Рокова Яна: другие произведения.

Сказка рядом... Часть 2 гл. 24

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Скрывать не надо своего недуга от двух людей: от лекаря и друга.

  Глава 24
  
  
  Аня
  
  Ночью я спала плохо, поэтому проснувшись утром, решила быстренько покончить с необходимыми делами и пойти сразу в Лечебное крыло.
  Мэтр Солитэр очень удивился, узрев меня на пороге своей комнаты еще перед завтраком.
  - Проходите, леди Анхелика, - пригласил он.
  - Может быть, мне подождать Вас у кабинета? - смущенно спросила я, замявшись.
  - Раз уж Вы решились испортить себе аппетит, не все ли равно, где пройдет наша беседа?
  - Вы так переживаете за процесс моего пищеварения?
  - Ну, негативные эмоции не способствуют хорошему усваиванию пищи - это же элементарно, - улыбнулся мэтр.
  - Тогда, может быть, Вы меня пожалеете и не будете сильно ругать? - я вернула улыбку, преданно заглянув в серые теплые глаза моего препода - кажется, с утра у него хорошее настроение.
  - Вы спланировали такое развитие событий заранее? - в голосе Солитэра сквозила ирония.
  - Нет, я поддалась наитию, неужели я ошиблась? - "испуганно" удивилась я.
  - Располагайтесь, - предложил мэтр, указав на удобное кресло.
  Если он еще что-нибудь предложит выпить, то сильно засомневаюсь, что он устроит мне показательный разнос.
  
  Никакого напитка он мне не предложил, а, извинившись, скрылся в небольшой комнатке, служащей, кажется, как и у нас с Никой, мини-лабораторией, и вышел лишь минут через пять. За это время я уже себе чуть шею не свернула, оглядывая личные покои мэтра. Великое множество книг, какие-то баночки-скляночки, оружие, старомодные доспехи...
  На столе стоял миниатюрный портрет, изображающий двух боевых магов. Я выскользнула из кресла и, воровато оглянувшись на закрытую дверь, обошла стол и жадно вперилась взглядом в знакомое лицо, я не могла ошибиться - вот в этом красивом молодом мужчине угадывались черты лица Анри Солитэра. А эту девушку я видела вчера в отражении зеркала, только в цивильном платье, а не в боевом облачении. Какая красивая могла бы быть пара... Неизвестному художнику удалось предать их чувства - они дорожили друг другом, даже если это была и не любовь.
  Я заставила себя отдернуть уже протянутые к портрету руки... и тут же услышала за спиной спокойный голос препода:
  - Да, это я и... Салима. Можете взять в руки... - судя по тому, как он запнулся, я поняла, что удостоилась необыкновенной чести... нет, не чести, скорее, доверия... но воспользоваться разрешением не спешила. Думаю, ему было бы все же неприятно, что кто-то из любопытства прикасается руками к тому, что для него было святым.
  - Она выглядит здесь очень красивой и счастливой.
  - Так и есть, в тот день мы праздновали победу, - подтвердил мэтр, с тоской взглянув на портрет, и, вдруг, взял его в руки, долго-долго смотрел на него, словно позабыв, что я в комнате, затем подошел к полке и убрал его между книг. Я, подглядывая за его действиями из-под полуопущенных ресниц, мечтала куда-нибудь испариться, но он повернул ко мне побледневшее лицо и устало опустился в кресло напротив.
  - Я буду стараться, - ответил он на мой молчаливый вопрос.
  Если он понимает это так, что ж... Если он считает, что для начала надо убрать объект безжалостной памяти, сводящий с ума, с глаз долой - его право. Ни порицания, ни одобрения от меня не дождется... Я только кивнула, принимая к сведению его заявление, и очень выразительно поерзала в кресле.
  Он взял в руки синее перышко и машинально стал крутить его, глядя на меня.
  - Вы думаете, я сейчас раскаюсь от одного Вашего упрекающего взгляда? - тихо спросила я, склонив голову набок.
  - Леди Анхель, я хорошенько подумал над Вашими словами... (здесь он сделал многозначительную паузу). - Вы были во многом правы... и в том, что не стоит Вас ругать - Вы каким-то странным образом понимаете все сами, а поступаете так, как велит Ваше сердце или Ваша левая нога (все-таки "ущипнул" он) - неважно, ругаю и наказываю я Вас или нет. Пожалуйста, пообещайте мне, что не будете совершать откровенных глупостей, и можете идти на все четыре стороны.
  - И... это все? - обалдело уставилась я на препода.
  - Нет, еще Вы подготовите доклад на тему разрушительного для психики действия алкоголя...
  - Я так и знала, - приуныла я, удрученно сползая с кресла.
  - А чтобы у Вас был хоть какой-то стимул, вот, возьмите, - он протянул мне синее перышко. - Честное слово, никогда не видел, чтобы на какую-то вещь смотрели с таким вожделением, - усмехнулся мэтр.
  - Это мне? - я благоговейно провела кончиком пальцев по тончайшим ворсинкам пера. - Правда?
  - Честное слово, примите от души - Вам же так много придется писать, Анхель... леди Анхель.
  - А с этим перышком рука не устанет? - я уже тоже широко улыбалась.
  - Не устанет, идите на завтрак, леди, а то я уже заговариваться начинаю.
  Да, в самом деле заговаривается, а я как-то уже перестала обращать внимание, что мэтр Солитэр периодически называет меня просто "Анхель", без "леди". Я опустила щиты и, глядя в серые, как предгрозовое небо, глаза моего преподавателя, послала ему ментальное: "Спасибо-спасибо-спасибо!"
  Он принял мое послание и слегка смутился, покачал головой и, улыбнувшись, пробормотал:
  - Я с Вами точно с ума сойду, леди Анхелика. Я Вас больше не задерживаю, брысь отсюда! - он очень выразительно указал мне на дверь, желая остаться в одиночестве.
  
