Малеваная Наталия Янтарная бабочка: другие произведения.

Эленриэль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.40*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    в процессе... "капитальный ремонт" старой версии
    Дополнено от 10.12.
    Эйра - обычная девушка, человек с небольшим магическим даром. Согласившись с предложением отца поступить на обучение в Академию магии и магических искусств, девушка и не предполагала чем для нее это обернется. Друзья рядом, но и враги не заставят себя долго ждать, новые знакомства, а встреча с синеволосым драконом-оборотнем принесет в ее жизнь любовь, странные сны-воспоминания... осознание того, что в ее прошлом скрыто множество тайн и она совсем не та, за кого себя принимает.

  
  ПРОЛОГ
  
  ...Тьма. Приятно. Так хочется в её объятья. Покой. Здесь нет боли. Больше нет... Нет слез. Не нужно куда-то спешить, о чем-то беспокоиться... Нет ничего важного. Здесь нет чувств. Спокойствие... Тишина и спокойствие...
  ...Резкая боль. В тело вонзаются острые когти. Привыкаю к боли. Снова тьма. Спокойствие. Пощёчина. Вкус крови на губах... Тьма защищает от боли. Так тихо... Хорошо. Сердце стучит, бьётся пойманной в силки птицей. Трудно дышать. Не чувствую тело. Невесомость. Так легко...
  - Брат, дай нож! Я больше не смогу. Едва удерживаю её. Быстрее. Прош-ш-шу...
  Шипящий голос. Смешной. Словно у змеи. Знакомый... Откуда я его знаю?
  Хочу открыть глаза - очень интересно посмотреть на этого шипуна. Тьма противится, не хочет отпускать из своих объятий.
  Между рёбер, слева, врезается что-то острое и холодное. Достигает сердца. Боль...
  Все. Сейчас всему придёт конец.
  Тьма удовлетворённо дрожит. Она победила.
  Но, что это? Песня...
  Странное золотое сияние пробивается сквозь тьму, прогоняет её. Оно ослепляет... и приносит боль. Не хочу боли. Больше не хочу. Пожалуйста...
  Песня становится громче. Тону в сиянии, которое почему-то стало жидким. Воздуха нет. Хочу закричать, но лишь глотаю золотой свет.
  Легко. Могу кричать.
  Тело ломает, трещат кости. Все горит... Я горю.
  Крик. Только крик даст свободу... Такую желанную свободу. Но не могу...
  - Кричи, так будет лучш-ш-ше. Кричи, Эль. Кричи, Звёздочка.
  Снова этот голос. Такой родной, такой дорогой.
  Боль. Кричу, но не слышу...
  Снова тьма... Но на этот раз я знаю, что вернусь.
  - Молодец, Эль. Спи. Я буду ждать, моя любовь.
  
  
  
  
  ГЛАВА 1.
  
  - Свежая рыба! Све-е-ежая ры-ы-ыба!
  - Пирожки! Вкусные пирожки! С мясом! Капустой! С хиршом! Самсом! Пирожки!
  - Эй, красавицы, не проходите мимо! Специально для вас самые лучшие шелка Туманного острова!
  - Фрукты! Фрукты из самой Фреирии. Откушай сладость далёкой страны! Не упусти возможность.
  - Самые низкие цены! Хотите выглядеть молодо и красиво, тогда вам именно сюда! Чудодейственный крем от Мадам Потт!
  Центральная площадь Сантарии как всегда шумела сотнями голосов. Торговцы, каждый нахваливая свой товар, зазывали покупателей... и мешали мне дремать. А ведь сегодня выдался первый поистине тёплый день. Солнышко пригревает, лёгкий ветерок, не пробирающий до костей... Я так удобно устроилась на плоской крыше лавки портного. Самое спокойное место. Старый Унтар Ринн и его сыновья не зазывают покупателей сладкими речами и обещаниями. У них свои клиенты: надёжные, приносящие стабильный доход. Ещё бы! Ринн - известный и лучший портной во всей Сантарии. К нему едут даже из того самого Туманного острова. Привозят свои шелка, чтобы риан Унтар сшил для них наряды. Хотя, думаю, приезжают они не потому, что Ринн и его сыновья так уж талантливы, а потому, что к нам ближе добираться, нежели в Сантию - столицу нашего славного государства. А ещё Сантария находится на перекрёстке торговых путей. И именно из-за этого за последние десять лет наш небольшой городок - говорят, он раньше назывался то ли Залесенск то ли Зареченск, но никто уже и не помнит точно - превратился в подобие той самой столицы. Только воздух у нас чище и вода вкуснее. Но я этого не говорила, и даже ни одна мысль об этом в моей голове не мелькала. У Тайной Императорской Службы везде есть уши. Как-то не очень хочется попасть на свидание к палачу, а потом провести пару незабываемых дней в гостеприимной тюрьме. Плавали, знаем...
  Тяжело вздохнула от невесёлых воспоминаний, я перекатилась на живот и, положив под подбородок руку, принялась рассматривать толпу. Всегда можно увидеть что-то интересное и забавное. Да и просто наблюдать никогда не бывает скучно. Перекрёсток торговых путей все-таки. Здесь можно встретить кого угодно. Вон, например, группа эльфов. Худые как палки. Герда, посудомойщица в трактире "Золотой гусь", называет их сухостоями. Хорошо, что эльфы об этом не знают. Обиделись бы, а они злопамятны. Но худощавое телосложение весьма обманчиво, как остроухих не называй. Казалось бы, дыхни, сломаются, а нет же. Гибкие, грациозные, обладают острым умом, превосходно слышат и неплохо видят при самом тусклом свете Умелые воины и маги, а их пение можно слушать часами. Но... эти темноволосые, одеты в зелёные плащи и луки за спинами. Значит, Лесной народ. Однозначно петь не будут, сколько не проси. Лесные редкие гости, не любят городов и без особой надобности свой Лес не покидают.
  О, а вон тот дяденька с пышными черными усами и бородой... ага, тот самый, который только что ущипнул за место пониже спины проходившую мимо него продавщицу цветов. Так вот, тот дяденька - оборотень. Выглядит как обычный человек, но и здесь внешность не показатель. Его выдают резкие движения, стремительность и звериная грация. Как не маскируйся, а свою сущность не спрячешь. Особенно от тех, кто знает, на что смотреть. А с оборотнями нужно держать ухо востро. Хитрые и непредсказуемые, они с удовольствием воткнут нож в спину тем, кто им доверился. Так что, дяденьку запомним и в случае чего обойдём десятой дорогой.
  Откуда-то снизу послышалась трель колокольчика. О, у риана Ринна посетитель. Кто на этот раз? Вчера, например, приходили две дамочки. Люди, но судя по одежде и количеству блестящих украшений, не простые крестьянки. Аристократки. А ругались, ух... Как только бедный Унтар выдержал визит этих двоих? И ведь учтиво кивал и улыбался. Железные у старика нервы... Колокольчик снова зазвенел. Хм, так быстро? Обычно, у риана все задерживаются подольше. Интересно...
  Когда я подползла к краю крыши, то смогла увидеть лишь спину фигуры в тёмном плаще с капюшоном. Досадливо вздохнув от того, что не успела рассмотреть таинственного посетителя, я едва не свалилась с крыши: фигура в плаще именно в этот момент резко обернулась и из-под капюшона в мою сторону сверкнули два красных огонька. Моё воображение тут же учтиво дорисовало, что может скрываться под плащом. Смуглая кожа, тёмные, слегка раскосые, глаза, тонкие черты лица и обязательно длинные черные волосы, особым образом заплетённые в косу. Целую минуту не удавалось отвести взгляд, пока меня не отпустили. Ментальный щит у меня самый простой, поэтому слабенький, вот я и попалась. Внутри все свернулось от страха. Кадар... Никогда, никогда, никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя смотреть в глаза кадару. Об этом знают даже пятилетние дети. Кадаров не зря считают опасными. Искусные воины, обладающие к тому же огромными магическими способностями. Прошло более тысячи лет со времён Великой войны - самого кровавого и беспощадного побоища, когда даже брат восстал против брата. Слава всем богам, что я родилась не в то время. Даже боюсь представить, как бы закончилась война, если бы не вмешались кадары. Раса воинов быстро и без особых усилий вернула порядок в мир. Конечно же, не обошлось без жертв - этого, увы, никак не избежать, - но невинные жители в основном не пострадали.
  Кадары - скрытная раса, они не любят раскрывать своих секретов и берегут их пуще самого ценного сокровища. Например, по отличительным знакам можно узнать, к какому клану относится тот или иной кадар, известен глава Клана и двое его приближенных-помощников. И на этом все, дальше кадары в дела своих родов никого постороннего не пускают. К чужакам относятся насторожено, а иногда и открыто враждебно. И ещё раз слава всем богам, что мне посчастливилось повстречать миролюбивого кадара, который всего-навсего просканировал меня, а не превратил мои мозги в кашу. Таинственная фигура в плаще, вернув мне контроль над телом, поклонилась и, утратив к моей персоне всякий интерес, направилась дальше по своим делам.
  Перекатившись по крыше и перевернувшись на спину, подложила под голову руки и уставилась в сине небо. Из груди сам по себе вырвался грустный вздох. Вот кого-кого в Сантарии не увидеть, так это драконов. Представителей этой расы во времена Великой войны погибло наибольше. С тех пор драконы отгородились от всего остального мира и не появляются среди других народов. Лишь изредка, по приглашению того или иного владыки, посещают великосветские мероприятия, покидая Туманные горы. В детстве мне посчастливилось увидеть дракона. Один единственный раз и пусть высоко в небе, из-за чего почти ничего невозможно было разглядеть, но то чувство, которое вызвал парящий в вышине ящер, я сохранила даже спустя двадцать лет. Это ощущение нельзя описать словами, потому что попросту не существует таких слов, и жаль, что я не эмпат, чтобы передать всю гамму чувств... Это... это полет. Надежда. Счастье. Это свобода... и любовь...
  - Эйра!!! - От прозвучавшего едва ли не у самого уха крика, я испуганно дёрнулась.
  - Да, папа, - снова перевернувшись, свесилась головой вниз на этот раз в сторону соседнего с лавкой Ринна здания. И все лишь для того, чтобы встретить недовольный взгляд седовласого мужчины, стоящего внизу.
  - Спускайся, - сложив руки на груди, потребовал отец, а когда я, поднявшись на ноги, спрыгнула на землю, нахмурился.
  "Да-да, знаю, что делать так нельзя, но ведь это всего лишь каких-то четыре метра. И нет, я уверена, что голову не сверну и ноги не переломаю. Все хорошо и не стоит переживать", - мысленно пробормотала стандартную отговорку в ответ на укоряющий взгляд и, покаянно склонив голову, послушно последовала за родителем.
  Сорок лет назад с отличием окончив факультет Жизни по курсу целителей и лекарей Академии магии и магических искусств, Карл Коу, а по совместительству ещё и мой отец, обосновался в Сантарии. Здесь же, спустя десять лет, он женился на дочке хозяина трактира "Золотой гусь". А спустя ещё десять, одолжив денег у свёкра, открыл свою лавку и теперь является известным лекарем не только в нашем городе и ближайших деревнях. Его даже приглашали работать в столицу, но отец отказался. Собственно, известным он стал после того, как четыре года назад изобрёл лекарство от красной лихорадки. Болезнь за пару месяцев охватила всю Сантарию и унесла сотни жизней, не выбирая по возрасту, расе или статусу. В последний год эпидемии болезнь унесла и жизнь мамы. Это стало одной из немногих причин отказа отца переезжать в столицу.
  - Эйра, ты меня слушаешь? - поинтересовался отец, улыбаясь.
  - Да-да, - кивнула, отгоняя болезненные воспоминания. Мама, её улыбка, нежные руки, ласковый, любящий взгляд...
  - Тогда, повтори то, что я только что сказал. - И взгляд такой хитрый-хитрый, и всезнающий. Видит меня насквозь. - Риан Вигрэм заказал настойку от простуды. Отнесёшь, заберёшь деньги. Риану Ринн - мазь от боли в суставах.
  На прилавке передо мной выстраивался ряд бутылочек и флаконов, а отец все добавлял и добавлял новые.
  - Риане Тэмм настойку сайры. Проследи, чтобы она при тебе выпила правильную дозировку, ровно половину, а не как в прошлый раз. Вторую половину, напомни, через четыре часа. Риане Потт эфирные масла и вытяжку из земляного червя. Все запомнила?
  - Да, - заверила, складывая зелья и настойки в сумку. - Не беспокойся, не перепутаю.
  Молча помахала отцу рукой, так как в лавку вошёл посетитель, и направилась выполнять поручения. Раньше родители работали вдвоём, но после смерти мамы я сама на себя возложила часть обязанностей. Пусть отец и маг, а они живут достаточно долго, но его возраст уже даёт о себе знать. Да и потрясения, выпавшие на долю родителя, не прошли для него даром. Так что я приняла решение во всем помогать и поддерживать отца, хотя в то время только-только окончила школу.
  Оказавшись на улице, подняла лицо к солнечным лучам и на пару мгновений прикрыла глаза, мысленно составляя удобный для себя маршрут. Я действительно запомнила все наставления и распоряжения отца, хотя и слушала вполуха. Ещё в Школе заметила, что память у меня во много раз лучше, чем у сверстников, да и детей постарше. Мне не составляло особого труда запомнить только что прочитанный текст, а услышанное или увиденное единожды могла воспроизвести до мельчайших подробностей. Мама иногда любила шутить, что у них родился гений, пусть и с незначительными магическими способностями.
  Сантария, как и многие города и большие деревни нашего славного государства, построена если и не по одному плану, то, по крайней мере, весьма похоже. В центре неизменно находится площадь, от которой расходятся лучи, разделяющие город на ровные части - районы. Заплутать очень сложно. Сантарию же я знаю досконально, не раз рассматривала карты в отцовском кабинете, хотя и не во всех районах города бывала лично. Мой сегодняшний маршрут проходил через: Торговый район с его шумной толпой и зазывающими криками торговцев; Цветочный, благоухающий зеленью и дурманящий ароматами разнообразных цветов; Мастеровой, где полно домов и лавок различных умельцев - от кузнецов до создателей амулетов и артефактов. Заканчивался же мой путь домом риана Олафа Збышека. Бывший боевой маг огненной стихии, хотя он утверждает, что бывшими боевые маги быть не могут. Участвовавший во многих битвах, о которых не любит рассказывать, разменяв вторую сотню лет, вернулся в родные края, чтобы отдохнуть и дожить отведённое богами время. Но его деревня, ранее соседствующая с Сантарией, была разгромлена и стёрта с карты государства. Как и его дом. И семья. Риан Збышек поселился в лесу, на полпути между нашим городом и его бывшей деревней, на месте которой сейчас простирается чистое поле. Боевое прошлое оставило многочисленные следы на теле Олафа и он часто обращается к отцу за обезболивающей настойкой - уж очень спина беспокоит.
  Покинув шумящий город через северные ворота, я пересекла небольшой луг с редкими, первыми в этом году цветами и ступила под сень леса. Могущественные деревья вздымались высоко над головой, почти полностью скрывая солнечный свет. В глазах на некоторое время потемнело из-за резкой перемены освещения. Здесь было прохладно, сыро и пахло прелой листвой. Слышался робкий щебет птиц и жужжание насекомых.
  - Стой! - раздался звонкий голос и разнёсся вокруг.
  По инерции сделав ещё пару шагов, я замерла на месте, как и было велено. В шаге от меня на землю с ближайшего дерева легко спрыгнул эльф. Выше меня на ладонь. Босой, одет в холщёвую рубаху и такие же штаны. С самодельным копьём в руках, острие которого тут же направил в мою сторону. Узкое лицо с правильными чертами. Нахмуренные тонкие брови над чуть большими, чем у других рас, голубыми глазами, прямой нос и слегка пухлые губы. Светлые короткие волосы до плеч и, конечно же, уши. Вид серьёзный и грозный, но подрагивающие уголки губ, портят впечатление.
  Внешность остроухого выдавала в нем эльфа степного. В отличие от сородичей, Лесного народа, например, степные с удовольствием живут среди прочего населения Тьерриана. Общительные, хотя видовая высокомерность, присущая большинству представителей Старшей крови, тоже присутствует, но не так патологически обострена, как у других эльфов. Хорошие охотники, земледельцы, скотоводы. Иногда - умелые воины, которые основным оружием выбирают мечи и секиры. В молодости, между первым совершеннолетием и вторым, предпочитают путешествовать, становятся искателями приключений, менестрелями. Но, повзрослев, обязательно где-нибудь оседают, чаще всего, поблизости к родственникам.
  - Эйра Коу, по какому праву ты вошла в наш лес? - вопросил спрыгнувший с другого дерева второй эльф - точная, до мелочей, копия первого.
  Смерив взглядом остроухих с босых ног до кончиков ушей, молча, достала из сумки два синих леденца на палочке, которые совсем недавно купила у торговки. Эльфы сразу же белозубо заулыбались, утратив воинственный вид, и опустили направленные на меня копья.
  "Вот, дети малые", - подумала, с умилением наблюдая, как с хрустом леденцы исчезают во ртах остроухих. - "И кто бы сказал, что им уже давно за пятьдесят минуло".
  - Идём, - одновременно произнесли эльфы, становясь по обе стороны от меня. Переглянулись и синхронно показали синие от сладости языки. - Проводим.
  Рассмеявшись, подхватила остроухих под руки.
  Иллион и Солон.
  Для общения с иными расами у эльфов приняты длинные труднопроизносимые личные и имена родов, но у братьев-близнецов только обычные. По коротко остриженным волосам, которые сами по себе никогда не отрастут длиннее, и характерной татуировке на правом виске в них легко можно распознать изгнанников. От рождения.
  Когда-то очень давно риан Збышек воевал на западе Эрфеи. В одном почти вымершем городе он спас эльфийку. Изгнанница, от которой отказался род. Она была ранена и вот-вот должна родить. Эльфийка так и не назвала своего имени, умерла, дав жизнь двум малышам. Суровый вояка Олаф Збышек, не знал, что ему делать с эльфиками, о которых перед смертью попросила позаботиться их мать, и отнёс малышей в приют. Лишь спустя десять лет он отыскал и забрал мальчишек с собой, а потом отправился в далёкий путь, в родные края. С тех пор они так и живут вместе, в лесу.
  Несмотря на то, что своё первое совершеннолетие Иллион и Солон отпраздновали ещё в пятьдесят лет, по характеру они не взрослее человеческих подростков. Обожают сладости и забавы. Зная о своём изгнании и ненужности родичам, отчего-то каждый раз играют разные роли. Сегодня это Лесной народ, месяц назад были дроу, горные эльфы, а в прошлом году они продолжительное время изображали людей - прятали уши под повязками, движения делали мене плавными и грубоватыми. Отец говорит, что играя подобным образом, близнецы ищут своё место в мире. Мне, вообще-то, все равно кого они из себя изображают. Братья знают меня с пелёнок, сколько помню себя - они всегда рядом. С ними весело и они считают меня равной, несмотря на чудовищную разницу в возрасте. Мои друзья.
  До самого дома риана Збышека мы не проронили ни слова. Я вспоминала рассказы отца о жизни эльфов, а мои стражи были заняты поеданием уже третьей порции сладостей, от которых их языки окрасились теперь уже в зелёный цвет.
  - Пришли, - на границе леса и небольшой поляны, на которой находился их с рианом Збышеком дом, сообщили братья. Вытянувшись в струнку и приложив сжатый кулак правой руки к сердцу, одновременно развернулись и скрылись в лесу.
  - Надеемся, у тебя есть чем оплатить обратный путь, - донеслось ехидное из кроны ближайшего дерева.
  Насмешливо фыркнув - в сумке у меня лежало ещё шесть леденцов, - пошагала по широкой тропинке к дому. На крыльце в плетёном кресле сидел риан Олаф и что-то вырезал из длинной перекрученной палки. Сильные руки с выступающими венами и перекатывающимися под кожей мышцами ловко орудуют ножом. Поясница перевязана платком из шерсти архара. Шерсти настолько плотной, что не пропускает воздух, создавая согревающий эффект. Видимо спина сильно беспокоит мужчину. Это подтверждает и то, чем мужчина сейчас занимается. Занятие, которое по его словам, приносит ему успокоение и отвлекает от боли. И обеспечивает неплохой заработок. Близнецов часто можно встретить на площади Сантарии торгующими разными поделками из дерева. Торговцы, проходящие караваном через наш город, охотно их покупают.
  - Светлого дня, Эйра, - произнёс риан Збышек, не поднимая головы и не прекращая строгать деревяшку. Вот всегда он так, никогда не застать врасплох, а ведь я старалась идти, крадучись и не создавая лишнего шума.
  - Светлого дня, дядя Олаф, - поприветствовала, отмечая, что с нашей последней встречи мужчина остриг волосы, оставив короткий седой ёжик.
  - Как отец? - поинтересовался риан и стрельнул в меня твёрдым взглядом карих глаз. Внимательным, пронизывающим и всезнающим взглядом.
  - Спасибо, хорошо, - улыбнувшись, ответила и взбежала на крыльцо. - Вот, дядя Олаф, Ваша настойка. Принимайте...
  - ...по три капли на кружку воды, не чаще четырёх раз в день, - закончил наставление за меня мужчина. - Помню, девочка. Помню. Моих ушастых видела?
  - Где-то там, - махнула рукой в сторону деревьев, откуда пришла.
  - Уже не там, - донеслось звонкое совсем с другого края поляны.
  - Тш-ш, балбес, - шипение, звук глухого удара и тишина.
  Мы с рианом Збышеком переглянулись и рассмеялись.
  - Мальчишки, - с тихой грустью в голосе, протянул мужчина и, бросив строгать деревяшку, наклонился к сумке у своих ног. - Держи, Эйра. Спасибо, что не забываешь старого вояку.
  - Какой же Вы старый, дядя Олаф? - возразила, с благодарной улыбкой принимая подарок - искусно вырезанного деревянного дракона. - Вы ещё детей Солона и Иллиона нянчить будете.
  Риан Збышек ничего не ответил, а я ничего больше не сказала. Все слова вылетели, стоило мне уловить быстрый взгляд мужчины, брошенный в мою сторону. Наполненный печалью, словно со своими приёмными сыновьями Олаф уже попрощался. Ещё раз поблагодарив риана за подарок, отправилась в обратный путь. Сегодня ещё нужно успеть перебрать травы, утром доставленные торговцем, у которого с отцом договор на поставку, и проконтролировать приготовление одного из самых сложных и дорогостоящих зелий.
  Как только я ступила под сень деревьев, по обе стороны от меня появились близнецы. Молча, протянули руки, требуя свою "плату". Сунула каждому по полосатому леденцу и зашагала по тропинке, зная, что эльфы последуют за мной.
  - А Сол за наядами подглядывал, - вдруг заявил Иллион, не вынимая леденец изо рта.
  - Надо же, - хмыкнула, подмигнув эльфу. - Прошлый раз его ничему не научил.
  - Ага, - энергично закивал Иллион. Он младше брата на несколько минут и никогда не упускал возможности поддеть старшего. - Они его крапивой побили.
  - Эй! - возмутился Солон, попытавшись у меня за спиной ткнуть брата копьём. - Ты же обещал никому не рассказывать.
  - Мало чего я обещал, - пробормотал Иллион, но его щеки и кончики ушей поалели от смущения.
  - Ладно вам, - приструнила эльфов. - Не ругайтесь. Так что там с наядами?
  За бравурным рассказом Иллиона и ворчливым бурчанием Солона, дорога через лес пролетела в одно мгновение. Идти дальше эльфы отказались, даже не соблазнились сообщением, что у меня дома есть сладкий пирог с черри. Попрощались и братья тут же скрылись в кронах ближайших деревьев. Но, шагая по полю в сторону деревни, я спиной ощущала их внимательные взгляды. Губы время от времени так и растягивались в улыбке. Охраняют. Беспокоятся.
  Доставка заказов не утомительное занятие, но занимает довольно много времени. Когда я вернулась домой, солнце уже почти скрылось из виду, хотя ещё освещало верхушки деревьев. Если забраться на шпиль городской ратуши, то можно ещё минут двадцать наблюдать за горящим шаром, медленно прячущимся за Туманные горы. Взяться сразу за перебирание трав не получилось. Сначала пришлось приготовить ужин. А то я себя знаю. Как возьмусь за работу, так и не отвлекусь, пока не закончу. Отец, после закрытия лавки, придёт голодный и если его не накормить, так и ляжет спать.
  Ужин был уже давно готов, травы разложены и рассортированы, зелье бодро булькало в котелке, а отца все ещё не было. В тот момент, когда я решила отправляться искать родителя, стукнула входная дверь. Желая высказать все, что думаю по поводу вот таких вот поздних возвращений домой, без предупреждения, выскочила в коридор.
  - Эйра, - радостно улыбнулся отец, увидев меня. Весь мой гнев тут же улетучился, как и не было. - А у меня для тебя сюрприз. Вот смотри.
  Продолжая улыбаться, родитель протянул мне свиток, перевязанный тонким красным шнуром, скреплённым восковой печатью. Взломав хрупкий восковой кругляш с нарисованным фениксом, развернула свиток. Пробежалась глазами по ровным строчкам. Не поверила. Прочитала ещё раз.
  - Па? - выдохнула растеряно.
  - Ты же хотела учиться в Академии, - пожав плечами, произнёс отец.
  - Да, но... - я ещё раз глянула в свиток. - Это же дорого.
  - Ничего, - отмахнулся родитель. Подошёл и, наклонившись, поцеловал в макушку. - Мы можем себе это позволить. Я уже внёс половину суммы, другую можно выплатить постепенно. Так что, собирай вещи, дочка.
  - Что? Па! - возмутилась. Отец не обратил на мою вспышку внимания, прошёл рядом, направляясь в кухню. Поспешила следом. - Эти деньги ещё можно вернуть?
  - Ничего мы возвращать не будем, - тон родителя вмиг стал строже. - Мы с твоей мамой планировали твоё поступление в Академию ещё по окончанию Школы, но... случилось то, что случилось. А теперь у нас есть достаточно денег, чтобы ты смогла продолжить обучение. Ты же об этом мечтала.
  - Мечтала, - согласилась. - Но...
  - Никаких "но", - наставительно проговорил отец. - Итак, чем ты меня сегодня кормишь? М-м-м, рагу из хирша. Пахнет восхитительно.
  Я не смогла удержать смешок.
  - Вот ты говоришь, никаких "но", - хмыкнула, накрывая на стол, - а как только я отправлюсь в Академию, помрёшь же от голода.
  - Так ты согласна? - поинтересовался родитель. - И чего это я помру? Я столько лет жил сам, учился и готовил себе самостоятельно. Выжил как-то.
  - Ага-ага, - покивала, - выжил. Эх, ладно. Я согласна.
  - Вот и хорошо, - улыбнулся отец. - Давай садись, будем ужинать, а потом обсудим детали.
  Академия. Вернее, Академия магии и магических искусств. Единственное во всем мире высшее магическое учебное заведение, в котором мечтает учиться каждый маг. Именно её в своё время окончил отец, проучившийся положенные двенадцать лет на факультете Жизни. Легендарная Академия, находящаяся на острове Таурис - закрытом острове, на который можно попасть только с помощью стационарного портала, который открывается всего несколько раз в году. Чтобы стать студентом, нужно пройти вступительный экзамен, а чтобы получить пропуск на этот самый экзамен, необходимо внести определённую сумму монет. Даже если ты годен по способностям, то без нужного количества денег, все равно не попадёшь на экзамен. И в то же время, будь ты непомерно богат, но бездарь в плане магии, вход для тебя тоже закрыт. Академия не зависит ни от одного государства, у неё нет спонсоров или благодетелей. Деньги, которые вносит каждый абитуриент, идут на оплату потребностей учебного заведения, на зарплату служащему персоналу, преподавателям и на скромную, но достаточную для проживания, стипендию учащимся. Обучение, на какой факультет тебя не определили бы, длится одинаковый срок - двенадцать лет. После окончания и получения соответствующей грамоты, выпускник должен проработать на месте распределения пятьдесят лет, отдавая тридцать процентов своего заработка на нужды той же Академии.
  Ещё учась в Школе магии, я планировала поступить в Академию. Да, у меня небольшой дар, но он есть и мне хотелось его развивать. Хотелось выучиться и так же, как отец, приносить пользу окружающим. Думаю, попасть к целителям и лекарям у меня сил хватило бы. Или, в крайнем случае, на курс зельеваров. Но потом случилась эпидемия красной лихорадки. Заболела и умерла мама. В то трудное время я не могла оставить отца одного. А теперь... Чего уж думать теперь, раз согласилась?
  
