Малеваная Наталия Янтарная Бабочка: другие произведения.

7. Звезда (А М У - 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
  • Аннотация:
    в процессе... ЧЕРНОВИК! Не вычитано!
    ОБНОВЛЕНИЕ от 05. 04. 2021 выделено линией

  - Мария пропала, - пробормотала, оторопело глядя на погасший телефон. - Что? Не поняла.
  Я хорошо расслышала слова дедушки, но осознать их у меня никак не получалось. Моя сестра пропала. Как такое, вообще, возможно? В голове не укладывается. Универсальный маг, студентка выпускного курса Академии, дочь сильного знаменитого рода. И пропала? Родные не могут ее найти? Все это не просто так. С Машей случилось что-то плохое.
  Эта мысль, словно удар молнии, пронзила меня от макушки до пальцев на ногах. Тело буквально парализовало. Горло перехватило спазмом, перекрыв доступ воздуха.
  - Дыши, Дуся! - приказал Даня, резко остановив автомобиль. Обхватив лицо ладонями, он поймал мой взгляд. - Вдох, выдох. Давай вместе со мной. Вдох, выдох. Дыши. Вот так, умница. Дуся, слышишь меня? Все хорошо. С Марией все в порядке. Чего ты так испугалась? Она у меня дома. Вместе с мужем. Ей не плохо и не больно. Дуся, - произнес с улыбкой и поцеловал.
  - Дуся, ты слышала, что я сказал? - поинтересовался мужчина, отстранившись.
  -Да, - кивнула.
  "Вот это шоковая терапия!" - восхитилась. - "Раз. И я позабыла обо всем на свете, кроме его губ".
  - А поняла? - с ухмылкой спросил Даня.
  - Да-да. Маша. Дома. У тебя. С мужем, - с готовностью покивала. - Каким мужем?! - ошарашенно воскликнула, когда смысл слов дошел до моего сознания.
  - Спокойно, Дуся, - весело рассмеялся Даня. - Я сейчас все тебе расскажу, - пообещал и коротко поцеловал меня. В кончик носа.
  Пока я растерянно моргала и пыталась совладать с чувствами, маг вывел автомобиль на дорогу и мы продолжили путь.
  - Готова слушать? - поинтересовался он спустя пару минут.
  - Готова, - подтвердила и медленно выдохнула, прогоняя неуместные желания. Не время и не место.
  - Итак, все случилось в тот день, когда наемники Григория тебя похитили...
  Я слушала Даню и не верила. Такое ощущение, словно при просмотре низкобюджетной мелодрамы.
  Мария появилась на пороге квартиры Ворона в сопровождении Дмитрия Дымова, ее нового научного руководителя. Сестра сообщила, что их с Даниилом помолвка больше недействительна, потому что накануне они с Дмитрием совершили брачный обряд в Храме. Старшая жрица Пресветлой лично свидетельствовала перед богиней. Маша попросила об убежище на несколько дней, пока они не найдут для себя новое место жительства. Семья Дымовых выступила против отношений Дмитрия и Марии, а после сообщения о браке, мужчине отказали в поддержке, хотя и не исключили из рода. Дмитрию пришлось покинуть квартиру, в которой он жил, и отказаться от автомобиля, потому что они принадлежали его семье.
  Мне стало обидно. Наш род древний, известный и один из сильнейших, а Мария - завидная невеста: красивая, умная, талантливая. Но оказалось, что у Дымовых совсем другие планы на своего сына и даже то, что они получили в невестки универсального мага, не уменьшило их недовольство. Если мне не изменяет память, Дымовы с давних времен были противниками нашего рода: в Совете они никогда не поддерживали предложений дедушки, даже если знали, что их действия глупые и только вредят.
  Опасаясь гнева наших родных, Маша ушла из дома, оставив только короткую записку. Она решила переждать в укромном месте. Дедушка вспылит, разрушит что-нибудь, а потом обязательно успокоится и примет выбор внучки. Уехать же из города, бросив учебу и работу, пара не могла. И сестра нашла "гениальное" решение проблемы: попросить помощи у бывшего жениха - доброго, понимающего и отзывчивого человека.
  - И как ты... кхм, - запнулась, не зная, как деликатнее спросить. - Как ты отнесся к разрыву помолвки?
  - Нормально, - спокойно отозвался Даниил. - Мария мне нравится, но я рад, что все разрешилось, прежде, чем мы успели привязаться друг к другу. Я не люблю ее. К тому же, Маша беременна. Поздравляю, Дуся, через пять месяцев ты станешь тетей.
  - Чего?! - ошеломленно выдохнула.
  Всю оставшуюся дорогу я пыталась принять рассказанное мужчиной. Слишком внезапно все и много за столь короткий промежуток времени. Просто не верится.
  Чем ближе мы подъезжали к дому Дани, тем больше хмурилось небо. Только еще одной стихийной катастрофы нам не хватало. Когда мы въехали во двор обычного девятиэтажного здания, в котором находилась квартира мага, я сразу же отыскала своих родственников взглядом. И дедушка, и братья выглядели мрачными и сосредоточенными. Как только мы покинули салон автомобиля, мой старший родственник тут же направился к Даниилу.
  - Нам нужно поговорить, - сурово заявил он.
  - Не нужно, - возразил Даня.
  "Да, Ворон умеет он шокировать. Словно кувалдой по голове", - мысленно хмыкнула, радуясь тому, что не выгляжу так же глупо, как застывшие с растерянными лицами родные.
  - Не надо лишних слов, - предостерег возможные вопросы Даня и направился к подъезду. Замешкавшись всего на мгновение, я последовала за ним.
  - Что происходит? - расслышала я изумленный шепот сзади.
  Квартира Ворона находилась на последнем этаже. Услышав подобное, я с иронией покосилась на мужчину.
  "Ночевать ему негде? Соседи сверху затопили его квартиру? Паршивец!"
  В кабину лифта поместились только четверо. Близнецов дедушка отправил подниматься по лестнице. Кстати, довольно улыбающиеся братья оказались рядом с нужной нам квартирой раньше.
  От жилища универсального мага, сына Главы Совета, если честно, я ожидала совершенно иного: роскоши, вычурности или "шедевра" дизайнерской мысли. Хотя, по обустройству его рабочего кабинета в агентстве, я должна была догадаться. Квартира Ворона ничем особым не отличалась от моего жилья: современный ремонт и необходимый минимум мебели. Небольшой коридор с рядом дверей по правую сторону оканчивался арочным проемом, в котором виднелась часть единственной комнаты.
  - Вам туда, - Даниил указал на арку. - Стоять, - придержал меня за руку. - Тебе сюда, - и, открыв вторую по счету дверь, втолкнул меня внутрь.
  - Эй! - возмутилась, стукнув по деревянному полотну.
  - Чистые полотенца на полке, можешь воспользоваться халатом или сменной одеждой. Свои вещи сложи в корзину, я потом почищу заклинанием, - не обратив внимания на мой негодующий окрик, произнес мужчина.
  Только после его слов я обратила внимание на то, что оказалась в ванной комнате. Небольшое пространство было использовано с максимальной эффективностью: душевая кабина, стиральная машина, встроенный в стену узкий стеллаж. Уютно, хотя, по-моему, кафельную плитку можно было выбрать на тон светлее.
  Меня, конечно же, возмутило самоуправство мага, но мысленно я обрадовалась: освежиться не помешает.
  За дверью послышался тихий смешок.
  "Скройся!" - раздраженно приказала.
  Вдоволь наплескалась и поиграла с настройками душевой кабины (у меня дома менее функциональная техника). Посокрушавшись, что оставила в автомобиле сумку с вещами, я выбрала для себя футболку и шорты, обнаруженные на полке стеллажа, как и сказал маг.
  Даня ждал меня сразу же за дверью. И он снова не позволил мне увидеться с сестрой: взяв за руку, утянул на кухню.
  - Они еще разговаривают, - пояснил мужчина, усадив меня за накрытый стол. - Ешь, пока не остыло.
  И только взглянув на исходящую ароматным паром тарелку, я осознала насколько проголодалась. В животе заурчало. Благодарно кивнув, я незамедлительно приступила к трапезе.
  - Спасибо, вкусно, - вздохнула, откинувшись на спинку стула, и от наслаждения прикрыв глаза. Хорошо-то как.
  - Дуся, - позвал Даня спустя мгновение.
  - М-м? - лениво откликнулась, приоткрыв один глаз. Маг с серьезным выражением лица смотрел прямо на меня.
  - А что вы здесь делаете? - В кухню заглянули близнецы. Принюхались.
  - Дома есть будете, - ухмыльнувшись, разочаровал парней Ворон.
  - Фу-у, какой ты жадный, - плаксиво протянули братья и демонстративно обиделись.
  - Дуся, можешь идти к сестре, - сообщил Даниил. Он явно хотел сказать что-то другое, но Яромир и Пересвет ему помешали.
  В коридоре я встретила дедушку и Святозара. Оба пребывали в хорошем настроении. Кажется, все разрешилось наилучшим образом.
  - Мы подождем снаружи, - заявил дедушка. - Рад тебя видеть, Евдокия, - произнес он и, коротко обняв, поцеловал меня в лоб.
  Свят, проходя мимо, ласково улыбнулся и взъерошил мне волосы.
  Мария сидела на разложенном диване, а рядом суетился рыжеволосый мужчина: Дмитрий, время от времени поглядывая на сестру, собирал и складывал в чемодан вещи. Спортивное телосложение, светлая кожа, серые глаза, прямой нос, волевой подбородок.
  "Симпатичный", - подвела я мысленный итог мимолетного осмотра.
  - Мы будем жить в особняке, - пояснила Маша, встретив мой взгляд.
  - Ты как? - опустившись на диван рядом с ней, поинтересовалась я и прямо взглянула на такую знакомую и одновременно чужую мне сестру. Она так разительно изменилась за то время, пока мы не виделись. Больше не было высокомерной, холоднокровной, изысканно наряженной леди. Рядом со мной сидела обычная женщина. Счастливый блеск в глазах, теплая улыбка, затаившаяся в уголках губ. Это совершенно другая, незнакомая мне Мария. И она мне нравится.
  - Все в порядке, - прикоснувшись к моей руке, ответила сестра. Наклонившись, она прошептала: - Он хороший.
  - Я рада за тебя, - искренне призналась и обняла Машу. Она лишь на мгновение застыла в моих руках, а потом, вздохнув, обняла меня в ответ.
  Из квартиры Ворона я уходила последней. Задержалась, переодеваясь в очищенную магом одежду.
  - Дуся, - окликнул меня Даня, проводивший меня до двери.
  - А? - повернувшись, посмотрела на мужчину.
  - Поговорим завтра в агентстве, - сообщил он и, прижав к себе, прикоснулся к моим губам в мимолетном поцелуе. - До встречи, - и пока я не очнулась, выставил меня из квартиры.
  - Ты чего покраснела? - спросил Яромир, обнаружившийся на лестничной площадке прямо напротив двери.
  - Ничего, - проворчала.
  - Правда? - брат, с подозрением прищурившись, взглянул мне за спину, но ничего больше не сказал.
  - А давай, кто быстрее, - произнес Пересвет, удерживавший створки лифта открытыми. Взмахом руки он пригласил меня в кабину.
