Ярыгин Николай Михайлович: другие произведения.

Время волков

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дополненное и немного исправленное. Очень буду рад комментариям.


   Ярыгин Николай
   Не получается у Алекса тан эль Зорга жить спокойно. Понесло его в экспедицию по поиску архипелага, с которого пришли предки его жены. А тут еще богине помощь понадобилась, и ведь не откажешь. А враг странный, даже страшный и непонятный. Да и богиня что-то темнит. Ох не все чисто в этой истории.
  
  
   Честь имею -3
  
   Посвящаю своей дочери, Быковой Оксане, милой женщине и прекрасному человеку.
  
   Время волков.
  
   Аристократом нынче стал зажравшийся плебей.
   Бывали хуже времена, но не было подлей.
  
   Шторм налетел внезапно, правда, кое какие паруса успели убрать, но это мало что дало. Ураган бросал корабль как щепку, кое-как рулевой и пришедший ему на помощь боцман, развернули корабль носом к ветру. Ковьята скрипела всем корпусом, взбираясь на волну, а потом падала вниз, так что желудок подкатывал к горлу. Огромные массы воды перекатывались через палубу, сбивая с ног, хорошо, что успел привязаться, помогая матросам закрывать люки. В каюте сидеть было страшно.
   - Пойдем ко дну, выбраться не успею,- думал я. Тарги жались по углам, но за мной на палубу не пошли. Зачем я их с собой взял, Алого и его сына, жалко, если погибнут, а вот за себя почему-то страшно не было. Уже на выходе из каюты оглянулся и, начал давать указание.
   -Алый, смотри, в случае чего выбиваешь окно и пытаешься спастись, если попадется что-то деревянное, цепляетесь, а дальше по обстоятельствам. Алый толкнул меня лбом живот, словно говоря, что все понял. Плавают Тарги хорошо, только не любят, как и все кошачьи, это дело. Я выскочил на палубу, и меня сражу же, окатило волной, сплюнув попавшую в рот морскую воду, кинулся помогать задраивать люки, сапоги скользили, не помогало даже то, что они были подшиты акульей кожей.
   -Капитан,- заорал кто-то - в трюме стала прибывать вода. С грохотом орудийного выстрела, лопнула и упала мачта, одна из двух, и осталась висеть, запутавшись в такелаже. Очередная волна, повалила кавьяту, набок. Меня сбило с ног и поволокло к борту, удар головой о борт был такой силы, что из глаз полетели тысячи звездочек, и наступила тьма.
  
   Глава первая
  
   Сколько я провалялся не знаю, пришел в себя от птичьего щебетанья, что удивительно голова не болела и даже ощупав ее не нашел ни каких изменений, ни шишек, ни ран, ни ссадин. Вокруг меня зеленела трава и ярко светило солнце. Приподнявшись, я уставился на расстилающийся передо мной, вполне такой себе лубочный пейзаж. Трава, ярко изумрудного цвета, с порхающими над ней бабочками, невдалеке, на небольшом пригорке, роща. С бегущим ручьем, теряющимся в дали. За рощицей виднелись зеленые холмы, кое-где поросшие деревьями. Вообщем такая себе пасторальная картина, не хватает только пастушки и пасущихся овечек. Я еще раз оглянулся кругом, пару раз моргнул, но ни чего не изменилось, тишина, нарушаемая птичьими трелями, яркая зелень и ласковое летнее тепло, при этом ни что не напоминало море.
   Вот спрашивается, чего мне не сиделось дома, в более-менее налаженном быте, рядом с супругой и в окружении детей. Так нет же, приключения подавай, вот они и нашлись, на мою голову, хоть сейчас она и не болела, но воспоминания были неприятные.
   А сейчас немного подробней. Я Александр Николаевич Изместьев, погиб в своем мире, попав под машину пьяного мажора, но судьба предоставила мне второй шанс. И перенесла меня в этот мир, в тело Алекса тан эль Зорга, второго сына великого герцога, правителя Кентийского государства. Закружила в огромном количестве приключений, и всевозможных событий. В результате я заполучил в друзья трех Таргов, самых сильных зверей континента, приобрел собственный маркизат, и принялся изо всех сил двигать прогресс. Стал кровным побратимом короля Торвала, Даниса тан де Брюлота. Вследствии тех или иных событий, даже умудрился жениться, на императрице, Алексии тан де Кобург, которая в браке родила мне трех прелестных малышек. А еще ранее маркиза Ильми де Перьен подарила мне сына, правда сама погибла. Сына я признал, и забрал с собой, а после бракосочетания с Алексией, та его усыновила, и в принципе сейчас его усиленно обучали множеству наукам. Он не может стать наследником, но вполне справится в дальнейшем и с должностью канцлера и маршала, время покажет. Пятнадцать лет я нахожусь в этом мире, и поверьте, ни дня я не провел в празднестве, все время что-то делал, изобретал, производил.
   И я очень устал, да и с Алексией последнее время, произошло охлаждение наших отношений, уже нет той страсти, что была раньше. Я не лез в управление империей, иногда мы просто обсуждали с ней то или иное событие, или происшествие и все, нет, совсем не устранялся, подсказывал, опираясь на знания моего прошлого мира, но решение принимала она сама или с канцлером. Заметил, что вокруг нее стали крутиться местные красавцы, высокого происхождения. Я не устраивал сцен ревностей, не караулил воздыхателей, что бы намять им бока, короли и императоры должны быть выше этого, да и понимал что любой женщине нужно подтверждение ее привлекательности и шарма. И взгляд полный восхищения постороннего мужчины лишнее тому подтверждение, правда и она не давала повода в чем-то ее обвинять, но душу мне это царапало. Некоторые местные аристократы, до сих пор, не смирились с тем, что на троне, пусть и консортом, сидит кентиец. И что бы ни способствовать полному разрыву между нами, решил отправиться в эту экспедицию, на поиски земли, откуда пришли на этот континент предки моей супруги. А после возвращения из плавания, после долгой разлуки, смотришь, и чувства вспыхнут с новой силой.
   По началу, все шло нормально, наша кавьята, (что-то типа каравеллы) шустро рассекала волны моря, а может и океана. Были тут и карты моря, имеющие, правда массу белых пятен, и прилегающих к ним земель, в основном береговой линии. Но сейчас молодое поколение картографов хотело создать свои карты, и были уверены, что они будут лучше прежних. Да и недавний выпуск морских бомбардиров, тоже надо было потренировать. Последнее время, поступало много жалоб от купцов, на нападения пиратов. Что-то сильно они расплодились. Военному флоту, который то и был создан не очень давно, королева дала указание, навести порядок на торговых путях, и осуществлять постоянный контроль. Уж очень, нужна торговля с островами, с которых шли и пряности и шелка и каучук. Как выяснилось, там были целые леса деревьев, похожих на гевеи, сок которых после застывания был упруг и шел на изготовление резины.
   Хотя предки народов, населяющих почти все королевства, пришли на этот континент из-за моря, но откуда точно, было известно только на словах. Лишь в старых манускриптах сохранились еле понятные намеки, да то, что шли до этой земли пару месяцев. До их прихода, только кентийцы и степняки, жили на этом континенте. Вот такой нонсенс. Пришельцы по прибытию, расселились, потом вследствие раздоров, поделились на королевства, а через некоторое время решили, и местные народы потеснить, да пограбить. Тот период называют " Большой войной"...в результате Кентия стала герцогством, степняков погибло половину населения. Да и в самих королевствах народу поубавилось на две трети.
   После чего, все снова притихло, на многие века, и даже эволюция замерла. Но все это в прошлом, сейчас прогресс шагает широко, не сказать что семимильными шагами, но невооруженным взглядом видно изменения. Прошел уже третий выпуск из местного университета, который стопроцентно моя заслуга, и молодое поколение механиков и инженеров, картографов, и оружейников, рьяно взялись за дело.
   И вот эта картографическая экспедиция, тоже в какой-то мере следствие прогресса, в которой и я решил поучаствовать. Весь маршрут заносился на карту, которую тут же составляли несколько молодых картографов, и капитан судна. Да канониры тренировались, и иногда стреляли.
   Однажды на горизонте появились паруса, через некоторое время можно было рассмотреть два быстроходных барка с плавными обводами корпусов. По всей вероятности это были пираты, ну что же вот и для наших бомбардиров будет настоящая боевая тренировка. Наша кавьята, была полностью купеческим судном, лишь у нее вместо трюма была устроена еще одна палуба, на которой были размещены каюты. Да вооружена была, так что зубы могла обломать любому. Так как империя ни кому не продавала пушки и штуцера, а также секрет изготовления пороха, то являлась единоличным владетелем этого супер оружия, для нынешнего времени. У нас было установлено на палубе восемь пушек, по три с каждого борта и две на корме.
   Так как мы шли с полным набором парусов, то решили даже убрать пару штук, что бы преследователям было легче, уж очень они старались нас нагнать. Да ни чего не скажешь, и корабли у них были быстроходные, после обеда мы сблизились настолько, что можно было и без зрительной трубы рассмотреть людей на палубе. Они что-то радостно кричали и махали руками, наверное, предлагали остановиться и сдаться. Корабли пиратов разделились, и начали нас зажимать в клещи, было видно, что рано или поздно они нас зажмут и кинутся на абордаж. Народ на корабле противника, уже не стесняясь, махал саблями, вися на вантах и прыгая как обезьяны по шканцам.
   Капитан нашей кавьяты, был сосредоточен и собран, у пушек уже давно стояли канониры и ждали только команды, борта были достаточно высокие и проемы для пушек еще были закрыты. Так что ни кто из нападавших, не подозревал, что их ждет. Наконец капитан выждал момент, когда корабли находились не более пятидесяти метров друг от друга и скомандовал огонь. Рухнули вниз люки, закрывающие пушечные порты, и через мгновение раздался грохот. Все заволокло белым дымом, но ветерок быстро унес дым в сторону, за это время пушки успели зарядить и подкатить к бортам. Молодцы канониры, быстро и слаженно работают, это же можно сказать элита войск империи, каждый из этих парней будущий командир батареи, офицеры.
   Пираты, поняли, что добыча не по зубам, и попытались сбежать, да не тут- то было, первые залпы были сделаны крупной картечью, которая рвала паруса и такелаж и сметала все с палубы словно метла. Через полчаса мы пошли на абордаж правого корабля, пираты были настолько деморализованы, что почти не сопротивлялись. Трюмы корабля были пусты, наверное, мы были первой их жертвой, которую они не смогли переварить.
   Левый все-таки попытался скрыться, еле передвигаясь, он все же удалялся. Мы не собирались ни кого отпускать без наказания, поэтому догнав, взяли и этого на абордаж. Тут сопротивлялись сильней, или народу уцелело больше, или команда, решила если уж умирать, то надо, как можно больше захватить с собой. Но как бы они не сопротивлялись, конец был один. Этот пират и пострадал меньше, и добыча у него была не в пример первому. В трюме нашли и мешки с пряностями, рулоны шелка, и даже два десятка людей, матросов с захваченного корабля, капитан и, почему-то барон со своей семьей. Как выяснилось, барон, получил новую должность, на континенте. Прихватив семью, и поспешил к новому месту службы. Вот и попал в плен вместе с семьей. Был и купец, но он, к сожалению, погиб при захвате судна, остался лишь его товар. Выбросив тела пиратов за борт, мы собрались на совещание что делать с людьми. Брать их с собой не имело смысл. Посовещавшись, решили подлатать пиратский корабль и, добавив своих людей, а также сняв с кормы пушки и установить их на пирата, отправить корабль и людей в империю. Пусть идут вдоль берега, и в случае чего думаю, даже эти пару пушек смогут отпугнуть тех, кто позарится на добычу. Через несколько дней, распрощавшись с уходящими в империю, спасенными нами людьми, и несколькими нашими, мы продолжили путь.
   И вот уже целый месяц мы шли не ведомо куда, вернее туда, где должна быть земля, с которой и пришли предки моей супруги. Два раза высаживались на попадающиеся в пути острова, заносили их на карты, а так же к счастью на них были источники воды, которой мы запасались и отправлялись дальше. Потом мы попали в ужасный шторм. Помню, что меня ударило головой о перегородку, так что посыпались искры из глаз, потом темнота, и вот я здесь.
   Может это новый континент, или большой остров, или новая планета, не знаю. А может это снова происки богини, что скорей всего так и есть. Конечно, я ей должен и сам это понимаю, а долги надо отдавать. Так ни чего и не решив, я подхватил рюкзак, стоящий у моих ног, который заметил только сейчас, первое на что обратил внимание, это лук без тетивы и полный саадак стрел, прикрепленный к рюкзаку. Что туда натолкали, еще не знаю, но рюкзак был тяжелый, зараза, и отправился к небольшой роще. Надо обдумать положение, в которое попал, немного придти в себя от сюрпризов судьбы, и перекусить, что-то же здесь лежит, потряс я мешком, в нем что-то звякнуло. Ладно, решил, посмотрю, когда расположусь на стоянке.
   Глава вторая
   Определившись с местом расположения своего бивуака, начал разжигать костер и устраивать место для ночлега. Когда костер разгорелся, принялся обследовать, что находится у меня в мешке. Содержание его, меня обрадовало, помимо лука, стрел, зажигалки, что лежала у меня в кармане, было его огниво, котелок, немного крупы и соли, высушенные полоски мяса и кусок сыра. Котелок, миска, кружка, и ложка, мешочек с травами для напитка. Кинжал, плащ и теплый свитер, фляга и кольчуга двойного плетения, вот она и составляла основной вес рюкзака, Да еще кошель с золотыми и серебряными монетами, второй кошель с медяками висел на ремне. Интересно кто это все собрал, да еще и вовремя подсунул. Да еще и меч висел на ремне, хотя помню что в момент шторма, меч лежал в каюте, а так же в сидоре был еще монокуляр, которому я очень обрадовался. А вот ни чего из огнестрелов, не было, жалко конечно. Уже больше года у штурмовиков империи имелись револьверы, конечно, не такие как в моем прошлом мире, но тоже неплохие. Правда снаряжали их каждый, кто имел, индивидуально отмеряя порох и затрамбовывая пулю при помощи специального механизма. Но это уже было неважно, с пятнадцати шагов они пробивали любую броню, даже снаряжение тяжелого кавалериста. Так что думаю, револьвер мне бы пригодился.
   Я разжег костер, заварил немного травяного отвара, мешочек с которым нашел в сидоре и, достав лепешку, немного ее погрыз, решив этим и ограничиться. Прихлебывая горячий напиток, задумался, что там стало с кораблем и командой, жаль, если погибли. А еще волновало, что там ждет меня впереди, что приготовила судьба, вместе с Зеей плодоносицей, местной богиней. Так ни чего и, не надумав, заснул, укрывшись плащом.
   Среди ночи мне приснилась моя бывшая жена, нет, не эта нынешняя, а та, что была на Земле. Вид у нее был горестный и поникший, в глазах блестели, сдерживаемые слезы. Присев возле меня она немного посидела молча.
   -Саша, я попрошу тебя о помощи, мне просто не накого положиться, можно было бы устроить большую войну. Но это не рационально, погибнет много молодых парней, а этот мир и так мало населен. Да к несчастью я постепенно теряю контроль над этим континентом. Но тебе придется потрудиться, и самому пройти, и собственными глазами увидеть все то, что сдесь происходит. А с чего это началось, я расскажу тебе после. Если же не вдаваться в подробности, то этот мир хотят у меня отторгнуть, довольно сильная и очень злобная сила. Но тебя одного я смогу прикрыть, и даже немного помочь, на это моих сил хватит.
   Утром, сварил кашу, позавтракал, запил это все разогретым отваром и немного обдумав свой сон, собрался в дорогу. И тут я заметил, что вместо моего перстня кентийского принца, на пальце у меня перстень простого баронета. Порывшись в уже собранном рюкзаке, обнаружил кожаный тубус, а в нем документы баронета на мое имя. Обдумал изменения, и принял все как данность, ну что же значит так надо, надо идти, правда, куда идти не знал, но подумал, что куда бы ни пошел, подправят. Решил идти в сторону холмов, а там уже осмотрев окрестности выбрать направление.
   Шагалось легко, солнце грело, но не жарило, и пусть груз за плечами был не маленький, но пот не стекал с меня ручьями. Изредка останавливался, хлебнуть воды из фляги, и осмотреть через монокуляр округу. Так и не найдя следов деятельности человека, к вечеру я достиг холмов и принялся готовить пищу и ночлег, за день конечно устал. Дорогой, мне ни чего не мешало мне обдумать свое положение, раздражало только, что меня вот так вот просто решили и перекинули куда захотели. Конечно, я понимал что она, все-таки, подарила вторую жизнь, и жизнь эта была интересна, пусть временами и опасна, тем не менее, вот не давало мне покоя раздражение.
   Уже перед самыми холмами, которые тянулись цепочкой с востока на запад, или наоборот, наткнулся на семейство диких свиней. И получилось даже подстрелить, небольшую свинку, та получив стрелу, завизжала и завертелась на месте, остальные кинулись бежать. Ужин у меня обещал быть с мясом, прихватив тушу за заднюю ногу, потащил с собой. Выбрав место, среди небольшой группы деревьев, для отдыха и ночлега, принялся разделывать трофей. Плотно поужинав, и зажарив несколько кусков мяса в дорогу, принялся, как и вчера, пить травяной отвар с медом, небольшой кувшинчик которого, тоже был в моем рюкзаке.
   Потом долго лежал, разглядывая звездное небо, вспоминал детей и Алексию. Сыну уже тринадцать, Софии десять, Патриции семь и самой маленькой, общей любимице Ангелине, только три. Имена подбирали так, что бы что-то похожее были и в этом мире. Я выдавал это за старинные кентийские имена, и даже перевод подбирал, что бы действительно подходил. Как они там мои родные, с теплотой думал я, перебирая воспоминания, и не заметил, как заснул.
   На следующий день, где-то в обед я, наконец, выполз на вершину одного из холмов. Весь обратный склон и дальше на несколько километров, было покрыто лесом. Только вот каким-то странным лесом, серым, а не зеленым. По его кромке, на расстоянии метров пятисот друг от друга, стояли еще какие-то деревянные столбы, словно невидимая ограда, так как стояли они лицом к лесу, то было не разобрать, что на них изображено. Вся растительность, находившаяся с противоположной стороны холмов, имела разительное отличие друг от друга. Если одна сторона имела насыщенный изумрудный цвет, то другая имела какой-то цвет серый, словно все растения были покрытый пылью. Оглянувшись назад, я видел порхающих над травой бабочек, мелькающих над деревьями небольших птиц, с другой же стороны ни чего такого я пока не заметил. Цепочка холмов, тянулась от меня в обе стороны, и конца им я не видел, как не вглядывался, а вот прямо перед собой почти на горизонте, на грани видимости, я заметил что-то напоминающее населенный пункт. Что это было не разобрать, но я решил двигаться в этом направлении. Спустившись почти к самой кромке начинающегося леса, решил устроить привал, да и определить, как это серое окружение, будет на меня действовать. По пути взглянул на деревянный столб, фу.... ну и рожа, на стороне, обращенной к лесу, было изображена морда, какого-то мерзкого чудовища, вызывавшая оторопь и отвращение. До вершины было совсем ни чего, метров семьдесят, в случае чего можно быстро ретироваться, если мне не понравятся ощущения.
  
