто святое дело, тем более, что у нее был, вроде бы, безопасный период. Женщина тихо засмеялась и, в ответ на вопросительный взгляд мужа, взяла его руку и опустила ее вниз. Алексей сначала сконфузился, но сразу же стал серьёзным.
  - Как-то все произошло так неожиданно и стремительно, что я не успел даже подумать о защите.
  - А, во второй раз? - хитрым голосом спросила Наталья.
  - Во второй - подумал. - Тихо ответил Лешка, виновато посмотрев на нее. - И, решил что...
  - Понятно. - засмеялась Наташка и шлепнула мужа по попе. - Ты есть-то хочешь?
  - Ты, знаешь? Да!
  - Пойду на кухню. Что-нибудь приготовлю. Думаю, нам надо восстановить силы. Они нам сегодня еще потребуются? - Она в упор посмотрела на мужа.
  - Я в этом уверен! И, Наташ, - он задержал ее за руку,- у меня есть справка...
  - Какая справка? - опешила Наталья.
  - Из больницы, о том, что я здоров и не опасен. - И, он также посмотрел на нее в упор, как недавно она ему. - А то, вдруг ты действительно поверила, что я пустился без тебя во все тяжкие.
  - Дурак, ты Лешка! Да, и я не лучше!...Ладно, я пошла. Смени простынь...
  В связи с тем, что дома не планировалось сегодня никаких мероприятий, то пришлось обойтись бутербродами, салатом и яичницей. Говорили мало, но ни на миг не прерывали зрительный контакт и постоянно старались коснуться друг друга. Оба очень соскучились.
  К концу трапезы Наталья заметила недвусмысленные признаки готовности Алексея к новым подвигам, с которыми ее тело было согласно. И, опять мужчина и женщина припали к источнику любви и наслаждения. Пережив очередной пик чувственного восторга, Наталья и Алексей медленно начали приходить в себя и осознавать действительность.
  Супруги лежали, крепко обнявшись, и не было не только сил, но и желания разомкнуть руки. Каждый смотрел на другого влюбленными глазами и ловил дыхание своей половинки. Наконец, они отодвинулись друг от друга и рассмеялись. Оба были мокрые, как мыши. Волосы взлохмачены. Губы онемели от поцелуев, а на теле и у нее и у него были зримые отметины любовной баталии. И, глаза! Они горели лихорадочным блеском. И, куда только делась боль и тоска, которые наполняли их еще несколько часов назад?
  - Мы с тобой настоящие сумасшедшие, Лешка!
  - И, это очень восхитительно!
  - Да уж! Блин, а как постели досталось? - Засмеялась Наталья, оглядев сбитые на пол подушки и простыни. - На оргию тянет, не находишь? - и резко оборвала смех, заметив, как опять напрягся Алексей после ее слов. В ответ на ее тревогу, Лешка взял ее руку и прижал к своим губам.
  - Все нормально, Наташа. Давай все-таки расставим точки над "i". Мы же сюда для этого приехали? - Он посмотрел на нее. - Не ошибусь, если скажу, что с мертвой точки мы сдвинулись?
  - Что да, то да!
  - Ну, тогда, давай наведем хоть какой-то порядок, да и накинем на себя что-нибудь. А то твоя сексуальная фигура заставляет мои мозги работать только в одном направлении.
  Наталья вскочила, заманчиво вильнув бедрами.
  - А, что ты скажешь, если я всегда буду в таком виде?
  - Аллилуйя! Наконец-то, дожил до благословенного дня! Жене хочется, чтобы я на нее смотрел на голую и любил!
  Наталья подошла к мужу и, крепко обняв, серьезно сказал.
  - Я всегда этого хотела, Лешенька! Только вот смущалась тебе в этом признаться...
  Алексей с досады так ударил рукой по дивану, что сбил костяшки. Взвыв от неожиданной боли, мужчина прошипел.
  - Да, что же такое? Я, как какой-то подросток, в течение многих лет, стремился увидеть все прелести своей жены, и, постоянно получал от ворот поворот. А, она оказывается, в это время горела желанием предстать передо мною в неглиже или даже в чем мать родила. Не верю!!! Ну, хотя бы, чуть-чуть намекнула: пальчиком, глазком. Бровкой бы шевельнула. Не понимаю!?
  Наталья смеялась вместе с ним.
  - Это же надо быть такими зашореными, чтобы не понимать желания друг друга. Тем более, что хотели оба одного!
  - Надо пойти перевязать руку. - Лешка шагнул в сторону ванны. - Интересно, а почему это ты сейчас не смущаешься? - Хмыкнул Лешка, и, вдруг, его глаза разом потухли, и весь он, как-то разом, сник.
  Наталья удивилась такой резкой сменой настроения мужа: что-то было не так. Назревала какая-то неприятность. Лихорадочно соображая как действовать, Наталья ждала, когда Алексей выйдет из ванны. "Хватит этих тайн и недомолвок. Она расскажет Лешке все, а там будь, что будет. Нельзя так жить, имея под ногами минное поле ее отношений с Павлом."
  Когда Алексей не вышел через десять минут, Наталья плюнула и заглянула в ванну: "Жена я или не жена, в конце концов?!" Лешка сидел на краю ванны. Повернув голову к жене, он посмотрел на нее отсутствующим взглядом.
  - Извини, Наташ, задумался.
  - Леша, да, что с тобой опять не так?
  - Наверное, зря я, все-таки, Наташа, сорвал тебя из-за стола? Давай, ты примешь душ, и я отвезу тебя опять к Полине.
  - Нет, уж, ты теперь от меня не отвертишься, дорогой! Давай руку перевяжу!
  Лешка рассеяно посмотрел на пальцы. - Все нормально, кровь не идет.
  Пресекая слабые попытки сопротивления мужа, Наталья продезинфицировала раны и замотала бинтом.
  - Значит так, я в душ, а ты иди на кухню и поставь чайник. Я быстро. И, пожалуйста, Леша, не накручивай себя!
  Когда она вышла из ванны, он подал ей халат. На нем были одеты футболка и домашние брюки.
  "Слава богу! Похоже, немного успокоился". - Оценила ситуацию Наташа. - "Хотел уехать - оделся бы по-другому".
  - Леша наливай чай. Я сейчас достану печенье, которое ... - Наталья прикусила язык, потому, что это было любимое печенье Павла, и она никогда раньше такое печенье не пекла,- ... я вчера напекла детям. "Хоть это было правдой: детям оно тоже нравилось".
  Лешка с любопытством взял одно. - Что-то новенькое. Вкусно. - И, он с удовольствием отправил печенюшку в рот.
  - Взяла рецепт у подруги. - Опять ложь. Его дала ей бабушка Павла. "Да, что же это такое? Всего несколько месяцев и я уже шагу не могу ступить без обмана". - Наташа зябко повела плечами.
  Некоторое время они молча пили чай.
  - Леша, ты хотел поговорить...
  -?!
  - Я тоже этого хочу. Но, если мы не расскажем сейчас все один другому и не ответим на все и любые вопросы, то вынуждены будем периодически вскрывать какие-то неприятные друг другу факты. Потому, что мы жили несколько месяцев каждый своей жизнью и, к сожалению не совсем праведно....
  - Говори за себя, ладно! Я, как раз, все это время держал целибат. - И, увидав, удивленно-недоверчивый взгляд жены, Алексей с болью в голосе добавил. - Вот видишь, ты действительно поверила сплетням обо мне. Но, я ничего доказывать тебе не буду. Мне наплевать, что ты обо мне думаешь по этому поводу. Хотя у меня есть сомнения, что ты вообще обо мне думаешь. Я знаю это о себе и мне этого достаточно.
  Кружка с чаем ходуном заходила в руках Лешки, и он вынужден был поставить ее на стол. Наталья подвинулась к нему поближе и, взяв его руки в свои ладони, поцеловала их.
  - Да, я совершил грех, переспав тогда в командировке несколько раз с той женщиной. И, сделал это походя. Зачем? Можно придумать множество причин! Но, это будут чистой воды отмазки. Не было причин совершать эту подлость. Господи, как я виноват перед тобой, и как я корил себя! Всю жизнь любил и люблю только тебя! Я не хотел делать тебе больно, поэтому и молчал, да, и духа у меня не хватало признаться тебе и покаяться: я боялся тебя потерять. Трусливо думал, что это не выйдет наружу и все время чувствовал себя подлецом. - Он осторожно выдернул свои руки из рук жены.
  - А, другие? Те, которые на фото? - Завелась Наталья. Она так долго всем говорила о других женщинах в жизни мужа, что уже и сама в этом уверилась.
  - Какие другие! Мало ли, что мы снимаем? Сейчас у каждого в альбомах море фото, и что все женщины на них - любовницы, а мужчины - любовники?- Взвился Лешка с такой неподдельной обидой, что Наташке стало ясно, что кроме Гали у него действительно никого не было. И, теперь она не знала, то ли радоваться, что у мужа была всего одна и кратковременная любовница, то ли горевать, что она все-таки у него была?
   - Я, что тебе - кобель какой-то? - Продолжал Лешка, волнуясь. - Если ТВОЙ Борисов блядун высшей марки, то это не значит, что и все другие такие же!
  - И, никакой он не мой! - Возразила Наташка, но прикусила язык, увидев с какой ненавистью посмотрел на нее Алексей, прекратив нарезать круги по комнате.
  "Надо следить за языком, а то ляпну еще что-то этакое. Мало не покажется,"- подумала Наталья. - "А, про блядство Борисова он прав. И, она - хороша: сразу же приписала эту черту любовника и Лешке. Очень удобно. Чем больше грехов на муже, тем менее виновата она сама: Наташка!"
  - Наталья, ты мне-то в глаза не ври! Я, конечно, свечу у вас в ногах не держал, но моя сестренка много чего про вас рассказала. Вот, уж, дура наивная! Мой Павлик, мой Павлик! А, Павлик с чужой женой по городу рассекает, по ресторанам и музеям ее водит. В деревню на МОЛОКО возит.
  - Это тебе кто рассказал? - убито спросила Наталья.
  - Дети очень наблюдательны, Наташ, и хорошо все запоминают. - Лешка говорил тихо и как-то устало, видно сказался резкий выплеск эмоций. - И, как, помогло молоко-то?
  Наталья слабо махнула рукой.
  - Да, все ты понимаешь Леша. Что уж, душу бередить.
  Алексей тронул жену.
  - Мне все-таки надо было признаться тебе. Максимум, что ты могла бы сделать - это убить меня. Но, это было бы легче, чем столько месяцев мучиться, зная, что ты живешь с Павлом. - Он чуть сильней придержал жену, которая дернулась на эти его слова. - Глядишь, и никаких мыслей о других женщинах в моей жизни у тебя не возникло бы? Может быть, и Павел не появился бы в твоей жизни? Хотя то, что я слышал о нем в плане женщин, заставляет меня думать, что он не случайно появился на нашем горизонте. И, знаешь, что-то подсказывает мне, что не только жажда мщения двигала и двигает тобой. Что-то есть между вами такое, что не дает тебе отцепиться от Павла? Я, прав?!
  Наталья отвела взгляд и ничего не ответила. Что она могла сказать мужу. Как рассказать ему о клубке чувств, в котором запуталось ее сердце, если она сама все еще не может его до конца распутать?
  - Значит, я прав! Ну, что же? Новая большая и чистая любовь тебе к лицу! Думаешь, я не замечаю, как ты реагируешь на Павла? Я уж и не помню то время, когда ты так смотрела на меня. Может и не было вообще того времени? - Грустно заметил Алексей, посмотрев на жену, которая неистово замотала головой в знак несогласия с последним предположением мужа.
   - Да, ладно, что уж тут сокрушаться о прошлом, которое уже давным-давно быльем поросло.
  Наталья видела, что эмоции начинают опять захлестывать Лешку. Он отодвинул от себя жену и подошел к окну.
  - Когда я узнал о твоей измене, Наташа, меня, как будто, выжгло изнутри. Остались только больная пустота и море злости. В голове бился только один вопрос "Почему?". И, знаешь Наташ, если бы топор не застрял в стене, то я бы убил и Павла, и тебя. Я это понял через несколько дней. Если ты думаешь, что во мне гуляли атавизмы самца, у которого увели самку, то ты сильно ошибаешься. Хотя, и не без этого. Боль была от сознания того, что любимая и обожаемая женщина оказалась простой шлюхой. Та, которую я боготворил и готов был носить на руках, наставляла мне рога, не отходя от кассы: достаточно было мне только уехать в командировку. Классика жанра... Я ушел из дома, потому, что не мог жить в одной квартире с тобой. Меня коробило от того, что мне, оказывается, приходилось делить тебя с кем-то другим. Это было неправильно и гадко. Но, этим самым я дал свободу вам двоим. И, вы ею воспользовались сполна. - Алексей закрыл глаза, будто прислушиваясь к тому, что творилось в его душе.
  Наблюдая за мужем, Наталья видела всю гамму его чувств. Кроме стыда и презрения к себе за свою подлость, она видела в нем искреннее раскаяние за ту боль, которую он принес ей. И, все это было замешено на его обиде и боли, причиной которых была ее измена. При этом, он не обвинял ее. Он просто говорил о том, что чувствовал тогда и чувствует сейчас. Наталья никогда не думала, что ее муж, с которым она прожила десять лет, может так сильно переживать. Она всегда считала, что все мужики, в том числе и Лешка, в вопросе чувств - толстокожие бегемоты. Оказывается, она совсем не знала отца своих детей...И, если уж говорить о толстокожести, то, скорее, это она была тем бегемотом, а не Лешка.
  К своему стыду, до сего дня, она не ощущала в себе таких сильных и многообразных эмоций. Да, ей было очень обидно, что муж изменил ей. При этом обида к мужу усиливалась ее негодованием ко всему мужскому роду, отдельные представители которого так нехорошо обошлись с ней. И, еще в ней было много зла к Алексею, как к главному, по ее мнению, виновнику ЕЕ измены и который, на ее взгляд, слишком жестко отреагировал на ее связь с Павлом. Честно говоря, она не задумывалась о тех чувствах, которые она вызвала у Алексея своей изменой. Наталью изредка посещало чувство вины перед мужем за Павла, но она всегда успокаивала себя мыслью о виновности в этом самого Лешки, подтолкнувшего ее к измене. Кроме того, страсть к Павлу на корню душила робкие проявления совести, говорившей ей о неправильности отвечать своей подлостью на подлость другого. Ей, вдруг пришла неожиданная мысль в голову. "А так ли она честна перед собой, выставляя Лешку главным виновником своей измены? Не она ли первая сделала шаги к Павлу? Еще до того, как у нее появились подозрения в неверности мужа. Не она ли сидела и обжималась с чужим мужиком на крыльце, затаив дыхание от острого чувства желания к этому мужчине? А, все эти ее игры с Павлом. Она же не ударила его по рукам, когда он начал хватать ее за тело и прижимать к себе. Ей это очень нравилось. Она же не одернула его, когда Павел откровенно заявил, что хочет ее соблазнить. Своим кокетством она даже поощряла его на новые шаги. Это же было так волнительно и сладко. И, возможно, теперь надо честно признаться самой себе в том, что ее подозрения насчет Лешки - это был лишь повод для того чтобы раздвинуть ноги перед любовником? Да, что уж там! Даже, если не было бы этого такого удачного и своевременного повода, она бы точно не выдержала бы долго и все равно упала бы к ногам этого восхитительного "мачо". От простой ясности своей мысли, Наталье стало совсем плохо. Женщина даже тихо застонала. " Я же сама - настоящая шлюха. И, при чем здесь Лешка?"
  Исповедь Алексея и осознание того, что она сама совершила, потрясли Наталью. И, если еще недавно она не была готова даже и думать о своей вине в той ситуации, которая сложилась в их отношениях с Лешкой, то эти два часа перевернули ее сознание и встряхнули ее чувства. Она посмотрела на все глазами мужа и ужаснулась своему поступку.
  - Леша, почему изменилось твое настроение, когда я пошла на кухню? Что такое пришло тебе в голову?
  Муж долго и внимательно смотрел ей в лицо.
  - Ты сильно изменилась за эти несколько месяцев, Наташа.
  - Да? - Удивилась Наталья. - И, в какую сторону? В плохую или хорошую?
  - Это зависит от того, кто смотрит и с какой стороны. - Сказал он очень серьёзно.
  - Продолжай.
  - Ты другая. Ты никогда не вела себя так раскованно. Особенно в постели. И, ты даже не обругала меня за мою промашку.
  - Почему тебя удивило мое желание быть любимой тобою? А, моя раскованность? У меня просто крышу снесло, когда ты обнял меня. Я очень по тебе соскучилась. Мне хотелось раствориться в тебе. Отдаться тебе без остатка и получить от тебя в ответ то же самое. Тем более, что условия были очень даже располагающие. Признайся, ведь ты тоже потерял голову?
  - Не буду с этим спорить.
  - В такой ситуации забыть про защиту было проще пареной репы. И, что мне по этому поводу кричать на тебя, тем более, что у меня безопасные дни?
  "Надо, все-таки, прикинуть, когда у меня были в последний раз месячные" - подумала Наталья про себя.
  - В этом-то все и дело, Наташа. Раньше бы ты не стала отдаваться любви так без оглядки. Краснела бы от смущения, говоря на интимные темы. Да, скорее всего, вообще бы не заводила о них речь. И, ты бы, уж точно, сказала бы мне пару ласковых слов по поводу отсутствия презерватива и намекнула бы на возможность подхватить от меня нехорошую болезнь.
  - Что ты хочешь этим сказать? - непонимающе спросила Наташа.
  - А, это ответ, почему у меня испортилось настроение. Ты стала такой, потому, что у тебя есть любовник. Это благодаря Павлу ты изменилась! Думаешь, мне легко видеть как все, что было между нами и объединяло нас все эти десять лет нашей жизни, исчезло буквально за месяцы, а может быть и дни? Оказывается, мы не были настолько близки, чтобы сказать друг другу о том, чего же мы хотим. Все, что в тебе есть сейчас - это не наше, чужое. Да, ты меня заводишь, но я не могу забыть, в объятиях с кем ты была и моя фантазия убивает меня, когда я представляю, что же вы вытворяли с ним. И, я никогда не прощу этого ни тебе, ни ему, ни себе. Я не могу принять тебя такой! Хочу, но не могу! Я люто ненавижу Павла и, когда-нибудь я его убью, если он не уедет отсюда! Можешь передать ему это при следующей вашей встрече на молочной ферме.
  Алексей подошел к жене и обнял ее. - Я люблю тебя! - Голос его странно дрогнул, как будто комок в горле мешал Лешке говорить. - Но, пить из чужой чашки я не буду. Я не смогу жить с тобой, думая, с кем ты была и что делала. Меня постоянно будет преследовать мысль, что ты думаешь о другом, что ты сравниваешь меня с ним. Знать, что другой мужчина присутствует в наших отношениях?... Это выше моих сил...Одевайся!
  Растерянная Наталья глядела, как ее муж, снимая на ходу футболку идет в комнату, где лежала их одежда: "Господи, как же ему больно! Это же надо, так себя накрутить. И, главное, что он прав! Только вот меня он не спросил!"
  Сорвавшись с места, Наталья догнала мужа и рывком остановила его.
  - Ну, что ты творишь? Ты сказал много правильных и нелицеприятных слов обо мне. Я, конечно, не белая и пушистая! И, грехов у меня хватает! Но, не надо выдумывать про меня того, чего нет. Ты меня спросил, что я чувствую сейчас, что я думаю сейчас? Так какого же хрена ты решаешь за нас двоих?
  Ругаясь, Наташка, со всей силы толкала ошеломленного мужа к кровати, пока тот не завалился на нее.
  - Ты мне свою исповедь рассказал, теперь будь любезен выслушать мою. Давай разгребать наши завалы. Перед тем, как начну, ответь мне. Ты меня любишь? Прекрасно! Я тебя тоже люблю! Вот давай об этом не забывать. Мы с тобой уже много чего натворили. Будем самокритичными! Сейчас все это всплывает и очень неприятно не только для тебя, но и для меня. Но, это уже случилось и давай оставим всю нашу мерзость в прошлом. Не будем создавать себе новые проблем, и плодить новых тараканов.
  Посмотрев на мужа и поняв, что тот готов слушать, Наталья глубоко вздохнула.
   - Ты все разложил по полочкам. И, в принципе я тебя понимаю. Все очень стройно и правильно. Но, это ты так думаешь. Уверяю тебя, ты не прав! В том, какой ты меня СЕГОДНЯ увидел, заслуга только одного человека. Твоя, Лешка! Это моя любовь к тебе сделала меня сегодня раскрепощенной, свободной, доброй и, черт его знает, еще какой!...Не надо рвать на себе волосы и посыпать свою голову пеплом. Ничего у нас с тобой еще не кончилось. Я, по крайней мере, на это надеюсь...Но, ты прав в том, что не будь Павла, все в наших отношениях пошло бы по другому. И, уж точно, я тебе не изменила бы! Но, признайся, что и твоя доля вины есть в том, что мы с тобой находимся в этой ситуации!
  И, она не утаила от него ничего. Ни чувства одиночества, когда мужа неделями нет дома. Ни осознания самой себя белкой в колесе, до которой никому нет дела. Ни безысходности своего никчемного, как ей казалось, существования. Особо она коснулась своего отчаяния, которое накатилось на нее, когда узнала, что Алексей нашел себе другую женщину. Как неясность в этом вопросе рождали все новые и новые подозрения. Рассказала о том, как она усомнилась в себе, как в женщине, в которой что-то не так, если и второй ее мужчина предает ее. И, как подозрительно вовремя, что сейчас ей, конечно тоже, кажется странным, появился на ее пути Павел. Как ей стало нравиться его настойчивое внимание. Как она почувствовала его интерес к ней, как к женщине, и как ее саму потянуло к Павлу. Этот мужчина, действительно, был сексуально привлекательным для нее: он был как новая книга, которую ей хотелось бы прочитать, а муж был, хотя и любимым, но давно прочитанным романом.
  Своим вниманием Павел поднимал ее самооценку на внушительную высоту. Она, конечно, пыталась сопротивляться, но опытный Павел был значительно хитрей и сильней ее. И, он чувствовал, к тому же, ее влечение к себе Он был из тех людей, для которых нет границ: он буквально сломал ее своим напором. А, потом внутри Натальи мгновенно разгорелся пожар желания и страсти. И, она попалась, как муха в паутину. Она потеряла голову и уже не могла жить без секса с Павлом. Она готова была бежать к нему по первому его зову. А, моральное оправдание для себя она нашла в измене мужа.
  Видя, как напряжен Лешка и, как ему нелегко воспринимать ее откровения, она, старалась не касаться частностей своих отношений с любовником. "Все - значит все, но не до интимных же подробностей!" Рассказывая историю связи с Павлом и воспринимая её, как бы, со стороны, Наталья стала понимать, как много она накуролесила. Она поведала Алексею о своих чувствах, когда узнала о том, что мужу стало известно о ее связи с Павлом. И о том, как глубоко оскорбили и обидели ее действия мужа.
  - А, что ты ожидала? - рыкнул Алексей. - Понимания и сочувствия?
  - Ну, в тот момент, уж точно, не насилия и ударов! А, вот сейчас, посмотрев на себя с твоей стороны, понимаю твою боль и твои поступки. Ведь я же знаю тебя, хотя, как выясняется, не очень хорошо. Не мог ты этого сделать, находясь в ясной памяти. А, причиной умопомрачения была я! Прости меня, Леша! Это я разбудила в тебе зверя.
  - Это меня не оправдывает. Ты знаешь, я практически ничего не помню из того вечера. Только отдельные эпизоды: часть разговора с Павлом, топор в стене, жгучее желание убить вас двоих, потом дикая злоба на тебя и, наконец, мои попытки войти в тебя, твой плач и, затем, обрушившееся на меня всепоглощающее отчаяние.
  Продолжив далее свой рассказ, Наташа согласилась, что на тот момент решение мужа уйти из дома, возможно, было единственно правильным: им обоим надо было прийти в себя. Однако уход Алексея дал карт-бланш Павлу для его общения с Натальей. Она не стала скрывать, что продолжает общаться с Павлом и спать с ним. Как говориться, слов из песни не выкинешь. Говоря это, она не смотрела на мужа. Теперь, когда Наталья знала, что значили для Алексея ее отношения с Павлом, она боялась, что не выдержит исходящих от него боли и тоски. Тем более, что раньше она находила себе оправдание в мыслях о Лешкиных отношениях с другими женщинами, а сейчас этот удобный буфер вдруг исчез. Это было странным для прежней Натальи, но абсолютно нормальным для женщины, которая разрушила стену между собой и мужем, и поняла ЕГО боль. Вспоминая недавнее прошлое, Наталья, не смотря на то, что сама очень хотела секса с любовником, сообразила, что инициатором всех ее последних секс-встреч всегда был Павел. Не оправдывая себя, она отметила эту особенность в своем рассказе.
  - А, что ты хотела? Это я ушел в сторону, а ему не надо приходить в себя. Он продолжает гнуть свою линию. Ему необходимо отодвинуть меня, как можно, дальше от тебя. Вот он и кружит, как стервятник над нашей семьей.
  - Вот скажи мне, Наташа? - Алексей посмотрел на жену, сделав предостерегающий жест, увидав ее движение в его сторону, мол, сиди там. - Чего ты больше хотела, когда приходила звать меня вернуться: чтобы я пошел с тобой или чтобы остался в том доме? Только честно, как на духу. - Наталья открывшая было рот, чтобы ответить, захлопнула его, услышав последнее предложение, и виновато посмотрела на Лешку.
  - Вот и я о том же. Я знал, что ты встречаешься с Павлом. Как я понимаю, ты не хочешь отказываться от него. И, зачем в таком случае тебе нужен я? Зачем были эти слова о любви? Наличие меня в доме усложняет твои отношения с любовником. Ты же понимала и понимаешь, что первым и главным моим требованием было и есть отсутствие любых контактов с Павлом? Полагаю, что тогда ты мой отказ восприняла с облегчением. И, посмотрела бы ты на себя со стороны, когда говорила со мною. Вся такая гордая и неприступная. Ты пришла не простить меня, а показать свою правоту.
  
