Малеваная Наталия Янтарная Бабочка: другие произведения.

Сказания Тьерриана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пополняемый сборник рассказов
    Хронологию рассказов поправлю по окончанию сборника.
    1. ...о том, как были рождены драконы...
    2. Хранители мира
    3. Во имя...
    4. Тайна Туманного озера (в процессе)

  "...о том, как были рождены драконы..."
  
  Случилось это еще на заре времен, когда вечные противники Хаос и Гармония, устав от бесконечных противостояний, укрылись в далеком уголке безвременья. Чтобы отдохнуть. Но скука от бездействия быстро завладела ими. Хаос и Гармония решили творить, только чтобы снова не начать разрушать. Так был создан мир Тьерриан. Мир, подобных которому еще не было. От союза Хаоса и Гармонии, кроме нового мира, родился ребенок. Их первый сын. Властитель огненной стихии. Нарекли его - Рэдьяр.
  Радовались родители своему ребенку, не могли натешиться. Устроили пир для других богов. Каждый пришел с подарком. Например, Время даровало малышу бессмертие и вечную молодость, Судьба - прочную нить, которую собственноручно сплела из света и радости, а Любовь - конечно же, любовь и счастье. Мать Гармония преподнесла в дар сыну недавно созданный мир - Тьерриан, перед этим населив его разными созданиями. Задумался отец Хаос. Он хотел подарить сыну то, чего еще нигде и ни у кого не было. Долго думал, собирая вокруг себя силу. И так ничего и не придумал. Разозлился Хаос и с досадой топнул ногой и шумно вздохнул. Собранная вокруг него магия вдруг заискрилась и свернулась в плотный комок. Обрадовался отец, что нашел подходящий материал для создания подарка. И принялся творить. Он решил создать диковинную крылатую лошадь, но комок магии никак не поддавался, не желая принимать требуемую форму. Снова разозлился Хаос и хлопнул рукой по непослушному комку. Яркая вспышка на миг ослепила его, а после перед глазами бога предстало странное создание. Все тело покрыто мелкой чешуей, длинная шея, продолговатая мордочка, когтистые лапы, вдоль хребта расположены небольшие наросты, в будущем обещающие превратиться в гребень. С громким хлопком над спиной зверька раскрылись кожистые крылья, а на его мордочке распахнулись огромные золотистые глаза с вертикальным зрачком. Но оно все еще было неживым. Внимательно осмотрев получившийся подарок, Хаос решительно вдохнул воздух из своего тела в маленькую пасть, наделил разумом и способностью говорить, чтобы сыну было с кем побеседовать и разделить власть над Тьеррианом, а чтобы зверек мог защититься и при необходимости уберечь сына, даровал ему огненное дыхание.
  Рэдьяру подарок отца понравился. Он дал ему имя Райвэн и назвал своим другом. Много веков провели вместе Райвэн и Рэдьяр. Печальных и радостных. В заботах и веселье. Но Хаос забыл об очень важном даре. Райвэн не получил вечной жизни и настало время когда он ослабел и был готов отправиться в Вечность. Опечалился Рэдьяр, ведь он был бессилен и не мог спасти друга. Уронил слезы, которые вспучили землю на Тьерриане и растеклись потоками лавы. В гневе закричал - сотряслись горы и всколыхнулись моря. Собрав последние силы, Райвэн попытался успокоить друга и заверил того, что он будет всегда с ним, в его памяти и пока жив бог, то и он будет жить. Всегда.
  Утерев слезы, Рэдьяр закрыл глаза уснувшему вечным сном единственному другу и, пока его тело не рассыпалось, возвращаясь к тому из чего было создано, бог собрал эту магию. Разделив ее на тысячи светящихся шаров, исправил ошибки отца и отпустил их в мир Тьерриан, чтобы его Райвэн возродился в тысячи подобных себе.
  ...так были рождены драконы...
  
  
  
  "Хранители мира"
  
