Рокова Яна: другие произведения.

Сказка рядом... Часть 2 гл. 25

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 25
  
  
  Аня
  
  Ника и в самом деле меня ждала. По дороге в комнату я все же отвязалась от моих кавалеров, внезапно решивших, что нам не обязательно ссориться. А еще я наткнулась на Волчика и Лама. Мы договорились встретиться через полчаса и пойти в город, если Ника будет не против такой компании. Волк и Вероника еще не очень ладили и им нужна была сторона, хранящая нейтралитет. Лам сразу предупредил меня, чтобы я не сильно на него рассчитывала, он не желает быть громоотводом в моих отношениях с полукровками.
  - То же мне, друг называется, - чуть не обиделась я.
  - Не, ну руку тебе подать я способен, - уточнил оборотень, - но и только.
  Нифига себе, как его Азель застращал... Я обиженно посмотрела на парня.
   - Ладно, не дуйся, если с ними не связываться, от остальных отмажу, - все же решился Лам.
   - Вот спасибо! - сарказма в моем голосе оказалось, хоть отбавляй.
  
  Пока Ника собиралась, для приличия покапризничав, что мы идем в город не с ней вдвоем, а в компании, я быстренько сполоснулась и переоделась.
  
  Сегодня мы решили отправится телепортом, без лошадок. Ника достала один из контрафактных кристаллов перемещения, настроила его и протянула мне:
  - На, а то опять вывалишься незнамо где.
  Лам заржал, вспомнив мой первый визит на земли Волчикова Клана.
  - Хочешь, я тебя с собой возьму?
  - Да, - обрадовалась я, все-таки самой мне телепортироваться не понравилось. Вообще, лучше всего оказалось перемещаться с мэтром Солитэром - вот это ас по построению комфортабельных переходов - ни головокружения, ни тошноты, а самое главное - "мягкая посадка" обеспечена...
  - Ну, иди сюда, - Лам протянул руку, а я вернула Нике кристалл.
  Но не успели мы воссоединиться, как Лам, слегка изменившись в лице, замотал головой:
  - Прости, подруга, но, у нас, кажется гости, - и ненавязчиво так меня отстранил.
  Я обернулась. Сосредоточенный Азель решительно направлялся к нам.
  - Далеко собрались?
  - В город, - сдал Волк.
  - Я с вами, - заявил полу-асур.
  - А у нас уже полный комплект, - запротестовала я.
  Азель недобро глянул на Лама, и тот поспешно вступился за демона:
  - Да ладно, Ань, больше народу - веселее.
  - А где же ты эльфика потерял? - съехидничала я.
  - Он пошел отношения выяснять с Бэлкой, - наябедничал демон на соперника.
  - А ты чего без подружки?
  - А ты мне тоже подружка - какая разница, - огрызнулся демон.
  И не поспоришь, если только сцену ревности не устраивать.
  - Ань, ну ты сама теперь, или вот Азеля попроси - он отличные телепорты строит, - закинул удочку Лам.
  - Зайка, иди сюда, - обрадовался Темный.
  Я покосилась на его протянутую забинтованную ладонь. Похоже, она его совсем не беспокоила.
  - А покажи-ка мне свой шрамик, - сощурилась я. Прошло не больше часа с тех пор, как мы покинули Лечебное крыло.
  - Да ладно, чего ты там не видела - слегка смутился чертенок.
  - Азель, а что у тебя с рукой? - округлила глаза Ника, которая так же прекрасно помнила о чудесной регенерации полукровки.
  - Да ничего страшного, уже почти все прошло, - слегка занервничал он, косясь на меня.
  - Вот и я думаю, что там уже ничего страшного, - уперла я руки в бока. - Или ты показываешь, что с ладонью, или ищешь другую компанию, - выдвинула я ультиматум.
  - Ладно, - сдался демон, протянув мне руку, - на, разматывай.
  Его пальцы были сухими и горячими. И пока я осторожно разматывала бинт, как дурочка, ловила себя на мысли, что хочу, чтобы эти горячие ладони скользили по моему телу, обжигая даже через одежду. И мои ручки снова дрогнули. А он улыбаясь, тихо шепнул, видимо не поняв, что творит со мной его близость, или просто чтобы я не смущалась:
  - Ну же смелее, не бойся, там уже и вправду все зажило.
  
  На чистой ладони не осталось даже маленького шрамика с нежной кожицей, что бывает при восстановлении тканей. Абсолютно ровный рисунок линий и сама ладонь только измазана в анестезирующей мази, что оставалась на повязке под бинтом.
  - Все-таки ты симулянт, - оттолкнула я его руку. - Зачем, спрашивается, я с тобой возилась?
  - Потому что мне хотелось твоего внимания, - расплылся паршивец и протянул мне правую руку. - Эта не грязная, без мази.
  - Не буду я с тобой перемещаться, мне Лам обещал.
  - Я не настаиваю, - тут же открестился от меня дружок.
  - Я с Волчиком тогда, - я умоляюще взглянула на Роволкона.
  - Аня, будь взрослой девочкой - с Волком Ника, может, хочет, - укорил меня Азалекс.
  - Я сама, - насупилась Ника, хотя, подозреваю, что если бы сейчас Волк не прохлопал ушами и, сделав над собой усилие, не пожал равнодушно плечами на ее заявление, она бы согласилась. Как маленькие, честное слово! Так они будут находится в состоянии странного перемирия еще неизвестно сколько, а прежних отношений так и не будет.
  - Тогда предлагаю так, - встрял демон, - Лам идет сам, я с Никой. Ник, ты ничего не имеешь против моей кандидатуры? (Вероника мотнула головой). А Аня со своим любимчиком (Волчик ухмыльнулся и одарил меня теплым взглядом) - зачем лишние кристаллы тратить, тем более они у вас "левые".
  Это было приемлемо и в общем-то рационально. Нике я поражалась - она почему-то поддерживала обоих "условно моих" парней, которых раньше на дух не переносила. Её-то чем подкупили? Ладно, я - дурочка с неустойчивой психикой и раздвоением личности, но она?!
  - Слушай, Лам, а может, тебе вообще не надо в город? - закинул пробный шар Азель.
  - Темный, отвянь, - огрызнулся оборотень. - Это ты к нам примазался. И я соблюдаю договор, так что отвали.
  Что за договор непонятно, хотя идеи есть, судя по тому, как Лам тщательно старается не прикасаться ко мне. И то, что Лам все-таки что-то вякает в ответ однокурснику, меня порадовало, а то я уж было подумала, что он совсем хвост поджал из-за демона. Нечего моих друзей-приятелей запугивать.
  
