Яновский Вадим Владимирович: другие произведения.

Звездолёт "Фуэте"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.60*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл. Последняя (надеюсь) редакция от 14.06.11.



   Комиссия.
  
   В кабинете, на дверях которого красовалась табличка "Начальник отдела мониторинга Филатов К.П." было двое. Один из присутствующих сидел за письменным столом, стилизованным под начало 20-го века: зелёное сукно, настольная лампа с зеленоватым абажуром. Правда, в ней горела не лампочка накаливания, а новейшая система с управляемым потоком света. Сидящий за столом вертел в руках манипулятор персонального терминала, стилизованный под старинную перьевую ручку.
   В кресле, слева от стола, расположился второй собеседник с крохотной чашкой кофе в руках, из которой он время от времени прихлёбывал.
   -- Слушай, Константин Петрович, вот объясни мне, как ты представляешь себе этого... пилота и путешественника, который работал в научной организации на месте командира экспедиции в нашей конторе? Это в нашей-то! Ну что я тебе рассказываю, -- собеседник поставил пустую чашку на низенький столик около кресла и спросил с наигранным уничижением в голосе: -- А вторую чашку кофе у тебя посетителям предлагают?
   -- Гм, -- Константин соорудил надменное выражение лица и, что-то отметив манипулятором в терминале, сказал -- сейчас принесут.
   Помолчав немного, Филатов продолжил.
   -- Ничего, ничего. Уверен, что справится. Ты читал, что про него наш психолог написал? Вот, послушай: "обладает способностью ориентироваться в обстановке и принимать качественные управленческие решения, находясь под сильным психологическим давлением"! То-то! -- Константин склонил голову набок и провёл рукой по коротко стриженой макушке, -- да и потом, тебе не надоели эти наши ммм... мурзики. Как нужно ущучить какого-нибудь местного царька из глухомани, так это извините! Не очень, понимаешь, интересное занятие. Оно конечно, намного приятнее получить симпатичный, толстенький конвертик с круглой суммой. И не глядя подмахнуть бумагу, что мол, всё в ажуре. А мы потом удивляемся, какой же у нас бардак, понимаешь! Знаешь, ты думай, как хочешь, а я на этого парня ставлю. А кроме того, посмотри-ка, с кем он летит! Экипаж-то весь, как на подбор!
   -- Оптимист.
   -- Ага.
   В этот момент Виталий Тышковский, тот самый парень, о котором шёл спор в кабинете, постучал в дверь. Был он одет в форму лётчика гражданской авиации. Присутствовала даже форменная фуражка под мышкой.
   -- А вот и наш волонтёр пожаловал, -- сказал Филатов, подымаясь из-за стола, -- знакомьтесь: Виталий Игоревич Тышковский, пилот первого класса, назначен командиром звездолёта "Фуэте". А это -- Головин, Леонид Леонидович, инспектор нашего отдела, мой заместитель и, так сказать, правая рука. -- Константин, словно кожей почувствовал, что Леонид не упустит случая разыграть перед новичком спектакль, и невольно поёжился. Ну конечно, Лёнька не может, чтобы не похулиганить! И как всегда, Константин Петрович подсознательно старался сгладить ситуацию, конечно же, попадаясь на удочку Леонида в который раз. Проклятая щепетильность! Воспитание, будь оно неладно! Однако, ничего с собой поделать не мог.
   -- Так сказать, нашего полку прибыло, -- сказал он, потирая руки и вымучивая из себя улыбку.
   Сделав над собой усилие, обернулся. Головин, судя по новому выражению лица и округлившимся глазам, страдал если не дебилизмом, то уж слабоумием, наверняка. Изобразив туповатую серьёзность, он поднялся, протянул лётчику руку и заключил проникновенное рукопожатие.
   -- Виталий, -- ответил тот. Смутился и отвёл глаза.
   -- Лёня, прекрати, -- сказал Филатов, впрочем, не особо рассчитывая, что тот прекратит.
   -- А что? -- невозмутимо продолжил тот, -- наш визави не любит придурковатых начальников? А, между прочим, зря, -- Леонид наконец-то убрал маску слабоумного, -- для молодого человека с амбициями это ж просто находка! С дураком в начальниках перед вами открываются чудесные перспективы карьерного роста. Заметьте, не всем выпадает такое счастье. Мне вот, не повезло, -- с наигранной печалью вздохнул Леонид, -- и сидеть мне теперь в замах, пока шефа нашего не заберут куда-нибудь из отдела на повышение. Впрочем, надежды на это мало.
   -- Ну вот, понесло -- вздохнув, сказал хозяин кабинета.
   -- Скажите, Виталий Игоревич, а как нашему шефу удалось вас переманить? Небось, Константин наш, Петрович, сулил премиальные как у министра? Или грудь в орденах и адмиральские лампасы?
   -- Лёня, у адмиралов не бывает лампасов, -- ядовито заметил Константин.
   -- Правда? Тогда что там у них бывает? Нашивки, жезлы? Виталий, у вас-то похоже, на прежней службе всё складывалось вполне благополучно?
   От этого простого вопроса Виталий напрягся, не нравилось ему быть объектом для шуток и розыгрышей. Потому ответ у него получился деревянный.
   -- Можно сказать так: там я достиг возможного максимума, всё-таки первый класс, командир звездолёта в научном главке. А что дальше? Дожидаться списания на Землю? У нас там планов расширения или перспектив чего-то нового, масштабного, не предвиделось. -- Наконец Тышковскому удалось немного расслабиться. Он вздохнул и, улыбнувшись, продолжил, -- ну и предложение роскошное: вакансия капитана на корабле класса "М". Чего тут думать? Какие еще премиальные?
   Тышковский метнул осторожный взгляд на Головина, но тот продолжал сидеть с невозмутимым видом, словно его это не касалось, и не он только что валял дурака.
   -- Виталий Игоревич, переподготовку, насколько я понял, вы закончили? Можно лететь? -- спросил Константин.
   -- Ещё вчера получил лицензию на право управления звездолётами среднего и тяжёлого класса, -- кивнул Виталий, -- и медиков тоже прошёл. Готов приступать к новым обязанностям.
   -- Тогда давайте сразу к делу? -- Филатов протянул Виталию еще один лист-терминал, -- сейчас просмотрите полётное задание в общих чертах. Для первой экспедиции оно будет простое, я бы даже сказал, рутинное. Слетаете на планету к губернатору Жернину, доставите туда административную группу. Они посмотрят состояние концессии на месте, что там и как. Мы постоянно навещаем наших подопечных, делаем такие вот э-э контрольные визиты. Ну а ваше основное задание для первого полёта - знакомство с кораблём и экипажем. Потому, хоть задача простая, экспедиция отправляется с полной выкладкой: с вам полетят и Пролог и силовики.
   Виталий пробежал глазами текст задания, подробности можно и потом уяснить, в целом же - действительно все просто и понятно. Может только на первый взгляд? Мало ли, сколько может всплыть неизвестной еще специфики, которую свежий человек сразу и не разглядит.
   Секретарь принесла на крохотном подносе три чашечки кофе. Сделав глоток, и отставив чашку на край стола, Константин продолжил:
   -- Вот такое дело в общих чертах. Давайте-ка ещё для знакомства по экипажу пробежимся, -- сказал он и переключил терминалы на список.
   -- Вот они, значит так: бортовой врач Анна Ханссен, -- на лице Константина появилась тёплая улыбка, -- наша Анечка. Профи высочайшего класса, кстати. Еще и универсал, каких днём с огнём не отыщешь. Это я бы сказал, везение, что такой человек на борту.
   Виталий рассматривал фотографию, появившуюся на терминале. Красивая женщина, похожа на Снежную Королеву из старинного мультфильма, только в отличие от королевы - весёлая. Глаза со смешинками, очаровательная улыбка. Сколько же ей лет? Явно не молодая, но эффектная. Оторвавшись от фото, он обнаружил, что Головин откровенно его рассматривает и смутился: разглядывает, как первоклашку.
   Константин бежал указателем по списку дальше.
   -- Вот, теперь группа Пролог. Астрофизик Рудольф Куклин.
   На терминале возникла колоритная личность: ухоженная, красиво стриженая борода, тщательно уложенная ярко-рыжая шевелюра. Глаза прозрачные, светлые и оттого немного рыбьи.
   -- Очень своё ремесло любит, -- продолжил Константин, -- вот только не приведи Господи, спорить с ним. Заводится с пол оборота, как мальчишка, право-слово. А уж если заведется, орёт на всех, не разбирая чинов и званий.
   -- Теперь еще один человек из Пролога, планетолог Антон Ривейра. 36 лет.
   На снимке серьёзное лицо, но в уголках губ прячется улыбка. Глаза живые, проницательные. Похоже, что планетолог - человек азартный и деятельный.
   -- Опытный специалист, обожает решать зубодробительные задачи. А корабельный комплекс Пролога в его руках творит чудеса.
   -- Административная группа, два человека. Значит так: чистый управленец, практик Паскаль Буше. Интеллектуал и большая умница.
   Паскаль Виталию напомнил мушкетёра, выписанного Александром Дюма, эдакого Арамиса: тонкие черты лица, в бравом взгляде - отвага и благородство. Причем, явно не показушные, это Виталий мигом бы распознал.
   -- Его дважды губернатором назначали, -- продолжал Филатов, -- и оба раза, на планеты, где колонии были доведены до ручки и находились на грани эвакуации.
   -- Всё равно, строгости ему не хватает, -- вставил Головин. Но Филатов только отмахнулся: мол чья бы корова мычала.
   -- Теперь юрист: международное и корпоративное право. Санджив Сингх. Гм, фамилия громкая, по-моему, был в Индии такой премьер-министр. Не помню только, как того Сингха звали, но не Санджив, это точно.
   На снимке - совсем молодой человек. Хорошее, открытое лицо, серьёзный взгляд, пожалуй излишне задумчивый, философский, словно его обладателю больше по душе созерцание, чем активное действие.
   -- Кстати, а наш-то, учился в Гарварде, ага, стажировался на родине, в Индии. Потом три года работал в Европе.
   -- Системщики. Тут уж не знаю, как сказать, повезло или нет. Хулиганы, конечно, первосортные. Настоящая банда. Значит, с ними там девчушка будет. Она первый раз летит, да и по возрасту, ребенок совсем еще. Впрочем, волевая, с характером. Хорошо бы присмотреть за ней. Она вообще-то из Южной Африки, вроде. Или предки оттуда, не помню я точно, надо глянуть. Ильзе Брикс. Семья у неё очень богатая, вот похоже на этой почве у папаши крыша и съехала, хотел Ильзе замуж выдать за какого-то партнёра своего, делового. Затиранил дочку совсем этим замужеством. Она к тому моменту политехнический заканчивала. Ну и того, считай, сбежала из-под родительской опеки. Да уж, характер такой. У системщиков она отвечает за связь и навигацию.
   На экране - крепкая, темноволосая девушка с короткой стрижкой. Курносая, с веснушками на щеках. Взгляд внимательный, а губы плотно сжаты, напряжены.
   -- Так, теперь умники эти: Евгений Федотов и Эрик Долгополов. Спецы они, конечно отличные. Шутки у них только дурацкие. -- Константин поёрзал в кресле, -- и дисциплины никакой! Так что с ними построже надо. Евгений у них всей аппаратурой заведует, включая энергетику, а Эрик - системами управления. Хотя, такое деление - условность, Эрик прекрасно может справится с двигателем, а Женька - разобраться с бортовой кибернетикой.
   Двое молодых ребят. Чем же они так прославились в отделе? Виталий посмотрел на Леонида, тот тщательно прикрывал улыбку ладонью, пытаясь сохранить на лице серьёзное выражение:
   -- Не забудь про казаков, -- напомнил он Константину.
   -- Ага, силовики с вами тоже летят, казаки атамана Лисина. Фамилия - говорящая, хитрейший он мужик, надо сказать.
   -- Я всё хотел спросить, Константин Петрович, -- вставил Виталий, -- почему вдруг казаки? Старомодное какое-то понятие, это что-то на манер полевой жандармерии?
   -- Почти. Защитить мирное население, взять под контроль и удерживать территорию столько, сколько понадобится, да хоть поселиться там, -- Константин энергично рубил ладонью воздух, чеканя слова, -- никто с такой задачей кроме них не справится. Или, например, одолеть местную банду. Эти, кстати, чаще всего маскируются под местных жителей. В общем, там, где важно длительное присутствие сил по защите порядка, хорошо вооружённых, организованных и обученных людей. Самоназвание, может и необычное, даже старорежимное - "казаки". Но это довольно серьёзные ребята.
   Леонид оживился и добавил:
   -- Знаете, сколько среди них отставников всяких спецназов и спецслужб? Наверное, каждый второй. Ага, и каждый первый имеет очень даже неплохое образование. Техника у них, в основном, своя: не серийная, заводская, а основательно переделанная. У казаков инженеры-кибернетики - сила! Видел я как-то, что они вытворяют на своих боевых транспортёрах, то есть БТ - невероятно! - Леонид зажмурился от удовольствия, прямо как кот, которого почёсывают за ухом, - у аппаратов переработана авионика и силовой блок. Думаю, движок там раза в полтора мощнее серийного. И в программном обеспечении, само собой, тоже основательно покопались. Ну и, кроме этого, имеется много своих, оригинальных разработок.
   Помолчав, Константин подвёл итог:
   -- В общем, команда подобрана крепкая. Считаю, экспедиция готова ко всякого рода неожиданностям. Но, будем надеяться, всё пройдёт гладко. Старт должен состояться через трое суток, а вы, Виталий Игоревич, отправляйтесь на корабль завтра же. Обживайтесь, знакомьтесь с командой.
   -- Погрузка уже началась, ею занимается боцман, -- добавил Леонид, -- кстати, хорошо, что вспомнили, зовут его Кирилл Ивлев. Не очень разговорчив, я бы даже сказал, нелюдим. На "Фуэте" с самого начала служит, корабль для него как дом родной. И положиться на него можно. Виталий, вы уж постарайтесь найти с ним общий язык.
   ***
   Корабль с надписью "Фуэте" на борту, относился к классу "М", особому классу звездолётов-универсалов, предназначенных для службы мониторинга в МКК, Межпланетной Колониальной Комиссии. Кроме наблюдений, этот класс звездолётов приспособлен для запуска на вновь открытых планетах нулевого цикла подготовки к освоению. На борту у них есть всё для проведения корректировки микробиологического фона, чтобы на планете спустя несколько лет настали благоприятные условия для следующих этапов модификации атмосферы, почвы и климата.
   Во времена череды глобальных экономических кризисов, политика выдачи прав на колонизацию планет в МКК претерпевала множество изменений, зачастую совершенно нелогичных. Бывали времена, когда для получения лицензии на колонизацию требовалось предоставить на рассмотрение комиссии инвестиционный проект с экономическим обоснованием на 25 лет вперед, застрахованный и перестрахованный. А то вдруг права на колонизацию выдавались инвестиционным фондам, вынырнувшим из ниоткуда, лишь бы тем хватило средств внести мизерный, по сравнению со стоимостью концессии залог. Справедливости ради надо сказать, что Комиссия руководствовалась благими намерениями, прилагая титанические усилия для спасения экономики Земли.
   Теперь же предоставление прав на колонизацию частным инвесторам упразднили. Человечество вынуждено было признать, что колонизация планет - задача слишком сложная и дорогостоящая для любой, даже сверхмощной корпорации, консорциума или инвестиционного фонда.
   Кроме того, такой способ колонизации содержал внутренний конфликт интересов. Любая частная компания нацелена на получение максимальной прибыли. Как следствие, её руководство испытывает неодолимое желание сократить издержки за счёт социальных программ. Настоящее проклятие корпоративных колоний - деградация общества в условиях изолированного поселения.
   На практике же бывало и не такое. Например, инвестор, который получил права на освоение планеты, становился банкротом. Тогда, чаще всего, выяснить состояние дел в колонии можно было только на месте, отправив туда экспедицию. Бывали случаи, добровольных отказов от колонизации. Тогда Комиссия инициировала ставшую стандартной для таких случаев процедуру передачи управления временной администрации. Чтобы, наладив жизнь в колонии, предоставить ей возможность стать частью Межпланетной Конфедерации.
   Когда неурядицы, в том числе и экономические, остались в прошлом, и порядок в межпланетных делах более-менее устоялся, в МКК появился целый флот кораблей класса "М".
  
   Первая экспедиция.
  
   Краткая справка.
  
