Янгель Владилен Александрович: другие произведения.

Охотник на ведьм

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.46*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Правленные" главы буду выкладывать сюда, кавычки по тому, что на знаки препинания и орфографию внимание обращал в последнюю очередь. (!) кто взялся перечитывать, или вовсе впервые взялся за сей опус поделитесь впечатлением все ли понятно по сюжету и наблюдается ли он вообще.

  Пролог.
  
  Тишина... Красота... Птички поют, цветочки цветут, живность всякая бегает. Хорошо, только тела, почему-то не чувствую. Так стоп, тело? Где я? Кто я? Ага вспомнил. Так, значит не амнезия, но тогда какого хрена я делаю в лесу, да еще и летнем? Я же помню, как ложился спасть в очередной гостинице, где-то на Урале и на улице что характерно примерно минус тридцать было. А при таком морозе птички конечно летают но цветочки точно не цветут, да и птахи молчат в тряпочку чтоб не допустить утечки драгоценного тепла.
   Может все-таки амнезия? Нет глупости, по голове я давно уже не получал, а за здоровьем слежу так, что инсульт тоже исключить можно. Тогда... Тогда это сон! - осенило меня. Чтоб проверить свою догадку я ущипнул себя за бок. Боли нет. Точно, я сплю! Ходят же слухи, про некие 'управляемые сновидения'? Что ж вот и на меня снизошло, а раз так, то можно не волноваться и просто наслаждаться красотой первозданной природы. Вид и правда великолепный, и даже покрытая зеленью башенка его не портит, а как бы даже совсем, наоборот. А интересная, между прочим, башенка, с каким-то зеленым кристаллом на крыше, или вернее крышей ей служит огромный кристалл. Ну, вот и еще одно подтверждение, что я сплю, ни один идиот не будет использовать такой камень в качестве крыши. Хотя, в нашей суровой действительности все возможно были б деньги. Надо бы поближе ее рассмотреть, а то красота природная это одно, а непонятная башня совсем другое. Сказано - сделано, в жизни бы так. Расположенная в десятке километров башня моментально придвинулась, стоило мне о ней задуматься. Ха, до чего же классная эта штука - сон. Но, стоп, что тут происходит? Невысокий, крепко сбитый человек в длиннополом плаще и шляпе с высокой тульей сосредоточенно корпит над замком. А башенка то заперта, и этот странный мужик наверняка вор и что-то мне подсказывает что замок он курочит не для того чтобы к хозяину башни на обед заглянуть. А неслабо здешнее ворье вооружено - пистоль, нечто вроде рапиры и пара кинжалов на поясе. 'Стоп, а это что?' - Выдохнул я, облетев мужика по кругу. На высокой тулье шляпы красовалась стилизованная 'I'. Твою ж мать, неужели это, то о чем я думаю? Приглядевшись получше я нашел еще с десяток весьма специфических символов на броне мужика. Неужто инквизиция? То-то я смотрю, для вора он слишком хорошо вооружен, да и символика опять же. Тем временем замок, наконец, уступил усилиям инквизитора, и тот осторожно отворив дверь, шагнул внутрь башни. Он - то шагнул, а меня чуть не стошнило. Мерзкий трупный запах ударил в ноздри. Вот же мерзость, а как все прекрасно начиналось. 'Ну и пусть не заканчивается' - подумал я и попытался свалить от башни, куда подальше, однако не тут-то было - меня просто втянуло вслед за инквизитором. Сон оказался не таким уж и управляемым. Чувствую себя воздушным шариком, привязанным к беспокойному чаду заботливыми родителями, только вместо веселого чада суровый мужик с рапирой.
   Внутри башня оказалась не такой уж и привлекательной, нет, это мягко сказано, внутри она была попросту омерзительна. Если тут и живет кудесник какой, то питается он человечиной и колдует явно не волшебной палочкой. И что-то мне подсказывает, что добро и справедливость хозяин башни если и разносит, то в промышленных масштабах, причем справедливость его, весьма специфическая про добро вообще молчу. Инквизитор же пер вперед как носорог, не обращая внимания ни на заляпанные красной поддергивающейся гадостью стены, ни на чудовищный запах разложения. Более того время от времени он замирал на месте словно бы к чему-то принюхиваясь. Учитывая царящие вокруг 'ароматы' это настоящий подвиг. Наконец 'унюхав' что-то инквизитор быстро направился к расположенной рядом с винтовой лестницей комнатушке. Тихий, но от этого еще более жуткий стон просочился в уши откуда-то сверху. Замерев на секунду, инквизитор красноречиво махнул рукой и, сунув набор отмычек обратно в подсумок, на поясе долбанул в дверь ногой. Хлипкая дверь не выдержала такого издевательства и с треском распахнулась. Открывшееся зрелище, скорее всего, еще долго будет сниться мне в кошмарах. 'Интересно, а может увиденный во сне ужас нанести душевную травму?' - Мелькнула в голове совершенно безумная мысль. Инквизитор же спокойно шагнул вовнутрь отвратительно живой комнаты, на противоположной стороне какой-то изверг распял человека, или вернее то, что было когда то человеком. У распятого бедолаги начисто отсутствовала кожа, большая часть мышц, легкие и желудок. Роль кожи выполняла, какая-то полупрозрачная слизь, а вот освобожденный от легких объем заполняло чудовищно переразвитое сердце. И, несмотря на все это бедняга все еще оставался жив. Сердце билось, лишенные век глаза беспорядочно поддергивались как у спящего. Только вот без век все это выглядит на удивление отвратительно. Происходи все в фильме ужасов или еще где я бы скорее всего остался равнодушен, ну может, поморщился бы от отвращения, но вот так висеть в воздухе и смотреть на все без рамки экрана было по-настоящему страшно. Беспорядочно мечущиеся в орбитах глаза внезапно стали осмысленными, мгновение и они уставились на меня. Этот полный безумия взгляд едва не загнал меня в гроб. Сердце колотилось как безумное, и мое и того бедолаги. Наш невольный поединок взглядов прервал инквизитор, шагнув вперед, он без лишних разговоров вогнал рапиру в огромное сердце пережившего вивисекцию человека. Ни тебе попыток спасти пострадавшего ни даже вежливого предложения избавить от мучений, просто взял и проткнул сердце, а потом еще и голову отрубил. Окружающая свежеиспеченный труп сетка органических трубок наполненных чем-то красным моментально начала сереть и сворачиваться словно лоза, которую никто пару месяцев не поливал. И процесс этот стремительно распространялся на прочую органику в комнате. Откуда-то сверху донесся полный ярости вопль, как будто кто-то огромный себе на причинное место утюг раскаленный уронил.
  - Именем святой инквизиции! Сдавайся колдун, и я подарю тебе возможность искупить свои грехи! - Проорал во все горло инквизитор, выходя из комнаты. Ага значит я угадал! - обрадовался я, впрочем радость моя была недолгой. На крик инквизитора так никто и не появился, неизвестный вивисектор не спешил отдать себя в руки инквизиции. Выждав пару секунд, инквизитор шустро кинулся к лестнице, а вслед за ним полетел и я, хотя желания увидеть хозяина башни у меня не было, более того я был уверен что встреча с ним ни к чему хорошему не приведет. У меня к этому моменту всего одно желание оставалось - проснуться. Тем временем инквизитор преодолел пару лестничных пролетов и набрав еще скорости оттолкнулся от стены буквально влетев на следующий этаж. Меня рвануло вслед за ним, причем рвануло, так что ребра заболели. Пролетев сквозь инквизитора, я нос к носу столкнулся с жутким уродом. Покрытая чем-то красным харя, полная острых конических зубов пасть и два жутких, горящих нечеловеческой злобой глаза. И эти глаза уставились на меня, я каждой клеткой почувствовал, что смотрит этот гад именно на меня, а не на инквизитора, смотрит и мерзко так ухмыляется. Этот парализующий взгляд порождал в душе такой ужас, что у меня едва сердце не отказало.
  - Именем... - Начал, было, инквизитор однако когтистая лапа твари рванулась вперед с нечеловеческой скоростью, и прошив меня насквозь вонзилась в грудь церковника. Чудовищная боль казалось, пронзила каждую клеточку моего тела, кажется, я закричал.
  
  Глава 1
  
  Ну и сон, бррр никогда не буду больше читать на ночь, и телек смотреть, тоже не стоит. Но как реалистично то! Сердце до сих пор колотится так что ребра болят. Такое ощущение, что я там был. Нет, все, решено! фэнтези больше не читаю. Ну, ее к черту. Не - ну, надо же какая хрень приснилась? Башня, инквизитор, урод зубастый, комнаты с мясом вместо ковров, заживо препарированный бедолага. Так должно быть, и начинают сходить с ума, ну или книги писать. Может попробовать? В конце концов, который уж день меня эти сны мучают к тому же, если не получится, всегда можно к психиатру сходить, ну или к психологу. Да, точно завтра начну, только надо имя свое не светить, так на всякий случай. 'Брзззз... бррззз' - очнулся от ночного сна мобильник. Ну вот, сны снами, а на работу вставать все равно надо. Вырубив надоедливый девайс я отшвырнул в сторону одеяло. Еще пара секунд блаженного лежания в постели и сил хватило на то чтобы сесть. Потерев пульсирующие болью виски, я цапнул стоящую на тумбочке кружку с недопитым вчера чаем. Прохладная жидкость скользнула по пересохшему горлу. Ффуххх, полегчало. 'Брззз...Брззз' - Вновь завел свою шарманку телефон, только на этот раз будильник тут был не причем. Подцепив двумя пальцами надоедливый аппарат, и нажав другой рукой мигающую зеленую кнопку, я приложил этот адский агрегат к уху. Зря...
  - Ты чего?! спишь!?! - Отвратительно бодрый голос начальника едва не выдавил мне мозг через ухо.
  - Мне на половину третьего назначено. - Буркнул я, с трудом погасив желание расшибить телефон об стену.
  - Все шутки шутишь? - Поинтересовался начальник враждебно.
  - А как же, Лев Давыдович. - Несколько сбавил я обороты, начальник все ж, не стоит портить ему настроение в начале рабочего дня, а то чую, отыграется он на мне, а мне это ни к чему.
  - Сегодня можешь не выходить. - Неожиданно сообщил босс, я чуть трубку от удивления не выронил, позволяй такие выверты физиология челюсть моя точно упала б мне на ногу.
  - Что случилось? - Всполошился я не на шутку.
  - Ничего, клиент отказался от наших услуг. - Буркнул в трубку босс, прежде чем отключиться. Вот так номер, так это получается я зря в этом клоповнике ночевал? Ну ладно, не такой уж и клоповник, но за такие сны я бы все звездочки этому отелю поотрывал. Ладно, надо тогда позвонить в бухгалтерию, а потом уж билет себе заказать.
  - Жертву мне. - Буркнул я в сторону телефона, характерный звуковой сигнал подтвердил, что голосовая команда принята.
  - Чего тебе инквизитор. - Ответил на звонок недовольный голос Андрея - бухгалтера нашей небольшой конторы.
  - Сам инквизитор, и вообще я между прочим людей на кострах не жгу, так что не надо тут пургу гнать, я независимый аудитор а не фанатик религиозный. - Огрызнулся я беззлобно. Андрей давно и прочно повернулся на почве фэнтези с примесью религии, чтоб обязательно колдуны и инквизиторы. Причем тронулся он на этом деле так основательно, что даже на ролевки ездить начал. Причем ему даже как-то раз меня затащить туда удалось, но особая прелесть подобного время препровождения на меня так и не снизошла, так, что я забросил это дело. А вот на онлайновые игрушки я из-за него сел плотно, но и это прошло, и все бы хорошо, но вот название моего любимого игрового класса так ко мне и прилипло. Во всяком случае, Андрей иначе меня уже не называл.
  - Ага, 'независимый аудитор' он. - Ехидно проворчал в трубку Андрей, - Как ежа не назови, он все равно ежом останется, вот ты, к примеру, явился на фирму, накопал грехов в отчетах, сдал виновных с потрохами. И что ты думаешь, с ними начальство после этого сделает?
   - Билетик мне организуй до белокаменной. - Попросил я, проигнорировав словесный поток, идущий из трубки, но Андрея было уже не остановить.
  -И чем ты, спрашивается, от инквизитора отличаешься? - Вещал он в трубку.
  - Я людей на кострах не жгу. - Повторил я свой железобетонный аргумент в надежде, что этот псих уймется.
  - Так и инквизиция их не жгла, церковь же милосердна они просто передавали их в руки светским властям с пожеланием. - Озвучил Андрей, явно заготовленный заранее довод. И, не лень ему время на такую глупость тратить? Видимо не лень.
  - Мне билет нужен! - Рявкнул я в трубку.
  - Вот он! Оскал инквизиции! - Взвыл в трубку Андрей, и прежде чем я окончательно озверел добавил совершенно рабочим голосом. - Хочешь, билет сходи на вокзал, шеф сказал, что мы твои бессмысленные перемещения оплачивать не будем.
  - Ну и чего ты мне тогда мозги паришь? - Взвыл я в трубку.
  - Должен же я тебя помучить. - Усмехнулся в трубку Андрей.
  - Ох, чувствую, приду я к тебе с проверкой, и пожалеешь ты о своих словах. - Пробурчал я вместо прощания. Что ж этого следовало ожидать, клиент отказался от моих услуг а значит, съездил я сюда за свой счет. Ну и ладно, не в первой. Клиент все равно неустойку заплатит договор то, уже заключен. Плохо только, что пробыть я здесь рассчитывал неделю и билет на обратный путь не взял, а до нового года два дня, так, что как бы, не пришлось мне в общем вагоне ехать. Главное не остаться здесь куковать, этого можно и не пережить, уж очень скучно тут.
   Спустя полчаса я чуть прихрамывая, выбрался на улицу. Промерзший за ночь воздух моментально вцепился в выступающие из-под одежды части тела. Глаза от такого счастья немедленно заслезились. Утерев выступившие, слезы я побрел в сторону вокзала, благо он напротив отеля находится. Яркие вывески и развешанные повсюду гирлянды наполняли темное земнее утро светом. 'Полярная ночь блин' - Пробормотал я вслух, и так и замер посреди пешеходного перехода. Это не мой голос, глаза в очередной раз начали слезиться, стянув зубами перчатку, я вновь утер слезы, однако зрение от этого ничуть не прояснилось. Чертыхнувшись, я поспешил на другую сторону дороги, а то сейчас светофор цвет сменит и будет мне счастье. Добравшись до другой стороны дороги, я поспешил к ближайшему магазинчику. Перед глазами все плыло, и это добавляло мне прыти, чего нельзя сказать про ловкость. Пару раз столкнувшись с прохожими и выслушав все что они обо мне думают, я добрался, наконец, до магазинчика. Рванув на себя дверь, я ввалился вовнутрь. Блаженное тепло окутало тело, только вот лучше видеть я от этого не стал. Скорее наоборот.
  - Скорую! Вызовите скорую! - Попросил я продавщицу, стараясь не удержаться от паники. Тем временем зрение окончательно отказало. А вслед за ним нечто гадкое случилось и с остальными чувствами. Осязание слух, обоняние словно взбесились. Ощущения падения в бездну наводнило разум паникой, и лишь понимание, что никакой бездны и в помине нет, а я, скорее всего, лежу на полу позволяло не начать вопить во все горло. Тем временем глаза упорно пытались доказать мне что мир вокруг состоит из серо-стальной хмари, причем туман этот на ощупь острый а на вкус красный. От такого кавардака с чувствами и рехнуться недолго. 'Интересно я умираю?' - мелькнула в голове неожиданно спокойная мысль. Хотя от спокойствия этого чем то безумным веяло. И все же, что со мной? Неужели смерть действительно идет за мной, или только точит косу? Бред! Или не бред? Но я не хочу умирать! Я жить хочу, я молод, я здоров, мне еще рано умирать! Только вот жить мне или умереть не от меня зависит, а от того как скоро приедет скорая помощь, и хватит ли у врача квалификации чтобы не дать мне умереть. Я ничего не решаю, как же это гадко - лежать и ждать когда другие определят твою участь. Я бессилен изменить свою судьбу.
  'Ой, ли?' - Ехидно хмыкнул внутренний голос. А что я могу сделать? Помолиться? Ха-ха почти смешно. А может действительно помолиться? Чем черт не шутит? Может действительно есть лучший мир. 'Ага, и сорок тысяч гурий' - Продолжил стебаться внутренний голос. 'А вот и помолюсь!' - Подумал я, да что там 'подумал' я даже в памяти рыться начал в поисках той самой молитвы, но память, цепко хранящая номера всех счетов и целую гору правил учета наотрез отказывалась выдать ответ на запрос 'молитва'. Ну и ладно, не очень то и хотелось.
  'И что? Так и сдашься? Всего после одной попытки?' - Не унимался внутренний голос, причем у меня появилось странное чувство, что не такой уж он и внутренний. Но ощущения ощущениями, а сдаваться все равно не стоит. 'Господи! Если слышишь, меня не дай умереть, я жить хочу господи, понимаю конечно эгоистично - дети в Нигерии тоже хотят, но у меня то в отличие от них есть возможность жить, вернее будет если не сдохну в этом ларьке. Так что будь добр помоги, в церковь ходить не обещаю, но уж как-нибудь отработаю, добрые дела ведь важнее всяческих ритуалов. А я между прочим, плохих дел и не делал, хороших правда тоже но ведь это поправимо, если ты конечно не дашь мне тут загнуться...' - Начал я свою импровизированную молитву, закончить ее мне помешал кристально чистый свет разорвавший завесу тумана, уши помимо жуткой какофонии неожиданно уловили человеческие голоса. 'Неужели выкарабкался?' - Подумал я, прервав молитву, и в тот же миг все вокруг заволокло тьмой, а спустя секунду сознание отключилось.
  Серая муть, застилающая глаза и поток незнакомых слов, просачивающийся в уши сквозь комариный звон. Но вот что странно боли нет, а ведь я при падении об пол здорово должен был приложиться. Ну да ладно, главное я все еще жив, нужно будет у медиков выяснить, что за хрень со мной приключилась. Хотя если хорошо подумать то больше всего это на отравление веществами похоже, да-да теми самыми что некоторые идиоты в вены себе колют или в слизистую втирают. Тем временем серая хмарь перед глазами медленно расступилась. Но, ни белых халатов, ни озабоченных лиц медиков я, что-то не заметил. Да и вместо белых больничных стен перед глазами маячит серый камень потолка. Хреново обтесанного потолка, который о гибсокартоне даже не слышал, не говоря уж о других способах выравнивания. Впрочем, лица тут все же присутствовали, правда, в одном экземпляре. Мужское лицо в глубоком капюшоне, ну никак не могло принадлежать врачу скорой помощи. Осторожно повернув голову, я невольно поморщился от боли в затылке, как оказалось, она никуда не исчезла, а просто притаилась, выжидая самый неподходящий момент. И все же я скользнул взглядом по фигуре незнакомца - все равно попытка повернуть голову обратно принесет новую боль. Так, серая монашеская роба, неужели священник? Это что костюмированное новогоднее шоу в скорой? Но где капельницы, где лекарства, где больничный запах, в конце концов?! И почему койка будто каменная?! Тут что матрасы закончились. И какого хрена этот косящий под монаха мужик молитву читает? Меня лечить надо!
  - Amen. - Закончил молитву склонившийся надо мной мужчина, странно, но мне полегчало. Пусть немного, но хотя бы жуткая головная боль прошла, так что я смог осторожно устроить голову поудобней. Кажется, при сотрясении не стоит лишний раз двигаться.
  - Вызови врача, у меня сотрясение. - Попросил я неожиданно хрипло, тот час появилось ощущение, что голос вообще не мой, должно быть последствия тех самых 'веществ'. Узнаю кто меня накачал убью! Ей богу, убью!
  - Он очнулся! - Вскочил на ноги клирик, после чего исчез из поля зрения с такой резвостью, будто за ним гнались все демоны ада. Ну, что за невезение! Вокруг меня либо идиоты, либо отыгрывающие их роль студенты. Точно! Может, интерны с ума сходят? Устроили себе костюмированное шоу и отыгрывают роли? Но тогда где я? На больничную палату то, что я вижу, все равно не походит. Где я черт возьми?! Так ладно, это все лишнее, сейчас куда важнее нашарить в кармане сотовый, пусть он и ловит не слишком хорошо в этой глуши, но попытаться стоит, с сотрясением не шутят, да и остальные симптомы без внимания оставлять не стоит. Однако сколько бы я не шарил по карманам, вожделенный аппарат так и не нашелся. Обшарив карманы, я нашел там только несколько странного вида монет и мешочек, с какими-то шариками.
  - Лежи спокойно Angelus. - Полный спокойствия и какого-то смирения голос застал меня врасплох. Неужели кто-то догадался вызвать врача? Ангелус? Какой еще ангелус? Тут человеку плохо, а они балаган устраивают!
  - Мне помощь нужна, хватит играть! - Попытался прокричать я, но поскольку горло снова свело, лишь издал нечто нечленораздельное.
  - Братья окажут тебе любую посильную помощь. - Ответил мне все тот же властно-смиренный голос, а спустя мгновенье в поле зрения появился и его обладатель. Благообразный старец в монашеской робе без каких-либо украшений или знаков отличия производил столь же странное впечатление, как и его голос. Так, это определенно не интерн. неужто какой-то выживший из ума врач? Или быть может я вообще, в какую-то секту попал, и сейчас меня в жертву принесут?! Но как натурально играет то? И что подобный талант делает в таком месте, ведь ему же, как актеру, цены нет? Все это настолько ошеломило меня, что сказанные им слова я пропустил мимо ушей и лишь спустя пару секунд, до меня дошел смысл сказанного. Какие еще к черту братья? Они что издеваются? Нет, пора заканчивать этот балаган! Только вот как? И вообще, где это я? Неужели эти заигравшиеся в клириков придурки затащили меня в какой-то храм? Какой еще храм? Хотя где еще можно увидеть такие фрески и витражи на церковную тематику? Да и вообще, кто пустил этих шарлатанов в эдакое великолепие?
  - Где я? - Спросил я, отчаявшись понять самостоятельно.
  - Ты в монастыре святого Элма. - Последовал ничуть не прояснивший ситуацию ответ. Проклятье! Ближайший монастырь за чертову уйму километров от города находится! Куда меня увезли?
  - Кто вы такие? - Спросил я в надежде на то, что сейчас все рассмеются, скажут, что это все розыгрыш и позовут, наконец, врача.
  - Я отец-настоятель сей обители. - Безупречно кося под старину, ответил старец. Хотя какой еще старец в наше время? Ха, должно быть шизанутый основавший вокруг себя секту, развелось их в последнее время как грязи.
  - Господь послал тебя нам, и мы сделаем все возможное, чтобы помочь тебе в твоей миссии. - Склонил голову шизик, после чего вновь начал молиться. Меня сложно назвать верующим, но даже меня проняло, слова незнакомого языка вливались в уши и оставшиеся неприятные ощущения словно рукой сняло. Все еще не веря своим чувствам, я осторожно пошевелил головой, расплата за такую небрежность не последовала. Что ж возможно я ошибся, и не было никакого сотрясения. Пока старикан вдохновенно изображал из себя фанатика веры, я попытался подняться на ноги. Делать все приходилось очень осторожно, поскольку упасть из-за нахлынувшего головокружения в мои планы не входило. Второго удара моя многострадальная голова просто не выдержит. Спустив ноги с каменного постамента, на котором я все это время лежал, я аккуратно водрузил себя на нижние конечности. Так, я не связан - уже хорошо, не думаю, что
  если бы меня хотели зверски убить, то оставили бы подвижность, я все же не хрупкая блондинка и вполне могу дать обидчику в зубы, если у него конечно нет пистолета. Кстати о нем, пошарив на поясе, я наткнулся на смутно знакомую рукоять, смутно знакомую потому, что реального оружия я в руках никогда не держал. Хотя вру, у одного моего клиента весьма обширная коллекция пистолетов была, причем не новодела а настоящего раритетного оружия времен мушкетеров и миледей. Помниться мне тогда даже стрельнуть пару раз удалось, правда уже из новодела, стрелять из раритетов даже хозяин себе не позволял. Вытянув пистоль из петли, я невольно поразился его весу, позабытые уже ощущения вернули воспоминания о том дне! Мать моя женщина! Да это же раритет! Причем самый настоящий, засыпь порох, брось пулю и можешь стрелять! Так, а что там еще на поясе висит? Судя по весу что-то весьма весомое. Опустив взгляд я наткнулся на простые кожаные ножны и торчащий из них эфес с крестообразной гардой. Твою налево! Это же меч! Нет, не меч, слишком легок скорее рапира, или быть может шпага но точно не меч. Выдернув клинок из ножен явно ручной работы, я на несколько мгновений потерял дар речи. Синеватая сталь, идеальная ковка - об этом я мог только мечтать! Вот это по-настоящему весомый аргумент! О том что я раньше ни за что бы не отличил хорошую ковку от плохой я старался не задумываться, так и до дурки недалеко.
  - Я рад, что сумел помочь, Angelus. - Поднялся с колен старец, рассматривая оружие, я как то забыл о его существовании. Опять этот "ангел", да что тут происходит, это что дом рехнувшегося миллионера? А что, вполне логично, в наши дни подобные витражи и фрески себе может отгрохать любой желающий - были бы деньги.
  - Я не "ангел". - Отмахнулся я автоматически.
  - Ни один нечистый не сумел бы пережить столкновение с алтарем. - Железобетонно возразил старикан.
  - Как я тут оказался? - Задал я самый насущный из пришедших мне в голову вопросов, отбросив бредовый ответ старика.
  - Спустился с небес на алтарь Господа нашего. - Перекрестился самозваный настоятель. А может и не самозваный, уж очень хорошо образ держит. Впрочем, мало ли умалишенных топчет землю нашей необъятной Родины?
  - Ага, с небес, понятно. - Хмыкнул я, постаравшись скрыть скепсис, если действительно больной, то не стоит его провоцировать.
  - И что вы от меня хотите? - Поинтересовался я как можно более спокойным голосом. Отчего то я ни капли не сомневался, что от меня потребуют помощи. Ну, хотя бы по тому, что все почему-то считают, что долг всяких там посланцев Господних делать что-то для блага стада, именуемого человечеством. Я никогда не понимал этого. В моей жизни был только один индивидуум, ради которого я мог что-либо сделать - это я сам! И никакие позывы к человеколюбию или той странной штуке, что в народе именуют совестью, я не испытывал. Отчего-то это безвкусная постановка начинала действовать мне на нервы. Может быть, из-за слишком достоверных декораций. Такие не каждой секте по карману. Хотя... может это мои друзья решили меня разыграть? С них станется, есть же целые компании, специализирующиеся на таких вот дружеских розыгрышах. Мои друзья без сомнения угрохали немалые деньжищи на то чтобы меня провести. Несмотря на эту догадку, чувствовал я себя на редкость странно, может из-за великолепной игры местных актеров, а может быть и просто оттого, что есть хотелось просто нестерпимо.
  - Ты послан нам свыше. Бог прислал тебя, чтобы защитить нас. - Настоятель спокойно смотрел на меня своим немигающим взглядом. Вот тут то меня и проняло. Ну не может человек так играть! Ну, хоть ты тресни! Оглянувшись, я начал лихорадочно соображать, что вообще происходит. Так, декорации высший класс, натуральное средневековье. Свечи, канделябры - все носило на себе следы искусной отделки. Тяжелые скамьи, какие обычно изображают в фильмах про средневековье, заполняли храм идеально ровными рядами. Стоило обернуться, как разложенный на алтаре плащ заставил меня тихонько выпасть в осадок. Настоящий кожаный плащ инквизитора я же видел такой совсем недавно в своем сне! С металлическими вставками на плечах, и стальными лентами - такой вполне сдержит скользящий удар клинка. А рядом с ним лежала весьма характерная шляпа с буквой "I"на тулье. Нужно ли говорить, что после этого я посмотрел на себя? Кожаный нагрудник причем судя по весу самый настоящий а не бутафория из кожзаменителя. Боже неужели я опять сплю? Или нет, я так головой хряснулся в том магазинчике что все еще брежу. Пощупав подкладку я убедился в том, что пластины сделаны из толстой кожи, укрепленной стальными клепками. При всем при этом нагрудник сидел на мне как влитой, будто его специально под меня подогнали. Охваченный неясными сомнениями, я снова вытянул из ножен рапиру. Оглядел ее уже более внимательным взглядом и в очередной раз впал в ступор. Я уже видел это оружие, только вот где вспомнить не получается, может в том странном кошмаре про инквизитора? Ладно, чтобы не происходило вокруг надо двигаться а то от голода и ноги протянуть не долго, и на всякий случай нужно быть поосторожней- если это кошмар то ничего дурного со мной конечно не случиться, а вот если реальность то решение спрыгнуть с какой-нибудь скалы может стать для меня фатальным.
  Набросив на плечи плащ, я поправил перевязь, шляпа заняла свое законное место на моей голове. Немного натянув ее на глаза, я уставился на настоятеля. 'Ну что ж, раз мне предлагают роль инквизитора то придется ее отыграть' - Подумал я мрачно.
  - Я готов... - Хриплый голос и прищуренные глаза вкупе со всем остальным образом должны были наводить сторонних наблюдателей на определенные мысли. Чаще всего панические.
  - Показывай ваших демонов. Пришло время жатвы! - Произнес я выжав из себя весь возможный пафос, роли нужно соответствовать.
  - Ты слишком торопишься? Angelus. - Настоятель благодушно улыбнулся. - Творец не затем послал тебя нам, чтобы ты умер в первой же битве. Для начала ты должен продемонстрировать нам свои силы.- На что-то подобное я и рассчитывал. Неважно сон это или реальность, старичок едва ли захочет пустить меня в расход сразу же. Пользуясь тем что старик на секунду отвлекся я осторожно ущипнул себя за руку. Больно, ощущения мало того что неприятные так еще и полностью соответствуют реальным. Так ладно, это не сон, во сне боль обычно не ощущается. Значит остается розыгрыш.
  Все это время старец наблюдал за мной, и вот, наконец, решил нарушить молчанье:
  - Не будем больше медлить. Нам пора! - Заявил он, прежде чем степенно направится к выходу из зала. Недолго думая я направился за ним. Выбора у меня все равно не было. Пока настоятель вел меня по мрачным коридорам этого, памятника архитектуры, я мельком успел выглянуть в окно. Лес, сравнительно небольшое поле, и внутренний дворик обнесенный натуральной каменной стеной. Причем материалом для стены послужили отнюдь не кирпичи. Тут то меня накрыл весь ужас положения, в которое я угодил. И если ранее у меня еще оставалась какая-то надежда на то, что все это плод чьего-то слишком разыгравшегося воображения, то теперь я расстался со всеми иллюзиями. Я в прошлом, или вообще в параллельном мире. Это я могу сказать со стопроцентной уверенностью. 'Ха, как в дурном романе про очередного попаданца, которыми так Андрей увлекается' - Мелькнула в голове полная яда мысль. Мой мозг лихорадочно переваривал всю полученную информацию, но я даже не представлял, что именно я должен теперь делать. Моя жизнь зависит от этого милого старичка. И это не очень хорошо, вернее, совсем не хорошо! Если меня ТАК встречают, то что же ждет меня в дальнейшем? Что именно нужно от меня местной Церкви? Какие такие подвиги мне нужно совершить, чтобы оправдать оказанное мне доверие, и что со мною будет, если я это доверие не оправдаю? Я поежился. Рука автоматически потерла горло. В голову полезли нехорошие мысли о виселице, топоре или костре.
  Скорее всего, костер. Хотя виселица тоже вариант. На ней обычно и казнили раскаявшихся грешников, а я, скорее всего, не буду держать собственный грех в себе. Хотя... Стоп к колдунам и одержимым это не относиться, а кем еще может быть человек появившийся из воздуха? Либо ангел, либо колдун, а то и вовсе - сам нечистый, так что
  ждет меня медленное поджаривание на костре.
   С одной стороны надо срочно бежать отсюда, пока они не поняли всю глубину своей неправоты. Но с другой стороны, что я мог сделать? У меня нет ни денег, ни представлений об этом мире. Нет каких-то особенных сил. Я могу банально умереть от голода! Нет, пока нужно держаться за настоятеля и сделать все чтобы меня и дальше считали посланником божьим...
  - Куда мы идем? - Задал я вопрос своему проводнику, заметив, что мы приближаемся к выходу из монастыря. Яркий солнечный свет резанул по глазам, уже привыкшим к тусклому освещению.
  - Испытание, Angelus. - Старик благожелательно улыбнулся. - Мы, конечно, верим, что ты на многое способен, но отдыхающий в нашем монастыре брат выразил желание испытать тебя. Слово 'брат' настоятель произнес с прекрасно знакомой мне интонацией. С такой обычно перепуганные грядущей ревизией сотрудники о ревизоре говорят. Обо мне то есть, слышал я подобное не раз, только несколько непривычно когда не тебя опасаются. В голове тут же зашевелились не слишком приятные подозрения.
  Внутренний двор монастыря выглядел оживший гравюрой из исторических хроник. Куриный клекот и шипение гусей портили впечатление от этого места самым гнусным образом. Действительно, а чего я ждал? Каждый монастырь живет тем, что может вырастить. И как следствие, тропинку устилал птичий помет. Брезгливо сморщившись, я двигался за стариком к деревянной площадке, вокруг которой уже стояло несколько десятков одетых в робу людей.
  -"Что же это за брат такой? Если его даже настоятель монастыря опасается а ведь в средние века это отнюдь не декоративная фигура была." - Мелькнула грустная мысль в моей голове. Я огляделся, еще было время, чтобы сбежать с этой поляны. Меня остановило только одно - полная неизвестность. Вполне возможно, что меня не станут убивать, мало ли. А в лесу я преставлюсь со стопроцентной вероятностью. Отсутствие нормальной пищи и лекарств,
  неизвестные мне хищники, местные обитатели, да мало ли тут возможностей умереть глупому заезжему туристу?
  Подойдя к площадке, я с ужасом отметил кровавые потеки на старых досках. Чтобы такие следы появились, нужно разбить очень много носов, или один раз пырнуть чем-то острым. Второй вариант мне нравился намного меньше, но казался он при этом почему-то более
  вероятным. И это священники? А как же не проливать кровь? Но, похоже, мое мнение о том, что могут делать клирики, а чего не могут, этот мир явно не интересует.
  - Брат Аврелий, ваше пожелание выполнено, Angelus готов к испытанию. - Обратился настоятель к невзрачному на вид монаху. Средний рост, ничем не примечательное телосложение, вот в общем то и все, что можно понять, все подробности скрыты под монашеской робой.
  - С радостью. - Ответил Аврелий столь же обычным, как и он сам голосом. Однако стоило ему шагнуть в круг, как мне пришлось пересмотреть свое мнение. Монахи так не двигаются, ну разве что из мифического "Шаолиня" да и то только в фильмах, а еще монахи не носят подобных роб. Нет, пока он стоял на месте, его ряса выглядела как обычная, но вот стоило ему сделать широкий шаг, как плотная материя разошлась в разные стороны, и стало совершенно ясно, что надеяться на то, что он запутается в своей рясе, было глупостью. Сделав короткий поклон в сторону настоятеля, Аврелий развернулся в мою сторону, когда и главное, откуда он при этом достал тонкий чуть изогнутый клинок, так и осталось для меня загадкой. Однако как оказалось, это еще не все, откуда то из под рясы на свет появился массивный пистоль с закрепленным на дуле лезвием. Только теперь до меня начало доходить кто передо мной. Классификация проста, если церковник и умеет убивать то он либо паладин в доспехах, либо охотник на ведьм. И что-то доспехов я на своем противнике не вижу.
  - А где тренировочный клинок? - Спросил я недоуменно ощутив всю пакостность ситуации. Передо мной настоящий охотник на ведьм и мне очень не хочется ощутить его навыки на своей шкуре.
  - Тренировочный? - Не на шутку удивился настоятель. Так понятно, сейчас меня будут убивать, что ж смерть от клинка должна быть более быстрой, чем на костре, во всяком случае, я очень на это надеюсь.
  - Ты колеблешься? - спросил старикан с каким то нездоровым интересом во взгляде. С трудом проглотив утвердительный ответ, я заставил себя шагнуть в круг.
  - Начинайте. - Махнул рукой настоятель, и в тот же миг синеватая полоса остро отточенной стали едва не вскрыла мне горло.
  Страх смерти... Порой он творит самые настоящие чудеса, во всяком случае благодаря ему мне удалось извлечь свою рапиру меньше чем за мгновенье, да еще и заблокировать смертельно опасный выпад. Брызнули искры, а охотник буквально перетек в другую позицию, краткая передышка и новый удар заставил меня прогнуться, пропуская лезвие над собой, рефлекторно взмахнув рукой вместе с зажатой в ней рапирой, я заставил противника отступить.
  - Неплохо. - Хмыкнул я скорее от неожиданности, чем от уверенности в собственных силах. Я все еще жив и даже не ранен! Инквизитор же не проронил не слова, вместо этого он сделал шаг назад и в какой-то неуловимый миг рванулся вперед. Как же быстро он это сделал! Все что я успел - это чуть отклонить траекторию вражеского клинка, благо тот был довольно легок. Противно заскрежетал металл, однако, укрепленный сталью плащ не
  позволил себя разрезать. Запоздалый испуг вскипятил кровь, все вокруг словно замедлилось и как это ни печально, я замедлился ничуть не меньше окружающего мира. Это только в компьютерных играх враги послушно замирают, стоит включить режим "слоумо". Черт! О чем я вообще думаю? Меня же сейчас зарежут! Однако стоило неугомонному рассудку занять себя идиотскими мыслями, как мое тело начало жить собственной жизнью.
  Крутнувшись на пятке, я засадил инквизитору локтем в затылок. Удар пришелся в скользь, но свое дело сделал, противник на долю мгновения потерял свою прыть, а я не останавливая вращения, полоснул по нему рапирой. Невероятно, но он уклонился в точности, как и я сам в начале поединка. А вот от удара плащом он уйти уже не сумел, прошитая сталью кожа - это вам не шутки. Аврелия просто смело с ног! Хотя нет, он сознательно позволил плащу себя увлечь, уйдя тем самым из зоны досягаемости моего оружия. Пистоль, к сожалению, не заряжен, надеюсь, что и у него то же.
   И тут все наконец-то закончилось, мир вновь обрел свои краски, вернулись звуки, а вместе с ними и стремительность движений противника. Я же шумно глотал ртом воздух, впрочем, судя по выступившей на любу охотника испарине, ему тоже пришлось нелегко. Так, теперь, если я не хочу покидать этот мир, стоит избавиться от лишних мыслей, они явно ни к чему. Сейчас Аврелий восстановит дыхание и вновь пойдет в атаку, и у меня что-то нет уверенности в том, что мир вновь услужливо замедлиться. Так, думай, думай! У него изогнутый клинок, в бою он предпочитает режущие удары, причем с минимальной дистанции, удар наносит в последний момент. Пистолем он до сих пор не воспользовался,
  хотя лезвие на его дуле прямо намекает, что и в ближнем бою этот массивный агрегат весьма опасен. Значит это должно стать для меня сюрпризом. Учтем, что еще? А вот что еще я додумать не успел, поскольку Аврелий рванулся вперед с прямо-таки фантастической прытью. Только вот я к этому был уже готов, последовательность действий всплыла в голове, словно сама собой: шаг назад, заблокировать режущий пистолем,
  оттолкнуть скользнувшее в сторону лезвие, после чего колющий удар рапирой в ногу, все равно под рясой у него явно броня. Выигрышный, как мне казалось, удар в ногу Аврелий блокировал своим пистолем, и это оказалось ошибкой - головой в переносицу я научился бить еще подростком. Один мой знакомый не зря называл этот удар кувалдой, не знаю может быть в этом мире до такой простой вещи никто не додумался, а может Аврелий с ним никогда не сталкивался, неважно. Главное что его он пропустил, ну разве что вывернув голову, сумел чуть-чуть смягчить удар, однако бой для него был уже проигран. С трудом удержавшись от того, чтобы распороть ему горло, я ограничился отработанным приемом, наметив удар в сердце. С чего вдруг этот жест стал отработанным и откуда у меня такая прыть в обращении с рапирой?! Нет, я конечно посещал спортзал как все здравомыслящие люди, и в глубокой юности даже боевыми искусствами увлекался, но именно увлекался, так ничему по сути и не научившись.
  - Ну что скажешь, брат Аврелий? - Спросил настоятель у ошалевшего от удара охотника на ведьм.
  - 'Офицуму' нужны такие люди. - Вымолвил инквизитор и хищно улыбнулся несмотря на разбитый нос. Утереть кровь он даже не подумал. На этом показательное выступление закончилось. Настоятель поманил меня за собой, и мы направились обратно в монастырь. Монахи разошлись по каким-то своим делам, а брат Аврелий увязался за нами. Если так конечно можно сказать о вооруженном до зубов монахе которого явно опасается даже настоятель.
  Сегодняшний день очень сильно выбил меня из обычной колеи. Может все это мне просто
  кажется? Ведь было же сотрясение? Было! Может быть все это следствие удара по голове? Незаметно от своих спутников я тихонько ущипнул себя. Нет, все это не плод моего больного воображения, это реальность! Но как бы я не был подавлен событиями сегодняшнего дня, но мой здоровый молодой организм требовал пищи, абсолютно игнорируя те странные события, что произошли со мной. Словно услышав мои душевные стенания, настоятель привел меня в небольшую монастырскую кухню. После чего настоятель ушел, а со мной остался только брат Аврелий, молча выделивший мне большую миску с какой-то бурдой, отдаленно напоминавшую пшеничную кашу, стакан козьего молока и пару каких-то корнеплодов.
  Осмотрев выделенные мне припасы, я впал в уныние. Хорошая еда, быстрые
  машины, красивые девушки - все это осталось где-то там. Только сейчас
  до меня начал доходить весь ужас моего положения. Я, истинный житель урбанистического мегаполиса двадцать первого века, привыкший к роскоши и относительной безопасности своего времени, заброшен в какие-то дремучие дебри! Нет,
  я не думаю, что оказаться в подобном месте это благо. Хотя я как и все мои друзья
  с удовольствием читал романы о многочисленных "ходоках" в чужие миры, но вот оказаться в подобной ситуации я хотел меньше всего. Стакан сока, мягкое кресло на застекленном балконе, толстая книжка с похождениями очередного 'попаданца' - тогда да, все это воспринимается как-то иначе, и даже пробуждает какой-то нездоровый интерес. Но вот в том, что сейчас происходило со мной, я никакого интереса не видел.
  Медленно пережевывая серую бурду и запивая этот божественный обед стаканом молока, я погружался в пучину безысходности все глубже. А ведь еще есть и другие не менее важные вещи. Например, девушки. Что интересно скажет настоятель по поводу моей неистребимой тяги к женскому полу? Не думаю, что ему это понравиться...
  Внезапно мой взгляд наткнулся на безмятежного Аврелия, сидевшего за соседней лавкой и пристально наблюдавшего за мной. И все же откуда у меня такие навыки по владению рапирой? Скрытые таланты проснулись? Нет, так не бывает, таланты надо развивать иначе проку от них никакого. И как раз рукопашный бой не относился к числу тех навыков которые я развивал большую часть сознательной жизни. Да и не было у меня никогда к мордобою таланта! И фехтование, ну не было у меня таких умений! Нет, в морду дать я умел неплохо, но вот рапирой махать никогда даже не пытался! Самое интересное, что я только сейчас это осознал, во время боя все новые умения казались вполне естественными. На фоне этого меркло даже отсутствие языкового барьера. Покачав головой, я забросил в рот странные коренья, оказавшиеся вполне съедобными и допил молоко.
  Брат Аврелий молча поднялся вместе со мной.
  - Куда теперь? - Спросил я у него.
  - На твое усмотрение. - Монах пожал плечами. - Ты можешь немного отдохнуть, а можешь прогуляться. - В отличие от настоятеля этот странный монах, которого я заочно причислил к инквизиции, особого пиетета ко мне не испытывал.
  - В любом случае завтра ты вместе с отцом-настоятелем будешь постигать тонкости нашей жизни, поскольку с небес их плохо видно. - Пояснил он, с изрядной долей иронии в голосе. - Поэтому на сегодня можешь быть свободен.
  - Пожалуй, я выберу здоровый сон. - Я улыбнулся той самой располагающей к себе улыбкой, что отработал за годы работы. - Хватит с меня на сегодня.
  - Тогда пойдем, я покажу твою келью. - Испытанное в тысячах словесных поединков оружие, дало сбой, во всяком случае, на инквизитора оно никакого воздействия не оказало. Не говоря больше ни слова, Аврелий повел меня в очередную экскурсию по монастырю.
  Я старался по мере сил запомнить все переходы и коридоры, которыми меня вел мой провожатый. С удивлением отметил, что это получается у меня довольно неплохо. Раньше у меня таких талантов тоже не наблюдалось. Ориентированию на местности никогда не было моим коньком, да что там, порой мне и в трех соснах заблудиться случалось.
  Оказавшись в узкой келье с деревянным настилом вместо нормальной кровати и узким окошком размером не больше бойницы, я снова загрустил. Сняв с себя всю амуницию и повесив шляпу таким образом, чтобы не погнуть поля, я невольно поразился нахлынувшей легкости, что ни говори, но весит инквизиторский плащ эдак в десять больше дубленки. Впрочем, легкость, как и любое приятное ощущение, схлынула так же внезапно, как и появилась, так что я улегся на жесткую скамью в тщетной надежде забыться. Прикрыв глаза и безуспешно пытаясь устроиться поудобнее, я погрузился в раздумья. Что ни говори, но привычка анализировать все что происходит вокруг уже давно въелась в кровь. Я определенно не сплю, да и мир вокруг реален и как не приятно это признавать вполне логичен, так что версию о том, что я грежу под наркозом пока медики пытаются собрать по кускам мой череп отпадает. Сумасшествие, пожалуй, тоже, то что я слышал об всяческих болезненных состояниях сознания никак не вяжется с тем что со мной произошло. Эх понять бы как я сюда попал, но вот беда ни единой мысли по этому поводу в голове не было.
  Зато там находилась целая куча еще, еще более неприятных выводов и ощущений:
  - Мне не нравиться этот мир, это я понял сразу, как только попал сюда. Тяжелые реалии жизни в средневековом обществе не для меня. Я хочу обратно в свою уютную маленькую квартирку на окраине города с теплой водой, электричеством, компьютером и интернетом, с холодильником, наконец! Но как туда вернуться? Я оказался здесь странным образом, от монахов ждать помощи бесполезно, они и в нашем-то мире особо странности не жаловали, а во всем непонятном и вовсе видели происки лукавого, поскольку всем известно, что бог чудес больше не совершает, а, следовательно, все 'непонятки' от демонов.
  Настоятель что-то говорил о том, что я должен "пройти свой путь". Вот же мутная фраза! Она может означать все что угодно. Может я, в конце концов, вернусь домой, а может, и не вернусь, кто его знает?
  Как я не старался, но так и не придумал, каким именно образом мне попасть в свой мир. Да и по большому счету думать об этом стоит не раньше, чем освоюсь в этом мире, не имея навыков выживания я здесь не продержусь достаточно долго, чтобы хоть что-то разузнать о том, как вернуться, а это значит, расспросы о всяких странностях не входят в
  первоочередные задачи. Помниться Аврелий что-то говорил о том, что такие люди нужны 'Офицуму'? Что-то я такое слышал, не сказать, что я увлекался темными веками, просто образ охотника на ведьм мне понравился, но как потом оказалось, этот образ к реальности
  никакого отношения не имеет. Так что эффектный инквизитор в кожаном плаще и шляпе не более чем плод больного воображения фантастов нашего времени. Однако это увлечение дело свое сделало, несколько фактов о реальной инквизиции я запомнил. "Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium" - Произнес я по памяти. Кажется, так они именовались в иерархической цепочке церкви, и пусть здесь они явно занимаются не только расследованиями, но название примерно то же, и почему все подобные организации предпочитают называть себя просто отделом? Ладно, присоединиться к этой организации было бы довольно неплохо, что бы не писали доморощенные историки, но инквизиторов не только боялись, их считали защитой и как следствие, те ни в чем особо не нуждались. В любом случае сейчас мне нужно немного подождать и надеется на то, что
  судьба будет ко мне благосклонна, а может даже и подсунет что-нибудь, что поможет
  вернуться домой...
  ***
  Бутылочка холодного пива приятно холодила ладонь под мерное жужжание системника. Извечный шум большого города, мягкое кресло под задницей - вот оно счастье и никакого средневековья. Несколько мгновений я недоуменно смотрел на бутылку пива и пытался вспомнить каким это образом я оказался в своей берлоге, если уснул в какой то келье? Мелькнуло воспоминание о неуютном средневековье и безумной схватке, которую
  монахи отчего назвали тренировочной, или это я сам ее назвал?
   -"А, не важно!" - Появилась уютная до безобразия мысль, и я залпом осушил, чуть ли не половину бутылки. Наваждение схлынуло... Облегченный вздох сам собой вырвался из груди, и только одна мысль изрядно портила кайф. - 'Как я тут очутился и почему один, да я вообще должен в больнице лежать, а не дома пиво пить в одиночестве. Это вообще для меня не характерно'.
  Не стоило мне об этом думать, поскольку комнату мгновенно заволокла какая то серая дрянь, в которой немедленно растворилась такая родная обстановка моей квартиры. Немедленно захотелось закрыть лицо, чтобы эта мерзкая хмарь не попала в глаза.
  - Проснись! - Недвусмысленный приказ заставил меня убрать руки. Лучше бы я этого не делал, поскольку стоило открыть глаза как оказалось, что я смотрю в низкий потолок нищенской кельи.
  - Держись за реальность, иначе пропадешь. - Посоветовал тот же голос, повернув в его сторону голову я наткнулся на жесткий взгляд серых глаз Аврелия. В руках монаха-инквизитора тускло блестел серебром пистоль и судя по тому как тот его держал устрашающее оружие было заряжено. Для кого предназначалась пуля, было понятно без слов.
  - Что это значит? - Спросил я, косясь на пистоль. Фитиля нет, значит запал, скорее всего, кремниевый, а это значит что предупреждений не будет.
  - У меня есть к тебе предложение. - Равнодушно продолжил инквизитор, проигнорировав мой вопрос. Спорить с тем, у кого есть пистолет? Нет уж, увольте.
  - Слушаю. - Ответил я как можно спокойней, а что еще остается, если это единственный шанс выжить. Сомневаюсь, что Аврелий исповедует принцип о сверхценности человеческой жизни.
  - Тебе не место в этой обители, настоятель считает, что ты Angelus, но я не столь наивен. - "Обрадовал" меня инквизитор. Мда, точно костер. Может лучше в драку кинуться, пуля в лоб все же милосердней, хотя нет, ничто не помешает ему прострелить мне конечность, а уже потом сжечь на костре. Может даже еще и попытают перед этим.
  - И кто же я, по-твоему? - Спросил я под впечатлением картины нарисованной воображением.
  - Что я думаю ты узнаешь, если примешь мое предложение. - Отрезал Аврелий, я же зачарованно следил за застывшим в неподвижности дулом.
  - А если откажусь? - Взыграла во мне гордость.
  - А если откажешься, то будешь прозябать в этом медвежьем углу до конца своих дней и питаться той бурдой что тебя днем попотчевали. - Совершенно серьезно заявил инквизитор, разряжая пистоль, но меня отчего- то преследовало ощущение, что надо мной посмеялись. Оба варианта что называется "не айс", но тот, что с прозябанием явно тупиковый, прожить в этой убогой келье всю свою жизнь - вообще не вариант.
  - Я согласен. - Кивнул я, приняв окончательное решение. Что бы не предложил инквизитор, это явно лучше того, что ждет меня здесь.
  - Имя! - Требовательно спросил Аврелий.
  - Дмитрий, - Ляпнул, я не подумав. Не знаю, почему но назвать свое собственное не вызывала у меня особого восторга.
  Помниться один мой знакомый шутил на эту тему говоря: "в этой стране никто никогда не называет своего имени из средневековых суеверий".
  - Так вот, Дмитрий. - Изогнул левую бровь инквизитор. - Оставлять человека с такими навыками в этой глуши большая глупость, поэтому я отправил прошение на принятие тебя в "Официум". - Ну да, ну да, от великой доброты и из чистого прагматизма. Конечно, так я и поверил, скорее уж столь подозрительная организация не желает выпускать меня из
  виду. Как там: держи друзей рядом, а врагов еще ближе? Или не так, а, не важно! Суть то от этого не меняется.
  - И? - Моя очередь удивленно выгибать бровь.
  - И тебя определят в дознаватели без присвоения чина. - Нахмурившись, сообщил Аврелий, моя ирония ему явно не понравилась.
  - Обязанности? - Спросил я быстро, еще в глубокой юности я выработал у себя привычку, если тебе предлагают незнакомую должность - спроси обязанности, иначе велик риск клюнуть на красивое слово, и стать посудомойкой.
  - Поиск сведений о колдунах и ведьмах, а так же их устранение своими силами, если есть такая возможность. - Пояснил инквизитор, сунув разряженный пистоль в ременную петлю. Мгновение, и его одеяние вновь точь-в-точь повторило робу монаха. Могу поспорить, что при необходимости края робы можно скрепить, чтобы маскировка стала
  абсолютной.
  - Понятно. - Кивнул я, испытывая стойкое ощущение, что на меня навесили куда больше, чем полагается дознавателю.
  - Так что там было обо мне? - Спросил я, испытывая весьма противоречивые чувства, отчего то хотелось, чтобы этот мрачно-сосредоточенный человек сказал мне, что он знает о том, что я из другого мира и что есть способ выбраться.
  - Ты проклят, Дмитрий... - Произнес инквизитор, а я ощутил, как осколки моих надежд стеклянными брызгами разлетелись по комнате.
  
  ***
  Епископ Освальд де Лагуэ являлся счастливым обладателем не только одного из высших постов в церковной иерархии, но и весьма приличных размеров особняка больше тянувшего на небольшой дворец чем на обитель скромного слуги господа. И сколько бы пуритане не пытались отнять у него непонятным образом нажитое имущество ничего из этого не выходило. Причиной столь необычайной неуязвимости служило то, что внушительных размеров марка, за которой следил этот служитель церкви давала весьма впечатляющий доход в казну церкви, и это при том что более неспокойного места чем эти земли во всем старом свете было не найти. Второй причиной льготного положения епископа был его протекторат над 'Ordo Purgandum'. Именно этот орден и поставлял церкви легендарных охотников на ведьм, колдунов и прочих грешников способных дать отпор, так что любой интриган рискнувший выступить против епископа гарантированно отправится в лучший мир получив клинком по горлу. В этом успели убедиться все, кто хоть раз пытался оспорить власть у настоящего владыки этих земель. Подобным образом например умер старый Маркграф которому очень не нравилось стремительно растущее влияние молодого епископа. Наследники престарелого маркграфа рисковать своими жизнями в погоне за властью не спешили и вот уже на протяжении двадцати лет всей маркой неофициально правил епископ, а не ее законный владелец.
  - Так что там с Коперхилом? - Потребовал отчета епископ, откинувшись в обшитом бархатом кресле. Небольшой столик стоящий перед скромным слугой господа ломился от всяческих яств от одного вида которых его собеседник фигурально выражаясь глотал слюни.
  - Магистрат перестал платить налоги, даже десятина выплачивается в сильно уменьшенном объеме. - Доложил невысокого роста монах в простой серой рясе.
  - И что они говорят в свое оправдание? - Почесал объемистый живот епископ.
  - Что в шахте завелись демоны. - Хихикнул монах, прикрывающий его лицо глубокий капюшон, слетел, открыв побитое оспой лицо.
  - Пошли кого-нибудь из братьев-воинов, пусть разберутся на месте, - махнул рукой епископ, - что-то еще? - поинтересовался Освальд, заметив, что его помощник не спешит исполнять поручение.
  - Брат Аврелий прекрасно подойдет, - Со вздохом начал костлявый монах, - к тому же он находится неподалеку.
  - Это ведь не все? Договаривай! - Буркнул епископ поерзав в кресле.
  - Вчера от него пришло крайне любопытное послание, - Оветил монах, спустя мгновенье из широких рукавов его рясы вынырнула костлявая рука с узловатыми суставами. Протянув епископу, аккуратно распечатанный конверт монах замер в ожидании. Пробежавшись глазами по посланию, епископ вздрогнул, когда его взгляд наткнулся на имя одного из самых известных охотников на ведьм.
  - Экций, - пробормотал имя охотника епископ.
  - Да, Аврелий говорит, что нашел его, в монастыре святого Элма, - Кивнул монах.
  - Вижу, - буркнул Освальд, пробежавшись взглядом по последним строчкам послания. - Значит, он ничего не помнит. - Проговорил епископ, скомкав письмо в руках, должно быть Жнец, оказался ему не по зубам.
  - Отправь Аврелия в Коперхил и передай ему, чтобы он присмотрел за Экцием, или как он там себя теперь называет. Нужно убедиться, что он на нашей стороне. - Распорядился Освальд, прикрыв веки. Коротко поклонившись, костлявый монах бегом бросился выполнять приказ, а епископ погрузился в здоровый послеобеденный сон. В этот же момент находящаяся личность на другом конце континента о послеобеденном сне и не помышляла, и дело было вовсе не в разнице во времени. Причина крылась в том, что данная личность давно уже распрощалась с такими человеческими слабостями как сон или еда, во всяком случае в привычном понимании этих слов. Более того применительно к этой сущности понятие 'находилась' не слишком верное, поскольку разные части ее тела находились в разных географических точках. И как и тело, сознание этого существа так же было дробным, или быть может многоплановым, а может многозадачным, или вовсе дискретным - не важно! Важно, что в тот самый момент когда епископ готовился отойти ко сну все части на миг собрались в единую целостность. Сложно описать мыслительный процесс получившегося сознания, однако если постараться то можно. Представьте себе хор в котором каждый хорист в одно мгновенье пропел свои слова хоть и связанные с тем что исполняют остальные но при этом все же отличные. Если бы было кому протоколировать это необычное событие то он после небольшого размышления расположил бы услышанные мысли в таком порядке. 'Они здесь', 'Ученик, ищейка, кладезь', 'Найти их', 'Это требует Эсенции', 'Много', 'В хранилище недостаточно', 'Требуется больше, много больше', 'Жатва привлечет внимание', 'Риск оправдан'.
  
  
  Глава 2.
  
  - "На самом деле все могло оказаться еще хуже!" - Эта спасительна мысль крутилась в моей голове последние несколько часов. Седалищный нерв был передавлен еще пару дней назад, так что особых неудобств от непривычной для меня поездки на лошади я уже не испытывал, однако стоило слезть на землю как стертое седлом седалище напоминало о себе. Впрочем до привала еще далеко так что пока можно насладиться сомнительным удовольствием созерцать мир поверх лошадиной гривы. Я бы с удовольствием посмотрел в другую сторону но сильно сомневался что это не приведет к печальным последствиям, в седле я держался как типичный горожанин, то есть исключительно за счет того что лошадка попалась смирная а растущий по обе стороны от тропинки деревья защищают от ветра.
  Аврелий неторопливо ехал немного впереди меня и вид у него был хмурый даже со спины. Кроны незнакомых деревьев, а они все для меня незнакомые кроме разве что берез и сосен смыкались над нами. Лишь узкая тропинка не давала заблудится здесь окончательно. Разговаривать с инквизитором не хотелось. За последние дни я узнал от него очень и очень многое, правда каждое слово приходилось тянуть из него чуть ли не клещами. Однако учитывая жизненную важность полученных сведений я особо не сожалел о потраченных усилиях и времени. Аврелий рассказал мне о местных правителях а так же о такой крайне важной вещи как местная религия. Однако как ни крути но общение с ним инквизитором приятным не назовешь.
  К счастью легенда о том что я проклят и поэтому все забыл оказалась куда удобней чем та с небесным ангелом. Думаю, останься я монастыре случился бы нехилый конфуз, когда оказалось что я даже основ веры не знаю. Впрочем, ничего столь уж особого здешняя вера из себя не представляла во всяком случае, забавно но вера в Пилона заступника почти ничем от старого доброго христианства не отличалась. Их сын божий точно так же почил на кресте, а вот дальше появляются некоторые отличия. Во первых Пилон судя по мини версии жизнеописания был тем еще индивидом. Во всяком случае когда за ним пришли он с легкостью раскидал десяток солдат и ушел бы невредимым если бы не предательский выстрел одного из учеников-апостолов. Собственно Отчасти это объясняет, отчего здешние монахи и клирики так лихо машут колюще-режущими железяками и не считают зазорным проливать кровь. Впрочем, самым забавным оказалось то как Аврелий объяснил мне мое появление в этом мире. По мнению инквизитора я могу быть одним из его неудачливых коллег попавших под раздачу особенно сильной ведьмы. Отсюда и моя выборочная амнезия и навыки опытного дуэлянта. Необычность моей одежды и все остальные странности инквизитор легко списал на последствия волшбы. Но как бы то ни было у всего этого есть один жирный плюс - меня никто не тащит на костер как колдуна а как бы совсем наоборот. Хотя, что более вероятно инквизитор попросту не хочет оставлять меня без присмотра. Эти мысли в купе с неразговорчивостью и вечной мрачностью Аврелия нешуточно меня раздражали. Но как ни печально это признавать от него мне никуда не деться, инквизитор единственная ниточка связывающая меня с законной частью этого мира. Если с ним что случиться то я по факту останусь один на один с здешним миром. Нет к людям я конечно выйду и даже может договориться с ними смогу, и если повезет то меня не пришибут ради шмоток и оружия, только вот на этом моя история скорее всего и закончиться поскольку все время и силы будут уходить просто на то чтобы заработать себе на хлеб, а значит о поисках дороги домой стоит забыть. Однако и с инквизицией все выглядело отнюдь не радостно. Я с ужасом думал о том, что ждет меня в дальнейшем. Легкий ветерок просачивающийся сквозь кроны бесследно исчез и меня вновь окутал мерзкий запах! Мазь от насекомых, которых в этих лесах было как грязи, была просто нереально пахучей смесью. Такой не то, что комара, такой человека убить можно! А Аврелий намазался ею с ног до головы, еще и меня заставил.
  Ну да ладно, что-то я раскис. Все не так уж плохо! Жизнь в условиях отсутствии пищевой промышленности имеет свою прелесть, в этом я убедился во время непродолжительных стоянок. Жареное на костре мясо птиц, которых Аврелий настрелял в третий день нашего путешествия по этому лесу, было просто великолепно во всяком случае о колбасе или синюшных бройлерах не первой свежести даже вспоминать не хотелось. Хотя может все дело в голоде? В общем не знаю, главное что мясо я сожрал с диким удовольствием особенно порадовало что у Аврелия нашлась соль помниться в средние века это было скорее роскошью чем предметом повседневности!
  Воспоминания о жареном мясе вызвало из небытия хмурую улыбку. Жаль продержалась она недолго и тут же погасла, стоило мне поднять голову. В небе в очередной раз собирались тучи, а значит, нам нужно срочно искать укрытие.
  - Аврелий! - Позвал я своего провожатого. - Кажется дождик собирается. Пора искать укрытие!
  - Скоро город. - Бросил через плечо инквизитор или дознаватель, а черт его разберет. - Прибавим ходу.
  Ускорив наше движение, мы продолжили наш путь, и действительно вскоре характер местности разительно изменился. Тропинка влилась в дорожный тракт, а впереди замаячил Коперхил - конечная точка нашего маршрута. В памяти послушно всплыло не только название а вообще все что с этим городом связано. Процветающий за счет расположенных неподалеку рудников этот волшебный городок управлялся советом цеховиков и никаких тебе феодалов.
  Как мы не спешили, но попасть в город до первых капель нам не удалось. Аврелий без объяснений показал стражникам у городских ворот свой серебряный крест и нас без слов пропустили. Редкие капли, падающие то тут, то там превратились в мерзкий моросящий дождик. Свинцовые тучи нависали над городом. Каменные и деревянные дома в основном в один или два этажа, узкие улочки, немногочисленные прохожие - и кто назвал его процветающим, хотя если окажется что в других городах еще хуже, то я особо не удивлюсь. Как только мы пересекли городскую черту, мрачное предчувствие обосновалось в моей голове. Такое гадкое впечатление будто в воздухе дерьмо разлито а самого запаха нет.
  - Аврелий! У меня неприятные ощущения от этого места. Зачем мы здесь? - Спросил я дав волю своей паранойе
  - Всему свое время! - Буркнул инквизитор, сопроводив эту фразу таким недовольным взглядом что я немедленно заткнулся. - Скоро постоялый двор,
  там и поговорим. - Добавил он спустя пару секунд. Расспрашивать дальше я не рискнул. К тому же обещанный постоялый двор появился через несколько кварталов. Какое же это все таки блаженство - горячая и вкусная еда после целого дня скитаний. Жареное мясо и чуть кислое вино заставили меня надолго забыть обо всем остальном. Аврелий же не спешил начинать разговор. Только после того как мы оказались в небольшой комнатке,
  которую хозяин постоялого двора сдал нам почти за бесценок нам удалось поговорить.
  - Аврелий. - Напомнил я о себе. - Скажи наконец, что не так с этим городом? - Спросил я убедившись что привлек внимание инквизитора.
  - А что сам думаешь по этому поводу? - Вопросом на вопрос ответил инквизитор, напомнив мне одного знакомого.
  - Нет, но могу предположить. - я хмыкнул. - Что если в какой-то из городов прибыл не закрепленный за ним инквизитор, то городишко находиться в глубокой проруби. - Озвучил я свои мысли. - Кстати, при въезде в город я почувствовал что-то. Это было какое-то мимолетное ощущение гадливости. Может это как то связано с целью нашего путешествия? - Выстрелил я наобум, и чуть позже пришла мысль, что гадливость вызвана тем, что здесь как и везде в средние века помои выливают прямо из окон.
   Некоторое время инквизитор молчал, видимо собираясь с мыслями, пока наконец не заговорил:
  - Так вот, прибыли мы в этот паршивый городишко по приказу епископа де Лагуэ, он отвечает за паству этих земель. Нам нужно разобраться с пропажами людей на здешних рудниках. Беспорядки здесь никому не нужны и наш долг положить этому конец. В кротчайшее сроки нужно устранить угрозу для жителей, пока слух о здешних проблемах не разошелся по окрестным селениям. - Поведал Аврелий, усаживаясь на кровать. Понятно, поток десятины прервался и большие церковные шишки негодуют. - Подумал я зло, но вслух предусмотрительно ничего не сказал.
  - А причем тут инквизиция, разве пропажи людей наша забота? - Спросил я уже догадываясь каким будет ответ, мирскими проблемами цеховики справились бы и своими силами..
  - Вот это мы и должны выяснить у цеховиков поскольку в письме они так ничего толком и не объяснили только повторяли что все это проделки колдунов и молили о помощи. - Инквизитор снова сплюнул. - В ближайшее время на площади должен зажечься костер и наша задача обеспечить на нем место тому кто пошел против заветов творца. - Мрачно закончил инквизитор. Понятно, "овцы" должны быть уверены в своих "пастухах", паника церкви не нужна.
  - И с чего начнем? - Спросил я внутренне поежившись, столь рано подвергать опасности свою драгоценную шкурку мне ну никак не улыбалось, да и потом если честно то же.
  - Сначала поговорим с цеховиками . - Они наверняка знают куда больше чем сообщили епископу.
  - А затем, спустимся в шахты? - Спросил я внутренне съежившись от мысли о том, что придется шляться по темной шахте напичканной какими-нибудь ужасами.
  - А потом посмотрим. - Буркнул Аврелий снимая сапоги, и растягиваясь на кровати. То, что это единственное койко-место в комнате его ничуть не беспокоило. Ну и ладно, пойду спущусь вниз, и посижу в общем зале послушаю о чем люди говорят.
   Сказано - сделано, через пару секунд я сидел на лавке в гордом одиночестве. Все же у службы на благо церкви есть свои преимущества. Например трактирщик и не подумал требовать денег за обед ни с Аврелия ни с меня да и в забитой до отказа зале немедленно нашлось для меня свободное место. Всех несогласных, что сидели на нем раньше просто вышвырнули из трактира, да так быстро и слаженно, что я даже удивиться не успел. Махнув трактирщику, я как можно более непринужденно заказал себе немного вина и порцию баранины. Уж очень вкусно ее здесь готовят. Да и никогда не стоит пропускать возможность пожрать тем более что мерзкое предчувствие намекает на то что в следующий раз такая лафа обломиться еще очень не скоро. Неторопливо жуя мясо и запивая его мелкими глотками разбавленного водой вина я принялся слушать о чем говорят окружающие. И с каждой минутой настроение мое проваливалось во все более глубокую прорубь. Чуть ли не все разговоры сводились к тому что жадные до прибыли цеховики докопались чуть ли не до преисподней и понавылазившие оттуда демоны пожрали рабочих.
   Никогда не верил во всю эту потустороннюю чушь, но после того как я каким то макаром очутился здесь стена моего неверия дала трещинную основательную такую - размером с целый мир которому похоже начхать на мои представления о возможном. Так что мое отношение к циркулирующим по трактиру слухам было, по меньшей мере, двояким. Но, что самое мерзкое - мысль о том что в пещере завелось нечто действительно гадкое казалась мне куда более реалистичной, чем то что все эти слухи пустопорожний треп. Несколько томительных минут я переваривал полученную информацию как то позабыв ненароком о еде. Вспомнив, наконец, о бренной материи я вновь принялся за еду.
  - Две серебрушки господин. - Голос трактирщика вырвал меня из сытого забытья. Похоже, набив наконец желудок я выпал из реальности в полудрему. Какие еще серебрушки, я же помню Аврелий ничего не заплатил за обед? В чем дело, или я что-то понял неправильно.
  - Все в порядке, вот деньги. - Голос инквизитора стал для меня полной неожиданностью. Трактирщик проворно сгреб выложенные на стол деньги и поспешно ретировался на свое место.
  - Не стоит переоценивать людскую щедрость. - Бросил Аврелий залпом высушив остатки вина в кувшине. - Пойдем, пора поговорить с властями. - Добавил он утолив жажду и первым двинулся к выходу. Накинув на голову шляпу я поспешил за ним.
  - Запомни раз и на всегда, хозяин любого трактира обязан дать тебе приют на один ночь и ту еду что захочет. Если ты что-то заказываешь - ты это покупаешь. - Раздраженно пояснил инквизитор накидывая капюшон. Учитывая мелкий моросящий дождик что и не думал заканчиваться это было не лишним. Впрочем особых неудобств я не испытывал, широкополая шляпа и плащ весьма недурно защищают от непогоды.
   Вместо того чтобы отправиться к стойлам Аврелий двинулся дальше по улице. Похоже, до управы рукой подать иначе прагматичный инквизитор взял бы лошадь. Я оказался прав, всего пятнадцать минут бодрой ходьбы через грязь и помои и мы выбрались на относительно чистую площадь. Причем чем дальше от управы, тем более относительной становилась чистота. 'Некоторые вещи едины во всех мирах' - Мелькнула в голове мрачная до невозможности мысль. Здание магистрата носило на себе следы не только роскоши, но и до безобразия дурного вкуса. Да что там именно на подобных постройках и нужно показывать зажравшимся богатеям как, не надо строить. Вход в это чудо архитектурной мысли охраняли двое стражников. Ну, или не стражников, хотя кем еще могут оказаться пузатые дядьки в начищенных кирасах с каким-то невнятным гербом на рукавах?
   Показав удивленным стражникам свой пропуск Аврелий вихрем поднялся по деревянной лестнице. Полный роскоши при полном отсутствии вкуса коридор пролетел перед глазами в считанные секунды, и вот уже Аврелий с ногой открывает дверь, ведущую в местный зал заседаний. За ней скрывалась небольшая в минималистском стиле зала, во всяком случае никаких картин и гобеленов тут не висело, да и безвкусных скульптур так же почти не наблюдалось. Пять кресел, пять столов ломящихся от еды и пять членов совета соответственно. Все кресла были выстроены в почти идеальный полукруг и могли похвастаться одинаковой высотой, это видимо должно было подразумевать что все они равны. К сожалению, как показывает практика, о равенстве здесь, как и в других подобных учреждениях не было и речи. Упитанный старик, сидевший дальше всего от входа, одетый в горностаевую накидку ну уж никак не походил на выходца из рабочих семей, как позиционировали себя все члены совета. Видимо наше появление прервало обсуждение какого-то очень важного, по их мнению вопроса.
  - По какому праву? - сунулся было один из ближайших к нам членов совета, средних лет мужичонка с кудлатой бородой. Аврелий проворно достал свой инквизиторский крест и молча сунул его в лицо возмущенному цеховику.
  - Наконец-то! - Морщинистое лицо старика, видимо бывшего здесь старшим, расплылось в подобии улыбки. - Мать- Церковь вспомнила о своих заблудших детях!
  - Буду краток! - Аврелий пристально уставился на старика. - Мы прибыли, чтобы решать ваши проблемы! - Слово "ваши" инквизитор выделил особо.
  - И мне нужна информация, что было найдено в шахте? О чем вы умолчали в своем письме епископу?! - Продолжил давить Аврелий, в какой то миг мне даже стало жалко этого толстяка, казалось еще чуть-чуть и у него начнется истерика.
  - Все было как обычно. - Запричитал старик удивительно мерзким образом, весь его внешний вид говорил о покорности и чистоте помыслов а вот глаза оставались холодными. Впрочем, чего еще ожидать от успешного дельца сумевшего защитить свой город от притязаний феодалов. - Слухи ходят разные но ничего достоверно не известно. - Ух ты видимо некоторые формулировки свободно кочуют из мира в мир благодаря своей удивительной скользкости.
  - Хорошо. - Неожиданно быстро согласился Аврелий и прежде чем члены совета утерли испарину, резко сменил тему. - Как вы понимаете, искоренение столь могущественного зла требует серьезной подготовки. - О, как их проняло! Повеселевшие разом лица сразу погрустнели а старик в горностаевой накидки и вовсе скорчил кислую мину подавившись словами. Остальные члены совета встретили эти слова гробовым молчанием.
  - Нам нужны люди, факелы, масло, золото и... - Не успел закончить Аврелий, как его перебили:
  - Золото? Золото то Вам зачем? - Вскипел праведным гневом толстый старикан.
  - А трактирщику кто платить будет за постой? Я? Или может быть он? - Вспыхнул Аврелий махнув в мою сторону. - А может епископ? Так попросите его об этом! Я же не намерен больше тратить свои личные сбережения! И если хоть один человек в этом городе потребует с меня денег, то я сожгу его на костре, как еретика! И быть может начну с присутствующих здесь... - Инквизитор смиренно улыбнулся как и подобает клирику его ранга. Вот теперь-то сидящие здесь поняли, что такое ужас. Просто поразительно, как старый добрый страх смерти лечит хроническую жадность головного мозга.
  - Нет, нет! - Заверещал упитанный мужик с аккуратной бородой, сидящий справа от старика. - Мы предоставим в ваше распоряжение все, что Вам будет нужно. - Похоже, что в их пропитых мозгах промелькнула здравая мысль о том, что с церковью шутить не стоит. Это вам не поставить на место зарвавшегося феодала с помощью вымуштрованной пехоты. Церковь не терпит к себе неуважительного отношения и методы у нее совсем другие не будет ни войны ни налетов конницы провинившихся просто отлучат а горожанам скажут что если те не хотят быть отлученными то должны избавить мир от зла в лице своих правителей. Удивительно эффективная вещь отлучение. Кроме того Аврелий обладает властью сжечь на костре хоть весь Совет. Другое дело, что ему потом скажет об этом епископ...
  - Ну, вот и хорошо, я смиренно приму ваши пожертвования на дело церкви и на решение текущих проблем. - Холодно улыбнулся инквизитор.
  - Конечно-конечно, магистрат оплатит любые расходы. - Залебезил мужичонка лет сорока с куцей бородкой, толстый старик в горностаевой накидке хранил хмурое молчание. Впрочем, особой роли это уже не играло, магистрат капитулировал. Коротко кивнув здешним олигархам, Аверилий не торопясь вышел из зала совета. Такое ощущение что он сюда не за информацией пришел, а чтобы выбить деньжат побольше.
  - Иди в постоялый двор и скажи его хозяину, что мы остаемся на неделю, за все платит магистрат, так что сними еще одну комнату. - Распорядился инквизитор непререкаемым тоном.
   Из магистрата я вышел в несколько приподнятом настроении - наконец-то удастся поспать вволю, кажется, с тех пор как я попал в это средневековье мне так ни разу выспаться и не удалось. Надеюсь пока Аврелий занят своими делами мне удастся отдохнуть, как следует. Несмотря на то, что в городе я ориентируюсь куда лучше, чем в лесу, поплутать пришлось изрядно. Хотя, до знакомого постоялого двора я все же добрался без особых происшествий. Странно, но народу вопреки моим ожиданиям в трактире было немного. На то чтобы выполнить задание Аврелия ушло всего несколько минут. Получив в свое распоряжение отдельную комнату я запер ее на засов и с наслаждением скинув опостылевший за эти дни плащ и шляпу растянулся на кровати. От набитого сеном матраса приятно пахло сушеными травами, а ножны с рапирой упирались в бок, про пистоль и вовсе молчу. Чертыхнувшись я стащил с себя пояс со всей этой амуницией и освобождено рухнул на кровать. Ни желания ни сил стягивать себя все остальное не было, да и кожаная броня на мне сидела как влитая так что особых неудобств я не испытывал.
  Следующим утром инквизитор поднял меня с первыми петухами. Друзья всегда считали меня жаворонком но это уже перебор к тому же стоило мне пошевелиться как боль во всем теле заставила меня пожалеть об опрометчивом решении спать в броне. С трудом переставляя ноги я влез в сапоги, застегнул ремень попытки эдак с пятой, ножны с рапирой так и норовили попасться под ноги, пока я не вспомнил о дополнительном креплении на перевязи. Спустившись в общий зал я наскоро перекусил. Вновь накатила сонливость и я едва не провалился в здоровый утренний сон, но инквизитор прервал меня самым мерзким образом. Выбравшись из таверны, я не поверил своим глазам - нас уже ждали обещанные цеховикам люди с вязанками факелов и мотками веревок. Вместе с ними нас ожидал полноценный десяток стражников во главе с бравого вида воякой. Да они тут, что вообще не спят? Действительно темные века. Вся поклажа была погружена на средних размеров телегу. Флегматичный до безобразия тяжеловоз уныло смотрел на угнетающих его человеков. Отдав несколько распоряжений омерзительно бодрым голосом, Аврелий влез в седло, так что мне ничего не оставалось кроме как последовать его примеру, благо голова к тому времени уже немного соображала.
  Выбравшись из города по широкой проселочной дроге, мы двинулись к расположенной рядом с городом шахте. Цепь невысоких гор, располагалась всего в нескольких километрах от Коперхила. Рудник же вопреки моим ожиданиям находился не в основании горы а рядом с вершиной пологого холма, который назвать горой можно было лишь с баальшой натяжкой. Вокруг рудника царило запустенье. Вот уже несколько недель люди бояться появляться здесь. Пришедшие с нами стражники ощутимо занервничали. От меня не укрылись опасливые взгляды, время от времени бросаемые на Аврелия. Похоже, инквизитора они боялись немногим меньше чем шахты битком набитой демонами ада и только жадность да страх потерять доходное место стражника заставлял их двигаться дальше.
  Вход в рудник выглядел настолько похабно, что мое и без того невеликое желание лезть в эту яму окончательно улетучилось. Чего только стоят насаженные на колья человеческие головы украшавшие вход. Нет, я конечно видел подобное не раз и не два, но одно дело смотреть на эдакую мерзость покрытую мухами с экрана монитора или телевизора и совсем другое стоять рядом вдыхая поистине мерзкий запах мертвечины и отмахиваясь от жирнющих навозных мух. Мерзкие бурые потеки недвусмысленно намекали, что ничего хорошего в шахте нас не ждет. Нет. Конечно, есть вероятность, что это кто-то разлил томатный соус, а вот то подгнившее образование всего лишь сардельки, а не человеческие кишки но что-то мне в это не вериться. Судя по не слишком бодрому ропоту за спиной, выделенные магистратом люди особым желанием спускаться в эти рукотворные лабиринты не горели даже с учетом того что две трети этих самых людей составляли стражники. Как я их понимаю!
  Около часа нам понадобилось на то, чтобы распределить между собой взятые факелы и веревки. На мой вопрос о том, зачем мы вообще их с собой взяли, Аврелий лишь пробурчал что-то невразумительное. У остальных спрашивать я не рискнул. Инквизитор еще вчера предупредил меня, что если я хоть одним словом уроню авторитет Церкви в глазах обычных людей, он наложит на меня епитимью. Чем бы не была эта самая 'епитимья' но мне это точно не понравиться. Поэтому я молча вошел под свод "проклятой" шахты, разговоры стихли моментально.
   Так ни слова, ни говоря мы и отправились покорять подземные просторы главной местной достопримечательности - медной шахты. Факелы недурственно справлялись со своей задачей - разгоняя мрак и образовывая сотни мелких теней. А вот летящие во все стороны искры и капельки масла держали меня в постоянном напряжении заставляя жалеть о собственной лени - ну что мне стоило добавить к кожаной броне и плащу еще и перчатки?
  Да и вообще учитывая узость прохода идти можно было и на ощупь тогда не пришлось бы морщиться от капелек горящего масла разлетающихся по округе. Не знаю, возможно, это все клаустрофобия, которой я никогда не страдал, но с каждым пройденным метром меня все сильнее захлестывал панический ужас. Истории горожан, услышанные мною в трактире, казались мне все более реальными. Низкий потолок этого рукотворного лабиринта вкупе с близкими стенами ощутимо давил на психику. Ход петлял и извивался, отчего казалось, что впереди нас ждет тупик. Мысль о том, что достаточно завалить вход и мы обречены заставляла меня обливаться холодным потом. Время от времени от основного прохода отходили небольшие ответвления. Сердце каждый раз готово было остановиться в такие моменты. Почему-то мне казалось, что вот именно сейчас, да-да, прямо сейчас на нас бросятся отвратительные монстры может быть даже те самые демоны о которых судачит людская молва. С каждой секундой вера в благополучное возвращение на поверхность стремительно улетучивалась. Казалось, в воздухе пахнет смертью...
  Вон и Аврелий подозрительно повел носом. Может быть, он тоже что-то почувствовал, но вида не подал. Что касается наших спутников, то в неверном свете факелов их лица выражали всю гамму испытываемых ими ощущений. От панического ужаса до мрачной решимости выбраться отсюда живыми во что бы то ни стало.
  - Впереди конец первого горизонта! - Подал голос один из шедших впереди меня людей. При этих словах мое сердце, и так бившееся где то в районе живота, провалилось еще глубже. Теперь я понял, для чего Аврелий захватил с собой столько веревок. Оно и понятно, объятые ужасом шахтеры без сомнения уничтожили подъемники в надежде на то, что это сможет остановить выплескивающееся с нижних горизонтов зло. Как я раньше этого не додумался? Наверное, моя голова в очередной раз была занята какой-то чушью.
  Темный провал диаметром в пару метров встретил нас за следующим поворотом. Небольшой грот, организованный вокруг него дал нам возможность устроить небольшой отдых.
  Спуск на нижний горизонт дался мне очень тяжело. Как же все-таки страшно болтаться в кромешной тьме, ожидая, что в любой момент какое-нибудь незримое зло откусит нечто жизненно важное. Особенно гадко становилось, когда в голове всплывали кадры из тысяч кинофильмов, где какого-нибудь бедолагу перекусывали пополам и его товарищам доставалась лишь окровавленная половинка. Чтоб хоть чем-то занять мысли и избавиться от воспоминаний о фильмах ужасов я начал вслух читать одну из запомнившихся литаний прочитанных в какой то безымянной книжке о похождениях борцов со злом.
  - Всевышний даруй мне взгляд способный отличить тьму от тени. Придай ему остроту дабы отделить добро от зла. Дай мне сил низвергнуть зло в пучины ада. - Короткое четверостишье позволило отвлечься от мрачных мыслей, но странное дело, мне показалось, что я начал действительно что-то видеть! Либо это просто какие-то глюки, либо я действительно обладаю какой-то силой. Скорее всего, первый вариант, наверное, мне просто показалось. Ощущение было настолько скоротечным, что я с трудом верил его реальность. Но вот, подъем закончился. По глазам ударил свет факелов, так что пришлось зажмуриться. Чьи то сильные руки помогли сохранить равновесие.
  - Глаза открой! - Голос Аврелия заставил меня внутренне сжаться. - Прибыли.
  - Второй горизонт. - Аврелий мрачно сплюнул. - Нам нужно на третий рабочие пропали именно там. Будь осторожнее. Мне кажется, скоро начнется... Продолжить инквизитор не успел. Громкий крик донесся до нас сверху. У меня возникло какое-то дикое ощущение неправильности, неясное предчувствие заставило меня скакнуть под защиту свода, толкнув при этом Аврелия.
  Несколькими мгновениями позже на то место где я стоял, упал страховавший меня стражник, его доспех глухо звякнул о камни. Кровавые капли тут же забрызгали мне сапоги.
  - Что у на тут? - Бодро произнес Аврелий, подбежав к упавшему трупу. - Перерезанное горло...
  Так, так. - Дальше он начал бормотать себе под нос что-то невразумительное. Перерезанное? Это он называет перерезанным? да у бедолаги вообще горла нет будто его просто откусили! одного взгляда на 'это'
   Хватило, чтоб желудок содрогнулся в спазме, однако свой завтрак удалось таки удержать. За нашими спинами нарастал испуганный шепот.
  - Они убили Бурра... - Прошелестел кто-то из стражников.
  - Мы все умрем... - Донесся до меня другой шелестящий голос.
  - Не надо было идти! Обратно дороги нет... - Вторил ему другой.
  - Хватит! - Аврелий закончил осмотр и зло посмотрел на нас. - Успокойтесь и будьте начеку!
  Стремительным шагом инквизитор направился по туннелю. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Теперь мы шли впереди отряда. Туннель не позволял идти больше чем по двое. В этом отношении он был гораздо уже чем предыдущий. Ничего удивительного, основная выработка шла на первом горизонте. Второй и третий уровни пока не использовались по полной, ожидая своего часа.
  Через несколько лет запасы руды на первом уровне закончатся и вот тогда придет время второго горизонта.
  С каждой секундой нахождения под землей мне становилось все хуже. Провалы отходящих в сторону ходов наводили на меня просто животный ужас. Я все время ждал, что вот сейчас, вот именно из этого отнорка на нас хлынет целая толпа нечисти.
  Обидно умирать в расцвете лет, в каком-то захолустье. Я еще слишком молод для этого, так много еще не сделано...
  Но, несмотря на панические мысли, я цепко всматривался в неясно свете факела во все ходы мимо которых мы проходили. Не знаю, может быть от слишком большого напряжения, а может там действительно, что-то было, но буквально у следующего отнорка я затряс Аврелия шедшего чуть впереди за плечо.
  - Я видел какое-то движение!- Негромким голосом произнес я и показав в сторону очередного ответвления.
   Аврелий скептически посмотрел на меня, а затем вручив мне в руки факел, скрылся в указанном направлении. Дикий протяжный крик с конца нашей импровизированной колоны тут же заставил меня позабыть об инквизиторе. Развернувшись и подняв повыше факел, я направился к месту происшествия.
  Очередной труп с вырванным начисто горлом встретил за поворотом. В желудке тут же начались спазмы. Я никогда не видел столько крови. Шахтер, бывший одним из наших проводников, лежал вниз головой, вокруг него расплывалась огромная кровавая лужа. Терпкий запах крови забивал воздух.
  Осмотрев тело и прикрикнув на снова занервничавших людей, я запоздало вспомнил об Аврелии.
  - Что столпились как стадо баранов! - Инквизитор появился как нельзя кстати. - Вперед! Только теперь идите плотнее! Дмитрий, пойдешь последним.
  Я прекрасно понимаю, чем именно было вызвано такое решение. Аврелий хотел успокоить людей. Совсем немногое отделяло организованную группу от превращения в стадо объятых паникой животных. Но умирать ради того, чтобы кто-то чувствовал себя спокойнее, я не хотел. Этот аттракцион неслыханного ужаса уже порядком мне поднадоел, и зачем я только согласился на это безумие? Чертовщина, кругом одна чертовщина! Мое неверие в сверхъестественное как никогда было близко к полному искоренению. В любой момент я мог оказаться на месте лежащего в луже собственной крови человека...
  Теперь, когда именно я замыкал группу, страх терзал меня с удвоенным рвением. Мой усилившийся, словно по мановению волшебной палочки слух ловил каждый шорох. То и дело, я оглядывался назад, пытаясь пронзить клубящуюся за световым кругом тьму.
  Какое-то движение почудилось мне за спиной. Не теряя ни секунды, я тут же бросил руку с факелом назад, другой рукой выхватывая "весомый аргумент" в виде рапиры. Странно но шершавая рукоять придала мне уверенности и подействовала не хуже успокоительного. Неясное движение вот тьме почудилось снова. Звук извлекаемой из ножен рапиры переполошил следовавших передо мной стражников. Внезапно мне в голову пришла спасительная мысль. И как я не додумался до этого раньше? Бросив рапиру в ножны я выхватил пистоль эта штука куда лучше рапиры способна вразумить любого кто рискнет ко мне сунуться, правда выстрел всего один так что пистоль это поистине "последний довод". Словно по наитию я скакнул следом за испугавшей меня тенью. Ни испугаться ни подумать чем мне это может грозить, я не успел.
  - Что там? -донесся до меня приглушенный крик Аврелия.
  - Пока ничего. - отозвался я, возвращаясь в колонну. Теперь я шел спиной вперед. Идти было очень неудобно, но я терпел. То и дело спотыкаясь, я до боли в глазах всматривался в окружающий меня мрак. 'Последний довод' немного подрагивал в моей руке. Все эти истории про то, как очередной "студент" попадает в чужой, непонятный мир и тут же наводит там свои порядки, по пути уничтожая кучу местного населения и выводя под корень всю породу местной нечисти показались мне просто до ужаса смешными. Наверное, это просто шок, но сдержать истерическое хихиканье я уже не мог. Вот она реальность! Сейчас меня убьют в этой вонючей шахте, банально вскрыв горло.
  Вот итог бесславной карьеры выходца из другого мира, а совсем не мировое господство. Ежедневно на планете земля неизвестно куда пропадает несколько тысяч, а может быть даже и десятков тысяч, человек. Вполне возможно, что кто из них попадает в другие миры. Но что-то я не видел сенсационные репортажи про очевидцев по Си Эн Эн о том, как они развлекались в параллельных мирах.
  Нет, вполне возможно, что кто-то может и вернулся. Я вполне допускаю, что эти счастливчики просто не стали трепаться о своих приключений либо тихо доживают свои дни в психлечебнице. Но что-то мне подсказывает, что процент "возвращенцев" просто ужасающе невелик.
  Очередное движение во тьме заставило меня мгновенно мобилизовать все свои силы. Есть несколько типов людей. У одних страх вызывает лишь ступор, у других, таких как я, он мобилизует все силы, направляя их на устранение опасности ну или устранение себя подальше от опасности.
  Громкий выстрел "последнего довода" разнесся по туннелю, буквально оглушив меня.
  Скакнув к ответвлению я заметил несколько капель крови на стене. Аврелий оказался около меня мгновением позже. Подцепив пальцем каплю крови он с сосредоточенным видом отправил ее в рот.
  - Любопытно... - Инквизитор мрачно усмехнулся. Да что тут любопытного?! Я выстрелил в подозрительную тень и оказалось что в ней кто-то был! И этот кто-то подбирался ко мне явно не для обмена плюшками! Однако свои мысли по этому поводу я благоразумно держал в себе сосредоточенно перезаряжая пистоль.
  - Кто бы это ни был, но скрыться ему теперь не удастся. - Плотоядно улыбнулся Аврелий, ну еще бы теперь врага выследить проще простого, только вот не думаю что хочу встретиться с тварью способной пережить попадание из моего пистоля. Это вам не современные пистолеты, на короткой дистанции свинцовый шарик и медведя с ног собьет, а человека прибьет моментально. С такими ранами так резво не улепетывают.
  - Ходу! - Скомандовал инквизитор. - Скоро все закончиться.
  
