Рокова Яна: другие произведения.

Сказка рядом... Часть 2 гл. 39

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава без вычитки, бОльшей частью повествование идет от имени автора, чтобы "осветить" действо со всех сторон. Я планирую сделать ее последней во второй части "Сказки" Жду комментов, заранее, спасибо!!! :-)))

  Глава 39
  
  
  ***
  
  - Танцуют все! - объявила Анька, откидывая прочь легкую кофточку, широким жестом, давая добро остальным. Под свист и улюлюканье, одобрительные хлопки, девчонки танцевали "танец живота".
  Сандриэль мрачно глядел на это безобразие. Нет, если бы танцевала одна Вероника - на здоровье! Но там, на глазах у всех, была его невеста! И неважно, что Анабэль, презрительно фыркая, сопровождала танец девчонок гадкими комментариями, ему сейчас и дела не было до златоволосой красотки, стоявшей рядом. Бэль выступила сегодня крайне неосмотрительно. "Эльфийское Приветствие невест" не танцуют вне Светлого Леса. Откуда эти движения могут быть известны Тайре? Конечно, было красиво и отчасти познавательно, он даже рассыпался в комплиментах, компенсируя мелькнувшее в глазах Бэль разочарование тем, что "не заметил" что в "ключевой фазе" она смотрела лишь на него, явно обозначая свои намерения. Сандриэль не стал бы отвечать и в случае своей свободы (Анабэль своим собственничеством его здорово напрягала), но он занят. Иногда Светлый эльф даже жалел о том, что не может объявить "сезон охоты" на себя, любимого, закрытым, вынужденный держать обязательство Тайного Обручения. Он уже много раз пытался объяснить эльфийке, что ему надоело ее постоянное брюзжание и нападки на Аньку. Неужели, она сама не понимает, что, унижая человечку, унижает себя? Анька в долгу не остается, но от этого только еще хуже. Иногда очень хочется встрять и прямо сказать обеим, как это выглядит со стороны, но он считал ниже своего достоинства опускаться до сцен женской ревности и разнимать их...
  
  Сейчас его занимало другое. Странно было ощущать жуткое недовольство и в то же время ловить себя на мысли, что он не хочет, чтобы Анька перестала танцевать. Где-то внутри начинало нарастать, скручиваясь в тугую спираль, желание обладать этой несносной человечкой. В паху сладко заныло, несколько мгновенно промелькнувших картинок из произошедшего в гостинице... но это же было неправильно! Надо было возмутиться, стащить ее с импровизированной сцены, но слишком свежи в памяти были те минуты гнева, которые застили глаза, лишая начисто всех здравых мыслей, как тогда... Светлый эльф понимал, что он не должен больше так поступать. Второго шанса на прощение не будет...
  
  Азелю тоже было не по себе. Он почему-то представил бело-голубой купол, что тогда раскрылся над Аней и Сандриэлем. Что они делали там, и какие танцы она ему танцевала? В висках стучало... От внезапно нахлынувшей ревности стало жарко в груди. Кто-то рядом мечтательно произнес:
  - Вот сейчас бы повторить "танец у шеста"...
  Это было последней каплей. Азель отвесил шутнику хорошую оплеуху, растолкал впереди стоявших, вспрыгнул на стол и, схватив Аньку за руку, утащил за собой вниз:
  - Хватит! - заорал он.
  - Ты чего, с дуба рухнул? - сделала Аня круглые глаза. - Какая муха тебя укусила?!!
  - Хватит этих пошлых танцев!
  - Да ты сдурел, что ли? - разозлилась Аня. - Какое твое дело? Мне нравится!
  - Тебе нравится, что все пялятся на тебя? - Азель встряхнул девушку.
  - Да! А если тебе не нравится - вали отсюда! Тоже мне, защитник нравственности нашелся...
  - Ты че, Азель, офигел? - Лео попробовал остановить разъяренного демона, не столько из-за того, что от оплеухи в голове шумело, и вобщем-то требовало компенсации поруганной чести, сколько из-за самой Аньки, но тот только дернул плечом, и вмешавшийся оборотень с четвертого курса отлетел в сторону. Лео обступили девушки, пытаясь удержать и уверить, что к демону в таком состоянии соваться не стоит. С девчонками Леонид воевать не хотел и перестал дергаться, позволив себя утешить...
  Азель схватил упирающуюся Аньку за запястье и потащил на улицу. Сандриэль, отцепив руку Анабэль от своего плеча, двинулся следом за Аней и демоном. Синие глаза эльфа потемнели.
  
  Пятикурсники, только что вошедшие в Беседку, столкнувшись с разъяренным демоном и упирающейся Аней, посторонились, но когда следом за ними вылетел Светлый, переглянулись.
  - Делайте ваши ставки, господа, - ухмыльнулся Артур. - Я пойду, полюбопытствую.
  - Может, вампиру не стоит соваться туда, где Темный и Светлый эльфы делят человечину? - заржал один из выпускников.
  - А может быть, девушке понадобится моя помощь, и она станет Дамой моего сердца?
  - Тоже мне, "рыцарь без страха и упрека" ...почти..., - заржали спутники Артура.
  Тем временем на стол вскарабкались еще какие-то девчонки, и буйство веселья возобновилось.
  Артур нахмурился и поспешно огляделся - ему показалось, что здесь незримо присутствует Аделина. По идее, асуре здесь нечего было делать, но след от ее своеобразной магии медленно таял, оставляя послевкусие, хорошо знакомое вампиру... Странно...
  
  Сандриэль почувствовал на деснах солоноватый привкус выступившей крови, что-то происходило с челюстью. Он никогда еще не чувствовал в себе столько осознанной злости, какая-то посторонняя, ранее невиданная Сила, просыпалась в нем, изменяя его настоящую сущность. Она была и новой, и, вместе с тем, уже знакомой...
  
  Он догнал Аньку и Азалекса, потребовав объяснений, с какой это радости Темный позволяет так себя вести.
  - Хочешь выяснить это, остроухий? Желаешь продолжить? Я к Вашим услугам! - Азель оттолкнул человечку и с вызовом уставился на однокурсника...
  - Может, не стоит? - попробовала встрять Анька, но ребята не обратили на нее внимание, поглощенные мрачным созерцанием друг друга.
  - Да и хрен с вами! - в сердцах сказала девушка, одергивая немного сбившуюся на одну сторону юбку. На улице было ощутимо прохладно. Разгоряченное тело, прикрытое сверху лишь тоненьким узким топиком, стремительно остывало.
   Из темноты вынырнул Артур:
  - Ань, ты как?
  - Отлично! Ты решил меня спасти?
  - Ага, - ухмыльнулся вампир, смерив нахохлившуюся девушку и взбешенных ребят оценивающим взглядом. - Ну, раз тебя от эльфов спасать не надо, спасу тебя хотя бы от простуды! Замерзнешь совсем, Цыпленок, пошли обратно, - Артур быстро скинул свой плащ и завернул в него человечку.
  Она благодарно кивнула.
  - А что, собственно, произошло?
  - Да фиг их разберет! Смотри, как коты - ща выгнут спины и начнут подвывать, шипеть и фыркать...
  Вампир уже видел, что конфликт здесь гораздо глубже и серьезнее, но промолчал, улыбнувшись Аниной шутке.
  
  Позади них Темный и Светлый собирались осуществить поединок. Аня уже было повернула обратно, но Артур оглянулся, и она оглянулась тоже.
  Ребята посмотрели на преобразившиеся лицо и руки эльфа. Вампир с недоумением уставился на необычный щит, закрывающий дуэлянтов от остального пространства: прозрачный, но словно подрагивающий в раскаленном уплотнившемся воздухе возвысившейся вдруг круглой стены.
  Откуда у эльфа взялись эти клыки, огромные перламутровые когти и затягивающиеся синевой, почти чернотой зрачки? С обычными эльфами такого не происходило...
  
