Рокова Яна: другие произведения.

Сказка рядом... Часть 2 гл. 03

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

  Глава 03
  
  
  Сандриэль
  
  Аня так и не приходила в Беседку. Я не знал, как расценивать ее порыв. Видел ее лишь в столовой, но она просто кивала, как будто меж нами ничего такого не произошло. Анабэль, как следует взялась за меня. Я не мог ее оттолкнуть, потому что уже дал повод думать, что возможно возобновление отношений. Если бы я только был уверен, что нужен Ане больше, чем просто объект заботы о ближнем... Я уже дошел до того, что начинал с ней мысленно беседовать, словно она была рядом...
  Занятый своими невеселыми мыслями, да еще и получив очередной нагоняй от Натан'ниэля за то, что съехал в учебе, я брел по коридору. Лица людей и не-людей... Большая перемена... Но мне нужно было увидеть лишь одно. Я поднял глаза от пола и споткнулся, потому что предмет моих мечтаний оказался всего в пяти шагах...
   Я споткнулся и выронил книги, а она, согнав улыбку, склонилась и молча помогла собрать их с пола. Потянувшись за последней одновременно, наши пальцы встретились. Аня сразу же отдернула свою руку, будто обожглась. А потом кивнула и пошла дальше по своим делам. А я стоял и пялился ей вслед продолжая прерванный мысленный диалог или, скорее, монолог с моей непостижимой человечкой.
  "Я понимаю тебя, пройдя через нечто похожее, я научился не доверять и понимаю, что нельзя вот так взять и простить. Я жду подвоха, я начинаю бояться тебя все больше, потому что привязываюсь к тебе. Мне трудно без тебя дышать, я ощущаю острую потребность видеть тебя, слышать твой смех, вдыхать твой неповторимый запах. Ты забавна, ты рассуждаешь о таких вещах, о которых я даже не слышал. Ты поешь песни, в каждой из которых, грубых или нежных, ласкающих слух или режущих чуждыми мотивами, скрытый смысл и хорошо еще, если он всего лишь двойной, а не с кучей подтекстов. В зависимости от настроения, твои песни воспринимаются по-разному. Я знаю. Я вспоминал слова - вчера, чуть не плакал, а сегодня - просто грустно или, даже, смешно. С твоей же точки зрения, это вообще фарс, и грань между слезами и радостью так хрупка. Мне кажется, что ты специально приручила меня, не подпуская и не прогоняя прочь, чтобы я намертво прикипел, и только тогда ты нанесешь удар. Чем? Не знаю. По моему самолюбию, по остаткам моей гордости? Заставишь ревновать или сходить с ума от неверия в то, что твое тело плавится под моими руками и губами? Ты уже украла мой сон и покой, все мысли о тебе, я не могу даже учиться нормально. Неужели этого мало? Что ты хочешь еще? Ты предупреждала о возможной мести, но я не боялся физической расправы - было бы просто смешно представить тебя, неуклюжая неумеха-человечка, я не боялся возможных издевок с твоей стороны. Даже при плохой игре, я умею делать хорошее лицо. Но ты узнала мой секрет, мою позорную тайну и не воспользовалась ею для шантажа. Вот тогда я, наконец-то, понял, твой порыв утешить меня - шел от сердца, а я давился твоей жалостью. И ты отстала. Ты всегда все понимаешь лучше других, интуитивно угадывая то, что не видят или не хотят видеть остальные - мои "друзья" и сородичи. Сама того не замечая (или так искусно скрывая свой злой умысел, что не замечаю я), ты стала единственной (другом и человеком и... нет, это, наверное, слишком громко и пафосно... ты просто мне нравишься, хотя чаще раздражаешь). Но не могу не отдать тебе должное - вниманием моим ты завладела целиком и полностью. И я у твоих ног. Я, далеко не последний Светлый, четко осознающий существенную разницу в иерархии эволюционной лестницы, и я - у ног человеческой девчонки, которая даже не помнит, кто она и откуда, кто ее родня... Это нелепо. Это грустно и смешно. Это горько.
  Горько и больно осознавать, что ты свободна от такой же зависимости от меня. Как тебе это удается? Какой секрет ты знаешь, кто тебе его открыл, кто научил тебя бороться со мной моим, ни разу не подводившим оружием, почему ты воспользовалась моим приемом? Это же самое разрушительное (по крайней мере, для тонкой душевной организации эльфов) действие: влюбить в себя (я это все-таки сказал?) и тут же бросить. Бросить "не посылая", а просто, уворачиваясь от продолжения отношений, улыбаясь так, что кажется - лишь тебе одному, и давая услышать в твоих небрежно брошенных фразах скрытый смысл, тайные закодированные послания "между строк" и пытаться расшифровать выдуманное мной самим послание, каждый раз по-новому интерпретируя его... И, то умирать от переполняющего счастья, то застывать от охватывающего ужаса, что понял, как был неправ, жалок, смешон, что все вокруг понимают, а ты один выделяющийся полный имбецил... и все же ускальзывая (уворачиваясь) от возможной близости, от разговора тет-а-тет, от простых, даже ничего не значащих для тебя прикосновений.
  И тогда ты сам начинаешь понимать, как ты ничтожен, и тебя больше не пускают к кормушке со "вкусными" эмоциями, и они перерастают в разрушительные, разрывающие тебя изнутри, вытягивающие все соки, а ты все равно, как законченный наркоман, тянешься за новой дозой... И я так поступал... Я скотина.... И я не заслуживаю лучшего. Если кто и сможет получить от меня полный набор моих чувств, то это ты, несчастная человечка..."
  