  ***
  
  На невысокой террасе разговаривали двое, седовласый мужчина неопределенного возраста с лицом застывшим, словно восковая маска и высокая, необычайно красивая девушка в робе монахини.
  - Хорошо, я дам тебе в помощь отряд тамплиеров. - Проговорил мужчина совершенно спокойным тоном, однако поза его выдавала крайнее напряжение, - Могу я узнать, что ей понадобилось в этом захолустье? - поинтересовалась он вкрадчиво.
  - Да, наставница ощутила там присутствие Жнеца, а если Старик чем то заинтересовался настолько что покинул свое убежище значит там происходит нечто очень важное, - Пояснила девушка с несколько высокомерным видом,- Наставница желает знать, что же привлекло Жнеца, и хорошо бы похитить объект его интереса, если представиться такая возможность.
  - Передай наставнице, что я всегда готов помочье ей и ее ученицам. - Размеренно произнес мужчина, ни одна черточка на его лице не выражала того страха и ненависти что вызывала в нем стоящая рядом девушка. Однако для нее испытываемые мужчиной эмоции были совершенно очевидны, мельчайшие сокращения мускулов, ускорившееся сердцебиение, изменившийся химический состав пота, все это выдавало его с головой.
  - Поторопись, экипаж ждет тебя. - Нахмурился мужчина, это мимолетное проявление эмоций моментально исчезло сменившись восковой неподвижностью.
  - Подождут еще немного. - Ласково улыбнулась Элина и не прощаясь двинулась в сторону стоящего неподалеку особняка. Мужчина же оставшись в одиночестве, нервно передернулся, улыбка девушки вывела его из равновесия, было в ней что-то по-настоящему зловещее. Впрочем, ничего иного он от ученицы своей покровительницы он и не ожидал.
  
  Глава 3
  
  Аврелий ошибся, этот факт красноречиво подтвердил еще один полный боли вопль, моментально захлебнувшийся в собственной крови. Очередной бедолага расстался с жизнью довольно омерзительным способом. Ледяной ручеек пробежал по спине заставив меня поежиться, что впрочем, не помешало мне держать морду кирпичом 'дабы не уронить'.
  - Я же сказал, будьте осторожны! - Вспылил инквизитор и как ни странно, но его гнев порядком успокоил перепуганное стадо.
   Вновь оказавшись в хвосте колоны я удвоил и без того утроенную осторожность и тихо сходил с ума пытаясь понять зачем мы взяли с собой стражников? Какой от них прок? Впрочем Аврелий похоже никаких сомнений не испытывал и бодро вел наш порядком сократившийся отряд по кровавому следу. И надо сказать, что чем дальше мы углублялись в этот отросток тем более мрачной становилась атмосфера. И дело тут даже не в постоянном страхе идущих впереди стражников а в покрывающих подпорки и балки узорах выведенных чем то бурым. Похоже поселившаяся здесь мерзость весьма неравнодушна к живописи.
   Полный бессильной ярости вопль едва не заставил меня спустить курок. С трудом отпустив спусковой крючок, я перевел дыхание. Ни нового вопля, ни подозрительного шевеления теней не последовало, зато царившее за моей спиной оживление переросло в нечто совершенно нездоровое, пока окрик инквизитора не заставил перепуганных хомосапиенсов заткнуться и покрепче сжать оружие и факела. Я же все это время напряженно изучал чернильный мрак за пределами светового круга. Вот уродство-то. И почему всякая погань заводиться в темных углах, нет, чтоб жить на свету, в удобном для отстрела месте. Новое едва заметное движение на грани восприятия заставило меня рвануться вперед на одних рефлексах, взмах факелом, тычок пистолетом и... и ничего. Пусто. Померещилось. С трудом вдохнув сквозь сжатое спазмом горло я пятясь нагнал остановившийся отряд.
  - Ничего. - Гаркнул я, и не думая поворачиваться к темноте спиной. Аврелий же услышав мой короткий рапорт двинулся дальше, вслед за ним протопала и вся эта бряцающая железом толпа.
  - Мы все умрем. - Непрерывно бормотал кто-то из оставшихся в живых шахтеров. Это непрестанное повторение изрядно действовало мне на нервы. И не только мне: бедолага заткнулся, когда кто-то из стражников двинул его в челюсть и пообещал, что если тот не замолчит, то его здесь оставят на съедение демонам. Взвизгнув нечто нечленораздельное, бедолага рванулся бежать, не разбирая дороги. Его вопли доносились до нас еще несколько мгновений, и с каждым мигом безумие в них нарастало, пока живущая в темноте тварь не прекратила его истерику самым кардинальным образом.
  - Стоять трусливые твари, если не хотите разделить судьбу этого идиота. Каждый, кто побежит, будет отлучен от церкви и попадет в ад! - Рявкнул Аврелий и на отряд как по волшебству опустилось спокойствие, какое то донельзя странное, я бы даже сказал противоречивое. Во всяком случае, страх идущих рядом людей я ощущал почти физически. Однако панические шепотки и полные страха слова начисто исчезли из лексикона стражников и о чудо - шахтеров. Дальше мы двигались в сосредоточенной тишине нарушаемой лишь бряцаньем оружия и непрестанной капелью. Кап, кап-кап, кап. - монотонное повторение раздражало слух и отвлекало разум от важнейшей задачи - поиска опасности.
  - Стоять. - Резкая команда Аврелия заставила колонну остановиться. С трудом поборов любопытство я продолжил сканировать пространство позади стада закованных в железо баранов. Тем временем, позади, возникло какое-то шевеление и легкий шепоток, однако мое внимание было сосредоточенно на весьма подозрительном шевелении теней. Впрочем, ничего кроме не указывало на опасность, ну разве что порядком подсохшие потеки крови на стенах но к ним я уже привык.
  - Дмитрий, иди сюда. - Позвал Аврелий и я осторожно не спуская глаз с подозрительных теней попятился в его сторону. Лишь когда тьму от меня отделил чем-то встревоженный стражник, я позволил себе развернуться к темному лазу спиной. Любопытство, наконец, то взяло верх над страхом, и я быстрым шагом протолкался сквозь строй сбившихся в кучу стражников.
   Инквизитор замер у очередной развилки. Два более узких отнорка отходили в разные стороны от основного штрека. Четко видимый кровавый след, ослабевавший все это время как на зло прекратился всего за метр до развилки и что характерно следов крови дальше не было.
  - Что думаешь? - Поинтересовался Аврелий совершенно нейтральным тоном.
  - Либо рана закрылась сама собой либо кто-то сделал ему перевязку. - Озвучил я ход своих мыслей.
  - Неплохо, неплохо. - Пробормотал Аврелий с каким то нездоровым воодушевлением. - Думаю нам туда. - Добавил инквизитор и подавая пример двинулся в глубь шахты. На кой черт ему сдались рудокопы, если он все равно не пользуется их услугами? Тем временем я вновь оказался позади колоны и отпустившее было напряжение вернулось с утроенной силой и что самое пакостное с какими-то депрессивными мыслями. Сколько мы находимся здесь? Увижу ли я снова дневной свет? Может быть мое тело так и останется здесь? Что вообще здесь происходит?
  Как много вопросов... И как назло, ни одного ответа. Монотонное всматривание во тьму, бряцание доспехов идущих передо мной людей, шорох скребущихся где-то поблизости грызунов - сводили меня с ума.
  - Шевелитесь! Скоро все закончиться. - Донесся до меня крик Аврелия.
  - Внезапно впереди началось какое-то перешептывание. Аврелий прикрикнул на членов отряда но даже это не возымело должного действия. Перешептывания просто сделались немного тише. Гадая что там опять случилось я быстрым шагом направился к голове импровизированной колонны.
  - Что там? - Спросил я у выглядывающего за поворот инквизитора.
  - Сам глянь. - Буркнул в ответ Аврелий.
  Последовав его распоряжению, я осторожно выглянул за поворот, предварительно вручив одному из стражников свой факел. Сердце в очередной раз бухнулось в пятки, меня прошил озноб - где-то далеко впереди горел огонек. Немного прислушавшись я услышал и неразборчивые крики.
  - Что это? - Спросил я у инквизитора, не надеясь на ответ.
  - Сейчас увидим. - Аврелий повернулся к стражникам. - Не бойтесь доблестные воины, господь с нами! Любой павший в битве за правое дело попадет прямиком в чертоги всевышнего. Вперед! Уничтожим это гнездо порока. - С этими словами инквизитор продолжил движение. Я не стал возвращаться в конец колонны. Близится финал этой истории. Мне хотелось быть поближе к Аврелию, и желательно, чтобы враги оказались перед ним, а я если что поддержу его ураганным огнем из однозарядного пистоля. Тихий нервный смешок помимо воли вырвался из моей глотки, заставив подивиться неожиданно большому градусу безумия в организме.
  Свет впереди стремительно разгорался, превращаясь из крохотного зловещего огонька в нечто почти инфернальное, и что самое печальное - расстояние до этого кошмара становилось все меньше и меньше. С каждой секундой мы становились на шаг ближе к своей вероятной смерти. Испытывал ли я в этот момент страх? Нет, я был в ужасе. Но это не мешало мне сжимать рукоять своей рапиры с остервенелым желанием выжить, мысль о том, что нужно продать свою жизнь подороже не покидала меня, ни на секунду. 'Эти черти или демоны не так страшны, раз у них есть кровь' - успокаивал я себя. Нужно просто воткнуть им в пузо какую-нибудь железяку и хорошенько поворошить ее там. Ну, еще можно голову на память забрать. Мало ли, я конечно не поклонник дешевых фильмов, но без головы им явно потяжелее бегать за нами будет. С подобными немного глупыми, немного кровожадными, а в основном паническими мыслями я все ближе приближался к неизбежной развязке.
  Осталось совсем немного, уже можно было различить, что впереди пещера, а свет давали несколько факелов и весьма объемная жаровня.
  - Нас нашли! - Истошный крик заставил замереть весь отряд. Голос не походил на рычание, скорее это был обычный мужской голос.
  - Во славу Господа! - Закричал Аврелий и бросился вперед. Я немного приотстал, бросаться в гущу схватки не имея за спиной реального боевого опыта не самая лучшая идея. Лучше пока понаблюдаю, вдруг особо головастый враг придумает какую гадость? - Уверял я себя. Дикие крики, доносившиеся оттуда резали слух наконец поборов страх я проверил пистоль. 'Последний довод' заряжен и готов поставить точку в любом споре. Швырнув факел на землю благо света теперь хватало я извлек из ножен 'весомый аргумент' и бросился на помощь Аврелию ну и стражникам, чего уж там? Два десятка шагов и узкий проход оборвался открыв большую, видимо естественного происхождения, пещеру. Несколько десятков факелов давали свет, который позволял осветить всю пещеру, а в центре стояла титанических размеров жаровня явно ожидавшая здесь своего часа не одно столетие. Вокруг нее кипело настоящее сражение между членами моего отряда и... какими-то людьми. Обычные потертые кожаные доспехи, короткие клинки. На демонов эти отбросы общества явно не тянули. Скорей уж на наемников на последней стадии деградации. У некоторых были и круглые деревянные щиты. Однако наш отряд меня немало удивил - вот уж никогда бы не подумал, что эти трусы скулившие на протяжении всего похода будут столь браво рубиться. Встреча с самыми обычными наемниками произвела на них прямо таки целебный эффект и теперь каждый стражник и даже шахтеры горели желанием порвать врагов в капусту мстя за пережитые страхи. Особенно в сокращении поголовья врагов преуспел Аврелий - кто бы сомневался. Его клинок казалось жил своей жизнью, стремительно перетекая из одного положения в другое, и каждая такая смена стоила кому то жизни. Сам же инквизитор напоминал озверевший шарик ртути, удары его врагов рассекали лишь пустоту, а сам он то и дело оказывался совершенно в другом месте, чтобы в одно мгновение поставить точку в поединке. Видимо подспудно понимающие, что инквизитору нужна свобода маневра стражники и не пытались запихнуть его в свой строй. Хотя какой строй - восемь человек? В общем, несмотря на то, что противников было гораздо больше, чем нас, стражники во главе с Аврелием неплохо теснили неприятеля. Но все это я заметил лишь мельком. Внимание же мое сконцентрировалось на неприятном субъекте, подкрадывающемся к спинам стражников со стороны другого выхода из пещеры. Однако именно теперь стало ясно что Аврелий заменить погибшего десятника не в состоянии, слишком сильно увлекшись резней инквизитор перестал присматривать за тылами. Вполне естественно, что кто-то захотел этим воспользоваться. Меня захлестнул непонятный мне самому азарт.
  Я дождался пока человек с двумя короткими клинками не достанет свой маленький лук, нельзя было спугнуть его, пускай он увериться в собственной безопасности. Стараясь не выдать себя я крался вдоль неровной стены пещеры, с каждой секундой приближаясь к непутевому лучнику все ближе. В это время мой вероятный противник уже привстал на одно колено и разложил перед собой несколько стрел, после чего немного сдвинул за спиной колчан, видимо чтобы удобнее потом было доставать стрелы и натянул тетиву. Больше нельзя медлить! Шаг вперед и рубящий удар в основание шеи. Ярко-алая кровь брызнула фонтаном, рапира завязла в ране, никогда не думал, что перерубить шею человеку так сложно! Хотя чего я удивляюсь? У меня же не тяжелый двуручник! Уперев ногу во все еще пускающего кровавые слюни бедолагу, я мощным рывком выдернул из раны "весомый аргумент". С момента моего появления в пещере прошло буквально несколько минут, но я уже был забрызган кровью по самое "небалуйся". Тошнота зародилась где-то в низу живота.
   Я слышал, что убивать тяжело, но особой тяжести не ощущал, да подташнивает слегка но это скорее от переизбытка чужой крови на организме! Тошнота немного отступила и я снова сосредоточился на текущих задачах. Значит это все-таки люди. Камень свалился с моей души. Не демоны, не черти, а все-таки люди! Чего я собственно ожидал? Местного филиала ада? Приемной самого сатаны? А может быть, я ожидал здесь увидеть так называемый "прорыв"? Нет, все это чушь, способная жить лишь в ограниченных мозгах глупых крестьян. Как я, человек с высшим образованием, вообще купился на всю эту чушь? Но, хватит размышлений, настала пора действовать.
   Мой первый триумф никто не заметил. Убивать - это тоже искусство, это не глупое махание клинками, красивым может считаться только быстрое и эффективное убийство, а что касается подлости приемов - об этом, кто хочет подискутировать, можно поговорить с теми, кто на эти приемы покупался. На секунду замерев я попытался было понять откуда у меня вообще такие мысли, но перекипевший в гнев страх требовал сполна отомстить ублюдкам, нагнавшим на меня ужаса в этой проклятой шахте!
   Тем временем Аврелию таки удалось прижать сильно сократившийся отряд наемников к стене отрезав им все пути к отступлению. Но и ту похоже окончательно опомнились, а может все идиоты просто передохли стараниями стражников? Оставшиеся в живых враги ухитрились создать некоторое подобие строя и довольно эффективно мешали инквизитору сокращать свое поголовье, стражников же было слишком мало чтобы продавить строй. Положение мог исправить пистоль инквизитора но никто не собирался давать ему время на перезарядку. Что ж пора преподнести врагам сюрприз, только момент нужно выбрать. Проходя мимо жаровни, я предусмотрительно зажег от нее валявшийся неподалеку факел, обмакнув его как следует в горящее масло я прибавил шагу. Обойдя наемников с фланга я осторожно придвинулся почти в плотную, вернее будет сказать что от строя врагов меня отделяло чуть меньше десяти метров. Нашарив на поясе флягу с ламповым маслом я размахнувшись запустил его в гущу врагов а вслед за ним рассыпая искры полетел и факел. Подло? Возможно, зато эффективно.
  - Да сгорят нечестивые в огне очищающем. - Заорал я войдя в роль и в каком-то безумии рванулся вперед. Ошеломленные вспыхнувшим в их рядах пожаром наемники мое появление прозевали. Единственный бедолага, что успел среагировать получил от меня пулю. Грохот выстрела довершил дело и деморализованные наемники из строя бойцов превратились в смазку для мечей. Это... это... это было невероятно! - азарт захлестнул меня с головой время плавно замедлило свой ход, проскочив между двумя ошалевшими наемниками я походя вскрыл одному глотку а другому проломил висок дулом пистоля. Рывок, сбить в подкате еще одного урода, подсечкой остановить ретивого недоумка и добить его взмахом рапиры. Крутануться на пятках сбивая еще одного и колющим выпадом наколоть на рапиру бездоспешного врага. Все это какой-то круговертью проносилось в сознании а в следующий миг тело подобно автомату воплощало план в реальность. В лицо плеснуло красным, однако я даже не моргнул, я просто не мог позволить себе такой роскоши. Окрасившийся во все оттенки алого мир требовал к себе внимания и не прощал ошибок. Взмах рапирой, финт, тычок пистолетом в лицо ошалевшего наемника и стремительный росчерк лезвия, и вот новый труп присоединился к своим собратьям на полу. Я и не подозревал, что могу ТАК убивать. Несмотря на азарт действовал я с холодной расчетливостью автомата, пугавшие меня в течении нескольких часов уроды падали один -за другим, это было совсем не сложно, благо двигались они как снулые мухи.
  - Покайтесь грешники. - Возопил я во всю глотку, ближайший ко мне наемник открыл было рот, но получив удар рукоятью пистоля в зубы рухнул на землю обливаясь кровью. Чего он хотел - покаяться или отправить меня в пешую эротическую прогулку уже не узнать. Все прекратилось так же внезапно, как и началось. Я просто осознал себя стоящим посреди кучи трупов. Чуть в стороне стоял Аврелий и деловито счищал со своего клинка кровь. Стражники же увлеченно добивали раненых, и перетягивали собственные раны. Впрочем, благодаря лучшей выучке и более тяжелым доспехам никто из нашего отряда не погиб, ну если не считать бедолаг с перерезанным горлом.
  - Дмитрий! - Окрик Аврелия заставил меня прекратить оттирать глаза от крови. Смахнув с рапиры кровь и какие то неаппетитные ошметки я поспешил с инквизитору.
  - Смотри. - Прошипел он с ненавистью глядя на какой то заляпанный кровь предмет. Подойдя ближе, я присмотрелся к этой вещице. Мать моя женщина! Что это такое? Больше всего заляпанная кровью железяка напоминала треугольник с необычайно острым углом две стороны которого кто-то продолжил.
  - Катар. - Выплюнул инквизитор с зашкаливающим количеством ненависти в голосе. Катар? Что-то знакомое, помниться в дни моего увлечения колюще-режущими достижениями человеческого гения я что-то читал о подобном оружии. Немного усилий и в памяти всплыл образ треугольного кинжала с весьма примечательной горизонтальной рукоятью. Только вот у того кинжала было вполне обычное лезвие а не этот ночной кошмар кузнеца. Количество зубьев и крючков которым неизвестный умелец снабдил эту железяку намекало на психическое расстройство. Сложить два плюс два не сложно, именно эта гадость способна вырвать человеку горло оставив столь кошмарную рану. Только вот в бою такое оружие прямо скажем не слишком полезно. Да и для неожиданного нападения тоже. С другой стороны один удар и средневековая медицина будет бессильна, даже если рана не убьет бедолагу сразу, он почти гарантированный труп - такие раны не заживают. Ну и конечно боль, все эти зазубрины, шипы, выемки и прочее при ударе гарантированно доставит жертве поистине неописуемые ощущения.
  - Похоже, все несколько серьезней чем я рассчитывал. - Пробормотал инквизитор, заворачивая окровавленный катар в тряпочку, судя по обилию вышитых на ней крестов и прочей атрибутики, тряпочка явно не носовым платком служила.
  - Что это значит. - Полюбопытствовал я, с некоторым любопытством озирая пещеру одновременно стараясь не смотреть на распростертые в лужах крови тела.
  - Позже. - Отмахнулся от меня Аврелий. - Обыскать трупы! Все найденное мне! - Рыкнул Инквизитор и стражники о чудо потянулись в сторону инквизитора выворачивая карманы. Судя по тому, что некоторые наемники валялись голыми, доблестные стражи закона не побрезговали и доспехами. Пусть и всего лишь кожаными. Впрочем, они это заслужили, рискуя своей жизнью. Всего за несколько минут, рядом с Аврелием выросла вполне солидная горка вещей. Инквизитор немедленно начал в ней копаться.
  - Откладывай все что может показаться странным. - проинструктировал меня Аврелий ни на секунду не прекращая рыться в размеренно растущей горе вещей.
  - Найдите главного. - Приказал он стражникам, на несколько секунд отвлекшись от своего дела. Я в это время увлеченно перебирал пожитки наемников, время от времени теряя в рукавах монеты, ни к чему им оседать в карманах честных стражей порядка, вдруг эти блестящие кругляши заражены злом? Мой долг как дознавателя ограждать простых людей от зла, а есть ли в мире большее зло чем деньги? В общем, расследование набирало обороты, отброшенные Аврелием монеты стремительно пропадали в карманах стражников, а кто-то из шахтеров и вовсе облачился в снятый с убитого кожаный панцирь. Стражники же и вовсе обросли таким количеством колюще-режущего что стали походить на каких то монстров. Шаря в куче разнообразных украшений, снятых с наемников я невольно поражался их количеству. Нет, большинство были дешевыми цацками коими в наше время не заинтересовать и ребенка. Однако среди этого барахла я нашел настоящую жемчужину. Массивный перстень с изображением перечеркнутого стрелой солнца.
  Обратный путь был уже не таким "интересным". Собрав все наши трофеи мы двинулись к выходу из шахты, нагруженные разным барахлом. Никто не захотел оставлять в этой пещере ни одной вещицы из добытого таким тяжелым трудом имущества.
  Громкие возбужденные голоса, лихорадочные взгляды - люди уже в своих мечтах были там, на поверхности. И только Аврелий был по прежнему бесстрастен.
   Инквизитор не взял себе ничего, последовав его примеру я тоже не стал нагружать себя, несколько небольших безделушек и монет не считаются. Тьма в шахте уже не казалась мне такой враждебной, я с недоумением перебирал свои недавние воспоминания.
  Я не испытывал такой паники никогда в жизни, надеюсь больше этого не повториться. Теперь я буду настроен более скептично.
  Аврелий прав в одном, не нужно делать лишних телодвижений, это может привести к плачевным результатам. Закончив размышлять о своем недостойном поведении, я начал думать о подоплеке сегодняшних событий.
  Как могло случиться так, что кучке идиотов удалось напугать весь город? Вряд ли в их пропитых мозгах мог родиться такой изысканный план. Нет, скорее всего, здесь замешан кто-то покрупнее. Кому выгодно, что бы Магистрат расстался со своими полномочиями? Церкви на это наплевать, свою долю она получает регулярно. Скорее всего, кто-то из местных купцов решил половить рыбку в мутной водичке. Это более вероятно. Интересно, что об этом думает Аврелий? Взгляд сам собой уперся в спину шагающего впереди меня инквизитора. Факел в его правой руке освещал путь впереди него, левая рука сжимала рукоять короткого клинка. По его позе я понял, что Аврелий чем-то очень сильно озабочен.
   Выбравшись из пещеры инквизитор поспешно вскочил на лошадь и отдав стражникам приказ как можно быстрее выдвигаться в город пришпорил скакуна. Оставаться один на один в компании стражников мне не улыбалось, так что я в считанные секунды повторил подвиг инквизитора, даже в седло удалось вскочить одним лихим прыжком. Никогда бы не подумал, что на такое способен. Впрочем, я уже не в первый раз замечаю, что перемещение в другой мир сильно сказалось на моих способностях. Такой ловкости и прыти никогда за собой не замечал. Тюкнув лошадь пятками под пузо, я рванул с места с вполне приличной скорости, такими темпами я в Коперхил минут через двадцать вернусь.
   Свои навыки наездника я явно переоценил, во время галопа трясло, так что едва мозги через уши не выплескивались. И несмотря на этот бешеный темп Аврелия догнать не удалось, впрочем, куда он с этой дороги денется, да и вход в город ворота преграждают из-за чего там вечно очередь скапливается, так что инквизитору придется притормозить. Еще десять минут наполненного рывками безумия и показались городские ворота. Как и ожидалось очередь из груженых едой и прочими дарами села городу подвод, никуда не делась. Отыскать в этом балагане инквизитора оказалось очень непросто. Если бы он вновь сомкнул свою рясу спрятав под ней ножны я бы его никогда не нашел, поскольку кроме него в толпе было еще с десяток монахов, правда часть все же шла пешком.
  - Аврелий. - Окликнул я инквизитора, проведя лошадь через толпу. Моя кобылка уверенно раздвигала грудью поселян и предприимчивых купцов. Впрочем, последних было не много, видимо простой шахты порядком сказался на привлекательности города для торговли.
  - Быстрее. - Прошипел инквизитор и рявкнув на загородившего дорогу своей телегой селянина продолжил путь. Подивившись странной раздражительности инквизитора, я двинулся вслед за ним.
  Массивный серебряный крест, предъявленный стражникам, вновь сотворил святое чудо - они пропустили нас без досмотра и традиционной мзды, и вот грязные улочки Коперхила встретили нас привычным смрадом средневекового города.
  
  Глава 4
  
  Средневековье, жрецы, рыцари, герцоги, и прочие аристократы, романтика... Какая еще романтика? Грязно, людно, воняет и никто не знает, что высшая ценность оказывается жизнь. Особенно остро понимаешь, когда на твоих глазах всадник, несущийся по узкой улочки без зазрения совести стаптывает человека. Какой-то нищий попрошайка с воплем исчез под копытами лошади инквизитора. Вместо того чтоб остановиться и помочь бедолаге Аврелий пришпорил сбившуюся с шага лошадь и вновь набрал скорость. Моя лошадка оказалась гуманней - окровавленная тушка попрошайки ей не понравилась и она ее перепрыгнула. Вот так, бессловесная животина оказалась куда гуманней служителя всеблагого бога. Надеюсь, бедолага выживет. Впрочем, какое мне до него дело? Что это вообще за приступ гуманизма? Озадачившись этими вопросами, я едва не потерял Аврелия из виду. Не оставляй он за собой пустые улицы и перепуганных горожан мне б его не в жизнь ни догнать. Похоже, подобное поведение не столь уж и распространено иначе люди вели б себя осторожней. Выкинув все эти сопли из головы я нагнал инквизитора едва не стоптав по дороге нескольких нерасторопных горожан.
   Безумный стритрейсинг времен средневековья закончился столь же внезапно, как и начался - Аврелий остановил свою лошадь в середине небольшой площади. От центральной ее отличали разве что размеры. Судя по окружавшим ее домам это район что-то вроде рублевки, во всяком случае здесь на удивление чисто а ближайшие особняки выглядят настоящими шедеврами архитектуры. Ну естественно с поправкой на эпоху и на то что все действительно гениальные архитекторы строят церкви а не особняки. Не то чтобы у них духовность шкалит, просто церковь в это время что-то вроде мега корпорации подмявшей под себя все и вся.
  - к чему такая спешка? - Спросил я у инквизитора спрыгивая с лошади перед одним из особняков.
  - Ты же не думаешь, что эти наемники просто так шахту заняли? Какой им в этом смысл? Не руду ж они добывать собирались? - Засыпал меня вопросами инквизитор.
  - Их нанял кто-то из купеческой гильдии? - Озвучил я вывод к которому пришел еще в шахте.
  - Воот. - Одобрительно потянул инквизитор. - И я даже знаю кто это устроил, жажда наживы его подвела.
  - Откуда? - Удивился я чувствуя какой то подвох.
  - Пошли, у нас мало времени. - Вскинулся Аврелий и одним ударом высадил металлические ворота. Вот это силища! Или я чего-то не понимаю? Вломившись вовнутрь, инквизитор метеором пронесся прямо по цветущим клумбам, безжалостно ломая розы и прочую зеленую прелесть. Выскочивший на шум слуга в ливрее, и подозрительно блестящей дубинкой в руках получил рукоятью клинка по лбу и тихо осел в куст роз. Ни шипы, ни треск ломаемых кустов не привели его в чувство. Как бы у парня мозг из ушей не выплеснулся. Аврелий тем временем продрался напрямик к дверям особняка.
  - Охрану в расход, остальные мне нужны живыми, особенно хозяин! - Рявкнул инквизитор за миг до того как ударом вышибить дверь. Ажурное произведение плотницкого мастерства влетело во внутрь дома с жалобным треском. Выскочивший на шум вояка с коротким тесаком без лишних слов осел на пол с перерезанным горлом. Ворвавшись в дом следом за Аврелием, я сразу нацелился на второй этаж. Хрипящий вояка с перерезанным горлом не вызвал никаких эмоций в сравнении с бойней в шахте это детский лепет. Взлетев по лестнице, я столкнулся сразу с двумя охранниками, оба средневековых секьюрити носили традиционно дебильное для своей профессии выражение лица и богато изукрашенные кирасы. В лапищах эти смахивающие на орков человеки сжимали короткие тесаки. Небольшой размер компенсировался совершенно неадекватной толщиной лезвия, такими и стальной доспех расколоть можно. Впрочем, такими и не по фехтуешь. То что моя оценка далека от истины я понял моментально, слаженно работая в паре эти гориллы в доспехах едва не спустили меня с лестницы. Слава богу, мне удалось избежать каких либо травм. Надежды на то, что мой кожаный панцирь сдержит эти заточенные куски металла, не было, так что пропустить удар будет большой глупостью. Тем временем матерые бойцы не торопясь спустились с лестницы. Щаз меня будут убивать!
  - Аврелий! - Как-то сразу захотелось ощутить дружескую поддержку. - Купец здесь! - Оно и понятно, эти добры молодцы никем иным кроме телохранителей быть не могут, а раз так, то и купец должен быть где-то поблизости.
  Инквизитор оказался за моей спиной через несколько секунд, буквально взлетев по лестнице.
  На коротком пятачке перед лестницей воцарилось гробовое молчание. Верзилы с удивлением рассматривали нас, мы в свою очередь не спешили нападать.
  - Покайтесь, грешники! - Аврелий патетично вскинул руку с рапирой, давая мне возможность выдернуть его пистоль. - Спасайте свои души!
  - Нам бы тела спасти... - Один из громил начал движение в сторону инквизитора, замахнувшись своим тесаком, вышло это у него на удивление ловко, а закрыться или уклониться от удара возможности у инквизитора не было. Впрочем, он и не собирался - грянул сдвоенный выстрел. "Последний довод" и пистоль инквизитора сделали свое дело - обоих дрессированных питекантропов отшвырнуло назад. Несмотря на весьма необычную конструкцию пистоля инквизитора и отсутствие мушки я не промахнулся, не еще бы - с такого расстояния не промахнулся бы и слепой.
  - А как же всепрощение? - Подначил я инквизитора возвращая ему пистоль.
  - Бог простит. - Аврелий поправил перевязь. - Мое дело - отправить к нему грешников. - Ответил инквизитор и судя по выражению лица это была не шутка. - Ладно пошли.
  Удар ноги инквизитора отбросил ближайшую дверь с громким треском. Пред нами предстали две перепуганные девушки, завизжавшие при виде окровавленного клинка инквизитора.
  - Пардон, - Свободной рукой я захлопнул едва не развалившуюся от удара Аврелия дверь. - Давай вторую!
  Аврелий повернулся к следующей и ужасающий удар, способный разнести в щепки любую дверь снова повторился. В тот же момент, когда инквизитор вынес дверь грянул выстрел. Аврелий чудом избежал смерти, прянув сторону за миг до выстрела.
  Противоположная стена тут же осыпалась краской. Похоже купец на мелочи не разменивался да еще и стрелял явно из чего то побольше пистоля. При мысли о том что я мог первым ломануться в комнату купца меня замутило.
  - Сдавайся, грешник! - Прокричал инквизитор перезаряжая свой пистоль. Видя такой поворот событий я тоже решил перезарядить "последний довод". Так как ходить без этого мне как то не по себе.
  - В окно давай, но не убивать! - Яростно прошептал Аврелий. Я осторожно начал воплощать в жизнь план инквизитора. Коридор в котором мы находились выходил на широкий балкон, на котором купец скорее всего проводил свои вечера. Окна спальни купца как раз были рядом с балконом. Хорошо живет собака, стекло и в наше то время не слишком дешево, а уж в средневековье застекленный балкон это уже клиника. Через мутноватое в общем то стекло я видел как спрятавшись за своей кроватью толстый мужик сидел в обнимку с чем-то напоминающим аркебузу. Еще одна такая валялась у его ног. Понятно, у него остался всего один выстрел, и судя по тому как подрагивают руки этого недоноска, с нервишками у него проблемы. Сложно сохранять хладнокровие если за тобой пришла инквизиция, и не важно какой век на дворе.
  Подобрав с балкона горшок с каким-то неизвестным мне цветком я запустил его в окно, надеясь отвлечь внимание купца. Звон разлетевшегося в дребезги стекла слился с оглушительным грохотом выстрела. Безумно дорогие в этом мире стекла осыпались наземь, вместе с ними в небытие отправились горшки вместе с внушительной частью барельефа. Как и ожидалось купец пальнул в мою сторону. Мда, то ли купец попался меткий то ли мне не повезло, но его выстрел пришелся на то место где мгновением раньше торчала моя голова. Жизнь мне спас нырок рыбкой обратно в коридор. Обрушившись на пол всем весом я вскочил на ноги тихо радуясь ,что упал не на рапиру. Доносившиеся из спальни купца звуки борьбы немедленно прекратились стоило мне появиться на пороге спальни купца. Обшарив комнату взглядом, я убедился в том, что Аврелий в добром здравии и не ранен.
  - Пойду посмотрю, вдруг еще кто-нибудь остался. - Бросил я Аврелию и направился в комнату девушек. Что-то мне подсказывает, что на то что Аврелий будет делать с купцом мне лучше не смотреть - опасно для моей детской психики. Задумавшись, я комнату к девушкам твердо решив завладеть частью имущества купца в качестве так сказать моральной компенсации. За дверью меня в очередной раз встретил шквал женского визга.
  - Тихо! - Прикрикнул я на них. Крики смолкли как по мановению волшебной палочки. То ли я такой весь из себя суровый толи вид обнаженной рапиры и пистоля действует не хуже релаксантов. Девушки находились в одной из стоявших в комнате кроватей, укрывшись одеялом по самые уши и тихонько вздрагивали от ужаса.
  - Кто Вы? - Произнесла чуть более смелая чем ее товарка девушка отважно высунув из под одеяла кусочек мордашки. Довольно симпатичной надо признать.
  - Сначала ответьте кто Вы? - Поинтересовался я обшаривая взглядом спальню девушек.
  - А что с папой? - Грустным голосом поинтересовалась вторая девица, не отважившись вылезти из под одеяла.
  - Аврелий! - Крикнул я инквизитору. - Мы купца убивать будем?
  - Мы? Нет! - Донесся до меня немного удивленный голос Аврелия.
  - Вот видите. - Произнес я глядя на девушек. - Жизни вашего отца ничего не угрожает. - Пояснил я и только тут до меня дошло, что ответ Аврелия безопасности ни купцу ни его семье в общем то не гарантирует. Казни действительно не входят в обязанности инквизиторов - это дело палачей.
  - А что с нами будет? - Спросила та, что посообразительней. Лиц девушек я так и не разглядел, так как они полностью скрылись за толстым одеялом, но меня их красота волновала меньше всего. Больше не обращая на глупых дурех внимания я начал планомерно обыскивать помещение. В деревянной резной шкатулке, лежащей у большого зеркала, я нашел кучу драгоценностей - видимо папаша очень любил своих дочурок. Или что более вероятно побрякушки на дочерях - показатель успешности. Радостно ссыпав содержимое шкатулки себе в карман, я повернулся к глядящим на меня во все глаза девицам и приложил палец к губам.
  - Т-с-с! Пускай это будет нашей маленькой тайной... Перепуганные дурочки заворожено кивнули. Убедившись что взять в комнате больше нечего я покинул помещение предусмотрительно закрыв за собой дверь. Снова заглянув к Аврелию и убедившись, что допрос купца в полном разгаре, я снова отправился на поиски чего-нибудь этакого. В смысле, просто осмотреть дом. На что-нибудь существенное я уже не надеялся. Мои карманы и так уже переполнены.
  На первом этаже все было без изменений. Те бедолаги, которых мы порубили немногим ранее никуда скрыться еще не успели.
  Внезапно от ворот донеслось весьма характерное звяканье. Выглянув в окно я увидел толпу стражников, целеустремленно пересекающих площадь в некоем подобии строя. Мда, те парни с которыми мы крошили наемников на фоне этих идиотов просто героями смотрелись бы.
  Чертыхнувшись про себя сбежал вниз по лестнице, и проверив чтоб драгоценности не вываливались из карманов, вышел навстречу бравым блюстителям порядка. Прикрыв за собой двери - ни к чему им видеть результаты работы борцов за веру я нацепил на лицо сосредоточенно возвышенное выражение и уставился на стражников.
  - Здравствуйте, уважаемые. - Поздоровался я с ними не меняя выражения лица. Десяток облаченных в металлические доспехи людей выглядел достаточно грозно. Но как только я сдвинул рукой полу плаща, открывая пистоль, весь их показной гонор куда-то исчез. Командир стражников сразу как-то скис. Еще бы, насколько я понял Аврелия право носить огнестрел здесь закреплено исключительно за клириками и инквизиторами. Именно по этой причине Аврелий и выправил для меня должность дознавателя, все нижестоящие права на свой пистоль не имели. И только теперь вспомнив об этом факте я понял как крупно попал купец. Две аркебузы, это как минимум сожжение с аннексией всего имущества. Так что привыкшие к роскоши красавицы пойдут по миру, и вскоре потеряют свой блеск, если конечно выживут.
  - Простите, что побеспокоили. - Со вздохом произнес бравый вояка, предводительствовавший этим жалким воинством. - Но к нам обратились соседи этого уважаемого человека. - Стражник махнул рукой в сторону дома купца. - Может быть вы соизволите сказать нам, что здесь произошло?
  - Ничего страшного, - Ответил я одарив стражника таким хмурым взглядом что все остальные вопросы застряли у него в горле. Нет, можно было конечно сказать, чем именно мы здесь занимаемся, но вдруг это противоречит планам Аврелия?
  - Может, помощь нужна? - Несколько смущенно поинтересовался вояка.
  - Молись, постись и исповедуйся почаще! - Провозгласил я в лучших традициях наших патриархов бессменно живущих в говорящем ящике. Торжественно перекрестившись, я взглядом дал понять стражнику что он и его десяток здесь лишние. Проводив взглядом марширующих обратно стражников я со вздохом запахнул плащ, и нырнул обратно в дом, но лишь для того чтобы нос к носу столкнуться с инквизитором.
  - И что с ним будет? - поинтересовался я косясь на ползущего вслед за инквизитором купца. Выглядел этот толстячек скверно, ха это он еще в застенок не попал.
  - Упорствует. - Буркнул Аврелий дернув за цепочку к которой был приварен ошейник на шее купца. Опущенный до животного состояния купец тихо заскулил. Насколько я понимаю внутренняя сторона ошейника не была гладкой.
  - Понятно. - Хмыкнул я. - И что ты хочешь от него узнать, брат. - Спросил я выделив последнее слово.
  - Катар, святые копья, что тут непонятного? - Посмотрел на меня как на идиота инквизитор. Действительно, туплю, сам же только что рассуждал о том, что купец крупно влип за использование 'святых копий'. Думаю, чего хочет инквизитор очевидно - не сам же купец порох добыл к тому же аркебузы, явно не на коленке сделаны, но при этом никакой церковной символики. Похоже торговля запрещенным оружием неистребима во все времена. Монополия хрупкая штука, так что Аврелий будет из кожи вон лезть пока не выяснит где купец раздобыл столь грозное оружие как аркебуза. С этим понятно, а вот чем не угодил инквизитору катар? Вполне обычная железяка, да раны оставляет премерзкие, но и рапира не безопасная игрушка. Ну да ладно, потом расспрошу, сейчас инквизитор явно настроен на то, чтобы вдумчиво и со вкусом потрошить свою добычу во всех смыслах этого слова.
  - Для меня есть поручения? - спросил я с тайной надеждой, что Аврелий отошлет меня куда подальше и у меня появиться возможность отдохнуть в трактире за счет магистрата. К тому же не помешает сбыть с рук извлеченные из дома купца ценности.
  - Сходи в магистрат и договорись о дате суда, пусть готовят аутодафе по всем правилам, и опечатают дом, он принадлежит церкви, так что мародеры тут не нужны. - Распорядился Аврелий и дернув цепочку заставил купца выскочить из дома. - Со всеми вопросами посылай в казармы стражи, я буду там. - Добавил он на прощанье. Что будет с дочерьми или может любовницами купца инквизитору, по всей видимости, глубоко наплевать, да и мне по большому счету тоже. Окинув взглядом заляпанный кровью холл, я выбрался на улицу. Вид крови и раньше не доставлял мне особого беспокойства, теперь же я вообще ничего не чувствовал глядя на окровавленные трупы. Ладно, не время для рефлексий, пора навестить магистрат, а потом можно и отдохнуть в трактире. Надеюсь Аврелий не потребует от меня присутствовать на допросе. А вот на сожжение я посмотрю с великим удовольствием, в конце концов из-за этого жирного паука я пол дня провел в наполненной ужасом пещере.
   Перехватив патруль из трех стражников я отправил их стеречь имущество церкви, слабые попытки воспротивиться были зверски подавленны инквизиторским взглядом и судя по бледности стражников получалось у меня весьма неплохо. Спустя минут тридцать блуждания по незнакомому городу я выбрался таки на площадь магистрата. Логика проста - дома богатеев большинство из которых члены этого самого совета, просто не могут находиться на окраине. Расчет полностью оправдался, центральная площадь находилась всего в двух кварталах и идти до нее было минут десять от силы, если конечно по прямой, я же поблуждал изрядно.
   Одарив стражников мрачным взглядом я вошел в здание магистрата, судя по тому что никто не попытался меня остановить о моем визите уже знали. А может все дело в пистоле болтающемся в перевязи? Взобравшись по лестнице, я едва не столкнулся с одним из восьмерых вернувшихся из шахты стражников. Похоже, информацию магистрат получил из первых рук. Ну да ладно мне по большому счету все равно. Толкнув створки, я вошел в зал Совета ожидая увидеть все тот же десяток местных Абрамовичей, однако вместо полноценного десятка меня ждал только старикан в горностаевой накидке, ну или не горностаевой - никогда не разбирался в мехах.
  - Ну наконец то слуги господа почтили меня своим визитом. - Расплылся в улыбке старичок.
  - Милостью господа. - Ответил я не задумываясь, похоже маска прирастает к лицу куда быстрее чем можно было ожидать.
  - А что там за шум на улице Королей? - Как бы невзначай поинтересовался негласный глава совета. В статусе этого милого старичка я больше не сомневался, в кругу равных всегда есть те кто равнее.
  - Церковь не обязана давать отчет о своих действиях Магистрату Коперхила. - Немного высокомерно произнес я глядя по верх голов членов магистрата.
  - Еретик, который сегодня был взят с поличным на этой самой улице Королей, завтра должен гореть на костре. Организуйте все как можно скорее. - Заявил я безапелляционным тоном. - И еще, в следующий раз давите жадных ублюдков, рвущихся к вашим деньгам сами.
  Еще немного поговорив со стариком о предстоящей казни, я отправился обратно в трактир. Мелкий моросящий дождик вновь обозначил свое присутствие наполнив воздух вездесущей влагой. Впрочем, на жизни города это не сказалось никоим образом. Неторопливо шагая по улицам маленького городка я прокручивал в голове произошедшие сегодня события.
  Интересно, откуда Аврелий узнал про этого купчишку? Ведь сразу после шахты он словно пес, роющий носом землю, направился прямо в дом купца. Все это очень странно, хотя если предположить что инквизитор в первый день занялся не только подготовкой спуска в шахту но и сбором сведений о здешних бонзах то вполне вероятно, что проверив свою идею насчет непричастности потусторонних сил к беспределу на шахте он ломанулся к тому кому эти беспорядки выгодны. По большому счету меня это не касается. Куда более важным для меня были те безделушки, которыми я разжился в доме купчишки. Совесть моя на этот счет полностью чиста. Все равно все его имущество уйдет Церкви, так какая разница, куда именно попадут эти побрякушки? А девиц вероятнее всего ждет монастырь. Вот такая вот суровая правда жизни. Наверное, я просто попал в "суровый мужской экшен", ведь действительно, будь я героем дамских романов я скорее всего спас бы милых красоток от ожидающей их ужасной участи, может быть, я даже был бы немного более благородным и учтивым с ними, хотя вряд ли. Дамы в последнее время тоже предпочитают не слишком благородных героев. Так вот, спас бы я значит этих красоток от ужасной участи и что бы я дальше с ними делал? Ну да... А что еще делают с красивыми и молодым девицами, тем более в дамских романах? Причем, если бы я действительно был героем пресловутых дамских романов, вполне возможно, что мне даже делать бы ничего не пришлось - эти красивые и молодые девицы сделали бы все сами. Ведь это же дамские романы или может я чего-то не понимаю? Но нет. Я просто тупо ограбил их. Ну не скотина ли я после этого? Вместе с тяжелым вздохом пришло осознание того, что привычная жизнь разлетается вдребезги и вместо того, чтобы "хлебнуть романтики" погрузившись в выдуманный игроделами мир, я просто захлебываюсь этой самой "романтикой"! Какие сейчас вообще могут быть девушки?
  О своей жизни думать надо, а не о развлечениях! Если когда ни будь вернусь, то в игры на подобную тематику точно играть больше не буду.
  Развлекаясь подобными мыслями, я неторопливо двигался в сторону трактира. Вялотекущий мысленный процесс в моей голове постепенно сошел на нет. Добравшись наконец до трактира и наскоро перекусив я подозвал трактирщика. Десять минут ожесточенного торга и милые побрякушки из дома купца волшебным образом мутировали в золотые кругляши. Интересно этот трактирщик такой богатый или я продешевил. Думаю нечто среднее. Растасовав денежку по карманам и поморщившись от дополнительного веса я отправился в свою комнату. Кто бы что ни говорил но бумажные деньги куда удобней. Добравшись до постели я вновь рухнул в нее не раздеваясь.
  Выспаться не удалось, едва моя голова коснулась подушки, как чья-то рука тут же начала трясти меня за плечо.
   - Вставай, Дмитрий. Нам пора. - Открыв глаза я уставился на разбудившего меня Аврелия.- Пойдем, тебе будет интересно.
  - Что может быть интереснее сна, тем более для человека весь день занимавшегося тяжелой грязной работой?
  - Я заметил. - Аврелий подобрал выпавшую из моих штанов золотую монету. - Очень тяжелой. И очень грязной. - Голос инквизитора сочился сарказмом, впрочем, раз он меня до сих пор не казнил, то ничего столь уж кошмарного я не совершил.
  - Это на мелкие расходы. - Я пожал плечами. - Нужно ведь чем-то платить в трактирах.
  Засунув обратно выдавшую меня с головой улику, я с удвоенным рвением продолжил приводить себя в порядок, попутно стараясь не выдать себя потерей еще одного "вещдока". Невероятно, но факт! - мне это удалось. Но как бы, то, ни было нужно подумать о том, куда же мне спрятать все это имущество. Жаль поблизости нет местных эквивалентов наших банков. Как было бы приятно сдать туда весь этот металлолом и получить вместо него одну хрустящую бумажку.
  Сегодняшнее мероприятие, на которое меня с таким упорством вел Аврелий я бы с удовольствием пропустил. Нет ничего интересного, в варварском обычае сжигать людей живьем. Хотя я и не испытывал особого сожаления, ведь именно по милости этого купца я чуть было не отправился на тот свет. Однако спокойно смотреть на горящего живьем человека - это уже слишком для прогрессивного представителя XXI века, которым я себя считал большую часть своей жизни.
   Впрочем, какие бы чувства я не испытывал по этому поводу, посмотреть этот спектакль мне все же придется. И не только по тому что Аврелий не даст мне возможности свинтить с этого "представления". Не стоит забывать, что в мои обязанности дознавателя входит еще и контроль над процессом, так, что нужно привыкать.
  - Что ни будь удалось узнать? - Поинтересовался я между делом.
  - Нет, мне требовался отдых, - ответил Аврелий и только тут до меня начало доходить что идем мы в общем то вовсе не к центральной площади на которой будет аутодафе а казармам городской стражи, - Перед тем как отдать его в руки палачей необходимо прояснить несколько моментов. - Добавил он заметив немой вопрос на моем лице.
  - А на месте этого сделать было нельзя? - поморщился я вспомнив вчерашние события.
  - Некоторые вопросы нужно задавать не раньше чем еретик будет крепко связан и не сумеет навредить себе, - Мрачно усмехнулся инквизитор.
  - Ну-ну, - проворчал я едва слышно, однако Аврелий о чудо прекрасно все расслышал и наградил меня таким взглядом я немедленно заткнулся. Тем временем мы добрались до казарм, они в сущности располагались совсем рядом. Кивнув стражникам Аврелий не сбавляя шага провел меня через все здание к ведущей в подземелье лестнице. Ну ладно подземельем это не назвать так погреб переросток в котором устроили тюрьму. Коперхил городок небольшой, а система правосудия проста как гвоздь, так что ничего удивительного что город обходится всего четырьмя камерами да и те преимущественно пусты.
  Купец лежал на ворохе гнилой соломы в третьей по счету камере, выглядел он скверно, кровоподтеки, по всему телу, один глаз так заплыл от удара что не открывался. Но главное, главное это взгляд, и взгляд у купца был как у побитой собаки. Нет, даже собаки никогда не выглядят столь затравленно. В общем зрелище было весьма печальное, где то в душе ворохнулась жалость.
  Деловито отворив засов Аврелий за шкирку вытащил купца из камеры. Протащив его по образованному камерами коридору инквизитор пинком втолкнул его в дверь расположенную на другом конце зала с камерами. Проследовав за ними я впервые в своей жизни увидел пыточную. Нет я конечно как и все нормальные люди смотрел ужастики, триллеры, боевики и фантастику так что не скажу что пыточная стала для меня шоком. Но чего я не ожидал так этого того, что в реальности все это производит куда более неизгладимое впечатление особенно когда понимаешь что весь этот инструментарий сейчас будет пущен в ход. Кое как справившись с тошнотой я попытался взять себя в руки, однако сердце все равно бухало словно сумасшедшее а желудок так и норовил избавиться от содержимого. Аврелий тем временем шустро растянул купца на нехитром приспособлении под названием дыба. Туго натянутые веревки не позволяли бедолаге двинуть ни рукой ни ногой.
  - Ну вот, теперь можно и поговорить, - зловеще улыбнулся инквизитор, причем одного взгляда на эту 'улыбку' хватило чтобы воображение нарисовало поистине кошмарную картину пытки. Меня вновь замутило, справившись с расшалившимся воображением и рехнувшимся желудком я с сочувствием посмотрел на купца. Если уж меня так накрыло, то что говорить о нем? Однако купец не отрываясь смотрел на меня и ужаса в его взгляде было столько, что я невольно отвернулся. И лишь секунду спустя до меня дошло, что садистская ухмылка Аврелия смотрится поистине демонически на фоне моего сочувствия. Нетрудно восстановить ход мыслей купца если уж даже инквизитор ему сочувствует, то пытать будут по настоящему жестоко.
  - Я все скажу, все! - завопил купец, промочив штаны от ужаса. Поморщившись от запаха я отошел на шаг от дыбы.
  - Конечно скажешь, - ласково кивнул Аврелий положив зловещего вида щипцы на жаровню.
  - Откуда оружие? - Спросил я ощутив, что самое время вмешаться если я хочу избежать сомнительного удовольствия увидеть Аврелия за работой.
  - Это все Марвин! Я не виноват, это он меня подбил, он заставил! - Принялся взахлеб рассказывать купец. Его причитания не вызывали в душе никакого отклика, ну кроме некоторого омерзения. И ежу понятно что лжет этот гад, насколько я понимаю за продажу в левые руки огнестрельного оружия он получал такую прибыль что и не снилась членам магистрата не говоря уж о простых торговцах.
  - Кто это? Где находится, чем занимается? Кому служит?! - Прошипел Аврелий вперившись в купца взглядом. Бедолага тихонько заскулил и попытался сжаться но дыба лишила его такой возможности.
  - В шахте, мы встречались в шахте! - Завопил купец стоило инквизитору ухватить щипцы. - Он всегда был там?
  - Нет!, нет! - Взвыл купец неотрывно следя взглядом за щипцами. Раскаленные в огне лезвия ярко светились в полумраке пыточной.
  - Откуда он приходил? - спросил я нарочно подбавив в голос чуть-чуть сочувствия хотя его на самом деле уже почти не испытывал. Умом я конечно понимал что окажись на его месте точно так же скулил бы от ужаса, но это ничего не меняло.
  - Из Амбурга! - выкрикнул купец стоило Аврелию поднести раскаленный кончик лезвия к его лицу.
  - Продолжай, - произнес инквизитор.
  - Я больше ничего не знаю, - захныкал купец, а в следующий миг раскаленное лезвие щипцов соприкоснулось с его щекой. Надсадный вой резанул по ушам, в пыточной мерзко запахло паленой плотью, ту и раньше то не розами пахло а теперь вообще хоть нос зажимай.
  - А теперь самое главное кому служишь ты?! - Рявкнул инквизитор в лицо непрерывно воющего купца. И что характерно тот его услышал, а может дело в том что лезвие щипцов немного остыло, впрочем я бы все равно не рискнул коснуться его рукой.
  - Никому, - прохныкал купец, и я ему не поверил, уж не знаю почему но на меня снизошла твердая уверенность что он лжет. И судя по тому что произошло дальше не только на меня, сухо щелкнули щипцы, из глотки купца вырвался новый поток нечленораздельных звуков, а к валяющемуся на полу мусору добавилось ухо.
  - Кому ты служишь? - Вновь спросил Аврелий одарив купца оплеухой.
  - Никому, - вновь повторил купец.
  - Ложь! - Рявкнул Аврелий, и отшвырнув щипцы вытащил из под рясы знакомый мне сверток.
  - Знаешь что это? - Ласково поинтересовался он развернув тряпицу с вышитыми на ней религиозными символами, - Можешь не отвечать, по глазам вижу, что знаешь. - прошипел Аврелий приблизив жуткое во всех отношениях лезвие к лицу купца.
  - Говори! Ну! Говори или на своей шкуре ощутишь его остроту! - Прорычал инквизитор, с таким количеством ненависти в голосе что у меня волосы на голове зашевелились. Хотя нет, это даже ненавистью не назвать, ненависть более чем слабая тень того чувства что мелькнуло в голосе инквизитора.
  - ТЫ этого не сделаешь, - раздельно произнес купец сплюнув кровь. Удивительно оптимистичное заявление для человека растянутого на дыбе.
  - Верно,- ухмыльнулся Аврелий и бросив катар в жаровню. Катар вспыхнул злым оранжевым пламенем словно странный вариант бенгальского огня. Тем временем Аврелий вытащил и жаровни раскаленный прут, когда он успел его туда положить осталось для меня загадкой, впрочем я не так уж пристально следил за инквизитором. Все мое внимание занимал купец. Проклятье он знал что Аврелий не пырнет его этой штукой. Знал! У меня почти нет опыта допросов во всяком случае таких допросов, я все больше по циферкам специализируюсь. Однако некое внутренне чувство заставило меня сделать стойку. Кажется банальная история о человеческой жадности оказалась лишь вершиной айсберга, и за купцом куда больше прегрешений. Одно то как смотрит на него Аврелий дорогого стоит, хотя сдается мне лишь небольшая толика ненависти инквизитора направлена на купца, куда больше он ненавидит того кто за ним стоит. Поежившись словно оказался на холодном ветру я мысленно заставил себя успокоиться, пока расшалившееся воображение не нарисовало мне очередной ужас.
  - Кто она!? - Рявкнул Аврелий саданув купца прутом, точно рассчитанный удар рассек кожу. Брызнувшая из раны кровь зашипела на раскаленном конце прута.
  - Кто она?! Кто она?! - раз за разом повторял инквизитор погружая раскаленный прут в рану. Крики купца превратились в надсадное хрипение, однако Аврелий не успокаивался. Однако меня по мимо взбунтовавшегося желудка занимало совсем другое, почему инквизитор решил что за купцом стоит именно женщина. Сделав себе зарубку в памяти я зажал нос, однако это не слишком помогло, мне даже стало казаться что омерзительный запах горящего человеческого тела будет преследовать меня до конца моих дней. Тем временем купец потерял сознание, и что характерно так и не сказал имя своей покровительницы. Аврелий бросил быстрый взгляд на лоханку с водой, несколько секунд на его лице отражались некоторые сомнения, а затем он положил палаческие инструменты на место и кликнув стражников вышел прочь из камеры. С облегчением покинув пыточную я нос к носу столкнулся с двумя дюжими парнями. Растолкав их я быстро зашагал вслед за инквизитором. На душе было как то гадко и дело даже не в том, что у меня на глазах только что пытали человека, куда неприятней были дурные предчувствия терзавшие меня с того момента как Аврелий начал расспрашивать купца о его хозяйке.
  - Почему ты решил что за ним стоит женщина? - Спросил я нагнав инквизитора.
  - Позже, - буркнул он ускорив шаг.
   'Позже' так и не наступило, вернувшись в таверну я вяло позавтракал, запах печеного на раскаленных углях человека как то не способствовал улучшению аппетита. К тому же из головы не выходил допрос. Аврелий как нетрудно догадаться не спешил делиться своими догадками по этому поводу, впрочем учитывая нюансы моего появления в этом мире я его прекрасно понимаю. Впрочем это понимание не делает его лучше в моих глазах. Живодер хренов. Передохнув немного и проверив снаряжение я неторопливо двинулся в сторону площади перед магистратом.
   Пока Авреий занимался профессиональной деятельностью солнце выглянуло из-за горизонта, а к тому моменту как я покинул таверну жизнь в городе уже бурлила, и нетрудно догадаться почему. По случаю сожжения еретика сегодня в Коперхиле наметился небывалый ажиотаж. Вся центральная площадь оказалась запружена народом. Торговцы, карманники, и прочие прелести крупного мероприятия не давали заскучать самым взыскательным зрителям. В центре площади находился невозмутимый островок спокойствия в центре которого стоял деревянный столб и вязанки хвороста. Рядом с ним находился наспех сооруженный помост, я так понимаю именно с него и будут горлопанить судьи и обвинитель. Ну или что-то в этом роде. С другой стороны на вполне приличном отдалении находился еще один помост. Протолкавшись через толпу к небольшому, но зато прекрасно отделанному помосту с крышей, на котором важно восседали члены Магистрата, я примостился на край под гнетом недовольных взглядов городской элиты. Ну и пес с ними мне на их недовольство начхать: все равно вслух они возражать побояться. Окатив магистрат, презрительным взглядом я уставился на толпу. Настроение из мрачного превратилось в просто омерзительное, еще и Аврелий куда то пропал, затерявшись среди толпы. Хотя думаю, скоро я его увижу, из нас двоих именно ему надлежит контролировать процесс. Я здесь в качестве стажера.
  Трудяги и купцы, оборванцы и карманники то и дело ловко срезавшие у незадачливых прохожих кошельки - все они собрались здесь чтобы посмотреть на казнь, причем последние трое планировали еще и нажиться на этом представлении. Оно и понятно. В их не слишком разнообразной жизни не так уж и много развлечений. Вообще жизнь в средневековье не такая какой она представляется экзальтированным придуркам нашего времени. Грязь, болезни, бескомпромиссная жестокость и многочисленные смерти, и практически узаконенное рабство - ну нельзя же считать бесправных крестьян по-настоящему свободными людьми? Хотя с другой стороны, в наше время рабства то же хватает, правда оно несколько иначе называется.
  Так я и сидел рассеяно созерцая бурление толпы, время от времени взгляд выхватывал из толпы отдельные лица, все это складывалось в какой то чуждый мне калейдоскоп. Ощущение того что я не в том месте и не в то время выводило меня из себя, невыносимо хотелось пальнуть в воздух и разогнать этих заполнивших площадь животных. Впрочем, сравнивать этих существ с животными просто оскорбительно для последних. Только эти твари могут наслаждаться зрелищем гибнущего собрата. Тем временем на помост взошел благообразный судья, в черной тоге и накладными кудрями и все это действо стало напоминать кадры, какого-то фильма. Спустя несколько минут из магистрата вывели так и оставшегося для меня безымянным купца. Пятерка стражников в начищенных до блеска кирасах держала толпу от него на расстоянии, пока судья зачитывал список прегрешений подсудимого. Фарс. На неудачника свалили все, и простои шахты, и плохой урожай в прошлом году, и даже таинственные пропажи людей во всей округе. К концу речи судьи или все же обвинителя? Всем и каждому было понятно что этот упитанный господин в белой рубахе - исчадие зла, и как бы не сам Сатана прорвавшийся в наш мир чтобы отравлять жизнь богобоязненным жителям Коперхила. Тьфу, как предсказуемо, едва обвинитель закончил из магистрата вынырнул Аврелий, выглядел инквизитор как и подобает смиренному слуге господа. Простая на первый взгляд ряса, и никакого оружия, во всяком случае, на виду. Несмотря на свое воинское мастерство, здешний аналог Христа заповедовал сдерживать свой гнев и воздерживаться от применения насилия.
   Едва Аврелий подошел к купцу как стражники расступились, толчок пятой алебарды заставил купца шагнуть в толпу. Это было жестоко, в него плевали, бросались грязью и сквернословили, и лишь шагающий рядом инквизитор мешал толпе линчевать купца на месте. Дойдя до столба, Аврелий передал купца в руки дюжим мужикам в черных колпаках. Споро растянув того на столбе они старательно заложили проход хворостом и залили ламповым маслом. Похоже до такой штуки как медленное зажаривание на костре из сырой древесины здесь не додумались, или может Аврелий проявил милосердие? Нет уж, скорее небо упадет на землю. Ощущение нереальности происходящего накатило с новой силой, Аврелий же толкнул целую речь о том что если купец раскается в грехах своих то всеблагой господь, возможно, скостит ему пару тысячелетий адской жизни. Дальнейшее я наблюдал в состоянии близком к полному пофигизму. Ни вопли купца, ни рев кровожадной толпы ничто не затрагивало меня, несколько долгих минут, когда крики сжигаемого заживо купца затихли, я даже любовался огромным костром. Есть в этом что-то первобытное - смотреть на пламя костра, все страхи и сомнения, куда-то отступают спугнутые жарким дыханием очищающего пламени.
  - Пойдем. - Мрачный как туча Аврелий вывел меня из состояния прострации, опомнившись я поднялся на ноги. Ни членов магистрата ни толпы вокруг уже не было. Лишь порядком обгоревший столб напоминал о том, что здесь случилось. Сколько я так просидел? И что это вообще было, никогда не замечал за собой такого. Похоже засмотревшись на огонь я впал в состояние близкое к трансу, ну а как еще объяснить то что весь день я провел на этой уродской площади.
  - Пойдем, нам нужно поговорить. - Буркнул инквизитор и спрыгнул с помоста. Подавив горестный вздох я последовал за Аврелием.
  - Ты наконец то решил объяснить мне чего такого таба рассказал купец? - поинтересовался я даже не пытаясь скрыть иронию в голосе.
  - Купец поделился крайне интересными сведениями. - Начал обещанный разговор инквизитор.
  - О том кто продал ему святое оружие? - Спросил просто, чтоб поддержать разговор. В отличие от инквизитора особого азарта я не испытывал как и желания бежать куда то сломя голову, куда сильнее меня интересовала вся эта свистопляска с катаром.
  - Об этом-то же, но это не мои обязанности, братья из офицума уже предупреждены и займутся этим делом. - Отмахнулся Аврелий. - Куда важнее то где он нанял наемников. - Добавил инквизитор и я почувствовал, что мои мозги заворачиваются в узел. Чем спрашивается так важна эта железяка? Ну да мерзкое оружие, да негуманное, но сожжение на костре куда болезненнее, чем смерть от вырванного горла или распоротого брюха.
  - Аврелий. - Устало обратился я к инквизитору. - Ты ведь помнишь с моей памятью не все ладно, скажи чем так плох катар, почему его создатель куда опасней чем святые копья?
  -Ты не знаешь что такое проклятый клинок? - Остановился Аврелий.
  - Вот представь себе не знаю! - Неожиданно сорвался я, к счастью инквизитор отнесся с пониманием ну или запомнил на будущее, что более вероятно.
  - Проклятый клинок, он же клинок ведьм, не просто железо. Эта богопротивная мерзость обладает одним специфическим свойством. Вспомни убитых им. - Начал объяснять инквизитор.
  - Ну крови было много, - пожал я плечами, честно говоря когда человеку перерезают горло подобным крючковатым ужасом то ничего удивительного в этом нет.
  - А когда мы шли обратно, ты обратил внимание на трупы. - Поинтересовался Аврелий не сбавляя шага. Я честно принялся рыться в памяти, однако обратный путь там почти не отпечатался, да и не удивительно, на обратном пути не было ни жутких воплей ни крови. Точно крови не было! А ведь там трех взрослых сильных мужиков зарезали причем таким образом чтоб крови натекло как можно больше, но как раз крови то я и не видел а ее должно было быть много, земля в штреках была утрамбована до состояния камня.
  - Крови не было, - пробормотал я ошалело.
  - Верно, он для того и служит, ведьмы создают их для того чтобы их слуги собирали им кровь. Каждый убитый этим клинком добавляет ведьме могущества.
  - На протяжение всей этой лекции меня одолевали сомнения в здравом рассудке инквизитора. И не только его. Сказанное было настолько нелепо, что хотелось засмеяться, а кровь, да впиталась наверное если не в пол так в стены, они в отличие от пола не так уж и уплотнены. Сложно конечно объяснить мое появление в этом мире особенно если не разбираться в головоломных физических теориях, а сними так и вовсе невозможно. Но магия, хм... магия в этом мире похоже такой, же вымысел, как и в нашем. Впрочем, это не мешает 'глупым человекам' в нее верить.
  - Понятно. - Кивнул я обрывая словоизлияния инквизитора. - Куда дальше? - Конкретика куда важнее, мне по большому счету плевать, куда идти - все равно своего угла в этом мире у меня нет.
  - Наемников Морхолт нанял в Амбурге. - Ответил Аврелий, остановившись у калитки постоялого двора. Несколько мгновений мне понадобилось, чтобы понять о ком речь, вот значит как звали купца.
  - Договорись с трактирщиком насчет провизии, и пусть седлают лошадей. - Распорядился инквизитор и как всегда не поясняя своих действия растворился в сумерках. Проводив его неприязненным взглядом, я отправился исполнять приказ, в конце концов, не жить же мне в этой дыре?
  