  Темный сделал первый выпад. Светлый легко ушел от атаки и тут же атаковал сам. Темный также, шутя, ускользнул. Анька рядом хмыкнула:
  - Ну точно, коты... или петухи бойцовые...
  Противники двигались, словно две тени, не уступая сопернику, и все еще не успев нанести друг другу серьезных ран. У них были короткие мечи, которые оба выхватили из личных подпространственных карманов. Обычные, а вовсе не боевые, но от этого оружие в руках этих двух сумасшедших было не менее смертоносным.
   До человечки, кажется, стало доходить, что все всерьез. Она сдавленно охнула.
  - Как остановить их? - прошептала Анька, холодея от нехороших предчувствий.
  - Не знаю, - задумчиво покачал головой Артур. - Я не в силах пробить этот щит, он какой-то неправильный... к тому же двойной.
  - Почему я этого не вижу? - недоверчиво покосилась Аня на Артура.
  - Это риторический вопрос? - смерил пятикурсник девушку насмешливым взглядом ("Учись лучше, детка!").
  Она уже не улыбалась.
  - Пойдем, они без нас разберутся, - приобнял Артур Аню за плечи. - Все будет нормально, расслабься...
  Она позволила увлечь себя обратно в Беседку, где молодежь продолжала веселиться на Вероникином Дне рожденья.
  
  Девушка остановилась в дверях. В помещении было душно.
  Вик заметил, что Аня с Артуром возвратились одни, и что-то шепнул Роволкону. Тот подошел:
  - Ань, все нормально? - Волк хмуро посмотрел на сопровождающего девушку вампира. - Где эти "петухи"?
  - Отношения выясняют, - небрежно бросила подруга, махнув рукой назад.
  - Из-за тебя, между прочим, - заметил Вик, подходя к ним вместе с Вероникой.
  Аня презрительно пожала плечами:
  - Не фига меня хватать за разные места, как свою собственность. Тоже мне, блюстители нравственности нашлись...
  - Была б ты моей девушкой, - сухо произнес Вик, - я бы тебя еще и не так хватал.
  - За что? - почти искренне удивилась Аня.
  - Было б за что - вообще убил бы, - усмехнулся оборотень. - Не знаю, как Волк разрешает Веронике такие танцы...
  Он выразительно качнул бедрами, передразнивая подруг. Вышло как-то и впрямь пошловато-непристойно.
  - Потому что - смотреть можно, а руками трогать - нет! - весело рассмеялась Вероника, обвивая шею любимого. Роволкон тут же растаял и чмокнул девушку в подставленную щеку.
  - А что вообще-то произошло, из-за чего весь сыр-бор? Я даже не заметила, что ты куда-то делась? - вопросительно уставилась Ника на подругу.
  - Сама не ожидала...
  
  Вампир снисходительно смотрел на эти препирательства. Что-то есть в этой Анхель (может, смелый чувственный танец, из-за которого сейчас сцепились Азалекс с Сандриэлем, так подействовал?), из-за чего ему очень захотелось пообщаться с забавной человечкой поближе. И это было совсем не то же самое чувство, что он испытал в танцевальном зале, когда Аделина так некстати подставила его, приоткрыв ищущему Аню Натан"ниэлю щель в его Куполе Забвения.
  
  На миг Артур представил роскошную асурку, и в паху сладко заныло. Аделина очень нравилась ему, хотя немного пугала. Но, видимо, он по ней соскучился, раз ее присутствие ему уже начало мерещиться. Да уж, с той дьяволицей скучать ему не приходилось. Вообще-то, секса как такового было не так уж много. Просто одно ее присутствие будоражило, пробуждая невероятную бурю различных эмоций, которые были слаще вкуса крови...
  
  - Ну ладно, хватит здесь торчать, пошли, там выпивка осталась, - Роволкон кивнул друзьям, увлекая Веронику за собой.
  Аня скинула с плеч плащ Артура и обернулась к парню, чтобы убедиться, что он его подхватил.
  
  Взметнувшийся широкий луч за деревьями, вспыхнувший белым слепящим светом, заставил Артура отвлечься от мечтаний. Аня тоже его заметила. Сердечко девушки екнуло, а ноги сами двинулись в сторону оставшихся на поляне эльфа и демона.
  Что там произошло? Аня провела рукой по волосам (А, черт! Она сегодня без Бабочки!). Вампир пытался ее удержать, но Анька вырвалась, и он поспешно пошел за ней следом...
  Кажется, больше никто не обратил внимания на это "лазерное шоу"...
  
  ...- Ну, попробуй сломать! - взмолилась девушка, повиснув у Артура на руке. - Они уже ранили друг друга! У них кровь!
  - А-а, царапины, - отмахнулся пятикурсник.
  - Артур, миленький, прошу тебя!
  - Ты шутишь? - болезненно скривился вампир. - Это магия асуров, не эльфов, не дроу...
  - Асуров? - словно сама с собой, пробормотала Аня.
  - Азалекс - наполовину асур. Ты не знала?
  - По его виду нетрудно догадаться, - мотнула головой Аня, осененная внезапной догадкой по поводу происхождения своего жениха по отцовской линии. - Магия асуров... - повторила девушка, разглядывая свои браслеты с сиреневыми камнями.
  - Я хочу, - тихо произнесла она, отходя от вампира и протягивая руки к щиту.
  - Ты что? - испугался пятикурсник, бросаясь к девушке, чтобы оттащить ее.
  Щит слегка прогнулся навстречу жертве, полыхнув раскаленными искрами.
  - Я хочу, - четко проговорила Аня. - Я хочу!!! Войти в круг... - не сводя глаз со слабо засветившихся сиреневым светом камней браслета, она зажмурила глаза, и смело шагнула сквозь прозрачный двойной щит, внезапно превратившийся в огненную ревущую лаву, хищно охватывающий свою жертву.
  Артур отшатнулся: "Дура!!!"
  Пламя жадно лизнуло обнаженные руки, плечи, легкий подол полупрозрачной юбки, опалил русые волосы девушки...
  
  Ни с чем не сравнимый запах плоти...
  Пронзительная боль от зажаривающейся заживо на адском пламени нежной кожи на миг парализовала хрупкое тело, и душераздирающий крик взметнулся, перекрывая рев огня.
  Мальчишки внутри щита обернулись и увидели пылающий факел.
  Аня пыталась закрыть лицо руками, но хищное пламя не выпускало свою нечаянную добычу - эта предосторожность уже была бесполезна. Противники враз забыли друг о друге, и, снимая щиты, бросились к ней:
  - Нееет!!!
  - Анька!!! - одновременный вопль дуэлянтов разнесся над поляной.
  Вампир оказался проворнее - на ходу срывая плащ, он уже укутывал им девушку с головой, прекращая доступ воздуха к всё еще тлеющим тряпкам на обожженном теле несчастной дурочки.
  
   "Не... надо..." - скорее почувствовали, чем услышали последние слова, склонившиеся над ней ребята, слетевшие с ее обожженных губ. - "де... лить... Не... на.. вижу..."
  С ужасом глядя на изуродованную пламенем девушку, Азель не сразу понял смысл произнесенных спекшимися губами слов.
  Сердце Сандриэля пропустило удар. Не соображая, что делает, он попытался схватить девушку за обожженные плечи:
  - Зачем ты тогда пошла на это?!! - в отчаянии закричал он, чувствуя ее невозможную боль, но совершенно забыв про то, что они связаны Обрядом - татуировка на его руке была запачкана кровью из неглубокого пореза, а на руке невесты тату не проступила, потому что кожа была обожжена...
  Анька чуть слышно всхлипнула от резанувшей боли, и из ее горла вырвался хриплый стон-вздох. У нее не было даже слез... Сандриэль отшатнулся. Разум отказывался воспринимать это. В ушах все еще стояли ее слова, но сердце эльфа твердило: "Она врет, врет!"
  Вампир резко махнул рукой, - демон и эльф, забывшие обо всем, поэтому беззащитные, точно простые смертные, отлетели от Ани, а он вновь упал перед ней на колени, лихорадочно соображая, что нужно, что еще можно сделать?!!
  Жизнь человечки медленно угасала, заволакивая сознание серой дымкой. Ее даже нельзя было поднять на руки, не причинив большего вреда. Быть может, запредельный болевой шок окажется последней каплей и окончательно прервет тоненькую нить жизни, за которую все еще цеплялась Аня.
  - Сделай что-нибудь! - взмолился Сандриэль, пытаясь подняться на ноги. - Артур, ты же можешь!
  - Что я могу? - взорвался Вампир, - Укусить ее? По-моему, она предпочтет смерть!
  Азель, с помертвевшим лицом, смотрел на происходящее. Ему невыносимо было видеть Аню такой. Сознание отказывалось принимать это обугленное, все в волдырях ожогов и черной копоти месиво вместо любимого лица. Он вытянул руку и, резанув зазубренным коротким мечом по запястью, отчего сразу брызнула темная кровь, принялся быстро читать Заклинание Призыва Крови на непонятном языке: слышны были только то повелительные, то умоляющие интонации.
  
