Перунов Антон, Мегедь Алексей: другие произведения.

Омская правда (Черновики Апокалипсиса)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    ОСБ им. Ф.М. Достоевского. наш девиз - мы санитары городов... и сёл. и мы не чистим - мы зачищаем)))) Большую помощь оказал Сергей Олегович, спасибо ему. Проект закрыт.

  Пролог.
  Нашу цивилизацию называют постиндустриальной. Но думаю это не совсем верно. Мы скорее информационная цивилизация. Без информации сейчас не возможно представить день человека. Но не вгоняем ли мы себя в ловушку. От того, как оперативно поступает информация, может зависеть слишком многое.
  Обычное утро, обычной информационной цивилизации - нашей цивилизации...
  Этот день на одном из центральных телевизионных каналов открывала, утренняя новостная развлекательная программа. Прерываясь на рекламу в ней рассказывали о том, что нужно простому человеку и где это нужное он должен покупать. Показывала звёзд кино и политики. Всё как всегда, та же 'лапша', на те же уши. Что поделать если телевизор стал одной из центральных вещей в доме обывателя.
  Вела передачу новая молодая и надо признаться весьма симпатичная ведущая. Зрителю не столь важно, как она стала ведущей - за счёт ума, связей или тела, главное, что ведущей она была прирождённой. Ну а кому это важно, тот прочитает об этом в 'жёлтой прессе'. В прямом эфире ведущая зачитывала пятиминутные ежечасные новости. Девушка опровергла от лица правительственных источников информацию о стрельбе на территории одной очень весомой государственной организации и перестрелке сотрудников силовых ведомств с неизвестными.
  Внезапно новостной выпуск прервал неплановый рекламный блок. Недоумевая, девушка нашла взглядом режиссёра программы, рядом с ним стоял неизвестный в сопровождении двух бодигардов, о том, что это именно телохранители, а не допустим - секретари-референты было понятно любому, мало-мальски сведущему человеку, ну а девушка в этом вопросе была сведущей. Режиссёр взял у неизвестного какую-то бумагу, подошёл к ведущей, и передал её ей. На его лице была растерянность. Но как профессионал он переборол это чувство.
  - Реклама, ещё три минуты. После зачитай Правительственное сообщение. Быстренько ознакомься с текстом, - приказал он ей.
  Прочитав сообщение, девушка испытала состояние шока, но, взяв себя 'в руки', поняла - это её звёздный шанс. Здесь она не ошиблась, но для многих людей она стала той иерихонской трубой объявившей о 'конце света'.
  Жаль, что прожила девушка не долго...
  
  Из заявления Правительства...
  '... в связи со вспышкой смертельно опасного заболевания, в Москве и Московской области, с сегодняшнего дня и до особого распоряжения, с двадцати трех ноль-ноль и до шести ноль-ноль вводится комендантский час, передвижение людей и транспортных средств запрещено. По нарушителям огонь открывается без предупреждения. Машины экстренных служб передвигаются только в сопровождении военного или милицейского патруля. Всем не государственным организациям предписано изменить график работы сотрудников, либо временно прекратить деятельность. Вводится запрет на выезд с территории Москвы и Московской области. На территории субъектов Российской Федерации аналогичное положение вводится с завтрашнего дня с двенадцати ноль-ноль по московскому времени ...'.
  
  Обычное утро...
  А кто сказал, что о приходе апокалипсиса предупредят заранее?
  
  
  Глава первая. Омск и его обитатели. Выживает тот, кто хочет жить.
  
  На третий день эпидемии я решил, что из квартиры нам надо выбираться. Насмотрелся, начитался, наобщался по телефону и аське. Хватит. Сдохнем тут, и никто нас не спасет. Решил проверить, что в подъезде делается, а то через современные двойные двери и не услышишь ни чего, хоть бои устраивай. Посмотрел сквозь решетку на двери - в паре метров зомби стоит и главное тихо так, неподвижно совсем, я чуть сознание от неожиданности не потерял. Отшатнулся и закрыл быстренько дверку. Да тут надо поосторожнее, человек привык реагировать на движение, а тут полная неподвижность и как тут прикажете быть? Хорошая у них маскировка, вот они и кусают народ, почем зря, да еще и оторопь берет в первый миг, а потом уже поздно.
  Потом выглянул в окно - на улице людей не было, зато зомби - полно, как на митинг собрались. Стал думать чего теперь делать, планов много, чего выбрать? На стоянке (платной) у меня машина, специально перегнал позавчера из гаража (он у меня далеко от дома - пять остановок), так вот - решил добраться до машины и поехать прикупить веревки, потом спустить семью, и уехать куда подальше. То есть я посмотрел, что со стороны балкона делается - вроде зомби не видно, вот и решил не по лестнице спускаться, а по балконам, но у нас почти все они застеклены, а я на шестом этаже живу.
  Стал думать - никакого толкового троса в доме нет, вот в машине чего-то лежит, а дома зачем? Посоображал, и собрал все кабеля от компа и удлинители, связал их скотчем между собой, приделал что-то типа крюка. Получилась некая конструкция - длины достаточной (метров пятнадцать, а больше и не надо).
  Потом озаботился оружием, есть у меня дома топор, такой приличный, и молоток то ж есть. Взял швабру металлическую, ручка у нее тяжелая, железная, (и для каких целей такие делают?) полая внутри - вколотил в нее пробойник массивный, похожий на шило, с деревянными накладками на рукояти. Как следует, отточил острие, чтобы кость пробивало одним ударом.
  Торопиться тут не в тему, решил проверить новое оружие и потренироваться. Достал с балкона и поставил к стене двадцатимиллиметровую сосновую доску и нарисовал условный череп с глазами, носом и ртом, а что, зомби пасть откроет, и скушает доброй стали, а не мою трепещущую плоть.
   Старые навыки вспомнились быстро, уже после пятнадцати минут тренировки наконечник четко поражал выбранные объекты. Теперь попробуем силу - подготовился и без шага ударил двумя руками снизу, неплохо. Раскачав, вытащил наконечник из доски и попробовал еще раз, потом верхний хват и опять удар, так и бил, ощущая, как с каждым ударом противная немочь и отупляющий страх перед мертвяками отступают. Хорррошо, вот вам и еще, еще. Прямо в раж вошел, и откуда во мне столько агрессивности? Жена, посмотрев на мою тренировку, ничего не сказала, да и что в такой ситуации скажешь?
   Решающий удар. Собрав всю силу и напружинившись, резко шагнул вперед и с выдохом-выкриком, - 'ХА', чем напугал семью, все это время наблюдавшую мои потуги изобразить зулуса с ассегаем, ударил. Доску пробил, причем реально так, наконечник прошел насквозь. Вытаскивать его я не стал, а решил заодно и в рубке топором потренироваться. С одного удара расколол прямослойную древесину доски, и освободил копье. Снова взял колющее оружие в руки, да, крепкое получилось копьецо, правда, не длинное - метра полтора всего, зато прочное, взял заодно и нож, сунув в голенище сапога. Прямо ремба.
  Одел свитер, джинсы (на них жена быстро приметала что-то типа наколенников из брезента и кожи в два слоя), обулся в офицерские хромовые сапоги (два слоя кожи, голенище высокое), тулово прикрыл старой кожаной курткой (из жесткой кожи и длиной до середины бедра), натянул толстые кожаные перчатки на меху, взял шапочку шпс-ку (сделал из обычной, путем прорезания отверстий), да еще ушанку прихватил.
  Может, я и глупо выгляжу, зато шансов от одиночного мертвеца отбиться куда выше, самое страшное, что, судя по рассказам, даже небольшая царапина или легкий укус гарантированно приводят к смерти и превращению в зомби. А этого очень бы не хотелось, вот и приходится прикрывать все возможные участки организма с предельной основательностью. Ничего не поделаешь, дома сидеть по-любому безопасней, но и бесперспективней.
  Стал спускаться. Спускался не торопясь, все ж опасался, что где-то порвется, однако все прошло нормально. Дал знак жене, она все это время смотрела сверху на меня, вытянуть кабель-тросс назад в дом, осмотрелся по сторонам, выдохнул. Чуть успокоившись, перекрестился на купола Христорождественского собора, сказал, Господь помоги! И пошел, покрепче ухватив свое копье - пилум. Первая охота началась.
  В-общем то идти было не далеко, перешел абсолютно пустую дорогу и уже на подходе к стоянке заметил непорядок. По территории бродил зомби, я внимательно огляделся, и заметил еще одного в серьезном 'ниссане икс терра'. Машина вроде совсем новая, а за окном бледное лицо с бессмысленным взглядом. Заметив меня - тварь ожила и задергалась на сидении.
  Ладно, чего делать? Моя машина в самой середке, не додумался вчера поближе к выходу поставить, блин. Отступать некуда. Будем действовать. Стоянку окружал высокий решетчатый металлический забор. Я подошел к нему и пару раз стукнул по прутьям решетки копьецом, зомби, слонявшийся по территории, сразу повернул в мою сторону и в темпе заковылял ко мне. Напрямик, хе, да ты дружок совсем того или сквозь предметы проходить умеешь? Покрепче ухватил копье (хорошо, что накрутил изоленты заранее на рукоять там, где держаться надо, а то железо скользкое) хват почти как синай держишь, левая впереди, правая на два кулака сзади, практически охватывает конец древка.
  В итоге все вышло не так, как я думал и к чему готовился - зомби, в недавнем прошлом прилично одетый молодой человек, раскачиваясь, подошел вплотную к решетке и протянул ручёнки, просунув их сквозь прутья. Ан нет, не проходишь ты сквозь стены, нацелился ему копьем в лицо и сильно ударил, наконечник скользнул по скуле, распахав всю щеку, но зомби даже не отреагировал, все так же скалясь и мотая башкой. Ударил снова, угодил в глаз, пробил висок, кончик копья на мгновенье показался наружу и тут же монстр дернулся, вырывая копье у меня из рук, с трудом, но я удержал оружие. Вся левая часть головы мертвеца превратилась в отвратительное месиво, но он все также тянулся к моему мясу.
  - А хрен тебе, - заорал я в бешенстве, со всей дури, вонзая наконечник в поганую пасть, удар вышел хорошим, заметить это у меня еще хватило разума. Продолжая яростно давить снизу вверх, подсел и будто, делая рекордный подход в становой тяге, начал поднимать насаженного на копье зомби и почти оторвал его от земли.
  - Сдохни, сдохни, твааарь - хрипел я. Особо мне удалась 'А', я обычно вытягивая веса, рычу, что-то похожее. И тут к месту пришлось. Жажда борьбы полностью поглотила меня, так что не сразу дошло - я уже победил, и, как полный идиот, удерживаю дваждымертвое тело на своем оружии.
  Резко опустил копье вниз, уперся ногами в решетку и выдернул 'убийцу мертвяков', так отныне я буду звать свое копье. В душе клокотало яростное веселье, немного безумное и напоминающее берсеркерство. Но сразу стало легче дышать. Грудь и плечи расправились, оказывается, я всю дорогу шел, сжавшись и сгорбившись, наверное, пытаясь стать незаметней. Нет, хватит, врагов нужно побеждать, но вот голову терять от избытка адреналина еще хуже, одернул я себя.
  Отдышавшись чуток, постарался унять дрожь в руках, не сразу, но это удалось. Заставил себя думать. Надо двигаться дальше, мне нужна машина. Посмотри вокруг, не ли поблизости еще зомби. Действуй, не стой, они могут появиться в любой момент.
  Зашел на территорию, заметил пса, тот был на цепи и не рычал, не крутил хвостом - стоял как статуя. То ж зомбяк - но не опасно раз на цепи, вот и, слава Богу, я к нему не пойду, мне и одного хватило. Услышал какой то стук, ага, это ж наш зомби в ниссане, раз он там сидит, следовательно, у него ключи есть, а раз ключи есть, значит, машина должна быть на ходу. У меня жигуль шестерка, может и поменяться стоит? На первое время? Или лучше не связываться? Но ярость еще бурлила во мне. Попробуем. Пока шел к машине, где-то на заднем фоне мелькнула мысль, а как он там оказался - наверное, его первый зомби укусил, но сумел вырваться и залезть в машину, а там уже и обратился. Но эта мысль не отвлекла от главной цели - я шел убивать мертвеца.
  Наблюдая мое приближение, зомби бился в стекло, как бабочка, летящая на свет, натуральная жуть. Прокрутил варианты и решил действовать топором. Отложил уже послуживший инструмент и взялся покрепче за топорище. Потом аккуратно нажал на ручку двери - вот думаю, если он на замок изнутри закрылся, будет дело... нет, не успел, или не смог, дверь слегка приоткрылась, я отскочил на шаг и поднял топор, вцепившись в топорище обеими руками. Зомби почти вывалился из салона, подставив мне затылок, чем я и воспользовался. Череп ему расколол начисто. Топор прошел насквозь и ударил в асфальт площадки. Соразмерить силу атаки не хватало опыта. Богатырский удар, блин, чего только со страху и злобы не совершишь? Тело упало на землю следом. Вот и хорошо, вытаскивать не придется.
  - Так тебе и надо, тварь, - с мстительным удовлетворением пробормотал себе под нос, ого, уже сами с собой разговаривать начинаю, нет пора возвращаться к людям, а то одни мертвяки кругом, блин, натуральный морг, и холодно, ё-мое.
  Испытывая почти наслаждение от новой победы, одержанной над врагами меня, моей семьи и всех людей, я огляделся вокруг. Пока никого, только мертвая собака, натянув до предела цепь, молча щерит пасть на меня, захотелось подойти и снести ей морду, нет, не стоит, время дорого, да и силы почти на исходе, слишком выложился за эти минуты.
  Заглянул в салон и обнаружил что ключи в зажигании. Отлично.
  Взял копье и острием отбросил левую полу куртки бывшего хозяина авто. Не снимая перчаток, ощупал внутренний карман, там явно лежал что-то плотное и почти квадратное. Сунул руку и достал портмоне, открыл его - там были все документы. Паспорт, права, тех. паспорт, деньги с кредитками, страховка. Короче все документы, что и требовалось, теперь напишем доверенность и ни одна сука ментовская не прикопается. Больше ничего искать не стал.
  И почему-то представилась картина, какого-то урода, обрубающего пальцы дваждытрупам и снимающего с их тел цепочки, серьги и вырывающего золотые зубы, меня чуть не вырвало от омерзения, но тут же понял, да, так будет, найдутся и такие среди людей. В сознании закрепилась мысль - главное остаться человеком.
  
  Потом более внимательно все осмотрел, сдернул чехол с сиденья водителя, нашел тряпку и, как следует, протер руль и приборную панель с рычагом автоматической коробки передач. Немного подумал и решил, что такого счастья как подушка безопасности нам не надо, нам и ремня безопасности не надо, а уж эту буржуйскую фигню... а что делать? Взял да стукнул по рулю кулаком (туда, где подушка сложена), она тут же вспухла. Я стоял в сторонке, и как только подушка сдулась, аккуратно ее отрезал ножом и засунул под сиденье. Тоже самое сделал и со второй. Так то лучше, а то понимаешь, никого сбить даже нельзя, непорядок, может я кур давить собираюсь? Уселся и завел машину. Движок почти не слышно, что и ожидалось. Бензина - полный бак, судя по стрелке. Ну, поехали. Стоп. Рано. Надо сначала свою машину навестить. Подъехал к ней, отпер багажник и салон, забрал инструменты, документы, огнетушитель, короче, все, что могло пригодиться. Закинул вещи в багажник 'ниссана', документы в карман запихал. И решил все равно убрать ее отсюда в гараж обратно. Но только чуток погодя.
  До дому добрался быстро. Очень быстро, хотя и не торопился - все ж машина новая, да и не ездил я на автоматах, хорошо хоть руль правильный - с левой стороны. Заехал во двор и, развернувшись, сдал прямо к дверям подъезда, задавив и раскатав по дороге двух знакомых зомби (двор то мой родной я здесь почитай с рождения живу). Чувства при этом кроме омерзения и легкой радости оттого, что так легко разделался с врагом, не испытывал, данные образчики однодворцев душу мою никоим образом не задевали. Огляделся и вышел.
  Открыл аккуратно дверь и отскочил, но за ней никого не было. Стал подниматься, жарковато все же столько теплых вещей при ходьбе не самый цинус. Ну, ничего - потерпим. Я помнил, что на моем этаже стоит зомби-сосед. Поэтому на пятом постоял, отдышался, взял покрепче в руки топор, поскольку копье в тесноте лестницы может помешать да и прицелиться сложно. Стал подниматься, шаг, еще шаг, третий, дыхание замерло и ... я увидел лежащий труп. Он не двигался, а башка его была аккуратно расколота. Кто же это постарался? Не ясно. А чего разбираться? Мне же только лучше. Постучал в дверь, Наташа услышала, открыла внутреннюю, ведущую в тамбур, и спросила - кто там? Ну, я и говорю - я мол, открывай. Дверь открылась. Я быстренько прошел в дом, а жена заперла дверь на засов.
  - Ну, что собрались? Все готово?
  - Да я особо ничего не стала собирать пока, так самое необходимое.
  Ладно, давай так, я сейчас возьму пару сумок и пойду вниз, ты сразу закрывайся и заодно поплотнее одень детей. Я потом еще ходки сделаю.
  Рейды мои прошли успешно, подниматься-опускаться пришлось трижды, на четвертый раз, распределив вещи по всем членам семьи, пошли вместе. Я успел между делом сказать, что машина у нас чуток другая, так что удивления это не вызвало, ну не сильно. По сравнению со всем остальным, семья восприняла это почти нормально.
  Разместившись в машине, чуток разоблачились, иначе было бы слишком жарко, отъехали от подъезда. Встали на углу за домом, разместившись в отдалении от бродящих по двору зомби, сел писать доверенность. Движок не глушил. Заполнив документ, убрал его в бардачок и двинул к новой цели.
  
  Расслабляться явно не стоит. Особенно за рулем. Да еще когда под колеса норовят бросится всякие глупые и кровожадные 'пешеходы'. Куда ехать я в принципе заранее решил - поедем по оружейным магазинам. Потом решим куда. Благо у меня от дома магазин 'Снайпер' в 3 минутах езды. А прикольно, когда о колдобинах и бордюрах можно особо не думать. Так, хватит лирики.
  Магазин закрыт, зомбей вокруг не видать. Место тут не самое населенное, вот чуток в сторону через дорогу, там да, жилой сектор, а тут гаражи в основном. Короче вышел я из машины, прихватил топор, и стал стучаться. Каково же было мое удивление, когда двери открылись, и на пороге возник хмурый молодой человек с двустволкой в руках и предсказуемым вопросом:
  - Чего надо?
  - Э, молодой человек, ты б ствол опустил, а то ненароком как бы чего не вышло... - спокойно ответил я.
  Он посмотрел на меня, на топор, на машину, увидел женщину и детей в салоне, видимо, что-то прикинул и, согласно кивнув, опустил оружие. Гораздо более мирным тоном поинтересовался:
  - Так чего надо?
  - Ясно чего, хочу оружием подзатариться и амуницией.
  Он секунду думал потом сказал:
  - Хорошо, проходите.
  Я сказал Наташе,
  - Закройтесь изнутри, я скоро.
  Из дома я захватил всю наличность - тысяч семьдесят рублей, в портмоне оприходованного мною зомби обнаружил еще двадцать пятитысячных купюр кроме мелочевки и некоторого количества евро. Честно говоря, не стал смотреть сколько. Так что, по идее, деньги были. А самое главное, их пока никто не отменял.
  Узкое место плана - отсутствие лицензии на приобретение и хранение оружия, но выбора у меня нет, с топором много не навоюешь, не здесь, так дальше все равно надо доставать ствол.
  Спустившись по крутой лестнице, я оказался в окружении сейфов и удочек, повернул налево во второй - оружейный зал. За прилавком стоял пожилой мужчина, которого я помнил по предыдущим посещениям магазина.
  - Здравствуйте. Что вокруг-то творится!
  - Да, вокруг черти что происходит.
  Образовалась пауза, я не знал с чего начать, ведь лицензии то у меня нет, и как быть не ясно, но тут продавец заговорил сам.
  - Что молчите? Лицензии нет, а оружие семью защищать надо? Что топора не хватает?
  - Да хватает, я уж двоих завалил, но все ж как-то не то. Неплохо бы стволом разжиться, да еще и не одним, вот только лицензии у меня на самом деле нет.
  - А деньги есть? - спросил продавец.
  - Есть. Как не быть.
  - А то уж несколько человек приходили, просто так просили иль за копейки какие стволы отдавать.
  - Нет, деньги у меня есть, и я готов заплатить - повторил я.
  - Отлично, а про лицензии забудьте. Сегодня все оружейные магазины получили добро продавать стволы без лицензии, только паспортные данные записывать и ксерокопию брать, а если охотничий билет есть, то вообще замечательно.
  - Все есть, и паспорт, и охотничий билет, и даже ксерокопии паспорта есть, даже справка больничная для получения лицензии есть, вот только самой лицензии нет.
  - Так она и не нужна теперь. Какими средствами располагаете? Чего купить хотите? Вы на ценники не смотрите, цены теперь новые.
  - Понятно, если коротко, то надо винтовку, можно хоть сайгу под семь шестьдесят два, вон у вас висит. Еще - двенадцатый калибр, лучше всего вепря, патронов к стволам и всего чего надо, бинокль еще куплю, ЛЦУ, фонарь хороший, коллиматоры на каждый ствол, запасные магазины. Патронов, вообще сколько денег хватит и сколько вам не жалко.
  Выдал я и даже перестал дышать, опасаясь отрицательного ответа.
  - Да, список серьезный. Не многовато? Нет? (я молча покачал головой) Тогда будем выбирать.
  - Вот 'сайга-мк' калибр 7,62 на 39, байкал 415 мм ствол, к ней есть обвесы с направляющими под всякую всячину, стоит она пятьдесят тысяч рублей (на ценнике было написано 21 тысяча рублей). Если все довести до ума и поставить хороший коллиматор, то это обойдется вам в 70 тысяч. Берете?
  - Магазины большей емкости, чем на 10 патронов есть у вас?
  - Есть, для служебного варианта.
  - Беру.
  - Держите, смотрите. Вепрь будет стоить еще 50 тысяч, а вот сайгу-к отдам за сорок. Думайте сами.
  У меня забренчал телефон, посмотрел чей звонок, оказывается жена. Поговорили, выяснилось, что меня уже больше десяти минут нет, ну, я ее успокоил, говорю, все идет хорошо, подожди чуток.
  
  Еще через двадцать минут я вышел основательно нагруженный товаром. В руках у меня был 'Вепрь' 12 калибра, снаряженный по полной - все 7 патронов (восьмой не стал снаряжать во избежание, так сказать. На плече висела нарезная 'Сайга' с 'коброй'. За спиной рюкзак с патронами и всякой всячиной, включая и монокуляр, и бинокль, и разгрузку, и патронташ для 12 калибра и несколько магазинов для вепря и для сайги, так что затарился я серьезно. Но и балабасов растратил много - из ста семидесяти тысяч осталось всего тридцать, но я не жалел, всяко деньги теперь совсем не то, что раньше. Может они и сохранятся как платежное средство, но вот как долго и, главное, какая будет инфляция? Нет, уж лучше патроны.
  Сев в машину осмотрел свои ресурсы - оказалось евро у меня целых три тысячи. Чего вот только с ними делать не понятно. Ладно, разберемся. Теперь надо искать, где разместиться, холодно в Сибирях в марте - на дачах не покантуешся, значит надо искать нормальный дом с отоплением. Тут мне пришла в голову мысль поехать в офис агентств -риелтеров и посмотреть их базу домов на продажу.
  Сказано, сделано, заодно по дороге заправился (заправки еще, почему-то работали) и залил бензин в бак и в 3 десятилитровые канистры. Добравшись до центра города, свернул к знакомым офисам. Остановился, главный вопрос был в том, оставлять ли жену с детьми в машине или вместе идти, но так вероятность всяких опасностей возрастает в разы.
  Тормознул. Подумал. Развернул машину и поехал к теще. Они на Телевизионке живут, второй этаж, Наташа им недавно звонила - все на месте. Живы-здоровы, чего и нам желают. Проезжая мимо вещевых складов, прикинул, что стоит и сюда заглянуть, как тут солдатики поживают, может и поменять чего нужное. Доехали быстро, машин было совсем мало. У подъезда дома родственников прогуливался зомби, я не стал его таранить, а остановившись метрах в двадцати, вышел из машины и одним выстрелом из вепря снес мертвяку башку (он сразу двинул ко мне, да так бодро что я чуток струхнул и решил на будущее дистанцию по больше выбирать).
  Прежде чем заводить детей с женой в подъезд, решил его зачистить, вооружился 'Вепрем', рассовал пару запасных магазинов, итого 21 патрон с картечью пятеркой, четверка все ж слишком мало картечин дает, всего пять, а у пятерки - семь, почти в полтора раза больше шансов, не малая прибавка! Набрал номер квартиры тещи на домофоне, дождался сигнала и уже привычно аккуратно потянул дверь на себя левой рукой, правой удерживая ствол почти на уровне плеча.
  Кстати совет - при стрельбе из винтовок и автоматов (ружей) поплотнее вдавливайте приклад в плечо за счет усилия левой руки, так вы гораздо четче фиксируете оружие и повышаете точность стрельбы. Сразу как дверь открылась, я быстро прихватил 'Вепря' за цевье и повел вправо влево, освещая включенным подствольным фонарем тамбур подъезда. Уф, никого. Дальше я осторожно продвигался приставным шагом по ступеням и аккуратно выцеливая потенциальные зоны атаки. Так прошел все пять этажей (дом - обычная хрущевская пятиэтажка), зомби на этажах не было. И это хорошо. Может по квартирам и есть зомбаки, но выяснять я это особо не рвался, да и как их открывать?
  Потом все же решил проконтролировать, и стал звонить во все двери по очереди. Во многих никто так и не ответил, в некоторых откликались. Открывать двери я не просил, общались заочно. Я давал короткое ЦУ, что и как делать и спрашивал, - 'есть ли в доме оружие?'. В двух квартирах владельцы оказались охотниками, что меня порадовало. Предложил им минут через десять подойти на площадку первого этажа, для разговора по теме обороны подъезда от нападений. Пока мужики собирались, быстро попил чаю, выгрузил наши вещи, а заодно и канистры с бензином. Как раз успел. Спускаясь со второго этажа, увидел двух одетых в охотничьи куртки мужиков. Вооружены они были, один двустволкой вертикалкой 16 калибра, другой - помпой 12 калибра бекас-м с коротким стволом (отличается от длинного тем, что нет вентилируемой планки, а просто раздельные мушка с целиком).
  - Здорово мужики, меня Глебом звать.
  - Гриша, Сергей.
  Мы поручкались.
  - Сразу к делу. В подъезде, как я уже и говорил, зомбяков нет. Все проверил. Но надо следить, чтоб никто покусанный или само собой натурный мертвяк не прошел сюда, вот я вам предлагаю что-то типа дежурства организовать, удобней всего на втором этаже, на балконе пристроиться, в квартиру погреться - чайку попить заходя. Ты ж Иван, как раз сосед моих, тоже на втором?
  - Да, думаю, тема верная - ответил Иван, Гриша только молча кивнул, оба мужика производили впечатление крепких и здравых людей, да и оснастка охотничья у них была на уровне, патронов в патронташах полный комплект. Сами стволы ухоженные, держат их уверенно и твердо, мне бы так.
  - Тогда договорились, организуете дежурство по сменам, я попозже подтянусь и тоже поучаствую. Да и бейте только в голову, лучше картечь или четырехнулевка, еще могут быть опасны собаки, вообще присматривайтесь повнимательней, черт его знает, что может быть опасным. Ну, все, до встречи.
  Опять пожали руки и разошлись. Я заскочил в квартиру, рассказал новости близким, объяснил, что выходить из дома вообще не надо и предложил подумать, куда бы они хотели двинуть в итоге, дача исключена - она слишком холодная.
  Сел в машину и рванул в город. Дороги практически пустые, зомби на них особо заметны не были. Видно вдолбленный в человека рефлекс не лезть на проезжую часть сохраняется и у них или они сами соображают? Не знаю, но стоит разобраться.
  
  В офисах было пусто, в отличие от оружейного магазина, здесь людям уже делать было нечего. Включил компы (электричество нормально работало), стал смотреть чего есть, довольно быстро нашел искомое - базу квартир и домов на продажу. Отсортировал по признаку дом/квартира и распечатал, потом внимательно изучил список домов в ближайшем окружении, особое внимание уделяя наличию всяких котлов и прочих хоз. построек, остановился на двух домах расположенных у Иртыша (было написано на берегу) и ... свернув, убрал в карман.
  Не время сейчас так развлекаться. Сколько людей вокруг в опасности. Знакомые, родственники - у многих могут быть проблемы, а я тут такой деловой. Значит, пока семья в безопасности за закрытыми дверями, я добровольцем пойду в МЧС.
  У меня кто самые близкие люди? Правильно - сестра с мужем и племянниками и мама. Все они в Москоу-сити, вот и узнаем как у них дела. Позвонил сестре - долго не брала трубку, гудки туууу - туууу, я уж забеспокоился, еще подумал - вот не звонил и все нормально, а теперь расстройства одни, ага, голос сестры
  - Глебушка, это ты (это она не вопрос, это она так здоровается),
  - Я, сестра, как там у вас дела? Где вы?
  - Мы у тети Тони на даче все вместе, у нас все нормально, звонил Леша, предлагает перебраться к нему, пока все не утихнет.
  - Ясно, короче, вы там осторожней и по головам их бейте, пускай Димыч вооружится, ну да у Леши стволов море, поделится, наверное. Короче, не теряйтесь, мама как?
  Поговорил с мамой - вроде все потихоньку, эх им бы сейчас лучше здесь со мной быть, а не в Москве, но, тут уж как есть.
  Из омских в первую голову позвонил дядьке (он у меня охотник).
  - Дядь Рудик, эт Глеб, как дела у вас?
  - Да так дела, мертвяки вокруг ходят, я уж застрелил одного, в голову.
  - Это правильно - они только так понимают, все остальное на один чих. Чего делать собираетесь? Машина у вас в гараже?
  - Да машина в гараже, думаю надо выбираться из дому к дочери доехать, а потом за город куда.
  - Может я к вам подъеду, в два ствола подъезд зачистим, а потом я вас до гаража довезу или к Марине. Илья то дома?
  - Дома. Ты когда подъехать сможешь?
  - Минут через двадцать, если ничего не помешает.
  - Лады. Жду. Как подъедешь, позвони, я на площадке с ружьем тебя прикрою.
  - Хорошо. Ждите.
  - Постой, Глеб, ты сможешь еще заехать к Борьке, он через два дома от меня живет?
  - Дядь Рудик, чего я буду его дом искать, сначала к вам, а потом вместе и к нему заскочим, договорились? Ну, все, до встречи.
  Пока ехал трубу не отпускал, сделал кучу звонков всем кому можно, у многих трубы не отвечали, как и домашние номера, другие откликались, причем некоторые уже были где-то за городом, а кто-то по хатам сидел как мышка. С этими последними вел разъяснительные беседы и договаривался о времени встречи.
  
  Следующие два дня прошли в невероятном темпе. Я все время, куда то ехал, во что-то стрелял или давил колесами, помогал таскать вещи, перехватывал еду почти на ходу, звонил жене и снова ехал. Скажем так - скучно не было, но устал я невероятно. Не думаю, что рассказ об этих днях был бы интересен читателю, разве что краткое конспективное изложение...
  Так что снова начну рассказ с момента, когда у меня таки нарисовался первый напарник, и появилась определенность в этой странной новой жизни.
  Эти два дня на самом деле были полны событий, опыта и результатов, что-то осознавалось мной, как например снятый с зомби-мента, успокоенного мной, ПММ со всей сбруей и запасной обоймой, что-то прошло мимо головы и проявилось позднее.
  Сама же точка поворота представляется мне очень ярко и сейчас спустя годы. Поздний вечер, костер на берегу Иртыша, светила почти полная Луна, было очень свежо и даже холодно, хотя в эти дни началась оттепель, и мир вокруг поплыл грязью и лужами, которые лишь ночами прихватывались ледком. Костер горел ярко и высоко, от него летели искры, смолистые поленья, да не поленья - бревна, потрескивали и стреляли с четким треском. На огонь была прилажена кастрюля с большим количеством мяса, крупными кусками вперемешку с луком и приправами, аромат это варево распространяло крайне провокационный. К тому моменту я не ел почти сутки, но это почему-то (с некоторым усталым удивлением отметил я) не мешало наслаждаться тишиной и думать о происходящем весьма хладнокровно.
  Примерно пару часов назад один человек сказал мне следующее:
  - Спасибо вам, спасая людей, вы делаете доброе дело, дай вам Бог сил.
  Так получилось, что, начав помогать своим, незаметно развернул целую программу по спасению. Логика событий была примерно такова: у каждого из тех, кому мне нужно было по плану помочь, оказались свои знакомые и друзья, да просто соседи и случайные люди, не бросать же их было, верно? Потом встал вопрос, как их всех вывозить - 'терра', конечно, большая, но до ее тезки, планеты Земля, все ж не дотягивает. Вывод - надо найти транспорт, а какой транспорт оптимален для вывоза людей? Ответ ясен - автобусы. Вот и отправились на автобазу, взяли несколько машин, заправили, нашли водителей, и понеслось. Пока искали и собирали людей, возник вопрос, куда всех вывозить? Чуток подумав, пришел к выводу, что расположенные недалеко от Омска дома отдыха и пионерские лагеря - оптимальный вариант, прозвонил их все (что поближе). Часть не отвечали а некоторые отозвались, пару раз меня послали на... короче далеко, но в одном лагере, нашелся человек, сказал - не вопрос, привозите, только еды раздобудьте.
   В итоге, заскочив по ходу дела в супермаркет, прикупили еды. Не мародерили, за деньги, правда, по старым ценам, может хозяин и был против, но вид десятка вооруженных людей, убедил его не запираться и не жадничать. В караване на тот момент было два десятка легковых машин и четыре автобуса, все битком набитые людьми, собаками и кошками. Я на джипе шел в голове колонны в качестве разведки (на полкилометра впереди). Со мной в машине ехал еще один человек тоже с оружием. Замыкал колонну еще один джип (четырех дверная нива) с тремя вооруженными мужиками. Добравшись до лагеря, я пообщался с тем человеком, который согласился принять беженцев. Он рассказал, что происходит вокруг и мы обсудившись, решили занять под лагерь для беженцев еще пару ближайших баз отдыха
  Я даже не стал туда заезжать, попросил только Бориса Михайловича (как раз директора этой базы) переговорить с руководителями других лагерей насчет наших планов. А сам, вместе с автобусами (и водителями само собой), рванул в город. Бойцов арьергарда оставил на базе, все равно людям здесь нужна защита, да и они не рвались обратно в пекло.
  И все же мы не ездили по городу с мегафонами и тд, нет. Мы ездили по составленному плану, заранее согласованному между собой. Несколько раз замечали группы бандитов или мародеров, но они всякий раз уступали нам дорогу, видимо, опасаясь слишком большого количества людей. Да, само собой, прежде чем запустить человека в автобус мы спрашивали про укусы и осматривали людей, риск иначе был бы слишком велик.
  Много раз приходилось вступать в настоящие бои с зомби, мы старались больше их давить, чем стрелять, и все равно стрелять приходилось не мало. Уже к концу первого дня мои, купленные в магазине, патроны закончились, кто-то отсыпал мне своих, так с миру по нитке восполнил боезапас. Все равно вопрос вооружения и БП встал на второй день весьма остро, и нам пришлось его решать кардинально. И решили, а вы как думали? Самым простым способом - купили в магазине на Жукова, 'Оружие' называется.
  Свою семью я пока не трогал и не кантовал, у Наташиных родителей было сравнительно безопасно. Да и не определился я еще, куда нам ехать, хотя тот же Борис Михалыч, сразу сказал, что всю мою семью готов принять по самому высокому стандарту и выделить отдельный домик.
  Так вот, сначала, вытащить из превратившихся в смертельные ловушки, домов, потом загрузить в машины, обеспечить продуктами и всем первоначально необходимым, найти временно-постоянное жилье, вывезти из города и расквартировать, заодно проконтролировать, чтобы никого не обидели, особенно детей. Понадобилось и топливо для местной силовой установки, и вообще много чего, но по первому времени я не стал, сознательно не стал, заниматься обустройством и всеми сопутствующими мелочами, сейчас основной задачей было спасать людей из гибнущего города.
  Я прекрасно понимал, что в масштабах города мои действия сущая мелочь, но, во-первых, изначально и этого не планировал, а, кроме того, был уверен, что не один я такой 'добренький', найдутся и другие, кто поможет людям. Тем более, что мои предположения уже на второй день нашли подтверждение в лице БТРа с группой десантников, сопровождавших пару армейских КАМАЗов, которые были полны беженцами. Мы на пару минут остановились и переговорили с их командиром, молоденьким летехой, с которым обменялись номерами телефонов и договорились поддерживать связь. Вывозить народ они планировали частично в расположение части, частично по ближайшим к Восточному окрестностям.
  Также, еще в первый день, от нашей группы отделилось несколько человек, собравших аналогичную команду на автобусах, мы с ними тоже поддерживали связь, сообщая о местах особенно плотных скоплений зомби и пожарах, которые на четвертый день эпидемии стали настоящим бичом города.
  
  Но вторая (пятая от начала эпидемии) ночь принесла много нового. Первое и самое главное - количество зомби на улицах города перевалило за все разумные границы, второе - появились шустрики - мутанты, нажравшиеся человечины, или там для собак собачатины, монстры, крайне опасные своей быстротой и силой для всего живого вокруг. Теперь в домах стало небезопасно, разве что на окнах решетки серьезные - мутанты без труда обнаруживали уцелевших людей и врывались через окна в квартиры, уничтожая всех живых.
  Мы успели столкнуться и с последствиями их нападений, и с самими мутантами, точнее мутантом, иначе, боюсь, вы не читали бы этих строк. И, несмотря на то, что суперзомби был один, мы едва отбились. Наверное, нам мешал наш крайне скудный опыт, да и не готовы мы оказались к столь резвым и живучим врагам, но в итоге без потерь пережили это нападения. И, слава Богу. Потом мы внимательно рассмотрели дваждытруп монстра. Да уж, зрелище не радовало. Вывод ясен, надо усиливаться, просто автобусы уже не защита, да и двустволки не очень играют, тут гранаты не помешали бы, пронеслось в голове.
  В итоге большая часть нашей команды добровольных спасателей в темпе засобиралась к семьям - на базы отдыха. Понять их не трудно, ведь стоило представить, что такой вот урод может сейчас подбираться к их новым домам, и мороз продирал до костей, а может и глубже. Кстати, и меня такая мысль посетила, сразу подумалось - надо вывозить семью, безопасность только в серьезно укрепленном месте может быть обеспечена. Из команды в два десятка человек, пяти автобусов и нескольких легковух, я остался при своем джипе и одном бойце. Вот так вот, я их не осуждал и не держал, все понятно. Они и так сделали больше, чем очень многие, которые по должности ДОЛЖНЫ были сделать и ничего не смогли или не захотели. Перед расставанием я собрал всех вместе и поблагодарил их от имени всех, спасенных ими людей. Пожелал удачи и силы, каждому пожал руку и сказал 'до свиданья'. Все. Они загрузились и рванули с места в карьер.
  А теперь я смотрел на этого единственного оставшегося со мной человека и думал, он то чего здесь делает, даже досада брала, ну вот уехал бы и он и все, по-честному, можно обо всем забыть и заняться самовыживанием. Впрочем, раздражение как нахлынуло, так и ушло, остался интерес. Я стал вспоминать, что знаю-помню про этого парня, Андрея, кажется, почти в упор глядя на него. Видимо заметив мое внимание, он посмотрел мне прямо в глаза, как будто ждал сигнала начать разговор, и спросил вполголоса:
  - Что дальше делать будем?
  - Не знаю, думаю к семье добираться, надо бы их из города вывозить. Но это пока только мысль, тестю я позвонил, предупредил про суперзомби, думаю, он как-то окна укрепит. У тебя есть, что предложить?
  - Не так, чтобы предложить, просто хочу сказать, что я один остался и готов помогать вам в деле. Считайте меня первым добровольцем.
  - Подожди, Андрюх, в каком деле, каким добровольцем? Я что-то не понимаю?
  - Я так думаю, вы дальше будете людям помогать или еще как с зомби бороться.
  - Ага, ясно.
  Я чуток растерянно замолчал, ответить на его слова было нечего, и мне пришло в голову, а, в самом деле, как дальше то жить? Кем быть и главное - каким быть? Вопрос не прост. За эти два дня я успел не мало наделать делов, можно сказать, случайно попал в некую логику, так может уже в ней и закрепиться? Может, для этого я и родился на свет? Хехе. Вот только, как и что делать - было совершенно покрыто мраком. Идти к военным не хотелось, в принципе я к ним хорошо отношусь, но иллюзий на их счет у меня нет. У каждого своя реальность, это не моё. Значит, что? Вопросы... кто бы ответы подсказал.
  - Андрюха, чтобы теперь (выделили голосом я, намекая на мутантов) с зомби бороться нужно оснащение не чета нашему и оружие, и машина бронированная, да и броня нам самим бы не помешала. Связь опять же нормальная, к тому же я хоть боевые уставы и наставления читал, на стрельбища военные и в тиры ходил, в пейнтбол игрывал, но опыту боевого - ноль.
  При словах 'нам самим' Андрей встрепенулся, видимо его обрадовало, что я объединил нас обоих в своих планах. Ну, раз уж пошла тема, то продолжим.
  - И народу нам надо по больше, хотя бы человек пять - шесть бойцов - минимальная тактическая группа из двух троек - штурмовики и группа тяжелого вооружения - снайпер, пулеметчик, не плохо гренадера или гранатометчика, иначе нам с шустриками-мутантами не совладать, а тогда вся игра превращается в лотерею. А нам это надо? Правильно, не надо. И подучиться бы у кого...
  - Ладно, утро вечера мудренее. Надо поспать чуток, вот только где бы разместиться, к родственникам ехать смысла нет - у них и так уже места нет, есть предложения?
  Внезапно и удивительно громко зазвонил телефон Андрея, мелодия была специфическая - Я свободен, я свободен. Парень взял трубку и начал вполголоса разговаривать. Мне было любопытно, кто бы мог позвонить ему в столь поздний час, но прислушиваться тоже смысла не было. Подождем результатов беседы.
  - Мне звонил один знакомый, он сейчас в Авалоне, закрылся в подсобке, там вокруг зомби бродят в дверь толкаются, пока дверь стоит, но вот он начинает сходить с ума.
  - Что за человек?
  - Хороший парень, Егором зовут, знакомый мой, су-шеф этого ресторана, отслужил, вот уже два года там работает. Говорит, сначала пытался дозвониться до ментов, без толку. Я согласно кивнул, знакомая ситуация, япару раз сегодня для эксперимента тоже набирал ноль два, ноль результата, об этом же говорили и люди, которых мы вытаскивали из города. Потом начал звонить по знакомым, но либо не откликаются совсем, либо ничем помочь не могут, вот и до моего номера добрался. Я ему сказал, чтобы он перезвонил через пять минут, что решим?
  - Я так понимаю, ты считаешь, парень стоит того, чтобы ради него жизнью рисковать?
  Андрей молча пожал плечами
  - Как я могу так говорить? Но с другой стороны вряд ли ему кто-то еще поможет, а мы совсем не далеко, тут доехать несколько минут.
  - Короче, ты считаешь - помогать?
  Андрей чуть неуверенно кивнул и добавил:
  - Иначе не честно получается.
  - Да уж самый сейчас подходящий момент о честности думать. Ну, тогда так, он позвонит, дай трубку мне, хорошо?
  Раздался звонок, Андрюха молча передал мне трубку. Я законнектился и услышал взволнованный шепот Егора - Андрей, ну чего вы там решили?
  - Егор, это не Андрей, это Глеб, вы, где точно находитесь и сколько там у вас зомби?
  - Кладовка сразу за баром в большом зале ресторана, вы у нас бывали?
  - Бывал не раз, даже в эту кладовку заглядывал, приходилось, ну так все же сколько зомби?
  - Точно сказать не могу, но никак не меньше шести.
  - Живчики среди них есть, такие шустрые и с большими челюстями?
  - Не знаю, когда я закрылся тут, вроде не было таких.
  - Жрали они кого-то или все мертвые уже были?
  - Может и жрали, да что-то такое я слышал, бррр, такие звуки, что и вспоминать страшно.
  - Ясно, еще кто-то живой есть там у вас?
  - Не знаю, может в номерах и есть, но вряд ли почти все разъехались сразу как эпидемия началась.
  - Ладно, вы мне скажите, до утра то дотерпите или нет?
  - Не знаю, я с ума схожу, как услышу шаги и царапанье в дверь, оторопь берет, помогите мне прошу вас! - последнюю фразу Егор произнес с такой безнадежной мольбой, что мне стало стыдно, но я тут же подавил эти глупости, у меня жена и сыновья, мне жить надо, а не на эмоции растекаться.
  - Успокойтесь. Еще раз вас спрашиваю, до утра дотерпите?
  - Нет, не смогу, они все сильней на дверь давят, думаю, скоро они ее просто выломают.
  А это уже была паника. Ну и что делать то? Вот же ситуация. Хоть бы пару гранат, а то совсем кисло. А если там еще и мутанты есть, а они походу есть, то... Имею ли я право рисковать своей жизнью ради этого чужого мне парня? Эх, знать бы ответ! Господи, что же делать?
  - Хорошо, мы попробуем помочь вам, Егор. Слышите меня? Чудес я вам не обещаю. Если мы сможем до вас добраться, то обязательно это сделаем, но если нет, будем искать какие то другие пути. Держитесь, не раскисайте. Все, мы выезжаем.
  Андрей сразу подскочил, хватая ружье, но я тормознул его:
  - Горячку пороть не будем, давай сначала сориентируемся, чего у нас есть и как это все применять.
  На двоих у нас было четыре ствола: ПММ с двадцатью четырьмя патронами (проверил - обоймы полные) ствол был чистый, а стрелять из него даже еще и не приходилось. Хотя раньше стрелял - машинка простая и крепкая, я из такой с двадцати пяти метров стабильно три из трех в восемь-девять-десять укладывал, но говорили мне - самое трудное в живого человека выстрелить, а тут и проблемы нет, стрелять то в трупы надо. Дальше 'Вепрь' 12 калибра к нему четыре магазина полные патронов с картечью 12*76 и еще полный патронташ - пара десятков патронов плюсом, к нему имелся подствольный фонарь, который был как раз сейчас весьма в тему, батареек пока тоже хватало. Следующим стволом была 'Сайга-мк' байкаловская с коллиматором, с нее я мало пока стрелял, и к ней имелось прилично семерки - два нормальных магазина на тридцать патронов, и четыре по десять, плюс еще шестьдесят штук частью в пачках частью россыпью. Последним шел 'МР 133' на шесть патронов 12*70, которых у нас было штук тридцать всего. К этому стволу фонаря не полагалось, разве что изолентой просто прикрутить. Но зато имелся обычный довольно мощный фонарь, так что тут все было более-менее нормально. Куда хуже обстояли дела с оснащением, если у меня была какая никакая разгрузка, то вот напарнику приходилось выкручиваться - распихивать патроны по карманам, туда же и фонарь заталкивать.
  - Да, не богато. С таким оснащением не здания штурмовать, а в песочнице играть.
  Но что делать? Придется идти, с чем есть. С некоторым сожалением вылил уже совсем готовый суп-гуляш в огонь, нечего пожары разводить, итак этого добра навалом, от дыма уже скоро дышать нечем будет, и маски не спасают, ходим все как помесь копченой селедки с ковбоями Дикого Запада.
  
  
  Глава вторая. Омск. Авалон, король Артур и рыцари круглого стола.
  
  Было уже совсем темно, правда, фонари на удивление кое-где горели еще. Добрались мы быстро. Вырулив к внешней стоянке у Авалона, мы тормознули, и я включил дальний свет, потом, не глуша двигатель, вместе выбрались из машины, и под прикрытием Андрея, который внимательно осматривал окрестности с ружьем в руках, стал в бинокль исследовать и сам Авалон и прилегающие к нему территории. Ничего подозрительного не заметил. Вы, возможно, этому удивитесь, но все объясняется довольно просто, ночью температура упала ниже нуля, и для зомби, как мы уже заметили, это служило хорошим поводом отключиться на время. А вот как холод влияет на шустриков нам не было известно, что крайне плохо, ибо кто предупрежден, тот вооружен. Получалось, что ночь для нас едва ли не оптимальное время для действий, лучше бы, конечно ранним утречком, но чего нет, того нет.
  - Так, выдвигаемся дальше, вроде все спокойно.
  Внутренний двор был пуст. Никого или, по крайней мере, никого не видно. Я тщательно объехал двор, по периметру освещая все углы фарами, ничего и никого. Обнаружились только три машины - большой серебристый 'ланд крузер', грязный 'нисан террано' с мятым задним бампером и тяжелый черный 'мерседес' s-класса. Стояли они рядком. Не далеко от главного входа в ресторан - гостиницу.
  - Все, выходим.
  Я не стал глушить двигатель, но убрал дальний свет, не хватало только самим ослепнуть.
  С собой решил сайгу не брать - оставил в машине, вряд ли она понадобится. Проверил ствол, снял с предохранителя и передернул затвор, постояли минутку.
  - Я сейчас уберу свет от фар, но сначала надо фонари включить.
  Сам нажал на кнопку фонаря, яркий луч четким конусом выхватил кусок стены. За пределами освещенного фарами пространства.
  - Выключаю.
  Отключил я не только фары, но и машину. Образовалась тишина. Сначала какой-то гул стоял в ушах, но постепенно все звуки стали четко различимы, где-то далеко были слышны выстрелы, может даже взрывы с такого расстояния не мудрено и ошибиться.
  - Значит так, слушай меня внимательно. Пойдем парой, я чуть впереди, ты сзади, ты меня повыше, поэтому в узостях лестницы и коридора держи ствол выше моего плеча справа от меня. Фонарем свети тоже вправо, я буду в основном смотреть влево, тем более что лестница налево заворачивает, так что это и будет основное направление. Команды слушай и выполняй немедля. Короче - не суетись. Сейчас подойди к двери, встань за ней и потихоньку проверь, открыта ли она, только не дергай, потяни совсем маленько, только убедись, что она открыта, понял?
  Напарник кивнул и медленно подошел к двери. Аккуратно ухватившись за массивную ручку левой рукой, потянул на себя, дверь начала открываться совсем немного.
  - Стой. Я сейчас чуть смещусь в сторону, а ты сделай следующее: резко открывай дверь и отскакивай, потом сразу бери правее и лови вход на прицел, дальше по обстановке (шепотом скомандовал я Андрею).
  Не спеша, повернулся к незримому сейчас востоку, перекрестился и сказал, - Господи, благослови.
  Теперь пора. Поехали.
  Я сдвинулся на три шага вправо, так чтобы максимально видеть вход, когда откроется дверь. Взял оружие на изготовку, прижал плотно, даже чуть затаил дыхание, и кивнул, мол, открывай.
  Дверь распахнулась, из темноты провала высветились какие то фигуры, я не успел ничего толком рассмотреть, как раздался выстрел - это я ж и стрелял. В итоге расстрелял почти весь магазин, и остановился только потому, что стрелять стало явно не в кого. Я отступил к машине, бросив по ходу - прикрывай. Андрей даже не успел открыть огонь, просто не понял что делать. Но теперь у него полная обойма, а я практически пустой. Не отрывая взгляда от входа, я на ощупь аккуратно и медленно сменил магазин, и снова двинулся вперед.
  - Держи верх, если что проявится, сразу стреляй.
  Теперь я мог по внимательней рассмотреть, что это было. Судя по всему, первый же мой выстрел снес голову одному из зомби, а потом я несколько раз попал во второго, картечь его здорово порвала, но он стоял. В конце концов, я попал таки в голову, почти в основание черепа, так что голову просто не было. Да уж, зрелище да еще в свете фонаря жуткое. Оба тела некогда принадлежали мужчинам весьма солидного вида, судя по всему.
  - Пошли дальше. Держись справа-сзади.
  Я медленно зашагал по ступеням, держа ствол почти вертикально вверх, чтобы видеть, что происходит выше, яркое пятно фонаря выхватывало куски стен. На лестнице никаких следов крови видно не было. Дойдя до первой лестничной площадки, остановился и стал прислушиваться, сначала мне просто показалось, что я слышу какие то шаркающие звуки, но потом это предположение перешло в уверенность, точно, там кто-то идет.
  - Ждем здесь, может они сами выйдут на нас.
  Мы прождали не долго. Терпение наше было щедро вознаграждено, к нам спускались еще два зомби, в первую секунду как их заметил, почти рефлекторно захотелось открыть огонь, но потом остановил себя - пока были видны только ноги мертвяков, и выстрелы толком не причинили бы им вреда, да еще и сквозь перила.
  - Тихо, пусть спустятся пониже.
  Я присел на колено и взял на прицел примерную точку появления головы зомби.
  Как только первый завернул в начало нашего пролета, я качнул стволом, поправляя прицел, и выстрелил, и сам же оглох от грохота. Да уж, об этом я не подумал. Тело мертвяка сразу упало и осталось лежать на площадке, заодно уронив высокую металлическую урну-пепельницу, которая даже сквозь оглохшие уши противно задребезжала по бетону, все это помешало второму (точнее второй) идти к нам. Мы одновременно выстрелили, оба попали, но один в грудь, а другой чуть выше, и эта зомби упала как подкошенная. Не похоже, чтобы мы разнесли ей голову, но возможно картечь перебила хребет или одна из картечин все же угодила в мозг.
  Чуть подождав, сказал Андрею
  - Держи верх, я перезаряжусь.
  Быстро отсоединив магазин, попытался вставить недостающие два патрона, ничего у меня не вышло, в придачу к легкой контузии, звуки до сих пор доносились сильно приглушенно, пальцы мои самым предательским образом тряслись, в итоге плюнул и просто поменял магазин на полный.
  - Теперь ты дозарядись. Заметил, первые двое были мужики, а эти обе бабы, они, что по интересам кучкуются. Хе-хе.
  Подождал пока Андрей непослушными руками (видать не один я такой впечатлительный) все-таки впихнул патрон, и пошел вперед. Прислушиваться стало практически бессмысленно, хотя я и сглотнул пару раз для профилактики. Слух возвращался к норме медленно.
  Надо подождать - их там еще двое, не меньше. Если подумать, то пока все шло хорошо, даже слишком, как бы теперь не обломаться со страшной силой...
  - Андрюха, давай назад по-тихому.
  Спустившись, мы еще раз осмотрели двор, ничего подозрительного не обнаружили и приступили к выполнению нового плана, который заключался в том, чтобы сделать факел. Разжившись подходящей палкой, я намотал на нее подходящую тряпку и чуток полил ее бензином из канистры, стоявшей в багажнике.
  - Теперь слушай внимательно, потихоньку поднимаемся на второй этаж, там ты остаешься у двери в ресторан, только встань чуть ниже, за перилами лестницы, держи дверь, я поднимусь выше и проверю, что там никого нет. Потом вернусь к тебе. Вот шнур, привяжи его к ручке двери, по команде откроешь ее, а я кину зажженный факел внутрь, даже если там есть зомби, они хоть на мгновенье отвлекутся, заметил - фонарь их слепил, и они чуть теряли собранность. Потом смотрим, и если никого нет, входим, я впереди ты чуть за мной, как войдем в большой зал, ты сразу вправо смотри я влево. Дальше по ситуации. Все пошли.
  У меня с собой была зажигалка зиппо, я сам не курю, но на всякий случай там, костер развести, прихватил, теперь пригодится. Но сначала надо проверить лестницу до конца. Мы снова осторожно вошли в подъезд, медленно двинулись вверх, тщательно прислушиваясь ко всему вокруг. Пока все было тих. Добрались до второй площадки, я аккуратно переступил через труппы и таки задел чертову урну, мы тут же замерли, к счастью, ей некуда было катиться, с обеих сторон ее зажимали лежащие тела. Фухх.
  - Идем дальше.
  Несколько шагов и мы увидели в свете фонарей картину, изображающую короля Артура. Он сидел на троне, в королевской короне, чуть наклоняясь вперед, и казалось, смотрел на нас. Живопись в данный момент нам была не в тему, поэтому мы быстро переключились на дверь, расположенную тут же, рядом с картиной. Дверь эта, ведущая в ресторан, была открыта, так что наш план с открытием двери по необходимости претерпевал изменения. Мы не стали подниматься до третьей площадки, на которой и была эта самая дверь, аккуратно из-за перил высвечивая доступное обзору пространство. Ничего необычного или пугающего заметно не было.
  - Меняем план. Наверх не идем, я сейчас зажгу факел и кину его внутрь, потом выдвигаемся вперед, ты подстрахуй верхнюю лестницу.
  Начали подниматься, конечно, мы посмотрели, что выше по лестнице, точнее, Андрей посмотрел, тихо прошептав - чисто вроде, он перевел ствол в направлении основной атаки - на ресторан. Бывая тут раньше, я совсем с другими чувствами поднимался по этой лестнице да уж.
  - Стоп. Все будем бросать отсюда. Дюха, ты не смотри на факел, смотри вперед, а то нас обоих ослепит, понял.
  Я зажал вепря под мышкой, вытащил из-за пояса заткнутый туда факел и достал зажигалку. Открыл, поднес огонь к тряпке, воняющей бензином, она тут же вспыхнула, на мгновенье ослепив меня. Сморгнув, я размахнулся (не слишком широко, лестница все же узковата) и закинул факел далеко внутрь зала, так что потерял его из виду. Перехватил ружье и сразу пошел вперед все время, поводя стволом по сторонам. Луч быстро выхватывал неведомые до того подробности обстановки, голова работала в каком-то особом режиме, адреналин зашкаливал.
  Вот и вход. Никого не видно. Еще шаг, быстро влево-вправо, ничего (слева тут гардероб, он закрыт - значит все в порядке, справа вход в зал широкой аркой). Теперь факел на полу был хорошо виден, и в свете его и наших фонарей, мы заметили фигуру, что-то в ней было категорически не правильное, но времени разбираться не было. Мы сразу же открыли стрельбу. Сделав первый выстрел и заметив, что тело начинает валиться и не атакует, я сразу постарался отыскать шестого, но безуспешно.
  Шагнул вперед и, оказавшись в зале, сразу повернул налево - никого, дальше барная стойка, никого не видно, где последний, еще один? Повернул направо, ничего.
  - Андрей, стой здесь и держи левый сектор и бар, я пойду проверять другие залы.
  Развернулся и, пятясь, стал отступать к противоположной от входа стене, направив фонарь в сторону темнеющего входа в вип-зал. Честно говоря, проверять, что там мне ужасно не хотелось, все мои инстинкты кричали об опасности, но отступать теперь было поздно. Я замер на секунду, потом решил использовать тяжелые деревянные столы, обошел один из них и начал смещаться в сторону, прикрываясь столами как щитом. Наверное, это и спасло меня. Когда с невероятной скоростью темная фигура метнулась в мою сторону из темноты эгалитарного зала, я почти рефлекторно оттолкнул стол ногой, одновременно переворачивая его навстречу твари. Эта преграда лишь на долю секунды задержала супер-зомби, но я успел прицелиться и выстрелить, и попасть, потом выстрелы пошли не прерывно до щелчка. Только тогда я и остановился, чуть придя в себя, я отомкнул магазин и вставил новый, щелкнул затвор, все - оружие готово к бою. Мутант на полу передо мной превратился в хлам, в кучу рванья. От него не осталось ничего целого практически.
  А все-таки он меня почти переиграл, и факел мой не помог. Если б не остерегся и не спрятался за стол, хана, не успел бы выстрелить толком. Вот вам и вывод, с этими монстрами надо сражаться под прикрытием. Да, похоже, мутанты не только силы, но и мозгов или чего там у них есть, изрядно прибавляют. И это очень плохо.
  - Ладно, (сильно охрипшим голосом пробормотал я) кхм, ладно, Андрей, стой на месте, я допроверю залы.
  Опять поменял магазин (последний). Медленно я прошел до випа и осмотрел его, потом - бильярдная, тоже чисто, не поленился присесть и посмотреть под столы - никого. Теперь бар и кухня. Мы в одном шаге от Егора. Подошел к Андрею и уже вместе двинулись вперед.
  Больше никого не обнаружили и подошли к двери подсобки. Постучали.
  - Егор, ты там? Живой? Выходи, давай, тут все чисто. За дверью послышались шаги, скрипнул замок и на пороге в свете наших фонарей мы увидели молодого парня в классическом белом костюме повара с длинным фартуком, он прикрыл глаза рукой, ослепленный нами. Он так и застыл на месте, не произнося ни звука. Немая сцена.
  - Убери фонарь, Дюха.
  - Ну что Егор, ты как? С ума не сошел? Чего молчишь?
  - Вроде не сошел, пока не уверен, вы на самом деле есть или плод моей фантазии?
  - Андрей врежь ему куда-нибудь, а то понимаешь, его спасают, жизнью можно сказать рискуют, а он нас в привидения записывает, не хорошо.
  - Все, все - верю, спасибо вам ребята, по гроб жизни буду обязан.
  - Ты насчет гробов полегче, нам теперь жить и жить положено и мне, и Андрюхе, и тебе. Ну, давай будем знакомиться - я Глеб.
  
  Тела всех зомбей мы стаскали на улицу, потом вывезем. Егор принялся за уборку в зале и на лестнице. Казалось бы зачем? Дело в том, что мы, обсудив сложившуюся ситуацию, решили задержаться в Авалоне. Расположен он почти идеально, хоть почти в центре, но притом на отшибе, рядом вообще почти что лес, с другой стороны судоремонтный завод. Иртыш в тридцати метрах.
  Но главное - само здание - это целый комплекс, выстроенный в виде прямоугольника с двумя неширокими воротами и с глухим первым этажом. Окна как бойницы идут на высоте порядка пяти метров, три башни по углам, короче настоящая крепость, сам комплекс имеет мастерские со всяким слесарным оборудованием и станками, есть дизель-генератор и котельная своя (для гостиниц это обязательно, чтобы клиенты дискомфорта при отключениях плановых не испытывали). Стены толстые бетонные. Просторный внутренний двор, целые две кухни - одна в кафе на первом этаже второго здания и кухня ресторана на втором этаже первого корпуса.
  Кроме всего прочего - роскошная баня-сауна, так что завшиветь нам здесь не грозит. Ну и конечно, целая куча номеров, где вполне можно разместить несколько десятков семей. Чем плохо? Если дополнительно укрепить ворота и периметр, да на башни и третий этаж к бойницам поставить пулеметы и снайперов, ну кто там против нас? Кроме того, рядом масса судов и цеха судоремонтного завода, а это уже серьезно.
  В ста метрах от Авалона автосалон с кучей машин в спектре от легковых до джипов, надо туда наведаться будет, хотя и стоящих во дворе двух джипов на первое время, в придачу к моей 'икс терре', более чем достаточно. Ключи к ним мы нашли на телах убитых зомби, которые, кстати, и были хозяевами всего комплекса (правда это были не все хозяева - двое улетели, куда то на острова еще в первый день), накануне они приехали сюда и вызвали несколько человек персонала, точнее вызвали то они всех, но вот пришло всего несколько, в том числе и Егор. Хозяева предложили народу оставаться в комплексе и образовать что-то типа общины. Из четырех сотрудников, пришедших на встречу с пятью хозяевами, двое подумав, отказались и уехали. А Егор и одна девушка-официант согласились остаться. Идти им было просто некуда.
  В итоге хозяева решили отметить это дело, может потому что им хотелось заглушить страх? В ходе отмечания все упились до полной невменяемости, Егор по собственному признанию на выпивку слабоватый, временно отключился, очнулся он от звуков выстрелов. Напившись, боссы переругались, а так как у них было с собой оружие, они не замедлили его применить, к сожалению, в эти дни таких случаев было очень много - в ход шло все - от вилок и кухонных ножей до автоматического оружия и гранат.
  Народ массово упивался до белой горячки и творил беспредел, сколько таких случаев мы обнаружили за два прошедших дня! Где-то успевали вмешаться и просто били морды пьяни, а потом отливали, приводя во вменяемость, но чаще не успевали и уже сталкивались с зомби. Страшно то, что в момент, когда человек особо должен был беречь свою человечность, человеческую сущность, они как раз наоборот стремились потерять ее, вплоть до полной утраты человеческого облика.
  Егор, еще плохо соображая, но, поняв, что ничего хорошего его не ждет, на карачках рванул в подсобку. И там притаился, как он думал, на время. Но потом зомби восстали и принялись осаждать его дверь, которая не была сейфовой и дужки замка ко времени нашего штурма уже изрядно были расшатаны. Так что он не зря паниковал. Представляю, каково ему было, пьяный в дупу, сидит, скорчившись в тесной комнатушке, и ждет пока его сожрут. После этой истории я ввел в своем отряде сухой закон, ибо не фиг.
  Как уже говорил, у Авалона два входа-въезда, один закрывается воротами, второй без ворот, стилизован под въезд в замок - две мощные колонны и перед ними псевдо подъемный мост. Это не есть хорошо. Так к нам зомби запросто забрести могут, поэтому решили подогнать крутой мерс, и поставить его поперек входа
  Все вышеописанное происходило ночью. Егор сказал, что больше никого в здании быть не должно. Персонал разбежался и гости уехали. Ну и ладно, нам только лучше, но проверить все равно придется. Только утром. Ресурс на сегодня выработан полностью. Сил не хватило даже на чистку стволов, правда, магазины я все же переснарядил.
  Нам досталось оружие - довольно много оружия, причем очень хорошего и очень-очень много боеприпасов. Но сил все это разбирать-смотреть уже не было. Я только успел позвонить Наташе, не стесняясь тем, что наверняка разбужу ее, но, оказывается, она не спала, сидела на кухне и думала, что и как делать дальше, переживала за меня. Я ей коротко рассказал, что произошло, и пообещал утром заехать и забрать их в Авалон, нашу новую базу.
  Мы закрыли двери (а они тут могучие из цельного бруса, такие только из гранатомета пробивать) на замки, что как-то успокаивало. Поднялись в номера на третьем этаже, закрылись каждый в своем - и отключились.
  Разбудил меня ярки луч, хулигански угодивший мне прямо в глаз. За окном светило весеннее солнышко, ярко голубело чистое без единого облачка высокое сибирское небо, благодать. Я поднялся и, перекрестившись, прошептал, - благодарю тебя, Господи, что дал мне день сей.
  Зазвонил телефон. Я посмотрел на номер - не известен, кто бы это мог быть?
  
  Глава третья. Омск-город маленький!
  
  Я взял трубку и чуток невнятным спросонья голосом сказал:
  - Слушаю вас.
  - Это Глеб?
  - Да, это я, с кем имею честь общаться?
  - Полковник Скороходов Михаил Дмитриевич, комдив Таганрогской мотострелковой дивизии она находится в Лесном, знаете, где это?
  - Кое-что слышал, это поселок за амуром.
  - Все верно. Я хотел бы встретиться с вами. Сегодня.
  - Если не секрет, чем вызвано такое желание?
  - Не секрет. Хотел бы обсудить с вами перспективы жизни Омска, как вариант, пригласить вас к себе. Но это на ваше усмотрение. Так или иначе, вам у меня в части ничего не угрожает, могу вам поручиться честью офицера.
  - Хорошо, я приеду, - посмотрел на часы, полдевятого утра, подумал и ответил,- к тринадцати ноль-ноль вас устроит?
  - Вполне. До встречи.
  Короткие гудки. Да, решительный полковник. Что ему может быть нужно? Но это потом, сейчас актуальны совсем другие темы. Умываться, чистить зубы, чистить ствол, завтрак, разбор оружия и вообще всех трофеев, осмотр машин и зачистка всего здания, потом перевозка семьи. И надо подумать, кого бы еще позвать сюда. А вот после можно подумать и про полковника Скороходова.
  И я приступил к первому номеру программы.
  Потом реализовал второй, плавно перешел к третьему, четвертый потребовал выйти из номера и разбудить Егора и Андрюху. Правда оба они проснулись примерно в одно время со мной, как по звонку, и будить мне их не понадобилось. Уже хорошо.
  Егор спал плохо, всю ночь он просыпался от страха, что превращается в зомби, и еле вытерпел пока рассветет, и только тогда спокойно уснул (спал он в соседнем со мной номере). Его, представьте себе, разбудил звонок моего телефона. Андрей от кошмаров не мучился, вот ведь здоровая молодая психика, и прекрасно выспался, проснувшись вполне произвольно.
  Все вместе мы спустились на второй этаж - в ресторан, все же осторожность возобладала, и мы сначала аккуратно проверили здание на предмет посторонних, все было в порядке, замки целы, зомби отсутствовали.
  - Теперь можно и поесть, чем будешь кормить, Егор?
  - А чего вам хочется, на кухне полно всякой еды?
  - Давай уже, прояви фантазию и сделай чего, главное побыстрей, есть ужасно хочется. Вообще на будущее надо будет распределить дежурства по кухне, как думаете, господа?
  Егор замахал руками
  - Это зачем, я подряжаюсь на шеф-повара нашего отряда, буду всех кормить и следить за продовольственной безопасностью.
  - Отлично, я - за, а ты Андрей?
  - А я тоже за - вообще, Егор готовит отлично, да и чувак он хозяйственный, значит с едой у нас теперь все пучком.
  - То есть Егор, как у тебя фамилия? Сахнов. Так вот Егор Сахнов единогласно утверждается поваром и зав. прод. складом нашей общины. На этом первое заседание прошу считать закрытым. Пора завтракать.
  - Понял, сейчас все будет, кому чай, кофе?
  - Да давай чая, черного можно с лимоном.
  - Все я пошел готовить.
  Завтрак был прост и одновременно изыскан. Чай - выше всяких похвал. ТАК я не завтракал уже давно. Ладно пора и честь знать. Дел куча.
  - Так теперь идем смотреть оружие, боеприпасы и амуницию. Ты вчера, куда это все дел, Егор?
  - Отнес в кабинет директора, там большая часть и лежала, я отнес только пистолеты да пару ружей, которые здесь в зале оставались после перестрелки.
  - А кобуры и патроны ты с тел поснимал?
  - Что смог - снял. И тоже в кабинет отнес.
  В процессе разговора мы прошли пару коридоров и поднялись на третий этаж в административную часть комплекса.
  - Вот тут кабинет, я вчера его на ключ закрыл, сейчас отопру.
  Когда Егор открыл дверь, я молча протянул руку и взял у него ключ.
  - Пусть будет у меня, ладно?
  - Конечно, я и сам собирался вам отдать.
  Это 'вам' несколько резануло мой слух, ну ничего, скоро придет в себя и заговорит нормально, без всяких выканий.
  
  Кабинет был весьма комфортабелен, хоть и не велик. Изрядную часть его сейчас занимали ящики, коробки, сумки и чехлы, на шикарном кожаном диване кучей была свалена охотничья одежда и обувь. На столе лежали два ружья и три пистолета.
  - Посмотрим, что тут есть.
  Первым делом решил разобраться с тем, что было на столе. И обнаружил весьма не хилое оружие. Пистолеты - так себе, новенькие ПММ, где только и взяли, хотя, чего гадать - запросто могли у ментов дернуть (ага, из них то и стреляли - патронов в обоймах не хватало, в стволах нагар и тянет порохом), зато ружья - со всем нашим уважением - 'бенелли М4 Super 90' с нескладным прикладом и пистолетной рукоятью и коллиматором 'ЕoTech', магазин на шесть патронов, еще 'бенелли M2 Practical Comfortech' 660 мм ствол тоже 12*76, причем аж на девять патронов. Оба ствола роскошные как чистокровные рысаки, вот только на мой, мало просвещенный взгляд, не для войны они, а больше для крутой аристократической охоты или просто понтов, особенно второй, но привередничать я не стану, что и говорить - мечта идиота и вот она. Мужики явно были склонны выделываться друг перед другом. Для таких стволов очень важно качество патронов, надеюсь их здесь в достатке. Ружья были чистые, из них вчера не стреляли, хотя они и были заряжены, что я и проверил, полностью разрядив их на пока.
  - С этим понятно, давайте дальше смотреть. Что в этих ящиках и сумках-ящиках.
  Первое, что обнаружил, очень приличное количество патронов калибра 12 на 76, всяких разных и с дробью, и с картечью, и даже с тяжелыми пулями. Примерно их было порядка тысячи штук, очень много, я считал пачками - никак не меньше пятидесяти пачек по двадцать патронов, не вскрывая и детально не разбираясь, сколько каких.
  Кроме того, имелся целый арсенал оптики: дневной, ночной, биноклей, монокуляров, дальномеры даже подзорная труба имелась. В эту же тему были оптические прицелы и коллиматоры под разные направляющие, имелся и запас разных переходников и крепежей - они тут, что магазин оружейный собирались открывать?
  В одной из сумок лежали разгрузки и всяческие патронташи, подсумки для всякой всячины. Это хорошо, а то у меня бойцы толком не оснащены по этой теме, ходят обормотами, по карманам патроны толкают, это ж никуда не годится.
  Настал черед чехлов с оружием. Судя по гладкостволу, оружие все должно быть премиального качества и импортное почти наверняка. Но это только предположение, сейчас проверим.
  - Егор, а что хозяева охотниками были? Зачем им столько стволов было?
  - да ездили регулярно. Я мало знаю чего и как, но у них на разные темы оружие приобретено, ну вот теперь и пригодится.
  Так что это у нас? Из длинного чехла я вынул черное помповое ружье с пистолетной рукоятью и нексладным прикладом с толстой резиновой накладкой. Пригляделся к казеннику - 'фабарм SDASS' 12 калибр, сколько тут патронов входит? Проверим, так залезло семь патронов 12*76, плюс восьмой в ствол. Очень хорошо, ствол приятно лег в руки, прихватисто, очень удобные прицельные приспособления, яркие, надо только отрегулировать прицел, а то мне слишком близко выходит, сдвину его вперед немного и будет самое то. В торец магазина можно вкрутить ЛЦУ или фонарик, ну или на кронштейны. Раз ствол помповый, значит и надежность высокая. Предохранитель элементарный, не ошибешься, маленький шпенек рядом со спусковым крючком. Мне нравится этот ствол, надо бы его отстрелять и посмотреть что получится, и легкий, не то, что бенелли, хотя ругать эти самозарядные ружья у меня язык не поворачивается.
  Теперь нарезные стволы. Первой достал смешную поделку под 'Хеклер и Кох' для малокалиберного патрона, наверно была куплена для дам. Следующей вытащил 'чешску зброевку фс 527' со стволом 520 мм и удлиненной ложей под калибр - ну что такое, ну хоть бы что-то полезное, калибр 22 хорнет, 222 и 223 ремингтон. Ничего не скажешь, красавица-винтовка, но найти в будущем патрон под нее - шансы близки к нулю, надеюсь, у них запас нормальный найдем в коробках, магазин на пять патронов, к тому же болт, нужно будет заценить его возможности. Не знаю, какое место эта винтовка в нашей тактике действий, тут думать надо, ствол чисто охотничий.
  Дальше у нас, пошли более серьезные агрегаты: 'бенелли арго' под 30-06 спигнфилд (все-таки у мужиков явно была склонность к бенелли) и, елки палки, 'зауер 202' калибром 9,3 на 62.
  Да это оружие покупалось не в расчете на российскую и тем более пост-ап действительность. Короче, отстреляем патроны и можно вешать на стенку - любоваться. Вообще толком из всего этого богатства только гладкоствол в тему. Нарезное оружие здорово разочаровало. Нет, все нереально красиво и замечательно, но нам такого счастья не надо, не удивительно, что хозяева этого оружия не пережили дружеской вечеринки.
  
  Перевозка семьи много времени не отняла, поехали на двух машинах я на 'терре', а Андрей на 'террано', короче полный нисан. Заранее предупредил, чтобы собирались, подъехали, обнял и поцеловал жену, на секунду прижал к груди детей, эх, до чего же по близким соскучился. Затолкали вещи, загрузились сами и двинули назад. На базе все было спокойно.
  Егор встретил нас при оружии, отчитался о происшествиях (ничего серьезного не было). Я оставил семью разгружаться и один поехал в Лесной. Время уже второй час, опаздывать не хотелось.
  Пока ехал, успел о многом поразмышлять. Например, с такими активными разъездами нам явно надо разжиться топливом посерьезней, лучше вообще автоцистерну или еще что в этом духе. Потом для электрогенератора нужно топливо, где его брать, надо думать, и отапливать все надо - чем? Может какие-то печки раздобыть? В общем, тем море.
  В Авалоне оказался приличный запас продуктов, да еще и премиум класса: чай, кофе в зернах, сахар, соль, специи, спагетти и крупы целыми коробками, сыры твердые, выдержанные, колбасы, хамон и ветчины, опять же мороженного мяса полная морозилка, это хорошо, но все равно надолго не хватит, значит надо думать, где добыть продуктов, а главное - чем заниматься, вот тема для серьезнейших размышлений. Ряд направлений в голове прорезалось, но явно требуют уточнения и проверки по факту.
  И еще срочно надо решать вопрос по связи, наверняка сотовая и обычная телефония накроются, значит, нужны радиостанции и для общения и для боя. А где их брать? И какие? Я в этих вопросах мало понимаю, стало быть, нужно найти специалиста-эксперта, чтоб сориентировал и подучил чего и как.
  Да и по базе - конечно, Авалон - место козырное, но тут надо понять, как я тут собираюсь жить? Все равно город вокруг, пожары, зомби и мутанты, чтобы содержать особенно зимой такое здание надо много топлива, а где его брать? Да и хватит ли сил удержать такой комплекс? Еще момент, сам Авалон располагает только небольшой мастерской, а чем мы будем заниматься? Ну, допустим, от зомбей отгородимся, поставим бетонный или еще какой забор по периметру, но для шустрых мутантов это не преграда, да и для банд, когда они вдруг захотят покуситься на нашу базу - это не защита. Да, есть о чем подумать.
  Я ехал по какому-то новому, не знакомому мне Омску. Улицы были полны грязи, которую вот уже пять дней никто не убирал, и мусора, весьма разнообразного, включавшего в себя даже брошенные посреди улицы диваны и прочую мебель. Много вокруг стояло брошенных машин, повсюду дым, очень горький и вонючий - горели дома вместе со всей своей начинкой из пластика и прочей дребедени, благо поздняя весна и частые заморозки с распутицей препятствовали пожарам разрастаться совсем уж привольно. То тут, то там попадались обглоданные костяки и части тел, скорее фрагменты костей, которые бесстыдно белели на фоне грязного асфальта. Постоянно попадались зомби, они то стояли совершенно неподвижно, то целенаправленно брели куда то, зрелище это вселяло в душу тоску и, одновременно, ярость. Хотелось плюнуть на все и давить, стрелять, всеми способами уничтожать погань, мой город не может быть полон ею, зомби не место ни здесь, нигде бы то на Земле. Эти чувства надо было давить на корню, толку от них не много, но вот бороться - бороться, что с зомби, что с бандитами и прочими тварями, это обязательно. Я мирный человек, но, видя все, что было вокруг, не останусь в стороне, обещаю.
  Не знаю, откуда взялась эта гадость, найти бы тех, кто выпустил ее на свет... Мы бы поговорили по душам... не долго. Я не убийца и не монстр, поэтому прежде, чем вынести приговор, обязательно бы приложил усилия, чтобы разобраться, почему и как. Но потом - все равно приговор. Окончательный.
  Лесной - самый натуральный военный городок, здесь размешается кадрированная часть, которой по мобилизации предстояло развернуться в полноценную дивизию, куча техники, оружия и тд. Боеприпасов у них особо нет, они на другой базе. Но вот странно, я был почти уверен, что десантники из Восточного уже все взяли под контроль, а Скороходов говорил так, если бы он оставался вполне самостоятельным начальником, не понятно...
  На подъезде к поселку стояло импровизированное КПП. Поперек дороги временный шлагбаум, скорее символический, чем реально преграждающий путь, зато сразу за ним на обочине дороги пристроилась БМП, а под прикрытием брони - двухдверная нива белого цвета, видимо, используемая как разъездная машина. Как раз из нивы и вылез сержант с аксу на плече, он не торопясь подошел к моей машине и без лишних движений перешел к вопросам по существу.
  - Кто такой? Куда едешь?
  - Зовут Глеб, фамилия моя Шмелев, еду к Скороходову.
  Ответ мой вызвал некоторое оживление на лице сержанта. Он все так же спокойно развернулся и пошел в сторону БМП, стукнул слегка по броне, люк открылся, и он что-то сказал внутрь машины. Постоял-подождал ответа (ждать пришлось довольно долго, за все это время сержант даже не повернулся в мою сторону). Видимо получив в итоге команду, он, все также не спеша и молча, поднял шлагбаум и махнул слегка автоматом в сторону поселка, проезжай мол. А мы не гордые, возьмем и поедем.
  Въехав в поселок, первым делом обратил внимание на патрули, вообще ситуация в корне отличалась от города, никакой грязи на улицах, все чисто, порядок, окна - живые что ли. Вот смотришь и понимаешь, что там живут люди, наверное, обедать собираются, готовят чего-нибудь вкусное, накрывают на стол, детям говорят мыть руки, эх, хорошо.
  Я набрал телефон полковника и уточнил куда ехать. Интересно все же посмотреть на человека, у которого в этом новом мире такая власть и сила за спиной, ведь по штату на дивизию полагается столько всего, что дух захватывает, одно только перечисление подразделений чего стоит.
   Два, а то и четыре мотострелковых полка, танковый, артиллерийский, зенитно-ракетный полки. Реактивный и ракетный дивизионы, инженерно-сапёрный батальон, батальон связи, автомобильный батальон, разведывательный батальон, батальон РЭБ, батальон МТО, рембат, медсанбат, рота химзащиты (кстати, нужные по нынешним временам ребята) и несколько вспомогательных рот.
   Не слабо? Еще как. Что за человека я встречу? Ничего о нем не знаю, но делать нечего, контакт этот очень важный и отказываться от него я не вправе, вот только будь у меня время, предпочел бы собрать больше информации.
   Штаб нашелся без труда, прямо на основной (и единственной) улице. Припарковался не далеко от шлагбаума и пешком прошел через КПП, дежурный уже был предупрежден и без задержек пропустил меня, заодно дав сопровождающего. Так что плутать по коридорам не пришлось.
  Полковник встретил меня хорошо. Это был рослый крепкий мужчина с породистым волевым лицом и гвардейской выправкой, сразу видно - кадровый офицер, вместе с тем никакой спеси или, не дай Бог, виртуальной короны над головой пока заметно не было.
  Он встал на встречу, протянул первым руку, твердое спокойное рукопожатие. На меня он произвел благоприятное впечатление, признаться все-таки несколько мандражировал, шансы то просто не выйти отсюда, не столь уж и малы. Но вроде отпустило, чувствую, все должно быть нормально, вот только зачем я ему?
  - Еще раз представлюсь, полковник Скороходов Михаил Дмитриевич
  - Глеб Шмелев, рядовой запаса. В недавнем прошлом частный предприниматель и руководитель учебного центра для управленцев, совсем недавно был (я особо выделил это 'был') стихийный командир группы спасателей и выживателей.
  - А что случилось с вашим отрядом? Почему 'был'? - заинтересованно спросил полковник.
  - Потому что отряд мой распался. Люди предпочли вернуться к семьям после того, как мы повстречали мутанта и еле его успокоили.
  - Я что-то слышал о них, расскажите поподробней, если не затруднит, это очень важная тема, - уровень заинтересованности скакнул у Скороходова вверх, слушать он теперь готов крайне внимательно.
  - Конечно, не затруднит. Думаю, мутанты, это зомби, обожравшиеся человечины (если зомби был раньше человеком). Причем им надо есть именно человечину, мясо других зомбей такого эффекта не дает. Монстр становится очень быстрым и сильным, у него меняется форма пасти, вырастают когти, они становятся более живучими и значительно лучше соображают. Как-то так. Я пока не достаточно знаю про этих тварей, но думаю обязательно изучу вопрос серьезней. Это важно для всех. У меня на флэшке есть фотографии, если нужно могу вам их скачать на компьютер.
  - Ясно, то есть для них заборы и окна не преграда?
  - Точно, перелезут или вышибут. Либо серьезные решетки или еще чего придумывать.
   Спасибо за информацию, но я то вас не затем приглашал. Чаю хотите?
  - Не откажусь.
  Скороходов нажал на кнопку вызова, появился ординарец и получил команду принести чая.
  - Так вот, дело все в том, что я знаю о вас не понаслышке. О вас мне рассказали мои мама и дочь, которых вы спасли вчера от смерти. За что я вам крайне и бесконечно признателен. Выслушав их рассказы, я принял решение встретиться с вами и лично поблагодарить и предложить, уже в свою очередь, любую разумную помощь, начиная от возможности поселиться у нас на базе.
  Я упорно пытался вспомнить, кого и когда я 'спасал' вчера, сначала ничего толком в голову не приходило. Затем я вспомнил короткий фрагмент, пожилую даму с девушкой лет четырнадцати-пятнадцати, которых мы вытащили из дома, полном зомби. Так вышло, что они жили в одном подъезде с теми, кого мы и приехали выручать, ну а заодно и всех уцелевших жильцов подъезда освободили из квартирного плена. Женщина потом подошла ко мне и, поблагодарив, сказала, что я делаю доброе дело, кажется, эту фраза уже упоминалась в тексте? Потом она попросила дать ей на минутку сотовый, их телефоны разрядились, чтобы позвонить сыну. Естественно я дал ей свою трубку. Она на самом деле минуту или даже меньше проговорила и опять же поблагодарив, вернула мне телефон. Потом она попросила не вывозить ее из города, а если это возможно довезти до диспетчерской в амуре, вроде как там их должны встретить. Я обратился к одному из ребят на машинах и предложил ему подбросить женщин до диспетчерской, заодно условившись о месте встречи на после, так как мы уже планировали выдвигаться дальше. Все.
  Неужели именно они?
  - Подскажите, мне кажется, я припоминаю одну пожилую даму с девушкой-подростком, которых потом довезли до амура, это и есть ваши родственницы?
  - Правильно, так и есть, именно поэтому я знаю ваш сотовый, ведь мама звонила с вашего мобильного.
  - Ну что ж, я очень рад, что смог кому-то помочь.
  Разговор прервался. Возникла пауза, которую я заполнил, уткнувшись носом в чашку чая. Чай был очень не плох, хотя и не так хорош, как утром в Авалоне. Никакого дискомфорта эта пауза в себе не содержала, вообще, так иногда бывает, встречаешь первый раз в жизни человека, а кажется, давно с ним знаком, вот что-то подобное было и сейчас.
  Все когда-нибудь заканчивается, пришел финал и для паузы.
  Первым решил нарушить молчание полковник.
  - Что, по вашему мнению, происходит сейчас?
  - Апокалипсис, выражаясь обще, если более конкретно - эпидемия, можно так сказать. Но эта эпидемия рушит все то, что окружало нас до сих пор, а люди совершенно не хотят ее - эту реальность защищать, уж очень она всем противна. Поэтому все валится как карточный домик.
  - Вас это устраивает? Спрошу по-другому, как вы к этому относитесь?
  Инициатива пока была на стороне Скороходова, ничего страшного еще успеем позадавать свои вопросы, а пока будем размышлять, раз уж спрашивают и слушают.
  - А как я могу к этому относиться? Строго отрицательно. То есть, я не знаю к чему все это ведет, может и к добру, но вот то, что мой город полон тварей еще недавно бывших людьми, которые лишают меня дома - категорически не устраивает. И я собираюсь всеми доступными мне средствами менять эту ситуацию. Понятно, что в одиночку много я не сделаю, значит, буду искать союзников.
  И я прямо посмотрел на Скороходова, как бы перебрасывая ему мяч, подразумевая - ваш ход, полковник. А он, в свою очередь, совершенно свободно откинувшись в кресле и попивая чай, смотрел на меня и размышлял, вовсе не торопясь отвечать.
  - Думаю, самое главное (снова заговорил я) - спасти как можно больше людей и вывезти их за город (особенно детей). Это главное. Обеспечить инфраструктуру для их жизни и работы, для этого нужно, во-первых, восполнить кадровый состав вашей дивизии, она ведь кадрированная, значит, рядового и сержантского состава у вас почти нет. Это требуется не только для обеспечения безопасности, но, что еще важнее, для формирования новой организационной структуры. Которая и будет основной для дальнейшей жизни и развития Омска и области, для всех выживших. Само собой это все не значит, что кто-то должен содержать взрослых людей, но дать стартовые условия все равно необходимо.
  - Следующим этапом после того, как структура будет развернута должен стать охват ключевых объектов в городе (зачистить от зомби и банд и организовать охрану и, если надо, консервацию) - заводы и объекты инфраструктуры, например, ТЭЦ, также оптовые базы и автотранспортные предприятия и само собой нефтебазы и сам НПЗ, не помешает занять и элеваторы, мельницы с их запасами зерна и муки, ну и судоремонтный завод, речной порт, аэропорт с аэродромом местных линий - как-то так. Большинство этих объектов имеют весьма не слабые заборы и стены, защитить их будет не слишком сложно при ваших полутора тысячах танков, БТР, БМП, САУ и прочих образцах военной техники, к тому же часть объектов могут занять десантники или курсанты танкового института.
  - Если говорить о другой ключевой задаче (продолжал развивать мысль я), то это уничтожение или вытеснение зомби из города, здесь слишком много нужных и ценных объектов, чтобы дать им бездарно сгнить или чтобы их растащили на части. Для этого необходимо создать сеть барьеров, даже не обязательно их охранять. Просто зомби не способны к сложным действиям и если разбить весь город на ряд зон, перегородив баррикадами или заборами, и поставить элементарные ворота на засовах, то удастся изолировать всех зомби на части, тогда можно будет начать зачищать эти отдельные районы от мертвецов. Для этого даже не потребуется много людей, главное правильная техника и много патронов. Я бы даже готов был создать такой санитарный отряд и организовать зачистки.
  - В итоге, мы освободим город, пускай и полуразрушенный и почти пустой, и тогда главной проблемой станут бандиты и всевозможные отморозки, ну и разруха, пожары и всякие экологические беды. Но это вполне решаемо в конце-концов и, кроме того, это уже другие, следующие задачи.
  Я замолчал и выжидательно посмотрел на Скороходова, хотелось получить обратную связь более развернутого вида, чем кивки головы.
  - В целом я с вами согласен, но не совсем понимаю, какими средствами решать эти задачи, но пока детали не нужны, продолжайте высказываться, пожалуйста - ответил Михаил Дмитриевич.
  - Есть еще одна тема, более специфическая. Сейчас все крупные клиники в городе полны зомби, но там же масса очень ценного и нужного оборудования, в районных больницах такого наверняка нет, думаю, надо обязательно организовать зачистку зданий и вывоз оборудования и медикаментов в какую-нибудь райбольницу причем быстро, оборудование нежное, оно уже может быть безнадежно повреждено, кроме того, стоит наладить новый режим работы клиник, ведь опасность того, что умерший восстанет и нападет на персонал очень высока.
  - Согласен это важно, я переговорю с генералом Ефимовым, начальником 121 УЦ, может он сможет решить эту конкретную задачу.
  - Так вы поддерживаете контакт с десантниками из учебного центра?
  - Естественно, мы связались и определили предварительный план действий, генерал Ефимов - военный комендант Омска и области. Я подчиняюсь ему, мы организовали совместное охранение складов боеприпасов и начали их вывоз на свои базы. Также скоординированы действия и с танковым институтом.
  - Отлично, то есть какая-то власть постепенно образуется?
  Скороходов помолчал. Потом посмотрел коротко на меня и сказал:
  - Не хочу вас обманывать, это не столько власть, сколько попытка что-то предпринять в этом бардаке. О чем-то большем пока говорить не приходится.
  - Ну что ж, давайте вернемся к нашему разговору, вы, возможно, задаете себе вопрос, зачем это полковник Скороходов задает вопросы и внимательно слушает, ведь он наверняка и сам не хуже знает, что надо делать, верно?
  - Есть немного, хотя я и достаточно высокого мнения о себе, но не настолько...
  - Хм, так вот, я все эти дни сижу здесь - в штабе, кое-какую информацию получаю от беженцев, что-то от разведки высланной в город. У нас тут события происходят такие же, как и повсюду, но вы то из самого центра событий, и, что самое главное, вы действовали, организовали эвакуацию нескольких тысяч человек, а это серьезно, вот и решил я вас внимательно выслушать, обсудить все.
  Мне вы, Глеб, представляетесь весьма разумным человеком, а главное, везучим. Так что продолжайте, пожалуйста, не беспокойтесь, скоро придет время для вопросов и обсуждений. Или вы торопитесь?
  - Нельзя сказать, что у меня масса времени свободного, но, думаю, для разговора с вами Михаил Дмитриевич, найдется.
  - Так вот, - продолжал я, - главной проблемой будут кадры. Просто взять под контроль столько объектов требует массы людей, если растащить все силы по предприятиям можно оставить базу практически без прикрытия. Это исключено. Верно?
  - Да, этого допустить я не могу. На самом деле, частичная мобилизация уже идет. Сюда собирается много офицеров-резервистов, афганцев и чеченцев, так что с офицерским составом мы большую часть проблем решили, с рядовым тоже за счет жителей и самого Лесного, и беженцев, родственников наших военнослужащих, из города подтягиваются резервисты, отслужившие в войсках - сержанты, рядовые. Основной проблемой становится размещение их семей, ведь прибывают они не одни, но эту проблему мы пока решаем успешно, правда, скоро свободного места не останется и мне придется отправлять добровольцев куда-то еще или расширять ППД, строить новые дома. Конечно, все равно некомплект очень большой, но и цели полностью развернуть дивизию, тоже нет, а вот мотострелковый полк уже почти сформирован. Точнее, формируется.
  - Скажите мне, Глеб, а свое место в этой ситуации вы как определяете? Отряд ваш распался, что вы намерены делать теперь?
  - А вы, что-то можете предложить? У меня есть несколько вариантов, один - насчет санитарного отряда, я вам уже озвучил, но хотелось бы выслушать сначала вас.
  Я решил взять инициативу на себя, хотелось услышать мнение полковника, а не только высказывать свое.
  Скороходов помолчал, я так замечаю, у него вообще такая манера разговаривать, не торопясь, спокойно и сосредоточено, интересно, он и в бою также командует?
  - У меня очень мало информации обо всем, предлагаю вам стать чем-то вроде дальней разведки, свободным агентом, так сказать. Получите поддержку, будете действовать, в направлениях, которые сочтете интересными. Докладывать будете сюда, в штаб и лично мне. Как вам такое предложение? Кстати, и идея насчет санитарных отрядов мне нравится, готов выступить в качестве заказчика, так сказать, и обеспечить ресурсами.
  - Хорошо, тогда я подумаю что да как и приеду, скажем, завтра к двенадцати ноль-ноль, как такой вариант?
  - Отлично, подумаете и подъезжайте. Вам что-то нужно в данный момент? Техника, оружие, боеприпасы, что-то еще? Озвучьте, постараюсь помочь.
  - Да нет, пожалуй, оружие есть, связь тоже. Боеприпасы пока в наличии. Машины есть, топливо и запчасти тоже, продовольствие - с запасом. Разве что поучиться было бы не плохо, да может, стоило бы переехать к вам сюда, семьи перевезти хотя бы на первое время.
  - Не вопрос, выделим жилплощадь, переселяйтесь.
  Мы поднялись и пожали руки.
  - До встречи.
  
