Катрова Екатерина Александровна: другие произведения.

Брафий и компания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небылица) пять эпизодов. (из школьного)

  
  
  
  
  
  
  
  
  Брафий и компания (пять эпизодов)
  (небылица в лицах)
  
  
  1. ПОЗНАКОМЬТЕСЬ: ДВАРНИЮ БРАФИЙ
  
  
  Но пусть вас не смущает его имя, как и имена многих других в этой истории. В той стране, где все происходило, имя Брафий так же обычно, как у нас Иван или Петр.
  Каждый день Дварнию Брафий начинал с того, что бежал с утра пораньше в библиотеку, где он работал в отделе детективов. В отличие от остальных библиотек, которые открывались в десять утра, эта начинала работать с восьми. Почему? Когда Брафий задавал себе этот вопрос, в голове у него звучал голос директора, который, собрав однажды всех у себя в кабинете, объявил, что библиотека переходит на новый режим работы, вследствие переезда на второй этаж продуктового магазина. Она будет разделена на отделы, будет увеличено количество рабочих часов, ну и, соответственно, будет повышена зарплата всех работников. Так вот директор (который, кстати, являлся директором того же продуктового магазина и владельцем многих хлебных ларьков) тогда сказал:
  - Наша библиотека открывается раньше других, потому что хочет обслуживать население быстрее и лучше всех!
  Может библиотека и хотела работать быстрее всех, Брафий же хотел подольше поспать. И хотя директор называл работников других библиотек 'ленивыми сонными мухами', Брафий думал о них, как о счастливчиках из страны Сплошное Везенье.
  Одеваясь перед зеркалом, Брафий не очень-то радовался тому, что в нем видел. Человеком он был приземистым, полным, с постоянно испуганным выражением лица. Со стороны казалось, что он ежеминутно ожидает нападения. Таких как он все время толкают в очередях и вообще везде.
  'Эх, ну почему это не сосед...' - думал он, глядя в зеркало, и падал духом уже с утра.
  Выйдя из комнаты, Брафий устремился на кухню, где его ждал горький чай и вчерашние бутерброды. Готовить завтрак он предпочитал с вечера, потому что утром, с сонных глаз то и дело норовил отрезать вместо хлеба собственные пальцы. От соседей меж тем, слышался запах жареной картошки - того, что Брафий больше всего любил и никак не мог научиться готовить. Его картошка мякла, липла к сковороде или обугливалась. Судя по запаху, картошка соседей была прекрасна. Вот еще один повод позавидовать соседу: он женат и жена его умеет замечательно готовить. Сам Брафий жениться даже не рассчитывал. Все без исключения женщины смотрели на него сверху вниз, да еще со злобной усмешкой. Обычно они так делали перед тем, как вытолкнуть его из очереди. Из представительниц прекрасного пола хорошо к нему относилась лишь вечно грустная девушка по имени Мирла, которая работала в продуктовом магазине уборщицей. Но Брафий подозревал, что она с ним разговаривает из жалости к низшему существу. В голосе Мирлы ему всегда чудились нотки снисхождения.
  Брафий с подозрением зыркнул на часы: ну так и есть - остановились! Поскорее проглотив хлеб с колбасой, он выскочил на улицу и побежал. Побежал в библиотеку, где его ждала встреча с дурацкими книжками и вреднющими коллегами по работе, которые никогда даже не здоровались.
  На пороге его встретил Сам Главный Директор.
  - Ну наконец-то., - сказал он, закатывая глаза. - Мы никак не можем открыть отдел детективов и только потому, что кто-то безответственный отсыпается дома.
  - Простите, этого больше не повторится. - испуганно промямлил провинившийся.
  - Больше не повторится? Я это слышу в сотый раз! Ну что у вас сегодня? Сорока стащила ключи от дома или разносчик газет выбил стекло своими газетами? А может вертолет приземлился на крышу вашего сарая?
  Брафий переминался с ноги на ногу, не зная что сказать.
  - Быстрее проходите. - сказал директор. - Я вас отмечу как опоздавшего. Ну идите уже, что застыли?
  Не переставая бормотать извинения, Брафий прошмыгнул в дверь мимо директора, который, недовольно наморщив нос, достал карандаш и что-то отметил в своем блокноте. Брафий брел в свой отдел детективов, понуро опустив голову.
  'Этот вреднющий директор наверняка специально стоял там. - думал он по дороге. - Все всегда все делают специально и мне назло'. Глядя в пол, он не видел, что его приветствуют коллеги.
  
  Как всегда, рабочий день Брафий провел, скучая. За все это время приходили пять человек. Но все они, отдав книги, почему-то спешили уйти, не взяв новые.
  Брафий честно старался сделать приветливое лицо для каждого, кто заходил в отдел, но под конец, ему это так надоело, что он скорчил злобную гримасу. В это время в дверь вошел какой-то человек. И сразу же вышел, увидав дикое лицо обитающего в отделе библиотекаря.
  В обеденный перерыв Брафий умудрился заснуть, хотя обычно галопом несся на первый этаж, покупать булочки и кефир. Сегодня его разбудил Сам Директор.
  - Мне показалось, что вы тут храпите? А? Показалось? Скажите, что показалось и не расстраивайте меня. Пусть я лучше думаю, что это вы предсмертно хрипели.
  - Я... кажется, задремал... кажется...
  - Ах, вам кажется! Вам правильно кажется. Но лучше бы вам казалось, что вы занимаетесь гимнастикой. Вы когда-нибудь занимались гимнастикой Брафий? По глазам вижу, что нет.
  Перед тем как уйти, директор положил на стол Брафия новенькую книгу и объяснил, что только что ему подарил ее известный романист. А так как сейчас требуется срочно уезжать и нет никакой возможности заехать домой, то книга останется у Брафия на столе, потому что здесь с ней точно ничего не случится.
  - Не спите! - попрощался директор. - К вашей совести взываю и ответственности.
  
