Рокова Яна: другие произведения.

Сказка рядом... Часть 2 гл. 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь полна неожиданностей, и, порою, далеко не детских...

  Глава 10
  
  
  Аня
  
  В комнате горел ночник, но уходя, я все выключала. Странно. Ника разметалась на своей кровати. У нас ванной тоже горел свет и слышался звук льющейся в раковину воды из крана.
  Это еще что такое? - насторожилась я, остановившись посреди комнаты. Мои глаза привыкали к полумраку. С кровати Ники послышался слабый стон. Я быстро подошла к ней, дотронулась до лба с мокрыми от пота волосами - моя подружка вся "горела".
  Не успела я перебрать в голове все варианты, как лучше поступить: разбудить ее и напоить каким-нибудь жаропонижающим или сбегать к мадам Раваль, или вообще не трогать - орочий организм сам справится, - из ванной вышел... Сандриэль с мокрым полотенцем в руках.
  - Явилась? - мрачно осведомился он, неодобрительно окинув взглядом меня с головы до ног.
  Ну да, тот еще видок - в чужой мужской рубахе с кулем своих грязных тряпок подмышкой.
  - Что ты здесь делаешь? - первое, что пришло на ум.
  - То, что, по идее, должна была делать ты, - огрызнулся эльф.
  Он быстро подошел, забрал у меня, пребывающей в некоторой прострации, грязную одежду и вручил влажное холодное полотенце:
  - Тебе помочь или сама справишься?
  Я перевела взгляд на Нику. Она меня убьет, если я позволю дотронуться до нее чужим рукам. Странная она все-таки. Как танцы танцевать почти непристойные - пожалуйста, а возиться или тискаться (как, например, мы с Волком постоянно развлекались по-дружески), никому не позволяла. Мне иногда кажется, что и Волчик не рисковал сильно распускать руки.
  - Я сама. Уходи, пожалуйста.
  - Я отвернусь, - пообещал Сандриэль. - И найди ей сухие вещи переодеться.
  - Обязательно, - несколько грубовато ответила я, задетая его наставительным тоном.
  Конечно, я сама знаю, что надо обтереть подружку мокрой тканью (а лучше бы уксусным раствором) и переодеть ее. От высокой температуры и выступившего липкого пота, со специфическим лекарственным запахом вся ночнушка промокла, да и подушка с простыней тоже. С одеялом проще - просто перевернуть его другой стороной, чтобы не было так противно, и не простудилась бы еще больше.
  Стоп! Какая, к лешему, простуда? Орки не болеют простудой. А тогда что с ней?
  
