Рокова Яна: другие произведения.

Сказка рядом... Часть 2 гл. 19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 19
  
  
  Рамиль
  
  Зак проводил долгим взглядом девушку, ушедшую обратно к Школьному зданию и только тогда подошел ко мне. Мои прелестные собеседницы тут же переключили свое внимание на моего хозяина. Закиараз выглядел, как всегда, безупречно. Вот что не отнять, так не отнять - даже в самой затрапезной одежде мальчишка выглядели великолепно - чувствовалась порода Ваэля и Сохельхани. Я помню ее еще девчонкой. У нас были кое-какие общие дела с ее отцом. Никогда не думал, что внутренние распри расставят такие акценты... не думал, что Хани окажется наложницей Владыки и подарит ему сына, а я окажусь рабом этого ребенка... правда, в моем нынешнем положении, я должен быть благодарен судьбе, что именно Закиараз вытащил меня из рабских оков - ведь я уже перестал считаться пленником по законам военного времени, а статус раба совсем не одно и то же, что статус военнопленного. Но больше всего я был благодарен ему за то, что он как-то однажды сказал мне:
  "Если я когда-нибудь напомню тебе, что ты мой раб, можешь попытаться дать мне по морде. Слуга - да, но не раб!"
  Хотя, фактически моя жизнь принадлежит ему целиком и полностью, мне и в самом деле так стало легче мириться со своей участью. Только вот если дойдет до мордобоя, моего хозяина ждет большой сюрприз. Каким бы сильным он не был (и физически, и в плане магии), а разницу почти в четыреста лет (смею мечтать), он почувствует на собственной шкуре.
  Сейчас же мне не нравилась его растерянность. Он словно натолкнулся на что-то, чего не должно было быть, и теперь решал, как использовать этот факт в своих целях. Я бы с радостью помог, чем сумел, но он только покачал головой:
  - Нет, Рам, даже не пытайся, все равно не поделюсь - я сам еще ничего не понимаю. Помолчи, ладно? Пойдем!
  - Да, господин, - привычно склонил я голову, но он только поморщился на "господина" и снова окунулся в свои невеселые мысли, затем развернулся и быстро направился к воротам Школы - на территории не разрешалось строить порталы перемещения.
  - Приятно было пообщаться, леди, - попрощался я с девушками и оставил птичек - пусть еще полюбуются.
  Меня больше интересовала девушка, которая отказалась провести с Заком время, и парень-полукровка, у которого был ярко выраженный вкус магии Закиараза.
  
  Вечером я пытался накачать Зака вином до состояния не стояния (у меня по случаю была припасена одна редкая бутылочка), но в результате переусердствовал сам, и обрывки фраз моего хозяина, типа: "...может быть, удастся спасти хотя бы одного? Может быть, удастся найти хоть что-нибудь?..." мне ни о чем не сказали.
  
  И вновь бесконечные часы в архивах библиотек, и опять безумная надежда в сиреневых глазах, когда отправляется в очередную экспедицию, и померкший свет по возвращении - снова неудача...
  На завтра у Зака вновь запланирован "выезд". Меня он ни разу не брал. Мне нравился этот мальчишка. Правда, он давно уже вырос из этого определения, занимал серьезный пост при Дворе, но разница в возрасте давала мне преимущество так думать о нем. И я никогда не позволял себе сомневаться в статусе Закиараза. Хозяин - он, я лишь слуга... и я забочусь о нем, о его доме, о его интересах, как положено преданному слуге... или это нерастраченные отцовские чувства и любовь, что недополучили от меня мои погибшие дети?
  
  ***
  
  Закиараз все не оставлял надежды найти способ уберечь своих отпрысков от неминуемой кары. Часами они с Таис просиживали в старых архивах, в которых от аллергии на пыль Времен перестала спасать даже магическая защита.
  С каждым днем глухое отчаяние все больше переходило в фатальное безразличие. Последней попыткой, которую он пообещал себе, понимая, что человечку ему вряд ли дадут использовать, было решение наведаться по координатам давно разрушенного храма в Мертвых Землях. Сведения об этом храме были скупыми и противоречивыми - по одним данным - на алтаре этого храма приносили кровавые жертвы, по другим - этот храм был посвящен некогда создавшему этот Мир Демиургу, и на алтаре оставляли щедрые дары.
  Лично Закиараз очень сомневался, что Демиург существовал, но если он и был когда-то, то давно забыл о своем Творении. Много веков уже никто не почитал этого Творца. Религий развелось предостаточно. Каждый народ со своей теологией, уверенный, что только она истинная, единственно верная, а остальное - ересь. Атеистов и прочих было так же немало.
  
  От самого храма не осталось даже стен. Только благодаря древнейшим артефактам-поисковикам асуру удалось обнаружить вросшую в землю восьмиугольную позеленевшую, потрескавшуюся от времени плиту, совершенно без всяких опознавательных знаков и рун. Ничего, что могло бы помочь расшифровать, как этим пользоваться.
  
  Закиараз опустился на камень - никаких мыслей...
  Бескрайняя степь и низкое серое небо... Зак не отказался бы сейчас от того, чтобы тучи пролились дождем, поплакали бы за него, потому что в сухих фиалковых глазах не было ни слезинки. Только спазм в горле, и словно адамантовым анти-магическим обручем стиснута грудная клетка...
  Он лег на спину и раскинул руки.
  Хорошо, что матери его сыновей не знают о заготовленной детям судьбе. Не думал, что это так невыносимо больно. В какой-то мере Закиараз теперь лучше понимал своего отца, которому пришлось делать выбор в пользу благополучия своих подданных, отказавшись от его матери и фактически убившей этим Сохельхани, единственную любимую сильнейшего Владыки.
  Странная апатия напала на распластанного на алтаре асура. Пропали все звуки, притупились запахи, померкли краски. Ощущение холода от пронизывающего ветра, гуляющего над степью, тоже ушло...
  
