Янгель Владилен Александрович: другие произведения.

Пожиратель миров (1-2 глава)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    начало нового романа, как и с охотником регулярной проды не обещаю, но он точно будет написан =))
       ЗЫ: Да, название навевает мысли о вархаммере, но это зря, ничего общего с одноименным легионом книга не имеет =)) Название по традиции сменится еще несколько раз так что не пугайтесь раньше времени.

  Пролог
  Небольшое ничем особо не примечательное селение притулилось рядом с внушительным карьером. Чуть поодаль располагались обширные пусть и несколько запущенные поля. Впрочем, большую часть дохода жителям деревни давно уже приносила работа в шахте. Вагонетки с добытой рудой регулярно уходили в расположенный неподалеку город.
  Местных жителей нельзя было назвать особенно счастливыми, но и несчастными они в целом не были. И уж точно все они хотели жить, более того: рассчитывали, что жизнь будет продолжаться, но как водится, судьбы были совсем иные планы.
  В один далеко не прекрасный вечер, в одном ни чем не примечательном доме умерла одна совершенно обычная женщина от обыденной 'пыльной чахотки'. С этой смерти и началась весьма необычная история весьма необычного человека, а вот история селения, напротив - закончилась.
  - А где мама? - поинтересовался маленький мальчик, глядя на отца. Сглотнув ком в горле, отец ответил мальчику попытавшись закрыть от него тело мертвой матери, и это было последнее, что он успел сделать. Беззвучная волна прокатилась по селению в один миг, поставив точку в истории всех его жителей. Дома, люди и даже сама земля на ее пути стремительно теряли материальность, превращаясь в призрачные подобия самих себя.
  Первым о произошедшем узнал глава отделения гильдии Тавматургов. Уже спустя несколько часов телеграфное сообщение доставили на стол главе гильдии, но прежде чем он взглянул на донесение, и отдал соответствующие распоряжения, на месте происшествия появилась карета маркиза де Садье владевшего селением, и расположенным неподалеку городом, а так, же огромным куском слабозаселенной территории вокруг.
   Дверца кареты беззвучно отворилась. И спустя несколько секунд на свет выбрался маркиз де Садье. Выглядел маркиз, по меньшей мере, странно, во всяком случае, никто из людей его ранга давно уже не носил ничего подобного в мирное время. Старый побитый жизнью доспех со следами многочисленных правок сидел на маркизе как влитой. И надо добавить, что доспех этот тоже несколько отличался от общепринятых норм. Начнем с того что металл из которого был сделан нагрудник и прикрывающие руки и ноги пластины был серым, но не таким как обычный металл а гораздо более темным. Покрытая царапинами поверхность нагрудника нехотя отражала свет, однако создавалось впечатление, что она именно отражает и именно нехотя, и в любой момент может прекратить заниматься этим глупым делом. Подобно своему доспеху маркиз так же был человеком со странностями, и об этих странностях шептались все окрестные аристократы на чьи балы и собрания маркиз являлся крайне редко.
  - Что здесь произошло? - поинтересовался он, окинув взглядом город-призрак.
  - Чудо, - хмыкнул сидящий на козлах человек. А отличие от маркиза человек этот выглядел ничем не примечательным, но и на кучера походил мало, уж слишком богато он был одет.
  - Чудо? Что здесь забыли тавматурги? - нахмурился маркиз, одарив человека не слишком-то дружелюбным взглядом.
  - В том то и дело, Алистер, что не причем, но они скоро отправят своих ищеек, так, что нам следует поторопиться, - Сказав это человек, ловко спрыгнул на землю и, перекинув через плечо сумку, двинулся в сторону ставшего призраком поселения.
  
  Глава 1
  Солнце медленно клонилось к горизонту, тонкие белые лепестки медленно кружили в воздухе, опадая на землю. Запах цветущей вишни наполнял воздух, создавая ту прекрасную атмосферу, в которой так приятно отдаться созерцанию. Впрочем, и в эту бочку меда жизнь успела сунуть ложку дегтя. Умиротворенную атмосферу сада то и дело портил лязг сталкивающихся клинков.
  Сражались двое - маркиз де Садье - высокий мужчина, застывший на самой границе между зрелостью и старостью, и ничем не примечательный юноша по имени Эрик. Эти двое были настолько не похожи насколько это вообще возможно, единственное, что их объединяло это одинаковые защитные костюмы, но даже они сидели на своих владельцах совершенно по-разному. На маркизе костюм сидел как влитой, что не удивительно поскольку именно под него он и был сшит. На юноше же защитный костюм просто сидел и выглядел при этом слегка великоватым, и это было, по меньшей мере странно, поскольку его как и костюм маркиза изготавливал один и тот же бронник. Работал он на совесть, более того каждые несколько месяцев мастер подгонял костюм под габариты юноши, но результат от этого лучше не становился. Костюмами различия, как не трудно догадаться, не ограничивались. Если маркиз привлекал внимание своей осанкой, тщательно оточенными и выверенными до мелочей движениями вкупе с копной черных с проседью волос стянутых на макушке на манер конского хвоста, то юноша напротив казался самым обычным. Обычная короткая прическа, среднее во всех отношениях телосложение и не менее средний рост. Даже глаза не выбивались из общей картины, определить их цвет было решительно невозможно. В разные моменты времени они принимали самые причудливые оттенки, но никогда, абсолютно никогда не становились определенного цвета, только смесь из нескольких. Впрочем, определение цвета своих глаз это последнее что занимало сейчас разум юноши, куда больше его волновал танцующий в опасной близости меч маркиза. Собственно этот меч на данный момент сосредоточил на себе все внимание парня.
  'Двигайся, не стой на месте' - твердил Эрик мысленно, и надо сказать, что мысль у него с делом не расходилась. Парень постоянно двигался, менял позицию стойку, не позволяя противнику загнать себя в угол. Впрочем, вот и все чего он смог достичь, о том, чтобы достать оппонента Эрик даже не мечтал. Единственное на что он надеялся, так это на возраст своего противника, и быть может на, удачу. Тщетно. Экономные и выверенные до мелочей движения Алистера де Садье гарантировали, что надежды юноши пойдут прахом. Так и произошло, Эрик начал выдыхаться, в то время как его куда более пожилой противник демонстрировал все ту же скорость движений, и казалось, ничуть не устал.
  - Проклятая вишня, - пробормотал Эрик, в очередной раз, уйдя из-под удара маркиза. Кружащиеся в воздухе лепестки так и норовили попасть в глаза. Кроме того даже юношеский оптимизм не мог помешать Эрику ощутить приближение позорного финала. Именно это ощущение и заставило Эрика поступить необдуманно. Отведя в сторону клинок маркиза, парень шмыгнул, вперед сделав ставку на скорость и прогадал. Алистер предвидел действия парня, и просто шагнул назад и обратным движением сабли едва не снес Эрику голову. Тупое лезвие тренировочного меча остановилось в считанных миллиметрах от горла Эрика.
  - Сдаюсь, - просипел парень, скосив взгляд на приставленное к горлу лезвие.
  - Ты недостаточно прилежен, - Проскрипел Алистер, воткнув меч в землю. Более внимательный, чем Эрик наблюдатель отметил бы, что поединок дался маркизу куда тяжелее, чем он хотел показать. Отчасти в этом был виноват возраст, а отчасти растущие навыки Эрика. Утерев со лба пот, Алистер провел рукой по аккуратно постриженной бородке. Темные почти черные зрачки изучали юношу, с каким-то нездоровым интересом. Насколько именно нездоровым знал только сам маркиз остальные, как правило, строили догадки.
  - Если бы у меня был пистоль, ты был бы уже мертв, - проворчал Эрик, поднимая с земли свой меч. Но у тебя его нет, - пожал плечами Маркиз, - а даже если бы был, ты бы промахнулся.
  - Неужели? - буркнул Эрик, отерев пыль с клинка.
  - Да, ты слишком тороплив, к тому же противник может и пережить твой выстрел, что тогда? И это если не учитывать сделанные тавматургами доспехи, а их по миру ходит не мало.