  Сандриэль отошел к окну и, отвернувшись, скрестил руки на груди. Что он там пытался разглядеть во дворе Школы, залитом голубоватым светом небесного ночного светила?
  - Ник... Ника, солнышко, - тихо прошептала я, пытаясь облегчить состояние соседки и не разбудить ее. - Чшш, спи...
  Она обеспокоено заметалась вновь. Я сначала обтерла ее лицо, откинув волосы со лба, затем ее шею и грудь над горловиной ночнушки. Ника приоткрыла глаза и, убедившись, что она "в надежных руках" снова прикрыла их. Осторожно обтерев ее руки, я попыталась ее приподнять.
  Ника опять недовольно захныкала. Она вовсе не желала, чтобы ее тревожили.
  Ну, нет уж, миленькая, потерпи. Я все же стащила с нее ночнушку, обтерла всю влажным полотенцем и, переодев ее с горем пополам, позвала Сандриэля:
  - Придержи ее чуть-чуть, вот так, вместе с одеялом, я подушку переверну.
  Эльф кивнул, увидев, что Ника уже переодета, и легко поднял ее на руки вместе с одеялом, как гусеницу в коконе. Вообще-то я не то имела в виду, но так даже проще.
  - Меняй все постельное белье, только побыстрее.
  Ника приоткрыла глаза и вновь захныкала недовольно, но Сандриэль прижался холодной щекой к ее пылающему лбу и она, смирившись, поникла у него на плече. Теперь, наверное, ей было все равно, лишь бы не сильно кантовали. Риль держал ее легко, словно она ничего не весила.
  Я быстренько содрала с кровати влажную простыню и перевернула подушку другой стороной. На пол упала маленькая бумажка с характерными сгибами, как из-под расфасованных по дозам порошков. Я подняла ее, поднесла к лицу. На ней ничего не было написано, но в нос ударил резкий специфический запах лекарства.
  - Что это? - спросил эльф, перехватывая Нику поудобнее, чтобы ее голова покоилась на его плече.
  - Понятия не имею, - занервничала я еще больше. - Ты знаешь, чем вообще орки болеют?
  - До сегодняшнего дня я думал, что практически ничем. Это только люди цепляют всякие вирусы...
  - Наверное, надо кого-нибудь позвать. Сходишь за мадам Раваль?
  - Да, - кивнул Сандриэль, склоняясь, чтобы аккуратно переложить мою соседку на перестеленную кровать.
  - Ань... - раскрыла Ника помутневшие опухшие глаза, но, увидев рядом чужое лицо, попыталась отпихнуть его руками.
  - Тихо, тихо, - парень успел увернуться и сгрузил Нику на кровать.
  - Ника, милая, - я отодвинула Сандриэля, чтобы он не отсвечивал, и склонилась к подруге, - что ты принимала и зачем?
  - Все нормально...
  - Нет, все не нормально - ты вся горишь, у тебя температура. Зачем ты жрала всякую дрянь? Что у тебя болит, можешь ответить? Я иду за мадам Раваль...
  - Нет! - она уцепилась за меня обеими ослабевшими руками. - Не ходи, все нормально, все так и должно быть.
  - Что должно быть?! Я тебя оставила живой-здоровой три часа назад, а теперь что? Ника! Нииика... прости, что я тебя оставила одну... - вдруг сообразила я.
  Мне стало дурно - как я могла, видя, что девчонка не в себе, бросить ее в одиночестве. Одно то, что она позволила пролиться слезам при мне, должно было навести на серьезные размышления, а я успокоилась, решив, что она заснула. Подумаешь, поплакала. Мне, когда тоскливо, плохо, одиноко, обидно - не то что реветь, выть хочется... Но не травиться же! И, потом, у нее не такой характер, Ника сама по себе очень самодостаточная личность, что же ее могло так подкосить?
  - Зачем ты это сделала, глупая? Неужели нет другого способа...
  - Ань... не нуди... - сморщилась Ника. - И так тошно. И не надо никого звать! - снова испугалась она, видя, что я начала подниматься с кровати. - Так должно быть. Просто организм перестраивается.
  - Подо что перестраивается? Ты меня пугаешь! Объясни же по-человечески!
  - Ань, отстань от нее, - вдруг встрял Сандриэль, стоявший рядом. - Нет у нее суицидальных наклонностей. Она, в самом деле, знает, что делает.
  - Ну, ты-то еще, знаток девичьих душ, - зло фыркнула я.
  Риль меня раздражал своей заботой.
  - Анхель, приготовь что-нибудь жаропонижающее, - не стал он на меня обижаться.
  - Да... пить хочу... - облизнула Ника обметанные жаром губы.
  Я отправилась в нашу лабораторию - если уж и делать напиток, то придется что-нибудь нахимичить. У меня недавно чуть было простуда не началась, и мы с Никой экспериментировали. Кажется, еще что-то из необходимых ингредиентов осталось.
  
  Сандриэль присел на краешек кровати и положил руки Нике на виски. Из-под его ладоней потек теплый желтоватый свет. Дышавшая с трудом Ника стала потихоньку успокаиваться. Я притащила шипучий напиток, Сандриэль, переместился и приподнял ее голову, помогая мне напоить мою подружку.
  Она пила жадно, захлебываясь. Тоненькая струйка напитка потекла по подбородку, я аккуратно промокнула ее краешком одеяла.
  - Что ты здесь делаешь? - догадалась спросить она эльфа.
  А я уже как-то и забыла, что он мне не ответил.
  - Пока тебя выхаживаю, а потом, надеюсь, получить от Анхель кое-какие ответы, - объяснил Риль, при этом строго взглянув на меня.
  Ага, я ему отчитываться буду, где и с кем сегодня шлялась полночи. И вообще мне было обидно. Почему он вокруг моей подруги суетится... Это же не может быть ревностью? Это же просто глупо. Ей плохо - я готова сама ухаживать за ней всю ночь... только вот нет у меня таких способностей, чтобы руками снимать приступ... Он как-то говорил, что перевелся на "Боевую магию" с другого факультета. Уж не с Лечебного ли? А от меня, как от козла - молока: я представляю, чем можно полечить человека, но про орков и других не-людей пока еще не проходили. А уж про "чудесное" избавление от синяков и шишек по методу Азалекса - я вообще молчу...
  
  Сандриэль тем временем снова приложил кончики пальцев к Никиным вискам, и она "провалилась" в спасительную полудрему.
  Я себе представить не могла этого холодного красавчика таким заботливым - ну никак не увязывалось его сегодняшнее поведение с тем, когда я впервые увидела его и он "уронил" меня с горой грязной посуды в руках, забавляясь... Почему-то стало обидно...
  
  Мое вмешательство уже не требовалось, Нике становилось все лучше, дыхание выравнивалось, лихорадочный румянец, горевший на ее щеках, начал бледнеть. Глаза Сандриэля были полуприкрыты, он что-то неслышно нашептывал, едва шевеля губами.
  