  Первое, что сделал, выйдя из кабинета, позвонил Наташе. Узнал, что все в порядке, доложился в ответ, - 'мол, жив-здоров, беседа прошла интересно, опасности не обнаружено'. Сколько еще будет работать сотовая связь, надо срочно либо спутниковый телефон, либо серьезную радиосвязь заиметь.
  Уже выехав за пределы Лесного, я продолжал мысленно прокручивать разговор. У меня вообще склонность обязательно искать решение поставленного вопроса, и пока не разберусь и не найду приемлемого варианта, не успокоюсь. Так вот, МД (буду так называть для краткости) предложил мне стать свободным агентом, но что это значит толком и сам объяснить не смог. Давай-ка подумаем кто и в каком раскладе сейчас в Омске?
  Первый выстрел ударил как-то... неожиданно. Я чисто рефлекторно крутанул руль вправо, правда, тут же выровнял машину и втопил педаль газа в пол. Выстрелы неслись вслед, несколько пуль попали в кузов, к счастью ничего толком не повредив. Еще несколько секунд и все закончилось, да, теперь размышлять за рулем становится опасным для жизни. Учтем на будущее.
  Весь остаток пути я внимательно осматривался по сторонам, пытаясь предугадать возможные точки засад, и даже пару раз свернул, заранее предвидя опасный участок. Вот и Авалон. Подъехал к воротам, а они открытые стоят, что такое? Аж холодный пот. Машины, автобусы, люди, впереди оба моих гвардейца - сына семи и пяти лет вместе с женой стоят и улыбаются, да, что это такое вообще?
  
  Глава четвертая - короткая. Вини-пух и все-все-все.
  
  Стоило только выйти из машины, как меня окружили близкие. Старший сын принялся все объяснять, получалось из его слов, что к нам приехали дяди, которые хотят воевать вместе со мной, и, само собой, вместе с ним - то есть с Гошей. Старшего я назвал в честь прадеда, он был Георгий Глебович, а младшего в честь деда - Михаилом. Вроде понятно, но все же требовались уточнения.
  Я подхватил сына на руки и пошел навстречу аж... раз, два, три, ого восьмерым бойцам (среди них, на правом фланге, как ветераны, стояли Андрей и Егор) остальные были мне не знакомы. За их спинами во дворе нашего форта стояли две машины - 'ПАЗик' (как чуть позже выяснилось 3206 - полноприводный, 4*4) и белая 'тойота харриер'. Но это все так, отвлекло лишь на секунду, главным были люди, сразу шестеро человек. Так что вопрос с кадрами, похоже, решен на корню и без всяких, с моей стороны, стараний Я чувствовал, что они приехали не просто так, в гости, что вот - начинается новая жизнь, что-то важное и правильное в ней, отличное от всей дребедени прошлого.
  
  Этот момент запечатлелся в моей памяти с четкостью фотографического снимка, я и теперь без труда могу вспомнить все до мельчайших подробностей, правда, в этом мне здорово помогает общий снимок, который и сейчас висит у меня над столом в кабинете, он сделанв тот же день, ну или день-два спустя, нет, точно через день, потому что на заднем фоне переделанный ПАЗ, с уже прикрученными решетками и 'тараном'.
  Вот ребята - один за другим:
  Андрей Бахча, высокий, стройный, кареглазый, резкий и порывистый в движениях, надежный и крепкий товарищ, первый взрослый по спортивной сабле;
  Егор Сахнов, бывший су-шеф Авалона, тоже отчаянно молодой, но и серьезный, среднего роста, коренастый, с открытым лицом и прямым взглядом серых глаз, организованный и распорядительный, наш отрядный старшина;
  Новички - Кирилл Бельский, бывший вован, успевший побывать в Чечне, высокий, именно он первым вызвался ехать ко мне;
  Леша Большой - фамилию его толком никто и не знал, так все и звали - Большим, настоящий богатырь, весом под 150 кг с широченными плечами и изрядным слоем сальца, тяжелой крупной головой и короткой русой бородой, силы неимоверной и характера на редкость мирного, он и в армии не служил и на охоту то не ездил - зверей жалел, но с ребятами поехал, решил им помочь;
   Еще один Леша, и тоже высокий, за метр девяносто, стройный с военной выправкой, контрактник из Чечни, вернувшийся буквально накануне начала эпидемии назад в город, для того чтобы обнаружить одним не прекрасным утром отчима и мать превратившимися в зомби, фамилия его была Доронин;
  Слава Котов - наша гордость, кмс по пулевой стрельбе из малокалиберной винтовки, в армии не служил, потому что еще только заканчивал теологический факультет универа, ставший штатным снайпером отряда;
  Игорь Замятин - бывший мехвод на БТР-80, среднего роста, ловкий, с русым чубом над ярко синими глазами и улыбкой, не сходящей с губ;
  Денис Королев - умный, но часто грустный парень, отслуживший в мотострелках наводчиком башенных пулеметов.
  И все вместе - 1 ОСБ (омская санитарная бригада) имени Достоевского))).
  Ах, да, еще и я сам - Шмелев Глеб. Тридцать три года, историк, женат, росту среднего, телосложение крепкое, в армии не служил, занимался сначала классической борьбой, потом русским боем, фехтованием (сабля, исторические вариации с мечами, кендо), стрельбой и много-много читал. Преподавал, получил кандидата ист. наук, и заодно занялся коммерцией, вот в таком положении и застала меня катастрофа, я не готовился к ней, но, как и очень многие, внутренне ожидал чего-то подобного, слишком уж мир вокруг обезумел в последние годы перед Эпидемией.
  
  - Принимай пополнение, командир - улыбаясь, сказал Андрей.
  - Что ж, здравствуйте бойцы, откуда такие бравые будете?
  Ответил мне один из новичков - Кирилл, одетый в охотничий костюм и разгрузку парень лет двадцати пяти с короткой бородкой клинышком и длинными, темными волосами, собранными в хвост:
  - Здравствуйте, наши когда приехали, рассказали и про мутанта, и про то, что вы тут вдвоем остались. Мы подумали и решили пойти на подмогу, добровольцами, вот снарядились и приехали.
  Как то просто у него все выходит, ё-мое, вот так запросто шестеро крепких парней собираются, разживаются машинами, оружием (все стояли со стволами), снарягой и приезжают, видите ли, как и нашли?
  - Они мне позвонили, Вячеслав Федорыч, когда уезжал с остальными, у меня номер трубы взял, на всякий случай, вот, ты уехал, а через полчаса, звонят мне, спрашивают чего и как, я рассказал, а они мне - приедем скоро, встречайте.
  - Ясно. Пошли в здание, чаю попьем и поговорим.
  - Андрей, давай заступай на дежурство, через два часа тебя сменят, думаю оптимально подняться на башню, оттуда хорошо просматриваются все подходы к зданию, там и устроим фишку, если что, сразу сообщай по рации. Остальные, за мной.
  В результате разговора выяснилось следующее. Уехав к своим, вся группа моих бывших соратников организованно прибыла на новое место жительства - в бывший пионерский лагерь 'Шинник'. Там они обнаружили непорядок и массу всякой мелкой несправедливости, что и пресекли без колебаний, действовали решительно и быстро, так что уже к позднему вечеру лагерь было не узнать, повсюду кипела работа. Были выставлены посты, все вооруженные люди привлечены к охране от зомби и живчиков по всей территории лагеря. Всех накормили (до их приезда народ питался, чуть ли не самостоятельно, так что, часть людей, фактически, сидела голодными) и спасть уложили, предупредив о необходимости соблюдать повышенные меры безопасности. Утром, мужики снова собрались и провели выборы руководителя общины и ключевых лиц - типа начальник кухни и т.д. Старостой или председателем избрали того самого Вячеслава Федоровича, толкового и рассудительного человека, который последние годы руководил каким то небольшим предприятием, ко всему в придачу за спиной у него был опыт армейской службы и Афган.
  Разобравшись в ситуации, новое руководство лагеря беженцев приняло ряд важных решений: наладить связь с другими лагерями и населенными пунктами, озаботиться сбором необходимого для дальнейшей жизни общины, поиском оружия и боеприпасов, техники. И еще много чего.
  Уже ближе к финалу заседания к председателю подошел Кирилл (как раз тот парень, который отвечал мне) и высказался в том смысле, что он много думал и решил - не хорошо вот так бросать человека в городе одного и что он хотел бы поехать ко мне. Федорыч, как настоящий управленец, выслушав Кирилла, подошел к вопросу качественно.
  Он собрал всю молодежь поселка и озвучил тему, заодно узнал, кто из ребят чего умеет и знает. Таким образом, в город отправилась группа из шести человек, четверо из которых отслужили в армии и абсолютно все были охотниками со стажем. Ребят вооружили, оснастили и выделили технику (те самые ПАЗик и хорька) связались с Андреем и отправили в путь, заодно поставив задачу по поиску необходимых для общины предметов и оборудования.
  Так что бескорыстия со стороны Федоровича тут все же было не слишком много. Ребятам - молодым и энергичным по вполне понятным причинам было не слишком интересно заниматься рутинной мародеркой или патрулированием территории, можно сказать, им хотелось подвигов, ярких событий и приключений, а чего плохого? Очень хорошо. Так что, отправив самых шустрых ко мне новоявленный председатель еще и решил проблему с избытком буйства в своем поселении. Меня же вполне устраивали именно такие люди, у которых меркантильность еще не превратилась в тотальную характеристику бытия. Я и сам такой. Романтик - блин.
  
  Процедуру знакомства закрепили праздничным обедом. Егор расстарался и приготовил настоящий праздник гурманов. Меню включало роскошную шурпу, стейки из семги с овощами гриль, томленого в вине барашка со сложным соусом и разварным картофелем. Несколько изысканных салатов с последней в Омске рукколой, карпаччо двух видов (из семги и из телятины) с соусом бальзамик и оливковым маслом, хлеб домашней выпечки.
  Так что первые полтора часа прошли в относительном молчании и перемене блюд, разве что обслуживать стол было некому, поэтому просто выставляли блюда на больших подносах по центру стола, и каждый уже сам себе накладывал. Картина эта была довольно забавной.
  Представьте: за длинным столом, составленным из нескольких обычных, сидят люди по преимуществу в камуфляже. Вид у них самый, что ни на есть боевой и полевой, но стол при этом накрыт белоснежной скатертью и полностью сервирован. Тонкое стекло бокалов, большие сияющие белизной тарелки и ассортимент приборов, высокие готические спинки кресел, музыка тихо играет мелодии из прошлой жизни этого мира, вокруг по периметру зала стоят настоящие реконструкторские латы (рыцари в полном облачении) на стенах висят мечи, топоры, арбалеты. А в импровизированной оружейной пирамиде стоят самые современные образцы вооружений, жаль только охотничьи.
  Наевшись, принялись кто за кофе, кто за чай. Настало время обсудить наши планы и определить задачи каждого из бойцов.
  - Ну что ж ребята, давайте я вам расскажу, что думаю по всему этому делу.
  Все головы повернулись в мою сторону, в глазах читалось внимание и ожидание, что ли. Я немного помолчал, собираясь с мыслями, ведь предстояло сформулировать программу действий для нашего отряда, тогда еще даже и не имевшего ни названия, ни цели, ни структуры. Основные контуры его (отряда) в голове у меня уже начинали вырисовываться, разговор с полковником тоже многое прояснил и дал ряд перспективных решений и вариантов, так что начинать можно было не с голыми руками и пустой головой.
  Я кратко пересказал разговор со Скороходовым и, резюмируя, добавил:
  - Мое мнение, что присоединяться к дивизии, непосредственно вливаясь в ряды, не имеет особого смысла. Мы потеряем самостоятельность и маневр, да и полковнику выгодней мы в качестве независимых союзников, кроме того, сейчас очень остро стоит вопрос по налаживанию связей и контактов с разрозненными группами беженцев и просто выживших людей с одной стороны и военных с другой. Также мы можем собирать информацию по тем группам, которые засели по объектам и передавать инфу комдиву. Но главное, есть план по освобождению города от зомби, возвращаясь сюда, на базу, я думал, что придется искать людей для отряда, а вы тут как тут.
  Изложив логику зачисток при помощи баррикад и создания изолированный сегментов, я предложил обдумать, как лучше проводить саму процедуру. Фактически, разговор сразу перешел в конструктивное русло, бойцы озвучили ряд идей, в том числе по укреплению и частичному бронированию машин, в-первую очередь ПАЗ 3206. Был определен главный механик нашего отряда, им стал Игорь Замятин, работавший все последнее время автомехаником в автобусном гараже. Младшим механиком вызвался быть Денис Королев, особого опыта у него не было, но он сразу заявил, что готов учиться.
   Накидали план переделки 'ПАЗика', решили полностью зашить стальным листом корму, правое заднее окно и два задних левых окна (просто вынуть, а на их места приварить листы стали). Вес 2-х мм стали будет примерно 270-300 кг, вполне приемлемо, тем более что стекло, вряд ли легче железа. На передние окна пока решили поставить решетки из толстой арматуры и уголка, которые должны были с одной стороны защищать людей внутри машины, с другой - давать хороший обзор, при этом сразу решили затенить окна в целях маскировки. Для водителя, который сидит в наиболее открытой позиции решили добыть бронник мах степени защиты и прочую броню. Впереди придумали изготовить таран - аналог бампера, но треугольной формы, задачей которого было раздвигать любые преграды на пути, делать его решили максимально основательно, рассчитывая на большую силу ударов. Также сразу заменялась выхлопная труба - выводилась наверх по типу шнрохеля.
  В проекте сразу закладывалась и пулеметная башенка, которую решено было установить примерно в середине салона на крыше автобуса, как раз на месте первого потолочного люка. Она должна была быть небольшой и невысокой, но обеспечивать круговой обстрел (по типу тех, что устанавливают на 'хаммерах'). Правильную башню по типу наших, хотя бы БРДМ-ных, нам сделать пока не представлялось возможным. Стрелять в основном планировалось через форточки салона. Весь этот проект был компромиссным, так как он не предполагал глубокой модернизации машины с заменой самого корпуса, что было бы логично, так как цели у 'ПАЗика' теперь были совершенно иными, чем прежде.
  Также сразу продумывалась связь, благо, что Леша Большой по образованию, да и по работе оказался радиотехником, он и взял на себя задачу по радиофикации отряда, соединив в себе связиста и гренадера - по истине убойный коктейль.
  Передвигаться было решено на двух машинах - нашем броневике (ПАЗе) и каком-то из джипов, для начала взяли 'террано', как самый битый и покоцанный. На джипе должен был двигаться головной дозор, а уже за ним - БМС 1 (боевая машина санитаров модель 1).
  Вообще с юмором у нас все было в порядке, и, несмотря на все, что творилось вокруг, молодость и вера в себя и товарищей, брали верх над унынием и ужасом окружающей действительности.
  Затем мы сформировали боевые группы и предварительно определили специализацию каждого бойца.
  Создали штурмовую тройку - Бахча, Бельский, лидер-Доронин.
  Группа поддержки - Котов-снайпер, Большой - пулеметчик.
  Экипаж броневика - Замятин - водитель, Королев - борт-стрелок.
  Экипаж джипа разведки - Сахно-водитель, Шмелев командир 1 ОСБ и стрелок-разведчик.
  Всем обеспечением и вооружением у нас взялся заведовать Егор Сахно - он стал старшиной бригады, как уже и говорил, Большой стал связистом, Замятин - механиком, фактически все получили по 2-3 функции, 'дел много, а народу мало' - по меткому выражению Кирилла Бельского.
  Команда у нас получилась замечательная, больше всего теперь я боялся, да и до сих пор боюсь, потерь, страшно терять ТАКИХ ребят. Потому, наверное, иногда и по сию пору лезу вперед, предпочитая рисковать сам, на что каждый раз слышу одни и те же слова - командир, ты, где должен быть? Вот там и стой, твое дело командовать. Иногда я все же прислушиваюсь к ним, но чаще просто не могу. Видимо, я плохой командир...
  На этом месте нас прервали. Запиликала рация, и взволнованный голос Андрея доложил:
  - Командир, поблизости стреляют. Много и громко. Надо бы разобраться.
  
  
  Глава пятая. Потому что здесь хозяин - славный парень, Робин Гуд.
  
  - В оружие. Все к машинам, Егор, за руль 'террано', Игорь, ты на 'ПАЗик', Леха, твоя группа в автобус, Большой, остаешься на базе, отвечаешь за безопасность моих головой, понял? И еще, бери оптику самую мощную и смотри в оба, если что заметишь, сразу сообщай, в-общем, корректируй наши действия, тебе с башни все будет хорошо видно. Слава, бери свою трубу и за мной.
  - Андрей, оставайся на месте, мы к тебе.
  - Понял, пока толком ничего не видно - донеслось из наушника.
  Мы бегом поднялись на башню, я расчехлил бинокль, сориентировался по звукам, откуда идет стрельба, и постарался хоть, что-то разглядеть. Со стороны Дворца Пионеров доносилась стрельба очень интенсивная, судя по тому, что она не ослабевала уже минимум пару минут, бой 'застрял' и идет позиционная борьба.
  - Андрей, как думаешь, они перемещаются, звук сместился?
  - Не похоже, он достаточно четко исходит вот оттуда.
  Он рукой указал почти точно на здание дворца, крышу которого хорошо просматривалась. Но больше разглядеть ничего не удалось, зато расслышать - многое. Первое, стрельба велась и из нарезного, и из гладкоствольного оружия (это судя по звукам выстрелов), слышны были и очереди, но не долгие, стреляли из калашей, на ПК не похоже. Значит, там есть люди с автоматами, ну максимум с рпк. Мы для такого боя подготовлены не очень, да и не сыграны совершенно, но, с другой стороны, сидеть и ждать к чему эта стрельба приведет у нас под носом, никуда не годится.
  - Ладно, чего думаете?
  - Чего думать, проверить надо, сходить, посмотреть, там видно будет - это Слава.
  - Согласен, надо посмотреть, может, там нужна помощь наша или еще что - откликнулся Андрей.
  - Ясно. Короче тогда так. Слава, идешь с Андрюхой в кабинет, вот ключ, держи, возьмешь винтовку, какую хочешь, 'бенелли' под 30-06 или 'зауер' под девять и три, ты, Андрей, бери 'зброевку', и бегом оба вниз, только не забудьте патронов прихватить побольше.
  Сам я был оснащен все той же байкаловской 'сайгой мк' и штурмовой помпой 'фабарм', коллиматор я на нее не ставил, прицел и так яркий, цель захватывается легко, 'Вепря', кстати, отдал Егору, и ПММом в специальной кобуре на разгрузке слева на груди. Охлопал себя по карманам разгрузки, проверяя все ли на месте, ага, все тут. Двинули. Ну, с Богом.
  Группа Лехи стояла рядом с автобусом, тут же и Игорь, Егор уже за рулем джипа, машина заведена. Понятно.
  - Так, слушаем вводную. Выдвигаемся в пешем порядке, так лучше обеспечим скрытность. Егор, давай сюда. Твоя задача такая, остаешься здесь и держишь направление главных ворот, Большой будет на фишке, будь на связи.
  В этот момент во двор спустились Андрей со Славой, который взял бенелли с уже установленной оптикой, заодно не забыв и свою мелкашку спортивную, они сразу подбежали к нам.
  Я, весь важный, продолжал командовать:
  - Андрей, ты в группе у Леши, мы пойдем со Славяном, чуток впереди, ведя разведку, вы в метрах пятидесяти за нами, не сбивайтесь в кучу, хотя, чего я вам говорю, вы и сами все знаете-умеете, короче, обнаруживаем противника, определяемся, что и как, потом действуем по обстоятельствам. Судя по выстрелам, бой идет во дворце пионеров или на подступах к нему, выдвигаемся под прикрытием гаражей. Оружие, патроны с собой? (все молча кивнули) Тогда пошли.
  До гаражей добрались очень быстро, тормознули и перешли на шаг. Здесь пальба была слышна куда громче.
  Уже были слышны посвист пуль и звучные щелчки от попаданий в стены дворца, посыпалось со звоном битое стекло (фасад дворца весь из огромных, от пола до потолка, окон). Я аккуратно выглянул из-за угла гаража. Справа метрах в ста стояли, въехав непосредственно на остановку, три машины - 'хаммер' весь утыканный антеннами, черный, угловатый 'геленваген' и какой-то большой, роскошный пикап радикально красного цвета, с усиленной рамой и целой батареей фар на бампере и крыше. Рядом с ним стоял один-единственный боец в черном комбинезоне и разгрузке, на голове у него была маска, в лапах - укорот (акс-74у). Я пригляделся через окуляры бинокля. Теперь можно было рассмотреть бойца во всех подробностях. Оснащен тот был хорошо, но вот службу свою, дозор-охранение, выполнял отвратительно: смотрел в сторону боя и вовсе не оглядывался по сторонам.
  Я решил взять его живьем для проведения быстрого допроса с целью окончательного уяснения обстановки. План захвата уже начинал вырисовываться в моей голове, и основывался на том факте, что машины и охранявший их боец, расположились в непосредственной близи от кустов и подземного перехода. Такое их размещение было достаточно разумным для нападающих, так как машины были хорошо прикрыты от враждебного огня, но вот возможную атаку с тыла такая позиция совершенно не учитывала и была с этой точки зрения крайне уязвима, не воспользоваться такой возможностью было просто грешно.
  Но прежде необходимо до конца отсмотреть поле боя. Перевел бинокль правее и увидел трое, четверо - пятерых бойцов, в таком же черном камуфляже и разгрузках (прямо СВАТ американский к нам пожаловал), ведущих огонь из автоматов и пары самозарядных ружей по зданию дворца. У ступенек входа стояла изрешеченная пулями инкассаторская машина - длинный желто-зеленый джип со значком форда на решетке радиатора. Все шины были спущены, в машине никого не было видно, боковые (за исключением левого, обращенного к дороге и нападающим борта) и задние двери были открыты, а из здания, причем не только с первого, но и со второго этажа, велся ответный скуповатый огонь. Ситуация была весьма неудобной для обеих сторон. Да, ребята на инкассаторской машине грамотно заняли позиции и поприжали нападавших к земле, но легко было предположить, что часть нападающих пошла в обход здания и скоро там - внутри, закипит бой, а вот тогда и эти пятеро рванут вперед. Что же там все-таки происходило и как?
  Впоследствии удалось полностью воспроизвести и разобрать картину произошедшего. Инкассаторы двигались по Красному Пути, примерно напротив Дворца Пионеров их путь пересекся с колонной бандитов-сватов. Те, в свою очередь, решили не упускать такой жирный куш и напали сходу (логично предположив, что на таких броневиках памперсы не возят). Если бы там была грамотная засада, не думаю, что у обороняющихся был бы хоть один шанс уцелеть. Не растерявшись, водитель желто-зеленого джипа рванул в сторону, и таранным ударом вышибив решетчатые ворота, ограждавшие территорию внешнего двора, и подкатил непосредственно к ступеням главного входа, где и тормознул. Бойцы высыпали из машины и без задержки рванули в здание.
  Ко мне подобрались ребята - штурмовики. Я шепотом рассказал, что успел рассмотреть и озвучил план захвата языка, ничего сложного придумывать не стал, - обойдем и подберемся по тихому, все равно за пальбой перспективный пленник ничего не расслышит, тем временем Слава будет 'держать' бандита на мушке, и если что закроет. Риск практически нулевой.
  - Кто из вас умеет тихо двигаться?
  Леша молча приподнял правую руку.
  - Тогда мы с Лехой выдвигаемся, ваша задача занять позиции и быть готовыми действовать, желательно никого не убивать, оптимально взять живьем и разобраться, но рисковать я запрещаю, действовать наверняка. Прикрывайте друг друга и не высовывайтесь. Все, мы пошли.
  Используя удачно расположенные кусты, мы на корточках порысили к подземному переходу. Аккуратно пересекли улицу (вне зоны видимости потенциального врага) и нырнули в переход. Ффухх.
  Обход, как и планировалось, прошел не замеченным. Нападающие бандиты лихо и много палили по обороняющимся, ну и молодцы, нам же лучше. Каких то особых эмоций по поводу предстоящего вполне вероятного смертоубийства я не ощущал, вот напряжения было очень много, пули свистят опять же. Чем ближе мы подбирались к черному часовому, тем больше рос страх быть обнаруженным, я волевым усилием подавил желание просто застрелить бандита, а потом и всех остальных на раз. Тем более и позиция у нас будет идеальная...
  Нет - это не наш путь, так мы делать не будем. Сначала разобраться, а потом решать. Примерно в пяти метрах за спиной часового мы тормознули и отдышались, нас надежно скрывали высокое, бетонное ограждение перехода, дальше открытое пространство. Я по рации шепотом запросил Славу - он на месте? Никуда не ушел?
  - На месте, я его держу. Он сейчас смотрит в сторону Дворца, все чисто.
  - Тогда мы выходим. Отбой.
  Алексей все слышал сам, так что повторять инфу я не стал, зато быстро распределили роли в захвате.
  - Леша, ты слева, я справа, придуши его и держи левую руку, я заберу оружие и заблокирую правую. Готов? Пошли.
  И мы рванули вперед.
  Захват прошел тихо и спокойно. Леха, подбил часовому ноги, жестко прихватил его локтем за горло и, быстро потянул назад в переход, атака была настолько внезапной, что полностью потерял ориентацию в реальности, он выронил оружие и обмяк. Я подхватил левой выпавший 'акс-у', а правой вколотил в рот, открытый в безнадежной попытке вдохнуть воздух, индивидуальный пакет с бинтом. Еще секунда, и мы в условной безопасности перехода вместе с пленником.
  Теперь нам предстояла процедура экстренного потрошения, сильно осложненная тем, что буквально в паре десятков метров от нас расположилась целая банда сообщников захваченного нами бойца. Все что мы могли предпринять в этой ситуации, так это доволочить тело до противоположного конца перехода.
  Уложили лицом вниз, сковал наручниками запястья за спиной, сдернул маску с головы допрашиваемого, ухватил за подбородок и задрал его голову, одновременно выворачивая вправо, затем прихватил шею ножом и чуток надавил, чтобы он почуял свою кровь, только после этого сказал - слушай сюда, жить тебе осталось не долго если будешь врать, а будешь отвечать правдиво и подробно - может еще и поживешь. Понял? Если понял, моргни.
  Пленный судорожно заморгал.
  - Ага, значит, я чуток отведу нож от твоей шейки, но если услышу звук громче шепота, сразу обозначу тебе глубокий разрез вплоть до позвоночника, опять же, если понял, моргай. Моргаешь, хорошо. Теперь вопрос первый - кто главный и чем занимаетесь?
  - Злобный (судорожно сглотнул), он собрал бригаду, чтоб бомбить лохов, во...
  - Заткнись. Теперь второй вопрос - сколько народа вы уже за эти дни убили? Считай хорошо.
  - Нннне знаю, может десять-двадцать (я сильнее надавил ножом, казалось бандит перестал дышать)
  - Говори правду сволочь.
  - Много, много положили, но брали богатых, простых не трогали.
  - Дак вы, что робингуды, а? нехрена вы не благородные разбойники, робингуд, тварь, это я, а вас я сейчас буду валить, и если ты не будешь со мной предельно откровенен, жить тебе останется секунды, счет пошел. Вопрос третий - сколько вас?
  - Двенадцать человек и сам Злобный.
  - Значит, всего тринадцать, чертова дюжина, ясно, сатанисты доморощенные. Вопрос четвертый - на кого вы сейчас напали, кто они?
  - Не знаю, правда, просто ехали, тут они, бля, ну хули мы на них вкинулись? - по щекам бандита покатились чистые, детские слезы.
  - Что крокодилица, не верю я твоим сучьим слезам ни на грамм, но пока ты хорошо поешь, если так и будешь продолжать, то может, поживешь еще, понял? Давай, дальше. Вопрос такой - где сейчас Злобный? Пошел с отрядом в обход или тут впереди на позициях?
  - Здесь он. Лежит у кустов слева с краю.
  - У него есть особые приметы, чтоб мы могли его с расстояния опознать?
  - Есть, у него каска на башке хитрая, у остальных нет.
  - Очень хорошо, последний вопрос - что есть кроме калашей? Гранаты, пулеметы?
  - Есть, у братвы, особенно у тех, что с тыла пошли.
  - Где у вас хранится боезапас, который с собой возите?
  - В пикапе, в кузове.
  - Хорошо, живи пока.
  Я резко ударил носком ботинка в голову пленника, не красиво, но мне сейчас не до сантиментов, время дорого. Пропажу часового могут и обнаружить, хотя там Слава бдит, но... проверил зрачки - отрубился, быстро замотал голову пленника его же бушлатом и стянул ремнем, задохнется - ну и ... с ним.
  - Слава, прием.
  - На месте.
  - Что там у вас?
  - Все по-прежнему, но у них оживленные разговоры, думаю сейчас начнется штурм.
  - Почему так думаешь?
  - Шевеление какое-то подозрительное, чувствую так.
  - Ладно, поверим на слово. Слушай сюда. Это бандиты-отморозки, поубивали несколько десятков человек, так что в плен брать не будем, валим всех, мы сейчас поднимемся и начинаем, первыми мы, потом вы присоединяйтесь. Осторожней, у них гранаты есть. Все ясно? Отбой.
  - Лёш, делаем так, отстреливаем тех, кто справа, левые ближе к ребятам, думаю, с этими они и сами справятся, я беру первого справа, ты второго, потом я третьего, ты четвертого. Ну а дальше как получится. Согласен? Тогда двигаем.
  Быстрым шагом прошли по переходу, скинул сайгу с плеча, снял с предохранителя и передернул затвор. Сам себе, повторяя, все будет нормально, все будет нормально. Поднялись и заняли позицию, удобно пристроив стволы на бетонный барьер-ограждение перехода. Цель ухватил быстро, коллиматор реально помогал, на таком расстоянии выстрел прямой, подвел красную точку точно на шею цели (голова прикрыта каской, а на теле, кто его знает, может быть броня), мягко нажал спуск, выстрел. Рядом грохнул Лехин СКС, секунду выждав результата своей стрельбы и убедившись, что попал, перенес огонь дальше по фронту. Бандиты еще не поняли, что их убивают, они всеми мыслями были в атаке, в ожидании крови и добычи, а вот умирать совсем не собирались. В этот момент в дело вступил наш снайпер, а следом за ним и остальные. Я даже не успел толком прицелиться, как все пятеро отправились в ад.
  Но вот в здании явно шел бой, очевидно, вторая группа завершила фланговый обход и начала штурм позиций инкассаторов с тыла. С одной стороны мне совсем не хотелось лезть в здание, слишком много случайностей, с другой, если бандиты перебьют защитников здания, они вполне могут сами закрепиться на позициях, и тогда нам придется их выковыривать, а это чревато. Нет, все же сейчас лучший момент, надо идти внутрь. Выдвигаться по фронту рисково, а что делать? Значит, в темпе идем следом за второй частью банды.
  - Андрей, прием. Слушай меня, обходите дворец сзади и аккуратно выдвигайтесь следом за бандитами, как войдете в контакт, валите их. Мы за вами. Бегом, времени нет.
  Повернулся к Лехе и сказал:
  - Не успеем мы добежать, а тут бежать - могут защитники ухлопать, что делать?
  - Давай машину возьмем, тот же 'хаммер', дура тяжелая, у инкассаторов только автоматы, пекали и помпы, ниче они нам не сделают, ну а краску обдерем, так хрен с ней с краской.
  - Точно, пошли.
  Ключи торчали прямо в замке зажигания, я сел за руль и завел машину, включил скорость и вдавил педаль газа в пол, движок, еще теплый, взревел мощно, и 'хаммер' рванул с места. Разбитые ворота и весь двор мы проскочили за секунды две, тот факт, что бандиты не использовали этот прием сами, говорит только об одном - им нравились машины, и они жалели полировку. Ну что ж - это был их выбор. Проскочили с подскоком ступеньки у входа и ворвались в холл, как раз в широкое, от пола до потолка окно, стекла уже все были разбиты, так что в ливне осколков нам въехать во Дворец не удалось.
  Здесь никого не было, видимо бой шел дальше в глубине здания. Спешившись и образовав боевую пару, пошли уступчиком, держа стволы наизготовку. Стрельба доносилась сверху, и мы пошли на второй этаж по широкой мраморной лестнице.
  Я услышал в наушнике голос Андрея:
  - Вижу их, трое у поворота на втором этаже, меня не заметили.
  - Андрей, кто с тобой? - спросил я.
  - Киря и Игореха, Деня со Славкой по первому этажу идут.
  - Понял, это точно сваты?
  - Да, точно.
  - Тогда давите их. Удачи.
  Пока шел разговор, мы с Лешей тихонько присев и осматриваясь на триста шестьдесят градусов, пребывали в неподвижности. Стоило закончить радиообмен, как Алексей коснулся моего плеча, привлекая внимание, потом приложил палец к своим губам и показал наверх и показал два пальца - почти виктория, но это была не виктория, а два противника, которые шли в нашем направлении, шаги, даже сквозь грохот выстрелов, был явно различим. Я кивнул, мол, принимаю. Мы тихонько расползлись по обе стороны от лестницы и затаились у перил. Главное, не понятно, бандиты это или инкассаторы, но еще хуже то, что и последние запросто могут открыть огонь по нам. Елки-палки. Но бандиты запросто могут выходить здесь, им логично отступать к машинам. Ждем.
  Шаги звучали оглушительно, битое стекло и куски бетона мерзко хрустели под их ногами. В какой-то момент я осознал, что начинаю задыхаться, и только после этого понял, что вот уже секунд десять, а может и больше, не дышу. Вдохнул-выдохнул, восстановил, так сказать, нормальный режим дыхания и обнаружил, что плечи начинают неметь, не дай Бог, судорогой сведет. Да что со мной такое? Расслабил плечевой пояс, осторожно убрал с цевья руку и тихонько встряхнул, снова ухватил автомат левой.
  Все, спускаются. Будто предчувствуя что-то, двое замерли, шаги их стихли. На мгновенье мне показалось, что они сейчас бросят гранату, так, на всякий случай. Мне уже послышался стук ребристого корпуса гранаты по ступенькам лестницы... Нет, не стали. Пошли вниз. Вижу черные ботинки, черные тактические брюки с карманами и наколенниками, выстрел, цель падает, я попал в ногу, еще выстрел, чуть ниже, попадаю в туловище, и сразу, чуток скорректировав прицел, в голову.
  Тишина. Вокруг тишина. В первый момент до сознания не доходит, оно еще оглушено, но капают секунды, в гулкой, не понятной тишине, и начинает доходить - во всем здании не слышно стрельбы. Встряхиваюсь и запрашиваю на общем канале бойцов:
   - Перекличка, отзовитесь ребята.
  И сам с замиранием в сердце считаю отзывы своих бойцов не полагаясь на память, хранящую в себе имена и фамилии - один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь. Слава Богу - восемь, значит, все целы!
  - Определитесь, кто где. Что видите?
  - Это Андрей, вижу инкассаторов, в контакт не вступаю, жду.
  - где они? Я сам на лестнице, ведущей на второй этаж в центральном холле.
  - по отношению к тебе они справа, в крыле, заняли несколько кабинетов.
  - Ясно, поднимаюсь к вам.
  Прежде чем идти дальше, осматриваем тела убитых. На полу рядом с телами черные 'АК-74М' и 'РПК-74М', оба без оптики, все равно не хило для бандитов, это ж, где они их достали? В разгрузках магазины и гранаты, зря эти ребята ими не воспользовались, вообще, на редкость бездарные бойцы, столько преимуществ и ни одним толком воспользоваться не смогли. Но не мне о том жалеть. Секунду раздумываю, брать ствол или не брать, смотрю на Лешу, а он не раздумывает, сразу сцапал пулемет себе и уже потрошит разгрузку убитого на предмет магазинов.
  Нечего дурить, раз есть такая возможность, надо сразу ей пользоваться и я тоже поднимаю ствол, что и говорить, вещь отличная, и теперь в хороших руках, что радует и меня, и автомат, как мне кажется. Конечно, заниматься перестановкой оптики я не стал, успеем еще, а вот магазины и гранаты оприходовал.
  Сразу потяжелев на приличное количество килограммов, 'сайгу' я оставлять само-собой не стал, двинул дальше, Алексей за мной. Идем осторожно, глупо будет, если теперь подстрелят, верно? Вот и я так же думаю, и Леха. Так что расслабляться приказа не было. Ствол наизготовку, поплотнее в плечо и вперед, сканируя окрестности взглядом поверх прицела.
  Так мы в итоге и добрались до ребят. Опа, у троих из пяти собравшихся такие же семьдесят четыре м в руках, как и у меня. Молодцы.
  - Откуда дровишки? - спрашиваю невинным голосом хитрого барина из поэмы Некрасова.
  - Мы тут троих положили, у них эти автоматы и взяли - отвечает за всех Андрей, явно гордясь победой и тем, что первым вышел на противника.
  - Молодцы. Герои. А теперь в курс дела вводите, где потенциальный союзник?
  - Да вон они, в том кабинете сидят, и дальше еще в двух - несколько расслабленно машет рукой Андюха.
  - Это что такое, кто разрешал расслабляться? Вы на войне или как? Соберитесь боец, иначе зверь подкрадется не заметно, он бел и пушист и вам мало не покажется, ясно?
  - Так точно, товарищ главный санитар.
  - Вот так то, а то, понимаешь, развели тут, что не там.
  И сменив тон, хотя, хотелось и дальше вот так стоять в кругу ребят и балагурить, добавил:
  - Ладно, шуточки отставить. Я сейчас пойду к ним, поговорю, потом решим чего делать. Но сначала, ты Андрюха и ты Киря сходите-ка к броневичку инкассаторскому и обсмотрите все как следует, только поосторожней, как бы ребята там сюрпрайзов не оставили, народ тертый, всяко может быть.
  - Деня, ты тоже с ними иди, добеги потом до пленного, если он еще жив там, в переходе, то волоки его сюда, для окончательного разбирательства, смотри осторожно, мало ли зомби набредут на кровь и выстрелы. Вообще, не расслабляться, ясно всем?
  - Слава, а ты, давай, дуй на улицу, выбери позицию и прикрой, так на всякий случай, ребят.
  Дождавшись кивков от каждого, двинул на переговоры.
  
  Выйдя вперед до самого угла коридора, я громко сказал, обращаясь к невидимым пока визави:
  - Товарищи отдыхающие, можете покидать раздевалку, пляж свободен. Предлагаю начать конструктивное общение. У нас на счету одиннадцать бандитов, из числа напавших на вас, если на вашем нет еще двоих, то это значит, что они, где то рядом бродят, чего бы не хотелось, что скажете?
  Подождал несколько секунд и, уже набирая в легкие воздуха для нового спича, услышал ответ:
  - У нас двое, значит, всех положили. Кто вы такие и почему мы должны вам верить?
  - То есть одиннадцать упокойников вас не устраивают? Ясно. Короче, так. Мы первая ОСБ, чистим город от мрази и зомби, мандат выдан комдивом Скороходовым (никакого мандата пока не было, да и вряд ли будет такая бумажка, но, по сути, верно - согласитесь?). Если вас не устраивают мои слова и дела, то можете и дальше сидеть там, где вы сидите, а мы пошли. Учтите, любые намеки на враждебность будут поняты как акт агрессии, даю вам десять минут покинуть здание и убраться куда подальше. Все.
  Речь моя была несколько противоречива, но эффект возымела запланированный.
  - Стой, командир, не горячись.
  Я увидел выходящего из кабинета человека средних лет с автоматом в руках. Стандартная инкассаторская форма, броник, рация, все путем. Лицо, такое - хорошее лицо. Без следов дегенерации и с качественными признаками интеллекта, странный инкассатор какой-то. Плохо вписывающийся в мои представления о них. Хотя, а есть ли у меня представления об инкассаторах? Поскрести по сусекам, и то маловато получается.
  - Отлично, значит, разум победил избыточную осторожность, здравствуйте, я Глеб Шмелев, командир первой ОСБ.
  - Владимир Крушинин, старший группы (в ответ, пожимая мне руку, представился представитель любителей детского технического творчества - на двери кабинета, в котором засели перевозчики ценностей, была табличка с надписью - кружок моделистов).
  - Только разъясните, пожалуйста, что за первая ОСБ?
  - Ничего проще, это означает 'Первая Омская Санитарная Бригада' имени Достоевского, кстати.
  - Сильно. (чуть усмехнулся Владимир) Хорошо, думаю, для недоверия поводов больше нет. (Повернувшись, он крикнул) Ребята, выходите, все в порядке.
  - Сколько вас, раненые есть?
  - раненые есть, но все легко, всего нас четверо.
  В этот момент у меня в ухе раздался голос Андрея:
  - Глеб, тут куча золота, несколько ящиков. Никаких сюрпризов, ящики разбиты пулями, машина вообще вся в дырках, как дуршлаг, вот тебе и броня. Так что все четко, а мы даже не трогали ничего, не беспокойся.
  Вот паразит, аж предвидит мои слова, ну ладно, это хорошо, раз так.
  - Что там у Дениса?
  - Тоже порядок, уже волочет к тебе тело, живое. Мы пока новообращенных постреляем, заодно и стволы и все прочее соберем, разрешаешь?
  - Хорошо, только повнимательней там.
  Повернулся к Крушинину и добавил:
  - Извините, отвлекли. Ребята сейчас завалят новых зомбей, наш отряд для того и создан.
  Пока говорил фразу, пытался решать чего делать с золотом. Мне оно не нужно, вообще от золота одно зло, но отдавать не пойми кому...
  Кивнул приветственно трем подошедшим бойцам, и поручкался с каждым, заодно осуществив процедуру знакомства.
  Сзади подошли оставшиеся рядом 'санитары' и встали за спиной. Начался процесс перекрестного знакомства. Это дало мне еще чуток времени подумать чего и как.
  - Владимир, вы 'свои' трупы на контроль провели? В смысле в голову?
  - Да, обязательно.
  - Очень хорошо. Тогда зачем здесь задерживаться пойдемте к машинам. У вас, кстати, броневик чуток в нерабочем состоянии, вы в курсе?
  - Знаю и что вы, Глеб, предлагаете?
  - Я мог бы отдать вам одну из машин бандитов, на ваш выбор. Только сначала мы их осмотрим на предмет трофеев и т.д.
  - Было бы не плохо, даже весьма хорошо. Без транспорта сейчас совсем кисло.
  Пока мы вели светские беседы, успели выйти на крыльцо и оказались рядом с броневиком. 'Хаммер', к слову, уже ребята выкатили из холла и он, красуясь вмятинами и царапинами, но все такой же непобедимый и мощный, стоял теперь рядом с разбитым фордом. Мои ребята уже закончили собирать трофеи и подтянулись к крыльцу.
  - А что вы планировали делать, Владимир, с тем золотом, которое лежит в машине?
  - Значит, вы уже посмотрели, я так и предполагал. Ну и зачем ВАМ это золото, Глеб? - градус интонации глосса Крушинина резко скакнул вниз. Подмораживает, однако.
  - Разумный вопрос. Отвечаю - мне оно без надобности. Но вот на какие цели вы его планируете пустить в перспективе, волнует меня куда больше - максимально нейтральным и безразлично-спокойным тоном ответил я.
  - Хорошо, этот ответ меня устраивает. Мы везли золото за пределы города, здесь слишком опасно стало. Что с ним делать дальше четкого плана не было, а вы что-то можете предложить? - уже теплее.
  - Пожалуй, могу. Как вам вариант отвезти его в Лесной и сдать на хранение комдиву Скороходову? Как-никак он представитель новой власти - военного коменданта Омска и области, да и сам власть не малая по нынешним временам.
  Крушинин размышлял не долго. Я внимательно наблюдал за ним, ожидая решения.
  - Согласен, вариант приемлемый - а теперь совсем хорошо.
  Закрепляем достигнутый результат:
  - Вот и отлично, тогда берите 'геленваген', грузите в него золото и отправляйтесь к Скороходову, передавайте от меня привет. Или мне послать с вами группу сопровождения? Заодно и с полковником переговорю.
  - Я не против. Все же 'геленваген', хоть, и военная машина, но не бронированная, так что дополнительная охрана не помешает.
  - Хорошо. Тогда как погрузитесь, и выдвигаемся.
  Пока мужики таскали золото, мы внимательно осмотрели машины на предмет чего там хорошего и полезного есть. Вытащили десяток гладкоствольных ружей разных типов, много патронов двенадцатого и шестнадцатого калибров, еще всякой ерунды несколько сумок повытаскивали из багажников - потом разберемся. В 'хаммере' обнаружился автомобильный комплект спутниковой связи, как я его не заметил, когда садился в машину первый раз, до сих пор загадка, видно не до того мне было. Сам телефон - Telit SAT 600' от ГлобалСтара, это гуд, у них четкая связь по России. Очень даже гуд.
  В пикапе, как и говорил пленник, лежали боеприпасы банды. Запасы превосходили ожидания. Не то, что цинки - целые ящики пятерки, гранат - просто обалдеть. С трупов также собрали хороший урожай - целый арсенал, не хватало только ПК и СВД, но тут нам Скороходов поможет, ведь мы ему несколько сотен килограмм золота привезем, а это не хухры-мухры.
  Еще предстояло повторно допросить пленного, особенно по поводу базы банды и их связей с другими такими же, кроме того, мне было очень интересно, что может рассказать бандит про автоматы новейшей модификации, разгрузки, гранаты и все прочее оснащение, где ж они таким добром разжились? Но это чуть позже. Когда вернемся.
  Я подозвал ребят и, оставив на командовании Андрея с наказом оприходовать все, что тут нашлось, взял с собой Лешу Доронина и Славу Котова, сел в 'Хаммер', а что, шиковать, так шиковать, опять же он со связью, а это уже не роскошь, а суровая необходимость. И двинул следом за черным 'геленвагеном' в направлении Лесного.
  Весь путь до ППД Таганрогской дивизии не занял и двадцати минут. Все было тихо, как на кладбище. Вокруг дым, смерть и разруха, в амуре много частных домов - сейчас от них ничего не осталось - одни пепелища, целый район выгорел под чистую. Но с другой стороны - тут сгорело и зомби не мало, жаль их все еще слишком много. Но ничего, не долго вам осталось хозяйничать в моем городе.
  Еще в пути я связался со Скороходовым (сотовая связь не работала уже, так что, обнаруженный на теле Злобного, спутниковый телефон пришелся очень кстати) и сообщил о своем скором прибытии, так что на знакомом КПП нас уже ждали и без задержек и досмотра пропустили в расположение.
  
  Глава шестая. Под Солнцем остается победитель.
  
  На обратном пути на нашу базу меня одолевали мысли, по сторонам я особо не смотрел, рядом сидели два бойца, вот, пускай, и следят за окрестностями. Иногда все же я бросал взгляды, каждый раз натыкаясь на своих ребят, отчего сразу невольно расплывалась предательская улыбка. Я старался сдержаться, но какое там, видели бы вы эти лица полные радости, эти руки, нежно сжимающие: один СВД, другой ПКМ. Как мало надо мужчине для счастья. Понятно, что снайперская винтовка Драгунова покоилась в объятиях Славки Котова, а на лице его бродило явное намерение немедленно по приезде, забыв обо всем, сразу пристрелять ствол, выставить все хитрые снайперские настройки и изучить баллистические таблицы, в данный момент, лежащие в кармане куртки, поближе к сердцу. Ко всему в придачу, Слава сидел рядом (он не захотел убирать их в багажник) с несколькими цинками специальных патронов 7Н1. Второй мой боец обнимался с пулеметом Калашникова модернизированным и его лицо было преисполнено сознания мощи того оружия, которое он держал в руках. Леша, хорошо знакомый с ПКМ, был очень рад тому, что в бригаде теперь есть такой ствол. Ко всем этим радостям в багажнике 'хаммера' ехало еще несколько 'плюшек' для героических борцов с бандитизмом и зомбитеррором.
  Ладно, это все весело, но надо и делом заниматься. Разговор с полковником вышел очень интересным, но слишком коротким. Дело шло к вечеру, а ездить ночами по городу - не слишком разумно без крайней необходимости, а оставаться в Лесном на ночь было исключено. Мы нужны в Авалоне. Но все же нам хватило времени обсудить перспективы и договориться о выделении оружия и БП в зачет привезенного и привезенных. А что, каждый вменяемый боец или специалист, доставленный нами по своей воле в расположение дивизии может рассматриваться как ценный приз. Люди - главное богатство, это известно любому руководителю.
  А мы приехали сразу с четырьмя опытными, взрослыми и, главное, решившими присоединиться к Скороходову, воинами. Правда, выяснилось, что мужики были никакие не инкассаторы, а самые что ни на есть эсбэшники. А их командир Крушинин - заместитель главы службы безопасности омского сбербанка. Такие вот пироги. А то я все сомневался насчет его облика, значит, не даром. Не скажу, что сильно удивился, когда правда выплыла наружу. Скорее наоборот. Вот так - вчетвером, без серьезных стволов (одни 'АКС-У) и пистолеты, успешно отбиваться от тринадцати серьезно вооруженных бандитов, это серьезно. Почему-то подумалось, что Крушинин сделает в дивизии быструю и серьезную карьеру, как бы он первый омский пост катастрофный банк не зарядил или еще чего, с него станется.
  При расставании Владимир, пожимая мне руку, сказал:
  - Спасибо тебе, Глеб. Не только выручил со своими ребятами нас из ловушки, но и подсказал приехать сюда. Поверь, я этого не забуду. Когда снова приедешь к полковнику, обязательно отыщи меня. Договорились?
  - Конечно, без вопросов. Обязательно разыщу. Удачи вам на новом месте, если что, звоните. До встречи.
  Для Скороходова мое второе за один день появление, как я заметил, также произвело положительно е впечатление. Если днем я приехал один, с парой ружей и на пусть и не плохом, но обычном автомобиле, то вечером... военные джипы (в невоенной комплектации), серьезное боевое оружие, команда бойцов, успешная акция, ко всему в придачу - золото, привезенное ему, есть над чем задуматься, не находите. Я и сам чувствовал себя не в своей тарелке, потому что это все было не моей заслугой, а цепью случайностей и совпадений, хорошо, хоть, удачных.
  Столь стремительное развитие ситуации наталкивало на мысль что, либо мне и моему отряду скоро каюк, быстрый взлет - быстрое падение, либо тема прет, и главное не мешать и выстроить правильные отношения. Почти наверняка, полковник решил немного подождать, чтобы ситуация самоопределилась, так сказать. И это показывает его, как мудрого, разумного человека и настоящего вождя. Да в этом новом мире без вождей никуда, водить людей надо, главное не ошибиться с выбором направления движения. А вот тут и мне есть о чем подумать.
  Думать вообще полезно, а начальству еще и положено по должности. Дальше то что? Одно совершенно точно, дальше так нельзя, везти бесконечно нам не может, значит, вся эта песня до первых потерь, и все. Финита. Народ сам разойдется-разбежится. Да и потом, нам все равно нужна нормальная база, безопасность для семей, жить, а не выживать, вот наш девиз. Авалон для этого не годится, нет. Он слишком на виду, слишком заметен.
  Значит, надо искать варианты. Еще необходимо срочно продумать еще раз все вопросы по вооружению и оснащению отряда, техника, связь и, самое главное, надо научиться воевать вместе, выработать тактику и стратегию действий в новых условиях. Мы научимся или умрем. Выбор прост. Вывод, начинаем тренировки, отрабатываем приемы для разных ситуаций и задач, доводим до ума оснастку и технику. И никуда не лезем пока чуток не подготовимся. Спешить уже поздно. Все что могло случиться, случилось, теперь часы ничего не решают. Потерять ОСБ я не имею права, идея его слишком важна для города и людей, мы должны вернуться сюда, вернуть свой мир, вот только больше не допустить сесть нам на шею всякой дряни, нет, отныне в России власть - мы, все те, кто очищает страну от грязи.
  Но в основе этого - культура, а культура создается медленно, на основе культурного же стереотипа, точнее, глубоко осознанного и принятого принципа морали, духовности. Да, голова закипает. Пока это чуток рановато, сейчас необходимо сохранить группу, укорениться, построить Дом. И выстраивать заново космос из нынешнего хаоса. Вот вы как думаете, чем отличается порядок от беспорядка? Ведь порядок означает, что мир устроен по Ряду, а это совсем не по линейке - в ряды, а совсем наоборот, Ряд - это договор и между народом и властью и между людьми, то есть выходит, что порядок - это когда все живут по совместно выработанным правилам и придерживаются их даже в ущерб своей выгоде, по Правде. Вот когда в моей Родине люди смогут жить по Правде и их за это не будут считать дураками или попросту валить, тогда и можно будет поставить топор на полочку над камином, а автомат на стенку повесить. Не слишком ли ты размахнулся, Глеб? Нет, большое дело начинается с малого. Как известно, дорогу осилит идущий.
  Понятно, к плохому людей склонить куда проще, чем к хорошему, но мы же не одни. Как сказано, если с нами Бог, то кто против нас? Вот бы и не забывать об этом. Даже на душе полегчало. Уже виднелись башни Авалона, мы подъезжали и меня вдруг пробило предчувствие, надо уходить отсюда, скоро в этих местах станет совсем ... жарко. В голове зацепилась мысль. Надо ее не забыть и раскрутить. Мысль была о том, что ждет город в ближайшие дни. Надо срочно допросить пленного, не могли же бандиты все таскать в машинах, да и награбили они всего скорее очень много, где все это? Пропить то им это было негде, да и не походили они на пьяниц-хулиганов, совершенно.
  Захваченный этими мыслями я несколько отстраненно смотрел на сцену воссоединения отряда. Мы сразу поднялись на второй этаж, где были аккуратно разложены трофеи, собранные сегодня, а к ним мы прибавили новые приобретения, привезенные из Лесного. Вся эта вакханалия азарта и смертоубийственной стали, не могла не приводить всех, разве, что за исключением женщин, в восторг. Громкие голоса, улыбки, быстрые и широкие движения рук, ног, у меня слегка зарябило в глазах. И я решил тихонько уйти в бильярдный зал. Здесь было тих, контраст оказался столь велик, что меня буквально торкнуло, вот она мысль. Скоро начнутся войны, войны за лидерство. Все у кого есть сила, захотят власти, точнее она у них и так была, а теперь они не станут молча смотреть, как она уплывает к военным, которые еще неделю назад были никто и звали их никак (глубокое, кстати, заблуждение, я вот так не считаю, а вот власть предержащие, уверен, так и мыслят).
  И вывоз золота (одного из символов и атрибутов власти) в Лесной - первый звоночек. Уверен на сто процентов, и Скороходов, и Крушинин это четко поняли и оценили, не даром они так приглядывались друг к другу, и похоже остались довольны тем, что увидели, они УЖЕ договорились (установили ПОРЯДОК) между собой. Теперь вопрос, а я как к этому порядку отношусь? Правильный ли это порядок? Буду ли я его поддерживать или нет? Вот об этом, как говорила одна южанка, я подумаю завтра, а сейчас надо готовить отход, только вот куда? Уходить надо, потому что мой родной город, имеет одно крайне любопытное свойство - он вытянут вдоль Иртыша, и весь нанизан на одну-единственную улицу, имеющую три названия: проспект мира в нефтяниках (север), красный путь в средней части (центр) и проспект Карла Маркса в ленинске (район жд вокзала (юг), а Авалон ровно посередине, вывод, все кто хочет овладеть городом, просто обязаны будут проехать мимо него, дальше думайте сами...
  Вот же попали. Тихо! Без паники. Истеричек и симулянтов за борт. Надо составить план действий и номер раз в нем - допрос. Не выходит у меня из головы база бандитов может и нет ее? А я тут думаю?
  Вдруг, что-то заставило поднять глаза, вот так картина, вся моя славная 1 ОСБ, в полном составе молча стоит полукругом передо мной и ждет, спокойно так, когда командир думку додумает. Заметили, что я снова с ними и Кирилл сказал, назидательно подняв палец:
  - Атаман думу-думает, а коли так, то мешать ему нельзя. Чего надумал, Глеб? Не поделишься мыслями?
  - Отчего не поделиться, соколы ясные, очень даже поделюсь, только, боюсь, головушки ваши буйные от тех мыслей заболят-закручинятся. Не страшит вас участь сия?
  - Не, не страшит, давай рассказывай, - хором протянули молодцы, красота и узорочие омское.
  - Так слухайте сюда, с копий вы вскормлены, шеломами вспоены, так что не убоитесь беды лютой, беды неизбывной.
  Я улыбнулся, встал и уток другим тоном продолжил:
  - Вот что, братцы, все расскажу, но чуть погодя. Сейчас другое дело никак не терпит отлагательства. Но как закончим с ним, обещаю, пойдем в думную палату белокаменную, для тех, кто не понял в ВИП-зал. И соберем там Думу боярскую, ну пока еще отрочью. Сядем и все обсудим, договорились?
  - Тогда показывайте, куда пленного дели.
  
  Пленник сидел в маленькой почти камере в подвальной части Авалона, и выглядело это помещение, как натуральная средневековая тюрьма, истинное узилище для еретиков. Возможно, хозяева хотели тут аттракцион устроить? Для садомазо? Ну да теперь не узнать, а нам пригодилось. Никаких окон, низкие, сводчатые потолки, вделанные в стены массивные железные кольца, и выложенный керамическими плитками под камень пол, натурально создавал ощущение темницы, а если выключить освещение, то совсем хорошо. Но нам такие радости не нужны. Пока шли сказал Андрею, чтобы он прихватил с собой цифровую камеру, запишем допрос, потом можно будет пересмотреть, так часто бывает, что важная инфа проходит мимо сознания с первого раза не попадая на требуемое место. Заодно и доказательства преступной деятельности получим.
  Пленник, имени которого я не знал пока, сидел прямо на полу, прикованный наручниками к одному из колец, вделанных в стену. Точнее, у него были скованы руки, а вторыми наручниками уже прищелкнули его к стене. Так что даже встать он толком не мог. Зато был аккуратно перевязан, рану у него на шее обработали и заклеили пластырем. На полу рядом с ним стояла пластиковая пол литровая емкость с водой. Короче, курорт. Мы с собой притащили пару стульев, чего ноги то ломать, верно?
  Когда мы входили, пленный заметно заволновался, видимо, решил, что мы его валить пришли. Честно сказать, мне было противно ломать-корежить человека, но вот право называться так, этот образец потерял, когда стал убивать и грабить. Чтобы не размягчаться до срока, я стал накручивать себя, думая о тех преступлениях, которые этот урод уже совершил, добавил красок, представив, что бы они делали, если бы сумели победить нас и захватить Авалон. Ага, теперь мне его убить хочется собственными руками, а от жалости маловато чего осталось. Так то лучше.
  Пока я так размышлял, на лице моем, видимо, отражались внутренние переживания, пленник же неотрывно смотрел на меня и теперь он был просто в ужасе, все самые худшие его подозрения готовы были подтвердится. Не плохо, мне и делать пока ничего не пришлось, а клиент уже поплыл. Значит, не придется ломать, сам расколется. Что я несу?!! Как я говорю? С ума сойти. Захотелось все бросить и просто уйти. Доля секунды. Я сумел удержать себя от паники. Прежний во мне не был готов на такие поступки, он мог воображать их, но не совершать. А теперь пришло время делать. И я пока что на переднем краю, просто не кому передоверить допрос. Вот и все.
  - Будем разговаривать - сказал не спрашивая, просто констатация факта.
  - Мы уже с тобой беседовали, ты меня можешь не узнать, лица моего ты не видел, но вот голос, помнишь. Поэтому продолжим.
  - Жить то хочешь? Или уже нет? Я смотрю, тебе оказали первую помощь, воды дали, в сухой подвал посадили, курорт, блин. Цени, урод, человеческое отношение.
  Пленник ничего не ответил, только втянул голову в плечи и уткнул глаза в пол.
  - Сейчас я буду задавать вопросы, а твоя задача отвечать быстро и четко. Пока я тебе не разрешил, молчать. Все понятно? Отвечай.
  - Понял - угрюмо и медленно ответил пленник.
  - Зовут то тебя как, понятливый?
  - Толик - буркнул узник совести.
  - Тогда вопрос первый: когда была создана ваша банда, Толик?
  Вопрос был совсем простой, я специально не стал сразу задавать хитрых тем для обсуждения. Для налаживания диалога.
  - Отвечай.
  - Три дня назад. Злобный всех собрал, говорит - времена меняются, пора нам жить богато и привольно. Ну, мы и подписались.
  - Как он вас собрал, он был один?
  - По сотовому обзвонил всех, пригласил в кабак. Нет, был не один, с корешами своими из охраны.
  - Что за охрана? Сколько их было.
  - Служба безопасности 'Корта' слыхали? Вот они в ней работали.
  Толик, замолчал, я жестом подстегнул его к дальнейшему рассказу.
  - Сколько их было? Четверо. Вместе с ним.
  - Где взяли оружие?
  - Это Злобный, он раздобыл, я ни при чем, клянусь.
  - Я тебя не спрашивал при чем ты. Я тебя спрашивал, где взяли оружие. Отвечай.
  Постепенно в пленнике росла потребность говорить, я уже чувствовал, что надо бы ограничивать поток иначе мы и до утра не управимся, а потом еще и расстреливать его, морока одна... ну, и шутки у тебя, Глеб, дурновкусие, однако.
  - У них в компании был запас на черный день, или хрен знает зачем, может и для дела какого. Злобный говорил, их регулярно на стрельбище водили с автоматов стрелять. Там всего было припасено нормально, но только легкое оружие, автоматы, ружья, пистолеты, патронов много для всего этого, ну и разной снаряги много.
  - Дальше.
  - Вот, значит, вызвал их начальник по трубе, говорит, приезжайте, дело есть. А Злобный, он знал что-то. Он сам рассказывал, что еще раньше разведал про схрон, но только не знал, где там все лежит. Места он не знал, вроде только начальник доступ имел. Так он своих корешей собрал, ну тех, троих, и им говорит, мы мужики долго лямку тянули и опять эти твари толстожопые нами заправлять хотят, а на хера мол им такая радость? Пистоли у них имелись. Говорит, если правильно встанут и разом начнут запросто всех положат, там кроме них всего и было человек шесть-восемь, а Злобный и кореша его, я ж говорил, вчетвером. Говорит, мол, главное цели заранее распределить, но эту суку - босса ихнего только для себе, жаль, говорит, нельзя живым оставить, опасен, бля. Так что его он решил валить первым.
  - Хорошо рассказываешь, продолжай.
  - Ага (с немалой охотой откликнулся Толик, похоже, рассказ его увлек, может он и по прежней жизни был записным балагуром?), ну, договорились они и поехали, заранее пекали зарядили и даже с предохранителей сняли. Босс их всех собрал, говорит, типа вот стволы, будем теперь новую жисть строить, дружиной у хозяина. Потом все к столу пошли, где пушки лежали, а Злобный с корешами стволы достал и всех положил быстро. Он так рассказывал, а уж как было на самом деле, не знаю.
  - Что дальше было?
  - Ну, контроль провели. Потом вооружились и пошли в дом с хозяевами душевно общаться, потом их в расход пустили. Нас Злобный вызвал на стрелку и тему всю обсказал.
  - Ты мне, Толик, свои блатные речи брось, понял? Если да, тогда продолжай.
  - Ага, понял. Короче, собрались мы в кабаке одном, смотрим Злобный на 'Хаммере' катит, ну думаем, серьезно мужик поднялся. Тоже захотели. А он и говорит, тема есть подняться на самый верх и жить широко. Мол, все теперь можно и ничего не будет. Королями будем, все для нас, бабы, бухло, жратва, все. Стволы, говорит, есть у него, патронов валом, машины еще есть, даже пулеметы. Ну, мы все и подписались в его бригаду, а чего ж отказываться было что ли?
  - Ты мне, вопрос задаешь, Толик? Не тот ты вопрос озвучил, я то тебе отвечу, но только на один, подумай на какой тебе важней. Продолжай, что потом делали?
  - Поехали на базу. Злобный дом хозяйский решил себе оставить, вот там и базу сделали. Вооружились, пожрали, выпили, эээ, отдохнули, короче...
  - Что за заминка, Толик? Ты так складно рассказывал? С кем вы там 'отдыхали'?
  - Да шлюх привезли...
  - И? Кого еще?
  - Да, че? Не я ж их вязал? Были там пара баб хозяйских...
  - Почему было?
  - Злобный их зомбякам скормил - Толик заметно потерял охоту рассказывать. Видно было, что рассказывать этот эпизод он не хочет.
  - А сейчас кто-то пленный есть на базе? Отвечай, сволочь, быстро.
  - Есть, есть. Двое - доктор и фельдшерица - хирурги, Злобный их специально привез, чтобы если чего лечили.
  - Еще кто?
  - Нет, не знаю больше, может сам Злобный кого поховал?
  - А шлюхи?
  - Шлюхи есть, пять штук, и счас сидят.
  - На базе остались бойцы? Только не говори, что нет, не поверю.
  - Есть двое. Один из корешей Злобного и Костян с ним.
  - У вас какая-то радиосвязь с ними должна быть по часам или как?
  - Нет, вроде (неуверенно протянул пленник). Злобный всей этой ерунды не любил, захочет, позвонит, не захочет, не станет, а ему на трубу вообще только по тревоге набирать разрешал.
  - Ладно, проверим. Где база распложена?
  - за Харламово. Там горка такая есть, на ней хозяева 'Кордовские' усадьбу выстроили, вроде поместья своего, с рекой рядом.
  - На карте сможешь показать?
  Толик замялся, он оценивал свои шансы выжить после того, как сольет нам всю ценную инфу. Я решил чуток подтолкнуть его. Не торопясь, развернул карту и сложил так, чтобы остался только сектор с Харламово и окрестностями. И сказал спокойно и размеренно:
  - Ты, Толик не думай, вместе поедем, но учти, если, что не так, на ремни пойдешь легкой смерти тебе не видать, понял? Показывай, где база.
  Я сунул ему под нос карту области. Он указал пальцем на точку южнее села примерно на пять км у самого берега реки.
  - Дорога там есть?
  - Есть, хозяева проложили за свой счет до трассы.
  - Какое оружие у охраны?
  - РПК и калаш, как у всех.
  - Что, ничего серьезней совсем нет? Приборы наблюдения? Что еще? Рассказывай подробно.
  
  В ходе дальнейшей беседы выяснилось, что есть бинокли, включая ночные, никаких сигнализаций или минных полей нет, нет и тяжелого оружия. Территория усадьбы довольно обширна, охраны - всего двое, значит всего скорее один сидит на въездной башне, а второй отдыхает. Дали Толику карандаш, и он довольно толково нарисовал план базы. Задал я пару вопросов про нападения последних дней, но долго слушать не стал, это была настоящая череда кровавых грабежей и убийств и не только богатых, на которых у главаря и банды был особый зуб, но и обычных людей. С этим еще успеем разобраться. Решил допрос пока закончить. Отдал говорливому пленнику два больших сэндвича (проще говоря, два толстых бутерброда) и ушел.
   Пока поднимался, думал, как лучше быть. Вариантов в голове роилось масса. Но все же тема захвата базы, как минимум для полного уничтожения банды (ведь заново соберут, оружие есть и что тогда?), как максимум, приобретение нормального и достаточно безопасного убежища и центра развития, представлялась наиболее предпочтительной, причем ехать надо было прямо сейчас, на 'Хаммере' и пикапе. Не знаю, сняли ли ребята костюмы - вряд ли, но разгрузки могли стащить с тел. Да по темноте и просто темная одежда сойдет, подкатим, уложим на землю или сразу отстрелим и все.
  Особый интерес мой вызвала сама база, построенная едва ли не как средневековый замок, а что, у богатых свои причуды. Но если там все так, как описывает Толик, это очень любопытно и перспективно. Те, кто читал 'Мальвиль' меня поймут.
  Решил собрать совет. Пока я вел допрос, ребята полностью разобрались с оружием и боеприпасами, Слава успел пристрелять СВД. Большой, наш главный по пулеметам, тоже быстро сориентировался, у него, как чуть позже выяснилось, вскрылся настоящий талант к стрельбе из тяжелого оружия, причем, стрелять он вполне мог и с рук, как нормальный человек из автомата. Остальные модернизировали автоматы, установив на них коллиматоры. Времени даром не теряли, как видите.
  Всего нам от бандитов досталось восемь 'АК-74М' и два 'АКС-74-У', один РПК и два грамотных тактических ружья 12 калибра. Еще нам досталось три пистолета, обычные служебные 'ижаки', были и другие трофеи, но внимание тогда я на них не обратил - не до того было.
  Так что бойцы моего отряда теперь был полностью оснащены боевым оружием и даже с избытком. У нас появилось настоящее отделение оружия с ПКМ и СВД (выбор стволов снайперских, начиная от .222 калибра до 9,3*62, получался богатый) и полноценная штурмовая группа с вариантами оснащения от пистолетов до РПК. Гранаты мы привезли от Скороходова, не много, но нам хватит пока. Мы ж воевать по-крупному еще не собираемся, верно?
  На совете я рассказал итоги допроса, и свои выводы озвучил, показал план усадьбы и точку расположения базы на карте. Особых возражений предложение мое не вызвало. Продолжалось оно минут десять, из которых мой рассказ занял большую часть. Уточнять решили по дороге к объекту, все равно на месте виднее будет.
  В итоге, уже через минут пятнадцать я дал команду 'По машинам'. Я взял с собой трех человек, оставляя основные силы в Авалоне, и организовав серьезное дежурство по сменам в двух точках. Старшим назначил Доронина, толковый парень. Со мной ехали: Андрей Бахча, Игорь Замятин и Кирилл Бельский, кроме того, мы забрали с собой и пленника, в качестве проводника и для уточнений на месте. Мы с Игорем (он за рулем) и Толиком на заднем сиденье на 'Хаммере', в пикапе Андрей и Кирилл. Двинулись. В наступающей темноте ехать было страшновато, с другой стороны, все опять подмерзло, зомби особо не видны, улицы пусты и свободны, освещения нет, зато дальний свет фар никто не запрещает включать. Вот так и неслись мы по сумрачным улицам в непривычной тишине. Переехали мост и рванули на юг. В целом, поездка вышла не запоминающаяся, разве что воздух за городом оказался удивительно свежим и чистым, особенно после вони горящего который день Омска. Я даже открыл окно и, сняв маску, подставил лицо ветру, Господи, хорошо то как.
  Самым, пожалуй, замечательным помимо чистоты и красоты природы, чистого звездного неба прекрасно видного в отличие от задымленного городского и воздуха, похожего на божественный нектар, были огоньки деревень, и это были не огни пожарищ, это были огни в окнах домов. Создавалось странное ощущение, что за пределами города продолжается прежняя, нормальная жизнь, что деревню катастрофа обошла стороной. Здравый рассудок возражал на эти предположения, но все же контраст был разительным.
  По мере приближения к цели мое романтическое настроение улетучивалось, сменяясь напряжением. Я задал несколько уточняющих вопросов пленному. Он подробно ответил на них. Меня интересовало в деталях, как несут службу бойцы в охране базы. По словам Толика, выходило, что никак они ее не несут, запросто могут со шлюхой на посту кувыркаться или даже водку пить. Меня это очень радовало, но расслабляться явно рано. На подъезде к базе я пересадил пленного в пикап, чтобы у него и мысли не было уцелеть, если что, а к себе взял Кирю в качестве второго стрелка, именно мы с ним и должны были сыграть главные роли в предстоящем действии. Был вариант высадить ребят заранее, чтобы они подобрались к объекту, но потом понял - лишнее это. Постояли, обсудили план действий, сначала думали из пистолетов валить, но вдруг они в касках-бронях или просто дернутся, по словам Толика за воротами сразу вход на лестницу, ведущую на второй этаж, если успеет хоть один отскочить и скрыться, тогда мы его долго выкуривать будем, а так - даже если только один спустится, резко валим первого и наверх. Если успеем первыми, то гранату внутрь и зачищаем остатки. Поэтому решил юзать помпы тактические, свою 'фабарм сдасс' и Кирилл с 'бенелли м 4' со сложенным прикладом. Только затычки в уши сделаем. Скатали тампоны из ваты и положили в карманы, как подъедем, вставим и все, грохот выстрелов нам безразличен.
  И прямо, без заморочек, рванул вперед, не выключая фар. В усадьбе горел свет, правда, всего несколько окон в надвратной башне. Это послужило нам хорошим ориентиром.
  Нас, само собой, заметили издалека, так что ворота уже были открыты, рядом стояли оба!!! горе-сторожа (иначе их не назовешь) изрядно навеселе, правда, с оружием в руках, тут сказать нечего. Ну и нам же лучше, я то думал, как мы по лестнице рвать будем, а тут и думать нечего.
  До самого последнего мгновенья они, ослепленные светом фар, и не предполагали, что их ждет. Приветственно прокричав что-то, не вполне слышное за шумом моторов, один из них, стоявший ближе к машине, махнул рукой, мол, проезжайте, чего ждете. Стекла 'Хаммера' были основательно тонированы, так что только когда мы с Кирей начали опускать боковые окна, у бандитов появился первый и последний шанс разобраться в ситуации. Которым мы с ними делиться не стали. Я заранее решил, что шансов брать охрану живьем у нас не так много, слишком велик риск, а зачем? Кто знает, что они смогут выкинуть? Да и, честно говоря, пленные нам были не нужны, звучит паскудно, но зато правда.
  Заткнул ухи, снял ствол с предохранителя и передернул цевье, все же до чего легко ходит зараза в руках, хорошая вещь. А когда окна опустились достаточно низко, взгляду изумленного врага представились два черных ствола, мгновенно окрасившиеся яркими вспышками. Это стало последним, что им довелось увидеть в жизни, а вторая так и не наступила. Мы стреляли из дробовиков, картечью в головы. Летальный исход на 100% немедленно.
  Все быстро покинули машины. Контроль не требовался. Дозарядив свою помпу через окно подавателя я включил подствольный фонарь и занял позицию напротив открытой двери лестницы ведущей в караульное помещение второго этажа надвратной башни. Кирилл занял позицию справа от меня. Игорь остался у машин, а Андрей пошел с нами, замыкая тройку и держа тылы. На самом деле пока что в фонаре необходимости не было, арка ворот ярко освещалась забранной в металлическую решетку лампой, да и на лестнице горел электрический свет.
  Быстро поднявшись на второй этаж по крутой винтовой лестнице и не встретив никого, проникли в небольшой зал, который, по словам Толика, и был караулкой. Никого. Пошли на третий этаж, там темно и пусто. Надо решать, что делать дальше, воевать в темноте не самый удачный план без должных навыков, с другой стороны сидеть тут до утра еще хуже.
  Спустились в караулку, окна-бойницы которой выходили и во внутренний двор и наружу. Ощутив себя в относительной безопасности, решили быстро обсудить расклад.
  - Братцы, что предлагаете?
  - Давай пленного возьмем и пустим живым щитом, заодно он нам все покажет, где кого искать - предложил Андрей.
  - Мысль. Пошли вниз, возьмем субчика.
  Дальше мы прошли весь комплекс. Электричество у них было, так что свет мы смогли включать везде, по темноте не шарохались. И то хорошо. Толик не соврал. Больше вооруженных в усадьбе не было, нашлись три девки, спавшие в одной из комнат основного дома усадьбы. Мы их, не вдаваясь в нюансы вопроса, сковали наручниками и поместили под арест. Заодно быстро допросили всех по отдельности, задавая один, зато самый насущный вопрос, кто еще есть в усадьбе? Ответы нас устраивали. Все три в один голос утверждали, что только двое бойцов в башне, они трое и два пленника в подвале. Очень хорошо, значит, пора разыскать медицинский персонал базы.
  Как нам и сообщили, пленников держали в подвале главного трехэтажного здания комплекса. Выглядели они не очень, девушка была запугана, мужика сильно избили, за то (как он сам и рассказал без излишних подробностей), что он вступился за нее и потребовал не трогать, иначе первая же операция закончится летальным исходом для обидчиков. Бандиты оставили фельдшерицу в покое, но доктора наказали. Звали врача Николаем Золотовым, фельдшера - Мариной Аникеевой. Несмотря ни на что, производили они хорошее, сильное впечатление, выстоять и не сломаться под таким прессингом - это заслуживало самой высокой оценки. Я, например, окажись в плену, не знаю, как бы себя вел, примеряя поведение Николая к себе, проникся к нему априорным уважением. Появление наше было воспринято ими как небесное избавление, будучи людьми разумными и здравыми, они реально оценивали свои шансы на освобождение и нормальную человеческую жизнь, то есть практически ноль процентов. Убежать в одиночку - подло, а вдвоем, не реально, так как их выходы из камеры строго контролировались. Впрочем, за два дня плена выходы эти случались всего три раза.
  Сказать, что меня обрадовал тот факт, что нам удалось спасти этих двоих, как и то, что они сумели сохранить душу и разум, значит ничего не сказать. Хотя все мы чувствовали в последнее время ряд изменений в самих себе, нам все равно может и неизбежно понадобится медицинская помощь, опять вспомнился Мальвиль, нет, такого нам не надо. Более детальное знакомство оставили до утра.
  К слову об изменениях. Несмотря на весь ужас и стресс, испытываемый нами, несмотря, на несколько суток без нормального отдыха и невероятные еще неделю назад нагрузки, мы оставались, бодры и веселы. Создавалось впечатление, что есть и спать вообще не обязательно. Кроме того, все находились в прекрасной физической форме (откуда и взялась?) реагировали быстро и четко, стреляли метко и точно в цель. В движениях, как будто на оппозиции тяжелым, угловатым и уродливым движениям зомби, в нас все ярче проявлялась гибкая пластичность и не зажатость, вырабатываемая в обычных условиях многолетними тренировками. Откуда что берется, оставалось пока загадкой. Конечно, в ситуации острой необходимости человек может многое, почти все, возможно мы и перешли некий рубеж, за которым находится мир, где власть не у комплексов и стереотипов, а у спонтанности и живого человеческого огня. Да уж, на размышления потянуло, а с другой стороны, что делать, пока ходишь по длинным коридорам, залам и вымощенным разноцветными плитками дорожкам усадьбы? Особенно под конец обхода мы изрядно расслабились, вот и результат. Слава Богу, эта расслабленность не была наказана.
  Весь комплекс производил сильное впечатление, давно такого не видел, все в тему и соразмерно, и красиво, и функционально. Стилистика постройки в чем-то напоминала архитектуру шестнадцатого века на Руси. Шатровые крыши и все такое. Всему ту нашлось место, с другой стороны территория достаточно компактная, а стены и в самом деле - не просто заборы, а настоящие крепостные, ну или мне так показалось в силу природной впечатлительности. Подробный разбор решили отложить до утра. А пока созвонились со своими и доложились о результатах. Выставили фишку, закрыли ворота и сами расположились тут же в караулке. Доктор с медсестрой попросились занять третий этаж башни, судя по всему, им так было спокойней, оружие мы им пока не давали, мало ли... но занять помещение разрешили. Только предупредили, что закроем снаружи, не хватало еще только умереть по глупости, доверяй, но проверяй. Бывшие пленники не возражали. Толика поместили на их место в подвал. Уснули мгновенно, вот тебе и рассуждения о суперсиле.
  
