Малеваная Наталия Янтарная бабочка: другие произведения.

1. Маг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa

  
  
Малеваная Наталия Дмитриевна
  
"Агентство магических услуг"
  
Часть I. "Маг"
  
  
  Я опаздывала. Снова. Впрочем, как обычно. Такая уж у меня судьба. Даже если соберусь куда-либо заблаговременно, все равно опоздаю. Чем это объясняется, сказать сложно. Все началось еще с моего рождения. Опоздала на три недели, да и то лекарям пришлось искусственно вызывать у мамы схватки. Тридцать шесть часов мучения, и на свет появилась я. Ровно в полночь, ни секундой раньше, ни секундой позже. Сначала родители списывали все мои причуды с непунктуальностью, легкой рассеянностью, неудачами в каких-либо начинаниях на детские шалости, забывчивость и обыкновенную лень, со временем - на подростковый бунт. Но когда все опасные возрастные периоды прошли, а в моей жизни не произошло никаких перемен (на самом деле все только ухудшилось), родные стали искать причину. Решили, что это проклятье - завистников у нашей семьи хоть отбавляй, - и началось мое путешествие по всяким лекарям, знахарям, бабкам. Никто ничего подозрительного во мне не нашел. Даже малейшего сглаза, и того нет. В общем, так и живу. Начальство о проблеме предупреждено. Друзья привыкли и никогда никуда не приглашают наперед, а просто вызванивают мое точное местонахождение, приходят и уводят туда, куда надо.
  Но сегодня я побила все свои рекорды. Мало того, что утром, когда уже была полностью одета, пролила на блузку кофе, так потом еще искала чистые носки Тору. Тор - это муж мой законный. Сама удивляюсь, как он не испугался и решился не только в меня влюбиться, но и жениться. И вот когда нашла носки мужу, переоделась сама, то оказалось, что опаздываю на полчаса. Если брать во внимание мой разрешенный часовой лимит, то на полтора часа, а это уже недопустимо. Тем более что сегодня назначена встреча с очень серьезным клиентом, да и проверка будет. Вообще, страшно-ужасно важный день.
  Маршрутка передвигалась со скоростью беременной черепахи, и я уже пожалела о том, что не решилась пойти пешком. Даже в своих новых туфлях на двенадцатисантиметровых шпильках доковыляла бы быстрее. В следующую секунду транспорт дернулся, резко остановился и снова начал движение. Меня по инерции бросило сначала вперед, а потом потянуло назад. Конечно же, я не смогла удержаться на ногах. Шпильки ведь. Меня прилепило к мужчине, стоявшему сзади. Почему решила, что к мужчине? Ну, у женщины просто нет того, что так радостно отреагировало на прижатие моей пятой точки к оному. В попытке вернуть себе вертикальное, а не полулежащее, положение, я еще и поерзала по чужой эрекции. Бедный мужчина отозвался стоном и, обхватив меня руками за талию, отстранил от себя.
  - Спа-а... - Обернувшись, чтобы выразить свою благодарность за помощь, так и застыла с открытым ртом. Мужчина, на вид не старше тридцати лет, сверлил меня гневным взглядом.
  - Что? - Смоляная бровь взлетела вверх, а взгляд карих глаз стал еще сердитей.
  - Нет, ну я же не виновата, что автобус остановился, - негодующе произнесла, но все-таки ощутила себя виноватой в конфузе данного представителя рода мужского.
  - А нечего надевать подобную обувь, - наставительно огрызнулся этот индивид.
  - А... А это уже не Ваше дело, - едва не задохнулась от возмущения.
  - Между прочим, дамочка, Вы мне еще и на ногу наступили.
  - Хам! Какая я тебе дамочка?! И нужно было наступить тебе на кое-что другое.
  - Ты и так мне по кое-чему другому потопталась. И каблуков не надо.
  - Что? При-и... - Маршрутка снова дернулась. Меня качнуло вперед, а потом опять припечатало к этому... наглому, напыщенному индюку. Только в этот раз я вжалась носом ему в грудь, обтянутую черной рубашкой, а животом - к признаку его мужественности.
  - Да чтоб тебя! - Прорычали над головой. - Ты издеваешься, что ли?
  - Давайте-давайте, обвиняйте меня во всех смертных грехах, - пробормотала незнакомцу в грудь, к которой так и была пришпилена - свободное пространство заняли пассажиры, и мне попросту некуда было отлипнуть. - Между прочим, я замужем.
  - А это здесь еще причем? - удивился мужчина, даже забыв о том, что он на меня сердится.
  - Это здесь притом, чтобы твой... он... ты... успокоился.
  - Хамка! - прошипел незнакомец.
  - Придурок! - не осталась в долгу.
  - Кривоногая!
  - Извращенец!
  - Неудачница!
  - А... А ты... - Я быстро перебирала в голове подходящие оскорбления. - Извращенец!
  - Повторяешься, дамочка, - скривив губы в ехидной улыбке, заявил мужчина.
  От дальнейшего излияния ругательств и всех кар на голову незнакомца его спасло то, что маршрутка как раз остановилась на нужной мне остановке. Напоследок смерив мужчину испепеляющим взглядом - для чего пришлось задрать голову вверх, - оттолкнулась от его груди и, расталкивая других пассажиров локтями, направилась к выходу. Конечно же, моя карма не заставила себя долго ждать, и мое гордое шествие почти завершилось падением. Спасибо храброму студенту в забавных круглых очках, который подстелил себя под меня. Поспешно поблагодарив юношу и выдавив из себя улыбку, постаралась поскорее подняться, ибо наглые ручонки уже бесцеремонно шарили по моему телу. Поскорее, как назло, не получалось.
  - Я понял. У тебя хобби такое - приставать к мужчинам в общественном транспорте, - вонзилось в спину насмешливое восклицание, когда я наконец-то добралась до выхода и со вздохом облегчения спрыгнула с последней ступеньки на тротуар.
  Резко развернувшись - каблуки жалобно скрипнули по асфальту, - хотела возмутиться, но дверь маршрутки закрылась перед моим носом, едва не прищемив этот самый нос. Мне осталось только рычать от злости и сыпать проклятиями, распугивая невинных прохожих. Даже небольшая прогулка - я всегда сходила за одну остановку до офиса - не помогла мне успокоиться. Пострадал ни в чем неповинный охранник на пропускном: неделю будет мучиться расстройством желудка, если никто не снимет с него мое проклятие. Следующей моей жертвой стала помощница нашего директора Анфиса: девушка попыталась напомнить мне о моем опоздании, а я совершенно случайно перевернула на нее ее же кофе. И ведь действительно случайно все получилось, даже попыталась извиниться, а в ответ получила приличный букет проклятий.
  А вот это она зря. Погорячилась, бедняжка. Я-то себя знаю. Ни одно из известных проклятий ко мне не прицепится, а если и подействует, то эффект будет незначительным и быстро пройдет. Как говорят, зараза к заразе... Так что Анфиса только себе сделала хуже, но пока что об этом не догадывается. Вот не пройдет и получаса, как ей аукнется ее же ″букет″.
  - Выскочка. - Помощница нашего главного напоследок одарила меня самодовольной улыбкой и, выписывая восьмерки крутыми бедрами, направилась в сторону уборной.
  - Бэ-бэ-бэ, - передразнила Анфису, сверля ее спину взглядом, и добавила парочку проклятий от себя. Тоже мне. Думает, если спит с шефом, то ей все можно.
  - Евдокия Поликарпиевна. - Низкий с хрипотцой голос, прозвучавший за моей спиной, заставил вздрогнуть и мысленно выругаться. Помяни черта...
  - Доброе... день, - стремительно обернувшись, раболепно пролепетала и нацепила на лицо радостную улыбку.
  - И Вам не хворать, Евдокия Поликарпиевна, - пробасил шеф, но на его лице даже намека на улыбку не появилось. Как всегда, собран и суров. И как обычно мне захотелось пасть ниц и повиниться во всех грехах: совершенных и еще только планируемых. - Надеюсь, Вы не забыли о встрече с Антоном Борисовичем? - И многозначительный взгляд на золотые часы на запястье.
  - Конечно же, не забыла. - Моя улыбка стала еще шире: наверное, уже и десны видно. - Сегодня в одиннадцать.
  - Сейчас уже без пяти одиннадцать, - взгляд начальника стал еще суровее.
  - А я знаю, да. Как раз к себе от девчонок из бухгалтерии возвращалась. Нужно было кое-что уточнить. Сейчас вот возьму нужные документы и сразу же в зал переговоров.
  - Не нужно. Евдокия Поликарпиевна, я сам проведу встречу со Степновым.
  - А-а... - растерялась.
  - А Вы, уважаемая Евдокия Поликарпиевна, встретите проверяющего и будете сопровождать его по отделам. Всю неделю, пока будет идти проверка, - криво ухмыльнувшись, обрадовал меня шеф. - И да, начнете вы из Вашего же отдела. Постарайтесь чтобы... м-м-м, - мужчина достал из кармана помятую бумажку, разгладил, - Даниил Аристархович остался довольным. Удачного Вам дня, Евдокия Поликарпиевна.
  - Спасибо, и Вам, Константин Сергеевич, - кисло пробормотала вслед удаляющемуся начальнику. - Черт! Черт! Да чтоб ты провалился! - бросила проклятием, представив перед внутренним взором безликую особу проверяющего. - Да чтоб тебе икалось, паразит ты этакий! Чтоб...
  Этаж, который наша фирма снимала полностью, огласил пронзительный, душераздирающий визг. Вот и настигла девушку-красавицу Анфису справедливая кара. Вслед за визгом прозвучало короткое, но полное смысла ругательство.
  ″Уп-с, как нехорошо получилось-то″, - мысленно ахнула и поспешила в свой кабинет. Между лопатками засвербело, а в животе подозрительно булькнуло.
  Шеф, ну за что-о?! Я ж не виновата, что Вы, драгоценный наш, оказались в зоне поражения. Кстати, а чего это он в женской уборной делает, а?
  - ″Евдокия Поликарпиевна!″ - рявкнул в моей голове рассерженный бас Константина Сергеевича. От неожиданности я споткнулась и опасно скользнула по полу, но на ногах удержалась. В висках заломило, словно туда гвозди вогнали. - ″Чтобы к вечеру у меня на столе лежала объяснительная″.
  - ″Да, шеф! Слушаюсь, шеф!″ - отчеканила тоном заправского солдата, недовольно поморщившись от усиливающейся головной боли, и продолжила свой путь. В животе в последний раз булькнуло и затихло: я же говорила, что проклятия на меня не действуют.
  Мысленно прикинула, при этом старалась не думать слишком громко, где и за сколько Костик - как за глаза мы называем начальника - раздобыл ментальный амулет. Шеф магией не наделен, так что только купил и, скорее всего, на тролльем рынке. Неужели так расщедрился из-за обычной проверки? Стандартный ментальный амулет не только наделяет владельца способностью читать мысли окружающих, но и обеспечивает щитовую защиту выше среднего уровня от любого ментального воздействия. А у шефа еще и транслирует его собственные мысли. Как интересно. Значит, непростой проверяющий. А я его прокляла...
  Однозначно, скучать мне сегодня не придется. Слава всем богам, что магической силой не обладаю - кстати, этим я тоже в семье отличилась: единственная бездарная в древнейшем роде магов, - а то натворила бы чего-нибудь... оригинального. В смысле, апокалипсического. А так, вполне себе обычные словесные проклятия первого уровня, которые может наложить и обычный человек. Правда, они не всегда срабатывают, но любой лекарь или знахарь рассеет за небольшую плату. А если мне сегодня крупно повезет - хотя это вряд ли, - у проверяющего окажется хитрый амулет, деактивирующий проклятия, наговоры и иже с ними.
  Мечтать не вредно...
  - Здравствуйте, Евдокия Поликарпиевна! - во весь голос гаркнула Анечка, мой секретарь, и расплылась в лучезарной улыбке.
  От подобного приветствия я снова поскользнулась, и только угол стола, за который ухватилась в последний момент, спас меня от падения. Да что ж сегодня за день такой-то?!
  - Здравствуй, Анна, - прошипела в ответ, одарив девушку раздраженным взглядом. Удивительно: такое хрупкое создание, а голос... - Что у нас на сегодня?
  - Селезнев звонил. Он не успевает по строкам. Игорь Валентинович прислал отчет. Участок не пригоден... - За одну минуту Аня пересказала все, что я пропустила. Хорошо, что она, кроме словесной информации для меня, все записывает, а то ни слова не удается запомнить из ее болтовни. - А еще, через пятнадцать минут придет красавчик проверяющий.
  - А ты откуда знаешь, что он красавец? - удивленно спросила, остановившись на пороге своего кабинета. - Наверное, как всегда, низенький, с брюшком и лысый.
  - Евдокия Поликарпиевна! - возмущенно воскликнула Аня. - Вы не правы. Я сама видела Данечку...
  - Данечку?! - изумленно выдохнула я, выронив из рук документы, минуту назад врученные мне Анной.
  - ... и могу заверить Вас, что он настоящий красавчик. Ему бы моделью работать, а не в этом агентстве, - не обратив внимания на мой слегка пришибленный вид, как ни в чем не бывало, продолжила Аня. - М-м-м, конфетка!
  - Интересно будет посмотреть, как ты назовешь этого ″Данечку,″ когда в результате его проверки нас всех уволят.
   - Ну, что Вы сразу наговариваете на хорошего человека.
  - Аня-Аня, - подняв разлетевшиеся по полу бумаги, снисходительно покачала головой, - ты как всегда обманулась внешним видом.
  - Евдокия Поликарпиевна!
  - Знаешь, сколько лет я Евдокия Поликарпиевна? Впрочем, сейчас не об этом. Давай рассуждать логически. Во-первых, судя по тому ажиотажу, который вызвал этот проверяющий, он не простой человек. Сама знаешь, нашего Костика никакими проверками не испугаешь. Второе, проверять будет только он один, без команды различных специалистов. Вывод - скорее всего, он маг. А маги, Анна, никаким образом и ни в одном месте не могут быть белыми, пушистыми и ″конфетками″. Уж поверь моему опыту.
  - Но он такой хорошенький.
  - Ты неисправима. Хорошо, не буду тебя переубеждать, сама все увидишь. Принеси мне кофе и, когда придет этот твой Данечка, займи его чем-нибудь. Минут на двадцать.
  Да, двадцати минут будет вполне достаточно, чтобы подготовиться к встрече. Где-то у меня тут был один амулет в виде броши. Младшие братья экспериментировали, хотели создать универсальный щит от любого магического воздействия среднего уровня, а получился замечательный амулет от ментального. Не люблю, когда у меня в голове кто-то копается. Я родным этого не позволяю, а тут какой-то незнакомый мужик. Не то чтобы у меня были какие-то страшные секреты, но все же... И так как у братиков полным-полно всякого хлама, брошка досталась мне совершенно даром. К тому же вещичка весьма стильная, в виде маленькой божьей коровки.
  Я надевала ее в свой первый рабочий день. Впрочем, тогда на мне какого только амулета не было. Многие из работников компании - маги, а маги, как общеизвестно, создания вредные, наглые и крайне любопытные. Им только повод дай. Но, как оказалось, моя предосторожность была излишней: правилами компании запрещается любое магическое воздействие на сотрудников. Поэтому амулет за ненадобностью был спрятан... спрятан...
  - Черт, да куда ж я его засунула? - раздраженно пробормотала, стоя на коленях перед раскрытым шкафом. Время неумолимо убегало, а брошь не желала находиться. - Ага. - У задней стенки шкафа, среди кипы разворошенных документов, мелькнуло что-то красное. Потянувшись, чтобы достать находку, так и застыла, услышав звук открывшейся двери и шаги.
  - ...извините, - прозвучал заискивающий голос Ани. - Поймите, Евдокия Поликарпиевна - очень занятой чело...
  - Я вижу, - произнес мужской голос, а у меня возникло непреодолимое желание куда-нибудь провалиться. Схватив брошь, быстро прикрепила ее на лацкан пиджака. Крапинки на божьей коровке полыхнули зеленым, сообщая об активации амулета. - Хм-м. - И сзади воцарилась тишина. Странная и пугающая. - Избушка, избушка...
  Меня передернуло от тона мужчины. К слову сказать, весьма знакомые ироничные нотки в голосе этого Даниила Аристарховича, а это, несомненно, он - господин проверяющий. Вот только... Ну, в самом деле, не могу я быть настолько невезучей.
  - Уважаемая...
  Пауза.
  - Евдокия Поликарпиевна, - услужливо подсказала Анна громким шепотом.
  - Евдокия Поликарпиевна, - продолжил мужчина холодным деловым тоном. - Будьте так добры, поднимитесь, повернитесь ко мне лицом и предъявите лицензию на использование находящегося у Вас амулета.
  И что мне оставалось делать? Конечно же, послушно исполнить прика... просьбу господина проверяющего. Злить мага - это последнее, что я бы сделала, потому что в некоторых случаях это вообще последнее, что можно сделать в своей жизни. Подниматься в узкой юбке, которая так и норовила задраться повыше, было весьма трудно. Хорошо, что туфли сняла перед тем, как начать свои эпохальные поиски в шкафу. Выпрямившись, принялась поправлять одежду, намеренно не спеша оборачиваться. Не хочу. Не хочу подтверждать свою догадку и убивать маленький лучик надежды на то, что ошиблась.
  - Евдокия Поликарпиевна. - В голосе мужчины зазвенели нотки нетерпения и раздражения.
  - Как представителю рода, мне не требуется разрешение на использование данного амулета, - отчеканила, пройдясь по кабинету, и все так же, не поворачиваясь, обулась.
  - Имеете какое-то отношение к роду Витвицких? - Теперь в тоне проверяющего отчетливо слышится подозрение. - Если не ошибаюсь, создателями этой занятной вещички являются Пересвет и Яромир.
  - Не ошибаетесь, - ответила, стараясь сохранять самообладание. Что-что, а в воровстве, хоть и не напрямую, меня обвиняют впервые. - Я дочь Поликарпия...
  - Ложь, - резко оборвал меня мужчина. - В Вас нет ни капли магии, тем более - представителей этого почитаемого всеми рода. И я лично знаком со всеми членами семьи Витвицких, Вы точно не Мария. Так кто же Вы?
  - Мария - моя сестра, - раздраженно бросила, обернувшись. - Двойняшка и, увы, весь дар достался ей. Паспорт показать?
  - Ты! - выкрикнул Даниил Аристархович, и он же - тот самый мужчина из маршрутки. - Вот так встреча. Век бы тебя не видеть.
  - Это чувство взаимно, - пробормотала, усиленно думая, как выпутаться из сложившейся ситуации.
  - Рад, что хоть в чем-то мы пришли к согласию, А на паспорт я бы взглянул.
  - Да пожалуйста, - фыркнула и, подойдя к столу, принялась рыться в сумке в поисках темно-зеленой книжечки документа. Фамилию-то я, по настоянию родственников, не меняла. Может, этого будет достаточно, чтобы доказать, что говорю правду. - И, Даниил Аристархович, давайте договоримся сразу. Не будем забывать о приличиях и ограничимся только деловым общением. То, что случилось за стенами этого здания, там и останется.