   ****
  
   -Позовите ко мне наследника,- прохрипел тучный, обрюзгший мужчина, с заплывшими глазами и обвисшими щеками, с нездоровым цветом лица. Когда-то он был огромным и сильным наводившим страх на недругов и своих врагов. Но теперь он больше напоминал старую развалину, от былой мощи остались только воспоминания, и подкосило его не время, а пристрастие к серенькой пыльце, которую привили ему монахи новой религии, появившейся не очень давно. После ее вдыхания, отступали прочь неприятности, страхи, и любая боль. Но эта пыльца таила в себе не только столь приятные ощущения, после нескольких приемов наступало быстрое привыкание. И человек уже не мыслил своего существования без порции этого порошка. А потом начинал разрушаться организм, и мозг, человек начинал жить в своем собственном мире, лишь иногда, на очень короткий срок, возвращаясь в действительность. По началу, король принимал ее втайне, прячась от всех, но по мере того, как страсть к пыльце захватывала его, перестал обращать внимание на окружающих.
   -Ваше величество, принц еще не вернулся с охоты,- проговорил, кланяясь, монах в пурпурном балахоне.
   -Хорошо, как только вернется, дайте ему знать, что я желаю его видеть,- задумчиво проговорил монарх. Это действие продолжалось уже второй месяц, после ночного сна, король всегда распоряжался позвать принца, и всегда получал один и тот же ответ. Потом он вдыхал новую порцию порошка, и выпадал в прострацию до следующего утра. К утру, он уже не помнил, что вчера также хотел встретиться с сыном, и что ему отвечали, что он не вернулся с охоты.
   А наследник пропал, ни кто не знает куда он делся, просто однажды его не нашли в принадлежащих ему покоях. Характер у парня был не мед, но что отличало его от отца, принц, как и королева, не приняли новую религию, Королевский двор тоже разделился, одни поддержали короля, другие королеву, а принцу было всего семь лет, и его вообще ни кто, ни о чем не спрашивал. В течение года королева умерла, молодая красивая женщина вот так на ровном месте раз и умерла. Король погоревал какое-то время, а потом завел себе несколько фавориток. Принц видел, как странно ушла из жизни мать, которую он очень любил, и помнил ее последние слова, которые она сказала, прежде чем уйти на перерождение.
   -Сынок береги себя, не верь ни кому, особенно последователям Урху, вот и моя болезнь,- она замолчала, а потом продолжила - думаю, без них не обошлось. На короля надежды мало, твой отец попал под их влияние, и вырвать его от них уже не получится. На следующее утро, ее не стало, мальчишка, не стесняясь окружающих, плакал. Наверное, даже своим умом ребенка, он понимал, что потерял самого близкого и родного человека.
   А потом долгие годы, он пытался уйти от навязчивого внимание верховного жреца. И с каждым годом становился злым, раздражительным, постоянно таящимся от всех, и презирая всех последователей нового бога.
   После того как король вдохнул пыльцу и запив ее вином, отправился на завтрак, глядя перед собой остекленевшим взглядом, монах поспешил в другое крыло дворца, где располагался орден слуг Урху, что бы доложить о состоянии короля. Все как всегда, ежедневный доклад, и получение новых указаний.
  
   ****
  
   Ночь прошла спокойно, я неплохо выспался, ни что меня не тревожило, и я перестал беспокоиться по поводу странной окраски растений. Быстро перекусив холодным мясом свинки, сложив рюкзак, я отправился по направлению к увиденному мной на горизонте поселку.
   По началу, все складывалось неплохо, только и того что было пугающе тихо, в этом лесу. Ни щебетанья птиц, ни мелькания мелких животных, ни чего, словно все вокруг вымерло. Но чем дальше я углублялся в лес, тем сложней было по нему передвигаться. Деревья росли гуще, кроме того было много валежника, кустов, и поваленных деревьев, довольно высокая трава скрывала все это. И я постоянно спотыкался, чертыхаясь и бранясь, скорость продвижения упала, и к вечеру я прилично устал. Найдя небольшую чистую от деревьев лужайку, я решил остановиться на ночлег, а завтра снова продолжить путь.
   Под самое утро, проснулся от тревожного чувства. День видать уже начался, что даже сюда в лес, пробивался свет солнца, только тоже как мне казалось, какой-то серый. Пересиливая тревогу, я развел костер и, заварив травяного отвара, принялся завтракать, с беспокойством осматриваясь.
   Когда снова отправился в путь, чувство тревоги стало усиливаться, по мере моего продвижения вперед. Надо вернуться назад, и попытаться обойти это серое безмолвие, подумал я. Но потом, рассудив, что не зря я оказался именно в этих местах, и что именно здесь пролегает мой путь. На какое-то время я успокоился, но прошло полдня и опять, появилось небольшое беспокойство, но это уже было не то чувство, от которого сами по себе, шевелятся на голове волосы.
   Внезапно я уперся в скальную гряду, перед которой стоял прилично одетый человек, за спиной которого находилось с десяток огромных волков. На скале тоже сидели волки, и было их много.
   -Вот это я попал,- мелькнуло в моей голове, я не стал хвататься за оружие, выхватить я его всегда успею, так что не стоит провоцировать этих существ.
   Стоящий мужчина, поднял в приветствии руку и стал не спеша приближаться ко мне. Был он высоким, правда пониже меня, стройным, с породистым лицом и странными желтыми глазами.
   -Кто ты странник, и что делаешь в нашем лесу, ни кто ведь не может ни войти, не выйти из него, без позволения на то Урху божества Сингов. Мы должны бы тебя прогнать, но что-то не дает нам это сделать. Что же путник, будь нашим гостем во имя богини, или ты не поклоняешься ей.
   Я поднял руку и наложил на себя священный круг, какой накладывают все, кто поклоняется Зее.
   - Я старейшина и вождь племени волколаков Киреш Волд, приветствую тебя странник. Так что с этой минуты ты наш гость, и можешь спокойно жить рядом столько, сколько тебе надо. Проговорив это, человек наклонил голову, изображая поклон.
   -Благодарю тебя Киреш Волд, за гостеприимство, я Алекс эль Зорго,- представился я и поклонился в ответ,- что бы ни нарушить по незнанию ваши правила и законы, хотелось бы узнать о них, а вот долго я у вас не задержусь. Надо идти дальше.
   -Прошу вас Алекс эль Зорго, подкрепится с дороги, и вы расскажите, куда держите путь,- проговорил Киреш, и мы с ним степенно проследовали к скале, которая словно сыр была испещрена норами, из большинства которых выглядывали волки. Войдя в одну из таких нор, я бы даже сказал пещеру, так как вход был высотой метра два, пройдя по каменному коридору, уперлись в дверь, которую Кирешь открыл. И мы вошли в большую комнату, посреди которой стоял круглый стол, а вокруг него кресла. Вождь предложил мне присесть на одно из них, и сам занял место напротив. Через некоторое время в комнату вошло еще с десяток мужчин, с заметной сединой в волосах, наверное, это были те парни, что присутствовали при встрече, в образе волков. Правда были они худые с запавшими глазами и темными кругами под ними. Вслед за ними, внесли на подносе, кувшин вина и какие-то орешки.
   -Алекс эль Зорго, утолите жажду, пока готовят обед, он вскоре будет,- проговорил старейшина, когда все расселись. Женщина лет сорока, внезапно появившаяся за моим плечом, налила вина в мой бокал и снова неслышно отошла. Я поднял бокал.
   -За встречу господа, рад, что мне удалось с вами познакомиться,- проговорил я и пригубил вино. Я ни когда раньше не встречался с волколаками, оборотнями, или людьми перевертышами, оборотниками, ликантропами, как их называли, читал в легендах в сказках и на этом все. По этому, сейчас с интересом разглядывал их, пытаясь найти отличия от простых людей, и пока не находил. В это время в комнату внесли поднос, с лежащим на нем, зажаренным барашком. Киреш Волд отрезал от него заднюю ногу и положил мне на тарелку, потом положил себе совсем немного мяса, и только после этого отрезали и положили себе барашка присутствующие. Накладывали совсем немного, хоть и смотрели на поднос голодными глазами и постоянно сглатывали слюну. Поначалу я не обратил на это внимание, отнеся это к их звериному второму я, но потом какое-то смутное чувство ненормальности происходящего, меня стало беспокоить.
   Вождь племени, начал меня расспрашивать, откуда я сам, и что делаю в " проклятом лесу". Я не стал ни чего скрывать и рассказал почти все. Вернее то, что плыл на корабле, который попал в сильный шторм, а потом вдруг оказался здесь, вернее, с той стороны холмов. При этом имел рюкзак, с полным набором для путешествий, и в голове поселилась мысль, идти именно в этом направлении.
   В конце, я задал, может и не тактичный, но очень уж интересующий меня вопрос.
   -Мне кажется, у вас что-то произошло, почему вы живете здесь, да и почему народ вашего племени выглядит не очень счастливым.
   Увы, Алекс эль Зорго, мы изгои, на нас наложено проклятие, и мы не можем выйти из этого леса,- горестно проговорил вождь племени, разводя руками. Пятнадцать лет назад, откуда не знаю, в мир пришли те, кто стал называть себя " Сингами". Вроде бы ни чем они от людей не отличались, но поклонялись они темному богу. А божество их, требовало себе кровавых жертв, и даже человеческих жертвоприношений. Мы же поклонялись богине, это она нам дала возможность оборачиваться, и наслаждаться жизнью, среди дикой природы. Синги стали жить и плодится, расширяя ареал своего обитания. Постепенно стали перетягивать на свою сторону адептов богини, и чем больше их становилось, тем сильней становился темный бог Урху. Постепенно ареал владений богини стал уменьшаться, а бога Урху увеличиваться. В ход шло все, подкуп, обман, запугивание. Те, кто решил остаться, верным богине, бежали на ее земли. С такими беглецами, в случае их поимки, сторонники нового бога расправлялись нещадно. С нами, жрецы Урху и его приспешники, боялись связываться, в то время мы представляли большую силу, и были многочисленны. Мы спокойно жили своими деревнями среди людей, многие были мастерами и жили в городах. Но когда давление на приверженцев богини достигло наивысшей точки, мы тоже решили уйти на земли к богине. Но не успели пройти этот лес, как на лес и всех кто в нем находился было наложено проклятье самим Урху, наверное, поджидали, что бы подловить, когда мы будем все в одном месте. С тех пор мы не можем покинуть этот лес, и даже выйти на его границу, ни в одну сторону. По началу, все еще было более-менее нормально, мы жили, охотились, но со временем становилось все хуже и хуже. Живности в лесу становилось все меньше и меньше, при попытке заниматься огородничеством все сохло на корню, разведение домашних животных тоже не давало того эффекта что надо. Козы и бараны были мелкие и худые, да и плодится стали плохо.
   Вождь оборотней горестно вздохнул, хлебнул из бокала вина и продолжил.
   -Затем стали умирать дети, они рождались слабыми, потому что родители не получали всего что надо для зачатия детей, а те которых смогли выходить, не могут оборачиваться. Да и те, кто может это делать из-за недостатка пищи все реже и реже оборачиваются, а обернувшись в звериную сущность, уже не могут вернуться обратно. А тут еще в лесу стали появляться разные гады, нацеленные на причинение нам вреда, и даже убийства, их пока немного, но они размножаются. Если ни чего не случится то еще десяток лет, и мы просто вымрем, перестав существовать как племя волколаков.
   -Почему же богиня бросила вас на произвол судьбы,- удивился я - вы же ее последователи.
   -Ну.... на то есть определенные причины,- нехотя проговорил старейшина. Я видел, что он не хочет отвечать на этот вопрос и не стал допытываться.
   Мы еще долго беседовали с вождем, он рассказал, что на севере тоже хватает народа оставшегося верным богине, и там почему-то Урху ни чего не смог сделать. Лес, в котором находились оборотни, тянулся на десятки километров в обе стороны. Но если идти на восток, то лес плавно поворачивает на север, и упирается во внутреннее море, или очень большое озеро. Над морем и прибрежными землями не действует сила Урху, но у оборотней не получается подойти к кромке леса. Испытывая просто ужасающий страх, на грани помешательства. Если я надумаю идти к морю, то Киреш даст мне провожатого, он доведет меня, а потом вернется. На море властвуют племя корабелов, они и рыбаки и перевозчики, ни кто кроме них не имеет кораблей, и если ты захочешь построить корабль и плавать по-своему разумении, то тебя просто потопят вместе с кораблем. Нет, ты можешь вступить в их гильдию, заплатив огромный взнос, тебе придется выполнять все законы и требования корабелов. Но немногие решаются на это, со стороны.
   -Эх, если бы только можно было хоть одному из нас попасть на северные территории и узнать, почему там Урху бессилен,- проговорил Кирешь, в заключение нашего разговора.
   Положили спать меня, в одной из комнат этого же комплекса пещер. Заснуть долго не получалось, я перебирал в памяти разговор, и решал в какую сторону мне двигаться, к морю или к поселку увиденному мной ранее. Уходить решено было завтра, я видел как плохо с продуктами у оборотней, а мне как гостю будут отдавать лучшее, стоит ли объедать хозяев.
   Утром я поставил Киреша в известность что ухожу, и он, кликнув женщину, что подавала вчера на стол, попросил позвать Ивасту.
   - Это моя дочь,- представил он мне вбежавшую в комнату волчицу,- Иваста этого человека надо проводить к морю. Волчица, наклонив голову, внимательно меня осмотрела, и улеглась, ожидая, когда мы отправимся в путь, была она на много больше простого волка и взгляд у нее был больше человеческий, чем зверя.
   -Она не может уже обернуться в другую ипостась, не хватает сил, но в этой все прекрасно понимает, разве что сказать ни чего не сможет,- грустно проговорил Киреш. Пока она могла оборачиваться, ее учили грамоте, как и других детей, и о строении мира, кое каким законам, но последние несколько лет, у нее не хватает сил, обернутся. Одно время говорили о том, что простой человек, не попавший под проклятие, может вывести оборотня из леса, но это все лишь разговоры и домыслы. Очень уж давно ни кто в лес не заходил,- Киреш помялся,- если вдруг появится у тебя такая возможность, прошу тебя, выведи Ивасту.
   На волчицу надели ременную сбрую, с кожаными сумками, положили туда мясо ей в дорогу и мы были готовы отправиться в путь.
   Киреш провел нас на край поселка и пожелал легкой дороги. Волчица трусила чуть впереди, показывая дорогу, к вечеру мы вышли на небольшую поляну с родником, который появившись, тут же прятался в какую-то промоину. Я, освободил волчицу от груза, сняв сбрую, разжег костер, вылил ту, что была вода со мной в котелок, бросил крупы, кореньев и принялся варить кашу. Волчица куда-то исчезла, и вернулась через некоторое время, даже по морде зверя, было видно недовольство. Скорей всего бегала на охоту, но так ни чего и не нашла. Достал из ее сумок кусок мяса, дал ей, к этому времени поспела, и моя каша и мы принялись ужинать. Киреш говорил, что дальше будет встречаться живность, не всю еще истребили, а вот в двух днях пути от поселка, даже мышей встретить проблема. Что же, будем надеяться, что нам по дороге, что нибудь попадется, иначе продуктов нам не хватит и придется голодать.
   Поужинав, завалился спать, целый день в пути, давал себя знать, волчица тоже прикорнула недалеко от меня. Утром немного размялся, помахав мечом, умылся просто ледяной водой из родника, доел вчерашнюю кашу, и снова в путь. Идти нам долго, дней десять, и то если ни чего не задержит, да и как идти будем, тоже роль играет. Но пока двигаемся споро, без остановок в течение дня.
   На пятый день темп движения упал, видно было, что устала и волчица, все-таки без мяса долго не протянешь, а оно закончилось вчера. Да и я тоже. Решили отдохнуть, когда я предложил это вечером, то моя проводница согласно рыкнула и наклонила голову. Поужинал жидкой кашей, крупу надо было экономить, ее тоже осталось немного, волчица от каши презрительно отказалась, побегала по округе но видно ни чего не нашла, и легла спать голодная.
   Проснулся я от того что кто-то дергал меня за рукав камзола. Меня будила волчица, осторожно дергая за рукав, увидев, что я проснулся, кинулась к моим вещам, и притащила рюкзак с привязанным к нему саадаком с луком и стрелами. Нетерпеливо перебирая лапами, словно что-то хотела сказать, она тихонько еле слышно повизгивала. Я, отвязав лук, натянул тетиву, схватил одну стрелу в руку, остальные вместе с саадаком повесил на плечо, перекинув ремень через голову. И пошел за волчицей, которая как всегда шла чуть впереди, при этом очень осторожно периодически оглядываясь, иду ли я следом.
   Пройдя каких-то сто метров, я увидел семейство диких свиней, которые ели желуди под большим раскидистым дубом. Осторожно, что бы ни хрустнула, не одна веточка, я стал подбираться на расстояние выстрела, помогало то, что скрывала меня высокая трава. Наконец я решился и выстрелил, выцелив молодую свинку и когда стадо стало разбегаться, успел подстрелить еще одну, но эта была совсем уж небольшая.
   Волчица кинулась к добыче и ловко перехватила горло бьющейся в агонии свинье, и пока я подошел, она успела стащить наши трофеи в одно место, и сидела довольно скалясь. Взвалив ту, которая была больше на плечо и, приказав волчице сторожить вторую, отнес на стоянку. Да теперь работы прибавится, надо же будет их разделать и запастись провиантом. Ну да это приятное дело, а то я уже начал переживать, что придется голодать.
   Полдня провозился со свиньями, волчица вначале ела, не разбирая, что я ей кидаю, потом утолив первый голод, начала перебирать. Я же разделав добычу, принялся жарить и варить мясо в дорогу, часть, оставив свежим, для волчицы, заполнив ее сумки. Еще день мы отъедались и просто лежали, набираясь сил для дальнейшего путешествие.
   Следующие дни шагалось веселей, пропитанием мы были обеспечены, но тащить рюкзак, было тяжелей, пришлось даже волчицу нагрузить. Но та не возмущалась, понимая, что все я не утащу. За эти несколько дней, после охоты, было заметно, как округлились ее бока, и стала блестеть шерсть.
   Сегодня мы шли уже одиннадцатый день, и скоро должны были выйти к опушке леса, визг волчицы раздался внезапно, в нем слышался испуг и боль. Я немного отставший от нее бросился на звук. Выскочив к месту, откуда доносился голос волчицы, который становился тише и тише, был поражен увиденной мой картины. Волчицу обвивала огромная, толщиной в мою ногу змея, вторая поменьше, наблюдала, подняв голову, за происходящим. Увидев меня, она зашипела и поползла в мою сторону, рюкзак и саадак с луком и стрелами, сковывал мои движения, я попытался сбросить его, но одна из лямок зацепилась за рукоять меча, и он повис, путаясь в ногах. А змея уже рядом, очень уж быстро она двигается. Мне все-таки удалось выхватить кинжал и, схватив змею за голову, отсечь ее в несколько ударов. Звук при этом был, как будто я рубил жесть. Лишившись головы, змея забилась в агонии, при этом очень чувствительно приложила меня хвостом, по лицу разбив нос и губу, из них тут же, потекла кровь. Но мне некогда было обращать на это внимание, надо было спасать своего проводника. Мне, наконец, удалось избавиться от рюкзака, и я, сжимая в руке кинжал, кинулся к волчице, которую оплела змея. Увидев, что я расправился с ее товаркой, змея стала ослаблять кольца на своей жертве, понимая, что вначале ей надо расправиться со мной. Она сделала резкое движение в мою сторону, и ударила меня мордой в грудь, я покатился по земле, ощущение было такое, словно в меня ударил таран. Увидев, что я упал, змея снова стала сжимать кольца на волчице. Хоть и тяжело мне было, но я встал, некогда было разлеживаться. И выбрав момент, пригвоздил ее голову к земле, помня о том, что ее кожа напоминает жесть, я бил изо всей силы. После чего стал рубить ее на куски, и отбрасывать их в сторону. Мечом я не мог действовать, так как боялся навредить волчице, по этому, рубил и резал кинжалом. Резал это громко сказано, скорей пилил, перемазался весь в крови этой твари, а она сопротивлялась даже с пробитой головой. Наконец я освободил волчицу, оттащил ее в сторону, и принялся со злости рубить змею мечом на куски. После чего устало привалился к дереву, и присел. Волчица начала подавать признаки жизни, оборотни вообще крепкие существа, думаю, отойдет.
   Подняв волчицу на руки, я отнес ее в сторону от места схватки, и решил тут остановиться. Надо было привести себя в порядок и немного прийти в себя после боя со змеями. Хотя время и так уже близилось к вечеру, и надо где-то искать место для ночевки. Умывшись и разведя костер, я стал жарить мясо, волчица поднялась и, подойдя, улеглась, прижавшись ко мне. Отказавшись от еды, она так и спала рядом со мной.
   Через сутки, путешествие наше подошло к концу, мы достигли конца леса, еще оставалось метров двести, но уже проглядывалась опушка в просветы между деревьями. Обратил внимание, что моей провожатой было не по себе, она даже тихонько поскуливала временами, я же чувствовал себя, так же как и раньше и изменений ни каких не замечал. Отойдя от края леса немного назад, что бы волчице было более комфортно, остановились на ночевку. После ужина мне вдруг в голову пришла одна мысль.
   -Послушай Иваста, давай я попробую вынести тебя из этого леса, ведь вас сдерживает страх не известно перед чем. Мне кажется, что кроме психологического давления, вам и тебе лично, ни чего не угрожает. Волчица внимательно слушала и не сводила с меня глаз. Ободренный ее молчанием я решился на эксперимент.
   -Давай сделаем вот что, я сейчас накрою твою голову кольчугой, и мы с тобой станем приближаться к опушке. Ты же будешь отмечать свое состояние, по мере приближения к ней, потом я буду задавать наводящие вопросы, а ты будешь подавать мне знаки.
   Достав из рюкзака кольчугу, я накинул ее на голову Ивасте, и мы двинулись к выходу из леса. Даже, я заметил, что волноваться она стала намного позже, чем раньше. Когда до выхода из леса, оставалось метров сто, я решил вернуться. Затем задавая вопросы, понял, что ей было легче, и страх начал сковывать ее намного позже
   Значит, кольчуга как-то экранировала влияние страха на оборотня, обдумав все, спросил у Ивасты.
   -Ты согласна со мной покинуть этот лес, - в ответ получил однозначное согласие, - тогда сделаем так. Я помимо кольчуги, еще свяжу тебя, и вынесу из этого леса, надеюсь, что у нас все получится.
   Конечно, я был самонадеян и следующий день это показал. Чем ближе я с волчицей на плечах приближался к опушке леса, тем неспокойней вела себя она. Вначале просто скулила, потом начала выть и биться, так что я еле удерживал ее, а когда пересек, ряд последних деревьев, она затихла. Я испугался, что Иваста умерла от страха, но отбежав несколько десятков метров от опушки, и прислушавшись, почувствовал биение сердца.
   Когда я пересек границу леса, цветовая гамма вокруг меня разительно изменилась, она стала ярче, насыщенней, словно в окружающую меня действительность кто-то просто плеснул краски. Но мне сейчас было не до окраски травы, деревьев или неба, надо было разобраться с волчицей.
   Положив ее на траву, я стал развязывать веревки, которыми связал ее ноги, и разматывать с головы кольчугу. После чего залив в пасть немного воды из фляги, и полив на морду, увидел, как открылись глаза, и через некоторое время волчица поднялась на ноги. Она стояла, покачиваясь, с каждой минутой все больше приходя в себя. Окончательно придя в себя, она подошла и лизнула меня в щеку.
   Через час, убедившись, что Иваста полностью отошла, направился в сторону моря, серо-голубая полоска которого, еле виднелась на горизонте. К вечеру следующего дня, мы, наконец, вышли на берег моря, и расположившись в небольшой роще, перекусив, тем, что оставалось, упали спать. Завтра, еще целый день тащится, до ближайшего приморского городка, где можно было найти корабль, следующий на северный берег.
  