   Звёздная система XID001051811874 по стандарту (eXtended IDentifier) каталога Межпланетной колониальной комиссии. Рабочее название планеты: Коперник-3.
   Коперник-3 управляется губернатором. В администрацию губернатора входит ряд департаментов.
   Управление: губернатор, заместители и руководители департаментов.
   Департамент энергетики. Управляет энергоснабжением планеты. Эксплуатирует орбитальную энергетическую станцию, выполняет на ней регламентные работы и обслуживает приёмно-распределительные узлы на планете.
   Департамент экологии. Эксплуатирует сеть станций контроля и управления биосферой.
   Департамент геофизики и картографии. В его ведении находится спутник картографирования и ландшафтного мониторинга. Занимается разведкой полезных ископаемых.
   Департамент ТСМ (транспорт, связь, медицина). Обеспечивает администрацию планеты связью, транспортом, в том числе орбитальным и межпланетным. Осуществляет медицинское обслуживание всех, кто находится на планете.
   Инженерный департамент. Надзор за концессией и горные разработки.
   Статус: для построения инфраструктуры участки территории планеты сданы в концессию типа BOT (Build -- Operate -- Transfer) сроком на пятьдесят лет.
   Исполнитель концессии: инвестиционная группа "Гелиос".
   Цель: Создание сельскохозяйственной и промышленной базы для обеспечения первого этапа заселения на один миллион человек. Создание транспортной инфраструктуры, пригодной для налаживания регулярного пассажирского и грузового сообщения с Землёй.
  
   Старт.
  
   Аэробус с пилотами летел к орбитальному лифту над выжженной степью. Пейзаж в иллюминаторах не баловал разнообразием. Наконец, впереди на горизонте обозначилась в голубой дымке горная гряда. Там находилась цель поездки - лифт, связывающий Землю с орбитой. Среди попутчиков Тышковского, знакомых не оказалось. Заводить же новые, у Виталия не было настроения. Вскоре ему предстояло знакомство с целой командой. Поэтому он занял пустующее кресло на галёрке и задремал.
   -- Смотрите-ка, десант догоняет! - разбудил Виталия возглас сидевшего в первых рядах пилота, который указывал своему соседу куда-то назад, по правому борту.
   Действительно, их довольно быстро нагонял десяток БТ. Стремительно обойдя аэробус, словно тот стоял на месте, десант исчез из поля зрения. "Увидеть бы, как казаки летают, - подумал Виталий, - уж больно аппетитно про них Леонид рассказывал".
   -- Хорошо идут ребята, -- добавил тот же голос.
   Лифт работал на полную катушку, потоки грузов и людей в обе стороны, не прекращались ни на минуту. Громадное здание пассажирских перевозок гудело людским многоголосьем, как растревоженный улей. К удовольствию Виталия, который не любил шумных, многолюдных мест, ожидать посадки не пришлось. Неспешный подъём к орбитальному транспортному узлу длился почти час, там Виталий взял автоматическую шлюпку, погрузил в неё свои пожитки, и отправился на "Фуэте".
  