  ...Он принял молчаливое предложение высокого импозантного мужчины, восседающего в кресле из клубящегося тумана. Возраст мужчины совершенно невозможно было определить - то, что он полон физических сил, это очевидно, и очевидно также, что ему на вскидку не одна тысяча лет - таких глаз Зак еще никогда не встречал.
  Прямо из ниоткуда возник еще один бокал и материализовалась бутыль. Рядом с асуром проступило очертание туманного кресла, а затем и оно само, куда Зак и опустился.
  Повинуясь жесту хозяина, бутыль опрокинулась, и темно-вишневый с золотистыми искрами, драгоценный нектар полился в бокал.
  Закиараз не сильно впечатлился - такому фокусу асуры были обучены "с младых когтей". А вот пригубив чудесного напитка, он не смог не признать, что подобного ему пробовать еще не приходилось. Сиреневолосый асур обнаружил, что мироощущение вокруг слегка изменилось чудесным образом. Золотисто-розово-голубые очертания облаков до самого горизонта... нет, даже не до горизонта, а вообще везде - снизу, сверху, справа, слева, спереди, сзади - очень уж напоминали зал ожидания в приграничной зоне государства дэвов. Только вот начавшие проявляться самые разные часы и часовые механизмы создавали непередаваемый антураж неправдоподобному пейзажу. Песочные часы, часики, часищи... какие-то с треснувшей Х-образной колбой, из которой золотистым ручейком выплывают и тянутся шлейфом песчинки... какие-то с разбитыми стеклами и высыпающимися из них циферками, часики с ремешками и браслетами, будильники, ходики с болтающимися маятниками, свисающими на цепях гирьками-шишечками и мордочкой кота на циферблате с бегающими глазками, часы с механической кукушкой, вылетающей на пружине и заполошенно хлопающей крыльями, огромные напольные часы, часы каминные, часы карманные, часы-табло (с электронными цифрами) - они особенно заинтересовали Зака, так как в его мире таких отродясь не наблюдалось... солнечные часы, водяные часы, какие-то хитрые приспособления, часы, отмеряющие времена года, секунды, столетия... даже живая кукушка в золоченой клетке (клетка, правда, была рассчитана не меньше, чем на павлина, распушившего хвост-веер).
  
  Закиараз пытался припомнить, что у него ассоциируется с кукушкой, но на ум приходили только человеческие глупости, типа: "кукушка-кукушка, сколько мне отмерено?" И серая неприметная лесная птаха послушно "отсчитывала" года. Зак усмехнулся - это уж точно, подходит только людям. Птичка замучилась бы до хрипоты отмерять срок жизни для не-людей, живущих не одну сотню...
  Асуру, слегка пребывающему в трансе, нравилось неторопливо смаковать напиток из бокала и рассматривать дрейфующие мимо предметы. На некоторых разномастных циферблатах вообще не было цифр, на некоторых было столько цифр и делений, что непонятно было, как вообще по ним можно сориентироваться. Мимо проплыли интересные часы с инкрустированным брюликами ремешком. На циферблате мигали какие-то странные знаки, ртутным серебром отливая в призрачном освещении ...
  Повинуясь наитию, Зак протянул руку и... все движение вмиг прекратилось.
  Хозяин покачал головой.
  Асур понял, что трогать нельзя.
  - Это не для тебя, Закиараз, сын славного Ваэля и гордой Сохельхани.
  - Вы знаете мое имя? - немного удивился Зак. Сам-то он этого мужчину видел впервые. Тот лишь, улыбнувшись, слегка приподнял бокал и произнес, словно не услышав вопроса асура:
  - Я давно наблюдаю за тобой. Только даже я не имею права вмешиваться. Не я Творец этого Мира.
  Зак чуть не поперхнулся. Неужели забытые легенды не лгут, и Мир действительно был сотворен Демиургами?
  - А кто же Вы?
  - Ты не догадываешься? - удивился мужчина, указав широким жестом на плавающие вокруг часы.
  - Вы - Хранитель Времени? - почти благоговейно произнес Зак.
  Мужчина склонил голову, подтверждая, что асур правильно догадался, но все равно не представился по полной форме.
  Одно из имен этого Бога, которого Зак считал мифологическим, было Хронос, но, скорее всего, были и другие, или Хранитель не один?
  
  - Ты загостился, Закиараз, пора возвращаться.
  Зак с готовностью поднялся, странным образом ощущая под ногами мягкую, будто на болотистых мхах, почву, хотя визуально под ним так же оставались золотисто-розово-голубые облака.
  - Вот, возьми, - протянул мужчина Заку цепочку с маленьким медальоном.
  - Что это?
  - Придет время, и ты получишь ответы на свои вопросы. Надеюсь, это случится еще не скоро - это "горячая перезагрузка".
  Зак теперь уже точно утратил способность понимать Хранителя, изъясняющегося какими-то загадочными фразами - что такое "горячая перезагрузка"?
  - И помни - уныние - величайший из грехов, - напутствовал Хозяин Времени.
  - Грех? - переспросил озадаченный Зак.
  - Ах, да, - спохватился мужчина, - в этом Мире чтут других Богов...
  - Благодарю Вас за подарок, - Зак зажал в кулаке тонкую цепочку.
  - Не бойся, медальон не потеряется, но вспомнишь ты о нем, лишь когда не будет другого выхода. Прощай, потомок Савитара...
  
  ...Зак открыл глаза, почувствовав на лице влагу. Тучи все-таки сжалились над Повелителем Гроз, но не случилось яростной бури и ливня - небо тихо оплакивало последнюю надежду асура, словно сочувствуя отцу, расписавшемуся в своей беспомощности в противостоянии с предначертанной детям Судьбой.
  Закиараз поднялся и, бросив тоскливый взгляд на безмолвный алтарь, открыл портал...
  
  А вечером, освобождая карманы от уже ненужных или "выдохшихся" артефактов, выгреб и уже "позабытый до определенного часа" подарок Хозяина Времени. Не заметив в расстройстве его среди других, он ссыпал всю горсть мелких предметов в шкатулку, которую больше не собирался открывать, и закинул ее в подпространственный карман...
  