  Глава 5
  
  Природа, чистая девственная природа нетронутая загребущими человеческими руками. Ну, почти нетронутая: вдоль тракта деревья все же вырубили, и все же никакого сравнения с чахлой порослью моего века быть не может. В такие моменты особенно остро понимаешь, откуда берутся эти всевозможные отшельники и друиды. После вони Коперхила путешествие по торговому тракту казалось настоящим раем благо к запаху конского пота я уже привык. С тех пор как я выпал в этот мир прошло всего пара недель а меня не покидает ощущение, что XXI век остался где-то там, возвращаясь ко мне лишь в снах, а здесь царствовало безумное Средневековье. Со своими жуткими законами и негласными правилами. Пускай я обладаю неплохим по здешним меркам статусом, спасибо моим внезапно появившимся умениям и непонятному появлению в этом мире, но жизнь моя совсем не сахар! До конца своих дней ездить по захолустью и вылавливать серийных маньяков - к этому ли я стремился? Этого я хотел? Нет! Совсем другая судьба ждала меня. А может, я все же брежу? Снова эта навязчивая мысль завладела моим сознанием.
  Вялотекущий мысленный процесс в моей голове был прерван Аврелием. Едущий чуть впереди меня инквизитор остановился.
  Подъехав к месту остановки своего "напарника" я следуя его примеру спешился.
  - Что здесь? - Спросил я у Аврелия, пока тот тщательно изучал дорожную пыль. - Кто-то был здесь до нас? Большой отряд? У нас неприятности? - Обрушил я град вопросов на инквизитора.
  - Нет. - степенно ответил Аврелий, поднимаясь с колен. - Золотой кто-то обронил. Вот дурень... - Тьфу! И с этим человеком мне приходиться иметь дело! Какие же такие грехи я совершил в своей прошлой жизни, что Господь так сурово меня наказал? Больше не обращая внимания на инквизитора я забрался на лошадь.
  Немного погодя Аврелий задумчиво обронил в полголоса:
  - Любопытная чеканка...
  - В чем же ее необычность? - Я сразу же уцепился за этот разговор, инквизитор не отличался общительностью, а однообразие дорожного тракта мне уже порядком поднадоело.
  - Герб мне незнаком. - Лаконично пояснил мой "напарник".
  - Это имеет какое-то отношение к нам? - Спросил я на всякий случай, памятный поход в шахту научил меня перестраховываться. Ведь что мне стоило как следует расспросить инквизитора накануне походе? И тогда б не пришлось трястись от ужаса в тоннелях, ожидая, когда же из мрака выпрыгнет неуязвимое чудовище.
  - Да вроде нет, - задумчиво протянул слуга Господа, - а может и имеет. Пока не знаю.
  На этом разговор как то само собой заглох.
  Больше мы не разговаривали. За несколько часов движения по тракту, я даже успел немного подремать в седле. Правда, пару раз проезжавшие мимо крытые повозки заставляли меня опасливо вздрагивать спросонья, слишком уж много шума они производили.
  На очередной развилке Аврелий повернул на запад. Дорожный указатель гласил о том, что этот путь ведет к Олидбургу. Еще несколько часов однообразной дороги пролетело мимо моего сознания. Наконец, местность начала меняться. Лес окружающий дорогу стеной начал давать слабину. То тут, то там появлялись маленькие полянки, на которых так удобно устраивать привал. Но Аврелий, вопреки моим просьбам все так же неуклонно двигался вперед. На мой вопрос: когда же будет остановка, он ответил, что скоро будет речка, а там и деревенька. Вот там-то мы и остановимся.
  Слова инквизитора бальзамом легли на мою утомленную дорогой душу. Я даже выкинул из головы глупые мысли о том, кому же именно принадлежала, эта чертова монета. Ну, в самом деле, я же не герой "детективной бродилки". Это только там, найденный в куче мусора
  "фрагмент синхрафазатрона" соединенный с куском изоленты и палочкой для суши, самым загадочным образом становиться тем самым условием, без которого как ты не старайся, но на другой уровень не попадешь. Ну, обронил кто-то монетку, что с того? Ну, герб странный. Так ежели бы я доллар в российской глубинке на дороге нашел, это пусть и было бы странным событием, но при этом вполне объяснимым.
  А характер местности вокруг нас неуклонно менялся в лучшую сторону. Закончился лес, потянулись вдоль дороги луга и поля. Обещанная деревенька была уже на подходе. Сегодня мы будем ночевать в нормальных кроватях и есть нормальную еду. Это ли не чудо? Если кто-нибудь сказал бы мне пару месяцев назад, что я буду просто счастлив, оказавшись в подобном месте, я бы рассмеялся. Но сейчас это не имело для меня никакого значения. Да, это не пятизвездочный номер в отеле с высококлассным обслуживанием и кондиционерами. Это всего лишь деревянная халупа с грязными столами и средней паршивости едой. Но пятизвездочного отеля в этом мире еще не придумали, поэтому придется довольствоваться трактиром.
  Бесконечно тянущиеся мимо дорожного тракта поля наконец-то подошли к концу. Впереди в излучине реки лежала маленькое поселение, к которому мы и стремились. Чем ближе мы подъезжали к деревне, тем оживленней становилась дорога. Нам пришлось миновать несколько овечьих отар, ведомых местными мальчишками. Крестьяне, едущие в деревню на своих повозках, то и дело настороженно оглядывались на нас. Ну да на дворе средневековье и туристический бизнес еще только зарождается так что вместо богатеньких туристов тут бродят либо вороватые попрошайки, либо чуть менее вороватые паломники. И даже монашеская ряса Аврелия не убеждала поселян в нашей безопасности. Действительно, когда в деревеньку въезжает вооруженный до зубов всадник, то ничего хорошего это обычно не предвещает. В такие моменты особенно остро понимаешь, почему Аврелий прячет свое оружие под рясой. Кстати, а где именно?
  Въехав в деревеньку, мы тут же направились к местному трактиру. Единственное в поселении двухэтажное строение можно было найти без особых проблем, уж очень небольшой была деревня. Усталые лошади доволокли нас до местного "отеля" лишь после заката. Сдав их на попечение конюхам мы ввалились вовнутрь.
  Ожидаемого бурления народа я там не обнаружил. Лишь несколько крестьянского вида парней, сидевших за одним из дубовых столов, да трое забулдыг с пропитыми рожами - вот и все посетители этого достойного заведения. Гвалт за столом здоровяков как по команде утих, стоило нам пройти мимо них. Не обращая внимания на изучающие взгляды мы прошли к одному из столов стоявших у дальней стены, за которым был лучший обзор всего помещения.
  Немолодой пузатый трактирщик оказался возле нас мгновением позже видимо у владельцев подобных заведений вырабатывается своего рода шестое чувство позволяющее вычислить обеспеченных клиентов. Аврелий попросил его не скупиться на припасы, обещав щедро вознаградить, если нам понравиться местная кухня. Предвкушая наживу, трактирщик тут же упорхнул, окрыленный перспективой здорово нажиться на заезжих церковниках.
  - А теперь смотри. - Аврелий достал найденный золотой. Повертев его в руках, он положил золотой на стол, непонятным гербом верх. - Посмотрим, что он скажет, когда увидит его.
  Ожидания инквизитора полностью оправдались. Трактирщик весь как то скукожился, увидев странную монету, и тут же испарился, куда-то на кухню.
  - Так что это за герб такой? - Не выдержал я. - Почему ты придаешь такое значение этой монете и почему трактирщик так удивился, увидев ее.
  - Да ничего необычного в этой монете нет. - Инквизитор усмехнулся. - Если не считать, что это герб старого маркграфа...
  - Ну вот а говорил что герб не знаком, - хмыкнул я, - И как же она здесь оказалась. - Я взял в руки раритетную монетку. - Вроде она не выглядит настолько старой.
  - Да Бог его знает. - Аврелий приступил к еде. - Это совсем не наши заботы. Ну, потерял кто-то. Ну не любят такие монеты местные жители, оно и понятно, за такое вполне можно оказаться на виселице. Зато мы теперь с тобой сможем практически бесплатно питаться во всех встреченных постоялых дворах особенно, если там поддерживают лоялистов организовавших сопротивление власти епископа.
  - Сопротивление, лоялисты? - Опешил я, с каждым новым словом инквизитора я чувствовал себя все большим идиотом.
  - Ты так спокойно к этому относишься? - Спросил я, отчаянно пытаясь понять, чем руководствуется инквизитор.
  - А как я должен к этому относиться? - Полюбопытствовал Аврелий. - На веру они не посягают, с колдунами и ведьмами не якшаются, крестьян не обижают. Так какой смысл от них избавляться?
  - Но они посягают на власть. - Пробормотал я не слишком неуверенно. Помниться в моем мире с подобными революционерами любой правитель боролся до последнего.
  - А что с ними бороться? - Спросил Аврелий, похоже, возможность выспаться в постели, а не на собственном плаще настроила его на добродушный лад. Во всяком случае, такой разговорчивости за ним я еще не наблюдал.
  - Понимаешь, они ведь носа из лесов не показывают, к тому же мелкие стычки позволяют держать стражу и егерей в боевой готовности. К тому же большая часть этих повстанцев, повоевав немного возвращаются в свои деревни, заводят семьи и становятся вполне себе мирными поселянами, исправно платят налоги, а в случае нужды могут постоять за свои дома и за веру. - Пояснил Аврелий, подтягивая к себе зажаренного целиком гуся. Когда трактирщик успел водрузить его на стол, я не заметил.
  - Это ведь не все? - Спросил я, извлекая из ножен столовый нож, ну, во всяком случае, ни для чего кроме еды я его не использовал, хотя таким и пырнуть можно - мало не покажется.
  - Не все. - Благодушно кивнул инквизитор отчекрыживая вторую лапку у бедной птицы. - Большая часть егерей набирается именно с этих земель, так что когда их посылают проредить поголовье мятежников они особенно и не усердствуют, поскольку сами не так давно прятались по этим лесам. - Услужливо пояснил инквизитор, пока я сосредоточенно поглощал кровяные сосиски, заедая их кашей. От попыток понять логику этого мира меня начало как-то нездорово подергивать. Это что же? здесь бунт что-то вроде народной забавы? Эдакий брутальный аналог наших толкинистов? Плюнув на весь этот театр абсурда, я принялся смаковать сосиски. Мда... есть в этом мире приятная особенность - здесь еще не насобачились впаривать людям сою с запахом мяса под видом колбасы. Ха да тут колбасу делают из мяса! Из МЯСА, мне как продвинутому жителю двадцать первого века подобное кажется сказкой. Впрочем, судя по роже трактирщика, делает он это не по доброте душевной, а по тому, что ароматизаторы здесь еще не изобрели. В общем, набитый желудок как ничто другое примиряет с суровой действительностью. Завершив трапезу, я договорился с трактирщиком о комнатах на ночь и с наслаждением развалился на набитом соломой матрасе. Какое же это счастье - снять, наконец, этот гребанный нагрудник и тяжеленный плащ инквизитора. Так, наслаждаясь необычайно легкостью бытия, и нажратым желудком я провалился в череду сновидений.
   Бррр... до чего же мерзко. Соскочив с постели, я принялся мерить комнатушку шагами. Гадость, тьфу, какая гадость, более мерзких сновидений в моей жизни еще не было. На протяжении большей части ночи меня мучили самые настоящие кошмары, яркие, жуткие и совершенно незапоминающиеся. Но самое главное это совершенно омерзительный осадок на душе, такое чувство, будто вот-вот случиться какая-то гадость. Входная дверь с треском распахнулась, и на пороге возник инквизитор, и что характерно в руках он держал уже знакомый мне пистоль с лезвием.
  - Что происходит? - Возмутился я на миг забыв про гадкое чувство.
  - Ты кричал, - Пояснил Аврелий, ощупав меня цепким взглядом, пистоль при этом он так и не убрал.
  - Кошмар приснился. - Пояснил я.
  - И часто это у тебя? - поинтересовался Аврелий мягко сместившись к двери.
   - Если ты о кошмарах то да, они меня до ручки довели! - Сорвался я на крик на миг забыв об осторожности, однако выстрела не последовало.
  - Собирайся, у нас нет времени на отдых. - Бросил инквизитор вместо ответа и развернувшись ко мне спиной вышел прочь. Да что это за жизнь такая? Бедному человеку уже и поспать не дают, вспомнив о сновидениях, я невольно поежился. Стоило нацепить камзол больше напоминающий кожаную броню нежели одежду перепоясался перевязью и накинув на спину плащ а на голову шляпу поспешил за инквизитором. Только когда я спустился на первый этаж и выскочил на двор в голове зашевелилась весьма тревожная мысль - Аврелий зря не тявкнет, а это значит впереди неприятности.
  Раннее утро. Дорога, петляющая меж невысоких холмов; трава, ковром покрывающая окрестности; немногочисленные пернатые, кружащие над нами где-то высоко в небе; комары, в очередной раз пытающиеся сожрать меня заживо - романтика... Я многое бы отдал, лишь бы не испытывать эту романтику до конца своей жизни. К сожалению, мое мнение на этот счет никого не интересует кроме меня самого. Впрочем, это все последствия бешеной скачки на лошадях, которую устроил Аврелий. Чудовищная тряска не давала мне, как следует вздремнуть. Казалось инквизитор, пытался обогнать восходящее солнце, и пока у него были все шансы совершить эту немыслимую победу. По крайней мере, еще как минимум несколько часов у нас будет неплохая фора... Хотя нет, небо на горизонте уже светлеет, так что еще максимум пол часа, и солнышко выползет из свой берлоги. О чем я вообще думаю? Все-таки достаточно болезненный переход в другой мир не самым лучшим образом сказался на моей хрупкой детской психике.
  В очередной раз я вернулся к порядком опротивевшей мне версии о собственном сумасшествии. Ну как это может происходить в реальности? Я снова и снова прокручивал в голове происходящие со мной события. Очень хотелось стереть эту убогую картину мира и нарисовать новую, в которой я сын одного из самых крутых нефтемагнатов начала XXI века своего родного мира. У меня значит там куча денюжек, машины там всякие. Девушки конечно, куда же без них? Много девушек... Ну, и как следствие куча проблем со своим предполагаемым отцом. Ведь он же все-таки очень влиятельный человек, этот мой "гипотетический" отец, а значит не должен по определению быть мягким и любящим, способным понять и простить. Наркота, куда ж без нее, алкогольная зависимость, венерические болезни и еще много других проблем, непонятных простым смертным. Ну что я за урод то такой? Почему все, к чему я притрагиваюсь тут же становиться пошлым и непривлекательным? Ведь думал же о чем-то хорошем, и тут на, тебе! Даже помечтать, как нормальный человек не могу. Все время, какая-то фигня в голову лезет. Пока я в очередной раз размышлял о своей нелегкой доле "исследователя других миров", окружающая местность начала меняться.
  Холмы сменились равниной, дорога расширилась раза в два, а вдалеке показался какой-то городок.
  Олидбург - вспомнил я название. Интересно, это особенности "встроенного" перевода? Названия какие-то смутно знакомые. Такое ощущение, что я уже слышал что-то подобное.
  С того момента как мы выехали из деревни прошло уже несколько часов. Наши кони уже порядком выбились из сил, и инквизитор позволил перейти на быстрый шаг. Мда... лошадь не мотоцикл, еще немного и коняка падет, а новых взять негде. Только это и мешало Аврелию гнать дальше. Создавалось ощущение, что инквизитор торопиться предотвратить что-то ужасное. Меня в очередной раз затопило чувство неправильности происходящего. Город, приближающийся с каждой минутой, не оглушал окрестности гвалтом средневекового мегаполиса. Лишь крики парящих в высоте птиц да конский цокот изредка вносили разнообразие в тишину. Вглядевшись в приближающиеся ворота, я с нарастающим беспокойством отметил отсутствие стражников и вполне законного явления в этот утренний час - очереди крестьян из окрестных сел, везущих свои товары для продажи. Город выглядел абсолютно безлюдным.
  Подъехав ближе, я ощутил мелкую, гадкую дрожь Запах гнили и разложения заполнял округу. Едва не опрокинув содержание своего желудка прямо на дорогу, я закрыл нос рукавом и старался дышать по реже.
  Миновав выглядевшие покинутыми ворота, мы въехали в город. Изнутри Олидбург производил еще более тягостное впечатление, чем снаружи. Там, он казался покинутым, этаким городом-призраком. Теперь же все становилось на свои места. Бурые потеки на дорогах, кровавые следы на стенах домов, и мухи... много мух. Жирные и наглые они сыто рассекали воздух, и плевать хотели на утреннюю прохладу. Несколько минут езды по воняющим падалью улицам с лихвой хватило, чтоб понять, что в городе кто-то устроил резню. Чтобы на улице было столько крови, нужно убить кучу народу. И все же где тела? Да и крови многовато даже если учесть что всех жителей убили на улице.
  - Аврелий! - Окликнул я инквизитора. - Что здесь произошло? И где трупы всех этих людей?
  - В многих знаниях многие печали. - Процитировал инквизитор, разглядывая место произошедшей трагедии. - Всему свое время. - Окончательно доконал меня новой цитатой церковник. Похоже, больше мне от него ничего добиться. Инквизитор и раньше не блистал многословием а теперь окончательно замкнулся.
  Так и не соизволив дать внятных объяснений, Аврелий направил коня в центр Олидбурга. Как легко можно было догадаться именно там находились дома горожан побогаче, может быть он надеется найти там ответы на свои вопросы? Черт его знает.
  Оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к немногочисленным звукам, я осторожно следовал за инквизитором а вокруг простирался мертвый город. Это не правильно! так не должно быть! Пусть меня и нельзя назвать фанатом истории, но школьный курс я все, же прослушал. Да, в войнах за веру бывало, вырезали целые города, но такого никогда не было! Всегда кто ни будь, да выживал, да и захватчики никуда не исчезали. Я же сейчас двигался по совершенно мертвому городу и в том, что здесь нет ничего живого я отчего-то не сомневался.
  Даже будучи занятым обдумыванием произошедших в Олидбурге событий, я не забывал поглядывать по сторонам. Открытые настежь двери, наводящие ужас скрипом не смазанных петель; холодные проемы маленьких окон, затянутых какой-то пленкой так, что невозможно было разглядеть ничего конкретного; то и дело мой взгляд натыкался на уже поднадоевшие кровавые следы. А запах! Казалось, чем ближе мы приближаемся к центру города, тем сильнее он становиться.
  Паника, все это время старательно подбирающая ключики к моему сознанию, наконец то открыла последнюю дверцу в мой и так не слишком отягощенный излишней смелостью мозг. Волна всепоглощающего ужаса накатила всесокрушающим цунами, но мне все же удалось сохранить рассудок и не броситься, куда подальше не разбирая дороги. Тем не менее накативший на меня ужас был куда сильнее чем в шахте. Казалось сердце вот-вот выпрыгнет из груди чтоб умчаться своим ходом из этого жуткого места. Нет! Этого больше не повториться! Всему есть вполне разумное объяснение. Но как я не пытался его найти, ничего не получалось. Жителей вырезали, но следов мародерства нет, а это значит, что версия с налетом особо кровожадных разбойников отпадает. Да и не могла бы шайка вырезать подобный город. В попытке хоть как то унять бушующую в голове панику я начал сам того не замечая читать выученную еще в детстве молитву. И о чудо - в голове, словно тумблер щелкнул, начисто отключив эмоции, вот они чудеса самовнушения! В прошлый раз кучка оборванцев, смогла запугать меня до полусмерти. В этот раз я не буду преждевременно паниковать.
  Подождем дальнейшего развития событий, скоро все должно разрешиться. Всему есть вполне разумное объяснение. Правда, куда же можно деть столько трупов я не мог себе представить, осознание этого факта не давало мне смириться с тем, что по моим собственным ощущениям мы с Аврелием лезем в самое пекло...
   'А вот и трупы' - Мелькнула в голове совершенно ошалевшая мысль, а в следующий миг мне стало не до горы трупов сваленных на центральной площади. Мощный удар в грудь выбил меня из седла. Мир в одно мгновенье окрасился в красный цвет. После падения с лошади встают только в сказках, но я встал и даже откатился, куда-то в сторону, а в следующий миг моя несчастная коняка взорвалась кровавым фонтаном. Осколки костей не хуже шрапнели прошлись по улочке. На то чтобы продрать глаза от залепившей их крови ушло меньше мгновенья, только от этого почти ничего не изменилось, разве, что кровавый мир внезапно обрел четкость. С трудом подавив тошноту, я вломился в один из домов. Разглядеть противника никак не удавалось, а в том, что он есть можно не сомневаться. Ну не могут лошади взрываться как паровые котлы! Проклятье, где инквизитор? Попытка выглянуть в крохотное окошко затянутое бычьим пузырем едва не стоила мне глаз. Поток красноватой жижи ударил со смертоносной точностью - полупрозрачную преграду разъело в считанные секунды, к счастью к тому времени я уже успел отскочить от опасного проема. Несмотря на весь ужас ситуации страха по-прежнему не было, как впрочем, и всего остального. Проклятье! Где же инквизитор?
   Вновь выглядывать через лишившееся защиты окошко я не стал, не знаю что это за кислота поразительно напоминающая кровь но испытывать судьбу и свою кожу на крепость мне что-то не хочется. Взбежав по лестнице на второй этаж, я припал к полу. Так на всякий случай, мало хорошего в том, чтобы получить кислотный плевок в лицо из-за неосторожности. Проползя через всю немалую комнату на карачках, я осторожно выглянул в окно. Забитая трупами площадь никуда не делась, только теперь на горе трупов появился один крайне неприятный индивид. Шипасто-когтистый силуэт с кучей лезвий вместо пальцев увлеченно потрошил труп женщины. Кровавые брызги разлетались во все стороны, и наплевав на законы физики зависали в воздухе формируя некий узор. Мгновение я совершенно ошалело, наблюдал за этой картиной, а затем окровавленный монстр поднял на меня взгляд. Два кровавых глаза уставились на меня с нечеловеческой злобой. Мгновение мы пялились друг на друга, а затем произошло невероятное - я нутром ощутил, что тварь меня узнала. Именно узнала, и вовсе не форму одежды и принадлежность к инквизиции а именно меня! Узнала несмотря на вполне приличное расстояние и тот факт что через окно меня почти не было видно. А затем тварь оторвала у трупа голову, кровавый всплеск вопреки всему во что я верил, отучившись в школе рванул в мою сторону не намного медленнее реактивного снаряда. Время послушно замедлилось словно давая мне возможность оценить весь ужас положения, оценить не удалось - страха я по прежнему не чувствовал так что вместо того чтобы стоять соляным столпом я рванулся назад. Плотный как кисель воздух старательно замедлял движения, но я не сдавался. Шаг, второй, третий, прыжок, и вот толчок в спину придает мне ускорения. Скатившись кубарем по лестнице, я ошарашено уставился на оплывающую под потоками крови лестницу. Дерево плавилось словно воск. 'Меня что потоком этой дряни вышвырнуло' - Мелькнула в голове пронзительная мысль. Стряхнув плащ так будто это ядовитая тварь, я внимательно изучил его на предмет прорех. Однако усиленная стальной паутиной кожа оказалась не в пример прочнее чем дерево и камень. Или что более вероятно причина крылась в чем-то другом. Аккуратно подцепив пальцем, налипшую на плащ дрянь я не ощутил жжения. Мощный 'ржавый' запах шибанул в ноздри, когда разъевшая камень жижа докатилась до моих сапог. Все же это кровь никаких сомнений быть не может. Этот запах я не забуду никогда и вкус, отвратительный вкус собственной крови. Отогнав некстати вылезшие воспоминания, я брезгливо вытер кровь о штанину и вновь накинул плащ. Как бы то ни было, но обернувшаяся кислотой кровь его не тронула, хоть какая-то но защита.
   Так нужно сосредоточиться. Аврелий скорее всего погиб, или тяжело ранен иначе давно бы проявил себя. А это значит, что действовать придется в одиночку. Едва ли этот монстр на горе трупов выпустит меня из города. Хотя почему это монстр, порывшись в памяти, я невольно поразился количеству деталей что успел запомнить за краткий миг обмена взглядами. Пластика, манера двигаться, поворот головы, взмах рукой, все говорило о том, что это вовсе не безумное животное, животные так не двигаются. Да и вообще слишком уж выверенные движения, да и пропорции говорят о том, что это существо если и не человек, то когда-то им было. Но как бы ни было, тварь на горе трупов похоже занята чем-то важным, и вероятнее всего разумна, и что самое неприятное ничем хорошим это не кончиться. Обшарив перевязь, я извлек из ножен свой 'весомый аргумент' и крадучись пробрался к заднему выходу из особняка. Не думаю, что в чьих либо силах быстро сравнять каменный особняк с землей, так что какое-то время у меня есть. Работающий словно сам по себе разум стремительно обрисовал план действий, и я бросился его исполнять. А что еще делать? Другого способа остаться в живых, у меня все равно нет. Тут либо я грохну эту тварь либо послужу материалом для постройки его пирамиды.
   Проскочив через небольшой ухоженный садик, и перемахнув невысокий забор, я ворвался в заднюю дверь соседнего особняка. Теперь следовало двигаться как можно осторожней, если эта смесь Фреди Крюгера с Эдвардом руки-ножницы меня заметит, все придется начинать сначала и это в лучшем случае! О худшем даже думать не хочется. Прокравшись к небольшому застекленному окошку, я предусмотрительно снял шляпу, чтоб она не выдала меня высокой тулой и выглянул на улицу. Окровавленная тварь, по всей видимости, решила, что со мной покончено и преспокойно занималась потрошением трупов. Методичность, с которой чудовище проливало кровь производило гипнотический эффект. Привести застывшие как мухи в кислее мысли в порядок стоило мне кучи усилий и тонны нервных клеток, которые по слухам не восстанавливаются. Так, похоже, смотреть на его работу дольше пары секунд не стоит.
   Собравшись с мыслями и нацепив на голову шляпу, я чуть ли не ползком выбрался из особняка. Тяжеленный инквизиторский плащ жутко мешал, но идея снять свою единственную защиту от колдовства, и вовсе вызывала у меня что-то вроде тихой паники. Так я и полз, старательно придерживая полы плаща, чтоб боже упаси не звякнуло. Метр за метром я приближался к пирамиде из трупов, на которой стояло чудовище. Сотканные из крови символы порхали в воздухе в кажущемся беспорядке, но я старался об этом не думать. Сейчас не время и не место для размышлений о неправильности происходящего. Мерзкий трупный запах становился сильнее с каждым метром, но я не останавливался. Стоило проползти еще чуть-чуть и до моих ушей донеслось едва слышное бормотание. Этот заляпанный кровью урод непрерывно бубнил какие то фразы раз за разом повторяя бессмысленный, на мой взгляд, набор звуков. Всегда приятно осознавать, что сделанные выводы верны. Тварь определенно разумна, а голос явно принадлежит человеку. Последние несколько метров я прополз, с трудом перебарывая рвотные позывы. Осторожно перевалившись на спину, я вытащил из ременной петли пистоль. Таак. Теперь прицелиться, думаю, если снести этой пакости голову мало ей не покажется. Наведя дуло 'последнего довода' куда-то в район шеи чудовища я плавно потянул за курок. Едва слышный щелчок механизма прозвучал неожиданно громко, следом бабахнул выстрел, руку дернуло отдачей, а окружающий смрад разбавился вполне приемлемым запахом пороховой гари. Колдуна от меня закрыла повисшая в воздухе красная взвесь. Однако времени наслаждаться моментом, у меня не было. Следовало добить урода, если тот еще жив. Рванувшись вперед сквозь облако висящей в воздухе крови, я ожег лоб об маленький свинцовый комочек. 'Пуля!' - Мелькнуло в сознании, прежде чем меня отшвырнуло в сторону ударом в грудь. Несмотря на кожаный нагрудник удар едва не переломал мне ребра, а может и переломал. Кожу немедленно обожгло - непонятно от чего разогревшиеся клепки в форме крестов раскалились так, словно побывали в кузнечном горне. Слетев на землю я тот час подхватился на ноги, осознание того, что сейчас меня будут убивать помогло проигнорировать боль. Скакнув в сторону, так что заныли мышцы, я рванул в сторону, стараясь не выронить свое оружие. Где то позади отвратительно хлюпнуло, но мысль обернуться, чтоб посмотреть, что там произошло, даже не пришла мне в голову. Вместо этого я еще больше поднажал, стараясь добежать до ближайшего особняка как можно быстрей. И как оказалось не зря, поскольку в следующий миг меня накрыло волной зловонной красной жижи, и без того горячие как утюг клепки на камзоле раскалились до красна. Подвывая от боли, я с трудом удержал равновесие. Залитые кровью камни мостовой, не намного шершавей катка. Перекат в сторону и новый хлюп, к счастью волна зловонной жижи прошла мимо. Похоже мой выстрел несмотря на то, что не достиг цели разозлил чудовище не на шутку, и теперь оно жаждет доказать мне мою неправоту своими 'аргументами'. И как не печально признавать мои 'аргументы' на фоне его, кажутся мягко говоря, неубедительными. Еще один кровавый взрыв едва не сбил меня с ног доказав мою неправоту. Прокатившись по мощенной камнем мостовой я вновь вскочил на ноги и ворвался наконец в особняк какого то зажиточного горожанина. Откатившись к стене, я прислонился к ней спиной. Ноги подрагивали от перенапряжения, а мозг от прорвавшегося сквозь преграду воли страха и безысходности. Что делать?! И ни единой мысли, даже не представляю, как мне в живых остаться не то что разделать эту тварь на сувениры!
  Еще немного подумав над тем каким именно образом мне уничтожить этого монстра, я впал в уныние.
  Обычному человеку не одолеть подобное исчадье тьмы. Мне хватило предыдущей попытки на то, чтобы понять, что этому парню нарезать меня в соломку не составит никакого труда. Мало того, скорее всего он просто меня банально "заколдует". Пулю он остановил без особого труда.
  У меня просто нет действенных "аргументов" для того, чтобы вести с ним "философский диспут на отвлеченные темы".
  Эх, где же Аврелий? Его помощь мне бы сейчас очень не помешала. Я снова выглянул в окно. Чудовище неторопливо приближалось к тому дому, в котором я решил укрыться. Создавалось ощущение что оно "чует" меня. Конечно! Кровь, он "чует" мою кровь! Но ничего, я так просто не сдамся! Вот только 'последний довод' перезаряжу. Тааак сыпануть пороху, утрамбовать его как следует, затем пулю, опять утрамбовать, вот и готово. Внезапно мне стало дурно. Упав на колени, я уставился на свои мигом побагровевшие руки. Из носа закапала кровь. Да меня ж сейчас порвет как моего коня! Я словно почувствовал дыхание смерти. Умирать - пренеприятнейшее занятие, а самое главное - безумно интересное. Как говорят в такие моменты перед твоими глазами проноситься вся прошлая жизнь. К сожалению, мне не удалось почувствовать это. Мои глаза, казалось просто вываляться из орбит, так что если что и пронесется перед ними так это пол.
  Но просто сидеть и ждать своей смерти я не мог. Хоть помолюсь напоследок, в своей прошлой жизни я делал это не слишком часто, так хоть умру как человек.
  Мои губы зашептали слова привычной молитвы. С каждой секундой мне становилось все хуже, я не мог понять, почему же этот кошмар не может закончиться, ведь монстру хватило нескольких секунд на то, чтобы превратить мое средство передвижения в кровавые ошметки. Видимо с людьми у этого засранца какие-то сложности. Тем более с Божьими людьми. Если кто-нибудь назвал бы меня так несколько месяцев назад, я бы долго смеялся. Но теперь все было по-другому. В нескольких десятков от меня находилось истинное порождение Преисподней, и я молился своему Богу, не надеясь защитить свое тело, но пытаясь хотя бы сохранить свою душу. Душа в последние секунды моей бренной жизни внезапно вышла для меня на первоочередную позицию.
  Бог с ним, с телом. О душе надо думать, о душе! Тем более, что скоро она отправиться в долгое путешествие и как то не хочется чтобы попала она в то самое место где клепают таких уродцев.
  Истово молясь и каясь в своих многочисленных грехах, совершенных на заре моей молодости, я не заметил, как какое-то странное сияние окутало мое тело. Боль, терзающая тело и разум отступила. Кровь перестала сочиться из носа, а кровавые слезы, бегущие из глаз, высохли, превратившись в присохшую к лицу корку. Я с удивлением смотрел на свои слабо светящиеся в полумраке руки. Магия этого чудовища перестала действовать на меня! Я снова воздал благодарность Небесам.
  - "Все-таки ты неплохой парень, Отче. Я готов иметь с тобой дело." - Трижды перекрестившись, я поднялся с колен. Меня переполняла странная решимость выпотрошить это чудовище и я понял, что, скорее всего у меня теперь появилась "миссия". И теперь все зависит только от меня. Отбросив ненужные сомнения и глупости, я ударом ноги выбил наружу входную дверь. Переместившись на высокое крыльцо особняка, я приветливо помахал руками своему оппоненту. После небольшой доработки "Боссом", я мог удивить противника неожиданными "оборотами речи".
  - Эй! Эдвард руки-ножницы! - Это сравнение просто просилось ко мне на язык. - Поговорить не хочешь?
  Вместо того, чтобы завязать непринужденную беседу и обсудить наши разногласия, как культурные люди, "Эдвард" остановился и с утроенным усердием начал бубнить свои заклятья. Моя божественная защита несколько раз мигнула. Нет, это совсем не хорошо! Хватит "заумных речей" и глупых разглагольствований! Время убивать! Иначе меня сейчас тут самого...
  Выхватив из ножен "весомый аргумент" я понесся в сторону оппонента, чтобы раз и навсегда поставить жирную и кровавую точку в нашем "споре". Хлесткий удар рукой, с очень не приятными когтями, я пропустил над головой, немного пригнувшись. Удар другой когтистой лапы я заблокировал рапирой. Зря, нужно было уклониться, в хрупкой на вид лапе с когтями-лезвиями оказалось куда больше силы чем я мог себе представить. Рапира уцелела только чудом, и надеяться на то что это чудо повториться, по крайней мере глупо. Нет, так дело не пойдет. Я начал кружить вокруг "Эдварда", пытаясь понять, как же именно можно разделаться с таким неприятным субъектом. "Эдвард" попыток достать меня тоже не предпринимал, лишь его страшные глаза неотрывно следили за каждым моим движением.
  Так мы и кружили друг против друга, не решаясь напасть. Я то понятно - страшно все-таки лезть к такому, пускай у тебя даже руки светятся, но вековые инстинкты, впитанные с молоком матери, просто вопили о том, что от таких поганцев мои предки предпочитали держаться подальше. А вот почему "Эдвард" все это время медлил, стало для меня очень не приятным сюрпризом. Видимо все это время он готовил свой собственный "последний довод". Выкрикнув какое-то непонятное слово он указал в мою сторону одним из своих когтей, и я снова почувствовал как кровь в моем теле начала вести себя немного не так, как я привык. Что ж, еще немного и "Эдвард" меня банально выпотрошит или "вскипятит"! Рванув свободной левой рукой свой "последний довод" я скакнул к монстру, уже зная его ответ. "Эдвард" не разочаровал меня. Удар когтистой лапой едва не сбил меня с ног. Но рапира выдержала, я успел скрестить ее с пистолем в последний момент. Именно эта импровизированная защита и дала мне возможность нанести свой коварный удар. Правда вторая лапа монстра тут же сгребла меня в охапку крепко прижав меня к шипастому телу. Жалобно скрипнул инквизиторский камзол, многочисленные шипы и крючки на теле твари прорезали кожаную броню. Но это все не так уж и страшно в конце концов я на это и рассчитывал. этого я и хотел, правда не думал, что чудовище обладает такой феноменальной силой - мой позвоночник с трудом выдержал такую нагрузку.
  Если бы я стрелял в "Эдварда" с небольшого расстояния, то он попросту остановил бы пулю. Судя по предыдущему "обмену любезностями" у него была неплохая реакция. Но теперь, когда мой пистоль находился у него под подбородком а его свободная рука терзала мое плечо, у него не осталось никаких шансов. Прогремел выстрел и голова "Эдварда" взорвалась в опасной близости от моего лица, окатив меня кровавыми ошметками и остатками костей. Тело чудовища тут же обмякло, и я вывалился из его объятий, тут же вывернув содержимое своего желудка на мостовую.
  Страшная рана на плече начала затягиваться. Мои глаза полезли из орбит, когда я увидел это. Должно быть, покровительство 'Босса' дает не только сопротивляемость магии. Я как завороженный смотрел на процесс заживления. Впрочем, зрелище оказалось недолгим, едва рана покрылась плотной корочкой как свечение погасло. Конечно, работу выполнил, будь добр сдать инвентарное оборудование. Ладно, хоть кровотечение остановили. Прямо как в лучших государственных учреждениях... Додумать мысль до конца я не успел, поскольку обезболивающий эффект свечения то же исчез. Не выдержав этого издевательства, я взвыл от боли. В плече, словно раскаленные гвозди забивают. Ну почему все всегда идет через пень-колоду? За что Господи? За что? Мне ведь так хорошо было там в мире науки и техники где вся магия - потуги шарлатанов и кормушка для особо продвинутых особей. Я ведь в отличие от орды красноглазых чудиков живущих у монитора никогда, слышишь? Никогда! не желал оказаться в 'романтичном' средневековье. На хрен эту романтичность, в гробу я ее видал! - Подвывал я от боли, наверное, я выл бы еще очень долго, если бы не новая вспышка боли, но уже в голове. Не выдержав такого небрежного отношения, сознание рухнуло в спасительную бездну обморока.
  
  
  ***
  
  - Несите его в экипаж, - Распорядилась Элина, закованные в превосходные латные доспехи фигуры, застывшее за ее спиной порядком ее нервировали. Символика украшавшая шлемы и нагрудники выдавала в них рыцарей-монахов одного из самых специфичных орденов. По слухам этот орден давно уже балансировал на самой грани отлучения за свои более чем революционные взгляды на веру.
  - Слушаюсь, - гаркнул вооруженный арбалетом и коротким мечом кирасир, впрочем сейчас он сжимал в руках самую обычную дубинку обернутую двумя слоями плотной ткани. У ног кирасира распростерся невысокий крепко сложенный мужчина в плотном плаще с символикой ордена 'протекторов'. Правое плечо мужчины превратилось в одну большую рану и лоскуты плаща и великолепно подогнанной кожаной брони отнюдь не улучшали картину.
  - Нужно сжечь тела, - Произнес один из тамплиеров стоявших позади женщины.
  - На это нет времени я чувствую Жнеца, у нас мало времени, - Покачала головой Элина, при слове 'Жнец' кирасир взваливший было на плечи тело мужчины едва его не выронил, а руки тамплиеров нервно обхватили рукояти мечей.
  - Уходим! Он почти восстановился! - Взвизгнула девушка и первой бросилась к стоящей неподалеку карете, кирасир так же припустил за ней со всей возможной скоростью. Последними к карете последовали тамплиеры, воины нервно оглядывались в поисках опасности. И она не заставила себя ждать, земля вскипела и сотни темных, почти черных щупалец опутали колеса экипажа, а у подножия горы трупов началось крайне подозрительное шевеление. Тем временем кирасир уже закинул раненого мужчину в карету и быстро взобравшись на козлы попытался привести в чувство обратившихся в соляные столпы лошадей. Бедные животные в первый раз в своей жизни столкнулись с чем-то настолько противоестественным. Ощутив неладное Элина высунулась из экипажа, полоснув себя по руке коротким странно изогнутым кинжалом она быстро зашептала нечто состоящее на первый взгляд из совершенно случайного набора звуков. Эффект этого действа проявился почти моментально: удерживавшие карету щупальца опали, а к перепуганным до смерти животным вернулась власть над собственным телом. Перепуганные лошади рванули так, тамплиеры едва успели вскочить на подножки. Спустя несколько секунд карета уже мчалась по улицам города. А город стремительно оживал, от центра во все стороны расходился поток самых разнообразных тварей. Их всех роднило только то что выбрались они из огромной кучи трупов сваленной на центральной площади и выглядели они так будто кто-то наспех собрал их из подручного материала.
   Карета неслась все быстрее, подгоняемые ужасом лошади набрали просто поразительную скорость, а вот карета на такую скорость оказалась не рассчитана. Одна минута бешенной гонки по улицам полностью износила и без того порядком потрепанные подвески. Вслед за порвавшимися подвесками подломились оси. Враз ставшая волокушей карета начала замедляться несмотря на старания обезумевших от страха лошадей. Правивший каретой кирасир лишь чудом удержался на своем месте когда отлетели колеса. Потянувшись вперед он отцепил упряжь, и лошади моментально умчались к городским воротам. Спрыгнув с козел, кирасир быстро открыл дверь и не дожидаясь команды взвалил бесчувственное тело мужчины на плечи.
  - Бежим, быстрее! - прикрикнула Элина выбравшись из кареты, в отличие от своих спутников бешенная тряска ничуть не сказалась на ее координации.
  - Помоги ему, - указала она на пыхтящего под весом раненого, кирасира, и не дожидаясь подтверждения припустила вслед за лошадями, и бежала она ненамного медленней, даже с учетом того что ряса порядком сковывала движения. Очутившись за пределами города девушка тот час развила бурную деятельность, вычертив сложную схему изогнутым ножом она полоснула по успевшей зажить ладони. Брызнула кровь, крупные алые капли упали на расчерченную сложным узором землю. Прикрывавший отход товарищей тамплиер почти полностью скрывшийся под ворохом шевелящихся монстров, внезапно ощутил что натиск ослаб. Склеенные из разных частей тел чудовища замедлились. Прорубив себе дорогу наружу тамплиер припустил вслед за своим братом по ордену и кирасиром. Тем временем замедлившиеся было твари постепенно возвращали себе подвижность и уже через несколько секунд вновь пустились в погоню. Впрочем тамплиеры к этому моменту успели закрыть ворота.
  - Уходим, скорее! - выдохнула Элина нетвердой походкой двинувшись дальше по дороге, впрочем, уже через несколько шагов она остановилась в этом больше не было необходимости. Оставленный за переделами города экипаж и охранявший его отряд уже спешили к своей предводительнице.
  
  Глава 6
  
  Приор ордена 'Гончих Господа' во главе отряда из пятерых опытных охотников на ведьм и дюжины неофитов появился на окраине Олидбурга через два дня после того как его покинул возглавляемый женщиной отряд тамплиеров. Приказ епископа оказался полной неожиданностью для всего ордена. Впрочем, приор и не подумал оспаривать приказ могущественного покровителя, вместо этого он собрал всех кого успел найти, включая тренирующихся послушников и реквизировав из монастырской конюшни все, что годилось под седло, выступил скорым маршем. Если раньше у Приора и были сомнения по поводу приказа епископа, то теперь они окончательно развеялись, а еще Тиберий (а именно так звали приора) понял, что они опоздали. От Олидбурга буквально разило смертью. Сочная летняя трава вокруг города пожухла, оббитые железом городские ворота заржавели и производили такое впечатление, будто вот-вот рухнут. Да и крепостная стена выглядела так, будто ее не подновляли как минимум сотню другую лет. Казалось бы, ничего необычного, но Олидбург был торговым городом и вырос на этом месте лет тридцать назад. И что характерно городской совет весьма ревностно относился к своим обязанностям. Правда у такой ревностности была своя причина - племена горцев, живущие в горных аулах неподалеку. Так что стража здесь не расслаблялась ни на минуту, а за крепостными стенами тщательно следили. Переглянувшись с пятеркой охотников, Приор поймал себя на мысли, что входить в этот город ему не хочется. И надо признать у такого не желания было весьма веское основание. Приор не в первый раз в жизни видел подобное, целые города обращались в склепы не раз и не два, и каждый раз очистить такой город от скверны было очень непросто.
  - Заклинатель крови. - Сплюнул кто-то из опытных охотников, среди послушников раздалось тревожное перешептывание, но стоило приору кинуть на них суровый взгляд, как перешептывание прекратилось.
  - Странно. - Задумчиво пробормотал Тиберий. - Не вижу гомункулов. - Пояснил он в ответ на встревоженный взгляд едущего рядом охотника.
  - Септимий! - Приказал Приор. - Отправляйся с докладом к епископу, Олидбург уничтожен кровососами пусть собирает войска, если мы не справимся они ему пригодятся. - Коротко кивнув в знак подтверждения приказа, послушник развернул своего скакуна и унеся в обратном направлении.
  - Приготовьтесь к бою! - Выдохнул новый приказ Приор. - Первичная задача, найти брата Аврелия. - Добавил он, убедившись, что его слушают. Несколько минут тишину нарушал лишь перестук копыт да зловещий шелест вынимаемых из ножен клинков.
  - Велий, Ригий, Деций. За мной, остальные прочешите окрестности. - Распорядился Приор, и проверив легко ли выходит из петли пистоль пришпорил лошадь. Мгновением позже за ним устремились названные по именам охотники. Проскочив ворота, они чуть придержали лошадей, однако никакой опасности найти не удалось. Город выглядел абсолютно необитаемым, ни людей, ни домашних животных, лишь покосившиеся от старости дома да бурые грязевые потоки на постовой.
  - Никаких следов. - Доложил Велий, вновь влезая в седло, ответ Приора потонул в грохоте выстрела. Не сговариваясь, охотники устремились на звук. Несколько минут бешенной, скачки и тройка охотников во главе с Приором вылетела на заваленную трупами площадь. Полуразложившиеся тела испускали отвратительное зловоние, а странные червеобразные существа, снующие от одного трупа к другому, наполняли площадь мерзким подобием жизни.
  - Это Аврелий! - Гаркнул Приор и пустил лошадь, по кромке площади стараясь не выпускать из виду отвратительных созданий снующих между трупами. Некоторые тела изменились, на трупах отросли усеянные шипами конечности. Наполненную шевелением и отвратительным хлюпаньем тишину разорвал еще один выстрел. Пришпорив лошадь, Приор в считанные мгновенья добрался до приземистого особняка из которого доносились звуки боя. Слетев с седла Тиберий проскочил ажурные ворота, и не сбавляя хода разрядил свой пистоль в залитое кровью создание некогда бывшее человеком. Именно бывшее, поскольку в этом переплетении когтей и зубов опознать человека было практически невозможно. Освященная пуля разорвала монстра изнутри. Проскочив залитое склизкой гадостью крыльцо, Приор ворвался в особняк. Охотники на ведьм следовали за ним по пятам, прогремело еще несколько выстрелов и еще несколько монстров взорвались дождем кровавой пены и самых разнообразных конечностей.
  - Прекратить! - Рявкнул, Приор. - Сожгите трупы, здесь я и сам справлюсь! - Коротко кивнув, монахи растворились в сумерках. А приор взбежал по лестнице, попутно разрубив гибкую змееподобную тварь рискнувшую попробовать его на зуб.
  - Аврелий! - Крикнул Приор, ворвавшись в залитый красной слизью коридор.
  - Я здесь! - Донесся до ушей Тиберия голос охотника. Пробежав по коридору Приор проломил плечом хлипкую дверь, и не останавливаясь ни на миг сбил с ног человекоподобную тварь с добрым десятком паукообразных конечностей торчащих из спины на манер крыльев. Прежде чем тварь успела, что либо предпринять против новой угрозы ее череп проломил освященный клинок Аврелия. Протянув Приору руку, он помог ему подняться на ноги. Сам инквизитор выглядел при этом не лучшим образом. Разорванная на груди ряса и кольчужная рубашка под ней пропитались кровью. Широкая рваная рана обильно кровоточила, но Аврелий каким то чудом оставался на ногах.
  - Спасибо. - Поблагодарил Приор, ответ Аврелия потонул в душераздирающем визге. Мгновением позже за окнами особняка полыхнуло так, будто взошло второе солнце.
  - Сжигаете трупы? - спросил Аврелий, не делая попытки подойти к окну. На подобный подвиг у него просто не осталось сил.
  - Что здесь произошло. - Быстро спросил Приор, оценив состояние инквизитора. - И где колдун?! - Последний вопрос особенно сильно волновал приора, поскольку выкачавший силу из целого города маг способен доставить по-настоящему крупные неприятности, в сравнении с которыми эпидемии чумы просто детский лепет.
  - Убит. - Прохрипел Аврелий, оседая на пол. Силы окончательно покинули инквизитора, однако сознание он не потерял.
  - Как ты сумел?! - Потерял дар речи Приор, каждый кровавый колдун опаснейший противник, противостоять которому может лишь крупный отряд церковников и это только в том случае если он еще не успел набраться сил. Маг же способный осушить целый город, как правило, становился объектом крестового похода.
  - Не я. - Прохрипел Аврелий.
  - Кто?! Кто это сделал? - Опомнился Тиберий однако инквизитор к этому моменту уже лишился чувств.
  
  ***
  
  Мерный перестук копыт вывел меня из забытья. Открыв глаза, я с удивлением уставился на окружающую меня обстановку. Ни мертвого города, ни трупов, вместо всего этого деревянный ящик два на два. Как я здесь оказался, я почему-то никак вспомнить не мог. Первым делом я исследовал единственную дверь. Заперто, значит, я оказался здесь не по своей воле. Решетка на окне ненавязчиво намекала на то, что те, кто меня сюда засунул, не слишком хорошо ко мне относятся. Но почему? Вроде бы никаких преступлений мы не совершали, даже наоборот, избавил этот мир от настоящего порождения зла. Вспомнив "Эдварда" я поежился. Даже в играх я теперь буду играть только за "хороших". Если когда-нибудь вернусь. Наверное, пора подвести итоги. Вот он я, сижу в запертой карете, и везут меня неизвестно куда. Чего я добился, прожив в этом мире почти месяц? Какие изменения произошли со мной? У меня не было ответа на все эти вопросы. Да я изменился, нельзя остаться прежним, попав в подобную ситуацию. Я стал более верующим, что ли. А как иначе? Хотя если учесть все произошедшее то тут больше слово знающий 'подходит'. Я все-таки убил настоящего упыря! Эта тварь была способна вырезать население целого города. Что она собственно и не преминула сделать. А я, весь значит, такой крутой, взял да и пристрелил ее... Смешно? Да я просто падаю от смеха. Особенно мне кажется смешным то, что один человек смог уничтожить тварь, выпотрошившую целый город. И это сделал я? Боже, да нет, конечно!
  Просто кто-то сделал это моими руками. Но почему именно я? Что вообще со мной происходит? Мысли словно жужжащие насекомые носились у меня в голове. Снаружи доносился только цокот копыт. Звать тех, кто пленил меня, я не решался. Что хорошего от них можно ждать? Нет, я не сопливый юнец, еще не расставшийся с иллюзиями по поводу подлости этого мира. Я не буду скрести себе на хребет еще небольшую кучку неприятностей. Наверное, именно этим я всегда и отличался от окружающих меня людей. Поразительная приспособляемость, полное отсутствие сожаления по поводу совершенных мною поступков - я всегда шел по жизни с высоко поднятой головой. Если ты ничего не представляешь из себя, то тебе не добиться успеха, хоть в своем, хоть в другом мире. Только те, кто способен зубами вырвать для себя самые лакомые куски, смогут добиться каких-нибудь результатов.
   Люди редко запоминают имена великих художников и музыкантов, живших в глубокой древности. Даже искусство с тех пор претерпело значительные изменения. К примеру, мелодия, которая приводила людей в экстаз несколько столетий назад, теперь способна вызвать лишь глупую улыбку на лице представителя молодого поколения. Но имена мясников, режущих "человеческое стадо", помнят до сих пор. И вот такими, судя по обилию подобных героев в литературе, хотят стать современные люди? Боже, куда катиться этот мир? Хотел бы я сам такой участи? Нет, и дело даже не в том, что мне не нужны деньги, женщины и слава. Какая глупость, конечно нужны! Но какой ценой? Положить уйму народу для того, чтобы какой-нибудь седовласый профессор потом читал лекции о моей "бесспорно сложной, но очень интересной судьбе"?
   Боже, о чем я думаю, какой-то бред в очередной раз лезет мне в голову. И вместо того, чтобы думать о том, как мне выбраться из этого неприятного места, я сижу и размышляю о своей "нелегкой судьбе".
  Что же делать? Я попытался рассмотреть, что происходит снаружи. Угол обзора позволял мне видеть лишь лес и дорогу. Наверное, все же нужно привлечь к себе немного внимания.
   - Эй там! Я есть хочу! - Выкрикнул я сквозь решетку. После еще пары выкриков цокот копыт приблизился и к окну подъехал всадник, так я решил по началу. Но стоило приглядеться повнимательнее, и я понял всю глубину своих заблуждений. Вовсе не всадник приблизился к окошку а... всадница.
  - Здравствуйте, - произнес я мигом пересохшим горлом. Девушка была не просто красива. Она вызывала вожделение. Точеная фигурка, прикрытая тяжелым плащом; аккуратные ручки, держащие поводья; темные волосы, ну и конечно же лицо - нечасто можно было встретить подобную красавицу даже в моем собственном мире.
  - Что надо? - Немного надменным голосом произнесла девушка. Нет, умом я прекрасно понимал, что с ней мне ничего не светит, но проклятый организм почему-то сразу начал питать по ее поводу какие-то безумные надежды.
  - Почему я здесь нахожусь? - Задал я тут же вопрос. - Я что пленник?
  - Нет, - девушка улыбнулась. - Вы наш "гость" и мы просто заботимся о вашей безопасности. - В голосе красавицы явно чувствовалась насмешка.
  - А как насчет еды? - Сначала надо решить более насущные проблемы, об остальном будем думать после.
  - С этим придется потерпеть. - Грустная улыбка озарила ее прекрасное лицо. - Но не переживайте, скоро мы приедем.
  С этими словами она пришпорила лошадь и исчезла из поля моего зрения.
  Несколько секунд я просто сидел с открытым ртом. Кто эта девушка и зачем она пленила меня? Воображение тут же начало рисовать безумные картины того, для чего именно. Тьфу! Меня может убивать скоро будут, а я о всякой непотребщине думаю! Нет, нужно думать о том, как выбраться отсюда, а девушки пока не входят в мои первоочередные планы. Тем более такие.
  Что-то мне подсказывает, что этой красотке меня отправить к праотцам не составляет особой труда...
  Четыре деревянных стены, зарешеченное окошко и мерный цокот копыт, вот
  собственно и все из чего состояли две следующие недели моей жизни в карете. Кормили
  сносно, но особого изыска я не ощущал. Девушку же я за это время так больше и не увидел. И как это ни странно, но я не слишком огорчался по этому поводу. Что-то с этой девушкой не так, к тому же от нее прямо таки веет опасностью. Но это все неважно, куда неприятней то, что экипаж в котором я находился, охранялся двумя арбалетчиками и пятеркой всадников весьма примечательного вида. Что в них примечательного? Кресты! На плащах на кирасах и на попонах покрывающих лошадей. Огромных таких, и явно
  привычных не к плугу или телеге, а к плитам доспехов и тяжеленному всаднику. В общем никак кроме как паладинами этих закованных в доспехи воинов назвать язык не поворачивался. В общем как ни крути, но в одиночку и без оружия сбежать не получиться, тем более что леса кончились и теперь вокруг насколько хватало взгляда простирается
  степь, идеальное место для охоты на двуногую дичь. Отлипнув от крохотного окошка я постарался с удобством улечься на подпрыгивающий на колдобинах пол. Плече, все еще ломило, но рана заживала с просто изумительной скоростью, а учитывая что никто так и не озаботился оказать мне медицинскую помощь подобный результат равносилен чуду. Впрочем, в чудеса я теперь верю, так что, особо не удивляюсь. Если уж существуют индивиды способные управлять кровью так же непринужденно как собственным телом, а в ответ на молитву может снизойти благословление всевышнего, то чуть ускоренная регенерация как то не впечатляет. Экипаж ощутимо тряхнуло, должно быть попалась особенно высокая кочка, стукнувшись головой, я заставил себя подняться. Привалившись спиной к одной из стенок, я с удивлением отметил что движение замедляется.
  - Именем господа остановитесь! - Донесся сквозь деревянную стену властный голос. Так-так, неужели обо мне кто-то вспомнил? Может Аврелий все же пережил первый выпад "Эдварда" и вспомнил о своем дознавателе?
  - Остановите экипаж. - Приказал женский голос, не узнать в нем голос моей пленительницы было невозможно. - Но если ваши люди попытаются задержать, нас я буду вынуждена применить силу.- Прозвенел в ответ на требование неизвестного холодный женский голос. Ух ты я и не подозревал что она может говорить настолько прохладно
  - Кто дал тебе право говорить с служителем господа в таком тоне? - Вскипел ее невидимый собеседник, довольно фальшиво вскипел, впрочем, не видя мимики, я могу и ошибаться. Отрадно другое - поведение этой средневековой фемины не мне одному кажется подозрительным. Долгое сидение в четырех стенах настроило меня на несколько философский лад.
  - Епископ Альфурт передал мне особые полномочия. - Слово "особые" девушка выделила, должно быть это не просто эпитет. - Так что вы не имеете права задерживать меня, сверх, необходимого.
  - Подтвердите полномочия. - Сухо произнес мужской голос. Мда. И здесь кругом канцелярщина и никакой тебе духовности. Несколько долгих мгновений ничего не происходило. Паладины в разговор не вмешивались,
  арбалетчики на крыше экипажа и вовсе молчали в тряпочку. Насколько я понимаю в отличие от облаченных в доспехи воинствующих церковников, они были самыми обычными солдатами, которых всегда хоть пруд пруди.
  - По энциклике святого престола я обязан удостовериться в личности ересиарха и убедиться в том, что у Епископа надзирающего за этой маркой нет вопросов к пойманному еретику. - Отчеканил голос незнакомого мне мужчины, на несколько долгих минут воцарилось молчание. Причем молчание того сорта, когда достаточно одного резкого звука чтоб началась драка. Не знаю, какими силами располагает этот парень, но если у него за спиной нет десятка арбалетчиков, то пятерка рыцарей, "охраняющих" мою скромную персону втопчет его в землю по самые ноздри.
  - Можете начинать досмотр. - Согласилась девушка, судя по ее словам она, так же как и Аврелий принадлежала к служителям церкви. Забавно, но назвать ее монашкой язык все, же не поворачивался.
  В поле моего зрения появился мужчина средних лет, одетый в серую рясу с вышитым серебром крестом на груди. Весьма характерные застежки на нижней части рясы, плавные выверенные движения. В первый миг я едва не принял его за Аврелия, но стоило вглядеться в лицо, как иллюзия развеялась. Это не он, остановивший экипаж мужчина был куда старше. Но вот все остальное за исключением креста на груди совпадало до последней детали. Никаких сомнений в том, кто именно этот человек. Он охотник на ведьм, причем появился здесь неспроста, а явно по мою душу, на этот счет я почти не сомневался.
  - Кто это? - Мужчина повернулся в сторону девушки, так же появившейся в поле моего зрения.
  - Этот человек был найден нами в Олидбурге, - натянуто произнесла девушка. - Он подозревается в ереси и запретной магии.
  - Что за бред? - Грубо прервал ее охотник. - Это слуга Господа! Вместе со своим соратником принявший неравный бой с чудовищем!
  - К сожалению, я не могу утверждать этого. - За спиной девушки появилась парочка паладинов. - Но обещаю вам, Епископ разберется.
  Охотник скрипнул зубами, затем подошел к решетке вплотную и неожиданно подмигнул мне.
  - Мы тебя вытащим... - Услышал я приглушенный шепот. Затем охотник стремительно развернулся и исчез из поля моего зрения. Послышалось конское ржание и мимо кареты пронеслись трое всадников, а экипаж возобновил движение.
  После всех этих событий я находился в недоумении. Что со мной происходит, черт возьми? Что за странная игра ведется вокруг меня?
  Постепенно характер местности, через которую мы проезжали, менялся. Степь сменилась полями и небольшим речушками, а это означало, что мы выезжаем к обжитым местам. Уже ближе к вечеру мы наконец-то подъехали к какому-то городу. Девушка снова появилась в поле моего зрения, но лишь для того, чтобы закрыть заслонку на единственном окне, и теперь я даже не мог рассмотреть, куда именно меня везли.
  Мне оставалось лишь вслушиваться в шум, доносящийся снаружи. Еще около часа я сидел в карете,
  терзаемый сомнениями. Наконец карета остановилась. Открылась дверь и два дюжих молодца бесцеремонно выволокли меня из кареты. Мы находились в какой-то конюшне, меня тут же повели к ближайшей двери, рядом шла та самая девушка. В руках она держала мое нехитрое имущество, а именно шляпу пистоль и рапиру.
  - Сегодня тебе не повезло. - Огорошила меня красавица. - Мастер не сможет принять тебя.
  Поэтому пока мы поместим тебя в гостевые покои.
  Все еще не понимая своего настоящего статуса, я лишь кивнул. Пока вокруг меня происходят все эти непонятные вещи, я не стану высовываться, но судя по всему моей жизни пока ничего не угрожает. А следовательно, можно немного расслабиться.
  - Как насчет того, чтобы эти господа отпустили меня? - Я конечно, не надеялся на это, но попытаться стоило.
  - А ты не будешь делать глупости? - девушка улыбнулась, боже как ей это удается? У меня от этой улыбки чуть ноги не подкосились, а все лишние мысли( а они в такие моменты все лишние) вылетели из головы.
  - Нет, я буду вести себя хорошо. - Ответил я чистую правду, с трудом сглотнув ставшую вязкой слюну. Так неловко я себя наверное со школы не чувствовал.
  'Да да я буду хорошим мальчиком, до поры до времени, пока не появиться возможность сбежать к своим' - Мелькнула в голове почти истеричная мысль. Правда Кто такие "свои", и кто эти так называемые "чужие" я имел лишь смутное понятие, но название ордена в котором мы с Аврелием состояли, я помнил, а следовательно вот туда то мне и надо. Ну его к лешему, всех этих "покровителей"! Знаем мы, чем это обычно заканчивается...
  Наконец это странное путешествие подошло к концу. Свернув в очередной коридор меня, подвели к маленькой, неприятной дверце. Туда меня собственно и затолкали. Сухо щелкнул замок и я оказался в полном одиночестве.
  Комната ничем не напоминала тюремную камеру, разве что зарешеченное окно немного смущало меня. Но все сомнения тут же разрешились, как только я увидел еду. Не медля ни секунды я накинулся на стоявший на единственном в помещении столе поднос с едой. Кроме стола в этой комнатке находилось пара кресел и кровать, но осматривать достопримечательности этого места у меня не было охоты. Все внимание поглотила еда. Я даже не мог подумать, что так голоден. Вяленое мясо, кувшин неплохого вина, ароматная краюха хлеба, несколько каких-то корнеплодов - еда была простой, но очень вкусной.
  Наконец-то закончив насыщаться я развалился на кровати. Внезапно в голову пришла паническая мысль.
  -" Черт, а где тут туалет то вообще?" - После тщательного обследования комнаты мои худшие опасения подтвердились. Под кроватью я нашел медный горшок. Брезгливо повертев в руках этот предмет обихода, я снова улегся на кровать, с облегчением подумав о том, что в ближайшее время пока не хочется им воспользоваться. Правда о том, что будет ночью, я старался думать поменьше.
  В сон я провалился практически сразу. И вполне естественно, что приснился мне тот самый "Эдвард руки-ножницы". Снова и снова я переживал подробности нашего боя, покрываясь холодным пота, пока меня не разбудил скрип несмазанных петель.
  Открыв глаза я с удивлением уставился на темную фигуру, плотно закутанную в плащ. Дверь тут же закрылась а девушка, а это была именно девушка, после того как она сбросила свое одеяние я понял это со стопроцентной уверенностью, направилась ко мне.
  Мурашки побежали по спине, когда я понял кто именно передо мной. Хотя чего я удивляюсь? Организм то сразу просек, что к чему. Не зря же он так навострился в карете...
  Следующим утром я проснулся в ужасном состоянии. Моей ночной феи конечно же нигде не было. - "Приснилось, наверное." - Мелькнула в голове грустная мысль.
  - Он не сопротивляется. - Донесся до моих ушей едва слышный голос ночной феи. Покрутив головой, я без труда определил, откуда идет звук. Толстые деревянные стены здорово приглушали голоса, но и слух у меня, похоже, не намного хуже собачьего. Как бы то ни было, но я сосредоточился на голосе фемины. Чутье подсказывало что говорит она сейчас обо мне, и если повезет можно, то я возможно узнаю о том что ждет меня в недалеком будущем, и что характерно без кофейной гущи и прочих зодиаков.
  - Осталась всего неделя пути. - Продолжила отчитываться моя пленительница. Любопытно с кем это она разговаривает? И почему я его голоса не слышу? Не по телефону же она разговаривает. Или по телефону? Черт, от этого безумного мира можно чего угодно ожидать,
  - Нет, он никак себя не проявил, никаких изменений я не заметила, - поведала своему непонятному собеседнику фемина. - Я проверила всеми доступными средствами, с головой у него точно не в порядке, а вот все остальное на уровне обычного человека. Он даже на инициированного не тянет.
  - Я понимаю, что он справился со Стариком, я сама это видела, но я не заметила никаких изменений. Да я знаю что такое 'проводник силы' но у него нет характерных отметин.
  - Да я понимаю, но не могу, госпожа приказала доставить его к ней, в целости, возможно, она сама хочет его препарировать. - Продолжила свой отчет фемина, несколько долгих мгновений у меня ушло на борьбу с собственным организмом. Организм желал с воплями метаться по комнате. Идея быть препарированным ему определенно не нравилась, да и мне, если честно тоже. Но метаться по комнате я не стал, вместо этого я вновь обратился в слух.
  - Да, я понимаю, его ценность, - покаянно произнесла монашка, ну или кто там она в церковной иерархии. Хотя что-то мне кажется, что к церкви она отношения не имеет. Вроде бы святоши людей не препарируют. Или препарируют если учесть инквизицию, ч другой стороны, еретик как бы даже и не человек.
  - Будет исполнено. - Отрапортовала фемина и по ту сторону стены все внезапно затихло. Даже шагов не слышно. Что ж, похоже, эта неугомонная женщина, уснула и, что характерно совесть ее не мучает. Хотя с чего бы? Я в ее глазах еретик и вообще колдун и то, что меня будут резать на куски, ее совершенно не трогает. Ладно, ладно, не паниковать, нужно размышлять логически. Все не так уж плохо в конце разговора злобной фемине напомнили о моей ценности так, что, быть может, все не так уж плохо. Поднявшись на ноги, я принялся расхаживать по комнате, что все это значит? Черт возьми, в какую переделку я опять угодил и что самое главное как отсюда выбраться. Для начала, что я вообще знаю? Так в первых есть Аврелий и некий монашеский орден, охотящийся на всякую живность. С ними вроде бы все в порядке, тот монах остановивший карету явно принадлежал к тому же ордену. Как там его ночная фея назвала? 'Приор' кажется. Это имя или сан? Или быть может вообще должность? А ладно, не о том думаю. В общем, этот приор явно на моей стороне ну или что вернее на своей собственной, но с ним, во всяком случае, все ясно. А вот те, кто меня заперли по приказу некоего епископа до сих пор остаются темными лошадками. Очень, очень темными, совсем уж черными я бы сказал, одно только то, что меня препарируют, делает их в моих глазах настоящими монстрами. С ними мне определенно не по пути, только вот как сбежать отсюда так чтоб арбалетный болт в спину не получить? Так в размышлениях о побеге я и провел те волшебные полчаса пока за мной не пришли конвоиры. Бряцая железом в комнатушку, вошли два паладина, ну может, конечно, их здесь иначе называют, но я окрестил их именно так. Опущенные забрала в купе с обнаженными клинками заставили и без того не слишком разумный план побега окончательно утратить всякий смысл. Покорно склонив голову, я последовал за ними.
   Основной зал постоялого двора оказался пуст, если не считать эмансипированную фемину взявшую меня в плен. Девушка завтракала, и даже это она ухитрялась делать, так что у меня перехватывало дыхание. Черт, что со мной? Сколько себя помню, никогда такого не было! Так! надо держать себя в руках. В конце концов, она хладнокровно предлагала меня препарировать.
  - Присаживайся. - Медовым голоском произнесла девушка. Усевшись на предложенную лавку и спиной ощущал как насторожились паладины. Их присутствие порождало мерзкое ощущение занесенного над головой меча. Стоит мне неловко дернуться и эти парни препарируют меня прямо здесь.
  - Чем обязан? - Осведомился я стараясь держать лицо каменным, сегодняшняя ночь лишь еще больше убедила меня в том меня пытаются завербовать. И что характерно внутренний голос подсказывал, что поддаться ее влиянию будет огромной ошибкой возможно даже фатальной. Разум же тихонько поддакивал внутреннему голосу, намекая на то, что к предательству в средние века относились не так как в наше просвещенное время. Впрочем, предатели от этого все равно не вымерли.
  - Разве ты не хочешь есть? - Несколько наигранно удивилась фемина. Назвать ее монашкой язык не поворачивался. Вместо ответа я выразительно посмотрел на совершенно пустой с моей стороны стол. На этом разговор как то сам собой увял и засох. Все что мне оставалось это смотреть на то, как она ест и надо сказать, что на фоне протестующего против голодания желудка это зрелище напоминало пытку. Наконец насладившись едой, она жестом подозвала трактирщика и спустя пару минут рядом со мной возникла источающая одуряющий аромат жареного мяса горка. Однако стоило мне, потянутся в его сторону, как в стол врубился клинок. От потери конечности меня отделяла жалкая пара сантиметров. Одернув руку, я с немым укором воззрился на девушку, имя которой я так и не узнал. И скорее всего, узнаю еще не скоро.
  - Ну что вы мальчики такие грубые? - Несколько фальшиво отчитала паладинов фемина. - Пусть наш гость утолит голод, мы ведь не хотим, чтобы он чувствовал себя некомфортно? - Спросила она, чуть подавшись вперед. Осторожно протянув руку к жареному мясу, я взял кусок и немедленно отправил его в рот, не забыв при этом одарить девушку благодарной улыбкой. Не стоит ее разочаровывать. Набив желудок, я поблагодарил эту очаровательную особу и под конвоем паладинов добрался до экипажа, ну вот, теперь меня ждет еще энное количество дней взаперти.
  С памятного завтрака в трактире прошла еще неделя. Никаких попыток разговорить меня не было, напротив, обо мне словно забыли. Жалкие крохи сухого пайка хватало только на то чтобы лежать на месте и стараться не отдать богу душу от тряски. Двигаться сил просто не оставалось. Должно быть, я похудел, а может мне просто так, кажется? Неважно, важно другое, меня почти месяц везут непонятно куда, и что самое паскудное я понятия не имею, чем это кончиться. Хотя, пожалуй, одно могу сказать наверняка - ничего хорошего из этого не выйдет. Похоже, так и закончиться моя история, и никакого тебе героического спасения мира. Меня просто сожгут или запытают до смерти. А скорее всего сначала запытают а потом сожгут. Мысли о том, что меня хотят завербовать, тихо скончались от голода, и теперь мысль о том меня везут для показательного сожжения, казалась мне куда более реальной.
  Спустя еще два дня подобного время препровождения характер дороги значительно изменился. Больше не было так донимавших меня колдобин, экипаж мерно катился по какой-то ровной поверхности. Нет, потряхивало все равно изрядно, но никакого сравнения с тем как было раньше, да и скорость возросла на порядок. Похоже, мое путешествие походит к концу.
  Я не ошибся, только чего-то радости мне это не принесло. Уже к вечеру экипаж замедлил свой ход и меня выволокли наружу. Несмотря на то, что за прошедший месяц я изрядно ослаб у меня все еще оставались силы, однако мысль о сопротивлении даже не возникла. Наверное, по тому, что к паре паладинов за спиной к конвою добавилось еще трое весьма примечательных личностей. Примечательны они были тем, что их снаряжение очень напоминало мое собственное. Широкополые шляпы с высокой тулой, плотные плащи и рапиры с пистолями. Вот это да, а я то думал, почему Аврелий не удивился моему наряду. Вот только главного вопроса это не снимает - кто эти трое? Если это охотники на ведьм то кто тогда Аврелий? В общем, несмотря на упадок сил, я старался держать уши открытыми однако ничего выведать не удалось, за все время что меня вели по каменным коридорам какого-то непримечательного строения, конвоиры не перекинулись и словом. Спустя несколько минут меня остановили возле окованной железом двери. Коротко постучав в нее один из конвоиров подождал несколько секунд и отворив дверь втолкнул меня во внутрь.
  
  
  Глава 7
  
  Передав пленника людям Ральдина, Эллина с трудом добралась до своей комнаты. С наслаждением стянув ненавистную рясу девушка растянулась на кровати. Столкновение с жнецом измотало ее до такой степени, что за две недели пути силы так и не вернулись, нот куда хуже был липкий страх и ощущение беспомощности. Девушка и раньше слышала о могущества Жнеца, в начале от непосвященных считавших его воплощением смерти, а потом от наставницы. В отличие от глупых крестьян наставница считала Жнеца не сверхъестественной сущностью, а просто очень опытным инициатом. Эллина во всем разделяла мнение наставницы, вместе с ней смеялась над глупостью непосвященных, смеялась когда какой-то охотник снес ему голову. Смеялась Когда тело Жнеца скатилось вниз с горы трупов, а вот когда мертвое тело начало вдруг шевелиться стало совсем не смешно. Когда же казалось весь город уставился на нее миллионом глаз стало откровенно страшно. Но это было всего лишь прелюдией, девушка пыталась забыть давящее ощущение краткий миг соприкосновения с чудовищным разумом направляющим тысячи монстров за несколько минут выращенных из тел горожан. Впрочем, сейчас девушка испытывала вовсе не страх, а скорее восхищение, могущество Жнеца завораживало как и его возрождение из мертвых. Ни один инициат не был способен на такое, даже наставница умрет стоит снести ей голову. Такая сила завораживала, она восхищала. Элина раз за разом прокручивала в голове недавние события и раз за разом ее разум натыкался на одну странность. Во время скоротечной схватки с охотником Жнец ни разу не попытался его убить, лишь обездвижить. Чем заинтересовал могущественного инициата простой охотник на ведьм? Какую он представляет ценность если Жнец любой ценой пытался захватить его живым? За две недели Элину успела проверить захваченного охотника всеми доступными ей способами, однако ничего необычного в нем не было, если конечно не считать страшной путаницы в голове.
  Едва слышный скрип прервал размышления девушки, однако не успела она повернуть голову как чья-то рука сжала ей горло а спустя миг девушка повисла в воздухе. С изумлением глядя на ворвавшегося в комнату мужчину.
  - Где он? - спросил он, чуть-чуть усилив хватку.
  - Ты, ты мертв! - прохрипела девушка не в силах принять то что говорили ей глаза.
  - мертвые не держат живых за глотку, - усмехнулся монах вытащив из скрытых под рясой ножен короткий изогнутый клинок. Ее клинок! Тот самый что она выронила спасаясь от жнеца.
  Резво выбросив вперед правую ногу Элина со всего маха заехала охотнику под дых, но он даже не пошатнулся, хотя вложенной в удар силы было достаточно чтобы пробить стену.
  - Ты переоцениваешь свои силы, итак я в последний раз спрашиваю: где он? - произнес монах даже не поморщившись.
  - Он в подземельях Храма святого Лекоса, - прохрипела Элина и прикусив язык попыталась заставить противника умереть.
  - Пустая трата сил, ты даже инициацию не прошла, - хмыкнул монах и прежде, чем девушка успела задать следующий вопрос одним рывком сломал ей шею. Несколько мгновений он смотрел на распростершееся на полу тело, а затем спокойно вышел. Но этого Элина уже не видела, все ее внимание сосредоточилось на одной крайне непростой задаче - выжить. О том, кто это был и почему вдруг решил оставить ей жизнь можно будет подумать позже.
  
  ***
  
   Чтоб я так жил! Умеют же некоторые индивиды устраиваться... Обстановка внутри просторной комнаты мягко говоря не соответствовала двери. Роскошь, роскошь и еще раз роскошь, но не такая как в магистрате Коперхила или в домах печально известных 'новых русских' нет, тут все было совершенно иначе. Уют и роскошь сочетались так органично, что сразу возникали мысли об профессиональных дизайнерах и прочих прелестях моего века. За всем этим великолепием я как-то не сразу заметил хозяина.
  - Добро пожаловать в мою скромную келью. - Мужчина среднего роста мужчина, раскинул руки в приветствии. Надо сказать что помимо роста средним был так же возраст, одежда и выражение лица. Вообще если бы кому-то пришло в голову нарисовать того самого 'среднестатистического' высокопоставленного церковника то этот мужик подошел бы просто идеально. Впрочем, стоило приглядеться внимательнее и становилось понятно что этот индивид куда занятее. Богато расшитая серебром и золотом ряса, холеные руки и удивительно равнодушное лицо. Даже не равнодушное, а какое-то бездушное выражение прикипело к нему словно маска.
  - И чем же я обязан визитом в сию скромную обитель? - Поинтересовался я изучая обстановку, вернее я старался чтобы мой взгляд скользил именно по ней, внимание же я сосредоточил на своем собеседнике. Уж очень это примечательный человек. Кем бы он ни был но манера держать себя да и эта 'скромная обитель' выдавали в нем человека обладающего большой властью. Только вот зачем ему я? Хм... понятно зачем, если ему стало известно, как именно я появился в этом мире, то интерес вполне объясним. Я бы даже сказал: закономерен.
  - Скажем, мне стало любопытно. - Улыбнулся хозяин кельи, и было в этой улыбке нечто такое, что заставило меня поежиться.
  - И чем же вызван интерес к моей персоне столь высокопоставленного лица? - Полюбопытствовал я сосредоточенно изучая необычного вида канделябр.
  - Видите ли, молодой человек, вами заинтересовались очень могущественные люди, и мне любопытно чем именно вы привлекли их внимание. - Как то буднично произнес хозяин кельи. Надо отдать мне должное я удержался от удивленного возгласа и последующих радостных воплях.
  - Не понимаю, как это относиться ко мне? - Спросил я ровным голосом.
  - Ну же не стоит скромничать, я знаю куда больше, чем вам кажется. - Усмехнулся мужчина, весьма примечательно усмехнулся, двигались лишь губы. Такое ощущение, что у него на лице маска.
  - Что именно? - Поинтересовался я спокойно, к подобным провокациям у меня давно уже выработался иммунитет. Так что конкретику на стол, пожалуйста.
  - Ну, хотя бы то, что вы новичок в нашем мире. - В тон мне ответил церковник. Вот это был удар, что ж этого следовало ожидать, вот только любопытно откуда он это узнал? Едва ли здесь существует телефон или даже телеграф. Да и сомневаюсь я, что Аврелий сообщил то, что ему известно обо мне этому индивиду. Да и старик настоятель того монастыря не мог передать сведения так быстро. Что-то тут не так. Нет, это конечно паранойя, но мне, почему-то не хочется доверять этому человеку. Такой сожрет с потрохами и не поморщиться. Да и вообще откуда твердолобому церковнику знать о других мирах? Это ж ересь несусветная, если я правильно понял рассказы Аврелия о здешней вере, то никаких рассуждений о других мирах быть не может. А если это так, то признание этого человека вполне могут быть ловушкой, нужно все отрицать, иначе точно сожгут за ересь и на этот раз вполне обоснованно. Нет уж пусть сначала тот, кто стоит за Аврелием вытащит меня из лап своих конкурентов, тогда можно будет и полюбопытствовать, да и то очень осторожно.
  - Не понимаю о чем вы? - Изобразил я самое искреннее удивление из своего арсенала.
  - Все вы понимаете. - Усмехнулся церковник.
  - Я потерял память, и не помню, как оказался в монастыре, но причем здесь другие миры, к тому, же верить в то что господь создал еще один мир, по меньшей мере, глупо.
  - Разве? А вам не приходило в голову, что Творец в своем величии создал мир куда более сложным, чем вы можете его представить, или вы хотите оскорбить Всевышнего усомнившись в его способностях? - Парировал мой выпад церковник, что ж состязаться с этим человеком в богословии мне явно не по плечу, он просто размажет меня по полу а потом сожжет как еретика. Еще Торквемада доказал что благодаря широте трактовок святого писания в ереси обвинить можно кого угодно, было бы желание.
  - Богословие безумно интересная тема, но я бы предпочел вести подобные беседы в другое время, поэтому давайте вернемся к тому с чего начали. Я не помню, как очутился в монастыре, Аврелий высказал предположение, что провал в памяти вызван проклятьем какой-то богохульной мерзости. - Произнес я перерыв весь свой словарный запас в поисках соответствующих слов.
  - Любопытная реакция. - Пробормотал собеседник, не скрывая насмешку. Мало того что этот непонятный церковник изъясняется будто высоколобый так он еще и смотрит на меня как энтомолог на один из редких подвидов бабочек. Или все же энтомолог? А, черт! о чем я только думаю? Тут нужно придумать, как держать себя, чтобы максимально увеличить мои шансы на освобождения, а не о том, как правильно спеца по насекомым назвать.
  - В любом случае юноша, за несколько минут разговора вы наговорили как минимум на сожжение. И поверьте сидящие за стеной монахи слышали каждое слово, более того они еще и записали для верности. Так что ваша судьба в моих руках. - Поведал мне церковник доверительно. Тут-то меня и проняло. Этот гад сейчас предложит мне выбор, или я иду на костер или работаю на него. Хотя какая это работа? Это рабство.
  - Какая восхитительная гамма эмоций. - Улыбнулся церковник. - Я вижу, вы правильно оцениваете ситуацию юноша, в вашем возрасте это большая редкость. Проклятье этот урод, еще и по лицам читает ничуть не хуже чем по бумаге.
  - И какова же альтернатива костру? - Поинтересовался я с трудом взяв себя в руки.
  - Милосердное удушение, а уже потом сожжение. - Улыбке этого урода мог позавидовать и саблезубый тигр. Хотя нет, вру, это скорее улыбка кобры уже отравившей свою жертву и теперь с любопытством наблюдающее за попытками полупарализованной жертвы отползти в сторону. Но вовсе не это самое гадкое, самое гадкое в том что я не дурак, и приму предложение, лучше быть повешенным чем мучительно сгорать за живо на костре.
  - И что же нужно чтоб ко мне проявили милосердие? - Поинтересовался я прокручивая в голове слова успокоившей меня в Олидбурге молитвы. Если она не поможет, то я рискую сойти с ума от страха. Короткое четверостишье проскочила через сознание словно искра разом обрубив страх и сомнения.
  - Сущий пустяк. - Сообщил клирик усаживаясь в глубокое кресло с широкой спинкой. Тонкая резьба покрывала каждый сантиметр ножек и подлокотников. Вся эта информация оседала где-то на задворках моего разума вместе тысячами других деталей совершенно неважных на первый взгляд. - Мне нужно чтобы вы юноша рассказали о своей связи с епископом де Лагуэ. А так же о тех злодеяниях, что он совершал на ваших глазах.
  - Думаю, не лишним будет, упомянуть о деятельности подконтрольного ему культа развращающего целую марку. - Продолжил я мысль хозяина кельи. Что ж предположение о том, что этот дяденька с бездушным лицом - конкурент покровителя Аврелия оказалось верным.
  - Прекрасная мысль, и главное очень полезная. - Вновь показал специфическую улыбку клирик. Любопытно за что они грызутся? Какая ставка в этой игре? А, не важно! Главное придумать, как выбраться отсюда живым.
  - Ну, так как, ты уже решился? - Перешел на 'ты' клирик, разом утратив те крохи благообразности, что до этого у него были. Вот значит как, с игрой в вежливость покончено.
  - Думаю, я откажусь. - Ответил я выдавив из себя улыбку, несмотря на то что страха не было, чувствовал я себя очень паршиво, надо быть идиотом, чтобы не понять что за этим последует. Но все же пусть лучше меня пытаются сломить чем я получив нужное сожгут. К тому же чем дольше я сопротивляюсь, тем больше будет времени у тех, кто хочет меня вытащить отсюда.
  - То есть, упорствуешь? - Холодно уточнил клирик, думаю, он и есть тот епископ по чьему приказу меня сюда и притащили. Но тогда что там за 'хозяйка' которая хотела меня препарировать?
  - Не упорствую, просто отрицаю абсурдные обвинения. - Уточнил я в свою очередь.
  - Ты ведь понимаешь, что делают с теми, кто упорствует? - Спросил епископ, выделив последнее слово. 'Уррод! Конечно, я понимаю, но я хочу жить!' - Прорвались сквозь барьер клочки гнева.
  - Повторяю, я не упорствую, и готов оказать любое содействие для того чтобы прояснить это досадное недоразумение. К тому же я не знаком с епископом де Лагуэ так что не могу сказать о нем ничего не погрешив при этом против истины. - Парировал я рассчитывая что писцы запишут и эту часть нашей беседы. Если конечно это не блеф со стороны собеседника. От подобного индивида можно ждать чего угодно.
  - К тому же рискну предположить, что раз уж он достиг столь высокого звания, то это исключительно верующий и достойный человек ведь не никто не стал бы назначать на столь высокий пост пройдоху, и уж точно не позволил бы ему заполучить столь высокий сан. - Добавил я впившись взглядом в собеседника, но он меня разочаровал, вместо того чтобы вспылить он неожиданно успокоился, и было в этом спокойствии нечто неестественное. Ну не может нормальный человек так резко погасить гнев. Или может? Например, я сам проделал то же самое со страхом пару минут назад.
   Тем временем епископ поднял со стола золотой, а может просто золоченый колокольчик, мелодичный звон из-за натянутых до предела нервов прозвучал набатом. Я едва не оглох, епископ же казалось, не обратил на это ни малейшего внимания. Не успел я разобраться с этой странностью, как в комнату ворвалась приснопамятная троица непонятных людей в плащах и шляпах. Забавно, но они не соизволили их снять даже в помещении. На этом забавные вещи кончились, в считанные мгновения меня скрутили хотя я даже и не помышлял о сопротивлении.
  - Лок, Гарель, отведите его в комнату покаяния, ему явно требуется разъяснить некоторые вещи. - Обратился к своим людям епископ. Именно своим, по тому как у тех кого назвал по именам чуть ли не собачья преданность на лицах застыла. Боже да они не виляют хвостом только по тому, что у них его нет!
  - Будет исполнено святейший! - В один голос гаркнула троица, и прихватив меня с собой покинула роскошно обставленное жилище епископа. Или быть может я не прав и это кто-то другой? Не важно, в любом случае это кто-то достаточно важный чтобы отдавать приказы даже паладинам. Думаю здесь, как и в нашем мире, паладином мог стать далеко не каждый дворянин или даже монарх.
   Вытолкав меня из кельи епископа, троица разделилась, двое потащили меня куда-то вглубь здания, а третий чье имя так и осталось для меня неизвестным, беззвучно растворился, где то в коридорах. Не знаю, куда именно меня тащили, но это явно где-то под землей, во всяком случае, несколько лестниц ведущих вниз на это недвусмысленно намекали. Хотя, что тут непонятного? В пыточную меня тащат, в пыточную! и что-то сомневаюсь, что меня там плюшками с чаем, угощать будут. Таившийся все это время где то в глубинах сознания страх вырвался наконец на волю, от того чтобы задергаться в руках парочки псов епископа меня спасло кристально чистое понимание что ни к чему кроме побоев это не приведет. Спустя несколько минут весьма бодрой ходьбы по довольно неухоженным коридорам и меня втолкнули в сырую комнатушку. Избавиться от сырости не помогала даже пылающая жаровня в центре комнаты. Впрочем, мое внимание сосредоточилось вовсе не на ней. Взгляд мой немедленно прикипел к целому ряду сверкающих орудий. Вот оно значит как? Сейчас меня будут резать на ремни, и никто мне не поможет. И что-то мне подсказывает что поход к стоматологу без ультрокаина будет сущим пустяком на фоне того что сейчас придется испытать. Видимо часть моего страха отразилась на лице, поскольку приковывающий меня к деревянной пародии на кресло урод довольно улыбнулся. Боже, да ему же нравиться чужой страх. А чего я ждал? Что палачи будут нормальными людьми? Так, так! надо успокоиться, расслабиться и помолиться. Точно, помолиться вдруг всевышний ответ как тогда в Олидбурге. Ускоренная регенерация мне была бы очень кстати, да и сила бы не помешала. Путаясь в словах, я начал молиться, одновременно стараясь не двинуть лыжи от страха. 'Господь всемогущий, прости меня грешного и помоги выпутаться из глубокой дупы в которую я попал твоими усилиями' - Шептал я отчаянно надеясь на чудо. В ответ на слова этого спича по телу прокатилась теплая волна и... и ничего! Проклятье, черт! Черт, вот уродство! Ну почему тогда сработало, а теперь ничего?! Или все дело, что тогда противником был красноглазый уродец повелевающий кровью, а теперь слуги церкви? Неужели все дело в этом?
  - Ну вот, вижу ты созрел для того чтобы оценить мое искусство. - Голос епископа оказался для меня полной неожиданностью. Как этот гад оказался в пыточной?
  - Видишь ли, я своего рода скульптор. - Доверительно поведал мне этот уродец в рясе. Причем расшитая золотом и серебром осталась, по всей видимости, в его келье. Теперь епископ красовался в обычной дерюге украшенной буроватыми пятнами, и будет наивно думать, что это пятна от соуса.
  - Поверь, я умею создавать настоящие шедевры. - Вкрадчиво сообщил епископ, взяв в руки широкий чуть изогнутый резец. Впервые на его лице появилось, какое-то оживление, во всяком случае, морда этого урода больше не напоминала маску, теперь на ней светилось плохо скрываемое вожделение. Господи да тут, какой-то заповедник больных на всю голову психов, да они же кайфовать будут, распиливая меня на кусочки. Господи ну за что? Пожалуйста, прости грешного, если я выберусь из этой передряги я буду примерным мальчиком. Я буду помогать сирым и убогим, я раздам честно присвоенные деньги купца нищим. Я стану роптать, уничтожая богопротивных тварей, да я даже молиться начну регулярно. Господи, ну пожалуйста, прошу тебя! - Взвыл я уже вслух, под аккомпанемент злорадного хохота епископа. Тем временем этот монстр в рясе прокалил над огнем жаровни свои инструменты. В руках у него теперь красовалось узкое длинное лезвие. Кончик орудия пыткам раскалился докрасна, остальная часть уже успела поостыть до темно багрового. 'Сейчас меня будут этой штукой резать' - Мелькнула в голове паническая мысль, и это оказалось последней каплей. Я потерял над собой контроль. Я бился в оковах, подвывая от страха, пытался освободиться, но прочная сталь пресекала эти попытки на корню. Наконец раздался громкий треск, вслед за ним звякнули какие то железки. Неужели мне все же удалось вырваться, однако новая попытка освободить руки оказалась столь же безуспешна, как и предыдущие.
  - Что здесь происходит! - Резкий, внушительный мужской голос чуть испорченный отдышкой заставил меня до треска в позвоночнике вывернуть голову.
  - Я спрашиваю что здесь происходит?! - Вновь рявкнул толстяк в богато изукрашенной рясе. Макушку этого уникума закрывала крохотная красная шапочка, или может эта штука как то иначе называется? Неважно, важно, что вслед за ним в комнату ворвался Аврелий и тот охотник на ведьм что остановил экипаж. Похоже, этот жирдяй и есть тот самый покровитель ордена. Впрочем, все лучше, чем этот псих с мордой мраморной статуи и садистскими наклонностями. Тем временем атмосфера в пыточной накалялась и жаровня тут явно не причем. Аврелий и приор наставили на парочку подручных епископа пистолеты и скорее всего, заряжены они не холостыми. У моих мучителей, судя по кислым мордам пистоли, не заряжены да никто и не позволил бы им выдернуть их из креплений.
  - Это вторжение! - Рявкнул каменомордый епископ, если он конечно епископ.
  - Этот человек мой! И ты не имеешь права его здесь держать. - Проорал в ответ толстяк. Вот тебе и смиренные служители церкви, сейчас они друг другу в глотки вцепятся. Тем временем Аврелий не сводя пистоля с парочки мордоворотов, извлек из скрытых ножен свой короткий клинок. Впервые мне удалось рассмотреть процесс. Обычно это происходит столь молниеносно что, кажется, будто клинок возник из пустоты. Интересно зачем ему этот тесак? Короткий взмах стал для меня полной неожиданностью, следом что-то резко звякнуло, боль обожгла запястье. Боже, этот псих перерубил кандалы, едва не оттяпав мне попутно запястье. Тонкий узкий разрез лишь немногим не достал до сухожилий, просто царапина по сути пусть и глубокая. Спустя мгновенье та же судьба постигла кандалы на другой руке. От оков на ногах я освободился уже самостоятельно. Так, теперь нужно осторожно отойти в сторону. Черт! Как же ноги затекли, впрочем, это покалывание сущий пустяк в сравнении с тем, что меня ждало, не вмешайся покровитель Аврелия. Как там его? Де Лагуэ кажется.
  - Ты заплатишь мне за это Освальд? - Прорычал епископ, побелев от гнева, надо отметить, что в этот момент его лицо как никогда напоминало гипсовую маску.
  - Сочтемся. - Усмехнулся толстяк, выбираясь вслед за мной из пыточной.
   Через пятнадцать минут после освобождения я сидел в ни чем не примечательном экипаже, причем мы с Аврелием и приором ютились на одном сидении, а упитанный епископ на другом, и кажется, ему было теснее, чем нам. Только теперь я почувствовал, как страх разжимает свои липкие пальцы.
  - Итак, что он от тебя хотел? - Без лишней вежливости спросил епископ. Впрочем, ему хватило такта дать мне время, чтоб прийти в себя.
  - Лжесвидетельство. - Ответил я отыскав в лексиконе подходящее слово.
  - Что именно? - Оживился толстяк. - А, можешь не говорить, он хотел очернить меня верно? - Добавил он после едва заметной заминки.
  - Да. - Кивнул я коротко, говорить мне особо не хотелось, а вот жрать хотелось неимоверно да-да именно жрать а не есть (есть я хотел несколько недель назад).
  - Ну да ладно, Альмур давно уже точит на меня зуб, так что ничего нового. Лучше расскажи мне, каким образом ты справился с колдуном? - Мягко поинтересовался епископ, и мне тот час привиделась пыточная, а руки на миг ощутили холодную тяжесть кандалов.
  - Не знаю, как это вышло. - Ответил я совершенно искренне, однако взгляд епископа моментально заледенел. К ощущению кандалов на руках добавилось ощущение поднесенного к лицу лезвия.
  - Опиши, как это было. - Вмешался в разговор Аврелий, удостоившись при этом недовольного взгляда своего покровителя.
  - Он гонял меня по всей площади швыряясь красными сгустками какой-то гадости. - Начал я свой рассказ.
  - И ни разу не попал? - Перебил меня приор.
  - Напрямую нет, но меня пару раз окатило таки этой дрянью. - Ответил я как можно более искреннее, в конце концов, скрывать, как именно все происходило на самом деле, не имеет смысла. Более того попытка скрыть инфу вызовет лишь ненужные мне подозрения.
  - И ты остался жив? - Поднял брови епископ.
  - Да, думаю, меня защитил мой плащ и распятия, укрепляющие нагрудник. - Выложил я свои догадки, благо звучали они на редкость благообразно. Что может быть милее сердцу клирика, чем спасающие от зла святые символы?
  - Любопытно. - Пробормотал толстяк переглянувшись с приором, - Что было дальше?
  - А дальше он схватил меня как щенка, а я снес ему голову выстрелом в упор. - Ответил я по понятным причинам, не желая распространяться о золотистом свечении, охватившем мои руки.
  - Вот значит как. - Задумчиво проговорил епископ прикрыв веки. - Ты больше ничего не хочешь рассказать? - Поинтересовался он, не раскрывая глаз.
  - Ну, в какой то миг мне показалось что мои руки охватило золотое свечение, но думаю это просто последствия удара головой. - Поведал я сенсационное известие. Надеюсь, мое пояснение достаточно правдоподобно, чтобы меня не упекли в здешний аналог психушки.
  - Аврелий? - Открыл глаза епископ.
  - Мне нечего добавить. - Отчеканил инквизитор, хотя инквизитор ли? Те парни, в похожих на мои шмотках, куда больше соответствуют образу. Нужно будет расспросить Аврелия на эту тему и прояснить уже наконец как тут все устроено. Заодно и с выбором стороны окончательно определюсь.
  - Хорошо, очень хорошо. - Пробормотал себе под нос упитанный сверх меры епископ.
  - Тиберий, введи его в курс дела, раз уж брат-воин не удосужился этого сделать. - Приказал епископ, переведя взгляд на приора. Так-так, все же 'приор' это не имя, и уж точно не сан, значит это должность и что-то мне подсказывает, что не такая уж и маленькая.
  - Кстати а как вы меня нашли? - поинтересовался я ощутив перемену в разговоре.
  - Я узнал где тебя держат,- мрачно буркнул Аврелий, похоже произошедшее в Олидбурге не самым лучшим образом сказалось на его разговорчивости, да и выглядит он куда мрачнее чем раньше, хотя казалось бы такое просто невозможно. Куда уж мрачнее-то?
  - Я все тебе расскажу. - Подал голос Тиберий, епископ стукнул пару раз в стенку экипажа вновь прикрыл веки и кажется задремал. Стук по всей видимости был условным сигналом во всяком случае карета почти тот час замедлила ход а через пару мгновений и вовсе остановилась. Отворив дверь, Аврелий выскочил на улицу, мотнул головой, и я без дополнительных пояснений выбрался вслед за ним. Приор выбрался с другой стороны. Едва дверцы закрылись, как кучер стегнул лошадей, и карета покатила дальше. Бросив пару взглядов по сторонам, я обнаружил себя на в меру широкой улочке удивительно чистого для средневековья города. Над моей головой мерно покачивалась вполне понятная вывеска. Кружка пива на фоне печеного гуся и название заведения, написанное столь неразборчиво, что прочитать его не удалось.
  - Нам сюда. - Подал голос Аврелий, толкнув внушительной толщины дверь. Та даже не шелохнулась а вот 'брат-воин' болезненно поморщился и повторил попытку но уже другой рукой. В этот раз дверь распахнулась, как от удара тараном. Отметив этот момент, где то в глубинах памяти я вошел в трактир вслед за Аврелием. Спустя несколько минут мы уже сидели за просторным столом, созерцая приятнейшее зрелище в виде целой горы самых разнообразных яств. Прочитав короткую молитву, Аврелий принялся за еду, а я только сейчас отметил, что все это время приора с нами не было, куда он делся? Ему же нужно меня просветить на счет последних событий. Впрочем все эти вопросы появились у меня в голове только после того как голод освободил для них достаточно места под сводами черепа. Ха! а еще говорят, что голодание помогает достичь просветления и кристальной ясности мысли. Хотя если подумать то это чистая правда, поголодав в течении месяца я с кристальной ясностью начал понимать, что человеку нужно есть!
  - Так что там насчет того чтоб просветить меня насчет всего случившегося? - Поинтересовался я расправившись с большей частью жратвы на столе.
  - Тиберий тебе все расскажет. - Буркнул в ответ охотник на ведьм. С того самого момента как мы очутились в этом заведении с его лица не сходила мрачная гримаса. Припомнив сцену у входа в трактир, я мысленно сложил два плюс два. Вот оно, похоже, Аврелий все еще не оправился от ран. Похоже, тот упырь красноглазый здорово его потрепал. Воспоминание о площади Олидбурга окончательно испохабило настроение. Так что еще минут десять мы сидели в мрачном молчании. В голове роились весьма мрачные предчувствия и совсем уж темные догадки. Во время заточения в карете я успел подумать о многом, в том числе и о том, что произошло на площади Олидбурга. Тот окровавленный урод управлял кровью, она была его оружием и в то же время защитой. Это же невозможно! Хотя нет, вру, возможно, раз уж произошло. Тогда выходит то, что я видел и есть магия. Магия...Что-то не похожа та помесь Фреди Крюгера с Эдвардом руки-ножницы на Гари Потера. Да что там он даже на Гендальфа не похож! Где дурацкая шляпа а где посох. Ну да ладно нужно успокоиться, сердце как и всегда стоило мне воскресить в памяти образ того урода грозилось выпрыгнуть из груди от страха.
  - Ну вот, я вижу, вы уже поели. - Голос приора вывел меня из ступора.
  - Мне нужно идти. - Поднялся из-за стола Аврелий.
  - Иди. - Кивнул приор, усаживаясь напротив. Коротко кивнув на прощанье Аврелий вышел из трактира и не подумав расплатиться с трактирщиком.
  - Что ты знаешь о Папе? - Спросил Тиберий поймав мой взгляд в перекрестье своих глаз. Именно так, поскольку ощущение от его взгляда была такое, будто тебя снайпер через прицел разглядывает.
  - Ну, он, главный. - Озвучил я свои обширные познания в этом вопросе. Судя по несколько потрясенному взгляду Тиберия он ждал несколько более развернутый ответ.
  - Ну, так вот слушай. - Начал рассказывать приор, и надо сказать, что лекция вышла весьма обширная. Тиберий коснулся всех важных вопросов, начиная политическим влиянием здешнего Папы на сопредельные государства и заканчивая внутренней иерархией и некоторыми тонкостями избрания нового Папы. Вот уж никогда бы не подумал что в основе выборов папы лежит не то усложненная не то доведенная до ума демократическая система. Правом голоса обладают лишь восемнадцать кардиналов составляющих вместе малый совет. Причем на пост кардинала может быть назначен лишь достигший сана епископа клирик. От обилия информации у меня немедленно разболелась голова но я продолжал слушать, благо что общие очертания творящегося вокруг уже начали вырисовываться в голове. Все окончательно стало понятным лишь тогда когда Тиберий поведал о стремительно прогрессирующей болезни нынешнего Папы. Причем даже по самым оптимистичным прогнозам Понтий пятый не доживет до конца года. Так что грядет избрание нового Папы со всеми вытекающими отсюда последствиями вроде обострения грызни за кардинальские посты. Освальд де Лагуэ является одним из таких кандидатов и это значит что его конкурентам до зарезу нужно убрать его с пути. Так что тот очаровательный дядя с непроницаемым лицом один из таких вот конкурентов. Так же Тиберий отдал мне туго свернутый свиток со списком имен тех кого стоит остерегаться.
  - Ладно, вижу, с тебя на сегодня хватит. Иди наверх, вот ключ, и не беспокойся насчет денег, этот трактир принадлежит церкви. - Соизволил, наконец, заметить мои муки приор. Сцапав ключ, я попрощался с ним и спустя несколько минут повалился на пахнущую травами кровать.
  