  Понятно, я, не выпуская вожделенного перышка из рук, чуть не вприпрыжку помчалась к двери - это же просто праздник какой-то, так легко отделаться, да еще и с таким знатным подарком - мэтрик, лапочка моя, я постараюсь Ваш предмет выучить на отлично! Иначе просто стыдно будет за то, что не оправдала Ваши авансы... Господи, как мало, оказывается надо для счастья - ну, не совсем для счастья, а хотя бы для того, чтоб жизнь не казалась такой мрачной - пошли в задницу все эти не-люди, у меня вся жизнь впереди - только вот надо как следует учиться, чтобы стать профессионалом. А личная жизнь... Слишком больно - не хочу!
  
  Сандриэля за завтраком не было. Анабэль проводила меня недобрым взглядом, и я поспешила обогнуть стол третьекурсников по большой дуге, издалека помахав ручкой своим друзьям-оборотням. Азалекс... не знаю, в каком он был настроении, я даже не смотрела в его сторону, хотя соблазн был.
  
  Набрав себе выпечки, я налила кофе. Чайных ложек почему-то в наличии не было. Рядом остановился вампир. Я подняла голову и улыбнулась знакомому пятикурснику.
  - Привет, Цыпленок, - также расплылся он, обнажив белоснежные клыки, - тебе сахар размешать?
  - Привет, - я проглотила "цыпленка" - он, кажется, еще не один год будет вспоминать, как я расписалась в собственном магическом бессилии, когда в библиотеке пыталась отыскать книгу о том, как управлять Кольцом Силы. Артур как раз сыпанул сахар прямо через из сахарницы и сделал изящное движение указательным пальцем холеной бледной руки над поверхностью своей чашки. Горячий ароматный кофе послушно закрутился воронкой, перемешивая и растворяя сахарный песок.
  - Вау! Как ты это делаешь, Артур?
  Я тут же попробовала слямзить фокус и, "зачерпнув" немного Силы из Кольца, послала ее в свою чашку, отчего у меня случилась мини-цунами. Сначала жидкость собралась в острую пирамидку посередине, высоко выступая над краями чашки, а затем, пока я обалдело хлопала глазами, распалась и, скользнув по внутренней стороне, выплеснулась наружу почти до капли.
  - Мама! - завопила я лихорадочно соображая, бросить чашку и отскочить или не портить школьное имущество и удержать чашку в руках, но тогда все брызги будут на одежде.
   Отскочили мы с Артуром одновременно, но он поймал мою чашку у самого пола, заключив ее и, плавающие словно в вакууме, круглые шарики капель кофе в прозрачную сферу, по поверхности которой проскальзывали радужные искорки. Красиво...
  
  - Отлично, господин Хэймон, на пересдачу можете не приходить, - раздался рядом голос боевого мага Марисы Изенгольд. - Вижу, что в экстремальных условиях у Вас все получится само-собой.
  Артур быстренько сообразил отвесить магичке поклон и повернулся ко мне, шепнув:
  - Я твой должник, Цыпленок, - подмигнул светловолосый красавчик.
  - Верни кофе в чашку и объясни, почему у меня получилась горка вместо воронки, я что, задала отрицательный вектор? - попросила я, переводя дыхание.
  - Умничка, ты и сама догадалась, - снисходительно похвалил меня вампир.
  - Блин! Ну какая разница-то, когда ложкой размешиваешь? - удручённо спросила я, но Артур лишь рассмеялся над моим обескураженным видом, легко высвободил мою чашку из сферы и протянул мне, полную до краев спасенным кофе.
  - Приятного аппетита, леди-недоучка, - улыбнулся он, - я же говорил - обращайся, всегда рад помочь.
  Вредина - необидно потыкал носом в мои "пробелы", пригласил пообщаться, но ненавязчиво, под видом объяснения "непонятного материала", и не подкопаешься - почему бы старшему товарищу в порядке шефства не преподать урок?
  А может, и вправду воспользоваться?
  