  Наталья не знала, что ответить мужу. В его словах было много правды.
  - После этого прошло несколько месяцев, Наташа. Для меня жизнь без тебя не существует. Я тебе это уже говорил. И, другие женщины для меня не существуют. А, ты, Наталья? Ты продолжаешь ходить на свидания с любовником. Я уж не говорю вообще о вашем общении. При этом ты говорила, что любишь меня? Зачем ты лицемерила? Ну, сказала бы правду. Если не ошибаюсь, завтра у тебя опять встреча с Павлом. Судя по тому, что он сказал своей жене о поездке на сутки по делам, у вас предстоит веселая ночь в деревне?
  Наталья, с горящим от стыда лицом собиралась сказать мужу, что между вчера и сегодня произошли гигантские изменения в ней самой и в их отношениях, но сумела, только, умоляюще протянуть руку к Лешке, от которой он отмахнулся.
  - Неужели, ты так меня ненавидишь, или я такой монстр, что десять лет совместной жизни ты спокойно бросаешь коту под хвост? ПО-ЧЕ-МУ. ТЫ. МНЕ. НЕ СООБЩИЛА. О СВОЕЙ. БОЛЕЗНИ? Твой любовник, можно сказать, жил в твоей палате! А я, значит чужой для тебя!? Опять отмахнувшись от, пытавшейся что-то сказать, Наташки, Лешка встал и закружил по комнате, продолжая шипеть в сторону жены.
  - Ты кем стала, Наталья? А!? Я, когда услышал, что ты лежала в больнице, сначала не поверил. Ну, не могла ты мне об этом не сообщить! Оказывается, могла. Поэтому я и позвонил тебе, и договорился о встрече, чтобы выяснить - ты, что, действительно, совсем выкинула меня из своей жизни? Может быть, ты уже и заявление на развод подала, и вскоре мне придет повестка в суд?
  - Алексей, не ерничай! Да, признаю, я в той ситуации была не права! Но, я была так зла на тебя...
  Наталья не хотела извещать Лешку о проблемах со здоровьем только по одной причине: не хотела, чтобы муж подумал, что она хочет его разжалобить. Гордость не позволяла ей показать свою слабость перед ним. "Вот, дура! Вот как она могла заподозрить Лешку в том, что он использует ее болезнь, чтобы сделать ей плохо? Это же не возможно! Она вспомнила, как он трогательно заботился о ней, когда она болела в прежние времена. У нее, что, совсем отсохли мозги? Какая же у нее болезненная фантазия! Если подумать то многое из того, что она приписывала мужу, есть плод именно ее фантазий на тему, что бы этакое она сделала мужу. А потом эти придумки переносила на Лешку".
  - Не посчитаешь меня нескромным, если я спрошу тебя, сколько раз ты спала с любовником и когда последний раз ты занималась со своим любовником сексом. И, чем он так тебя обаял? Ну, что ты дергаешься? Какие могут быть секреты между своими? Правду и, только, правду?!
  Зажав все свое самолюбие в кулак и помня, что сама предложила мужу не оставлять тайн друг от друга, Наташа ответила на все вопросы мужа. Делать это было ей нелегко и неприятно. Алексею эта часть их разговора также давалась тяжело: закаменевшее лицо было бледным, а ногти с силой впились в ладони. Услышав, что последний раз они спали с Павлом недавно, в деревне, и это было первый раз после болезни, Алексей хмыкнул.
  - Оклемалась, значит! Хорошо иметь домик в деревне?! Хотя я думаю, в других случаях отсутствие деревенской кровати и деревенского молока вас не останавливало.
  - Алексей, хоть от комментариев воздержишь! И, так бельем трясем.
  - Могу, но не хочу! Возможно, мне нравиться слушать о ваших забавах? Глядишь, что-то и пригодиться в будущем. Может быть, вы дадите мне сеанс мастер-класса? Покажете, как это у вас все было. Ведь не просто же так ты к нему прилипла? Однозначно, не только ему нравилось трахать тебя, но и тебе самой это доставляло бооольшое удовольствие? Не правда ли? - Недобро сверкнул глазами Алексей. Наталья, вспомнив сцены своего секса с Павлом: что и как они вытворяли, густо покраснела. Алексей понимающе посмотрел на нее и тихо спросил:
  - Что, и в рот брала?
  От такого натурализма у Натальи отвалилась челюсть. Злость на мужа, который отказывался сглаживать углы, ударила ей в голову. Не помня себя, она выплюнула в Лешкино лицо:
  - Да, сосала и не один раз! И, да, мне с ним очень хорошо! Я в восторге, когда он меня трахает! Именно трахает: грубо и жестко, так, что от нас только брызги вокруг летят, а не....так,... как... с тобой... Последние слова Наташка произнесла еле шевеля языком. Все ее тело сковал ужас от сознания непоправимого: "Господи, ну что же это я говорю!? Дура! Дура!"
  На Лешку было страшно смотреть: белая, застывшая маска вместо лица. И ровный безжизненный голос.
  - Ну, вот и прояснили ситуацию. А, то люблю, люблю...А, я всегда думал, что тебе нравится моя нежность. А, ты, оказывается, та еще штучка. Не пойму только, почему ты так злишься на меня за баню? Ты же это любишь? А, ну да, что можно любимому любовнику, того нельзя нелюбимому мужу.
  Алексей встал с кровати и пересел в кресло. Тишина повисла в комнате. Наталья все никак не могла отойти от ступора, в который ее ввергли ее же собственные слова. В голове вертелось одно: " Это - конец! Лешка ни за что ее не простит. Так жестоко потоптаться по нему не мог даже и враг. Воистину, больнее всего нас бьют наши самые близкие!"
  Прошло около часа прежде, чем Алексей и Наталья немного пришли в себя.
   Чем сильнее отпускал Наталью шок, тем активней она хлюпала носом, не зная, что же надо сделать, чтобы появился хоть проблеск надежды удержать мужа около себя. Увидав презрение в глазах Лешки, женщина разрыдалась.
  - Лешенька, ну прости ты меня, христа ради! Я это сказала, только от злости на себя, и полной безысходности, потому, что ничего уже изменить нельзя! Да, я - похотливая сучка. Я творила с Павлом такое, что не позволяла в постели с тобой. И, сейчас мне стыдно за это. Страсть к нему накрыла меня с головой. Я никогда раньше не испытывала ничего подобного. Я не могла остановиться и постоянно его хотела. Наверное, если бы меня посадили на поводок, то я просто перегрызла бы его и убежала к Павлу. Я стала его сексуальной рабыней и мне это чертовски нравилось. В моей голове мысли были только о нем. Хорошо что, хоть забота о детях как-то отвлекала меня от него.
  - Рассказывай все подробно и с самого начала, - тихо сказал Алексей, не глядя на нее. - И, прекрати реветь.
  Повесть под названием "Наталья и Павел" излагалась почти два часа: от момента приезда Павла к Димке и до вчерашнего звонка по поводу поездки к бабушке. Алексей не проронил ни слова. Он только периодически тряс головой и скрипел зубами. До Натальи доносились только отдельные слова: " Дурак... Подлец... Убью".
  - Так все это было, Леша. Мне, конечно, было обидно, что ты нашел кого-то на стороне, но, поверь, Павел не был моей местью тебе. И, я не виню тебя в том, что Я совершила. Это все на моей совести. Так уж получилось. Определенную роль в этом сыграл Павел, но у меня же есть своя голова на плечах. Ведь так же, Леша? - Наталья грустно посмотрела на мужа. Тот пожал плечами.
  - Которая полностью отключилась. Это я понял. Вот скажи мне, почему у нас так получилось. Почему вместо того, чтобы делать с тобой то, что я всегда чертовски хотел: говорить тебе слова любви, срывать с тебя все одежды и трахать тебя от всей души, я пошел к какой-то Гале. Почему ты мне ничего не говорила о своих желаниях. А, с чужим мужиком ты делала это с великим удовольствием и тебя ничего не смущало? Даже работу я мог найти другую, без командировок, которые меня так достали. Да, я получал за это солидные деньги, но не слишком ли много мы отдали взамен? Спасибо за историю! Считай, что ты меня очень развлекла! - Алексей оскалился. - Я понимаю, ЧТО тебе стоило рассказать мне все. Но, можешь успокоиться: ты хорошо потопталась по моему организму.
  Наталья видела, с каким трудом говорит Лешка. Последнюю фразу она еле разобрала, настолько сел у него голос. Вид у него был, как у человека, которого полностью выжали. Держась за горло, Алексей хотел сказать что-то еще, но раздался только слабый сип. Наталья вспомнила, как Лешка когда-то давно, смеясь, рассказывал ей, что в восьмом классе он из-за какого-то стресса лишился голоса. При этом врачи не могли сказать, как долго это будет продолжаться: месяцы, годы? В тот раз это длилось три месяца. У Натальи ослабли коленки. Она кинулась к мужу, но тот остановил ее резким движением руки. Держась за горло и делая над собой усилия, он продолжал тихо говорить.
  - Я не знаю, как нам вместе дальше жить. Я никогда не прощу тебе твоей измены, и не прощу себе свою, тем более, что она толкнула тебя в руки Павла.
  - Я же сказала, что это не так. Твоей вины в этом нет.
  Лешка покачал головой.
  - Если бы ты не узнала про Галю, то спокойно бы спала той ночью, а не пошла шариться с Павлом по улице.
  - Не обманывай себя Леша, ты же понял, как меня тянуло к нему. Не случилось бы это в ту ночь, я не уверена, что этого не произошло бы в следующую. Единственно, что меня удержало бы - это твое присутствие. Все-таки я тебя очень люблю и тебя мне всегда очень не хватало.
  Алексея скривился, но понимающе кивнул головой.
  - Я тоже, Леша, не понимаю, почему мы были так невнимательны друг к другу? Почему скрывали свои желания? Мы же не хотели чего-то плохого, но почему-то молчали? И, да, твои командировки сыграли не последнюю роль в нашей ситуации.
  - То, что ты сейчас рассказала, меня просто уничтожило, как мужчину. Да, возможно, я не очень хороший отец: бросил своих детей на руках матери. Да, я плохой муж: завел себе любовницу на стороне. Но, сейчас выяснилось, что я чертовски хреновый любовник: жена не получала сексуального удовлетворения и легла под другого мужика.
  На весь этот пассаж мужа Наталья отчаянно мотала головой и почти кричала: "Нет!...Нет!...Нет! Не смей такое говорить про себя! Да, что же ты все придумываешь и придумываешь?!
  Алексей не хотел слушать жену и продолжал говорить.
  - И, ты за это постаралась опустить меня ниже плинтуса? Тебе это удалось!
  Наталья недоуменно посмотрела на Лешку.
  - Я не понимаю тебя?
  - Скажи, зачем ты жила со мной столько лет? Я плохой в постели? Не удовлетворял тебя так, как тебе хотелось? Что же ты не развелась со мной? Зачем родила от меня детей?
  Слова Лешки не поспевали за его мыслями. Все его попытки вернуться к нормальной речи, не приносили успеха: при ускорении, вместо звуков из горла вырывался сип. Наташка все-таки подскочила к нему и, прижав его голову к своей груди, повторяло одно и то же.
  - Дурак! Какой же ты, дурак, Лешка! Я же люблю тебя!
  Алексей успокоился на пару секунд, но, эмоции взяли верх.
  - Любишь? А, какого х.., ты позволила ему кончать в тебя? Даже мне, своему мужу, ты не позволяла этого. А, здесь нарисовался этот хрен с горы, и ты тут же преподнесла ему всю себя на блюдечке. Какой сервис, однако! Ты даже не подумала, что он, такой бабник, мог наградить тебя сифилисом или даже СПИДом? Я уж не говорю о том, что ты могла забеременеть от него. Тебе было все пох..! Пи.... Горела!? Блядь, ты же еще и сосала ему..! А, я, как Иванушка дурачок, справку ей показываю!...О, черт!? - Лешка, даже подпрыгнул от мысли пришедшей ему в голову. - Это значит что, когда я в тот раз приехал на ночь из командировки и мы с тобой...? Ты как раз перед этим трахалась в сарае с Павлом? И, он тебя не только очень хорошо отодрал, но, еще и кончал в тебя! Ну, ты мать, у меня нет слов...! И, я после этого еще и целовал тебя. Очень даже хорошо, что я пользовался презервативом в ту ночь. Но, какое двуличие: одному можно, а другому нельзя. Какая же ты все-таки .... - Лешка потряс головой.
  Наталья покрылась красными пятнами с ног до головы, слушая мужа: ей было стыдно и обидно, что Лешка говорит ей такие слова. Но, в свое оправдание сказать ей было нечего! Она с ужасом вспомнила, что так и не сходила в поликлинику и не сдала анализы ни после первого секса с Павлом, ни после второго. Потом-то она, вроде бы, следила за тем, чтобы Павел использовал презервативы во время секса. Но тот так и норовил обойтись без них. А, что если Павел все-таки наградил ее чем-то, а она теперь передала это Лешке? Слова мужа о минетах вызвали во рту воспоминание о вкусе спермы любовника. Рвотные позывы заставили Наташку побежать в ванну. Полоскало ее долго и сильно. Лешка заглянул в ванну и покачал головой. Когда Наталья, чуть живая, оттуда вышла, Алексей спросил, не сходить ли ему в аптеку за тестом?
  - Не надо, он стерильный!
  - Это он тебе так сказал?
  - Да!
  - Ха-ха-ха! Я пошел в аптеку!
  Алексей быстро оделся и вышел из квартиры. А, Наташка ели добрела до постели и рухнула на нее. Ей реально стало страшно. Попытка вспомнить о критических днях не удалась: она уже давно за этим не следила. Лешка, попытавшийся когда-то протестовать, махнул рукой и всегда пользовался презервативами. А, с Павлом она просто потеряла голову. И, ей было не до подсчета, тем более, что любовник был очень убедителен со своими словами о его стерильности и здоровье.
  - Вот, дура! Как же так можно? Что же делать? А, вдруг? Мама, родная! Лешка же ей этого никогда не простит! Это сколько же сегодня она вылила на него грязи? И, как дальше с этим жить?!
  Хлопнула дверь - вернулся Алексей. Зайдя в спальню, он сунул в руки, трясущейся, как заячий хвост, Наташке несколько комплектов теста и пошел раздеваться.
  Наташка поплелась опять в ванну. Через пять минут, она вышла оттуда с поникшей головой и глазами полной слез. На полоске, которую она робко протянула мужу, было две полоски.
  - Леш, что мне делать?
  Внешне Лешка выглядел очень спокойным, как удав. Вероятно, сработала какая-то внутренняя защита: слишком много негативного ему пришлось сегодня узнать о жене. Однако в глазах мужа Наталья видела ненависть, боль и растерянность.
  - Завтра идем к врачу. Сдаешь анализы. Узнаешь срок и будешь решать. Ты хоть определилась, когда у тебя были последний раз месячные.
  - Я не могу вспомнить.
  - Хорошо ты погуляла! - съехидничал Лешка. - Ты уверена, что это - ребенок Павла? А, то я и не знаю уже, что и подумать: вокруг тебя последнее время столько мужиков вилось...У, блядь...! - Сорвался Алексей и, схватив стул, треснул им по полу так, что куски от него разлетелись в разные стороны.
  - Вспоминай. И, думай, думай! Чего ты сейчас хочешь? Определись, наконец, кто ты: моя жена или любовница Павла? Надо заканчивать эту канитель. Хватит! Я уже нахлебался всего этого дерьма досыта! А, теперь пойдем спать. У нас был насыщенный день.
  Алексей пошел в ванну. Наташка проводила его настороженным взглядом. Настроение мужа ей очень не нравилось: то ли это был откат после ее монолога о связи с Павлом, то ли реакция на новость о беременности жены чужим ребенком. Но, таким она Лешку никогда не видела. Саму ее не покидал ужас. Перспективы восстановления их отношений с мужем были очень призрачные. Но, другого варианта она не видела. О Павле она вспоминала теперь только с омерзением. "Какая же он сволочь!" И, варианты дальнейшей жизни с ним даже не рассматривала. Так же, как раньше она отдалась с головой страсти к Павлу, так и сейчас она с головой нырнула в ненависть к нему.
  