  
  ГЛАВА 2.
  
  Собирать вещи пришлось в ускоренном режиме. Вступительный экзамен назначен на второе славеня, а ведь ещё нужно время, чтобы добраться в Сантию, к центральному порталу, а уже оттуда на остров Таурис. Весь следующий день был посвящён сборам и покупке необходимых вещей, в основном ученической мелочи. Ученики Академии носят форму, так что с собой нужен минимум одежды. И все равно, вещей насбирала две полные сумки, которые мне самой и не поднять даже. Отец утешил, что до столицы меня подвезут, торговый караван как раз на днях отправляется, и родитель уже договорился о месте для меня. В свою очередь я договорилась с рианой Звалиш, когда-то работавшей в "Золотом гусе" кухаркой, чтобы она готовила отцу и время от времени прибирала в доме. Риана уволилась из трактира, чтобы присматривать за тремя внуками-погодками. Сейчас парни уже взрослые и довольно самостоятельные, так что в присмотре не нуждаются. И как мне было известно, работу риана Звалиш так и не нашла. Так же я отыскала для отца помощника, который будет разносить заказы и помогать в лавке по мелочам. Соседский мальчишка согласился работать за умеренную плату.
  Ночь в день отъезда прошла беспокойно. Мне никак не удавалось заснуть, а снотворную настойку пить не хотелось, после неё у меня обычно голова весь день гудит. Так и не сомкнув глаз, рассвет я встретила уже умытой и одетой. Приготовила завтрак, смахнула кое-где пыль и сидела, ожидая, когда проснётся родитель. Быстро позавтракав, мы поспешили к северным городским воротам, от которых через полчаса должен был отправляться караван риана Свая. Успели вовремя. Но радость от этого была омрачена тем, что с отцом нужно прощаться, со мной, к сожалению, он не может отправиться.
  - Па, - выдавила жалобно, чувствуя, как в глазах начинает жечь от слез.
  - Ну, ты чего? Эйра? - растеряно произнёс отец и сгрёб меня в охапку, обнимая. - Все будет хорошо. Ты поступишь, а потом и не заметишь, как пролетит первый семестр. Приедешь на каникулы.
  - Угу, - буркнула родителю в плечо и все же уронила пару слезинок.
  - Не плачь, - погладив меня по волосам, попросил отец. - А у меня для тебя сюрприз есть.
  - Ещё один? - поинтересовалась с подозрением.
  - Да, и он приятный, - заявил и, отцепив меня от себя, развернул. - А вот и сюрприз.
  Сюрприз, в виде двух хорошо известных мне эльфов, сверкал широкими улыбками. Одеты близнецы были в дорожные костюмы, уши спрятаны под повязками, поэтому братьев от людей не отличить. Рядом с ними, опираясь на трость, стоял риан Збышек.
  - Попрощаться пришли? - хлюпнув носом, спросила.
  - Не-а, - в один голос сообщили парни, - мы с тобой едем.
  - Учиться, - добавил Солон, важно кивнув.
  И только сейчас я заметила объёмные сумки у ног эльфов. Несколько раз перевела взгляд с багажа на самих остроухих и обратно, все никак не понимая сказанного ими. А потом сознание затопила безудержная радость. Я буду учиться вместе с близнецами! Обрадовано завизжав, бросилась обниматься. Потискала в объятиях не только братьев, но и дядю Олафа, попутно получив от него пожелание хорошо учиться и не забывать старого вояку.
  - Отправляемся! - Над вереницей телег и навьюченных лошадей прогремел зычный голос.
  - Пора, - произнёс отец, и я снова его обняла, крепко прижавшись. - Счастливого пути, доченька.
  Город уже скрылся из глаз, а я все ещё ощущала тяжесть тёплой руки родителя на голове, а поцелуй на лбу жёг, как клеймо. И снова на глаза навернулись слезы, а душу разрывали противоречивые чувства. С одной стороны мне очень не терпелось попасть в Академию, но с другой - оставляя отца одного, словно отрывала часть себя.
  - Не грусти, Эйра, - привалившись ко мне плечом, произнёс Иллион. - Впереди нас ждут приключения.
  - Все хорошо и будет ещё лучше, - прижавшись с другой стороны, Иллион шутливо щёлкнул меня по носу. Губы сами по себе растянулись в улыбке. - Вот так-то лучше, малыш.
  - Я уже не маленькая, - привычно отозвалась.
  - Да-да, - одинаково покивали в ответ эльфы.
  Мы были в пути уже десять дней. Караван двигался неспешно, предпочитая на ночь останавливаться в трактирах или гостевых дворах. Хозяин каравана, риан Милаш Свай, если была возможность, всегда выбирал комфортные условия ночёвки. Нам же с близнецами доводилось спать на конюшне, постелив плащи на стоге сена. Денег, чтобы снять хотя бы комнату на троих, не было - приходилось экономить, потому что цены даже на еду были намного больше, чем в Сантарии. Отец, конечно же, выдал мне небольшую сумму на расходы, да у Солона и Иллиона тоже были деньги, но решили много не тратить и экономить. А вдруг поступить не получится? Если придётся возвращаться, то деньги будут нужны на обратную дорогу. Но, если все же поступим, то звонкая монета в кармане тоже не помешает. Конечно же, первогодкам полагается обязательная стипендия, но только после месяца обучения, а кое-какая мелочь может понадобиться.
  Одиннадцатый день путешествия встретил нас проливным дождём в чистом поле. Несмотря на укатанную дорогу, вода, льющаяся с неба, размочила землю и колеса стали вязнуть в образовавшейся жиже. Передвигаться дальше было затруднительно, но риан Свай не останавливал караван. Хоть и со скоростью земляного червя, но нужно двигаться вперёд. Дождь даже не думал утихать и если обоз остановить, то мы надолго увязнем в этом болоте. Все это понимали, поэтому сосредоточенно хмурились и молчали. Мы с эльфами пытались помочь и хоть как-то утихомирить разбушевавшуюся погоду, но наших знаний было явно недостаточно. Вызвать небольшой дождик, чтобы полить грядки - легко. Унять ветер, разгулявшийся на почти готовом к сбору урожая поле, - проще простого. Разогнать тучи, когда для посевов нужно солнечное тепло, - по щелчку пальцев. Но справиться с ливнем... Такому в Школе меня не учили. А близнецы, которые магии обучались у городского мага, подобными знаниями не обладали. Вот если бы они выросли в своём племени, тогда унять даже самую сильную грозу им бы было по силе. Но близнецы - сыновья изгнанницы и родовые знания для них под строжайшим запретом.
  - Ай! - пискнул Солон и вжал голову в плечи, туже заворачиваясь в плащ. В тот же миг над нашими головами с шипением сверкнула молния, а раскат грома на несколько секунд оглушил. - Ненавижу дождь!
  - Вода-а, - блаженно протянул Иллион, расплываясь в улыбке. В отличие от брата, он не кутался в плащ и подставлял лицо под струи дождя, не обращая внимания на промокшую одежду. - Хор-рош-шо.
  - Ничего хорошего, - проворчал Солон и вздрогнул от очередной молнии. - Эйра, скажи ему! - потребовал.
  - А я-то тут причём? - проворчала недовольно. - Он маг воды, вот ему и хорошо. Ты - маг воздуха и я не понимаю, почему тебе нехорошо. Молнии - это же твоё. Тебе под силу укротить пару штук. Вот я - целитель и мне нормально. Хуже, если бы вместо дождя снег пошёл. Вот тогда было бы плохо. Холодно. А так, приятный тёплый... ливень, - произнесла, тем не менее, лучше запахнув плащ, - который закончится через... два часа и снова засияет солнце.
  И, действительно, ровно через два часа ливень прекратился, тучи разошлись, пропуская солнечные лучи. А у меня появилась новая проблема: близнецы пристали с вопросом, откуда же я узнала, и никак не хотели поверить, что просто угадала, а не как-то повлияла на погоду. Не знаю, сколько бы ещё длились наши пререкания, но тут риан Милаш сообщил о скорой остановке. Мы вот-вот должны были достичь трактира "На перекрёстке". Огромное трёхэтажное здание, вмещавшее в себя купальню и харчевню на первом этаже и комнаты для ночлега на двух других, действительно, было построено на перекрёстке дорог. Двух главных, кстати, дорог в нашей стране. Одна дорога ведёт в столицу, Сантию, и является главным торговым путём, а вторая - пересекает наше королевство и упирается в Великий Лес. И это единственная дорога, по которой можно добраться до Лесного народа, ведь с другой стороны Лес окружают Туманные горы - непреступные горы, где живут драконы.
  Места на сеновале не оказалось. Нынче в трактире остановилось много сиятельных особ, которых сопровождают слуги. Вот именно слуги и заняли сеновал, а нам бедным будущим студентам Академии мест не нашлось. Пришлось раскошелиться и снять две комнаты. Да ещё и за размещение багажа довелось заплатить звонкой монетой. Моё негодование такими растратами ни на кого не произвело впечатления. Лишь близнецы принялись успокаивать и заверять, что мы обязательно поступим, и нам хватит тех денег, что остаются. Пришлось смириться и не показывать своего недовольства. Правда, улыбка, появлявшаяся на моем лице, всегда получалась кривоватой. За номер, в котором поместилась только кровать и стул, без удобств, пришлось выложить серебряную и две медных монеты. Да за такую сумму в Сантарии можно на несколько дней снять комнату, а не только переночевать! Я откровенно сожалела о потраченных деньгах, но иного выбора все равно не было. Братьям-эльфам же довелось потратиться больше. За аналогичную комнату, но с двумя кроватями, они заплатили полторы серебрушки.
  В отличие от благородных особ, нам, чтобы поужинать, пришлось спускаться в общий зал. Запах немытых тел, алкогольных паров и табака смешивался с ароматами, доносящимися из кухни. Неповторимое сочетание. Меня сразу же затошнило. Судя по слегка позеленевшим лицам Иллиона и Солона, их тоже. Иногда очень не хорошо обладать острым обонянием. Единственный незанятый стол оказался у входной двери, которая часто открывалась - кто-то входил, кто-то выходил. Но нам с братьями ни на что жаловаться не приходилось. Свежий воздух, проникавший, через открывавшуюся дверь, был истинным спасением.
  Подавальщицу долго ждать не пришлось. Думаю, это только благодаря симпатичным мордахам моих остроухих. Они тут же одарили девушку улыбками, и та зарозовела щёками. Выслушав наш заказ, она быстро умчалась на кухню, а вот обратно ждать её пришлось довольно долго. Чтобы не скучать, занялась тем, что любила больше всего, - наблюдением, конечно же. Иногда можно заметить даже то, что пытаются скрыть. В противоположном от нас углу расположилась компания эльфов. Даже в помещении они не стали снимать плащи. Зелёные. Лесной народ. Что-то часто они стали покидать свой Лес. Рядом с эльфами стол занимали громко переговаривающиеся наёмники. Кого только среди них не было: люди, оборотни и даже горный эльф. Остальные столы были заняты торговцами, в том числе, и из нашего каравана. Тоже разношёрстная толпа. А вот за соседним столом восседала компания огромных смуглокожих мужчин. Тарги, так они себя называют. Кочевой народ, обитающий в центральной части степи, занимающей одну третью нашего континента. Города посещают в основном из-за торговли. Тарги выращивают улов, огромных быков, и продают их рога и кожу. Также торгуют травами, которые произрастают только в степи. В большинстве, это целебные растения и те, которые часто используют в качестве приправ. А ещё поговаривают, что эти племена не прочь заработать и на торговле людьми. Других существ они не трогают, так как те могут дать достойный отпор. Вот именно взгляды таргов, бросаемые в нашу сторону, мне и не понравились. Надо быть осторожней. Близнецов сейчас не отличить от человеческих парней. Довольно смазливых, надо признать. Велик соблазн украсть и продать в чей-нибудь гарем на островах.
  Когда подавальщица, наконец-то, принесла наш ужин, толпа в трактире увеличилась вдвое. Соответственно шум и запах не уменьшились. Поэтому быстро поев, мы разошлись по комнатам. Переодевшись в ночную рубашку, я рухнула на кровать. День сегодня получился утомительным. Уснула, как только голова коснулась подушки.
  Проснулась я от того, что мне было плохо. Болела голова и ужасно тошнило. Оценивая свои ощущения и сдерживая рвоту, не сразу поняла, в каком положении нахожусь. А положение моё было довольно интересным и неприглядным. Руки и ноги связаны, на лице то ли какая-то тряпка, то ли мешок, а сама я вишу вниз головой, перекинутая через спину лошади. Да, судя по тихому фырканью, это именно лошадь. Запаниковав, забарахталась, за что и получила болезненный тычок в бок. Сверху раздалось недовольное ворчание, но слов не разобрала. Попыталась распылить верёвки магией, но поняла, что не могу. Что-то блокировало всю мою магию.
  Сколько продолжался путь трудно сказать, но вот наконец-то мы остановились. Меня совсем неаккуратно сняли с лошади и, как тюк сена, бросили на землю. Дышать через мешок было трудно, но пришлось, чтобы переждать очередной приступ тошноты. Голова болеть перестала, но в ушах звенело, заглушая окружающие звуки. Поэтому я не сразу услышала приближающиеся шаги и голоса. Мужские.
  - Что здесь? - поинтересовался хриплый голос надо мной.
  - Девка. Красивая, - ответил второй голос, тянущий гласные. - Сто золотых.
  - Да ты чего, Вирг? - возмутился первый мужчина. - Пятьдесят.
  - Не, уж больно хороша, Дарг. Девяносто пять.
  - Пятьдесят пять.
  - Девяносто!
  Мужчины продолжали торговаться, а я внутренне похолодела. Эти имена. Тарги! Меня украли эти кхэртовы тарги!
  - Шестьдесят.
  - Семьдесят пять!
  - Ладно, по рукам, - сдался Дарг. - Но к девке ещё вон того паренька тощего, на лицо хорош.
  - Забирай, - протянул Вирг. Послышался свист, а потом вдалеке - чей-то крик. - В следующий раз встречаемся через месяц, здесь же. Удачи, Дарг.
  - Свободного пути, Вирг.
  После послышались удаляющиеся шаги. Меня так и бросили лежать связанной. Судя по звукам, тарги, укравшие меня, продолжили свой дальнейший путь, а те, кто купил, не опасаясь никого, остались на месте. Спустя несколько минут ветерок принёс ко мне запах жареного на огне мяса и далёкие звуки голосов. Постепенно стоянка таргов затихала, только слышался чей-то храп и фырканье лошадей. Даже я начала засыпать.
  - Сарг, давай девку попробуем, - вырвал меня из дрёмы тихий голос. А через мгновение пришло осознание услышанного.
  Нет! Не хочу!
  - А если Дарг узнает, - засомневался другой тарг.
  - Ничего не будет, - уверенно заявил первый, убив поднявшую было голову мою надежду. - Я слышал, её все равно в дом радости продадим.
  - А если кричать будет?
  - Рот найдём, чем заткнуть. Давай?
  - Ладно, - согласился тарг, заставляя меня похолодеть от ужаса.
  Кто-нибудь спасите меня!
  Тарги действовали слажено. Меня перевернули на спину и стянули с головы мешок. Все ещё была ночь. Недалеко поблёскивал костёр, разгоняя тьму и позволяя разглядеть мужчин. Массивное тело, широкое лицо, слегка приплюснутый нос. Действительно, тарги. Один из мужчин развязал мне ноги, но ударить у меня не получилось, он крепко схватил мои лодыжки и, разведя их, вклинился между ног. Руки все также были связаны за спиной. Второй тарг разорвал на мне рубашку, в которой я ложилась спать. Мужчины довольно рассмеялись. И... Дальше все поглотила кровавая пелена.
  - ...а-а. Эй-ра-а! - словно со дна глубокого колодца ко мне доносился чей-то смутно знакомый голос. Я хотела ответить, но мой собственный голос мне не повиновался. Хотела пошевелиться. Но и тело не слушалось. - Эйра!
  От окрика прозвучавшего в самое ухо меня словно молнией пронзило. Вскочив села на земле и распахнула глаза. Где это я? Поляна, окружённая деревьями, недалеко журчит ручей. Рядом на корточках сидит Иллион. Встревоженно заглядывавший мне в глаза Иллион. Меня спасли! Радостно повисла на шее эльфа. Да, да! Мои молитвы были услышаны!
  Что-то царапнуло сознание. Что-то неправильное. Прекратила душить друга в объятиях, встретила его напряжённый взгляд. Оглянулась. Поляна! В первый раз я не заметила... Не заметила луж крови и разорванных на части тел: тарги, люди, эльфы, лошади. За время работы с отцом мне доводилось видеть многое, даже проводить вскрытие умершего, но от открывшейся картины замутило. Ужас! Хотя, должна признаться, что где-то глубоко внутри я рада, что, судя по ощущениям, мне удалось избежать надругательства, но кто... Кто мог такое сотворить? А я? Почему на мне ни царапины? Что здесь произошло?
  - Тише-тише, девочка, - подошедший Солон перехватил мои руки, когда я лихорадочно принялась себя ощупывать. - Все хорошо.
  Выпучила на эльфа глаза. В каком это месте хорошо?! Я. Голая. Посреди. Поляны. Заполненной. Изуродованными. Трупами! Меня начало трясти от подступающей истерики.
  - Эйра, успокойся! - приказал Солон.
  - Не слышит, - взволновано произнёс Иллион. - Может пощёчину дать, а?
  - Думаешь, поможет? - с сомнением поинтересовался второй эльф. А у меня вся охота побиться в истерике отпала. Заинтересованно прислушалась.
  - А вдруг поможет? - с надеждой проговорил Иллион.
  - А вдруг не поможет? - не сдавался Солон. Братья оценивающе смерили меня взглядами. - И... Знаешь, что она потом с нами сделает?
  - Знаю, но так оставлять её нельзя. Где нам потом врачевателя душ искать или менталиста?
  - Думаешь, она того? - полюбопытствовал Солон и слегка приподнял руку, думаю, чтобы покрутить пальцем у виска, но так и не завершил движение, с интересом покосившись на меня.
  - Я тебе что, знаток душ? Но папа Олаф говорил, что когда женщина в таком вот состоянии, нет ничего лучше шоковой терапии. Ты или я?
  - Ты.
  - Почему я? - возмутился Иллион.
  - А почему я? - парировал Солон.
  - А давайте... - начала говорить, но тут же подавилась словами, когда мне на лицо упала красная прядь волос. - Это что? - просипела ошарашенно, после того, как дёрнула локон и убедилась, что он мой. - Это как?
  - Понимаешь...
  - Знаешь...
  - Рассказывайте, - потребовала.
  Рано утром, когда близнецы пришли позвать меня на завтрак, они сначала удивились, что я долго не открываю на стук. С помощью магии братья отодвинули щеколду и обнаружили мою пропажу. Вещи были на своих местах, а вот я исчезла: постель разворошена, одеяло на полу и настежь распахнутое окно. Эльфы сразу же забили тревогу. Требовали, чтобы риан Свай отправил часть охранников каравана на мои поиски. Но риан Милош отказал, заявив, что девка, то есть я, сама с кем-то сбежала, и приказал каравану двигаться дальше. Конечно же, Солон и Иллион отправились на мои поиски. По следу таргов идти было легко и просто - они не скрывались. Спустя пять часов эльфы достигли поляны. Все уже были мертвы, некоторые туши лошадей даже успели немного обглодать дикие животные. Братья принялись обходить поляну, выискивая меня. И нашли немного в отдалении от остальных. Хотя, сначала усомнились, что это именно я. Моя кожа стала намного белее, а волосы - кроваво-красными.
  - И такой магический фон вокруг, - вздохнул Солон, поправив на мне накинутый братом плащ. - Сейчас немного развеялось.
  - Наверное, кто-то, чтобы защититься от зверя... - начал Иллион, оглядываясь.
  - ...даже не представляю, что это было, - добавил в паузе второй эльф.
  - ...использовал мощный амулет.
  - И, судя по твоему пустому резерву, Эйра...
  - ...ты тоже хорошо колданула.
  - Думаете, из-за этого моя внешность так изменилась? - поинтересовалась с сомнением, вертя в руке красный локон.
  - Возможно, заклинания вошли в резонанс, - неуверенно заявил Иллион. - Знаете, давайте отсюда уже уедем, а?
  - Да, нам пора, а то к нужному дню в Академию не успеем, - поддержал брата Солон, поднимая меня на ноги.
  - А? - я обвела взглядом поляну и тела на ней.
  - Сожжём, - в один голос заявили эльфы.
  Да, думаю, ничего другого сделать мы не сможем. Пока близнецы с помощью магии стаскивали тела в одну кучу, я задумалась над несовпадениями. Прекрасно помню, что пользоваться магией не могла, тогда как опустошила резерв? Какой же силы заклинания должны были быть, чтобы моя внешность так изменилась? Уровня магистра или архимага? Почему я оказалась в стороне, почему рядом со мной не было растерзанных тел таргов, которые собирались меня изнасиловать? Кто меня передвинул? И почему я столько не помню? Как чёрная заплатка на памяти. Одни вопросы, ответов нет.
  Оставив за спинами пылать ужасающий костёр - магический огонь лесу не навредит, - мы взгромоздились в седла арендованных у хозяина трактира лошадей. Нужно было поспешить. Сначала вернуть животных в конюшню трактира, а потом уже смотреть по ситуации: если получится, присоединиться к идущему в столицу каравану, если нет - своим ходом, то есть, пешком добираться. И пусть нам осталась треть дороги, последний вариант крайне не подходит, ведь в таком случае к назначенному дню в Академию мы не успеем.
  - Эй! Подождите! Э-эй! - раздался сзади чей-то крик. Близнецы тут же схватились за кинжалы, которые были спрятаны в хитрых креплениях на бёдрах. - Подождите!
  Спотыкаясь и размахивая руками, к нам бежал парень. На вид лет шестнадцати, но было в нем что-то, что подсказывало мне - не человек. Босой, растрёпанный, в разорванной на груди рубахе и грязных штанах. Без оружия. Хотя, некоторые создания могут быть опасны и сами по себе. Когда парень приблизился, на первый взгляд спокойные лошади нервно всхрапнули, а конь подо мной ещё и отступил назад.
  - Возьмите меня с собой, - выпалил парень, глядя на нас цепким взглядом.
  Этот взгляд, от которого озноб берет. Не запыхался после бега. Повёл носом, словно принюхиваясь. Оборотень. Не он ли со всеми расправился?
  - А ты кто такой? - грозно вопросил Солон, похлопав по шее свою лошадь.
  - Инар, - добродушно улыбнувшись, представился парень. - Тарги меня неделю назад поймали. До ближайшего города не проводите? - и склонил голову на бок, к левому плечу.
  - И как же оборотень позволил себя поймать? - не удержалась и поинтересовалась, с подозрением прищурившись. Оборотней, какого возраста они ни были бы, опасаются даже самые отъявленные разбойники.
  - Я ещё не обрёл вторую ипостась, - пожав плечами, сообщил Инар. - А защититься от десятка таргов одним мечом весьма трудно.
  - И куда же, риан Инар, направляетесь? - спросил Иллион, убирая руку от кинжала. Эльф явно не чувствовал опасности. В этом остроухим можно было верить безоговорочно.
  - Сначала в Сантию, к порталу. А потом в Академию, - с налётом гордости заявил оборотень. - Подвезёте?
  Следом за братом расслабился и Солон. Эльф дал своё согласие, но объяснил Инару, в каком положении оказались мы сами. Парень легкомысленно заявил, что не пропадём и к назначенному дню на Таурис попадём. Насмехаться над оборотнем не стала и вместо того, чтобы поддать сомнениям его слова, поинтересовалась, не знает ли он, что случилось на поляне. Он знал. После скудного ужина, который раздавали каждому пленнику, Инар уснул, накапливая силы - идею побега он не отбрасывал. Его разбудило чувство опасности и запах крови. Криков, к удивлению парня, не было, только шелест листвы, да пение сверчков. А потом совсем рядом с ним оказался монстр, подобных которому он ещё не встречал. Внешне во многом похож на человека, но тело покрыто чешуёй, по хребту змеится гребень, переходящий на массивный хвост, а за спиной сложены крылья. Пальцев рук венчали длинные острые когти, а стопы ног были похожи на звериные лапы. Это существо, фыркнув на оборотня горячим воздухом, не съело его и даже не надкусило, как опасался парень. Оно, подцепив когтём, перерезало верёвки, которыми был связан Инар. Так же существо поступило с остальными пленными. Вместо того чтобы бежать, куда глаза глядят, оборотень забрался на дерево и оттуда наблюдал за расправой монстра над работорговцами.
  - Кровавое зрелище, скажу я вам, - подытожил парень.
  До самого утра оборотень просидел на дереве, а когда собирался спуститься, увидел приближающихся всадников. С интересом понаблюдав за эльфами, Инар посчитал нас достойной компанией для продолжения своего пути. Иллион взял оборотня на свою лошадь и так, вчетвером, мы отправились к трактиру "На перекрёстке".
  Шесть часов нам понадобилось, чтобы добраться до трактира. Несколько раз приходилось останавливаться - мне становилось плохо. Перед глазами плавали цветные круги, тело знобило, голова кружилась, а живот скручивало спазмом и меня тошнило. Все признаки магического истощения. Впервые ощущаю на себе, раньше только читала. Отец как-то рассказывал мне рецепт укрепляющего зелья, вот только вряд ли я где найду необходимые травы, а купить у какого-то лекаря готовое денег не хватит, уж очень дорогое. Собственными же силами восстанавливаться резерв будет несколько дней и это весьма неприятный процесс.
  Хозяин трактира, риан Цудар, нашему появлению обрадовался, правда, не совсем нашему, а своим лошадям - мужчина опасался, что эльфы животных не вернут, а ускачут в закат и поминай, как звали. И такое облегчение отобразилось на лице риана, что я бы посмеялась, если бы могла. Путь к трактиру дался мне не просто, и последний час я ехала на лошади с Солоном, который придерживал меня, чтобы не свалилась. Сил никаких не было, непреодолимо клонило в сон, и с каждой минутой держать веки открытыми становилось все труднее. Нам пришлось снять комнату. Мне нужно было хоть немного набраться сил, чтобы выдержать дальнейшую дорогу. К тому же, по словам риана Цудара, к ночи ожидается торговый караван, который направляется в столицу. Как поведал хозяин трактира, в обмен на серебряную монету нас могут подвезти. А если уважаемые рианы и риана ещё и маги, то путешествие дешевле обойдётся - охрана в пути нужна даже не самому зажиточному купцу. Так и решили: дожидаемся каравана и с ним отправляемся в столицу.
  После ванной я, наверное, задремала, оказавшись в относительно уютной постели - мягко и клопов нет. Снилось мне что-то невнятное, какие-то обрывки, а не целостный сон. Белоснежный замок на горе, подножие которой окутано густым туманом, ветер треплет знамёна на шпилях башен, а черепичная крыша золотом блестит в лучах восходящего солнца. Красиво и завораживающе. И тут же, без перехода, замок сменяет картина леса. Густого, тёмного, пугающего. Кривые ветки тянутся, словно хотят поймать, цепляются за одежду. Где-то слышаться крики и лай собак. И снова перемена. Не сразу понимаю, что вижу куст. Изнутри. Вот по листику ползёт насекомое, красное в крапинку, а если посмотреть сквозь тонкие ветки, видно часть луга. Слышно звон мечей. И смех. И вдруг в поле зрения появляются чьи-то ноги, обутые в черные с серебристой вышивкой сапоги. А в следующий момент я оказалась на балу. Белые с золотыми разводами стены зала, горящие свечи, возвышение с двумя тронами, кружащиеся под неслышимую музыку пары.
  Разбудили меня близнецы уже рано утром. Оказывается вечером они, дождавшись хозяина каравана, договорились с ним о путешествии. Часть дороги оплатили, а за часть нам придётся, вернее эльфам, защищать караван из шести телег с помощью магии. Для меня братья договорились о месте на одной из телег, на которой ехали женщины, объяснив, что мне нездоровится, но в то же время я не заразна. На завтрак я едва впихнула в себя две пресные лепёшки и кружку крепкого чая. И меня тут же потянуло в сон. До отведённого мне на телеге места я добралась уже в полусне. Правда, все же отметила и где находятся Солон и Иллион, и то, что Инар отправился с нами. На оборотне была пусть не новая, но целая и чистая одежда, а ещё он обзавёлся плащом и сапогами. Где парень на все это взял деньги, обдумать я уже не успела, уснув.
  Дорога до столицы запомнилась мне урывками. В основном я спала, близнецы будили только для того, чтобы влить в меня мясной бульон с покрошенной в него лепёшкой, да сводить в туалет или кусты - в зависимости от места остановки. С каждым днём мне становилось лучше: уходила слабость, все реже кружилась голова, меньше тошнило, а под закрытыми веками больше не плясали разноцветные круги. Так что в восточные ворота Сантии, которыми обычно и прибывают торговые караваны, я въехала, сидя на телеге.
  Так как добрались мы на день раньше открытия портала на Таурис, перед нами встал вопрос, где переночевать. Инар ошарашил заявлением, что нам стоит пойти в "Слугу короля". Недорого и кормят вполне сносно. На вопрос о том, откуда ему это известно, оборотень туманно заявил, что раньше бывал в столице. Выбора не было, пришлось поверить.
  "Слуга короля" представлял собой небольшой трактир недалеко от восточных ворот. В этом месте, вообще, было много различных трактиров, гостиных домов. Торговцы почти каждый день посещали столицу и эти заведения никогда не оказывались пустыми. Цены тоже приятно удивили - за ужин, ночлег и завтрак на троих с нас попросили всего один золотой. Инар самостоятельно делал заказ и сам же оплатил. Не смогла удержаться и поинтересовалась, где же оборотень раздобыл деньги, на что получила развёрнутый ответ: у парня есть счёт в банке и ему достаточно предъявить расписку, заверенную с помощью родовой печати. Инар рассказал, что родители хорошо обеспечили своего сына, чтобы по пути в Академию он ни в чем себе не отказывал. У него был и личный конь, и мул, навьюченный поклажей, но все это отобрали тарги. На этом я от оборотня отстала, но все равно старалась не слишком ему доверять. Создания разными бывают, но слава его народа идёт впереди и если парень хочет стать нам другом, а ведёт он себя с нами по-дружески, то право на доверие ему ещё придётся заслужить.
  Поданный ужин был незамысловатым, но сытным. Комнату близнецы заказали двухместную, заявив, что ни на минуту меня не оставят. На все заверения, что в столице со мной вряд ли что-то случится, братья сообщили, что я ещё полностью не восстановилась и рисковать они не намерены. Было весьма забавно наблюдать за тем, как эльфы устраиваются на узкой для двоих кровати. Ночью то Иллион, то Солон не помещались. Несколько раз. Хотя проснулись они в преотличном настроении. У меня в отличие от близнецов утро выдалось нерадостным. Ни яркое солнышко за окном, ни пение птиц, ни вкусный завтрак - ничего не радовало. Я переживала. Очень. А если я не пройду вступительное испытание? Что тогда? Близнецы наверное, чувствуя мою нервозность, с расспросами не приставали и развеселить не пытались.
  Дорога до центральной площади, на которой находилась арка портала, для меня прошла как в тумане. Более-менее приходить в себя начала, когда Солон называл служащему место нашего назначения и внёс плату. Раньше мне никогда не доводилось пользоваться порталом. Не возникало такой необходимости - мы никогда не покидали пределов страны. Признаюсь, было немного страшно. Серебристая плёнка активированного портала не вызывала доверия и чтобы пройти сквозь неё, я крепко схватилась за кого-то из эльфов - так и не поняла за кого именно.
  Мы оказались в небольшом помещении, где кроме арки портала и стола, за которым сидел мужчина в темно-синей мантии, ничего больше не было.
  - Светлого дня! Добро пожаловать в Академию магии и магических искусств! - торжественно произнёс мужчина и смерил нас внимательным взглядом поверх очков, которые каким-то чудом держались у него на кончике носа. - Моё имя Вимар Дарх, мастер Дарх. Подходите. Ваши имена?
  - Инар Дарвуш, - первым назвался оборотень, шагнув к столу.
  Вимар Дарх кивнул и принялся перебирать бумаги, которыми была усеяна вся столешница. Отыскав необходимое, мужчина протянул Инару стило и попросил его расписаться напротив своего имени. Следующими были близнецы. Их имена мастер Дарх искал довольно долго, заставив меня понервничать, но в итоге эльфы поставили по закорючке в нужной графе.
  - Имя? - спросил мужчина, когда подошла моя очередь.
  - Эйра Коу, - назвалась, с интересом кося глазами на разложенные на столе бумаги.
  - Извините, Вас нет в списках, - произнёс Вимар, после продолжительных поисков.
  - Как нет?! - воскликнули мы с эльфами одновременно.
  - Проверьте ещё раз, пожалуйста, - попросила. Голос в конце все же задрожал.
  - Я уверен, Вашего имени нет ни в одном из списков, - немного оскорблено ответил мужчина, глядя на меня поверх очков.
  - Но это какая-то ошибка, - возмутилась и, вспомнив, принялась рыться в сумке. - Вот, вот свиток с приглашением. Смотрите.
  - Да, - кивнул мастер Дарх, взяв в руки свиток, - это наше стандартное извещение. - Развернув, прочитал. Нахмурился. - Странно, почему Вас не внесли в список? Снова эти бездельники в канцелярии что-то напутали.
  - Так что? - спросила, затаив дыхание.
  - Примите мои извинения, риана Коу, - склонив голову, произнёс мужчина. Отдал мне свиток и в конце списка на одном из документов размашисто написал моё имя. - Распишитесь, пожалуйста.
  Как только я вернула мастеру стило, в помещении прозвучал мелодичный перезвон. Дверь в зал отворилась и на пороге застыл парень в форме студента.
  - Вас проводят в зал для прохождения вступительного испытания, - сообщил Вимар Дарх. - Пусть боги даруют вам удачу.
  