  Азалекс
  
  Сандриэль ушел раньше. В разгаре тренировки со спарринг-партнером, которым сегодня оказался Волк, я даже не заметил, когда.
  После тренировки разгоряченные и взмыленные третьекурсники отправились в Школу. Волк, правда, которому сегодня перепало как следует, посмотрел на меня "волком" и, обозвав придурком, подошел к своим. Лам издали покрутил пальцем у виска. Блин, значит, все-таки поняли... Ну и хрен с ними. Я на Лама все еще зол за то, что он позволял себе вольности с моей девчонкой. Если на возню Роволкона и Ани я старался не обращать внимания, то другие под это определение "дружеских отношений" не попадали.
  Лам объявил мне, что он всё уже понял, лишь только расставшись с Аней, я припёр его в туалете к стенке перед началом занятий. Только в глазах наглого оборотня помимо страха были еще искорки издевки - он знал, что я не переношу, когда "мое" трогают руками, и это значило, что Анька не считала себя "моей", раз не считал он. Зато теперь не приближается к ней больше чем на метр - умница, понятливый волчонок...
  
  День сегодня выдался не по-осеннему жаркий. Кое-кто из ребят решил свернуть на реку и искупаться. Я передернул плечами от омерзения. Я и так-то не люблю открытые водоемы, а прохладная, далеко не летняя водичка вообще вызывала стойкое неприятие. Впрочем этим оборотням-метаморфам все было, как с гуся вода. Температура их тел постоянно превышала нормальную человеческую.
  Анькины дружки - Волк, Вик и Лам с криками, гиканьем и смехом, свернули с дорожки, ведущей к Школе на тропинку, спускающуюся к берегу реки.
  Девушки, завистливо проводив их взглядом, поплелись дальше. Их не прельщало удовольствие смывать пот после занятий в холодной воде, а не в теплой ванной собственной комнаты или в душевой раздевалки спортивного зала. Но и переться по такой жаре в прилипшей к телу одежде, с некрасивыми мокрыми пятнами вдоль спины и подмышками через весь школьный двор, тоже удовольствия мало. Раскрасневшиеся от боевого запала лица с прилипшими сосульками растрепанных волос, по их мнению, выглядели жутко асексуально, но у меня на этот счет было собственное мнение - некоторым такой имидж очень даже шел...
  Вдалеке около учебного корпуса мелькнули знакомые девичьи фигурки. Обычно Ника заманивала Аньку встречать Волка. Наши пары заканчивались позже, чем у первокурсников. Как привязанные ходили - беззлобно подумал я, - то Волк каждую перемену бегал на другой этаж, где у первокурсников с Лечебного отделения проходит большинство занятий, то Вероника ошивалась где-то рядом, ожидая пока у нас закончится тренировка.
  Честно говоря, меня немного напрягало, когда девчонки сидели на трибунах. Проигрывать я категорически не любил, а случалось, хоть и не часто, но спарринг-партнер выходил победителем, когда по условиям нельзя было применять частичную трансформацию или пользоваться магией.
  Почему-то присутствие Аньки отвлекало, не давало оставаться невозмутимым и бесстрастным. Я мог бы показать красивый бой, но постоянные мысли о том, смотрит ли она на меня или на кого-нибудь еще на площадке, за кого "болеет", сбивали.
  Уже несколько дней мне не удавалось найти повод остаться с ней наедине. Девчонки больше не приходили в Беседку. Анька, как приклеенная повсюду ходила с Вероникой - и в столовую, и в библиотеку, и на занятия. И теперь они вечерами сидели у себя в комнате, куда меня не приглашали. Ах, да, еще она продолжала заниматься стрельбой из лука. Мне только было непонятно, почему Старший Принц ее до сих пор сопровождает? Ну научилась она в мишень попадать, но ведь все равно никогда не сравнится с эльфами. Нафига ей персональный инструктор?
  Волк, как ни странно, довольно быстро поставил на место парочку злопыхателей, и мне даже не пришлось вмешиваться. На остальные подколки оборотень, хоть и болезненно морщился, но за ответными словами в карман не лез. Причем речь его перемежалась ехидными словечками, которые он без сомнения подцепил от одной хорошо знакомой всем человечки. Правда, если бы я услышал некоторые фразеологические обороты из "первоисточника", точно заставил бы Аньку пойти и прополоскать рот с мылом. Даже у меня уши краснели. Так что отстали от Роволкона довольно быстро.
  Я ухмыльнулся. Волка я сегодня хорошенько потрепал, за все сразу - особенно за мою бессонную ночь с воскресенья на понедельник, когда не знал как именно Аня утешает своего любимчика. Почему я не пошел по совету Лама выяснять сразу, что между ними было или чего не было? Наверное, побоялся выглядеть параноидальным ревнивцем. Да и глупые мысли унесло куда-то, едва я почувствовал, как человечка откликается на мои прикосновения. Так быстро терять над собой контроль может только очень "изголодавшаяся по ласке" женщина. Мне до сих пор стыдно за синяки, но зато очень понравилось "лечение". Я ощущал, как у меня внутри все натягивается струной, начинает вибрировать в животе и проносится всполохами наслаждения по позвоночнику, короткими острыми вспышками, бьющими в затылок и замирающими на кончике хвоста. Не одна девчонка плавилась под моими руками и губами, только вот ни одной из них я не дарил такой открытой страсти - то всё было технически необходимым действием прилюдии или банальным "чмоком" благодарности. С Анькой все было по-другому. Мне нравилось дразнить ее, нравилось видеть, как она не может сопротивляться моему натиску, нравилось ощущать, как самого затягивает в водоворот страсти, что и ее, словно включалась бесконечная цепная реакция.
  Не представляю, куда бы нас завели только лишь поцелуи, жаль все время мешали какие-либо обстоятельства. Я отчаянно желал окончательной близости, чтобы, наконец, перестать "болеть" этой навязчивой идеей, и боялся, что это не охладит мой пыл, а лишь крепче привяжет к Ане. Если бы была гарантия, что все произойдет наоборот - то всегда пожалуйста... Но одно лишь это пока останавливало меня, и я боялся, что Светлый окажется более удачливым, если я буду оттягивать - Анька же живая... и ничто человеческое, как говорится... Черт! Даже думать об этом не хочу. Я и так уже слишком от нее завишу. И эта ее непредсказуемость - оставаться при ней "просто другом", если она оттолкнет меня потом, насытившись моей страстью, будет слишком обидно "...и ничего уже не исправишь..." - вспомнил я слова Криса. Но все равно надо что-то делать...
  