  Мужчина ответил невнятным хмыканьем. Смотреть на него у меня не было никакого желания, поэтому я продолжила поиски, засчитав отсутствие отказа за согласие. В крайнем случае, просто-напросто буду игнорировать все его выпады в мою сторону. Наконец-то найдя паспорт, протянула его Даниилу Аристарховичу и, пока мужчина скрупулезно изучал в документе каждую закорючку и знак, задумалась о том, к какой категории магов относится наш проверяющий. Результат мне не понравился. С самого рождения пребывая в окружении магов, я хоть и не обладала никакими способностями, но как-то научилась различать дар остальных. Так вот, некоторых исключила сразу. Например, таких как некроманты, заклинатели, анимаги, стихийники, боевики. Проверка компаний, фирм и организаций - не их профиль, если, конечно, дело не связано с убийством. На эмпата Даниил Аристархович не похож: у них специфический взгляд - рассеяно-отсутствующий, да и вообще они словно не от мира сего. Артефактов на мужчине не навешано, и он не прикасается к виску, как любой менталист, который постоянно неосознанно считывает окружающих. Остается только одна категория магов, именно их я ненавижу больше всего. Универсалы. Их всего двенадцать во всем мире. Мария тоже универсал, поэтому чихнуть на нее боятся, холят и лелеют. Гордость рода Витвицких.
  - Евдокия Поликарпиевна, прекратите витать в облаках, - строгий голос Даниила Аристарховича вернул меня в реальность. Мужчина не только проверил мой паспорт, который положил на край стола, но и успел пройтись по кабинету и занять мое кресло. - А теперь, Евдокия Поликарпиевна, когда Вы соблаговолили обратить свое внимание на меня, приступим к работе. Для начала созовите всех начальников отделов для личной беседы со мной. И пусть принесут отчеты за последний год.
  - Но у меня совершенно иной приказ, - возразила возмущенно. Будь он трижды магом и дважды универсалом, но это не дает ему права мной командовать.
  - Евдокия Поликарпиевна, Вы будете исполнять то, что прикажу я, - сложив руки на столе перед собой, произнес Даниил Аристархович.
  - Мой начальник - Константин Сергеевич, - заявила, намереваясь стоять до конца и не сдаваться. - И он...
  - Константин Сергеевич попросил меня о помощи, но работать я буду только по своим правилам, - раздраженно перебил мужчина, прожигая меня гневным взглядом. - Евдокия Поликарпиевна, давайте не будем зря тратить время: чем быстрее я разберусь с вашей проблемой, тем раньше мы с Вами расстанемся.
  - Не все в данный момент могут быть на своих местах, - сообщила, все-таки решив уступить, уж слишком заманчивой была перспектива поскорее избавиться от этого индивидуума.
  - Ничего, - усмехнулся мужчина, - до окончания рабочего дня еще далеко. Итак?
  - Уже бегу, - слащаво улыбнувшись, развернулась и походкой от бедра выплыла из кабинета. Как при этом удалось ни разу не споткнуться, осталось для меня загадкой.
  В попытке собрать начальников отделов, а это оказалось весьма сложновыполнимой задачей, заработала ушибы правого плеча и левого колена, поставила пару новых синяков, полтора десятка раз споткнулась-поскользнулась и даже два раза полноценно упала, порезала пальцы бумагой, напугала главного бухгалтера, отчего она поперхнулась кофе, и сшибла с ног практиканта-программиста. В общем, как я и предполагала, скучать мне не пришлось. Несколько раз мелькала соблазнительная мысль о том, чтобы пойти в отдел кадров и написать заявление об увольнении по собственному желанию, но перспектива остаться без заработка и увязнуть в поисках новой работы, которой на всех желающих категорически не хватало, не была столь радужной. Периодически мысленно жалуясь самой себе на судьбу-злодейку и одного конкретного извращенца, я все-таки справилась с поставленной задачей.
  О чем господин маг разговаривал с каждым из начальников, осталось тайной за семью печатями, так как меня в собственный кабинет не пустили и на личную беседу не пригласили. Анна, в обществе которой я, растянувшись в приемной на диване, проводила последние рабочие полчаса, утешила меня, что Данечка завтра обязательно со мной пообщается. При этом глаза девушки лихорадочно блестели, а на щеках алел румянец. Диагноз на лицо. Влюбленность, первая стадия, легкая форма. Убеждать Аню, что между магом и обычным человеком, коим она является, никогда не будет ничего большего, чем кратковременная интрижка, и взывать к ее разуму в подобном состоянии бесполезно. Ни одного слова не услышит и, даже наоборот, воспримет все в штыки, разозлившись, и, вероятней всего, увидит во мне соперницу.
  Мои размышления по поводу того, решится ли Анна на хоть какие-то шаги в отношении проверяющего и как быстро он пошлет ее... в лес шишки собирать, прервало явление мага народу. Даниил Аристархович, пропустив вперед себя Любовь Николаевну - того самого главного бухгалтера, - горделивой походкой самого настоящего аристократа, каким по сути и был, вышел из кабинета. Темные глаза пробежались по приемной, ненадолго остановились на Анне, заставив меня судорожно задержать дыхание, но уже через мгновение объектом созерцания стала я сама. Взгляд сразу же стал колким и немного сердитым. Не меняя позы и продолжая лежать на диване, выжидающе уставилась на мужчину. Смоляная бровь над левым глазом медленно поползла вверх, а уголки губ Даниила Аристарховича едва дрогнули.
  - Евдокия Поликарпиевна, знаете ли Вы, что магические амулеты время от времени требуют подзарядки? - ровным тоном поинтересовался он.
  - Прекрасно знаю, - кивнула, пытаясь угадать, на что намекает мужчина. - Все-таки в семье магов родилась. Потомственных.
  - Если это так, то Вы, наверное, знаете еще и то, что эта симпатичная божья коровка на лацкане Вашего пиджака перестала действовать две минуты назад.
  - А? - встрепенулась и непонимающе глянула сначала на Даниила, а потом на брошь. - Что?
  - Всего доброго, Евдокия Поликарпиевна, - произнес мужчина, полностью игнорируя мой рассерженный взгляд, кивнул широко улыбающейся Ане и направился к выходу. - Не знал, что в семье Витвицких две дочери, - вдруг сообщил он, остановившись на пороге. - Вы совсем не похожи на Марию.
  - Мы не близнецы и я стараюсь не афишировать наше родство, - нахмурившись, ответила.
  - Оно и понятно, почему, - хмыкнул с презрением Даниил и, прежде чем я успела хоть что-то сказать, за магом с тихим стуком закрылась дверь.
  При Анне я постеснялась рычать от злости, хоть и сильно хотелось. Этот проверяющий сделает свое дело и уйдет, а мне совсем не нужно прослыть сумасшедшей. Слишком уж много труда я вложила в то, чтобы хоть чего-то добиться в своей жизни. Без магии. Без авторитета семьи за плечами.
  Семья...
  Раньше для меня не было ничего важнее семьи. Слово Главы рода закон. Интересы рода превыше всего. Исключение из рода равносильно смерти. И я верила во все это. Верила и была послушной. Но лишь до того момента, пока интересы рода шли не вопреки моим собственным. Когда мне исполнилось семнадцать, аккурат после выпускного в школе, дедушка, являющийся и по сей день Главой, принял решение объединить нашу семью с семьей не сильных, но древних магов. Как деду удалось уговорить их на союз младшего сына рода и меня - человека, - неизвестно. Возможно, жених соблазнился тем, что продолжительность моей жизни равна обычной человеческой. Попросту, ему нужно потерпеть мое присутствие рядом каких-то семь-восемь десятков лет. Зато они получат привилегии с помощью подобного ″родства″ с семьей Витвицких. Для нашего же рода выгода только в том, что меня - досадную случайность - выдадут замуж за мага, и я не стану позором семьи.
  По всем законам стоило бы молча покориться, но подобный расклад мне пришелся не по вкусу, у меня уже были планы на будущее, и поэтому я убежала из дому. Конечно же, укрыться от моей семьи невозможно, и уже на следующий день в квартиру моей знакомой, к которой я временно попросилась пожить, постучался дедушка. Какой скандал случился... Но я ведь действительно Витвицкая, поэтому унаследовала главную черту рода - упертая, как баран. Дедушка вернулся домой один, а я еще больше уверилась в правильности своего решения.
  Дед больше не приходил, но еще несколько раз меня пытались ″облагоразумить″. Мама и папа ультимативно требовали, чтобы я послушалась и не капризничала. Подсылали младших братьев-близнецов, которым на то время только-только исполнилось пять лет. Мальчики даже демонстративно поплакали и похныкали, умоляя меня вернуться в дом родной. Но спустя пять минут подобного спектакля уже со светлыми улыбками на лицах поедали предложенные мной конфеты. Приходила и Мария, пробовала надавить на жалость, ведь я ей всю жизнь испортила: из-за меня она едва не умерла при рождении, из-за меня ей не разрешали приводить друзей домой... В общем, еще много всяких ″из-за меня″, но у сестрицы ничего не получилось - кнопка жалости у меня не предусмотрена природой. И только Святозар, старший брат, спокойно со мной поговорил, спросил, не желаю ли я вернуться, и если нет, то что собираюсь делать дальше. Дальновидных планов на будущее у меня не было. Да и у кого они будут, когда вся жизнь переворачивается вверх тормашками? Брат посоветовал не спешить, хорошо все обдумать, и попросил, чтобы в случае чего, или когда будут нужны деньги, обращалась за помощью к нему. За все время нашего разговора Святозар ни единым словом не попрекнул меня и не попытался навязать свое мнение. Наверное, благодаря именно такой поддержке я сумела добиться всего сама, собственными силами, не прибегая к помощи семьи. Временами было очень трудно, хотелось разреветься и сдаться, но тогда вспоминала о том, к чему стремлюсь, что и кому хочу доказать. И у меня все получилось. На данный момент у меня есть все, о чем я только когда-либо могла мечтать: собственный дом, работа, любимый муж, да и с родными общение наладилось.
  Вздохнув, отогнала не слишком приятные воспоминания и, выдавив из себя улыбку, попрощалась с собравшейся уходить Аней. Решив самой не задерживаться в офисе, собрала нужные документы, с которыми мне сегодня так и не удалось поработать, отправилась домой.
  Но, даже переступив порог квартиры, я все никак не могла успокоиться и собраться с мыслями. Ни мелкие домашние дела, которых почему-то всегда предостаточно, ни приготовление ужина не помогли мне отвлечься. Вообще-то, с моим везением скучных, серых, как один похожих на предыдущий, а, следовательно, нормальных дней в моей жизни никогда не было - что-нибудь да случится, но такого, как сегодняшний, проживать еще не доводилось. Мало того что физически устала, так еще и морально вымоталась. Не удивлюсь, если Даниил Аристархович окажется энергетическим вампиром. Вот он сегодня вдоволь мной подкрепился, упырь доморощенный. Быстрее бы эта проверка закончилась, и мы больше никогда не увидимся, если только совершенно случайно и по нелепому стечению обстоятельств.
  Сосредоточиться на документах мне так и не удалось, а сроки поджимают. Костик за подобное по голове не погладит и премии не выпишет. Он очень любит повторять, что только от исполнительности и профессионализма сотрудников зависит успех и престиж фирмы. ″Гефест″, в котором я работаю на протяжении пяти с половиной лет, на сегодняшний день является одной из крупнейших строительных компаний в нашей стране.
  В моей жизни было не так уж много удач. Самые яркие из них: знакомство с Тором и работа в ″Гефесте″. С Тором мы познакомились случайно. Банальная встреча в супермаркете. Друзья пригласили в гости, и я решила купить вино в подарок, но уже битый час стояла перед прилавком, безуспешно изучая этикетки, и не могла выбрать. Спасение пришло в виде высокого, широкоплечего, золотоволосого, голубоглазого незнакомца. Тор не только помог выбрать лучшее вино, но и проводил до дома, и, прощаясь, попросил номер телефона. Отказывать или давать неправильный номер я не стала. Да и как тут откажешь? Мужчина не только красив, как бог, но еще и умный, с хорошим чувством юмора. Само очарование. На следующий день он позвонил и пригласил на ужин. Это было наше первое свидание, а через полгода Тор сделал мне предложение. Конечно же, я согласилась, ведь к тому времени была уже безумно в него влюблена. И именно муж примирил меня с семьей. К нему они отнеслись спокойно, более того - встретили приветственно. Тор умеет очаровывать и располагать к себе.
  Второй удачей стала работа. До того дня, когда в почтовом ящике обнаружила визитку строительной компании ″Гефест″, мне довелось сменить не одну профессию. Кем только я не была, но нигде долго не задерживалась. И неожиданно вот... Несложное собеседование, и меня приняли. И не только приняли, а еще и с пониманием отнеслись к моим опозданиям и неуклюжести. Четыре года спустя меня назначили главой аналитического отдела, и эту должность я занимаю по сей день. Кто бы знал, какое же это восхитительное чувство, когда чего-то добиваешься сам, собственными усилиями.
  - Ева, я дома.
  Голос Тора, прозвучавший за моей спиной, заставил испуганно вздрогнуть. Вот если бы не сидела, упала бы точно. Поднявшись из-за обеденного стола, где я расположилась с документами, получила порцию объятий и обязательный приветственный поцелуй от мужа.
  - О чем задумалась? - поинтересовался любимый и заглянул мне за плечо. - Опять домашнее задание?
  - Не успела сегодня, - объяснила, собрав бумаги, - возможно, перед сном удастся выкроить время и поработать хоть немного.
  Шлепком по спине отогнав от плиты заглядывавшего под крышки кастрюль мужа, отправила его переодеваться и мыть руки, а сама принялась накрывать на стол. Тор у меня лакомка и любит хорошо покушать. Даже страшно представить ту гору кухонной утвари, которую я испортила, учась готовить. Но зато теперь могу гордиться, что мой муж не кормится где-нибудь на стороне, сыт и доволен. Слава богам, это никак не отражается на его фигуре: за совместно прожитые восемь лет любимый не поправился ни на килограмм и по-прежнему радует меня кубиками на прессе.
  - И кто посмел отвлекать мою вишенку от работы? - из ванной прокричал объект моих мыслей.
  - Если бы отвлекали, - пробормотала.
  - А что так? - зайдя на кухню, полюбопытствовал Тор и, подмигнув мне голубым глазом, уселся за стол.
  - Помнишь, я тебе рассказывала о предстоящей проверке?
  - Да, что-то такое ты говорила.
  - Костик проверяющего нанял, - объяснила и не смогла сдержать улыбку. - Сам нанял и сам же от него закрылся ментальным щитом. Свои грязные секреты спрятал.
  - Скорее скелеты, - ухмыльнулся муж.
  - Скелеты? - переспросила заинтересовано, заняв свое место за столом.
  То, что любимый может знать что-то любопытное, для меня не тайна, покрытая мраком. Четыре года назад Тор и его друг детства Патрик организовали свою фирму, и так как оба работали в строительной сфере, фирма соответствующего профиля. Конечно, с ″Гефестом″ им не сравниться, но за эти годы ″ПаТор″ достиг немалого успеха. И поэтому, вертясь в кругах представителей этого бизнеса, муж осведомлен о кое-каких тайнах своих конкурентов.
  Но как только я приготовилась слушать о секретах Костика, по квартире разнеслась трель дверного звонка.
  - Ты кого-то ждешь? - поинтересовалась у Тора.
  - Нет. А ты?
  Покачала головой в ответ и, пожав плечами, поднялась, пойти посмотреть на нежданного гостя.
  - Какого? - посмотрев в глазок, не сдержалась и, мысленно добавив пару словечек покрепче, распахнула дверь. - Ты что здесь делаешь?
  - Добрый вечер, Евдокия Поликарпиевна, - невозмутимо изрек Даниил Аристархович и, отодвинув меня в сторону, вошел в квартиру. - Заходите, Евдокия Поликарпиевна, не стесняйтесь.
  - Ты... ты... - Я только и могла, что открывать и закрывать рот, хватая воздух. Каков наглец, а, каков наглец! - П-придурок, - выплюнула, наконец-то обретя дар речи, но все-таки зашла в квартиру и закрыла дверь.
  Никогда раньше, за все прожитые годы, не жалела о том, что мироздание обделило меня, даже наоборот - считала и считаю, что мне очень повезло. Я довольна своей жизнью. Но вот настал момент, когда я действительно сожалею, что не владею ни капелькой магии. Была бы у меня сила, превратила бы Даниила в таракана и растоптала его. О, с каким удовольствием я бы это сделала.
  - Ева? - позвал Тор, вырывая меня из приятной фантазии, и через пару секунд муж появился на пороге кухни. - Кто там?
  - Это м-м-м... М! - все, что у меня получилось воспроизвести в ответ. А почему? А потому что как только я хотела объяснить Тору, насколько важный гость к нам пожаловал, перед лицом мелькнула огромная ручища и зажала мне рот.
  ″Надеюсь, ты и сейчас читаешь мои мысли″, - злорадно подумала, красочно представляя картины разнообразных вариантов умерщвления одного конкретного извращенца.
  - Здравствуйте, - прозвучал голос наглого мага над моей головой. - Замятин Тор?
  - Да, - нахмурившись, но не делая попыток меня высвободить, ответил муж. - А Вы?
  - Ворон Даниил Аристархович. Друг Вашей супруги, - и, не выпуская меня из захвата, мужчина протянул руку для пожатия.
  Я настолько удивилась, что даже позабыла о своем гневе. Чтобы маг да к простому человеку проявлял такое уважение? Быть того не может. Они, маги, считают людей вторым сортом, хотя на самом деле всего лишь параллельная ветвь развития, и предок был общим. Я и несколько десятков мне подобных - прямое тому доказательство. Так вот, маги либо презирают, либо с терпением относятся к людям. Возможно, у Даниила Аристарховича другие убеждения... Или же он просто хочет ввести в заблуждение Тора и тем самым скрыть, что он маг?
  - М-м! - сделала очередную попытку освободиться и предупредить мужа, но мое дергание не принесло никакого результата.
  - Ворон? - уточнил любимый и, как мне показалось, побледнел.
  - Да, - подтвердил Даниил Аристархович.
  - Тот самый... - растерянно пробормотал муж, еще больше привлекая мое внимание к себе.
  - Да.
  - То есть...
  - Да.
  Вот теперь я уверена: мне не показалось. Тор побледнел и испугался.
  - Как интересно, - прошептал Даниил Аристархович. Если бы не находилась настолько близко, то точно не расслышала бы.
  ″Вот и мне тоже интересно. Что вообще происходит? Что ж ты за Ворон-то такой, и почему мой обычно неустрашимый муж так испугался?″- подумала, в очередной раз, пытаясь освободиться или хотя бы убрать руку мага со своего рта. И в очередной раз мои усилия не увенчались успехом. Мужчина только сильнее прижал меня к себе. Вот извращенец! Мало ему было утреннего происшествия? Понравилось, что ли?
  - Евдокия Поликарпиевна, не дергайтесь, и я Вас отпущу, - шепот на ухо. Наверное, он тоже вспомнил наше знакомство в маршрутном автобусе.