  Конечно же, близнецы оказались внизу быстрее (как только ноги не переломали?), зато у меня появилось время, чтобы совладать с эмоциями.
  Дедушку, Святозара и Марию с мужем забрал Павел Алексеевич. Дворецкий с самого начала ждал в автомобиле, припаркованном во дворе. Просто я его не заметила. Для меня и близнецов, которые должны проводить меня до квартиры, старший родственник вызвал такси.
  А дома меня ждал пакет с защитными амулетами и записка от дедушки с разъяснениями. Ну да, разве мага, лично зачаровывавшего мою жилплощадь, могла остановить запертая дверь?
  
  Утро началось непозволительно рано. Я не выспалась. Пока собиралась на работу, все валилось из рук. Решила выпить кофе, чтобы взбодриться, пролила на пол и едва не обожглась. Предстоящий разговор с Даниилом меня почему-то страшил. О чем он хочет поговорить? И он снова меня поцеловал.
  "Маша больше не его невеста. Он свободен", - мелькнула шальная мысль, заставив меня задержать дыхание.
  "Нет. Нет. Это ничего не значит. Это не значит, что я сию минуту должна броситься в его объятия", - одернула себя.
  И тут же меня ошарашила другая мысль. А вдруг Даня просто хочет разъяснить, что его поцелуи ничего не значат и что я - всего лишь мимолетное развлечение?
  "А я что, уже надеюсь на серьезные отношения?!" - изумилась.
  Совсем с ума сошла? Кто позволит обычному человеку связать свою жизнь с одаренным? Тор - маг из малоизвестного рода. Наш брак не привлек пристального внимания со стороны магического сообщества и не вызвал сильного негодования. А вот Даниил совсем другое дело. Универсальный маг, человек публичный. Скандал прогремит на весь мир. Оно мне надо?! Не зря же я никогда не хотела связываться с магами.
  Разумом-то я это понимаю, но вот глупое сердце...
  "А что я буду делать, если он не шутит? Если он серьезно? Все эти объятия, поцелуи..."
  Всю дорогу до агентства я изводила себя подобными мыслями, бросаясь из одной крайности в другую. Едва не пропустила нужную остановку. И даже тогда не прекратила мучить себя размышлениями. Настолько озадачилась, что не обратила внимания на плохо прикрытую язвительность Инги, у которой забирала скопившуюся корреспонденцию. Не отходя от стойки ресепшн, я принялась просматривать и сортировать письма. Поймала себя на том, что ищу повод, чтобы подольше не подниматься в башню и не встречаться с Вороном.
  "Шутки в сторону. Мне страшно".
  А Дани-то на рабочем месте и не оказалось. Зато на моем столе обнаружилось кое-что новое: перевязанная лентой коробка, с кокетливым бантиком на крышке и сложенный вдвое лист бумаги. Имя, указанное на послании, не позволило усомниться в личности адресата. Прежде всего, я схватила записку. Магический барьер, который, оказывается, оберегал оба предмета от чужого посягательства, с хлопком рассеялся. Даню срочно вызвали в Совет магов. Он будет отсутствовать дней десять, в худшем случае - пятнадцать. Мне велено работать, ни о чем не беспокоиться и беречь себя. Нам так и не удалось узнать, кто заказал мое похищение, поэтому мужчина требовал, чтобы я никуда не ходила без сопровождения. А еще мне настоятельно рекомендовалось скучать в разлуке.
  Я очень хорошо представила, каким озорством лучилось лицо Ворона, когда он это писал. На душе стало так тепло...
  "Влюбилась. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит".
  В качестве извинения за свой внезапный отъезд Даня преподносит мне подарок.
  - Это девочка. Дай ей имя, - прочитала приписку и перевела заинтересованный взгляд на увенчанную бантом коробку.
  Внутри прятался небольшой вазон с растением. Высотой не больше десяти сантиметров, пара узких листиков и цветок с семью разноцветными лепестками на тонком стебле. Как только я достала горшочек из коробки, кроха встрепенулась, качнула цветком и издала тихий переливчатый звон.
  - Цветик, - тут же поименовала маленькую прелесть, не прекращая глупо улыбаться. Это очень приятно - получить подарок от Дани.
  Цветик заняла почетное место между гиацерой и тигровыми фиалками, радуя глаза ярко-розовыми листиками, в тон моим эмоциям.
  
  Даниил отсутствовал уже пятый день. И я действительно по нему скучала. Сильно. А еще меня снедало беспокойство. Все ли с ним в порядке? Он в безопасности? Телефон отключен, это настораживает, но тревожить родных мага я не осмелилась.
  Меня немного развлекала Цветик. Как выяснилось, она хорошо обучалась и, единожды услышав мелодию, легко ее воспроизводила. Но этого было мало. Чтобы хоть как-то отвлечься, я на каждую свободную минуту старалась находить себе занятие. Обошла отделы агентства, узнала, чем именно они занимаются. Перезнакомилась со всеми работниками. Но моим предложением помощи, если понадобится, мало, кто пользовался. Немного поработала в магазине, ассистировала Агнешке, пару раз помогла Роману и на несколько часов подменила Ингу. Камышева сломала зуб об орешек, когда лакомилась шоколадом, преподнесенным поклонником, который не терял надежды на взаимность. Я даже успела огорчиться из-за того, что работники, благодаря изобретению Яромира и Пересвета, перевоспитались и стали намного аккуратнее в работе с документами.
  Покинув агентство, я неизменно отправлялась в особняк. За все прожитые годы мы с сестрой столько не разговаривали, сколько за последнее время. Я ближе познакомилась с Дмитрием, убедилась, что он действительно хороший и очень любит Марию. Мужчина подал прошение на исключение из рода, чтобы избавить себя и своих будущих детей от влияния семьи Дымовых. Таким образом, у рода Витвицких появился новый сын.
  А еще от скуки меня успешно спасали близнецы и их эксперименты. Братья, так и не вернувшие себе прежний цвет волос ("Ты не понимаешь, это же круто!"), серьезно вознамерились превратить Максимилиана обратно в человека. Им удалось разгадать структуру заклинания, использованного ведьмой, и даже повторить его. Опыты парни проводили на крысах, собственноручно отловленных на помойке, заявив, что белых лабораторных мышек слишком жаль. Когда все получилось, восторженные крики близнецов было слышно, наверное, на много километров вокруг. Правда, лабораторию придется долго восстанавливать. Но, несмотря на свой гнев, дедушка оформил законные права Яра и Света на их научное открытие, пока "эти два балабола" ни с кем больше не поделились информацией. Ведь парням удалось обнаружить неизвестное современному магическому сообществу заклинание-хамелеон - с фиксированной основой и постоянно меняющимися внешними слоями. Но пока что братьям не удалось изобрести заклинание, которое отменило бы наложенные на Макса чары. Так что теперь в подвале особняка ютится не меньше десятка ворон, рожденных крысами.
  Сегодняшний день отличался от остальных тем, что отвлечься на работу не было повода. Еще утром я позвонила и написала клиентам, желающим встретиться с Даниилом, и извинилась от имени мага. Мне даже поговорить было не с кем. Инга, коротавшая время за просмотром глянцевых журналов, в качестве собеседника мне не подходила. Максимилиан куда-то улетел по своим делам. Оказывается, ворон не сидит постоянно в агентстве. Все остальные заняты работой и у меня нет права им мешать. Конечно, изредка ко мне заходили сотрудники, но не ради праздного интереса, поэтому надолго не задерживались.
  После обеда от Святозара пришло странное голосовое сообщение:
  - Веснушка, мне не нравится, что ты уедешь на целый месяц. Арина заверила, что позаботится о твоей безопасности, но все равно будь осторожней. Несколько дней я буду вне зоны доступа сети. Уехал по работе. Хорошего вам отдыха, девчонки. Повеселитесь.
   Я три раза прослушала это сообщение, но так и не смогла понять, о каком отъезде упомянул старший брат. Он что-то напутал? Я никуда не собираюсь уезжать. И при чем здесь, вообще, Арина? Набрала номер подруги, мысленно отметив, что в последнее время от друзей не было никаких новостей. Послушала череду гудков. И во второй раз Арина не ответила. Следом я отыскала номер Дениса и нажала кнопку вызова.
  - Алло, - отозвался друг, на заднем фоне послышался детский плач.
  - Денис, привет! - произнесла быстро, чтобы не отнимать у него много времени. - Ты знаешь, что с Ариной? Она не отвечает на звонок.
  - С Ариной все в порядке, - пробормотал Денис. - А Вы кто?
  - Э-э, - растерянно протянула, едва не выронив мобильный. - Денис, ты не узнал, что ли? Это же я, Евдокия. Витвицкая.
  - Какая Евдокия? Извините, но у меня нет знакомых с таким именем, - заявил друг и прервал связь.
  - Что? Подожди, - сказала в уже замолчавший телефон. - Что происходит?
  Позже я еще несколько раз пыталась дозвониться до Арины, но подруга не отвечала и не перезванивала. Снова поговорить с Денисом не пыталась, решив лично наведаться к нему домой после работы. Я старалась не переживать, мысленно убеждая себя в том, что это просто стечение нелепых обстоятельств и, когда все прояснится, мы еще посмеемся вместе.
  Мне хотелось уйти сейчас же, но без сопровождения покинуть агентство я не могла. Дедушка истребовал с меня дополнительную клятву, пообещав, что наказание за непослушание мне не понравится.
  За полчаса до окончания рабочего времени в приемную поднялся Лиан. Блондин, как всегда, лучился жизнелюбием и много болтал. Хитро ухмыльнувшись, он мимоходом поинтересовался, откуда у меня появилась новая разработка магов-природников, ведь ее еще нет в продаже. И тут же перевел разговор на другую тему. Поведал, что только что вернулся от клиента, который пожелал устроить на заднем дворе своего дома настоящие джунгли. Де Тэмм не спрашивал для чего это нужно, но заказ выполнил. И снова сменил тему. Слово за слово и я сама не заметила, как рассказала мужчине о странном поведении друга. Лиан предложил подвезти меня сначала к Денису, а после - домой. Обрадовавшись, я позвонила близнецам и пояснила, что сегодня они спокойно могут заниматься своими делами и не отвлекаться на сопровождение моего драгоценного тела.
  - Едем? - поинтересовался де Тэмм, когда я наконец-то убедила братьев, что с Лианом буду в безопасности.
  - Едем, - согласилась, улыбнувшись. Окинула взглядом рабочее место, проверяя, и взяла сумку.
  Машина мага полностью соответствовала его сущности друида, заботящегося об окружающей среде: электромобиль передвигался плавно и бесшумно. Мне пришлось несколько раз объяснить блондину, где находится дом Дениса, потому что Лиан редко бывал в том районе города.
  - Нужно было повернуть направо, - спохватилась я, заметив, что мы проехали перекресток.
  - Прости меня, Дуся, - с трудом, словно выдавливая каждое слово, произнес мужчина.
  - Да, ничего, - пробормотала, удивившись реакции де Тэмма. - На следующем перекресте свернем.
  - Прости, - повторил Лиан. Татуировка на его руке засветилась, оттуда выпрыгнула Рикси и зависла перед моим лицом.
