Яш Лана: другие произведения.

Кровь повелителей. Книга вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.61*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая книга из серии, где действием особенного артефакта на планету мира магии притягивает женщину, в жилах которой течёт особая редкая кровь, повелителей магии. Преодолевая один стереотип, взращенный на Земле, за другим, она выжигает в себе совершенно новую личность. Всё это происходит под чутким руководством Правителей этих миров, а по совместительству и представителей её рода. Адивинера - планета Чудной галактики - мир, в котором магия живёт наравне с технологиями. Однако, человек, как известно, и на Адивинере, человек. Вторая книга серии, ещё пишется.

Annotation

     Это вторая книга из серии под общим названием "Кровь повелителей", где действием особенного артефакта на планету мира магии притягивает женщину, в жилах которой течёт особая редкая кровь, повелителей магии. Преодолевая один стереотип, взращенный на Земле, за другим, она выжигает в себе совершенно новую личность, способную справиться со всеми теми испытаниями, которые встречаются ей на пути в этом новом и не всегда благожелательно настроенном по отношению к представительнице её рода, мире.  Всё это происходит под чутким руководством Правителя этого мира, а по совместительству и единственно представителя её рода на ставшей ей новым домом, планете. Однако, достаточно ли его заботы, чтобы выжить и так ли он могущественен, чтобы уберечь её от бед?
     Адивинера - планета Чудной галактики, входящей в Содружество наделённых магией планет - мир, в котором сила живёт наравне с технологиями. Однако, человек, как известно, и на Адивинере, человек.

     Книга пишется. Это черновик!  
     1.0 - создание файла


     Кровь Повелителей.
     Книга вторая.
     Лана Яш, 2015

     Пролог.
     " Истинная Пара Повелителя - его сила и влияние. Нашедший её обретёт невиданную мощь, предоставив тем самым самый весомый вклад в магический фон. От невиданной силы их связи родится могущественное потомство, способное продлить и укрепить весь Род."  
     Вступление к главе о семье в "Праве Повелителя".

                 Вот уже целая неделя прошла с тех пор, как Первая Леди планеты была самым жестоким образом похищена. Двое из трёх охранявших её мужчин были убиты, а оставшийся в живых, будучи частично прикрытым её телом, сейчас восстанавливался, регенерируя кожу на пострадавших участках практически с нуля. Приходя в сознание на малые мгновения вначале, он постепенно рассказал, как бросившись приветствовать неизвестно как нашедшего их шера, она в последний миг увидела угрозу в их гостях и среагировав на удивление мгновенно, встала на пути движения запущенной магически одарённым смеском смертоносной волны, ускорившей движение молекул в воздухе до такой степени, что привела к его мгновенному вскипанию. Вся Адивинера с замиранием сердца ждала новостей о своей храброй леди, не побоявшейся встать на пути преступников, чтобы защитить своего подданного, состояние которого отслеживало невиданное количество жителей. Собравшись сейчас на Большой Совет, целью которого было составить окончательный план действий по обнаружению, а затем и возврату на её законное место выкраденной Повелительницы, четверо магов, представляющие четыре магически одаренных народа Адивинеры, а также её законный Правитель, его первый советник и личный друг, решали что же они могут предпринять в свете последних данных о произошедших событиях.
     -    У меня есть точные сведения, что они покинули нашу планету, - заговорил первым, не выдержав затяжной паузы, долгое время не прерываемой никем из присутствующих, ближайший друг Повелителя и действующий начальник разведки, - Точно знаю, что на один из островов возле Неира вначале приземлился, а спустя пару часов и улетел, один из малых торговых кораблей Содружества. На входе в атмосферу на нём был лишь пилот, при выходе было зафиксировано ещё трое пассажиров. Предположительно, Гарх с Аной были вывезены вместе со сбежавшим с ними смеском.
                 Адгар, озадаченно слушая всегда проверенные и тщательно проанализированные рассуждения друга, тяжело вздохнул, запрещая себе даже думать о том, к каким последствиям могло привести подобное обращение с не обученной прерывать свою связь с планетой беременной женщиной, да ещё и совсем недавно пережившей по его личной вине серьёзный стресс, тем более, что её ещё не адаптировавшееся к нормальной жизни и до конца не восстановившееся тело и так было близко к тому, чтобы отторгнуть их малыша. Приказывая себе вместо этого сосредоточиться на том, как спасти их из рук похитителей, даже если это будет единственное, что он сможет для неё сделать, а не на том, что с ней сейчас происходит или как с ней там обращаются, Правитель Адивинеры поднял тяжёлый озадаченный взгляд на собственного советника, а затем так же пристально посмотрел на его отца, понимая, что если он сейчас не добьётся их поддержки в задуманном, то сам он вынужден будет потратить в разы больше времени и сил на убеждение того, кто единственный может им помочь быстро, и значительно более дорогой ценой. А время сейчас - это главное, что нужно не упустить, если они, конечно, хотят её вернуть в том же состоянии, что она была похищена.
     -    Каковы риски подобного нарушения запретных ограничителей для её состояния и здоровья? - стараясь держать себя в руках, поинтересовался он у своего главного лекаря, всеми силами сопротивляясь поднимающимся из самой глубины сердца отчаянию и безысходности, поскольку боялся услышать тот единственный ответ, который перечеркнёт на нет все его надежды и намерения, - Вил, есть шанс, что она его пережила и с ними обоими всё будет в порядке?
     -    Нам уже известно, что Дринаарх обладает достаточной силой, чтобы изменять внесённые при регистрации данные, - ответил, отклонившись на спинку уютного кресла, высокий синеглазый шатен, слегка пожав облачённым в чёрное плечом, с сожалением понимая, что успокоить Правителя ему пока не чем, хотя и очень хотел бы, поскольку заметил, насколько сильной оказалась их связь, да ещё и развившись так быстро, что было просто невероятной редкостью для представителей этого удивительного рода, - Рождённый в результате эксперимента от эльфа и гномки, он обладает силой этих двух народов в небывалых размерах, что уже несколько раз нам красочно продемонстрировал. Он может не только прописывать в данные жителей любые корректировки, но и частично перекрывать потоки планеты на прерывание, что он сделал, когда полностью переделал сигнализацию Церетелия. Подобные навыки он продемонстрировал ещё в период своего обучения в школе магических искусств, к сожалению не с лучшими целям, за что и был исключён в своё время, чтобы не усилить и так невероятный магический талант, направленный в крайне жестокое русло. Это не сняло бы с Аны ограничители совсем, особенно такие сильные, как при прямом контакте с потоками, учитывая её полную необученность выполнить это самой, но чтобы преодолеть магическое поле нашей планеты - вполне достаточно. Так что улететь они могли и с Повелительницей на борту. Это факт. Правда, совершенно не известно, к каким последствиям это могло привести в плане её здоровья и беременности. Прости, Адгар, но я не просто так запретил ей покидать нашу планету. Активировав к потокам Адивинеры, мы запустили её контакт с магическими силами. Пока она была здесь, они чётко контролировали её восстановление, компенсируя искажения и дисбаланс работы органов, когда таковой момент наступал, максимально ускоряя необходимую коррекцию организма. Ты сам видел, как это происходило. Отвечая на твой вопрос, могу сказать две принципиально важные вещи: во-первых, всё зависит от того, в какой момент перестроения её тела, произошёл разрыв с потоками планеты - благоприятный или нет и, во-вторых, как это происходило - с прерыванием её связей или нет. Если это сделали неправильным образом - ты сам прекрасно знаешь возможные последствия. Смею надеяться, что она нужна им живой и о её здоровье они максимально позаботились.
                 Заметив как побледнело и так не здоровое лицо Повелителя, по всей видимости во всех красках представившего процесс преодоления связей планеты и имея уже для себя представление о том, с каким жестоким и беспощадным похитителем Ане пришлось иметь дело, каждый из сидящих за столом в уже ставшей для них привычной за последние несколько дней, малой комнате переговоров Правительственной резиденции, поняли то же, что и он - вероятность благополучного исхода ничтожно мала. Расчитывать на милосердие и заботу того, кто азарта ради устанавливает смертоносные ловушки, взламывая самую серьёзную защиту из возможных, или запускает их лишь с целью отвлечь внимание, не приходилось. Оставалось надеяться только на то, что находящиеся с ним рядом смогли повлиять на его жажду крови.
     -    Если сложить всё то, что нам известно, вместе, - снова заговорил Гридар, стараясь не замечать, насколько уставшим и измождённым стал его друг с момента очередного исчезновения Аны, - То искать беглецов следует на Шериве. Дринаарх всегда всех переправлял туда, да и Гарх вряд ли двинется в другое место. Не говоря уже о том, что скрыться в чужом мире им будет значительно сложнее. Знать же, что нам точно известно, кто замешан в этом похищении, они не могут, поскольку выживших остаться не должно было вообще. Даже, если им откуда-то стало известно о Дите, волноваться им всё равно особо не из-за чего. Время критически упущено. Догнать мы их не сможем, даже если выдвинемся им на перехват сию секунду. Они вполне могли уже без опасений добраться прямо к месту назначения.
     -    Если мы выдвинем флот против Шеривы, возникнут вопросы. А обвинять в похищении нашей Леди конкретную планету Содружества - огромный риск, - вдруг заговорил до этого о чём-то долго размышлявший главный орк, словно в подтверждение тряхнув своими тесно связанными яркими резинками хвостиками, тоже подозрительно поглядывая в сторону напряженно замершего Правителя, - Лучше бы иметь в этом случае какие-либо существенные доказательства, а не воспалённый бред временами приходящего в себя охранника. Мы не можем просто заявиться на дружественную планету и потребовать вернуть нам пленницу. Они в лучшем случае просто рассмеются нам в лицо, а в худшем - обвинят в клевете. И разборок с Правителем нам тогда не избежать. Значит, действовать следует тихо и с умом. Вначале внедрим подготовленного сотрудника безопасности к ним на планету, желательно поближе к Повелителю. Затем он разведает, где Ану держат и мы окончательно убедимся, что она там и, соответственно, сможем разработать план её возвращения. Займёт это около трёх-четырёх недель, думаю, а может и скорее, если повезёт быстро найти контакт с нужными шеривианцами. Там много недовольных, но и много панически боящихся Аришеаха.
     -    Мы можем поступить по-другому, - оторвав взгляд от стола, словно приняв окончательно какое-то сложное решение, медленно заговорил Адгар, поочерёдно обведя непреклонным взглядом ярко блеснувших зелёных глаз, на фоне неестественно бледной кожи уставшего лица, всех присутствующих, - Я могу запросить Абалаэра о начале расследования покушения на мою власть. У нас есть доказательства преступной деятельности официально оставленного Аришеахом на нашей планете шера, также есть свидетельские показания участников аферы об укрывательстве беглецов от нашей системы правосудия, на Шериве. А ещё, сам факт похищения Первой Леди с нашей планеты, сам по себе требующий вмешательства сил Содружества, ещё и являющийся небывалым прецедентом, среагировать на который Он просто обязан, не говоря уже о том, в какой цепочке событий всё это произошло. На её поиски бросят все силы Содружества, задействуют службы всех планет, а значит - причинить ей вред станет себе дороже. Это, как минимум её обезопасит от вреда, а как максимум, заставит попытаться перетянуть на свою сторону, или же вообще под каким-либо благовидным предлогом вернуть, во избежание проблем. Она девочка сообразительная, вполне может подыграть, чтобы оказаться на приёме у Правителя планет Содружества или же вообще дома.
     -    В этом случае её обязательно объявят подзащитной Правителя и допросят обо всех подробностях пребывания в наших мирах, Адгар, - прошептал, слегка смущаясь, Гридар, вспоминая, в каком состоянии видел её в последний раз и при каких обстоятельствах, - И о том, почему от тебя сбежала - тоже, и что происходило, когда здесь жила, на что соглашалась, против чего была. Как вообще, здесь оказалась. Не думаю, что эти события оставят без внимания. Да и уверен ли ты, что она захочет к тебе после всего этого вернуться, если ей предоставится другой вариант? Вспомни её страхи. Оказавшись на главной планете Содружества, она вполне может запросить права на убежище, а его ей непременно предложат. Привлекая самую высшую власть, да ещё и на таком основании, ты можешь повредить сам себе, лишившись единственного шанса создать семью. В Ане слишком много непредсказуемости и стремления к независимости, чтобы она не воспользовалась представившейся возможностью.
     -    Если это спасёт их - я готов рискнуть, - Адгар, упрямо сверкнув уставшими глазами, снова поочерёдно посмотрел на каждого из сидящих за столом мужчин, отдельно задержав взгляд на ни слова не сказавших ни в поддержку, ни против его предложения, магах - виновато сжавшемся в своём кресле всегда таком прекрасном, а сегодня таком виноватом, эльфе, сейчас всеми силами своей научной души сожалеющем о проведённом эксперименте, один из неудачных результатов которого всё это провернул, на с сочувствием поглядывающем на своего извечного оппонента, гноме, огромными карими глазами невинно взирающего на окружающий мир и остановился на Двингхе, который должен будет поддержать его в той авантюре, что он задумал, как никто другой, - Ты со мной? Мне понадобится вся твоя власть и влияние, если мы хотим это максимально быстро провернуть.
                 Главный орк Адивинеры, всегда и во все времена так активно поддерживавший идеи своего Повелителя, будучи уверенным в их пользе для благополучия их планеты, задумчиво откинулся на спинку кресла, впервые с сомнением отнесясь к его решению. Обдумывая создавшуюся, как казалось, просто безвыходную ситуацию, он перевёл свой проницательный взгляд в противоположную сторону стола, встретившись с не менее задумчивым - своего давнего наперсника в управляющих решениях - главного человеческого мага с легендарными удивительно синими глазами, сидящего сейчас в подобной его собственной позе, с явным сомнением слушая слова измождённого Правителя.
     -    Сколько конкретно времени у нас есть? - поинтересовался он, стараясь взвесить все имеющиеся факты, прежде, чем решиться на подобный, изначально проигрышный, шаг, снова возвращая внимание Адгару и чуть более пристально осматривая его осунувшееся лицо, - Я так понимаю, счёт идёт на недели?
     -    Я думаю, даже меньше,- не менее обеспокоено изучая своего подопечного, его малахитовые глаза, ярко сияющие на фоне болезненно-бледной кожи, опроверг этот прогноз Владилен, напряженно вздыхая в ответ на проницательность коллеги, - Неделя до похищения, а теперь это время. Думаю, дней пять или около того.
     -    О чём вы вообще говорите? - вдруг пробудился от своего молчания сочувствующий гном, моргнув пышными рыжими ресницами вначале в одну, а затем в другую сторону переговаривающихся между собой через всю комнату, мужчин, - Пять дней до чего?
     -    Я под действием гормонального препарата, - продолжая упрямо сверкать нездоровым блеском зелёных глаз на ставшем обострённо-очерченным лице, пояснил, неожиданно задорно улыбнувшись, Адгар, - Не думали Вы, призывая Ану, что именно это станет причиной моего угасания, верно? И да, Вил, ты прав. Мой расчёт тоже дням к пяти сводится. Думаю, уже в ближайшее время у меня начнутся галлюцинации и помутнение рассудка, поэтому настоятельно рекомендую принять окончательное решение сейчас. Как только мы выдвинемся в сторону Алаэры, меня нужно ввести в искусственный сон, если вы, конечно, не предпочтёте увидеть меня в таком состоянии на приеме у Правителя. На это время все решения будет принимать здесь - Вил, на космолёте - Двингх. Гридар, твоя задача - сбор оперативных данных и корректировка курса, если станет известным что-то другое. Церетелий и Орилум - Ваша задача придумать, как можно защититься от Дринаарха и, главное, на чём его можно будет поймать. Скорее всего, нам ещё придётся иметь с ним дело. И хватит страдать мучениями совести, придумайте, лучше, вместо этого что-то стоящее.
     -    Ты же понимаешь, что точно рассчитать дозу препарата, безопасную для тебя, будет достаточно сложно и проспать ты можешь вместо ожидаемых пары часов, целые сутки, а то и больше?, - обеспокоено глядя на своего подопечного, аккуратно предупредил Главный маг и личный лекарь первой семьи Адивинеры, - Это даст дополнительную тему для расследования, если станет известным Правителю.
     -    Или убьёт меня, если не рискнуть, - прокомментировал второй очевидный вариант, Адгар, - Думаю, выбор у нас не очень велик. Или у Вас есть другие идеи, как привести меня в чувство?
     -    Риск передозировки минимален при правильном расчёте препарата. Можно его использовать в малых дозах, просто, чтобы тебя расслабить и дать отдых мозгу, а остальное уже сделает сам истощённый организм, - с сомнением вклинился в обсуждение рыжеволосый любитель анализировать данные, зацепившись за новую задачку для своего пытливого ума, - А вот риск того, что ты перестанешь принимать адекватные решения при длительном отсутствии отдыха - достаточно реален и значительно более опасен для твоей жизни. Если ты планируешь предстать перед Абалаэром - разум тебе крайне необходим. Иначе всё, чего ты добьёшься - вынужденное восстановление на главной планете, а любые твои обвинения будут восприняты, как бред воспалённого мозга.
     -    Тогда нам следует взять с собой знающего лекаря с опытом расчёта подобных препаратов, - снова упрямо глянув на колеблющегося в принятии решения осмотрительного орка, подытожил Адгар, явно понимая, что победу уже одержал, хотя и с большим риском для собственной планеты, если последствия окажутся более губительны, чем он рассчитывает, - Особенно, если наши переговоры затянутся и отдых мне понадобится не раз. Или, как Грид нас вежливо предупредил, на совете Ана откажется от нашего брака и вам нужно будет поддерживать меня значительно более длительное время.
     -    Разве она может? - вдруг вступил в разговор доселе молчавший Церетелий, словно пробудившись от глубокого сна, сверкнув в сторону напряженно переговаривающихся самых могущественных мужчин планеты своими удивительно прекрасными небесно-голубыми глазами, - Она же знает, чем это чревато для тебя. Мне Дэль говорила, Ана очень добрая и заботливая. Да и связь между вами уже достаточно сильна, чтобы ей самой её игнорировать.
     -    Если сочтёт, что так будет лучше для малыша - даже не сомневайся, - возразил Адгар, всячески отвергая мысль о возможной потере ребёнка и вспоминая, на что она готова была пойти ради их сына, до конца так и не решив, радоваться ему по этому поводу или волноваться.
                 Все сидящие за столом мужчины напряженно переглянулись, наблюдая странную реакцию их Повелителя, когда при последних словах на его губах расцвела загадочная улыбка, будто речь шла не о том, что от него может отказаться единственная женщина, с которой он способен создать семью, а о какой-то личной тайне, секрете, известном лишь им двоим.
                 Списывая это на новый виток неадекватности и предвидя возможные последствия для выбранного ими пути, главный дипломат и давний советник Правителей этой планеты с сомнением глянул на единственного, чьим мнением он дорожил, как своим. В синих глазах смущённо заёрзавшего мужчины мелькнула неуверенность. Если речь пойдёт о расследовании, на чём сейчас так настаивает Адгар, то в эмоционально не стабильном состоянии и с неподъёмным чувством вины и беспокойства, явно читающихся на его измождённом лице, Он вполне может сам стать причиной больших неприятностей для их планеты. Если же оставить всё как есть и самостоятельно выяснить, где находится их леди и без привлечения сил Содружества всё решить - времени это займёт куда больше, а результат будет смутным и не гарантированным, поскольку действуя обособленно, они полностью развяжут руки похитителям и дадут непробиваемый козырь им в защиту, поскольку в этом случае уже они станут нарушителями порядка на дружественной планете, ведущими подрывную деятельность на её территории. Пытаясь выбрать среди всех этих зол наименьшее, Двингх снова всмотрелся в блестящие нездоровым блеском глаза странно себя ведущего объекта их размышлений, даже сейчас уже явно не до конца контролирующего свои действия, затем подумал о своей собственной семье и о том, на что ради неё решился бы пойти не смотря ни на какие последствия и запрашиваемую цену, затем, почти нехотя, махнул, уже в согласии, головой, словно смиряясь с принятым его боссом решением, снова приведя в движение все свои хвостики и сказал:
     -    Так тому и быть, - наконец подытожил он, подводя итог и так затянувшейся дискуссии, наблюдая, как вытягиваются в ожидании новых проблем, лица присутствующих, - Нам всем нужен предельно чёткий план действий, если мы, конечно, не хотим всё загубить.