  Лам и Ника с Азалексом исчезли в воронке телепортов, а я чуть придержала Волка, выговаривая ему за его нерешительность с Никой. Он надулся и попросил меня не вмешиваться. Тяжело вздохнув, пришлось извиняться - все-таки это их отношения, пусть и в самом деле разбираются сами. Этих десяти минут задержки хватило на то, что из ворот (телепорты можно было строить только за Школьной территорией) вышел... Сандриэль, чем-то жутко расстроенный. Наверное, разговором с Анабэль - я позлорадствовала про себя, а Волк укоризненно покачал головой, уловив тень удовлетворения на моем лице.
  - Сандриэль, ты чего такой смурной? - обратился оборотень к однокурснику.
   Эльфик поднял голову и растеряно остановился. Кажется, он только что нас увидел.
  - Да так... Ань, а вы, что, в город?
  - Да, - кивнул Волк.
  - С нами нельзя, - тут же встряла я.
  Волк, державший меня за руку, больно дернул и зашипел:
  - Что с тобой? С каких это пор ты стала такой стервой? Неужели не видишь, парень и так расстроен.
  - А что ему из-за меня расстраиваться? - парировала я, весьма обиженная выходкой Волка, сочувствующего остроухому. Я его подруга, между прочим, и он не слышал вчера того, что слышала я.
  - Ань, можно я с вами потусуюсь? - тихо спросил Сандриэль.
  Я смерила взглядом его с головы до ног и благосклонно кивнула. Пусть уж лучше будет на глазах, чем мотается один по городу. Не такая же я все-таки гадина, но сочувствовать не буду.
  "Не буду!" - повторила я тихонько вслух, потому что уже сочувствовала, только непонятно кому... возможно себе, потому что меня жуть как задевало, что он расстроен разговором с эльфийкой, значит, как бы там ни было - он к ней не безразличен...
  
  Надо было видеть лицо Азалекса, когда мы с Волком вышли из портала и из соседнего с нами появился Сандриэль.
  - Больше народу - веселее, - быстро повторила я слова Лама для Азеля, надеясь, что ребята не будут ссорится. - Давайте сразу проясним, или вы не цепляете друг друга, или мы остаемся первоначальным составом.
  - Я согласен, - ухмыльнулся Азель, - пусть Светлый отправляется своей дорожкой.
  - Я имела ввиду, вчетвером, без тебя тоже, - строго одернула я демона.
  Сандриэль чуть улыбнулся, радуясь моему заступничеству. Азель скривился.
  - Ладно, уговорила.
  - И можете повторить друг другу свои имена, если вы забыли, как к вам обращаться, кроме "Темный" и "Светлый", угу?
  - Азалекс Ховур Хантарриэль, Принц Старшей Ветви Темных Эльфов Подгорного Царства.
  Если бы я увидела Азеля впервые - поверила бы сразу, что именно так и есть - прЫнц, без сомнений - так напыщенно и торжественно прозвучало его представление Светлому.
  Сандриэль ухмыльнулся и тоже решил представиться по полной программе:
  - Сандриэль Э"ттериан Ди'Камаэль, Младший Принц Младшей Ветви Лучезарных Эльфов Светлого Леса...
  Мы откровенно развлекались, выслушивая длинные титулы наших внезапных спутников.
  - Офигеть! Я начинаю жутко комплексовать, находясь рядом, - съязвил Волк.
  - Аналогично, - кивнул Лам.
  - Вы не поверите, я так же чувствую себя пылью под ногами этих высокородных господ, - подтвердила я.
  - Ладно мальчики, мы считаем, что вы вполне достойны находится в нашей скромной компании, - разрядила обстановку Ника, протянув обоим полукровкам по руке. - Мы даже позволим вам выбрать место предполагаемого развлечения и угостить нас выпивкой, да Ань? - многозначительно взглянула она на меня.
  Пришлось кивнуть.
  - Выбирайте первым Ваше Высочество, - снисходительно скривился Сандриэль Азалексу.
  - Ну что Вы, Ваше Высочество, я сочту за честь уступить Вам, - отвесив поклон, с издевкой промурлыкал Азель.
  - Так! Знаете что, "Вашества", если вы оба не прекратите, будете здесь расшаркиваться одни, ясно?
  - Ань, ну не пыхти, - согнал улыбку Азель, - ну, хочешь, мы ща обнимемся и поцелуемся троекратно, чтоб ты поверила в нашу искренность?
  Сандриэль от этих слов непроизвольно отшатнулся от демона.
  Лам сплюнул. Волка передернуло, а Ника расхохоталась, понимая, что Азель прикалывается. Мои губы тоже расползлись в улыбке.
  - Нет, чертенок, не надо таких жертв...
  
  Мы пробирались по грязноватым улочкам окраины городка, весело перешучиваясь. Напряжение, появившееся с вливанием в нашу компанию Азеля и Сандриэля, уже ушло. Да и Ника не так зажималась, оттого что у них с Волком все еще сохранялись прохладные отношения. Оба моих эльфика, Светлый и Темный, держались молодцами. Не знаю, что у них творилось на душе, но они старательно соблюдали наш уговор, поддевая друг друга, но не слишком сильно, лишь развлекая остальных.
  
  Добравшись до дешевенького рынка, который в этой части города существовал ежедневно, в отличие от огромного на Центральной площади, который организовывался только по выходным дням, мы решили не обходить его, а пройти насквозь. Некоторые продавцы оживились, угадав в нас будущих магов (думаю, кое-кто был в состоянии считать ауру, исходившую от наших высокородных спутников) и наперебой начали расхваливать предлагаемые товары, в надежде получить от "господ магов" монету покрупнее, чем от обычных покупателей.
  На меня косились неодобрительно - вроде бы девка, а в штанах, мой магический потенциал, видно, не могли угадать даже местные умельцы и не понимали, кто я, просто приблудная спутница благородных "господ магов" или такая же магичка.
  
  Проходя мимо ряда стеклодувов, плавно переходящий в ряд дешевеньких украшений из стекляшек и полудрагоценных камушков, один особо наглый, все же окликнул Нику:
  - Госпожа не желает приобрести очаровательное ожерелье? А вот еще бусы - смотрите, какая прочная нить. А как подобраны камни, - засвистел соловьем торговец, протянув на ладони какую-то дешевенькую бижутерию, едва Ника скосила глаза в его сторону.
  - Госпожа не желает, - безапелляционно заявила орчанка, плотнее кутаясь в накидку, чтобы не видно было, что она предпочитает все же бижутерию - ей почему-то в самом деле больше шли "простые камешки" - она в них смотрелась более органично, чем в дорогих украшениях.
  А меня заинтересовали россыпи бисера, выставленные в прозрачных стеклянных квадратных банках. У продавца их было около тридцати штук различных оттенков. Многие останавливались поглазеть, но редко, кто покупал - малюсенький черпачок, не больше наперстка, которым продавец цеплял горсть бисера, стоил ого-го сколько.
  - Ань, ты что, рукоделием хочешь заняться? - Азель перехватил мой зачарованный взгляд.
  Вот что ему ответить? Да, хотелось бы... особенно долгими зимними вечерами, когда эльфик и чертенок разбегутся по своим подружкам, а мне только и останется, что крестиком вышивать или из бисера что-нибудь плести...
  - Лучше крестиком вышивай, - словно угадав мои мысли, встрял Лам. Я даже вздрогнула, а он продолжил:
  - Все не так накладно выйдет.
  - Да, я хочу, только, может, подешевле найдем?
  - Это вряд ли, - заметила Ника. - На центральном рынке еще дороже, а про магазины вообще молчу.
  - Тогда здесь куплю. Хочу эти три цвета, - я ткнула пальцем, чтоб продавец не перепутал оттенки, - белый, алый и ярко-голубой.
  Почему-то этот триколор что-то мне напоминал, но я не могла вспомнить что, а вот почему я выбрала именно эти цвета, легко могу объяснить: белый - нейтральный - мой, а голубой и алый - под цвет глаз моих ребят, из-за которых потеряла я покой и сон.
  Надеюсь, они не догадаются об этом...
  