  Глава седьмая. Удача сопутствует смелым.
  
  В чем сила, брат? Я вот думаю, что в правде.
  
  Разбудил меня, уже традиционно, звонок телефона, правда, уже не сотового. Я посмотрел на часы - 07.00 утра. Нормально. Меня охватили дурные предчувствия, звонки они не к добру в последние дни.
  - Да, я слушаю.
  - Глеб, это Алексей. На нас напали, группа силами до двадцати человек.
  - У вас идет бой? (я начал лихорадочно собирать лежащие рядом вещи, еще толком ничего не поняв, но, уже готовясь немедленно выехать в город).
  - Нет, бой закончился, по сути, получилась короткая перестрелка, так что противник отступил, удачно вышло, Скороходов выслал к нам разведдозор на двух БТРах, нападавшие, как услышали шум техники, быстро загрузились и рванули.
  - Все живы, никто не ранен? - спросил с легким замиранием.
  - Все в порядке, толком и не успели пострелять. Твои сыновья только к концу дела проснулись.
  - Очень хорошо. Преследовать военные банду не стали? - у меня почти отлегло от сердца.
  - Нет, у них не было такой задачи, и так помогли здорово. Капитан - командир дозора, связался с командованием, ему поручили закрепиться на точке, у нас в Авалоне до дальнейших распоряжений, думаю, они тут будут постоянную позицию организовывать или в даче губера, напротив, засядут.
  - Понял. Это хорошие новости. Значит вы сейчас под прикрытием брони?
  - Точно.
  - Какие потери у противника? Вообще, что думаешь, кто такие были?
  - Славка - черт полосатый, положил минимум двоих, я точно одного и Большой очень качественно прошелся очередью по одной из машин нападавших, наверняка кого-то задел, а пуля из ПК задевает не слабо. Мы их вовремя отследили, всех по тревоге подняли и подготовились к встрече.
  - Молодцы. У нас все тихо вроде. Думаю, нам всем надо сюда перебираться, здесь настоящая крепость с высокой автономностью. Да и позиции для обороны, что от людей, что от зомби, даже от мутантов, отличные, вокруг вода, стены, башни - красота. Скоро сам все увидишь. Моим привет. Все, отбой.
  По ходу разговора я окончательно проснулся и по старой привычке принялся расхаживать по комнате, потом пристроился у бойницы, выходящей во внешний двор, и принялся рассматривать окрестности. Ночью что-то разобрать было не реально, мы просто ехали по дороге и все. Теперь же при свете потихоньку поднимающегося солнышка, панорама окрестностей представала во всей красе. Холм, на котором стояла усадьба, был с запада практически окружен широким оврагом, сейчас покрытым старым снегом и льдом, возможно, весной здесь будет что-то типа старицы. Овраг по пологой кривой уходил далеко влево от базы, оставляя, справа неширокий перешеек, соединяющий нас с материком. За моей спиной, сейчас не видный мне, лежал Иртыш, отсекая территорию базы с востока. Таким образом, мы фактически находились на острове, соединенном с 'большой землей' лишь одним или двумя узкими перемычками. Холмы в этой части области не самая характерная черта местности, так что интересно, а этот то, как образовался.
  Пока ходил, разговаривал, проснулись все мои бойцы, Андрей, дежуривший в это время, с интересом и вниманием прислушивался к нашему с Лешей разговору. Остальные, как только я выключил трубу, тут же полезли с расспросами. Я пересказал содержание беседы и предложил, раз уж все проснулись, начать проявлять бурную активность. Против никто не был. Первым делом открыли дверь третьего этажа и выпустили невольных затворников. Они, правда, еще спали, так что мы им мешать не стали, просто открыли замок и все.
  Андрея на посту в караулке сменил Игорь, и мы втроем двинули осматривать окрестности. Точнее не пошли, а побежали. А что, чем не вариант, соединить полезное с полезным, вроде как утренняя пробежка получается, и осмотр территории. При свете дня (вернее, утра, но такого выражения в русском нет) крепость выглядела иначе. Да именно крепость никак по-другому это сооружение назвать было нельзя.
  - Настоящий Кремль, только не Московский, а Тобольский, там или Новгородский - высказал свое мнение Кирилл, как истинный знаток архитектуры.
  - Согласен, чем то напоминает.
  Мы вышли к восточной стене и поднялись на речную башню (как мы ее окрестили) с верхнего этажа которой открывался отличный вид на реку и окрестности. Берег на этой стороне реки был обрывистый, метров шесть-семь высоты. Сам холм по форме напоминал правильный овал, склоны его - крутые, почти отвесные поднимались, как минимум на десять метров над уровнем земли. Так что над водой стены крепости возвышались на высоте не меньше пятнадцати метров, если же добавить высоту самой башни, а это метров двенадцать, то выходит, что над рекой мы стояли почти на тридцати метровой высоте. Логично предположить, что горизонты нам открылись весьма широкие.
   - Красивая у нас земля, а, ребята? Река наша, так некоторые личности говорят, в древние времена называлась Ирий, что значит рай, вот смотришь и верится, что скажете? - не откликнуться на виды, раскинувшиеся перед нами в свете зари, было не возможно, даже если ты не поэт.
  - Да, очень красиво, представляю, как здесь будет в мае-июне, когда река будет в разливе, широкая, вокруг зелень, вода искрит на солнце, золотистый песок, облака легкие в небе плывут - это Кирилл, натура творческая и романтичная.
  - Тут, наверно, и причал можно устроить, если подходящее судно заиметь, очень даже удобно организовать все - это Андрей. Интересно, а чего это он про корабли да причалы заговорил, я и сам про это много думаю, может у него сходные мысли есть? Стоит попозже все с ним обсудить качественно.
  - Ладно, народ, будем двигаться дальше. Времени мало, дел много. План предлагаю такой: разделяем все на три сектора, каждому по одному и в темпе все осматриваем, нам надо понимать чего тут и как, задача ясна? Отлично, тогда так, Кирилл, тебе северо-восточная часть, мы сейчас как раз в ее центре, получается твоя зона осмотра - в обе стороны от башни, направо до Воротной и налево до стены, как назвать? Дворца, что ли? Или дома? Короче, ты понял.
  - Андрюха, тебе западная стена, начиная от воротной башни и до упора на юг, понял? А мне тогда, этот самый дом и его окрестности и южная часть крепости. На все про все полчаса, не копайтесь, все делать бегом, в детали сильно не вникать, главное понять, что и как. Все, пошли.
  Осмотр дома решил начать с кабинета хозяина, ключи я забрал заранее из караулки, так что возвращаться туда не пришлось, вот какой предусмотрительный. Зашел через парадное крыльцо, три мраморные ступеньки вели к тяжелым, из деревянного массива, двойным дверям. Они были открыты, поэтому я беспрепятственно прошел внутрь и оказался в чем-то наподобие холла, из которого в обе стороны вели два широких коридора, и поднималась лестница наверх, лифта я не заметил, странно, разве, что стиль не предполагает? Но это так, ерунда. Силы во мне образовалось немало, любопытство опять же. Так что по лестнице я почти взлетел.
  Центральная часть дома была трехэтажной, а крылья, каждый из которых был раза в два длиннее, двухэтажными. Везде высокие потолки и сводчатые окна с мощными пластиковыми стеклопакетами, забранными мелкой, частой рамой, стилизованной под русскую старину. Видели в книжках по истории свинцовые переплеты с цветными стеклышками? Типа того.
  Я решил сразу забраться на самый верх и посмотреть, как дела на третьем этаже. Почему-то я предположил, что хозяйские апартаменты должны быть именно там. И не ошибся, а чего тут ошибаться, начальство вечно хочет быть выше всех и поближе к Богу, такова уж сакральная символика верха-низа в индоевропейской традиции, да и не только в ней, пожалуй, и у всех людей. И что мы видим? Небольшая площадка, три двери, между ними диванчики стоят, все чин-чинарем.
  Логично предположить, что прямо вперед, это апартаменты хозяина, хотя почему? Да какая разница? Начнем с них. Толкнул дверь и вошел в приемную, тут не ошибешься и не спутаешь, она самая родимая. Дальше только одна дверь, идем туда. А вот тут кабинет хозяйский, самый он. Огромное полукруглое окно, красота. Большой стол из тяжелого дерева, кожа везде, шкафы с книгами, компьютер, плазменная панель на стене, ноут на столе, потом посмотрим чего там есть. Все же книжные шкафы на библиотеку не тянут, так ерунда для понтов. Из кабинета две двери направо и налево, куда идти? Пошел налево, что там у нас? А там (открывая дверь), спальня, большая и роскошная, ту все понятно. Видна еще одна дверь, зуб даю, санузел там, даже смотреть не буду. Разворачиваюсь, иду назад. Теперь направо. Со стороны не заметно, но когда открываешь, ощутимо, что эта дверь бронированная. А значит что? Ух, ты. Охотничий зал и библиотека. Что и требовалось доказать.
  По стенам висят трофеи и ружья, охотничьи трофеи, патронташи, ножи-кинжалы, ягдташи и прочие малопонятные для непосвященных в охотничьи таинства предметы. Большой, из красивого, красного кирпича, с кованной черной решеткой камин, на полке которого стояли фигурки разных животных. Несколько шкафов, явно не с книгами. Открыл, там всевозможные типы оснащения для охоты - одежда, обувь, амуниция, целый магазин. Один шкаф капитально закрыт, стукнул по дверце - металл. Благо у меня ключи есть, подбираю, открываю, бинго, оружейный сейф громадных размеров - полон патронов разных типов и калибров, очень много для гладкоствола, есть и под нарезные стволы. Очень хорошо. Потом разберемся, а пока закроем.
  Что тут с книгами? Много интересного, много технической литературы, классика, энциклопедии на русском, английском и других языках, роскошные атласы и подарочные издания в дорогих переплетах. Мы, когда из дома выбирались, не смогли оставить библиотеку, отобрали самое ценное, научную литературу по семиотике, лингвистике, фольклору, философии, истории. Взяли и собрания сочинений Грина, Мандельштама, томик Гумилева, несколько детских книг, Библию и Псалтирь. Хотя книги они тяжелые, и места много занимают, но как без них? По мне, так они подчас поважнее патронов будут. Вот как хотите, так и относитесь, а я так считаю.
  Так что теперь будет им, где разместиться. И это очень хорошо.
  Только сейчас заметил за портьерой еще одну дверь, это что еще один санузел? По ходу, нет. Замок закрыт. Подбираем ключ, открываем и видим...
  Что-то типа сейфа, только очень большого. Все в металле, полки, ящики. И все завалено ценностями. Ё-мое, это ж Злобный столько награбил! С ума сойти, да он маньяк был натуральный, хуже зомби-мутантов. На главном месте - оружие и патроны, все здесь сложено, те самые АК-74М - штук двадцать, не меньше, еще два РПК-74М и много патронов в ящиках и цинках. Целая коробка рожков на тридцать и сорок пять - считать не буду, но на вид больше сотни, комплекты формы, разгрузки, бронежилеты. Что тут еще есть? Целые коробки с ювелирными изделиями, всевозможные предметы роскоши, нет, мужик был реально больной.
  Ладно, хрен с ним, теперь ему не до того. В аду, говорят, жарко.
  Все, пошли отсюда. Мне пока здесь ничего не надо. У убитых нами караульных был РПК и АК-74М, так что с вооружением медиков, мы справимся без проблем и так. На секунду заглянул в двери справа - слева от лестницы, апартаменты, возможно, для ближайших подчиненных. Понятно.
  Теперь вниз. На втором этаже схема иная, точнее все вроде похоже, но не так. Большой зал, может банкетно-выступательно-бальный, у нас думный будет. Зал пустой, ничего в нем еще нет, ни мебели, ни штор, только люстры, стены, пол и окна. И то хлеб. Справа сигарный кабинет, а вот тут все в порядке, видимо, успели оборудовать. Хьюмидоры, сигарный шкаф в дереве, большие пепельницы, бар с крепким спиртным, тяжелые кожаные диваны и кресла, все на месте.
   Слева бильярдный зал на четыре стола с русским бильярдом и два под американку. И тут все есть, включая кии, шары и мелки. Понятно. Интересно, что прямого прохода в крылья через второй этаж нет, то есть надо сначала спуститься вниз, а потом уже снова подняться. Явный прием все той же схемы сакрализации. Хе-хе.
  Пошли на первый этаж.
  Дальнейшая моя пробежка выявила следующие не вполне радующие факты: мебели в здании практически нет, только в центральной части и только на верхнем этаже все упаковано. Все здание отапливается радиаторами, но периодически попадаются отделанные изразцами печки типа голландских, стилизованные под семнадцатый век. Есть и камины, все это, очевидно, для атмосферности. Но и обогреваться тоже можно, наверняка.
  Большая часть помещений в крыльях особняка - фактически двухместные, просторные номера, квадратов по тридцать каждый с санузлом, в котором душ и вся сантехника есть. Зато двери, замки, окна, отделка - все на месте. Проводка тоже в порядке, лампочки вкручены, типа 'осрамовских' - ресурсосберегающих и долгоиграющих. Ну и хорошо.
  В подвальной части была котельная с мультитопливным котлом. Обнаружил и АТС, которая обслуживала весь комплекс, как раз розетки телефонные в номерах везде были. Небольшие справочники, со списком внутренних номеров лежали тут же рядом с АТС. Ну что ж, очень хорошо. Да явно, что комплекс задумывался, как корпоративный дом отдыха. Для своих, так сказать. 'Корда' - компания очень богатая, хозяин ее, местный богатей, не миллиардер, так, мультимиллионер всего лишь. Был, пока землю топтал. Вот так проходит слава земная.
  И чего этому Злобному не сиделось? Сумел себе такой домик в деревне заполучить, так обустраивался бы, а он, как полный идиот, по городу мотался, гишманское золото и брюлики рвал с ушей красоток. Ну что тут скажешь? А все же на эту тему стоит с Толиком пообщаться, для прояснения и уточнения.
  Но это чуток погодя. Время сказок вышло, наступает рассвет и я должен прекратить свой рассказ. Пора к ребятам, полчаса уже закончились, бегом.
  Еще на подходе заметил несущихся по сходящимся курсам бойцов, причем скорость как у спринтеров, да и я сам, будто вспомнил старые времена, когда из семи секунд шестьдесят метров выбегал, чего это со мной? С нами? Ладно, живы будем, не помрем, отобьемся как-нибудь. Толкаясь, как малые дети, ворвались по узкой лестнице на второй этаж, еще и там чуток попихались, весело.
  - Лады, братцы, хорош. Докладайте батьке главному командующему чего видали, чего слыхали?
  - Дозволь мне, батьку атаман, слово молвить? - артистично выступил Кирилл.
  - Дозволяю, гуторь.
  - Обнаружены склады пустые квадратов на тысячу со стеллажами в четыре этажа с электропогрузчиком - одни. Конюшни на дюжину голов с копытами, то ж пустые, псарня большая, понятно, пустая, дровяной сарай, вот тут промашка, почитай полный и штабель досок разных размерений - в наличии под навесом и брезентом, рядом столярка со станками, це усе, батька атаман.
  - Молодец, четко и по существу, ну а ты чем порадуешь, Андрюха?
  - Боксы под автомашины, вплоть до грузовиков, десять штук, один бокс с СТО, они же в 'Корде' и сеть СТО своих имели, видно одну небольшую лично для сэбе сделали. Дальше обнаружена скважина, с питьевой водой, типа колонка, рядом небольшая энергоустановка, видимо аварийная, для 'на всякий случай'. Емкость с соляркой, врытая в землю, на отшибе под стеной, какая емкостью не знаю, но думаю тонн десять - не меньше, от нее труба к установке. Дальше спортивные сооружения, бассейн, крытый спортзал, корты и площадка для стендовой стрельбы, на самом краю - еще одна башня дозорная, такая же, как и та, откуда мы выдвигались, а рядом несколько бревенчатых русских бань и калитка к реке, там вниз лесенка и, по ходу, пляж на берегу оборудован. В детали не входил, веники не считал, спортинвентарь не проверял.
  - Теперь я, коротко, кухня - роскошная, не у всех ресторанов такая есть, номеров штук пятьдесят - пустые стоят, столовая или ресторан, не знаю, как назвать, все равно мебели там толком нет. В центральной части много хорошего, главное стволы есть и много-много патронов. Везде батареи стоят, но мебели нигде нет практически. В подвале под зданием котельная, АТС, прачечная, может еще что есть, не досмотрел толком. Пожалуй, про главное все.
  - Игорь чего добавить можешь?
  - С внешней стороны асфальтированная стоянка с невысоким металлическим забором машин на сорок, закрывается воротами. На дороге никого не видно, происшествий за время дежурства не было.
  - Молодец. Правильно службу понимаешь не то, что некоторые охламоны, шнурки развязаны, ремни не затянуты, вы бойцы или где? Ладно, отставить, в последний раз прощаю (и добавил, обращаясь к медикам).
  - Как выспались? Как себя чувствуете?
  - Все в порядке. Спасибо. У меня к вам два вопроса, разрешите? - Николай с некоторым волнением смотрел на меня.
  - Задавайте.
  - Вопрос первый - кто вы такие и как так вышло, что вы нас освободили?
  - Это просто, мы первая Омская Санитарная Бригада, чистим город и окрестности. Появились на свет вчера. Ввязались в бой с бандой, как потом выяснилось, Злобного. Положили всех кроме Толика, допросили его и вот мы здесь. Здесь вы видите меньшую половину отряда, это Игорь, Кирилл, Андрей, ну и я - Глеб.
  - Очень приятно. Николай. Марина. Тогда второй вопрос - каков наш статус и можем ли мы присоединиться к вам?
  - Отличный вопрос, примерно это же и я хотел у вас спросить. Мы команда добровольцев и в принципе попасть к нам очень просто. Если вы хотите, присоединяйтесь, разве что потом соберем совет и решим, что и как окончательно, но могу сказать сразу, в вашем случае вопросов нет. Хотите стать бойцами 1 ОСБ, милости прошу.
  Доктор стремительно шагнул вперед и крепко пожал мне руку, потом и всем ребятам, 'Я с вами, Марина тоже' вот и все, что мы от него услышали. Сразу после этого решения мы выдали нашим врачам оружие. Правда, предупредили, чтобы они поосторожнее были, как бы самострела от неопытности не поиметь. Решили выдвигаться обратно в город. Поехали на пикапе вдвоем с Игорем, ребята остались в крепости вчетвером, не считая пленника в подвале. 'Хаммер' с телефоном решил оставить ребятам для связи, думаю, в городе сумеем раздобыть еще одну трубку. Но это все полумеры, нужна настоящая связь. И оружие всем раздать, включая женщин и детей постарше, только автоматы им давать особого смысла нету, вот и соображай, как и чего делать.
  Дальнейший план действий начинал приобретать все более зримые очертания. И первым, что требовалось сделать, стояла серьезная беседа с народом по перспективам и осмотр порта на предмет подходящего судна и баржи. У нас намечался большой переезд.
  Еще и модернизация 'ПАЗа', с ней тянуть больше нельзя, так мы и не тянем, только вчера он к нам приехал, елки-палки это ж всего один день прошел, даже суток еще нет, как ребята приехали, и мы создали ОСБ. Не хило. А, кажется, что уж неделя прошла - не меньше. Наверное, это потому, что событий очень много, не привык я к такой их плотности, жил не спеша, по чуть-чуть. А теперь ритм совсем другой и масштаб тоже. И страшно, и здорово.
  С собой мы забрали и девиц, до утра протомившихся в наручниках, решив довезти их, куда они скажут, на базе они были совсем ни к чему, так что вариант единственно разумный. Все три вышли, не доезжая города, вблизи от большого села.
   Еще через два километра трассы на покинутом посту ДПС мы увидели колоритного персонажа, он, удобно устроившись, жарил шашлыки, соорудив импровизированный мангал из кирпичей, согласитесь, проехать мимо человека, выехавшего на пикник в такие дни, мы никак не могли. К тому же мы не завтракали, и есть хотелось зверски. Остановились и вышли из машины.
  - День добрый, не найдется кусочка для голодных странников, уважаемый товарищ?
  В ответ, спокойно глядя на нас, и будто не замечая стволы, висящие на плечах, человек, судя по виду, бывший вояка (потертая горка без знаков и погон, разгрузка на четыре магазина, тяжелые десантные полусапожки с характерными ремешками-подтягами на голенищах, какой-то крутой ножик с наборной рукоятью на поясе, кобура справа, АКМС прислоненный к стеночке, как раз под правой рукой, короткая стрижка, большей частью скрытая ШПС-кой, легкая щетина в сочетании со стильными солнцезащитными очками - все это создавало некий образ, в котором легко угадывалась личность с биографией) подумал и ответил:
  - Почему бы и нет, мяса всем хватит, вина тоже, а вместе кушать веселей. Вы откуда такие, все из города, а вы в город?
  В который раз за эти дни я повторил:
  - Первая ОСБ (и расшифровал) Омская Санитарная Бригада имени Достоевского. Едем с одной нашей базы на другую. Занимаемся чисткой городов и сел.
  - Понял. Дело хорошее. Так, давайте есть что ли. Шашлык готов.
  - Хорошо, только сначала познакомимся, я Глеб, это Игорь.
  - Олег Медведев. Вольный стрелок.
  Мы пожали руки друг друга, рука и сразу же получили в руки по шампуру и стакану вина.
  - За знакомство.
  Сдвинули стаканы, выпили. Пора приступать к еде. Ощутил себя собакой Павлова, исправно реагирующей на условный раздражитель, только почему условный? Самый что ни на есть натуральный раздражитель. Аромат от него шел просто замечательный, правильный, так сказать. Еще не попробовав, смело делаю вывод - произвел данный продукт настоящий (а не условный) специалист. И не из человечины-кошатины, но все же я не удержался от вопроса-шутки:
  - Шашлычок то того, из свинины не зомбированной?
  Олег шутку принял, хоть и вышла она прямо скажем плосковато и дурновкусно.
  - Нет, мясо самое натуральное, тут в соседней деревне прикупил за ПМ свежатины, местные до оружия очень даже охочие, что хочешь на него сменяют, наловчились уже свиньям сначала мозг пробивать, а уж потом кровь спускать. Этот свин еще вчера весело хрюкал.
  - Ага.
  Развивать тему дальше особо не хотелось, не то что бы я не знал, как свиней режут, но все равно... а может дело в том, что хотелось не говорить, а есть? Кто знает.
  Правда, на аппетите пауза в беседе никак не отразилась, очень даже наоборот, а ко второму шампуру разговор возобновился с новой силой.
  - Значит, вы город чистить собираетесь?
  - Да, это основная цель, но есть еще тема химии, ее же в Омске до... много, короче. А если она потечет везде? Будет крындец всему на очень обширной площади в зависимости от розы ветров и тому подобной хрени. С этим как-то мириться нельзя. Есть еще задача вывоза людей из уцелевших анклавов, перебазирования запасов и оборудования за город, удержать ключевые производства и мосты-переправы, тоже необходимо. Как видишь, тем много, а людей мало. Сразу поясню, я не Наполеон, эти задачи ОСБ в одиночку не решить, только вместе с другими дееспособными структурами, теми же десантниками или мотострелками из Таганрогской дивизии есть шансы удержать город и ресурсы, спасти людей.
  - Согласен, дела нужные. А как вы организовались?
  - Да, как-то сами собой. Сначала один, два, три, а где три там и девять. Отряд у нас сугубо добровольный, идут те, кому интересно. Правил мы еще никаких не выработали толком, прецедентов не было пока. (Игорь удивленно посмотрел на меня, намекая на утренний разговор с медиками) Хотя, вот сегодня случился как раз, этот самый прецедент. К нам решили два человека примкнуть, я добро предварительно дал, сказал - соберемся всем отрядом и решим окончательно. А ты как, один, сам по себе?
  - Вроде того. Сам себе голова. Не, я от общества не бегу, просто пока случая не было.
  - И что дальше делать думаешь? Я смотрю у тебя полный порядок. Вся оснастка, оружие, машина (не далеко стояла обычная белая 'нива' - самое то в нашей новой реальности транспортное средство). В помощи ты, наверняка, не нуждаешься особо, но жить одному тоскливо и опасно. Спину не прикроют, да и сделать чего серьезного не получится. Или я не прав?
  - Прав, во многом. Я понимаю так, к себе в отряд зовешь?
  - А и зову, грех хорошего человека не позвать. Ты, Олег, приезжай к нам в Авалон, посмотришь своими глазами. Поговорим спокойно и обстоятельно, даже если не захочешь в ОСБ вступать, так может, чего стоящего надумаем. Лады? Знаешь, где Авалон находится?
  - Сам я там не бывал, но представляю хорошо.
  - Хорошо, тогда ждем в гости, приезжай, с меня угощение, алаверды, так сказать. За шашлык спасибо, очень вкусный.
  - Ага, спасибо - добавил и Игорь свое слово.
  - Пожалуйста. Если что, подъеду сегодня часикам к двум, к трем.
  - Будем ждать. До встречи.
  Пожали руки, загрузились в пикап и, посигналив на прощанье, рванули вперед.
  
  Интермеццо 1. Олег Медведев.
  
  Утро было прекрасным. Вчерашняя встреча с Катей прошла замечательно, ужин удался, все что после - еще лучше. Даже мысли о поиске работы совершенно не задевали. Напевая какой-то старый мотивчик в четком и безусловном мажоре, Олег прошел на кухню. С утреца приятно выпить кофейку. Хорошего такого, настоящего. Обжарил свежую порцию зерен, взял кофемолку, перемолол, запах пошел по кухне самый тонизирующий, а ведь кофе еще не сварен даже. Залил в турку воду, насыпал молотого кофе, положил ложечку сахара. На огонь, умеренный. Как только кофе начало закипать и появилась пенка, сразу снял турку с конфорки правой, левой выключая газ. Теперь аккуратно наливаем черный густой напиток в чашку. Тут главное не слить слишком много гущи, но и жидкость всю перелить. Добавил не много сливок и помешал ложечкой. Готово. Можно приниматься за завтрак.
   Заодно в дело пошли ломтик ветчины, тонкий кусочек пармезана и свежая французская булка с небольшим количеством сливочного масла, укладываем все горкой и кусаем. Запиваем. Замечательно. У Олега даже появилось желание посмотреть телевизор, он ухватил кофе и бутерброд в руки и, не торопясь, прошел в комнату, уселся в кресло, поставил чашку на столик и щелкнул пультом. Мир был обычным, не таким радостным, как настроение Медведева, но вроде все нормально. Крупных войн и разрушений... стоп, это что такое? На экране симпатичная ведущая, чем то похожая на Катю, сообщала о случаях нападения в Омске на людей. Потом пошли кадры из больницы, где творился сущий беспредел, камера выхватывала в панике бегущих людей, уазики ППС и кареты скорой. Настроение еще жило в Олеге, но ноющие и недоброе ощущение неопределённости, знакомое ему с Чечни, уже посылало все более настойчивые импульсы в сознание. Импульсы эти сообщали - вокруг началась какая-то не здоровая ерунда.
  Отличаясь здоровой, уравновешенной психикой, что отмечали не раз его отцы-командиры, Олег все же смог спокойно закончить завтрак и даже радость весеннего утра с таким долгожданным, не по погоде жарким солнышком, не потускнела в его душе.
  Но, как только кофе был допит, объективности ради стоит сказать, что порция была не велика, бывший старшина спецназа внутренних войск Олег Николаевич Медведев (любые совпадения ФИО с кем бы то ни было случайны и не намеренны) обнаружил, что четко и недвусмысленно слышит голос боевой трубы.
  Пока мыл посуду, начала разворачиваться картина плана ближайших действий. Еще раз повторим, нервная система неоднократно бывавшего в бытность свою вованом, затем ментом в Чехии Олега (для тех, кто не в курсе: Чехия - это страна, где живут чехи, они же нохчи, они же чечены), была достаточно устойчива и закалена на совесть. Поэтому верить телеящику представлялось ему не разумным. С другой стороны, еще глупее не верить и подставиться под большую Ж.
  Исходя из такого расклада, уже бреясь в ванной, Олег решил, что он, во-первых, проверит свой ствол, старый добрый помповый ремингтон, купленный им по знакомству пару лет назад (как раз после ухода из 'органов'). И пересчитает патроны, заодно зарядит оружие картечью, лишним не будет, если все туфта, разрядить ствол труда для бывшего оружейника не составит. Во-вторых, взять нож и аккуратненько прицепить на пояс под курткой, нож проверять не надо, клинок, заточенный мастером на совесть еще при изготовлении, совсем не затупился за последний год, что логично при его качестве и малом объеме эксплуатации. В-третьих, прогулка по местам, показанным в передаче. Можно еще позвонить знакомым по старой работе, то есть операм из 'уголовки'(уголовного розыска) Первомайского УВД. Пока все. Само собой ходить не пешком, поедем на авто, почти новой 'ниве', доставшейся в наследство от дядьки. Цены на бензин кусаются, но ничего, сделаем себе приятно.
  К вечеру план был реализован на сто двадцать процентов. В дополнительные двадцать попали покупки, сделанные в спешном порядке: пять пачек картечи двенадцатого калибра и бензин - полный бак плюс две десятилитровые канистры багажнике. Особо запасаться продуктами смысла не было. В доме у Олега всегда имелся некий запас, а много ли одному надо? Еще днем позвонила Катя и сказала, что срочно улетает с родителями к родственникам на Север. Вроде того - будешь, заглядывай. Значит, судьба такая. Может и к лучшему, кто знает?
  Будто в продолжение мыслей об одиночестве раздалось пиликанье телефона. Номер высветился не известный, голос в трубке раздался мужской.
  - Олег, здравствуй, это Николай, Катин отец. Звоню тебе потому, что Екатерина не хочет уезжать с нами на Север, к родственникам. Ты должен помочь мне убедить ее.
  Медведев слегка опешил от такого поворота событий и смог только спросить.
  - А в чем дело? Почему вы должны ехать на Север? Объясните.
  - Нет времени, самолет через час. Ты телевизор смотришь? На улицу выглядываешь? Мир рушится и моя задача спасти семью. Мой брат - полковник, у него под ружьем воинская часть, мы там будем в безопасности, к тому же холод вызывает окоченение у зомби, понимаешь? Ты, если сможешь, потом приезжай к нам, как нас найти я расскажу, но сначала переговори с Катей. Позвони ей сейчас же.
  Олег размышлял несколько минут и в итоге принял решение. Он набрал Катин номер и сказал ей, чтобы она ехала с родителями, а он обязательно приедет за ней и заберет к себе, чуток погодя. Когда это было необходимо, в голосе Олега проявлялась отчетливая сталь, противостоять которой не могли не только двадцати двух летние девицы, но и матерые бойцы-спецназеры. Не удивительно, что девушка смирилась с перспективой отъезда и пообещала Олегу слушаться отца. Спустя десять минут перезвонил Николай. Сообщил, что они уже грузятся в самолет и продиктовал адрес В/Ч куда они направляются. Пожелал Медведеву удачи и отключился.
  Некоторое время Олег сидел неподвижно. Думать не хотелось. Внутри появилась странная пустота. Проявлять бурную активность не хотелось, поэтому он решил просто подождать развития событий, а то, что они последуют, он даже не сомневался. Ночь прошла мирно. На следующий день один знакомый 'опер' позвонил и посоветовал оставаться дома или сразу уезжать куда-нибудь в лес. В лес еще успеем - подумал Олег, но вслух сказал: 'Спасибо, понял'. Короткие гудки. Туго у мужиков со временем, видно на самом деле плохи дела.
  Несколько часов провел в аське, смотрел новости по Интернету, общался на форумах, общее мнение было однозначным - привычный мир погибает.
  Услышав выстрелы, сразу оторвался от компа и посмотрел в окно. На улице почти напротив его подъезда стоял 'УАЗик' ППС. Рядом с ним толпились граждане и были заметны три фигуры в форме и с оружием, они то и стреляли... В граждан...
  - Ничего себе - вслух сказал сам себе Олег, - это что вообще происходит то?
  В этот самый момент один из нападавших на милиционеров дорвался до того, который был ближе к машине и вцепился ему в лицо руками и зубами.
  - Ахренеть - вырвалось у Медведева непроизвольно, он даже чуток отстранился от окна, внезапно осознав, что внизу уже не граждане, а самые натуральные зомби, о которых читал сегодня в сети. Живя на первом этаже, спускаться по лестнице не обязательно. Сунув ноги в ботинки, схватил патронташ и ружье, открыл окно и вот он уже на улице. ППСники все же основательно проредили толпу. Вокруг них сейчас было не больше пяти животрупов, и трое грызли уже убитого человека. Второй еще сопротивлялся, автомат из его рук вырвал какой то шустрый мертвец, и теперь, мужик с каким-то знакомым Олегу лицом, пятясь, отстреливался из 'Макарова'. Звуки выстрелов смешивались с хрустом разрываемой ткани на теле убитого милиционера. Третий ППСник, видимо не выдержав сумасшествия, творящегося вокруг, внезапно дико закричал, поднял ствол к голове, и выстрелил, разнеся себе мозг.
  Сориентировавшись, Олег одним выстрелом снес голову одному из зомби, атакующего живого мента, поворот, цевье идет назад-вперед, выстрел в первого из грызунов, разрывающих тело второго патрульного. Еще есть два выстрела, первый - попал, зомби беззвучно валится вниз, второй, мимо, последний из троицы резко дернулся всем телом, совершенно не по человечески, и ушел от выстрела. Резкий прыжок в сторону, пальцы вырывают патрон из гнезда, суют в приемник, опять идет цевье и уже почти в упор выстрел, теперь точный. Боковым зрением он все же умудряется заметить, что последний зомби падает на землю, а вслед за ним оседает и человек с пистолетом. Быстро дозарядив оружие, Олег подходит к все же знакомому менту, точно, это Сева Толстых, он когда-то стажировал его, тогда ещё совсем 'сопливого' паренька, решившего после 'срочки' пойти в милицию. По пути, успев прихватить АКМС, выдернув его из дважды мертвых лап зомби. Лицо Севы залито кровью, глубокая рана пересекает всю щеку, он хрипло и надсадно дышит. Лицо бледное и растерянное.
  - Ты как, Сева, узнаешь? Это я - Олег Медведев. Стажёр помнишь меня?
  - Олег...ты! Здарова наставник. Спасибо, что спас, если б не ты, счас бы уже жрали меня, а все эти суки и не дернулись нам помочь, сами же нас и вызвали (Толстых с ненавистью посмотрел на слепые окна пятиэтажки).
  - Тебя куда задело?
  - Да задело, и везде и насовсем - Сёву скрутил спазм, переборов его, он продолжил.
  - Я знаю, если тварь зацепит, все, конец, поэтому наши уже не связываются с ними вблизи, мочат на расстоянии. А я вот лоханулся. Блин умирать не хочется. Думаю, скоро конец мне и встану я, как эти.
  Они помолчали, помочь чем-то еще Олег уже не мог.
  Толстых встрепенулся:
  - Слушай сюда мы приехали, по вызову УВДешной дежурки.
  -Что первомайка уже не работает? - удивился Олег.
  -Не перебивай! В первомайке - в клетках зомби, они поели дежурку, всех. Наши только и успели по рации крикнуть. Хорошо, что зомби тупые, дверь дежурки закрыта, если бы вырвались из отдела мало кто ушёл бы. Мы по тревоге подъехали, но никто внутрь лезть не захотел, хера ли там делать. Покричали, вдруг кто живой откликнется, тихо. Собрали тех, кто уцелел, рассадили по машинам и уехали.
   Севе становилось все хуже, но рассказ давал ему шанс отвлечься от предстоящего и он тянул время.
  - Короче, там в оружейке должно много чего остаться. Почти половина, да ещё чего-то новенького притащили. Ты знаешь чего и как. Выживешь, забери себе, если сможешь.
  Помолчали минуту.
  - Все, херово мне совсем, помоги, брат. Не хочу стать, как эти - он тяжело посмотрел на мертвяков - сам понимаешь, я же православный, самому нельзя.
  И протянул пистолет Олегу. В ответ Медведев, молча поднялся и сделал три вещи: отступил на шаг назад, сказал "Прощай, Севка" и выстрелил тому в голову.
  Потом он собрал оружие и боеприпасы. Мужики были вооружены тремя ПМ с запасными магазинами и двумя АКМС. На душе было пусто.
  
  Глава восьмая. Еще весна в начале, но сердце уж рвалося из груди.
  
  Стратегическое планирование и быт.
  
  Авалон встретил нас многочисленными следами от пуль, украсившими его стены, и разбитыми окнами, уже заделанными пластиком. Так что понять - здесь был бой, мог и имбецил. А мы, вроде, еще держимся на уровне. Хе - хе, дешевый юмор с перепугу. Мои под огнем были, а я где-то прохлаждался, спал, придурок. Надо было... Стоп. Тихо. Все в порядке, о семье надо думать не задним числом, а наперед. С другой стороны, я все же оставил большие силы в Авалоне, так что шансы отбиться у них были совсем не дурственные. Вроде отпускает. Нет, надо голову чаще проветривать, так не далеко и с катушек съехать от беспокойства. А это нам ни к чему. Совсем.
  Слева от ворот мечтой и песней возвышалась БМП. Как глазу-то приятно, елки-палки. Ее уже обложили чем-то типа бруствера по фронту. Сразу за воротами еще и БТР с тяжелым пулеметом. Красота. Мужики в форме на броне сидят, какие-то сидушки от стульев подложив. Мы остановились, вышли. Сразу подошли и Леша Доронин, и незнакомый офицер с погонами старшего лейтенанта. Поздоровался с обоими. Лейтенант представился.
  - Старший лейтенант Клыков Михаил, командир бронегруппы, направлен к вам, будем вместе Авалон, как опорный пункт, удерживать.
  - Здравствуйте, Шмелев Глеб, командир 1 ОСБ. Спасибо за помощь, очень вы вовремя пришли.
  - Это случайно вышло. Как услышали стрельбу, прибавили ходу и как раз вовремя подоспели, удачно.
  - Все равно, я вам, Михаил, очень признателен.
  Тот просто махнул рукой, мол, кончай с любезностями, лучше помоги материально. Это не вопрос, чем можем, поможем.
  - Старлей, вы уже завтракали?
  - Нас в шесть подняли по тревоге и в темпе сюда отправили, не успел еще толком.
  - Вот и хорошо, наши ребята пока подежурят, а всю твою группу приглашаю основательно подзаправиться, минут через пятнадцать.
  - Нет, всех нельзя.
  - Смотри, тебе виднее. Остальных сменишь, их потом накормим. Тогда договорились, через пятнадцать минут ждем.
  Повернулся к Леше и сказал.
  - Леш, давай всех собирай, переговорим в темпе, а потом народ покормим.
  Алексей кивнул и в темпе по рации начал раздавать команды.
  Поднялся наверх, обнял детей, жену поцеловал и стал ждать, пока народ подтянется. Егор подошел одним из первых, я его сразу сориентировал насчет завтрака для пехоты, но предупредил, чтобы сразу подходил, как накроет поляну. Он сделал поворот на 180 градусов и пошел готовить. А мы всей гурьбой втянулись в бильярдный зал, заодно прихватив стульев, чтоб было на чем сидеть. Я сам уселся на короткую лавку, рядом Наташу усадил, соскучился сильно и по ней, и по детям. Поглядел на их светлые головушки и понял, есть ради чего бороться. Должен я для них мир оставить, достойный жизни человеческой, а не душегубки. Никак иначе не могу.
  Ладно, мотивацией зарядился так, что хоть в одиночку на тысячу кидайся, всех порву, один останусь. Хммм. Смешно, а ведь и, правда, в теле легкость, аж звеню. Я таким себя помню, когда спринт бежал, ощущение, что не бежишь, а летишь. Здорово. А теперь, мысленно, пару ведер холодненькой на себя и думать. Народ уже смотрит, ждет, чего отец-командир изречет. Оглядел отряд, в сборе не все - Егор готовит завтрак для военных, Кирилл и Андрей остались в крепости, но их мнение по вопросам мне уже известно, так что сейчас, считая со мной, здесь семь человек.
  Для начала я описал Крепость, рассказал про захват и найденных медицинских работников, озвучил их желание присоединиться к отряду. В ответ получил шумное одобрение, даже не пришлось объяснять, как нам в принципе повезло, сами все просчитали быстро.
  - Значит, принято. Врача и фельдшерицу зачисляем в отряд. Все за? Отлично. Теперь нас уже двенадцать взрослых и два карапуза. Итого четырнадцать - цифирь отличная, ибо мой день варенья.
  Все рассмеялись.
  Нам с вами надо решить, как быть дальше. Оставаться в Авалоне, на мой взгляд, очень опасно, и раз уж у нас появилась новая база, есть смысл сосредоточиться в ней, кто что думает? Прошу высказываться.
  - В городе жить скоро станет совсем не вмоготу. На земле оно по- любому лучше, считаю, надо переезжать и уже оттуда проводить операции и в городе, и вообще.
  Это Денис, даже не ожидал, что он первым начнет говорить, но все по существу.
  Следующим по кругу сидел Леша Доронин, я посмотрел на него, вроде как, давай, говори, он и начал.
  - Авалон - место козырное, для зачисток зомби очень подходящее. Еще и техника подошла, вообще хорошо. Но жить тут слишком рисково,- легко засады на нас делать, и вообще, какая тут жизнь. Так что согласен, надо уходить, но и Авалон не забывать, договориться с военными и использовать, как базу в городе.
  Очередным в круге был Леша Большой. Он, поняв, что пришла его очередь высказаться, все же долго молчал, народ даже начал крутиться и переглядываться. Вздохнул и сказал.
  - Я с вами. Где будете вы, там и я. Можете на меня рассчитывать. Вот только надо решать по связи. Лучше всего к военным обратиться, пускай поделятся богатством. Если, как ты, Глеб, говорил, у них кадрированная дивизия, то раций всяких должно быть по штату, чего бы им пару нам не отдать? Не убудет, вот, что скажу.
  И замолчал. Мне его выступление понравилось. Я сам такой, условий в дружбе не ставлю и не люблю. Теперь, вроде как, моя очередь, но я решил воздержаться и перевел слово дальше, на Наташу.
  - Ты прекрасно знаешь, Глеб, я мечтала уехать из города, так что в любом случае, мой голос - за выезд. Там у нас больше шансов выжить и вырастить детей. Здесь, в Авалоне, мне не нравится, все время боюсь за детей, а так и с ума сойти не долго. Так что я за то, чтобы переехать, и как можно быстрее.
  - Понятно, а ты, Славка, чего скажешь?
  - Там обзор хороший, все будет хорошо простреливаться, я - за.
  И улыбнулся, показывая, что он, не конченный на голову снайпер, в юморе понимает. Все заулыбались. Наш стрелок уже доказал, что он не просто так с трубой ходит, на его счету уже четыре вооруженных врага, и все наповал, без права восстановления, даже в виде умертвий. Поэтому в улыбках и благодарность за то, что он с нами, и за то, что сумел всех развеселить в эти страшные дни.
  - Остается Игорь. Игореха, чего скажешь ты?
  - Глеб, чего говорить, я там был, все сам видел, лучшего места не придумаешь, разве военную базу заполучить, но это фантастика совсем. Так что переезд, сто процентов.
  - Теперь я скажу от лица Кира и Андрея, они оба тоже за перебазирование.
  - Сам я полностью согласен с вами, народ. Крепость - очень не плохой вариант, по нынешним временам... Ага, вот Егор идет, его спросим и можно резюмировать.
  Коротко объяснил Сахно, что к чему, он только рукой махнул. И добавил.
  - Жаль, конечно, Авалон оставлять, но, с другой стороны, не самое это лучшее место, а уж для жизни - совсем не годное, так что я - за смену базы.
  - Тогда принято единогласно. Теперь давайте думать, как будем переезд организовывать. Что может понадобиться нам для решения перспективных задач. А заодно и сами задачи сформулируем. Кто хочет по теме высказаться?
  Тишина. Никто не торопится, ждут моих выкладок, предположение подтвердил Егор.
  - Глеб, как командир, ты много чего об этом думал. Давай, без этой типа демократии. Колись.
  - То есть, мой заход на тему не прокатит? Понял. Тогда так. Есть главные задачи: первая - сам переезд, то есть физическое перемещение людей из пункта А в пункт Б, вторая - обеспечение нашей жизни на новом месте, то есть продовольствие, топливо, электричество, мебель, короче, куча всего, думаю, стоит списочек страниц на сорок накатать, третья - реализация нашей основной цели - чистки города, что требует подготовки и боевого слаживания, разведки и контрразведки, четвертая - техническое обеспечение, куда входят: машины и броня, с ГСМ; оружие и боеприпасы; одежда, обувь, амуниция, оптика, связь и еще тема - речные суда и баржи, думаю, мы на них многое сможем переправлять, тема хорошая, только не понятная. Вроде, так все. Теперь главное. Чтобы все это провернуть, нам надо ввести в отряде дисциплину, четкую структуру и понять, как мы все эти задачи будем решать, то есть разработать план действий, и нам всем надо учиться думать, как и что можно и нужно сделать.
  - Это все с одной стороны. С другой есть внешний мир, и, значит, нам необходимо организовать наши отношения с ним. Это и военные, с тем же Скороходовым надо договариваться четко, и бандиты - мы не можем просто так им спустить нападение, а если завтра они начнут на нас засады устраивать? Тут дело такое, раз началось, само не закончится. И наши товарищи из лагерей беженцев, и другие анклавы. Понятно одно - народу у нас маловато, вот вам первая задача для думания и делания - ищите, где бы нам подсобрать людей толковых, чтобы нам смогли помогать, а то задач много, а нас мало. Вопрос по отношениям с военными беру на себя, думаю, контакт найду, и есть у меня еще одна мысля про железку.
  - С бандой пока решать просто не кому. Это факт. Но будем искать решение, а пока удвоить бдительность, с оружием не расставаться. Вообще нигде. Вооружить всех, и тебе Наталья, тоже ствол дадим. И всем прямо с сегодняшнего дня начать тренироваться в стрельбе и перемещениях, быстром вскидывании к плечу, перезарядке, за стрелковую и тактическую подготовку назначаю ответственным Лешу Доронина, Леха, с тебя спрос будет по полной, готовь крепко, но патроны лишние не жги, все, что можно 'всухую' пусть делают, хотя, я тоже в списках учеников.
  Алексей молча кивнул и явно углубился в размышления (лицо его приобрело такой, несколько отстраненный вид, не заметить этого было для меня просто не возможно, вот и хорошо, пусть думает).
  - Слава, давай готовь себе второй номер, точнее, понятно, что вторым номером у тебя вот этот человек-гора с пулеметом, но подумай, кого можно подучить в плане снайпинга. Меня прошу не рассматривать, Наталью тоже.
  - Дальше. У нас есть понимание, чем мы располагаем? Егор, опись готова? Нет, тогда тебе сроку полдня, сегодня вечером, полную опись всего, чем располагаем, мне выкатишь. Хотя бы, в первом приближении.
  - По транспорту. Есть у нас джипы и ПАЗ. Джипы это хорошо, но нашу БМС 1 надо реально сделать, как я понимаю, пока тут конь не валялся? Тогда наш мехвод и начгар, что об этом думает?
  Игорь кхмыкнул, прочищая горло, и сказал.
  - Я тут подумал, надо все стекла снимать, то есть я уже их все поснимал, кроме лобовых и кабины, и часть сидений тоже убрал, оставил только первые три ряда и все. Стекла надо убирать потому, что если рядом взрыв будет, всех осколками стекла посечет хуже, чем самой гранатой или там чем. На их место надо ставить листы стальные миллиметра два или три и бойницы прорезать. Вот. Делов там не много, но нужны сами листы и оборудование. Таран - бампер уже делаем, точнее швеллеры подходящие нашли. Так что дело идет постепенно.
  - То есть нам нужен металл и оборудование? А на судоремонтном этого всего нет?
  - Почему нет, наверняка есть.
  - У тебя в мастерской в автохозяйстве было нужное оборудование?
  - Было, надо туда съездить, там вообще много хорошего.
  - Вот и отлично, берите ПАЗ, людей и мотайте туда. Как вернетесь, доводите БМС 2 до ума. Почему два? Потому что первая модель уже не актуальна. Отправитесь сразу, как договорим. Леша (чуть громче сказал я, чтобы гарантированно привлечь внимание Доронина - он сразу поднял на меня глаза), ты командир группы. Лады? Все, пока военные с нами, пользуемся этим и на охране Авалона держим не больше двух человек.
  Алексей, в конце концов, врубился в тему и согласно кивнул.
  - Принято, командир.
  - Вот и отлично, рассчитываю на тебя. Сам я, как вариант, один съезжу к Скороходову, но чуток попозже.
  В рядах бойцов возникло шевеление, похоже, они собирались возражать, я не стал давать им времени и сразу продолжил.
  - Теперь по структуре групп, основой их формирования должны быть тройки, это мы уже обсуждали, но в первом же бою все перепуталось, чему я сам, каюсь, был виной. Так что надо четко определить, кто и как действует. За сегодня надо всем подумать и к вечеру выкатить штатку.
  - Еще тема. Братцы, давайте по родным и знакомым пошукайте, может, кто в наш славный отряд вступить захочет, а то дел куда больше, чем нас. Люди нужны позарез. Так что думайте и действуйте.
  - Сам переезд будем планировать на завтра с утра. То есть сегодня нужно полностью доделать БМС и собрать самое необходимое - оружие, медикаменты, вещи и белье постельное, мыло и порошки и т.д. Все это надо упаковать в мешки-сумки и подготовить для транспортировки. Само собой продукты, это понятно. По оружию, думаю, всем надо иметь три ствола - пистолет, дробовик и нарезное, автоматическое или самозарядное. Леша, Егор, разберитесь и распределите оружие. По ГСМ - надо подыскать подходящую емкость на колесах и где-то заполнить ее. Будете в гараже, посмотрите заодно и по дороге тоже. Потом вывезем в крепость. По связи - переговорю с полковником, но надо подумать, где еще можно ее раздобыть, опять же к вечеру мне выкладки по этому вопросу жду ото всех. И еще. Все вопросы сразу не решить. Так что будем все делать постепенно. Не торопитесь. Сделайте сначала одно, потом беритесь за другое. Думаю, это всем понятно.
  - Вопросы, пожелания есть? Нет? Тогда всем спасибо, все свободны.
  
  Оценивая состоявшийся разговор и думая, почему именно так его повернул, пришел к выводу, что глобальные проговоры не нужны пока. Ребята молодые все, им действовать охота, никто даже спокойно сидеть не мог, руки ходят, каблуки притоптывают, сразу видно - не терпится к делам приступить. Вот и пускай делают. А думать придется в основном мне, пока что. Ничего, со временем и думать научаться - никуда не денутся, раз со мной связались.
  Понаблюдал за Егором, обсудил с ним, как он собирается действовать по составлению списков всего, что у нас есть. Предложил вариант разбить все на группы и создать реестр ключевых предметов, заполняя, в-первую очередь, его, а все остальное дописывая. Сразу взяли ноут и сделали таблицы, так что база будет в электронном виде. А раз у нее нормальная структура, то и посмотреть чего и как можно будет очень быстро, хоть, через те же сводные таблицы и сложные фильтры. Красота.
  На минуту заглянул в нашу оружейку - она же кабинет директора. Все битком, ё-моё, это сколько мы собрали всего? Богатство. Еще бы уметь с ним обращаться толком и тактику подтянуть и... стоп. Сам только что ребятам говорил - решать задачи постепенно. Значит, и этому научимся. Все еще впереди. Оптимист я конечно законченный. Но иначе, всем кто вокруг меня просто не выжить и тем более не жить.
  Подбежали сыновья, требуют папку для общения. Отказать не возможно. Все дела побоку, играем, разговариваем. Малыши излагают свои мысли о происходящем, и то, что они видят вокруг им не нравится. Даже оружие вовсе не радует в таких количествах, а пугает, они у меня натуры тонкие, развитые и не злые, помните как у Грина в рассказе о рождении Бом-Грана 'Главное, чтобы не злой' я тоже так считаю. Добрый человек это так много, душа у него живет, я вот на детей смотрю и вижу, что душа у них живая, зла ничему живому вокруг они не хотят. Если чего и навредят, так по не знанию, но знания вещь наживная, захотят - приобретут, а они наверняка захотят, я, по крайней мере, все для этого делаю, что могу. Наташа подошла, села рядом прижалась ко мне.
  - Что трудно вот так мужа ждать? Ничего родная, это службишка, не служба. Держись.
  Обнял ее. Так посидели, наблюдая за игрой и разговором детей (у них как-то все одновременно получается). Жена молчит, не хочет ничем портить эти минуты, я тоже. Хорошая она у меня, лучше всех. Да, еще и умная, точнее, разумная, что куда серьезней. Философ. Лучшей советчицы не придумаешь. Как в песне: с женой поговоришь - ума наберешься, с чужой погутаришь - и тот потеряешь. Вот так и у нас. Иногда молчание лучше слов.
  К сожалению, все хорошее заканчивается. Пришли ребята, говорят: 'Собрались, выезжать пора' подразумевая предвыездной осмотр командиром и отеческое напутствие. Встал, пошел вниз, малыши за мной увязались (вы не думайте, они не такие и малые, но в школу еще не ходят). На улице фырчит наш полупаз-полуброня, ребята вместо стекла натянули пластиковую пленку в несколько рядов, выглядит машина странно, ничего, скоро преобразиться. Подумал, может с ними рвануть? Но группа уходит почти вся, хватит им народа. Леша Доронин, Слава с Большим, Игорь, Денис. Только Егор остается и я. А двое на базе должны быть все равно. Так что заступаю на фишку. Осмотрел снаряжение, поглядел на ребят. Вид бравый.
  - Осторожненько, смотрите по сторонам, могут быть засады. Тут не далеко, тем более внимательней. Берегитесь зомби. Всей толпой не ходите. Вас пятеро, значит, трое чистят, двое тылы прикрывают по полной, то есть не в носу ковыряются, а позиции удобные заняли и держат. Думаю, это нашего отделения поддержки задача. Но вашему командиру на месте видней будет. Слушайте его, как отца родного и не спорьте, это мой приказ вам бойцы. Все, удачи. С Богом. По машинам.
  Ребят, как ветром сдуло. Слушали внимательно, но еле дождались, до того в дело рвутся, я аж за переживал, может зря отпускаю одних, горячие головы? Нет, чую все хорошо будет. Слишком близко броня здесь, не будут на них нападать, а зомби им не страшны. Мутанты скорее в жилых кварталах. Все будет нормально. Помолился коротко, раньше такое редко со мной случалось, только когда что опасное или страшное, теперь чаще, видно слишком много вокруг и опасного, и страшного.
  На фишке все время вслушивался в рацию, ребята регулярно докладывались, на таком расстоянии наши 'мидленды' добивали еще. Одновременно внимательно отслеживал все вокруг, то через роскошный бинокль с кучей приспособлений вплоть до дальномера, то просто глазками - надоедает в окуляры смотреть. Все тихо. В рации новая инфа. Тройка штурмовиков обнаружила зомби и зачистила их парой залпов, очень гуд. Потом откликнулся Слава, трое зомби ему в зачет. Да, им пока что до моего счётеца далековато, сколько ж я застрелил, задавил за эти дни? Сотни полторы? Больше? Не считал ни фига. Чего их считать то? Но все равно мало, вон их сколько - целый мир умертвий. И все нашего мяса хотят. В мире всегда было больше мертвых, чем живых, но они хотя бы не мешали живым, а теперь что? Нет, я против. Надо найти способ решить эту проблему, найти выход, чтобы человек просто умирал. И воскрес только при втором Пришествии Господа и Страшном Суде. И не раньше. Вот так.
  Опять ребята. У них дела идут отлично. Нашли на базе ремонтный грузовик ЗиЛ и прицеп к нему со сварочным агрегатом, просто молодцы. Собрали всякого инструмента и оборудования для газо - электро сварки, зап. частей много, красавцы. Металл нашли, только тонковатый, но нам сойдет - в два слоя сделаем, а внутри запеним или чем заполним - еще лучше будет. Грузят это все на машины. Выехали назад, уже на четырех машинах: наш 'ПАЗик', еще один 'ПАЗ', жаль только не полноприводный, та самая реммашина и 'нисан террано' разведки. Как вернуться, надо сходить к автосалону, он тут в пяти метрах, посмотреть чего и как, заодно в магазин пожарного оборудования, может и там чего хорошего найдем?
  Еще тут совсем близко магазин 'Ткани' и туда пусть бойцы наведаются и все заберут, чего добру пропадать, а нам еще вещи на зиму, на лето всем шить и там помнится отдел со швейным оборудованием (машинки, оверлоки, ножницы и тд) есть и фурнитуры всякой полно. Я откуда такой в этой теме грамотный? У меня жена шьет, раньше пока преподавать не начала и кандидатской по философии не занялась, шила нам всем.
  Еще когда ехал сюда заметил по дороге кран, здоровый такой, вот мысль - а чего его не утащить и вместо донжона не приспособить, заодно и антенны, высота то у него серьезная, куда выше башен крепости, если на самый верх мощные камеры поставить и провода вниз - то можно очень большую территорию сканировать, заодно там же и всякие антенны поставить, и для сотовой и для радио связи. Можно еще типа бронекапсул сделать и там тяжелую снайперку поставить или тяжелый пулемет, тогда на несколько километров к нам не подходи. С высоты выстрел еще дальше выйдет, а стрелок в броне сидит, такая махина никаким РПГ не обломается, а мы еще и укрепим, фундамент сделаем и типа одноэтажного бункера вокруг основания, там и связистов, и наблюдателей, которые за камерами следят.
  Да уж, размечтался, камеры, бронекапсулы. Где это все? Нету. Зато кран есть. Только его вывезти надо. Вопрос как? Разве машину специальную достать и потом либо так и волочь, либо на баржу погрузить и речкой доставить. А что, мысль. Речка теперь вообще - тема. Так что срочно надо разживаться буксиром и баржами. Порт рядом, три шага, туда вообще надо по основательней забуриться. Там ведь много хорошего есть. Нужного.
  А вот и ребята, появились на горизонте. Молодцы. Целый караван. Впереди метрах в пятидесяти джип идет, за ним 'ПАЗ' новый, большая зеленая машина с кунгом и коротким одноосным прицепом, и последней замыкает БМС-2. военная машина, что вы хотите. От этого зрелища у меня чуть не слезы навернулись, от гордости и радости, вот мои ребята идут, хорошо идут, вокруг бедлам смерть, пожар и дым, а они идут как на параде. 1 ОСБ имени Достоевского. Теперь вниз, встречать ребят, по правилам это задача моей фишки, ближней к воротам. Спускаюсь, колонна уже втянулась во двор. Из ЗиЛа выскакивает Игорек Замятин и буквально кидается ко мне, его переполняет радость. Ей нужно немедленно поделиться, вот он и делится со мной. Я тоже радуюсь, все как-то внезапно собираются в круг, даже Егор здесь и Наташа, и дети, военные смотрят на нас с брони, какими то непонятными взглядами, может, осуждают, может, считают балбесами, а, может, и завидуют чуток. Но мы уже ничего не замечаем, мы обнимаем друг друга, Игорь, что-то кричит восторженно, и мы уже несемся по кругу, исполняя русскую версию джиги, нам весело. Наконец, бешенный хоровод останавливается и я начинаю понимать, что говорит Игореха:
  - Глеб, я все время помнил про этот ЗиЛ, но не говорил, боялся спугнуть удачу, приезжаем я ребятам говорю, давайте сразу в дальний угол проедем территории за мастерские, они мне, зачем, чего, а я - подождите чуток. Выезжаем, а там - стоит родной, это же сказка, а не машина, тут все есть. Теперь я такого наделаю, закачаетесь. Да еще и прицеп со сваркой, вообще песня. Я как в кабину залез, поверишь, выходить не хотел, пока меня Леха не обматерил. Потом уже в цех пошли, там постреляли не много и еще много чего собрали. Так что точно к вечеру БМС сделаем. Нет, ты посмотри, ты залезь внутрь, это же... нет слов. Все есть. И баллонов для сварки набрали и электродов, да всего.
  Осмотрели мастерскую изнутри - здорово, есть чему радоваться. Честно скажу, вот таким вещам куда больше радоваться хочется, чем автоматам. Но автоматы то же хорошо, особенно, когда они есть.
  - Игорь, это все вообще то, как называется?
  Продемонстрировал я свою полную некомпетентность. Наш начгар чуть осуждающе глянул на меня и все таки объяснил.
  - Это ЗиЛ 131 МРМ, то есть мастерская ремонтная механическая, с прицепом со сварочным агрегатом, для электросварки, короче.
  - А газовая сварка, вроде вы говорили по рации, что и ее нашли?
  - Она тут в комплекте, но мы еще один аппарат обнаружили и вывезли и баллонов полных. И еще оборудования много нужного.
  - Понял. Вот что, братцы, пускай тогда Игорь и Деня начинают тут разбираться и БМС делать, а вы давайте по списку пробегитесь. Смотрите, тут прямо на углу магазин пожарного оборудования, там чуть дальше автосалон и рядом швейный магазин. Посмотрите чего там и как. Ну и организуйте вывоз самого необходимого.
  Успеваю заметить, что в руке у Леши Большого железная кувалда на длинной железной же рукояти, вид у нее крайне мрачный, он ею так помахивает, легко придерживая в левой руке, вот же силен слоняра. Показывая на агрегат, спрашиваю, где такое счастье нашел, он отвечает, что в гараже углядел, давно хотел, чем таким разжиться, чтобы зомбей и мутантов бить. Понятно. Ну, добре.
  Ребята опять выезжают, хотя тут пятьдесят метров, но там могут быть зомби, без машин рискованно. Вскоре от них поступают первые отчеты, в магазине пожарном не мало всего хорошего, решетку на окне вырвали, зацепив тросом к передку второго 'ПАЗа', забрались внутрь, там пусто. Точнее ни живых, ни мертвых. А вот всякой оснастки - полно, нашли и пилы дисковые по металлу, ручные и, что особо интересно, обнаружили моторез, диковатая штуковина очень не малого веса, но с одним большим преимуществом - не надо провода тянуть, она от бензина работает, ребята сказали, по техпаспорту углеродистую сталь режет на ура. Тут же и проверили, предварительно заправив, работает как надо, этим самым моторезом спилили замок и начали вынос имущества самого ценного, включая специальные топорики, вещь шикарная. Пусть у всех такие будут.
  Отзвонились Кирилл с Андреем, у них в крепости все тихо и мирно, но бдительности не теряют, заодно учат новеньких с оружием обращаться. Вот и замечательно, так бы и дальше. Договорились, когда они опять сообщаться и закончили разговор.
  Потом бойцы вернулись на базу и начали выгрузку, и в этот момент я заметил машину, знакомую белую 'ниву', похоже, утренний знакомый едет, да, точно он. Теперь четко вижу лицо. Мощная штука этот бинокль.
  По рации сообщил военным, что едет свой, и опять пошел вниз - встречать.
  Олег, выйдя из машины пару раз оглянулся по сторонам, оценивая и сам Авалон и броню, и машины, и кипящую у 'ПАЗика' работу. Пожал мне руку.
  - Решил не тянуть, приехал по раньше. Вижу у вас тут все серьезно (и не поймешь, то ли шутит, то ли серьезно говорит).
  - Да, мы такие. Хорошо, что приехал. Честно скажу, нам люди очень нужны. Так что задавай вопросы, отвечу.
  - Нет, вопросы это так, у меня другое предложение. Обсудить стоит.
  - Давай, пойдем вон там присядем, я заодно и наблюдателем поработаю, и с тобой поговорю, не против?
  - Почему нет? Пошли.
  Добравшись и устроившись, мы начали разговор. Он вышел довольно коротким, но очень содержательным. И вызвал целую лавину непредвиденных и героических событий.
  Выяснилось*, что Олег несколько дней назад встретился с одним своим давним знакомым, встреча эта была обычной для нового мира, на патруль милиции напали зомби поели-покусали всех, Медведев влез в это дело и помог ППСникам, но уже поздно, двое погибли, один был ранен и должен был с минуты на минуту восстать в новом качестве. Перед смертью он рассказал Олегу про оружейку первомайского УВД, по его словам, там много чего осталось. И вот теперь Медведев предлагает нам совместно зачистить дежурку и взять оружие и боеприпасы. Себе. Список примерный, того, что там должно быть, впечатлил меня. Очень основательно впечатлил. На мой вопрос:
  - Что там должно быть реально?
  Последовал развернутый ответ.
  - В оружейке должны быть пара РПК, ПКМ, одна СВД плюс штуки четыре-пять АКМ, восемь-десять АК-74 (либо АКС-74), СК-23 и другие спецсредства должны были бы остаться, ну и штук 15 ПМов.
  - Олег, СК-23** эт чего такое?
  - Помпушка-мэйд СССР. Двадцать третий калибр, нарезной ствол от авиационной пушки бьет на сто пятьдесят-двести метров, в магазине три патрона.
  
  * События эти подробно описаны в Интермеццо 1. Медведев Олег.
  ** Авторское примечание - Олег ошибается, оружие называется КС-23. но по сути все верно, согласитесь?
  
  - Для милиции? Ее не продают, вроде видел незадолго до катастрофы по ТВ, из нее можно всякими хитрыми патронами стрелять? И свето-шумовые к ней есть - очень удобно против зомби - стрельнул, там все светло, зомби отвлеклись, красота. Черемуха нам не нужна, а вот картечь или пули... Да это ж почти убер пушка, только патронов мало, а можно четвертый сразу в патронник? - видение ручной артиллерии представилось мне во всей красе.
  - Хрен его знает, по идеи должно, но я не слышал, чтоб кто-нибудь пробовал - ответил Медведев.
  - Понял, нет, все равно серьезно, как думаешь, сколько патронов может быть в оружейке для него?
  - Спецсредств на цинк. Это если их в первый день централизованно усилили вооружением, а их почти наверняка усиливали.
  - Кстати, Олег, сколько СК-23 в оружейке - один или как?
  - По идеи минимум два, может и три.
  - На каждый по цинку или на все? - продолжаю допытываться я, почему-то тема этих тяжелых дробовиков мне даже больше интересна, чем все остальное, этого то добра у нас уже и так хватает, хотя, запас кармана не тянет.
  - При усилении на каждый, но не больше, скорострельность минимум. Я сам один только раз видел, чтобы СК по учебной тревоге вытащили.
  - Ну и как впечатления?
  - Бандура - улыбнувшись, ответил Медведев.
  - Что, такая здоровая, не поворотистая?
  - Ага, и угловатая, без патронов больше трех кг весу.
  - Все равно интересно, пока сам в руки не возьму и не стрельну пару раз, решать не буду.
  И чем меня так привлекла эта пушка? Может тем, что потенциально могла стать реальным оружием против мутантов? Думается мне, один выстрел из такого калибра снесет любого монстра.
  - А броня? - поинтересовался я. С броней у нас пока все скромно, почти никак.
   - Броня дежурной смены - остальная у оружейника, а он сидит отдельно, да и при такой ситуации, у него останется, так что броников девять-десять там четвертой степени найти можно будет, но не больше, для начало и этого хватит всех оснастить.
  - Девять-десять четвертой - это ж против пятерки или как?
  - Стандартный б/ж четвертой степени держит АК-74, три одиночный выстрела, не бронебойные. (Подумал и добавил) В принципе там могут быть два-три броника с керамической бронёй, класса так 5, килограмм на десять. Для начальства.
  - Ну, их на фиг - тяжеленные, хотя...
  Не подумав, ответил я, и Олег меня с ходу переубедил.
  - Не скажи керама лёгкая, удобная. Для разведки само то.
  - Да, и для пулеметчика на турели в нашей БМС, и для водителя-механа тоже.
  - Для водил - ты прав. А титан такой же килограмм на пять тяжелее.
  - А что с боеприпасами?
  - Стандартный запас - по четыре рожка на двести человек.
  - То есть на сто бойцов на круг выходит 400 магазинов или умножить на 30,
  получим двенадцать тысяч патронов? Серьезно. Очень. И что, это все там лежит, менты не разобрали по тревоге?
  - Часть, может, и разобрали, но много осталось, слишком все быстро полетело к чертям собачьим. Понимаешь, у них там все очень резко началось, толком отреагировать не успели.
  - Тогда давай так, прямо сейчас съездим, посмотрим чего там и как вместе. Потом вернемся на базу, сюда в Авалон, обсудим с народом и начнем операцию по оснащению оружием. Договорились? Тогда я сейчас сменюсь на фишке и поехали.
  Позвал Дениса, передал ему дежурство, предупредил ребят, объяснил куда еду и с кем, потом мы с Олегом загрузились в 'икс терру' и выехали на разведку вожделенной добычи.
  Дорога до дежурной части на зеленом острове не заняла много времени, снова натянув на лицо маску, я погрузился в чад и смрад гибнущего города. На удивление пожары не утихали, а ведь целые кварталы выгорели под чистую...
  Лишь бы химия, какая не загорелась, тогда всем конец. Нет, надо в темпе перебираться на новую базу, раз уж она так удачно нам подвернулась. А вот потом нам придется подумать о химии в Омске. Надо начинать принимать меры по предотвращению экологических катастроф, они просто добьют омское человечество. А для чего тогда создан ОСБ? Вот как раз для этой работы.
  По дороге еще вот какая мысль затесалась. Ведь я фактически не знаю того, кто сидит сейчас рядом со мной, почему же я ему так слепо доверяю? Не понятно. Но одно могу сказать точно, что-то я чувствую, и это чувство подсказывает мне - это правильный человек, надежный и с ним у меня, у всей нашей бригады много связано в будущем. Вот хоть тресни, хоть на миллион поспорь, уверен на все сто, а почему, сказать не могу, мало эмпирического материала наблюдений.
  Вот и надо уточнить.
  - Олег, ты раньше то, чем занимался, я так понимаю, в милиции служил?
  
  Глава девятая. Покой нам только снится.
  
  Из сводки Омскинформбюро - Сегодня в городе кипели частые бои по широкому фронту.
  
  Разведка прошла успешно, даже стрелять не пришлось, от входа в дежурку несло явственной опасностью. Сама дверь была закрыта, к сожалению, которое было связано не с необходимостью вскрывать ее, а исключительно с тем, что зомби даже захоти они того, не смогли бы выбраться наружу и расползтись. Жаль. Ну что, будем решать задачи по мере поступления.
  Вернувшись, начали планировать операцию. Первое, что сделали - Олег нарисовал план дежурной части и подробно описал все объекты и коридоры, какие там двери какие расстояния и площади, высота потолков, наличие замком и решеток, короче, все и подробно. Я хотел штурмовую группу одеть в зимнюю одежду (по своей старой привычке, которая спасла уже не одну жизнь во время зачисток), но и мне, и ребятам повезло, в пожарном магазине они обнаружили много комплектов боевых костюмов пожарного, каски, перчатки, сапоги. Прокусить все эти слои ткани не реально и мутанту, мы даже попробовали их топором рубить, более-менее держат, а что еще надо? Идти решили тройкой, сначала хотел вдвоем - я сам и Олег, как инициатор и знакомый с местностью старшина спецназа, но потом я посмотрел на Большого, подумал и сказал ему.
  - Алексей, я смотрю, ты все с кувалдой не расстаешься? Тогда вот какой план, оденем тебя в два-три слоя, усилим еще чем и пустим как таран впереди, а мы с флангов с дробовиками. Давай снаряжайся и не забудь пистолет прихватить.
  Повернулся к Доронину и добавил.
  - Леша, тогда ПКМ пока твой.
  Затарились патронами, гранатами и на выход. Я сам гранаты пока в руки не беру, опыта никакого, пускай лучше их более умелые гренадеры юзают. Разгрузку тоже одевать не стал, только патронташ на пояс и кобуру с пистолетом, да топор в специальной петле, и, главное, 'фабарм' тактический в руки.
  Уже выходя на улицу, подумал, а как таскать будем добро, когда и если добудем? Спросил у Егора, чего бы такое приспособить? Он задумался секунд на пять и выдал. Есть, говорит, носилки, сам не знаю, зачем они тут, но сейчас принесу. И, правда, притащил обычные складные носилки, а чего, очень удобно, места мало занимают и для дела пригодны. Годится, закидываю в салон автобуса и все, по коням, в смысле, по машинам.
  
  Выехали впятером. Трое - штурмовая группа: Шмелев, Медведев, Большой и группа прикрытия: Котов и Доронин - временный состав отделения оружия. Их задача прикрывать наши тылы и беречь технику. Выдвинулись на трех машинах, двух джипах 'нисан террано и иск терра' и новом 'ПАЗе', наша БМС еще не готова. Машины составили в треугольник, и зачистили, не спеша, окрестности. Зомби от выстрелов начали потихоньку расползаться, видно начинают постепенно соображать, и пускай. Пускай они нас боятся.
  Как уже говорил, дверь закрыта, мы накинули трос на капитальную ручку входную и зацепили за крюк на 'ПАЗе' дернули аккуратно пару раз - замок вырвали почти. Стоп. Теперь осторожненько снимаем и ставим автобус на место. Большой ломиком доламывает дверь и сразу шаг назад, Олег уже державший готовую к броску гранату (эфку из числа полученных от Скороходова), сходу закинул ее внутрь, мы быстренько прижались к стене, грохнуло, повтор, еще одна граната летит в помещение, опять взрыв, мы в темпе строимся. Большой на острие с кувалдой, слева от него я с фабармой, Олег - справа с 'Вепрем' (свой ремингтон он оставил, слишком мало патронов входит в магазин, на касках у всех троих фонарики, у нас еще и под стволами фонари есть. И широко раскрыв дверь, входим. На мгновенье широчайшая спина Большого заслоняет весь дверной проем, еще шаг, и мы втекаем внутрь. Сразу слышу выстрел справа,
  - Один есть.
  Это Олег, у меня все чисто пока. Не торопясь, осматриваемся, нам бы вообще выгодней выманить зомбей сюда. Здесь довольно просторно, как и рисовал Медведев. Метров пять на пять. Дымно, много пыли, известка витает, стены посечены осколками, пуленепробиваемое стекло дежурки пробито осколками гранат, двери, которые не железные - вынесло. Лепота. Посреди комнаты - два сильно побитых зомби, один совсем дошел, второй шевелится, мы его не трогаем, зачем? Тихо. Шаг вперед, еще, поворот налево, смотрю в проем двери кабинета замзама - бывшее кафе (слова Медведева), выстрел, выстрел.
  - У меня один.
  Слышу щелчок, Олег меняет магазин, это правильно.
  Боком наша тройка смещается к входу в кабинет, я осматриваюсь - никого больше нет, вот и ладушки. И только разворачиваюсь, как замечаю стремительное, смазанное движение. Рев Большого, кувалда стремительно поднимается и опускается, удар вминает череп мутанта и тот даже проседает от мощи обрушившейся на него с небес. Мы с Олегом одновременно втыкаем картечь, не сговариваясь, бьем по ногам, я попадаю в колено, оно фактически исчезает, пять семимиллиметровых пуль, это очень серьезный аргумент на расстоянии одного метра. Олег бьет чуть выше, в сочленение бедра и таза, эффект схожий, тварь обезножела. Пока мы стреляем, наш молотобоец успевает нанести еще один удар, мутант просто расплывается, ему конец. Не успеваем насладиться законной победой, как изо всех трех коридоров на нас вываливается толпа зомби. Начинается месилово. Тут главное не тормозить, удары кувалды, как громы небесные, обрушиваются на обитателей преисподней, наши выстрелы - молнии, разящие порождения мрака. Меня охватывает ярость, хочется бросить ружье, схватить топор и вместе с Большим крушить врагов, раскалывая их черепа, я что-то ору, совершенно не воспроизводимое. Все же на окраине сознания сидит мысль - ты не берсерк, твоя задача стрелять, вот и стреляй.
  Считаю выстрелы, уже шесть, седьмой, все, я пустой, зомби прут с прежней силой. Бросаю ружье себе под ноги и выхватываю пистолет, патрон уже дослан, только жми. На Лешу кидаются сразу трое, одного он сносит, но еще двое проходят, я то больше не стреляю. Один особо шустрый мертвяк повисает на правой руке Большого, мешая ему сражаться, второй бьет когтистой лапой по лицу, зубами он до Лехиной головы просто не дотягивается, ростом не вышел. Стреляю в упор, пули одна за другой входят в голову того, кто на руке повис, он падает, Алексей ногой отпихивает второго, прямо под мой выстрел, попал в грудь, чуть выше прицел и попал, еще один готов. Стрельба с правого фланга не прекращалась - Олег, проявляя чудеса оперативности, успевает перезарядить 'Вепря' без потери темпа. Продолжаю стрелять в зомби, пистолет в руках выплевывает смертельные посылочки точно в лоб адресатам.
  Атака захлебывается, они все же сумели добраться до Большого, но прокусить его доспехи не смогли. В Авалоне, о чудо, нашелся огромный рыцарский шлем, настоящий кованный новодел, который подошел ему по размеру, примерно с двухведерный самовар, сейчас он спас его жизнь. Лапа, доставшая Лешино лицо, встретилась с забралом и только слегка погнула его решетку.
  Сказать, что все происходит в тишине, невозможно. Зомби атакуют молча, но вот мы отработали за всех, совокупный грохот и рев, извлеченный из наших глоток, не уступит корабельной сирене. Крик помогает ощущать себя живым, все-таки жуть вокруг неимоверная, но страх уходит, куда-то далеко, благо, осторожность с нами.
  Я меняю обойму пистолета и сразу же обратно в кобуру, подбираю ружье и как могу быстро снаряжаю магазин, Олег просто меняет один на другой, все, мы готовы. Но если бы менты, тогда полезли - их бы точно порвали. Нас спасли пожарные костюмы и богатырская мощь человека с кувалдой. Елки-палки, вот это драка, с ума сойти. Держим периметр. Ждем. Все тихо. Олег говорит.
  - В правый коридор ушли двое, в коридоре к ПВС никого.
  Его дополняет Большой, он чуток запыхался.
  - В дежурке никого не вижу, вроде.
  Ну, правильно, при его двух метрах можно и через барьер заглянуть, к тому же он к ней ближе всех стоит. Докладываюсь сам.
  - Налево ушел один, больше не заметил, но не факт, что их там не больше. Передохнули, переснарядислись? Тогда давайте дальше выдвигаться.
  Идем вперед. У разбитого окна дежурки останавливаемся, разворачиваемся в разные стороны. Олег держит правый коридор, Леша контролирует прямой, который к ПВС (знать бы, что это такое?). Я отслеживаю левый, ведущий к столь желанной оружейке и клеткам обезьянников.
  Тихо, это плохо, лучше бы сейчас полезли, мы так хорошо, крепко стоим. Но видно не судьба. Идем вперед, точнее смещаемся вправо, до двери на лестницу, куда ушли два зомби, Олег, берется за ручку, и начинает закрывать, ожидая в любой момент рывка с той стороны. Но все спокойно, подхватываем с пола ножку от стула и проталкиваем в петлю дверной рукояти, теперь это направление худо-бедно, но заблокировано. Дверь коридора, идущего прямо от входа, тоже открыта, идем туда, с одного из тел, с пояса снимаю наручники и ими прищелкиваю петли. Теперь и здесь порядок. Разворачиваемся и шагаем назад.
  Снова дежурка. Цель все ближе. Начинаем продвигаться. Длинный коридор, слева глухая стена, а справа клетки обезьянников и вход в дежурку, дверь открыта. Пока никого. Решаю выдвигаться налево, впереди комната отдыха, и рядом с ней, закрытая дверь оружейной. Помещение метра четыре на четыре, двери клетки для допросов открыты, дальше кухня, рисковать не хочется и внутрь летит граната, взрыв и мы входим внутрь, пусто, очень замечательно. Теперь у нас чуток хромают тылы, сзади могут напасть, предлагаю вытащить второй стол из дежурки и перегородить им коридор. Пока мы с Олегом держим периметр, Большой без труда вытаскивает мебель и ставит столешницей в проход, натуральная баррикада.
  Оставляем Олега за ней и вдвоем идем в комнату отдыха. Леша поднимает кувалду, а я открываю рывком дверь, едва успеваю ухватить оружие двумя руками, удар, меня отбрасывает на пол, я выталкиваю вперед ствол ружья и, прикрываюсь им, еще даже толком ничего не сообразив. Удар, даже сквозь тело зомби ощущаю сильнейшее сотрясение всего организма, своего само собой. Рывок. Дваждытруп отбрасывают с меня. Похоже, живой, только оглушен, все тело напоминает кисель, это ж каково зомби приходится под ударом Большого? Я тихо охреневаю от всего вместе, лежу - расслабляюсь, думать и двигаться не хочется. Постепенно прихожу в себя, слух возвращается, опа, это ж я оглох, что ли? Слышу доносящиеся, вроде как, из далека голоса.
  - Ты в порядке, Глеб?
  - Глеб, ты как?
  Говорить не могу, только киваю головой, мол, порядок в танковых войсках. Сажусь, медленно встаю, опираясь на руку. Приятно, что ствола не выпустил. Ждем минуту, не меньше, пока приду в себя. За это время Леша успевает осмотреть дверь и приходит к выводу, что надо взрезать, выходим вместе, мы с Олегом остаемся у входа и следим, чего и как, а Большой берет моторез в левую, в правой кувалда. Строимся, то теперь мы впереди, шагаем до пункта назначения. По дороге оставляем Олега на уже привычной позиции у стола-баррикады.
  В лапах Большого моторезак, весящий за десять килограмм выглядит игрушкой, он запускает пилу и аккуратно подводит ее к петлям двери, летят искры, противно скрежещет металл, очень громко. Верхняя петля срезана, теперь нижняя. Все. Резак замолкает, Леша откладывает его в сторону и берет в руки молот. Я, уже чуток оклемавшись, тоже меняю огнестрел на топор, мы это заранее обсудили, стрелять в помещении битком набитом боеприпасами, чуток не разумно.
  Привязываю к остаткам дверной петли фал, отступаем на расстояние безопасное при ее падении. Дергаю, раз другой, эффекта маловато, присоединяется Большой, и дверь падает с оглушительным грохотом, мы не ждем, бросив конец веревки, хватаем оружие обеими руками. И видим зомби в форме милиционера, оно не кидается на нас, а медленно начинает шагать, как-то обреченно даже. Я делаю знак Лешке, и выступаю вперед. Думается мне, это и есть оружейник, его укусили, он вырвался и спрятался в своей родной оружейке. Но она его не спасла. Все эти дни он неподвижно стоял в полной темноте, дожидаясь неизвестно чего, как раб лампы, защищающий свои сокровища. Мне жаль его, этого бывшего человека, удар топора, тело падает. Все, путь свободен.
  Заходим внутрь, большая часть шкафов открыта. Считать и перебирать некогда, пора начинать эвакуацию. Мы заранее заготовили что-то вроде носилок, теперь вдвоем возвращаемся к машине и берем их. Начинаем грузить все подряд. Процесс идет в темпе, но длится довольно долго. В итоге, Олег меняет меня, слегка выбившегося из сил и еще толком не пришедшего в себя после удара кувалдой, в котором я поработал наковальней, я заступаю на дежурство у баррикады. Часть имущества и немалая, хранится в ящиках, ребята таскают их чуть не бегом, каски они сняли, куртки расстегнули, от обоих валит пар. Закончив с оружейкой, где даже не пришлось ничего пилить - все ключи были на теле обнаруженного здесь зомби, собираем оружие с зомби и просто с пола.
  Олег озвучивает мысль, что стоит демонтировать радиостанцию из дежурки, она уцелела при взрывах, там же находят еще пять портативных 'Моторол', по словам Олега стационарка добивает минимум на пятнадцать км. Довольно долго ковыряются с ней, но в итоге вытаскивают, Леша, прижимает агрегат к груди, как родного ребенка, он очень рад такому приобретению, а то связист и толком без связи.
  Закончив с дежуркой выдвигаемся в сторону ПВС, дверь в неё закрыта, но нам туда и не надо, нам ближе - в службу тыла, здесь лежат бронники, каски, рем. комплекты. Ещё десять минут беготни и всё.
  Выходим. Олег, ничего не объясняя, смотался на верхние этажи, и теперь с мечтательным лицом поглаживает здоровенный, угловатый баул. Интересно, его минут пятнадцать не было, я уж и по рации запросил, говорит, - 'Счас буду'. И чего он там такое собирал? Любой хохол умрёт от зависти. Ладно, потом спросим, но надо полагать 'улов' не плох, лицо уж слишком довольное.
  Больше нам здесь ничего не надо. Живы, добычи взяли валом, ну чем не молодцы? По машинам. Ребята пока мы воевали тоже даром не сидели, по периметру немало тел. Теперь по машинам и на базу.
  