  ***
  
  С утра пораньше стал названивать Павел, но Наталья сослалась на срочные дела и пообещала позвонить через несколько дней. Павел был очень недоволен и попытался настаивать, но, услышав непривычную сталь в голосе любовницы, положил трубку.
  Лешка, у которого, слава богу, голос восстановился, хоть и был непривычно тих, злобно сверкнул глазами на жену, но промолчал.
  Так, как день был какой-то не понятный: то ли праздник, то ли рабочий, пошли в частную поликлинику. Не пожалели. У них обоих взяли мазки на анализы и уже через час вызвали к гинекологу.
  Врач обрадовал, что у них у обоих хламидиоз и трихомониаз, и им необходимо пройти курсы лечения.
  - При этом, - она посмотрела на пару. - Необходимо отказаться от других половых партнеров и предупредить их о том, что они больны.
  На вопрос Натальи о возможности заражения не половым путем, врач усмехнулась и сказала, что возможно все. Но, она все-таки рекомендует Наталье поостеречься. На гневный взгляд женщины, врач ответила, что источником заражения Алексея является его жена. Это видно из результатов анализа. "У Вас, вероятно, недавно был секс: день-два назад?" Получив подтверждение, врач, заметив, что не ее дело разбираться кто кого заразил, попросила пройти Наталью в смотровую. Минут через двадцать женщины вышли и Наталья села рядом с Алексеем. На Наташке не было лица. Алексей взял ее за руку.
  - Срок беременности около шести недель. Должна Вас огорчить: беременность внематочная и надо срочно делать операцию. Если Вы готовы, то сегодня мы сделаем необходимые обследования, а завтра операцию с помощью лапароскопии. После этого побудете у нас несколько дней: обычно это не больше пяти дней, но в большинстве случаев дня три.
  Супруги переглянулись. Наташка тихонько пожала руку мужа.
  - Да, мы готовы! Что, надо от нас? - Спросил Алексей.
  
  ***
  
  Процедура прошла без осложнений и через два дня после операции, Алексей увез жену домой. Все эти дни дети были у родителей Натальи, которым было сообщено, что Наталье необходимо амбулаторное лечение. На неделю Наталье выдали больничный лист, о чем она сообщила Валере. Начальник был благодушен и пожелал быстрейшего выздоровления. За неделю Гришины прошли курс лечения от другого подарка Борисова.
  Алексей переговорил насчет смены места работы в фирме. Несмотря на то, что Алексея очень ценило руководство за его деятельность именно на этом месте, ему пошли навстречу и перевели на рабочее место не связанное с командировками, тем более, что желающих поездить было предостаточно. Наташка встретила это сообщение положительно, но на душе было горько от сознания того, что это уже никак не может повлиять на случившееся: дорога ложка к обеду...
  Состояние женщины было очень подавленное: мысли крутились вокруг одного и того же: как это с ней случилось и как жить дальше. Состояние Лешки было не намного лучше: измена жены, всепоглощающая ее страсть к Павлу и, наконец, ее беременность полностью выбили его из колеи. Алексей любил жену, но, такого простить ей не мог. Однако, когда Наташка сказала, что она полностью порывает с Павлом, и просит Лешку больше не покидать дом, потому, что ей очень нужна его поддержка, он не стал кочевряжиться. Алексей заботился о Наталье и всячески помогал ей. При этом все действия жены Алексей держал под полным своим контролем, не позволяя ей ничего лишнего, что могло, на его взгляд, оказать негативное влияние на её здоровье. Иришка активно помогала папе заботиться о маме, и не упускала случая наябедничать ему о нарушении Натальей установленных норм, чем часто веселила обоих родителей. Каждый день на помощь среднему поколению подтягивались бабушки и дедушки то с одной, то с другой стороны.
  Павел, который извелся за эти дни в полной неизвестности, и, не будучи в курсе последних событий, прикинув, что Алексей, скорее всего в командировке или на работе, не выдержал и рискнул нанести визит вежливости своей несговорчивой любовнице. Наталья, не ожидавшая от него такой прыти, на его вопрос по телефону "Одна ли она дома?"- растеряно ответила, - "Да". Довольный Павел, не дав ей сказать больше ни слова, весь в предвкушении, рванул по лестнице вверх, сжимая в руках большой пакет с подарками. Однако, его ждало неприятное потрясение, когда на пороге его встретила не тающая от его присутствия любовница, а настоящая фурия.
  - Зачем ты приехал? Тебе же было сказано, что я САМА тебе позвоню, если понадобиться!
  Не врубившийся мужчина, посчитав это проявлением женской дури, решил действовать обычным нахрапом и попытался обнять Наташку. Рассвирепевшая женщина двинула Павлу по яйцам и зашипела, чтобы он убирался отсюда и больше никогда не появлялся перед ее глазами. Павлу удалось увернуться от удара Натальи, но здесь на него налетел вихрь в лице Лешки, который проезжал мимо и решил проведать болящую жену. Алексей за две минуты уделал Павла, как бог черепаху. Против мужа, кипящего от злости, у Павла не было никаких шансов. Шума, на удивление, было мало. Наталья с глубоким удовлетворением смотрела на избиение бывшего любовника. Только, когда она увидела, что по лицу Павла течет кровь, она тронула мужа и тот, что удивительно, сразу же прекратил месить кулаками.
  Павел со стоном прислонился к стене коридора. Наташка спокойно принесла и сунула ему в руки несколько кусков бинта. Больших видимых повреждений не было: разбитый нос и губа, несколько ссадин в районе бровей, под правым глазом наливался синяк. У Алексея был отходняк, поэтому Наташка взяла инициативу в свои руки.
  - Сам встанешь? Вижу - встаешь. До машины дойдешь? Ну, тогда скатертью дорога! Теперь ты понял, что ЗДЕСЬ тебе совсем не рады! Забудь! И, да, сходи к венерологу!
  Прижимая бинт к носу, и постанывая от боли, Павел стал спускаться по лестнице, кляня в душе коварных женщин. Уже, когда он запустил двигатель, до него дошли последние слова Наташки...
  Через полчаса Алексей поехал по делам фирмы. Супруги друг другу ничего не сказали. Наталья перед выходом мужа медленно провела рукой по его щеке и внимательно посмотрела ему в глаза. Лешка взгляда не отвел, но в ответ на ее жест только пожал плечами.
  
  ***
  
  Иришка и Алешка были очень рады, что папа теперь каждый вечер дома. А, уж известие о том, что командировок больше не будет, встретили на "Ура. Вечера проходили весело и оживленно. Посторонний наблюдатель заметил бы только одну странную вещь: мама и папа весело общались с детьми, но между собой общались только по необходимости. Обычно, перед сном всей семьей смотрели мультфильмы. Уложив усталых и довольных наследников спать, супруги убирались на кухни, после чего каждый из них готовился к завтрашней работе. Супруги обменивались парой фраз, уточняя, как они проводят и встретят завтра детей, а затем, посидев с часок в разных углах комнаты: она с планшетом, а он с книгой, Наталья и Алексей ложились спать. Как у них сложилось сразу после приезда из больницы, она - на кровати, а он - на диване.
  