   Глава вторая
   Городок, под названием Робрюк был грязный, запущенный, иногда на улице можно было встретить кучки мусора, с копошащимися там крысами. Было много нищих, и другого опустившегося сброда. На улицах можно было встретить, и бедных в потрепанных одеждах и, обезображенных болезнями, и разряженных в дорогие одежды, аристократов. Встречались мужчины, разного возраста, стриженные наголо и одетых в хламиды, багряного цвета, наверное, это были жрецы Урху. Но нигде не было храмов ни богине, ни Урху, в городах расположенных у моря любой мог молиться кому угодно.
   Я и волчица, поселились на постоялом дворе, почти в самом порту. Пока добрались до него, многие встречные с любопытством смотрели на меня и волчицу, кто-то с интересом, кто-то с ненавистью. Уже начало вечереть, когда мы, ввалились в зал постоялого двора.
   В зале было довольно шумно, за многими столами сидели посетители, кто-то ужинал, другие налегали на пиво и вино, вообщем все занимались тем, что больше всего прельщало их в данный момент. Пройдя по залу к стойке, за которой стоял, здоровенный мужик, лишь немногим меньше меня, и протирал кружки.
   -Могу ли я снять у вас комнату,- обратился я к нему. Мужик оглядел меня с ног до головы, потом глянул на волчицу, помолчал и ответил.
   -Можешь, три серебряные монеты, но предупреждаю сразу, собака не должна бегать по залу и жилому этажу, если выходит, то только с вами. Волчица, на эти слова оскалилась, и тихонько зарычала. Все вопросы чести, решаются на заднем дворе, а не в обеденном зале,- продолжил мужик, глядя на меня, не обратив внимания на недовольство животного.
   -Хорошо, а можно у вас постирать одежду и обмыться,- поинтересовался я.
   -Еще одна серебряная монета,- проговорил бармен или хозяин, не прерывая свою работу. Я достал монеты и выложил на стойку, исчезли они с удивительной скоростью.
   - Альгина,- заорал мужик. Из неприметной двери выскользнула девица, с довольно впечатляющими формами и рябым лицом.
   -Покажи постояльцам комнаты и приготовь мыльню, и пусть Тамна постирает одежду господину.
   -Хорошо хозяин, прошу следовать за мной,- это она проговорила уже мне, и пошла впереди, покачивая задом.
   Комната, была такая же, как и многие другие, в которых мне приходилось ночевать, узкий пенал, с кроватью, стулом, маленьким столом, с тазом для умывания и гвоздями, вбитыми в стену вместо гардероба. Тщательно вымывшись в большой бочке с горячей водой, надел запасные штаны и рубашку, оставив ту, что снял, в стирку. Ужин заказал в комнату, не дело рисоваться с оборотнем в зале.
   Поел и с удовольствием вытянулся на узкой, жесткой кровати, я был чистый, сытый, на набитом свежим сеном матрасе, и даже простыне, пусть из небеленого полотна, но как все-таки хорошо снова почувствовать себя человеком.
   Волчица, съев говяжью печень, тоже видно чувствовала себя хорошо и, свернувшись калачиком, у порога двери, принялась дремать. Утром я проснулся от того что кто - то всхлипывал в комнате, открыв глаза увидел девушку, лет шестнадцати, забившуюся в угол, и горько плачущую. Спросонья, я даже не понял кто это.
   - Ты кто и как сюда попала,- пробормотал я. В ответ услышал, лишь усиливающийся плачь. Наконец я начал приходить в себя и сообразил что это моя волчица, или как там ее, Иваста. Вот же ни чего себе. Она сидела, зажавшись в углу, совершенно голая, и уже начинала с горя подвывать.
   -А ну тихо,- рявкнул я,- ты чего тут сырость разводишь, что такого произошло, что надо убиваться, как по покойнику.
   - Я очень испугалась, и я совершенно голая,- не переставая всхлипывать, проговорили из угла.
   -Так, я сейчас выйду, а ты ложись в кровать и укройся,- сегодня сходим на рынок и купим тебе соответствующую одежду. Я быстро оделся и вышел из комнаты. Остановившись у двери, услышал как по полу, прошлепали ступни ног и, выждав какое-то время, открыл дверь.
   -Ты как, мне можно войти, - спросил я.
   -Да, входите.
   Укрывшись до подбородка, на кровати лежала симпатичная девушка, с большими заплаканными, серыми глазами, пухлыми губами и нежным овалом лица. Не успел я войти в комнату, как в дверь постучали, и вчерашняя служанка, вручила мне мою одежду сухую, чистую и пахнущую травами. Ткнув ей в руку какую-то медную монету, я закрыл дверь, и в раздумье уставился на девушку.
   Надо ее одеть, лучше конечно тащить с собой на рынок, и там подбирать одежду по размеру. Но в чем ей туда идти, вот вопрос. Кинув на кровать вещи из стирки, я предложил ей надеть мою рубашку
   - Пойду пока закажу завтрак, а потом будем думать, как тебя одеть,- проговорил я, выскальзывая за дверь.
   За стойкой стояла та же служанка, приносившая одежду.
   -Что желает господин,- с улыбкой спросила она.
   -Что вы можете предложить на завтрак.
   -Пироги с печенкой, вареные яйца, холодное мясо, пока все, из напитков пиво, разное вино и фруктовый взвар.
   -Тогда принесите в комнату пироги, мясо, и взвар, мяса несите побольше. Вернувшись к себе, я застал волчицу, примеряющую мои штаны. Вместится, она могла вся, в одну колошину, да и по длине надо было укоротить чуть ли не вдвое. Увидев меня, она покраснела, но штаны не сняла, рубашка ведь не платье, и хоть опускалась до колен, но девушка решила что не стоит, постороннему мужчине видеть даже того что оставалось. Интересно в образе волчицы она была намного больше обыкновенного волка, оборотни крупнее, сильнее и выносливее своих простых собратьев, а вот в образе человека, небольшая стройная девушка.
   После завтрака, я решил все-таки сам отправиться на рынок, и что-то приобрести из одежды для Ивасты. А потом уже можно будет сходить и вдвоем, что бы выбрать одежду по ее вкусу и размеру, сам подбирать ей гардероб я не рискнул. Объяснив все это девице, и приказав ни кому не открывать и не отзываться, я отправился на рынок.
   Рынок был шумный и многолюдный, даже за пару кварталов было слышно его гул, а уж "ароматы" накрывали перед самым рынком. Здесь смешалось все, и запах морских даров, которые продавали на рынке и вонь, каких-то гниющих отходов, человеческий пот и запах животных. Небольшой ветерок с моря, дующий порывами, на некоторое время сдувал эти "ароматы", но затем они снова наваливались на снующий народ, так что у непривыкшего человека к таким ароматам, слезились глаза.
   Какое-то время я с трудом дышал, стараясь успокоить рвотные позывы, но потом привык, и уже спокойно разглядывал выставленные на продажу товары. В нескольких местах вещали проповедники Урху, их почти ни кто не слушал, но это их не останавливало, и они монотонно повторяли раз за разом текст своей проповеди.
   Вдруг я почувствовал, как кто-то пытается добраться до моего кошелька, на поясе под камзолом, дав время, что бы вор подальше запустил руку, я ее резко схватил и сжал.
   -Ой, ой, ой,- услышал я и посмотрел на того кто хотел меня обворовать. Худой парнишка, лет семнадцати, в потрепанной рубашке с непокрытой головой, жалобно ойкал, даже присев немного от боли. Я ослабил хватку, но не отпустил руку вора.
   - Ой, дяденька отпусти, я нечаянно, я даже не думал сделать что-то плохое,- заныл он, при этом нагло усмехаясь. Тут же вмешалось несколько зевак, не малой комплекции. Видно было, что это одна команда.
   -А ну отпусти мальчишку, чего с пацаном связался, проговорил один из них, а остальные двинулись ко мне.
   -Хорошо отпускаю, - проговорил я, и резко сжал руку воришки, ломая ему кости запястья. Парень охнул и стал заваливаться, потеряв сознание, один из защитников подхватил его, не дав упасть, и удивленно заглянул в лицо. Я же повернулся и попытался уйти, но кто-то из охраны вора, схватил меня за плече.
   - А ну постой,- прорычал тот, кто меня схватил. Я же ухватив его пальцы, резко взял их на излом и, развернулся к говорившему, чуть нажал и мордоворот стал передо мной на цыпочки, пытаясь ослабить давление.
   -Ты что-то хотел?- спросил я его.
   -Отпусти,- просипел он бледнея.
   - В следующий раз, я просто сломаю тебе руку, ты понял.
   -Понял, понял, отпусти господин. Я отпустил его руку, обвел взглядом троицу и, повернувшись, пошел к увиденной мной ранее, лавке торгующей ношенной одеждой. В лавке я долго перебирал одежды, пытаясь что-то выбрать, наконец, нашел почти не ношеное платье, серого цвета. Заплатив за этот сэконд-хенд, я не вытерпел и поинтересовался, откуда эта одежда. Продавец замялся, не зная, что ответить.
   -Я не знаю господин, доставляют мне ее жрецы Урху, а где они ее берут мне неизвестно,- промямлил торговец, пряча глаза. И тут до меня дошло, это может даже быть одежда тех, кого отправили на жертвенный алтарь. Мурашки пробежали по спине, и меня даже передернуло от брезгливости. Но деваться было некуда, и я только сильней сжал платье в руке.
   -Господин вы не волнуйтесь, все вещи вычищены и постираны, но я уже выходил из лавки.
   - Но ведь говорят, что в жертву приносят только животных, людей же, кто не готов принять религию Сингов, изгоняют,- думал я по дороге. Нет, надо будет все шить новое, что бы ни чего не напоминало о том, чья может быть одежда.
   На постоялом дворе я проскользнул на второй этаж и, постучав в дверь, окликнул Ивасту. Дверь открылась и меня впустили.
   -Вот примерь, и надо быстро наведаться в мастерские, где шьют одежду,- проговорил я, передавая девушке платье. Когда она вышла, одевшись, видно было что платье немного широковато на нее, но да сейчас других вариантов не было.
   Пройдя по городу, мы нашли швейную мастерскую, и я предоставил Ивасте полную свободу действий. Она что-то обсуждала с хозяйкой, пока ее обмеряли, а та что-то записывала. После чего хозяйка обратилась ко мне, назвала сумму в десять серебряных монет, и что все будет готово в течение двух дней. Меня это, вполне устраивало, и я, выплатив половину денег, в качестве задатка, девушка еще прикупила какие-то женские нижние юбки, и мы отправился с Ивастой обратно на постоялый двор. По дороге пришлось еще зайти в сапожную мастерскую, где удалось даже купить почти готовые мягкие туфли, и заказать ей легкие сапожки. Туфли, подождав час, пока их доделывали, Иваста одела сразу, и мы направились к себе. Обед мы прозевали, и есть уже хотелось основательно.
   Неприятности начались едва мы прошли пару кварталов, вдруг дорогу нам преградили двое жрецов в багряных одеждах, сзади тоже послышались шаги и, оглянувшись, я увидел двоих, с кем я уже имел возможность столкнуться на рынке. Подтолкнув девушку к ограде какого-то дома, и прикрыв ее спиной, я приготовился к драке.
   -Смычка религии и воров, как мило, - усмехнулся я, вынимая меч из ножен.
   -Ты оскорбил наших адептов,- проговорил один из багряных,- придется очень сильно извиниться. И тут я заметил, что на груди тех с кем столкнулся на рынке, тоже был небольшой багряный знак, с той рожей, что видел на столбах, ограждающих серый лес. В руках багряных тоже появились мечи, и было видно, что они не новички в обращении с оружием, у тех, что сзади, были кинжалы, тоже не малой величины.
   -Стой смирно и молча, не пытайся мне помочь,- попросил я Ивасту, потому что видел, как сверкали ее глаза, и раздувались ноздри, понял, что может вмешаться, и интуитивно было готова к трансформации.
   Сделав вид, что хочу напасть на адептов с кинжалами, даже сделав шаг в их сторону, я вдруг изменит направление движения и ударил одного из багряных. Тот был на чеку, и попытался плоскостью меча отвести удар, только вот он не знал, что его железка, которую он по ошибке считал мечом, для меня не преграда. Звякнуло, перерубленное лезвие меча и упало под ноги, а сам багряный, словно запнулся, сделал несколько неуверенных шагов, и упал в пыль. Еще ни кто ничего не понял, а я атаковал второго, немного вывернул кисть и, располосовал ему грудь, а потом обратным движением, рассек горло.
   Воры, или кто они там были, соображали быстрей жрецов и, увидев, как я расправился с ними, попытались удрать. Но свидетелей я оставлять не собирался, выхватив кинжал, я бросил его, попав одному в спину, а второго я просто догнал и зарубил. Возвращаясь, вынул из тела кинжал, и немного подправил свою работу. Оглянулся вокруг, вроде бы ни кто не видел, да и все произошло очень быстро, а мы не сильно шумели. Будем надеяться, что нас ни кто не видел, а если видел, то не обратил внимание.
   -А теперь бежим, только не топай,- сказал я Ивасте, и мы припустили на постоялый двор. В помещение обеденного зала мы вошли спокойно, успев отдышаться после бега. Народ заправлялся спиртным, и на нас почти не обратил внимания. Отправив Ивасту в комнату, я остановился заказать ужин. На постоялом дворе народа прибавилось, как понял по разговорам окружающих, это был купец, прибывший на одном из кораблей, и его люди. Он искал перевозчиков и охрану для дальнейшего движения вглубь королевства. Я осмотрел народ и, заказав ужин, поднялся в комнату.
   Эту ночь, на полу пришлось спать мне, кинув под голову рюкзак, и укрывшись камзолом, я попытался заснуть, что мне с трудом, но удалось. Утром встал рано, все-таки спать на ровной гладкой поверхности, не очень удобно. Немного размяв мышцы и умывшись, спустился в зал, и попросил подать травяного отвара покрепче, что бы взбодриться. Прихлебывая горячий отвар, стал обдумывать порядок дел, которые надо совершить.
   Конечно, превращение волчицы в девушку, нарушило мои планы, и увеличило время пребывания в городке. Да и вчерашняя схватка со жрецами и ворами тоже в мои планы не входила. Хотел тихо найти корабль и отправиться на нем в сторону северных территорий. Теперь корабль пойду искать только завтра, после того как заберу одежду Ивасты. А там неизвестно, сколько придется еще его искать и ждать, хотя в принципе можно и перекладными добираться, нигде долго не задерживаясь, что бы, не мозолить глаза.
  