  ***
  
  Вик поймал Аньку с Никой в дверях столовой, подхватив под руки. Ника нахмурилась и попыталась выдернуть свою руку.
  - Какие мы гордые... - ехидно сощурился Вик. - Что, Ника, мы теперь тебе тоже не друзья? Даже "привет" не скажешь?
  - Вик! - возмутилась за подругу Аня. - Прекрати паясничать.
  - А что? - пожал плечами Рысь. - То, что она с Волком даже не здоровается - их дело, а мы-то причем?
  - Это он меня игнорирует, - еле слышно произнесла орчанка.
  - А я тебя не игнорирую. Мне без вас скучно, сто лет вас в Беседке не было. Почему не заходите?
  - Ой, врууун, - улыбнулась Аня. - А как же Тайра?
  - Тайра - это само собой, - не смутился парень. - Я же про вас спрашиваю, вы - мои подруги, а Тайра это святое...
  - Ой, - умилилась Аня. - И давно это у вас перешло в такую стадию?
  - Придете - расскажу, - ухмыльнулся Вик, но девушки не купились - если Вик не захочет, из него слово клещами не вытянешь, и уж подробностями личной жизни он с ними, наверняка, делиться не будет.
  - Ну не знаю, у нас все какие-то дела, да случаи... - натянула Ника улыбочку.
  - Ну, деловые, на полчаса могли бы и заглянуть, мы песню новую сочинили.
  - Мы бы с удовольствием послушали, но как-то... - Аня неопределенно развела руками. - Может, ты к нам зайдешь, споешь заодно, а мы подыграем, если аккорды покажешь.
  Вик хитро улыбнулся и покачал головой:
  - Нееет, как ты там говоришь: "уж лучше вы - к нам"?
  Аня поняла, что ребята тоже переживают разрыв Ники и Роволкона, только вот сама бывшая "сладкая парочка" друг друга избегает...
  
  Ника попыталась поговорить с Волком в тот же вечер, когда он вернулся в Школу, но парень все еще не был готов простить ее. Как бы ни желала орчанка вернуть любимого, собственная гордость все же присутствовала. Да и Анька, устав слушать ее тихие всхлипы в подушку по ночам, взбеленилась:
  - Все! Хватит! Свет клином не сошелся на твоем оборотне. Не хочет - пусть ищет себе подружку "без изъянов", и ты себе найдешь нормального орка - два метра ростом, гора мышц, с головы до пят - в татуировках - и без таких заморочек - с кем ты там спала-не спала, орки - народ крепкий, не сильно ранимый душой! Прекращай нытье, бери себя в руки и заканчивай свои зубрежки. У меня от одного вида этой стопки учебников голова пухнет, а ты умудряешься что-то еще запоминать. Или ты, отличница, на место Сандриэля метишь? - подколола подругу Анька.
  - Ага. Там как раз местечко освободилось, и скоро среди первокурсников будут отбирать кандидатов, - не осталась в долгу Ника. - Жаль, наши с тобой портреты на разных досках окажутся.
  - Да и пожалуйста, - не смутилась соседка. - Это тебе - прямая дорога в Академию и там еще на каждой ступени по нескольку лет учиться, а мы, люди маленькие, нам бы Школу закончить...
  - Тем более, что магу необязательно нужна жена-маг, а уж Принцам Крови - точно. Им бы наложницу посговорчивее, а из "недоучки" можно отличный фамилиар сделать, да, Ань?
  - Ты на что намекаешь? - Анька резко села на кровати и в упор уставилась на соседку по комнате. Жаль было темно, и Ника не могла видеть, как гневно сверкают глаза человечки. Слова орчанки больно резанули слух и задели самолюбие. Аня и сама себя не раз ловила на таких мыслях, но ведь никогда не произносила их вслух. Ну и что теперь, если нет у нее таких магических возможностей, как у Ники, если нет такой жажды знаний? Почему-то Аня чувствовала, что это все как-то не по-настоящему, не надолго... интересно было, когда преподаватели рассказывали-показывали что-то о магии, но когда строго спрашивали - это уже не то. Без Кольца Силы Ане пришлось туго. Несмотря на зубрежку формул и многочасовую отработку правильно произнесенных заклинаний, сопровождаемых пассами, элементарно не хватало магической Силы, которая присутствовала у не-людей и магов-стихийников. Все-таки Аня больше чувствовала себя склонной к административной работе, чем к тому, что всю жизнь придется посвятить заботе о незнакомых людях. Вот побыть "психологом" - это еще ладно, тем более, по ее представлению это сводилось к нескольким "умным" фразам:
  "Вас это беспокоит? Хотите об этом поговорить?" А дальше ненавязчиво выслушать душеизлияние "пациента" и спросить, что бы он сам хотел изменить. Как правило, люди, признавшие вслух свои проблемы, легче справляются с их решением... А не-люди? Почему-то Крис, сорок восемь раз признававший, что он готов остаться "лишь другом", не оставлял попыток обратить на себя пристальное внимание, Сандриэль все еще комплексовал из-за психологической травмы, полученной в детстве, а Волка она не слушала, а сама давала ему советы (может, и не слишком уместные).
  Н-дааа... с психологией, кажется, тоже средненько...
  Но все равно эти намеки на то, что Анька не хочет учиться, потому что знает, что ею интересуются аж два полукровки - пусть не наследные, но все же прЫнцы правящих Домов Светлого и Темного цартсва эльфов, звучало обидно и оскорбительно. Особенно из уст подруги.
  - Да ни на что я не намекаю, так, к слову пришлось, - пошла на попятную Ника, поняв, что перегнула палку.
  - Я не собираюсь быть ничьим фамилиаром, ясно? Хочешь жалеть себя и дальше - на здоровье! Только те, кто сам себе не нужен - никому не интересны. Ни хочешь никого, кроме Роволкона - флаг тебе в руки! Но без мальчиков жизнь тоже не останавливается - есть и другие интересы. Не обязательно с горя уходить с головой ы учебу - у тебя вся жизнь впереди, а развлекаться, как можно позволить себе только в юности, ты уже не сможешь - статус будет не тот, да и окружающие не поймут.
  - Ань? - тихо, как-то пришибленно окликнула Ника.
  - Все! Спокойной ночи, я спать хочу, - Анька завернулась в одеяло с головой и уткнулась в подушку, предоставив Нике самостоятельное принятие решения, как ей поступать дальше...
  