  - Привет, - улыбнулась я крохе.
  В ответ пикси брызнула мне в лицо кисло-сладким порошком. Сначала у меня помутилось в глазах, следом - перехватило дыхание и зазвенело в ушах. Но сознание я не потеряла, хотя судя по ощущениям, находилась на грани. Я просто перестала чувствовать и контролировать собственное тело. Только и способна была, что моргать и спокойно наблюдать за происходящим. Лучше бы усыпили, лишив меня возможности думать и строить догадки.
  Меня похищают? Просто невероятно. Кому-то снова понадобилось потребовать что-то от Даниила? Или у моей семьи? Или же Лиан в сговоре с тем самым "Вэ"? Хотя, нет, в последнее слабо верится. Блондин не создает впечатления подлеца и злодея. Да и на безумца-мага, содействовавшего зверским экспериментам Ивана Гардта, он не похож. Впрочем, сейчас я все равно не могу ничего изменить, поэтому остается ждать, пока все само собой не прояснится.
  Лиан целенаправленно вел автомобиль в сторону восточного выезда из города. Ехали мы долго. Уже давно стемнело. Я окончательно потерялась в направлении. Примерно через два часа после того, как мы съехали с основной дороги, де Тэмм остановил машину. В свете фар мне удалось рассмотреть ряд полуразрушенных домов, покосившиеся и поваленные заборы, заросшие кустами и травой дворы. Лиан выскочил из салона автомобиля, оставив меня в компании сидевшей на приборной панели пикси. Низко склонив голову, кроха теребила подол своего платья. Перестав косить глаза на демонстрирующую свое раскаяние Рикси, я обратила взор на де Тэмма. Мужчина метался туда-сюда перед машиной, размахивал руками и шевелил губами, словно с кем-то разговаривал, но ни одного слова он так и не произнес.
  Внезапно друид соляным столбом застыл на месте. К нам приближался автомобиль: сначала я увидела свет фар, а потом услышала и рокот мотора. Новоприбывший выбрался из машины, но остановился так, что у меня не получалось рассмотреть его лицо. Я смогла оценить только рост мужчины и его телосложение, но они мне ни о чем не говорили.
  - Мэтр, - поприветствовал незнакомца Лиан.
  "Маг!" - мысленно вскрикнула.
  - Я передумал, - решительно заявил де Тэмм.
  Друид принялся уговаривать собеседника остановиться, не совершать ошибку и, пока не поздно, отпустить меня.
  - Я не буду в этом участвовать, - сообщил блондин.
  - Поздно, мой мальчик, - проскрипел мужчина - мне едва удалось расслышать его голос.
  В следующее мгновение Лиан рухнул на землю, словно марионетка, у которой обрезали все нити. В тот же момент Рикси, издав болезненно-жалобный протяжный писк, с тихим хлопком исчезла, оставив после себя кучку зеленой пыли.
  "Магические конструкты гибнут только после смерти хозяина, к которому их привязывают в процессе создания", - вспомнились мне строчки из учебника.
  Это означало только одно: Лиан де Тэмм мертв. Меня это настолько шокировало, что я не испугалась, когда мэтр подошел и, открыв дверь автомобиля, оказался со мной лицом к лицу.
  - Здравствуй, дитя, - ласково произнес он и, улыбнувшись, погладил меня по щеке. - Все будет хорошо.
  Увидев этого мужчину однажды, его больше не забудешь никогда. Государственный маг-универсал. Витольд Салливан.
  Что происходит? Почему он здесь?
  Стоп!
  Это по его приказу Лиан меня похитил? Зачем я универсальному магу?
  Не то!
  Как мог универсальный маг на государственной службе убить другого мага?
  Нет!
  Салливан. Витольд. Маг. Сильный, старый маг. Опасный. Витольд-Маг...
  Неужели?
  "Вэ!"
  После нашей первой встречи, да и после второй, я не интересовалась личностью Салливана. Мне просто хотелось поскорее забыть о знакомстве с неприятным мужчиной, который смотрел на меня с жалостью. Но сейчас под влиянием стресса, наверное, я вспомнила о нем многое, что когда-либо слышала или читала в книгах по истории магических родов.
  Витольд Салливан один из трех старейших магов мира. Родился более пяти веков назад в окрестностях Дрездена, в семье потомственного мага. Проходили столетия, менялись князья, герцоги, императоры и короли, но род Салливан верой и правдой служил стране, в которой родился и жил. Витольд не предал заветов предков: поддерживал порядок и действовал во благо земель и народа. За спасение жизни курфюрста при осаде Дрездена был награжден титулом безземельного барона. В сто шестьдесят три года мужчине предложили место в Совете магов, во время формирования нового состава. Еще через двадцать лет Витольда хотели назначить Главой, но он отказался, заявив, что привык работать "на земле", а не заниматься бумагами и решать административные вопросы. При содействии Салливана сделано много научных и магических открытий. Он является автором более двух десятков изобретений, соавтором трех учебников по магии для школьников и автором одного - для студентов Академии и нескольких методичек.
  А еще с именем мага связана весьма нашумевшая в свое время история. Витольд, последний сын своего рода, влюбился в младшую дочь маркграфа, которую встретил во дворце. Несмотря на благородное происхождение девушки, сообщество магов осуждало этот союз, потому что Эльза все же была обычным человеком. Эмоциональная привязка Салливана произошла мгновенно, поэтому никто не посмел разлучить пару.
  Эльза умерла в тридцать два года после продолжительной болезни. Витольд не сошел с ума, как многие опасались. Похоронив жену, мужчина заперся в собственном доме, игнорируя многочисленные приглашения друзей, коллег-магов и даже правителей. В отшельничестве Салливан провел несколько десятилетий, а потом вернулся к прежней жизни, словно ничего не произошло. Двести лет назад маг поселился на побережье Черного моря и начал преподавать в Академии. Тогда же мужчина занял должность универсального мага округа.
  - Я так долго ждал нашей встречи, - произнес Витольд, возвращая меня в реальность. - Спи, - приказал он. Мой мир тут же погрузился во тьму - я даже моргнуть не успела.
  
  Очнулась. Что уже само по себе хорошо. Действие парализующего порошка прошло, но в движениях я все равно была ограничена: широкие ремни прижимали меня к высокому металлическому столу. Несколько секунд я созерцала далекий каменный потолок, прислушиваясь к окружающему пространству. И только убедившись, что рядом никого нет, насколько могла, приподняла голову и огляделась. Просторное помещение без окон и с проемами вместо дверей. Стеллажи и столы, заставленные разнообразными емкостями и приборами неясного назначения. Что-то булькало, кипело, испарялось. В воздухе ощущался стойкий запах трав и чего-то химического. Слева, в двух метрах от меня, располагался исписанный рунами алтарь. Однажды мне уже посчастливилось полежать на таком.
  "Лаборатория безумного мага", - мысленно подытожила я, внутренне холодея от страха.
  Я не глупая. И не бесполезный, суетливый комок меха, как некоторые думают. Свою должность начальника аналитического отдела я получила не за красивые глазки. Я умею сопоставлять факты и делать выводы.
  После смерти жены Салливан не сошел с ума, но в его мозгу явно что-то изменилось: сместились приоритеты и ценности. Возможно, что мужчина и ранее совершал ужасающие поступки, но нам известны только последние. И причины их свершения становятся мне немного понятными. Деятельностью Гардта Витольд заинтересовался, потому что Иван Филиппович стремился наделить обычного человека магией. Вместе с силой тот получил бы и здоровье, и долголетие. Но Салливан не просто заинтересовался, он старательно подогревал азарт ученого, чтобы тот не забросил дело после первой же неудачи, а пробовал снова и снова. А еще, судя по письмам, маг проводил собственные эксперименты. Страшно представить, сколько безвинных было принесено в жертву.
  Александра Васильева мужчина использовал, чтобы парень перевел ему древние тексты. А, собственно, Книгу Жизни он украл, потому что в ней якобы сокрыт секрет воскрешения мертвых. Эксперименты Гардта, как известно, дали результат, вот только подопытные не выдерживали
   полученной силы и погибали. Наверное, воскрешение мужчине именно для этого и понадобилось, а возможно - и нет. Точный ответ хранится в голове мага, а туда мне заглядывать не хочется. И ведь у Витольда кое-что получилось. Рядом с поместьем Воробушкина однажды ожили умершие животные, а на месте проведения ритуала были найдены полусожженные листы, вырванные из Книги.
  Я даже понимаю, почему Салливан заинтересовался мной. Я же такая диковинка: человек, рожденный в семье магов. Не то, чтобы редкость, но мне не посчастливилось попасться старому магу на глаза. Отсюда и непонравившаяся мне жалость в его взгляде: он сравнил меня со своей женой. И попытка меня похитить, благодаря Тору - неудачная.
  И что? Зачем ему я? Неужели мужчина не понимает, что родные полмира сотрут в порошок, если с моей головы упадет хоть один волосок? Да и Ворон, думаю, не останется в стороне.
  Но главное, что меня ждет?
  Он решил и меня спасти от горькой участи "быть человеком"?
  Я не хочу. Мне и так все нравится.
  Сердце трепыхнулось в груди. А-а! Мне плохо. Нечем дышать. Помогите. Я хочу домой.
  "Даня, скорее спаси меня!"
  В последний раз, похищая, мне испортили все амулеты, в том числе и отслеживающий мое местонахождение, но Даниилу удалось меня найти. Да, он устроил небольшое стихийное бедствие, но никто серьезно не пострадал. Я согласна даже на большой ураган, цунами или землетрясение, лишь бы он меня спас. И желательно до того момента, как я узнаю, что именно со мной собирается сделать Витольд. И тогда я. уже не стесняясь, повисну на шее любимого мага и расцелую его. И пусть весь мир с его правилами поведения, нормами приличия и мнением окружающих катится к Темному богу.
  Ужасающие картины возможного будущего, которые одну за другой щедро продемонстрировало мое воображение, исчезли в один миг, как только до моего слуха донесся звук голоса Салливана. Слов не разобрать, потому что говоривший находился слишком далеко, но он приближался. Так что у меня нет времени на панику. Нужно собраться, сосредоточиться и воспользоваться малейшим шансом на свободу.
  - Ано, я же говорил, что девочку нужно разместить в спальне, - недовольно произнес Витольд и через несколько секунд мужчина показался в одном из дверных проемов.
  Начищенные до зеркального блеска туфли, темно-серые брюки, жилет, белая рубашка и шелковый шейный платок. Вот просто примерный, благообразный, умудренный сединами мужчина. Позади мага шагал... шагало существо. Внешность, движения, одежда: человек человеком. Вот только отливающая металлическим блеском кожа и ничего не выражающий взгляд указывали на то, что это создание не имеет никакого отношения к роду людскому. Голем. Знания по созданию искусственного человека относятся к запретной магии. Даже не так. Эти знания целенаправленно начали уничтожать еще более восьми веков назад, объявив, что существование голема оскорбляет саму суть жизни и нарушает законы мироздания.
  - Ты уже проснулась, дитя, - ласково произнес Салливан, приблизившись. Я отвлеклась от разглядывания голема и сосредоточилась на маге.
  'Успокойся', - мысленно приказала себе.