  Возвращаемся триумфаторами, даже военные с лейтенантом смотрят на нашу ритуальную пляску уже с большим уважением, что ли.
  Оцениваем результаты, они поражают воображение, все оружие в хорошем состоянии, по количествам картина такая: АКМС - пять штук, АКСУ - тоже пять, АКС-74 - десять, ПМ - десять в оружейке и еще четыре нашли с тел и подняли с пола, ПММ - три, один сняли с убитого мной зомби-замзама, СВД с ортопедическим прикладом - две, РПК-74 - два, ПКМ с запасным стволом - один, но это значит что у нас теперь два пулемета под 7,62*54, так что серьезность наша растет на глазах. КС-23 - два, и в самом деле - бандура, зато какая, у меня на них большие планы, к ним два цинка спецсредств (читай, патронов 23 мм четырех типов: картечь 10 и 25 (это эффективная дальность выстрела), 'Баррикада' со стальной пулей, свето-шумовые 'Звезда', 'Волна-Р' с резиновыми пулями) к карабину специальному 23 мм. Карабины, кстати, со съемным прикладом и пистолетной рукоятью, черные и, даже на вид, очень грозные.
   Дальше броня: кираса-5м - десять штук, противопистолетных - десять штук, Керамы - четыре, шлемов 'Сфера' - пять, обычных касок - двадцать.
  Патронов очень много. Всё-таки у кого-то в милицейском руководстве мозги варили, дал отмашку усилить райотделы. Есть даже 7Н14 для СВД, новейшая разработка ВПК, целый цинк и еще цинк обычных 7Н1, десяти патронные магазины к ним восемь штук, для ПКМа - четыре цинка - два ящика и две сотых ленты для него же, пятерки - пять ящиков - девять полных цинков и один початый, семерки - пять цинков и еще немного россыпью,. 'Макаровских' патронов - много, три ящика и несколько пачек, обнаружился даже цинк с девяткой - СП-6, а вот оружия нет под него, видно какой то шустрик успел себе заначить, ну да нам грех Бога гневить, и так настоящее богатство.
  Рожков к автоматам и РПК набралось много, даже два барабанных семерочных невесть, как затесались. Разбирать будем потом. Начал о чем-то думать и отрубился. Снов не было.
  
  Очнулся рывком, подскочил, оглядываясь вокруг и ничего не понимая. На часах - 15.20, это я всего лишь час и проспал, как же это я так отключился? Промыл физиономию, смывая остатки сна, глянул на себя в зеркало - щетина отросла не слабая, три дня не бриться, это вам не воробьям фигушки показывать, лицо чуток усталое, но в целом бодр и весел. Обливаюсь парой ведер ледяной воды, одеваюсь, беру оружие и снарягу, и вниз.
  Заглянула жена и срочно позвала обедать. Народ уже собрался обед задержали - ждали меня. Победа, такая сладкая штука, раз попробуешь ничего другого не захочешь, но и коварная. Все улыбаются, активность зашкаливает. Все рассаживаются по местам, я встаю и привлекаю этим общее внимание.
  - У нас важный и одновременно приятный вопрос. Только сегодня мы приняли в ряды отряда двух человек, многие из вас, их даже не видели пока, теперь нам предстоит решить, станет ли еще один кандидат полноправным бойцом 1 ОСБ. Этот человек, вот он сидит рядом, уже показал, на что способен. В бою Олег проявил себя с лучшей стороны и своими действиями в немалой степени обеспечил успех операции, кроме того, не будем забывать, что именно он принес нам столь ценную информацию. Думаю, что дальнейшая презентация излишня. Ставлю вопрос на голосование - кто за то, чтобы принять Олега Медведева, лейтенанта запаса, в ряды доблестной ОСБ имени Достоевского, прошу поднять руки.
  Вокруг улыбки и руки, взметнувшиеся вверх в едином порыве, даже мои малыши голосуют 'за'. Я поворачиваюсь к Олегу, заметно, что он волнуется, и говорю.
  - Олег, с этой минуты, ты один из бойцов нашей бригады, поздравляю.
  Он встает и пожимает мне руку, потом идут общие рукопожатия и дружеские похлопывания по плечу. Еще минута и все снова рассаживаются по своим местам. Я опять поднимаюсь со своего места и говорю.
  - И еще я поздравляю всех нас, мы растем, и, значит, мы живем. Ура, товарищи санитары!!!
  Некоторое время мы молчим, сосредоточенно поглощая пищу. Спустя полчаса, перейдя к чаю с десертом, начинаем думать-обсуждать, что делать дальше. У меня самого в планах поездка в Лесное к Скороходову, но я это не озвучиваю, а обкатываю сценарий разговора так и эдак. Размышления мои прерывает Олег, он, что задался целью нас все время шокировать? Привлек общее внимание и рассказал, что по десятилетию октября есть база погранцов, они (он это уже проверял) уехали. На базе могут быть очень вкусные и нужные штуковины, например, системы наблюдения, как минимум сама база ими оборудована, стопудово, что ничего там не демонтировали, а мы не гордые, поскручиваем на раз. Зомбей там быть не должно. А вот по дороге, может быть очень даже прилично. В смысле оснащения нашей новой крепости - идеальный вариант, я по ходу дела вспомнил свой башенный кран, и согласно закивал, на манер китайского болванчика. Тянуть смысла нет, надо ехать. Но сначала стоит обсудить план действий. И вот тут неожиданно для меня это предложение встречает активный отпор. Наш старшина высказывается четко и аргументировано.
  - Опять та же проблема, у нас нет толковой техники, БМС готова будет не ранее, чем к утру, 'ЗиЛ' слишком ценен и нужен для работ с БМС. Остаются джипы и автобус, который даже не полноприводный. Поэтому ехать через весь город считаю опасным авантюризмом.
  - Эк ты завернул, Егор. Во многом ты прав, но если мы хотим, а мы хотим, добиться безопасности Крепости, нам крайне полезны будут системы наблюдения, согласись?
  - А причем здесь польза? В центре валом зомби и мутантов, там много перекрестков и брошенных машин, перевернувшихся, есть натуральные заторы из техники, сгоревшей или еще горящей, очень много взрывов, пожаров, а еще и бандиты. Считаю, что ехать слишком рискованно.
  - Знаешь, Егор, ты во всем прав, но я все же принимаю решение ехать. Обсуждение закончено. Нам нужны системы связи и наблюдения. С этим все согласны. Взять их можно на базе фобосов, значит, едем туда. Берем автобус, и джип, 'терру'. Пойдем вчетвером, я и Олег - разведка на джипе, а ты, Егор и Большой на автобусе. Старшим на базе назначаю Доронина (в ответ услышал - принято), у вас будет ПКМ ну, и все остальное. Наташа, займись описью, Егор, передай ноут и объясни чего и как. Выход через двадцать минут. Собирайтесь в темпе. Всем, идущим в поиск, одеть броню и взять с собой 'Сферы', БКП* тоже не забудьте. Большой, на тебе инструмент, моторез и т.д. Приказ ясен?
  - Принято, - раздался не слишком стройный хор голосов.
  Я впервые применил такое ультимативное средство, фактически навязал решение отряду. Но раз я прав, то имею на это право. Командир я или где? И все же народ был явно не в восторге. Ничего, по дороге соберутся и будут как огурчики. Так что угрызения совести меня не мучили. Может только самую малость. Утешил себя тем, что к аргументам ниже пояса я не прибегнул, хотя, они так и просились с языка. Фраза вроде такой - Егор, если бы мы с Андреем думали об опасности ночной атаки на Авалон, возражал бы ты мне сейчас? Звучит крайне мерзко. Вот я ее и не высказал. Все же я еще немного человек.
  На душе было не весело. А ведь только что все были заодно и радовались оружию, боеприпасам, рациям и доспехам, как дети. Мир таков. Постоянного толком ничего нет. Или есть? Нет, точно есть. Ладно, додумаю попозже.
  * БКП - боевой костюм пожарного - реальный термин. См. фото в приложении
  
  Через двадцать минут команда для поиска построилась у 'ПАЗа'. Я быстро оглядел короткий ряд своих бойцов, и отдал команду 'По машинам'.
  Я решил сам сесть за руль 'терры', в руках у Олега оказался РПК. Мы немного оторвались от автобуса и, держа дистанцию в полсотни метров, двинулись по красному пути. Пока вокруг были относительно малонаселенные места (старозагородная роща и ее окрестности) дорогу можно было назвать едва ли не комфортной. Зомби были малозаметны и лишь маячили на периферии. Вот так бы и дальше, подумалось мне. Ехали мы молча, условия не располагали к беседе. По мере приближения к центру города картина начала меняться, даже на самом красном пути все чаще попадались зомби, не мало их было и на обочинах, остановках, боковых дорогах. Не раз мы замечали мутантов, отличавшихся от остальных размерами, длинными лапами и формой морды, а главное, резвостью движений, они уже ничем не напоминали людей. Их серые тела в обрывках человеческой одежды с завидной частотой мелькали по периметру дороги, вперед они не лезли.
  В Омске началось резкое потепление, в прежние времена это меня очень порадовало бы, но в нынешних раскладах... Не надо быть ученым, чтобы заметить связь температуры и активности зомби, те немногие новости из более жарких краев, которые долетали до нас, явно говорили, что там, где жарко - настоящий ад. Масса мутантов, даже самые обычные мертвяки шустрят, как наскипидаренные. В Средней Азии сейчас просто конец всему, думаю, там не выживет и нескольких процентов населения, разве что кочевники? И то вряд ли.
  Подъезжая к 'Рабиновича' мы впервые столкнулись с затором. Два больших автобуса опрокинулись и полностью перегородили дорогу, повсюду зомби, я по рации дал приказ ребятам на 'ПАЗе' выдвинуться вперед и, выдавливая зомби на тротуаре, объехать аварию. Эту преграду нам таки удалось преодолеть, но следом за ней на походе к соборной площади мы наткнулись на еще одну пробку. Объезжая ее мы едва не увязли в телах умертвий, зрелище жуткое и самое страшное - все время ждешь, что чья-то рука выбьет стекло.
  Уже от Метромоста стали слышны удары колокола, они не были частыми, но доносились непрерывно. И я понял - это набат.
  Несмотря на то, что мы были совсем рядом от собора, никто из нас ни разу за эти дни не заезжал сюда, я сам, когда к Скороходову ездил, предпочел иную дорогу. Вид золотых куполов и крестов, сияющих в свете не по-весеннему жаркого солнца, вдохновлял и радовал. Внутри огражденной металлической решеткой церковной территории были заметны люди, стояли автобусы и машины. Мне захотелось остановиться и поговорить с кем-то из них, но потом принял другое решение - времени мало, скоро начнет темнеть, заедем сюда на обратном пути.
  Вот так, под гул набата, мы и проехали мимо. Свернули на площади к серому дому и двинулись в сторону драмтеатра. Зомби и здесь было много, по крайней мере, мне так казалось. Пересекли Омку по первому от Иртыша мосту и вырулили на начало десятилетия, вот здесь то я и понял, что значит много зомби. Перед нами стояла армия мертвых, тысячи и десятки тысяч умертвий толпились прямо на асфальте магистрали. На многих из них были только обрывки одежды, тела были покрыты глубокими порезами и царапинами, в целом впечатление они производили жалкое, бессмысленное даже. То есть незачем им существовать, избыточно, даже у комара посреди зимы было бы куда больше прав на место в этом мире, чем у этих миллионно-миллиардных толп, заполонивших землю.
  Масса не была однородной, она частыми островками и наплывами заполняла все обозримое пространство, зачем они это делают? Может быть тепло? Им нужно тепло, на дороге теплее, она асфальтовая, быстрее нагревается, а солнышко сейчас яркое, почти по-летнему жаркое. Сочетание в моей сознании картинок с одной стороны яркого, бездонного, синего неба, солнца и толп мертвецов на центральной улице города, напоминающих демонстрантов на Первомай, с другой, показалось мне самому абсурдными и нелепыми, одновременно, вызывая острый приступ желания проснуться.
   Было бы у нас серьезное оружие или бульдозер - можно было бы атаковать и накрошить их немеренно, а так остается только объезжать. Ребятам в автобусе было видно дальше, чем нам, и они сообщили, что толпе не видно конца. Я дал команду сворачивать на 'Пушкина' в сторону 'Масленникова'. Поначалу казалось, что решение удачное, улица 'Пушкина' была почти пуста. Не многочисленные зомби либо сами уходили с нашего пути, либо таранились. Стрелять мы не хотели, чтобы не привлекать излишнего внимания.
  Но в итоге ситуация повторилась и здесь. Огромная толпа зомби встретила нас на пересечении 'Масленникова' и 'Жукова'. Это было что-то невероятное, ошеломляющее и чудовищное. Когда вся эта масса в едином молчаливом порыве качнулась в нашу сторону, скажу честно, у меня чуток сдали нервы, волосы не то, что на голове шпс-ку приподняли, а по всему телу вздыбились. Я рефлекторно ударил по тормозам и машину чуть не юзом бросило вбок. Закрутил руль и, развернув машину, рванул к Ленинградскому мосту. В самом его начале обнаружилась полноценный блокпост с двухметровыми бетонными плитами сплошной стены во всю ширину моста, в центре конструкции находились металлические ворота, прикрытые бетонными блоками, уложенными зигзагом. За стеной броня, как минимум один танк и, наверное, БМД. Над блокпостом реял голубой флаг с парашютом и крылышками. Значит, это десантура из УЦа. Серьезно устроились, уверен, такая же красота и на той стороне моста. А по льду сейчас пойдет только самоубийца, хотя... остановило только то, что технику мы по реке точно не проведем, лед слишком хрупкий, а так, на лыжах - запросто, ну, потрещит под ногами чуток и все. Десантников даже спрашивать о пропуске через мост смысла никакого, точно не пустят. Еще и постреляют нас или разоружат и скажут, что так и було. У них тут опасно, как даже не знаю где. Я на месте их командира на воду бы дул.
  Резко тормознули и свернули на Ленина. Чуток успокоившись и придя в себя, мы попытались еще раз найти проезд к 'Десятилетия'. Обсудились и решили вернуться на другой берег Оми. Там проскользнуть через еще один мост - 'Октябрьский', он же горбатый. Тогда мы выскочим сразу на перекресток 'Десять лет октября и Хмельницкого', но в итоге нам предстоит большой крюк по городу и районам частной застройки. Чего хотелось изначально избежать. Делать нечего - едем.
  На одном из перекрестков видим несколько брошенных авто, вынужденно снижаю скорость и начинаю маневрирование. Рулить я привык весьма резко, а гидроусилители эту привычку еще и усугубили. Внезапно раздается выстрел и на лобовом стекле возникает аккуратная такая дырка. Затем еще один, этот либо мимо, либо по автобусу. И вот уже несколько очередей хлещут по нам. Резко выворачиваю руль в лево, и ныряю в подворотню. Автобус как привязанный за мной, значит ребята в порядке. Почему-то ничего не чувствую, а ведь только что от смерти на волосок был, внутри все замерзло, что ли? Некогда чувствовать, сейчас надо выжить и ребят уберечь.
  - Олега, откуда стреляют, - кричу, не узнавая свой голос, до того он сдавленный и чужой.
  Что заставляет уходить именно влево сначала не понимаю и сам. Только спустя секунду доходит - траектория пули, она пробила стекло и ушла в боковую дверь с левой же стороны, то есть явно целили откуда-то справа. И метили в водителя, а мой резкий маневр спутал этим уродам карты. Стрельбу как отрезало.
  Тормозим в маленьком, пустом дворике, пока все тихо. Выскакиваем из машины и сразу бежим к углу дома, занимая позиции для обороны. Через несколько секунд появляется Большой, у него на руках кровь, бурчит:
  - Егор ранен, в плечо.
  - Ты его перевязал?
  - Само собой.
  - Тогда занимай мою позицию, я пробегусь, гляну чего и как.
  Быстро оглядываюсь по сторонам и вытаскиваю карту, на ней улицы и переулки, смотрю номер дома, сверяюсь по карте, вот он. Так, за ним есть проезд на соседнюю улицу, то есть двор не глухой. Теперь бегом туда. Стараюсь не шуметь, и высматриваю зомби. Вижу одного, но он далеко, еще несколько стоят как раз в нужной мне стороне. Останавливаюсь, встаю на одно колено и изготавливаюсь к стрельбе, расстояние метров шестьдесят, не больше. Их трое, нет, еще один, четверо. Открываю огонь. Коллиматор выхватывает цели, оружие в режиме одиночного огня, так больше шансов попасть. Со второго выстрела поражаю первого, в длинном сером пальто и изгрызенной лысиной бывшего человека, на вид лет пятидесяти. Переношу огонь дальше по фронту, бабуся, изрядных размеров шустро ковыляет ко мне, попадаю с ходу точно в переносицу. Зомби ничком валится на асфальт, слышны только шарканье ног мертвецов и мои выстрелы. Следующий, уже метрах в двадцати, чуток дергаюсь и потому попадаю ниже, в горло, поправляюсь, есть еще один. Последний уже рядом, я вскакиваю и несколькими прыжками отлетаю метров на десять вбок, доворачиваюсь и часто жму скобу, всаживая в голову зомби несколько выстрелов подряд, на четвертом или пятом он валится также, вперед, не дойдя до меня несколько метров. Руки перед повторной кончиной это тянуло ко мне, так что на асфальте натуральный указатель к кладу из острова сокровищ. Перевожу дыхание, вытереть пот со лба не могу, на мне ШПСка одета, с развернутой маской, да еще и респиратор. Видок со стороны, поди, чудаковатый.
  Меняю магазин на полный и продолжаю движение вперед. За углом, как и ожидалось, есть проезд, отлично. Попасть сюда с дороги, откуда в нас стреляли, не получится, так что быстро командую по рации грузиться в машины и выдвигаться ко мне.
  Сам стою на стреме. Оглядываюсь во все стороны. Машины подъезжают через десять-пятнадцать секунд, быстро они, блин обернулись. Заскакиваю в 'нисан' и наша мини колонна рысью уходит от неудавшейся засады.
  . Слышу по рации голос Большого, он сообщает, что Егор более-менее в порядке, держится, потом еще добавляет.
  - Он уже раненый за тобой маневр повторил, даже руль не бросил, пока не остановились.
  Вот какой у нас старшина, настоящий боец, сильный и смелый человек, а я его подставил под пулю. Давлю все на корню, сначала доехать, а потом и сопли размазывать.
  Спустя минут десять мы выбираемся на 'Гусарова', отсюда уже совсем не далеко до соборной площади (бывшей площади Маяковского). Проезжаем мимо Торгового Центра, Главпочтамта и выкатываемся на Красный Путь. Заезжать в собор, как планировал, явно не в тему, Егор ранен, его скорее надо осмотреть и постараться помочь. Обратный путь мало запомнился, напомнив прокручиваемую назад пленку фильма. Вот и Авалон. Въезжаем во двор, Наталья уже стоит с аптечкой в руках. Я выскакиваю из машины и бегу к автобусу. Слава Богу, ранен Сахно не слишком тяжело. Он сам спускается с дружеской помощью ребят из 'ПАЗика', брони и БКП на нем нет, плечо перевязано бинтом, на белом полотне яркое красное пятно. Мы помогаем Егору добраться до входа в сауну, там, на специальном лежаке, он раздевается, и я его перебинтовываю заново, пуля прошла на вылет, есть и входное, и выходное отверстия. Это очень гуд. Обрабатываю раны, выливая целый флакон перекиси, и накладываю тампоны с заживляющей мазью. Заново бинтую. Кто-то приносит клюквенного морса и Егор жадно присасывается к кружке, выпивая все до конца, крови он потерял не мало. Помогаю ему перебраться на диван, одеяло уже принесли. Урываю своего раненого бойца и говорю,
  - Отдохни Егорша, поспи чуток.
  Он кивает слегка, я уже собираюсь уходить, он удерживает меня здоровой правой рукой и говорит.
  - Глеб, это случайность. Даже едь мы на БТРе любого из нас могли бы подстрелить, а мы все живы, рана у меня ерундовая, все в порядке, слышишь?
  Я не могу ничего сказать ему в ответ, в горле ком. Мне до того паскудно, что хочется выть, но Егор ждет, и я скованно киваю ему. Мол, понял-понял. Так и ухожу.
  
  Дополнение к главе девятой. Рассказывает Олег Медведев.
  Самый живучий заяц в лесу - волк.
  
  Штурм райотдела прошёл, как по написанному. Кроме легко пострадавшего Глеба, больше проблем не было. Зачистив дежурку и службу тыла "санитары" начали грузить трофеи в машину. Я, сказав, что пройду по отделу, направился в сторону лестницы. По всюду царил разгром, видно было, что покидали здание в панике. Оно и понятно, ловить преступников одно, а война с мёртвыми другое. Выбив ногой дверь в Информационный центр, начал быстро свинчивать "винты" с компьютеров. Какая не какая, но база данных.
   Быстро закончив раскурочивать "железо", поднялся на второй этаж. Отлично - почти все двери открыты, а что ещё лучше, как раз в нужные мне кабинеты. Постояв пару секунд в тишине, прислушался, посторонних шумов нет, после бойни в дежурке, куда спустились все бродящие в здание зомби, тут не одной живой, а тем более мёртвой души не осталось. Но бережённого Бог бережёт, а не бережённого - зомби грызёт.
   Всё, двигаюсь к апартаментам начальника РОВД, надо проверить слухи о том, что в его сейфе лежит лучшее оружие (ходила такая оперативная информация среди оперов во времена моей службы). Прошёл секретарскую, вот и кабинет руководителя. Так, если память мне не изменяет, сейф в маленьком подсобном помещение. Не врали слухи - здоровый железный ящик в наличии, закрытый только, ну это и следовало предполагать. Хорошая вещь - отмычка, еще и в умелых руках старого оружейника. Закрыт - взломаем! Пять минут мучений и Аллилуйя! Да, запасливый начальничек, поклон ему. Можно сказать, осуществил почти все мои детские и не детские мечты. Я этого не ожидал, хоть, в тайне и надеялся. "ВСК-94" с цинком патронов, ПП-90 с запаской и четырьмя коробками патронов - всё это в китайский баул аккуратненько складываем, ребятам из ОСБ это не обязательно видеть, они помогли мне, я помог им - в расчёте. Пока я не решил к кому присоединиться, озаботимся собой любимым. Одному выжить легче, а там посмотрим. Да, и своё оружие, всегда своё. Мало ли как жизнь сложится.
   Отлично, теперь здесь пусто, двигаюсь дальше, вторая цель - кабинет начальника МОБ (милиции общественной безопасности). Пошукаю у него в хозяйстве. Пошукал - зря, пустота. Но рядом кабинет связистов. Аккуратненько отжимаем язычок замка, и что мы видим, дверь-то захлопнули, а шкафы с сейфами закрыть забыли. И правильно сделали, объявляю связистам заочную благодарность. Пять переносных "Моторол" с системой шифрования сигнала, к ним две автомобильных станции, а в нагрузку три станции скрытого ношения. Ай да я, ай да молодец! Всё быстро складываю в баул, вес его приближается к двадцати килограммам. Переношу его к кабинету начальника, в дальнейших планах ничего габаритного быть не должно. А тащиться с сумкой на третий этаж не охота.
   На третьем этаже пусто. Жаль. Мимо протопал боец ОСБ, Леша Большой, так его все зовут.
   - Куда собрался, - спрашиваю.
   - На крышу, антенну снимать - отвечает.
   - Понятно, поосторожней там.
   Я на четвёртый, чердак нам не нужен. На этом этаже сидела КМ (криминальная милиция). Здесь я увидел печальную картину. Два убитых зомби, и лежащий рядом мужчина в гражданке, но с пистолетом в руке. Видать опера подняли из "клеток" задержанных для опроса, а они были покусанными, в кабинете и превратились в зомбей. Осторожно приближаюсь, видно, что мужика покусали, тогда почему он не обратился? На голове ран нет. Аккуратно приподнимаю тело. Понятно, падая, опер головой наткнулся на железный штырь для придержания двери. Мужчина мне не знаком, за пару лет народ поменялся, не всех новых знаю. Но видать не просто опер, кто-то из руководства, одежда дорогая, да и ПММ в руке, простой и ПМом обойдётся, но, в любом случае, мужик прикрывал до последнего эвакуацию людей с этажа, достойно уважения. Забираю ПММ и запаску. Отдаю последнюю честь погибшему. Всё, хватит, теперь в кабинет начальника КМ и в секретку. В кабинете меня ждал сюрприз, приятный надо сказать. В чехле лежал бронник скрытого ношения из керамики, килограмм под десять весу, но цифра 5М стоявшая на нём, нивелировала все трудности и тяжесть использования. "Выдерживает выстрелы из автоматов АКМ - 7.62мм, АК-74 - 5.45мм, пулей с типом сердечника - стальным термоупрочненным... вес - девять кг"- всплыли в голове данные ТТХ. Берём, однозначно.
   Бежим в секретку КМ, дверь настежь. Быстро скручиваю винчестеры с компов. Бумаги на сексотов (секретных сотрудников) брать, резона нет. Всё равно половина дел придумана операми для отмазки от начальства, а оставшуюся фиг просмотришь, не зная, опера, который с сексотом работал. Ну, вот и всё. смотрим время. Экий я реактивный, буквально за двадцать минут столько делов наворотил. Правильно говорят - знание сила! Быстренько всё складываем в баул, на улице ребята заканчивают погрузку. Вовремя я.
   Глеб с ребятами косятся на баул, видят, что тяжёлый, хоть нёс и делал вид, что не в нагрузку, но под сороковник веса, это не хило. Промолчали, ничего не сказали. И правильно, пока останемся коллегами. Народ расселся по машинам, выдвинулись, можно расслабится, хорошо то как - удачный рейс. Улыбнуло, теперь и в автономку можно уходить.
  
  Глава десятая. Посыпая голову пеплом.
  
  Из наставления командирам санитарных бригад - всегда помни, ты командир, и ответственность за людей - на тебе. НЕ НОЙ.
  
  Выйдя во двор, застал всю ОСБ в полном сборе, за исключением ребят, которые сейчас в Крепости. Все стоят, молчат. Я рассказал, как дела у Егора, чем вызвал вздох явного облегчения у всех собравшихся.
  Подумал и решил высказаться по существу вопроса.
  - Ребята, я ошибся и принял не верное решение. Да еще и навязал его вам всем, в итоге Сахно ранен. Считаю, что вы имеете полное право поставить вопрос по избранию нового командира отряда. Что скажете?
  Слава шагнул ко мне и высказался.
  - Командир, ты не прав. Мы все тебя поддержали, никто с Егором толком не был согласен, все думали также как и ты. Это нам всем урок, что и один может быть прав, все вокруг - нет. Так что всю эту бодягу про переизбрание забрось куда подальше. А систему наблюдения нам по любому нужны, так что надо думать, как их раздобыть.
  Все одобрительно зашумели. Большой вообще заявил, что он не понял, чего тут вообще творится, из-за какой-то царапины такие темы раскручивать, куда это годиться.
  Я был очень благодарен ребятам, но совершенно четко понял - ошибаться больше я не имею права. Думать надо, а не скакать с шашкой наголо. Впредь обещаю себе и всем, тщательно обдумывать каждый шаг, слишком велика цена ошибки.
  Внутри отпустило. Какая-то ледышка начала стремительно таять и из сердца ушла ноющая боль. Я вдохнул всей грудью и улыбнулся ребятам. Только теперь задумался, почему нападавшие не пошли за нами? А ведь все просто - засада не удалась, они не сумели ни остановить нас, ни вывести сколько то бойцов из строя, так что дальше и не полезли, реально понимая, что могут огрести от нас по самые помидоры. А ведь грамотно все отстроили, только народу у них маловато было, потому не смогли нас в клещи взять. Засели уроды, где-то на верху, от зомбей заблокировались, натаскали машин на дорогу, чтобы едущие по неволе тормозили и подставлялись, хорошо, что без мин и фугасов обошлось пока. Они просто ждут неосторожных путников, а как те въедут в лабиринт, выцеливают водил и валят их первыми, потом добивают остальных. Шансов у неподвижной мишени, по сути, ноль. И занять позиции очень не удобно, везде зомби, только закрепишься, и тут зомби сзади нападут. В лучшем случае можешь убежать, бросив все, лишь бы выжить. И не надо самим мародерить, зомбей валить, сиди себе, пей пиво. Все с убитых поснимать можно.
  Надо кардинально менять манеру езды по городу, да и за городом. Засады, ловушки, огонь снайперов станут, и, это очевидно, основным способом войны, которую будет характеризовать разведывательно-диверсионный стиль действий.
  Вывод, мы должны выработать тактику и структуру организации под решение таких задач. Мы должны вооружиться и обзавестись соответствующей техникой, но, в-первую очередь, мы должны все это обсудить, смоделировать и принять, как программу дальнейшего развития. Управленец я или нет? Как эксперт по тактике и вооружениям я не очень, если не сказать хуже, значит, нужно найти специалиста и обсудить с ним все эти вопросы. А кто у нас специалист? По близости вижу только одного, это лейтенант Медведев, вот с него и начнем.
  Пока я размышлял, народ рассосался по делам, дел то у всех полно и никто их не отменял. Рядом стоит только Олег, он еще просто не успел получить никаких задач. Я посмотрел на него и сказал.
  - Олег, пойдем наверх и обсудим пару вопросов.
  
  Поначалу разговор не клеился, возможно, Медведеву тоже было не ловко из-за всей ситуации с поиском. Но спустя несколько минут разговор оживился, так как я затронул один вопрос, который для любого военного, насколько я заметил, всегда актуален. Это вопрос снабжения, техники, включая броню, и боекомплекта. Задав совершенно невинный на мой гражданский взгляд вопрос - сколько нам чего надо? Получил ответ, в котором были и танки, и вертолеты, и ЗУшки, и горы боеприпасов. Что привело меня в некую растерянность.
  - Да зачем столько всего?
  И не дожидаясь ответа, добавил.
  - Я так понимаю хомячество - это болезнь такая у военных профессиональная.
  - Это не болезнь, это - диагноз. Хороший диагноз, если всего много недостачу тяжело найти. Я в армии на складах ППШ находил, ели бумаги на него откопали, офицеры чуть не поседели.
  - Забавный ствол. Что и говорить. Точнее хороший, а чего - приняли, а списывать команды не было.
  Мы рассмеялись.
  - Но нам то много не надо, нам свое прикрыть и все - вновь необдуманно высказался я и получил очередную армейскую сентенцию.
  - Десять БК надо иметь на самый чёрный день. А двадцать просто на чёрный.
  - Это нормально - десять БК, а сколько просто так?
  - Минимум триста патронов на человеко-АК, тридцать на ПМ, плюс пару гранат каждому - еще раз, это минимум. В цинке 1080 патронов 5,45 или 440 шт. 7,62*54 и 660-700 7,62*39. В ящике два цинка, так что считай, сколько уже есть и сколько еще надо.
  - И что в итоге получается? Сколько же нам всего надо патронов?
  - Это зависит от количества людей с оружием. Ну, считай сколько надо:
  - Пять групп, одна отдыхает, вторая на охране, три в поиске - итого пятьдесят человек плюс семьи, у женщин тоже должно быть оружие.
  - Хорошо, а какая структура групп?
  - Водитель, башнёр, две тройки и всего восемь бойцов. Две работают, одна прикрывает. Стоп. Нужно шесть групп, так потери будут минимальны, смотри: то есть шесть групп по восемь бойцов. Шесть групп это сорок восемь человек плюс две тройки авто разведки, это ещё шесть человек. Итого пятьдесят четыре бойца.
   - А кто всем командует?
  - Командир в прикрытии, зам на передке. Но тогда, на всякий случай, надо выработать принцип взаимозаменяемости, чтоб не было как всегда, командира убила, и всех посетила девушка по имени паника.
  - Еще добавим двух командиров отрядов, которые выходами рулят. Имеем в итоге пятьдесят шесть человек
   - То есть, двадцать восемь работают, другие двадцать восемь отдыхают и обороняют.
  - Понял, два командира у каждого отряд из трех групп и одной тройке авторазведки - правильно? Да, Олег, масштабы серьезные. У нас сейчас даже на один полный отряд бойцов нет - получается, мы одной группой все задачи решаем. Но иначе - как я понимаю конец всей затее - авантюра чистых кровей, особенно с учетом последних событий.
  - Сунемся не туда и капец. Допустим, осталось на охране два чела, их из мелкашек в голову и нет чудобреков. Дождутся выхода группы, и положат длинной протяжной очередью, безвозмездно.
  Мы помолчали. Такая перспектива не радовала. Совсем.
  - Еще раз проверим, правильно ли мы друг друга понимаем. У нас должны быть два отряда, назовем их санитарными эскадронами, состоящие каждый из трех групп, по восемь человек каждая. На каждую группу по одному БА и на весь эскадрон один БТР, для прикрытия тылов и поддержки. Командует ими комэск, который ездит либо на БТРе, либо на КШМке, еще в эскадроне будет отделение авторазведки. Эскадрон выходит на поиски. Получается, что четыре тройки выходят на чистки или все шесть, а экипажи БА и БТРа вместе с разведкой обеспечивают тылы и прикрышку. Командир эскадрона в тылу руководит действиями всех троек и групп. Правильно?
  - Да, все так.
  - Тогда дальше. В то время, когда один эскадрон рулит и воюет, второй держит базу силами одной группы, вторая группа готовая к выходу на помощь первому эскадрону сидит в полной боевой. А третья - отдыхает, чтобы у ребят было хоть иногда время просто побездельничать полностью, а не условно, типа посидели на фишке, отдохнули от войны. В итоге и база защищена, и бойцы свежи и бодры, и дело делается в темпе ритма.
  - Точно, все ты правильно, Глеб, понял, так сказать просек фиху.
  - Кстати, нужны еще хим. разведчики или авторазведку на это зарядить?
  - А разведка на хрена, один и будит химию глядеть.
  - Согласен, а кто будут командиры групп - лидеры первых троек? Правильно я понял?
  - Да.
  - Еще момент, авторазведка - водила это ясно, а еще двое кто?
   - Связь-химия, наблюдение, водила - всего три бойца. У водилы узкий обзор, он кроме вождения наблюдает вперёд, химик-связист работает с приборами и техникой, третий стрелок-наблюдатель. ПКМ - это груз, думаю РПК и снайперка.
  Я дополнил со своей стороны:
  - РПК на турель, а снайпер пусть наблюдатель? То есть наблюдатель или на снайперке, или к пулемету, либо связист-пулеметчик?
  - Лучше связист-пулемётчик.
  - Принято, тоже так считаю, тогда наблюдатель-снайпер и связист-пулеметчик. Машина у авторазведки - джип, чтобы из-под огня можно было на ускорении выскочить.
  - Да, нужна приемлемая скорость, проходимость, небольшие размеры.
  - Типа паджерика короткого или нивы (я не смог не улыбнуться, хотя, 'нива' очень даже машина, если до ума довести).
  - Что-то вроде УАЗика с двигателем от 'Таурега', дёшево и сссстрашшшно.
  - Все б вам, вованам, народ пугать.
  Посмеялись, тема шла бодро, контуры вырисовывались четкие.
  - Допустим, группа прикрытия - БТР, чтоб могли поддержать огнём, остальные две - бронеавтомобили? Сколько тогда их нужно? Три? Четыре? И чтобы один в запасе, на всякий случай.
  - Можно и так, одна БА на техобслуживании, но тогда чтоб второй БТР на ходу был, и наоборот.
  - Еще и второй БТР, да где мы столько возьмем? Ладно, то есть спасательная операция должна быть обеспечена БА и БТРом?
  - Хотя бы одним из них.
  - Это все хорошо, вот только, где БТРы нарыть. БА мы еще как-то сделать можем, а вот БТРы... Ладно, продолжим нашу оргструктуру прорисовывать.
  Я перевел беседу в более продуктивное русло.
  - Тогда дальше. Группа связи и мониторинга - десять человек (связь стационарная, тех. средства охраны периметра).
  - Группа техобслуживания (авто, оружие, другое) - десять человек.
  - Не много? Для тех. обслуги? Может один оружейник, два механа, ну и пара электриков или нет?
  - Правильно, но это работающие на месте, а для выезда и оценки призов?
  - Лады, подумаем-посчитаем.
  - Мобильный мини-госпиталь - пять человек.
  - Да, и нужна мини-лаборатория (анализы и изыскания) - еще один-два человека.
  - Штаб и тыловые службы - три человека.
  - Погоди, я понял начштаба - это один, а еще двое?
  - Дежурные, чтоб связь держать между группами, руководить.
  - Остальные пять - десять (обслуга-кухня, стирка, уборка), чтоб стреляющие не отвлекались на обычную лабуду.
  - Итог - примерно сто человек. Почти рота, минимум девяносто.
  - А ещё охрана семей, И сами семьи еще сто - сто пятьдесят человек. Активно носящих оружие - все старше двенадцати лет, если не попадут, то создадут стену огня. И всем нужен боезапас и оружие. Для активных штыков примерно по цинку, остальным, как говорил, по триста патронов к автомату и тд. Вот и считай, что получается? Пока что народу мало и БК хватает, даже с запасом, а вот для нормальной работы...
  - Тут можно и поспорить, большая часть народа на связи и наблюдении, госпиталя и даже часть тех обслуги - запросто могут быть жены и сестры бойцов. Так что бойцов - мужчин можно и поменьше. Например, человек 70-80. Кроме того, если говорить о том, что будет завтра - то многие без семьи, а значит, народа еще меньше, да и БК для женщин и детей, а также для резерва (техники и т.д.), может быть иным, все равно им воевать тока на крайняк. А вот у бойцов первой линии, запасы должны быть серьезными. По полной.
  - И еще тема. Сразу такой штат мы не соберем. Вывод, надо формировать некую промежуточную оргструктуру - переходную, так сказать. У нас даже оружия столько нет. Вот считай, автоматов, считая укороты, двадцать в дежурке взяли и еще столько же у бнадитов и в крепости в сумме взяли (то есть всего автоматов штук сорок максимум сорок пять), ПКМов - два, РПК - пять, СВДэх - три (правда, есть еще не меньше десятка винтовок серьезных в Крепости и в Авалоне, но вот БК к ним очень жестко лимитирован), еще есть дробовики - их немало, никак не меньше тридцати уже набралось. Но все равно, этого не достаточно, даже основную группу из пятидесяти шести бойцов не вооружим, как следует (то есть основной ствол, запасной и пистоль), а уж остальных - только ножиками. Про броневики и БТРы просто молчу. Люди - та же проблема, нет людей.
  - Значит, задача номер раз - надо искать людей, оружие, бронетехнику.
  - Задача номер два - ГСМ, боеприпасы, гранаты и обеспечиться продовольствием, чтобы всех накормить, его надо очень много.
  Про себя подумал. Задача эта просто глобальная. Знал бы, что в итоге получится, то и связываться бы не стал. А сейчас уже поздно хвостом вилять, делать надо.
   И предчувствую, что это не последняя тема, поднятая Медведевым. Он такой.
  - Будем думать, где чего нарыть можно.
  - А чего прикидывать, у меня уже есть пара наработок.
  Почему-то я и ждал такого ответа, ох и шустер опер, реально оперативен, не успеешь тему сформулировать, ответ уже есть. Вот только теперь торопиться не будем. Разведаем и обдумаем все тщательно. Так, чтобы осечек больше не было. И самому думать не переставать, а то так и расслабиться можно, только не время, дорогой товарищ, в эти тяжелые для Революции дни, расслабляться. Вот и хьюмор выполз, а что, логично, в комбриги себя произвел? Произвел. Эскадроны создать собираешься, так точно. Так, чем тебе Революция не нравится? Еще надо о флаге и эмблеме для бригады подумать. Не лишним будет и о государственности новой задуматься, выработать предварительную, рабочую, так сказать, модель. Но пока вернемся к теме разговора.
  - Слушаю вас товарищ санитар, очень внимательно. Излагайте суть наработок.
  Олег, не спеша, достал сигарету - последнюю в пачке, посмотрел на пустую упаковку с неким сожалением, и, смяв, одним движением, выбросил в урну. Потом вынул из кармана зажигалку и раскурил сигарету. В воздухе поплыл ароматный дым от первой затяжки, я сам не курю, но это первое облачко, от сгорающих смол, мне нравилось всегда. Заметив мое внимание, сказал.
  - Мне так думается лучше.
  И затянулся, пауза вышла не долгой, и Олег продолжил.
  - В районе Нефтов, рядом с моим ПМЖ стоят четыре здания, рядком. Это зона, ППД батальона вованов, продсклады и гараж инкассаторский, а в нем 'бычки' бронированные.
  Опять дымное облако окутывает голову Медведева, и из этого дыма доносится.
  - Вованы ушли, я сам видел. Но уверен, много чего оставили. Бросали все в спешке. Колонна у них вышла совсем жидкая. Вариант, что техника есть в гаражах реальный.
  И снова затяжка, сигарета на три четверти выкурена, красный огонек рдеет в сгущающейся темноте.
  - Главная проблема это зона. Она примыкает к части, а там сейчас столько зомби и, я уверен, мутантов, что если идти, то большими силами. Нашим нынешним составом туда соваться - смерть. Гарантированно. Оружие у нас есть теперь, а люди нужны еще.
  Сигарета докурена, и Олег гасит ее о пепельницу, сминая фильтр. Молча смотрит, ожидая моей реплики.
  - Согласен. Люди сейчас - самое главное. Ты все, что хотел, рассказал? Нет? Тогда продолжай.
  - Стоп. Мысль в голову пришла. Надо съездить в политех и автодор, там могут быть и БТРы и БМП, и даже БРДМы, у них же кафедры военные, и там только на танкистов учат. Как тема?
  - Тема хорошая. Стоит отработать. План у нас такой - завтра съездить на разведку к зоне и ППД, осмотримся толком, и институты осмотрим попутно. Олег, ты говорил, что оружейником в армии был, так что бери на себя наши запасы оружия и БК, принято?
  - Принято. Только не забудь про надбавку за вредность.
  - Чью?
  - В смысле чью, мою надбавку.
  - Нет, не надбавку - вредность чью?
  Мы рассмеялись.
  - Ты, Глеб, от меня так легко не отвяжешься, полагается надбавка, вынь да полож. А мне много и не надо, пару блоков сигарет в месяц. И я буду счастлив.
  - Будет тебе надбавка по вредности, убедил тип говорливый.
  - Тогда разрешите выполнять?
  - Разрешаю. Выполняйте.
  Преувеличенно лихим разворотом Олег вкручивается в дверной проем и исчезает в темноте коридора. Слышаться только шаги, но и они стихают. Самое время составить план завтрашнего дня. Передвигаюсь поближе к окну, так светлее, и набрасываю на листке бумаги список завтрашних дел. Разведка, еще разведка, переезд, встреча со Скороходовым, поездка в лагерь беженцев к Вячеславу Федоровичу, может, и соберу еще несколько человек в бригаду... что еще?
  А что я знаю про город? Информации ноль. Вывод, стоит пройтись по ключевым объектам и посмотреть, как у них дела. С группами, уцелевшими связь наладить. И везде агитацию провести по вступлению в ряды славных санитаров. Спецов поискать, они на вес золота и в крепости нужны будут. Еще топливо и цистерны раздобыть необходимо и это срочно. Бензин не бесконечный. Его в бак наливать регулярно приходится. Это все на завтра. Серьезно. Когда и успею? Может переезд пока отложить? С ним точно не уложимся. Решено, Наташа точно не обрадуется, но делать нечего.
  С утра пошлю ребят, пускай посмотрят, как дела на судоремонтном, сегодня так и не добрались. Задача - найти буксир, баржу, очень не помешает кран плавучий, или как он называется?
  Еще тема - нужна техника строительная, во-первых, автокран и пару грузовиков серьезных. Это тоже на завтра.
  Во-вторых, бульдозеры, тракторы, экскаваторы и прочие машины. Строек в Омске много, только выбрать и ехать туда - забирать. Это добро пока никому не нужно, самое время себе забрать. И про краны не забыть. Мысль то хорошая, даже если башню не делать, то просто как металлоконструкции пригодятся. И надо все свозить сюда, к судоремонтному, грузить на баржи. Как река вскроется, и лед сойдет - вывезем в крепость. Но это будем позже отрабатывать, завтра просто не успеем.
  Пора к ребятам спуститься, посмотреть чего наработали по БМС. И как у Наташи по описи дела идут уточнить. Про задержку с переездом озвучить. Егора навестить.
  Первое, что увидел во дворе - Егор живой и здоровый активно шагающий мне навстречу. Сказать, что удивился, нельзя. Я был поражен в самое сердце, на секунду закралась дикая мысль, а не было ли все ЭТО розыгрышем, отбросил, как явно шизоидную. А Егор уже добрался до меня и сообщил.
  - Глеб, молодец, что пришел, а то я сам к тебе собрался подниматься, ужинать будем через двадцать минут, не опаздывай.
  И как ни в чем не бывало, двинул дальше. Все. Тушите свет. Занавес. Выйдя из комы, догоняю Сахно и спрашиваю.
  - Егор. Ты как? Ты же ранен. Зачем поднялся?
  - А чего? Поспал часок. Проснулся. Ничего не болит, состояние здоровья - на уровне, так зачем лежать? Сел - нормально, встал - нормально, прошелся, вдоль стеночки на всякий случай, опять нормально. Оделся и пошел ужин готовить. Вот и все.
  - Может у тебя и рана уже затянулась? Ничего не понимаю.
  - Нет, рана на месте, чуток кровит, когда сильно рукой двигаю. А так все нормально.
  - Чего ты свое, нормально, заладил. Прекращай. Разобраться надо. В чем тут дело? У тебя так и раньше бывало?
  - Нет, меня первый раз в жизни ранили. Шучу. Глеб, раньше у меня повреждения медленней проходили, помню, руку порезал ножом, сильно, так и кровь, сколько шла, и болело.
  - Как думаешь, это связано с тем, что мертвые восстают? Говорят же, что вирус какой-то всех позаражал, а если он, пока ты живой, здоровее тебя делает?
  - Может и так. Я в биологии не силен. Но рана не болит толком - факт. Только на одном факте выводы делать нельзя. Я пойду, Глеб, готовить надо. Смотри, не опаздывай.
  Я только молча кивнул, загрузившись мыслями о свойствах вируса. Толком ничего не надумал, но в голове пометку сделал. На будущее, когда больше фактов соберем.
  Работы с нашим бронеавтомобилем подходили к завершению, вовсю искрила сварка, слышался лязг железа, таран уже был смонтирован и установлен, и выглядело все это довольно внушительно и пестро, что ли. Ничего, покрасим, и будет красота. Подходить к ребятам не стал, зачем мешать?
  Все при делах, и мне лучше делом заняться. Пора подумать о флаге, эмблеме, додумать тему с оргструктурой и званиями. Подготовиться к вечернему сбору и обсуждению всех наработок сегодняшнего дня. Так что думай комбриг. А все же сильно звучит. Что не говори, а революционеры далеко не дураки были, сейчас нам ох как этот их подход нужен. Смело и решительно выстроить новый мир, теперь не до эволюции, она потом будет, сегодня Омску требуется революция, и ее сделаем либо мы и наши союзники, либо наши враги. А это чревато и весьма. В таких вопросах главное - стратегическая инициатива и правильная подача материала. Вывод, нужна идеологическая платформа и программа партии. Шучу. С партиями мы повременим. Пока и ОСБ хватит. Но Скороходову все наработки точно необходимо рассказать завтра.
  Сколько времени? Пора на ужин, опаздывать не хорошо, меня этому еще в детстве отец учил, а он знал, что говорил.
  Ужин прошел в теплой, дружественной обстановке. Народ шутил и радовался. Вид практически здорового и активного Егора, вызвал волшебный эффект в рядах боевых санитаров. У меня тоже. После еды провели приемку БМС-2, восторгам не было предела. Сразу посыпались предложения по дальнейшей модернизации машины. Хотели, на ночь глядя, проехаться по городу, но я остудил горячие головы и назначил ходовые испытания на утро следующего дня.
  Предложил провести совещание. Расселись прямо на свежем воздухе по лавкам. Я рассказал перспективы развития ОСБ, как боевого подразделения. Оргструктура вызвала строго положительную реакцию, получила полную поддержку и была принята единогласно. Особый интерес бойцы проявили к терминологии. Комбриг, комэск, эскадроны - от этих слов веяло силой и огнем Гражданской войны, времени очень страшного и тяжелого для России, но и героического. Вопросы вызвало звание командира группы и тройки - комтри, еще туда сюда, а вот комгрупп, уже вызвал смешинки. Я предложил вариант лидер. Лидер тройки, лидер группы. К слову припомнилось почти курьезное воинское звание командира отделения в Красной армии - комот, озвучил его, все рассмеялись и долго переиначивали комота, в комод, компот и т.д.
  Решили, что рядовых и младших чинов у нас не будет, уставное обращение - товарищ санитар или товарищ боец. В данном случае, слово - товарищ выводилось нами из обычая сечевых казаков обращаться друг к другу товарищ. Использовалось также польской и русской (украинской тогда не было, как явления) шляхтой для обозначения воина конной хоругви, самостоятельно оснащенного, фактически автономную боевую единицу - рыцаря (лыцаря), но и революционное - товарищ нами не отметалось.
  Слава предложил лидеров троек и групп называть, используя старинные звания. Обсудили разные варианты, но ничего не понравилось. Тогда кто-то сказал, а почему нам не назвать группу - взводом, и тогда ее командира можно обозначить, как комвзвода. Мысль тут же подхватили и раскрутили. Логика получалась такая - каждая тройка, полноценная боевая единица, соизмеримая и даже значительно превосходящая по возможностям отделение времен Первой мировой и даже Великой Отечественной, вывод, тройка может приравниваться к отделению. Три отделения формируют взвод, у нас две тройки и два бойца экипажа бронемашины образуют группу, вот вам и взвод. Тем более, что эскадрон состоит из взводов. Общее же название отряда - бригада, это фактически чистый волюнтаризм, но называться полком еще больше не в тему. И звучит красиво. Со званиями на этом пока закончили.
  Перешли к следующим вопросам собрания. Планы на завтрашний день. Рассказал и распределил по времени и людям задачи. На вопросы, почему откладываем переезд, ответил, сумев убедить, что переезд подождет, а люди нам нужны срочно.
  Предложил всем подумать, где и кого можно пригласить к нам. Первым, кто откликнулся на мой запрос, стал, уже почти традиционно, Денис Королев.
  - Глеб, у меня брат есть двоюродный, очень толковый человек. Зовут Илья. Тридцатилетие недавно отметил, погуляли тогда знатно. Отслужил в армии в погранцах на Чукотке, потом охранником работал и в универе учился на теолога, позже в торговые агенты подался, боевым чем-то занимается. Толковый мужик. Правильный. Живет один, семьи нет. Сейчас с нашими в спасательном лагере остался. С ним можно поговорить.
  - Принято. Поедем туда завтра обязательно пообщаемся и пригласим в отряд, твоя рекомендация вполне достаточна.
  - Народ, к слову хочу сказать, что скоро быть бойцом ОСБ станет честью. Уверен, немало людей захотят вступить в наши ряды, но много званных, мало избранных. Нам нужны настоящие революционеры, пламенные и не сгибаемые, стойкие и целеустремленные. Так что скоро будем принимать в ряды только по рекомендации, как минимум двух полноправных бойцов отряда.
  Заявление мое было встречено оптимистично, но с некоторым недоверием. Не страшно, скоро сами убедятся в правоте этих слов. Будут выступать с рассказом о кандидатах, горячо отстаивать их на круге. Все будет.
  Некоторое время шел общий разговор, ребята обменивались мнениями и мыслями. Постепенно разговор начал затухать и тогда я снова взял инициативу на себя.
  - У каждого отряда должны быть несколько признаков, отличающих его от других. Первый - это название, второй - знамя, третий - эмблема и форма одежды, и четвертый - система званий и структура. Самое же главное - цель, миссия отряда. С названием у нас все в порядке, цель тоже озвучена, нужно определиться со всем остальным.
  - Предлагаю знамя с двумя горизонтальными полосами зеленого и белого цветов с надписью золотом - 1 Омская Санитарная Бригада имени Достоевского. Эмблема - рука, сжимающая топор, на черном поле, щит круглый, без окантовки. Форма, тут есть о чем подумать, вот мы сидим все вместе сейчас, на всех разные образцы формы, и несколько видов камки (камуфляжа), и охотничьи куртки, и, вот у Олега, - 'горка'. Кому что больше нравится? 'Горка'? (Олег просто расцвел от обращенного к нему благожелательного внимания, ничего не скажешь, любому приятно, когда твой внешний вид оказывается предпочтительным среди прочих). Тогда, что решаем? Будем всем шить 'горки'? Все согласны? (послышался одобрительный гул, я не стал проводить по данному вопросу голосование, не столь он и существенен). Принято, 'горка' отныне наша официальная форма. Детали додумаем потом.
  - Появятся и традиции - кое о чем я уже говорил, остальное само образуется по ходу дела, вот наш круг, тоже станет традицией, как способ принятия основных решений.
  После довольно длительного обсуждения, мои предложения были приняты. Голосовали единогласно, включая малышей. Они очень гордились, что сидят в круге, рядом со своим отцом и с тех пор стали упорно называть себя товарищами санитарами.
  - Теперь, товарищи санитары, хотел бы обсудить с вами вопрос санитарии. Насколько мне известно, за все эти дни мы толком не мылись. Поэтому предлагаю устроить 'банный вечер' и оперативно задействовать баню-сауну, которая имеется в наличие в Авалоне. Кто 'за'?
  В ответ на мой вопрос раздался дружный рев дюжины луженых глоток, в который изящно-пронзительным дишкантом вплелись голосочки малышей. Форсируя голос, чтобы быть просто услышанным, я добавил.
  - Понимаю так, что одобрямс получен. Не будем терять время и начнем готовить парную. Егор, ты в Авалоне не чужой, так что распоряжайся.
  Радости тела в мире вселенской катастрофы навевают странные, причудливые мысли. Сидя после бани за столом, и попивая чай, я ощутил себя ненормально живым посреди нормально мертвого мира.
  Уже собираясь идти спать, был остановлен подошедшим Славой Котовым, сели поговорили. Оказывается, он все время думал о тех задачах, которые я всем озвучил.
  - Глеб, тема есть. Знаешь про аэродром русско-полянскому тракту?
  - Нет, даже не думал, что там аэродром может быть.
  - Вот, о нем мало кто слышал, я о нем от друга узнал, он там срочку служил.
  - То есть это военный аэродром?
  - Да, военно-транспортной авиации. Там АН-12 и АН-26 стоят. Мой то знакомый в БАТО служил, в службе ГСМ, на заправщике.
  - Стоп, с этого места поподробнее, пожалуйста.
  Я уловил ход мыслей Славки. Была поставлена задача по ГСМ и бензовозу, а он сейчас озвучивает, как раз вариант по теме.
  - А чего подробнее? Ехать туда надо и смотреть, он говорил, народу у них было не много, рота охраны - одно название, едва взвод полноценный, остальные службы тоже по остаточному принципу людьми обеспечивались. Может, что и изменилось за последние два года в лучшую сторону, но при наших властях, могло быть только в худшую. Могу предположить, народ оттуда разбежался, технику, какая полегче, разобрали. А вот КрАЗы-заправщики, вряд ли, слишком машина приметная. Может еще чего есть, точнее там много чего быть должно, что не растащили. А там еще и огромные емкости с авиа керосином и прочими ГСМ. Ну, как толковая мысль? Что скажешь?
  Я поднялся, торжественно пожал Славке руку и произнес.
  - От лица всей бригады выношу вам, товарищ Котов, благодарность. Прошу вас и дальше мыслить и припоминать ценную оперативную и стратегическую информацию.
  Вот и еще один пункт для разведки добавился, и ехать надо завтра, не медля.
  
  Интермеццо 2. Николай Золотов.
  
  Дежурство выдалось на удивление спокойным, удалось даже чуток вздремнуть, что в политравме практически нонсенс. Заступая накануне на сутки, Золотов искренне считал, что вокруг продолжается привычная, суматошная жизнь. Такому мнению способствовали и те обстоятельства, что телевизор и радио в однокомнатной хрущевке, доставшейся ему в наследство, отсутствовали, как категория, относимая им к разряду вредоносных и тлетворных. Интернета в доме тоже не было, и причиной тому была не идиосинкразия к вычислительной технике, а банальная нехватка средств к существованию, столь знакомая многим молодым врачам и даже их элите - оперирующим хирургам (заработная плата Николая составляла не более 6-8 тысяч рублей в месяц). Золотов с полным правом относил себя к этой элите.
  Закончив Омскую медицинскую академию с красным дипломом и отучившись в ординатуре*, он пришел в отделение абдоминальной хирургии, где успешно практиковал в течение года. Оперируя больного со сложным диагнозом, задел крупный сосуд, что вызвало обильную кровопотерю. Пациента вытащили, но Николай потерял веру в себя. Он больше не мог оперировать. И принял решение перейти в реанимацию, где после стажировки стал работать реаниматологом-анестезиологом. Время шло, вера в свои силы медленно возвращалась к нему. Потребность оперировать временами становилась настолько сильной, что мешала связно думать. Видя это, зав. отделением рекомендовал Николаю вернуться в хирургию. Как раз в это время открылась вакансия в торакальном отделении, куда наш герой и был принят. Спустя полтора года, его пригласили в отделение политравмы, едва ли не самое универсальное и сложное, требующее высочайшей и широчайшей компетенции от врача. На утро, описываемое нами, Золотов уже год работал здесь, честно выполняя свой долг.
  Переодевшись и выйдя на улицу, он констатировал, что погода не балует теплом и поплотнее замотал на шее вязаный шарф, подарок одной давней знакомой. Ветер у реки** пронизывал до костей, активно понуждая ускорить шаг. 'Пора новое пальто покупать, мерзну, как собака' подумал доктор, хмуро глядя на отъезжающую маршрутку, на которую он уже катастрофически не успевал. Возможно, что в придачу к всеобщему бедствию, Золотов приобрел бы еще и насморк, но ему неожиданно повезло. Рядом остановилась стильная, белая иномарка. В моделях и типах наш герой разбирался как в разновидностях гладиолусов, то есть никак. Не без снобизма, считая знания, необходимые для его профессиональной деятельности, единственными, заслуживающими право находиться в его голове.
  Окно машины тихо опустилось и показалось лицо, смутно знакомое Николаю.
  - Здравствуйте, доктор, помните меня? Алексей Бутык, вы меня оперировали пару месяцев назад, сложный перелом бедра и проникающее ранение брюшной полости.
  Вот теперь врач опознал говорившего с ним человека, перед глазами встала сама операция, длившаяся более трех часов.
  - Как же, - помню, вы, как я вижу, совсем поправились?
  - Благодаря вам, доктор. Что вы стоите, садитесь в машину, я вас подвезу, куда скажете.
  Николай совсем продрог, потому решительно открыл дверь и уселся на переднее пассажирское сиденье. И сразу же застегнул ремень безопасности. По телу разливалось тепло. В машине было даже жарко, он снял шарф, расстегнул пальто и почувствовал, что начинает засыпать.
  - Доктор, где вы живете? Я смотрю, вы совсем спите, не переживайте, довезу в лучшем виде, только адрес назовите.
  - Алексей, я живу довольно далеко, у ДСК, улица 2-ая Любинская.
  - Понял. Разве же это далеко? Совсем близко, десять минут и мы на месте.
  Сквозь дрему Николаю доносился голос его бывшего пациента, который рассказывал о каких-то странных типах, кидающихся на людей. Спрашивающего у Золотова, не привозили ли к ним покусанных. Он отрицательно мотнул головой, не задумываясь, видел ли собеседник его жест. Сознание окончательно растворилось в тепле и мягком покачивании авто. Разбудил его аккуратное прикосновение к плечу.
  - Доктор, приехали, какой дом ваш? Вы не сказали.
  - Как раз этот, спасибо. Я что-то должен?
  - Не обижайте меня, это я вам должен.
  - В таком случае, большое спасибо вам, (чуть замявшись в попытке вспомнить имя) Алексей. Я пойду.
  - И вам удачи.
  Машина развернулась и лихо укатила в неизвестность. Золотов быстрыми шагами, чтобы не расплескать скопившееся тепло, дошел до подъезда и приложил магнитный ключ к замку. Раздался мало музыкальный звук и дверь отрылась. 'Дерни за веревочку, дверка и откроется', - пробормотал привычно. Поднимаясь на третий этаж по лестнице, встретил бледного, покачивающегося человека с каким-то отсутствующим взглядом, подумал, может, вызвать 'скорую'? На его счастье, человек в этот самый момент открыл ключом дверь и зашел в квартиру, откуда донесся женский голос.
  - Если ему плохо, супруга поможет. Все, спать.
  * примечание - ординатура - аналог аспирантуры у других ученых, но с уклоном в практическую деятельность с перспективой стать зав.отделением, абдоминальная - полостная, проще говоря, операции на животе, торакальная - на грудной клетке, политравма - лечение травм не одной, а нескольких систем организма, травматология и хирургия в широком спектре.
  ** примечание - место действия БСМП-1, расположенная в пойме, на левом берегу Иртыша. За последние годы река изрядно обмелела и пойма давно уже не затопляется, даже в весеннее половодье.
  Едва добравшись до кровати и раздевшись, он отключился. Сны ему снились странные, сначала он был собакой, медленно ковыляющей на трех лапах, четвертая, отгрызенная почти посередине, совсем не болела, чему даже во сне доктор изрядно удивился. Потом видение сменилось, он смотрел сквозь решетку специального пластикового контейнера глазами белой персидской кошки, летящей с хозяйкой в самолете, вокруг творилось нечто несусветное, люди грызли друг друга, благо во сне почему-то отключился звук, и все происходящее представлялось, как в немом кино. Вот только краски были яркими и кровь пахла железом. Последним из кошмаров стала карета скорой помощи, прибывшая по вызову. Сообщалось, что умирает человек, адрес 2-ая Любинская, доктор даже запереживал во сне, не к нему ли, спящему, вызов. Больной умер, не приходя в сознание. Молодая, привлекательная фельдшер и медбрат только начали оформлять справку о смерти, как умерший сел на кровати и схватил ближайшего к нему человека за руку. Одновременно впившись в нее зубами, мертвец принялся рвать кожу и мышцы своей жертвы - молодого курносого медбрата, который дико закричал и попытался вырвать руку.
  Этот самый крик и разбудил Николая. Он стремительно подскочил на кровати, и, еще ничего не понимая, рванул к дверям. По дороге успел прихватить молоток, лежащий на полочке в прихожей, на всякий случай. Крик метался по зданию, вбуравливаясь в самые глубокие слои психики и пробуждая древний ужас. Дверь в квартиру из сна была открыта и именно оттуда несло кровью и смертью, Золотов ворвался внутрь и, не замедляя хода, нанес мощнейший удар по голове зомби. Решительность действий Николая я могу объяснить тем, что фактически он еще спал, и тем, что решительность была одним из безусловных достоинств нашего героя.
  Удар оказался результативным. Проломив свод черепа, острый конец молотка глубоко проник в мозг, и зомби осел на пол. Только сейчас, окончательно проснувшись, доктор полностью осознал произошедшее.
  Отбросил орудие убийства от себя и осмотрелся. И увидел огромные, полные слез и отчаяния глаза девушки из сна, фельдшера скорой. Покусанный медбрат свалился, потеряв сознание, слишком велика была боль и потрясение. В эту секунду по ушам опять ударил визг, на этот раз женский. Кричала хозяйка квартиры. Не обращая на нее никакого внимания, Николай принялся оказывать помощь раненому. Тот быстро очнулся, но выглядел крайне плохо. Через несколько минут он снова отключился и, на этот раз, в сознание не пришел. Сердце остановилось. Уже предвидя, что будет дальше, Золотов подхватил фельдшерицу под руку и поволок ее к выходу, ухватив другой рукой медицинский саквояж. Визг не стихал, перейдя вскоре в крещендо.
   - Второй восстал, - пронеслось в сознании.
  Заперев дверь, они уселись на диван и стали ждать. Идти никуда не хотелось, и смысла не было. Они ждали милицию, МЧС и еще кого-нибудь. Сама мысль, что никто не придет, просто не приходила им в головы. Выглянув в окно, Николай убедился, что 'скорой' уже нет. Она исчезла, как и многое в эти дни, бесследно. Последующие события слились в памяти Золотова в кровавый калейдоскоп с изрядной примесью мертвечины. На восьмой день катастрофы он, сидя в маленькой кладовке, куда была поставлена единственная кровать, услышал лязг ключа, поворачивающегося в замке. Прошли две томительные секунды и на пороге встали два человека с оружием в руках, один из них шагнул вперед, протянул руку и сказал.
  - Будем знакомы, Глеб.
  
  Глава 11. Просите и дано вам будет, стучите и отворится.
  
  Искусство переговоров, едва ли не древнейшее. Суггестия и последовавшая за ней контр суггестия и стали условиями для первого Договора. И создали человека.
  
  Утро началось бодро. Еще накануне я не поленился, поискал информацию по военным кафедрам 'Политеха' и 'Автодора'. И не поверил своим глазам, комплекс зданий военно-учебного центра ОмГТУ располагался практически в зоне прямой видимости от Авалона. Точнее, на расстоянии десяти минут неспешной ходьбы. Чтобы добраться туда нам всего лишь было нужно сесть в БМС, завести двигатель и прокатиться по красному пути до перекрестка с березовой и свернуть направо. И мы на месте. Логично, что этот объект и стал первым в нашем сегодняшнем списке.
  Поэтому после общей побудки в 5.00, и короткого, но питательного горячего завтрака, во дворе Авалона состоялось общее построение бригады.
  - Товарищи бойцы, сегодня нам предстоит долгий и трудный день. Уверен, мы справимся с поставленными задачами, и уже завтра в этом строю будет много новых лиц. Первая цель на сегодня - учебный центр 'Политеха', он рядом совсем, на улице Средняя. На базе остаются Сахно и Котов. Шмелев и Медведев - группа разведки, остальные в БМС. По машинам.
  Обнял Наташу и сыновей и полез за руль 'ниссана'. Ночью еще чуток подмораживало, а в конце марта полшестого утра, по факту - ночь. Поэтому зомбей вокруг заметно не было. Мы без проблем докатили до поворота с 'Березовой' на '2-ю Кольцевую' (смешно, но это совсем не то, что вы подумали, ничего похожего на 2 кольцо в Москве). Если бы мы двинули дальше прямо, то оказались бы у стен областной больницы, которая на данный момент, превратилась в рассадник зомби и мутантов, весьма опасное местечко по нынешним временам. Но мы туда и не собирались.
  Здесь, в самом центре города располагался данный поселок, улицы так и назывались - 'Дачные'. Часть дач выгорела, но многие были вполне целые, только пустые, спору нет, такие дачи для спасения граждан не пригодны совершенно.
  Доехав до 'Перекопской', мы повернули и выкатились на дистанцию прямой видимости к старому, двухэтажному зданию, рядом с которым располагались кирпичные гаражи и еще один, куда более высокий и крупногабаритный ангар для техники с массивными металлическими воротами. По рации дали команду Леше Доронину, командиру группы, собранной в БМС, притормозить, мы с Олегом начали рассматривать здание и его окрестности в бинокли, стараясь понять, какие опасности нас могут подстерегать. Выглядело все достаточно спокойно и безопасно. Решили выдвигаться, предупредив Лешу, чтобы он пока стоял на месте. Заехали во двор, остановились не глуша двигатель. Опять осмотрелись. Я не снимал ногу с педали газа, готовый рвануть при первом признаке опасности.
  - Олег, выходим. Берем и дробовики, и автоматы. Только подождем еще чуток.
  Решил выключить движок и еще немного послушать окрестности. Еще минуту сидели, слушали. Тихо, никакого движения. Категорически мирная картина. Хорошо это или плохо? Сам не понимаю. От больницы далеко, рядом один четырехэтажный дом, металлические двери подъездов закрыты в окнах никого не видно. Из-за дороги несет дымом, там частный сектор, сильно выгоревший. Все. Нельзя терять время. Выходим.
  Выбрались, сразу взяли оружие наизготовку. Медленно пошли к зданию военной кафедры. Вот и табличка. Не ошиблись. Дергаю ручку, никакого эффекта. Закрыто, а на окнах решетки. Почему-то шепотом сказал Олегу.
  - Олега, тащи ломик, будем вскрывать.
  Сам остался у двери, осматривая периметр, Медведев быстро дошел до машины и взял заранее припасенный лом. Попробовали вставить расплющенный конец лома поближе к замку. Неожиданной лязгнуло и дверь со скрипом открылась. Мы так и застыли в немом изумлении. Вот чего угодно ожидали, но не этого. В глаза ударил свет. На долю секунды я даже про оружие забыл, ударила паника и ступор. Как вы понимаете, в этот момент нас можно было брать тепленькими. Так же резко, как появился, исчез свет, и мы, проморгавшись, смогли разглядеть человека, стоящего в проеме двери. На нем была офицерская парадная форма с медалями на груди, на голове фуражка, погоны с двумя звездами - подполковник. В руке фонарь, уже потушенный. С ума сойти. Все это время вокруг царила полная тишина, которая именно в это мгновенье и прервалась голосом, донесшимся из рации.
  - Глеб, что там у вас, почему молчите?
  - Все в порядке. Встретили кое-кого. Отбой.
  Сказанные фразы разрушили молчание, сковавшее нас. И только я начал открывать рот, чтобы обратиться к неизвестному подполковнику, как он сам заговорил.
  - Приехали? В таком случае, пройдемте в класс.
  Развернулся и молча пошел вглубь здания. Мы переглянулись, Олег, показав глазами на удаляющуюся фигуру офицера, качнул головой, изображая вопрос, что думаешь? А чего тут думать, ничего же не понятно. Решил идти. Правой рукой показал в коридор. Олег кивнул - задачу понял. Включив фонари, двинулись следом за нашим загадочным провожатым.
  Целью короткого путешествия стал большая учебная аудитория, в которой размещалось множество препарированных образцов боевой техники и оружия. Здесь было гораздо светлей, за счет рассеянного света, льющегося в большие окна. Солнце еще не взошло, но небо посерело и далеко на востоке начало розоветь.
  Впоследствии мое внимание привлек один стенд, на котором в поперечном разрезе были изображены и промерены глубины проникновения пуль разных калибров в различные среды (от песка и гравия, до бетона и дерева). Но это потом. В тот момент я неотрывно смотрел за подполковником, который все также молча положил фонарь, поднял указку и, повернувшись к нам, сказал.
  - Целью нашего занятия будет изучение материальной части гранат всех типов, принятых на вооружение российской армией.
  Занавес.
  Минут пять в полном обалдении слушали лектора. Узнал немало нового. Речь подполковника - совершенно четкая и разумная, производила эффект выхода в иную реальность. Даже засомневался, кто я. Голос звучал так уверенно и размеренно, производя впечатление незыблемой достоверности и единственности того мира, в котором он находится. Ощущая себя студентом, пришедшим на занятия военной кафедры, я тряхнул головой, освобождаясь от наваждения.
  Светлело. И стало возможным увидеть всклокоченный ежик седых волос, мятую форму, худое, бледное до желтушности лицо, запавшие глаза, возможно, он уже несколько дней не ест и, не раздеваясь, спит где-то здесь в здании. Иллюзия распалась окончательно. Только теперь я заметил сигналы Медведева, который настойчиво подавал знаки, должные отразить его мысли о нашем лекторе. Но теперь я и сам осознал - человек, рассказывающий нам о гранатах, безумен. Судя по всему, его сумасшествие не носило опасного или разрушительного характера, но его сознание отказалось принимать окружающую действительность, опять подумалось, может, это мы сошли с ума? Бегаем по виртуальным коридорам, с невозможными стволами, охотясь на несуществующих зомби...
  - Товарищ подполковник, разрешите обратиться? - четко, почти по-уставному обратился я.
  Офицер удивленно замер. Несколько секунд он будто прислушивался к чему-то внутри себя и лишь спустя время, как в замедленной съемке, повернул голову в нашу сторону. Долго всматривался в нас, каким-то новым, более осмысленным, что ли, взглядом и, наконец, ответил.
  - Ваша фамилия курсант?
  - Разрешите доложить, командир Омской СБ Шмелев Глеб, мы прибыли в расположение военной кафедры с целью уточнения обстановки и введения в строй боевой техники, имеющейся в распоряжении кафедры.
  Я решил, сам не знаю почему, не хитрить, и хотя Медведев делал мне большие глаза, намекая на возможность задействовать тяжелое состояние преподавателя, не стал следовать этой, признаюсь, весьма заманчивой перспективе. Почему-то мне очень захотелось, чтобы этот мужественный и сильный человек смог говорить с нами реальными, а не с воображаемыми курсантами.
  - Подполковник Шатров Борис Семенович, повторите еще раз ваше звание и предъявите документы, - преподаватель на глазах преобразился. Он все еще, и это было заметно, был не в себе, но уровень сосредоточенности явно вырос. Было видно, что он мучительно пытается ухватить за хвост некую ускользающую мысль, но пока ему это не удается. Решив продолжать в избранной правдивой и одновременно формально-четкой манере, я сообщил подполковнику.
  - Борис Семенович, из документов у меня при себе только паспорт. У меня есть устное одобрение действий бригады со стороны комдива Таганрогской мотострелковой дивизии, полковника Михаила Дмитриевича Скороходова. Мы же добровольческий отряд, занимающийся санитарной зачисткой города от зомби и мутантов, а также от бандформирований и отдельных выродков. Нам очень нужна бронетехника. Без нее по городу передвигаться становится все опаснее.
  На этом я остановил поток своего красноречия, заметив, что Шатров явно желает что-то сообщить. И на самом деле, стоило мне умолкнуть, как он немедленно сказал.
  - А где курсанты и офицеры кафедры? Что с ними? - на лице подполковника было написано замешательство и волнение. Он давно уже отошел от стенда с макетами гранат и стоял теперь на расстоянии вытянутой руки от нас.
  - Не могу знать, товарищ подполковник. Мы только что прибыли и обнаружили вас. Но думаю, информацию вполне можно собрать. Не сейчас, но в течение нескольких дней.
  - Как же так, я здесь нахожусь в качестве дежурного офицера, ожидаю прибытия курсантов и командного состава, я не понимаю, как такое может быть...
  Он растерянно замолчал. Я не стал прерывать образовавшуюся паузу, пусть подумает, может что-то вспомнит? Сам же я усиленно пытался сообразить, как такая ситуация могла сложиться? Толком в голову ничего не приходило. Единственный вариант - офицерский состав кафедры вскоре после начала эпидемии либо погиб, либо эвакуировался из города, насколько я знаю, на 'военках' боевого оружия не бывает, особенно ручного, так же как и боеприпасов. Так что ловить здесь и преподавателям, и курсантам было просто нечего. И если они и организовались, то вовсе не для того чтобы удерживать комплекс зданий кафедры, а для выхода на соединение либо с танковым институтом, либо с какой-то из воинских частей города или области. Размышления мои прервал подполковник, который, резко махнув рукой, быстро и отрывисто заговорил.
  - Вот что Шмелев, сколько дней уже вокруг мертвецы ходят?
  - Уже неделю, Борис Семенович.
  - Понятно, то есть (и он на мгновенье замер) те кто должен был прийти сюда, по-вашему мнению, уже не придут?
  Он испытующе и чуток безумно заглянул мне в глаза. Выдержав это взгляд, я четко и прямо ответил.
  - Да, считаю, не придут. Вокруг ад. Мертвяков сотни тысяч, город полуразрушен, всюду пожары, живых людей в округе единицы. Предполагать, что кто-то приедет сюда за исключением нас или, что гораздо хуже, бандитов, нет никакого смысла.
  Сделав какой-то внутренний вывод, и еще больше прояснев взглядом (следы безумия лишь чуть проглядывали в глубине), подполковник приглашающе махнул рукой и сказал.
  - Что ж, хорошо. Тогда пройдемте за мной.
  И опять длинные полутемные коридоры. Деревянные полы, крашенные, зеленые двери, всюду заметны результаты реформ и обнищания армии. Все старое и давно не ремонтировавшееся. В итоге, сначала поднявшись вверх по лестнице на пару этажей и забрав там связку ключей, затем, спустившись вниз, мы оказались на улице. Пройдя через двор оказались на обширном плацу по периметру которого стояли боксы с большими зелеными воротами на каждом из которых была написана цифра. Пройдя до угла мы подошли к воротам с номером четыре. Заскрипел замок, дверь открылась, и мы вошли в учебный ангар, в центре которого возвышалась боевая машина пехоты два (БМП 2).
  - Вот это то, что вам нужно. БМП-2, в соседнем боксе стоит готовый к эксплуатации Т-72. вам понадобится заправить их баки и залить в систему масло и все необходимое. Пушки в полном порядке, пулеметы сняты, но я проведу вас в учебный класс, там есть две единицы ПКТ, они были оставлены для обучения курсантов навыкам ремонта пулеметов. Боекомплекта на них здесь нет. Вот так.
  Спустя час наши мехводы под руководством почти совсем пришедшего в себя, и ставшего очень сдержанно-жестким в своих замечаниях подполковника, сумели завести машины. В нашем распоряжении оказался Т-72 и БМП-2 с установленными на них работающими пулеметами Калашникова танковыми, которые пока еще были без боезапаса. Ни БТРов, ни БРДМов на территории не оказалось, на что я в тайне надеялся. Кроме того, мы стали обладателями еще четырех танков, которые нуждались в более длительном восстановлении и одной танковой башни, установленной в качестве учебного симулятора в одном из учебных классов. Также мы разжились несколькими танковыми приборами ночного видения, которые можно было задействовать, установив на башнях нашей крепости или Авалона. Я впервые побывал внутри, так сказать, в чреве, танка. И поразился как же там тесно и как трудно выбираться оттуда если что. Совершенно четко понял, что танкисты - невероятно смелые люди. Воевать в таких условиях - очень страшно.
  БМП в этом смысле понравился куда больше. Объем и пространство и в командирском отсеке (места командира и наводчика пушки), и в мехводском (собственно водителя и не вполне ясного старшего стрелка), и в десантном (с рожками для пороховых газов, бойницами, низкими твердыми сиденьями и всей прочей романтикой) было куда больше, чем в танке. Шатров, на мой удивленный вопрос пояснил, что танк это атакующая машина, силуэт которой должен быть минимален, поэтому в нем все ужато до предела. БМП же предназначена для поддержки порядков наступающей пехоты и уменьшение силуэта для нее менее важно. И танк, и БМП были покрыты, поверх брони, слоем антирадиационной защиты, активной брони на них не было. Для себя же я сразу понял, что ездить в бронетехнике надо либо в шлемофоне, либо в каске, иначе реально есть почти стопроцентная гарантия разбить себе голову.
  В перспективе имело смысл демонтировать и вывезти все оборудование и тренажеры для дальнейшего их использования в Крепости для подготовки бойцов. Танки же нам предстояло вывозить тягачами, доставить их своим ходом было не реально, слишком много времени занял бы ремонт. А тягачи нам еще нужно было найти. Так что дел впереди намечалось в избытке.
  Возвращались мы истинными триумфаторами. Впервые я ехал на настоящей броне, и елки-палки, мне это нравилось. Жаль только гусеницы - не колеса, особо не покатаешься, надо беречь ресурс. Но теперь совершенно четко понял, что надо разживаться БТРами или БРДМами, на крайняк - броневиками. Подполковник почти пришел в себя и полностью замкнулся, он почти не говорил, ограничиваясь жестами и кивками. Ничего, окажется среди людей, помоется в баньке, поест нормально, даст Бог, и оклемается. Потом вывезем его в крепость, там, на свежем воздухе дело еще лучше пойдет.
  Лейтенант, командир бронегруппы только увидев нас, сделал круглые глаза (мы сообщили о своем подходе на броне заранее, но видно, он не верил до последнего), поднял вверх большой палец, выражая свое уважение к нашим успехам, и сразу же начал общаться по рации, думается мне, с дивизией, докладывая о наших приобретениях. Да уж, сохранить секретность в такой ситуации просто не реально.
  
  Интермеццо 3. Сергей Кладько.
  