  
  
  
  Глава 8
  
  Поднимайся! - До омерзения бодрый голос ворвался в мозг через уши и устроил там полнейший переполох. Боже, за что мне это наказание?!
  - Хватит спать! - Рявкнул, инквизитор, убедившись, что я не собираюсь подниматься. Да да, именно инквизитор, и никак иначе, как оказалось своя инквизиция есть, чуть ли не при каждой церквушке, и только для обывателя все они заодно.
  - Ну, сколько можно. - Простонал я поднимаясь с кровати. Несмотря на раннее пробуждение, я в принципе сумел отдохнуть. За ночь головная боль перестала терзать мой мозг, так что чувствовал я себя вполне прилично. Хотя вполне возможно, что причиной был сытный обед вчера вечером. Продрав наконец глаза я с изумлением уставился на плотный кожаный плащ. Нет не так, Мой! Кожаный плащ, укрепленный стальными полосами. Поверх плаща на руке Аврелия лежала двойная перевязь для пистоля и рапиры. К сожалению уже не мои.
  - Держи. - Буркнул инквизитор швырнув в меня всем этим добром. Увернувшись от перевязи я рухнул в кровать сбитый ударом тяжеленного плаща. Вот садист да он смерти моей хочет! И все же со мной мой плащ, тот самый, что спас меня от колдовства.
  - А что с оружием? - Спросил я, накидывая на плечи плащ, надежная тяжесть приятно легла на плечи.
  - Оружие вернуть не удалось. - Нахмурился Аврелий. - Ральдин ухитрился 'потерять' их. Угу, так и зовут того очаровательного дядьку метящего в кардиналы.
  - И?
  - И тебе выдадут новое. - Мрачно закончил Аврелий. Понятно, судя по всему, моя инквизиторская шляпа-каска так же в прошлом. Печально, но ничего столь уж страшного. Куда важнее, что руки ноги и все прочие части тела при мне.
  - Пойдем. - Буркнул инквизитор выскальзывая из комнаты своим специфическим шагом.
   Спустя пятнадцать минут мы вышли из трактира. Из-за того что Аврелий куда то спешил завтрак пришлось чуть ли не проглотить. Ну да ладно, приятная тяжесть в желудке всегда настраивала меня на позитивный лад.
  - Так куда мы идем? - Прервал я молчание.
  - В собор святого Пунция. - Буркнул инквизитор, похоже сегодня и без того не слишком разговорчивый инквизитор окончательно замкнулся. И что ему понадобилось в этом соборе? Может быть, там тайная штаб-квартира инквизиции?
   До собора мы добирались не меньше двух часов, и все это время я пытался понять почему Аврелий не воспользовался услугами извозчиков. Но как бы, то, ни было, все вопросы вылетели у меня из головы, когда я увидел храм или правильнее будет сказать собор? А не важно, тянущееся к небу здание производило неизгладимое впечатление даже на фоне не таких уж и безобразных домов.
  - Так зачем мы здесь? - Спросил я у инквизитора.
  - Зачем? - Удивился Аврелий. - Из-за тебя я две недели не был в храме.
  - И?
  - И пришло время исправить это упущение. - Дал ответ инквизитор. Этот псих, что разбудил меня только ради этого? Он что издевается? Да я бы спал еще несколько часов вместо того чтобы тащиться пешком по городу!
  - Ты что...? Озвучил, было, я свой вопрос, к счастью мне хватило ума заткнуться прежде чем инквизитор понял что я хочу сказать. - Ты что специально выделил время, чтобы разбудить меня? Спасибо, брат! - Поблагодарил я, мысленно утерев испарину. Ну и ну чуть не влип. Тем не менее Аврелий наградил меня фирменным инквизиторским взглядом и одернув рясу поднялся по ступеням ведущим в храм. При каждом шаге раздавалась весьма характерное позвякивание. Ну, еще бы, этот уникум даже в церковь в кольчуге ходит. Вот тебе и служитель всеблагого бога. Ну да ладно. Поправив плащ, я взбежал по ступеням, резные створки распахнулись без единого скрипа, лишний раз, подчеркивая то, сколь тщательно следят за храмом. Внутренне убранство оказалось под стать внешнему виду всего собора. Насыщенный благовониями воздух горчил на языке, в носу немедленно засвербело. Аврелий уже где то скрылся, думаю, отправился исповедоваться или молиться или еще куда, а все что мне остается это ждать да пялиться на огромное распятие, висящее над алтарем. Тонкие едва заметные тросики удерживали его в воздухе, а благодаря свету, проходящему через витраж казалось, что крест и вовсе парит в потоках света. Ну да, опиум для народа всегда нужно подавать вместе, чем нить необычным. Гудящие от напряжения ноги мягко намекнули что пора бы принять более удобное положение в пространстве. Уцепившись взглядом за одну из вырубленных из камня скамеек, я с наслаждением развалился на ней в полный рост. Взгляд немедленно уперся в вполне себе приличные фрески. Ну да до фотографий далеко но те остались в другом мире. Эх, сейчас бы комп, да с широкополосным подключением. - Мелькнула в голове печальная мысль.
  - Вам плохо? - Незнакомый старческий голос заставил меня дернуться от неожиданности.
  - Да, да что-то голова закружилась. - Соврал я, не моргнув и глазом. Ну не признаваться же что просто полежать захотелось? Это в храме то, такое вполне могут счесть за оскорбление а учитывая воинственность здешних клириков, за подобное оскорбление могут и голову проломить крестом животворящим. - Уже полегчало, спасибо, здешние фрески просто восхитительны от одного взгляда на них мне стало значительно лучше. Вот что значит животворная атмосфера дома божьего. - Разливался я, соловьем нахваливая все что попадалось на глаза. Суровый старикан тот час расплылся в улыбке. Враждебные нотки из его голоса как ветром с дуло, а через несколько минут такой терапии он позвал меня разделить 'трапезу'. Рокот желудка тот час ответил вместо меня, и я последовал за старичком. Надо признать, что первое впечатление меня обмануло. Несмотря на то, что этот милый дедушка производил впечатление одуванчика, широкая кость и лопатообразные ручищи компенсировались смиренным выражением лица. Но я уже насмотрелся на таких 'смиренных служителей'. Так что отсутствие шрамов на лице старика вовсе не означает, что в молодости он бумажки перекладывал. Ну а если честно, то уж очень его манера движений напоминала одного моего знакомого инквизитора. Та же плавная размеренность и почти полная бесшумность. В общем, весьма любопытный дедушка. Тем временем 'смиренный служитель' открыл укрытую за портьерой дверь. Теперь понятно как Аврелий исчез из зала. Ну да, и как я сразу не догадался, но не может же собор состоять только из одного зала пусть и громадного. Так что следовало поискать какой ни будь неприметный выход. Почему неприметный? Да по тому что, прихожанам не стоит видеть изнанку. Это как у декораций - всегда есть оборотная сторона... Скрывавшийся за дверью коридор, вел в несколько комнат, думаю, здесь расположены кельи и что-то вроде склада со всяческой утварью необходимой в священослужениях. Ну да ладно мне все это как то не интересно. Куда больше меня заинтересовал длинный стол, расположенный в не менее вытянутой комнате. Туда собственно старикан и отправился. Войдя в комнату вслед за ним я окинул взглядом четверых монахов, а может и не клириков, не важно, важно что они в рясах, но самое важное - это еда на столе. Правда, к тому моменту как я уселся за стол вслед за старичком, остальные уже доедали свои порции. Впрочем, на столе оставалось еще достаточно еды, хотя сказать, что стол ломиться орт яств язык не поворачивается.
   Таакс... для начала отведаю ка я рыбки печеной. Тонкий стилетообразный нож вонзился в считанных миллиметрах от моей руки. Подавить постыдный вопль 'мама' удалось с большим трудом.
  - Спасибо, отче, что удержали меня от греха. - Поблагодарил я старика со всей доступной искренностью, которой на самом деле не испытывал.
  - Ничего, наставлять молодежь моя святая обязанность. - Расплылся в улыбке старикан. И что-то мне стало казаться, что фальши в его улыбке ничуть не меньше чем в моей. Бррр... гадкое чувство. Сложив ладони на здешний манер я принялся бубнить себе под нос старый добрый 'Отче наш'.
  - Любопытная молитва, никогда такой не слышал. - Задумчиво произнес старик, а мне отчего-то захотелось оказаться как можно дальше от этого жуткого дедушки. Уж очень ловко старый хрычь обращается с колюще-режущим, я даже броска не заметил.
  - Не стоит судить слишком сурово брат, парень недавно память потерял, так что ему простительно путать некоторые слова. Да и вообще, не ты ли учил меня, что главное искренность? - Вмешался в ситуацию хорошо знакомый мне голос. Резко обернувшись, я наткнулся взглядом на фигуру Аврелия. Впервые я видел инквизитора без рясы. Как я и предполагал под рясой тот прятал кольчугу мелкого плетения. Левое плече, инквизитора могло похвастаться свежей перевязкой, но моей внимание привлекла вовсе не повязка, а кольчуга вокруг нее. Звенья кольчуги словно оплавились от соприкосновения с чем-то очень горячим, или же с концентрированной кислотой. Так я сказал бы раньше, и оказался бы не прав, сейчас же, когда в памяти намертво засел красноглазый упырь и оплывающий под потоками крови каменный пол ответ был не столь однозначен. Магия, похоже, Аврелию то же досталось в схватке с колдуном. Надо будет расспросить его, что стало с Олидбургом.
  - Ты еще помнишь мои уроки? - Поинтересовался старикан, а меня неожиданно прошило ощущение будто весь этот разговор не более чем видимость. А Аврелий и этот старик не более чем марионетки.
  - Их сложно забыть. - Мрачно усмехнулся инквизитор, потирая ладонь правой руки. Тонкий узкий шрам, едва заметный под сеточкой себе подобных, напомнил мне про воткнувшийся рядом с моей ладонью стилет.
  - Так зачем пожаловал? Никогда не поверю что ты здесь для того чтобы повидать немощного старика. - Проворчал старый хрыч, угу немощный, да о такой немощности в наше время даже молодые мечтают, про стариков вообще молчу. Этот пень прямо-таки дышит здоровьем и жизнью.
  - Ему нужно оружие, и броня. - Кивнул в мою сторону инквизитор.
  - Причем здесь я? - Вскинул брови старикан. - Ланцесами и святыми копьями все склады набиты.
  - Боюсь ему понадобиться нечто иное. - Вновь кивнул в мою сторону Аврелий. Вот черти говорят так будто я тварь, какая бессловесная. Хотя, пока что выгоднее изображать из себя рыбу. Пусть Аврелий с этим жутким дедом договаривается.
  - И что? Я, то тут причем? - Не унимался старик, такое ощущение будто на торгах присутствую.
  - Я тут недавно узнал несколько весьма занимательных историй. - Произнес инквизитор буднично.
  - Ну ладно, ладно, так бы сразу и сказал. - Проворчал старикан, поднимаясь из-за стола. Такое чувство, будто паролями обменялись, а может так оно и есть, надо бы запомнить на будущее.
  - Пойдем. - Буркнул Аврелий, наградив меня своим коронным мрачным взглядом, хотя на фоне зырканья милого дедушки вышедшего из комнаты инквизиторский взгляд откровенно не смотрелся.
   Пятнадцатиминутный переход по коридорам разной степени ухоженности навел меня на мысль, что мы давно уже покинули территорию храма. Бог ты мой, у них тут что повсюду подземелья? Очень даже может быть. Наконец шествие нашей маленькой процессии прекратилось возле обитой сталью деревянной дверью. Порывшись где то в складках рясы, дедуган извлек на свет божий ключ. Нет не золотой, самый обычный. Отворив дверь, старик скрылся скрывающейся за ней тьмой. Свет освещавших коридор факелов освещал лишь порог да буквально несколько метров вглубь комнаты, так что рассмотреть ничего кроме игры теней да смутных очертаний было нельзя. Ну, во всяком случае, пока старик не зажег факел, как ему это удалось в кромешной тьме осталось для меня загадкой. Фыркающее пламя разогнало тьму открыв моему вниманию несколько забитых всякой всячиной стеллажей.
  - Выбирай. - Голос старика едва не застал меня врасплох, пока я с отвисшей челюстью разглядывал широчайший набор самых разных смертоубийственных орудий. Меня сложно назвать фанатом оружия, что огнестрельного что холодного, но одно я знаю точно: Если ты неплохо управляешься с рапирой, не стоит браться за эспадон. Вот я и не стал изобретать велосипед, благо выбор присутствовал аж в виде четырех экземпляров. Тонкие узкие почти идеально прямые клинки. Только вот на 'Весомый аргумент' походила только одна. Цапнув ее я сделал пару пробных взмахов и тут же понял - не то! Слишком легкая, моя была тяжелее грамм эдак на триста четыреста, так что даже рубить с плеча можно было в разумных пределах естественно и не по доспехам.
  - Бесполезный хлам. - Скривил губы старикан, и я был вынужден с ним согласиться.
  - Это все? - Осведомился Аврелий, уставившись на старика. Несколько мгновений инквизитор и его старый наставник фехтовали взглядами. Вокруг разве что только искры не летали, а пару раз меня посещало ощущение, что сейчас будет драка.
  - А ты в курсе, что парень потерял память из-за проклятья? - спросил Аврелий совершенно не в тему и вновь победил в этом незримом поединке.
  - Ладно, ладно, есть у меня еще парочка вариантов. - Проворчал старик, глядя на меня с каким-то нездоровым интересом. Прекратив осмотр, дедуган двинулся, куда-то в дальний конец комнаты. Рванув в сторону пыльный гобелен, изображавший какое-то сражение, он открыл притаившуюся за ним дверь. За дверью скрывался еще один склад всякой убийственной всячины, правда не в пример меньше первого. Да и стены выглядели так, будто их вырубили совсем недавно, а дальний край и вовсе носил следы недавних работ, на это недвусмысленно намекала кирка и парочка отколотых от стены кусков камня. Не удивлюсь, если старый хрыч собственноручно ломает здесь камень, расширяя свои владения. Во дает дедушка и ни тебе ревматизма, ни немощи, ни слабоумия.
  - Выбирай. - Махнул рукой старикан, причем сказал он это таким тоном, что я немедленно ощутил себя беспринципной скотиной грабящей немощного старца. Ага, можно подумать последний кусок хлеба из горла выдираю. Однако стоило мне проследить за рукой деда как вся неловкость разом куда то делась. Длинная во всю стену стойка ломилась от оружия. И чего тут только не было, от здешнего аналога катаны в богато изукрашенных ножнах из полированного не пойми чего, до простых по форме коротких мечей. Отдельно от всего стоял небольшой стеллаж где лежали короткие изогнутые клинки - точные копии того что таскает с собой Аврелий. Облапив взглядом, катану и мысленно облизнувшись, цапнул со стойки немного укороченную шпагу по виду напоминающую мой 'весомый аргумент'. Парочка пробных взмахов и стало понятно, что сей агрегат, тяжеловат. С разочарованием вернув шпагу обратно я бросил еще один полный любви и обожания взгляд на катану, и, в моих руках оказалась шершавая рукоять еще одной шпаги. Пара пробных взмахов и я определился с выбором, чуток тяжеловата и баланс немного непривычный, но именно немного, так что сойдет. А вот ковка и сложная гарда мне безумно понравились. Удивительно тонкая работа и в то же время совсем не декоративная. Обернувшись к Аврелию, я случайно наткнулся взглядом на старика и приподнятое настроение в миг, куда-то улетучилось. Старикан был мрачен, нет не так, он был Мрачен. Грозовые тучи и то, как то жизнерадостней выглядят и в половину, не так грозно. Господи да у него разве что глаза красным не горят!
  - А у парня неплохой вкус, правда? - Ехидно усмехнулся Аврелий, бог ты мой да что за день то сегодня такой. В первый раз вижу, чтоб суровый и немногословный инквизитор улыбался, да еще и так ехидно.
  - С тебя поединок. - Резко отвернулся дед. Довольная улыбка слетела с лица Аврелия как листья с деревьев осенью. Вот это да, он что боится? Нет не похоже, скорее уж предвкушает скорые проблемы.
  - Хорошо. - Пробурчал Аврелий еле слышно, и с куда более мрачной физиономией, чем обычно. Эта сцена заставила меня вновь улыбнуться.
  - Зря улыбаешься Дмитрий, тебе это-то же предстоит. - Обрадовал меня инквизитор. - Пойдем нам нужно еще копье выбрать. - Добавил он и одернув рясу вышел из каморки вслед за скрывшимся где то в подземелье дедом.
   С пистолем (а вовсе не с копьем) все вышло куда проще и быстрее. Во первых на складе было представлено всего две модели огнестрела а во вторых мне подходила лишь одна, поскольку с аркебузой таскаться несколько накладно. Так что теперь я мог похвастаться точной копией пистолета Аврелия. Хотя отличия все же были, пусть и минимальные. В любом случае в отличие от пропавшего 'Последнего довода' этот экземпляр имел дополнительно усиленное дуло и остро отточенное лезвие на конце. Все это превращало его в весьма опасное орудие уничтожения двуногих.
  - Кирасу получишь позже. - Объявил инквизитор. - А теперь пошли, хранитель не любит ждать.
  Обратно мы выбрались уже вдвоем, старикан, куда-то запропастился ну да ладно это только к лучшему, есть в нем что-то пугающе ненормальное. Как в прочем и в самом инквизиторе особенно после олидбурга, как то странно он себя ведет то молчит будто воды в рот набрал, то неожиданно эмоциями плещет, словно два разных человека. И еще рука, хоть убей не понимаю почему растворив кольчугу кислотный снаряд не убил инквизитора.
  - Быстрее. - Подбодрил меня Аврелий, хотя сказано это было таким тоном, что сразу становилось понятно, больше всего инквизитор мечтает никуда не идти. Или даже идти, но как можно дальше от поединка со стариканом.
  - Ну бой ведь не до смерти? - Спросил я с затаенной надеждой, от здешнего духовенства можно ожидать чего угодно.
  - Нет. - Буркнул инквизитор, быстрым шагом обходя храм. - Это было бы нечестно. - Добавил он и заметив что я отстаю прикрикнул: - Быстрее, он и так не слишком-то благодушен.
  Немного поднажав, я догнал инквизитора и еще через пару минут мы оказались перед миниатюрным подобием Колизея. Ну да, чего-то подобного стоило ожидать. К счастью толи сегодня день неподходящий, но зрителей нет, ни одного. Да и выглядит строение достаточно ветхо. Похоже, его давненько не подновляли.
  - Я пойду первым, смотри и запоминай. - Напутствовал меня инквизитор, прежде чем без всяких затей выпрыгнуть на песок арены. Спустя несколько мгновений напряженного изучения арены я обнаружил таки старика, тот словно возник из под земли, но скорее всего, просто быстро вылез из небольшой на вид дверцы ведущей, куда-то под землю. В правой руке дедушка держал короткий чуть изогнутый клинок сантиметров сорок не больше. Левая рука могла похвастаться каким-то сложным приспособлением, покрывающим ее до самого локтя и обладающую добрым десятком весьма опасных на вид шипов. Похоже это что-то вроде переработанной латной рукавицы слитой с наручем в единое целое. Во всяком случае, выглядело это именно так. В такой рукавице оружия не удержишь, но это и не требуется такая грабка сама по себе оружие.
   Несколько мгновений инквизитор и его престарелый противник стояли друг напротив друга, не делая ни единого движения, словно статуи какие-то, а затем все как то разом смешалось. Я и раньше видел, как сражается Аврелий и даже сам как то дрался с ним. Только вот теперь, наблюдая за поединком на арене я понял, что ни в поединке со мной, ни в пещере разбойников он не выкладывался на полную. Инквизитор двигался не просто быстро, а как шарик ртути обдолбавшийся экстези. Он чуть ли не парил над ареной кружа вокруг своего противника. Удары сыпались один за другим с самых разных сторон. На стороне инквизитора была просто ошеломляющая скорость и весьма солидные навыки владения своим оружием только вот это ему не помогло. Дедуган может и не мог похвастаться такой скоростью, но он словно предугадывал каждое движение оппонента. Каждый раз изогнутый клинок инквизитора натыкался на причудливую перчатку, и каждый раз избежать захвата Аврелию удавалось лишь благодаря своей скорости. Только вот долго такая пляска продолжаться не может. Я помню, как меня вымотали всего несколько минут в скоростном режиме. Но я, то тогда был здоров, а Аврелий еще не оправился от ран. Тем временем характер боя резко переменился, старик теперь не просто отбивал удары. Теперь вслед за блоком следовала почти мгновенная контратака. Вот это да, да дедушка просто играл со своим учеником, что же будет дальше? Инквизитор уже двигается раза эдак в два медленнее чем раньше а этот престарелый монстр напротив наращивает темп, правда не за счет скорости а с помощью разнообразных хитростей. В ход шло все, перчатка, кукри образная железяка в руке, причем каждый такой выпад был, предварял какой-нибудь финт вскрывающий защиту Аврелия. И все же несмотря на подавляющее преимущество чудовищного старикана инквизитор держался хотя его ряса уже могла похвастаться десятком других прорех, проглядывающая сквозь одну из таких прорех повязка набухла от крови. Похоже, от запредельного усилия у инквизитора открылась рана. Долго этот неравный поединок продолжаться не мог, Аврелий так или иначе проиграет, у него просто не хватит сил продолжать бой, а вот его противник словно голем какой-то как двигался, так и двигается, а ведь ему на вид лет эдак шестьдесят. А я то надеялся Аврелий хоть немного измотает этого монстра. Развязка наступила неожиданно, подловив инквизитора на несколько неловком замахе, дед немедленно сделал выпад своим кукри переростком. Блокировать этот выпад можно было только пистолем, что Аврелий и сделал, только вот это было ошибкой. Крутанув в воздухе рукоять своего оружия, старик захватил пистоль инквизитора и одним рывком отправил его в полет. Впрочем, Аврелий не растерялся а может и вовсе заранее спланировал этот момент, во всяком случае вместо того чтобы отступить он ударом отбросил бронированную руку старикана, обратным движением заблокировал удар кукри и неожиданно резво сократил дистанцию почти до дружеских объятий. Только вот объятья эти не были дружескими, удар локтем в нос, коленом под дых. Ай да Аврелий, одолел, таки старика, а сам то плакался перед боем. Неужто все ради того чтобы покрасоваться после победы. Почему после победы? Так после таких ударов не встают... Всю глубину своих заблуждений я осознал почти мгновенно. Связка ударов должна была продолжаться, только вот дед вместо того чтобы согнуться хватая ртом воздух, одним рывком отшвырнул от себя инквизитора ухитрившись в воздухе полоснуть его по горлу своей монструозной перчаткой. Брызнула кровь. Аврелий рухнул на песок, зажимая рану на горле. А я как идиот смотрел на сочащуюся сквозь пальцы инквизитора кровь. Вот тебе и тренировочный поединок. Вот оно значит как, вырваться из застенков безумного епископа просто для того чтобы нелепо умереть в поединке с престарелым гадом.
   Боже! Этот седой монстр идет сюда. Шипастая перчатка роняла тяжелые густые капли на песок. Эта кровавая капель вводила в транс почище чем проповеди расплодившихся в последнее время гуру. Липкие, холодные пальцы страха сжали сердце, и разум. Так я и стол не в силах пошевелить рукой или ногой от страха, а сердце, пропустив десяток ударов, бешено заколотилось в груди, разгоняя кипящую от адреналина кровь по телу. Когда до жуткого старца осталось всего несколько метров незримые цепи, сковавшие тело лопнули, оставив после себя лишь звон в ушах, сквозь который не мог прорваться ни один посторонний звук кроме тех, что порождало мое собственное тело. Окончательно рехнувшееся сердце билось так, будто возомнило себя движком гоночного автомобиля.
   Ну, уж нет! я не хочу умирать! В отличие от казематов епископа я не связан, более того даже оружие при мне. Эта мысль словно катализатор заставила затопившее сознание море ужаса обернуться всепоглощающей яростью. Мир окрасился в красный, а время словно бы умерло, а я ничего не соображая от гнева, рванулся навстречу ужасному старику. Липкий и вязкий как патока воздух упорно не желал пускать меня дальше, но кипящий в груди гнев не давал мне отступить. Рапира с отвратительным скрежетом покинула ножны рассекая воздух, словно горячий нож масло. Сквозь пелену гнева я успел подивиться этому факту. А затем стало не до этого. Секущий удар в шею старикан заблокировал перчаткой, с какой-то непостижимой легкостью. Ответный выпад кукри едва не оставил меня без руки. Изогнутое лезвие полоснуло по рукаву, содрав со стальной пластины кожу. Мучительно медленно вернув рапиру я попытался достать врага колющим в шею. Блокировать этот выпад он просто не мог, я двигался слишком быстро.
  Укол! Тонкое жало рапиры впилось в сухую плоть старика, но вместо того чтобы пробить горло и расщепить шейные позвонки оно лишь разрубило кожу пройдя в паре сантиметров от позвоночника. Он увернулся! Пусть не до конца, но смертельный удар превратился в просто опасную рану. Больше ничего сделать я не успел. Резкая боль обожгла шею, нечто обжигающе холодное проникло в тело, целенаправленно прорубая себе дорогу сквозь мышцы и сухожилия. Ослепительная вспышка боли, когда ледяное нечто столкнулось с позвоночником. Мир вокруг завертелся перед глазами, словно в замедленной съемке пронеслось мое обезглавленное тело. Тонкая пока еще струйка крови неторопливо выползала из перерубленной шеи. Не было больше не боли ни ярости, только какое-то запредельное чувство завершенности и неожиданная печаль по глупо потерянной жизни.
  
  ***
  
  - Вставай, хватит притворяться, - Произнес старик зажав рану на шее правой рукой. Кровь толчками просачивалась сквозь пальцы, впрочем длилось это очень недолго.
  - Мне нужна помощь, - произнес Аврелий поднимаясь с пола, от жуткой раны на горле не осталось и следа.
  - Само собой, если уж ты решил меня навестить, - неодобрительно покачал головой старик, причем сделал он это с такой легкостью будто и не было никакой раны, впрочем, к этому моменту последние следы ее существования уже впитались в кожу. - Ты ведь обещал не вмешиваться.
  - Я и не собираюсь, дела непосвященных да и инициатов меня не касаются, - Пожал плечами Аврелий.
  - И все же ты здесь, в центре святого города, - произнес старик подняв с земли голову Дмитрия. - дело ведь в нем да? Я видел что ты сделал с Элиной.
  - Всего лишь вывел ее из игры, - пожал плечами Аврелий. - Лучше скажи почему ты ее здесь терпишь?
  - Ее хозяйка задумала нечто крайне интересное я хочу посмотреть на то, что из этого выйдет, кроме того ты же знаешь я не пользуюсь тем, что даровал мне создатель. - Мрачно ответил старик.
  - Создатель ли? - ухмыльнулся Аврелий, и прежде чем старик успел возмутиться примирительно поднял руки.
  - Ты еще помнишь как это делается, - покачал головой старик.
  - Не совсем, но он помнит, - поводил рукой в воздухе инквизитор.
  - Так что знает этот юноша такого что ты решил вылезти из своей берлоги?
  - Ты будешь первым с кем я поделюсь новыми знаниями, - ответил Аврелий, и прежде чем последовал новый вопрос добавил, - я тороплюсь, скажи мне где сейчас находится Путь?
  - На пересечении Бронной с Дубильщиками, точнее не скажу, - Вздохнул старик подняв одной рукой тело Дмитрия, водрузив на обрубок шеи голову старикан подержал ее несколько секунд а затем отпустил. Тело рухнуло на землю, однако голова осталась на месте а о том что всего несколько мгновений назад от тела ее отделяло несколько метров напоминал лишь узкий розовый шрам, но и он быстро белел.
  - Спасибо, - буркнул Аврелий.
  
  Глава 9
  
  - Очнись, да очнись же! Хватит делать вид, что умер. Вставай! Мы опаздываем. - Омерзительный, гадкий, прямо таки гадский голос просачивался в уши, чего-то там требуя. Неожиданная вспышка боли в голове принесла с собой воспоминания о 'тренировочном поединке'. Меня убили... снесли голову кукри переростком. Выходит я на том свете? А где эти, как их? Ангелы! Или столб света или тоннель. Где это все? Как то некстати вспомнилось так и не сдержанное обещание стать набожным. Да и грехи мне перед смертью не отпустили, ну разве что посмертно но что-то я таких традиций не припоминаю. Так, рай отпадает, кто меня туда пустит с таким грузом то? Остается чистилище и ад, и что-то в ад мне не хочется. Я знаю в мире полно придурков мечтающих попасть туда, где погорячее, но жизненный опыт подсказывает, что ничего хорошего их там не ждет. Боже. Боже! Я не хочу в ад, прости меня грешного, да я лгал, воровал и даже убивал но ведь все во славу твою! - Взвыл я вне себя от запоздалого ужаса. Перспектива провести вечность в мучениях напугает даже закоренелого мазохиста не то, что меня. Я вообще боли боюсь! Прости меня господи, поверь, я буду хорошим праведником, я даже на арфе играть научусь и кущи райские ломать не стану! Да ладно, кого я обманываю?! Господи возьми в рай, хоть подсобным рабочим. Госпади! я буду вежлив, добр и обходителен, я вознесу качество сервиса до... небе... до космических высот. Твои праведники будут просто счастливы!
  - Да очнись же ты, хватит нести чушь! - Не унимался омерзительный голос, в этот раз свое нелепое требование он приправил таким количеством ругани, что я невольно отвлекся от благочестивых мыслей.
  - Дмитрий, хватит валять дурака! - мерзкий голос внезапно обрел смутно знакомые интонации. Ууу демоны! Помешать мне хотят! Нет, я вымолю себе местечко поуютней!
  - Господи помоги рабу своему! - Взвыл я не своим голосом, хлесткая пощечина таки заставила меня открыть глаза.
  - Ну же! Очнись! - Рявкнул мне в лицо Аврелий. О, и он здесь! Видимо не светят инквизитору райские кущи! Или это наваждение дьявольское? Точно, нечистый теперь не только голос подделывает, но и картинку рисует. Не дамся, я в рай хочу, ну в чистилище на самый край, только не в ад.
  - Только не в ад! - Повторял я как заведенный.
  - Да хватит уже! - Отвесил мне новую оплеуху принявший вид Аврелия демон. - Ты жив идиот, жив! - Ага, конечно, так я и поверил, с отрубленной головой не живут даже в наше время, а он мне тут лапшу на уши вешает. Я умер, я даже помню те последние доли секунды, когда впервые посмотрел на себя со стороны без помощи зеркала.
  - Мне голову отрубили! - Промычал я, чувствуя, как горят щеки. Странно разве у души могут гореть щеки?
  - Ну и что? Мне горло вырвали, и я все равно жив. - Ответил Аврелий, перестав, наконец, хлестать меня по щекам.
  - Так не бывает! - Взвыл я, чувствуя как шансы вымолить себе прощение стремительно тают, но перспектива остаться в живых нравилась мне куда больше даже, несмотря на свою абсурдность. С отрубленными головами не живут. 'Ага, а кровь не может разъесть камень, да и ведет себя как жидкость а не реактивный снаряд' - Ехидный внутренний голос как всегда сочился иронией и ядом. Мда... с таким внутренним голосом рай мне точно не светит.
  - Вставай. - Подал руку инквизитор. Ухватившись за нее грабкой, я не без труда поднялся на ноги. Руки тут же рванулись к горлу. Но все было в порядке, шея имела вполне нормальную длину и заканчивалась, как и положено головой. О том, что мне ее отрубили, напоминала лишь узкая полоска шрама. Шрам! А я понадеялся что тот кошмарный дед был всего лишь сном. Но тогда почему я жив а моя голова что характерно закреплена, на шее и отнюдь не скобками.
  - Отлично. Пошли пора попрощаться с наставником. - Блеснул фирменной многословностью инквизитор.
  - Наставник? Это ты о ком? - Спросил я потирая идеально ровный шрам.
  - С тем, который удостоил тебя поединком. - Буркнул Аврелий, открывая дверь небольшой комнатушки.
  - Может, ты все же пояснишь, что произошло на арене, и почему мы все еще живы. - Спросил я, последовав за инквизитором.
  - Он не может убить. - Пробурчал Аврелий явно не желая продолжать эту тему, а вот мне напротив стало очень даже интересно. Это что получается: тот дед не может убить? Но я же сам видел как он орудует своими железяками.
  - Кто он вообще такой? - Спросил я твердо, решив, что докопаюсь до истины. Хотя чтоб разговорить Аврелия нужен как минимум набор начинающего палача дыба пошершавей.
  - Человек. - 'прояснил' ситуацию Аврелий, желание растянуть этого гада на дыбе стало нестерпимым и раскаленным прутом его потыкать до обретения полной кондиции.
  - А по подробней? - Попросил я.
  - Что тебе еще не ясно? - Вскипел инквизитор, ух ты да он на взводе, хотя и хочет казаться спокойным.
  - Он что маг? - Поинтересовался я массируя шрам на шее.
  - Нет, он проклят, и по тому не может никого убить. - Ответил инквизитор разражено. Проклят, вот значит как, что ж все несколько проясняется. Хотя подробности бы не помешали.
  - Он бессмертен - Спросил я припомнив свой предсмертный выпад. Точно помню, что вскрыл старикану артерию.
  - Нет, но его сложно убить. - Возразил инквизитор. - Довольно вопросов, мы пришли. - Добавил он, толкнув уже знакомую мне дверь. Обеденная зала как и в прошлый раз пустовала, если не считать того самого старика. Выглядел дед удивительно счастливым, его счастью не мешала даже пропитавшаяся кровью повязка на шее. Вот значит как, мне отрубили голову, но уже все зажило, а его раны все еще кровоточат. И все же он жив.
  - Поединок был прекрасен. - Отвесил легкий поклон инквизитор.
  - А ты изрядно вырос мой ученик. - Улыбнулся дед, надо же выглядит прямо как типичный дедушка гордящийся успехами своего несмышленого пока внука. Только вот я помню, как с его жуткой перчатки стекала кровь, даже кусочки кожи, застрявшие на стальных зубьях, помню...
  - И все же я проиграл. - Склонил голову инквизитор.
  - Да, ты как всегда становишься безрассуден, когда силы на исходе. - Ухмыльнулся старикан. Интересно как зовут этого престарелого монстра?
  - А вот ты мальчик меня позабавил. - Без всякой улыбки сообщил мне старик. Два выцветших карих глаза уставились на меня с интенсивностью лазера. Странно но никакой враждебности я не чувствовал, но ощущение от этого взгляда все равно не самые приятные. Омерзительные надо сказать впечатления.
  - Рад, что мне это удалось. - Ответил я, собрав всю свою учтивость в кулак, хотя собирать если честно было практически нечего. Не думаю, что мне удалось скрыть от этого престарелого кошмара свое настоящее отношение к происходящему.
  - Счастлив был помочь. - Добродушно ухмыльнулся дедуган и Аврелий за руку выдернул меня из обеденной залы.
  - Ходу. - Буркнул инквизитор и, подавая пример, устремился прочь. Через несколько минут я вновь любовался прекрасным собором, стараясь не вспоминать о его изнанке.
  - Может, все же расскажешь мне кто этот дед? - Попросил я инквизитора, но Аврелий как всегда пропустил мой вопрос мимо ушей.
   - Мы сегодня отправляемся. - Выделив первое слово, сообщил инквизитор, и что-то в его голосе заставило меня поежиться. В ухе немедленно засвербело, похоже мой недавно воскресший организм уже чует грядущие проблемы.
  - Куда и зачем?
  - А вот это самое интересное. - С мерзкой улыбкой произнес Аврелий. - видишь ли, из прихода в одной из деревень окружающих Деллойд поступило донесение. Очень интересное донесение. В нем говорилось о Ультине Аранской. - Поведал инквизитор и с любопытством уставился на меня. Должно быть, названное имя должно было произвести на меня впечатление. Только вот не знаю я кто такая эта Ультина.
  - Она ведьма? - Пальнул я наугад, хотя если подумать то кем еще может оказаться женщина, которой заинтересовался брат-воин ордена специализирующегося именно на ведьмах.
  - Ах да, как я мог забыть, ты же память потерял. - Потянул инквизитор. Угу, так я и поверил, что ты забыл. Как всегда очередная проверка, вдруг я окажусь исчадием ада, засланным в стан праведных воинов, чтобы сеять смуту и разорение.
  - Думаю, не лишним будет добавить, что она печально прославилась 'Помутнением памяти славных мужей Деллойда и открытием врат в наваждения бесовские' - Явно процитировал выдержку из чего-то там инквизитор. Да, ему удалось меня заинтересовать. Открытие врат в наваждения бесовские. Это явно не порталы в ад, это что-то другое, очень даже может быть, что в другие миры. Окно в стрип клуб вполне могло показаться патриархальному обществу наваждением. Господи, неужели это мой шанс? Спасибо тебе господи! Век не забуду! Вернусь, свечку поставлю и вообще в монахи забреюсь!
  - Вижу ты уже готов отправиться в путь по ее следу. - Одобрительно произнес Аврелий, неверно расценив мой энтузиазм.
  - Хоть сейчас, брат! - Воскликнул я с совершенно искренним энтузиазмом в голосе.- Покарать это исчадие бездны моя святая обязанность. - Добавил я в порыве, и как оказалось зря. Аврелий внезапно нахмурился и посмотрел на меня совсем уж недружелюбно. Неужели этот гад таки понял, чем вызвано мое нетерпение. Так надо держать себя в руках и свести все в шутку.
  - Не покарать, но спасти. - Наставительно произнес инквизитор. Мать моя женщина! У меня чуть челюсть не отвисла. - Пусть тело и разум ее пропитались скверной, душу еще можно спасти.
  - Да! Да! душа самое ценное, о душе надо думать! О душе! - Поддакнул я торопливо. - Мы спасем ее заблудшую во мраке ереси душу! - Закончил я свою пламенную тираду, к ее концу взгляд Аврелия из недоверчивого стал просто до жути подозрительным, а меня стало терзать крайне гадское чувство полного провала моего прикрытия.
  - Хорошо, что ты это понимаешь, Дмитрий. - Пробормотал инквизитор с непонятной интонацией. Толи похвалил то ли наоборот. А, не важно, главное на костер не потащил и на том спасибо.
  - Пойдем, нам нужно получить снаряжение и провизию. - Двинулся дальше Аврелий, а я наконец смог с облегчением перевести дыхание.
  Вопреки моим ожиданием идти пришлось недалеко. Небольшое строение больше похожее на странную помесь склада с духовной семинарией приняло нас в свои прохладные недра. Красноватый камень, из которого и сложили это здание строители, выглядел весьма необычно. Что в нем необычного? Ну, хотя бы цвет, есть в нем что-то неестественное и в то же время это явно не краска. Однажды я видел нечто сходное, но у красного гранита совсем другая текстура. Ну да ладно, геолог из меня еще тот, и тем не менее красный цвет слишком уж насыщенный, так не бывает. Впрочем, глаза с маниакальным упорством доказывали обратное, и надо сказать, что я потихоньку начинал им верить
  Несколько минут ходьбы по жутковатым красным коридорам, особенно надо отметить, что немалую часть зловещей атмосферы создавало полное отсутствие окон и весьма редкие фонари с цветным стеклом. Надо ли говорить, что свет стекла был красным? В общем, крайне подозрительное место, если не сказать больше, однако Аврелий шел себе, как ни в чем не бывало. Толкнув резную дверь, красного дерева он вошел в небольшую комнатушку единственной примечательностью, которой были многочисленные двери. Если быть точным, то примерно штук по пять с каждой стороны включая ту что отгораживала ее от коридора. Что? Резко обернувшись, я потер глаза. Пять, но ведь из коридора в эту комнату вела только одна!
  - Пошли, здесь не стоит долго находиться. - Голос Аврелия вывел меня из ступора. Оторвав взгляд от многочисленных дверей, я еще раз их пересчитал. Восемь. Их восемь, с каждой стороны! С каждой!
  - Ну же, Дмитрий пошли или ты хочешь провести здесь вечность?! - Донесся до меня приглушенный расстоянием крик инквизитора. Расстоянием? Я резко обернулся, однако вопреки ожиданиям комната расти перестала. Аврелий находился всего в паре метров от меня и смотрел на меня из другой комнаты скрывавшейся за одной из дверей.
  - Быстрее! Она сейчас закроется! - Рявкнул инквизитор и я не раздумывая кинулся к открытой двери, и тут комната выкинула очередной фокус. Дверь отдалилась от меня метров на пятнадцать. Количество дверей так же увеличилось но я не стал останавливаться чтобы понять насколько, вместо этого я рванул к инквизитору что было сил. Преодолев, наконец эти проклятые метров, а если верить ощущениям то куда больше я пулей влетел в проход сбив с нок Аврелия. Дверь позади, закрылась, заставив меня напоследок вздрогнуть от странно гулкого звука.
  - Проклятье, что это было? - Уставился я на инквизитора, как только удалось, твердо, встать на ноги. Голова кружилась самым мерзким образом, но к счастью головокружение уже пошло на спад.
  - Путь. - Ответил Аврелий, едва заметно пожав плечами. Судя по тому как неуверенно он переступил с ноги на ногу, головокружение посетило и его.
  - Давай договоримся на будущее Дмитрий, мои приказы ты выполняешь, как только они будут доведены до твоего сведенья. - Прорычал инквизитор, отряхнув рясу от налипшей на нее пыли.
  - Договорились. - Ответил я совершенно искренне, благо буквально несколько мгновений назад жизнь мне популярно объяснила, к чему приводит лишнее любопытство и впечатлительность.
  - Что-то не так. - Произнес Аврелий к чему то прислушиваясь. - Понятно. - Буркнул он спустя пару секунд.
  - Что понятно? - Полюбопытствовал я, однако меня самым наглым образом проигнорировали.
  - Сейчас мы представимся братьям, охраняющим выход. - Начал инструктаж Аврелий. - И ради всего святого, веди себя, как подобает, и как можно меньше говори.
  - Хорошо. - Кивнул я, ну а что мне еще оставалось? Черт, опять я сам с собой разговариваю, ладно хоть не вслух. Бросив на меня еще один предостерегающий взгляд, Аврелий толкнул ту самую дверь, через которую мы сюда ввалились. Мое предупреждение о том, что дверь в другую сторону открывается явно запоздало. Дверь открылась... Подобрав рухнувшую на пол челюсть я чуть ли не бегом устремился за инквизитором. Да что за чертовщина тут твориться? Мало того что дверь открылась в другую сторону так еще и коридор в котором мы оказались ничем не напоминал то зловещее место с кроваво-красными стенами. Вполне себе приличный коридор со скидкой на время конечно, сухо тепло, светло благодаря ряду небольших окошек идущих почти под самым потолком. В общем, благодать, прям, идешь - душа радуется, если не вспоминать, как я здесь оказался. Бред, что вообще происходит? Подпрыгнув, я ухитрился мельком глянуть в одно из окон, увиденное заставило меня выпасть в осадок. Лес, за окном лес! Самый настоящий и никакого тебе города! Брр, да что со мной, я себя Алисой чувствовать начинаю.
  - Не отставай. - Окликнул меня Аврелий, за то время пока я выглядывал в окно, он успел добраться до конца коридора и теперь стоял перед самой обыкновенной дверью. Признаться, красный цвет уже начал меня доставать, так что желтизна полированного дерева приятно ласкала взгляд, интересно что за ней скрывается? Учитывая каким образом я тут очутился по ту сторону может быть все что угодно. Я не идиот и прекрасно понимаю что все что со мной произошло в недрах того зловещего здания мягко говоря неправильно. Самопроизвольно удлиняющиеся коридоры, 'Путь' опять же, да и Аврелий что-то темнит. Как то все это ту самую магию напоминает которую инквизитор вообще то должен бы искоренять везде где найдет а не пользоваться. Но, хм... неисповедимы пути слуг твоих господи.
  
  ***
  - Ну что там? Ральдин заговорил? - Поинтересовался епископ дэ Лагуэ у тощего монаха с крысиным лицом. Ради того чтобы произнести эти две предложения Освальд даже оторвался от поедания огромного торта украшенного безумно дорогими фруктами с восточного побережья срединного моря. И что характерно жуткие вопли из расположенных в подвале пыточных ничуть не портили ему аппетит.
  - Да ваше святейшество. - Угодливо сообщил монах, необычайно острым взглядом изучая своего господина. Хотя формально никто никому господином не являлся, но это давно уже никого не обманывало.
  - Тогда чего ты ждешь? Пойдем. - Провозгласил епископ, отодвигая стол со сладостями, чтобы высвободить свое необъятное пузо.
   Спустя несколько минут епископ, и его помощник стояли в нижних камерах расположенных под личным особняком епископа в центре святого города.
  - Отвечай еретик, кто твой хозяин? - Тихо поинтересовался Освальд кое как справившись с отдышкой и вот уже в который раз напомнив себе что пора бы заняться собственным здоровьем.
  - Меня будут искать, это не сойдет тебе с рук свинья! - Прохрипел в ответ растянутый на дыбе человек. Половина костей в его теле уже давно были сломаны палачами, а грудь и лицо пестрили ожогами.
  - Ты же сказал, что он заговорил. - Спросил у своего помощника Освальд, грозно насупив брови.
  - Половинный рычаг на локоть в лево. - Скомандовал вместо ответа худой как щепка монах. Все это время стоявший без движения палач мгновенно подхватился с широкой лавки и подскочив к дыбе рванул на себя один из рычагов приводящих в движение пыточный механизм. Растянутый на дыбе человек захрипел от боли, на крик у него давно уже не хватало сил. И без того растянутые сверх меры суставы не выдержали и пленник хрипло взвыл от нестерпимой боли несмотря на саднящие голосовые связки.
  - Это уже слишком, он все-таки служитель церкви, как и мы. - Выступил из тени приор 'чистильщиков'.
  - Тиберий, скажи, я хоть раз указывал тебе или твоему ордену как вам истреблять нечисть? - Необычайно мягко поинтересовался епископ.
  - Нет. - Мотнул головой приор.
  - Тогда почему ты считаешь себя вправе указывать мне как вести дознание? - Все тем же мягким тоном спросил Освальд.
  - Прошу прощения, но он прав, его скоро будут искать, а мы не имели, ни малейшего права его задерживать. - Сделал последнюю попытку настоять на своем Тиберий.
  - К тому моменту как его исчезновение свяжут со мной, он успеет сознаться во всех грехах человеческих, так что у меня будет, что сказать братьям инквизиторам. - Отмахнулся от доводов приора епископ, по его знаку палач вернул рычаг в исходное положение и корчащийся на дыбе мужчина вздохнул с облегчением, хотя даже сейчас терзавшая его боль была почти нестерпимой, но именно почти, к такому он уже привык.
  - Ральдин ты же понимаешь, что запираться бесполезно, ты все равно заговоришь, возможно, не сейчас но чуть позже обязательно - пытки сломают любого и ты не исключение. - Обратился к пленнику епископ.
  - Будь ты проклят боров! - Прохрипел Ральдин с ненавистью в голосе.
  - Проклятья не помогут тебе унять боль, а я могу это сделать, но ты знаешь, что для этого нужно сделать. - Проникновенно сообщил Освальд, приблизившись к пленнику.
  - Я не предам! - Прохрипел Ральдин, гордо вздернув подбородок.
  - Никто и не требует от тебя предательства, все, что мне нужно это сведенья о том кому ты служишь, и куда исчез брат-воин Аврелий и его подопечный.
  - Не знаю, а если бы и знал, все равно не сказал бы такому глупцу как ты. - Ответил Ральдин, повинуясь знаку помощника епископа, палач вновь дернул рычаг выдавив из пленника новый полный боли хрип.
  - Прекрати. - Приказал Освальд, с кряхтеним усаживаясь на толстую дубовую лавку, под его непомерным весом даже это монументальное творение плотников жалобно скрипнуло и весьма ощутимо прогнулось.
  - Ну, так просвети же меня. - Попросил пленника епископ. - Ради чего ты предал все во что верил? Расскажи мне, и быть может, я даже встану на твою сторону. - Добавил он, проигнорировав ошеломленный взгляд приора.
  - Не играй со мной боров, я и сам немало провел подобных разговоров. - Злобно прошипел Ральдин прежде чем зайтись кровавым кашлем.
  - Но в итоге, ты оказался по ту сторону. - Сделал еще одну попытку разговорить пленника Освальд.
  - Конечно, она... она единственная кто может изменить этот прогнивший мир. - Выдохнул Ральдин прежде чем зайтись в новом приступе кашля.
  - И какое же добро может принести в наш мир ведьма? - Мягко поинтересовался епископ.
  - Мир без болезней, без войн, мир, где люди счастливы и прекрасны... Рай, рай на земле! - последние слова Ральдин практически прокричал, за что и поплатился новым приступом кровавого кашля, причем куда более сильным, чем раньше. Кровавая пена сменилась настоящим потоком черной свернувшейся крови. Епископ на миг застыл, ошеломленно наблюдая за тем, как пленник исходит кровью.
  - Что ты с ним сделал?! - Рявкнул на палача епископ, но тот лишь пожал плечами, а спустя миг схватился за горло и осел на пол раздирая в кровь горло.
  - Уходим! Быстро! - Скомандовал Тиберий быстрее всех разобравшись с тем что происходит в пыточной.
  - Я же говорил тебе! Не вмешивайся в процесс дознания. - Начал, было, епископ но, столкнувшись с сосредоточенным взглядом приора, заткнулся и опрометью бросился прочь из камеры, вслед за ним поспешил убраться и его тощий помощник. Тиберий же не торопился поворачиваться к трупу спиной, как впрочем, и покидать камеру. Вместо этого он нашарил в поясной сумке стеклянный флакончик с черной маслянистой жидкостью и прочитав короткую молитву бросил в стену над растянутым на дыбе трупом.
   Тягучие черные капли разлетелись по пыточной. Все чего они касались немедленно, начинало оплывать, словно воск. Несколько таких капель упало и на труп Ральдина, мертвое, казалось бы, тело тотчас забилось в конвульсиях. Выхватив из скрытых ножен клинок, Тиберий сделал шаг к выходу, не спуская глаз с поддергивающегося тела Ральдина. Тем временем от пленника осталось не больше половины, черная жижа стремительно разъедала плоть, причем, чем больше плоти растворялось, тем больше становилось жижи.
  - Ну же, покажись тварь! - Рявкнул приор, и словно услышав его слова оставшаяся половина тела Ральдина разлетелась на части оставив после себя развороченный остов внутри которого подергивалось что-то отвратительно розовое.
  - Кукловод - Сплюнул приор, и в то же мгновенье покрывающая комок плоти пенка лопнула, наружу хлынул поток тонких нитевидных щупалец. Тиберий же только и ждал этого момента, отмахнувшись от рванувшихся к нему щупалец клинком он выкатился из пыточной и неуловимым движением выдернув пистоль, спустил курок, целясь в скопление черной жижи, оставшееся от тела палача. Мерцающая багровым светом пуля без плеска влипла в маслянисто поблескивающую лужу, и словно бы исчезла и лишь спустя миг с лужей начали происходить метаморфозы. Рывком, захлопнув дверь, Тиберий рванулся в сторону. Несколько сотен нитевидных щупалец проскользнули сквозь крохотное зарешеченное оконце в двери, но выбраться полностью тварь не успела. Поток фиолетового пламени, заполнивший комнату, испепелил и дверь и щупальца. Даже камень стремительно плавился в этом пламени, но оно все не стихало. Выбравшись из подвала Тиберий бегом преодолел короткий коридор и проскочив через роскошный зал выкатился на улицу, там его уже ждал епископ вместе с десятком личной гвардии.
  - Что происходит? - Быстро спросил епископ, вперив в приора ледяной взгляд.
  - Кукловод. - Мрачно буркнул Тиберий и поднявшись на ноги обернулся к особняку епископа. Посмотреть было на что - великолепное здание, над которым работали лучшие архитекторы, неторопливо уходило под землю.
  - Молитесь, чтобы адский огнь его уничтожил. - Добавил приор подойдя к наполненному лавой котловану.
  - Кукловод. - Задумчиво пробормотал Освальд, без особого сожаления глядя на то, во что превратился его особняк. - Значит, я был прав, за всем этим стоит по-настоящему опасный колдун.
  - Не колдун. - Поправил епископа приор - колдуны не пользуются кукловодами.
  - Ты уверен что не ошибся? - Вперил в приора тяжелый взгляд епископ.
  - Нет, я приор Ordo Purgandum, и я прошел посвящение. - Тихо ответил Тиберий встретив взгляд епископа спокойной уверенностью в своих словах.
  - Что ты о них знаешь? - Перевел разговор в другое русло Освальд, хотя он и являлся покровителем ордена он вовсе не входил в его ряды а по тому не мог похвастаться доскональным знанием большинства создаваемых ведьмами и природой монстров. Однако даже он знал кукловодах правда знание это ограничивалось парой упоминаний в летописях и плохо сохранившейся гравюрой с изображением подобной твари.
  - Не так уж много. - Опустил взгляд приор, - Хранители давно уже не заостряют внимание на этой разновидности, поскольку всех способных создать подобную мерзость ведьм давно уже уничтожили.
  - Ну, так отправляйся к своим хранителям и разузнай, скажи что я даю право открыть Библиотеку, естественно при соблюдении всех правил. - Распорядился Освальд и кивнув на прощанье Тиберий развернулся к своим людям.
  - Слушайте все, сейчас вы разойдетесь по своим местам, и если кто-нибудь спросит вас что случилось с моим домом, вы расскажите им одну из тех историй про 'глупого толстяка' и молитесь, чтобы вам поверили иначе, можете прощаться не только с жизнью, но и с посмертием. - Напутствовал своих людей Освальд и убедившись что каждый проникся серьезностью его слов махнул рукой приказывай расходится.
  - Что дальше? - Поинтересовался тощий помощник епископа.
  - А дальше мы будем ждать, выходить на охоту ничего не зная о враге слишком опасно, поэтому мы будем делать вид, что все случившееся не более чем досадная случайность и мои печально известные алхимики вновь напутали с составом эликсира бессмертия. - Ответил Освальд, и повернувшись к троице телохранителей добавил. - Вас это тоже касается, не вздумайте проявить героизм и сунуться к кому-нибудь из тех, кто связан с Ральдином этим вы только погубите всех нас.
  - Да лорд. - В унисон ответили телохранители, бросив на них суровый взгляд Освальд поспешил своему экипажу. Мелкая тварь состоящая казалось из одних щупалец и пары глаз на тонких стебельках проследила за инквизитором взглядом и едва тот скрылся в карете поспешила к своему господину.
  Тонкие длинные щупальца позволяли твари двигаться с просто потрясающей скоростью, и этим преимуществом существо пользовалось сполна. Только благодаря своей потрясающей скорости ему удалось ускользнуть из горящего особняка инквизитора. И теперь искусственно выведенный монстр спешил доставить добытые сведенья своему господину. Перескакивая с крыши на крышу тварь всего за несколько минут преодолела расстояние на которое у пешего ушло бы часа полтора. Крохотный разум существа выделил один из плотно прилегающих здруг к другу домов, и прежде чем кто-либо из прохожих успел заметить стремительное создание, оно втянулось в приоткрытое окно.
  Епископ Альфурт, сгорбившись сидел над древним ветхим фолиантом. Удерживающий книгу на весу пюпитр на короткой ножке покрывали тонкие красноватыми прожилки из которых сочилась красно-бурая жидкость. Стекая по ножке она вливалась в небольшую лужицу целиком состоящую из подобной субстанции. Влезшая через окно тварь жадно протянула щупальца к растекшейся по полу жидкости, высушив ее в одно мгновенье существо ловко вскарабкалось по ножке пюпитра и вцепившись щупальцами в верхний край окованной медью обложки фолианта замерла в ожидании команды.
  - Показывай. - Устало произнес епископ оторвавшись от чтения. Получив разрешение существо выстрелило двумя особенно тонкими щупальцами в лицо Альфурта. Проколов глазные яблоки щупальца вросли в глазной нерв. На несколько мгновений и человек и монстр стояли в неподвижности, а затем щупальца неторопливо втянулись обратно в тело твари.
  - Проклятый толстяк, - зло прошипел епископ утирая со лба обильно выступивший кровавый пот.
  - Иди сюда. - Властно приказал он протянув правую ладонь к твари. Чуть промедлив существо обвило руку епископа щупальцами. Тонкие усики выдвинувшиеся из крохотного тельца впились в кожу прорастая в кровеносную систему. Более толстые и длинные отростки обвились вокруг головы Альфрута на манер странного головного убора.
  - Госпожа. - Произнес епископ странно изменившимся голосом.
  'Я слушаю' - Раздался в голове Альфрута безликий женский голос.
  - Ральдин раскрыт. - Произнес церковник через силу.
  'Освальд обращен?' - Спросила ведьма, впервые проявив интерес к разговору.
  - Все пошло не так как я планировал, кугар не успел созреть, проклятый боров среагировал слишком быстро! - Попытался оправдать свой провал епископ, однако из этой затеи ничего не вышло. Пришедшая по каналу связи с ведьмой боль скрутила тело епископа в болезненном спазме, своя доля мучений досталась и слившемуся с человеком монстра. Щупальца судорожно сжались, из под них выступила кровь.
  'Ничтожество' - прорычал в голове епископа голос ведьмы. - 'что с мальчишкой? Ты выяснил почему Жнец не убил его?'
  - Освальд помешал мне! - Прохрипел епископ едва боль схлынула.
  'Ну так найди способ избавиться от него! Мне нужен этот человек, Жнец уже давно не интересуется внешним миром и если он вдруг заинтересовался этим охотником то в нем кроется какая то сила!' - яростно прошипела ведьма, на памяти Альфрута последнее произошло впервые. Обычно ведьма хранила спокойствие, порой разбавляя его некоторой долей дружелюбия. Учитывая это Альфурт вовсе не спешил сообщать ведьме что захваченный в Олидбурге охотник на ведьм исчез в непонятном направлении. Однако скрыть что-либо от ведьмы было весьма непростой задачей.
  'Что ты скрываешь?' - Спросила ведьма почуяв некую недоговоренность.
  - Мои разведчики не могут найти этого человека в городе. - Произнес епископ сжавшись в ожидании новой волны боли, однако ее не последовало.
  'Как это произошло?'
  - Это все Освальд, это ничтожество явилось ко мне в пыточную вместе с выкормышами своего ордена! Я ничего не мог сделать! - Принялся оправдываться епископ.
  'Это все? Я чувствую ты знаешь что-то еще!' - Прогремел в голове церковника рассерженный голос ведьмы.
  - Встречу с Жнецом пережил еще один чистильщик.
  'Невозможно! Старик не оставляет выживших, да и моя ученица не заметила второго' - Немедленно последовал резкий ответ ведьмы. - Кстати где она?
  - Я не знаю госпожа, - Поспешил заверить ведьму Альфрут, - Элина не говорит мне о своих планах.
  'Ты бесполезен' - голос ведьмы в этот раз прозвучал задумчиво и от этой задумчивости епископа едва не хватил удар, он знал что происходит с бесполезными людьми.
  'Как они покинули город?' - Спросила ведьма после нескольких минут размышлений. Все это время Альфрут стоял боясь пошевелиться.
  - Никто из моих людей на заметил как они покидали святой город, но и в самом городе их нет. К тому же, Освальд и сам ищет их, кажется он уверен что его человек у нас. - Произнес епископ тяжело дыша, столь длительный контакт с ведьмой иссушил его силы.
  'Значит Жнец обвел их вокруг пальца, единственный способ покинуть город не попадаясь на глаза ни церковникам ни моим соглядатаям это Путь. Что ж, он не единственный, кто знает как им пользоваться, я перехвачу их' - задумчиво произнес голос ведьмы, прежде чем связь оборвалась. Щупальца твари немедленно покинули тело епископа. Безжизненный комок щупалец свалился с руки епископа, столь длительное напряжение убило крохотную тварь. Впрочем, подобных существ у епископа было хоть отбавляй, так что потеря никого не расстроила.
  
  
  Глава 9
  
  За дверью скрывалась самая обыкновенная, на мой взгляд, часовенка. Меня конечно нельзя назвать экспертом в этом вопросе, но выглядела она самой обыкновенной. Во всяком случае, стены явно сложены из камня, а фрески самые обычные.
  - Назовитесь. - Резкий мужской голос прогремел как гром с ясного неба. Но как я не вертел головой отыскать его владельца не удалось.
  - Order Purgandum брат-воин Аврелий. - Ответил инквизитор, замерев в неподвижности.
  - Order Purgandum дознаватель Дмитрий. - Представился я в свою очередь, благо Аврелий как-то раз оговорился, что после моего назначения дознавателем меня автоматически определили в его орден. Правда я только теперь узнал, как именно он называется.
  - Сдайте оружие и предъявите бумаги. - Последовал новый приказ от невидимых стражей часовни. Да что вообще происходит? Это церковь или военный объект повышенной секретности? Кажется, я знаю ответ на этот вопрос, если учесть что мы каким-то макаром перенеслись из огромного города в эту часовню, вокруг которой кроме леса ни черта и не видно-то толком.
  - Тихо звякнул извлеченный из ножен клинок. Мгновением спустя Аврелий осторожно положил его на пол. Следом последовал пистоль. Подчинился... что ж мне ничего не остается кроме как последовать его примеру.
  - Только после того как мой пистоль оказался на каменной облицовке пола отдававший приказ монах появился перед нами. Нет не монах - монахи латные доспехи не носят, во всяком случае, с такой непринужденностью.
  - Документы. - Произнес паладин, не убирая ладони с рукояти меча. Не утруждая себя словами Аврелий извлек из под рясы тугой свито и одним ловким движением отправил его в полет.
  - Это они! - Рявкнул паладин выхватывая меч, большего сделать он не успел. Аврелий оказался быстрее. Ловким ударом по руке он заставил закованного в латы противника вогнать меч обратно в ножны. Узкий трехгранный кинжал появился в руках инквизитора как по волшебству. Решетка забрала прогнулась от удара, пропуская лезвие кинжала. Из-под шлема плеснуло кровью, да так сильно, будто там бурдюк с ней, а человеческая голова. Резкая боль рванула щеку, мигом позже вокруг, словно стадо шершней поселилось. Тронув щеку, я с ужасом уставился на кровь. Собственную кровь.
  - Не стой столбом идиот, это ловушка! - Проорал инквизитор, ударом ноги поднимая пистоль с пола. Прогремел выстрел. Из-за алтаря выпало обезглавленное выстрелом тело. В руках оно все еще сжимало арбалет. Так вот откуда у меня кровь на щеке. Страх мгновенно затопил сознание. Меня могли убить! Подстегнутые страхом смерти рефлексы позволили мне укрыться за каменной скамьей за миг до того как арбалетный болт высек искры из пола. Когда я при этом успел подхватить свой пистоль, так и осталось для меня загадкой, разгадывать которую я не собирался.
  - Убирайся отсюда, быстро! - Скомандовал укрывшийся рядом инквизитор, извлекая из-под рясы флакон из темного стекла. Что-то в его голосе заставило меня выскочить из надежного пока укрытия и не обращая внимания на свистящие вокруг арбалетные болты рвануть наружу.
  - Именем священной инквизиции я очищаю это место от скверны! - Голос Аврелия подстегнул не хуже плети, в одно мгновенье, вышибив дверь, я выскочил на улицу, и тот час скакнул в сторону, и как оказалось, не зря. Не успел я перевести дыхание, как внутри часовни полыхнуло. Аврелий с ревом вылетел на улицу, следом за ним из часовни вырвалось пламя. Лишь чудом успев выдернуть инквизитора из ревущего потока огня. Сбив с себя пламя, инквизитор поднялся на ноги и, сложив руки в молитвенном жесте, пробормотал нечто невнятное.
  - Что это было? - Спросил я кое-как справившись со своим дыханием. Тем временем затопившее часовню пламя начало стихать.
  - Пламя святого Икаруса. - Спокойно ответил Аврелий, будто это не он лишь чудом только что избежал смерти в огне.
  - Да плевать, как вы тут гранаты называете! Что это было в часовне?! Почему ты напал на них? - Взвыл я чувствуя грядущие проблемы. За сожжение часовни вместе с ее обитателями меня точно по головке не погладят, даже если удастся доказать что я тут не при чем.
  - Марионетки. - Пожал плечами Аврелий.
  - Марионетки? Говори понятней! - Рявкнул я, вне себя от злости, бушующий в крови адреналин требовал действий все равно каких хоть бежать хоть драться, и чувствую если не возьму себя в руки, то последнее мне точно будет обеспечено. Впрочем, я волновался напрасно, толи Аврелий грохнув кучу народу, обрел долгожданное благодушие, толи просто оценил самоотверженность, с которой я выдернул его из под огня.
  - Колдуны не просто забирают жизни и кровь. Оскверненная ими плоть получает некое подобие жизни, обычно образующиеся в итоге твари безмозглы и не похожи на людей. - Пояснил инквизитор, только у меня от этих пояснений голова разболелась а вот яснее ситуация не стала.
  - Тогда почему ты напал на того клирика в доспехах? Он был похож на человека, даже слишком. - Спросил я всеми силами стараясь сдержать иронию в голосе.
  - Дай мне договорить. - Раздраженно бросил инквизитор, перезаряжая пистоль. Только тут до меня, наконец, дошло - какой опасности я себя подверг, вытаскивая этого психа из огня. Господи да у него же мешочек пороха! Да попади туда огонь и от меня бы в лучшем случае ошметки остались, и это если забыть о том, что у него там под рясой могут быть еще гранаты. Судорожно сглотнув, я мысленно сосчитал до ста, одновременно внимая речам инквизитора.
  - Но, если колдун берет под контроль этот процесс, то в итоге получаются очень похожие на людей чудовища полностью подконтрольные его воли, их даже можно назвать разумными, хотя и не слишком, на уровне ребенка пяти, семи лет от роду. - Разливался соловьем инквизитор. Похоже пережитое напряжение сказалось на его разговорчивости самым неожиданным способом. Да, да, видел я тех детишек с арбалетами, хотя если учесть что из всех выпущенных разве что не в упор болтов в меня попал только один, да и то лишь щеку оцарапал, то может Аврелий и прав.
  - Да, да понятно! Так с чего ты взял, что это те самые марионетки? - Не выдержал я этого издевательства.
  - Он был в шлеме. - Коротко ответил Аврелий, похоже, он совладал наконец со своими нервами, так что к нему вернулась привычная 'болтливость'
  - И? - Вытаращился я.
  - Ты в своем уме Дмитрий? В часовне рядом с алтарем и в шлеме?! - Пояснил инквизитор, ушибить себе ноги челюстью мне помешала физиология. Вот оно значит как, хорошо, что я шляпу потерял, а то так войдешь в храм, а тебе какой нить 'брат-воин' мизерикордию в глаз воткнет.
  - Понятно, должно быть Путь так меня шокировал, что я не заметил такой очевидной, вещи. - Пробормотал я сконфужено, так, надо завязывать с нервами не приведи господи, этот псих догадается, что не было никакой потери памяти.
  - Так откуда они там взялись эти 'марионетки' - Спросил я стараясь увести разговор от своего прокола.
  - Путь порой порождает самых причудливых созданий, поэтому каждую известную точку выхода все время охраняют, где бы она ни находилась. - Соизволил пояснить инквизитор.
  - Стоп. Но они, же явно нас ждали, даже удостоверились в том, что это именно мы. - Пробормотал я припомнив учиненную нам проверку.
  - Верно, поэтому я и заговорил о марионетках. - Одобрительно хмыкнул инквизитор. - Так что нам не помешало, бы узнать где прячется поместивший их сюда колдун.
  - А вот меня больше интересует, кто приказа ему это сделать. - Озвучил я свои мысли по этому поводу.
  - Пойдем, сейчас не время и не место для подобных размышлений. - Сообщил Аврелий, закончив, наконец, перезаряжать свой пистоль. Закрепив его в ременной петле проглядывающей сквозь прореху в рясе Аврелий бодрым шагом двинулся в лес, и такое ощущение - он знал куда идет. Хотя, чему я удивляюсь? Он же не из чистого любопытства в этот 'Путь' полез да еще и меня прихватил. Нет, этот гад здесь явно по приказу. Что он там говорил, насчет какой-то ведьмы? Очень даже может быть, что эта тетка мой пропуск, в привычный мир двадцатого века, где тебе не втыкают в глаз кинжал, если ты в храм в головном уборе заявился.
  Как и предсказывал Аврелий, нас больше никто не побеспокоил, ну если не считать почетного эскорта из волчьей стаи провожавшей нас пока мы шли по их владеньям. Несмотря на десятки, сотни, нет тысячи игрушек, фильмов и прочих 'авторитетных источников' серые на нас так и не напали. То ли мы не вкусно пахли, толи уже знают животины, что страшнее зверя, чем хомосапиенс в природе не водиться. В любом случае, ни один монстр, бродивший в моем воображении, так и не вылез в реальность. Только вот хорошего все равно было мало. Я с тоской вспоминал ночи в трактире и старался выгнать воспоминания о родном диване, о семье, или вернее той что от нее осталась.
  К вечеру второго дня Аврелий вывел-таки меня к крохотной деревеньке домов эдак в десять. Хотя, пожалуй, вернее, было бы назвать эти лачуги хижинами. В общем как не крути но особого вдохновения это образование не вызывало и что самое печальное трактира тут явно не было. Да и вообще как то заброшенно выглядело это место. Впрочем, инквизитор не сомневаясь ни секунды, протопал к ближайшей хижине и толчком открыл рассохшуюся дверь. Последовавший за этим скрип заставил бы любого звукорежиссера продать не только душу, но и тело, причем кому угодно, а не только дьяволу. Вопреки моим ожиданиям из темноты на нас не выпрыгнул даже завалящий зомби. Кстати, а они здесь водятся? Нужно будет спросить у Аврелия, судя по всему его разговорчивость, не распространяется на вопросы связанные с 'работой'. Хотя, пожалуй, куда более вероятно, что ему отдали приказ о моем 'просвещении' на эту тему. Замогильный продирающий душу стон заставил меня отскочить в сторону. Рукоять пистоля словно сама прыгнула в вспотевшие от страха ладони.
  - Именем святейшей инквизиции назовитесь. - Рявкнул Аврелий.
  - Помогите... - Донесся до ушей едва слышный шепот. Причем сразу стало ясно, что если говоривший и жив, то это не на долго.
  - Аврелий несколько мгновений стоял, не двигаясь, словно к чему-то, прислушиваясь, а затем вытащил через прореху в рясе небольшой сверток. Спустя всего нескольких секунд в руках инквизитора оказался факел. Материалом для него послужило содержимое свертка. Постояв несколько мгновений на пороге хижины, Аврелий спокойно поджег притороченную к дому поленницу, предварительно плеснув на нее ламповым маслом.
  - Покойтесь с миром, пусть господь будет к вам милосерден. - Перекрестился инквизитор, а я в немом изумлении смотрел на то, как огнь жадно пожирает поленницу и вот-вот перекинется на хижину. Да что, черт возьми, происходит? Он что совеем, обезумел?
   Пока я отходил от шока судьбу первой хижины разделили почти все оставшиеся в деревне дома. К счастью хозяева первой хижины настолько обессилели, что не могли кричать, иначе от у меня бы точно сдали нервы. Тем временем Аврелий закончил свое черное дело. Одного взгляда на лицо инквизитора хватило, чтоб все вопросы умерли еще в зародыше.
   Полыхающая деревенька осталась позади, однако ушли мы недалеко, склонившееся к горизонту солнце прозрачно намекало, что пора разбить лагерь и приготовиться к очередной ночи под открытым небом. Пока я собирал хворост, инквизитор уже успел разжечь огонь. С тех пор как заполыхала первая хижина, Аврелий не проронил ни слова, да и мне, если честно говорить не хотелось.
  - Кровавая лихорадка. - Тихо произнес инквизитор, время от времени подбрасывая сухие ветви в костер. Пламя бодро расщелкивало сухие ветви, попутно отплясывая свой вечный танец.
  - Понимаю что не простуда. - Буркнул я, не отрывая взгляда от пляски пламени, не знаю почему но мне чудилось что огонь смотрит на меня в ответ, причем нехорошо так смотрит, я бы даже сказал злобно. А может даже плотоядно? Бред, надо выбросить эти мысли из головы и просто поспать, а там глядишь, и тоска отпустит. В конце концов, кто мне эти люди? Я их даже не знал, а если бы и знал, грязные селяне едва ли вызвали во мне что-то кроме брезгливости.
  - Нет, не понимаешь! - Неожиданно зло рявкнул инквизитор. - Жители этой деревни и послужили материалом для марионеток, понимаешь? А те бедолаги что остались в домах медленно умирали от того что их кровь перерождалась в нечто совершенно иное. Медленно и мучительно! День за днем! Если бы не я они мучились бы годами не в силах ни умереть, ни жить.
  - Ты прав этому нужно было положить конец. - Выдавил я из себя чувствуя подкативший к горлу комок. Нарисованная Аврелием перспектива была по-настоящему ужасной. И мне предлагают охотиться на ведьму способную обречь меня в случае победы на годы мучений без права на эвтаназию?
  - Я уничтожу ее. - Прошипел Аврелий, сдавив зажатую в руке ветку, так что та сломалась. Озадаченно посмотрев на свою руку, инквизитор швырнул сломанную ветвь в костер.
  - Расскажи мне о ней, вас ведь явно что-то еще связывает. - Выстрелил я наугад, и как, оказалось, попал в точку.
  - Ультина Аранская сожжена по обвинении в колдовстве в 805 году от Пришествия. - Буркнул Аврелий, наградив меня неприязненным взглядом.
  - Это ведь был ты? Верно? - Спросил я, мысленно подсчитав, что сожгли ее лет эдак пять назад, а значит Аврелий, вполне мог приложить к этому руку.
  - Нет, я лишь доставил ее для дознания. - Покачал головой инквизитор, не успел я передать ее в руки суда, как меня услали с новым заданием.
  - То есть казнь ты не видел? - Хмыкнул я скептически.
  - Нет, но в архивах значится, что ее сожгли, да и братья, наблюдавшие за исполнением приговора, это подтверждают. - Вскинулся инквизитор, о похоже мой вопрос задел его за живое, а это значит что он не так уж и уверен в своих словах.
  - А ты уверен, что казнили именно ее? - Закинул я новый камушек в чашу совести инквизитора. Пожалуй, это единственный способ его разговорить. Ну а что мне еще делать? Аврелий самый удобный для меня источник информации. Ааа, черт! опять сам с собой разговариваю, ладно хоть не вслух.
  - Уверен. - Отрезал Аврелий, вновь уставившись на огонь, похоже я перестарался. Ну и ладно, думаю, у меня будет еще не одна возможность разговорить его. И все же та ведьма не выходила у меня из головы. 'Открытие врат в наваждения бесовские' - Очень даже может быть, что она сможет вернуть меня домой. Только вот с чего ей это делать? Хм... а если я спасу ее от фанатичного инквизитора? Весьма привлекательный вариант только вот не факт что мне удастся одолеть Аврелия. Поединок с тем жутким стариком показал мне, на что в действительности способен инквизитор, я то в свою очередь и пары секунд не продержался. При воспоминании о проклятом во всех смыслах этого слова старике противно заныл шрам на шее.
  - первый круг сегодня твой. - Подал голос инквизитор и прежде чем я успел возразить, уснул, подложив под голову кулак. Вот и ладненько, как все-таки хорошо, когда тебе не доверяют. Первый круг это значит, что мне предстоит бдеть примерно первую половину ночи надо ли говорить что эта перспектива куда лучше, чем альтернатива. Я и до этого-то вел ночной образ жизни, так что особого неудобства от подобных дежурств не испытываю.
   Вечер и большая часть ночи пролетели незаметно, как впрочем, и короткий сон, такое ощущение, что едва я сомкнул веки, как под ребра прилетел пинок.
  - Что творишь! - Подскочил я спросонья.
  - Тихо. - Яростно прошипел инквизитор, сонливость как рукой сняло. - Она послала за нами охотника, будь наготове.
  - Она? - Переспросил я чувствуя что ни хрена не понял. С диким визгом нечто темное и гибкое вылетело из ближайших кустов. Блеснувшее в промозглой предутренней мгле лезвие столкнулось с чем-то молочно белым, брызнули искры. Истошный выматывающий душу визг прорезал воздух, и только теперь я стряхнул с себя оцепенение, и как оказалось вовремя. Укутанная тенями тварь совершенно непонятного вида отшвырнула инквизитора в сторону ударом не то когтистой лапы не то усеянной молочно белыми шипами булавы. Грянул выстрел, раздавшийся вслед за этим вой на мгновенье парализовал тело. Кое-как переборов нахлынувшую слабость я спустил курок, благо разрядить свой пистоль перед сном я благополучно забыл. Прогремел выстрел, пистоль лягнул ладонь, а тварь даже не покачнулась. Да что это такое выдержать удар весьма упитанного свинцового шарика, это какой массой надо обладать.
  - Дурак! Бей ее! - Проорал инквизитор, выбираясь из кустов. Тем временем укутанное тенями существо перестало голосить и стремительно рванулось ко мне. В разрыве меж тенями мелькнуло усыпанное молочно белыми шипами тело. Тонкое белое острие вырвавшееся из под покрывала теней едва не лишило меня глаз. Чудом, отведя удар пистолем, я откатился в сторону, и это спасло мне жизнь. Из-под сотканных из теней одеяний в то место где я стоял, ударил целый шквал шипов. Останься я на месте и из меня сделали бы решето. Выхватив рапиру, я еще раз скакнул, назад спасаясь от нового выпада. Блокировать удары молочно белых шипов или все же когтей мне, отчего-то не хотелось да и перед глазами все еще стоит картина летящего в кусты инквизитора. Вот уродство, я так к этой твари не подберусь, у нее клыки/шипы/когти явно длиннее моей рапиры. Ситуацию спас Аврелий, все это время он похоже выжидал момент для атаки. Оказавшись за спиной твари инквизитор рванулся вперед, сверкнул металл следом раздался громкий треск, словно бы разъеденная хлоркой материя не выдержала натяжения. Укрывающий непонятную тварь покров теней разошелся в разные стороны распоротый клинком инквизитора, и я впервые увидел, с кем сражаюсь. Стройное существо состояло из одних костей и тонких полосок мышц и сухожилий. И как раз сухожилия и мышцы были едва ли единственным, что было в этом существе нормального. Пусть и выглядели они мерзко, но законам природы не противоречили. А вот с костями все оказалось не так просто, они словно живые, пульсировали, по их поверхности то и дело шла рябь, будто по поверхности озера. Лишившись покрова теней твари, оглушительно завизжала, рухнув на колени. На миг мне даже показалось, что Аврелий ухитрился ее прикончить, но это было не так. В следующий миг я понял: откуда брались те белые шипы, и это понимание едва не стоило мне десятка другого дыр в теле. То, что казалось костями, порождало эти молочно белые лезвия с завидной скоростью и то, что показалось поражением чудовища, едва не стало его победой, штук тридцать белоснежных шипов выстрелило во все стороны. Изорванная в клочья ряса сползла с плеч инквизитора, открыв плотно подогнанную кольчугу усиленную стальными пластинами на груди и животе, именно они и спасли ему жизнь. Теперь на них красовались весьма внушительные вмятины, сам же Аврелий если и пострадал то на нем это не сказалось. Впрочем все оказалось не так уж и плохо - теперь, можно предсказать, куда будет нанесен удар по изменению ряби на костях за миг до того как выстрелили шипы я заметил что рябь сменила направление. Перехватив рапиру поудобней, я прыгнул вперед благо тварь вплотную занялась инквизитором. Аврелий едва успевал парировать выпады когтями. Выбрав момент, я прыгнул вперед, замахиваясь перехваченным за дуло пистолетом. Дробящий удар сейчас предпочтительней режущего, а тонкое лезвие рапиры и вовсе можно не принимать в расчет. Тут топор бы не помешал, а у меня пижонская рапира. Господи будь человеком помоги! Босс помочь отказался, это я понял в тот момент когда в мою сторону устремилась обманчиво хрупкая на вид лапа снабженная для пущего садизма целой кучей когтей и шипов. Подставив под летящий на меня ужас рапиру, я попытался ударить по запястью твари рукоятью пистоля. Чудовищной силы удар отшвырнул меня прочь, рапира выпала из онемевшей от удара руки и как назло мне так и не удалось ударить в ответ. Господи да откуда в этой твари столько силы с виду сущий скелет. Не успел я выругаться, как пришлось откатываться в сторону, спасаясь от выстреливших во все стороны шипов.
  - Не трать силы понапрасну, постарайся хотя бы выжить! - Рявкнул Аврелий, в этот раз ему удалось разорвать дистанцию, прежде чем монстр выстрелил шипами. А вот это уже оскорбление, впрочем, меня дважды просить не надо. Бросив пистоль в ременную петлю, я подхватил рапиру левой рукой и приготовился смотреть на бой титанов. 'Попкорну бы еще' - Мелькнула в голове истеричная мысль, задавить в зародыше не менее истеричный смешок оказалось не так-то просто, но я справился. Есть повод для гордости.
   Тем временем Аврелий отчаянно крутился вокруг твари, то и дело, угрожая ей ложными выпадами своего клинка. Любопытно и как он надеется ей повредить? Тут молот надо, чтоб дробить кости, резать то все равно почти нечего. Однако чем больше я наблюдал за этим странным боем тем яснее становилось что Аврелий и не собирается атаковать, он лишь не дает костяному чудовищу отвлечься на меня. С чего это вдруг он решил меня защищать?
  - Все, твоя очередь! - Прохрипел инквизитор, уйдя из-под очередного удара усыпанной шипами руки чудовища. Он что издевается? 'Это конец' - понял я когда Аврелий внезапно оказался рядом и тычком отправил меня в объятья монстра. Такой подлости я от него не ожидал. К счастью не только я. Даже чудовище, кажется, растерялось то ли от счастья толи от неожиданности. Как бы то ни было, но его замешательство позволило мне выхватить из ножен рапиру. Удар когтистой лапы едва не сбил меня с ног, похоже, гоняясь за инквизитором, она порядком подрастратила свой пыл. Сделав длинный выпад, я едва не вогнал рапиру меж ребер существа. Тварь отпрянула. Что? Зачем ей отступать она же кость! Ну и ладно мне же лучше, страх твари придал мне сил и уверенности. Роли поменялись. Сделав еще парочку пробных выпадов, я отогнал существо к краю поляны.
  - Что ты делаешь идиот?! - Взвыл позади меня Аврелий. На секунду отвлекшись на этот вопль я пропустил момент когда костяной монстр покрылся рябью. Избежать судьбы бабочки нанизанной на иголку мне помог пистоль. Острие шипа вошло в дуло намертво, а я получил удар под дых рукоятью собственного пистолета, впрочем, уж лучше им чем острым лезвием. Пока я отчаянно пытался протолкнуть в легкие хоть немного кислорода, в бой вновь вступил инквизитор. Донельзя странная игра в поддавки продолжилась. Боже что он делает? Он вообще собирается 'это' убить или это такое развлечение? Пожалуй все таки не развлечение Аврелий уже порядком устал, да и вмятин на его броне прибавилось изрядно страшно даже представить что там твориться под броней. Впрочем, твари стала двигаться куда медленнее, и это несмотря на то, что заигрывания инквизитора похоже довели ее до белого каления. Обезумев от ярости, монстр гонял инквизитора по поляне. Да и поляна все больше напоминала жертву испытаний нового вида взрывчатки.
  - Дмитрий. Ты все понял? - Выдохнул Аврелий в очередной раз отпрыгнув от твари. - Делай так же... - Рявкнул он набрав в грудь воздуха договорить до конца ему не удалось, рванувшаяся к немцу тварь одним ударом отбросила его прочь. Инквизитор влип в дерево, пара сорвавшихся от удара ветвей упали на него сверху.
  - Проклятье! - Выдохнул я отбивая в сторону тонкий шип едва не отправивший инквизитора на встречу с его богом. И что, черт возьми, этот фанатик имел в виду, говоря, чтобы я делал так же? На этом все размышления и окончились, рванувшая ко мне тварь больше не позволяла мне такой роскоши. Невозможность добить ненавистную добычу, похоже, разъярила ее куда больше чем игра в поддавки с инквизитором. И как ни печально, но вся эта ярость обрушилась на меня, не знаю, где чудовище нашло силы но от прежней медлительности не осталось и следа. Все на что меня хватало это отбивать сыплющиеся со всех сторон удары, благо прежней чудовищной мощи они лишились. Правда, легче от этого стало не на много.
  - Светлый боже обрати врагов своих в пыль светом своим, излечи раны сынов своих именем своим. - Донеслись до меня слова не то молитвы не то еще чего, но эффект от них оказался неожиданно сильным. Взошедшее больше чем на половину солнце осветило, наконец изуродованную битвой поляну. Тварь не успела даже взвыть, молочно белые кости покрылись беспорядочной рябью тысячи совсем крохотных игловидных шипов едва успевали появиться как сразу же опадали на землю вместо того чтобы втянуться в тело породившего их чудовища. Спустя всего несколько секунд все было кончено, груда пожелтевших костей медленно осыпалась прахом словно бы проваливаясь сама в себя.
  - Из-за тебя мы чуть не погибли. - Буркнул Аврелий, отбрасывая в сторону ветки. Выглядел инквизитор весьма печально, хотя теперь пожалуй признать в нем инквизитора было весьма непросто. Помятая броня, разодранная в паре мест кольчуга, в общем, картина маслом - 'Воин вернулся с поля боя'.
   - Надо было лучше объяснять, что делать. - Огрызнулся я отряхивая одежду от налипшей земли. - И вообще, ты почему раньше молитву не прочитал?
  - Не забывайся. - Прошипел инквизитор и мне, отчего-то сразу расхотелось спорить. - К тому же одной молитвы мало, необходим свет божий. - Добавил он после небольшой паузы.
  - Свет? - Изумился я, впрочем, удивление прошло моментально, зато на краю сознания забрезжило, наконец, понимание. Ну конечно Аврелий просто тянул время а тварь дразнил для того чтобы она забыла об опасности рассвета. Чертов фанатик, мог бы и раньше пояснить!
  - Вижу, ты понял. - С каменным лицом констатировал инквизитор, но я то чувствовал усмешку в его голосе.
  - И все же, можно было сказать мне раньше. - Буркнул я вложив рапиру в ножны.
  - Сообщать о ловушке врагу плохая затея. - Ровным голосом сообщил инквизитор. Морозец страха пробежал по спине. Господи, неужели это конец? Нет не конец, Аврелий ослаблен боем и не сумеет оказать мне достойного сопротивления.
  - Что ты хочешь этим сказать? - Спросил я использовав как минимум годовой запас самообладания.
  - Она следовала за нами от деревни, к тому же превращение прошло не так уж давно, так что озвучивать свои планы было бы верхом неблагоразумия. - Пояснил инквизитор, в этот момент я осознал, что значит выражение - 'от сердца отлегло'. От накатившего облегчения захотелось рассмеяться, но я мужественно подавил глупый порыв. К чему мне новые подозрения?
  - Пойдем. - Блеснул красноречием инквизитор, двинув к одной ему известной цели. Мог бы и просветить меня насчет того куда идем. Нет, он, конечно, сказал мне про какой-то там город - 'название, которого я забыл', но куда мы направляемся сейчас большой вопрос. Я бы с удовольствием его задал, но жизненный опыт подсказывает, что сейчас Аврелия лучше не трогать, уж очень он взвинчен. В общем, так я и брел через лес, отчаянно сражаясь с собственным любопытством. К счастью путешествие оказалось недолгим. Во всяком случае, увидев на холме помесь монастыря с замком, я очень на это рассчитывал. Аврелий меня не разочаровал, только вот подъем дался ему нелегко. С трудом доковыляв до ворот, инквизитор постучал в них рукоятью пистолета.
  - Будь осторожен, тут что-то не так... - Прошептал инквизитор одними губами. Несколько томительных секунд ничего не происходило, а затем окованные железом ворота величаво распахнулись. Пара дюжих монахов при одном взгляде, на которых в памяти попытались всплыть названия стероидов, но вспомнить, то чего никогда не знал так и не удалось. Ну и ладно, это все равно не важно, правда стоит подумать о том чего способны натворить такие 'богомольцы' ежели их одеть в броню и выдать хотя бы по дубине и становиться жутко.
  - Приветствуем вас в монастыре святого Лиция, странники. - Пробасил стоявший слева монах. Я же благоразумно промолчал, пусть Аврелий отдувается, в конце концов, я память потерял! Сделав еще один неверный шаг вперед, и открыв рот для приветствия, инквизитор рухнул в пыль у ног монахов и только теперь я заметил растекшееся на боку инквизитора красное пятно.
  