  ...и тысячи частичек магии по воле бога Огня Рэдьяра разлетелись по миру Тьерриан, чтобы воплотиться в драконов...
  И были это прекрасные создания, унаследовавшие облик своего прародителя Райвэна. Благородные, честные и справедливые.
  Но проходил год за годом, столетие за столетием. Драконы, взявшие на себя обязанность хранить мир и гармонию в Тьерриане, с интересом наблюдали за другими расами. Их умиляла высокомерность эльфов, которые считали себя Первородными. Воинственность таргов и коварство нагов вызывали улыбку. Забавляла игривость жителей Алринои. Нравилась короткая, но такая яркая жизнь людей. А еще драконы завидовали. Они были лишены возможности продолжать свой род. И если зависть одних была полна тихой печали, то зависть других сжигала их изнутри злым пламенем.
  - Хватит! - Однажды на Совете Хранителей вскричал черный дракон. - Достаточно нам существования пустого!
  - Данталион, что ты называешь ″пустым″? - спросил Айнон - золотой дракон, - повернув к собрату увенчанную короной из рогов голову.
  - Почему боги нас прокляли? - взревел черный. - Почему мы лишены возможности увидеть своих детей?
  - Такова воля богов, брат мой, - поддержала золотого лазурная драконица. - И...
  - Но почему? - еще больше разъярился Данталион, заглядывая каждому из своих братьев и сестер в глаза. - В чем наша вина?!
  - Не тебе судить богов, брат, - сурово произнес Айнон.
  - Но кто-то ведь должен, - с холодным спокойствием вдруг заявил черный.
  - Что ты задумал? - прищурив ярко-синие глаза, спросил золотой дракон.
  - Я лишь хочу увидеть продолжение себя, - сообщил Данталион и окинул взглядом собравшихся. - Кто со мной?
  И больше трети драконов ушли вслед за черным, которого с того момента стали называть Черным отступником. Данталион увел своих союзников в Туманные горы, которые они избрали своим домом. И там, в самой дальней и глубокой пещере, черный дракон приступил к своим экспериментам. Взял он частицу каждого из своих братьев и сестер и плоть от плоти своей. Но ничего не получилось. Тогда Данталион решил соединить суть дракона с представителем одной из рас, населяющих Тьерриан. Эльфы, тарги, аули, кадары, дриады, нимфы, наги, двуликие... Он пробовал снова и снова. И только человеческая раса оказалась восприимчивой к нужным изменениям, не отторгала суть дракона.
  Не одно столетие прошло, когда Черный отступник, наконец-то, смог порадовать своих союзников. Их было столько же, сколько он взял частиц магии. Тысяча. Двуликие. Меняющие облик по желанию. Драконьи оборотни. Человеческая форма была настолько красивой, что завораживала. Даже эльфы, среди которых кровосмешение было неприемлемым, не могли устоять. Драконий же облик пусть и был намного меньше ″родительского″, но не менее величественен. Во всем были прекрасны драконьи оборотни, но без тьмы не бывает света - они унаследовали и человеческие грехи.
  Радовались драконы, учили своих ″детей″, показывали им мир, и в то же время опасались гнева богов, ведь прировняли себя к Создателям. Но Рэдьяр любил свои творения и многое им прощал. В иное время лишь с укоряющей улыбкой смотрел он на шалости драконов. Так случилось и в этот раз. Лишь единожды вмешался бог Огня, ограничив количество драконьих оборотней тысячью особей, ведь от своих родителей они унаследовали не только магию, но и вечную жизнь. У них будут рождаться дети, но лишь тогда, когда умрет кто-то из старшего поколения. Таковым было условие других богов.
  И все бы хорошо, но Айнон не простил предательства братьев и сестер. И грянула война. Кровавая и страшная. Между теми, кто желал уничтожить драконьих оборотней и теми, кто стремился сохранить жизнь своим потомкам. И длилась война до тех пор, пока в живых не остались золотой и черный драконы. Сошлись они в последнем бою.
  Умирая, предрек Айнон:
  - Однажды, брат, ты принесешь погибель миру, который поклялся хранить. И Забвенье подарит тебе твое же творение с кроваво-красной чешуей. Да будет так. Я сказал. Прощай...
  - Никогда, - произнес Данталион, наблюдая за тем, как тело золотого дракона рассыпается искрами, которые тут же взмывают в небо. - Никогда в этом мире не родится дитя с красной чешуей. Я сказал.
  Никому не известно, куда ушел Черный отступник - Последний Хранитель мира. Он больше не парил высоко в небе и не оглашал горы своим ревом. Одни говорят, что он умер от полученных ран, отдав жизнь за жизнь своих потомков. Другие говорят, что он продолжает жить в глубинах Туманных гор, куда никому нет хода. Наблюдает за миром и хранит свои тайны.
  Тем не менее, с тех пор драконьих оборотней стали называть просто - драконы...
  
  
  
  "Во имя..."
  
  Восьмое вишня, Университетский вестник "Пламень"
  
  "...Развалины древнего храма, обнаруженные два года назад в Виндзорском лесу, привлекают многих. В результате экспертиз, проведенных государственными специалистами, было официально объявлено, что храм относится к временам еще до появления в Тьерриане Королей и посвящен некой безымянной богине, чья монументальная статуя в целости сохранилась до сего времени.
  И вот седьмого вишеня руководством нашего университета было получено разрешение на изучение развалин научной группой исторического факультета. Юные ученые отправятся в поход после сдачи итоговых экзаменов. И эти счастливчики: Игар Збиток, Сириус Лиран, Микола Ольгерд, Ольенна и Иррэ Листен, Ниора Альм. Куратор: Ильгор Теони.
  Удачи ребята!"
  