  - Ну ладно, ладно, - сдался юноша.
  - На сегодня хватит, можешь идти, - разрешил маркиз, вновь окинув Эрика пристальным взглядом. Коротко кивнув, Эрик поплелся в сторону стойки с оружием. Стоило ему отдалиться за пределы слышимости, как рядом с маркизом из теней соткалась фигура человека.
  - Он почти готов, - произнес мужчина, тяжело опираясь на трость, тонкие вытянутое лицо человека покрывала испарина, а фигура дышала усталостью, так что складывалось впечатление, что прежде чем появиться в саду он проделал длинный и весьма опасный путь. Этому факту противоречила идеально чистая одежда, и начищенные туфли.
  - Верно, - ответил маркиз, переведя свой странный взгляд на человека.
  - Все хочешь понять, как меня убить? - поинтересовался мужчина с тростью, в отличие от большей части знакомых маркиза он точно знал, что именно означает такой взгляд.
  - К делу, - сухо произнес Алистер не прекращая изучать своего собеседника.
  - Через неделю в Тантре состоится бал, там будет ее величество, и хорошо бы представить ей твоего воспитанника.
  - А тавматурги? - нахмурился маркиз.
  - О них я позабочусь, у гильдии будет чем заняться вместо того чтобы проверять на искру всех присутствующих на балу, - заверил Алистера мужчина.
  - Очень на это надеюсь, - тихо произнес Алистер.
  - Не сомневайся, за десять лет мы значительно усилили свои позиции, осталось лишь 'несчастный случай', - усмехнулся мужчина, сделав шаг назад. Тень растущей неподалеку вишни окутала фигуру мужчины, размыв на секунду очертания, а в следующий миг маркиз остался один. В это же время Эрик еще только добрался до своей комнаты. Как и всегда после неудачи парень изобретал в уме довольно изощренные стратегии победы над своим приемным отцом. Впрочем, по неизвестной причине все они моментально улетучивались в неизвестном направлении, стоило Эрику оказаться с мечом в руках. К тому же Алистер обладал свойством вести себя совершенно иначе, чем ему полагалось. Так что даже останься эти стратегии в голове юноши они б ему только помешали.
  Открыв дверь в свою комнату, Эрик принялся стаскивать с себя плотный тренировочный костюм. Несколько минут на переодевание, короткий взгляд в зеркало, и бег по длинному коридору. В подобных местах различные аристократы обожают развешивать картины своих предков. Нечто подобное было и в имении маркиза, однако и тут была некоторая странность. К примеру, все картинные рамы в этой галерее были пусты. Большинство демонстрировало миру чистый холст, но некоторые словно в насмешку не показывали даже этого, ограничившись изображением стены. Впрочем, Эрик всего этого не замечал, большую часть своей сознательной жизни он провел в имении маркиза, а по тому имел весьма смутное представление о том, как все должно быть. По большому счету все появления Эрика на публике можно было пересчитать по пальцам одной руки к тому же та самая публика, которой он являлся, состояла в основном из завсегдатаев ближайшего трактира.
  Добравшись до конюшни, Эрик быстро оседлал лошадь и уже спустя несколько минут удалялся от поместья на приличной скорости. Именно так и следовало поступать, если не хочешь ночевать под открытым небом. Поместье маркиза находилось на приличном удалении от города. В этом и крылась причина неведенья юноши, не то чтобы Алистер запрещал ему посещать Нью-Айсбург, нет, все было куда проще. Маркиз просто никогда не брал Эрика с собой, а тот не горел желанием путешествовать в одиночку, тем более что лошадей в имении было всего две, и Алистер зачастую уводил с собой обоих. Но все это было в детстве, сейчас, же вечерние прогулки в город были для Эрика делом довольно обыденным, и далеко не всегда приятным. Виной тому была репутация маркиза, поэтому люди здравомыслящие сторонились юношу, а все остальные, как правило, задирали. Собственно ради встречи с последней категорией Эрик и ездил в город. Мало что могло вернуть юноше хорошее расположение духа после спарринга с маркизом, и хорошая драка занимало в этом списке почетное первое место. Однако и тут крылся подвох, Нью-Айсбург маленький городок, так, что забияки кончились довольно быстро. А юноша в результате, обзавелся весьма специфичной репутацией. Ну, разве что Эрика боялись чуть меньше.
   Несмотря на спешку, часть пути до города пришлось проделать в темноте.
  Оставив лошадь у покосившейся коновязи Эрик, ничуть не заботясь о ее безопасности, вошел в трактир. Мало кто из жителей решился бы оставить свою лошадь в этом месте без присмотра, но с лошадьми маркиза так, же была связана одна довольно мрачная история. И те, кто ее слышал, ничуть не удивлялись, узнав, что никто из конокрадов не спешили проверять ее правдивость на себе.
   В трактире царила неожиданно мрачная атмосфера. Не было ни песен, что обычно поют порядком подгулявшие компании. Никто ни с кем не ругался, не вел пьяные беседы, все сидели с мрачными лицами и время от времени тихо переговаривались. Эрик несколько секунд изучал непривычно тихий трактир, а затем неторопливо двинулся к свободному столу. По пути уши юноши ловили обрывки разговоров, и все они были о событиях двенадцатилетней давности. Что именно тогда произошло, доподлинно никому из горожан известно не было. А вот с последствиями был знаком почти каждый. Очень многие потеряли тогда близких или друзей, а зачастую и тех и других.
  - Эльза, - позвал прислуживавшую в трактире девушку Эрик, пожалуй, она была, чуть ли не единственным его другом, ну, почти единственным. Что на этот счет думала сама Эльза, было для юноши тайной за семью печатями. Впрочем, эта тайна его практически не интересовала, что временами выводило девушку из себя.
  - Чего тебе? - мрачно поинтересовалась Эльза, одарив парня не слишком теплым взглядом.
  - Пиво, - улыбнулся Эрик самой располагающей улыбкой в своем арсенале.
  - Ты не пьешь, - констатировала факт девушка, и надо сказать, что факт этот совершенно не учитывал мнения самого Эрика. Он не пил ничего крепче воды, это было единственное, чего требовал маркиз от своего приемного сына, помимо прилежности в освоении наук и фехтования. И все бы ничего, но Алистер потрудился донести этот факт до сведенья всех трактирщиков в округе. Как водится это своего рода пожелание, моментально обросло слухами, а так же обзавелось мрачной историей с кучей подробностей о том, что случается с теми, кто продаст, или поделиться с Эриком алкоголем. Вся прелесть ситуации была в том, что юноша точно знал, что эти истории ложь, поскольку никто ему не то что вина но даже пива ни разу не поставил. И сколько бы Эрик не доказывал, что ничего страшного не произойдет, никто не решался стать тем, кто проверит его слова на своей шкуре.
  - Ну, хоть воды тогда принеси, - Вздохнул Эрик тяжко, он никогда не понимал северного страха перед маркизом, ни особой жестокости, ни особой порочности Эрик за ним никогда не замечал.
  - Принесу, - смягчилась девушка не в силах выдержать щенячий взгляд юноши, - Подожди немного, я скоро освобожусь.
  - Буду ждать с нетерпением, - ухмыльнулся юноша и, проследив за умчавшейся девушкой, вновь принялся прислушиваться к разговорам. Однако так ничего интересного он для себя не услышал. Люди вспоминали погибших, тихо сквозь зубы проклинали судьбу и пили. Много, много пили, сладость запретного плода влекла юношу, но он по опыту знал, что эта жажда так и останется неутоленной.
  - Пойдем, - Шепнула Эльза, незаметно подкравшись к юноше. За то время что Эрик провел в трактире, девушка успела переодеться, и теперь красовалась в дорожном наряде, который не пристало носить благовоспитанной леди. Впрочем, благовоспитанной Эльза не была, да и благородных предков в ее родословной не было. Так что такая мелочь ее ничуть не смущала. Окинув девушку взглядом, Эрик с трудом подавил горестный вздох. Он знал, что означает этот наряд, и этот взгляд, и эта полная едва сдерживаемой энергии походка. Неприятности, и возмущение спокойствия, в общем, все то, что так ненавидит городской совет и стража. Последовав за девушкой, Эрик вновь очутился на улице.