  Заблудившись в своих рассуждениях, я вздрогнул от легкого прикосновения. Анабэль!
  - Риль, ты чего застыл? Ты хорошо себя чувствуешь? - обеспокоено заглядывала она мне в лицо, а я сейчас меньше всего хотел видеть именно ее.
  - Нет, все в порядке, просто я вспомнил, что мне нужно учебник забрать. Извини. Он у меня в комнате (надеюсь на этаж "мальчиков" она за мной не увяжется).
  - Подожди, - она уцепилась за рукав.
  - Я быстро, ты иди пока.
  - Хорошо, - поникла девушка.
  Мне стало немного стыдно, но я хотел побыть один. Сам того не замечая, я снова оказался на чердаке любимой башни.
  Глядя сквозь узкое окошко на расстилающуюся внизу пришкольную территорию, я хотел подняться в небо... Я отыскал глазами Аньку, вышедшую вместе с другими на улицу, и снова мыслями вернулся к ней.
  "Наверное, у меня депрессия... но я даже умереть не смогу от этой тоски, я не могу покинуть тебя физически, чтобы ты не досталась никому. Я не подвинусь, уступая место соперникам. Ты моя. Теперь уже неважно, как это произошло. Мне больно и невыносимо стыдно вспоминать о своих некрасивых, непростительных поступках, откровенной глупости и безрассудном эгоизме. Ты досталась мне обманом, пройдя ненавистный тогда обоим ритуал. Нет, вру, ненавистным он был мне лишь тогда, когда я впервые услышал о нем из уст Натана. Все противилось, отвратительно оказалось понять, что так бездарно подставился и на кону честь Рода и моя жизнь. Это древнее Проклятие моей семьи... Как я мог попасться на него? Даже промелькнула шальная мысль, что меня подставили, подсунув тебя, как приманку. Я знаю, это было не выдерживающее никакой критики предположение, притянутое за уши (хм, хорошая шутка), но я тогда был просто в шоке от открывшейся с этой стороны сути вопроса и последствий моего необдуманного ублюдского поступка.
  Только теперь я благодарен Натан'ниэлю и всем богам Светлого Леса за то, что они отдали мне тебя, за то, что заставили связать судьбы. И пусть это лишь Малый Обряд, я тебя никогда не отпущу, не оставлю. Я - эгоист, я собственник, я твой ничтожный раб, добровольно надевший ошейник. И я пойду на любые ухищрения, и любые жертвы, что бы ты позволила быть рядом. Я добьюсь тебя, даже если тебя от меня будет тошнить, потому что я без тебя уже не могу, я без тебя не ощущаю вкуса и красок жизни. Я не знаю, как другие справляются со своими страстями, бушующими внутри... или же это только у меня сносит крышу из-за нечистой крови... Я, как Феникс, умираю при расставании и оживаю с твоим появлением в пределах видимости на моем горизонте, заново возрождаясь из пепла моих грез.
  Ты странная, ты словно не от мира сего, Ты слишком не такая, какими мы привыкли видеть людей, ты вне категорий... может, это только для меня, и я в своей слепой страсти необъективен? Но знаю одно - за право оставаться твоим женихом я порву любого, даже если буду знать, что ты никогда не согласишься стать моей женой... Как нелепо. Многие обмирали бы от одной только мысли о такой возможности. Ты же равнодушна...
  Нет, ты еще хуже - ты даешь надежду и не оправдываешь ее, играя со мной и моими чувствами, как взрослая кошка с неразумной молодой мышкой, которая настолько глупа, что думает - она кошке не еда, а подружка по играм. Просто кошка в данный момент сыта и ленива. Так и ты... Твои взгляды из-под полуопущенных ресниц, думая, что я не замечаю, твои нечаянные прикосновения, от которых перехватывает дыхание и слабеют ноги, отказываясь держать, твои ехидные шутки или дружеское участие - одинаково выбивают почву из-под ног, заставляют дрожать голос и путаться в словах. Что ты со мной сделала? Зачем тебе Школа, ты и так околдовала меня, без всякой магии, обвела вокруг пальца, заморочила голову и... просто отступила в сторону, с маньячным любопытством ученого наблюдая за мной, деградирующим от чувства, которому чистокровные эльфы, обычно, не подвержены. А как же вы, люди, переживаете такую бурю страстей и эмоций? Может, поэтому ваши жизни такие яркие, но такие короткие? Сколько вам отмерено вашими Богами? Какие пропорции ненависти и любви, радости и страданий отпущены вам?"
  На этой мысли мне совсем поплохело.
  "Нтан... чертов дипломат. Учитель, любящий приводить конкретные примеры и учить жизни на практике, набивая синяки и шишки не только в переносном смысле. Вот почему он настаивал на том, что Проклятие моего Рода нельзя обойти, и еще что-то смел говорить о чести... Он же просто решил проучить меня, научить осторожности и устранению нежелательных последствий, если уж сорвался и натворил дел. Он знал, что я добровольно не пойду на этот шаг, взять в жены человечку. Тогда вообще можно было бы забыть о возвращении в Светлый Лес... Да теперь я об этом и не думаю...
   Но как же он просчитался? Он знал, что для меня будет хорошим уроком подвергнуться такому унижению... и так же знал, что мое наказание не продлится долго. Ведь человек вряд ли сможет прожить достаточно долго, чтобы всерьез отравить нам жизнь своим существованием. Если он только не сильный маг, который умеет продлевать годы, растягивая их на столетия.
  Только я не желаю расставаться, я оказался раздавлен одной только мыслью, что люди умирают, и у нас с тобой так мало времени, а мы еще даже не попытались начать все с самого начала, чтобы не было так обидно от потери доброго и светлого, что мы (ладно, я) нечаянно растоптал..."
  А потом мне пришлось даже облокотиться на стену, потому что в голову пришла еще более шокирующая мысль: "мало того, что люди в среднем живут 60-70 лет, так они еще и стареют. У нас не осталось даже этих 40-50 лет. Слабые людские оболочки изнашиваются - стареют, банально избавляясь от прилипшей в молодости шелухи глупых чувств, на смену которым со временем приходит простая привычка.
  Нет. Я не допущу! Я совершенно не зациклен на своей морали, как некоторые. Я больше не хочу подстраиваться под кого-то. Ты отравила мою жизнь и я хочу совершить возмездие. Если ты даже вернешь мне мое сердце. Я... Я все рано не отдам тебе твое. Я не чувствую его полностью своим, и за это ты будешь вечной моей пленницей. Я не милосерден, я жесток, но все эти эльфийские заморочки неповторимости, значимости, лучезарности, благородного высокомерия и спеси я брошу к твоим ногам, только не прогоняй, не исключай меня из своей жизни не вытравливай, как последнего паразита.
  Ты запала в мою душу, словно семечко... и укрепилась, проросла, опутав мое сознание удушающей лианой... Смешно, я - эльф - Хозяин Природы, имеющий право позволять чему-то расти - цвести или увянуть, не смог вытравить твой росток из своего сердца, задыхаясь от этого щемящего чувства заполненности тобою, не пытаясь убить. Я готов ухаживать за новыми побегами, даже если обещавшие стать прекрасными бутоны, вдруг превратятся в шипы, и будут физически, а не эмоционально, рвать мою плоть. Я готов все вытерпеть ради тебя, моя сладкая мука, и никому не позволю разрушить мой персональный рай или ад. Я бы попросил у тебя прощения, но даже оно тебе не нужно..."
  
  ***
  
  Сандриэль задержался на полигоне, поэтому возвращался один, занятый своими мыслями, когда услышал доносившийся с площадки для стрельбы из лука знакомый смех. Невольно вздрогнув, он прислушался и сошел с дороги. Площадку окружали кусты декоративных растений. Красные бусины ягод барбариса казались на фоне темно-вишневых листьев каплями крови. Красиво и удручающе...
  
  А на площадке Старший Принц учил Аню стрелять из эльфийского лука. Девушка в очередой раз не попала в центр мишени, и вместе с Натан'ниэлем смеялась над его комментариями и нелестными высказываниями о ее способностях.
  - ...давай начнем заново, Анхель, с позиции прицеливания, - говорил Принц. - Вставай сюда, левую ногу тверже! Руку держи ровнее, следи за линией плеча, - он встал позади Ани, довольно плотно прижавшись к ее спине, выпрямляя ее плечи и показывая, как правильно держать корпус, прижимать лук, натягивать тугую тетиву.
  Аня была в обтягивающих стройные ноги узких брюках и блузке, поверх которой был надет свободный короткий сарафанчик, едва прикрывающий аппетитную попку. Волосы, заплетенные в косичку-колосок от самого затылка, свободно спадали по спине. На ногах - высокие коричневые сапожки из мягкой кожи.
  - Анхель, внимательнее! Подними чуть выше и правее!
  - Ваше Высочество, может, у меня просто руки не из того места растут?
  - Просто Натан, Анхель, и руки у тебя... очень красивые...
  Аня обернулась, выразительно изогнув бровь:
  - Господин Натан'ниэль? Я, право, смущена, - лукаво улыбнулась она.
  - Натан, - мягко поправил эльф. - Мы не в аудитории...
  
  Кровь бросилась Сандриэлю в лицо, грудь обожгла волна вспыхнувшей ревности... Свистящий звук выпущенной стрелы привел молодого эльфа в чувство, и он быстро пошел прочь.
  
  Аня
  
  Вероника не находила себе места:
  - Нет, ну ты мне объясни, почему надо каждое полнолуние собираться в стаи где-то в лесу?! Открыл окно - повыл немного - и спать! Так ведь удобнее!
  Я старалась не смеяться, видя, что Вероника злится по-настоящему.
  - А ты попросись с ним - заодно и узнаешь, чем они там занимаются, - осторожно посоветовала я подруге.
  - Думаешь, я не просила? - неосмотрительно проболталась Вероника и, поняв свой промах, смущенно рассмеялась. - Не берет, поэтому и бешусь.
  - Ну подумаешь, развлекаются мальчики раз в месяц, тебе что, жалко, что ли? Сама по три-четыре дня бываешь мегерой. Бедный Роволкон - ему-то каково? - притворно-сочувственно протянула я.
  - Ну, все! - взорвалась соседка. - Превращу тебя в жабу!
  Я проворно бросилась вон из комнаты, хохоча во все горло. Вероника помчалась за мной, придумывая на ходу новые угрозы.
  Сегодня на мне была Никина красная блузочка, которую она мне обещала дать поносить, и широкая длинная юбка. Бежать было неудобно, но я, подобрав подол, бежала со всех ног: в жабу, конечно, меня Вероника не превратит, но вот наслать веснушек, чтобы лицо было, словно засиженное мухами, или прыщей - это запросто!
  
  Вероника, наконец, отстала. Я остановилась. В тенистом дворике полузаброшенной территории у оранжереи мягко светило осеннее солнышко. Оно почти не грело, но я, разгоряченная бегом, этого не замечала. Кристалл, который я в очередной раз взяла из библиотеки, чтобы готовиться к занятиям, часто вздымался на моей груди. Я перевела дыхание. Опавшая листва ярко-желтым ковром лежала под ногами. Легкий порыв ветра озорно скользнул под юбку и, взметнув ее, полетел дальше. Подхватив листья, он закружил их, не находя выхода из колодца двора.
  Я залюбовалась легким танцем умершей листвы, и в голове вдруг всплыла мелодия. Проведя рукой над кристаллом, я вполголоса запела:
   "На ковре из желтых листьев,
   В платьице простом,
   Из подаренного ветром крепдешина,
   Танцевала в подворотне
   Осень вальс-бостон...
   Отлетал теплый день
   И хрипло пел саксофон..."
  Мелодия, нарастая, разливалась, растворялась над двориком около оранжереи, и ноги сами сделали шаг, другой...
  Я, закрыв глаза, самозабвенно кружилась, вальсируя среди листвы. В какой-то момент мне показалось, что в музыку танца вплетается еще какой-то звук. И, когда музыка прекратилась, и я остановилась, а золотистый хоровод опал на землю - очарование не проходило. Я вздохнула - пора было возвращаться. Вероника, наверняка, уже отдышалась и теперь разыскивает меня, чтобы вновь жаловаться на Волка.
  Я уже собралась уйти, но в это мгновение до слуха долетел слабый звук, как будто кто-то тихонько трогает клавиши пианино. До того он был здесь неуместен, что я даже остановилась, затаив дыхание. Вот! Точно! Повторился, причем стала слышна мелодия, словно взяли сразу несколько аккордов. Мелодия... только что отзвучавшей музыки из моего кристалла. Только доносилась она откуда-то сверху. Здесь проходила стена старой части здания.
  Я обошла оранжерею и, задрав голову, посмотрела наверх. Эти звуки доносились из распахнутого окна на втором этаже. Заинтригованная таким странным явлением, я решила выяснить, что все это значит.
  