  Азалекс
  
  Мирка оказалась забавной. Правда, от ее ехидных и язвительных замечаний про всех и вся меня уже начало подташнивать. Ну, нельзя же быть настолько завистливой... Аня тоже многих одаривала своими комментариями, но они в самом деле звучали более уместно, и шутливый, необидный тон, поднимал настроение и у самих объектов нападок, и у окружающих. С ней было легко в этом отношении. А Мирку словно что-то глодало изнутри, вот она и злопыхала, даже на своих подруг-однокурсниц....
  Но мне она все равно пока была нужна. Я уже не столько подбивал клинья к рыжей бестии, сколько пытался не попасть в такое положение, где нельзя будет прикинуться ничего непонимающим дурачком и ограничиться шуткой и поцелуем в щечку. Как я раньше не понимал, что близость не с желанным объектом мечтаний может быть настолько обременительной?
  И еще я бесился, понимая, что Сандриэль, перестав открыто выставлять на показ свои взаимоотношения с Анабэль и демонстрировать вместо обычного высокомерия, готовность дружеских отношений, добился бОльшего понимания со стороны Ани.
  
  В столовой человечка сегодня была хмурой, удостоив нашу компанию лишь коротким: "привет!" Вик, правда, пытался задержать девушек в дверях, но мне не было слышно о чем они договариваются.
  
  Сейчас мне не хотелось никого видеть... точнее, хотелось, но Аня вновь засела с Никой в библиотеке, и там же ошивалась Мира. Пока мне нужна была передышка - надо было решить для себя, а такой ли уж хорошей была идея, довести до сведения человечки, что она не является центром моей Вселенной?
  Свернув с вымощенной дорожки на утоптанную тропинку вниз к реке, я машинально подобрал тонкий гибкий прут, и теперь брел, лениво оглядывая окрестности, подернутые осенними красками - полузасохшие однолетние травы, пожелтевшие листья деревьев, запахи осени... неясная грусть на душе...
  Вжих-вжих! - гибкий прут, как косой срезал высокие стебли... Я усмехнулся - да уж... забава для сельского пацана... но снова поднял и резко опустил руку. Полюбовался своим "могуществом" - царек природы... У Светлых рука бы не поднялась просто так губить уже умирающее, прожившее свой летний цикл растение... а я - могу, я - дроу! Злой и страшный...
  Вжих-вжих-вжих....
  Высокие стебли снова послушно упали к моим ногам и передо мной предстала небольшая полянка, усеянная мелкими нежно-белыми цветами звездообразной формы с ярко-алыми сердцевинками. Тягучий приторный, на мой вкус, слишком сладкий запах ударил в ноздри.
  Фу!
  А интересно... Пусть я и не очень смыслю в плане флористики, как Светлые, но зато знаю, когда такие цветочки выращивают не по весне - сами по себе они практически нигде не растут, кроме Светлого Леса, да и цветут-то они всего неделю от силы... Это кто же у нас тут такой эмоциональный? Кому это было так хорошо? Что за радость была такая, раз хватило энергии взрастить именно эти цветы? Да еще так много? Да еще в стороне от посторонних глаз - что за тайна, покрытая мраком?
  Начавшее подниматься раздражение билось уже где-то у горла, просясь на волю.
  Я мог бы решить, что это кто-то еще, в конце-концов, эльфов у нас в Школе учиться более, чем достаточно для такого заведения, но характерная изящная утонченная форма резных листьев (которые могли посоперничать по красоте с самими цветами), говорила в пользу того, что это дело рук ненавистного мне Сандриэля. Ну, как вариант, мог быть еще и Старший Принц, но вряд ли он настолько сентиментален для своего возраста. Эти цветы - фирменный знак их Дома...
  Что ему наобещали? На что дали право надеяться? В тот момент я даже не подумал о том, что это не из-за Аньки, а, к примеру, из-за примирения с Анабэль... Я просто дал волю своей Тьме, дал вырваться наружу своему раздражению и... не осталось на поляне нежных цветочков, отражающих состояние души Светлого. Вот так!
  Я поднял спекшийся, словно кусок стекла, камушек, только отдаленно напоминающий теперь звездообразную форму бывшего цветка, и с удовлетворением, подкинув в ладони, с силой зашвырнул его далеко за кусты, росшие вдоль берега. Услышав "плюх" по воде, меня, наконец, отпустило.
  Ну и что, что вместо живописной полянки теперь будет ровненькая такая площадочка из камней. Весной новая травка вырастет. Сейчас уже - нет, если только сам Натан"ниэль не возьмется поправить нанесенный мной экологический урон природе - только ему под силу возродить это место после ярости, проснувшейся в половинке моей сущности от дроу.
  А камушки, кстати, тоже хорошо удались. И на солнце сверкают, переливаются, не хуже бриллиантов. Все-таки молодец дедушка, что научил меня в свое время этому фокусу - гасить гнев и обиду, создавая шедевры. Лучше него ни у кого из Темных дроу так не получалось...
  