  ***
  
  Жизнь продолжалась. Прошло несколько месяцев.
  Произошло существенное изменение в отношениях с друзьями: Наталья перестала общаться с Димкой, а Алексей с Сашкой. Ничего супруги им объяснять не стали, но те были людьми умными, и все поняли правильно. Один раз, правда, Димка, на правах друга детства, дернулся было поговорить с подругой, но был встречен крутой тирадой, которая была более свойственна боцману, чем молодой женщине. В конце тирады ему указали известный пеший маршрут и посоветовали не приближаться ближе ста метров.
  С Ленкой и Машей супруги общались только на своей территории и никогда не приглашали Павла. Лену, в начале, это сильно удивило и даже обидело. Но, когда Лешка без объяснения причин заявил, что либо так, либо никак, Ленка согласилась. Она вспомнила давний разговор с Алексеем по поводу Павла и, видно до нее теперь что-то дошло, потому, что она стала смотреть на Наташку с какой-то детской обидой. Наталья, в свою очередь, делала вид, что не понимает взгляда сестры мужа. В гости к родителям мужа Наталья и Алексей теперь ездили только, если там не было Павла, для чего предварительно созванивались с родителями. Бабушка и дедушка были немного удивлены этим, но потом решили, что "в каждой избушке - свои погремушки" и не стали на этом зацикливаться.
   Постоянное присутствие отца дома, благоприятно сказалось на отпрысках. Алексей действительно любил своих детей и отдавал им все свое время. Ставший угрюмым и молчаливым, Лешка в общениях с детьми становился вновь похожим на себя прежнего. Наташка любила за ними наблюдать и часто принимала участие в их забавах. Общение же самих супругов было на уровне не очень хороших знакомых.
  Иришка, которой шел уже десятый год, видела эти странные новые отношения своих родителей, но не могла понять, почему папа с мамой почти не разговаривают друг с другом и совсем не обнимаются и не целуются. С детской прямотой она спросила об этом родителей и не получила ответа: отец невесело улыбнулся и пожал плечами, а мать покраснела и попросила не нести всякую нелепицу. Иришка обиделась и со слезами на глазах ушла в свою комнату.
  Еще через несколько дней Иришка, требовательно глядя в глаза матери, задала все тот же вопрос: "Почему папа не любит маму, а мама не любит папу?" Поняв, что от разговора не уйти, Наталья выдала свою версию событий.
  - Милая, я очень люблю твоего папу, а папа любит меня. Но, мы обидели друг друга, и поэтому папа на меня немного сердится. Я надеюсь, что скоро все у нас будет нормально.
  - Это все из-за дяди Паши? Да? - Глаза дочери сурово смотрели в лицо Натальи.
  - Да, дорогая. - Наташка судорожно сглотнула. - Мы дружили с дядей Пашей, а папе это не понравилось.
  - Ты с ним трахалась? - Возмущенно воскликнула Иришка.
  У Наташки упала челюсть. - Кто тебя научил таким словам?
  - Школа и подруги, - ответила девочка, - ну я же видела, что у вас с этим ...,- она махнула рукой, - дядей, что-то есть, а ты мне все лапшу на уши вешала. Как ты могла, мама? - и, отвернувшись от матери, Иришка пошла в комнату, оставив мать собирать свои мысли в кучку.
  После этого разговора, дочь свела общение с Наташкой до минимума. Она уже устраивала бойкот матери, после того разговора, несколько месяцев назад, и только недавно отношения матери и дочери пришли, в более-менее, нормальное состояние. И, вот опять мать и дочь стали общаться только языком жестов.
  Все попытки Натальи, направленные на сближение с мужем, натыкались, на, уже ставшие привычными для нее, отсутствующие взгляды Алексея. Она видела, что, как женщина он её терпит с трудом. Большую настойчивость она не проявляла, помня, какую сцену устроил ей муж, когда, примерно, спустя месяц после операции, она попыталась его обнять и прижаться к нему. Лешку просто заколотило и он, еле сдерживаясь, чтобы не заорать, подробно напомнил ей все то, что она ему рассказала. А, в конце он слово в слово воспроизвел ей ее же фразу о том, насколько для нее секс с Павлом лучше, чем с Алексеем.
  После этого Лешка опять лишился голоса на несколько часов. Хорошо, что это была суббота. Всю следующую неделю Алексей вообще не разговаривал с женой. Иришка перешла на полное игнорирование матери и, если бы размеры квартиры позволили, то обходила бы ее стороной за километр.
  
  Спустя почти четыре месяца, сознание вины притупилось, и Наташка не понимала, как можно так долго сердиться на нее. Ведь она же, в конце концов, призналась мужу и все рассказала, и попросила прощение. Да, и ему Галю она простила. Почему же он продолжает ее сторониться, и смотрит на нее, как на пустое место? Она же, в конце концов, женщина. И, ей хочется любви. Да, что там! Ей сейчас хватило бы и простого секса! Однажды, когда дети уже заснули, Наталья, не выдержав, высказала свои претензии мужу и, не сдержав своего языка, пригрозила найти себе другого любовника. В ответ Лешка посмотрел на нее все тем же холодным и, сняв футболку, приложил к груди ладонь ее руки.
  - Знаешь, когда-то я сказал тебе, что не хочу жить. И, я действительно, не живу. Здесь нет сердца. Мне нечем тебя любить. Я работаю, играю с детьми, но этим занята только часть моего мозга. Другая часть постоянно: днем и ночью крутит передо мной картины сексуального шоу с участием тебя и Павла во всех подробностях. Я ничего с этим поделать не могу. И, я не думаю, что чем-то смогу удивить тебя в постели, после того, как тебя трахал великий и ужасный Павел. Зачем Я тебе нужен? Ты же сама мне сказала, что я для тебя в постели - ничто. Хочешь секса и "большой любви", давай разойдемся, и иди, дыши вольным воздухом.
  Он хотел что-то добавить, но махнул рукой и сел на свой диван. Пораженная до глубины души словами мужа, Наташка застыла с открытым ртом: этого она от Лешки не ожидала. Прошло столько времени, а он, оказывается, все еще находится там, в прежнем времени, в своем персональном аду.
  
  ***
  
  Несчастье пришло оттуда, откуда его не ждали. В середине августа, Алексей поехал к родителям, чтобы проведать детей и отвести кое-что из вещей и продуктов. На обратном пути он попал в сильную аварию, виной которой был лихой водитель. Иномарка пошла на обгон и вылетела на встречную полосу. Встречный автомобиль, чтобы уйти от столкновения, ушел влево и зацепил автомобиль Алексея, которого выбросило в кювет. Спасли подушки безопасности, но переломов избежать не удалось, да и ссадин хватало. Других пострадавших не было.
  Странно дама судьба. За рулем иномарки был Павел, который сумел проскочить в нескольких мм от машины зацепившей Лешку. Он и попросил сообщить Наталье об аварии, и сказать в какую больницу повезли ее мужа, понимая, что его номер она сбросит.
  Наташка, отвечая на незнакомый номер, и подумать не могла, что ей скажут. Огорошенная первыми словами, что ее муж попал в аварию, она на автомате запомнила адрес больницы. Отпросившись на работе, она быстро собралась и поехала в больницу. Там Наталье сказали, что ее муж сейчас на операции, и, когда она закончится, ей все расскажут. Сейчас можно только сказать, что повреждения у ее мужа сильные, но жить он будет. И, врач ободряюще пожал ей руку.
   Пока Наталья ждала в приемном покое окончания операции, там появился Павел, чем очень удивил женщину. Выразив свое сожаление по поводу случившегося, он спросил, не нужна ли помощь. На что Наталья ответила, что результаты его помощи они расхлебывают с Лешкой до сих пор и поинтересовалась, почему он оказался здесь. На что Павел с неохотой признался, что он свидетель аварии, вернее даже ее участник. По требованию Натальи он выдал краткую версию событий. Узнав, что Павел виновник ДТП, Наталья пришла в ярость и больше с Павлом не разговаривала, не смотря на все его попытки.
  Часа через два операция закончилась, и Алексея увезли в реанимацию. Хирург, посмотрев на Наталью, сказал, что ее мужу повезло: его быстро доставили в больницу, а у него было внутреннее кровоизлияние. Но, слава богу, все закончилось нормально. Он еще поспит около часа, но она может уже пройти в палату и посидеть там с ним.
  Увидев Лешку на кровати, всего в синяках и ссадинах, да еще и в гипсе на левой ноге, Наташка тихо заплакала. До этого она находилась в каком-то ступоре, и только сейчас осознала, что могла потерять мужа. Взяв его руку в свою, она смотрела на родное лицо и хлюпала носом.
  Прошло какое-то время, и глаза Алексея открылись. Сначала они бессмысленно смотрели в потолок, но через несколько минут в них появились мысли. Поняв, что рядом с кроватью сидит Наташка, Алексей задал ей неожиданный вопрос.
  - Что ты здесь делаешь? Никто тебя сюда не звал.
  У ошеломленной Натальи даже сбилось дыхание.
  - А, как я должна была, по твоему, поступить, когда мне позвонили и сказали, что мой муж попал в аварию и его повезли в больницу?
  - Но, я же тебе не нужен был, когда ТЫ попала в больницу! Поэтому давай не будем играть в благородство. Подумаешь, мужем больше - мужем меньше! Тем более, я смотрю, врачи постарались на славу.
  Наталья смотрела на Алексея и понимала, что муж говорит эти слова на полном серьезе. Это было совсем неправильно, но она не знала, что сказать ему в ответ. Наталья вглядывалась в лицо мужа и видела в его глазах только тоску и усталость. И, Лешка подтвердил это своими словами.
  - Наташа, я устал. У нас ненормальные отношения, и, я никак не могу отключиться от нашего недавнего прошлого. Я, очень прошу тебя, не приходи ко мне больше.
  Лешка закрыл глаза, а Наталья все сидела и не могла прийти в себя. Поняв, что ничего больше не услышит от мужа, Наталья вышла. Она узнала, что необходимо привести и поехала домой.
  Позвонив всем родственникам и рассказав им о случившемся, она попросила Валеру дать ей возможность завтра до обеда сходить в больницу. Валера не возражал и передал пожелание Лешке быстрей пойти на поправку. На следующий день, с утра, взяв детей, Наталья поехала к мужу. Лешка был очень рад детям, но ее попросил выйти. Иришка и малой быстро освоились и довольно оживленно общались с отцом. Сквозь двери был слышен их смех. У Наташки на душе было неспокойно. Дверь открылась и выглянула Иришка, пригласив мать в палату.
  - Спасибо, что привела детей, - сказал Алексей, - но, я не хочу доставлять Вам неудобства и лишние заботы, поэтому пока больше не приходите. Врачи сказали, что, если все будет хорошо, то меня могут выписать недели через две. Дети, маму слушайтесь.
  Он поцеловал детей и, кивнув жене, закрыл глаза. Видно было, что он сильно устал.
  Иришка всю дорогу молчала, но когда они поехали назад, оставив Алешу в садике, она спросила, почему это папа не хочет, чтобы они его навещали. Наталья долго несла какую-то пургу, но видно было, что недоумение у Иришки не исчезло.
  Так прошли эти две недели. Наталья периодически звонила, справляясь о здоровье мужа, но сама к нему не ездила, что далось ей нелегко. И, ее нервировали укоризненные взгляды дочери.
  Алексея выписали домой, где он должен был оставаться еще две недели до снятия гипса с ноги. Наталья сама поехала за мужем, взяв служебную машину. Неловко действуя костылями, Лешка с трудом сел в салон. Он поблагодарил жену, но при этом сказал, что он мог бы доехать и на такси, и что не стоило ей срываться с работы. "Сколько же можно?" - подумала Наталья про себя, но сдержала свое раздражение и промолчала. Доставив мужа домой, Наташка вернулась на работу.
  Когда она вернулась домой, забрав по дороге Алешу и Иришку из садика и школы, то была приятно удивлена. В квартире все было прибрано, а на кухне их ждал ужин. Дети были в восторге. Было видно, что Лешка соскучился по дому и по детям. К Наталье у него отношение было нейтральное.
  Как бы ни хотел он отказаться от помощи жены, сделать это было невозможно. И, скрепя сердцем, Лешка вынужден был подчиниться обстоятельствам. Иришка, которая обвинила мать в том, что папа из-за нее попал в аварию, видя постоянную помощь Натальи отцу, смягчилась и стала разговаривать с матерью. Чем очень ту обрадовала. Все дни Алексей был дома один, а вечерами занимался с детьми, освободив от этого жену. Наташка была ему очень благодарна за это. Да, и предыдущие месяцы показали, насколько Лешка любит своих детей и старается облегчить домашние заботы для жены. Натальи вынуждена была признать, что ее прежние претензии к Алексею в этих вопросах были не совсем корректны, ибо его малое участие в делах семьи все-таки было связано с командировками, а не с его желанием уйти в сторону и взвалить все на ее плечи. Климат в семье значительно улучшился. У Лешки пропала угрюмость, он стал улыбаться, и к нему вернулась его прежняя разговорчивость. Дети обхохатывались, когда отец читал им книги, мастерски играя персонажей. Наталью радовало, что ее внимание к этому процессу, уже не вызывало у мужа недовольства и он не останавливал своего представления, когда она подходила к ним.
  Из-за наличия гипса, Лешка не мог отказаться от помощи жены и в ванне. И, это заключалось не только в изоляции гипса от воды, но в самом процессе помывки. Лешка упорно отказывался снимать с себя боксеры: дело доходило до его ультиматума жене. Тогда Наташка напомнила ему о том, что узнала его анатомию весьма подробно за десять лет их совместной жизни и хорошо ее помнит. На что, Алексей ехидно заметил, что анатомию своего любовника она, вероятно, помнит значительно лучше, ибо с ним она закончила общаться значительно позже, чем с Лешкой. Да и впечатления тот произвел на нее явно неизгладимое, поэтому Лешка не удивится, если его скромная анатомия не оставила в ее памяти вообще никакого следа. И, он не хочет, чтобы Наталья имела возможность сравнивать его орган с членами тех мужиков, с кем она спала. Покрасневшей Наташка ничего не оставалось, как либо покинуть ванну, либо принять условие мужа. Первые два раза она держала характер, но, понимая, каких трудов стоит Лешке помыться, плюнула на гордость и стала ему помогать. Наталье доставляло большое удовольствие дотрагиваться до тела мужа, чего нельзя было сказать про него. Она видела, что ему действительно были неприятны ее прикосновения, и он с трудом сдерживал себя, чтобы не дергаться: у него на нее была своеобразная аллергия. Саму же Наташку эти процедуры сильно заводили, ибо пять месяцев без секса было для нее слишком долгим воздержанием, особенно после того, как она вкусила все прелести безумного секса с Павлом. И, она уже серьёзно подумывала махнуть на все рукой и, действительно, найти себе нового любовника. И, только воспоминания о том, к чему привел их семью ее прежний поступок, отрезвляюще действовали на женщину, киска которой зудела все сильней и сильней.
  Прошло уже две недели нахождения Алексея дома после больницы. В понедельник Алексею должны будут снять гипс, а в субботу утром Наталья отвезла детей к родителям Алексея. Она немного помогла старикам по дому и огороду, и уже собиралась, пообедав, ехать домой, когда подъехала машина Павла, и из нее вышло все семейство Лены. Наталья поздоровалась с Леной и ее дочерью, а по Павлу только мазнула безразличным взглядом. Мать обрадовалась и пригласила всех к столу. Наташка весело беседовала со всеми участниками застолья, вкратце повторила для Лены рассказ о состоянии здоровья Лешки. Иришка ей в этом помогала, рассказывая как хорошо у них теперь дома, когда папа больше не мотается по командировкам, как это было еще полгода назад. При этом она так выразительно посмотрела на Наталью и Павла, что последний даже поперхнулся. Лена удивленно взглянула на жену и дочь своего брата. Но, те невозмутимо продолжали трескать котлеты. После обеда, сказав всем до свидания и поцеловав детей, Наталья пошла к своей машине. Павел увязался помочь ей донести дары огорода до транспорта. За те три минуты, которые у них на это ушло, они успели обменяться всего несколькими короткими фразами.
  Павел напомнил ей об их любви. На что Наталья, спокойно глядя ему в глаза, ответила, что ее у них и не было. И, что, если бы не Павел, она жила бы сейчас спокойно и счастливо со своим мужем, а не пыталась бы собрать, хоть что-то из тех осколков во что превратилась ее жизнь. Еще она поблагодарила его за подарок в виде двух болезней. На это Павел ничего не ответил, а только скрипнул зубами.
  - Пока, сволочь! И не попадайся нам больше на дороге!
  И, Наташка ударила по газам!
  Лена спокойно вздохнула, когда увидела, каким злым вернулся Павел: похоже, история закончилась, теперь надо брать инициативу в свои руки.
  