  ***
  
  Пламя костра весело потрескивало, взмывая вверх искры. В кругу света разместились восемь человек: трое парней, три девушки и двое мужчин. Все, кроме одного мужчины, который, нахмурившись, палкой ворошил угли в костре, оживленно переговаривались. Сегодняшний день был полон событий и выдался весьма плодотворным.
  Неделю назад группа из шести студентов и куратора-преподавателя отправилась в поход к руинам древнего храма в Виндзорском лесу. Спустя пять дней группа приблизилась к деревне, которая разместилась у кромки леса. Студенты и куратор пополнили запасы и наняли проводника, который обещался провести их к храму. Мианор - высокий, черноволосый мужчина, на вид лет тридцати, - сообщил, что к развалинам они доберутся за чуть больше, чем двое суток. И вот сегодня они вплотную приблизились к своей цели. Еще ночь переждать и уже завтра они смогут приступить к изучениям. К тому же, вечером они натолкнулись на заросшую мхом плиту с письменами. Зафиксировав в документах и скопировав находку, после ужина студенты и преподаватель исторического факультета взялись за перевод текста.
  - А я говорю, что эта руна не так читается! - вспылив, воскликнул один из парней - худой, как палка, зеленоглазый шатен. - Здесь написано: "проклятие".
  - Нет, Сириус, - с серьезным видом на милом округлом личике возразила парню синеглазая брюнетка. - Смотри, здесь точка над косой линией. Читать нужно... м-м-м, получается, получается "наказание".
  - Ольенна, ты уверена? - нахмурившись и вглядевшись в свои записи, спросила точная копия девушки, ее сестра. - Тогда, этот отрывок звучит, как: "За прегрешения свои Вирана несет на себе печать наказания. Каждую луну на грани дня и ночи дева должна..." Дальше затерто и неразборчиво.
  - Иррэ, не "дева должна", а "деву должны", - подвинув с кончика носа очки, поправил девушку полноватый брюнет.
  - Иррэ, Игар, вы оба ошибаетесь, - покачал головой куратор группы.
  - Но, мэтр Тиони, здесь так написано, - возразила розовощекая блондинка с перекинутой через плечо косой толщиной в руку. - Мы с Игаром переводили по словарю Виктора Ангелиуса.
  - Вы перевели правильно, да, - кивнул Ильгор Тиони. - Мне удалось очистить текст ото мха. И в соседстве с вот этой руной, - мужчина, взяв в руку тонкий прут, вывел на земле замысловатую загогулину, - меняется смысл. Получается, "кровь девы должна окропить "сердце богини"..."
  - Это что же, этой богине дев в жертву приносили? - скривился до этого молчавший рыжеволосый парень.
  - Микола, ты неисправимый пацифист, - усмехнулся Игар.
  - Заткнись, - огрызнулся Микола. - Риан Мианор, вы ведь родились и выросли в Ларене? Деревня расположена ближе других к храму. Может, знаете что-то о богине? - спросил рыжеволосый, обратив взгляд небесно-голубых глаз на проводника.
  - Знаю, отчего же не знать, - ответил Мианор, вырисовывая на земле одни ему понятные знаки. - У нас в деревне все знают легенду о кровавой Лак-На-Ури.
  - Как-как? - спросила Ольенна, быстро доставая из сумки свиток и стило. - Повторите, пожалуйста.
  - Лак-На-Ури. В переводе - "закатная зоря", - пояснил Мианор.
  - Так, что там за легенда? - поинтересовался Ильгор, тоже достав блокнот для записей.
  - Начинается легенда с того, что из-за своей алчности, злобы и гордыни народ Вираны был наказан Лак-На-Ури, которой они поклонялись. И было это страшное проклятие...
  - Все-таки проклятие! - воскликнул Сириус. На него тут же зашикали, призывая к тишине. - Простите.
  - Так вот, проклятие, - отстраненно глядя на пламя костра, продолжил Мианор. - Оно заключалось в том, что жители Вираны каждую полную луну на закате должны обагрить кровью девы камень у ног статуи, так называемое "сердце богини". Проклятие исчезнет со смертью последней девы Вираны. Если условие не будет выполнено, то все они умрут, растерзанные страшным чудовищем - Зверем, не знающим ни пощады, ни жалости. Покинуть пределы деревни жители не могли, хотя использовали разные способы. И в первую полную луну привели в храм девушку. Была она сиротой. Ни родных, ни близких. "Сердце богини", вспыхнув алым светом, впитало всю кровь, которую на него пролили. Погибель деревни была отстрочена на лунный месяц.
  - Ужас, - тихо выдохнула Ниора, обняв себя руками.
  - Жертвоприношения длились в течение двух лет, - невозмутимо продолжил Мианор, - пока очередь не подошла к единственной дочери старосты деревни. Он терять дочь не хотел и вопреки решению Совета жителей отправил в Школу магии весть о помощи. Совет магов на помощь в ликвидации проклятия отправил двух выпускников - супружескую пару - Ронмара и Лианель Нор. Маги, выслушав старосту, отправились в храм Лак-На-Ури, чтобы проверить и воочию во всем убедиться. Как только Лианель вошла под своды святилища, едва не потеряла сознание. Магиня была сильным менталистом и ощутила всех, кто был принесен в жертву, и еще кое-кого.
  - Кого? - выдохнули все в один голос.
  - Душу, которая была заключена в статуе. Душа девушки Риори, которая когда-то должна была стать жрицей Лак-На-Ури, непорочной девой, посвятившей всю жизнь служению. Но Риори ослушалась и сбежала вместе со своим возлюбленным - молодым охотником Кераном. Жители Вираны скрыли их побег, соблазнившись золотом и мехами, которыми их щедро одарил Керан. К тому же, на то время среди жителей уже были недовольные богиней. Далеко убежать паре не удалось. Лак-На-Ури - всевидяща и всезнающа. И мстительна. Риори была заключена в статую в храме, ее возлюбленный - превращен в чудовище, а на жителей Вираны легло проклятие. Обо всем этом Лианель поведала душа Риори, которая страдала от разлуки с любимым и изо дня в день переживала смерть каждой девушки, среди которых была и ее младшая сестра. И с каждой луной муки ее только усиливались. Лианель и Ронмар, которому жена поведала всю историю, стали решать, как поступить, как развеять проклятие. Подобного они не изучали. Ронмар предложил написать Совету магов. Письмо было тут же отправлено. Шли дни, ответа все не было, а полная луна приближалась. В решающий день староста спрятал дочь в подвале и приготовился защищать ее от разгневанных жителей. Лианель и Ронмар заперлись в храме, решив держать оборону: уничтожить Зверя и найти способ снять проклятие, тем самым освободив страждущие души, которые не ушли на перерождение. Когда солнце скрылось за горизонтом, "сердце богини" вспыхнуло и посреди зала появилось чудовище. Не менее двух метров в холке, все тело покрыто чешуей, мощные лапы увенчаны острыми когтями, длинный хвост с шипами, а из пасти торчат клыки, с которых с шипением на пол капала ядовитая слюна. Оглушительный рев Зверя взмыл под своды храма. Ронмар отвлек чудовище на себя, позволяя Лианель приблизиться к статуе - у девушки была теория, что разрушив "сердце", она развеет проклятие. Но как только магиня коснулась камня, в храме раздался звонкий женский голос.
  - "Глупая девчонка", - сквозь смех проговорила богиня.
  - "Освободи их", - потребовала Лианель. - "Они достаточно искупили свою вину".
  - "Хочешь им помочь?", - вкрадчиво поинтересовалась Лак-На-Ури.
  - "Да", - искренне ответила девушка.
  - "Тогда отдай взамен свою душу. Добровольно", - заявила богиня и расхохоталась.
  Лианель растеряно застыла, а потом обернулась к мужу и исполнилась решимости. Ронмар был ранен и едва-едва отбивал атаки Зверя.
  - "Если я соглашусь, то все прекратится?" - спросила Лианель. - "Проклятие исчезнет и больше не будет ни Зверя, ни новых жертв?"
  - "Да", - ответила Лак-На-Ури. - "Твое решение, смертная?"
  - "Я согласна", - без сомнений заявила Лианель.
  В тот же миг храм затопило сияние. "Сердце богини" почернело. Вместо чудовища на пол упал молодой мужчина. Спустя мгновение он поднялся на ноги и растеряно осмотрелся. Ронмар, увидев лежавшую у ног статуи жену, кинулся к Лианель. Приподнял на руках. Девушка застонала и открыла глаза. Только у нее были не небесно-голубые глаза его любимой, а чужие, вишневые. Душа Риори, освобожденная из статуи, заняла тело Лианель. Влюбленные давно покинули храм, а Ронмар все оставался стоять на коленях перед статуей, глаза которой горели голубым огнем. Срывающимся голосом он вопрошал пустоту, требовал вернуть жену, но ему не ответили, лишь по каменной щеке статуи сползла кровавая слеза.
  На поляне, где разместилась группа, воцарилась тишина, нарушаемая только треском костра, да звуками ночного леса.
  - А дальше? - выразила общий вопрос Иррэ.
  - Дальше? - встрепенулся Мианор, словно вынырнув из воспоминаний. - Проклятие действительно исчезло. Жители Вираны покинули деревню и с течением времени она вовсе исчезла. Остался только храм Лак-На-Ури. Богиня больше не требовала жертв. А маг Ронмар отправился бродить по миру, в поисках способа вернуть жену.
  - И он нашел? - полюбопытствовала Ольенна.
  - Нашел, - кивнул проводник.
  - Так он освободил Лианель? - хором вопросили студенты.
  - Нет, - покачал головой Мианор. - Не все так просто. Ответ маг нашел в Туманных горах, в Обители драконов. Оракул предрек, что Лианель будет свободна только тогда, когда потомок проклятой прольет свою кровь на "сердце".
  - Какой проклятой? - с нетерпением спросил Игар.
  - Дочь старосты, - высказал догадку Микола.
  - Да, - подтвердил Мианор. - Она единственная из девушек Вираны, кто остался жив. Ее дочь, дочь ее дочери и следующие потомки женского рода смогут освободить Лианель из плена. Тогда статуя и храм разрушатся, исчезнут следом за богиней, ушедшей из Тьерриана, когда наш мир был подарен Рэдьяру - огненному богу, - первому из детей Хаоса и Гармонии.
  - Статуя цела, - задумчиво проговорила Ниора. - Значит, у Ронмара ничего не получилось.
  - Значит, не получилось, - ответил Мианор. - Он все еще ищет. И только богам известно, когда его поиски завершатся, но, думаю, совсем скоро, его постигнет удача.
  - Жуткая история, - передернув плечами, заявил Микола. Остальные с ним, молча, согласились.
  - Так, всем спать, - решительно заявил мэтр Теони. - Завтра нас ждет оставшийся путь к храму и много работы.
  