  Аня
  
  Неделька началась паршивенько. Сначала Азалекс компенсировал свою бессонную ночь, вынудив меня почти не контролировать себя, отвечая на его "лечебные поцелуи". Вообще-то я даже не знаю, что за помутнение рассудка у меня тогда приключилось. Я же нормально себя чувствую, когда он ко мне не прикасается, о Сандриэле думаю... А этот чертенок мне все правильные настройки сбивает. Не знаю, кто там у него в родне дроу или асуры, но кто-нибудь из инкубов точно есть. Мне нравятся асуры, очень нравятся, но вот так, чтобы обжигало, накатывало горячей волной, лишало сил сопротивляться возникающему внезапно желанию - такого со мной раньше не происходило. Страшно было то, что с каждым разом это становилось все сильнее и сильнее, словно мы с демоном были связаны невидимыми ниточками, и при соприкосновении, они укрепляли нашу связь. Я понимаю, что это очень субъективное ощущение, никакого Ритуала, Слава тебе, Господи, я ни с кем больше не проводила, кроме Риля, поэтому никакой связи быть не должно... Что же он со мной делает? Ведь все прекрасно понимает, а его это, как будто забавляет, словно я для него некий подопытный экземпляр... Хоть бы он тоже попался кому-нибудь, кто будет из него веревки вить, чтобы понял какого себя ощущать жертвой обстоятельств...
  Азель мне безумно нравился, кажется, я уже не отпихивала его, а пыталась удержать (вот стыдобища...), но, отпустив меня возле моей кровати и, понимающе усмехнувшись напоследок, паршивец ретировался. А я поплелась в ванную, умыла ледяной водой пылающие щеки и руки по самые плечи. Вообще-то надо было душ принять, но в ванной как раз нежилась Ника, насыпав в воду какие-то ароматные соли. Она лишь выглянула из-за занавесочки-ширмы и вопросительно уставилась на слегка невменяемую меня.
  - Я его привела, разъяснительную беседу провела, остальное - за тобой.
  Глаза моей подружки засияли, но тут же в них поселилась неуверенность и легкое подозрение.
  - Азель тебя искал вечером... почти ночью, - сообщила она мне, пытаясь отвлечься от собственных мыслей о Роволконе. - Я минут через пятнадцать освобожу, можешь душ принимать...
  - Он нашел.
  - В смысле?
  - В смысле дождался меня под дверью.
  - Хм... Ты хочешь сказать, что он тебя сейчас видел?
  - Никааа, - я повернулась и пощелкала у нее перед лицом пальцами. - Он меня встретил, зацеловал и довел до комнаты, потому что ножки мои резвые ослабли, и вообще я ему очень благодарна, что он не воспользовался моментом, чтобы...
  - Тьфу на тебя! - Ника брызнула на меня водой из ванны. - Опять прикалываешься!
  - Если бы... Ника, ты же мне подруга?
  - С чего это ты начала сомневаться?
  - Это так, к слову, - отмахнулась я. - Ника, я не хочу попадать в зависимость, ты должна что-то срочно придумать.
  - Знаешь... - задумчиво протянула моя соседка, - я, конечно, не эксперт, особенно в свете последних событий, но по-моему, тебе пора определиться, кто тебя больше устраивает. Или найди еще кого-нибудь. Жаль, Кристиана нет - вот идеальный вариант - всегда рядом был и без серьезных претензий...
  - Ника! Как ты можешь?
  - Ты же сама смеялась над ним?
  - Уже нет, - я погладила коричневатый камушек на черно-белом шнурке. Я была совершенно серьезна. - Ника, этот вопрос закрыт.
  - Ну что ты, он же не умер.
  - Типун тебе на язык! Просто этот мальчик дорог мне... стал. Возможно, я когда-нибудь очень сильно пожалею, что не воспользовалась тем, что он мне предлагал.
  - Что имеем - не храним, потерявши - плачем, - усмехнулась Ника, но тут же завизжала, потому что я плеснула в нее ледяной водой из-под крана. - Cумасшедшая! Я тебе тоже так сделаю, когда ты будешь в теплой ванне лежать, - бурчала она, задергивая занавесочку.
  - Ты лучше еще понежься и придумай мне какую-нибудь хрень противодемоническую, зря что ли столько книжек умных читаешь?
  - Ань! - окликнула меня Ника, чуть приподнявшись из воды и снова отодвигая занавеску.
  - Что?
  - А если это любовь? - она смотрела на меня с совершенно серьезным выражением лица, но когда я нахмурилась, пытаясь осознать, то эта засранка не выдержала и расхохоталась. - Не, Ань, а вдруг, правда, это самое и есть?
  - Да иди ты... а как же тогда Сандриэль?
  - А вот и мне интересно, - продолжала глумиться орчанка.
  - Нет у меня никакой любви, только дружеские отношения... - я уже закрывала дверь, чтобы прекратить этот бесполезный разговор.
  - Это теперь так называется...
  Я же помощи у нее хотела попросить, а не поржать вместе с ней над ситуацией. Правда, она, бедняжка, в последнее время сама настрадалась, ей положительные эмоции не повредят. Да и мне немного полегчало от холодной воды и перепалки с Никой. Ладно, пробьемся, где наша не пропадала! А Азель... посмотрю на его поведение...
  
  Мэтр Солитэр меня игнорировал. Даже не спрашивал несколько дней подряд. Мало того, я сидела за первой партой, а он умудрялся не смотреть на меня. Честно говоря, мне было как-то не по себе от столь явного пренебрежения к своей персоне. Идти на ментальный контакт я не решалась. Наверное, его сильно задело, что пришлось уступить асуру и выпустить меня из-под домашнего ареста. Ну не из-за того же, что я ночевала у Волка, он на меня "дуется"?
  
  К концу недели стало понятно, что Вероника так и не помирится с Волком, если не предпринять какие-то меры. Я опять целыми днями пропадала на площадке для стрельбы из лука. Осунувшийся Роволкон пытался делать вид, что не замечает Веронику, демонстративно здороваясь и разговаривая только со мной, но почему-то очень уж часто оказывался на нашем пути.
  Мне было неловко и, пока Вероника не вздумала на меня обидеться, пришлось спасать положение, предложив пойти вечером к своим сокурсникам, пока еще и между собой не разругались...
  
  Встретили нас немного настороженно:
  - С чего бы такие райские птички залетели в наш курятник? - ехидно поинтересовался один из первокурсников, сынок какого-то местного князя.
  - Да вот, - миролюбиво сказала я. - Пришли себя показать, на других посмотреть...
  Народу было много, а вот радости - не очень. То ли мы привыкли к друзьям - третьекурсникам, то ли еще по какой причине. С некоторых пор четверокурсники тоже приглашали нас к себе "на огонек". Особенно настойчив был один, Лео. Но отзывы об этом харизматичном красавчике-оборотне были не самыми лестными. Правда, верить этому со слов оставленных им подружек было не совсем корректно, но на себе проверять не хотелось.
  Здесь тусовались небольшими группками: кто-то танцевал, кто-то играл в кости, карты, кто-то хвастался тем, что уже довелось применить магические способности в серьезном деле, кто-то просто сидел молчаливым наблюдателем, лишь бы не оставаться одному в своей комнате вечером. Да и музыкантов таких, как в Беседке, здесь не было.
  