   ***
   Веретенообразный корпус корабля был пришвартован на крупнейшей базе флотов Конфедерации, расположенной рядом с энергетической станцией. Станция эта находилась в той самой точке, где атмосфера Земли, словно гигантская линза, фокусировала солнечный свет. Часть полученной энергии направлялась на Землю, но львиная доля её использовался здесь же, для нужд базы.
   Уже подымаясь на борт, Виталий вдруг с удивлением осознал, что так и не поинтересовался, кто же командовал "Фуэте" до него? Настолько заманчивая открывалась перспектива. И почему этот пост стал вакантным? Виталий покраснел, как это же он ничего не разузнал про бывшего капитана? А сейчас ему предстояло принять на себя ответственность за экипаж и огромное хозяйство, каким является звездолёт класса М. В конце концов, Тышковский мысленно махнул на всё рукой. Что седлано, то сделано, назад не отыграешь, в конце концов, он уже принял всю полноту власти и ответственности в тот самый момент, когда согласился перейти на "Фуэте". Виталий подумал, что время само расставит всё по местам. Главное, вовремя переложить галс и поймать ветер, а что приготовил ему новый поворот - будет видно.
   Первым делом следовало попасть в рубку. Оказавшись в самом сердце корабля Виталий активировал свой ключ управления, на что сразу же отозвался бортовой компьютер.
   -- Добро пожаловать на борт, Новый Хозяин, -- в рубке прозвучал неожиданно бархатный, живой, совсем не механический голос, -- какие будут распоряжения?
   Выслушав эту, сдобренную вежливо-предупредительными интонациями фразу, Виталий покачал головой: не хватало, разве что, церемониального поклона. Однако веселые ребята, наши системщики, подумал Тышковский. А каково обращение: Новый Хозяин!
   -- В каком состоянии сейчас борт?
   -- Ремонт закончен. Тесты и проверки начинаются через 10 часов. Группа системных инженеров в полном составе уже на борту. Погрузка идёт по графику. Старт - через 42 часа 27 минут.
   На сей раз, фраза прозвучала однозвучно и сухо.
   -- Кто командовал кораблём до меня? -- помедлив, решил всё-таки выяснить Виталий.
   -- Капитан Головин Леонид Леонидович, -- торжественно прозвучал ответ.
   Вот значится как! Головин, инспектор, заместитель начальника отдела --.бывший командир "Фуэте"! Это что же получается, он мне корабль передавал? Да, дела. Хоть бы слово кто сказал!
   -- Борт, как мне тебя называть? -- спросил Виталий.
   -- Прежний капитан звал меня Кормчим, Мастер-Шеф, -- объявила машина.
   Похоже, с этим бортовым компьютером, не соскучишься, подумал Тышковский. Ладно, пусть будет Кормчий. Капитану впервые представилась возможность поработать со столь совершенной машиной. На тех кораблях, что ему доводилось летать прежде, компьютеры обходились без изысков. А столь яркой, богатой интонациями речи у бортового компьютера он слышал считанные разы.
   Виталий взял в руки лист-терминал, открыл план корабля и отыскал на нём метку, показывающую местонахождение боцмана. Тот оказался как раз возле грузового шлюза. Смотри-ка, лично следит за погрузкой, хотя мог бы сидеть в своей каюте и наблюдать за процессом по терминалу.
   -- Хорошо, Кормчий. К началу тестов я буду здесь, в рубке. В моей каюте есть подключение к твоему кластеру?
   -- Точно так, Мастер-Шеф! Какие будут дальнейшие распоряжения? -- на сей раз интонации были точь-в-точь, как у рапортующего новобранца.
   -- Никаких, -- запнувшись, произнёс Виталий, -- что ты имеешь ввиду?
   -- Простите, Мастер-Шеф, ничего. Фигура речи.
   -- Ну и ладно, -- сказал Виталий, про себя же подумал: мощная машина, надо будет внимательнее просмотреть корабельную документацию. С архивом тоже нелишне будет ознакомиться.
   Тышковский отыскал свою каюту. Ничего особенного, немного больше тех, где Виталию доводилось обитать прежде. Он на скорую руку распаковал вещи и, присев к крохотному столику, активировал терминал. Настроил фильтры информационного потока на процесс погрузки звездолёта, довольно кивнул. График выдерживался с точность до минуты.
   Когда Виталий собрался, было, идти к грузовым шлюзам, в каюту постучали. Открыв дверь, он обнаружил на пороге незнакомого человека. Рослый, широкоплечий, он напомнил капитану античного героя. Со взором эдакого повидавшего свет, умудренного опытом хитроумного Одиссея. Человек, заинтересовано рассматривая Виталия, произнёс густым, немного скрипучим голосом:
   -- Здравствуйте, капитан. Кормчий сообщил, что вы уже на борту, решил зайти представиться. Я - боцман, Ивлев Кирилл.
   -- Здравствуйте, -- ответил Виталий, -- да вы проходите, чего мы на пороге стоим?
   Тышковский жестом пригласил гостя войти, тот охотно согласившись, выбрал себе место за столиком.
   -- Мне Леонид про те... -- зависнув над стулом, Ивлев споткнулся на полуслове, -- про вас рассказывал.
   Похоже, что у него имелась привычка: обращаться ко всем на "ты". Занятно, подумал Виталий, что же Головин мог про меня рассказать?
   -- Леонид командовал "Фуэте" до меня, -- утвердительно сказал Тышковский и, помолчав, добавил: -- я узнал об этом только здесь, на борту, хотя мог бы, конечно и догадаться. Он с Филатовым знакомил меня со звездолётом и командой. Только Головин не сказал, что я его преемник.
   -- На Леонида это похоже, -- сказал Ивлев и его взгляд потеплел.
   -- И какое у него мнение о новом капитане? -- склонив голову набок, спросил Виталий.
   -- Головин сказал, например, что у вашего ангела-хранителя, похоже, много работы, -- ответил Ивлев.
   -- Вот как? -- произнёс капитан, -- так сразу и не разберёшь, хвалят тебя или наоборот, ругают. А давайте на "ты", боцман. Не против?
   Кирилл кивнул.
   -- Давай, не люблю я церемоний. А насчёт твоего ангела-хранителя Леонид так выразился: новому капитану частенько доводилось искать выход из сложных, нестандартных ситуаций.
   Да, тут бывший командир "Фуэте" пожалуй, прав, подумал Тышковский. Воистину, его карьеру можно называть какой угодно, но только не скучной. Хотя, Виталий не находил в этом ничего особенного. Во всяком случае, роптать на судьбу ему никогда не приходило в голову.
   -- Еще Леонид сказал, что ты людьми не командуешь, -- обронил боцман.
   -- Да, это правда. Генерала, или даже простого сержанта из меня не вышло, -- мрачно заметил Тышковский и опустил взгляд.
   -- Насчёт командования... -- похоже, Ивлев подыскивал формулировку, -- знаешь, не самое худшее качество для капитана, если знать нашу специфику. Ты же в курсе, что в дальние экспедиции попадают только те, кто прошёл особый психологический отбор. Кто в состоянии подолгу жить и работать в тесном контакте. Командные интонации они стерпят, кончено, но таким ребятам ой как не нравится, если их заставляют ходить строем.
   Ивлев, покачав головой, вздохнул.
   -- Да не комплексуй, капитан, подход у тебя правильный. В нашем деле хуже всего что? Это когда люди начинают думать, что ими помыкают. Демонстрировать своё недовольство никто, конечно, не решится, но и нормальной команды тоже считай, нету.
   "Всё верно, -- подумал Виталий, -- только мне как быть? Люди на звездолёте давно друг друга знают, а я тут человек новый. Конечно, со временем всё станет на свои места, но времени-то как раз и нет! До старта меньше двух суток осталось. Хотя... а кто у них не новый? Административная группа не летает с экипажем постоянно. Казаки - тоже вряд ли. Боцман, инженеры, возможно, еще врач. Да, еще планетолог и астрофизик. Кажется, всё".
   -- Я познакомился с командой заочно, -- произнёс Тышковский, -- как думаешь, станут они нового командира на прочность испытывать? Ведь есть же такой жанр: выяснять, чего на самом деле стоит человек, который берется руководить?
   -- Это навряд ли. Все знают, что тебя сам Головин одобрил, -- подняв вверх указательный палец сказал Ивлев, и, поразмыслив, добавил: -- да и кому оно надо? Ну, разве что молодёжь наша, инженеры. Те могут какую-нибудь каверзу придумать. На шутки они мастера. Но тут уж такое дело: всем достаётся, никого эта братия не празднует.
   Понизив голос, боцман произнёс:
   -- Если хочешь знать, эти бандиты и мне устроили как-то приключение. Представляешь, на скафандр, ближе к подошвам закрепили микродюзы с дистанционкой. В общем, решил я как-то за шлюпками присмотреть возле причала. А там уже невесомость. Завис я, значит, над шлюзом, снаружи. Ну и закрутили меня там шутники эти, прямо как волчок, представляешь?
   Боцман пристально глядел на Тышковского видимо ожидая, станет ли тот смеяться. Виталий только сочувственно покивал.
   -- Вот такие дела, -- добавил боцман, хлопнув себя по коленке. -- Ну, ты сам скоро всё увидишь!
   Он поднялся и протянул Виталию руку.
   -- Ладно, пойду я, капитан. Завтра тяжёлый день, надо хоть немного поспать. И тебе советую.
   Когда Ивлев ушёл, Виталий решил внять разумному совету и как следует выспаться перед грядущим хлопотным днём. До старта оставалось совсем мало времени.
   Когда по корабельному времени наступило утро, капитан Тышковский решил воспользоваться тем, что на борту еще действовала гравитация и потратить немного времени на то, чтобы привести себя в порядок и побаловать себя кофейком. Когда еще выпадет такая возможность! Во время полёта, когда гравитация отключится, такой роскоши уже не будет, а тянуть горячий напиток, рискуя обжечься, то еще удовольствие! Или, что по мнению капитана еще хуже - довольствоваться холодным.
   Виталий считал душ величайшим изобретением человечества. Он поиграл подачей воды, делая струю душа то холодной, то обжигающей. С удовольствием растёрся полотенцем и, надев свежую униформу, оправился в кают-компанию за второй частью удовольствия: не торопясь употребить чашку-другую кофе, прежде чем приступить к своим обязанностям.
   В коридоре его настиг какой-то монотонный лязгающий звук. Бжик-бжик, пауза, и снова бжик-бжик... Виталий замер, звук приближался. Заглянув за угол, он увидел следующую картину: по коридору, чётким строевым шагом, направлялся в его сторону человечек ростом с кошку. Был он одет в старинную офицерскую форму времён "Очакова и покорения Крыма". В руке человечек держал сабельку, размером со столовый нож. Вместо одной ноги у него явно был протез, который и издавал при ходьбе тот самый звук. Виталий обмер. Человечек, приближаясь к нему, на ходу отсалютовал саблей и продолжил своё путешествие по коридору.
   "В принципе, шутка как шутка, могло быть и хуже, -- облегченно подумал Виталий, -- заодно повод будет, чтобы поближе познакомиться с инженерами". Он вытащил из нагрудного кармана миниатюрный терминал, поискал на плане корабля помещения системщиков и решительно направился туда. Да и потом, мало ли что у них еще на уме? Не зря же шеф ёрзал в кресле, рассказывая про них.
   Подойдя к инженерной лаборатории, Тышковский опешил. Посреди двери зияла рваными краями огромная дыра. А из неё торчало пол головы звероящера. Живой головы, судя по звуку дыхания. Виталию довелось однажды вблизи видеть точно такое же чудовище. Приятных воспоминаний это свидание у него не оставило, хищная тварь оказалась хитрой и довольно агрессивной. Веки на выпуклых глазах дрогнули и раскрылись. На капитана уставилась пара злобных зелёных глаз. Когда Виталий опомнился, он понял, что спиной упирается в стену коридора, и на цыпочках скользит вдоль неё прочь, пытаясь при этом нашарить рукой на поясе несуществующую кобуру.
   "Стоп, -- приходя в себя от потрясения, подумал капитан, -- откуда здесь мог взяться звероящер?" Вдруг глаза чудовища прищурились, и безобразная пасть, Виталий мог поклясться, растянулась в улыбке.
   -- Доброго времени суток, -- сказала приятным, мелодичным голосом голова, -- системных инженеров в лаборатории нет. До старта корабля они будут заняты в рубке.
   Голова помолчав, несколько раз моргнула, а затем строго добавила:
   -- Пускать никого не велено.
   Веки закрылись. Виталий осторожно приблизился снова. Теперь-то ему удалось рассмотреть, что муляж головы и имитация дыры просто прилеплены к целёхонькой двери лаборатории, теперь-то это ясно! Если бы не его, капитана, близкое знакомство с таким же ящером, наверняка он распознал бы имитацию. А тут эмоции взяли верх, больно уж неприятные воспоминания остались у Тышковского от свидания с тем холоднокровным страшилищем.
   "Надо было на карте корабля не лабораторию искать, а инженеров, -- с неудовольствием подумал Виталий и направился в рубку. -- Повод, понимаешь, ему понадобился, чтобы поближе познакомиться. У инженеров этого добра, видимо, хоть отбавляй".
   По пути, заглянув в кают-компанию, он обнаружил всю группу системных инженеров в сборе. Долгополов, Федотов и Брикс оживлённо обсуждали что-то, склонившись над разложенным на столе большим листом-терминалом.
   -- А с нелинейным сопротивлением эталонной нагрузки что делать будем? Вручную подкрутим, ежели что? -- язвительно вопрошал Долгополов.
   -- Ничего подобного! -- орал Федотов. -- Какое еще нелинейное сопротивление? Эталон у нас - обычная болванка, безо всяких там изысков!
   Увидев капитана, они оторвалась от своего занятия.
   -- Доброе утро, -- приветствовал их Виталий, глядя на компанию исподлобья, -- Так, системные инженеры, значит, уже в сборе?
   -- Здравствуйте, капитан, -- нестройным хором отозвалась троица.
   -- Чем занимаетесь? Готовитесь к старту? -- поинтересовался Тышковский.
   -- Ага, готовимся. Сейчас тесты будем гонять.
   -- А что это за человечек такой расхаживает по коридору?
   -- Крысиный патруль, -- не моргнув глазом сказал Евгений.
   -- А у нас на корабле есть крысы? -- спросил с ухмылкой Виталий.
   -- Нету. Ну а вдруг появятся? -- произнёс Эрик, похоже, изо всех сил стараясь сохранять серьёзное выражение лица. -- Капитан, мы тут пытаемся оптимизировать процедуру тестирования, чтобы сэкономить немного времени. Хотите посмотреть?
   Тышковский подошел к столу, глянул на диаграмму, над которой склонились инженеры.
   -- Вот смотрите, когда заканчиваются тесты энергосистемы, включая и нагрузочные испытания, только потом начинаются проверки систем жизнеобеспечения, -- Эрик показал манипулятором ветку диаграммы, которая изображала эту последовательность действий. -- Мы хотим использовать эту систему как нагрузку, подключив её к энергоустановке. А эталонную нагрузку, использовать не всю, а только её часть. Тогда обе проверки пройдут одновременно, а замеры резерва мощности можно провести даже в более жёстком режиме. Как думаете, капитан?
   "Ага, решили и корабль протестировать, а заодно и нового капитана проверить, -- подумал Тышковский. -- И что же именно они хотят узнать? Буду ли я совать нос в их дела, или увидеть, как я ориентируюсь в инженерных задачах? Или и то, и другое сразу?"
   -- Ребята, думаете, что я настолько силён в энергетике, чтобы инженерам давать советы? -- Виталию хотелось выгадать немного времени, чтобы попытаться всё-таки вникнуть в логику тестов: очень не хотелось ему иметь перед командой бледный вид, -- а что это у вас такое на дверях лаборатории?
   -- Это мы э-э-э... автоответчик такой придумали, -- сказал Долгополов растягивая слова, тряхнул головой и продолжил: -- по-моему, стильно получилось. Как считаете, капитан, похож на настоящего ящера?
   -- Похож, похож. Довелось как-то видеть живьём. На планете Юра, где палеобиологи экспериментировали с динозаврами. С довольно короткой дистанции, между прочим. Ведомство, в котором я служил, занималось доставкой и монтажом аппаратуры для исследований. Вот я и повстречался с таким ящером. Почему-то он оказался за периметром экспериментальной зоны, -- Виталий, скупо улыбнувшись, добавил: -- как он туда попал, непонятно. Может, кто пошутил таким образом?
   Он уловил еле заметный, дружный кивок Эрика и Евгения. Вот оно что, значит, наблюдали за моей реакцией. Конечно, в муляж встроена камера, а может и не одна. И в моё досье тоже заглянули. Про Юру и произошедший там инцидент наверняка есть запись. Виталий, рассматривая троицу, остановил взгляд на Ильзе. Ему запомнилось, что на фото в личном деле у неё была короткая, почти мальчишеская стрижка. Тогда, особенно после рассказа Филатова, он отчего-то представлял себе, что Брикс из тех девчонок, про которых говорят, что ей бы мальчишкой родиться. Эдакий типаж подростка со спортивным, до угловатости телосложением. Однако, не взирая на вполне мужскую профессию, стрижку и волевой характер, Ильзе оказалась обладательницей прелестной женской фигурки и пластикой танцовщицы. Залюбовавшись, Виталий даже о своём недавнем приключении позабыл.
   -- А с тестами, думаю, вам виднее! -- наконец проговорил Виталий, еще раз бросив взгляд на диаграмму. -- Не забудьте только хронометраж поправить, чтобы ложной диагностики по нарушению временных интервалов не появилось. А то хлопот не оберемся, -- ехидно добавил капитан.
   Долгополов кивнул, глядя на Евгения. "Вот артисты, -- подумал Тышковский, -- любопытно всё-таки, что же с Филатовым приключилось по их милости?"
   Тут в кают-компанию вошли планетолог и астрофизик. А еще через несколько минут капитану было уже не до бдения над аппаратурой. Масса времени ушла у него на знакомство и разговоры с членами экипажа, изучение самого корабля, от которого Виталий пришёл в восторг. Могучий звездолёт-универсал. А когда Тышковский просмотрел архивные видеозаписи, стало понятно, почему корабль носит имя "Фуэте". Из-за присущей ему манеры выполнять эволюции на орбитах планет, которая делала их похожими на филигранные балетные па.
   Посадочные шлюпки и транспортные автоматы Пролога весь день доставлялись на борт своим ходом. Их собирали на производственных линиях базы, а чтобы сэкономить время, испытания совмещали с доставкой на борт звездолёта. Выполняя проверки, автоматика базы заставляла округлые корпуса шлюпок вращаться, стремительно разгоняться, тормозить и двигаться зигзагами. Вспышки миниатюрных дюз, сопровождающие каждый манёвр, сливались в красноватую искрящуюся паутину. Уже под конец дня, к шлюзам "Фуэте" начали причаливать казаки и загружать своё имущество. До старта осталось меньше суток.
   Наконец-то всё готово. Бортовой компьютер мог целиком самостоятельно расстыковаться и отвести корабль в точку прыжка. Но согласно старой традиции капитан должен был отчалить самостоятельно.
   -- Кормчий, закрывай люки и шлюзы. Готовься отчаливать.
   -- Выполнено.
   -- Отдать концы, -- сам себе скомандовал Виталий.
   Он заставил двигатели ориентации слёгка натянуть стыковочные крепления, потом включил расстыковку. Корабль плавно отделился от ферм причала. Длинные импульсы рулевых двигателей слегка ускорили дрейф корабля. Затем короткими импульсами капитан стал разворачивать звездолёт так, чтобы можно было включить маршевые двигатели, не повредив при этом фермы причаливания. Рыскание сменилось тангажом, и огромный, веретенообразный корпус звездолёта как будто стал пикировать, уходя вниз и в сторону от причалов базы.
   -- Ура, понеслось наконец-то, -- радостно объявил Виталий, заворожено глядя на терминалы внешнего обзора, -- а как идёт, сказка! Ровно, как по ниточке!
   С несказанным удовольствием он маневрировал, уводя корабль прочь от базы, поиграл еще немного штурвалом, с сожалением передал управление бортовому компьютеру. Управлять громадным кораблём, послушным руке пилота - фантастика! Бортовой компьютер принял управление и повёл звездолёт в точку, откуда можно уйти в нуль-Т, не рискуя причинить вред базе или другим кораблям.
   Все, кто хоть раз в жизни испытывал переход в нуль-Т, сходятся в одном: это похоже на погружение в поток горячей, вязкой жидкости. Что же касается других ощущений - тут уж всё индивидуально: кому-то кажется, что пространство вокруг заполняется шорохами, словно взлетают миллионы птиц. Другие рассказывают про нахлынувшую на них лавину запахов, третьим кажется, что воздух внезапно заполняется яркими огнями, напоминающими северное сияние. Когда тело целиком оказывается во власти изнанки пространства, жар отпускает, но все чувства как будто притупляются: звуки становятся сухими и плоскими, краски - блеклыми, а запахи - еле уловимыми. Поначалу, это даже интересно, но рано или поздно, где-то в глубине сознания рождается тревога. Кажется, что привычный, яркий мир исчез навсегда. И тогда человеку нестерпимо хочется вернуться в привычное пространство, как ныряльщику глубоко под водой, у которого на исходе запас воздуха. К счастью, путешествия по обратной стороне мироздания длятся недолго. Хотя, последние минуты перед обратным переходом, всем кажутся часами.
   Всё на свете когда-нибудь кончается: бортовой компьютер оповестил экипаж о выходе из режима нуль-Т. По отсекам многоголосым эхом прокатился вой корабельной сирены, предупреждающей экипаж о предстоящем выходе в обычное пространство. Организм человека переносит возвращение гораздо хуже, чем вход в режим прыжка, поэтому правила требуют, чтобы в этот момент никто из команды не бродил по кораблю, а был надёжно зафиксирован ремнями безопасности. По корпусу корабля пробежала вибрация, похожая на крупную дрожь, даже физически стало ощущаться, как напряглись силовые конструкции судна, заскрежетали рёбра жёсткости и переборки. Внутреннее пространство корабля заполнили лёгкие потрескивания электрических разрядов. Воздух затрепетал голубоватыми сполохами и наполнился запахом свежести, а звук сирены поплыл, словно искажённый эффектом Доплера. В такие моменты снаружи корабль выглядел так, словно его веретенообразное тело завернуто в тончайшую, искрящуюся и трепещущую вуаль лиловых оттенков. Наконец сирена стихла. Теперь экипажу предстояло провести осмотр на месте, а бортовому компьютеру выполнить проверку состояния бортовых систем.
   Занимала процедура регламента чуть больше часа. Тышковский в рубке внимательно следил за прохождением тестов корабельных систем. Всё-таки, первый полёт на этом корабле! Оттого капитану хотелось проверить всё лично, чтобы ничего не упустить. Системы звездолёта уверенно прошли тесты с первого раза, теперь можно приступать к ориентированию корабля в пространстве и прокладывать курс до конечной цели путешествия.
   Оставалась еще одна рутинная операция: сообщить о своём появлении лидеру патрульного флота Конфедерации, отвечавшего за тот участок пространства, где сейчас находился звездолёт. Бортовой компьютер автоматически сгенерировал стандартное сообщение, включающее в себя координаты выхода из режима нуль-Т, маршрут и идентификатор самого корабля. Тышковский личным ключом поставил на сообщении подпись и дал команду дальней связи отослать его. Ответ поступил довольно оперативно: звездолёт получил подтверждение об идентификации. Патруль, конечно же, не держит корабли, оказавшиеся в его секторе под непрерывным наблюдением. Тем не менее, мера предосторожности не лишняя, учитывая, что "Фуэте", в общем-то - гражданский звездолёт, находящийся в автономном полёте.
   Результаты ориентирования, расчётов режимов разгона и торможения, приемлемых для экипажа показали, что остаток пути займёт не более четырёх суток. "Прекрасно, - подумал капитан, - времени на подготовку хватает, пора связаться с комендантом планеты и спланировать свой визит". Тышковский вместе с Паскалем Буше послал губернатору официальный запрос-уведомление о посещении планеты представителями МКК. Жернин тут же подтвердил готовность принять гостей.
   Прежде всего, Виталий обсудил Паскалем предстоящую высадку на планету. Очень хотелось капитану хотя бы разок самому поучаствовать в контрольном визите, коих за плечами Паскаля несчетное количество, а вот Виталию еще ни разу не доводилось бывать на колонизируемых планетах. Капитану не было никакой необходимости идти на поверхность, впрочем, Буше не возражал. В таком деле, когда налажена хорошая связь, большой разницы, где находится командир звездолёта, пожалуй, нет. С другой стороны, подумал Буше, ведь у Тышковского это первый, но далеко не последний полёт, а такой опыт для капитана незаменим.
   -- Спасибо, Паскаль. Уж больно хотелось поучаствовать, -- сказал Виталий с благодарностью.
   Затем Тышковский приступил к постановке задач экипажу. Разумеется, каждый мог самостоятельно ознакомиться с полётным заданием во всех подробностях. Тем не менее, капитан - центральная фигура на корабле, он за всё в ответе. Поэтому, как считал Тышковский, должен лично убедиться, что каждый член экипажа верно понимает предстоящую задачу.
   -- Мы направляемся к орбите планеты Коперник-3 в системе XID001051811874, -- капитан поморщился, -- ну и дурацкое название! Кто же так обитаемые планеты называет? Это буксиры на базах бывают номерные: "Бизон-22", "Альтаир-15" или еще как, а тут - целая планета!
   -- Это не название, а обозначение для каталога, капитан, -- возразил Куклин. -- Когда её будут заселять, придумают что-то оригинальное. А для каталога и так сойдёт!
   -- Ладно, -- продолжил Виталий, махнув рукой, -- административная группа летит на планету со мной. Губернатор Жернин готов нас встретить. У Пролога пока что единственная задача -- астрофизика. Проверить имеющиеся сведения о звездной системе, в которой мы сейчас находимся. Что и как, решайте в рабочем порядке. Запросите местных геофизиков, возможно к них есть что-то для вас.
   Рудольф Куклин и Антон Ривейра, обменявшись взглядами, закивали.
   -- Далее, системные инженеры. Готовьте все шлюзы, автоматику причалов, выводите шлюпки из доков в точку сброса. Потом подключайтесь к Прологу.
   -- Ильзе, может так случиться, что будет нужна дальняя связь. Я иду на планету. Вы будете пользоваться своим ключом, если возникнет экстренная ситуация. Прав для этого у вас, насколько я понимаю, хватает.
   -- Конечно, капитан, -- Ильзе сделала пометки на своём миниатюрном терминальчике.
   -- Далее, атаман Лисин, вашим людям быть в полной боевой готовности к моменту посадки шлюпки с административной группой на планету. Визит штатный, ничего экстраординарного не предвидится. Тем не менее, будьте начеку. Приготовьте десантные шлюпки и БТ. Отработаем связь и взаимодействие.
   Атаман кивнул:
   -- Сделаем, капитан. Хотелось все-таки десант потренировать здесь. С нами молодые есть, кто еще не ходил на поверхность. Можно будет договориться с местной властью, чтобы провести тут учебный сброс?
   -- Хорошо, я попробую утрясти вопрос с губернатором. Это нужное дело, -- сказал Тышковский и обратился к врачу:
   -- Анна, включайте своё оборудование. Будьте на связи.
   -- Возможно, у местных будут какие-то вопросы к медицине, -- добавил Паскаль Буше. -- В ответе на запрос о нашем визите, они ничего по этому поводу не сообщали. Но это означит лишь то, что нет ничего срочного.
   -- Добро, я сейчас же отошлю запрос в службу губернатора, -- сказала Ханссен, -- по результатам доложу вам, капитан. Перед стартом будьте добры надеть биометрические комплекты. Буше и Сингх, вас это тоже касается.
   -- Договорились. Кормчий, когда выходим на орбиту? -- спросил бортовой компьютер капитан.
   -- Через двенадцать с половиной часов будем на месте, -- прогудел приятный баритон. -- Гравитацию включать сразу?
   -- Нет, только по окончанию подготовки к высадке.
   -- Сделаем, Мастер-Шеф.
   Виталий поморщился.
   -- Слушай, Кормчий, перестань меня называть Мастер-Шеф! Капитан звучит гораздо лучше.
   -- Хорошо, Капитан.
   Готовясь к визиту на планету, Тышковский надел парадную форму. Придирчиво осмотрел себя в зеркале, поправил белоснежный ворот рубашки. Потом достал из оружейного ящика кобуру, вытащил из неё свой табельный "Кортик 09". Рассматривая тяжёлый ствол, задумался, стоит ли брать с собой оружие, вдруг в Комиссии так не принято? Виталий пожалел, что нет рядом Андрея Зеленкова, штурмана, с которым прежде летал Виталий. Вот у кого интуиция работает! Однажды штурман, по причинам, известным только ему самому, захватил с собой кислородные маски, когда они вместе шли на мирную с виду планету, кстати, с довольно приличной атмосферой. Это спасло их жизни, когда совершенно внезапно началась жуткая пыльная буря, заставшая их почти в четырехстах метрах от шлюпки.
   Виталий отщелкнул обойму и убедился, что пистолет заряжен. Пули "Кортика" в момент попадания в цель порождали короткий, но мощный электрический импульс, который мог вывести из строя боевую кибернетическую машину, робота или солдата в броне. Загнав обойму обратно, Тышковский решительно сунул пистолет в кобуру и закрепил её на поясе.
   "Беру. Я - капитан, и покидая корабль, попросту обязан иметь при себе личное оружие".
   Шлюпка поблескивала полупрозрачной оболочкой, темно-синего цвета. Формой она больше всего напоминала сильно вытянутую каплю. Трое пассажиров, которые летели на поверхность Коперника-3 - Тышковский, Буше и Сингх наконец разместились внутри. Виталий включил автопилот и отдал команду сброса причалу звездолёта. Шлюпка мягко освободилась от креплений. Миниатюрные дюзы ориентации заставили шлюпку развернуться, чтобы можно было, включив маршевые двигатели, сойти с орбиты. Для торможения хватило одного длинного импульса, и крохотный кораблик нырнул в атмосферу.
   Шлюпку тряхнуло, её корпус тут же окутал толстый слой мерцающего воздуха. При входе в атмосферу на поверхности кораблика создавался электрический заряд, который притягивал ионизированный в верхних слоях атмосферы воздух, создавая газовую подушку, помогавшую гасить скорость. Автопилот выбрал щадящий режим, дабы не изнурять пассажиров сильными перегрузками. Когда высота полёта упала до трёхсот метров, капитан выключил автопилот и аккуратно посадил шлюпку на площади, перед зданием местной администрации.
   Виталий, Паскаль и Санджив представились губернатору, который оказался грузным человеком с обширной лысиной. Звали его Май Жернин. Посоветовавшись, решили сначала провести общее совещание, а потом каждый должен заниматься своим делом: Сингх собирался посвятить время финансовыми и юридическими вопросам, Паскаля Буше интересовали дела административные.
   Губернатор пригласил всех в зал совещаний. Войдя в зал, Виталий обвёл взглядом собравшихся. Публика собралась довольно разная. Концессионеры держались обособленно. Перед каждым из них на столе лежала архаичная папка с бумажными документами. С ума сойти, Тышковский последний раз видел документ на бумаге в те времена, когда впервые в жизни получал лицензию пилота, а с тех пор минуло больше пятнадцати лет! Концессионеры, все как один, зыркали исподлобья на колоритную фигуру Сингха, очень торжественного, благодаря белоснежному тюрбану на голове. Виталию эта картина больше всего напоминала факира-укротителя змей перед группой разнокалиберных кобр.
   Служащие губернатора собрались в стороне, негромко переговариваясь между собой. "А ведь они не очень-то ладят с концессионерами, подумал Виталий, похоже, нет между ними мира и согласия. Может, так и надо? Чтобы не сговорились между собой?" Виталий вспомнил рассказы Филатова про попытки коррумпировать губернаторскую власть в концессиях. Особенно, в столь отдалённых, как эта. Выражение лиц у служащих какое-то тоскливое, словно у людей чем-то провинившихся. Неуверенные какие-то лица. Пытаются держаться прямо, а когда встречаешься с ними взглядом, тут же опускают глаза. Тышковскому это показалось довольно странным.
   Интереса к обсуждаемым на совещании темам, у Виталия хватило минут на десять. Он заёрзал в кресле, подумывая, как ему отсюда выбраться, чтобы никого не смущать своим отвлечённым видом. Наконец, такая возможность представилась: Жернин прервал своё выступление, чтобы заставить проектор показать какие-то очередные таблицы и графики. Виталий на цыпочках двинулся к выходу из зала совещаний, надеясь, что на него не обратят внимания.
   Когда он заглянул в зал в конце перерыва, картина изменилась. Санджив с напором вещал что-то притихшим концессионерам. "Смотри-ка, на этих змей заклинания действуют, - не без ехидства подумал Виталий, - флейты ему не хватает".
   В другом конце зала Паскаль Буше, похоже, выслушивал какие-то жалобы Жернина на недостаток прав и полномочий. Не выдержав, Буше вздёрнул брови и сказал.
   -- Что значит "они мне не подчиняются"? Я удивлён, Май. Ты здесь высшая инстанция, в конце концов! Твоя задача - знать всё, что происходит на твоём Копернике!
   Буше скрестил руки на груди и поглядывал на своего собеседника заносчиво. Жернин слабо отбивался.
   -- Я всё понимаю, да ведь условия концессии, черт бы их побрал! -- глаза губернатора забегали. -- Тебе, как представителю МКК, конечно просто рассуждать! А вот скажи мне, на каком основании я буду совать нос в их внутренние дела? Ну нету у меня ни оснований, ни полномочий. Хочешь помочь мне, инспектируй их сам. Уж с тобой-то никто спорить не будет!
   -- А что ты думаешь, и сделаю! Всё выверну наизнанку! Что это за позиция такая, а? -- сощурившись, чуть ли не шипел Паскаль. -- Если я - субподрядчик, что хочу, то и ворочу, так что ли? А ты, хоть и губернатор, не суйся ко мне! Май, а может, тебе еще и тебе бумагу от МКК состряпать? Как бы в подтверждение твоих полномочий. Тебе что, мало губернаторского статуса? Ну что за ребячество, право слово, Май, а? Скажи, есть здесь представители этих субподрядчиков, как их, "Юниагротех"?
   -- Нет, я их не приглашал, -- опустив глаза и ёрзнув на сидении, неохотно выдавил из себя Жернин. -- Они же прямого отношения к мероприятию не имеют.
   -- Ну, знаешь, -- уже не выдержав, раздражённо рявкнул Паскаль, -- Что они тут у тебя строят? Показывай.
   Май пододвинул к себе лист-терминал, вызвал карту и стал показывать на ней объекты.
   -- Агростанции они монтируют, вот в трёх местах. Тут, тут и вот здесь, -- он отметил стилом точки на терминале.
   -- Давай мне терминал, я хочу сейчас же побывать на месте. Связь с ними есть?
   -- Есть, конечно, -- сказал губернатор.
   -- Май, не нужно их ставить в известность о моём визите, -- неожиданно ласковым, проникновенным голосом проговорил Паскаль. -- Я хочу сначала всё увидеть своими глазами. Все три объекта. Договорились? -- Буше улыбаясь глядел на Жернина ясными, невинными глазами.
   -- Хорошо, -- проговорил встревожено Май, и недоумённо поглядел на Паскаля.
   -- А там видно будет, -- Буше хлопнул ладонью по столу и решительно поднялся. Найдя взглядом Виталия, отрывистым жестом показал ему на выход.
   Оказавшись на улице, Буше решительно двинулся к шлюпке, увлекая за собой Виталия. Бросил ему на ходу:
   -- Летим, Виталий Игоревич.
   -- Куда прикажете, сир? -- ехидно поинтересовался Тышковский у не перестающего ворчать Паскаля, который устраивался в кресле шлюпки.
   -- Для начала, я бы предпочёл совместить полезное с приятным, -- не обращая ни малейшего внимания на иронию пробурчал Буше, изучая на терминале карту, -- если уж выбирать маршрут, слетаем вот сюда, -- он решительно указал точку на карте.
   "Ну и Паскаль, ну вылитый аристократ, вынужденный заниматься чем-то, не подобающим его положению. Вроде чистки отхожих мест. Любопытно будет узнать, какое же у него на самом деле происхождение? -- подумал Виталий".
   Буше прикрыл глаза и застыл, видимо пытаясь расслабиться и успокоиться. Опустил плечи и, посидев так немного, облегченно вздохнул.
   -- Всё-таки вывел меня из себя этот Жернин, -- сказал он, успокаиваясь, -- не губернатор, а юный кадет, в самом деле. -- Паскаль уже начал приходить в своё обычное, ироническое расположение духа. -- Вот здесь, похоже, чудесная долина, а вокруг горы. Заманчиво, если впорхнём в долину на высоте птичьего полета, а?
   -- Понятно, -- сказал капитан, -- осмотр местных достопримечательностей, прогулка в облаках и медитация?
   -- Знаешь, Вит, -- поразмыслив, объявил Паскаль, -- или Май здорово поглупел на старости лет, или что-то тут не так. В общем, летим всё смотреть своими глазами. Сориентируемся на месте, -- видимо, он никак не мог успокоиться. -- Не нравятся мне такие фокусы! -- хлопнув себя по коленке, закончил Паскаль.
   Виталий с места вертикально поднял шлюпку, заставил её зависнуть в воздухе, выдвинул крылья и хвостовые стабилизаторы. От этого космическая шлюпка стала похожа на небольшой тренировочный самолёт с каплеобразным фюзеляжем. Ему вдруг страшно захотелось полететь самостоятельно, без автопилота. Виталий тут же его отключил. Развернул шлюпку, выполнив иммельман, и повел её к горной гряде. Восторг! Управлять юркой, послушной штурвалу шлюпкой дарило пилоту ни с чем не сравнимое удовольствие. Перед самым ущельем Виталий, поддавшись куражу, закрутил подряд две бочки. Сделал горку и, набирая нужную высоту, повёл машину между вершинами. Похоже Паскалю, занимавшему соседнее кресло, этот стремительный полёт тоже нравился, во всяком случае, он одобрительно улыбался. Наконец горы расступились и шлюпка понеслась над долиной. Поверхность её выглядела, словно усеянный серыми кратерами лунный пейзаж. Строились дороги, ангары, склады, цеха переработки и огромные прозрачные купола агромодулей. Скоро под куполами зацветут поля и сады. Два купола выглядели полностью смонтированными. Раскрытые вентиляционные створки делали их похожими на гигантских морских ежей, с широкими, прозрачными иглами.
   Тышковский повёл шлюпку вдоль холмистого края долины, потом соскользнул вниз, выбирая место посадки ближе к готовым объектам. Сделав коробочку, он посадил шлюпку и тут же поспешил наружу, удовлетворить разыгравшееся любопытство. Еще бы, такой масштабной стройки ему ни разу не доводилось видеть.
   -- Здорово, -- произнёс он восхищенно, -- Каков размах!
   -- Нравится? Еще бы! Приятная картина. Пойдемте, капитан, осмотримся.
   Они прошли по дороге, огибающей громаду недостроенного агромодуля. Мимо них прошелестел транспортный робот, груженный какими-то контейнерами с зализанными углами. Несмотря на то, что вокруг кипела работа, людей видно практически не было, по пути им попалось всего несколько человек. Многие объекты были уже практически готовы, вдоль дороги можно было увидеть ряды громадных ангаров. Чуть поодаль высился ближайший купол с распахнутым нутром. Виталий увидел там центральную опорную башню, с вершины которой свисали гроздьями шары и гибкие шланги непонятного стороннему наблюдателю назначения.
   Прогулочным шагом Виталий и Паскаль добрались почти до центра долины. Сверху, конечно стройка выглядела внушительно, но не настолько, как отсюда, с места, окруженного нависавшими со всех сторон громадными сооружениями. Агромодули в несколько рядов опоясывали арочные оболочки цехов переработки и хранения продукции. Все конструкции - лёгкие, ажурные, в них чередовались прозрачные и окрашенные в разные цвета закрытые секторы. Глядя на суету, царившую вокруг, они миновали еще несколько модулей и проездов между ними. Капитан заглядывал во внутренности модулей и ангаров, оборачивался на, спешивших по своим делам, строительных роботов. Буше приветливо кивнул проходившему мимо них человеку в строительном комбинезоне с закатанными выше локтей рукавами. В какой-то момент они, молча, не сговариваясь, свернули вправо. На следующем перекрёстке снова свернули вправо и теперь двигались назад, к шлюпке, непроизвольно ускоряя шаг. До шлюпки они добрались уже изрядно запыхавшись.
   -- Скажи, Паскаль, ты видел, тоже, что и я? -- озабоченно произнёс Виталий.
   -- Что именно, капитан? Я видел, что у того долговязого мсье, который давеча шёл нам навстречу, кожа как у курортника-неудачника, перебравшего солнца в первый день. Такая кожа как будто она долго не видела естественного света, и вдруг этого света стало слишком много. Обгорел, красавчик. На кисти левой руки ожог. Такой шрам, будто его лазером зацепило. И походка у этого парня нетвёрдая, как у тех, кто долго болтался в невесомости.
   -- А я вижу, что тот несуразный амбар, что находится по левую сторону дороги, -- подхватил капитан, кивком указывая направление, -- больше всего напоминает орбитальную баржу, на которую поставили какой-то курятник, чтобы прикрыть ходовую рубку и тщательно присыпали мусором. И еще: не припоминаете ли вы, Паскаль, эдакое подворье за высоким забором, рядом с которым расположился длиннющий ангар. Когда мы проходили мимо, ворота ангара были чуть-чуть приоткрыты. Хоть света внутрь попадало с гулькин нос, что-то там блестело, очень даже знакомый блеск. По мне, так вылитый малый космический истребитель.
   -- Вит, похоже, из-за своей неуместной настойчивости мы нашли приключения на свою голову, -- произнёс Паскаль, хлопнув себя по бедру.
   -- Вроде того. Напоминает ремонтную военную базу. А если её прячут, скорее всего, это не военная база. Может, пиратская? -- озадачено произнёс Виталий в ответ.
   -- Не приведи Космос. Как поступим, капитан? Местный истэблишмент нас ждёт нас, времени слишком мало, чтобы действовать, не раскрывая своих карт. Как бы нам чего доброго не вляпаться в историю с заложниками? Вполне может оказаться, что эти мирные строители и другие добрые граждане, -- Буше кивком головы указал в сторону стройки, -- и в самом деле пираты?
   -- Я свяжусь с Антоном, подключим Пролог, кто, кроме него сможет прояснить ситуацию?
   Виталий тронул гарнитуру связи.
   -- Рив, тут у нас сомнения возникли. По поводу этой планеты и её обитателей. Наблюдаем кое-что, что нам с Паскалем категорически не нравится. Нужно ваше квалифицированное мнение.
   -- Осмотреть поверхность? Или пойти глубже? -- Антон Ривейра мгновенно уловил нотки беспокойства в словах капитана. -- Только предупреждаю сразу: отсюда всей планете я под хвост не загляну. Орбита не позволит, надо будет маневрировать.
   -- Делай. Нас видишь? Рассмотри пока поверхность вокруг. Только в темпе.
   -- Ответ по этому каналу?
   -- А это, смотря какие результаты у тебя будут. Сам сориентируешься, я сейчас включу "запасной" канал.
   Запасным каналом назывался шифрованный канал, взломать который под силу разве что вычислительным мощностям целого флота. Да и то, пришлось бы крепко повозиться.
   Ривейра расположился среди мониторов и пультов управления системами Пролога. У него азартно заблестели глаза. Первым делом он дал бортовой навигационной системе команду скорректировать орбиту корабля. Мощный импульс ходовых двигателей заставил звездолёт перейти на более высокую стационарную орбиту, расточительно, конечно, а что делать? Теперь следовало развернуть "Фуэте" так, чтобы Пролог смог захватить максимальную площадь. Корабль вздрогнул от импульса корректировки и стал поворачиваться шахтами систем Пролога в сторону поверхности. Следующий импульс остановил прецессию и заставил звездолёт замереть.
   Антон, не дожидаясь окончания манёвров, активировал поиск и стал настраивать фильтры на поиск техногенных объектов, потом запустил сканирование. Автоматика систем поиска тут же сконфигурировала миниатюрные зонды, зарядила кассеты зондов в брандер-автомат и запустила его в атмосферу планеты. Антон развернул терминал, на котором появилась карта местности, стал наблюдать, как на ней стали зажигаться разноцветные метки найденных объектов.
   Тем временем брандер вошёл в атмосферу, сбрасывая кассеты и модули управления группами зондов. Модули выполняли привязку к местности по корабельным данным и тут же включали автономную навигацию.
   Ривейра надел манипуляторы, похожие на дырявые перчатки автогонщика и приступил к исследованию результатов поиска. Он рассматривал отдельные участки, заставляя карту менять масштаб. Система поиска продолжала обрабатывать полученные данные в различных диапазонах электромагнитных волн, накладывать слой за слоем результаты интерпретации собранных зондами данных на карту местности. Действия системы заставляли зонды перемещаться от объекта к объекту и собирать данные в непосредственной близости от них. Наконец многослойная карта перестала танцевать на терминале. То, что увидел Ривейра, заставило его насторожится. Он включил шифрованный канал и вызвал капитана. У Тышковского ожила гарнитура: "Быстро Антон справился, -- удовлетворённо подумал он".
   -- Алло, Кэп, есть сюрприз! Вижу тебя и Паскаля, красавцы! Вы бы не топтались там на одном месте! В двухстах метрах от вас лежит на грунте замаскированная орбитальная баржа. Минутку, сейчас гляну, что там еще поблизости. Ага, возле баржи находится что-то вроде жилого блока, небольшого, где-то на полсотни человек. Еще внутри большое помещение, вижу там аппаратуру связи. Так, еще одно помещение с металлическими стенками, вроде большущего сейфа. Кэп, да не торчите вы как привязанные! В шлюпке тоже связь работает.
   Разглядывая карту, Антон продолжил.
   -- В полукилометре находится ангар, в нём стоит двенадцать малых истребителей, как раз на четыре звена. Похоже, что-то из стареньких универсалов. Класс космос-атмосфера. Возможно, "Дельта-4а", или, "пятёрочка". Под крышей самого ангара, похоже, развёрнута ремонтная база. Судя по оборудованию, которое я смог засечь, способна обслуживать широкий спектр машин: от малых истребителей до тяжёлых планетных штурмовиков. Самих штурмовиков я, правда, пока не вижу.
   После короткой паузы Ривейра продолжил.
   -- Капитан, я вот что думаю. Рядом с ангаром длинный навес и склад комплектующих, довольно ёмкий. Только он всё равно не резиновый, похоже, для того и баржа здесь. Напрашивается вывод: местные про базу знают. Со спутника энергостанции засечь курсирующую туда-сюда баржу проще пареной репы.
   -- Не факт, может быть, у них никто не дежурит на орбитальных объектах, смысла нет. Ладно, такой расклад, не исключён, будем аккуратнее.
   У капитана снова ожила гарнитура защищенного канала связи с кораблём. Ривейра продолжил докладывать.
   -- Кэп, еще один сюрприз. Посерьёзнее. На орбите, с противоположной от нас стороны болтается старенькая посудина класса "Фрегат". Похоже, недавно модернизированный, вижу смонтированную на нём свеженькую гулю нуль-Т генератора. Пожалуй, пока всё. Думаешь, что эту планету облюбовали пираты?
   -- А сам как считаешь? Так, для начала передай Ильзе: пусть отправит сообщение патрульному флоту.
   Немного подумав, Виталий произнёс:
   -- Антон, как думаешь, смог бы ты, используя аппаратуру Пролога, срубить у фрегата генератор нуль-Т и антенны дальней связи?
   -- Попробовать, конечно можно, а как насчёт плазмы, ракет и прочего? Это всё-таки фрегат! К тому же, на борту вполне может оказаться звено-другое истребителей, места там хватает. А ты чего задумал, капитан?
   Виталий колебался. Конечно, чем располагает неприятель, неизвестно. Возможно, у пиратов найдутся силы, чтобы атаковать звездолёт. Еще чего доброго захватят корабль... Да и тут, на поверхности у них может оказаться наготове абордажная команда, а может и не одна. Благоприятное обстоятельство - фактор внезапности, сейчас на их стороне. На поверхности можно использовать на казачьи силы, они-то смогут оборону выстроить. Так что сутки-двое продержаться можно, а там, глядишь, патруль подоспеет.
   -- Да, еще бы и двигатели вывести из строя. Чтобы они сидели здесь тихо-мирно, -- произнёс он вслух.
   "И всё-таки странная база! -- продолжал размышлять Виталий, -- Коперник - это же захолустье, чего тут делать джентльменам удачи? Очень может быть, что здесь, на отшибе, они чувствуют себя в относительной безопасности, потому сюда и ремонтную базу тиснули! И если фрегат болтается на орбите в одиночестве - так оно и есть! Ну не верится что-то, что пиратская братия коротает время в этакой дыре! А вот держать тут пилотов, чтобы гоняли боевые машины с борта фрегата к поверхности и обратно - вполне. Остальная братва где-нибудь там, где повеселее, прогуливает куш. Ну а тех, кто провинился, заслали сюда, как в наказание. Очень может быть!"
   -- Истребители, говоришь, плазма и ракеты? А казаки у нас на что? -- парировал Виталий, -- Рив, просканируй пространство вокруг планеты. Если этот фрегат сам по себе - значит, настоящие бойцы скорее всего далеко, а на Копернике только ремонтная база. Лишим их связи, куда они денутся? Можно рискнуть, как считаешь?
   -- Даже один фрегат, сам по себе - сила, нам не ровня, -- произнёс Ривейра. -- Попробовать можно, разве что, если захватить экипаж врасплох. А если ты прав насчёт бойцов...
   -- Очень похоже, Антон, что всё-таки прав. Иначе, чтобы не светить лишний раз базу, пираты должны были прихлопнуть на нас, еще на подходе к Копернику.
   -- Логично, -- ответил Ривейра, его голос зазвучал увереннее.
   -- Насчёт фрегата Антон, самое главное - связь, постарайся её вырубить в первую очередь. Если они смогут достучаться до своих, тогда нам будет туго. Тогда придется тут партизанить, пока патруль не явится. Если станет жарко, уводите корабль в нуль-Т, -- сказал Тышковский, -- а казаки пусть сразу же ныряют сюда, к поверхности, думаю, здесь им будет где спрятаться: ты бы заранее подыскал для них место?
   -- Лады, Кэп, -- вздохнув, произнёс планетолог, -- как считаешь, имеет смысл планету тщательнее просканировать? Вдруг еще какие-нибудь сюрпризы отыщутся?
   -- Давай, только не увлекайся, -- тут Тышковский вспомнил про другие строительные площадки на Копернике. -- Я тебе сейчас перешлю координаты еще двух пунктов, где еще могут быть сюрпризы, в первую очередь ищи планетные штурмовики, с ними возни будет больше, если что. Только помни: времени - в обрез, наверняка ребята тоже за нами наблюдают. Согласуй с Лисиным планы, действуйте так, чтобы оставить нашим найдёнышам как можно меньше времени на ответ. Мы с Паскалем полетим к губернатору аккурат перед началом операции, пусть в самый разгар событий будет рядом с нами. Чтобы под присмотром находился. На всякий случай.
   -- Понял, Вит, потанцуем? -- хохотнул Ривейра.
   -- Шутник... а у нашего звездолёта танцы, между прочим, прекрасно получаются, сам видел! -- оживившись, произнёс капитан. -- Значит, станцуешь с фрегатом "Маленьких лебедей", а?
   -- Это можно, лишь бы он не наглел, и руки не распускал, -- ответил Антон.
   -- Рив, давай серьёзно: обрисуй атаману обстановку во всех подробностях и передай мой приказ: уничтожить базы пиратов на планете. Всё, что ты сможешь обнаружить.
   Буше удовлетворённо поглядел на капитана. Он подумал вдруг, как же быстро Виталий сориентировался и взял командование на себя. Без лишних колебаний, быстро и ответственно. Похоже и вправду толковый парень!
   -- И еще: что у них со связью? Удалось что-то нащупать? -- Тышковский продолжал обдумывать дальнейшие действия.
   -- Засёк обычный импульсный радиообмен, -- Ривейра хмыкнул, -- а как бы я иначе обнаружил их посудину на орбите?
   -- Ладно. Вот еще что, времени действительно мало, так что распорядись от моего имени: пусть шлюпку к администрации губернатора инженеры всё-таки запустят. И хорошо бы отправить с ней пару-тройку казаков в полной боевой выкладке. А если Лисина штатная шлюпка не устроит, пусть свою даёт.
   -- Сделаем, Кэп, -- весело отозвался Антон. -- Насчёт планов: работать по поверхности можно минут через двадцать. Пока я Лисину ситуацию растолкую, объявим тревогу, его лидер-пилоты успеют за это время снарядить БТ по-боевому и выйти из шлюзов. Только учти, кэп: для работы с фрегатом всё равно нужно готовиться. Где-то час, может полтора. Нужно еще придумать, чем бы к нему подобраться, а то и в самом деле придётся драпать в гипер. Есть у нас полтора часа?
   Виталий вздохнув, покивал.
   -- Я понял. Так и решим: время начала операции - через девяносто минут. Ничего не попишешь, фрегат - серьёзная машина.
   -- Кэп, есть ответ от патрульного флота, очень удивились. Идут к нам, основная группа будет на месте через двенадцать часов, а штурмовое крыло и разведчики, обещали уложиться в восемь.
   -- Отлично, -- сказал Виталий и посмотрел на своего спутника.
   -- Ну что, Паскаль, пора? Нас ждут, не будем разочаровывать гостеприимных хозяев! Жернин, небось, хлеб-соль для нас уже приготовил.
   Буше криво ухмыльнулся.
   -- Уи, мсье, -- он погасил улыбку и стал серьезным.
   -- Теперь мы, Паскаль, -- церемонно объявил капитан, делая Паскалю приглашающий жест, -- передовой отряд и прикрытие. Пожалуйте в шлюпку сир, мы летим к уважаемому человеку, губернатору Коперника-3!
   Устроившись за штурвалом, Виталий снова вышел на связь со звездолётом.
   -- Антон, будьте на чеку, при малейшей опасности, уводите звездолёт в гипер. Вроде всё рассчитано верно, а вдруг? Свалилась проблемка на наши головы, будь оно всё неладно!
   -- Капитан, всё будет нормально, -- бодро ответил ему планетолог, -- надо будет - уведем, вы с Паскалем больше нашего рискуете!
   -- Ну, это нормально, Рив, -- ответил Тышковский.
   В ходовой рубке звездолёта Антон Ривейра склонился над терминалом бортового компьютера. Рядом с ним присел в штурманское кресло Лисин. Заинтересованно поглядывая на планетолога, он машинально крутил в руках боевой нож с длинным узким клинком. Его пальцы заставляли нож буквально перетекать из одной руки в другую и вращаться, рисуя отблесками клинка замысловатые узоры.
   -- Значит так, -- размышлял Антон вслух, -- наша первая задача - вывести из строя маршевые двигатели. Как только фрегат станет неподвижным, можно приняться за генератор нуль-Т.
   Атаман Лисин бесстрастно наблюдал за этими муками творчества. Вмешиваться было бесполезно, планетолог завёлся, пытаясь найти наилучшее решение сложной задачи.
   -- Двигатели - дело серьёзное. Притом, самое важное, так? -- продолжал он. -- Пока они целы, к фрегату не подступиться, как не старайся.
   Ривейра смоделировал на терминале возможные манёвры "Фуэте" и вражеского фрегата. Результат ему не понравился. Перепробовал еще несколько вариантов хитрых перемещений, крепко задумался.
   -- Так не пойдёт, -- сказал он нахмурившись, -- пока фрегат в состоянии передвигаться, не остаётся у нас столько времени, сколько надо, чтобы прожечь оболочку генератора нуль-Т. Система управления с живыми двигателями не позволит им торчать в одной точке и ждать, пока мы будем орудовать лазером. Фрегат станет маневрировать, уходить из-под луча. И вот тогда у нас будет проблема, как бы не пришлось, как говорил капитан, отступать. Через нуль-Т. Ладно, попробуем по-другому.
   Антон стал яростно тереть подбородок.
   -- Вот что, а если брандер с фугасом пойдёт первым, -- он продолжал размышлять вслух, -- сделаем "лягушку", а?
   -- Это как? -- заинтересовался Лисин, клинок в его руках описал широкую дугу и замер острием вверх.
   -- Брандер стартует вместе с вашими людьми и БТ, так? Только войдёт он в атмосферу легонько, по касательной. Заставим его прыгать по самой кромке. Как плоский камешек на воде, понимаешь? -- Ривейра изобразил ладонью эти прыжки. -- Так он и скорость не потеряет. И допрыгает до нужного места.
   -- Прыг-скок? -- атаман лёгким движением руки метнул нож вверх, закрутив его как пропеллер. Потом неуловимым движением, казалось, аккуратно вынул нож из воздуха, остановив бешеное вращение остро отточенной стали.
   -- Именно! А в нужный момент брандер вынырнет точно под пузом у вражины. Тогда фрегат не успевает его уничтожить. Такая махина просто не успеет развернуться в темпе! А заранее такой манёвр не просчитаешь, верно? -- Антон бросил вопросительный взгляд на атамана, и не дожидаясь ответной реакции продолжил: -- кроме того, брандер же сначала в атмосферу нырнёт, так? И не один, а вместе с кораблями десанта. Сразу не разберешься, что куда полетело, а потом уже поздно будет!
   -- Тебе виднее, -- проговорил Лисин, рассеяно внимая размышлениям планетолога. -- Нам-то чего? Нам главное - штурмовую группу на цель вывести.
   Антон смоделировал на терминале последний вариант. Посмотрел, как заставить брандер выдержать замысловатую, прыгающую траекторию и остался доволен.
   -- А такой вариант проходит! Это значит, что? Начнём, Олег Захарыч? -- обратился к Лисину довольный собой планетолог.
   -- Поехали, -- сказал тот. Ловким движением он загнал клинок в ножны на поясе, и, поднявшись, добавил: -- мои лидер-пилоты давно крутятся у шлюзов. Тянуть уже дальше некуда.
   Антон связался с Федотовым.
   -- Евгений, что с брандером, зарядил?
   -- Практически, осталось еще минут десять повозиться.
   -- Подходит. Я тут траекторию хитрую придумал, надо обновить программу и полётное задание в автопилоте брандера.
   -- Эрик займется этим. Расчёты в бортовом компьютере?
   -- Ага, название - "Лягушка". С меткой срочности.
   Пролог сбросил брандер-автомат, который полетел к поверхности планеты вместе с десантом. Но на этот раз нёс в себе не кассеты с датчиками, а ядерный заряд. Сейчас брандер не стремился прорваться к поверхности, преодолевая сопротивление атмосферы, а стал описывать широкую дугу, двигаясь на самой её границе. Звездолёт тем временем получил лёгкое ускорение, и стал понемногу сокращать дистанцию с пиратским судном. Наконец, брандер-автомат совершил свой последний нырок и, набирая скорость, устремился к корме пиратского судна. Возле маршевых двигателей фрегата полыхнуло. Корма пиратского судна погрузилась в разрастающийся ослепительный пузырь ядерного взрыва.
   В тот момент, когда нестерпимо яркий шар взрыва стал гаснуть и исчезать, "Фуэте" стремительно сократил дистанцию, танцуя на орбите так, чтобы Пролог непрерывно держал корпус фрегата в прицеле. Еще до того, как пират показался над дымкой верхних слоёв атмосферы, Ривейра включил лазер. Луч прошёл сквозь разреженный воздух и упёрся в оболочку нуль-Т. Корабли продолжали сближение, теперь корпус фрегата оказался полностью в поле зрения, а луч лазера, покинув атмосферу, потерялся в пространстве, словно его выключили. Наконец еще одна вспышка! Генератор нуль-Т прекратил своё существование, разметав в разные стороны обломки сферической оболочки.
  