  
  
  ГЛАВА 3.
  
  Я совсем не слушала приветственную речь ректора, архимага Виктора Ангелиуса. Намного больше меня интересовал Главный зал Академии магии и магических искусств и те, кто в нем собрался. Огромное белое помещение, расписанные причудливыми узорами и лепниной колоны вдоль стен, а потолка и вовсе нет - вместо него сине небо с редкими белыми облаками. Просто дух захватывает, как красиво. На тех, кто решил стать студентом Академии, тоже было интересно смотреть. Кого здесь только не было. Эльфы: лесные, степные, горные и даже парочка темных. Но всех их объединяет высокомерие во взглядах и беспристрастность на лицах. Правда, степные немного оживлённее остальных и свои эмоции скрывают хуже. Люди, все в основном младше меня - шестнадцати и восемнадцатилетние, хотя, есть и постарше. Немного испуганные и неосознанно держатся поближе к сородичам. Но не все. Некоторые парни и девушки уже вовсю общаются с другими расами, уделяя повышенное внимание эльфам. Среди толпы особенно выделяются несколько таргов. С ростом под два метра и мощным телосложением их трудно не заметить. Оборотни держатся обособленно, присматриваясь к окружающим. Представители Младшего народа - нимфы - расхаживали туда-сюда, демонстрируя свои полупрозрачные одеяния и кокетливо улыбаясь представителям противоположного пола. Одна очень решительная дриада, якобы споткнувшись, чтобы удержать равновесие повисла на шее Инара, прижавшись к нему своей внушительного размера грудью. Оборотень бросил на меня жалостливо-умоляющий взгляд. А что я? Я лишь ехидно улыбнулась, не собираясь помогать.
  Смело можно заявить, что почти все представители народов, населяющих Тьерриан, собрались в зале. Кроме алринойцев. Морской народ, который большую часть жизни проводит в воде и под водой, неохотно покидает свой остров. К тому же у них своя Школа, в которой они обучаются своей родной стихии - Воде. И, конечно же, среди поступающих не было драконов. Дети у вечных рождаются крайне редко и, лишь достигнув совершеннолетия, они могут покидать свой дом, а это сто пятьдесят лет, к тому же не каждый до него доживает.
  В очередной раз оглядывая толпу, я вдруг столкнулась взглядом с мужчиной. Очень красивый, длинные синие волосы и синие глаза... с вертикальным зрачком. Сердце в моей груди затрепетало, дыхание перехватило. Дракон. Задержав воздух в лёгких, я заворожено смотрела в синие глаза, да и мужчина тоже не отпускал мой взгляд. И больше ничего кроме этих глаз с ниточками зрачков не существовало. Ни прекрасного зала с небом вместо потолка, ни толпы поступающих и их родителей, ни студентов старших курсов, ни преподавателей. И, кажется, даже я перестаю существовать, утопая, растворяясь в глазах дракона.
  - Эйра. - Показывая в широкой улыбке клыки, передо мной возникла невысокая, хрупкая рыжеволосая девушка. - Эйра Коу!
  Девушка заслонила собой дракона и наваждение, заставившее меня оцепенеть, схлынуло. Моргнув и вдохнув воздух, которого до жжения в лёгких стало не хватать, пригляделась. Кого-то эта рыжая мне напоминает...
  - Ты что, меня не узнаешь? - нахмурившись, возмущённо спросила девушка. - Это же я, Мара. Мара Джарвис.
  Открыв от изумления рот, я пыталась соотнести внешность щуплой, костлявой, вечно покрытой ссадинами и синяками, девчонки, с рыжеволосой красавицей предо мной. С Марой Джарвис, одной из внебрачных дочерей барона Клод, мы знакомы ещё со Школы магии. В первый же день познакомились - едва не подрались за место за последней партой. В итоге выдворили со скамьи какую-то беловолосую пышку и уселись вместе. До выпуска Мара не доучилась. За ней приехали родственники из Каддарской империи. Оказалось, девушка на четверть кадар, что проявилось у неё наличием клыков и умением видеть в темноте.
  - Мара! - обрадовавшись неожиданной встречей, улыбнулась.
  - Ты как? Как дома? Ты поступать? - приблизившись, засыпала меня вопросами подруга. На нас тут же шикнули, призывая к тишине. - О-о, начинается!
  Закончив свою приветственную речь, ректор объявил о начале вступительного испытания. Суть своеобразного экзамена была в том, что пятеро преподавателей по очереди испытывали поступающего, а уже после успешного завершения новоиспечённому студенту предлагалось прикоснуться к камню распределения. Древний артефакт анализировал имеющуюся силу, перспективу развития и определял, на каком факультете поступившему созданию учиться. Всего существует восемь основных факультетов: Золотой, на котором учатся исключительно драконьи оборотни и маги, подчинявшие себе любую силу, Воздуха, Земли, Воды, Огня, Жизни и Смерти, Общей магии. Специальности, такие как, например, целительство, зельеварение, некромантия, ясновидение, являются подразделениями. Правда, первые три года кроме своих основных направлений студенты будут обучаться и общей магии, и другим общеобразовательным предметам, и только потом начнётся углублённое изучение специализации.
  Наблюдать со стороны было довольно интересно. Как по мне, то испытание было не слишком сложным. Магия Стихий, общая, атакующая, и отдельным заданием проверялся щит. Поступающий должен использовать наисильнейшее своё заклинание защиты, а преподаватели, опять же по очереди, его атаковали, постепенно повышая сложность, если щит выдержит первый удар. Примерно двое из десяти абитуриентов проходили испытание успешно. Маре одной из первой полусотни довелось сдавать вступительный экзамен. Хвала богам, у подруги получилось. Она ещё в Школе мечтала об обучении в Академии.
  - Иллион Збышек! - громогласно объявили следующего поступающего.
  Глубоко вдохнув, я задержала дыхание. Рядом шумно вздохнул Солон. Одобряюще нам подмигнув, Иллион направился сквозь толпу к преподавателям. Переглянувшись с Солом, мы поспешили следом, чтобы быть в первых рядах. Первым заданием для Иллиона были стихии. Естественно, будучи магом воды, эльфу заклинания других стихий если и поддавались, то с большим трудом: вместо яркого пламени - маленькая искра, вместо порыва ветра - лёгкий сквозняк. Магия земли Иллиону, как и любому эльфу, удалась легко - выросшие в мгновение ока роянды, зацвели, распространяя по залу сладкий аромат. Далее последовало несколько бытовых заклинаний. Успешно созданный хрустальный меч, в умелых руках рассекающий любые доспехи. А защитное заклинание друга выдержало четыре прямых удара. В итоге, Иллион поступил, удачно выполнив задания. Ему, как и другим счастливчикам, предложили подождать - после окончания испытаний соискателей, будет проведена церемония распределения.
  - Солон Збышек! - объявили и эльф поспешил к экзаменаторам.
  Переживала зря. Солон, как и брат, успешно прошёл испытания. Стоять и ожидать своей очереди - как же это мучительно. Никаких нервов не хватит! А ректор, как назло, называл и называл новые имена. Терпения придавало знание, что список поступающих созданий не бесконечен, и мой черед обязательно настанет.
  - Инар Дарвуш!
  Оборотень вышел из толпы и с независимым видом отправился к комиссии. Я прикипела к парню взглядом, стараясь не пропустить ни одной мелочи. Почему-то это казалось мне важным. Все же не доверяю я его народу. Конечно, бывают исключения, но большинство примеров доказывает, что оборотни лживые, эгоистичные и безжалостные.
  Инар обладал огненной магией, что для представителей двуликих было неудивительно. Так же ему хорошо давались атакующие и бытовые заклинания, а вот щит парня выдержал только один удар.
  - Эйра Коу!
  От звучания собственного имени вздрогнула, сердце в груди ускорило свой ритм, а в ушах зашумело, приглушая окружающие звуки. Странная пелена перед глазами то появлялась, то пропадала. Ладони вспотели, и я как можно незаметнее вытерла их о подол платья - ради вступительного экзамена пришлось нарядиться. Путь в несколько шагов к возвышению, с которого на меня смотрели преподаватели - внимательно, изучающе, - показался мне очень длинным. Уверенности не добавлял и чей-то прожигающий спину взгляд.
  "Звёздочка".
  Что это? Шёпот? Неважно. Отстранившись от окружающего мира, сосредоточила внимание на преподавателях. Первое задание. Продемонстрировать магию воды. Самое большое, на что я хоть когда-то была способна, это небольшой фонтанчик. Его и решила продемонстрировать. Вытянула вперёд ладонь и направила поток магии в её центр. Но вместо маленького фонтанчика, во все стороны брызнули струи воды.
  - Простите, - стерев с лица капли, смущённо выдавила. Преподаватель, который озвучивал задание, смерив меня недовольным взглядом, отряхнул мантию.
  Второе задание. Создать огненную петлю. Кроме искры у меня никогда ничего не получалось, но полыхнуло так... Сама в первую очередь завизжала от испуга. Мой крик подхватили стоявшие ближе всех студенты. Преподаватель, задававший первое задание, укоряюще посмотрел на меня - его мантия теперь красовалась несколькими пропаленными дырками. Третьим было задано, погасить горящие свечи с помощью магии воздуха. Если честно, после первых двух заданий я уже опасалась пользоваться магией. Что-то с ней случилось, контролировать трудно. И произошло это после случая с таргами. Тогда я исчерпала свой и так небольшой резерв, он восстановился, но магия стала почему-то неуправляемой, словно в первые годы после пробуждения дара. И все же, от меня ждали выполнения задания. Свечи не только погасило, их разбросало в разные стороны. Снова пришлось извиняться. Четвёртое задание было из разряда бытовой магии. Мне предлагалось высушить и зашить испорченную мной же мантию первого преподавателя. С бытовой магией у меня никогда не было проблем, так что краснеть и просить прощения не пришлось. Выполнила успешно.
  И вот настала очередь последнего испытания. Щит. Выставив перед собой свою самую сильнейшую защиту, правда, похожую на тоненькую радужную плёнку, приготовилась к атаке. Оставаясь внешне невозмутимой, мысленно молила всех богов, чтобы атакующее заклинание не было сильным. В Академии, конечно, хорошие лекари, но все же...
  - Готовы, риана? - поинтересовался Виктор Ангелиус - именно ректор проводил это испытание. - Повторяю ещё раз, Вам нужно защититься от заклинания или же отразить его.
  Кивнула и ректор тут же атаковал. К удивлению, мне удалось разглядеть суть заклинания, и я прекрасно поняла, что моя защита не выдержит воздушного кулака, посланного магом. Удар заставил меня отступить на несколько шагов, но щит устоял. Ректор приготовился ко второй атаке. В меня полетел огненный шар. Одновременно с Виктором меня атаковал и кто-то из толпы созданий. Ледяная игла. Отразив этот подлый удар - летел ведь в спину, - отбила заклинание ректора. Пролетев над головами тех, кто уже прошёл испытание, шар угодил в окно, витраж разлетелся вдребезги.
  - Извините, - выдавила, украдкой пытаясь определить, кто бросил в меня иглу.
  Вычислить не удалось, архимаг отвлёк меня сообщением, что я принята и предложил подождать церемонию распределения с остальными счастливчиками. Солон и Иллион тут же бросились меня обнимать и поздравлять. Поддержка мне оказалась не лишней. Волнение, которое я задавила на время испытания, вернулось, превратившись в нервную дрожь.
  Ещё несколько соискателей должны были пройти испытание - из-за спины ректора, где мы, поступившие, собрались, было хорошо видно, что архимаг зачитывает имена почти в самом конце чудовищно длинного свитка. Полноценно выполнить задания удалось только троим из оставшихся созданий: горной эльфийке и - я глазам своим не поверила - двоим девушкам, драконьим оборотням. Близнецы, отличить которых можно только по цвету волос - у одной они розовые, у другой светло-зелёные. Синеволосый дракон испытание не проходил.
  - Уважаемые рианы! - провозгласил ректор, когда последний счастливчик занял место в ряду поступивших. - Сейчас начнётся церемония распределения. Прошу остальных освободить зал.
  Ох, кто ж знал, что слова Ангелиуса приведут к подобному результату: некоторые не поступившие и их родственники - в основном из числа знати - подняли шум, возмущаясь и требуя пересмотра. Представители низших сословий после заявления ректора, молча, направились к выходу. Долго кричать и скандалить Виктор Ангелиус никому не позволил и раскинул заклинание тишины. А потом студенты старших курсов вывели смутьянов из зала.
  Церемония распределения проходила быстро. Поступившему нужно было подойти к каменной пирамиде и прикоснуться к ней. Артефакт, проанализировав доминирующую магию создания, определял, на каком факультете студенту предстоит учиться. У каждого факультета был свой цвет и знак. Факультет Воздуха - перо на голубом фоне, Земли - росток и фиолетовый фон, Воды - белая капля на синем, Огня - язычок пламени на красном, Жизни - солнце на зелёном, Смерти - луна на чёрном, Общей магии - свиток на сером, Золотой - дракон на золотом фоне. После определения новоявленный студент подходил к секретарю и получал знак первокурсника.
  Близнецы поступили на свои основные направления: Иллион - факультет Воды, Солон - Воздуха. Оборотень Инар получил серый значок со свитком. Мару определили на факультет Огня, что вполне закономерно, учитывая, кто её родственники. Кадары - исключительно огненные маги и поклоняются они Рэдьяру - богу Огня.
  - Золотой факультет?! - изумившись в один голос, ко мне подошли близнецы.
  - Мне не послышалось? - ошарашено спросила, разглядывая значок, на золотом фоне которого раскрыл крылья дракончик, обвивая хвостом единицу.
  - Ты на Золотом факультете! - восторженно воскликнули эльфы.
  - Не могу поверить, - прошептала. - Я же думала... Хотела...
  - Лекарское дело сможешь посещать дополнительно, - заверил Иллион.
  - Но мой уровень магии... и Золотой факультет? - возразила немного плаксиво.
  Как же это так? Из Золотого факультета всегда выпускались только Великие маги, которым не было равных по силе. Кроме драконов, конечно. Драконы - сама суть магии. Хотя даже среди них существует разделение на сильных и слабых. Но я, у которой всегда едва хватало силы на простейшие заклинания, и буду учиться на таком факультете... С ума сойти!
  - Видимо не все мы знаем о твоей магии, - задумчиво произнёс Солон. - Артефакту виднее. Может ты ещё не весь свой потенциал раскрыла?
  - Разберёмся, - важно заявил Иллион. - Идём, старосты собирают свои факультеты. Встретимся позже.
  - Д-да, хорошо, - согласилась с друзьями.
  Словно пребывая в каком-то странном трансе, подошла к старшекурснику, над головой которого светился иллюзорный знак моего факультета. Я насчитала ещё четырёх, у кого был такой же значок, как и у меня: парень-человек, драконицы-близнецы и тёмный эльф.
  - Все собрались? - поинтересовался старшекурсник. - Моё имя Даррен Вонг. Я - студент восьмого курса Золотого факультета и староста общежития. Прошу следовать за мной, покажу, где вы будете жить следующие двенадцать лет учёбы. Познакомитесь позже.
  Общежитие находилось в дальней части парка, который окружал Академию. Здание находилось на достаточном от других расстоянии, чтобы создавалось ощущение уединения, словно вокруг больше ничего и нет. Само общежитие представляло собой двухэтажное здание, построенное из серого камня, без лепнины и колонн. Но, не смотря на строгость форм, строение не выглядело унылым.
  Внутри же все кричало о роскоши. Широкая мраморная лестница, дорогая мебель, шторы из шелка из Туманного острова, огромная люстра из дарсийского хрусталя, позолота. Да, действительно, здесь учатся и воспитываются лучшие из лучших. Выпускники Золотого факультета всегда получали направление на работу подле правителей и приближенных к власти.
  На первом этаже общежития размещалась просторная гостиная, экранированный класс для выполнения домашних заданий, столовая, кухня, две комнаты для слуг и другие подсобные помещения. На втором - комнаты студентов, причём у каждого отдельная.
  - До конца дня вы должны забрать личные вещи и вернуться в Академию, с наступлением темноты портал будет запечатан, - после экскурсии по зданию, староста собрал нас в гостиной. - Следующие два дня - выходные. Вы должны получить одежду и книги, обустроиться, познакомиться с расположением классных комнат и лабораторий. Расписание занятий появится вот здесь, - Даррен указал на доску, висевшую на стене, - в последний выходной. Не опаздывайте. Удачи, ребята, - усмехнулся парень и вышел.
  Знакомиться никто не спешил. Думаю, все, как и я, решили сначала сходить за своими вещами. Мне же ещё нужно было найти близнецов. С ними и отправлюсь за сумками. Долго искать Солона и Иллиона не пришлось. Братья встретились мне на пути в главный корпус Академии - все же, единственный на острове портал находится внутри здания.
  - Нас поселили в общежитии Стихий, - сообщил Солон. - Даже в одну комнату распределили.
  - У нас два соседа, - с улыбкой заявил Иллион. - Эльфы. Степные. Представляешь...
  - ...они подумали, что мы - люди, - со смешком добавил Сол и парни захохотали.
  Я оглядела одежду братьев, их манеру двигаться и решила, что в подобном выводе эльфов-соседей нет ничего странного, но да, смешно, что они сородичей не узнали.
  Чтобы пройти через портал, нам пришлось занимать очередь. Буквально все первокурсники пожелали отправиться за вещами. Некоторым, правда, их вещи доставили слуги или специально нанятые курьеры. Среди толпы в портальном зале я заметила несколько групп старшекурсников - наверное, студенты решили воспользоваться возможностью ненадолго покинуть стены Академии.
  Хозяин трактира попытался стребовать с нас плату за хранение вещей. Доводы о том, что комнаты мы оплатили до вечера, не принесли результата. Решающим в нашем споре стал воспламенившийся обеденный стол. Я не специально, всего лишь разозлилась. Уже в коридоре у комнат близнецы аккуратно намекнули, что мне нужно купить амулет, ограничивающий стихийные всплески магии. Согласилась. Пока снова не смогу контролировать свою силу, подобный амулет будет не лишним.
  В Академию мы вернулись за час до заката. Посетили лавку амулетов, докупили некоторые письменные принадлежности, дополнительно указанные в списке необходимой литературы, пообедали в таверне - до ужина было ещё далеко, успели проголодаться. Договорившись встретиться завтра, чтобы исследовать и выучить расположение учебных классов, разошлись по своим общежитиям.
  В собственной комнате, признаюсь, мне было неуютно. Не привыкла я к такой роскоши. Две комнаты и личная ванная. Просторная спальня, оформленная в светло-золотистых тонах. Небольшие светильники на стенах. Широкая кровать под балдахином, рядом огромный платяной шкаф с зеркалом во весь рост на дверке. На полу пушистый ковёр, единственное окно занавешено тюлем из тонкого кружева и тяжёлой шторой. Вторая комната была опознана, как кабинет. Бежевая обивка стен, коричневая мебель и ковёр на полу. Массивный рабочий стол, стеллаж с пустыми полками, уголок, оборудованный вентиляцией, столом и необходимыми для зельеварения инструментами. Этот уголок, кстати, был ещё и очерчен защитным кругом. Огромное окно - едва ли не во всю стену - завешено только тюлем, который не препятствовал солнечным лучам проникать внутрь. Кроме этого, освещение обеспечивала мощная люстра на потолке. Из спальни в ванную вела неприметная на первый взгляд дверь. В Школе у нас была общая душевая, одна на весь этаж, так что личный туалет, ванна, больше похожая на небольшой бассейн, и верхний душ стали для меня верхом роскоши. Чувствую себя принцессой какой-то.
  Разложив вещи, решила спуститься на первый этаж, к тому же подходило время ужина. В столовой - огромном, хорошо освещённом помещении - кроме длинного стола и ряда стульев по обе его стороны, больше ничего не было. Сразу же мысли только о еде возникают.
  Среди уже присутствовавших в столовой созданий я узнала старосту и двоих первокурсников: парня-человека и тёмного эльфа. Неосознанно выбрала место рядом с сокурсниками. Кстати, не знаю, все ли студенты старших курсов здесь присутствовали, но было их немного - двенадцать, если точно. Судя по цифрам на значках, по несколько созданий с шестого, четвёртого и двенадцатого курсов. На восьмом учился только Даррен. Осторожно рассмотрев собравшихся созданий, я перевела взгляд на стол. Сервировка вогнала меня в уныние - полный набор столовых приборов. Нет, конечно, в Школе были уроки этики, но вспоминать этикет, в том числе столовый, не было никакого желания. Поймав растерянный взгляд парня-человека, поняла, что я не одинока.
  - Тоже не нравится? - поинтересовалась и тут же представилась. - Эйра Коу.
  - Питер Савински, - кивнул парень. - Я не знаю, как... - и указал на приборы.
  - Просто повторяй за мной, - предложила, как вариант. - Или за более осведомлённым соседом.
  Тёмный эльф рядом высокомерно фыркнул. Вот он явно высокородного происхождения. Лощёный весь, разодет в шелка. Надменный взгляд, презрительно поджатые губы и идеально ровная осанка, словно палку проглотил. И своего презрения к нам, людям, не скрывает, хотя, уверена - прятать эмоции его учили с пелёнок.
  Ответить эльфу что-то колкое я не успела. В обеденный зал - столовой назвать это помещение у меня язык больше не повернулся, - вошли драконы. Трое. Девушки-близнецы и синеволосый мужчина. Все взгляды в помещении тут же обратились в их сторону, воцарилась тишина.
  - Ух, ты! - едва слышно, восторженно выдохнул Питер.
  - Что? - так же тихо поинтересовалась.
  - Это же семья Ан'Карнаена, - склонившись через стол, поведал парень.
  Ан'Карнаена? Что-то знакомое. Мы в Школе изучали на уроках расоведения. Вот, кхэрт, не получается вспомнить. Тем временем разговоры в зале возобновились, а девушки-драконы отправились знакомиться с присутствующими. Я даже была благодарна им за это. Сама не решилась бы знакомиться первой, а если бы и набралась храбрости, то или заикаться начала бы, или что-то невнятно блеять. Вот не получается у меня легко обзаводиться друзьями, не могу довериться. Я и с Марой дружить начала только спустя год от начала учёбы в Школе, да и то только потому, что девушка сама подошла ко мне познакомиться и постоянно общалась со мной.
  Благодаря драконицам мне удалось услышать имена почти всех студентов, а так же и их собственные. Девушку со светло-зелёными волосами звали Кассандра, или Сандра, для друзей, а её сестру - Кларисса или Риса. Из короткого рассказа дракониц узнала, что от Академии обе в восторге. Они долго уговаривали отца, отпустить их на учёбу. И вот, наконец-то, их мечта сбылась, правда, отпустили их только в компании и под присмотром дяди - при этом Сандра и Риса синхронно бросили в сторону синеволосого недовольные взгляды. Но не думаю, что девушкам суждено долго учиться. У обеих на руках в свете светильников сверкали брачные браслеты, свидетельствующие о состоявшейся помолвке, и которые после заключения брака превратятся в татуировки.
  С нами, своими однокурсниками, драконицы знакомились коротко и не так красноречиво. Предполагаю, что из-за нашего возраста. С уверенностью сказать, сколько им лет, не могу, но, если брать во внимание то, что совершеннолетие у драконов наступает не раньше ста пятидесяти лет, то они намного старше. Даже тёмному эльфу, Аркуэнону, около восьмидесяти. После знакомства со мной Сандра и Риса как-то странно стали переглядываться и бросать в сторону дяди непонятные мне взгляды. Грустные и исполненные горечи, что ли?
  За ужином, который начался ровно в восемь, о чем оповестил мелодичный звон, нам прислуживали аули. Овальное, слегка вытянутое, лицо, торчащие в разные стороны соломенного цвета короткие волосы, заострённые мочки ушей, голубые глаза с горизонтальной полоской зрачка. Вечные дети, бытовики - это только пара названий представителей этого народа. Хозяйственные, педантичные. Всегда выглядят не старше пятнадцати человеческих лет. Подаваемые блюда были... изысканными и небольшими. Такие подаются к столу в знатных семьях. Мне и, судя по растерянному взгляду Питера, было непривычно. Лично я бы предпочла тарелку простой каши с мясом хирша, а не кусочек запечённого мяса и комок гарнира к нему. Хотя, стоит признать, что приготовленные поварами блюда оказались сытными и вкусными.
  За все время, пока длился ужин, синеволосый не произнёс ни слова. К тому же, ни Сандра, ни Риса так и не назвали дядю по имени. Я же не могла усидеть спокойно. Время от времени чувствовала на себе чей-то взгляд, буравящий и назойливый, но как бы осторожно ни оглядывалась, так и не заметила, кто это был. На дракона старалась не глазеть, хотя это было очень трудно. Почему-то он притягивал мой взгляд. Да, он красив, но в тоже время в нем чувствуется воин - сильный, жестокий. Грозный противник, который приносит своим врагам только смерть. Так что, возможно, Синий привлекает меня не только тем, что является представителем расы, которая меня всегда интересовала, но и своей опасностью, ощутимой даже на расстоянии.
  После ужина все разошлись по комнатам. У старшекурсников занятия начинаются с завтрашнего утра. Дракониц увёл с собой их дядя. А у тёмного эльфа не было желания общаться со мной и Питером. Савински же, признавшись, что жутко устал, пожелал мне доброй ночи и ушёл спать. Перед тем, как улечься в кровать, я обошла все комнаты, все ещё не веря в то, что отныне буду учиться в Академии магии и магических искусств. Написала подробнейше письмо отцу, которое запланировала отправить завтра. На острове располагается не только Академия, а также несколько деревень и городов. Вот, в ближайшем городе, думаю, должно быть почтовое отделение.
  Несмотря на то, что день был полон разнообразных событий и впечатлений, уснула я быстро. Вот только снилось мне... Полутёмная комната. Очертания мебели размыты и только широкая кровать словно специально освещена. А на кровати в ворохе сбившихся простыней два переплетённых тела в танце любви. Нежные прикосновения, неразборчивый шёпот слов, поцелуи, вздохи. Черноволосая, зеленоглазая девушка со страстью отдаётся синеволосому дракону, который смотрит на свою избранницу с любовью.
  
  
  
  ГЛАВА 4. (отсутствует)
  
  ГЛАВА 5. (отсутствует)
  
  
  
  ГЛАВА 6.
  