  ***
  
  Наталья вернулась домой около восьми часов вечера. Лешка сидел в комнате перед включенным телевизором и рассматривал альбом с их семейными фотографиями. Передав привет от своих, она двинулась на кухню, но Лешка остановил ее, сказав, что он уже приготовил ужин и они могут поесть. Наталья согласилась.
  - Ну, пойдем на кухню. Сейчас только салатик быстро нарежу.
  Через пятнадцать минут супруги уже сидели за столом. Лешка, с молчаливого согласия жены, открыл бутылку красного вина. Трапеза сопровождалась разговором про жизнь. Наташка поведала о деревенских делах стариков, о соседях. Упомянула о Ленке и ее семье. У Лешки чуть дернулась вилка в руке при этом сообщении, но больше ничем он себя не выдал. Пара бокалов вина немного расслабили напряжение между мужчиной и женщиной. И, разговор перешел на их отношения. Допивая бокал, Наташка, глядя в глаза мужу, спросила его, как он видит их дальнейшую жизнь. На что Алексей, так же глядя ей в глаза, ответил, что за эти пять месяцев, практически, ничего не изменилось и, поэтому перспектив он не видит.
  - Вот скажи мне, в чем проблема?
  - Во мне!
  - И, что в тебе не так, чтобы мы не могли начать жить, хотя бы, чуть-чуть, нормальной жизнью? Ты не хочешь секса? Или у тебя не стоит?
  - Да, нет, я нормальный здоровый мужчина и от секса с любимой женщиной не отказался бы.
  - Значит, ты не любишь меня?
  - Почему не люблю? Люблю!
  - Ну, и ?... Все предпосылки имеются! Тогда почему столько месяцев мы не спим с тобой в одной постели, черт возьми?
  - Потому, что я не могу спать с женщиной, которая любит другого мужчину, пусть даже она и моя любимая женщина! - Алексей посмотрел на задумчивую жену.
  - Ты же заметила, как реагирует на тебя мое тело. Ему противны твои прикосновения. Я действительно пытаюсь как-то настроиться, но мне это не удается. Воспоминания, черт бы их подрал! Я же тебе говорил? Понимаешь, ну, не могу я отключить свои мозги!
  - И, что же мы будем делать?
  - Не знаю. Если ты хочешь трахаться, то вперед и с песней: тебе не привыкать...Вон сколько мужиков вокруг тебя вертелось. Выбирай любого...
   С этими словами, Лешка поднялся и поскакал в комнату.
  Наталья стала убирать со стола: "Действительно, ничего не изменилось за эти пять месяцев. В принципе, было видно, что Лешка находится на грани. Надо было давно уже начать ему помогать, а она что-то выжидала: надеялась, что все рассосётся. Не рассосалось!"
  Когда она через двадцать минут зашла в комнату, то Лешка опять сидел на диване и смотрел фотографии. К ней он даже не повернул головы.
  - Давай решать эту проблему вместе!
  - Как? Ты принесла с собой машину времени, и мы перенесемся с тобой на год назад?
  - К сожалению, нет! Все, что нами совершено - не изменишь! Надо постараться забыть или запрятать эти наши воспоминания в самый дальний угол нашей памяти. Чтобы другие, хорошие мысли пришли им на замену.
  - Ты забыла, что у человека пока, что нет переключателя!
  - Ты зациклился на моем рассказе и моих отношениях с Павлом. Этот негатив надо закрыть нашими с тобой отношениями. Теми, что у нас были когда-то и теми, которые мы с тобой можем сейчас начать. Ты зря говоришь, что ничего не изменилось. Посмотри, как ты общаешься с нашими детьми. Значительно лучше, чем когда-либо. Они же теперь совсем не могут жить без тебя. Вспомни, год назад ведь было по-другому?
  - Это, да! - Улыбнулся Алексей.
  - Ты уже не шарахаешься от меня, как черт от ладана, и мы с тобой нормально общаемся.
  - В какой-то мере...
  - У нас с тобой проблемы в интимной области. Вот и давай вплотную ими займемся!
  - Ну, что тебе от меня надо? Скажи мне, вот как ты сейчас относишься к Павлу?
  - Ты же знаешь, что после того, что случилось, я не могу относиться к нему хорошо.
  - То есть, если бы не его обман, то ты относилась бы к нему по-старому?
  - Нет, по-старому я к нему не относилась бы, но ненависти к нему я бы не испытывала.
  - А, что тогда заставило тебя оторваться от него?
  - Ты! Ты пришел, и он мне стал не нужен.
  - Постой, но когда ты с ним снюхалась, я же был и тебя это не остановило? Поэтому, я думаю, что, если бы не его "подарки", то ты продолжала бы с ним встречаться! Что? Разве я не прав?
  - Леш, ну, что я тебе могу сказать? Вот она я и Павел мне абсолютно чужой!
  - Хорошо. Как ты вспоминаешь время, проведенное с ним? Только честно!
  - Леша, ну нельзя же сравнивать меня тогдашнюю и меня нынешнюю.
  - А, что так? Что изменилось в тебе?
  - Тогда я была без ума от него и от секса с ним. А, сейчас этого уже нет.
  - Т. е. сейчас ты уже не считаешь, что это было очень здорово?
  - Нет, считаю! Но, понимаю, что это было просто какое-то помутнение рассудка. Мне стыдно вспоминать об этом! И, вообще, все это было очень неправильным.
  - И, что? Тебя больше к нему не тянет?
  - Нет! Я тебе уже много раз говорила и говорю: для меня человека, мужчины по имени Павел не существует!
  - Блиннн! Какая экспрессия! Так и хочется верить! Только, вся беда в том, что Я-то не могу забыть этого человека и того, что ты с ним жила! Поэтому прекращаем этот бесполезный разговор.
  - Но, только на время... Мыться будешь? Пошли в ванну!
  Помогая раздеться мужу и, замотав гипс, Наташка спросила.
  - Может быть, все же боксеры снимешь?
  - Что, давно не видела мужской член? Думаю, что мне нечем тебя удивить. С твоим опытом и твоими потребностями...
  - Может, хватит изгаляться? Да, я знаю, что я дрянь, каких надо поискать! Но, я, действительно, уже не знаю, что сделать, чтобы ты, хотя бы, простил меня. Я понимаю, что эти воспоминания будут всегда отравлять нашу жизнь. И, поверь, мне искренне жаль, что это случилось. Я всегда буду чувствовать за собой вину за ту боль, которую принесла тебе. Ну, что мне еще сделать? Встать перед тобой на колени? Вот - встала!
  Наталья, встала перед Лешкой на колени и залилась слезами. Лицо мужчины перекосила гримаса боли. Он попытался поднять жену с колен, но сделать сразу ему это не удалось.
  - Немедленно встань! - Заорал Алексей. - Никогда не смей! Понимаешь?! Никогда и ни перед кем не смей вставать на колени!
  Кое-как, Алексей заставив Наташку встать на ноги.
  - Ну, вот, что ты делаешь? Ты бы лучше меня стукнула чем-нибудь по башке, чтобы там перемкнуло все шарики и ролики. Может быть тогда я уже ничего не буду помнить? И мы начнем с чистого листа?
  - Возможно, это был бы лучший вариант? - прохлюпала Наташка. - Ладно, давай закончим начатое дело.
  Лешка снял боксеры и шагнул в ванну. Природу не обманешь. Мужское естество мужа гордо смотрело вверх. Наташка, намыливая тело мужа, иногда, как бы случайно, касалась его и никакой реакции отторжения не замечала.
  - Без вольностей, - одернул ее Лешка. - Придержи свои ручки!
  Закончив процедуру, Наталья помогла Алексею добраться до постели. Взглянув на мужа, она качнула головой и побежала в ванну сама. Через десять минут процесс приобрел необратимый характер.
  Наталья взяла руководство на себя. В их близости не было никакой прежней нежности. Скорее это был все же секс, а не занятие любовью. Алексей не целовал жену и вел себя с ней довольно жестко, что было вполне объяснимо: мысли о Павле периодически проникали ему в голову. Наталья же, из-за того, что уже давно не имела интима, а до этого полгода занималась сексом только с Павлом, который по своей сути был грубым и жестким, восприняла такое поведение мужа вполне нормально.
  На следующее, далеко не раннее, утро Наташка и Лешка еле проснулись: болели натруженные места, а на телах в массовом количестве наблюдались следы любовных баталий.
  Обняв мужа, Наталья счастливо зашептала мужу на ухо.
  - Ты сегодня был просто великолепен. Это было так чудесно. Короче, ты лучший!
  Лешка промолчал. Слова жены его не порадовали. Он понимал, что по большей части, весь ее восторг связан только с длительным отсутствием у нее секса.
  
  ***
  
  Конечно, никакой идиллии в их отношениях не было. Но, хорошо было уже то, что они, наконец, сдвинулись с мертвой точки, отбросив все свои сомнения. Это было самое трудное. Теперь они были вместе и сообща пытались преодолевать завалы, созданные ими самими. Они не афишировали изменения в своих отношениях. Но, на детей наложили одно ограничение, связанное со свободным (вернее несвободным) посещением комнаты родителей, детей это не расстраивало: папа же был дома всегда. Даже тогда, когда дверь в комнату родителей была закрыта. Нежность в сексе Натальи и Алексея пока так и не появилась. Он не целовал ее и не ласкал. Сразу после полового акта, Лешка отворачивался от жены. Но, когда она обнимала его и прижималась к его спине, он ее не отталкивал, что было еще совсем недавно. И, Наталья надеялась, что постепенно в их жизнь вернется все то, что они так бездарно потеряли. Вне постели отношения у них были ровные, Лешка не выглядел букой. Но, иногда тень задумчивости падала на его лицо, и он слегка тряс головой, как будто стряхивал с себя что-то неприятное. Наталья вспоминала время, проведенное с Павлом, как яркий сон, после которого на душе остался горький осадок. И, она не жалела, что порвала с ним. Между собой они не вспоминали этот период, как будто этого времени вообще не было. Не желая слышать про этот период от других людей, они резко ограничили поездки в гости и свое присутствие на вечеринках. Все свое время они отдавали друг другу и детям. Это безумно нравилось и Иришке и Алеше. И, никому в их семье не был в тягость такой стиль семейной жизни. В этом плане это была самая счастливая семья.
  Наталья продолжала работать у Валеры, с которым у пары сложились, на удивление, теплые отношения. Видя, что у Натальи все нормально, окружающие ее мужчины прекратили свое токование, понимая, что здесь ловить нечего.
  Главным раздражитель для них оставался Павел. Однако, через некоторое время тот вместе с Леной и дочерью уехал во Владивосток: помогать Родине крепить потенциал Дальнего Востока. Лена писала оттуда восторженные сообщения по интернету и жалела, что не уехала туда хотя бы лет семь назад. Приветов от Павла она не передавала.
  
  ***
  
  
  ***
  
  ***
  
  30.04.17
  
  ***
  
  
  
  
ФАНФИК N 2
  
  
  ***
  
  "Фанфик на тот отрезок времени, который начался разговором Натальи с Алексеем. Написан он как бы со стороны Алексея. Т.е. это мог бы быть его взгляд на ситуацию. И у него, безусловно, есть что сказать в ответ на претензии бывшей жены".
  
  ***
  
  Видимо, вот примерно после этих фраз в оригинальном тексте:'От любви до ненависти один шаг... Как же он ее ненавидел за эту свою любовь, за это притяжение к предательнице, несмотря на то, что почти целый год старался вычеркнуть ее из своей жизни. Ненавидел за свою слабость воли и болезненную зависимость...'
  
  ***
  
  В первое мгновение опешивший Лёшка, наконец-то, отмер и возмутился.
  Нет, это ж надо было такое придумать! Бред какой-то! Воистину у этих баб, мозг как-то неправильно работает, выдавая непредсказуемые, абсолютно нелогические, умозаключения. Вот, взять и все свалить в одну кучу. Ведь, делал он это от полной безысходности, чтобы заставить её поревновать и побеситься так же, как бесновался он, видя ее с Пашкой. Даже если они находились не рядом, а просто одновременно на одной территории. Одному богу известно, чего ему стоило сдержать себя и не сорваться, когда он видел торжествующий блеск в глазах любовника своей жены и ехидную насмешку на его губах...
  - А, ты хотела бы, чтобы я сидел смирно и спокойно наблюдал, как ты 'общаешься' со своим Пашей! Ты же не порвала с ним и, думаю, что вы не только ходили по ресторанам и музеям? Разве я не прав, женушка? - Он перевел дыхание. - Тебе не приходило в голову, что, флиртуя с Татьяной, я хотел, чтобы и ты почувствовала ту боль, которая раздирала меня? - Алексей сделал шаг к Наталье.
  
  
  А Таня... она, как раз, и была его утешением, лекарством от душевных ран, способом забыть предательскую измену жены и некоторой местью ей. Забыться не удалось: слишком глубоко под кожу залезла к нему эта женщина. Да и отомстить не получилось: как можно отомстить женщине, для которой он просто ничего не значил, и у которой на первом месте стоял совершенно другой мужчина! Господи! Как же ему хреново!
  На Лешку опять накатило отчаяние. Последнее время такое состояние возникало все чаще и чаще, несмотря на просветления, во время которых слегка отпускало, позволяя надеяться, что проклятое время все-таки излечит душевную боль...
  
  
  - Случайно?!... Отличная отмазка, Гришин. У тебя все случайно выходит! - повысила голос Наталья.
  - Я не собираюсь ни от чего отмазываться, - заметил Алексей, посмотрев ей прямо в глаза, - что было, то было. И, я действительно не планировал этого ребенка и всегда пользовался презервативами. А вот, ты, - спросил Гришин, продолжая в упор смотреть на жену, - ты сама, случайно не залетала с Борисовым? Ведь насколько я помню, ты говорила, что он с тобой защитой не пользуется.
  Наташка, даже задохнулась от такой беспардонности бывшего мужа.
  - Не твое это дело. Может быть, я заговор знаю или пальцы скрещенными держала, когда занималась сексом с любовником.
  - Вот и обменялись любезностями, - хмыкнул Лешка.
  
  - И, еще, - он замялся, - Последние пару лет, несмотря на то, что мои чувства к тебе не изменились, я стал замечать, что климат в нашей семье изменяется в худшую сторону. Это касалось и наших интимных отношений. Ты часто была чем-то недовольной, но когда я задавал вопросы о причине твоего недовольства, то ничего вразумительного в ответ не получал. Я всячески пытался изменить ситуацию, но ты, как та рогатая коза, упиралась всеми четырьмя копытами в землю и не только не помогала мне, но всячески противодействовала моим усилиям. Чем дальше, тем сильнее ты отдалялась от меня, и тем сильнее я чувствовал свою беспомощность пробить эту стену отчуждения между нами. Меня это стало выводить из себя. Я боялся, что когда-нибудь сорвусь и вывалю свое раздражение на тебя. Те женщины сыграли роль своеобразного заземления, с помощью которого мой негатив уходил в 'землю'. Наверное, это звучит глупо и 'хрен редьки не слаще', но факт остается фактом. Алексей старался не смотреть в глаза Натальи. Куда угодно, но только не в них, чтобы не встретиться с ее осуждающим, презрительным взглядом. Что бы он ни говорил, но оправдать измену нельзя было ничем.
  
  
  - Это произошло после звонка Гали, я сразу поняла, ЧТО между вами было.
  - Как?! Как ты могла что-то понять, когда там вообще об этом ничего не говорилось?
  - Не спрашивай, КАК. Я не смогу тебе объяснить механизм работы женской интуиции. Для этого ты сам должен быть женщиной.
  - Ну, конечно, как же я мог забыть о ней? О вашей пресловутой женской интуиции! Что гадалки, что шаманки, что ваша интуиция: одна хиромантия! - ехидно проговорил Алексей. - А, тебе не приходило в голову, что все, что ты себе придумала, могло быть неправдой? Что ты зря так себя накручиваешь?
  - Я даже не задумывалась об этом, Леша. Я просто не знала, что мне делать?
  - Я, конечно, подлец, Наташ, но почему ты вот так сразу придумала и приняла именно эту версию, и даже не усомнилась.
  - Мы, женщины, помимо интуиции, зачастую обладаем повышенной мнительностью. Тебе не повезло, Гришин. Я этим недугом страдаю. Вот и... - развела Наташа руками, дескать, в сухом остатке теперь имеем то, что имеем.
  - Так, это только мне не повезло?! А, тебе значит - в радость?... - воскликнул Алексей. - А почему ты мне ничего не сказала, что догадалась?!
  - И что бы ты сделал? - горько усмехнулась она.
  - Я бы все объяснил...
  - Что, Лёш? - неподдельно изумилась Наташка. - Что бы ты объяснил мне? Как спал с ней, но думал обо мне?
  - Да! - заметался он по кухне. - И, постарался бы объяснить... что это ничего не значит! Умолял бы меня простить и поверить, что такого больше не повторится... Вы мне слишком дороги, чтобы я мог позволить себе потерять тебя и детей!
  - Офигенный аргумент. Думаешь, я вот так сразу тебе и поверила бы?
  - Скорее всего, нет! Не поверила бы! Но, я постарался бы убедить тебя в этом! - твердо заявил Гришин. - И, делал бы все для того, чтобы это было именно так.
  - А, может быть это оказалось бы просто твоей уловкой? - съязвила Наташа. - Прикинуться раскаявшимся, чтобы я заткнулась и не портила тебе и себе настроение? Ты меня совсем за слабоумную принимаешь?
  - Ты могла либо поверить мне, либо - нет! Но, я говорю искренне: я действительно раскаиваюсь и очень сожалею.
  
  
  - Мне с ним было приятно общаться... просто общаться! Интересно, весело...
  - Наталья, вот сейчас-то зачем ты меня обманываешь. Или ты просто успокаиваешь свою совесть?
  Наташка растеряно посмотрела на Алексея.
  - Не поняла?
  - Я был беспечным и доверчивым мужиком, но глаза-то у меня были. Я прекрасно видел, как вы общались, как отчаяно флиртовали, как у тебя загорались глазки, когда он появлялся вблизи. Но, я думал, пусть девочка немного взбодриться, а то совсем зарылась в домашних делах и заскучала. Я тебе верил, как никому другому. ... Дураком был. Это уже потом мне рассказали, как ты его выхаживала, как вы мило сидели всю ночь на крыльце, обнявшись. А, ты говоришь 'просто общались'...
  У Натальи пылали уши. Алексей ткнул её носом в то, о чем она старалась навсегда забыть: причину, которая толкнула её к Павлу. Страстное желание почувствовать на себе и в себе этого красивого мужчину.
  Сгорая от стыда, она зачастила.
  - Клянусь тебе, что тогда я даже не думала, что у нас дойдет дело до секса, хотя он действительно привлекал меня, как мужчина. Но у него, видимо, были другие планы на счет наших отношений. Пашка был очень настойчив... А потом этот чертов ливень с грозой...
  