  Время тянулось мучительно медленно. До конца дня никто не заглядывал в отдел детективов и Брафий в одиночестве боролся с одолевающей дремой. За дверью слышались шаги и голоса, и это усыпляло еще больше. Лишь под вечер дверь открылась и вошла Мирла. Клюющему носом Брафию пришла в голову мысль, что это только кажется.
  - Вот-вот, галлюцинации начались. - пробормотал он. - Если это настоящая Мирла, человеческая, то она что-нибудь, да скажет.
  - С тобой все в порядке? - осторожно спросила Мирла.
  - Мирла, ты живая! - воскликнул Брафий. - Со мной все в порядке.
  - А точно?
  - Да, да, все в полном порядке. Лучше просто не может быть. Может почитаем книгу? Только не очень страшную.
  - Что это с тобой, Брафий? Ты так странно себя ведешь.
  - Я просто волнуюсь. - признался тот.
  - Волнуешься?
  - Да. Я знаком с одним прекрасным человеком... - Брафий имел в виду Мирлу, но выговорить этого не мог. Каждый раз, когда он хотел сказать ей что-нибудь в этом роде, он видел, что она смотрит на него сверху вниз. Брафий чувствовал, что сливается с землей, немеет и вообще превращается в червя. Все хорошие слова так и оставались невысказанными.
  - Может после работы, зайдешь ко мне? - внезапно предложила Мирла, которую вечерами очень угнетало собственное одиночество. - Посидим, поболтаем, поможешь мне со стиркой.
  - А? А?! - испуганно воскликнул Брафий. - Ты это серьезно?
  - Конечно. А ты что, против? У тебя другие планы?
  - Нет, я готов. Всегда готов! - Брафий вскочил из-за стола так стремительно, что уронил стул, задел за него ногой и упал со страшным грохотом, увлекая за собой и стол.
  Но он быстро вскочил и принялся ползать по полу, дрожащими руками собирая рассыпавшиеся вокруг карточки. Чернильная ручка треснула, и чернила разлились по ковру, напоминая нефтяную лужу. Одна книга оказалась придавлена столом. Брафий пытался ее оттуда выдернуть, но не мог.
  Мирлу до того потряс этот скоропостижный разгром, что она целую минуту стояла молча и только потом спохватившись, бросилась помогать Брафию.
  - Нет-нет, не стоит! - возразил тот, продолжая дергать книгу за страницы. Наконец, он добился того, что раздался резкий звук, и книгу постигло непоправимое увечье. В руках у Брафия остались только обрывки бумаги.
  - Как... - пролепетал он. - О нет, боже мой, это была личная книга директора. Он мне голову оторвет!
  Безусловно, это было печально. Но еще печальней было то, что дверь распахнулась и в отдел детективов явился Сам Главный Директор.
  - Господин Директор! - воскликнул Брафий пытаясь разом спрятать за спину обрывки книги и прикрыть чернильную лужу на полу. - Я очень рад вас видеть.
  - Вот как? - удивился директор. - Значит, под вечер господина Дварнию посетила-таки бодрость. А что у вас здесь творится? Почему стол на полу... как и все остальное. Вы здесь прыгали через 'козла'? Когда я говорил о гимнастике, я имел в виду не совсем это.
  - Я уронил его случайно. - оправдывался Брафий. - Вот только что.
  - Уронил? Как такое возможно? Ни в одном отделе такого еще не было.
  - Рад что вам нравится. - невпопад сказал Брафий, краснея и пытаясь затолкать изодранную книгу под стол.
  - Нравится? О чем вы, Дварнию? У вас повсюду грязь и мусор, бумага какая-то. Оригинально вы ее рвете: кругами, звездами, квадратами.
  - Скука. - признался Брафий. - Это она, матушка, доводит.
  - Скука? - рассердился директор. - Вам скучно? Вам что, на работе нечем заняться? Немедленно наведите порядок в отделе. И что у вас такое в руках? Нет-нет, вы покажите, покажите...
  Глаза директора совершенно округлились от возмущения. Он увидел свою книгу под ногами Брафия и одновременно с этим, понял что такое библиотекарь держит в руках.
  - Моя книга! Что вы с ней сделали?
  - Прошу прощения, господин директор...
  - Ха! Он просит! Новейший экземпляр! Моя книга!
  - Господин директор...
  - Моя книга! - не слушал его тот. - Книга с дарственной надписью!
  - Я оплачу.
  - Ха! Он оплатит! Этого не купишь за деньги. С автографом автора! Моя книга!
  - Я говорю, я правда прошу прощения...
  - А я говорю, нет вам прощения! Вы его не заслуживаете. Завтра же рассчитаетесь за то, что натворили.
  Весь красный от гнева и возмущения, директор вышел в коридор, громко хлопнув дверью.
  - Моя книга! - донеслось из коридора.
  Оставшийся в одиночестве Брафий грустно осмотрелся и вздохнул. Мирлы нигде не было. Очевидно, она сочла разумным не попадаться под горячую руку разбушевавшемуся начальству. Кое-как Брафий прибрался в кабинете и покинул библиотеку в совершенно расстроенных чувствах.
  Начинал моросить дождь.
  На лестнице Брафий споткнулся и чуть не свалился со ступеней от неожиданности - перед ним стояла Мирла. Ее круглые очки отражали свет вечерних фонарей.
  - Я решила подождать тебя на улице - сказала девушка. - У тебя проблемы, да?
  - Да, небольшие. - ответил Брафий.
  - Я могу помочь?
  - Нет, нет, я все улажу сам. Я имею опыт в таких вещах.
  Мирла сочувственно кивала.
  - Ты мне не веришь? - спросил Брафий уныло.
  - Ну что ты, верю, конечно. Просто...
  - Что 'просто'? - насторожился тот.
  - Ну... Ты же не виноват, что на тебе порча.
  Мирла была девушкой крайне суеверной и все неудачи привыкла списывать на злые заговоры и черных кошек. К несчастью, подобное настроение посетило в этот момент и ее нервного собеседника. Темный ненастный вечер сильно способствовал мыслям о всякой нечисти.
  - Порча? - воскликнул Брафий, отчего-то отряхиваясь. - На мне нет никакой порчи. А ты, Мирла, часом не колдунья?
  - Брафий, ты что?
  - Ведьма! - вскричал библиотекарь, отскакивая назад.
  Мирла была встревожена его поведением и очень разочарована.
  'Что это я? - подумал Брафий. - Я, кажется, сошел с ума'.
  - Извини... - пробормотал он.
  - По-моему тебе надо провериться у врача. - посоветовала Мирла. - Я, конечно, понимаю, как тяжело порой бывает в конце рабочего дня, но ты уж совсем... Только не обижайся, хорошо? Иди домой и постарайся отдохнуть. Пока.
  Она неловко помахала рукой и развернувшись, зашагала прочь.
  Брафий остался стоять под расходящимся дождем. Он в полной мере осознал всю странность своего поведения и понурясь думал о том, что теперь Мирла наверное никогда не пригласит его к себе в гости. По ее лицу было вполне понятно, что она подумала о нем. Нет, точно не пригласит. Сам он себя не пригласил бы.
  Дождь шумел по асфальту. Прохожие под зонтами с удивлением смотрели на человека со стареньким портфелем, который стоял, опустив голову, и мок под дождем.
  - Да вот... - сказал Брафий, ни к кому не обращаясь, и медленно побрел домой.
  