  ***
  
  Синеволосый асур Дайанар сидел на ковре, обняв колени Владычицы, и с умилением наблюдал, как шутливо ссорятся Янар с Закиаразом, в очередной раз проигравшие Эсарлухару, который играл в паре с Таис.
  Подносы с фруктами и напитками стояли рядом в центре раскиданных цветных подушек, на которых небрежно развалились собравшиеся. Сегодня они все отдыхали от государственных дел, последнее время державших Царство Бадрахалы в небольшом напряжении, и, с молчаливого согласия, совсем не поднимали тему Пророчества, висевшую над детьми Зака, не желая еще больше травмировать сиреневолосого брата. На душе было муторно, но небольшая передышка, как будто все вокруг замечательно, хоть и была самообманом, но помогала восстановить энергетические потоки Силы, чтобы снова чувствовать друг друга так же четко на расстоянии, словно находишься рядом. Давно уже вот так просто не собирались все вместе тесным кругом для дружеского общения и восстановления истончившихся связей...
  
  Дайан первым уловил, как Зак внезапно вздрогнул и помрачнел. Дайанар (повелитель тонких материй) напрягся:
  - Зак?
  Закиараз не отреагировал, уходя в себя. Тени мелькали по его лицу, быстро сменялись эмоции.
  - Зак, что?! - похолодел Дайан, вскакивая и бесцеремонно врываясь в сознание отключившегося от реальности брата.
  Таис рассыпала карты, выпуская аватару, которая быстрее сможет сообразить, откуда ждать беду.
  Янар с Эсарлухаром ошарашено уставились на всполошившихся братьев.
  - Эсар! Помоги! - приказал Дайан, посылая ментальную картину обожженной девушки сразу обоим. - Мальчишки не справятся!
  Эсарлухар вскочил (огненноволосый асур уже открывал ему портал, чтобы Целитель не расходовал ни капли своей Силы попусту) и, забирая Силу у щедро поделившегося с ним Яна, шагнул внутрь воронки.
  Янар развернулся и бросился вперед, пытаясь растащить сцепившихся Дайана и Зака, оравшего, что никто не должен так поступать с ним по своему усмотрению, никто не должен копаться в его мозгах, даже Наследник - это только его дело!
  
  Дух Таис вернулся в тело. Владычица очнулась: что происходит?
  Никогда в жизни Азель, знавший, что отец его ненавидит, не обращался к Заку. С тех самых пор, когда еще совсем маленьким узнал, чей он сын. Азалекс жил с этим знанием, может быть, нуждаясь больше, чем кто-либо другой, в родительской любви (которую он не видел и от своей матери), но всегда пытался справиться сам. Отсюда и его поганый характер, и одиночество, озлобленность и острое чувство независимости.
  Лишь сама Таис и Янар принимали живое участие в судьбе мальчишки, предав его только теперь, когда он своим поступком невольно нарушил равновесие Сил в их мире. Эсарлухар, правда, несколько раз тоже навещал племянника в ММШ, где тот учился, но у него не было собственных детей, поэтому он не до конца понимал всю эту возню вокруг одного полукровки, в то время, как другого, наполовину Светлого эльфа, вообще почти не вспоминали.
  Янар простил мальчишку, из-за которого чуть не лишился внука. Гордею теперь ничего не угрожало, и можно было снова стать великодушным. Что же надо было пережить и почувствовать Заку, и что происходило с Азалексом, раз он так отчаянно добивался помощи у того, кто не хотел с ним даже видеться (не говоря уж о том, чтобы поучаствовать в воспитании и судьбе?).
  
  - Прекратить! - раздался властный голос Владычицы над рычавшими, оскалившимися в частичной трансформации асурами.
  Всех (включая Янара, пытающегося утихомирить взбешенных братьев), разметало в разные стороны, словно взрывной волной. Вспоротые подушки, перья из них, яства, разбитая посуда - все разлетелось по углам и впечаталось в стены.
  - Мальчики! Засуньте ваши обиды себе в задницы и давайте думать, что делать дальше, - спокойно произнесла Таис, усмиряя золотистый блеск в глазах. В такие моменты и начинаешь понимать, что дэвы могут быть пострашнее асуров, несмотря на всю свою миловидность.
   Потрепанные асуры пристыжено потупились и, зло косясь друг на друга, придвинулись к своей Владычице, стоявшей с гордо поднятой головой посреди всего этого бардака. Ох, зря Эсарлухар иногда завидовал женатым братьям - в семейных разборках Дайанару, скорее всего, перепадало немало...
  - Кажется, мне самой пора посетить эту Школу, - задумчиво произнесла она, приглашая жестом перейти в другую залу. - Обсудим?
  Зак вышел первым...
  
  ***
  
  Сандриэль простер над казавшимся безжизненным телом девушки руки, из-под которых полился прозрачный желтоватый свет, но Сил было слишком мало после проклятой дуэли. Из последних возможностей он пытался задержать ускользающую жизнь, когда рядом раскрылся портал, выпустивший зеленоволосого асура.
  - Эсар! Ты пришел! - облегчение, послышавшееся в голосе Азалекса было настолько явным, что Сандриэля мгновенно озарило, что пытался сделать Азель...
  Но у него не осталось сил даже понадеяться на благополучный исход. С посеревшим лицом, эльф обессилено рухнул на землю рядом с Аней.
  В его глазах медленно померк свет...
  
  Артур, вспоровший запястье, все еще стоял над девушкой, не решаясь напоить ее своей кровью. Без его укуса она вампиром не станет, но кусать ее было некуда. Пятикурсник не стал бороться с тошнотой, подкатившей из-за невыносимого запаха обгоревшей плоти, он просто отключил обонятельные рецепторы. Да и сделать глоток она не сможет. Непонятно, как она смогла произнести хоть слово после всего этого кошмара... Ее жизнь висела на волоске, но это все же была "живая" жизнь, поэтому он и медлил, оставив свою кровь, как самое крайнее средство... Без правильно проведенного ритуала, Аньку можно превратить не в полноценного не-мертвого, а, скорее, в нежить, но дать ей умереть совсем Артур почему-то не был готов...
  
  Вампир попятился от оскалившегося асура, стремительно вышедшего из портала, убирая руки от Аньки, словно уверяя зеленогривого демона в своей лояльности. Асур понял мгновенно и, перестав обращать внимание на достаточно серьезного возможного оппонента, сразу кинулся к человечке...
  - Вызови Целителей! - распорядился зеленоглазый рогатый красавчик, выглядевший чуть ли не моложе самого Артура, но будущий Высший не посмел возразить. Даже не столько из-за мощной Силы, непонятно как умещающейся в этом смазливом "мальчике", сколько из-за того, что он и сам хотел, чтобы глупая человечка выжила...
  
  Эсарлухар, быстро оглядевшись и рыкнув на стоявшего рядом, склонившегося над человечкой вампира, от которого за версту фонило "Высшим", хотя по виду на Высшего парнишка явно не дотягивал, теперь лихорадочно соображал, что надо сделать в первую очередь: забрать человечку отсюда, начать "закачивать" в нее жизненную силу прямо здесь или ждать Школьных Целителей? С ними шансов гораздо больше, что она не только выживет, но и шрамов не останется...
  
  Азалекс стоял чуть поодаль, не в силах заставить себя смотреть на полуживую девчонку или сделать хоть несколько шагов - неважно к ней или от нее. Он не мог уйти, но и оставаться рядом с изуродованной человечкой тоже не мог. И у него никак не отождествлялась его Звездочка с этим обгоревшим человеческим телом, просто не совмещались эти два образа перед мысленным взором, потому, что он боялся, если он признает, что Анька и это, воняющее паленым мясом "нечто" - его любовь, то просто сойдет с ума.
  Он постарался абстрагироваться от невыносимо страшной реальности...
  Из раны на запястье Азеля стекали темные струйки. Призыв Крови не регенерировался, но демону было все равно - лишь бы жила эта глупая девчонка. Плевать на гордость, что пришлось обратиться к отцу. Лишь бы она осталась жить...
  Лишь бы жила!
  