  Поднимаясь по полустертым мраморным ступенькам лестницы, меня вдруг охватила смутная тревога какой-то неправильности происходящего. Рука невольно потянулась поправить золотой крестик на груди. Но любопытство взяло верх, и я двинулась дальше.
  Остановившись перед высокими двустворчатыми дверями, я толкнула их и очутилась в просторном помещении старого танцевального зала. У одной из стен стоял инструмент, действительно, очень похожий на рояль. Я не знала, как он называется - впервые увидела здесь такой.
  За "роялем" сидел высокий бледный парень с тонкими чертами лица, изящные пальцы проворно порхали над черно-белыми клавишами, издавая чарующие звуки. Парень поднял выразительные глаза с огромными черными ресницами. Я замерла:
  - П-простите, не помешаю? Эта мелодия... Вы так чудесно играли...
  - А Вы чудесно танцевали во дворе.
  Я слегка порозовела от похвалы и смущения.
  - Не хотите повторить? - он уверенно опустил руки на клавиши, и я поняла, что не могу сопротивляться...
  Я подошла ближе:
  - Почему у меня такое чувство, что мы знакомы? - мой голос прозвучал тихо, я не могла отвести глаз от светленького красавчика, словно приворожившего меня.
  Он чарующе улыбнулся:
  - "Цып-цып-цып - книга, книга", - напомнил он.
  - Ооо, - простонала я, заливаясь краской и закрывая лицо руками. Это же тот вампир с пятого курса, который помог тогда найти книгу в Архиве библиотеки для активации Кольца. Только сейчас не были видны кожистые перепончатые крылья. Мы не встречались с ним после того раза - как-то не удалось пересечься, поэтому я не сразу вспомнила его лицо.
  - Ну-ну, - мягко сказал вампир бархатным голосом. - Не надо смущаться... Честно говоря, не ожидал, что столь непосредственное создание так легко смутить, - он поднялся и, склонив голову, представился. - Мое имя Артур.
  - Анастэйша, - я присела в изящном реверансе. - Может, Вы сыграете для меня еще что-нибудь?
  - Все, что пожелаете. Минорное или мажорное?
  - Минорное.
  Вампир закрыл глаза и тряхнул светлой шевелюрой, опуская тонкие чувственные пальцы на клавиши...
  
  ...И мир перестал существовать, растворяясь в звуках музыки. В какой-то момент я поняла, что я вижу две фигуры, кружащиеся в танце, парящие в воздухе. Стены раздвигались, облик зала стремительно менялся. Я почувствовала прохладное дыхание у своей шеи. Чьи-то нежные пальцы легким прикосновением пробежали по позвоночнику, отключая чувства и мысли. Я видела только выразительные янтарные глаза Артура, чуть затененные ресницами. Он смотрел на меня так пронзительно, словно хотел заглянуть гораздо глубже, а мне хотелось раствориться, разметаться осколками аккордов, слиться с пространством...
  
  ..."Анхель! - донесся издалека встревоженный знакомый голос. - Мы будем сегодня заниматься? Где ты? Откликнись!" - Настойчивый голос Натан'ниэля, раздавшейся в голове, так некстати обломал весь кайф.
  Зала вновь поплыла перед моим глазами, вернулись на место стены, картины, зеркала; вновь уложились дощечки паркета, восстанавливая геометрически правильный рисунок на полу. Огромные хрустальные каскады люстр опустились с поднебесья, и потолок сомкнулся над нами.
  Я обалдело хлопала глазами, пытаясь понять, а что это сейчас было? Артур опустил голову. Руки его дрожали, и почему-то дергалась щека, медленно втягивались клыки...
  - Простите, Артур, мне пора, - прошептала я, сгоняя наваждение. - Благодарю Вас за незабываемые мгновения.
  Кожу на груди жгло. Я дотронулась до креста - он был раскален, словно я забыла снять его в сауне. Решив, что удивляться этому феномену буду позже, я торопливо покинула зал.
  Вампир молча поклонился и проводил меня таким взглядом, что по позвоночнику промаршировали отряды мурашек, и я непроизвольно передернула плечами... Только вот я пока не поняла - от необъяснимого страха или от вполне объяснимого возбуждения...
  
  Артур
  
  - Аделина! - выдохнул я, проводив убегающую девушку жадным взглядом и поворачиваясь. - Ты меня так обломала. Зачем позволила найти?
  - Развлекаешься, милый? - любезно поинтересовалась красноволосая демоница, выходя из темного угла зала. - Ты предпочел бы, чтобы Светлый сам тебя нашел?
  - Пытался "развлечься", - нехотя пришлось признать, дуя на пальцы, на которых горел ожег в виде отпечатка маленького крестика.
  Демоница подошла и опустилась ко мне на колени. Я притянул ее к себе, страстно впиваясь в подставленные для поцелуя губы. Чувственные пальцы, пострадавшие от встречи с амулетом человечки, ощутили жар кожи распаленного желанием роскошного тела асуры. Сладкая, соблазнительная, уверенная в своей неотразимости и привыкшая получать то, чего хочет... Жаль, нельзя было ее выбрать в Вечные Спутницы. Мы оба понимали свое предназначение и наслаждались тем, что имели на сегодняшний момент.
  
  Аня
  
  Мне как следует попало от Натана за встречу с Артуром наедине. Он никогда еще не позволял себе повышать на меня голос.
  - Ну, что Вы можете сказать в свое оправдание, леди?!
  Несмотря на нагоняй, я хитро улыбнулась - на ум пришли незабываемые строки, и я тихо пробормотала: " ... Сознаю свою вину.
   Меру. Степень. Глубину.
   И прошу меня направить
   На текущую войну.
  
   Нет войны - я все приму -
   Ссылку. Каторгу. Тюрьму.
  
   Но желательно - в июле,
   И желательно - в Крыму..."
  
  Натан'ниэль не знал, что это за место "Крым", я, если честно, тоже не помнила, но что-то такое солнечное, теплое и приятное всплывало вместе с этим названием. В общем, смысл он уловил. Уголки красиво очерченных губ дрогнули в улыбке, но Старший Принц продолжал сверлить меня пронзительным взглядом, в котором плескалась мудрость многих веков, заставляя чувствовать себя рядом с ним никчемным ничтожеством, не способным понять простые истины. Я надулась, и Натан примирительно произнес:
  - Нельзя, понимаете, леди Анхелика, никогда нельзя оставаться с будущим Высшим Вампиром наедине.
  - Леди Анхелика? - упавшим голосом переспросила я (мы были одни, и Натан'ниэль, вдруг перешедший на "Вы" и дистанцирующий отношения преподавателя и ученицы, почему-то неприятно задел мой слух и, чего уж там, самолюбие).
  - Вы знаете, что такое Зов Вампира? - с нажимом произнес жутко сердитый эльф.
  Я опустила глаза - теперь, кажется, я начинаю понимать, что он имел в виду. Интересно, почему же Бабочка молчала? Я пощупала заколку в волосах - та была на месте. "А может, она и не молчала, а я ее просто не видела и не чувствовала?" - пришла в голову ужасающая мысль, я вновь подняла виноватые глаза на Старшего Принца.
  - Простите, Ваше Высочество, я...
  - Не будем мы сегодня заниматься стрельбой, - устало сказал Натан. - Ты, Анхель, отправляешься в библиотеку, и к завтрашнему дню подробно выучишь...
  У меня отлегло от сердца - Натан смилостивился и перешел на "ты". Придется опять сидеть весь вечер и полночи в библиотеке, чтобы он все равно завтра придирался ко мне из-за малейшей неточности, только теперь я не сердилась на учителя.
  
  ***
  
  В выходные после ее незабываемой встречи с вампиром Артуром Аню навестил Эсарлухар.
   Янар в это время встречался с Азалексом в городе. Азель нервничал. Он еще с утра в столовой подвесил на девушку "маячок", чтобы отслеживать, как та проводит свободное время.
  