  
  
  Глава 11
  
  Горячий травяной чай с лепешками - хорошо! Только в такие моменты и понимаешь, что в этом мире есть счастье. В общем, несмотря на мои опасения данный монастырь, оказался именно монастырем, а дюжие привратники своего рода уникумами. Да и сложно остаться хлюпиком если на тебя возложена обязанность открывать и закрывать тяжеленные врата. К тому же, как я понял из разговора с настоятелем монастыря - эти два крепыша еще и в монастырской кузне трудятся. Лимбий а именно так звали настоятеля рассказал много довольно таки интересных вещей, и в ближайшее время, кажется, не собирался затыкаться. В конечном итоге я просто начал пропускать словесный поток мимо ушей и просто наслаждался уютом. После ночевок под чистым, а иногда и не очень небом обычная лавка и тепло очага кажутся комфортом. Как мало оказывается человеку надо.
  - Так как там дела в святом городе обстоят? - Вопрос настоятеля едва не застал меня врасплох. Похоже, разговор перешел в новую стадию, хотя этого следовало ожидать. В мире без интернета, телевиденья или хотя бы радио подобная глушь всегда находиться в информационной изоляции. Вокруг могут греметь войны, эпидемии, смены власти и прочая чепуха, а здесь даже и не узнают.
  - Да как обычно, разве что Папа совсем плох. - Пересказал я все, что знал о делах в сильных мира сего. Так, теперь главное сделать вид, что я сказал больше чем нужно, иначе он задолбает меня вопросами на тему, в которой я ни черта не понимаю.
  - Понятно. - Задумчиво проговорил Лимбий. - Значит скоро начнется грызня. Знаешь, в такие моменты я радуюсь тому, что меня сюда сослали. - Признался он неожиданно, заслужив тем самым мое уважение. А не глупый мужик, понимает что сейчас чем дальше от святого престола находишься тем больше шансов не быть перемолотым в всеобщей свалке за власть. В конце концов, удовольствие повелевать человеками в средневековье не стоит тех усилий, что придется затратить для его достижения.
  - Как себя чувствует брат Аврелий? - Перевел я разговор подальше от политики.
  - Потерял много крови, но к завтрашнему утру вполне сможет встать на ноги. - Сообщил настоятель, полоснув по мне понимающим взглядом. Ох не прост этот святоша, совсем не прост. Ну да ладно, я здесь не для того чтобы искать шкафы с скелетами, к тому же это не вежливо по отношению к тому кто предоставил тебе приют. Да и что если я этих самых скелетов найду? Мне то что? А ладно, надо выбросить все эти глупости из головы и поумерить любопытство, в конце концов, впереди меня ждет встреча с ведьмой и очень даже может быть, что она переправит меня в мой мир.
  - Странно я думал его раны серьезней. - продолжил я болтовню о здоровье инквизитора.
  - Ну, скажем, я с такими уже отдал бы богу душу. - Усмехнулся Лимбий с изрядной долей иронии на лице. - О питомцах епископа де Лагуэ ходят весьма своеобразные слухи, и надо признать, что сегодня я убедился, что под некоторыми из них есть реальное обоснование.
  - Полагаю, мне не стоит лишний раз напоминать, что слухи должны остаться слухами? - Спросил я нацепив на лицо инквизиторское выражение, чего мне еще не хватало так это внутрицерковных разборок на почве ереси а то и вовсе колдовства. Я просто хочу выбраться из этого гребанного средневековья, и сейчас, когда впереди забрезжила надежда, я не позволю излишне наблюдательному клирику все испортить.
  - Конечно, все увиденное останется между нами. - Всплеснул руками настоятель. Судя по всему, моя готовность решить проблему самым кардинальным образом отразилась на моем лице, поскольку собеседник несколько побледнел.
  - И? - Протянул я, не меняя выражения лица.
  - Остальные братья так же будут держать язык за зубами. - Заверил меня клирик или правильнее будет называть его монахом.
  - Хорошо. - Кивнул я более дружелюбно, залпом осушив остывший за время разговора чай. Язык так и жгли вопросы по поводу вымершей деревеньки. Да и странная часовня, через которую пролегает 'Путь' то же неподалеку расположена, так что кто-то в монастыре точно должен знать о том, что твориться вокруг. И этот 'кто-то' наверняка сам настоятель. Ладно, пусть расспросами занимается Аврелий как в себя придет, я все равно не знаю что важно, а что нет в таком то деле.
  - Но взамен я хочу попросить об одной услуге. - Подался вперед Лимбий.
  - Какой же? - Спросил я предчувствуя грядущие неприятности.
  - Две недели назад у нас остановились три брата сопровождающих отловленную в одной из деревень ведьму. - Начал брифинг настоятель, заставив меня почувствовать героем второсортной ролевки.
  - И они естественно пропали, отлучившись в этот лес? - Поинтересовался я саркастически.
  - Ты что-то знаешь об этом? - Насторожился Лимбий.
  - Перестань! - Рявкнул я грозно, во всяком случае, мне так показалось. - Говори начистоту, ты ведь понимаешь что сокрытие информации от инквизиции очень тяжкий грех, настолько тяжкий, что придется отправить тебя к всевышнему, чтобы он лично рассмотрел возможность снять с тебя с толь тяжкий грех!
  - Я ничего такого не скрываю. - Запротестовал настоятель, но я нюхом чувствовал ложь пусть и непрямую.
  - Предупреждаю в последний раз. - Прошипел я наставив на настоятеля пистоль. Пусть он и не заряжен, но Лимбий то об этом не знает. А даже если и знает, плавающее перед твоим лицом лезвие куда страшнее, чем милосердный выстрел в голову.
  - У них началась лихорадка. - Проскулил настоятель, похоже я нагнал таки на него страху. - кровавая лихорадка! - Добавил Лимбий, и тут жутко стало уже мне.
  - И где они? - Спросил я с трудом проглотив ком в горле - воспоминание о горящей деревни и полных страданий стонах еще слишком свежо чтобы безнаказанно о нем вспоминать. А еще я очень хотел бы забыть скелетообразную тварь в едва не прикончившую меня утром, во что же превратились сопровождавшие ведьму монахи? Быть может это один из них и напал на нас утром?
  - Как зовут эту ведьму? - Спросил я резко.
  - Кажется, сопровождавшие ведьму браться называли ее Ультиной. - Сообщил настоятель, не слишком уверенно.
  - Мне нужно ее увидеть. - Заявил я непререкаемым тоном.
  - Конечно, конечно. - Торопливо закивал Лимбий и поднявшись из-за стола пошел к выходу. Сунув пистоль обратно в перевязь, я последовал за главой здешних монахов. Идти пришлось довольно долго. Как оказалось в монастыре весьма обширные подвалы и даже один ледник. Большая часть помещений сейчас правда пустовала, но отнюдь не маленькое поле позади монастыря недвусмысленно намекало, что осенью подвалы будут заполнены. Проведя меня по узкому сухому коридору, настоятель остановился у хлипкой деревянной двери, низ которой был окован железом. На камеру каморка не тянула по двум причинам, во-первых, из-за размеров - метр на полтора и в высоту от силы сантиметров сто семьдесят, а во-вторых, из-за полного отсутствия в ней чего-либо кроме ведьмы. Во всяком случае, неподвижный сверток обмотанный цепями едва ли является предметом интерьера.
  - Открывай! - Приказал я настоятелю. Лязгнул засов, явно наскоро прибитый к хлипкой двери. Шагнув в камеру я поразился отсутствию запахов. За две недели в камере без клозета должен был появиться весьма специфичный запах, однако его не было. Отметив этот факт, я осторожно приблизился к укутанному цепями свертку. Позади меня настоятель что-то сосредоточенно бубнил, слов было не разобрать, но думаю я не ошибусь, если предположу что это молитва. Еще шажок и рука, словно сама собой легла на рапиру. Нащупав другой рукой, пистоль я осторожно ткнул в сверток носком сапога. Реакции не последовало.
  - Ультина. - Позвал я негромко, цепи звякнули, однако никакого движения я не заметил. Бубнение позади усилилось, похоже, настоятель нешуточно испуган, однако покинуть это место, отчего то не спешит.
  - Ультина! - Позвал я громче, цепи вновь звякнули, а спустя миг мне в глаза уставились два багрово-красных зрачка наполненных нечеловеческой злобой. Я не закричал от страха только по тому, что ужас сковал горло ничуть не меньше чем все остальное тело. Мгновением позже, рукоять пистоля врезалась как раз промеж пылающих багровым светом глаз, не теряя ни секунды, я добавил коленом. Ведьму, если это багровоглазое чудовище можно так назвать отшвырнуло назад. Громко зазвенели цепи, и на меня уставилось лицо, которое, безусловно, когда-то было женским. Почему было? Ну, хотя бы по тому, что не бывает женщин с такими зубами - это не эстетично. Про глаза вообще молчу, ну не может у самок хомосапиенса быть таких глаз, ну хоть ты тресни, они правда и своими могут смотреть ничуть не менее злобно. Из груди вырвался нервный смешок. Надо же! вот значит, как настоящая ведьма то выглядит, не милая старушенция балующаяся настойками из мухоморов и не сексапильная дамочка в черном с нелепой шляпой на голове. И тут меня прошило понимание, а ведь я уже видел подобное лицо, этот взгляд мне определенно знаком. Перед глазами пронеслась заваленная трупами площадь Олидбурга и монстр потрошащий трупы в поисках не то ингредиентов, не то еще чего. Его лицо было примерно таким же если конечно сделать поправку на пол или не делать, лица ведь я все равно не рассмотрел.
  - Ультина, ты можешь говорить? - Спросил я старясь не смотреть в мерцающие красным глаза ведьмы. В ответ раздалось столь мерзкое шипение что сомнений не осталось - если она и может говорить то только со змеями, эту догадку немедленно подтвердил длиннющий раздвоенный язык, на миг, показавшийся из усеянной клыками пасти.
  - Значит, не можешь? - Хмыкнул я как можно более небрежно.
  - Могу, ищейка... - Прошипел отвратительно шипучий голос, так наверное разговаривала бы мифическая мать всех змей.
  - Лимбий, уйди! - Приказал я однако в ответ не услышал ни звука. Рискнув на время отвести взгляд от ведьмы, я глянул за спину. Лимбий стоял позади в такой неподвижности что его можно было бы спутать со статуй если бы не непрестанно шевелящиеся губы. Похоже, клирик парализован страхом и только повторение молитв спасает его от безумия, а может и от чего похуже.
  - Скажи, ты можешь открыть дверь между мирами? - Задал я мучивший меня вопрос.
  - Заччем мне делать... это? - Поинтересовалась ведьма, ну вот приплыли даже ведьмы задарма делать ни черта не хотят. Впрочем, иного я и не ожидал.
  - Свобода ведьма, свобода. - Пообещал я от щедро, услышь это Аврелий и мой жизненный путь закончился бы весьма плачевно. К счастью инквизитор все еще не может встать с постели.
  - Сссвобода. - Протянула ведьма, и от этого ее 'сссс' у меня волосы на загривке зашевелились. Как то некстати из зашевелилась вышедшая из коматозного состояния совесть, но я мужественно и милосердно окончил ее мучения. Хрен с нем с этим миром! Я домой хочу в тепло и уют двадцать первого века! К тому же здесь инквизиторы не лыком шиты рано или поздно все равно словят и сожгут. Но упорно продолжающая жить совесть упорно не желала сдаваться напоминая что пока это чудовище словят погибнет куча народу.
  - Нет, ищейка я тебе не верю. - Прошипела ведьма, тут же разразившись жутким шипящим смехом. Странно, но тело ее при этом почти не двигалось.
  - Тебя сожгут без моей помощи. - Надавил я на последний в моей коллекции аргумент.
  - Ну и что? - Уставилась на меня Ультина, судя по всему, такая перспектива ее ничуть не пугала.
  - Ну что ж это твой выбор. - Пожал я плечами с деланным равнодушием. Проклятье мой шанс оказаться в своем мире злобно пялился на меня из своего угла и похоже ни в какую не желал реализоваться. Отвернувшись от ведьмы я подошел к Лимбию.
  - Пошли! - Хлопок по плечу привел его в чувство, и он первым выскочил из импровизированной камеры. Обернувшись чтоб проверить, как там ведьма я наткнулся на совершенно неподвижный сверток, два пылающих злобой глаза уже погасли.
   Спустя несколько минут я вновь сидел на недурно ошкуренной деревянной лавке и пил пока еще горячий чай. После разговора с ведьмой Лимбий как то спал с лица, такое ощущение будто даже похудел килограммов эдак на пять, да и глаза запали. Ну да ладно, главное я себя вполне нормально чувствую.
  - Так что ты хотел мне предложить? - Спросил я дав настоятелю несколько минут чтобы окончательно прийти в себя.
  - Ей не место в монастыре. - Заявил он твердо. Что ж я его вполне понимаю, такое соседство приятным не назовешь, да и безопасным тоже.
  - Куда ее нужно доставить? - Поинтересовался я уже догадываясь каким будет ответ.
  - Братья экзекуторы ждут ее в Деллойде. - Подтвердил мои опасения настоятель.
  - Хорошо, как только брат Аврелий поправиться мы прихватим ведьму с собой. - Согласился я с легким сердцем. Едва ли Аврелий откажет братьям по вере тем более он именно за этой ведьмой сюда и пришел. Только вот странно это, он ни разу не упоминал, что ведьма уже поймана. Может, не знал? Или просто хотел проконтролировать процесс сожжения?
  - Боюсь, он не сможет в этом учувствовать. - Прервал мои размышления настоятель. - Его раны все еще кровоточат. Я с трудом подавил едва не сорвавшийся с губ идиотский вопрос. Кровь, конечно, не стоит раненому сопровождать ведьму, наверняка в ее арсенале есть нечто подобное тому, что вытворяло с кровью то чудовище в Олидбурге. Гадство, сопровождать этого монстра в одиночку не слишком умная затея, особенно если учесть что я о ведьмах знаю немногим больше чем до появления в этом мире. Черт возьми, да я вообще ничего о них не знаю кроме того что они опасны.
  - Хорошо, мне понадобиться проводник и телега, подготовьте все необходимое, завтра выступаем. - Потребовал я, обдумав свое положение.
  - Но братья экзекуторы уже ждут! - Попытался возмутиться настоятель.
  - Пусть ждут, я должен подготовиться должным образом! - Рявкнул я в ответ картинно бросив руку на рукоять пистоля.
  - Хорошо-хорошо. - Зачастил настоятель, что-то с ним не то после визита к ведьме как подменили человека. Хотя нет, больше на раздвоение личности смахивает. Совсем недавно я чаи гонял с довольно ушлым индивидом, а теперь он больше кисель какой-то напоминает. Как то быстро он сломался перед угрозами. Может за это его и сослали? В этом мире все же более воинственные клирики в цене.
   Распрощавшись с настоятелем, я первым делом направился проведать инквизитора. Если он в сознании, то нам есть о чем поговорить. В конце концов, если мне предстоит сопровождать ведьму, то стоит посоветоваться с профессиональным инквизитором. Спустившись по небольшой деревянной лесенке и проскочив столь же короткий коридор, я очутился в весьма примечательном месте. Что в нем примечательного? Ну хотя бы то что пол и стены здесь выложены камнем, а еще пучки трав свешивающихся с потолка. Запах здесь стоял то же весьма специфический. Что ж вот и посчастливилось мне увидеть средневековый аналог лазарета. Хотя гм... скорее всего эта комната для чего то другого предназначена. Аврелий лежал на грубо сколоченной койке под целым ворохом шкур и кажется, бодрствовал. Как оказалось я ошибся, несмотря на открытые глаза Аврелий ничего не замечал вокруг и не реагировал на все мои попытки его добудиться. Уродство, и где мне теперь разузнать про то, как ведьм транспортировать? Наверняка тут не одна собака зарыта, а целая стая как минимум. Ну да ладно, пойду, отдохну, часок другой, а там глядишь, и Аврелий в себя придет.
  -Стой, - голос инквизитора застал меня врасплох, к тому же звучал он словно из могилы.
  - Очнулся значит, - пробормотал я обернувшись. Аврелий по-прежнему лежал без движения, единственным изменением были вздувшиеся на шее жилы.
  - Я ускользнул из под контроля, ловушка, беги, - не то простонал не то пробормотал инквизитор.
  - Ловушка какая еще ловушка?
  - Этого монастыря нет на картах, уходи быстрее, скоро мне придется подчиниться... - последнее слово Аврелий произнес с такой ненавистью и одновременно обреченностью что я невольно сделал шаг назад.
  - О чем ты?
  - Уходи, я больше не могу сопротивляться он почти восстановил мое тело, уходи... - прошептал он, прежде чем вновь потерять сознание.
  - Не обращай внимания на его слова, брат. - раздался позади старческий голос. - Брат Аврелий болен, а в горячке люди часто говорят самые странные вещи.
  С трудом подавив первый импульс я медленно обернулся, голос принадлежал мужчине лет пятидесяти.
  - Он точно поправиться? - спросил я больше по наитию.
  - Возможно, у него сильный жар, пожал плечами лекарь ну а кем ему еще быть раз уж он торчит рядом с больным. Интересно как он ухитрился войти в комнату так чтобы я не услышал. А впрочем не важно учитывая слова Аврелия ничего удивительного что я потерял бдительность. Положив руку на лоб инквизитора я убедился в том что лекарь прав в одном - у Аврелия действительно жар причем такой что нормальный человек уже отдал бы богу душу. При таком жаре галлюцинации норма. И все же странный какой-то бред.
  - Присматривайте за ним, - вздохнул я, прежде чем покинуть комнату.
  - непременно, - донесся до меня ответ лекаря.
   Тряхнув первого попавшегося на глаза монаха, я потребовал отвести меня куда-нибудь где можно поспать в тишине и уюте. Судя по совершенно квадратным глазам монаха моя просьбы была по меньшей мере экстравагантной. Ну конечно кто ж из них смиряющих свою плоть постами и дисциплиной будет дрыхнуть, если день только начался? Плевать, все равно я скоро уйду из этого мира, думаю ведьму вполне можно уломать надо только, чтоб лишних ушей в округе не было. В конце концов, я прогрессивный человек своего века неужели я не найду способа заставить это клыкастое чудовище мне повиноваться. Да черт с ним, пытки еще никто не выдерживал. Ну кто, спрашивается, может помешать мне развести в лесочке костер, и методично прижигать выступающие из под цепей части ведьмы? Инквизитор я или погулять вышел? Так накручивая себя подобным образом, я и следовал за монашком. К тому моменту как меня подвели к пустующей по вполне понятным причинам келье, я уже придумал с десяток способов добиться желаемого. Поблагодарив монаха, я с наслаждением растянулся на кровати. Такие мелочи как отсутствие матраса, подушек и прочих радостей меня давно уже не волновали. Прикрыв глаза чтоб не видеть нарочитую убогость обстановки я сосредоточенно вспоминал все что слышал от Аврелия о ведьмах. Но как ни крути а знания мои по-прежнему нельзя было назвать не то что всеобъемлющими но даже приемлемыми. Все что я знал о ведьмах, сводилось к тому, что они опасны, безжалостны, и могут управлять кровью. Пожалуй, после сегодняшнего дня можно добавить что красотой эти чудесные создания то же не блещут, так что перепутать это с человеком просто невозможно. А вообще довольно любопытно, ведьмы такими становятся в процессе освоения запретных знаний или это вообще отдельный вид? А ладно, не буду забивать себе подобными тонкостями голову, для меня главное вернуться в тепло и уют двадцать первого века. И все же, что-то тут не сходится, что-то постоянно ускользало от внимания а любые попытка понять что именно не принесла ничего кроме усталости и головной боли. В конце концов, я провалился в сон, махнув на все странности рукой.
   Тук-тук, тук-тук, - размеренный гул проникал не просто проникал в уши, нет он буквально впитывался всей поверхностью тела, а еще он очень напоминал сердцебиение. Очнувшись ото сна я несколько минут вслушивался в этот гул. Поднявшись с постели, я накинул на плечи свой бронированный плащ. Приятная тяжесть доспеха придала уверенности, а ее очень не хватает когда просыпаешься от звука сердцебиения причем не своего а чужого и судя по гулу сердце должно быть действительно большим. Несмотря на непрекращающийся гул мне удалось успокоиться. Господи так и рехнуться недолго! Тряхнув головой и сосредоточившись на молитве, я с трудом нашарил выход из комнатушки. Ладно надо посмотреть что это за сердце такое, постояв немного я определил направление. Идти приходилось в кромешной темноте, должно быть лучина погасла. Сколько же я спал? Вывалившись в наполненный тьмой коридор, я старательно восстановил в памяти недавний маршрут, по которому прибыл в эту комнату. Стоило прервать молитву, как тьма стала гуще и кажется, в ней появились, какие-то тени. Господи, неужели я все-таки рехнулся?! Как-то разом вспомнились так и не выполненные обещания 'молиться поститься и быть праведником'. 'Господи, прости грешника!' - Взвыл я ощутив как нечто мерзкое коснулось щеки. И, никакого отклика, проклятье, а чего я хотел? Гласа божьего с небес или зондеркоманду ангелов высланных ради моего спасения? Тени продолжили сгущаться, хотя куда уж дальше? И так не видно не зги. Тук-тук, тук-тук, - не унималось невидимое сердце, и его стук явно доносился со стороны часовни. Надо посмотреть какого черта там твориться - Мелькнула в голове здравая мысль, заодно может и тени эти гадкие отстанут. Словно поняв ход моих мыслей тени устроили вокруг безумную пляску. От этой свистопляски немедленно закружилась голова. Проклятье куда же идти? Кое-как нащупав стену, я побрел вперед или назад, уже неважно главное не останавливаться. Шаг еще шаг, за ним еще, не останавливаться, не прекращать читать молитву, похоже, только она и не дает теням сожрать меня с потрохами. И почему я не сдержал слово? Ну что мне стоило сходить за отпущением грехов, все равно же с Аврелим в церковь заходил. Исповедали бы меня, да и дело с концом. Звуки сердцебияния с каждым шагом становились все громче постепенно они из едва слышимых превратились в размеренный гул.
  - А черт! - Споткнулся я о порог, тени вокруг взвыли в один голос, вокруг стало в разы светлее, я даже разглядел часть коридора, в которой находился. Если память мне не изменяет, то я на верном пути еще метров пятнадцать и впереди будет часовня. Стоп! Тени разошлись? Что я сделал? Ага, кажется, понял.
  - Черт! - Рявкнул я громко, тени хлынули в сторону, сквозь темную хмарь проглянуло клонящееся к горизонту солнце. Так это что получается? Это слово их пугает? Ха, как все просто то оказалось, и как я раньше то не догадался? Подпольные организации всегда эффективней своих 'светлых' коллег. 'Только плату требуют непомерную' - Вмешался в мысли внутренний голос. Вспомнив о цене, я припустил к церкви, во весь голос, выкрикивая слова молитвы. Ну, его нафиг, лучше не рисковать, с момента появления в этом мире я как то стал серьезней относиться к таким вещам - уж очень велика вероятность того что бог все-таки существует. А если это так, то как то не хочется загреметь на вечные муки в ад из-за такой ерунды.
  Влетев в часовню, и чуть ли не ползком добравшись до алтаря, я принялся истово молиться. Под нарастающий гул сердцебиения, странно но оно словно бы задавало такт моим словам. Пожалуй впервые в жизни я делал что-то 'истово' и... ничего. Окружившие меня тени по-прежнему никуда не делись, но я не собирался сдаваться. Господи! Может я и не праведник, но и не такой уж грешник, если пришло мое время так отправь, хотя б в чистилище, хрен с ним - с раем! Едва заметная вибрация в, где то в районе пояса привлекла мое внимание, пробудив почти забытое воспоминание. Так же себя вел, когда то мой сотовый во время важных встреч и в другие не менее 'удобные моменты'. Только вот нет у меня сотового...да и редкий сотовый вибрирует в тон сердцебиению.
  Бросив руку к поясу, я нашарил вибрирующий предмет. Цапнув дрожащую рукоять пистоля, не менее дрожащей рукой я рванул его из перевязи. Тусклый едва заметный свет окружил дуло, его было слишком мало чтобы увидеть что-то еще, но достаточно, чтоб пробиться сквозь тени. 'Господи, спасибо тебе!' - Поблагодарил я ощутив что мой переход в мир мертвых временно откладывается. Наведя ствол в самую гущу живущих собственной жизнью теней, я спустил курок. Сияние на дуле стало ярче, но и только, повинуясь какому-то наитию, я зажал курок, одновременно стараясь не дать воли зарождающимся сомнениям. Свет вокруг дула стал ярче, и еще, он нарастал с каждой секундой, еще немного и на конце дула зажглась самая настоящая звезда. Ну, может и не настоящая, но свет шел такой чистый и яростный что тени вокруг расступились, правда ощущение было такое, будто они отошли, чтоб перегруппироваться. В правом ухе немилосердно засвербело. Сейчас! больше ждать нет смысла, стоило мне отпустить курок, как все вокруг затопило светом, должно быть так взрывается пресловутая светошумовая граната. Странно, но ни боли в обожженной сетчатке ни желания зажмуриться не было. 'Должно быть болевой шок'. - Мелькнула в голове порожденная школьной программой мысль. Спустя пару мгновений свет померк и я вновь оказался во тьме, перед глазами плавали световые пятна, сильно пахло озоном, но прошло еще несколько мгновений и зрение восстановилось.
  Запах озона растворился в окружающем меня сумраке, оставив стоять в одиночестве рядом с залитым лучами восходящего солнца алтарем.
  - Спасибо тебе господи. - Пробормотал я, осев на пол, а в следующий миг я открыл глаза. Сон? Так это был всего лишь сон? Ну конечно ожившие тени, вовремя подоспевший рассвет, и все эти световые эффекты. Только вот где-то глубоко в душе тихо пищал червячок безумия. Все тело дрожало от запоздалого ужаса. И ему было глубоко наплевать на нереальность сновидения. И все же какой то странный сон, ощущения были очень реальными. Поднявшись с постели я смахнул пот со лба, вернее я думал что это пот по тому, что в реальности все оказалось куда хуже. Кровь! Черт возьми это моя кровь, обыскав келью я обнаружил небольшое зеркало из полированного металла. Увиденное мне совсем не понравилось, на месте лица было кроваво-красное пятно. Чертыхнувшись я принялся искать чем бы вытереть лицо. Квадратная тряпица заменявшая жившему тут до меня монаху полотенце оказалась как нельзя кстати, правда сначала с нее придется пыль стряхнуть. 'Странно как то отчего она такая пыльная' - всплыла на поверхность сознания мысль пока я оттирал лицо от крови. Отбросив в сторону перепачканную кровью тряпку я вновь посмотрел на свое отражение. Ран на лице не оказалось, впрочем я чего то подобного и ожидал уж очень равномерно кровь покрывала лицо складывалось впечатление что я 'вспотел' ею. Прислушавшись к внутренним ощущениям я убедился что со мной все в порядке, ну конечно на сколько это можно сказать о человеке оказавшемся в подобной ситуации. Некстати вспомнился горячечный бред инквизитора, в груди нарастало мерзкое предчувствие вроде того что настигло меня в таверне неподалеку от Олидбурга.
   Ладно пора идти поискав взглядом рапиру я наткнулся на окровавленную тряпку. Несколько секунд я тупо пялился на нее а затем припрятал в один из мешочков на поясе. В мире где кровь дает власть не стоит разбрасываться ею, а то какой-нибудь местный 'гарипоттер' использует ее себе на благо и что-то я сомневаюсь что на мне это не скажется.
   Выйдя во двор я несколько секунд нежился в лучах солнца. Пока до меня не дошло что вокруг тихо, даже не просто тихо а прямо таки мертво. Рука самопроизвольно дернулась к пистолю. Положив ладонь на рукоять рапиры я принялся оглядываться. И словно в ответ отовсюду донесся привычный шум. Складывалось ощущение что кто-то просто включил звук. Или это я окончательно рехнулся. Ладно, я всегда знал что нервишки у меня пошаливают.
  Ну да ладно, главное я жив, а нервишки можно и потом подлечить если выберусь из этого долбанного средневековья
  . Ай! - Правую руку чувствительно дернуло током. Попытавшись отбросить ужаливший меня предмет, я с удивлением понял две вещи: во-первых, я не могу этого сделать, а во вторых коварным предметом оказался мой пистоль. Сколько я не пытался разжать пальцы, ничего не выходило, пистоль же продолжал биться током. Попытка разжать пальцы левой рукой привела к особенно сильному удару током. Блин да что ж это твориться? С бьющимся током пистолем нежелающим покидать руку пришлось смириться. Поднявшись с пола, я вышел на улицу. Без сил опустившись на ступени, ведущие в часовню я принялся прокручивать в голове недавние события, да так увлекся этим процессом, что не заметил как прекратились электрические разряды. Пальцы, впрочем, по-прежнему не желали разжиматься. Осторожно помогая себе левой рукой я заставил таки правую выпустить коварный пистоль. Подхватив его в воздухе я сунул успокоившееся орудие убийства в ременную петлю и только после этого в ужасе уставился на ладонь правой руки. Тонкие светящиеся снежно белым светом линии оплетали каждый сантиметр ладони и пальцев, не нарушая, правда, границы тыльной части. Жуть! Это что такое? Осторожно коснувшись одной из светящихся линий пальцем, я дернулся от электрического разряда ну или от чего-то подобного (будь это электричеством, я чувствовал бы удары постоянно). Так, понятно, руками не трогать, тем временем линии, извиваясь, словно живые сложились в хорошо узнаваемый узор. Мать моя женщина да это же крест! Символ здешней веры самовольно пролег через всю ладонь, прихватив заодно средний и безымянный пальцы. Даже не знаю, смеяться или плакать. Ладно хоть чувствительность и подвижность пальцам вернулась. Надо бы найти где-нибудь перчатку, не стоит светить подобным клеймом в монастыре, а то еще в святые запишут, а боженька чувствую, мне этого не простит. Сжав руку в кулак чтоб не светить направо и налево явленным чудом, я отправился проведать настоятеля.
  
  А он неплохо справляется, - произнес Лимбий глядя на то как Дмитрий прохаживается по внутреннему дворику монастыря.
  - Цвирк, цвИИирк, цвиии' - проверещало небольшое похожее на помесь птички с осьминогом существо.
  - Ты прав, Палира будет в бешенстве если я не подчинюсь, - вздохнул настоятель.
  - Цвиирк, цвирк цвирк, - вновь прочирикало существо.
  - Мне тоже жаль Ультину, но похоже она окончательно выжила из ума, ни мне ни уж точно Палире не нужна резня и последующая реакция инквизиции, а Ультина намеренна устроить именно резню.
  - Цви-Цвиирк, прочирикала тварь проворно взобравшись настоятелю на плечо.
  - Да их необходимо разделить этот монах ордена очищающих чем то заражен и это что-то направляет его мысли. - Погладил тварюшку Лимбий, - и передай Палире что ее драгоценный охотник уже движется к ней, ну а монах останется у меня я хочу как следует его изучить.
  - Цвиии, - пропищал монстрик и в следующий миг сорвавшись с плеча настоятеля выпорхнул в окно поводя в воздухе порядком удлинившимися щупальцами. Едва монстр исчез из виду как в дверь кабинета настоятеля постучали.
  - Входи, - обернулся Лимбий нацепив на лицо привычную маску слегка плутоватого клирика.
  
  
  Глава 12
  
  - Войдите, - раздался приглушенный дверью голос настоятеля. Толкнув дверь я переступил порог кабинета. Через открытое окно открывался прекрасный вид на окрестные леса и с редкими проплешинами поселений.
  - Я готов сопроводить ведьму на казнь, - произнес я столкнувшись с вопросительным взглядом настоятеля.
  - Братия очень тебе благодарна, - расплылся в слегка лукавой на мой взгляд улыбке Лимбий.
  - Надеюсь мне выделят проводника и телегу? - Поинтересовался я хмуро.
  - Конечно-конечно, - замахал руками настоятель изобразив на лице нечто вроде оскорбленной невинности, - братья уже все подготовили.
  - Замечательно, - буркнул я, и уже через несколько минут смотрел на то, что для меня 'подготовили'. За воротами монастыря меня ждала небольшая косматая лошадка. И надо сказать что смотрела она на меня с каким-то одной ей понятным выражением, а еще ее похоже ничуть не пугал упакованный в обитый железом гроб. Да-да, то самое порождение мрака по имени Ультина лежала именно там. На мой взгляд, разорвать столько цепей невозможно, так что гроб это уж перестраховка. Хотя, если учесть полный рот зубов и то, как ловко это чудовище парило в воздухе, то лучше перестраховаться.
  Забавно, но Лимбий даже не удосужился выйти, ну и ладно, я не гордый и вообще, гордость - грех! А я нынче праведником стать намереваюсь. Последняя мысль наградила меня едва заметным ударом током. Чертыхнувшись - еще один удар уже почувствительней, я потер светящийся крест на правой руке. За прошедшее время он ничуть не изменился, разве что при свете дня стал не таким заметным.
  - Что ты там разглядываешь? - Поинтересовался монашек.
  - Правь давай! и не задавай лишних вопросов, - буркнул я невольно скопировав манеру Аврелия.
  - А это правда, что вы теневика вдвоем убили? - Не унимался монашек.
  - Нет, - буркнул я, неосознанно поглаживая рукоять пистоля. Врубившись, что делаю, одернул руку. Ну его, а то еще и на второй руке выжжет что-нибудь.
  - Но ведь я слышал его рев и выстрелы, - Не терял надежды завести разговор монашек, или таких как он послушником называют? А ладно, мне-то какая разница?
  - И что? - Поинтересовался я добавив к вопросу 'инквизиторский' взгляд.
  - Как что? - Удивился монашек, ничуть не напуганный моим взглядом, - в лесу в тот момент только вы с братом Аврелием и были, - пояснил он и без того очевидную вещь.
  - Ну были. И что? - Поинтересовался я недовольно, навязанный разговор меня откровенно раздражал.
  - Так он говорят, для оружия неуязвим. - Изложил мучивший его вопрос паренек.
  - Так, не только оружием сильны воины божьи. - Хмыкнул я припомнив безумный утренний бой.
  - А чем еще? - Вскинулся монашек с прямо-таки детской непосредственностью.
  - Словом святым да молитвою. - 'Пояснил' я наставительно.
  - И что помогло? - Не скрывая своего скепсиса, спросил наглец. 'Черт возьми, да кто он такой?' - мелькнула в голове удивленная мысль в награду, за которую крест на руке наградил меня особенно болезненным разрядом.
  - Да как ты смеешь сомневаться в моих словах? - Рявкнул я зло - удар током окончательно испортил и без того премерзкое настроение. Видимо лицо у меня перекосилось соответствующим образом, поскольку монашек, наконец-то заткнулся. Наконец-то тишина, ну если не считать мерного цокота копыт да поскрипывания телеги. Вообще ехать по колдбинам без подвески то еще удовольствие, чувствуешь себя камнем в дробилке, но что самое главное, тряска дико мешает сосредоточиться на вопросе подчинения ведьмы.
  - Останови. - Приказал я минут через двадцать езды. За это время мы отъехали от монастыря достаточно далеко, чтобы нас потеряли из виду. Пора воплощать свои задумки.
  - Как говоришь до города доехать? - Спросил я на всякий случай.
  - Дак, прямо по дороге, а там уж тракт будет. - Махнул рукой в нужную сторону парень.
  - Вот и чудно, можешь идти обратно. - отдал я новый приказ. - мне не нужен спутник сомневающийся в моих словах.
  - Но... - Начал, было, монашек.
  - Никаких но! - Оборвал я его так и не зародившуюся речь.
  - Но...
  - Ты что не слышал?! - Рявкнул я окончательно потеряв терпение.
  - Но... - Плаксиво прошептал мой неудавшийся проводник.
  - Убирайся! - Гаркнул я выхватывая из ременной петли пистоль и вот что любопытно: электрического разряда не последовало хотя я наставил пушку на ребенка. Всхлипнув от страха, паренек спрыгнул с козел и припустил в сторону монастыря. Проследив за его удаляющейся фигурой, насколько это позволял довольно таки густой лес я повернулся к запечатанной в сундуке ведьме.
  - Ну что ж приступим, - пробормотал я себе под нос, сунув пистоль в петлю на ремне. Старая добрая фраза придала уверенности. Запрыгнув на телегу, я осторожно осмотрел оббитый сталью ящик. От обилия церковной символики и прочих фетишей, выдавленных на металле просто зашкаливало. Приложив к поверхности ухо, я уловил едва слышный шорох, будто внутри нечто возиться. Хм, тут к гадалке не ходи и так все понятно, возиться там может только одно существо. Как же открывается эта хреновина? Ни петель, ни тем более ручек тут явно не предусмотрено. Они что ее запаяли? Учитывая ужас, который они перед ней испытывали, очень даже может быть, хотя надо признать, что оно воспоминание о горящих злобой глазах оправдывает их желание на все сто. Точно. Запаяли - едва заметный шов, до боли напоминающий след от электрической сварки. Похоже, без кузнеца мне ведьму не освободить, и что-то мне подсказывает, что в деревеньках искать бесполезно. Не то чтобы там своих умельцев не было, причина в том, что редкий кузнец согласиться вскрыть подобное чудо. Так, ладно, придется доставить ее в город, а там что-нибудь придумаю. Определившись с дальнейшими действиями, я немедленно приступил к делу.
   Несмотря на опасения настоятеля до города я добрался совершенно спокойно, запаянная в железный гроб ведьма вела себя пристойно; а что ей еще оставалось? Так что можно сказать, что я даже отдохнул - благо лошадка по этому маршруту явно не в первый раз шла и присмотра за собой почти не требовала. Город, не поражал ни размерами, ни чистотой, ни честностью стражников. Радует одно - за ворота меня пустили без особых проволочек, даже мзду стребовать не попытались - хорошо быть на службе инквизиции. Небольшие узкие улочки с трудом пропускали через себя телегу, не слишком многочисленные прохожие, попадавшиеся на пути, прижимались к стенам и даже тогда борта телеги их зачастую задевали. Ну да ладно, главное никого не задавил и ладно. Сказать, что этот городок напоминал Коперхил, значит, ничего не сказать - такое чувство, будто это братья близнецы, разве что гор на горизонте не видать, но их, если честно и в Коперхиле разглядеть было весьма непросто особенно с улицы. Проехав примерно две улицы я наконец спохватился, господи я же не знаю где здесь инквизиторы обосновались! Несколько минут тихой паники и пришло понимание что ехать надо в ближайшую церковь, в том что она здесь есть я не сомневался а где же быть инквизиторам как не при церкви? Вооружившись этим знанием, я направил лошадку к видневшейся в дали шпилю церкви. Пусть городок и невелик, но церквушку они себе отгрохали, явно немаленькую. 'Лучше бы дороги вымостили, как следует' - Мелькнула в голове злая мысль, и тот час правая рука отозвалась электрическим разрядом. Да что такое уже и подумать нельзя?! Новый электрический разряд на два порядка слабее предыдущего вполне можно считать утвердительным ответом.
  - Ведьму жгут, ведьму! - Полный предвкушения голос какого-то горожанина заставил меня обернуться и поискать взглядом говорившего.
  - Подойди. - Приказал я повелительно поймав взгляд невзрачного мужичонки в засаленной рубахе с парочкой незаштопанных прорех.
  - Где? - Спросил я, как только он боязливо подошел ближе. Честно говоря, я больше ждал, что он кинется наутек но, похоже, он рассудил, что сбежать всегда успеет.
  - По улице Кожевников почитай до конца, там площадь будет. - Охотно пояснил мужичек, просияв лицом.
  - Спасибо, - поблагодарил я, разворачивая повозку в указанную сторону. Странно, 'ведьму жгут', они, что еще одну нашли? Может я, в чем и ошибаюсь, но ведьмы в этом мире весьма редкий фрукт, к тому же, сжигать их на костре при большом стечении народа не слишком-то умная затея вдруг кто из горожан с порезом придет? Странно, странно и еще раз странно. Улица кожевников или как ее там действительно закончилась площадью, причем, весьма обширной и что, весьма характерно обугленная в паре мест мостовая подтверждала, что жгут в этом месте людей не в первый раз и что-то мне подсказывает, что и не во второй. Обложенный хворостом столб точь-в-точь повторял своего Коперхилского коллегу, от такого сходства даже как то жутковато стало. Мазнув взглядом по привязанной к столбу ведьме я переключился на высокий суд собравшийся на небольшом помосте сооруженном явно не сегодня и уж точно не на один раз. Капитальный такой помост. Стоящий в сторонке обвинитель старательно зачитывал длиннющий список прегрешений приговоренной к сожжению ведьмы. Чего там только не было, и потрава посевов, и убийство семьи некого гражданина, даже старые добрые черные мессы и те были. Впечатляет, хотя у нас за такое максимум лет пять бы дали, да и то не факт. Все это время какая-то мелочь упорно стучалась в сознание, требуя толики внимания. Лишь спустя несколько секунд до меня, наконец, дошло, что привязанная к столбу женщина ничем не отличалась от горожанок стоящих неподалеку - ни тебе красных глаз, ни зубов, ни иссушенной кожи, даже когтей и тех не было.
  - За сим суд признает, что вернуть Ультину Арранскую в лоно истиной веры уже невозможно... - провозгласил обвинитель, и я едва не ушиб ногу своей же челюстью. Как? Бог возьми! Как? Ультина же в мешке, а мешок обернут цепями и в свою очередь запаян в железный ящик! Причем ящик этот у меня в телеге, но кого тогда пытаются сжечь?!
   Не желая оставлять свой опасный груз без присмотра, я направил лошадь прямо на толпу. Животине это явно не понравилось, но боль умеет убеждать и коняка в итоге подчинилась. Проталкиваясь сквозь толпу, лошадка тащила за собой телегу. Вслед мне неслись ругательства, кто-то из особенно смелых горожан попытался влезть ко мне на телегу но, увидев, кто правит лошадьми, поспешно ретировался.
   Я не успел, когда до помоста с судьями осталось всего несколько метров, палач бросил факел. Промасленная древесина вспыхнула моментально. Спасти привязанную к столбу женщину теперь могло только чудо ну или команда пожарных моего века с пожарной машиной в придачу. Крики длились недолго, похоже, церковь нынче милосердна - страдания купца предателя из Коперхила длились куда дольше. Остановив лошадку возле помоста, я спрыгнул наземь попутно пытаясь убедить себя что женщина, сгоревшая на костре виновна, хоть в чем ни будь, иначе ее смерть ляжет на меня весьма неприятным грузом. Получившая поддержку в виде бьющегося током креста на руке совесть принялась за свое черное дело с новыми силами. Ну да, если бы я не остановился чтобы изучить сундук, если бы поторопился, то может быть и успел бы предотвратить эту нелепую казнь. Но я же не знал! 'незнание не освобождает от ответственности' - Немедленно заявил внутренний голос.
  - Кто ты? - Вопрос пожилого клирика в простой монашеской рясе застал меня врасплох. Окинув взглядом грузную фигуру, я отыскал значок ордена, к которому принадлежит этот человек. Что характерно помимо всего прочего, в чем я все равно не разбираюсь, на значке красовалась стилизованная буква 'I'. Вот он - городской инквизитор.
  - Дмитрий, из Order Purgandum. - Отчеканил я с уверенностью, которой на самом деле не испытывал. Пожалуй, впервые в этом мире я оказался без присмотра, Аврелий хоть и раздражал меня неимоверно, но все, же был весьма полезен, когда дело касалось общения с подобными личностями.
  - Что здесь делают псы де Лагуэ? - Выплюнул следующий вопрос местный инквизитор. Свое имя он назвать так и не соизволил.
  - Я здесь по просьбе настоятеля монастыря Святого Лиция. - Ответил я, тщательно подбирая слова и интонацию. Конфликтовать с этим индивидом мне сейчас не с руки, в конце концов, я даже не знаю что мне позволено в отношениях с ним, а чего нет.
  - И о чем же он тебя попросил? - Приподнял бровь инквизитор. Остальные судьи заинтересованно смотрели на наш разговор.
  - Доставить сюда Ультину Аранскую. - Ответил я злорадно, интересно как этот 'Святой отец' будет выкручиваться из столь неудобного положения.
  - Бред, Ультину только что сожгли! - Лицемерно заявил инквизитор.
  - Тогда что же я везу в телеге? - Осведомился я ехидно?
  - А вот это мы сейчас и узнаем. - Провозгласил упитанный инквизитор, и словно по волшебству рядом со мной образовалась парочка запакованных в кирасы стражников.
  - Это угроза? - Осведомился я, положив руку на рукоять пистоля, блеф конечно, у меня, если честно ни пороха, ни пуль не осталось, но они, ведь о таких тонкостях не знают.
  - Нет, конечно, нет. - Всплеснул руками инквизитор, похоже, до него наконец-то дошло: если случиться потасовка между служителями церкви ни к чему хорошему это не приведет.
  - Тогда нам надо поговорить в другом месте. - Озвучил я вывод, добавив в голос толику угрозы.
  - Пойдем за мной, брат. - Приказал инквизитор, роняя слова. 'Брат' в его исполнении звучало почти как ругательство. Уняв вспыхнувшую в душе злость, я взял под узды лошадку и двинулся вслед за упитанным инквизитором и двумя стражниками. Долго идти не пришлось, буквально на соседней улице разместилось весьма солидное двухэтажное строение и вот что любопытно. Строеньице это обладало собственной часовенкой пристроенной с правого края. Насколько я помню, такую вольность мог себе позволить далеко не каждый. Делаем вывод - прямоугольное здание имеет прямое отношение церкви, а раз туда направляется инквизитор, следовательно, это и есть его логово. И зачем я иду сюда? Это ведь стопроцентная западня. Сейчас меня введут внутрь а там десяток другой стражников с арбалетами или того хуже аркебузами.
  - Телегу можешь оставить здесь. - Сообщил инквизитор, остановившись в центре двора. - Вы двое, не подпускайте к ней никого кроме меня. - Приказал он, повернувшись к стражникам. Безмолвно кивнув, вояки, остались возле телеги, а инквизитор двинулся к той самой часовенке пристроенной к баракам. Да, да, к баракам, только теперь до меня дошло, что висящий над входом в здание щит украшен гербом, который ну никак не может принадлежать церкви. Да и не отмечают церковники свои владения подобным образом. А значит, это владения местного вельможи, а то и вовсе городского совета, если местного лорда выперли из большой и не очень политики.
   Открыв двери часовенки, инквизитор скрылся в темном проеме. Последовав за ним я очутился в совсем уж миниатюрной комнатушке с трудом вмещающей в себя алтарь, кабинку исповедальню да четыре скамьи. Бодро протрусив до алтаря, инквизитор склонил колени в короткой молитве. Закончив общение с босом который как всегда не удосужился ответом клирик покряхтывая поднялся с колен и добравшись до противоположной стены уставился на меня. Повторив его путь до алтаря, я точно так же преклонил колени и замер, шевеля губами с глубокомысленной миной на лице. Все равно богу на мои молитвы как то пофиг а святоша с такого расстояния едва ли что-то расслышит. Так ну все положенные пять секунд истекли, пора вставать - я ж сюда не на молебен пришел. Резкий электрический удар прошил руку и пройдя сквозь все тело начисто парализовал ноги. Мать! Мать! И еще раз мать! Доигрался блин, забыл, что мне могут и ответить, причем не за молитву, а за ее отсутствие и что характерно, весьма неприятным образом. Так, надо успокоиться, и без всяких подсказок ясно чего от меня требуется, пообещал быть праведником - будь. Пошарив в памяти и не найдя там ни одной молитвы кроме детской 'Отченаш' я быстро прошептал ее вслух, попытался встать и о чудо! У меня ничего не вышло, явленное чудо начало порядком меня пугать. Проклятье! Господи, ну не знаю молитв других, не знаю! Но если дашь время, обязательно парочку выучу! - Взмолился беззвучно, слабый электрический разряд дернул на прощанье руку, а мне, почему то вспомнилась фраза - 'Я слежу за тобой'. Быстро перекрестившись, я вскочил на ноги и быстрым шагом добрался до инквизитора. Открыв дверь, клирик посторонился, пропуская меня в темный коридор. Что ж сейчас самое время вонзить мне кинжал в спину. Внутренне насторожившись, я шагнул в полутемный коридор, освещенный единственной тусклой лампой, да и та от меня в паре метров находилась. После дневного света подобное освещение все равно, что никакого. Сделав несколько шагов вперед, и так и не дождавшись предательского удара, я подождал, пока глаза не привыкнут к полутьме. Инквизитор, похоже, занимался тем же самым ну, или из вежливости ждал, пока я привыкну.
  - Нам сюда. - Буркнул клирик, открывая ближайшую дверь, которую я в темноте сперва не заметил. Скрывавшееся за нею помещение было на удивление светлым и уютным, правда, роскошным я бы его не назвал, скорее аскетичным. Жесткая кровать, мощный стол и столь же мощный табурет вот по сути и вся обстановка если не считать пустующего по вполне понятным причинам камина.
  - Рассказывай. - Буркнул инквизитор, усевшись на единственный в помещении стул. Не считая этой маленькой гадости, никакой враждебности я больше не ощущал. Тогда на площади он вел себя куда более агрессивно. Любопытно это он тогда играл или сейчас доброго дядю из себя строит.
  - Что именно? - Уточнил я без спросу садясь на кровать, снять не первой свежести плащ я при этом даже не подумал.
  - Что в телеге? - Спросил инквизитор, скривившись от досады. Ну, еще бы простыне теперь можно сказать прощай, я в этом плаще по земле катался так, что чистым его не назовешь при всем желании, и даже эпитет 'грязный' применительно к нему будет большим преуменьшением.
  - А вот теперь мне тоже это очень интересно, - заявил я угрожающим тоном, - но если верить настоятелю монастыря, то там должна быть Ультина Аранская. Но вот незадача ее сожгли прямо у меня на глазах и что характерно стальной короб опечатанный монахами так, и остался закрытым. Именно поэтому я сейчас сижу здесь и жду объяснений! - Закончил я вызывающе глядя в глаза инквизитора. Надо признать мой фирменный суровый взгляд не возымел на упитанного коллегу по цеху ни малейшего впечатления. Думаю, заставит этого борова оправдываться может только Папа не меньше и все же стоит попытаться.
  - Куда больше меня интересует то, что делала ведьма в монастыре, предназначенном для исправления заблудших братьев? - Проигнорировав мою тираду, спросил инквизитор.
  - Настоятель сказал, что ее туда привезли двое братьев-инквизиторов, но выехать из монастыря они так и не смогли - скончались от кровавой лихорадки. - Сообщил я все что знаю.
  - Откуда же они ее привезли? Из леса? Из пустой степи, что за лесом или из бесплодных пустынь? - Насмешливо поинтересовался инквизитор, а ощутил себя полным идиотом, ну что мне мешало расспросить Аврелия об особенностях здешней географии?
  - Должно быть через Путь. - Предположил я ухватившись за единственное в меру логичное объяснение. При упоминании Пути инквизитор дернулся как от удара, и кажется, малость побледнел, но тут, же взял себя в руки.
  - Путь? - удивился инквизитор, - какой еще путь?
  - Думаю, есть только один способ проверить мои слова - вскрыть короб. - Сменил я тему, хотя больше всего мне хотелось сбежать отсюда подальше. То, что инквизитор понятия не имеет о Пути мне совсем не нравиться, раз уж о нем знал Аврелий то и остальные должны бы знать что под святым городом магическое метро расположено. Похожу тут действительно твориться что-то неладное и если я хочу остаться в стороне от неприятностей самое время уносить отсюда ноги. Я бы так и сделал, если бы не необходимость снять груз с совести, иначе страшно даже представить что со мной будет.
  - Над этим уже работают. - Инквизитор уставился на меня немигающим взглядом, а меня словно прорубь окунули. И надо сказать что ужас вызывал вовсе не взгляд инквизитора а мысль о том что короб будут вскрывать стражники или еще кто-нибудь без спецподготовки. А в том что существует некая подготовка я не сомневался.
  - Тогда мне стоит быть рядом на всякий случай - поставил я инквизитора перед фактом и быстро поднявшись, двинулся в обратный путь, благо запомнить дорогу было проще простого. Миновав темный коридор, я вновь оказался в часовенке. Остановившись у алтаря, я быстро перекрестился на всякий случай - новый паралич мне ни к чему. Отдав дань уважения всевышнему, я выскочил на улицу как раз к тому моменту, как парочка дюжих монахов закончили расковывать ящик с ведьмой. В том, что что-то пойдет, не так и будут жертвы, я не сомневался, вот только что именно будет 'не так' понятия не имею. В любом случае нужно перезарядить пистоль, пока они там возятся. Хлопнув по поясу я едва удержался от того чтоб чертыхнуться, ни тубы с порохом ни мешочка с пулями там не было. Вот уродство, сунув пистоль обратно в петлю, я скорым шагом направился к телеге с облепившими ее монахами. Тем временем стук молотов и душераздирающий лязг прекратились. Сочно треснуло дерево, брызнули щепки и над телегой воспарил перетянутый освященными цепями сверток. Почему освященными ну это просто - нежное золотистое свечение, отчетливо видимое даже при свете дня, ничем иным быть не может. Ну, а если серьезно стали бы столь опасное создание обычными цепями вязать? С другой стороны раньше я такой люминесценции за ними не замечал, хотя в камере было гораздо темнее, чем сейчас. С другой стороны я был так занять игрой в гляделки с красными буркалами ведьмы, что мог и не заметить. В памяти мелькнули раскаленные обереги отразившие напор превращенной в кислоту крови. В единый миг наступило прозрение, я понял, что сейчас произойдет, но ничего изменить не успел. Вопль: 'Бегите идиоты' - Сорвался с моих губ всего за одно мгновенье до того, как цепи забрызгали округу дождем раскаленного металла. Обожженных монахов отшвырнуло прочь, словно листья порывом ветра, всех... кроме одного. Застывший в какой-то неестественной неподвижности бедолага даже не пошевелился когда раскаленное до белизны звено, врезалось ему в грудь, пробив ее на вылет. Град раскаленных звеньев прошелся по двору не хуже шрапнели, даже лучше, пожалуй. А тем временем - поток крови из пробитой на вылет груди монаха вовсе не собирался падать на землю, вместо этого он подобно змее свивался вокруг его тела. Грязный мешок, скрывающий тело ведьмы, внезапно обзавелся пылающим темно оранжевым светом крестом. Похоже, тряпки тоже весьма непросты, как и цепи, но скорее всего и они не удержат чудовище долго.
  - Господи, дай мне сил сокрушить зло во имя твое! - Прокричал я, куда-то в небо, от всей души надеясь, что 'Босс' не бросит своего слугу в беде, иначе это чудовище перебьет здесь всех и вся, а затем примется потрошить город. Крохотная молочно белая искорка пробежала от креста на руке к пистолю. Цапнув пистоль и скривившись от весьма неприятного разряда, соскочившего с руки на рукоять, я направил ствол на висящую в воздухе ведьму. Крохотная искорка медленно словно бы нехотя начала разгораться, а тем временем, созданная из крови монаха змея метнулась к горящему божественным светом кресту, за мгновенье, до того как коснуться ткани ожившая кровь бесследно испарилась, сотканный из света крест ощутимо побледнел, а из пробитой груди монаха высунулась еще одна кровавая лента.
  - Быстрее, быстрее, ради всего святого, она же сейчас освободиться. - Бормотал я, не отрывая взгляда от медленно нарастающего свечения на дуле. Громкий хлюп заставил меня отвлечься от дула и посмотреть на ведьму. Пылающий крест окончательно угас, а мешок насквозь промок от крови. С громким отвратительным треском ткань разлетелась на куски, а в воздухе раскинув руки, зависла костлявая фигура ведьмы. 'Это конец' - подумал я наткнувшись на полный ненависти взгляд чудовища. Разгоревшаяся до размеров теннисного мячика искорка света на дуле мигнула и погасла, стоило мне перестать шептать молитву. Жуткий, нечеловечески злобный хохот прокатился по двору заставив всех замереть в ужасе, но вот какой то монах пришел в себя после падения с телеги, и выкрикивая слова молитвы бросился на ведьму. Бедолагу разорвало на куски давлением в один момент вскипевшей крови. Облако самого обычного пара поднялось в воздух, сухой порошок оставшийся после того как ведьма выпарила из крови воду внезапно ожил завертевшись смертоносном вихре. Смертоносным в прямом смысле этого слова - так и не пришедших в себя после падения монахов словно бы засунули в огромный миксер. Летящая во все стороны кровь присоединилась к безумному вихрю и вихрь этот нарочито медленно двигался в мою строну. Я же, как идиот стоял и смотрел на приближающуюся смерть.
  
  Глава 12
  
  Спустя две недели после событий в Святом Городе, неподалеку от Дульфиджа - небольшого городка на границе с владений Маркграфа Найтингейла появился весьма примечательный всадник. Примечательным он был в силу весьма специфического одеяния приора ордена Очистителей. И не подумав остановиться в одной из таверн он продолжил свой путь несмотря на подступающую ночь. Причем двигался он в сторону стоявшего неподалеку монастыря, именно стоявшего, поскольку пол века назад его снесли по велению тогдашнего великого инквизитора Омады Агланского. Впрочем, снос ничуть не помешал функционированию этого места, поскольку репозиторий ордена Очистителей все равно находился глубоко под землей. Так что уничтожение монастыря по большому счету сыграло на руку хранителям репозитория, сделав их убежище еще более незаметным. Так что у местных жителей такой поступок вызвал некоторое удивление, особенно если учесть, что об этих руинах в народе ходили весьма мрачные слухи и надо отметить что далеко не все из них были вымыслом. Порой люди действительно пропадали стоило им забрести в эти руины ночью, причем временами их потом видели в других местах и селениях но они как правило никогда не узнавали бывших знакомых или даже родственников. Так что нет ничего удивительного, что местные старались избегать руин монастыря. Впрочем, остановить одинокого всадника никто не попытался, в конце концов, он никому не родич, поэтому плакать по нему не кому, а вот выходить после заката дурной знак. Тиберия же, как и хранителей репозитория такое отношение вполне устраивало. Без проблем добравшись до монастыря и стреножив лошадь в руинах, он по памяти отыскал скрытый вход в подземелья разрушенного монастыря. Крепкая дубовая дверь окованная сталью отворилась без малейшего скрипа и приор очутился в темном коридоре освещенном лишь чахлой масляной лампой в руках привратника.
  - Что привело тебя брат? - Спросил привратник, отступая вглубь коридора.
  - Необходимость в знаниях. - Ответил Тиберий, и дождавшись утвердительного кивка привратника перешагнул порог. Привратник же, не говоря больше ни слова, двинулся вглубь коридора. Тиберий шел этим коридором в третий раз, и надо сказать, что особого восторга это место у него не вызывало. К тому же за прошедшие годы из памяти так и не выветрились ужасы посвящения в приоры ордена. Спустя несколько минут привратник остановился у перегородившей проход цельнометаллической двери. Несколько мгновений он стоял, а затем внезапно начал распевать псалмы. Тиберия подобное ничуть не удивило, он знал, что это что-то вроде пароля, без которого в репозиторий можно попасть лишь с помощью небольшой армии, и что характерно - прорвавшись, наконец, вовнутрь есть шанс найти там искомое, но уже в виде пепла. Едва привратник закончил, как дверь отворилась словно бы сама собой, но Тиберий знал, что по бокам от нее расположены скрытые комнаты с весьма нехитрым механизмом открывающим дверь. Так же в этих каморках сидят стражи собственно они и приводят в движение механизм. О всех этих тонкостях Тиберий знал лишь по той причине, что по просьбе хранителей сам отбирал в стражи братьев-воинов.
   За железной дверью скрывалась небольшая ярко освещенная зала, перешагнув порок Аврелий на несколько мгновений, замер ослепленный ярким светом.
  - Добро пожаловать, приор. - Поприветствовал Тиберия надтреснутый старческий голос. Выждав пока свет перестанет слепить глаза Тиберий отыскал взглядом сутулого старца в простой монашеской робе
  - Епископ выдал разрешение на поиск. - Сразу перешел к делу приор, находиться в этом месте дольше необходимого не входило в его планы.
  - Надеюсь, он знает что делает. - Вздохнул хранитель, взяв в руки протянутый Тиберием свиток с личной печатью епископа.
  - Знает. - Кивнул Тиберий. - У нас мало времени, так что поторопитесь с выбором чтеца.
  - Пойдем. - Бросил хранитель, пробежавшись взглядом по посланию епископа. - Освальд не указал какого рода знание тебе необходимо. - Добавил он прошаркав к одному из многочисленных выходов из залы.
  - Епископа интересуют Знания о кукловодах, а меня архивные сведенья о колдуньях способных создать подобную мерзость.
  - Куловоды... кукловоды... - Бормотал хранитель, роясь в своей памяти. - Это запрещенное знание!
  - Знаю, но у нас нет выбора. - Буркнул Тиберий, разговор с хранителем его откровенно тяготил.
  - Хорошо. - Мрачно проскрипел старик, шаркая по ярко освещенному коридору. - В любом случае, чтец знает свой долг и не станет от него уклоняться. - Добавил хранитель, остановившись перед массивной дверью оборудованной множеством запоров.
  - Предоставляю тебе честь открыть репозиторий. - Провозгласил хранитель, прежде чем скрыться в одной из боковых дверей с выжженным символом объятой огнем книги. Тиберий же проводив хранителя взглядом, натянул на руки с толстые воловьи перчатки и только тогда рискнул прикоснуться к ведущей в репозиторий двери.
   На то чтобы вытащить тяжеленные окованные сталью бруски запирающие дверь ушло несколько часов. Процедура растянулась на столь долгий срок вовсе не по вине внушительного веса каждого бруска, хотя вытащить его даже тренированному человеку было весьма непросто, а по той простой причине, что каждый брус помимо очевидной роли выполнял еще и роль спускового механизма для довольно хитроумной ловушки. Одно неверное движение могло привести к весьма печальным последствиям. Впрочем, память приора цепко хранила последовательность действий при изъятии каждого бруска.
   Едва последний брус лег в специально оборудованную в стене нишу Тиберий в изнеможении сел на пол. Руки и ноги подрагивали от усталости, однако усталость ничтожная жертва в сравнении с тем, чем жертвует чтец. Боковая дверь, за которой час назад скрылся хранитель, без скрипа отворилась. Из темного прохода вышел бледный юноша в сопровождении престарелого хранителя. В руках юноша сжимал туго свернутый лист бумаги и писчие принадлежности. На поясе у него болталась фляга с ламповым маслом и прочие необходимые для работы ламп вещи.
  - Брат Йозеф готов исполнить свой долг. - Проскрипел старик, юноша же безучастно смотрел на дверь, непрестанно шепча молитвы. Коротко кивнув хранителю, Тиберий поднялся на ноги и, упершись ногой в стену, с натугой открыл дверь репозитория. Взяв свободной рукой лампу из рук хранителя, юноша бестрепетно шагнул в кромешную тьму, скрывавшуюся за дверью, и прежде чем свет от его лампы рассеял часть тьмы, Тиберий навалился на дверь, стремясь скрыть от мира содержимое репозитория.
  - Братья Децимус и Нонус проведут ритуал закрытия. - Проскрипел хранитель прежде чем отправиться в обратный путь.
   Проводив старика взглядом, Тиберий еще несколько минут безучастно наблюдал за работой братьев по ордену, пытаясь одновременно убедить себя в том, что все сделал правильно. Наконец собравшись с силами, приор поднялся на ноги и двинулся вслед за хранителем. Будучи членом Приората, Тиберий прекрасно знал устройство, а так же все правила репозитория. Причина у такой осведомленности была проста - в случае смерти одного из хранителей именно из числа приоров выбирался новый. К тому же чтобы открыть двери требовалось присутствие как минимум одного хранителя и одного из приоров. Впрочем, порой этим правилом пренебрегали, и далеко не всегда это заканчивалось хорошо. Выбравшись из ведущего к дверям репозитория коридора Тиберий, припомнив расположение комнат, отправился в пустующий обычно 'гостевые' комнаты. Все от него зависящее он сделал, теперь ему оставалось лишь ждать и молить всевышнего о прощении, впрочем, грехов на душе приора и без того висело преизрядно но это вовсе не мешало ему и дальше выполнять свои обязанности. Как и чтец Тиберий жертвовал раем ради того чтобы этого самого рая могли достичь другие, хотя в отличие от жертвы того же чтеца, его жертва растягивалась на долгие десятилетия.
  
  Глава 13
  
  Спасение пришло внезапно, и оно... оно, было прекрасно, великолепные черные волосы, чувственная фигура которую не могла испортить странного покроя ряса, или как там одежда у посвятивших себя богу женщин называется и странный суставчатый клинок больше напоминающий спинной хребет чем меч. Все произошло всего за пару секунд но я до сих пор прокручивая в памяти эти моменты. Девушка, двигалась невероятно быстро. Ярко оранжевая аура, напоминающая солнечную корону в момент затмения, окружала ее тело. Монахиня пронеслась как метеор и одним прыжком влетела в состоящий из крови вихрь. Я прикрыл глаза, чтоб не видеть, как ее разрубит на куски, а когда открыл, увидел, как она сносит голову ведьмы своим странным клинком. Тот час все кончилось, кровавый вихрь расплылся безвредными красными каплями, бесследно исчез и леденящий душу ужас, оставив после себя какую-то нездоровую опустошенность. Спасительница же изящно приземлилась на телегу после своего неестественно затянувшегося прыжка. Иссеченная в лоскуты ряса больше не могла скрыть плотную кожаную броню, идеально подогнанную по фигуре. И на броне на этой что характерно не было ни царапины.
  - Ты в порядке? - Подошла ко мне красавица, нет, все же не красавица как показалось вначале, миловидна, но не более. Тонкий шрам пересекал левую бровь охотницы, еще один - крестовидный со следами неровных швов 'украшал правую щеку, впрочем, даже с ними она выглядела вполне прилично, в душе шевельнулось некоторое желание. Резкий разряд шибанувший в правую руку напрочь убил желание, правда, в замен безвременно почившего всплыло новое - отрубить себе руку. 'Не поможет' - Мелькнула в голове печальная мысль, вслух же я произнес совсем иное:
  - Я в норме.
  - Вот и хорошо. - Хмуро сообщила девушка, чем крайне неприятно напомнила Аврелия. Я хотел было спросить с чего вдруг такая забота, но тут до меня дошло, что я по сути единственный выживший. Тем временем охотница или как ее там прошлась по двору в поисках возможных выживших, напрасный труд, в том аду что устроила ведьма ничего крупнее пальца не уцелело.
  - Я убью этого борова. - Прорычала охотница на ведьм ну или кто она там и вприпрыжку бросилась к часовенке, тут то и я вспомнил об упитанном инквизиторе, странно, а он, почему не появился. С другой стороны понятно почему, ну не производил безымянный инквизитор Деллойда впечатление бойца как то же Аврелий или эта бой-баба с серпом переростком, скорее он напоминал епископа и прочих церковников. Кромсать на части разнообразную нечисть - работа для специалистов из соответствующих орденов.
  - Постой. - Крикнул я вслед рванувшей в часовню женщине, но она уже скрылась в дверях. Чертыхнувшись и получив в напоминание удивительно болезненный разряд - спасибо тебе Господи! я побежал за ней. Влетев часовню вслед за воительницей, я застыл как вкопанный. Перед алтарем на коленях стоял инквизитор, по всей видимости, он молился в тот момент, когда сюда ворвалась разъяренная валькирия.
  - Ты заплатишь за свое предательство. - Прошипела она разъяренной кошкой, замахнувшись на инквизитора своим чудовищным клинком.
  - Ты?! - В предельном изумлении воскликнул инквизитор, он сказал бы что-нибудь еще, но молниеносный взмах снес ему голову. Обезглавленная туша инквизитора накрыла собой алтарь, попутно заливая его и всю округу кровью.
  - Тупой боров! - Сплюнула она на спину мертвого клирика.
  - Пошли, здесь приберут без нас. - Скомандовала воительница, отвернувшись от трупа, и не обращая больше ни на что внимания, вышла на улицу.
  - Постой! - Крикнул я запоздало, кинувшись вслед за своей спасительницей.
  - Стой! - Повторился я уже на улице, и о чудо мой окрик заставил-таки ее остановиться.
  - Нам надо спешить. - Раздраженно сообщила воительница непререкаемым тоном.
  - Куда? Зачем? И кто ты такая? - Обрушил я на нее град вопросов, может это не очень вежливо, но я тут никому ничем не обязан, так, что с чего это вдруг она тут раскомандовалась?
  - Хильда. - Ответила она. Красивое имя, от него прямо-таки веет рогатыми шлемами, резней, грабежами и валькириями, спускающимися по радужному мосту, чтоб забрать павших викингов к одноглазому психопату, что у них за бога.
  - Так что тут происходит? - Повторил я интересующий меня вопрос, стараясь не отвлекаться на ладную фигуру валькирии.
  - Пойдем - попросила Хильда, склонив голову набок, - по дороге все расскажу раз уж ты такой любопытный.
  - Рассказывай. - Выдохнул я зачарованно наблюдая за заманчивым покачиванием весьма и весьма приятственных выпуклостей. И ни укрепленные клепками кожаные накладки ни остатки того, что можно было назвать рясой, ни капли не мешали моему воображению нарисовать весьма соблазнительные перспективы, а так же ракурсы и прочие жизненно необходимые вещи. Резкий электрический разряд, шибанувший в самый неподходящий момент, прочистил мысли не хуже некоторых препаратов. Даже лучше, пожалуй, во всяком случае, все эти соблазнительные картины разом покинули сознание, а прикрытый броней зад валькирии потерял всякую привлекательность. Да и на что там смотреть то? Ничего ж толком не видно.
  - Ну? я все еще жду объяснений. - Заявил я, прочистив горло.
  - Да? - удивленно обернулась Хильда. - Ну, тогда слушай. - Добавила она, выровняв сбившийся было шаг.
  - Две недели назад, я очищала окрестности одной деревушки от невесть откуда взявшихся гончих, тварей было немного, но появиться там они ну никак не могли. Местную ведьму сожгли месяц назад, так что все ее творения должны были издохнуть, но гончие умирать не собирались. Расспросив жителей деревни, я выяснила, что Горлиний забрал с собой не только обвиненную в колдовстве ведьму, но и обвинил травницу, жившую у леса. - Начала свой рассказ Хильда, быстрым шагом двигаясь вглубь города.
  - Дальше то что? - Спросил я сварливо больше из желания послушать чарующий голос валькирии, чем из необходимости в сведеньях, тем более что я уже начал догадываться к чему она клонит. Дальнейшее повествование я слушал в пол уха, больше любуюсь неожиданно завораживающей походкой Хильды чем размышляя над услышанным, к счастью выжженный на руке крест больше покушался на мои грезы, ну и слава богу! Я же человек, в конце концов, а не святой какой, я обета безбрачия и безженщинья не давал, между прочим. И все же суть рассказанного я уловил: Разобравшись с гончими и опросив поселян на тему арестованной инквизитором ведьмы, Хильда отправилась за разъяснениями к Горлинию - именно так судя по всему, звали упитанного инквизитора. И тот, что характерно сказал, что травницу отпустил, поселяне же клятвенно заверяли, что та так и не вернулась. Тут бы ей и успокоиться, но Горлинию у нее, похоже, были какие-то счеты, во всяком случае, другой причины, чтобы так дотошно докапываться до истины в этом деле я не вижу. Ну, пропала травница ну и ч... Бог с ней! Вместо того чтобы махнуть на все рукой и дальше заниматься своим делом Хильда прошлась по всем окрестным деревням и что характерно картина повторилась, везде вместе с ведьмой забирали одну из поселянок правда уже под более благовидными предлогами. Особенно любопытен был тот факт, что ни одна из забранных в качестве 'свидетельниц' так и не вернулась. На то чтобы сложить два плюс два, а потом поверить в результаты у Хильды ушло два дня, а затем она отправила запрос местному епископу, где коротко изложила найденные факты вместе со своими подозрениями. Епископ вполне ожидаемо приказал все еще раз перепроверить и если подтвердиться казнить предателя на месте.
   В общем, вполне логичная история, инквизиторы тоже люди, думаю, чем купили его помощь ведьмы догадаться нетрудно. А может просто подчинили своей воле? Только как это связанно со мной? К тому моменту как этот вопрос всплыл в моей голове мы уже подошли к невысокому зданию этажа полтора не больше, ну или один, если потолки высокие. Второй весьма характерной особенностью этой будки переростка было просто зашкаливающее количество церковный символики, эдакий артефакт размером с целый дом пусть и маленький.
  - Это все конечно хорошо, но как я то с этим связан? - Спросил я у своей спутнице мазнув взглядом по строению. Нечто подобное я уже видел в святом городе, там подобных будок полным полно. Насколько я понял объяснения инквизитора - подобные здания что-то вроде хранилища для особо опасных вещей. Каких именно, инквизитор так и не пояснил, а я тогда был занят совсем другими проблемами так, что удовлетворение любопытства стояло чуть ли не на последнем месте.
  - Все просто, вину за освобождение ведьмы нужно на кого-то спихнуть и ты для этой роли подходишь просто идеально. - Ухмыльнулась Хильда. Гадко, то как, ну да, теперь все сходиться, действительно удобный способ выйти сухим из гм... скажем воды. Остался только один вопрос:
  - Тебе-то откуда известно об этой ведьме?
  - Ее сопровождали мои сестры. - Сообщила Хильда, потемнев лицом, зыркнув на меня так будто это я собственноручно их порешил, она решительным шагом направилась к хранилищу ну или как там это здание называется. Расспрашивать дальше бессмысленно, жизненный опыт подсказывает, что еще пара вопросов и мне придется спасаться бегством, а учитывая то с какой скоростью эта милая представительница слабого пола покромсала ведьму, побег может и провалиться, причем с самыми плачевными последствиями. Последовав вслед за валькирией, я очутился внутри хранила, нет, вернее будет сказать склада. Ровные стеллажи забитые всяческими вещами заполняли собой почти все пространство небольшого строения. Как я и подозревал, оно было одноэтажным, несмотря на полуторную высоту. Стеллажи уходили к самому потолку. Сваленные на них предметы были самыми разнообразными от глиняных горшков до образцов потемневшего от времени оружия. Что связывает все эти вещи? Реликвии? Но никто не станет запирать их, к ним должны тянуться паломники, туристы и прочий сброд. Пока я с отвисшей челюстью пытался понять, что тут складировано Хильда деловито обшаривала полки в поисках одной ей ведомых вещей. Я невольно залюбовался на удивление ладной фигурой воительницы. Женщина в доспехах, есть в этом что-то завораживающее. Не знаю, сколько я пялился на нее, но когда резкий электрический разряд прошил все тело и потоптавшись несколько неразличимо коротких мгновений в голове выжег все 'лишние' мысли. Да что такое? Я уже и полюбоваться на красивую женщину, не могу что ли? Или все дело в том, что она монашка? Как и ожидалось ответа не последовало, если честно я побаиваюсь того момента когда мне ответят. Скорее всего, в тот момент я окончательно уверую в то, что рехнулся. Тем временем Хильда набила предметами из хранилища небольшой баул и уже через несколько минут мы быстрым шагом двигались к стоящему у городских ворот трактиру.
  Цвирк, цвииирк цвирк-цвирк, - раздался откуда то сверху скребущий щебет. В сравнении с этим воронье карканье сущая музыка. Поморщившись я поискал взглядом нарушителя спокойствия. Небольшое похожее на птицу создание с длинной бахромой свисающей с грудки сидело на крыше и самозабвенно играло на моих нервах. Поискав вокруг чем бы запустить в эту гадость я наткнулся на взглядом на Хильду. На нее очень притяно натыкаться взглядом, валькирия стояла напряженно к чему то прислушиваясь.
  - Идиот, - неожиданно прошипела Хильда заставив меня вздрогнуть от неожиданности и некоторой обиды.
  - Поспешим, кажется у настоятеля монастыря большие проблемы! - Проговорила Хильда, перебрасывая через плечо довольно таки объемную сумку.
  - Откуда ты знаешь? - поинтересовался я в приступе паранойи. - Я был там еще утром и никаких проблем в монастыре не было.
  - Ситуация изменилась, - Буркнула Хильда, и прежде чем я успел задать все что я думаю по этому поводу почти бегом двинулась к городским воротам.
  Спустя несколько минут мы уже выезжали из города. К счастью к услугам монашеских орденов у тех же ворот находилась небольшая конюшня, лошадок эдак на пять. Так что с поиском средств передвижения проблем не возникло, а я, то уж испугался перспективы пешей прогулки до самого монастыря. Забавно, я уже начал воспринимать лошадей как средство передвижения, мда... к хорошему не только быстро привыкаешь.
  Путь в монастырь, прямо скажем не близок, ну ладно до него рукой подать я на разбитой колымаге примерно за день добрался, но в том то и проблема, день подошел к концу и небо стремительно темнеет. А как известно темнота и скачка совместимы только в том случае если вам на плевать на свою жизнь. Такой вещью как фары лошади не оборудованы а местным дорогам до римских еще ой как далеко. Так что я особо не удивился когда Хильда свернула с ведущей к монастырю дороги на куда менее приметная тропку. Она и вывела нас к небольшой деревушке домов эдак в десять. Добравшись до самого приличного на вид, я спешился и приготовился, уже было раскошелиться, но Хильда успела первой, нет не заплатить. Валькирия, молча, ткнула под нос вышедшему во двор хозяину дома, литой серебряный крест и тот без лишних вопросов пустил нас в дом, а лошадей в нечто, что с трудом можно было назвать стойлом. Комнат в доме старосты - а кем еще мог оказаться самый зажиточный крестьянин в деревне? оказалось целых три. В одной из них он и поместил нас с Хильдой. Сказать, что это меня удивило - ничего не сказать, нет, я, конечно, понимаю, божьи люди и все такое, но здесь еще чудес эмансипации никто не видел, а феминистки могут присниться разве что в ночных кошмарах и только мне. Так что селить вместе мужчин и женщин тут должно быть как то не принято - нравы не те. Хотя я, пожалуй, не против, еще как не против! Едва я добрался до кровати, как все мысли вылетели из головы, а им на смену пришла чудовищная усталость. Рухнув в пахнущую травами постель, я тот час отключился, не потрудившись снять с себя не только одежду, но и плащ не говоря уж о сапогах и перевязи с оружием.
   Пробуждение вышло на редкость мерзким, безостановочные электрические разряды то и дело пробегали по руке, даруя поистине незабываемые ощущения. С трудом разлепив веки, я вытащил из-под чего-то тяжелого, но мягкого руку с крестом. Удары током тот час стали слабее, спустя пару мгновений и вовсе сошли на нет, а я наконец-то рискнул подняться с постели.
   Да... зря я уснул, зря, в отличие от меня Хильда раздеться не поленилась, а кровать в комнате между прочим одна. Тряхнув мутной от недавней боли головой, я осторожно вылез из кровати, стараясь не разбудить валькирию. С другой стороны может даже и хорошо, что уснул, едва ли что-то вышло бы пока у меня на руке эта бьющаяся током штука. Нет, я понимаю господи, не прелюбодействуй и все такое, но размножаться, то как? Или ты предлагаешь вымереть как виду? Ответа, как и ожидалось, не последовало. Почесав порядком отросшую щетину, нет, не щетину, щетиной это можно было назвать недельки эдак три назад, теперь это почти что борода. Выбравшись на улицу, я невольно залюбовался восходом. Надо же я встал с первыми лучами, трижды ха! Кто бы мог подумать, что я встану в такую рань? И даже Аврелий не понадобился с его фирменным пинком под ребра. Чувствую себя собакой Павлова, да-да, той самой у которой рефлекс выработался. Впрочем, ладно, я явно проснулся не первым, хозяин дома уже вовсю хлопотал по хозяйству. Колол дрова, кормил домашнюю живность и что характерно совершенно не обращал на меня внимания, если не считать короткого приветствия. Ну и бог с ним, и его странностями. В конце концов, я вырос в мире победившей демократии, так что чужими странностями меня не удивить. Понаблюдав немного за размеренной работой старосты, я чувствовал, как возвращается ясность мысли. Надо умыться. Наполненная водой бочка отыскалась без особых проблем. Набрав полные пригоршни воды, я плеснул на лицо. Холодная вода окончательно выгнала хмарь из головы. Любопытно у Хильды запас пороха и пуль есть? Что-то я пистоля у нее не видел, правда это еще ничего не значит. Аврелий тоже пушку не на виду таскает. Интересно как там инквизитор? Оправился от ран или нет? Хотя если учесть слова Хильды то его скорей всего уже нет в живых. Паршивая смерть, может он меня и раздражал, но такой участи я ему не желал.
  - Собрался? - Тонкий, необычайно женственный голосок Хильды заставил меня обернуться.
  - Да, надо спешить. - Буркнул я стараясь не смотреть на соблазнительно очерченные броней бедра воительницы. Ну, ее, терпеть удары током, радости мало, так можно и импотентом стать.
  - Какой пыл. - Игриво произнесла Хильда, направляясь к стойлам. Как она шла... как шла...
  Господи это слишком жестоко с твоей стороны. Господи ты ведь все знаешь, значит наверняка в курсе что я из того мира где прелюбодеяние не грех а обязанность, причем святая! Как и ожидалось, ответа я не дождался, кто бы сомневался. С другой стороны, пока я жаловался, полегчало. Тряхнув головой, я отправился вслед за валькирией, правда у самого стойла мне хватило ума остановиться и подождать пока она выведет свою лошадь. Перехватив удивленный взгляд Хильды когда она выводила свой транспорт на улицу я не стал сдерживать улыбку. Шагнув в полутьму стойла, я быстро навесил на свою лошадь все необходимые причиндалы и проверив целостность седельной сумки вывел лошадку на улицу. В отличие от меня выглядела она удивительно бодро, ну да ладно это ей тащить меня до самого монастыря, так что завидовать собственно нечему. Взобраться в седло - пара пустяков, и вот уже через несколько минут деревенька осталась позади. С хозяином дома я попрощаться забыл но я то ладно а вот то что так же поступила и Хильда по меньшей мере странно, но может тут так принято?
  - Как спалось? - Поинтересовалась валькирия буднично.
  - Замечательно. - Пробормотал я, вспомнив отвратительное пробуждение, которое в иных обстоятельствах могло бы быть весьма приятным.
  - Правда? - Удивилась воительница с легкой долей иронии в голосе. Ну да, похоже, удары током, которыми меня награждал крест, отражались на мне каким-то образом - стонами например.
  - Ну, так не стоило, может быть, так тесно прижиматься во сне то? У меня, между прочим, целибат. - Соврал я, не моргнув и глазом. Наградой был заливистый смех, ну да, тоже мне монахиня. Хотя здешних 'божьих дев' я еще не видел, может быть, они все такие?
   К монастырю мы добрались лишь к вечеру. Странно, от монастыря до города я добрался куда быстрее, с другой стороны тогда у меня была куда менее приятная компания. Хильда оказалась на редкость приятной собеседницей, настолько приятной что я и сам не заметил, как мы оказались у ворот монастыря святого Лиция. И надо сказать что веяло от монастыря чем-то по-настоящему гадким, как от Олидбурга. Впрочем, здесь не было ни потеков крови ни преждевременного старения, однако все же я чувствовал некоторое беспокойство.
  - У тебя порох есть? - Спросил я у своей очаровательной спутницы вспомнив наконец что мой пистоль мало того что разряжен так его еще и зарядить нечем.
  - Нет. - Покачала головой Хильда, спустя мгновение она уже стояла на земле, а откуда-то из-под лохмотьев, оставшихся от рясы, появился серп переросток. В прошлый раз у меня не было возможности, как следует разглядеть это смертоубийственное орудие теперь же все иначе. То, что казалось серпом, на самом деле им не являлось. Никогда бы не подумал, что такое возможно, но оружие Хильды состояло из отдельных сегментов соединенных между собой чем-то волокнистым. Не удивлюсь если этот серп можно использовать как аналог хлыста. Учитывая выпирающие из каждого сегмента шипы гуманным это оружие точно не назовешь. При мысли, что сделает с человеком удар таким хлыстом, по спине пробежал мерзкий холодок отвращения.
  - Именем Всеотца откройте! - Прокричала воительница, колотя рукоятью своего ужасающего оружия в дверь. Как и ожидалось, открывать никто не спешил.
  - Подожди ты что делать то собираешься? - Опешил я от происходящего.
  - Как что? - удивилась Хильда, - Проверить все ли в порядке.
  - С этим в руках? - хмыкнул я, несмотря на мрачные предчувствия врываться в монастырь с вот такой штуковиной казалось мне чем то неправильным. К тому же мысль о том что сделает со мной 'подарок' всевышнего за столь неподобающее поведение вызывала вполне обоснованное беспокойство. За воротами что-то смачно булькнуло, а следом раздался приглушенный крик и перепутать его с человеческим было невозможно. Наверное так кричала бы каша в момент приготовления.
  - Скверна! - прошипела Хильда мгновенно превратившись из чуровой охотницы в настоящую фурию я аж попятился.
  - Но так нельзя. - Возразил я уже больше по инерции, и дураку понятно, что ее не переубедить, и ведь ничего не поделаешь ее намерения у нее на лице написаны крупными буквами. И встать у нее на пути это все равно что преградить дорогу носорогу. Но и позволить ей перебить целый монастырь я тоже не могу. Или могу? Эй, босс, скажи мне или хотя бы сигнал хоть какой-то подай! Или ты только наказывать можешь? Господи, ну же ответь, ей ведь сейчас надоест стучать и она через ворота полезет! Что мне делать господи?! В ответ как всегда ничего.
  - Берегись! - Крик Хильды потонул в отвратительном реве, а спустя миг меня сбило с ног нечто отвратительно воняющее и настолько склизкое, что выхваченный на крик пистоль выскользнкл из рук не хуже снятой с крючка рыбы. Со всей силы толкнув от себя землю, я ухитрился стряхнуть это нечто со спины и перекатом, уйдя в сторону выхватить рапиру. 'Весомый аргумент' не пригодился, жуткий серп Хильды выпотрошил свитого из склизких отростков монстра. Тварь, напоминающая человека лишь формой, развалилась на части, и окончательно потеряв форму, разлилась по земле дурно пахнущей лужей.
  - Чему ты радуешься? - Спросила валькирия, стряхнув с серпа налипшую него мерзость. Стянув с лица дурацкую улыбку я сделал вид что ищу пистоль. Мда... даже не знаю радоваться или плакать - с одной стороны драки с Хильдой удалось избежать, а с другой монастырь явно набит подобными тварями под завязку и что-то мне подсказывает, что мимо пройти не удастся. Жизнеутверждающий хлюпающий вой окончательно развеял все сомнения - таких тварей там до черта, и я не сильно удивлюсь, если там окажутся экземпляры поопасней человекоподобного слизня.
  - План меняется. - Проговорил я нетерпящим возражений тоном. Пора брать ситуацию в свои руки иначе последствия могут быть весьма плачевными.
  - Монастырь нужно зачистить, но в первую очередь мне нужна информация, так что если встретишь кого-то из монахов, не спеши отрезать ему голову. - Распорядился я и, поймав любопытный взгляд воительницы, добавил в стиле незабвенной армейки - Выполнять!
  Одарив меня весьма прохладным взглядом, воительница с легкостью перемахнула забор, окутавшись уже знакомым мне желтоватым свечением.
  - Ну вот, я сделал все что мог, сомневаюсь, что она меня послушается, но я хотя бы попытался. - Пробормотал я, непонятно к кому обращаясь. Странный зуд, зародившийся в районе выжженного на правой руке креста, стремительно перерос в пульсацию. С каждой секундой пульсация учащалась и становилась мощнее. 'Допрыгался' - Мелькнула в голове пессимистичная мысль. Что сейчас будет? Электрический стул? Но я не хочу умирать! Это несправедливо! Пульсация, достигнув своего предела, резко оборвалась, а испытал ни с чем несравнимое ощущение. Хотя нет, должно быть то же самое чувствует самоубийца, пустив себе пулю в висок. Болью это не назвать слишком уж быстро промелькнуло но, это не главное, то, что я все еще жив, ну или мне так кажется. Ладно, разбираться со всеми странностями буду потом, если выживу, а теперь пора за дело. Взобраться на стену оказалось сущим пустяком - короткая пробежка, толчок ногой в стену и вот уже пальцы уцепились за верхний край стены. Остальное и вовсе мелочь. Взобравшись на стену, я окинул взглядом монастырь. Изменения были разительными, но до Олидбурга было ой как далеко. В воздухе носился запах крови и чего-то еще похожего на гниение, но лишь похожего. Монахов видно не было, но это-то, как раз нормально, в том смысле, что если уж со стен монастыря прыгают человекоподобные слизни непонятного происхождения, то глупо ждать что за воротами все в порядке. Найдя взглядом часовню, я почти искренне порадовался, что она не пострадала. Ну, во всяком случае, стены не заляпаны красной гадостью, как у остальных построек. И откуда столько крови, или это не кровь? Сделав глубокий вдох, я сиганул со стены во внутренний двор монастыря, и как оказалось зря: покрытая чем-то склизким земля хреновое место для приземления. Рухнув на землю я, проскользил еще несколько метров по этой красной жиже. Все попытки встать заканчивались весьма плачевно - я раз за разом утыкался лицом в эту мерзость. Вскипев от злости и отвращения я рванул рапиру и воткнув ее в землю нашел, наконец, долгожданную опору. Новая попытка встать на ноги почти увенчалась успехом, почему почти? Ну, это просто оскользнувшись на этой мерзости, я ухватился за рапиру еще и правой рукой. Это было больно: - мощнейший разряд прошил правую руку, заставив меня скривиться от боли, а спустя миг все вокруг заволокло паром. Утвердившись на очищенной от слизи поверхности, я выдернул из земли рапиру. Слабенький едва заметный разряд проскочил через руку, рапира немедленно налилась ослепительно чистым светом. Отвратительно воняющий туман раздался в стороны, спасаясь от этого света, а спустя миг воздух наполнился отвратительным ревом.
  