  Аделина
  
  Я вернулась порталом, запретив себе думать о том, на что только что толкнула своих двоюродных братьев и потерявшую память с помощью моих родственничков тетку-иномирянку. Мне хотелось, чтобы она увидела, почувствовала, как это больно, когда невозможно вмешаться никаким образом, невозможно помочь и прекратить какое-либо действие. Мальчишки накрутили себя (с моей подачки) до состояния, когда уже нельзя остановиться и решить все мирным путем. Да, где-то в глубине души мне их жаль, точнее не их, а только Азеля, но они все равно обречены, я не хочу брать на себя функции Стражей, но стоит им немного помочь. Я уверена, что Стражи Серых Пределов за разрушенный Храм Равновесия придумают такую расплату, что мальчишки будут сами молить о смерти. Если уж, как уверяют легенды, не выдерживали сильнейшие, ломаясь через несколько минут... Бррр.... да и Зак, наконец-то, отмучается...
  Почему же тогда так горят щеки и уши? Почему так царапает внутри гадкое чувство, что я поступила подло? Зачем все-таки эта человеческая женщина? Может быть, она уже выполнила свое предназначение, вернув маленького Гордея?
  
  Я боялась попасть на глаза родителям. Хорошо, что они заняты. Я прокралась мимо залы, в которой развлекались родители и братья отца. Кто бы знал, как мне хотелось оказаться там, рядом с Заком...
  
  Но я еще не успела дойти до своей комнаты, как почувствовала изменение эмоционального и магического фона.
  Что-то пошло не так? Они не должны были бы так сразу узнать, что с полукровками что-то случилось. Мой поисковичок, запущенный с разведывательной целью, наткнулся на невидимую стену, но даже сквозь преграду я ощущала смятение, царившее в соседнем помещении. Потом что-то грохнуло так, что меня сшибло с ног и отнесло к противоположной стене коридора...
  Я помотала головой, с трудом подобрала свои конечности и попыталась подняться. Мне это почти удалось. Я боролась с желанием добраться, наконец, до своей комнаты или броситься назад, убедиться, что у моих родных все в порядке.
  
  Пока я решалась, дверь распахнулась, и вышел бледный, взъерошенный Зак. Вид у него был такой, словно он только что сцепился с асуром, равным ему по Силе, причем не в шутливой потасовке, которую любят периодически устраивать мои дяди (не исключая и отца, когда никто из подданных не видит), словно они все еще мальчишки, пытающиеся выяснить, кто из них круче на этой неделе...
  Эсарлухару, обычно, достается больше всех, но его ехидные, язвительные шуточки и комментарии компенсируют все полученные царапины и синяки. Даже Зак иногда теряется, а уж у него-то, как у Советника, умеющего договориться с любой делегацией, представляющей разные расы, язык подвешен, как надо. Мама меня прогоняет, не разрешая смотреть, как развлекаются "взрослые дети", а сама частенько принимает участие в их потасовках, особенно, когда Бриана бывает здесь же. Конечно, "девочкам" никогда не перепадает, а разошедшуюся драконницу усмирить может только Янар, если сумеет подобраться к ней и заключить в объятия. Она на самом деле очень здорово контролирует себя и моментально остывает. Я даже завидую иногда их отношениям. Их детки явно пошли в папочку - огненного асура Янара...
  
  Но сейчас Закиараз выглядел так, словно выдержал тяжелую схватку. Я забыла о том, что только что пыталась улизнуть, чтобы никто не понял моего состояния.
  - Зак!
  - Малышка! - он кинулся ко мне, помогая подняться и обшаривая меня взглядом. - Как ты здесь оказалась? Ты не ушиблась? Иди к себе, детка. Не покидай пределов Дворца, пожалуйста. Мы установили охранный контур - ничего не бойся. Тебя это не касается, только не исчезай, чтобы мы еще и из-за тебя не волновались, хорошо?
  От его искренней заботы мне стало тошно до зубной боли. Он не знает, что я натворила и все равно в первую очередь думает о том, чтобы со мной ничего не приключилось.
  Что-то мне и в самом деле нехорошо - ноги, как ватные...
  - Почему ты побледнела, Лина? - Зак обеспокоенно схватил меня за плечи. - Пойдем-ка, я тебя провожу.
  Вот только он не стал церемониться и просто подхватил меня на руки, как в детстве, а я не посмела даже обнять его по привычке за шею, чувствуя себя змеею, пригретой на груди любимого мною мужчины.
  В этот момент вышла мама:
  - Тая, позови Малышке Целителя - мне не нравится ее вид, - бросил Зак.
  - Лина? - мама поспешно подошла, пытаясь взглянуть на меня, а я запаниковала настолько, что просто спрятала лицо, уткнувшись Заку в широкую грудь.
  - Отнеси ее в комнату, я распоряжусь, - быстро сказала Владычица.
  Когда надо, мама умела показать, кем она здесь является.
  
  Зак не заморачивался прогулкой по коридору - и я сейчас была благодарна ему за быстрый переход телепортом, потому что в другое время я бы не слезла с его рук, но сейчас мне хотелось забиться в дальний уголок кровати и, обняв себя руками, тихо поскулить от невыносимого чувства, что я сделала что-то настолько подлое, что мозг отказывается это принимать и анализировать. Почему мне раньше не приходило в голову, что я буду себя так паршиво чувствовать? Я одержима Закиаразом, но видимо, даже у этой одержимости, у этого слепого обожания есть свои пределы. И это невозможное участие в голосе любимого мужчины, словно над постелью ненаглядного, единственного, тяжело заболевшего... ребенка...
  - Не надо Целителя, Зак. Я просто... - сквозь стиснутые зубы начала я.
  - Малышка, Эсар вне Бадрахалы, но ты не волнуйся...
  - Да я здорова, Зак, я просто хочу побыть одна!
  - Как скажешь, Лина. Только побудь у себя, пока мы не выясним, насколько все плохо, - произнес он насторожившую меня фразу. Неужели они все-таки узнали. Но как?
  Он осторожно поставил меня на ноги рядом с кроватью. Если я все же захочу изобразить обморок, то падать будет мягко.
  - Мне надо идти, - он быстро чмокнул меня в нос и, не оборачиваясь, пошел к двери.
  - Прости, Зак, - неслышно прошептали мои губы.
  