  Утром юноши и девушки под руководством куратора позавтракали, собрали лагерь и отправились преодолевать последнее расстояние к храму. Идти было труднее, чем в предыдущие дни - в эту часть леса не забредали даже охотники. Но азарт, пьянивший разум, заставлял людей двигаться вперед.
  Храм они увидели уже в полдень. Небольшое на фоне исполинских деревьев, круглое здание. Западная часть стены и крыши обрушена, словно кто-то надкусил. Лепнина осыпалась, витражные окна разбиты, лишь кое-где сохранились осколки разноцветного стекла. Само здание было построено с серого камня, по которому время от времени пробегали синие всполохи.
  - Красиво, - восхищенно выдохнули вместе Ольенна и Иррэ.
  - Да, - согласился Игар. - Давайте уже войдем внутрь! - воскликнул нетерпеливо.
  - Ага, - поддержал друга Сириус, сбрасывая с плеч объемный рюкзак.
  - Стоять! - осадил рванувших к храму студентов Ильгор Теони. Парни и девушки послушно застыли. - Сначала расчистите место для лагеря, соберите дров и приготовьте обед. И только после того, как я проверю надежность стен и сводов храма, вы войдете внутрь. Понятно?
  - Да, - нестройно отозвались разочарованные студенты и, разбившись на пары, принялись исполнять распоряжения куратора. Игар и Сириус ставили палатки, Микола и Ниора, организовав круг для костра, отправились за дровами, а близнецам Листен доверили приготовление обеда. Ильгор в компании Мианора отправился на осмотр храма.
  Входной двери в святилище не было, что не удивительно - за прошедшие века даже самая крепкая древесина обратится в пыль. Сразу от входа начинался зал, у противоположной стены которого стояла статуя крылатой девы, державшей в руках раскрытую книгу. Изваяние выглядело так, словно было только что изготовлено - ни одной трещины, ни скола. А у ног статуи в сердцевине каменного цветка возлежал черный шар.
  - Невероятно, - пораженно выдохнул риан Теони. - Так Ваша легенда... - Мужчина сглотнул - во рту вдруг пересохло. - Легенда не выдумка.
  Мианор не ответил, вглядываясь в красивое, но печальное лицо статуи.
  - Я изучал записи, столичные коллеги ни о чем подобном не упоминали, - бормотал Ильгор, увлеченно записывая что-то в блокнот. - Такой простор для научного труда.
  К студентам он вышел взъерошенным и с возбужденно горящими глазами. Мужчина, витавший в своих мыслях, не сразу отозвался на вопрос Игара.
  - А? Что? Риан Збиток, Вы что-то хотели? - очнулся куратор, когда парень был вынужден потрепать его за рукав.
  - Я спрашиваю, можно ли войти внутрь храма и приступить к изучению?
  - Можно, - кивнул Теони, снова возвращаясь к размышлениям о теме своей научной работы.
  Обрадованный Игар умчался рассказывать новость друзьям. Через два часа студенты, вооружившись необходимыми инструментами и материалами, вошли под своды святилища. И ошарашено застыли. Среди разбитого стекла, каменной крошки, пыли и паутины стояла она. Статуя девушки с крыльями. И серый мрамор, из которого она была сделана, не преуменьшал ее величия. От одного взгляда дух захватывало.
  - Как думаете, там действительно находится душа Лианель? - шепотом поинтересовалась Ольенна.
  - Глаза не светятся, - так же шепотом ответил Микола.
  - И камень у ног, - тихо заметила Иррэ, как в легенде.
  - Холодно здесь, - обхватив себя руками за плечи, заявила Ниора. - Неприятно.
  - Да ну вас! Чушь все это, выдумка, - авторитетно заявил Игар. - Местные придумали легенду, приближенную к внешнему виду храма, вот и все. Это еще не значит, что рассказанное на самом деле происходило.
  - А я почему-то верю, - кивнул сам себе Сириус и сделал шаг к статуе. - Если установленное время правильно, то она прекрасно сохранилась. При местном климате и прошедших веках - это приравнивается к чуду. Как известно, даже тарион, особо прочный материал, не переживает порога в тысячу лет.
  - Так, хватит, - осадил друзей Игар. - Легенда, не легенда. Правда, неправда. Нам работать нужно. Как помните, у нас всего двое суток на изучения и взятие проб. Вперед! - скомандовал.
  Студенты согласились с негласным лидером и разошлись, каждый в свой "угол" - их задания и обязанности были распределены еще на стадии организации экспедиции. Молодые люди настолько увлеклись, что не заметили, что солнце уже клониться к закату.
  - Ох ты! - воскликнул Сириус, чем привлек внимание остальных.
  - Что? - спросил Микола, занятый подсчетами. Друг, молча, указал ему на статую. - Ого!
  Серый мрамор в закатных лучах, проникших в храм через разрушенную часть стены, окрасили статую в кроваво-красные тона.
  - Ошеломляющее зрелище, - высказал общую мысль Микола.
  Дальнейшему изучению помешала быстро наступающая темнота, да и куратор позвал ужинать. Кстати, ужин впервые за все время готовил Мианор. Поблагодарив за вкусную еду, все разбрелись по палаткам. Завтра предстоял последний день, а потом дорога домой.
  Ниора очнулась от того, что замерзла. Откуда-то доносился голос, но разобрать было трудно - уши, словно чем-то заткнули. С трудом открыв глаза, девушка обнаружила, что находится в ярко освещенном магическими огнями храме. А над ней возвышается Мианор, выглядевший моложе и немного по-другому, чем обычно. И говорил именно он, обращаясь к статуе.
  - Лианель, моя Лианель, наконец-то я ее нашел, - захлебываясь словами, вещал мужчина. - Потомок крови той девчонки. Помнишь? Ее кровь освободит тебя любимая. И я, наконец-то, я освобожусь от того подобия жизни, на которую обрекла меня Лак-На-Ури. Проклятая богиня давно сгинула, а я все живу, не ведая покоя. Но все закончится сегодня и, возможно, в обители богов мы снова встретимся. Пора.
  Мужчина кивнул и достал из ножен на поясе нож с кривым лезвием, второй рукой он приподнял связанную Ниору.
  - Прости, девочка, - попросил тихо и приставил нож к ее шее.
  - Остановись! - взвился под своды храма звонкий женский голос. Глаза статуи вспыхнули голубым огнем. - Остановись, Ронмар!
  - Лианель! - радостно воскликнул мужчина, тем не менее, не опуская нож. - Наконец-то ты ответила. Столько лет.
  - Ронмар, отпусти девочку, - ласково попросил голос.
  - Но, любимая, - растерялся мужчина. - Ее жизнь в обмен на твою душу. Я готов принести эту жертву.
  - Я не готова, милый, - заявила Лианель. - Ничья жизнь не стоит нашей свободы. У меня было время подумать, много времени. Я осознанно решилась обменять свою душу на душу Риори. У меня нет сожалений. И все это - мое заключение в статуе даже после "смерти" Лак-На-Ури, твоя вечная жизнь - это наше наказание за то, что воспротивились воле богини.
  - Но как же мы? Ты не сожалеешь, что мы были вместе так мало времени? - спросил Ронмар.
  - Сожалею, - отозвалась Лианель.
  - Тогда, тогда я, - мужчина сильнее надавил лезвием, и по шее Ниоры скатилась капля крови.
  - Я не прощу тебе этого, - голос Лианель звенел злостью.
  - Хорошо, - заявил мужчина и опустил руки. Ниора повалилась на пол. Спустя мгновение он склонился и разрезал веревки, которыми была связана девушка. - Уходи, - сообщил, глядя в пол.
  - Спасибо, - прошелестел голос Лианель. Глаза статуи вспыхнули и угасли, а по каменной щеке скатилась кровавая слеза.
  