  Главное, не показывать мужчине свой страх. Не помню где, но я читала, что с сумасшедшими нужно общаться доброжелательно и ни в чем им не перечить. Поэтому я кивнула и постаралась растянуть губы в улыбке.
  - Не обижайся. Мне давно нужно было обновить заклинание. Несмотря на свою полезность, Ано немного глуповат. Ты голодная? Ужин уже готов. - Продолжая болтать, мужчина освободил меня от ремней и помог сесть. - Покушаем и я покажу твою комнату. Надеюсь, что тебе понравится ужин. Давно я не готовил для кого-то, но, кажется, неплохо получилось. Идем-идем, дитя.
  Стараясь сохранять спокойствие, я приняла предложенную руку и позволила магу себя увести. Я честно пыталась запомнить хитросплетения коридоров и количество поворотов, но запуталась уже на втором десятке. Похоже, что это такой же лабиринт, как в подземельях 'Феникса'.
  Очередной полутемный коридор привел нас в небольшую кухню, оборудованную современной техникой. Не задерживаясь, Салливан утянул меня к белой, двустворчатой двери. И вот тогда мы оказались в ярко освещенной столовой. Прямоугольный стол, ряды стульев с высокими спинками, деревянные панели на стенах, лепнина на потолке и трехъярусная хрустальная люстра. Изысканно и богато - как раз в стиле жилья аристократа.
  Ужин подавал голем, до этого неотступно следовавший за нами. За стол Витольд усадил меня рядом с собой, по правую руку, словно дорогого гостя. Из-за постоянного эмоционального напряжения - самоконтроль давался мне с трудом - я совсем не ощущала вкуса еды. Просто механически жевала и глотала, понимая, что пища это энергия, а силы мне понадобятся. Смиренно ждать спасения я не собиралась. Еще неизвестно, когда за мной придут. Витольд сильный опытный маг. Не думаю, что он не позаботился о защите своего логова. Лишь бы не опоздали.
  Весь ужин прошел в молчании, за что, признаюсь, я была благодарна. Не представляю, о чем можно говорить с Салливаном. К тому же, каждые пару минут меня одолевало желание жалобно захныкать и попросить мужчину отпустить меня домой. Приходилось сдерживать этот глупый порыв. Какой нормальный похититель согласится так просто отпустить свою жертву? Но я сильная, все выдержу. Тем более что цель мага мне так и непонятна. Он не набрасывается на меня, не тащит на алтарь, обращается вежливо и доброжелательно. Но, подозреваю, если я открыто выкажу неповиновение, то Салливан меня или свяжет, или воспользуется магией подчинения, или закроет, например, в клетке. Вариантов много и мне не хочется проверять, какой из них выберет мужчина.
  После ужина Витольд, как и обещал, отвел меня в спальню. Низкая кровать, занимающая третью часть комнаты, шкаф с зеркальными дверками, пушистый ковер, настенные светильники, испускающие мягкий, приятный свет и тяжелые шторы, прикрывающие фальшивое окно. И все это окрашено в нежные сиреневые тона. За неприметной на первый взгляд дверью пряталась просторная ванная комната. Пока я оглядывалась, Салливан ушел. Вот так взял, и ушел, пожелав мне спокойной ночи и хороших снов. Он даже дверь за собой не запер. И Ано не оставил сторожить в коридоре. Я проверяла. Значит, маг уверен, что я никуда не денусь.
  На постели обнаружилась упаковка с пижамой.
  'Мой размер', - подытожила, изучив информацию на этикетке.
  Кстати, шкаф тоже не пустовал. Одежда, несколько пар домашней обуви и белье. Все новое и подходит мне по размеру. Витольд основательно подготовился к моему похищению. И судя по этой подготовке, мне предстоит прожить здесь очень долго. Значит ли это, что маг не будет проводить на мне опыты?
  Первое время я еще настороженно прислушивалась, но в коридоре за дверью царила тишина. Вскоре освещение в комнате сменилось, погрузив помещение в уютный полумрак. Мне ясно дали понять, что пора ложиться спать. Нормально поспать сегодня я не надеялась: эмоциональное напряжение не способствовало спокойному сну или отсутствию кошмаров. Но в пижаму я все же переоделась и даже забралась под одеяло. Как только голова коснулась подушки, мое сознание заволокло тьмой.
  "Магия", - было моей последней мыслью.
  
  Череда последовавших дней слилась для меня в поток однообразных событий. Каждое утро я страшилась очнуться в лаборатории на операционном столе или алтаре, но неизменно просыпалась в спальне. Меня будил Ано. Оказалось, что он способен разговаривать, если так можно назвать два десятка фраз, заложенных в голема заклинанием. Ано сообщал, что завтрак ожидается через час, и оставлял меня в одиночестве. Салливан, каждый раз наряжавшийся, словно на торжественный прием, никогда не садился за стол без меня. После завтрака маг уходил, пропадая где-то до вечера, а мне предлагалось развлекать себя самой. В моем распоряжении находилась обширная библиотека, музыкальная комната и мастерская, в которой я могла заниматься всем, чем пожелаю: от рисования и лепки до вышивки и макраме. Если я успевала проголодаться, то могла приготовить обед. А вот ужины Витольд еще ни разу не пропустил. Вечера мы проводили вместе, за беседой, сидя в гостиной перед камином, в котором пылал магический огонь.
  Прошло два дня прежде, чем я решилась исследовать доступные мне коридоры и помещения. Единственный выход из жилых комнат перекрывал магический барьер, который, естественно, мне не удалось преодолеть. Пусть Салливан и обращается со мной, как с любимой внучкой, все же я - пленница. И с этой ролью я кое-как свыклась. Меня тревожило другое. Почему меня так долго ищут? Уже минуло столько времени, а ни Даня, ни мои родные так и не появились. Яромир и Пересвет, придя утром следующего дня, чтобы сопроводить меня на работу, должны обнаружить, что их сестры-то дома нет. Сначала они сами попробуют меня найти, потом - обратятся к дедушке, а он в свою очередь, не добившись результата, поднимет весь Совет. Но что происходит? Они не собираются меня спасать? Они забыли обо мне? Неужели Салливан стер им память, так же, как и Тору? Голова едва не разрывалась от разнообразных мыслей и догадок. Мне оставалось только надеяться и ждать.
  Сегодняшний вечер отличался от остальных. Вместо гостиной Витольд привел меня в комнату, дверь в которую всегда была заперта. Пока я осматривала помещение, мужчина уселся за массивный деревянный стол, а голем принес чай и сладости. Кстати, в комнате (думаю, это все же кабинет) другой мебели, кроме стола и двух кресел, не было. Ничто не отвлекало внимания от двухметрового ростового портрета в тяжелой золоченой раме, занимавшего почти всю стену. На полотне была изображена невысокая, стройная девушка в синем платье. Она стояла посреди поля, держала в руках венок из цветов и глядела прямо на нас. Белые волосы крупными локонами обрамляют миловидное лицо, в уголках пухлых губ прячется улыбка, а голубые глаза лучатся счастьем.
  - Это моя Эльза, - нарушив тишину, с нескрываемой гордостью произнес Салливан. - Портрет написан сразу же после нашей свадьбы. Элли не нравилось часами позировать художнику, но я настоял. Красавица, правда? Даже болезни не удалось этого у нее отнять. Я полюбил ее с первого взгляда. В нее было невозможно не влюбиться. В тот момент, когда она согласилась связать свою жизнь с моей, я стал счастливейшим мужчиной в мире.
  Витольд замолчал, устремив затуманенный взгляд вдаль: он явно находился в плену воспоминаний. Я решила не мешать мужчине и тихо присела в кресло.
  - Мы планировали взять малыша из детского приюта, - встрепенулся маг через минуту. - Не успели. В тот год по стране пронеслась лихорадка. Смертность среди обычных людей исчислялась несколькими сотнями в день. Погребальные костры не угасали. Представь, дитя, мы - всесильные маги - свергавшие горы и укрощавшие бури, не смогли совладать с какой-то хворью. Элли долго болела. Мне тогда едва удалось уберечь ее от смерти. Но болезнь пустила глубокие корни в теле Эльзы и только на некоторое время затаилась. Я предлагал Совету воспользоваться заклинаниями из Книги Жизни, но меня назвали глупцом и запретили даже думать об этом. Я был вынужден наблюдать за тем, как мучительно угасает моя любимая.
  И снова долгая пауза. Только в этот раз руки мужчины, до этого расслаблено лежавшие на столешнице, сжались в кулаки. Сколько бы лет ни прошло, он все так же страдает.
  - Чаю? - предложил Салливан и, не дожидаясь моего ответа, разлил напиток по чашкам. По комнате поплыл нежный, пряный запах мяты.
  Благодарно кивнув, я пригубила ароматную жидкость. По языку растекся приятный холодок.
  - Ты так похожа на Эльзу, дитя, - внезапно заявил Витольд.
  Я бросила быстрый взгляд на портрет. Правда, что ли? Ничего общего.
  - Нет-нет, не внешностью, милая, - усмехнулся Салливан. - Внутренним огнем. Элли тоже была целеустремленной, упорной и независимой. Она не страшилась трудностей, была доброй и отзывчивой. Такой прекрасный, но хрупкий человечек. Вы, люди, очень хрупкие. Почему?! Почему только у магов иммунитет к болезням? Почему только магам даровано долголетие? Почему такая несправедливость? Почему? Кто это решает? Но я все исправлю. Я спасу тебя, дитя.
  - Ч-что? - спросила, едва ворочая языком.
  Внезапно навалилась странная усталость. Сердце ускорило ритм и в глазах замелькали черные точки. Слова мужчины доносились, словно откуда-то издалека. У меня все труднее получалось на чем-то удерживать внимание. Паника захлестнула меня с головой. Я вскочила, в глупой попытке убежать, но тут же рухнула в кресло обратно: ноги не держали. Последнее, что я запомнила, была улыбка на морщинистом лице Витольда.
  
  Проснулась я от того, что замерзла. От холода тело сотрясала крупная дрожь, перехватывало дыхание, а зубы выбивали дробь. Я не сразу поняла, где нахожусь и почему не могу двигаться. Хватило нескольких секунд, пока я глядела на знакомый потолок. Меня снова привязали ремнями к столу в лаборатории, только в этот раз раздели донага. Не удивилась, если честно: я хорошо помнила, что произошло, и не заблуждалась в том, что случится дальше. Страха не было. Я почему-то больше не боялась.
  - Очнулась? - поинтересовался Салливан, склонившись над столом. - Хорошо. Первый этап пройден. Продолжим, - изучающе оглядев меня, он удовлетворенно кивнул. - Я пытался сделать так, чтобы ты не почувствовала боли, но использовать магию или обезболивающие препараты нельзя. Прости, дитя, тебе придется потерпеть.
  Продолжая говорить, мужчина суетился вокруг стола. Шуршание. Скрежет. Звякнуло что-то металлическое. Раздался звон стекла. Помещение наполнил запах трав, прелой листвы и квашеной капусты. Витольд придвинул штатив для капельницы и подвесил на крюк пакет, наполненный прозрачной жидкостью. Когда игла проткнула кожу на изгибе локтя, я не ощутила. Но инстинктивно дернулась, увидев, что маг навис над моей рукой. И тогда поняла, что не могу двигаться, только моргать и шевелить губами, при этом не издавая ни одного звука. Тело не подчинялось моей воле.