   ****
  
   -Позови мне старшего надзирающего,- приказал слуге, Кьюз Барч главный жрец города. Он был раздражен уже с утра, дошедшими до него слухами, о том, что в городе видели человека с волком-оборотнем. И по все вероятности оборотень был из проклятого леса, если это так, ему тоже придется отвечать перед инспекторами из столицы. А что он мог сделать, в его распоряжении всего двадцать младших жрецов да десяток адептов, а кроме того в его обязанности не входит контролировать еще и лес.
   -Все это довольно плохо, просто потому что понаедут проверяющие, и начнется,- почему плохо, додумать он не успел, в дверь постучали.
   -Разрешите войти вашество, - спросил после стука в дверь, старший надзирающий, маленького роста, неказистый человек, с постоянно бегающими глазами, огромным носом, потными руками и неприятным запахом изо рта. Главному жрецу, старший надзирающий был очень неприятен, но сделать он ни чего не мог, в столице у этого надзирающего были очень большие связи. Приходилось терпеть и ждать случая, когда можно его будет подставить и убрать от себя.
   -Входи Ториль, можешь присесть,- указал Барч на одно из кресел, у резного, лакированного стола за которым Барч и сидел, - Что ты знаешь о человеке с волком-оборотнем, вошедшим пару дней назад в город.?
   -Эээээ,- промямлил тот растеряно, при этом бледнея.
   -Так понимаю, ни чего,- усмехнулся главный жрец. Барч встал, прошелся по комнате и встал перед Торилем, покачиваясь с пятки на носок. - А чем интересно ты занимаешься, что об этом я узнаю совершенно от посторонних людей, а тот, кто обязан мне об этом доложить, сам ни чего не знает.
   -Я тут вот болел немного,- еле слышно пробормотал надзирающий.
   -А может ты в очередной раз, был у любовницы, и забросил все дела по службе,- нависая над подчиненным, все больше распалялся Барч. В это самое время, в дверь снова постучали, и заглянувший секретарь сообщил, что принесли записку от начальника стражи города.
   -Давай ее сюда,- недовольно сказал жрец, со злостью глядя на секретаря, который прервал выволочку, надзирающего. Приняв записку, он развернул ее и, прочитав, еще больше распалился.
   Ты, ты об этом тоже ни чего не знаешь?- стал тыкать в лицо надзирающему, лист бумаги. Кинув лист перед подчиненным, что бы тот прочитал, он упал в кресло, теперь уже точно не избежать проверки из столицы. Давно такого не случалось, что бы убивали жрецов Урху. Бывало, умирали с перепою, или тонули, будучи пьяными, упав в сточную канаву. Но вот убийств не было лет десять.
   Ториль, прочитав записку, покрылся холодным потом, тут его и родственник, служивший секретарем верховного жреца, мог не спасти. Ему запросто могут вменить не соответствие должности и небрежность по службе, и тогда засунут на самый низ. А потеряв нынешнюю должность, он будет вечно служить младшим жрецом, проповедовать на рынках и возится с адептами. Подумав об этом, волосы на голове его зашевелились, и по спине потек холодный пот. Непроизвольно, он соскользнул с кресла, в котором сидел, на колени, и пополз, стеная и моля прощения, к старшему жрецу.
   -Прошу милости и прощения,- взывал он,- все что прикажете, вашество, ни когда больше, пощадите. Старший жрец презрительно посмотрел, на ползающего, у его ног надзирающего, и в его голове начал рождаться план.
   - Встань и садись за стол,- приказал он Торилю. А когда тот поднялся, уточнил - бери лист бумаги и, пиши объяснение. Где был, что делал, почему не знал о происшедшем, после того как напишешь, будем думать как все исправить, что бы в столице к этому отнеслись спокойно.
   Пока Ториль потел, высунув язык, описывая объяснение, Барч обдумывал, как поступить, и что написать в столицу, по поводу последних событий. Город, как и все другие приморские города, был свободным и не подчинялся ни жрецам Урху, ни королю. С королем был заключен договор о разделении прав и свобод. В городе существовал совет капитанов и старшин гильдий, бургомистр это была выборная должность, со жрецами была договоренность, что они могут иметь в городе своих адептов, но храмы не строят, инакомыслящих не преследуют, и жертвенного алтаря не имеют. В случае нарушения условий корабелы перестают отвозить паломников на один из островов океана, где находился главный алтарь, для молитв и проведения обрядов. Уже были прецеденты ранее, отказавшись от услуг корабелов, жрецы решили сами, отправиться в паломничество. Да вот только вышла незадача, не смогли доплыть даже до пролива, соединяющего море и океан, что произошло, ни кто просто не знает, исчез корабль и все. Было еще несколько попыток, и все закончились одинаково, в одной из попыток паломничества, пропал и бывший верховный жрец. После этого и был заключен договор с корабелами.
   Так что больших прав, жрецы Урху в городе не имели, и уже давно их приходы не пополнялись новыми адептами, ну разве что некоторые члены ночной гильдии вступали в орден. Города жили по своим законам, они были разрознены, но вот корабелы, были объединены, и стоило кому-то нарушить договоренность или как-то ущемить права корабела, тут же наступало возмездие.
   -Теперь слушай, что ты должен сделать,- увидев, что надзирающий закончил писать, и пробежав написанное глазами, проговорил старший жрец.- Во первых - перерыть весь город, но найти человека с оборотнем, если находим, то привязываем его к убийству жрецов и адептов. До этого считается, что жрецы поссорились, выпив лишнего, и умудрились убить друг друга, за адептов вообще молчим. Да и кто за них вспомнит, мелких воришек и жуликов. Если же находим того кто нам нужен, говорим что это он так обставил дело, что пустил следствие по ложному следу. Пройди по всем притонам и постоялым дворам.
   -А вдруг их уже нет в городе, что тогда.
   -Тогда, узнать приметы, и отправить описание по всем городам побережья. Пусть знают, что мы даже к слухам относимся ответственно. А если их и поймают, в том и наша заслуга будет. И не вздумай болтать, не то....Барч взял со стола и демонстративно сложил ее и сунул в стол, и закрыл ящик на ключ. В крайнем случае, мы находим этого человека мертвым, надеюсь, ты понимаешь, что я сказал.
   -Да, да конечно, все понимаю, а как же оборотень....
   -Хмм, ну скажем, что он был с севера, и наверное, хотел проникнуть проклятый лес, а у северных оборотней и люда живущего там, нет печати.
   -Как же я попал,- думал Ториль, выйдя из кабинета Кьюза Барча - ну ничего подождем, смотришь и ты оступишься. А я теперь буду всегда на чеку, вот только Нанель достану Лемирского шелка, как она просила и все. Мысли Ториля перескочили на подружку,- ах какая лапочка, как она искусна в постели.
  
   Глава третья
  
   Весь следующий день я провел в порту, в поисках судна следующего на Север материка. Но к несчастью ни чего подобного не нашел, почему-то почти все шли на южный берег. Вечером вернулся на постоялый двор злой и голодный. Во дворе было с десяток груженых повозок, наверное, это товары купца, подумал я, нашел видать перевозчиков. Когда остановился заказать ужин, хозяин не глядя на меня, тихо проговорил.
   -Сегодня заходили жрецы Урху, спрашивали, не останавливался ли у меня человек с волком-оборотнем, и не происходило что нибудь странного или необычного. А некоторые посетители сказали, жрецы опрашивают народ по всему городу, да еще говорят, на днях кто-то убил несколько жрецов. Я на все вопросы ответил отрицательно, но вам надо быть осторожными. И лучше бы завтра съехать, кто - то из посетителей, может и донести. Альгина, собери заказ господина из третьей комнаты, и отнеси к нему,- прокричал он себе за спину, и принялся опять перетирать кружки. Я поблагодарил его за предупреждение, и поднялся в комнату.
   Поднимаясь, я столкнулся на лестнице с купцом, тот видно что-то считал, загибая пальцы. При этом продолжал движении, в голове моей мелькнула мысль, и не успев еще сформироваться, как я начал претворять ее в жизнь
   -Добрый вечер,- обратился я к нему - прошу прощения за вопрос, нельзя ли будет присоединиться к вашему каравану и добраться с ним до города Икенабор. Это был город, в полтораста с лишним километров от этого, где мы находились. Купец оглядел меня, и что-то решив для себя, ответил.
   -Три монеты серебром, за одно место.
   -Я передвигаюсь с племянницей, ей надо будет место в повозке, я же буду верхом.
   -Хмм, тогда четыре монеты, все-таки у нас охрана, а вас два человека.
   -А когда вы выезжаете,- поинтересовался я.
   -Хотел выехать утром но не получается, скорей всего выедим только к обеду. Это меня устраивало, я поблагодарил купца за ответ, сам же сказал, что если я успею решить все мои дела, то мы тоже будем в его караване. Откланявшись друг - другу, мы разошлись.
   Поднявшись на этаж, постучал в дверь и окликнул Ивасту, что бы ни боялась, открыть. Та переспросила, подойдя к двери, и поняв, что это я, открыла.
   -Ты как тут, ни кто не беспокоил,- спросил ее, проходя в комнату.
   -Нет, ни кто не приходил, я весь день пыталась оборачиваться и у меня это получается очень просто, и быстро. Стоит только подумать об этом и начинается трансформация, только вот надо раздеваться перед этим, а то думаю, вещи могут пострадать.
   Вчера мы с ней обсуждали ее неконтролируемую трансформацию, выяснилось, оборачиваться ликантропы, начинают в пять-шесть лет. Иваста тоже в это время прошла инициацию под присмотром отца и матери, а потом ее учили грамоте, она знала географию некоторые законы. Но пришло время, отец приказал обернуться в звериную ипостась, и так в ней остаться. В звериной сущности легче выживать, в том положении, в котором оказались ликантропы. А в городе она обернулась во сне, неожиданно, и очень испугалась, да при этом оставалась абсолютно голой. Обратно обернутся, у нее не получилось, тут и началась истерика, которую я проснувшись, прекратил, наорав на нее. Сегодня, когда уходил, посоветовал тренироваться, вспомнить все, чему учили родители и попробовать переходить из одной ипостаси в другую. Вот сейчас она прямо с порога, и начала отчитываться.
   За ужином я рассказал ей о предупреждении хозяина, и о том что корабль я не нашел, а вот из города надо уходить. По этому, мы завтра идем вначале за ее одеждой и обувью, и пока она будет ее там мерить и подгонять, я постараюсь купить коня, и мы с ней отправляемся к следующему городу, но уже не на побережье, в караване купца.
   Перед сном, мы с ней снова долго беседовали, она подробно рассказала о жизни в лесу, о постоянном голоде, о том, как многие мечтают вырваться оттуда, и о той безысходности, что сковала всех в последнее время. А еще что в душах некоторых поселился страх.
   -Вы сами видели, какие змеи появились в лесу, и их становится все больше и больше, а ведь раньше их не было совсем.
   Так под тихий голос Ивасты я и заснул, спал как обычно без сновидений, проснулся хоть и рано, но хорошо отдохнувшим.
   Утром я сопроводил Ивасту к швейной мастерской, а сам поспешил на рынок. Было еще рано, купцы и лавочники только открывали свои лавки и занимали места в торговых рядах, но там где торговали домашними животными, уже толпился народ. Заметил я и толкающегося среди зевак и покупателей карманника, который пытался срезать у меня кошель. Сегодня у него была другая охрана, прошлая уже была не в состоянии ему помочь. Я же надвинул на глаза шляпу, что бы он меня не узнал, и выждав в стороне пока он не отойдет от толпы. Он что-то отдал прошмыгнувшему рядом с ним парню, и стал спокойно отдаляться. В этот момент раздался какой-то шум, и крики о том, что обокрали.
   После того как воры отошли, я наконец попал к загону с лошадьми и походив и присмотревшись выбрал себе неплохого вороного жеребчика четырехлетку, с белой звездочкой на лбу. И спокойную каурую кобылку, для Ивасты, ни кто не поймет, почему у нее нет лошади. Тем более я представлялся бедным дворянином со своей племянницей. Тут же рядом купил седла и пару яблок. Яблоки скормил лошадям, закрепил так сказать знакомство, и тут же накинул седла. Воронок, так звали коня, только прядал ушами. Я взял их под уздцы, и шагом вывел с рынка. Сегодня почему-то не было слышно заунывных голосов, жрецов Урху, читающих свои проповеди, да и жрецов было невидать.
   Возле мастерской меня ждала Иваста в костюме южных наемниц, я ее поначалу даже не узнал, так как заказ этого костюма оставался для меня тайной. Облегающие кожаные штаны, такая же кожаная курточка на белую рубашку, и мягкая шляпа все это светло-коричневого цвета, завершали костюм короткие сапоги. В руках она держала приличный баул, по всей вероятности с другими вещами.
   Мне пришлось спешиться и, погрузив баул на Воронка идти до постоялого двора пешком, обратил внимание, что Иваста боится лошадей и усмехнулся.
   -Ни чего дорогая,- подумал я,- придется привыкать, по - другому в этом мире, никак.
   На постоялом дворе, уже стоял шум, бегали слуги купца, и сновала охрана каравана, готовясь отправиться в путь. Я, выяснив в какой повозке, поедет Иваста, положил в нее свой рюкзак и ее баул, а так же усадил девушку, и пошел купить у хозяина продуктов в дорогу. Наконец все было готово, и караван из десяти повозок, выехал из ворот постоялого двора. На воротах из Робрюка, нас внимательно осмотрела стража города, тут присутствовали и жрецы те чуть ли не обнюхивали всех, тем не менее, мы через некоторое время покинули город, и я с облегчением выдохнул.
   Чем дальше мы удалялись от города и моря, тем жарче становилось, ветерок уже не обдавал прохладой, а обдувал горячим воздухом. Как давно я не путешествовал в седле, уже забыл, что это такое, да и еще по такой дороге. Когда-то давным - давно, так я путешествовал с Алексией, Лартом и котятами Таргов. Эх, были же времена, в то время казалось, что все тебе по плечу, а теперь я обременен семьей, положением, да и возраст уже за тридцать.
   Обратил внимание, что у кибитки, где едет Иваста, постоянно крутятся охранники, пытаются завести беседу и пофлиртовать. Та же общаясь с молодыми людьми, изредка поглядывает на меня, как я на это реагирую, не сержусь ли, что она так свободно себя ведет. Молодец, мало говорит, а больше слушает, ну а парни рады хвосты распушить, вот снова бросила на меня взгляд. Мне же было все равно, пусть развеется, что она в том лесу видела. По ее рассказам, даже пару себе подобрать нормальную не могла.
   Питались в дороге два раза в день, утром и вечером, днем можно было перекусить прямо в седле, если захватил с собой что-то в дорогу. В основном грызли лепешки и запивали это водой, а уже вечером на привале готовили горячую пищу.
   На привалах Иваста спала в повозке, а я под повозкой, и охранял ее и присматривал, в моем присутствии парни не сильно к ней приставали. Я, все-таки боялся, что бы она ни сказала, чего нибудь лишнего. Скоро мы покинем с ней караван, сославшись, что нам надо немного не в сторону, в небольшой городок Лигорн, который стоял чуть в стороне, от тракта по которому мы двигались. И по дороге я начну учить Ивасту верховой езде, так как добираться нам долго. При свидетелях, я не стал этого делать, по той причине, что в ее возрасте все умеют передвигаться верхом, лишний раз объясняться, почему она такая неумеха, не хочу, да и подозрительно все это. А получится ли сесть нам на корабль неизвестно, может, придется добираться верхом на лошадях.
   По разговорам и охранников и возниц, выходило, что богатое раньше королевство, обнищало до ужаса. Это в приморских городах этого не заметно, а чуть вглубь, королевства, это видно очень сильно. По дорогам бродят шайки нищих и разбойников, а вот жрецы Урху набивают подвалы своих храмов золотом и драгоценностями. Почему король допустил все это, ни кто не знает, ходят разговоры, что подчинили как-то короля жрецы, но точно ни кто, ни чего не знает.
   Вот и пришел момент расставания с караваном, я пожал руку купцу, а Иваста помахала рукой своим почитателям на этом и все. Взяли коней пол уздцы, и свернули на дорогу, ведущую к Лигорну. Вот тут немного и потренируемся, дождавшись, когда караван скроется, я помог Ивасте сесть на коня и повел кобылку в поводу.
   -Распрямись, не надо горбиться, опирайся на стремена и расслабься. Поводья держи свободными, лошадь очень смирная, и по этому, она тебя не сбросит, и будет тебя во всем слушать. Не горбись, еще раз говорю, спокойно, спокойно,- вот примерно так мы и двигались. К концу дня она уже более-менее уверено держалась при движении лошади шагом.
   -Я боюсь,- твердила она,- Алекс она меня не укусит.
   -Не нервничай, не укусит, ты только не дергай поводья.
   Привал организовали, буквально на несколько метров углубившись в лес, что бы небыло видно с дороги, развели костер, и я начал готовить похлебку. Вечером я заставил, Ивасту скормить обоим коням, немного лепешки, посыпанной крупной солью, и две последние морковки. Она, конечно, боялась, но пересилив себя, все-таки покормила коней, и осталась, очень собой горда.
   Ночь прошла спокойно, ни кто нас не тревожил, но спали, чутко просыпаясь на фырканье коней, но в остальном все было спокойно. Утром, доев вчерашнюю похлебку, предложил Ивасте потренироваться рысью. Я в принципе решил немного задержаться, и научить девушку управлять конем. С первой же попытки, Иваста резко натянула поводья, и лошадь встала как вкопанная, не умея управлять своим телом при движении, та и кувыркнулась через голову лошади. Ноги из стремян вынуть не успела, и повисла, касаясь земли, только руками. Ситуация была комичной, но я сдержал себя и не стал смеяться, лошадь тоже стояла спокойной, ожидая пока горе всадник примет нормальное положение. Вот с таким успехом и продолжалось наше учение, девчонка правда была упорной, и старалась, не смотря ни на что.
   Занимались целый день, и к концу начало что-то уже получаться, в спокойной обстановке, думаю, все будет хорошо, ну а в экстремальной, все непредсказуемо. Добираться до городка нам еще два дня, и в дороге думаю, еще подучится, с такими мыслями я отправлялся в путь следующим днем.
   Выехали рано, когда только восток окрасился в розовый цвет, на траве лежала роса, и хоть днем солнце жарило, ночью было прохладно. Если только придется добираться на лошадях, то надо будет прикупить еще и заводную лошадь, и на нее грузить продукты и, другие нужные при путешествии вещи. Через несколько километров, мы неожиданно наткнулись на пост, дорогу перегородили рогатки, за которыми стояло несколько человек. При этом некоторые были в хламидах жрецов, а несколько человек в доспехах стражников. При этом не было видно ни палаток, ни шатров, даже шалашей и то не было. Значит пост временный.
   Вперед вышел один из жрецов, приподнял руку и властно проговорил.
   -А ну слезай, приехали, проверка, - через паузу продолжил - кто такие, и куда едем. Я спешился, и подошел к жрецу, ведя коня в поводу. Тот посмотрел на меня, прищурив глаза.
   -Девица что у тебя глухая, или я не ясно сказал. Спешится и предоставить вещи на проверку. Оглянувшись на Ивасту, я увидел, как она неловко покидает седло.
   -Господин монах я баронет Алекс Зорго, со своей племянницей едем из Рокбрюка в Еменьбург, назвал я первый город на границе с королевством Каприей, ко мне домой. ЕЕ родные умерли, вот я и забрал, как ни как родня.
   - Арчер, проверь девицу,- не терпящим возражения голосом приказал жрец. Один из солдат направился к девушке. Подорожную давай, - это он говорил уже мне. Подорожной у меня не было, но я был дворянином и имел право путешествовать без нее, а тем более дворяне из приграничных районов вообще, насколько я узнал, не пользовались ими из принципа.
   -Видите ли,- возвел я его в дворянское сословие, потому что на вы, обращались только к дворянину,- я как-то не озаботился ее взять. В это время за моей спиной послышался испуганный вскрик Ивасты, а когда я начал поворачиваться, что бы посмотреть что там происходит, жрец дернул меня за ухо, поворачивая к себе.
   -На меня смотри, еще раз попытаешься повернуться. И я отправлю вас, а может только тебя, в бараки ожидания. Эти бараки были чем-то похожи на КПЗ моего прошлого мира. Из них если ты не докажешь свою правоту ты мог загреметь или на плаху или на корабль адептов, везущий их, на поклонение к главному алтарю. Тут Иваста закричала, и горько зарыдала, я хотел разъехаться спокойно, но тут понял, что спокойно разойтись, не получиться.
   Я нагло улыбнулся жрецу, и резко ударил его носком сапога в колено. Он в последний момент что-то понял, но среагировать не успел. И когда он от боли инстинктивно наклонился, я от всей души ударил его в висок, и пока он падал, я выхватил меч и бросился на помощь к Ивасте. Два шага, стражник и понять ни чего не успел, не говоря о том, что бы вынуть руку, которую запустил под подол девушке, как его голова уже катилась по земле. А потом я кинулся к остальным, которые только начали приходить в себя. Очень сложно из статического положения перейти в ускорение, но мне это сразу удалось....
   -Опыт не пропьешь,- усмехаясь, думал я,- стремительно двигаясь к остальным. Быстрей всех среагировал один из стражников и попытался ткнуть в меня копьем, но для меня это было так медленно. Я спокойно чуть отклонился, пропуская копье мимо себя, и разрубил ему горло. Потом пришел черед еще одного жреца и стражника, меч спокойно прорубил и доспехи стражника, а вот жреца я решил временно оставить живым и только оглушил его.
   Оглядевшись вокруг, но ни кого, нигде, не было видно, пустынная дорога и почему они тут стояли, не понятно вот я и решил это выяснить. Неужели уже это нас уже разыскивают. Похлопав по щекам жреца, приводя его в сознание, я начал допрос.
   Тот даже не думал молчать и сам мне все рассказал. Оказалось, эти разбойники, по-другому, их не назовешь, охотились на барона Герхарда ли Рока и его несовершенно летнего сына. У старшего, их пятерки, которого я убил первым, были какие-то давние споры с бароном. А тут он узнал, что барон ссудил у своего сюзерена графа Кварка де ла Поунта, сто золотых для расширения своего производства вина, урожай винограда, в этом году должен был быть очень хорошим. Вот они два дня, ждали их, и дождались, трупы рядом в лесочке лежат, там же и кони и их и барона. Сами они из городка Лигорн, в который мы и направлялись. Да и они не первый раз, подобным занимались, понял я из рассказа. Уже собрались уезжать, а тут и мы подоспели. Вот они решили, заодно и нас потрусить. Выслушав жреца, я свернул ему шею, и перетащил трупы в лесок, закидав лапником, и валежником, которого тут хватало. Притрусив кровь землей, побросал в лес и рогатки, мы поспешили убраться с этого места, предварительно вывернув их карманы. Им деньги уже не понадобятся, а нам пригодятся, улов оказался очень даже приличный , по мимо денег барона в карманах жрецов тоже оказалось серебро и даже золото.
   Иваста, все время ходила за мной как привязанная и из-зо всех сил пыталась помочь, и трупы помогала таскать, пока я присыпал кровь землей, она обернулась и шуганула коней в образе волка, а те рванули с испугу по лесу.
  