  Мэтр Дорант диагностировал у меня истощение, как физическое, так и магическое, но его чудодейственные настои и зелья быстро привели меня в норму. Мои эльфы обеспокоились случившимся, пришлось все подробно рассказать. Иллион выдвинул теорию о том, что видения это воспоминания моей прошлой жизни. В то, что я перерождение Эленриэль верилось с трудом - я не отрицала возможность реинкарнации, но и приверженкой данного верования не была. А на предложение Солона, подойти к принцу и поговорить, ничего конкретного ответить не смогла. Так и не отыскав решения, я постаралась лишний раз не думать об этом. Когда-нибудь все само собой разрешится. Больше остального меня заботило то, что эти видения стали намного реалистичней. Наблюдать со стороны было интересно, а вот чувствовать на себе все происходящее - уже не так весело.
  В лазарете меня, кроме братьев, посетили Мара, Инар, Питер и староста общежития Золотого факультета. Савински даже принёс немного увядший цветок гортензии. Даррен же пришёл поинтересоваться моим самочувствием. Оказывается, именно Вонг первым прибежал в мою комнату. А через два дня я уже покинула лазарет и отправилась на занятия.
  И дни замелькали с устрашающей скоростью. О письме отцу я вспомнила только через месяц, когда конверт случайно попался мне на глаза. Как-то выветрилось из памяти то, что не успела его отправить. В дверях канцелярии я едва не столкнулась с Анарендилом. В руках дракон нёс внушительную стопку писем. Кажется, работа в Академии не освобождает принца от государственных дел. Обменявшись приветствиями, мы разошлись. Вот только встреча с мужчиной всколыхнула что-то внутри. Пока дракон не зашёл за поворот коридора, я не могла оторвать от него взгляд. И как только Анар скрылся из виду, мне даже дышать стало легче. Повышенный интерес к принцу я объяснила тем, что, несмотря на все заверения, мне хотелось бы узнать об Эль больше.
  Именно это желание и привело меня в библиотеку Академии в поисках информации. Думаю, должны существовать хоть какие-то исторические хроники о жителях Туманных гор. Но, к сожалению, нашла я только общую информацию. Записки путешественников, сплетни вокруг пары скандалов и несколько историй, в которых не поймёшь, где правда, а где вымысел. В жизнеописании родов упоминалось только об Императорской семье, да и то кратко. Род Ан'Карнаена берет своё начало от драконьего оборотня Гэлрэна, в жилах которого, по преданиям, текла кровь первого золотого дракона Айнона. Алексиандр - Император драконов, объединивший под своей властью до того момента разрозненные кланы. Рождение, жизнь, правление, семья. Жена Алекса, эльфийка по происхождению, умерла, подарив жизнь младшему сыну - Анарендилу. Старший сын Александрел. Две дочери. Жена Ксандра и Алекс были убиты во время нападения на дворец Императора. Дракон-предатель, "имя которого будет забыто в веках", планировал захватить власть. Умер он в тот же день от руки неизвестного. Больше ничего найти не удалось. И ни одного упоминания о девушке-человеке по имени Эленриэль. Если верить видениям-воспоминаниям, то Эль была значимой особой, но почему-то в жизнеописании ей не посвящена ни одной строчка. На этом я свои поиски забросила и сосредоточилась на учёбе.
  А сосредотачиваться было на чем. В Школе у меня в основном были хорошие отметки. Не отличница, но и не последняя по успеваемости. А вот в Академии уровень знаний был совершенно другим, и требовали от студентов тоже намного большего. Как рассказали Солон и Иллион за первые три месяца с первого курса уже отчислили двоих. К тому же, Анарендил на занятиях становился в пару исключительно со мной и аккуратно "размазывал" по стенке. Но тренироваться с драконом было трудно не только из-за разницы сил. Он мне нравился. Как мужчина. Сердце замирало в груди, когда я его видела. Дыхание сбивалось при случайном прикосновении. А от холодного взгляда мужчины становилось больно. Умом я понимала, что перенесла чувства Эленриэль к Анару на себя, но ничего с этим сделать не могла. Кстати, видения после того памятного дня перестали меня посещать. Словно затаились. Затишье перед бурей?
  Сплетни о том, что принц Ан'Карнаена особо выделяет меня среди других, вскоре дошли до студентов остальных курсов. И до Сониэль в том числе. Скажу, в том, когда в тёмном коридоре тебе преграждает путь пять магичек во главе с разозлённой темной эльфийкой мало приятного. Бить меня не стали, но в ультимативной форме потребовали, чтобы я "перестала вертеть задницей перед принцем", а не то меня "в порошок сотрут и по ветру развеют". Угрозу я осознавала и прекрасно понимала, что это не шутка, но хоть что-то изменить мне не представлялось возможным. Не могу же я подойти к Анарендилу и потребовать даже не дышать в мою сторону, потому что большая часть женского населения Академии ревнует его ко мне?
  И снова потянулись серые будни, когда на что-то, кроме учёбы, больше не хватало времени. Даже с братьями-эльфами и Марой я встречалась только на занятиях. В последнее время самым верным другом для меня стал библиотекарь. Впрочем, такой была не я одна. Кажется, только студенты старших курсов были менее загружены, хотя занятия у них серьёзнее.
  Чем ближе были зимние каникулы и праздничная декада, тем сложнее становилось. К тому же, курс многих занятий заканчивался, и впереди ждали итоговые зачёты.
  - ...и тысячи частичек магии по воле бога Огня Рэдьяра разлетелись по миру Тьерриан, чтобы воплотиться в драконов. И были это прекрасные создания, унаследовавшие облик своего прародителя Райвэна. Благородные, честные и справедливые...
  Бредя по коридору, я вчитывалась в строки древней легенды и старалась запомнить хоть слово. Голова уже трещала от переизбытка информации. Но не выучить задание я не могла. Риан Таин, преподаватель Истории древних времён, не прощает небрежного отношения к своему предмету.
  - Эйра, - путь мне преградил Диум. Недовольно взглянула на помеху. Парень явно волновался, потому что его кожа была зеленее, чем обычно. - Мы можем поговорить?
  - Я занята, - продемонстрировала дриаду увесистый фолиант сборника сказаний и легенд.
  - Огонёк, это не займёт много времени, - Диум ласково улыбнулся.
  - Ладно, - согласилась, заинтересовавшись тем, что могло понадобиться парню.
  - Я хотел сказать, - понизив голос до шёпота, дриад заглянул мне в глаза и подступил на шаг ближе. В нос ударил резковатый запах. - Ты мне нравишься. Давай встречаться.
  - Эм-м, - растерянно моргнула. - Таксодиум, ты хороший парень, правда. Но я не могу ответить на твои чувства, - извиняясь, улыбнулась и отступила, чтобы избавиться от раздражающего нюх запаха. - Прости, - и поспешила уйти.
  - Конечно, - прозвучал мне в спину насмешливый голос, - куда мне соперничать с драконом?
  Все, кто был в коридоре, тут же застыли на месте и замолчали, хотя до этого довольно оживлённо разговаривали.
  - Что? - обернувшись, спросила с угрозой, но дриад уже ушёл - только спину его и увидела.
  Решив, что в парне говорит обида отверженного поклонника, постаралась быстрее забыть неприятный инцидент. Вот только другими студентами он так просто забываться не хотел. Куда бы я ни пошла, вслед мне слышался шёпот. Созданиям как будто больше не было что делать, кроме как сплетничать. Нас с Анарендилом даже в любовники успели зачислить. Вот после этой сплетни я уже не ждала ничего хорошего итак козни "соперниц" поперёк горла. Такое впечатление, что вокруг больше нет привлекательных мужчин, и на синем драконе весь мир клином сошёлся. Но, к удивлению, сплетни, наоборот, резко прекратились. В мою сторону студенты даже лишний раз не смотрели. Причин я не поняла, но вздохнула с облегчением.
  Письмо от отца пришло спустя месяц. Три листа, исписанные мелким аккуратным почерком. Родитель подробно рассказал о наших общих знакомых и соседях. Поведал о делах в лавке и трактире. В "Золотом гусе" пришлось уволить управляющего, который, оказывается, подворовывал. Отец сообщил, что пригласил риана Збышека жить вместе - не так скучно вечерами, есть с кем поговорить. К тому же на небольшие посёлки и хутора участились нападения разбойников. Говорят, что Эдгар IV, король Сантии, поссорился с братом по власти Гером Завоевателем - правителем соседней Веролы. О конфликте официально ещё не заявили, но среди народа уже проявились волнения. Создания остерегаются возможной войны.
  Такому известию я удивилась. Таурис изолирован от остального мира, но вести со всех уголков Тьерриана поступают ежедневно - на острове круглосуточно действует Совет магов, хотя, сами архимаги собираются только раз в месяц и по экстренным случаям. Но известий о каких-либо непорядках, действительно, не поступало.
  По поводу вопроса о моем происхождении отец ответил, что лично принимал роды у мамы. Да и амулет, передающийся в нашей семье, подтвердил - я принадлежу роду Коу. Метаморфозы, что происходили со мной, родителя взволновали. Тут же прибыть в Академию отец не мог, поэтому потребовал, чтобы я в любое время суток обращалась к его бывшему наставнику - мэтру Доранту, и порадовал новостью, что уже отписал магу с просьбой присмотреть за мной. Так же с меня стребовали обещание, что, как только смогу, сразу же приеду домой. Родитель хочет собственными глазами убедиться, что я в относительном порядке, ведь о вселении драконьей сущности не рассказывается ни в одной хронике. Отец рассказал, что с этим вопросом сходил в сантарийский Храм и спросил у Верховного хранителя. Ему сообщили, что без вмешательства богов здесь не обошлось.
  Я сразу же села писать ответное письмо с заверениями, что чувствую себя хорошо и драконья сущность больше себя не проявляла. Если на все воля богов, то кто я такая, чтобы её оспаривать. Признаюсь, мне даже стало немного легче и спокойней. Все происходящее можно пояснить. А ещё я чувствовала себя глупой - могла бы и раньше догадаться сходить в Тарру и спросить в Храме.
  Последним зачётом перед праздничной декадой была История древних времён. В последний момент перед самым началом секретарь сообщил, что зачёт у нас будет принимать другой преподаватель. Куда подевался риан Таин, нам, естественно, никто объяснять не собирался. Новым преподавателем оказалась высокая светловолосая эльфийка. Она уверенным шагом вошла в аудиторию, в которой должен был пройти зачёт. Голова гордо вскинута, а во взгляде золотых глаз светится явное превосходство над остальными. Внешне эльфийка была похожа на жительницу степи - черты лица, светлые волнистые волосы, цвет глаз. Но вышивка на одежде была характерна для горных эльфов. К тому же, откуда-то я точно знала, что она относится к последним и не является сородичем моих остроухих.
  Следом за женщиной в аудиторию вошёл эльф с повязкой на глазах. На его правой щеке магическим способом была выклеймена звезда о девяти лучах - знак менестреля. Но не это больше всего поразило, а совершенно седые волосы мужчины. Во всем мире существует только один седовласый эльф. Ти О'Ши!
  - Слепой менестрель!!! - в один голос восторженно воскликнули Иллион и Солон, вскочив из-за парты.
  Смех преподавательницы разнёсся по помещению перезвоном колокольчиков.
  - Ваши имена, юноши? - спросила эльфийка.
  - Иллион и Солон Збышек, - назвал своё и имя брата Сол, продолжая пожирать глазами отошедшего к окну мужчину.
  - Зачёт вы сдали на "отлично". Можете быть свободны, - заявила преподавательница.
  Близнецы вышли в коридор, хотя было заметно, что покидать аудиторию им не хотелось. Они постоянно оглядывались на Ти О'Ши.
  - Моё имя Эллинор О'Лири. После праздничных каникул мы с вами продолжим изучать историю Древних времён. Итак, сейчас каждый из вас получит карточку с вопросом по пройдённому за эти четыре месяца материалу. Двадцать минут на подготовку. На листах можете составить примерный план ответа. Начинаем, - женщина хлопнула в ладони и с преподавательского стола стаей взлетели небольшие прямоугольные листы. Прошуршав под потолком, они разделились, и каждый студент получил одну карточку. - И, предупреждаю, списать ни у кого не получится.
  Внушению поверили не все. То тут, то там синим пламенем вспыхивали карточки с вопросом, а студент отправлялся в коридор. Ему назначалась пересдача на последний праздничный день.
  - Коу Эйра! - огласила риана О'Лири.
  Вздохнув, я отправилась к преподавательскому столу, села напротив эльфийки и протянула ей карточку. Не косить взглядом на все так же стоявшего у окна легендарного менестреля было трудно, но у меня, пока что, получалось.
  - Итак, прошу, риана, - улыбнулась мне преподаватель.
  - Миф о Тумане, его содержание и теории учёных, - огласила и, вздохнув, сконцентрировалась. - Самой распространённой легендой является история о Туманном озере. Однажды поссорились Эрия - богиня Воды и Аббас - Владыка мёртвых. Затаила богиня горькую обиду, и было ей так невыносимо больно, что решила она избавиться от этих чувств. Спустившись из небесных чертогов, Эрия нашла на Тьерриане укромный уголок, где ещё не ступала нога ни одного создания. И заплакала, слезами выливая свою обиду, горе, печаль, одиночество и страх. И так долго плакала прекрасная Владычица Воды, что из слез образовалось озеро. С последней слезинкой почувствовала Эрия умиротворение и покой. Аббас, понявший, что сильно обидел сестру, решил извиниться, но обнаружил, что богиня куда-то пропала. После длительных поисков бог нашёл Эрию на берегу озера. Она сидела на камне и бездумно глядела в зеркальную воду. Приблизившись, бог почувствовал исходящую от воды тоску, болью сжавшую сердце его человеческого обличья. Долго пытался Аббас привести сестру в чувство, но она словно не узнавала его. Тогда бог просто схватил Эрию в охапку и унёс в небесные чертоги. Лучше богине стало лишь вдали от зеркальной воды. Осознав всю опасность озера, боги решили его уничтожить, но не смогли развеять чары своей сестры. Тогда Аббас спрятал озеро от созданий, живущих на Тьерриане, - закрыл воды и лес, окружающий их, туманом. Но ровно раз в сто лет Туман рассеивается и озеро приманивает к себе создание. Так у зеркальных вод появляется пленник, освободить которого способно только истинно любящее сердце, - завершила я рассказывать, в конце, все же, не удержавшись от ироничного фырка, чем вызвала заинтересованный взгляд рианы Эллинор.
  - Что Вас смешит? - спросил молчавший до этого момента Ти О'Ши. Я от неожиданности вздрогнула, подскочив на стуле.
  - Учёные долго изучали феномен Туманного озера, выдвигали множество теорий, но мне ближе всего версия Вайтана Хейм, - объяснила. - Он развеивает версию о божественном происхождении озера, утверждая, что оно образовалось естественно. А вот в воду кто-то поместил ловушку и время от времени в неё попадает пленник. Условием освобождения пленённого является вовсе не "любящее сердце", а всего-навсего готовность создания пожертвовать собой.
  - О, Вы знакомы с трудом Вайтана, - оживилась Эллинор. - Похвально. Но где Вы раздобыли его работу? В библиотеке Академии её нет.
  - Раньше читала, - ответила уклончиво. Не рассказывать ведь, что узнала об этом из видений о жизни Эленриэль?
  - Как любопытно, - протянул Ти О'Ши и тут же потерял интерес к разговору, снова отвернувшись к окну.
  - Простите, риана Коу, а мы с вами раньше не встречались? - прищурив золотые глаза, вдруг спросила эльфийка.
  - Нет, - уверенно заявила я, хотя на краю сознания мелькнуло какое-то воспоминание из детства Эль.
  - Извините, просто Вы мне напомнили кое-кого, - улыбнулась Эллинор. - Итак, добавите ещё что-то к своему ответу? Сейчас у озера есть пленник?
  - У Туманного озера всегда есть пленник. Исходя из оговорок в труде риана Хейм, следует, что в зеркальных водах пленённой находится его возлюбленная. Именно поэтому он занялся изучением. Да, и точное местонахождение озера так и неизвестно.
  - В нашем мире много чего неизведанного, - с затаившейся в уголках глаз грустью, сообщила риана О'Лири. - Отлично, риана Коу. Можете идти.
  В коридоре не было никого, кроме Иллиона и Солона. Студенты, наверное, не сочли нужным подождать преподавателя и поговорить о возможности пересдачи сегодня же. Удача - капризная леди. Вот моим остроухим улыбнулась ведь. Впрочем, какое мне дело до остальных?
  Друзья тут же подошли и пытливо заглянули в глаза.
  - Сдала, - сообщила.
  - Это нужно отпраздновать! Первый семестр окончен! - засмеялся Сол. - Выпивка. Девочки, - хитрый взгляд на меня: - Мальчики.
  - Отпразднуем, - согласно кивнула.
  - Говорят, на праздники в Тарре будет много интересного, - заметил Иллион. - К тому же во время каникул нам разрешено ночевать вне стен Академии.
  - Сегодня? - с плохо скрываемым нетерпением спросил Солон.
  - Праздники начинаются только завтра, - напомнила.
  И кто бы меня послушал. Большинством голосов - два против одного - было решено отправиться в город уже сегодняшним вечером.
  Как только солнце начало клониться к закату, студенты группами или поодиночке начали покидать территорию Академии. Отпраздновать, видимо, решили не только мы. К нашей же с эльфами компании примкнули Мара и Инар. Общество оборотня мне не очень нравилось, но остальные с ним подружились, особенно подруга. За все время, проведённое в Академии, Инар не был заподозрен мной в чем-то предосудительном, но что-то внутри все равно противилось довериться парню.
  В Тарре был только один подходящий для празднования трактир с вкусной едой и неразбавленной выпивкой. И название у него было говорящее: "Пьяный студент". На вывеске у входа был мастерски изображён розовощёкий парень в форме Академии. В одной руке он держал кружку с пенистым пивом, а во второй была зажата вилка с наколотой колбаской. Осоловевшим взглядом он глядел на каждого посетителя трактира.
  Внутри было шумно, пахло едой и выпивкой. Почти все столы заняли студенты Академии. В основном - первогодки, хотя мне удалось заметить и несколько значков средних курсов, но они сидели обособленно и вели себя сдержаннее. Большая часть первокурсников это создания, которые только недавно отметили своё первое совершеннолетие. Уже как бы взрослые, но все ещё дети. На месте руководства Академии я бы ввела правила пожёстче. Вот они сейчас напьются, а кто будет отвечать за последствия?