  
  Глава 14
  
  Туман вокруг рассеивался все быстрее, вернее будет сказать - не рассеивался, а втягивался в быстро растущие из земли холмики красной слизи. Отвратительный хлюпающий вой исходил именно от них. Догадаться, что будет дальше нетрудно, окинув взглядом, внутренний двор, утыканный быстро растущими холмиками я рванулся к двери, ведущей в часовню. Закрыто! С трудом удержавшись от ругани, я приготовился к бою. Долго ждать не пришлось - слизни сформировались секунд за пятнадцать, и каждый из них уставился на меня своим подобием головы. Ни глаз, ни ушей, только пасть, отвратительная хлюпающая пасть, усеянная полупрозрачными роговыми чешуйками.
  - Ну же твари подходите! - Прокричал я не выдержав этого зрелища. Но твари продолжали стоять неподвижно, по их телам, то и дело пробегала рябь. В полупрозрачных телах стремительно протекали какие-то процессы. Хотя почему какие-то? Понятно какие - хочешь быстро двигаться - отрасти мышцы. Спустя миг все закончилось, осклизлые монстры ринулись на меня без каких либо предупреждений. Не было больше ни рева, ни хлюпающих звуков лишь стремительно несущиеся на меня тела. Сунув бесполезный пока пистоль в ременную петлю я покрепче перехватил рапиру.
   Ожившие слизни были быстры и смертоносны и просто непроходимо тупы. Они бросались всем скопом и как следствие мешали друг другу. Более того среди тех кто не мог до меня добраться стремительно вспыхнули драки. Отвратительные монстры полосовали друг друга короткими полупрозрачными когтями. Впрочем, даже с учетом этого мне пришлось несладко. Рапира больше не казалась невесомой, от монотонных ударов ныли руки и ноги. Раз за разом мне приходилось выполнять одну и ту же комбинацию - увернуться, полоснуть светящимся лезвием рапиры по очередному уроду шаг назад и все начинается по новой. Тупые монстры даже не догадались зайти мне за спину, так и перли напролом, отталкивая друг друга с пути. Правда, несмотря на мои усилия, поголовье этих тварей сократилось едва ли на треть. Так, а если подумать? Едва ли состоящим из слизи монстрам можно повредить отточенной железякой. Значит, дохнут они из-за окутывающего рапиру света. Вывод можно не делать, прорычав молитву я полоснул, не глядя по наступающей толпе уродов. Вспышка яркого света на миг затопила двор, едва свет схлынул, как я с удивлением обнаружил два факта - во-первых, вспышка света ничуть не повредила моему зрению, а во вторых противников стало раза в три меньше. Десяток слизней потеряно тыкался в разные стороны, неловко поводя утыканными шипами руками. Однако замешательство длилось лишь несколько мгновений, так что самое добить беспомощных тварей я попросту не успел. Рванув друг другу, твари на ходу потеряли плотность, с удивительно мерзким хлюпом чудовища слились в один невероятно большой холм, а затем процесс превращение холма в монстра повторился только в совершенно других объемах. Похоже, твари, наконец, додумались сменить тактику.
  Ладно, у меня будет, чем ответить! Прикрыв глаза, чтоб отрешиться от происходящего я принялся прокручивать в сознании одну из заученных в свое время литаний. Какая по большому счету, какая богу разница, что за слова я говорю? Слова, словно сами сорвались с губ. Открыв глаза, я невольно зажмурился - столь ярким был свет на дуле пистоля, и все же несмотря на бьющий в глаза свет я прекрасно видел стремительно обрастающего броней монстра.
  - Аминь. - Пробормотал я спуская курок, яркий луч света сорвавшись с дула прошил монстра насквозь. С треском разлетелась броня на груди. Отвратительное шипение сгорающей плоти наполнило двор, а спустя миг земля ощутимо дрогнула, когда здоровенная тварь рухнула на землю, обвалив заодно одну из монастырских стен. Полюбовавшись несколько секунд на то, как тварь выгорает изнутри, я сунул пистоль в петлю сдув перед этим несуществующий дымок. Рисуюсь? Возможно, но этого мне никто не запрещал. Интересно как там Хильда? Пистоля у нее нет, так что определить, жива ли она по выстрелам не выйдет. Ну и ладно, все равно ничего гм... не выйдет.
   Ухватившись за ручку двери, я изо всех сил рванул ее на себя. С душераздирающим скрипом ручка оторвалась от двери, а я едва не скатился с крыльца. С трудом удержав равновесие, я швырнул вырванную вместе с гвоздями ручку и зло, сплюнув, рванул к основному зданию. Насколько я помню в часовню, можно было пройти не только через двор. Так что все, что нужно добраться до келий, а оттуда, если память мне не изменяет, идет узкий коридор до часовни. Забавная планировка, будто специально на случай осады построено, хотя учитывая воинственность здешних святых отцов ничего странного в этом нет.
   Вынеся дверь ударом ноги, я ворвался в пропахший кровью коридор. Серия узких окошек, почти, что бойниц расположенных над самым потолком и раньше-то давали чисто символический свет, а теперь, когда их затянула какая-то розовая дрянь не стало даже его. Впрочем, мне это ничуть не мешало - выжженный на правой руке крест светился так яростно, что покрывшая стены мерзость засыхала прямо на глазах. Полагаю это намек, что ж я не тороплюсь. Сунув рапиру в ножны, я выставил перед собой правую руку и мелкими шажками двинулся вглубь коридора, тщательно осматривая стены на предмет различных сюрпризов. Отчего-то я не сомневался, что стоит пропустить хоть один сантиметр этой мерзости, и она вновь заполонит весь коридор, и что более вероятно весь монастырь. Чувствую себя установкой для стерилизации помещений, ну да ладно, еще шагов десять и коридор кончиться. Двигаясь мелкими шажками, я миновал коридор и добрался до узкого прохода с двумя рядами дверей по бокам. Так, понятно, вот они кельи. И как не печально, но мой мрачный прогноз полностью сбылся - красная мерзость и здесь покрывала каждый сантиметр поверхности исключением служили лишь деревянные двери.
  - Ладно, продолжаем зачистку, благо монстры мне не попадаются, так что можно считать это увеселительной прогулкой. - Пробормотал я, непонятно к кому обращаясь, похоже, от привычки разговаривать с самим собой, мне уже не избавиться. Едва слышный шорох заставил меня отпрянуть на пару шагов назад, и как оказалось не зря - ближайшая ко мне дверь влипла в стену а вслед за ней в коридор ввалилось то что ее выбило. 'Накаркал блин' - Злорадно вякнул внутренний голос, и тот час заткнулся, чтоб не каркать под руку.
   Жизнерадостно побулькав нечто несуразное, жуткая помесь человека с целой кучей насекомых, рванула ко мне, высекая искры многочисленными когтями. Увернувшись от скорпионьего жала я выхватил из перевязи пистоль, яростный свет тот час окутал оружие превратив и без того ярко освещенный коридор в филиал не то рая не то ада. Тварь в страхе отпрянула, наполнив коридор душераздирающим скрежетом когтей по камню.
  - Что не нравиться? - Рявкнул я спуская курок, рассеянный в воздухе свет тот час сжался в тонкий. Коридор мгновенно наполнился злобным бульканьем и просто невыносимой вонью паленой монстрятины.
  - Ха! Выкуси тварь. - Рявкнул я на волне куража позабыв старое доброе но никогда не дающее осечек правило - не глумись над противником пока не убедишься в его смерти и даже тогда стоит вначале отойти подальше. От смерти меня спасло чудо, нет, правда, самое настоящее чудо ну и глупый выпендреж со сдуванием несуществующего дымка. Скорпионье жало, наткнувшись на пистоль, не сумело проломить мне череп, правда, дулом мне едва зубы не вышибло, но это такая мелочь в сравнении со спасенной жизнью. Кувыркнувшись назад чтоб смягчить удар, я из-за всех сил оттолкнулся от пола, разрывая дистанцию. Тварь вяло шевелилась, где то в дыму, а я до рези в глазах вглядывался в смутные очертания, стараясь понять, способна ли она на большее. Хотя о чем я думаю? Если шевелиться значит живо, а раз живо значит опасно. Искорка на дуле пистоля вновь ярко разгорелась, что ж похоже у меня есть еще как минимум один выстрел. Только вот один такой тварь уже пережила, так что может статься, что переживет и второй. Жаль в столь узком коридоре рапирой не помашешь. Ладно, выбора нет, но и бросаться вперед сломя голову я не собираюсь. Выцелив в дыму смутное очертание я спустил курок. Яркий свет на миг залил коридор, по ушам резануло отвратительное шипение. Так шипит мясо, если ткнуть в него раскаленным предметом. Очень большая груда и очень большой предмет. Однако ничего больше не происходило если не считать еще большего уплотнения не то дыма, не то пара заполонившего коридор. Перехватив пистоль поудобней и выставив его перед собой для защиты я осторожно двинулся дальше. Надеюсь, добивать ее не понадобиться. Шаг, еще шаг, и еще один. Под ногами что-то вязко хлюпало и даже думать не хочу что именно. Идти становилось все труднее но я лишь покрепче сжимал пистоль вспотевшими от страха руками и упрямо пер вперед пытаясь представить что бы сделал на моем месте один из тех бравых представителей офисного планктона попавших в другой мир. Хотя, что тут думать? Доблестно сражаясь с чудовищами, они отбили бы монастырь, теряя по пути декалитры крови. Но я не хочу терять не то что декалитры, а вообще кровь, и вообще мне лишние дыры в моей драгоценной шкурке не нужны! К тому же нету во мне столько крови, я литр потеряю и все - пиши пропало. Точно! Кровь! Кровь! Как я раньше-то не дотумкал?! Откуда столько крови? Ведь тут весь двор был ею залит, из монахов столько не выжать. Нету здесь столько монахов, так откуда столько крови? Единственный ответ, пришедший на ум, мне очень не понравился. И чем дальше я двигался, тем яснее становилось, что я прав. Здешние кудесники весьма трепетно относятся к этой чудесной жидкости, и если двор залит кровью значит это кому-то нужно, причем нужно так сильно, что он готов потратить столь бесценный ресурс, да еще и охрану выставить? Слишком уж разумное поведение для неразумных слизней. А это значит, что где то тут есть тот, кто дергает за веревочки. Только вот, ведьму на моих глазах обезглавили, а Аврелий помниться говорил, что эти кровожадные бестии очень не любят близкое соседство с себе подобными. С чего бы тогда здесь столь высокая концентрация ведьм на душу населения? А это значит... Додумать мысль я не успел. Нечто гибкое обвилось вокруг моей ступни. Миг и хлюпающая жижа, по которой я шел все это время мгновенно затвердел, следом втянулся в стены заполнявший коридор пар. Жуткая помесь человека с хрен знает, чем бодро семенила в мою сторону на трех порядком покореженных конечностях. Узнать в этом нечто прежнего врага было практически невозможно, но что еще кроме божественного света из моего пистоля могло проделать такое? Так главное не паниковать, эта тварь двигается не так уж и быстро, так что я успею еще как минимум дважды выстрелить и теперь, когда тумана больше нет, я не промахнусь. Вытянув руку с пистолем в сторону твари, я прошептал коротенькую литанию на избавление, крохотная искорка стремительно раздулась до размеров шара. Так, теперь спустить курок, всего то и делов. За миг до того, как я это сделал, из стен брызнула белесая гадость, в миг, облепив пистоль, и мою руку она стремительно застыла, намертво сковав руку. Твою ж налево, Господи! Неужели все так и закончиться? Нет! Я не хочу умирать, не здесь и не так, во всяком случае, и не раньше, чем понапложу детишек, а те в свою очередь целую толпу внуков. Так, стоп! О чем я опять думаю! Это же глупо, с чего вдруг паника? И какое вообще отношение курок имеет к выстрелу из пистоля? Ха, будь он заряжен как полагается порохом, и свинцовым шариком то все было бы понятно, но он же пучками света стреляет и техника тут точно не причем, лазерные пистолеты производить начнут не скоро даже у нас если вообще кому-то понадобиться создавать столь нелепый вид оружия. Так какого ангела я стою и смотрю, как ко мне ковыляет это чудовище?!
  - Огонь! - Скомандовал я отчаянно желая чтоб моя догадка оказалась верной, и... и ничего. Раздувшаяся до размеров яблока переростка искра света так и осталась на дуле. Так ладно, может, я что-то делаю неверно? Но что? Да стреляй же! Ну же! Стреляй мать твою! Но сколько бы я не кричал, пистоль упорно отказывался выстрелить. Ну, вот и все - тварь стоит передо мной с занесенной для удара конечностью. Чего оно ждет? Наслаждается триумфом или просто издевается? Проклятье я не могу так умереть! Не могу и все тут! Ну не может моя жизнь здесь, и сейчас закончиться, не может! Потому что я верю, верю, что ты спасешь меня господи, или хотя бы дашь шанс на спасение!
   Удар! Слепящие глаза искры разлетелись во все стороны. Зазубренный коготь твари завяз в белоснежном свечении. Чудовище рвалось из этой ловушке из всех сил, должно быть соприкосновение с этим светом доставляло ей ни с чем несравнимое 'удовольствие'. Сделав особенно сильный рывок твари, удалось освободиться, правда лишь затем чтоб возникшая за ее спиной фигура с размаху вонзила ей в череп короткий чуть изогнутый клинок.
  - Пошли, чего застыл? - Буркнула фигура, выдирая клинок из головы чудища, очень знакомо так буркнула.
  - Аврелий? - Удивлению моему не было предела.
  - Да! - Мрачнее обычного буркнул инквизитор, отирая клинок от налипшей на него гадости. - Ты чему удивляешься? - Мрачно поинтересовался он, заметив видимо удивленную мину на моем лице. А действительно, чему это я удивляюсь? Если кто и мог выжить в этом монастыре так это Аврелий.
  - Подожди немного. - Попросил я, выдирая ноги из чуть размякшей после смерти монстра мерзости. Наконец приклеившая мои ноги к полу гадость поддалась, и мне удалось оторвать ноги от пола.
  - Пойдем, нужно проверить есть ли еще выжившие. - Направился к выходу инквизитор.
  - Нет. - Помотал я головой. - Я должен очистить алтарь.
  - Зачем? - Удивился Аврелий, оглянувшись на меня. И непонятно, что удивило его больше: то что я отказался идти за ним или мое желание очистить алтарь. Странно это как-то, то кинжал в глаз первому встречному вбивает за то, что тот шлем в часовне не снял, то полностью игнорирует тот факт, что алтарь может быть осквернен.
  - Так надо. - Ответил я упрямо, несмотря на то, что с каждой секундой я ощущал себя все большим идиотом. Аврелий прав, нужно позаботиться о людях, вывести выживших из монастыря, а потом уж дождавшись подкрепления вычистить здесь все. И все-таки, я должен очистить алтарь, чувствую, что должен и все тут. Да и какие тут могут быть выжившие, если весь двор монстрятиной завален, а по кельям такие вот насекомоподобные твари бродят?
  - Как твое плечо? - Поинтересовался я, чтоб проверить смутные подозрения, поселившиеся в голове.
  - Плохо. - Буркнул Аврелий поморщившись.
  - Тогда тебе не стоит идти в одиночку, подожди, пока я очищу часовню, тебе наверняка нужно отдохнуть.
  - Нет, я не буду стоять в стороне, когда твориться такое. - Рявкнул Аврелий одарив меня неприязненным взглядом. Да что с ним такое, странно он как то себя ведет.
  - Ну, смотри, всевышний не одобряет самоубийств, а с твоими ранами любой бой самоубийство. - Пожал я плечами и очистив пистоль от налипшей на него мерзости двинулся дальше. С каждым шагом крест на моей руке разгорался все сильнее, чуть позади, топал инквизитор. Как то слишком легко он отказался от своей идеи. Должно быть, боль от ран сделала его сговорчивей. Ладно, не время отвлекаться на размышления над тем как изменился инквизитор, а то пока я думаю, какая-нибудь милая тварюшка оторвет мне голову, и думать будет нечем.
   Несмотря на все мои опасения ни одной опасной твари мне так и не встретилось. Словно попрятались все, может у них та помесь человека с насекомым за главного была и теперь они не знают что делать? Хотелось бы в это верить, но не могу, жизнь такая штука, что готовиться надо к худшему, а худшее в такой ситуации может быть только ведьма управляющая битком набитым монстрами монастырем. Старательно украшенная резьбой дверь, ведущая в часовню, как и ожидалось, оказалась закрыта. Но иного я и не ожидал, сделав пару шагов назад, я изо всех сил навалился на нее плечом. Варварство конечно, но думаю, этот грех мне простят. С сочным треском вбитые в дерево гвозди вывернулись из дверного косяка, прихватив с собой солидные куски древесины. Ввалившись в часовню, вслед за дверью я застыл от удивления. Весь монастырь загажен органической мерзостью навевающей мысли о зергах и я оказался в практически в его центре. Что я ожидал здесь увидеть? Оскверненный алтарь и черную мессу? Ха, трижды ха! Какая еще черная месса? Я не у себя дома и явно не в той версии средневековья, что пережил наш мир. Какие тут мессы? Нет, тут нечто куда более паршивое алтарь разбит а на его месте трепыхается огромный, по меньшей мере, двухметровый кусок плоти, поразительно напоминающий сердце, но не то - стилизованное и так любимое влюбленными парочками, нет настоящее. И оно... оно бьется! Мерно содрогаясь, гигантское сердце, гнало красную субстанцию по полупрозрачным органическим трубам. Господи, что тут происходит? И кому принадлежит это сердце? Нет, и так понятно, что прежнему владельцу оно уже не нужно, куда важнее, куда оно гонит кровь. Если учесть что для здешних 'Гарипотеров' это источник силы то, по ту сторону труб должно быть нечто по-настоящему огромное и при нем наверняка создавшая его личность. Некстати вспомнился приснившийся в монастыре сон, разбитый алтарь и сердце не его месте. А может все не так может алтарь был не более чем ширмой скрывавшей этот ужас, но тогда... Тихий едва слышный стон заставил меня подскочить на месте, и резко обернуться в его сторону шаря взглядом по затянутым органикой стенам. Мерный стук чудовищного сердца заглушал собой все звуки, все кроме этого странного стона. Переложив пистоль в левую руку, я вытащил из ножен рапиру. Яростный свет креста выжженного на моей руке тот час охватил лезвие рапиры, и спустя миг она сияла куда ярче, чем лампа дневного света соответствующего размера. Да и свет от нее льется белоснежный, нет даже снег, на фоне этого света даже он покажется серым. Убедившись, что готов к бою я шагнул вперед. Биение сердца внезапно стало громче, но не так как должно бы быть, если ты становишься на шаг ближе к источнику шума. Нет, биение сердца стало сильнее в несколько раз, будто я не шаг сделал, а метров эдак двести пробежал. Громче стал и стон, теперь его отчетливо слышно. И надо сказать, что от него волосы на затылке стали дыбом. А я, то дурак думал это просто выражение такое. Так, ладно, сейчас не время для подсчета нарушенных законов природы. Еще шаг - стук гигантского сердца превратился в грохот, рассмотреть что-то в мигающем свете рапиры стало почти невозможно. Стоп. Почему это в мигающем? Несколько мгновений я тупо пялился на мигающий в такт сердцебиению свет, исходящий от рапиры. Такое ощущение, что нечто исходящее от сердца приглушает свет креста на моей руке. Что это значит? Стон вновь повторился, нет, не стон. Сложно называть стоном изматывающий душу крик полный безысходности. Кто бы ни издавал этот вопль он явно на грани умопомешательства от боли и ужаса, и явно не верит в то, что есть хоть какой-то шанс даже не на спасение, а хотя бы на избавление от страданий. Так, ладно, пора уходить отсюда, если уж даже божественный свет теряет здесь свою силу, то я тут явно ничего не сделаю, рапира не заменит ящика с взрывчаткой. А значит, я ничего не смогу поделать с этой гадостью. К тому же это может быть ловушкой, рассчитанной на мое милосердие. Я ж не дурак чтоб совать голову в капкан? Не дурак же, верно? Не дурак? Резкий разряд проскочивший казалось прямо через голову, внес окончательную ясность. 'Дурак' - пробормотал я, покрепче перехватив рапиру вмиг вспотевшей ладонью. Далеко не сразу до меня дошло, что свет больше не мигает и даже стал немного ярче, чем раньше. Так еще шаг, интересно, а как там Аврелий? Его что-то не слышно, раньше он всегда пояснял, с чем мы столкнулись, а тут молчит, странно это, как подменили человека. Точно... 'Подменили'! Резко обернувшись, я уставился на быстро затягивающийся проход в стене. Аврелия нигде не было. Господи да как я раньше-то не догадался, ну не мог инквизитор выжить, не мог, он конечно крут но никакая круть не поможет тебе, если ты из-за ран не способен встать с постели. Так, ладно, не думаю, что он покинет пределы монастыря. Чего бы ни добивалась скопировавшая его внешность тварь ей явно тут что-то нужно. Я даже догадываюсь что, вернее кто. Я ей нужен я, иначе, зачем спасать мне жизнь? С другой стороны я не так уж и нуждался в спасении. Добить ту тварь было уже не сложно, я бы рапирой без проблем дотянулся. Тогда в чем дело? Что ей нужно от меня. Мысли, мысли! Сейчас не время для раздумий, нужно действовать. Если эта гадость гонит, куда-то кровь, значит это нужно колдуну, а раз так, то это необходимо прекратить. Собравшись, наконец, с мыслями я сделал еще шаг вперед, грохот сокращающегося сердца превратился в настоящий рев, и что характерно с каждой секундой сердце сокращалось все быстрее. Свет, исходящий от креста вновь мигнул и на миг ослаб до едва заметного свечения, но спустя это самое мгновенье он словно бы поднатужился и разгорелся еще ярче. Взмахнув рапирой пару, раз чтоб убедиться, что руки все еще меня слушаются свет не потухнет я сделал еще шаг.
  
  Глава 15
  
  Я ненавижу магов, ведьм и все что с ними связанно - Эта простая как три копейки мысль единственная что осталась у меня в голове после того как я подошел вплотную к содрогающемуся в безумном ритме сердцу. А да, теперь я видел, кто издает те душераздирающие стоны. Молодой парень, в сущности, еще мальчишка со смутно знакомым лицом лежал на обтянутом какой-то склизкой дрянью алтаре. Из развороченной груди бедолаги к гигантскому сердцу тянулись сотни тоненьких капилляров. Можно даже не сомневаться чье это сердце висит на органических растяжках, перекачивая тонны крови. Вместе с этим пониманием в памяти всплыла причина, по которой лицо паренька кажется мне знакомым - это тот самый паренек, которого отрядил настоятель мне в помощь. Возможно, если бы я его не прогнал, его жизнь пошла бы по совсем иному руслу. Скорее всего, он погиб бы в тот момент как освободилась ведьма, или чуть позже в застенках инквизиции, когда выяснилось бы что произошло в монастыре, неважно, что было бы дальше, все лучше чем, то, что этот бедолага испытывает сейчас. Несмотря на развороченную грудную клетку парень бы все еще жив, хотя почему все еще? Думаю, он не умрет до тех самых пор пока его не отсоединить от сердца. Не удивлюсь если это его тело, заставляет сердце биться, возможно, даже мучения испытываемые зависшим на грани жизни и смерти монашка заставляют его биться быстрее повышая производительность. Эффективно, ничего не скажешь, только вот отдает эта эффективность уже чем-то нездоровым. Меня сложно назвать высокоморальным человеком, но даже я чувствую, что подобная мерзость не должна существовать. Плевать на то, что сделает со мной крест за убийство этого паренька, но другого способа остановить это сердца я не вижу. Взмах рапирой и сотни капилляров соединяющих монашка с сердцем разлетелись кровавыми брызгами и ошметками чего-то белесого. Что там должно произойти по законам жанра? Парень должен за миг до смерти прийти в себя и поблагодарить своего спасителя, чтоб снять с души последнего груз вины. Ага, как же, если в этом изуродованном теле и остался рассудок, то он сейчас не в том состоянии чтобы кого-то благодарить. Вдохнув поглубже, и приготовившись к наказанию за нарушение заповеди я одним ударом отделил голову паренька от тела.
  - Ну, вот и все - Проговорил я с тяжелым вздохом отирая рапиру от крови. - И знаешь что? - я не раскаиваюсь! - Последние слова прокричал неожиданно зло даже для самого себя. - Ну чего ты ждешь? А? Я же убил? Впервые не в запале боя и не перерожденного магией, а обычного человека, который угодил в это т переплет из-за меня! Ну же?! Долго мне еще ждать? Я устал бояться за каждый свой шаг и либо ты меня прикончишь прямо сейчас либо позволишь жить, так как я считаю правильным.
   И чего я жду? Ответа? Ха, как же, прям сейчас меня удостоят аудиенции у Самого, как же, так он и снизошел до одной из миллиардов мошек заселивших крохотный глиняный шарик несущийся сквозь пустоту Его вселенной. Выждав еще несколько секунд, я вложил рапиру в ножны и вновь осмотрел.
  - Сердце. - Прошептал смутно знакомый мужской голос, резко обернувшись я окинул взглядом затянутое органикой святилище. Никого. Но, я же слышал!
  - Сердце, уничтожь сердце. - Повторил голос, только теперь я отчетливо расслышал, откуда льется этот шепот. Только вот легче мне от этого не стало, поскольку как ни крути, а слышался он отовсюду, а это значит что голос у меня в голове.
  - Да уничтожь же ты сердце идиот! Пока то, что подключено к нему на другом конце монастыря не очнулось и не пришло по твою душу! - Прошипел голос, явно потеряв остатки терпения если оно у него вообще было. Стоп о чем это я рассуждаю?! Голос у меня в голове?!
  - Убирайся из моей головы! - Прорычал я зло.
  - Ты как со мной разговариваешь?! - С неподдельным негодованием прокричал в ответ голос. Да-да, именно с негодованием как обычно орут потерявшие терпение от общения с возомнившим о себе подростком взрослые. Да что за хрень? Это что безумие? Вот так это значит и случается? Голоса в голове... Ну уж нет, я лучше сдохну чем буду жить психом. Выдернув из ременной петли пистоль, я приставил лезвие к горлу. Если резко рвануть вверх, то длины приваренного к дулу лезвия как раз хватит, чтоб достать до мозга. Боль будет недолгой.
  - Стой кретин, ты же хотел аудиенции? Ты ее получил! - Просто ор перерос в настоящий трубный глас, от которого содержимое моего черепа едва не выплеснулось через уши.
  - ТЫ хочешь сказать что ты - ОН? - От изумления я чуть не надавил на рукоять пистоля, резкий электрический разряд парализовал руку, и пистоль упал на землю, лишь чудом не воткнувшись лезвием мне в ногу.
  - Вот так всегда, требуют, чтобы им ответили, а как услышат ответ, так сразу норовят сбежать на тот свет, будто я там их не достану. - Посетовал голос.
  - Стоп, стоп! Ты бог? Не верю! - Пробормотал я ошарашено.
  - А никто не верит. - Хмыкнул голос, вновь вернув себе пристойную громкость.
  - И я не поверю! я что, похож на легковерного идиота готового любой голос в голове принять его за бога? - Бросил я с вызовом в голосе.
  - Знаешь? - Доверительно прошептал голос, - твои мысли у меня как на ладони, так что говорить не обязательно и пытаться выдать себя за кого-то другого тоже.
  - Убирайся из моей головы! - Прорычал я осознав что все с казанное может быть истиной, во всяком случае, то что касается доступности моих мыслей.
  - Я ведь могу и выполнить твою просьбу, только учти, что без моего Света ты не проживешь в этом месте и пары секунд.
  - А он твой? - Поинтересовался я насмешливо, хотя в груди что-то тревожно екнуло.
  - Ну не твой же? - В тон мне возразил голос. - Все еще не веришь? Ну, так получи доказательство! - Не успел он договорить, как окружающий мою руку свет от выжженного на коже креста сперва померк, а потом и вовсе угас как свет свечи под порывом ветра. Вслед за ним угас и голос в голове. Казалось бы, вот оно счастье, но окружающая меня тьма вновь зашевелилась, живо напомнив злополучную ночь в монастыре и нападение хищных теней. Так ладно я все понял! Вернись! Вернись, пожалуйста! Я умоляю, вернись! - Взвыл я чувствуя как нечто огромное и неизмеримо злобное готовиться сожрать меня с потрохами. Проклятье, неужели я так и сдохну здесь из-за собственной недоверчивости? Не хочу! Вернись, я больше не буду сомневаться! - Прокричал я ощущая зловонное дыхание неведомого монстра на своей коже, спустя мгновенье я с необычайной ясностью понял что доживаю последние секунды своей жизни, и это понимание наградило меня такой ясностью мысли что паника моментально выветрилась из головы. Мысли стройными рядами маршировали по сознанию, являя чудеса дисциплины и логичности. На то чтобы просчитать все возможные варианты спасения ушло меньше мгновения. Не тратя больше ни секунды я рванул из ножен рапиру и подпрыгнув полоснул по тому месту где по уверениям памяти находилось сердце. Войдя в нечто мягкое по самую рукоять, рапира отчаянно задергалась в моих руках в такт сокращающемуся в диком ритме сердцу. На несколько мгновений я завис в воздухе, цепляясь за рапиру, а затем плавно пошел вниз пытаясь не захлебнуться в литрах чего то липкого выплескивающегося из сердца. Необычайно прочная плоть гигантского сердца не смогла удержать заточенную полоску стали и вскоре я барахтался по колено в какой-то дряни. Судорожно цепляясь, за что попало я ухитрился таки подняться на ноги, а отвратительная жижа, судя по ощущениям все прибывала. Солоноватый привкус и запах ржавчины во рту намекал на то, что именно это за жижа. Только вот куда важнее найти выход отсюда, сердце перекачивало кровь в поистине промышленных масштабах, так что если не успею слинять отсюда-то, плавать мне в этом бульоне до тех пор, пока устроивший все это кудесник не явиться проверить, почему кровь вдруг перестала поступать. Что он сделает с моей захлебнувшейся тушкой можно даже не гадать, здешние чародеи обладают поистине неистощимой фантазией, и что самое печальное - возможностей воплотить свои фантазии в жизнь у них неизмеримо больше чем даже у палачей инквизиции. И что-то мне подсказывает что вытащить меня с того света чтоб показательно порвать на куски для них плевое дело. Кое-как удерживая равновесие, и помогая себе рапирой, я ухитрился добраться до выхода из часовни. И что самое главное - ухитрился не захлебнуться этой гадостью, несмотря на бьющий мне в спину напор крови, правда, наглотался я этой мерзости изрядно. Вывалившись за порог, я несколько секунд приходил в себя, выкашливая кровь и пытаясь подняться на ноги, чтоб бежать отсюда как можно дальше.
   Бежать не пришлось, не знаю, что там намудрил устроивший здесь насосную станцию из подручных средств чародей, но он явно позаботился, чтобы в случае прорыва бесценный ресурс не растекся по всей округе. Оглянувшись назад, я с оторопью наблюдал, как зал часовни заполняется кровью, такое ощущение, что дверной проем перегорожен стеклом. Только вот нет никакого стекла или еще чего не было. Только стена жидкости наплевавшей на все законы физики. Единственным объяснением могло служить невероятно сильное поверхностное натяжение, но это явно не тот случай - нет никакой пленки. Ладно, сейчас не время ломать себе голову над очередным мрачным чудом. Утерев лицо правой рукой, и поморщившись от яркого света, выжженного на ней креста, я кое-как стряхнул с себя кровь, и страстно мечтая о душе, двинулся подальше от часовни. В сапогах хлюпало, стукающая с волос кровь так и норовила залить глаза. Кое-как отжав руками волосы, порядком, кстати, отросшие за проведенные в этом мире месяцы я ввалился в одну из келий очищенную от органики моими стараниями и без сил повалился на жесткий топчан, служивший жившему здесь монаху кроватью. Глупо конечно вот так валяться в захваченном каким-то колдуном монастыре, но мне нужна передышка. После всего случившегося просто голова идет кругом и что самое главное нужно разобраться с тем, чей голос я слышал в бывшей часовне. В то, что это всевышний я не верил ни на грош и сейчас верить не собираюсь. Тогда кто же это? И почему у него власть над крестом, который я уже начал считать своего рода 'подарком' всевышнего? Это конечно тот еще подарочек, но он неоднократно спасал мне жизнь. Так может я ошибся и к богу этот крест не имеет никакого отношения? Тогда кому понадобилось одаривать меня подобной благодатью? Сильно сомневаюсь, что кто-то защищает меня по доброте душевной. Так не бывает, всем всегда что-то надо, на этом мир стоит. А учитывая, что среди всех моих новых знакомых никто не способен на подобные фокусы, то все остается только Всевышний. Вот он то, как раз и может одарить просто так - по доброте душевной, в конце концов, все мы дети его. Хотя я из другого мира.... Ладно, пора вставать, ибо, чем больше я думаю, тем сильнее запутываюсь. Надо же, я уже начал говорить как здешние фанатики. Полежав еще несколько минут в блаженной расслабленности я наконец заставил себя подняться на ноги. Удивительно, но эти жалкие несколько минут отдыха почти полностью восстановили мои силы. Цапнув рапиру, я поспешно извлек ее из ножен - мало ли что, к тому же здешние уродцы наверняка чуют кровь, а я ею перемазан с ног до головы. Яркий свет, укутывающий мою руку, тот час перекинулся на лезвие рапиры. Несколько мгновений я тупо пялился на светящийся клинок, а затем едва не стукнул себя им же по лбу. Ну конечно! И как я сразу не понял? Видимо общение с фанатиками не лучшим образом сказалось не только на речи, но и на интеллекте. То что свет погас после того как голос заявил о своем уходе вовсе не значит что свет от креста принадлежит ему. Это означает лишь то что ему по силам на время его погасить а это совсем не одно и тоже. Так кого же я слышал? А ладно, потом разберусь, если время будет, сейчас нужно найти затеявшего все это колдуна и проломить ему череп, чтоб неповадно было, а потом хорошо бы тело сжечь, на всякий случай. Вытряхнув из головы кровожадные мысли, я двинулся по направлению к выходу. И тут меня, наконец, осенило - зачем мне самому-то идти в лапы колдуна? Я же уничтожил его насосную станцию ну может, не уничтожил но повредил точно, так что этот урод сам явиться, так что куда благоразумней будет устроить засаду. Увлеченный этой мыслью я принялся разыскивать теплое местечко, где можно с комфортом дождаться явления колдуна. Местечко нашлось довольно быстро - крайняя слева келья подходила идеально, располагаясь у самой двери ведущей в заполненную кровью до самого потолка часовню. Так что все, что мне нужно - это удерживать в искорку света на дуле пистоля в рабочем состоянии, чтоб не терять времени, когда колдун появиться в поле зрения. Лучь света это тебе не пуля никакая реакция не спасет.
   Едва я устроился поудобней и приготовился мысленно читать литанию изгнания, как в голову явилась непрошенная мысль - а как там Хильда. Подскочив как ужаленный, я выскочил из комнаты. Твою ж налево! Да она давно уже должна была явиться к часовне, как договаривались! Я ж большую часть монастыря осмотрел, тут почитай кроме келий с часовней и одинокой башенки, где обитал настоятель, и нет ничего, не считая парочки сараев и амбара. Подстегнутый этой мыслью и разыгравшимся воображением я пулей проскочил по коридору и, распахнув дверь ударом ноги, выскочил во двор. Хлюпающая под ногами мерзость никуда ни делась, более того соприкоснувшись с измазанными кровь сапогами она словно вскипела.
  - И сказал Он - очистись! - Прокричал я всплывший в памяти отрывок из святого писания, а может и не оттуда - не важно. Главное что при этих словах из моей руки во все стороны брызнул чистейший свет выжигая заполонившую двор мерзость. Начавшие было прорастать слизни с шипением испарялись, превращаясь в безобидный, в общем-то, пар, земля так же очищалась да с такой скоростью, что все закончилось в считанные секунды. Несколько мгновений я ошарашено стоял посреди очищенного от органической гадости двора. Вложив рапиру в ножны, я воззрился на свою перечеркнутую сияющим крестом руку. Вот это мощь! Минут двадцать назад я с трудом вычищал кельи, а ведь там площадь куда меньше. 'Левелап' - Мелькнула в голове полусумасшедшая мысль. Ага, как же - следующий уровень святости со всеми вытекающими отсюда последствиями. Бред! И главное в честь чего?! А ладно, сейчас не время истерить, нужно найти Хильду возможно, она еще жива, главное правда чтоб не 'уже' иначе будет обидно. Пожалуй, начать стоит с башенки настоятеля. Можно бы еще в подвалах поискать, но что-то мне подсказывает, что туда пока лучше не ходить, под землей вечно всякая гадость заводиться. Сунув рапиру в ножны, раз уж врагов вокруг не видно я направился к башенке.
   Выбитая дверь недвусмысленно намекала на то, что я иду правильно. Ох уж эти охотники и охотницы, ну, что ей стоило просто открыть дверь? Некстати вспомнилось то, как я вышиб дверь часовни, даже не потрудившись проверить, заперто или нет. Должно быть некоторые привычки заразительны. Правильно говорят - если у тебя в руках молоток, то все вокруг начинает напоминать гвозди. Заглянув в проем, я невольно отшатнулся. Удушливая вонь разлагающейся органики саданула в нос точно тараном. Гадство, что там происходит?
   Порывшись в карманах, я вытащил на свет божий порядком потрепанный платок, как он там оказался понятия не имею, но сейчас он очень кстати. Смочив его из фляжки на поясе, я кое-как прикрыл лицо. Сейчас бы костюм химической защиты, но чего нет того нет. То, что платок не противогаз и даже не респиратор стало понятно почти сразу, впрочем, омерзительный запах стал чуть слабее и на том спасибо. Пылающий на моей руке крест исправно выжигал светом всю ту мерзость, что облепила каждый сантиметр стен и потолка. Чем выше я поднимался по винтовой лестнице, тем больше странностей замечал. Покрывающая стены и пол органика разлагалась ударными темпами, порождая тот самый отвратительный запах. Такое ощущение, что эта гадость подхватила какой-то вирус и тот теперь радостно размножается, попутно убивая все живое. Надеюсь, этот вирус людям не передается, хотя если учесть, чьей кровью пользуются ведьмы то надеяться на это не стоит. Одно радует - исходящее от моей руки сияние выжигает зараженные ткани раньше, чем я к ним прикасаюсь. Добравшись до вершины башни, я толкнул дверь, ведущую в комнату настоятеля. Именно в ней он в прошлый раз поил меня чаем и уговаривал доставить ведьму к инквизиторам.
   Вопреки ожиданиям дверь подалась без особых проблем, впрочем, мне пришлось выждать пару секунд, пока свет не очистит ее от толстого слоя органической пленки. Ворвавшись вовнутрь с пистолем наизготовку, я быстро оглядел куцее убранство и не обнаружил ничего странного. Вообще ничего, такое ощущение, что до этой комнаты колдун не добрался. В этой комнате все осталось как прежде ни тебе покрытых склизкой гадостью стен ни монстров, ни гигантских сердец, ничего... будто и нет всего этого кошмара снаружи. Едва слышный шорох привлек мое внимание, заставив еще раз обежать комнату взглядом. Ничего... Странно, неужели почудилось?! То голоса в голове то шорохи, так можно и в Кащенко загреметь, хотя нет нельзя - это славное заведение осталось по ту сторону моей жизни. Отбросив в сторону праздные мысли, я дал, наконец, волю своей паранойе и замер, едва дыша, чтоб проверить подозрения. Спустя пару секунд шорох повторился, только теперь я расслышал его во всех подробностях. Шорох, а вернее будет сказать шелест, доносился от одной из стен и больше всего напоминал звук сыплющегося на пол песка. Прокравшись к стене, я еще раз прислушался и, ухватив, наконец, точное местоположение шелеста сдернул со стены гобелен, повествующий об очередном чуде, сотворенном здешним сыном божьим. Я был готов ко всему - к притаившемуся за гобеленом монстру прогрызающему камень, к тому, что сквозь стену прорастает очередная непонятная гадость. Но это, это было слишком. Часть кирпичей была выбрана и что более вероятно выбита наружу, а освободившее место занимала голова. Нет, не так - ГОЛОВА, под стать огромному сердцу она могла похвастаться почти полутораметровой высотой и почти такой же шириной, а вот, насколько далеко вглубь стены уходило это чудо понятия не имею. Стена не настолько толстая, чтобы вместить в себя голову таких размеров при сохранении пропорций. Но это было не все, - огромное лицо несло на себе следы, какой-то особенно гадкой хвори наподобие чумы или чего-то подобного, во всяком случае, заполненные чем, то черным бубоны присутствовали. Сглотнув подступивший к горлу комок, я осторожно попятился, заставив себя не отрывать взгляда от кошмарного зрелища. Лучше уж побороться с собственным желудком, чем получить в спину непринятый сюрприз вроде отравленного плевка или еще чего столь же гадкого.
   Плотные кожистые веки внезапно дрогнули, по изуродованному колдовством лицу пробежала короткая судорога. Да будь проклята эта магия оно еще живо! Как и тогда с сердцем человек послуживший материалом все еще жив и что-то я сомневаюсь, что он счастлив. Еще одна судорога пробежала по огромному лицу, тяжелые веки с трудом приподнялись, приоткрыв налитые зеленью и мукой глаза. Господи я был прав! Оно живо! Еще живо... Судя по количеству бубонов жить ему недолго. Так что же тут произошло? Почему тут все умирает? Там в часовне сердце хоть и выглядело отвратительно но ничего болезненного в нем не было если конечно не считать того факта что существовало оно отдельно от тела. Хильда, может быть все дело в ней? Наверняка здешние умельцы придумали способ бороться с подобным заражением. Нет, глупо, здесь средневековье плавно переходящее в ренессанс, так что до применения биологического оружия ой как далеко. Задумавшись, я едва не прозевал момент, когда глаза вмурованной в стену головы выстрелили в мою сторону. Тонкие гибкие шнуры и два налитых зеленью глаза устремились ко мне с впечатляющей скоростью, уклониться или перерубить их в полете я банально не успел, но это и не понадобилось. Окутывавший мою руку свет внезапно рванулся им на встречу, яркая вспышка на миг затопила комнату, а когда зрение вернулось, оба отростка безжизненно лежали на полу глаза же и вовсе обратились пеплом.
  - Спасибо тебе господи. - Пробормотал я пытаясь понять что значил этот рывок. Что ни говори, но глазом сложно убить, так что не думаю что эти жгуты должны были лишить меня жизни. Но тогда к чему это все? Не успел я закончить эту мысль, как моя правая рука рванулась в сторону лица в стене причем, рванулась с такой силой, что я по инерции сделал несколько шагов просто чтоб не упасть. Правая рука коснулась чего-то прохладного и склизкого на ощупь.
  - Мать моя женщина! - Выдохнул я ощутив как рука погружается в глубь лица. Все мои попытки вырваться из этого захвата ни к чему не привели, а потом мне стало не до них - сознание наводнили видения. И не просто видения, я словно бы вобрал в себя весь монастырь, стал им, такое ощущение словно у меня разом выросла тысяча другая глаз и эти глаза кто-то разбросал по всему монастырю. Однако некоторые области избежали моего взгляда. Нетрудно догадаться какие именно - те, по которым я прошелся, выжигая все на своем пути, и те где болезнь зашла слишком далеко. Так, главное не паниковать, похоже, я подключился к аналогу системы видеонаблюдения, вернее не подключился, а меня подключили. Несложно даже догадаться, что сделал это мой покровитель, иначе свет креста попросту сжег бы это лицо изнутри. Так, раз уж он подцепил меня к этой гадости стоит поискать то, что я должен увидеть. Для начала поищу Хильду. Несколько минут планомерного изучения монастыря ни к чему не привели, похоже, бравая охотница находится в той части монастыря, где неизвестная зараза убила все живое. Так, ладно, если я не могу найти ее в настоящем, стоит поискать в прошлом, если я прав и та гадость, к которой я подключен действительно используется как система наблюдения, то должна быть и записи увиденного. А раз так, то нужно их поискать, в конце концов, попытка не пытка. Сосредоточившись, я мысленно представил, как время обращается вспять и оно обратилось! Недоступные обзору области одна за другой становились вполне себе доступными. На одной из них я без особого удивления увидел себя идущего задом наперед. Отмотав до того момента как я ворвался в кельи я заставил время замереть и принялся вновь обшаривать монастырь в поисках спутницы, но найти ее так и не удалось. Да что она сквозь землю провалилась? Точно, сквозь землю! Я же помню, что в монастыре вполне приличные катакомбы имеются! Так, под землю, под землю! Но сколько бы я не пытался, проникнуть взглядом под землю не получалось. Неужели туда ведьма не дотянулась, нет, бред, быть такого не может. Значит причина такой непроницаемости в чем-то другом, но в чем? Пришедшая откуда то из-под сводов черепа вспышка света на миг лишила меня зрения а когда я наконец открыл глаза то оказалось что я стою упершись рукой в стену причем стена эта чуть правее резко обрывается.
   Что ж, намек понятен, чего тут непонятного? Цель намечена, а значит, необходимости продлевать мучения бедолаги, больше нет. Оттолкнувшись от стены, и подавив желание выглянуть в пролом, я сунул рапиру в ножны и с облегчением опустился на стоящий неподалеку табурет. Так, думай голова, думай. Где в ход в подземелье? Я же был там! Так как я туда попал? Какими коридорами вел меня Лимбий? Все напрасно, сколько бы я не рылся в памяти отыскать промежуток между выходом из кельи настоятеля и разговором с ведьмой у меня так и не вышло.
  
  Глава 16
  
  Отыскать подземелья оказалось весьма непросто, нет, займись я поисками Хильды раньше и найти их не составило бы труда - след из отмирающей плоти привел бы меня к ней, но теперь уже слишком поздно. Большая часть органической гадости покрывавшей монастырь уже мертва. Так что попытки отыскать Хильду по следу из зараженной ткани, обречены на провал. Впрочем, я нашел другой выход - планомерный обыск. Долго, нудно, противно, но эффективно. Спустя полчаса поисков я наконец нашел вход в казематы, по иронии судьбы он находился прямо в башне настоятеля. И почему я начал обыскивать монастырь с другого конца, ведь куда логичней было бы начать именно с башни, я же помню, что шли мы недолго. В общем, наваждение какое-то, или же кто-то покопался в моей памяти. Бред! Но магия тоже бред, что, однако не мешает здешним кудесникам колдовать. - Примерно с такими мыслями я и спускался по узенькой лесенке. Под ногами отвратительно хлюпало, а я не мог заставить себя посмотреть что именно. Хотя, казалось бы, целый день, проведенный в этой обители зла, должен был приучить к спокойному созерцанию всяческой мерзости, но не тут-то было. Это с экрана монитора легко разглядывать всякую гадость, в жизни все несколько иначе и что самое обидное - исходящий от креста свет упорно отказывался аннигилировать уже мертвую ткань. Ну да ладно хоть дорогу освещает и на том спасибо тебе господи. Спустившись по лестнице, я очутился перед сплошной стеной плоти перегородившей проход. В отличие от всех встреченных до этого перегородок эта была по-настоящему толстой, во всяком случае, в сравнении с теми, что я видел до этого - те, то просто были прозрачными. А еще эту перегородку покрывала прочная даже на вид шкура с редкими металлическими чешуйками. Но самое главное - эта перегородка все еще жива, несмотря на болезненного вида пятна на коже. Значит я на верном пути. Интересно как сам колдун проходит через такие преграды? Или же это ведьма? А какая по большому счету разница, Тиберий мне так и не объяснил, чем они друг от друга отличаются помимо пола и отличаются ли вообще. Ну ладно, пора проверить насколько перегородка толстая, а шкура крепкая. Выдернув из ножен рапиру, я прошептал одну из заученных в свое время литаний и осторожно ткнул в преграду. Почему осторожно? Ну, хотя бы по тому, что если та вдруг окажется прочнее чем предполагалось, то я не лишусь своего весомого аргумента. Осторожность оказалась лишней - окруженная светом рапира с легкостью располосовала шкуру. Приложив минимальные усилия, я без особых проблем, прорезал себе проход. Оказавшись по ту сторону преграды, я бесшумно двинулся дальше, под ногами вместо хлюпающей жижи находилось нечто упруго податливое, что-то вроде резин. Хотя если учесть специфику то это скорее мышцы, или что еще вернее одна большая мышца причем гладкая поскольку мышечных волокон я под ногами не чувствую а они должны быть весьма заметными если учесть габариты самой мышцы. С другой стороны не банальным же увеличением этот живой ковер получен? Так что все эти размышления пустая трата времени. Главное сейчас чтобы окружающий меня свет не начал выжигать здесь все, поскольку если я прав и это действительно одна большая мышца, то она может и сократиться и тогда меня, либо об потолок размажет, либо об стены. К счастью ничего подобного не происходило - излучающий свет крест, выжженный на моей ладони, не спешил испепелять окружающую меня органику и кажется, даже стал светить чуть-чуть слабее. В общем, все шло настолько хорошо, что я невольно начал беспокоиться.
   Прокравшись до конца живого туннеля, я едва не ушиб себе ногу челюстью - туннель просто обрывался, обрывался и все тут! А за ним начиналось нечто... нечто огромное. Здешние монахи либо изначально сотрудничали с проклятыми чародеями либо построили монастырь не в том месте. Внушительных размеров пещера больше чем на половину заполненная живой содрогающейся плотью. Откуда-то с потолка к этой массе тянулась полупрозрачная трубка с остатками чего-то красного. И вся эта масса содрогалась, словно в конвульсиях, как будто нечто медленно, но верно убивало ее. Похоже, невидимая зараза добралась таки до этого места возможно вместе со мной. Еще раз, взглянув на полую трубку, я понял, что странная болезнь убившая порождение ведьмы в монастыре тут не причем. Руку даю на отсечение что по этой трубке, должна была поступать кровь, но благодаря моим стараниям обеспечивающее кровоток сердце остановилось. Странно конечно, что столь небольшое по размерам сердце обеспечивало такую махину кровью, но это далеко не самое необычное, что я здесь увидел. Подобравшись к краю коридора я осторожно глянул вниз и никакого намека на лестницу не обнаружил. Вместо этого вниз тянулось несколько подрагивающих мышечных трубок. Нет, задумка конечно понятна - зачем идти, когда можно скользить по мягкой трубке. Но что-то мне не слишком, то хочется доверять свою жизнь чему-то созданному колдунами уж слишком велика вероятность на выходе вывалиться в какой-нибудь пищевод переросток или еще куда. Немного поразмыслив над тем, как мне спустится вниз я, сунул рапиру в ножны (она слишком остра для моей задумки) и вытащив пистоль примерился к одной из мышечных трубок.
  - Это как в аквапарке. - Буркнул я пытаясь унять нервную дрожь в руках. Воткнув пистоль по самую рукоятку я дернул его на себя проверяя насколько велико сопротивление разрываемой ткани. Убедившись, что хотя пистоль и разрезает плотную мышечную ткань благодаря окружившему его свету, но делает это достаточно неохотно, так что есть шанс добраться до пола пещеры в целости и сохранности.
  - Ну, с богом. - Выдохнул я сиганув с обрыва, предварительно воткнув в трубку пистоль. Спустя полторы секунды подобного скольжения я вдруг понял, что явно недооценил не только свой вес, но и остроту приваренного к дулу пистоля лезвия. К счастью все кончилось раньше, чем я успел запаниковать - резкий толчок в ноги и тело заученно перекатилось через голову, смягчая удар. Вновь по инерции встав на ноги, я не удержал равновесия на податливом полу и рухнул на спину. Открывшееся моим глазам зрелище заставило меня подхватиться на ноги и бегом броситься в сторону - рассеченная моими усилиями трубка запоздало содрогалась и эти конвульсии вот-вот оборвут эластичные канатики, крепящие эту махину к стене пещеры и тогда вся эта хрент рухнет и лучше бы мне оказаться подальше отсюда. За каким чертом я вообще сюда полез?! При слове черт руку ощутимо тряхнуло электрическим разрядом. Твою ж мать! - Выругался я сбив дыхание. Устланный плотью пол под ногами вздрогнул. Обернувшись я увидел как позади меня в сего в паре метров содрогается рассеченная моими усилиями трубка. Любопытно, что послужило прототипом? пищевод или артерия? о чем я опять думаю? Нужно идти и спасать Хильду. А с чего я решил, что она вообще нуждается в спасении? Может все как раз наоборот? Так что стоит выбираться отсюда да побыстрей!
   Задавив трусливые мысли в зародыше, я цапнул рапиру, и только тут вспомнил, что в момент приземления, пистоль вырвало из моих рук, а потом я его так и не нашел. Чертыхнувшись, я обшарил перевязь и без особого удивления не обнаружил там ничего кроме ножен с рапирой. Проклятье, теперь мой 'последний аргумент' в любом споре погребен под горой трепыхающейся плоти. Ну и хрен с ним. Выдернув из ножен рапиру, я бегом бросился к основной массе непонятно чего, плохая конечно идея, но выбора все равно нет, мышечная трубка распоротая моими усилиями упорно не желает умирать и что характерно усиленно дергается. Учитывая ее размер массу, и поразительную подвижность, момент, когда она меня раздавит не за горами. Быть растертым в пюре безмозглым куском плоти что может быть обидней?
   Юркнув в один из проходов пронизывающих эту гору органики, я с облегчением прижался к стене. Затылок ощутил приятную прохладу. Так, стоп, прохлада? Это что не живое? Резко обернувшись, я уставился на белесую стену, пронизанную крошечными капиллярами. Присмотревшись к ней повнимательней я заметил едва заметное движение по капиллярам. Стоило приложить к стене ухо и все стало на свои места, и то, что сердце было таким маленьким и то почему стена холодная. Это не животная мякоть это растение! А по капиллярам идет вовсе не кровь. Так что это комок, нет, не комок, а гриб такая же жертва кудесников как и монастырь. Только что им здесь понадобилось? Приложив к стене руку с выжженным крестом, я несколько мгновений потратил на молитву и без особого удивления убрал руку с ничуть не пострадавшей поверхности. Как я и думал, подобное чудо может сотворить только природа ну или всевышний, кому как больше нравиться, в общем, можно не опасаться того что исходящий от креста свет разъест какую-нибудь опору и меня раздавит. Так, ладно, надо найти Хильду ну или затеявшего все это кудесника. И что-то мне подсказывает, что это одно и то же. Если тут все еще не разрушено, значит Хильда, потерпела поражение ну или просто еще сюда не добралась. Ну да, ну да, пройти лабиринт убить злодея и спасти принцессу. Все просто как дважды два и если не вдаваться в подробности, выглядит голубой мечтой грезящих приключениями в другом мире индивидов. Ха, их бы сюда в это оживший кошмар и чтоб так же как я - по колено в какой-то мерзости и по уши в крови.
  Потратив несколько минут на что чтобы привести в порядок мысли и выкинув из головы все лишнее я двинулся вглубь гриба переростка, или правильнее будет сказать грибницы? А, не важно. Двигаться по относительно твердому тоннелю непонятного происхождения было довольно таки легко, во всяком случае, к упругости пола я уже привык. Окруженная светом рапира разгоняла мрак не хуже прожектора с той лишь разницей, что при всем при этом ее свет меня ничуточки не слепил. Да знаю я что так не бывает, но этот мир уже давно и успешно доказал мне что возможно все, ну кроме разве что государства без налогов.
   Тоннели, тоннели, и ничего больше. Вот уже два часа я бродил по внутренностям этого чуда природы, и что характерно меня ни на минуту не покидало ощущение того что хожу я кругами. Я бы делал зарубки на стенах но вод беда: как оказалось, зарастают они всего за пару минут. Но самое паскудное в том, что никаких следов врага я за два часа так и не обнаружил.
  - Нет, так дело не пойдет. - Пробормотал я просто, чтобы услышать свой голос, уж очень зыбкой казалась реальность. Вообще все происходящее похоже на дурной сон с того самого момента как я перепрыгнул через ограду монастыря. Ладно, не о том сейчас думаю, нужно найти способ добраться до устроившего тут ад на земле гада и методом близким к культурному разъяснить ему насколько он неправ. Естественно в аргументах я стеснятся не стану.
   Посидев некоторое время на прохладном полу я так и не нашел ни одного стоящего способа отыскать искомое в этом живом лабиринте. А вот безумных в голову пришло целых два. Причем первый пришлось отбросить из-за совершенно нездоровых трудозатрат. Второй вариант мне нравился еще меньше, но в отличие от первого проверить его на практике почти ничего не стоило.
  - Господь всемогущий, пошли мне свет истинный, дабы указал он на врагов твоих! - Провозгласил я выжав остатки пафоса из своей измученной злоключениями души. Тихий истеричный смешок, вырвавшийся из груди, подтвердил, что я на верном пути к безумию. Но не успел он перерасти в гомерический хохот, как от окружающего рапиру сияния отделился небольшой сгусток света и плавно двинулся дальше по коридору. Проводив его слегка невменяемым взглядом, я вскочил на ноги и бросился вслед за ним.
  Бежать вслед за путеводным огоньком что может быть пошлее? Всегда думал что у Творца если он, конечно, существует более развитая фантазия. Нет ну серьезно, существо, придумавшее целый мир просто не может решать задачи столь банальным образом. 'Что просил то и получил' - Мелькнула в голове несколько ироничная мысль. Действительно, оформил бы просьбу оригинальней, получил бы более интересного проводника, в конце концов, кто мешал мне попросить 'деву светоносную'? И бежал бы я сейчас не за безликим огоньком, а за чем-нибудь более интересным. Резкий электрический разряд в одно мгновение прочистил голову, удалив все скарбезные мысли.
  - Да что опять такое? Мне что уже и подумать ни о чем таком нельзя? Нахрена тогда спрашивается изобретать половое размножение, если даже подумать о нем нельзя? Размножались бы вегетативно, да и дело с концом. - Взвыл я боли, ответа, как и следовало ожидать, не последовало. Тряхнув головой я несколько мгновения пялился совершенно ошалелым взглядом на зависший в воздухе огонек, и только тут понял, что в окружающем мире что-то серьезно изменилось. Красноватый налет на стенах, непонятного вида комочки под ногами, все это уже знакомо, я даже знаю чем это, в конце концов, кончиться. Ха, похоже, огонек привел меня куда надо, теперь стоит двигаться поосторожней, хотя думаю после моих воплей все заинтересованные лица уже знают о моем прибытии. Ладно, знают они или не знают, а идти все равно надо. Ибо за меня неверных никто не покарает. - Хмыкнул я и усмехнувшись невесть какой шутке перехватил рапиру поудобней. Путеводный огонек, словно убедившись, что я все понял, вновь влился в свечение окутывающее рапиру. Ну что ж пора двигаться, страшно конечно, но выбора то нет. - Накручивая себя подобным образом, я двинулся дальше по коридору.
   Постепенно красноватый налет превратился в тонкую пленку, и по мере моего продвижения пленка эта становилась все толще и сложнее в ней появлялись тонкие капиллярные ниточки Влезший в этот гриб кудесник как всегда стремился извратить все вокруг себя превратив мирное в общем то растение в непонятно что. И это ему что характерно удавалось, правда из-за размеров грибницы процесс грозил затянуться на довольно приличный срок. Хотя кто его знает? Приглядевшись к покрывающей стены пленке я разглядел в ней тонкие капилляры наполненные красноватой жидкостью и они что характерно врастали в стену. Причем врастали прямо на глазах. Проклятье, что тут происходит, в монастыре такого не было, с другой стороны там стены были из камня, а тут нечто живое. С трудом сдержав позыв к рвоте, я оторвался от отвратительного зрелища и быстрым шагом двинулся дальше. Уж в чем, в чем, а в том, что кудесник замышляет нечто по-настоящему гадкое, я не сомневался. Учитывая размеры грибницы можно только гадать, во что это выльется. Ну как минимум в землетрясение если эта туша придет в движение, и это только в том случае если устроивший все это колдун обделен фантазией, а это, между прочим, не так. О боже! О, чем я опять думаю?!
   Спустя несколько минут впереди показалась развилка. Замерев перед ней на несколько секунд, я выбрал то ответвление, где покрывающая стены пленка была толще, и двинулся дальше. Еще через несколько минут до моих ушей донесся ритмичный стук. Остановившись и задержав дыхание, я вслушался в наполненную едва слышным шумом текущей по капиллярам жидкости тишину. Едва заметный ритмичный звук вновь повторился, и в этот раз я его узнал. Сердцебиение... Опять... 'Этого следовало ожидать, учитывая протяженность кровеносной системы' - Мелькнула на заднем дворике моего сознания несколько отрешенная мысль. Должно быть некоторые элементы школьного образования все еще не истерлись из памяти. Еще раз вслушавшись в тишину я уточнил направление откуда доносится сердцебиение и двинулся на звук меленькими шажками. В отличие от прошлого раза звук доносился до меня без всяких дополнительных эффектов.
   Еще полчаса быстрой ходьбы по склизким коридорам и звуки сердцебиения стали почти оглушительными. Обтерев вспотевшие в преддверии предстоящего руки я осторожно двинулся вглубь живого коридора, и в этот раз судя по всему станет последним на моем пути к цели. Я оказался прав, узкий кишкообразный проход и вправду закончился своего рода пещерой или что более верно - внутренней полостью в теле гриба переростка. Как и тогда в часовне огромное сердце висело ровно по центру полости поддерживаемое сотнями тоненьких живых канатиков. Мерное сокращение гигантской мышцы перекачивало кровь по столь же огромным артериям. Что ни говори, а поверить, что все это действительно кровь было, по меньшей мере, тяжело. Это же, сколько людей нужно отжать, чтобы получить столько крови? 'Пора это прекратить!'
   - Пронзила голову наполненная чистой незамутненной ненавистью мысль. Взбежав по плавно переходящему в стену полу насколько это возможно я вцепился в один из удерживающих сердце канатиков и помогая себе ногами добрался до мечты кардиолога.
  - Ты не посмеешь! - Резкий как удар плетью голос прошил сознание едва не заставив меня рухнуть вниз.
  - Еще как посмею - Прорычал я яростно, прежде чем вогнать рапиру в огромное сердце по самую гарду. Охватившее 'весомый аргумент' свечение на миг стало нестерпимым даже для меня, а затем я почувствовал, как под ногами исчезла опора. Рухнув с двухметровой высоты я не сломал себе шею только по тому что грибная мякоть штука не слишком твердая.
   Кое-как проморгавшись я быстро оглядел очищенную от сердца и прочей богопротивной органики я наткнулся на порядком обожженную фигуру. Выглядел Лимбий скверно, да что там скверно он выглядел так что уже несколько минут назад должен был сдохнуть. Люди не живут с такими ожогами. Однако настоятель монастыря жил, и не просто жил а постепенно регенерировал. Как такое может быть, стоило заглянуть ему в глаза и все стало на свои места, два темно красных зрачка уставились на меня с совершенно нездоровым интересом.
  - Ты, это ты привел его! - Прошипел Лимбий медленно поднимаясь с пола, и что характерно его тело менялось прямо на глазах. Сожженная плоть отваливалась пластами открывая покрытую чешуей кожу. Несмотря на неоспоримые доказательства я все еще не мог поверить в то что этот человек колдун. Совсем недавно я пил с ним чай... О господи а если он меня отравил или еще что похуже сделал? - замелькали в голове панические мысли, впрочем тихая паника почти моментально преобразовалась в гнев.
  - Уничтожу. - Повторил колдун, и присев на корточки вонзил когтистую лапу в податливую массу гриба. 'Ну и чудно' - Подумал я поднимаясь на ноги, этой мой шанс, пока он занят своим колдовством у меня есть отличный шанс нанизать его на рапиру. Сделав пробный взмах рапирой я кинулся к замершему в неподвижности уроду, но не тут -то было. Резкая боль во всем теле заставила меня рухнуть на колени. Глаза стремительно заволокло красной дымкой, о господи, меня сейчас порвет на части, эта тварь кипятит мою кровь! Господи помоги! И я отправлю этого гада к тебе на суд! Мгновение ничего не происходило и я уже было смирился с тем что меня ждет а затем свечение охватывающее рапиру распространилось по всему телу принеся долгожданное облегчение. Ни теряя больше, ни секунды я рванулся к своему врагу, пока он вновь не выкинул очередной фокус с моей кровью. Но он как оказалось, не терял времени даром, резко распрямившись, он выдернул из пола свою руку, хотя теперь о том, что этот склизкий извивающийся отросток с шипом на конце некогда был рукой, догадался бы далеко не каждый. Неуловимый взмах и я лишь чудом увернулся от измазанного в подозрительно гадкой жидкости отростка. 'Яд! Это точно яд!' - Мелькнула в голове паническая мысль, вызвав настоящую бурю ужаса. Это не магия это обычный яд, один укол или царапина и можно прощаться с жизнью! Еще один едва заметный жест и живая плеть послушно улеглась у ног колдуна. Уродство! Могу поспорить этот гад улыбается! И надо признать заслуженно, его аргумент в нашем споре определенно более весом. Да он просто не подпустит меня к себе на расстояние удара! И как назло мой пистоль остался лежать, где то снаружи. На дальнейшие сожаления времени у меня не осталось, поскольку колдун похоже решил от меня избавиться и как можно скорее. Живой бич танцевал вокруг него, время от времени делая резкий выпад в мою сторону. Попытавшись отбить один такой выпад рапирой, я едва не лишился жизни - хлыст моментально обвился вокруг лезвия и едва не дотянулся до меня отравленным шипом. Меня спасло то, что колдун недооценил, то насколько моя рапира острее обычной, и прежде чем шип воткнулся мне в руку лезвие моего клинка рассекла необычайно плотную шкуру и плеть колдуна укоротилась как минимум на пол метра. На этом положительные моменты закончились и у меня начались настоящие проблемы. Колдун словно взбесился! Живой хлыст заметался по пещере, оставляя на стенах глубокие борозды, колдун же зашипел что-то невнятное и я с ужасом заметил, как охватившее мое тело вначале боя свечение начало гаснуть. Он рушит мою защиту! Гад! Сколько у меня времени? Минута, полминуты? Проклятье! Что делать? 'Ну, как вариант, можешь покаяться' - Знакомый с прошлого раза голос самозваного творца прямо таки сочился ехидством.
  - Да иди ты! - Огрызнулся я без особого труда уклонившись от хаотично скачущего вокруг хлыста. 'Поосторожней, я ведь могу и выполнить просьбу' - Предупредил самозванец.
  - Ладно, ладно оставайся, только под руку не говори - Выдохнул я вспомнив чем в прошлый раз закончился его 'уход', и тут до меня наконец дошло что я разговариваю непонятно с кем и одновременно уклоняюсь от хлыста причем делаю это без особых проблем. Идиот, как я сразу-то не догадался? Хлыст больше не подчиняется колдуну - он просто дергается от боли как любое другое живое существо, от которого отрубили кусок. То-то и колдун зашевелился, теперь он, по сути, остался без защиты. 'И я тоже скоро останусь' - Мелькнула в голове здравая мысль разом избавив меня от эйфории, впрочем страх тоже бесследно исчез, в итоге осталась лишь холодная рассудительность и твердая вера в победу. Вывернувшись из под очередного удара взбесившегося щупальца я пригнувшись кинулся к колдуну. Жить ему оставалось считанные секунды, благо разделяло нас от силы метров десять. Когда расстояние сократилось метров до двух, я приготовился снести твари голову.
   Резкая боль в лодыжке едва не заставила меня рухнуть на землю, а спустя миг удар в спину сбил меня с ног. Дикая боль в пояснице, а спустя миг я внезапно ощутил, что не чувствую ног. Вот и все, это конец, как глупо.
  - Вот и все червь. - Проскрежетал колдун, подходя ближе. - Ты проиграл. - Добавил он делая еще один шаг. - Теперь на очереди та тварь, что ты привел с собой. Голос Лимбия звучал несколько нервозно и только тут до меня дошло что он напуган. Не просто напуган а прямо таки в ужасе и ведет он себя как человек встрявший в неприятности по самые ноздри и убеждающий самого себя в том что у него получиться выйти сухим.
  - Что со мной будет? - Спросил я ощутив легкий прилив оптимизма, возможно удастся заговорить этому гаду зубы а там глядишь случиться то чего этот поганец так боится.
  - Много чего. - Ответил колдун, и что характерно с каждм словом его голос обретал уверенность, - Ты не умрешь, не надейся, во всяком случае, не сейчас.
  - Очень на это надеюсь. - Хмыкнул я резко выбрасывая руку с зажатой в ней рапирой. Сделать полноценный выпад, лежа задачка не для начинающих и даже не для продвинутых. Проделать подобное просто невозможно - силы удара просто не хватит, чтоб серьезно повредить противнику, но это только в том случае, если у вас в руках обычный кусок железа. В моем же случае достаточно просто дотянуться до врага, а там окружающий рапиру свет сделает свое дело. Впрочем, дотянуться я не успел - тонкий хитиновый коготь пришпилил мою руку к полу. Боль должно быть адская но я ничего кроме вполне терпимого жжения не чувствовал, должно быть болевой шок, а это значит что жить мне осталось всего несколько минут если этот гад чего-нибудь не отчебучит своей магией.
  - Ну что господи? Я готов покаяться во всех грехах. - Прохрипел я чувствуя как сознание начинает 'плыть'. Ответа не последовало, что ж этого следовало ожидать, смерть всегда приходит в одиночестве. Но я не хочу умирать? Мне рано! Я еще молод! Господи ты же излечил в прошлый раз развороченное плечо, ты же всемогущ ну что тебе стоит срастить перебитый позвоночник? 'Ты же обещал покаяться' - Насмешливый голос 'Творца' ввинтился в череп, принеся с собой ноющую боль в ногах, вернее даже не боль, а покалывание как обычно бывает если отсидеть ногу. А вот непонятное чувство в пояснице внезапно переросло в настоящий кошмар.
  - Чт... - Начал было колдун склонившись надо мной, договорить он не успел окутанная красноватым свечением клинок отсекла ему голову, а спустя миг обезглавленное тело распалось на две половинки от еще одного удара.
  - Ха, я жив, жив! - прохрипел я на миг забыв о боли. Радость развеялась моментально едва я увидел того кто спас мне жизнь. Два пылающих в полумраке красных глаза, уставились казалось мне прямо в душе моментально вернув меня на заваленную трупами площадь Олидбурга.
  - О нет, - выдохнул я моментально узнав этот взгляд. Но ведь я убил его! Перед глазами все плыло, введенный мне яд медленно убивал меня изнутри. Через секунду зрение полностью отказало, и мир погрузился во тьму, впрочем, сознание продержалось не намного дольше.
  
   Аврелий боролся, борьба, это то, чего в его жизни было предостаточно, фактически это единственное что в ней было. Воспитанный в одном из самых суровых монашеских орденов он был готов встретиться с практическим любым порождением магии. И он всегда побеждал, за счет прекрасного снаряжения, обширных знаний о порождениях магии и преподанных в монастыре навыков боя. Только ничего из этого так и не пригодилось в Олидбурге. К появлению чего-то столь кошмарного онготов не был. А после... после, было поздно. Колдун взорвал под ним лошадь, и жизнь охотника на ведьм подошла к концу, осталась только борьба. Борьба с многочисленными ранами, и на этот раз стоило проиграть. К сожалению, он понял это слишком поздно, и теперь ничего не мог изменить. Единственное что ему теперь оставалось это бороться с захватившей тело тварью, но эта борьба была даже не за власть над телом или за жизнь. Нет, эта борьба была за право существовать, хотя бы в роли бессильного наблюдателя. В ней не было ни особого смысла, ни даже ничтожного шанса на победу. Мысль об этом подобно кислоте разъедала саму сущность инквизитора. И эта борьба казалась, длилась целую вечность. Впрочем, иногда чаша весов склонялась в сторону Аврелия и ему на несколько секунд удавалось если не перехватить контроль над ставшим чужим телом, то хотя бы получить доступ к органам чувств. Так, например, было после сражения с теневиком, пока поработившее разум и тело чудовище было занято лечением своей оболочки, Аврелий попытался предупредить своего спутника. Впрочем, все было тщетно. 'Тщетно' - это слово преследовало инквизитора, оно сжигало его личность на медленном огне. Но он ничего не мог с этим поделать все что ему оставалось - наблюдать за действиями захватившей разум твари, и сейчас эта тварь взвалила покалеченное тело Дмитрийа на плечи. Аврелий и раньше был силен, однако поселившееся в его теле существо многократно усилило физическую мощь своего вместилища, так что даже полторы сотни дополнительного веса ничуть не сказались на скорости. Твари целеустремленно двинулась в сторону выхода из подземного логова колдуна. Перед взглядом Аврелия проносились туннели, небольшие пещеры, узкие лазы, покрытые склизкой органикой. Это зрелище все глубже погружало инквизитора в пучину отчаяния, пока на пути твари не встала темная фигура вооруженная странным сегментированным мечом. Аврелий узнал это оружие, подобным пользовались монахини одного из самых радикально настроенных орденов. В прошлом инквизитор не обрадовался подобной встрече и скорее всего она закончилась бы убийством, сейчас же все было наоборот. Инквизитор страстно надеялся, что еретичка положит конец его мучениям. Надеялся, пока доработанное тварью зрение не позволило ему разглядеть подробности.
  - Уйди с дороги, - прошипела тварь голосом инквизитора.
  - Ты не в том положении старик чтобы мне указывать, - усмехнулась фигура, - это моя земля, мои люди, мои посвященные... моя эссенция. Тебе не хватит сил тягаться со мной здесь и сейчас.
  - Верно, - ответила тварь, - Но ты не можешь меня убить. Ты знаешь, я вернусь, я всегда возвращаюсь, и я буду готов. - Добавила тварь, в ее голосе не было ничего угрожающего, это была констатация факта, и это странным образом пугало куда больше чем прямые угрозы. Аврелий чувствовал, что тварь не лжет, что она действительно будет преследовать посмевшего встать на ее пути человека до конца его дней, и не важно, что этот человек ведьма.
  - Я не буду сражаться с тобой, я убью его, - усмехнулась ведьма, направив свое оружие на бесчувственное тело Дмитрия. Эта странная во всех отношениях угроза возымела эффект поставив инквизитора в тупик. Аврелий знал, что тварь охотится за Дмитрием но даже понятия не имел что тот представляет для нее такую ценность.
  Молча сняв с плеча тело Дмитрия, тварь покинула комнату. Аврелий ощущал ее гнев и ее страх. Сама мысль о том, что Дмитрий может погибнуть раньше времени вызывала в ней ужас.
  
  Глава 17
  
  - Время пришло. - Провозгласил престарелый хранитель, и пара дюжих монахов принялась распечатывать ворота репозитория. Тиберий мрачно наблюдал за этой процедурой, три дня проведенных в тренировках и молитвах укрепили его веру и решимость пройти свой путь до конца. Массивная дверь, запирающая репозиторий, натужно отошла в сторону, открыв полутемный, узкий коридор. Несколько мгновений ничего не происходило а затем робкий лучик света осветил кусочек коридора, резкий изгиб мешал свету проникнуть дальше, сделано это было для того чтобы в момент выхода чтеца вид запретных томов не осквернил умы хранителей и их подручных. Миг, еще один и вот скромных размеров лучик разросся до целой лужицы. Окружающие его тени немедленно начали свой противоестественный танец ничего общего не имеющий с обычной пляской света и тьмы. Чуть позже к свету добавились едва слышные шаркающие шаги.
   Тиберий с нарастающим беспокойством вслушивался в эти шаги, и со временем начал различать в них мелкие детали, заметить которые было практически невозможно, если не знать, что искать. Почти незаметное клацанье раздающееся за неразличимый миг до того как ступня коснется пола. Тихий скрежет в тот миг как ступня отрывается от пола. Рука инквизитора сама собой легла на рукоять покоящегося в тайных ножнах пистоля. Световое пятно тем временем разрослось настолько, что большая часть теней исчезла, а затем из-за крутого угла вышел чтец. Тиберий с трудом удержался от того чтобы выхватить пистоль и спустить курок. Выглядел чтец жутко. Гипертрофированные ступни с острыми длинными когтями, столь же измененные кисти рук.
  - Простите меня. - Безостановочно шептал юноша, прижимая к груди заляпанный чернилами свиток.
  - Ты нашел нужные сведения сын мой? - Проскрипел престарелый хранитель впившись в чтеца взглядом, однако тот продолжал идти словно бы и не слышал вопроса, раз за разом повторяя - 'Простите меня'.
  - Ты нашел то, что нужно?! - повысил голос хранитель, отступая от идущего в его сторону чтеца.
  - Простите меня, я не хотел, но мне пришлось. - Бормотал чтец, длинные изогнутые когти на его ногах с характерным клацаньем ударяли в пол.
  - Исполни свой долг чтец! - Рявкнул Тиберий, при слове 'долг' на лице чтеца отразилась довольно противоречивая гамма эмоций. Сделав еще шаг, чтец остановился и в Тиберия уперся немигающий взгляд затянутых красной мутью глаз. Пальцы приора мертвой хваткой вцепились в рукоять пистоля, тихо скрипнуло кожаное крепление.
  - Долг. - Растеряно повторил чтец застыв на мгновенье, затем юноша протянул к приору заляпанный чернилами свиток.
  - Покойся с миром брат, мы не забудем о твоей жертве. - Тихо произнес Тиберий, молниеносно выхватив пистоль. Прогремел выстрел, искаженное колдовством тело чтеца рухнуло на пол, обливаясь кровью. Сунув пистоль обратно, приор выхватил кроткий изогнутый клинок, на тот случай если чтец пережил выстрел, однако прицел оказался верным - тело юноши не подавало никаких признаков жизни. Впрочем, Тиберий уже давно не был столь наивным, чтобы убрать клинок в ножны или повернуться к трупу спиной. Пусть чтец и был для всех примером самоотверженного служения и благочестия, но это вовсе не означает, что проведенные в репозитории дни не исковеркали его душу. Случаи, когда чтец, выбравшись, из репозитория набрасывался на своих братьев, не были чем-то удивительным и ничуть не умаляли той жертвы, что эти люди приносили во имя господа.
   Не дожидаясь команд, помощники хранителя набросили на тело чтеца закрепленные на длинных шестах петли, и таким образом не касаясь его тела, погрузили его в стоящий у стены гроб. Тиберий напряженно смотрел на то, как подручные хранителя заколачивают гроб.
  - Ты принял свиток. - Проскрипел старческий голос хранителя.
  - Я знаю процедуру. - Отчеканил Тиберий. - Но сначала я хочу проводить брата в последний путь.
  - Он был лучше многих из нас. - Склонил голову хранитель, однако Тиберий не заметил в его голосе и тени вины за судьбу юноши. Чтец знал, на что идет как и то чем закончиться его поиск в репозитории.
  - Остается надеяться, что добытые сведенья стоят того. - Тихо проговорил Тиберий, ступая за гробом.
   Путь к залу Упокоения оказался недолгим, да и залом эту довольно скромных размеров комнату называть было явным преувеличением, однако хранители называли это место именно так. Причиной такого несоответствия был тот простой факт, что в этой комнату действительно обретали вечный покой все члены ордена. Расположенная в ней печь специально приспособленная для сожжения останков была финалом, который ожидал всех членов ордена, Тиберий прекрасно отдавал себе отчет что рано или поздно, его гроб точно так же запихнут в печь. Тем временем братья сноровисто втолкнули гроб в пылающие недра печи. У такой спешки были весьма весомые основания как и у того что тело сожгли без какой либо погребальной службы. Смерть чтеца была единственным допустимым случаем, когда погребальные службы можно было отправить после кремации.
  - Пора брат. - Проскрипел Хранитель после молчаливого прощения с чтецом. Тиберий не стал отвечать, в место этого он еще раз прочитал молитву за упокой и вышел из зала Упокоения. Хранитель и двое его помощников, молча, последовали за ним.
  Спустя несколько минут Приор уже сидел в небольшой комнатушке в окружении пятерых братьев-воинов в боевой готовности. Каждый из них держал на приора на прицеле. Все они были готовы спустить курок при первых признаках того что записанная чтецом информация окажется слишком опасной.
  - Я начинаю. - Предупредил братьев Тиберий, сдернув со свитка скрепляющую его тесемку. Заляпанный чернилами пергамент тотчас развернулся. Несколько минут приор изучал написанное, под напряженными взглядами братьев по ордену. Прошла минута, вторая, однако ничего не происходило, Тиберий по-прежнему сидел, неудобно подогнув под себя ноги, и внимательно читал свиток, и чем больше он углублялся в чтение, тем напряженней становилось его лицо.
  - Свиток чист. - Объявил Тиберий, отложив исписанный чтецом свиток в сторону.
  - Держите его. - Приказал стоявший все это время за спинами братьев хранитель. Тиберий и не думал сопротивляться, когда братья по ордену выкрутили ему руки. Хранитель не спеша подошел к приору и несколько долгих секунд смотрел ему в глаза пытаясь отыскать в них кровавые искры запретного знания. Тиберий чувствовал, как невидимые пальцы влезли под череп. Ощущение было гадкое, но приор стойко его вытерпел. Подобную проверку он проходил уже не раз и знал что неприятные ощущения - не единственные последствия подобной проверки. Впрочем, несколько дней мигрени ничто в сравнении с тем, какую цену платит проверяющий.
  - Он чист. - Проскрипел хранитель, отшатнувшись от приора. Выглядел старец при этом так, будто вот-вот отдаст богу душу. И без того не пышущее здоровьем лицо хранителя стало совсем уж землистого цвета, мелкие бисеринки крови выступившие на лице сделали его и вовсе жутким. Один из братьев-воинов помог старцу устоять на ногах. Тиберий же с печалью подумал о том, что совсем скоро придется подыскивать нового хранителя.
  - Мне нужно идти. - Сообщил Тиберий, стараясь не делать резких движений. Головная боль и осознание того что стоит монахам в расположенной рядом комнате привести в движение механизм как в этой комнате не останется ничего живого. Запертая с другой стороны дверь и усыпанный шипами потолок позаботятся об этом. Дождавшись утвердительного кивка хранителя, и едва заметного шелеста вынимаемого запора с той стороны двери Тиберий поспешил прочь из комнаты. Добытые чтецом сведенья трудно было переоценить, с какой стороны не посмотри. На исписанном неровным почерком листе хранились бесценные сведенья о том, как распознать и уничтожить кукловодов. Только вот сделать это, оставаясь незапятнанным тайным знанием невозможно, впрочем, Тиберий всегда знал, что рано или поздно ему придется переступить эту ради исполнения своей священной миссии.
   Выбравшись наружу, Тиберий с наслаждением вдохнул обжигающе холодный ночной воздух. Спустя несколько секунд цокот копыт сообщил приору, что его коня так же выпустили из скрытого в руинах стойла. Подозвав коня свистом, Тиберий вывел его с территории разрушенного монастыря и лишь тогда позволил себе влезть в седло. Отдохнувший за три дня конь бодрой рысью устремился по заброшенной дороге, огибающей деревеньку. После посещения репозитория не следовало появляться в деревеньке, чтобы не пустить насмарку многолетнюю работу хранителей по поддержанию зловещей репутации разрушенного монастыря.
  