  Не знаю почему, но я поверила и послушно застыла, а спустя мгновение, действительно, оказалась на свободе. Тут же отошла от мага на безопасное расстояние: пусть это всего лишь несколько шагов, но так чувствую себя в безопасности.
  - Чем... кхм... Чем обязаны Вашему визиту? - спросил Тор и отступил, когда Ворон сделал шаг в направлении кухни. - Мы можем чем-нибудь помочь?
  - Чего ты перед ним лебезишь? - рассержено прошипела мужу. Вместо того чтобы вышвырнуть вон непрошеного гостя, он едва ли не красную ковровую дорожку перед ним стелет.
  - Вы мне уже помогли, - донесся все так же невозмутимый голос Даниила Аристарховича из кухни, на пороге которой мы с Тором застыли. - Евдокия Поликарпиевна, это Вы готовили?
  - Ах, ты... - выдавила и задохнулась от возмущения, наблюдая за тем, как мой собственноручно приготовленный ужин исчезает во рту этого... этого...
  - Ева, не надо, - словно сквозь вату в мое сознание ворвался умоляющий голос мужа. - Милая, положи сковородку.
  - Что? Какую сковоро... дку? - и только в этот момент заметила, что стою у кухонного шкафа, широко расставив ноги для равновесия, и сжимаю в левой руке сковородку. За правый локоть меня предупредительно удерживает Тор.
  - Евдокия Поликарпиевна, - произнес Даниил Аристархович, словно и не замечая нависшей над ним угрозы, - нехорошо вот так разбрасывать рабочие документы. - И мужчина вилкой указал в дальний угол стола, где я оставила бумаги.
  - Тебя не спросила, как мне обращаться с документами, - проворчала сердито и отправила сковородку на ее законное место, а не приласкала чей-то черноволосый затылок.
  - Ева, - попытался образумить любимый, но меня понесло, а под несущийся поезд лучше никому не попадать.
  - Тебя вообще сюда не приглашали, - упрекнула, уперев руки в бока и буравя мага злым взглядом. - Ты нежеланный гость, так что выметайся!
  - Ева.
  - Тор, успокойся, я не собираюсь никого бить и калечить. Просто это наш дом, и у меня есть законное право вышвырнуть отсюда того, кого не желаю видеть.
  - М-м, бить? - задумчиво протянул Даниил Аристархович. - Уже были прецеденты?
  - М-м, а ты вообще помолчи, - парировала тут же.
  - Ева, так нельзя, - снова влез муж.
  - Почему? - прошипела сквозь зубы.
  Вся злость в один момент переметнулась на новый объект. Я так скоро взорвусь от охвативших меня чувств. Никогда раньше так сильно ни на кого не злилась. Даже когда родные пытались командовать и распоряжаться моей жизнью. От природы я спокойный, уравновешенный, абсолютно неконфликтный человек. Возможно, во всем виновато стечение обстоятельств? Происшествие в автобусе, проверка на работе, вторжение на мою личную территорию...
  - Ева... - сдавленно выдохнул Тор.
  - Евдокия Поликарпиевна, - перебил мужа маг, - Вы ведь не имеете ни малейшего понятия о том, кто я?
  - Пф-ф! Маг. Универсал. И что с того? В лягушку меня превратишь? Так дед расколдует.
  И куда только подевался мой инстинкт самосохранения? Злить мага? Я с ума сошла, что ли? Сосчитав до десяти и выполнив небольшую дыхательную гимнастику, уняла взбушевавшиеся эмоции. Вот так-то лучше.
  - Хомячка, - бесцветно произнес Даниил Аристархович; кажется, он не собирается злиться.
  - Что? - занятая своими мыслями, не поняла, что именно мне хочет сказать мужчина.
  - Не в лягушку. В хомяка.
  - Почему? - возмутилась, краем сознания отмечая, что возмутил меня не сам факт перспективного превращения, а то, в кого меня превратят.
  - Вы не настолько безобразны, чтобы быть лягушкой, - встав из-за стола, ответил маг.
  - Лягушки тоже красивыми бывают, - заступилась за любимое животное.
  ″Да-да, мне нравятся лягушки, и не надо на меня так смотреть″, - проворчала мысленно.
  Возможно, показалось, но уголки губ Даниила Аристарховича дрогнули в подобии улыбки. Неужели? Да быть того не может! Тьфу-тьфу, показалось.
  - Так почему в хомяка? - все-таки полюбопытствовала, наконец-то обратив внимание на внешний вид мага.
  До этого я как-то не разглядывала его. К нам в офис он пришел в черном деловом костюме. Все по правилам, официально, хотя и без галстука. В автобусе, наверное, пиджак снимал, потому что ясно помню, что уткнулась я ему в черную шелковую рубашку. А сейчас мужчина одет... специфически. Бежевая футболка, разрисованная какими-то иероглифами, голубые с потертостями джинсы, белые кроссовки. Прическа - не зализанная назад, а... Я даже не знаю, как это называется. Затылок коротко стрижен, а спереди, наоборот, длинная косая челка, слегка прикрывающая левый глаз. И, о боги, в правой брови поблескивает колечко. Признаться, впервые вижу мага с пирсингом. Это немного... Немного шокирует.
  - Вы похожи. Так же суетитесь, пытаетесь что-то сделать, но все бессмысленно, результата никакого, - спустя пару минут все же ответил Даниил Аристархович, обратив на меня взор; до этого он с каким-то странным интересом - как ученый подопытного кролика - своими карими глазами буравил моего мужа.
  - Пф-ф! - фыркнула на подобное заявление. Знал бы, сколько усилий я приложила, чтобы хоть чего-то добиться, и то, чего все-таки достигла, уж точно не результат бессмысленных действий.
  - Так вот, Евдокия Поликарпиевна, - сделав шаг в мою сторону, произнес маг, - мой род намного древнее и намного могущественней Вашего. Советую Вам хоть иногда посещать приемы, на которые приглашают Вашу семью.
  - Ты сюда похвастаться пришел?
  - Нет. Даю понять, что как враг я Вам не выгоден. Тем более в свете последних событий, - и, обойдя меня, направился в коридор.
  - Каких событий? - догнала мужчину уже у входной двери.
  - О которых Вы скоро узнаете.
  - Это не ответ, - заявила обижено. Вот сейчас он на деда моего похож. Тот так же любит дразниться - разожжет во мне интерес, а потом молчит, слова не вытянешь.
  - Евдокия Поликарпиевна, Вы замечательно готовите.
  - Э-э, с-спасибо, - я даже растерялась от неожиданной похвалы. Черт, приятно.
  - Мария так не умеет, - добавил Даниил Аристархович.
  Как пощечину влепил, ей-богу!
  - Машка вообще не знает, с какой стороны к плите подойти, - фыркнула и только тогда поняла, что и перед кем сболтнула. Еще не хватало, чтобы с моей подачи над сестрой в обществе магов смеялись. Она ж меня как комара прихлопнет. - А Мария-то здесь причем?! Прекрати уже нас сравнивать!
  Мужчина ничего не ответил и никак не отреагировал на мое требование. Он просто взмахнул рукой - дверь сама широко распахнулась - и ушел.
  - И зачем только приходил? Точно извращенец какой-то, - пробормотала, вернувшись на кухню. Тор сидел за столом, нахмурившись и явно о чем-то размышляя. Удивляться странному поведению мужа у меня уже не было никаких сил. Вздохнув, принялась убирать со стола. - Вечер только испортил.
  - Надо позвонить твоему деду, - вдруг резко встав, заявил Тор.
  - Да, - согласилась.
  - Возможно, он чем-то сможет нам помочь.
  - Помочь? - удивилась. - Вообще-то, я думала пожаловаться на этого ненормального Ворона.
  - Нет-нет, твой дед нам вряд ли поможет. Ему это не понравится.
  - Дедушка - представитель Совета магов, - привела весомый довод, загружая посуду в мойку. - Он все может.
  - Аристарх Ворон - глава этого самого Совета,- развернувшись ко мне всем телом, прошипел муж.
  - То есть, жаловаться деду нецелесообразно, - разочаровано вздохнула. Заманчивые картины мести рассыпались прахом.
  - Ева, какая же ты...
  - Тор, милый, - растерялась. Такое свирепое выражение лица мужа наблюдаю впервые. Он никогда даже голос на меня не повышал, а сейчас...
  - Отстань, Ева, - буркнул Тор, махнув на меня рукой, и вышел из кухни.
  Сумасшедший день какой-то!
  
  Утро не принесло никакого облегчения, хотя, несмотря на испорченный вечер, уснуть мне удалось быстро. Проснулась я в одиночестве, в общем, как и ложилась. Тора дома уже не было. Вчера он закрылся в кабинете, слышала, как с кем-то разговаривал по телефону, даже ругался. Не знаю, ложился ли он вообще. Возможно, у него на работе какие-то проблемы, а тут еще и незваный гость, внесший часть своего хаоса в нашу размеренную жизнь. Мы с мужем даже и не поговорили нормально - раньше такого не было. Неприятные ощущения.
  Еще и сон какой-то непонятный приснился. Сначала я брела по болоту, окутанному густым туманом. Сыро, холодно, под ногами хлюпает. Когда выбилась из сил, вдруг оказалась в длинном коридоре, освещенном редкими факелами. Отчего-то знала, что нахожусь в замке, хотя все время бродила в лабиринте коридоров. И в конечном итоге я оказалась в огромной паутине. Как ни дергалась, освободиться не удавалось. И вот когда в темноте раздалось угрожающее шипение и загорелись два красных огонька, проснулась, со звонком первого же будильника.
  Настроение с каждой минутой ухудшалось, даже несмотря на то, что сегодня моя карма, кажется, решила взять выходной. Встала непривычно рано, ледяной водой в душе не окатило, ничего не порвала, на себя не опрокинула. А на работу прибыла всего лишь через пятнадцать минут после начала рабочего дня, чем несказанно удивила Анну.
  Утренний кофе выпит, один конкретный проверяющий, по словам Ани, должен прийти около одиннадцати, так что у меня есть время разобраться со вчерашними документами. С этим заказом мы уже довольно давно разбираемся. Наша работа заключается в сборе и анализе данных, и, следовательно, эффективной организации процесса, чтобы последующие специалисты сразу же приступили к работе. Но каждая проверка участка, на котором клиент планирует построить огромный торговый центр, дает неутешительные результаты. Константин Сергеевич будет недоволен, ведь от этого проекта нам, скорее всего, придется отказаться, если фирма в недалеком будущем не желает проблем и судебных разбирательств с заказчиком. Конечно, у ″Гефеста″ первоклассные адвокаты, но все же...
  Из мыслей меня вырвала трель телефона.
  - Да, - ответила, нажав кнопку на селекторе.
  - Евдокия Поликарпиевна, с Вами желает побеседовать Константин Сергеевич, - на одном дыхании выпалила Аня. - Срочно. В своем кабинете.
  - Хорошо. Спасибо.
  Интересно, что ″великому и ужасному″ понадобилось с самого утра? Планерка же на одиннадцать назначена. Впрочем, зачем гадать, буквально через минуту мне все объяснят.
  Кабинет генерального находится относительно недалеко от моего собственного. Всего лишь нужно пройти по одному коридору, свернуть направо, и в конце следующего находится дверь с золотистой табличкой, гласящей: ″Окишев Константин Сергеевич. Генеральный директор″. В любой другой день этот короткий путь не прошел бы для меня без приключений с дополнительными синяками или сломанным каблуком. Но сегодня мое путешествие, к удивлению, прошло благополучно.
  В приемной босса Анфиса, восседая на краешке стола, ворковала с Алексеем, секретарем Константина. Молодой, как мне известно, маг-погодник, краснел, вздыхал, натянуто улыбался, но стоически терпел приставания давно не юной помощницы начальства.
  ″Шепнуть Костику о том, что его любовница положила глаз на мальчика, или не стоит?″
  - Евдокия Поликарпиевна! - заметив меня, Алексей вскочил из-за стола, тем самым сбрасывая руку Анфисы со своего плеча.
  - Здравствуй, Алексей, - поприветствовала секретаря, улыбнувшись. - Анфиса, - добавила кисло.
  - Добрый день! - ответил Алексей, широко улыбаясь. Это он не от того, что очень рад меня видеть, а потому что мой приход помешал Анфисе. Интересно, насколько хватит его терпения, прежде чем он запустит в помощницу молнией? - Константин Сергеевич Вас ждет, - произнес секретарь, улыбка на его лице померкла. - Проходите.
  А в кабинете начальства меня ждал сюрприз. Неприятный. Ворон Даниил Аристархович собственной персоной. Правда, когда я вошла, маг поднялся и пожал руку Костику, прощаясь.
  - Рад видеть Вас, Евдокия Поликарпиевна, - слегка кивнув, произнес мужчина, поравнявшись со мной.
  - Добрый день, - произнесла вежливо, задавливая в зародыше свое раздражение. Вот не мог пройти мимо, молча!
  - Для кого-то добрый, - медленно протянул Ворон, смерив меня взглядом. - До свидания, Евдокия Поликарпиевна.
  Промолчала в ответ, удивленно глядя вслед уходящему магу. Как это ″до свидания″? А проверка? Или уже все и я его больше не увижу? Никогда-никогда? Боги милостивые, сделайте так, чтобы это оказалось правдой!
  - Евдокия Поликарпиевна, - произнес Константин Сергеевич, привлекая мое внимание, когда за Даниилом Аристарховичем закрылась дверь. Мужчина кивнул мне на кресло, предлагая присесть.
  - Евдокия Поликарпиевна, - кашлянув, повторил босс и расслабил узел галстука. Присмотревшись к Костику, поняла, что он чем-то взволнован и очень нервничает. - Вам известна причина, по которой я был вынужден пригласить в нашу фирму такого специалиста, как Даниил Аристархович?
  И впился в меня цепким, внимательным взглядом, от которого мурашки по спине пробежали, едва сдержалась, чтобы не передернуться. Такое впечатление, что Костя чего-то от меня ждет и боится это пропустить. Вот только чего именно он ждет, я так и не поняла. Уж простите, босс, но читать мысли, как некоторые недавно ушедшие индивидуумы, не умею.
  - Нет, - ответила честно.
  Нам - главам отделов - действительно никто ничего не объяснял. Сам же Окишев на предыдущей планерке только поставил перед фактом: будет проверка.
  - Я уже давно заметил некую закономерность. - Мужчина поднялся из-за стола, заложил руки за спину и принялся расхаживать туда-сюда за своим креслом перед огромным, почти во всю стену, окном. - Некоторые проекты, которые по той или иной причине, обнаруженной Вашим, Евдокия Поликарпиевна, отделом, признаны непригодными для нужд клиента, спустя какое-то время успешно застраиваются другой фирмой.
  - В этом нет ничего удивительного. Возможно, они просто обманывают клиентов, - ответила, пожав плечами. Подобная практика встречается не впервые. - В работе своего отдела я уверена.
  - Да, в работе Вашего и остальных отделов Даниил Аристархович изъянов не обнаружил. Естественно, кроме некоторых мелочей. - Константин Сергеевич остановился и посмотрел мне прямо в глаза. - В ходе проверки был обнаружен ″крот″, сливающий информацию нашим конкурентам еще на стадии рассмотрения того или иного участка. Еще до того, как туда приедут специалисты для анализа. И когда наши работники прибывают на участок, то обязательно обнаруживаются основания для признания его непригодным.
  - Но как такое возможно? Подобная информация доступна только Вам, Анфисе, Алексею и мне, - пробормотала вдруг онемевшими губами. Внутри все как-то сжалось, стало трудно дышать.
  - Алексей и Анфиса не причастны, Даниил Аристархович их проверил, - продолжая буравить меня тяжелым взглядом, сообщил начальник.
  - Вы намекаете, что это я?! - вскочив на ноги, возмущенно пропищала - голос куда-то пропал, а горло словно сдавили тиски. - Да как Вы... Да я... Я бы никогда, - сжав кулаки, приготовилась доказывать свою невиновность. - Это все этот Ваш Ворон! Он специально!
  - Успокойтесь, Евдокия Поликарпиевна, - прикрикнул Окишев. - Сядьте. Вот, - передо мной появился стакан с водой, - выпейте.
  Послушно взяла из рук мужчины сосуд, в несколько глотков опустошила его и выжидающе посмотрела на Константина.
  - В лояльности Даниила Аристарховича у меня нет сомнений, - заявил мужчина, опустившись в свое кресло. - Он также объяснил, что утечка информации якобы происходила без Вашего на то ведома.
  - Как это? - удивилась, поставив на стол пустой стакан, который вертела в руках.
  - Даниил Аристархович утверждает, что Вас просто использовали, ментально считывая информацию.
  - Но, - хотела возразить, что никакого влияния на свои мозги извне не чувствовала ни разу, и тут же замолкла, вспомнив, что тот же Ворон, не прикладывая особых усилий, с легкостью меня считывал. - Кто? - выдохнула и, взмахнув рукой, смела со стола стакан. Ударившись об ковер, сосуд не разбился, а медленно закатился под книжный стеллаж. - Извините.
  - По какой-то причине, - Окишев не обратил внимания на летающую посуду, прищурился, глядя на меня, - Даниил Аристархович не пожелал называть имя, но порекомендовал кое-что. Поэтому, Евдокия Поликарпиевна, во избежание подобного в дальнейшем я вынужден...
  - Вы меня увольняете, - закончила за мужчину и прикусила изнутри щеку.
  - Не совсем. Я предлагаю Вам написать заявление об уходе по собственному желанию, - все так же глядя мне в глаза, холодно сообщил Костик.
  - Но если я не хочу. Мне нравится здесь работать, - заявила, умоляюще всматриваясь в лицо мужчины. - Я могу носить амулет.
  Но мои мольбы были не услышаны или просто-напросто проигнорированы. Константин Сергеевич достал из ящика стола лист с уже напечатанным заявлением и положил передо мной, подал ручку.
  - Просто поставьте подпись, Евдокия Поликарпиевна.
  И что мне оставалось делать? Если не подпишу, то меня все равно уволят, но уже со скандалом. И если мою семью это не затронет, то Тору и его фирме достанется точно. Взяв дрожащей рукой ручку, поставила росчерк в положенном месте. Вот и все.
  - Отрабатывать две недели нет необходимости. - Донесся до меня голос Константина. Далекий. Приглушенный. Словно мне уши ватой заткнули. Чтобы понять, о чем речь, пришлось поднапрячься. - Через два дня все необходимые документы из отдела кадров Вам домой доставит курьер. Заработная плата будет зачислена на Ваш счет в тот же день. А сейчас Алексей и Григорий из охраны проведут Вас в кабинет. Соберите личные вещи, сообщите Алексею пароль от компьютера, объясните ему, какие дела на данный момент находятся в разработке, и отдайте ключ от сейфа.