     Часть третья. Шерива.
     Глава 1. Вырвать по живому.
                 Каждой клеточкой собственного тела сопротивляясь попытке планеты удержать меня в пределах Адивинеры, я с ужасом понимала, что выдержать это невыносимое давление мне просто не по силам. Злата, ещё на старте вжавшаяся в мой живот, словно голодный клещ, зацепившись намертво лапками, расплюснувшись всем своим миниатюрным тельцем и, даже, для надёжности, раскрыв во всю длину ещё не окрепшие крылышки, с низким писком закусила остатки моего грязного исполосованного ножом топика, в точности соответствуя моему собственному состоянию, стоило мне почувствовать, как оторвавшись от земли, словно натянутые до предела своей прочности нервные окончания в компании со всей кровеносной системой моего организма, стали утяжеляться, словно не желая покидать пределы обжитой местности, резко утягивая меня обратно вниз. В ужасе нахлынувших на меня невыносимых ощущений, я уставилась в абсолютно спокойные карие глаза сидящего прямо напротив - хладнокровного блондина, с паникой встретив полный торжества злой жестокий взгляд, не предвещавший мне ничего хорошего. Больше догадываясь, нежели слыша его обращённые ко мне слова, я наблюдала движения его губ, считывая значение произносимого:
     -    Быть Повелителем иногда - такой существенный недостаток, да, моя леди? - словно с энциклопедическим интересом наблюдая пределы моей способности вытерпеть боль, Дринаарх расслаблено откинулся в посадочном кресле, явно приготовившись с удовольствием и в полном объёме насладиться моими мучениями, нисколько не пытаясь их облегчить, подобно тому, как мог бы наслаждаться увлекательным фильмом в собственной уютной гостиной.
                 Стараясь не доставить ему удовольствия видеть мой испуг с одной стороны, с другой понимая, что ещё мгновение и моя нервная система сама не выдержит этой нагрузки и даст сбой, я, плотно закрыв глаза и сжав зубы, сосредоточилась на том, чтобы пережить следующий миг, все свои мысли направив на то, что я смогу это пережить, в противном случае, в чем весь смысл? И другие ведь как-то летают?! Стараясь максимально очистить эмоции и ощущения, расслабить свой организм, как я привыкла делать, чтобы перетерпеть боль, попыталась медленно абстрагироваться от собственного тела и мысленно унестись в пространство впереди...
                 На грани сознания, теряя чувство времени, реальности вокруг себя и просто не способная уже никаким личным усилием задвинуть накрывающее меня ощущение вырывания всей моей нервной системы изнутри, я, наконец, осталась с единственным, что могла испытывать - располосовывающую моё раздавленное тело болью, когда почувствовала резко пронзивший мой живот острый прокол, сконцентрировавший в себе все мои страхи и отчаяние, мою заботу и главную причину прилагаемых усилий, всё это время бывшую основным стимулом вытерпеть всё это. Мой ребёнок! Соскальзывая в бессознательность, заливаясь слезами неминуемой потери, на грани последней мысли решительного нежелания когда-либо снова очнуться обратно в этот жестокий мир потерь, я провалилась в удивительный безмерный покой, окруживший меня спасительным ничего не ощущением.