  Нам достался столик у дальней стены, рядом с входом на кухню. Не очень удобное, скажу, место. Подавальщицы так и снуют мимо, а могут и поднос на голову вывернуть. Случайно, конечно же. Немудрено ведь, одновременно делать несколько вещей: работать и подмигивать симпатичным студентам с боевого факультета. Инар и Солон мужественно заняли лавку у прохода, оттеснив нас с Марой к стене. Делать заказ подошедшей подавальщице принялся Иллион. Мне едва удалось вставить пару слов, чтобы принесли нормальной еды, а не закуску к элю. Покинули-то мы Академию ещё до ужина и я уже проголодалась. В ожидании выполнения заказа я, вполуха прислушиваясь к разговору друзей, окинула взглядом зал. Через столик слева заметила Питера и Аркуэнона в компании девушек и парней. Савински, заметив мой интерес, помахал рукой. Тёмный эльф же отвернулся с гордым видом, словно мы незнакомы. А потом я и вовсе забыла о парнях с Золотого факультета. За наш столик улыбчивая подавальщица-дриада принесла выпивку, да так и осталась стоять рядом, переводя взгляд с оборотня на близнецов. Не могла выбрать, наверное. Нимфы - они такие, не отличаются строгими нормами. А после где-то в ближайшем лесу родится новая дриада.
  Эль постепенно исчезал из кружек, на лицах созданий появлялись улыбки, а разговоры становились громче. Для себя я заказала лёгкое вино из черри, да и то только пригубила, а друзья опустошили уже по три кружки хмельного напитка. Проводив взглядом отправившуюся за очередной порцией выпивки дриаду, я намекнула, что уже хватит пить. Тем более, Инар и Мара уснули: оборотень щекой на столешнице, а подруга - положив голову ему на плечо. Да и время позднее, пора думать о ночлеге.
  - Эй-ра, ты... это, - пытаясь сосредоточить на мне мутный взгляд, пролепетал Солон. - Все веселье...
  - ...впереди, - икнув, закончил за брата Иллион - на нем опьянение сказалось меньше.
  - Веселье? - переспросила, демонстративно оглянувшись.
  Где тут веселье-то? Напиться до беспамятства? Или же затеять драку, выясняя, кто кому друг? Кстати, о драках. Кажется, за соседним столом что-то назревает. Будучи единственной трезвой, я закрыла наш уголок щитом. Так ничего неожиданного не прилетит: ни заклинание, ни лавка, ни посуда.
  - А я тебе говорю! - Подтвердил мои опасения громкий выкрик. В зале сразу же утихли другие разговоры. Из-за соседнего стола поднялся рослый, широкоплечий парень со значком огненного факультета на лацкане пиджака. - У тебя ничего не получится, Ви-инс, - издевательски протянул он.
  - Я могу! - возразил худой, как щепка, парень, встав следом за верзилой. Качнулся, но устоял. - Я докажу. Всем! Понял, Дирк? - криво ухмыльнулся он и взмахнул руками.
  Кружки со стола спорщиков полетели в разные стороны, окропив сидящих по соседству. Раздались возмущённые выкрики. Атмосфера накалилась. Такое ощущение, как перед взрывом. А мои эльфы, вместо того, чтобы уйти подальше от пьяных магов-недоучек, выкриками поддержали черноволосого, Винса. Пока я ошарашенно переводила взгляд с Солона на Иллиона, пропустила развитие событий и, когда повернулась обратно к спорщикам, перед моими глазами предстало зрелище, от которого волосы на голове дыбом встали. В прямом смысле. Винс стоял в облаке тумана, его глаза светились голубым светом, а вокруг роем кружили жёлтые искры. Повеяло могильным холодом, хотя до этого момента было довольно-таки душно. Воздух от сконцентрированной в нем магии потрескивал разрядами. Сладковатый запах тлена наполнил помещение.
  - Меня... - булькнул Солон, хлопнув ладонью по столешнице.
  - ...сейчас... - выдавил Иллион, со стуком поставив кружку, из которой выплеснулся эль.
  - ...стошнит, - выдохнули ушастые вместе.
  Но в данный момент мне было не до них. Мне наконец-то удалось рассмотреть значок Винса. Факультет Смерти. Некромант. Раздавшийся снаружи вой отрезвил, кажется, всех посетителей трактира. Крепкая входная дверь содрогнулась от мощного удара. Внутрь ломилось что-то огромное.
  - Что происходит? - сонно спросила проснувшаяся Мара. Солон и Иллион, перебивая друг друга, принялись ей объяснять.
  - Что это так воняет? - возмутился Инар, потирая нос - у оборотней обострённый нюх.
  - Умертвие, - сообщила, размышляя о том, выдержит ли дверь очередной удар.
  - А ты откуда знаешь, что там? - с подозрением прищурился парень, явно заподозрив шутку.
  - Читала, - ответила, безразлично пожав плечами. - Могильный холод, запах тлена и голубой туман, - кивнула на щель под входной дверью.
  - Понятно, - зевнул оборотень. Я удивлённо на него покосилась. Или он ещё толком не проснулся, или же его вся эта ситуация почему-то не волнует. - И что делать будем?
  - Ждать, пока он, - указала на Винса, - не развеет заклинание или не прикажет восставшему убраться туда, откуда он вылез.
  - Ясно, - ещё раз зевнул Инар.
  Судя по обрывкам фраз, за соседним столом активно обсуждали как раз тему изгнания. Правда, кажется, студенты больше ссорились между собой, чем вносили действенные предложения.
  - Но я не знаю, как это сделать! - воскликнул Винс. В ответ на голос парня дверь содрогнулась от очередного удара. Затрещала, но выстояла.
  Оказалось, что некромант в порыве чувств забыл сделать привязку к хозяину. Первым и главным желанием неподконтрольного призванного является уничтожение призвавшего. То есть, умертвие пришло убить Винса. И заодно всех, кто с ним рядом. Об этом я пересказала друзьям.
  - Нужно отсюда выбираться! - в один голос заявили близнецы. Некоторые из созданий поддержали их одобрительными возгласами.
  - Маги мы или не маги? - пафосно вопросил кто-то.
  - Да, среди нас огненные боевики, - согласился девичий голос.
  - Кто-то отвлечёт умертвие, - предложил Аркуэнон, положив руку на плечо бледному некроманту, - а огненные как...
  - Не получится, - заявил Дирк, медленно отступая от окна, у которого провёл последние десять минут. - Это императорский броненосец.
  - Его так просто не сжечь, - задумчиво протянул парень со значком огневика пятого курса. - Броненосцы были созданы для войны с драконами, - пояснил. - Они особо устойчивы к огню. Драконьему огню.
  - Нам конец, - уныло подытожил кто-то.
  Несомненно, Винс - талантливый и сильный некромант, если смог поднять такую тварь, но, боги, мог ведь призвать и что-то попроще. Хирша, например, он хоть пушистый, с милым хвостиком и длинными ушами.
  - Мы позвали дядю! - звонко сообщили принцессы Ан'Карнаена. А я и не заметила, что они тоже здесь.
  Послышались одобряющие выкрики. Кому, как не дракону, бороться с императорским броненосцем? Правда, поступили предложения принцессам самим разобраться с умертвием, а не ждать помощи неизвестно сколько. На какой-то миг забыв о нависшей над всеми опасности, создания принялись спорить, выясняя какой вариант лучше.
  - Эйра, - вкрадчиво позвал Солон.
  - ...ты ведь тоже того, - Иллион с намёком подвигал бровями.
  - Вместе с принцессами...
  - Нет-нет-нет, - помотала головой. - Я не могу. Не умею. Да и разнесу здесь все.
  - Точно. Эйра ты же, - начала Мара, возбуждённо блестя глазами.
  - Нет! - перебила подругу, не позволив ей договорить.
  Мой выкрик слился воедино с оглушающим треском. Входная дверь разлетелась щепками. В тёмном проёме клубился голубой туман, а на двухметровой высоте горели красным два огонька. Все в трактире вмиг застыли, кажется, даже дышать перестали. Я уж точно. Страх сковал тело, не пошевелиться. Такое знакомое ощущение. Я когда-то уже...
  Утробный рык наполнил пространство и словно стал сигналом. Истошно закричали девушки, парни дружно выругались и все вместе ринулись кто к входу на кухню, кто в окна, предусмотрительно заклинанием выбив рамы со стеклом. А я все никак не могла двинуться с места и отвести взгляд от дверного проёма. Умертвие сделало медленный шаг внутрь. Острые когти с противным визгом царапнули доски пола. Запах тлена и гниения стал ещё ощутимее. Я видела изображения броненосца в исторических хрониках. Поджарое, перевитое жгутами мышц тело, покрытое пластинами костяной брони вместо шерсти. Мощные лапы. Длинная, остроухая морда, пасть усеяна острыми клыками. Представшая же передо мной тварь утратила былое величие и была наполовину истлевшей. Но, тем не менее, умертвие представляло собой серьёзную опасность.
  ...- Запомни, Эль, никогда не вступай в бой с императорским броненосцем, - наставительно говорил Анарендил черноволосой девушке. - Не каждому дракону под силу справиться с взрослой тварью...
  ...- Беги, Эль! Беги и не оглядывайся, - выкрикнул принц Ан'Карнаена перед тем, как обернуться синим драконом. Издав грозный рёв, он бросился на скалящегося императорского броненосца.
  Девушка в бальном платье отбежала, давая дракону простор для манёвров, но так и не выпустила из руки меч. Она не может просто так уйти. Не может, пока не удостоверится в смерти зверя, который убил Алекса...
  - Эйра! - воскликнул Инар, заслоняя меня собой. - Беги! - и, взглянув мне в глаза, перетёк в облик снежного кота, который в размере не уступал умертвию.
  Рык кота был не таким внушительным, как у броненосца, но придал ускорения ещё не успевшим выбраться студентам. Я заметила, как по мощному телу, покрытому белым в чёрную точку мехом, прошла волна - оборотень готовился к нападению. Один удар сердца и Инар прыгнул. И отлетел в сторону от удара когтистой лапы. Белая шерсть окрасилась красным. Оборотень остался лежать у стены меховой кучей, а умертвие шагнуло в сторону застывшего столбом некроманта. Оно нашло свою цель.
  - Изыди! Развейся! Пошёл вон! - судорожно вдохнув, завизжал Винс, не прекращая бросать в тварь заклинание за заклинанием. Безуспешно.
  -Дур-р-рак, - прорычала я, ощущая, как злость разгорается в теле, возвращая мне подвижность и ясность мыслей.
  В этот раз у меня получилось уловить момент превращения. Точнее, миг. Краткий миг, за который я сменила человеческий облик на драконий. К тому же, полноценный, ящероподобный. Мир стал выглядеть и ощущаться намного острее и полнее. Правда, была я не больше двухметрового броненосца, но пол натужно заскрипел под моим весом. Да, я девочка тяжёлая.
  Как только я сменила облик, умертвие избрало другую цель: красные угольки глаз сосредоточились на мне, верхняя губа твари приподнялась, обнажив жёлтые клыки. Издав грозный рык, броненосец бросился. Прыжок умертвия я погасила ударом хвоста, а последовавший за этим удар когтистой лапы приняла на бок, где чешуя была покрепче. При жизни особь императорского броненосца отличалась острым умом, сообразительностью и хитростью. В мёртвом же теле зверя не сохранилось ничего, кроме инстинктов. И все равно, я хорошо понимала, что долго выстоять против твари не сумею. У меня нет опыта ведения боя в драконьем облике, да и выносливости не хватит - силы быстро таяли. Поэтому, отбивая атаки, которые с каждым разом становились все яростей, искала решение.
  Снова увернувшись от острых когтей, я сделала глубокий вдох и, взмолившись Повелителю огня Рэдьяру, плюнула. Горячий ком обжёг горло и пасть, но и броненосцу досталось. Так же, как и стене, столу и лавке. Зло зашипев, умертвие ловко извернулось и, прыгнув, вцепилось мне в шею. Прокусить чешую ему не удалось, но хватку зверь не ослабил. В попытке отодрать от себя броненосца, в ответ впилась в него когтями. Перед глазами все смазалось и мы с умертвием рычащим шаром покатились по полу трактира. Во все стороны полетели обломки, совсем недавно бывшие мебелью, со звоном билась посуда, а разлитый эль неприятно чавкал на полу.
  Лишь по счастливой случайности мне удалось просунуть лапу между нашими телами и отбросить броненосца. Он угодил в стену с выбитым убегающими студентами окном и проломил её, вывалившись на улицу. Не мешкая, я выбежала следом и, прижав умертвие к земле, откусила ему голову - незащищённые броней позвонки звонко хрустнули под клыками. Не сдержавшись, издала рёв, сообщая всем и каждому о своей победе. На мой зов откуда-то выбрались Солон и Иллион и, радостно восклицая, кинулись ко мне. С ближайшего к трактиру дерева спрыгнула Мара и, как ни в чем не бывало, одёрнула одежду. Из соседней улицы показались ещё создания, среди которых я узнала Питера, принцесс и хозяина "Пьяного студента".
  - Позвольте узнать, что здесь происходит? - вкрадчивый голос, которым был задан вопрос, для всех стал неожиданностью.
  Вопрос Анарендила застал меня как раз в тот момент, когда я, после схлынувшей радостной эйфории, осознала, что сделала. Лишь мельком взглянув на недовольно нахмуренного мужчину, принялась отплёвываться, пытаясь избавиться от вкуса земли и гнилой плоти на языке. Вспомнив, что где-то рядом находится колодец, со всех лап рванула в ту сторону, совсем не подумав о том, что в драконьем теле добыть воду может быть затруднительно. Сзади раздался треск и грохот, но в данный момент меня это мало волновало. Сунув голову в колодец, благо вода была не глубоко, втянула прохладную жидкость в себя и погоняла по пасти, чтобы прополоскать зубы. Да так, с раздувшимися щёками, повернулась на внезапно возникшую за спиной тишину. И перед глазами предстал трактир. Точнее, то, что от него осталось. Окна выбиты, одна стена разрушена и все это объято огнём. Представив, во сколько монет обойдётся возмещение ущерба, я выплюнула воду.
  - Не думаю, что это поможет, риана Коу, - стерев с лица брызги, сообщил Анарендил.
  - Это не я, - заявила, не заметив, как превратилась. В ответ на мои слова рухнула крыша трактира, обрушив ещё две стены. Сноп искр взлетел вверх, а пламя радостно затрещало. - Не все я, - смущённо исправилась, вспомнив, как выпустила струю огня, которая попала не только в умертвие, но и подожгла часть стены и пол.
  Дракон лишь скептически фыркнул и, применив заклинание, мощным потоком воды загасил остатки здания. Неблагоразумно оставшимся поблизости места действия студентам была прочитана нравоучительная лекция о вреде чрезмерного распития хмельных напитков, применении заклинаний несоответствующего знаниям уровня и порче частного и городского имущества. Ну, да, согласна. Я немного обрушила колодец, снесла по пути к нему один фонарь и погнула другой. Но я не виновата.
  Сунувшиеся к своему дяде принцессы удостоились такого взгляда, что на месте девушек я бы уже готовила погребальные одежды. Выяснив, кто зачинщик погрома, принц приказал Винсу и Дирку немедленно отправляться в Академию - для них праздничные каникулы закончились. Парни предстанут пред светлы очи ректора и получат заслуженное наказание. Нам же была объявлена отсрочка. Дракон сначала узнает имена всех, кто сегодняшним вечером посетил трактир, и уже потом назовёт сумму возмещения, а также срок исправительных работ.
  - А Вас, риана Эйра, - взгляд синих глаз кинжалом впился в меня, - после праздников жду в своём кабинете.
  Ещё раз окинув нас взглядом, мужчина превратился в огромного синего ящера. Дождавшись, когда после требовательного рыка принцессы взберутся на него, дракон взмыл в небо. Волна воздуха от взмаха крыльями взметнула вверх пыль и едва не сбила с ног.
  - Эйра, Эйра, - бросились ко мне эльфы-близнецы.
  - Ты как? - взволнованно спросила Мара.
  - Все хорошо, - заверила друзей. И ведь, действительно, чувствую себя полной сил.
  - А где Инар? - поинтересовался Солон, оглядываясь.
  - Инар! - испуганно воскликнула, вспомнив, как оборотень отлетел к стене и яркие пятна крови на белоснежной шкуре. - Он был внутри. Кхэрт! - выругалась, оглянувшись на груду обломков.
  Не сговариваясь, мы побежали к остаткам трактира. Припомнив, куда упал оборотень, указала на единственную уцелевшую стену. Разбирать обломки приходилось очень осторожно - был риск обвала. И в то же время нужно было спешить - каждая минута на счёту. Мара, с помощью магии, оттаскивала большие балки и фрагменты стен, мы же с близнецами работали руками. Небо уже начало светлеть, когда я, подняв обломок доски, увидела под ним чёрный кончик пушистого хвоста. Дальше мы разбирали завал прицельно. К освобождённому телу снежного кота первой бросилась Мара. Склонилась над оборотнем.
  - Живой, - выдохнула радостно улыбнувшись. Руки подруги окутались бледно-зелёным светом исцеляющего заклинания.
  Когда Мара очистила и залечила глубокую рану, все ещё не пришедшего в себя кота было решено перенести на чистое место, подальше от угрожающе нависающей стены. Подруга занялась чисткой шерсти оборотня от копоти и засохшей крови. Иллион вызвался найти нам комнаты на ночь. Вернулся эльф спустя сорок минут. Вместе с ним пришёл отряд городской стражи. Любопытствующие соседи, до этого выглядывавшие в окна, быстро попрятались. Также как и ещё остававшиеся поблизости студенты. Знакомый нам воин - тот самый, который нёс стражу у ворот и был недоволен учениками Академии, - понимающе ухмыльнувшись, осмотрел устроенный погром и воняющее гнилью тело броненосца. Командир стражи, судя по нашивкам на мундире, скорее всего, был предупреждён о происшествии, потому что не стал нас задерживать и отправлять в тюрьму. Мужчина всего лишь поинтересовался, не нуждаемся ли мы в помощи лекарей. Заверив воина в своём хорошем самочувствии, мы поспешили скрыться в указанном Илом направлении. Хвала богам, довольно тяжёлого оборотня нести не довелось - Инар очнулся. И сразу же превратился. Нам с Марой пришлось смущённо отвернуться, потому что на парне не осталось ни клочка одежды.
  - Э-э, друг, думаю тебе лучше обратно, - хохотнул Солон.
  - Кхэрт! - ругнулся оборотень и, судя по раздавшемуся рыку, снова стал снежным котом.
  Отыскать трактир, в котором нам согласились сдать комнаты, Иллиону удалось не в самом лучшем районе Тарры. О нашем феерическом праздновании уже знали едва ли не все жители города. Подобной участи, которая постигла "Пьяного студента", не желал ни один хозяин приличного заведения. "Синий эльф" - небольшая таверна на окраине города явно не пользовалась популярностью. Но, тем не менее, за комнату с пятью кроватями нам пришлось заплатить пять серебряных монет за сутки. Оказавшись в номере, я лишь на минутку прилегла на кровать, да так и уснула.
  