  2. ТРЕБУЕТСЯ ПРОВОЖАТЫЙ
  
  Дварнию Брафий твердо решил объявить войну собственной сонливости и вообще многое поменять в жизни.
  Будильник прозвенел, когда занималась заря. С силой разлепив веки, Брафий в полусне прошаркал на кухню, где достал из холодильника пригоршню льда и приложил его к лицу. Проснувшиеся вслед за этим соседи были просто уверены, что на улице кого-то бьют.
  После бодрящего умывания льдом, Брафий оделся и вышел из дома. Прошедший ночью дождь, наполнил улицы свежестью. Брафий бежал вприпрыжку до самого угла дома, желая прогнать самые остатки сна. Далее библиотекарь посетил круглосуточный магазин, купил там булочек с повидлом и бутылку йогурта. Он сидел на лавочке в чужом дворе и уплетал булочки, злорадно глядя на слетевшихся голубей.
  - Кто не работает, тот не ест! - поучительно прочавкал Брафий. Птицы недовольно курлыкали.
  Когда завтрак на свежем воздухе был завершен, Брафий поспешил в библиотеку. Рядом со зданием он застал одинокого дворника и с великим удовольствием понял, что сегодня пришел на работу раньше всех и даже раньше директора. День, на взгляд Брафия, начинался прекрасно.
  
  Но даже в такой прекрасный день, посетителей в отделе детективов не было. Лишь перед самым обеденным перерывом заглянула робкая старушка и, часто моргая, попросила книжку со счастливым концом. Вслед за ней пожаловала высокая дистрофичная женщина с лошадиными зубами. Это была Анна Коштоза, работающая в отделе романов, за что ее прозывали 'Романтическая тетя'. Она криво улыбнулась и ядовито объявила:
  - Вас ждет директор, Дварнию. - Анна злорадно сощурилась.
  'Вот сейчас ему зададут! - радостно думала она, хотя и не знала за что. - Может даже совсем уволят!'
  Анна не любила своих коллег, а Брафия так и вовсе терпеть не могла. Как только он вышел из отдела, Романтическая тетя принялась пританцовывать и повизгивать от радости. Глаза ее были круглыми и веселыми.
  
  Встретившись с директором, Брафий торжественно вручил ему плату за вчера погубленную книгу и таким образом расстался с долгом. Но этим дело не ограничилось
  - Вы знаете, Брафий, - сказал директор. - Очень интересные вещи рассказывают про вас в продуктовом. Особенно уборщицы. Да и стол не каждый уронить сможет. Но я знаю что с вами происходит. Это у вас депрессия.
  - Что? - опешил Брафий.
  - Неудовлетворенность жизнью, Брафий порождает снижение работоспособности. Так что я рекомендую вам отдых и прогулки по лесу.
  - По лесу? - тупо переспросил Брафий.
  - Можно по полю. Где хотите гуляйте, но приведите себя в нормальное состояние. - директор сверился с бумагами. - Через две недели у вас должен начаться отпуск. Так вот... уведомляю вас, что он начинается через два дня. Отдыхайте, Брафий.
  
  'Нет, ну надо же, - думал Брафий, шагая по коридору. - С одной стороны, оно конечно хорошо. Но с другой... Хотя, особых планов у меня не было. И все же...'
  Так и не найдя отрицательных сторон произошедшего, Брафий расстроился. Он не привык их не находить.
  Пришаркав в свой отдел, он посидел немного за столом, листая газету. Но и в газете ничего не привлекало внимания. Брафий со вздохом отложил ее и выглянул в окно. Внизу обретались грузчики. Сегодня продуктовый магазин принимал какой-то важный товар из разряда скоропортящихся. Наблюдения эти были прерваны самым бесцеремонным образом. Дверь резко распахнулась, и в кабинет влетел местный активист от народа - Эрфария Ладиньо. Это был престарелый, но невероятно бодрый мужчина. В очень аккуратном костюме, с блестящей тросточкой, но больше всего в его облике запоминалась большая клетчатая кепка, которую сейчас он, приличия ради, снял и держал в руках. Именно эта кепка никогда не нравилась Брафию. Временами он даже злился: 'Вот они - приезжие! Доживут до седых волос, а все туда же, расхаживать в модных кепках!' Хотя, в общем-то, Ладиньо считался его другом. Они даже несколько раз ходили на рыбалку и в лес за грибами. Вернее, ходил Ладиньо, а Брафий хмуро тащился следом и проклинал комаров.
  Эрфария Ладиньо приветливо улыбнулся, совершенно не обращая внимания на кислую физиономию Брафия.
  - Что вам? - буркнул библиотекарь, не отводя недовольного взгляда от кепки.
  Ладиньо подскочил к столу и хитро прищурился.
  - Я слышал, у вас отпуск начинается?
  Брафий вздохнул. И откуда он все узнает?
  - Ну вы себе не представляете, Брафий! - продолжал Ладиньо. Он заразительно хихикнул, но заразить Брафия смехом было практически невозможно.
  - Не сомневаюсь. - ответил библиотекарь мрачно. Так что случилось?
  - Мне нужна ваша помощь! - радостно объявил Ладиньо.
  - С радостью помогу вам. - выдавил Брафий, а слово 'радость' далось ему особенно нелегко. Тем более, что светящийся Ладиньо никак не походил на нуждающегося.
  - Тихо-тихо! В общем, слушайте, только никому не говорите! Я на днях такое узнал, такое! Я узнал, что мой прадед когда-то закопал золото в своем старом поместье! По-моему, будет разумно отправиться туда и откопать его. А вас, я прошу сопровождать меня в дороге. А то, что мы найдем, разумеется, поделим!
  - Если найдем. - вставил Брафий
  - Не думаю, что с этим возникнут какие-то трудности. Так вы согласны ехать?
  - А тут еще и ехать куда-то нужно?
  - Ну разумеется! Где вы видели поиск сокровищ без предварительного путешествия к месту поиска?
  Брафий промямлил что-то неясное. Но у Ладиньо не было времени разбирать его бормотанье. Он собирался паковать чемоданы и сдавать соседям своего кота.
  - Так что? - нетерпеливо вопросил он. - Или мне искать другого кандидата в спутники?
  - Нет-нет, - встрепенулся библиотекарь. Насколько он знал Ладиньо, его затеи частенько приносили прибыль. - Пожалуй, легкая поездка за город ничем не повредит.
  Ладиньо хлопнул в ладоши.
  - Решено! Тогда поедем на вашей машине!
  