  - Ну и что ты опять задумала? - полюбопытствовал он.
  - Ты был там? - вопросом на вопрос ответила девушка, 'там' было произнесено с интонацией подразумевающей, что собеседник не только знает о чем речь, но и проникся величием момента. Эрик не проникся, в первую очередь по тому, что понятия не имел что это за 'там'.
  - Мы сходим в город-призрак! - Вот теперь Эрик впечатлился.
  - Это тот, что считается гиблым местом? - уточнил Эрик, вспомнив то, как однажды проезжал неподалеку во время одной из своих вылазок из имения маркиза. В тот раз он уже опаздывал, к тому же расставленные вокруг погибшего города знаки прямо предупреждали, что любой, кто сунется в мертвое поселение, сделает очень большую ошибку. Печать гильдии тавматургов придавала предупреждению солидный вес, так что юноша не решился исследовать мертвое селение.
  - Да, - подтвердила Эльза, - Боишься?
   - Опасаюсь, - хмыкнул Эрик.
  - Да ладно, это же приключение, - воскликнула девушка, и надо отметить, что любой сталкивался с ее энтузиазмом, моментально понимал, что проще сравнять с землей гору, чем пытаться остановить девушку.
  - Да я не против, - ухмыльнулся Эрик, - ночь, девушка, жуткое место, что может быть лучше?
  - Фляжка вина, - фыркнула Эльза, и из оттопыренного кармана появилась небольшая баклажка. Тряхнув ее в руке, девушка получила самый соблазнительный плеск, что Эрик, когда-либо слышал.
  
  До первого столба расположенного на небольшом возвышении Эрик добрался только к полуночи. Табличка, прибитая к столбу, доходчиво объясняла, почему дальше по дороге идти не следует. Эрик вполне возможно внял бы этому предостережению, поскольку к этому моменту радостное нетерпение сменилось порожденным усталостью раздражением. Впрочем, в дурном настроении парня был виноват еще и тот факт, что заветная баклажка с вином до сих пор пребывала в руках Эльзы в закупоренном состоянии.
  - Почти пришли, - буркнул Эрик, одарив столб с прибитой к нему доской таким взглядом, будто это он затащил его в эту глушь.
  - Если бы пошли верхом, добрались бы быстрее, - фыркнула девушка.
  - Чтобы Энки подвернула ногу? В имении всего две лошади и я даже думать не хочу, как поведет себя Алистер, если одна из них охромеет, - раздраженно ответил Эрик.
  - Ладно, ладно не кипятись, подняла руки в примирительном жесте Эльза. - в отличие от Эрика ее желание сунуть нос в мертвое поселение ничуть не пострадало. Окинув взглядом написанное на доске предостережение, девушка перевела взгляд на мертвый шахтерский поселок.
  - Красиво, - выдохнула она, любуясь открывшимся с пригорка зрелищем. Мягкое зеленоватое свечение окутывало здания шахтерского поселка. Впрочем, стоило присмотреться и становилось ясно, что окутыванием дело не ограничилось. Даже с такого расстояния было видно, что дома, сараи и прочее из этого свечения и состоят. Зрелище завораживало своей странной чуждой красотой. За красотой таилась угроза, это ощущали все, кто видел призрачное селение, но она не была настолько сильной, чтобы прогнать людей. Нет, она скорее будила нездоровое любопытство и глупую веру в то, что все будет хорошо.
  - Красиво, - заворожено произнесла девушка, взяв парня за руку, и тут же добавила несколько обиженным тоном. - Глаза слезятся, смотреть больно.
   Эрик не ответил, в отличие от девушки ему смотреть на призрачный город было ничуть не больно. Более того где-то глубоко внутри юноша ощутил какое-то болезненное любопытство и смутное чувство узнавания. Чем дольше Эрик смотрел на него, тем яснее ему становилось, что он обязан пройтись по его улицам, благо тех было всего три.
  - Что с тобой? - забеспокоилась Эльза, заметив остекленевший взгляд парня. Эрик промолчал, но не по тому, что не желал отвечать, парень просто не слышал вопроса. Он вообще ничего не слышал. Разум парня блуждал совсем в другом месте, или точнее времени. Эрик грезил прошлым, перед его внутренним взором проносились отрывочные воспоминания из детства, одно за другим они накладывались на полупрозрачные здания, вокруг придавая им материальность.
  Сам того не замечая парень оказался посреди призрачной улицы. Эльза бежала вслед за ним не в силах вырвать руку из стальной хватки юноши. Из глаз девушки ручьем текли слезы, но, сколько бы она не кричала, юноша не останавливался. Попытка остановить его силой едва не стоила ей руки. В какой-то момент она сдалась и покорно шла следом. Одна призрачная улица сменяла другую, ноги глубоко погружались в полупрозрачную мостовую. Эльза шла вперед, словно в бреду, призрачное свечение из которого состояла мостовая, сопротивлялась. Это сопротивление было сродни сопротивлению воды. Глаза жгло словно огнем, но девушка к этому почти привыкла, и вскоре сквозь застилающие глаза слезы Эльза стала замечать, что здания вокруг становятся менее реальными. То же касалось и мостовой, сопротивление слабело, к тому же с каждым шагом Эльза проваливалась все глубже.
  Эрик пришел в себя, и первое что он услышал, был полный безысходности плач. Удивленно покрутив головой, парень отыскал его источник. Несколько секунд юноша непонимающе смотрел на Эльзу съежившуюся у его ног. Макушка девушки едва виднелась под полупрозрачными камнями мостовой.
  - Пойдем, - растеряно произнес юноша, пытаясь разобраться в происходящем. За свою жизнь Эрик ни разу не оказывался в подобной ситуации, и за два года дружбы, ни разу не видел Эльзу плачущей. Так что сложно сказать, что вызывало большее потрясение, - обнаружить себя в центре призрачного селения или вид плачущей девушки у своих ног. Будь у Эрика время, он поступил бы как всегда советовал поступать в подобных ситуация маркиз. Сначала разобраться в себе, затем составить план, а уже потом действовать. В критических ситуациях все три фазы можно совмещать. Но как водиться, стоило произойти чему-то, непредвиденному как все наставления вылетели у парня из головы. Так что нет ничего удивительного, что когда к плачу, девушки добавилось тихое призрачное хныканье, идущее казалось со всех сторон, растерянность моментально переросла в панику. Подхватив девушку на руки, Эрик припустил прочь. Страх придал сил. Юноша бежал как заведенный, и позволил себе остановиться, лишь добравшись до памятного пригорка, с которого не так давно вместе с Эльзой любовался призрачным селением. Положив девушку на землю, Эрик рухнул рядом, мышцы горели огнем, и не только они. В легкие, словно расплавленного свинца налили, впрочем, все это длилось не так уж долго. К тому же эти ощущения были хорошо знакомы Эрику. Вцепившись в них, как утопающий в обломок корабля он шаг за шагом начал восстанавливать самообладание. Первым делом он постарался отрешиться от того, что видел в призрачном городе, а это надо признать было непросто, поскольку большая часть селения замечательно просматривалась с холма. И далеко не все части этого селения оставались неподвижны. Полупрозрачные фигуры людей протягивали руки в сторону застывшего на холме парня. И хотя разглядеть его пока он лежал на той стороне, было непросто, призраки безошибочно чуяли направление. Однако все их усилия были тщетны, из разевающихся в беззвучном крике ртов не доносилось ни звука.
  Солнце неторопливо выползало из-за горизонта, постепенно растворяя призраков в своих лучах. Тем временем Эрик взял, наконец, себя в руки и первым делом проверил состояние Эльзы, девушка спала, а может быть лежала в обмороке. Стащив с себя камзол, Эрик накрыл девушку, и, усевшись на пригорок, воззрился на тающий в лучах солнца город.