     -    Дыши! - неожиданно ворвалось в моё сознание категоричное требование одновременно с ощущением резкого удара в грудь, заставив физически почувствовать, как ломаются мои собственные рёбра под действием опустившегося на них кулака и в шоке вытаращить глаза, ловя устами выбитый из лёгких воздух, - Вот так. Давай! Давай!
                 С трудом соображая, что происходит и почему незнакомый человек так агрессивно себя со мной ведёт, я, всё ещё не способная произнести ни слова, сквозь застилающие глаза слёзы и тщетную попытку заполнить воздухом лёгкие, попыталась понять, где я нахожусь и что вообще происходит, почему мне так до жути плохо и кажется, словно каждая клеточка моего тела взорвалась изнутри и болит. Заметив склонившегося надо мной довольно улыбающегося блондина, а в стороне испугано мечущегося в разные стороны удивительно грациозного шера с бешено бьющейся в его руках драконочкой, которая издавала просто нереально долгий низкочастотный вопль, пронизывающий даже меня до жуткой дрожи, я постепенно стала всё понимать и вспомнила где и почему я нахожусь. Моё сердце пронзила такая резкая и тянущая боль, а в душе воцарилось настолько глубокое странное безразличие, что я даже на мгновение перестала воспринимать окружающий мир, не видя причины в него возвращаться.
     -    Выжила, - словно не ожидая такого поворота событий, констатировал удовлетворённо меня рассматривающий смесок явно в моём отношении, игнорируя любую мою попытку отстраниться и вернуться обратно в небытие, - Видишь, шер, и оправдываться не придётся. А ты боялся, что тебя казнят. Зря только панику поднял. Скажи Кэйену спасибо и прекращай метаться. Раздражаешь. И утихомирь эту тварь! Как видишь, наш общий друг оказался не только прекрасным пилотом, но ещё и лекарем великолепным. Да, Кэй?
     -    Аккуратно приподнимись, - абсолютно игнорируя хвалебные речи Дринаарха, обратился ко мне крепкий голубоглазый шатен с удивительно приятным оттенком загорелой кожи, стоящий сейчас прямо надо мной на коленях и внимательно всматривающийся в моё ничего не выражающее лицо, руками аккуратно поддерживая меня за плечи и приподнимая вверх так, чтобы я могла сесть, при этом простом движении причинив мне такую острую боль, что я чуть не заорала от неожиданности,  забыв обо всём остальном, - Мне нужно тебя забинтовать. Пришлось пожертвовать несколькими рёбрами, чтобы запустить твоё сердце обратно к жизни. Сейчас зафиксируем их и тебе станет немного полегче. Постарайся дышать медленнее и чуть глубже, а не так резко и часто, как сейчас. Тебе сразу станет не так больно.
                 Я осторожно выполнила просьбу странного мужчины, нисколько не похожего ни внешне, ни своим поведением, на похитителя женщин или сообщника подобного типа личностей, каковым, неоспоримо, являлся с едва уловимым интересом наблюдающий за нами смесок, сразу же ощутив разницу в своём самочувствии. Почувствовав аккуратные касания крепких пальцев на собственной коже, тут же снова отдавшиеся резкой болью в одном конкретном участке моей пострадавшей груди, стоило незнакомцу начать обматывать меня уже знакомым чуть ранее бинтом, сразу же превращающимся в цельную ткань, я с усилием закусила губу и постаралась как можно меньше шевелиться, экономя дыхание и силы, чтобы выдержать данную процедуру до конца и не заметила, как заботящийся обо мне человек попытался сказать что-то мне на ухо, заставив в удивлении поднять на него взгляд.
     -    Я уложу тебя в кресло, - спокойно проговорил он, словно в последний момент передумав, хотя и всё ещё в непосредственной близости от моего уха, защекотав при этом его своим дыханием, - Тебе нужно полежать отдохнуть и постараться не особо шевелиться хотя бы несколько часов. Я дам приложить к отёку кое-что холодное, это облегчит боль. Дышать будет трудно, но это не на долго. Понадобится всего пара дней, чтобы боль стала более терпимой. Постарайся вести себя осмотрительно и не провоцировать осложнений. Пока что придётся просто ждать.
     -    Что случилось? - сообразив, что этот человек, как минимум, играет передо мной роль доброго и заботливого, а как максимум и в самом деле пытается мне помочь и, следовательно, кое-как обо мне заботится, я попыталась хоть немного прояснить сложившуюся ситуацию, поразившись абсолютно не своему голосу, едва просипевшему из моего пересохшего горла, стоило открыть рот, заставив меня тут же пожалеть, что вообще решилась что-то спрашивать, от движения грудной клетки испытав такую острую боль, что на глаза выступили слёзы, а дыхание окончательно сбилось.
     -    Твоё сердце остановилось, не выдержав давления удерживающих потоков планеты, когда мы стартовали, - спокойно ответил на мой вопрос он, - Хранительница, по всей видимости, тебя укусила, чтобы ты впала в шок и потеряла сознание, не испытывая всю ту боль, что тебя ожидала, но это не избавило тебя физически от разрыва. Твоё тело не справилось и ты отключилась. Я запустил твоё сердце обратно, услышав взвывшего от ужаса шера, как только он понял, что даже в бессознательном состоянии, ты не выдерживаешь испытываемой нагрузки.
                 Я удивлённо глянула на Гарха, всё ещё удерживающего в гибких пальцах бьющуюся в припадке волнения Злату, невольно протянув руку в её направлении, пытаясь успокоить маленькое верное существо, всегда с такой проницательностью заботящееся обо мне всё время своей недолгой жизни. Почувствовав, как она скользнула в мои пальцы, тут же затихая, стоило коснуться моей кожи, я немного расслабилась и, прикрыв резко отяжелевшие веки, мгновенно ощутила невероятную усталость ото всех испытанных и пережитых волнений, тяжесть боли, непрерывно сопровождающей меня и горя потери, которая сегодня настигла меня, понимая, что Злата - теперь единственная оставшаяся близкая мне душа. В тот же миг, как моё ослабевшее тело попыталось мирно скользнуть обратно вниз, чтобы устроиться здесь же на полу маленьким безжизненным комочком, я почувствовала мгновенно скользнувшие мне под спину ладони подхватывающего меня на руки мужчины. Спустя буквально краткий миг ощущения лёгкой невесомости наперевес с резко стрельнувшей болью, моё аккуратно поднятое тело было заботливо уложено на узкую полоску кресла рядом со стеной в самом углу небольшого пространства кабины космолёта, разложенное явно для моего большего удобства, позволив наконец-то немного расслабиться, вопреки всем сковывающим меня бинтам и обстоятельствам.
                 Боясь понять, как я себя чувствую и осмыслить, почему испытываю такую сильную боль в области живота, обострившуюся при движении, я, спустя какое-то время неподвижного лежания, всё же рискнула немного пошевелиться и приподняла ладонь, проводя ею по мокрой от крови ткани моей одежды, уже начав её ощущать из-за охлаждающего эффекта для моего уже начавшего отходить от шока исстрадавшегося тела. Чувствуя, как моё сердце заполняет невероятная парализующая пустота, а грудь раздирает боль осознания того, что с моим ребёнком не могло не случиться, я, в бессилии что-то изменить, тяжело уронила руку обратно на кресло и тут же ощутила касание необычно гибких холодных пальцев к своим собственным. Приоткрыв всё ещё тяжелые веки, прикрывающие мои увлажнившиеся глаза, я встретилась с бездонным абсолютно чёрным взглядом.
     -    Это от укуса, - гортанно прошептал шер, явно пытаясь быть не услышанным двумя мужчинами, сосредоточенными сейчас в паре шагов от нас на управлении кораблём и выборе маршрута, словно ясно понимал причину моего потерянного состояния, - Больше ничего не случилось. Всё как было. Шемаур защитил.
                 Я удивлённо и неверяще уставилась в невероятно чёрные, кажущиеся просто огромными, глаза странного существа, всегда ощущавшегося мне холодно-далёким, сейчас же сказавшего самые важные и ободряющие слова за всю мою жизнь. Стараясь передвинуться так, чтобы точно убедиться в правдивости его заверения, я с еле сдерживаемым стоном, приподнялась, внимательно осматривая свою окровавленную одежду и кожу раненного живота. Моему виду предстала весьма красноречивая и очень красочная картина исполосованной острым ножом одежды, испачканной в непонятно откуда взявшейся грязи, затем покрывшаяся проступившей пятнами кровью, явно от видневшихся на моём теле свежепроколотых глубоких укусов острых зубов моей драконицы, из которых всё ещё сочились тоненькие ручейки крови, вытекая из моего тела, стоило немного пошевелиться, оставляя неприятный продолговатый след дальше на брюках и поднимаясь непривлекательным влажным пятном выше к бинтам. В верхней части моего туловища, тщательно перебинтованной широкой эластичной тканью, единственном чистом участке моей перепачканной фигуры, цепко ухватившись за доступные участки моего тела, затаилась моя храбрая спасительница, привычно припав к моей пострадавшей коже. Ещё до конца не веря, что вся та боль и давление, что я испытала с момента нашего взлёта и до сейчас, прошли для меня без каких-либо существенных последствий, я снова в сомнении глянула в абсолютно бездонные чёрные глаза.
     -    Укус хранительницы для её аура абсолютно безвреден, исключая ту боль, что причиняют непосредственно острые клыки шема, - словно в ответ на не заданный вопрос, пояснил он, снова меня успокаивая, - Твоё тело отключилось от болевого шока до того, как получило реальный урон. Сердце не выдержало силовую нагрузку, но это единственный ущерб, который легко компенсируется за пару недель.
     -    Спасибо, - прошептала я, понимая, что произошло невероятное и я смогла сохранить своего малыша, если верить словам шеривианца, хотя уже и не надеялась на возможность подобного, так много всего ужасного со мной произошло за последние несколько дней, а так хотелось надеяться на лучшее, - Спасибо тебе, Гарх, за эти слова!
     -    Благодари Повелителя, подарившего тебе шема, - низко склонившись, словно в знак почтения или уважения, впервые за всё время нашего с ним знакомства, прошептал шер, тихо отодвигаясь от меня и давая возможность чуть больше расслабиться и отдохнуть, насколько это только вообще было возможно в сложившихся обстоятельствах.
                 Наблюдая спину шагнувшего от меня странного представителя удивительного народа, я не могла не подумать о том, какую неоднозначную роль для себя он выбрал. Явно преданный своему Правителю, он, тем не менее, сразу же предупредил Адгара о собственной роли, стоило остаться с ним наедине. Затем, с удивительной точностью реализовав предупреждение о моём похищении, он снова таки удивляет заботой о моей тайне, знание которой дало бы Дринаарху невероятную власть надо мной. Но он молчит. Пока что... Но будет ли так продолжаться, когда речь пойдёт о его Повелителе и насколько, вообще, для меня будет опасным его знание о моей беременности или же это, наоборот, спасёт меня от излишних посягательств?
                 Постепенно так рассуждая, я погрузилась то ли в полудрёму, то ли в глубокое раздумье, задумавшись о том, что же меня ждёт впереди. Поняв из слов, обронённых смеском в адрес запаниковавшего из-за меня шера, что корабль направляется на уже известную мне одну из ближайших планет - Шериву, явно по заказу, либо с разрешения, её Повелителя, я задумалась о высказанной ранее в мой адрес угрозе, что её Правитель пол планеты бы отдал, лишь бы мною овладеть. Странные слова в отношении женатого мужчины, да ещё и Повелителя целого мира, якобы дружественного по отношению к Адивинере. Хотя, вспоминая объяснение Адгара на заданный по этому поводу вопрос, на этой планете массово практикуется многоженство, а где ещё ему взять претендентку на столь почетную роль, учитывая нашу расовую принадлежность? Разумеется, выкрасть. Вспоминая взгляд и странное действие, совершенное Аришеахом со мной при первой встрече, сейчас я понимала на что он тогда рассчитывал. Как глупо было с моей стороны, пренебречь собственной безопасностью и не понятно из-за чего так сильно рискнуть и уйти из тщательно охраняемой резиденции. Ведь понимала же, что не спроста всё это и Грид предупредил, что сделает всё возможное для моей безопасности - охрану выставил, сопровождающего постоянного дал. А я так подвела всех. Как правы были Дит и Адгар, разозлившись на меня из-за моей безответственности! Мало мне было всех уже произошедших со мной бед, так решила добавить новые. Ещё и ребёнка с собой взяла. Счастье только, что Адгар меня вычислил и успел спасти Дэль от этой ужасной участи. Если бы она была со мной и пострадала, я бы никогда себе этого не простила! Я же знала, что из-за того, какой крови мой род, безопасность мне светит только условная и то, лишь пока я нахожусь под постоянной охраной. А вон оно как получилось. И охрана тоже оказалась не действенной. Как я надеялась сейчас, что то, что на них тогда понеслось из рук Дринаарха не было смертельным или хотя бы они успели укрыться и спастись. Но где-то глубоко-глубоко внутри я ясно понимала, что такой социопат, как Дринаарх, на мелочи не разменивается. Не стал бы он швыряться безвредными магическими плетениями, лишь бы отвлечь внимание. Врага он поражает насмерть. Даже меня он не стал спасать или щадить, хотя, я уверенна, Аришеах поручил им доставить меня живой и в невредимости. От мёртвой меня им толку вообще никакого нет, а вон как позаботился. Значит и надежды на лучшее для своих друзей у меня тоже повода иметь нет. Хотя, ох как больно от этой мысли...
                 Перед моим мысленным взором предстало смущенное лицо Дитира, когда мы только встретились у нас в столовой в первый раз, когда я ещё не знала, как в этом мире готовят кофе. Затем я вспомнила, как часто он меня выручал, стоило мне или Адгару его о чём-то попросить, да и без просьбы тоже. Как он заботился о Дэль и мелких. На моих глазах невольно проступили слезы, когда я подумала о том, что этого преданного и внимательного мужчины уже может не быть в живых. Неказистый на фоне остальных, он тем не менее, был истинной опорой и защитой все моё время пребывания на этой планете. Затем подумала о Клэме и Зэне, чьей самой большой ошибкой в жизни оказалось то, что они приютили меня у себя, когда я заявилась к ним на кухню и просто таки потребовала принять меня на работу. А ведь у них бесконечно долгая жизнь могла быть впереди, не появись я на её горизонте. Думая о тех, кто остался умирать в том приморском ресторанчике, пока меня увозили в плен, я с необычной для себя ясностью и злостью осознала, что виновник этого преступления просто так не должен уйти от наказания. Не могу я оставить его и дальше наслаждаться своей жестокостью и творить подобное, когда мои друзья погибли из-за него. Словно желая убедиться, что он все ещё здесь и не сбежал от моего суда, я приоткрыла глаза, в ту же секунду встретившись взглядом со злобно - жестоким прищуром карих глаз стоящего прямо надо мной опасного мужчины.
     -    Хватит прохлаждаться, дорогая, - его лица коснулась жестокая усмешка, заставив меня ответить ему взаимностью, так зла на него я была, - Через пару минут мы подлетаем к телепортеру, у которого есть контрольный пропускной пункт Адивинеры.
                 Я напряженно замерла, ожидая очередного подвоха, учитывая острую необходимость у моих похитителей контролировать моё поведение во время общения с представителями правоохранительных органов. В устремлённых на меня карих глазах читалось непередаваемое удовольствие, не предвещавшее мне ничего хорошего. Резко протянув руку, мой не обременённый ни малейшим намёком на человечность, противник, ухватил мирно дремавшую на мне Злату, тут же запихнув её в какой-то люк в стене рядом с моим креслом, где я лежала, возле которого я с ужасом прочла слово "отходы". От неожиданности, ни я, ни, даже, кто-то другой в этом небольшом пространстве корабля, не успели среагировать, чтобы предупредить жестокое действие этого ненормального смеска и спасти мою девочку. Всё мы трое просто ошарашенно смотрели на свершившего подобное. Я успела только вскочить, чуть приподнявшись в разложенном для меня кресле, прочувствовав на собственном теле последствия выходок стоящего передо мной мужчины, когда его твёрдая ладонь пнула меня обратно, прижав к плотному составу наполнителя подо мной.
     -    Если ты не сделаешь то, что мне нужно, - прошипел он мне прямо в лицо, склоняясь близко - близко, практически касаясь своими губами моих, так рядом они были, - Твоя пиявка сдохнет через десять минут от космического холода и вакуума. А ещё - я тебя убью. И всех, кто попытается меня остановить. Поверь, способных сделать это на этой станции не найдётся. А задержек я не люблю. Это единственное, что может здесь случиться. Не заставляй меня применить тот же приём, что и в том захолустье, куда тебя занесло и где я тебя обнаружил. Заживо вскипеть - не самая приятная смерть, поверь мне. Я попробовал разные - эта особенно неприятна. А я это сделаю. Ты меня поняла?!
                 Я во все глаза смотрела в лицо самого злостного и беспринципного преступника, известного мне за всю историю обеих планет, не веря в только что услышанное. Не мог ведь он сделать то, что говорил, с живыми людьми. Выискивая в его жестоком лице хоть мимолётный намёк на обман, я с ужасом видела гордость содеянным и решимость повторить подобное, дай только ему к этому повод. И во власти такого садиста я оказалась! Стараясь отстранить любые эмоции, чтобы не дать ему ещё больше козырей для манипуляции и обдумать реальность его угрозы для присутствующих и его самого в том числе, я, к сожалению, вынуждена была признать факт, что сомневаться в его словах мне не приходится. Дринаарх уже на практике доказал, что ценит только одно - полное отсутствие рамок и возможность их постоянно переступать. Жизни же окружающих для него - пустой звук. Если я ослушаюсь и дам проверяющим знать, кто я - Злату, возможно, они и спасут, если успеют, но вот остальные - точно пострадают. Да и самим служащим я много за их жизни бы не дала - угроза в словах смеска была реальная. И удастся ли в этот раз мне выкрутиться - вопрос, ценой в жизнь не только находящихся рядом, но и моего собственного ребёнка, о существовании которого он пока не знает. А подвергать его риску я больше не намеренна, слишком много удач на одну беременность я и так уже израсходовала. Ни на секунду не отрывая взгляда от пристально наблюдающих за малейшим движением моей мимики карих глаз, я провела рукой вдоль своего перепачканного тела, театрально демонстрируя свой неказистый внешний вид, усилием воли не позволяя себе предпринять какие-либо радикальные действия в отношении нависающего надо мной маньяка или кинуться к люку, за которым задыхалась замерзающая в космическом вакууме драконочка. Любое промедление с моей стороны - её шаг к неминуемой смерти.
     -    Ты полагаешь, всего этого они не заметят? - максимально спокойно протянула я, от всего сердца желая придушить удерживающего меня мужчину.
     -    Уверен, - всё так же ехидно ответил он, поднимаясь сам и вздёргивая меня за собой с кресла.
                 Не сдержавшись, я вскрикнула от резко пронзившей меня боли и с сомнением посмотрела на протягиваемый мне какой-то странный свёрток приятного нежно - бежевого оттенка. Взяв в руки странный предмет и аккуратно его разворачивая, я в ужасе поняла, что конкретно держу в руках, рассматривая характерную прорезь для глаз в чём-то сродни балахону. К моему сердцу подступил холодок, обдав страхом и ужасом всё моё тело, в дополнение к уже испытываемому набору эмоций. По всей видимости, так и не сумев сдержать собственную реакцию, несмотря на весь самоконтроль, я почувствовала жёсткую хватку на собственном запястье как раз той руки, в которой свисал верхний край местного модернизированного варианта ужасного предмета женского подчинения в моём родном мире - паранджи.
     -    У тебя есть тридцать секунд на то, чтобы одеться или всё мною сказанное тебе будет реализовано в полном объёме и с моим особым удовольствием, - жесткие пальцы, тут же сместившись с моей кожи, резко выхватили ткань из моих онемевших рук, в мгновение ока накидывая на меня непривычный предмет женской одежды и фиксируя ткань нажатием застёжки сразу во всех местах: на запястьях, у горловины, на щиколотках и талии.
                 Моё тело мгновенно укутало мягкое покрывало, оставив доступными внешнему миру только глаза. Всё остальное покрыл длинный балахонистый наряд с фалдами в пол, надёжно скрывший мою фигуру от обозрения окружающих, необычным механизмом удерживая его вокруг меня и не позволяя сдвинуться в какую-либо сторону даже при движении. Я стояла, не имея сил пошевелиться, поражённая тем, что и в этих мирах нашлись те, кто способен проделать подобное с женщинами. Всё ещё не веря в такую поразительную схожесть наших миров, я отметила с какой скоростью ненавистный предмет скрыл моё тело непривычным покровом, защищая от взглядов всех малейший кусочек моей фигуры, да и тела в целом.
     -    Добрый день, - неожиданно раздался вежливый незнакомый голос от приборной панели впереди, где стояли пилот вместе с шером, - Обозначьтесь, пожалуйста, и сообщите цель вашей поездки.
     -    Малый торговый космолёт планет Содружества, - услышала я отчеканенный ответ нашего командира, - Перевозим некоторые товары и несколько пассажиров. Всё согласно документам.
     -    Запрещённое к вывозу есть? - последовал следующий вопрос, заставив меня напряженно замереть, так мне хотелось сейчас заорать правду, но мысль о Злате, паникующей сейчас возле меня за стеной, заставила меня напряженно замереть.
     -    Можете сами убедиться, что всё согласно декларации, - нисколько не дрогнув, ответил Кэйен, нажимая на пульте какую-то кнопку.
                 Неожиданно резко исчезнувшая вокруг нас видимая преграда стен, открыла моему взору удивительную картину космического пространства с видом на огромную планету внизу, лучащуюся множеством ярких огней в её теневой стороне и невероятно яркую звезду, пылающую до ослепления глаз на значительно более дальнем расстоянии. На фоне остального космического пространства мерцали различными оттенками множество более мелких движущихся тел разных форм, создавая свой особый рисунок жизни невообразимого мира, в том числе и несколько совершенно различных космических кораблей на разном от нас расстоянии, но мой взгляд привлекла удивительно лаконичная полупрозрачная округлая конструкция с огромной площадкой внутри, где, собственно, мы уже и находились, а над нами сверху, словно в какой-то особой космической кабине и были те, кто сейчас с нами общались. Увидела я лишь пару фигур, но и этого было достаточно, чтобы напомнить мне об угрозе, буквально минутой назад, высказанной в их адрес. От необычного созерцания меня оторвал раздавшийся одновременно и отовсюду какой-то щёлкающий звук и всё наше помещение прорезал яркий сканирующий луч, заставив меня удивлённо таращиться на фантастическую технологию. Казалось, этот светящийся поток обладает удивительной способностью к идентификации, поскольку он, стоило мне чуть шевельнуться, весь развернулся в мою сторону, задержавшись на моей фигуре чуть более долгое время.
     -    Кто эта женщина? - раздался всё тот же вежливый голос из переговорного устройства на панели корабля.
     -    Моя жена, - сделав предостерегающее движение в сторону сканера, отчеканил в ответ Дринаарх, грозно сверкнув на меня глазами.
     -    Спасибо! Приятного пути, - спустя мгновение донёсся ответ и через секунду свет сканера исчез, скрывшись в том же месте, откуда появился, явно завершив осмотр.
     -    Прыгай, - резко скомандовал смесок, отталкивая меня обратно в кресло, возле которого мы всё это время стояли.
     -    Злата, - прошептала я шеру, заметив его движение в сторону люка, в который несколькими минутами ранее её выбросил наёмник Аришеаха, пока тот вместе с пилотом совершали прыжок в космическом пространстве, возвратив космолёту его привычную непрозрачность.
                 Словно только и ждал моего разрешения, Гарх быстро нажал кнопкой требуемую последовательность на панели, приводя в движение люк отсека для отходов и оттуда обратно в помещение вывалилось запакованное в какой-то герметичный пакет малюсенькое золотистое тельце моей любимицы, сейчас больше напоминающее какой-то замороженный полуфабрикат, а не живое существо. Боясь пошевелиться, чтобы не задержать умелых быстрых движений ловкого мужчины, я с ужасом наблюдала вначале разрез защитной упаковки, а затем и аккуратное вытряхивание беспомощного, абсолютно безжизненного тельца в отливающие зеленцой ладони. Словно двигаясь в замедленной съёмке, выхватывая из длинных прохладных пальцев обледеневшую драконочку, я с ужасом смотрела на её неживой вид, всем сердцем желая передать ей хоть грамм собственной энергии и согреть её неподвижную фигурку своим собственным теплом, но проклятая ткань, сковывающая мои движения и скрывающая даже малейший кусочек моей кожи, категорически не позволяла этого сделать. Единственное, что я сейчас могла предпринять - это держать её в своих мгновенно заледеневших ладонях, дышать на неё своим теплом и ждать чуда.
                 Не знаю, сколько времени я так простояла, пытаясь вдохнуть хоть глоток жизни в малюсенькое холодное тельце в моих руках, бессильная в своих ограниченных знаниях и возможностях, способная только сжимать её в ладошках у своего лица и надеяться, что лоскут ткани у моего рта не помешает моему дыханию сотворить чудо и вернуть тепло в ледяной золотистый комочек, единственный оставшийся у меня родной организм, когда, уже практически потеряв надежду, в бессилии опустившись обратно в кресло, я почувствовала, как постепенно, с каждой новой минутой, ледяная температура моей питомицы стала сменяться просто холодной, затем, постепенно, приобретая более живой, естественный для неё вариант тепла, позволила мне надеяться, что этот невероятный по своей жестокости приём Дринаарха, также останется без ужасающих трагических последствий. Не знаю, сколько времени прошло прежде, чем я заметила лёгкое шевеление в своих пальцах и из груди, наконец, смогла выпустить долгий облегчённый вздох. Если Злата сумела пережить и осталась жива после такого, то с остальным, мы уж точно каким-то образом справимся. Просто всё по чуть-чуть, шаг за шагом на чётком пути вперёд к ясной и понятной цели - спасению.