  Я забралась на кровать и забилась к самой стенке, сжавшись в комочек.
  Тут пришла мама.
  - Лина, девочка моя, Целитель сейчас явится. Что с тобой? Где ты была?
  Я сглотнула. Мама уже склонилась надо мной, трогая лоб.
  - Ты вся горишь, родная, - мама перепугалась не на шутку.
  Асуры же не болеют, значит, по ее мнению, я куда-то вляпалась. У меня уже были похожие симптомы, когда я училась пользоваться недозволенными заклинаниями или переусердствовала с реактивами в алхимической лаборатории...
  Она положила мне ладони на виски, пытаясь забрать мою боль.
  - Не надо... - спохватилась я, испугавшись, что она прочтет, где меня носило.
  - От тебя пахнет людьми... и не только, - нахмурилась мама. - Ты отлучалась?
  - Я ненадолго, - лихорадочно пыталась я найти выход из положения, понимая, что отпираться от того, что я была среди людей, эльфов и оборотней бесполезно.
  - Я же просила тебя без сопровождения не покидать границы Царства! - упрекнула мама.
  - Ну что со мной может случиться? А что у вас произошло? - попыталась я переключить ее внимание.
  - Дети Зака поступили безрассудно, иномирянка пострадала, - нехотя ответила мама.
  - Как? - я вскинулась.
  При чем здесь эта человечка? - она должна была просто получить моральную травму...
  - А его дети?
  - Не знаю, похоже, в шоке...
  - Как вы узнали? - еле слышно спросила я, придавленная чувством вины.
  - Азель позвал.
  - Как это "позвал"?
  - Заклинание Призыва Крови... Бедный мальчик, - мама прижала мою голову, машинально обнимая меня, но мыслями была далеко.
  Не удивлюсь, что она имела в виду полукровку Азеля, к которому относилась очень тепло и неравнодушно, жалея мальчишку. Наверное, это его она хотела бы сейчас обнять и утешить. Интересно, как бы это выглядело - он давно не маленький мальчик, а взрослый парень, и такие нежности ему уже не нужны. Заклинание Крови... Неужели он его знает... и, потом, это значит, что он позвал отца... Ох... Я только сейчас поняла, насколько Азель впал в отчаянье, если, преступив гордость, обратился к тому, кто вычеркнул его из своей жизни... к Закиаразу... И Зак ответил. У сиреневолосого асура не осталось выбора. Он мог сколько угодно открещиваться от детей на словах, но с кровью никто не шутит.
  Тогда что же случилось у них, почему Зак выглядел таким подавленным и, я бы сказала, побитым? Может, он снова отказался, а его братья "доказывали" ему, что он не прав? Не понимаю логики - если он так хотел, чтобы мальчишки жили, то почему не хотел их видеть, знакомиться с ними ближе, просто побыть последние дни рядом с ними? Не хотел знать, что они чувствуют, чем живут, чем дышат, не хотел знать их тайны, страхи, интересы и увлечения... может быть, он опасается лишней боли? С тем, кого не знаешь, легче расставаться...
  Вот Зак, наверное, здорово бы удивился, узнав, что оба помешались на человечке...
  Мне не нравилось, когда отец и его братья говорили об этой женщине-иномирянке хорошо, подразумевая "девушку". Они же прекрасно, как никто другой, знали, сколько ей лет на самом деле и как она выглядит, но, пообщавшись с Анькой, в этом ее новом облике, словно забывались. Она почему-то им импонировала. Приятно, конечно, осознавать, что эксперимент вышел удачным, но это всего лишь эксперимент, а не настоящая личность! Не асура, не дэва, не драконница, наконец! Она просто человечка - расходный материал... и что так привлекает моих разборчивых родственников? Даже мама не отзывалась о ней плохо, посмеиваясь над братьями, когда они возвращались с коротких "свиданий", курируя жизнь Аньки среди учеников ММШ. Хорошо, что в последнее время эти "визиты" прекратились.
  - Лина?! - вдруг встрепенулась мама.
  Я сжалась от нехорошего предчувствия. Мама меня слишком хорошо знала и чувствовала.
  - Аделина, - строго повторила мама, отстранилась, удерживая мое лицо и,
  заглянула в мои глаза, но мне со страху показалось, что прямо в душу. Я чуть было не зажмурилась. - Детка, ты ведь не имеешь к этому отношения?
  - Ты о чем? - еле пролепетала я, судорожно выставляя щиты.
  После пожара в моей смятенной душе, вдруг наступило ледяное "прозрение" - я же не смогу взять на себя эту вину! На человечку рассчитывали. Мне не удалось узнать из каких соображений, но она была какой-то фигурой, а я нечаянно сломала партию всем - отцу, Заку, остальным, я подвергла риску всех асуров, да и не только нашу расу... Я же не хотела, чтобы эта Анька пострадала физически! Да что же такое выкинула несносная человечка в этот раз, что...
  О, Боги! Эсар ведь был с родителями, а Зак сказал, что его нет в Бадрахале. Значит, самого одаренного Целителя, нашего Эсарлухара, командировали на выручку, значит, все настолько плохо...
  Азель не мог позвать его сам - только через отца... Насколько же все ужасно? Надеюсь, ничего непоправимого...
  Мерзнуть мне в ледяном аду Бездны, но я не могу признаться, не могу!
  - Мам, как ты можешь так думать? - я хотела произнести эти слова возмущенно, но вышло жалко и плаксиво. Но это оказалось даже лучше, эффектней.
  Милая моя добрая мамочка устыдилась собственных шальных (но очень проницательных) мыслей и снова притянула меня к себе:
  - Прости, родная... я нервничаю - в голову лезут всякие глупости... Но где же ты все-таки была?
  Что я ей отвечу? В глазах потемнело, окружающие предметы странным образом поплыли...
  
  Меня спас приход Целителя, ученика Эсарлухара. Я нервничала сильнее мамы - мне было от чего запаниковать. И вполне справедливо Целитель поставил диагноз: "сильное нервное и эмоциональное потрясение".
  - Ох, не надо было тебе говорить, - посетовала мама, вспомнив, что Зак просил "не травмировать ребенка взрослыми проблемами".
  Было и смешно (ведь эти "взрослые проблемы" отчасти получились с моей легкой руки) и немного обидно - неужели я такая никчемная истеричка, что даже задуманную гадость не смогла воплотить без последствий для собственной психики - ведь я же асура, демоница! Во мне течет кровь дэвов - я на ступень выше, чем другие... У меня должен быть холодный рассудок и не должно быть места в сердце для глупых переживаний и неуместных для дьяволицы эмоций...
  
   Мне прописали успокоительную настойку, два дня постельного режима и месячный отдых подальше от Дворца и столичных новостей.
  Да что этот Целитель, совсем опупел?! Я же сдохну от скуки в загородном Замке! И я не увижу Зака...
  А мама, грустно посмотрев на меня и погладив по волосам прохладной ладонью, покивала:
  - Да, пожалуй... надо было раньше дать тебе отдых, детка... Мы были слишком заняты другими проблемами и не увидели твоей... Мы забыли, что ты выглядишь взрослой только внешне...
  
  Что означали ее слова, я поняла позже. Но все равно не до конца. То ли мама меня раскусила и просто пожалела из женской солидарности, то ли винила себя, за то, что допустила такое - то, во что превратилась моя душа, то ли просто испугалась, что меня каким-то боком могут задеть неприятности, происходящие с детьми сыновей Ваэля...
  Меня отправили в дальний город-крепость (на самом деле очень уютное, просто "райское" местечко), но я не могла отделаться от мысли, что меня сюда сослали, а вовсе не прячут от проблем, давая время восстановиться после несанкционированного, непонятно чем спровоцированного срыва... то есть посадили под "домашний арест", хотя в моем распоряжении оказался целый чудесный, хорошо защищенный летающий остров.
  Я не посмела возражать, боясь услышать истинную правду моего срочного переезда...
  Ко мне даже подруг пригласили "погостить". Жаль, я не могла позвать Артура. Вампирам вход в Царство Бадрахалы закрыт испокон веков. Впрочем, и остальным расам тоже. Без специального приглашения никто не может попасть сюда.
  Мы с вампирами в чем-то схожи, только они пьют кровь или эмоции, а мы - души... "Пожиратели души, мерзкие демоны"... это про меня... так сейчас уже никто не поступает, но страх перед нашей расой остался... Я никогда не думала, что я смогу поступить так с моим любимым, вопреки рассудку, вопреки логике, и другим моральным соображениям, но поступила, в тот момент даже не особо раскаиваясь...
  Асуры, все-таки страшные существа, особенно, если у них есть цель...
  Мне надо переосмыслить свои поступки - это да...
  Только на острове мне совсем худо - ни информации, ни действия, только время для самоанализа... Меня берегли от стрессовых ситуаций и негативных эмоций...
  Какая же я гадина...
  И как мне теперь с этим жить? Неужели полулегальная любовь к собственному дяде стоит того?
   Он ведь даже не успел со мной попрощаться, предпочел быть рядом с этой Аней (которую все же вытянули из-за Грани, из цепких лапок смерти), подпитывая Силы Эсарлухара...
  
  Эсарлухар
  
  Я вышел в коридор из палаты, выделенной в Лечебном крыле для Анхелики в единоличное пользование.
  При моем появлении, бледные, какие-то посеревшие, с темными кругами под глазами, симпатичные (но сейчас сильно подурневшие от недосыпа и нервного ожидания) мальчишки, невольные виновники всех этих последствий, одновременно вскинулись. Светленький (странно знать, что у него нет ни рогов, ни хвоста, хотя отчетливо ощущается принадлежность к крови Закиараза) вскочил, а Азень только лишь еще больше вжался в кресло. Ну да, эльфенок-то не знает, что может "по-отечески" схлопотать и от меня, а Азель такую процедуру уже проходил, было дело...
  И мне вдруг стало их жаль. Человечка-человечкой, но эти двое - и моя кровь тоже:
  - Не может она вас видеть, мальчики, не может говорить, - хмуро сказал я. - Идите, отдыхайте, хватит себя мучить...
  
  После того как я переместил Анхелику в здание Школы, и мэтр Солитэр с Натан"ниэлем, "ассистирующие" мне, все-таки справились, вырвав несчастную жертву из костлявых рук Смерти, у Натана (да простит мне Его Высочество, что мысленно я буду называть его так, хоть он и старше меня раза в три-четыре) еще остались силы устроить Сандриэлю и Азалексу жуткий разгон. Как не повылетали стекла, я до сих пор удивлялся.
  Наверно, все же сил у Светлого Принца Анхелика забрала достаточно, потому что и растерянный, словно в прострации, эльфенок, и подавленный произошедшим демон, остались живы. Кроме того, за них вступился сам Ректор.
  