   Сергей этим утром собирался поваляться на кровати. Никаких особых планов не было. Телефонный звонок прервал его неспешные размышления.
  - Да, Кладько слушает.
  Звонили со службы. Новости были невеселые. Честно заработанный выходной отменялся. По части объявили тревогу. Приказ прибыть на дальний привод, но сначала получить оружие и БК.
  На минуту остановился перед сейфом, в котором лежала недавно купленная раритетная СВТ-40 в снайперском исполнении. Нашел он ее в результате долгих поисков у одного деда - охотника, искал долго, а вышло все почти случайно, но не даром говорят, на ловца и зверь бежит. Некастрированная, с приливом под штык и не заклепанным прицелом, винтовка была в идеальном состоянии, прошлый хозяин почти ей не пользовался, предпочитая более удобный в тайге СКС. Кронштейн и оптика были новые, потому как родные по цене - космос. Такие деньги тратить Сергей не стал. Фанатизм фанатизмом, а жить на что?
  Оделся, завёл с брелка сигнализации машину, тревожный чемоданчик брать не нужно, накануне забрал его домой, да так и не выложил из машины. Вышел из подъезда во двор. Там, пофыркивая холодным дизелем и будто, взрывая песок всей полноприводной, лифтованной подвеской с мощными вездеходными (всепогодными-всюдуездными) шинами, ждала верная 'Делика'. Купленная примерно в то же время, что и СВТ, она обеспечила Кладько комфортную возможность ездить на охоту совершенно произвольно, без необходимости договариваться со знакомыми. Не торопясь (куда торопиться, дизелю надо прогреться) он обошел машину со всех сторон, попинывая, с хозяйским видом, скаты.
  - Эх, путь дорожка, фронтовая не страшна нам бомбежка любая, а помирать нам рановато есть у нас еще дома дела, - песенка сама собой соскочила с языка, отражая весьма приподнятое, несмотря на неожиданный вызов, настроение. Дальний привод - еще тот курорт, если бы лето, а не март, то был бы просто отпуск на природе. С июля в окрестностях дальнего отличная грибная охота, подберезовики и белые, валом. Народ там не ходит, все же военный объект, и для военных грибников полное раздолье.
  Забираясь в машину с правой стороны (японка была пригнана из Владивостока) Сергей в который раз задумался о странном устройстве жизни. Парадоксальности. Вот ведь как бывает - умер двоюродный дядька, хороший был мужик, не раз с ним на охоту ездили, жаль его и не старый еще, крепкий мужик. По завещанию он оставил Кладько долю в наследстве, треть однокомнатной квартиры в Омске. После продажи которой, старший прапорщик, техник-начальник радиомаркерного пункта, Сергей Кладько стал обладателем трехсот восьмидесяти тысяч рублей. Сумма не малая (считай, десять тысяч евро), но ни на что серьезное не годная. Посему было принято решение истратить деньги на радости жизни - подержанную 'Мицубиши Делика', винтовку СВТ с оптикой (благо разрешение на нарезное оружие уже было) и продвинутый ноутбук, заодно была приплачена безлимитная Интернет-связь на год вперед. Оставшиеся деньги (совсем немного) ушли на покупку металлического гаража. Ресурсы на этом полностью исчерпались.
   До исторической покупки машины у Сергея не было даже велосипеда, так что, став обладателем черного микроавтобуса-вездехода, наш герой резко перескочил в новую социальную страту и приобрел значительно более высокий уровень мобильности. Вполне вероятно именно этот факт и привел к решению отцов-командиров отправить прапорщика Кладько на дальний привод, что, как вскоре выяснится, сыграло фундаментальную роль в дальнейшей жизни нашего героя.
  Заехав на территорию части, Сергей обратил внимание на нездоровую оживленность, царящую на обычно тихом заштатном аэродроме военно-транспортной авиации. Начальство скоро пожалует? - прорезалась в его голове единственная логично-рациональная мысль.
  В штабе вечно угрюмый Борисов, стоявший дежурным по части выдал ему ПМ и, что удивительно - АКС74-У с БК. На вопрос удивленного таким поворотом дел Сергея:
  - Зачем это, у нас, что война?
  Борисов ответил:
  - Все вопросы к начальнику штаба. Забирай оружие и двигай в сначала за пайком, и сразу на дальний.
  - Да, что случилось то? - задал Кладько логичный вопрос.
  - Сам не знаю, у нас тут с утра дурдом, антитеррор объявили, вся база на ушах стоит.
  - Ну, все, бывай, - сгребая оружие и БК со стола, добавил Сергей.
  Следуя указаниям дежурного, заскочил на продсклад за пятнадцатисуточным пайком на привод для дежурной смены и, не грузя себе голову всем происходящим, двинул к объекту своего дежурства.
  Подъезжая к дальнему, 'Мицубиши' начал странно подергиваться и кашлять, мгновенно переключив внимание хозяина на себя. Заехав во двор, он пару минут погазовал на месте. Движок работал нормально. 'Странно' - подумал Кладько, заглушил сразу спокойно затихший двигатель и прошел в здание привода. Здесь его уже дожидался солдат-контрактник, тоже с укоротом. Война что ли? Вокруг явно не порядок. Мысли эти появившись поначалу, быстро вытеснились привычным и наработанным алгоритмом работы. Регулярные доклады дежурному по связи, мало нарушали размеренное и мирное течение дежурства. Приводную станцию, как включил по команде при заступлении, так она и молотила, команды на выключение не было.
  Гораздо чаще, чем обычно взлетали и садились самолёты и вертолёты. В остальном всё как всегда. Мелкие хлопоты по хозяйству, приготовление завтрака-обеда-ужина по очереди с контрактником. Периодический контроль параметров станции и, иногда, обход территории. Настораживало одно: голос дежурного по связи с каждым докладом становился все более и более нервным.
  Решил попользовать и-нет. Включил компьютер и принялся бродить по форумам и сайтам, заодно и 'квип' запустил, переговариваясь с парой давних знакомых. Поначалу все казалось по-прежнему, но после десятой минуты навигации по просторам мировой паутины начала проявляться явная тенденция. Слово зомби упоминалось явно чаще, чем президент (чего-нибудь) или США, разве это нормально? Точно нет.
  Еще через полчаса последние сомнения покинули Кладько. Или он жертва всеобщего заговора, или мир сошел с ума. Поверить в реальность бродящих по улицам городов зомби его сознание отказывалось. Даже кадры видеосъемки, изображающие поедание людьми людей (допускать, что существо, как две капли воды похожее на человека, передвигающееся на двух ногах и использующее руки для хватания предметов - не человек, у Сергея еще не было достаточных оснований) не убеждали его. Куда легче было принять все это за спецэффекты или рекламу нового американского блокбастера, запущенную хитроумными пиндостанскими пиарщиками.
  Солдат-контрактник оказался куда более доверчив к средствам масс-медиа. Возможно, причиной тому была семья, проживающая в городе. Игнорировать происходящее солдат отказывался. Он несколько раз звонил домой и когда во время очередного сеанса сотовой связи его супруга, задыхаясь от бега и ужаса, сообщила, что едва не столкнулась на улице с зомби, который кинулся на шедшего рядом с ней гражданина и начал активно вгрызаться в его плоть. Пока монстр поглощал тело жертвы, супруга солдата (солдатка?), рванула не слабее настоящего спринтера домой, сразу закрывшись на все, что можно. И рядовой сломался. Он молча собрал вещи и, секунду помедлив, все же обратился к товарищу старшему прапорщику, сообщив (!!!), что он пошел домой, к семье. Оружие берет с собой. Если что, потом ответит за оставление боевого поста, но сидеть вторые сутки здесь, когда там... Он, недоговаривая, махнул рукой, и вышел. Больше Сергей никогда это бойца никогда не встречал.
  Подумав некоторое время, он решил сообщить о произошедшем дежурному по связи. И был донельзя удивлен полным безразличием к этому факту со стороны последнего. Тот лишь уточнил, а остается ли сам товарищ старший прапорщик на посту, и добавил, чуть подумав:
  - Свободных людей нет, подежурите в одиночестве, - совсем не по уставу сказал голос на том конце провода.
  Как ни странно, но именно эти два события (разговор с дежурным и уход солдата с поста), а вовсе не истеричный звонок жены рядового, и не информация из Интернета убедили Кладько в реальности происходящего. Зомби на улицах, они жрут людей. Зомбособаки, зомбокрысы, зомбообезьяны и зомболюди стали новой некрофауной нашего окончательно свихнувшегося мира.
  Будучи человеком уравновешенным и философски настроенным, Сергей принял эти факты и начал размышлять о последствиях такого развития событий. В том числе и для себя лично. В данный момент, он находился вдали от любых некрообъектов, что хорошо. В запасе у него двухсотлитровая бочка сэкономленной для поездки на охоту с друзьями дизельки, что очень хорошо. Дизеля еще два, у каждого по восьмидесяти литровому баку, это еще плюс сто шестьдесят литров. Если посчитать сорок литров в баке 'Делики', получается четыреста литров. Нормально. Кругосветки не получится, но ехать можно долго.
  Вот только чего там с машиной, ее состояние внезапно сильно обеспокоило прапорщика, да так, что он сразу же вышел во двор, попробовал завести машину, она поплевалась и заглохла, еще несколько раз повернул ключ зажигания - ноль эффекту. Да в чем дело?! Что с ней случилось? Легкая тень беспокойства коснулась сознания. А потом и накрыла его.
  Сразу же захотелось пообщаться с людьми и зарядить оружие. Без машины, точнее без работающей машины, он резко ощутил себя до невозможности уязвимым. Зашел в помещение, огляделся, все в порядке, все работает, промсеть пока есть, ПАР-10 шумит вентиляторами. Из динамика, подсоединённого к включенному для контроля работы станции приёмнику Р-880М слышна периодически отбиваемая приводом задвоенная буква 'Д' по азбуке Морзе. Стало немного легче. Все же зарядил автомат и набил патронами все четыре рожка. Занятие это (набивка магазинов) успокаивающе подействовало на Кладько. Но до чего же обидно вот так встрять на ровном месте... надо думать ...надо думать....
  Блин!! Говорили же мужики, не заправляйся на той заправке, цена самую малость ниже, но качество... там соляру бодяжат не по детски, чем попало, а я и не послушал! Ну, впредь дураку наука будет.
   В машинах он не разбирается, сам починить 'мицубиши' не сможет. Оптимально дотянуть фургон к знакомым ремонтникам, тогда все будет сделано быстро. План был всем хорош. Принялся названивать знакомым механам и обнаружил, что трубку никто не берёт. Так что вариант не сработал. Тогда остается выполнять свой долг и ждать помощи или смены. Примерно через два - три часа прекратилась связь с дежурным, а немного раньше до этого перестали отвечать другие привода. Ни ближний привод, ни ОПРС по радио не отзывались. Сначала он упорно пытался дозвониться дежурному - безрезультатно, попробовал по радиостанции на первом канале с руководителем полётами связаться, там ответили и, выслушав его короткий доклад, сказали:
  - Пока сиди на приводе и не высовывайся.
  - Есть не высовываться.
   Следующие сутки прошли, в каком то оцепенении. Связь не работала, точнее, в трубке ТА-57 было тихо и глухо, не прослушивались даже обычные шумы, по радиостанции никто на аэродроме больше не отвечал, сотовый по нелепой случайности у Сергея сломался, точнее не сам телефон, сгорело зарядное устройство, и аккумулятор в трубке сел. Так что ему оставалось только слушать радио, проскакивая по разным волнам. В эфире творился полный бардак. Слышались разговоры людей о зомби, какие-то пожарные пытались гасить пожары, неизвестные менты - расстреливали зомби. Одновременно, некие ловкие ребята, видимо, совершенно лишившись страха и обнаглев до потери инстинкта самосохранения, обсуждали в открытую ограбление крупного ювелирного магазина. Эти подслушанные разговоры давали массу поводов для размышлений. Но не давали уверенности в благополучном решении всех трудностей, как сообщали официальные сайты госорганов.
  На четвертый день появились зомби. Их было всего лишь трое, и они медленно прохаживались вдоль забора привода не в силах преодолеть его. Сергей решил не обращать на них внимания, только пожалел, что не взял винтовку с собой, ведь была же мысль. С ней он бы мог отстреливать зомбей с большого расстояния и вообще, был бы серьезно вооружен. Знал бы прикуп, жил бы в Сочи. Чего нет, того нет. Подождем.
  Наутро следующего дня решил еще разок проверить связь, включил Р-853, и начал последовательно вызывать все посты, и, вызывая ближний привод, неожиданно для него самого услышал ответ.
  - Борис один Дмитрию один. На связи, - голос в динамике, родной и знакомый не узнать было нельзя.
  - Серега, это ты? - еще не веря толком в чудо, спросил, наплевав на правила радио-общения Кладько.
  - А кто еще? Нет, конь в пальто, - с привычной прямотой и ясностью выражения мысли сообщил Серега Волошнюк, старый друг и спутник по охотничьим и прочим походам.
  - Ты, что на ближнем? - вопрос получился не совсем внятным, ведь как еще мог бы Сергей Сергеич Волошнюк, старший прапорщик, начальник ближнего привода, воспользоваться рацией этого объекта, не находясь там?
  - Ты там чего, поплохел совсем? Серега, не пугай. Короче так, ты на машине?
  - Да, только она не фурычит ни хрена. Может, поможешь чем, ты же в технике сечешь?
  - Так, понятно. Тогда следующий план. Ты тихо, как мышка сидишь на приводе, а мы грузимся в машину и к тебе. Дальше разберемся.
  - А кто с тобой? Наташку вытащил?
  - Сомневался? С каких пор? Наташа рядом сидит, приветы тебе шлет, пламенные.
  - Еще кто есть?
  - Боец, Рудников Иван, решили вместе держаться, он же из-под Магадана, далековато ему до дому.
  - Мой боец слинял до хаты. У него семья в городе, я отпустил.
  - И правильно сделал. Может и сможет своих выручить, в городе полный абзац. Все. Хватит лясы точить, мы к тебе выдвигаемся. Зомбаки есть вокруг?
  Прежде чем ответить, Кладько почти рефлекторно выглянул в окно, желая убедиться в наличии-отсутствии мертвяков, и увидел жутковатого вида большого пса, подбегающего к забору (он разглядел его в просвете одной из многочисленных дыр, кое-как заделанных колючей проволокой). Это была собака-зомби, не ставшая полноценным мутантом (описания их нашел и внимательно прочитал-просмотрел в сети), но явно более резвая и быстрая, чем обычные мертвяки.
  - Жду. Все, отбой.
  Схватил автомат и, сняв с предохранителя, передернул затвор, досылая патрон. Уперев оружие о подоконник настежь открытого окна, изготовился к стрельбе, вновь пожалев про стволы, оставленные дома. И винтовка, и двуствольная тозовская двенашка ему были бы сейчас очень кстати.
  Пропихнувшись в одну из плохо заделанных щелей между блоками аэродромного настила, составляющих забор, и оставив на колючей проволоке изрядные куски шерсти и шкуры, зомбопсина ковыляющей, дерганой рысью понеслась в сторону Сергея, наводясь точно на него неким неведомым локатором. Кладько, поймав голову монстра в прицел, начал стрелять, где-то с шестого выстрела, уже почти в упор, он попал. Если точнее, то он попал пять из шести, но первые четыре не пошли в зачет, пятая же поразила мозг твари.
  Отстрелявшись, Сергей решил устроить перекур. В ушах тяжело давило от грохота выстрелов. Пару раз сглотнув, он плюнул на это дело, уселся прямо на пол, привалясь спиной к стене, и закурил. Одной сигареты ему показалось мало, он закурил вторую. А когда снова поднялся и посмотрел в окно, то увидел какие-то машины, движущиеся в его сторону сразу с двух направлений.
  Со стороны аэродрома лихо несся знакомый 'ниссан прерия' темно-зеленого цвета, этот полноприводный прообраз минивенов Волошнюк купил, полтора года назад, на скрупулезно собранно-сэкономленные деньги (любовь к 'японкам' привил Кладько, как раз его друг Серега).
  Со стороны дачного поселка двигалась сразу две машины, впереди шел джип не знакомых Сергею очертаний, показавшийся ему представителем модельного ряда 'Ниссан'. Следом за ним шел 'ПАЗик' странной расцветки, с заметными даже издали решетками на лобовых стеклах.
  Время подхода и у тех, и у других получалось одинаковое, что ставило прапорщика в сложное положение, он предпочел бы иной расклад. Незнакомцы, не доезжая метров восьмидесяти до ворот привода, остановились. Дальше покатил только джип, теперь было хорошо видно, что в нем сидят двое бойцов в камуфляжах. В итоге обе машины тормознули одновременно. Пока что неизвестные агрессивных намерений не выказывали, и Сергей решил, что вполне возможно они приехали на шум выстрелов ему, Кладько, на помощь. Весьма логично.
  Из машины вышел человек, среднего, почти одинакового с Сергеем, роста, бронежилет, разгрузка, кобура с пистолетом. Руки пустые, то есть оружие только на поясе и в машине. Одновременно из 'Prairie' выскочил Волошнюк, здоровый, два метра росту, массивный, в его руках АКС74-У смотрелся чуток игрушечно и не солидно. С другой стороны машины поднялся то самый боец, решивший остаться со старшим прапорщиком на боевом посту, Рудников, кажется. В его руках тоже был укорот.
  Неизвестный поднял правую руку в жесте, одновременно мирном и призывающем остановить нарастание конфликта. Между ними произошел короткий обмен фразами, который ощутимо изменил атмосферу контакта, сделав ее менее жесткой и напряженной. Уже вместе Волошнюк и незнакомец двинули к дому. Кладько вышел им навстречу.
  - Здравствуйте, меня зовут Глеб Шмелев, мой отряд двигался в сторону аэродрома, когда мы услышали выстрелы, решили подъехать и разведать в чем дело, если нужно - помочь.
  - Сергей Кладько. Здравствуйте, желание помочь, это хорошо. А зачем вам аэродром? - с ноткой недоверия спросил Сергей.
  - Нам до крайности нужны бензовозы, да и само топливо не помешало бы. Есть информация, что здесь должны быть заправщики, вот и решили заглянуть.
  - То есть как?
  - Ты, Серега, совсем от жизни отстал, база пустая стоит, народ разбежался, вертушки все ушли, и АН-ы, какие рабочие были, тоже улетели. Куда - не знаю. Так что все понятно. А вы кто такие будете, Глеб? - вмешался в разговор Волошнюк.
  - Мы первая омская санитарная бригада, занимаемся зачистками от зомби и банд, - ответил Шмелев.
  
  
  Глава 12. Первым делом, первым делом самолеты.
  
  Неоднократно отмечено, что мир окончательно перешел в стадию энергетической экономики.
  
  Познакомились с Кладько Сергеем Олеговичем, Волошнюком Сергеем Сергеевичем (отчества по неволе начинаешь использовать в таком раскладе) и Рудниковым Иваном, который по преимуществу отмалчивался, видимо, считая, что рядом со старшими по званию и возрасту такая позиция более логична и сообразна. Для себя я отметил этот факт, как сугубо положительный.
  Пройдя в жилую часть дома, сразу от входа направо, расселись за столом. Парой минут до этого вызвал ребят по рации, сообщил, чтобы подтягивались, Олег уже сидел рядом со спокойным и несколько холодным выражением, оглядывая летунов. А он такой - недоверчивый, вованско-ментовское прошлое сказывается.
  Разговор начинать не торопились, Сергей поставил на плиту чайник, сопроводив короткой фразой, - сейчас чаю будем пить, за чаем говорится лучше. Я согласно кивнул. Постепенно подтянулись наши ребята, кроме двоих, стоящих на постах у машин. В итоге вышло ровно четыре на четыре, полный баланс сил. Рассевшись вокруг небольшого и совершенно не предназначенного для такой компании стола, народ получил кружки с горячим ароматным чаем, также появилась банка с медом и варенье, сливовое, я его лично обожаю, так что с ходу полез ложкой за сливами, натуральный зок. Даже смешно стало. Тут серьезные дела, зомби вокруг бродят, а я себя с зоком сравниваю. Либо съехала крыша, либо, наоборот, на место встает. И что лучше мне самому не понятно.
  Еще раз посмотрел на новых знакомых. Сначала дамы. Супруга Сергея второго, который Волошнюк, зовут Наташа, невысокая, изящная, с умными спокойными глазами, хороший человек, как мне кажется. Ее муж, сам Сергей Волошнюк - крупный, гладко выбритый, темноволосый, лет тридцать с чем-то, максимум тридцать пять, одет в тёмно- синий лётный комбинезон, кобура с ПМом на поясе, сидит спокойно, но внимательно смотрит по сторонам, бдительно.
  Хозяин дальнего привода - вот же название! Сергей Кладько - те же тридцать пять зачетных лет, средний рост, как раз с меня, усатый, чуть задумчивый, не до конца отошедший от боя с мутантом, высокий лоб, прямой нос, настоящий образец военного, и, чувствую, мы с ним найдем общий язык.
  Рядовой Иван Рудников - молодой совсем - лет девятнадцать, наверное, форма несколько болтается на худощавом теле, лицо не проницаемое, но не тупое, даже наоборот, мысли видны. Но еще не доверяет, таится. Нормально. Хорошие кадры нам нужны, а тут сразу четверых Господь послал, вот и спасибо. Постараюсь доверие оправдать. Сегодня и в самом деле день встреч. Неожиданных, как бы неприятности не привалили... тьфу-тьфу. Постучим по дереву.
  Чай и в самом деле хорош, с сушеной малиной, судя по аромату. Но пора и делом заняться. Отпив еще из кружки, я начал разговор.
  - Время дорого, поэтому предлагаю начинать. Чтобы не затягивать, давайте, я расскажу о нашей бригаде, потом вы о себе расскажете. Договорились?
  Дождавшись утвердительных кивков от обоих Сергеев, я продолжил.
  - Так вот. Отряд создан для борьбы с зомби и их разновидностями. Изначально его цель - очищение, санация Омска от заразы. Мы уже сталкивались и с зомби, и с людьми - бандитами, которые, как мне думается, похуже мертвяков. Борьба с бандами - не наше профильное занятие, но и от таких встреч мы не уклоняемся. На сегодняшний день у ОСБ две рабочие базы - в городе бывший ресторан - гостиница "Авалон" и южнее Омска не далеко от Харламово, на берегу Иртыша усадьба, мы ее Крепостью называем. Только сегодня у нас появилась настоящая броня - танк Т-72 и БМП-2, теперь и еще немало всего добавилось, в том числе благодаря вам. Перед вами только половина отряда, вторая часть как раз по базам сидит, охраняет. Сюда ехали, предполагая наличие бензовозов и самого горючего. И то, и другое нам до крайности необходимо. Оружия у нас есть и БК тоже. В атаке мы не охреневаем, никто народ в последний бой не ведет и не поведет. Отряд у нас - добровольческий, никаких рекрутов и мобилизованных нет. В бригаде единоначалие - основные решения принимаю я, как командир, но все важное обсуждается в круге и утверждается общим голосованием. Как-то так. Если коротко, то, пожалуй, и все. А что вы скажете?
  - Сразу скажу, мы не спецназеры, а технари. На стрельбище не часто бывали, зато охотники оба, про Ивана не скажу, не знаю.
  Все заинтересованно уставились на солдата, которого общее внимание и порадовало, и смутило. Из его чуток не связанного рассказа выходило, что нормативы он отстреливал вполне в зачет, автомат может собрать-разобрать с закрытыми глазами. Физо у него тоже в порядке. Я уточнил насколько он знаком с вождением. Получив утвердительный ответ, мысленно потер руки, парень звезд с неба не хватает, но и обузой точно не будет. Общий интерес вновь плавно перетек к товарищам прапорщикам, и Рудников, как он думал, не заметно, с облегчением вздохнул.
  Пока мы слушали Ивана, Сергеи о чем то пошептались очень грамотно использовав созданную ими же паузу. И когда внимание вновь переключилось на них, Сергей Олегович продолжил.
  - Что еще сказать? Я долго думал, что делать дальше. Я ведь совсем один на приводе остался, и машина, как назло, сломалась, хоть вой. Дело вы затеяли стоящее. Ведь кроме зомби еще и аварии всякие могут начаться на заводах, у нас же их полно. А если вокруг толпы зомбей и мутантов, какая уж безопасность. Так что мы бы пошли в ОСБ, я ведь правильно понимаю, вы нас к себе зовете?
  - Да, Сергей, вы понимаете правильно. Люди нам крайне нужны. А вы готовые бойцы, да еще и технически подготовленные. Ты, Иван, что скажешь?
  - Я тоже за. Если возьмете.
  - Тогда так. Всех вас, четверых, мы с радостью примем в ряды санитарной бригады. Бойцы, а вы чего скажете? (добавил я, обращаясь к своим напарникам).
  - Чего говорить, народ серьезный, уверен, не подведут, - ответил за всех Большой.
  - Значит, решено.
  Я поднялся и следом за мной, с грохотом отодвигая стулья-табуретки, встали все. Протянув правую руку, я последовательно пожал ее всем четырем новобранцам, включая и Наташу Волошнюк. Потом сказал.
   - Поздравляю вас со вступлением в ряды Первой Омской санитарной бригады! Уверен, впереди у нас много славных дел.
  И выдержав короткую паузу, добавил.
  - Товарищи санитары, прошу всех садиться. Нам необходимо выработать план действий на авиабазе. Сергей Олегович и ты, Сергей, что вы можете предложить?
  
  Путь до аэродрома занял несколько минут. Первыми на нашем пути стоял, сразу за воротами, парк связистов. Прямо у ворот стояла парочка зомбей в военной форме, зомбоохрана базы, наверное. Заметив нас, сразу двинулись навстречу. Я остановил машину, встал на твердую землю, вскинул 'калаш' и, поймав в прицеле качающуюся голову мертвяка, выстрелил, синхронно со мной действовал и Олег, наши выстрелы слились в один. Двумя дваждытрупами стало больше.
  Снова загрузившись в "иск терру" въехали на территорию. Дальнейшим процессом управляли, как мы и договорились, наши новые бойцы - Сергеи. Народ под их командой в темпе пробежался по боксам, которые даже толком никто и не закрывал. Оперативно провели зачистку, почти одновременно от нескольких боксов сухо затрещали автоматные выстрелы
  Нашей первой целью была очень ценная машина - Р-140/0,5 на шасси Газ-66, по словам Волошнюка, двигатель ее давно пребывал в полуразобранном состоянии, что и стало причиной отказа сотрудников аэродрома от прихватизации шишиги. Радиостанция стояла там, где ее и оставили. Не долго думая, мы цепанули ее к БМС на жесткую сцепку и двинули дальше. В соседних отсеках обнаружились четыре АПМ-90, аэродромных прожектора на базе обычного "ЗИЛа 130", радикально зеленого цвета. Забрать все четыре не представлялось возможным и целесообразным, решили ограничиться двумя, которые выглядели получше, заодно выгребли из бокса прожектористов и покидали в кузова все найденные запчасти, а так же пособирали по парку жёсткие сцепки
  Одним из важнейших факторов, определивших мое решение выдвигаться к этому аэродрому совместного базирования, было относительно небольшое расстояние до Крепости и отсутствие необходимости пересекать реку с караваном машин (база располагалась, как и Крепость, на левом берегу Иртыша). По моим расчетам, максимум час или полтора экономичного хода (50-60 км/час). Так что судьба всей техники и прочего новоприобретенного имущества ОСБ - сегодня же оказаться в гараже и на складах Крепости. И даже не вообще сегодня, а примерно через два-три часа.
  Второй целью, по ходу движения стремительно растущей колонны, стали парк и склады БАТО (Батальон аэродромно-технического обеспечения). Здесь мы разошлись не на шутку. Обнаружив в одном из боксов "Горыныча" мы лихо отцепили установку от замечательного агрегата под названием "К-700", он же "Кировец". На него забрался наш новый боец, Иван Рудников, и повел громко зарычавшую тяжелую машину в сторону боксов связи, его цель - те самые два прожектора, он должен закрепить их жесткой сцепкой и вот так и везти до самой Крепости.
  Регулярно слышалась стрельба, бойцы отстреливали мертвяков, благо особо шустрых пока замечено не было, возможно, они ушли в сторону города или еще каких населенных пунктов, здесь им ловить было нечего, а сидеть на голодном пайке, как я заметил, для мутантов чревато быстрой потерей силы. Простым же зомби и выбора нет, у них на длительные марши силы отсутствуют начисто. По территории базы было разбросано немало оружия, видимо, прежде принадлежавшего отстрелянным нами мертвякам. По рации регулярно приходили сообщения очень сходные по типу: "Вижу зомби". Слышался один - два выстрела и следовала реплика: "Зачистил, снимаю разгрузку, полный БК пятерки". И такой: "Нашел автомат, АКС рожок полурасстрелянный". Один раз сообщили об обнаружении РПК с барабанным магазином под 7,62, что ж удачная находка. В целом, картина представлялась мало радостная. Базу явно эвакуировали в спешке и даже панике. Обеспечить толковую охрану почему-то не получилось, Кладько на это заметил, что вместо двух рот охранения было максимум два полных взвода, а территория то огромная, так что ничего удивительного. Довели страну начальники, мать их. Зла на них не хватает. На нашу долю тоже выпало пострелять.
  И вот тут мне крупно повезло, хотя, пожалуй, так говорить грешно. У одного из зомби обнаружился в кобуре "АПС". Заметьте, не 'АПБ', это вообще мечта, а всего лишь обычный пистолет Стечкина, но я давно неровно дышу к этой здоровой, двадцатизарядной бандуре. Весчь! Если еще прицельное поярче сделать, то выровнять мушку - сущее баловство. Сразу нацепил большую пластиковую кобуру на себя и даже сменил автомат на пистолет, компактней и удобней, а честно сказать, просто не удержался от соблазна. Обычно в тире, как прирастал к "Стечкину", так на другие стволы внимания уже толком не обращал. А ведь было из чего выбирать, настрелял я за свою жизнь из этой системы никак не меньше сотен пяти патронов. Вэри, вэри гуд. В этом слегка приподнятом настрое, я и продолжил операцию под кодовым названием "Аэродром".
  Зачистив боксы, мы занялись сбором различных образцов отечественного военавтопрома. Пришла очередь столь желанных бензовозов-заправщиков. "КрАЗы АТ3-22", каждый с цистерной на двадцать две тонны топлива. На территории парка и возле него было обнаружено пять машин. Две не завелись, и ладно, нам трех выше крыши хватит - шестьдесят шесть тонн горючки, а что, мы не жадные. Ребята сразу погнали машины в сторону склада ГСМ, на заправку. По дороге обнаружили и сообщили, что нашли четвертую машину, в кабине сидит зомбак. При помощи прихваченного с собой на такой случай пожарного багра извлекли его из кабины, проделали ему в черепе не предусмотренное природой отверстие, и обнаружили, что цистерна этой машины почти полная авиакеросином. Очень хорошо.
  Обдумав план действий, решили заполнить две цистерны авиакеросином, одну дизелем, одну бензином. Что называется - всем сестрицам по серьгам. Но в итоге всех этих маневров основная группа сократилась до четырех человек. При этом у нас у всех имелись машины уже. То есть все четверо за рулем. Жесть. Вот и как тут быть?!
  Главное, без паники. Шерстим склады. Таскаем аккумуляторы, тяжеленные, падлы. Но надо. Подошел Сергей, который Кладько, говорит:
  - Глеб, в боксе стоит АПА (Аэродромный пусковой агрегат), у него в прицепе два дизеля АД-30у, вещь нужная, надо брать.
  - Раз надо, берем, вот только, кто за руль этого "Урала" сядет? Елки-моталки, разве что в два захода все вывезти? Не хотелось бы. Как быть, мысли есть?
  - Максимально задействовать прицепы и жесткие сцепки, больше никак. Будем ездить как в Австралии, когда водила хвост автопоезда только на повороте видит
  - Согласен, попробуем, что получится. Куда теперь?
  - По плану склады и ТЭЧ.
  - Не понимаю я этих сокращений, ну ладно, веди.
  Начали грузить все подряд по складам. Особо меня порадовали боеприпасы. Очень приличный запас 23-мм снарядов разных типов в ящиках, пока перетаскали, спина почти отвалилась. Нашлось много пулеметных 7,62*54 и 12,7 мм патронов. К ним бы еще сами пулеметы... мечтать не вредно. Ручного оружия никакого не осталось, смели все подчистую, это понятно, когда вокруг такие дела - с автоматом куда спокойней, чем без.
  За время пока мы с Олегом горбатились, Сергеи натаскали кучу всяких запчастей и деталей, и еще целую кучу посадочных авиа фар, по их словам, брошенным на бегу, яркость у фар - просто афигеть. Закончив с запчастями и БК, мы двинулись к вещевому складу. Где обнаружили очень приличные запасы летных курток, меховушек и прочих полезных элементов экипировки летчиков и обслуживающего состава. Одеждой мы особо заниматься не стали и, потратив не больше десяти минут, покинули вещевой склад.
  Теперь к самолетам, которые на поле стоят, только не рабочие и остались, других нет. Три АН-12, и у каждого в корме по спарке двадцати трех миллиметровых пушек. Модель прапорщики не помнили, все же радиотехники, не оружейники. Их мы собрались демонтировать. Итого шесть очень серьезных аргументов в джентльменском разговоре, если учесть очень приличный запас БК к ним, то просто песня. Демонтаж не занял много времени. Сами пушки тяжелые, килограмм по сорок с хвостиком, длиной больше полутора метров. Вытаскивали вдвоем каждый ствол. Нам бы лучше целиком кабины стрелков демонтировать, они ж наверняка бронированы и всем оборудованы, прицелами и т.д. Будет время, посрезаем. Обязательно.
  К этому времени, вернулись ребята с заправки, где они разжились запасом масел и прочей ГСМ. Заодно Кладько оперативно выдрал из АНов радиостанции. То есть еще плюс три штуки. Выдвигаемся к РСП (Радиолокационная система посадки или попросту локатор). Там два "КрАЗа", но уже не заправщика, а бортовых, один сдёргиваем с колодок, ставим аккумуляторы, заливаем воду, заводим и цепляем к нему АПА, другой оставляем, за руль посадить просто некого.
   На 'донорской' стоянке неподалёку, по словам Сергея, который Олегович, от третьей эскадрильи, стояли штук пять Ан-26 различной степени разукомплектованности и Ан-2 со снятыми плоскостями, которые валялись рядом, накрытые брезентом. Получалось, что мы имеем практически рабочий агрегат, стоит ему только приделать эти самые крылья и вперед. Соблазн прихватить его был до крайности велик, список преимуществ от обладания таким самолетом можно зачитывать очень-очень долго. Но народу у меня уже просто нет. Что делать то?
  Тормознув, я стал размышлять. Вид аэродрома, мастерских, огромных емкостей с горючкой, которые мы не смогли опустошить сколько-то значительно, затарившись почти девяноста тоннами топлива, наводил на размышления. Военным до этого места дела нет, и далеко от их баз и не актуально, у них свои аэродромы есть. На все людей не хватит. А вот кому попало, да еще в относительной близости от Крепости оставлять такое богатство - не хотелось бы. Вывод? А вывод прост, срочно звонить Вячеславу Федоровичу, моему бывшему бойцу, а ныне - председателю и главе общины беженцев, засевшей в трех лагерях в Красноярке. Пусть перебираются сюда, хотя бы частью. Уверен, авиация сохранит смысл и позиции в новой реальности, особенно АН-2, новые АН-3Т, вертушки. Значит, будут нужны и аэродромы, и ремкомплексы и тд. Да и просто получить все ресурсы базы - очень солидный кусок.
  - Вячеслав, здравствуйте, это Глеб, как слышите меня?
  - Здравствуй, Глеб, слышу тебя хорошо, давай уже на "ты", что ли.
  - Принято, Вячеслав, у меня для тебя есть одно интересное предложение, готов выслушать?
  Реакция на мое сообщение последовала незамедлительно.
  - Готов (тон сразу стал четким и собранным). Слушаю.
  - Я и мои бойцы сейчас на военно-транспортном аэродроме по Русско-Полянскому тракту, примерно пятидесятый километр от города. Здесь пусто. В смысле ни зомби уже нет, ни людей. Но это пока. Зато здесь есть несколько сотен тонн авиационного керосина и прочего ГСМ. И мастерские всех типов, и локатор, и мощная радиосвязь, и забор с колючкой и еще много чего, включая сломанные самолеты АН вторые, двенадцатые, двадцать шестые. Уверен, из них можно собрать при желании работающие образцы. Как тема?
  - Тема очень серьезная. Вопрос только - сможем ли мы удержать такую территорию? Люди есть, а вот с оружием у нас не слишком.
   - Думаю, найдем чего-нибудь, зато соседями станем, тоже хорошо.
   - Согласен, отказываться от такой возможности еще хуже, чем не отказываться.
   - Я сейчас свяжусь с комдивом Скороходовым, может он вам чего и подкинет в зачет будущего сотрудничества. А вы собирайтесь и высылайте группу штыков тридцать сюда. Если не копаться за пару часов успеете добраться. Будьте на связи, если что. И еще, Вячеслав, нам в ОСБ крайне нужны добровольцы, кинь клич у своих, может, кто заинтересуется?
  - Глеб, ты молодец, так между делом, у меня народу подрезать решил? Ловок. Я так думаю, ты к нам собирался приехать сегодня и сам с ребятами поговорить? Верно?
  - Есть такое дело, но ты пойми, задачи перед ОСБ стоят серьезные, а бойцов мало. Выхода другого не вижу, вот и обращаюсь к тебе, мне ведь только добровольцы нужны. Все равно, не все захотят мирной жизнью жить, могут чистить город желающие найтись, зачем им мешать? Пусть в бригаду идут, у нас уже и броня появилась и база новая, я ж тебе о ней рассказывал вчера.
  - Чего ты меня уговариваешь? Сам понимаю, более того, уже отобрал десяток ребят и чуток с ними поработал, и по вождению, и по оружию, и по тактике, ну, и по дисциплине, все добровольцами к тебе рвутся, я их придерживал, ждал, чтобы ты сам приехал, но раз такое дело, возьму их с собой, плюсом к отряду. Жди пополнение, комбриг, - и он рассмеялся, довольный тем, что сумел удивить меня.
  Я же на самом деле растерялся, не ждал такой предусмотрительности от Федорыча, хотя, ведь один раз он такой ход конем уже предпринимал, мужик реально грамотный, а ребят придержал, чтобы убедиться - дееспособный ли я командир, не потеряю бойцов, ох и мудёр. Что и говорить, мне до таких высот еще расти и расти, управленец хренов. А то напридумывал, какой, блин, предусмотрительный, смешно.
  - Спасибо тебе Вячеслав Федорович, и за бойцов, и за науку. Надеюсь, будем и дальше вместе работать.
  - Не вопрос. Учись, пока я жив. Если что, держите оборону до нашего прихода, не уходите.
  - Типун тебе на язык, какая оборона, тихо все пока, пускай и дальше так будет. Выходите на связь регулярно, если что, я тоже сообщусь. Ждем, все - отбой.
  Сразу решил перезвонить полковнику.
  - Михаил Дмитриевич, это Шмелев звонит. Здравствуйте.
  - Здравствуй, Глеб, чего не звонишь, не заезжаешь?
  - Как раз сегодня собирался, но пока не получается. Я к вам по делу.
  - Я и не сомневался, что не по душам говорить, слушаю тебя.
  - Помните, я вам про беженцев рассказывал, у них сейчас возникло ряд тем, для которых необходимо дополнительное вооружение. Автоматы, пулеметы, очень хорошо чего посерьезней, боеприпасы. Могли бы вы чем-то помочь, с перспективой получить лояльное поселение и поддержку, может они и на бартер вам чего смогут предложить со временем.
  - Не очень понимаю, Глеб, к чему ты ведешь. Согласись, раздавать оружие неизвестно кому я не могу. Их главные, пускай, приезжают ко мне, поговорим, порешаем. А ты сам, мое предложение все еще в силе, что решил?
  - В целом принимаю, Михаил Дмитриевич, надо только детали согласовать, в деталях вся суть.
  - Точно подмечено. Когда сможешь приехать? Сегодня? Или завтра?
  - Постараюсь сегодня ближе к вечеру, часа в четыре или пять быть у вас в Лесном.
  - Вот и отлично, заодно и командиры беженцев пусть приезжают. Жду вас.
  В трубке раздались короткие гудки. Суров полковник. Но я тоже хорош, чем думал? Вот позвоню и мне сразу дивизион "градов" подарят "за спасибо". Наивный вы человек, товарищ Шмелев.
  Решил перезвонить Федорычу и уточнить, где они. Разговор вышел короткий, мужики уже выезжали, что сказать, оперативно, со времени моего звонка прошло минут пять. Успел кратко передать содержание беседы с полковником, и получить ответ.
  - А чего ты ждал? Как приедем и закрепимся, рванем в Лесной, договариваться.
  На этом разговор исчерпался. Следовало организовать оборону базы до приезда отряда из лагеря беженцев. Собрав ребят, быстро обсудили, как это лучше сделать в условиях тотальной нехватки людей. Решили, что наиболее важным для нас объектом является склад ГСМ, и все силы мы сосредоточим на нем, туда же согнали и технику. Осмотревшись, распределили сектора и выслали два дозора по основным направлениям возможной атаки, весна наступает вовсю и по полям уже ни проехать, ни пройти, землю от тепла развезло, никакой вездеход не пройдет. Поэтому единственными путями доступа к базе остаются две асфальтированные дороги, одна со стороны русско-полянского тракта, по которой и мы сами приехали, и вторая, по словам Кладько, ведущая в ближайший колхоз, находящийся в километрах пятнадцати от аэродрома.
  Сам я решил в этот раз в дозор не выдвигаться и послал одну двойку бойцов на своем джипе и вторую на БМС. Стали ждать. Пока было время, связался с крепостью и распорядился, чтобы они готовились к приезду колонны, спросив, как дела, получил несколько уклончивый ответ, точнее, Андрей сразу отозвался бодро и позитивно, мол, все в полном порядке. Но какая-то не понятная заминка в его голосе послышалась, уточнять не стал, скоро приеду и сам все увижу. Отзвонился и в Авалон, там тоже все спокойно, несколько раз по красному пути проходили группы машин, целыми колоннами, но активность движения на дороге все же была не высока. Пару раз видели кукурузники, летавшие над городом, по словам командира бронегруппы, стоявшей у нас в Авалоне, это были наблюдательные полеты от дивизии ВДВ. Вот и очень хорошо, может, и помогут кому.
  Закончив переговоры, стал обдумывать, как лучше вести разговор со Скороходовым о статусе ОСБ. Задача не на раз. В целом картинка в сознании вырисовывалась четкая, но насколько она будет приемлема для полковника? Это вопрос. Основным плюсом будет то, что я фактически ничего не прошу в качестве авансов и озвучу минимальную оплату, так как планирую сам брать плату, так сказать, на месте. Но одновременно я собираюсь четко заявить о полной самостоятельности ОСБ и ее, по сути, не военном предназначении. А это может быть воспринято куда менее положительно, ведь броня, оружие, качество и количество бойцов в бригаде будет очень серьезным, теперь еще и авиацию свою заведем, на АН-2 спарку 23мм поставим и вообще получится боевой самолет, хехе. Да и НУРСы под крылья можно подвесить, только по ТТХ свериться, даже если сами не потянем, то на крайняк, на "Полете" с народом договориться и аллес.
  В размышлениях, как известно, время летит не заметно. Да и природа не дает заскучать, небо по-весеннему яркое, резковатый, влажный ветер мягко бьет в спину, вокруг все течет, лужи размером с озера, покрытые здесь, на аэродроме, маслянистыми пленками всяческого мазута, радужно сверкают на солнце. Красота, а мы сидим на постах с оружием в руках и ждем. Что и говорить, весьма крутой поворот судьбы. Еще десять дней назад я бы в это время сидел бы дома, у компьютера и либо читал, либо общался в тырнете, еще вариант - писал бы программу или отчет. А теперь...
  В регулярной и однообразной перекличке с дозорами возникла новая тема. "Едут!!!!" Помните "Формулу любви"? Вот и у нас почти так, правда кто едет - пока не ясно. Я сразу набрал номер Федорыча и он подтвердил, что это они подъезжают к авиабазе. Описал мне свои машины, я сразу сверился с данными дозора, все точно. Вот и, слава Богу. Можно начинать готовить колонну. Но сначала дождемся смену и передадим все с рук в руки. Заодно примем свежее пополнение, которое я планирую посадить за водил. Своих старых бойцов оставляю для прикрытия колонны, уж больно она богатая выходит, как бы кто не соблазнился ее видом. Снова связавшись с Федорычем, уточнил, оставит ли он дозор на месте нашего, и, убедившись, что замена произошла, отдал команду на возвращение своим бойцам, которые двинулись замыкающими в колонне. Также сразу перенаправил второй дозор, Вячеслав Федорович пообещал немедленно выслать в его сторону еще одну машину. Своих я предупредил, чтобы они ждали появления сменщиков, и как только те появятся, выдвигались к базе.
  Громко рыча двигателями, на территорию базы втянулись два автобуса и пара менее шумных "нив. Открылись двери, и на асфальт начался массовый десант несколько разномастно вооруженных людей. Общим у них было крайне заинтересованное выражение лиц, все буквально вертели головами на триста шестьдесят градусов, желая немедленно все рассмотреть и оценить. И разочарования заметно не было, скорее, наоборот, воодушевление. Вот и отлично. Вячеслав Федорович, при всей своей сдержанности, тоже не смог до конца скрыть эмоции. На лице его блуждала едва заметная улыбка, руку, протянутую мной для приветствия, он сжал с изрядной силой. Первый вопрос его был о запасах.
  - Глеб, сколько здесь осталось топлива?
  - Подожди, сначала распорядись выслать машину на смену второго дозора, время дорого. Дорога воон там начинается.
  Ничего не говоря в ответ, он сразу повернулся к одной из "нив" и быстро отдал команду. Машина с места, заложив лихой вираж, унеслась выполнять поставленную задачу. Командир беженцев, а надо бы их иначе уже звать, какие они беженцы теперь, снова повернулся ко мне и требовательно уставился, ожидая ответа на первый вопрос. Раз дело сделано, можно и ответить.
  - Трудно сказать Федорыч, предполагаю, что не меньше пятисот тонн, самолеты - они прожорливые, да и техника на поле, те же "КрАЗы" тоже кушать любит. А сколько реально - сам скоро узнаешь. Я тебе небольшой подарок приготовил, пойдем, покажу.
  Мы быстро прошли на склад, где на расстеленном брезенте лежал десяток автоматов, собранных нами здесь. РПК, честно сказать, я зажилил. Но и без того выходило прилично. И патронов я им решил оставить пару цинков.
  - Их все почистить надо, в порядок привести, а потом можно и пользоваться, ну, как подарочек?
  - Спасибо, серьезный вышел презент. Так сказать бонус к Базе. Ладно, теперь моя очередь. Пошли, познакомлю тебя с добровольцами.
  - Подожди, Федорыч. Есть два вопроса. Первый - простой. Уже сколько дней с тобой знаком, на "ты" перешли, а фамилии твоей не знаю.
  - Крюков моя фамилия, - чуть ли не отмахнувшись, как от чего-то несущественного ответил он. И добавил:
  - Какой второй вопрос? - в голосе сквозит напряжение.
  - Смотри. На территории стоят несколько АН-2 и другие машины, АН-ы двенадцатые, двадцать шестые, все они в вашем полном распоряжении, кроме одного, вон видишь, (я показал рукой на противоположный от нас участок ВПП) там стоит кукурузник без крыльев? Так вот, мы оставляем его себе. Стоять он будет всего скорее у вас, топливо и все прочее мы будем оплачивать, а сама стоянка и поддержка с земли навигационная за ваш счет, договорились?
  - Договорились. Условия более чем приемлемые, - с заметным облегчением ответил, ожидавший куда более суровых условий начальник лагеря. Я ведь запросто мог озвучить вариант с паритетным владением базой и т.д., но делать это мне и в голову не приходило, так как такой ход очень быстро превратил бы союзника как минимум, в нейтрала, заинтересованного в нашем скорейшем исчезновении. О дружбе уже можно было бы и не вспоминать. Моей же главной задачей было создание вокруг Крепости дружественных и союзных нам поселений, в чем я видел и вижу до сих пор, главный ресурс обеспечения стабильности и безопасности жизни для всех, живущих в Прииртышье, да и во всем мире, пожалуй.
  Мы опять ударили по рукам. И уже в полном согласии пошли к выстроившимся у только что вернувшегося БМСа добровольцам-кандидатам. Тут же собирались и все "ветераны", кто-то уже стоял, присматриваясь к новичкам, кто-то еще только подходил, сменяясь с постов. Я не стал торопить события и спокойно высматривал, каких людей привез Крюков нам в пополнение. В целом ребята выглядели браво. Оснащены они были куда скромнее, чем первый призыв, а оружия у них и вовсе не было, видимо, мудрый начальник лагеря решил, что мы богатенькие буратины и сами можем обеспечить всем необходимым своих новобранцев. Что ж в этом он прав, только с собой мы запасное оружие не берем. Ничего, в Крепости всех вооружим-оснастим. Но сначала, надо принять бойцов в ряды санитаров. Вот в этом вопрос, принимать сразу или сделать кандидатами? Нет, рановато для кандидатов. Сначала соберем один эскадрон в полном составе, три полные группы и группа разведки. А вот второй эскадрон будем набирать более аккуратно, может быть. Главное, ребята - добровольцы и кто я такой, чтобы им отказывать? Заметив, что собрались все "старички", включая и только сегодня принятых, я поднял руку, призывая к вниманию. Гул затих. В голове пронеслось: остается только взобраться на броневик, натуральный Ильич в сентябре. Прорезалось и иное - начало монолога Гамлета - гул затих, я вышел на подмостки... Оба образа с разных граней раскрывали нынешний момент.
  - Здравствуйте, бойцы. Я так понимаю, вы добровольцы, желающие сражаться в Первой Омской Санитарной Бригаде имени Достоевского?
  В ответ послышался не стройный хор голосов, ключевым словом в котором было "да".
  - Отлично. Тогда для начала, прошу каждого представиться, назовите имя и фамилию, если есть опыт вождения, тоже прошу сразу заявить. Если служили или занимались стрельбой или чем-то эдаким, тоже сразу сообщайте. Примерно так.
  И я представился сам:
  - Шмелев Глеб, водитель, не служил, автоматы, пистолеты, дробовики, навыки фехтования и рукопашного боя. Понятно? Тогда начали слева направо.
  - Сафонов Александр, водитель, служил во внутренних войсках.
  - Артемьев Данила, водитель, не служил, второй разряд по боксу, охотник.
  - Евстафьев Алексей, водитель, служил в войсках связи, стрелять умею.
   - Смирнов Николай, водить могу, опыта мало, зато стреляю хорошо, КМС по биатлону.
  - Потанин Станислав, водитель, я музыкант, гитарист, с оружием знаком последние пять дней, вроде получается.
  - У тебя, Стас, очень знаменитая для сибиряков фамилия основателя сибирского областничества. Дальше.
  - Радовский Михаил, механик-водитель БТР, служил в морской пехоте на Дальнем Востоке.
  - Усов Максим, права есть, практики ноль, с огнестрельным оружием знаком мало, занимался стрельбой из лука.
  - Бекбулатов Макс, водитель, КМС по самбо, стреляю с детства, не служил.
  - Городцов Григорий, водитель, на тракторе тоже могу, с оружием толком не знаком, гиревик.
  Последним из строя вышел невысокий стройный парень в черном матросском бушлате.
  - Пепелко Олесь (ударение на первую е), рулевой-моторист, в этом году должен был закончить "Речное", водить могу, стрелять умею, но не стрелок пока. Умею бросать ножи и топоры, родители - цирковые, научили.
  - Ну, что ж, не вижу оснований кого-то не принять в отряд. С этой секунды вы - бойцы санитарной бригады, поздравляю. Товарищи санитары, слушай приказ, кто реально может управлять грузовиком, шаг вперед.
  И строя вышли шестеро бойцов.
  - Очень хорошо, вы временно поступаете под команду Игоря Замятина, Игорь, бери бойцов и распределяй по машинам. Остальные грузятся в БМС - боевую машину санитаров, вот она (я похлопал по борту нашего броневика рукой). Все вы поступаете под командование Алексея Доронина, командира БМС. Все понятно? Выполнять.
  Подошел к Волошнюку и сказал.
  - Сергей, ты с Сергеем Олеговичем садитесь в его "Делику", с ней ведь уже все в порядке, отремонтировали и топливо перезалили? - оба Сергея синхронно кивнули, - вот и отлично, будете замыкать колонну, Наташа, я так понимаю, умеет водить? Да? Отлично, тогда пусть она садится за руль твоей 'Прерии', мы ее поставим в центр колонны, Иван пусть садится на "Кировца", договорились? Тогда бери РПК, он у меня в машине и будьте готовы выдвигаться. Возьмите рацию у Большого, на связь выходим каждые десять минут.
  Посмотрев на действия Замятина и Доронина, понял, что вмешиваться нет необходимости, на всякий случай все же заглянул в БМС, прошелся вдоль ряда машин, убедившись - все идет нормально. Чуток успокоившись, вернулся к "икс терре" и собрался сесть на водительское место. Но Олег спокойно оттер меня со словами: "начальству не положено", и ухмыльнулся эдак двусмысленно. Ладно, я не гордый, и без руля могу обойтись. Комбриг я или не комбриг? По рации запросил трехминутную готовность к выходу. По очереди все отозвались, сообщая "Готов", "Готов". Закончив перекличку, дал команду, первым тронулся наш джип, головной в колонне. Посигналив на расставанье Крюкову и его бойцам, мы выкатились за пределы базы в направлении трассы и нашей Крепости.
  
  Интермеццо 4. О походах, боях и победах. Андрей Бахча.
  
  Будни крепостников и замковых стражников.
  
  Первый день в крепости прошел быстро и незаметно. Знакомство с большим хозяйством и с новыми бойцами отряда - доктором Золотовым и фельдшером Мариной в сочетании с необходимостью несения караульной службы полностью загрузили Бахчу. Но на второй день ситуация как-то выровнялась и Андрей решил прогуляться по территории усадьбы. Предыдущим утром они лишь пробежались каждый по своей части по приказу командира, а сейчас самое время заняться более подробным осмотром, и еще пожрать отнести пленному нужно, уже пол суток прошло, как ему относили пайку.
  - Киря, ты подежурь до двенадцати ноль ноль, лады, потом тебя сменю. Пойду, пройдусь, осмотрюсь. Если чего, сразу вызывай.
  - Николай, Марина, вы с Кириллом побудьте, продолжайте обучение - стволы собирать-разбирать, целиться, так сказать, основным действиям с оружием. Все, пошел я.
  И прихватив уже неразлучный с ним автомат, лихо скатился вниз по ступенькам. Первая цель из намеченных Андреем - основной комплекс, помнится, Глеб говорил, что осмотрел только часть подвального этажа, точнее, так, заглянул в пару комнат. Явно есть смысл повнимательнее там оглядеться. Путь от надвратной башни к большому дому проходил через очень красивый, даже сейчас в марте, парк. Или сквер - отличия одного от другого Андрей никогда не понимал. Выложенные разноцветной плиткой, проглядывающей сквозь постепенно тающий снег, дорожки причудливо извиваясь меж высоких белых берез, создавали даже в отсутствии листвы и травы замечательную, легкую атмосферу. И вообще после города, постоянного респиратора, дышать полной грудью сладким освежающе прохладным и одновременно напитанным солнцем воздухом, оказалось настоящим наслаждением.
  'Да, детям здесь будет просто здорово. Может и у меня когда-нибудь появится сын или дочь, будут по этим дорожкам бегать'. Подумалось первому бойцу ОСБ. 'А почему нет? Найду девушку, полюбим друг друга, поженимся, и дети народятся, куда без них? Только не рановато меня на такие мысли потянуло, вокруг, что-то девушек подходящих не заметно, одна есть и та занята, судя по всему? Ему вспомнилась синеглазая Марина, но там явно ловить нечего, Николай мужик не промах, вон как ее от бандитов защищал, нет, лучше подождем другой вариант'. То, что вариант найдется, он совершенно не сомневался, в двадцать один год очень трудно сомневаться в самых благополучных перспективах на будущее.
  В таком радостном настроении Бахча и добрался до большого дома. Поднявшись по широким ступеням крыльца, он открыл массивную входную дверь, за которой оказалась еще одна. В холле было тихо и пусто. Из мебели стоял одинокий стул.
  - Да, не густо. Глеб говорил, что на втором бильярд и сигарный кабинет, а на третьем настоящие апартаменты и охотничий зал, сходим и посмотрим (вовремя вспомнив о своем первоначальном плане, скорректировался), но сначала - подвалы.
  Разговаривая сам с собой, а эхо гулко отдавалось в сводчатой арке подвальной лестницы, он включил мощный аккумуляторный фонарь и, освещая себе ступени широким лучом белого света, пошел вниз. Сначала он оказался на широкой площадке, как раз под центральной частью дома. Отсюда уходили два длинных коридора в оба крыла и еще четыре двери по периметру самой площадки. В одной из комнат сидел пленник, на двери висел замок. Заходить к нему Андрей сейчас категорически не хотел. Им завладело исследовательское, таинственное настроение. Пожалуй, он немного играл в следопыта-исследователя, вот только все происходящее игрой не было, о чем он не преминул себе же и напомнить. На секунду ему даже стало жутковато, он здесь совсем один, подвал, пускай и чистый, и со свежим воздухом, навевал ассоциации с мертвяками и скелетами в шкафах. Тем более один реальный бандит уже здесь сидит, а вдруг он выбрался? Рука с фонарем непроизвольно метнулась в направлении двери. Нет, все в порядке, замок на месте. Нервы у Андрея в силу молодости крепкие, но слишком чувствительные, избыточно остро реагировали на раздражители, это свойственно многим молодым, с возрастом, как замечено, обычно проходит.
  Быстро успокоившись, он продолжил осмотр. Вторая дверь, вела в помещение, где располагалась АТС. Для Андрея здесь ничего интересного не обнаружилось. Все было обесточено, еще накануне отключилось электричество, а включать местный дизель-генератор ребята пока не стали, считая, что экономика должна быть экономней. Оставались еще две двери. За одной, почему-то не закрытой, оказалась кладовка со всевозможным оборудованием для чистки, мойки, протирания стен, полов и окон. Моющие пылесосы, разные чистящие вещества и тд. Не интересно. Четвертая дверь была закрыта, на табличке указан номер 12. Поискав в связке ключ, на бирке которого был тот же номер, он открыл замок. В свете фонаря обнаружилась просторная - метров восемь в длину и ширину комната, заставленная всевозможным оборудованием. Металлические стеллажи, мониторы, системные блоки, Андрей не был большим спецом по компьютерам, но и ему хватило знаний сообразить, что он попал в серверную или что-то подобное. Разбираться и даже просто лезть сюда он не рискнул, вдруг чего повредится?
  Аккуратно закрыв замок на все четыре оборота, он двинул дальше. Его ждал левый коридор. Не успел он добраться до его начала, как запиликала рация.
  - Прием.
  - Андрей, тревога, к нам движутся какие то люди на мотоциклах.
  Голос Кирилла был взволнован.
  - Бегу. Отбой.
  Обратная дорога никак не отложилась в памяти, влетев с ходу в караулку, он молча ухватил бинокль и впился глазами в черные точки на дороге. Оптика буквально вбросила в глаза Андрея четыре кроссовых мотоцикла, на которых сидели люди в ярких гоночных куртках, шлемах и комбинезонах. На мгновенье Андрею показалось, что он не в пост-апе, а на соревнованиях по мотокроссу. Четыре двухколесные машины летели на огромной скорости в невероятных фонтанах воды. Зрелище завораживающее. Теперь стал слышен и рев моторов.
  - Кто такие, чего они так гонят? Может их преследуют?
  Кириллу не терпелось обсудить увиденное. Но никакого внятного ответа у Андрея не нашлось. Он спросил о другом.
  - Что мы с ними будем делать? Они уже подъезжают. Черт.
  Решение явно запаздывало, рев мотоциклов стал оглушительным и четыре яркие машины вырвались на площадку перед воротной башней, где и остановились, резко затормозив и сбросив обороты. Тут же первый, ближайший к башне гонщик решительным движением снял шлем, и изумленного взгляду Андрея явилось очаровательное девичье лицо в ореоле рыжих, коротко стриженых волос. Сердце чуть не тормознуло у него в груди, как секунду назад это случилось с кроссовиком незнакомки. 'Я пропал. Все, меня можно брать голыми руками'. Пронеслись восторженно-панические мысли в голове сурового санитара.
  Пока Андрей пребывал в умопомраченном состоянии, действия развивались все с той же стремительностью. Остальные гонщики тоже сняли шлемы, оказавшись молодыми рыжеволосыми веснушчатыми, в честь начинающейся весны и удивительно похожими друг на друга парнями. Они спокойно сидели в седлах своих мотоциклов, упираясь ногами, обутыми в тяжелые мотоботы в грязный асфальт с тотальным пофигизмом и к лужам под ногами, и к грязи. Девушка, поставив свою машину на подножку и повесив шлем на руль, спокойно направилась прямо к воротам.
  Очнувшись или, наоборот, еще более впав в сомнамбулизм, Андрей ринулся вниз, открывать дверь. Он совершенно забыл, что механизм работает из караулки на втором этаже и только добравшись до ворот с трудом осознал, что открыть их не сможет. Видимо поняв его состояние, Кирилл разблокировал механизм ворот. Тем более что трое парней продолжали спокойно сидеть в отдалении. Никакой же видимой опасности от девушки не исходило, оружия в руках заметно не было, хотя, это не означало, что его вовсе нет.
  Андрей, нажав на створку, немного приоткрыл ворота и вышел навстречу фантастической незнакомке. Увидев его, она некоторое время молча рассматривала санитара, очевидно, что-то решая для себя. Сделав же некоторые выводы, героическая наездница ярко-красного кроссовика решительно шагнула навстречу замершему в бездействии Бахче и, протянув в приветствии руку, которую тот рефлекторно пожал (сделав это впервые в жизни, до того он либо обнимал, либо целовал девушек, а вот руку им не пожимал, считая этот способ приветствия исключительно мужской прерогативой), произнесла.
  - Здравствуйте. Меня зовут Татьяна Кайгородова. Мы приехали к вам, чтобы понять, что здесь происходит. Можно сказать, мы послы от поселка, в котором не мало беженцев и местных жителей. За последние дни банда, поселившаяся здесь, несколько раз появлялась в селе, они убили человека, который пытался помешать им грабить. Когда появились девчонки, стало понятно, что хозяева поменялись, но никто не решался поехать и разобраться, вот мы и вызвались.
  - Кхм (нервно сглотнув, попытался начать речь Андрей), мня, кх, меня зовут Андрей, а вас Татьяна, правильно? Очень приятно познакомиться. Хорошо, что вы приехали. Мы тут заскучали немного.
  'Что я говорю? Что несу?' пронеслось в его голове. 'Надо срочно тормозить, а то Таня сочтет меня идиотом и будет права'. Руководствуясь такими мыслями, Андрей немедленно закрыл рот и только теперь обратил внимание на девушку (до того он почему-то упорно смотрел на ее тяжелые мотоботы).
  Татьяна смотрела на него с недоумением. Она готовилась ко многому, даже к варианту с дракой и быстрым бегством-отступлением. Но то, что происходило сейчас, она просто не могла понять. Всю жизнь она проводила с машинами (мотоциклы, компьютеры и всевозможная оптика) и своими братьями, оставшимися на ее попечении после гибели родителей, когда ей было тринадцать, а малышам по десять лет, прабабушке было уже восемьдесят лет и все, что ей удалось сделать для правнуков - забрать к себе, избавив от детдома. Все заботы о братьях легли на Таню, не согнув, а сделав сильнее. Малыши давно переросли свою старшую сестру, но малышами для нее оставались все равно. И сейчас на разговор пошла она, оставив братиков в тылу, в группе прикрытия, так сказать.
  - Извините, Татьяна, я хотел сказать, что рад вас приветствовать в Крепости. Те бандиты, которые нападали на село и временно хозяйничали здесь, теперь мертвы. Со вчерашнего дня эта усадьба - База 1 ОСБ. Я же временно исполняю обязанности коменданта. Так что если у вас есть вопросы, пожалуйста, задавайте.
  - Очень хорошо. Вопрос первый. Кто вы? Что значит первая оэсбэ?
  - Отвечу. Мы, Первая Омская Санитарная Бригада имени Достоевского. Занимаемся спасением людей, уничтожаем зомби и, вот, бандитов тоже.
  - То есть вы МЧС?
  - Похоже, только мы сами по себе - добровольцы. Решили бороться с бедой, как можем. Но с военными связь поддерживаем.
  - Понятно (протянула Татьяна). А кто ваш командир? Как вы оказались здесь? Что собираетесь делать дальше? Какие планы у вас на Харламово? И с какими военными вы поддерживаете связь, и что за связь? Цела ли аппаратура в усадьбе? (на этом вопросе дыхание у Тани закончилось, и она вынужденно прервала поток вопросов).
  Теперь уже настала очередь Андрея впасть в растерянность. Мысли путались, а тут еще такой вопросопад обрушился на его бедную голову. Собравшись с головой, он начал отвечать.
  - Наш командир - Шмелев Глеб Николаевич. Оказались мы здесь просто - у нас на глазах бандиты напали на инкассаторов, мы вмешались, перебили банду, допросили пленного и приехали сюда, захватили усадьбу и освободили пленников. Вот. Дальше мы собираемся здесь жить. И будем зачищать город от мертвяков. На Харламово никаких планов у нас нет, разве что дружить, если получится, Глеб говорит, что с соседями надо обязательно жить в мире и доверии, а лучше всего в союзе. Насчет военных толком ничего не скажу, знаю, что прислали в Авалон бронегруппу для совместного патрулирования. Об этом надо Глеба спросить. Что еще вы спрашивали? (секунду подумав, продолжил) О какой аппаратуре речь?
  - В подвальной части основного дома оборудована серверная и станция связи. Там много ценного и даже уникального оборудования, система наблюдения за периметром, мощное радио и еще много интересного. Вот.
  - Комната номер двенадцать?
  - Кажется, да.
  - Там все отключено, но по виду полный порядок. Я как раз недавно туда забрел.
  - Отлично. Мы монтировали и завозили по заказу все это оборудование, должны были окончательно настроить локалку и все контуры. Там на самом деле три комнаты, та первая, номер двенадцать - с сервером, а дальше станция наблюдения и связи.
  - Ого, и не подумаешь.
  - Да, эта усадьба вообще очень интересное место. С размахом и фантазией ее строили. Но сейчас не о том. В целом я поняла, что вы жителям Харламово не враги. Тогда я уполномочена спросить могут ли те, кто работал в усадьбе вернуться?
  - Не понял?
  - Вы не в курсе? Понятно. Бандиты, захватив базу, выгнали работников, возможно, опасались удара сзади. Людям деваться было некуда, их приютили местные. Так что, можно им вернуться? (настойчиво проводила свою линию госпожа Кайгородова).
  - А кто там? Что за люди и сколько их? И вы, Таня, упоминали беженцев в селе живущих, что с ними? А вы сами, где живете? (с затаенной надеждой спросил Андрей).
  - Сколько? Три семьи. Одна, как я понимаю, кухней занималась. Вторая - муж за отопление, водопроводы, котельную и все такое, жена, в здании убиралась. Третья - муж электрик, за все электричество в усадьбе отвечал, жена у него за спорткомплекс отвечала. Так что вам они только на пользу будут, хозяйство большое, сами не управитесь. (уговаривала Татьяна умело, явно с опытом в продажах человек, как можно отметить).
  - Согласен, пусть приезжают, поговорим, решим чего и как. А вы? Раз уж вы всю систему делали, может, и дальше ей заниматься будете? В ОСБ идут только добровольцы, нам люди позарез нужны, а у вас команда лихая, как я посмотрю...
  - Предложение вы мне делаете неожиданное (Андрей весь вспыхнул от этих слов, еще мгновенье и он на самом деле сделал бы предложение, но Татьяна не дала ему времени), мы подумаем. Тогда до встречи. Мы назад, в Харламово, ждите гостей.
  И снова протянула руку, которую на этот раз Андрей сжал совсем иначе, и нежно, и твердо.
  - До встречи, Таня. Приезжайте обязательно. Даже просто так. Обещаете? (в его словах было столько мольбы, что даже стальное сердце откликнулось бы, а Татьяна, пусть и в основном погруженная в программирование и железо, но все таки бывшая далеко не жестокосердной, не смогла отказать в просьбе этому странному санитару с автоматом.
  - Обязательно приедем, может быть даже сегодня. Обещаю.
  
  Когда колонна, собранной на авиабазе техники рыча дизелями, втягивалась в ворота Крепости, ее встречало значительно больше людей, чем ожидал Глеб. Но больше всего его поразил Андрей, рядом с которым стояла высокая стройная девушка, на вопрос которой Бахча что-то ответил не различимое за шумом машин. Дождавшись, когда Глеб выйдет из машины, эта парочка двинулась ему навстречу. Первыми словами Андрея, обращенными к Шмелеву стали: 'Командир, познакомься, это Татьяна, я ее с братьями к нам в ОСБ зову'.
  
  Глава 13. О делах военных.
  
  Добровольцы - шаг вперед.
  
  Прихватив на обратном пути Федорыча, который на одной из 'нив' пристроился в середину нашей колонны, мы в темпе двинули в Лесной. Ехали со скоростью километров шестьдесят в час и это по трассе. Причина была в том, что с каждым днем дороги размывало все сильнее и сильнее, целые участки после зимы выглядели, как арена боевых действий, такими глубокими казались ямы. Переехав мост, колонна разделилась, большая часть ушла к Авалону, а две машины - 'иск терра' на которой ехали мы с Медведевым и белая 'нива' с Крюковым и его водителем, тоже бывшим бойцом первого отряда спасателей, пошли в направлении Амура и Лесного.
  Олег продремал всю дорогу. Уже подъезжая к ППД Таганрогской дивизии, Медведев оживился и даже задал пару вопросов. Касались они двух важнейших тем: еды - формулировка 'Жрать дадут?' и пополнения - 'Надо бы у 'зелёных' людей сманить?!'. На эти вопросы я ответил так.
  - Накормят наверняка. По народу, давай так сделаем: Ты там походи, посмотри, с людьми поговори, может, кто и заинтересуется нашей темой. Или просто приглядись, только никого особо не агитируй, сначала получим у Скороходова добро на сбор добровольцев. Лады?
  Ответив, на его вопросы, я получил короткий недоумённый взгляд, и после паузы задумчивый кивок.
  Первое, что обратил внимание - новенький, с иголочки блокпост. Полноценный, отличающийся от прежнего шлагбаума и БМП при нем, как породистый волкодав от жалкой дворняги. Здание было двухэтажным, собранным из мощных бетонных блоков. По периметру несколько рядов 'колючки', на крыше мощные прожектора, в бойницах дула крупнокалиберных пулеметов или чего-то помощнее.
  - ЗУшка у них стоит, нам бы такую.
  Мечтательно протянул, мгновенно отвлекшийся от своих размышлений Олег.
  - Да, нам бы такое чудо инженерии было бы в радость. Согласен.
  - Может, попросишь? У полковника? Нет? Глеб, что ты такой упертый? Почему ты не хочешь для ОСБ что-нибудь нужное заполучить? Не понимаю я этих интеллигентских заморочек.
  - Да, причем здесь заморочки? Ты пойми, ничего бесплатного нет. И вопрос стоит так - какова будет цена? Пока я четко не буду это знать, никаких прошений военным подавать не собираюсь. Свобода, она стоит не мало. Понимаешь? Да, нам пока и так всего хватает, впору самим начинать спонсировать малоимущих и предприимчивых. Вот дождемся предложений от Скороходова и будем решать. Но не раньше. И еще. Тот, кто просит, вправе ждать, что его запрос будет удовлетворен. Но, согласись, тот, кто не просит и справляется сам, в глазах окружающих всегда выглядит более выигрышно.
  Чуток помолчав, выражая тем не согласие с моей сентенцией, Олег заговорил вновь.
  - Серьезно они оборудовались, как по уставу, возвели укрепрайон. Молодцы, грамотные.
  На дороге теперь стоял не хлипкий шлагбаум, а капитальная бетонная 'змейка' - примитивный аналог лабиринта. Даже если у кого-то возникло бы желание прорваться - шансов сходу проскочить к базе не было никаких. Рассмотреть, что там дальше было затруднительно, но ощущалось, что активность в Лесном бешенная. Подъехав к блокпосту мы притормозили перед 'змейкой'. К нам сразу же направились трое бойцов в полной боевой. Автоматы они держали на взводе, никаких вариантов на плече, на ремне и т.д. Мы не стали торопиться и спокойно дожидались проверяющих, сидя в машине.
  - Прапорщик Молодцов, кто такие, по какому делу, оружие при себе есть?
  - Командир Первой ОСБ Шмелев Глеб на встречу к полковнику Скороходову. Оружия много разного, а в чем дело?
  - Приказ командования - оружие сдавать на блокпосту. Будете выезжать, заберете.
  Сказав это, он повернулся к одному из бойцов и что-то тихо ему скомандовал, так что тот сразу рванул обратно, к основному зданию. Проверять мои слова. Уверен.
  - Минутку. Так не пойдет, оружие я сдавать не буду.
  - Куда вы денетесь? - грубо и безапелляционно выразил свое непонимание прапор.
  - Никуда. Но сдавать не буду.
  И не видя необходимости дальше продолжать беседу с этим молодцом, достал трубу спутникового телефона и набрал номер полковника. Ответили почти мгновенно.
  - Слушаю.
  - Михаил Дмитриевич, это Шмелев. На вашем блокпосту нам предлагают сдать все оружие. К сожалению, я никак не могу согласиться на такие условия.
  - Глеб, уже подъехали? Отлично. С твоей проблемкой разберёмся. Дай трубку моему бойцу.
  Я передал телефон проверяющему. Разговор у них вышел короткий, спустя десять секунд трубка была мне возвращена, и я услышал слова полковника.
  - Глеб, для вас это правило действовать не будет, вы фактически союзники дивизии, так что проезжайте. Представители беженцев с вами?
  - Да. Мы на двух машинах. Четыре человека.
  - Очень хорошо. Вам дадут временные разрешения на передвижения внутри базы с оружием, без ограничений. Все. Жду вас в штабе.
  Короткие гудки. Я убрал телефон и молча нажал на педаль газа потихоньку проруливая между бетонных блоков. Миновав блокпост снова затормозил и, выйдя из машины, пошел к зданию, мне ведь сказали получить пропуска. Никаких трудностей с этим не возникло. Четыре простых бумажных бланка канцелярского вида, на каждом печать и ФИО (продиктованные с моих слов) одного из нас. Вот и все. Забрав бланки, отдал два Федорычу, заодно объяснив, что эта бумажка значит, и снова загрузился в 'Ниссан'. Передал разрешение Олегу.
  Теперь появилась возможность оглядеться и сравнить памятный мне по прошлому посещению вид поселка с его новым обликом. Изменения коснулись не только блокпоста и пропускного режима. По улицам двигался народ, ехали машины и броня. У меня на глазах только что укомплектованная колонна выдвинулась из ППД в город. Она прошла мимо, обдав мощными выхлопами солярки и ревом двигателей БТРов и 'КаМАЗов'.
  Больше всего меня заинтересовал большой палаточный лагерь, раскинувшийся на обширной территории, на окраине поселка. Он, так же как и блокпост был полностью окружен колючкой в несколько рядов. По периметру стояла броня - несколько БМП. Также видны были и вышки. Все это чуток напоминало зону, и если бы не красное знамя, развевающееся на флагштоке и не отсутствие внутреннего периметра, который отделял бы охрану от населения палаточного городка, то такая ассоциация имела бы полное право на жизнь. Рассмотреть лагерь в подробностях я не смог, зато сразу обратил на него внимание Олега.
  - Олега, если сможешь, наведайся туда. Запросто там могут оказаться добровольцы для нас, условия то у них здесь не сахарные. Только нам болтуны и лентяи не нужны. Сам понимаешь. Я про этот лагерь у полковника повыспрашиваю, ты на связи будь, лады?
  - Понял. Как там насчет кормежки? Скороход ничего не намекнул?
  - Нет, но за этим дело не станет, если что, я и сам намекну, тоже голодный, как волк.
  Доехав до штаба, заглушили движки и, прихватив 'стволы', двинули всей группой на КПП. Здесь нас уже ждал помощник дежурного с блестящей на груди бляхой. Козырнув, он предложил нам пройти за ним. Не вопрос. Пошли. Поднявшись по лестнице на второй этаж и пройдя по недлинному коридору, оказались в ... офицерской столовой. Аллилуйя. Сбылась мечта Медведева. Нас решили накормить. За одним из столов, рассчитанном на восемь человек (столько стояло приборов, тарелок и стульев), нам предложили присесть и поужинать.
  Следующие двадцать минут были заняты усвоением армейских деликатесов. Качество пищи меня сильно удивило. Все простое, но очень вкусно приготовленное. Если военные все так питаются, то жизнь у них сладкая. Только сомнительно мне что-то, думаю, это нас по приказу комдива разносолами попотчевали. Ели быстро. Заставлять ждать командование был никак не с руки. Встав из-за стола, я повернулся к Федорычу и тихо спросил у него, будет ли он брать с собой второго бойца, он подтверждающее кивнул и добавил.
  - Глеб, Николай мой начштаба, по сути. Так что он мне нужен на переговорах.
  - Ясно. Я пойду один.
  И, повернувшись к Медведеву, сказал.
  - Олег, время есть, осмотрись тут, как договаривались.
  -Лады, возьми диктофон, сейчас его включу, потом на досуге послушаю, что наши доблестные защитники наговорят.
  И он протянул мне миниатюрный аппарат.
  Я, положив аппарат в карман, пошел вслед за удаляющимися помдежем и командирами беженцев.
  