  
  3. В ДОРОГЕ
  
  И вот он - тот самый день отъезда навстречу переменам. Брафий вскочил на заре, как петух, а в глазах его отражались остатки недавнего сна. Этот сон был из разряда хороших, а такие Брафию снились крайне редко. Ему снилось богатство. Они с Ладиньо приезжают в поместье с песнями и фейерверками. На дверях прадедова особняка почему-то написано 'общежитие', но это не главное, а главное то, что там, где ни копнешь, всюду натыкаешься на сундуки с сокровищами. Они откапывают один, другой, третий... крышки сундуков открываются сами собой, вываливая наружу золотые слитки и бриллианты.
  'Может, вещий!' - понадеялся Брафий. Отчасти так оно и было, но пока он этого не знал. Чтобы не нервничать в ожидании Ладиньо, Брафий включил телевизор. После нескольких минут безусловно познавательного блока рекламы, на экране возникло изображение звездного неба. Покружившись, звезды приняли форму слова 'гороскоп'. На фоне неба появилась симпатичная блондинка.
  - Сегодня вторник. - сказала она. - Тридцатое мая. Сны, выпавшие на этот день, сбываются редко.
  Эта новость Брафию не понравилась. Еще ему не понравилось, что дикторша смотрит на него, не моргая.
  - Прямо гипноз какой-то - фыркнул он и гордо прошествовав на кухню, открыл там банку кабачковой икры.
  - Овны сегодня почувствуют вялость, - продолжала дикторша. - У тельцов вероятны встречи с дальними родственниками. Возможно, вы встретите тех, кого давно забыли.
  Брафий вернулся в комнату, поедая большой ломоть черного хлеба с икрой. Сам он был по гороскопу рыбой и считал крайней несправедливостью то, что про рыб рассказывают в самую последнюю очередь.
  - Рыбы получат известия или встретят друзей. Вас ожидают приятные поездки.
  Брафий промычал с набитым ртом что-то одобрительное. Он был полостью согласен с дикторшей.
  Позавтракав, библиотекарь еще раз проверил, все ли необходимое уложил в рюкзак. И принялся ждать Ладиньо. Тот обещал придти в десять утра.
  Стрелки часов ползли по циферблату с раздражающей замедленностью.
  'Зачем я так рано проснулся? - досадовал Брафий. - небось этот Ладиньо еще дрыхнет, как сурок'.
  Это предположение было крайне ошибочно, потому что Ладиньо в этот момент не только не дрых, но и совершал оздоровительную пробежку.
  
  Долгожданный звонок в дверь разбудил задремавшего в кресле Брафия. Эрфария Ладиньо явился ровно в десять с двумя чемоданами в руках и огромным подозрительным свертком.
  - Куда это вы столько набрали? - удивился Брафий.
  - Сколько? - переспросил Ладиньо. - И совсем немного.
  - А что в этом громадном свертке?
  - А это палатка. Вдруг придется ночевать в лесу.
  От этих слов Брафия перекосило. А Ладиньо без всякой задней мысли продолжал:
  - Так же я захватил спички для костра. Говорят, огонь отпугивает диких зверей!
  Дварнию Брафий тоскливо икнул. Вся охота искать сокровища мигом куда-то исчезла. Он уже давно и за город-то не выезжал, а тут сразу к диким зверям! Да еще с этим туристом-любителем.
  - Может, возьмем с собой Мирлу? - предложил он. - Втроем будет веселее...
  - Ну уж дудки, Брафий! - перебил Ладиньо. - Не хватало мне только ваших любовных похождений с уборщицами! И потом, с ней придется делиться, не надо нам такого веселья! Вы вообще хотите ехать?
  - Хочу.
  - Тогда вперед! - Ладиньо схватился за чемоданы.
  
  Зеленая машина Брафия весело катила по дороге. Брафий сидел за рулем, а Ладиньо смотрел в окно автомобиля и постоянно спрашивал кто там идет и что несет. Он вовсе не хотел достать Брафия, он просто плохо видел, а очки куда-то задевались в недрах его чемоданов.
  - Кто это там идет?
  Брафий сердито заворчал. Вот делать ему больше нечего, как объяснять про всякого встречного-поперечного.
  - Понимаете, - сказал он. - там идет волк. Сейчас мы въехали в заповедник и здесь звери. Одни звери. Я очень плохо разбираюсь в зверях.
  Это в корне поменяло ситуацию. Больше Ладиньо не спрашивал Брафия о прохожих. Сам же он оказался знатоком фауны. После брафиевского объяснения, женщина с двумя авоськами оказалась страусихой, а бежавшая за ней такса - лисицей. Рабочий на стремянке получил почетное звание жирафа от почетного кладоискателя Ладиньо, который увидав девочек со скакалкой, закричал Брафию прямо в ухо:
  - Посмотрите, какие очаровательные мартышки! Я помню, как у моей тетки жила макака, а у ее тетки даже две!
  - У макаки была тетка? - переспросил слегка оглохший Брафий.
  Увлекшись рассказом о тетках, Ладиньо постепенно перебрал всю свою родню, которой было немало, и всю живность у них дома, а затем мебель и растения. Рассказывая, он так усиленно и старательно жестикулировал, что пару раз заехал Брафию по загривку.
  За рассказами о зверье выехали за город. Здесь многоэтажные постройки исчезали, а деревьев становилось все больше и больше. На следующем повороте машина Брафия обогнала повозку с сеном и лошадью.
  Хотя местность радовала глаз, дорога напротив способствовала упадку настроения: машина так и подпрыгивала на кочках и ямах.
  - Нельзя ли остановиться, - вскоре попросил Ладиньо. - У меня голова закружилась.
  Согласившись, что и правда пора отдохнуть, Брафий остановил машину в тени.
  Ладиньо основательно покопался в своем чемодане, достал очки, платок и маленький красный радиоприемник. Приемник затрещал, защелкал, пока Ладиньо находил нужную волну, и наконец мужской голос стал размеренно вещать о погоде на завтра.
  - Будет солнечно и жарко. - ободряюще прогнозировал он. - После продолжительных дождей, на область надвигается антициклон.
  Брафий и Ладиньо слушали с большим вниманием, но думали каждый о своем.
  'Прекрасно! - думал Ладиньо, имея в виду солнечную погоду. - Можно будет вдоволь покопаться в поместье'.
  - 'Безмозглый дурень. - думал Брафий, имея в виду голос, доносящийся из радиоприемника. - говорит о том, чего еще не было'.
  