  Небольшая баклажка с вином тихо плюхнулась на землю. Из-под неплотно пригнанной пробки сочилась красноватая жидкость. Ощутив терзавшую его все это время жажду, Эрик осторожно поднял баклажку, и вновь уселся на вершину холма. Сковырнув пробку, юноша осторожно сделал маленький глоток. Теплая жидкость скользнуло по пищеводу, оставив после себя слабое пощипывание и виноградный привкус. Надо ли говорить, что юношу постигло первое в его жизни большое разочарование. Залпом, осушив баклажку, Эрик вновь перевел взгляд на едва заметный в лучах рассвета город-призрак. Разум юноши будоражили всплывшие из глубин памяти не то видения, не то воспоминания об этом городе. Задумавшись Эрик и не заметил как в груди зародился колючий ледяной шарик, отчасти это произошло, из-за того вначале шарик был никакой ни колючий, а отчасти по тому что юноша списал все эти эффекты на вино.
  Мир поплыл перед глазами, по холму прокатилась рябь, а город призрак внезапно вновь обрел четкость. В уши Эрика влился многоголосый вопль боли и отчаяния, одновременно с этим ледяной ежик внутри принялся радостно кататься. Вместе с этим руки и ноги словно окаменели, и не только они. Эрик упал на спину, медленно стекленеющие глаза юноши уставились в окрашенное рассветом небо.
  - Как странно, - пробормотал Эрик, глядя на невероятные метаморфозы, происходящие с небом. Редкие облака то и дело меняли свою форму, принимая самые причудливые очертания, причем какой бы образ ни воплотил в уме Эрик, они тот час принимали его форму. Юношу захватило совершенно потрясающее ощущение всемогущества, облака послушно принимали любую форму, стоило ему только захотеть. Ветер послушно двигал облака, повинуясь желаниям юноши. Лепить знакомых людей, или фантастических животных быстро наскучило, и Эрик принялся воссоздавать в уме целые композиции. Он так увлекся, что не слышал и не замечал ничего вокруг. Лишь небо и облака, так что крики Эльзы так и не достигли цели, в конце концов, девушка схватила парня за руку и решительно потащила его прочь с холма, подальше от надвигающегося торнадо, впрочем, торнадо это меньшее о чем девушке стоило беспокоиться.
  
  Глава 2
  
  Гильдия Тавматургов - прославленное сообщество одаренных людей. Сами 'одаренные' в большинстве случаев считали совсем иначе, и были правы. Поскольку, несмотря на название, гильдией в прямом смысле этого слова эта организация не была, да и 'дар' скорее смахивал на проклятье. Но, при этом гильдия вполне себе процветала, оказываемые ей услуги пользовались просто бешеным спросом, несмотря на то, что заплатить за них мог позволить себе только очень, очень богатый человек. Впрочем, когда речь идет о продлении жизни, или исцелении смертельного недуга скупиться как правило, не принято.
  Вполне естественно, что организация пронизывающая почти десяток стран и два континента не отличается особой оперативностью. Все это верно и для Гильдии Тавматургов, с одним небольшим исключением, вернее двумя. Гильдия очень пристально следит за всеми 'одаренными' и не скупиться на чудеса когда появляется возможность заполучить их в свои руки. Второе, это сами чудеса за ними гильдия следит не менее тщательно, чем за потенциальными членами. Любой одаренный рискнувший использовать свои способности без санкции гильдии фактически подписывал себе смертный приговор. Специально для таких случаев в разбросанных по всему миру отделениях гильдии дежурил отряд из нескольких наемных головорезов в соответствующем снаряжении. Так что нет ничего удивительного, в том, что о случившемся неподалеку от Нью-Айсбурга руководство гильдии узнало буквально через несколько часов.
  
  Эрик вынырнул из забытья, так же внезапно как в него провалился. Все тело немилосердно болело, как будто целая рота солдат старательно по нему промаршировала. Даже веки болели, так что открыть их было практически подвигом. Оглядевшись, юноша обнаружил себя лежащим в собственной постели. Если бы не боль юноша наверняка бы решил что последние события ему просто привиделись, и никакого похода в город-призрак не было.
  Поднявшись с кровати, Эрик в очередной раз убедился в реальности вчерашних событий, все тело покрывали синяки и ссадины. Пошарив в прикроватном сундуке, юноша извлек из его недр чистую рубаху, штаны и порядком поношенную куртку с кожаными вставками. Одеваясь, Эрик старательно пытался восстановить в памяти свой путь в имение, но память наотрез отказывалась выдавать затребованные сведенья.
  - Может, это и есть похмелье? - хмыкнул Эрик, натягивая сапоги. Комки чего-то полупрозрачно-зеленого пристали к подошве намертво, вновь напомнив парню о ночной вылазке. Сковырнув кусочек, Эрик растер его в пальцах. Зеленоватая пыльца беззвучно осела на пол. В этот же миг в дверь особняка кто-то требовательно заколотил. Учитывая, что особняк принадлежал хозяину здешних земель, отважиться на такой поступок мог либо очень смелый, либо очень влиятельный человек.
  - Чего нужно? - проскрипел голос Виллиса, этот крепкий старикан был единственным постоянным жителем особняка за исключением конечно маркиза и Эрика. Остальные слуги набирались по мере необходимости, и необходимость эта возникала не так уж и часто.
  - Именем Королевы откройте! - рявкнули в ответ. Прокравшись к окну, Эрик осторожно выглянул наружу. Окна его комнаты как раз выходили в нужную сторону, так что никаких проблем с тем, чтобы разглядеть неожиданных гостей не возникло. Четверо крепкого вида личностей стояли у дверей особняка, еще один колотил ногой в дверь. Одеты все четверо были по-разному, и вместе с тем было в их одеянии нечто общее. Нескольких секунд наблюдения хватило, чтобы понять что именно. Доспехи! Все пятеро носили доспехи, но не такие как у стражи. Эти больше походили на одежду. Неопытный человек, скорее всего ничего бы не понял, однако Эрику и самому неоднократно приходилось пользоваться различными видами брони, так что он без особого труда узнал эту несколько стесненную манеру двигаться. Все пятеро были вооружены самым разным оружием, однако помимо различного колюще-режущего оружия на поясе у каждого висела обшитая кожей дубинка. Ощутив пристальный взгляд один из головорезов поднял голову и прежде чем Эрик успел отступить от окна поймал юношу взглядом.
  - А кто вы такие чтобы требовать от ее имени? - поинтересовался Виллис сварливо, и насколько Эрик знал старика, тот уже приготовил мушкет, а то и не один. Виллис часто держал парочку под рукой. Впрочем, особняк маркиза и без этих мушкетов был напичкан самым разнообразным оружием. В саду, например, стояла кулеврина, и что характерно за ней тщательно ухаживали. Эрик никогда не задавался вопросом, откуда у простого слуги навыки по уходу за оружием, он просто принимал это как должное.
  - Мы из гильдии старик, мы имеем полное право, войти в этот дом, и мы войдем! - рявкнул в ответ, ломившийся в дверь громила, в этот же миг дверь неожиданно поддалась, что-то гулко лязгнуло, мужчина вылетел обратно. Скатившись по крыльцу, он ловко подхватился на ноги и выхватил из ножен короткий меч.
  - Вы имеете право войти в мой дом, только если у вас есть доказательства, что здесь скрывается одаренный, и если у вас нет доказательств, проваливайте. И передайте Генри, что еще один такой визит и гильдии придется переносить свой офис за пределы моей марки. - Тихо произнес Алистер, выйдя на крыльцо. Как и пятеро головорезов маркиз был в доспехах, и эти доспехи Эрик видел впервые. Было в них что-то зловещее. Пятерка быстро обменялась понимающими взглядами и слаженно отступила к привязанным к коновязи лошадям. Никто из них не поворачивался к маркизу спиной, складывалось ощущение, будто они не сомневаются в том, что стоит хоть на секунду потерять бдительность и с жизнью можно будет попрощаться. Проводив их взглядом, Эрик в спешке покинул комнату. К тому моменту как юноша спустился на первый этаж особняка, наемников и след простыл, а вот Алистер никуда не делся. Выглядел он
  - Иди в сад, - произнес маркиз, не удостоив юношу и взглядом, - Быстро! - добавил он чуть резче, чем обычно. Проглотив вертевшиеся на языке вопросы, Эрик послушно пошел в сторону сада, однако не успел он пройти и половину пути как внутри вновь принялся кататься ледяной ежик. В отличие от прошлого раза его перекатывания вызывали не боль, а скорее легкий дискомфорт. Эрик наверняка бы списал это на похмелье, но тут позади него раздался едва слышный шорох, а вслед за ним голос маркиза.