  Довольная своим приобретением я и мои спутники двинулись дальше, отпуская ехидные замечания творившемуся вокруг.
  В какой-то момент народу стало - не пробиться. Я уцепилась за Сандриэля, чтобы не потеряться в пестрой толпе, потому что перед ним почему-то все-таки расступались.
  Вдруг снова образовался затор. Перед нами раскорячилась какая-то старушенция, выронив корзину с поздними румяными яблоками, которые, весело запрыгав, раскатились по утоптанной до асфальтовой корки земле под ногами покупателей. В городе улицы были выложены булыжником, да и Центральная площадь тоже. А здесь, на окраине на площадке под эти дешевые ряды, камней не было.
  Бабка запричитала, пытаясь собрать свой нехитрый урожай, неловко согнулась, отклячив костлявый зад, и уже не смогла разогнуться - старые кости не понаслышке были знакомы с ревматизмом.
  Ребята заржали и начали отпускать гадкие шуточки. А я увидела испещрённое морщинами лицо и потерянный несчастный взгляд, которым она, причитая, провожала гибнущий под равнодушными ногами урожай, и так мне ее стало жаль, эту несчастную человеческую женщину, умудрившуюся дожить до своих преклонных лет, до этой немощи, до которой никому не было дела, до одиночества (вряд ли она сама поперлась бы на рынок, если бы были помощники), что даже сердце защемило...
  Не знаю, что на меня нашло, но я бросилась ей помогать собирать эти несчастные яблоки. Ребята прифигели и проехались еще и в мой адрес...
   Вот тогда я подошла к старухе, помогла ей, ничего не понимающей, разогнуться и вызверилась на своих спутников:
  - Вы! Вы... - я не знала, как мне не сказать им сейчас что-нибудь совсем не подобающее леди. А они просто не понимали, почему я так себя веду, решив, что у меня помутнение в мозгу. - Вы - не-люди несчастные!!! Никто из вас не знает, что такое старость, когда не гнуться уставшие от физической работы суставы, когда кости чувствуют перемену погоды, когда зрение теряет свою остроту и весь мир становится затянутым мутной серой пленкой, когда дрожат пальцы, не в состоянии вдеть нитку в иголку, когда большинство тех, кого ты знал и любил, с кем вместе рос, покинули этот бренный мир... а когда тебе особенно плохо, ты спрашиваешь своего бога, почему он не берет тебя к себе, а наказывает этой никчёмной жизнью, которую и жизнью уже нельзя назвать - существованием! Когда твоя кожа изрезана морщинами, когда руки не в состоянии удержать чашку с водой, не расплескав... когда от шикарной гривы остается лишь клок седых ломких волос... когда такие жеребцы, как вы, просто ржут над старухой и пинают эти несчастные яблоки, которые она собирала, чтобы получить горсть мелких монет... - я уже увлеклась и городила, что в голову придет. - Была бы молодая, да здоровая, наверняка бы нашлись помощники собрать, да донести, да заодно полюбезничать. И вы еще спрашиваете меня, почему я вам не верю?!! - я смерила поочередно Азеля, хлопающего своими черными ресницами, и Сандриэля, с отвисшей челюстью, уничтожающим взглядом. Волку с Никой так же достался мой красноречивый взгляд, хотя в их Кланах, кажется, уважали седую старость. - Я буду такая же, если доживу! Насколько хватит вашей привязанности, вашей дружбы? Зачем вам я, человечка?!! Валите отсюда и милуйтесь со своими бессмертными подружками, видеть вас не могу...
  Бедная старушка не знала, куда деваться, поняв, что жалкая горсть яблок на дне корзины уже не спасет ее финансовое положение, а тут еще какая-то разъяренная фурия, схватив ее под руку, орет на обалдевших от такого неуважения благородных господ магов. А ну, как они сейчас разобидятся, и ей станет еще хуже? За что прогневила она Небеса, что так наказывают ее за грехи?
  Старуха разволновалась до сердечной боли. Губы бабки посинели, она приложила руку к левой стороне груди и покачнулась. А в моих глазах уже стояли злые слезы - так мне нас с этой старухой стало жаль, да и вообще обидно за все человечество в целом...
  Первой опомнилась Вероника, подлетев ко мне и подхватив бабку под вторую руку. Народ вокруг сначала застыл, обалдев, а потом зароптал.
  - Тихо-тихо, не ори, Ань, мы прониклись, - прошипела Ника, нервно косясь на образовавшийся круг критически настроенных индивидуумов, большинство из которых оказалось людьми. Чуть поодаль рынок продолжал жить своей суматошной жизнью, а здесь повисла неловкая пауза.
  - Так их! Молодец, деваха! - одобрительно покивал головой какой-то дядька преклонных лет.
  - Никогда они с нами не считались, - поддакнула толстая женщина, подхватив какую-то скамеечку, и подошла к нам, чтобы предложить перепуганной до полусмерти старухе присесть.
  Народ вокруг воодушевился, соглашаясь со мной и неодобрительно косясь на магов - не-людей.
  Кто-то вдохновленный и пристыженный моей пламенной речью в защиту человеческой старости, наклонился, собирая потоптанные местами яблоки. Кто-то пытался сунуть старухе под нос нюхательную соль. Эх, сейчас бы ей таблетку валидола под язык, но где его взять? Да и опять какая-то отсебятина - ни разу не встречала здесь такое лекарство...
  Сандриэль стиснул челюсти и подошел к бабке, уже усаженной на скамеечку... По старческим щекам текли скупые слезы, теряясь в морщинах. Она что-то шептала, шевеля ввалившимися губами (потому что и зубов осталось, дай Бог, если половина)...
  Я очень редко видела со стороны, как действует эльфийская магия. Правда, когда Натан лечил меня от насморка, я вообще отключилась. Ну, это наверное потому, что он мне нравился сам по себе, а его магия оказалась такой "вкусной"... Вспомнив о том эпизоде, я вспомнила и вчерашнее "бытовое" заклинание и разозлилась с новой силой.
  Эльф между тем опустился перед старухой на корточки, поднес руки к ее груди, положив одну ладонь на другую, и поймал ее затравленный взгляд. Старые подслеповатые глаза удивлено распахнулись, и тут же между ладонями и грудью бабульки образовался желтоватый туманный сгусток света. По красивому лицу сосредоточенного эльфа пробежала легкая тень неудовольствия и какой-то брезгливости... В молчаливые "гляделки" Сандриэль со старушкой играли минут десять. Все вокруг напряженно ждали, а что будет дальше?
  Бабка вдруг глубоко вздохнула и восхищенно уставилась на парня. Сандриэль убрал руки и слегка потряс ими. А бабка резво ухватила его за руку, словно забыв о боли в пояснице, в сгорбленной под гнетом лет спине, поднялась с лавки и чуть не бухнулась перед ним на колени, рассыпаясь в словах благодарности:
  - Господин маг, - сбивчиво причитала она, пытаясь удержать руку эльфа, - за что же... как же это... голубчик ты мой... ведь нечем заплатить... спаситель ты мой, буду молить за тебя всех богов... ведь ни минутки не забывала, где болит... за столько лет, вы гляньте-ка, люди добрые... - бабка обратилась к публике поделиться своей радостью. - Господин маг... касатик - ведь не болит! Видят Небеса - не болит... хоть на часок вспомнить, что это такое, когда не свербит, не ноет, не тянет...
  - Если нигде не болит, значит уже умер, - хохотнул какой-то мужик, вызвав улыбки, но бабка не поняла сарказма и продолжала рассыпаться в благодарностях.
  Сандриэль, вовсе не желавший быть объектом такого пристального внимания старой человечки, жутко покраснел (до самых кончиков острых ушей) и, наверняка, от души жалел о своем порыве.
   Я услышала за спиной голос какой-то девахи:
  - Какой хорошенький... так бы и съела...
  - Подавишься! Ишь, чего захотела - у них, у магов, знаешь, какие Крали в чести... - отозвался ворчливый женский голос...
  Азель хлопнул Сандриэля по плечу:
  - Далеко пойдешь, "господин маг", зря ты все же целительство сменил на боевую...
  Стоявшие рядом молодые ребята уважительно присвистнули, окидывая оценивающим взглядом остроухого красавчика, который, оказывается, специализировался, как боец, а не как целитель.
  Эльфик умоляюще глянул на меня. Я уже слегка остыла, да и не меньше остальных была поражена поступком Сандриэля. Пришлось идти выручать. Я мягко обняла бабку за худенькие сутулые плечи и оторвала ее руки от эльфа:
  - Все, все, бабуль, "господин маг" знает, что Вы исполнены благодарности и никаких денег ему не надо, не беспокойтесь - у него сегодня благотворительный день. Хотите, я Вас провожу до дома? Торговать все равно уже нечем.
  Зря я это сказала, бабка перевела взгляд на почти пустую корзину и обреченно вздохнула, а я поспешила добавить:
  - А оставшиеся яблоки я у Вас куплю.
  - Да что ты, милая, - замахала старушка руками, - как же можно, после того, что вы сделали для меня... детушки, забирайте так, угощайтесь...
  - Ладно, спасибо, - не стала я устраивать публике дальнейшую потеху.
  Я подхватила корзину, Ника взяла старушку под локоток. Я не ожидала, но орчанка только скорчила рожу, видя мое недоумение. И еще меня разобрал смех, потому что "господа маги", переглянувшись и о чем-то перекинувшись с Волком несколькими фразами, поперлись за нами, а Волк и Лам затерялись в толпе. Странно, даже не сказали, где их потом искать.
  Ника, увидев такую рокировку, вздохнула (наверное, мысленно проклиная меня и эту бабку, и свою непонятно откуда возникшую сентиментальность к людям).
  