  В уже знакомом кабинете комдива нас уже поджидали полковник Скороходов и два офицера, у обоих по две звезды на погонах - подполковники, возможно, его начштаба и... недавний мой знакомый - товарищ Крушинин, наш псевдоинкассатор и спаситель золотого запаса. Лихо он продвинулся. Молодец. С другой стороны, а почему бы и нет? Во-первых, у него своя группа и не просто бойцы, серьезные спецы. Во-вторых, он сам успел за годы работы в банке наверняка многому научиться, что в ситуации катастрофы оказалось крайне востребованным у военных, живших в иной, чисто армейской, логике.
  Подведем итоги. Из троих - двое чем-то связаны с ОСБ положительным. Так что можно надеяться на, как минимум, благожелательный стиль беседы и разумные требования.
  Товарищи офицеры поднялись и тепло поприветствовали гостей из солнечной Сибири (что-то меня на юмор потянуло, нервничаю наверно) и представились, мы в ответ тоже назвали свои ФИО. Расселись.
  - Чаю?
  - Спасибо, мы только что поели, к слову, очень вкусно, большое спасибо, а то мы сегодня и не обедали толком еще.
  - Как скажете. Тогда начнем разговор. Предлагаю сначала обсудить вопросы по помощи беженцам. Вячеслав Федорович, какие мысли по этому вопросу?
  Федорыч несмотря на свои немалые лета заметно волнуясь, чуть наклонился вперед, и начал.
  - На сегодняшний день общее число беженцев, находящихся в трех лагерях в чернолученской зоне отдыха- - три тысячи семьсот двадцать три человека. Из них пятьсот семьдесят один ребенок в возрасте до тринадцати лет. Еще порядка тысячи подростков до семнадцати лет, точнее (он посмотрел в блокнот) тысяча три человека. Стариков почти нет. Остальные взрослые люди - почти поровну мужчин и женщин. Большинство мужиков служило в армии или технически подготовлены, кадры серьезные. Есть и врачи, и педагоги, и инженеры, и рабочие разных специальностей. Мы организовали дежурства, обеспечились продовольствием, техникой, кое-каким оружием, связью. Но и оружия, и боеприпасов катастрофически не хватает, нет тяжелого оружия, бронетехники нет совсем, никакой.
  - Очень интересно. Как вы смогли собрать столько людей? Да еще и обеспечить всех продовольствием? Какие потери у вас от зомби?
  Вопросы задал начштаба, Алексей Борисович. Он с большим вниманием слушал рассказ и уже пару раз пытался вставить вопрос, в итоге, дождавшись первой паузы в речи Федорыча, обрушил их на командира беженцев. Хотя, лучше я их для себя 'летчиками' буду звать, а что, аэродром они захватили? Захватили. Самолеты будут? Наверняка. Вот и будут летчиками.
  - Люди собрались сами. Вот Глеб здорово помог, вокруг него все и образовалось. Когда столкнулись с мутантом, рванули обратно из города в лагеря, там бардак был, мы вместе приехали, считай, двадцать мужиков, все с оружием, злые, мертвяков второй-третий день отстреливающие, мы на все это безобразие смотреть не стали. Собрались, договорились, еще народу подтянули и взяли власть в свои руки. Наладили дежурства и по периметру, и по кухне, и по сбору продовольствия, и т.д. Людей практически не теряли. Места далекие от города, заборы хорошие. А в населенных пунктах передвигались только большими группами на машинах с оружием. Продуктами сумели своевременно обеспечиться в нескольких супермаркетах и базах продуктовых. Еще сумели одну минипекарню вывезти и много муки хлебопекарной собрать. Сейчас запасов на полгода примерно.
  - Конфликтов много? Народ не бунтует? К дисциплине то наверняка мало приучены?
  Вопрос задал сам комдив. Тема явно его интересовала и он очень внимательно выслушал ответ Крюкова. А тот ответил коротко и по существу.
  - Поначалу были.
  - Поначалу, а сейчас?
  Желание услышать ответ у полковника росло просто на глазах.
  - Сейчас практически нет.
  На лице Скороходова отразилось легкое недоверие. Крюков, заметив это, сразу же отреагировал.
  - Вроде бы должно быть много драк, пьянства и прочего, мир сошел с ума и люди вместе с ним. Но все не так. Во-первых, алкоголь жестко ограничен. Во-вторых, люди уцелели и хотят жить дальше, они понимают, что получили уникальный шанс для себя и своих семей. В-третьих, я по опыту знаю, что главное для людей, обеспечить их занятием, делом. И побольше, но без перебора. Самых активных я собрал в боевые отряды, там дисциплина серьезная, тренировки, патрулирование, выходы в город за припасами, почти мародерка, но если хозяин у товара есть, мы либо меняемся с ним, либо не трогаем вовсе. Остальные беженцы заняты на различных работах и нарядах. Дел хватает всем.
  Крюков посмотрел зачем-то на свои руки и продолжил.
  - Обязательно обучаем разным темам, и в лесу ориентироваться, костры разжигать, и первую помощь оказывать, и оружие изучают, и ... да много чего. Водить всех, для начала в теории, учить начали, точнее, основам техобслуживания, а также вскрытия машин и запуску без ключа, а что делать, машин вокруг много, хозяев нет, не бросать же ценную технику.
  Мне показалось, что полковник долю секунды колебался, как ему реагировать на столь явное признание в мародерстве, но потом принял внутреннее решение и согласно кивнул, даже более того, сделал знак почему-то Крушинину, судя по всему, означающий взять опыт на заметку. Крюков, также как и я, заметивший молчаливое одобрение своих слов, приободрился (уверен, он внутренне переживал, рассказывая об этом, но для него было важно, как отнесется к действиям беженцев власть) и продолжил.
  - Важно то, что люди не только работают, учатся, еще и общаются вечерами, и у нас народ семьями живет, тут не до дебошей и человеку легче на душе. Тем, которые одиночки, тяжелее всех. Но мы им замыкаться в себе не даем. Я всех беженцев не только на работы распределил, но еще и по группам разбил, в каждой группе свой выборный лидер. Все по Макаренко. Я еще в юности его 'Педагогическую поэму' чуть ли не наизусть выучил, в жизни эти знания меня не раз выручали, вот и теперь сгодились. А на работах свои лидеры, так что людям легче сорганизоваться. Нам повезло, среди спасенных оказалось несколько философов из университетов омских. Они у нас и еще несколько самых мудрых и уважаемых людей составляют совет старейшин. Власти у них нет, но как советники они не заменимы.
  Я был приятно удивлен спокойной, как бы сама собой разумеющейся, реакции товарищей штаб-офицеров
  - А самых шустрых и молодых, вот, к Шмелеву в санитары отослал, чтобы воду не мутили избытком энергии. И народ не баламутили. Пожалуй, стоит еще отметить, что все беженцы размещены в спальных корпусах лагерей и домов отдыха, так что условия жизни у них довольно приличные.
  - Очень интересно. Да, в армии все несколько иначе. У нас тоже очень много беженцев собралось, часть мы сумели перебросить в область, по селам и райцентрам, часть влили в ряды дивизии, но почти семь тысяч человек временно размещаются в лагере и в зданиях школы, детсада, казармах. Всех привлекаем к работам, но много недовольных, к сожалению. Так что ваш опыт нам важен, когда закончим переговоры, я вас прошу встретиться с комендантом лагеря, он отвечает за беженцев.
  - Конечно. Никаких проблем. Все расскажу, хотя, что за несколько дней можно успеть сделать? Больше все в планах.
  - Замечательно. Тогда продолжим. Сколько у вас сейчас бойцов? И чем конкретно мы можем вам помочь?
  - Дело в том, что сегодня мы заняли новую базу. Куда планируем постепенно перевести большую часть людей. Сосватал нам ее, как раз Глеб. Это аэродром совместного базирования. По Русско-Полянскому тракту. Самолетов и вертолетов там нет совсем. Только не рабочие. Но зато много тех служб, здания, локатор, мастерские, мощная радиостанция, приводы, сама ВПП, по словам спецов, есть шанс пару машин собрать. И самое главное - склады ГСМ. Эта база может стать реальной основой для развития нашей общины. Но территорию необходимо защищать, а у меня два десятка автоматов, и то большую часть Шмелев с его санитарами подкинул, и гладкоствол. А нужны пулеметы, гранатометы, автоматы, снайперские винтовки и боеприпасы. Со своей стороны готов предложить любые разумные условия оплаты или иной компенсации, просто так мы оружие не просим.
  - Это логично, но все же я смогу выделить вам часть вооружений без условий и оплаты. Об остальном договоримся. Безусловно, дивизия заинтересована в союзниках. Я так понимаю, что и новая база ОСБ там где-то поблизости?
  - Да. Все правильно, километров сорок всего. Мы начали устанавливать контакт с населением и руководством ближайших поселений, так что вскоре сформируем настоящую зону безопасности в Таврическом районе. Правда ситуация в самом райцентре пока совершенно неизвестна.
  Я решил чуток поучаствовать в диалоге, не люблю долго молчать. Хехе. Общая линия беседы мне очень нравилась. Изучая лица переговорщиков, отметил для себя их высокую заинтересованность и готовность договариваться. Теперь главное - не напороться на скрытый конфликт и не сказать чего-то лишнего. Тогда все будет отлично.
  - Что ж, ситуация проясняется. Так вы еще и добровольцев Шмелеву поставляете? И сколько же людей вы ему дали? Если не секрет.
  Федорыч коротко глянул на меня, предлагая самому ответить на вопрос. Нет проблем.
  - В целом, именно лагерь беженцев на данный момент и является основных поставщиком бойцов в ОСБ. Всего они прислали шестнадцать человек. А всего в ОСБ двадцать восемь бойцов плюс шесть человек техперсонала, еще моя семья, семьи других участников бригады. Так что значение кадров предоставленных Вячеславом Федоровичем очень велико. Но мы активно продолжаем поиск добровольцев.
  Скороходов выглядел даже несколько удивленным. Мне показалось, он не ожидал столь стремительного роста численности отряда, если бы я рассказал еще и о технике, включая броню и про оружие, то удивления было бы куда больше. Но лучше пока помолчим, на сей счет.
  - Все же, сколько у вас сейчас бойцов?
  Уточнил вновь вступивший в разговор Алексей Борисович, начштаба дивизии, обращаясь к Крюкову.
  - Сто двадцать человек. Именно стрелков. И еще автовзвод, там механики и водители - тридцать два человека.
  С гордостью сказал Вячеслав Федорович.
  - Серьезно. Да с такими силами и авиабазу можно удержать... при наличии вооружений.
  - Об этом и речь. Бойцы есть, оружия нет. Мне требуется и пара сотен стволов стрелкового оружия, десяток ручных пулеметов, несколько ПК и гранатометы. Если есть возможность, то и крупнокалиберное оружие очень бы не помешало. 'Утесов' пару или ЗУшек. Тем более, что боеприпасов 23 миллиметровых на складах авиабазы нашлось не мало. Большую часть Шмелев с командой вывез, но и нам часть оставил.
  - Кхе-кхе, кто успел, того и ложка, - парировал я.
  - О том и речь, но раз БК есть, то оружие было бы очень в тему.
  И Федорыч выжидательно посмотрел на комдива.
  - Хорошо, это мы еще обсудим, а пока о том, что мы готовы выделить для начала. Сразу хочу озвучить - броню мы никому не отдаем. Если будет необходимость и целесообразность, то бронегруппу мы выделим для прикрытия поселка, но она будет в штате и подчинении своего полка в штате дивизии. По стрелковому оружию. Получите сто автоматов АК-74 с нескладным прикладом и полсотни СКС для прицельной стрельбы. Могу выделить пару десятков мосинских карабинов 44 года или полноразмерных винтовок, оптику если захотите сами на них найдете. РПК под 7,62 - штук пять. ПК - не дам, зато, если хотите, выделю штук пять 'дегтярёвых'. А вам, Глеб, пара 'дегтярёвых' не пригодится? С вашей революционной риторикой очень хорошо сочетается, красноармейское оружие.
  И, как мне показалось, чтобы скрыть улыбку на лице, склонился над ежедневником, сверился с какими-то записями, затем продолжил. Я в свою очередь промолчал, ответ пока что не требовался.
  - Гранатометов выделить не смогу, принято решение вооружения такого типа сохранить только среди военных подразделений, союзным же отрядам будем выделять артиллерию, семидесяти шести миллиметровые орудия. Думаю, вам будет достаточно двух, максимум, четырех орудий. То есть одной батареи дивизионных пушек, уверен, вам будет достаточно для обеспечения эффективной обороны. Ни одна банда, если вы грамотно выберете и подготовите позиции для обороны, не сможет ничего вам противопоставить, разве что танки, да и то, в этом случае шансы у вас будут не самые плохие. Но танки у банд - это фантастика и обсуждать такие варианты мы просто не будем. Что скажете?
  - Это очень щедрое и серьезное предложение. У нас немало бывших артиллеристов, так что расчеты для пушек соберем без проблем. Вопрос только в снарядах, их потребуется довольно много и для тренировки, и для пристрелки секторов.
  - Снарядов выделим достаточно. Но обеспечивать вас боекомплектом будем по мере его расходования у вас. Сразу машинами грузить ничего не будем.
  -Что может потребоваться от нас?
  - Это будет зависеть от ситуации. Главное, я жду от вас реальной поддержки и союзнических обязательств. Предоставить базу для наших групп при их выдвижении в юго-западном направлении, связь, сбор и предоставление актуальной информации, борьба с бандами и зомби. В перспективе, возможность использования авиабазы для нашей авиации, если таковая появится. Но это предмет отдельного договора. Пока никакого письменного соглашения мы заключать не будем. Считаю такую форму договора преждевременной. В будущем и такой вариант не исключен.
  Полковник говорил четкими, жесткими фразами, одновременно не ничуть не повышая тона, и не добавляя в голос стали. Речь его звучала мягко и плавно, что создавало мощный контраст, который недвусмысленно показывал, что шутить или обманывать Скороходова, себе дороже. Это, уверен, уловили все присутствующие.
  - Алексей Борисович, распорядитесь, пусть Семашко выдаст все, что было озвучено, Вячеславу Федоровичу. Вы все зафиксировали?
  - Так точно, Михаил Дмитриевич. Распоряжение готово, поставьте свою визу.
  Полковник внимательно прочитал переданный ему документ и размашисто подписал его. Тут же передав в руки взволнованно-обрадованного Крюкова, который в эту минуту радикально изменил свой статус с предводителя большой группы беженцев, на командира и руководителя серьезной организации, обладающей собственной мини-армией и всем необходимым вооружением. Событие явно стоило отметить.
  Взяв бумагу, он пожал комдиву руку и поблагодарил его. Снова усевшись в кресло, Федорыч принялся усиленно о чем-то соображать, могу предположить - о сроках и возможностях вывоза такого количества оружия и боеприпасов на базу. Теперь, видимо, настала и моя очередь договариваться. Честно сказать, прошедший раунд переговоров меня изрядно утомил, вроде бы и не я вел их, но утомление реально накопилась. Поэтому сейчас надо резко собраться и забыть намертво о таком слове, как усталость. Сосредоточившись, я поднял глаза на Скороходова и столкнулся с его ответным взглядом.
  - Может, чаю?
  - Не откажусь, можно и пару конфет или бутерброд, я на удивление быстро проголодался.
  - Ничего удивительного, разговор у нас очень серьезный и требует всех сил. Вы ведь, Глеб, историк? Я правильно помню?
  - Да, я кандидат исторических наук, занимался событиями эпохи Гражданской войны и в особенности правлением Колчака.
  - Очень интересная тема, да еще и актуальная по нашим временам, не находите?
  - Не то слово. Фактически сейчас своего рода реплика той ситуации, только в еще более трагическом ключе.
  - А я вот тоже кандидат исторических наук, в академии писал работу по тактике конно-механизированных корпусов в Великую Отечественную Войну. Так что мы с вами, Глеб, коллеги. И звания у нас почти равные. (Он улыбнулся, я в ответ) Вы - комбриг, правильно? У вас ведь бригада санитарная? А я - комдив. В табели о рангах всего одна ступенька. А вот и чай принесли, как вы и заказывали с конфетами и бутербродами, прошу, угощайтесь.
  Я аккуратно, не дай Бог разолью, взял в руки изящную покрытую бело-синей росписью кружку с блюдечком, гжель, однако, и ухватил бутерброд. С набитым ртом говорить не вежливо, так что сначала прожевал кусок, и только потом ответил.
  - Я не совсем уверен в правильности вашей, Михаил Дмитриевич, экстраполяции. У меня не воинская часть - мы санитары. Санационная служба Прииртышья. Но за сравнение спасибо. Конно-механизированные группы, я об это кое-что читал, но больше про конные армии и мобильные отряды, например, Владимира Оскаровича Каппеля.
  - Это белый генерал? Слышал о нем, помнится очень талантливый тактик. Нам бы сейчас такой командир был очень кстати.
  - Согласен. Я смотрю у вас очень серьезная библиотека и как раз по военной истории и науке.
  Всю стену в кабинете занимал огромный книжный шкаф, точнее, книжные полки до самого потолка. Все они были забиты тяжелыми томами, среди которых я заметил немало с иностранными названиями. Хозяин этого кабинета должен быть очень образованным человеком, почему-то прежде мое внимание обходило эту часть обстановки стороной? Разве что волнение и моя вечная торопливость тому виной.
  - Библиотеку я собираю уже больше двух десятков лет, основа ее - собрание книг моего деда, воевавшего еще в первую мировую, а потом в Гражданскую. Будет желание, милости прошу, берите, читайте, будет интересно с вами подискутировать по поводу прочтенного.
  Я подтверждающее склонил голову. Обязательно воспользуюсь любезностью комдива. Все напряжение и усталость совершенно незаметно вытекли из меня. Очень здорово изменил атмосферу Скороходов и так легко, играючи. Силен. Здорово, когда есть на кого равняться и у кого учиться. Учиться я люблю. Теперь можно и разговор продолжить. Мысль эта пришла не только мне, и первым начал беседу Крюков.
  - Михаил Дмитриевич, если вы не против, я предпочел бы сейчас заняться приемкой оружия. Если угодно, я готов пообщаться с вашим комендантом лагеря беженцев.
  - Хорошо.
  Скороходов вызвал ординарца и распорядился, чтобы тот проводил Федоровича сначала к коменданту, а потом и на склады РАВ. Все встали и пожали друг другу руки - обычная церемония, в этом случае приобрела качество почти договора, скрепляемого рукопожатием. Новоиспеченный командир авиабазы и его начштаба, так и не сказавший ни слова за весь разговор, вышли из кабинета.
  - Предлагаю обсудить условия взаимодействия дивизии и ОСБ. Как вы, Глеб, себе видите структуру взаимодействия? Что вам требуется?
  - Для начала, я хотел бы понять, что происходит в городе и области в целом. Информации на удивление мало. Сам я в основном занимаюсь драками с зомби и бандитами, так что у меня в голове натуральный информационный вакуум.
  - Очень хорошо. Алексей Борисович, не сочтите за труд, кратко доложите последние новости, отработанные штабом.
  Начштаба некоторое время размышлял, обдумывая с чего начать. Быстро определившись, он четко и размеренно начал докладывать.
  - В городе на 31 марта нами зафиксировано порядка сорока отдельных уцелевших групп людей, мы их называем, анклавами. Наиболее крупными из них являются территории речного порта, нефтекомбината, шинного завода, танкового завода, 'завода им. Попова', 'Барановского' и 'Полет'. Еще ряд объектов промышленности удерживается силами местных силовых структур и ополчений. С ними налаживается контакт, и определяются формы дальнейшего сотрудничества. На нефтекомбинате и ряде других объектов нами размещены мобильные группы. Совместно с подразделениями из УЦ ВДВ организовано патрулирование и контроль ключевых транспортных узлов в городе и по его периметру. Десантниками ведется систематическое наблюдение с воздуха за ключевыми зонами города. Проводится фото и видео наблюдение, отчеты предоставляются и нашему штабу.
  - По районам города. Нефтяники практически полностью потеряны, активность мутантов там очень высока, если бы не стратегически важные объекты было бы логичным совсем покинуть этот район. В городе сгорела большая часть частного сектора и многоэтажек. В целом, пожары постепенно затихают, просто выгорают сами собой, их никто не гасит. В городе и области крайне тяжелая криминогенная обстановка. То, что мародерство приняло массовый характер уже свершившийся факт, бороться с которым бессмысленно. Количество убийств, изнасилований, пыток, грабежей не поддается учету, но можно утверждать, что масштабы преступности огромны. Зафиксировано ряд крупных банд действующих на обширной территории. Вступать в противодействие с бронегруппами они не стремятся и сразу убегают, используя явный выигрыш в скорости у легковых автомобилей над БТРами. И не только в городе, но и в области ситуация достаточно сходная. Можно прогнозировать усиление ВБФ (вооруженных бандформирований) и их укрупнение. Предполагается возможность появления у них мощных ВВ и тяжелого оружия, точнее гранатометов и ПЗРК. В связи, с чем проводятся превентивные мероприятия, направленные на повышение безопасности базы и бронегрупп, выходящих в поиск.
  - Если говорить о ситуации в мире и стране в целом, то ее можно оценить, как тотальный коллапс. На сегодня нет ни одного действующего и контролирующего ситуацию правительства. В России положение сходное. Нам удалось установить радиосвязь с рядом частей и подразделений, крупных предприятий на территории Урала и западной Сибири. Так что перспективы развития есть и не малые.
  - Спасибо, Алексей Борисович. Теперь пару слов добавлю я сам. Комендантом омской области и города, как я вам уже и сообщал, является командир учебного центра ВДВ генерал-майор Ефимов Александр Александрович, также сохранил дееспособность Танковый институт, на базе которого развернуты два штатных мотострелковых батальона со всеми средствами усиления. По силам министерства внутренних дел информации не много, известно, что отряд спецназа УИН 'Викинг' перебазировался в Саргатский район, на базу отдыха МВД (старую Манякинскую охотничью заимку). Сейчас они фактически контролируют большую часть этого района. По СОБРу и ОМОНу пока информации нет, точнее, она носит обрывочный характер. Подразделения внутренних войск также по факту перестали существовать. И ни об одном из них у нас нет достоверной информации. Пограничники собрались на юге области, в Русско-Полянском районе на одной из своих баз, с ними контакт есть. Такая вот в целом картина. Что скажете?
  - На самом деле все совсем не так плохо, как могло бы быть. Гораздо более негативный сценарий это распад вашей, Михаил Дмитриевич, дивизии и УЦа, с растаскиванием бронетехники и оружия по углам, вот тогда уже сейчас бы можно было ожидать настоящей войны всех против всех. Для своей бригады я вижу вполне четкую нишу в этой новой реальности. Это зачистки районов города и важных объектов, в том числе периферии того же самого нефтезавода, и охота на банды с их последующим уничтожением.
  - Меня и мой штаб этот вариант вполне устраивает. Теперь давайте подробней по условиям нашего сотрудничества. Что вы ждете от нас?
  - Фактически, из оружия и прочего оснащения мне от дивизии ничего не нужно. Вооружения и боеприпасы, технику и обмундирование, ГСМ и продовольствие мы обеспечим себе сами. Нам необходимо следующее: 1. Мандат на зачистки объектов и банд от военного руководства региона; 2. Право на проезд через блокпосты по городу и области с оружием и броней; 3. Предоставление оперативной информации и разведданных для решения поставленных перед ОСБ задач. Это и радиоперехваты, и данные со спутников, и данные авиаразведки, видео, фотосъемки. Со своей стороны мы готовы также предоставлять информацию по запросам от военных и в инициативном порядке; 4. Гарантии того, что все обнаруженное нами на объектах зачистки останется за нами. По четвертому пункту я готов заранее согласовывать сами объекты и в отдельных случаях выделять часть имущества, стратегически важного для региона, для передачи вам, на условиях обмена или частичной компенсации.
  Все время пока сообщал проект условий работы ОСБ, я тщательно отслеживал реакции комдива и его офицеров, что-то толком сказать по их выражениям было не реально - полная непроницаемость, но все же по рукам, общей осанке и другим косвенным признакам я видел, что условия мои не чрезмерны. Теперь оставалось ждать ответной реакции. И она последовала незамедлительно.
  - Сильно. И продуманно. Алексей Борисович, Владимир Георгиевич, что скажете?
  Первым заговорил Крушинин.
  - Считаю, что условия Шмелев предлагает несколько нахальные, но реальные, тем более что он не требует себе всю добычу со всех его бригадой зачищенных объектов. Я 'за'.
  В разговор вступил начштаба.
  - А также не вижу оснований для не согласия. Но меня интересует насколько заявляемое реально. И не приведет ли первая же операция к гибели отряда? Возможно все же требуется некоторая помощь техникой или вооружениями? Ведь фактически ОСБ становится частной военной компанией на контракте с военным командованием области, точнее, нашей дивизии.
  Только я собрался ответить, как Скороходов сделал это сам.
  - Полностью согласен с вами, Алексей Борисович, в части того, что ОСБ становится ЧВК на контракте с Таганрогской дивизией. А вот в вопросе обеспечения и готовности решать поставленные задачи, с вами не соглашусь. Бригада на самом деле выступает как самостоятельный партнер и поэтому должна сама решать свои задачи. То есть никаких вспомоществований для ОСБ не будет. Назвались груздем, пусть лезут в кузов. Самостоятельность - она дорогого стоит.
  - То есть, я так понимаю, что соглашение между нами достигнуто?
  С некоторой внутренней опаской спросил я. Ситуация пока складывалась благоприятно для ОСБ и дожать ее явно было не лишним. Слова полковника меня даже порадовали, из них следовало, что он понял и принял даже то, что открытым текстом я не произнес - о независимости ОСБ от военного руководства. О ее самостоятельном статусе. Это для нас сейчас крайне важно.
  - Да, Глеб, вы правильно поняли. Ваши условия принимаются. Алексей Борисович, вы зафиксировали пункты соглашения?
  - Так точно, Михаил Дмитриевич.
  - В таком случае передайте материал адъютанту, пусть он подготовит все согласно разработанному формату и принесет мне на подпись.
  - А мы пока дожидаемся документ, давайте поговорим на другие темы.
  - Конечно, Михаил Дмитриевич. Какую тему вы хотели бы обсудить?
  Скороходов не торопясь, отхлебнул уже остывшего чая, посмотрел в окно на бурлящий лагерь и сказал.
  - Как вы уже, Глеб, поняли, поток беженцев практически основная проблема сейчас и для нас, и для десантников. Делаем все, что можем, но по факту не справляемся. Допускаю, что и массовые беспорядки в лагерях не далеки. Почти каждый день у нас самоубийства среди беженцев, случаи сумасшествия тоже очень частые. Мы делаем, что можем, но у нас военная часть, а не психбольница и не МЧС с их штатом психологов. Ваш товарищ, Крюков, уже рассказал несколько толковых идей, а что можете предложить вы?
  Настала моя очередь задуматься. Явный недостаток эмпирического материала не позволял дать конкретные рекомендации, вывод, надо получить их при помощи правильных вопросов. Вот и первый.
  - Михаил Дмитриевич, я очень мало знаю реальное положение дел в лагере. Мне либо нужно посетить его, пообщаться с людьми, либо получить информацию от вас. Какой вариант для вас предпочтительней?
  Скороходов улыбнулся в ответ на мой незамысловатый размен, как говорится у шахматистов, вилка. Но ответил сразу.
  - Я вас, Глеб, не тороплю. Задавайте вопросы и мне и моим офицерам, можете пообщаться с комендантом лагеря беженцев, посетите и сам лагерь. Сколько времени вам нужно, чтобы подготовить свои предложения?
  - Постараюсь к завтрашнему дню что-то продумать и озвучить.
  - Вот и замечательно, тогда я вас жду завтра. Как раз и документы для вас подготовим. Аналог пропусков, которые вам выдали на КПП при въезде на базу, только более серьезные - постоянные. Они в данной ситуации будут играть роль паспортов и удостоверений. Вы завтра обязательно привезите списочный состав бригады и сделайте фотографии на цифровую камеру. Договорились?
  - Конечно. Завтра я буду у вас.
  Дверь у меня за спиной бесшумно открылась, появился адъютант полковника с несколькими листками бумаги.
  - Разрешите доложить, документы готовы.
  - Отлично, положите на стол. Можете быть свободны.
  Скороходов внимательно прочитал в установившейся тишине переданный ему документ. Оставшись доволен результатом, он дал один экземпляр мне для прочтения. Логика пунктов была соблюдена, ничего лишнего, все по делу, больше всего меня удивил сам формат текста - это был договор между дивизией, как представителем военно-административной власти Омской области и подрядчиком-союзником, оригинально, и явно чувствуется рука Крушинина с его банковским опытом.
  - Договор меня вполне устраивает. Готов подписать.
  Первым поставил на документе свою визу полковник, затем передал договор на подпись мне. Подписал и я. Все поднялись со своих мест. Церемония рукопожатия. Полковник первым решил высказаться.
  - Поздравляю вас, комбриг, с этой минуты ваш отряд официально признан государственной властью Омской области. Уверен, наше сотрудничество будет плодотворным и динамично развивающимся.
  Следующим был Крушинин.
  - Поздравляю, Глеб. Завтра обязательно зайдите ко мне, обсудим ряд вопросов по взаимодействию.
  - Да, Глеб, ответственным за взаимодействие с союзными отрядами и группами назначен подполковник Крушинин, так что теперь он ваш куратор, обращайтесь по всем вопросам к нему.
  Последним меня поздравил начштаба, подполковник Тополев.
  - Поздравляю. И все же поосторожней. Ваш отряд только создан, не торопитесь, почетче организация, создайте немедленно свой штаб и обеспечьте его связь с моим штабом, жду этого уже завтра. И вот ещё что... - я внутренне напрягся, а офицер достал компьютерный диск и передал его мне - Здесь свежие данные воздушной разведки по городу. Думаю, вам пригодятся. До встречи.
  Попрощавшись, я покинул кабинет комдива со своим экземпляром договора в руках. Спустился на крыльцо и обнаружил там спокойно курящего в сторонке Медведева, на лице которого явственно прослеживалось довольство собой. Так что и здесь, похоже, ждут добрые вести.
  
  Медведев Олег. Лагерь беженцев при Омской мотострелковой дивизии.
  
  Ну, вот поели, покурили можно и делом заняться. Глеб с ребятами и вояками ушли на совещание. 'Совет в Филях' часть вторая - век 21-ый. Ну и хорошо, пусть поболтают, может что дельное и придумают. А я прогуляюсь после вкусного обеда. Всё-таки армейская кухня - это вещь! Что-то в ней есть неповторимое, или меня ностальгия мучает? Не понятно, но приятно. За расслабленными рассуждениями я дошёл до лагеря беженцев. Охрана лагеря проверила документ, выданный по приказу полковника, покосилась на оружие. Капитан - начальник караула, посоветовал ссор не затевать с гражданскими, а в случае обострения дать предупредительный выстрел, для вызова помощи. Поблагодарив, я уточнил у охраны насчёт обстановки в лагере и получил лаконичный ответ - 'все на взводе'. Да уж ситуация не 'фонтан'. Решив рискнуть, зашел на территорию лагеря, думаю, будут трения, дам предупредительный, а если что рука не дрогнет.
  Лагерь производил удручающие впечатление, народу явно больше трех тысяч, по большому счёту, в этом лагере больше двух тысяч в более-менее сносных условиях содержать можно, но не столько сколько сейчас. Что самое плохое в лагере были только мужчины, с одной стороны это правильно, женщин, стариков и детей в таких условиях держать не по человечески. Но с другой стороны разновозрастный контингент мужиков смесь взрывоопасная. У многих в глазах стояла тоска. Однако только тупому обывателю могло показаться, что здесь анархия. Тот, кто служил, без труда мог увидеть - жизнь городка систематизирована и движется, подчиняясь определённым правилам. Оно и верно, военные на создание таких городков не один пуд соли съели. Вся история армий была связана с такими городками, просто со временем развития цивилизации появилось больше удобств. Судя по одежде, мужчины успевали и постираться и за собой проследить. Этакий пионерский лагерь строгого режима. Аборигены на меня посматривали с опаской, привыкли видеть стандартную форму и оружие, а у меня камуфляж сшит на заказ, так сказать по следам последних веяний коммерческой военной науки, да и три ствола, это явно больше положенного по штату. Пройдя довольно далеко от КПП, оказался почти в самом центре лагеря, так, прикинем, сколько тут народа? Шесть рядов (три 'улицы'), в каждом примерно по сорок больших армейских утепленных палаток, на каждую по десятку беженцев, и в самом деле выходит тысячи три. Размышления мои прервались самым бесцеремонным образом.
  -Что-то ходят здесь разные, неприятностей ищут...
  Кто-то весьма жестким тоном, читающимся в сиплом, низком голосе, решил полюбопытствовать, что я за птица, зря, я не 'голубь мира' и толерантность, считаю самым страшным матерным словом.
  - Неприятности - моё второе фамильё, а паспортные данные у меня от 'калашникова'. Показать?
  Сознательно решив ускорить развязку, ответил я и медленно перевёл автомат в положение от бедра.
  Напротив стояли двое мужиков в поношенной джинсе, стоящие рядом с ними мужики своим видом давали понять, что вмешиваться не будут. А ребятки-то струсили продолжить 'знакомство' не решаются, или как говаривали в одной книжке - 'господа мы звереем', наверное, за последние дни так привык к смерти, что становлюсь её вестником.
  - Мужички свалили бы вы, этот вас положит и расскажет об этом так, что ему ещё и медаль дадут.
   Опа... Развернувшись на голос я увидел... Игорь Мохов... Вот так встреча.
  - Здорова Олежа!
  - Игорь! Рад тебя видеть!
  Неожиданная, но приятная встреча, обнявшись, посмотрел на здорового небритого Игоря.
  - Живой бродяга!
  - И тебе не кашлять!
  С Игорем я познакомился, лет семь назад, гуляя на День милиции, встретил коллег, с которыми раньше работал, они к тому времени перешли работать в налоговую полицию, Мохов был командиром отделения в подразделении физической защиты. В тот раз отменно посидели и расстались если не друзьями, то хорошими знакомыми точно. После того случая пересекались с ним не раз.
  - Слышал, ты из наркоконтроля уволился?
  Задал я первый вопрос. Надо сказать, парень звёзд с неба не хватал, спокойно пережил пертурбации превратившие налоговую полицию в службу по незаконному обороту наркотиков.
  - Да по 'льготному' ушёл на пенсию, работал в конторке одной, помощником по общим вопросам.
  - Ну не буду уточнять, какие общие вопросы решал. Здесь, с семьёй?
  - С женой и сыном, родители погибли.
  Лицо Игоря посмурнело.
  - Извини...
  - Ни чего Олег, сейчас таких много...
  Помолчали.
  Что ж, примерно на такую встречу, бродя по лагерю, я рассчитывал. Шансов встретить знакомого были высоки, и я не ошибся.
  - Ты у 'зелённых' работаешь сейчас? - он имел в виду военных.
  - Нет. Но это тема отдельная. Если хочешь пообщаться, давай где-нибудь 'без ушей' найдём место.
  - Давай, пойдём в нашу палатку.
  Пройдя сквозь начинавшую собираться толпу, мы пошли к обиталищу Игоря. Хорошо, что земля стала прогреваться, и грязи было мало, не то набрал бы пару лишних килограмм на сапоги. Палатка произвела на меня приятное впечатление, ухожена и внутри и снаружи, да и двое дневальных на входе и в помещении. Все люди в камуфляже и берцах, сразу видно народ бывалый. Другие палатки в лагере имели более затрапезный вид. Подойдя к стоявшему у печки столу, присели, мужчины, находившиеся рядом, вежливо нас оставили.
  - Ну, если ты не у военных, а по лагерю ходишь с оружием, то это неспроста.
  - Неспроста. (Согласился с ним, вытаскивая флягу с коньяком) Будем считать вступительную часть законченной?
  - Сразу быка за рога?
  Он грустно улыбнулся и поставил на стол две железных кружки.
  - Ну, ты на быка не похож, а если откровенно на примерно такую встречу я и рассчитывал. Но перед тем как что-то рассказать, я хотел бы узнать, как ты из города выбрался?
  - Успели вовремя выбраться из дома, но у меня толком родных ни в Омске, ни в области нет, так что когда вспомнил про дивизию, решил двигать сюда, и, вобщем, не прогадал. Теперь сын с женой в местной школе, там уютней, чем здесь. Я это понимаю, но это как-то неправильно семьи разлучать. (...)
  
  Когда через полчаса Игорь закончил рассказывать свою одиссею (было заметно, что долгий монолог дался ему не просто), Олег про себя отметил, что Мохову стало легче. Он даже посветлел лицом, жесты стали более свободными, да и сама речь, хоть и осипшим от долгого разговора голосом, стала более выразительной и уверенной. Терапевтический эффект, так сказать. Всё-таки попы грамотные люди, хорошо понимают, что любому человеку надо высказаться, не зря придумали исповедь. Приятно было, что жившие в палатке мужики нас всё это время не беспокоили.
  Ещё с час проговорив с Моховым, глянул на часы и со словами, - 'Извини, Игорь, труба зовет, по времени надо выдвигаться к штабу', я отправился к Глебу с уверенностью, что его просьба не только выполнена, но и перевыполнена. Надо потребовать вместо сигарет сигары, а что, заслужил.
  По словам Мохова, он попал в лагерь дня три назад, вывез из города жену с сыном и пару знакомых. Сразу по прибытии, заполняя анкету на фильтрационном пункте, сообщил информацию о себе (звание, навыки обращения с оружием, участие в боевых действиях, места службы) офицеру-особисту, думая, что его, как имеющего боевой опыт, будут использовать для спасения людей или зачисток. Вышло иначе, у вояк людей хватало с перебором, а проверять других, не было времени. Поэтому брали тех, кому могли дать рекомендации, так сказать перекрестным методом, особый отдел дивизии работал двадцать пять часов в сутки.
  В итоге использовали его и других мужчин, как подразделения стройбата и грузчиков для вывоза различных товаров и оборудования из города. Даже водители были из числа военных, на долю обитателей лагеря достались только самые простые и не ответственные функции, объяснялось это просто - уровень доверия к ним был не высок и, значит, нельзя было исключить возможность угона грузовика полного ценного груза. Что для парня было обидно, но он не возмущался. Хорошо хоть под защиту взяли, да и с учётом наплыва беженцев дивизионным было не этого, прокормить, разместить, да ещё оборона, да и мало ли проблем в такой ситуации.
  Тем более в лагере особо народ не держали, не нравится, возвращайся в город, а там как повезёт. Большинство оставались, а куда денешься, здесь накормят, если с одеждой туго - дадут и главное семьи под защитой. Оружие лагерным не выдавали, также как и формы. По сообщению коменданта лагеря, - 'Решение по беженцам будут приниматься позднее, к началу мая, а пока терпите и держитесь, выполняйте поставленные командованием задачи'.
  Таких, как он степенных и прошедших горячие точки бывшего Союза, служивших в десанте и других частях, где риск был понятием обыденным - набралось около трёх десятков, ребята объединились и стали жить обособленно от остальных. Как люди знающие дисциплину, самоорганизовались в этакий отдельный взвод с самоуправлением.
  Попробовавшим навести в городке 'лагерные' порядки, бывшим 'зекам' вежливо объяснили, что это их не устраивает, а когда 'зеки' решили проучить ребят, этих местных заводил оперативно отправили вместе с прихлебателями на пару недель в санчасть. Чтоб мозги на место встали. Больше проблем с другими жителями городка не возникало, их зауважали. Выслушав его, я рассказал ему о ОСБ. Объяснил, что за цели и чего хотим добиться. Предложил поговорить с другими мужиками, зная Игоря, объяснил, какие ребята нужны, каких не возьмём, в общем, предложил выбор. Договорился завтра или послезавтра, созвонится. И если будут согласные, приехать за ними.
  * * * * *
  - Значит, договорились на завтра? Очень хорошо. Теперь мне и в лагерь ходить смысла нет, итак картинка ясна. Держи вот, посмотри договор. Стоп. Давай, лучше в машину и выдвигаемся к Авалону, а то скоро темнеть начнет. По дороге посмотришь. Завтра все равно снова сюда. Сразу по всем вопросам. Федорыч, я смотрю, уже уехал. Так что ждать нам некого, по машинам и до дому.
  На КПП мы сдали временные пропуска и резво дернули, да, пожалуй, что и домой. В Авалон.
  
  Интермеццо. Али Бабай: живой или мертвый?
  
  Жизнь началась с того, что мои глаза засосали душу назад. С той минуты я начал быть заново. Еще какое-то время я осознавал себя, не иначе душа внутри раскладывалась по полочкам, но потом поток души иссяк. Следом, раздирая глазницы, полез свет. Стало очень больно, и я ушел от окна вглубь палаты. За мной волочилась капельница - не сразу заметил. А как заметил - не сразу понял, что это не часть меня, а чужое. Выдернул из ступни - блеснула игла. Тело потеряло несколько капель темной крови. Странно оказалось стоять на скользком. В потоке прежней боли, эта новая растворилась незаметно. Ледяной пол встретил, как родного.
  Долго ли коротко, а вновь очнулся. Душа вполне устроилась в теле. Тело в свою очередь в туалете. Капала вода, пробуждая жажду. Запах хлорки, ворвавшийся в ноздри с первым вдохом, мгновенно исчез под напором вони. Дерьмо, тухлятина, гниль. Заплакал, коли вспомнил, как это бывает. Звенело не в голове - целый рой мух зудел в соседней комнате. Подтянулся на руках за край металлической раковины, открыл кран. Пил жадно, забывая поначалу отгонять мерзких насекомых, топтавших мое лицо сотнями мерзких ножек. От всепоглощающей жажды не сразу понял, что вокруг темно, как у негра в ж.... А с противоположных сторон струйки света пробиваются. Дуплистый в общем негр. И темнота вокруг нехорошая. Злая.
  Напился. Отдышался. Да так, что чуть не выблевал весь водный раствор хлорки в заляпанную черными пятнами раковину. Что же так смердит-то?
  Пошатываясь, отворил дверь, где санфаянс представлен. Половина окна давала больше света, чем нужно. Лучше не видеть, того что довелось. Бурые с сахарными проблесками кости, ошметья одежды, утонувшие в огромной черной луже. Кафель до уровня человечьей груди весь украшен причудливыми узорами из пятен, потеков и разводов засохшей крови. Окно закрыто, а батарея пашет - отсюда и вонища. Повсюду мухи... Откуда? Ведь зима вроде как была? Чертовщина, однако. Сильнее прочего напугали следы. Я не таежный следопыт, но "роспись" по кафелю и дебил прочитает верно - несколько нападавших возились в кровавой луже, жрали, дрались за лучшие куски, растаскивая костяк и требуху. Но самое страшное, те, кто устроил людоедское пиршество в сортире - ушли. Через дверь. Измазав ее пятипалыми отпечатками на память.
  На миг меня парализовала догадка - я начал ощупывать себя, осматривать руки, дурацкую больничную одежду - крови не было. Какие-то разводы и пара капель не в счет. Значит, жрал не я. Спокойствие, только спокойствие, главное не оставить своих отпечатков нигде, а то милиция схватит на трупе. Как известно, кого поймали, тот и виноват.
  Вернулся во тьму, выпил еще воды. Закрыл кран и протер отпечатки пальцев полой своей одежонки. Выдохнул и распахнул дверь в коридор.
   Не первый раз мне случалось видеть сон и одновременно жить в нем реальной жизнью. Сны бывали разные. Героические. Глупые. Постыдные. Но чаще всего ужасные. Всегда выручала подспудная мысль, что умри я в этом 'всего лишь' сне, то в реальном мире ничего не изменится, ведь я даже не вспомню, что же такое мне привиделось. И ничего мне не будет: ни седины, ни холодных потов, ни бессонницы. Ни хера. Даже простыню менять "по возвращении" еще ни разу не приходилось. Но не в этот раз.
   Дверь в туалет распахнулась и мне сразу захотелось проснуться. На порог шагнул доктор. Голова набок - косит на меня одним бельмастым глазом. Кривой рот распялен в последнем крике - и это не помада и не готичные тени и не синяк под мутным глазом - а стопроцентный труп. Скрюченные в агонии измаранные в крови пальцы вцепились в мою распашонку: словно мертвый доктор собирался устроить мне допрос с пристрастием - чем таким предосудительным я занимался в сортире? Но доктор молчал и не дышал. И смотрел будто бы сквозь меня. Я тоже помалкивал и не дергался. Впрочем, скоро мне надоело тупить в объятиях покойного медработника и я выскользнул из распашонки - вырвать ее из цепких рук мертвеца оказалось нереально.
   Куда шел бесконечными коридорами - не вспомню. Блеснуло на полу зеркальце - ухватило за сознание солнечным зайчиком. Я поднял его, осмотрел себя и вспомнил, что совсем голому быть - неуютно и неправильно. А еще увидел длинный вспухший шов через весь живот. Вскрытие что ли? А почему не до грудины - лень им было? А чего зеленкой не намазали? Или не надо? Интересно, а назад требуху всю сложили или как попало запихали? А вскрытому можно самому ходить или надо на каталке ездить?
  Вспомнил тогда: ночь, улица, огни, крики, резкая боль, лица врачей в маске, шум аппаратуры, переходящие в неразборчивый шепот слова, ласковая и ждущая темнота. Шов выглядел страшно, но надежно. Мысль о том, что он может лопнуть и мне придется собирать свои кишки с засыпанного битым стеклом пола сделала свое гнусное дело - замутило. Упал на стену, отдышался. Ощупал живот. Шов против чаяний не разошелся, кишки находились на своем законном месте. Вновь нестерпимо захотелось пить. И мысли про одежду чередовались с намерениями разобраться с происходящим, выбраться из больнички, раз уж не судьба проснуться дома в теплой постельке, выпить кофе и пойти на службу.
  Дальше не пошел - по стеклу топать босиком - занятие для йога. Вернулся в сортир, отодвинув статую доктора в сторонку. Зажав нос, снова напился впрок. Освежился. Вроде полегчало. Пока суть, да дело, доктор прищуренный намылился сбежать с моей распашонкой в руках. Я догнал странного бродягу и обшарил карманы его халата. Пришлось изрядно помучатся, насчет справедливой компенсации, все же карманник из меня хреновый, но выудил-таки блокнотик, сотовый телефон и пачку курева. Внутри пачки перекатывалась зажигалка и три мятых сигареты.
  Вдохнул ароматы табачные - понял, отчего худо мне. Затрясло, что света белого невзвидел. Затянулся, подошел к выбитому окну и чуть не выронил сигарету на улицу. Ветер донес запах пожаров, звуки сирен и стрельбы. Город еще цеплялся за жизнь. Шумно. Азартно. Бестолково. По-бабьи отгоняя криком ужас - предвестника неминуемой смерти.
  По черному снегу, между брошенных во дворе авто и деревьев с разной скоростью двигались неуклюжие фигуры. Хаотично. Скажите на милость, чего это медсестра заперлась в кусты и встала раком? А этот дурило в халате на голое тело и босиком чего забыл посреди грязной дороги? Мимо него прополз на руках огрызок человека - ноги объедены до костей. Группа граждан влипла в сетчатый забор, вытянув неуклюжие грабли - с другой стороны на них истерично тявкала какая-то шавка. А эти совсем голые идут, не иначе из общей бани - мужчины, женщины. Кожа желтушная, бледная, с багровыми или черными пятнами во всю спину. А вот пациенты "разбегаются" мелкими группами по пять-семь человек. Вот общую массу вклинилась светлая струя медиков - пятна застарелой крови хорошо видны на их белых и зеленых халатах...
  Я окинул взором окрестности и понял, где нахожусь - в Больнице скорой медицинской помощи или БСМП. Левый Берег Иртыша, город Омск, Сибирь, планета Земля. И слишком уж глобальная получалась картина для сна ужасов...
  
   В чужом махровом халате на голое тело и разных тапочках на босу ногу я спускался в холл, осматриваясь по сторонам. Да так на предпоследних ступеньках и замер. Было от чего.
  Первый этаж, похоже, брали штурмом: холл разгромили в пух и прах. Крошево битого стекла, залитого кровью покрывало пол. Там где имелось свободное место между трупами, раскиданными по холлу в разной комплектации и позах. Колонны гордо несли пулевые отметины и бурые брызги, ни одного целого стекла ни в окнах, ни в перегородках не осталось. И вновь этот омерзительный запах заполонил собой все пространство от пола до потолка. Ни вдохнуть, ни выдохнуть без курятины...
  Кто с кем воевал? Мир сошел с ума. Одни люди убивают других. Кто-то пожирает мертвецов, как желанное лакомство. Сколько видит глаз - все трупы как минимум со следами укусов, другие же и вовсе обгрызены до неузнаваемости. Не поймешь кто лежит - мужчина или женщина, доктор или пациент или вовсе случайный человек.
  - Ау! Есть кто дома? - чиркнул зажигалкой, закуривая предпоследнюю сигарету. Табачный дым не столько охлаждал кипящий мозг и успокаивал нервы, но и кое-как помогал вдыхать здешний смрад. Интересно, парень, а у тебя все дома, если ты в этой бредятине участвуешь? Попалил зажигалкой руку. И не понял что сделал. Чую не так с рукой. Не видел бы огня, не понял что беспокоит. Другое все. Боль другая. Мысли другие. Все не так, как было, а как было и не вспомнить уже.
  Кто-то захрустел битым стеклом за углом - надо бы посмотреть через высунутое за край зеркальце. Идея возникла после пары столкновений лицом к лицу со стоячими трупами в полутемных коридорах. Постоят-постоят и дальше шкандыбают. Порток не настираешься. Повезло, что не из пугливых. Не повезло с портками. Простыней обмотался, да халат чужой накинул. Так и пошел.
  - Есть здесь кто?
  - Кто-о-о? О-о-о. - То не эхо. То Лихо. Давит меня, как комара всей пятерней. Да только та пятерня мягче киселя. А может я тверже? Лучше не жужжать, а лететь отсюда подальше.
  квозь пустые стеклопакеты доносились приглушенные звуки накрывшей город катастрофы. Где-то неподалеку, может быть даже за углом, родился странный звук - костью по кости.
  - Эй? Кто здесь? Кто говорит? - прохрипел незнакомый голос, приглушенный расстоянием и дверью. Так говорят очень напуганные люди с пересохшей глоткой. Жажда. Давний сиделец. Закрылся от страха своего. В угол ходит. Извелся, измотался, задохся.
   - Опа! Есть кто живой? - тогда мне не показалось, что эти слова прозвучали немного двусмысленно. - Эй, покажись, мужик!
  - Посмотрите, их нет? Они ушли? - настаивал все тот же голос издалека.
  - Кто - они? Трупаки? Вроде никого не вижу...
  - Хорошо. Выхожу... - не очень уверенно произнес невидимка. - Скажите, еще вот что, а вас не укусили?
  - Не-а, не вкусный я.
  Меня? Кусать? Глупости какие. А если скопом кинутся доктора покойные? А ну как заломают, да от жизни на раз вылечат?
  В конце лестницы подобрал - точнее вытащил из черепушки изрядно обглоданного трупа нечто среднее между куском арматуры и ломиком чуть более полуметра. Чистый конец сворачивался в кольцо, а тот, что засел в черепе, завершался четырехгранным острием. Толи пешня, толи ледоруб, в общем, не пойми что. Зачем мне нужна эта штука, четкое понимание еще не оформилось, руки инстинктивно потянулись к железу. Когда вокруг происходит всякая чертовщина в виде ходячих трупов, лучше под руками иметь какое-нибудь оружие. Особенно, когда на плечи давит ощущение опасности и неизвестности. Пока возился с железякой, пропустил момент выхода на сцену обладателя испуганного голоса. Возник соблазн поглядеть чего путнего в брошенной тут же женской сумочке, больно велика и блескуча, но отвлек истошный крик.
  Когда я предположил, что с заходящегося в крике бедолаги заживо сдирали кожу, то и не подумал, насколько близок к правде. Кричали из-под плотного кубла мертвых тел. Мертвецы рвали живого руками и зубами. Привычно. Толково. Я подскочил, раздавая направо и налево удары по рукам, плечам, спинам и головам. Все бесполезно - мало в руках силы еще собралось, а остервенелость после пришла - пока вдруг не пробил острием темя одного из жрущих человечину. Тот сразу обмяк и утратил дальнейший интерес к участию в людоедской оргии.
   - Бегите! А-А-айтесь! - кричал неизвестный, чьего лица я так и не увидел. Успокоив еще одного людоеда, я оступился от свалки, грозящей поглотить и меня. К пиршеству со всех углов, бросив побуревшие лохмотья мяса на костяках, подтягивались твари, уже утратившие человеческий облик. Их лица распухли, челюсти укрупнились и выдвинулись вперед, узловатые пальцы тянувшихся ко мне лап заострились и удлинились. Размахивая железякой на зависть лучшим фехтовальщикам планеты, я пробился к выходу. На мое счастье - твари потеряли ко мне интерес, как только я увеличил дистанцию между нами... То копченому докторишке я был до одного места, этим же шакалам все едино, кого рвать. Вовремя ушел.
   Вынырнув из тьмы в очередной раз, разлепил глаза у перекрестка. Справа и слева - мертвые куклы тянули руки вслед проносящимся авто. У некоторых от вожделения булькало и сипело в горле. Часть передвигалась на двух ногах, отдельные же вовсю практиковали бег на четырех костях. Хищники. Почти все мертвяки носили следы укусов, многие щеголяли окровавленными мордами. Доблесть. Не только меня, но и я тоже. Берегись меня - другим сигнал. Оглянулся назад - из ворот БСМП выходил бесконечный поток мертвечины. Сила. Не остановишь. А вокруг жилые кварталы. Забилось в бетонные склепы сладкое мясо. Дрожит. Истерит. На стены лезет. Жутко.
   Всунул в онемевшие губы последнюю сигарету, затянулся еще раз. Даже ругаться матом и то перехотелось. Таяла подспудная надежда проснуться как сигаретный дым. Рушились устои души моей. Вместе с остальным миром. Гармония хаоса.
  Страшный грохот разорвал воздух над ухом. Из пронесшегося мимо джипа в два ствола по мертвякам долбили из автоматов.
   - Палучайти-и с-суки-и-и!
  Зло. Отчаянно. Глупо.
  В демонстрации нечистой силы пролегла просека-другая. Вместе с дюжиной ближних от удара в грудь я принял горизонтальное положение. Стоило джипу, разбрасывая самых резвых, завернуть за угол, как большинство скошенных пулями, восстали из серых сугробов. Двинули в сторону человечьего жилья как ни в чем не бывало.
  Я же подниматься не спешил. Интуиция шептала, что мне лучше полежать, пока жар в груди не утихнет, а хриплое бульканье превратится в нормальное дыхание. Заткнув дырку в груди пальцем, вдел ноги в тапочки, чтобы не мерзли. Полежал в грязи, разглядывая небо и пуская клубы табачного дыма. Послушал себя и город. Городу досталось куда хуже, чем мне. Следовало хорошенько обдумать, как жить дальше. Закончилась последняя сигарета. Кровотечение прекратилось. Сунул погреть руки в карманы халата и наткнулся в правом на пластиковый файл. Пока тьма не погасила огонек моего рассудка до следующего раза, я поспешил извлечь свою находку на свет божий. В руках у меня оказался медицинский полис на имя Алиева Алишера Шералиевича.
   Ну, здравствуй, Али-Бабай. Теперь ты - это я. По крайней мере, теперь не надо ломать голову над тем, как меня зовут.
  
  Глава 14. Когда мы были на войне...
  
  Дом, семья и автомат - так мало и так много...
  
  Глава 14. Когда мы были на войне...
  
  Дом, семья и автомат - так мало и так много...
  
  По быстро темнеющим улицам ехали осторожно, внимательно осматриваясь по сторонам. Разговор возник сам собой, меня давно интересовала позиция Олега, и почему-то именно сейчас захотелось внести немного ясности.
  - Олег, какие у тебя планы вообще-то? Что делать дальше намерен?
  - Побуду у вас в ОСБ еще какое-то время, а что, есть претензии?
  - Да нет, в принципе, но хотелось бы уточниться. Ты ведешь самостоятельную игру, это пока не мешает делу, но на мне ответственность перед людьми, скоро вот еще сотня почитай прибавиться, ты же и подыскал, так что мне нужен четкий ответ, - я намеренно обострял разговор, ведь либо я могу рассчитывать на Медведева, либо нет, две большие разницы, верно?
  Он ответил не сразу, посмотрел в окно на мутно-темные провалы домов, потом повернул голову ко мне и сказал.
  - Ты прав, я сам приведу ребят в бригаду. И ты прав, там есть мои знакомцы. Так что выходит, тоже беру на себя ответственность. Но в планах у меня было подзатариться и рвануть на север, в сторону Хантов. Семья моей девушки туда улетела, под защиту родственника - он командир какой-то серьезной военной части. Понимаешь, я не могу связаться с ними, и это меня бесит. Чувствую, что всё нормально, но на душе не спокойно. Да и других родственников я на север области отправил, проведать бы... Такая вот ерундовина получается. А тут ты со своей ОСБ, ребята, да и вообще. Не знаю. А что ты хотел? Есть предложения? - он выжидательно уставился на меня.
  - А что я могу предложить? Вот смотри, мне нужна разведка и полевая и агентурная. Ты в прошлом сначала спецназером отслужил, потом опером поработал, тебе и карты в руки. Думаю, надо все разведгруппы в сводный отряд собрать, и тебе командование над ним передать. При чем обязательно сделать не только полевиков, которые будут эскадроны сопровождать, но и агентурную разведку, диверсантов опять же, которые будут самостоятельно работать по городу и области, выслеживая банды, обнаруживая объекты и т.д. Что скажешь?
  - Тема очень интересная, заодно можно работу разведки засекретить, вроде мы просто сводный отряд для сопровождения эскадронов. Чтобы лишнего внимания не привлекать. Ну, а полевиков можно сделать под прикрытием. Допустим, две группы работают с эскадронами, а одна как в глубоком поиске. И использовать её для разведывательно-диверсионной деятельности - чувствую, это пригодится. Назвать её... ну, допустим 'егеря' или 'поиск', не важно. Остальным сказать, что они будут заниматься поиском техники, технологий, а что на самом деле - будут знать два, три человека.
  - Да, все верно. Так вам будет значительно проще свою работу осуществлять, а если что у тебя будет три боевые группы по три бойца в каждой, то есть две - эскадронные, а третья под твоим прямым руководством, хотя и эскадронные будут под твоим руководством. Итого минимум девять человек. А для серьезных акций будем основные силы ОСБ привлекать.
  - Девять, конечно, мало, - задумчиво протянул Медведев, - две группы сопровождения и две группы дальней разведки и диверсантов плюс я сам - это то, что надо. Итого тринадцать человек.
  - А зачем так много? Не перебор?
  - Нормально. Первые две будут все время заняты, третья в поле, а четвертая в резерве и на базе работает. Меньше толком ничего не выйдет. Но пока надо собрать хотя бы три тройки.
  - Что ж, может ты и прав... надо думать. А твой знакомый под эту тему не годится, которого ты в дивизии повстречал?
  - Как раз подходит, его надо будет поставить на одну из троек - командовать, и поручить диверсионное направление.
   - Ясно, и что в сухом остатке? Если так будем решать, останешься или на север рванешь? Можно ведь девушку твою и сюда, в крепость привезти, как думаешь?
  - Можно, только не сейчас. Да, пожалуй, это хороший вариант, только давай-ка я еще подумаю, лады? Но в целом тема мне симпатична, пока не разберемся все равно никуда не уеду.
  - Хорошо. Только учти. Нам потом много чего еще предстоит делать. А нефть, патроны, бронетехнику да еще целую кучу всего надо будет таскать - меняться, торговать, так что твой вариант с севером может быть очень в кассу. Можно будет на тебя и внешние контакты завязать потом. Короче, думай. Но на ближайший месяц я на тебя могу рассчитывать?
  - Можешь. Пока дело не сделаем, никуда не поеду. Точно, и после короткой паузы добавил, - а там видно будет. Посмотрим.
  
  Добравшись же до Авалона, встретили всю кампанию терпеливо дожидавшуюся нашего возвращения. Не задерживаясь, сразу предложил всем пройти в большой зал на круг. Как обычно, вынужденно не участвовать в круге пришлось караульным. Но когда мы расселись, я еще раз убедился - нас на самом деле стало больше. Всего собралось девятнадцать санитаров, включая Наташу, плюс подполковник Шатров в качестве наблюдателя, так сказать. Двое ребят - дежурят, еще пятеро в Крепости, правда, там еще клан Кайгородовых во главе с огненно-рыжей сестрой Татьяной и новый-старый персонал, еще три штыка. Так что в итоге крепость прикрыта не плохо (двенадцать стрелков), дорога к ней теперь тоже прикрыта - в Харламово организовали местную самооборону и установили пост на повороте с трассы, а там никак иначе не проедешь. Пока что все одеты в разнобой, но со дня на день начнем всех переодевать в единую форму с эмблемой ОСБ, знаками различия, номерами групп и эскадронов, тогда атмосфера станет еще более организованной. Да и структуру уже пора вводить четкую. Только что-то паузу я затянул, Олег уже пару раз кашлянул предупреждающе. Начнем.
  - Товарищи санитары, начинаем сбор большого круга. Предлагаю так, сначала я расскажу о результатах поездки в дивизию, а потом мы совместно все обсудим, устраивает?
  Послышался общий согласный гул.
  - Отлично. Тогда слушайте. Первое. Омская Санитарная Бригада официально признана военно-административным руководством Омска. Это значит, что уже завтра все мы получим специальные документы, которые будут давать нам право находиться на объектах военных с оружием, также проходить без дополнительного досмотра и согласований блокпосты. Кроме того, мы согласовали с комдивом наш статус - полностью самостоятельный, независимый партнер дивизии, работающий на подряде в тех случаях, когда мы сочтем предложения военных интересными для нас. Второе: За нами закрепили право на зачистки объектов с последующим изъятием материальных ценностей, обнаруженных там. В случае если эти ценности окажутся очень значительными, нам придется разумно делиться с военными, в остальных случаях - все наше. С другой стороны, нам ничего не мешает отрабатывать заказы от разных групп населения по зачистке за плату или без нее, это уже как мы с вами решим. В общем, мы самостоятельные наёмники на службе государства. Но наше отличие от тех-других в том, что мы будем работать так, как требует наша совесть - хоть это и звучит возвышенно, но будем делать именно так.
  Чуток помолчал, отдыхая от долгой речи.
  - Все понятно? Вопросы, уточнения? Пока нет? Тогда продолжим. Третьим достигнутым соглашением является обмен разведданными. Нас предоставили право на доступ к оперативной информации, в том числе и авиаразведки. Что, кстати, мы собираемся использовать уже завтра. Также от нас прямо таки потребовали создания собственного штаба и налаживания взаимодействия со штабом дивизии. Такие дела. Честно скажу, просто голову не приложу, кого и как на эту задачу ориентировать. Да и людей свободных под эту задачу нет. Но это обсудим своим чередом. Последнее, но не по важности. При дивизии создан огромный спасательный лагерь. Там размещается до семи тысяч беженцев и это только мужчины призывных возрастов, остальные (женщины, дети, старики) размещаются в здании школы, детского сада, и в части казарм Степного. Так вот, главное для нас - среди этих беженцев есть толковый народ, который можно привлечь в ряды санитаров. Тему отрабатывал Олег, так что слово ему.
  Медведев с некоторой досадой и удивлением косо поглядел на меня, но спокойно поднялся и заговорил.
  - Буду краток. Беженцев организовали в аналоги стройбата. Живут в большом палаточном лагере. Условия приемлемые, но суровые. Оружия им не дали. Обмундирования тоже. Используют как грузчиков или чернорабочих на постройке оборонительных сооружений и новых казарм. Живут они отдельно от семей. Дисциплина строгая. Пропускной режим, вооружённая охрана - короче чуток похоже на лагерь для военнопленных. Так что не сахар, - со всех сторон послышались согласный рокот, санитары дружно выражали свое не одобрение политикой военных, - но зато они живы и имеют все шансы дотянуть до тепла. А там уже и разбегутся кто куда. Я повстречал одного своего знакомого, он в прошлом толковый боец, даже не понятно, почему его в ряды дивизии не подтянули, похоже, штаты укомплектованы полностью, а может и с перебором. Так вот, я с ним пообщался, и он обещал подсобрать добровольцев для ОСБ, примерно человек тридцать - это только бойцов, но они там почти все семейные, так что можно ждать завтра, если все будет в порядке, поступления сразу ста-ста двадцати человек. Все, - Олег сразу уселся на стул с видом человека выполнившего свой долг до конца.
  - Очень хорошо. Как видите, нам предстоит принять целый ряд важных решений и главное, нам срочно необходимо готовится к значительному приросту населения. Предварительные выводы. Первое - срочно переезжать в Крепость и готовить базу для переселения еще ста человек. Второе - привести нашу оргструктуру в соответствие с задуманной и подготовиться к принятию в ряды ОСБ еще тридцати, примерно, бойцов. Прошу высказываться.
  Первым захотел выступить Егор Сахно. Он поднял руку, я в ответ сказал, - Егор, давай, говори, - он поднялся и, не торопясь, заговорил.
  - Новости отличные. Получается, на два полных эскадрона народу наберется, как мы и планировали. Вопрос только в том, что надо создавать и третий, скажем так, резервный или караульный что ли, эскадрон. Иначе говоря, войска гарнизона. Как раз для обеспечения Крепости и ее защиты. В него должны войти все подразделения не боевые по своему основному профилю, ремонтники, радисты, короче, все службы тыла.
  - Совершенно с тобой согласен и если честно, то тебя я и планировал назначить комендантом Крепости. Идея твоя о третьем, сводном эскадроне, очень хорошая, тогда тебе и быть комэск-3, раз заявился на тему.
  Егор посмотрел на меня ошарашенным взглядом, со всех сторон в его адрес полетели смешки и дружеские подколки, правда, пока они шли в основном от 'старых' санитаров, новички больше помалкивали и осматривались. Сахно так и продолжал стоять, видимо не зная, что ему делать дальше, поэтому я просто сказал.
  - Ты, Егор, садись, садись. И не переживай, разберемся мы и с этой задачей, никто тебя одного не бросает. Но ты начинай думать, кого и сколько тебе понадобится подтянуть, чтобы обеспечить задачу по размещению бригады в Крепости, теперь это твоя головная боль, - я довольно улыбнулся, радуясь, что хотя бы какая-то часть проблематики перенесена с меня на еще чьи-то плечи. Как говорится, в чем смысл управления? В том, чтобы формулировать и распределять задачи, а затем контролировать их выполнение, - продолжим. Какие еще есть мысли.
  Ответом на мой вопрос стала тишина, народ быстро сообразил, к чему приводит инициатива, и не торопился заявляться, обдумывая и взвешивая внутри себя за и против. Дав ребятам примерно минуту, я все же решил прервать затянувшуюся паузу.
  - Как я понимаю, сидите - думаете. Но времени мало, надо решать. Так что лучше начинать обсуждение. Раз никто не рвется говорить, то я выскажусь по ключевым темам. Первое. Переезд. Ну, человека, который должен организовать все в Крепости, мы уже знаем, это Егор. А вот по срокам вопросов больше. Предлагаю вывезти все наше гражданское население и часть бойцов завтра с утра. Чтобы они совместно с уже там находящимися людьми начинали готовить большой переезд, - поглядев на Наташу, добавил, - вот и моей семье наконец-то приходит время на чистый воздух перебираться.
  - Дальше. По эскадронам. Предлагаю следующих людей на должности старших командиров. Шмелев - комбриг, и по совместительству, комэск-1, - шумное, переходящее в овации одобрение, - первый эскадрон: Доронин Алексей - комгрупп-1 и замкомэск-1, - общее согласное кивание и гул, Лешу уважают и ценят, он признанный лидер и боец.
  - Комгрупп-2 - Бахча Андрей, - снова одобрительный гул, Андрея сейчас нет в зале, он в Крепости, но уже успел завоевать авторитет среди санитаров.
  - Комгрупп-3 - Бельский Кирилл, - тоже в целом положительная реакция, Кирилл личность яркая и сильная, он не успел так ярко проявиться, но за этим дело не станет.
  - Второй эскадрон. Командир эскадрона, Медведев Олег, - Медведев удивленно и несколько напряженно посмотрел на меня, - это временно, не переживай Олег, заодно ты возглавишь сводный отряд разведчиков, что и будет потом твоей, основной сферой деятельности. Котов Слава - комгрупп-1 и замкомэск-2, - круг снова переходит на бурные овации и одобрительный, залихватский свист, вгоняя нашего скромного снайпера в краску.
  - Волошнюк Сергей - комгрупп-2, Кладько Сергей - комгрупп-3.
  Никакой особой реакции нет, народ еще толком не познакомился с двумя старшими прапорщиками, но все еще впереди.
  - Все остальные назначения будем согласовывать поэскадронно. На данный момент у нас людей как раз на один эскадрон, даже чуток не хватает. Так что нам сегодня надо сформировать одну полноценную группу и только костяки всех остальных групп. То есть только первая группа первого эскадрона под командой Доронина уже буквально через десять-пятнадцать минут будет в полном составе. Как вам мои предложения?
  За всех решает высказаться Сахно, как первый из утвержденных командиров. Он поднимается с места и отвечает на мой вопрос.
  - Нормально Глеб Николаевич. Мы так понимаем, вы все продумали, на то и комбриг. Мы все еще не слишком хорошо знакомы, некоторые имена вообще первый раз услышал, но раз командир всем тем, кого он назвал, доверяет, думаю, лучше нам этот список поддержать. Как считаете, ребята?
  Народ одобрительно кивает и подтверждает словами. На несколько секунд воцаряется бедлам, в котором ничего толком не слышно. Гомон перекрывает голос Егора, - Тихо! Если согласны, надо голосовать, а не кричать. Голосуем, утверждаем список командиров или нет. Кто 'за'?
  Поднимаются руки. Все присутствующие, кроме Олега согласны.
  - Олег, ты против? - он отрицательно мотнул головой, - тогда ты за?
  - Да не мучайся ты, просто все проголосовали дружно 'за', а я для вида воздержался. Демократию в массы! - рассмеявшись, пояснил нам.
   - Тогда принято. Предложение нашего комбрига утверждается, - и немного подержав паузу, комэск-3 добавляет, обращаясь скорее ко мне, - но на будущее надо определить, какие вопросы решаются на большом круге, а какие на совещание старшего состава. А то мы так дорешаемся... необходимо четкое единоначалие. Так считаю.
  - Согласен. Мы это еще обсудим. Что ж, товарищи санитары, я признателен вам за доверие. Рад, что решение принято. Всех избранных командиров поздравляю. Теперь следующий вопрос, напомню, нам необходимо сформировать первую группу и распределить людей по остальным подразделениям. Алексей, давай, высказывайся, кто тебе в группе нужен. Что думаешь?
  Леша вставать не стал, при его росте он и так хорошо виден. Но у нас и нет такого правила, подниматься с места, обсуждение может и сидя идти. Все внимательно и с некоторым волнением ждали его слов.
  - Тут дело не простое, - медленно начал он, - с одной стороны в группу хочется собрать самых подготовленных на сегодня ребят, но они же понадобятся и в других группах. С другой стороны, у остальных будет время на подготовку и приведения отрядов в полностью боеспособный вид, а моя группа, как я понял, уже завтра должна быть готова к бою. Так что я склоняюсь к отбору по боеготовности.
  - Согласен, Леша, делай, как считаешь нужным, группа нужна уже сегодня, а не завтра, - прямо ответил я на не явный вопрос Доронина.
  Он оглядел ряды присутствующих и начал, не торопясь, называть фамилии и имена.
  - Большого себе заберу, командиром второй тройки, Замятина Игоря - командиром бронемашины, Королев Деня - тоже на броню к пулемету, Макс, Олесь - ко мне в тройку штурмовиками, Смирнов Николай, Леша Евстафьев - во вторую тройку к Большому. Вроде все.
  - Принято. Приказом по бригаде штатный состав первой группы первого эскадрона ОСБ утверждаю. По остальным персоналиям прошу командиров групп предоставить свои выкладки, хочу отметить, что завтра к нам придет большое пополнение, среди новых добровольцев будет не мало опытных бойцов, так что вовсе не обязательно формировать сегодня командный состав троек. Хочу еще отметить, что переговоры начальника лагеря беженцев всем хорошо знакомого товарища Крюкова Вячеслава Федоровича с командованием дивизии прошли крайне успешно. Уже сегодня он вывез изрядное количество оружия, завтра произойдет полное перемещение выделенного оружия и БК. На этом предлагаю закрыть наш общий сбор. Никто не против? Тогда все свободны. Командиров прошу остаться.
  Несколько минут понадобилось для того, чтобы все разошлись, бойцы горячо и оживленно обсуждали принятые на круге решения. Совещание командиров решил провести за круглым столом в малом зале. Окликнул ребят и пошли рассаживаться по местам.
  - Ну, что ж, предлагаю начать совещание, товарищи командиры. Во-первых, хочу еще раз поздравить вас и напомнить, что вам доверена огромная ответственность. Прошу именно так и относиться. Во-вторых, хочу озвучить темы совещания. А именно, план действий на ближайшие дни и как вы собираетесь вооружать, оснащать и обучать своих бойцов. Вот эти два вопроса и будут предметом нашего разговора.
  - По первой задаче. На завтра намечен выход колонны в Крепость. Необходимо подготовить список вывозимого, учти, Егор, в Крепости нет ни кроватей, ни постельного белья, ни одеял, ни подушек. С едой там все не плохо, но это пока. Когда приедет две сотни человек, запасы быстро закончатся. Также надо наш швейный цех туда перебазировать и развернуть в разы, тем более работниц для него прибавится ощутимо. Форму для всех надо пошить как можно быстрее. Так же как и разгрузки.
  - Сопровождать колонну будет первая группа, я сам пойду с вами в разведдозоре. Здесь, в Авалоне, останутся несколько человек из второго эскадрона. Олег, Слава, Сергей Сергеич и Сергей Олегыч и еще несколько ваших бойцов. Остальные уйдут на новую базу. Дел там всем хватит. Потом я вместе с первой группой вернусь в город, нужно будет выдвинуться в ППД дивизии. Кстати, кто умеет хорошо обращаться с цифровой камерой? Егор? - он согласно кивнул, - тогда ты и займись. Возьми в кабинете камеру и сфотографируй всех бойцов, записывая их данные, завтра нам это надо будет передать в штаб дивизии для изготовления документов, заодно Егор, ты уж извини, что так нагружаю, назначаю тебя временно исполняющим обязанности начштаба. Потом дам тебе контактный номер штаба, установишь связь. Только никакой информации без согласования со мной им не сливай. Понятно?
  - Так точно. Ничего не сливать. А как быть с тем, что у нас завтра народу прибавится? Еще раз фотографии будем делать?
  - Хороший вопрос. Да, пожалуй, придется еще раз потом ездить, с новой порцией фото и имен. Еще вопросы?
  - Да, надо бы всех новобранцев как-то тестировать и проверять что ли, хотя бы документы и тд. Как бы лишних не понахватать, беды не оберемся потом.
  - Тоже верно. Задача это очень не простая. Предлагаю поручить ее командиру второго эскадрона и отряда разведчиков Медведеву Олегу. И создать комиссию в составе командиров эскадронов и групп, которая и будет принимать решения по сложным кадровым вопросам. Согласны?
  Все одобрительно приподняли над столами правые руки, - значит решили. Тогда следующий вопрос, план дальнейших действий. Предварительно дня через три-четыре есть задача по зачистке нескольких объектов в Нефтяниках, как я уже сообщал. Эта акция, по нашим расчетам, - а поглядел на Олега, который в ответ согласно кивнул, - может обеспечить нас и продовольствием, и бронетехникой, и боезапасом, и оружием, короче, полный список. Сейчас необходимо спланировать наши действия по данной акции. Что скажете?
  - Думаю, первым делом надо разведку провести и на нефтезавод наведаться, там же, по словам военных, большая группа стоит, обороняет подступы, у них и данные какие можно собрать. Диск с авиасъемкой, который ты мне передал, я изучу и выводы представлю завтра, после разведке на месте, - выступил Олег с короткой, но четкой речью.
  - Очень хорошо, то есть ты собираешься сам проехать? С нами в 'крепость' не поедешь, я правильно понял?
  - Да. А что ехать-то буду мешаться, а времени мало. Съезжу один, осмотрюсь.
  - Не рискованно одному, может лучше с собой кого взять?
  - Ничего страшного. Да и одному проще. Не в первой.
  - Хорошо, решай сам. Тогда завтра к обеду ждем твой доклад по обстановке и мысли по штурму.
  - Хорошо. Сделаю.
  - Теперь вопрос по броне. В каком состоянии БМП и танк? Борис Семенович, что скажете?
  - Техника в порядке. Надо еще проверить ряд систем, думаю, послезавтра можно будет дать четкий однозначный ответ. Но нет снарядов.
  - Верно. Эту проблему планирую обсудить завтра с комдивом. Очень рассчитываю на вас, броня нам очень пригодится в любом случае. Завтра бы тоже не помешало караван БМП сопроводить, но раз пока преждевременно, то вопрос закрыт.
  - А почему, Глеб? - вмешался в разговор Леша Доронин, - можно ведь танк на прицеп взять к трактору хотя бы и утащить в Крепость. Заодно и защищенность Крепости вырастет сразу на порядок, даже без снарядов, с одним пулеметом, Т-72 очень серьезный аргумент, и по дороге как передвижная крепость - вполне годится. Все равно сомнительно, что он пригодится при штурме, БМП это да, наверняка, а танк...
  - Верно, мне это в голову не пришло. Отличная мысль. Борис Семенович, как считаете?
  - Да, можно и так. Раз останется только БМП, то послезавтра к утру точно будет полностью готова. А танк потом до ума доведем. Все равно надо другие машины тоже вывозить.
  - Хорошо, что напомнили. Надо со следующим караваном еще одну машину доставить в Крепость. Сергей Сергеевич, Сергей Олегович, завтра займитесь перевозкой оставшейся части бронетехники сюда, в Авалон и подготовьте ее к транспортировке, думаю, оптимально будет вывезти их баржей, когда река вскроется, так что подыщите в судоремонтном подходящий буксир и баржу, в этом деле вам может Олесь помочь. Так что планируйте это дело на вторую половину дня, когда первая группа на базу вернется. Задача ясна?
  - Так точно, сделаем, - ответил за двоих Кладько.
  - Замечательно. Тогда продолжим. У нас есть еще один важнейший вопрос. Как вы, товарищи командиры, собираетесь обучать и добиваться боевого слаживания своих отрядов? Чем планируете вооружать? Что скажешь, Леша, для тебя это просто горячая тема?
  Первым заговорил Медведев.
  - Уставы нужны, бойцам изучать, анкетирование обязательно провести, чтобы лучше понимать, с кем дело имеем и проверить было можно кто и как, выявить какой опыт у ребят есть.
  - Что дальше? Стрелковая подготовка, работа в тройках, связь, техника действий при нападении зомби? - задал я наводящий вопрос.
  В обсуждение вступил Доронин.
  - Отработка работы троек в отдельности, работа в группе, координация эскадрона. Работа в нападении, оборона.
  Я спросил на уточнение.
  - То есть кто и как держит сектора? Кто тылы - фланги прикрывает? Что по вооружению? Связка автомат, ручной пулемет? Пистолеты всем? Гладкоствол? КС-23 будем бойцам раздавать?
  - Еще связь, обязательно позывные надо ввести, - это снова Медведев.
  - Позывные - это тема, только надо подумать, зачем они нужны? И как называться, если их внедрять, - заинтересованно ответил я. Кто-то тут же пошутил, - Юстас Алексу, прием.
  - Нужно отрабатывать центральную спецификацию, изучать навыки других специальностей, - добавил Кладько.
  - Согласен, но это чуток погодя, я сейчас про ближайшие планы.
  - Отработка боя в колонне, на встречке, при нападении на колонну, - снова заговорил Доронин, да обсуждение летит стремительно, только успевай записывать, - навыки ближнего боя, физическая подготовка.
  - Но для начала работа троек и в группе, то есть стрелковая и ближний бой, - вставляет свое мнение Медведев. Я полностью с ним согласен, о чем и говорю.
  - Да, особенно важно - ближний бой и стрельба. Топор, пистолет, автомат накоротке, - и взаимодействие штурмовой тройки и второй, идущей следом.
  - Всё на минимуме, постараться максимально сблизить ребят за три-четыре дня, - это уже буквально все вместе, чуть ли не по словам дополняя друг друга, говорят и Медведев, и Доронин, и Котов. Что ж, по крайней мере, слаживание командного состава идет полным ходом. Очень хорошо. Это очень гуд.
  - Да, согласен. Гонять их до посинения, чтобы научились немного чувствовать локоть товарища.
  На мгновенье устанавливается удовлетворенная тишина. И снова раздается голос Медведева.
  - Вечерние посиделки.
  Не вполне поняв смысл предложения, задаю вопрос на уточнение, - вечерние посиделки - это общение просто?
  - Что-то типа того, чтоб познакомились, но не в обстановке приближенной к боевой, можно немного пива, шашлыки, - чуть мечтательно отвечает Олег, замечаю, что у многих на лицах появляется аналогичное выражение, да, пиво с шашлыком, тема на века.
  - Логично. Может вообще устроить ужин общий, чтобы все познакомились соревнования по бильярду устроить или дартсу?
  - Хорошая мысля. В первый день после переезда устроить праздничный ужин, познакомить семьи, - отвечает Медведев, остальные одобрительно кивают, а Егор тут же подхватывает тему, - это обязательно. Баня, потом ужин. Домашний такой.
  - Но сегодня, еще до прихода новых людей, тоже есть смысл устроить нечто подобное, ведь у нас за этот день человек пятнадцать прибавилось, а если тех, что в крепости остались и пока в ряды санитаров не вступили, так и больше двадцати, - добавляю свои пять копеек.
  - На будущее, вечерами можно такие соревнования устраивать, дартс, футбол, мужики играют, семьи болеют, либо вместе все, - добавляет Волошнюк.
  - Да, да, самое то, - общее одобрение, слова согласия слышатся со всех сторон.
  - Скрепить их, а тренировками сцементировать. Да и устроить тренировки женщин и детей, чтоб при этом видели, как их мужчины занимаются, боевой дух это не хило поднимает!- снова добавляет Олег.
  - Тоже тема. Обязательно такие штуки будем делать потом в Крепости. В целом общение по теме вышло очень продуктивным, мозговой штурм вышел удачный, будем практиковать и в дальнейшем. Резюмирую. Сегодня, через часа полтора, устраиваем ужин общий для всех. Потом культурная, развлекательная программа. По ходу ужина я по очереди представлю всех нас друг другу. Так что начнем знакомиться. Первой группе начать прямо сейчас процесс отработки взаимодействий в новых тройках. К утру они уже должны что-то уметь вместе. Вопрос по вооружению оставляю пока что открытым, Алексей, жду от тебя расклада по первой группе. Все. Совещание закончено. Всем спасибо, все свободны.
  
  Глава 15. Большие дела.
  
  Большие дела делают большие люди.
  
  Рассказывает Глеб Шмелев.
  Утром поднялись рано, еще до рассвета. Вчерашний общий праздничный ужин удался на славу, Егор постарался и приготовил по-настоящему роскошные блюда. Так что не расходились допоздна. Как и планировалось, сумели перезнакомиться и даже подружиться. По крайней мере, проблем с припоминанием имен и фамилий других санитаров теперь ни у кого не было. Если бы не мой начальственный приказ, то общались бы всю ночь до самого утра. Но я за эти дни четко уловил тенденцию к тому, что утренние часы самые безопасные. Днем уже заметно теплело, а вот ночью и ранним утром, чуть подмораживало, так что зомби буквально выметало с улиц, да и все возможные Бандюки ранним утром предпочитают спать, устав от ночных трудов неправедных.
  Вчера, пока ужин готовился, провели занятия для первой группы на которых присутствовали многие командиры групп, наблюдателями, так сказать, перенимали опыт. Параллельно я организовал погрузку отобранных для перевозки в Крепость материалов. Это были и постельные принадлежности, и продукты, и оборудование швейного цеха, и ткани, фурнитура, посуда для столовой (брали ее не из запасов Авалона, а подчистив рядом стоящий склад-магазин по торговле оборудованием и посудой для ресторанов, который находился в одном из бывших административных корпусов судоремонтного завода. Казалось бы, не так и много, но вот количество... всего по паре сотен штук. Одеяла, подушки, комплекты белья (по два на кровать, итого четыреста штук), одних стаканов, тарелок разной формы, короче, вышло очень прилично. Просто под завязку загрузили и второй ПАЗ и бортовой грузовик недавно притащенный ребятами откуда-то с улиц. С некоторых пор внутренний двор Авалона превратился в стоянку для машин, стоял тут и тяжелый трактор-тягач, который и должен был тянуть Т-72. Правда, подполковник еще раз протестировав машину, пришел к выводу, что она вполне самоходна и не нуждается в тягаче, так что решили везти танк своим ходом, но и трактор тоже решили взять, на всякий случай.
  Дорога прошла без происшествий. Возможно, этому ощутимо поспособствовала броня. В итоге, уже к одиннадцати часам утра мы въезжали в ворота Крепости. Приняв от временного коменданта, комгруп-2 первого эскадрона бригады Андрея Бахчи доклад о состоянию дел на вверенной ему территории, похвалил за службу и сообщил Андрею и Кириллу, что они произведены в командиров групп и им следует немедленно выдвигаться в Авалон. Новость эта была встречена с воодушевлением, но вот Бахча как-то быстро сник. Заметив это, я вернул ему доброе расположение духа, сообщив, что буквально завтра-послезавтра всей бригаде предстоит передислокация на новую базу, а именно, в Крепость. Так что разлука не будет долгой. Андрей смущенно улыбнулся и поблагодарил меня за такую информацию.
  - Нет проблем, Андрюха, для чего еще нужны друзья? - ответил я на него неловкие слова признательности.
  - Давай, беги, скажи Татьяне до скорой встречи и сюда, десять минут у тебя есть.
  Бахча, как с низкого старта рванул куда-то вдаль. Да уж, любовь окрыляет. Здорово.
  Сам я тоже обнялся с Наташей и детьми на расставание.
  - Ничего, скоро опять встретимся, не заметим, как время пролетит, - сказал им ободряюще, - дел у вас тут полно, так что скучать будет некогда, уверен.
   Снова собрав колонну, выдвинулись обратно в город.
  
  Второй раз за этот день проезжая Левый берег, обнаружил совсем иные картины, в отличие от утра. Повсюду мелькали зомби, периодически на глаза попадались стремительные фигуры уродливых мутантов, где-то раздавались выстрелы из разнообразных видов оружия, ого похоже это пулемет, причем даже не ПК, а посерьезней. Да, кто-то вовсю воюет. Уже на подходе к метромосту я увидел одинокую фигуру, которую поначалу принял за очередного мертвяка, все же одинокий человек, без машины довольно странен на улицах задыхающегося от мертвецов города. Я даже начал притормаживать, собираясь остановиться и пристрелить его. И, как будто почувствовав мое намерение, он повернулся в мою сторону и поднял глаза. Я от неожиданности ударил по тормозам, шины оглушительно взвизгнули, машина остановилась. Человек спокойно поднял руку, в древнем знаке приветствия и мирных намерений. И зашагал в мою сторону. Я тоже решил выйти из машины. Автомат брать не стал, только расстегнул кобуру с пистолетом и вытащил АПС, снял его с предохранителя и передернул затвор. Мало ли насколько мирно выглядит этот незнакомец, береженого Бог бережет. Заодно связался с Дорониным и дал ему команду притормозить, на расстоянии в полсотни метров от моей машины.
  Пока разбирался с пистолетом, так поразивший меня молодой человек почти дошел до машины, так что встреча наша произошла буквально в метре от переднего бампера 'нисана'.
  - Здравствуйте, - сказал он, издалека кланяясь, приложив руки к груди на восточный манер, - меня зовут Али Бабай. Но вы можете звать меня как угодно, вот хотя бы Мен. Тоже хорошее имя, заодно и позывной будет, как у вас принято.
  Слова ответного приветствия застряли у меня в горле. Этот Бабай просто поражает. Ну, что за странный человек? Кое-как справившись с собой, ответил.
  - Шмелев Глеб, к вашим услугам.
  - Вы на самом деле могли бы мне оказать услугу, - очередная немая сцена, да, парень умеет брать быка за рога, - мне нужно к людям, все последние дни я провел среди мертвецов, и меня это сильно утомило. Они, знаете ли, очень скучные и однообразные, все мысли о жратве и своем посмертном существовании.
  - Что значит среди мертвецов? Я не понимаю вас, Али, - фраза получилась довольно связной и толковой, чем несказанно порадовала меня.
  - Буквально среди восставших мертвецов, они на меня не нападают, так что я мог спокойно обретаться вблизи от них, - сообщил он мне совершенно спокойным и вежливым тоном, как о чем-то заурядном и обычном, - Но все же, как насчет помочь выбраться к людям? - повторил Али свой вопрос.
  - Почему бы и нет, вы заинтересовали меня. Садитесь в машину и поедем. Когда вы в последний раз ели?
  - Сегодня утром, с едой никаких проблем нет, ее полно в магазинах и квартирах. Еще позавчера я обнаружил обычный продуктовый магазинчик, знаете павильон у остановки, и все два дня спал там, заодно и питаясь. Очень удобно. Есть и запасы воды, и консервов, и уже засохший, но все равно съедобный хлеб.
  Последние слова меня сильно порадовали, мне уже начало казаться, что я общаюсь с этаким вампиром, разумных мертвецом, от чего становилось жутковато.
  Возможно заметив мелькнувшее на моем лице выражение, Мен сделал движение ко мне навстречу и сказал, - поверьте, я и сам не знаю, кто я такой. Но то что я жив, не вызывает сомнений, я мерил себе температуру, тридцать шесть и шесть, все как положено. Мне нужен сон, нужна еда, - и будто отвечая на мой не высказанный вопрос, добавил, - обычная еда. Меня можно ранить и даже убить, наверное.
  - Хорошо, садитесь в машину, поедем вместе.
  Мы загрузились в джип и тронулись дальше. Следом за нами пошла и колонна. Дальнейший путь прошел без эксцессов, но я заметил странную вещь. Зомби, которые прежде обязательно обращали на мою машину внимание и долго провожали ее мертвыми глазами, теперь просто игнорировали нас, как будто ни меня, ни машины просто не существует. Я спросил Али не связано ли мое наблюдение с его присутствием. На что получил утвердительный ответ, и замечание, что, к сожалению, измененные мутировавшие зомби не подчиняются приказам Али Бабая. А вот обычные зомби исправно не обращают на него никакого внимания, как они же относятся ко всем себе подобным. На этих словах он замолчал, я же ответил, что никак не могу представить, что живой мыслящий человек может оказаться мертвецом. Потом попросил руку Али и, нащупав пульс, убедился, что и температура его тела, и частота биения сердца у него в пределах нормы. Так что вывод можно сделать однозначный. Чтобы не произошло с Али, он не мертвяк и не вампир. Все эти манипуляции я смог осуществить по той простой причине, что управлять джипом почти всегда можно одной рукой, да в прежние времена я и своими 'жигулями' управлял в основном тоже одной.
  Впереди показались башни Авалона.
  - А вот и наша база. Сейчас доедем, сядем и спокойно поговорим.
  
  Рассказывает Олег Медведев.
  На разведку выехал, как и договорились один. Разведка - разведкой, а надо бы ещё по своим делам прошвырнуться. Нефтяники (район Омска), представляли удручающие зрелище - дым в районе частного сектора, мусор на улице. Особенно неприятно было объезжать человеческие остатки, которые начинали белеть на асфальте. Людей не было видно, видимо, либо ушли, либо попрятались. В нынешнее время выйти посмотреть, что за машина едет по улице, рискованное дело, можно и пулю получить в благодарность за бдительность, а можно и укус в шею, это как судьба распорядится.
  Уже подъезжая к части, на перекрёстке с улицей Энтузиастов, какой-то заполошенный зомбик кинулся на машину и, отлетев от кенгурятника, попал головой под колесо. Посмотрел в зеркало заднего вида. Лежит, успокоенный. Видать раскинул мозгами и понял, что для него так лучше.
  Что-то меня в последнее время потянуло на чёрный юмор. Устаю наверно. Подъезжать к продуктовой базе не стал, развернул машину и задом загнал её на пригорок. Осмотрел территорию через прицел ВСК, так и есть, дваждытрупы бродят, благо не много. Так цель номер два отметил, как проверенную. Теперь пятьсот метров до зоны. Закрепил видеокамеру напротив окна, проверил работу видоискателя. Готовность номер раз. Скорость взял на уровне пятьдесят км/ч, камера цифровая может не успеть заснять и размажет изображение. Пора, долго стою, зомби обратили на меня внимания и, судя по виду, мечтают о более близком контакте. Нет, ребятки, вы не в моём вкусе. Поехали.
  Проезжая мимо домов, заметил пару зомбей лазающих по балконам, по видимому 'живчики', медленные на такое не способны. Хреновы наши дела, мертвяки, оказывается, быстро учатся. Единственный плюс, что таких подавляющие меньшинство.
  Резко тормознул машину напротив въезда к территории зоны. Стоп, снято. Следующая остановка ворота ВВшной части. Полторы сотни метров, это пара секунд. Стоим снимаем.
  Какому-то 'живчику' это не понравилось, и он рванул в сторону машины. Как бы ни так, это 'терминатор', который жидкий быстро бегает, а тебе за машиной не угнаться, хотя если говорить честно, бежит он быстрее человека. Пожелав ему свернуть на бегу голову, свернул на дорогу в сторону НПЗ.
  Подъезжая к заводу, увидел бронегруппу армейцев. Помигал фарами. БТР мигнул в ответ, хорошо, что предупредили вояк о разведке. Судя по трупам живописно лежащим вокруг зомбяков, местечко здесь горячее. Могли бы, не зная стрельнуть, так сказать в превентивных целях. Остановился, осмотрел БТРы, на них следы пуль. Точно могли стрельнуть. Встал, закурил.
  Из БТРа вылез старший лейтенант, из дивизии и пошёл в мою сторону. Подойдя ко мне, небрежно козырнул.
  - Старший лейтенант Хотин, командир бронегруппы.
  - ОСБ, Медведев Олег.
  Взаимное знакомство произошло, но продолжать я не спешил, судя по виду, и старлей вылез размяться.
  - Проезжал по Энтузиастам?- спросил он, я кивнул, - И как там?
  - Полный пушной зверёк, - ответил ему, - Живчиков хоть... сам знаешь, чем ешь. Судя по окружающему пейзажу, они и вас донимают?
  Помолчав, Хотин ответил.
  - В первые два дня как выставились, пёрли постоянно, а сейчас только тормознутые иногда появляются, кажется мне, - старлей, вздохнул и продолжил, - Кажется мне 'живчики' умнеют.
  Я рассказал ему про зомбей, которых видел на балконах. Он задумался.
  - Нет, хоть они и умные, но город мы им не отдадим.
  Я хмыкнул, нашему теляти... Но в принципе он прав.
  - Не отдадим. Ты предупреди своих, я в объезд поеду через 'Заозёрную', там где проехал мертвяки сейчас будут бродить, а ждать пока они успокоятся не резон. Лады?
  - Хорошо, передам. Ну, до встречи?
  - До встречи.
  Старлей пошёл к 'броне', я сел обратно в машину.
  Подумав, решил съездить в Амурский посёлок, живёт там один барыга, хоть и знаю его шапочно. Но если договоримся, то будем взаимовыгодно сотрудничать. Если конечно он не уехал.
  До Амурского доехал без происшествий, не большой коттеджный посёлок, стоял чуть на отшибе. Судя по сгоревшему рядом с ним частному сектору, огонь бушевал здесь пару дней. Что-то похожее я видел только в военных хрониках. Пустота на улицах угнетала. Ещё больше угнетала стрельба, доносившаяся со стороны коттеджей. Остановив машину, я набрал номер телефона. Посетила мысль, что если вояки не подумают о связи, то через пару дней все сотовые можно будет выкидывать на свалку.
  - Аллё?!- донесся из трубки взволнованный голос, - кто это?
  - Здорова, Яша, это Олег, бывший мент с Центрального, помнишь меня?
  - Олег, ты далеко от меня?! - судя по интонации у мужика проблемы, - Есть повод встретится!
  - Какой ты Яша хитрожопый, твой повод я отсюда слышу, называется он автоответчик Калашникова и желания слышать его в близи у меня нет.
  - Извини Олег, я просто хотел чтоб ты помог разобраться с малолетками-беспредельщиками. У меня дома семья и пару друзей, - барыга замолчал, - было пару одного уже убили. Помоги! Век не забуду!
  - Не торопись, забудешь, что я с этого буду иметь? - помочь я ему и так бы помог, но... как известно железо надо ковать пока горячо, тем более судя по выстрелам, бандиты перегруппировываются.
  - Что тебе надо, где ты?
  - Я в полутора километрах, рассматриваю твоё 'Ватерлоо'.
  - Олег, что тебе? Что ты хочешь!!!- судя по голосу, Яша был на грани истерики.
  - А вот это правильный подход. Нужна инфа по твоим 'коллегам', что остались в городе, по новым 'бригадам', и ещё...
  - Что ещё, - сорвался на крик барыга.
  - А ещё я знаю, что ты знаешь, насчёт такого хорошего, тихого оружия, ты понял намёк?
  - Понял, - голос Яши стал твёрже, - Ты поможешь мне, я помогу тебе.
  Я сделал небольшую паузу.
  - Согласен. Говори, кто напал, сколько их, вооружение.
  