  - Больше ни во что не умеете играть? - вяло поинтересовалась я, вздыхая и бросая карты на стол.
  Сидевшие со мной партнеры пожали плечами:
  - Во что, например?
  - Ну, в "Монополию", - всплыло в памяти какое-то смутно знакомое название.
  - Что это такое?
  - О! - оживилась я, принявшись расписывать прелести игры.
  Идея показалась забавной.
  - Ладно, - пришлось пообещать. - На днях нарисую, покажу наглядно.
  На другом конце стола спорили, я взглянула на ребят.
  - ...да ни фига ты не сделаешь ничего, - подначивал злого мальчишку сын местного князя.
  - Все равно сбежим, проведем Обряд, и никуда родители не денутся! - горячился парень. Вероника прислушалась:
  - А не рано ли тебе? Нафига это вообще надо? Гуляй, пока молодой!
  - Да вот и я говорю, - поддержал Веронику сын князя. - А он заладил... Да кто ему, Наследнику Крови, разрешит взять в жены дочку какого-то мелкого купца?!
  - По этому поводу вспомнила одну песенку, - встряла я. - Дайте кто-нибудь гитару.
  Гитара нашлась, правда, слегка расстроенная.
  - Вероник, помоги, - попросила я.
  Вероника покрутила колки, трогая струны, и отдала мне инструмент. Восемь струн. Вот засада. Хорошо, что Вик показывал, как на такой играть. Я подмигнула скептически настроенным на предстоящее шоу парням и запела:
  
   Жил да был, жил да был, жил да был один король,
   Правил он своей страною и людьми.
   Звался он Луи II, звался он Луи II,
   Но, впрочем, песня не о нем,
   А о любви.
   В те времена жила красавица одна,
   У стен дворца пасла она гусей,
   Но для Луи была дороже всех она,
   Решил Луи, что женится на ней!
   Все могут короли,
   Все могут короли,
   И судьбы всей земли
   Вершат они порой,
   Но что ни говори -
   Жениться по любви
   Не может ни один, ни один король,
   Не может ни один, ни один король!
   "Я женюсь, я женюсь, я женюсь", - Луи сказал,
   Но сбежались тут соседи - короли.
   Ах, какой же был скандал,
   Ну, какой же был скандал!
   А, впрочем, песня не о нем,
   А о любви!
   И под венец Луи пошел совсем с другой -
   В родне у той - все были короли!
   Но если б видел кто портрет принцессы той,
   Не стал бы он завидовать Луи!
   Все могут короли...
  
  Кругом уже все ржали, парень обиженно сопел:
  - Ну, Анхель, я тебе это припомню!
  - Я же не со зла, - примирительно похлопала я сокурсника по плечу. - От чистого сердца. Чес-с-слово!
  - Анхель, давай еще что-нибудь!
  - Давай "Туманы", - попросила Вероника.
  Я про себя усмехнулась и, отставив гитару в сторону, сказала:
  - Хорошо, только на два голоса.
  Вероника с готовностью кивнула:
  
   Плывут туманы белые,
   С моей тоской не знаются,
   Ах, почему, ах, почему
   Несмелые, несмелые
   Девчонки меньше нравятся?..
  
  Вокруг нас собралась большая компания, даже играющие в дальнем углу старались потише шлепать картами по столешнице.
  
  Свиданья были нежными
  Грустиночки ни сколечко,
  Лишь камыши, лишь камыши
  Прибрежные, прибрежные
  Шептались потихонечку...
  
  Шептались, нас не трогали
  О счастье переменчивом,
  А ты не тронь, а ты не тронь,
  Ту строгую, ту строгую
  Стыдливую застенчивость...
  
  Беда пришла негаданно -
   Одни березки видели:
   Мою любовь, мою любовь
   Хорошую, хорошую
   Твои слова обидели...
  
  Акапельное пение приняли на "ура!". Потом мы с Вероникой пели про бескрайнюю степь, где свободолюбивые гордые орки умеют сражаться, любить и наслаждаться волей.
  Народ еще больше проникся, но Влад вздохнул:
  - Тоскливо, аж душа плачет...
  - Это у кого "душа" плачет, у тебя? - не поверил кто-то вампиру.
  Все заржали.
  - Да, Анхель, давайте что-нибудь повеселее, как там: "Пора-пора-порадуемся..."
  Я рассмеялась: уже и сюда докатилась незамысловатая, полюбившаяся многим, песенка.
  - Эту вы и так знаете. Я лучше другую спою:
  
   В нашу гавань заходили корабли,
   О, корабли!
   Из Тихого большого океана;
   В таверне веселились моряки,
   О, моряки!
   И пили за здоровье атамана.
   В каюте шум и гам, и суета,
   О, суета!
   Пираты наслаждались танцем Мэри,
   А Мэри танцевала неспеша,
   О, неспеша!
   И вдруг остановилась возле двери:
   В дверях стоял наездник молодой,
   О, молодой!
   Глаза его как молнии сверкали.
   "О, Гарри, ты не свой...
  
  Кто-то из собравшихся заржал, пихая в бок гнома по имени Гаррибрэн, передразнив: "О, Гарри, ты не свой!", и я поняла, что стала невольным соавтором новой кликухи для парня.
   ...О, Гарри, ты чужой", -
   Раздался пьяный голос атамана.
   И в воздухе сверкнули два ножа,
   О, два ножа!
   Пираты затаили все дыханье...
  
  Я взглянула на Веронику, подруга улыбалась, но в глазах была тоска - она скучала по своему Волку...
  - Анхель, а ты про разбойников что-нибудь знаешь?
  - Э-э, - замялась я. - Так сразу и не припомню. А про бандитов пойдет?
  - Давай!
  
   Гоп-стоп, мы подошли
   Из-за угла!
   Гоп-стоп, ты много
   На себя брала.
   Теперь оправдываться поздно -
   Посмотри на звезды,
   Посмотри на это небо
   Взглядом, мля, тверезым,
   Посмотри на это море -
   Видишь это все в последний раз...
  
  Под одобрительный гул оживившихся первокурсников я допела, многие даже подпевали припев. И тут же:
  
   Нинка, как картинка с фраером гребет...
  