  - Вот так, - произнес Салливан, подкрутив колесико регулятора, чтобы падение каждой капли совпадало с одним ударом моего сердца.
  Вскоре по телу начало расползаться приятное тепло. Я согрелась и, наконец-то, смогла вздохнуть свободно. Обещанной магом боли не было и я даже ненадолго задремала. Мне снилось, что я лежу на песчаном берегу. Солнечные лучи ласкают кожу. Где-то вдалеке шумит море. Хорошо-то как! Правда, легкий бриз не был бы лишним: уж слишком сильно солнце стало припекать. После неудачной попытки перебраться в тень я и проснулась. Не было никакого пляжа и шелеста волн. Вместо моря шумела кровь в моих ушах, а жар являлся результатом вливания неизвестного препарата. И с каждой секундой мне становилось все жарче. Ощущение такое, словно меня засунули в духовку, разогретую до двухсот градусов. Еще немного и кожа покроется коркой, потрескается и расползется, обнажая кости. Когда терпеть уже не было сил, я замычала, мысленно требуя, чтобы мужчина прекратил свой безумный эксперимент. Он - универсальный маг, он должен меня услышать. Через мгновение требования превратились в мольбу.
  - Все будет хорошо. Боль пройдет. Потерпи, милая, - заявил Салливан, погладив меня по голове. Показалось, что от прикосновения мужчины кожу пронзили тысячи иголок, причинив мне дополнительную боль. К моим просьбам Витольд остался глух, он просто ушел.
  'Кто-нибудь! Помогите! Прошу!'
  Время тянулось словно патока: каждая секунда длиною в час. Боль становилась все сильнее. Тело сотрясали судороги, одна за другой. Во рту появился металлический привкус. Кажется, я прокусила и губу, и язык. Воздух приходилось буквально проталкивать в легкие. Глаза нещадно слезились, под веками вспыхивали яркие пятна. А сердце, несмотря на все происходящее, продолжало стучать ровно и размеренно. И от этого было еще труднее.
  Когда спасительная тьма, наконец-то, поглотила мое сознание, я была рада ей, как долгожданной гостье.
  
  В следующий раз я очнулась ненадолго, всего на несколько минут. Мысли путались, сосредоточиться на чем-то одном не получалось, но оценить свое состояние мне удалось. Боли больше нет. Тепло. Уютно. Спокойно. Тихо.
  'Слишком тихо', - вспыхнула тревожная мысль.
  С огромным трудом мне все же удалось ненадолго остановить взгляд, постоянно норовящий куда-то ускользнуть. Каменный потолок лаборатории, под которым кружат яркие магические огни. Пустой штатив для капельницы. Салливан. Маг зачем-то обрядился в одноразовый хирургический халат, шапочку, медицинскую маску и защитные очки.
  'Почему он так одет?' - озадачилась.
  В этот момент на грудь мужчины брызнула струя ярко-красной крови. Сознание тут же, как по щелчку, выключилось.
  Дальнейшие прояснения сознания были слишком короткими и смутными, чтобы запомниться чем-то, кроме пары моментов. Несколько раз меня усыплял Витольд. И тогда вместо уютной тьмы я увязала в кошмаре. Мне снилось, что я блуждаю полутемными коридорами. Не знаю куда иду, зачем и откуда пришла. Я просто двигалась вперед, механически переставляя ноги. И этот сон повторялся из раза в раз.
  Однажды, бредя по коридору в полутьме, я услышала далекий голос, настойчиво повторяющий одно и то же. С каждой секундой голос звучал все громче и разборчивей, и я поняла, кому он принадлежит и кого зовет.
  - Даня! - радостно закричала.
  Он нашел меня! Нашел!
  Я ринулась вперед, но сделала только один шаг. Меня словно что-то удерживало: чем сильнее я стремилась на звук голоса, тем медленнее двигалась.
  - Я здесь! Даня!
  От собственного крика у меня звенело в ушах, но Даниил не слышал, упорно продолжая повторять мое имя. Я тоже не оставляла попыток дозваться до Ворона.
  - Даня! - позвала, когда голос мага прозвучал намного ближе, словно он стоял рядом, буквально в нескольких шагах.
  - Дуся! - радостно вскрикнул мужчина, оглушив меня.
  - Тише ты, - шикнула на него. - Не кричи так.
  - Дуся, - от ласковых ноток в голосе Даниила у меня сладко заняло в груди. Как же приятно слышать его голос. - С тобой все в порядке? Как ты себя чувствуешь?
  - Все хорошо. Уже все хорошо, - заверила, расплываясь в счастливой улыбке.
  'А теперь все будет еще лучше, ведь ты меня нашел'.
  - Где ты? - спросил Даня.
  - Здесь, - сообщила, остановившись и озадаченно оглядываясь. Где же он?
  - И где это 'здесь'? - поинтересовался мужчина.
  - Я не знаю, - расстроенно отозвалась. Даже не представляю, куда меня завез сначала Лиан, а потом и Салливан, предварительно усыпив. Надеюсь, что мы хотя бы находимся в пределах нашей страны.
  - Ты знаешь, кто тебя похитил? - отвлек меня от посторонних мыслей новый вопрос.
  В этот раз я могла ответить. Но не получилось. Я открывала и закрывала рот, но ни одного слова выдавить не удавалось.
  - Дуся? - встревоженно окликнул Даня.
  - З-знаю, - вздохнула огорченно. Витольд явно что-то сделал, чтобы у меня не было возможности кому-либо рассказать о нем. Ментальный блок, кажется, это так называется.
  - Кто это? - тут же спросил маг.
  И снова я не смогла ответить. Честно попыталась выдавить из себя хотя бы первую букву имени Салливана. Но что я могу противопоставить магии? Одной силой воли заклинание не переломить.
  - Не могу сказать, - призналась, со злостью стукнув рукой по ближайшей стене.
  - Ничего-ничего, - успокаивающе заверил Даниил. - Мы тебя найдем. Тебя ищут лучшие маги-поисковики. Слышишь? Дуся?
  - Слышу, - проворчала. - Так ты не... не рядом? - Нижняя губа задрожала от обиды.
  - Милая, ты спишь, - медленно произнес мужчина.
  - Сплю, - согласилась. Надо же, на некоторое время я об этом даже забыла. Так обрадовалась.
  - Так это сон? - хныкнула.
  - Не совсем. Используя магию, я перенес свое сознание в твой сон, - пояснил Даня.
  - А когда ты придешь за мной? - поинтересовалась, пытаясь не расплакаться.
  - Уже скоро. Потерпи еще не... - голос Ворона внезапно прервался.
  - Даня?! - испуганно позвала. Я не хочу снова остаться наедине с кошмаром. - Даня!
  - Дуся, - донесся до меня едва слышный шепот, а потом наступила тишина.
  - Нет! - всхлипнула.
  И проснулась.
  Не передать словами моей радости, когда я поняла, что нахожусь не в лаборатории. Захотелось вскочить и запрыгать по комнате обезумевшим кроликом. Впрочем, что мешает мне так поступить? Ничего не болит, руки и ноги двигаются, удерживавших меня ремней нет. Тихо взвизгнув, я спрыгнула с кровати и закружилась по спальне. Конечно, было бы лучше очнуться дома, но и так тоже неплохо.
  Я живая. Живая! И Даня скоро придет за мной. У него же получилось найти ко мне лазейку, пусть и ментально, значит и логово Салливана он вычислит. Витольд сильный, опытный маг, но и его возможности не безграничны.
  Совершая очередной пируэт, я краем глаза заметила мелькнувший в зеркале силуэт и, испуганно вздрогнув, застыла перед шкафом. Из отражения на меня смотрела незнакомая девушка. Юная совсем, лет шестнадцать-восемнадцать. Высокая, стройная. Бледная, словно фарфоровая, кожа, длинные вьющиеся иссиня-черные волосы. Плавный овал лица, высокие скулы, прямой нос, пухлые губы и слегка косой разрез голубых глаз.
  Я медленно моргнула, открыв от изумления рот.
  Что это? Как это возможно? Магия на многое способна. Ее широко используют и в косметологии, и в хирургии, но чтобы сотворить такое... Немыслимо...
  Что он сделал? Зачем? Ничего не оставил... Он же меня уничтожил...
  Как же я теперь?
  Прильнув к зеркалу, я пристально изучала свою новую внешность. Что-то смутно знакомое угадывалось в чертах этого лица. Озарение ошеломило подобно удару молнии. Салливан создал копию своей жены. Почти идеальную, потому что отличия все же были: рост, цвет волос и форма глаз. И эти особенности внешности принадлежали самому Витольду. Сумасшедший маг сотворил из меня подобие их с Эльзой дочери. Надеюсь, что одарить 'свое дитя' магией, мужчина не попытается. Я хорошо помню результаты опытов Гардта. Никто не выжил. А мне, пусть и с чужим лицом, но жить хочется.
  'Или он уже это сделал?' - с сомнением всмотрелась в глаза отражению.
  А как, вообще, должна ощущаться магия? Я никогда об этом раньше не задумывалась. И родных не расспрашивала. Не было такой необходимости. Нахмурившись, я прислушалась к своим ощущениям. Ничего нового или странного не обнаружила.
  'Да, ну, бред все это. Нет у меня никакой магии', - отмахнулась от глупых мыслей.
  Тихий скрип открывшейся двери резанул по нервам, заставил встрепенуться и стремительно повернуться к источнику звука. Титаническим усилием воли я заставила себя остаться на месте и не наброситься на визитера с кулаками. А хотелось, ой, как хотелось.
  - Светлого дня, дитя, - поприветствовал меня Витольд, вошедший в комнату с помощью голема.
  За время прошедшее с нашей последней встречи, когда я была в здравом уме и ясном сознании, мужчина разительно изменился. Казалось, что он постарел еще больше. Салливан выглядел изможденным и больным. Сутулился, передвигался по комнате, едва переставляя ноги и опираясь на руку голема.
  - Светлого дня, - ответила, настороженно наблюдая за магом.
  - Дядя, - улыбнувшись, произнес Витольд и присел на край кровати.
  - Что? - озадаченно нахмурилась.
  - С этого момента ты будешь называть меня дядей, Мэй, - пояснил мужчина.
  - Кто?! - Я изумленно вскинула брови. Что еще выдумал этот безумец?
  - Ано, - приказал Салливан и голем протянул мне тонкую картонную папку. - Это нужно выучить, милая. Я, конечно, подстраховался и оставил ментальные узлы в твоей памяти, но будет лучше, если ты еще и визуально воспримешь нужную информацию. Никто, запомни, никто не должен узнать, кем ты была раньше. Совет не позволит тебе существовать. Они тебя уничтожат. Если Милорад узнает, то будет тебя защищать и пострадает. Ты ведь не хочешь, чтобы ему сделали больно? Не хочешь. Поэтому молчи и запомни все, что здесь написано.