  Я лишь молча покивала на каждое распоряжение уже бывшего начальства, не в силах разомкнуть стиснутые до боли зубы. Душу глодала обида, с трудом удавалось сдерживать слезы, а в голове было пусто, ни единой мысли. А потом, с последним словом Окишева, во мне словно что-то щелкнуло. Куда-то бесследно исчезла обида, глаза перестали жечь злые слезы, я смогла свободно вздохнуть. Все дальнейшие события прошли мимо меня. Как будто наблюдала за собой со стороны - говорила, двигалась, даже улыбалась, но не осознавала этого. Поэтому меня не задела победоносная насмешка Анфисы. Конечно же, помощница и любовница в одном флаконе все знала. Было только удивление. Почему же в ее глазах столько радости? Да, мы с Анфисой закадычными подругами не были, но и заклятыми врагами тоже, но ведь это не повод праздновать мою неудачу. Удивленные шепотки сотрудников тоже меня не взволновали. Не велика беда, поболтают несколько дней, обсуждая мое увольнение, да и забудут. Спокойствие не нарушили даже слезы и причитания Ани.
  В себя я пришла только в маршрутке по дороге домой. На коленях ютилась пластиковая коробка с, как сказал Костя, ″личными вещами″. На самом верху примостился горшочек с гиацерой - магическим растением, индикатором эмоционального состояния. Небольшие круглые листочки уныло повисли и пожелтели, передавая все оттенки моего настроения. Всю боль и жгучую обиду от того, что все, чего я достигла за пять лет кропотливой и неустанной работы, превратилось в прах. Этот цветок мне подарил Тор, когда меня назначили главой отдела. Растение встрепенулось, позеленело и приподняло листочки. Хорошее воспоминание. Но мысли тут же вернулись к моему увольнению. Цветок снова поник и потемнел. Прости, дружочек, но обдумать все надо. Найти ответы на вопросы.
  Во-первых: как это делали, как, кто и когда меня считывал?
  Ментально воздействовать на человека можно двумя способами: с помощью специального амулета и, собственно, непосредственно маг-менталист. Проникновение в мозг магом почти всегда можно ощутить. Словно тебе голову пытаются просверлить дрелью. Такое я бы почувствовала. Пересвет и Яромир, когда им было десять, уговорили поработать у них лабораторной мышкой. Неделю мигренью мучилась. И хотя близнецы не менталисты, неприятные ощущения, как мне объясняли, идентичны. Правда, все еще зависит и от ступени мага. Чем она выше, тем безболезненнее проникновение в сознание объекта. Но не думаю, что рядом со мной бродил кто-то наподобие Даниила Аристарховича. Универсалы единственные, чье воздействие невозможно ни почувствовать, ни проследить другому магу. Действие амулета не всегда можно ощутить, он мягко проникает в сознание, но именно из-за этого его эффективность очень низкая - считать можно только поверхностные мысли и с небольшого расстояния от объекта, в радиусе десяти метров. Да, эта версия вполне вероятна. На улице, в маршрутке, магазине. Иногда я так погружаюсь в работу, что перестаю замечать все вокруг. Возможностей достаточно.
  Во-вторых: кому потребовалась подобная информация?
  Если рассуждать здраво, то любой строительной копании, но с хорошим доходом. Тот же амулет ментального воздействия стоит недешево, да и раздобыть его весьма трудно. Я уж не говорю о стоимости услуг мага. В нашем городе только две строительные фирмы такого ранга: ″Гефест″ и ″ПаТор″. Тор... Да нет, бред какой-то! Не мог мой муж вот так меня использовать. К тому же, Тор часто спрашивает моего совета в том или ином вопросе, показывает рабочие документы. У его фирмы и без мошенничества достаточно клиентов и не только в городе, а и в области. Так что любимому от подобного воровства нет пользы. Или все же... Нет, нет, и точка. Вот кто точно знает и исполнителя, и заказчика, так это Ворон. Несомненно, он уже все разнюхал, вот только почему-то не захотел рассказать. Или все же сказал, а Окишев не пожелал со мной делиться? Хотя что толку, если бы даже узнала? Что бы сделала? Пожаловалась деду? Доказательств у меня нет. Извращенец в этом не поможет, да и я не горю желанием к нему обращаться. К тому же, дед только рад будет еще раз напомнить, что я ни на что не способна, не готова к самостоятельной жизни, да и вообще должна сидеть дома, готовить мужу еду, присматривать за домом и воспитывать детей, которых еще нужно и родить. Вопрос о фирме-застройщике более не актуален.
  В-третьих, кому было выгодно использовать именно меня?
  Как я и сказала Константину Сергеевичу, кроме меня еще трое обладали информацией об участках - кандидатах на рассмотрение и анализ. Почему не считали, например, из рыжеволосой головушки Анфисы? Она, в отличие от Алексея, не маг. Секретарь, несомненно, узнал бы о чужом влиянии, даже с помощью амулета - магам еще в Университете, в самом начале обучения, ставят ″сигналки″. И если кто-то попытается проникнуть в их сознание то, по словам Пересвета и Яромира, его ″так шандарахнет током, что мало не покажется″. Так почему именно я? Кому было выгодно таким образом от меня избавиться, ведь об утечке информации рано или поздно узнали бы? А вот здесь совсем ничего не понятно. Главой отдела теперь будет назначена Алина Владиславовна. Милейшей души человек, хотя и маг-стихийник, и очень преданный сотрудник - ради места главы отдела она не предала бы фирму. И так как Алина маг, то ее считать в дальнейшем не получится. И все-таки, почему не использовали Анфису или самого Окишева? Не понимаю. Тупик.
  И что же в итоге получается? Некая фирма нанимает кого-то, и этот кто-то использует амулет и меня, чтобы добыть информацию. Да-а...
  - Конечная! - громогласно объявила кондуктор - дородная женщина лет сорока с выкрашенными в красный цвет волосами.
  Немногие пассажиры засуетились, спеша покинуть салон автобуса, а я, вынырнув из размышлений, поняла, что пропустила свою остановку. Причем давно. Обреченно вздохнув, удобнее ухватила коробку и направилась к кондуктору, чтобы узнать, когда автобус отправляется в обратный рейс. Прежде чем ответить, меня с ног до головы смерили внимательным, прощупывающим взглядом, особенно долго задержавшись на моей ноше. Ну, я и не такое выдерживала. Этой женщине никогда не сравниться с моим дедом. Он одним взглядом способен вывернуть наизнанку, вытаскивая на свет все провинности и грехи, а потом и вернуть в первоначальное состояние. Так что я только выдавила дежурную, отработанную на клиентах, улыбку и, все-таки дождавшись ответа, вежливо поблагодарила.
  Дожидаться отправки маршрутки мне посоветовали на остановке. В роли этой самой остановки выступала одинокая узенькая скамейка в двадцати метрах от автобуса. Оценив на чистоту, присела и устроила коробку рядом. Вздохнула, погладила листочки гиацеры, подбадривая и себя, и цветок, и наконец-то решила осмотреться, где же я оказалась. Длинная широкая улица, заканчивающаяся тупиком, в котором приютился автобус. Вдоль дороги с обеих сторон - гаражи всевозможных цветов и оттенков, некоторые расписаны граффити. За ними виднеются верхушки деревьев и вдалеке - несколько многоэтажек. Никогда раньше не была в этом районе. И, думаю, никогда бы не захотела оказаться здесь снова. Вроде все, как и должно быть, но ощущения неприятные. Жутко, аж мурашки по спине.
  - Извините. - Прошелестело сзади, и мне на плечо опустилась чья-то рука.
  Испуг.
  У этой реакции на неожиданность или опасность, на мой взгляд, есть четыре категории. Первая - это когда, испугавшись, вздрагиваешь со вскрикиванием или же без оного. Вторая - когда убегаешь, куда глаза глядят или просто-напросто теряешь сознание. Третья - когда вместо того чтобы бежать, наоборот, бросаешься в бой, смело встречаешь опасность. И четвертая - это полное оцепенение. Вот именно сейчас у меня можно диагностировать последнюю категорию. Меня буквально парализовало, приклеив к лавочке, даже пальцем не могу пошевелить. Горло сдавило спазмом - ни закричать, ни вздохнуть. Сердце бешено стучит в груди, в ушах шумит, а в глазах потемнело.
  - С Вами все в порядке?
  Меня легонько встряхнули, благодаря чему оцепенение понемногу начало спадать. И когда перед глазами прояснилось, я увидела женщину. Обыкновенную женщину. Невысокая, опрятно одетая. Круглое бледноватое лицо в обрамлении рыжих волос, курносый нос, серые глаза и веснушки.
  - Д-да, - выдавила, облизнув пересохшие губы, - все хорошо.
  - Вы не видели мою дочь? - спросила женщина, и мне тут же продемонстрировали фотографию, на которой крупным планом была запечатлена улыбающаяся девушка, на вид лет двадцати, возможно, чуть больше.
  - Извините, не видела, - покачала головой, переводя взгляд с фото на женщину.
  Мне показалось, она в один миг постарела на несколько лет: плечи опустились под невидимым грузом, у губ залегла глубокая горькая складка, а глаза потускнели. Я никогда не отличалась особым сопереживанием. Не горевала вместе с Ариной - лучшей подругой и бывшей одноклассницей, - когда у нее умер любимый попугайчик. Меня не взволновало известие, что Денис - близкий друг еще со времени моей учебы в университете, - будучи на горнолыжном курорте, сломал ногу. Сходила, навестила его, покивала, выслушав историю падения и получения травмы, и все. Ничего внутри не вздрогнуло, не защемило и не екнуло. Означает ли это, что я какая-то ущербная, обделенная природой? Или же подобным образом проявляется наследие магов, которые отличаются своей хладнокровностью, когда что-то не касается их напрямую? Вот и сейчас незнакомка и ее горе оставили меня равнодушной. Лишь на мгновение представила, как это - оказаться на месте этой женщины, и снова мысленно вернулась к своим проблемам.
  Наконец-то оказавшись дома, я нашла себе сто и одно дело, лишь бы не думать. Не знаю почему, но за уборкой и прочими домашними делами ни о чем другом думать не получается. Иногда это весьма эффективный способ отвлечься. Правда, еще одним вариантом было бы найти слушателя и высказаться ему, пожаловаться на судьбу-злодейку, но подходящей ″жилетки″ не оказалось под рукой. К деду, само собой, и под угрозой смерти не обращусь. Родители, всегда занятые и не сидящие на одном месте, лишь безразлично пожмут плечами, убежденные, что со своими проблемами я должна разбираться сама. Сестра только будет рада посмеяться надо мной, узнав, что у меня что-то случилось. Нет, она меня любит и даже придет на помощь, если мне будет угрожать что-то серьезное, но в других ситуациях даже пальцем не пошевелит. У близнецов сейчас и так много проблем: школа окончена и впереди вступительные экзамены в Университет магии. Старший брат, как всегда, занят - Святозар очень сильный маг-стихийник и снова отправился куда-то укрощать взбушевавшееся стихийное бедствие. Как вариант, можно было позвонить друзьям и поделиться с ними, но и здесь меня постигла неудача. Денис сейчас погряз в семейных хлопотах: его жена всего неделю назад родила второго ребенка. Так что за пеленками друг света белого не видит. Арина улетела на курорт вместе с очередным ухажером, до нее не дозвониться. Так что приходится ждать вечера и прихода мужа - моего последнего спасителя. Вот кто меня поймет, выслушает, утешит и даст совет.
  Итак, в ходе уборки всей квартиры были обнаружены: полупустой тюбик зубной пасты за тумбочкой в ванной, тюбик губной помады под комодом в прихожей, синий мужской носок под диваном в гостиной, зеленый - под креслом в кабинете Тора и черный - на подоконнике в гостиной, за горшками с цветами. Во время стирки - точнее стирала машинка, а я лишь кнопочки нужные нажимала, - моя блузка и рубашки Тора приобрели веселый зелено-сине-розовый цвет: среди светлых вещей затерялись мои напульсники. Слава Пресветлой, больше никаких казусов не случилось.
  Последним пунктом в списке моих дел было посещение магазина. Обычно мы с мужем на выходных ездим машиной и закупаем продукты на неделю вперед, но сегодня мне захотелось побаловать Тора его любимой шарлоткой, а всех необходимых ингредиентов дома не оказалось. Так что, выставив таймер на духовой печи, куда только что поставила готовиться мясо, переоделась и отправилась в магазин.
  Небольшой маркет находится всего в квартале от нашего дома. Недорого, и в ассортименте есть все необходимое даже самому требовательному покупателю. Этот магазин открылся всего год назад и сразу же стал популярным. Раньше жителям нашего, относительно недавно застроенного района приходилось закупаться в других местах. Мы с мужем ездили в гипермаркет в центре города, что не всегда было удобно.
  Покупки заняли не так уж много времени, и уже через час я с объемными пакетами в обеих руках - не удержалась и купила не только необходимое для пирога, - возвращалась домой. Путь мой лежал через парк, стараниями горожан отвоеванный у местной власти, планирующей застроить этот участок очередным многоэтажным домом. Теперь же эта зеленая зона с небольшим прудом используется родителями для выгула собак, прогулок с детьми, подростками - для игр и забав, старшеклассниками и студентами - для веселых посиделок. А некоторыми, ведущими здоровый образ жизни, для утренних и вечерних пробежек. В том числе и я, чтобы держать себя в форме, изредка бегаю.
  Проводив взглядом очередную женщину с коляской, улыбнулась и задумалась о собственной семье. Может, уже пора? Возраст и все такое... Еще в начале нашей с Тором совместной жизни мы с ним решили, что спешить с ребенком не будем. Прежде всего, нужно достичь финансовой стабильности, утвердиться в этой жизни, а уже потом думать о продолжении рода. Остановившись посреди аллеи, попыталась представить нашего ребенка. Мальчик или девочка - без разницы. Темноволосый с серо-зелеными глазами или же голубоглазый с золотистыми кудрями? Да, последний вариант предпочтительней, пусть будет похожим на своего отца. Ребенок... Возможно, сейчас самое подходящее время. Фирма Тора приносит стабильный доход. Я осталась без работы и теперь могу больше времени уделять дому, а после родов - ребенку.
  - Добрый вечер, Ева, - раздался за спиной голос.
   И второй раз за сегодняшний день я испугалась. Так можно и сердечный приступ заработать. Хорошо, что пакеты из рук не выпустила, а то была бы катастрофа локального масштаба.
  - Д-добрый, - сглотнув, повернулась и растянула дрожащие губы в улыбке. Сосед по лестничной площадке. - Андрей.
  - Извини, я тебя напугал, - виновато улыбнулся мужчина. - Давай помогу, - и, не дожидаясь ответа, забрал у меня пакеты.
  Приятный молодой человек. Если не ошибаюсь, ему двадцать три, он недавно окончил университет и теперь работает в какой-то торговой компании. Андрей поселился по соседству совсем недавно, где-то около одиннадцати месяцев назад, и между нами сразу же завязались хорошие дружеские отношения. Он всегда поможет, когда это нужно, и ничего не просит взамен. Вот как сейчас.
  За легкой беседой с приятным человеком дорога домой пролетела незаметно. Андрей попрощался со мной у двери в квартиру, вежливо отклонив мое приглашение на чай. Настаивать не стала, мало ли какие дела у человека. Несколько раз уронив ключи, я все же смогла открыть входную дверь. По моим подсчетам, до прихода Тора осталось чуть меньше двух часов. Успеваю.
  - А? - остановилась посреди коридора, увидев темно-синий чемодан, преграждающий мне путь. - Тор.
  - Ева? - из комнаты на мой зов вышел муж, запихивавший какие-то бумаги в свой рабочий портфель. - Ты уже дома?
  - Да, я...
  - А я вот в командировку, представляешь, - перебил меня Тор. - Сам не знал, что так получится. Помнишь, я рассказывал тебе о курсе семинаров, где будут рассказывать о новых технологиях, применяемых в строительстве? Мне в последний момент удалось раздобыть приглашение, поэтому выезжать нужно уже сегодня.
  - А...
  - И да, дозвониться будет трудно, - муж снова не дал мне и слова вставить. - Плотный график, так что я сам буду тебе звонить, когда освобожусь. Ладно? Так, кажется, ничего не забыл. Все, пока, милая. Такси уже ждет.
  Чмокнув меня в щеку и подхватив чемодан, Тор вышел из квартиры, оставив после себя лишь звенящую пустоту.
  ″Что это было?″ - задалась вопросом спустя минуту.
  Я все так же стояла посреди коридора с пакетами в руках и пыталась понять только что произошедшее.
  ″Что ж за день сегодня такой, а?!″
  Если честно, в тот момент мне захотелось разрыдаться. Такая горечь внутри образовалась. Сжимающая грудь и не позволяющая свободно вдохнуть. Обида. Возможно, детская и нелепая, но от этого не менее болезненная и жгущая изнутри. А еще пустота и одиночество. Единственный человек, которому я могла открыться и довериться, с которым могла поделиться своими бедами, оставил меня одну.
  Стоит ли упоминать, что вечер прошел просто отвратно. Ужин в одиночестве был пресным и безвкусным. Не то чтобы Тор раньше никогда не уезжал в командировки - в первое время после основания фирмы это случалось очень часто, - просто сегодня все так сложилось неудачно. Потому-то и особенно тяжко. Привычной работы, которую время от времени брала на дом, нет, квартиру буквально ″вылизала″ - так что заняться было нечем. Пирог так и не испекла - сама-то я не очень люблю сладкую выпечку. Мне больше по душе шоколад и мармеладные конфеты. К тому же почему-то такая усталость навалилась. Совершенно ничего не хотелось, даже двигаться. Появись какой ужасный и кровожадный монстр или Даниил Аристархович, мне было бы все равно.
  Но, несмотря на все потрясения сегодняшнего дня, уснула я легко. Правда, перед этим все же немножко всплакнула. Снилось что-то непонятное и неприятное, которое сразу же забылось, стоило мне открыть глаза. Темно. Свет уличных фонарей не проникает за задернутые шторы. На будильнике половина первого ночи. Еще спать и спать. Что же меня разбудило? Перевернувшись на другой бок и обняв подушку мужа, снова закрыла глаза, намереваясь уснуть.
  - Евдокия.
  Как гром среди ясного неба прозвучал надо мной голос. Напряглась всем телом и зажмурилась сильнее, убеждая себя в том, что это всего лишь галлюцинация. Да, слуховая галлюцинация, и дедушки на самом деле здесь нет. Нет его. Что ему делать посреди ночи в моей спальне?
  - Евдокия, прекрати притворяться, будто спишь.
  ″Как жаль, что это не галлюцинация″, - мысленно посетовала и села на постели, зевнула.
  Темноту комнаты развеял небольшой голубой огонек. Магический светлячок Я с таким в детстве любила играть. Маленькое теплое солнышко, которое так забавно попискивает, когда его поймать и сжать в ладонях. Детство-детство...
  - Деда, а подождать с визитом вежливости до завтра ты не мог? - поинтересовалась, снова зевнув.
  - Не мог, - ровно и спокойно ответил родственник, а у меня не то что холодок по спине пробежал, там все изморозью покрылось.
  Наш дражайший, всегда энергичный и веселый, хотя в то же время строгий и требовательный, Глава рода разговаривал в подобном тоне, только когда пребывал в крайней степени ярости. В данном состоянии от него можно ожидать чего угодно: вырванных с корнем деревьев, разрушенных домов, цунами в местном пруду, снега в июле, молний из глаз, превращения в лягушку одной безалаберной, но любимой внучки и многое-многое. Фантазия у дедушки неиссякаемая. Но, что важнее всего, мое увольнение не могло настолько разозлить родственника.