  Я развернулась и ушла в ванную. Рубашку Волка я постирала, а свои вещички тоже неплохо было бы замочить. Что же все-таки с Никой? Я склонялась к мысли, что всему виной это вещество, которое находилось в бумажке.... То, что это какое-то сильное средство - было ясно, но зачем она его приняла, зная, что будут такие последствия? Неужели конечный результат так важен? На ум приходило только то, что спровоцировав такой приступ повышенной температуры, она хотела что-то вывести из организма. Что? Ну не могла же она банально "залететь"? Почему-то в голове крутились какие-то обрывки мыслей, типа подъема тяжести, очень горячей ванны, спринцевания всякой жгучей гадостью и прочего. Причем, я была уверена, что это глупости, потому что "проверенный народный метод" не давал 100% гарантии, а от горячей ванны плод мог просто погибнуть и "прикипеть" к стенкам матки, и тогда уже чистка обеспечена точно. Про чудодейственные порошки и таблетки я тоже слышала, но "вытравить" можно не только нежеланного "зародыша", но и совсем остаться бесплодной.
  Чччерт! Не может быть! Я вскочила, мои руки дрожали. Если это так, то это... это не Волк? Их родственники не жаловали друг друга, но не до такой же степени... хотя, если вспомнить любящую мамочку Волчика... Я потерла щеку, которую "приласкала" чья-то будущая свекровушка... и передернула плечами.
  А как у орков? Если "принесла в подоле"? Вроде бы у них не такие строгие нравы, но, может, это лишь внутри Клана? А на другие расы табу? Черт! Ну что ж они такие идиоты? Понятно, что Ника переживала, нервничала, вот и раздражали они с Волком друг друга.
  
  Тут я уже начала злиться на своего друга. Между прочим, он старше - должен был головой думать, а не другим местом. Почему мальчики считают, что мы всегда сами должны заботиться о последствиях, а они только о собственном комфорте и удовольствии? Блин!
  Я так завелась - вот, честное слово, если бы не была уверена, что до утра я Волка не смогу ни о чем расспросить и сделать ему втык (за пренебрежение к средствам контрацепции), я сейчас пошла бы и вытрясла его из его красивой серой шкурки и заставила сидеть рядом с Никой, держа ее за ручку... Впрочем, ее почти что за ручку держит... эльфик. Тоже непонятно с какой радости...
  Я вдруг вспомнила, что Сандриэлю некуда, наверное, было податься. С Анабэль я им все попортила. Настроение любезничать наверняка пропало, а в комнате, в которую подселили Шеридана, брат Кристиана устроил себе свидание с девчонкой с четвертого курса.
  
  - Ань...
  Я замерла. Голубоглазый ушастик хотел меня о чем-то спросить, но мне сейчас точно не до разговоров. Я жутко устала. Расстроилась из-за Ники с Волком. Мои проблемы теперь казались совсем незначащими. Ну почему Риль просто не уйдет?
  - Анхель, ты жива? Можно мне войти?
  Я посмотрела на свое отражение в зеркале.
  - Нет! Я сейчас выйду.
  - Хорошо...
  
  Сандриэль
  
  Я поддерживал силы Аниной подружки, уже догадываясь, что эта дурочка учудила. В подтверждение своей догадки, я слегка откинул одеяло и провел ладонями над телом орчанки, великолепным даже в болезненном состоянии. Мне не надо было касаться ее кожи. Боевая магия была мне необходима, а работать с живой Силой одно удовольствие. Только не в этот раз. Едва мои ладони оказались над животом Вероники, я почувствовал противное жжение и покалывание. Сразу захотелось отдернуть руки и пойти помыть их под проточной водой. Она все-таки "траванулась". Глупая - там даже не было ничего... перестраховывается?
  Да, я знаю про такие вещи, которые случаются по неосторожности. Моя мать, Принцесса, понадеявшись на то, что эльфийская кровь, как правило, не терпит примесей, допустила досадную ошибку, когда пренебрегла нашим "народным" средством или она в тот момент так была увлечена моим отцом, что думать ей было некогда? Кто же он все-таки? И жив ли еще? Я горько усмехнулся - мне двадцать лет, а я все еще думаю о том, каким бы я вырос, будь отец рядом...
  Как бы там ни было, а я узнал о средствах и способах "обезопасить" себя от неожиданных последствий едва ли не в то время, когда еще не начал смотреть на девчонок, как на объект эротических мечтаний... Впрочем, спасибо ей за этот урок.
  Единственный раз я не думал ни о чем, единственный...
  Взглянув на Нику, я представил на ее месте Анхель и вздрогнул... А она... она так же "перестраховывалась" после единственной нашей близости? Чтоб от меня не осталось "подарочка"? И, если да, то что она чувствовала - ненависть, страх или жалость? Теперь уже все равно не узнаю... Значит, судьба распорядилась по-своему, чтобы не связывать нас еще крепче.
  Так, наверное, правильно. Так лучше для всех - обошлось. И все же где-то в глубине души мне было жаль...
  