  Бедная старушка не знала, куда нас усадить, чем ублажить, когда через полчаса мы добрались до ее домика, стоявшего на отшибе, почти на самой границе городка, у неширокой заболоченной речки-вонючки.
  Берег этой речушки был основательно укреплен деревянными балками и досками. А домик-то был ничего себе так для одинокой старушки... Двухэтажный кирпичный, с узкими высокими окошками, крыша покрыта красной черепицей, правда, кое-где отвалившейся. Речушка словно огибала этот участок, на котором располагались дом и сад. Небольшой сарайчик, пристроенный к торцу оказался совсем рядом с извилистым берегом.
  На берегу сидел какой-то мужик с удочкой, рядом с ним крутился пацан. Вот интересно, он в самом деле может здесь хоть что-то поймать или просто под благовидным предлогом свалил из дома, чтобы не припахивали к домашним делам?... Во дворе перед дверями важно расхаживали куры. Небольшой садик с фруктовыми деревьями и цветами был огорожен палисадником. Около самого домика доски еще держались, но со стороны реки низкий заборчик покосился на подгнивших столбах и, того и гляди, грозил обвалиться в этот природный водоем. Здесь не чувствовалось, что все еще находишься в городе - окраина больше напоминала сельский пейзаж. На этой улочке, заканчивающейся домом старушки, почти все дома были такими.
  Наверное, когда была большая семья, домик был даже несколько маловат, но теперь выглядел одиноко, как и сама хозяйка, знавшая лучшие годы. Вход с улицы был почти вровень с утоптанной землей, а еще один выход в сад, который оказался уровнем ниже, был через покосившееся рассохшееся крылечко. Домик давно уже не чувствовал уверенной мужской руки Хозяина.
  В комнате, служившей гостиной, было бедненько, но уютно - слегка закопчённый камин, чистенькие веселые занавесочки в мелкий цветочек, диванчик с выпуклой спинкой, с подушками из такой же ткани, как и занавески. На круглом столе с изогнутыми толстыми ножками вышитая вручную льняная скатерть, несколько стульев и узкий шкаф для посуды, где были, словно в витрине магазина выставлены тарелки ручной работы. Они все были одинаковой формы, но на каждой из них была изображена разная сценка охоты. Эти тарелки можно было рассматривать очень долго, как картины на вернисаже. Стены когда-то были обиты тканевыми обоями, а сейчас рисунок вылинял и потускнел. На окошке стоял горшок с цветущим растением. Я не помню, как оно называется. Чувствовалось, что по мере сил старушка старается содержать свое хозяйство в порядке.
  