  - Что-то случилось? - осторожно поинтересовалась - все-таки превратиться в земноводное на некоторое время мне не очень хотелось. Хотя в детстве это было забавно. Машка до икоты боится подобных тварей.
  - Случилось, - утвердительно отозвался дедушка, почему-то сосредоточенно буравя взглядом стену над моей головой.
  - А...
  - Беспокоиться не стоит.
  - А-а, - понятливо протянула. И правда, чего это я? Нашла о ком волноваться. Дедушка у меня маг сильный, при желании может половину нашего материка с лица Земли стереть.
  - Ты возвращаешься в особняк, - вывел меня из размышлений о последствиях подобной мировой катастрофы голос родственника.
  - Что?! - возмутилась, сжав в руках одеяло. - Это еще почему? Никуда я не пойду. Мой дом здесь.
  - Евдокия, не перечь мне, - предупредил дед.
  ″Ага-ага, ты еще кулаком пригрози, да ногой притопни. Так я и послушалась″.
  - Евдокия, - в этот раз в голосе родственника появился упрек.
  - Чего? Я ж ничего не сказала, - оправдалась, постаравшись выглядеть как можно более невинно.
  - Зато подумала.
  - С каких это пор ты стал менталистом?
  - Не нужно обладать ментальной магией, чтобы понять, о чем ты думаешь.
  - Еще скажи, что читаешь меня как раскрытую книгу, или у меня все на лбу написано.
  - Нет, просто знаю тебя с пеленок, - дед весело хмыкнул. - Евдокия, не уходи от темы. Собирай вещи.
  - Нет, - упрямо заявила, сложив руки на груди. С места не двинусь. - И не смей применять ко мне магию, - предупредила. - Никогда не прощу. И зачем мне возвращаться? Мария же от радости помрет.
  - Не ерничай, Евдокия, - приструнил родственник. - Все будут только рады, когда ты вернешься.
  - А теперь ты уходишь от ответа, - обвинила.
  - Так нужно.
  - Это не ответ.
  - Другого не будет. Ты сейчас все равно безработная, Тор уехал, так что оставаться в этой квартире у тебя больше нет причин.
  - Как ты... - опешила. - Хм, о работе птичка накаркала, да. Выщипать бы этому Ворону перышки, - прошипела, стиснув зубы от злости. - И это не повод возвращаться в особняк. Тор не впервые уезжает, и мне уже давно не пять лет. А новую работу я с завтрашнего дня начну искать.
  - Ну, все-все, успокойся, - подняв руки вверх, произнес дедушка. - Теперь давай серьезно. Надеюсь, ты помнишь, какое событие состоится через три недели?
  - Рада бы забыть, да не смогу, - пробормотала недовольно.
  - Так вот, до этого времени ты должна жить в особняке. Пусть ты всего лишь человек и лишена магической силы, но наши вековые традиции соблюдать должна.
  - А одной Машки тебе не хватит? - заискивающе улыбнулась.
  - Евдокия, - с тяжелым вздохом произнес дед, а я поняла простую истину: все мои надежды на избежание участия в семейном безумии под названием ″почитание традиций″ обратились прахом.
  - Ладно. Завтра с вещами приеду, - согласилась, сдавшись. - Слушай, деда, а утром позвонить и объяснить все ты не мог? Вломился ночью.
  - Так веселее, - ухмыльнулся родственник. - И да, если через три недели ты не найдешь себе работу, ее для тебя найду я.
  И, помахав рукой, удалился. Магический светлячок, прощально мигнув, угас, и лишь тихо щелкнул замок во входной двери. Все-таки нужно будет забрать у него ключи, а то все время забываю. Хотя, что для мага запертая дверь...
  Вопреки моим опасениям, снова уснуть мне удалось довольно быстро, всего-то повертевшись с боку на бок минут сорок. Утро встретило серостью и мелким дождем за окном. Как раз под мое настроение. Три недели в родовом особняке обрадовать никак не могут. Не то чтобы я не желала возвращаться в дом, в котором прожила семнадцать лет, или не любила своих родственников. Глотнув свободы, не хочешь снова возвращаться в клетку. Двадцать один день - это вам не простой визит в гости. Режим и правила, которые придется выполнять. А еще традиции. С ними у моей семьи сложности. Впрочем, как и у других древних магических родов, берущих свое начало от так званых прародителей, которые сотни лет назад остановили затянувшуюся кровопролитную войну и основали первый Совет. Девять семей, в их числе и род Витвицких, почитаемые остальными магами и считающиеся элитой. Этакие аристократы, преклоняющиеся перед долгом и традициями.
  Наш род берет свое начало от Петера Витвицкого. Рожденный в семье обычного фермера со слабым магическим даром, он за годы войны вместе с восемью единомышленниками стал гарантом мирной жизни и тем прославился на века. Грозный, мужественный идоблестный воин. Портрет Петера в нашей семейной галерее занимает почетное место. На нем изображен широкоплечий мужчина в сверкающих доспехах. Копна длинных черных волос, резкие черты лица, пышная борода и прямой, тяжелый взгляд серо-зеленых глаз из-под нахмуренных бровей. В детстве мне всегда казалось, что этот дядька сердито на меня смотрит, словно в чем-то обвиняет. Поэтому я и не любила посещать галерею, хотя истории о героических подвигах прародителя слушала с открытым ртом.
  Как и дед, и Святозар, Петер обладал стихийной магией. Самой непредсказуемой и трудно контролируемой. В своих дневниках, которые он оставил для потомков, Петер писал, что собственная магия может не только ранить, но и уничтожить. Поэтому, чтобы обуздывать свою силу, нужны сильная воля, выносливое тело, стойкий дух и чистый разум. Необходимо развивать чувства, самосовершенствоваться и никогда не забывать о душе. Эти утверждения легли в основу одной из важнейших традиций семьи Витвицких. Именно поэтому на нашем родовом гербе изображена лилия, оплетенная терновником.
  Неспешно позавтракала, раздумывая, какие вещи с собой брать, а в чем не будет необходимости, и, помыв посуду, отправилась собирать чемодан. Однозначно, спортивной сумкой и минимумом вещей не обойтись. Белье, домашнее платье, платье к обеду, платье к ужину, вечернее платье, одно, два... Деловой костюм. Да, костюм мне однозначно понадобится. Резюме я разослала, как только проснулась. Хоть какая-то компания должна заинтересоваться и пригласить на собеседование. Аналитики моего уровня и специальности всегда были востребованными работниками.
  Надеюсь, что хоть кто-то пригласит. В противном же случае дед воспользуется своими связями и устроит меня к кому-то из своих друзей, ″чтоб ребенок был под присмотром, в тепле, уюте и безопасности″. И на такой работе мне уж точно не понравится. А кому понравится, когда на него все будут глазеть, едва пальцем не тыкать и шептаться по углам о ″наглой выскочке″? А то что дедушка устроит меня не на место обычного статиста, несомненно. Значит, уровень враждебности ко мне будет пропорционально равнозначным важности занимаемой мной должности. Нет уж, спасибо. Единственный выход - найти работу самостоятельно. Хоть какую-нибудь, даже в самой захудалой фирме, лишь бы дорогой родственник на время поумерил свою обо мне заботу. Вот никак не хочет признавать, что я - взрослый, самостоятельный человек, а не круглощекая пятилетняя малышка с тоненькими косичками.
  Из дома я вышла уже после полудня. Вызванное такси ожидало у подъезда. Не люблю ездить в автомобиле, когда за рулем незнакомый мне человек, пусть даже профессионал своего дела, но иного выбора нет. Туда, куда я собираюсь, не хотят маршрутки.
  Особняк рода Витвицких находится почти в центре Старого города. Много веков назад этот район был изначальным городом. Со временем он изменялся, развивался и расширялся. В итоге Старый город оказался самым отдаленным, но престижным районом современного города. В нем находятся только жилые дома, в большинстве особняки, отдаленные друг от друга. Нет офисов, магазинов, предприятий или каких-либо государственных учреждений. К тому же в Старом городе даже нет электричества. Данная особенность не зависит от магов, в основном населяющих этот район. Это скорее дань традициям, ведь Старый город почти ни в чем не изменился со времен его основания. Улицы освещаются старым, проверенным временем способом. Даже существует соответствующая профессия - фонарщик, который каждый вечер в определенное время живым огнем зажигает свечи в фонарях вдоль улиц.
  Все здания в Старом городе построены в одном стиле. Никакой вычурности, лепнины на фасаде, колонн, статуй. Если сравнивать с архитектурой того исторического периода, то выглядит тускло и скучно. Хотя зависит от вкуса. Например, мне нравится сдержанность, строгость и простота, в которой создан Старый район.
  Не знаю, как с другими, но один только вид нашего особняка вызывает во мне двойственные ощущения. Иногда бросает в дрожь от страха, стоит только представить, сколько всего увидели и пережили эти стены. И по той же причине временами охватывает восторг.
  Если верить записям в архиве семейной библиотеки, наш дом собственноручно построил Петер Витвицкий, когда отошел от дел в Совете, передав все полномочия и обязанности старшему сыну. Почему-то жизнь в столице великому магу не пришлась по вкусу, и он, вместе с женой и несовершеннолетними детьми, переехал в тогда еще никому не известный городишко. Возможно, что именно благодаря Петеру город стал известным, хотя исторически это никак не зафиксировано. Многие друзья Петера со временем перебрались сюда жить. Городишко постепенно разрастался, превращаясь в город магов.
  Когда такси прибыло к месту назначения, перед тем как выйти из автомобиля, в зеркале заднего вида я поймала задумчиво-оценивающий взгляд таксиста. Наверное, сопоставлял мой внешний вид с владельцами особняка - в городе прекрасно знают, кто такой Милорад Витвицкий, чем он занимается, где живет. Да, одета я не по последнему писку моды - в жутко неудобную, но чудовищно дорогую вещь, - и темно-синий брючный костюм не очень вписывается в общую картину, но мне как бы все равно. Безразлично, что не приоделась по случаю, не навесила на себя золото-бриллианты, и меня абсолютно не тревожит мнение окружающих.
  Расплатившись с таксистом, после того как он, кряхтя от натуги, достал из багажника мой чемодан, не спешила нажимать пуговку звонка, рассматривая высокие кованые ворота.
  Столько воспоминаний...
  Несмотря на отсутствие магического дара, я посещала ту же школу, что и Мария. Мы с ней даже попали в один класс, но сидели за разными партами. Школа для детей магов от обычной общеобразовательной отличалась только факультативными занятиями, на которых будущее магическое поколение учили самоконтролю и обуздыванию силы. Но так только до того, пока ученикам не исполнится четырнадцать. В четырнадцать происходит резкий всплеск силы, магия переходит в активную форму, и после этого математика-физика-география отходят на второй план. И у каждого этот всплеск разный и может случиться в любой момент. Например, Машка взорвала любимое дедушкино кресло, да еще и когда он в нем сидел. От мебели остались щепки, дедушка успел поставить защитный купол и не пострадал. А вот соседский мальчишка, Михаил, посреди урока истории магии поджег собственную парту и получил небольшие ожоги.
  И вот когда нам с Марией исполнилось по четырнадцать, а у сестры произошла активация магии, меня перевели пусть и в элитную, но обыкновенную школу. К тому времени я уже прекрасно осознавала, что отличаюсь от Маши, что родилась без магических способностей. Не знаю, зависело ли это от воспитания или же от меня самой, но я никогда не жалела о своей ″обыкновенности″ и не завидовала, хотя ″фокусы″ родителей, дедушки, а позже и сестры меня завораживали. Обидно было только от того, что пришлось бросить друзей, с которыми проучилась восемь лет. А потом... они бросили меня. Это случилось не сразу, не за один день. Постепенно со мной прекратили общаться, перестали приглашать в гости, все больше внимания, уделяя Марии. Боль. Непонимание. Горькая обида. Родители тоже изменили свое отношение. Впрочем, они и раньше не слишком много времени нам, своим детям, уделяли, но с того момента меня словно отодвинули в сторону, а в разговоре обходились несколькими сухими фразами. И в глазах дедушки появилось что-то новое, или просто ранее мной незамеченное: боль, сожаление, тоска. А потом я узнала одну из многих тайн магов. Секрет, о котором не догадываются многие люди: ненавистники, фанаты и просто равнодушные.
  Бесспорно, среди магов, также как и среди обычных людей, встречаются разные. Добродушные, улыбчивые, завистники, злые, коварные, снобы, эгоисты... Но есть и другие, за внешней отчужденностью, презрением и высокомерием которых прячется боль и грусть. Маги намеренно не подпускают людей к себе ближе. Ведь человеческая жизнь так коротка. А величайшая тайна заключается в том, что маги очень привязчивы, эмоциональны. Это одна из обратных сторон магии. Та самая хрупкая лилия, о которой упоминал в своих дневниках Петер. Истории известны случаи любви и тесной дружбы между магом и обычным человеком. Они всегда заканчивались трагически. Человек умирал, оставляя мага одного, погруженного в пучину боли и страданий. Некоторые сходили с ума, некоторые совершали самоубийство, утратив смысл жизни, и лишь единицам удавалось совладать с той бурей эмоций, что кипела внутри них, сохранить рассудок и продолжить жить. Поэтому в среде магов существует непреложный закон о запрете длительных отношений с обычными людьми.
  Именно эта тайна магов является основной причиной, по которой умышлено ограничиваю свое общение с семьей. Конечно, мы связаны кровью и родственными узами, но если я буду меньше попадаться им на глаза то, думаю, смогу хоть немного облегчить их участь в будущем. Мне то что, умру и поминай как звали, а они, с их эмоциональной привязкой, будут не просто скорбеть об утрате, а страдать, переживая весь спектр боли, пропитываясь им. Но мой план, раз за разом летит в Бездну. Все, кроме родителей и Марии, активно участвуют в моей жизни, отмахиваясь от моих предостережений и доводов. Как вот, например, в данный момент.
  Вздохнув, покосилась на искусно выкованную лилию, оплетенную терновником, в центре ворот и решительно нажала на пуговку магического звонка. Зажмурилась на секунду, представив, как сейчас внутри дома раздается звон колокола.
  О моем приходе явно были предупреждены, так как калитка распахнулась спустя всего минуту, хотя, как я знала, путь от дома к воротам занимает минут пять-семь. Не удивлюсь, если дедушка еще за пару дней поставил на уши прислугу, чтобы приготовили все, к моему приезду.
  - Евдокия Поликарпиевна, - в приветственном полупоклоне передо мной согнулась рыжеволосая девушка в черно-серой униформе горничной.
  Не припоминаю ее. Новенькая? Хотя неудивительно. Прислуга в домах магов меняется часто. Чтобы не привыкать, не привязываться. Но эта причина, естественно, никому не известна, и магов считают "зажравшимися богачами", не ценящими никого и ничего. И только сами наемные рабочие не имеют нареканий. Во-первых: о кратком сроке найма они предупреждены заранее. Во-вторых: по увольнению они получают такие рекомендации, что легко могут устроиться в любое престижное место.
  Как по мне, то обладающие силой могут обходиться и без прислуги. С помощью магии можно устранить любые бытовые проблемы, некоторые даже без личного участия, используя заряженные и настроенные амулеты, кроме готовки, правда. Но имидж и репутация обязывают.
  В детстве, годам к десяти, я принимала заботу слуг как должное, еще плохо ориентируясь в окружающем мире. В юности воспротивилась подобному из-за игравшего в одном месте желания быть самостоятельной и нежелания постоянно находиться под присмотром. А вот когда наконец-то обрела столь желаемую независимость, стала жить отдельно и зарабатывать на хлеб своим умом и руками, почувствовала стыд и поняла, что чужой труд нужно уважать.
  - Привет, - улыбнувшись, произнесла, рассматривая девушку.
  Горничная растеряно моргнула. Неужели уже привыкла, что на нее мало обращают внимание? Или вдолбленные еще в специализированном училище правила поведения с нанимателем и иже с ним? Скорее всего, и то, и другое.
  - Мое имя Елена, - представилась девушка, выдавив робкую улыбку, и наклонилась, потянувшись в сторону моего багажа.
  - Приятно познакомиться, - пропела я в ответ и, опережая горничную, вытянула потайную ручку и покатила чемодан по дорожке в сторону дома. Елене не осталось иного выбора, как последовать за мной.
  По обе стороны узкой дорожки, по которой с трудом, но мог проехать автомобиль, высились пирамидальные белые тополя. Если верить рассказам дедушки, их посадил еще его дед. Конечно же, без магии здесь не обошлось, потому что обычное дерево столько не прожило бы, хотя подобный тополь в среднем живет до трехсот лет. Через пару минут, после плавного поворота, я увидела дом. Он показался как всегда неожиданно и, как обычно, от одного взгляда на него у меня перехватило дыхание. Двухэтажное великолепие из серого камня, с огромными окнами, под блестящей на солнце медной черепицей, с западной стороны до самой крыши оплетенное вьющейся розой, цветущей почти круглый год, несмотря на погоду. Первый этаж занимали огромный холл, две гостиные, малая и большая, кабинет, обеденный зал, кухня и другие подсобные помещения. Второй - хозяйские и гостевые спальни.
  Массивную входную дверь, которая сохранилась еще со времен постройки дома, услужливо распахнул дворецкий и тут же склонил голову в приветствии. Павел Алексеевич. Среднего роста, сорок два года, черные короткие волосы всегда зачесаны наверх и укреплены гелем. Серые глаза из-за тонких стекол в позолоченной оправе всегда смотрят со строгостью. Костюм идеально выглажен, нигде ничего не торчит, не висит, туфли начищены до зеркального блеска. Служит в особняке, к моему удивлению, уже второй год, тогда как все его предшественники не задерживались больше года. Отличается чрезмерной, прямо таки неестественной строгостью в поведении, обращении, и крайне щепетилен в отношении приличий. Особенно в том, что касается женщин. Например, он категорически уверен, что женщине не подобает носить брюки, даже зимой. Вот и в этот раз губы поджал, смерив меня с ног до головы быстрым взглядом, но промолчал. И ведь больше, кроме этого едва заметного - если не знать, можно и не заметить, - жеста ничего не выказывает недовольство Павла. Удивительно беспристрастный человек, в любой ситуации сохраняющий спокойствие и холодность. Мне кажется, ничто не может вывести его из равновесия. Возможно, именно из-за скудности проявляемых дворецким эмоций он остался служить в особняке дальше. К такому человеку очень трудно привязаться, даже магам с их эмпатической уязвимостью.
  Как я и предполагала, дома, кроме слуг, никого больше не было. Дед сейчас на занятиях в Государственном Магическом Университете, где последние двадцать лет преподает ″Основы стихийной магии″. Отец, как обычно, кроме своего бизнеса ни о чем не заботится и буквально днюет и ночует в офисе. Мама, скорее всего, опять в лаборатории в Научном институте, занимается разведением очередного магически усовершенствованного растения или выдумывает новый вид. Близнецы на подготовительных занятиях. Машка, наверное, опять где-то шляе-э-э... в смысле, гуляет с очередной компанией. Богема, чтоб ее. Святозар вернется со своей ″горячей точки″ только к вечеру. Как раз к семейному ужину. Еще одной традиции. Чем бы ни занимались днем и где бы ни находились, естественно, в границах города, обязательным было присутствие на ужине. В лепешку расшибись, но ровно в восемь ты должен быть в обеденном зале. Слава Пресветлой, что эти семейные сборища касались меня, только когда наведывалась в особняк.