  Кажется, увлекшись своими воспоминаниями, я снизил температуру тела орчанки гораздо больше, чем планировал. Фиговый из меня лекарь, однако.
  Я накрыл Анину соседку одеялом, закутав ее почти до подбородка, и оглянулся. Аня давно уже торчит в ванной, что она там заснула, что ли?
  Я поднялся и подошел к закрытой двери:
  - Ань...
  Тишина. Только звук льющейся в раковину воды.
  - Анхель, ты жива? Можно мне войти?
  - Нет, - поспешно ответила человечка из-за двери. - Я сейчас выйду.
  - Хорошо, - я не стал настаивать и отошел.
  Пора было уходить вообще. Только проблема в том, что придурок Шеридан, просивший меня потусоваться где-нибудь подольше, заснул месте со своей подружкой непонятной масти. Не оставаться же с ними на соседней кровати. У нас даже ширмочки никакой не было.
  
  Я вернулся мыслями к своим проблемам.
  Неожиданное появление Ани, заставшей меня с Бель... Анька, наверное, решила, что у нас свидание. Кажется, я знаю, кого надо благодарить за подсказку, где нас найти. Темный гаденыш непонятно чего добивается. Но когда-нибудь точно выпросит. Не посмотрю на его демоническую сущность.
  Хотя, с другой стороны, мне даже в некоторой степени было приятно, что Аня приревновала. Это ведь означает, что я ей небезразличен. Все же удачно получилось, что согласившись пройтись с Анабэль прогуляться, мы решили прояснить наши зашедшие в тупик отношения. Я пытался объяснить ей, что мы только друзья. И она ведь даже соглашалась. До сих пор ощущаю это гадкое чувство, словно я предал ее. Мы хотели (я точно хотел) расстаться тихо - мирно. Я ей все объяснил, как сумел, но Анабэль, оказывается, была не согласна. Я видел, что она еле сдерживает слезы. Пришлось утешать. Ненавижу чувствовать себя сволочью. Только почему-то быть хорошим для каждой не получается... Честно говоря, я до сих пор уверен, что у моей однокурсницы нет настоящего глубокого чувства. Ей просто льстит, что самый симпатичный парень (не побоюсь этого слова) гуляет именно с ней. Моя репутация все еще работает на имидж. Интересно, что бы Анабэль сказала, узнав то, что знает Аня?
  Мне снова стало противно... Воспоминания о моем унижении накатывали спонтанно, и в самое неподходящее время, как я ни старался не думать об этом.
  Анька, солнышко мое... я так виноват перед тобой... Чертова закрытая дверь! Я хотел сейчас же оказаться рядом с моей человечкой и обнять ее, чтобы прогнать весь негатив, связанный с тем днем и тем, что был много лет назад... Я хотел, чтоб Анька обняла меня в ответ и поцелуями снова заставила забыть, очистила от ненавистных воспоминаний. Я ненавидел себя за то, что не сумел перебороть страх, что все повторится... Как кто-то может получать удовольствие от такой извращенной формы отношений? Я не верю в любовь вообще, а уж в обоюдное чувство между однополыми существами - категорически. То, что я испытываю к Ане... а, может, это и есть любовь? Это желание находиться рядом, обладать, защищать, требовать утешения, ненавидеть, ревновать и замирать от счастья, когда она делает одолжение и, забываясь, относится так же, как к своим друзьям... Я хочу, чтобы она полностью принадлежала мне и не против, если она будет требовать того же. Почему-то в Анабэль меня это раздражало, а то, что Ане вроде бы все равно - обижало. Нелогично. Права Аня, утверждая, что "с кем поведешься, так тебе и надо". Я скоро стану таким же импульсивным и нелогичным, как моя взбалмошная невеста. И все равно я имею на нее больше прав, чем кто бы то ни был в ее окружении. Только вот хорошо ли, что об этом никто не знает, кроме нас троих, присутствующих на Обряде?
  Я не думал, что девушки сцепятся из-за меня, как портовые девки из-за симпатичного морячка. И смешно, и стыдно за них и самолюбие греет...
  Хорошо, что Анька хоть раз послушалась и сбежала. Бель разозлилась не на шутку. И еще хорошо, что эльфийская кровь не дает помутиться разуму надолго. Конечно, она не простит человечке ее выходку, но если и сделает что-то, то это окажется не смертельно... я надеюсь. Анхель столько раз уже получала за то, что сует свой нос туда, куда не просят, что переживет и это. Главное, чтобы Бабочка была всегда при ней.
  Кстати, о Хранителе: надо не забыть попенять девчонке о том, что нельзя в ближайшее время выходить без моего оберега. На всякий случай.
  Вот где она сегодня моталась с тех пор, как сбежала от страшно разозленной Анабэль? Я не успел остановить ее. Когда она заглядывала в Беседку, ей явно было не до общения. Тогда откуда она заявилась в таком виде? Впрочем, последний пункт я знаю. Запах волка и рыси. Их с Вероникой дружки. Куда только Тайра смотрит?
  И все равно что-то не сходится. Если Роволкон - предполагаемый виновник Вероникиного состояния, Анька не пошла бы к нему. Или пошла бы? Кто из них ей дороже - подружка или симпатичный оборотень? Девушки бывают довольно коварны и неразборчивы в средствах достижения своей цели...
  