                 Я подняла довольный взгляд, в поисках бездонных чёрных глаз шера, наверняка волнующегося о своей подопечной, чтобы успокоить его хорошими новостями, когда заметила, что у корабля снова полностью отсутствует видимая стенная преграда, создавая полную удивительную иллюзию нахождения в открытом космосе. Хотя, какая иллюзия? Именно там мы и были. В какую сторону ни посмотри - везде открытое бескрайнее пространство звёзд и планет, движущихся каждая по своему пути. Наблюдая за представшим передо мной простором той же удивительно прекрасной галактики, сияющей золотом и зеленью, где мы до этого были, но совсем с другой её стороны, я с замиранием сердца смотрела на удивительную картину тройного солнца. Две звезды приблизительно одного размера и одна значительно большая, чем остальные, и на вид существенно более светлого яркого оттенка, фантастическим невообразимым сиянием заполняли всё пространство впереди. Вид был с одной стороны захватывающий, с другой - ужасающий. Создавалось полное впечатление, что ещё совсем немного времени и огромный яркий монстр поглотит значительно более мелких оранжевых карликов по сравнению с ним, а также захватит и ещё более мелкие, совсем не сияющие - планеты. И на фоне этого невероятного зрелища, я с замиранием сердца различила одну из небольших точек - вращающуюся по самой невообразимой из возможных орбит планету, двигаясь сразу между каждой из пылающих звёзд, поскольку сейчас она выходила из оборота вокруг одной из меньших, чтобы двинуться огибать самую большую звезду. Вид был впечатляющий. Мы неслись с невиданной скоростью сквозь чёрное пространство космоса, на ходу огибая невероятного безжизненного монстра, прямиком в сторону сияющих удивительной красотой нескольких солнц, звёзд.
     -    Где мы? - не смогла удержаться я от вопроса, чувствуя, как затаённое дыхание начинает давить мне пострадавшие рёбра в попытке восстановить корректный дыхательный процесс и напоминая, что мне - такой мелкой и ничтожной по сравнению с окружающими гигантами Вселенной, всё же стоит это делать, чтобы продолжать существовать.
     -    Всё ещё в нашей Дивной Галактике, но уже в пределах наших звезд - Гайи, Саэйи и Эры. Через пару часов будем на месте, - ответил на моё восхищение капитан этого корабля, с улыбкой наблюдая мою реакцию, - Мы переходили с вашего транзитного телепортера в наш, они расположены на окраинах наших систем для большей стабильности работы. Поэтому дорога занимает почти целый день, но сейчас уже начался период долгого лета, когда все наши звёзды согревают Шериву со всех сторон и ночь вообще не наступает. Это самое удивительное время для наших народов и ты сможешь увидеть, как она прекрасна, наша планета, в сиянии не заходящих звёзд.
                 Я благодарно кивнула в сторону сидящего у рулевой панели шатена, заметив, с какой гордостью и любовью он говорит о родном мире. Затем нашла взглядом шера, вспомнив, что так и не обрадовала его новостями о его ожившей подопечной.
     -    Думаю, с ней всё будет в порядке, - прошептала я, склоняясь к нему поближе и показывая чуть более оживший комочек в своих руках, - Потребуется, конечно, уход и время, но, похоже, она выжила.
                 Я зло глянула в сторону усиленно что-то изучающего в своём информере блондина, нисколько не заинтересованного тем, что происходит вокруг и какие чувства он пробуждает своими действиями в окружающих: ни беседами, тихо ведущимися среди присутствующих, ни останавливающим дыхание видом впереди, ни ненавидящими взглядами, втихаря и в открытую бросаемыми в его сторону. Не желая сейчас опрометчиво спровоцировать бессмысленную агрессию, способную лишь вылиться в очередной повод причинить мне боль и желая чуть более обдуманно подойти к этому вопросу, я снова заворожённо глянула в открытый обзору космос, в очередной раз потерянно замерев, когда почувствовала лёгкое касание прохладных пальцев к своей затянутой тканью руке.
     -    Не отпускай шема, - гортанно пророкотал шер, пристально всматриваясь в мои глаза - единственную, доступную для обозрения, часть моего тела, - Если хочешь, чтобы он быстрее выздоровел - не позволяй ему быть отдельно от аура.
                 Благодарно кивнув ему в ответ на предупреждение, я снова откинулась в отданном мне в распоряжение кресле, позволив, наконец-то, расслабиться закоченевшим от долгого напряжённого стояния в одном положении, когда я в волнении ожидала малейшего признака жизни у Златы, мышцам собственного тела. Полуприкрыв веки и прислушиваясь к малейшим шевелениям в моих, уже практически сведённых судорогой от усталости и холода оледеневшего тельца, ладонях, я стала обдумывать, что меня ждёт впереди и как я смогу защититься. То, что защита от Правителя Шеривы мне потребуется - не вызывало сомнений. И причина здесь была не одна: убедившись уже на собственном опыте в силе зова крови, когда одним кратким поцелуем Адгар перечеркнул для меня всю мою прошлую жизнь, я не могла себе позволить повторения подобного не только из-за моей беременности или не желания изменять новому мужу, а я не уверенна, что связь не с отцом ребёнка пройдёт для малыша без последствий, но и ввиду очень существенного и критически важного для меня обстоятельства - неизбежного последствия связи с Повелителем любой другой магически активной планеты - я больше не была активирована для потоков Адивинеры и, следовательно, стану таковой для любого другого мира, имей он хоть крупицу активной магии, стоит только попасть в ловушку влечения к его Повелителю, а Шерива однозначно была магически сильной планетой. Как и говорил Адгар, есть два способа разомкнуть, а в моём случае, скорее, процесс был обратным - замкнуть на самой себе, силу Повелителя - смерть, или связь с уже активированным представителем нашего рода. И, если во втором случае, эффект для меня был направлен наружу, к активации, то в первом, как и при обычном рождении, потоки после остановки не смогли запуститься опять, как были, а начали двигаться исходя из того, есть ли вокруг меня доступная для активации сила магии, а её в открытом космосе, естественно, быть не могло, и, следовательно, быть подхваченными они шанса не имели и активация не сохранилась. А, следовательно, после того, как моё сердце остановилось и Кэйен вернул его обратно к жизни, кровь моя снова стала неактивной, а сила замкнутой сама на себе. А значит это для меня теперь очень многое - планета, на которой произойдёт моя активация - станет для меня и могилой и домом, поскольку второй раз пережить подобный перелёт, я очень вряд ли смогу. А поэтому то, что, где и как происходит с моим телом - для меня теперь жизненно важный вопрос, да и не только для меня, но и для моего ребёнка, ведь родится он именно в том мире, где буду находиться я. Поэтому, рассуждая здраво, я должна изобрести способ вернуться на Адивинеру не позднее, чем через 5 - 6 месяцев, ведь именно столько, по моим приблизительным подсчётам, осталось времени, исходя из длительности суток в этом мире, когда это произойдёт и быть я должна на его родной планете.
                 А вот беспокоиться мне, исходя из всего этого, теперь следует о трёх равнозначных вещах: моей беременности, а для этого мне нужно избегать стрессов, не волноваться, достаточно есть и спать и, при первой же возможности, вернуться к отцу моего малыша, посколько не известно когда и насколько экстренно мне может потребоваться его присутствие рядом; моей Злате, чтобы, как мне порекомендовал Гарх, её у меня не забрали, а это наверняка постараются под каким-либо предлогом сделать, иначе бы не было смысла меня предупреждать; и активации, которая непременно произойдёт, стоит мне подпустить какого-либо Повелителя на сколько-нибудь близкое расстояние, благо я уже была этому научена ярким примером из своего недалёкого прошлого, спасибо Правителю Адивинеры. И конечно же, помимо этих основных беспокойств, придумать и реализовать надёжный план побега, а если повезёт, то и такой, при котором погибнет мой главный заклятый враг - этот ужасный смесок.
                 Так размышляя и строя планы на ближайшее время, я, не отрывая взгляд от горизонта перед собой, смотрела на проносящийся мимо космос и стремительное приближение трёх уникальных звёзд, вокруг которых, как я поняла со слов Кэйена, и вращалась Шерива, планета, о которой я знала больше, чем о любой другой в Содружестве, если исключить Адивинеру, конечно, и та, на которой я меньше всего хотела бы оказаться, настолько странными и неуважительными по отношению к женщинам, да и другим живущим там существам, если быть откровенной, были там обычаи. И, как всегда, "один - ноль" не в мою пользу. Жизнь снова сыграла со мной эту злую шутку, сделав именно то, чего я не хочу. Это уже становится просто закономерным. Дурной рок, какой-то, честное слово. Нужно в дальнейшем быть поаккуратнее в своих нежеланиях, судя по всему...
     -    Так ты считаешь, они уже выдвинулись за нами в погоню? - проник в моё размышление голос нашего командира и пилота космолёта, возвращая внимание находящимся рядом со мной и давая призрачную надежду на спасение, мгновенно шевельнувшуюся в моём сердце при его вопросе, - Как это могло произойти? Ты же говорил, нашего участия никто не сможет заподозрить.
     -    Этот противный человечишка снова сумел как-то выжить, - зло сверкнув глазами в мою сторону, прошипел Дринаарх, нехотя возвращаясь к прерванному чтению чего-то в своём информере, по всей видимости, информации о происходящем на Адивинере, - И это уже второй раз. Но он, вроде бы, ещё в сознание не приходил, так что до пункта назначения мы добраться вполне успеем, а там уже будет совсем не важно, что и кто станет делать или говорить. Доказать, что леди у нас, никто не сможет. В личные покои Правителя Шеривы даже Адгар не проникнет, при всём его мастерстве к переговорам. А если он рискнёт собрать свой флот вокруг дружественной планеты - объясняться ему уже придётся не с нами. Значит, действовать будет втихаря и максимально осторожно. А это потребует дополнительного времени.
     -    А если он обратится в Алаэру? - вдруг поинтересовался Кэйен, напомнив мне о планете, о которой я с интересом некогда читала, поскольку именно там находится Главный Повелитель Содружества, правящий оттуда всей известной частью Вселенной, за исключением, пожалуй, моей родной Земли и то лишь только из-за её невероятной удалённости от этого места.
     -    Тогда, он сам и увязнет в своих собственных нарушениях, - зло усмехнулся самодовольный смесок, что-то быстро печатая в ответ, - Ему придётся не только обоснованно обвинить Шериву в похищении, что сделать будет достаточно сложно, поскольку магия, которую я использовал при этом, возможна только у меня, а связать меня и Аришеаха - задача непосильная даже для Правителя Адивинеры. Выглядеть это будет, как внутренний бунт обиженного подданного, а не заговор с целью похищения его дражайшей леди. А ещё ему придётся правдоподобно обьяснить Абалаэру, как так случилось, что первая леди планеты от него сама сбежала, откуда на ней было такое количество синяков и, главное, каким образом он её вообще заполучил себе в жены. Законы его планеты очень сильно отличаются от законов, принятых на Шериве, причём не в его пользу в данном случае. Слишком много свобод он дал, а обязательств взял. Вот пусть теперь и выкручивается.
                 Всё небольшое пространство космолёта заполнил неожиданный надменный хохот довольного своим хитроумным планом криминального гения, явно принявшего во внимание множество возможных ходов со стороны противника, но он не учёл одного - у Адгара был небывалый мотив именно для оперативного моего возвращения несмотря на любые возможные риски и, даже, несколько - беременность, ради сохранения которой он точно пойдёт на что угодно и его острая необходимость в моём присутствии, из-за которой он не может долго находиться от меня вдали. Поэтому я ни на секунду не усомнилась, что решится он именно на то, что сэкономит время моего возвращения, в том числе и на привлечение самого могущественного Правителя во Вселенной, способного без возражений вмешаться в дела абсолютно любой планеты, а объясняться с ним о своих прегрешениях он будет уже потом, когда вопрос нашей с малышом безопасности будет надёжно решён. Поэтому, именно в этом ходе Адгара я и не сомневалась. А значит и действовать мне нужно будет исходя из него. Более того, зная Правителя Адивинеры, способного предугадать всё, что угодно, я была уверенна, что и на мои действия он тоже будет расчитывать, а значит, сидеть сложа руки в ожидании спасения, мне однозначно не стоит. Раз Дринаарх так непрозрачно мне подсказал, какие сложности ожидают моих спасителей на пути доказательства причастности Шеривы, значит и первые шаги на новой планете мне уже предельно ясны. Я должна оставить как можно более заметные свидетельства собственного присутствия там, чтобы каждый встречный несомненно знал, кого и при каких обстоятельствах на этом космолёте привезли. Почувствовав, как мои губы расплываются в злорадной улыбке, я впервые за всё время своего пребывания в плену, была признательна коварному смеску за его изобретательный ум, ведь только благодаря этому я сейчас была скрыта тканью ненавистной одежды, надёжно укрывшей мою реакцию от проницательных глаз, не предупредив присутствующих о моём намерении, уже сейчас всколыхнувшем мою неспокойную кровь предвкушением яркого спектакля с моим непосредственным участием в главной роли. Явно ощутив мои эмоции, Злата слегка шевельнулась в моих руках, напомнив об ещё одной заботе - её благополучии. А значит, на время предстоящего представления, стоит её передать тому, кто непременно о ней позаботится, шеру, чтобы она случайно не пострадала, ведь я не смогу её защитить.
     -    Так ты думаешь, у нас достаточно времени на спокойную посадку? - снова поинтересовался высокий загорелый шатен, управляющий этим кораблём, прервав моё размышление и внимательно что-то изучая на прозрачном мониторе перед собой, даже не догадываясь при этом, насколько смешным звучит его вопрос в свете моих коварных планов.
     -    На мой взгляд - вполне, - довольно откинулся в кресле главный мозговой центр преступления, находясь в том же спасительном для меня и моей Златы, неведении, - Даже Аришеаху на раскачаться хватит после этого. Будем надеяться, со своей частью, он управится быстро и без проблем.
                 Снова расхохотавшись, почему-то в мою сторону, ответил достаточно странно Дринаарх, заставив меня напряжённо задуматься, что такое особое он мог иметь в виду, что должен был успеть сделать Правитель Шеривы. Скрыть меня ото всех? Так я и сейчас не особо на виду, хотя именно это я и планирую максимально эффектно исправить. Соблазнить меня? Странный план, учитывая обстоятельства: выкрал, похитив самым жестоким, изо всех возможных, образом, вывез с риском для жизни к себе на планету, наплевав на моё здоровье и само существование, принудил молчать, использовав им же подаренного редкого питомца и, наконец, ждёт моего им восхищения? Очень-очень маловероятно. Не такой уж он и самовлюблённый "нарцисс", да и не глупец вовсе, чтобы на подобное расчитывать. А значит - план у него имеется и, наверняка, совсем не предусматривающий моего согласия. А значит это только одно - держаться мне от него нужно подальше и как можно дольше, а использовать для этого придётся любой возможный предлог, насколько бы унизительным или опасным он ни был, ведь потерять я могу больше, чем просто свободу, которой у меня и так нет. Что ещё он сможет сделать? Лишить меня еды или отдыха? Очень сомневаюсь, если он в принципе не настроен меня разозлить. Физически меня истязать он тоже вряд ли станет, учитывая его матримониальные планы в моём отношении. Уговаривать? Да, это наверняка потребует времени, особенно учитывая всё то, что он заставил меня пережить, но и результат тут тоже вполне очевидный - не думаю, что он на это пойдёт, хотя попытаться может, конечно. Остаётся только два варианта - либо он уже имеет заготовленный козырь, о котором я не имею ни малейшего представления и, как следствие, подготовиться к нему не смогу, либо он сразу нацелен мной овладеть, заставив физически не иметь возможности ему сопротивляться, что вероятнее всего. Прийдя в своём размышлении к этому простому и очевидному выводу, я снова напряжённо замерла, думая, что можно противопоставить этому действию? Гадство! Именно против зова крови я сделать вообще ничего не могу. Бежать! Решила я, уже привычно среагировав на безвыходную ситуацию, которых в последние пару месяцев моей жизни было слишком много.
                 Я обвела взглядом присутствующих мужчин, обдумывая кого и как я могла бы использовать в этом плане. О смеске, как сообщнике, даже речи идти не может. Уверенна, он даже не ради денег меня похищал, а просто из желания помучить Повелителя, уж слишком много он на это намекал тем или иным образом. Зуб у него на нас есть за то, что он не такой. Недополучился, что ли, вот и комплексует, отыгрываясь на тех, кто под руку попадается. Хотя и это можно обыграть, используя в свою сторону, но уж очень противно быть в его обществе, да и опасно, тоже. Непредсказуем он, а это чревато плохими последствиями. А значит, использовать его в качестве сообщника, не вариант, как минимум сейчас. Но обдумать это, если ничего другого не подвернётся, вполне возможно, но потом. Сейчас же я перевела взгляд на следующего своего спутника, самого малознакомого из всех присутствующих - человека. Голубоглазый красавец-шатен, не отрывая взгляда от монитора перед собой, прокладывал нам маршрут, явно на приземление (или пришеривиание, если быть точной). Что мне известно о нём? Очень мало. Жесток, суров и явно пользуется властью в обществе исходя из того обращения, что я в его отношении наблюдала со всех сторон - и смесок и шер пискнуть в его направлении не смели, хотя он разыгрывал тут передо мной великое милосердие. Сомнительно. Он может, как быть предан Повелителю, так и ненавидеть его всей душой - выяснить мне это сейчас будет крайне сложно, хотя попытаться стоит, нет сомнений.
     -    Могу ли я у Вас уточнить, Кэйен? - вежливо поинтересовалась я, стараясь настроить контакт для разговора, - Вы упоминали, что сможете дать мне что-то холодное приложить? Боль становится просто невыносима.
                 Я глянула в удивлённые глаза обернувшегося ко мне мужчины, также заметив подозрительный взгляд кареглазого блондина, блеснувший на меня со стороны чуть дальше. Стараясь не выдать окончательно свой план, я болезненно прикрыла веки, нисколько не преувеличив ту боль, что постоянно сопровождала мой каждый вдох и выдох. Больше почувствовав, чем ощутив, я придержала ладонью холодный предмет, аккуратно уложенный мне на грудь именно в том месте, где больше всего болело, неожиданно для нас двоих коснувшись тёплых крепких пальцев загоревшей мужской ладони. Немного приоткрыв глаза и наблюдая слегка приподнятую в удивлении бровь, я решила не молчать дальше.
     -    Я так понимаю, Вы лекарь в вашем мире? - попыталась прощупать интересующий меня вопрос я, услышав лёгкий придавленный смешок со стороны сидящего в следующем кресле смеска, явно указывая на мою ошибку в суждении.
     -    Не совсем, - Всё ещё внимательно изучая мои глаза, всё же ответил наш пилот, лишь немного отодвинувшись от меня в сторону своего места, - Я занимаю чуть другое положение. Лекарство - это просто увлечение, которое мне немного даётся. Вот и всё.
     -    В любом случае, - продолжая удерживать разговор, решила поблагодарить я, подозревая, что статус в обществе у моего собеседника действительно высок, раз даже Дринаарх никак не вмешивается, как он привык делать всегда, стоило мне лишь проявить признак жизненной активности, а тут целая беседа, мной инициированная, - Именно Вам я обязана тем, что выжила в этом ужасном полёте. Если бы не Ваше увлечение, как Вы смели заметить, а я бы сказала - талант, везли бы вы сейчас мой охлаждённый труп, а не живую женщину.
     -    Не преувеличивайте, - несколько более расслабленно ответил объект моего интереса, улыбнувшись моему неприкрытому комплименту, - Дринаарх ни в коем случае бы этого не допустил. Вы единственная ценность, с которой он может чего-то ожидать от нашего Повелителя. А ожидает он многого.
                 Кэйен зло глянул в сторону с любопытством за нами наблюдающего, нисколько не проявляющего даже малейший признак раскаяния, смеска, ещё раз меня утвердив во мнении, что никакой он не простой пилот малого торгового космолёта, а очень даже привыкший иметь серьёзную власть мужчина. Не боялся он этого психа ни на миллиметр, более того, чувствовал над ним свою власть и преимущество.
     -    Никак не могу понять, зачем я ему? - поинтересовалась я, всё ещё пытаясь сориентироваться, насколько приближён мой собеседник к принимающему решения лицу приближающейся планеты, а что это так, сомнений у меня уже не было, - Жена у него есть, в наложницы выбрать он может абсолютно любую, для этого не нужно быть наших кровей, а идти на такой риск, чтобы похитить леди дружественного мира - крайне непродуманный поступок, как на мой взгляд.
     -    Вы ведь понятия не имеете о нашем мироустройстве? - слегка улыбнувшись, словно я сказала явную глупость, поинтересовался странный мужчина, севший сейчас обратно в кресло управления полётом, но не отворачиваясь от моих глаз, продолжая в них внимательно вглядываться даже, когда я отрицательно качнула скрытой паранджой головой, в знак подтверждения своего невежества, - В наших семьях до тех пор нет жён, пока не появится ребёнок, до этого же радостного события, все они - единоправные наложницы. Так уж сложилось, что среди нескольких женщин Аришеаха, ни одна не принесла в мир ни одной новой жизни. Как вы понимаете, одна из главных причин этого - расовое отличие возлюбленных. Вы - реальный шанс исправить сложившуюся ситуацию.
     -    Так он что, серьёзно надеется использовать меня в роли любовницы? - искренне удивилась я такому откровенному признанию, недоуменно возразив, - Я же уже леди совершенно другого мира! Неужели он думает соблазнить меня сомнительным положением одной из наложниц в ответ на потерю статуса единственной жены? Как он себе это представляет вообще?!
                 Кэйен слегка улыбнулся в ответ, словно знает что-то, о чём я не догадываюсь, что должно в корне изменить моё мнение о его Правителе. В это время я заметила самодовольную улыбку, расползшуюся по лицу мстительного смеска, явно в ответ на мою реакцию. Месть за мою попытку сбежать ещё там, на Адивинере? Он действительно планирует меня сдать в узаконенный бордель, как угрожал?!
     -    Я прекрасно осведомлён, что Ваш брак с Адгаром не был заключён по вашей воле, - в это время решился всё же открыть часть своего плана мой собеседник, развеивая в пух и прах мои намерения использовать его в качестве потенциального сообщника побега, демонстрируя слепую преданность собственному Повелителю, - Не зря же вы сбежали от него при первой же возможности, вся в синяках, которые заживали на вас больше недели, спрятавшись при этом в первую попавшуюся дыру. Уверен, впечатление о себе ваш, так называемый муж, оставил не самые приятные. Наш же Правитель никогда не позволит ни одной из своих женщин зарабатывать на себя самой - это позор! Наш мир богат, наши возлюбленные живут в роскоши и неге, окружённые заботой и вниманием. Вы сами увидите насколько лучше быть на Шериве наложницей, даже одной из нескольких, чем единственной женой Правителя Адивинеры, вынужденной трудиться и терпеть постоянное принуждение с его стороны.
                 Я во все глаза глядела на мужчину, несущего передо мной полную чушь, заставляя себя никак не отреагировать, чтобы успеть обдумать его слова прежде, чем обрубить возможный вариант затягивания переговоров, выигрывая тем самым для себя такое необходимое время. Тема задана и отреагировать как-то на озвученное предложение стоит, вот только как это сделать, чтобы не расхохотаться истерически в ответ, испытывая предел напряженных сил, израсходованных в ноль за последнее время? Только истерики мне не хватало, настолько абсурдной казалась ситуация с моим похищением, единственным поводом к которому, как оказалось, послужило моё собственное желание к независимости и проклятая земная гордость.
     -    Любопытно, - протянула я, слегка опустив веки, чтобы не выдать одолевающих меня эмоций, заметив снова ехидно блеснувший кареглазый взгляд.
                 Приняв для себя очередное разочарование во втором из трёх возможных кандидатов в сообщники для моего побега, я задумалась о третьем претенденте, размышляя о том, как его к этому склонить. Наделённый каким-то собственным понятием чести, Гарх был явно предан своему Повелителю, но не так безоговорочно, как это было в случае с Кэйеном. Гордый, но при этом уважительный, он имел какие-то свои собственные ценности, определяющие перевес в его глазах тому или иному. Злата, всегда ластящаяся к этому зеленокожему сыну Шеривы, не могла ошибиться в своей оценке этого крайне необычного характера, подсказывая мне, что именно он - тот безошибочный вариант, который непременно следует правильно использовать.
                 Думая о том, как вызвать у этого странного и никак не понятного мужчины, желание мне помочь, я, затаив дыхание, увидела перед собой неожиданно открывшийся вид на удивительно прекрасную планету, стремительно приблизившуюся к нам в прозрачном стекле огромного окна. Словно заигрывая с целой галактикой, Шерива переливалась со всех сторон ярким золотом огромного континента и небольшим, протянувшимся гибкой волной - участка, явно поросшего тропической зеленью и всё это на фоне сравнительно небольшого океана, омывающего со всех сторон тонкий вытянутый участок поросшей тропиками земли. Оторвав зачарованный взгляд от округлого космического тела, вращающегося в невероятном танце вокруг сразу трёх светил, я взглянула на золото и изумруд сияющей передо мной галактики - точно те же тона, что и ждали меня впереди.
     -    Садимся, - сосредоточенно произнёс наш пилот, запуская на пульте нужную команду.