  - А вот и ты, если ищейки и дальше будут осаждать мой дом наши планы пойдут прахом, - произнес он.
  - Уже, - раздался лаконичный ответ, остановившись на полушаге, Эрик тихонько прокрался назад. Собеседник маркиза его, по меньшей мере, заинтриговал.
  - Хорошо, тогда прячь его! - потребовал Алистер, Эрик осторожно выглянул из-за угла, однако рассмотреть незнакомца ему не удалось. Все что он видел это неясное переплетение теней, напоминающее по форме человека.
  - Боюсь это не в моих силах, я исчерпал свой лимит чудес, я даже защитить себя не смогу если ищейки ордена вновь выйдут на мой след. Вам придется выпутываться самостоятельно. Все что я знаю так это то, что хотя тавматурги оцепили окрестности нашей маленькой неудачи, они все еще не разобрались, что там произошло, - с тихим смешком поведал собеседник Алистера.
  - Но они обязательно разберутся, - посулил неизвестный, растворяясь в тенях. А Эрик, замешкавшись, вновь встретился взглядом с маркизом, и этот взгляд не сулил ему ничего хорошего, но юноше было уже все равно. В его голове толклось столько вопросов, что все остальное там просто не помещалось. Самым насущным и одновременно самым волнующим был один - 'Где Эльза?'. Его Эрик и задал.
  - Собирайся, мы уходим, - вместо ответа покачал головой маркиз.
  - Я никуда не пойду, - заупрямился юноша.
  - Не глупи.
  - Я никуда не пойду, - упрямо повторил Эрик, выдержав отнюдь не дружелюбный и уж точно не самый приятный взгляд Алистера. На мгновение Эрику показалось, что маркиз подумывает над тем, чтобы разом избавить своего подопечного от всех проблем, причем самым кардинальным и возможно, весьма болезненным образом.
  - Девушка? - поднял бровь Алистер, и, не дожидаясь ответа, отвернулся.
  - Вилис, присмотри за всем, меня не будет, - обратился он к вынырнувшему из глубин особняка слуге, - Долго. - Добавил он тоном ниже.
  - Можете не волноваться, милорд, - коротко поклонился старый слуга.
  - Делай что хочешь, я не стану тебе мешать, - Вновь обратил внимание на Эрика маркиз.
  - Спасибо, - с изрядной долей облегчения выдохнул Эрик, его не покидало ощущение, что он только что побывал на волосок от смерти. Коротко кивнув Эрику, маркиз быстрым шагом вышел во двор, и прежде чем юноша успел опомниться, выехал за пределы усадьбы на единственной лошади. Только когда маркиз скрылся из виду, Эрик внезапно вспомнил кучу вопросов, которые он собирался задать, но теперь их задавать было не кому. Разве что Вилису, но Эрик сильно сомневался, что слуга расскажет ему о странном теневом человеке и о том, что это за 'наша маленькая неудача'.
  - Виллис, - обратился к слуге Эрик.
  - Да, молодой господин.
  - Расскажи, как я очутился в своей комнате? - Эрик решил начать с самого на свой взгляд простого вопроса.
  - Как обычно, - непонимающе пожал плечами старик.
  - Как обычно? - не поверил Эрик, в памяти юноши накрепко отпечатался ночной поход, да и синяки и ссадины недвусмысленно намекали на реальность произошедшего.
  - Ты видел, как я пришел? - решил допытаться до истины парень.
  - Нет, - покачал головой старик.
  - Странно, - пробормотал Эрик, он не чувствовал в словах слуги лжи, а в его взгляде желание утаить правду. Виллис действительно ничего не знал.
  - Еще что-нибудь? - услужливо поинтересовался старик.
  - Нет, ничего, если только у тебя нет еще одной лошади, - Ответил Эрик мрачно, перспектива добираться до Нью-Айсбурга пешком ему решительно не нравилась, но, к сожалению, ближайшая конюшня находилась именно там.
  - Лошади нет, но пока господин в отъезде я могу открыть арсенал, - неожиданно подмигнул юноше Виллис. Идея Эрику понравилась, и спустя несколько минут и пару пролетов ведущей в подвал лестницы он очутился в сравнительно небольшой комнатушке без окон. Здесь царила идеальная чистота и поразительная сухость. Одну из стен занимала стойка с самыми разнообразными клинками всех форм и размеров, здесь были и метательные ножи, и диски, и даже несколько выкованных из стали звездочек с заточенными краями. Пробежавшись по всему этому великолепию взглядом, Эрик не увидел ничего нового. Большая часть этого добра не раз побывала в его руках. А вот другая стена заинтересовала юношу. Здесь было выставлено огнестрельное оружие, помимо этого все представленные экземпляры объединяло только одно - все они были замаскированы под самые разные предметы обихода. Здесь была даже массивная печатка с крохотным механизмом. Даже не прикасаясь к этому чуду, Эрик мог точно сказать, что выстрелить из него можно только один раз и только в лицо, в противном случае противник, скорее всего, останется на ногах.
  Руки словно сами собой потянулись к оружию. В отличие от маркиза Эрик всегда питал слабость к огнестрельному оружию. Возможно, чисто из чувства противоречия, Алистер всегда утверждал различные пистолеты, ружья и прочее не более чем оружие последнего шанса. Слишком шумные, слишком медлительные они были недостаточно 'изящны' по мнению маркиза. Что именно Алистер понимал под словом 'изящность' было для Эрика загадкой. Помедлив, юноша все же взял одно из устройств, с креплением на запястье.
  - Возьмите что-нибудь понадежней, господин, - проскрипел старый слуга, заставив юношу вздрогнуть, все это время Виллис абсолютно беззвучно стоял у него за спиной.
  - Зачем? - искренне удивился юноша, но почти тут, же понял, что в словах старика есть смысл. Пробежавшись взглядом по стене с более традиционным оружием, юноша взял себе прямой обоюдоострый клинок в две ладони длиной. В комплекте к нему прилагались ножны с нехитрым ременным приспособлением для скрытого ношения. Стянув куртку, Эрик быстро закрепил ножны, и коротко кивнув Виллису, бегом выбрался наружу.
  Выбравшись за пределы особняка, Эрик еще некоторое время шел по дороге, пока его не нагнала груженая шкурами телега. Договориться с правившим лошадями мужиком было просто, так что до Нью-Айсбурга юноша добрался куда быстрее, чем рассчитывал. Но даже так дорога заняла остаток дня, к тому, же шкуры пусть и обработанные воняли, так что к концу путешествия Эрик уже жалел о своем решении. Впрочем, мысль о Эльзе подстегивала юношу.
  Добравшись до знакомого трактира, Эрик изумился царящей там тишине. Обычно даже со двора было прекрасно слышно, как народ веселится, пропивая честно или не очень заработанные деньги. Причем чем более честно заработанные, тем шумнее их пропивают. Эта странность живо напомнила Эрику вчерашнюю ночь. Где то в глубине души зашевелилось чувство вины. Ощущение что Эльза попала в беду стремительно переросло в мрачную уверенность. Несколько секунд Эрик потратил на составление в уме примерного плана действий и лишь, затем толкнул дверь трактира.
  В внутри царил полумрак, разгоняемый лишь пробивающимся сквозь окно лунным светом и тонкой освещенной щелью между дверью и полом.
  - С кем она была? - Грубый мужской голос просочился сквозь щель. Замерев на секунду, Эрик вслушался в разговор, хотя больше всего на свете ему хотелось пинком открыть дверь и приставив нож к горлу говорившего, начать задавать вопросы.