  Мы отказались от угощения, но Сандриэль захотел взглянуть на садик. Кажется, там рос какой-то редкий цветок, а может, ему просто надо было восстановить силы - бабку-то он знатно подлечил - вон какая резвая стала.
  Ника оказалась у двери первой, эльф со старушкой тоже вышли, а я зацепилась взглядом за портрет, висевший на стене в гостиной - молодой мужчина и совсем юная девушка в праздничных нарядах, исполненные собственной значимости. Наверное, это запечатлены наша старушка и ее покойный муж. Неужели эта юная симпатяжка превратилась в такую старуху... У меня сжалось сердце - если не стану сильным магом - моя жизнь будет равна простой человеческой. А это так много и так мало...
  Азель, проследивший за моим взглядом и прочитавший по изменившемуся лицу посетившие меня невеселые мысли, дотронулся до руки:
  - Ань, не бери в голову - не только маги долго живут. Если не станешь магом, можешь выйти замуж за "не-людя", - демон язвительно выделил это слово, видно оно, прозвучавшее из моих уст на рынке, как грязное ругательство, его сильно задело. - Только, понимаешь, есть одна тонкость - ритуал продления человеческой жизни возможен только в том случае, если оба супруга будут любить друг друга. Если заключать брак по расчёту - ничего не выйдет.
  - Правда? - слегка уязвленная его замечанием, я высвободила свою руку. - Как жаль, а то у меня уже и кандидатуры наметились...
  - Надеюсь, я в их числе? - хмыкнул Азель.
  - Боюсь, с тобой мы не сможем выполнить самого главного условия, о взаимности, сладкий.
  - Ну почему же? Нам следует лишь немного постараться, чтобы убедить остальных...
  - О чем это вы? - с подозрением покосился на нас Сандриэль. Вернувшись, он услышал последние фразы.
  - Да так, о разных пустяках, - неопределенно отозвалась я.
  - Ну, не такие уж и пустяки, - не согласился Азель.
  - Там Волк явился. Ань, выйди к нему, - спохватился эльфик.
  Я выскочила за дверь, обрадовавшись, что Волчик все-таки присоединился к нам. А Лам все же "понятливо" отстал и пошел искать приключения самостоятельно.
  
  Не знаю, что на нас нашло, но старушке в самом деле повезло. Волк притащил какой-то еды, и мы с Никой помогли отнести ее: что-то в подвал на ледник, что-то в чуланчик, что-то в кладовку, в сундук, окованный железом от мышей, а потом вышли на улицу и чуть не ахнули...
  Мальчики подняли покосившийся заборчик, подлатали крылечко, а сейчас Азель сидел на крыше, примеряя отвалившуюся черепицу.
  - Да не парься, Азалекс, - крикнул снизу Волк. - Все равно магическая заплатка будет держаться лучше - ты же не знаешь технологии. Только не увлекайся, а то получится, как с колкой дров.
  - А что с дровами? - заинтересовалась я.
  - Он сам тебе расскажет, - хмыкнул Волк, возвращаясь к колуну с воткнутым в него топором.
  Волчик был раздет по пояс, и мы с Никой имели возможность лицезреть его голый накачанный торс, слегка лоснящийся от выступившего пота.
  И не только мы. На улице напротив дома уже нарисовались местные красотки, медленно-медленно прогуливаясь вдоль улицы, словно у них не было никаких дел по хозяйству, и остановившиеся в нашем тупичке, как раз в том месте, откуда им было хорошо видно наших ребят, а ребятам - их, хихикающих, теребящих кончики кос.
  Мужик, перестав ловить рыбу, тоже приостановился, одобрительно глядя на выполненную работу. Две тетки пришли полоскать белье (вот почему-то мне не верится, что в этой невзрачной речушке с почти стоячей водой белье станет чище). Еще одна тетка подошла к товаркам, что-то спросила и направилась прямиком к нам. Наша же подшефная бабулька только всплескивала руками, никак не нарадуясь нежданной помощи "тимуровцев". Ее глаза теперь утопали в лучиках морщинок, и она периодически смахивала слезы умиления кончиком чистого передничка. Надо же, как расчувствовалась. Как бы теперь плохо не стало от радости...
  
  Азель лихо спустился по страховочной веревке с узлами, и она по мановению его руки, послушно упала к ногам демона на землю. Девки на улице дружно ахнули. Чертенок самодовольно улыбнулся - ну да, это же его контингент (простоватые девицы, без особых запросов), и тоже скинул рубаху (куртку он уже сбросил давно), оставшись в одних штанах. Кажется сейчас кто-то на улице будет укладываться в штабеля направо и налево... Вот паршивец! Главное, на меня это подействовало так же, как на тех девок.
  Я смутилась и поспешила спросить его, что там не так было с дровами.
  Волк заржал, а Азель смущенно выдавил:
  - Да я хотел магически дрова поколоть, а не рассчитал, и два чурбана в щепки разлетелись.
  - Ну куда ты с магией Хаоса полез? Это же элементарное бытовое должно быть, - поддел Волк.
  - Не расстраивайся, Азель, - рассмеялась я, - лучинки тоже пригодятся для розжига.
  - Давай, я, - отобрал Азель топор у Волка.
  Я так подозреваю - в воинском искусстве сейчас он не мог себя показать, а колка дров самое то, чтобы все насладились зрелищем работы натренированных мышц полукровки. Я, по крайней мере, постаралась сбежать, чтобы не пялится, открыв рот - в самом деле, привлекательное зрелище.
  
  - Ой, соседушка, а что это у тебя, никак внучата объявились? - слащавым голосом обратилась подошедшая тетка, а сама глазищами зырк-зырк по сторонам, отмечая чудесные перемены.
  - Да что, ты, какие внучатки - одна, как перст, на всем свете осталась... Это все господа маги, уж и не знаю, за что мне это на старости лет Небеса их послали, радость-то такую... Вот не чаяла... а ребятишки-то все какие славные. А всё говорят: "не-люди"... Я вот до каких лет дожила, а теперь и помирать не страшно - вижу, хорошие они, эти не-люди, получше иных людей будут.
  - Да чего ж тебе теперь помирать, - слегка завистливо заметила соседка, - теперь в хозяйстве порядок, теперь и пожить можно. А за сколько ж ты наняла их? Правда, на вид-то совсем молодые, небось и обучение еще не закончили, не сильно наглеют-то?
  Офигеть! Хоть бы подождала, пока мы уйдем, а то пялится в наглую и обсуждает, чуть пальцем не тычет, уу-у, противная тетка.
  - Да что ты, - замахала руками бабка и испуганно оглянулась на меня. - Вроде сказали, что у них сегодня задармА, слово-то какое-то, дочка, я забыла, - беспомощно уставилась она на меня.
  - Благотворительный день у нас в Школе, бабуль, - улыбнулась я. - Вам просто повезло.
  - Ой, - сразу всполошилась тетка, - а вы всем помогаете, а то у меня...
  - Нет, - обломала бесцеремонную соседку, приготовившуюся загибать пальцы, Ника. - Только одиноким и только раз в году, - при этом Ника выразительно взглянула на меня, чтоб я не вздумала возражать.
  - Ууу, - обижено поджала губы тетка. - Ну, ладно, пойду я...
  - Иди, иди, благодарствую, что проведала, - покивала головой бабулька и потом, вздохнув, покачала головой:
  - Надо-ть, а ведь всегда стороной обходила, еле здоровалась... ой, детушки, а чем же мне вас попотчевать-то, родимые? Снеди-то натащили - мне до конца жизни хватит, - спохватилась старушка, - дел-то понаделали, касатики...
  - А давайте из яблок пирог сварганим, - предложила я.
  - Давай, доченька, я сейчас... - старушка резво развернулась к дому.
  - Я Вам помогу, - пообещала я. - Сейчас догоню.
  Волк остался не у дел.
  - На тебя водичкой полить? - спросила я друга, и, не удержавшись, провела пальцами по его сильной спине, по ложбинке позвоночника, стирая капельки пота.
  Волчик хмыкнул и блеснул на меня янтарными глазищами. Но не успел он мне благодарно кивнуть, как я почувствовала на себе обжигающий взгляд и резко развернулась. Ника готова была меня порвать на ленточки за столь невинное и вместе с тем столь интимное прикосновение к ее парню. А рядом с ней стоял Сандриэль, хищно раздувая тонкие ноздри. Он непонятно на кого больше злился - на меня, за то же, что и Ника, или на Волка, за то, что тот спровоцировал. Я смущенно кашлянула и шепнула орчанке:
  - Иди сама...
  Но могла бы и не предлагать, она и так уже двинулась в нашу сторону, схватила Волка за руку и увлекла за собой к стоявшим неподалеку ведрам с водой. В доме не было водопровода, как в центральных домах городка. Судя по всему, водой занимался Сандриэль, и не думаю, чтобы он сильно перенапрягся физически. После того, как я видела, что он "из ниоткуда" сумел призвать чуть ли не морскую волну, когда дрались Волк и Шеридан, я была уверена в том, что ведра у него "по щучьему велению" сами наполнились - не будет же благородный эльфик самолично таскать воду какой-то человеческой старухе...
  