  - А кто такой "мент"? - спросил парень со второго курса.
  - Ну, что-то вроде стражника - официальная должность, - откликнулась я.
  Потом были еще песни. Народ раздухарился. Пели сокурсники наши, второкурсники, снова я, затем Ника. Потом эльфийки. Я не понимала их наречия, но так и подмывало подтянуть, хотя бы "промычать", мелодию. Заразы, до чего же красиво у них выходит: вроде и не понятно, о чем поют, но за душу хватает...
  
  ***
  
  Расходились далеко за полночь.
  Манящие своей недостижимостью звезды безразлично глядели с черного неба над оранжереей. Причудливые тени полуобнаженных деревьев в свете редких газовых фонарей, освещавших дорожку к Школьному зданию, стояли, величественно растопырив ветви...
  Девчонки уже подходили к коридору, который вел на "женскую половину" общежития Школы, когда из-за угла позади них высунулись две головы и, заметив оживленно болтающих подруг, подкрались сзади:
  - Гоп-стоп! Мы подошли из-за угла!
  Вероника от неожиданности взвизгнула, чем еще больше позабавила шутников - второкурсников.
  А Аня подумала, что стоит пересмотреть репертуар своих песен, так негативно влияющих на неокрепшие умы: всякие глупости почему-то запоминаются с первого раза.
  
  "Монополию" Аня с помощью небольшого количества магии нарисовала на следующий же день; два дня (точнее, два вечера) обучала желающих, от которых не было отбоя - новую забаву приняли на "ура!".
  На третий день настроение у Ани было под стать Вероникиному - она узнала, что Азалекс вечера проводит в городе. А что он обычно делает в городе? Правильно, посещает всякие злачные места, где много молоденьких смазливых глупых дурочек, млеющих от такого знойного красавца...
  
  ***
  
  Оборотни второго курса мрачно обсуждали что-то, Аня прислушалась - кажется, одна девчонка была из клана Роволкона (по слухам, кто-то промышляет Незаконной Охотой на земле Волков, и этот кто-то - из наемников - степных орков).
  Анька взглянула на Веронику и взяла гитару:
  
   Жарких костров развеселый треск,
   Руки тяжелые над огнем.
   Оцепенел и пригнулся лес,
   Стаю волков обложили в нем.
   Серые мечутся меж берез,
   Прячут детей, зарывают в снег,
   И в ошалевших глазах вопрос:
   "Что же ты делаешь, человек?"
   Вот и все.
   Наступит смертный час,
   Тот жуткий час, когда вся жизнь -
   Сплошная боль.
   Снег несет...
   О, если б он их спас!
   Но этот день не станет другой судьбой.
   Кружит матерый, здесь главный - он.
   Чует - вот-вот начнут стрелять.
   Но на флажки не пойти - закон!
   Лучше под пули - учила мать.
   Лучше под пули, ощерив пасть,
   Молча. За горло. С разбегу. В грудь.
   Лапами. Сильно. Подмять. Упасть.
   Кто-нибудь...
   Все, уже страшный круг,
   Давным-давно на спуск жадный палец лег.
   Кто-нибудь...
   Пусть это будет друг,
   Он допоет, когда голос мой уснет.
   Цепи смыкаются. Крики. Смех.
   Запах железа. Собачий лай.
   Волка - не лебедя. Лебедя - грех.
   Волк - он разбойник, его - стреляй.
   След, словно пеленг, он на ветру.
   И, заглянув в поднебесья синь,
   Холода грудью вожак глотнув,
   Прыгнул - как проклял - что было сил.
   Ветра свист,
   Опять им повезло:
   Ударил гром, и палевый бок в крови.
   Жизнь, прости...
   Прости людей за зло,
   Дай время им себя научить любви...
  
  Вероника невидяще уставилась перед собой. Оборотни молча смотрели на Аню. Видно, песня задела за живое многих. Анька сглотнула. Пожалуй, она переборщила:
  
   Я хотел бы подарить тебе песню,
   Но сегодня это вряд ли возможно.
   Нот и слов таких не знаю чудесных,
   Все в сравнении с тобою - ничтожно.
   И я хотел бы подарить тебе танец,
   Самый главный на твоем дне рожденья.
   Если музыка играть перестанет,
   Я умру, наверно, в то же мгновенье.
   Ау!.. Днем и ночью счастье зову.
   Ау!.. Заблудился в темном лесу я.
   Ау!.. И ничего другого на ум.
   Ау.. Ау.. Ау...
  
  Вероника, все еще под впечатлением от первой песни, жалобно смотрела на Аню; она прекрасно понимала, от чьего имени та поет для нее.
  
   ...И я хотел бы подарить тебе небо
   Вместе с солнцем, что встает на востоке,
   Там, где былью начинается небыль,
   Там не будем мы с тобой одиноки.
   И я хотел бы провести тебя садом,
   Там, где сны мои хорошие зреют.
   Только жаль вот, не смогу идти рядом,
   От дыханья твоего каменею...
   Ау!.. Днем и ночью счастье зову.
   Ау!.. Заблудился в темном лесу я.
   Ау!.. И ничего другого на ум.
   Ау.. Ау.. Ау...
   И я хотел бы подарить тебе счастье,
   То, которое никто не оспорит,
   Только сердце часто рвется на части,
   Так как, видимо, я создан для боли,
   Только сердце часто рвется на части,
   Так как, видимо, я создан для горя.
   И я хотел бы подарить тебе голос,
   Чтобы пела колыбельную детям.
   Ни рукой не снять мне боль, ни уколом.
   Точно знаю, что меня ты не встретишь.
   Ау!... Днем и ночью счастье зову.
   Ау!.. Заблудился в темном лесу я.
   Ау!.. И ничего другого на ум.
   Ау!.. Ау!.. Ау!..
  
  Артур (вампир-пятикурсник), по какой-то необходимости зашедший сюда, с любопытством наблюдал за поющей первокурсницей, бросающей многозначительные взгляды на поникшую подружку. Он улыбнулся и неслышно, как настоящий вампир, отступил в тень...
  
  
  * Опять "грешу", приводя почти полные тексты песен)))
  * В тексте использованы песни А. Пугачевой, А. Розенбаума, народные песни
  * "Туманы", к моему великому изумлению, поют от мужского имени (пыталась найти в инете, чья это песня), но клянусь копытами дохлого козла, у моей бабушки в деревне это исполнялось от женского имени, как я и привожу в тексте - на два голоса - красиво - не передать...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"