  Я не знала, как реагировать на сказанное мужчиной. Описать одним словом то, что я чувствовала просто невозможно. Злость. Гнев. Удивление. Недоумение. Замешательство. Ярость. Хорошо, что заклинание Даниила продолжало оберегать меня от вспышек сильных эмоций. Я не билась на полу в истерике, не рыдала, оплакивая свое погубленное будущее, и не бросалась на Витольда в тщетной попытке выцарапать ему глаза. К собственному удивлению, я размышляла спокойно, анализировала и принимала решения.
  Салливан не просто изменил мою внешность, он хочет забрать у меня семью, друзей, работу, любимого.
  Зачем?
  Он сотворил что-то такое, о чем нельзя говорить, что нужно держать в строжайшем секрете. Эксперимент, результат которого Совет обязательно уничтожит, чтобы не допустить войны между людьми и магами. Для сохранения моей жизни никто не должен узнать, кем я была раньше, поэтому Витольд 'уничтожил' Евдокию Витвицкую. Подарил новое лицо, по прихоти больного разума создав вероятный облик своей дочери, и подобрал имя.
  Благодетель, чтоб его...
  В общем, все понятно, но кто сказал этому безумцу, что его эксперимент увенчался успехом?
  А молчать, все-таки, придется, как бы трудно и больно не было. Магию я не получила, но неизвестно, что Салливан подмешал мне в кровь. Вдруг это сочтут опасным? Я могу признаться только дедушке. Вместе мы придумаем, что делать и как быть. Вот только для признания нужно будет выбрать удачный момент.
  - Я проделал огромную работу, - довольно заявил маг, прервав мои размышления. - Это заняло годы, но я обо всем позаботился. Документы настоящие, пройдут любую проверку. Все будет хорошо.
  Высказался и ушел. Кажется, он и не ждал от меня хоть какого-то ответа. Я долго не осмеливалась открыть папку, чтобы узнать, чьей жизнью мне предстоит жить. Было немного страшно переступить черту, из-за которой нет возврата. Но я же приняла решение и должна ему следовать. Верно?
  Внутри папки оказалось всего несколько листов. Итак, Мэй Галло, восемнадцать лет. Родилась в городе Витшток, Германия, в семье магов-бытовиков. Отец - Йозеф Галло, владельца книжного магазина. Мать - Хельга Галло-Шнайдер, учительница начальной школы. В десятилетнем возрасте Мэй осиротела: в доме случился пожар. Погибла не только чета Галло, но и старший брат Йозефа, его жена и двое детей, приехавшие погостить. Мэй выжила только потому, что в тот момент она находилась в другом городе со школьной экскурсией. В тот год в жизни девочки появился Витольд Салливан. Мужчина не был кровным родственником Мэй, но добился права опеки. Никто не усомнился в порядочности мага.
  Древо рода Галло насчитывало всего четыре поколения и брало начало от родной сестры Эльзы Салливан - Анны Вебер. Дочь Анны родилась с магическим даром. Судя по документам, Мэй унаследовала способности своей бабушки.
  Интересно, существовала ли когда-нибудь настоящая Мэй Галло и что с ней случилось? Хотя, магу, живущему на свете не одно столетие, сделать подлог очень просто. Что для него каких-то восемнадцать лет?
  Остаток дня Витольд меня не тревожил, только Ано дважды приносил еду. Когда освещение в комнате изменилось, я как примерная девочка улеглась в кровать. Долго не могла уснуть, ворочаясь с боку на бок, но упорно заставляла себя погрузиться в сон. Конечно же, я надеялась снова услышать Даню.
  Когда сознание наконец-то отключилось, я погрузилась в тяжелую, удушающую тьму, без единого сновидения.
  - Проснись, милая, - настойчиво звал меня ласковый голос.
  - Даня, - пробормотала, с трудом открывая глаза. Увидев сидевшего на кровати Салливана, я раздраженно заворчала. Что ему еще нужно?
  - Давай же, проснись, - произнес Витольд, сжав мою ладонь. - Нам нужно спешить. Он уже близко. Идет по следу. Умный мальчик. Но мы успеем. Остался последний штрих. Гардт был так близок, но ошибся. Они все ошибались, слышишь. Забыли о законах Вселенной. Ничто не возникает из ниоткуда.
  Мужчина бормотал, шумно дыша, его глаза лихорадочно блестели и он всем телом мелко дрожал. Мне даже немного страшно стало. Особенно, когда в дверном проеме появился голем.
  - Дитя, сейчас ты уснешь, - прошептал маг, улыбаясь. - И проснешься в новом мире. Прощай. И живи, доченька.
  
  Пробуждение было трудным. Впечатление такое, словно я всю ночь занималась тяжелой работой. Чтобы вернуть подвижность ноющим мышцам, пришлось делать разминку в положении 'лежа'. Стало немного легче. Голодное завывание желудка подсказало, что прошло уже довольно много времени: кажется, я пропустила не только завтрак, но и обед.
  'Странно, почему Ано меня не разбудил?' - удивилась, с кряхтением сползая с кровати.
  В первую очередь я утолила голод (казалось, что желудок готов сожрать сам себя) и только потом обошла все доступные мне помещения: барьер все так же перекрывал выход. Обнаружила, что появилось новое ответвление коридора. Конечно же, мне стало любопытно. За единственной и к тому же незапертой дверью прятался кабинет. Массивный стол завален бумагами, книгами и свитками. У левой стены высится стеллаж, полки которого плотно заполнены старинными фолиантами. Судя по потертостям на кожаных переплетах, эти книги здесь не для украшения интерьера. А всю стену справа занимали мониторы. Оказалось, что во всех коридорах и помещениях подземелья ведется видеонаблюдение. И, кажется, съемка осуществляется только в реальном времени, потому что никакой записывающей техники я не нашла. Камера была даже в моей спальне.
  - Вот извращенец, - проворчала, тем не менее, с интересом просматривая каждый монитор.
  Жилые помещения, коридоры, несколько комнат непонятного назначения. Один монитор показывал небольшую поляну где-то в лесу. Камера явно находилась на одном из многочисленных деревьев. Ярко светит солнышко. Ветер треплет листву. Один раз я даже видела белку.
  Пять мониторов из двадцати транслировали изображения помещений очень похожих на тюремные камеры. Каменные пол и стены, отгороженный туалетный уголок, спальное место в виде деревянного настила и тюфяка. Четвертую стену заменяла решетка с толстыми прутьями. И эти камеры не пустовали. Правда, назвать людьми жильцов этих комнат я не могла. Они лишь внешне выглядели представителями человеческой расы. Двое созданий неясного пола передвигались на четвереньках, размахивали конечностями и скалились. К сожалению или, пожалуй, к счастью, мониторы не воспроизводили звук. Рыжеволосая девушка, почему-то показавшаяся мне знакомой, поджав под себя ноги, сидела на тюфяке и безучастно разглядывала свои руки. В следующее мгновение на месте пленницы появилась лисица размером с человека. Изумленно вскрикнув, я едва не уткнулась носом в экран, чтобы лучше рассмотреть. Моргнула и не заметила момент обратного превращения.
  'Иная?' - нахмурилась, но все же перевела взгляд на следующий монитор.
  По небольшому пространству камеры метался молодой мужчина. Он ненадолго останавливался, растерянно оглядывался, а потом снова принимался хаотично бегать, время от времени бросаясь на стены и решетку. Пятая узница лежала на полу и слабо шевелила ногами и руками.
  Мне было безмерно жаль пленников, но помочь им я не могла. Самой бы выбраться.
  Крайний в нижнем ряду монитор показывал комнату, где кроме двух металлических столов ничего больше не было. Сначала я скользнула по изображению незаинтересованным взглядом, но потом вернулась, присматриваясь внимательней, потому что глаза успели отметить нечто странное и неправильное. Понимание вышибло весь воздух из легких. Там была я. Вернее, тело женщины, как две воды похожей на прежнюю меня.
  Когда шок прошел, я признала, что это вполне логично. Салливан должен был подготовить фальшивку: если найдут тело Евдокии, то не будет тщательного расследования. Но, Богиня, как же странно смотреть на мертвую себя со стороны. И что случится с родными, когда им сообщат о 'моей' смерти? Надеюсь, с ними все будет в порядке. Зная, что умру намного раньше, я старалась, чтобы эмоциональная привязка ослабла. Родители и Мария и так относились ко мне прохладно. Братья, думаю, справятся. А Глава рода у нас сильный. Однажды дедушка уже пережил смерть жены, которую, кстати, любил больше всего на свете. Должен выдержать и утрату внучки. А потом, подгадав момент, я ему признаюсь.
  А Даниилу?
  Дане я тоже расскажу. И, наверное, самому первому. Да.
  Проголодавшись, я сходила на кухню, чтобы заварить чай и сделать бутерброды. Потом снова вернулась в кабинет. Устроилась перед мониторами на покрытом ковром полу. Шло время, а ничего не менялось. Коридоры и помещения (кроме тюремных камер) все так же оставались пустыми. Ни на одном из экранов я так и не увидела ни Ано, ни Салливана. Возможно, что они находились в месте, где не было видеонаблюдения, но прошло еще два часа, а они так и не объявились.
  Вскоре разглядывание мониторов мне наскучило, но уходить я не спешила, решив порыться в бумагах Витольда. Я, правда, не специалист, но может у меня получиться понять, чего мужчина пытался достичь и что успел воплотить. Любой уважающий себя ученый должен делать записи о ходе и результате эксперимента. Но сначала мне пришлось упорядочить все бумаги, книги и свитки. Если у мага возникнут вопросы, то скажу, что просто не выдержала вида бардака и затеяла уборку.
  Большинство свитков и книг оказалось философскими размышлениями о сути людей и магов, природе магии и происхождении богов. Нашлось несколько старинных собраний сказок и легенд народов мира. А одна ветхая, покрытая бурыми пятнами тетрадь, авторства известного мага прошлого, кстати, оказалась посвящена изучению иных. Ее я швырнула через всю комнату. Смотреть на рисунки расчлененных тел было до тошноты мерзко. Нестерпимо захотелось вымыть руки и стереть себе память. Трудно поверить, что это мог написать здравомыслящий человек, уважаемый одаренный и основатель прославленного рода.
  Несколько книг и больше десятка свитков я не смогла опознать, потому что написаны они были неизвестными мне языками. Бумаги в основном являлись заметками Салливана, набросками каких-то приборов, схемами амулетов и формулами каких-то веществ. Ничего информативного и ни одного упоминания о Евдокии Витвицкой. Кстати, папка с данными о Мэй тоже исчезла из спальни. Предполагая, что Витольд избавился от всего, что связано с его экспериментами.
  Разочарованно вздохнув, я принялась обыскивать ящики стола. Кроме канцелярской мелочи, обнаружила документы на имя Мэй Галло - свидетельство о рождении и паспорт.
  Я сидела в кабинете до тех пор, пока глаза не начали закрываться от усталости. Салливан так и не объявился. И я ушла спать.
  Утром ничего не изменилось. Магический барьер все так же сверкал, преграждая выход. Ни Ано, ни Витольда. На мониторах я тоже никого не увидела. Только пленники стали вести себя беспокойней. Кажется, у них закончилась еда.
  Новый день был полностью похож на предыдущий. Маг и его слуга так и не появились.
  'Меня что, бросили?'