  Утром проснувшимся друзьям и куратору бледная Ниора поведала о случившемся ночью. Мианора-Ронмара в лагере не было. Он исчез. Студенты и риан Теони, не раздумывая, собрали вещи и отправились домой. Находиться рядом с храмом им стало неприятно, а продолжать исследования их не мог заставить никакой научный интерес.
  А в разрушенном храме осталась стоять статуя, у ног которой лежал нож с кривым лезвием и увядал букет живых цветов.
  
  Когда на землю опустились сумерки, в храме из воздуха соткалась фигура мужчины.
  - Доброй ночи, Лианель, - произнес он в пустоту, не надеясь на ответ.
  Ронмар опустился на пол, привалившись спиной к большому камню - так чтобы видеть лицо статуи, и погрузился в воспоминания. Их знакомство, как раз после поступления в Школу магии. Первый взгляд, преисполненный симпатии. Первое свидание и первый поцелуй. Счастье длиною в три года...
  - Скажи, зачем мы сюда вернулись? - У входа в храм послышался шорох и шепот.
  - Потому что оставить все вот так, неправильно. Микола, я тебе уже объясняла.
  - Ниора, он хотел тебя убить, - возмущенно прошипел парень.
  - Во имя своей любви, - вздохнула девушка. - Меня бы кто так любил.
  - Я люблю, - заявил Микола. - Поэтому хочу, чтобы ты не рисковала собой и осталась здоровой.
  - В том, что я отдам пару капель крови, нет ничего опасного, - сообщила девушка.
  - Думаешь, хватит?- усомнился Микола.
  - Уверена. Знаешь, когда мысли прояснились после испуга, я перечитала записи и поняла, что смущало меня с самого начала. На плите написано: "кровь девы должна окропить "сердце"..." Но нигде не указано, что при этом жертву надо умертвить. Так и здесь. По словам Ронмара-Мианора, оракул сказал: "пролить кровь". Не убивать.
  - Что-то мне мало верится в твою теорию, - проворчал Микола. - Хочешь сказать, что жители деревни напрасно принесли в жертву девушек?
  Ниора не ответила. Она была уверена в своей догадке и хотела ее подтвердить, освободив душу Лианель.
  Мужчину, сидевшего у каменного обломка, они заметили только тогда, когда едва об него не споткнулись.
  - Ох, ты ж, Хаос-прародитель! - воскликнул Микола и схватил девушку за руку, готовый бежать в любую секунду.
  - Что ты здесь делаешь, кровь от крови проклятой? - безразлично спросил Ронмар и щелчком пальцев зажег магический огонек.
  - Я пришла освободить Лианель, - твердо заявила Ниора, сделав шаг вперед, и задержала вздох восхищения.
  Девушка во все глаза рассматривала мужчину. Раньше, когда он притворялся Мианором, он использовал личину и выглядел как человек. Но теперь ему незачем было прятаться. Тонкие черты лица, косой разрез глаз, насыщенный фиолетовый, чуть светящийся в полумраке, цвет радужки, заплетенные, по обычаю его народа, в косу черные волосы, и остроконечные уши. Эльф. Горный эльф.
  - И чем же ты можешь помочь? - с иронией спросил Ронмар. - Готова отдать свою жизнь?
  Ниора, не тратя время на объяснения, приблизилась к статуе и подняла нож. Кривое лезвие хищно блеснуло в свете огонька. Тонкий порез в центре ладони стал быстро наполняться кровью. Дождавшись, когда наполнится горсть, девушка перевернула руку, проливая кровь на "сердце".
  - Ничего, - разочаровано вздохнул Микола и поспешил перевязать руку Ниоры.
  Ронмар лишь хмыкнул - он и не надеялся, что задумка девушки, возомнившей себя героиней, увенчается успехом и свершится чудо. Наверное, все же нужно принести в жертву жизнь, чтобы освободить плененную в камне душу. Лак-На-Ури, все-таки, была богиней смерти.
  - Ухо... - Мужчина не договорил.
  Храм наполнился тонким звоном, а потом их ослепило вспышкой яркого света.
  