  В холле у меня отобрали чемодан. Ну как отобрали? Было достаточно одного взгляда Павла Алексеевича, чтобы я безропотно отдала свой багаж. А так же сообщили, что моя комната готова, а Розалия Андреевна, моя дражайшая родительница, велела предупредить, что вечером у нас ожидаются гости.
  Гости. Мысленно поморщилась. Мама любит устраивать подобные вечера. Дедушка, как он говорит, в виду своего возраста уже устал от массовых сборищ, его утомляют шумные вечера, и хочется просто посидеть в окружении родных. Он не любит ни посещать званые ужины, когда в этом нет особой необходимости, ни устраивать их у себя дома. Родительница же, происходящая из не самого знаменитого рода магов, наоборот стремиться покичиться перед друзьями-знакомыми своим статусом, превосходством и благополучием. На этих вечерах, слава Пресветлой, мое присутствие не обязательно. Но если такое случится, то я должна быть в дорогущем вечернем платье, украшениях, с вежливой улыбкой на лице и демонстрировать идеальные манеры.
  Обреченно вздохнув и поймав укоризненный взгляд дворецкого, поплелась на второй этаж, отказавшись от сопровождения и помощи горничной Елены. Еще успеет выслужиться девочка, а на вид ей не больше двадцати, мама и сестра иногда бывают весьма привередливыми и капризными.
  Комната со времен моей юности совсем не изменилась. Даже мурашки по коже пробежали. Такое ощущение, словно я только-только вышла из комнаты на минутку, хотя уже прошло больше десяти лет. Кровать у стены, застеленная клетчатым пледом, в изголовье куча подушек - одна другой меньше. Фарфоровая кукла в нарядном платье на полке книжного шкафа. Плюшевый медведь в кресле. Стол, стул рядом. Фиолетовый пушистый ковер на полу. Сиреневые обои в мелкий цветочек. Три плаката с брутальными мужиками в коже и цепях на дверках платяного шкафа.
  Обычно, когда мы с мужем гостим в особняке, то останавливаемся в гостевой спальне, так как моя для двоих не приспособлена, а Тор не любит ночевать один в родовом гнезде Витвицких. Он вообще не очень лестно отзывается о нашем доме, говорит, что он мрачный и навевает страх. Впрочем, он не единственный в своих ощущениях.
  Однажды, когда нам с Марией было по пять лет, в нашем особняке гостила Вероника Борова - дочь Вениамина Борова, одного из членов Совета магов, живущего в соседней стране. Намного позже я случайно узнала, что тогда Веронику пророчили в невесты Святозару. Эдакий белокурый голубоглазый ангелок с розовыми щечками и пухлыми губками. Ангелок, от которого брат едва не отбивался с помощью некоторых доступных ему боевых заклинаний. Уж очень, видимо, не хотел жениться. Так вот, Вероника, после первой же проведенной в особняке ночи, пожаловалась, что не могла спокойно спать. То она ощущала чей-то назойливый взгляд. То слышала тоскливое вздыхание, поскрипывание, то шаги в коридоре, которые затихали под дверью выделенной ей спальни. То не давал уснуть непонятно откуда взявшийся сквозняк, пробирающийся даже под одеяло. Сначала все списали на нервы: полный событий день, встреча с предполагаемым женихом, незнакомое место, непривычная кровать. После второй ночи дед заподозрил Святозара в умышленном запугивании девушки, на что брат разразился праведным гневом, от которого вылетело стекло в малой гостиной, и до окончания визита Вероники не появлялся в особняке. Найти объяснения происходящему с Боровой так и не удалось. Лишь Машка - будущий гений, маг-универсал - в день отъезда Вероники, пожав плечами, будничным тоном заявила:
  - Просто она не понравилась Дому.
  Вот именно так, с большой буквы. И как бы родители и дедушка не расспрашивали, никаких пояснений от сестры не дождались, а сейчас она и не помнит, чтобы когда-либо подобное говорила.
  Я же, в силу возраста и разнообразных сказок, решила, что наш Дом живой, что многие столетия, прожитые им, отразились на нем, магия десятков поколений Витвицких оживила безмолвные камни, наделила сознанием. Тут же выложила свои умозаключения деду, но он лишь снисходительно покивал головой и постарался объяснить, что на такое магия не способна, нельзя оживить неживое и бездушное. Обидевшись на слова родственника, я, тем не менее, осталась при своем мнении, которое, кстати, не изменила до сих пор. И при любом удобном случае украдкой поглажу то перила мраморной лестницы, то проведу рукой по стене, идя по коридору, а в минуты грусти могу даже мысленно поговорить с Домом. Просто рассказываю о том, о чем думаю и что чувствую. И хотя за все года так и не дождалась ни ответа, ни какого-то иного знака, все равно верю, что Дом живой - он мыслит, чувствует, грустит.
  За два часа до ужина родные начали возвращаться домой. Первым появился Святозар. Высокий, широкоплечий шатен - точная копия дедушки. То же волевое лицо со слегка грубоватыми чертами, тонкий с горбинкой нос, тонкие губы и фамильные серо-зеленые глаза в обрамлении пушистых ресниц. Брат буквально ввалился в холл, перепугав двух горничных и вызвав неодобрение Павла Алексеевича. Волосы взлохмачены, уже пожелтевший синяк на правой скуле, над правой бровью прилеплен пластырь, пыльная, кое-где порванная одежда. Он принес с собой ощутимый запах грозы.
  Увидев меня, вышедшую на шум из малой гостиной, где я баловала себя печеньем и чаем, издал громоподобный клич и бросился навстречу. Хорошо, что я еще не переодевалась к ужину.
  - Веснушка! - проревел басом, оторвал от пола и до хруста в костях, моих, сжал в объятиях. - Дуся, как я рад тебя видеть! - и чуть отклонившись, заглянул мне в лицо. - Веснушка, - ласково протянул и улыбнулся, от чего на правой щеке появилась ямочка.
  Вздохнула, улыбнулась в ответ и, обвив руками шею брата, устроила голову на его плече.
  - И я рада тебя видеть, Свят, - признание получилось с оттенком печали.
  Все же, что бы я ни говорила, какие бы благие оправдания не находила своим действиям, но родных очень люблю и по ним безумно скучаю, даже по вредной Марии, безразличному отцу и холодной матери. Теперь главное не расплакаться. Хотя у Святозара такое забавное лицо делается, когда он видит женские слезы. Но тогда он будет волноваться, а когда брат волнуется, то самое меньшее, что может случиться, это легкий ветерок, пролетевший по помещению, а самое худшее - мебель начинает двигаться. Сквозняк - не страшно, но вот объясняться перед мамой и Павлом Алексеевичем за учиненный погром не хотелось бы. Так что спокойствие и еще раз спокойствие.
  - А Тор тоже здесь? - нарушая тишину, поинтересовался брат, все так же не выпуская меня из рук - забавное ощущение невесомости, я даже носками туфель не касаюсь пола.
  - Нет, Тор в командировке, - отвечаю, отметив промелькнувшее в голосе Свята недовольство.
  Это недовольство, почти незаметно проскальзывающее в голосе, по лицу и в глазах брата, появилось сразу же после его знакомства с мужем, когда я впервые привела Тора в особняк на семейный ужин. До этого Святозар всегда хорошо отзывался о моем муже, говорил, что ему все равно, кто мой избранник, лишь бы я была счастлива. Улыбка, появившаяся в начале вечера знакомства, к его окончанию медленно угасла. Хотя какой либо враждебности брат к Тору не проявлял, всегда встречал рукопожатием или похлопыванием по плечу. О мимолетном недовольстве я Свята никогда не спрашивала, а он сам никогда не рассказывал.
  - Как твои дела? - интересуюсь, шевелясь, тем самым давая понять, что меня уже можно поставить на пол. - Невесту еще не нашел?
  Ответить на уже порядком надоевший вопрос - жениться брат не планировал, несмотря на то что ему уже семьдесят, - он не успел. Хлопнула входная дверь, и в холл ворвались двое похожих друг на друга, как две капли воды, парня, не уступающие ростом и шириной плеч Святозару. Розовощекие лица, еще полностью не лишенные детской пухлости, прямые аристократические носы, унаследованные от матери, красиво очерченные губы - верхняя чуть пухлее нижней, что придает парням образ обидчивой невинности, - модные у молодежи стрижки с выбритыми висками. И глаза: у Пересвета серо-голубые, а у Яромира серо-зеленые, но разница едва ли заметна.
  - Сестричка! - возопили эти два чуда и бросились ко мне, полностью проигнорировав укоризненный взгляд Павла Алексеевича, который даже не успел дверь близнецам открыть.
  И вот эту скульптуру - меня, зажатую с трех сторон братьями, - и застала мама. Как всегда, изысканно одета. Красный костюм-тройка - юбка-карандаш, приталенный пиджак и топ - выгодно подчеркивают все достоинства высокой стройной фигуры, оттеняя светлые волосы и небесно-голубые глаза. Идеальный макияж, на шее жемчужное ожерелье, в ушах серьги из того же жемчуга. Украшений на руках нет, только обручальное кольцо да аккуратный маникюр. Аристократичная бледность лица, тонкие черты, пухлые губы, разлет бровей. И холодный, отстраненный взгляд, в минуты суровости и гнева, как сейчас, пробирающий до костей.
  - Дети, - упрек в звонком как колокольчик голосе.
  Наша скульптура тут же распалась на составляющие. Близнецы поприветствовали родительницу кивками, чмокнули меня с двух сторон в щеки и бесшумными тенями скользнули по лестнице на второй этаж. Оставшийся Святозар незаметно погладил меня по спине, намекая, что я могу расслабиться и не вытягиваться в струнку, как рядовой солдат перед генералом.
  - Здравствуй, мама, - произнесла четко - родительница не любит, когда кто-то мямлит, особенно леди в ее окружении.
  - Здравствуй, Евдокия, - удостоили меня величественного ответа и, окинув меня взглядом с ног до головы, мама процокала каблуками туфель мимо. - Евдокия, пожалуйста, переоденься к ужину. Елена тебе поможет. Святозар, приведи себя в порядок и сделай что-то со своим лицом. Невежливо в подобном виде появляться перед гостями.
  Проводив родительницу взглядом, мы со Святом синхронно выдохнули, переглянулись и направились к лестнице. Дойдя уже до ее середины, я услышала, как Павел Алексеевич у двери приветствует дедушку, отца и Марию. Вот и все родственники собрались.
  Как оказалось, мне незачем было привозить с собой вечерние платья. Заботящаяся об имидже семьи и педантичная до зубного скрежета родительница позаботилась о вечернем наряде для меня, обуви и даже украшениях. Горячая ванная с ароматическими маслами и высокой пеной. Хорошо расслабляет, улучшает не только физические ощущения, но и настроение. И даже та мелочь, что, выбираясь, я поскользнулась и больно ударилась коленом, не расстраивает.
  В спальне, с расческой, платьем, туфлями, украшениями и косметикой наготове, уже ждет Елена. Я, конечно, могла и сама одеться, но уговорить девушку не получилось. Видите ли, у нее приказ хозяйки. Пока горничная укладывала мои волосы, я время от времени ловила в отражении ее заинтересованный взгляд.
  - Да, я обычный человек, - произнесла с улыбкой, в очередной раз, встретившись глазами с Еленой. - Нет, меня не удочерили. Я действительно сестра-двойняшка Марии. - Лицо горничной в отражении удивленно вытянулось, глаза всполошено забегали, ни на чем долго не задерживаясь. - Нет, мысли я не читаю.
  - А? - девушка неловко взмахнула зажатыми в руке шпильками.
  - Ты не первая, кого этот факт интересует, - пояснила, продолжая тепло улыбаться.
  - Простите. - Щеки девушки залил смущенный румянец, и она продолжила заниматься моими волосами.
  Раньше, когда я с родителями еще посещала различные приемы, балы, или просто ходила в театр, многих интересовало, кто же я такая. Маги ведь взрослеют совершенно по-другому. Вот Святозару семьдесят, а выглядит он не старше двадцати. Мария, например, выглядит лет на шестнадцать. Да и маги сразу же определяют, что во мне нет ни капли силы, чувствуют. Одни сдерживают свое любопытство, другие смело походят и спрашивают. Поэтому я и не люблю посещать подобные мероприятия. Родным неловко, мне неловко, интересующимся тоже неловко. Так зачем создавать себе лишние неприятности. Я даже на работе была оформлена под фамилией мужа, хотя по документам остаюсь Витвицкой, лишь бы избежать неудобных вопросов.
  Когда с прической было закончено, я, готовая к званому ужину, замерла перед зеркалом в полный рост. Из отражения на меня смотрела миловидная женщина в зеленом длинном платье на тонких бретельках и с глубоким декольте. Плавный овал лица, легкий макияж, подчеркивающий глаза - зеленее, чем у остальных членов семьи, - пухлые губы, чуть вздернутый нос. При улыбке на щеках появляются ямочки, за которые в детстве любой горазд был потрепать. На шее тяжелое ожерелье из белого золота с изумрудами, серьги. Темно-русые волосы забраны наверх, лишь один локон спиралью спускается вниз слева.
  Дедушка говорит, что я очень похожа на бабушку Ярославу, его жену. Она не дожила до моего рождения, умерла, несмотря на старания лекарей, во время родов дяди Севера, младшего брата отца. Если бы не цвет глаз - у бабушки они были синими - то, по словам деда, я ее точная копия. Лично мне так не кажется. С портрета в семейной галерее смотрит гордая, уверенная, самодостаточная девушка. Маг воды, боевая специализация, магистр магии. Твердый взгляд, волевой поворот головы, жесткость, спрятанная в изгибе губ. Кроме внешности, нас ничего больше не объединяет, хотя дедушка утверждает обратное.
  Кокетливо подмигнув своему отражению, минуту мысленно посокрушалась, что рядом нет мужа, который успокоит и поддержит, вышла из комнаты. Ужин, как и обычно, должен начаться в восемь вечера, но гости начинают прибывать на полчаса раньше, чтобы поболтать - за столом ведь не обсудить важные темы - и покрасоваться нарядами. Я смело пропустила эту часть и решила прийти сразу на ужин, вернее за десять минут до начала. Так что ровно без десяти минут восемь я вошла в большую гостиную, где собрались родные и приглашенные гости, и откуда они вскоре проследуют в обеденный зал.
  Мое появление произвело настоящий фурор. Не из-за того что я вся такая из себя особенная и уникальная - ″белая ворона″ в семье потомственных магов. Моя карма, с утра ведущая себя образцово-показательно, решила себя проявить. Перед порогом в гостиную я споткнулась, хотя старалась идти маленькими шагами, но не упала. Буквально влетев в услужливо распахнутую слугой дверь, застыла в нелепой позе: полусогнувшись, на одной ноге, с разведенными в сторону руками и выпученными глазами. Всеобщее внимание заслужила: гости и родные, услышав шум, а мое появление было не тихим, одновременно обернулись. Мама, несмотря на внешнее безразличие, прожгла меня строгим взглядом и тут же отвлекла какой-то репликой свою собеседницу, которая не меньше чем я, но от удивления, выпучила глаза. Отец меня, кажется, даже не заметил, рассеянно мазнув взглядом по входу в гостиную, и продолжил что-то уверено твердить двум мужчинам в компании деда и Святозара. Дедушка, кстати, мне тепло улыбнулся, а на лице брата мелькнуло беспокойство. Мария, беседовавшая с незнакомой мне супружеской парой, смерила меня недовольным взглядом и поджала тонкие губы, но тут же опомнилась и улыбнулась собеседникам. Последние ко мне проявили лишь легкую заинтересованность, видимо, предупрежденные родственниками о таком явлении, как Евдокия Витвицкая. Близнецы, сидевшие на диване и прекрасно проводившие время в компании друг друга, широко, я бы даже сказала хищно, улыбнулись и поднялись мне навстречу. Подхватили с двух сторон под руки и повели приветствовать гостей.
  В первую очередь подвели к дедушке, Святозару, отцу и еще двум мужчинам, одним из которых оказался мэр нашего славного города - Борис Михайлович Щепкин. Человек, но из-за занимаемой им должности вхожий в дома многих знатных родов, и не только магов. Сорок пять лет, круглое лицо, средний рост, более ста килограмм веса, лысоват. Лично у меня, этот мужчина вызывает стойкое неприятие. Не из-за того, что он пытается, безуспешно, впрочем, строить из себя кого-то, кем не является. Его взгляд, бегающие глаза... Всегда после встречи со Щепкиным остается липкое, неприятное ощущение, словно испачкалась в чем-то... нехорошем и дурно пахнущем. Но подобных встреч, к сожалению, не избежать. По моей работе в ″Гефесте″ часто доводилось видеться с Борисом Михайловичем, он иногда посещает званые ужины, устраиваемые родительницей, да и отцовской компании оказывает поддержку.
  Вторым мужчиной оказался неизвестный мне маг. Молодой, выглядит не старше Святозара. Кудрявые белокурые волосы, нос пуговкой, румяные щеки. Эдакий мультяшный домовенок, из передачи для человеческих детей, ведь любой маг сызмала знает, что домовых не бывает, только веснушек не хватает. Ростом примерно чуть выше меня, где-то метр семьдесят, а для мужчины это ниже среднего. Близнецы представили мне его как Лиана де Тэмм. Иностранец, но очень хорошо понимает и разговаривает на нашем языке. Его двоюродная бабушка по отцовской линии родилась в здешних краях и мужчина вот уже двадцать лет как живет на ее родине и уезжать не собирается.
  Лиан встретил меня широкой, светлой улыбкой, поцеловал руку и осыпал комплиментами. Его совсем не покоробило то, что я обычный человек. Мимолетная растерянность и легкая заинтересованность, которые спустя мгновение бесследно исчезли. Обменялись парой ничего не значащих фраз, но за это время я успела хорошо рассмотреть де Тэмма. Отметила на трех пальцах его левой руки кольца. Обычные, серебряные, но камни в них совсем не простые. Магические накопители. Полностью заряжены. Лиан не самый сильный маг и, судя по знаку - ветке плюща, обвивающей запястье все той же левой руки, - маг природы, друид. Эти маги занимаются изучением и защитой живой природы, умеют общаться с растениями и животными, излечивать их от болезней и травм, способны частично управлять природными явлениями. Чаще всего избирают профессии садоводов, лесников, ученых-натуралистов. О профессии де Тэмма остается только гадать, но если уж он приглашен родительницей, то стоит предполагать, что Лиан или относится к известному магическому роду, или же чем-то где-то отличился.