  Аккуратно выдвинулся в сторону дома барыги, стрельба все нарастала, но вроде пока держатся. Заняв удобную позицию, аккуратно осмотрел поле боя. По словам Яшки, у него в доме десять гражданских из которых по нормальному держать оружие могут лишь трое, остальные старики, женщины и дети, а бандитов одиннадцать штук. Нормальный расклад.
  Но барыга молодец, его команда уже положила троих. Так видим, один, второй, третий, аккуратно лежат, судя по всему, свои же их быстро добили выстрелами в голову, чтобы с зомбяками не связываться. Значит, остальных придется успокоить мне. Всё-таки бесшумник, классная вещь, хорошо, что успел его пристрелять и оделся в чёрную форму, на фоне сгоревшего частного сектора меня не видно, натуральная черная смерть.
  Так, подобраться к крайним домам вообще не проблема. Вышел в метрах восьмидесяти от Яшкиного дома. Бандюки явно пересмотрели 'боевиков' по телеку - ни тылового охранения, ни нормальных позиций, привыкли, черти, брать нахрапом. Ну, а мне и хорошо, устроил тир. Беспредельщики так и не поняли, кто их убивает. А мне практика.
  Только один раз попал не туда, образовался раненный в голову пленный, с другой стороны, такие как он по жизни в голову раненные.
  Достреляв последнего, торопиться не стал, только сменил ВСК на ПММ и аккуратно проверил всех контролем, мало ли, вдруг не задел мозг как следует? Нечего зомбей плодить. Махнул рукой в сторону дома, мол, выходите, концерт окончен. На мгновенье подумал, я чего это я так смело, Яша мне сейчас пули вкатает и будет в ажуре. Но нет, дверь калитки скрипнула, и на улицу вышел Яша, невысокий, полноваты, но крепкий на вид темноволосый мужичок не определенной национальности. Молча поприветствовали друг друга. Я так просто ручкой сделал, вроде махнул.
  Осмотревшись, собрали стволы подонков. Четыре 'калаша', один ПММ и помповик я забрал себе. Остальные ружья и пистолеты брать не стал. На 'мерсы' и прочие 'крутые' тачки отморозков внимания не обратил. Ну не больные ли они, по городу на 'спортивках' кататься? А 'ниссан караван' мне понравился, симпатичная машинка, движок 3 литра, 4WD, да и тёмный кузов, тонированный. Заглянул в салон. На шесть мест - VIP салон и треть салона под багаж. Свалил оружие и магазины с патронташем на пол машины. А и заберу себе, пожалуй, только куда 'ниву' девать?
  Закончив с трофеями, мы с Яшей присели на скамейку у его дома.
  - Яша, все стволы, которые не забрал, тебе оставляю, пользуйся. Машины тоже тебе и хабар, какой там в них, а себе я 'ниссан' возьму, свою 'ниву' у тебя оставлю. Потом заберу - хорошо?
  - Хорошо... Ну, я должен тебя поблагодарить, если бы ты не помог, то боюсь я бы долго молил бога о смерти лёгкой и безболезненной, - он прищурившись посмотрел на небо, - раньше бы я тебе не сказал бы 'спасибо' - менту. Но времена меняются, я даже сделаю подарок в настоящее время почти царский. Будем разговоры говорить?
  Разговор действительно вышел интересный, и новости, которые я услышал, были очень любопытные, вот только в нынешней ситуации ни кому не нужные.
  - Ты знаешь, в зоне отдыха Чернолученской, есть лечебницы, в которые к нам из Европы лечиться едут, там всякие богачи лечатся.
  - Слышал, - ответил я, - и что?
  - Месяц назад, меня зацепили московские чекисты, ты же знаешь, по городу и области я всех знаю. Достать чего или помочь - места, склады, всё найдётся, - барыга задумался, и после паузы продолжил, - Я наркотиками, больше не занимаюсь, но тут мне предложили, дело почти без риска, а я дурак и клюнул. Короче развели, как лоха. Поставили условие, либо я помогаю москвичам, либо камера и разрыв сердца, а они люди серьёзные, это была не угроза, а констатация факта. Деваться некуда. Привезли мне ящиков десять, техники какой-то и стволов. А в доме, поселился мужик, назвался Джон.
  - ФСБшник, ГРУшник? - дождавшись паузы, спросил у него.
  - Наёмники. Извини, биографию не спрашивал, - усмехнулся Яша, - Второй, мужик, который приехал с Джоном, поселился в Чернолучье. Как раз в это время началась эпидемия. Джон - сгонял ко второму, тот его мертвяком встретил, ну, успокоил его и вернулся сюда. Потом этот Джон у меня остался. Я когда с ним разговаривал, примерно составил картину, того, что хотели сделать.
  - И к какому выводу ты пришёл?
  - Собирались, сделать новый передел, да и поставить новых людей на местах.
  Я хмыкнул.
  - Не смешно, - горячо принялся отстаивать свое утверждение барыга, - наёмники должны были убрать одного отечественного олигарха, он отдыхает и лечится у нас, построил в зоне отдыха дворец. Убить его должны были, или по дороге, или штурмовкой дома. После чего, под каким-нибудь соусом добро олигарха должны были поделить. Меня бы точно закрыли, да и наёмники очень сомневаюсь, чтобы долго погуляли, но это мои собственные умозаключения. Думаю, в области сместили бы всё руководство, поставили своих людей, слишком долго у нас старались угодить и вашим, и нашим.
   Яша замолчал. Да уж, интересно девки пляшут. А план у ребят был ничего, хороший, и бабки срубить, и преступников взять, но скорее всего застрелить при задержании. Заодно выставить местные власти беспомощными в борьбе с преступностью, и поменять их на нужных людей. Такая задумка обязательно сработала бы. Зная лень наших местных, вышло бы без осечки.
  - Где Джон? Поговорить с ним охота.
  - Убили, перед твоим приездом.
  - Спеца убили малолетки? - удивился я.
  - Пуля, срикошетила, прям в голову, сразу... насмерть.
  - Да, ходил под смертью, ходил, и так нелепо погиб. Хотя смерть она завсегда нелепая.
  - Слушай, чего мы бандитов малолетками называем, им лет по двадцать, - чтоб не затягивать паузу поинтересовался я.
  - А они все сидели на малолетке, в Морозовке. Понял?
  - Ясно. Но вернёмся к нашим, так сказать баранам, где лежит оружие наёмников. Я так понимаю, ты горишь чувством искренней благодарности и это хочешь подарить его мне?
  - Ты на редкость наглая и догадливая натура, - Яша недовольно покосился на меня, - Вот ключи от склада, ты же всё равно бы помог мне, хоть и упирался, а девять из десяти не помогут, так что должен я тебе. Да и в 'той' до катастрофной жизни, эти стволы самая сволочная часть моей жизни, - он передал мне связку разнокалиберных ключей и продиктовал адрес.
  - Ловушки в складе есть? - поинтересовался у него.
  - Да какие, ловушки, - удивился барыга,- Склады, считались промышленными, охранялись частными охранниками, да и без тяжёлой техники их не открыть. Зачем выдумывать, что-то новое? С документами порядок, кто надо получил на лапу. Так что владей. Да, а что ты с раненым бандюком будешь делать?
  Я усмехнулся.
  - Ну, кто-то ведь должен помочь разгрузить твой склад, да и ранен он по касательной в голову, поможет. А потом я проведу с ним беседу о жизни,- я как можно доброжелательней улыбнулся.
   Яша побледнел. Догадался торгаш нелегальный, что к чему, вот и не чего глупые вопросы задавать.
   Сходил, пригнал 'ниву', отдал ключи. Забрал пленного, обменявшись кое-какой информацией и вариантами связи, я выдвинулся к 'нисану'.
   Как звать пленного, спрашивать не стал. Подъезжая к Авалону, свернул к мини магазинчику подвального типа, где за большие бабки продавали не нужную для Европы одежду, падким на всё не русское согражданам. Зомби здесь нет, каждый день ребята с Авалона чистят от них прилегающую территорию. Вышел, проверил магазинчик на предмет сюрпризов. Чисто. Вывел пленного, дал под дых успокоительного, проверил, как он связан и направился к машине. Так, здесь закончили, прокатимся до базы.
   Подъехал к Авалону, смотрю, народ несёт службу, Слава с мужиками возятся со стволами. Передал ребятам флэшку от камеры. Постояли, покурили, обсудили данные по разведке.
  - Ребята, у меня тут дельце образовалось, часика на три-четыре. Как-нибудь без меня перекантуетесь?
  Слава глянул на ВСК и долгим взглядом посмотрел на меня. Блин, не надо на меня так смотреть, моя совесть ещё от зимней спячки не отошла, а ВСК моя добыча. Просто раньше я его не показывал.
  - Смотри сам, хозяин - барин.
   Правильная мысль, и не чего продолжать диспут.
   Народ остался на улице, а я, перекусив на скорую руку и взяв запасную канистру с топливом, направился к 'Ниссану'. Забрав пленника, выехал к своей 'пещере Али-бабы'.
   Время в дороге прошло спокойно, не считать же выстрел из какого древнего ружья мелкой дробью проблемой? Даже разбираться с обидчиком не стал. Через час подъехал к складам - это хорошо, что отдельно стоят, да и рядом предприятия, не жильё - неприятностей поменьше.
   Блин! Поторопился... Зомбяки по территории бродят, с ними пара 'собачек', еще и 'живчик' тут есть почти наверняка. Забор грамотный бетонный метра два с половиной, а поверху колючка. Зато вороты сварены из железных прутьев, и открываются вручную. Мертвяки увидев машину рванули в нашу сторону, 'собачки' молча скалясь, пытаются пролезть мимо прутьев на воротах.
  Что ж, собирайтесь зомби в ряд и добью я ваш отряд.
  О как! Мини стихотворенье вышло. Тлетворное влияние весны, однако. Опустив боковое стекло, и решив, что лишний шум мне не к чему, начал проведение очищения заблудших душ. Пять минут, моя высокоинтеллектуальная беседа с мертвяками закончилась, подавляющим преимуществом, огнестрельных аргументов калибром девять мм. Бесшумка сказала своё веское слово.
   Осмотревшись, аккуратно вышел из машины. Вроде ходяче - бродячего контингента не видно. Пленный всё это время тихо подвывал от страха, и, судя по запаху, не только подвывал... Осторожно открыл ворота, забрался обратно в машину, и поехал к нужному мне складу. Заблудиться не возможно - при въезде висит подробный план проезда.
   УДАР! Сверху! С крыши скатывается ... твою мать! 'Живчик'! Тварь быстро поднимается, и бежит к открытому мной же боковому стеклу. Умный гад. Судорожно хватаю ПП, хорошо, что развернул в боевое положение заранее. Тут доли секунд на счету. В упор, не целясь, открываю огонь. В сантиметре от лица пролетели когти монстра, я почти лёг на жулика, сидевшего на пассажирском сиденье. Только через десять минут пришёл в себя. Пленный без сознанья. Я, похоже, выпрыгивая со своего места на пассажирское, двинул его так, что он, приложившись о дверь, отключился. И хорошо, а то его запах и нытьё меня достали. Дрожащими руками прикурил сигарету. Вот ведь, в сантиметре от смерти. Твари действительно умнеют, этот лежал на крыше и ждал меня. Целеустремлённый монстрик. С трудом открыл дверку, мертвяк мешал выйти из машины. Медленно, оглядываясь, открываю ключом склад. Здесь ни души. Быстро загоняю машину внутрь, закрываю на засов тяжелые ворота. Открываю двери и кузов 'газели'. Временно я в безопасности.
  - Вылазь, уродец, - командую пленному, пришедшему в себя, - и если не заткнёшься, пожалеешь.
  Иду по складу, вот и нужные мне ящики, десять штук и большие. По два ящика друг на друге. Осматриваю верхние. Мать моя женщина! Вот это богатство на 'старости' лет подкатило. В-первых двух ящиках лежали РПГ-7В, в третьем и четвёртом боеприпасы к ним. Один ящик был забит какой-то стационарной аппаратурой.
   - Иди сюда,- обращаюсь к бандиту, - поможешь загрузить.
  -У меня руки в наручниках... - начинает тот.
  - Заткнись, руки у тебя скованы сзади, стаёшь вперёд, берёшь ящик за ручку, я стану сзади - помогу.
  За двадцать минут погрузили в машину верхние, и я начал проводить ревизию нижних ящиков. В дальних ящиках лежали пять подствольников ГП-30 и гранаты к ним, плюс ночники и другая нужная мелочь. Рядом в соседнем лежала парочка РПО 'Шмель'. А дальше радость моя - в одном патроны, в другом стволы. А количество! А новьё! Да по нынешним временам я просто богач. Пять АК-74М с ПБС, ещё по три штуки ПБ с глушителями (тот же ПМ, только заточенный под бесшумную стрельбу), и АПБ (АПС - бесшумный) - тоже три. Тут же лежала снайперка СВУ-АС в камуфляжной раскраске. Спасибо Родина, что позаботилась обо мне!
  Не отходя от кассы, начнём делёж добра. Вот только вопрос - как делить... Честно или поровну? Ладно, себе возьму только нужное. Для себя 'калаш' с полным 'джентльменским' набором, АПБ, РПГ-7В - в кулацком хозяйстве пригодится.
  Подумав, отложил так же и ПБ, Кате подарю. В наше время это более ценный подарок, чем 'брюлики'. Взял себе четверть боеприпасов. Остальное, так и быть, отдам братьям санитарам. Ибо добрый я. Быстро погрузили находки в машину.
  Что ж пора начинать самую неприятную часть работы...
  Через полчаса, выехал с территории склада. Труп бандита оставил у ворот, предварительно дав восстать, и застрелил повторно уже окончательно. За полчаса допроса узнал много того, что знать не хотел бы. Банда возникла в первые дни Катастрофы, все по малолетству сидевшие, друг друга знавшие. Отморозки по-своему поняли новое место в жизни. Они решили, что если есть оружие, ты - бог, все тебе подчиняются и боятся, готовые выполнить любую прихоть. А кто упрямился - тот умирал, в большинстве случаев очень долго. Узнав, сколько народу на них убитыми и изнасилованными, я пришёл в шок. Приговор вынес сразу. Но продолжал узнавать: имена знакомых бандитов, с кем они встречались, где ночевали. Информация ведь лишней не бывает. Выбив из него все нужные данные, тут же и проверил на нём новенький АПБ. В принципе, я тоже убийца, но здесь сработал карающим мечом. Может на небе аврал? За всеми не уследить не могут, либо специально для нас работу оставляют? Чтобы не расслаблялись.
   Часа через полтора, пропетляв для предосторожности по улицам, я подъехал к Авалону.
  
  Рассказывает Глеб Шмелев.
  Во дворе Авалона я сразу заметил новую машину, красивый японский фургон, интересно, кто это к нам такой приехал? Сейчас узнаем. Остановились, припарковались, смотрю, идет Слава Котов. Я в темпе выбрался из машины и поприветствовал командира группы, в ответ получил короткий доклад по ситуации (Слава сегодня дежурный командир гарнизона Авалона). По его словам выходило, что особых происшествий не было, нападений тоже, по дороге регулярно передвигаются отдельные машины и целые колонны грузовиков. Недавно (он сверился с блокнотом и уточнил, полчаса назад) прошла бронегруппа в составе трех танков Т-72, четырех БМП-2 и двух грузовых ЗиЛов с бойцами. По словам 'наших' военных, эта колонна шла на усиление обороны нефтезавода, там что-то очень весело становится и сил предыдущих отрядов уже не хватает. В конце доклада Слава сообщил, что комэск два недавно прибыл в Авалон с грузом оружия, которое бойцы перенесли в оружейку, функцию которой, как раз по предложению Медведева, у нас исполнял один из кабинетов директоров, окна которого выходили во внутренний двор.
  Я поблагодарил Славу за четкий и содержательный доклад и попросил его проводить меня к Медведеву. Али Бабай во время доклада с безразличным видом спокойно простоял в сторонке, но я был на сто процентов уверен, что все сказанное было им услышано и учтено. Теперь же он молча, как тень двинулся вслед за мной. Походу дела я с некоторым удивлением отметил для себя, что никто не обратил особого внимания и не задал мне вопросов по поводу новичка, может он и на людей умеет влиять? Интересно, надо будет уточнить, тема ведь просто отличная, особенно для разведки.
  Олег ждал меня на втором этаже, точнее он активно поглощал обед. Вид при этом у него был до невозможности деловой и геройский, вот только в глазах мелькнуло что-то эдакое, грусть или тоска не пойму, но уточнить не помешает. Мы, помыв руки, тоже решили присоединиться к трапезе. А вот Медведев сразу обратил на Бабая внимание и этак зыркнул в его сторону намекающее, мол, что за птица? Логично, надо всех познакомить.
  - Знакомьтесь, это Олег Медведев, командир разведчиков и второго эскадрона ОСБ, это Вячеслав Котов, комгрупп 1 второго эскадрона и отличный снайпер, Алексей Доронин комгрупп 1 первого эскадрона, а это новый боец ОСБ, зовут Али, буквально полчаса назад повстречались на дороге. Я сначала подумал, что одинокий человек на дороге, это точно зомби и даже решил выстрелить, а тут смотрю, живой, глаза человеческие. Я чуть с перепугу машину не перевернул. В общем, познакомились.
  Все сдержанно рассмеялись, общее внимание теперь точно привлек Бабай. Но на аппетите молодых, здоровых организмов это никак не отразилось. Первое, второе и компот провалились в глотки в отличном, прямо таки чемпионском темпе. Пока ели, не разговаривали, но, после перехода к чаю, беседа возобновилась. К этому времени подошли комгруп 2 и 3, то есть Волошнюк и Кладько, подсели, взяв себе чаю, к столу.
  Сначала я коротко сообщил, что караван успешно дошел до Крепости, и что в самой Крепости все в порядке. Затем стали обсуждать итоги разведки, проведенной Медведевым. Олег подробно рассказал, что увидел, потом показал запись с камеры, которую он сделал из машины. Смотрели по-кадрово, очень внимательно. Сразу начали чертить карту объектов, в этом очень помогли снимки с самолетов, которые мне передал вчера начштаба дивизии. Потом выслушали соображения Олега по подходам, очередности и условиям штурма всех трех объектов: зоны, вованской части и оптового рынка с гаражами инкассаторов.
  В целом они сводились к следующему. Первым делом надо атаковать зону и вованов, перекрывая проход к базе со стороны зоны. По окончании зачистки этих двух объектов разобраться с оптовыми складами и гаражом. Атаку Олег предложил проводить ранним утром, когда активность зомби будет снижена, основным средством атаки должны, по идее Олега, стать металлические фуры, в бортах которых надо проделать достаточное количество бойниц для стрелков, размещенных внутри. Наверх фур надо установить некое подобие башенок для пулеметов, снизу просветы под днищем закрыть пластинами и цепями, чтобы зомби не смогли прорваться понизу. По оценке Медведева, ему для этой части операции понадобится две машины и порядка двадцати бойцов. Потом, когда основная атака зомби будет отбита, он сможет перебросить на поддержку второй группе часть стрелков. Вторая группа будет зачищать объекты на территории вованской части, там склады, боксы с техникой, казармы, штаб с различным оборудованием, все это представляет серьезный интерес для ОСБ.
   В целом было решено принять предложения комэск 2 за основу. Была поставлена задача найти и дооборудовать две металлические фуры. Я добавил, что обязательно еще уточню в дивизии, что им известно по ситуации вокруг этой зоны и военной части. Все же такое изобилие не только зомби, но и мутантов, явные следы боя и разрушений на КПП и части, и зоны наводили на размышления.
  - Могу предположить, что там был бой, возможно бандиты напали на зону и соседнюю часть, всего скорее хотели освободить своих подельников. Не знаю, чем была вызвана такая серьезная драка, но, похоже, вованы с нападавшими не совладали. Так что теперь на территории бродят толпы зеков и солдат - зомби. Все соседние дома стоят с выбитыми окнами, такое впечатление, судя по съемке, что мутанты проникли в каждую квартиру.
  - Если уж речь об этом, то я скажу, что там примерно было, - ответил на мои рассуждения Олег, - не забывайте, я ж там жил поблизости. Короче, дело было так. Где-то на четвертый день после начала катастрофы я проснулся от звука взрыва. Рвануло серьезно. Посмотрел на часы, было пять утра. У меня к тому времени уже оружие появилось, так что за себя я особо не переживал, выбрался на балкон, смотрю, дым поднимается со стороны зоны или части вованской, хрен поймет. Потом стрельба пошла, густо, плотно. Воевали там серьезно. Я близко подходить не стал, зачем? - он достал сигарету и закурил, - Но через какое-то время бой путанный стал, тут появились машины, с десяток разных, в основном джипы и фургоны, думаю, это уцелевшие бандиты уходили, точнее, те ради кого вся эта драчка и затеялась. Больше всего меня поразило, что никто военным на помощь не пришел, как будто город вымер, правда, бой не долгим вышел, зато очень активным.
  - А тут и какие-то монстры начали появляться, быстрые сволочи, начали в окна запрыгивать, тут такой вой поднялся, вы себе представить не можете, как я не поседел, не знаю. Думаю, пока шел бой убитые и зеки, и вояки начали подниматься. А им раздолье, мяса свеженького вокруг валом, ну и отъелись по быстрому, заодно и на живых начали нападать, вот тогда бой и поломался, с кем воевать, когда такая жуть? Короче, потом еще минут через несколько, проскочили по трассе, она там одна у нас, с два БТРа, пять-шесть грузовиков, несколько военных УАЗов и 'бобиков', явно вояки сваливали резко. Всего их было от силы человек сто-сто пятьдесят, и это от батальона, где по штату примерно четыреста штыков.
  - Я тоже ждать не стал, вещички собрал, в машину сел и рванул куда подальше. О чем не жалею ни разу. У вованов там батальон стоял, да на территории зоны свои ГУИНовцы, у них тоже оружия валом. Так что несколько БТРов восьмидесятых с КПВТ на башнях, АГСов, тяжелых пулеметов, ЗУшек и прочего добра взять мы должны, если справимся.
  Олег устало замолчал, снова закурив сигарету. Все продолжали переваривать услышанное. Масштаб трагедии помноженной на жестокость людей подавлял. Ради десятка бандитов погиб целый район города, тысячи людей были загрызены монстрами еще недавно бывших молодыми, здоровыми людьми.
  Я решил прервать затянувшуюся паузу.
  - Что же, теперь все более или менее понятно. Чего ждать тоже. Слушайте мой приказ. Штурм назначаю на пятницу. Сегодня у нас понедельник, через три дня в бой. За это время мы должны подготовиться и сделать все необходимое для решения поставленной задачи. Сергей Олегович, доложите, что у нас с вывозом танков с территории военной кафедры.
  - Все идет по плану. Уже перевезли две машины, пока ставим их в ангар на территории судоремонтного завода. Грузить их на баржу преждевременно, может так выйти, что потом баржа окажется не на плаву, так что будем ждать половодья.
  - Отлично. Продолжайте работу. Заодно подключитесь к работам по подготовке фур. Займитесь этим совместно с Сергеем Сергеевичем и подполковника подключите, кстати, как у него дела?
  - Движутся к завершению. БМП будет готова к вечеру к работе.
  - Замечательно. Итак, товарищи командиры, предлагаю закончить наше совещание. Нам пора выдвигаться в ППД за добровольцами, заодно и БК для пушек нашей брони постараюсь добыть.
  Я поднялся, следом за мной все участники совещания. Я повернулся к Доронину и озвучил ему, боевую задачу.
  - Кроме БМС нужны еще автобусы, если добровольцев будет человек тридцать, то с учетом семей это выйдет очень серьезная цифра, так что необходимо организовать колонну. Впереди поеду я вместе с новичком, его свойство отвлекать зомби мне очень понравилось, может, еще чем поможет? Потом БМС за ним два простых автобуса (они тоже были несколько укреплены, на окнах приварены решетки, сами окна изнутри заклеены, чтобы при взрывах или попаданиях пуль не посыпались осколки), последним пойдет Медведев на своей 'ниве'. Олег тут же сообщил, что он обзавелся фургоном, 'нисан караван', как раз для караванов, пошутил тут же сам.
  - Очень хорошо, возьми себе бойца из второго эскадрона, пусть у тебя за напарника поработает, и не возражай.
  - Принято, - несколько ворчливо ответил Медведев.
  - Приказ ясен? Тогда вам на сборы десять минут, потом выдвигаемся, повернувшись к Медведеву, спросил, - Олег, что там за оружие ты привез?
  - Эта отдельная тема, не на пять минут. Но если коротко, то удалось разжиться ПБС к АК-74 и гранатометами, еще АПБ несколько. Как получилось, расскажу после, сейчас лучше просто пойти посмотреть.
  - Я полностью согласен с такой постановкой вопроса, пойдем подзатаримся твоими находками, - уже на ходу ответил я.
  В оружейной комнате приятно пахло металлом и смазкой. На стеллаже, прямо посередине комнаты были разложены новинки. Не долго размышляя, я сунул глушитель себе в карман разгрузки, потом поднял и рассмотрел АПБ, что сказать, отличная машинка, а главное, весьма кстати. Повернувшись к все также тенью ходившего за мной Али, я спросил у него, - У тебя есть оружие? - в ответ Бабай жестом фокусника извлек из-под плаща изрядных размеров кистень, - Это все? Нет, так не пойдет, надо тебя оснастить по лучше. Чтобы ты сам хотел взять?
  В ответ Али молча осмотрелся и, не торопясь, шагнул вперед к полкам, на которых лежало оружие. Протянув руку, он уверенно вытянул тяжелый полицейский карабин, КС-23, - Оригинальный выбор оружия. Что ж почему бы нет? Только возьми патронов и прихвати патронташ.
  Через пару минут мы спускались вниз. Али в придачу ко всему оказался удивительно ловким и быстрым. Безошибочными движениями, как будто он всю жизнь только и снаряжал 'дрозда', он зарядил оружие и набрал боеприпасов, выбрав исключительно картечные, пулевые и свето-шумовые. На мой вопрос, откуда он знает столько про это узко специализированное оружие, он ответил.
  - Я ровным счетом ничего не знаю про это оружие, но когда ты поставил мне задачу выбрать себе что-то, я огляделся и увидел этот карабин, а когда взял его в руки, сразу понял, точнее, угадал, какие патроны нужны, - он чуть подумал и добавил, - я сам не понимаю, как такое возможно, я первый раз сталкиваюсь с таким своим свойством.
  В ответ я лишь молча кивнул, говорить было нечего.
  
  Пересекая очередную Амурскую (в Омске больше двадцати улиц с названием Амурская) плавное движение к цели было прервано самым неожиданным образом.
  - Глеб, притормози, в том здании, - он рукой показал на стоящую справа трехэтажное административное здание, - три супер мутанта, они собираются напасть на вот тот дом, в нем живут десятка два человек, вроде не бандиты, оружие у них есть, но нападения не ждут, Глеб, они обречены, если им не помочь.
  - Ты уверен? Откуда ты это все знаешь? - я реально растерялся, вопрос верить или не верить Али встала со всей остротой.
  - Уверен, я просто знаю. Но ведь проверить не трудно. Ты можешь не ходить, просто останови машину и дай мне выйти, я пойду один.
  - Нет, так не пойдет, они точно в этом здании? - дождавшись утвердительного кивка, включил рацию и сообщил о новой задаче Алексею и Олегу. Дал команду занять позиции у АЗС, которая располагалась слева по ходу движения. Сам же потихоньку остановил машину и заглушил двигатель. Немного подумав, быстро накрутил на 'калаш' глушитель вместо дульного компенсатора. Прихватил и такой же, как у Али КС-23, наблюдая за его действиями в оружейке не удержался и тоже вооружился этой ручной пушкой, против мутантов в ближнем бою оно, по идее, оптимально. Броня и так была на мне. Закинул карабин за спину, в руки автомат и вперед. Шли парой, плечо к плечу на дистанции в один метр. Я привычно удерживал правую полусферу, а Али осталась левая. Шли не торопясь, часто прислушиваясь. На ступенях дома остановились. Двери были открыты, но входить как-то не хотелось, по крайней мере, мне. Али, чуть склонив голову, прислушался. К чему я не знаю, тишина вокруг стояла оглушительная, наверное, он слушал каким то иным слухом. Подумав, решил сменить оружие, поставил автомат на предохранитель и повесил за спину, в руки взял КС, заряженный пулевыми патронами.
  Потом, словно получив подтверждение, он решительно шагнул вперед. Я следом. И сразу же натолкнулись на первого мутанта. Он сидел на полу в центре холла, примерно в десяти метрах от нас и жрал. Почему не заметил и никак сначала не отреагировал на нас? Всего скорее, Али запудрил ему мозги. Мы синхронно подняли уже взятые на изготовку стволы и выстрелили. Грохот раздался чудовищный, если бы не шлем и некоторая привычка, сложившаяся за последнюю неделю, то запросто мог и оглохнуть. Эффект нашего залпа вышел изумительный. Моя пуля угодила точно в голову монстра, весь залп картечи Али прошел в живот твари. Ее отбросило на пару метров, хотя, по виду весу в туше было минимум за центнер. Никаких судорог и подергиваний конечностями. Мутант прекратил свое некросуществование мгновенно. Быстро дозарядив оружие истраченными патронами, двинулись дальше. Али спокойно сказал.
  - Теперь они знают, что мы пришли, больше так легко не получится. Готовься, скоро появится второй.
  После этих слов он остановился и, уставившись в совершенно пустую точку, замер, мне не оставалось ничего другого, как повторить его движения, но все же я продолжал крутить головой, пытаясь удерживать в поле зрения все входы-выходы и поэтому пропустил момент атаки. Краем глаза я заметил какую-то смазанную тень, раздался выстрел, еще один и только тогда я выстрелил тоже и промазал. Али бил по-чемпионски, оба заряда четко ударили монстра в грудь и живот, несколько сбив траекторию движения, что в конечном счете и спасло нас. Третий выстрел Али и второй мой слились в полноценный залп. Который и покончил с мутантом. Но в этот самый момент, я заметил еще одну тень, летящую к нам сбоку, разворачиваться не хватало времени, резко оттолкнувшись, я боковым броском ушел с линии атаки, и тут же с колен выстрелил. И опять промазал. Али же никуда смещаться не стал, ему хватило времени прицелиться и точно поразить цель, которая, к сожалению, никак не отреагировала на попадание. Больше у Бабая патронов не было, как и времени на перезарядку. То, что он сделал в следующий миг, меня просто потрясло. Отбросив ствол, он бросился навстречу твари и схватил ее за шею, не давая ей себя укусить, думаю, что сил удерживать такую тушу у Али надолго бы не хватило, но это и не требовалось. Я в упор разрядил последний патрон, буквально снеся, твари голову и разрушив позвоночник, заодно, мой выстрел отбросил тело дваждытрупа в сторону.
  Еще не веря в то, что мы живы, я начал лихорадочно переснаряжать оружие. Али действовал куда спокойней. Сначала он вытер рукавом кровь с лица, потом поднял с пола карабин, внимательно осмотрел его и, сказав, - Все теперь чисто, - принялся заряжать 'дрозда'. Потом мы молча постояли минуту. Только сейчас до меня дошло, что Али ранен, ранен мутантом-зомби, я растерянно посмотрел на него.
  - Ничего страшного, меня уже не раз кусали зомбомутанты, заживает как на собаке и без последствий, похоже у меня иммунитет.
  Он весело оскалился, - так что хрен им, а не Володя Шарапов, что скажешь Глеб Николаевич?
  Меня охватило почти эйфорическое веселье, - Труп должен лежать в земле. Вот что я скажу, товарищ Бабай. Это же надо целую банду завалили, троих мутантов вдвоем, ах нет, еще и товарищ Дрозд, он же маузер, хорошо помог. Эх, нам бы еще КС-23К, который буллпап, заиметь, и держись мутанты, МУР идет по вашим малинам.
  И уже серьезней добавил, - А они там, в этом доме, будут жить и никогда не узнают, что мы их спасли от страшной участи. Что с одной стороны хорошо, а с другой чуть грустно.
  Али лишь молча пожал плечами.
  - Ладно, на выход. Только сфотографирую труппы.
  По связи сообщил ребятам, что все в порядке, завалили трех мутантов, сами в целом живы и здоровы. Снова разместившись в машине, двинулись вперед.
  
  Дивизия встретила нас бурной активностью. Всюду шла стройка. Сооружался мощный оборонительный периметр, что ж все правильно, если такие мутанты к ним начнут наведываться, то боюсь, колючка им не помешает. Тут нужны стены повыше и посерьезней, иначе крындец.
  На КПП нас пропустили без лишних вопросов, только бегло осмотрели автобус, видимо, команда от руководства поступила достаточно четкая. Вот и славно, а то уже в традицию проблемы на въезде в ППД начали превращаться. Проехав КПП, сразу направились к зданию штаба.
  Аккуратно припарковались на площадке перед ним. Я собрал командиров и дал задачу спокойно дожидаться меня здесь, никуда не ходить и ни во что не вмешиваться. Али тоже с собой брать не стал, Олегу же предложил пойти вместе, но он недвусмысленно отказался, ссылаясь на то, что со Скороходовым он не знаком. Так что пошел я один.
  Полковник встретил меня как всегда радушно. Встал из-за стола, вышел навстречу, протянул и пожал руку. Усадив за стол, сразу предложил чаю, кофе. От кофе я не отказался. Начали разговор, я не удержался и первым делом рассказал о бое с мутантами, показал фотографии для убедительности. Эффект превзошел все мои ожидания. Во-первых, Михаил Дмитриевич захотел познакомиться с Али, моим новым напарником, но чуть попозже, как он тут же уточнил. А во-вторых, он четко уловил, что дрались мы исключительно ради спасения людей и без всякой выгоды для себя, как настоящие альтруисты, и заметил на это, что такие поступки должны обязательно вознаграждаться.
  - Мы напишем о вас в нашей малотиражке, сделаем отдельный выпуск и посвятим его вашей бригаде, вашим делам и лично вам, Глеб. И, кроме того, мне на самом деле хочется вас как-то наградить, чтобы вы хотели, Глеб?
  Я немного подумал и ответил.
  - Михаил Дмитриевич, товарищ полковник, нам много чего требуется, но если лично для себя, то, пожалуй, я не отказался бы от хорошего глушенного оружия типа 'Вала' и пары цинков патронов к нему.
  - Лихо, прямо по-кавалерийски, - рассмеялся в ответ Скороходов, - будет тебе 'Вал', его есть у меня, как говорят в Одессе. Найдем один для славного комбрига. И патронов дам не один ящик, а пару. Пользуйся на здоровье, товарищ старший санитар. Может что-то еще? Ты говори, не стесняйся, а то я уж который раз тебе помощь предлагаю, а ты все отнекиваешься.
  - Есть еще одна тема, Михаил Дмитриевич, мы сумели раздобыть кой-какую броню, точнее несколько Т-72 и БМП-2 одну. Нам для их пушек нужны снаряды, а то получается, не пойми что.
  - Знаю я про твою бронетехнику, все ждал, когда же озвучишь, тихушник. Мы этот вопрос обсудили и решили, что раз уж так выходит, то выдадим тебе БК. Так что ты теперь в ранг полноценной мотострелковой части переходишь, поздравляю. Что-то еще?
  - Пока все. Но у меня есть целый список идей и предложений для вас.
  - Очень интересно, слушаю внимательно.
  - Первое, есть смысл создать радиостанцию и Интернет-сервер или хотя бы почтовик. Там и размещать всякую информацию, это гарантированно повысит управляемость.
  - Да, это отличная мысль, дам задачу Крушинину, это теперь его епархия.
  - Второе, сотовая связь. Вы ведь ее под контроль взяли?
  - Взяли, но пока больше технически, руки толком не дошли разобраться.
  - Дело в том, что симки можно выдавать только проверенным людям, мне это один из бойцов посоветовал, дельная мысль, как думаете?
  - Точно, обязательно будем реализовывать, - он тут же записал что-то себе в ежедневник.
  - Третье, опять про связь. В городе полно банд. Просто мародеров и настоящих грабителей, если первые в принципе приемлемы, то вторых надо безжалостно уничтожать, вопрос как. Тут опять же можно задействовать связь. Контроль радио частот и запись с последующей локализацией переговоров может дать шанс вычислить все крупные банды и их базы. Когда основные базы будут вычислены, надо будет провести одновременную операцию по их уничтожению, готов предоставить ресурс ОСБ для двух-трех таких акций. Вы вычистим город. Потом они будут ученые, но и силу их мы вырвем под самый корень, не скоро эта мразь сможет голову поднять, а если будем стараться, то и никогда.
  - Полностью согласен. Вот что Глеб, я создам штаб по проведению этой акции, назовем ее 'Большой Чисткой', считаю, что ты должен принять самое активное участие в его разработке и реализации, так что войдешь в состав группы по 'Чистке', договорились?
  - Хорошо, Михаил Дмитриевич. Разрешите, я продолжу.
  - Конечно, я внимательно тебя слушаю.
  - Вам необходимо определиться с тем, что вы планируете делать дальше с беженцами в лагере. Людям нужна определенность. Отсортируйте их, проверьте кого можете. Проанкетируйте, кто что умеет и разбейте на отряды. Начните активно обучать их, при этом вовсе не обязательно привлекать к задаче ресурсы дивизии, среди беженцев есть, я уверен, спецы очень многих профессий. Объявите что-то вроде конкурса, пусть они сами предложат чему и как могли бы обучать людей.
  - Переговорите с епархией, может, она пришлет к вам батюшку, он бы тут очень не помешал. Создайте из числа самих беженцев группы психологической помощи и хотя бы, начните обучать их обращению с оружием, тем самым вы покажете им, что готовы воспринимать их как граждан, а не как лагерных. Организуйте какие-то спортивные соревнования или еще что-то.
  - Верно, мысли ты высказываешь хорошие, кое-что мне уже предлагали в этом роде, теперь вот и ты говоришь, да, пожалуй, я использую ряд мыслей, с твоего позволения.
   - Для этого я вам и говорю. Только сейчас появилась мысль, лагерь наиболее рационально использовать, как накопитель-распределитель. Люди должны знакомиться и организовываться в новые структуры, сюда, к вам, они приходят одинокие и потерянные, здесь же могут найти единомышленников и друзей. Но оставлять это дело на самотек нельзя. Необходимо создавать группы по интересам, по темам, тогда беженцы начнут сами искать себе применение. Кроме того, было бы оптимально помогать им находить себе новый дом. То есть предлагать что-то вроде списка на заселение ряда объектов, то есть сел, деревень, пром. предприятий и тд. Помогите новым общинам обосноваться на новых ПМЖ, поддержите оружием, ресурсами, можно на первое время выделить небольшую бронегруппу для защиты и вы сами поразитесь, как быстро начнет пустеть ваш лагерь.
  - Следующая тема. Я готов забрать с собой несколько десятков мужчин, если они вызовутся добровольцами вступить в ОСБ, - и, отвечая на безмолвный вопрос, добавил, - само собой я заберу и семьи, причем сразу, для этого и автобусы привел.
  - Так у тебя уже все продуманно?
  - Вчера я четко понял, что в лагере никого не держат, и что вы сами будете рады избавиться от некоего количества людей.
  - Верно. Я и не против. Продолжай.
  - Теперь основной вопрос. Что будет с Омском дальше? Как он будет жить или он умрет? Что вы думаете, Михаил Дмитриевич?
  - Вопрос этот очень сложный. Я не могу ответить на него однозначно, скажу лишь, что готов приложить все силы, для сохранения хотя бы части Омска, - он помолчал и добавил, - особенно его промышленности и энергетики, этот ресурс очень скоро сильно понадобится нам и нашим потомкам. Мы с вами, Глеб, не вправе потерять все, что создано нашими отцами и дедами. Ну, что вас устроит такой ответ?
  - Вполне. Тогда я готов озвучить пару идей по этому поводу.
  - Слушаю вас внимательно.
  - Во-первых, нужен транспорт. Городской транспорт. Конечно, не для простой езды по городу а для перемещения между ключевыми объектами. Заводами, военными частями, анклавами и базами. На территории самих заводов жить не слишком интересно и удобно. Поэтому, во-вторых, логичней создать по периметру города ряд хорошо укрепленных поселений на базе уже существующих микрорайонов или коттеджных поселков. На том же Левом Берегу. Или у вас, в Амуре. А для перемещения работников, которые будут трудиться по длинным сменам, например часов по двенадцать или больше, можно пустить тепловоз с несколькими вагонами, которые как следует укрепить и защитить, первым и последним поставить бронеплощадки с ЗУшками и все. Транспорт готов. Все заводы в Омске соединены сетью железнодорожных путей, да и ваша часть тоже, я уверен, имеет подъездные пути.
  - Все верно, есть ветка от основных путей. Знаете, Глеб, идея просто замечательная. Причем вовсе не обязательно бронеплощадки пускать, можно просто на платформу БМП загнать или 'Шилку', танк, наконец. И ведь получится настоящий городской трамвай, что ли.
  - Фирменный бронепоезд 'Омск' к вашим услугам каждый день. И всех жителей уцелевших анклавов за лето перевезти в укрепленные поселки. В итоге и проблему беженцев снять можно, и город зомбякам не отдать, да и производство сохранить, тем более что задач для заводов масса, хотя бы взять то же переоборудование машин в безопасный для езды вариант, изготовление доспехов противозобийных, изготовление оружия и конструкций для окон, дверей, да море всего.
  - Согласен. Что же на сегодня, я думаю, достаточно. Теперь я хотел бы познакомиться с этим вашим Али Бабаем. Пойдемте вниз, прямо на крыльце и пообщаемся.
  Али невозмутимо ждал нас на ступеньках крыльца. Он молча попыхивал трубкой, но порывистый весенний ветер не давал ароматным облачкам окутать его. Я не связывался с Али, но его присутствие здесь нисколько не удивляло, я начинаю привыкать к его странностям.
  Познакомил своего напарника с полковником и некоторое время стоял рядом, изображая внимательного слушателя. Разговор у моих визави не слишком сложился, оба быстро исчерпали темы для общения и полковник, пожав руку мне и Бабаю, вернулся к себе. Мы же еще постояли молча на крыльце штаба. Спустя несколько минут, подошел адъютант Скороходова с документом предписывающим выдать мне на складах РАВ автомат специальный 'Вал', два ящика девяти миллиметровых патронов к нему, два полных БК для тридцатимиллиметровой пушки БМП (тысяча выстрелов) и ПКТ (четыре тысячи патронов). Также он передал целую пачку пластиковых карт, наподобие водительских прав, которые и должны были в новой реальности стать нашими удостоверениями личности.
  Все это очень хорошо, даже замечательно. Тянуть же с получением боеприпасов явно не стоит, лучше сразу забрать. Уселись на БМС и двинули в сторону складов. Там без особых проблем загрузились боеприпасами. С автоматом же вышло чуть сложнее. Пришлось изрядно подождать, а потом еще и выслушать приличную порцию ворчания, но это же мелочи, верно? Зато я стал счастливым обладателем чудо-оружия, расставаться с которым совершенно не хотелось.
  Можно сказать, что сегодня я полностью поменял свое вооружение, вместо АПС - АПБ, вместо АК-74М - АС 'Вал', вместо 'Фабарм СДАСС' 12 калибра - КС-23 'Дрозд' 23 калибра. То есть и глушености и размеров по калибрам явно прибавилось.
  Но это все замечательно, а главная задача сегодняшнего дня еще впереди, так что, быстро загрузившись в изрядно осевшую БМС, мы двинули обратно к штабу. Там пересели в джип и выдвинулись к лагерю беженцев.
  Все последние сутки я много думал, как построить диалог с обитателями лагеря беженцев. Задача представлялась мне крайне не простой.
  Первая трудность состояла в том, что общая численность бригады на сегодня - порядка тридцати клинков, а в ряды планируется влить еще столько же. Это может очень серьезно разбалансировать структуру и идеологию отряда, чего крайне не хотелось бы допустить.
  Вторая трудность состояла, на мой взгляд, в том, что отряд у нас далеко не мирный, а самый боевой, настоящая штурмовая бригада, а значит, и шансы погибнуть, в таком случае, становятся реально высокими. Как убедить в большинстве своем семейных мужчин идти добровольцами на передний край?
  Третья трудность состояла в отборе бойцов, ведь не всякий годится для дела. Провести быстрое анкетирование? Как-то невнятно выйдет, да и проверить достоверность вряд ли быстро получится, так что остается либо верить людям на слово, либо устроить что-то вроде теста на вшивость. Только не тот у нас пока статус, чтобы принародно проверки добровольцам устраивать. Тогда как? Надо думать.
  Четвертая трудность, пожалуй, самая большая, как обеспечить четкость и эффективность управления такой большой группой людей - ведь не шутка, только бойцов соберется под сотню, а всего народу под две сотни окажется под моим управлением. И здесь не остается ничего иного, как вводить четкую дисциплину, уставы и правила, причем правила суровые и беспощадные, иначе вся затея рухнет в одночасье. Прежде, когда нас было значительно меньше, я мог ограничиваться устными договоренностями и общим согласованием, теперь ситуация полностью изменяется и необходимо быть готовым к ней.
  Остается вопрос, как убедить людей подчиняться приказам и правилам? Самым логичным представляется провести присягу или некую клятву, только сначала надо написать ее текст. И вообще надо разработать сами правила или законы ОСБ, иначе как решать возникающие разногласия? Кроме того, надо определиться по поводу частной и общей собственности, гарантий для раненых и погибших, членов их семей. Надо понять, как будет делиться, если она в принципе будет делиться, добыча и имущество, взятое в бою или созданное своим трудом.
  Вот примерно с таким грузом идей и мыслей я и ехал к лагерю. На въезде в лагерь у нас проверили свежевыданные удостоверения и разрешили въехать на территорию прямо на машинах. Колонной из пяти машин (мой джип, за ним БМС, в серединке автобусы и 'караван' Олега, который шел замыкающим) двинулись к центральной площади лагеря, располагавшейся вокруг флагштока с развевающимся на ветру триколором.
  Дорога, несмотря на значительные размеры лагеря беженцев, оказалась недолгой, все же машина, даже медленно едет быстрее, чем идет человек. Я аккуратно пристроился, справа от флагштока, следом за мной встала БМС, чуть наискосок к площади, за ней подтянулись и два автобуса. Двери броневика открылись и на землю один за другим соскочили бойцы первой группы во главе со своим командиром, вид у них был очень бравый и лихой. Молодые, здоровые, отлично оснащенные и вооруженные, уверенные в себе и своих силах, они быстро построились вдоль машины и замерли, верно, уловив некую театральную компоненту ситуации. Олег не спеша, выбрался из фургона и сразу пошел навстречу не знакомому мне человеку в потертом камуфляже. Они поздоровались и коротко переговорили, затем этот человек, я предположил, что это и есть товарищ Медведева, Игорь Мохов, быстро пошел в сторону палаток, Олег же подошел ко мне и сообщил.
  - Игорь говорит, желающих в бригаду вступить много набралось, человек пятьдесят, он и так многих отсеял, теперь уж нам самим надо решать, кого брать, кого нет. Поручиться он может от силы за четверых, эти, говорит, точно не подведут, так что думай, командир.
  - Отлично, что предложишь? Как отсеивать лишних? - вопрос этот оставался для меня пока не слишком ясным.
  - Я тут подумал, надо брать быка за рога, чего крутить, давай, прямо им скажем, что через три дня штурм, могут быть потери и т.д. Запросто кто-то отвалится, тут уж или готов драться или нет, не открутишься.
  - Верно, полностью согласен. Тогда так и сделаем.
  Пока длился наш не долгий разговор на площади начала выстраиваться длинная шеренга, не знаю, что там наговорил Мохов обитателям лагеря, но эффект оказался очень серьезным. Кроме кандидатов в санитары на площади собралось еще немало народу, все выглядели взволнованными и заинтересованными. Появился и комендант лагеря с группой сопровождения и самим подполковником Крушининым, который знаком показал, что внимания на него обращать не стоит, он, типа, в сторонке постоит. И на самом деле, группа расположилась в дальнем углу площади, не привлекая к себе особого интереса.
  Я неожиданно сильно заволновался, даже в горле пересохло. Как будто ниоткуда возникла рука с бутылкой минералки, к которой я и припал с жадностью. Повернувшись, обнаружил, что заботливость проявил вездесущий Али, которого до этого мгновенья просто не было видно. Я молча поблагодарил его и снова развернулся к уже полностью построившейся шеренге добровольцев. Все. Пришло время. Ну, с Богом.
  Вышел перед строем и встал так, чтобы всем кандидатам было меня хорошо видно. На площади быстро воцарилась тишина, шеренга замерла. Для себя я сразу решил, что тех, кто не встанет по стойке смирно, в отряд брать не стану. Оглядел строй и заметил буквально пару таких персон, они и сами почему-то встали в самом конце шеренги, ну, значит судьба у них такая. Дольше затягивать паузу не стоило, и я начал.
  - Здравствуйте, товарищи, - тут же поднял руку и добавил, - отвечать пока не надо. Считаю тот факт, что вы стоите здесь вполне достаточным приветствием.
  - Меня зовут Глеб Николаевич Шмелев, я командир Первой Омской Санитарной Бригады имени Федора Михайловича Достоевского. Сейчас за моей спиной стоят ее бойцы и командиры, кто-то из вас также, уже через несколько минут сможет занять место в их строю. Но прежде чем решать этот важнейший вопрос я хочу коротко рассказать вам, что такое Первая ОСБ и какие правила обязательны для ее бойцов бригады - санитаров.
  Внимание всех присутствующих было, безусловно приковано ко мне, теперь надо продолжать также четко.
  - Бригада создана для очищения земли от всей погани, которая лишила нас домов, сломала нашу жизнь и хочет саму эту жизнь отнять. Старая власть оказалась совершенно бездарной и недееспособной. И прежняя мир рухнул. Мы решили взять в руки оружие и своими силами бороться со всем этим злом, помогая живым людям, близким и дальним. В этом деле мы на переднем крае и заменить нас некому. Ждать от кого бы то ни было помощи и поблажек, не стоит, но если мы сильны, нас будут уважать, признавать и сотрудничать. У Санитаров есть три врага - это ожившие мертвецы, стремящиеся сожрать живых, это бандиты, стремящиеся убить и ограбить людей и это опасные производства, которые в любой момент могут рвануть и убить уже не только людей, но и саму землю. Первых мы должны безжалостно уничтожать везде и повсюду, вторым грозит та же участь, если они не остановятся, я вам твердо заявляю, что ни одно преступление не останется безнаказанным. Наконец, третий враг, он пожалуй самый трудный. Для того чтобы одолеть его, нам нужен мир, нам необходимо вернуть город себе, живым. Только тогда будет возможность частью закрыть безопасно производства, а частью сохранить и продолжить без угрозы экологической катастрофы.
  Хочу сказать еще одно. Наши отцы и деды оставили нам большую и сильную страну - Россию, и мы не в праве потерять ее. Как мы посмотрим нашим детям в глаза? Что мы им скажем? Что каждый спасал свою задницу и мародерил понемножку?
  - Я вижу, что вас здесь собралось не мало, это очень хорошо. Хочу сказать, что санитары своих не бросают, семьи тех, кто погибнет, никогда не будут в чем-то обделены, это я могу твердо обещать. У нас есть новый дом, к югу от города, мы называем этот дом - Крепостью. Туда мы и поедем сейчас тренироваться и учиться сражаться вместе. Потому что через три дня нам предстоит первый большой и кровавый бой. Задача - очистить от нескольких тысяч зомби и большого количества зомби-мутантов крупный объект в 'Нефтяниках'. Это важно и для города и для бригады. Предупреждаю, драться придется всерьез. Отсидеться не получится, домой могут вернуться не все. Так что подумайте и решайте прямо сейчас.
  Я выдержал короткую паузу и четким голосом скомандовал замершему строю.
  - Добровольцы, два шага вперед.
  Шеренга дрогнула и распалась. Красиво было бы сказать, что мужики шагнули слитным движением, но нет, ничего подобного. Каждый решал сам, со своей скоростью. И не важно первым ты шагнул или последним, главное - ты сделал эти два шага. Я дождался этого последнего и понял, что все, больше никто не выйдет, некоторые из тех, кто стоял в старой шеренге уже пошли обратно в толпу, никто их не осуждал и не высмеивал.
  Тем же, кто вышел вперед я вновь скомандовал.
  - Сомкнуть строй. Товарищи, поздравляю вас, вы зачислены в Омскую Санитарную Бригаду. Кому необходимо забрать вещи, у вас есть десять минут, кто уже готов, подходите ко второму автобусу, - я показал рукой на стоящий рядом с БМС 'ПАЗ', - и загружайтесь в него. Все понятно? Разойтись.
  Примерно две трети новобранцев покинули строй и рысью понеслись к своим палаткам. Возможно, они серьезно опасались, что мы уйдем без них. Но я на самом деле решил через десять минут начать выдвигаться, так что они были правы. Человек десять оказались более предусмотрительны и прибыли на сбор уже с упакованными вещами. Все они в темпе закидали вещи в машину, и снова построились рядом с автобусом. Этому первому десятку я решил дать временного командира, который до прибытия в Авалон должен был руководить новичками, эту задачу я поручил командирам второй и третей групп второго эскадрона, Сергею Волошнюку и Сергею Кладько.
  - Сергей Олегович, Сергей Сергеевич, подойдите пожалуйста. Такая задача, всех новобранцев разделите на две группы и берите под временное руководство. Доберемся до базы, там разберемся, кто в какую группу попадет. Все понятно? Тогда прошу исполнять.
  Коротко переговорив, друзья быстро распределили роли, к стоящим у автобуса новичкам подошел уже один Волошнюк, он что-то коротко сказал бойцам, те сразу подтянулись и образовали четкую линию. Дальнейшие наблюдения за действиями Сергея были прерваны Крушининым, который как-то незаметно подошел ко мне почти вплотную и заговорил.
  - Ну, что же Глеб, вышло у тебя не плохо, признаюсь честно. Теперь только необходимо зарегистрировать всех твоих добровольцев, чтобы убрать их из списков беженцев, размещенных в лагере, или пока не стоит, как думаешь?
  - Думает, они могут вернуться сюда, уйдя из бригады? Что ж, кто знает.
  - Скорее нет, чем да. Вряд ли они вернутся. Чего им здесь искать? А трусы или просто не уверенные в себе уже отпали после твоего заявления о бое с несколькими тысячами зомби, да еще и мутантами. Предлагаю такой план, пусть все твои новобранцы сейчас организованно пройдут в штаб лагеря, там их зафиксируют, а потом передадим их личные дела, так что вам даже проще, сразу всю информацию получите и переписывать никого не надо.
  - Отлично, так и сделаем. Тогда первую группу я сейчас же направлю в штаб, чего время терять?
  - Договорились, ну, удачи, комбриг, береги себя.
  Мы пожали руки, и Крушинин быстрым шагом направился к своей машине.
  Я подошел к Сергеям и озвучил им новую задачу, также попросил их уточнить у добровольцев, у кого из них есть семьи и хотят ли они их немедленно забрать.
  Спустя десять минут наша колонна двинулась к выходу из лагеря, нас провожали сотни людей, в глазах у многих было какое-то не ясное выражение, как если бы они и хотели быть с нами, и одновременно что-то их удерживало, может, инстинкт самосохранения?
  Добравшись до здания штаба лагеря, где нас уже поджидал первый автобус (бойцы успели пройти разрегистрацию и теперь сидели в машине), мы остановились и провели всех остальных новичков в кабинет, где хранились их личные дела. Еще через десять минут процедура была закончена, я стал обладателем пачки личных дел и, выйдя на улицу, получил четкий доклад от ВРИО командиров групп новичков Кладько и Волошнюка по поставленной задаче.
  - У меня из четырнадцати бойцов, десять хотят забрать семьи.
  - У меня из пятнадцати - двенадцать.
  - Очень хорошо, тогда выдвигайтесь туда, дорогу вам покажут сами бойцы, я так думаю. Мы вас подождем здесь.
  На этот раз ждать пришлось подольше, но вот появились автобусы, полные людей, да, это серьезно. Быстро построив колонну, выдвинулись в Авалон. В отряде прибавилось двадцать девять активных сабель, то есть мы выросли вдвое. А еще неделю назад я был один и не знал, что мне делать завтра. Вот такая история. Теперь бы довезти их в целости и сохранности в Крепость и не наделать ошибок. Ну, как говорится, если Бог с нами, кто на нас? Прорвемся. Очень хотелось вдумчиво почитать анкеты и личные дела новичков, но Али инициативы садиться за руль не проявлял, да и укачивает меня, если читаю, так что потерпим. Скоро будем в Авалоне.
  Добравшись до нашей городской базы, мы не стали задерживаться там, а подхватив большую часть остававшихся бойцов второго эскадрона и оставив на дежурстве третью группу во главе с Сергеем Кладько, озвучив, что завтра к обеду обязательно сменим его, выдвинулись здорово разросшейся колонной в Крепость. В дороге я поменялся местами с одним из бойцов, который и отрабатывал теперь роль водителя передового дозора, сам же плотно засел за чтение и сортировку личных дел, переданных мне.
  Информации в них было не так и много. Но это была качественно составленная и подобранная инфа. Ничего не скажешь, умеют военные, когда хотят. В целом состав бригады пополнили толковые взрослые мужики, в абсолютном большинстве отслужившие во внутренних войсках и в пограничниках. Может быть, поэтому их не слишком охотно брали в дивизию, предпочитая своих, армейских резервистов. Обнаружился ряд бойцов хорошо знающих технику (по документам), абсолютное большинство имели водительские права и опыт вождения как легковых, так и грузовых машин. Очень хорошо. У многих семьи и по одному, а то и по два ребенка, у некоторых дети совсем маленькие, до года. Это очень серьезная ответственность для нас. Эти размышления подтолкнули к мыслям, как нас там будут встречать в Крепости. Решил связаться по спутниковому телефону с Наташей и Сахно. Сначала жена.
  - Здравствуй, Наташ, как вы там, готовитесь?
  - Готовимся. Мебель растащили по комнатам, везде поставили туалетные принадлежности, белье и еще кое-чего. Ребята уже начинают ставить компьютеры и подключать к сети.
  - Очень хорошо, как там с ужином?
  - Все в порядке, Глеб. Тесто доходит, как только приедете, можно начинать печь, Егор уже весь в мыле, но мы успеваем.
  - Отлично, молодцы вы. Как малыши?
  - В полном порядке и восторге. Носятся везде и помогают.
  - Наташ, с нами несколько грудных малышей и вообще детей немало. Надо этот вопрос урегулировать изначально, озвучь доктору, пусть продумает, ну, и сама тоже прикинь как и что лучше организовать.
  - Я уже подумала. Ты, Глеб, даже не представляешь, сколько я всего вместе с Егором и другими ребятами всего продумала, пока ты по дивизиям разъезжаешь, - она весело и устало рассмеялась, - ты, наверно, думаешь, что я просто тебя сидела и ждала.
  - Знаешь, даже не думал. Но в принципе, да. Похоже, что так и думал, значит, я ошибался?
  - Не то слово. Ты не просто ошибался, а находился в полном и глубоком заблуждении.
  Я несколько смущенно помолчал, говорить было нечего.
  - Прости, родная. Ты знаешь, у меня случаются такие выпадения мозга. Постараюсь исправиться, и чуть более бодрым тоном добавил, - то есть можно по приезде ждать сюрпризов?
  - Можно и нужно. Все, пока, дел полно.
  Короткие гудки. Вот такая беседа. И понимай, как хочешь.
  Егору звонить не стал, зачем второй раз на одни и те же грабли наступать? Лучше подумаем о чем-нибудь полезном. Недавно я разжился парой весьма ценных книг, и урывками, когда выпадало время, читал их. Вот теперь можно подумать над тем, что показалось мне важным по их прочтении. Я раскрыл ноутбук и примеряясь к постоянной тряске начал набивать текст программного документа, который планировал предъявить на вечернем командном совещании бригады. Соберу только высший комсостав, включая командиров групп. Может даже есть смысл пока ограничиться еще более тесным кругом комэсков и их замов? Надо подумать. Но это потом, сейчас текст.
  'Тактика и оргструктура ОСБ. Тезисы'.
  'Важными, наряду с непосредственно силовыми действиями и формированиями, проводящими их, являются три важнейших комплекса.
  Первый - глубокая и систематическая разведка. Добыча развединформации за счет разработки ее источников (доверительные и оперативные свяѓзи, агентура, резидентура), проникновение в основные объекты противника, выявѓление каналов снабжения средствами подрывной деятельѓности и жизнеобеспечения. Строжайшая конспирация при подготовке и проведеѓнии операций любой направленности. Также отработка местного населения - опросы, фильтрация, само собой, допросы пленных, кстати, наш самый первый пленник так и сидит в подвале, никак руки до него не дойдут. Сюда же попадают такие факторы, как скрытность сосредоточения сил, внезапность начала операций, организация засад, выманивание на заранее подготовленную ловушку, стремление уничтожить всю банду для чего необходимо перекрывать и все возможные пути ее отступления.
  Вторым важнейшим блоком должна стать политическая (идеологическая) работа как с населением, так и в самой бригаде. Необходимо поддерживать становление здоровых, социально адекватных и жизнеспособных коллективов и общин, которые бы выступали, как союзники ОСБ. Также надо стремиться к активной организации отрядов самообороны, отрабатывая контакты с военными и обеспечивая анклавы вооружениями и инструкторами. С другой стороны, активно проводить работу по подрыву авторитета и статуса банд и их главарей, как среди населения, так и в самих бандах. В случае выявления особо активных и, следовательно, опасных лидеров бандитов, уничтожать их в результате спецопераций, проводимых силами особой группы, создаваемой Медведевым и также за счет привлечения всей штатной структуры ОСБ. Также возможно привлечение военных.
  Дополнительный вывод, необходимо добиться оснащения егерей (будем так называть сводный отряд разведчиков) специальным оружием и иными спецсредствами. Добиться высокого качества средств радио-электронного поиска и обнаружения противника, и, что крайне важно, проводить все мероприятия в режиме строжайшей секретности. Чем меньше будут догадываться о том, чем занимаются егеря на самом деле, тем легче им будет работать. Так что предварительный вывод - основной задачей отряда егерей будет разведка и дальняя разведка целей с некрообъектами для последующего уничтожения, а также дистанционная (снайперская, минная) борьба с отдельными мутантами. Так что появление у егерей, например, тяжелых снайперок 12,7 мм, можно будет легко списать на счет уничтожения монстров.
  Вернемся ко второму блоку. Для осуществления данной деятельности необходимо создать спецгруппу, назовем ее отделением идеологической борьбы (ОИБ), туда надо собрать толковых ребят, умеющих думать и говорить, всего несколько человек. Естественно, эту задачу никто не снимет и с егерей и Медведева персонально.
  Третий блок. Это материально техническое обеспечение и безопасность гарнизона. Тема сложнейшая и серьезнейшая. Все темы связанные с техникой, обеспечением питания, боекомплектом, ремонтом и оснащением оружием и связью, обмундированием, короче, со всем комплексом бытовых и военных задач обеспечения должны решаться на 'Ять'. Иначе подрыв воинского духа, а то и боеспособности, нам обеспечен.
  Итог такой, что бронетехника и вооружение это только одна пятая примерно. Разведка и грамотная отработка населения, а также взаимодействие с другими силовиками, в сочетании со здоровой внутренней атмосферой, полнокровное МТО - вот ключ к успешной работе ОСБ'.
  
  'Стратегия'.
  
  'Для ОСБ теоретически не затруднен выход на региональный уровень интеграции и создания подразделений в других городах и областях. Более того, активно занимаясь исследовательской, поисковой, обучающей и торговой деятельностью Омская, а затем, как вариант, Российская Санитарная Бригада, сможет проникать и вступать во взаимодействие с различными структурами, что вряд ли возможно для той же Таганрогской дивизии. Сложно предположить, что представители дивизии смогут организовать свое полнокровное присутствие, где бы то ни было кроме Омска и области, за исключением регионов, в которых совершенно отсутствует военно-административная власть. В остальных случаях они в лучшем случае, смогут обеспечить присутствие наблюдателей и неких договорных условий коммуникаций. Единственная альтернатив - военная интервенция и силовое присоединение новых регионов к сфере прямого контроля Омских силовиков (военных).
  Еще раз повторюсь, для ОСБ все эти затруднения теоретически не существенны. Как получится на практике, покажет время, но мы должны приложить все силы, чтобы именно такой сценарий был основным. Такая позиция связана с необходимостью реализации стратегической цели ОСБ, заявленной при ее создании - Защита людей и возвращение им своей земли. Причем, понимать эту задачу необходимо достаточно широко. Как борьбу за оптимальные условия социальной и культурной, экономической и военной и политической жизни русских людей и всех жителей России'.
  Я удачно уложился в текст по времени. Закрыл ноутбук буквально в полукилометре от Крепости. Когда машины медленно обходя организованную у ворот змейку из бетонных блоков, втягивались внутрь нашей новой базы, я с радостью понял, что и этот отрезок пути прошел без особых эксцессов. За все время следования колонны нас никто не обстреливал и не нападал, возможно, этому способствовало присутствие в порядках отряда БМП? Почему бы и нет?
  
  Крепость встретила новых поселенцев музыкой. Люде сразу организовали и семьями направили по новым квартирам. Глядя на радующихся, как дети взрослых, и просто радующихся детей, я понял, что не делаю правильное дело и все труды мои и моих товарищей не напрасны. Люди осматривали в лучах заходящего солнца свой новый дом, было видно, что им здесь очень нравится. Потом они начали заходить внутрь основного корпуса, и расходится по комнатам. Всем была дана четкая команда, которую услышал и я.
  - Товарищи, через десять минут всем собраться в холле первого этажа, взять с собой туалетные принадлежности и полотенца, мы организовали для вас настоящую русскую баню. Сразу на всех места не хватит, но сначала женщины и девушки с маленькими детьми, затем мужчины с подростками. В несколько партий вполне смогут разместиться, командирам групп подойти к коменданту Крепости для получения дальнейших инструкций.
  Вот такая речь. Я решил ни во что не вмешиваться. Только подошел к Наташе, и крепко обняв ее, самую родную на земле, поцеловал, она в ответ прильнула ко мне, ответила на поцелуй, но тут же отстранилась, - Дела, любимый. Потом поговорим, время еще будет.
  Вот так. А что делать? Даже Али Бабай оказался захвачен общим круговоротом и временно исчез из моего поля зрения. В итоге решил пока просто следовать в русле событий и поднялся к себе на третий этаж, в кабинет. Подумав, понял, что наиболее рациональным будет провести совещание сейчас, до ужина, чтобы потом командиры также смогли отдохнуть. Связался с Медведевым, Сахно, Дорониным, Котовым и пригласил их к себе через пятнадцать минут. Пока было время, еще раз набросал список вопросов, которые необходимо обсудить. Также я распечатал материалы для ознакомления всем участникам встречи.
  Постепенно, один за другим мои боевые товарищи собрались. Рассевшись за специально выделенным для этого столом для совещаний, начали.
  - Товарищи командиры, перед нами стоит ряд задач, часть из них надо решать немедленно, так как их реализация должна начаться самое позднее завтра утром. Но прежде чем озвучить вам список вопросов, хотелось бы выслушать краткий доклад начальника гарнизона, коменданта Крепости по общей ситуации и размещению новичков. Егор, слово тебе.
  - Кратко. Все жилые помещения расконсервированы, мебель размещена, матрасы, подушки, одеяла, постельное белье и прочее, распределено по комнатам. Везде протестирована электропроводка и вкручены лампочки. Начата установка местных телефонов по всем этажам. Также начата установка сетевых доступов в каждом помещении. Система водоснабжения работает нормально, котельная запущена и может обеспечивать полный объем работы. Тоже по канализации и вентиляции. Система видео и тд наблюдения внешнего периметра работает нормально, обеспечивается круглосуточное дежурство. Персонал прежде работавший в Крепости вернулся в полном составе, никаких нареканий к их работе у меня нет, новые специалисты также быстро овладевают техникой и скоро будут готовы запустить оборудование на полный цикл, по этим темам, упреждая ваши вопросы, подробное сообщение предлагаю сделать завтра, сразу и посмотреть что к чему.
  - Хорошо, значит, завтра к 10.00. продолжай, Егор, - ответил я.
  - Есть. Установлены караульные посты на ключевых точках, вы сами видели, что мы установили змейку на въезде в крепость. Завтра планируем организовать удаленный блокпост со шлагбаумом, чтобы никто не смог внезапно проскочить по дороге. Что касается новичков, то всем хватило места, еще осталось. Сейчас все попарятся и потом ужин. Как мы и договаривались, он будет не формальным и домашним, все блюда в русском стиле.
  Со всех сторон пошли заинтересованные вопросы по меню.
  - Скоро сами увидите. Мы с Натальей Шмелевой организовали в предыдущие дни вывоз ряда необходимых товаров, так что сейчас у нас на складе изрядные запасы одежды, включая детскую, также обуви и нижнего белья, как военных образцов. Так и сугубо гражданских, - на эти слова все заулыбались, надо признаться довольно глупо.
  - Все. Я закончил.
  - Спасибо за доклад. Теперь предлагаю перейти к основным вопросам нашего совещания. Вопрос первый. Стратегия и тактика развития ОСБ. Прошу всех ознакомиться с материалами, они лежат перед вами, думаю, что не нужно напоминать, что данная информация носит совершенно секретный характер, - я молча обвел присутствующих глазами, убедился, что понимание есть и продолжил, - в таком случае читайте и если есть вопросы, задавайте.
  Прошло несколько минут в сосредоточенной тишине. Текст был не велик, но требовал внимания. В итоге все примерно в одно время вновь подняли головы и посмотрели на меня.
  - Ознакомились? - скорее утвердительно, чем с вопросительной интонацией сказал я, - в таком случае жду вопросов.
  - Да, вобщем, все ясно. И приемлемо. Вопрос в сроках и персоналиях. То есть, кто и чем будет заниматься? - откомментировал Олег.
  - Тема персоналий у нас будет чуть позже, сейчас вопрос принятия модели в принципе, - ответил на его замечание я.
  - В таком случае, я 'за', - ответил Медведев - комэск 2.
  - Я тоже поддерживаю, считаю, все сформулировано точно и в тему, - откликнулся Егор Сахно, наш комэск 3.
  - Поддерживаю, только для таких задач народа надо еще больше, - это Доронин, мой зам по первому эскадрону.
  - то есть нам предстоит роль интеграторов распавшейся страны? И ресурсом видится идеология возвращения людям их мира? Задача, прямо сказать, глобальная, но я так понял, перспективная, а пока все чуть скромнее? Сейчас надо выжить и организоваться, окружить себя союзниками и обеспечить широкую поддержку, уничтожить банды или в значительно степени подорвать их силу, и самое главное, создать полноценную боевую структуру ОСБ, включающую три звена - штурмовые группы, разведку и тыловые - гарнизонные. Я правильно понимаю? - речь Славы Котова приятно удивила меня, да, пожалуй, и всех нас. Он всегда говорил по делу и с умом, но вот так развернуто и четко - впервые.
  - Слава, ты попал в самую суть. Мне даже добавить нечего. Итак, я понимаю, что все вы согласны с моими предложениями? В таком случае, утверждаем их. В дальнейшем необходимо на их базе сформулировать общие правила и цели ОСБ для самих санитаров и для населения, в рамках проведения идеологической работы.
  - Второй вопрос. Завтра нам необходимо начать боевую подготовку бригады. Также срочно надо решать вопрос по обеспечению техникой согласно плана проведения операции. Сроки, напомню, три дня, - Олег приподнял руку, - Олег, ты хочешь высказаться?
  - Да, считаю срок в три дня совершенно не реальным, я сам его предлагал, но теперь все посчитал и выходит, что если мы поторопимся, то потери могут быть неоправданно велики. Для того, чтобы ребята минимально состыковались, чтобы тройки приработались, чтобы командиры научились управлять группами и тройками надо несколько дней, а потом еще конкретная отработка штурма зданий от зомби.
  - Хорошо. Какие твои предложения?
  - Неделя. Это реально. Семь дней на подготовку, восьмой - отдых, девятый - акция.
  - Хорошо, я не против, тем более, что основную подготовку бригады я собираюсь поручить тебе, Олег.
  - Стоп, стоп, Глеб, я не мул, все не утащу, нужно разделить задачи - физо, тактика, стрелковка, техника, слаживание.
  - Согласен. Стрелковой подготовкой предлагаю руководить Доронину, то есть автоматическое оружие, тяжелое оружие. Снайперская учеба - Котов, тебе же Слава задача подобрать способных к снайпингу в сводную группу и начать их тренировать отдельно. Техника - оставляю за собой, привлеку дополнительные ресурсы. Ну, а тактика, физо и слаживание это твое, Олег.
  - Ладно, уговорил, но это уже не сигары, а я не знаю уже что.
  - Разберемся. Подведем итоги. Задачи по направлениям даны. Общее руководство подготовкой бригады - Медведев. Остальные по задачам. Сахно - не только гарнизон, но и служба тыла, привлекай и организуй женщин, всех под ружье и на работу. Всех начать обучать владению оружием, определитесь, что кто умеет и к делу. Необходимо срочно ускорить темпы пошива формы и снаряжения для бойцов бригады. Надо также продумать и подготовить предложения по знакам различия, нашивкам и тд на форме. Жду ваших предложений завтра к обеду. У меня есть ряд наработок, но это все надо еще обсуждать. У меня пока все.
  - Глеб, если ты не забыл, то на меня навешана еще и штабная работа, тебе не кажется, что это уже перебор?
  - Согласен. Эту задачу с тебя снимаю. Завтра передашь дела. Кандидатуру продумаем. Последняя тема - распределение новобранцев по группам и тройкам. На данный момент согласно моего распоряжения они разбиты на две группы по пятнадцать бойцов в каждой. У меня есть переданные из дивизии личные дела всех новобранцев, дела сформированы уже в лагере беженцев, но на часть бойцов полноценные личные дела - взятые из Военкоматов. Что скажете?
  - Давайте перенесем вопрос на завтра, надо хотя бы предварительно оценить бойцов, ознакомиться с материалами личных дел, - откликнулся первым Медведев.
  - Хорошо. Материалы я считаю копировать не приемлемым, поэтому те. Кто хочет с ними ознакомиться, милости прошу сюда, ко мне. Вопросы, соображения? Нет? В таком случае, товарищи командиры, совещание окончено. Все свободны.
  Я еще некоторое время сидел, просматривая папки дел, и даже составил себе списки бойцов по армейским специализациям и навыкам, получилась довольно стройная схема. Среди двадцати девяти новобранцев оказалось четверо пулеметчиков (ПКМ), два наводчика АГС-17, четверо наводчиков БМП и БТР, остальные стрелки-автоматчики. Из общего числа более десяти человек прошли 'горячие точки', несколько человек отслужили после армии в силовых структурах (МВД и т.п.). В целом, мы получили очень качественный человеческий ресурс, теперь надо его сохранить и с толком использовать, самое главное, уберечь. А это значит, что любое решение должно очень тщательно продумываться и приниматься очень взвешенно. Без разведки вообще никуда.
  Раздался звонок местного телефона. Я взял трубку и услышал Наташин голос.
  - Глеб, спускайся, скоро начинается ужин. Новая форма в шкафу в спальне. Пока.
  Вот так. Очень хорошо, а то я уже здорово оголодал. Поднялся из кресла и прошел в спальню, на самом деле в шкафу оказалась новая одежда для товарища комбрига. Камуфляжные брюки, белая рубашка и стандартный армейский, легкий зеленый свитер с накладками на локтях. На нагрудном кармане было вышито золотыми нитями - комбриг ОСБ Шмелев Г.Н., надо сказать, что моя жена - Наташа прекрасно вышивает, очевидно, это ее рук дело. Спасибо тебе, родная.
   Внизу стояли красивые черные туфли, классического облика. Переодевшись, я посмотрел на себя в зеркало едва ли не впервые за все эти дни и в целом остался доволен. Подмигнув отражению, нацепил на пояс кобуру с АПС (АПБ здесь, в доме, таскать не было смысла) и тщательно закрыв на ключ дверь, спустился на второй этаж - в банкетный зал.
  Увиденное впечатлило меня до самых глубин моего существа, думаю, на такой эффект у всех входящих и рассчитывали организаторы. Длинные ряды столов, накрытых белоснежными скатертями и сияющие сталью приборов, едва ли не полная сервировка, тонкое стекло бокалов, стены задрапированы зелено-белой материей, по центру зала большая надпись - 1 Омская Санитарная Бригада им. Ф.М. Достоевского. В зале негромко звучит музыка, у входа два бойца встречали входящих и направляли местам. Мне также было указано место во главе стола. Я не стал торопиться усаживаться и прошелся по залу. На меня обращали внимание, многие здоровались или просто улыбались, в итоге я устал улыбаться в ответ и решил занять свое место. Самым интересным оказалось то, что практически у всех мужчин в зале были такие же свитера, как и у меня и, как вы сами догадались, белые рубашки. У части на поясах было оружие, у новичков еще нет. Я один щеголял вышивкой, остальные получили бейджи с ФИО. Появилась Наташа, она была в сдержанном, но очень изысканном платье, в руках - микрофон.
  - Внимание. Меня зовут Наталья Шмелева, и я буду вести этот вечер. Прошу всех садиться по местам. Сегодня особенный день - впервые вся бригада собралась вместе в этом зале. Уверена, мы еще много раз встретимся здесь. Теперь наш дом здесь. Никаких долгих речей не будет, сейчас начнется ужин, потом - для тех, кто захочет, будут музыка и танцы. Но прежде чем начать ужин я хочу дать слово командиру бригады Шмелеву Глебу Николаевичу, - и она спокойным, уверенным движением передала свой микрофон мне. Не могу сказать, что растерялся, чего-то подобного я ждал. Взяв микрофон, сказал коротко.
  - Здравствуйте. Завтра начнется тяжелая, изнурительная работа, нам предстоит создать из себя спаянный, по-настоящему единый отряд. У нас очень серьезные цели и главная - вернуть свой город и свою землю себе и своим детям. Но сегодня, сейчас мы будем просто радоваться и знакомиться. Хорошего всем вечера.
  Я сел под шум аплодисментов. Начался ужин. На столах уже стояли закуски и напитки. Сыры, холодное мясо, оливки, семга и форель в разных видах, даже бутерброды с красной икрой занимали изрядную часть столов. Сразу же подали первое - изумительную сборную солянку в нашем домашнем стиле. Потом появилась горячая буженина и макароны с тремя видами соусов. Новая перемена и на столах огромные пироги с мясом и картошкой, с красной рыбой и с капустой. В финале на столах появились открытые сладкие пироги с начинкой из клубничного, вишневого и сливового варенья и чай. Пиршество продолжалось далеко за полночь. Долго танцевали, даже пели, никто не хотел уходить, так замечательно было ощутить человеческую жизнь, настоящий праздник, в глазах людей я не раз замечал слезы благодарности и радости, души чуть отогрелись и раскрылись, на лицах стало меньше напряжения и боли. Наконец, устав до изнеможения все разошлись спасть.
  
  
  Глава 16. ОСБ это сила, с которой надо считаться.
  
  Подготовка к бою значит не меньше, чем сам бой, но не заменяет его.
  
  Рассказывает Олег Медведев, комэск-2.
  
  Мишени изменили положение, но опять в считанные секунды были поражены. Первая и вторые тройки пошли на зачистку здания, третья прикрывает. Автотранспорт с пулемётчиками взяли под прицел здание и подъездные пути. Хорошо, когда люди подготовлены, а ведь подгонку групп начали всего неделю назад.
  - Внимание личному составу! Построение перед воротами в спортивной форме одежды, через пятнадцать минут!
  Глеб выглядел довольным. Наверное, где-то в глубине души он мечтал вести народ в атаку. Хотя и объявление по 'громкой связи' и не атака, но что-то похожее в этом есть. Ещё вчера вечером, я ему предложил с утра заняться подготовкой личного состава. Людям объявить, что занятие по боевой подготовке начнутся завтра, но не уточнить во сколько. Люблю я мелкие пакости. Так двадцать минут бойцы собирались, вместо пятнадцати. А по идее, должны были в пять уложится, время я дал с запасом. Зря вы так.
  - Глеб ну ты давай, как договаривались, техника твоя забота, а я с личным составом займусь. Расслабились бойцы.
  - Давай, только Олег не переусердствуй, не хочется, чтоб ребята к вечеру мечтали тебя в речке утопить.
  - Да ты что, я же добрейшей души человек, да и плавать умею.
  Ладно, пошутили, и хватить дел по горло. Пойду, народ поприветствую.
  - Здорово бойцы! В две шеренги разобрались. Что не выспались? Бывает. А что время у нас резиновое? Что молчите?!
  - Так командир, вчера посидели пока очухались, - это голос из второй шеренги. Ладно, не важно кто сказал, но чувствую заводиться я начал, зря ребята...
  - Ну, извините ребята, не дали выспаться, простите Христа ради. Как же могли забыть такие важные люди и так рано вставать, вы же работаете в поте лица, а мы с вами так по-хамски.
  Строй стоит, молчит. Ну-ну.
  - Значит так, если кто-то решил, что мы зона отдыха, то ещё вчера командир на этот счёт дал пояснения.
  - Да мы всё понимаем, - это Мохов.
  - Понимаете? Ни хрена вы не понимаете! Здесь наш дом, если на нас нападут, то времени на раскачку у нас не будет. Я уж не говорю про боевое слаживание. Кстати с сегодняшнего дня мы им и займёмся. Бригада! Взять личное оружие, построение перед воротами через пять минут.
  Таким было первое утро. Дальше было хуже. Три километра пробежали все, хотя и выдохлись. Это и понятно, мужики все взрослые, не до бега, одно дело раза два в неделю сходить в спортзал, другое постоянные физические тренировки. После утренней пробежки люди разошлись привести себя в порядок и позавтракать, а я собрал 'тренерский состав' ОСБ. Вместе с ребятами решили устроить оценочный день на основании которого будем распределять бойцов в группы.
  И понеслась. Физо, стрельба, тренировки по рукопашке. К вечеру ребята еле ходили, я попросил доктора осмотреть бойцов и дать характеристики их состояния с медицинской точки зрения. Полученная информация меня не слишком озадачила, что-то в этом роде и ожидалось. Процентов пятьдесят личного состава по своим данным была не способно к длительным изматывающим марш-броскам, но они были способны участвовать в штурмовых операциях. Для себя я их сразу зачислил в штурмовые группы. Остальных просеял через 'мелкое сито' и отобрал двенадцать человек для своей группы, естественно, Мохов в неё вошёл. Жаль, у меня не было ни бывших 'фобосов' (сотрудников ФСБ), ни других оперативников. Но был и большой плюс - все ребята служили и бывали в 'горячих точках', то есть опыт был, а остальное приложится, выбора другого нет.
  Вечером я рассказал обо всём Глебу, с моими выводами он согласился. Так же я попросил его найти подальше пару зданий отдельно стоящих и находящихся подальше от Крепости, в которых бы наличествовали зомби, но без 'живчиков'. Необходимо было проводить тренировки на 'натуре'. Одним уничтожением деревянных мишеней ни чего не добьешься. Забрал привезённое им пневматическое оружие и средства защиты, эти вещи дают хороший навык боя.
  И снова: бег, стрельбище, отработка действий групп. По сути ничего нового мы не придумывали, всё уже придумано до нас. Для отработки взаимодействий, использовали пневматическое оружие. Спортивный зал здесь, аж завидки берут. Это же, как воровать надо, чтоб такое отгрохать. Да прошлые хозяева были ещё те перцы.
  И, безусловно, уставы, подробное и качественное изучение, использование, отработка.
  С каждым днём новые задачи. Работа с колоннами: защита автоколонн, нападение на колонны, встречные засады.
  Глеб тоже участвовал, не отлынивал, правда, у него своих дел было по горло. Он даже группу бандитов с ребятами уничтожил и спас группу девчонок спортсменок, к сожалению один из наших был тяжело ранен, ну да обошлось. Зато показали класс. Один наш боец перебил не меньше шести врагов. Пусть теперь они нас боятся и думают, стоит ли связываться с ОСБ.
  Это событие дало мне почву для раздумий. У бандюков появилось тяжёлое стрелковое вооружение, надо будет поразмышлять совместно с вояками о централизованном уничтожении банд, тем более, общий план уже был. Оставалось обсудить частности, и нужна была дополнительная помощь.
  И опять бег, рукопашка, зачистка объектов. Глеб молодец нашёл не два, а четыре здания с зомби. За неделю зачистили три, и один оставили на последний день тренировок - на 'вкусненькое'. Да и технари подготовили транспорт для штурма ВВшной части.
  Последние три дня я для своей группы начал проводить дополнительные занятия по оперативной подготовке: оперативный поиск, работа с 'источниками' информации, способы внедрения. Ребята схватывали всё на лету, хотя им и было тяжелее других, потому что в отличие, допустим, от снайперов, чьё основное дело было занятие снайпингом, а остальное хоть и качественно, но поверхностно, мои проходили всё 'плотнячком'. Народ стал шушукаться, пришлось слить заранее придуманную дезу, разбавленную правдой. Дескать ребята будут разведкой эскадронных групп, что частично являлось правдой и этого бойцам хватило, чтоб прекратить распространять слухи.
  К концу недели практически все бойцы изъявили желание перевезти в Крепость семьи. Женщины принесли с собой уют и ощущение дома. Ну а когда мы начали водить милых дам на стрельбище и тренировки, всё-таки мы военизированное поселение - подростки и женщины должны владеть оружием, то бойцы преобразились. На лицах ни следа усталости, вот они женские чары, никто не хотел опозориться перед своей второй половиной - пули летели в мишень, приёмы проводились грамотно, да и общий настрой поднялся у всех очень заметно. Единственное плохое было у меня. Чаще стал думать о Кате, как она, жива ли. Закончим зачистку зоны и пора будет уезжать.
  
  Ну, вот и экзамены, так сказать!
  - Первый этаж чисто! - молодцы ребята, проверили.
  - Работаем дальше, - Глеб смотрит во все глаза, он не мог участвовать на всех тренировках, и по этому ему сейчас особенно интересно и любопытно.
  Вместо учебного здания используем помещения и территорию Крепости. Это вторая часть учений, первую провели в реальных условиях - в доме с 'мертвяками'. Дом был двухэтажный, по-видимому, бывшая контора. Первый этаж прошли чисто, а второй попробовали зачистить с Бабаем. Зачистили в два раза быстрей. Однако, хорошо чувствовать зомби заранее, да ещё и управлять ими. Хоть, и сам не без греха, но завидки берут. За собой заметил, что чувствую 'живчиков' заранее, правда, есть одно но... если 'живчиков' больше чем один. А Бабая народ втихушку зовёт 'колдуном'. Он и вправду странный, сколько раз замечал, как он, то пройдёт вплотную к людям, а его не замечают, то наоборот, заранее чувствуют его приближение. Хорошо на меня это не действует, да и чую я его метров за двадцать. Но заставляет задуматься и приглядеться к нему получше. Пока он с нами и помогает это одно, а если что-то не так, всегда можно устроить несчастный случай.
  Отработав по зомби, выдвинулись к крепости и провели учения в автоколонне. В связи с тем, что ездить на машинах придётся много и часто, обратили на это особое внимание. Так что вместо тридцати минут, ехали два с половиной часа. Но главное, что люди теперь при нападении на колонну не растеряются, а будут действовать грамотно. Условные потери, конечно, были, но не такие, как могли быть в другом случае, а это главное. После этого бойцы стали подшучивать друг над другом, что очень плохо, рано расслабляться, ну это я предвидел, и для ребят приготовил 'подарки'.
  Вошли в крепость грамотно, пулемётчики на машинах взяли под прицел особо опасные направления, а отряд разделился, часть осталась в обороне, вторая пошла на зачистку 'базы условного противника'. Начался тренинг по зачистке здания с 'сюрпризами'.
  'Сюрпризы' - растяжки на светошумовых гранатах и макеты мин с краской.
  Прошло пять минут и вот тут 'зашумело'.
  - Второй этаж чист. Имеем условные потери: один двести, два триста. Здание зачищено.
  - Отбой. Строится у расположения! - это Глеб подал команду, и, развернувшись ко мне спросил.
  - Сдаётся мне, что с ловушками ты переборщил.
  Я достал сигарету и закурил.
  - Ну, и если переборщил, что дальше? Ты что не видишь, ребята чувствуют себя 'терминаторами'. Как там товарищ Сталин сказал: 'головокружение от успехов'? А оно нам надо, завтра будим готовиться к штурму, послезавтра штурм, а бойцы после наших учений будут считать, что сам чёрт им не брат и будут потери. Нет, пусть знают, что всегда есть возможность по расслабону заработать смерть. То бишь, знают, когда надо расслабится, а когда нет.
  - Да, наверное, ты прав. Но всё равно за неделю мы спаяли коллектив, а это дорогого стоит, - Глеб задумался. - Ладно, что стоять, заканчивай курить, пошли, поздравим ребят. Да и семьи за праздничным столом ждут.
  И, правда, женщины наготовили вкуснятины, запах даже здесь в ста метрах от зала столовой дразнил, а самые нетерпеливые из них уже выглядывали на улицу, ища взглядом своих мужчин. Хорошо, что попросили их на время тренинга не выходить, вот уж точно были бы проблемы.
  Отбросил в урну докуренную сигарету, и вместе пошли к построившимся бойцам.
  
  Рассказывает Глеб Шмелев.
  