  Немного поболтав о новостях, Эсар спросил, как вообще обстоят дела, привыкла ли она к Школе, вспомнила ли что-нибудь после своей амнезии ("липовой", между прочим, которой она обязана асурам и Ученице Хранительницы Клана Драконов-оборотней). Анька смущенно призналась, что недавно она здорово облажалась с вампиром, поведшись на Зов и каких "дюлей" получила потом от учителя. Эсарлухар хмыкнул:
  - Неужели браслеты Зака не справились?
  Девушка стала пунцовой:
  - В том-то и дело, что я про них даже не вспомнила. Я, действительно, хотела раствориться в своих ощущениях, крыша уехала конкретно, - она передернула плечами, непроизвольно представив возможные последствия.
  Эсар понимающе улыбнулся, но удержался от пошлых комментариев, предложив сделать оберег.
  - Да ладно, я уже все поняла. Его Эльфийское Высочество умеет вдалбливать знания. Я наизусть зазубрила 144 пункта правил поведения в обществе вампира...
  
  Вероника сегодня вновь встречалась с кем-то из многочисленной родни. Волк не хотел отпускать ее одну в город, а Вероника опасалась последствий его присутствия рядом. Эти конкретные братья-орки недолюбливали оборотней. (Видимо, у них были основательные причины, которые не имеют к данному повествованию никакого отношения, поэтому опускаем эти подробности.)
  Роволкон уговорил Аньку пойти вместе с ними, чтобы он мог представиться ее парнем, пока Вероника будет вспоминать с братьями родных и знакомых и перемывать им косточки. Потом можно будет вместе вернуться в Школу. Аня согласилась, поэтому, хоть и с сожалением, но с Эсарлухаром пришлось расстаться через пару часов. Он поцеловал ее на прощание. В городе его ждал Ян и Азель.
  
  Эсарлухар нашел родственничков на площади, где раскинулась, гудящая, точно улей, ярмарка. Повсюду слышались торги. Дородные румяные тетки расхваливали свой товар, предлагали пощупать, попробовать. Покупатели приценивались, добродушно переругиваясь с продавцами, сбивая цену. Впрочем, по давно установленной традиции, без торга приобретенный товар значительно терял свою привлекательность. Как правило, покупатели и продавцы расставались весьма довольные собой и совершенной сделкой.
  В рядах, торгующих живой рыбой, Эсар слегка поморщился - для его асурьего нюха запашок показался сомнительным. Его привлекла пикировка между молодым продавцом живой рыбы и сухонькой желчной старушкой.
  Бабка придирчиво поковырялась в товаре сморщенными костлявыми пальцами и с подозрением спросила:
  - Слыш, милок, а рыба-то у тебя свежая?
  - Конечно свежая - она же живая! - слегка обиженно подтвердил бугай.
  - Мало ли, - с сомнением протянула старушка. - Я вот тоже живая...
  Эсарлухар, оценив житейский юмор старой человечки, заржал. Впрочем, ему вторили многие, слышавшие этот диалог.
  Пронырливые мальчишки сновали между рядами и лавками, уворачиваясь от звонких оплеух и обидных шлепков по заднице, щедро раздаваемых недовольными продавцами, оберегающими свой товар от юрких пацанов с шаловливыми ловкими пальчиками. Впрочем, особо не злобствовали. Конечно, за "стибриное" румяное яблоко или горячую пышную булку детям особо не влетит. Так, за уши оттаскают, да сдадут родителям для дальнейшего перевоспитания.
  А вот от лавки, дурманящей запахом сладостей, их гонял "специально обученный человек" точнее полукровка - орк. Один его грозный вид внушал невольное уважение. На самом деле это был добрейшей души индивидуум, для которого хозяином было придумано страшное наказание за нерадивое отношение к обязанностям. Он лишал его сладкого. И это служило мощным стимулом, к тому, что ребятишки, хоть и захлебывались слюнями, но без денег сюда не совались.
  
   В рядах гномов, торгующих драгоценностями, оружием и другими разными кузнечными изделиями, Эсар задержался. Здесь они и встретились с Азелем и Янаром, живо интересующимся всякими разными штучками, прикидывая, не попадется ли на глаза что-либо стоящее или подающее идею для будущего собственного проекта. Заодно Бриане можно присмотреть очередную побрякушку. Драконица любила знаменитые гномьи украшения. Конечно, за дорогими и эксклюзивными надо было идти не на рынок, а в какой-нибудь из почтенных Торговых Домов. Но, во-первых, и Янар и Эсарлухар были на территории этого государства инкогнито (то есть незаконно), - люди не любили давать разрешение демонам свободно разгуливать по своим землям. Еще не забыли о былых временах, когда от их присутствия и вмешательства были не только большие и мелкие неприятности, поэтому не спешили расставаться с предрассудками.
  Ян нашел замечательную подвеску-кулон в виде золотисто-красного дракона, обвивающегося вокруг рубинового сердечка. Наивный, немного романтичный подарок должен был понравиться Бри.
  
  Асуры предложили Азалексу выбрать трактир. Они уже устали слоняться по городу и проголодались. Азель, периодически проверяющий передвижения Ани по маячку, затащил обоих асуров в какое-то сомнительное заведение. Эсар заметил, что племянник, войдя в довольно темное полуподвальное помещение, пытался кого-то разглядеть в глубине, возле узких запыленных окошек, находящихся почти под самым потолком вдоль всей дальней стены. При входе вышибала-орк потребовал оставить оружие, но предусмотрительные асуры уже упрятали все лишнее в пространственные карманы, поэтому ничего предосудительного у них при себе не имелось. Да это им было и не нужно. Мало того, что их Сила изначально была на уровень выше здешних магов, демоны и сами по себе были орудиями убийства, даже без полной боевой трансформации.
  Эсарлухар проследил за взглядом парня и, ухмыльнувшись, толкнул Янара в бок, привлекая его внимание:
  "Тебе вон та девица, в компании оборотня, никого не напоминает?" - мысленно спросил он брата.
  Ян чуть прищурился: "Анхелика?"
   "Угадал!" - отозвался Эсар и вслух спросил:
  - Азель, может, вон туда - там, кажется, столик свободный? - зеленоглазый асур кивнул на соседний с Аниным столик, который, действительно, пустовал.
  Азель поспешно возразил, увидев еще и Веронику в компании родственников-орков в углу, который он намеревался занять, для наблюдения за Аней со стратегически удобной позиции.
  Высокие, мощные, громкоголосые, с характерно выбритыми висками, неизменными кожаными жилетками на голое тело, увешенными амулетами и другими знаками принадлежности к определенному Клану, родственники Аниной соседки по комнате выглядели колоритно. Эсарлухар удивленно поднял бровь, не совсем понимая маневр племянника, когда тот потащил их в одну из небольших ниш.
  "Он, что, запал на нашу девочку?" - мысленно зашипел Ян.
  "Если не на нее, то я даже стесняюсь предположить какую-либо другую кандидатуру..." - сострил Эсар.
  Действительно, рядом с Аней сидел оборотень Роволкон, чуть дальше - несколько орков, по виду которых трудно было определить - воины они или разбойники. Еще дальше - компания людей, сдвинувших на край стола кружки с недопитыми крепкими напитками и играющих в кости, несмотря на ранний час. Обычно, азартные игры начинались ближе к вечеру. Янар хохотнул и отвесил братцу ментальный подзатыльник.
  "А чё? - обиделся зеленоглазый красавчик. - Кто скажет, что Анхелика - мальчик, пусть первый бросит в меня камень".
   "Слышь, а ведь Азель не знает, что ей по человеческим меркам уже к сорока годам!" - спохватился Ян.
  "Ты предлагаешь открыть племянничку этот маленький секрет? - хмыкнул Эсарлухар, - А тебе не кажется, что парень только-только начал узнавать значение некоторых понятий, и эта легкая привязанность на него положительно влияет? Я бы не стал его переубеждать, тем более, сейчас, когда его Судьба предрешена..." - теперь в эмоциях зеленоглазого послышалась легкая горечь. Он уже не глумился. Ему было жаль парня, которому выпала именно такая участь.
  " Согласен", - кивнул Янар, покорно проследовав к облюбованному младшим асуром столу.
  А местечко оказалось удачным - был виден столик, за которым сидели Аня и Роволкон, почти весь зал и небольшое возвышение импровизированной сцены, на которую за определенную символическую плату могли выйти любые желающие выступить, предлагая неизбалованной изысканными культурными шедеврами публике номер в своем исполнении. Необременительных условий было несколько: без сквернословия, без крамольной пропаганды, без оскорблений остальных клиентов - представителей других рас. Ну, и без последующего мордобоя, естественно. В заведении было два почти что штатных менестреля, которые развлекали публику, когда не было желающих предъявить свой "талант" на суд невольным зрителям. В остальное время сцена не пустовала, многим хотелось урвать свою "минуту славы".
  