  
  - Ну и что? Отомстила? Узнала, каково это?!
  - Конечно узнала! - Зашипела Наталья, почему-то непроизвольно вжимая голову в плечи. - Но, легче от этого не стало. А, вот хуже - да! Кроме твоей грязи в наши отношения добавилась еще и моя.
  Лешка заскрежетал зубами. Сейчас он действительно готов был убить этого чернявого ублюдка. При чем, самым изощренным и болезненным способом. А, за одно сделать что-нибудь нехорошее и этой женщине, которая посмела допустить до себя другого мужика.
  - Понравилось? - подскочил Алексей, схватив ее за плечи и слегка тряхнув. - Скажи, тебе нравилось это?
  - Да!... мне это понравилось! - С вызовом ответила она. - А, кому не понравился бы секс с новым партнером, который тебе симпатичен, да ещё, если он такой 'мачо', как Борисов!?
  
  
  - И как часто вы встречались?
  - Я даже не знаю, что тебе сказать на это, Гришин...
  - Просто ответь на мой вопрос.
  - После первого раза я хотела все прекратить... но, не смогла... - замялась она и, отведя глаза, продолжила. - Это было выше моих сил. ... Да и, Пашка ... он,... как паук. Не отпускал меня, искал встреч, все сильнее и сильнее затягивал в эту паутину. Он был для меня, как наркотик. Я совсем увязла и запуталась, но вся моя сущность не хотела рвать с ним.
  - Как часто? Сколько раз? - настойчиво повторил Алексей, чувствуя, как его начинает колотить нервная дрожь.
  - Да какая теперь разница?! Все уже кончено, - огрызнулась Наташа. - Я, как и ты, не считала, но, мне было достаточно, чтобы чувствовать себя удовлетворенной!
  Скрипнув в очередной раз зубами, Алексей грубо выругался и переспросил.
  - Это правда, что вы больше не встречаетесь?
  - Какой смысл мне тебе врать? Теперь это не имеет никакого значения.
  - Как давно вы расстались, и кто стал инициатором разрыва? - упрямо продолжил он свой допрос.
  - Лёш, зачем тебе все это?
  - Просто ответь, - снова повторил он. - Мне необходимо знать!
  - Давно. В июле... И порвала с ним я, после того, как он ... Впрочем это не важно!
  - Год... целый год... - Он криво усмехнулся. - Это ты хорошо погуляла. А, я еще хотел...
  - Ты это о чем? - вскинулась Наталья, уязвленная словами Алексея.
  - Я тебя видел в конце июня, когда ты шла на работу после ночи с Борисовым. Я ждал тебя у офиса. Хотел поговорить и попробовать вместе с тобой исправить наши дела. Не срослось...
  - Печалька, - грустно сказала Наталья. Они немного помолчали.
  - Чем же он тебе не угодил?
  - Не хочу об этом говорить!
  - Судя по твоим стихам, словам и поведению, ты его любишь, - заметил Гришин, на 100 % уверенный в том, что Наталья подтвердит его слова.
  - Ты ошибаешься!... В какой-то момент, мне показалось, что люблю. Но - нет! Я сейчас это понимаю очень четко. Я никогда не любила его. Это было просто каким-то наваждением, безумием, помрачением рассудка... не знаю, как объяснить свои чувства к нему... - призналась Наташа, поморщившись и искренне веря в то, что говорит.
  - Да, иногда трудно объяснить даже самому себе, почему совершен тот или иной поступок! В твоем случае, оглядываясь назад, я понимаю, что ответ очень простой: ты на него тогда сильно запала. По крайней мере, месяцев пять, пока я еще был дома, он явно был для тебя на первом месте. Почему я все проглядел? Впрочем, не буду тебя обманывать. Я уже в июле понял, что с тобой что-то не так. Просто не хотел верить в худшее.
  
  
  - А мне страсти хотелось, огня, безумного секса. Черт возьми, яркой оргии для плоти и чувств, взрыва эмоций! Я сгорала изнутри, а ты, кажется, даже не замечал этого. И, все, о чем я мечтала, я получила от Павла. Это было непередаваемо: просто сексуальный фейерверк. - Наталья даже забылась на несколько секунд, вспоминая незабываемые минуты близости с любовником.
  Лешка, даже взвился.
  - Вот значит, как ты теперь заговорила! Страсти тебе не хватало! Безумства плоти! А, что же ты, сучка такая, не давалась и отпихивала меня всеми своими конечностями, когда я пытался хоть как-то разнообразить наш секс. Вспомни, что ты верещала, когда я пытался сорвать с тебя твою ночную хламиду, а ты цеплялась за неё, как голодный за последнюю корочку! Вспомни, как ты сжимала свои ноги и не пускала к своей... А, теперь ты смеешь обвинять меня в том, что я был сдержан и не разжигал огонь твоей страсти! Неужели мне надо было просто заломать тебя и, не смотря на твои вопли, отодрать, как сидрую козу? Наверное, Борисов так с тобой и поступил? Ему-то чего было церемониться с тобой? Даже, если бы он что-то тебе и порвал в пылу страсти, то ему на это было наплевать. Ведь ты для него была одной из многих его баб. Что молчишь? Правда глаза колит!?
  Он впился в Наташку яростным взглядом. Та чувствовала, что у неё пылают не только лицо и уши, но и все тело. Ведь это действительно было так.
  - Если тебя что-то не устраивало в наших интимных отношениях то, почему ты сама молчала, как рыба об лед? Почему не пнула, не дала мне понять!? Меня, что... рядом не было?!!!
  - Как, Лёш? Каким образом? - стушевалась Наташка, вспомнив, как часто она давала от ворот поворот поползновениям мужа в постели. - Сплясать для тебя голой? Изобразить голодную мартовскую кошку, которую к тому же раздразнили валерьянкой?
  - Ну и сплясала бы и замяукала бы, - прорычал Алексей. - Я же боялся тебя оскорбить или нечаянно обидеть грубыми, на твой взгляд, действиями... Эх, да что теперь говорить!...
  
  
  - Боже мой!... Какой брее-е-д! - простонал Алексей, поражаясь размеру катастрофы в ее голове. - Да я... Бли-и-ин!!! У меня даже нет слов от возмущения, что ты могла такое про меня предположить: да мне и в голову не могло прийти так плохо про тебя подумать. Наташ, откуда у тебя такие мысли, разве я давал тебе повод для этого? Мне всегда безумно нравилось, когда ты меня провоцировала... соблазняла...
  - А, еще, - продолжала Наталья, не обращая внимание на реакцию экс-мужа, - мне не нравилось, когда ты отпускал дурацкие шуточки по поводу моей фигуры! - перебила она его. - Особенно после родов! По поводу того, что я, порой, мыслю как-то стереотипно... про мой садик-огородик на лоджии, про мои увлечения... да много чего мне не нравилось и обижало! А ты даже не замечал, походя осмеивая! Как будто так и надо, чурбан толстокожий!
  - Наташка, ты меня извини, но ответь: ты что - действительно идиотка или просто притворяешься? Ты несешь какие-то несусветные глупости! При этом свалила в кучу все, что у тебя скопилось в твоей головке за все годы нашей жизни: вот уж воистину в 'огороде бузина, а в Киеве дядька'- протестующе повысил голос Алексей. - БОльшая часть из того, что ты сказала, вообще обыкновенный житейский мусор, который есть в каждой семье и, которому никто не придает никакого значения. Подумаешь, что кто-то что-то ляпнул не подумавши. А, ты выставляешь это трагедией мирового масштаба. Да еще и строишь на этом свою теорию каких-то странных сексуальных отношений с мужчинами: с мужем нельзя ни говорить о сексе, ни заниматься с ним страстным сексом, а с любовником можно! Прости меня, но я считаю это вывертом твоего болезненного ума. Конечно, это грубо, но ничего благозвучного на язык не приходит.
  - И, не надо передергивать, мы с тобой говорим о тараканах и сумбуре в твоей голове, который появились задолго до этих девиц.
  Наталья покраснела, почувствовав себя базарной бабой, которая готова собрать в кучу все, что ей попадется под руку.
  - А Пашенька твой тебе только комплименты отвешивал? Никогда не говорил гадости? Обидные слова? Не делал замечаний, которые ты трактовала по-своему разумению? - съязвил Гришин, поняв, что бесполезно оправдываться за тот ворох абсолютно надуманных претензий, который вывалила на него Наталья, потому что невозможно достучатся до здравого смысла женщины, если она вбила какую-то дурь в свою голову.
  
  
  - Нет, не хватит, - рявкнул Гришин, - интересную позицию ты для себя выбрала... Значит, муж тебя смущает и с ним ничего нельзя, а с приблудным молодцом можно оторваться по полной программе. Да, ты, женушка, берега попутала. У тебя все сознание вывернулось наизнанку. Такой ахинеи мне еще никогда не приходилось слышать. Вместо того, чтобы честно признаться в том, что тебе захотелось просто потрахаться с Борисовым, ты наводишь тень на плетень, стремясь прикрыть эту очевидную причину своей связи с Павлом. Отсюда и эти разговоры об интуиции, и твои странно-необоснованные претензии ко мне. И, хотя ты всячески уходишь от прямого ответа на мой вопрос о Борисове, как о секспартнере, ты сказала уже достаточно, чтобы понять, что в основе ваших отношений лежит похоть и хороший трах. Вот, что двигало тобой, когда ты легла под него. Ты же склеилась с Борисовым еще до звонка Гали. И, когда появилась возможность перепихнуться с брюнетом, то ты её не упустила. Шлюха, ты, Наташка... Обыкновенная шлюха. Такая же, как и я. Не знаю, что между вами произошло, но я уверен, что, если бы не это, то ты так и кувыркалась бы с Борисовым. Я же видел, как ты продолжаешь реагировать на него, хотя на словах и посылаешь его очень далеко. Ты все еще хочешь его, Наталья! А твой панегирик мужу только подчеркивает твое лицемерие в свете того, что ты сотворила! И, знаешь что?... Я не хочу перекладывать свои грехи на тебя. Но я, после того как услышать весь этот бред из твоих уст, почему-то уверен, что, если бы не твои заскоки, то, все у нас в семье было бы нормально. По крайней мере, я бы по бабам не пошел. Но, вот про тебя, после того как я увидел какими маслянистыми у тебя стали глазки, когда ты млела, вспоминая секс с Борисовым, не уверен....Но, знаешь, что я тебе скажу, любительница горячего секса, не обольщайся насчет Борисова. Как бы хорошо он тебя не трахал, ты для него - обыкновенная б***ь, которая всегда готова изменить своему мужу с первым встречным.
  Наташка, после того, как пылая негодованием, выдала на гора все, что у неё накопилось, немного успокоилась и стала, наконец, воспринимать слова бывшего мужа. Вдруг оказалось, что, если посмотреть на события их жизни с его точки зрения, то не так уж однозначна её позиция в той истории, которая с ними происходит. Не зря же говорят, 'муж и жена - одна сатана'. Действительно, а где была она и почему ничего не сделала для того, чтобы их маленький и уютный мирок не развалился? А, уж обвинять Лешку в том, что он не уделял ей должного внимания в их интимной жизни, значит идти против истины и наносить ему удар ниже пояса. Многое в его словах по этому вопросу было правдой. Она смотрела на Алексея и видела, что этот разговор дался ему нелегко. А, выражением лица, с которым он бросил в неё несколько последних фраз, она не забудет до конца своей жизни.
  Гришин сглотнул, злобно глядя на женщину, которую, оказывается, совсем и не знал. Женщину, для которой муж ничего не значит и которая ради любовника готова вывернуться наизнанку. Женщину, под обманчивой личиной которой скрывалась другая: страстная и горячая особа (но только для других мужиков). От этого осознания, у него по всему телу запылал жар от страстного желания, накрывшего внезапно и беспощадно. Ему захотелось поиметь её грубо и жестко. Так, как она этого заслуживает.... Не в силах больше совладать со своими эмоциями, с рвущимся откуда-то из глубины души утробным звериным рыком, он подскочил к ней, и попытался обхватить, опешившую от подобного напора, растерявшуюся девушку.
  - Я сейчас уйду, и постараюсь тебя больше не беспокоить, но ответь мне честно на последний вопрос, ты меня когда-нибудь любила? Или я был для тебя просто временным пристанищем и хорошей грелкой для постели? Ведь не нашлось у тебя для меня всего того, что ты отдала Борисову! Неужели все дело в том, что у него действительно нефритовый член и он затрахал тебя до умопомрачения? И, для тебя это стало самым главным? Почему все мои попытки внести в нашу постельную жизнь что-то новое, безоговорочно тобой отвергались, а сейчас ты мне выставляешь претензии и обвиняешь в мужской несостоятельности? Знаешь, Наташа, наверное я не такой уж и плохой мужчина, чтобы ты так топталась по моей мужской гордости! Но, мне кажется, что какие бы я подвиги не совершал в сексе, тебе все равно этого было бы мало. У тебя очень сильно свербило между ног и ты хотела другого мужчину. Поэтому, я все равно никогда не был бы первым в твоих глазах. Да, и не хотелось бы мне участвовать в этих своеобразных соревнованиях твоих сексуальных партнеров. Я любил тебя и давал тебе столько, сколько ты хотела. Мог дать больше, но ты почти всегда была против. Такой я тебе оказался не нужен. Что ж живи так, как ты хочешь! Встречайся с теми мужиками, которые тебя привлекают. Спи с ними, применяй опыт, полученный от Борисова, приобретай новые знания и навыки. Флаг тебе в руки и барабан на шею...
  - Лёш, уходи, - прошептала Наталья, судорожно одергивая на себе примятую одежду. Слова Алексея вызывали у неё отчаяние. Она слышала искреннюю боль в голосе мужа. И, ей самой было больно от сознания того, что эту боль Лешке принесла она. Она, конечно же, любила этого мужчину, но, сделав шаг однажды не в ту сторону, она так и не смогла вовремя остановиться и потеряла право на эту любовь, предав его с другим мужчиной в угоду своей животной страсти. И, что она теперь могла сказать Лешке в утешение? То, что он не прав, что она не хотела, и что это получилось случайно? К сожалению, он был прав: в своем предательстве виновата она сама. Лешкины бабы здесь абсолютно не причем. Это его косяк. Но, Борисов это - полностью её 'достижение'. Она старательно отводила взгляд.
  - Ответь!
  Наталья зажмурилась и едва слышно выдохнула:
  - Да! Любила и люблю!
  Лешка недоверчиво хрюкнул.
  - Ты, любила?! После всего того, что ты вытворяла со своим любовником, ты говоришь, что любишь?! Смешно, конечно, мне чем-то гордиться в интимных контактах с другими женщинами, но, знаешь?... Я ни разу, даже ни на одну секундочку не отдавал им ни кусочка своей души. Ни разу у меня не возникало желание, чтобы хоть кто-то из них была на твоем месте. А, ведь ты, Наташка, не можешь этого сказать про себя! Ты, действительно, полностью предала меня... И, где здесь место твоей любви ко мне?... Для меня интим с женщинами сводился к простому траху. Ты же отдавалась Борисову с восторгом всей своей душой. Ты признавалась в любви к своему Паше, страдала по нему. Что ты там творила с ним, я могу догадываться, но и то, что я узнал, полностью отбило у меня желание иметь с тобой что-то общее. И, я не хотел бы вернуться назад во времени. Память бы никуда не делась, и я бы не смог жить с тобой зная, что ты могла совершить эти непотребности и так меня опустить.
  