   Глава четвертая
  
  
   К вечеру мы въехали в большое село, на въезде в которое висели три трупа - мужчины, женщины и ребенка лет десяти, по всей вероятности это была семья. От такой жестокости, меня прям, передернуло, вот же твари, те кто это совершил. Ладно, взрослые, может, и заслужили такую участь, но ребенок. Я уже давно в этом мире, но до сих пор не могу понять такое отношение к детям.
   В империи, с моей подачи, Алексия приняла закон об ответственности только с пятнадцать лет. Просто взрослеют тут раньше, чем в моем прошлом мире, а до этого возраста ответственность несут родители, опекун, или тот, кому поручено присматривать за ребенком. Беспризорников и сирот, если таковые появлялись, отправляли в пансионы, которые создали по всей территории империи. Там ребят обучали грамоте, какой нибудь профессии, самых способных отправляли учиться дальше, или в военное училище или на госслужащих. Дело конечно не быстрое и требующее вложений, но впоследствии оно себя оправдывает. Каждый окончивший любое такое заведение, был обязан, отработать на моих или императорских мануфактурах, не менее десяти лет. После чего, мог или остаться и дальше работать на них, или открыть свое дело, или заняться чем душа пожелает.
   Иваста, смотрела на все, широко открытыми от удивления глазами. Это понятно, она всю свою жизнь, провела в лесу. И только сейчас, с толкнулась с действительностью, этого мира. Им в лесу пусть и объясняли законы и наказание при их нарушении, но одно дело слышать и совсем другое видеть. Хорошо, что я перед поездкой предупредил ее, что оборачиваться в звериную ипостась, может только с моего разрешения. Психика у нее пока неокрепшая, и любое событие, выбивающееся из ее представления, может спровоцировать спонтанное преображение.
   Въехав в село, у первого встречного прохожего, спросили, где можно остановиться.
   -Так вот же господин, постоялый двор, и цены там не высокие,- показал он на открытые ворота, на которые я не обратил внимания.
   Оказывается, в стоящем у дороге села, был даже постоялый двор, в который мы и заселились. К нашему счастью тут даже были свободные комнаты. Умывшись с дороги, и приведя себя в порядок, я спустился в обеденный зал, заказал ужин и принялся ждать свою спутницу. Заказ принимал сам хозяин, такой себе колобок, с приятной улыбкой и зелеными глазами, у него я спросил о повешенных, тот видать человеком был разговорчивым, вот и принялся шепотом рассказывать мне, свою версию произошедшего, при этом постоянно оглядываясь. Но зал был пуст, лишь на кухне служанка гремела посудой.
   -Семья эта, появилась в нашем селе всего год назад, они выкупили дом на окраине, у Тампа горшечника, оставшийся от его родителей, и принялись обживаться. Дамир, так звали отца этого семейства, был неплохим бондарем, да и колеса к повозкам мог ладить. Рамира его супруга занималась домом и огородом. Когда квартальный, пришел к ним за ежемесячной десятиной храмовникам Урху, то получил отказ, и так было несколько раз. Это в приморских городах такое возможно, если ты поклоняешься старому богу, вернее богине, или еще кому, то и не платишь храмовникам. Но мы, вернее все кто не относится к прибрежным селениям, платят все без исключения. Конечно, квартальный мог и промолчать об этом, но видно все-таки в храм он доложил. Вот буквально пару дней назад, жрецы и заявились, что уж там произошло, ни кто не знает. Только видно была там большая драка, слышали соседи крики и шум, Дамир, мужик был здоровый, мог не сдержаться, когда кто нибудь из прибывших повел себя неправильно или нагло. Точно знаю, что двоих жрецов увезли обратно в повозках, раненых или убитых не скажу. А семью всю и повесили, да и вешали их уже мертвых даже мальчишку, как бы в назидание другим. Вот такие дела - вдохнул корчмарь, в это время и Иваста подошла. Хозяин замолчал и поспешил на кухню за заказом.
   Вечером в комнате, я еще раз предупредил Ивасту, что бы, прежде чем сказать, думала, что и кому говорит. Рассказал ей, что узнал у хозяина постоялого двора, о повешенных.
   Утром следующего дня, прямо спозаранку, в дверь комнаты постучали, и на пороге возник маленький толстый человек с бегающими глазками. Он быстро осмотрел и нас и комнату.
   -Я местный квартальный, Шам Четер, вы надолго к нам господа,- спросил он кланяясь.
   -Нет, вот сейчас нам принесут отданную в стирку одежду, и мы отправимся дальше,- ответил я на вопрос.
   -Прошу прощение, просто по указу его преосвященства, я должен проверять жильцов, и потом докладывать, кто и куда проехал.
   -Ну что же, мы не против, я Жак Наполеон, а это моя племянница Жозефина Наполеон, - назвался я первыми, что пришли в голову именами,- едем в город Лигорн, - надеюсь, вы все выяснили для доклада. Квартальный поклонился и, уверив меня еще раз, что это требование закона удалился.
   После того как квартальный ушел, служанка принесла выстиранную одежду и мы спустившись в зал позавтракали и закупив продуты отправились дальше. Если все нормально, то к вечеру мы будем в городе.
   Продукты купил, сам не ожидая, что они нам пригодятся в самое ближайшее время. Выехали поздно, да еще в дороге пришлось несколько раз останавливаться, чувствуя, что сегодня уже в Лигорн не попадем, я лошадей гнать не стал. Увидев караван, из полутора десятков повозок, остановившийся на ночлег, я попросился в компанию и был принят.
   Расседлав коней, и пустив их пастись, мы быстро развели костер, и принялись с Ивастой готовить немудреный ужин. Когда уже заканчивали ужинать, к нам подошел старший охраны каравана, пригласив его выпить с нами кружечку отвара, который тут называли шодом. И когда он присел, я расспросил его, почему они не стали ночевать в городе.
   -Да спешит купец, некогда ему, корабль и так опоздал, попав в шторм, да и городе, что-то непонятное происходит, ловят кого-то, всех проверяют, требуют подорожную. Если нет, задерживают и выясняют личность. Так что, узнав об этом, не стали заезжать, мало ли что. А вы, куда путь держите, с молодой женой? - поинтересовался он, внимательно нас осматривая.
   - Да мы как раз в Лигорн с племянницей и едем, дочь брата это,- кивнул я на Ивасту, та в стороне мыла посуду после ужина. Брат-то зимой застудился, да и помер, а невестка жена, его та еще при рождении ее,- я кивнул на девушку - от горячки померла. А девица сам видишь на выданье уже, да и родня, как ни как бросать нельзя, так что забрал ее к себе.
   -Да, ни кто не знает, как судьба сложится,- проговорил охранник и попытался осенить себя священным кругом богини, но тут же опомнился и руку удержал, я же сделал вид, что не видел его движения. И когда он глянул на меня, отвернул голову и посмотрел на Ивасту.
   - Ладно, пойду я, спасибо за шодом, меня Тормом зовут, если что обращайся, - проговорил он и, повернувшись, удалился.
   После ухода Торма, я обдумал ситуацию и понял, что нам тоже не стоит рваться в город, как бы это не нас искали. Ведь и при выезде Робрюка нас чуть ли не обнюхивали, видать давно не погибали жрецы, вот и будут шерстить всех. Вот же проклятье думал я, что-то это путешествие мне начинает не нравиться. А ведь как хорошо начиналось, лето, тепло, неторопливые беседы с молодой симпатичной девушкой, неспешные прогулки верхом. Я даже хихикнул от нарисованной картины, рядом посапывала Иваста, я поправил плащ, укрывая ее, что же, утро вечера мудренее, подумал засыпая.
  
   ****
   -Ваше преосвященство, пришел магистр ордена рыцарей Урху, - заглянув в дверь кабинета, проговорил секретарь.
   -Пусть подождет, я позову его,- ответил очень полный мужчина, с глубоко посаженными маленькими глазами желтого цвета, продолжая кормить попугая в клетке. Бросив последние зерна, он отряхнул руки, и сел в кресло стоящее у стола. Когда-то, он был простым мелким таможенным чиновником, следящим за прибывающими в порт кораблями и описью товаров. Считали и получали налог другие, а он только мечтал, что когда нибудь, станет таким же, и наконец, сможет избавится, от постоянного чувства голода. Но все повернулось иначе, когда в его дверь постучались несколько человек в одеждах монахов. Пустив их пересидеть ненастье, в тот день дождь лил как из ведра, он вдруг попал под очарование того, что рассказал ему один из этих людей. Почему это произошло Ванор Кармитор, бывший мелкий чиновник порта, а теперь верховный жрец религии Урху, не мог понять даже сейчас. Он стал первым и очень ревностным адептом новой религии, первым стал помогать строить храм нового бога, жертвуя то немногое что у него было. И благодаря этому, стал постепенно продвигаться вверх по карьерной лестнице, и чем выше он поднимался, тем больше появлялось у него возможности, сводить счеты с теми, кто в свое время смеялся, и издевался над ним. Чем больше становилось последователей, тем значимей становилось положение Ванора. А когда пропал предыдущий верховный жрец, Ванора Кармитора выбрали на его место. Вот тогда Ванор развернулся по настоящему, он создал боевой орден последователей Урху, и дал им большие права. В орден подбирались простолюдины и мелкие дворяне, по своей сути лишенные чести, и достоинства, у которых на совести было немало неблаговидных поступков. Ванор понимал, что вытащив их из грязи, и дав возможность подняться над другими, они навсегда останутся ему верными. И выполнят самый гнусный, и мерзкий приказ, переступят через многое, если не через все, задавив в себе жалость, остатки благородства и просто совесть.
   Вот после создания ордена и началась вакханалия террора, король к тому времени уже плотно сидел на пыльце и верил всему, что ему говорили жрецы, по сути Ванор стал единоличным правителем королевства. Думал ли он когда нибудь о таком, нет конечно, на это его фантазии не хватало, но судьба выбросила его на верх, и дав возможность распоряжаться судьбами даже аристократов.
   А сейчас ему надо было решить вопрос с поиском принца, король совсем стал недееспособным, и тут открывались огромные возможности для последователей Урху. Вернее для высших иерархов церкви. Вот и надо бы найти принца..... желательно мертвым. Парень ни как не поддавался влиянию последователей Урху, что только не делалось в этом плане. Комнаты, где он проживал, окуривались дымом радужной пыльцы, принц блевал, сказывался больным, но все попытки повлиять на него проваливались, он гнал всех проповедников прочь. У него была ладанка с миниатюрным портретом его матери, говорили, что ее благословила сама богиня. Когда ладанку попытались похитить, принц поднял такой крик, обвинил в похищении обслугу, и приказал допросить и лишить головы нескольких жрецов, которые присматривали за ним. Король, который уже мало что соображал, принца поддержал, и пришлось рубить головы верным людям. При этом еще и опоить их, что бы они ни смогли, ни чего рассказать о том, кто за всем этим стоит, а ладанку подкинуть под кровать, где ее и нашла прислуга. Но казнь это не отменило, принц настоял, с усмешкой глядя на верховного жреца, а король его во всем поддержал.
   На какое-то время от принца отстали, но Ванор затаил на него злость и рано или поздно он бы избавился от наследника. Но тот умудрился сбежать, прихватив документы о своем происхождении, заверенные большой королевской печатью. И вот уже скоро два месяца, когда его ни кто не может найти, правда кинулись его искать не сразу, а почти через седмицу, что дало ему возможность спрятаться понадежней, а может вообще выехать в другое королевство.
   Вот сейчас за дверью сидит глава ордена боевых жрецов, рыцарей Урху, преданный и проверенный человек, ему верховный жрец и хотел поручить расширенные поиски принца. А в случае его нахождения, и лишения жизни, да так что бы подозрение ни упала на церковь и жрецов Урху. Пусть и имела новая религия большое влияние в королевстве, но еще не полностью овладела умами. А в случае войны или гражданских выступлений. Ни кто не мог дать гарантий, что не подключатся соседние королевства, с которыми умудрились перессориться.
   -Ванор позвонил в колокольчик и когда секретарь заглянул в дверь проговорил.
   - Пусть магистр зайдет,- велел он. Через мгновение в дверь вошел подтянутый человек, лет сорока, со шрамом, шедшим через правую бровь и по щеке, что предавало его лицу зверское выражение, звали его Грен Тормит. Четвертый сын мелкого дворянина, которому отец не мог дать ни чего, а после смерти родителя, братья просто вышвырнули его, ни чего не дав кроме пары медяков да звания шевалье. Вот он в свое время и прибился к организуемому в тот момент ордену, а когда вдруг стал его магистром, свел счеты с братьями и их семьями, вырезав оных подчистую, не пожалев даже детей.
   -Присаживайтесь Грен, - указал верховный жрец на кресло, и когда тот сел продолжил - вы уже искали принца и пока безрезультатно. Думаю поиски надо расширить и в соседних государствах. У вас есть для этого люди?
   -Да ваше преосвященство, люди есть.
   -Это хорошо, но есть один нюанс в поиске принца, он ведь может нам очень сильно помешать, в нашей службе Урху, взойдя на трон, вы не находите?
   - Я думаю, что в этом случае его надо нейтрализовать,- проговорил магистр. Он не один год знал верховного, и мог говорить открыто.
   - Что же, я разделяю ваше мнение, может нам отправить принца на остров с главным алтарем церкви, пусть он приобщится к благодати. Как вы думаете?
   -Хмм думаю, вы во всем правы ваше преосвященство.
   Что же, деньги на поиски принца, получите у казначея. Я больше не задерживаю вас дорогой Грен. Когда за магистром закрылась дверь, Ванор спокойно выдохнул.
   -Слово сказано, отступать некуда, главное, что он не произнес пожелание лишить жизни принца, а магистр все понял правильно. Уже не первый раз он получает такие деликатные предложения, и всегда их аккуратно выполнял,- думал верховный жрец, задумчиво глядя в окно. А отправить на остров с главным алтарем тоже идея неплохая, верховный не знал конкретно что там происходит с новыми адептами и паломниками. Сам он там ни когда не был, но по рассказам жрецов, которые сопровождали всех желающих посетить главный алтарь. Некоторые оставались на острове, словно их что-то не отпускало, у некоторых было помутнение ума, которое не проходило даже когда они возвращались. Остальные же оставались такими же как и были. В какое-то время на остров стали отправлять и ярых противников Урху и приверженцев старой религии. Эти только сойдя с корабля, сами отправлялись в пещеру с алтарем, гора была изьедена ходами и переходами, словно сыр, и больше их ни кто не видел. Что с ними происходило, ни кто незнает, и куда они девались тоже. Ему надо обязательно побывать на острове что бы стать обладателем всех таинств. Но он постоянно оттягивал посещение острова, опасаясь и боясь сам не зная чего.
  
   ****
   Утро было пасмурным, темные облака нависали над головой, и казалось, вот-вот упадут на землю, в воздухе пахло дождем. Соседи, с которыми вместе коротали ночь, быстро собрались и отправились в путь, мы тоже не стали задерживаться. Но постарались выехать позже, что бы купец и его старший охранник каравана не видели, что мы изменили маршрут, и двинулись не к городу, а в сторону от него. Пока пришлось двигаться в след каравану, а на ближайшей развилке уйти в сторону все дальше удаляясь от моря.
   Дождь нас застал в поле, лес, где мы, могли бы укрыться, виднелся вдалеке, хорошо хоть начался он мелкими редкими каплями, и мы, подгоняя коней, бросились успеть до его начала, под защиту леса. Мы бы успели но, гнать лошадей в галоп я не рискнул, полагая, что Иваста просто свалится во время скачки, и мы уже точно не успеем спрятаться под деревья. Дождь нас застал метров за двести от леса, но хлынувшие потоки воды, моментально вымочили нас с головы до ног. Небо еще больше потемнело, и создавалось впечатление, что наступил поздний вечер, пространство вокруг освещалось только сверкающими изредка молниями. Дул сильный ветер, бросая в лицо холодные струи дождя. Наконец мы достигли леса и, спешившись, стали в него углубляться. Здесь уже не так свирепствовал ветер, и пусть и не очень сильно, но от дождя закрывали деревья. Остановились мы под раскидистой кроной дуба, которая была настолько густая, что земля под дубом была абсолютно сухая. Дождь постепенно стал стихать, и наконец, прекратился совсем. Я с трудом насобирал более-менее сухого валежника, и попытался разжечь костер. С трудом, но это мне все-таки удалось, поначалу, горел он нехотя, но постепенно разгорелся, и от него потянуло теплом. Я стал стягивать с себя мокрую одежду, и развешивать на воткнутые вокруг костра палки. Ивасте тоже предложил, сменить мокрую одежду на сухую, и отвернулся, пока она переодевалась.
   -Наверное, придется нам сегодня заночевать здесь,- проговорил я. Достав из мешка припасы, начали готовить ужин. Ночь прошла спокойно, если не считать что среди ночи Иваста стала плакать, прижавшись во сне ко мне.
   -Спи, спи,- прошептал я ей на ухо - все хорошо. И она, еще раз всхлипнув, затихла и сонно засопела. Утро было таким же хмурым и ненастным, как и предыдущее, но дождя еще не было. Быстро перекусив, мы снова оделись в высохшую одежду и отправились в путь. Почти у самой кромке леса, послышался шум, и прислушавшись, я различил слова.
   -Отпустите меня, не смейте меня трогать,- вдруг совсем неожиданно раздалось впереди. Я дал отмашку, что бы Иваста оставалась на месте, а сам осторожно двинулся вперед, очень хотелось посмотреть, же там происходит. А крики и угрозы все продолжались, и чем ближе я подбирался, тем громче они были слышны.
   -А ну заткнись, - и затем послышался звук удара. На какое-то время все стихло.
   -Вы об этом еще пожалеете, развяжите мне руки, и узнаете, как нападать на добропорядочных граждан.
   -Может тебе и меч в руки дать, что бы нам сподручней, все узнавать было, - раздался хохот нескольких голосов.
   Я осторожно раздвинул ветки куста, скрывающего от меня происходящее. На небольшой поляне, несколько личностей, заросших бородами до самых глаз, окружили молодого парня привязанного к дереву. Дубины, в руках личностей, и обноски в которые они были одеты, не оставляли ни каких сомнений о роде их деятельности. Лишь один из них, был одет в толстую кожаную бронь, с нашитыми на нее бронзовыми бляшками. Да в руках у него была тяжелая кавалерийская шпага. Скорей всего это и было оружие парня. Парень же был одет в добротный камзол, с красивой вышивкой и белую рубашку, с кружевным воротником. Такой должен бы передвигаться с отрядом охраны, а его почему-то захватили четверо обычных мужиков, почти безоружных.
   -Муслин, посмотри, что я нашел,- и я увидел еще пятого члена банды, до этого мной не замеченного, он в этот момент рылся в сумках, притороченных на коне, принадлежащем скорей всего парню. Золото, тут его много,- добавил он, потрясая увесистым кошелем, и радостно скалясь.
   -Ну вот, а ты говорил нет ни чего, нет не ничего, а мы нашли,- и разбойник, к которому обращались, как-то беззлобно, дал пощечину парню.
   -Ты об этом еще пожалеешь, вы все пожалеете,- взвился тот, чем вызвал очередной хохот разбойников.
   Решив прекратить происходящее на поляне, я раздвинул кусты и шагнул, под испуганные взгляды присутствующих, тот, что шарил по сумкам, даже застыл с отрытым ртом. На какое-то мгновение установилась мертвая тишина, но затем, увидев, что я один, разбойники приободрились.
   -Ты посмотри, как нам сегодня везет,- проговорил Муслин, скорей всего он и был главным в этой шайке - иди сюда парень не заставляй нас ждать. Продолжил он, и гнусно усмехнулся.
   -Мужики, сегодня чудесный день, мне бы не хотелось его омрачать вашей смертью, давайте просто решим все по хорошему, вы возвращаете все вещи парню, а затем, отвязав его и извинившись, удаляетесь. Получив от этого несомненную выгоду, то есть ваши жизни. И я замолчал, ожидая их реакцию.
   -Парни, а ну взяли его,- прорычал главарь, и двинулся в мою сторону, помахивая тяжелой кавалерийский шпагой, его подельники от него не отставали, и они толпой стали ко мне приближаться. Поняв, что миром разойтись, не удалось я, выхватил меч и пошел им на встречу. Главарь на какое-то мгновение притормозил, а вот его подельники нет, так что они оказались впереди и я, не дожидаясь их приближения, начал действовать.
   Уклонившись от опускающейся на мою голову дубины, я чиркнул, мечем, по внутренней стороне бедра нападавшего, и сместился к следующему. Тут тоже не мудрствуя, ударил по локтю руки, отрубая ее и не обращая на вопль, бросился к главарю. И чуть не пропустил удар, подкравшегося сзади любителя рыться в чужих вещах, на удачу, он отчего-то споткнулся на ровном месте, и мне достаточно было ударить его свободной рукой в висок, что бы он затих. Главарь оказался самым хитрым, увидев расправу со своими подельниками, он бросил шпагу и кинулся наутек, а на последнего разбойника напал столбняк. Он стоял, хлопая глазами, и заворожено смотрел на меня и мой окровавленный меч.
   -Что стоишь, а ну быстро развяжи парня,- произнес я нахмурившись.
   -Да, да господин, я сейчас, я быстро,- и он кинулся развязывать веревку, которой был привязан парень к столбу. Который, за все время схватки не произнес ни слова, а только хлопал глазами. После того как его развязали, парень принялся растирать кисти рук, что бы быстрей восстановить кровоток.
   -Я благодарен вам сударь,- подойдя ко мне и поклонившись, сказал он- разрешите представиться, шевалье Брюс фон Танделор.
   - Баронет Алекс эль Зорга,- представился я в ответ.
   -Баронет вы путешествуете один?- удивленно спросил.
   -Да вы я смотрю тоже шевалье, не озаботились компанией. На что он замялся и, покраснев, ответил.
   -Знаете баронет, на то были особые причины. Вы, не против, если дальше мы поедем вместе.
   -Ну.... если нам будет по пути, то почему бы нет.
   -Да мне собственно все равно куда ехать, отец, сунув мне пару медяков и пожелав удачи, отправил меня искать свою судьбу. Наследства мне, ни какого не причитается, все остается старшему брату. А у меня конь, шпага да удача, которая как вы могли заметить, довольно переменчива. И он отправился к тому разбойнику, который рылся в сумках его коня, при этом старался стать так, что бы я, не видел что он вытащил у него из-за пазухи, и сунул уже себе. Он ведь не знал, что я многое видел и слышал. Да и по одежде, коню, и сбруе, парень не сильно был похож на сына бедного барона, ну да я не стал делать поспешных выводов
   Пока парень обшаривал разбойников в поисках своего кошеля, седлал коня и подбирал свою шпагу, которую, бросил, убегая главарь. Я помахал рукой, подзывая Ивасту, и когда та появилась, ведя в поводу коней, парень попросил представить его даме. Я представил засмущавшуюся девушку, как свою племянницу, с нею мы уже давно решили этот вопрос.
   Я не собирался тут задерживаться, и предложил как можно быстрей покинуть место схватки с разбойниками. Вот только что делать с последним живым разбойником я не знал, да мне кажется, что и среди тех, кто лежал на земле, были раненые, но живые. Я не палач, и убить просто так не мог, а этот придурок, стоял и даже не пытался бежать, а ведь я ему неоднократно давал такую возможность, поворачиваясь к нему спиной. Уже когда мы направились к опушке леса, видневшейся между деревьев, он вдруг испугано спросил.
   -Господин, а как же я?
   -А что ты? Хочешь, что бы я тебя зарубил, как и твоих подельников, или доставил к префекту, где тебя повесят? Беги, пока нам не до тебя,- проговорил я и отвернулся. И тот бросился в лес, так что треск стоял.
   -Его надо было убить, это разбойник,- проговорил спасенный нами парень.
   -Ну, так убей,- ответил я.
   -Но я не могу, я же не палач.
   -А с чего вы шевалье решили, что я подхожу на роль палача,- уже раздраженно проговорил я. Парень, наверное, сообразил, что говорит что-то не то.
   -Нет, что вы баронет, даже в мыслях такого не было, вы просто не правильно меня поняли. Наконец мы вышли из лесу, уселись на коней, и направились по хорошо накатанной дороге на север. Где-то уже после обеда, снова стал моросить мелкий, напоминающий осенний, дождь. И было похоже, что прекращаться он не собирается.
  