   Анька недовольно морщилась. Сегодняшняя программа выступления самозваных артистов была до зевоты скучной, неинтересной и вызывала раздражение.
  - Иди, выступи сама, - отмахнулся Волк. - Критиковать с места все любят.
  - Не-е, ну правда, отстой какой-то, - упрямо повторила подруга.
  Аньке вообще-то нравилось это заведение - она была здесь уже пару раз. Кормили вкусно, недорого. Опять же, идея насчет выступлений самих посетителей, в те разы была заслуживающей внимания. И поржали над непрофессионализмом и погрустили вместе с каким-то романтично настроенным мальчишкой и его балладой о неразделенной любви, и бурными овациями и одобрительным хохотом поддержали мужика, рассказывавшего со сцены байки о своей нелегкой жизни с ревнивой женой и вредной тещей. А сегодня было откровенно скучно...
  Анька бросила взгляд на подругу, что-то увлеченно рассказывавшую братьям-оркам. Те гоготали, перебивая ее, требуя забавные моменты повторить еще раз.
  - Похоже, здесь мы надолго, - вздохнула Аня, отодвигая тарелку. (Волк обреченно кивнул). - Ладно! Пойду, повыпендриваюсь. Пожелай мне удачи... и будь готов отмазать, если в меня тухлые помидоры полетят.
  - Ты будешь петь или танцы устроишь? - Волк насмешливо подмигнул. - Только не очень напрягайся, а то здесь собрались горячие парни...
  - Увидишь, - заинтриговала подруга.
  - Ну-ну, - хмыкнул оборотень, откидываясь на спинку лавки. - Я в нетерпении. Положительные эмоции мне не помешают, может, это будет твой Звездный Час? А я потом буду всем рассказывать, что знаком с тобой.
  Аня показала ему кулак и пошла к сцене.
  
  Почему Анька выбрала эту сказку, она и сама бы затруднилась ответить. То ли вспомнила, как оправдывалась перед Натан'ниэлем из-за вампира, то ли сегодняшний разговор с Эсарлухаром что-то навеял, то ли потуги предыдущего кандидата на гордое звание артиста, оккупировавшего сцену почти на час, до того как разномастный народ уже стал недовольно роптать и горе-импровизатора срочно заменили на барда, раздражали. А теперь вот Анька пожелала сменить выступающего после профессионала-певца какого-то дядьку. Честно сказать, она немного тушевалась, но выпитое легкое игристое винцо ударило в голову, и захотелось признания неприхотливой публики и хотя бы скудненьких аплодисментов, чтобы чуть-чуть потешить свое тщеславие.
  Аня не могла объяснить, почему она не помнила событий до ее появления в Бадрахале, где она провела несколько дней, прежде чем была отправлена в ММШ, но из глубин подсознания периодически всплывали обрывки каких-то незнакомых здешним жителям фраз, чьи-то стихи, до боли знакомые мелодии песен...
   А сейчас Аня хотела прочитать "Сказ про Федота-Стрельца, Удалого Молодца". Ее она помнила наизусть, как ни странно. Жаль, не сможет повторить все интонации голосом самого автора, (только в его личном исполнении это незабвенное произведение нравилось ей больше всего), но ничего не поделаешь. Пообещав себе, что постарается не сильно испохабить сказку, мысленно попросив прощение у отца этого детища, она вскарабкалась на сцену и объявила свой номер.
  
  Несколько людей и орков заинтересованно оглянулись, услышав девичий голосок. Правда, их заинтересовала не художественно-литературная часть, а аппетитная фигурка. Но, по крайней мере, девушке удалось привлечь к себе внимание. А теперь надо постараться его оправдать.
  Анька глубоко вздохнула. Обвела взглядом полутемный зал - эмоции на лицах слушателей были доброжелательными. Она выдохнула, внезапно успокаиваясь и начиная находить удовольствие оттого, что "перехватила" приунывшую было аудиторию:
  
  "Верьте аль не верьте, а жил на белом свете Федот-стрелец, удалой
  молодец. Был Федот ни красавец, ни урод, ни румян, ни бледен, ни богат, ни
  беден, ни в парше, ни в парче, а так, вообче. Служба у Федота - рыбалка да
  охота.
  
  Царь
  К нам на утренний рассол
   Прибыл аглицкий посол,
   А у нас в дому закуски -
   Полгорбушки да мосол.
  
   Снаряжайся, братец, в путь,
   Да съестного нам добудь -
   Глухаря аль куропатку,
   Аль ишо кого-нибудь.
  
   Не смогешь - кого винить? -
   Я должон тебя казнить.
   Государственное дело -
   Ты улавливаешь нить?"
  
  Народ начал прислушиваться, на лицах мужчин появились понимающие ситуацию ухмылки. Анька меж тем продолжала, вдохновенно входя в образ то одного, то другого героев...
  
   "...А царь с послом уже сидят за столом. Рядом - ты глянь-ка! -- царевна
  да нянька. И все ждут от Феди обещанной снеди. Какая ж беседа без сытного
  обеда? А на столе пусто: морковь да капуста, укроп да петрушка - вот и вся
  пирушка. Гость скучает, ботфортой качает, дырки на скатерти изучает. Царь
  серчает, не замечает, как Федьку по матери величает. Вдруг - как с неба:
  каравай хлеба, икры бадейка, тушеная индейка, стерляжья уха, телячьи потроха
  - и такой вот пищи названий до тыщи! При эдакой снеди - как не быть
  беседе!..
  
  Царь
   Вызывает антирес
   Ваш технический прогресс:
   Как у вас там сеют брюкву -
   С кожурою али без?..
  
  Посол
  Йес!
  
  Царь
   Вызывает антирес
   Ваш питательный процесс:
   Как у вас там пьют какаву -
   С сахарином али без?..
  
  Посол
   Йес!
  
  Царь
   Вызывает антирес
   И такой ишо разрез:
   Как у вас там ходют бабы -
   В панталонах али без?
  
  Посол
   Йес!
  
  Нянька
   Постеснялся хоть посла б!..
   Аль совсем башкой ослаб?..
   Где бы что ни говорили -
   Все одно сведет на баб!"
  
  Вокруг уже откровенно ржали. Волк забрал свою кружку и пересел ближе к сцене. Хозяин, вопросительно поднявшийся из-за стойки, сел на место, увидев, что клиент не собирается ускользнуть, не заплатив, и переключился на других посетителей. Правда, у него образовалась небольшая передышка. Народ увлеченно пожирал глазами девчонку на сцене, сумевшую какой-то незамысловатой сказкой и странным говором, изображая персонажи в лицах, настолько взбодрить разномастную публику, что ей приходилось делать паузы, пережидая, пока стихнет гогот здоровых мужиков. Женщин, помимо самой Ани и Вероники было еще три - одна, сомнительного поведения, прижимающаюся сейчас разными округлостями своего тела к бородатому мужику в углу, и еще две, выглядывающие сейчас с кухни, посудомойка и дочка хозяина.
  Азель заерзал на лавке - ему тоже захотелось быть ближе к сцене, но он опасался выдать Аньке свое присутствие. Янар и Эсарлухар со все возрастающим интересом следили за выступлением Анхель. Молодец, девчонка! Не ожидали... Да и сказка ее была забавная такая, со смыслом.
  
  "Баба Яга
   Ты чавой-то не в себе!
   Вон и прыщик на губе!
   Ой, растратишь ты здоровье
   В политической борьбе!..
  
   Спробуй заячий помет!
   Он - ядреный! Он проймет!
   И куды целебней меду,
   Хоть по вкусу и не мед.
  
   Он на вкус хотя и крут,
   И с него, бывает, мрут,
   Но какие выживают -
   Те до старости живут!"
  
  Вероника с братьями тоже развернулись в сторону сцены, поддерживая подругу одобрительными хлопками и улюлюканьем в особо смешных местах.
  
  "Баба Яга
   Вообче-то я хитра
   В смысле подлости нутра,
   Да чавой-то мне севодня
   Не колдуется с утра!..
  
  Генерал
   Захворала - не беда!
   Съешь лягушку из пруда!
   Нет надежней медицины,
   Чем природная среда!
  
   Ты морочить мне мозги
   Даже думать не моги!
   Лучше всю свою подлючесть
   На работу напряги!
  
   А полезешь на рожон -
   Выну саблю из ножон!
   Ты хотя мне и подруга,
   А порядок быть должон!"
  
  Мужики гоготали, видимо, проводя какие-то аналогии с поведением представляемых девкой на сцене персонажей. Вошедшие в трактир стражники, делавшие неподалеку обход, заказав залебезившему на всякий случай хозяину жратву и легкую выпивку, тоже присоединились к зрителям. Лишь начальник отряда недовольно хмурил брови - а нет ли какой политической подоплеки? Какой-нибудь крамолы по отношению к Правящему Дому? Не подстрекательство ли это к беспорядкам недовольного чем-либо народа к местной власти? По выработавшейся за многие годы привычке, он постарался запомнить приметы девицы и особо рьяно веселящихся зрителей, исподволь окидывая собравшихся профессиональным взглядом, запоминая детали внешности, манеры поведения, жестов.
  Но вроде бы никто не высказывал откровенные каверзные мысли, даже если у кого-то они и появились. Он чуть расслабился и позволил себе насладиться представлением...
  
  "Нянька
   Ты, дружок, из тех мужей,
   Что безвреднее ужей:
   Егозят, а не кусают,
   Не сказать ишо хужей!
  