  Водичка-то была явно колодезная. Бедный Волчик - ему сейчас устроят головомойку ключевой водицей - я бы предложила из висевшего в саду рукомойника - за день она все-таки нагревалась на солнышке. Но Роволкон, кажется, сам не ожидавший, что в орчанке так взыграет собственнический инстинкт, был доволен и таким раскладом. Мы с Сандриэлем переглянулись, и его взгляд потеплел - понял, дурачок, что я на Волка не претендую.
  - Ну, а ты что не раздеваешься, чтобы поразить местное население? - подколола я. - Твоя спина выглядит не хуже, чем у Волка или Азеля, с вас троих хоть скульптуры лепить можно.
  - Ну, спасибо, - слегка надулся Риль, не совсем довольный сравнением. - Только она в бинтах.
  - Какая досада! - рассмеялась я. - Думаешь, еще не все зажило? Или ты в самом деле собрался завтра на перевязку прийти? Учти, мое дежурство в Лечебном крыле только через три недели теперь.
  Эльф досадливо сморщился:
  - Я забыл... - простодушно признался он и заискивающе улыбнулся. - Ань, помоги снять, а?
  - Пошли, - я потянула его к дому, чтобы скрыться от любопытных глаз местных красоток, которых, кажется, прибавилось, когда и Азель разделся по пояс, как и Волк.
  То ли они не видели мужской стриптиз, то ли не видели таких красивых парней, то ли вообще это было редкое развлечение, но девицы топтались на маленьком участочке между речкой и домиком, словно здесь им было медом намазано...
  
  Узелок бинта затянулся. Мои ногти не справились. Я побоялась воспользоваться своим "Жалящим", потому что кончик лезвия моего коварного ножа и в самом деле был очень остр, а пальчики от такой близости к парню слегка подрагивали. Пришлось попытаться развязать зубами, не Азеля же звать с его когтями-лезвиями.
  Дело в том, что несчастный узелок был где-то в районе подмышки. Риль сначала обалдел оттого, что я так близко прижала лицо к его телу, а мои волосы, коснувшись кожи, вызвали щекотливые мурашки, а потом он вдруг сграбастал меня и прижал к себе, благо за домом нас сейчас никто не видел.
  - Анька, скажи, а ты вообще понимаешь, что ты со мной, со всеми нами делаешь, а? Ты хоть подумала, сумасшедшая человечка, ради кого вся эта богадельня затеялась? Я так испугался твоей истерики на рынке, дурочка...
  Он поднял мое лицо ладонями и, быстро покрыв поцелуями щеки, лоб, губы, нос, подбородок, уткнулся лбом в мой лоб, снова стиснул шею и крепко прижал к себе.
  - Не допущу, чтобы ты превратилась в старуху... хоть тридцать восемь раз всеми уважаемую... Не допущу! Только не ты...
  Я сдавленно захныкала, задыхаясь в объятиях эльфа. Он опомнился, ослабил хватку, погладил по волосам, как ребенка, провел по спине, словно успокаивая:
  - Извини, Ань... я все время боюсь, что ты куда-нибудь исчезнешь из моей жизни.
  - Сандриэль, - я подняла на него потрясенный взгляд.
  - А "Риль"? - он поджал губы. - У тебя получается так тепло произносить мое имя...
  - Риль... так нечестно. Ты же знаешь, что мне больно, зачем ты обещаешь мне то, в чем сам до конца не уверен?
  - Если ты про Анабэль, то воспринимай ее так же, как я, по-твоему, должен воспринимать вашу дружбу с Роволконом.
  - Вот как... - я попыталась высвободиться из его, уже не таких цепких объятий, - вы так близки не только физически, но и духовно?
  Сандриэль вздрогнул, но его мысли приняли неправильное направление:
  - Если ты мне сейчас не объяснишь, что имеешь в виду, я снова буду рисовать себе самые мрачные для себя картины. Ань... у вас с Волком что-то было? - заледенел Лучезарный. - Ты... не бойся, просто скажи... нет пообещай, что больше не будет такого и я... я переживу, честно... я никогда не упрекну тебя...
  - Вот, дурак! - я оттолкнула парня, уперевшись в его грудь, совсем позабыв от возмущения про его повреждения. - Запомни, Риль, для того, чтобы мне что-то прощать или нет, ты должен быть достоин моего откровения. Я не верю в твою искренность, но все же "утешу" - мы с Волком не занимались любовью, но он мне дороже, чем кто-либо из вас - друзья тем и хороши, что не любовники - не разлюбят в неподходящий момент, не предадут тогда, когда меньше всего ждешь... Моя позиция ясна?
  Риль кивнул, скрепя сердце, обиженный моей отповедью.
  - Так распаковывать тебя, или как?
  - Да, - уже почти равнодушно отозвался остроухий парень.
  Он поднял руки, чтобы мне удобнее было развязывать узел и разматывать бинты.
  Белесые тонкие ниточки шрамов, словно перламутровые паутинки покрывали его грудь и живот. Понятно, уже никаких корочек и никакого воспаления...
  - Ну, и?
  Сандриэль скептически взглянул на остаточные явления и поднял на меня вопросительный взгляд:
  - Убрать сейчас? Тебе все равно или противно? Через пару дней ничего не останется...
  - Я переживу - все равно ты в моем воображении "Мистер Само Совершенство", - усмехнулась я, проводя ладонью сверху вниз, отчего его живот, вместо того, чтобы напрячься квадратиками пресса, чуть не прилип к позвоночнику.
  Он накрыл ладонью мою руку в районе своего пупка и задержал, глубоко дыша. Вот теперь уже я чувствовала себя неловко от его близости, и внизу моего живота разливалось желание. Его теплая шелковистая кожа под моей ладонью оказалась восхитительна на ощупь, и его дыхание словно посылало мне импульсы - мое дыхание стало подстраиваться под его само по себе.
  Риль довольно улыбнулся:
  - И все же я тебе не безразличен.
  Я попыталась вырвать свою руку, окончательно раздавленная откровением, и вновь покраснела.
  - А я все же буду настаивать на расторжении нашего Обряда, когда пройдет этот год.
  - Ну, почему? - вздохнул он, помрачнев.
  - Потому что я такая эгоистка, Риль. Хочу, чтобы ты был только со мной или чтобы и у меня тоже был выбор.
  - И из кого ты собралась выбирать? - гневно оттолкнул эльф мою руку. - Кто? Демон? Лео, Крис, Артур, Лам, Волк? Кто?!!
  - На Волчика - табу. А про остальных - не твоя забота. Возможно, я еще не встретила того, с кем хотела бы сама связать свою жизнь. Давай пока оставим пока все, как есть. Меня устроят ровные отношения, а дальше видно будет - у нас почти год впереди.
  - Меня устраивает наш союз.
  - Нет, Риль, ты проверишь свои чувства, если все-таки чувствуешь ко мне что-то, а не просто выдумал их от необходимости, и я тоже. Мой век недолог, не хочу ошибиться. Это ведь справедливо? - высказалась я и, сама себе противореча, вдруг обняла мою синеглазую мечту за талию, прижавшись щекой к его груди, как раз напротив сердца, чтобы услышать его учащенное биение.
  Мой парень, мой жених... на которого все еще ведет охоту неугомонная эльфийка-однокурсница.... Может, он и смотрел на меня укоризненно, но я не видела, наслаждаясь его присутствием с закрытыми глазами.
  Наконец, эльфик тяжело вздохнул и соизволил обнять меня в ответ, но уже не страстно, а бережно и как-то обреченно:
  - Справедливо... но не требуй от меня слишком много, человечка... мне такие отношения в новинку... Ань?
  Я закивала и подняла на него ясный взгляд. Сандриэль прижался губами к моему лбу, и мы с ним простояли бы так еще целую вечность, но услышали Никин требовательный голос:
  - Аня! Сандриэль, куда вы пропали?
  Расцепившись, словно нас застукали за каким-то неподобающим занятием, мы синхронно отшатнулись друг от друга и тут же рассмеялись этой нелепости.
  Я вышла из-за угла первой. Риль, накинув все-таки одежду и подобрав ненужные бинты, следом.
  