  Ветер стих. Ни один листочек на деревьях даже не покачивался. Мухи сонно ползали по лобовому стеклу машины. Глядя на них, Брафий стал клевать носом и вскоре задремал.
  Ему снилась свадьба. Женихом был он, а невестой... да, он тоже думал, что Мирла, и поэтому очень удивился, узрев под фатой лошадиную ухмылку Анны Коштозы.
  Радостно заржав, она полезла целоваться, и с этого момента сон можно было считать кошмарным. Убегая от невесты, Брафий упал в огромный свадебный торт и начал в нем тонуть. Он кричал, пуская кремовые пузыри, и Анна обещала позвать спасателей с багром. Мимо, на кипе книг плыл Директор библиотеки. 'Наконец-то вы ведете здоровый образ жизни! - одобрительно кивнул он. - Но через козла прыгают не так'. Брафий булькнул последний раз и пошел ко дну. В глубине торта раздавались какие-то крики и мычание. Проснулся Брафий оттого, что Ладиньо тряс его за плечо и кричал.
  - В чем дело? - пробормотал Брафий, все еще пытаясь плыть.
  - Коровы! - кричал Ладиньо. - Коровы и быки!
  Брафий осмотрелся и обнаружил, что пока он спал, к машине подвалило стадо коров. Мычание раздавалось справа, слева и вообще отовсюду. Выезжать вперед было поздно. Брафий поспешно закрутил ручку, поднимая стекло.
  - Ну вы даете! - возмущался Ладиньо - Пока вы смотрели сны про бассейн, нас окружили эти животные!
  Стадо мычало и махало хвостами, отгоняя мух и слепней. Уходить буренки никуда не собирались и жуя травку, поглядывали на машину. Одна рыжая корова как-то особенно настойчиво подмигивала Брафию, а потом вылизала все оконное стекло.
  - Брафий, да они же нас на рога подымут, - сказал Ладиньо, с опаской глядя на нее. - Надо что-то делать.
  - И что же?
  - Попробуйте выехать. Посигнальте в конце-концов!
  И он сам потянулся к рулю.
  - Куда! - вскричал Брафий. - Вы что! Они испугаются и поцарапают машину своими рогами! Вон, смотрите, идет пастух. Сейчас я его позову.
  И действительно, сзади к стаду подходил человек с кнутом. Он курил и посмеивался над застрявшей машиной. Только шел он как-то странно, его буквально качало из стороны в сторону.
  'Это от ветра'. - решил Ладиньо.
  'Как таким стадо доверяют' - подумал Брафий. Он приоткрыл окно и крикнул:
  - Эй! Эээй, уважаемый, уберите коров!
  - Куда ж я их уберу, - невнятно отвечал пастух. - мы с ними идем пастись на луг. Ну и народ пошел!
  Брафий вскипел. Он уже знал, что ответить. Например: 'Вы что, тоже будете с коровами пастись, да?' или 'Сами вы пошли...' Но всю охоту возмущаться у него отбил Ладиньо:
  - А знаете, мне нравятся коровы. Вы в курсе Брафий, что коровы очень любят музыку? - он включил радиоприемник.
  Стадо медленно двинулось вперед. Машина тоже двинулась. Вернее, поползла.
  Через пять минут такой езды, Брафий заметно приуныл. Зато у Ладиньо не было проблем. Он с интересом изучал окрестности сквозь наконец-то найденные очки. Мысли его были исключительно радостными и прямо-таки сияющими: 'Ура, мы едем в поместье!', 'Ура, мы скоро приедем!', 'Ура, мы будем копать!', 'Ура, я найду клад!'
  Радиоприемник надрывался новомодной песней. Коровы мычали все громче, явно подпевая.
  'Вас ждут приятные поездки' - вспомнил Брафий утренний гороскоп.
  Солнце протягивало лучи по всей округе, и воздух наполнял звенящий зной. Трава и деревья становились еще зеленее.
  - Зорька! - крикнул пастух. - не спеши, я отстаю!
  Обливающийся потом, Брафий взбесился.
  - Послушайте, вы что, издеваетесь?! Наоборот подгоните ваше стадо, оно плетется, как мертвое!
  - Нееее... - отвечал пастух. - стадо не косы, чтоб плестись. Да и косы сами не плетутся... Чего ты меня путаешь, едешь и едь себе на здоровь...е.
  - Я не позволю над собой издеваться! - взвился Брафий. Но пастух его не слушал.
  Ладиньо все игрался с приемником. Сейчас он нашел волну, где хриплый голос рассказывал о садах и огородах, особое внимание уделяя капусте. Эта хрипота еще больше нервировала Брафия, который все никак не мог успокоиться и ерзал на сиденье, глядя то на пастуха, то на рыжую корову, все так же подмигивающую правым глазом.
  - Ну что вы все возитесь? - спросил, наконец, Ладиньо. - будто у вас шило в одном месте.
  - Я больше этого не вынесу. - пропыхтел библиотекарь. - Какая жуткая жара...
  - Разве вы не рады, что наконец-то пришло тепло и к нам? А к кому-то пришли наши дожди. Уж теперь-то капуста будет расти отлично!
  Было видно, что Ладиньо многое почерпнул из радиопередачи. Брафий же не помнил ни слова.
  - Гнусные коровы... - процедил он.
  - А что они вам? Пусть себе идут, так даже лучше.
  - Так даже медленней. - поправил Брафий.
  - Зато я могу разглядеть все, что кругом. А то вы несетесь, как гонщик. Посмотрите лучше на природу, какие цветы и деревья.
  - ... особенно благоприятный период для картофеля, - хрипело радио.
  - Выключите его! - не выдержал Брафий. Он все искал на ком сорваться и наконец выбрал радио. - Оно на нервы действует!
  - Радио, - поучительно сказал Ладиньо. - намного лучше телевидения. Потому как не портит зрение.
  - Ну да. - согласился Брафий. - ведь оно портит слух.
  
  Вскоре мучениям Брафия настал конец, потому как впереди показался асфальт. От радости библиотекарь чуть не запел.
  - Однако! - усмехнулся Ладиньо, указывая назад. Брафий притормозил и обернулся. Пастух уже отмахал пол луга в гордом одиночестве.
  - Ээээй! - крикнули начинающие кладоискатели хором. - Стойте!
  Пастух, желая вернуться, качнулся особенно резко и, не удержавшись, рухнул в траву. Что-то жалостно звякнуло.
  - Неееееет... - простонал пастух, со всемирной скорбью в глазах выгребая из сумки сырые осколки. - теперь придется работать...
  