  ***
  
  Мерзкий привкус во рту, белесая гадость, застилающая глаза. Наполненный мерзким травяным запахом воздух. Все абсолютно все вокруг вызывало омерзение. Вот в таком состоянии я и очнулся не понятно где. Может быть, так и выглядит пресловутое чистилище? Мда, или быть может ад? С такими ощущениями никаких чертей не надо. Так, ладно надо осмотреться. Стоило мне попытаться встать, как в грудь, словно тараном саданули. Откинувшись на спину, я замер отчаянно пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха. Кое-как восстановив дыхание? я осторожно пошевелил руками пытаясь найти хоть какую-нибудь опору. В руки тот час вцепилось что-то жесткое, попытка сопротивления была сломлена в один миг. Всего за несколько мгновений неведомый враг закрепил мои конечности в каких-то не то колодках не то кандалах, в общем и без того призрачные шансы обрести контроль над ситуацией окончательно испарились. И кто бы это не сделал сила у него явно нечеловеческая, во всяком случае, все мои попытки вырваться были попросту проигнорированы. Проклятье! Да что вообще происходит и где я, наконец?
  - Что происходит?! - Выдавил я из себя, на большее перехваченное спазмом горло оказалось неспособно. Ответом мне был жуткий вой, в котором не было не то что ничего человеческого, а вообще живого, будто кто-то скрестил, болгарку с бензопилой и теперь радостно пилит получившимся гибридом как минимум сталь. От этого звука у меня чуть мозг через уши не выдавился, и все же я нашел в себе силы успокоиться и перестать дергаться в невидимых зажимах. Чувствовал я себя при этом лягушкой, над которой уже склонился добрый дядя вивисектор. 'Только скальпеля не хватает' - Всплыла в мозгу истеричная мысль, и тут же словно в ответ на нее моего лба коснулось что-то твердое и холодное. То, что я не взвыл от ужаса в этот момент можно объяснить лишь чудом ну и спазмом где-то в области гортани в итоге я мог дышать но не больше. Ну, разве что прохрипеть что-нибудь нечленораздельное. Представив себя хрипящим и дергающим руками я, отчего-то развеселился, и было в этом веселье что-то, совсем уж безумное. Ну вот, осталось только рехнуться для полного счастья. И все же где я? И что это за хмарь вокруг? То, что я не в чистилище и не в аду я уже понял, уж слишком 'телесные' у меня ощущения, душе такого испытывать по идее не полагается. Хотя с другой стороны как мучить то тогда? Нет тела - нет боли, нет желез, нет гормонов, нет желаний и как следствие ни душевных терзаний, ни прочих извращений здорового тела. И о чем я размышляю, будучи прикованным к хрен знает чему? Так вот ты какое безумие... Нет, нет и еще раз нет! Я здоров, по крайней мере, разумом, а вот с телом могут быть проблемы. В конце концов, меня колдун к полу как бабочку пришпилил и то, что я жив вообще чудо. Спасибо тебе господи за него. 'Пожалуйста' - раздал в голове уже знакомый голос лжетворца.
  - И ты здесь?! - Воскликнул я, вернее попытался, поскольку ничего кроме едва слышного хрипения из этого не вышло. 'Я всегда здесь' - Хмыкнул голос, но от дальнейших комментариев по этой теме отказался, должно быть прочел бродящие в моей голове мысли по поводу всей этой теософии.
  - Убирайся из моей головы гад! - Ответил я мысленно. 'Я ему помогаю, а он меня гонит' - Возмутился голос. 'Между прочим, восстанавливать твою тушку после того как в ней побушевал синтезированный колдуном яд и так непросто, а тут ты еще сопротивляешься' - Добавил он спустя мгновенье. Яд? Точно! Я помню, что тот хлыст был густо смазан какой-то гадостью, что ж с одной стороны приятно, что мои выводы были верны, а другой лучше бы я ошибся. Ладно, я все еще жив, а это значит, что либо мой неизвестный покровитель уже привел все в порядок либо работает над этим. Только вот сомневаюсь я, что он имеет к голосу в моей голове хоть какое-то отношение.
  - Убирайся! Из! Моей! Головы! - Прорычал я злобно, сама мысль, что у меня в голове есть кто-то еще выводила меня из себя почище, чем быка красная тряпка. 'Ну, смотри, я могу и выполнить твою просьбу' - Начал угрожать голос окончательно убедив меня в том что к всевышнему он отношения не имеет.
  - Я сказал, убирайся! И если я сдохну, то так тому и быть, но ты, ведь не Он? Верно? Иначе меня давно бы уже молнией пришибло, если не похуже чего. - Поэтому убирайся и оставь меня в покое. 'Ты умрешь! Понимаешь, умрешь, я не могу оставить тебя в таком состоянии!' - Вспылил в ответ голос, но как то неубедительно вспылил, во всяком случае особой уверенности я в этом ответе не почувствовал.
  - Тогда скажи, кто ты или убирайся ко всем чертям. - Уже спокойно проговорил я. - Ну же кто ты?! - Рявкнул я спустя секунду, однако ответом мне была тишина, причем исчез даже душераздирающий вой на заднем фоне, а вот путы на руках и ногах, никуда не делись. Что ж печально, но разбираться сейчас с ними не время, я все равно ничего не вижу и скорее всего, слаб как новорожденный котенок. А этот упырь отравляющий мне жизнь своими комментариями, похоже, предпочел уйти, или что более вероятно - затаился до поры до времени. Ладно, сейчас не время заниматься выведением псевдотворца на чистую воду. Так, нужно мыслить логически и не паниковать из-за отсутствия зрения и возможности двигаться. Так, во-первых где я? Если учесть что меня не прибили на месте, то и дальше я нужен живым. К тому же подвижности меня лишили весьма характерным способом. Так обычно делают, если необходимо обездвижить пациента перед операцией, чтоб он сам себе не повредил ну или душевно больного, но уже совсем по другой причине. Звуки, которые я слышу либо искажены, либо и вовсе являются галлюцинациями. Доверять голосу, звучавшему у меня в голове я не намерен но в одном он прав - я отравлен, и раз уж все еще жив, значит, тело постепенно восстанавливается. К тому же я чувствую свои ноги, значит - паралич исчез, следовательно, позвоночник уже восстановился. Чего нельзя сказать о зрении. Ладно, я жив и вскоре буду здоров - уже плюю, так что лучше постараться уснуть, раз уж мне навязали постельный режим, во сне процесс регенерации должен протекать быстрее. Придя к этому поистине судьбоносному решению, я смежил веки, отчего белая муть сменилась черной, и честно попытался уснуть. Только вот непросто уснуть в таком состоянии - бешено колотящееся сердце, и жуткие звуки время от времени проникающие в уши не позволяли расслабиться. 'Даже не пытайся' - Голос самозваного бога прямо таки лучился самодовольством, в буквальном смысле лучился, поскольку вместе со звуками его голоса сквозь белесую хмарь пробивалось золотистое свечение. Новый спецэффект? Или зрение восстанавливается?
  'Все не можешь понять очевидного?' - Поинтересовался самозваный творец.
  - Ха, я не запуганный и забитый абориген, которому достаточно горящего куста чтоб уверовать. Я, знаешь ли, и фильмы смотрел и в игрушки играл. - Хмыкнул я в ответ. - Так что, чтобы меня впечатлить нужно чудо покруче, чем игра со светом.
   Ответа не последовало, что ж, похоже не отвечать на неудобные вопросы уже вошло у него в привычку. А вот золотистое свечение никуда не пропало. Несколько мгновений я внимательно, насколько это возможно всматривался в световое пятно пытаясь сфокусировать зрение. И как ни странно мне это удалось, световое пятно протаяло, явив мне застекленное мутноватым стеклом окно. Несколько мгновений я всматривался в него пытаясь найти в нем признаки нереальности однако оно наплевав на мои потуги выглядело как самое обычное окно с поправкой на век и уровень технологии конечно. Так, значит, зрение восстанавливается. Похоже окончательное выздоровление не за горами. Интересно сколько я провалялся без памяти. Осторожно повернув голову я насколько это возможно осмотрел комнату и первое что я увидел после окна было на редкость приятное женское личико. Узнаваемый белый головной убор указал что это личико принадлежит как минимум монашке, хотя я могу и ошибаться.
  - Где я? - Попытался я спросить, но горло по-прежнему ничего кроме едва слышного сипения не выдало. Однако женщина, судя по всему, поняла, что я пытаюсь что-то сказать, и заговорила. О боже! Лучше бы она этого не делала! Душераздирающий вой и скрежет едва не доконали меня окончательно. Похоже, со слухом у меня все еще большие проблемы, одно радует - монашка замолчала почти сразу же, ну еще бы, полагаю, вся гамма удивительных ощущений наверняка отразилась на моем лице. Ладно, не нужно расстраиваться - нервные клетки не восстанавливаются, а сгорело их за последнее время преизрядно, так и отупеть недолго. Нужно мыслить позитивно, в конце концов, все не так уж и плохо, ведь у меня чуть ли не впервые с тех пор как я очутился в этом мире появилось время подумать над всей той гадостью, что свалилась на мою 'пока еще не седую голову'. Одно хорошо я явно среди если не друзей, то союзников, думаю Хильда вытащила меня из того подземелья и доставила в ближайший монастырь или еще куда, в где могут оказать помощь раненым. Значит, без сознания я провел как минимум несколько дней, поскольку до ближайшего населенного пункта от оскверненного монастыря день пути, но это без нагрузки в виде раненого меня. Ладно, это все не то, все это можно выспросить потом как вернется слух и речь, а пока нужно решить другой насущный вопрос, - какого черта я вообще делаю, и что делать дальше? До этого момента меня несло словно щепку в бурном потоке, причем не воды а крови. Я столько ее видел, что на всю жизнь хватит. Пора брать свою жизнь в свои же руки, только как это сделать? 'Ну, для начала определи, чего хочешь добиться' - Голос лжетворца появился как всегда неожиданно, заставив меня испытать еще один приступ неприязни. Впрочем, в этом он прав. Итак, чего я хочу? Ну, как минимум вернуться домой, и желательно по пути пристукнуть десяток другой зарвавшихся колдунов - такая мерзость не должна обитать в этом мире. 'А зачем тебе это? Если сумеешь покинуть этот мир то не все ли равно что будет с этим?' - Вкрадчиво поинтересовался псевдобог. И то верно, я же не тупоголовый герой, а вполне разумный человек, зачем мне рисковать своей жизнью? В памяти всплыло искаженное мукой и сумасшествием лицо монашка превращенного в кардиостимулятор для гигантского сердца.
  - Урроды! - Прорычал я мысленно. - Нет, они не должны жить, в конце концов, нельзя же вечно печься только о своей шкуре?
  'Какой прогресс, я бы похлопал в ладоши, если бы мог' - Ехидно заметил лжетворец.
  - Изыди тварь. - Огрызнулся я вяло, похоже, этот гад плотно прописался у меня в голове, я уже даже привыкать к нему начал, но это вовсе не значит, что я не избавлюсь от него при первой же возможности. 'не изыду' - прозвучал несколько обиженный ответ. Ха, уже прогресс - этот гад под творца больше не косит. И все же что он такое, или кто такой? Моя личная шизофрения или тут опять какая-то потусторонняя хрень замешана. В последнее время сама мысль о магии вызывала у меня острое желание сжечь кого-нибудь на костре. Этот раз не стал исключением, захлестнувшее меня с головой раздражение удалось погасить с большим трудом. Чудовищный грохот разом поставил точку в явно затянувшемся мыслительном процессе. Повернув голову так чтобы сквозь постепенно расширяющееся окошко можно было увидеть дверь. Я несколько мгновений потратил на чтобы сфокусировать зрение на появившейся в комнате фигуре.
  - Что скажешь сестра? - Поинтересовалась фигура голосом Хильды, а спустя секунду зрение подтвердило, что в комнату вошла охотница. Или монашка, или как там таких вот валькирий здесь называют? А, не важно, куда важнее прозвучавший вопрос.
  - Он восстанавливается и очень быстро. - Ответила сидевшая рядом со мной монашка. - Так что вскоре тебе придется принять решение сестра. - Добавила она, и вся нахлынувшая было радость от восстановления слуха, разом исчезла.
  - Что решать? - Воскликнул я, вернее попытался, поскольку горло по-прежнему отказывалась издавать членораздельную речь. Хотя, что тут спрашивать? На их глазах смертельно раненый человек да еще и отравленный колдовским ядом внезапно выздоравливает да еще и в рекордные сроки. Чего уж там? Решать они будут сжечь меня или все-таки проявить милосердие и сначала сравнительно безболезненно удушить, а уже потом сжечь. И что-то мне оба варианта не нравятся. Может быть, по тому, что я хочу жить?.
  'Жить это хорошо мой друг' - Хихикнул мерзкий голос моей личной шизофрении.
  - Мы стали свидетелями святого чуда сестра, так что решать его судьбу не нам. - Покачала головой Хильда, породив острый приступ благодарности с моей стороны. Ха, а я еще в ней сомневался. Все-таки есть хорошие люди и в этом мире.
  - Но... - Попыталась было вставить слово моя сиделка, однако Хильда отмахнулась от ее возражений, словно надоедливой мухи. - Я видела это своими глазами, он поразил колдуна святым светом, а затем сам всевышний позаботился о его ранах. - Произнесла валькирия столь набожным тоном, что даже я едва не поверил, что боженька лично сошел с небес, чтобы не дать мне отойти в мир иной. ' А ты не, думал, что я просто не хотел видеть тебя в раю? Ты ж мне всех праведников с пути истинного собьешь' - Поинтересовался лжетворец .
  - С чего это ты вдруг на рай то расщедрился? - Удивился я.
  'Ты идиот или прикидываешься?' - Самодовольно спросил псевдотворец в очередной раз, укрепив мое мнение, что к всевышнему он отношения не имеет. 'Если б ты там концы отдал, то вышло бы, что помер ты, сражаясь за благое дело, а это сам знаешь, искупает многое' - Соизволил пояснить самозванец. Может в его словах и есть зерно истины, но последнее о чем я думал так это об искуплении грехов, тем более что особо тяжких за мной вроде бы не водится. 'Ага, как же' - Хмыкнул псевдотворец насмешливо.
  - Можешь идти сестра, я присмотрю за ним, твои навыки ему уже не нужны. - Слова Хильды вновь привлекли мое внимание к ее разговору с сиделкой. Все это время пока я препирался с собственной шизофренией, они, оказывается, вели о чем-то беседу, меня это не касалось, так что особого внимания на их разговор я не обращал.
  - Епископ узнает о твоем решении. - Сделав упор на последнем слове, произнесла сиделка, прежде чем выйти из комнаты. Любопытно, это была угроза? И что это еще за епископ? Мне знаком пока только один - Де Лагуэ он же покровитель 'чистильщиков', ну и пожалуй у меня есть счеты к тому хрычу что приказал схватить меня на площади Олидбурга. Вроде бы командовавшая моим эскортом фемина упоминала, что действует по приказу, какого то епископа. Только вот лично с ним познакомиться мне так и не удалось, с другой стороны может это и к лучшему. Кстати, а не из этого ли заведения та девица была? Эх, знать бы еще ее имя, и можно было бы спросить у Хильды.
  - Ты меня слышишь? - Вопрос валькирии застал меня врасплох, заставив потерять нить рассуждений.
  - Слышишь. - удовлетворенно кивнула охотница не дожидаясь пока я прохриплю что-либо в ответ. Не говоря больше ни слова, Хильда склонилась надо мной. Свободное одеяние при этом соблазнительно натянулось, обрисовав весьма приятственные формы воительницы. Мысли тот час свернули на проторенную дорожку, однако разряда не последовало, и я несколько волшебных мгновений просто наслаждался открывшимся видом. Когда путы на руках ослабли я даже испытал некоторое разочарование - Хильда выпрямилась и бесформенная ряса вновь скрыла от меня соблазнительные выпуклости. Впрочем, спустя секунду валькирия принялась за оставшиеся ремни, и все повторилось, только теперь ракурс был несколько иным, удержать свои руки на прежнем месте оказалось не так-то просто. Эк на меня накатило то, хотя, чему тут удивляться, учитывая срок вынужденного воздержания удивительно, что я все еще не повалил ее на кровать. Впрочем, не уверен, что состояние здоровья позволит мне такое отчебучить, вернее - не факт что мне хватит здоровья пережить ее отказ если она окажется несколько более благочестивой чем я о ней думаю. Тем временем Хильда освободила, наконец, мои ноги и не спеша выпрямилась, гадкая ряса тот час скрыла соблазнительные формы. Ну, кто с такой фигурой в монашки идет? Ну не дурость ли?! Хотя, модельные агентства появятся еще не скоро.
  - Можешь подняться? - Участливо спросила валькирия, отойдя от кровати на шаг, причем сделала она это так, что я невольно сглотнул вставший в горле ком. Да она что специально что ли?
  - Могу. - Ответил я, правда, голосовые связки вновь выдали лишь неразборчивое шипение. 'Прелюбодеяние, между прочим, грех' - Провозгласил псевдотворец. 'может разряд? Сразу полегчает' - Лицемерно предложил он спустя секунду.
  - Заткнись. - Прорычал я мысленно, впрочем, истерзанные голосовые связки все равно выдали лишь невнятное сипение, однако такой пустяк и раньше не мешал этому гаду прекрасно меня понимать. Несмотря на то, что ремни охватывали мои конечности довольно таки свободно, руки и ноги все равно затекли. И все же лучше быть свободным, да и легкое покалывание в кистях и лодыжках сущий пустяк в сравнении с тем, что мне пришлось пережить внутри гриба переростка.
  - Затекли? - Участливо поинтересовалась Хильда. Да что это с ней сегодня, с чего это она так заботлива и мила? Куда делась суровая валькирия? Впрочем, какая ко всем ангелам разница?!
  - Нужно ловить момент! - Последние слова я к своему удивлению выкрикнул вслух, тут-то мое самообладание и дало трещину пониже ватерлинии. Сгребя Хильду в объятья я повалил ее на кровать благо она сопротивляться похоже и не думала. 'Какая же, она мягкая' - Промелькнула в голове удивленная мысль, прежде чем волна желания окончательно погребла под собой все разумное, что во мне еще оставалось.
   Второй пробуждение за этот день вышло куда более приятным, нет, Хильды рядом не оказалось, должно быть она проснулась раньше, но это не важно. Проснуться здоровым и полным сил это всегда прекрасно, особенно если в памяти еще свежи довольно таки приятные воспоминания. Потянувшись до хруста, я вскочил с кровати. Чистая и уютная комната, в которой я пришел в себя, отлично согласовалась со столь же радужным настроением. Очищенная от крови и прочих неприятных жидкостей одежда покоилась на стуле рядом с кроватью. Облачившись в ставший уже привычным костюм инквизитора я посмотрелся в внушительных размеров зеркало. Эх, где моя шляпа, и кираса, и оружие. 'Огромное зеркало, какая роскошь, это же целое состояние!' - Мелькнула в голове подозрительная мысль. Хах, я всегда подозревал, что вместе с инквизиторскими шмотками мне досталась и фирменная инквизиторская паранойя. Обшарив подозрительным взглядом комнату, я убедился в том, что зеркало не единственный предмет роскоши. Отделанные светлым приятно пахнущим древом стены наводили мысли о патологической роскоши. Может я ошибся, и Хильда притащила меня в дом, какого-то аристократа, а не в монастырь или лечебницу. Мазнув пальцем по гладкой полированной древесине, я принюхался к легкому приятному аромату. Похоже на сандал, помниться из подобных вещей обычно безумно дорогие шкатулки делали, обшивать им стены настоящее извращение. Хотя, может я ошибаюсь, и здесь подобная прелесть в каждом лесу растет. А, ладно, не стоит забивать себе подобным голову, куда важнее определиться с тем, что делать дальше. Плыть по течению бессмысленно, так я в свой мир не вернусь. На этой позитивной ноте я и вышел из комнаты. Едва резная дверь закрылась за моей спиной, как пол под ногами содрогнулся. Несколько мгновений после этого вокруг царила зловещая тишина, а затем вокруг воцарилось безумие.
  
  Глава 18
  
  Освальд де Лагуэ с независимым видом изучал изящно выполненную фреску, занимающую значительную часть стены в приемной зале. Понтифик все еще не появился, хотя времени с момента появления епископа прошло уже изрядно. Это можно было бы счесть оскорблением или пренебрежением, если бы не преклонный возраст и весьма печальное состояние здоровья наместника бога на земле. Немало показному спокойствию епископа способствовал, и тот факт, что на понтифика обижаться столь же бессмысленно как и на бога. И даже тот факт, что жить ему осталось всего пару недель или в лучшем случае месяцев ничего в этой ситуации не меняет. Любой, кто попытался бы ускорить смерть понтифика, поплатился бы за это головой поскольку, несмотря на болезнь, старик крепко держал бразды правления. К тому же внушительная сеть осведомителей позволяла ему заранее узнать о любом покушении. Но, несмотря на все это он позволял епископам интриговать за свое место. Причиной подобного послабления был тот факт, что и сам понтифик влез на вершину церковной иерархии в результате подобной грызни. Это было своего рода традицией. Так что нельзя сказать, что творящееся сейчас было для него чем-то новым.
  - Он ждет. - Сообщил неслышно возникший за спиной епископа клирик. Освальд отвернулся от фрески и с невозмутимым видом последовал за своим провожатым. Короткая анфилада комнат и залов, украшенных самыми разнообразными реликвиями, привела епископа к покрытым золотом створкам. За ними начинался приемный зал, рассчитанный на то чтобы впечатлить даже привычных к роскоши правителей. Даже Освальд чувствовал нервную дрожь каждый раз как оказывался в этом месте. Обилие серебра, золота, и льющегося сквозь огромные окна света просто подавляло. Одни только витражи на окнах стоили столько что, продав их можно было снарядить весьма внушительных размеров армию, или выстроить пару крепостей.
   Стукнув два раза в закрытые створки, клирик без лишних слов удалился. Но не успел он скрыться, как створки пришли в движение без видимых на, то причин. Впрочем, Освальд знал, что они приводятся в движения сложным механизмом, скрытым под полом. Перешагнув порог, Епископ очутился в зале еще более роскошной, чем все предыдущие. Только роскошь эта была совсем иного рода. Просторная зала с поразительно высоким потолком куполообразной формы лучилась светом. Многочисленные фрески, барельефы, украшали стены, повествуя о жизни сына божьего. Уходящие к потолку, колоны покрывали картины из жизни апостолов. На другом конце залы, на небольшом возвышении находился искусно сработанный алтарь. Понтифик стоял рядом с ним, опираясь на отделанный серебром посох. Причем выглядел он так, что становилось понятно - в таком положении он долго не продержится.
  - Подойди. - Приказал понтифик брюзгливо.
  - Надеюсь, у тебя действительно есть дело, ради которого я встал на ноги. - Проворчал понтифик, дождавшись, когда епископ подойдет поближе.
  - Более чем, и мне хотелось бы поговорить о нем наедине. - Произнес Освальд осторожно. Меньше всего ему хотелось, чтобы старик счел эту просьбу угрозой.
  - Поговорить... Наедине... - Повторил понтифик тяжело дыша. - Ну, пойдем... все равно, если я тут останусь еще немного, то меня отсюда вынесут... вперед ногами. - Проговорил понтифик, осторожно спускаясь с возвышения, дышал он при этом с отчетливым клекотом. Освальд знал, конечно, что жить понтифику осталось недолго, но одно дело знать это с чужих слов и совсем другое - наблюдать подступающую смерть воочию. Едва понтифик спустился с возвышения, к нему немедленно подскочило несколько, закутанных в рясы с глубокими капюшонами, фигур. Несколько секунд епископ наблюдал за процессом снятия ритуальных одеяний. Учитывая их весьма почтительный вес это было нелишним. Наконец понтифик остался лишь в тонкой белой сорочке, и его болезненное состояние стало еще более очевидным. Сухие тонкие руки пришлись бы в пору мумии, а не живому человеку, и не только руки. Понтифик куда больше напоминал ожившего труп, чем живого человека. И все же он был все еще жив. 'Пока жив' - Подумал Освальд, и с некоторым удивлением обнаружил, что вовсе не хочет, смерти старика. Тем временем понтифик с облегчением вдохнул, избавившись, наконец, от тяжелых ритуальных одежд и тот час закашлялся. Откашлявшись, наместник бога на земле двинулся к неприметной двери позади алтаря. Последовав за ним, Освальд очутился в сравнительно небольших покоях наполненных тяжелым запахом смертельно больного человека и не менее тяжелым запахом лечебных трав.
  - Так о чем ты хотел поговорить? - Спросил понтифик, добравшись до кровати.
  - О надвигающейся беде. - Ответил епископ, терпеливо выждав пока понтифик, устроится поудобней.
  - Если ты о грядущей грызне за мое место, то лучше уходи. - Проворчал понтифик.
  - Нет - покачал головой Освальд. - Это сущий пустяк в сравнении с тем, что сейчас происходит в святом городе.
  - Говори. - Приказал понтифик заинтересовавшись.
  - Две недели назад мои люди захватили зараженного кукловодом клирика. - Перешел к делу Освальд. - Боюсь, скверна проникла в наши ряды.
  - Невозможно! - Рявкнул понтифик, голос его на мгновенье обрел былую властность.
  - Именно поэтому я не доложил об этом сразу же. Две недели мои люди потратили на то чтобы убедиться в том, что захваченная тварь кукловод.
  - И где она сейчас? - Подался вперед понтифик.
  - Уничтожена, в очищающем пламени. - Склонил голову епископ.
  - Хорошо. - Откинулся на подушки понтифик. - Но ведь это не все, верно? Говори, зачем ты сюда пришел, чего хочешь от меня добиться.
  - Сан архиепископа и пост первого кардинала, ваше святейшество. - Озвучил свои амбиции Освальд.
  - Неплохо. - Усмехнулся понтифик. - Не пытаешься торговаться, не угрожаешь скрыть информацию, не требуешь назначить тебя моим преемником. Весьма неплохо... Я согласен.
  - Благодарю за щедрость ваше святейшество. - Почтительно поклонился епископ.
  - Гвардия Престола в твоем распоряжении. - Продолжил свою речь понтифик. - Рекон! Ты все слышал? - Крикнул куда-то в сторону старик, портьера слева от ложа понтифика отошла в сторону вместе с внушительным куском стены, заставив сердце епископа похолодеть от страха. Освальд замер в нерешительности. С одной стороны понтифик согласился с его предложением, с другой же разговор явно подслушивали, и раз уж наблюдатель решил показаться значит что-то пошло не так. Однако, несмотря на страх и панические мысли Освальд не двинулся с места, впрочем, продиктовано это решение было вовсе не храбростью, а тем фактом, что сбежать все равно не удастся.
  - Знакомься, Это брат-рыцарь Рекон, из ордена Пылающего Креста. - Представил вошедшего через тайный лаз мужчину понтифик. Однако едва свет масляной лампы упал на вошедшего, как стало ясно, что понтифик опустил изрядную часть титулов. Пурпурная накидка паладина с вышитым посередине крестом и серебряная фибула в виде геральдического символа ордена пылающего креста говорили о том, что простым братом-рыцарем его назвать может разве что понтифик. Но взгляд епископа приковала вовсе не накидка или фибула, куда больше Освальда впечатлила свисающий на простой стальной цепочке символ 'защитника веры'.
  - Спасибо, его помощь будет неоценима. - Поблагодарил Освальд с трудом разомкнув губы. Защитников веры во все времена было немного, и сейчас их было чуть меньше десятка. Любой из них владел полномочиями сравнимыми с кардинальскими, но при этом они не подчинялись даже понтифику. В определенных случаях они даже имели право сместить понтифика. Так что неудивительно что Освальд несколько долгих мгновений не мог собраться с мыслями.
  - Можешь не благодарить. - Махнул сухонькой рукой понтифик, став на миг похожим на доброго дедушку смущенного горячей благодарностью внука.
  - Тогда позвольте мне приступить к делу. - Еще раз поклонился епископ, только в этот раз поклон вышел чуть резче, чем полагалось. 'В помощь, конечно, так я и поверил тебе старый пень, этот рыцарь будет твоим наблюдателем и моим палачем, если я оступлюсь' - мелькнула в голове епископа.
   Спустя полчаса Освальд вышел из-под арки, с которой собственно и начинался храмовый комплекс, занимающий едва ли не пятую часть города. Вслед за епископом тяжело шагал закованный в доспехи с ног до головы рыцарь. Алая накидка с изображением пылающего креста, и множество прикрепленных к доспеху реликвий сообщала всем, что рядом с епископом идет паладин. Люди почтительно расступались, женщины, и дети тянули руки в надежде на благословление, однако подойти ближе никто не решался. Проигнорировав толпу Освальд добрался до своей кареты и подождав пока паладин влезет в экипаж махнул кучеру. С оглушительным свистом хлестнув лошадей, кучер заставил толпу расступиться и спустя пару секунд экипаж скрылся в лабиринте улочек.
  - Что ты намерен делать? - Поинтересовался Рекон, из-за наглухо закрытого шлема голос его звучал весьма специфично.
  - Есть способ вычислить всех зараженных. - Нехотя ответил Освальд. Присутствие паладина его вовсе не вдохновляло. Более того фанатичный защитник веры наверняка не одобрит методы которыми были получены эти сведенья.
  - Какой же? - Не отступался паладин.
  - У меня свои источники. - Уклончиво ответил епископ, молясь в душе чтобы рыцарь удовлетворился этим ответом.
  - Я должен знать все! - Прогудел из-под шлема голос Рекона, в дребезги разбив надежды епископа.
  - Всему свое время, это нужно увидеть, объяснять бесполезно. - Ответил Освальд, тщательно подбирая слова. Рассказать паладину о репозитории ордена Чистильщиков было бы безумием. Не рассказать - большой глупостью. У паладина достаточно полномочий чтобы выбить правду из кого угодно. Почти неразрешимая дилемма, впрочем, определенная надежда на положительный исход дела все же была. И зиждилась она на том, что посланный понтификом паладин вовсе не столь узколоб как большая часть его собратьев. Ведь, любой рыцарь счел бы зазорным подслушивать чужой разговор, а уж быть при этом еще и замеченным так и вовсе бесчестьем, однако Рекон не проявил никаких эмоций, появившись из-за портьеры.
  - Видеть. - Задумчиво повторил паладин. - Хорошо, я подожду, но не стоит испытывать мое терпение.
  - Твое терпение ничто в сравнении с тем, что может случиться, если промедлю с очищением города от заразы. - Холодной уверенностью отчеканил епископ, с уверенностью которой не ощущал.
  - Это угроза? - Спокойно осведомился защитник веры.
  - Это констатация факта, в городе кукловоды и я не намерен позволить им размножаться.
  - Похвальное рвение, надеюсь, оно будет проявлено в деле, а не только на словах. - Склонил голову на бок паладин. Больше вопросов не было, но Освальд и не думал расслабляться. За оставшиеся несколько минут пути ему следовало придумать, как показать защитнику веры источник своих знаний и при этом не сгореть на костре вместе с ним.
  Святой город гудел, словно растревоженный улей, просочившиеся из храмового комплекса слухи будоражили умы, а некоторые домыслы и вовсе ввергали народ в панику. Порой этот страх заставлял людей совершать глупости. Кто-то в надежде на всеобщую неразбериху грабил лавчонки торговцев, кто-то пытался сбежать из города прихватив семью и детей. И те и другие очень быстро убеждались, что неразбериха им не поможет. И если грабежи жестко пресекались
  городской стражей, то те, кто пытались бежать нос к носу сталкивались с инквизицией. И все же
  несмотря на это попытки вырваться за пределы города не прекращались, да, и грабежи тоже не спешили идти на спад. Впрочем, весь этот хаос и смятение был лишь отражением того, что творилось в среде клириков. После бесследного исчезновения большей части высокопоставленных священнослужителей и нескольких сотен церковников рангом поменьше в церкви царил настоящий хаос. Ситуация осложнялась тем что старый понтифик умер на следующий день после начала этого кошмара. А нового избрать было попросту некому. И все же, несмотря на весь этот ужас, некоторые участки города оставались подозрительно спокойными. Там не бегали тронувшиеся умом от последних событий люди, не шептались в переулках. Даже тех, кто пытался свести счеты с жизнью, не было. Как правило, подобная благодать царила лишь в районах, где селилась торговая элита города и большей части страны. В этих кварталах гарантом безопасности служила нанятая торговцами стража. Дом епископа Дэ Лагуэ, купленный взамен уничтоженного алхимическим зельем, являлся центром одного из таких районов. Хотя вернее будет сказать что он стал таким после того как по округе распространился слух кто именно купил этот дом.
  В немалых размеров особняке ни на секунду не прекращалась кипучая деятельность, к примеру: обширные подвалы где прежний хозяин хранил вино на скорую руку переоборудовались в соответствии с требованиями епископа. Бочки с вином покинули особняк в первый же день, а освобожденное место заняли железные клетки с настолько часто посаженными прутьями, что рассмотреть их содержимое было весьма непросто. У подобной расточительности была более чем веская причина, многие постояльцы этих клетей стремительно теряли человеческий облик, перерождаясь в нечто новое. И в этой новой форме некоторые из них вполне могли протиснуться за пределы клетки, несмотря на крайне низкий зазор между прутьями. На это случай близ камер всегда находилось несколько воинов из ордена Очищающих.
   Ведущая в подвалы дверь отворилась без скрипа и сквозь явно узковатый для него дверной проем протиснулся епископ Дэ Лагуэ. Вслед за ним в подвал вошел, громыхая доспехами, Защитник Веры.
  - Так что ты мне хочешь показать? - Спросил Рекон у епископа.
  - Того? кто поможет мне отыскать всех предателей и зараженных. - Туманно ответил Освальд.
  - Говори яснее епископ! - Приказал Защитник Веры окинув взглядом длинный ряд клетей с запертыми в них пленниками.
  - Откройте камеру номер семнадцать. - Приказал вместо ответа Освальд, двое воинов ордена слаженно встали со скамей и проверив легко ли выходит оружие из ножен сняли тяжелый окованный медью засов со столь же капитально сработанной двери. Один из братьев-воинов ухватился за массивную ручку и из-за всех сил дернул ее на себя. Тяжеленная дверь со скрипом отворилась. Из запертой комнаты пахнуло потом и болезнью. Скрывавшаяся за дверью комнатушка освещенная единственным факелом если и была камерой, то весьма комфортабельной особенно если учесть условия в которых содержались остальные. Да и сам обитатель комнаты мало походил на пленника. Сравнительно чистая монашеская роба с глубоким капюшоном скрывала лицо человека так что не было видно ни клочка его кожи.
  - Кто он? - Спросил Рекон положив руку на рукоять клинка.
  - Тиберий, как ты себя чувствуешь? - Проигнорировав реплику Защитника веры, спросил епископ.
  - У меня мало времени ваше святейшество, я скоро не смогу себя контролировать. - Ответил человек в капюшоне дрожащим безжизненным голосом.
  - Твоя жертва не будет напрасной, понтифик признал мои доводы и окажет нам содействие. - Сообщил Освальд, бросив быстрый взгляд на Защитника веры.
  - Покажи лицо. - Властно приказал Рекон, убрав руку с украшенной рубинами рукояти. Несколько мгновений Защитник веры сверлил взглядом, человека в рясе, а затем тот медленно откинул капюшон, открывая обезображенное болезнью лицо. Покрытая кровавыми волдырями кожа, налитые багрянцем белки, кровавым пот - все это было прекрасно знакомо большинству служителей церкви. Опознать в этом недуге кровавую лихорадку смог бы даже ребенок, не говоря уж о взрослых. И все они в панике бы бежали подальше от зараженного, однако Рекон знал о кровавой лихорадке куда больше чем многие могли себе представить. В свое время он потратил не один год на то чтобы изучить эту странную болезнь. Именно эти изыскания и позволили ему занять место среди Защитников Веры. Поэтому вместо того чтобы отшатнуться в страхе перед жуткой болезнью он напротив, подался на пару шагов вперед. Повреждения кожи, глаз - все говорило, что жить человеку в капюшоне осталось не больше пары минут. Рекон по опыту знал, что человек на этой стадии с трудом может дышать не то, что ходить или разговаривать. Однако же названный Тиберием человек оставался в сознании и двигался, пусть и с трудом.
  - Что с ним? - Поинтересовался у епископа Защитник Веры.
  - Полученные им знания оказались опасней, чем мы рассчитывали. - Пояснил Освальд, едва ли не впервые в своей жизни ощутив укол жалости. То, что происходило с приором, отчасти было его виной.
  - Ересь. - Полувопросительно произнес Рекон, изучая покрытое язвами лицо бывшего приора.
  - Нет, это не ересь. - покачал головой епископ. - Это жертва.
  - Ты понимаешь что скоро переродишься в одно из чудовищ? - Поинтересовался Защитник веры, снимая шлем.
  - Братья этого не допустят. - Холодно возразил Тиберий.
  - Не допустят? - Нахмурился Рекон. - От кровавой лихорадки нет лекарства.
  - Речь идет не о исцелении. - Ответил Тиберий, утирая кровавый пот рукавом рясы. - Нам нужно идти, у меня осталось не так уж много времени.
  - Идти? Куда? - Резко спросил Рекон ухватив рукоять меча. Идея выпустить больного кровавой лихорадкой в город ему совсем не нравилась.
  - Я ощущаю Путь. - Выдохнул Тиберий, и тот час закашлялся кровью.
  - Путь? О чем ты? - Удивился епископ, Рекон же напротив подался вперед с жадным интересом.
  - Он здесь?! - Рявкнул Защитник веры с трудом подавив желание схватить бывшего приора за грудки. - Отвечай!
  - Да. - Кивнул Тиберий вновь зайдясь в тяжелом болезненном кашле.
  - Посыльного! Быстро! - Развернулся к епископу Защитник Веры, и не обращая внимания на суету за спиной продолжил расспрашивать бывшего приора: - Где он? Где?!
  - Я не могу сказать... - покачал головой Тиберий.
  - Что?! - Рявкнул Рекон.
  - Вход постоянно перемещается, поэтому любое место которое я укажу, будет пустышкой. - Возразил Тиберий, спрятав руки в окровавленных рукавах рясы.
  - И что ты предлагаешь? - Поинтересовался Рекон успокаиваясь.
  - Я отведу вас туда, где он появиться, но для этого мне нужно выйти в город.
  - Но, ты же обещал указать мне на зараженных кукловодами. - Вмешался в разговор епископ.
  - Уничтожить Путь куда важнее! - Оборвал епископа Защитник Веры.
  - Но... - Начал, было Освальд.
  - Я составил список всех кого сумел найти, не выходя из камеры. - Перебил епископа Тиберий, и отвернувшись на секунду подхватил со стола заляпанный кровью пергамент. Один из братьев-воинов осторожно принял из рук бывшего приора свиток, и ловко сунув его в кожаный мешок наглухо перетянул его веревкой. Только после этого он передал мешок со свитком в руки епископа.
  - Мы выступим, как только подойдут мои люди. - Принял решение Защитник Веры. - И еще, - добавил он после короткой паузы. - Я поговорю с понтификом об индульгенции, пусть это и не спасет твое тело, но защитит душу.
  - Это все на что я могу надеяться. - Склонил голову Тиберий.
  Солнце неторопливо клонилось к горизонту, когда из особняка епископа вышел внушительный отряд под предводительством Рекона. Пять паладинов и почти два десятка вооруженных аркебузами гвардейцев. Защитник Веры мог собрать под свои знамена и более внушительную армию, но в городе она была бы не столь уж и эффективна. К тому же, в предстоящем бою количество ничего не решало, по той простой причине, что штурмовать здание целой армией бессмысленно. Если же учесть что в этом здании вполне может оказаться один из порталов Пути, простые солдаты сколь бы хорошо они не были тренированны и вовсе бесполезны. Даже те два десятка что Рекон взял с собой должны были всего лишь оцепить постройку.
  Вместе с отрядом шла пятерка братьев-воинов ордена Очищающих. Впрочем, у них были свои собственные приказы, так что, Защитнику Веры они подчинялись лишь номинально. На деле же охотники на ведьм следили за состоянием бывшего приора шагавшего в центре отряда. Лицо Тиберия скрывал глубокий капюшон, а тело, темно-красного цвета ряса. Это был едва ли не единственный способ вывести больного кровавой лихорадкой на улицу не вызвав при этом паники. Красная материя прекрасно скрывала кровавые пятна которые неизменно появлялись на любом предмете которого касался Тиберий. Однако же стоило отряду выти за пределы обеспеченных кварталов как стало понятно, что все меры предосторожности были бессмысленны. В святом городе царил такой беспорядок, что зараженные могли свободно гулять по городу, и никому не было до этого дела.
  - Люди епископа не справляются с проблемой. - Произнес Защитник веры поравнявшись с бывшим приором. Идущие впереди отряда аркебузиры прикладами прокладывали путь сквозь заполнившую улицы города толпу.
  - У них не было шанса справиться с распространением кукловодов. - Ответил Тиберий, судорожно вдохнув наполненный дымом воздух. Учитывая чудовищную кровопотерю удивительно, что бывший приор вообще ухитрялся жить, не то, что говорить и передвигаться. - Но это не их вина, я не сказал епископу о том, сколько в городе на самом деле зараженных. - Добавил бывший приор, сделав судорожный вздох.
  - И что же толкнуло тебя на предательство? - Поинтересовался Рекон обманчиво равнодушным тоном, ответы Тиберия наводили его на мысли о ловушке.
  - Скажи я ему, что ситуацию взять под контроль не удастся, и он бы просто сбежал из города, а мне никогда бы не удалось добиться аудиенции у понтифика. - Возразил Тиберий.
  - Верно. - Кивнул Защитник веры, стиснув пальцы на рукояти клинка. Ему очень не нравилась затеянная бывшим приором игра. Он давно бы отдал приказ уничтожить перерождающегося охотника на ведьм, но надежда на то, что удастся проникнуть в Путь, оправдывала любой риск.
  - Так что заставило тебя солгать? Ради чего это все?
  - Город еще можно спасти, пусть шанс на это весьма призрачный, но уж лучше такой, чем вообще ничего. - Ответил Тиберий странно изменившимся голосом.
  - И что же это за шанс? - Спросил Рекон извлекая меч из ножен.
  - Все просто, нужно убить создавшую кукловодов ведьму. - Ответил Тиберий глухо.
  - Для этого тебе и понадобилась помощь понтифика. - Развил мысль Защитник Веры. Замысел и мотивы бывшего приора стремительно обретали очертания. Тиберий не хотел чтобы его жертва оказалась напрасной а именно так бы все и случилось расскажи он епископу все что удалось узнать.
  - Верно. - Кивнул Тиберий неестественно выгнув шею. От сопровождающих его братьев по ордену не укрылась ни эта неестественность, ни изменившаяся манера говорить, но никто из них не спешил исполнять приказ. И даже тот факт, что Тиберий начал изменяться внешне ничего не менял. Братья по ордену просто не верили, что их приор пусть и бывший так легко уступит скверне. Впрочем, это не мешало им держать оружие наготове и тщательно следить за своим подопечным.
   Спустя примерно полчаса отряд вышел на небольшую порядком захламленную площадь. До начала беспорядков здесь явно находился один из небольших рынков, разбросанных по всему городу. Теперь же большая часть того что торговцы не успели или не захотели вывезти валялось прямо на мостовой. Горы мусора стремительно гнили в теплом влажном климате наполняя воздух отвратительной вонью.
  Остановившись на краю площади, Тиберий указал на ни чем, ни примечательное строение поста стражи, примыкающее к обширному складу, где местные торговцы не так давно хранили товары. Но не так давно большая часть подобных складов была разграблена. От мародеров пострадал не только сам склад, но и примыкающий к нему пост стражи, где обычно.
  - Здесь. - Указал на сторожку Тиберий и первым направился к покосившемуся строению. Братья-воины без промедлений последовали за ним. Рекон же несколько мгновений потратил на то чтобы оценить возможный риск угодить в ловушку. Наконец приняв решение, Защитник Веры кивнул одному из сопровождавших его паладинов и тот быстрым шагом направился в сторону сторожевого поста. Шагнув в проем вслед за бывшим приором и стерегущими его братьями, паладин исчез в царящем внутри сумраке. Несколько мгновений ничего не происходило а затем из проема вышел один из охотников на ведьм, вслед за ним наружу шагнул Тиберий, его походка окончательно потеряла сходство с человеческой. Складывалось впечатление, что ему не удобно идти на задних конечностях. Отойдя от сторожевого поста на несколько метров, брат-воин остановился. Замер и бывший приор.
  - Ты знаешь, что должен сделать, брат. - Проскрежетал Тиберий, голос его, как и тело уже нельзя было спутать с человеческими. Уж слишком он был неестественным, словно порождающий его рот не был приспособлен для речи.
  - Где... - Начал было Рекон, но тут посланный на разведку паладин выглянул из проема, на долю секунды приковав к себе внимание Защитника Веры, а затем грянул выстрел. Выхватив меч из ножен со скоростью, которую нельзя было ожидать от закованного в латный доспех рыцаря Рекон развернулся в сторону, откуда прозвучал выстрел.
  Тело Тиберия распласталось на земле, выстрел в голову освященной пулей начисто снес ему половину черепа, и скинул капюшон, открывая миру вытянутую вперед морду покрытую чешуей со стальным отливом. Прорвавшие рясу в нескольких местах конечности еще судорожно подергивались, царапая костяными шипами камень. Стоящий над телом охотник на ведьм деловито спрятал пистоль. Из скрытых под рясой кармашков как по волшебству появился флакончик. Монах одним движением сорвал с него пробку, и, стараясь держаться подальше от флакончика, вылил его содержимое на тело приора. Соприкоснувшись с заляпанной кровью рясой жидкость моментально вспыхнула ярким сыплющим разноцветные искры пламенем. В считанные секунды пламя охватило тело бывшего приора, стремительно обращая костистую плоть в пепел. К тому моменту как посланный на разведку паладин подошел к Защитнику Веры, все было кончено. От Тиберия осталась лишь горстка дурно пахнущего пепла, да обгоревший клочок рясы.
  - Что там внутри? - Быстро спросил Рекон, бросив грозный взгляд на замершего в неподвижности охотника на ведьм.
  - Внутри эта будка больше чем снаружи. - Отрапортовал паладин, стукнув кулаком в нагрудник.
  - Оцепить здание. - Распорядился Рекон, и не теряя больше времени направился в сторону входа в разграбленный пост стражи. Аркебузиры же разделившись на пары, окружили неказистое строение, благо сделать это было нетрудно из-за весьма скромных размеров здания. Едва Защитник веры перешагнул порог, как царящие внутри здания тени скрыли его из виду, вслед за своим командиром на путь вступили и рыцари. Однако что-то пошло не так, шагнувший вслед за Реконом рыцарь уже до половины скрылся в тенях, как они внезапно исчезли. Нижняя половина бедолаги рухнула на землю заливая порог кровью. Послышались разъяренные возгласы.
  - Вы заманили лорда в ловушку! - Крикнул кто-то из рыцарей упрек в сторону братьев-воинов ордена Очищающих.
  - Это недоразумение. - Вышел вперед один из монахов, однако его никто не стал слушать. Пятерка паладинов бросилась на тех, кого посчитали предателями. Грянул залп, четверо рыцарей повалились на землю зажимая раны на ногах. Единственный паладин избежавший этой судьбы добежал до одного из монахов ордена. Остальные братья-воины моментально отступили в разные стороны освобождая место для поединка. Аркебузеры же в смятении наблюдали за тем, как церковники сошлись в поединке. Разгоревшийся конфликт застал их врасплох, епископ не оставил приказов на этот случай, поэтому десятник счел за благо не вмешиваться в конфликт церковников.
  - Прекратить! - Прозвучал голос епископа. - Хватит! я сказал. Вы сражаетесь как идиоты в то время как Защитник веры нуждается в вашей помощи! - Добавил он вынырнув из переулка с десятком братьев воинов во главе с приором. Все это время Освальд тайно следовал за отрядом Рекона, на тот случай если зараженные кукловодами жители попытаются остановить отряд Защитника веры. В этом случае епископ вступил бы на путь самолично. Несмотря на то, что мысль вступить в противостояние с ведьмой вызывала у епископа нешуточный страх он вовсе не намеревался отступать, причиной тому была заманчивая перспектива занять папский трон и тот немаловажный факт что если сейчас ведьму не остановить то позже это сделать будет уже некому.
  - Что вы предлагаете ваше преосвященство? - спросил наконец рыцарь вкладывая меч в ножны.
  - Брат Тиберий сказал, что вход на Путь будет здесь несколько часов. - Начал, было, епископ, однако единственный стоявший на ногах рыцарь его прервал: - Он был осквернен и все случившееся лишь доказывает, что словам тех кого коснулась скверна нельзя доверять!
  - Брат Тиберий принес себя в жертву, ради этих сведений! И ты будешь ценить ее! - Рявкнул Освальд, окружающие его монахи ордена моментально ощетинились оружием.
  - Брат Тиберий сказал, что вход будет здесь еще несколько часов, а это значит, что если вход и переместился то не далеко! Прочесать квартал! Найдите мне вход. - Распорядился епископ.
  - Позаботьтесь о раненых, - обратился к аркебузерам Освальд. Спустя двадцать минут раненые рыцари были перевязанны и покинули пределы бывшей рыночной площади. Еще через пять минут один из аркебузеров пальнул в воздух заметив неестественно густые тени укутывающие узкий проулок. Собравшийся на этот сигнал отряд несколько минут нерешительно стоял перед темным проходом. Никому не хотелось повториьть судьбу разорванного пополам рыцаря.
  - За мной боратья! Господь смотрит на нас! - Провозгласил Освальд и первым шагнул в укутанный тенями проход. Вслед за ним во тьму шагнули и охранявшие его братья-воины.
  
  
  Глава 19
  
  Безумие, это какое-то безумие. - Повторял я откровенно пялясь сквозь открытую дверь. От открывающегося за ней зрелища во рту немедленно пересохло, а руки начали дрожать как у запойного алкоголика узревшего, наконец, бутылку. С трудом сглотнув вставший в горле ком, я попытался перевести глаза на что-нибудь другое, ну на распахнутую настежь дверь, или на пол, но их словно парализовало. Весьма специфичный такой паралич, избирательный. Не в силах справиться с глазами я резко повернулся всем телом, слава богу, мышцы пока еще повиновались. Прижавшись головой к прохладной каменной стене, я несколько раз хватанул ртом воздух. Безумие, кому понадобилось размещать купальню рядом с лазаретом. Хотя какой к черту лазарет?! Это же... Резкий разряд тока, в который раз напомнил уже, что некоторые слова лучше изъять из лексикона. Хильда, это все она! Тоже мне монашка. Это ж надо догадаться поместить меня рядом с купальней, и ладно бы мужской, а то ведь женской. Хотя откуда в женском монастыре мужская купальня? Ладно, не важно, нужно успокоиться и тихонько слинять отсюда пока уровень моего благочестия не стал очевиден широким массам. Осторожно поправив ремень, я выскользнул в коридор и тихонько по стеночке двинулся в сторону от плеска и женских голосов. Воображение, основываясь на этих волшебных звуках, жизнерадостно нарисовало весьма заманчивую картину. Бррр... так и рехнуться недолго, кажется, я начинаю понимать, с чего вдруг инквизиция так усердно искала ведьм. Причина в целибате, ведь так тяжко наблюдать за тем, что тебе самому не доступно.
   Выбравшись на свежий воздух, я несколько секунд в полнейшем обалдении смотрел на совершенно изумительный сад. Да уж, вот тебе и средневековье, ландшафтный дизайн на высоте. Так стоп, что-то тут не так, если вся внутренняя часть монастыря отведена под сад то где же они складируют припасы, где выращивают свои разносолы. Ну, ладно, это уже паранойя, похоже, мне она досталась вместе с костюмом инквизитора и прочими примочками.
  - Ну как тебе наш сад? - Раздался позади голос Хильды.
  - Как в раю. - Ответил я обернувшись. Вот это да! Ряса с декольте или все же платье? Да кто его разберет. Вот тебе и монахиня, тут и праведник обо всем забудет, не то, что такой грешник как я. Оторвать взгляд от молочно белых полушарий - титанический труд но я справился. Есть повод для гордости. Видишь господи, я не столь уж и безнадежен!
  - Сестры интересуются твоим здоровьем. - Игриво произнесла валькирия, мои моральные мучения явно не укрылись от ее глаз. И что характерно они явно доставили ей удовольствие.
  - Со мной все в порядке. - Сказал чистую правду, смертельные для любого человека раны действительно зажили, оставив после себя лишь шрамы. Там где другой издох, я разве что похудел.
  - Да? - Хихикнула Хильда. - Что же ты тогда к ним не присоединился?
  - Обеты. - Соврал я, не моргнув и глазом. Вот зараза, тоже мне монашка, да и что это за монастырь такой?
  - Они запрещают тебе смыть пот после сна? - Невинно поинтересовалась валькирия, но я, то видел, какую пляску в ее глазах устроили крохотные бесенята. Нет, забудь я о вчерашней ночи, можно было предположить, что вопрос этот совершенно чист и невинен, но такое разве забудешь.
  - Нет, они предписывают делать это в одиночестве. - Отрезал я чуть резче, чем следовало.
  - Ну и ладно. - Надула губки валькирия. - Причем сделала это так, что у меня аж руки зачесались от желания ее обнять, поцеловать, и что характерно этим дело бы точно не ограничилось и даже тот факт, что мы в отлично просматриваемом со всех сторон саду меня бы не остановил. Нет уж, мне жизнь пока дорога.
  - Где мое оружие? - Перевел я разговор в другое русло.
  - Зачем тебе? - Быстро спросила Хильда, растеряв всю притворную обиду.
  - Без него я себя неуютно чувствую. - Соврал я привычно, хотя, стоило прислушаться к своим ощущениям и стало понятно, что это никакая не ложь, а чистая, правда.
  - Пойдем. - Повернулась ко мне спиной воительница. Как ей это удается? В один миг из обольстительной женщины она превратилась в воина, словно кто переключателем щелкнул. Даже походка у нее стала, какая-то мужская, никакого тебе виляния. Вот жжешь! то она в броне выглядит так, что любая куртизанка позавидует, то в облегающей рясе смотрится так, что посторонних мыслей не возникает.
  - Кстати, что у тебя с рукой? - Поинтересовалась валькирия на ходу. Ну вот, пошли вопросы, руку даю не отсечение что пока я валялся в отключке, она изучила мою руку самым тщательным образом. Что бы такое соврать? Правду то не скажешь, здесь конечно средневековье, но и тут прямые подарки от господа вызывают в первую очередь подозрения. Так что, объявлять, что на руке у меня стигмат такой необычный, не стоит.
  - Обжегся. - Буркнул я полуправду.
  - Обжегся? - Повторила за мной Хильда, и судя по голосу моим словам она не поверила. Странно, с чего это вдруг, детектор лжи еще не изобрели так, что с чего бы ей мне не верить. Задумавшись об, этом я поднес правую руку к лицу. Ну, вот и разгадка: выжженный пистолем крест на моей руке больше не напоминал ожог. Сейчас он больше странную татуировку напоминает. Только вот это не татуировка, во всяком случае, ни разу не слышал, чтоб татуировки делали с помощью белых красителей. Естественно Хильда мне не поверила! Тут никто бы не поверил. Ну и ладно, вопросов она больше не задает, а я откровенничать не собираюсь. Тем временем разбитый в стенах монастыря сад закончился, плавно перейдя в небольшую хорошо утоптанную площадку на стыке стен. К стенам примыкали три небольших каменных строения. Ну вот, подобное я уже видел, следов крови только не хватает. Идиллия кончилась, могу поспорить, что плескавшиеся в купальнях гурии 'смывали пот' не ото сна, а после тренировки. Нет, я давно уже понял, что здешний аналог христиан хоть и проповедует мир, труд да любовь, но получив по правой щеке, сломает противнику челюсть, и очень может быть, что челюстью дело не ограничиться. И все же, от женского монастыря я ожидал чего-нибудь иного, женщины все ж добрее как то, хотя...
  - Вот оружейная, можешь подобрать себе что-нибудь. - Указала валькирия на одно из каменных строений.
  - Что? А где моя рапира? - Опешил я.
  - Не знаю. - Пожала плечами Хильда, и ни говоря больше, ни слова отправилась обратно в сад.
  - Ладно, ладно, не впервой. - Пробормотал я, подойдя к арсеналу. Простая деревянная дверь оказалась не заперта. Утрамбованная до каменного состояния земля без единой травинки намекала на то, что оружейную посещают так часто, что смысла запирать дверь никто не видит. Не удивлюсь, если тренируются смиренные монашки боевым оружием. Безумный мир.
   Толкнув дверь, я обшарил взглядом внутренности каменного сарайчика. Проникающего сквозь открытую дверь света было достаточно, чтобы не сломать себе ногу споткнувшись о стойки с оружием, но вот чтоб выбрать клинок этого явно недостаточно. А раз так значит, рядом должен быть фонарь. Пошарив по ближайшей полке, я отыскал-таки это чудо инженерной мысли. Рядом с фонарем лежали жизненно необходимые для его работы вещи: кремень и кесало. На то чтобы зажечь фитиль фонаря понадобилось всего несколько секунд - сказалась весьма долгая практика. Что ни говори, а к здешним реалиям я уже начал привыкать, еще бы от колдунов избавиться и было бы вполне терпимо. Приподняв фонарь над головой, я изучил потолок. Ага, вот оно - вбитое в деревянную балку кольцо. Повесив на него фонарь, я добился, наконец, пристойного освещения. А недурно вооружены здешние монашки! Стойки чуть ли не ломились от всевозможных орудий уничтожения двуногих паразитов. Только вот выбор подкачал, если огнестрельного оружия было хоть отбавляй, то вот с холодным все обстояло куда печальней. Кинжалы, короткие обоюдоострые мечи, и уже знакомые кухриобразные ножи, и пара полноразмерных мечей. Ни одной рапиры, или даже шпаги, да даже ничего отдаленно похожего по весу и форме нет. Оставив пока поиски замены 'Весомому аргументу' я довольно быстро подобрал себе пистоль. Теперь бы еще в деле его проверить. Порывшись в сундуке под стойкой с пистолями, я откопал себе кисет с порохом. Небольшая шкатулка, стоявшая рядом с сундучком, оказалась набита пулями. Три внутренних отделения шкатулки наполняли тяжелые шарики трех цветов - синие, красные и золотые. Пожалуй, возьму штук по пять каждого вида, потом разберусь в чем разница. А вот как быть с холодным оружием. Я умею пользоваться рапирой, но только ли ей? А что мысль, можно попробовать. Сняв со стойки по одному образцу, я выбрался наружу. Вокруг по-прежнему ни души, так что можно приступать к воплощению задуманного. Положив экспроприированное из арсенала оружие на землю, я решил начать проверку с короткого меча. По весу он примерно равен утерянной шпаге в монастыре шпаге, правда, форма совсем иная. Цапнув обмотанную, какой-то шершавой шкуркой рукоять я сделал пару пробных взмахов. Чувствовал я себя при этом совершенно по идиотски. К тому же несмотря на похожий вес чувство совсем не то, нет того ощущения единства и смутного узнавания что посещало меня каждый раз как в руках оказывалась рапира. Да и взмахи вышли, какие то неуверенные, словно у ребенка, стащившего из кухни нож чтоб помахать им на свежем воздухе воображая себя героем компьютерной игрушки. Разочарованно вздохнув, я метнул меч за пределы круга, сделав пару оборотов, он воткнулся в землю, а я нацелился на прихваченный из арсенала длинный меч. Тяжеловат, и зачем я его взял? Таким доспех прорубать удобно, но мне это, ни к чему, но, несмотря на все эти размышления, я повторил процедуру. Хм, а неплохо, я определенно умею им пользоваться. Отложив его в сторону, я нацелился на следующий экспонат. Изогнутое лезвие с двусторонней заточкой, чем-то подобным орудовал Аврелий. Очень даже может быть, что и я умею им пользоваться. Интересно как эта штука называется?
  - Тебе помочь? - Спросила миловидная девушка лет двадцати-двадцати, выходя из сада. Одета она была в непонятный наряд: рубаха и штаны из грубой материи, поверх которых намотано что-то вроде перекрученной материи. Похоже, это такой аналог фехтовального костюма, ну да, режущий удар такая броня удержит, если не особенно усердствовать. Дешево и сердито, и по весу, не намного легче тех доспехов, в которых Хильда щеголяет.
  - Было бы неплохо. - Хмыкнул я, сделав пару пробных взмахов, и сразу же стало очевидно, что этой штукой я пользоваться не умею. Что ж остается меч, посмотрим, насколько хорошо я им владею. Тем временем девушка прошла в центр тренировочного круга, прихватив по пути один из коротких мечей. Странно, но я почему-то думал, что она выберет кинжалы. Вытащив из земли, отложенный ранее, длинный меч я так же шагнул в круг.
  - Начали! - Махнула рукой Хильда, появившись, как чертик из табакерки. Такое ощущение, что все это время она в саду пряталась. Додумать мысль я не успел, резкий выпад стоявшей напротив девушки едва не снес мне голову, и только тут до меня дошло, что в отличие от нее на мне фехтовального костюма нет, а значит, за любую ошибку придется платить как минимум порезом. Вернувшись из-под удара, я шагнул назад разрывая дистанцию. Девушка тотчас попыталась ее сократить, именно на этот случай я и выставил клинок в нижней позиции. Оттолкнув острие моего клинка своим, монашка рванулась вперед. Вот тут-то я и ощутил: насколько громоздок мой меч. Будь у меня рапира, я б ее так близко не подпустил. Чудом, увернувшись от целой серии рубящих ударов, я всерьез задумался о том, чтобы прервать поединок. Только вот у моей симпатичной соперницы на этот счет явно были другие планы. Во всяком случае, она, обрушила на меня целый град ударов. Господи да она что убить меня решила?! Ну, уж нет, так дело не пойдет! Жестко заблокировав очередной выпад, я швырнул тяжелую железяку в девушку. Как я и ожидал: она метнулась, влево избегая моего меча. Шагнув вперед, я с легкостью перехватил руку воинственной монашки. Сдавив сухую ладошку воительницы, я заставил ее выронить меч, и в тот же миг правой сжал ей горло. Потрепыхавшись несколько мгновений она, наконец, придушенно захрипела. Разжав пальцы, я позволил монахине упасть на землю. Выжженный на моей ладони крест пылал ярким белым светом. Чертыхнувшись, я сунул руку в карман.
  - Неплохо, неплохо, ты определенно делаешь успехи. - Донесся до моих ушей смутно знакомый мужской голос. Не успел я откопать в памяти лицо владельца этого голоса, как моя рука по собственной инициативе метнулась к ножнам в поисках рукояти рапиры, только вот не было там ее, зато там точно был пистоль. И плевать, что он не заряжен, эта проблема легко решается молитвой, а вот с конспирацией придется попрощаться. Рванув из перевязи пистоль, я крутнулся на месте, поворачиваясь в сторону, откуда доносился голос. Грохнул выстрел, лежащая у моих ног девушка разлетелась на части, забрызгав всю округу кровью. Чертыхнувшись, я стер с лица кровь и наконец, увидел противника. Аврелий, или вернее то, что захватило его тело, сидел на вершине стены, поигрывая пистолем. Два кроваво-красных глаза смотрели на меня с насмешкой. Не знаю почему, но мне казалось, что это чудовище вот-вот расхохочется. А еще... А еще я узнал эти глаза, правда в тот раз у них было совсем иное выражение. Нет, этого не может быть - прежнего владельца этих глаз я пристрелил, так что это не могут быть его глаза.
  - Тварь! - Выдохнул я, выхватывая пистоль, однако принявший внешность Аврелия урод уже потерял ко мне всяческий интерес и даже тот факт что в руках у меня пистоль его не мало не заботил. Два кроваво-красных буркала, неотрывно уставились на что-то за моей спиной. Не решаясь отвести от того что некогда было инквизитором взгляд я отпрыгнул назад, все равно ближний бой мне сейчас противопоказан.
  - Хорошая попытка, Палира, ты почти обвела меня вокруг, пальца, отняла добычу, пока я был ослаблен схваткой с твоим учеником.- Произнес урод, неторопливо заряжая пистоль.
  - Умри мерзкий чернокнижник. - Звонкий голос Хильды вывел меня из странного оцепенения.
  - Перестань, Палира, ты явно переигрываешь. - Хмыкнула тварь, закончив заряжать пистоль. - К тому же тебе не одолеть это тело, не раскрыв глаза этому легковерному идиоту.
  - Дмитрий, беги, я задержу его. - Крикнула валькирия, бросаясь вперед, со своим странным не то мечем, не то хлыстом наперевес. Однако я не сдвинулся с места, но вовсе не по тому, что решил сражаться. Нет, я хотел увидеть этот бой, может этот красноглазый урод и считает меня идиотом, может быть он даже прав, но выводы я делать умею.
  - Палира? Вот значит, как тебя на самом деле зовут. - Пробормотал я, выдергивая из земли меч.
  - Не слушай его, он хочет рассорить нас! - Обернулась Хильда, или все же Палира?
  - Хочу - признался колдун - но это не значит что мои слова ложь. - Добавил он с усмешкой.
  - Не значит. - Согласился я, закончив читать молитву. Шарик чистого неземного света возник на дуле моего пистоля, но я не спешил с выбором цели, несмотря на, то, что руки чесались от желания прибить эту ухмыляющуюся красноглазую тварь.
  - Не верь ему! - Воскликнула Хильда.
  - Я в последнее время и себе-то не верю, а ты предлагаешь тебе поверить. - Хмыкнул я, направив на нее дуло пистолета. - Но и тебе я тоже не верю, тварь, - перевел я дуло на красноглазого урода, однако он лишь улыбнулся показав ряд острых акульих зубов.
  - Ха, да у тебя никак мозги работать начали. - Рассмеялось то что было некогда Аврелием, спрыгнув на землю. То с какой грацией оно это сделало, сразу прояснило ситуацию - меч мне не поможет, да и рапира, наверное, тоже даже если бы она у меня была. А еще я понял, что оставаться тут дальше не только бессмысленно, но и опасно. Если мне вдруг и удастся прибить эту тварь то только ценой потери пары литров крови, а это значит что уйти отсюда я не смогу. Так что придется остаться во власти Хильды. Ну, уж нет! Пусть разбираются без меня! Вздернув дуло к небу, я представил, как нестерпимо яркий божественный свет заливает округу. Все что осталось - прикрыть глаза и спустить курок, молясь, чтобы все сработало, так как я надеюсь. Сухо щелкнул боек, высекая искры из кремня, а в следующую секунду по ушам полоснул, жуткий нечеловеческий вой. Немедля больше ни секунды я рванул подальше от этого места. Рассеянный световой удар едва ли серьезно повредит занявшей тело Аврелия твари, и совсем не повредит Хильде если она конечно Хильда. Проскочив сад, я добежал до основного комплекса. Больше всего он напоминал сравнительно невысокую церквушку, обросшую со всех сторон строениями поменьше. Соваться вовнутрь слишком рискованно - если тварь не солгала, то там меня вполне может поджидать очередное чудовище. Хотя даже если все сказанное ложь, это ничего не меняет, соваться в монастырь набитый воинственными монашками, по меньшей мере, глупо. Добежав до одного из примыкающих строений я шустро взобрался на крышу, никогда не увлекался паркуром но тут все словно само собой вышло. Взбежав по крыше наверх я залег рядом с дымоходом. Теперь нужно подождать пока Хильда и этот урод разберутся между собой, а потом можно будет расспросить выжившего. Примерно такие мысли бродили у меня в голове пока взгляд не упал на оставленное мною поле битвы. Там было пусто! Господи ну почему все всегда идет не по плану?!
   Еще раз, внимательно изучив тренировочную площадку и сад, я в очередной раз убедился, что там пусто, и никаких тебе следов борьбы. И чего этот красноглазый урод распинался тут? Хотя может как раз он вышел победителем? Тогда смерть Хильды на моей совести. Выждав еще пару минут, чтобы убедиться в том что все тихо я осторожно спустился на землю. Неудачно попавший под ногу камень заставил меня кувыркнуться вперед. Еще чуть-чуть и я сломал бы себе шею, и как я его не заметил? Поднявшись на ноги я посмотрел в назад, однако камня там не было. Это еще что такое? Встав на колени я в приступе какого то наития зашарил по земле. В том месте где по моим расчетам должен был быть камень пальцы наткнулись на шершавую поверхность. Несколько мгновений я напряженно вглядывался в пустоту под моей рукой, но глаза упорно отказывались видеть, что же именно нащупала моя рука. Ухватившись за невидимый предмет, второй рукой я с трудом сдвинул его в сторону, видимым он от этого не стал, но это было уже не важно. То, что находилось под ним, было куда важнее. Огромный - сантиметров пятнадцать в диаметре глаз уставился на меня с каким-то нездоровым интересом. Не размышляя больше ни секунды, я воткнул в него меч. Глазное яблоко беззвучно лопнуло а меч едва не вывернулся из рук провалившись в небольшой туннель, расположенный под глазом. В глаза тот час, словно водой плеснули. Выдернув клинок и отшатнувшись на всякий случай чтоб кровь не забрызгало я замер в изумлении глядя на монастырь, вернее на то что им казалось. Зеркальная рябь волнами разошлась от пробитого моим мечем глаза, совершено изменив обстановку. Хотя, пожалуй, не изменив, а вернув ей истинный облик. Все строения остались на месте, и ничуть не изменили форму, но от этого было ничуть не легче, поскольку стройматериалом для большей части зданий служила испещренная янтарными прожилками органическая масса. Думаю, этот монастырь сначала разрушили, а затем восстановили, но уже совсем другими методами. Господи да тут все не то чем кажется. Прекрасный сад полный цветов и ухоженных деревьев сменился болезненной пустошью с редкими чахлыми трубками торчащими прямо из земли. С деревьями эти отростки не имели ничего общего. При мысли о том, что за гурии плескались в купяльнях, меня замутило. Пожалуй, в воздержании есть некоторый смысл. То-то мне сад казался слишком красивым, чтобы быть реальным. Яркая вспышка рубинового свечения едва не оставила меня без глаз, откатившись в сторону я выставил перед собой меч а другой рукой утер выступившие слезы.
   Едва зрение восстановилось, я огляделся в поисках врага. Долго искать не пришлось, Хильда и красноглазый урод как оказалось никуда не делись, и вопреки своим словам все еще о чем-то разговаривали, хотя судя по позам, беседа была совсем не мирная и вот-вот должна перерасти в драку. Жаль не слышно о чем они там говорят. Наверняка по близости есть какое-нибудь ухо переросток фильтрующее звуки. Я пробежался было взглядом в поисках очередных аномалий но так ни чего и не нашел, а затем стало не до поисков. Хильда и красноглазый урод внезапно уставились на меня, ну конечно кто бы не установил эту колдовскую маскировку ее разрушение он должен был почувствовать. Полог тишины внезапно треснул, по ушам словно хлопнули, я на несколько мгновений даже растерялся.
  - А он не столь уж глуп. - Усмехнулся красноглазый урод, и, несмотря на приличное расстояние нас, разделяющее я услышал каждое его слово, да так четко, будто он рядом стоял. Вместо ответа на Хильда рванулась, вперед выхватывая из замерцавшего всеми оттенками красного воздуха свое жуткое полуживое оружие. Теперь понятно, что это за белесые волокна соединяют стальные пластины - это мышечная ткань она же и приводит в движение этот оживший кошмар.
  - Не теряй времени мальчик! Она здесь не единственная угроза. - Гаркнул красноглазый, парируя хлесткий удар меча-хлыста Хильды. Хотя какая она Хильда? Она ведьма и имя наверняка фальшивое. Колдун оказался прав, словно приняв его слова за команду, из монастыря с криком хлынули его обитатели. Нет, это были не отвратительные монстры, а женщины, ну или то, что ими казалось. Оружием могли похвастаться не все, но при таком численном перевесе это роли уже не играет. Отмахнувшись клинком от самых ретивых я припустил к выходу из монастыря. Добежав до ворот, с силой саданул ногой в створки. Окованный медью брус переломился с сухим треском. Проскочив через, раскрывшиеся от удара, створки я кинулся бежать дальше, а в спину мне несся издевательский хохот принявшей облик Аврелия твари.
  
  ***
  - Он пользуется Эсенцией но он не посвящен, кто он, - поинтересовалась Хильда, кружа вокруг противника.
  - У меня тоже есть ученики, - ухмыльнулась тварь, равнодушно наблюдая за движениями ведьмы.
  - Лжешь! Он даже не посвящен, он понятия не имеет, как пользоваться Эсенцией!
  - Но пользуется, - пожала плечами тварь, наблюдая как выращенные ведьмой гомункулы стройными рядами выходят из, оружейной. Впрочем, тварь с самого начала понимала, что ведьма тянет время, собирая своих созданий со всей округи. И это полностью ее устраивало, более того, захватившее тело и разум инквизитора существо именно на такую реакцию и рассчитывало.
  - Ты хоть раз видела, чтобы непосвященные использовали Эссенцию?
  - Но...
  - Никаких но, это правило даже тебе известно, - насмешливо произнесло существо, - прежде чем твои отпрыски кинуться на меня я дам тебе одну подсказку - 'Человеческий разум странная штука особенно если он не одинок'. Не успело существо закрыть рот, как все гомункулы собранные Хильдой взорвались изнутри залив логово ведьмы ихором.
  - Ты, просто морочишь мне голову, - прорычала Хильда, взмахнув своим оружием. Живой хлыст, описав замысловатую дугу, обвился вокруг лодыжки существа.
  - Зачем тебе это, Жнец? - поинтересовалась она за миг до того как хлыст сжавшись отрубил существу ногу.
  - Жнец? - усмехнулось существо, оставшись стоять на одной ноге, впрочем, на месте отрубленной ноги уже начала расти новая, - О нет, ты ошибаешься, я не он, боюсь у него есть более важные занятия, чем препираться с глупой ведьмой. А теперь и мне пора, - пояснило существо и отвесив шутливый поклон на мгновенье замерло в неподвижности. Аврелий все это время наблюдал за происходящим через глаза монстра. Внезапно инквизитор ощутил, как захватившая его тело тварь исчезла. В один короткий миг на него навалилось пьянящее ощущение свободы. А затем инквизитор занялся тем, что умел лучше всего.
  
  
  Глава 20
  
  Сколько я пробежал, одному богу известно, никогда не думал, что настолько вынослив. Издевательский хохот твари все еще звучал у меня в ушах. Бросив взгляд на клонящееся к горизонту солнце, я нервно сглотнул. Кажется, я бежал без остановки часов пять-шесть, причем не размеренным марафонским темпом, а выжимая из себя всю возможную скорость. Люди так не могут. 'Люди знаешь ли и не регенерируют позвоночник, и от ядов обычно умирают а не встают на ноги через три дня' - Ехидный голос лжетворца заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Надо же, показался.
  - Убирайся из моей головы! - Рявкнул я привалившись спиной к стволу напоминающего сосну дерева.
  'злой ты' - Сделал вид что обиделся голос. С каждым разом он все больше походил на человека, и похоже окончательно расстался с идеей выдать себя за творца. Хотя это то, как раз не удивительно - после стольких проколов и дурак бы понял, что дальше пытаться бессмысленно.
  Ладно, сейчас не время думать о голосах в своей голове, куда важнее решить что делать дальше. Поднявшись на ноги я без особого удивления обнаружил, что успел отдохнуть за этот ничтожный срок, а раз так то пора идти. Пробираться по ночному лесу то еще удовольствие но и ночевать в нем не имея ни спального мешка ни возможности развести костер по меньшей мере глупо особенно если учесть кто наверняка идет по моему следу. Возможно я и сбежал, от Хильды и того красноглазого урода, но это не надолго. Как только они разберутся между собой выживший встанет на мой след. И что-то мне подсказывает, что бегать они умеют ничуть не медленнее меня, а скорее всего куда быстрее. Так что я не удивлюсь если этой же ночью меня навестят не слишком приятные гости. Я вообще скоро удивляться разучусь.
   А вообще любопытный расклад получатся. Хильда - предательница, и скорее всего балуется той самой магией которую должна бы искоренять, но это при условии что она вообще та за кого себя выдает. Вполне может статься что она и вовсе ведьма какая. Но и это еще не все, есть еще какой-то озлобленный на весь мир колдун который явно имеет на меня свои виды. Иначе зачем ему раскрывать Хильду? И зачем ему я? Впрочем, сильно сомневаюсь, что я ему нужен для дружеской беседы. Да и Хильда тогда меня за нос водит по какой-то причине. Нет, я конечно красавец мужчина, но версия большой и чистой любви ведьмы к инквизитору отметается как совершено идиотская. Оно конечно лестно для самооценки, но здешние колдуны и колдуньи из той породы что на подобные чувства не способны. Но тогда что во мне особенного?
  'Ты идиот!' - самодовольно заявила моя личная шизофрения. - 'ты прибыл из другого мира, ты бегаешь быстрее лошади, ты залечиваешь смертельные раны за пару дней. И еще спрашиваешь что в тебе особенного!?'
  - Заткнись! - Рявкнул я зло. - Ты мои условия знаешь, либо говори кто ты либо убирайся ко всем чертям!
  'Не скажу' - Хмыкнул голос, перед тем как замолчать.
  -Ну и убирайся тогда. - Буркнул я устало, несмотря на то, что в его словах есть рациональное зерно еще не значит что ответ верен. К тому же ни регенерация ни разнообразные странности здесь не являются чем-то столь уж необычным, особенно для колдунов. Но, тогда я опять возвращаюсь к тому, с чего начал, а именно - зачем я нужен Хильде и тому уроду? И если я такая вот ценность, то почему за мной охотиться начали только через пару месяцев? Да откуда они вообще обо мне узнали? Может я чего-то не учитываю? А может и искали. Так стоп, сначала Аврелий сломя голову бросается вслед за какой-то ведьмой, причем не для того чтобы изловить, а чтобы удостовериться в том, что ее сожгут. Но и это еще не все, самое интересное, что добирается он к месту событий с помощью непонятной штуки под название Путь, явно магической штуки. Инквизитор с помощью магии! Я что идиотом стал? Инквизитор и делает что-то с помощью магии, это же бред первостатейный! Но тогда что выходит? Аврелий тоже предатель? Бред! Я же помню он полным фанатиком был! Да и зачем ему было бы разыгрывать такой сложный гамбит по вытаскиванию меня из святого города, если можно было просто сдать меня тому уроду на площади Олидбурга. Олидбург! Тот колдун, что если он смог выжить? Не факт что его вообще можно было убить выстрелом в голову, у такого урода и резервный мозг может быть. Но тогда что получается? Меня забрали а Аврелий остался с этим уродом? Гадство, и как я раньше то не догадался? Аврелий не пережил Олидбурга. А когда меня из под носа колдуна уволокла та черноволосая бестия он бросился в погоню. О, теперь все становиться на свои места, но какую роль тут играет Хильда? Чего они вообще за мной увязались? Делят меня словно ценность какую! - Последние слова я выкрикнул вслух и тут же зажал себе рот рукой, в лесу звуки разноситься далеко особенно в ночном лесу. К чему привлекать к себе лишнее внимание? Додумать мысль мне помешал крохотный едва заметный огонек впереди. Огонь в лесу бывает двух типов либо это пожар, либо люди. И в любом случае мне лучше поспешить - если пожар то лучше потушить его пока не разгорелся, а если люди, то это как минимум еда. При мысли о еде все посторонние умопостроения выветрились моментально. Желудок заурчал как мне показалось на весь лес. Боже как я голоден. Запомнив направление я бегом бросился в сторону огонька. Вот смеху то будет если он болотный. Хотя откуда в лесу болотные огни?
   Несколько минут бодрящего бега трусцой и я остановился перед укутанным тьмой зданием одно единственное светлое окошко излучало тот самый приманивший меня свет. Остановившись у кромки леса, я быстро окинул строение взглядом, и вот что странно его вид вызвал у меня стойкое ощущение дежавю. Порывшись в памяти не смотря на протесты желудка я выудил воспоминание о часовне в которой Аврелий устроил бойню. Это она, хотя, может я ошибаюсь? Помниться колдун захвативший тело Аврелия сначала перерезал а потом сжег всех обитателей этой часовенки. Любопытно а что вообще делает часовня в эдакой глуши? Все же люди обычно строят что-то подобное неподалеку от своего жилья. Это правило даже святилищ языческих касается, а тут я что-то жилья поблизости не вижу. Ну да ладно, странностью больше, странностью меньше, какая разница? Главное еды найти, иначе чувствую еще немного и я тут подохну без посторонней помощи.
   Прокравшись к единственному освещенном у окошку я осторожно заглянул в него. Ничего необычного - пепел и прах, ну и все то что пережило пожар. Единственное что выбивалось из общей картины это алтарь. После того случая в монастыре я вполне обоснованно сомневался в том что он уцелел по воле божьей. К тому же раз уж захвативший тело Аврелия колдун протащил меня через это место то можно не сомневаться эта часовенка не более чем маскировка. Да и кому в голову придет сооружать ее в глухом лесу?
  'Тому кто жил здесь раньше' - прозвучал в голове голос лжетворца.
  - Заткнись, - прошептал я проверяя заряжен ли пистоль. Полагаться на своевольные чудеса как то не хотелось. Убедившись что пистоль заряжен я осторожно открыл дверь. Нижняя петля не выдержала и с оглушительным треском лопнула, повисшая на одной петле дверь со скрипом отворилась. Вот и все, скрытность пошла прахом, дальше можно не беспокоиться. Вышибив пинком дверь я пробрался внутрь, часовни, ну или того что ей казалось.
  'Алтарь, иди к алтарю!' - внезапно принялся кричать лжетворец, в каждом его слове чувствовалось нетерпение
  'Быстрее, пока тебя не нагнали!' - не унимался лжетворца.
  - Ты знаешь мои условия, - буркнул я, в груди нарастало некое беспокойство, однако понять его причину никак не удавалось. На первый да и на второй взгляд часовенка пуста
  'Ладно, ладно, уговорил' - вздохнул лжетворец. - 'только правда тебе не понравиться'.
  - Что может быть хуже чем мысль о собственном безумии? - проворчал я притулившись в уголке часовни.
  'Доказательство своей правоты' - раздался в голове смешок лжетворца.
  - Ты хочешь сказать я рехнулся? - удивился я перестав на секунду сканировать зал в поисках угрозы.
  'Ну точки зрения психиатров твоего времени так и есть'
  - А как все на самом деле?
  'Немного сложнее'
  - Рассказывай, - вздохнул я положив пистоль на колени. Снаружи донесся тоскливый волчий вой. Честно говоря я чувствовал себя так паршиво что готов был присоединиться к мохнатым в их ночной песне.
  'Ты не задумывался откуда у тебя навыки фехтования? Почему ты свободно общаешься с представителями другого мира?'
  - Давай ближе к делу, прервал я бесконечный поток вопросов.
  'Я - то что осталось от хозяина этого тела и его навыков' - ответил голос, странно но никакого отклика во мне это откровение не вызвало. Чего-то подобного я и ожидал.
  - А чего раньше молчал? - полюбопытствовал я поднявшись на ноги.
  'А ты как думаешь? Как бы по твоему отреагировал Аврелий если бы увидел что ты сам с собой разговариваешь, это знаешь ли средневековье тут психбольниц с улыбчивыми медсестрами еще не изобрели а вот сожжение юродивых давно поставлено на поток' - последовал насмешливый ответ.
  - А откуда ты про больницы знаешь? И вообще говоришь ты как то слишком современно, - ухватился я за не состыковку.
  'Ты что совсем идиот? Я же сказал что это форма расстройства личности, то что осталось от предыдущего владельца на полноценную личность знаешь ли не тянет'
  - Так выходит я все же рехнулся? Раздвоение личности и все такое? - хмыкнул я изучая алтарь.
  'Ну не все так плохо, считай меня своим внутренним голосом, так проще' - хмыкнула моя шизофрения.
  - Ладно, ладно, замяли, - проворчал я сунув меч в ножны. Было в алтаре что-то неправильное, помимо того что он ничуть не обгорел при пожаре. И это 'что-то' занозой засело где то в сознании требуя немедленных действий. Приблизившись алтарю я принялся сдирать с него парчу и прочие украшательства. Прочь полетела чаши с вином плошки с безвкусными комочками теста и прочие ритуальные предметы, в отличие от алтаря они сильно пострадали а значит бесполезны. Осмотрев каменную глыбу со всех сторон и отчаявшись найти ответ самостоятельно я решил пойти другим путем.
  - А что насчет чудес скажешь? - полюбопытствовал я бросив взгляд на украшающий мою ладонь крест.
  'А что с ними?' - вопросом на вопрос ответил внутренний голос.
  - Откуда они берутся и кто за ними стоит? И что черт возьми делать с этим куском скалы?
  'Понятия не имею, я вообще-то знаю не намного больше чем ты'
  - Ты бесполезен, - пробормотал я.
  'Ну знаешь ли, если бы не мое тело ты бы сейчас вообще не существовал' - обиделась моя шизофрения.
  - Ладно, ладно, успокойся, - проворчал я примирительно. Проведя рукой по алтарю я ощутил, что камень местами не такой уж и твердый, стоило приложить усилие и палец проваливался в небольшое углубление. Чертыхнувшись и получив за это очередной разряд тока я принялся ощупывать камень. Через несколько минут активных поисков я отыскал еще два таких же места. Итого - три, как символично. Только что вот с ними делать? Либо я что-то упускаю, либо в них нужно что-то вставить. И это 'что-то' судя по весьма любопытной форме выемки выглядит как конус с треугольными шипами хаотично разбросанными по поверхности. Весьма необычная форма и едва ли она из дерева, так что должна бы уцелеть в огне. Однако на полу ничего подобного не было. Не исключено что в часовне и вовсе нет этих предметов. С другой стороны я еще не всю часовню облазил. Пока я размышлял над тем где могут храниться недостающие части мой взгляд блуждал по стенам, и в какой то момент зацепился за три вытесанных из камня тумбы. Причем камень был обработан настолько грубо что невольно закрадывались мысли о том что это было сделано специально. Может быть это паранойя, но проверить стоит. Смахнув с одного из каменных постаментов пепел я нащупал короткий стальной штырек. Стоило за него дернуть как верхняя часть тумбы с громким щелчком соскочила со своего места. Рухнув на пол обожженный камень раскололся на части, но мне на его сохранность было глубоко наплевать. Каменная тумба оказалась полой, большую часть свободного пространстват заполняла красная склизкая мякоть, напоминающая десну, и в ней словно зуб сидел огромный конусообразный коготь. Причем сам он в свою очередь служил почвой коготкам поменьше. Ну вот, интуиция меня не подвела.
  - Эх, перчатки бы сюда. - Пробормотал я вогнав кончик меча в красную мякоть. Из пробитой мечом раны тот час выступила кровь а мякоть как то странно затрепетала. Не обращая на все эти трепыхания внимания я сковырнул коготь и выдернув его со всей возможной осторожностью поместил в соответствующее углубление в алтаре. Осторожность себя оправдала полностью - коготь не подошел, но к этому я был готов - углубления в выемках были расположены вовсе не одинаково, так что ничего удивительного что с первой попытки ничего не вышло. Руководствуясь этой мудрой мыслью я вытащил коготь и порадовавшись своей дальновидности вогнал его в другое углубление. Коготь с хлюпом всосало внутрь алтаря а в следующий момент алтарь раскрылся словно причудливый каменный цветок, только вместо пестика и тычинок в его центре красовалась здоровенная пасть. А может и не пасть а сразу глотка, только уж больно зубастая. Приглядевшись повнимательнее я с удивлением обнаружил что это вовсе не зубы а скорее что-то вроде ворсинок, хотя зрение может меня и обманывать. Ну и какого хрена я возился с этой гадостью? Вытащив из ножен меч, я прошептал коротенькую самопальную литанию. Яркое белое свечение неторопливо окутало клинок и я приготовился воткнуть меч в скрывавшуюся в алтаре мерзость. Я даже замахнуться успел, только вот на этом мои успехи и кончились, два тонких но невероятно сильных щупальца обвились вокруг моих запястий, рывок и я полетел прямо в огромную пасть неизвестного чудища. Все что я успел сделать так это чудом вложить в ножны меч. Учитывая что делал я это в полете, иначе чем подвигом такое деяние не назовешь. Влетев в это чудовищное подобие гортани я скользнул вниз. Стенки мышечной трубки покрывала какая-то слизь, так что остановить движение я мог разве что воткнув стенку меч, жаль сделать это у меня не вышло бы при всем желании. Я даже руки раздвинуть не мог. Да и опасно было двигаться в таком положении. Стоит этой мышце сократиться и мне придет конец. Путешествие оказалось коротким, в какой то момент мои ноги уперлись во что-то мягкое, на мгновение падение прекратилось а затем, мякоть разошлась в стороны, и я полетел навстречу небольшому озерцу из крови. Если предыдущая трубка напоминала пищевод, то этот мешок из плоти до неприличия похож на желудок, только желудочный сок не белесого а красного цвета. Я помню как быстро подобная красная жижа разъедала камень, и искупаться в подобной мерзости последнее чего бы мне хотелось в этой жизни. Тщетно пытаясь остановить падение я вцепился в стенку мышечного мешка. Дополнительное мгновение вот и все что я сумел этим выгадать. В ответ на мои действия кожистая плоть мешка выделила красноватую слизь, моментально ставшая скользкой плоть вывернулась из моих рук и я с воплем полетел на встречу смерти. Все что оставалось - молиться, жаль что заканчивать молитву придется уже на небесах, ну или в аду что более вероятно. Краткий миг удара о поверхность, и вязкая мерзость забилась в нос, уши, забралась под одежду. Дикое жжение охватило каждый сантиметр кожи, все что я мог это бессмысленно барахтаться, но выплыть то некуда. 'Мне конец' - Всплыла в мозгу пораженческая мысль, а в следующий миг в глаза ударил яркий солнечный свет, а в спину нечто жесткое как камень. В груди что-то болезненно переломилось. Гадкий холодок узнавания прокатился по телу. Ребра я ломал уже не раз, так что ощущение запомнил. Впрочем, стоило отбросив боль сосредоточиться на молитве как сломанные кости начали срастаться. Это было больно, но лучше уж немного помучаться во время исцеления чем захлебнуться собственной кровью. Пролежав так несколько минут я осторожно вдохнул, затем прислушавшись к собственным ощущениям сделал полный вдох, и только потом поднялся на ноги. Тот упрятанный в алтарь пищевод похоже вел вовсе не в желудок как я решил поддавшись панике. Похоже это бы своего рода портал. Посмотрев по сторонам, я обнаружил что нахожусь в лесу. То что вокруг лес как вовсе не удивительно, в средние века им почти вся Европа покрыта была, это потом люди расплодились настолько, что вырубили большую его часть. Удивительно то что лес этот освещало солнце, пусть до заката было еще далеко. Хотя, чему я удивляюсь? Подобрав с земли меч и отерев лезвие о траву я двинулся куда глаза глядят. В ориентировании на местности я всегда был профаном, и переход в другой мир не намного улучшил ситуацию. Лес это не город где можно выкрутиться за счет хорошей памяти. Да я и понятия не имею где нахожусь одно ясно, портал вышвырнул меня очень далеко от той злополучной часовни.
   Чем дальше я углублялся в лес в лес тем большее удивление он у меня вызывал. За пол года проведенные в этом мире я насмотрелся на леса по самое 'не хочу'. И ни разу, ни разу они не выглядели столь ухоженными. Хотя нет, даже не ухоженными а словно бы нарисованными. Должно быть, так и выглядят типичные фэнтезийные леса, где живут свирепые эльфы и мудрые орки. Не хватает только бабочек и единорогов. Последняя мысль заставила меня задуматься над реальностью всего происходящего. С того момента как я попал в этом мир он что-то не торопился показывать мне подобные райские уголки. Не думаю, что они вообще возможны где-то кроме фантазий и снов. Природу эстетика обычно не заботит, так что такой лес может быть только искусственным либо вообще плодом моего воображения. Вполне вероятно, что я сейчас медленно перевариваюсь внутри огромного желудка, скрытого под обгорелой часовней. Встав на колени у одного из изумительно красивых деревьев - что-то вроде помеси вишни с яблоней, причем это чудо цвело абсолютно наплевав что на календаре сейчас осень, и что характерно вполне созревшие плоды на нем соседствовали с цветами. Но самое забавное что при этом отсутствовали промежуточные варианты вроде завязи или еще зеленых плодов. Может я и не ботаник, но знаю что так не бывает. Воспользовавшись мечем как лопатой, я аккуратно содрал верхний слой почвы. Капнув дальше я добрался наконец до корней этой мечты дизайнера. Смутное подозрение зародившееся где то в подкорке едва я увидел нереальное великолепие этого леса, заставляло меня грести землю руками поскольку мечом можно и повредить то что я ищу. Выкопав лунку глубиной сантиметров в тридцать я наткнулся на то что искал. Тонкие красные трубочки оплетали корни яблони. Очень в духе здешних колдунов. Дерево явно питается кровью, страшно даже подумать чем могут оказаться его плоды. Хотя выглядят они шикарно, так и хочется откусить кусочек. Но я лучше воздержусь, уж слишком большой риск, да и не факт что они действительно столь аппетитны, вполне возможно что это иллюзия.
   Очистив меч от земли я сунул его в ножны, и после недолгого размышления вскарабкался на дерево. Если это сад, то жилище колдуна должно быть неподалеку. Если из кого и можно вытрясти ответы то это с него, не зря же портал из той часовни к нему привел.
  Увитая лозой невысокая башенка на западе, моментально приковала мой взгляд, огромный зеленый изумруд заменявший ей крышу сверкал в лучах заходящего солнца. Ну вот и нашел, типичная башня чародея. Хотя я скорее ожидал увидеть живую башню из плоти и крови, это было бы больше похоже на здешних колдунов. Хотя внешний вид еще ни о чем не говорит. Ладно, цель определена, осталось ее достичь. Спрыгнув с дерева я быстрым шагом направился в сторону башни, благо память цепко хранила отмеченные сверху ориентиры.
  