  И ответ на этот вопрос утвердительный. Салливан сбежал, уничтожил все следы своих последних экспериментов, а меня оставил. На что он рассчитывал? На то, что у меня проснется магия и я снесу барьер одним щелчком пальцев? Глупость какая. А еще он кажется, что-то говорил. Что кто-то идет по следу и уже близко. Даня, что ли? Хорошо. Это хорошо, потому что без посторонней помощи мне не выбраться.
  Ночью я проснулась от грохота. Стены подземелья содрогнулись, словно от взрыва. Отбросив одеяло, я вскочила с кровати и помчалась в кабинет. К мониторам. Я увидела их сразу. По одному из коридоров медленно продвигалась группа мужчин. Четверо. Нет, пятеро. И пусть нижнюю часть их лица скрывал платок, я все же узнала дедушку и Даниила. Едва не приплясывая от радости, я буквально прилипла к мониторам, с жадностью наблюдая за передвижениями мужчин.
  Они планомерно обыскивали помещения одно за другим. Вот мужчины обнаружили комнату с 'моим' телом. Два мага остались у порога, один оглядывался, а Даня и дедушка застыли у стола. Спустя минуту маги покинули помещение. Только дедушка остался. От вида его скорбно склоненной головы стало так больно, словно мне в сердце нож воткнули. Я до крови изнутри прикусила щеку, мысленно уговаривая себя потерпеть. А еще капелька обиды горечью растеклась по языку. Даня не выглядел опечаленным. Он, конечно, не признавался мне в любви и никаких обещаний не давал, я же, кажется, ему нравилась. Мог бы хоть одну слезинку выдавить, что ли.
  Мужчины продолжили свое продвижение. С закрытыми дверями они расправлялись просто: коридоры подземелья наполнял гул от небольшого взрыва, а изображение на мониторах мигало. Вскоре спасательный отряд оказался в коридоре с тюремными камерами.
  - Нет! - вскрикнула, когда один из магов заклинанием снес голову девушке-лисе, когда она угрожающе оскалилась в его сторону.
  - Не надо, - всхлипнув, попросила. Второй маг огненным лучом пронзил грудь молодого мужчины, навсегда остановив его хаотичные метания.
  За безжалостной расправой над оставшимися пленниками я не стала наблюдать. Не смогла. Витольд был прав. Значит, вот так Совет расправляется с теми, кто несет в себе угрозу для мирного существования людей и магов. Не понимаю и не принимаю такой жестокости. Да, я допускаю, что сознание людей, подвергшихся экспериментам Салливана, могло безвозвратно измениться, но ведь кто-то же мог не утратить разум и принять свое новое состояние. Защитить тайну 'перерождения' (каким бы оно ни было) можно разными способами: магическая клятва, пластическая операция, смена имени и переезд на другой конец мира. Думаю, что любой согласиться на такой вариант, ведь на другой чаше весов находится его жизнь.
  Когда мужчины добрались до лаборатории, я покинула кабинет, захлопнув за собой дверь до характерного щелчка замка. Магам не нужно знать о том, что я наблюдала за ними через камеры. Я же бедная, несчастная 'родственница', которую Витольд держит в заточении.
  Я как раз успела забраться в кровать, когда стены подземелья содрогнулись от мощного взрыва. Удивительно, как потолок еще не обрушился. Вскоре в коридоре послышались осторожные шаги. Я села на постели, прижала к груди одеяло и постаралась придать лицу испуганное выражение (проверила в зеркале). Тихо скрипнула дверь, приоткрываясь.
  - Дядя Витольд? - нерешительно позвала. - Вы кто? - пискнула, широко распахнутыми глазами воззрившись на мага, застывшего на пороге. Невысокий, коренастый шатен. Это он убил того молодого мужчину. Кажется, я испугалась уже по-настоящему. - Где дядя Вит?
  - Сюда, - позвал маг, не отводя от меня настороженного взгляда, и шагнул в комнату.
  Продолжая демонстрировать мужчине свой страх, я вскочила с кровати, отступила в угол и бросила быстрый взгляд на приоткрытую дверь в ванную комнату.
  - Не бойся, - успокаивающе поднял руки маг. - Я тебя не обижу. Я - Дмитрий. А ты?
  - Мэй, - новое имя легко слетело с губ. Так естественно, словно я пользовалась им с детства. - А где дядя Витольд? - полюбопытствовала и взглянула мужчине за спину. Нужно полноценно отыгрывать выбранную роль.
  - Дядя? - заинтересованно переспросил маг, сделав небольшой шаг в мою сторону.
  - Мой опекун, но он просил называть себя дядей, - протараторила, сдвигаясь ближе к двери в ванную комнату. Пусть не думает, что я вот так просто доверюсь незнакомцу.
  - Витольд не придет, - заявил мужчина, больше не делая попыток приблизиться.
  - Почему? - удивление получилось почти настоящим.
  - Ты же знаешь, что он был уже старенький, - произнес Дмитрий с сюсюкающими нотками в голосе, словно я дитё малое. - Его сердце не выдержало тяжести прожитых лет.
  - Дядя умер? - изумленно вскрикнула.
  Интересно, что случилось с Салливаном? Он действительно сам умер или ему помогли мои спасатели?
  Ответить на мой вопрос мужчина не успел. Широко распахнув дверь, в спальню ворвались двое магов с огненными шарами на ладонях.
  - А-а! - испуганно закричав, я присела и прикрыла голову руками.
  - Прекратить! - донесся из коридора грозный приказ. - Что здесь происходит? - вопросил знакомый голос и его обладатель переступил порог, являя себя в полном величии. Сердце в моей груди трепыхнулось, ускоряя ритм.
  'Даня!' - мысленно обрадовалась и спрятала взгляд, чтобы никто не рассмотрел охвативших меня в этот момент эмоций.
  - Да вот девочка, - смущенно пробормотал один из магов и огненный шар в его ладони угас.
  - Мэй Салливан? - поинтересовался Даниил, изучая меня внимательным взглядом.
  - Галло. Мэй Галло, - поправила мужчину, назвав фамилию, указанную в документах. Продолжая играть на публику, приподняла голову и нерешительно посмотрела на Ворона.
  - Уже нет, - покачал головой он, не сводя с меня глаз.
  - Почему? - нахмурилась. Что не так?
  - Витольд Салливан официально удочерил Вас, леди, - пояснил Даня и, потеряв ко мне интерес, обратился к своим спутникам: - Савва, Захария, благодарю за помощь. Оставляю все на вас. Следователь от Совета прибудет в скором времени. Дмитрий, мы возвращаемся домой. Помоги леди Мэй собраться.
  - Даниил Аристархович, - окликнул уже повернувшегося мужчину один из магов, - это...
  - Все в порядке, Савва, - отозвался Даниил. - Леди та, кем себя называет.
  И больше ни разу не взглянув на меня, удалился. Следом за Вороном, переглянувшись, ушли и Савва с Захарием. Дмитрий явно не понимал как вести себя с 'испуганной девочкой', роль которой я продолжала играть. Спустя минуту тишины мужчина все же собрался и, осторожно подбирая каждое слово, пояснил, что мне нужно отправиться с ними в Совет магов для решения некоторых вопросов и оформления документов. К тому же, 'красивая леди' не может продолжать жить в подземелье. У меня будет большой дом, много нарядов и украшений. Кажется, по мнению мага для счастья женщине больше ничего и не надо. Излучая печаль и подавленность (как же, любимый дядюшка умер), я только кивала в ответ.
  'Да, заберите меня отсюда!' - мысленно воскликнула.
  Свое будущее я представляла смутно, но с чего-то же нужно начинать. Решение вопросов с Советом, станет гарантией того, что будущее у меня будет. Меня считают магом, значит, мою судьбу будут решать маги. И я даже придумала, что говорить, когда не пройду проверку на наличие дара. Это Салливан документально заверил, что Мэй - маг, а я знать об этом ничего не знаю. И вообще ведать не ведаю, был ли дар или нет. Пусть думают, что Витольд совсем выжил из ума. Вот так вот. И в обмане меня не заподозрят. Я же, действительно, не знаю, родилась ли Мэй обычным человеком или одаренным.
  Сняв с подушки чехол, я сложила в него пару платьев, смену нижнего белья и туалетные принадлежности. Скрывшись в ванной комнате, переоделась в единственный брючный костюм, обнаруженный в шкафу.
  'Все, я готова к выходу'.
  Но радостью светить нужно все-таки поменьше, да.
  Магический барьер, перекрывавший вход в лабораторию, остался неповрежденным. В стене рядом с мерцающей пленкой зияла дыра, через которую свободно могли пройти несколько человек одновременно. Долго блуждать нам не пришлось, Дмитрий явно знал короткий путь к выходу из подземелья. Всего несколько коридоров и длинная лестница в конце. Выбравшись из распахнутого люка, я зажмурила слезящиеся от яркого солнечного света глаза и с наслаждением вдохнула густой смолянисто-хвойный воздух.
  Как же хорошо!
  Свобода. Наконец-то.
  Тихо окликнув, Дмитрий знаком показал мне следовать за ним. К двум вездеходам, на которых прибыли маги, пришлось идти примерно километр. Подъехать ближе машинам мешали поваленные деревья и небольшой овраг. Доброжелательно улыбаясь, мужчина усадил меня на заднее сидение одного из автомобилей, а сам занял место водителя. Вскоре к нам присоединился Даниил и мы отправились в путь.
  Дорога заняла три дня. Сначала мы долго ехали на вездеходе, пока не прибыли в город с труднопроизносимым и совершенно незапоминающимся названием. Сменили машину и водителя. Дмитрий присоединился ко мне и время от времени развлекал разговором. Кажется, я ему приглянулась. Когда начало темнеть, остановились у первого же придорожного отеля. Утром, после завтрака, продолжили путь. Ближе к обеду мы добрались до аэропорта. Нужный нам рейс отправлялся поздно вечером, поэтому пришлось ждать. Зная, что в самолете меня накроет паника (не люблю летать), я начала нервничать заранее. У меня даже голова разболелась, пока я пыталась придумать, как попросить, чтобы на время полета меня усыпили. На помощь, как не удивительно, пришел Даня. Всегда знала, что он рыцарь в сияющих доспехах и не оставит страждущего без помощи. Мой герой! Маг напрямую спросил, чего я боюсь. Ответ сразу же нашелся: девочка, выросшая в подземелье, никогда не летала на самолете. Мое желание исполнилось. Как только шасси оторвались от земли, меня окутало уютной пеленой сна.
  Приземлились мы в чешском международном аэропорту имени Вацлава Гавела. Моему удивлению не было предела. Неужели, ради решения судьбы одной никому не известной девчонки созывают Большой совет магов? Мне нужно бояться?
  Большой совет магов собирается раз в четыре года и дополнительно, если того требует решение возникшей проблемы. Состоит он из глав региональных советов. Всего девять магов, которые решают судьбу мира одаренных и заботятся о будущем всего человечества.