  Наташа была права. Поздно... Слишком поздно! Хотя часть его души и рвалась к ней, но Алексей был уверен в том, что не сможет простить и забыть измену жены. Никуда не исчезнут ни его ревность, ни его неприятие ее поступков. Слишком многое из того, что совершила Наталья, буквально кислотой пролилось на его мужское достоинство, мужскую гордость и мужское эго. Хотя Наталья многое в прямую ему не сказала, уходя в сторону от его вопросов, но не сказанное в одном месте, выплывало в другом. Поэтому к тому, что она призналась в том, что ей понравился секс с Борисовым, добавлялось и то, что секс с любовником доставлял ей большее наслаждение, чем секс с ним, её мужем. Понятно было, что Павел был для Натальи лучшим в постели, чем Алексей. Как было понятно и то, что Павел явно поразил и удивил Наталью разнообразием приемов, поз и техникой исполнения. Алексею вообще не хотелось быть одним из объектом сравнения сексуальных достижений, и тем более в этом случае, когда он выступал в роли аутсайдера. Вполне возможно, что в другое время и в других обстоятельствах Алексей и не проиграл бы, но... Что случилось, то случилось. А, если еще и представить, какие чудеса показывала в сексе с Павлом Наталья и вспомнить некоторые подробности их секса, которые стали известны Лешке в тот вечер, когда он пришел плакаться Наталье, то у Алексея вообще пропадало все желание иметь с бывшей женой хоть какое-то общее будущее, кроме воспитания детей и заботы о них. Он никогда не забудет похабно-масленый взгляд Натальи, когда она, скорее всего, на мгновение забылась и вернулась всем своим существом в момент близости с Павлом.
  Не хотелось ему выступать в роли нерадивого ученика, которому любовники устраивают своеобразный мастер-класс. А это выглядело бы именно так, если бы он лег в постель с Натальей, которая явно за этот год понахватала от Борисова много чего нового. И, зачем ему этот геморрой: постоянно травить свою душу воспоминаниями и напоминаниями об измене жены. Пора заканчивать маяться дурью с этой любовью-морковью: ни к чему хорошему это не приведет. А, её словам о том, что она якобы любила и любит Гришина не надо придавать большого значения. Достаточно вспомнить все то, что он слышал, видел и знает про Наталью и Павла.
  С каждым днем дел в новой семье будет все больше, вот и надо ими заниматься. И, поменьше пересекаться с Натальей. Пусть строит свою жизнь. Тем более, что Анатолий проявил к ней интерес. Вот и пусть баба радуется новому мужику.
  А, насколько сильна боль в её сердце? И, за какую часть этой боли несет ответственность он, и сколько слез она пролила из-за разрыва с Борисовым?
  Он злился и на себя, и на Наташку. Особенно на неё за то, что, находясь столько лет рядом с ним, она так и не стала воспринимать его, своего мужа, как самого близкого человека и при первой же возможности полностью отдала себя другому мужчине, и все только потому, что тот лучше трахает. А, еще этот мусор в виде интуиции и комплексов...
  Как он мог так поступить с ней? И как она так могла поступить с ним?! Да уж... они стОят друг друга...
  Как всегда после приступов самобичевания, к Алексею пришла ясность ума и восстановилось понимание, что все его поступки после того, как он узнал об измене любимой жены, нисколько не странны и вполне объяснимы. Не мог он поступить по-другому в том состоянии, в которое впал после признания Натальи. Вызывали сожаления только две позиции: то, что не задавил Борисова и то, что ударил Наталью.
  И, в чем Алексей был твердо уверен, особенно после разговора с Натальей, так это в том, что если бы Наталья сама не положила бы глаз на Борисова, то хрен бы Павел завалил бы его жену и хрен бы они целый год исполняли бы танец святого Витта под одеялом.
  
  ***
  
  Это, видимо, происходит после того, как Алексея и Павла поместили в местное отделение полиции за устроенную драку.
  
  ***
  
  И, посмотрев на Борисова сквозь прищуренный глаз, добавил. - Не надейся, что этот матч был последний... Я тебе все же голову сверну, сучонок!...
  
  Настроение у парней было абсолютно разное. Что было не удивительно. Павел не испытывал к Гришину ненависти. В конечном итоге это же он, Борисов, отбил жену у Лешки, а не наоборот. А, в том, что Наталья дала Павлу отлуп от своего тела, вины Гришина не было. Опять же, несмотря на 'боевые раны', Борисов чувствовал глубокое удовлетворение от того, что знатно подпортил карму соперника. При этом придраться к Борисову было невозможно: не было ни издевок, ни подковырок в сторону Гришина. Только иногда в глазах Борисова проглядывалась искорка торжества, и края губ трогала легкая улыбка. Павел, как-то, снисходительно и почти лениво рассказывал Алексею правду. И, эта правда играла роль кинжала, который проворачивался в ране. Рассказ Борисова в купе с разговором с Натальей, опустил настроение Лешки в отрицательную область. Понимание того, что Наталья так быстро и просто легла под Борисова убивало Алексея.
  Ни в коем мере, Лешка не мог принять, как оправдание поступка Натальи, её сумбурные речи при их разговоре. Он мог бы, конечно, хоть как-то принять эти объяснения, если бы: не был свидетелем общения Натальи и Павла до звонка Гали; если бы в этом звонке была бы хоть какая-то информация об его командировочных подругах; если бы не было последующей связи Натальи и Павла; если бы не было десяти лет его семейной жизни с Натальей и, если бы он, как второй участник семейной жизни, не знал и не понимал, что многое из того, что Наталья ставила ему в вину, было не правдой. Поэтому ничего, кроме негатива к Наталье и к Павлу Алексей не испытывал. Но, если к Павлу он испытывал дикую и не утихающую ненависть, то палитра чувств к Наталье была побольше: злоба, обида, горечь, сожаление.
  
  ***
  
  Наташка опять вернулась к своим словам, которые наговорила Алексею. Сейчас, когда все эмоции, вызванные этим разговором, были на нуле, она как никогда раньше понимала, настолько несправедлива была она к мужу и как мелочны были её претензии к нему. То, что она наговорила ему по поводу разницы своих отношений к мужу и любовнику теперь вызывали у неё самой полное недоумение: как и откуда ей могли прийти такие мысли, какие черти правят бал в глубинах её мозга? А, её обвинения в его сторону, как к партнеру по интиму вообще не лезут ни в какие ворота. И, какой из её чертей дернул её за язык и заставил петь дифирамбы Борисову и своему страстному сексу с ним? Она же никакой-то не сторонний наблюдатель в интимных отношениях с мужем и хорошо знает, какой Алексей прекрасный любовник. Он чутко отзывался на все её желания и всегда шел в их исполнении до конца, вернее до тех пределов, которые ему позволяла она сама. Множество раз он сам брал инициативу в свои руки и доводил её до экстаза. Она всегда чувствовала, что он может идти и дальше, если она не остановит его. И, она охотно шла за ним, но иногда, как будто бы какой чертик взбрыкивал у неё в голове, и Наталья напрочь отказывалась отзываться на его игривые призывы. Алексей никогда не позволял себе идти против её желаний и её воли. И, вот сегодня Наталья выставила ему это в вину. На душе стало противно до тошноты. Вот до чего может привести желание оправдать свое падение и немного успокоить свою бунтующую совесть. Её поразило насколько болезненно Алексей воспринял информацию, что они в сексе с Павлом не применяли презервативы и что она делала минет Борисову. Его лицо буквально побелело, и по нему пробежала судорога, когда он говорил об этих фактах интимной близости любовников. Все же Наталья хорошо знала бывшего мужа и поэтому поняла, насколько серьёзны были слова Алексея о том, что из-за этого у них с Лешкой не может быть никакого совместного будущего. Её это очень задело, и она подумала, что хотя у неё уже было трое интимных партнеров, но она так и не понял, что же собой представляют мужчины.
  
  
  Как оказалось, разговор Натальи и Алексея имел далеко идущие последствия для одного из их дитя: Иришки. Дочь Гришиных оказалась не в том месте и не в то время или, наоборот, в том месте и в то время. Все зависит от того как на это посмотреть. Иришка захотела пить, и пошла на кухню. Подошла она к двери в тот момент, когда Лешка стал задавать Наталье свои вопросы о Павле. Так она простояла до конца разговора родителей и, хотя кое-что ей было непонятно, она поняла главное: папа ушел из дома не просто так, а потому, что мама начала встречаться с Машиным дядей Пашей. И, не зря ей когда-то не понравилось, что дядя Паша стал очень часто к ним приходить. В её маленькой головке закрутились маленькие шестеренки, и за несколько следующих дней кое-какие части пазла отношений её мамы с дядей Пашей стали складываться.
  Наталья, занятая своими делами, не обратила внимание на то, что Иришка ведет себя немного странно. Поэтому, когда в среду вечером, этого насыщенного событиями дня, Иришка подошла к ней и попросила маму с ней поговорить, Наталья, офигевшая от общения со своими мужчинами, попыталась замять это дело, сославшись на свою усталость и занятость. На что Иришка ответила, что поговорить им все равно придется и очень серьезно. Все еще в своих заботах и, не врубаясь в то, что дочь находиться на грани нервного срыва, Наталья начала было говорить что-то дежурное об отношениях мамы и дочки, но посмотрев в полные слез глаза Иришки, прикусила язык. К горлу подступил комок и резко ухнул куда-то вниз. Взяв дочь за руку, Наталья спросила, о чем же Иришка хочет с ней поговорить. Всхлипывая, дочь сказала, что она слышала разговор мамы и папы и... Дальше пошли вопросы, которые смогла задать девочка десяти лет, узнавшая, что у мамы был любовник и поэтому папа ушел из дома. Наталья, как могла, пыталась отвечать дочери на её недетские вопросы, но отделаться общими фразами, как это было в первом разговоре с Иришкой, не получалось. Вопросы вертелись вокруг одного: почему папа стал плохим для мамы, и почему мама променяла папу на дядю Пашу, у которого есть тетя Лена и Машка. Все ответы матери были для Иришки не убедительны. Вся в слезах, Иришка пошла спать, заявив напоследок, что каким бы добрым и умным не был дядя Толя, её папа все равно лучше всех других мужчин. И, вообще, она больше не хочет жить вместе с матерью. Как оказалось, это не была просто фигура речи.
  
  На следующий день после обеда Наталье позвонила мать Алексея и сказала, что Иришка находится у них. Она позвонила дедам после школы и попросила, чтобы они её забрали к себе на некоторое время. Причины она не объяснила. Когда родители Алексея приехали к Иришке домой, она сидела на вещах и не отвечала ни на какие вопросы. Посчитав за лучшее, старики взяли ребенка с собой и вот сейчас звонят Наталье.
  
  ***
  
  ***
  
  10.07.17
  
  ***
  
  
  
  
ФАНФИК N 3
  
  
  ***  
  Фантазии на тему того, как Ленка могла бы узнать об измене своего благоверного с бывшей родственницей, все еще считающейся подругой...
  Авторское изложение не меняю, но, чтобы не возникало сумбура в головах, на всякий случай хочу добавить, что партнер Борисова по бизнесу не из Болгарии, а из Польши.
  В общем-то, это не слишком существенное "замечание")))
  
  ***  
  В одну из суббот в третьей декаде января, Ленка поддалась на уговоры Машки, которая давно клянчила посетить, наконец-то, бабушку дяди Паши, которую Машка видела всего один раз на свадьбе матери год назад и которая Машке очень понравилась. Пашка опять уехал на неделю к своим партнерам в Болгарию: начало года, как всегда у деловых людей отличалось повышенной активностью. Что-то надо было закрывать, а где-то налаживать новые связи.
  Предварительно, Ленка позвонила престарелой родственнице мужа: хотя старушке она заочно не благоволила, вспоминая сколько раз та выдергивала мужа у неё из-под бока, но мосты пора уже было наводить. Елизавета Аристарховна обрадовалась так, как и сама давно хотела пообщаться с семьей своего любимого внука. Ехать решили на такси, хотя автобусное сообщение было регулярным. Ленке подумалось, что комфорт стоит тех денег, которые с неё запросили таксисты.
  Поездка удалась. С самого начала Елизавета Аристарховна потребовала, чтобы девочки остались у неё до завтра, и Лена не стала возражать. Ближе к вечеру, бабушка организовала вечер знакомства с новыми родственниками, на которую пришли с десяток человек, среди них были младшая сестра Павла и давняя подруга Павла соседка Александра. Было очень оживленно и весело. Выяснилось, что один из присутствующих за столом назавтра после обеда едет на своем внедорожнике в Москву, и он с охотой возьмётся их подвести. Красивая молодая женщина и шустрая девчушка обещали не скучную дорогу. Несколько раз Ленка ловила на себе внимательные взгляды Лизы и Александры. Ленка и сама с интересом поглядывала на собравшихся за столом и поэтому не придавала большого значение тому, что её тоже изучают. Машка была полна новых впечатлений, да, Ленке все пришлась по душе. Сама старушка была полный отпад: веселая, в карман за словом не лезла, но говорливой была в меру. После того, как званый ужин закончился, все переместились в комнату, где продолжили общение. Александра задала вопрос, почему Павел не приехал вместе с ними. На ответ Лены, что у него бизнес и мало времени, соседка хитро улыбнулась, за что получила неодобрительный взгляд от сестры Павла. Отвечая на вопросы и слушая ответы на свои, Лена с любопытством рассматривала комнату. В какой-то момент, её взгляд зацепился за яркую тряпицу, аккуратно лежащую на стеклянной полке за стеклянной дверкой шкафа. Судя по тому, что на этой же полке стояли несколько фотографий Павла, это был уголок внука. Что-то екнуло внутри Ленки: настолько знакомой показалась ей эта тряпица. Стараясь не привлекать внимания, женщина не спеша подошла к шкафу, якобы для того, чтобы внимательней рассмотреть фото. Сомнений не было - это был платок, который она подарила Наталье пару лет назад на день рождения. Конечно, это мог бы быть другой платок, если бы не инициалы её и Натальи, которые Ленка сама и вышила на одном из углов платочка. Наталья очень любила его и часто использовала в качестве шейного платка. Но, уже с весны Наталья его не надевала, с сожалением объяснив Ленке, что где-то его оставила. Стараясь держать себя в руках, Борисова прошла в ванну, чтобы отдышаться. Очень многие непонятки, которые возникали у неё за год жизни с Павлом, вдруг стали приобретать ясность. Плеснув себе в лицо холодной воды, Лена посмотрела в зеркало. Увиденное ей понравилось: из зеркала смотрело спокойное лицо женщины, которая даже и не думала разводить нюни. Её переполняли обида и злость: 'Ну, подружка!... Ну, муженек!...Надо постараться разузнать побольше. ' Глубоко вздохнув, Ленка вышла из ванны и направилась в комнату, откуда доносился шум разговоров. Через некоторое время народ стал расходиться, и вскоре остались только Лиза и Александра. Молодые женщины прошли на кухню и помогли хозяйке с уборкой и мытьем посуды. Машка с энтузиазмом приняла участие в этом процессе. Бабушка на часок ушла к соседке: она помогала своей престарелой подруге по домашним делам. Машка уселась к телевизору. Сестра Павла, которая заметила, что у гостьи изменилось настроение, не стала ходить кругами и задала Ленке прямой вопрос о причине этого. Ленка тоже не стала ходить вокруг, да около, и рассказала про платочек и про свои предположения о причине его нахождения тут. После чего попросила своих собеседниц рассказать ей все. Александра, несмотря на неодобрение Лизы, заявила, что шила в мешке не утаишь и нечего потакать всяким кобелям, пусть даже они и хорошие знакомые, в обмане их жен. Вздохнув, Лиза вытащила смартфон и раскрыла папку фотографий с надписью 'Братишка'. Несколько десятков фотографий подтвердили то, что Ленка и так уже знала.
  - Это то, что ты ожидала? - спросила Лиза.
  - Такого я не ожидала, - усмехнулась Ленка, - Какие голубки...На меня он так не смотрит, говнюк!
  - Да, он признавался в любви к этой женщине, и говорил, что жена это одно, а любимая женщина это - другое. - Вставила свои пять копеек Александра.
  - И, как долго это продолжалось?
  - Наверняка, все не знаю, но судя по некоторым признакам, началось это в августе прошлого года, а в последний раз они были здесь в июне этого года. Думаю, раз пять они здесь были.
  - А, что бабушка? Она же была на свадьбе и знала, кто есть кто!
  - Это же её любимый внук... Она молилась за него...
  - Понятно...
  Женщины решили, что не скажут старушке ничего. Больше этого вопроса они не касались.
  
  По приезду домой, Ленка приступила к исполнению своего плана. Разговор с Натальей она оставила на потом. Несколько раз она встречалась с Гошей, благо Павел до сих пор был в Болгарии. Она сразу предупредила молодого мужчину, что ей от него надо, и что после этого у них общения не будет. Гошу такой вариант вполне устраивал. Несмотря на молодость, Гоша оказался хорошим любовником и доставил Ленке некоторое количество приятных минут.
  Встречу с Натальей пришлось на время отложить так, как Павел вернулся из командировки. Хотя Ленка и узнала, что её лучшая подруга спала с её мужем, расставаться с Борисовым Ленка не думала. Конечно, неприятно узнавать, что муж тебе изменяет, но она изначально не тешила себя надеждой, что Павел будет ей верен: кобель остается кобелем на всю жизнь. Другое дело, что было очень неприятно и обидно, что любовницей мужа была не какая-то незнакомая фифочка, а жена её брата, т.е. человек от которого она даже гипотетически никогда не ожидала предательства. И вообще, одно дело муж, который еще год назад был для неё чужим человеком, и другое дело Наталья, которая на протяжении десяти лет была её почти родственницей и подругой (как оказалось, тоже почти!). Ленка опять и опять возвращалась в прошедшее время. Она удивлялась сама себе, почему не замечала особых отношений между Павлом и Натальей. Перед свадьбой и во время свадьбы она вообще ничего вокруг себя не замечала, но сейчас, вспоминая состояние и поведение Натальи в этот период, удивлялась, почему это прошло мимо внимания других людей. А, в последующем... Как она, взрослая женщина, могла повестись на смешные объяснения Павла о необходимости повышенного родственного внимания к несчастной Наташке, которую бросил её муж козел. А, его поездки к бабушке?...И, Алексей узнал об этом. Вот почему он и ушел из дома. И, вот почему мужики постоянно рычали друг на друга. А, началось это у них в ноябре прошлого года, в день похорон. Помниться она застала эту троицу в каком-то странно-возбужденном состоянии, но ей быстро замылили глаза... А, потом этот непонятный разговор с Алексеем. Тогда непонятный... Вот братишка попал, так попал. Блиннн, Наташка!...
  Процедура оплодотворения прошла без сучка и задоринки. Расслабился Борисов, не учел возможного коварства женщины. Пока он был в расслабухе после интима с женой, ловкие ручки Ленки проделали отверстие в латексе и вылили часть содержимого презерватива на себя. Через некоторое время на этот факт было обращено внимание мужа. На что он только хмыкнул.
  