   Чтоб чужую бабу скрасть,
   Надо пыл иметь и страсть!
   А твоя сейчас задача -
   На кладбище не попасть!..
  
  Царь (Генералу)
   Ну а ты чаво молчишь,
   Да медальками бренчишь?
   Аль не видишь, как поганют
   Государственный престиж?
  
   Нянька гнет меня в дугу,
   А министер - ни гуту!
   Ты у нас по обороне,
   Вот и дай отпор врагу!"
  
  Волк догадался поднести Аньке попить. Если честно, то она и не ожидала, что будет так пересыхать в горле. Пока народ чуть не валялся под столами после очередного перла персонажей, она глотнула из его кружки. Фу-у! Пиво она не любила, но хоть что-то...
  
  "...А царь меж тем не теряет времени - принимает посла людоедского
  племени. Лондоны-парижи смазали лыжи, царю остались послы пожиже! Царь перед
  послом так и скачет козлом: мол, вот тебе дочка, бери ее - и точка! Знать,
  дела уж совсем худы, раз дошло до такой беды! Ну да ладно, бывает и хуже -
  лишь бы девка была при муже!..
  
  Царь
  Добрый день, веселый час!
   Рады видеть вас у нас!
   Бери гуд, салам алейкум,
   Бона сэра, вас ист дас!
  
   Кто вы родом?.. Сколь вам лет?..
   Вы женаты али нет?
   Не хотите ль с нашей фройлен
   Покалякать тет-а-тет?
  
  Нянька
   Перед кем ты, старый бес,
   Тут разводишь политес?
   Твой посол, я извиняюсь,
   Третий день как с пальмы слез!
  
   Будь на ем хотя б картуз,-
   Не такой бы был конфуз,
   А на ем же из одежи -
   Ничаво, помимо бус!..
  
  Царь
  Ты - шпиенка, энто факт!
   Что ни брякнешь - все не в такт!
   Ты ж со всею заграницей
   Мне порушила контакт!
  
   Я годами жду гонцов,
   А она их - из сенцов!
   За кого ж тогда царевну
   Отдавать в конце концов?"
  
  Дочка хозяина преподнесла Аньке большую кружку морса, шепнув: "Отец сказал, за счет заведения..." Аня кивнула трактирщику и, отпив большой глоток, продолжила...
  
  "...Осерчал Федот, созвал честной народ. Решили соседи пособить Феде. Фрол
  взял кол, Устин взял дрын, Игнат взял ухват. И все за Федотом к царевым
  воротам. Навстречу им генерал, черт бы его подрал! Подскочил бочком,
  посверкал зрачком, произвел догляд - и к царю на доклад!..
  
  Генерал
   Там собрался у ворот
   Энтот... как его... народ!
   В обчем, дело принимает
   Социяльный оборот!
  
   А всему виной Федот,
   Энто он мутит народ,-
   Подбивает населенье
   Учинить переворот!..
  
  Царь
  Ну а ты у нас на кой,
   С вострой саблею такой?
   Мы ж за то тебя и держим,
   Чтоб берег царев покой!
  
   Опосля дождя в четверг
   Дам ишо медальку сверх,
   Только ты уж постарайся,
   Чтоб народ меня не сверг!..
  
  Генерал
   Ишь, медаль!.. Большая честь!..
   У меня наград не счесть:
   Весь обвешанный, как елка,
   На спине - и то их шесть!..
  
   Дурило из дурил, а как заговорил! Хоть и злится царь,- а попробуй
  вдарь! Не такое время, чтобы бить в темя. Вышел царь на крыльцо, сделал
  строгое лицо, а на площади народу - вся Расея налицо!
  
  Царь
   Энто как же, вашу мать,
   Извиняюсь, понимать?
   Мы ж не Хранция какая,
   Чтобы смуту подымать!
  
   Кто хотит на Колыму -
   Выходи по одному!
   Там у вас в момент наступит
   Просветление в уму!
  
  Федот
   Что касается ума,-
   Он светлехонек весьма:
   Слава Богу, отличаем
   Незабудку от дерьма!
  
   Ты пошто меня скорей
   Отослал за сто морей?
   Не затем ли, чтоб жениться
   На супружнице моей?"
  
  Некоторые слова были непонятны, а названия мест и вовсе незнакомы, но общий смысл "догоняли" все.
  
  "Царь
  Зря ты, Федя, для меня -
   Мой народ - моя родня.
   Я без мыслей об народе
   Не могу прожить и дня!..
  
   Утром мажу бутерброд -
   Сразу мысль: а как народ?
   И икра не лезет в горло,
   И компот не льется в рот!
  
   Ночью встану у окна
   И стою всю ночь без сна -
   Все волнуюсь об Расее,
   Как там, бедная, она?
  
   А виновник - генерал,
   Интриган и аморал!
   Энто он, коровья морда,
   Честь цареву обмарал!
  
  Генерал
   Что вы, братцы?.. Я ж за вас
   Потерял в атаке глаз!..
   Нешто я когда посмею
   Супротив народных масс!..
  
   Оправдаю. Отслужу.
   Отстрадаю. Отсижу.
   К угнетающей верхушке
   Больше не принадлежу!..
  
   А виновница - Яга!
   Нет опаснее врага!
   Перед ней и сам Горыныч -
   Так,- не змей, а мелюзга!
  
   Ну-ко, где ты, егоза?
   Погляди людям в глаза!
   Лично я не удержуся -
   Врежу саблей два раза!..
  
  Баба Яга
   Я - фольклорный элемент,
   У меня есть документ.
   Я вообче могу отседа
   Улететь в любой момент!
  
   За жару ли, за пургу
   Все бранят меня, каргу,
   А во мне вреда не больше,
   Чем в ромашке на лугу!
  
   Ну, случайно, ну, шутя,
   Сбилась с верного путя!
   Дак ведь я - дитя природы,
   Пусть дурное, но - дитя!
  
   Коль судить, дак тех, двоих,
   Соучастников моих.
   Энто я по виду нечисть,
   А по сути чище их!"
  
  Анькин дебют (или, правильнее бенефис?) оказался удачным. Во время ее выступления зал постепенно наполнялся. Дело было к вечеру. Волк обернулся, когда почувствовал, как кто-то нахально хлопнул его по плечу. Смельчака спасло только то, что он сам был из оборотней и обладал отличной реакцией, да к тому же учился в ММШ, только на четвертом курсе. Поспешно отдернув чуть было не пострадавшую наглую конечность от недовольного Волка, парень расплылся в улыбке:
  - Здорово, Волчара! Кажется, это одна из твоих подружек? Во, девка, молодец, просто класс!
  Роволкон "проглотил" фразу "одна из твоих подружек", собственно так оно и было, если не копать глубже, и наклонил голову, соглашаясь:
  - Жаль, кристалла с собой нет - записал бы на память.
  - Уже! - ухмыльнулся приятель, кивнув на своих друзей, которые сели ближе к сцене и, кажется, действительно записывали выступление первокурсницы на магический кристалл, пожертвовав куском стертых лекций...
  
  "Генерал
   Сознаю свою вину.
   Меру. Степень. Глубину.
   И прошу меня направить
   На текущую войну.
  
   Нет войны - я все приму -
   Ссылку. Каторгу. Тюрьму.
  
   Но желательно - в июле,
   И желательно - в Крыму..."
  
  - Слушай, познакомь, а? - вдруг попросил четверокурсник, не отрывая взгляда от девчонки на сцене.
  - Это еще зачем? - вскинулся Роволкон.
  - Ты чего, как маленький? - удивился парень. - Твоя-то, кажется, вон та, что сейчас с орками, - он кивнул в сторону Вероники. - Зачем тебе сразу обе?
  - Пригодятся, - самодовольно ухмыльнулся Анькин друг.
  - Да брось, Волк, - сощурился Леонид. - Я, может, с серьезными намерениями.
  - Ты-то с серьезными? - не поверил Волк, заржав. - Это шутка такая, да?
  - Обижаешь, - притворно надул губы симпатичный четверокурсник.
  - Ладно, познакомлю, - смилостивился Волк. - Только предупреждаю сразу - ловить тебе здесь нечего. Обидеть Анхель я тебе не позволю, а соперники у тебя будут серьезные, если и впрямь хочешь попытать счастье.
  - Эльфенок что ли? - презрительно скривился оборотень. - Думаешь, она поведется лишь на смазливую мордашку?
  - На мордашку или на что-то еще - не знаю, врать не буду. А сам-то ты на что рассчитываешь? - смерил Роволкон претендента на сердце подруги оценивающим взглядом.
  - Ну, есть у меня свои методы убеждения, - самоуверенно заявил Лео. - Короче, я найду, чем заинтересовать. Ты, главное, только представь меня ей.
  - Лады! Давай позже поболтаем, хочу дослушать, - Волк кивнул на сцену.
  - Сочтемся, - удовлетворенно кивнул оборотень.
  - Ага. Только имей в виду, Азель к ней тоже неровно дышит, так что шансов у тебя... сам понимаешь.
  -Чччерт, - прошипел огорченно четверокурсник. - Ну это мы еще посмотрим...
  Роволкон только ухмыльнулся и пожал плечами. Он был уверен, что Анька не поведется на сомнительные предложения воспылавшего страстью оборотня. Волк ее неплохо изучил за это время. Достаточно лишь упоминания о том, что этот индивидуум не пропускал ни одной юбки и симпатичной мордашки, притягивая к себе животным магнетизмом, чтоб Аня держала его на расстоянии. Хотя, с другой стороны, развеяться подруге тоже не помешало бы, а то она уже устала метаться между чувствами к своим полукровкам-третьекурсникам, думая, что никто вокруг ничего не замечает...
  