     Глава 2. Игра на чужом поле.

                 В напряжении ожидая чего-то болезненного, подсознательно опасаясь воздействия магических сил активной планеты, я с удивлением почувствовала лёгкий толчок у себя под ногами буквально несколько минут спустя, после предупреждения пилота о приземлении. Ничего. Приоткрыв зажмуренные глаза, я с удивлением увидела поспешные сборы моих, ещё секунду назад, попутчиков, двинувшихся в сторону открывшейся с лёгким шипящим звуком двери. Всё ещё не веря, что этот марафон боли и испытаний подошёл хоть к какой-то своей черте, я аккуратно пошевелила руками, тут же ощутив, как раненные рёбра дают о себе знать, напоминая о том, что ещё рано расслабляться и сделать со мной мои похитители могут всё что угодно в любой момент. Словно в ответ на моё движение, маленькая едва ожившая проказница, до этого цепко ухватившаяся одним остреньким коготком за мой несчастный мизинец, сама шевельнулась в моих ладонях, напомнив мне о намерении перепоручить её заботам верного ей шера, чтобы обезопасить от возможных последствий планируемого мной спектакля при появлении первого же потенциального зрителя.
     -    Позаботься о ней, - попыталась попросить я, освобождая собственную плоть от цепкой хватки мелкой драконицы, едва заметив поспешно скользнувшего в сторону открывшегося выхода зеленокожего соучастника моего похищения.
     -    Ты помнишь, что я тебе сказал?! - раздраженно прошипел тот, мгновенно среагировав на мою попытку его задержать, - Если хочешь, чтобы она была в порядке - не отпускай от себя никуда.
                 Не успела я и слово возразить на это грозное напоминание, как даже тени моего собеседника не осталось в салоне только что приземлившегося космолёта. Вместо этого за моей спиной вырисовалась высокая фигура моего жестокого конвоира.
     -    Шагай давай, - тут же ощутила я болезненный тычок в спину, практически вытолкнувший меня в ярко освещённый не заходящими солнцами проём двери.
                 Чуть не взвыв от неожиданности и едва сдержав крик боли, я попыталась уцепиться за выступ панели свободной рукой, чтобы избежать стремительного перемещения наружу, когда услышала тихий вызывающий дрожь шёпот прямо у себя над головой и ощутила болезненное сжатие грудной клетки сильной безжалостной рукой:
     -    Помнишь, я обещал тебе, что ты пожалеешь, если попытаешься от меня сбежать? - его губы приблизились к моему, скрытому непроницаемой тканью, уху практически вплотную, так, что я даже могла почувствовать его дыхание на своей коже, несмотря на плотную преграду, скрывающую её от всего мира, - Так вот - тебя ждёт последний аккорд моей педантичной верности каждому высказанному слову - ты попадёшь в гарем не просто к ненасытному мужчине, жаждущему заполучить тебя любой ценой, а к тому, которому никогда не сможешь отказать, хотя будешь мечтать об этом каждый миг твоей оставшейся бесконечно долгой жизни. Ты удивлена, что я знаю ваш маленький Повелительский секретик? Не ломай голову, дорогая, откуда. Мне известно очень многое о моих врагах. Я досконально изучил все твои слабости, чтобы иметь возможность нажать побольнее и ухватить понадёжнее. Я буду наслаждаться каждым мгновением твоего страдания, представляя его себе в подробностях, как если бы присутствовал при этом лично. Каждый миг, когда его руки не будут касаться тебя, ты будешь ненавидеть себя за слабость и каждую секунду наедине с ним будешь сгорать от желания к самому ненавистному мужчине в твоей жизни. Хочу, чтобы ты знала, моя драгоценная леди, что это он заказал мне тебя, ещё в самый первый день твоего появления на Адивинере. И это именно он приказал не оставлять живых свидетелей твоего похищения, чтобы никто и никогда не смог связать его с этим событием, а значит и попытаться отобрать тебя у него. Так что, тебя ждёт бесконечно долгое и беспредельно унизительное положение наложницы на единственной во всём Содружестве планете, доступ к женщинам на которой возможен только с личного разрешения мужчины. Помни обо всём этом, когда будешь отдаваться ему в постели каждый неизбежный раз.
                 Разозлённая, дрожащая от негодования, неимоверно желающая причинить в ответ хоть какую-то ощутимую боль, я резко дёрнула головой вбок, чтобы как можно болезненней заехать скулой по губам удерживающего меня мужчины, готовая испытать от своих действий абсолютно любые последствия. Желая причинить ему хоть малейший ущерб в ответ на жестокие слова, в правдивость которых просто запретила себе верить, я с непередаваемым удовольствием услышала характерный вскрик не ожидавшего такой моей реакции Дринаарха, даже не обратив внимания, что сама при этом растормошила едва притихшие рёбра, поспешно выскальзывая из жесткого болезненного захвата. Не желая дать ему время, чтобы прийти в себя, я быстро преодолела скрывавшее нас от других расстояние, когда почувствовала не очень удачную попытку ухватить меня за фалду свисающей вокруг моей фигуры ткани. Уже устремившись в видневшееся отверстие выхода, в которое буквально десятком часов ранее меня вводили под остриём ножа, хотя и совершенно на другой планете, я с удивлением отметила удовлетворённую, хоть и микроскопичной, но победой, улыбку на своём скрытом паранджой лице.
                 В глаза мгновенно ударил ярчайший солнечный свет, казалось, ослепивший меня сразу со всех сторон, а лицо опалил удушающе жаркий сухой воздух, мгновенно заполнивший мои лёгкие непривычной раскалённой лавой, едва донося до слуха разочарованный рокот нескольких расплывчатых фигур, стоящих где-то поблизости. Приоткрыв сощуренные веки и пытаясь разглядеть встречающих нас шеривианцев, прилагая все возможные усилия, чтобы не шататься от странного ощущения собственной неуклюжести, я сразу же заметила наполненный золотом сосредоточенный кареглазый взгляд стоящего в непосредственной близости от меня златовласого Правителя этого мира, которому, если верить словам Дринаарха, я была обязана всеми последними испытаниями своей жизни. По обе стороны от него грозными охранниками расположились два высоких статных мужчины, один из которых был мне хорошо знаком по всему нашему пути на Шериву - наш многоталантливый пилот. Второй, словно его точная копия и зеркальное отражение, не отводил глаз от моей закутанной с пят по макушку фигуры, будто усматривая именно во мне основную опасность, угрожающую его Повелителю. Неприятный подозрительный взгляд, скользнувший по мне, оставлял просто физически ощутимый след на моём теле в каждой точке, на которой останавливался. Создавалось впечатление, что самим своим присутствием я наношу непоправимый вред его Господину, так презрительно он реагировал на моё здесь появление. Невольно растерявшись от столь неприязненной реакции, а оттого немного задержавшись на выходе, я дала своему рассвирепевшему преследователю те несколько долей секунды, что ему потребовались, чтобы догнать меня и ухватить за напряжённо замершую, свободную от Златы, руку.
     -    Я таки убью тебя, ты доиграешься! - прошипел он мне практически в лицо, резко одёрнув к себе и грозно сверкая карими глазами.
                 С удовольствием отметив несколько капель крови, стекающих с прокушенной благодаря моим усилиям, губы, я с не менее злобным выражением лица так же тихо ему прошептала:
     -    Снова обещаешь?