  Из ванны Анька вышла вся какая-то поникшая, потерянная. Похоже, догадалась, что за "болезнь" приключилась с подружкой. Переживает, наверное, не только за Веронику, но и за своего дружка-Волка. И правильно делает. Как бы я не относился к оборотням, Роволкон - стоящая личность! А к кошачьим породам у меня, кажется, скоро аллергия начнется, и я буду первым в мире эльфом, страдающим от этого недуга.
  - Ты еще здесь? - спросила Аня, но, по-моему, не ожидала ответа.
  Она прошла мимо, увидела, что Ника дрожит под одеялом. Сняла со своей кровати и накрыла Веронику еще одним.
  - Иди к себе, Сандриэль... Спасибо, что побыл с нею.
  - Я хотел увидеть тебя.
  - Ты уже увидел, - улыбнулась Аня. - Можешь считать, что программа минимум выполнена успешно. Или Шеридан еще не нарезвился со своей подружкой красочной?
  - Ты знаешь? - я растерялся. - Откуда ты знаешь?
  - Сама видела, - хмыкнула Аня. - Я не увлекаюсь боди-артом, но можно было бы и повеселее расцветочку придумать.
  - Ты что, заходила ко мне? - я был удивлен и заинтригован.
  - Не к тебе, Риль. Я надеялась застать Шеридана.
  - Зачем он тебе понадобился? - я невольно напрягся.
  - Братцу мозги промыть.
  - Кошак снова тебя достает?
  - Не "Кошак", Риль, - Анька вздохнула. - Просто глупый Котенок...
  Вот и пойми ее. То убить готова этого задохлика, то защищает. В принципе, если бы Кристиан не увивался вокруг моей Аньки, я бы не имел ничего против него. Он очень старался научиться управлять своим новым Зверем. А то Котенок-оборотень - даже смешно...
  Шеридан трясся над младшеньким, точно клуша над своим цыпленком. Мне странно было наблюдать такую заботу со стороны довольно беспринципного парня, тем более, что Анин однокурсник приходится Шеридану братом лишь по отцу. Только сам Кристиан принимал это, как само собой разумеющееся. Должно быть, привык с детства находиться в центре внимания. А вот я не мог представить, как это может происходить...
  
  Аня присела рядом с Никой на кровать, подоткнула одеяла, чтобы не осталось ни единой щелочки. Выглядела моя девочка неважно. А по сравнению с Никой, на щеках которой играл лихорадочный румянец, вообще ассоциировалась с бледной поганкой.
  - Ты устала. Тебе надо выспаться, Ань. Уделишь мне завтра немного времени?
  - Спасибо за тонкий намек, - криво улыбнулась человечка, поняв, что меня смутило и почему я к ней не пристаю с вопросами немедленно. - Хорошо, завтра поговорим.
  - Спокойной ночи, - как бы я не понимал ее состояние, а сам невольно оттягивал момент расставания, оооочень медленно направляясь к двери.
  - Пока, Риль... А если твоя комната еще не освободилась? Тебе некуда пойти?
  Я пожал плечами:
  - Что-нибудь придумаю, не переживай.
  - Можешь поваляться на моей кровати. Я с Никой посижу.
  Я настолько был не готов к этим ее словам, что невольно замер, осмысливая, где подвох.
  - Брезгуешь моей кроватью? Могу постелить коврик у двери, - ехидно продолжила она, неправильно истолковав мое замешательство. - Только ночнушки подходящего размера нет.
  Припечатала, вредина.
  Я укоризненно взглянул на нее, припомнив ее истерику, когда она ввалилась ко мне ночью и увидела в каком виде я, обычно, сплю. А я, между прочим, с тех пор, как ко мне подселили Тигра, ни разу не надевал удобную ночную сорочку, в которой мое тело полностью расслаблялось и набиралось сил. Вовремя я выяснил некоторые особенности чужого восприятия. Шер точно бы не упустил случая растрепать, снабдив информацию собственными беспочвенными выводами.
  