   Глава пятая
  
   Увидев на дороге поворот в лес, куда вела пусть и не широкая, но тоже накатанная дорога, я свернул на нее. Дождь то стихал, то начинался с новой силой, земля давно не знавшая влаги, жадно впитывала воду и дорога была почти сухая. Решив посмотреть, куда нас приведет эта дорога, мы направились вглубь леса. Хорошо, что все наши вещи были уложены в кожаные мешки, надеюсь, не промокнут. Лошади шли ходко, но ехать пришлось довольно долго, когда за очередным поворотом, лес неожиданно кончился и, перед нами распахнулось большое ровное поле, посреди которого на небольшой скале, величественно возвышался замок, окруженный высокой каменной стеной. Дождь давно закончился, день клонился к вечеру, и среди туч стало проглядывать заходящее солнце, которое подсветило замок багровым цветом, от того он выглядел мрачным и устрашающим. У подножья скалы, на которой расположился замок, обосновался городок, он тоже был окружен стеной, но не настолько монументальной.
   -Ну что, друзья,- обратился я к Ивасте и Брюсу,- попросимся в городок на постой? Иваста как-то растеряно пожала плечами, не отводя взгляда от замка. Потом взглянула на меня.
   -Как скажите господин Алекс.
   -Эх, как хорошо бы сейчас выпить горячего вина, что бы согреться, да и подсушиться не мешало бы,- проговорил Брюс, и мечтательно закатил глаза.
   -Ну, раз возражений нет, тогда вперед, - и мы, пришпорив коней, направились в город, при замке.
   На воротах, стража содрала с нас по два медяка, и мы въехали в город. На удивление город был чист, не валялся мусор, из окон не выплескивали помои, и на дороге не видно было экскрементов. Остановились мы на постоялом дворе под названием " Серебряная лилия", обеденный зал был почти полон, лишь кое - где пустовали пара столов, а за остальными сидели компании. Мы уже хотели развернуться и уйти, как к нам подскочила молодая девчонка подавальщица.
   -Господа, если вы хотите остановиться у нас, то к вашим услугам прекрасные комнаты, у нас приличная кухня, и невысокие цены, а так же всегда свежее пиво.
   -Ну что же, покажите ваши комнаты, - влез вперед меня Брюс.
   -Прошу вас, идти за мной,- и она, развернувшись, пошла к лестнице, ведущей на второй этаж, где по всей вероятности и располагались комнаты для приезжих. Комнаты были такие же, как и везде, не широкие в них располагались кровать, небольшой стол и стул, в одном углу стоял сундук под вещи, в другом таз для умывания. Но в каждой комнате было большое окно, затянутое бычьим пузырем.
   Переодевшись в сухое, и отдав мокрую одежду в стирку служанке, я уложил свои вещи в сундук, оставив несколько монет и захватив Ивасту, спустился в зал. Не успели сесть за стол, как к нам присоединился Брюс. Он всю дорогу, после нашей встречи, оказывал знаки внимания Ивасте, и сейчас заметил, что она стала еще прекрасней. Та покраснела, но было видно, что ей понравилось, внимание парня. Я только усмехнулся про себя.
   - Эх, молодость, молодость. Заказав ужин, и дождавшись, когда его принесли, стали не спеша, поглощать пищу, блюда оказали хорошо приготовленные, и я просто наслаждался. После ужина прихлебывая горячий взвар, я разглядывал посетителей и одним ухом слушал воркование Ивасты и Брюса.
   Вдруг дверь заведения резко распахнулась, и в помещение ввалилось несколько человек, во главе с широкоплечим, огромным мужиком, примерно моих лет, у которого было полтора уха. Да в буквальном смысле, правое ухо у него, было срезано, наполовину. По одежде и вооружению скорей всего, это были наемники. Тот, у которого было срезано ухо, угрюмо оглядел зал, и тяжелым взглядом уставился на меня. Но направился к одному из столов, где сидели и цедили пиво двое ремесленников, при этом, не спуская взгляда с нашего стола.
   -А ну убирайтесь,- прорычал он, - уступите место воинам герцога. В зале притихли, и в наступившей тишине, было слышно, как где-то жужжит муха. Ремесленники безропотно поднялись, и на ходу допивая пиво, направились на выход. Было видно, что наемники где-то уже изрядно набрались. Я подумал, что пора и нам уйти, неприятностей не хотелось, предчувствие неприятностей прям вопило. Не хотелось в каждом городе после себя оставлять трупы, даже если это дуэль, и я буду прав, вычислят ведь и припомнят жрецов и первых и недавних. И тогда ни кто не защитит. Но я просто не успел что-то предпринять.
   -Хозяин,- заорал наемник- вина нам на стол быстро, и не той ослиной мочи что пытался всучить нам прошлый раз. И пока его собутыльники рассаживались за столом он направился к нам.
   -Не хочет ли молодая леди, провести вечер с настоящими воинами,- спросил он покачиваясь и не обращая на нас с Брюсом внимания.
   -Она несовершеннолетняя, и разрешение надо спрашивать у ее опекуна, но могу сразу сказать что она ни куда с тобой не пойдет.
   -А кто тебе давал слово, -уставился он на меня- я тебя что ли спрашивал? Эта девка пойдет со мной, что бы ты не говорил. И он протянув руку ухватил Ивасту за предплечье. Тянутся ему пришлось через меня, так как она сидела за мной. Я же придержал его руку, все еще надеясь разрешить все мирно.
   -Может все таки найдешь себе другой объект вожделения. Но в ответ наемник только зарычал и попытался ударить меня другой рукой. Но я не стал дожидаться когда он это осуществит, и испоользуя то что он наклонился потянувшись к Ивасте, ухвалил его за голову и впечатал ее в стол. Хорошо я его приложил, да же гул пошел по залу. Понимая что на этом не закончится, я выбрался из-за стола.
   Брюс уведи Ивасту,- попросил я парня. И принялся ждать, что придпримут остальные наемники, те же, наверное так были уверены в своем предводителе, что не сразу отреагировали на то что он упал. Но до них пусть и медленно, все же дошло что пошло что-то не так. Вначале раздался рев, крики, и на меня двинулись остальные члены компании, в колличестве шести человек. Хорошо что Брюс и Иваста уже поднимались на второй этаж, где располагались наши комнаты. Я сделал шаг вперед, перешагнув тело наемника, и встретил первого, ударом открытой ладони в грудь. Пока он приходил в себя, я успел свернуть челюсть следующему. Хорошо что пока ни кто, не схватился за оружие. Схватив с соседнего стола тяжелое глиняное блюдо, запустил его в толпу наемников, блюдо удачно врезалось в переносицу одному из нападавшись, временно убавляя количество нападавших. Временно потому что вскором времени придут в себя , и снова включатся в веселье.
   Вот один из моих противников, вскочил на стол что бы быстрей добратся до меня, я же краем глаза следил за ним и в момент его приземления на соседний со мной стол резко его перевернул. Находясь в движении он уже ни чего не смог сделать, упал и ударившись подбородком о край столешницы, тоже на какое-то время выбыл из драки. В этот момент, в дверь постоялого двора начали вбегать вооруженные воины в броне. Только собрался посмотреть, как там предводитель наемников, как затылок взорвался болью, и меня накрыла темнота.
   Пришел в себя я в темноте, лежа на куче вонючей соломы, когда глаза привыкли к темноте, начал различать некоторые предметы вокруг себя. Оглядевшись, предположил что нахожусь в местной тюрьме, да вот только этого мне и нехватало. Болел затылок, и поторгав его рукой, почувствовал большую шишку и немного запекшейся крови.
   - Знатно меня приложили, - думал я- сам виноват, отвык при жизни возле трона, что в драке голова должна на все триста шестьдесят градусов вертеться. Вот и получил. Прошелся по своей камере, потрогал руками. Стены каменные, масивная дверь, даже на ощупь, кажется несокрушимой. Да и чем ее сокрушать, разве что лбом, набить еще одну шишку, для равновесия.
   Почему я оказался сдесь не понимаю, нападение было совершенно на меня, даже в первом приближении видно по одежде, что я дворянин. Да, со мной небыло меча, он есть у меня в комнате, а вот простолюдину если только он не является солдатом, стражникои или наемником, владеть оружием с длинным лезвием строго запрещено. Да и у этих категорий, владение оружием, строго регламентировано.
   Поломав еще немного голову почему я сдесь, но так ни чего и не придумав, решил еще немного вздремнуть, а вот когда мне предьявят обвинение, тогда и буду разбираться.
   Разбудил меня свет в камере, открыв глаза и приподнявшись, я увидел сидящую в кресле женщину похожую на мою бывшую супругу. Я встал и поклонился.
   -Преветствую вас уважаемая.
   -Что Саша, опять попал в неприятности. Вот скажи мне, зачем ты таскаешь с собой эту девчонку? Ну вывел ты ее из лесу, дал бы пару монет и пусть бы жила себе. Так нет же, носишься с ней и постоянно влипаешь в неприятности.
   -Мы в ответе за тех кого приручили,- проговорил я, с любопытством рассматривая гостью. Мммм,- промычал я, не зная как обратиться.
   -Можешь просто обращаться ко мне ЛЕДИ,- поняв мои затруднения, подсказала она.
   -Уважаемая леди, скажите, почему вы не поможете оборотням, находящимся в лесу. Ведь это преданные вам люди или звери, называйте как вам удобней. Ваша армия если хотите. Богиня глянула на меня, и отвернулась. От этого мимолетного взгляда, волосы на моей голове самопроизвольно зашевелились, а по спине побежал холодный ручеек. Словно что-то очень страшное заглянуло в мою душу, может сама смерть коснулась меня.
   -Если я попросила твоей помощи, то это не значит, что ты должен совать свой нос куда вздумается,- обдало меня ледяным холодом.- Но над твоими словами я подумаю. А теперь слушай меня внимательно, управляющий герцога даст вам проводника, и тот поведет вас короткими путями. Богиня снова посмотрела на меня, и это был совсем другой взгляд, так смотрят на любимого и того кому всемерно доверяют. В груди разлилось тепло, и на душе стало так приятно, как в детстве, когда тебя целует мама.
   -Но тебе предстоит выбраться от сюда, что уж ты там будешь делать, не знаю, а ключника найдешь в замке. И гостья растаяла вместе с креслом.
   -А как же помощь, которую она мне обещала,- проговорил задумчиво я, и тот же момент тихо прозвучали слова, с того места где сидела богиня.
   - А вот не надо указывать богине, что ей делать. А затем прозвучал короткий смешок, словно звякнул и замолк колокольчик.
   Я не стал говорить, что подслушивать нехорошо, толку то, просто завалился опять на солому, и решил поспать. Но сон не шел, интересно, почему все хотят, что бы я попал на север страны, что там особенного? Та же богиня, сказала бы пойди туда, найди то-то, сделай это, и в принципе все понятно все ясно. Нет какие-то секреты, недосказанности. Оставь девчонку, как не подскажете, привязать ее что ли, она за мной хвостом ходит, да и девчонка хорошая, упорная, старается учиться всему. И расспросами не достает, хотя видно интересно ей, но молчит. Я с ней почти и не разговариваю, нет конечно объясняю что могу, просто я ведь тоже многого не знаю. Другой континент, другие страны, другой народ, пусть и не сильно они отличаются от наших, но различия есть. Вот возьмем, хотя бы тех же ликантропов, вернее оборотней.
   Где-то далеко, раздались голоса, и хлопнула дверь. А через некоторое время раздались приближающиеся шаги, которые замерли у дверей моей камеры. Скрипнул ключ в замке и дверь распахнулась. На пороге стояли двое стражников, у одного в руках был факел.
   -А ну на выход, - проорал один из них- судья долго ждать не будет. Я поднялся со своего ложа и вышел из камеры.
   -Давай шевелись,- снова проорал кто-то из них и сильно толкнул меня в спину. Этого спускать уже было нельзя, до тех пор, пока меня не осудили и не отдали палачу, ни кто из простолюдинов, не имеет права, так ко мне относится.
   Я развернулся и, врезал одному из стражников в нос, ударил не очень сильно, но кровь брызнула сразу, и тот вскрикнув закрыл лицо ладонями. Второй отскочил и схватился за меч, но видя что я больше ни чего не предпринимаю, вытаскивать его не стал, лишь напряженно замер, сторожа каждое мое движение.
   -Я дворянин, веди себя как подобает, еще раз ко мне прикоснешься, я тебя просто убью, и буду в своем праве.
   - Надо было сразу это сказать, а не бить,- пробормотал второй. Отодвинув своего напарника с разбитым носом, пошел сзади меня.
   Привели меня в небольшую комнату, за столом в которой сидел с совершенно болезненным видом, худой с запавшими глазами человек. Оглядев нас, и увидев стражника с разбитым носом, желчно проговорил.
   -Ну что Шант, ты все-таки напросился и получил, а ты,- глянул он на меня, стараешься еще больше усугубить свое положение.
   -Обращайтесь ко мне на вы, как полагает обращаться к дворянину. Судья пожевал губами и снова уставился на меня.
   -Хочешь сказать, что ты дворянин, почему тогда нет перстня на руке, и почему устроил драку с солдатами герцога Камбро.
   -Перстень снял когда умывался, и просто забыл одеть, да и спустился из комнаты только поесть, а то что с солдатами связался так они стали приставать к племяннице, пришлось заступиться. Конечно это моя промашка с перстнем, будь он на руке, думаю они бы по опасались приставать к нам. Я не хотел накалять обстановку, и частично решил признать свою вину.
   -Винор, - вдруг произнес судья, и только сейчас я заметил в уголке молодого парня, по всей вероятности секретаря судьи. Винор сходишь с господином, - и судья посмотрел на меня.
   -Алекс эль Зорго, баронет,- подсказал я.
   -С баронетом Алексом эль Зорго, туда где он остановился и проверишь его бумаги, а так же взглянешь на перстень. Потом возьмешь с него пять серебряных монет, это штраф и судебные издержки. Вы их сопроводите,- кивнул он стражникам.
   Всю дорогу до постоялого двора, я расспрашивал Винора о герцоге Комбро, парень был разговорчив, делился со мной всем что знал. Он и правда работал в тюрьме секретарем суда, судья разбирал простенькие дела, и выносил приговор. Серьезные дела, разбирались судьей герцогства. А сам герцог, мог или помиловать, или наоборот ужесточить приговор. Герцог был одним из самых влиятельных в королевстве, он имел сильную армию, и не пошел на сделку с монахами Урху.
   -Пусть каждый молится тому, к кому лежит его душа, - сказал он на их уговоры, и те хоть и затаили на него злобу, но ни чего поделать не могли. Плохо только то что герцог уже стар, и единственный его наследник пять лет как умер. Все подозревают, что без адептов Урху, тут не обошлось. Расспросил его и о наемниках, с которыми схлестнулся. Выяснилось, что схватился я с десятником Бонтом Постером и его приближенными. Десятник считался одним из лучших мечом королевства, а уж в герцогстве был первым. С ним тут ни кто связываться не хочет, вот он и наглеет.
   За разговорами незаметно пришли на постоялый двор, где Винор убедился в моем дворянстве и получив штраф в пять серебрушек ушел, прихватив стражников. Я правда сунул в руку, тому кому разбил нос, монету что бы выпили пива, тот начал искренне извинятся за свое поведение, на этом и распрощались.
   Не успел закрыть дверь, как в нее тут же постучали, и на пороге появилась Иваста, а за ее спиной маячил шевалье Брюс фон Танделор. Я посторонился, предлагая им зайти в комнату. Показалось, что Иваста хотела броситься мне на шею, но в последний момент остановилась.
   -Дядя, тебя выпустили, у тебя все в порядке, все хорошо, - затарахтела она скороговоркой.
   -Да баронет, с вами все нормально,- поддержал ее Брюс.
   -Как видите, судья не нашел мои действия опасными для общества, - улыбнулся я. Вы уже завтракали, - перевел я разговор на другую тему, - если нет, предлагаю спуститься в обеденный зал, там и поговорим. Я только приведу себя в порядок.
   Умывшись и очистив одежду от остатков соломы, я спустился в зал, где меня уже ждали Иваста и Брюс.
   -Господин баронет, я взял на себя смелость заказать завтрак и вам,- проговорил Брюс.
   -Благодарю вас шевалье. В это время подавальщица принесла завтрак и стала расставлять на столе тарелки. Я был ужасно голоден, вчера толком поесть не смог, и сегодня это уже не завтрак, а почти обед. Вообщем, я принялся молча насыщаться, да и мои соседи по столу от меня не отставали. Когда принесли горячий взвар я наконец принялся не спеша рассказывать, о том что со мной происходило в городской тюрьме.
   А они меня просветили, что было после того как я упал без сознания. Помог мне его потерять, как я и думал десятник наемников герцога. Он, придя в себя ,схватил со стола глиняную кружку, и приложил меня ею. В этот момент в помещение ворвалась городская стража, и попыталась арестовать всех. Правда потом наемников отпустила, взяв с них слово, появиться перед судьей по первому требованию. А меня, так как я еще прибывал без сознания, не смотря на уговоры Ивасты, оставить меня на постоялом дворе, погрузили в карету и увезли.
   После того как мы поели, Брюс сославшись на дела, отправился на местный рынок, а я решил переговорить с хозяином постоялого двора, о возможности попасть в замок, даже не в сам замок, а за стену цитадели. Хозяин толстенький, улыбчивый с добродушным выражением лица, сразу же дал мне весь расклад. Завтра, герцог принимает жалобы, от населения, это происходит еженедельно в септорум(день недели, соответствует четвергу). А через день, будет наем новых рабочих, и тоже ворота будут открыты весь день, это происходит два раза в месяц. Да и вообще, попасть за стену не проблема, в сам замок попасть сложнее, только по приглашению, или при найме на работу. Оказывается за второй стеной тоже небольшой город, там живет администрация герцогства, приближенный герцога, находятся элитные гостиница и таверна для знати, да много чего еще.
   Хозяин меня обнадежил, что при желании попасть за стену, и даже в сам замок не проблема. Ну что же, пойду обрадую Ивасту что завтра мы отправляемся поближе к замку герцога. Да и сегодня надо бы пройтись по городку под стенами замка и посмотреть что тут и как.
   Где-то через час, я в сопровождении Ивасты, отправился вслед за Брюсом на рынок. Хотел сбежать один, но Иваста упросила и ее взять, конечно, молодая девчонка, ей все интересно, по сути она только знакомится с миром. В котором, она уже прожила пятнадцать лет, да только не видела его.
   Еще когда я возвращался на постоялый двор, под присмотром стражников и секретаря суда, успел обратить внимание на чистоту городка. А сейчас, у меня было время, все рассмотреть более подробно. Городок очень отличался от того, что я видел раньше, было видно что за ним следили, от самого въезда и до ворот в замок, шла булыжная мостовая. На всей протяженности к ней примыкали всевозможные лавки купцов, небольшие мастерские и дома состоятельных граждан. В этих местах дорога была расширена на несколько метров, и получался довольно широкий проспект. Рынок тоже примыкал к дороге, он весь был также уложен камнем, и на удивление ни где не было видно отбросов, мусора, гниющих овощей.
   Мы с Ивастой, успели посетить несколько лавок, в одной я даже приобрел ей изящный серебряный браслет, а в другой купил себе симпатичную шляпу с широкими полями, моя старая уже пришла в негодность. Как вдруг что-то царапнуло мое внимание, я осмотрелся вокруг, но ни чего подозрительного не заметил. Но вот чувство, не то что бы тревоги, а чего-то выбивающегося из обыденности не давало мне покоя. Я снова осмотрелся вокруг, и увидел, что на открытой веранде таверны, сидел и о чем-то беседовал с пожилым мужчиной одетым в хламиду жреца, шевалье Брюс фон Танделор. Он сидел к нам спиной, и нас с Ивастой не видел, я же успел подать ей знак, что бы молчала, и утащил, спрятавшись за росшее недалеко дерево. Разговаривали они по всей вероятности тихо, но при этом энергично жестикулировали. Наконец собеседник Брюса встал, хлопнул его по плечу и улыбнулся, что-то проговорил и спустившись с веранды ушел. Увидев, что Брюс рассчитывается с подавальщицей и собирается уходить, я подхватил под руку Ивасту, и поволок ее к выходу из рынка.
   Завтра мы с ней с утра пойдем в замок, надо найти управляющего замком, как говорила Зея. И я не хотел знать тайны Брюса, да и не собирался посвящать его в свои. У нас разные дороги и завтра каждый пойдет своей.
   Пока дошли до постоялого двора, объяснил девчонке, почему не надо говорить Брюсу, что мы его видели. У каждого свои тайны, захочет, расскажет сам, а нет значит нет, просто мне с самого начала не понравилось, что Брюс пытался себя выдать не за того, кем был на самом деле. Тут все, как говорится, шло в строку, и кошель набитый золотом, и одежда и даже конь.
   Вечером за ужином Брюс говорил, что городок ему совсем не понравился, маленький, кишащий простолюдинами, а вот за то, что с кем-то встречался ни слова. Я сообщил ему, что утром мы отправляемся в замок, в котором у нас с Ивастой дела. Только не сказал, что скорей всего, сюда уже не вернемся.
  