     -    Что здесь происходит? - громкий возмущённый голос резко прервал наше противостояние, заставив всех вокруг и нас в том числе, замолчать и посмотреть в сторону красноречиво вздёрнувшего золотистую бровь и подозрительно прищурившего карие глаза, Повелителя Шеривы, - И как мне следует всё это понимать?!
                 В резко воцарившейся тишине, нарушаемой лишь звуками нескольких работающих двигателей прибывающих или отлетающих космолётов, было слышно, как жаркий ветер со стороны пустыни треплет ткань одежды застывших в неподвижной нерешительности мужчин. Не желая упускать настолько уникальный шанс, чтобы реализовать своё намерение помочь Адгару в моём вызволении отсюда и сообщить всем и вся, кого именно и каким образом сейчас сюда привезли, я мгновенно сделала шаг в сторону наших встречающих и как можно более громогласно, чтобы перекричать закрывающую мой рот ткань и ни в коем случае не остаться не замеченной хоть и небольшой, но разношерстной, группой скопившихся чуть в сторонке посетителей порта, а потому, теплилась надежда, представителей различных планет, завозмущалась:
     -    Это мне, леди Анабель, законной супруге Правителя дружественной Вам планеты,  лорд Аришеах, как прикажете всё это понимать?! - заорала я, игнорируя попытавшегося сразу же задвинуть меня себе за спину, смеска, и с удовольствием пронаблюдав шарахнувшихся каждый в свою сторону, различных улетающих и прилетающих, сейчас активно двинувшихся якобы по своим делам, в очевидном свидетельстве того, что незамеченной я не осталась, - Самым жестоким образом похитили, перебив всю мою охрану! Пытали мою маленькую питомицу, Вами же преподнесённую мне, между прочим, в знак радости за моё появление в жизни Вашего друга и ближайшего сородича, Адгара! Практически убили меня, единственную надежду всей Адивинеры, в процессе!!! Как мне и моему мужу следует всё это понимать?!
     -    Что значит практически убили? - холодно поинтересовался у моих попутчиков-конвоиров, проигнорировавший все мои остальные слова, Правитель Шеривы, мгновенно потерявший малейшую возмущённость в своём заледеневшем тоне и явно не особенно беспокоясь по поводу учинённого мной скандала.
     -    Как видите, она вполне жива и очень даже громогласна, - спокойно возразил Дринаарх, нисколько не реагируя на изменения в поведении самого наделённого на этой планете властью, мужчины, одной рукой отодвигая меня с дороги и выходя напрямую к вопросительно взирающему на него в явном неудовольствии Повелителю, рукавом демонстративно стирая всё ещё сочащуюся из разбитой губы кровь - моя заслуга, - Надеюсь, наш договор остаётся в силе? Свою часть сделки, несмотря на все сложности, как Вы видите, я выполнил. Хотя и с неимоверным трудом, должен заметить. Леди оказалась с невероятно каверзным характером.
     -    О чём это ты? - грозный взгляд ненадолго скользнул в мою сторону, всё ещё недовольно пройдясь вдоль закутанной в непроницаемую ткань, моей фигуры, едва видной из-за плеча отстранившего меня смеска, - Это поэтому вы так задержались на вылете?
     -    Леди решила перед полётом косточки размять, - зло ухмыльнулся мой похититель, злобно дёрнув меня снова вперёд, словно вычитывающий двоечника учитель, демонстрируя провинившегося удивлённому родителю, - Вырубив шера одним ударом. Вот и пришлось ей это позволить. Чтоб мало не показалось и больше не хотелось, да и зелёному нужно было время в себя прийти.
                 Моих глаз коснулся значительно более заинтересованный, чем за всё время до этого, взгляд карих глаз, вглядываясь в меня, словно пытаясь прочесть, действительно ли всё сказанное смеском меня касается и есть ли ещё какие-то подвохи, ожидающие его за полами этой паранджи. Не зная, как лучше реагировать - разыграть дурочку, не понимающую, о чём идёт речь, или достойно выдержать устремлённый на меня проницательный взгляд, я растеряно опустила глаза вниз. Пытаясь в считанные секунды сопоставить всё, что мне когда-либо было известно из рассказов о стоящем передо мной мужчине, я решила не лезть на рожон и скромно промолчала, припомнив насколько неоднозначные комментарии я о нём слышала. Объяснять сейчас детали своего побега и его последствия было не место и не время, да и вряд ли бы мне как-то помогло. Моей основной цели - сбежать - это бы точно никак не посодействовало, а скорее даже наоборот, побудило бы ещё бдительнее за мной присматривать, сводя на нет моё намерение максимально быстро реализовать свой план. Поэтому, невинно потупив глазки, словно речь в самом деле шла не обо мне, я стала внимательно слушать, что дальше будут обсуждать, чтобы не упустить ничего важного или возможный подвернувшийся шанс.
     -    А здесь ты что устроил и зачем вырядил её в это тряпьё? - снова поинтересовался Аришеах, продолжая внимательно всматриваться в мою скромно стоящую перед ним фигуру, вынуждая напряжённо замереть на одном месте и в одной позе, чтобы не возбудить ненужных подозрений.
     -    Да так, - протянул мой пленитель, явно не испытывая желания вдаваться в детали своих мотивов, - Небольшая уловка для проверяющих. Кто станет рассматривать перепроданную наложницу, да ещё при её новом владельце?
                 Я, от неожиданности, подняла ошарашенный взгляд на своего конвоира, только сейчас осознав, что значит это убранство, в которое он меня так поспешно и с такой жестокостью заставил облачиться. Какое унижение! Очередное с его стороны. Гадство! Словно в ответ на мои собственные эмоции, думаю, даже сквозь прорезь ткани ясно читаемые по моему взбешённому взгляду, устремлённому в надменное довольное лицо наглого блондина, или, что более вероятно, в попытке защитить честь моего будущего, а его нынешнего, хозяина, до этого злобно меня рассматривавший спутник Повелителя, так сильно внешне напомнивший мне Кэйена, сделал небольшой шаг вперёд, оказавшись в моей непосредственной близости и с силой попытался сдёрнуть с меня ненавистную ткань. Не ожидавшая такой прыти, я тут же ойкнула, почувствовав, как вместо того, чтобы с меня снять, инициативный помощник, словно опоясав всё моё тело по спирали удавкой, стянул фиксирующий мой наряд механизм до такой степени, что мне стало не то, что трудно дышать, я даже пикнуть сдавленным горлом не могла. Силясь вдохнуть хоть грамм выдавленного из меня воздуха, сопротивляясь сдавливающим меня в нескольких местах крепежам, со слезами на глазах от острой боли в рёбрах, я только и могла, что открывать и закрывать в бессилии запечатанный непроницаемой тканью, рот. В панике хватаясь за шею и воротник, я даже разжала пальцы, в которых мирно лежала едва ожившая Злата,  переполошно завизжавшая и начавшая непомерно дрожать, едва успев ухватиться коготками за убивающую меня ткань, что я отметила для себя, словно как-то со стороны, в замедленном режиме воспринимая происходящие со мной события, в мозгу фиксируя лишь одну мысль - таки выполняет своё обещание!
                 Чувствуя, как силы покидают мои конечности и я начинаю испытывать странное чувство невесомости, я ощутила крепкую хватку сильных мужских рук на своей талии, всем телом укладываясь на чью-то грудь.
     -    Что это? - моей шеи коснулись требовательные пальцы Повелителя, с силой опуская мои руки и внимательно рассматривая спрятанный в ткани у горла механизм, отдаваясь звуковыми вибрациями во всём моём теле, так плотно я была прижата к его грудной клетке и тут же развернули в сторону с нескрываемыми искрами удовольствия в глазах наблюдающего за этой болезненной сценой, смеску, - Зачем ты надел на неё панджахат?!
     -    Небольшая гарантия Вашей честности, лорд, - всё же двинувшись в моём направлении и одним прикосновением пальца к застёжке ослабляя удушающую меня ловушку, спокойно и даже как-то довольно, ответил мой мучитель, позволяя мне всё же сделать такой желаемый вдох, с ненавистью глядя в жестокие карие глаза.
     -    Я помню, что обещал, - спокойно возразил тот в ответ у меня над ухом, чуть отставляя меня в сторону, едва убедившись, что я могу самостоятельно стоять и уже нормально дышу, едва уловимым движением головы давая Кэйену знак окончательно в этом удостовериться, судя по тому, как быстро тот стал меня осматривать, отведя чуть подальше от разговаривающих мужчин, - Можешь снять защиту с твоей пленницы. В ней нет никакой необходимости, никто её у тебя отбирать не станет. Я умею держать своё слово.
     -    Тогда Вам ничто не мешает вначале выполнить наш уговор, - совсем близко подходя к Правителю Шеривы, возразил Дринаарх, становясь прямо напротив него, явно в ожидании каких-то ответных действий.
                 Напряжённое молчание, воцарившееся среди всех присутствующих в одно мгновение, явно в ответ на невиданную наглость непочтительного гостя, не позволяло отвести обеспокоенный взгляд от замершей друг напротив друга пары сильных мужчин, переживая о том, чтобы не остаться с этой гадостью, сжимающей моё горло и плоть, на веки вечные. Хотя, от посягательств Правителя Шеривы, это меня наверняка бы уберегло. Чуть не рассмеявшимся вслух от этой мысли и уже немного прийдя в себя после испытанного несколько минут назад кошмара в виде удушения, я с удивлением уставилась на таких похожих друг на друга, противников. Высокий против высокого. Блондин против блондина. Но как же сильно они отличались! Один - исполнен царской власти и величия, с лёгким удивлением взирающий на своего собеседника, всем своим видом демонстрирующий полный контроль над ситуацией, второй - наглый и требовательный, в явном ожидании подвоха со стороны собственного Заказчика, нисколько не готовый рискнуть последним шансом, что у него есть, но со своей стороны исполненный полной решимости отвоевывать награбленное, то есть - меня. А вот это меня уже беспокоило, поскольку при всей заинтересованности Аришеаха в моей персоне, Повелительница у него уже имеется, а, значит, запроси Дринаарх слишком высокую цену, тот вполне может мною рискнуть и на всё наплевать. А выглядело всё так, словно мой мучитель нацелен за меня поторговаться. Не зря же он спровоцировал всё это.
     -    Ладно, - немного потянув время невероятно напряженного ожидания и явно оценивая решительность своего противника, вдруг милостиво согласился Правитель, приближая лицо к своему оппоненту и внимательно вглядываясь в его карие глаза, явно что-то в них прописывая, - Сделано. Ты запросил цену - она уплачена. Отныне ты житель Шеривы и владеешь собственным добывающим поместьем на моей земле, а также регулярным доходом от его владений. Теперь можешь уже открыть замок панджахата проданной тобой женщины. Не пристало леди такого статуса и рода быть облаченной в одежду рабыни. Это оскорбительно.
                 Словно желая ускорить процесс, невзлюбивший меня заранее помощник Аришеаха, снова сделал решительный шаг вперёд, на этот раз в сторону Дринаарха, явно побуждая его поскорее выполнить требование своего Повелителя. В его загорелых ладонях откуда ни возьмись, засверкал острый клинок какого-то странного оружия, внешне похожего на нож, но явно из какого-то незнакомого мне материала, поскольку он был почти прозрачный и заметно переливался на всех их солнцах, подобно многогранному драгоценному камню.
     -    Неприкосновенность, - словно в ответ на красноречивую угрозу, тут же решительно потребовал Дринаарх, ни на миллиметр не пошевелившись в мою сторону, чтобы выполнить требование собеседника, чем убедил меня в верности сделанных до этого выводов об критической опасности моего положения, - И право на добычу камней, их обработку и использование рабской силы.
     -    Не рекомендую испытывать моё терпение, смесок, - прошипел в ответ на новые требования, Аришеах, злостно сверкнув на вымогателя снова заледеневшим недовольством взглядом, явно в ответ на не согласованные ранее запросы шантажиста.
                 Словно по сигналу, оба его помощника, до этого так по-разному рассосредоточенные вокруг него, сделали удивительно синхронное движение, мгновенно оказавшись справа и слева от своего Повелителя, выступая внушительным единым фронтом в поддержку неприкосновенности, а заодно и неоспоримости суждений, авторитета и решений Правителя. Не оставляя сомнений в том, кто в этом споре победит, Аришеах слегка приподнял, словно в ожидании возражений, золотистую бровь, высокомерно глядя на своего непомерно требовательного собеседника. Вот и настал самый критический момент. Я, всё ещё ослабленная пережитым удушьем да и вообще событиями сегодняшнего дня, обвела обеспокоенным взглядом местность вокруг.
                 Опасаясь, что завяжется драка и помня, на что способен крайне одарённый магически Дринаарх, нисколько не ограниченный ни статусами присутствующих, ни их важностью для планеты, ни количеством потенциальных жертв, я снова заловила Злату, разворачиваясь так, чтобы она оказалась вне линии огня и встала поближе к замеченным стоящими чуть в сторонке, мужчинам. Заметив подобное моему движение со стороны шера, двинувшегося в том же направлении, я убедилась в верности выбранной стратегии и начала ещё более напряжённо всматриваться в лица и жесты мужчин, пытаясь уловить точку атаки, чтобы вовремя на неё среагировать. И каково же было моё, а заодно и всех стоящих рядом, удивление, когда мы услышали самые невероятные из возможных, слова:
     -    Что Вы, Повелитель, - неожиданно, в явном смирении, склонил голову доселе провокационно себя ведущий социопат, демонстративно потупив взгляд к ногам Правителя этого мира, словно смиряясь с противником более сильным, нежели он сам, чем окончательно поразил меня, удивленно наблюдающую всю эту невероятную сцену, и наблюдающих рядом со мной, - Я бы никогда не посмел так недальновидно поступить. Но и Вы не можете не признать, что, выполнив поставленную Вами задачу, я навлёк на себя гнев наделённых самой большой властью в наших мирах, лишившись любой возможности защититься. Ваша, ничего не знающая о нашей жизни, при первой же возможности покорно принявшая роль жены первого подвернувшегося ей Повелителя, женщина, оказалась строптивой, изворотливой и на редкость хитрой.  Вылавливая её по всей планете, словно изворотливого недовольного подростка, я вынужден был засветиться перед Адгаром и его охраной. Неприкосновенность и кое-какие дополнительные права - это меньшее, на что я могу расчитывать, как на дополнительный небольшой бонус, после того, что для Вас сделал. Со всем уважением, лорд Аришеах.
     -    Будем надеяться, что ты сможешь по-умному распорядиться этими льготами, поскольку, поверь мне, чужеродный смесок, я сумею обойти, в случае моего на то желания, собственноручно выданные привилегии, - чуть более спокойно, спустя недолгое время внимательного оценивания своего собеседника, произнёс тот, заметно утихомирив свой резко вспыхнувший гнев, - Будет тебе и неприкосновенность и права. Но я запомнил твою наглость. Рекомендую помнить об этом при принятии дальнейших решений.
     -    Простите Вашего отчаявшегося подданного, Повелитель, - ещё ниже склонив блондинистую шевелюру, попросил тот, ввергая меня в ещё большее недоумение своим неожиданным смирением, не понимая, какую такую подлость мог задумать этот в крайней степени непочтительный персонаж, что стал настолько склоняться перед другим существом, даже облечённым неимоверной властью, - Я очень постараюсь загладить свою провинность перед Вами, как только мне выпадет такой шанс.
                 Я поражено наблюдала эту картину полной покорности со стороны самого беспощадного преступника обеих известных мне миров, не понимая, то ли я так в нём ошиблась, то ли он задумал какую-то настолько особую пакость, что требуется такое странное с его стороны поведение, либо же этот зверь и в самом деле почуял значительно более серьёзного хищника и сейчас ходит перед ним на задних лапках, что заставило мою вспотевшую от непривычной жары и напряжения спину покрыться мелкими мурашками паники. Припомнив его угрозу о том, что меня ждёт на этой планете и фразу Гридара, некогда высказанную о недоказуемой жестокости Правителя именно этого мира, когда речь шла о его прибытии к нам для визита, я напряжённо замерла, ожидая очередного пинка от жизни, тут же поспешив дать себе в ответ мысленный подзатыльник, что позволила сама себя накрутить и дую, вполне вероятно, на холодное, а Дринаарх просто всё это разыграл, чтобы окончательно меня запутать и запугать. Вполне успешно и весьма в его стиле, вынуждена была признать я.
                 Не имея фактов ни в ту ни в другую сторону, я решила, что повода обоснованно бояться, у меня пока что нет, некорректно лично по отношению ко мне Правитель Шеривы себя ещё не вёл, а верить злобным утверждениям известного преступника мне даже глупо. Аришеах вполне мог просто воспользоваться подвернувшейся возможностью заполучить к себе на планету Повелительницу, от чего не отказался бы ни один Правитель здешних миров, о чём ещё в первый же наш разговор, предупредил меня Адгар, собственно, пытаясь заполучить лично к себе, вполне успешно, как показали события моего недавнего прошлого. Вспомнив о Правителе оставленного мной мира, а также о наших с ним отношениях, я снова обеспокоено подумала о том, как бы поскорее к нему вернуться, поскольку обрушивающиеся на меня один за другим, удары, не могут не сказаться на моём стойком малыше, вынуждено претерпевающем все перипетии наших с ним жизней. Да и сам Адгар, в охоте за мной, сделал немало серьезных ошибок, одна из которых сейчас, наверняка, не даёт ему трезво мыслить, что может не очень положительно сказаться на моей ситуации.
                 Помня о всех критически важных для меня причинах и основаниях отсюда поскорее вырваться, я снова кратко глянула на здешнего Правителя, который вполне мог быть как просто предприимчивым Повелителем здешних миров, так и всецело виновным во всех обвинениях, озвученных Дринаархом в попытке меня запугать, что заставляло непомерно беспокоиться о своём не только ближайшем будущем, но и вообще вероятности навеки здесь застрять.
                 Итак, стоит ли мне сейчас пугаться и начинать паниковать? Решив для себя реагировать по факту, а не так, как чуть не сделала я, умерев от испуга "заранее", я снова постаралась взять себя в руки и оценить более трезво известные мне обстоятельства, а также собрать чуть более полную информацию для формирования действительно обоснованных выводов. Почувствовав значительно больше уверенности от такого саморассуждения, я снова подняла уже значительно более уверенный взгляд, устремив его на стоящего прямо напротив меня, мужчину.
     -    Посмотрим, - всё ещё не отрывая глаз от моих собственных, ответил на явную попытку его задобрить, внимательно рассматривающий меня, твёрдо встретившую его проницательный взгляд, Повелитель, - Сними панджахат! В третий раз просить не буду, просто отрежу палец и приложу к замку.
                 Моего тела резко коснулись жесткие пальцы, намеренно сильно нажимая на кнопку украшения на моей шее, зафиксировавшего просторную ткань вокруг всей моей фигуры ещё там, на корабле, когда Дринаарх облачал меня в этот кошмар, сейчас старательно причиняя  дополнительную боль в процессе вынужденного раздевания. В тот же миг, сразу в нескольких местах, удерживающие крепления ослабились, позволив жуткому наряду медленно скользнуть вниз, образовав небольшую лужицу ткани у моих ног. Это вполне могло бы выглядеть эффектно, если бы не возглас ужаса и шок присутствующих, взору которых предстала моя окровавленная, перемотанная, и многими грязями испачканная, фигура.
                 Кареглазый взгляд, до этого внимательно меня изучавший в прорези паранджи, сейчас беспрепятственно скользнул вдоль всех этих красочных свидетельств моих злоключений, ненадолго задержавшись в области живота, всё ещё испачканного в характерный красновато-бурый цвет благодаря усилиям Златы и, в очередной раз заледенев, устремился вначале на безразлично отошедшего чуть в сторону смеска, затем, мгновение спустя и явно изменив решение, впился в попытавшегося тихонечко улизнуть за спины всё ещё стоящих небольшой группкой наблюдателей, Гарха, испуганно напрягшегося сейчас перед двумя преградившими ему путь к отступлению, спутниками Повелителя, неизвестно откуда взявшимися, стоило лишь догадливому шеру скользнуть чуть в сторону. Его отливающая зеленцой кожа, казалось, в один миг приобрела неестественно землистый оттенок, даже у меня вызвав сочувствие к этому странному представителю незнакомого народа. Чувствуя даже в воздухе возникшее напряжение, я опасливо взглянула на уже знакомого мне жителя этого мира, сейчас активно действующего в интересах Правителя, пытаясь сориентироваться, что же следует предпринять в сложившихся обстоятельствах. На его спокойном загорелом лице не дрогнула даже мышца, демонстрируя полное приятие решений своего Господина. Предсказуемо.
     -    Какова была твоя главная задача, когда я оставлял тебя рядом с леди Анабель? - грозно поинтересовался у своего испуганного подданного, разозлённый Правитель Шеривы, всё ещё не двинувшись с места, хотя и развернулся всем телом в его направлении.
     -    Охранять ценой жизни, - тихо ответил тот, даже не пытаясь сопротивляться, явно уже смирившись с собственной участью.
     -    Верно, - подтвердил тот, молниеносно извлекая откуда-то из-за пояса ярко блеснувший на невероятных солнцах слегка закруглённым клинком острия, местный нож, в ту же секунду резко двинувшись в сторону покорно замершего в нескольких шагах от него неподвижного Гарха, смертоносно опасным движением.
                 Не до конца осознавая, что делаю и чем мне это может грозить, точно так же, как это было тем утром в ресторанчике Неира, я ринулась вперёд, наперерез шагнувшему в направлении застывшего шера, Аришеаху. По всей видимости, нисколько не ожидавший встретить на своём пути какое-либо препятствие, тем более - живую плоть, Правитель этого мира лишь в самый последний момент успел среагировать и отвести занесённую для смертельного удара руку, совсем слегка задев острым лезвием фиксирующий мои повреждённые рёбра, бинт, тут же расползшийся на мне в разные стороны, оставляя на коже ярко - красную растекающуюся полоску, отчего-то стрельнувшую в мой мозг жуткой болью, заставив меня замереть и сфокусировать всё своё внимание в том месте, где кожа встретилась с заточенным остриём. В очередной раз за этот долгий день, я молила всех известных мне Богов, чтобы рука Правителя не дёрнулась и не скользнула вниз в сторону живота, а отошла в сторону.
                 Словно в замедленной съёмке наблюдая траекторию движения клинка по моему телу, я с огромным удивлением ощутила резкое рассечение собственной плоти, заставившее меня пораженно замереть и ахнуть, чувствуя, как к моему мозгу доходит сигнал о нанесённом ущербе. Единственной мыслью, выстукивающей в моих отупевших мозгах, было желание убедиться, что мой малыш остался цел. Всё ещё удерживая одной рукой всполошно зашипевшую Злату, второй инстинктивно схватившись за живот, я постаралась удержать пальцами соскальзывающую ткань, прижав её к интенсивно расползающемуся по моей коже кровавому пятну, интуитивно пытаясь остановить вытекающую из моего тела жидкость. Наконец, оторвав взгляд от собственного бока, я подняла удивлённые глаза к лицу мужчины, на пути которого я оказалась.
                 В мёртвенной тишине замерших зрителей, я с ужасом поняла, что невероятно взбешённый моим необдуманным поступком Аришеах, готов уже самолично и вполне осознанно довести до своего логического завершения так самовольно начатое Дринаархом и почти завершённое лично им, моё убиение. Прийдя от этого в себя и уже всерьёз опасаясь за собственную жизнь и безопасность, в попытке хоть немного смягчить его резкую реакцию и не дать возможности совершить что-то необдуманное, я сделала небольшой шажок назад, всё ещё продолжая прикрывать своей сомнительной фигурой от гневного взгляда его провинившегося подданного и изо всех сил стараясь изобразить невинность, пробормотала:
     -    Простите мне мою глупую смелость, лорд Аришеах, - максимально вежливо произнесла я, стараясь унять бешеное биение собственного сердца, получившего огромную дозу адреналина в кровь, тоном собственного голоса одновременно пытаясь вернуть разум своему раздраженному собеседнику и вытащить из шокового состояния саму себя, - Но я не могла допустить неточности в Вашем суждении, зная, что представшая Вашему вниманию картина, дала неверное представление о недавних событиях. Ваш подданный, неоспоримо, виновен в том, что со мной случилось, поскольку именно он привёл в дом, где я была, преступника и моего несостоявшегося убийцу. В том же, что я осталась жива, как раз и есть заслуга Гарха, поднявшего панику, когда Дринаарх практически меня убил во время старта космолёта. Если бы не шер, привлёкший внимание нашего пилота, Кэйен не успел бы оказать мне первую помощь и я бы не отделалась лишь лёгким испугом и парой сломанных рёбер, когда моё тело не выдержало разрыва с магическими потоками Адивинеры. Можете спросить у своего спутника, он подтвердит, что это именно так.
                 Я, как мне показалось, махнула головой в сторону стоящего за спиной Гарха загорелого шатена, несколькими часами ранее спасшего мне жизнь в точном соответствии с тем рассказом, что я сейчас изложила, по факту же лишь слегка подняла взгляд в его направлении, страшно изнывая от нестерпимо яркого света в глазах, резкого озноба по всему телу и невероятной слабости в конечностях. В ответ на вопросительный взгляд своего Повелителя, названный мной герой дня тут же утвердительно кивнул, подтверждая правдивость моего повествования, вызывая у меня преждевременное чувство облегчения.
     -    Так что, если задача была меня спасти, - продолжила я шептать уже непослушными губами, стараясь не задеть гордость надельного властью мужчины и при этом не оставить повода сделать крайним единственного преданного если не мне, то хотя бы Злате,  местного жителя, совсем недавно избранного мной в качестве единственного потенциально возможного сообщника моего будущего отсюда побега, - То Ваш верный подданный как раз это и сделал.
                 Я аккуратно отступила в сторону, предоставляя взору чуть более успокоившегося Правителя уже менее испуганную фигуру выжидательно замершего подданного, стараясь удержаться на неумолимо подгибающихся ногах. Тот задумчиво посмотрел на стоящего в странной позе гибкого мужчину, явно размышляя, что стоит предпринять. Уже на грани собственных сил, я сделала ещё один шаг в бок, как минимум так мне показалось, умоляюще глянув в голубые глаза уже ранее спасавшего меня сегодня брюнета, на собственном теле полноценно ощущая, что такое резанная кровоточащая рана и не забинтованные переломанные рёбра плюс необходимость достаточно долго и обоснованно говорить. Сквозь мою прижатую к коже ладонь медленно просачивалась тёплая кровь, стекая сквозь сжатые пальцы по ткани и неумолимо капая на раскалённый песок у меня под ногами, заставляя всерьёз опасаться за собственное здоровье и, как следствие, за жизнь моего полностью зависящего от состояния моего организма ребёнка, а в другой моей руке не прекращала дрожать испуганная и тоже еле живая драконица. Жалкое зрелище!
                 Словно и этого было мало, я, ожидаемо, почувствовала, что краски окружающего мира уже знакомо стали блекнуть, а моё тело, словно подкошенное, мягко опускаться назад, невольно укладываясь на чьи-то сильные и очень вовремя подставленные руки. Последнее, что я успела заметить - ярко блеснувший неподдельным волнением кареглазый взгляд и тихий исчезающий голос:
     -    С тобой мы разберёмся потом, Гарх. Немедленно позовите моего лекаря!