  - Все-таки, ты была права, - признал Микола, стоя на поляне и глядя вслед уходящей паре: высокому мужчине с заплетенными в косу черными волосами и миниатюрной светловолосой девушке с голубыми глазами. А за спинами парня и Ниоры древний храм богини Лак-На-Ури превращался в пыль.
  
  
  
  "Тайна Туманного озера"
  
  За окном уныло завывал ветер, бросая пушистые снежинки в стекло. Огонь в камине освещал комнату мягким светом, который не разгонял затаившихся по углам теней. На кровати у дальней стены, прижав к груди колени, сидела женщина. Часы на каминной полке тихо пробили полночь. Перешептывания за дверью не укрылись от острого слуха. Сколько их сегодня? Четверо. Нет, пятеро. Еще и малышку Эль с собой взяли. Тихий скрип и никогда не запирающаяся дверь открылась. В образовавшуюся щель тут же просунулись пять голов в забавных кружевных чепчиках. Глаза на розовощеких лицах горят надеждой, предвкушением, но и настороженностью.
  - Наставница Эллинор? - шепотом позвала самая старшая из девочек, Микаэль.
  - Заходите, - улыбнулась женщина. Своих воспитанниц она любила и часто получала выговор от директора Школы за попустительство.
  Пять девочек разного возраста в длинных ночных сорочках шустро проследовали в комнату и забрались на кровать. Усевшись, малышки выжидающе уставились на воспитателя.
  - И какую историю вы хотите послушать сегодня? - поинтересовалась Эллинор.
  - О слепом менестреле, - первой осмелилась сказать Риста.
  - О Рэдьяре золотом лисе, - следом попросила Дейна.
  - О Королях, - тихо выдохнула Тара.
  - О песне дракона, - потребовала маленькая Эленриэль.
  - Нет-нет, наставница, расскажите нам о Туманном озере, - шикнув на младших, попросила Микаэль.
  - Да-да, о Туманном озере, - попросили все, тут же переменив свои предыдущие желания.
  - Но вы же уже знаете эту историю, - притворно удивилась Эллинор.
  - Расскажите, расскажите, - потребовали хором.
  - Хорошо-хорошо, только не шумите, - грозно нахмурившись, согласилась женщина. - Говорят, вода в этом озере словно зеркало. Но тот, кто увидит в нем свое отражение, навсегда останется в глубине Туманного озера. И лишь тот, кто полюбит пленника тумана, сможет его спасти...
  - Риана Эллинор, а где это озеро находится? - не дав женщине договорить поинтересовалась Тара.
  - А я бы спасла какого-нибудь принца, - мечтательно вздохнула Риста.
  - Тебе бы только принцев спасать, - насмешливо фыркнула Дейна.
  Эллинор с ласковой улыбкой наблюдала за начавшими спорить девочками.
  - Наставница, а Туманное озеро на самом деле существует? - заглядывая в глаза женщине, спросила Микаэль.
  - В нашем мире много чего неизведанного, - с затаившейся в уголках глаз грустью, сообщила Эллинор.
  - На-а-аставни-и-ица, - жалостливо протянула девочка.
  - Сама я не видела, - призналась женщина, погладив девочку по голове, - но говорят, что озеро существует, и раз в сто лет выбирают добровольца для спасения пленника Тумана.
  - А уже кого-то спасали? А девушка, когда спасет принца за него замуж выйдет? А...
  - Наставница, наставница, - перебила Ристу Эль, - а сейчас озеро кого-нибудь поймало?
  - У озера всегда есть пленник, - словами из легенды ответила Эллинор. - Много лет назад, когда боги были еще молоды...
  
  
  Сто двадцать лет спустя...
  