  - Я... не знаю, правда! Не знаю, она просто ушла и все, я не видел с кем! - зачастил другой голос. Эрик мгновенно узнал его, а так же эту манеру говорить. Именно с ней обычно говорит человек, которому угрожают чем-то холодным, длинным и очень, очень острым.
  - А ты подумай, - тихо прошелестел голос неизвестного, в нем слышалась даже не угроза, нет, в нем слышалось обещание. Обещание убивать медленно, очень медленно и как можно более болезненно.
  - Не знаю! Честно, но она всегда водилась с этим маркизовым отпрыском, - затараторил хозяин трактира, Эрик не знал, кем ему приходилась Эльза, да его по большому счету это и не волновало. А вот то, что его ищут, оказалось крайне неприятным сюрпризом.
  Незнакомец еще, какое-то время расспрашивал трактирщика, однако угроз больше не было, так, что Эрик решил не вмешиваться. Вместо этого он затаился в ближайшем к двери углу. Царящий в трактире полумрак и тот факт, что дверь открывается наружу, играли юноше на руку.
  Выяснив все, что хотел незнакомец, вышел из кухонного закутка, а у Эрика впервые появилась возможность его рассмотреть. К его немалому удивлению человек оказался вполне обычным, в отличие от головорезов гильдии Тавматургов от него не веяло угрозой. Он не носил доспехов, а оружие, если и было-то тщательно спрятано. Незнакомец был одет в серый невыразительный костюм, и столь же непримечательный дорожный плащ. Единственным выделяющимся предметом способным сойти за оружие была трость. Однако то, как незнакомец на нее опирался, показывало, что это для него, скорее предмет необходимости, чем дань моде.
  Эрик проводил его внимательным взглядом стараясь сохранить в памяти как можно больше деталей. Он запоминал вовсе не внешность или отдельные элементы одежды, нет, он старался запечатлеть в памяти манеру передвигаться в пространстве. Благодаря этому один раз, увидев человека можно узнать его потом под любой личиной. Впрочем, обо всем этом юноша еще не знал. Просто использовал один из вложенных в него навыков.
  Вслед за незнакомцем из закутка вышел и трактирщик, однако провожать до двери не стал, ограничившись не слишком дружелюбным взглядом. Незаметно сместившись в сторону, Эрик оказался за спиной ничего не подозревающего трактирщика. Зажав ему рот, юноша рывком втащил его обратно в кухонный закуток, кольнув в бок извлеченным из потайных ножен клинком.
  - Где Эльза, - медленно и раздельно произнес Эрик, чуть сильнее надавив на кинжал.
  - Я не знаю, - замер в его руках хозяин трактира. И хотя он обладал куда более могучим телосложением, идея вырваться даже не пришла ему в голову, уж очень быстро все произошло.
  - Знаешь, - угрожающе прошептал юноша и намекающее кольнул трактирщика в бок, Эрик чувствовал страх трактирщика, а так же его нежелание отвечать на заданный вопрос.
  - Ну, говори! - решил дожать трактирщика Эрик.
  - Ее забрали тавматурги, я не знаю ни, где она, ни что с ней! - Рявкнул в ответ трактирщик, и тут же попытался вырваться. Вызванный неожиданностью и скоростью нападения страх прошел, и в душе мужчины закипел гнев. И тут, наконец, Эрик принял решение, которое маркиз возможно бы даже одобрил вместо того чтобы схватиться с трактирщиком. Парень рыбкой ушел в сторону, плавный перекат отточенный годами тренировок и юноша проскочив под столом, выскочил наружу. Трактирщик так ничего и не увидел кроме неясного силуэта, к тому моменту как он выскочил во двор, там уже никого не было.
  Понаблюдав за трактиром еще некоторое время, Эрик осторожно направился к центру города. Юноша старался не попадаться людям на глаза, и благодаря патологической жадности городского магистрата это ему удавалось. В городе практически не было фонарей. Правда мало кто знал, что причиной этому служила вовсе не жадность, а скорее негласная договоренность. В юго-восточной марке вообще очень многие договоренности были негласными. К примеру, маркиз по первому требованию горожан отдал город в самоуправление, и особенно не лез в его дела, в то время как другие феодалы до последнего держались за свою власть. Правда, тут было одно 'но', стоило магистрату 'ошибиться' в сумме арендного платежа, как совершивший ошибку магнат исчезал при таинственных обстоятельствах. Этим же заканчивались любые попытки принудить маркиза расстаться с правами на землю, или устроить беспорядки. Отсутствие фонарей было одним из таких негласных пожеланий маркиза. Того же естественно желали всяческие темные личности, правда очень быстро выяснилось что в ночной тьме грабители частенько пропадают, а затем в самых любопытных местах стали находить порядком потрепанные трупы с прибитыми к груди табличками где перечислялись их преступления. В общем, с наступлением ночи Нью-Айсбург превращался в очень, очень тихий и очень безопасный город. Несмотря на тот факт, что найденные трупы принадлежали преступникам, мало кто из горожан осмеливался выйти на улицу ночью без особой необходимости, мало кому хотелось испытывать судьбу. Исключение из этого правила составлял лишь придорожный трактир и заведение мадам Бессон. В этих заведениях ночная жизнь била ключом.
  До офиса гильдии Эрик добрался, когда до рассвета оставалось от силы часа полтора. Богато украшенная вывеска зазывала прохожих обещанием самых невероятных чудес. Чуть ниже и куда более мелкими буквами говорилось, что гильдия не несет ответственности за то, как ее клиенты распоряжаются предоставленными чудесами. Обычно за здание гильдии пустовало. В Нью-Айсбурге очень немногие могли позволить себе ее услуги, однако город довольно быстро рос и богател за счет расположенных неподалеку рудников. Однако сейчас Эрик с удивлением обнаружил, что в здании кипит жизнь и это несмотря на предрассветный час.
  Пристроившись за окном, Эрик несколько минут наблюдал за тем, как люди носятся по коридору. На небольшой площадке отделанной дорогими породами древесины и золотом то и дело возникали люди. Возникали в прямом смысле этого слова прямо из воздуха. Впрочем, по здравому размышлению Эрик решил, что люди на эту пластину, откуда-то перемещаются, а вовсе не создаются ею.
  Юноше даже удалось подслушать несколько разговоров, правда все они велись об 'одаренных' и о том, как важно быстро их поймать. Лишь когда Эрик собрался, было сменить позицию, двое неторопливо идущий по коридору мужчин в сутанах школы целителей вели степенный разговор о пострадавшей девушке, а точнее о том можно ли проверить ее на одаренность, при этом не убив. Имя Эльзы в разговоре не произносилось, зато один из врачей упомянул номер комнаты на втором этаже.
   Сунув нож в тонкую щель на оконной раме, юноша налег на него и окно с жутким скрипом пошло вверх. Выдернув нож, Эрик одним прыжком перемахнул через него и ударом заставил его захлопнуться. Дверь напротив окна начала было отворяться, тело среагировало само. Саданув в дверь плечом, юноша влетел в комнату вместе с тем, кто пытался ее открыть, не теряя ни секунды, Эрик добавил оглушенному ударом мужчине рукоятью клинка в горло. Схватившись за поврежденную гортань, бедолага рухнул на землю, отчаянно пытаясь набрать воздуха в грудь. Еще один тщательно рассчитанный удар и он замер в неподвижности. Пощупав пульс, Эрик убедился, что его жертва жива. Оценив комплекцию, юноша начал снимать с него темно серый сюртук с гербом гильдии тавматургов.
  Переодевшись, Эрик выскользнул в коридор, предварительно связав лежащего в беспамятстве члена гильдии обрывками простыни. Меньше всего юноше хотелось, чтобы он, очнувшись, поднял тревогу.
  Несмотря на смену одежды, Эрик старался не попадаться людям на глаза, однако сделать это было весьма непросто, учитывая, что, несмотря на позднюю ночь или вернее раннее утро по гильдии по прежнему носились люди. Складывалось впечатление, что произошло нечто непредвиденное, и они отчаянно пытаются решить проблему. Эрик даже догадывался, какую именно. Несмотря на некоторую изоляцию, он знал, как активно гильдия ищет 'одаренных' и даже то какую сумму получает семья одаренного, отдав своего ребенка в руки гильдии.