   ***
   Посадив шлюпку как можно ближе к входу в здание, Виталий и Паскаль неторопливо выбрались на площадь и ленивой походкой направились к входу. Зал к этому времени пустовал. Сингх, видимо, уже давно отпустил концессионеров. Развалившись в кресле, он, скучая, прокручивал на лист-терминале вверх и вниз какой-то длинный список. Конечно, Санджив пребывал в счастливом неведении относительно последних событий, и просто дожидался возвращения коллег. Разумеется, никто не рискнул через открытый канал связи рассказывать ему о неприятной находке. Виталий присел рядом с Сингхом и стал наблюдать за губернатором.
   Жернин оставался на том же самом месте, где его покинул Паскаль, положив на стол напряженно сцепленные ладони. Губернатор имел потерянный вид. Паскаль расслаблено плюхнулся в кресло рядом с ним. Вздохнув, он произнёс скучающим тоном.
   -- Май, свяжись с этими строителями, субподрядчиками. Давай их сюда. -- махнул рукой Паскаль, -- в общем-то, претензий к объектам нет. Нужно только разъяснить им, что такое губернатор при исполнении. Поговорим про твоё право и обязанность, видеть и слышать всё на планете. И право совать свой нос повсюду! -- отчеканил с напором Буше, -- потому что ты за всё здесь в ответе. Я правильно говорю?
   -- Конечно, Паскаль! Совершенно правильно. Я буду тебе очень благодарен, -- обрадовано проговорил Жернин, видимо уже предвкушая благополучный исход визита МКК.
   Ёще чуть-чуть, ещё ряд формальностей, и грозная Комиссия наконец оставит планету в покое. Помощник губернатора вопросительно посмотрел на Жернина, ожидая от него команды связаться с руководителями подрядчиков. Однако, тот покачал головой, и принялся делать это сам. Похоже, что осмелевший Май хотел лично продемонстрировать, кто тут самый главный.
   -- Паскаль, они будут здесь часа через два, -- сообщил Жернин о результатах своего разговора, -- говорят, что раньше никак не выходит. Думаю, справедливо: про такие вещи договариваются заранее. Но ты же сам просил не делать этого.
   -- Всё верно. Лады, времени у нас навалом, будем ждать. -- Паскаль изо всех сил изображал скучающее выражение лица и даже зевнул от души.
   Откинувшись в кресле, Буше принялся расспрашивать губернатора о чем-то, но Тышковский слушал это всё вполуха, напряженно ожидая сигнала со звездолёта о начале операции. При этом он старался не упустить из поля зрения ни губернатора, ни его помощников. Со стороны площади послышался шелест, словно затрепетали на ветру листья деревьев: это садилась шлюпка поддержки. Никто из тех, кого держал в поле зрения капитан, на шелест не отреагировал.
   До начала операции осталось чуть больше двадцати минут.
  