  Мэтр не отходил от Анхелики несколько часов. Я сначала даже хотел отказаться от его услуг, глядя на побелевшее лицо и дрожащие руки местного Целителя, вызванного вампиром. Я чувствовал стойкие волны неприязни, исходившие от заместителя Ректора. Наверное, это благодаря его усилиям, асурам было отказано в доступе на территорию Школы. Ему-то какое дело? Если только это и есть тот самый человеческий маг, которого удалось сломать Заку (брат что-то упоминал вскользь о своем последнем визите, когда надо было избавить подопечную человечку от "домашнего ареста"). Как все запутано, прямо Дворцовые тайны...
  Как вообще этот Солитэр может что-то преподавать, если он не контролирует собственные Силы?
  
  Однако я очень быстро изменил свое мнение, когда мэтр все же взял себя в руки и сделал почти невозможное - установил с человечкой ментальную связь, хотя она пребывала в бессознательном состоянии - интересный феномен, если учесть, что такое глубокое погружение может существовать лишь между очень близкими людьми или под силу магу с исключительными способностями. Я не видел связи физической, да ей и по определению быть не полагалось - существуют все же какие-то моральные нормы между учащимися адептами и преподавателями, даже если в Школе учатся не маленькие детки, а вполне себе взрослые молодые люди, находящиеся в "возрасте согласия", то есть способные сами себе определить партнеров и, при недвусмысленном предложении вступить в интимную связь, осознанно согласиться или отказаться.
  Но это даже хорошо, что Анхелика была без сознания, потому что болевой порог оказался у девчонки хоть и завышенным, но до обидного человеческим...
  
  Мэтр продрался сквозь серую пелену безвременья, в которой пребывала человечка и "прошел" весь ее путь, удержав ее, уже шагнувшую за Грань, уболтав, заставив вернуться. На большее его сил не хватило. Я испугался даже, что вытаскивать из комы придется обоих - на двоих вряд ли хватит Сил - слишком сильны повреждения девчонки (тьфу, по привычке называю ее так, все время забывая о ее биологическом возрасте), но мэтр "вынырнул" сам.
  
  Светлый эльф также заставил себя уважать в профессиональном плане, если не ошибаюсь, это старший брат матери нашего второго племянника со стороны Зака, (то есть, он приходится Сандриэлю таким же дядей, как и я...) От этого открытия мне почему-то стало не по себе. То есть, я знал, что Натан"ниэль Ди"Камаэль из этих Светлых Лучезарных, теперь нам как бы родственник, но я не ожидал встретить его здесь. А уж о том, чтобы поработать вместе с "коллегой" в одной команде по спасению человеческой жизни - такого и в страшном сне не могло присниться.
  Истоки нашей магической Силы разительно отличаются. И все-таки, несмотря на Светлую магию Леса, направленную на исцеление, несмотря на мою магию, способную восстановить первоначальную структуру вплоть до сращивания мельчайших сосудов, несмотря на странную магию человека, мэтра, "ведущего" шаг за шагом по безвременью человечку обратно "на поверхность" (хотя с каждым погружением мэтр Солитэр словно отдавал полгода собственной жизни, буквально меняясь на глазах от изнурительной непростой процедуры), я понимал, что мы ее вытянем, но последствия останутся. Даже шрамы можно постараться убрать... не сразу, конечно, но чувствительность нервных окончаний будет утеряна и эластичность кожных покровов вряд ли когда-либо восстановится полностью.
  Жаль... Не первая красавица была, скорее обаятельная девушка, но все-таки чем-то привлекала настолько, что расставшись, хотелось знать, что встречи еще непременно будут. И, самое странное, что это вовсе без сексуального подтекста - так принято думать о хороших друзьях, хотя выглядит полным бредом - ну какой она мне или кому-то из наших "друг"? "Попала" дамочка, выполнит свою миссию и вернется в свой мир, чтобы умереть там через полсотни лет древней старухой, а мы все так же будем молоды и... и почему-то, мне кажется, что не сможем забыть ее, как забываются со временем какие-то истории, превращаясь в легенды, обрастающие массой невероятных "фактов" и перестают восприниматься всерьез...
  
  Нам надо было явиться на "разбирательство" этого происшествия с адепткой. Сейчас состояние Анхелики оставалась стабильным. Мэтр прямо в больничном балахоне лежал на соседней кровати. Он отказывался уходить, и мы с Натаном не настаивали - ночью у человечки было еще два кризиса, когда помощь мэтра оказалась неоценима. Такое ощущение, что девчонку ничего не удерживало здесь, и она сама стремилась "уйти". А как же знаменитые рефлексы, когда люди отчаянно цепляются за жизнь, вопреки всему?
  
  В дверь осторожно проскользнула юная магиня. По привычке, при виде хорошеньких девушек что-то тепло екнуло внутри, но я тут же взял себя в руки. А магиня-то, боевой маг, оказывается... Хорошенькая... Но опасная, раз в такой нежном возрасте имеет статус преподавателя... Да и тревога ее не столько за девчонку, сколько за... мэтра... Ну надо же, почему это все хорошенькие и серьезные женщины достаются другим, а мне только ветреные красавицы?
  
  Кивнув, я опустил глаза, я думал, что это возвратился Натан, которого мы с мэтром ночью отправили отдыхать - Анхелике больше пригодились бы его Светлые чары теперь, на вторые сутки, и он должен был полностью восстановиться, прежде чем приступим к следующей фазе. Мы даже поругались слегка (он не хотел уходить, мне показалось, что человечка ему далеко не безразлична, хотя это полнейшая нелепица...). Мы, асуры, носимся с ней, как курица с яйцом, но у нас есть некая тайна, а что может связывать почти тысячелетнего эльфа и смертную иномирянку? Если только исследовательский интерес Лучезарного Светлого, но это нам совершенно не надо. К тому же Старший Принц до сих пор не знает, что мы пожертвовали детьми, то есть его родным племянником. Не хотелось бы мне оказаться рядом, когда это станет ему известно.
  
  У меня еще остались кое-какие запасы Силы, благо мы вовремя успели восстановить энергетические каналы, по которым инородная Сила братьев смогла попасть к другому и адаптироваться, насколько это возможно. Это очень полезное свойство, методику которого раскопала Таис в недрах библиотеки дэвов, это экспериментальная теория, о том, что между близкими по крови и по духу родственниками может быть произведен обмен (перераспределение), несмотря на то, что участникам подчиняются разные стихии, (у дэвов, кстати, так на практике ничего и не получилось, поэтому все осталось "в теории", и эксперимент признали неудачным). Ян поделился со мной - его огненная Сила оказалась как раз то, что нужно, иначе я сейчас выглядел бы не лучше этого человеческого мага, на удивление настырного и упорного.
  Натан не хотел уходить, но ему пришлось согласиться с нашими доводами. Днем дежурить ему...
  
  Я снова смежил веки. Анхель все еще пребывала в коме, а я все пытался заставить себя встать и пойти на дурацкое собрание. Мне, наверное, надо было обосновать свое появление здесь, как-то объяснить, почему я согласился помогать ученице... впрочем, то, что она наша протеже, Ректору хорошо известно, так что этот вопрос, может и не всплывет... Надо еще как-то "отмазать" племянничков, чтобы не вылетели из Школы. Черт! Здесь нужен Зак! Я могу только нахамить, но не убедить! Я могу лечить, но ненавижу словесные течения, когда надо обойти все подводные камни и не сбиться с намеченного курса...
  