  Когда я шла к своему столу, Лео, видевший мой конфуз, окликнул меня:
  - Анхель, не связывайся с вампом, я так тоже умею.
  - Я учту, - мягко уклонилась я от его протянутой руки.
  - Я серьезно!
  - Я тоже, благодарю, Леонид.
  Девчонки за столом четверокурсников захихикали, некоторые с сочувствием, некоторые (до которых Лео, видимо, не добрался) с легкой завистью. Третьекурсников я старательно игнорировала, взяв курс на свой стол первачков.
  
  Устроившись на своем месте, я заработала от Надин кривую ухмылку и загадочную фразу:
  - Хочешь жить вечно, Анхель?
  - В смысле?
  - У Артура не может быть подружек-людей, в смысле "смертных". Хочешь играть по его правилам - пересмотри свои, совпадают ли?
  - Иными словами ты меня предостерегаешь? - я вопросительно взглянула на однокурсницу.
  - Ань, Надин знает, что говорит, - Кирилл был, как никогда, серьезен.
  - Он, - Надин кивнула на Артура, - будущий Высший - думай сама, - тут подружка-вампирша почему-то заерзала и поспешно заткнулась.
  Я быстро оглянулась на стол пятикурсников. Артур сидел, глядя в пространство перед собой. Оба места справа и слева от него были свободны. Его приятели сидели чуть поодаль, что-то оживленно "втирая" девушкам.
  Когда Надин замолчала, Артур опустил голову и взял в руки чашку. Он, что, слушал наш разговор с такого расстояния?
  "А симпатичный не-мертвый, все-таки..." - непроизвольно отметила я... или это не мои мысли?
  
  Мадам Раваль удивилась, что я приперлась с самого утра, но обрадованно потащила меня в лабораторию:
  - Отлично, леди Анастейша, давайте сразу решим, что Вы предпочитаете? У меня закончились кое-какие зелья и порошки, Вы поможете мне с этой проблемой или займетесь дополнением Справочника по лекарственным растениям?
  Я вспомнила Надин.
  - Ээ... у меня не слишком разборчивый почерк, лучше я помогу Вам приготовить зелья.
  - Вот и хорошо, - согласилась мадам Раваль, - тогда экипируйтесь, - она кивнула на стерильный балахон и косынку на крючке, - и мойте руки. Я Вас жду. В палатах никого нет, но двое должны прийти на перевязку...
  
  Отмерять пахучие порошки на аптекарских весах, следить за температурой кипения и отсчитывать время, пока настаивается то или иное зелье, конечно, немного однообразно, но практика тоже нужна. Ловкие пальчики мадам Раваль легко ощипывали цветочные "веники". В помещении, где хранились ингредиенты для будущих зелий, стоял терпкий душистый аромат. Причем, двигаясь по помещению, казалось, что находишься в разных отсеках. Чтобы травы не перемешивали свои запахи, между подвешенными к балкам "букетами", удерживалась воздушная прослойка, разделяющая это помещение на небольшие невидимые сектора.
  Цедить свежий яд в нашем серпентарии, мадам Раваль, к счастью, мне не доверила - змей я боюсь и обращаться с ними не умею. В шкафчики с уже готовыми концентрированными ядами и порошками-основами, мадам Раваль не дала мне засунуть свой любопытный нос. Помимо ключей, она произносила какое-то коротенькое заклинание, снимающее "охранку" с очередного шкафчика и выдавала мне строго дозируемое количество необходимых ингредиентов, которые я зачитывала ей с листочков-рецептов.
  А под конец мадам Раваль устроила мне досрочный экзамен, заставив наизусть вспомнить не слишком сложные рецепты зелий, которые мы уже проходили на первом курсе. Я почти справилась, напутала лишь в простейшей мази, состоящей всего из трех компонентов - березового дегтя, ксероформа (желтый такой порошок, обладающий антисептическими и абсорбирующими свойствами) и я назвала "касторовое масло" вместо "розового". Вот стыдоба... Мадам Раваль недовольно фыркнула. Я смутилась и уткнулась в пузырьки и склянки для будущих лекарств.
  А через некоторое время Хозяйка Лечебного крыла вдруг сказала:
  - Знаете что, леди Анхелика, я вот все думаю над Вашей ошибкой и склонна признать, что вреда это не принесет, а эффект может быть даже лучше. Давайте-ка мы с Вами в виде эксперимента попробуем Ваш рецепт.
  - Вы шутите? - недоверчиво уставилась я на мадам Раваль.
  - Нет, - улыбнулась она, - мы сделаем маленькую порцию - 1 к 10 - надо же проверить на практике, а вдруг, это очередной прорыв? Тем более, "незачет" я всегда успею Вам поставить.
  Я тяжело вздохнула - во попала!
  Видя мое замешательство, женщина рассмеялась:
  - Да не раскисайте раньше времени. Вы думаете, как изобретают новые лекарства? Иногда под рукой просто нет необходимого, и методом проб и ошибок, методом подбора ищут равноценный заменитель. Так иногда получается даже более эффективное средство, однако всегда есть риск... Поэтому мы с Вами возьмем всего понемногу и тщательно опишем процесс - или пригодится впоследствии, или не будем к этому возвращаться, чтобы не повторять грубых ошибок. Давайте-ка, этим в первую очередь и займемся...
  