  Анька обвела взглядом "благодарную публику". Женщины Хараты редко выступали на сцене в подобном жанре... Пение, танцы - это да. В театре, конечно, тоже были свои примадонны и массовка, а вот так, чтобы в юмористическом жанре репризы - большая редкость.
  Здоровенные мужики чуть не до слез ржали, хлопая себя ладонями по ляжкам, держась за животы, стуча кружками по столешницам.
  Азель не мог оторвать взгляда от Аньки. Она очень удачно изображала персонажей в лицах. У каждого была своя характерная манера. Он испытывал странное чувство - с одной стороны, он гордился ею, что девчонка смогла так себя преподнести, так завести зал и вовсе не непристойными танцами (которыми они со своей шебутной подружкой обожали доводить некоторых слабонервных учащихся ММШ чуть ли не до слюноотделения). Когда она вышла на сцену, он испугался, что она застесняется, собъется, забудет текст, и будет чувствовать обидную неловкость, только бы не засекла его. А вышло все просто здорово. Даже слишком. Пожирающие его подругу восторженные взгляды и вообще слишком пристальное внимание, почему-то начали раздражать. Хотя он понимал, что вообще-то у него нет на эту первокурсницу никаких особых прав, но все же хотелось, чтоб она не "светилась" так сильно. Азалекс хотел ее для себя, в единоличное пользование. И пусть она ему рассказывает свои странные истории и сказки, поет незнакомые песни, танцует... да пусть хоть устроит кукольный театр, как на ярмарке, - лишь бы смотрела только на него. Лишь была бы рядом... Он хотел видеть ее постоянно меняющуюся мимику лица: не надменную, не холодно-неприступную, не призывно стреляющую глазками, кокетничая, как большинство девушек из Школы. Сейчас ее лицо менялось каждую минуту - мелькали "маски" персонажей, словно проживалась целая жизнь за такой короткий срок. Динамично развивающийся сюжет был прост только на первый взгляд. На самом деле здесь была явная смысловая нагрузка. Наверняка, Анхелика могла извлечь из скрытого подтекста этой сказки гораздо больше, чем кто-либо из присутствующих, но и они чувствовали, что можно вот так изящно, скользя по тонкому краю острой кромки, посмеяться над существующим государственным укладом: самодурством правителей, продажностью военных чиновников, подлостью и трусостью (если запахло жареным) нечистоплотных на руку магов и посопереживать простой житейской мудрости возроптавшего народа, которому надоело мириться с несправедливостью. Хорошие собирательные образы.
  Только вот как-то подозрительно косится начальник отряда стражников. Как бы он тоже не вздумал провести параллели. Азалекс занервничал. Янар и Эсарлухар, прикрытые чарами, сейчас совсем не отличались ни внешностью, ни аурой от людей. Он и сам не на территории Школы предпочитал не обозначать свой истинный облик. Люди гораздо легче мирятся с длинными ушами и надменными физиономиями светлых эльфов, чем с рогами и хвостами не менее привлекательных внешне демонов-асуров.
  Гномы заслужили к себе уважение умением грамотно вести дела, оставаясь в неизменной выгоде и отвечая за качество предлагаемого товара или оказанных услуг.
  Орки всегда славились своей готовностью продемонстрировать силу недоброжелательно настроенным соседям - к ним, на их земли, не лезли. Гораздо удобнее иметь их в союзниках на случай внеурочной войны.
  Оборотни существовали несколько обособленно, своими Общинами или Кланами, но при этом очень свободно чувствовали себя среди людей, если возникала необходимость.
  Дроу, Темные эльфы... Азалекс сам был полукровкой. Статус внука самого Правителя Подгорного Царства - Черного Дракона, Сайруса Дарка, возносил его до неслыханных высот и, в то же время, примесь крови демонов сильно портила репутацию и создавала дополнительные трудности и так в непростых отношениях. Он старался не вмешиваться ни в какие дворцовые интриги Темно-эльфийского Двора. Среди Темных эльфов у него почти не было друзей (вообще-то их не было и среди остальных рас). Собственно из-за того, что мальчишка был лишь наполовину дроу, ему позволили покинуть Подгорное Царство. Наследники не могли рассчитывать ни на что, кроме индивидуального домашнего образования со специально приглашенными преподавателями.
  Вампиры... вампиры вообще отдельная песня. В людском обществе старались маскироваться, не привлекая к себе излишнего внимания. Конечно, среди них встречались и безжалостные маньяки, и из них же получались великолепные шпионы. Древние или Высшие вампиры могли существовать на "бескровном" пайке годами, питаясь лишь энергией живых существ, их эмоциями. Насыщение клыкастых кровососов зависело от полноты и содержания этих эмоций, неважно, положительных или отрицательных, - главное, чтобы были сильные - самые сытные. Тогда как Низшие питались кровью. Так, если по какой-то причине, исчерпывали свой лимит, - могли пойти и на несанкционированный забор крови у населения, и, от сводящей с ума жажды, решиться на убийство.
  Впрочем, подонков, мрази, убийц и мародеров с маньяками среди людей было больше всего. Может тому виной, что людей в этом мире было больше, чем всех остальных рас вместе взятых, включая людей-драконов и остальных не перечисленных выше не-людей, и в процентном соотношении дела обстояли так же, как и у остальных... Но, почему-то, именно люди все равно не желали, чтобы, даже не помышляющие об агрессии, демоны свободно разгуливали по их землям... Да, асуры имеют такую особенность, как возможность пить чужие души, но когда хоть кто-то воспользовался этим в последний раз?
  Азель невольно вздрогнул и нахмурился, припомнив, что именно он и воспользовался этим не так давно, когда глупая девчонка чуть не умерла от раны нанесенной его когтями. Здорово он тогда перепугался! Но это все равно было еще не то чувство, которое родилось к Анхелике, этой странной человечке, не помнящей своего прошлого, позже... Не надо было отпускать ее от себя, ведь все тогда так удачно складывалось... Просто он и представить себе не мог, что она его зацепит, что они еще увидятся, что она будет занимать его мысли...
  Азалекс потряс головой - то на философию потянуло, то на лирику. Черная грива волос, собранная в хвост, хлестнула по спине. Он отвлекся от происходящего на сцене, пытаясь сконцентрироваться и ментально подействовать на почуявшего азарт охотника въедливого подозрительного начальника отряда стражников.
  Эсарлухар покосился на племянника, почувствовав рядом легкую аккуратную волшбу. "Во как!" - удивился асур - мальчишка "отводил глаза" напрягшемуся было представителю властей, навевая на него умиротворение, усыпляя подозрительность. К знакомой магии майя примешалась магия дроу. Ну что ж, так вязь заклинания выглядела даже изящнее. Умничка... Зеленоглазый асур тяжело вздохнул, любуясь сыном брата - "Эх, Зак... Какой же ты дурак непробиваемый..."
  Офицер стражи и впрямь посчитал, что в сказке девушки нет ничего такого, к чему можно было бы придраться, и заметно расслабился.
  Вокруг сцены уже толпился народ. Свободных мест ни за столами, ни у стойки бара не было. Проходившие мимо трактира, слыша бурное веселье, заглядывали полюбопытствовать и тоже оставались. Вышибале у дверей уже приходилось объяснять, что заведение переполнено. Хозяин был в восторге - девчонка, на которую он поначалу бросил скептический взгляд, посчитав глупой амбициозной выскочкой, помогла сделать ему недельную выручку!
  За спинами зрителей стало плохо видно сцену. Азель встал, намереваясь подобраться поближе.
  - Азель, не стоит, - громко сказал Янар, чтобы тот его услышал в этом шуме. - Ты же не хотел светиться.
  Парень покраснел и смутился - догадались, блин! Он не стал лезть в первые ряды. Но вот так просто уйти...
  