                 Очнулась я лёжа в светлой, очень просторной и удивительно уютной множеством изящных мелочей, комнате, на огромном диване, необычно низко стоящем у пола, глядя в удивительной росписью украшенный потолок, когда моей кожи касались чьи-то ловкие прохладные пальцы, быстро проходясь по краям раны каким-то щиплющим раствором, при этом производя странный успокаивающий боль эффект. Первая моя обнадёживающая мысль о том, что все события последних нескольких месяцев мне просто привиделись, тут же исчезла, когда я поняла, что мои широко открытые глаза внимательно изучает изящный молодой мужчина, явного гномьего происхождения. Чуть более сосредоточенно глянув на присутствующих, пытаясь понять где и, главное, зачем я оказалась, я снова встретилась с проницательным взглядом кареглазого блондина, жёсткой рукой безраздельно правящего этой необычной даже по меркам Содружества, планетой. На лице Правителя не читалось никаких эмоций кроме одной очевидной - он терпеливо ждал моей реакции, переплетя крепкие руки на груди и выжидательно глядя в моё недоуменное лицо.
     -    И зачем Вы шагнули мне под нож? - спокойно поинтересовался он, так и не дождавшись ни единого звука с моей стороны, - Вы разве не понимали, что, если бы не моя мгновенная реакция, я бы запросто мог Вас убить?
     -    Я не успела об этом подумать, - тихо прошептала я чистую правду, удивляясь полной тишине в помещении, так сильно отличающейся ото всех моих предыдущих раз, когда я пробуждалась от беспамятства до этого и с беспокойством вынуждая меня спешно разыскивать свою верную питомицу, обычно поднимающую страшный переполох, стоило мне поцарапать палец, сейчас же странно тихо замершую у моей груди и лишь слегка подрагивающую своим ослабевшим маленьким тельцем.
     -    В следующий раз успейте, - нахмурился в ответ Аришеах, заметив мои поиски и тут же переводя вопросительный взгляд на чуть отодвинувшегося от меня рыжеволосого изящного лекаря, начавшего задумчиво укладывать использованные препараты обратно к себе в кейс, - Твой вердикт?
     -    Похоже на общее основательное истощение организма и дополнительную ослабленность от значительной потери крови и нескольких более ранних травм, - ответил тот, отодвигая в сторону уже упакованный чемоданчик, - Нужно ещё более полно обследовать, но и сейчас видно, что тело в принципе странно изношено и явно плохо восстанавливается, не как должно быть у леди. Для начала, я бы порекомендовал немного поесть и выпить побольше воды, похоже несколько последних дней этим пренебрегали. А ещё явно не будет лишней расслабляющая ванная и длительный отдых. Могу прийти утром, чтобы провести полное обследование, но я бы не стал беспокоить леди, пока она сама не проснётся. Думаю, имеет смысл подождать и дать возможность телу после стольких стрессов немного окрепнуть. Сейчас, это будет впустую потраченное время, пока организм не отойдёт от шока ранения, обезвоживания и общего истощения. Показания могут быть не корректными и прогнозы, как следствие, не точными.
     -    Хорошо, - нехотя согласился Правитель после столь настойчивой рекомендации, хотя и явно недовольный озвученным решением, - Тогда и я не стану Вам мешать, леди Анабель, приходить в себя. Оставлю Вас отдыхать, а завтра, когда будет ясно, что с Вами и какое время займёт Ваше полное выздоровление, мы сможем обсудить Ваше положение здесь и договориться о нашем взаимодействии.
                 Я кивнула гудящей головой в знак своего согласия и признательности за проявленное понимание, несколько успокаиваясь благодаря предоставленной отсрочке и чуть расслабляясь от постоянного напряжения в ожидании очередных проблем в своей крайне запутанной и весьма не спокойной жизни, в очередной раз вильнувшей мной в опасный жизненный водоворот: новый незнакомый мир, новое положение и кто знает, какие невероятные ожидания от меня местным Правителем, ради чего всё это похищение могло быть и было устроено (кто бы мог предположить подобное ещё несколько месяцев назад, когда я спокойно и серо существовала среди миллиардов мне подобных никому не интересных существ?!). Пока в моей раскалывающейся от боли голове проносились все эти размышления, я с огромнейшим удовольствием и облегчением наблюдала спины обоих мужчин, покидающих отданную мне в полное и безраздельное распоряжение комнату, наконец-то, впервые за больше чем неделю, оставаясь наедине с самой собой и своими собственными мыслями.
                 Не успела я как следует расслабиться и осмотреться, чтобы позволить себе спокойно и без отвлечений поразмыслить о сложившейся ситуации, как в только что закрывшуюся дверь тихонечко постучались, заставив меня снова приподняться на низкой постели, болезненно сжав зубы при этом вынудившем меня напрячься движении и лишь слегка повернуть не дающую мне покоя от разрывающей виски сверлящей боли, голову, чтобы удивлённо уставиться на массивную резную преграду от всего остального мира, демонстрируя полное непонимание - кто и, главное, зачем, снова нарушает мой едва обретённый покой? Вначале не уверенная, не послышалось ли мне вообще, поскольку никаких дальнейших ни звуков ни действий не последовало, я с удивлением заметила, что дверь и в самом деле тихо слегка щёлкнула, открываясь, и в комнату нерешительно скользнула очень хрупкая, изящная и явно женская фигурка нисколько не дождавшись моего на то разрешения.
                 Беззвучно скользнув в отведённое мне помещение, миниатюрное создание слегка задержалось у входа, словно только сейчас засомневавшись, имеет ли право пройти дальше и, неловко переступая с ноги на ногу, виновато-вопросительно уставилось на меня из-под полуопущенных удивительно красивых иссиня-чёрных бархатных ресниц, прекрасным веером обрамляющих практически чёрные огромные тёмно-карие глаза, выигрышно выделяющиеся на достаточно узком аккуратном лице. Не зная, как реагировать на подобное вторжение и чего ожидать от нежданной гостьи, я продолжала неподвижно на неё смотреть всё в той же позе, что и была, не решаясь откинуться обратно на постель, напрягая и без того растревоженные свои многострадальные рёбра и только что склеенную, оставленную не забинтованной, рану с одной стороны, с другой - боясь спровоцировать внешне не выглядящее агрессивным создание, не зная, чего на самом деле от неё можно ожидать.
                 Удивлённо глядя в прекрасное юное лицо незнакомки, не зная опасаться мне её или этот визит не несёт для меня никакой угрозы, я просто решила дождаться, когда она сама сообщит о причинах своего странного появления у меня в комнате или каким-либо другим образом сориентирует о его цели. В лицо мне со всё возрастающим любопытством смотрела девушка лет пятнадцати - шестнадцати на вид, с удивительно глубоким взглядом тёмных глаз и невероятно блестящей густой ухоженной шевелюрой чёрного-чёрного цвета. Её смуглый оттенок кожи красноречиво выдавал в ней прекрасную жительницу южных краёв жаркой планеты, каковой и была по своей сути Шерива и, в частности, человеческий материк, как основной для жизни представителей не шеррской рассы. Так и не дождавшись, когда закончатся наши гляделки - я, выжидательно, на свою гостью, она - с беспредельным любопытством - на меня, я решила всё же аккуратно прервать этот абсолютно не информативный зрительный диалог и поинтересоваться причинами неожиданного визита:
     -    Я могу тебе чем-то помочь? - стараясь не сильно двигать разбинтованной грудью, нарушила я затянувшееся молчание, заметив скользнувшее удивление в едва моргнувшем взгляде.
     -    Это я пришла Вам помочь, леди Анабель, - услышала я мягкий нежный голос в ответ на свой вопрос, - Лорд Аришеах прислал меня, чтобы позаботиться о Вас и помочь принять ванну, поесть и отдохнуть, а также составить Вам компанию, если она Вам понадобится.
                 Теперь была моя очередь удивлённо моргнуть, оценивающе обведя взглядом прекрасное юное создание, меньше меня ростом и килограмм на десять легче, при всей моей сейчас истощённости, с трудом представляя, что она сможет предпринять, грохнись я снова в обморок или потребуйся мне какая другая поддержка. Я, конечно же знала, что в этих мирах встретить что мужчину, что женщину, крупных не по причине накаченности мышц, совершенно не реальная задача, но и ожидать от ребёнка такой тяжелой работы, как уход за полулежачим еле передвигающимся больным - мягко говоря, странное поручение. Не зная, что делать - отправить девушку к себе, отказавшись от её услуг, или всё же решиться ей довериться и надеяться, что хоть на помощь будет кому позвать в случае необходимости, если я, вдруг, снова отключусь, я с сомнением продолжала рассматривать изящную фигуру, неловко переминающуюся с ноги на ногу в ожидании моего решения. Всё же не рискнув самостоятельно осуществить все те нелёгкие действия, что ожидали моё пострадавшее за сегодняшний день, тело, да и желая, в первую очередь, побольше узнать, расспросив мою гостью, о здешних порядках и мироустройстве, я решилась не быть излишне внимательной и не отказываться от её присутствия и помощи.
                 Словно в ответ на моё размышление, милое юное существо двинулось обратно в сторону двери, приоткрыв её на мгновение лишь для того, чтобы вкатить внутрь изящную тележку, полностью уставленную различными мисками и тарелочками, до краёв наполненными всевозможной едой и напитками в красивых разноцветных бокалах, переливающихся вместе с остальной посудой на ярком свету. Всё пространство комнаты в ту же секунду заполнил удивительный аромат, пробудивший во мне тот аппетит, который уже несколько часов безнадёжно дремал, лишь слегка утолённый небольшой порцией питательной бурды, щедро предложенной ещё на Адивинере запасливым шером, сжалившимся надо мной и поделившимся собственным скудным рационом. Вспомнив и о голоде и о мужчине, в своё время позаботившемся обо мне, я обеспокоено глянула вначале на свою гостью, а затем перевела взгляд на Злату, всё ещё подозрительно притихшую у меня на груди. Продолжая сомневаться, стоит ли принимать из рук незнакомцев какую-либо пищу, я попыталась аккуратно сесть, отметив для себя, что Злата, надёжно вцепившаяся в остатки моего топа, даже не глянула в сторону ароматного угощения, явно вознамерившись от меня ни на мгновенье не отставать, чем вызвала ещё большее подозрение в отношении предложенного угощения.
     -    Раз уж ты так любезно решила мне помогать, - предложила я, внимательно наблюдая за реакцией гостьи, помогающей мне покомфортнее усесться у изящного столика, - Могу я предложить тебе, разделить со мной это более, чем щедрое, угощение?
                 Стараясь не показать, насколько меня интересует реакция девушки, я мило ей улыбнулась, как можно невиннее глядя в её прекрасные глаза. К моему огромному облегчению и вопреки всем сомнениям, юная красавица, не особо долго стесняясь, аккуратно присела на краешек моего дивана и тоже придвинула к себе часть привезённой ею же пищи.
     -    Ты давно здесь живёшь? - поинтересовалась я спустя несколько минут, когда уже изрядно опорожнила стоящую передо мной миску предложенного первым угощения, с интересом разглядывая аккуратно подносящую ко рту кусочек какого-то местного блюда, окунутого в яркую смесь полужидких приправ, юную красавицу, - И, насколько я поняла, знаешь кто я такая. Будет ли удобно, если я в свою очередь полюбопытствую, как зовут тебя?
                 Снова беспредельное удивление в невероятно бездонном взгляде, устремлённом на меня, слегка смешанное с долей грусти в прекрасных почти чёрных глазах, словно мой вопрос застал её врасплох, а не был естественным продолжением нашего знакомства.
     -    Айя, - прошептала девушка, отложив обратно на столик до этого поднесённую ко рту пищу.
                 Теперь была моя очередь оторопело моргать. Зная правило именований, я могла предположить только одно - либо мировому Содружеству не известно о дочери в семействе Аришеаха, либо я сейчас мило общаюсь за лёгким ужином с хрупкой супругой самого опасного для меня на этой планете мужчины.
     -    Сколько тебе лет, Айя? - забыв о еде и сосредоточив внимание исключительно на своей собеседнице, поинтересовалась я, решив окончательно убедиться в своей догадке.
     -    Когда лорд Аришеах забрал меня из дома родителей, мне было три, - слегка смутившись, ответила девушка, подтвердив уже ставшую известной мне традицию забирать детей нашего рода в столь юном возрасте, чтобы они росли в осознании, какая роль им уготована и обучались всем необходимым премудростям жизни в качестве Повелителей уже в доме своего будущего супруга, - Когда впервые вошёл ко мне - мне было пятнадцать. С тех пор прошло уже очень много гай, но женщине их считать бессмысленно, если у неё нет детей.
     -    Значит, - решила окончательно расставить всё по своим местам, я, - Ты - леди Айяниа, супруга Правителя Шеривы?
     -    Я, к моему глубокому сожалению, так и не смогла продолжить род Повелителей нашего мира, - снова смущённо прошептала моя сотрапезница, окончательно отодвигая так и не доеденную порцию еды чуть дальше от края столика, - Поэтому леди Правителя я так пока и не стала. Хотя по крови у меня единственной из нас всех и был такой шанс, до Вашего сюда приезда, разумеется. Это, к сожалению, так и осталось моей не исполнившейся мечтой.
                 Я удивлённо рассматривала расстроенное юное лицо, поражаясь смирению и кротости этой запрятанной ото всех и вся женщины, вся жизнь которой прошла в одной единой цели - родить наследника Правителю. По всей видимости, слова, сказанные мне на корабле нашим капитаном, когда он в красках расписывал мне достоинства существования в качестве одной из наложниц Аришеаха, не были ни преувеличением, ни лукавством, поскольку женщина, да ещё и крайне заинтересованная в этом вопросе, вряд ли бы ему подыгрывала в попытке меня соблазнить на роль любовницы её Повелителя. Анекдот просто какой-то. Тоже с сомнением глянув на стоящую передо мной уже полупустую тарелку с ароматно пахнущим супом с какими-то местными травами и плодами, я всё же не решилась последовать примеру моей собеседницы, помня о том, как долго я была лишена горячего жидкого и о том, насколько мне в моём положении не следует пренебрегать приемом пищи, как бы не вежливо это ни выглядело со стороны.
     -    А как же надетое на палец кольцо? - всё ещё не до конца веря подобному обычаю, продолжила я свой допрос, красноречиво показывая собственный палец, на котором  красовалась тоненькая полосочка металла, надетая мне ещё при появлении на Адивинере и возвращаясь к прерванной трапезе, с удовольствием отметив, как наполняется приятным теплом мой уменьшившийся в размерах желудок.
     -    На моём пальце нет кольца, - скромно переведя взгляд на собственную руку, сейчас лежащую на краешке столика, возразила девушка, слегка пожав тоненьким плечиком, словно это было вполне очевидным фактом.
                 Замерев на мгновение, одновременно позволив себе выровняться и отодвинуть уже не вмещающуюся в меня ароматную жидкость, я несколько неуверенно, прошептала:
     -    А как же твои родители тебя отдали, даже не убедившись, что ты будешь иметь какое-либо положение в доме Правителя? - я подумала о Дэль, оставшуюся дома на Адивинере в комфорте и безопасности, но всё равно вызывающую у меня тревогу, как она там, достаточно ли о ней заботятся, не одиноко ли ей там и, если со мной что-то случится, кто позаботится о её будущем и каким без меня оно станет?
     -    Для любой семьи на планете большая честь предоставить семье Повелителей шанс создать пару нашему Правителю. Это же всем известный факт, - как-то удивлённо-возмущённо ответила моя сотрапезница, аккуратно отодвигая от меня уже не нужную еду, заметив, что у меня больше нет аппетита и тут же подала мне бокал с каким-то приятно охлаждённым полупрозрачным напитком.
                 Даже не заметив, как поднесла ко рту оказавшуюся у меня в руке жидкость, я с удивлением отметила приятный травяной привкус и с огромным удовольствием осушила предложенный бокал практически до дна. Обдумывая слова и отношение женщины к порядкам этого мира, я немного удивилась такому безропотному принятию правил мужчин и с некоторым даже облегчением, порадовалась, что это не единственный возможный для меня вариант и не единственное, что я знаю в своей, хотя и значительно более короткой, чем у моей собеседницы, жизни. На такое я бы добровольно никогда и ни при каких аргументах не подписалась.
     -    Ладно, Айя, - приподнимаясь с дивана, чтобы принять такую необходимую мне сейчас ванную, подытожила я, признавая право каждого решать, как ему удобнее жить, - Не мне критиковать или одобрять Ваши понятия о жизни. Я выросла совсем в другом мире, где женщины имеют совсем другие права и цели, поэтому мне тебя просто не понять, как, думаю, и тебе меня.
                 Лишь скромно кивнув головой, словно в знак согласия с моими словами, но явно ничего не поняв, моя спутница тут же поднялась вместе со мной и помогая мне, аккуратно двинулась в направлении виднеющейся чуть в стороне двери, по всей видимости и ведущей в такое желанное для меня помещение. Уже подходя со мной к широкой массивной преграде, по всей видимости, отделяющей жилую зону от ванной, поскольку именно к ней лежал весь наш аккуратный путь, моя помощница неожиданно поинтересовалась:
     -    А какой он? Твой мир, в котором ты выросла?
                 Я глянула в горящие запретным любопытством прекрасные глаза изумительной женщины, многие тысячи лет прожившей лишь одним единственным желанием - принести в этот мир нового Повелителя, сомневаясь, смогу ли передать ей всю ценность свободы и весь ужас болезней и войн той планеты, на которой я родилась и по законам которой прожила больше 38 лет своей жизни. Тем не менее, не осмелившись промолчать, я всё же нашлась, что ответить:
     -    В нём нет красоты и силы ваших миров, - аккуратно подбирая слова, решилась ответить я, старательно обдумывая всю известную мне разницу, чтобы подчеркнуть именно то, что я пыталась ей донести, но постаравшись не шокировать ненужными деталями, - Но на своей планете я имела равные права со своим мужчиной и именно я решала, становиться ли мне его женой. Он мог лишь меня попросить об этом.
                 Заметив невероятное удивление, заставившее мою спутницу замереть на месте, я тоже притормозила, не желая торопить её в её размышлении, при этом совершенно случайно глянув внутрь приоткрытой двери, сама неожиданно забывая о начатом разговоре. Вся в золотых тонах и, как мне показалось, инкрустированная натуральными камнями, огромная просторная ванная лучилась в свете не заходящих солнц, щедро освещающих это невероятное помещение сквозь удивительные витражи в различных частях многогранного потолка, вставленных причудливыми удивительными узорами. Мои глаза буквально физически ослепли в переливах разноцветных огоньков, весело играющих на всех поверхностях этой комнаты, отраженных от множества граней и воды. Такого богатства и роскоши я ещё никогда в своей жизни не видела, ни в живую, ни на картинках художников, ни даже в самых смелых своих мечтах, когда в детстве представляла себя принцессой сказочного царства. Впереди же, видимая из огромного панорамного окна на примыкающей к невероятной красоты и формы бассейну стене, уже в известных мне традициях этих миров, простиралась бескрайняя пустыня, чуть приглушенная в своём ярком сиянии узором окрашенного в золотистый тон, опеса. Вся в океане песка, она была обжигающе прекрасна, искрясь и переливаясь золотом, как река бесконечными потоками.
     -    Как видишь, наш Повелитель невероятно богат, - с заметно вспыхнувшим огоньком удовольствия, абсолютно неверно истолковав моё восхищение и, как мне показалось, со всё же мелькнувшей долей грусти, заметила моя сопровождающая, нарушив моё восхищение и вернув этой фразой обратно на землю.
     -    Тебе этого достаточно? - спросила я, вспоминая, на чём мы закончили наш разговор, пока она аккуратно провожала меня внутрь и, уже ставшим мне знакомым, жестом, передвинула рычаг для разогрева воды в наполненной ванной до желаемой температуры.
     -    Это никогда не принадлежало мне, - нисколько не смутившись, спустя некоторое время размышления, услышала я ответ, сопровождаемый грустной, но мудрой улыбкой, на некоторое время подчеркнувшей прожитые моей спутницей годы, - Я лишь пользуюсь его щедростью, как и все мы. Поэтому, я никогда даже не задумывалась об этом вопросе, как и о многих других. В нашем мире женщина не на многое имеет право, лишь на то, что преподнесёт ей довольный мужчина. Мечтать о другом - опасно. Скоро и ты это поймёшь. Иначе, никогда не сможешь стать счастливой, а значит - не будешь доставлять радость Правителю.
                 Айя помогла мне аккуратно присесть на тёплый камень, выполняющий здесь, по всей видимости, роль скамейки, позволив мне неспешно снять давно пришедшую в полную негодность одежду, изящными шустрыми пальчиками орудуя с неожиданной ловкостью. Вначале пересадив Злату себе на колено, я избавилась от остатков некогда белоснежного топа, в течение последней пары недель верно прослужившего мне в качестве единственной имеющейся в наличии одежды, затем, столь же аккуратно, как я это делала с верхней частью превратившихся в лохмотья вещей, стащила чуть более прилично сохранившиеся брюки, переместив свою верную красавицу в этот раз на плечо, на котором она тут же снова замерла, едва найдя равновесие и ухватившись миниатюрными лапками за мою шею, а также обвив её изящным хвостиком для большей надёжности.
                 Снова опираясь на предложенную моей спутницей руку, я аккуратно ступила в заполненную тёплой освежающей жидкостью похожую на раскрытую жемчужину чашу, с огромным удивлением ощутив необычную мягкость материала, из которого она была изготовлена, больше напоминая эластичное огромное ложе, по чьей-то странной прихоти, заполненное водой, нежели бассейн, и от неожиданности мгновенно скользнула по его просевшей поверхности вглубь, мгновенно полностью погрузившись внутрь с головой. Потеряв равновесие и, ожидаемо, не удержанная миниатюрной ладонью своей помощницы, я мягко плюхнулась на дно странного сооружения, обдав всё вокруг целой волной брызг. Спешно орудуя руками, боясь задохнуться сама и утопить цепко ухватившуюся за мою кожу Злату, я оперативно вынырнула на поверхность, пытаясь отдышаться сама и привести в норму собственную испуганную питомицу, лишь неимоверно округлившую глазки в ответ на скоростное погружение.
     -    С Вами всё в порядке, леди? - испуганно пролепетала моя спутница, всматриваясь в моё мокрое лицо взволнованным взглядом.
     -    Да, да, - поспешила её успокоить я, радуясь каждому новому глотку воздуха и отодвигая с лица приставшие пряди волос.
                 Убедившись, что и я и моя девочка в полном порядке и, даже, удивившись лишь слегка потревоженным рёбрам, я, не долго думая, подплыла к мягкому краю удивительной конструкции, именуемой здесь ванной, и, расположившись в её безопасной мягкости, стала аккуратно намыливаться прозрачной жидкостью для тела, с тоской припоминая последний раз, когда это делала подобным образом ещё в резиденции Правителя на Адивинере. Справившись с первой задачей и потянувшись к шампуню для волос, я с благодарностью ощутила заботливые касания нежных женских ручек к моей давно не чёсаной гриве. Благодарно глянув в почти чёрные глаза, я чуть откинула голову, позволив внимательной девушке позаботиться обо мне, наслаждаясь покоем и спокойствием, которых уже так давно не испытывала, только сейчас осознав, насколько же сильно я устала!
                 Стоило мне лишь только немного расслабиться, как я почувствовала, что всё моё тело засаднило, защипало и заныло, как только я погрузилась в приятную негу тепла окутывающей меня пены, воды и умиротворения. Словно это было в порядке вещей, моя заботливая компаньонка тихонечко скользнула рядом, расположившись возле меня и стала лёгкими, едва ощутимыми движениями, заботливо массажировать вначале мои свежевымытые волосы, натирая их каким-то особым составом, доселе мне не известным, и поливая их из невероятно красивой вазочки, стоящей рядом с нами на низком столике, чем-то с изумительно лёгким приятным ароматом, казалось, расслабляющим меня на уровне нервных окончаний, затем, не встретив с моей стороны никакого сопротивления, стала лёгкими движениями массажировать мои ладони одна за другой, поднимаясь чуть выше по рукам и позволяя моему телу окончательно расслабиться, двигаясь приятными массажными движениями практически по всем более-менее уцелевшим участкам моего тела.
                 Не знаю, как долго продолжалось это наслаждение покоем, заботой и вниманием в заботливых руках моей новой умелой знакомой, успела ли я уснуть, или же просто так сильно расслабилась, что потеряла счёт времени, разморенная накопившейся усталостью, постоянным нервным перенапряжением и жуткой болезненной слабостью, когда почувствовала, что что-то с моим телом не так. Подсознательно сопротивляясь этой беспокойной мысли, словно не желая возвращаться в реальность, всё ещё наслаждаясь невероятно приятными ощущениями в своём организме, я тем не менее, стала анализировать, чего же мне не хватает и что конкретно сейчас изменилось, когда поняла, что больше не чувствую на собственной коже привычной хватки лапок своей верной хранительницы. Вместо же этого, меня продолжали удивительно ласково касаться в достаточно двусмысленных местах с одной стороны крепкие, с другой - невероятно приятные пальцы моей умелой массажистки. Преодолевая просто неподъемную силу собственных расслабленных мышц, всё ещё не способная приоткрыть ставшие просто свинцовыми веки, чтобы разобраться в том, что происходит, я двинула рукой в сторону абсолютно пустого плеча, где всегда располагалась моя верная защитница, встретившись вместо её чешуйчато-шероховатой кожи с крепкими пальцами мужской ладони почему-то у меня на груди, тем не менее, к моему собственному изумлению,  не вызвавшими в моём сознании никакого отторжения, скорее даже наоборот, всколыхнувшими дополнительную томную волну в и так разомлевшем теле.
     -    Тш-ш, не волнуйся, - раздался прямо у моего уха тихий успокаивающий шёпот, пустивший приятную дрожь по всему моему телу, - Она совсем рядом, отдыхает в тепле, насытившись вкусной едой...
                 Всё ещё не понимая, что и почему делаю, я медленно кивнула головой, до конца не осознавая, почему мягкий нежный голосок моей компаньонки сменился на сводящий с ума низкий грудной мужской. Полностью доверившись его очарованию, даже на секунду не усомнившись в его правдивости, я, абсолютно расслабившись, снова погрузилась в океан наслаждения моего, непонятно почему, крайне возбуждённого состояния. Словно в ответ на моё негласное принятие его действий, мужчина ласково прошёлся губами по контуру моей шеи, вызывая целую вереницу приятных мурашек по моей коже, затем скользнул выше, к подбородку, знакомясь с изгибом моей челюсти, потом поднялся едва уловимыми касаниями к скуле и медленно двинулся к губам, завладевая ими с неистовой жадностью.