  Черноволосая девушка бежала по улицам города, боясь не успеть. Она так долго ждала этот шанс. Истории, рассказанные школьной наставницей, все прошедшие годы не давали ей спокойствия. В мире Тьерриан, действительно, много чего неизведанного. Но ни покинутые владельцами замки Королей, ни пещера Древнего Хранителя, ни Храм бога Огня не будоражили так, как Туманное озеро. И вот сегодня на главной площади столицы одного из человеческих королевств состоится отбор добровольца. Девяносто девять лет назад озеро пленило сына вождя степных эльфов, принца Лучезара, который по неосторожности заглянул в зеркальные воды Туманного озера. Пришел срок его спасти.
  - Мечта Ристы исполнилась, - усмехнулась девушка и заправила за остроконечное ухо выбившуюся из прически прядь. - Жаль малышка Эль до этого времени не дожила, она любила сказки.
  На главной площади Сантии не было собравшейся толпы - создания давно перестали считать подобный отбор чем-то интересным. Одернув одежду и поправив волосы, черноволосая эльфийка направилась к группе созданий: пятерым мужчинам и четверым девушкам.
  - Светлого дня уважаемые рианы, - поздоровалась она, оценивая соперниц на место добровольца.
  - Светлого дня, - ответила одна из девушек, степная эльфийка.
  - Мое имя Микаэль, Микаэль из рода Ясеня.
  - Мариса Рассветная, - в ответной вежливости назвалась степная. - Я - сестра Лучезара.
  - О... - растерялась Микаэль. Лесная эльфийка встретить дочь вождя не ожидала.
  - Только, пожалуйста, без титулов, - поспешно попросила Мариса. - Думаю, мы можем начинать. Мэтр Вимар, прошу.
  - Да, начнем. - Мужчина с бляхой мага на груди вышел вперед. - Девушки, прошу.
  Претенденткам предлагалось выстроиться в ряд. Так Микаэль узнала, кто остальные участницы отбора. Темная эльфийка, человечка и оборотень. У последних двоих, скорее всего, никаких шансов пройти отбор не было. Раса эльфов крайне не приемлет смешивания крови. Хотя, всякое бывает. Микаэль, например, знала пару - темный эльф и девушка-кадар. Но такое бывало крайне редко.
  - Дарис, прошу, - обратился к степному эльфу маг и тот поднес ему шкатулку. Мэтр Вимар открыл ящичек и достал оттуда небесно-синего цвета камень. - Девушки, бояться не стоит. Это не больно. Почти.
  Микаэль знала, что должно произойти. Не зря ведь отучилась в Академии двенадцать лет. В магических ритуалах немного понимала. Приняв кровь наиболее подходящей кандидатуры на роль спасителя, камень должен поменять цвет и стать черным. Подтверждая догадку девушки, в руке мага блеснул нож. Боль была короткой, да и крови потребовалось всего несколько капель, но в самом процессе было мало приятного. Человеческая девушка и оборотень не подошли, а вот от крови темной эльфийки камень стал синим, свидетельствуя о родстве с семьей Лучезара. Микаэль на это только удивленно вскинула брови - интересные у вождя степных эльфов родственники. Но изумлялась она не долго, настала ее очередь. Затаив дыхание, темноволосая эльфийка наблюдала за тем как ее кровь, словно нехотя, сползает по ладони и капает на вновь небесно-синий камень. Яркая вспышка и камень почернел.
  - Хвала Создателям! - радостно улыбнулась Мариса и с набега обняла Микаэль. - Наконец-то, долгие поиски окончены.
  - Я... - растеряно промямлила лесная эльфийка, все еще не веря в то, что у нее получилось.
  - Скажи, ты сможешь полюбить моего брата? - обхватив лицо черноволосой эльфийки ладонями, спросила степная.
  - Я... как бы... уже, - смущенно призналась Микаэль.
  И это было правдой. С Лучезаром Рассветным они познакомились, когда в Великий лес прибыло посольство степных эльфов. Было это за десять лет до того, как парень был пленен Туманом. Златокудрый эльф с синими, как летнее небо, глазами понравился Микаэль. Был он приветливым, улыбчивым, интересным рассказчиком и вмиг очаровал девушку. И на ее симпатию ответил взаимностью. Но потом Микаэль узнала, что у Лучезара есть сговоренная невеста. На многие годы девушка и думать забыла о сине вождя степных эльфов и только месяц назад узнала, что на кануне своей свадьбы парень пропал в водах Туманного озера. И то ли истории наставницы Эллинор повлияли, то ли былая симпатия возродилась, но Микаэль решила, во что бы то ни стало, спасти Лучезара.
  - А как же невеста Лучезара? - вспомнила лесная эльфийка. - Почему она не согласилась спасти его?
  - Я... она, - как-то странно замялась степная эльфийка, отводя взгляд.
  - Видимо не столь сильной была ее любовь, - ответил Дарис. - Она отказалась от Его Высочества.
  - Ладно, не будем об этом, - нахмурив брови, заявила Мариса и, улыбнувшись, обратилась к Микаэль. - Давай лучше я познакомлю тебя с нашей командой. Это Тирг, - эльфийка указала на широкоплечего, коренастого тарга, - наш проводник. Дарис и Сотар, - вперед выступили степной эльф и оборотень. - Они будут нас охранять в пути. Мэтр Вимар Вальд, маг. И Вайтан, - девушка кивнула в сторону снежного эльфа, - друг Лучезара.
  - Микаэль из рода Ясеня, - еще раз назвала лесная свое имя и поклонилась, как того требовали правила этикета.
  Отправляться сразу в поход отряд не стал. На их пути лежал Темный лес и на ночь даже самый отчаянный смельчак не войдет под кроны зачарованных деревьев.
  Комната в трактире ″Бешеный вепрь″, которую выделили Микаэль, девушке не понравилась. Даже в бедном районе города съемные комнаты были лучшего качества. Эльфийка порадовалась, что в трактире они только переночуют и утром отправятся в дорогу.
  Перед сном Мариса навестила лесную. Рассказала немного о жизни Лучезара, поведала несколько забавных случаев из его детства и подарила миниатюрный портрет эльфа. Глядя на изображение синеглазого, светловолосого юноши, эльфийка впервые задумалась о том, что будет после того, как она спасет Лучезара.
  - Конечно же, будет свадьба, - пробормотала Микаэль, кутаясь в одеяло - несмотря на жару снаружи, в комнате было сыро. - И у нас будет двое детей. Мальчик и девочка.
  То ли разговор со степной эльфийкой повлиял, то ли чувства стали сильнее, но в эту ночь девушке приснился Лучезар. Он шел ей навстречу, смотрел в глаза, улыбался и протягивал руки. А за спиной эльфа виднелось озеро, над зеркальной водой которого клубился туман.
  Проснулась Микаэль в хорошем настроении, с ясным осознанием того, что у нее все получится. Завтрак тоже не порадовал лесную: лепешка была черствой, тата с овощами пересоленным, а разведенное водой вино хотелось выблевать.