   Глава шестая
  
   Утром мы не стали спешить, основательно позавтракали, спокойно собрались и только после этого отправились в замок. Ворота были открыты, они будут открыты до обеда. И в это время может придти любой человек и подать жалобу или предложение и ее быстро рассмотрят. А там уж как карта ляжет, если претензии и нарушения в жалобе обоснованы, и факты подтвердятся, то заявитель получит премию. А тот или те, на кого в ней было указано, получат плетей, или даже если герцогству или герцогу был нанесен ущерб, то и плаху или веревку. Если же истца заподозрят во лжи и очернении, то уже он получит все это, в зависимости от тяжести оговора.
   Въезд в замок охраняло не менее десятка воинов, и на удивление среди них, я узнал Бонто Пастера. Вид у него, после нашей стычки, был довольно непрезентабельный, опухший нос, и под обоими глазами, расплывались синяки. На одном из пальцев, его правой руки, был надет перстень дворянина, такой же как и у меня, баронета. Позавчера, его на руке не было. Я скользнул по нему взглядом, и мы с Ивастой проследовали дальше, к самому замку. А вот взгляд Бонто, сулил мне тысячу мученических смертей, но сейчас меня это, мало волновало.
   На воротах в замок, тоже была стража, я спешился и представившись лейтенанту, спросил где найти управляющего.
   -Управляющий делами, сегодня сидит на приеме жалоб и предложений, это вам надо пройти к вон тому зданию,- показал он рукой. Привязав коней к коновязи, мы с Ивастой прошли туда, куда указал офицер. У дверей небольшого здания, стоящего среди цветочных клумб, и зеленых раскидистых деревьев, ни кого не было. Я постучал в дверь, из которой, тут же выглянул еще один стражник, и распахнув ее пошире, пропустил нас в внутрь.
   -Проходите,- указал он на одну из дверей в помещении , кроме вас посетителей нет,- уточнил он. Я снова как культурный человек постучал в дверь и, услышав ответ, открыл ее и шагнул внутрь.
   -Разрешите войти? - спросил я, сидящего за столом пожилого человека с благообразной сединой.
   - Входите, входите,- нетерпеливо проговорил он. Надеюсь, вы ознакомлены с правилами подачи жалобы,- продолжил он склоняясь на какими-то бумагами.
   -Да я собственно по другому делу,- ответил я, и он заинтересованно поднял на меня глаза, оторвавшись от бумаг.
   -Меня уверили, что вы можете предоставить проводника, который проводит на север.
   -Хмммм и кто вас в этом уверял,- с удивлением стал меня разглядывать хозяин кабинета.
   -Одна милая дама,- ответил я, и у меня начали закрадываться подозрение, что я не с тем человеком веду беседу. Он еще какое-то время помолчал, глядя на меня. Потом встал и прошелся по кабинету.
   -Вы один? - снова спросил он.
   -Нет нас двое, со мной еще моя племянница.
   -Сейчас проводник занят, и освободиться через несколько дней, вы где остановились?
   -Постоялый двор "Жирный гусь" в городке.
   -Я могу дать письмо, и вас поселят в "белом городе", или если хотите во дворце, а только освободится проводник, вы сможете отправиться в путь.
   Я немного подумал и отказался от предложения.
   -Если можно, мы бы остались на постоялом дворе, да и вам меньше светиться, расселяя незнакомых людей.
   -Управляющий, а это был он, внимательно посмотрел мне в глаза, и кивнул.
   -Хорошо ,- произнес он,- пусть все так и остается, я пришлю за вами посыльного, через два дня на третий, прошу вас ни куда не отлучаться. А сейчас, вынужден с вами распрощаться, всего вам хорошего. Он снова сел за стол и углубился в бумаги, а я развернувшись покинул кабинет.
   На обратной дороге я смог рассмотреть "белый город". Дома облицованные мрамором и гранитом, были построены в одном стиле, перед каждым клумба с яркими цветами улицы были широкими и проложены брусчаткой, что там говорить, красиво и очень богато.
   На воротах мне преградили путь, и вышедший вперед Бонто Пастер, бросил мне в лицо тяжелую латную перчатку, которую не успей я перехватить, разбила бы мне лицо. Но я ее поймал и уронил под ноги своему коню.
   -Вы посмели нанести мне и моим людям обиду, по этому, я вас вызываю, завтра на городском ристалище, за вами выбор оружия. Он смотрел на меня изподлобья, ожидая ответа. Как не хотелось мне с ним связываться, и не потому что я его испугался, а просто хотелось через пару дней спокойно отбыть на север страны, не оставляя за собой очередного труппа.
   -Скажите куда прислать секундантов,- спросил он внимательно вглядываясь мне в лицо. Но заметив, что его вызов на меня впечатления не произвел, заметно расстроился и даже скривился.
   - Я принимаю ваш вызов, а секунданта пришлите туда, где получили эти украшения, - усмехаясь, произнес я. Видно было, что Бонто прямо перекосило от моих слов.
   -Я нарежу тебя мелкими ломтями,- зашипел он.
   - Это еще посмотрим, - усмехнулся я, и направил коня, на стоящего у меня на пути, Бонто. Он глядя на меня ненавидящим взглядом, посторонился, и мы с Ивастой проследовали дальше.
   - Может Брюс еще не покинул городок, и можно будет попросить его стать моим секундантом. Это интересовало меня сейчас больше всего, все-таки вопросы чести, занимали в этом мире главенствующее положение. И зачастую, по тому как ты относишься к своей чести, судили о тебе. Иногда неписаные правила были сильней законов.
   Конь Ивасты следовал на пол корпуса сзади. И я уже неоднократно удивлялся ее молчаливости, при этом она безропотно выполняла любую мою просьбу, ни когда не проявляла недовольство и не спорила. Я оглянулся назад, что бы взглянуть на нее и увидел что она сидела опустив голову, и почти не глядя на дорогу. Переживает бедняга, ведь если со мной что-то случится, ей очень не сладко придется. Не скажу, что я был абсолютно спокоен, я ведь не страдающий самонадеянностью идиот, любая дуэль это не только умение дуэлянта, но и удача, а так же всевозможные неожиданности.
   На счастье, Брюс еще был на постоялом дворе, и услышав о предложении быть моим секундантом, согласился. А узнав с кем дуэль, как-то странно посмотрел на меня.
   -Я слышал, что он лучший меч герцогства, и еще не проиграл ни одной дуэли.
   -Все бывает в первый раз, смотришь, и ему не повезет,- ответил я. Брюс в ответ только кивнул и больше ни чего не сказал. Я же стал пересматривать и перебирать в очередной раз вещи в дорогу, а потом еще и проверил меч, кинжал и кольчугу.
   Люди Бонто появились под вечер, они о чем-то долго разговаривали с хозяином постоялого двора, потом выпили по кружке пива, и только после этого стали обсуждать с Брюсом условия схватки. После того как они ушли, Брюс пришел ко мне и передал все о чем они договорились. Дуэлянты драться будут каждый своим оружием, без брони до смерти, или пока один из дуэлянтов не сможет продолжать схватку. Завтра на городском ристалище в седьмую склянку утра. Ну что же меня это вполне устраивало, я решил отправиться на ужин, а Иваста попросила ужин ей в комнату, сославшись на недомогание.
   Утро выдалось солнечным, еще сохранялась приятная прохлада, жара начнется позже. Мы с Брюсом верхом отправились к ристалищу, Иваста вышла меня проводить и все время порывалась что-то сказать, но все-таки не решилась. Но долго смотрела нам вслед, пока мы не скрылись за поворотом.
   А вот возле ристалища народу хватало, странно от куда они набежали, конечно развлечений в это время мало, и скорей всего мой противник похвастался что собирается проучить заезжего дворянчика. Слух разнесся среди его почитателей, ну как же первый меч герцогства, вот и набежали поглазеть. На удивление, среди присутствующих, было довольно много дам.
   Брюс по прибытию, сразу же отправился к распорядителю, что бы еще раз уточнить все тонкости схватки. А я, спешившись, просто разглядывал присутствующих. Наконец появился Брюс и подтвердил, что все остается без изменений, и по прибытию Бонто начнется дуэль. По начавшемуся гомону, в момент доклада Брюса, мы поняли, что появился мой противник. Послышались громкие приветствия Бонто, и даже смех. Он лихо соскочил с жеребца, и помахал кому-то рукой, принялся слушать своего секунданта, и распорядителя схватки, периодически кивая головой на их слова и улыбаясь.
   Я сбросил камзол и шляпу, на руки Брюса, оставшись в одной белой рубашке , широковатых штанах и высоких кавалерийских сапогах. И когда распорядитель дал сигнал, сбросил ножны с меча и вышел на широкую площадку, мой противник проделал тоже самое, и стоял в несколько метрах напротив меня. В этот момент он был собран и напряжен, я тоже замер, немного расслабленно, держа меч в чуть отставленной в сторону правой руке. А потом мы пошли по кругу сначала в одну сторону, потом в другую, внимательно сторожа движения друг друга. Вот наверное Бонто надоело ходить, и он произвел первую атаку, Он был быстр, очень быстр, но все же для меня не достаточно, я все равно был быстрее, даже не переходя в ускорение. Немного мешало одно, то что меня учили не фехтовать, а убивать, а вот сегодня сам не знаю почему, но в голове крутились мысли не доводить дело до смертоубийства, и оставить противника живым. Как бы еще самому остаться живым, так же мелькало в голове, когда еле успел уклониться, от меча моего противника, пронесшегося в каких-то миллиметрах от моего лица. Я чуть подвернул кисть своей руки и из первой атаки Бонто, выбрался лишь с небольшой раной на руке держащей меч. После чего, стал совсем осторожным, и нападать не спешил, несмотря на недовольный гул зрителей. Пришлось уже мне ,бросится в атаку, и из среднего положения перевести атаку в низ и отбив защиту чиркнуть по наружной части бедра. Раны были небольшие, не наносившие организму серьезных потерь, но обидные, и кроме того они кровоточили.
   Наконец Бонто решился, и мы закружили с ним в вихре блистающей стали, я отразив его атаку сам стал атаковать и периодически наносить ему раны, предплечье, второе бедро, щека, плечо. На этом остановился и разорвав контакт, осмотрел своего противника. Вся его рубашка была в кровавых пятнах, которые постепенно увеличивались, на бедрах с одной и другой стороны тоже была кровь. Сам Бонто был мокрый от пота, и в глазах его уже светилось не растерянность, а страх. Я тоже устал, но чувствовал что намного меньше, чем мой противник, подумав, я решил что надо заканчивать дуэль, а Бонто глядя на меня что-то понял, и в его глазах мелькнула обреченность. Но это было лишь мгновение, он справился со слабостью и лишь тверже сжал меч. А я начиная атаку спровоцировал его закрыться мечом, и резко ударил по выставленному мне на встречу мечу, раздался звон сталкивающей стали а потом половина меча Бонто жалобно звякнув упала на землю.
   Вначале ни кто ни чего не понял, потом пронесся вдох удивления, а Бонто растеряно смотрел на то что осталось у него в руках от меча, затем он просто опустился на колено и склонил голову, признавая свое поражение, и наверное ожидая удара мечом. Но я просто развернулся и, подойдя к Брюсу взял из его рук кусок полотна, и вытер пот с лица. Затем накинул камзол, вскочил на коня и направился на постоялый двор, Брюс остался решить все вопросы по дуэли. Зачастую после дуэли, у пригравшего, можно было забрать бронь и оружие, это уже являлось собственностью победителя. Но тут брать было нечего, так что все сводилось к выяснению удовлетворен ли вызывавший.
  
   ****
  
   Иваста просто не находила себе места, она уже жалела что не поехала вместе с Алексом и Брюсом, хоть и понимала что там ей было бы еще хуже, видя как убивают Алекса. А здесь, находясь в неизвестности, она металась по комнате и просто сходила с ума. У нее даже два раза началось непроизвольное превращение, она еле успела это остановить. Вообще она не хотела, да и не предполагала куда-то отправляться, просто вечером отец сказал, что хочет отправить ее с забредшим к ним путником.
   -Я попрошу, что бы он тебя вывел, если это у него получится, то живи дочка, а за нас не беспокойся, мы с матерью будем просто рады за тебя. Это единственная возможность вырваться от сюда, а здесь мы все найдем смерть. Иваста вскинулась, пытаясь сказать, что она не согласна с этим.
   -Сиди и слушай меня, если получится вырваться из леса, отправляйся на север, там живут родители матери, а так же ее сестры и братья, они тебя узнают и помогут. И пусть с тобой будет удача. Иваста сидела, слушала и плакала,- думаете волки не умеют плакать, умеют еще как. Утром мать обнимала ее, и тоже плакала. По этому, она и невзлюбила с первых минут Алекса, ведь он разлучал ее с родными.
   Но потихоньку во время их путешествия, она с этим примирилась. А еще, ей было очень интересно, как там в этом большом мире, где живут и люди и ликантропы. А потом, она доверилась ему полностью, ловила каждое его слово, старалась делать все что он просил, и верила что он не бросит, не обманет. Нет, это была не любовь, а словно отношение к старшему брату, сильному, умному и доброму. А сейчас вмешались посторонние силы, и она может лишиться единственного человека, которому доверяла в этом большой мире.
   -Ну почему так долго тянется время, - думала она, мечась по комнате,- как он там, что с ним. Зея плодоносица, помоги ему умоляю тебя,- принялась она просить богиню. Но так как всегда безмолвствовала.
   Вдруг она услышала, как кто-то возится дверью в соседнее помещение, это была комната Алекса. Она осторожно открыла дверь, выглянула из комнаты, и увидела Алекса собственной персоной, тот пытаясь открыть двери, но уронил ключ и сейчас поднимал его. Иваста, не сдерживая себя кинулась к нему, и в тот самый момент когда он разогнулся, повисла у него на шее и дала волю слезам. Она не сколько не сдерживаясь, рыдала у него на груди, а тот гладил ее по голове и приговаривал.
   -Ну что ты, успокойся, ведь все хорошо, не плачь.
   Наконец Алексу удалось открыть дверь в комнату, и втолкнуть туда Ивасту, и уже там, она немного успокоилась. Но еще некоторое время хлюпала носом. Ее просто прорвало, постоянно молчавшая, до сих пор, Иваста начала говорить и ее просто невозможно было остановить. Она выплеснула все свою боль, испуг, свой страх и не только за жизнь Алекса а и за свою. Остановило Ивасту, только появление Брюса.
  