   ***
   Атака с воздуха, даже, если её напряженно ждешь, всегда начинается внезапно. Лидер-пилот был мастер своего дела. Первая группа штурмовых БТ элегантно сманеврировала и зависла высоко над ангаром, образуя широкую дугу. Послышалась серия лязгающих звуков, как будто массивными молотами били по касательной в металлические листы. К ангару стремительно полетели ярко-голубые, вытянутые сгустки плазмы. Позади БТ повисли белоснежные облачка обратного выхлопа плазменных турелей. Там, где плазма соприкасалась со стенками ангара, образовались пятна раскалённой обшивки. Поверхность стенок не выдерживала температуры и проваливалась, образуя дыры с раскалёнными добела, оплавленными краями. БТ рванули в сторону, уступая место новой волне.
   И тогда на ангар свалилась вторая группа, выпустив стайку ракет, которые устремились в пробоины. Казалось, секунду ничего не происходило, вдруг весь ангар вздрогнул, выгнувшись всем своим телом. Раздался грохот взрыва, через прорехи наружу вынесло раскалённые обломки, обрывки оранжевого пламени и облака дыма. Крыша обнажила покорёженные металлические рёбра и стала оседать. Строение исчезло, рассыпавшись на глазах от нестерпимого жара, открыв стороннему взору свои внутренности. То, что еще совсем недавно было эскадрильей истребителей, догорало кучей исковерканных огнём остовов.
   Орбитальную баржу постигла та же участь, что и базу в ангаре. Сначала БТ, оснащенные плазменными пушками живо наделали в обшивке дырок, через которые внутрь полетели ракеты с зарядами объёмного взрыва. У баржи, вообще-то очень прочная оболочка, предназначенная испытывать многократные температурные и силовые нагрузки, поскольку такие суда предназначены доставлять грузы на орбиту и обратно там, где нет орбитальных лифтов, которые использовать значительно выгоднее.
   Мощные стенки баржи могут выдержать без ремонта до полусотни спусков с орбиты. Но для плазменного оружия нет преград, оно может прожечь тонкую оболочку ангара, или мощную, жаростойкую броню орбитальной посудины. Просто, чтобы справится с броней, потребуется больше времени. После того, как ракетная атака, выжгла внутри всё, что могло гореть, космическая баржа превратилась в металлолом. Операцию прикрывало звено перехватчиков, которое всё время крутилось возле машин лидер-пилотов, чтобы прийти им на помощь, если станет туго. Ну а штурмовой БТ, в конце концов - всего лишь робот, машина.
   Теперь вперед пошли шлюпки с десантом. Казаки выгружались и тут же занимали позиции, чтобы начать атаку центра управления, здесь-то и должно было находиться самое важное в таком деле: информация. Пираты, вечная головная боль патрульных сил, действуют, как правило, обособленно и крайне редко объединяются. Но флибустьеры не могут существовать в полной изоляции. Конечно, им не обойтись без баз, таких, как эта, например.
   Но и это не самое главное. Нужны податливые чиновники, готовые продавать оружие, корабли под видом списанного имущества флота. Боевые звездолёты, даже снятые с вооружения не продаются. Тут нужна определенная ловкость, чтобы сначала превратить его в металлолом. На бумаге, конечно. А потом провести продажу по документах так, словно реализуются мелкие партии металлолома разным покупателям. Чтобы через время, где-нибудь в окраинном мире, возник из небытия целёхонький корабль. Такой, как этот фрегат, ветеран флота. Чтобы на него можно было установить новенький генератор нуль-Т, переделать управление и заново вооружить.
   Любое судно, будь то звездолёт, или малый истребитель, требует ремонта, заправки, обслуживания систем вооружения. Без этого невозможно обойтись. И самое ценное для борьбы с пиратами - раскрытие каналов снабжения. Задача крайне тяжелая и кропотливая. Ввязываясь в схватку с пиратами, Тышковский, конечно, рисковал. Но риск - оправданный, потому что представился случай, выпадающий нечасто: ухватиться за ниточку, которая могла привести к тем, кто занимался снабжением пиратов.
  