  Первым на перевязку явился второкурсник - у него на руке оказалась гнойная рана, по форме напоминающая чей-то укус.
  Мадам Раваль сняла со спиртовки очередное готовое зелье и велела мне идти с нею.
  Рану пришлось обрабатывать мне, хотя парень-гном недоверчиво косился, видимо очень сомневаясь в моих способностях. На гномов почти не действует магия, поэтому и пришлось ему лечиться таким традиционным способом.
  Его гнойное воспаление надолго отбило мне аппетит, но это даже хорошо, а то уже обедать хотелось. Кто его покусал, самой мне угадать не удалось - пришлось выслушивать его версию о героическом поединке (мадам Раваль, внимательно контролирующая ход проводимой процедуры, периодически заходилась в кашле, но сдается мне, что она просто старательно прятала свой смех).
  - Я вижу, что Вы очень смелый юноша, что же Вы так долго скрывали, как оно все было на самом деле? - наконец произнесла она. - Поэтому, хочу предложить Вам попробовать новую методику лечения, точнее новое лекарство.
  Я испуганно взглянула на нее - не собирается же ведь она попробовать мой "новый рецепт" его мази.
  Бедному юноше ничего не оставалось делать, как героически выпятив грудь, согласиться на стать подопытным кроликом.
  Кажется, у меня дрожали руки, когда я накладывала ему повязку, щедро наложив на бинт мази, выглядевшей еще более неаппетитно по сравнению с оригинальным рецептом, да и с характерным запахом, до боли почему-то очень знакомым. Этот запах был для меня словно невидимым мостиком, соединяющим меня с тем временем, когда я его знала и такую мазь точно применяла к себе. Я мучилась минут сорок и все же чуть не вскипевший мозг вывалил подсказку:
  - "Мазь Вишневского"! - завопила я, чем очень озадачила мадам Раваль, чуть не уронившую склянку с дорогущим редким ядом - она как раз отмеряла его для следующего зелья.
  Зато сама я радовалась, как буйно помешанная. Тем более, если мазь не только по запаху, но и по своим свойствам получилась такая же, значит за гнома можно не волноваться - она вытянет всю гадость из его нехорошей раны, парню крупно повезло! На всякий случай я произнесла коротенькую молитву-просьбу к покровителю медицины богу Асарлухи, авось он смилостивится и поможет, а я не получу "незачет"...
  
  У меня получился довольно плодотворный день. Мадам Раваль безмерно удивленная моим прилежанием, если не сказать фанатизмом (а просто мне надо было уйти с головой работу, чтобы не доставали дурацкие мысли) уже намекала, что я свою норму выполнила и могу остаток дня посвятить себе, любимой. Но я не хотела уходить - куда? В комнате своей сидеть? На территории я боялась встретить Азеля и Мирку. Да и Сандриэль уже наверняка проснулся и помчался к своей подружке, о которой он бредил вчера весь вечер...
  
  Два раза приходил Волчик поддержать меня морально, но мадам Раваль сказала, что если он еще раз явится сюда без уважительной причины - хотя бы без занозы в пальце, она пропишет ему какую-то мерзкую настойку. Я о такой не слышала, но Волк, очевидно, знал, отчего она помогает, потому что его перекосило от отвращения и еще он покраснел. Надо будет потом выпытать у него, что это такое...
  Он ушел, но успел шепнуть, что Азель в одиночестве нарезает круги по территории, словно кого-то ищет.
  Сердечко предательски ёкнуло - а вдруг демон одумался, и Мирка ему все-таки не нужна? Блин! Чертенок... Я надеялась, что смогу растравить в себе отвращение к этому смазливому бабнику, но прошел всего один день и я снова... а что снова? Я ведь ему не прощу Мирку? Аха... так же, как Анабэль, Розалинэль, ту девку с постоялого двора и так далее...
  Только бы он до меня не дотрагивался, а то снова мои мозги отключатся...
  
  Потом мы с мадам Раваль опять отмеряли, смешивали, заваривали, настаивали разные травки, корешки и растирали порошки, разливая, расфасовывая их по склянкам и пакетикам...
  Кто еще приходил на перевязку, я не видела. Я в это время не могла отойти - шел непрерывный процесс зельеварения, и мне надо было следить за температурой кипения, постоянно помешивая "травяной супчик".
  