  Я молча стянул рубашку, аккуратно повесил ее на стул и упал на Анину кровать, которая жалобно скрипнула, принимая мой, (вполне нормальный) вес. Наверное, надо было снять и брюки, чтобы не пачкать простыни моей человечки... или тогда это стало бы выглядеть откровенно пошло?
  Уткнувшись лицом в подушку, хранившую ее запах, я с наслаждением глубоко вдохнул. Я бы не отказался и от отмытой хозяйки... Ничего непристойного - мы оба устали. Думаю, Ане тоже сейчас не до романтики. А мне после объяснений с Анабэль и устроенных разборок между девчонками было немного не по себе. Хотелось прижаться к родному человечку... Когда меня стали посещать подобные мысли?
  Я осторожно взглянул на Аньку. Она жадно пожирала взглядом мой голый торс, и я невольно улыбнулся. Заметив, что "попалась", Аня смутилась и, пробормотав "спокойной ночи", улеглась рядом с Никой, обняв ее поверх одеял. Кровати хоть и были не слишком узкие, но сжавшаяся в неудобный комок соседка, да еще два толстых одеяла почти не оставляли свободного пространства. Анька так долго не выдержит - висеть почти на краешке... только вот ко мне она все равно не придет. Я с сожалением вздохнул.
  
  Думал, что не смогу уснуть здесь, в чужой комнате, на чужой кровати, но вырубился почти мгновенно. И мне приснился приятный сон, будто Аня подошла, заботливо укрыла меня, нежно поцеловала, едва касаясь теплыми губами щеки. Меня обдало волной едва уловимого аромата ее духов... хорошо... приятно... надежно...
  
  ***
  
  Ника заворочалась, и я моментально проснулся. Комната приобрела серовато-розовые предрассветные очертания. Подняться я не смог. Аня лежала у меня на плече, уткнувшись носом в ключицу и закинув на меня ногу. Не уверен, что ей было удобно. Мне, признаться, тоже, но я готов был терпеть это положение, лишь бы она снова не уползла на другой край. Теперь стало жарко мне, но человечка не хотела отдавать отвоеванный "матрасик" - когда я пошевелился, расслабленная рука Аньки вцепилась в мой бок, едва не оцарапав, и я услышал недовольное:
  - Сандрик...
  Только этого не хватало - она дала мне новое прозвище! Я криво улыбнулся и закатил глаза. Пусть уж лучше будет "Риль", привычнее как-то.
  Сразу же всплыло, каким образом мы оказались вместе. Я закусил губу, чтобы не рассмеяться: часа два назад я проснулся оттого, что рядом с соседней кроватью что-то шмякнулось на пол, и послышались сдавленные ругательства. Мне так сладко спалось, что я не сразу смог разлепить глаза, но потом все же справился и заставил себя посмотреть, что случилось. К тому же ругательства прекратились. Я приподнялся на локте и с удивлением обнаружил Аньку, видимо во сне все же свалившуюся на пол рядом с Никиной кроватью, придавленную сверху одеялами и уже снова дрыхнувшую прямо на ковре, устроив голову на сложенных вместе ладошках под щекой.
  Я хотел вскочить, но запутался в тонком покрывале. Значит, это все-таки был не сон и она в самом деле подходила, чтобы укрыть меня... А поцелуй был настоящим или как? Почему-то очень грела душу проявленная забота. Но видок растянувшейся на полу моей невесты никак не давал настроится на лирику.
  Вцепившись в свою руку зубами, чтобы не заржать в голос, я соскользнул к кровати и подошел к человечке. И кто тут грозился постелить мне на коврике?
  По Аниному лицу пробегали тени. Даже во сне она о чем-то переживала. Я склонился, "подобрал" с пола безвольную тушку и перенес ее на свою кровать. Ну, точнее, на ее кровать. Она даже не проснулась, когда я с величайшей осторожностью устроил ее на подушке у стены, а сам улегся с края. Наоборот, ледянущая, как лягушка, она тут же придвинулась ко мне, пытаясь угнездиться где-то подмышкой. Мне было и смешно, и так трогательно наблюдать за ее поползновениями, что я не мешал, а только немного развернулся и подтянул ее повыше, чтобы голова оказалась у меня на плече, и ей стало удобнее:
  - Спи, моя сладкая, - я с удовольствием уткнулся носом в ее волосы, пахнущие теперь только ею самой... с некоторых пор моим любимым ароматом, от которого сначала замирал, а затем учащался пульс и сладко-тревожно вибрировало в районе солнечного сплетения. Хорошо, что она догадалась принять душ. Заявившись в чужой рубашке, она даже не могла себе представить, как мне был неприятен запах рыси, перебиваемый запахом волка. Даже спрашивать было необязательно, где она была. Любопытно только, что они делали в то время, когда ее подружка измывалась над своим организмом, причем совершенно напрасно.
  Аня еще немного повозилась и, наконец, затихла. А мою сонливость как рукой сняло. Во-первых, уже и без всякого покрывала мне стало жарко, несмотря на то, что к моему боку жалась большая ледышка. Во-вторых, мне хотелось обнять ее не нежно и бережно, чтобы не разбудить, а по-настоящему сильно и страстно, как я и мечтал, если она когда-нибудь окажется вот так в моей власти... а в-третьих, я прекрасно отдавал себе отчет, в том, что такого стечения обстоятельств может больше никогда не повториться и это мой единственный шанс быть рядом, а я не знаю, как поступить правильно...
  Я догадываюсь, как поступил бы Азель, и просто уверен - ее любимый "Волчик" не позволил бы себе воспользоваться моментом. Но я - не лучший друг и не демон, которого "отлучили" за неподобающее поведение. Мерзкая дилемма - что она мне не простит: действие или бездействие?
  Это я говорил, что мне с ней легко? Забудьте! Это как две стороны монеты - с одной стороны - самая родная, понимающая и желанная... а с другой - чужая настолько, что нет даже вариантов угадать, что придется ей по вкусу, непредсказуемая, странно пугающая, вызывающая отторжение...
  