  Следующими на очереди стали мама и ее собеседница - Людмила Щепкина. Первая леди нашего города. Двадцатидвухлетняя модель, два года назад покорившая сердце и кошелек тогда еще скромного бизнесмена-миллионера, Бориса Михайловича. Выше мужа на двадцать сантиметров. Худая от постоянных диет, которые рекомендует всем окружающим. Как любят шутить Яромир и Пересвет, ″ходячее пособие по анатомии″. Длинные обесцвеченные волосы обрамляют кукольное личико, взгляд голубых глаз не отягощен интеллектом. Если судить по сплетням из желтой прессы, Людмила с трудом окончила среднюю общеобразовательную школу и сразу же попала в объектив камеры скандального фотографа, предпочитающего снимать обнаженную натуру. Но, благодаря деньгам и известности Щепкина, данного рода информация благополучно осталась на страницах все той же желтой прессы. Кстати, из тех же газет известно, что Людмила обожает кутежи в клубах, шикарные наряды и драгоценности. Последних, впрочем, на ней много и сегодня. Даже сложно представить, как Щепкиной удается с высоко поднятой головой таскать на себе такие тяжести. Возле родительницы и Людмилы мы с близнецами долго не задержались. Думаю, братья тоже по достоинству оценили взгляды Щепкиной. На меня - высокомерный и брезгливый, на Яра и Света - оценивающий и плотоядный. Так что я поспешила увести близнецов подальше от этой голодной хищницы.
  Последними, кому меня представили, были собеседники Марии. Супружеская пара. Маги. Аристарх и Александра. Ни фамилии, ни отчества не было озвучено, оба настояли, чтобы их называли только по имени. Коренастый, черноволосый мужчина с посеребренными сединой висками. Подозреваю, ровесник дедушки, которому через полгода исполниться двести три года, но выглядит он чуть старше сорока обычных человеческих. Взгляд карих глаз внимательный, цепкий, губы сжаты в суровую линию, поза уверенная. Скорее всего, или военный, или занимает какую-то руководящую должность. Маг не из слабых, но вот специализацию определить не удается. Внешне - разрез глаз, форма бровей, прямой нос, - мужчина мне кого-то напоминает, но долго его рассматривать, чтобы узнать, кого именно, не получается. Больше полминуты прямого разглядывания, и карие глаза ловят мой взгляд. Жутко, если честно. Словно душу наизнанку выворачивает. Александра примерно того же возраста, что и ее муж, возможно, моложе. Длинные черные волосы в сложной прическе, изысканное бордовое платье, минимум косметики и украшений. С первого взгляда производит хорошее впечатление. Улыбка приветливая, ласковая, взгляд синих глаз мягкий, немного рассеянный. Это трудно заметить, но женщина время от времени, то поправляет очки в тонкой оправе, то прядь волос, то мимолетно касается виска. Ментальный маг. И, кажется, кинестетик. Александре важны прикосновения - она держит руку мужа, надолго не отпуская, поглаживает пальцами. Разговаривая с кем-то, касается собеседника. Например, приветствуя, легко коснулась моего плеча.
  Через пару минут, за которые Яромир и Пересвет успели поведать мне обо всех своих новых заготовках амулетов, Павел Алексеевич пригласил присутствующих в обеденный зал. Пока усаживались за стол, я краем уха услышала, как Аристарх извиняется перед дедушкой за то, что их сын все же не будет присутствовать на ужине. Значит, гостей должно было быть больше, а то я уже задумалась, почему мама устроила такой скромный ужин.
  Сама трапеза проходила медленно, за пустыми светскими разговорами: поговорили о погоде, порассуждали о политической ситуации в стране, поделились новостями. Если бы не сидящие с одной стороны близнецы, а с другой Лиан, перебрасывающиеся шуточками и не забывающие уделять мне внимание, можно было бы умереть от скуки прямо за столом.
  После ужина все снова вернулись в гостиную. Мужчины - за бокалом вина или чего крепче говорить свои серьезные, мужские разговоры. Женщин родительница собрала за столом, пить чай и болтать о всяких приятных мелочах. О таких мелочах, что я едва не перевернула на себя чашку, услышав, как Людмила Щепкина интересуется о замужестве Марии. Точнее, о помолвке, а сама свадьба состоится через пять лет, когда сестра окончит обучение. Шокировало не само известие, ведь рано или поздно Маше нашли бы достойного мужа, а то, что подобную новость я узнаю от совершенно постороннего нашей семье человека. Хотя если припомнить, в прошлый мой разговор с мамой она упоминала что-то такое. Кажется, даже называла имя жениха и весьма почтительно отзывалась о его семье. Не помню. Тогда мы с родительницей едва снова не поссорились. Видите ли, ее не устраивает, что мой муж не маг. Нет, Тор ей нравится, но если бы он был еще и из известного магического рода, было бы просто превосходно. А о том, как бы я жила с мужем магом, который или ненавидел бы или обязательно привязался бы ко мне, мама, конечно же, не подумала. В течение восьми лет нашего с Тором брака нет-нет, да и упрекнет. Так что мне в тот раз было не до выслушивания сплетен и новостей.
  По взгляду родительницы, прямо таки пламенно-убийственному, было заметно, что вопрос Щепкиной пришелся некстати, значит, личность жениха и саму помолвку держат втайне от посторонних. Не рассказывая ничего, мама обошлась лишь подтверждением, что помолвка состоится, и плавно увела разговор в сторону организации торжества: где будет происходить, количество приглашенных гостей, наряды, убранство банкетного зала. В разговоре не принимали участия только я и Александра. Женщина, после того, как отпустила ладонь мужа и переключила свое внимание на верчение в руках чашки с чаем, была сосредоточена на чем-то внутри себя, ее взгляд стал еще рассеянней. Мне же было все равно, как пройдет торжество. Я была занята размышлениями о том, рада ли сама Мария, или же жених навязан, как это раньше пытались сделать со мной.
  Когда наконец-то закончилось положенное для приличий время, я едва сдерживала зевоту. Время хоть и было не позднее, но спать очень хотелось. Маша тоже выглядела уставшей, так что с гостями и родными мы попрощались буквально одновременно. Как только моя голова коснулась подушки, сознание заволокла тьма.
  
  Разбудил меня громкий птичий щебет. Открыв глаза, удивленно моргала, пытаясь понять, почему вместо потолка в своей спальне вижу нависающие надо мной ветки на фоне голубого неба. С кряхтением поднявшись, окончательно убедилась, что да, действительно, нахожусь в лесу. Редкая трава, прошлогодняя листва, вперемешку с хвоей, устилающая землю. Кусты. И деревья, деревья... У моих ног объемный походный рюкзак и расстеленный спальный мешок.
  - Спасибо, что хоть не на сырую землю уложили, - пробормотала тихо, перейдя с осмотра окружающего пространства к себе.
  Отчетливо помню, что когда ложилась спать, переодевалась в пижаму. Сейчас же на мне надет спортивный костюм зеленого цвета. Ботинки с высокой шнуровкой и толстой подошвой. На голове платок, который мне явно повязывали Яромир и Пересвет. Только им в голову пришла бы идея сделать узелок у меня на лбу, да-да, еще и с торчащими кончиками. Шутники.
  Потратив минуту на обдумывание, что моя вчерашняя сонливость была вызвана не естественными причинами, а была наведена или магически, или с использованием обычного снотворного - то-то мне показалось подозрительным, что мама уж слишком зорко следила за тем, как я пила чай, - занялась проверкой содержимого рюкзака. Итак, что мы имеем. Котелок. Фонарь и запасные батарейки к нему. Комплект запасной одежды, белье. Средства гигиены: мыло, щетка и зубная паста, дезинфицирующие салфетки. Коробок спичек. Фляга с водой. Набор круп, консервы и супы быстрого приготовления, сухари, печенье, растворимый кофе, соль и сахар. Веревка, катушка лески, крючок. Нож - прямой клинок, деревянная рукоятка. Охотничий. Аптечка. Карта.
  Упаковав еще и спальный мешок, поднялась и одела рюкзак. Тяжело. Глубоко вздохнула, в попытке смириться со своей участью, но, не удержавшись, скривилась от досады. Традиции, чтоб их!
  Традиции, основанные на главных заветах Петера Витвицкого. В преддверии своего совершеннолетия член рода должен доказать, что он взрослый и состоявшийся. Для этого он проходит некое испытание, во время которого обязан продемонстрировать умение выживать. Без магии, как обычный человек. Если испытание было преодолено успешно - честь и хвала испытуемому, если нет - насмешки и снисходительное отношение, как ко все еще ребенку. А еще, в случае успешного исхода, маг доказывал, что достоин владеть магией.
  Убеждать дедушку в том, что мне такой проверки как бы не надо, можно и без нее обойтись, было бесполезно. Совершеннолетия я уже достигла давно, конечно же, по человеческим меркам. На что мне было сказано:
  - Не бойся, Евдокия, все через это проходили, и ты пройдешь, - что не очень меня успокоило.
  И вот, получите-распишитесь. Я незнамо где, в лесу. Судя по карте, мне предстоит пройти по указанному маршруту с ключевыми точками, выполнить задания и добраться до финиша, желательно целой и невредимой. Не сложнее детской игры на ориентирование. Наверное. В детстве мы с Марией и дедушкой играли в подобные игры. Правда, тогда территория ограничивалась городским парком или нашим садом, а не лесом.
  - Незнакомым, страшным и непредсказуемым лесом, - передернувшись, прошептала медленно.
  И тут же подпрыгнула на месте, несмотря на вес рюкзака. Где-то слева, не знаю, на каком расстоянии, оглушительно захлопали крыльями и закричали всполошенные птицы, в небо поднялась огромная стая. Синхронно с этим до моего слуха донесся женский визг.
  - Машка? - поинтересовалась у ближайшего куста, расслышав в визге знакомые нотки.
  Немедленно отправиться к сестре, вернее в ту сторону, откуда слышался ее крик, мне помешала внезапно возникшая на моем пути преграда. Со всего маху влетев в невидимую, явно магического происхождения, стену, свалилась на землю. Возможно, устояла бы, но меня от столкновения откинуло назад, а вес рюкзака стал решающим фактором. Побарахтавшись в безуспешной попытке встать, обреченно вздохнула. Сначала стянула лямки с плеч, поднялась, а потом уже подняла и снова надела рюкзак. Сделала шаг и вытянутой рукой натолкнулась на преграду. Пощупала, прошлась влево, вправо. Понятно, к Марии мне нельзя, да и не пропустят. Значит, одно и то же испытание нам придется преодолевать раздельно. Интересно, а Машка уже осознала, что ее магия заблокирована, и не поэтому ли так визжала?
  Постояв немного на месте, бросила последний взгляд в сторону предполагаемого нахождения сестры и достала карту, которую при осмотре рюкзака сразу переложила в карман. Итак, мне нужно следовать на север, до первой контрольной точки пять километров. И я бодро пошагала в нужном направлении... Ага, как бы ни так! Сперва нужно определить это направление. Как известно, во многих климатических поясах на северной стороне дерева растет мох. Я рассматривала уже пятое дерево, но никакого намека на что-то подобное еще не нашла. С каждой проходящей минутой во мне все сильнее возрастало отчаяние. А следом за ним страх. Умом-то я понимала, что бояться нечего, что за мной наблюдают - дедушка без присмотра не оставит, - и в случае угрозы моей жизни тут же придут на помощь. Но чувства, эмоции... У меня никак не получалось их заглушить. Внутри, наверное, инстинкт вопит о том, что я не справлюсь.
  И тут проснулась гордость. Не справлюсь? Как же это, не справлюсь? Все у меня получится. Обязательно. И я окончательно докажу родным, что выросла, что взрослая и уже давно не ребенок, что обо мне не надо так сильно заботиться и опекать.
  Упорство - великая вещь! Осмотрев еще полдесятка деревьев, наконец-то обнаружила на коре небольшие полянки мха. Примерно определив направление, пошагала в выбранную сторону. Тропок не было. Вряд ли дедушка для соревнования выбрал бы участок, где можно встретить посторонних. Но, значит, и крупных животных поблизости тоже нет - звериные тропы заметила бы даже я. А так - глухой лес. На пути встречаются непролазные кусты, овраги, неглубокие рвы, поваленные деревья. Вокруг зудят и мельтешат насекомые. Под ногами в траве и прошлогодней листве кто-то шебуршит, но непременно затихает при моем приближении. Даже думать не хочу, что там может ползать и шуршать. Меньше знаешь - крепче нервы.
  Привалы приходилось делать все чаще. Я, конечно, бегаю иногда, но не на такие расстояния и не с тяжестью на спине. Да и ноги в непривычных ботинках все труднее переставлять. В лесу жарко. Душно, пот так и льется ручьями. В городе такой жары не было. Помимо воли задумаешься, куда же дедушка нас забросил, и тогда сколько же мы с Марией ″спали″. Строить телепорты, как описано во многих фантастических книгах, маги не умеют, да и вряд ли смогут. На заявление Яромира и Пересвета - мальчишкам тогда было по двенадцать, - что они станут первыми, кто откроет мгновенные пространственные перемещения, дед ответил, что подобные манипуляции с пространством посредством магии невозможны, будь ты хоть сильнейшим из самых сильных магов мира. Даже древние маги, которые обладали чудовищно огромной силой, не могли создавать телепорты. По крайней мере, ни в одной хронике или летописях родов о подобном или хотя бы об экспериментах не упоминалось. Наверное, они, древние, даже не думали о возможности телепортации. Ведь даже в фантастических книгах мгновенные перемещения в пространстве начали упоминаться не далее, как восемьдесят четыре года назад.
  - Фантазии не хватило, - фыркнув, нашла оправдание древним магам.
  Остановилась на минутку, чтобы утереть пот со лба и свериться с картой. Первая контрольная точка обозначена условным знаком - на ламинированном листе бумаги нарисован медведь. Кабы знать, что это еще значит? Через метров пять я первый раз споткнулась. Ноша за спиной, жара, преодоленное расстояние. Устала. Хочется упасть и не шевелиться, минимум пару часов. Но нужно добраться хотя бы до первой отметки, если сделаю длительный привал сейчас, больше не поднимусь. И снова споткнулась. Еще раз. И еще. И в этот раз все привело к падению. Почти. Не удержавшись на ногах, ухнула в какой-то куст. Ветки оглушительно затрещали, к лицу прилипла паутина - вот радость-то пауку - поймал такую огромную добычу, - и, проломившись через зеленую преграду... не встретилась с землей, а благополучно обняла дерево, кажется, сосну.
  - Фу-ух, - радостно ухмыльнулась, и мои объятия из спасительных превратились в приветственные. А то уже успела представить, как отскребала бы себя от земли.
  Благодарно похлопав рукой по стволу, ткнулась лбом в пахнущую смолой кору, перевела дыхание и решила двигаться дальше. Если верить карте, до первой контрольной точки осталось всего чуть-чуть, хотя, по ощущениям, прошла я уже намного больше, чем пять километров. Ошиблась с расчетами или направлением?
  Обогнув сосну и сделав всего один шаг вперед, так и примерзла к месту. Внутри все похолодело, а сердце испуганно трепыхнулось в груди. Даже из легких весь воздух выбило.
  Медведь.
  И лишь спустя пару долгих, очень долгих, минут пришло осознание.
  Медведь. Искусно вырезанный. Покрашенный. Но не живой. Деревянный. Стоит на четырех лапах. Огромный. Взгляд из-подо лба. А в раззявленной пасти торчит клочок бумаги.
  - Ш-ш-шутники, - прошипела обижено. - Не могли зайчика посадить? Так и помереть недолго.
  Да, медведь действительно впечатлял. Ближе, конечно же, заметно, что он искусственный, но за пару шагов от живого и не отличить. Интересно, где родные его раздобыли? Видно же, что кто-то из мастеров постарался. Вещь рукотворная. Такого с помощью магии не создать. Хотя некие манипуляции с неживой материей магам доступны, но не такие. Это искусство, все тонкости которого может передать только человек и только своими руками, вкладывая в работу свои чувства, душу и сердце.
  Сбросив рюкзак на землю, подошла еще ближе к деревянному зверю и осторожно коснулась лобастой головы. Красивый. Всегда питала странную страсть ко всякого рода статуэткам. Правда, не таким огромным. Полюбовалась чуть-чуть, поглаживая теплое дерево, и, вздохнув, решительно сунула руку в медвежью пасть - иначе бумажку не достать.
  - ″Пятнадцать туда,
  где птица живет,
  Что петь не поет,
  И летать не летает...″
  Это что, загадка?
  Озадачено моргнув, сосредоточенно нахмурилась и еще раз прочитала напечатанный на узкой полоске бумаги текст. Нет, мне это действительно не кажется. Загадка. Но в чем же подвох? Ведь должен же быть подвох... или нет? Я думала, что испытания будут посерьезнее. Например... например... Даже не знаю, но уж точно не детская загадка. Хотелось бы узнать, что за умник придумал такое задание. Не сомневаюсь, что родные все вместе, вечером за чаем, сидели и составляли, но кто автор именно сего... Близнецы и дед придумали бы что-нибудь эдакое: для исполнителя не слишком приятное, им на забаву. Мама и отец? Вряд ли, это ведь не солидно. Святозар? О да, он мог. Так и вижу, как брат широко улыбается, когда его очередная каверза удается. Хотя если Машке попадется что-то подобное, то тут самой смеяться хочется, до слез. Представляю озадаченную и одновременно раздраженную мордочку сестры. Она из тех людей, которые на дух не переносят загадки, тайны и интриги. А еще Мария отличается поразительным нетерпением и любопытством. Ей необходимо знать все и сейчас. Но в противовес этому сестра умеет хранить чужие тайны.
  - Пятнадцать туда, где птица живет, что петь не поет, и летать не летает, - помотав головой, тем самым прогоняя совершенно ненужные сейчас мысли, пробормотала незамысловатый текст. - Птица. Которая не летает. Пингвин? Но, говорят, пингвины умеют петь.
  Рассуждать вслух было удобнее, да и не так страшно. Хотя отчего страшно-то? Лес наполнен жизнью. Щебет птичек. Белка вон с ветки на ветку неспешно перебирается. Сорока стрекочет и где-то вдалеке стучит дятел. Ветерок шумит в верхушках деревьев, ветки поскрипывают. Но стоит только задуматься, что я одна на территории во много километров, а небольшую площадь для испытания не выбрали бы, становится жутко. До дрожи в ногах. Я - дитя асфальта и бетона. Этим все сказано. Выехать с друзьями или семьей отдыхать на природу - это одно, а оказаться в нынешней моей ситуации - совсем другое. Дико. Непривычно. И страшно.
  Так, вернемся к нашим баранам... то есть, птицам нелетающим. Пингвин не подходит. Но есть еще одна всем известная птица. ″Пятнадцать туда...″ - означает количество шагов. А страус живет в Южном полушарии.
  Определить юг - дело не сложное, раз уж я шла в северном направлении. Почти, потому что немного отклонилась на запад. Точкой отправки был выбран медведь. Четко печатая шаг, отмерила ровно пятнадцать шагов.
  - И что теперь? - поинтересовалась у пространства.
  Оглянулась раз, другой. Небольшая полянка. Ничего приметного. Деревья, кусты, какие-то мелкие синие цветочки, мухомор. М-м, почему-то один единственный. Наклонилась, чтобы рассмотреть гриб ближе. Есть! Вокруг тонкой ножки мухомора обернута еще одна бумажка.