  А потом мадам Раваль позвала меня. Я как раз закончила с нудной процедурой и вышла из лаборатории в кабинет. Она кивнула на перевязочную:
  - Идите, займитесь пациентом, я просто поприсутствую.
  Я бодренько шагнула в просторную светлую перевязочную и чуть не споткнулась - на кушетке сидел Сандриэль. Кто из нас двоих больше нервничал - непонятно, но он чувствовал себя неловко, это было ясно.
  - Ээээ... мадам Раваль, я, кажется, еще не закончила, - я бросила умоляющий взгляд на Хозяйку Лечебного крыла, но она удивленно вскинула брови:
  - Там не осталось ничего неотложного, а Вы, леди Амоменто, обязаны оказать помощь обратившемуся, хотя... - тут она осуждающе взглянула на остроухого парня, - я удивлена, господин Сандриэль - неужели за два года, что Вы проучились на Лечебном отделении, Вы не запомнили, как самому справиться с такими царапинами? Стыдно!
  Сандриэль вспыхнул, но все же с вызовом уставился на мадам Раваль:
  - К сожалению, я очень трепетно отношусь к собственным увечьям, поэтому мне требуется квалифицированная помощь.
  - Вот видите, - обрадовалась я. - Я же просто не справлюсь - я проучилась-то всего без года неделю.
  Я попятилась назад за спасительную дверь лаборатории.
  - Леди Анастейша! - строго окликнула меня вредная тетка, совершенно не желавшая понимать мое душевное смятение. - Что еще за ребячество? Приступайте к осмотру.! Хочу услышать Ваше описание симптомов и способы выбранного лечения.
  Да ужжж...
  Я только помечтала поучиться всему, чтобы стать профессионалом и тут такая фигня. Вот так - нравится тебе пациент или нет, роли не играет, испытываешь к нему приязнь или неприязнь, а будь любезна - лечи!
  Значит, храним строгий нейтралитет, морду кирпичом, бесстрастно, как в анатомичке...
  
  Я все-таки долго собиралась с духом, мадам Раваль не выдержала:
  - Ну же, мы ждем! А если бы счет жизни шел на минуты? Не разочаровывайте меня, леди.
  Получив "словесный пинок", дальше я просто действовала на автопилоте:
  - Что Вас беспокоит? - бесстрастным голосом спросила я эльфа, уже догадываясь о причинах его прихода.
  - Раны на груди... - громко произнес он и добавил одними губами, - и на сердце...
  - Раздевайтесь, ложитесь на спину, - произнесла я еще более бесцветным голосом, кивнув на кушетку, на которой он и сидел.
  Сандриэль послушно выполнил мое указание, только слегка скривился, невольно скользнув взглядом по почти зарубцевавшимся царапинам, оставленным собственными ногтями на груди и животе, портящим его безупречный торс.
  - Характер повреждения - поверхностные раны, связанные с тремя основными опасностями: кровотечением, возможностью внедрения инфекции через поврежденные покровы, нарушением анатомической и функциональной целостности органов и тканей, как у людей, так и у других разумных рас, включая не-мертвых... - монотонно начала я описание, как и предписывал учебник...
  - ...раны расположены на обширной поверхности мягких тканей живота и грудной клетки в районе солнечного сплетения... длина ран от 1 до 15 см, расхождение краев 0,4 - 0,6 см, состояние тканей в глубине определить невозможно, так как травмированная поверхность эпидермиса уже зарубцевалась... налицо воспалительный процесс семи ранок... при пальпировании... - я осторожно надавила на коду вокруг воспаленных ранок, эльф чуть поморщился, - выявлена болезненная чувствительность... Рекомендовано лечение: промыть раны антисептическим 3-х процентным раствором, обработать... - мадам Раваль благосклонно кивала головой, слушая перечень предлагаемых мною процедур для "пострадавшего" и на последних словах: "...наложить марлевую повязку", удовлетворенно встала:
  - Ну, приступайте - в теории все выглядит безупречно.
  И вышла... нормально так!
  Я тяжело вздохнула и принялась за лечение...
  - Ань, - эльф поймал мою руку с тампоном, пропитанным антисептиком, - Аня не парься, и так заживет, - он резко сел и непроизвольно поморщился.
   Я была уверена, что ему не так уж и больно, но стянутая корочкой кожа вызывала дискомфорт и парочка зарубцевавшихся царапин треснула, показались капельки крови. Мое сердце сочувственно сжалось...
   "Тьфу! Совсем неуместно!" - разозлилась я на себя.
  - Вы пришли сюда за лечением, так не мешайте мне выполнять свои обязанности, в противном случае, если Вы не так уж и нуждаетесь - "выход" прямо и направо...
  - Анька?... - эльфик неверяще уставился на меня. Вспомнил что-ли, как я с ним ночью возилась? - Ты хоть выслушать-то меня можешь? Я же тебе все сейчас объясню, давай не будем ссориться...
  - Я вчера достаточно наслушалась - ничего объяснять не надо.
  - Нет, надо! - он перехватил и вторую мою руку, взгляд его встревоженных глаз блуждал по моему лицу, словно пытаясь отыскать на нем что-то важное, чего он сейчас не находил. Мои губы кривились - я все еще не могла определиться, разреветься мне или рассмеяться его растерянности. - Аня, ты все равно меня выслу...
  Тут на мое счастье вернулась мадам Раваль:
  - А в чем собственно дело, господа адепты? - строго взглянула она на нас поверх очков. - Вам все еще требуется помощь, господин Ди'Камаэль, или это просто повод обратить на себя внимание леди? Все амурные дела вне стен этого учреждения, пожалуйста! И, потом, не такими "ранениями" обычно хвастаются перед девушками - вряд ли они могут вызвать сочувствие, - слегка "куснула" она его.
   Я покраснела за нас обоих и поспешно высвободила свои руки. Сандриэль улегся обратно на спину. Он глубоко и часто дышал, пытаясь справится с бешенством от унижения и не нахамить в ответ - пожилая леди была права на все сто...
  