  
  4. ПРОФЕССОР АТОРИЗИЙ ФИРТА
  
  
  Дальнейший путь наших героев продолжался прекрасно. Никаких коров с пастухами им больше не встречалось. Радиоприемник молчал, и Брафий радовался наступившей тишине.
  Но если его радовала только тишина, то Ладиньо был вне себя от восторга, созерцая окружающие пейзажи. Вид из окон машины открывался великолепный. Деревья по обеим сторонам дороги радовали глаз цветом изумрудов. А небо - свежестью бирюзы. Солнце же стояло вовсе вне конкуренции - оно было золотым. Мысли о драгоценностях приходили в голову Ладиньо и Брафия одновременно, их вызывали размышления о сокровище. Какое оно: развесное или в пачках? В старой коробке от телевизора или в древнем ржавом сундуке? И что в нем содержится: старинные серебряные монеты или золотые украшения?
  Тем временем машина ехала уже не по асфальту. Дорога тянулась через небольшую рощицу.
  - Какие птички! - восхищался Ладиньо. - Нет, вы только посмотрите, как ромашка цветет!
  Благодаря его замечаниям, Брафий чуть не врезался в сосну.
  В шестом часу вечера автомобиль библиотекаря миновал деревеньку, обозначенную на карте области как 'Бздынькино', и Брафий загрустил. Он подумал, что явно поторопился со своим согласием сопровождать Ладиньо на кудыкину гору. Ведь проделана только половина пути. А сколько времени они проведут там? А потом еще и обратный путь... Вот меньше всего Брафий хотел провести в компании нездорово бодрого приятеля. Нескольких часов общения с Ладиньо обычно хватало за глаза, и он не представлял, сможет ли ужиться с ним рядом, к примеру, неделю.
  Должно быть, Небеса старательно пестовали депрессивность библиотекаря, потому что вскорости одарили его новой причиной для расстройства. Сначала раздались странные звуки и неприятное громкое хлюпанье. Плавный ход автомобиля прервался. Он затрепыхался, что-то засипело, Брафий, нервничая, крутанул баранку не в ту сторону, и наперерез машине кинулась березка.
  - Вы с ума сошли! - вскричал Ладиньо. - Что вы вытворяете!
  - Я вытворяю?
  - А кто же еще!
  Все же автомобиль был остановлен удачно. Обследовав его, Брафий обиделся на Небеса окончательно.
  - Какой идиот догадался высыпать на дорогу гвозди! - воскликнул он. - Мы прокололи колеса! Все четыре!
  - Есть запасные? - осведомился Ладиньо с такой простотой, что Брафий чуть не оскалился.
  - Конечно же есть, - ответил он едко. - Они у меня в кармане. Нет, ну вы подумайте сами, Ладиньо, откуда у меня столько запасок?
  - И что, никак нельзя это исправить?
  - Как? - сердито вскричал Брафий. - Как мы это исправим? Или может, вы в этих дебрях видите авторемонтную мастерскую?
  Ладиньо махнул рукой.
  - Бросьте истерить, Брафий. Все не так плохо. Что вы так смотрите? Ведь не ноги же мы переломали. Пойдем дальше пешком. А машину откатим в сторону, не сошелся на ней свет клином. Спрячем ее в кустах, она зеленая, никто ее не заметит.
  Брафий скорбно кивнул. У него больше не было желания возмущаться. Как всегда, после вспышки ярости, на него накатила грусть и апатия. Тяжко вздыхая, он стал помогать товарищу выгружать из багажника вещи. Раздражение вернулось к нему когда с этим было покончено, и Ладиньо заявил:
  - Я послежу за вещами, а вы отодвинете машину.
  - Отодвину? - поперхнулся Брафий. - Ну уж нет! Ничего вещам не сделается здесь на дороге. А машину откатим вместе.
  Как и ожидал библиотекарь, это оказалось очень непросто. С него семь потов сошло, пока с огромным трудом и треском машину удалось затолкать в кусты. Здесь Ладиньо продемонстрировал всю мощь своего знаменитого творческого подхода к любому делу. В прошлой жизни он наверное был шпионом, так искусно замаскировал автомобиль. Пока он, улыбаясь, любовался своей работой, Брафий, отдуваясь, пробормотал:
  - Куда теперь-то?
  - Как куда? Конечно же вперед, в поместье моего прадеда. Вряд ли до него слишком далеко.
  - Вряд ли? - переспросил Брафий холодея. Ему вдруг пришла в голову почти что правильная мысль. - И кстати, Ладиньо, вы никогда не упоминали раньше, что вам в наследство досталось целое поместье.
  - Оно мне и не доставалась. - ответил тот. Его еще мой дед продал. Давным-давно.
  - Ну это уж совсем, - пробормотал Брафий. - то есть... это же значит, что сейчас там живут совершенно посторонние люди! Что же вы, без спросу к ним заявитесь?
  Ладиньо смотрел на него очень внимательно и улыбался.
  - Вы, Брафий, думаете, я дурак? Это вы напрасно. Я еще не увяз в маразме, чтобы не разузнать заранее, куда собрался. Те люди, что жили там, давно умерли. Поместье сейчас совершенно заброшено. У вас еще остались вопросы?
  Не сказать, что рассказ Ладиньо очень его обрадовал Брафия. Заброшенные дома всегда вызывали в нем опасения и мурашки по телу. Но вопросов у него не было. Действительно, все понятней некуда. Невесело, конечно, но куда теперь денешься?.. Одолеваемый новыми тревогами, библиотекарь отправился было на дорогу, но не дошел до нее. Пятясь, он вернулся назад.
  - Что такое? - удивился Ладиньо, проследив за испуганным взглядом библиотекаря. На дороге, рядом с их багажом сидел неопрятного вида человек и увлеченно царапал чем-то замок одного чемодана.
  - Этот ворюга ковыряется в наших вещах. - прошептал Брафий.
  - А чего это вы зашептали? - спросил Ладиньо и, заметив, что человек на дороге стал прислушиваться, крикнул:
  - А ну, отойдите от наших вещей!
  - Ворюга!.. - шепотом крикнул Брафий.
  Копающийся в чемоданах обернулся, являя взорам кладоискателей большую бороду лопатой.
  - Это ваши вещи? - спросил он.
  - Ну да.
  'Ворюга' почесал голову.
  - А кто это докажет? - лениво спросил он.
  Брафий застыл с открытым ртом. Бородатый незнакомец торжествовал.
  Ладиньо был настроен совершенно иначе.
  - Сейчас докажу. - пообещал он. - Вон там, в боковом кармане этого чемодана документы на имя Эрфарии Ладиньо. То есть, на мое имя.
  С этими словами он гордо прошествовал вперед и достав паспорт, сунул его под нос бородачу.
  - А в том вон свертке у нас палатка. - добавил победивший Ладиньо.
  - Случайное совпадение. - буркнул проигравший 'ворюга'. - А может вы вообще телепат.
  - Еще и обзывается! - поразился невежественный Брафий.
  - Это не обзывательство. - поучительно поведал Ладиньо.
  - Телепат - это человек, обладающий сверхразвитой интуицией. - включился в разговор бородач. - Ну или типа того. Я вообще-то профессор. Изучаю психологию.
  - Психологию! - поразился Ладиньо. - Это так сложно и интересно! Брафий, нехорошо так пялиться на человека, к тому же на образованного. Берите вещи и пойдемте.
  - Нам по пути. - заявил вороватый профессор. - Кстати, разрешите представиться: Аторизий Фирта.
  - А меня зовут Эрфария Ладиньо. А это - Дварнию Брафий. - объяснил Ладиньо, показав на библиотекаря, который шел, навьюченный чемоданами и палаткой и пыхтел, как паровоз. Он, конечно не радовался тому, что приходится тащить на себе все вещи, но помнил обещание Ладиньо поделить сокровища. Это несколько придавало ему сил и терпения. А вот дружеская болтовня товарища с Фиртой, ему была совсем не по душе. И вообще, их новый спутник был как-то странно одет и так же странно непричесан, и на профессора мало похож. Совсем не похож, если честно.
  'Никакой это не профессор. - думал Брафий сердито шагая позади. - Это невоспитанный глупый ворюга! А Ладиньо уже совсем того. Его каким-то типелатом обзывают, а он и рад-радешенек!..'
  