  Я отвлекся на невеселые мысли и вдруг услышал, как магиня тихо произнесла:
  - Почему ты так поступил, Анри?
  - Я не мог иначе - эта девочка показала мне, что жизнь не кончилась...
  - Ты мог не вернуться...
  Я невольно прислушался к тихому шепоту.
  - Нет, не мог, Анхелика показала мне Путь, мне было к кому возвращаться...
  - Я знаю... Я ждала тебя так долго...
  - Я не обману твоих ожиданий... только не могу себе простить, что вчера мне было так радостно от этого озарения, что я не разглядел, вернее, отмахнулся от того, что ей было плохо... дети подвержены сменам настроения, и я не придал этому должного значения, а теперь три судьбы висят на волоске... Мальчишек жаль...
  - Не волнуйся, все всё поймут, я выступлю за то, чтобы их не отчисляли... Натан заступится... Азель хороший мальчик... в крайнем случае, возьму их на поруки... Ты только береги себя, я понимаю, что Анхелика тебе дорога, Анри, но ты для меня дороже... Ты - смысл моей жизни... Я даже не знаю, как мне благодарить эту твою ученицу, что она сохранила тебя для меня... Анри...
  - Мариса, ну ты чего... только не плачь... не пугай меня, я не хочу видеть слез боевого мага... это как-то неправильно...
  - Я женщина в первую очередь, я для тебя - слабая женщина, Анри... Я сейчас успокоюсь, только пообещай, что перестанешь терзаться... Через полчаса собрание у Ректора... может быть, тебе не стоит присутствовать? Тебе нужен продолжительный отдых?
  - Нет, я справлюсь... ты иди... я буду там...
  Я приоткрыл глаза и увидел переплетенные пальцы расстающихся ненадолго людей. Это было скорее дружеское пожатие, но в то же время настолько чувственное и настолько интимное, что я невольно позавидовал - вот так, не столько словами, сколько жестом передать друг другу, что между ними глубокое чистое чувство, выразить признательность и уверенность - это сильно... Дайанар и Таис могли разговаривать только взглядами, выражая без слов свои чувства, не остывшие по прошествии стольких лет вместе, но я думал, что такое дано лишь асурам-однолюбам, видно я ошибался...
  И снова здесь при чем-то наша Анхелика... Каким образом она могла повлиять на взрослого мужчину ради другой женщины (понимаю еще, если бы она ради своего сомнительного счастья с ним старалась), у меня в голове не укладывается...
  
  Собрание перенесли в Лечебное крыло и устроили его в кабинете заведующей, мадам Раваль, ее саму при этом оставили "на посту" у постели Анхелики.
  В кабинете стало тесно от консилиума магов-Целителей и других преподавателей.
  Сейчас уже ясно (по крайней мере, мне), что без последствий для красоты нашей человечки ее возвращение не состоится... Остальные все еще на что-то надеялись... Она - человек! И магический огонь двойного щита - не простое пламя. Как вообще он, этот щит, мог получиться у детей Зака, подчиняющего себе стихию гроз? Я понимаю, вода, молнии, да даже град, хотя это больше другим стихийникам с руки, но огонь?!! Этот феномен надо бы рассмотреть отдельно, может быть, здесь, как в математике, минус на минус дает плюс? Не может же быть, что полукровки обладают потенциальными зачатками Асурендров, способных подчинить не одну стихию? Это просто нелепо! Ладно, Азалекса еще можно рассматривать, как проводника огня, все-таки он - Темный дроу, имея в предках такого деда, мог кое-что унаследовать и от него, но Сандриэль? Светлый эльфенок? Ангелочек смазливенький?... Весь в мамку пошел...
  
  Мои размышления прервал приход адепта-оборотня. Мальчик был тоже с третьего курса. Я думал, что он пришел встать на защиту одногруппников, чтобы их не выгоняли, но оказалось все гораздо забавнее и неожиданнее. Этого волчонка звали Роволкон. Интересная фигура...
  
  ***
  
  Роволкон вошел бледный, сосредоточенный и решительный, старающийся сейчас не думать о том, как закаменела Ника, которой он нашел смелость признаться в том, что задумал, на что решился, придавленный жуткими известиями о подруге.
  Выбор между любимой девчонкой и дорогой сердцу подругой был нелегким, но жизнь Аньки висела на волоске и то, что он видел, просто не могло быть "его Анькой" - он не мог допустить, чтобы у человечки остались жуткие последствия - послеожоговые рубцы.
  
  - Я готов соединить наши жизни, я знаю, что Ритуал обращения позволит Анхелике восстановиться в полной мере, как любому оборотню. Только я не знаю все тонкостей, но анимаги, наверняка, в курсе, как должно все происходить. Магиня Конкордия, прошу Вас... - Волк поднял на анимага умоляющий отчаянный взгляд.
  В кабинете на миг повисла звенящая тишина.
  Конечно, далеко не каждый анимаг знал тонкости обращения людей в полноценных оборотней.
  Магиня Конкордия знала. Она пребывала в шоке. Оборотни редко шли на такой шаг - слишком веские должны были бы быть основания.
  
  Все присутствующие знали о нежной привязанности волка-оборотня к человеческой девушке, а так же о его бурном романе с орчанкой. Парень решился на непростой шаг, но мэтр Солитэр и Натан вскинулись почти одновременно. В глазах Солитэра промелькнуло восхищение поступком парня, а в глазах Натана - сочувствие. Но оба преподавателя резко высказались против.
   Анхелика сама сейчас не могла ни возразить, ни одобрить сумасшедшую идею друга. И неизвестно, что бы предпочла девушка - пытаться избавиться от рубцов и шрамов или остаться на всю долгую-долгую (гораздо дольше, чем у людей) жизнь полу-зверем.
  
  - Господин Роволкон, помимо Вашего желания, необходимо еще согласие Ваших родителей. Вы же еще несовершеннолетний, - мягко произнесла магиня Конкордия, обретя дар речи. Она поднялась из-за стола и подошла к парню.
  - Я знаю позицию своей матери по отношению к этой конкретной девушке, - тихо возразил Волк.
  - И все же не будем принимать поспешных решений, коллеги, - решительно вмешался Натан"ниэль. - Господин Роволкон, думаю, выскажу общее мнение, если скажу, что Вы очень мужественный благородный молодой человек и Ваш сердечный, душевный порыв достоин всяческого уважения, но, к сожалению, мы не можем принять его. Спасибо Вам за сочувствие, но попробуем все-таки обойтись без добровольных жертв.
  Роволкон опустил голову. Магиня слегка приобняла парня за плечи и легонько подтолкнула к двери.
  - Спасибо, - искренне сказала она. - Не волнуйся, все образуется, неужели три таких сильных Целителя не справятся - все будет хорошо...
  
  Когда за Волком закрылась дверь, анимаг повернулась к остальным и тихо пробормотала, ни к кому не обращаясь конкретно:
  - Хотела бы я иметь такого друга...
  - Она и это заслужила, - прошептал Солитэр.
  Мариса быстро взглянула на мэтра и тут же опустила глаза. Ей девчонку было жаль, но не настолько. Во-первых, она ее почти не знала - преподавала лишь на последних двух курсах, а во-вторых, смутным чутьем ощущала в этой девушке соперницу. Глупо ревновать к ученице своего обожаемого кумира, но именно к ней, к этой Анхелике, она чуточку ревновала. Она должна быть признательна Ане за то, что та невольно дала шанс им с Анри, но все равно...
  Однако и на нее произвело впечатление заявление симпатичного мальчишки-оборотня. Что же это за Аня такая, из-за которой устроили драку два представителя разных эльфийских ветвей, оборотень сделал свой выбор в пользу подружки, а не своей девушки, и переполошились даже асуры, прислав своего Целителя - одного из лучших. Он назвался просто Эсарлухаром, без титулов, но, по слухам, этот зеленогривый зеленоглазый демон является сыном самого Владыки Царства Бадрахалы...
  И Старший эльфийский Принц не ограничивается просто сеансом лечения, а готов быть сиделкой при этой девчонке... и Анри, который сейчас находился в полнейшем изнеможении, все равно постоянно думал сейчас о ней, о своей ученице...
  
  Ника сидела в коридоре, сцепив в замок побелевшие пальцы рук с совершенно каменным непроницаемым лицом.
  Роволкон вышел и медленно подошел к ней. Опустившись у ее ног, обнял колени орчанки и уткнулся лицом в ее руки, целуя:
  - Они не хотят проводить Обряд без ее согласия... А Анька никогда не согласилась бы... прости, Ник, я знаю, что чудовищно поступил с тобой, причинив тебе боль... прости, родная моя, но я не мог иначе, не мог не попытаться дать Аньке этот шанс...
  
  Ника услышала только, что Ритуального Обряда не будет, и несчастную девчонку никто не должен осуждать за промелькнувшую радость от облегчения, что ее парень останется с ней.
  Ей было невыносимо жаль подругу. Если бы она только могла ей хоть как-то помочь - ничего бы не пожалела... ничего и никого... кроме Волка, которого один раз уже почти потеряла...
  Вероника обняла своего оборотня за шею, и, уткнувшись ему в макушку, разревелась от облегчения, от жалости к Аньке, от стыда за то, что молилась своим орочьим Духам, чтобы они не допустили принятия жертвы Волка...
  