  Вероника была уже возле подруги. Ее братья легко растолкали народ могучими плечами и пристроились рядом, расплывшись в улыбке. По правде говоря, грубоватые лица симпатичных, по меркам орков, парней больше украсил бы зверский оскал, а так - казалось, было какое-то несоответствие. Азель подозревал, что остаток вечера девчонки проведут с ними.
  "Интересно, как Вероникин дружок это переживет - вон, как "волком смотрит", - хмыкнул асур про себя. На счастье, Аньку и эльфа вместе он больше не видел. Обида все еще не прошла, но просто так отказаться от этой девчонки он тоже не мог. Неимоверным усилием воли загнав планы о мести куда-то в глубину подсознания, сейчас он просто наслаждался тем, что может быть рядом.
  Анька меж тем продолжала...
  
  "Голос
   Я давно уж тут стою,
   У крылечка на краю,
   Жду, покамест ты закончишь
   Совещанию свою!..
  
  Федот
   Угости честной народ
   От заморских-то щедрот!
   Чай, они таковской пищи
   Отродясь не брали в рот.
  
   Предложи им наяву
   Самаркандскую халву,
   И турецкую фисташку,
   И персидскую айву!
  
   Ставь на скатерть все подряд -
   Шоколад и мармелад,
   И голландскую грудинку,
   И чухонский сервелат!
  
   Не забудь швейцарский сыр,
   Тот, который весь из дыр!
   Закати нам пир на славу,
   Каковых не видел мир!
  
   Ну а коль попросит кто
   Бражки граммов эдак сто -
   Так и быть!.. Сегодня можно!..
   Слава Богу, есть за что!..
  
  
   Был и я на том пиру, ел зернистую икру. Пров ел плов, Филат ел салат.
  Устин ел галантин. А Федот-стрелец ел соленый огурец. А как съел он огурец,
  тут и сказке конец! А что сказка дурна - то рассказчика вина. Изловить бы
  дурака да отвесить тумака, ан нельзя никак - ведь рассказчик-то дурак! А у
  нас спокон веков нет суда на дураков!.."
  
  В заключении Анька шутливо раскланялась под бурные аплодисменты. Некоторые, впечатлившись, приветствовали юное дарование стоя. Долго еще обсуждалась эта сказка, прочитанная человеческой девчонкой, вспоминались смешные моменты, которые тут же принимались цитировать к месту и не к месту, растащив на крылатые фразы. (Вероника потом жаловалась вечером, что у нее от смеха болят мышцы живота)
  
  Аньку буквально сняли со сцены Вероникины братцы, приняв на руки и нахально приобняв ее под благовидным предлогом радушного знакомства. Азель зло фыркнул с досады, и рубиновые радужки его глаз потемнели. Ему не хотелось уходить. Слишком много слышалось предложений для продолжения вечера. Даже приосанившиеся орки не пугали кандидатов, набивающихся девушкам в кавалеры.
  - Пошли, пошли, - поддел красногривый брат отца, ехидно сощурившись. - Ничего с ней не случиться. На ней браслеты - видишь?
  - Откуда ты... - осекся Азель, только что поняв, какую глупость сморозил. Уже в который раз за вечер его легко вгоняли в краску. Какая-то нездоровая тенденция. Противно чувствовать себя объектом насмешек, между прочим.
  А Эсар, меж тем, о чем-то договаривался с довольным хозяином, выудив откуда-то прямо из воздуха шикарный букет редких цветов. В жадно протянутую ладонь перекочевала золотая монетка, и хозяин активно закивал, довольно улыбаясь. Неслыханно! За услуги посыльного - целый золотой!
  Азалекс переживал из-за орков, но оказалось, что родственники Вероники, к их большому сожалению (и радости не узнанного никем из знакомых асура), имеют в городе какие-то неотложные дела и не могут остаться. Зато тут же нарисовались четверокурсники из ММШ и плотно взяли девушек в оборот. Настроение полу-демона опять поползло вниз. Роволкон, кажется, бесился не хуже Азалекса сейчас, но старался не показывать этого так откровенно. Это было и не нужно - все эмоции читались по его растрепавшейся, как щупальца протуберанцев, ауре, не видимой никому из присутствующих, кроме демонов-асуров. Это немного примирило полукровку с действительностью. Ехидные братья отца тактично промолчали, но Азель был уверен, что они общаются ментально и, наверняка, перемыли ему уже все косточки.
  "Ну и черт с ними, пусть подавятся от беззвучного смеха", - окончательно разозлился на них и на себя Азалекс. Обидно, что те, на кого он хотел бы походить, считают его мелким засранцем, постоянно вляпывающимся в неприятности, что в царстве матери, что в царстве отца, за столько лет так и не соизволившего снизойти хотя бы для нечаянной встречи. Только братья сиреневолосого красавца-аристократа Закиараза навещали его здесь иногда. Интересно, какое им до него дело? Рооодственнички, блин!
  
  ***
  
  Как потом Волк рассказывал Вику и Ламу об Анькином выступлении, подруга сорвала бурные аплодисменты, переходящие в овации. Кроме того - халявная выпивка с нескольких столов, предложения познакомиться поближе, цветы от пожелавших остаться неизвестными поклонников... Хозяин лишь сказал (за серебряную монетку, зараза!), что цветы - от господ, которые сидели вон в той нише, и ушли сразу же, как закончился номер.
  - А кто их принес? - насторожился Волк.
  - Не знаю, - нахмурился трактирщик, что-то припоминая. - Вроде бы не просили сбегать в цветочную лавку. Может, маги?
  - Да, наверное, - согласился Волк, пытаясь припомнить, кто из посетителей занимал нишу. Ведь сначала было немного народу и он, болтая с Анькой от нечего делать, рассеянно скользил взглядом по полупустому помещению, правда, чаще задерживаясь на Веронике. Наверное, применили Отводящие чары, он и не среагировал. Стыдно...
  
  Букет оказался роскошным. Записок непристойного содержания, да и вообще каких-либо к букету не прилагалось, поэтому Анька с чистой совестью забрала его с собой. И всю обратную дорогу украдкой (как она поначалу надеялась), совала в него свой нос, наслаждаясь нежным, дурманящим ароматом редких в этих местах представителей флоры, пока Вероника с Волком, устав фыркать, давясь от смеха, не заржали в голос. А к ним присоединились новоявленные ценители Аниного таланта с четвертого курса их Школы, любезно представленные Роволконом.
  - Сами дураки! Вы мне просто завидуете, - Анька демонстративно зарылась лицом в букет. - Может, у меня появился тайный поклонник. Вот!
  - Он, наверное, страшныыый, - поддразнила Вероника, передернув плечами, - раз сам не захотел вручить.
  - Нет, он просто скромный, - парировала Анька, включаясь в игру.
  - Или старый, - подхватил Волк. - И у него ревнивая жена и куча сопливых ребятишек... Ха-ха... Анька! Стой! Держи себя в руках! Я пошутил!... Ой! Да зачем букетом-то?!! Ника, скажи ей!! А-а-а...
  
  Азель, придерживая коня за морду, чтобы тот своим фырканьем не выдал их присутствия за густым кустарником, росшим вдоль дороги, широко улыбнулся. Ане понравился букет! Надо поблагодарить Эсара - надоумил. Жаль, что он так и не придумал подходящий предлог, чтобы отправиться обратно, присоединившись к веселой компании. Из трактира асуры выскользнули незаметно, а для "неожиданной" встречи в городе нужен был повод.
  
  Когда слегка потрепанный Волк, за ним Анька, бережно прижимавшая букет к груди, промчались вперед, а за ними - хохочущие Вероника и трое старшекурсников, он отпустил морду коня и ласково потрепал его по холке:
  - Ну, что, приятель, нам тоже пора возвращаться... Да, заодно, выяснить - этим-то "попутчикам" что надо? - недобро прищурился он вслед четверокурсникам.
  
  Естественно, кристалл с записью Анькиного бенефиса пошел гулять по Школе. Кто-то, увидев, припомнил танец у фонаря - шеста в исполнении первокурсницы и пожалел, что тогда не было кристалла с собой...
  К счастью мэтр Солитэр видел только выступление со сказкой про Федота-стрельца. Его мысли в последнее время почему-то странным образом занимала первокурсница. Давно с ним такого не происходило. Даже во сне вместо Салимы, пару раз он видел эту Анхелику, которая предпочитала, чтобы ее называли Аней...
  
  Натан'ниэль, которому выпало в этот вечер разгонять учеников Школы по комнатам, отлавливая их в излюбленных курсами местах сборищ, застал один из таких просмотров и даже милостиво разрешил не прерывать сеанс трансляции. Он скромно пристроился позади собравшихся, полюбопытствовать. Очень уж его заинтересовало место: "...Сознаю свою вину. Меру. Степень. Глубину..." Уголки губ Старшего Принца поползли вверх, как он ни старался сдерживаться. Как многогранна, оказывается, эта человеческая девушка. А ведь он тогда повелся и почти поверил в ее искреннее раскаяние... Как жаль, что не слышал сначала...
  
   *в тексте использованы фрагменты из "Сказ о Федоте - стрельце, удалом молодце" Л. Филатова Фрагмент песни "Вальс-бостон" А. Розенбаума
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"