  Антисептик у мадам Раваль был что надо - даже еще разводить не пришлось, чтобы Сандриэля не корчило, как тогда Азалекса от моего термоядерного "антисептика"...
  Блин! Передо мной лежит полуголый эльфик, а я думаю о чертенке...
  Никуда не годится - какая я все-таки слабохарактерная...
  
  Я обработала ранки и ссадинки жениха, стараясь не думать о том, что я еще вчера обнимала это тело, целовала эти губы, глаза, щеки... желая забрать раздирающую его изнутри боль, пытаясь хоть как-то отвлечь...
   Тщательно и с максимальной осторожностью (борясь с желанием самой разорвать на мелкие полосочки это тело, хозяин которого посмел в моих объятиях звать другую девушку...) смазав все повреждения анестезирующей мазью, я велела ему лежать смирно десять минут.
  Можно было бы и сразу присыпать специально выданным мне мадам Раваль порошком, который одновременно заживлял, подсушивал и не давал прилипнуть бинтам, но я хотела оттянуть время, понимая, что не пришел бы Риль сюда просто так - это лишь повод. Такие ранки Натан мог бы вылечить на раз, и я очень сильно сомневаюсь, что сам Светлый эльф Сандриэль был не в состоянии сделать это без применения мазей и порошков, просто восстановившись своей эльфийской магией.
  
  Пока я мазала неровные корочки заживающих ранок, чувствуя подушечками пальцев каждую шероховатость шелковистой кожи, мои руки дрожали, а я боялась поднять глаза, чтобы не встретиться взглядом с отраженным небом в глазах моего жениха. Ныряли мы в эти бездонные озера, знаем... А его живот и грудь под моими пальцами то напрягались, то "уходили" из под рук, почти обрисовывая ребра при вдохе или выдохе - без всякой системы. Сандриэль рвано дышал, не сводя с меня глаз - я чувствовала его укоризненный и вместе с тем виноватый взгляд всем своим существом...
  - Аня, - покосился парень на мадам Раваль, склонившуюся над каким-то толстенным справочником за столом у себя в кабинете. Ее было видно сквозь приоткрытую дверь. - Все мои слова продиктованы приворотным зельем. Анабэль вчера мне подсунула... Мне Натан объяснил... Поверь, мне не нужна любовь Анабэль, она не нужна мне в качестве моей девушки...
  - Сандриэль, - перебила я, - ты можешь сам обманываться сколько угодно на этот счет, но если бы она тебе не нравилась, зелье не сработало бы. Ты - чужой жених, не её. Так что не надо тут мне петь военных песен... - я махнула рукой и отвернулась.
  - Да! Она мне нравится! - с чувством гаркнул эльф.
  И я почувствовала, как меня обожгли его слова, хлестнув, словно плетью. Я хотела вдохнуть и не могла... почему, Риль? За что ты со мной так?
  Пока я пыталась не дать себе умереть от пронзительной боли и научится заново дышать, он продолжил, но я уже плохо воспринимала его...
  - ...только, как подруга, - закончил остроухий, а меня, наконец, отпустило.
  Я сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, чтобы из легких ушла режущая боль и повернулась к парню:
  - Замолчи!
  Он заморгал, не понимая, что половина его пламенной речи ушла в никуда.
  Я щедро сыпанула уникального порошка на смешные ранения эльфа и, приложив тканевую прослойку, велела подняться, чтобы обмотать бинтом его торс.
  - Ань... солнышко, ну отомри, умоляю...
  - Помолчите, господин Сандриэль, Вы меня отвлекаете, - я закаменела - не хочу быть "только, как подруга"! С тобой, гаденыш синеглазый, не хочу быть просто подругой - хочу быть для тебя ВСЕМ - светом в окошке, глотком воздуха, единственной и неповторимой, без которой жизнь теряет смысл... амбициозно? Плевать! Я так хочу, а если нет - то нет...
  - Риль... - поправил меня нахальный пациент. - Я... мне нравится, когда ты меня называешь "Риль"...
  - Не только я, - моя усмешка получилась горькой, - так что не буду уподобляться остальным, зачем нам с Вами такое панибратство, и, по правде сказать, не настолько мы близки, а это все-таки личное имя... Не туго?
   - Нет, благодарю... я не понял, что ты мне пытаешься сейчас сказать, Анхель?
  - На перевязку придете завтра, - проигнорировала я вопрос синеглазого красавчика. - Если будет сильно беспокоить - снимите бинты сами, можете просто срезать их. Можете идти...
  Я увернулась от его протянутых рук и юркнула в дверь лаборатории, пытаясь отдышаться. Пульс гулко стучал где-то у виска, сердце так же заходилось, сбившись с привычного ритма - сволочь ты, Риль... Сандриэль... ты снова играешь со моими чувствами... ненавижу!
  