  Поднявшись на второй этаж без особых приключений, Эрик беззвучно скользил по коридору, напряженно прислушиваясь к каждому звуку. В отличие от первого этажа на втором царила относительная тишина, если не считать богатырского храпа доносившегося из одной из комнаты. Осторожно заглянув в пару комнат через замочную скважину, Эрик пришел к выводу, что этот этаж отведен под спальни.
  Следуя по протоптанной в пыли тропинке, юноша добрался примерно до середины коридора, тщательно проверяя по пути каждую дверь, поскольку несмотря, на то, что каждая комната, по словам лекарей, имела свой номер, таблички на дверях предусмотрены не были. Ближе к концу протоптанной в пыли тропинке Эрик, наконец, отыскал нужную дверь, во всяком случае, он пришел к такому выводу, заметив, что дверь закрывается, снаружи.
  Осторожно отодвинув засов, юноша тихонечко открыл дверь, примерно в середине этого нехитрого процесса раздался такой душераздирающий скрип, что его услышали, наверное, по всему городу. Первым и самым правильным порывом было выскочить в окно, однако Эрик поступил иначе, мысль сбежать даже не пришла ему в голову. Протиснувшись в комнату, юноша закрыл за собой дверь.
  Обстановка комнаты была, по меньшей мере, странной, мягкий пол, и обшитые чем-то столь же мягким стены. Вот собственно и все, больше ничего в комнате не было, если не считать завернутое в матерчатое одеяло тело на другом конце комнаты и странной формы шкаф в рост человека.
  Эрик успел сделать ровно два шага в направлении свертка. Из шкафа донесся неясный шорох, а затем пол из мягкого неожиданно стал твердым, сковав ноги парня. Рванувшись Эрику удалось высвободить ноги ценой потери сапог и весьма неприятных ушибов, однако единственное чего он добился так это того что ноги увязли повторно, и в этот раз высвободиться не было никакой возможности. Завернутое в одеяло тело медленно погрузилось в размягчившийся пол.
  Выругавшись, Эрик принялся шарить взглядом по комнате, но ничего кроме большого шкафа обитого медью в комнате не было. В коридоре послышался топот.
  Поддавшись панике, Эрик несколько раз с силой ударил по затвердевшему полу лезвием своего клинка. Кончик клинка откололся, отлетев в сторону, не обращая на это внимания, Эрик продолжил долбить лезвием затвердевшую поверхность пола, и постепенно его усилия принесли желанную свободу. Однако вместо того чтобы сломя голову бежать к двери Эрик стянул с себя сюртук и бросил его перед дверью так чтобы тот лег на как можно большую площадь.
  Дверь с грохотом отворилась, и в комнату ворвалось двое головорезов гильдии. Их Эрик узнал моментально, именно они приходили к дому маркиза, в глазах одного из гильдейцев так же забрезжило узнавание. Без лишних слов громилы бросились на незваного гостя.
  Выставив вперед правую руку Эрик, спустил курок, громыхнуло, в воздухе зависло зловонное облачко пороховой гари. Крохотная пуля врезалась в лицо одного из громил распоров ему щеку и выбив пару зубов. Рванувшись вперед, Эрик что есть силы, приложил кулаком оставшегося невредимым противника и прежде чем тот оправился от шока, выскочил за пределы комнаты. Пинком, закрыв за собой дверь, Эрик рванул засов. На дверь тот час обрушился град ударов, а спустя миг раздался смачный хруст, а из двери выглянул кончик топора, впрочем, Эрик этого уже не видел. Задвинув засов, он бросился к окну. Отдаленный пока еще топот на лестнице заставлял действовать быстро. Юноша сильно сомневался, что переживет это эту ночь, если его поймают. Распахнув окно, юноша прыгнул ногами вперед, вцепившись руками в подоконник. Спустя миг юноша оказался на земле, однако вместо того чтобы сбежать как настоятельно советовал ему разум он вновь кинулся к окну правда теперь на первом этаже.
  Влетев в окно, Эрик не разбирая дороги, вломился в дверь напротив, именно туда, по его мнению, должен был опуститься сверток, и он не ошибся. Завернутое в одеяло тело спокойно лежало на полу, однако стоило Эрику сделать пару шагов как пол вновь начал размягчаться, зная, что за этим последует, парень прыгнул, стараясь, во что бы то ни стало добраться до свертка.
  Сгруппировавшись в полете таким образом, чтобы при падении распределить вес на как можно большую площадь Эрик рухнул на пол. Именно рухнул, поскольку пол неожиданно растерял свою мягкость. Выругавшись сквозь зубы, юноша кинулся к свертку. Закинув его на плечо, Эрик невольно удивился его легкости, однако времени, чтобы проверить, что же там у него уже не оставалось, выбравшись из комнаты, он осторожно спустил через окно сверток и выпрыгнул следом.
  Через десять минут бега по городским улицам сверток перестал казаться таким уж легким. Осторожно положив его на землю, Эрик без сил рухнул рядом. Тело парня ныло и стонало, жгли лицо мелкие порезы от разбитого стекла. Легкие горели огнем, а мышцы ломило от переутомления. Однако, несмотря на это Эрик был почти что счастлив, пусть и тем мимолетным счастьем, что возникает после победы над сложным противником. Кое-как, отдышавшись, юноша принялся осматривать свою добычу. Однако то, что казалось плотным одеялом, на деле оказалось плотным чехлом. Проведя рукой вдоль свертка, Эрик нащупал металлические вкрапления, расположенные через равные промежутки. Помимо этого юноша убедился в том, что под тканью скрывается тело, причем определенно женское, правда оно отличалось какой-то ненормальной легкостью и мягкостью. На этом находки и кончились. Ни застежки, ни чего либо, на нее похожего. Тщательно осмотрев добычу, Эрик пришел к выводу, что открыть сверток можно только разрезав плотную ткань. Однако приступить к этому процессу Эрик так и не успел, откуда-то сверху раздался болезненный вскрик, а следом на мостовую рухнуло тело. Перепачканный в крови короткий меч с лязгом отлетел в сторону Эрика. В тот же миг на другом конце улицы раздались полные ненависти крики.
  - Держи его, он убил Блейна! - Три уже знакомых Эрику фигуры неслись в его сторону, о том, чтобы сбежать не стоило, и думать, во всяком случае, со свертком на руках. Схватив меч Эрик, скользнул в узкий проулок. Как и Большая часть города, проулок был лишен какого либо освещения, но в отличие от большей части города над этим проулком крыши домов практически сходились, так что он практически никогда не видел света. Кроме того как и многие проулки Нью-Айсбурга он заканчивался тупиком. Эрик прекрасно знал об этом, и от всей души надеялся, что преследователи об этом не знают. И они действительно не знали, так что троица головорезов разделилась. Один принялся карабкаться на крышу ближайшего дома, чтобы сверху отследить перемещения беглеца, в то время как двое других кинулись в проулок.
  Вскарабкавшись по водосточной трубе, воин приготовился было влезть на крышу, как из проулка донесся крик боли и отчаянная ругань, а следом и звон мечей. Взобравшийся на крышу воин тут же поспешил на помощь своим товарищам, однако не успел он отпустить водосточную трубу, по которой ловко карабкался наверх, как его за шкирку схватила едва различимая во мраке рука. Миг и воина втащило наверх, а по водосточной трубе вместо воды хлынула кровь.
  Эрик отчаянно боролся за свою жизнь, казавшаяся удачной импровизация, с треском провалилась. Оба наемника оказались живы, несмотря на то, что юноше удалось застать их врасплох. Причиной неудачи были странные доспехи, прикрывающие головорезов гильдии, и возможно тот факт, что до этого дня убивать Эрику не приходилось. В нужный момент рука юноши дрогнула, и бежавший первым наемник вместо смертельной раны получил глубокий порез, второй и вовсе отделался рассеченным лицом. Однако даже после такой неудачи Эрик все еще рассчитывал на победу, пока не заметил что, несмотря на глубокие раны, противники вовсе не спешат истекать кровью. Более того начавшееся было кровотечение неожиданно остановилось.