   ****
  
   Брюс появившись на постоялом дворе, сразу же рассказал, что Бонто Пастер не имеет ни каких претензий к Алексу эль Зорго, и полностью удовлетворен.
   -Ну еще бы, он имел претензии, - подумал я про себя- остался живым, когда мог просто лишится головы. А сказал совершенно другое.
   -Благодарю вас шевалье, за помощь в разрешении спора с Бонто Пастером.
   -Ну что вы баронет, не стоит благодарности, всегда рад помочь, а сейчас разрешите я удалюсь,- и он вышел.
   После обеда, прибыл посыльный от управляющего замком, и передал мне послание, в котором мне предлагали незамедлительно прибыть в замок, по просьбе герцога. А так же, с собой иметь нужные вещи. Ну тут было ясно, что все эти недомолвки, для конспирации. Короткие дороги, это была тайна за семью печатями. Кстати на нашем континенте это вообще упоминалось только в легендах и преданиях, а почему так не знаю.
   Мы с Ивастой быстро собрались, и отбыли в замок. На воротах, сержант дежурной смены стражников, зачем-то выделил нам провожатого и тот сопровождал нас до самой ограды замка. Там тоже один их охранников отвел нас к месту, где нас встретил слуга в ливрее, и уже он повел нас по гулким переходам и коридорам дворца. Замок был большой, не меньше чем дворец Алексии, правда более скромно оформленный, можно даже сказать более аскетичный. Слуга довел нас до двери, и не надолго исчез за нею, после появления предложил войти.
   В большом кабинете сидел тот же человек, с которым я разговаривал вчера. Он внимательно посмотрел на нас с Ивастой и после небольшой паузы проговорил.
   -Не хорошо принц, - увидев мое недоумение он усмехнулся- очень не хорошо, нет не думайте что я имею в виду то что вы назвались баронетом. Это ваше личное дело, нехорошо то, что одна милая особа очень надеется на вашу помощь, а вы по своей глупости ввязываетесь в дуэли, и всевозможные драки. Вы что настолько неуправляемый, или кровожадный? Он некоторое время помолчал, выдерживая паузу, а у меня кровь прилила к щекам, и почему-то стало жарко.
   -Ладно, читать нотации я вам не буду, хорошо, что все хорошо закончилось, мне просто надо было не слушать вас, а приказать остаться в "белом городе", ну да что произошло, то произошло. Сейчас вас и молодую леди, проводят к выделенным вам покоям, располагайтесь, а вечером с вами хотел поговорить герцог, вас позовут. Он поднялся из-за стола за которым сидел, и я понял что аудиенция закончена, и развернувшись мы с Ивастой покинули кабинет. Тот же слуга проводил нас в гостевое крыло замка и указал на двери комнат, в которые нам надо было заселиться. Ужин нам подали в покои, а под вечер меня пригласили на беседу с герцогом.
   Слуга в ливрее с цветами герцога, довольно долго вел меня по гулким коридорам и переходам, наконец, остановились перед массивной дверью, и слуга исчез за нею, появившись буквально через мгновение, и пригласил меня войти.
   В большом кабинете за, столом, в удобном кресле, сидел человек лет пятидесяти, седой волос обрамлял высокий лоб, и серые глаза. Выражение лица было приветливым и доброжелательным.
   -Проходите молодой человек, присаживайтесь,- проговорил он, и указал на стоящее на против него, через стол, кресло. Я прежде чем сесть, отвесил поклон и расположился в кресле.
   -Что вам предложить из напитков?- спросил он- как вы смотрите на то, если мы что нибудь выпьем, разговор будет долгий. Он позвонил в колокольчик и в дверь проскользнул слуга с подносом, на котором лежал нарезанный сыр, тонко порезанное мясо, фрукты и кувшин с вином. Расставив все на столе, он так же бесшумно удалился.
   -Прошу вас принц, не стесняйтесь,- и он поднял бокал,- за знакомство,- улыбнулся герцог. Вы принц, наверное удивлены, что мы раскрыли ваше инкогнито. Но странного тут ни чего нет, нам открыла его одна небезызвестная вам особа. Просто пришло время приоткрыть карты, и рассказать вам, что тут у нас происходит. Герцог отхлебнул из бокала и посмотрел, как я реагирую на его слова, видно осмотр его удовлетворил и он продолжил.
   -Кстати, ваша супруга, моя очень дальняя родственница, да, да не удивляйтесь, сами понимаете, после их исхода прошло так много времени, но кровь рода священна, и теперь мои биографы введут новые данные в древо рода. Я расскажу вам, почему произошел исход , но не сейчас, сейчас мы поговорим о другом.
   Герцог снова отхлебнул из бокала и продолжил.
   -Вам принц, придется в ближайшие дни, отправится короткими тропами на сервер королевства, богиня редко когда предоставляет такую возможность, на моей памяти такого и не было ни когда. Но вам предоставляется отличная возможность, проделать трехмесячный путь за две недели. Там на севере ты получишь новые указания, я всего не знаю, пусть я и являюсь ее доверенным лицом. Но в последние года много чего произошло, и она, я так думаю, не доверяет ни кому. Многие ее предали, когда им предложили лучшие условия, именно те, на кого она возлагала свои надежды. Герцог замолчал, и задумался, пауза стала затягиваться, наконец он словно очнулся, и посмотрел на меня.
   -Принц, а почему вы ни чего не пьете и не кушаете? Вам не нравиться?
   -Не беспокойтесь ваша светлость, все прекрасно, просто я внимательно слушал вас. Мне и вправду было интересно, что тут произошло. Все рассказы, слухи, и различные недомолвки которые я слышал, реальной картины не предоставляли. И очень хотелось бы понять, что меня ждет впереди.
   -Хммм...началось это давно, еще до исхода моих родственников, с континента, в то время боги уже не жили среди нас, но еще иногда появлялись. Вот и угораздило двух братьев близнецов, влюбится в одну и ту же девицу, дочь мелкого барона. Очень старая, и очень странная история, можно сказать легенда. Братья были сыновьями императора, в то время на континенте существовала империя, подмявшая под себя все свободные земли, и управлял ей мой дальний родственник. Из братьев еще не выбрали наследника, и они оба претендовали на трон империи, так как родились они в один день и час. Но это не главное. Девицей же оказалась ни какая не баронета, а нынешняя наша богиня, она и вправду на тот момент была молодой и можно даже сказать глупой девчонкой. Нравилось ей играть, и увлекать молодых парней, да только этот раз чуть не дошло до войны между братьями. И может быть она и произошла, только вмешались тут старшие боги, пригасили чуть страсти, и объяснили, что ни кто из них взять в жены девицу не может. Ну не женятся боги на смертных, да и замуж за них не выходят, и что бы окончательно погасить вражду, предложили одному из братьев освоить и заселить еще один континент. Герцог замолчал и посмотрел на меня...
   -А как же они решили, кто останется, а кто уйдет, - спросил я.
   -Как? Очень просто в присутствии императора и герцогов бросили жребий, тут уже не открутишься. Потом почти год на сборы, набор желающих на переселение, с земледельцами поступили просто, часть дал император, часть герцоги которых он обязал так поступить. Так же набирали и мастеров, всех отправляли семьями, а вот дворян и солдат поманили новыми должностями, званиями и перспективами. Караван вышел огромным, более тысячи кораблей. А вот что было с ними дальше, ни кто не знает.
   Я тоже рассказал герцогу, что знал из истории заселения континента, пояснив что я выходец народа, из населявшего континент до прихода переселенцев. Сильно углубляться в историю не стал, рассказал только, что по прибытию, переселенцы почти сразу начали делиться, и образовали несколько королевств. И стали жить по своему разумению.
   Мы довольно долго еще беседовали, я узнал от куда на континенте появились оборотни, оказывается они пришли вместе с Урху, и было это более столетия назад. И когда на континенте появился культ Урху, а появился он намного позже чем сам Урху, то некоторые оборотни поддержали его, а некоторые нет. Правда не сразу они пришли к этому, и когда попытались удрать на земли богини, то Урху "закрыл их в проклятом лесу" а богиня не стала помогать, подумав что это подсылы.
   Расстались мы с герцогом уже поздно ночью, но видно было, что он остался доволен разговором. Я же отправился в свои покои, и спал без сновидений. Следующий день мы с Ивастой провели в безделии, она посетила парк и сад, я же осмотрел герцогские мастерские и пришел к выводу, что им еще до наших мастеров расти и расти не один десяток лет, а то и век. Вечером за ужином, управляющий сообщил, что с нами отправятся еще два человека и завтра надо быть готовыми выехать. Ночью спалось плохо, я ворочался и долго не мог заснуть, в предвкушении, наконец узнать, что же это за короткие дороги.
  
   Глава седьмая
  
   Утром после завтрака нас отвели в комнату, где предложили подождать, через некоторое время в нее вошли два парня один из них был Брюс, что очень меня удивило, а второй довольно симпатичный молодой парнишка лет шестнадцати, с правильными чертами лица и сосредоточенным выражением лица. Брюс при виде нас улыбнулся, и подсев к Ивасте стал негромко говорить ей комплименты. Паренек же, сел на одно из кресел и погрузился в мрачную задумчивость. Где-то через пол часа, дверь снова открылась, и в комнату шагнул высокий, стройный человек с гривой седеющих волос стянутых на затылке в хвост и открывающих заостренные уши. Если бы на этой планете водились эльфы, то я бы точно сказал что это он.
   Вошедший с усмешкой оглядел нас и что -то произнес на языке который судя по реакции ни кто из нас не понял. Он немного помолчал и снова произнес.
   -Прошу вас, отправиться за мной, - наконец с ужасным акцентом проговорил вошедший, и повернувшись вышел в дверь. Мы дружной стайкой, направились за ним. Пройдя по гулким коридорам, мы вышли в сад, где нас ожидали уже наши кони и слуги держащие их. Усевшись в седла, мы двигаясь по небольшой тропинке и вытянувшись в цепочку по одному ,так же продолжили путь за спиной нашего проводника. Через некоторое время он остановился, огляделся вокруг, и резко повернув, двинулся к только ему известному ориентиру. Мы двинулись за ним, и вдруг миновав подстриженные кусты, оказались под солнцем, льющим немного фиолетовый свет.
   Под этим освещением, трудно было понять какое время суток в этом месте. Проводник, не обращая внимание, на наше удивление, спокойно двигался по утрамбованной дороге, и нам ни чего не оставалось делать, как последовать за ним. Нас окружали странный ландшафт, словно кто-то нарочно, перемешал горы и леса, пустыню и болота, странные карликовые деревья и огромные высотой как хороший небоскреб моего прошлого мира. Парни да и я в принципе неустанно крутили головами, осматривая расстилающуюся перед нами природу. Ехали довольно долго, дорога выделялась странной черное полосой, среди зелени подкрашенной фиолетовым солнцем, было тепло но не жарко, легкий ветерок обдувал нас при движении. Потом тени стали удлинятся, говоря о том что день близится к вечеру. Наконец вдалеке, мы увидели что светилось окнами какое-то здание. Наш проводник направился к нему, и кивком головы показал, что бы следовали за ним.
   Здание оказалось чем-то вроде постоялого двора, в помещении, куда мы вошли, сидели люди или существа похожие на них. Смешение рас, цветов кожи, выражение лиц удивляло и вводило в ступор. Брюс, и парень который так и не представился, держали руки на эфесах мечей, Иваста, тоже словно что-то почувствовав, заволновалась, и постоянно озиралась. Наш проводник, увидев настороженность нашего отряда, что-то сказал на непонятном языке, а потом перевел.
   -Не надо, волноваться, здесь вас ни кто не обидит, не надо хватать меч, - потом посмотрел на меня и увидев что я абсолютно спокоен одобрительно кивнул головой. После чего отошел к барной стойке, за которой стоял небольшой пожилой индивид, с зеленоватой кожей с большим ртом, толстыми губами глазами на выкате. Больше напоминающего огромную лягушку, ставшую на задние лапы. Проводник о чем-то с ним переговорил и бармен что-то рявкнув в помещение, себе за спину, от туда выскочил такой же представитель, только меньшего размера и кинулся к нам. Подскочив, он принялся кланяться и показывать руками, что мы должны пройти за ним.
   Мы двинулись в том направлении куда показывало это существо, пройдя в дверь за которой стояла пелена тумана, мы очутились в большом помещении со множеством дверей. Показав на одну из них, нам предложили в нее войти, я потянул ручку двери на себя, и передо мной открылась лесная поляна. Ее окружали огромные деревья, крона которых, переплелась и создавала шатер, который полностью накрывал поляну. Через него, лишь местами пробивалось солнце.
   На поляне горел костер над которым висел котелок и в нем что -то варилось, шел пар и булькало. Я первый шагнул на поляну, осмотрелся, но ни чего не опасного не заметил, прошел к костру и заглянул в котелок. Там просто кипела вода а в стороне не замеченный мной ранее стоял небольшой стол на котором лежали, мясо, какая-то крупа напоминающая гречневую, соль и у уже ощипанная тушка какой-то птицы.
   Я взглянул в сторону двери, тот кто нас привел сюда улыбнулся мне и кивнув головой прикрыл дверь, которая тут же растворилась в воздухе.
   --И что это было? - спросил ни к кому ни обращаясь Брюс.
   -После поинтересуемся у нашего проводника, - ответил я, и достав кинжал принялся резать мясо - а сейчас давайте займемся приготовлением пищи.
   Ужин удался, и мы поглощая кашу, успели познакомиться с нашим новым попутчиком, который ранее нам не представился. Парень как-то путано объяснил что он сирота и пробирается на север к своим родственникам по материнской линии, так как родственники отца все почитатели новой религии, а он приверженец старой. И что зовут его Ирвин Тальбот.
   -Ха, ты случаем не родственник нашего короля, - засмеявшись, подал реплику Брюс.
   -Нет, что ты,- побледнел парень - они же Тальбиты а я Тальбот.....да наш род древний, но мы и близко не родственники королю, да и всего лишь бароны.- проговорил Ирвин уткнулся в тарелку, и больше не проронил ни слова.
   После того как поели, снова появилась дверь и в нее вошел тот же человек с лицом лягушки что и привел нас сюда. С ним было еще несколько человек его народности, которые тащили какие-то вещи. Поставил на стол кувшин литра на три и оловянные стаканы, забрал грязную посуду, остальные побросали то что несли почти у дверей, и улыбнувшись всем сразу, снова пропали вместе с дверью. Разобрав то что принесли, это оказались небольшие матрасы, покрывала и что -то на подобии подушек только в виде валиков. В кувшине оказалось, довольно приличное вино, которое мы не спеша выпили, после чего стали укладываться спать.
   Тонкий матрас вдруг оказался очень мягким, и совсем не чувствовалось что он лежит на не совсем ровной земле, и покрывало и подушка словно обволокли, меня создавая удивительный комфорт располагая ко сну. Организм, переполненный событиями этого дня, не сопротивлялся, и я погрузился в сон.
   Пробудившись утром , я увидел что так же проснулись одновременно и мои товарищи по путешествию. Чуть в стороне журчал ручей, и умывшись, я почувствовал себя бодрым хорошо отдохнувшим и почему-то сильно голодным. Как раз в этот момент открылась дверь и вошел вчерашний парень большим подносов в руках. Он принес кувшин с каким-то напитком, и что-то напоминающее желе, выгрузил все это на стол и улыбнувшись как всегда исчез.
   Есть хотел не только я один, потому что к столу кинулись все, но чинно расселись и с недоверием уставились на то что лежало на небольших тарелках. Это были желеобразные кубики вишневого цвета, а в кувшине непонятная жидкость без запаха насыщенного голубого цвета. Я решился первым попробовать, то что предложили нам хозяева и ложечкой поддев небольшой кусочек, отправил в рот. Это желе, напоминало что-то фруктово-цветочное, вкусное и приятное, в памяти всплыло детство и то как я с деревенскими пацанами собирал и ел землянику в лесу. Напиток же в буквальном смысле бодрил и освежал одновременно. Завтрак наш оказался, необычным, удивительно вкусным и сытным. Не успели поесть, как во вновь открывшуюся дверь, вошел вместе со слугой и наш проводник, показав что пора следовать дальше.
   И снова черная дорога, стелящаяся под копыта наших лошадей, этот мир, был малонаселенным, но при этом имел огромное разнообразие животного и растительного мира. Причудливые деревья и кусты, а так же трава, местами покрывающая землю сплошным ковром, зеленым и мягким, а местами высотой в мой рост. Второй день мы ночевали под раскидистым деревом, готовили себе какую-то большую птицу, подстреленную в пути, и оказавшуюся с нежным и вкусным мясом. Которого, оказалось с избытком, на наш не маленький отряд.
   На третий день пути, наш проводник, остановил нас у какой-то каменной стелы, где попросил нас взяться за руки, окружив это каменное изваяние, и сам встал вместе с нами. Через какое-то время стела стала светиться, вначале еле заметно, но потом все интенсивней и ярче. Меня охватило какое-то умиротворенное спокойствие, сколько это продолжалось, не знаю, я на какое-то время выпал из действительности. Но после того как свечение прекратилось, и круг наш распался, ужасно разболелась голова. Проводник, тоже наверное испытывал такое же чувство, он подал каждому из нас небольшой зеленый плод и сказал разжевать его и проглотить, сам тоже принялся его жевать. После того как я пожевав проглотил то, что дал мне проводник, голова стала болеть меньше, но неприятное ощущение еще оставалось. Отъехав от стелы несколько километров, увидели стоящее рядом с дорогой, одинокое здание без окон, больше похожее просто бетонный на куб, проводник направился к нему. Подъехав, он остановился перед большими дверями, спешившись и подойдя к ним, приложил руку в небольшое углубление на стене рядом с дверью, и те через некоторое время распахнулись. Войдя в здание, я увидел спешащих к нам людей, которые забрали коней и увели их. Нас проводник провел в комнату, и указал на лежанки расставленные у стен, предложил отдохнуть. Я видел что у парней совсем нет сил, они еле двигая ногами добрались до лежанок, и упав на них тут же заснули. Помогая Ивасте добраться до лежанки, я и сам ощущал слабость и сонливость, словно долго и тяжело работал, при этом не спал несколько суток.
   Пробуждение было обычным, я прислушался к себе, ни чего не болело, усталости тоже не было. Оглядевшись вокруг, понял, что проснулся только я, остальные еще спали. Встал и решил немного оглядеться, все то что происходило с нами последние дни, вызывало у меня жгучий интерес. Я вышел в коридор, и не успел оглядеться, как кто-то спросил.
   -Вы что-то ищете? Все что касается потребностей организма, вы найдете пройдя прямо по коридору открыв зеленую дверь. Я оглянулся, справа за моим плечем стоял слуга, с каким-то равнодушным я бы даже сказал безжизненым взглядом.
   -Что же,- подумал я, - не мешает и вправду воспользоваться предложением странного слуги,- и отправился по коридору искать зеленую дверь. Нашел я ее быстро, открыл и услышал механический голос объясняющий как и чем пользоваться. Выполнив все рекомендации, даже воспользовался душем, я наконец покинул туалетную комнату. И попытался заглянуть в другие двери, расположенные по коридору, но во всех встречала меня черная пелена, через которую ни чего не проникало. Лишь в одной, открыв, я увидел вдалеке море, летающих чаек и еще что-то, что рассмотреть не успел.
   -Вам пора на завтрак,- снова раздалось за спиной,- оглянувшись, увидел слугу, как две капли похожего на предыдущего, но в совершенно другой одежде.
   -Может близнецы?- думал я следуя за слугой - или просто успел переодеться. В помещение которое он меня привел, за большим столом сидел наш проводник, и что-то ел, передо мной тоже оказалось несколько тарелок, с большим куском, еще горячего мяса, какими-то овощами и напитком в изящной кружке. Не успел прикоснутся к еде, как в столовой стали появляться мои попутчики, выглядели они посвежевшими и довольными. Иваста тут же плюхнулась рядом со мной и ни сколько не робея, спросила.
   -А чем тут кормят,- с любопытством крутя головой осматривая помещение. Обслуживали нас очень симпатичные девушки, с бесстрастными лицами, парни прям глаз с них не сводили.
   -Это андроиды,- проговорил наш проводник, и увидев недоуменные взгляды, пояснил- големы, созданные богами. Он, закончил уже есть, по этому встал и посмотрев на нас, проговорил обращаясь ко мне.
   -Жду вас у двери, в которую входили, служители проводят, ешьте не спеша,- и вышел из помещения. Закончив завтрак, мы встали, андроиды кинулись убирать посуду, а мы направились к выходу или входу, как хочешь, так и называй. Слуга или андроид, провел нас куда нам было надо, а там нас уже ждали наши кони, вещи и проводник.
   -Прошу внимание, два дня назад, вам было имплантированы знания языков этой части вселенной. Да,да кивнул он на недоуменные взгляды. Вы проспали двое суток, так как объем знаний большой, и мозгу надо было время что бы все обработать. Можете не переживать знания адаптированы и мозг не получил чрезмерной нагрузки. Вы будете понимать все, что вам будут говорить, даже иногда сможете отвечать, только не переусердствуйте, гортань может не справиться. Потом видно понял, что все что он говорил, для большинства так и осталось тайной, усмехнулся, когда его взгляд остановился на мне, я улыбнулся и кивнул.
   -Ну что же нам пора, идите за мной, - и вышел в открывшуюся дверь, ведя коня в поводу.
   -После двух часов неспешной рыси, мы свернули с дороги и уперлись в какие-то развалины, заросшие кустами и травой.
   -Следуйте строго за мной, и старайтесь не смещаться более чем на шаг,- и он шагнул в небольшое туманное пятно появившееся ни откуда. Мы послушно последовали за ним и оказавшись на той стороне, опять принялись оглядываться. Светило яркое обыкновенное солнце, обдувал ветерок впереди виднелись горы, а между нами и горами, бродила огромная отара овец, под охраной чабана и нескольких лохматых собак.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.44*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"