  В начале февраля, Ленка все-таки позвонила Наталье и договорилась с ней встретиться и поговорить про жизнь. Машка была у её родителей, а Павел был в краткосрочной командировке по вопросам поставки комплектующих.
  Ленка почти не волновалась. Прошло две недели, как она узнала о том, что Павел и Наталья любовники и обида утратила свою остроту. С одной стороны, характер Ленки был более жесткий, чем у Натальи, а с другой, и жизнь пообтерла её не в пример сильней, чем Наталью.
  Наталья, все еще не отошедшая от своих переживаний, связанных с её отношениями с Анатолием, как-то не обратила внимание на довольно скованное поведение подруги, которая обычно отличалась своей легкостью.
  Через своих стариков, Лена знала, что у Натальи, вроде бы, завелся новый поклонник, поэтому и задала свой первый вопрос о нем.
  - Говорят тебя можно поздравить, подруга? Подцепила довольно крутого мужика?
  Наталья неопределенно пожала плечами.
  - Встречаемся, гуляем, ходим в рестораны, дарит букеты и конфеты, его люди меня охраняют.
  - Крутой конфетно-букетный период?
  - Ну да, где-то так,...- слабо улыбнулась Наталья.
  - И, какие у него намерения, у твоего крутого поклонника?
  - Очень серьёзные... на всю катушку...
  - Что, и замуж зовет?
  - Нет, как раз замуж и не зовет! Предлагает стать его любовницей и содержанкой. - Усмехнулась Гришина. - Как раз крутизна и не позволяет ему жениться: слишком опасно для меня и для детей. Он даже и предполагаемых детей, - Наталья прерывисто вздохнула, - может только на чужую фамилию записать...
  - Обба-на! - загорелись глаза у Ленки, которая даже забыла на время, зачем она позвала Наталью. - Так вы уже и спали, если речь о детях пошла?
  - Было! - обреченно махнула рукой Наталья.
  - А, что так? Без вдохновения? Не понравилось? Мужское начало оказалось не на высоте? - подколола Ленка.
  - Да нет, мужское начало сработало офигенно! Выше всяких похвал! Просто, некоторые обстоятельства, которые связаны с тем, что мы переспали, совсем мне не нравятся.
  - А, ты не привередничаешь, случайно?
  - Может и привередничаю, Ленка, но у меня такое чувство, что как-то это не так, не правильно.
  О том, что она при этом залетела, Наталья рассказывать никому не собиралась.
  - А, вот у меня бабское любопытство. Он лучше в постели, чем твой Алексей?
  - Во-первых, Лешка давно уже не мой, а во-вторых, как-то не хочется мне их сравнивать.
  - А, в чем проблема, Гришина? Ты не можешь определиться, кто тебя лучше удовлетворял? - Не отставала Ленка.
  - Толя был опытнее, - ушла от ответа Наталья, которая вспомнила, как она сравнила Анатолия с другими своими мужчинами, и он стал победителем за явным преимуществом, но сказать, что с Лешкой ей было хуже, она не могла: язык не поворачивался.
  Ленка понимающе кивнула.
  - А, как насчет Павлика? - вкрадчиво спросила Лена. - Он лучше или хуже Толика?
  - Какого Павлика? - поперхнулась кофе Наталья и выпучила на Ленку свои глаза.
  - Нашего Павлика, подруга, НАШЕГО!
  Наталья не знала, что ответить жене бывшего своего любовника. Можно было бы, рассмеяться и перевести все в шутку, а дальше стоять до последнего: я не я, и хата не моя! Наверное, это Наталья и сделала бы, если бы была готова к такому вопросу Ленки. Но, прошло уже столько времени после того, как они с Павлом последний раз занимались сексом, что Наталья полностью уверовала в то, что этот прискорбный факт её биографии уже никогда и не всплывет, и она, просто, расслабилась. Чем дольше она молчала и чем дольше изображала из себя лягушку, тем дальше ускользал от неё этот шанс.
  - Ладно, Наталья, не надо ничего придумывать: Я ездила к бабушке Павла и кое-что там узнала. Случайно, конечно, но, тем не менее... Я примерно знаю, когда вы начали наведываться туда, когда закончили и сколько раз. Я не настолько глупа, чтобы думать, что этими поездками у вас все и ограничивалось, но, как ты понимаешь, это уже не важно. Я не буду читать тебе мораль и убеждать тебя в том, что ты поступила подло. Ты и сама это знаешь. Я просто хочу спросить у тебя, как у тебя хватало совести общаться со мною и смотреть мне в глаза?....Я ничего не буду говорить тебе и о моем брате. Он сам выбрал такую женщину себе в жены, значит, ему за это и отдуваться. Со своим мужем я разберусь сама. А, ты...? Ты уходи, Наташа. К сожалению, у меня никогда не было подруги по имени Наташка.
  По лицу Ленки текли слезы. Наталья изо всех сил пыталась что-то сказать, вспоминая свои мысленные монологи, которыми она когда-то оправдывала себя, но мышцы лица не желали её слушаться. Она медленно встала и сделала попытку притронуться к плечу Борисовой, но та с такой болью посмотрела на Гришину, что Наталья опустила руку и пошла в прихожую. Она никогда не думала, что ей когда-нибудь придется расставаться со своими близкими. Как это невыносимо больно... В прошлом году она рассталась с Алексеем. Сейчас вот Ленка указала ей на порог. Кто занял их место рядом с ней? Павел? Анатолий? Оба предлагали ей много чего в обмен на её внимание и её любовь. Чем все закончилось с первым? Развалом семьи, детьми без отца, отсутствием у её мужа. Вдобавок Борисов знатно потешил своё эго за её счет и оставил в её душе горький осадок. Чем грозит ей связь с Серым. Судя по тому, как он помог ей и по тому, что он ей предлагает, ей надо хвататься за него, не раздумывая. Но, наверное, пора уже включать мозги и думать? Готова ли она быть содержанкой? Готова ли рискнуть безопасностью своих детей? И, готова ли к тому, что у этих детей не будет отца? Готова ли она быть с мужчиной в надежде, что хоть когда-нибудь она его полюбит? И, не была ли её беременность знаком свыше о безнадежности её отношений с Анатолием?
  Наталья вышла из подъезда и села в машину. Успокоившись немного, она выехала со двора.
  
  ***
  
  
  ***
  
  19.08.17
  
  ***
  
  
  
  
ФАНФИК N 4
  
  
  ***
  
  Очередная фантазия: "Иришка. Несколько лет спустя."
  
  ***
  
  Иришка не могла усидеть на месте и нервно ходила из одного угла комнаты в другой. Дома она была одна: мелкий был у дедов в деревне, а мать встречалась с отцом. Вот как раз из-за своих родителей Иришка последние несколько дней не находила себе места.
  Она закончила в этом году школу и поступила в университет. Иришка росла очень общительным и активным ребенком. Но, несмотря на это, она была насквозь домашней и никогда не уезжала от родителей на долгое время: максимально это было по две недели пару раз в летние лагеря. Не сказать, что ей не нравилось общаться со сверстниками на природе, но вся эта суматошная жизнь в полевых условиях в толпе из двух сотен подростков была не её стихией. В преддверии взрослой жизни, на семейном совете было решено дать ей больше самостоятельности и позволить жить отдельно от родителей. Такой вариант не очень нравился самой Иришке, но она дала свое согласие на этот эксперимент, имея в виду далеко идущие планы относительно своих родителей.
  Родители девушки были для неё еще той головной болью и занозой в попе, начиная с 11 лет. Сейчас, спустя шесть лет, Иришка уже знала некоторые подробности из того, что происходило с её родителями в те далекие и долгие два года, и в свои 17,5 лет, многое понимала. Тем более, что и сама уже дважды испытала свои личные маленькие трагедии в отношениях со своими сверстниками. Когда-то она случайно подслушала разговор матери с отцом и, хотя не все поняла из него, но главное, то, что папа ушел из дома не просто так, она поняла ясно. Потом были непростые разговоры с матерью и отцом, когда родители, максимально щадя её психику и не вдаваясь в подробности, немного приоткрыли тайну своих отношений друг с другом.
  Надо отдать им должное: ни один из них не обвинял другого в случившемся и не выгораживал себя. Конечно, со временем информации стало больше: разговоры и слухи, собственные глаза и уши, а также осмысливание того, что она уже знала и узнавала заново, позволили понять Иришки все то, что случилось с её родителями и, в том числе, имена других участников этих событиях. Она никого из своих родителей не осуждала и не винила, и воспринимала произошедшее, как данность. У Иришки давно уже сложилось свое отношение к тем людям, которые встали между её родителями.
  К Борисову, к которому она всегда относилась настороженно и не подпускала к себе близко, она испытывала абсолютную антипатию. Никакая сила не могла заставить её быть там, где находился 'дядя Паша'. Все попытки Борисова как-то сблизиться с ней (все-таки родственники) отвергались с ходу. В этом Иришка была точной копией Алексея, в отличие от Натальи, которая не испытывала ярого антагонизма к бывшему своему любовнику и не шарахалась от него, как черт от ладана. Отец и дочь не одобряли такое поведение Натальи, давно придя к обоюдному согласию, что не будь Борисова, все могло бы сложиться в жизни Гришиных не так трагично. В свою очередь, не хотела иметь никаких дел с Натальей Лена, и Алексей общался со своей сестрой либо в одиночестве, либо вместе с Иришкой. По этой причине Иришка никогда не была в гостях у Борисовых и встречалась с Машкой только на нейтральной территории. Да и недолго Борисовы обитали рядом с Гришиными: сразу же после рождения сына они переехали в Питер, куда Павел перевел свой офис.
  С Серовым, Иришке когда-то нравилось общаться, но после того, как она совершенно случайно узнала, что её мать была любовницей этого мужчины, общение с ним сошло на нет. Удивительно, но к Татьяне Иришка относилась хорошо. В детстве она, конечно, ревновала папу к новой жене и переживала за маму, от которой папа ушел к другой женщине, но ненависти к Татьяне не испытывала. А, сейчас она видела в тете Тане только женщину, которая, наверное, любила её отца и захотела построить с ним свою семью, когда отец оказался в какой-то степени бесхозным. Еще она сочувствовала этой женщине, которой пришлось пережить смерть своего ребенка, а это был все-таки и её брат.
  Вспоминая состояние отца и Татьяны в то время, когда они старались сделать все, чтобы спасти своего ребенка, Иришка зябко передернула плечами. Ни для кого она не хотела бы повторения такого события в жизни. Многим показалось странным поведение в этой ситуации Натальи, но только не Иришке: всей своей душой она всегда верила, что её папа и мама никогда не будут чужими людьми. Наталья не осталась в стороне от Алексея в этот тяжелый период его жизни и дела все, чтобы облегчить его состояние. Она и с Татьяной нормально общалась, понимая, что сейчас не то время, чтобы собачиться из-за мужика.
  Через месяц после смерти ребенка Татьяна и Алексей развелись. Подоплеку их отношений Иришка не знала, но какие-то скелеты там точно были.
  Буквально, сразу же Алексей вернулся домой, чем привел в неописуемый восторг детей. Но, кто же знал, что эйфория кончится так быстро. С самого момента возвращения домой, в отношениях родителей что-то не заладилось. Не было в них прежней теплоты и той искренности, которые всегда царили в их семье. В глазах родителей Иришка часто видела обиду и горечь. Через полгода между отцом и матерью стали происходить разговоры на повышенных тонах, которые они старались скрыть от детей. Но трудно не услышать громкие упреки родителей в адрес друг друга, когда находишься в соседней комнате, да и слезы в глазах матери после таких разговоров увидеть было не сложно. И завершал обычно картину уход отца на часок подышать воздухом.
  Особенно резкий разговор произошел у родителей перед отъездом Борисовых в культурную столицу России. Алексей и Иришка ходили к Борисовым, где собрались все близкие по случаю появления нового члена семьи. Наталья не ходила, сославшись на недомогание. Иришка с Машкой крутились вокруг кроватки с младенцем. В какой-то момент, Алексей, который до этого тихо беседовал с сестрой, увидел, что Павел вышел покурить и направился за ним. Вернулись они минут через десять. Видно было, что Павел был очень зол, а лицо Алексея выражало полное спокойствие. Они прошли мимо девчонок и те услышали часть фразы, сказанной Алексеем: 'И не вздумай отыгрываться на Ленке...'.
  Иришка подробно рассказала матери о том, что было у Борисовых, в том числе не упустила и эту подробность. Мать подозрительно взглянула на мужа и, едва дождавшись окончания ужина, потащила отца в другую комнату, предварительно разрешив детям посмотреть телевизор. Сначала все было чинно и благородно, а потом тон беседы повысился и до слуха Иришки стали долетать отдельные фразы. 'Зачем ты лезешь в чужую жизнь?', 'Какое имеешь ты право отыгрываться на чужом несчастье?' - это были слова Натальи. 'Так ты все знала?', 'Пожалела убогого!', 'Не слишком ли много внимания ты уделяешь другим мужикам?' - это уже слова Алексея.
  После этой разборки отец с матерью долго не разговаривали. Через несколько дней родители сообщили детям, что папа пока поживет отдельно от них в другой квартире. Еще через некоторое время подвернулась приличная однокомнатная квартира и Алексей, взяв ипотеку, приобрел её. Так семья Гришиных стала жить на две квартиры. Оба родителя принимали самое активное участие в воспитании наследников, обе жилплощади были равнозначны по количеству времени, проводимых детьми в них. Все выходы в люди происходили всей семьей, и вернуться с прогулки или с мероприятия они могли в любую из квартир. Детей это устраивало, да и родителей тоже, хотя возникали иногда казусы с учебниками или с одеждой. Но, все это было поправимо. Иришка с удовлетворением вспомнила, что раздельное житье пошло на пользу родителям, да и всей семье. Именно с этого времени прекратились выяснения отношений между отцом и матерью. И, постепенно климат в семье улучшился.
  Спустя пару месяцев родители стали общаться между собой и при отсутствии детей. Иногда, призвав на помощь старшее поколение, чего Наталья никогда не делала в прежние годы жизни с мужем, Гришины оставляли детей с дедами и уходили гулять. При этом, заранее не оговаривалось, куда же они пойдут. Уже на улице происходила небольшая дискуссия, сопровождаемая смехом и взаимными шпильками, в ходе которой обе стороны приходили к консенсусу. По окончанию вечера, Алексей либо провожал Наталью в её квартиру, либо они шли к Алексею. Алексей никогда не оставался ночевать в старой квартире, вероятно воспоминание о том, что новая страница их жизни с Натальей не задалась в старых стенах, как-то давило на него.
  Вот так они и жили все эти годы. Между отцом и матерью, на взгляд дочери, все пришло в норму, и Иришка решила использовать решение родителей дать ей свободу в интересах самих родителей, ибо не фиг уже столько лет маяться дурью . Исподволь Иришка намекнула Наталье, что негоже тратить деньги на съемное жилье, когда у их семьи есть прекрасный вариант, не требующий дополнительных расходов. Выслушав дочь, мать засмеялась, что этот вариант она сама уже обдумывала на десять рядов и все дело только в отце. Иришка, посмотрев на Наталью, заявила, что матери давно уже пора применить все свои ресурсы и женские штучки для приручения собственного мужа. После чего они разработали план пленения Алексея и препровождения его по старому месту проживания. И вот, сегодня, после обеда Наталья, напутствуемая дочерью, пошла на встречу с мужем.
  Время приближалось к девяти вечера, а родителей все еще не было. Да, крепости легко не сдаются, - подумала Иришка. В это время раздалось шебуршание в замке. Иришка метнулась в прихожую. На пороге стояли её родители и целовались, а под ногами у них валялись две больших сумки с вещами.
  - С новосельем! - взвизгнула Иришка и запрыгнула на родителей. Те обхватили её, а Алексей с улыбкой сказал, что против такого коварного плана, да еще с таким мастерством исполненным, он устоять, конечно же, не мог и с большой радостью сдался на милость победителей. При этом он так плотоядно посмотрел на жену, что та сразу заалела маковым цветом, а Иришка залилась звонким смехом.
  
  ***
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"