  О гильдии тавматургов ходило множество слухов, и не все они были беспочвенны, впрочем, Эрик об этом прекрасно знал. Нет, большинство секретов гильдии ему были неведомы, зато он разделял скептицизм своего приемного отца по поводу сверхъестественных способностей работавших на гильдию людей. Поэтому сверхъестественная стойкость головорезов к кровотечению ничуть не испугала Эрика, хотя и стала неприятным сюрпризом. Только вот легче от этого становилось не намного. Наемников было двое, и оба ничуть не уступали юноше в мастерстве фехтования, а возможно даже превосходили за счет большего опыта. Вдвоем они обрушили на юношу настоящий град ударов, так что он даже помыслить не мог о контратаке. Парируя удары в экономной манере, Эрик старался тратить как можно меньше сил, и вскоре его тактика принесла плоды. Пусть раны наемников не кровоточили, однако боль от них никуда не делась, да и рассеченные мышцы работали не так эффективно. Выждав еще некоторое время в глухой обороне, Эрик начал планировать дальнейшие действия, однако его планам не суждено было сбыться, поскольку раненый в бок наемник неожиданно отступил и, поморщившись от боли, извлек из поясного чехла причудливой формы пистоль. Одного взгляда в его глаза хватило чтобы понять - брать живым беглеца никто больше не собирается.
  В отчаянии Эрик попытался было сократить дистанцию, но не тут, то было. Второй головорез не позволял юноше добраться до своего товарища. За миг до того как наемник спустил курок Эрик швырнул в него своим мечом. Кувыркнувшись в воздухе, клинок с хрустом пробил поножи из толстой кожи и глубоко вонзился в бедро воина. Грянул выстрел, Эрик едва не потерял сознание от боли, ударом его развернуло вокруг своей оси, а в следующий миг он очутился на земле. Падение спасло ему жизнь, поскольку вооруженный мечом противник никуда не делся и уже готовился снести юноше голову. Впрочем, это было не более чем отсрочкой, и Эрик это прекрасно понимал. Мерзкое во всех отношениях чувство бессилия затопило разум парня.
  Не говоря ни слова, головорез гильдии занес меч, а в следующий миг неведомая сила впечатала его в стену дома. Удар был настолько силен, что ее заляпало кровь, а тело наемника сплющилось от удара. Его товарища постигла куда менее печальная судьба, получив по шлему тростью, он потерял сознание, а Эрик с тревогой смотрел на то, как к нему приближается смутно знакомый силуэт.
  
  
  
  Глава 3
  
  - Кто это был!? Как ему удалось уйти? Почему охранная система его не остановила?! - Кричал на своих подчиненных Генри, нервно шагая перед выстроившимися в два ряда подчиненными. Будучи главой отделения гильдии тавматургов в новом свете он имел на это законное право, более того он мог делать с ними все что пожелает без каких либо последствий со стороны королевской судебной системы. Несмотря на невысокий рост и субтильное телосложение его гнев вызывал суеверный ужас у подчиненных. Куцая бороденка и плешивый череп лишь усиливали гнетущее впечатление. Причиной этого парадокса был тот факт, что от любых физических изъянов он мог избавиться в любой момент. В его руках было достаточно ресурсов для подобных манипуляций, а высокий ранг в иерархии позволял ему распоряжаться ими на свое усмотрение. Впрочем, как уже было сказано Генри, а именно так звали главу представительства гильдии тавматургов в новом свете, предпочитал ту внешность, которой его одарила природа.
  - Ну!? Я слушаю! - в очередной раз рявкнул он на своих подчиненных, пробуждение посреди ночи не самым лучшим образом сказалось на его настроении.
  - Объект-315 выработал свой ресурс, - подал голос тощий сгорбленный старичок, именно он был единственным представителем гильдии в Нью-Айсбурге. В отличие от Генри он и рад бы вернуть себе молодость с помощью чуда, но денег на подобные процедуры у него не было, и никогда не будет, учитывая весьма скромный уровень достатка местных жителей.
  - Одного вора оказалось достаточно? - Поинтересовался Генри, остановившись у окна.
  - Да, - робко продолжил старичок, чувствуя, что избежать крупных неприятностей можно лишь свалив вину на кого-нибудь другого.
  - Почему объект не заменили? - Поинтересовался Генри, насупив брови, эта гримаса в его исполнении выглядела, по меньшей мере, смешно, но, ни у кого из присутствующих желание посмеяться даже не возникло. Более того в рядах членов гильдии возникла тихая паника.
  - Лемар! - рявкнул Генири, безошибочно вспомнив имя отвечавшего за поставки 'материалов' в отделения гильдии. Вокруг бедолаги моментально образовалось свободное пространство. - Свои оправдания оставь себе, мне нужен отчет.
  - И поймайте, наконец, этого ублюдка! Он бросил вызов гильдии, и должен за это ответить, - почти спокойным голосом закончил Генри, по комнате прокатился едва слышный вздох облегчения, прежде чем он угас, в окно с туком врезался странный предмет. Тонкая покрашенная в черный цвет бечевка удерживала его на весу в центре оконной рамы. Прежде чем кто-либо успел сообразить, что происходит предмет, взорвался. Взрыв не был ни особенно мощным, ни разрушительным, он был тщательно рассчитанным. Оконное стекло разлетелось на осколки, несколько наполненных страхом и болью секунд люди метались по комнате, зажимая многочисленные порезы, в этой суматохе никто даже не заметил, что их начальника в комнате больше нет.
  - Ты за это ответишь, - Прошипел Генри, морщась от боли. Окровавленный кончик стилета торчал у него из живота, однако, не смотря на рану, он сохранял поразительное присутствие духа, если учесть что в этот самый момент он висел на высоте второго этажа, и единственное что удерживало его в воздухе - затянутая в черную перчатку рука. Тыльную сторону ладони защищали искусно подогнанные стальные пластины, а на кончиках пальцев красовались сантиметровые стальные когти. Впрочем, в данный момент их видно не было, но генри прекрасно их ощущал по той простой причине, что эти когти глубоко погрузились ему в шею.
  - Едва ли, - прошелестел тихий вкрадчивый голос. Лица своего похитителя Генри не видел, тот держался у него за спиной, однако это вовсе не помешало ему догадаться, кто держит его за шею, - Ты нарушил наше соглашение, и я пришел за тобой.
  - Соглашение? С тобой? - если бы мог Генри бы рассмеялся, - Ты реликт старого мира, ты один. Ты больше не нужен, твой бывший хозяин мертв, а его дочь поддерживает нас. Так что сделай всем милость - сдохни!
  - Не могу, - последовал лаконичный ответ, а затем сжавшая шею Генри рука исчезла, а вот стилет никуда не делся. Однако прежде чем стальная полоса успела добраться до жизненно-важных органов, Генри исчез, оставив после себя лишь капли крови на клинке своего собеседника.
  - Тавматурги, они всегда все усложняют, - посетовала укрытая тенями фигура, отточенным движением стряхнув кровь с клинка.
  - Неважно, это отвлечет его от поисков мальчишки и твоих друзей-заговорщиков. К тому же смерть персонального защитника Генри дала нам достаточно сил для восстановления, - ответил ей скрежещущий металлический голос. Он звучал так, будто кто-то решил воспроизвести человеческую речь, скребя одним куском стали о другой. Разобрать отдельные слова было весьма непросто, но у скрытой тенями фигуры был большой опыт.
  Одинокий солнечный луч коснулся укутанной тенями фигуры, пробив окружающие ее тени, он на миг высветил гладкую металлическую поверхность в том месте, где должно бы располагаться лицо, спустя миг тени вновь сгустились, однако вслед за первым лучом из-за горизонта выглянул краешек солнца. Бросив взгляд на стремительно светлеющее небо, фигура неодобрительно хмыкнула и одним прыжком соскочила с крыши, исчезнув в темном переулке.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"