  Для заседаний Совета выделен отдельный дом на хорошо охраняемой территории, в юго-восточном районе города. Мне не удалось полюбоваться высокими шпилями, характерными для готического стиля, в котором создано большинство зданий в Праге. Как только мы выбрались из машины такси, мужчины быстро увлекли меня сначала внутрь дома, а потом на второй этаж - в комнату, очень похожую на гостиничный номер. Пояснив, что придется подождать, Даня посоветовал мне отдохнуть после дороги и куда-то ушел. Дмитрий же остался сторожить в коридоре под дверью. Сначала я пыталась изображать испуганную, ничего непонимающую девочку, оказавшуюся в незнакомом месте. Вдруг кто-то наблюдает? Устала. А потом начала нервничать по-настоящему. Что происходит? Почему так долго?
  Иногда в коридоре слышались шаги и голоса, тогда у меня тревожно замирало сердце, но в комнату никто не заходил. Дмитрий коротко отвечал любопытствующим на незнакомом мне языке и снова воцарялась тишина.
  Когда на пороге комнаты, наконец-то, появился Даниил, с момента его ухода по моим ощущениям прошло часа четыре, не меньше. Как жаль, что я не могла напрямую спросить, где же он все это время был. И по невозмутимому выражению его лица ничего понять невозможно. Но моя нервозность тут же пропала. Даня рядом и со мной точно ничего плохого не случится. Пусть он и не знает, кто я на самом деле.
  - Идем, - позвал Ворон и посторонился, пропуская меня.
  Кроме Дмитрия в коридоре обнаружился мужчина в черно-бордовой униформе. Служащий на плохом английском потребовал следовать за ним и, не дожидаясь реакции на свои слова, зашагал по коридору. Долго идти не пришлось. Вскоре мы остановились перед высокой, украшенной резьбой дверью, которую охраняли двое мужчин в такой же форме, что и наш сопровождающий. Изучив нас внимательными взглядами, стражи распахнули дверь. Внутрь вошли только мы с Даней.
  Просторный зал, в котором мы оказались, был оформлен в тех же черных и бордовых тонах. Угнетающая атмосфера. Тем более что окон в комнате нет. Стены так и давят. Впрочем, обстановка неплохо стимулирует процесс скорейшего решения вопросов, лишь бы быстрее убраться из этого помещения. Подступив ближе к Даниилу (боюсь я, ага), я с интересом оглянулась. В противоположном от входа конце комнаты на значительном расстоянии друг от друга полукругом размещены возвышения. На каждом установлено массивное кресло с высокой спинкой.
  'Восемь мужчин и одна женщина', - подытожила, украдкой оглядев членов Совета. Из знакомых мне магов только старший Ворон - Аристарх. Об остальных я знаю из хроник жизни известных личностей, газет и телесюжетов.
  Обыкновенный офисный стол, стоявший слева от 'тронов', не привлекал внимания и становился почти незаметным. Если бы при нашем появлении из-за него не поднялся светловолосый парень, для разнообразия одетый в серый деловой костюм, то я даже не взглянула бы в ту сторону.
  'Секретарь', - я сразу же определила его должность. Слишком шаблонно выглядит. К тому же кому-то ведь надо регулировать деятельность Совета.
  - Мэй Салливан, урожденная Галло, - произнес парень, устремив взгляд куда-то вдаль. - Совет признает Вас дочерью рода Салливан. Бумаги, подтверждающие Ваше право владения имуществом рода, удостоверение личности и грамота о присвоении титула будут оформлены и отправлены Вам в течение десяти дней. Так как по законам нашего общества Вы не достигли полного совершеннолетия, Вам будет назначен опекун.
  'Что?! Не нужен мне никакой опекун!' - мысленно возмутилась, вовремя прикусив губу, чтобы не высказать это вслух.
  - Опекун обязан обеспечить Вам не только безопасность и комфортные условия проживания, но и необходимое обучение, - продолжил секретарь. - Если по истечении года Совет окажется недоволен результатом его действий или от Вас, леди Мэй, поступит хотя бы одна жалоба, Вам будет назначен новый опекун.
  - Б-благодарю Совет, - выдавила, когда блондин замолчал. От меня явно ждали ответ. Надеюсь, что я все сделала правильно. На всякий случай, еще и поклонилась в сторону возвышений.
  - Даниил Ворон, - обратился блондин к магу. - Совет удовлетворяет Ваше прошение. К своим обязанностям опекуна леди Салливан Вы можете приступить незамедлительно.
  'Ура!' - радостно воскликнула. Мысленно, конечно же. Мне хотелось прыгать и визжать от радости. Но нельзя. Пока что. Я уж было начала придумывать, как избавиться от навязанного опекуна. А тут такая удача. Даня будет рядом со мной.
  - Благодарю, - слегка склонив голову, произнес Ворон.
  - Совет окончен, - заявил секретарь.
  Входная дверь в зал распахнулась, непрозрачно намекая, что нам с Даниилом пора уходить.
  'Что? И это все?!' - удивилась, молча следуя за Даней. - 'А страху-то было'.
  За время ожидания чего я только не придумала, мысленно проигрывая различные ситуации. И хорошо, что все представленные ужасы так и остались плодом моего воображения.
  'И да. Ура! Мы едем домой'.
  В холле первого этажа нас с Вороном нагнал Дмитрий. Мужчина где-то раздобыл небольшую, светло-розовую сумку.
  - Мэй, - радостно улыбнулся маг, встретив мой взгляд. - Леди Мэй, - тут же исправился он после покашливания Дани. - Это тебе. Вам, - и протянул мне сумку. - Я уложил Ваши вещи.
  - Спасибо, - пробормотала, приняв подарок, и смущенно опустила голову.
  - И вот, возьмите. - В поле моего зрения появился картонный прямоугольник визитной карточки. - Здесь указан номер моего телефона. Если тебе... Вам вдруг что-то понадобится или просто захочется поговорить, то позвоните мне. В любое время. Мне будет приятно.
  - Спасибо, - повторила, спрятав визитку в боковой карман сумки.
  'Вряд ли я когда-нибудь воспользуюсь твоим предложением', - мысленно добавила.
  - До встречи, - произнес Дмитрий и качнулся, явно желая меня обнять. В тот же миг я отступила поближе к Даниилу.
  Не нужно давать мужчине ложную надежду. Я не смогу ответить ему взаимностью. Мое сердце в своих когтях крепко держит один кареглазый Ворон. И я сделаю все, чтобы мы были вместе столько, сколько нам уготовано Судьбой.
  - Нам пора, - произнес Даня и, схватив меня за руку, утянул к выходу.
  - Счастливого пути, - успел пожелать Дмитрий, прежде чем за нами закрылась дверь.
  
  Родные края встретили нас теплой, бархатной ночью и полным ярких звезд небом. Дома даже воздух кажется слаще. Три часа пути от столичного аэропорта до нашего города пролетели, как одно мгновение. Я так и не нашла подходящих слов, чтобы поведать Дане о том, что я - Евдокия, только теперь выгляжу иначе. Ведь нельзя вот так взять и осчастливить мужчину этой радостной новостью. Тем более что маг управлял автомобилем. Не хотелось бы мне стать причиной аварии.
  'Как же я соскучилась', - мысленно вздохнула, с жадностью разглядывая серые от предрассветных сумерек улицы.
  Даниил привез меня к себе домой. В однокомнатную квартиру, в которой кроме дивана других спальных мест больше не было.
  'Где он собирается уложить спать свою подопечную?' - возмутилась, скосив глаза на довольного чем-то мужчину. Ревниво засопела.
  - Что-то не так? - поинтересовался Даня, распахнув передо мною входную дверь.
  - Нет-нет, все в порядке, - заверила, шагнув внутрь квартиры, и тут же споткнулась о порог.
  - Поймал, - выдохнул мужчина, обхватив меня руками. Выпрямился вместе со мной, но не отпустил. Наоборот, прижался теснее.
  'Э-э, это что он удумал?! Знает девушку без году неделю и уже домогается!' - вознегодовала.
  - Я боялся, что больше никогда тебя не увижу, - прошептал Даня, горячим вздохом опалив мое ухо.
  
  
  Вздрогнув, я задержала дыхание.
  Не может быть.
  Он знает.
  Стоп! А почему я испугалась-то?! Радоваться надо.
  - Как ты догадался? - полюбопытствовала, расслабившись в объятиях мужчины. Как же мне не хватало его сильных и надежных рук.
  - Того, кто видит души, сложно обмануть. Даже в шкуре лягушки я бы все равно тебя узнал, - заявил Даня и чмокнул меня в шею. - Прости, что я так долго тебя искал. Ему удалось спрятать тебя только потому, что он собрал большинство артефактов, созданных мной и Леей.
  - Леей? - нахмурилась. Это еще кто такая?
  - Пресветлой, - хмыкнул мужчина.
  - А-а, ясно, - протянула, но тут же удивленно вскрикнула: - Что?!
  - Ничего удивительного, - усмехнулся Даниил. - Неужели ты думала, что у Пресветлой нет имени?
  - Нет, не это, - помотала головой. - Ты создал?
  - Ну, да. Когда-то мы с Леей даже соревновались в количестве созданных амулетов. Молодыми были. Глупыми. Упивались своей силой, - как нечто обыденное сообщил маг.
  - Хочешь сказать, что ты... - Я нервно хохотнула и спросила шепотом: - Б-бог?
  - Тот, кого называют Темным богом, - Даня фыркнул мне в шею.
  - О-о... Э-э... А-а... - растерянно проблеяла я, не зная, что сказать на такое заявление.
  - Идем на кухню, - предложил мужчина и, лишь немного ослабив объятия, заставил меня начать движение в нужном направлении. - Я все расскажу и заодно накормлю тебя.
  Даниил усадил меня на стул, поцеловал в макушку, и обошел стол. Я все еще не обрела дар речи, поэтому молча наблюдала за тем, как мужчина достает продукты и необходимую посуду для приготовления завтрака.
  - Нелепая случайность во время эксперимента привела нас с Леей в этот мир более четырех тысяч лет назад, - продолжил откровенничать маг. Я затаила дыхание, стараясь не пропустить ни одного слова. - На Земле наши силы возросли во много раз. И пусть мы были вынуждены соблюдать законы Мироздания, наши способности стали почти неограниченными. Люди нарекли нас богами.
  Шкворчание сковородки заставило мужчину прерваться. Я не стала его поторапливать, пытаясь уложить в голове услышанное. Неужели все это правда?
  - Лея легко вжилась в роль богини. - Даня вернулся к рассказу. - Тщеславие всегда было ее слабой стороной. Обожание и поклонение вскружили ей голову. К тому же, обнаружив, что вера и молитвы людей увеличивают ее силу, Лея стремилась любыми способами увеличить количество почитателей. Я же безуспешно пытался вернуться домой. Иногда у моих опытов были разрушительные последствия. Так я заслужил имя Темного бога. Добрую, милостивую и сострадательную Лею нарекли Пресветлой. И хотя ее поступки принесли в мир немало зла, плохим богом по сей день считают меня.
  Даниил отвлекся от нарезки овощей, обернулся и, ухмыльнувшись, подмигнул мне.
  - Спасая жизнь другу, я поделился с ним своей силой и создал первого в мире мага. Не разглядел. Доверился. Ошибся. Тибий возжелал большего могущества. Преподнеся дары, он попросил Пресветлую создать оружие, отнимающее жизненную энергию у другого создания. Лея, не задумываясь, исполнила его пожелание. Когда я этого не ожидал, Тибий вонзил кинжал мне в сердце.
  
  

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"