  
  
  ГЛАВА 7.
  
  Разбудил меня шум в коридоре. Оказалось, что проспала я до вечера. Первым, что сделала, это разузнала, где в трактире можно помыться. Тратить магию на заклинание очищения не рискнула - сила все ещё плохо меня слушалась. И уже потом, благоухая чистотой и ромашковым запахом мыла, я спустилась на первый этаж. Эльфы, которые проснулись раньше всех, обнаружились за столом в пустующем обеденном зале. Остроухие о чем-то шептались, но замолчали, когда я подошла ближе. Мне сообщили, что братья уже успели сходить и купить оборотню, который так и спал в кошачьем обличье, одежду, заказать ужин на всех и разузнать, что планируется в городе на первый праздничный день. А так же, поведали последние новости. Шуму наше 'небольшое' приключение в 'Пьяном студенте', конечно, наделало большого. Это событие, которое обсуждали едва ли не на каждом углу, даже затмило собой начало празднеств. Кстати, императорский броненосец, как оказалось, был захоронен в подвале заброшенного дома на окраине Тарры. По пути к трактиру он перепугал много народу, но, хвала богам, никого не ранил и не убил.
  Когда вниз спустились сонная Мара и поминутно зевающий Инар, близнецы сообщили, что сейчас мы ужинаем и отправляемся на центральную площадь, где пройдут гуляния. День рождения Королей - один из самых любимых праздников у созданий. Как рассказывают легенды, Тьерриан был создан Хаосом и Гармонией, а потом подарен их первому сыну - богу Огня Рэдьяру. Со временем Тьерриан перешёл под опеку всех семерых детей Создателей. Были те времена для созданий не очень радостными - каждый из богов выбирал стихию, подопечных и пробовал свои силы. И однажды много веков спустя боги решили создать Хранителей, которые должны были жить на Тьерриане среди созданий и следить за порядком, соблюдением законов и равновесием. Так были 'рождены' Короли - четыре брата. К новым Хранителям создания сначала отнеслись настороженно, но убедившись в том, что братья не несут в своих действиях зла, день их "рождения" стали отмечать, как великий праздник.
  Когда мы пришли на центральную площадь города, празднования были в самом разгаре. На лицах празднично одетых созданий сияли улыбки. Вокруг слышались весёлые голоса и смех. Среди толпы сновали продавцы сладостей, цветов, напитков. Деревья и фонари украшены разноцветными лентами. То тут, то там взрывались хлопушки, осыпая прохожих пёстрым конфетти и мишурой. Даже фонтан радовал цветными струями воды.
  - Идём. Быстрее, - поторапливал нас Солон, не вынимая изо рта леденец на палочке. Первым, что сделали близнецы, оказавшись среди праздничной толпы, это купили себе сладости - едва не половину лотка сгребли.
  - Куда мы так спешим? - возмутилась Мара, которую оторвали от выбора ободка для волос с прикреплёнными на нём пушистыми ушками.
  - Сюрприз! - заявили эльфы в один голос и рассмеялись, продолжая пробираться сквозь толпу.
  Остроухие, сияя довольными улыбками, привели нас к большому шатру, у входа в который на страже застыли двое вооружённых воинов. Если взять во внимание то, что с оружием серьёзней кинжала в город не пускали, то затея эльфом, в чём бы она ни заключалась, попахивала неприятностями.
  - Вы куда нас притащили? - прошипела рассерженно, но братья даже ухом не повели.
  - Входите, - донёсся из шатра звонкий голос.
  Хитро ухмыльнувшись, эльфы откинули полог и скрылись внутри. Пришлось последовать за ними. Если с этими взрослыми детьми что-то случится, дядя Олаф мне вовек не простит. Внутри шатра первым, что бросилось в глаза, были устланная коврами земля, горящие свечи и сидящие скрестив ноги драконы - Анарендил и принцессы. И уже потом я заметила девочку, которая с величественным видом восседала на огромной подушке. Миловидное личико, как у фарфоровой куклы, аккуратный носик, пухлые губы и румяные щеки. Хрупкое, невинное дитя. На первый взгляд. Но огромные глаза затянуты белой плёнкой, слепые, а на высоком лбу золотым сияет татуировка - знак Аскара, Властителя судеб.
  Оракул.
  Встретить благословенную богом жрицу вне стен её обители - большая редкость. Несмотря на то, что Оракулу ведомо многое, она не спешит вмешиваться в судьбы созданий. Лишь в том случае, когда на это будет разрешение Аскара. Это одновременно дар и проклятие. Знать и видеть всё, возможно, даже последний день Тьерриана.
  - Садитесь, - повелела Оракул, и указала рукой на разбросанные по полу подушки.
  Не знаю, как так получилось, но мне досталось место рядом с Анарендилом. Чувствовала я себя неловко - близость дракона волновала, поэтому начало разговора я пропустила. Никак не удавалось сконцентрироваться на чём-то другом, кроме сидевшего рядом мужчины. Но я постаралась. А то растеклась лужей, а он даже внимания на меня не обращает.
  - Для тебя, дочь огненных островов, - произнесла Оракул и безошибочно повернула голову в сторону Мары, - мне нечего сказать. Танцующая со смертью сама вершит свою судьбу.
  От удивления ахнули, кажется, все, кроме принца и жрицы Аскара. Было чему изумляться. Танцующие - знаменитый клан наёмных убийц. Кадары данного культа после Великой войны стали служить Королям. Превратились в их 'карающую длань'. Если вина создания в совершении серьёзного злодеяния была доказана и оглашён смертный приговор, то исполнять его отправлялся воин клана. Мне было трудно поверить, что подруга станет бездушным орудием казни. Но если Оракул предрекла, то так тому и быть.
  - Благодарю Вас, ма-улу, - поднявшись на ноги, Мара поклонилась и вышла из шатра.
  Кажется, когда я пыталась обуздать свои чувства, то пропустила часть объяснений о том, как будет происходить прорицание.
  - Сын вождя, вставший на лапы, кот, - жрица повернулась к оборотню. Инар, услышав обращение, сглотнул и немного побледнел. Хотя, последнее может быть просто обманчивой игрой света. - Испытание ждёт твоей крови. Если ты предашь своё сердце, найдёшь погибель.
  - Б-благодарю, ма-улу, - сипло выдавил Инар и 'деревянной' походкой отправился к выходу.
  - Две капли разделённой магии, - девочка устремила взгляд слепых глаз на принцесс. - В Туманные горы вы отправитесь быстрее, чем предполагали. Года не пройдёт, как соединитесь со своими избранниками.
  - Ну-у, - проныла Сандра.
  - Это нечестно, - поддержала сестру Риса. - Мы хотели доучиться.
  - Кассандра! Кларисса! - одёрнул девушек Анарендил.
  - Благодарим Вам, ма-улу, - в один голос пропели драконицы и, недовольно поджав губы, вскочили со своих мест.
  - Дети, - снисходительно произнесла Оракул.
  От удивления я поперхнулась воздухом. Жрице Аскара с виду не больше восьми человеческих лет, а говорила она как умудрённая многовековой жизнью старуха. Впрочем, если вспомнить легенды, то Оракулы являлись в разных обликах: и молодой женщиной, и старушкой, и малым дитём. Интересно, сколько же нынешней ма-улу лет на самом деле? Или стоит задуматься над тем, были ли другие, или же жрица всего одна?
  - Дети Степи. - Мои остроухие вздрогнули и вскинули головы, впившись жадными взглядами в девочку. - Однажды родная кровь избавит вас от проклятия и позовёт за собой, к истокам...
  - Родная кровь? - перебил Солон и скривился.
  - Ваш отец, - кивнула Оракул.
  - У нас один отец. И его имя Олаф Збышек. Другого не было и не будет, - с вызовом заявил Иллион, вскочив с подушки. - Благодарим...
  - ...за приглашение, - Сол поднялся следом за братом.
  - ...и Вашу доброту, ма-улу. - Братья, поклонившись, ушли.
  Остались только мы с принцем. Повисла тишина. Оракул не спешила оглашать очередное пророчество, я же не могла осмелиться и задать хоть один вопрос. А ведь сейчас самое подходящее время. Ма-улу может напрямую спросить у Аскара о моих ведениях и превращении.
  - Тебе, дракон, - произнесла жрица, когда я уже открыла рот, чтобы спросить. - Я уже всё сказала ранее. Могу повторить, если ты плохо запомнил, - в голосе девочки слышалась неприкрытая насмешка. - Её у тебя украли. Спрятали. А в теле, которое ты так бережно хранишь в семейной гробнице, спит иная суть. Но Она вернётся, только сиять будет иначе. То, что было изменено однажды, уже идёт по другой линии судьбы. Ты наказан за свой проступок. Пусть ничто не застит тебе глаза в решающий момент. Ведь все нити сплетены и от выбора одного будет зависеть итог.
  - Ты снова говоришь загадками, Айли, - пробормотал мужчина и, недовольно нахмурившись, глянул на меня. - И стала говорить о тайнах, не предназначенных для чужих ушей. - Больше ничего не сказав, мужчина поднялся, отряхнул кожаные штаны от несуществующей пыли и шагнул к выходу из шатра.
  - А такие ли они чужие, дракон? - догнал принца у полога вопрос Оракула. Анарендил никак не отреагировал, лишь дёрнул плечом, словно отмахиваясь от назойливого насекомого.
  Я же всё это время сидела, затаив дыхание. Жрица говорила расплывчато, но мне показалось, что упомянула она обо мне... То есть, об Эленриэль. Которая якобы переродилась в меня... Или же это я её перерождение? Я запуталась.
  - У тебя ко мне много вопросов. Так ведь, дитя с красной чешуёй? - ласково, как мать своему ребёнку, улыбнулась Оракул. - Но на них ответить я не могу. Ещё не время. Сейчас я хочу поговорить с тобой о другом.
  - Я слушаю, ма-улу, - выдавила из пересохшего горла. Что-то мне страшно.
  - Что ты знаешь о Хранителях? О первых Хранителях нашего мира?
  Моё молчание было воспринято как незнание. А я всего лишь пыталась собрать разбежавшиеся мысли, поэтому и промедлила с ответом. Оракул принялась пересказывать мне легенду. И я поражённо поняла, что это не совсем то сказание, которое нам поведали на занятиях.
  После того, как Хаос и Гармония создали Тьерриан и населили его различными созданиями, они подарили его своему первому сыну. Вместе с нашим миром Рэдьяру был преподнесён в дар Райвэн - дракон, который был создан из магии Хаоса. Он стал для бога Огня верным соратником и другом. Много веков провели вместе Райвэн и Рэдьяр. Печальных и радостных. В заботах и веселье. Но Хаос забыл об очень важном даре. Дракон не получил вечной жизни и настало время, когда он ослабел и был готов отправиться в Вечность. Опечалился Рэдьяр, ведь он был бессилен и не мог спасти друга. Уронил слезы, которые вспучили землю на Тьерриане и растеклись потоками лавы. В гневе закричал - сотряслись горы и всколыхнулись моря. Собрав последние силы, Райвэн попытался успокоить друга и заверил того, что он будет всегда с ним, в его памяти и пока жив бог, то и он будет жить. Всегда. Утерев слезы, Рэдьяр закрыл глаза уснувшему вечным сном единственному другу и, пока его тело не рассыпалось, возвращаясь к тому из чего было создано, бог собрал эту магию. Разделив её на тысячи светящихся шаров, исправил ошибки отца и отпустил их в мир Тьерриан, чтобы его Райвэн возродился в тысячи подобных себе. Так в нашем мире появились первые Хранители - драконы. И были это прекрасные создания, унаследовавшие облик своего Прародителя. Благородные, честные и справедливые. Они хранили мир и гармонию в мире в течение многих веков, но однажды чёрный дракон Данталион позавидовал созданиям, которые могли оставлять потомство, ведь сами Хранители, наделённые вечной жизнью, были лишены такой возможности, и возжелал сотворить себе подобных - детей. Другие драконы воспротивились, потому что создавать могут только боги. Так между Хранителями произошёл раздор. Больше трети драконов ушли вслед за Данталионом, которого с того момента стали называть Чёрным отступником. Он увёл своих союзников в Туманные горы, которые они избрали своим домом. И там, в самой дальней и глубокой пещере, чёрный дракон приступил к своим экспериментам. Взял он частицу каждого из своих братьев и сестёр и плоть от плоти своей. Но ничего не получилось. Тогда Данталион решил соединить суть дракона с представителем одной из рас, населяющих Тьерриан. Эльфы, тарги, аули, кадары, нимфы, наги, двуликие... Он пробовал снова и снова. И только человеческая раса оказалась восприимчивой к нужным изменениям, не отторгала суть дракона. Их было столько же, сколько Чёрный взял частиц магии - тысяча. Двуликие, меняющие облик по желанию - драконьи оборотни. Боги позволили новым созданиям жить в подвластном им мире, но ограничили количество драконьих оборотней тысячью особей, ведь от своих 'родителей' они унаследовали не только магию, но и вечную жизнь. У них будут рождаться дети, но лишь тогда, когда умрёт кто-то из старшего поколения. М всё бы хорошо, но Айнон - золотой дракон, избранный среди Хранителей Королём, - не простил предательства собрата. И грянула война. Кровавая и страшная. Между теми, кто желал уничтожить драконьих оборотней и теми, кто стремился сохранить жизнь своим потомкам. И длилась война, названная Великой, до тех пор, пока в живых не остались золотой и чёрный драконы. Умирая, Айнон предрёк Отступнику, что тот однажды принесёт погибель Тьерриану, который поклялся хранить, и Забвенье подарит ему его же творение с кроваво-красной чешуёй.
  - И тогда поклялся Данталион, что в мире не будет ни одного красного дракона, - голос Оракула доносился словно издалека. Я плохо слышала из-за гула в ушах. Сердце в груди то замирало, то частило. Во рту пересохло и горчило. - И убил он всех, у кого был алый цвет чешуи. Из века в век прислужники Чёрного отступника следят за тем, чтобы не рождался в мире красный дракон.
  - И... И что? - сглотнув, спросила, когда жрица замолчала. - Я же...
  - Это тебе предупреждение, - кивнула ма-улу. - Слушай дальше...
  Данталион ушёл в глубины Туманных гор и больше не показывался ни своим потомкам, ни другим созданиям. Однажды Отступнику было даровано видение о том, что в одном из человеческих королевств родился ребёнок. Тот самый, который должен был принести погибель Чёрному. И приказал Данталион своим прислужникам найти и убить дитя. Армию возглавил один из потомков Последнего Хранителя - Каинэн, серый дракон с чёрными крыльями. Кровавой волной они прошлись по человеческим землям. И то ли по чьему-то капризу, то ли по насмешке Судьбы, нужным Каинэну дитём оказался ребёнок его возлюбленной. Виловарин когда-то отвергла чувства серого и вышла замуж за принца. У них родилась дочь, девочка с темными, как ночь волосами, и зелёными глазами.
  - Эленриэль, - не удержавшись, выдохнула я, прервав рассказ Оракула. Жрица лишь кивнула, подтверждая, и продолжила.
  Оказывается, нити судеб Эль и Анара были сплетены уже давно. Девушка оказалась единственной, кто услышал песню дракона, когда для него пришло время выбирать пару. Но она была человеком, чей век короток, даже если он одарён магией. Принц лихорадочно принялся искать способ продлить жизнь девушки. И нашёл. В тайнике он обнаружил древние записи о временах, когда драконьи оборотни могли дарить своим возлюбленным крылья. Но на эти знания был наложен запрет богов. Синий дракон не посмел нарушить закон и сжёг записи, но не смирился. А потом Каинэн, который все эти годы собирал силы и находил союзников, напал на дворец Императора. Серый дракон погиб, но ему удалось поразить Эленриэль Чернильной смертью, необратимым смертельным заклинанием. И тогда Анарендил вспомнил о прочитанном в записях. Он нарушил завет и теперь расплачивается за это. Ему не дано узнать свою пару, до определённого момента.
  - А что с Эль? Она стала драконом? У принца получилось? - спросила, когда Оракул в очередной раз замолчала. У меня кружилась голова, в висках стучало, но не задать вопросы я не могла.
  - Да, Эленриэль стала драконом, её жизнь была спасена. Но она не очнулась после превращения, - заявила жрица. - Её душа была похищена Отступником, которому под силу многое.
  - Ничего не понимаю, - пробормотала озадаченно. - Почему же тогда я вижу её воспоминания? И более того, знаю то, что происходило до и после её жизни?
  - Всё просто, - нерадостно усмехнулась ма-улу. - Сущности красного дракона суждено возродиться в эльфе ли, кадаре, оборотне, или же в человеке. Никто этому не помешает. Отступник украл душу девушки, да, но не смог её ни удержать, ни уничтожить. Она вернулась в круг перерождений. А знания? Тебе ведомо всё, потому что ты крепко связана с Мирозданием. Достаточно только вспомнить. И однажды, в каком бы облике ты не была, красный дракон отправит Последнего Хранителя в Забвение. Но времени остаётся всё меньше...
  - Нет, я не верю! - заявила. - Вы говорите, что от меня зависит судьба мира?! Я должна убить дракона?! Это... Неправда! Этого не может быть!
  - Это твоё предназначение, - холодно произнесла Оракул. Огоньки свеч колыхнулись и вспыхнули ярче. - Тот, кто добровольно заточил плоть в глубинах гор, принесёт погибель миру. И суждено дитю с кроваво-алой чешуёй освободить Отступника от бремени жизни. Но будет поздно. В день Ровады на истечении времён, мир Тьерриан погрузится во тьму, когда сойдутся в битве боги и победит предавший веру...
  Я поражённо застыла с открытым ртом. Только что ма-улу предрекла. Не рассказала ранее увиденное, а... О боги!
  - Так предначертано, - устало вздохнула жрица, утерев со лба выступившие капельки пота. - Но запомни предначертанное Судьбой под силу изменить только тому, кому покровительствуют боги. Лишь от тебя, красный дракон, зависит итог. Не позволь Отступнику уничтожить Тьерриан.
  - Но как мне это сделать? Что я могу? Я же всего лишь человек! - в панике вскричала. Мне бы вскочить и пометаться из стороны в сторону, нервно заламывая руки, но я могла лишь оторопело сидеть на месте. Зато мозги готовы были вот-вот вскипеть.
  - Я сказала всё, - сообщила Оракул.
  - Но...
  - Не стоит тревожить богов, дитя, - настоятельно посоветовала девочка. По её лицу словно пробежала волна и вот передо мной сидит молодая женщина.
  - Благодарю Вас, ма-улу, - поднявшись на ноги, я произнесла ритуальную фразу, но кланяться не стала, желая хоть так показать свой протест против предсказанного.
  - Прости, дитя, но никому рассказать об услышанном ты не сможешь, - догнал меня у выхода голос Оракула, а когда я обернулась, в меня полетела сверкающая золотом печать.
  Несколько шагов из шатра дались мне с трудом. Ноги не слушались, в груди огнём жгла печать-проклятие, в голове шумело, а перед глазами плыло. Мне всё никак не удавалось полностью осознать услышанное, ведь не каждый день на тебя возлагается миссия по спасению мира. В книгах, читая о разных героях, я всегда с облегчением думала о том, что как это хорошо, когда жизнь и благополучие созданий не зависят от тебя. Страшно представить какой силой воли и стойкостью духа нужно обладать, чтобы достойно нести ношу спасителя мира. Сколько для этого нужно мужества и отваги, чтобы не испугаться ответственности, возложенной другими на твои плечи. Сколько моральной выдержки надо, чтобы идти вперёд, наблюдая за смертью своих друзей и близких, и не сдаться, не отступить ни на шаг. И вот теперь... Я так не смогу. Я не настолько сильная, смелая и умная. Я боюсь. Но...
  - Эйра-Эйра!
  Как только я оказалась на улице, ко мне бросились друзья. Всмотрелась в улыбающиеся лица и душу объял страх. Они ведь даже не догадываются о том, что грядёт.
  'Но готова ли я пожертвовать столькими жизнями, ничего не сделав?' - додумала мысль, оглядываясь. С лёгким удивлением заметила, что Анарендил и принцессы не ушли, а стоят в стороне. Девушки активно возмущались предсказанным им скорым замужеством. Мужчина же не обращал на племянниц внимания, он был задумчив и время от времени бросал взгляды в нашу сторону. Словно чего-то ждал. Но в моменты, когда мы встречались глазами, моё сердце замирало. Нам суждено быть вместе? Оракул сказала, что нить наших судеб крепло сплетена. Как жаль, что я не могу рассказать ему обо всём. Чтобы он не хмурился и не смотрел на меня недовольно. Чтобы с нежностью заглянул в глаза, обнял, прижал, поцеловал и никогда меня не отпускал.
  - Что, что тебе сказала ма-улу? - схватив за руку, потормошил меня Солон.
  - Ты какая-то грустная, - прищурившись, заявил Иллион. - Тебе сказали что-то плохое?
  - Нет-нет, - поспешила заверить, - просто задумалась. Всё хорошо, - и попыталась изобразить беззаботную улыбку. По тому, как просветлели лица эльфов, кажется, у меня получилось. - Давайте дальше праздновать.
  - Да! - в четыре голоса вскричали друзья и рассмеялись. Я тоже поддержала общее веселье, краем глаза заметив, что драконы ушли. Неужели они ждали, пока я не выйду и не расскажу о предсказанном мне?
  - Кстати, Инар, ты ведь впервые превратился? Я правильно понял? - поинтересовался Сол у оборотня.
  - Да, - коротко ответил тот.
  - И Эйра теперь тоже полноценный дракон, - произнёс Ил.
  - Это нужно отпраздновать! - веско заявили близнецы в один голос.
  - Что?! Опять?! Нет! - Но мои возражения потонули во всеобщем ликовании.
  Обслужить нас согласились только в захудалом трактире, в котором за столами сидели весьма подозрительные личности - слишком уж они на разбойников были похожи. Близнецам посетители, наверное, тоже не понравились, потому что братья, купив несколько бутылок с элем и дешёвым вином, предложили пойти в другое место. После безуспешного блуждания в поиске укромного уголка, кто-то выдвинул пропозицию отправиться в лес за городские ворота. К тому моменту я, поддавшись уговорам друзей, выпила вина и поэтому вовремя не среагировала на предложение. Покидать пределы города было опасно. Рассказы стражников о нападениях 'творений' студентов почему-то не вспомнились вовремя. А когда я осознала сложившуюся ситуацию, уже было поздно. В положенное время ворота закрылись, и мы оказались вне стен города. Чем ближе была тёмная громада леса, тем быстрее из меня выветривался хмель. Я до звона в ушах прислушивалась к окружающим звукам и до боли в глазах всматривалась в каждый куст. Но не было ничего подозрительного - где-то ухала сова, в траве трещали сверчки.
  Разместились мы на поляне, не углубляясь в лес, - всё же в пьяных умах сохранились капли благоразумия. Проходила минута за минутой, но на нас никто не спешил нападать, и я позволила себе расслабиться. Вино эффективно помогало забыть о возложенной на мои плечи миссии. Хмель путал мысли и делал все проблемы неважными.
  - Говорят, в чаще леса обитают чудовища, страшные и могущественные, - понизив голос до шёпота, вещал Мирт - дриад второкурсник. Он и ещё две девушки присоединились к нашей компании по пути из города. - Не каждый воин в силах одолеть такого зверя, не каждый маг может его уничтожить. И под покровом ночи...
  Раздавшееся из ближайших кустов рычание прервало рассказ парня. Крики, визг и я не заметила, как оказалась на поляне в одиночестве. Недоуменно огляделась. Куда подевались остальные? До захмелевшего мозга всё доходило медленно. Рычание сменилось фырканьем. Раздался треск и за кустом вырос тёмный силуэт, очертаниями похожий на медведя, который встал на задние лапы. Но этот был ещё и три метра высотой и полтора шириной.
  - Эйра, - прошипели из кроны одного из деревьев.
  - А-а, так вот вы куда делись, - протянула и захихикала - почему-то это показалось мне смешным.
  - Беги, - приказали в ответ.
  - Прячься, - поддержали невидимого советчика.
  - Я отправил вестник мэтру Ан'Карнаена, - сообщил кто-то с другой стороны поляны. - Нас спасут.
  - Что? Зачем Ан'Карнаена? - туман в голове мешал сосредоточиться, но почему-то чудовище в кустах показалось мне менее устрашающим, нежели очередная встреча с синеволосым драконом.
  Кстати, чудовище. Оно не спешило покидать своё укрытие и нападать. Мне даже стало интересно, что скрывается во мраке. Всё же любопытно, какое оно - созданное магом-экспериментатором животное. Не решаясь сделать шаг, чтобы не спровоцировать зверя, я всматривалась в силуэт. Сколько прошло времени, не знаю, но от игры в гляделки меня отвлёк шорох. В неверном лунном свете Анарендил был похож на нереальное существо, создание из сказки или легенды. Магический вестник явно выдернул мужчину из постели, о чём свидетельствовали не застёгнутая рубашка и неубранные в косу волосы, которые сейчас свободно развевались на ветру. Какое удивительное и соблазнительное зрелище.
  - Не шевелись, - приказал Анарендил, разрушив весь ареол сказочности.
  - А? - с трудом оторвав взгляд от мускулистой груди мужчины, поймала его взгляд.
  - Стой на месте и не шевелись, - произнёс принц и взмахнул рукой в сторону скрывавшегося в зарослях чудовища.
  Зверь, охваченный зелёными искрами, рассерженно зарычал и ломанулся сквозь кусты прямо на меня. Завизжав не менее громко, я в свою очередь побежала к Анарендилу. Не знаю, то ли вино, то ли страх, то ли всё вместе, настолько затуманили голову, что я совершенно забыла о том, что могу становиться драконом, которому под силу сразить любое чудище. Услышав за спиной шумное дыхание, припустила ещё быстрее, а добежав, выпрыгнула на мужчину, оплетя его руками и ногами.
  - Риана Коу, - прорычал дракон и попытался отцепить меня от себя. - Вы мешаете, риана.
  - Нет-нет, - помотала головой, сильнее впившись пальцами в тело мужчины. Наверное, синяки останутся.
  Грозное рычание послышалось совсем рядом. Укрывшиеся на деревьях студенты слаженно вскрикнули.
  - Кхэрт! - выругался Анарендил и обхватил меня руками.
  Мне было страшно оглянуться, но всё же не смогла удержаться и не взглянуть на свою возможную погибель. Рядом с нами неподвижно застыла гора меха. Ни ног, ни рук, ни головы у этого чудовища не было, а рык словно клокотал внутри него.
  - А? Что это такое? - растерянно поинтересовалась, рассматривая плод фантазии какого-то студента-экспериментатора. Тем более что зверь нападать не спешил.
  - Шуршики, - вздохнув, сообщил дракон и предпринял ещё одну попытку ссадить меня с себя.
  - Не хочу, - пробормотала, сжав руки, которыми обвивала шею мужчины, сильнее. Думаю, на трезвую голову у меня не хватило бы смелости на подобное, но выпитое вино было хорошим прикрытием, в то время как я просто наслаждалась прикосновениями принца. Хотелось прижаться плотнее, положить голову на сильное плечо, но рядом шумно дышал монстр.
  - Шуршики не опасны, - пояснил Анарендил, наверное, в попытке вразумить меня.
  И в этот момент трёхметровое чудовище рассыпалось на сотни меховых шариков, которые, издавая странные шуршащие звуки, собрались вокруг ног дракона.
  - Э-э, - ошарашенно протянула, заинтересованно наблюдая за постоянно перемещающимися шуршиками. - Какие милые, - расплылась в улыбке.
  Увидев, что угрозы нет, с деревьев слезли остальные студенты. С удивлением заметила, что близнецы умудрились спрятаться, так и не выпустив из рук бутылки с выпивкой. Зверьки, шурша на разные голоса, раскатились по поляне, бросившись знакомиться с новыми созданиями. И на этом все радостные моменты вечера закончились. Меня всё же ссадили и поставили на ноги. А потом Анарендил, разогнав зверьков, объявил, что для всех нас праздничные выходные окончены и сейчас мы возвращаемся в Академию, где, когда проспимся, получим наказание за распитие хмельных напитков и нахождение за пределами города в ночное время. Вот и отпраздновали...
  