  Азелю осталось совсем немного. Волк и Ника уселись рядышком на крылечке и принялись упражняться в левитации - поленья из кучи плавно (у Ники) и довольно резво (у Волчика) приподнимались и неслись в сторону поленницы под навесом. Единственное, Ника, кажется, не представляла, что укладывать дрова в поленницу - тоже надо уметь, чтобы они не рассыпались. Да и откуда Дочери Степей знать такие тонкости оседлой жизни? Сандриэль отправился инспектировать садовое хозяйство, кое-какие старые деревья явно нуждались в эльфийской магии...
  Я пошла в дом помогать нашей подшефной бабульке печь пирог и собирать на стол угощение. Рецепт шарлотки я знала, так что не пришлось долго возиться с тестом. Как раз пригодились спасенные яблочки.
  
  Пирог с виду казался вкуснющим. Я очень старалась - ужас, как хотелось хоть чем-то оказаться не хуже моих спутников, которых я невольно втравила в эту благотворительную акцию, вместо развлечений.
  Я вышла на крыльцо. Азель закончил с дровами.
  - Ань, я буду не против, если ты мне плеснешь водички, - лукаво взглянул он на меня.
  - Не могу отказать себе в этом удовольствии, - пробормотала я, и, только когда остальные заржали, я поняла, как "прокололась", оговорившись. - То есть "тебе", я хотела сказать "тебе"... тьфу, дураки!
  Какое счастье, что Сандриэль все еще "общался" с деревьями и поздними цветами в дальнем углу сада. Из вредности я повела демона к ведру с ледяной водой.
  - А если я заболею? - скептически покосился демон на меня, потрогав воду и передернув плечами - его тело было сейчас разгорячено.
  - Я тебя вылечу, - уверила я.
  Уж как лечить простуду по-человечески, без всякой магии, я откуда-то знала и была уверена, что справлюсь. А еще я была уверена, что организм полукровки сам себя защищает от подобных недугов, способных свести людей в могилу.
  - Совсем ты меня не любишь, - пожаловался чертенок мне же.
  - Неужели тебя это тревожит, Азель?
  - Конечно! Меня это нервирует - как ты, человечка несчастная, смеешь противиться моим чарам, а? Ну, Ань, взгляни, разве я не предел твоих мечтаний? - он красиво встал, выгодно выпятив мускулы, бицепсы, трицепсы и так далее. Я восхищенно замерла, потом подобрала челюсть и, не выдержав, мы с ним рассмеялись.
  - Азель, я пожалуй, пересмотрю свои приоритеты. Хватит выпендриваться, нас с улицы отсюда не видно, наклоняйся, а то вода натечет в штаны и будешь ты не сексуально выглядеть, а как...
  - Тихо! Не продолжай, я понял! - заржал Азель и склонился, перекинув заплетенную в косу гриву, со спины вперед через плечо.
  - Подбери, а то превратится в мокрую сосульку, - посоветовала я и щедро плеснула воды из ковшика на его спину.
  - Уф!!! - дернулся он, когда ледяная струя коснулась его разгоряченной кожи.
  Я с удовольствием растерла ладонью воду, смывая трудовой пот. А парень зажмурился:
  - Понежнее, Ань. Вот там еще... справа, на лопатке потри... ух ты! Здорово!!! - дурачился он.
   Все-таки что-то во мне было неправильно. Махая по-хозяйски топором, этот чертенок будил во мне какие-то непонятные инстинкты. И теперь, поливая на его спину из ковшика, помогая ему освежиться, разглаживая смуглую кожу, ощущая пальцами напряженные сильные мышцы, я сама млела - я благодарила его, преклоняясь перед его силой, перед его мужским началом, как какая-то крестьянская баба, боготворящая своего благоверного - хозяина, добытчика, защитника, надежду и опору - это было почему-то очень правильно...
  
  Умывшись, отфыркиваясь, Азель распрямился и хитро прищурился. Такое ощущение, что он понял, о чем я только что думала. Может, он этого и добивался, взявшись выполнять работу самолично, без применения магии? Только вот откуда наследнику Темных эльфов знать про дремлющий в человеческой женщине древний инстинкт?
  Я смутилась и отвернулась. И тут же вздрогнула. Позади нас стоял Сандриэль. Его глаза сейчас были насыщенного василькового цвета, а вовсе не голубые. Он злился.
  - На, прикройся! - грубо швырнул он Азелю его рубашку и, смерив демона уничижительным взглядом, развернулся к дому.
  Ника подошла к эльфу и, взяв его под руку, сейчас что-то втолковывала. Волк подошел к нам с Азелем:
  - Ань, ты вот вроде делаешь все правильно, но как-то жестоко у тебя выходит... Оденься, Азель, нас уже к столу позвали.
  Блин! Я же еще и виновата... Я же не ругалась с ребятами - наоборот, пыталась установить что-то вроде дружеского нейтралитета, оставляя каждому из нас свободу выбора, а там уж куда кривая вывезет...
  