  - Держи, - произнес Вайтан и поставил перед девушкой тарелку с пирожками и кружку с молоком.
  - Спасибо, - смущенно пробормотала Микаэль.
  Остальным из отряда подобного угощения не досталось. Но, тем не менее, от еды эльфийка отказываться не стала, лишь отметила, с каким недовольством на снежного эльфа глянула Мариса. Для путешествия Микаэль выделили смирную лошадку. Невысокую, со смешной лохматой челкой. Особо выносливая степная порода. Высокой и привыкшей к более длинноногим лошадям лесной было неудобно, но она постаралась приноровиться и не капризничать. Степная порода была наилучшим выбором для дальних путешествий.
  Под своды переплетенных ветвей исполинских деревьев отряд въехал ближе к полудню. После жаркого солнца прохлада тени вызывала дрожь, так что путешественникам пришлось надеть припасенные плащи. Лошади лишь нервно фыркнули, выказывая свое отношение к заколдованному лесу.
  Когда-то эта часть леса относилась к Великому лесу - владениям лесных эльфов, но во время Войны драконов участок был сожжен. Эльфы снова вырастили деревья и травы, но пролитая драконья кровь напитала магией землю. И растения, и животные в Темном лесу стали обладать своим разумом: иным, жестоким, беспощадным.
  Оказавшись в родной стихии, Микаэль привычно потянулась своей силой к деревьям, травам, зверям и птицам. Но ответа не получила, лишь ощутила чье-то настороженное любопытство. В этом лесу лесная эльфийка была чужой. Стараясь не сильно огорчаться, девушка сосредоточилась на дороге. А то ветки так и норовят уцепиться за одежду и волосы или хлестнуть по лицу, и то тут, то там под прошлогодней палой листвой обнаруживаются ямы.
  - Давно. Должны были. Ехать, - коверкая слова, сообщил Тирг и, сунув палец в рот, прикусил ноготь. - Час. И час.
  - Что случилось? - поинтересовалась Микаэль, которая последние полчаса была занята тем, что уклонялась от норовивших дернуть ее за волосы веток.
  - Тирг говорит, что мы уже должны были пересечь лес, - впервые за все время подал голос Сотар.
  - Мы заблудились? - испуганно оглянувшись, спросила Мариса.
  - Не. Не, - покачал головой тарг. - Не ошибаться. Лес двигаться.
  - Лес передвигается?! - слаженно охнули степные эльфы, оборотень и маг.
  И только Вайтан и Микаэль остались спокойными. Лесная эльфийка освобождала из плена свои волосы, в которых, не смотря на ее старания, все-таки запуталась ветка, а снежному эльфу, кажется, все было безразлично.
  - Ночевать придется в лесу, - сделал вывод Вайтан. Мужчина запустил струйку холода и веточка сама выпуталась из волос Микаэль. Где-то кто-то огорченно вздохнул.
  - Он просто играет, - благодарно кивнув эльфу, пояснила Микаэль. - Ему скучно.
  - Кто играет? - спросил Дарис, положив руку на рукоять меча.
  - Лес, - вместо лесной ответил мэтр Вимар. - Но ты прав, снежный, ночевать придется здесь. Будьте внимательны. Это не увеселительная прогулка.
  - Не, не, - бешено замотал головой Тирг. - Нельзя. Нельзя остаться. Ехать. Ехать.
  - Наш дикий друг боится парочки деревьев, - хохотнул оборотень. - Хороший костер и от леса останется только воспоминание.
  Никто не успел ничего сделать. Деревья зашумели листвой. Обиженно и угрожающе. Из-под земли на пути оборотня вырвался корень, и его обычно спокойная лошадь взмыла на дыбы. Сотар, не ожидавший подобного, упал на землю. Его тут же опутали корни, да так, что уже через мгновение мужчину не было видно.
  - Сотар! - вскрикнул Дарис.
  - Не трогайте! - предостерегла спешившихся и доставших мечи степного эльфа и тарга Микаэль. - Иначе он задавит его.
  - Он его и так задавит, - сообщил маг. Мужчина явно не собирался помогать освобождать оборотня, сидел на лошади и меланхолично жевал кусок вяленого мяса.
  - Мэтр Вимар! - возмущенно визгнула Мариса.
  - Что? - спокойно поинтересовался человек.
  - Вам заплатили за то, чтобы Вы решали как раз такие магические вещи, - вознегодовала степная эльфийка.
  - Лес древнее меня. И сильнее, - пояснил маг. - Не вижу смысла попусту тратить силу. И Вам не советую, Вайтан, - прокомментировал мужчина дорожку инея в сторону кокона из корней.
  - И что же делать? - растерянно спросила Мариса.
  - Ничего. Не надо. Делать, - сдавленно сообщил Сотар.
  Послышался треск и словно от взрыва во все стороны полетели щепки и куски кореньев, а из образовавшейся воронки медленно выбрался огромный черный медведь. Фыркнул и разодрал устрашающего вида когтями дивом уцелевший корешок. Окружающий отряд плотной стеной лес затих, словно затаился.
  - Вот, видите, - нарушил образовавшуюся тишину мэтр Вимар. - Все разрешилось само по себе. Едем дальше или будем обустраивать лагерь здесь?
  - Едем, - скомандовал Дарис.
  Далеко продвинуться вперед у отряда не получилось. Лес явно был обижен и рассержен. У путешественников на пути то болото появится, то бурелом прошлогодний. Уставшие путники решили остановиться на ночлег сразу же, как только выехали на более-менее чистое место, без оврагов, поваленных деревьев и у небольшого ручья.
  Мужчины сразу же занялись работой: собрать дрова для костра, обустроить место для сна и даже приготовить ужин. Чем-то помочь Микаэль не дала Мариса. Степная эльфийка отвела девушку в сторону и снова заговорила о своем брате. И едва ли не каждые пять минут спрашивала, любит ли она Лучезара, и каждый раз получив утвердительный ответ, принималась живописать будущую жизнь пары. И Микаэль, как вживую, видела большой светлый дом, пару детишек и счастливо улыбающегося мужа.
  Солнце уже давно село и в сгустившейся темноте кусты и ветки деревьев принимали причудливые формы, поэтому путешественники собрались вокруг костра. Сначала ужинали, после - говорили, но усталость брала свое и путники по одному устраивались спать. Бодрствующими остались только Вайтан и Микаэль. Снежному эльфу выпало первым дежурить, а девушке просто не спалось. Вороша палкой угольки в костре, лесная завороженно наблюдала за взмывающими вверх искорками.
  - Берегись. Берегись. Берегись, - тихий шепот на грани слышимости. Микаэль прикрыла глаза, прислушиваясь. - Погибель! Погибель тебя ждет!
  - Не иди! Не иди! Поворачивай назад, - слышалось в скрипе деревьев.
  - Туману нравятся влюбленные сердца. Нравятся, - шелестела листва. - Туман не отпустит! Опутает! Обманет! Завлечет!
  - И сожрет! - последний голос был совершенно другим - хриплым, рычащим.
  Микаэль удивленно распахнула глаза. Чтобы тут же испуганно закричать, увидев перед своим лицом оскаленную морду.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"