  Я мучительно раздумывал, едва ощутимо поглаживая ее по спине, усыпляя еще больше, пока моя рука не коснулась странных неровностей гладкой нежной кожи на шее под распущенными волосами. Я пытался определить, что же это такое, но чувствительные подушечки моих пальцев не давали нужной информации четкому округлому контуру не то ранок, не то в странном порядке расположившихся царапин. Я попытался переключиться на магическое сканирование и пораженно замер - кто посмел ставить на мою невесту свое клеймо?! Эти ранки от зубов... от клыков демона! Только в крайнем случае демоническая сущность доминирует над человекообразной ипостасью. Демоны насколько нежны, привязаны и постоянны в своих чувствах, если по-настоящему влюблены, настолько же беспринципны, неуправляемы и безжалостны в удовлетворении своих желаний, и меня просто бесят эти их собственнические поступки, не считаясь с мнениями и желаниями даже объекта своего внимания...
  Нет, ну каков наглец! Только в этот раз ты не угадал, Темный! Желаешь получить игрушку - поищи в другом месте!
  Я дотронулся правой рукой до сжавшейся в кулачок ладошки моей человечки и осторожно воззвал к нашей связи. Орнамент, появившийся после проведения ритуала Малого Обряда тут же послушно проступил на коже наших рук, слегка фосфорицируя в полумраке комнаты, освещенной лишь светом тусклого ночника, который мы не погасили. В районе груди разливались раздражение и злость на Азалекса. Мое дыхание участилось от гнева, а где-то у горла бешено клокотала кровь. Теперь я боялся разбудить Аньку не для нежностей, а для немедленного удовлетворения поставленного вопроса: как она позволила ему до себя дотронуться? Они снова помирились?!! Почему я сразу почувствовал оборотней, но не демона? Где ее носило полночи и с кем???
  Только вот не факт, что она захочет рассказать, а не пошлет меня вон из кровати и вообще из комнаты... надо успокоиться и как-то мирно уладить возникшее "недоразумение"...
  То ли ей передалось мое состояние, близкое к воспламенению, то ли она сама так умела регулировать температуру тела, но согрелась Аня как-то уж слишком поспешно и вскоре недовольно зашевелилась, пытаясь откатиться в сторону от "большой грелки".
  Не так быстро, радость моя - я решил пока не накручивать себя еще больше, а просто "стереть" чужую метку. Я аккуратно отодвинул Анины волосы, открывая позвоночник в области шеи. Бабочка-Хранитель, приняв мой мысленный приказ, послушно перетекла в живую форму, подлетела и зависла над Хозяйкой, стряхнув с голубых крылышек немного пыльцы. Мне было не удобно и удерживать девушку, и проводить довольно болезненное магическое очищение, но именно для этого мне и понадобилась помощь Хранителя. Без дополнительной анестезии Анька прочувствовала бы "все прелести" вывода из организма гормонов демона, действующих сродни афродизиаку, заставляющих ее сейчас принимать свое состояние, как должное и, возможно даже получать от этого своеобразное удовольствие... А кто утверждал, что будет легко? Мне вот легко знать о том, что она объект внимания стольких самых разных кандидатов?
  