  Яблочный пирог оказался вкусным и не только с виду. Уж на что Ника не любит сладкое, и то два куска умяла. А про ребят и говорить нечего - им, кажется, было мало. Травяной сбор, заменивший нам чай, тоже был неповторим. А так же разное варенье, щедро выставленное хозяйкой на стол прямо в стеклянных баночках, обвязанных чистенькими льняными салфетками. Варенье тоже ушло "на ура!". А старушка все не могла налюбоваться на здоровенных лбов, уминающих ее стратегические запасы, и радостно причитала:
  - Ребятушки вы мои драгоценные, вот порадовали меня на старости лет, вот порадовали... кому рассказать - ведь не поверят... На мой век теперь всего хватит... вы же будете по какой-нибудь надобности мимо проходить, заглядывайте - всегда рада вас видеть. Дай-то Небо вам всем здоровья, вот чего ни за какие монеты не купишь...
  - Слышь, Ань, - толкнула меня Ника под столом, - ты же не собираешься на самом деле брать старушку под свою опеку? Как она дальше-то одна будет? Правда, теперь здоровье немного поправили, да и в хозяйстве слегка порядок навели, но все же...
  - Да я уж думала об этом. Ей бы жильцов каких-нибудь к себе пустить - площадь дома ведь позволяет. А они бы помогли ей по хозяйству, да и повеселее с народом... только где таких взять, чтобы в самом деле оказались благодарными?
  Ника сосредоточенно нахмурилась и вдруг просветлела лицом:
  - О! Я, кажется, знаю! Мама говорила, что у нас одна родственница в человека втюрилась, а он - голь перекатная, и чего она в нем только нашла? - мы с орчанкой переглянулись и хмыкнули, представив. - Так вот, она не может к нему в дом пойти - там и так три семьи живут, и он не хочет кочевой образ жизни вести. Может, им предложить? И за старушкой приглядят? и дом потом к ним перейдёт... мужик-то он рукастый, да и девушки у нас, что надо! С другой стороны, бабулька теперь точно еще десяток лет проживет, а дети родятся - где люльку качнет, где сказку расскажет, и у родителей забот меньше будет, - размечталась Ника.
  - Ну, ты прям за них уже все расписала, а вдруг они не согласятся?
  - Да мы просто предложим. Ко мне брат через три дня обещал заехать, через него передам, а там пусть уж сами договариваются.
  - Хорошо, - согласилась я, - мне твоя идея нравится...
  
  Распрощались со старушкой очень тепло и трогательно. Она чуть не вздумала нам в пояс кланяться, чем немало смутила.
  Солнце уже клонилось к закату. Азель вспомнил, что ему еще надо подготовиться к пересдаче какого-то теста и расстроился. Я пожалела чертенка и предложила больше не искать приключений в городе, а вернуться в Школу. Почему-то народ меня поддержал с энтузиазмом - то ли все устали, то ли настроение было уже не то. Лам к нам так и не присоединился, ну да, он уже большой мальчик - не заблудится в городе и сам.
  
  Я взглянула по очереди на Волка, сразу опустившего глаза (вот противный, знает ведь, что я хочу с ним телепортироваться), на Сандриэля, поджавшего губы, и на Азеля, с ухмылкой протягивающего мне руку.
  Риль зло ударил по руке демона:
  - Иди с ним, Ань. У него в самом деле лучше всего порталы получаются.
  - Риль...
  Но Сандриэль уже молча отвернулся и, быстро построив переход, шагнул внутрь клубящейся серебристой дымкой сферы.
  Ника пошла с Волком, "чтобы не тратить лишний кристалл". Ну-ну...
  Я укоризненно посмотрела на демона:
  - Прекрати мне злить Сандриэля, меня это нервирует, иначе отлучу обоих - достали! Ясно?!!
  - А чего сразу я-то? - насупился Азель. - Да и зачем он тебе, когда есть я?
  - Ты у меня "есть" не всегда. Ты уверен, что таких, как я, у тебя достаточно много по всему городу, а на самом деле это не так...
  Азель попытался возразить, но я продолжила:
  - Или ты нормально себя ведешь, или отправляешься делить Бэлку, Розку, Мирку и так далее по твоему обширному списку, и не приближаешься к моим друзьям, ясно?
  - Ясно, чего ж не ясного-то, - пробормотал демон. - А ты сама не хочешь список "друзей" пересмотреть? - слегка обиделся он.
  - Азель, я не сплю со своими друзьями, если ты понимаешь, о чем я.
  - Тогда я не хочу быть твоим "просто другом", - ухмыльнулся парень.
  - Тогда тебе надо очень постараться, - парировала я.
  - Пожелания будут? - воодушевился чертенок.
  - Ты просто невозможен! - топнула я ногой, но он расхохотался и, подхватив меня за талию, увлек за собой.
  Я коротко взвизгнула, испугавшись. Я не поняла, каким образом он успел построить портал, пока мы пререкались.
  
  Портал и в самом деле был великолепен. Единственное, "добирались" мы как-то подозрительно долго - у меня все же слегка закружилась голова, но это от эйфории. Азель вышел, а я чуть не вывалилась, ошалевшая от шквала обрушившихся эмоций, но он меня удержал и бережно передал Сандриэлю:
  - На, убедись - все в целости и сохранности! - выплюнул он в перекошенное лицо эльфа.
  Сандриэль заглянул в мои удивленно распахнутые глаза под впечатлением от перехода, снабженного демоном для пущего эффекта звездочками и световыми вспышками ярких, но не раздражающих глаз пятнами, как в детском калейдоскопе, и перевел злой взгляд на демона:
  - Позёр! - а потом обратился ко мне. - Ань, я, может, и не такие красивые мягкие переходы делаю, но могу тоже обеспечить тебе "красочный туннель".
  - Подержался, отпусти! - потянул меня демон обратно к себе.
  - Все! - я, наконец, опомнилась. - Я вам что, переходящее знамя, что ли?!!
  Ника только хмыкнула. Волк отцепил от меня руки демона.
  - А я предлагаю всем разойтись по своим комнатам и переосмыслить свое поведение, - миролюбиво предложил мой друг.
  - Кстати, - я отстранилась от Волка. - Пока вы все не разошлись, я хотела у вас попросить прощения за мою истерику на рынке. Честное слово, я не хотела вам в упрек ставить то, в чем обделены Создателем люди. Я вам очень благодарна за сочувствие, я же понимаю, что оно адресовано мне, а не этой старушке, из-за которой мы сегодня выполняли трудовую повинность вместо развлечений. Обещаю, что в следующий раз точно пойдем веселиться...
  - Только место выбираю я! - перебил мою проникновенную речь Азалекс.
  И почему-то все с ним согласились, даже Сандриэль...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"