   ***
   Двадцать минут тянулись невыносимо долго. Наконец, у Тышковского ожила гарнитура, Ривейра произнёс только одно короткое слово: "Ноль". Это означало, что воздушная атака базы пиратов началась. Виталий провел ладонью по кобуре, незаметно расстёгивая её и кивнул Буше. Тот, казалось, как ни в чём не бывало, продолжал болтать с губернатором. На самом же деле, Паскаль целиком обратился в зрение и слух, фиксируя лицо губернатора. Виталий теперь внимательно наблюдал за помощниками губернатора. Капитан сейчас представлял собою сжатую до отказа пружину, готовую в любой момент распрямиться, действовать точно и жёстко.
  
   ***
   Десантные шлюпки, высадив людей, поднялись в воздух, рядом с ними тут же оказались БТ, которые к этому моменту уже выполнили свою задачу, а теперь прикрывали десант с воздуха. Шлюпки сбросили целый рой крохотных ракет, которые сейчас сновали вокруг здания. Вдруг в нём распахнулся широкий люк, через который наружу двинулись боевые роботы. Они с ходу стали лязгать плазменными турелями, рассыпая сгустки плазмы во все стороны. В воздухе и на земле началась свистопляска, неподвластная человеческому восприятию. Роботов окутывали взрывы, но они продолжали яростно стрелять, сбивая ракеты. БТ уворачивались от обжигающих плевков плазмы, совершая в воздухе эволюции, которые не в состоянии выполнить ни один пилот. В десять минут боя уложилось столько сменяющих друг друга картин, что обычному человеку потребовались бы часы, чтобы разобраться в происходящем. Наконец, два звена БТ одновременно выстрелили в последнего целого робота, который продолжал отстреливаться, стремительно вращая турелью, которая стала почти неразличима из-за плотного облака выхлопов. Попадания заставили дуло плазменной пушки робота бессильно задраться вверх и замереть.
   Бой закончился так же внезапно, как и начался. Наступившая тишина нарушалась только потрескиванием догорающих внутренностей боевых машин и шипением остывающего металла. Белоснежный туман выхлопов ветер рвал в клочья и мешал с черным, едким дымом сгорающего пластика. Десант потерял семь полностью уничтоженных противником БТ. Оказалась повреждена и шлюпка атамана, принявшая в борт троекратное попадание плазмы.
   Лисин включил громкоговоритель на шлюпке и обратился к тем, кто возможно собирался ещё держать оборону в узле управления.
   -- Эй, кто живой есть? Выходи с поднятыми руками! Здание окружено! Даём на размышление пять минут. Потом будем штурмовать! Вам против нас не продержаться, накроем ракетным залпом, а потом пустим в ход гранаты! Рукопашной не будет, приказа брать живыми у меня нету! Так что бросайте оружие и сдавайтесь, коли жизнь дорога.
   Конечно, будь здесь абордажные команды, казакам пришлось бы туго: кто участвовал в безжалостных пиратских вылазках, не склонен сдаваться на милость победителям, даже находясь в таком малоприятном положении. Атаман с помощником напряженно следили за зданием: несмотря на подавляющее превосходство, расслабляться еще рано. Конечно, можно было бы и вправду снести стену ракетами, а пленных не брать. Только Лисин понимал, что как раз пленные и есть самое важное, из-за чего стоило рисковать своими жизнями! И атаман вполне мог отдать своим людям жестокий приказ: штурмовать, щадя противника, чтобы захватить живыми как можно больше бойцов, особенно офицеров. От напряжения, пять минут тянулись, казалось, бесконечно. Наконец, в дверном проёме показался самый смелый флибустьер.
   -- Не стреляйте, мы сдаёмся! -- прокричал он, помахав для верности белой тряпкой. -- Выходить будем!
   -- По одному и с поднятыми руками, -- крикнул в ответ атаман. Повернувшись к своим, он добавил: -- не высовываться, держать на мушке дверь. Тех, кто вышел, пакуйте в наручники и в шлюпку их.
   -- Давай, вылезай, стрелять не будем, -- крикнул он в сторону здания.
   Атаман пристально рассматривал пленников, поодиночке выходящих из здания. Вид у флибустьеров был потрепанный и слегка пришибленный.
   "Капитан как в воду глядел, так и есть: бойцов не видать, одна слабосильная команда, -- подумал Лисин, наблюдая за вереницей пленников. -- Техники, ремонтники, пилоты, охранники".
   Провожая взглядом пленников, он вышел на связь с Тышковским.
   -- Капитан, взяли базу, есть пленные. Жду приказаний.
   -- Мы с Паскалем у губернатора, тут еще один разговор важный предстоит. Ждём местных субподрядчиков, У Паскаля к ним вопросы остались, -- поморщившись, произнёс Тышковский.
   -- Я понял, -- ответил Лисин, -- игра еще не окончена.
   -- Точно, свяжитесь со звездолётом по "запасному" каналу, -- произнёс Виталий, не глядя на Жернина и стараясь выглядеть как можно беззаботнее.
   -- Ясно, капитан, до связи, -- ответил атаман.
   Он активировал защищенный канал связи со звездолётом и обрисовал обстановку вышедшему на связь Ривейре во всех подробностях.
   -- Атаман, не торопитесь возвращаться на борт, -- ответил Антон напряженным голосом.
   -- Ты чего, Рив? У меня же пленные! Что мне с ними делать? -- ошарашено проговорил Лисин. -- Что у вас там происходит?
   -- Мог бы и своих пилотов послушать, да только заняты они под завязку, -- произнёс Антон.
   -- Не вздумайте мне пропасть без предупреждения! -- рявкнул в ответ Лисин.
   -- Олег Захарыч, ты чего? Нас вот-вот на абордаж возьмут, твои орлы пока прикрывают, только не продержаться они долго, у этих гадов тяжелые истребители!
   -- Антон, вы на полном серьёзе в гипер собрались драпануть? -- спросил атаман.
   -- А что остаётся делать? Готовы в любой момент, но пока что тянем резину, -- ответил Антон.
   -- Пусть инженеры немедленно отправляют с борта наши грузовики-автоматы! Ежели оборону нам тут строить, без груза не обойдёмся! Слышишь, Антон, немедленно!
   Ривейра на несколько минут замолчал, атаман напряженно ожидал ответа, переминаясь с ноги на ногу.
   -- Пошёл груз, встречайте! -- наконец услышал он в гарнитуре связи возбужденный голос планетолога. -- С пилотами свяжись, Захарыч! Ждите патруль, а мы пропадём ненадолго. Удачи вам!
  
   ***
   Где-то высоко в небе громыхнуло, и связь со звездолётом прервалась. Лидер-пилоты, ускользая от плазмы и ракет стремительно ввинчивали свои машины в атмосферу всё ниже и ниже, скользнули у самой земли и понеслись, петляя в складках местности, к береговой кромке горного хребта. Там действительно есть, где спрятаться: в нагромождении диких скал на побережье Ривейра обнаружил несколько подходящих по размерам пещер, пригодных, чтобы спрятать там корабли. Эфир ожил голосами лидер-пилотов.
   -- Атаман, планетолог дал нам координаты района, где есть пещеры, чтобы не попадаться надоедливым парням на глаза. Направляемся туда, -- доложил старший пилот.
   -- Принято, разведайте, что за пещеры, можно ли организовать там охраняемый периметр. Нам бы лагерем где-то стать. Рассчитывай, что придётся отражать налет штурмовиков с воздуха, шут его знает, что для нас местные приберегли напоследок, -- распорядился атаман.
   -- Принято, -- ответил пилот, -- насчёт штурмовиков, это серьёзно?
   -- Вот еще что, пленные у нас, куда их девать - не знаю, -- добавил Лисин, пропустив вопрос мимо ушей. -- Капитан и административная группа сейчас играют с губернатором в кошки-мышки. Чем дело закончится, неизвестно. Будем поддерживать их огнём и манёвром, если понадобится. На всё про всё - часов семь, это если с запасом. Дожидаемся появления тут патрульного флота и сдаём вахту. Всё.
   -- Выполняю, мы уже на месте, -- сказал пилот.
   Пещеры оказались расположенными на крохотном полуострове. Изрезанная береговая линия и дикие скалы, вот и весь пейзаж. Зато обороняться тут - милое дело! Перешеек можно перекрыть сторожевыми башнями, а среди скал укрыть противовоздушную оборону. В устье перешейка находилась небольшая площадка, над которой нависала козырьком массивная скала. Подходящее место для генераторов маскировки. Тогда не что считанные часы обороняться, тут и неделю простоять можно! Старший пилот связался с атаманом и обрисовал ему ситуацию.
   -- Что в самих пещерах? -- спросил пилота Лисин.
   -- Просторно, места всем хватит, -- коротко ответил тот.
   -- Давай мне координаты, а сам включай маячок и веди к себе грузовики с имуществом, пока они ещё в воздухе.
   Атаман приказал казакам грузиться в шлюпки и повёл их к будущему лагерю. Лисин не любил торопиться, ему больше нравилась неспешная обстоятельность, но сегодня он не мог себе позволить такую роскошь. Сразу по прилёту ему пришлось распоряжаться, поторапливать людей. Перво-наперво, пристроили на площадке перед пещерами и развернули антенны маскировочных генераторов. Когда включилась маскировка, атаман ослабил командную хватку и перестал подгонять людей. Спустя час, лагерь был готов. В пещерах действительно хватало места и для людей, и для машин. Пленным отвели место в дальнем закутке, установив возле этого места кибер-стражей, а с пленных сняли наручники. Один из казаков, что монтировали охранные системы популярно объяснил пленникам, как работают кибер-стражи. Даже для верности продемонстрировал, бросив через охраняемый периметр камень. Тот, был настигнут в полёте лазером и даже приземлился дымящимся.
   -- За охраняемой линией вы находитесь в полной безопасности, но к периметру не советую приближаться, -- пояснил казак.
   Пленники отнеслись к демонстрации довольно равнодушно. Бежать или бунтовать желающих не нашлось и люди, как только их оставили в покое, устроились отдыхать на полу пещеры.
  
   ***
   Буше глянул на часы, висевшие на стене.
   -- Май, ну где же они, эти подрядчики? Два часа уже прошло. Свяжись еще раз, проясни что там у них стряслось.
   -- Что-то сигнала нет, -- губернатор вздохнув, принялся колдовать над гарнитурой связи, -- не отзываются! -- он озадачено развел руками.
   -- И чего делать будем? -- спросил его Паскаль, -- связь тут у тебя везде нормальная? Не могли они попасть в мертвую зону?
   -- Никто не жаловался, буду пытаться снова, -- пожав плечами, ответил губернатор, -- Сейчас попробую к ним в контору дозвониться.
   Жернин продолжал возиться с гарнитурой.
   -- Ага, есть ответ, -- произнёс он. Лицо губернатора вдруг окаменело и стало приобретать землистый оттенок. Он исподлобья молниеносно зыркнул на Паскаля, а потом на Виталия. Взгляд у Жернина стал острым и колючим, куда-то подевалась его растерянность и задумчивая расслабленность.
   -- Ну что, Май, -- произнёс Паскаль безмятежно, -- что ты услышал в ответ?
   Жернин вдруг снова сделался прежним, развёл руками, попытался улыбнуться, мастерски изображая недоумение. Только в глубине глаз всё равно полыхала злоба, скрыть которую было уже невозможно.
   -- Когда начнётся штурм узла управления? -- демонстративно громко обратился Буше к Тышковскому.
   -- Минуты через три, не позже, -- ответил Виталий. Он был единственный из присутствовавших здесь, кто полностью владел информацией о событиях, вплоть до последних минут.
   -- Баржа и ремонтная база на поверхности уничтожены. Фрегат обездвижен. Ядерным фугасом ему повредили двигатели, а Ривейра лазером накрыл генератор нуль-Т. С фрегата пытались атаковать "Фуэте" два звена истребителей. Казаки справились. Звездолёт отошёл на безопасную орбиту.
   На самом деле, Виталий блефовал. Всё было далеко не так гладко: казакам удалось отбить только первую, чисто авантюрную, с наскока, атаку малых истребителей. Те отступили назад, к фрегату. Команда "Фуэте" напряженно ждала исхода наземной операции. Если бы там сложилось не так, как запланировано, пришлось бы туго вдвойне. Оставалась надежда, что патрульный флот явится вовремя. Звездолёт, конечно, можно увести в нуль-Т, но для тех, кто сейчас находился на поверхности, это мало что изменило бы. А до прилёта передовой группы флота оставалось почти шесть часов!
  
   ***
   Ривейра не отходил от аппаратуры, продолжая сканировать поверхность планеты и окружающее пространство. Беспокойство оказалось не напрасным: с поверхности планеты к фрегату стали подтягиваться новые силы. И это были уже не видавшие виды "Дельта-5", а нечто посерьёзнее: похожие на летающие тарелки ударные истребители класса "Космос". Он вышел на связь с капитаном.
   -- Алло, слышишь Кэп, у нас тут кое-что появилось. Поганцы стягивают силы для атаки. К ним с поверхности прибыло серьёзное пополнение. Ориентировочно - три-четыре звена тяжелых машин, космические истребители. Судя по всему, планируют открыть сезон охоты на гражданских, и мы - первые на очереди.
   Капитан ответил после долгой паузы, тихим, бесцветным голосом.
   -- Антон, вы знаете, что нужно делать. Мы с Паскалем беседуем с губернатором. Тут все уже в курсе: они знают, что мы знаем...
   -- Я понял, как только станет туго, ныряем в нуль-Т. Ильзе готова, Кормчий говорит, выйдем из прыжка совсем рядом, соскучиться не успеете.
   -- Брикс? Почему она? -- ошарашено переспросил Тышковский.
   -- А кто еще? Она же навигатор! -- радостно объявил Ривейра.
   "Вот так дела, -- подумал Виталий, -- вообще-то Антон прав... да ведь она совсем еще девчонка!"
   -- Антон, ты всё-таки побудь в рубке, мало ли что, -- озабоченно обронил Тышковский.
   -- Не волнуйся, Кэп, делайте своё дело. Будьте готовы наших казачков встречать, похоже, флибустьеры им не по зубам. Так что они отступят к поверхности и постараются прибиться к вам поближе.
  