  
  5. ДОРОГА ИДЕТ ЧЕРЕЗ ЛЕС
  
  Путники шли по тропинке через заброшенное народом поле. Вдалеке виднелись небольшие постройки, про которые профессор Фирта сказал, что это деревня Задние Куличики.
  Скатившееся к горизонту солнце уже не палило так нещадно, как днем, но застоявшийся воздух неприятно теплым потоком вливался в легкие.
  Брафий несколько поотстал от своих спутников, потому что уронил один чемодан и пытался поднять его, удерживая при этом все остальное. Особенно трудно было удержать лопаты. От его неудачных движений открылся второй чемодан, и вещи из него вывались на дорогу. Обернувшийся Ладиньо всплеснул руками.
  - Брафий, что вы наделали! Неужели это так трудно? О, Боже, вы уронили мое радио! - он подхватил с земли радиоприемник и принялся нажимать на нем кнопки. Но все старания были тщетны - радиоприемник молчал. Брафий право же перепугался, что его сейчас выгонят и не видать ему сокровища прадеда, как своих ушей.
  - Дайте мне, - робко попросил он.
  Ладиньо с неохотой передал ему приемник. Не зная что делать, библиотекарь потряс его, с ужасом поняв, что внутри что-то дребезжит. Он поспешно приложил приемник к уху и запинаясь пробормотал:
  - По-моему, у него сердце не бьется...
  - А по-моему, у вас не все дома. - рассердился Ладиньо. - Что вы городите, Брафий, какое сердце?
  - А можно мне? - спросил профессор Фирта, отбирая приемник у сникшего Брафия. Осмотрев аппарат, Фирта покивал и заявив, что 'все щас будет как надо', размахнулся и треснул по нему рукой. Из радиоприемника донеслось шипение, а потом и звуки музыки. Ладиньо просиял.
  - Большое вам спасибо, профессор! Не знаю, что бы я без вас делал. Это радио для меня очень важно. Когда я сижу дома один, то включаю его, а там песенки, пляски, передачи разные - сразу как будто полон дом народу. Благодарю, профессор. Нам право же повезло. Не каждый день встретишь такого услужливого и порядочного человека.
  'Порядочный человек' смущенно кивал.
  Брафий хмуро размышлял о том, что порядочные профессора делают обычно в глухих пролесках без своей исследовательской аппаратуры. Он даже решил спросить об этом у самого Фирты, но сказал нечто более для себя насущное.
  - А вы, Ладиньо, тоже могли бы понести что-нибудь. Это же ваши вещи.
  - Я несу свое радио, часы и кепку. - ответствовал тот. - А вы хотите меня перегрузить. Доктор запретил мне поднимать тяжести.
  'Что же это за доктор такой несправедливый' - подумал Брафий. Но прошагав еще метров тридцать, вспомнил, что домой к нему Ладиньо притащил свой багаж лично. Он даже запыхтел от возмущения, но вслух возмутиться не успел, потому что заговорил профессор:
  - Вот и лес.
  Это было, по мнению Брафия, совершенно не кстати.
  - Лес? - содрогнулся он, памятуя об упомянутых утром диких зверях. - Может его обогнуть?
  Но Главный Кладоискатель был не согласен.
  - Ну уж нет! Здешняя природа прекрасна. Как можно находясь за городом не посетить леса? Да и как это вы собрались его 'обогнуть', Брафий, лес это вам не забор. И потом, мы же хотим поскорее найти... то что ищем.
  Профессор Фирта издал утробный всхрап. Ситуацию он оценил быстро. Двое. В полях. С палаткой. И лопатами. Ищут. Тут и профессором не надо быть, чтобы понять что к чему. С большим трудом Фирта заставил себя принять самое отсутствующее выражение лица.
  - А собственно. - зевнул он, внимательно глядя на облака. - Что является целью вашего пути?
  - А? - обернулся Ладиньо. - Да вот... хотим посмотреть на старое поместье моего прадеда. Где-то за деревней Чукрыжки должен стоять старый особняк...
  'Совсем рядом' - пустил слюни Фирта.
  - ...так вот, мой прадед завещал мне навести там порядок.
  'Зачем он столько рассказывает? - поражался Брафий. - Может, надеется, что его сожрут дикие звери? Какой кошмар!'
  На лице профессора тем временем отразилась задумчивость.
  - А вы случайно не о том заброшенном доме на холме говорите? - с беспокойством спросил он.
  - А что? - насторожились кладоискатели.
  - Ну... лично я не советую туда ходить. Поговаривают, там неспокойно.
  - Неспокойно? - переспросил Ладиньо. - В каком смысле? Стены что ли рушатся?
  - И это тоже. - кивнул Фирта. - Но еще говорят, что там... живут призраки.
  Замерший было Брафий с криком отшатнулся от Фирты и налетел на Ладиньо. Чемоданы снова упали на землю.
  - Что с вами, Брафий? Вы же меня чуть с ног не сбили.
  - Вы слышали? В вашем поместье живут призраки!
  Такой неумной ерунды Ладиньо просто не мог допустить.
  - Не говорите глупостей, призраков не бывает.
  - Нет, бывает. - возразил Фирта, - погрозив длинным пальцем. - Очень даже бывает. И особенно много их бывает в этом особняке.
  - Только глупые и суеверные люди могут верить в подобную ерунду. - поучительно сказал Ладиньо.
  - Все Чукрыжки об этом знают. - неуверенно сказал Фирта, надеясь, что хоть это его убедит.
  - А в деревнях все тем более суеверные.
  Озадаченный Фирта призадумался.
  - Суеверным людям живется нелегко. - продолжал Ладиньо. - Их слабостью пользуются мошенники и шарлатаны, которые прикидываются ясновидящими.
  Вот тут Фирта согласился:
  - Ох уж эти негодяи! Отбивают хлеб у честных людей!
  Ладиньо и профессор принялись осуждать ушлых мошенников. При этом они качали головой и приговаривали: 'Вот времена пошли!' Причем профессор так качал головой, что она, казалось, вот-вот улетит в кусты, и громче всех кричал про времена.
  