  - Леди Амоменто! - услышала я требовательный голос мадам Раваль.
  Я вздрогнула, отняв руки от лица, все-таки непривычно, когда к тебе обращаются по фамилии. Что-то чужое, не мое... Да и в Школе к нам обращались по именам, подставляя "леди" или "господин", уж не знаю зачем, может, для того, чтобы мы с первого курса понимали свою значимость - будущие маги как никак, а не просто ученики...
   Я вышла из лаборатории, очень надеясь, что Сандриэль уже свалил, но пришлось вздрогнуть еще раз - посреди кабинета мадам Раваль стоял... Азель, собственной персоной, бережно поддерживая правой рукой израненную левую, согнутую в локте, по запястью которой текла кровь, пачкая манжет рубашки.
  - К нам новый пациент, - с легкой издевкой произнесла мадам Раваль. - Займитесь им, леди Анхелика.
  Я кивнула Азелю, приглашая за собой в перевязочную.
  Сандриэль все еще был здесь. Про встречу однокурсников нельзя было сказать, что она прошла в теплой дружественной атмосфере.
  - Двинь тазом, Светлый, - хмыкнул Азалекс, нагло подсаживаясь к Сандриэлю, сидящему на кушетке.
  Эльф нехотя поднялся, но уходить не спешил.
  Я старалась сосредоточится на процессе, пытаясь сделать вид, что мне все равно, что оба моих самых любимых и самых ненавидимых парня рядом.
  