  Эти дни были полны событий и дел. Первоочередной задачей стала организация жизни всей массы населения крепости. Не меньшее значение имела и подготовка к штурму, на мне оставалась техническая сторона вопроса, изготовление контейнеровозов для блокирования ворот зоны и лат для бойцов штурмовых групп (да и для самого себя, я ведь без вариантов должен был идти в авангарде вместе с Али. Важнейшей темой также стала задача систематизации знаний по некроидам (такое новое понятие я решил ввести вместо мало приемлемых мертвяков или зомби). Также никто не снимал с меня необходимость работы по теме уничтожения банд, тут уж как говорится - назвался груздем, полезай в кузов. Также очень остро встала проблема кадровых назначений, особенно начальника штаба ОСБ. Теперь по порядку.
  Утром, понаблюдав за действиями Олега и решив, что все идет в правильном русле, переключился на другие задачи. Пожалел только, что сам не могу полноценно тренироваться. Итак, первая на сегодня задача - определиться с ответственными по теме поиска и доводки автопоездов (фур), кандидатуре начальника штаба. В голове мелькала регулярно какая-то мысль, но никак не удавалось ее ухватить за хвост, все время что-то отвлекало. Ладно, раз пока не удается, поступим проще и сосредоточимся на других задачах. Понятно, что искать фуры здесь, в крепости бессмысленно, вывод, надо ехать в город. Тем более, что я обещал Кладько заменить его группу на дежурстве в Авалоне. В городе также есть смысл проехать по ряду промышленных предприятий и обсудить возможность изготовления лат по заказу.
  Потенциальные точки, где стоило поискать фуры, обнаружились быстро. Вот туда мы и поедем, только сначала доберемся до Авалона. Там нас встретил Сергей Кладько, который доложил, что дежурство прошло спокойно, относительно, чуть подумав, добавил он. Потом он обратился ко мне с личной просьбой.
  - Глеб, я никак не могу добраться до своего дома, а там и вещи, и оружие осталось в сейфе. Хотелось бы забрать, а то мало ли что...
  - Сколько тебе нужно времени?
  - Часа два, максимум. Я быстро, туда и обратно.
  - Хорошо. Возьми бойца и отправляйтесь, мы пока съездим на разведку, надо поискать автофуры. Через два часа выдвигаемся. Смотри.
  - Так точно. Я не опоздаю.
  Когда мы возвращались с неудачной, в смысле результата - фур мы не нашли - разведки, нам навстречу выскочила 'нива', на которой уехал Кладько. Как потом стало известным, Сергей уже на обратном пути встретил девушку, которая все эти дни укрывалась с группой своих учениц в частном доме. У них закончились припасы, и она решила выйти. И тут же попала. Ее заметили бандиты. Сергей, что логично, вмешался, а потом все закрутилось. В итоге Кладько едва не погиб. Слава Богу, операция прошла успешно, и на третий день мы смогли перевезти его в Крепость, Дарья так и не отходила от него, трогательно ухаживая и помогая во всем. Чувствую из них выйдет красивая пара. На вечернем сборе в большом зале я рассказал о подвиге Сергея всем санитарам. Я сказал, что мы можем гордиться - с нами служит настоящий человек. И всем нам нужно брать с него пример. В одиночку удерживать несколько десятков бандитов, уничтожить не меньше восьми врагов, это заслуживает самого искреннего уважения.
  Мне пришлось назначить временным командиром третьей группы другого бойца. События продолжали стремительно разворачиваться. Фуры мы таки нашли, люди подсказали, нашли и автовышку телескопическую - у одного из нас возникла идея по отстрелу некро через окна из кабинки такого подъемника. Затем начались работы по доводке машин до требований нашей санитарской безопасности.
  Нам также удалось выйти на контакт с представителями заводов и договориться о производстве доспехов из стекловолокна, армированных металлом, изготовили их быстро, так что я и Али успели еще и обкатать их на мутантах и простых некро в течение нескольких дней. Мы не стали искать для наших бойцов дома, где совсем нет мутантов наоборот, мы отлавливали их и либо уничтожали, либо фиксировали при помощи устройств до предела напоминающих собачьи ловушки - металлическая ручка и затягивающаяся петля, а также электроразрядников, которые только глушили, но не уничтожали мутантов. Это было нужно для проведения экспериментов в рамках разработанной программы. После отлова мутантов здание отдавалось для зачистки обучающимся группам санитаров, которых мы все же сначала подстраховывали. После первого захода, убедившись, что мужики вполне в теме, мы переключились на другие темы.
  Очень важным стал вопрос по открытию школы и детского сада на базе Крепости. Также важным стало и обеспечение занятости женской части ОСБ, и по военной подготовке. Значительная часть этих вопросов легла на плечи моей жены, Натальи и нашего коменданта - Сахно. Они весьма успешно решали поставленные сложные задачи, ежевечерне докладывая о результатах и возникающих трудностях. В лагерях для беженцев созданных при военных частях (и у Скороходова, и у генерала Ефимова, и у танкистов (танковое училище)) пошли изменения. Военные связались с Ачаирским монастырем, куда временно перебрался наш митрополит и попросили о помощи, на что последовал незамедлительный ответ и во все лагеря отправились целые группы священников и церковных служителей. Вокруг православной церкви сплотились верующие, даже были организованы боевые дружины, призванные защищать людей. Им от военных властей области были выделены вооружение, и даже бронетехника (!!!) единственный случай подобного рода. Ачаир расположен почти напротив Крепости, так что мы в придачу ко всему еще и надежно прикрытый фланг приобрели. Я сам побывал у митрополита и переговорил с ним. В итоге ОСБ получила церковное благословение, наше знамя (бело-зеленое полотнище с надписью - 1 Омская Санитарная Бригада им. Достоевского Ф.М.) было освящено. В будущем было решено построить в Крепости часовню или небольшой православный храм, а пока нас приписали к Ачаирскому приходу.
  В Омске начал ходить бронетрамвай, на него регулярно набрасывались мутанты, но, как вы прекрасно понимаете, безуспешно. Началась и работа по созданию зон безопасности в отдельных кварталах города. Вскоре после штурма зоны нам также предстоит принять активнейшее участие в зачистках домов и целых кварталов. Пока что военные отрезали эти микрорайоны и поселки от диких территорий рвами и заборами. Создавая внутренний карантин, из которого вырваться уже могли разве что самые сильные мутанты.
  Оставался еще очень острый вопрос о нашем ближайшем окружении на западном берегу реки. Нам практически ничего не было известно, что же происходит в райцентре. А вот с жителями и властями села Харламово я пообщаться успел. Выработанная стратегия по созданию вокруг ОСБ союзных и благожелательно к нему относящихся поселений работала и мне предстояла непростая задача по согласованию наших отношений с соседями. Главная опаска сельчан была в том, что мы захотим превратить их в данников или того хуже - крепостных. Тем более, что прежние недолгие владельцы Крепости именно так им и заявляли, требуя продукты и угрожая расправой.
  Я решил сам приехать в село и переговорить с его руководителями и лидерами. Тем более, что единственная дорога в город проходит как раз через Харламово.
  И вот сидим за столом. Ничего лишнего, оружие при себе, замечаю заинтересованные взгляды, бросаемые исподволь на 'Вал', могу предположить, что само это оружие ассоциируется у местных руководителей с государством. Это нам чуть в плюс. Передо мной трое. Причем все, как мне рассказали, из 'новых', то есть к старой местной власти отношения не имели. Я сижу напротив, рядом со мной Али. Бабай почти всегда молчит. А если и говорит, то исключительно по делу и очень точно. Но вернемся к сельчанам. Один - тяжелый, грузный мужик лет пятидесяти, гладко выбритый, но с роскошными усами и черными, седоватыми кудрями. Взгляд разумный и несколько выжидательный. Двое других - значительно моложе, примерно моих лет, то есть чуть за тридцать. Оба скорее городского облика. Либо работали в городе, либо вовсе беженцы. Эти скорее всего лидеры боевой группы, организованной в селе. Основной минус их отряда - малочисленность (добровольцев немного и плохое вооружение - в основном гладкоствол - тозовки, двустволки), но выглядят браво. Так и чего им выглядеть иначе, я ведь не на БМП к ним приехал с парой десятков боевиков, а с первой группой на джипе и БМС-2. И пока что мы от них ничего не требуем, а вот за прошедшие дни уже успели кое-что хорошее им навстречу сделать.
  Решил начать с официальной презентации. Молча выложил свое удостоверение и дал возможность каждому внимательно прочитать. Подождал пока вернут и сказал.
  - Я комбриг 1 ОСБ Шмелев Глеб Николаевич. Бригада является вашим ближайшим соседом. Поэтому мы приехали к вам. Уверен, нам есть что обсудить и о чем договориться.
  Молчу, жду реакции. Ждать пришлось не долго. Первым все же заговорил старший, хотя молодежь и была не против высказаться.
  - Семен Прокопьевич Сапега. Я глава администрации Харламово. За мной село. Вы приехали к нам, скажите, что вам нужно.
  - Вопрос прямой. Отвечу так же прямо. Нам важно, чтобы мы могли быть спокойны за наши тылы. Нам важно, чтобы здесь, в Харламово, жили наши друзья, которые как минимум предупредят нас о беде, а как максимум остановят врага, если, не дай Бог, такой появится. Со своей стороны могу предложить встречную помощь. Если на Харламово кто-то попытается напасть или обложить данью, или еще как-то ограбить и навредить, мы готовы помочь вам.
  - Не слишком ли щедро. Вас, как я думаю, под сотню штыков да еще и броня есть, и оружие всякое. Чего взамен потребуете, как бы ни дороговата, защита ваша стала, - а это все же не удержался и высказался, ну как назвать, сидит справа от Сапеги, значит, будет правый.
  - Не знаю, что для вас дорого, а что дешево. Крепости необходимо продовольствие. Это очевидно. Мы готовы менять его или покупать у вас. Налогов или даней не ждем и не требуем. Молодежь вашу к себе в бригаду не забираем, разве что сами будут проситься, что весьма возможно. Но и тогда сначала с вами переговорим, да и не берем мы всех подряд. Если же о союзе говорить, то он, не скрою, для нас выгоден. Но не менее он выгоден и для вас. Не буду рассуждать чья выгода больше, время покажет. Но могу сказать твердо - банд и преступников я не потерплю. Все уроды будут уничтожены безжалостно.
  Я опять замолчал. Слова мои были полны угрозы, направленной хоть и на бандитов, но ощутимо реальной и для сидящих сейчас напротив меня переговорщиков.
  Теперь решил заговорить левый.
  - Как вы, Глеб Николаевич, - ишь как заговорили, надо же, - видите себе наше взаимодействие? Реально наш отряд располагает самыми примитивными вооружениями, - левый бросил грозный взгляд на правого, но тот, будто не замечая, продолжил, - даже если бы хотели ничего толком противопоставить бандитам не сможем.
  - Согласен. Есть такая проблема. От вас мне в первую очередь интересна организация постоянного наблюдения за трассой и за железной дорогой, очень важно наличие связи между наблюдателями и крепостью. Также важным считаю создание блокпоста на дороге. Чтобы никто просто так не смог заехать в село и дальше - выйти на дорогу к Крепости.
  - Предположим, что блокпост мы сможем своими силами соорудить, но что толку - если оружия нет? Нас выдавят оттуда в два счета, - а теперь и левый включился.
  - Верно. Оружие необходимо. У меня есть кое-что. Сразу скажу - на автоматы не рассчитывайте, по крайней мере, пока. Но пяток охотничьих нарезных карабинов я подогнать вам смогу. И патроны к ним. Несколько гранат. Мало? Но ОСБ не благотворительная организация. И это оружие вам придется оплатить. Просто так мы ничего не подарим.
  По лицам визави медленно проехало разочарование. Оно так явно было написано на лицах, что я с трудом удержался от смеха, и только взгляд на совершенно невозмутимого Али дал возможность удержать улыбку. Я решил подождать, пусть подумают.
  - Это не слишком похоже на союз, вам не кажется, - осторожно высказался сам Сапега.
  - Почему же? Во-первых, я не назвал цену. Во-вторых, я даю вам оружие, которое, пускай даже чисто теоретически, вы можете обратить против меня. Разве не так?
  - И какова же цена?
  - А вы сами как считаете? Сколько должно стоить такое оружие? - задал провокационный вопрос я.
  - Ну, если по старым ценам, то в оружейном магазине винтовки шли тысяч по пятнадцать, не меньше, значит, если пять винтовок, то получается тысяч восемьдесят, да еще и патроны, пусть по полсотни-сотне на ствол, считай на круг по тысяче. Смело восемьдесят тысяч.
  Я чуть иронично посмотрел в глаза Семену Прокопьевичу и ничего не ответил. Он чуток помялся с вечной крестьянской прижимистостью и добавил.
  - Ну, пускай патроны по нынешним временам идут десяток за пару сотен рублей, если вы нам пять сотен отсыплете, то выходит десять тысяч. Винтовки тоже будем считать по двойной цене. Итого сто пятьдесят и десять, ну, максимум, сто семьдесят. Не больше, - помолчал миг и добавил для твердости, - никак не больше.
  - Что ж, а я пожалуй и соглашусь с вами. Вот только теперь вопрос, по каким ценам считать то, что можете поставлять нам вы?
  - Что вас интересует, Глеб Николаевич?
  - Молоко, яйца, масло и сметана, мука, мясо, овощи. Все то, что растет на земле и чего пока сами не делаем, - сам на мгновенье задумался и решительно добавил, - а давайте-ка на первое время возьмем магазинные цены. Я вам сейчас их напишу по памяти, если вас они устроят, сегодня же привезу винтовки. Расплачиваться сразу не надо. Будем ежедневно доставлять продукты. Вроде как лизинг, - я улыбнулся, мне в ответ тоже. До того странно в этом новом мире звучали эти старые слова, - и обязательно начинайте строить блокпост немедленно. Рацию для связи я тоже привезу, - взял поданный вездесущим Али лист бумаги и ручку и быстро накидал список продуктов и цены, развернул лист к Семену и спросил, - ну, что, годится? Только учтите, доставка ваша. И если наш приемщик не одобрит, заменить продукт ваша обязанность.
  Семен не спеша, достал и одел старые, в пластмассовой оправе толстые очки для дальнозорких, медленно по строчкам изучил список, что-то прикинул в голове, я его не торопил, пусть думает-считает. Сам же я успел быстро подсчитать, то одних винтовок должно хватить на шесть тонн молока, если примерно брать в день по двести пятьдесят литров, то всего-то и хватит четыре недели, а если учесть мало и сметану, то на пару недель от силы. Так что в решение Сапеги я был уверен.
  - Что же, думаю, договоримся. Нормально все. А насчет доставки - так не вопрос, как иначе? Тогда что? Ждем оружье и рацию?
   Я молча поднялся, следом за мной все присутствующие, протянув руку, скрепил договор пожатием и сказал.
  - Договорились, дай Бог, чтобы договор наш был нерушим и крепок.
  Выезжая из села, заметил, что крестьяне смотрят на нас по-новому. С надеждой что ли?
  
  Совещание по некроидам.
  - Мы собрались, чтобы решить ряд важнейших вопросов, связанных с осознанием тех феноменов, которые все наблюдаем в последние две недели. Считаю необходимым создать исследовательский центр ОСБ, который бы занимался следующими темами: 1. состояние живых (изменения происходящие с нами), 2. причины столь массовой гибели людей (данный вопрос требует серьезнейшей проработки и понимания причин такой масштабной катастрофы), 3. условия появления мутантов и их возможности (ну, это просто прямая компетенция ОСБ, тут комментарии излишни), 4. варианты некроидов (тоже самое).
  - Состав СЦИНиМ - санитарного центра исследований некроидов и мутаций, предлагаю ограничить на первом этапе присутствующими, в последствие можно будет расширить, но спешить не стоит. Прошу высказываться.
  Первым, что совершенно неожиданно решил выступить Али. Он молча поднялся со своего места и протянул некий лазерный диск и блокнот. Потом сообщил.
  - Вышло так, что я невольно стал обладателем крайне ценной информации по вирусу, который называется 'шестерка', это произошло случайно. Всю информацию я готов передать центру. Также и я сам являюсь неким объектом для самого пристального исследования и скажу вам честно, пока не владею достаточным знанием о своем происхождении и способностях. Но готов разумно учувствовать в работе. Также могу раскрыть ряд существенно важных тем о зомби и различных мутантах.
  Сообщив все это, он спокойно сел под оглушительное молчание собравшихся.
  Первым смог собраться с силами для обсуждения наш главный и единственный пока доктор - Николай Золотов. За прошедшие дни он полностью восстановился и выглядел весьма браво. Сейчас он смог сформулировать такую мысль.
  - Али, вы ознакомились с материалами на диске?
  - Да, я внимательно их прочитал.
  - В таком случае, возможно, вы коротко расскажете их содержание?
  - Без труда. Если очень коротко, то все мы заражены крайне агрессивным и специфичным вирусом возможности которого мало изучены. Источником заразы стал некий американский фармконцерн, филиал которого сотрудничал с российской компанией, фактически являющейся филиалом концерна. В результате диверсии вирус был выпущен на свободу и распространился по миру. Для здоровых людей он полезен, но умерев, человек восстает в качестве некроида. Некроиды способны к мутациям, как, видимо, и люди. Остальная информация - это наблюдения и исследования ряда ученых по проблематике. Вот и все.
  - Потрясающе. Десять минут назад начиная совещание я даже предположить не мог, что мы получим так много и так быстро. Что ж, надеюсь и дальнейший прогресс в данной теме будет столь же стремительным. Со своей стороны готов предложить свой собственный материал наблюдений. Считаю, что немедленно приступать к изучению диска и записей не стоит. Надо проработать все вопросы заявленные в начале собрания. И первый как раз посвящен проблематике живых, а не мертвых. Согласны?
  Все одобрительно закивали.
  - Тогда я продолжу, с вашего разрешения. Буду краток. Заживление ран происходит удивительно быстро, восстановление после нагрузок также значительно ускорилось, общий тонус эмоциональный - значительно выше нормы, особенно, с учетом происходящей вокруг катастрофы. Я сам да и многие из вас стали куда решительней и смелей или наглей что ли... вот такие мысли. Думаю, что эти изменения вызваны вирусом, так как ничем иным такой комплекс факторов не может быть инициирован.
  - Пожалуй я с вами, Глеб, соглашусь. Я еще бы добавил странные сновидения, которые с недавних пор стали посещать меня. Я ведь и вас во сне видел до того, как реально встретил. Расспрашивая ребят я обнаружил, что еще у нескольких подобные способности к провидческим сновидениям. Как это может объясняться сказать пока не могу, быть может уважаемый Али Бабай ответит на этот вопрос? - переадресовал он тему нашему загадочному товарищу.
  - К сожалению я не могу дать четкий ответ, но предположу, что это результат воздействия вируса на некие центры в энергетической структуре человеческого организма.
  - Наличие энергетического тела наука уже подтвердила, так что скепсис в данном вопросе не вполне уместен. Что ж, раз иных гипотез нет, то примем данный вариант в качестве рабочей. Согласны?
  - Поддерживаю. У меня самого подобные мысли мелькали, но четко не формулировал, - добавил Шмелев.
  Я могу дать вам нечто вроде классификации некроидов, это и данные исследований, и мои собственные наблюдения.
  - Очень интересно, слушаем тебя, Али, внимательно.
  - Виды и подвиды некрофауны:
  - Некро-животные (собаки). Серьезная роль в инфицировании людей в первые дни катастрофы.
  - Некроид-ординарный (свежеобращенный). Варианты: Живоглот, ЭлДэшник (от англ. Living Dead), зомбятина, говноед, вонючка, чумаход.
  - Некро-калека - обращенный, изрядно объеденный. Редкий вид, впоследствии исчезнувший. Возможны необычные мутации и изменение повадок: безногие нападают с потолка.
   - Мумия, лузер - ординарный некро, впавший в анабиоз из-за отсутствия пищи. Опасен неподвижностью. Слабый. Требуется время, на 'включение'. Обитают в сухих прохладных местах.
  - Гуль-трупоед, костегрыз как правило дети, 'бандерлоги', основной промысел - групповая охота на слабых некро и мумий, а так же одиночных людей. Растут и перерождаются крайне медленно. Типа взрослеют.
  - Некро-мутант (успел произвести ряд структурных перестроек организма, но не достаточно) - активный тип. Очень опасен круглогодично. Большой физический и умственный прогресс, заметно развиваются уже сейчас.
  - Супермутант - высшая стадия развития мутантов. Полностью перестроенный организм. Быстрый, очень сильный, способен длительно проявлять активность. Охотятся на людей, отрывая или раскусывая голову. Устойчивы к пулям. Мозг хорошо укрыт, кости черепа значительно толще и крепче, чем у обычных некроидов ( в разы). Элита некрорасы. Отдельные супермутанты собираются в стаи или координируют усилия нескольких менее развитых некро (то есть могут реально влиять на поведение стада-стаи, условное название контролируемых супермутантом обычных некро). Такие вот лидеры. Модельный ряд:
  - Крепыш - особо здоровый (до двух метров, масса под 2 центнера), живет в городах, дневное зрение,
  - Орк - длиннорукий (примерно до колен, вес варьируется в пределах 1 центнера, рост разный)), живет в городах, дневное зрение,
  - Йети - дикий, по лесам шарит вокруг пионерлагерей и жрет дровосеков, хороший слух, зрение, скорее ночное, похожее на кошачье. Рост тоже разный, передвигается часто на четырех точках, очень малошумен, возможна выработка маскирующего окраса и тд.
  - Сантехник - живет в коллекторах, веселый персонаж склонный к ночному образу жизни, приспособлен для охоты в темноте канализации.
  - Все, я закончил, - Али выглядел совершенно невозмутимо, на лицах же присутствующих были заметны улыбки.
  - Звучит это чуть смешно и с юмором изрядным, ну, это к лучшему, нам мертвяков бояться нельзя, а в целом видна четкая, внятная система, только теперь понять детали и ключевые аспекты перестройки тел и возможностей некроидов, - откликнулся на рассказ Али Шмелев.
  - Часть этих материалов я получил от очень интересной пары исследователей. Они обладают неистощимым чувством юмора, хотя и несколько странным.
  - Отлично. Считаю, что на сегодня информации более чем достаточно, теперь следует сформировать программу исследований, и обозначить основные задачи. Одной из ключевых считаю рост знаний по мутантам и средствам борьбы с ними. У нас есть неделя до большого штурма, за это время мы должны реально отработать средства защиты людей и возможности мутантов по нанесению урона санитарам. Что можете предложить?
  - Наиболее логично отловить некоторое количество мутантов и в натурных, полевых условиях провести ряд экспериментов. Я обладаю иммунитетом к укусам некроидов и готов принять в работе самое активное участие.
  - Хорошо, вот только давать себя кусать я для тебя, Али, считаю излишним. Придумаем какой-то иной способ. Тогда Бабай и Золотов - сегодня до двадцати ноль ноль предоставить программу исследований по заявленной проблематике. Учтите, она должна укладываться в пять, максимум шесть дней. Нам нужны результаты ДО большого штурма. Все понятно? Тогда всем спасибо, все свободны.
  
  Совещание по штурму.
  - Товарищи командиры, - Глеб поднял голову и внимательно посмотрел на каждого из своих офицеров, - Задача совещания - выработка плана действий по зачистке трех объектов, а именно, Зоны, территории батальона внутренних войск и оптовых складов, с примыкающим к ним гаражом инкассаторов). На данный момент нами выработан общий сценарий. В нем примет участие практически весь личный состав бригады и вся техника, в том числе, специально подготовленная для акции. Всем вам розданы экземпляры проекта боевого приказа. Я сейчас озвучу его пункты.
  Основная задача - полная зачистка объектов и вывоз имущества из них в Авалон и далее в Крепость.
  - Теперь по этапам операции: второй эскадрон перекрывает выход из зоны. Состав - впереди две фуры (контейнеровозы), позади БМП, и усиленный джип. В фурах - экипаж два человека, в контейнере семь человек. В джипе и БМП по два человека. Итого - двадцать два бойца, то есть первая и вторая группы плюс тройка разведчиков. Третья группа второго эскадрона остается на охране Авалона и крепости, ей придается весь резерв в лице нестроевых бойцов. Отвечает за данное направление командир второго эскадрона - Медведев.
  - Так что эта часть плана полностью на нем. Машины ставятся, V-образно по направлению к воротам, перекрывая собой полностью выход. Джип и БМП стоят в десяти метрах позади, страхуя тылы, и сбивая с крыши особо резвых зомби.
  - Первый эскадрон ведет зачистку части внутренних войск. Состав групп стандартный - штурмовая тройка, вторая тройка прикрывает тылы и фланги, еще два санитара - экипаж машины, держат тыл. Одна машина проезжает вперёд к ближайшему от ворот части зданию, а вторая блокирует ворота и частично прикрывает второй эскадрон, там как раз перекресток подходящий, если встанем, то никто не прошмыгнет. В машинах дополнительная группа техников, которые будут потом обеспечивать работу новых машин и отработают водителями. Работают две группы, третья в резерве.
  - После выполнения основной задачи второй эскадрон разделяется, фуры вместе с бойцами уходят на охрану и погрузку имущества в воинской части. У ворот остается БМП и джип разведки. Как раз тут нам и пригодятся автопоезда по их прямому назначению. Бойцов переместим из фур в машины, которые обнаружим в части и на территории гаража инкассаторов. Руководить погрузкой назначаю опять же Медведева, сам я в это время буду дочищать здания вместе с первыми группами своего эскадрона.
  - Как только прибывают фуры, начинаем погрузку. Механики разбираются с техникой, бойцы грузят имущество. Не забывайте об охранении. Как только закончим зачистку и машины будут загружены и готовы к выходу, формируем колонну и выдвигаемся к оптовой базе и гаражу с броневиками.
  - Эту цель отрабатываем во вторую очередь, так как некроидов там не много. А люди после первого боя будут измотаны, да и нахождение базы, как закрытого объекта, где народу мало, даёт право сделать её второй целью. Стрельба к тому же оттянет часть мертвяков в сторону части, что, соответственно, облегчит задачу бригады.
  - Первая группа и вторая группы моего эскадрона зачищают территорию, а затем пойдут на сопровождение колонн. Кстати, необходимо будет предупредить союзные подразделения, чтоб они взяли под охрану ближайшие к ним перекрёстки, где будут проходить колонны. Первая группа твоего, Олег, эскадрона прикрывает отход. Вторая группа разделяется и распределяется по машинам, в качестве водителей.
  - По нашим прогнозам, общее количество техники, которая может попасть к нам в руки, колеблется от десяти и до сорока единиц. То есть, порядка половины, а, возможно, и больше бойцов будет вынуждена временно стать водителями, в этой ситуации особое значение приобретают действия групп, осуществляющих прикрытие этой, скажем так, сверх ценной колонны. Поэтому в авангарде пойду я с первой группой, в арьергарде - Медведев со своей первой группой. Возможно, мы не сумеем вывезти все сразу, тогда придется вернуться второй раз или принять решение об уничтожении оставшегося имущества. Это будем решать на месте. Вопросы, возражения, уточнения?
  
  Глядя на город с высоты полета я испытывал странные чувства. Громадность застройки переполненной сейчас мертвяками и мутантами подавляла. И что делать? Какая цель может быть по силам людям? Реально ли справиться с катастрофой? Допустим, мы будем зачищать объекты. Уверен, будем нести потери, люди устают, зомби просто по статистике будут иногда добиваться успеха, пусть и частного. Но самое страшное, что в зачищенном здании снова могут поселиться зомби и мутанты. Что им помешает? Ставить гарнизоны не реально, людей не хватит, просто заселять, тоже не реально, опять народу столько нет. То есть ряд точек, безусловно, могут быть освоены, как тот же аэродром и авиабаза, но найдутся еще тысячи целей, которые не будут привлекательны для людей. И что в итоге? В чем сила зомби? Они ничего не боятся, не чувствительны к боли, сильные, уязвима только голова, точнее мозг, или позвоночник. И попасть надо не просто в голову, а поразить мозг. Кроме того, зомби способны быть абсолютно неподвижны, так что атаковать могут совершенно внезапно. Для них темнота почти оптимальна и полутемные коридоры, лестницы и переходы просто оптимальны для них.
  Вот оно! Коридоры, как я раньше не сообразил? Похоже, мешала мысль о выгодах, приобретаемых в зачищаемых зданиях. Но все же так просто... Фактически зомби - городская нежить. На природе их возможности значительно снижаются и не работают, значит, именно города и являются 'естественной средой обитания' для некрообъектов (некроидов). Вывод очевиден, необходимо разрушить их среду обитания. То есть превратить кварталы полные зомби в тотальные развалины, в пологие бетонные холмики. Тогда зомби, кстати, многие просто погибнут, там, в коридорах обрушиваемых зданий, вынуждены будут перемещаться по поверхности, и станут легкой добычей. Но город большой и как наша бригада численностью едва в сто сабель, сможет что-то реально изменить в таком огромном скопище домов? Взрывать? Сколько же это надо взрывчатки? Даже не тонны, десятки, сотни тонн, а может и тысячи, я в этом деле просто ничего не понимаю. Но возможно есть иные пути обрушения зданий? Разбивать маятниковой битой? Думаю, это еще дольше. Но тоже вариант, по крайней мере, ВВ не нужны.
  Сначала надо создать полосы отчуждения вокруг уцелевших анклавов людей. Потом постепенно расширять зону разрушений. По крайней мере, этот вариант дает какие-то шансы, альтернативой будет фактическая сдача города мертвякам. А может на самом деле не трогать их? Уйти подальше от города? Пусть они здесь сидят. Все равно ведь обречены, это ведь как популяция хищников или наоборот, кроликов, размножаются-размножаются, а потом, бац, и жрать нечего. И очень быстро массовая откидная. Так будет и у зомби. уцелеют и окрепнув в борьбе начнут активную охоту на людей не многие, но они станут реальной проблемой. Люди, как бы они не сторожились, все равно очень часто весьма уязвимы, не для зомби - для мутантов. Так что... нет, не выйдет, у нас уйти в лес, они со временем и там достанут, выход один - бороться. И победить.
  Но подобная работа должна делаться специалистами. Где их взять? Логично будет создать еще одно подразделение плюсом к четырем существующим. Сейчас в ОСБ входят: первый и второй эскадроны (52 бойца), отдельная разведгруппа (12 бойцов), эскадрон МТО (включая техников и бойцов гарнизона - 25 бойцов). Значит, предстоит создать еще один эскадрон (саперы, строители, химслужба, в том числе занимающаяся утилизацией тел зомби - 20-25 бойцов). Вот и ответ. Именно в этот эскадрон поставить строительную технику, экскаваторы, автокраны, бульдозеры и т.д., которые необходимо дополнительно укрепить для отражения атак зомби. Как вариант, привлечь инженерную технику военных, созданную на базе танков и БМП. Можно сказать, что именно этот, четвертый эскадрон и будет эскадроном санитарным, эскадроном смерти, точнее, борьбы с ней. Первый и второй эскадроны призваны обеспечивать безопасность всех остальных и решать задачи по штурмовым акциям, как против зомби, так и против людей. ОРГ (отдельная разведывательная группа) будет решать целый спектр вопросов по поиску и обнаружению банд и мутантов, а также по проведению диверсионных операций. Третий эскадрон (МТО) обеспечивает функционирование всех других подразделений бригады и охраняет базы.
  Вот так. Теперь надо только понять, как всю эту веселую компанию содержать, кормить-поить, одевать-обувать, оснащать вооружением и боеприпасами? В конце-концов, платить людям деньги или как-то иначе оплачивать их труд. Здесь явно есть что считать и о чем думать, очевидно, что без коммерческой компоненты нам не обойтись, кроме того, явно есть смысл в собственном подсобном хозяйстве и подрядческой работе, строительной или иной. Можно организовать какие-то производства, жизненно необходимо наладить работу по зачисткам на условиях оплаты работы. Ко всему в придачу есть тема предоставления услуг связи, можно стать этаким локальным оператором связи. Тема хорошая. Так что выживем. Прорвемся.
  
  Интермеццо 6. Сергей Кладько.
  
  Сергей ехал назад из дома в Авалон, 'СВТ' и дробовик лежали на заднем сидении. Сегодня он получил разрешение от Шмелева на выезд домой, забрать вещи и оружие с патронами из сейфа, чем и не замедлил воспользоваться. Мысли о том, как же поживает все эти дни его винтовка не давали покоя. Теперь же можно было спокойно вздохнуть - все нашлось на своих местах, квартира стояла закрытой и совершенно прежней, как будто мир не сошел с рельсов.
  За рулём "нивы", со вчерашнего дня закрепленной за Кладько, находился Николай Коробов - боец его группы, сам командир сидел рядом и наблюдал за обстановкой, попутно прослушивая эфир по радиостанции. Проехали по Рабочей, свернули на улицу Кирова и вдруг увидели, как впереди двое, по виду типичных бандитов, гоняются за девушкой, прижимающей к груди какой-то пакет. Один бандюк был на мотоцикле, второй на кваде. Ублюдки нарезали круги вокруг девушки, не давая ей уйти. На всю улицу слышен был визг шин, рёв моторов и дебильный гогот бандитов.
  - Да что за херня?! Коля, вперед! - скомандовал Сергей.
  Николай вдавил педаль газа в пол, 'Нива' рванула вперёд. Увлечённые своим занятием бандиты заметили ОСБ-шников слишком поздно.
  Выскочив из машины, Сергей длинной очередью из автомата буквально скосил одного гада, того, который был на квадроцикле. Мотоциклист же резко дал по газам и умчался. Девушка бессильно опустилась на землю. Сергей подбежал к ней.
  - Всё в порядке? - спросил он, - Цела? Ты чего это одна и без оружия по улицам шарахаешься? Садись в машину, отвезём куда тебе надо!
  - Сп-п-пас-сиб-б-бо! - от пережитого девушка начала слегка заикаться - Пожалуйста, помогите. Вы же военный? - не спрашивая, утверждая, сказала она. Взгляд ее больших синих глаз требовал немедленной помощи и подтверждения. Сергей случайно встретился с ней взглядом и...утонул в нём.
  - Верно. Военный. Садитесь, по дороге разберемся, - кое-как выдавил он из себя.
  Уже в машине разговор получил немедленное продолжение.
  - Водитель бросил нас. Телефоны не отвечают. Мы уже неделю сидим в доме, никуда не выходим, все запасы закончились, а после того как отключили воду, стало совсем плохо. Я пошла, искать помощи и вот, - девушка не смогла продолжить, гнев, обида вперемешку с только что пережитым страхом и ужасом сдавили ей горло.
  - Успокойтесь, все позади. Теперь все будет хорошо. Где ваш дом? Куда ехать? И...вы говорите вы не одна?
  - Да, не одна. Я тренер, со мной двенадцать девочек, мы приехали на соревнования, а здесь такое, - она мгновенье помолчала, - Ехать тут близко совсем. Вот видите, - показала рукой вперед и направо, - там первый поворот, чуть дальше дом двухэтажный, в нем мы и сидим все эти дни, - в голосе вновь прозвучала горечь.
  'Каково ей было, вот так остаться одной с девчонками? И все их бросили? Как же так?'. 'Водилу этого пристрелю, гада, когда встречу, если его зомбаки ещё не сожрали'. В голове у Кладько царил хаос, но в его темных водах просвечивала светлая нить радости от встречи, с девушкой имени которой он пока так и не узнал.
  - Кстати, это Коля, а меня Сергеем зовут, - и замолчал выжидательно, логично рассчитывая услышать в ответ имя незнакомки.
  - Ой, простите, я не представилась, я Дарья Иртеньева, - ответила она.
  'Какой слог у девушки прорезался', - мелькнуло в голове у Сергея. 'А красивое имя - Дарья', - еще одна мысль. И спохватившись, сказал.
  - Очень приятно, - оба одновременно смущенно улыбнулись, так неуместно звучали их слова посреди гибнущего мира, бродячих мертвецов и гари сожженных домов.
  - Приехали. Это ваш дом? - останавливая машину, сказал до сих пор молчавший Николай.
  - Оставайся у машины, смотри в оба, - распорядился Сергей, - Дарья, пойдемте в дом.
  В доме на Дашу, как её мысленно стал называть Сергей, тут же накинулась целая орава девчонок разного возраста, от десяти до четырнадцати (примерно) лет.
  - Дарья Игоревна, Дарья Игоревна!! - наперебой пищали они, - Мы так волновались за вас!
  - Тише, девочки, тише,- успокаивала она свой 'личный состав'. - Всё хорошо, всё нормально, я с военными приехала, они нас спасут. - Вот, познакомьтесь, это Сергей ...
  - Олегович, - улыбнувшись сказал Кладько. - Старший прапорщик Кладько Сергей Олегович, комгруппы Первой Омской Санитарной бригады имени Достоевского.
  На лицах девочек вспыхнула радость, они как-то сразу поверили, что теперь все будет хорошо, что родная армия в лице этого замечательного дяди - Сергея Олеговича, обязательно защитит их и спасет. А вот Кладько одолевали куда менее радостные мысли.
  'Как же нам вас всех вывезти-то?', - озабоченно подумал Кладько, - 'надо помощь вызывать', - принял он решение и, развернувшись, собрался выйти на улицу к машине, в которой была рация. Навстречу ему уже поднимался Коробов. Лицо его было бледно-сосредоточенно, Сергея охватило предчувствие опасности. Он даже не стал отчитывать бойца. Только спросил, - Что случилось?
  - Командир, я случайно поймал переговоры, сначала не понял, а потом..., - на секунду речь санитара прервалась от волнения, - они совсем рядом, тот которого мы отогнали, проследил за нами и теперь возвращается вместе с бандой, похоже их много, думаю, через несколько минут они будут здесь.
  - Так, - мгновенно отреагировал Кладько, - надо срочно вызывать наших или военных, кто ближе будет, - сказал Сергей - Дай рацию, - Николай передал радиостанцию Кладько, тот набрал канал связи с базой и попытался вызвать её. Но рация внезапно перестала подавать признаки жизни. Сергей злобно потряс радиостанцию, как будто это могло её оживить.
  - Грёбаная 'Моторолла'! - выругался он, - Надо было нормальную, японскую брать, нет, взял эту гадость! Тьфу! - сплюнул Сергей и швырнул несчастный аппарат в стенку, да так, что обломки полетели в разные стороны.
  За его спиной уже стоял Коробов, они посмотрели друг на друга, в глазах их проскочила искра взаимопонимания.
  - В общем так, Коля, прыгай в машину и дуй за нашими, а я постараюсь продержаться тут, пока они подойдут!
  - Но....
  - Никаких но! Всех мы вывезти физически не сможем! Возьми самых маленьких, сколько в машину влезет и гони!
  Николая принял приказ без дальнейших рассуждений, он только вытащил несколько рожков и сунул их в руки командира. Сергей вытащил из салона свое оружие. Не успел он повернуться, как увидел стоящую в полуметре девушку.
  Дарья слышала разговор санитаров и поняла ситуацию с полуслова. Быстро собрав девчонок, она начала вталкивать их в машину, одну за другой. Всего разместиться смогли восемь детей, шестеро сзади и двое на переднем сиденье. Остались все старшие девочки и сама тренер. Не задерживаясь, Сергей захлопнул дверцу машины и крикнул, - Давай!
  "Нива" тяжеловато тронулась с места и, взревывая мотором, все быстрее помчалась по улице в противоположном от опасности направлении...
  - Идут! Они идут! - сверху сбежала запыханная, белобрысая девчушка, которую посадили наблюдателем. Сергей подбежал к окну, и вскинул бинокль. В оптику прекрасно было видно приближавшиеся машины бандитов
  - Ссуки, прут как фашисты в 41-м!- снова выругался он.
  - Сергей! - дёрнула его за рукав Дарья - Дайте мне автомат, я тоже буду сражаться с этими тварями! Я умею стрелять, у меня отец офицер! Я с ним на стрельбище много раз ездила и знаю, как с автоматом обращаться!
  Сергей на минуту задумался, потом вытащил из разгрузки магазины, снял с плеча АКМС и дал ей.
  - Тебе другое задание будет, веди сейчас всех в подвал и забаррикадируйтесь там! Если эти гады прорвутся - стреляй! Экономь патроны только!
  - Поняла, - кивнула она, - Девочки, давайте бегом в подвал!
  
  Оставшись один, Сергей потратил немного времени на установку растяжек из бывших у него гранат, затем устроился у окна и прильнул к оптическому прицелу СВТ. Бандиты шли беззаботно, как на прогулке.
  - Ну что, твари, сейчас потанцуем!, - пробормотал Сергей, выбирая приоритетные цели, - Не подведи, родная! - он погладил винтовку по прикладу, затаил дыхание и плавно потянул спуск...
  Первой его жертвой стал бандит, устроившийся в кузове пикапа, возле установленного там на треноге ДШК. Экспансивная охотничья пуля буквально разнесла ему череп. Быстро сменив магазин на другой, заряженный бронебойными патронами, Сергей несколько раз выстрелил по ствольной коробке ДШК
  - Так, одним геморроем меньше будет, - подумал прапорщик, снова сменил магазин и перебежал к другому окну. Как оказалось, вовремя. Опомнившиеся бандиты открыли шквальный огонь из всего имевшегося у них оружия. Дальнейшее Сергей воспринимал как-то отрывками..
  Выстрел! - и бессильно падает высокий, чернявый бандит с РПК.
  Выстрел! - и другой бандит, тащивший РПГ корчится на земле в предсмертных судорогах... Сергей перебегал от окна к окну и стрелял, стрелял, стрелял...
  Получив отпор и потеряв несколько человек бандиты сменили тактику. Теперь они не пёрли нахрапом, а подкрадывались, прячась за брошенные машины, в канавы, стреляли из окон частных домов, прятались за кирпичные и бетонные заборы. Несколько раз Сергея уже достало, один раз вражья пуля рванула бок, осколок гранаты, выпущенной из РПГ попал в спину, но перевязывать раны было некогда, он лишь только засыпал их какой-то пакостью под названием 'CELOX'. Кровь, впрочем, она останавливала прекрасно. Снова сменил позицию, поймал в прицел бандюка, неосторожно высунувшегося из-за укрытия и выстрелил ему в живот. С диким воем гопник упал и забился в судорогах. Слышно было, как он кричал что-то вроде' 'Дыранули меня, пацаныыы!!!!'
  Надо же, совсем как в 'Сталкере!' - мысленно усмехнулся Сергей. Тут стрельба со стороны бандитов снова стихла, а потом кто-то из них гнусаво заорал, благоразумно не высовываясь из-за укрытия:
  - Эй ты, лошара! Мы тебя все рано завалим! Ты отсюда не уйдешь! - потом чуть помолчал и заорал снова:
  - Эй мужик, жить хочешь? Отдай сОсок и сваливай отсюда, мы не тронем! Сукой буду, не тронем! Слышь, чё?!
   Отвечать Сергей не стал, чтоб не выдавать своей позиции. Зато пока неизвестный оратор драл глотку, попеременно обещая ему то всяческие блага, жизнь и свободу в обмен на девушек, то грозил страшными карами, переснарядил пустые магазины. Один магазин снарядил патронами, стыдливо называвшимися 'пристрелочно - зажигательными', а на самом деле фактически бывшими разрывными.
  Достались две пачки этого чуда оружейной мысли ему в своё время от одного начальника склада РАВ, с которым вместе охотились, и хранил Сергей их скорее как забавный сувенир, ибо произведены они были в 1919 году. Вот теперь и пригодились патрончики. Одну пачку он тогда, помнится, расстрелял ради пробы, эффект был впечатляющий. Рассеивание, правда, тоже было впечатляющим, для снайперской стрельбы они не годились.
   Выглянул осторожно в окно, оглядел при помощи оптики окрестности дома и тут же подловил на перебежке бандюка, тоже вкатив ему пулю в живот. Пусть покричит уродец, повоет, корешей подеморализует. Снова смена позиции, выбор цели, выстрел, выстрел, перебежка, опять выстрел. 'Блин, скорее бы уже наши подошли, задолбался уже тут оборону Аламо изображать' - подумал прапорщик.
  'Так, а это уже хреново, видно, наконец додумались до идеи огневого подавления, лупят по окнам так, что не высунуться. Оппа!!! На растяжку напоролись! Видно хотят под прикрытием гранатами забросать. Патроны кончаются уже, чччёёрррт, опять зацепили! Порошочка сыпанём, хорошо работает пакость амеровская, кровь сразу останавливает...'
   Воткнув крайний магазин в винтовку, Сергей примкнул к самозарядке ножевой штык, притаился и стал ждать. Первый же возникший в проёме бандит получил две разрывных пули, одна из которых практически оторвала ему руку, второму с размаху всадил штык в живот и рванул в сторону, выпуская кишки на свободу. Отскочил назад, выдернул штык, расшиб череп прикладом третьему...Последнее, что запомнил Кладько - это страшный взрыв...
  
  Уже подъезжая к Авалону, Николай увидел бронегруппу ОСБ, а впереди, за рулем знакомой 'иск терры', самого Шмелева. Коля изо всех сил нажал на клаксон, громкий, давящий сигнал, как крик о помощи, разорвал тишину. 'Нива' продолжала бешено нестись вперед. Бронегруппа, сразу свернув, пошла ей навстречу. Уже через несколько секунд санитар, всеми силами подавляя дрожь в глоссе старался как можно четче и быстрее рассказать, что произошло.
  - Товарищ. Комбриг, - каждое слово выходило толчком, цельная речь не складывалась, - там, на Кирова. Командир, Сергей. Кладько. Остался прикрывать группу детей, рация сломалась, меня отправил за подмогой. Скорее! Чего вы ждете!?
  - Спокойно боец. Не истери, Глеб чуть отвернув в сторону голову, быстро произнес в микрофон рации, - Леша, одного бойца в 'ниву', пусть довезет девочек до базы, - и снова повернувшись к Николаю, добавил, не повышая голоса, - прыгай в мою машину, - и видя, что боец не может сообразить, что делать, подтолкнул его в сторону джипа и скомандовал, - бегом.
  Дождавшись, пока в 'ниву' пересядет один из санитаров первой группы, Шмелев рванул машину с места. Одновременно по рации он связался с базой и дал команду на выдвижение в сторону Московки еще одной бронегруппы, в качестве резервной, на случай если бой затянется, в ее состав он приказал включить и БМП.
  Он старался действовать спокойно и хладнокровно, но от одной мысли, что там гибнет его товарищ, в груди его что-то сжималось м раскаленный комок, грозящий снести все заслоны разума. Жажда убийства все настойчивей пробивалась в сознание. 'Крови! Крови! Вы сдохнете, твари. Лично задушу каждого, убью!' он услышал какой-то странный скрежещущий звук, на мгновенье отвлекший от кровожадных помыслов и понял, что это он скрипит и скрежещет сведенными в судороге зубами. Бросив взгляд на Али, он увидел, что тот странно белый, мертвенно-бледный, лицо его ничего не выражало и больше всего напоминало мертвеца, точнее, ангела - ангела смерти. Эта мысль странно отрезвила его. 'Я должен думать, я командир' стремительно успокаиваясь, уговаривал сам себя Шмелев. И это почему-то сработало. Бросив взгляд на спидометр, сто двадцать км/ч, нормально, меньше не буду, в зеркале БМС уже и не видно, ребята выжимают из машины все что можно, но скорости не хватает, ничего, догонят, главное успеть.
  - Боец, слушай приказ. Будешь тыл прикрывать, мы с Али вперед пойдем, смотри, чтобы ни одна тварь к нам не подобралась, понял? Пойдешь метрах в пяти позади нас. Ясно?
  В зеркало увидел, как тот кивнул.
  - Отвечай, понял приказ. Кивать дома будешь, у мамы.
  - Так точно, приказ понял.
  - Тогда повтори боевую задачу.
  - Прикрывать вас с Али, пять метров.
  - Какие пять метров?
  - П-п-позади вас.
  - Ты что заика?
  - Никак нет, просто...
  - Стоп, дальше не надо.
  - Я слышу выстрелы, - раздался какой-то глухой голос Али. Казалось, он раздавался из глубины, в нем даже звучало непонятное эхо, - Глеб, поворачивай вправо, - Шмелев, мгновенно заложив крутой вираж, чудом вписался в поворот, - теперь гони прямо до красного дома, там повернешь во двор, ворота открыты.
  Через секунды машина въехала в ворота частного дома, стены которого были выкрашены красной, в цвет крови, краской. Все трое мгновенно покинули машину, Шмелев еще успел связаться с Дорониным и дать ему ориентиры, и сразу вперед. Глеб справа, Али слева, Николай в пяти метрах сзади. Впереди шла ожесточенная пальба, периодически в нее вклинивались одиночные гулкие хлопки винтовки Сергея. Достигнув угла дома, санитары увидели поле боя. Разбитый пикап, трупы, с разнесенными вдребезги головами, тут же и только поднявшиеся зомби сходу набросившиеся на своих бывших подельников. И Глеб, и Али сходу открыли стрельбу, на которую толком никто не обратил внимания, в руках у Шмелева был недавно полученный 'вал', у Али - 'калаш' с глушителем. Они стреляли, не выбирая целей, лишь обходя вниманием мертвяков, которые им были не страшны и даже помогали сейчас.
  Не теряя времени, вышли на улицу и, продолжая убийственно-меткий огонь, двинулись к дымящемуся дому, в котором укрылся Кладько. Их атака оказалась столь беспощадно-неожиданной, что уже праздновавшие победу бандиты в панике побежали, но уйти далеко не смогли. Всех настигали пули. Сознание Шмелева сместилось в некую плоскость, где мир представлялся лишенным верха-низа сторон света, а были лишь светящиеся кроваво-красным точки, которые надо было увидев, соединить с другой золотисто сияющей в близи от его глаз точкой, а потом нажать на спуск. И тогда красные кляксы быстро гасли, меняя цвет на блекло-серый. Они уже не интересовали Глеба-стрелка, он жадно искал новую цель, какое же это сладкое слово - цель. Хоррррошо, когда она есть - ЦЕЛЬ.
  Вдруг он понял с некоторым разочарованием, что целей больше нет. И обнаружил себя, стоящим в густо задымленной и разбитой комнате, на полу которой в уродливых позах валялись тела. Некоторые из них уже начинали подниматься, но Бабай стремительной серией одиночных выстрелов прервал этот процесс. У одного из новых дваждытруппов было сильно разбито лицо, - "Прикладом. Сергей ударил его прикладом винтовки", - мелькнуло понимание, - 'У второго из распоротого живота вывалились кишки'.
  Сам Кладько лежал в луже крови, тело его иссеченное осколками и пулями, дымилось, точнее, дымилась одежда, подожженная взрывом. Рядом валялась СВТ с примкнутым зловещего вида, окровавленным ножевым штыком. Приклад винтовки тоже было в крови и бандитских мозгах. "Мертв, он мертв, мы не успели" - обреченно подумал комбриг. Он повернулся к Али, стоявшему рядом, собираясь повторить эти страшные слова вслух...
  - Он жив, командир, но едва-едва, жизни в нем на несколько вдохов, - и помолчав, добавил, - Сергей умирает, я не знаю, как его спасти.
  Али сумел совершить невозможное. За одну секунду он зародив огромную надежду в сердце Глеба, и опрокинул ее в глубочайшую бездну. Такой резкий переход сдвинул в душе Шмелева какую-то дверку, за которой скрывалось безумие. Комбриг устремил яростно-светящиеся глаза на Али.
  - Нам надо что-то придумать, мы не можем дать ему умереть теперь.
  Ничего не отвечая, Али молча склонил голову и шагнул к умирающему санитару. Взял его за руку, нащупал пульс, посмотрел на Шмелева и сказал.
  - Ему нужно противошоковый укол поставить, перевязать раны и капельницу.
  - Есть. В машине таскаю специально, целый набор фельдшерский со 'скорой'. Только я ничего не умею делать, вот же...
  Фразу Глеба прервал Николая, которого никто толком и не замечал до сих пор.
  - Нас учили попадать в вену, я умею ставить уколы. Где у вас эта сумка? Несите скорее.
  Шмелев, ни секунды не медля, рванул к машине. Когда через полминуты он прямо на машине подлетел к дому, то одновременно с ним там же визжа тормозами, остановилась и БМС. Ворвавшись снова в разгромленную комнату, комбриг увидел, что Али, Николай и какая-то девушка перевязывают Сергея бинтами из индивидуальных пакетов. Он сходу поставил сумку на пол, прямо на россыпь стрелянных гильз. Николай выхватил из сумки шприц и ампулу антишокового лекарства. Сломав горлышко ампулы пальцами, даже не заметил, что порезал их в кровь. В это же время Глеб сорвал целлофановую упаковку и колпачок с иглы, и сунул в руку Николая. Тот набрал в шприц лекарства. Из большой бутыли с глюкозой, набрал еще жидкости в шприц.
  - Достаточно, вроде бы, - пробормотал себе под нос Николай.
  Отбросив бутыль раствора, он склонился над Кладько. Али уже успел несколько раз энергично промассировать предплечье и сильно сжал его, так что вены стали заметны.
  Склонившись над умирающим, самозваный фельдшер четко направил иглу и четко ввел ее сквозь кожу и в вену. Потом начал вводить содержимое шприца в кровь Кладько. И тут же повторил процедуру со вторым предплечьем, коротко объяснив, - надо как можно быстрее ему помочь, с двух рук подействует скорее.
  Все замерли, не дыша. Едва Николай вынул иглу из вены, как в комнату вбежали двое санитаров, - Как он? Что с Серегой?
  Шмелев поднял глаза, и только теперь увидел шесть или семь девочек-подростков, с расширенными от ужаса глазами, взирающими на все происходящее из дальнего угла. 'Значит, ради вас Сергей жизнью рискнул...'.
  Сразу после укола, Николай снова обратился к содержимому сумки и вытащил упаковку с глюкозой, снял колпачок с иглы и, обратившись к Глебу, сказал, - отрежь пластыря, сантиметров десять, два куска.
  Затем, примерившись, вколол в вену у локтя на той же руке, где только что ставил антишоковое, взял у Шмелева из руки полоску пластыря и наложил у основания иглы, фиксируя ее положение на руке, затем вторым пластырем зафиксировал саму гибкую трубку капельницы. Подняв мягкую упаковку, переместил положение ползунка, открыв ее, глюкоза потекла в вену. Николай, не глядя, сунул капельницу в руки девушки, и тут же зубами разорвав очередной бинт, продолжил перевязку.
  Глеб заставил себя думать, - 'Нужны носилки, и надо срочно везти Сергея в больницу, где ближайшая оставшаяся? Помнится в Степном, у ВДВшников есть больница, повезем его туда'. Приняв такое решение, Глеб поднялся и вышел из комнаты. На улице его встретил Доронин.
  - Осмотрел тут все? - Алексей утвердительно кивнул, - Отлично, сейчас повезем Сергея в Степной, там больница есть, нужны носилки какие-то и в БМС его затащим.
  - Так ведь они там и так лежат, еще с тех пор, как дежурку чистили, сейчас возьмем.
  - Давайте, в темпе.
  Шмелев отошел к машине. И тяжело уселся на переднее сиденье, бездумно глядя перед собой. Сейчас от него уже ничего не зависело, но уже через минуту им надо будет снова идти впереди группы, ведя разведку, значит, ему необходимо привести оружие в порядок. Он взял автомат и начал доснаряжать патроны в магазин.
  
  Сергея успели довезти. Врачи с ходу увезли его на операционный стол. Времени ждать окончания операции, у Шмелева не было. Он, оставил дежурным Коробова.
  - Николай, раз уж ты так себя показал, то и поработай пока сиделкой, - и добавил с искренней благодарностью, - спасибо тебе от всей бригады. Ты молодец, - и крепко пожал ему руку.
  'По машинам'. Пора было возвращаться на базу. С ним уехали и девочки. Их руководительницу, удивительно изящную и обманчиво хрупкую женщину лет двадцати пяти с золотисто-рыжими волосами и ослепительно белой кожей, также пришлось оставить в больнице и не только по тому, что она была ранена в плечо, нет, Дарья просто отказалась уезжать от Кладько, считая своим долгом оставаться рядом с ним. Правда, она все же уточнила, есть ли на базе женщины, что положительно повлияло на мнение Шмелева о ней, а, убедившись, что в этом вопросе проблем нет, окончательно успокоилась, и твердо взглянув в глаза комбрига, сказала, - я не уеду.
  - Мы будем молиться за Сергея, он обязан выжить. Оставайтесь с ним, с вами будет Николай, если что обращайтесь к нему, хорошо. До встречи, - все, что мог ответить Шмелев на эти слова.
  Через несколько минут группа с семью девочками, в качестве дополнительного груза, выдвинулась к Авалону.
  
  Глава 17. Атака.
  
  Атака. Рассказывает Глеб Шмелев
  У Олега уже вовсю шел бой, а мы еще только втягивались в ворота части. Спешка нам не нужна. Аккуратно отстреляли некро, которые по глупости бродили по территории и служили отличными мишенями. В целом их оказалось куда меньше, чем можно было ожидать, что же посмотрим, как пойдет дальше. Из машин выходить не торопились, стреляли из бойниц или как я из открытых боковых окно джипов. А отработал автоматом и расстрелял весь рожок, прибавив к своему персональному счету еще не меньше десятка дваждытрупов. Расчистив плацдарм, выехал вглубь территории. Внимательно осмотрел периметр. Убедившись, что ситуация под контролем, отдал приказ о развертывании.
  - Первая группа, направление казармы, разворачивайте автовышку, начинайте чистить с верхних этажей и крыши, вторая - прикрываете нас, третья - контроль периметра, в резерве.
   Первой целью должны были стать гараж с бронетехникой и склады. Выйдя из машины, мы с Али в привычной манере, я справа, он слева выдвинулись к дверям гаража. Вторая группа аккуратно шла следом, разбившись на два тройки, прикрывая наши фланги и тыл. Али прислушался к чему-то известному ему одному и подал рукой знак. Мы заранее выработали ряд условных обозначений - поднятый большой палец - мутант, большой и указательный пальцы, сомкнутые в кольцо - обычные некро, затем - количество особей (это совсем просто) и где примерно находятся - рукой как указателем. Система простая, но четкая. Так вот сейчас Али показал кольцо и полную пятерню, значит, в гараже пятеро некро. Меняем оружие. Вместо КС беру АПБ, Али вооружился клевцом (это оружие за последние дни было сочтено им оптимальным для уничтожения некрообъектов). Заходим. Происходящее привычно. Все эти дни мы только тем и занимались, что ловили мертвяков по домам и подвалам. Причем не только простых, но и мутантов безусловно, без Али я бы не прожил и дня такой активности, но с ним ситуация выглядит куда как безопасней. И теперь все прошло тихо. В этой ситуации главная трудность - темнота, но с ней можно бороться и при помощи фонарика, и при помощи элементарно открытых дверей. Почти бесшумные хлопки Стечкина, глухие удары клевца. Чисто. Все некро были в военной форме, так жаль пацанов, черт. Но делать нечего, после похороним, по крайней мере, теперь их души точно свободны. В гараже пусто, техники нет, идем в следующий бокс, опять кольцо и три. Не меняя оружия, заходим, нас атакуют сразу же, резвые 'простачки', но движения несколько замедленны. Али их успешно 'глушит', выстрел, еще один, удар клевца. Чисто. А вот тут уже веселее. Есть техника, точнее - явно БТР. Но разбираться некогда. Дальше.
  Через полчаса гаражи и склады зачищены. Командир первой группы докладывает.
  - 'Док' это 'Скала' (такой позывной выбрал себе Леша Доронин), крыша чистая. Держим сверху периметр. Отбили уже пару десятков некро в здании через окна. Заметили орков, осторожней.
  - Принято. У нас тоже чисто. Сейчас выдвинемся к вам. Ждите.
  Выдвигаемся к казармам. Орки, так орки, что мы их, не видели что ли? Только вот оружие поменяем. С такими монстрами КС рулит. Али пока остался при своей боевой мотыге, хехе. Усталость пока особо не чувствуется, наоборот, адреналин льется из ушей. Доспехи, несмотря на вес, не мешают, все время торможу себя, чтобы не торопиться. В здание решаем заходить сверху, поднимаемся в кабинке автовышки, удобно, блин. На крыше уже ждут. Быстро выламываем чердачную дверь и вперед. Пока пусто. Рука Али поднялась в коротком предупредительном жесте. А вот и они. Большой палец - орки. Потом четыре - не слабо, много их. Али меняет оружие на такой же КС, я молча командую группе прикрытия подтянутся. Открываем дверь и сразу закидываем внутрь простейшую шутиху, несколько секунд и заходим. Фигуры орков начинают движение с микро опозданием, мы успеваем сделать два шага вперед и произвести по два выстрела, в итоге два тела валяться на пол, отброшенные пулями, за нами сразу заходит первая тройка второй группы. Общая сосредоточенная стрельба и в итоге еще два тела. Контроль. Можно двигаться дальше.
  Очень помогает вышка. Снайпер подсвечивает комнату прожектором, отстреливает всех некро, стоящих у внутренних стен. Нам остается лишь небольшая часть работы. Жаль вышка одна и с внешней стороны нам приходится работать без ее поддержки. Пару раз меня сбивали с ног, но доспехи, проверенные за предыдущие дни и уже изрядно поцарапанные, выдержали. Как видите, я жив-здоров.
  Медведев сообщил, что его бой закончен. Выезжает к нам с фурами, на прикрышке оставил джип и БМП, все по плану.
  В здании оказалось много мутантов. Мы не дали уйти ни одному. Сначала они охотно вступали в бой, но постепенно, в рядах некро зародились иные настроения. Несколько орков попытались вырваться через окна, но были уничтожены снайперами и пулеметами. В какой-то момент али остановился и повернувшись ко мне, сказал.
  - В здании есть крепыш, он собирает оставшихся, сейчас внизу будет прорыв. Я отреагировал мгновенно.
  - 'Кир' (так вот не замысловато подобрал себе позывной Кирилл Бельский), это 'Док', сейчас будет прорыв, все в машину. Пулемет на центральный вход. 'Горец', помогите с крыши 'Третьему'.
  Командиры первой и третьей групп откликнулись немедленно
  - Принято.
  - 'Лекс' это 'Док', поддержи ребят.
  - Это 'Лекс'. Принято.
  Теперь остается только ждать, хотя, почему? Мы ведь тоже можем подойти к окнам. Доснаряжаю КС и к ближайшему над центральным входом окну. Али рядом. У ворот выстроились машины. Настоящая ловушка, никуда эти твари не денутся. Дальнейшее происходит стремительно. Огромная туша вырывается из дверей, мы видим его мощный загривок, сразу за ним еще несколько орков и мутантов. Простые некро не поспевают по скорости. Стрельба становится оглушительной. Ловлю в прицел спину монстра и стреляю, он продолжает бежать, затем одним рывком взлетает на крышу автофуры и тут напарывается на очередь из пулемета в упор. Она отбрасывает его назад на землю. Крепыш снова вскакивает, но не успевает. Десятки стволов одновременно стреляют по нему. Наши с Али пули тоже находят свою цель. Тело, совершив еще один безумный прыжок, валится ничком на грязный асфальт. Потом была рутинная доочистка, мутантов больше не нашли. Чуть отдохнув, выдвинулись к оптовым складам.
  
  Атака. Рассказывает Олег Медведев.
   К колонии подъехали ровно в девять. Разделившись, часть колонны, резко свернула с центральной улицы. Первые машины двинулись дальше к воинской части, а контейнеровозы, с моей группой и с сопровождением, выкидывая облака сизого дыма, рванули к тупику, упиравшемуся в ворота зоны. Сшибая по дороге одиноко двигающихся зомби, которые, казалось, были в шоке от наглости живых, посмевших приехать сюда, в сердце 'царства Смерти'.
  Фуры с контейнерами встали углом, перекрывая выход из колонии, и страхуя друг друга, БМП и усиленный джип затормозили позади, прикрывая тыл. Долго ждать не пришлось. Зомби пошли на приступ. То, что увидел Олег, повергло его в шок. Это было похоже на психическую атаку из фильма про Чапаева. Молча - мёртвые зеки, ВВшники, охранники - объединившись в какой-то посмертной сюрреалистической команде, пошли на фуры.
  Правда надо признать, фуры были укреплены основательно, в каждой по семь автоматчиков, в стенках кузовов просверлены отверстия для стрельбы с колен и стоя. На крышах фур сварены закрытые бронебашенки с пулемётами, которые могли стрелять на 360 градусов, а сами кабины закрыты стальными листами, так же как и низ фур, листы заканчивались сантиметров в пятнадцати от земли, что закрывало возможность проползти под ними. Эту конструкцию они с Глебом обдумывали целый день. За отсутствием другой техники пришлось выкручиваться с помощью смекалки. Благо зомби не вооружены, а тут двойная выгода - и передвижная укрепленная точка против 'мёртвых', и фура для перевозки грузов, так сказать, по прямому назначению. Правда, до прямого назначения ещё дожить надо.
  Команды на фуры посадили смешанные - половина бойцы двух первых эскадронов ОСБ, вторая половина группа, которую Олег подобрал для разведывательно-диверсионной работы. Интересно, жалеет ли сейчас комдив, что так просто отпустил людей в бригаду, но ни чего не поделаешь, и еще, как бы он выкручивался если бы ОСБ не было?
  
  Додумать Олегу эту мысль не дали мертвяки, которые уже вышли из-за вторых ворот зоны, находящихся в семидесяти метрах от него. Они не бежали, чувствуя, что люди там, и не видя их. Это приводило их в замешательство, но чем ближе они подходили к машинам, тем уверенней и целеустремлённей становились их движения.
  - Одиночными. Огонь! - выбрав себе цель, скомандовал Олег.
  В закрытом пространстве загрохотали одиночные 'калашей', несмотря на предусмотрительно одетые наушники. После первых залпов с десяток 'мертвяков' остался на асфальте. Но, как всегда предупреждение на зомби не подействовало, они лишь ускорили своё передвижение, выстрелы перешли в нескончаемую канонаду. Через пять минут, площадка перед грузовиками представляла, сплошную, усеянную, уже навсегда, трупами аллею. Но мертвяки и не думали сдаваться. Первые, прорвавшиеся через огневой шквал ряды были уже в двадцати метрах, и становилось их ещё больше, даже не просто больше, с территории зоны на фуры надвигалось настоящие цунами из мёртвых тел. Благо пока среди них не было видно 'живчиков', но и без них обстановка быстро накалялась.
  Завибрировала тангетка рации, поправив усик рации, Олег ответил.
  - На приёме, 'Лекс'! - хорошо, что наушник засунул под наушники, прямо под ухо, иначе бы в этом шуме ни чего не услышал.
  Такой позывной он себе взял. С улыбкой вспомнил, как долго пришлось уговаривать Глеба ввести в радио переговоры позывные. Всё-таки Глеб гражданский человек, хоть и показал себя хорошим организатором и бойцом. Но в некоторых вопросах был полным профаном. Разъяснив ему, что переговоры с позывными и зашифрованными фразами, помогут избежать проблем, с не в меру технически подкованными бандитами, а так же приведя ещё десяток подобных примеров, он добился своего. Теперь его вызывал Глеб:
  - Это 'Док', мы на месте, начали зачистку, - план был прост, одна группа блокирует зону, где по данным авиаразведки военных собралось большинство зомби, вторая зачищает территорию бывшей ВВшной части, где противников было поменьше, но где в свою очередь необходима была зачистка зданий, - Как обстановка?
  - Спасибо хреново, но не критическая, - перекрикивая бой, ответил Олег, - Надеюсь, выдержим.
  - Выдержите, куда денетесь, - подбодрил в ответ Глеб, - Если, что вызывай, я на связи. Отбой.
  - Выдержим, ни куда не денемся, а потому что не куда, - уже для себя, вслух проговорил Медведев и осёкся...
  - Внимание бойцы, сейчас начнётся! - острое чувство нахождения рядом с мутировавшими зомби, перешло из постоянного сигнала в острейшее ощущение опасности.
  И точно в рядах нежити стали мелькать 'живчики', пока изредка. Но предчувствие подсказывало Олегу, что скоро придётся вводить в 'дело' пулемёты и остальную технику. Так и оказалось.
   - Накаркал, - обозлился на себя Олег.
  - Башенки, работайте по живчикам. Заслон, усильте наблюдение, - перекричав шум стрельбы, отдал приказ Олег. И удовлетворительно улыбнулся, почувствовав виброотдачу от тонового сигнала. Приказ прошел. Со своими ребятами он договорился общаться сигналами.
  Ребята в экипаже стреляли яростно, зло. Метились в головы и в большинстве случаев попадали. Но зомби не становилось меньше, хоть и заторы из трупов их собратьев по несчастью и мешали им двигаться, но, к сожалению, для 'живчиков' они не были преградой. Вступившие в дело ПКМы приостановили поток мертвецов и отбросили их назад. Казалось, что всё окончен бой. Но нет! Это была прелюдия. Из ворот безмолвной стеной, ещё мрачнее и страшнее, чем первая волна вылезло мёртвое воинство, казалось, что все 'мертвецы' собрались на свой жуткий и страшный последний парад. Как буруны в речке то там, то здесь появлялись 'живчики'. И эта стена, не смотря на колоссальные потери, дошла до машин.
  - Твою мать! - не выдержав, выругался Олег, когда фуру потряс мощный удар мёртвых тел.
  Через оружейные отверстия на людей глядели пустые глаза, глазницы, а тела их хозяев бесновались, ведь до такой желанной трепещущей и живой плоти, рукой достать, от людей до зомби лишь один лист металла. Но люди не собирались сдаваться. Поменяв автоматы на лежащие рядом ружья с картечью, они продолжили стрелять в зомби.
  Выстрел, ещё... ещё... Время превратилось в кисель, в котором все события зависли в тяжёлом равновесии. Огонь - выстрел. Опять... Перезарядка. И опять - огонь, огонь.
  В какой-то момент Олег отключился от осознания действительности, руки всё делали автоматически.
  Перед глазами возникло видение звёздного неба. Оно ему нравилось с детства, особенно прекрасно оно было после ночного дождя, когда ветер разгоняет только что ронявшие влагу тучи. В это время большие звёзды светят так таинственно, что кажется протяни к ним руку и достанешь, и поймёшь все тайны вселенной. Лишь понимание того, что если люди проиграют эту битву за Землю, которая сейчас разворачивается по всей планете. То не кому будет восхищаться звёздами, признаваться в Любви, да просто радоваться жизни, а вместо этого останутся одни равнодушные зомби. Лишь понимание этого вернуло его в кошмар действительности. Но всё...
  Всё закончилось, заглянув в отверстие, он увидел с десяток ползающих зомби. Ребята дрожащими руками перезаряжали оружие и добивали их. А перед машинами лежали горы из сотен трупов - такую картину не возможно будет забыть. Внутри было почти нечем дышать от пороховых газов, и Медведев, узнав у ребят с других машин обстановку вокруг, распорядился аккуратно приоткрыть заднюю дверь. Выждав, пять минут, и, взяв в руку рацию, он уставшим голосом вызвал Глеба.
  - 'Док', это 'Лекс'. У нас чисто. Основная часть противника уничтожена. - он не чуть не преукросил обстановку, просто знал это.
  Теперь надо отправить часть группы на поддержку командиру, а оставшиеся будут блокировать зону до конца операции по погрузке. После этого Олег дал своему отряду команду разделиться - половине ребят отдыхать, а второй наблюдать и уничтожать изредка появлявшихся зомби. Отдыхающая смена, молча, не отходя далеко от мест, где только что яростно сражалась, а, просто сделав шаг к противоположной стенке, уселась на пол. Лишь изредка доносились выстрелы. Олег не стал отдыхать, а остался с бодрствующей сменой, проверив бойцов, он задумался.
  Что ж этот бой они выиграли, его часть бригады потерь не понесла. Он надеялся, что и у Глеба дела в порядке, хотя, их группе в отличие от Медведева, и приходилось в пешем порядке зачищать территорию ВВшников. Осталось дождаться, когда к Глебу подойдёт колонна, которая будет вывозить отбитые ценности, а после этого их ждёт оптовая продуктовая база, бригада сильно выросла численно и надо основательно запастись продуктами. Конечно, они говорили о том, как и главное на что будут жить, но еда в нашем мире скоро станет огромной ценностью, а это значит, что подсобное хозяйство и бизнес придётся развивать. Ну а пока этого нет, надо брать всё до чего можно дотянутся. Ну конечно ещё большой плюс - это наличие на этой базе большого инкассаторского гаража, что обеспечит бригаду так необходимой легковой бронированной техникой.
  День, так рано начавшийся, обещал быть очень долгим, и неимоверно тяжёлым для людей. Сейчас одно радовало Медведева, новички держались грамотно, не запаниковали и прошли крещение боем в составе команды. Контрольная проверка пройдена, хоть они и считают, что экзамен сдали позавчера, но на самом деле, главный экзамен прошёл сегодня. Этот бой сплотит отряд и из разнокалиберных людей родится не просто коллектив, а настоящая команда.
  
  После завершения операции. Арьергардные бои.
  - 'Патруль-9', 'Лексу', слышу стрельбу, примерно метрах в трёхстах от дороги. Одиночные и автоматные.
  Вот те на, арьергард вышел на связь. Олег ехал с последней колонной, которая вывозила продукты с продуктовой базой, он мог не оставаться с колонной, но они с Моховым, и Максом - Максимом Бригом, который был одним из первых людей, которых отобрал себе Медведев, решили дождаться конца операции. 'Патруль-9' это джип сопровождения, ребята должны были ехать на не котором расстояние от колоны, проверять, нет ли 'любопытных глаз', которые хотят установить наше местоположение. В нынешней ситуации это уже было лишнее, бригада набрала силу, и могла за себя постоять. Но нападение на колону вполне могло состояться. А поэтому, перестраховка здесь не помешает.
  - 'Лекс' - 'Патрулю-9'! Не вмешиваться продолжать движение с колонной.
  - Принято.
  Вот и хорошо, самому интересно кто там пошаливает, но есть задача, а она важней.
  Новый бронированный 'бычок' мне очень нравился. Хорошо, что сразу взял себе этот трофей - укороченная база, широкие мосты, полный привод, усиленный движок. Мечта, а не машина. На такой можно и к Кате ехать, тем более в машине будет и место под 'стволы', и под запасы, и под кровать, а это не маловажно. Придётся немного подшаманить, убрать разделительные перегородки, хранилище, переставить с 'ниссана' часть оборудования, ну и ещё чего-нибудь по мелочи. В общем делов максимум на неделю.
  - 'Патруль-9' атакован!
  Блин!!! А верилось, что сегодняшний день закончится тихо и мирно. Делать не чего, взял рацию.
  - Колонне! Двигаться по плану. Я на помощь 'девятому'.
  Резко развернул на 180 градусов машину и крикнул ребятам 'к бою', быстро поехал к месту боестолкновения.
  Арьергарда на дороге не было, а стрельба велась за домами метрах в двухстах, ну, понятно, ребята всё-таки решили проверить, что за перестрелка проходила рядом, и не выполнили приказ. Ну, устрою вам 'кузькину мать'.
  Машина вихрем ворвалась во двор пятиэтажной 'хрущёвки' Над джипом сопровождения стоял дым, у колёс лежал боец и отстреливался из автомата, второй боец лежал рядом - прошитый автоматной очередью, но, несмотря на тяжелейшее ранение, тянулся к выпавшему из рук автомату. В противоположном конце 'хрущёвки' стоял чёрный 'круизёр' и рядом 'пассат', какие-то 'гаврики' стреляли в нашу сторону из автоматов.
  - Макс, РПГ по машинам, - времени было мало, ребята всё поняли правильно.
  Максим быстро вставил заряд в гранатомёт, Мохов открыл ему дверь и вместе со мной открыл огонь по нападавшим, давая время на выстрел из гранатомёта.
  Взрыв 'пассата' был последней точкой боя. Большинство бандитов спрятались за ним, так что смерть была мгновенной. Пару типов были рядом с 'круизёром', но и им хорошо досталось.
  - Хорошо сработано, ребята давайте к нашим раненным, а я пойду, зачищу 'отморозков'. Короткими перебежками двинулся в сторону горящей машины. Шесть тел, пять вооружены автоматами, один с ПМ. Подняв ствол, стал проводить контрольное 'успокоение' - зачем же зомби плодить?! В это время одно из тел лежащее ближе к японскому джипу стало подавать признаки жизни, быстро закончил с остальными, а на живого натянул наручники. 'Круизёр' получил незначительные повреждения, а потому завёлся без проблем, загрузив в него трофеи и раненного бандюка подъехал к своим.
  Рядом с ребятами стояла молодая русоволосая девушка, как я не заметил, что она подошла. Старею видать.
  - Отходит, - повернул ко мне своё, разом осунувшееся лицо Макс.
  Тело парня, выгнулось и опало.
  - Отвернитесь ВСЕ! - скомандовал и шагнул к покойному. Быстро достал шомпол из автомата и вставил в ухо покойному. Удар и конец. Не пристало ребятам быть зомби. Да и тело надо будет отвезти на базу, чтоб похоронить по человечески, а хоронить в 'контрольной' дыркой в голове... Нет лучше уж так.
  Повернулся ко второму бойцу:
  - Почему не выполнили приказ - расскажешь командиру. А вот вы девушка, - повернулся к неизвестной, - расскажите мне сейчас и быстро. Кто вы и что здесь делаете. Остальные, погрузка и охрана места.
  Девушка на мой монолог не среагировала. Шок. Достал из машины воду, набрал в стаканчик и выплеснул ей в лицо. Не когда 'посттравматические синдромы' лечить.
  - Как вы смеете?! - вот ведь глупая.
  - Я заместитель начальника Омской санитарной бригады. Повторяю свои вопросы: кто вы такая? Что здесь делаете? И ещё я не люблю ждать. Ясно.
  - Если вы власть, то вы должны помогать! - да уж видно, лекарство против стресса не помогло.
  - Кому я должен, я прощаю. А здесь погиб сотрудник нашей бригады. И я думаю, что вы к этому причастны. Как вы понимаете, законы сейчас военного времени, так что суд я вам могу устроить быстрый и болезненный.
  Раненный паренёк попытался влезть в разговор, но я рыкнул на него так, что он быстро забился в машину и больше не 'отсвечивал'.
  - Меня зовут Маша.
  Девушка после не большой паузы начала говорить, да так словно половине своей жизни, в отведённые мной пять минут собралась рассказать.
  Сказать по правде, я так и думал, выжившие жители города, те кто не успел выбраться за город, попали в этакий 'капкан'. Жить надо, есть надо. А куда пойдёшь? Всё или разграблено или там зомби хозяйничают. По словам девушки её семьи и ещё нескольких человек, поняв, что деваться не куда, перебрались жить в небольшой продуктовый магазин. А так, как кроме продуктов нужны ещё кое-какие вещи, они стали делать не большие вылазки по округе. Но на этот раз им не повезло - нарвались на бандитов. Супружескую чету, с которой она пошла, убили. Сначала убили мужчину, а с женщинами решили поразвлечься, ну а когда женщина ударила бандита по причинному месту, её застрелили, а Маша в этот момент вырвалась и побежала. И на своё счастье выбежала навстречу ребятам из арьергарда, которые так и не выполнили приказ. Банда, увидев наш джип, сразу же открыла огонь, убив командира машины и ранив автоматчика. Ну а к этому моменту и мы подоспели.
  - Понятно. Сколько человек в магазине? И как далеко он находится?
  - Было девять..., - на глазах девушки появились слёзы, - теперь семь, вместе со мной. Здесь в двух кварталах, в сторону Химиков.
  Мда, проблема. Взял рацию и вызвал Глеба, обрисовал ему ситуацию.
  - К тебе две машины вышли из Авалона, через минуту будут на месте. Давай, сделаем так. Людей надо вывозить. Пока привезём в Авалон, посмотрим на них, а там в дивизию, или к нам, на месте решим.
  - Добро, так и сделаем, - девушка, слышавшая разговор, смотрела на меня так, что я чуть не покраснел, благо организм этого не умеет.
  
  Уже через час мы вместе с эвакуированными находились в Авалоне. Один из них, оказавшийся офицером комендатуры, который на момент катастрофы находился в отпуске, вместе с женой выразил желание остаться в дивизии. О чём тут же и сообщил представителям военных. Остальных было решено пока отвезти на аэродром, а там со временем решить. Оставив с эвакуированными Мохова, я дал ему задание пообщаться с ними и узнать чем они могут быть полезны бригаде, а сам пошёл к Глебу.
  Глеб сидел в машине и слушал рацию, при этом устроив себе маленький ланч.
  - Делись что ли, пока не началось.
  - Ну вот - началось,- он тоже знал этот анекдот, промолчал , - Очень жаль парня, но теперь ничего не поделаешь. Подведём краткий итог?
  - Давай. - я повернулся к Бабаю, сидящему на переднем сиденье, - Бабай, просьба проследи, чтоб минут пять нам не мешали.
  Бабай оглянулся на Глеба, тот положительно кивнул ему головой. И он вышел из машины.
  - Не любишь ты парня, - укоризненно проговорил мне Шмелев.
  - А я вообще мужчин не люблю, ибо 'лесбиян'.
  Я достал блокнот, куда занёс опись имущества, которое мы смогли вывезти в ходе сегодняшней операции.
   - Ну начнём, здесь основное, по мелочи только завтра разберутся, да и по продуктам я учёт не вёл, но на первый взгляд там их месяца на три полной обжираловки.
  - Списочек не хилый, - я принялся перечислять все, что было записано.
  - БТР-80 с КПВТ - 3 штуки, требуют ремонта два - ходовка и движок, МТЛБ одна, но требуется ремонт движка, ЗУ-шек - ЗУ-23 две штуки, просто песня, приходи ко мне ребята, тягач - один, ещё три единицы автотехники - наливник, КШМ, связь. Впечатляет? Подожди, все еще впереди.
  - Теперь пулемёты: ПКМС - 3 штуки, ПКС-1 штука, РПК-74 в разных модификациях - 3 штуки и один двенадцать и семь миллиметровый 'Утёс' на станке. Снайперские оружие: СВД - две, СВДС - одна, ВСК-94 - одна. Автоматы: АК74М - сто тридцать штук, АКМ - девять штук, АКСУ - десять штук, и, что приятно, автоматов специальных 'ВАЛ' - 3 штуки. Пистолеты и пистолеты-пулемёты: ПМ - двенадцать, АПС - всего один, ПММ - этих два, ПП-90, такие же как у меня, еще три штуки. Твоих любимых КС-23 обнаружилось аж четыре и много боеприпасов к ним, так что с тебя, Глебыч, магарыч, хехе.
  - Есть еще и гранатометы: РПГ-7В - четыре штуки, что особенно приятно, АГС-17 - три (!!!) штуки, одноразовых 'мух' - несколько ящиков, подствольных - одиннадцать.
  - Ну, и все остальное - ночная оптика - 7 приборов, бронежилеты от третьего до шестого классов - 150 штук. Боеприпасы есть ко всем видам вооружений, гранаты разные и РГД, и РГО, и Ф-ки - не считал, но штук пятьсот, не меньше. Спецсредства не считал, но до хера (все радости садистов и мазохистов), там и взрывчатка, и детонаторы, и шнуры, химия, дубинки, а, да, там щитов около сотни прозрачные, металлические. Мне, как старому оружейнику, особенно приятно - ЗИПы и остальные запчасти тоже вывезли. Ну, как, доволен?
  - Не то слово. А что по инкассаторскому гаражу вышло, зачистку когда вели, я, конечно, обратил внимание, что машин много, но считать было некогда? - тема гаража интересовала Шмелева не меньше.
  - По гаражу - бронеавтомобили 'Бычок', с моим, полноприводным, девять, бронированных 'УАЗов' - четыре, еще четыре 'Нивы' и две бронетаблетки, хехе. Да, и там три бронекорпуса 'бычковых' нарисовались, думаю, их тоже надо забрать, потом отремонтируем и будет нам праздник. Это по основному, ну, а завтра будем знать полный расклад. Все, я закончил.
  - Сурово. У нас теперь просто огромный парк техники нарисовался, даже с избытком.
  - Избытка в таком деле не бывает, ты, Глеб, если избыток обнаружишь, сразу мне скажи, я этот вопрос быстренько урегулирую. Можно сказать, хоть и не хорошо так говорить, что повезло нам.
  - Это почему?
  - Да, просто же все. После бандитской атаки на зону и вованов, образовалось очень много живчиков, которые прямо таки хлынули в ближайшие кварталы. Так что к тому времени, когда инкассаторы собрались открывать гараж, там черте что творилось. Мы обнаружили рядом с гаражом две легковухи и рядом несколько оглоданных костяков и кое-какое оружие, похоже, ребята попробовали добраться до машин, но у них ничего не вышло, просто сожрали и все. Я распорядился, останки собрали в мешки, потом захороним. Вот потому я и говорю, что повезло нам. Если бы мужики заранее озаботились и не оставили бы машины в гараже, а растащили каждый себе, то нам бы достались разве что корпуса поломанные. Тоже хлеб, но так, конечно, куда лучше.
  - Что же, итоги операции очень весомые. Теперь надо все это отработать, обсудить, что и почему получилось, а что не удалось, детально проработать причины гибели бойца, чтобы больше такое не повторилось. Ты, Олега, молодец. Четко сработал.
  - Ну, вам то еще и похлеще досталось, насколько я понял?
  - Пожалуй, что и так. Сложно сказать. Мы с Али как минимум десяток НтМ, мутантов, короче, уложили. А простых зомбей в разы больше, с вашей промзаготовкой не сравнять, но зато в прямом бою.
  - Не тяни, рассказывай уже, интересно же.
  - Что рассказывать? Ты же на совещании, когда бой планировали был, диспозицию помнишь. В принципе все просто. Идем впереди, в помещения закидываем фейерверки, чуток подождем, заходим сами, и стреляем. Ситуация еще и в том проще. Что Али хорошо некроидов чует, и ты же знаешь, что на простых влиять может, верно, Али? (Бабай успел вернуться, точно почувствовав конец доклада Олега).
  - Да, могу до некоторой степени, но не до конца. Если я их убивать начинаю, то они и вырваться из-под контроля могут.
  - Ну вот. Так что особого риска не было. Главная проблема - мутанты - орки, мать их. Их ловить Али не мог особенно когда бой начался. Так что пришлось самим отрабатывать по полной. Детали? Да какие детали? Нормально. Постреляли хорошо. Серьезно попали только однажды и то, Бабай выручил. Так что, обошлось без потерь. Ладно, потом договорим. Пора выдвигаться раз все собрались. Едем в Крепость. Домой.
  
  Конец первой части.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"