  
  
  ГЛАВА 8.
  
  С кряхтением разогнув ноющую спину, едва не застонала от удовольствия, чувствуя, как хрустят позвонки. Прогнувшись назад, глянула на потолок и завизжала от испуга. Прямо надо мной на тонкой, но крепкой нити паутины повис лохматый, размером с кулак паук. Мой визг подхватило эхо и разнесло по всему помещению подвала.
  Утром после возвращения в Академию нас, сонных и зелёных от выпитого, собрали у входа в учебный корпус и принц Ан'Карнаена огласил наше наказание. Мира, Инар, Мирт и ещё один студент, имя которого мне было неизвестно, до начала занятий будут должны помогать ухаживать за животными в зверинце. Передо мной и эльфами было поставлено задание - очистить подвал Академии от грязи и хлама, которые собирались там веками. Казалось, что может быть легче? Бытовые заклинания мной изучались ещё в Школе. Но Анарендил не преминул пояснить с мерзкой ухмылкой на губах, что пользоваться магией нам запрещено, всё нужно сделать своими руками. Ну, не беда, мы с братьями знаем, какой стороной держать метлу, чтобы ею подметать. Но тогда я ещё не знала объёма работы и того, что подвал своим местом жительства избрали кир-кум - вид пауков, которые питаются остатками магических заклинаний. Для созданий они не опасны, но лично для меня внешне неприятны. Я вообще не люблю пауков - эти их лапки, брюшка, жвала, - а кир-кум, к тому же, ещё и огромные. Иллиона и Солону они, кажется, совсем не мешали. Иногда пауки даже становились снарядами, которыми близнецы бросали друг в друга. Иногда лохматые снаряды попадали в меня. Совершенно случайно - клялся Сол, без злого умысла - заверял Ил. Но, думаю, братьям просто нравилось доводить меня до визга. Тем более, что на мой крик внутрь в первые несколько раз врывался Анарендил с оголённым мечом в руках. Близнецов это необычайно веселило.
  Если честно в пристальном к себе внимании принца я была сама виновата. Не иначе хмель ударил в голову. Когда мы дружной компанией возвращались в Академию, меня посетила безумная идея: если я не могу прямо сказать дракону о том, что я - перерождение его возлюбленной Эленриэль, то мне под силу обойти запрет и намекнуть, чтобы мужчина догадался сам. Вот по дороге из Тарры я и назвала принца сокращённым вариантом имени, что приветствуется только в близком кругу, и в характерном для Эль жесте коснулась руки Анарендила. Она часто так делала. Касалась локтя мужчины и, перебирая пальцами, спускалась к запястью, которое после, насколько могла, обхватывала. Но дракон ничего не сказал и ничем не выдал своего удивления. А вот у двери комнаты, куда меня проводил, он погладил меня кончиками пальцев по щеке и со странной интонацией произнёс:
  - Ты очень на неё похожа. Возможно ли? - И стремительно ушёл.
  С того дня мы больше не оставались наедине, но я постоянно замечала принца рядом. И почему-то испугалась. Пожалела о том, что решилась воплотить свою пьяную идею. Больше 'намёков' я не делала, усомнившись в правильности собственных действий. Да, мне очень нравится Анар. Да, у меня всё сладко замирает внутри от его близости. Но я не думаю, что мои теперешние чувства можно сравнить с той безграничной любовью, которую к дракону испытывала Эленриэль. Это странно. Я знаю, что у меня и Эль одна суть, но помнить о любви и любить, оказывается, разные вещи. К тому же я ни на миг не забывала о том, что судьба мира зависит от меня. Так что момент для любовных дел был выбран мной неправильно. Сначала нужно решить всё с Отступником, а потом уже объясняться с Анарендилом. Наверное. Поэтому я решила отступить. Временно, конечно же. Как сказала ма-улу, наши с драконом судьбы связаны, значит рано или поздно мы всё равно будем вместе.
  Полностью прибрать в подвале и отловить всех кир-кум нам с близнецами удалось за день до начала занятий. Радости не было придела - целый день отдыха. После того, как мне удалось убедить эльфов в том, что никуда идти и праздновать окончание наказания, не нужно, я устроилась в укромном уголке сада, чтобы насладиться теплом последнего дня осени. Несмотря на то, что по календарю скоро зима, на Таурисе всё ещё ярко светит солнце. Сантийское королевство уже давно погребено под снегом. Лето у нас короткое и не жаркое, а холода начинаются довольно рано - с середины осени деревья сбрасывают листья, по утрам вода покрывается тонкой корочкой льда и иногда пролетает редкий снежок. А на праздник рождения Королей наметает сугробы едва мне не по пояс.
  Интересно, как там отец? Все ли хорошо? Он хоть и лекарь, но в холодное время года всегда болеет, а лечиться не любит.
  Потянувшись до хруста в костях, перевернулась на спину и подставила лицо солнечным лучам. Хорошо. И вдруг набежала тень. Неприятно, когда на разгорячённую кожу падает прохлада. Недовольно поморщившись, приоткрыла один глаз, чтобы посмотреть на помеху, и тут же распахнула второй. Надо мной склонился Анарендил.
  - Нам нужно поговорить, - заявил дракон и, не заботясь о сохранности брюк, сел на траву рядом со мной.
  - Хорошо, - настороженно согласилась, приподнявшись на локтях. Что-то мне это напоминает.
  ...Сад рядом с дворцом Императора. Анарендил, согнув одну ногу в колене и закинув руки за голову, лежал на каменной скамье под кустом ясемина и бездумно глядел в небо. Рядом в траве, сверкая лезвием в лучах солнца, был брошен меч, чуть дальше - украшенные драгоценными камнями ножны.
  - Брат, нам нужно поговорить, - стремительно приблизившись к синеволосому, произнёс высокий, статный мужчина с золотыми глазами и такого же цвета волосами, заплетёнными в косу. Старший сын Императора драконов - Александрел Ан'Карнаена.
  - М-м? - лениво выразил свой интерес младший принц.
  - Брат, ты хоть понимаешь? Она человек, - явно нервничая, заявил Ксандр. - Эль и мне дорога, я люблю её, как сестру. Но она...
  - Она пришла на мой зов, - спокойно перебил брата Анар.
  - И что? Это не вынуждает тебя вступать с ней в брак. Она простой человек, её жизнь быстротечна. У вас никогда не будет детей. Я уже не говорю о том, какой скандал случится. Сын Императора не может вступить в брак с человеком, - Ксандр не скрывал своего раздражения. - Пойми, я желаю тебе и Эль счастья, но вместе у вас его не будет.
  - Ты попусту тратишь слова, брат, - повернув голову к золотоволосому и заглянув ему в глаза, сообщил Анарендил. - Я не поменяю своего решения. Я назвал её своей и одел на руку браслет, который через полгода поменяю на брачный. Завтра на балу я перед всеми назову Эль своей невестой. К тому же, существет древний ритуал.
  - Ты же не собираешься это сделать? - поражённо спросил Ксандр.
  - Она сильная и выдержит, - уверенно произнёс младший принц.
  - Брат, на этот ритуал наложен запрет богов. И...
  - Всё будет хорошо. Я знаю.
  - Ты болван, - Ксандр тяжело вздохнул, потерев переносицу. - Своим выбором ты обидел Мирам. Она ведь тоже пришла на твой зов, правда, почти в самом конце. И ты между драконом и человек, предпочёл выбрать Эль.
  - Значит, Мирам была менее достойной. Всё, брат, я не желаю больше говорить об этом.
  Братья-драконы ушли по аллее и никто из них не заметил стоявшую за кустом сирени черноволосую девушку. Эленриэль не хотела подслушивать, так получилось. Дождавшись, когда принцы скроются за поворотом аллеи, девушка направилась в укромный уголок сада, где часто любила проводить время. Ей нужно было о многом подумать. Там её, лежавшую на траве, и нашёл Анарендил спустя время.
  - Звёздочка, - окликнул дракон Эль, которая, казалось, его не заметила. - Нам нужно поговорить.
  - Я была так рада, Анар, - не позволив мужчине ещё что-либо сказать, произнесла девушка. - Глупые мечты, глупого человека. Но теперь понимаю. И я решила. Я буду с тобой. Я отдам тебе всю свою жизнь. Я буду рядом, пока ты сам меня не прогонишь. Но ты должен жениться на Мирам. Тебе нужен наследник.
  - Ты решила? - обманчиво спокойным голосом спросил Анарендил. - Как интересно. Все всё решают, вот только меня забыли спросить. К кхэрту Мирам! Ты станешь моей женой! И хватит забивать свою голову ерундой. Или ты уже сожалеешь и ничего ко мне не чувствуешь?
  - Что? Нет! - Эленриэль вскочила с земли и бросилась к принцу. - Я люблю тебя! Люблю больше собственной жизни!..
  ...На следующий день на балу в честь рождения у Ксандра дочерей Анарендил должен был объявить Эль своей невестой, но этому не суждено было случиться. На дворец напали. Дракон с серыми глазами привёл с собой армию, которую составляли представители различных рас и даже несколько императорских броненосцев. Эленриэль узнала его, убийцу своих родителей. Ужас её детства повторялся. Но в этот раз она не собиралась убегать.
  Жену Ксандра убили самой первой. Драконица с сиреневыми глазами заслонила собой своих дочерей, пока её муж сражался с другими воинами. Следующим пал Император, сражённый императорским броненосцем. Зверь, расправившись с золотым драконом, бросился на того, кто был ближе остальных. На Эленриэль.
  - Беги, Эль! Беги и не оглядывайся, - отпихнув девушку в сторону, прокричал Анарендил. Издав грозный рёв, синий дракон бросился на броненосца.
  Эль не послушалась приказа возлюбленного, застыв с мечом в руке. Она не может просто так уйти. Пока не увидит гибель чудовища, которое отобрало жизнь того, кто заменил ей отца. И вдруг девушка заметила подбиравшегося к Анарендилу с другой стороны сероглазого дракона. Гнев жгучей волной заполнил всё естество Эль. Не сомневаясь, она преградила ему путь.
  - Назови своё имя, - потребовала Эленриэль. - Назови, чтобы я знала убийцу своих родителей! Говори!
  Мужчина в этот раз был без маски, за которой раньше прятал пересекающий лицо уродливый шрам. Встретившись взглядом с девушкой, он криво улыбнулся.
  - Какая встреча, - растягивая слова, проговорил дракон. - Ты так похожая на неё. На мою Виловарин.
  - Не смей! - гневно вскричала Эль. - Не смей произносить имя моей матери! У тебя нет на это права!
  - Есть. Да ты же ничего не знаешь. Бедная, бедная Эленриэль. Ты ничего не знаешь обо мне и Мотыльке. А она любила меня. Знаешь, она была моей любовницей, пока не встретила твоего отца. Вы люди такие непостоянные, - серые глаза наполнились злостью. - И она тоже...
  - Замолчи! - перебила девушка, вскинув меч. - Назови своё имя, чтобы я знала, кто падёт от моей руки.
  - Человек, моё имя, Каинэн, - дракон с призрением ухмыльнулся. - Хочешь меня убить? Попробуй. Я даже не буду защищаться.
  Никто не ожидал такой силы и скорости от человека. Особенно Каинэн. На мгновение удивившись, дракон отступил в сторону. Но боги явно вели руку Эль. Заметив манёвр мужчины, девушка в последний момент попыталась достать его, но споткнулась и, пытаясь сохранить равновесие, взмахнула мечом. Каинэн, с безграничным удивлением на лице, схватился рукой за горло, зажимая рану, но сквозь пальцы просочились ручейки крови.
  - Держи подарок, дочь Виловарин, - прохрипел мужчина и упал.
  А в Эленриэль полетело заклинание Чернильной смерти. Девушку отбросило к стене. Треск ломаемых костей было отчётливо слышно даже сквозь звуки битвы. Из зелёных глаз побежали кровавые слезы.
  - Звёздочка! - крик Анарендила был последним, что услышала Эль перед тем, как её сознание поглотила тьма...
  - Эйра, ты меня слышишь? - вырвал меня из воспоминания голос принца.
  - А? Да, - сфокусировав взгляд на мужчине, кивнула.
  - Так вот, в архивах так и не нашли ни одного упоминания о потерявшемся ребёнке, - глядя мне прямо в глаза, сообщил Анарендил. - А ещё нигде не упоминается о красном драконе. Драконьих оборотней с алой чешуёй никогда не существовало. И тогда я кое-что вспомнил. Двести лет назад я обнаружил древний тайник. Там среди многих свитков был один, в котором говорилось о тебе. О красном драконе.
  - Я... Это... - промямлила, судорожно пытаясь подобрать слова. Эта информация напрямую относилась к запрещающей печати и хоть что-то рассказать я не могла.
  - Не нужно ничего объяснять, - мягко улыбнувшись, заявил мужчина. - Я, думаю, это связано с пророчествами Оракула, а с ними нужно быть настороже. - Мне удалось только невнятно мотнуть головой: то ли возразила, то ли подтвердила. - И так, как пророчество о красном драконе тесно связано с судьбой нашего мира, я считаю своим долгом помочь тебе. Я научу тебя всему, что знаю сам. У нас же есть время?
  Теперь я могла утвердительно кивнуть - печать молчала. Да, к счастью, день Ровады наступит не завтра, а все события, как я поняла, произойдут накануне.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила принца. С чего-то нужно начинать.
  - Итак, начнём, - со странным воодушевлением произнёс дракон, хлопнув в ладони, и одним плавным движением поднялся на ноги.
  - Сейчас? - ошарашенно уточнила. Прощай, выходной.
  Я была ему за что-то благодарна? Пусть забудет. Ах, видите ли, какой он благородный, решил помочь мне, подготовить к решающей битве. Но ведь это не значит, что меня нужно упокоить в процессе. Нет, начиналось всё довольно прилично: пробежка, упражнения на растяжку, отработка основных связок и элементов. А потом он объявил тренировочный бой. На мечах, на кинжалах, в рукопашную, с магией и без. Думала, живой не уйду. Едва ноги до комнаты дотащила и упала, только переступив порог. Не ожидала, что ковёр на полу такой удобный. Ни на ванную, ни на ужин у меня сил не хватило. Там и уснула.
  А утром меня разбудил мелодичный звон. Первый день занятий.
  Подняться с кровати оказалось непосильной задачей. Две первые попытки полностью провалились. Всё тело ощущалось сплошной болевой точкой. Руки и ноги дрожали, а мышцы ныли, даже те, которые, казалось, болеть не должны. Перевернувшись на живот, я червяком-переростком сползла на пол. Прохлада подарила истинное блаженство и небольшое облегчение, но на ноги у меня всё же не получилось встать. Вот так, на четвереньках, и добралась до ванной комнаты. Да чтобы я хоть ещё раз согласилась на его тренировку! Никогда. Ни за что. Кстати, услужливые аули, которые большую часть времени предпочитали быть невидимыми, позаботились - мини-бассейн был наполнен исходящей парой водой, а в воздухе витал сладкий запах рарии. Я, конечно, благодарна - за мной так ухаживали только в детстве, - но горячая ванна это не то, что мне сейчас необходимо. Бросив в воду охлаждающее заклинание, сползла в бассейн, хвала богам, он был просто вырезан в полу, и мне не пришлось прилагать особые усилия, чтобы перевалить своё тело через его борт.
  - А-а-а-а! - звонкое эхо разнесло мой крик, оглушая меня же.
  Громкий треск заставил меня прервать выражение своих ощущений.
  - А-а? - Я с удивлением воззрилась на ворвавшегося в помещение Анарендила.
  Мужчина был босой, в одних брюках и то не застёгнутых полностью, с распущенными волосами. Лицо выражает единственное желание - убивать. А в руках дракон держал пылающий фиолетовых огнём меч. Прошла одна минута, началась вторая, а мы всё продолжали молча глядеть в глаза друг другу. Сорванная с петель дверь, с противным скрипом качнувшись, рухнула на пол и этот гулкий звук, словно стал сигналом для действий.
  - Прости, - произнёс Синий, снова поймав мой взгляд, и стремительно покинул комнату.
  Это что сейчас такое было?!
  Я была настолько ошарашена этим 'дивным явлением', что совсем забыла о том, где нахожусь. От ледяной воды у меня уже начали стучать зубы. Хорошо ещё, что на мне надета плотная ночная рубашка, которая, намокнув, не стала прозрачной. Пока что рано появляться перед Анарендилом в столь пикантном виде.
  Холодное купание помогло, по крайней мере, боль утихла, и я смогла нормально двигаться. Но вот на завтрак у меня времени уже не было, поэтому, одев форму, поспешила на занятия. А пока шагала по коридорам Академии к нужной аудитории, задумалась о том, как же так получилось, что уснув на ковре в одежде, я проснулась в кровати, да ещё и переодетой в ночную рубашку. Аули постарались? Нет, не может быть. Они хоть и слуги, но подобные услуги не в их обязанностях. Тогда кто же обо мне позаботился?
  В аудиторию я вошла вместе с ударом гонга, знаменующего начало занятия, и как раз до появления преподавателя. Окинув взглядом ступенеобразно возвышающиеся ряды парт. Солон и Иллион приветственно помахали мне, указывая на свободное место рядом с ними. Кивнула благодарно и сделала шаг вперёд, так как за спиной услышала скрип двери. Да, шагнуть-то я шагнула, но вот под ноги себе посмотреть забыла. Как забыла и своих недругов и их школьные проделки. Расслабилась. Участок пола под моими ногами покрывала тонкая корка льда. Попытка выровняться ни к чему не привела - в спину ударило заклинанием воздушного пинка. Льянис умело поставил ловушку, а я в неё угодила.
  'Чтоб у этого снежного эльфа уши в трубочки свернулись!' - мысленно прокляла, поднимаясь с пола у противоположной стены. Покатал меня, кхэрт, знатно.
  - Осторожней, риана, - произнесли надо мной холодно и, вздёрнув вверх, поставили на ноги. - Так можно повредить себе что-то жизненно важное.
  Зародыш благодарности за помощь во мне тут же увял. В ответ на едкий тон я со злостью впилась взглядом в чёрные глаза незнакомого мужчины в тёмно-синей мантии. Он тоже смотрел, как будто изучая. Словно я неизвестное науке существо и меня нужно исследовать: узнать особенности поведения, привычки, рассмотреть строение, предварительно расчленив.
  - Займите своё место, риана, - повелел мужчина, первым разорвав нашу дуэль взглядов. - Итак, моё имя Сибелиус Рэтт. Мастер Общей магии и на ближайшие два года ваш преподаватель Расоведения.