  
  Глава 21
  
  Шагнув через порог Рекон замер в нерешительности. Огромная пустая зала просто не могла уместиться в весьма скромных размеров сторожевом посте. На полу не было ни пыли ни грязи, ничего того что неизменно появляется в любом пустом помещении. Покрытый темно красным материалом пол чуть ли не светился от чистоты. Встав на одно колено Защитник Веры попытался соскрести с пола кусочек непонятного материала. Заточенные шипы латной перчатки с душераздирающим скрежетом прошлись по полу. По зал ощутимо содрогнулся, стены дрогнули словно ощутив боль от нанесенной Защитником Веры царапины. Раздавшийся позади всхлип привлек внимание рыцаря. Обернувшись Рекон наткнулся на разорванное пополам тело одного из своих людей. Единственный выход на улицу теперь исчез, а стену в том месте где он совсем недавно находился густо покрывала кровь. Выругавшись сквозь зубы Защитник веры шагнул к обрубку тела. Но спасти человека разорванного пополам мог разве что колдун, и ценой такого спасения была бы потеря души и свободы воли, так что, все что оставалось так это помолиться за него и продолжить путь.
  Закончив читать молитву над павшим рыцарем Рекон принялся за изучение залы. Горевать о погибших и о том что пятерка рыцарей так и не пригодилась было не в его духе. Пересчитав совершенно одинаковые на первый, да и на второй взгляд двери Рекон пришел к выводу что занят бесполезным делом. Сколь ко бы раз он не пересчитывал двери каждый раз получалось другое число. Как будто насмешку меняться стала и вся зала, количество углов то и дело возрастало то превращая залу в круг, то возвращая ей прямоугольную форму. Стоило отвести взгляд и все становилось совсем иным, неизменным оставался лишь цвет пола, стен, и потолка. Постоянные метаморфозы, сбивали с толку, путали чувства, вызывая сводящее с ума ощущение нереальности происходящего. Выгравированный на красном камне пола узор непрерывно змеился не позволяя взгляду найти хоть что-то неизменное. Отчаявшись найти что либо неизменное Рекон закрыл глаза, но даже это не помогло. Увиденные на полу узоры отпечатались на сетчатке и стоило закрыть глаза как наступившей тьме они продолжили свой сводящий с ума танец. В какой то момент разум Защитника Веры не выдержал царящего вокруг безумия и Рекон вскочив на ноги бросился к ближайшей двери. Словно в насмешку дверь лишь отдалялась с каждым пройденным шагом. Несколько мгновений Рекон бездумно наращивал скорость, но затем пришло граничащее с безумием понимание. Резко остановившись Защитник веры начал пятиться удерживая взглядом дверь. Вопреки законам природы, дверь придвинулась вместо того чтобы отдалиться, еще десяток шагов дверь очутилась так близко что ее можно было коснуться рукой. Потратив на размышление пару мгновений Рекон бросился вперед вместо того чтобы сделать еще один шаг назад. Краткий миг неопределенности казалось растянулся в целую вечность, но вот, бронированное тело рыцаря вышибло дверь, и Защитник Веры влетел в немыслимо длинный коридор. Тряхнув головой Рекон поднялся на ноги, благодаря бога за то что вывел его в это островок спокойствия. В отличие от предыдущей залы коридор оставался пугающе стабильным. Красный материал из которого здесь было сделано все включая двери не имел узоров. Пол, стены, все было настолько гладким и обезличенным что это вызывало отвращение. Не было ни прожилок, ни сколов, ни царапин, ничего того, что придает любому предмету индивидуальность, будь это плитка пола, или простой булыжник на дороге. Но все же эта странность не была столь пугающей как хаотично изменяющаяся зала. Впрочем, стоило Защитнику веры посмотреть не в противоположную стену а вдоль коридора, как его разум столкнулся с новым испытанием. Коридор казалось уходил в бесконечность. Едва заметный блеск вдалеке привлек внимание Рекона. Приглядевшись Защитник Веры углядел вдалеке закованного в темный доспех фигуру в белой накидке. Резко одернув голову рыцарь попытался вытереть из памяти только что увиденное, но на другом конце коридора его ждала та же самая картина. Только воин в доспехах теперь смотрел в другую сторону. Не узнать собственные доспехи даже с такого расстояния было невозможно. Рекон не единожды видел свое отражение, но сейчас все было иначе. Человек в доспехах не был отражением, и это вызывало настоящий шок.
  Собравшись с мыслями Защитник веры снял с пояса мешочек с принадлежностями для правки меча. Вынув из него небольшой камушек для заточки клинка рыцарь размахнувшись что есть силы швырнул его вдоль коридора. Пролетев метров пятьдесят камушек упал на пол. Отвернувшись в другую сторону Рекон задумчиво наблюдал за тем как камень упав на пол катится в его сторону. Осторожно шагнув в сторону камушка защитник веры прислушался к своим ощущениям. После всех вывертов реальности в предыдущей зале рыцарь ждал чего угодно, однако ничего не произошло. Камушек как и полагается стал ближе ровно на шаг. Убедившись что ничего непредвиденного не происходит Рекон поднял с пола камень и сунув его обратно в мешок с прочими принадлежностями задумался о том что делать дальше. Разыскивая Путь он рассчитывал встретить отвратительное логово колдунов с ужасающими монстрами и смертельными болезнями, но ни ведьм ни колдунов ни их кошмарных порождений здесь не было. Но это вовсе не делало его безопасным, неправильность сквозившая в каждой частице Пути непрерывно испытывала разум на прочность, игнорируя любые представления человека о мире. Эта неправильность сводила с ума. Вломившись в ближайшую дверь Защитник веры вновь переместился. Именно переместился, все чувства вопили о том что переступив порог он сделал нечто большее чем просто шаг. Дверь позади рыцаря с хлопком захлопнулась, оставив Защитника Веры в темноте. Рванувшись обратно Рекон Врезался в стену, двери не было на прежнем месте. Только нереально гладкая стена, даже остро заточенные когти на латных перчатках не могли уцепиться за что-либо. Более того они даже поцарапать ее не могли. И дело было даже не в том что стена была тверже, когти просто соскальзывали с ее поверхности. Одернув руку от стены Рекон на ощупь отыскал на поясе, небольшой искусно сделанный фонарь. Стоимость этой небольшой безделицы как ничто другое говорила о высочайшем статусе рыцаря. Потратив несколько минут на то чтобы зажечь фитиль Рыцарь поднял его высоко над головой. Однако светлее от этого не стало. Темнота вовсе не спешила убираться подальше от света. Напротив, свет пугливо жался к своему источнику. За свою жизнь Защитник Веры повидал многое, но ни города призраки жители которых поголовно умерли от кровавой лихорадки, ни чудовищные зиккураты в темных землях не могли вызвать в нем страх. Сколь бы не были ужасны злодеяния ведьм и колдунов, он испытывал к ним лишь отвращение. Но сейчас все было не так, всеобъемлющая неправильность Путы вызывала панический безотчетный ужас, и ощущение собственной ничтожности в сравнении с чем-то настолько непонятным. В какой-то момент разум Защитника Веры не выдержал этого испытания. Чувствуя как к нему подбирается безумие Рекон сделал единственное на что еще был способен - начал молиться. Словно заведенный он раз за разом повторял одни и те же строчки, просил бога о помощи, просил разогнать тьму, укрепить веру, но ничего не происходило. С небес не спускались ангелы в окружении божественного света, да и самих небес по большому счету не было. Была лишь тьма, вечная, неподдающаяся логике, абсолютная. И она звала. Выматывающий душу зов, возникал где то под сердцем и прорываясь наружу уносил с собой саму жизнь. И все же молитва помогла, пусть не так явно как на это обычно рассчитывает большинство верующих, но все же. Безумие отступило, и Рекон с необычайной ясностью осознал что умрет если и дальше ничего не предпримет. Окружающая тьма перестала быть такой пугающей несмотря на то что отказывалась расступиться перед светом. Поднявшись на ноги защитник веры бросился прочь от стены к которой все это время прижимался. Он по-прежнему бежал в слепую, он понимал что шанс натолкнуться на очередную дверь весьма призрачен, но это не мешало ему верить что господь проведет его сквозь это испытание. К тому же движение дарило хоть какой-то шанс, в то время как бездействие не давало даже его. Прорываясь сквозь тьму Рекон продолжал повторять выученные еще в юности священные тексты. Но несмотря на это, мелкий гадостный страх просачивался сквозь барьеры веры заставляя разум задаваться вопросами: 'А что если не получиться? А вдруг там впереди только пропасть наполненная тьмой? Может быть тут вообще нет ничего кроме тьмы?' Каждый вопрос эхом отдавался в душе Защитника Веры заставляя сердце давать сбой. И все же он продолжал бежать, не позволяя страху сломить его веру, его жажду жизни. Все закончилось внезапно, налетев со всего маху на преграду Рекон едва не потерял сознание от удара. Казалось еще бы чуть-чуть и доспехи, да и кости не выдержат такого испытания. Но откованные лучшими кузнецами доспехи выдержали испытание, а вот преграда такой прочностью похвастаться не могла. Под весом закованного в металл тела дверь не выдержала и Защитник Веры вылетел прочь из заполненного непроницаемой тьмой помещения. Впрочем, место где он очутился тоже не могло похвастаться ярким освещением. Однако небольшой фонарик который лишь чудом не разбился ни во время безумного бега, ни во время столкновения с дверью исправно разгонял мрак. Несколько мгновений Рекон очумело тряс головой пытаясь прийти в себя. Накатившее во тьме безумие отступило столь внезапно, что это казалось странным. Отойдя наконец от шока рыцарь начал замечать и другие изменения на которые в первые мгновенья не обратил внимания. Тяжелый запах скотобойни наполнял воздух, но после пугающей стерильности Пути даже этот запах казался родным. Внезапно осознание того что он находится за пределами Пути заставило Рыцаря вскочить на ноги. Рванувшись обратно Рекон попытался отыскать дверь ведущую обратно, но как и до этого ее не было на прежнем месте. Зло сплюнув рыцарь принялся осматривать комнатушку в которой оказался. Сырые деревянные стены, каменный пол, и насквозь прогнивший потолок. Мерзкая гнилостная жижа тягучими каплями падала с потолка. Отыскав покосившуюся деревянную дверь на другом конце комнатушки Рекон одним ударом развалил ее на части. Сбив повисшие на проржавевших петлях куски дерева Защитник веры шагнул в темный коридор. Оканчивающийся идущей вниз винтовой лестницей. Помедлив пару секунд Рекон осторожно начал спускаться вниз. Учитывая то насколько запущенным выглядела лестница осторожность была не лишней. Защитнику Веры вовсе не хотелось погибнуть по неосторожности. Шаг за шагом он спускался все ниже. Деревянные ступени так и норовили лопнуть под немалым весом рыцаря. Но несмотря на это Рекон все же ухитрился спуститься вниз ни разу не сорвавшись.
  Оказавшись внизу Рекон приготовился было открыть дверь ведущую наружу, но замер так и не коснувшись ручки. Вместо этого рука Защитника Веры рванулась к рукояти клинка. Дверь же тем временем пару раз дернулась, а затем со скрежетом начала открываться. Выдернув из ножен меч, Рекон что есть силы пнул дверь и с воплем бросился на врага.
  
  
  Глава 22
  
  До башни я добрался где то за полночь. И нельзя сказать что зрелище меня впечатлило. Что ни говори но башня как минимум лет сто заброшена. Не знаю почему но я был уверен, что башня вполне обитаема, однако сейчас при виде этой груды камней сохраняющей форму башни я начал в этом сомневаться. И как этот камушек на вершине все еще не развалил эту конструкцию. Обойдя башенку кругом я отыскал дверь. И что характерно она оказалась заперта. Кому понадобилось запирать эту рухлядь ума не приложу, ну да ладно. Раз заперто значит внутри кто-то есть, может я все же найду кому задать пару неприятных вопросов. Хватит с меня бега с препятствиями. Пора выбираться из этого безумного мира. Приложив к двери ухо я на пару секунд задержал дыхание прислушиваясь к тому что твориться в башне. Тишина, ну и ладно, время позднее колдун или ведьма наверное уже спят, если конечно эти твари вообще способны на сон. В любом случае шуметь определенно не стоит, а замок можно и открыть. Вытащив из ножен тонкий узкий стилет прихваченный из оружейной монастыря-обманки я принялся курочить замок. Только вот взломщик из меня еще тот. Сплюнув от досады я прекратил копаться в замке, без соответствующего навыка это глупость несусветная. А вот вырезать замок мне вполне по силам, благо дверь прогнила даже на вид. Ох сомневаюсь я что там кто-то живет. Но не успел я приступить к задуманному как в дверь словно тараном саданули.
   Припечатало меня знатно, и если бы прогнившая древесина не смягчила удар то итог вышел бы весьма плачевным, а так разве что глаза какой-то гадостью запорошило. Массивная человекоподобная фигура выскочила из башни размахивая внушительных размеров мечом. Парировав первый выпад и едва не лившись сначала руки а потом и головы я вновь попытался оторваться от этого чудовища. В конце концов не драться же с этим монстром в рукопашную. Но не тут то было, несмотря на размеры и прочную не то железную не то костяную броню двигалась она с такой легкостью что мне стало как то не по себе. Увернувшись от очередного выпада я выдохнул коротенькую литанию, и спустил курок. Вырвавшийся из пистоля луч света нельзя было назвать особенно ярким, скорее даже наоборот, будто фонарик на мгновенье включили. И все же чудовище замешкалось - вот он, мой шанс! Рванувшись вперед я попытался снести уроду голову но не тут то было. Даже ослепнув на миг чудовище ухитрилось отбить мой выпад. Крутанув меч по хитрой дуге я проскочил мимо гада полоснув его по ногам. Брони там быть по идее не должно, однако лязг столкновения с металлом быстро развеял мои надежды. Кольчуга! Тогда с кем это я дерусь?
  - Да поразит тебя гнев господень, мерзкий колдун! - Проревела фигура вновь замахиваясь своим мечом.
  - Остановись, ты совершаешь ошибку. - Гаркнул я в ответ мгновенно оценив ситуацию. - Я дознаватель инквизиции. - Добавил я увернувшись от меча. Мне явно не поверили, во всяком случае попытки покромсать меня на части так и не прекратились.
  - Хватит! Мы на одной стороне! - Рявкнул я вывернувшись из под очередного удара. Эта игра в догонялки на выживание уже порядком мне надоела. Растущее раздражение так и норовило воплотиться в какую-нибудь глупость.
  - Тебе больше не удастся смутить меня, отрыжка тьмы! - Проревел в ответ этот псих.
  - Что мне сделать чтобы ты мне поверил? - Поинтересовался я отскочив в сторону от размахивающего мечем психа.
  - Умри, тварь! - Ответил гад вновь попытавшись достать меня мечом. Однако новый выпад был лишен былой силы и скорости. Все же мы уже минут пять тут пляшем, а на нем железа висит будь здоров. К тому же он и до этого был изрядно измотан, напади он на меня в более свежем состоянии и мне пришлось бы куда хуже. Но до чего ж упертый индивид, все еще мечом машет. Уже сдаваться пора, а он все еще пытается нанизать меня на клинок. Ну все, пора заканчивать этот балаган. Шагнув вразрез с клинком спятившего воина я приготовился огреть этого идиота по шлему, но фирменная инквизиторская паранойя взвыла дурным голосом. Не прислушайся я к этому предупреждению и моя голова начала бы новую жизнь, правда уже без тела. Кое как заблокировав неожиданный удар я изо всех сил врезал свободной рукой по шлему этого гада. Эффект был потрясающий - этот психопат бронированный даже не пошатнулся, а вот испытанная мною гамма ощущений от столкновения кулака с забралом шлема потрясла меня до глубины души. Взвыв от боли, я саданул ногой в живот недоверчивого дурака в живот. Вот теперь удар вышел что надо - противника отшвырнуло на пару метров несмотря на то что весит этот гад в доспехах кило эдак двести.
  После таких ударов даже в аниме не поднимаются. Осторожно подобравшись ближе к поверженному психу я ногой отшвырнул меч подальше от его рук. Разбитые костяшки немилосердно болели, ободранная о решетчатое забрало кожа обильно кровоточила. Впрочем, раздробленные кости уже начали срастаться, вскоре о идиотском ударе будет напоминать разве что шрам да и то не факт. Слизнув выступившую кровь я задумался над тем что делать с этим гадом. Самый простой вариант - убить. И никто никогда не узнает что я это сделал, кроме боженьки разумеется. Но не факт что этот грех мне простят. Связать? Нет, это слишком жестоко, оставлять человека беспомощным в таком лесу, это садизм высочайшей пробы. Уж лучше смерть от меча, это во всяком случае куда милосердней. Ладно, чего тут думать? Надо связать его пока он не очнулся, а потом попытаться втолковать ему что я хороший. Может и образумится но на это лучше не рассчитывать. Вон как про колдунов кричал. Судя по тому как изгвазданы доспехи досталось ему неслабо. Интересно откуда он взялся в этой башне? Быстро стянув ему руки перевязью меча, я кое как стащил с него шлем. Отбросив в сторону измазанную какой-то гадостью железяку, а вслед за ней и подшлемник я увидел наконец лицо противника. На вид вполне себе человеческое, ну да я это и раньше понял, будь это одно из созданий здешних колдунов вырубить его ударом ноги бы не получилось. Лет сорок на вид, аккуратно подстриженная бородка, почти полное отсутствие щетины, пара небольших шрамов особо не портили аристократичный вид. Определенно не разбойник те обычно к своей внешности наплевательски относятся. А тут видно что за собой этот индивид определенно ухаживает, или что более вероятно за него это делает целый штат слуг. Так что как минимум рыцарь, и скорее всего не безземельный. Чем больше я подмечал деталей тем больше разгоралось мое любопытство. Что же птица столь высокого полета делает в этой глуши, да еще и рядом с башней в которой либо жил либо все еще живет колдун? На пленника он не слишком то похож.
  - Проснись и пой. - Пропел отвесив рыцарю пощечину. Не помогло. Неужели я перестарался и он отдал богу душу, ну или дьяволу, это уж от него зависит не от меня. Нет. Дышит, просто на удар не реагирует, похоже я все же перестарался, мужик явно держался из последних сил. Ну да ладно есть другой способ. Зажав рыцарю ноздри и рот я несколько мгновений удерживал его рывки пока он наконец не очнулся. Первое что он попытался сделать это цапнуть меня за руку, но я благоразумно убрал ее за мгновенье до того как в его глазах появился разум. Так что зубы моего благородного пленника клацнули впустую.
  - Мерзкий колдун. - Выдохнул рыцарь причем сделал он это с таким количеством ненависти в голосе, что мне стало как то не по себе.
  - Да не колдун я, не колдун. - Пробормотал я чисто автоматически.
  - Я собственными глазами видел твое колдовство богомерзкое.
  - Какое еще колдовство? - Опешил я.
  - Тебе не запутать меня колдун. - Продолжил гнуть свою линию фанатик.
  - Я дознаватель Ordo Purgandum, а не колдун. - Повторил я собрав в кулак остатки самообладания. События последних месяцев вовсе не добавили мне самообладания. Нервишки уже пошаливают, а нервные клетки по слухам не восстанавливаются.
  - Даже если все так как ты говоришь, ты давно уже погряз в ереси. - Неожиданно спокойно заявил рыцарь. Это спокойствие вкупе с обвинением в ереси стало последней каплей, упавшей в уже порядком переполненную чашу моего терпения.
  - Я еретик?! - Рявкнул я вне себя от злости. - Да у вас тут ведьмы инквизиторшами прикидываются! Из трех монастырей что я видел два оказались фальшивыми! Ваша гребанная инквизиция - сборище уродов пекущихся лишь о своей выгоде, да они пытают людей уже даже не ради признания а ради удовольствия.
  - Возможно, но альтернатива намного хуже. - Покачал головой рыцарь.
  - Хуже. - Согласился я с трудом возвращая самообладание.
  - Вот видишь. - Мягко произнес рыцарь. - Развяжи меня.
  - Ну уж нет, я похож на идиота? К чему мне тебя развязывать? Ты же опять за меч схватишься, а я порядком устал. - Хмыкнул я подивившись попытке рыцаря залезть мне в душу. Хотя что-то мне подсказывает что к обычным рыцарям этот индивид отношения имеет весьма отдаленное.
  - Сначала ты ответишь на мои вопросы, а потом я подумаю над тем чтобы тебя отпустить, может даже оружие верну. - Несмотря на заманчивость моего предложения рыцарь упорно молчал равнодушно уставившись куда-то вдаль. Партизан на допросе да и только.
  - Итак, кто ты такой и что делаешь в этом богом забытом месте? - Поинтересовался я решив вести разговор как ни в чем не бывало. Да и не было у меня по большому счету выбора, я вовсе не уверен, что смогу хладнокровно пытать человека. Да и не хладнокровно тоже. Не то чтобы меня пугал вид крови, или переполняло сочувствие к людям, просто, есть черта которую мне переступать совсем не хочется. Ну хотя бы по тому что тогда между мной и проклятыми кудесниками будет куда больше сходства чем отличий.
  - ...все в руке божьей, да не допустит он поруганий законов своих, да... - Самозабвенно молился рыцарь. Одного взгляда ему в глаза хватило чтобы понять что расспрашивать или даже пытать этого психа бесполезно. Такой градус веры не пронять ничем, он умрет с улыбкой на лице и полной уверенности что отправиться в рай.
  - Ну и что мне с тобой делать? - Пробормотал я, почесав затылок. Не убивать же его в самом то деле.
  - Отойди, и отвернись если не хочешь смотреть. - Произнес позади меня знакомый женский голос. Хильда! Это ее голос. Резко обернувшись я выхватил пистоль из-за пояса. Но позади никого не оказалось.
  - Покажись ведьма! - Рявкнул я начав про себя читать коротенькую литанию собственного производства.
  - Перестань дорогой. - Насмешливо произнесла Хильда, причем голос ее доносился сразу с трех сторон так что стрелять на звук было бессмысленно. - Ты так меня боишься, а ведь я ничего плохого тебе не сделала. Я могла бы убить тебя тысячу раз, но ты все еще дышишь.
  - Ты ведьма, этого более чем достаточно для страха и ненависти. - Выплюнул я осторожно бочком подбираясь к лежащему на земле рыцарю. Если дать ему оружие он наверняка кинется на ведьму, глядишь и выиграет мне пару секунд. Хотя вполне может случиться что он первым на меня нападет.
  - Не вынуждай меня идти на крайние меры, я не хочу причинить тебе боль. - Произнесла Хильда поистине чарующим голосом, и вполне может быть что чарующий он в самом прямом смысле. Теперь то я понимаю что охватывавшее меня желание было не столь уж естественным. Хотя...
  - Положи оружие и дай мне убить этого фанатика, а потом мы просто поговорим, и если ты откажешься от моего предложения то можешь просто уйти я не буду тебе мешать или преследовать.
  - Ты хочешь чтобы я тебе поверил? Ведьме? - Хохотнул я чувствуя прилив какой-то нездоровой энергии.
  - А почему бы и нет? - Не отступала ведьма.
  - Потому, что если я что и понял очутившись в этом мире, так это то что от тебя и тебе подобных одни проблемы. Подобная мерзость просто не должна существовать! - Рявкнул я зло. Меня сложно назвать идеалистом, но то, что вытворяют здешние колдуны с еще живыми людьми определенно неправильно.
  - Ну вот, а я так надеялась на мирное решение. - Вздохнула Хильда, выбираясь из своего укрытия. Ведьму как и раньше защищала плотно подогнанная кожаная броня, но теперь я понимал, что дело вовсе не в искусстве бронника, а в том что броня эта либо растет прямо поверх кожи, либо ею и является. Впрочем, даже это понимание ничуть не убавляло ее привлекательности. Хильда или как там ее зовут по настоящему выглядела просто великолепно, шрамы уродовавшие ее лицо теперь исчезли, вместе с необходимостью играть роль охотницы на ведьм. Каждый изгиб идеальной во всех отношениях фигуры подчеркивался броней. Зрелище идущей ко мне ведьмы было столь завораживающим что я не мог заставить себя выстрелить. Не знаю, природное это очарование, или какие-то замешанные на крови чары, но сопротивляться этому было невозможно. Волна желания затопила разум начисто вымывая все мысли о сопротивлении, перед глазами замелькали воспоминания о проведенной вместе ночи.
  - Твои чары ничто против истинно верующего. - Возопил связанный рыцарь, похоже и его проняло, только в отличие от меня он вполне успешно сопротивляется наваждению. Да что я, черт возьми, слабее какого-то средневекового идиота?! Вспыхнувшая в груди злость пылающим потоком заполнила сознание выжигая навеянное ведьмой желание. Вскинув пистоль я попытался спустить курок, но не тут то было. Заметив произошедшие во мне изменения ведьма продемонстрировала великолепную реакцию. Мой палец еще только коснулся курка а уже выхватила из поясного кошеля небольшой закрытый филиал. Мгновение и закрывающая его пробка вылетела под давлением содержимого. Из горлышка с шипением полезла красная пена, а я с ужасом понял что сжимающая пистоль рука меня не слушается. Странное онемение стремительно распространялось по телу отбирая у меня власть над телом. Подобное уже было со мной во время схватки с опустошившим Олидбург колдуном, только в этот раз со мной нет ни освященной брони ни плаща. Все что остается - это молиться и надеяться что господь снизойдет до того чтобы помочь жалкому смертному.
  - Знаешь? - Промурлыкала Хильда медленно приближаясь ко мне. - Твоя кровь совершенно особенная. Она ведет себя как живое существо, она сопротивляется воздействию извне, и сопротивляется удивительно хорошо. Так как сопротивлялся бы опытный посвященный. - Продолжила свою речь ведьма, 'Посвященные' - вот значит как они себя называют. Не вполне подходящее название если учесть что эти твари вытворяют с кровью и плотью своих жертв, а чего я ждал? Что они будут называть себя 'маньяками-вивисекторами'? Едва ли, они же люди пусть и развращенные властью.
  - Знаешь, я до сих пор не могу понять как такое возможно: ты пользуешься искусством и в то же время ничего о нем не знаешь. Я даже какое-то время считала тебя самым обычным представителем твоего ордена, пока не увидела тебя в деле. Ты использовал силу крови, использовал с нешуточной сноровкой говорящей о внушительном опыте.
  - Ложь! - Прохрипел я прежде чем паралич добрался до голосовых связок.
  - Нет, правда. - Сладко улыбнулась Хильда, - и твоя кровь, о... это нечто особенное. Знаешь пока ты боролся с ядом, я взяла у тебя с десяток образцов и все они стремительно распадались как только покидали пределы твоего тела. - Добавила она, пока я отчаянно пытался вернуть власть над собственным телом.
  - Мне даже пришлось пойти на хитрость чтобы заполучить более стабильные жидкости твоего тела. - Хихикнула Хильда поставив флакончик рядом со мной. - Не могу сказать, что ты был на высоте, но было весьма неплохо, я уже и забывать начала о подобных маленьких радостях. - Добавила проведя узкой холодной ладошкой по моей щеке. - Раз уж вышло по плохому, то тебе придется подождать пока я закончу с твоим 'другом'. Он знаешь ли весьма важная персона, я не ожидала встретить Защитника веры в этом месте, но раз уж он здесь глупо не воспользоваться случаем. - Продолжала свой монолог Хильда, выйдя за пределы поля зрения. Такое ощущение что она просто хотела выговориться, или что более вероятно ей просто нравиться издеваться над беспомощными противниками.
  - Смотри на меня! - Скомандовала ведьма и я с ужасом ощутил как сокращаются мышцы выполняя приказ этой твари. Это не паралич, это подчинение! Сколько бы я не пытался сбросить с себя эти чары ничего не получалось. Господь тоже не спешил с помощью. Неужели я так и останусь марионеткой этой твари?
  - Ну разве он не прекрасен? - Улыбнулась Хильда протягивая раскрытую ладонь рыцарю. Увидев что-то скрытое от моего взгляда рыцарь попытался отползти.
  - Не сопротивляйся, вам понравиться вместе. - Проворковала ведьма, прижав рыцаря к земле. Рука ее при этом на опустилась и я успел разглядеть то что способно испугать даже фанатика. Лучше бы я этого не делал. Комок отвратительных белесых щупалец вызывал прямо-таки сверхъестественное омерзение. Не знаю почему, но последнее чего бы мне хотелось это коснуться этой мерзости, а еще я нутром чуял исходящую от этой гадости угрозу.
  - Ну что ты молчишь? Ты ведь ради этого проделал весь путь. - Хихикнула ведьма поднося руку с расположившейся на ней мерзостью к лицу рыцаря.
  - Вместе с моим питомцем ты закончишь начатые мною реформы. - Продолжала разглагольствовать ведьма. - Ну же, не отворачивайся, прими мой дар, добровольно пока у тебя есть такая возможность.
  - Проклятая ведьма, господь поразит тебя! - Проорал Защитник веры, однако его вопль почти моментально перешел в бессильный хрип, а затем и вовсе сошел на нет. Отвратительная мерзость перекочевала с руки ведьмы на лицо рыцаря. Тело Защитника веры выгнулось дугой, да так и застыло словно причудливое изваяние. Тонкие нитевидные щупальца отвратительной твари оплели лицо бедолаги. С каждой секундой они все глубже впивались кожу. В какой-то момент она не выдержала, разойдясь лоскутами. Однако несмотря на это, крови практически не было. Нитевидные щупальца тот час ослабили хватку, но лишь затем чтобы скрыться под кожей, а может и вовсе проникнуть через разрыв прямо в мозг. Спустя пару мгновений все было кончено, остатки щупалец скрылись под разорванной кожей. А затем многочисленные разрывы исполосовавшие лицо Защитника веры начали срастаться. Несколько мгновений тело рыцаря еще сохраняло прежнюю неподвижность а затем расслабленно рухнуло на землю.
  - Ну вот, еще несколько минут и я займусь тобой мой хороший. - Обернулась ко мне Хильда. Вот уж чего мне хочется меньше всего так это ее внимания. Проклятье! Что делать? Я не хочу закончить так же как этот мужик в железе! Тем временем все раны на лице рыцаря затянулись не оставив после себя даже шрамов, но даже мне с расстояния в несколько метров было видно как под кожей извивается какая то мерзость.
  - О, это пройдет, иначе от кугаров было бы мало толку. - Заметила мой взгляд Хильда. И что это на нее нашло? Раньше я за ней такой разговорчивости не замечал, с другой стороны раньше ей приходилось следить за своими словами и поступками. Похоже у нее синдром лжеца. Ищет человека которому можно рассказать о своих успехах, не сведя их при этом на нет. Ну да действительно, а с кем ей еще разговаривать, не с монстрами же своими.
  Постепенно движущиеся под кожей щупальца успокоились и лицо Защитника веры разгладилось, приняв безмятежное выражение. Казалось он спит, а все случившееся мне просто померещилось. Да и вообще все происходящее напоминало скорее дурной сон нежели реальность. Только вот я не сплю.
  - Ну вот и все. - Удовлетворенно кивнула ведьма потеряв к Защитнику веры всяческий интерес. - Теперь твоя очередь. - Добавила она приближаясь с издевательской неторопливостью. На ее ладони уже начала формироваться точно такая же тварь что меньше минуты назад впилась в лицо Защитника веры. Проклятое воображение моментально нарисовало мне картину того, что произойдет дальше, и от увиденного мне захотелось закричать. Только вот сковавший мое тело паралич не позволял такой роскоши. 'это конец' - стучало в голове порожденная ужасом мысль.
  - Не бойся, тебе понравиться. - Успокоила меня Хильда прочитав ужас в моих глазах.- Это больно только пока твой разум будет бороться за тело, а потом ты поймешь, что в лишь отказавшись от своей воли можно достичь счастья.
  - Отойди от него. - Прошипел кто-то позади меня, и судя по мгновенно изменившемуся лицу Хильды владелец этого голоса представлял нешуточную опасность. Во всяком случае игривость начисто исчезла с ее лица уступив место угрюмой сосредоточенности.
  
  Глава 24
  
  - Я сказал, отойди! - Яростно зашипело позади меня, причем, судя по звуку, хозяин голоса приблизился ко мне почти вплотную.
  - Он в моей власти, и не тебе мне указывать старик! - Взвизгнула Хильда потеряв на мгновенье контроль над собой. По-видимому своего собеседника она ненавидела столь люто что сохранять спокойствие было выше ее сил.
   - Это моя добыча, женщина, твой скудный ум никогда не сможет даже приблизиться к понимаю того с какой ценностью ты столкнулась. - Прошипел голос, собеседника ведьмы, а в следующий миг я с ужасом ощутил как на моем плече сомкнулась чья-то когтистая лапа. Резкий рывок едва не оторвавший мне руку отправил меня в полет. Налетев спиной на что-то твердое я без сил рухнул на землю. В спине при этом болезненно хрустнуло, в глазах потемнело от боли. Впрочем, если чему я и научился так это терпеть боль. И все же это было чертовски больно. Боль? Я чувствую боль! Невеяный ведьмой паралич прошел, только вот ногами пошевелить не могу но, это последствия удара. Наверняка позвоночник не выдержал такого издевательства, ну да ладно это пройдет, нужно только помолиться как следует и боженька ниспошлет исцеление. Однако прежде чем я приступил к молитве прояснившееся зрение показало мне того, кто с такой легкостью отправил меня в полет. Слова литании застряли у меня в горле. Эта шипастая заляпанная красным фигура мне знакома. Проклятье, да этот урод мне до сих пор в кошмарах сниться! Но, как это возможно? Я же своими руками отправил эту тварь в ад! Без головы даже местные колдуны не живут. Наверное этот гад просто на него похож, вот мне и мерещиться полное сходство. Точно, просто мерещиться. Да-да, просто мерещиться. Мерещиться... Черт да кого я пытаюсь обмануть!? Это же он! Тот урод вырезавший Олидбург! Это конец... мне не выбраться, этот гад в прошлый раз едва башку мне не открутил а я тогда был и здоров и при оружии. А сейчас у меня из оружия только зубы да ногти, и что характерно у того гада и того и другого больше, это если проклятую ведьму в расчет не брать.
  - Не тебе мне указывать урод. - Фыркнула в ответ Хильда, полутораметровая тварь состоящая из одних мышц да тонких лезвий, оплетавшая до этого талию, змеей скользнула ей в ладонь. Неразличимый миг и тварь застыла в каменной неподвижности став похожей на меч. Я уже видел этот клинок в действии, правда еще ни разу он не выглядел настолько живым. Похоже сейчас они сцепятся, и лучше бы мне оказаться как можно дальше от этого места.
  - Это моя территория, и уже то что ты здесь находишься дает мне право делать с тобой все что я пожелаю. - Прошипел красноглазый урод, пусть я не видел его лица, но руку даю на отсечение что глаза у него красные, и скорее всего светятся.
  - Твоя говоришь? - Ядовито улыбнулась Хильда, - Ну так это не надолго. - Добавила она взмахивая своим жутким оружием. Однако удар предназначался вовсе не красноглазому уроду. Острое стальное лезвие рассекло связывающие рыцаря путы, и тот начал медленно и как-то неуверенно подниматься. Двигался он при этом с грацией зомби несколько недель пролежавшего на солнцепеке. Поднявшись на ноги Защитник веры пошаркал в сторону своего меча. Впрочем, с каждым шагом его движения становились все более уверенными.
  - Надеешься на свои игрушки? - Прошипел колдун, и могу поклясться что в его голосе мелькнула насмешка. Хотя учитывая что глотка издававшая эти звуки имеет мало общего с человеческой, то вполне может быть что я ошибаюсь.
  - Убей его раб! - Скомандовала Хильда замахиваясь на колдуна. Стоявший неподвижно рыцарь рванулся в атаку, и откуда только силы взялись. Однако ни ему ни Хильде дотянуться до колдуна так и не удалось. Это тогда в Олидбурге я для него оказался сюрпризом, а сейчас он шел сражаться. И надо сказать что скорость с которой он двигался впечатляла. Отмахнувшись когтями от меча-хлыста Хильды, колдун резво шагнул вперед пропустив меч рыцаря над головой. Слабый на вид удар наотмашь, и Защитник веры отлетел на добрых пол метра назад, стальная кираса прогнулась в месте удара. Впрочем, рыцарь почти тут же начал подниматься на ноги не обращая внимания на раны, при мысли во что же у него превратились внутренности после такого то удара мне стало дурно.
  В спине противно защелкало, каждый щелчок сопровождался вспышкой лютой боли, однако уже после третьего щелчка я вновь почувствовал свои ноги. Скорость регенерации явно увеличилась, похоже боженька все же на моей стороне. Тем временем на поляне шел нешуточный бой, несмотря на численный перевес, колдун явно был сильнее. Более того мне начало казаться что он просто играет с жертвой. Во всяком случае объяснить иначе то факт он совершенно не пользуется своей проклятой магией у меня не получалось. Если учесть сколько крови тут циркулирует прямо под землей то это по меньшей мере странно. Хотя быть может Хильда каким то образом блокирует его магию, или они в разборках между собой из принципа колдовством не пользуются? Ну не травят же друг друга змеи, да и прочее зверье обычно самое опасное свое оружие на сородичах не используют. Хотя человек животина особенная он возвел изничтожение себе подобных в ранг искусства, и отточил его до совершенства и что характерно, не собирается останавливаться на достигнутом.
  Я оказался прав, колдун действительно развлекался отбиваясь и от ведьмы и порабощенного ею защитника веры.
  - Печать Коррага! - Прошипел колдун сложив когтистые пальцы в головоломную фигуру. Земля под ногами Хильды вскипела кровавой пеной в считанные секунды облепив ведьму с ног до головы. Хильда пыталась что-то прокричать в ответ, но не успела, мерзкая жижа забилась ей в рот прервав ее на полуслове.
  - Ты проиграла девочка, не стоит быть такой самоуверенной. - Покачал пальцем колдун.
  - Хватит притворятся, ты мне не интересен, так что можешь вытащить кугара, я тебя не трону. - Обратился к защитнику веры колдун. То что произошло вслед за его словами едва не заставило меня вывернуться наизнанку. Вонзив меч в землю рыцарь вцепился в свое лицо. Остро заточенные края латной пластины защищающей пальцы с легкостью рассекли кожу. Рыча от боли Защитник веры принялся шарить в ране раздирая лицо ее еще сильнее. Кровь точками выбивающая из раны затекала под латный воротник, сочилась из сочленений доспеха но рыцарь не прекращал это издевательство над собой ни на секунду. Наконец он ухватил за что-то пальцами и принялся тащить это что-то наружу. Я догадывался что именно покажется на свет, но это не делало зрелище на которое я вынужден был смотреть менее жутким. Не представляю какой волей надо обладать чтобы проделать с собой нечто подобное. Хотя быть может это безумие?
  Колдун некоторое время наблюдал за тем как рыцарь тащит из себя перемазанные кровью щупальца. Когтистые пальцы легонько поддергивались, длиннющие когти при этом издавали отвратительный скрежет соприкасаясь друг с другом.
  Наконец, последнее щупальце упало на землю, оно все еще жило несмотря на то что рыцарь разорвал его на части, отдельные фрагменты подергивались, тянулись к ногам Защитника веры. Однако это была агония, не больше. Уж не знаю почему но тварь эта сопротивлялась извлечению весьма вяло. Вообще странно, что она не скрылась глубже. Хотя если подумать, то ничего странного, просто рыцарь не так прост как выглядит. Я ж о нем практически ничего не знаю.
  Лихорадочно скачущие в голове мысли отвлекали меня от боли. Последний выбитый позвонок с щелчком встал на место, боль окончательно покинула мое тело, однако вставать я не спешил. Сначала нужно продумать свои действия. Второй попытки у меня точно не будет.
  - Ну вот, ты окончательно поправился. - Не оборачиваясь произнес колдун, голос его при этом постепенно терял шипящие интонации. Впрочем, менялся не только голос, тело колдуна так же меняло очертания. Шипы, когти, костяная броня, все это менялось буквально на глазах.
  - Изыди тварь! - Рявкнул я рванувшись к колдуну, сейчас когда он занят изменением собственного тела у меня есть шанс его достать. Прыжок из положения лежа. Ха, предложи мне кто исполнить подобное раньше, я рассмеялся бы ему в лицо, теперь же я не усомнился ни на секунду что у меня все получиться. Выжженный на правой ладони крест вспыхнул ярким неестественным светом. Выставив руку перед собой я изо всех сил пытался дотянуться до ненавистного колдуна. Только вот не рассчитал я прыжок, а может ноги меня подвели, неважно. Важно что до колдуна я не дотянулся. А вот он смог - рука адского отродья неестественно удлинилась. Цепкие жаркие пальцы сомкнулись на моем горле. Рывок, и я ощутил как с хрустом ломаются шейные позвонки. Боли не было, не было и страха, мне отрубали голову, это было больнее и уж точно жутче.
  - Ну вот, ты опять сломался. - Вздохнул колдун. - Люди такие хрупкие. - Хмыкнул он отбрасывая меня в сторону.
  - Любопытно, сколько времени у тебя уйдет на то чтобы исцелить сломанную шею? - Задался вопросом проклятый чернокнижник. Меня он изучал с тем же интересом что дети демонстрируют поймав стрекозу или еще букашку какую.
  - Я передумал. - обернулся к Защитнику веры колдун, его внешность к этому моменту наконец то перестала меняться, вопреки моим ожиданием он так и не превратился в человека. Так, гуманоид совершенно неопределенной внешности, если бы не мужской голос определить пол этого существа было бы весьма затруднительно. Да был ли этот урод вообще человеком? Если и был, то сейчас он к роду людскому имеет весьма отдаленное отношение.
  - Я и не ожидал того что вкусивший запретный плод сдержит свое слово. - Сплюнул рыцарь поднимаясь на ноги. Из многочисленных ран Защитника веры сочилась кровь, господь похоже не слишком то торопился закрывать его раны, если вообще собирался. Боженька, вообще странный тип. Да и вообще может этот рыцарь ему чем то насолил, ну на алтарь скажем плюнул или ребенка обидел.
  - Запретный плод? - Расхохотался колдун, приближаясь к рыцарю. Правая рука чернокнижника стремительно обрастала толстой со стальным отливом чешуей. - Вы так это теперь называете? - Побулькал колдун без усилий отразив удар рыцаря закованной в чешую рукой.
  - Это проклятое знание, оно не должно принадлежать никому! - Прохрипел Защитник веры нанося новый удар, однако сил у него похоже совсем не осталось. Меч бесславно звякнул о покрывающую руку колдуна чешую.
  - Как глупо. - Вздохнул чернокнижник вырывая меч из ослабевших рук рыцаря. - Вступить на тропу познания и остановиться на пол пути, что может быть глупее.
  - Только пойти дальше. - Сплюнул Защитник веры замахиваясь на колдуна кулаком. Только вот бессмысленно это все, этого гада так не убить. Сомневаюсь что он вообще почувствует удар. Так и произошло. От удара колдун уклоняться на стел. Закованный в латную перчатку кулак рыцаря влип в лицо колдуна с чавкающим звуком. Влип будто это не лицо, а ком сырого теста. Задняя часть черепа колдуна прогнулась, однако он не спешил падать. Проклятье! Да он вообще выглядел так, будто подобное положение ничуть ему не мешает. Закованная в чешую рука сомкнулась на запястье рыцаря. Кости хрустнули так что я даже с такого расстояния услышал, однако рыцарь даже не дрогнул, взмах другой рукой и верхнюю половину черепа колдуна словно ветром сдуло. Кусок белесой плоти упал на землю в нескольких сантиметрах от меня, и начал плавиться словно кусок масла на горячей сковородке. Прямо на моих глазах кусок черепа впитался в землю.
  - Бесполезно, меня нельзя убить. - Равнодушно произнес колдун ломая рыцарю вторую руку.
  - Видишь ли, в отличие от тебя и тебе подобных, я не стал останавливаться на пути познания, и теперь меня так просто не убить. - Добавил колдун с легкостью поднимая рыцаря в воздух. Тонкая костлявая на вид рука чародея с легкостью удерживала на весу тяжеленного мужика в полном рыцарском доспехе. Изуродованная голова колдуна стремительно восстанавливала прежний вид. Зрелище это нельзя было назвать приятным, но я не собирался отводить взгляд, даже если б мог. В подобной неуязвимости колдуна крылась какая то загадка. Точнее не в том, что он так быстро восстанавливал повреждения и даже не в наплевательском отношении к ранам, а в том, как его плоть впиталась в землю. Было в этом что-то необычное, необычное даже учитывая то, на что способны здешние кудесники.
  - У тебя все равно ничего не получиться, запретный путь ведет в тупик. - Прохрипел Защитник веры из последних сил напрягая шею.
  - Верно. - Кивнул колдун разжав пальцы, рыцарь сломанной куклой рухнул на землю. Сломанные в нескольких местах руки выгнулись под неестественным углом. Из под погнутой ударом кирасы щедро сочилась кровь. Рыхлая почва с жадностью впитывала драгоценную влагу. Некстати вспомнилось то что питает здешние деревья. - Двадцать лет назад я действительно уперся в тупик. - присел рядом с рыцарем колдун, и что характерно в его голосе мелькнул намек на нешуточную ярость. Похоже Защитнику веры удалось таки ранить чудовище пусть и не физически а морально. Только вот мне почему то кажется что ничего хорошего в этом нет, разозленный колдун хуже спокойного, и что-то мне подсказывает что именно от этого гада ждать быстрого убийства в порыве ярости не стоит. Нет, этот будет резать по живому наслаждаясь мучениями жертвы, а скорей всего и вовсе растянет мучения на целую вечность. Я уже видел нечто подобное - люди превращенные в живые придатки к собственным сердцам. Насосные станции созданные из живой плоти. Неужели меня ждет такая же участь? Нет! Не хочу! Боже помоги слуге своему, не дай сдохнуть вот так, я же столько для тебя сделал! Я же почти праведником стал! Ну ладно, не стал, но я стремлюсь к этому.
  - И знаешь что? - В голосе колдуна мелькнула издевка. - Я нашел решение! - Рявкнул он прижимая рыцаря к земле ногой. Помятый металл кирасы жалобно скрипнул проминаясь.
  - Видишь это ничтожество со сломанной шеей? - Указал в мою сторону колдун, мне б рапиру мою и пистоль тогда бы и посмотрели кто из нас ничтожество. 'Результат бы не изменился, тебе его не одолеть' - Мелькнула в голове трезвая мысль мгновенно потушив вспыхнувший было гнев.
  - Он источник знаний, в сравнении с которыми все труды Меодора пустой звук. В его голове хранятся такие тайны о которых я даже не мечтал. - Продолжил свою 'пламенную' речь колдун, вот уж не думал что у этой твари есть хоть какие то чувства. А рыцарь то молодец, вывел этого гада на такой монолог. Теперь у меня есть немного времени на исцеление, и все же любопытно о чем толкует колдун? Какие такие знания могут храниться у меня в черепе? Я же ни черта о магии не знаю! Да и откуда мне что-то о ней знать если в моем мире она только шарлатанами да ложкогнутелями и представлена.
  - Ты лжешь. - Прохрипел рыцарь. - Он такой же Ткач как и ты, вот и все!
  - Лгу?! - Прорычал кудесник. - Нет, это не ложь, это жалкое создание действительно хранит в себе знания, но из-за собственной ограниченности оно не способно понять какую силу носит в себе. Даже сейчас этот идиот пытается понять что я имею в виду, он надеется таким образом меня победить. - Последние слова этот гад произнес с явной насмешкой в голосе. Да он что мои мысли читает? Хотя, нет причем здесь это, о чем я еще спрашивается должен думать?!
  Раздробленные шейные позвонки наконец-то срослись, вернув мне власть над телом. Только что я могу сделать? Эта тварь слишком сильна а у меня даже оружия нет. И перехитрить это чудовище тоже не выйдет, это не безмозглый монстр. Так ладно, сейчас не время отчаиваться, пока я могу двигаться, у меня есть шанс. Надо только до меча добраться, или хотя бы до пистоля. Сила и скорость меня уже подвели так что стоит сделать ставку на незаметность. Осторожно передвигая руки и ноги я на четвереньках добрался до пистоля. Так, пуля в стволе, во всей этой суматохе она так и не вывалилась, а это значит что и порох на месте. Нужно только прицелится и спустить курок. Только куда черт возьми целиться?! В голову? Бессмысленно Рыцарь ему вообще пол башки снес а тот даже не почесался. В сердце? А оно у него вообще есть? Что-то я крови в том куске башки не видел. Но тогда куда?!
  - У тебя ничего не получиться, всевышний не допустит этого. - Едва слышно прошелестел рыцарь. Похоже силы его окончательно его покинули, даже у его выносливости есть предел, а то мне этот несгибаемый фанатик уже начал казаться бессмертным. Люди с такими ранами не живут, а этот еще и драться ухитрялся, правда недолго и безуспешно.
  - Можешь тешить себя пустой надеждой, глупец. Веками мы блуждали в потемках, мы использовали чужие рецепты не понимая как это работает. За последние пять веков не было создано ничего нового, но это время прошло. Мои поиски закончились, и я... - Последние слова колдуна прервал свист рассекаемого воздуха. Жуткий меч-хлыст Хильды рассек колдуна на две половинки. В следующий миг скульптура в которую колдун превратил ведьму треснула. Солидный кусок пропитанной кровью земли отвалился обнажив лицо колдуньи.
  - Сдохни старик, твое время прошло! - Прошипела она зло сверкая налитыми кровью глазами. Тело колдуна опавшее было на землю ужа начало шевелиться, похоже даже кошмарное оружие ведьмы не смогло его убить. Господи, эту тварь вообще можно одолеть?!
  - Глупая. - Пробулькал колдун поднимаясь на ноги, жуткая рана зарастала прямо на глазах. Мне бы такую скорость регенерации. Вот и все, сейчас он убьет Хильду и примется за меня. Ну уж нет, так дело не пойдет. Отбросив в сторону все мысли об уязвимом месте я спустил курок, молясь богу чтобы пуля если не убила то хоть покалечила этого урода. Грянул выстрел, сунув пистоль в ременную петлю я кинулся к валяющемуся на земле мечу. И только подняв с земли оружие позволил себе посмотреть на колдуна. Пуля не просто разворотила его грудь, она начисто выжгла ее изнутри, краткий миг радости и вспыхнувшая было надежда мгновенно увяла стоило мне увидеть налитые нечеловеческой злобой глаза колдуна. Несмотря на то что большая часть его груди превратилась в пепел колдун вовсе не собирался умирать. Более того рана начала заживать прямо на глазах. Проклятье, да я его это только разозлил! Похоже он действительно неуязвим. После таких повреждений даже мифическая гидра сдохла, а ему хоть бы хны. Тем не менее я выиграл несколько секунд, и Хильда воспользовалась ими сполна. Остатки сковывающей ее земли осыпались на землю, и жуткий меч-хлыст вновь пришел в движение грозя вновь разрубить колдуна на части. И не только его, от меня проклятая ведьма тоже решила избавиться! И ведь простым мечом ее удар не заблокировать, та мерзость что служит ей оружием просто захлестнет лезвие и отрежет мне что-нибудь жизненно важное.
  Меня спас колдун, на ходу превращаясь в жуткую тварь он метнулся в мою сторону, едва различимый толчок в грудь выбросил меня за пределы досягаемости оружия ведьмы. Крепко приложившись спиной о ствол какого-то дерева я рухнул на землю, и несколько долгих секунд пытался вдохнуть хоть немного воздуха. А двух десятках метров от меня происходило настоящее безумие. В этот раз драка шла всерьез, и колдун и его противница пустили в ход весь свой арсенал. Довольно уютная в прошлом полянка перед башней всего за несколько мгновений превратилась в настоящий ад. Земля изрытая ударами ведьминого хлыста сочилась кровью. Хильда на всю катушку использовала источник дармовой мощи. В ход пошли уже знакомые мне кислотные капли, и вихрь полный созданных из крови лезвий. Только вот колдун явно был на голову выше, и на каждый ее фокус у него находился не менее действенный ответ. Плотная костяная броня сформировавшаяся из плоти красноглазого урода с легкостью отражала все ведьмины фокусы с кровью, а удары ее хлыста колдун с парировал отросшими когтями. Помимо этого он еще и ухитрялся шептать слова какого то заклятья, и этот шепот сочился мне в уши несмотря на царящую вокруг свистопяску. Все кончилось прежде чем я сумел подняться на ноги. Кровавый вихрь полный смертельно опасных лезвий пролился на землю потеряв всю свою смертоносность. Меч-хлыст Хильды разорванный колдуном на части вяло дергался на земле, а сама ведьма сломанной куклой повисла в когтистых лапах красноглазого урода. Подержав ее на весу несколько мгновений колдун отшвырнул ее прочь словно сломанную игрушку.
  Невольно проследив за полетом изломанного тела ведьмы я на миг потерял колдуна из виду, а в следующую секунду он уже стоял передо мной. Два злых багровых глаза уставились казалось мне прямо в душу. Этот взгляд потянул наружу воспоминания. Меня и раньше терзало смутное ощущение того что башня мне знакома. Тот сон... Тот жуткий кошмар приснившийся мне за несколько часов до того как меня забросило в этот богом забытый мир. Но если эта гребанная башня существует в реальности то какой же это сон?!
  - О, ты вспомнил. - Усмехнулся колдун обнажив двойной частокол зубов, впрочем, двойным он оставался недолго. Уже через несколько секунд усеянная зубами пасть колдуна превратилась в самый обыкновенный рот, с губами и обычными человеческими зубами. А вот остальное так и застыло на промежуточной стадии.
  - Господь всемогущий, спаси и сохрани. - Взмолился я чувствуя как стальная хватка колдуна на моем горле начала сжиматься.
  - Глупец. - Рявкнул красноглазый отбрасывая меня прочь. - Что вы так помешались на своем боге? Его даже не существует, каким надо быть идиотом чтобы ждать помощи от мифа?
  - Бог есть! - Рявкнул я в ответ, не знаю почему, но его слова задели меня за живое. - Я это знаю, его святая мощь дарует мне силы!
  - Святая мощь? У тебя? - Расхохотался колдун. - Ты действительно думаешь что это твой выдуманный божок дает тебе силы? Ты еще большее ничтожество чем я полагал.
  - Посмотри на себя, на свои поступки, за все проведенное в этом мире время ты не совершил ни одного благого поступка. И при этом считаешь что на тебе лежит благодать твоего бога? Большую глупость даже представить себе сложно. - Произнес колдун, укоренившись на месте в буквальном смысле. Выросшие из его ног отростки впились в землю буквально на глазах наливаясь красным цветом. Похоже драка с Хильдой его измотала куда больше чем он хотел показать. Только толку то от этого, что я могу сделать с эдаким чудовищем? Да как я вообще ухитрился победить его в Олидбурге?! Похоже так же как это сделала Хильда в своем логове.
  - Ты вообще задумывался откуда черпаешь силу? - Продолжил разглагольствовать колдун. - Тебе не показалось странным, что твои силы многократно возрастают стоит тебе оказаться рядом с одним из посвященных?
  - Господь даровал мне силу, чтобы я мог одолеть врагов его. - Ответил я особо не задумываясь над смыслом сказанного.
  - Кретин! твои силы росли по тому, что ты черпаешь свою силу в крови как и все мы. - Произнес колдун вырывая ноги из земли. Измазанные кровью отростки втянулись обратно в тело колдуна.
  - Это должно меня ужаснуть, удивить, или повергнуть в отчаяние? - Поинтересовался я равнодушно, как и Защитник веры до этого я вовсе не собирался верить словам колдуна.
  - Не веришь? - Усмехнулся он, двигаясь в мою сторону.
  - Нет конечно. - Буркнул я, ухватив наконец за шкирку, так долго ускользавшую от меня мысль: Все дело в теле! В прошлый раз я уничтожил всего лишь тело, или вернее 'одно из' тел! Только так он мог выжить после того как ему снесли голову выстрелом. Только так он мог проиграть бой Хильде и при этом встретить меня здесь. Все дело в этом, он как кукловод дергает за ниточки сидя где то в безопасном месте а это тело не более чем расходный материал. Это и объясняет его поразительную неуязвимость. Скорее всего это тело просто кусок мяса, и сколько его не уничтожай он просто вырастит новое, и все начнется сначала.
  - Не сопротивляйся и процесс будет куда менее болезненным. - Произнес колдун протягивая мне когтистую лапу. Из его пальцев выдвинулись тонкие нитевидные щупальца. И эта мерзость тут же устремилась к моему лицу. Закрывшись от этой гадости руками я добился лишь того что щупальца прошили их насквозь. Сжав кулаки несмотря на дикую боль я постарался оттащить их подальше от своего лица. На несколько мгновений отвратительные отростки отдалились от моего лица, но длилось это недолго: уже в следующий они удлинились раза в полтора. 'Вот и все' - подумал я чувствуя укол в висок.
  
  Глава 25
  
  Ружейный залп разорвал неестественную тишину леса. Тело чародея буквально изрешетило пулями. Несколько мгновений он еще стоял, а я с совершенно очумелым видом смотрел на то, как из увенчанной кристаллом башенки, выходит целый отряд охотников на ведьм. Странные рясы точь-в-точь копирующие одеяние Аврелия развевались на слабеньком ветру. Что они тут делают? Да как вообще они тут оказались?! А, не важно, куда важнее где проклятый колдун.
  - Сожгите это! - Крикнул я указывая на оставшиеся от колдуна ошметки. Однако меня не услышали, или что вернее проигнорировали. Идиоты. Вскочив на ноги я выдрал из рук обмякшие щупальца. Раны на ладонях тот час затянулись, и я бросился к телу колдуна нашаривая на поясе мешочек с порохом. Не бензин конечно но все лучше, чем ничего. Не сожгу так обожгу, пусть гад помучается. Может быть если от тела ничего не останется он не сможет ожить. Щедро сыпанув пороха на весьма скромных размеров бугорок оставшийся от колдуна я вышиб искру. Полыхнуло. Когда глаза перестали слезиться останков колдуна на месте уже не было, но что-то мне подсказывает что от устроенного мною фейерверка колдун ничуть не пострадал.
  - Оцепить периметр! Ибрий, помоги Защитнику Веры. - Уверенно распоряжался незнакомый мне охотник на ведьм. Нет, не охотник, я уже видел такой знак отличия, кажется он означает что его носитель является членом Приората ордена. Тиберий помниться носил такой же.
  - Убейте колдуна. - Прохрипел Защитник Веры указывая на меня, неестественно изогнутой рукой.
  - Не стрелять! - Скомандовал знакомый мне голос, спустя миг сквозь выход из башни протиснулся толстый до безобразия епископ, впрочем, в этот момент он показался мне самым милым человеком на свете. Быстро вложив свой пистоль в ременную петлю, я направился в сторону толстяка держа руки на видном месте.
  - Послушайте, тот колдун вы его не убили, он... - Начал было я но договорить мне помешал рев Защитника веры.
  - Убить его! Еретик должен быть казнен!
  - Приказы здесь отдаю я. - Подошел ближе епископ.
  - Предатель. - Выплюнул рыцарь вместе со сгустком крови. Как ни крути, а легкие у него явно повреждены, и как он вообще сражался.
  - Я не предатель! - Воскликнул было я, но епископ прервал меня взмахом руки.
  - Это обвинение предназначалось мне. - Улыбнулся толстяк, ох и жуткая у него улыбка.
  - Будь ты проклят. - Дернулся было рыцарь однако двое охотников стащившие с него изуродованную кирасу удержали его на месте.
  - Да послушайте же меня! Тот колдун которого вы расстреляли не умер! - Взвыл я чувствуя липкий, злой взгляд в спину. Резко развернувшись я выхватил пистоль но там никого не было.
  - Не смей прерывать меня... - Начал было епископ, но тут же осекся, я в который уже раз пожалел что мое предположение верно.
  Колдун выпрыгнул из под земли как чертик из табакерки. Одно мгновение и бросившиеся к нему охотники на ведьм оседают на землю выпотрошенные жуткими когтями. Еще одно мгновение выжатая из их тел кровь тараном ударяет в оставшихся в живых церковников. Однако воины ордена так просто сдаваться не собирались, созданный из крови таран лишь отбросил их прочь, и спустя мгновенье они бросились в атаку. Не особо уступая в скорости колдуну они за пару мгновений покрыли разделявшее их с колдуном расстояние. В ход пошли короткие клинки, сколь бы ловко не обращался колдун со своими когтями отбиваться сразу от пятерки воинствующих монахов он не мог. В считанные секунды он лишился рук а затем и головы.
  - Во славу господа! - Выкрикнул один из монахов
   Но только я похоже понимал что это ничего не меняет. Это тело всего лишь марионетка, так что победа колдуна лишь вопрос времени. Точно! Время! подхватившись на ноги я бегом бросился к мечу, тем временем схватка воинствующих монахов с колдуном возобновилась. И в этот раз у церковников дела шли куда хуже, красноглазый урод устроил на поляне настоящий хаос. Одного из охотников на ведьм разорвало на части и куски его тела летали по воздуху то и дело врезаясь в еще живых монахов.
  Подхватив с земли меч принадлежавший раньше Защитнику веры я изо всех сил вонзил его в землю. Возложив на торчащую из земли рукоять правую руку я сосредоточился на молитве. Плевать из какого источника идет поддерживающая меня сила, даже задумываться об этом не хочу, главное на что я ее потрачу.
  - Да обратится кровь в воду, по воле божьей! - Провозгласил я старательно представляя как божественный свет проходит сквозь меч вливаясь в расположенную под почвой кровеносную систему. Воображение нарисовало столь яркую картину, что я на мгновенье потерял ощущение реальности. Я словно наяву видел как свет льется через клинок, проходит по извращенному подобию кровеносной системы попутно обращая кровь в белесую густую жидкость.
  Громкий, полный боли и ненависти вопль ввинтился в уши пронзив голову невыносимо болью. На несколько мгновений все звуки исчезли. Перестав зажимать уши, я с некоторой оторопью уставился на перепачканные кровью ладони. Земля под ногами дрогнула, а затем звуки вернулись, должно быть поврежденные криком колдуна барабанные перепонки зажили. Земля в центре поляны вспучилась словно что-то хотело выбраться наружу. Я уже начал догадываться что именно или вернее кто именно. К этому моменту на ногах оставалось всего двое охотников на ведьм, да и то 'на ногах' это громко сказано, израненные церковники едва ли способны сражаться.
  Тем временем из под земли начало появляться нечто огромное. Тупое покрытое костяной броней рыло показалось из под земли. Если у этого есть пасть то человек в ней поместится целиком, но как раз пасти у этой твари и не было. Господи неужели это когда то было человеком?!
  За тупорылой башкой из под земли выползло остальное тело, на нем не было брони, просто белая никогда не видевшая солнца плоть. Рыхлая и аморфная она один в один походила на то из чего состояло фальшивое тело колдуна. Выползший из под земли монстр несколько секунд лежал на земле а потом чудовищная тварь обратила на меня внимание. Именно так - чудовище по прежнему не шевелилось, но я ощутил пронизывающий взгляд. По белесой плоти монстра прошла рябь, выскочившие из ее боков конечности оторвали тушу от земли. Израненные монахи попытались было убить монстра, но их клинки были слишком короткими, тыкать ими в такую тушу просто бессмысленно. Но похоже я не один такой умный, пока я стоял ощущая собственную беспомощность монахи нашли решение, а может они уже сталкивались с тварями такого размера. Разрубив кожу на спине монстра один из монахов вытащил из-за складок рясы небольшой флакон. Я узнал его моментально именно таким Аврелий выжег часовню. Эта штуку нечто вроде зажигательной гранаты. Раскупорив его монах влил его в рану. В следующий миг тварь сбросила его с себя с помощью отросших на спине конечностей. Но это уже ничего не меняло, влитая в рану жидкость вспыхнула. Это было похоже на беззвучный взрыв, яркая вспышка вывела меня из ступора. Вылитый монахом эликсир прожег в туше монстра огромную дыру, но не убил. Расправившись с оставшимися в живых охотниками монстр неторопливо направился в мою сторону. Впрочем, медлительность эта была обманчивой.
  Выдернув из земли меч, я прыгнул навстречу чудовищу, вопреки всем моим опасениям пасти у этой твари не было. Должно быть эта туша питалась напрямую от своего подземного хранилища.
  'Уничтожу' - Пропитанная ледяной злобой мысль ворвалась в мое сознание, потеряв концентрацию я ударился о костяную броню монстра. Меч защитника веры вылетел у меня из рук, а в следующий миг лапа колдуна вмяла меня в землю.
  'Вот и все' - проревел в моем сознании взбешенный колдун. Костяная броня на передней части монстра разошлась в стороны, открывая огромный кусок плоти покрытый извилинами и складками. Больше всего это напоминало чудовищно видоизмененный мозг. Самое время пырнуть эту гадость чем-нибудь острым, только вот руки меня не слушаются.
  'Нет!' - Взвыл я мысленно: - тонкие гибкие щупальца с игловидными кончиками выскользнули из складок отвратительного мозга колдуна. Господи, да неужели все опять повториться?! Не повторилось, в этот раз я даже руками закрыться не смог. Последнее что я увидел был жуткий мозг колдуна, а потом смотреть стало нечем. Щупальца прошли сквозь глаза лишив меня зрения, а я даже закричать не смог, лапища колдуна пробила мою грудь насквозь превратив в ошметки легкие и остановив сердце. Но несмотря на это я все еще оставался жив. Похоже господь, ну или тот кто мне помогал все это время, все еще продолжал поддерживать жизнь в моей теле. Мгновенье тьмы длилось недолго. В какой то миг кромешная тьма сменилась разноцветными кругами, похоже щупальца колдуна добрались до зрительного центра. Но это было только начало.
  В какой о момент жуткая боль исчезла сменившись каким-то онемением. Проклятье, этот гад ковыряется в моей голове как ребенок в песочнице. Я не хочу так умирать! Должен быть выход, должен. 'Так, отставить панику' - Рявкнул я мысленно, страх бесполезен, и глупое нытье тоже. Этот урод почти полностью уничтожил мое тело, все что у меня есть это мозг, и нужно воспользоваться этим преимуществом сполна. 'Какое еще преимущество? Я даже пошевелиться не могу!' - мелькнула в голове паническая мысль. Так стоп, этот гад соединил наши мозги этими жгутиками, он же не жрать мой мозг собрался, а выкачать какие то сведенья которые я по его словам в себе ношу. А это значит что он наши мозги воедино сливает, а значит я могу покопаться в его голове ничуть не хуже чем он в моей. Сосредоточившись на этой идее я представил себе как в меня вливается поток знаний колдуна. Мгновение ничего не происходило а затем разум наводнили видения. Жизнь колдуна проносилась в моем сознании чередой ярких образов, детство и юность промелькнули едва ли не в одно мгновенье, колдун почти ничего не помнил о тех временах. А вот момент когда он встал на скользкую дорожку запретных знаний отпечатался в его памяти необычайно четко. Кажется в то время он служил личным целителем какого-то феодала. Возможно он так бы и умер на этой службе если бы его наниматель не заразился кровавой лихорадкой. С этого то все и началось, ослабленный болезнью владельца феод моментально поделили между собой соседи а бывшего хозяина бросили умирать от лихорадки в тюрьме и в качестве насмешки в камеру с ним бросили и целителя. Там в полутемной камере, без еды, воды, и шанса выбраться наружу и начался его путь во тьму. Подцепив от бывшего хозяина кровавую лихорадку бедолага две недели провел истекая кровью из каждой поры, пока не сумел подчинить себе этот процесс, или быть может все наоборот? Сумбурные воспоминания колдуна не могли дать ответ на этот вопрос. Тем не менее именно тогда он понял что кровь это не просто текущая по венам жидкость, а источник силы. Что было дальше в памяти колдуна не отпечаталось, но догадаться нетрудно - использовав своего бывшего нанимателя как источник силы он сбежал. Сбежал чтобы потом вернуться - следующее воспоминание колдуна было о разрушении замка своего бывшего господина. Вопли тех кто когда-то бросил его в темницу. Дружина, новый хозяин замка, прислуга, он убил всех. Утолив жажду мести колдун разграбил казну замка и ушел прежде чем хозяева соседних феодов объединились перед лицом новой угрозы. То что было дальше описывать бессмысленно, на колдуна устроили настоящую охоту, в те времена не было инквизиции, но правители феодов с легкостью ее заменили. Так что единственное что оставалось бывшему целителю это забиться в самый дальний угол и не высовываться пока существенные траты не остудят пыл преследователей. Тут то колдуну и пригодились извлеченные из замковой казны деньги. С помощью этих денег он обустроил себе весьма недурственное по меркам средневековья убежище, и уже там занялся сбором запретных знаний. Десятки, запретных томов купленных на остатки денег были прочитаны от корки до корки и даже заучены наизусть. И все эти знания вливались в мой разум. Здесь были и готовые рецепты, и философские размышления на тему 'Эссенции Жизни'. И чем больше я узнавал тем сильнее крепло во мне убеждение что ни черта здешние колдуны о источнике своей силы не знают. Они словно 'специально обученные' обезьяны пользуются уже готовыми рецептами. И этих рецептов всего два - 'внутренние и внешние превращения' и 'власть над жизненными токами'. И то и другое касалось лишь человеческой крови, кровь же и плоть животных оказалась совершенно бесполезной. Господи, да все что я видел было лишь вариациями этих двух принципов. А все остальное лишь красивые слова да глупые рассуждения тех кто научился этим пользоваться. Ледяное презрение к этим неудачникам наполнило разум, вызвав из глубин сознания ощущение самодовольства. Несколько долгих моментов я боролся с этим чувством пока не понял наконец что его источник кроется вовсе не во мне. Я не единственный кто понял, что большая часть так называемых 'тайных' знаний на самом деле бесполезный мусор. Колдун осознал это гораздо раньше, именно это и толкнуло его прочь от людей. В отличие от остальных 'Посвященных' - как выспренно называют себя те кто освоили хотя бы один из трюков, колдун не стал пытаться изменить мир, вместо этого он решил докопаться до сути вещей. Только ничего у него вышло, полтора столетия изучений крови даже не приоткрыли завесу тайны. К тому времени от прежнего целителя не осталось почти ничего, из-за постоянной перестройки собственного тела он забыл свое имя, расстался с большей частью воспоминаний о прошлой жизни. Но так ничего и не добился, однако совсем уж безрезультатным его исследования назвать нельзя. Во время своих странствий по незаселенным закуткам мира он наткнулся на что в легендах называют не иначе чем 'Путь'. Что это такое никому доподлинно неизвестно но я кажется начал догадываться что это та самая хрень что почти мгновенно перенесла меня и Аврелия из святого города в эту глушь. Эта штука оказалась по-настоящему интересным феноменом. Все эти воспоминания пролетали через мой ум оставляя после себя знания, пока очередное необычайно яркое воспоминание не вытеснило все остальные. С оторопью я узнал в нем тот самый кошмар что приснился мне еще на далекой земле. Только теперь я смотрел на все глазами колдуна. О да, теперь я понимаю что именно мне приснилось, и это понимание подняло в душе такую бурю ненависти что видение разлетелось на части прозрачными осколками раня разум. Жуткое утробное рычание влилось мне в уши, похоже мою ненависть ощутил даже колдун. Проклятый урод! Это он затащил меня в этот богом забытый мир! Это он виноват во всех моих злоключениях! Он и слепой случай но случаю я ничего сделать не могу а вот с этим гадом еще можно поквитаться.
  'Бесполезно, ты ничего не сможешь мне сделать, смирись и возможно я оставлю тебя в живых' - Раздался в голове голос колдуна, только вот я по прежнему ощущал внутри себя его эмоции. Я чувствовал его растерянность, вожделенные знания которые как он считал скрыты в моей голове оказались густо смешаны с моими же воспоминаниями. А я никогда не стремился их упорядочивать, да и состоят они в основном из цифр. Он искал откровений и нашел их, только это оказались не тайны мироздания, а тонкости бухгалтерского учета и сакральные для каждого бухгалтера знания о счетах учета и движении по ним денежных средств. Выудить из этой мешанины цифр и бесполезных воспоминаний о просмотренных фильмах и прочей ерунды хоть что-то полезное задачка не для начинающих. Жизнь человека двадцать первого века оказалась для него слишком непонятной чтобы вот так запросто отсеять бесполезные воспоминания.
  'Ну что получил то, что хотел, урод?' - Прорычал я ощущая растущую злость колдуна.
  'Умри, червь!' - Проревел в моей голове голос бывшего целителя.
  Ну вот и все, сейчас эта тварь разорвет меня на куски, печально конечно, но особого сожаления я не чувствую. Может быть это по тому что большая часть моего тела превратилась в мешанину из костей и органов, а может виноват колдун роющийся в моем черепе с энтузиазмом ребенка. Честно говоря даже любопытно, а что ждет меня там? Бог, дьявол? Или быть может труба из света или что там еще выдумал неугомонный человеческий ум. Однако прошла секунда, другая, а я по прежнему оставался заперт в собственной черепной коробке. А может я уже умер, и теперь вечность проведу в таком состоянии?! Эта мысль вызвала настоящую бурю эмоция. Странно, откуда вдруг эмоции в мертвом теле? В груди разгорелась робкая надежда на то что не все кончено. Жажда жизни разгоралась во мне с каждой секундой и словно в ответ во тьму моего рассудка начал сочиться свет. Мгновение, и судорожный вдох выгнул тело дугой. Закашлявшись, я пошарил руками по скользкой от какой-то мерзости земле, тем временем свет в моей голове оформился в расплывчатое изображение окружающей реальности. Коснувшись рукой лица, я без особого удивления нащупал глаза. Радость на мгновенье вытеснила все остальные эмоции, а затем бесследно исчезла, поскольку ко мне вернулся слух, и то что я услышал разом вернуло меня с небес на землю. Низкое утробное не то рычание, не то бурчание, и треск пламени. Вскочив на ноги я развернулся в ту сторону откуда доносились звуки.
  Огромное бесформенное тело колдуна корчилось в агонии, неприкрытый костяной броней мозг колдуна шипел в пламени, а рядом с ним зажимая рваную рану на животе, лежал епископ. Толстяку осталось недолго - с такими ранами не живут. Похоже пока мы с колдуном шарили друг у друга в мозгах клирик выжидал момента, чтобы вставить свое веское 'слово' в наш 'диалог'. Переключив внимание на облитого горючей жидкостью колдуна я поднял с земли меч.
  - Время расплаты, - произнес я, странно изменившимся голосом. Не знаю как, но колдун меня услышал, несмотря на то что в прошлый раз снадобье охотников на ведьм выжгло в его туше внушительную дыру его мозг все еще отказывался умирать. Более того он начисто отказывался гореть. Ну конечно 'внутренние метаморфозы' этот гад пропитал свое тело чем то, что сделало его огнеупорным. Но даже, так это должно быть чертовски больно.
  Отрубив суставчатую лапу колдуна рванувшуюся в мою сторону я смахнул с лезвия налипший на него ихор и приблизившись к шипящему в огне мозгу колдуна приготовился нанести удар. Объятые огнем щупальца что совсем недавно терзали мой мозг метнулись к лицу. Перехватив их левой рукой я с корнем выдрал их из мясистой плоти колдуна. Отбросив эту гадость прочь я одним мощным ударом загнал меч в мозг чудовища. Обхватив рукоять двумя руками, я рванул рукоять в сторону, распарывая податливую плоть монстра. Огромное тело колдуна конвульсивно дернулось, но я даже не подумал остановиться. Обратным движением я окончательно распотрошил мозг твари, но бушующая во мне злость от этого ничуть не уменьшилась. А наоборот, выросла, грозя поглотить разум. Выкачанные из колдуна знания подсказали что если гнев не унять то можно превратиться в безмозглую тварь способную лишь уничтожать. Колдуны древности советовали в такой ситуации отвлечься от всего и погрузиться в медитацию, но у меня на этот счет было совсем другое мнение. Отбросив перепачканный кровью колдуна меч в сторону, я когтями вскрыл вену на правой руке. Темная венозная кровь хлынула потоком, сунув руку в разверстую рану на теле колдуна, я представил как моя кровь, покидая тело, разъедает плоть бывшего целителя подобно концентрированной кислоте. Нет, быстрее, еще быстрее! Буквально на глазах аморфная туша колдуна начала обращаться в белесую гадость, жизни в которой было не больше чем в пропущенной через дистиллятор воде. Выдернув из этой гадости руку, я мысленно приказал телу сомкнуть рану. Рваные края тот час сошлись, стекающая по руке кровь моментально впиталась в кожу. С каждым мгновением контролировать процессы протекающие в моем теле становилось все проще. Бушующий в душе гнев медленно стихал, и вместе с ним исчезала поддерживающая меня энергия. Накатила слабость. Похоже, идея воспользоваться своей кровью как оружием оказалась не такой уж удачной. С трудом переставляя ноги я приблизился к бледному как смерть епископу.
  - Уйди колдун, ты не осквернишь мою плоть. - Промычал толстяк раскупоривая бутылек с черной как смоль жидкостью. Перехватив его руку своей я выдрал из безвольных пальцев клирика смертельно опасную бутылочку.
  - Я не колдун, - произнес я отшвырнув флакон со смертельно опасной гадостью.
  - Посмотри на себя, и поймешь. - Слабым голом проговорил клирик, склонив голову на грудь. Похоже жить ему оставалось считанные секунды. Зажимавшая рану на животе рука безвольно повисла, похоже клирик потерял сознание. А ведь он мне жизнь спас...
  Прикрыв распоротый живот епископа когтистой ладонью я представил как края раны смыкаются, всплывшие в голове знания по анатомии человека помогли восстановить правильный порядок вещей. Разорванные сосуды вновь срослись, распоротый кишечник вновь обрел целостность. Разорванная на части печень вновь срослась. Остановившееся было сердце вновь начало биться разгоняя кровь по телу. Больше не требовалось вспоминать что где находится, теперь я видел, каждый орган, в теле толстого епископа. Токи крови питающие органы подсвечивали их давая объемную картину. Даже когда я открыл глаза это видение не исчезло, а напротив усилилось, теперь я видел токи крови не только внутри тела епископа, но и в разбросанных по поляне останках. Остатки 'эссенции жизни' - вытекали из разорванных тел, пропитывая землю. Однако кроме епископа на поляне перед башней оставалось еще двое живых. Отыскав взглядом массивную фигуру Защитника веры, я всерьез задумался, стоит ли спасать этому фанатику жизнь. О том, как сильно изменились мои руки, я старался не думать, а мысль о том, что изменения наверняка руками не ограничились, гнал от себя изо всех сил.
  Справившись с собственными сомнениями, я быстро подошел к защитнику веры. Возложив когтистые лапы на раздробленную грудь рыцаря я за несколько секунд восстановил грудную клетку, затянул пробитые сломанными ребрами легкие. Дыхание рыцаря выровнялось, сращивать его руки я не стал, иначе когда он придет в себя, боя мне не избежать а я и так еле на ногах стою. Исцеление рыцаря забрало остатки моих сил больше всего мне хотелось упасть на землю и заснуть ну, или умереть если заснуть не получиться. Однако засыпать пока жива Хильда было бы большой глупостью. 'Хильда' - стучало в мозгу, имя ведьмы. Поднявшись на ноги, я заставил себя двинуться в сторону распростертой на земле ведьмы. В моей помощи она уж точно не нуждалась. За прошедшее время она успела исцелить себя от большей части повреждений. И теперь пока она окончательно не восстановилась нужно решить, что с ней делать. Хотя, чего тут решать? Добить ее и дело с концом. Наверное, я так бы и сделал, но что-то во мне противилось этому решению.
  - Дмитрий... - Прошептала ведьма, открывая глаза, самые обычные, без неестественной красно мути в белках. - Помоги мне... - Добавила она моргнув. Крохотная слезинка скатилась по испачканному в пыли лицу Хильды.
  - Ты ведьма, тебе не место в этом мире. - Выдавил я из себя не в силах отвести взгляд от безупречного лица колдуньи.
  - Ведьма? - Повторила Хильда, - ты ведь сам теперь многое знаешь, я вижу это по тому как изменилось твое тело. Магия всего лишь часть этого мира, это искусство управлять собой и...
  - Искусство? - Хмыкнул я вспомнив 'художества' здешних колдунов. - Нет никакого искусства, есть только ересь. - добавил я чувствуя горечь, и злость на уродующих человеческое естество колдунов, но как бы я себя не накручивал в душе крепло понимание того что убить ведьму я не смогу. Хреновый из меня инквизитор получился.
  - Живи. - Буркнул я отворачиваясь от распростертой на земле Хильды. Выбитый рыцарем проход в башню манил меня к себе. Заполучив знания колдуна, я понял, как можно вернуться обратно, надежным этот способ не назвать, но уж лучше лотерея, чем жить в таком мире. Шагнув по направлении к башне я краем глаза заметил движение. Толстяк епископ, очнулся от беспамятства, и шагал в мою сторону, сжимая в руке пистоль.
  - Что ты со мной сделал, колдун? - Спросил он наставив на меня пистоль.
  - Вылечил. - Ответил я равнодушно, выстрелит он или опустит оружие мне уже было все равно, то во что я превратился одинаково чуждо в любом мире.
  - Зачем? - Спросил епископ, опуская руку, похоже, и дальше удерживать пистоль навесу для него оказалось непосильной задачей.
  - Чтобы ты жил. - Совершенно честно ответил я делая шаг в сторону башни с кристаллом на макушке.
  - Что ты собираешься со мной сделать? - спросил епископ едва слышно, толстяк все еще не мог поверить что я вылечил его просто так.
  - Ничего. - Буркнул я чувствуя невероятную усталость, похоже, колдун был прав и мою силу действительно питала кровь, только я уничтожил большую ее часть. Огромный подземный резервуар теперь пуст. Можно конечно найти другой источник крови, но эта идея вызывала во мне отвращение. Колдун из меня еще хуже, чем инквизитор.
  - Куда ты? - Спросил епископ в спину, судя по тому, что выстрел так и не прогремел, он собирался меня отпустить или, что более вероятно: пытался понять на кого стоит потратить единственный выстрел.
  - Домой, это не мой мир. - Ответил я вцепившись когтями в дверной косяк. Переведя дыхание, я шагнул в темное нутро башни. Терзавшая меня все это время слабость резко усилилась, голова моментально пошла кругом, к горлу поступил комок, последним, что я услышал перед тем как потерять сознание, был вскрик ведьмы и грохот выстрела слившиеся воедино.
  
  Эпилог
  
  По обшарпанной лестнице бодро поднималась девушка. Затянутые в облегающие джинсы ноги ловко несли ее вверх. Девушку не расстраивал тот факт что лифт вот уже две недели не работает, и даже то что в последний раз пол в подъезде мыли еще в советское время, если конечно мыли вообще. Проскочив очередной лестничный пролет она остановилась перед массивной стальной дверью. Несколько минут рытья в сумочке и в тусклом свете блеснул длинный ключ выкрашенный в золотистый цвет. Местами краска облупилась открывая взгляду самую обычную бронзу. Сунув ключ в скважину девушка попыталась открыть замок, но в середине пути ключ заклинило. Ругнувшись сквозь зубы она вытащила его из замка и принялась рыться в сумочке в поисках мобильника. В этот момент дверной замок щелкнул, дверь открылась.
  - Привет, проходи, - Произнес высокий светловолосый парень лет двадцати семи.
  - Дима, тебя ж в очередную командировку отправили. - Удивилась девушка перешагнув через порог.
  - А как же 'Я так рада тебя видеть, дорогой братик'? - Насмешливо поинтересовался парень помогая девушке снять дубленку.
  - Ну ты же знаешь рада, только если ты никуда не поехал, то мог и предупредить заранее чтоб я не ехала через весь город рыбок твоих кормить. - Возмутилась девушка.
  - Да ладно тебе! В кои то веки есть возможность посидеть, поговорить. - Примирительно развел руками Дмитрий.
  - Ты не заболел? - шутливо всполошилась девушка. - Чтобы ты, и вдруг о семье вспомнил...
  - Да ладно тебе, Вера, я никогда о семье и не забывал. - Начал оправдываться Дмитрий.
  - И взгляд у тебя какой-то странный, как у маньяка со стажем, да и глаза красные как будто неделю не спал. Случилось что? - Уже всерьез забеспокоилась Вера заглянув в печальные глаза брата.
  - Да так, не обращай внимания, меня тут в другой мир выкинуло, а там колдуны инквизиторы и прочая мерзость, в общем, натерпелся страху там по самое не балуй. - Ответил Дмитрий с улыбкой.
  - Все шуточки шутишь. - Уперла руки в бока Вера, - пошли давай. Хоть чаем напоишь, а то пока добиралась замерзла как собака.
  - Угу, пошли. - Кивнул Дмитрий улыбаясь, одними губами. Глаза парня при этом сохраняли печальное выражение.
  - Выключи ты этот адский агрегат. - Указала Вера на бубнящий новости телевизор.
  - И чего ты его так не любишь? - Усмехнулся Дмитрий берясь за пульт.
  - Да там одни ужасы показывают, вон опять какой-то торчок от передоза умер. - Ответила девушка бросив недовольный взгляд на ни в чем неповинный телевизор, будто это он накачал парня наркотиками.
  - Угу, что то много их развелось в последнее время. - Нервно пошутил парень, взгляд его был прикован к небольшому магазинчику из которого выносили труп 'торчка'.
  - Надо же, одет вроде прилично, дубленка точь-в-точь как у тебя. - Удивилась Вера сжав в замерзших ладошках горячую кружку с чаем.
  - Да, забавно. - Произнес Дмитрий выключая телевизор. В отличие от сестры он в подробностях разглядел лицо мертвого парня, как две капли воды похожее на его собственное.
Оценка: 4.46*28  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"