  Увидев в моих руках голубоватую жидкость антисептика, Азель сцепил зубы, но мужественно вытянул руку вперед. Я придвинула перевязочный столик и пристроила его руку на нем, причем так, чтобы мне было удобно ее обрабатывать. Демон поерзал на кушетке, устраиваясь поудобнее и расслабляя плечо. Резаная рана была на ладони левой руки... свежая-пресвежая, довольно глубокая. Вот где он умудрился ее получить?
  - Не бойтесь, господин Азалекс, так больно, как в прошлый раз не будет, - зачем-то подбодрила я его.
  - Опаньки! А что, Азель не впервый раз занимается членовредительством?
  - Заткнись! - Азель вперился злым взглядом поверх моего плеча.
  Я обернулась. Сандриэль, сложив руки на груди, насмешливо ухмылялся.
  - Другого предлога не выдумал, Темный?
  Тааак... Я, кажется поняла - Азалекс сам себе распорол ладонь. Не удивлюсь, если он проделал эту экзекуцию только что собственными когтями, которые у него, запросто трансформируясь, превращают аккуратные ногти в черные смертоносные лезвия... Во, дурак!!!
  - Азель, зачем? - я укоризненно взглянула на вспыхнувшего демона. Только я не уверена, что покраснел он от смущения, что его маленькая хитрость раскрыта... скорее, кровь прилила к щекам демона от бешенства, потому что эльф вмешивается.
  В помещении явственно загустел воздух от выплеснувшейся агрессии с обеих сторон.
  - Прекратите, - прошипела я.
  Обернувшись к Сандриэлю, я увидела, как у того потемнели глаза.
  - Чья бы корова мычала, господин Сандриэль, - уколола я остроухого. - Вы уже можете идти по своим делам.
  Верхняя губа эльфа чуть вздернулась (фигасе! Я такое только у оборотней видела, когда ребята бывали раздражены или злились - все-таки звериное начало давало себя знать), только вот удлинившиеся клыки вряд ли появятся у Лучезарного, и от этого его лицо смотрелось жутко - "хЫщник" какой-то, ей Богу! Я зябко передернула плечами и, отвернувшись от взбешенного жениха, сосредоточилась на не менее разозленном демоне, снова напряженно застывшем в ожидании процедуры.
  - Расслабьтесь, господин Азалекс, - ровным голосом произнесла я, - сейчас немного пощипет и... (тут я вспомнила о чудесной регенерации полукровки). - Кстати, руку бинтовать будем или не стоит напрасно переводить Школьное имущество? - мой ехидный вопрос застал чертенка, с ладони которого я смывала кровь антисептиком, врасплох.
  - Не понял, а что так официальо? - не понятно кому задал вопрос Азель. - Светлый, ты же учился на "Лечебном" - это что, так положено?
  - Ага, - не совсем соврал Сандриэль, - чтобы дистанцировать отношения Целитель-пациент...
  - Ааа, - глубокомысленно протянул Азалекс.
  Ожидавший боли и жжения, но почувствовал, скорее всего, лишь легкое пощипывание, и теперь, слегка расслабившись, посмотрел на меня:
  - Неужели тебе даже бинтов для меня жалко, Ань?
  - Не жалко, хоть в три слоя обмотаю, хоть мумию из тебя сделаю. Только не надо сюда приходить, Азалекс. Мне влетит от мадам Раваль. Вам хочется развлечься, но я от ваших подковерных игр устала, - на самом деле я обмотала бы ему обе руки, чтобы они не смели касаться Мирки...
  - Я не играю! - воскликнул демон.
  - С чего ты решила, что я развлекаюсь за твой счет? - раздался практически одновременно голос позади меня.
  Вопрос был задан мне, но ребята уже снова буравили друг друга "ласковыми" взглядами потемневших глаз, на скулах у обоих играли желваки, а на шеях пульсировали жилки... Самцы...
  - Так-так-так, - в дверном проеме нарисовалась хозяйка Лечебного крыла. - Вот что, господа адепты, убирайтесь-ка выяснять свои отношения в другое место. Вас, леди Анастейша, это тоже касается.
  Я замерла над недобинтованной рукой Азеля, не веря собственным ушам.
  - Я-то при чем? - оскорбилась я, обиженно глядя на мадам Раваль.
  - Пока Вашим кавалерам не пришло в голову устроить здесь дуэль или еще как-нибудь покалечиться, идите и Вы.
  Азель заржал:
  - Вот как ты догадался, Светлый, сам с такой же "болезнью"?
  Сандриэль помрачнел, непроизвольно одернув рубашку, слегка оттопыренную из-за бинтов на груди и животе. На этот жест чертенок вообще закатился:
  - Блин! Я не догадался изувечиться в другом месте, чтобы получить все тридцать три удовольствия, обидно!
  Мадам Раваль хмыкнула, но тут же сурово поджала губы:
  - Нечего ему забинтовывать, леди Анхелика, - кивнула она на демона, - у него же регенерация, как у оборотней. Я вообще впервые за три года вижу этого господина здесь. Нечего и приваживать.
  - Так мне забинтовывать или нет? - я с сомнением посмотрела на дело рук своих - повязка выходила славной, правильной, как по учебнику, да и вообще, осталось только "бантик" завязать.
  - Мадам Раваль, Вы же не можете быть так жестоки, - Азель заискивающе заглянул в глаза пожилой женщины, включив свое природное обаяние.
  Сандриэль хмыкнул. Я все же закончила перевязку и поднялась, чтобы все убрать за собой.
  - Идите уже, - вздохнула мадам Раваль. - Я все приберу сама. А вам, господа, должно быть стыдно, что с такими пустяковыми царапинами бежите сюда, если не ошибаюсь, вы же оба с "Боевой магии"?
  Я остановилась взглянуть на реакцию ребят. Сандриэль пристыжено опустил глаза, а Азель, чертенок, обезоруживающе улыбнулся:
  - Зато я имел честь познакомиться с Вами, милосердная мадам Раваль, а то все только по наслышке...
  - Благодарю за комплимент, - усмехнулась женщина, - но если Вы, господин...
  - Азалекс, - подсказал Азель, любуясь своей забинтованной конечностью.
  - ...господин Азалекс, попадетесь мне в следующий раз без достаточно уважительной причины, я Вас подлечу как следует. Ужасно люблю проводить лабораторные исследования, а Вы же у нас единственный на всю Школу... Особенно меня интересует Ваша асурья половина, - плотоядно облизнувшись, произнесла мадам Раваль.
  Теперь уже хихикали мы с Сандриэлем, а Азель недовольно насупился.
  - Я учту, - буркнул демон.
  - До свидания, - попрощалась я, стянув балахон, и направилась к двери.
  - До свидаия, леди Анхелика, - отозвалась мадам Раваль, - с Вами приятно было работать. Результат эксперимента я Вам сообщу, загляните через пару дней...
  - Какого эксперимента? - заинтересовался Сандриэль, открывая передо мной дверь и пропуская вперед.
  - Да кое-что изобрели по ходу. Надеюсь, все останутся живы-здоровы, - нехотя отозвалась я.
  Азель сунулся вслед за мной, но Сандриэль грубо оттер его корпусом и вышел вторым, а Азалекс, недовольно рыкнув, оказался замыкающим.
  - Ань, надо поговорить, - прозвучало почти одновременно.
  Я обернулась и смерила обоих ребят холодным взглядом:
  - Для диалога нужны двое, поговорите между собой, а еще лучше идите к своим подружкам, болезные, и ищите там "свободные уши". Я устала от вашей правды...
  - Ань!
  - Анька!
  - Пока, мальчики, недосуг мне с вами лясы точить, меня Ника ждет...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"