  
  В лесу Фирта заявил, что знает каждый куст, и предложил идти по самой короткой тропинке.
  - Вот она. - сказал он, кивая в ельник.
  Настроение Ладиньо улучшалось с каждым шагом.
  'Какой лес замечательный, какие шишки красивае!' - думал он, мурлыкая себе под нос.
  'Какая чаща темная, страшная, - думал Брафий. - И деревья страшные, корявые. Того и гляди, кто-нибудь из-за них выскочит!' - бедному библиотекарю хотелось заскулить. В наступивших сумерках ему мерещилась всякая жуть.
  Постепенно лес становился темнее и гуще. Кустарник был весь переломан, что опять напомнило Брафию о диких зверях.
  - Куда вы завели нас, Фирта, - забеспокоился он. - мы же заблудимся!
  - Все в порядке, - успокоил тот. - вот только...
  Слова профессора прервал треск сучьев и дикий рев. Фирта побледнел, как полотно. Брафий не упал только потому, что остолбенел. Из разросшегося малинника с ворчанием вываливал медведь. Ладиньо осмотрелся.
  - О. Это медведь? - спросил он, толкнув Брафия в бок. Брафий грохнулся на землю.
  Медведь поднялся на задние лапы и сердито мотнул головой.
  - Прелесть какая! - продолжал Ладиньо, кидая медведю банку тушенки. Банка хрустнула, сминаясь в челюстях медведя, и у Брафия мороз продрал по коже. Бедный библиотекарь издал такой оглушительный переливчатый вопль, что дрогнули вековые сосны. Фирата схватился за сердце. Ладиньо вздрогнул так, что уронил свои очки. Брафий, испугавшись собственного рева, подпрыгнул, как горный козел. Но больше всех напугался медведь. За всю свою порядочную звериную жизнь он ничего подобного не слышал, а тем более так близко. Выпучив глаза, мишка выплюнул банку и деранул обратно в кусты
  - Как громко прорычал этот зверь. - заметил Ладиньо.
  - А? - переспросил полуоглохший Фирта.
  
  От пережитого потрясения Брафию хотелось плакать или нервно смеяться. Смеяться он все же начал, когда следующий его шаг сопроводил громкий треск, и нога стала проваливаться в никуда. Чудом библиотекарю удалось перенести вес тела на другую ногу, но при этом он рухнул на спину. Падение Брафия сопровождалось протяжным воплем.
  - Брафий, вы что? - всполошился Ладиньо. - Вы... О, Боже, Брафий, вы чуть не провалились в волчью яму. Что вы хихикаете?
  - Это нервное. - пояснил профессор, напустив на себя умный вид. Он переводил полный досады взгляд с Брафия на яму.
  - Кто устроил здесь эту западню? - вопросил Ладиньо.
  - Как кто? - хмыкнул Фирта. - Охотники. Ох уж эти охотники! - добавил он таким тоном, словно речь шла о тараканах.
  
  Дальнейший путь по лесу Брафий проделал на манер сапера. Он подобрал с земли длинную палку и прощупывал ею дорогу. Благодаря этому, в лесу их застала ночь. Фирта достал из кармана фонарик.
  - Ну что ж, - улыбнулся Ладиньо, сверкая очками. - Давайте ставить палатку. Какой я молодец, что взял ее с собой. А то, Брафий, пришлось бы нам ночевать под открытым небом. Оно, конечно, полезней раз в сто, но возраст у меня уже не тот.
  Брафий однако же не был особо воодушевлен. Ведь чтобы забраться в палатку, ее сначала надо установить, а для того кто ненавидит физический труд в любой его форме - это сущая пытка.
  Зато профессор помогал установке палатки с особенным рвением.
  - Вот. - сказал Ладиньо. - Учитесь у уважаемого Фирты. Такой активный человек, и это при том, что серьезный ученый. А вы какой-то квелый. Ну где ваш боевой дух?
  'Остался дома'. - мысленно буркнул Брафий. Он очень беспокоился.
  - А вдруг этот зверь вернется? - предположил он. - Медведи - очень мстительные животные.
  - Ой, да успокойтесь вы в конце-то концов!
  Но лишь с помощью Фирты Ладиньо сумели-таки заверить Брафия, что медведь давно уже дрыхнет без задних ног. И что вообще уже поздно.
  Все трое поужинали бутербродами, составленными из батона горчичного и сыра 'Питательного'. Причем профессор два бутерброда запихал себе за пазуху, объяснив это тем, что сыр он коллекционирует. В другое время Брафий обязательно бы расфыркался, но сейчас ему было не до того. Жевалось ему плохо. На месте 'Питательного' сыра могли быть котлеты, ну или хотя бы колбаса. Но здесь лучше было помалкивать, чтобы не нарваться на одну из лекций Ладиньо о здоровом питании, в котором исключены животные волокна.
  Оставшийся почти голодным Брафий долго не мог заснуть. Правда, незначительный ужин не был проблемой по сравнению с разыгравшимися нервами. В темной палатке библиотекарю постоянно что-то чудилось и мерещилось. То он слышал шаги лешего, то скрежет зубов (причем собственных зубов), А когда Ладиньо захрапел, задремавший было Брафий подскочил с дурным криком: 'Караул! Медведь!! Прячьте тушенку!..' Но все же во втором часу ночи усталость доконала его и Брафий провалился в тревожный сон. Сон был о медведе и профессоре Фирте, которые вместе копали огромную яму и страшно хохотали.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) A.Влад "Идеальный хищник "(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"