   ***
   Спустя полчаса пираты действительно предприняли попытку атаковать звездолёт. Им удалось собрать в кулак всё, что было в распоряжении: пять звеньев тяжелых истребителей, сопровождаемых остатками лёгкой эскадрильи. Выпущенный из скорострельных турелей тарелкообразных машин плазменный веер устремился к звездолёту и окружающим его машинам казаков. Рассыпавшись в редкую цепь и маневрируя, БТ пропустили плазму мимо, огрызнувшись ракетным залпом. Но юркие ракеты снесло новой плазменной волной. Противник рвался к звездолёту. Казаки, яростно сопротивлялись. Лидер-пилотам с большим трудом удалось уничтожить звено тяжелых машин но, потеряв все БТ, они ринулись под спасительное прикрытие атмосферы. Следом за пропавшими в облаках кораблями устремился рой крохотных ракет. Врезавшись в облачный слой, ракеты дружно полыхнули взрывами. Если бы не проворность пилотов и техническое совершенство машин, вполне вероятно, до поверхности долетели бы только обломки. Тарелкообразные корабли выпустили вслед исчезнувшим в атмосфере машинам запоздалый плазменный залп. Но сгустки плазмы лишь зажгли мутные, в тёмном слое облаков быстро гаснущие, огоньки.
   Брикс пристально следила за метками приближающихся истребителей на терминале. Звездолёт, ускорившись, стал удаляться, оставаясь на той же орбите.
   -- Бли-и-и-ж-ж-е, бандерлоги, подойдите бли-и-и-ж-ж-ж-е, -- растягивая слова зловеще прошептала Ильзе.
   Её лицо словно окаменело, а глаза от напряжения начали слезиться. Не отрываясь от экрана, девушка раздражённо откинула упавшую на глаза чёлку, продолжая фиксировать взглядом малейшие эволюции пиратских кораблей.
   А Ривейре одно обстоятельство не давало покоя. Как и предполагал капитан, среди атакующих не было абордажных шлюпок. Очень может быть, что пираты и не планировали захватить звездолёт. Ну а вдруг абордажные бойцы в это время заняты чем-то другим? Знать бы чем! Или всё-таки командир был прав: здесь, на Копернике-3, только рембаза и пилоты?
   -- Пора, -- еле слышно произнесла Ильзе.
   Прикрыв глаза, она включила генератор нуль-Т. Бортовой компьютер активировал экстренный режим нуль-Т, который пилоты называли "пулеметная очередь", потому что он заставлял звездолёт многократно, в доли секунды, исчезать в нуль-Т пространстве и тут же выныривать обратно. Сейчас воздух вокруг Ильзе словно завибрировал, её чувства обострились. Казалось, будто она попала в самый центр миража и пустынное марево плавило и рвало окружающее пространство, искажая не только видимую картину, но и звуки, запахи, а её кресло перестало быть надёжной опорой. Разодранный вибрирующим эхом, где-то рядом прозвучал чужой голос Ривейры:
   -- Уходим, уходим!
   Её сознание точно разбилось на огромное число кусочков и теперь металось, не находя покоя ни в одном из своих отражений. Эти скачки казались Брикс изнурительно-бесконечными. Привычное мироздание дрожало и распадалось, отчего из глубины сознания подымалась тёмная, липкая волна первобытного ужаса, а сердце словно сжимали холодные тиски. Корпус звездолёта скрутила тяжелая видимая глазу скрежещущая рябь, пробежавшая от носа до кормы. А стратосферу планеты колыхнула могучая взрывная волна, порожденная исчезновением с орбиты громадного звездолёта. Во все стороны рванулись многокилометровые молнии в руку толщиной, разрывая тёмное на ослепительном фоне молний пространство. Похожая на действие объемного заряда волна в считанные секунды настигла машины пиратов, оказавшихся в легкомысленной близости от кромки атмосферы и звездолёта.
   Несколько лёгких кораблей флибустьеров получили повреждения, и теперь беспомощно дрейфовали на опустевшей орбите, а "Фуэте" скачками уходил от злополучной планеты. Траектория, рассчитанная бортовым компьютером, вела судно под защиту патрульного флота. Тяжелые истребители пиратов заметались на орбите, потом выстроились в медленно вращающееся кольцо: так они попытались совместными усилиями нащупать курс, куда направился "Фуэте". Довольно скоро им это удалось и блюдца истребителей бросились следом.
  
   ***
   Погоня, организованная пиратами, была отнюдь не безнадёжной. Тяжёлые боевые машины оборудовались гравикомпенсаторами, что позволяло им без ущерба для экипажа двигаться с немыслимыми для любого другого судна перегрузками. Нуль-Т имеет бесспорное преимущество, если речь идет о межгалактических расстояниях. Ну а если потенциальная мишень не может уйти слишком далеко? Потому что надо страховать тех, кто находится на Копернике! Пираты просчитали ситуацию таким образом: звездолёт станет приближаться к планете, снова уходить, чтобы тянуть время, надеясь на помощь со стороны. Когда пираты засекли, где находится "Фуэте" им стало ясно, что звездолёт и в самом деле совершил короткий прыжок. Предприняв решительную, энергичную погоню можно решить дело в свою пользу.
   Режим пулемётной очереди наконец-то перестал терзать экипаж, звездолёт замер в обычном пространстве. "Фуэте" оставался пока слепым и беспомощным, не способным сдвинуться с места. Только бы бортовой компьютер не ошибся в расчётах! Только бы разведка флота не подвела! Ведь даже ускоренный регламент корабельных систем требовал минимум полчаса, очень рискованно! У пиратов оставался шанс настигнуть беглеца до того, как тут окажется передовой отряд флота.
   -- Пролог, вы можете определить координаты корабля с помощью своей аппаратуры? -- спросила она, обращаясь, скорее не к планетологу Ривейре, а к астрофизику Куклину.
   -- А электричество дадите? -- вопросом на вопрос ответил астрофизик.
   -- Аварийный источник подойдет? -- вмешался в разговор Эрик Долгополов, -- полную мощность только не просите, этого будет.
   -- Попробуем, -- ответил Куклин.
   -- Эрик, еще бы систему связи срочно запустить, а? -- обронила Брикс, -- как бы флот мимо нас не прошёл!
   -- Как мед, так и ложкой? А что на самом деле важнее? -- поинтересовался Долгополов. -- Боюсь, что обе нагрузки - навигацию Пролога и связь, аварийный источник не потянет, ему же еще на тесты бортовых систем мощность нужна!
   -- Давай перво-наперво ориентироваться, а связь уже потом. Сначала узнать бы, куда нас вынесло. Или занесло.
   -- Эй, на Прологе! Включайте свою шарманку, питание есть! -- весело прокричал Эрик.
   Через десять минут координаты были определены. Вздох облегчения пронёсся по внутрикорабельной связи: "Фуэте" вышел в расчётную точку с минимальной ошибкой. Связь с флотом, впрочем, не принесла заметного облегчения. Предстояло напряженное ожидание: час, а то и больше.
   -- Ну что за невезение? -- разочарованно произнесла Ильзе, -- пиратские истребители через час могут быть уже здесь, если засекли нас. Что, снова будем нырять?
   -- Да уж, ничего хорошего, -- подхватил Ривейра, -- пираты-то не в курсе, что мы прыгнули навстречу флоту! Ну да, в конце концов и им накостыляют, да только легче нам от этого уже не станет. И жалуйся потом хоть в МКК, хоть в Совет Конфедерации!
   Потянулись минуты ожидания, тишина в рубке прерывалась только сигналами бортового компьютера об окончании очередного этапа проверок да вздохами. Наконец, Кормчий сообщил о готовности:
   -- Можем лететь, -- произнёс бортовой компьютер деловым тоном и добавил: -- курс прежний? Навстречу флотскому авангарду?
   -- Угадал, давай уже побежим, а? -- нетерпеливо сказала Брикс. -- Насчёт перегрузок можешь не стесняться, я правильно говорю? -- обратилась она к экипажу.
   -- Анна, какую перегрузку мы сможем перенести без ущерба для здоровья? -- обратился Ривейра к доктору.
   -- Смотря за какой период времени. Пятнадцать-двадцать жэ, если разгон будет меньше секунды. До шести жэ можно гнать не больше двух-трёх минут, -- объявила Ханссен. -- Куклин, Ивлев и я больше не выдержим. Да и вам, молодёжи, здоровья это не прибавит.
   -- Всё верно, Аннушка, да только не случилось бы за нами погони! Мы потерпим, -- дребезжащим от волнения голосом произнёс Куклин.
   -- Потерпим... Не в комфорте дело, Руди! -- озабоченно сказала Ханссен. -- Выдержит ли организм - вот в чем вопрос. У "Фуэте" гравикомпенсаторов на борту нет. То, о чём я говорю - это предел, максимум!
   -- Давайте послушаем доктора, -- мягко вступил в разговор Ивлев, -- насколько я понимаю, речь идет о здоровье, а вполне возможно и жизни людей на борту?
   -- Вот именно. Спасибо, Кирилл, -- ответила Анна.
   -- Кормчий, задачу понял? Только разогнаться. Никого не убивать! -- весело произнёс Ивлев.
   -- Р-р-разрешите выполнять? -- рявкнул компьютер голосом рьяного служаки.
   -- Побежали! -- воскликнула Брикс нетерпеливо.
   Двадцать жэ - не шутка, несмотря на кресла и костюмы, смягчающие перегрузку. Кормчий держал предельно возможный режим разгона несколько мгновений, затем сбавил набор скорости до терпимых пяти жэ. Спустя пару минут перегрузки упали до комфортного уровня.
   -- Еще ни разу в жизни так не плющило, -- перехваченным голосом произнёс Куклин, -- знал бы, что это такое, никогда бы не согласился!
   -- Рудольф, все живы, относительно здоровы, есть надежда, что мы оторвались, какие претензии? Пираты бы точно с нами не церемонились. Торпеда в двигатель и затем методичный обстрел неподвижной мишени. Ты хочешь немного побыть мишенью, а Руди? -- ехидно поинтересовался Ривейра.
   -- Нет, но и ощущать себя камбалой тоже не моя заветная мечта, -- ответил Куклин.
   -- Кстати, истребителей пока не наблюдаю, -- объявил Антон, -- похоже, оторвались?
   -- А флот? -- поинтересовался Куклин.
   -- Аналогично, -- в пределах досягаемости аппаратуры Пролога - пусто.
   Тем временем, мощные навигационные системы тяжелых истребителей прекрасно видели "Фуэте". Пираты рвались вперед, стремясь любой ценой настигнуть беглеца. Флибустьеры пребывали в неведении относительно спешащего на помощь флота, и вполне резонно считали, что убрав ненужного свидетеля, смогут, вернувшись, разделаться с остальными и скрыться.
   Первая торпеда устремилась к цели, за ней метнулась вторая, потом третья. Шансов парировать групповую торпедную атаку даже у мощного звездолёта класса "М" нет в принципе. Да и не всякому боевому кораблю это под силу. А торпеды, приблизившись, синхронно разошлись веером, заходя на цель с разных сторон. Расстояние стремительно сокращалось. Наконец, и локатор "Фуэте" обнаружил несущиеся к звездолёту торпеды.
   -- А, дьявол, кажется, не успели, -- закричал Ривейра, -- три торпеды на подходе! Ильзе, уходим в нуль-Т! Срочно! Прыгаем куда угодно, лишь бы успеть!
   Брикс, прорычав что-то неразборчиво, бросилась к пульту генератора нуль-Т. Но вдруг торпеды пропали с мониторов "Фуэте", как будто их никогда не было. А истребители как будто врезались в невидимую глазу преграду, которая смяла их могучую броню и остановила стремительный полёт.
   -- Брикс, стоп! Стоп, Ильзе, полный назад! -- заорал Ривейра как одержимый. -- Погоди, кажется наши! Погоня нарвалась на залп из гравигенных пушек! А это значит - рядом крейсер! Только крейсер! Чёрт, аппаратура всё равно ничего не фиксирует, далеко!
   Ривейра лихорадочно пытался определить, откуда пришла долгожданная помощь. Однако, монитор Пролога отображал только звездную карту, на которой были видны лишь удаляющиеся метки неподвижных истребителей.
   -- Кормчий, переходи в режим торможения, -- устало произнесла Ильзе.
   -- Только аккуратно! -- сварливо произнёс Куклин.
   -- Кормчий, уважь Рудольфа! -- хихикнул Долгополов, -- Он до сих пор из образа камбалы выйти не может.
   -- Очень смешно, -- огрызнулся Рудольф.
   Внезапно звездная карта в рубке звездолёта ожила, стала наполняться метками патрульных кораблей. Они, не сбавляя скорости, спешили на помощь тем, кто остался на Копернике-3. Выполнять экстренное торможение "Фуэте" не было никакого смысла, бортовой компьютер выбрал щадящий режим гашения скорости, одновременно разворачиваясь по широкой дуге. На встречном курсе мимо "Фуэте" пронеслись боевые корабли. Экипажу звездолёта удалось рассмотреть только три силуэта крейсеров, полёт остальных кораблей, поменьше размером, ничем не отличался от движения точек астероидов. С одного из крейсеров стартовала небольшая группа буксиров-автоматов и направилась к застывшим в пространстве пиратским судам. Очевидно, флот решил не оставлять флибустьеров тут без присмотра и отбуксировать их к месту событий.
   -- У-у-у, какая милая картинка: патрульные летят, а поганцы в обмороке. Фуххх, будто домой вернулись, -- заметила Брикс, наблюдая, как буксиры швартуются к истребителям-тарелкам и начинают разгоняться вместе с добычей вслед уходящему флоту. -- Неужели всё?
   -- Для нас, возможно и закончилось, -- вздохнув, произнесла Анна. -- А как там наши: Виталий, Паскаль, Санджив, казаки?
   -- Капитан у нас толковый, -- заявил Ивлев, -- должен выкрутиться! Если он до сих пор жив, просто обязан. Вы файл с его личным делом видели? После того, что я там прочел, сдаётся мне, что для нашего капитана нынешнее приключение - не самое занимательное.
   -- Ага, даром, что в нашей конторе новичок, -- добавил Антон, -- как он ситуацию на Копернике просчитал, а? По-моему, блестяще, как шахматный этюд! Интересно, где Головин его отыскал?
   -- У МКК практически неограниченные возможности по кадрам. Нашей конторе позволено брать на службу чуть ли любого, кто ей нужен, -- ответил Ивлев. -- И доступ есть к любым данным на тех, кто работает в космосе. Бери - не хочу.
   -- Видели, читали, -- сказал Долгополов, -- дело у Тышковского занимательное. Столько приключений, хватило бы лет на сто службы. Взять хотя бы катастрофу в системе Веги, или свидание с милым зверьком на Юре!
   -- Тут вот еще что... В личном деле этого нет, хотя это и не тайна. В общем, у капитана с пиратами старые счёты, -- сказал Ивлев. Немного помолчав, он добавил.
   -- Это случилось возле одной из только что открытых планет. Выпуск лётной Академии, где учился Тышковский, во время космической лётной практики атаковали пираты. Из семидесяти пяти человек, кроме Виталия, уцелели всего трое. Троица эта, как раз сидела под арестом на гауптвахте за самоволку и в тот день они не летали. А Виталий - летал. Ему просто чудом удалось оторваться от погони. Он увёл свой учебный космолёт в мощный грозовой фронт и пираты его потеряли. Хотя, чудо здесь, скорее фигура речи. Талант и ювелирное мастерство пилота! Никто, кроме Виталия, не рискнул бросить хрупкий учебный космолёт в атмосферу, тем более, в грозовое пекло. Потому что риск погибнуть там ничуть не меньше, чем в прицелах пиратских истребителей.
   -- Кирилл, думаешь, Тышковский рискнул звездолётом и всеми нами из-за той старой истории? -- бесцветным голосом поинтересовалась Ханссен.
   -- Ничего такого я не думаю, -- нервно ответил Ивлев. -- Аня, ну посуди сама: если бы у пиратов действительно были боевые абордажные команды, они что, сидели бы сложа руки? Да нас поджарили бы, как только мы появились на орбите. Хох, такой звездолёт заполучить! Хороший куш и никакого риска. А так видишь, сидели родимые, как мышь в подполе. Ждали пока мы уберемся восвояси!
   -- Согласен, -- заметил Федотов, -- не сработай мы на упреждение, кто бы с нами цацкался? Сейчас здесь, в рубке, сидел бы какой-нибудь новоявленный Флинт или Морган, а наши хладные трупы дрейфовали в открытом космосе.
   -- Полагаю, -- сказал Ивлев, -- капитан всё правильно сделал. Давайте поставим на этом точку?
   -- Договорились, -- сказала Ханссен. Про себя она подумала, что действительно как-то нехорошо получается, обсуждать за глаза своего товарища, тем более капитана.
   -- Эх, только бы патрульному флоту в пути ничего не помешало! -- произнёс Куклин, чтобы сменить тему разговора.
   -- Руди, прикуси язык! -- рявкнула Ильзе, -- Только этого не хватало!
   -- Антон, если у тебя получилось надёжно лишить пиратов дальней связи, то на помощь им рассчитывать нечего, -- обратился к Ривейре Ивлев. -- Силёнок у них, кроме полудохлого фрегата не осталось, если судить по той сборной команде, которая набросилась на нас.
   -- Н-н-ну, это же логично, навалиться всем вместе. Зачем же силы распылять? -- предположил Ривейра. -- Наоборот, всё что есть - в кулак, и в бой, что бы наверняка! А теперь силёнок поубавилось...
   -- Правильно, а нет ли у них где-нибудь в заначке группы прикрытия? Или чего-то вроде охраны всего этого пиратского хозяйства? -- мрачно поинтересовалась Брикс сообразившая вдруг, куда клонит Ривейра. -- Да тот же командир фрегата вполне мог приберечь небольшую команду, чтобы свою шкуру спасать, если запахнет жареным! А если у этой гвардии приказ - не ввязываться в драку до поры до времени? Эх, была бы связь с нашими!
   -- Кто бы спорил? Угроза может оказаться и не надуманной, чем чёрт не шутит? Предупредить не помешало бы. Потому как самое время, чтобы эта гвардия вышла из тени. Для пиратов это -шанс! -- сказал Ивлев.
   -- А может, попрыгаем назад, к Копернику? -- робко предложила Анна.
   -- Выше головы не прыгнешь. Передовой отряд флота нам не обогнать. Да и толку от них больше, чем от нашего присутствия, -- вмешался Федотов.
   -- Да-да, я думаю, можно не торопиться, -- торопливо произнёс Куклин, похоже, он до сих пор не пришёл в себя после погони.
  