  Заняв место рядом с Иллионом, я достала тетрадь и стило, но продолжала наблюдать за мужчиной, который в свою очередь поднялся на лекторское возвышение. Ростом не меньше двух метров, но при этом телосложение худощавое. Сплошные кости, одним словом. Мантия на нем висит, как на вешалке. Может, он болен? Бледная с синевой кожа только подтверждала моё подозрение. Впрочем, лицо Сибелиуса было довольно миловидным. Правда, то, как мужчина иногда прищуривался и поджимал тонкие губы, делало его зловещим.
  - Записываем тему первого занятия, - произнёс Рэтт и взмахнул рукой. На доске за его спиной проявилась надпись. - Итак, драконьи оборотни. Их происхождение, особенности и... Стоп! Перед тем, как мы продолжим, - мужчина обвёл взглядом присутствующих, - скажу несколько слов. Я не потерплю на своих занятиях лени, - в воздухе протрещал заряд молнии и на последнем ряду кто-то болезненно вскрикнул, - безответственности, - у сидевшей ниже меня эльфийки пламенем вспыхнул свиток с новинками моды, который она держала у себя на коленях, - невнимательности. - Последнее слово Сибелиуса подействовало явно на всех. Воцарилась полнейшая тишина. - Всем всё ясно?
  - Да, - выдохнула я вместе с остальными. Кажется, курс Расоведения будет не самым лёгким и не самым приятным.
  - Итак, драконьи оборотни. Данная раса была выведена искусственно. Великий дракон, Хранитель западных пределов, могущественный Данталион Чёрный, уподобившись богам, сотворил новых созданий, которых впоследствии нарёк потомками драконов, ибо созданы они были из плоти человеческой и драконьей сути-магии. - Мужчина замолчал на мгновение и прицельно нашёл меня взглядом. Тонкие губы недовольно поджались. - Признаюсь, по-моему, Чёрный дракон мог создать существ и более достойных. Но, - вздохнул переиграно огорчённо, - это только моё мнение. Как и у других двуликих, у драконьих оборотней два обличья: человекоподобный и звериный. При смене облика разум сохраняют. Наделены условным бессмертием - убить можно, но сложно. От своих родителей драконьи оборотни унаследовали многое, в том числе, традиции, законы и структуру общества. Так, например, правит Драконьей обителью Император, титул которого передаётся от отца сыну в роду Ан'Карнаена, члены которого в свою очередь являются потомками первого Императора - Золотого дракона-хранителя Айнона. Правда, к нынешнему времени из-за войн и кровосмешения чистотой золотой чешуи может похвастаться только сам Александрел.
  В этот раз свой взгляд он адресовал принцессам. Девушки сидели во втором снизу ряду, но даже со своего места мне было видно, как близнецы дружно сжали кулаки. Полностью разделяю их желание стукнуть Рэтта, да посильнее.
  - Будем надеяться, что род Золотого дракона на нынешнем Императоре не прервётся, - со странной усмешкой в голосе продолжил Сибелиус. - Итак, рассмотрим подробней...
  Автоматически записывая основные моменты лекции, я обдумывала увиденное и услышанное. Сибелиус Рэтт - кстати, мне так и не удалось определить его расовую принадлежность - явно недолюбливает драконьих оборотней. Интересно, почему? Хотя... Стоит признать, что почему-то мне не уж и сильно хочется узнать причину. Подозреваю, мне не понравится.
  Звук гонга, огласившего окончание занятия, показался мне сладчайшей мелодией. Дальнейшие занятия прошли более спокойно и скучно, хотя лёгкими их не назовёшь. А на последнем - боёвке с Анарендилом - я даже разминку нормально провести не смогла: при любом наклоне или взмахе тело простреливало болью. Пробежать по полигону десять кругов для разогрева тоже оказалось мне не под силу, и последние два я просто шагала, чем вызвала недовольство и так чем-то раздражённого Синего. А потом, во время магической дуэли, меня поставили в пару с Льянисом.
  Ну, здравствуй, остроухий!
  Смерив оценивающим взглядом вставшего напротив беловолосого, сначала решила 'прощупать' уровень его подготовки. Последний раз мы с ним соревновались ещё в школьные годы. Многое могло измениться, если судить, например, по мне. Даже после окончания Школы я продолжала самостоятельно разучивать заклинания и тренироваться. Думаю, Льянис тоже не тратил время на глупости. Его семья достаточно состоятельна, чтобы обеспечить сыну поступление в Академию, но почему-то он сделал это только сейчас. Совершенствовался? Может быть. Но, судя по тому, что я вижу сейчас перед собой, Льянис не сильно изменился: те же движения, та же стойка и тот же насмешливый, пренебрежительный взгляд.
  - Готова? - поинтересовался эльф, взъерошив волосы. Ага, значит, сейчас будет атака ледяными иглами.
  - Тебя ждёт поражение, Снежный волк, - предупредила с усмешкой. Ну же, дракон во мне, проснись. Должна же быть от тебя какая-то польза.
  Сосредоточившись, я призвала стихию огня. Ударю Огненной стрелой, тогда Льянис закроется ледяным щитом, а лучшим оружием в этом случае будет противоположная стихия.
  - Кхэрт! - выругалась испуганно, когда в сторону снежного эльфа направилась огненная стена. Перестаралась, поняла, судорожно задержав дыхание.
  - Эйра! - На пути огня вдруг оказался Анарендил. Несмотря на грозный вид мужчины, который не сулил мне ничего хорошего, я была рада вмешательству дракона. Стена огня была разрушена в два счета. - Сколько раз я тебе говорил?! Контроль и концентрация!
  И меня под насмешливыми взглядами студентов отчитали, как нашкодившего ребёнка. Я прекрасно помню и понимаю, чему на вчерашнем занятии меня учил Синий. Из-за того, что я обрела сущность дракона, моя магия усилилась. Мне нужно учиться контролировать её, чтобы не нанести вред ни себе, ни окружающим меня созданиям. Мне необходимо уметь концентрироваться, чтобы правильно рассчитывать силу. И оба этих умения мне нужны, чтобы управлять своей второй сущностью - красным драконом. Если у меня не получится совладать с собственной магией и телом, то и надеяться победить Чёрного отступника не стоит. Но не может же Анар серьёзно думать, что у меня всё выйдет с первого раза? Явно думает. Всё, я обиделась. Трансформация в дракона произошла помимо воли.
  - Надо же, красный дракон, - хмыкнули сбоку.
  А он что здесь делает?! Фыркнув, я возмущённо воззрилась на Рэтта. Он был всё таким же неприятным, как и с первого взгляда. И ещё. Вокруг него словно вылся рой каких-то серых точек. В человеческом обличии я этого не видела.
  - Это занятие по боевой магии, мастер, - со сталью в голосе заявил Анарендил и встал между мной и преподавателем Расоведения. Словно заслонил меня своей спиной. - Прошу покинуть полигон.
  - Ваше Высочество, - мужчина растянул губы в слащавой усмешке, - я не хотел мешать. Просто шёл мимо и увлёкся дуэлями учеников. Я уже ухожу. - И в подтверждение своих слов мастер направился в сторону учебного конкурса, перед этим, правда, смерив меня странным взглядом.
  Не нравится он мне, оскалилась вслед долговязой фигуре в мантии.
  - Продолжаем занятие, - приструнил начавших шуметь студентов Синий. - Эйра, превращайся обратно.
  Фыркнула, отказываясь. И даже отвернула голову, спрятав морду под крыло.
  - Как хочешь, - не стал настаивать мужчина и, судя по звуку шагов, отошёл.
  Свернувшись клубком, я так и осталась лежать посреди полигона. Хоть отдохну, потому что, кажется, после занятий меня ждут 'пытки' с Анарендилом. От раздумий сбежать или остаться, ведь на эти тренировки я согласилась сама, меня отвлекли лёгкие прикосновения к хвосту. Думая, что это братья-близнецы, решила им не мешать. Пусть развлекаются. От меня не убудет, а остроухим радость, ведь настолько близко они драконов никогда не видели.
  - Сол, как ты мог проиграть девчонке! - сквозь шум разбивающихся о щиты заклинаний, донёсся до меня возмущённый вопль Иллиона. Совсем в другой стороне.
  Тогда кто трогает мой хвост?!
  Приподняв крыло, осторожно высунула морду. Рядом с моей пятой конечностью, тихо переговариваясь, на корточках сидели Льянис и его беловолосая соплеменница. При этом девушка пыталась отковырнуть мою чешуйку.
  - Яни, прекрати, - попытался образумить эльфийку Льянис, но та не прекратила своего занятия.
  - Мне нужно для зелья, - проворчала беловолосая. - Ты же всё равно её ненавидишь, Янис. Тем более, подумаешь, чешуйка.
  - Яни, это, по меньшей мере, неприлично, - не сдавался эльф, но, тем не менее, силой оторвать девушку от моего хвоста не пытался.
  Какая восхитительная наглость, восхитилась я и, не желая расставаться даже с крошечной частью себя, дёрнула хвостом, убирая его из зоны досягаемости снежной эльфийки.
  - Ой, - расстроено-испуганно пискнула беловолосая.
  - Ой, - повторила я мысленно, вытянувшись в сторону эльфов и оскалив клыки.
  - Успокойся, - потребовал Льянис, заслонив собой девушку.
  - Ладно, я сделаю это, - выглянув из-за спины парня, произнесла Яни с обречённым видом. - Риана, дайте мне свою чешуйку. Две. И клык. По-жа-луй-ста.
  От возросшей наглости девицы я едва не прикусила себе язык, щёлкнув челюстями.
  - Янина! - разделил моё удивление Льянис, запихнув девушку себе за спину.
  - Дадите? - спросила эльфийка, выпрыгнув с другой стороны.
  Утробно зарычав, я отрицательно покачала головой.
  - Почему? - и остроухая в обиде скривила губы.
  Ох, ты ж, боги, словно невинное дитя обидела, а не поставила на место взрослую, совершеннолетнюю девушку. Ещё раз зарычав, но теперь с явной угрозой, я поднялась на лапы и, распахнув крылья, взмыла в небо.
  - Куда?! Эйра! - снизу тут же вскричал Анарендил.
  Всё равно. С каждым взмахом крыльев я поднималась всё выше. Вот и облака, пушистые на взгляд и невесомые на ощупь. Полет... Свобода... Я не следила за временем, решив пропустить тренировку с Синим. Ну, его! И пророчество туда же!
  Я лениво парила в небе, когда меня вдруг накрыла тень. Удар и кто-то потянул меня вниз. Земля приближалась с ужасающей скоростью. Миг замедления и меня прижали к каменной крошке на склоне горы, которая находилась далеко за пределами Академии.
  - 'Первый урок. Не думай, что в небе у тебя нет врагов', - дыхнув мне в морду, мысленно проговорил Анарендил. Синий дракон отпустил меня, убрав когти и сложив крылья на спине. - 'Есть те, кто летает выше. Есть те, кто летает быстрее. Вставай. Продолжим занятие'.
  
  
  
  Глава 9.
  
  Увернуться, уходя из-под удара огненной плети и одновременно взмахом меча запустить в противника веером ледяных игл. Отступить и тут же сделать резкий выпад, сокращая расстояние. Удар клинком. Поймал. А у меня ещё кинжал. И удар ногой. Увернулся, а кинжал улетел в траву. Две минуты ближнего боя. Мечи скрещиваются со звоном, высекая искры. Оттолкнуться, отойти и принять на щит водяной хлыст. В ответ сформировать и запустить Огненную звезду. Мимо. Подпрыгнуть, пропуская под собой воздушную косу. И снова сойтись в ближнем бою. Удар. Ещё. И ещё один. Главное, не давать противнику время на отдых. Обманный манёвр свободной рукой, с пальцев которой посыпались разноцветные искры и, наклонившись, ударить ногой снизу. Пяткой мазнула по подбородку не успевшего отступить мужчины.
  Достала?
  Впервые за месяц постоянных изнурительных тренировок?
  Месяц тренировок и силовых упражнений наконец-то дал результат?
  Не верю.
  Но...
  Получилось.
  - Да! - не сдерживаясь, радостно закричала, победно подняв вверх руки.
  - Хорошо. Уже намного лучше. - Слышать похвалу из уст Анарендила было непривычно, но приятно. - Хотя, всё ещё далеко от идеала, - и, выполнив простую подсечку, дракон повалил меня на землю. - Ты совершаешь одну и ту же ошибку...
  И мужчина принялся объяснять и наглядно демонстрировать все мои недочёты во время боя. В сотый раз. Кхэрт! И ведь понимаю, но в запале сражения совершенно об этом забываю. Во время боя нет места эмоциям, должен быть только холодный расчёт. У меня так отстраниться от всего не выходит. Но хорошо, что хоть что-то стало получаться. На данный момент моё тело приобрело нужную форму и силу, чтобы соответствовать знаниям прошлой жизни: Эль тоже когда-то училась сражаться, мне нужно было только вспомнить. То есть, рисунок боя и движения я уже знала, но правильно их применить не могла, потому что ни тело, ни сила не поддавались контролю. К тому же, помимо человеческого облика, приходилось тренировать и драконий. И если взять под контроль 'человека' мне удавалось довольно просто, то с 'дракон' приходится возиться до сих пор. Особенно с хвостом. Вот, казалось бы, часто меня, но иногда ведёт себя, словно живёт собственной жизнью. Например, мне нужно совершить разворот с одновременным ударом хвостом сверху, а эта чешуйчатая зараза обвилась вокруг задней левой лапы, от чего я споткнулась и кубарем покатилась по земле.
  _________NEW!!! от 10.12.__________
  Но должна признать, занятия в форме дракона тоже принесли свои плоды и мой своенравный хвост это всего лишь исключение. Анарендил постоянно ворчал, что я хуже ребёнка, но каждый раз терпеливо повторял движения. Пусть случай, когда сущность дракона просыпается в уже взрослом человеке, уникален, но даже у меня должны быть хоть какие-то инстинкты, которые помогали бы мне в обучении. Кстати, узнав версию отца о пробуждении во мне дракона, Синий тут же отправил запрос в Императорский архив. Ответ пришёл незамедлительно: подобного за всю историю существования Империи ещё не случалось. И это делает меня ценнее. Хорошо, что о пророчестве о Красном драконе знает всего несколько созданий, а то, подозреваю, что меня бы заперли где-нибудь до самой битвы с Черным отступником. Пока что мне хватает и принца, который вознамерился сделать меня воином. Он, насколько помню, Эленриэль тоже тренировал, правда, не так усиленно, как меня. Кстати, прошлая жизнь иногда наслаивалась на нынешнюю. В обучении это помогало, но вот в повседневных ситуациях было сложно. Вот как сейчас.
  ...- Я молодец? Скажи, Анар. - После удачно проведённого боя потребовала Эль...
  И слово в слово я повторила тот же вопрос. Ну, похвали меня, просительно заглянула в синие глаза. Мужчина в мгновение ока превратился из расслабленного в натянутую до предела струну.
  - Занятие закончено, - сообщил и, превратившись, улетел.
  А мне оставалось только тоскливо смотреть ему вслед. Сбежал. Снова. И как мне ему сознаваться? И нужно ли? Я уже стала сомневаться. 'Проблески' прошлого вызывают у Анарендила недоумение. С одной стороны это прогресс: он больше не проявляет агрессии. Но с другой - я вижу как ему тяжело. Он не понимает. Дракон в любом обличии узнает свою пару, половину назначенную Судьбой и богами, даже если они раньше никогда не встречались. Анар же словно слепец. Возможно, об этом говорила ма-улу: он наказан богами. И если это проявляется так, то поверит ли мне Синий, если я признаюсь ему напрямую? Скорее всего нет. И мне даже страшно представить, что тогда будет. Он помнит свою возлюбленную совсем другой. К тому же, при угрозе предстоящего 'конца света'... Я не знаю, что делать. Не знаю, как правильно сделать.
  Занятая не самыми лёгкими размышлениями, я не смотрела куда иду, поэтому с кем-то столкнулась.
  - Чего тебе? - отступив на шаг, требовательно спросила у стоящего напротив Льяниса.
  - Вижу, ты много времени проводишь с принцем Ан'Карнаена, - смерив меня взглядом, произнёс эльф.
  Ещё один! Мало мне Сониэль с подружками.
  - И что? Мы тренируемся, - устало вздохнула. Мне совсем не хотелось кому-то что-то доказывать.
  - Я понял, - скептически хмыкнул снежный и пошёл рядом. - Вот только зачем тебе это?
  - Чтоб было, - ответила резче, чем хотела. Не могу же я ему рассказать о пророчестве? Да и он не тот, с кем можно поделиться этой тайной.
  - И всё же? - упорствовал остроухий.
  - Отстань, - с раздражением заявила.
  - Эйра, - снежный схватил меня за руку, вынуждая остановиться, и переплёл свои пальцы с моими. От удивления я настолько оторопела, что не могла и слова выдавить.
  - Рианы, какие-то проблемы? - поинтересовался Сибелиус Рэтт, вынырнув из тени ближайшего дерева.
  Мы с Льянисом одновременно вздрогнули. Приятно знать, что не только на меня этот преподаватель производит жуткое впечатление.
  - Никаких, мастер Рэтт, - оскалившись в вежливой улыбке, ответил снежный.
  - Тогда вам лучше разойтись по общежитиям, - заявил мужчина.
  - Да, - кивнула согласно, рассчитывая побыстрее уйти.
  - Каждый в своё общежитие, - не сводя с нас взгляда, уточнил Сибелиус.
  - Несомненно, - сообщила, потянув свою руку из хватки Льяниса. Эльф отпустил.
  Шагая по тропинке в сторону общежития Золотого факультета, я всё время ощущала на себе взгляд: цепкий, внимательный и не слишком приятный. Снежный волк? В последнее время он часто появляется рядом, где бы я ни была. На занятиях это понятно, но в свободное время - по крайней мере, странно. Вот и сегодня. Он явно следит за мной.
  
  
  
  
  ВНИМАНИЕ! Уважаемые читатели, те, кто читает данное произведение, убедительная просьба - не распространяйте текст, иначе ограничу доступ.
  ВНИМАНИЕ! Несколько глав в середине текста сняты, в целях безопасности (чтобы самые хитрые не копировали и не распространяли). Тому, кто читает продами, это не помешает.
  И запомните! Комментарии стимулируют к написанию продолжения :)
Оценка: 8.40*15  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | А.Владимирова "Телохранитель. Танец в живописной технике" (Любовная фантастика) | | Ю.Риа "Демоны моих кошмаров" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Любовное фэнтези) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическая фантастика) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"