  Несколько минут томительного ожидания после произнесенных в определенной последовательности заклинаний (как хорошо, что мне легко давался древнеэльфийский - самое важное вспомнилось неожиданно - давно забытое, почти неиспользуемое, почему-то в свое время отложившееся в памяти, когда от нечего делать листал старинные книги в библиотеке Дальней резиденции, словно знал, что когда-нибудь пригодится...), и шелковистая нежная кожа на шейном отделе позвоночника моей девочки вновь стала чистой и гладкой.
  Я коварно усмехнулся, почти удовлетворенный. Но счет претензий к Темному все же открываю - довёл! Демон оказался силен, несмотря на то, что полукровка. Только не зря магическое очищение я проводил именно правой рукой, усиленной вязью заклинаний самого орнамента, полученного нами при Обряде, одобренного и принятого Богами Светлого Леса. У каждой пары он свой собственный, неповторимый.
  Моя. Только моя.
  
  Аня задышала ровнее и я ее отпустил - она тут же откатилась к стене. Я вздохнул с сожалением и попытался нащупать ее ладонь. Ее рука не отдернулась, и наши пальцы, встретившись, переплелись. Вот все и решилось само собой. Возможно, я пожалею завтра об упущенной возможности, но не могу пренебрегать таким доверием. Спи, мой ангел...
  
  ***
  
  Ника повернулась на бок и тут же удивленно приподнялась, широко распахнув глаза:
  - Какого... ты здесь делаешь, Светлый? - возмущенно зашипела она, рискуя разбудить Аню.
  - И тебе - доброе утро, Вероника... - я натянул обаятельную улыбочку, но она продолжала сверлить меня злобным взглядом. - Только не шуми, я объясню... и... можно мне воспользоваться вашей ванной?
  - После меня! - раздраженно откинула Вероника одеяло, собираясь встать, но тут же опомнилась: - ну-ка отвернись сейчас же!
  - Конечно, леди, - съязвил я, но покорно зажмурился и отвернул голову, снова уткнувшись в Анину макушку со спутавшимися прядями. Ой, щекотно. Я сморщил нос, решая, что лучше - сейчас начать чихать или попасть Веронике под горячую руку, нарушив ее распоряжение. Я на нее не обиделся. Сам не люблю просыпаться при посторонних, а, учитывая ее предполагаемое состояние, даже немного сочувствую.
  
  Ника бодренько вскочила, но тут же снова уселась на кровать, судя по чуть скрипнувшему матрацу и непереводимому словесному сопровождению на орочьем.
  - Ник, ты как? - тихо спросил я, повернув голову в ее сторону, но не рискуя открывать глаза.
  - Что "как"? - насторожилась Анина соседка, а потом до нее дошло. - Ты... давно здесь?
  - Ника, тебе соврать или сказать правду? - я все же раскрыл глаза и внимательно посмотрел на орчанку, стиснувшую перед собой ладони.
  На слегка осунувшемся лице было какое-то странное выражение - она еще не решила - разреветься или наорать на меня.
  Девушка молчала. И тогда я все же осторожно высвободился из Аниных "объятий" и, подойдя к Веронике, опустился перед ней на корточки:
  - Ника, ты зря так поизмывалась над собой. У тебя ничего не бы...
  - Не смей, - она тут же прикрыла мой рот своей ладонью. - Если ты кому-нибудь проболтаешься - пожалеешь!
  - Леди Вероника! - я мотнул головой, отбрасывая ее руку. - Я знаю кое-что о чести!
  - Анька... она тоже в курсе? - упавшим голосом спросила орчанка.
  - Да.
  Ника закрыла лицо руками. И я прекрасно понимал, о чем она подумала.
  - Ник, я не знаю, как там у вас, у девушек, но, по-моему, тебе стоит ей немного прояснить ситуацию. Аня готовит выговор Роволкону...
  - О, нет... - простонала Вероника.
  Губы орчанки задрожали, а глаза наполнились слезами.
  Мое предположение оказалось верным. Тигр, сволочь! Имею ли я право вмешаться и объяснить этому подонку, в чем он не прав?
  - Ника, насчет меня - не волнуйся. Хочешь, я поговорю с Анхеликой?
  - Я сама, - одинокая слезинка все же потекла по бледной щеке, и Ника опустила голову. - Извини, Сандриэль...
  Неужели она соизволила вспомнить, как меня зовут, а не обычное ее презрительно брошенное обезличенное "Светлый"? Сильно она потрясена, похоже.
  - Я сейчас уйду. Возьми себя в руки - в жизни есть не только негатив. Все образуется, вот увидишь.
  Она кивнула, не поднимая на меня глаз.
  Я взял со стула свою рубашку. Не люблю носить одни те же вещи два дня подряд, но в данном случае выбирать не приходилось - мой гардероб на другом этаже и в другом крыле здания.
  - Можешь зайти в ванную, - Ника прикрылась одеялом и о чем-то раздумывала...
  Мне стало ее жаль. Как она будет выкручиваться? И ведь объясняться придется не только с Аней, если Волк узнает... Смог бы я простить? Не уверен. Даже думать боюсь о возможности такой ситуации с моей Анькой...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"