   ***
   "Фуэте" пропал из эфира вместе с казаками. Теперь они остались одни, надеяться можно только на себя и скорую помощь патрульного флота. Виталия терзали сомнения: правильно ли он просчитал ситуацию? Фрегат на орбите обездвижен, уже хорошо. Но тяжелые истребители оказались неприятным сюрпризом, откуда они взялись? Неужели на поверхности есть еще одна ремонтная база? Специально для тяжёлых машин, а мы её пропустили!
   "А если база не одна? Сколько их еще? -- думал Виталий. -- Чтобы охранять три-четыре базы пираты вполне могут держать здесь и более-менее серьёзные силы! Ой, как нехорошо будет. Тогда вся надежда на наших казачков. Людей у Лисина должно хватить, чтобы прикрыть нас до прихода патрульного флота. Чем пираты смогли бы нас взять, так это штурмовиками. Не приведи Космос, где-то еще рембаза штурмовиков запрятана".
   "Стоп, командный пункт, который казаки захватили! Или это вся охрана, что есть на планете, или около каждой базы своя группа? Тогда в том месте, откуда вынырнули тяжелые истребители, есть еще один пиратский отряд. Скорее всего, такой же по численности и вооружению, как и тот, что Лисин уже разнес, -- продолжал размышлять Тышковский. -- В общем, если планетных штурмовиков на Копернике нету - наша взяла! А если их тоже где-то прячут, пора подыскивать для нас укромное место, чтобы отсидеться до подхода наших. Ну а губернатора брать надо, это точно! Никак нельзя его упускать".
   Виталий поднялся со стула, вынимая из кобуры свой "Кортик 09". Санджив уронил терминал на стол, недоуменно глядя на своих коллег. Еще бы, для него только что услышанное, было громом среди ясного неба.
   -- От себя могу добавить, Май, -- заявил Паскаль, -- что патрульный флот будет здесь максимум через пять часов. Ну, что скажешь, бывший губернатор, как ты додумался пустить к себе пиратов?
   -- Не буду я вам ничего говорить, -- прорычал Жернин, -- кто вы такие, чтобы я разговоры с вами тут разговаривал?
   -- Да нам твои откровения в общем-то, и не нужны. Обойдёмся, -- беззлобно бросил Паскаль, пожав плечами. Потом он обратился к Тышковскому:
   -- Виталий, свяжись с казаками. Пусть возьмут этого деятеля под стражу, что ли.
   -- Конечно, Паскаль, -- утвердительно кивнув, сказал Тышковский.
   Связаться с казаками, что дежурили около здания администрации - проще пареной репы. А вот "Фуэте" в эфире так и не появился. Это означало, что на поддержку звездолёта теперь можно не рассчитывать, кроме того, неизвестно, что же там случилось? Цел ли корабль? Что с экипажем? Где казаки?
   -- Вызываю пост, -- произнёс Тышковский, переключившись на канал шлюпки поддержки.
   -- Вахмистр Семенов на связи, -- в гарнитуре зазвучал энергичный голос казачьего командира. -- Докладываю: группа поддержки в составе пяти человек охраняет вход в здание администрации. За время дежурства никто из здания не выходил, атаман приказал перейти в ваше распоряжение.
   "Молодец, атаман, отрядил людей больше, чем я просил, -- удовлетворённо подумал Тышковский. -- Разговор был про двух-трёх, но Захарыч ситуацию просчитал и послал пятеро казачков, это уже кое-что, молодец, атаман!".
   -- Вахмистр, мы в конференц-зале, нужна ваша помощь, -- произнёс капитан, Оставьте на посту двух человек, остальных - давайте сюда.
   -- Слушаю, капитан, -- ответил тот же голос, -- входим в здание.
   -- Санджив, прошу вас, покажите вахмистру и его людям дорогу сюда, в зал, -- обратился к притихшему юристу Паскаль.
   Санджив, кивнул и, торопливо поправив сползший набекрень тюрбан, направился к дверям, в торце зала. В этот момент Виталий почувствовал удар, словно его двинули молотом в висок, донёсся грохот выстрела, и ему обожгло шею. Кровь из раны на виске заливала ему глаза, но он успел увидеть, как какой-то человек несется к выходу, не останавливаясь, врезается в дверь, чуть не срывая её с петель, исчезает в коридоре. Паскаль, с широко раскрытыми глазами размахивает руками и что-то кричит, но Виталий уже не слышит крика. Звуки исчезли, навалилась тошнотворная слабость и повеяло холодом. Тело Виталия становится лёгким, словно его превратили в воздушный шарик, он с удивлением замечает, что кровь заливает парадный китель, а в глазах темнеет. Боковым зрением он еще успел заметить, как Санджив в ужасе бросается к нему, подхватывая, потому что он летит не вверх, как положено воздушному шарику, а медленно оседает на пол. Губернатор, побледнев лицом, закрывает голову руками, ныряет под стол, а его помощники в оцепенении взирают на происходящее.
  
   ***
   Тышковский вынырнул из небытия, услышав рядом с собой голоса. Женский голос и два мужских. Они тихонько, почти шёпотом обменивались короткими репликами. Ему удалось расслышать обрывки фраз: "имейте терпение... не так быстро. Да нормально всё...". Голоса продолжали настойчиво бубнить рядом, Виталий подумал раздражённо: "Ну кому же это неймётся? Голова болит, сил нету, а они тут тараторят!".
   Потом в его памяти стали проявляться события последних дней, и ему захотелось открыть глаза. В голове шумело, в висках больно пульсировала кровь. Щека и шея онемели, лоб горел. Виталий застонал и попытался приподняться. Ничего не вышло. Зато он увидел, что рядом с ним стоят Ханссен, Ривейра и Буше. Анна улыбнулась, демонстрируя ямочки на щеках. "Какая же замечательная у неё улыбка", -- подумал Виталий.
   -- Вы, дорогой наш капитан, в рубашке родились, -- сказал Буше. -- Три пули: еще бы немного и не сносить вам головы. Что в итоге? Небольшое сотрясение мозга, синяки на рёбрах, потеря крови и скальп немного подпорчен.
   Тышковский попытался улыбнуться, но ничего не вышло.
   -- Как вы себя чувствуете, Виталий? -- спросила Анна.
   -- Голова болит, и половины лица не чувствую. -- с трудом произнёс Тышковский одними губами.
   -- Везунчик вы, капитан, -- сказала Анна, -- вон, Буше, вас уже похоронил, когда стрельба началась.
   Паскаль легонько прикоснулся к плечу Виталия и сказал.
   -- Виталий, не будем вас тревожить, отдыхайте, набирайтесь сил. Успеем еще наговориться.
  
   ***
   Дни пролетели незаметно, капитан Тышковский стал понемногу передвигаться по кораблю самостоятельно. Возвращение домой теперь всё равно отложено, "Фуэте" торчал теперь на орбите рядом с патрульными звездолётами. Буше и Сингх практически всё время пропадали во флотской контрразведке. Там их задействовали на всю катушку, раскручивая пиратское дело. Наконец, Виталию представился случай подробно расспросить Буше о том, что же здесь на самом деле произошло. Он застал Паскаля за чашкой кофе в кают-компании. Тот пребывал в благодушном настроении по случаю выпавшего ему свободного дня.
   -- Казакам не пришлось больше воевать, передовой отряд флота явился без задержки. Сил для нападения у пиратов уже не оставалось. А Брикс угадала: капитан фрегата исчез вместе с небольшой компашкой. Бросили фрегат и дали дёру на тяжелом истребителе.
   Паскаль увлеченно рассказал, как губернатор начал было качать права и требовать особого к себе отношения.
   -- Совсем рехнулся Май. Какое может быть отношение к предателю и сволочи? Кстати выяснили, что Жернин тут - не самая главная фигура. Заправлял же всем его помощник, некий Бенджамин Джексон. Это он затеял стрельбу в зале совещаний, и в тебя стрелял он. Сейчас этого деятеля ищут.
   -- Сбежал? -- удивился Виталий, -- а как же наша казачки, они же рядом были?
   -- Да вот так, проскочил, -- нахмурился Паскаль, -- они уже вошли в здание, там довольно тёмный коридор, если помнишь, особенно если среди белого дня туда попасть. Вот Джексон и воспользовался этим обстоятельством. Подстрелил там двоих, а молодых казаков, что оставались дежурить на входе, вырубил и сумел увести нашу шлюпку. Ловкий парень!
   -- А губернатор сейчас где? -- спросил Тышковский.
   -- Передали его контрразведке флота, -- пожал плечами Буше, -- нового сюда не скоро пришлют. Управляет колонией пока флотская администрация.
   -- И что с Жерниным теперь будет? -- спросил Виталий.
   -- Гнида он, и ждёт его суд и тюрьма. Сколько людей гибло из-за него! Думаешь, пиратская база здесь вчера появилась? Да они тут уже четыре года! Вот так-то.
   -- Контрразведка много интересного тут раскопала, -- помолчав, продолжил Паскаль, -- да и мы с Сингхом тут не зря столько времени торчим. Информация пока закрытая, но одно могу сказать: флотской контрразведке удалось подобраться к довольно влиятельным людям и компаниям.
   Тут на пороге кают-компании возникла знакомая фигура, напоминавшая Виталию хитроумного Одиссея. Широко улыбаясь, боцман Ивлев решительно направился к ним.
   -- Рад видеть тебя, капитан, хотя и не в добром здравии еще, но на пути к нему! -- произнёс боцман своим скрипучим голосом и протянул Виталию руку.
   -- Я тоже рад! На борту порядок? Палуба надраена? Паруса и такелаж готовы к походу? -- тряся могучую ладонь и подмигивая боцману произнёс Виталий.
   -- Само собой, капитан. Ну, твой ангел-хранитель как, справился? -- подмигнул ему в ответ боцман. -- Да уж, задал ты ему хлопот в этот раз!
   -- Команде спасибо, сработали как по нотам. А как дела у инженерного корпуса? Какая идея посетила их в период вынужденного безделья?
   -- Идея? -- вздёрнув брови, произнёс Ивлев, -- ты плохо о них думаешь, капитан. Не идея, а ИДЕИ! Помнишь человечка, которого они называют крысиным патрулём? Так вот, он теперь не один. Ну, ты сам всё увидишь, а мне пора. Выздоравливай, набирайся сил. Корабль ждёт тебя.
   Ивлев поднялся и решительно зашагал к выходу. Виталий, провожая боцмана взглядом, спросил у Паскаля:
   -- Не даёт мне покоя один вопрос. Как думаешь, я принял правильное решение ввязаться в эту историю. Или нужно было просто сообщить патрульному флоту и убраться оттуда поскорее?
   -- Понимаешь, Вит, если бы не твоё решение атаковать, -- Паскаль покачал головой, -- хотя, как на мой вкус, довольно рискованное, мало что удалось бы выяснить. А так, и людей не самых последних задержали, и в захваченном узле управления нашлись удивительные документы. Ну и самое главное. Сам как считаешь, нам бы вот так запросто дали улететь?
   -- Согласен, -- вздохнул Виталий, -- шансов убраться оттуда подобру-поздорову действительно у нас не было. Теперь-то я это хорошо понимаю. А тогда... даже не знаю, как объяснить, Паскаль. Действовал по наитию. Может и вправду ангел хранитель толкал вперед зная, что назад дороги нет.
   Допив свой кофе и наговорившись, Буше распрощался и покинул кают-компанию, а Виталий продолжал думать о первом полёте на "Фуэте".
   "Вот и с экипажем познакомился, -- думал он, рассеяно глядя в иллюминатор, -- хорошие ребята, свои! А что начальство скажет, Головин, Филатов..."
   Комиссия.
   Филатов сиял, как новенькая дюза.
   -- Что скажешь, Леонид, -- спросил он, прихлёбывал кофе, -- не подкачал новичок?
   Головин, задумчиво помешивая ложечкой остывший кофе, промурлыкал себе под нос:
  
  
   Облетев космическую даль
   Ободрав о вакуум дюраль
  
   Возвратимся мы к Земле
   На потёртом корабле
   Но на... каком-то там
   Фирменном сопле.
  
   -- Это ты к чему? -- спросил Константин.
   -- Вспомнилось вдруг. Дед эту песенку напевал мне давным-давно, -- ответил Головин. -- А что? Все живы, здоровы, корабль целёхонек. Даже ремонтировать нечего. Дело большое сделали, -- с ударением произнес Леонид и, помолчав, добавил: -- риску только аж за край, в следующий раз может и не пронести, а? Фортуна - барышня капризная...
   -- Не будь занудой, Головин! Ты своё капитанство вспомни-ка лучше! -- Филатов махнул рукой, -- с каких пор ты стал такой осмотрительный, а?
   -- Капитан должен быть осторожным! -- Леонид развел руками Головин, -- ну, не трусом, конечно, но стратегом. Должен тщательно взвешивать каждое решение, раз ему доверены корабль и экипаж.
   -- Ой, кто бы говорил, -- скривился Филатов, -- тоже мне стратег выискался!
   -- Ладно, не буду нервировать родное начальство, -- съязвил Леонид.
   -- Вот так - значительно лучше, давай-ка по делу? Справился Тышковский? Справился! Полетает, пообтешется, хватка появится, опыт, всё будет нормально, -- добавил Филатов.
   -- Кто бы спорил! Константин, это ж я так, лишь бы не перехвалить. Только дай парню передых, назначь ему такое задание, чтобы не то что пиратов, а и просто людей днём с огнём не найти. Исключительно из гуманных соображений, -- сказал Головин.
   -- Не буду возражать, -- ответил Филатов, -- всё правильно. Хотя, и эта экспедиция не предвещала ничего, кроме рутины.
   -- Это точно, -- кивнул Леонид, -- однако ж, таки угораздило твоего визави.
   -- Ну, против судьбы-то не попрёшь, -- сказал Филатов, -- ладно, подыщу ему что-нибудь лёгкое, пусть слетает проветриться, авось, пронесет.
   -- В любом случае, будем надеяться на ангела-хранителя, он у парня надёжный, проверенный, -- добавил Головин.
   В этот момент Виталий Тышковский, тот самый парень, о котором шёл спор в кабинете, постучал в дверь.

Оценка: 8.60*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"