  Раскаявшиеся в своей непростительной глупости мальчишки "дежурили" под дверью всю ночь и весь предыдущий вечер, ожидая хоть каких-нибудь новостей и решения своей участи после собрания-консилиума преподавателей.
  Волк ушел, а Вероника осталась. В сопровождении бледного Натан"ниэля, (который, наверное, все же не смог уснуть ночью) она подошла к палате подруги.
  
  Вышел Эсар, о чем-то переговорил с Принцем, и тот кивнул Веронике:
  - На одну минуту!
  Вероника прошмыгнула за дверь. Ребята вскочили, с ненавистью взглянув друг на друга.
  - Сидеть! - приказал Эсарлухар.
  
  Натан вывел плачущую Анину соседку, сочувствующе обнимая ее за плечи:
  - Не плачьте, леди Вероника, мы вытащили ее, через некоторое время будет как новенькая...
  - Идите отдыхать, - сказал Натан, обращаясь ко всем. - Я останусь.
  Азель посмотрел на Эсарлухара, тот кивнул. Зеленоглазому брату отца Азель доверял, поэтому поднялся, зло покосившись на вжавшегося в кресло Сандриэля. Нервное напряжение бессонной ночи и потеря крови не прошли для демона даром.
  Вероника поддержала пошатнувшегося парня, и Эсар тут же подхватил его, уводя еле державшегося на ногах племянника спать. Вероника поплелась следом.
  - Пойдем, - вздохнул Натан, кивая на комнату, где лежала Аня. Сандриэль живо вскочил, бросившись к любимой впереди Натан"ниэля...
  
  Старший Принц эльфов угрюмо молчал, дав Сандриэлю вдоволь "полюбоваться" тем, что они с демоном натворили. Никто не ожидал, что встреча этих двух дуэлянтов породит такой "феномен двойного щита".
  На парня жалко было смотреть: враз побледневшее лицо, выступившие слезы, до крови закушенная губа, побелевшие костяшки пальцев, вцепившихся в край простыни, которая укрывала все еще изуродованное заживающими ожогами тело девушки с коротким "ежиком" состриженных волос. (Цвет волос почему-то был темным, почти черным.)
  - Прости меня, моя девочка, - в отчаянии прошептал раскаивающийся остроухий парень. - Анька, прости...
  
  Натан"ниэль мягко опустил руки на плечи Сандриэля, заставляя его подняться с колен.
  - Иди, поспи, - не допускающим возражения тоном сказал Принц, выводя Сандриэля, оглядывающегося на спящую Аню в коридор. Молодой эльф упрямо покачал головой и вновь уселся в кресло напротив двери.
  "Спать!" - ментальный приказ Старшего Принца отключил сознание племянника, неловко откинувшегося на спинку кресла.
  Натан вздохнул, и взгляд его потеплел. Он поправил светлую прядь, упавшую на лицо мальчишки, и раскрыл ладонь, на которой оказалась голубая заколка Ани. Бабочка ожила, заметалась перед дверью, но вдруг подлетела к креслу, зависла над спящим Сандриэлем и рассыпалась серебристо-голубыми искрами, образуя полупрозрачный купол, закрывающий его от остального мира.
  - Мудрое решение, - одобрил Натан"ниэль, с интересом наблюдая за ее метаниями. - У твоей Хозяйки хватает магической защиты трех рас, а вот ему, действительно, нужна помощь.
  Несчастное усталое лицо молодого эльфа чуть разгладилось.
  
  Натан вернулся к Ане и распростер над ней руки: с ладоней заструилось золотистое сияние, окутывая девушку... А потом на ладонях Натана оказалась дивной работы стрекоза. Тот, кто увидел бы, сразу понял, что человеку сотворить такое чудо не под силу, разве что эльфийским мастерам, но это была не просто драгоценная побрякушка. Натан больше не хотел оставлять непутевому племяннику на откуп жизнь этой человечки.
  Теперь у нее будет еще один Хранитель - и Старшему Принцу достаточно знаний и власти, чтобы не заморачиваться Ритуальным вопросом, хочет ли она этого Хранителя принять? У несмышленых детей ведь не спрашивают, просто дарят...
  Пусть пока будет так, а дальше будет видно...
  
  - Ничего не хочешь спросить? - осторожно покосился Эсарлухар на племянника, когда всхлипывающая Вероника, попрощавшись, пошла к себе.
  Азель и так знал, что отец его услышал, раз Эсар пришел на помощь. А больше он ни о чем не хотел спрашивать. Зачем?
  Эсарлухар сжал плечи покачавшего головой парня, ответившего ему благодарным взглядом за молчаливую поддержку.
  - Эсар, ты задумчив, скажи, все плохо?
  Эсарлухар внимательно посмотрел на парня и решил все сказать начистоту - пусть не надеется, что Анхелика останется прежней...
  
  ***
  
  Азалекс стоял перед Повелителем Подгорного Царства, преклонив колени. Тот с любопытством и недоумением разглядывал внука, словно видел его впервые:
  - Поднимись и сядь в кресло, поговорим, - наконец выдавил Темный дроу, пытаясь прийти в себя от сумбурного рассказа отпрыска.
  Азалекс послушно поднялся и вновь принялся за свое:
  - Дед, спаси ее!!! Эсар сказал, что только Хаос может разметать все до основания и вновь собрать в первоначальном виде. Мне не к кому больше обратиться. Никто, кроме тебя, не сможет подчинить Хаос так ювелирно...
  - Эта человечка настолько дорога тебе, что ты готов на любое мое условие? - недоверчиво переспросил Сайрус Дарк.
  - Да!
  - Ну, что же, отлично! - Сайрус откинулся на своем жестком черном троне, выдолбленном из целого куска драгоценной породы, на который многие зарились, но понимали, что вряд ли смогут там усидеть (не только из соображений комфорта). - Ты ее оставишь... Подожди! - дед предостерегающе поднял ладонь и продолжил. - Можешь поиграть, но ничего обещать ей не должен.
  - Ты не можешь так поступить со мной, - сдержанно сказал Азель, глядя деду в глаза.
  - Кто тебе сказал?
  - Но ведь ты сам живешь с человечкой, со своей "Соул'Ли", - немного растерявшись, демоненок все же попытался разжалобить деда. - Может быть, Анхелика для меня больше, чем "Половинка Души"?
  - Неужели ты, глупый мальчишка не понимаешь, что если бы я не захотел, ты вообще не появился бы на свет?!!
  - Тебе не жаль меня... Ты не пожалел собственную дочь... И то, что моим отцом будет асур... ты все спланировал? - пораженно произнес Азалекс.
  - Нет, не все, - самодовольно улыбнулся Повелитель. - Я просто воспользовался. Это Светлые кичатся своим происхождением и чистотой крови, а мы в последнее время не настолько многочисленная раса, поэтому сильная кровь только укрепляет наши позиции. А кто эта твоя Анхелика? Эта твоя "Анька"? Никто! И звать ее "никак"...
  - Но она же является Проводником какой-то сильной магии! - в отчаянии произнес Азель, вспомнив, о чем говорил Волк, что у Аньки глаза светились, когда она уничтожала тварей у озера.
  - Да? - насмешливо переспросил дед. - А какой магии? Как она проявляется, когда? Человечка, судя по твоему рассказу, не может ею управлять, даже если и обладает "какой-то магией". Мое решение в силе. Время идет, выбор за тобой...
  - Я тебя ненавижу... - чуть слышно процедил Азель, вперив в оппонента остановившийся взгляд.
  - А я тебя люблю, пусть ты мне и не веришь, - серьезно произнес Сайрус. - Ты - единственный, кому из потомков я могу сказать такие слова.
  - Хочешь, чтобы я это оценил и прыгал до потолка от счастья? - горький сарказм скользнул в голосе внука.
  - До потолка необязательно, - примирительно сказал Повелитель, поднимаясь. - Но ты меня услышал, а два раза я не повторяю.
  - Я согласен...
  - Прости, не расслышал.
  - Я согласен на твое чертово условие, но я никогда не прощу тебе этого! - взорвался Азалекс, закрывая лицо руками.
  - Отлично! Никаких претензий потом не приму - у тебя свобода действий, но до определенного предела. Женой ты ее назвать не сможешь, даже став совершеннолетним. А в качестве наложницы - твое право, родной.
  - Ненавижу тебя...
  - Ты повторяешься, - дед с невиданной для Темного Повелителя теплотой посмотрел на несчастного внука. - Пойдем, если и можно что-то исправить магией Хаоса, то желательно в течение двух суток... я так понял, время на исходе...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"