  На этот раз загадок две.
  ″Хоть колюча, а не елка,
  Подлинней ее иголка,
  А кора тонка, красна,
  Та красавица ... ″
  - Ну, это легко, - выдохнула радостно.
  ″Пчелы трудятся весь день,
  Не знакома пчелам лень.
  И пока еще светло,
  Мед несут они в ...″
  Радость как водой смыло. Это что же получается? Очередная подсказка находится в дупле на сосне? Не смешно. Вот ни капельки. Нет, нет-нет-нет-нет-нет! Ни за что! Это уже как то... Да я на ровном месте спотыкаюсь и падаю, а тут дерево, на которое нужно еще и залезть.
  - Вот вернусь домой, я тебе устрою, бр-р-ратик. Слабительного в чай подсыплю. Не-е-ет, лучше помогу кое-кому наконец-то встретиться с тобой, а то бегаешь, скрываешься от потенциальной невесты.
  Недовольно ворча себе под нос, я планомерно обходила поляну - не думаю, что нужное дерево далеко, - и придирчиво рассматривала каждую сосну, благо их было не много. Пройти мимо издевательски огромного ярко-красного креста на стволе дерева даже с моим везением не удалось. Искомое мной дупло находилось в трех-четырех метрах от земли. И у меня для себя было две новости. Как и водится, одна хорошая, вторая плохая. Хорошая заключается в том, что ветки сосны начинаются достаточно низко и до самой нижней мне не составит особого труда дотянуться. А вот плохая - в том, что последний раз в своей жизни я лазила по деревьям еще в четырнадцатилетнем возрасте. Знания как бы поистерлись. И возобновлять их у меня, если честно, совсем нет желания. Но выбора-то у меня и нет. Раз уж согласилась проходить испытание, нужно довести все до конца. Да и внутри горит азартное желание успешно пройти задания, и желательно лучше Марии.
  Тяжело выдохнув, попыталась трезво оценить свои силы: хватит, или же свержусь с дерева при первой же попытке, попутно сломав себе что-нибудь. С огорчением решив, что не смогу забраться даже на нижнюю ветку, слишком устала, подтащила рюкзак к сосне, уселась на свернутый спальный мешок и достала провизию. Нужно перекусить и отдохнуть. Отметила, что воды во фляге осталось меньше половины, а на своем пути я еще пока не встретила ни одного ручья. Судя по карте, где-то поблизости от первой контрольной точки должен быть один, со странным названием Змейка. Правда, не думаю, что это настоящее географическое название ручья. Карту маршрута испытания рисовали от руки и, судя по... хм-м, разным стилям, каждый добавлял что-то от себя. Один нанес фон и сами контуры, реки нарисовал кто-то другой, условные знаки контрольных точек - третий. Думаю, создавалась карта в атмосфере всеобщего веселья. Подозреваю, что в свое время тоже пройдя собственные испытания, родные решили, так сказать, отвести душу и отыграться на потомках. Это старшее поколение, а вот близнецы, скорее всего, соблазнились общим азартом и предвкушением веселья, решили развлечься за счет старших сестер. Зря, кстати. Ведь им тоже в свое время придется подчиниться семейной традиции.
  Прислонившись спиной к сосне и прислушиваясь к умиротворяющим звукам живой природы, едва не уснула. Встряхнулась, решительно поднялась на ноги и тут же охнула - тело мстительно отозвалось болью в мышцах. Не привыкла я к подобным нагрузкам. Смерив тяжелым взглядом дупло, потянулась к нижней ветке. Чем раньше начну...
  Ну что же, все оказалось не таким сложным, как представлялось. Мне удалось без серьезных повреждений добраться до намеченной цели. Оцарапанная ладонь и небольшая шишка от соприкосновения лба с веткой не считаются. А мое опасение, что в дупле ждет очередная подсказка, не оправдалось. Там я нашла фрагмент подвески и листок с изображением этой самой подвески, но в целостном виде. Понятно, игра в ″Собери артефакт″. Спускаться вниз оказалось намного труднее, но тоже обошлось без серьезных ран.
  До второй контрольной точки мне не удалось добраться до наступления темноты. И хоть небо, проглядывающее среди веток деревьев, было еще светлым, здесь, в лесу, уже сгущалась тьма. Щебет птиц утих, зато комары принялись назойливо пищать над ухом. Тени принимали все более причудливые формы и начинали пугать. До икоты. В очередной раз испугавшись куста, принявшего в сгущающейся темноте вид многорукого чудища, решила, что все, хватит. Как раз удачно набрела на ручей, так что выбрала это место своей стоянкой для ночлега.
  Небольшой костер - хорошо, что не выбросила бумажки с загадками, было чем разжечь, - чтобы отогнать насекомых. Готовить ужин я все равно не собиралась, и погода еще очень теплая, хотя к вечеру появился ветерок. Ночевать под открытым небом мне было не впервые, но в первый раз я это делаю в одиночестве. Раньше нас с Машей в поход водил или дедушка, или Святозар. Было спокойнее. А сейчас, несмотря на насыщенный событиями день и усталость, уснуть не удавалось. Помимо воли прислушивалась к окружающим шорохам, треску, уханью совы. Как тут уснешь? Да, в городе тоже полно ночных звуков, но они привычные...
  Всю ночь мне не удавалось уснуть, ворочалась с боку на бок. Один раз даже перепугалась, заслышав тихие шаги, а потом пару минут хихикала, увидев, что топает ежик. Забавный. С ушками и глазками бусинками. Но перепугал едва не до смерти. Забыться сном мне удалось только под утро, когда уже начало светать. Я просто-напросто отключилась, словно кто кнопку нажал.
  Это будет длинное испытание... Очень длинное.
  
  В лесу я провела двадцать дней. Больше половины месяца. Искусанная насекомыми, которые слетались на меня, словно я чем намазана. Исцарапанная - кусты, особенно колючие, - не хотели оставлять меня без своего внимания. С болезненными ушибами - доводилось и падать, и спотыкаться, ударяться обо что-либо, но обошлось без серьезных травм. Грязная, с неприятным душком - редкие обтирания водой из ручья не заменят душ или ванну. К окончанию испытания я уже не думала о том, чтобы победить Марию. Хотелось только одного: чтобы все закончилось, и скорее отправиться домой. Домой, к благам цивилизации, мягкой постели и нормальной еде.
  С каждым разом задания усложнялись. Детские загадки и лазание к дуплу, вероятней всего, служили разогревом. Иногда приходилось по несколько дней на одной контрольной точке задерживаться в поисках части подвески, пробираться через болото, переправляться через реку, карабкаться на гору, блуждать в пещере, сражаться с буйством стихии, решившей вдруг осчастливить природу ураганным ветром и ливнем... Но...
  Но последняя контрольная точка наконец-то пройдена. Подвеска, представляющая собой стилизованный герб нашего рода, собрана. Я жива и относительно здорова. Оставшийся километр до финиша пришлось плестись нога за ногу, едва не падая от усталости, но понимание того, что уже все, конец, придавало сил двигаться вперед.
  - А вот и наши девочки. - Голос дедушки одновременно несказанно обрадовал и напугал. Передвигалась я, глядя себе под ноги, так что не видела того, что находится впереди на расстоянии в несколько шагов.
  - А? - все же испуганно вскинула голову.
  Передо мной стояли родственники в полном составе, даже дядя со своей семьей. Такие радостные. Аж противно. Окинув родных еще одним взглядом, постаралась выдавить из себя улыбку. Получилось, кажется. Да-да, я тоже счастлива вас всех видеть. Откуда-то слева, могучий дуб заслонял мне обзор, донесся то ли стон, то ли... рычание. А через минуту показалась Машка. Заметно исхудавшая, не менее исцарапанная, чем я, грязная, с колтуном на голове. Губы искривлены от злости, а взгляд... Если бы у сестры не была заблокирована магия, от наших родственников остались бы только кучки пепла. Думаю, что мысли в данный момент у нас с Марией очень схожи. Кровожадные и мрачные.
  В особняк мы вернулись лишь на следующий день. Провели ночь в гостинице, до которой из лесу добирались три часа, а домой возвращались самолетом. В гостиничной ванной я провела полтора часа, отмокая в ароматной воде, но полностью расслабиться не получалось. Нет-нет, да и вспоминались мои приключения. Разными они были. В чем-то нелепые и до икоты смешные. Например, когда я, распечатав пачку, обнаружила внутри мышь, флегматично поедающую мое печенье. Где-то страшные, до той же икоты пугающие. Среди ночи услышала недалекий вой. Пришлось в спешке, с трясущимися руками и на подгибающихся ногах, забираться на дерево. В ту ночь я так и не увидела волков, но пережитый страх забуду не скоро. Радует только одно: все это уже позади, и вряд ли снова окажусь в подобных условиях.
  Приведя себя в порядок, я первым делом позвонила мужу. Он вернулся из командировки и уже неделю как дома. Заранее предупрежденный дедушкой о том, где я буду, и что будет происходить, Тор не особо волновался. Переживал и скучал. Выслушав мой краткий пересказ, поздравил с успешным прохождением испытания. Закончив разговор заверениями в любви, попрощалась с мужем, так и не рассказав о своем увольнении. В сравнении с испытанием все произошедшее на работе показалось мелочным и пустым, не стоящим внимания и переживаний. Подумаешь, уволили. Да я себе в тысячу раз лучше работу найду.
  И вот тут-то я и вспомнила условие деда. ″Если через три недели ты не найдешь себе работу, ее для тебя найду я″. Так он тогда сказал. Но как же мне было искать работу, находясь в лесу?! Дедушка все заранее придумал? Каков хитрец!
  - ″Вы похожи. Так же суетитесь, пытаетесь что-то сделать, но все бессмысленно, результата никакого″, - отчего-то вспомнились слова одного противного Ворона, сравнившего меня с хомяком. Даже с его ехидными, высокомерными интонациями.
  Но что он имел тогда в виду? Мои усилия бесполезны? Мне никогда не избавиться от опеки семьи? Поступок деда это подтверждает, но... Да будь проклят тот день, когда я Ворона встретила! Ведь именно с того случая в автобусе меня преследуют неудачи. Да, моя жизнь и так наполнена мелкими неурядицами и несчастными случаями, но никогда, никогда еще не было глобальных проблем. Не было, вернее, до знакомства с Даниилом Аристарховичем. Увольнение. Это испытание, от моего участия в котором ранее мне почти удалось отговорить дедушку, а он вдруг передумал. Поиски новой работы. Точнее, мнимые поиски, потому как реальной возможности мне не предоставили. Теперь дед найдет новую, а, скорее всего, уже нашел. И мне придется согласиться.
  Хорошее настроение от успешного завершения испытания ушло, как будто его и не было. А стоило только вспомнить, какое событие ожидает впереди, так вообще захотелось спрятаться в норку и носа не показывать. Торжественный вечер в честь дня рождения Марии и Евдокии Витвицких. Тридцать лет. Магическое совершеннолетие. Изысканные угощения. Известные гости. Ни одного повода для радости. Единственное утешение - Тор будет рядом и в случае необходимости спасет от желающих уделить мне внимание и заполучить шанс привлечь благосклонность деда.
  Подготовкой к торжеству, к счастью, заниматься не пришлось. Обо всем позаботилась мама и нанятые ею организаторы. Мне оставалось только стоически вытерпеть, пока свой гонорар отработают визажист и парикмахер, пока горничная поможет одеться и, нацепив улыбку на лицо, спуститься в холл особняка, где меня ждал одетый в строгий черный костюм Тор, вместе с которым, собственно, мы должны были прибыть на место торжества. Кстати, родительница для сего мероприятия заказала зал одного из известных ресторанов города. Без шума и вездесущих репортеров не обошлось.
  Прибывающих гостей нам с Марией и родителями пришлось встречать у входа в зал. Лица и имена мелькали, надолго не задерживаясь в моей памяти. В этот раз мама превзошла себя - сто пятьдесят персон в списке приглашенных, из которых хорошо, если дюжина мне были знакомы. Зато все знали меня. И, конечно же, тот самый нюанс обо мне тоже знали. Некоторым не удавалось скрыть удивления, а друзья Марии еще и обливали презрением. Слава Пресветлой, молча.
  Среди гостей присутствовали и Аристарх с женой. Александра держала за руку одетую в пышное розовое платье шестилетнюю девочку, имени которой мне не называли. Наверное, дочь. Сына, за отсутствие которого Аристарх извинялся на вечере, сегодня тоже не было. Также я заметила Лиана де Тэмм. Единственный, кто среди мужской части гостей одет в светло-бежевый костюм. Лиан каким-то образом проскользнул в зал мимо нас с сестрой и неплохо проводит время в компании близнецов. Несмотря на суровые взгляды родительницы, Яромир растрепал узел галстука, а Пересвет, азартно что-то рассказывая, то и дело поддергивает рукава. По красноречивым взглядам, которые время от времени эта троица бросала в нашу сторону, нетрудно догадаться о теме их беседы. Кстати, Машка тоже натерпелась во время испытания. Без своей магической силы она в первое время была оглушена и дезориентирована. Потому и кричала тогда. Проснувшись в лесу и не ощущая магии, испугалась. Во многом ее постигли те же задания, что и меня. Голод, жажда, усталость. Падения, царапины, укусы назойливых насекомых. А однажды сестра натолкнулась на дикую свинью и несколько часов подряд бегала по лесу преследуемая рассерженным животным. Так что обсуждать де Тэмму и близнецам было что. И кто бы знал, как же я благодарила всех богов, что среди приглашенных не заметила одной весьма надоедливой птицы под именем Ворон, в последнее время как-то подозрительно часто появляющейся в моей жизни.
  Среди гостей, конечно же, присутствовал и мэр с женой. Были замечены и другие особы, играющие не последнюю роль в жизни нашего города: политики, знаменитые актеры и артисты. Но затмило остальных присутствие на нашем с Марией дне рождения Верховной Жрицы Храма Пресветлой богини. Мелания Каро очень редко посещает мирские собрания, почти все время находясь при Храме. Одетая в белые одежды, с покрытой головой и ритуальными татуировками на обеих щеках она резко выделяется среди других гостей, но никто не осмеливается глазеть в ее сторону. Жриц Пресветлой почитают, как саму богиню - Великую Мать, давшую начало всему живому.
  В последние двести лет религия магов все больше становится популярной и обретает все новых последователей. Нет, люди все так же продолжают верить в Единого бога: Иисуса Христа, Аллаха, Будду - но влияние так званной Старой религии, которая предполагает существование двух главных богов - Пресветлой богини и Темного бога - и малых божеств, особенно заметно среди молодежи. Храмы Пресветлой сто лет назад начали массово строить в каждом городе, а в деревнях - создавать капища. В отличие от богини, у Темного бога нет ни одного храма, по крайней мере, официально. Его относят к божествам Зла, хотя если внимательней изучить предания, то можно смело сделать вывод, что Темный бог есть суть Тьма. Первоначальный Хаос, в котором позже была рождена Пресветлая. И если богиню часто называют Матерью, то Темного можно наречь Отцом всего сущего. Кстати, в одной из легенд, которые мне пересказывал дедушка, говорится о том, что Темного бога убил Великий Маг. Помню, что я тогда еще расплакалась. Уж очень было жаль бога, которого сначала предали другие божества, а потом убил лучший друг, которого он сам же и наделил силой. Легенда говорит, что однажды Темный бог переродится, а вот что произойдет потом, не известно. Окончание легенды утеряно.
  Из раздумий на религиозную тематику меня вырвал Тор. Муж пришел спасти меня от ужасной участи. Время для встречи гостей окончено. Кто опоздал, сам подойдет, чтобы выказать нам с Машей свои поздравления. Наконец-то можно сойти с места, выпить бокал вина и размять одеревеневшие, успевшие отвыкнуть от каблуков ноги.
  Прохаживаясь среди гостей, время от времени присоединяясь к разговорам, я в конечном итоге оказалась в компании Лиана. Близнецы стремительно куда-то умчались, кажется, увидели знаменитого изобретателя современности. Тор отошел побеседовать с мэром. Мы с де Тэммом успели только обменяться приветственными улыбками, когда я застыла от неприятного ощущения, словно холодный ветерок по спине подул. Лиан тоже замер, но с вежливой улыбкой на лице, глядя куда-то мне за спину.
  - Здравствуй, Лиан, - проскрипел старческий голос, и в поле моего зрения появился мужчина.
  Коренастый, полностью седой. Когда-то красивое лицо испещрено глубокими морщинами, а блеклые глаза смотрят на окружающий мир с безразличием и тягостью прожитых годов. Этого мужчину можно назвать не просто старым. Древним. Даже страшно представить, что ему довелось увидеть и пережить.
  - Добрый вечер, мэтр Салливан, - почтительно поклонившись, произнес де Тэмм.
  Мне показалось, что его голос дрогнул, а в глазах промелькнуло что-то сильнее простого уважения.
  - Евдокия, - после минутного молчания, во время которого я подверглась тщательному осмотру блеклых глаз, произнес Лиан, - позволь представить тебе, Витольд Салливан. Государственный маг-универсал. Мэтр, это Евдокия Витвицкая.
  - Очень приятно, - выдавила из себя, хотя больше всего на свете мне хотелось убежать куда подальше. Пожалуй, в лесу было намного приятней.
  - Вы человек, - заявил Витольд, стирая с моих губ старательно выдавливаемую улыбку, а скрипучий голос резанул по нервам и отозвался дрожью в теле.
  В глазах старого мага на мгновение мелькнуло что-то похожее на жалость. Меня презирали. Меня игнорировали. Но никто и никогда еще не смотрел на меня с жалостью, лишь по той причине, что я - человек.
  Не проронив больше ни слова, Витольд Салливан резко развернулся и, опираясь на трость, ушел.
  - Евдокия, - встревожено позвал Лиан, взяв мою ладонь в руки. - Дуся. Можно я буду называть Вас Дусей? - Слабо кивнула ответ. Горло свело от вдруг нахлынувшей обиды, так что я не могла произнести ни слова. - Мэтр Салливан не собирался Вас оскорблять. Просто у него...
  - Евдокия! - из-за спины послышался громкий окрик сестры.
  ″Что ж они все сзади подбираются-то?″ - подумала, вздрогнув от неожиданности.
  - Евдокия, я хочу познакомить тебя со своим женихом, - уже ближе и не так громко заявила Мария.
  Слова сестры подействовали лучше любого отрезвляющего средства. Моментально забылась обида от замечания старого мага. Всю мою сущность затопило жгучее любопытство. Кто? Кто этот несчастный?
  - Да-да, Мария, - я участливо улыбнулась, обернувшись, да так и примерзла к полу.
  Маша в бело-сиреневом платье смотрелась сказочно. Утонченная, хрупкая статуэтка. Счастливый блеск в глазах и неувядающая улыбка только добавляли ей неотразимости. Впрочем, как и стоявший рядом с ней мужчина.
  - Евдокия, это Даниил Ворон, - лучась довольством, сообщила сестра. - Мой жених.
  Да вы издеваетесь?!
  
  
  Вторая глава "Агентство магических услуг" - "Колесо Фортуны"
  

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"