     Глава 3. В поисках выхода.

                 Не знаю как долго и до какой степени страстности дошёл мой помутневший мозг, но где-то на осколках едва теплящегося сознания, я понимала, что с моим телом делают что-то не то, всеми силами практически отключенного рассудка сопротивляясь собственным безумным движениям. Уже на грани понимания, что происходит и почему я в таком возбуждении уложена на абсолютно обнаженное мужское тело, я сделала практически неимоверное усилие, выворачиваясь из умопомрачительных объятий, тут же испытав просто нечеловеческую боль в груди, мгновенно прострелившую мой затуманенный мозг и вырвавшую нестерпимый крик из моих ещё секунду назад захваченных в плен поцелуя губ. Мгновенно оказавшись с головой под водой, получив жесточайшее из пробуждений, я, сопротивляясь собственной слабости и непослушности одеревеневших мышц, с трудом вынырнула на поверхность, отплёвываясь заполнившей мой желудок и лёгкие жидкостью, лишь сейчас до конца с ужасом осознав, что здесь только что чуть не случилось.
                 Краем внимания отметив недоумение в лице ещё не пришедшего в себя, крайне возбуждённого Правителя Шеривы, подозрительно неподвижно замершего на месте, где ещё мгновение назад мы оба так безудержно-страстно обнимались, пристально наблюдающего сейчас за моими суматошными хаотичными движениями, всеми мышцами своего напряженного тела информируя о полной готовности кинуться за мной. Максимально быстро, насколько только была способна, развернувшись в противоположную от него сторону, я двинулась к покатому краю выхода из бассейна. Словно по сигналу стартового пистолета среагировав на мои спешные движения, ещё мгновение назад неподвижный мужчина, стремительно ринулся за мной вслед. На подгибающихся от неестественной вялости ногах, вся дрожащая от неудовлетворённого желания, с горящими лёгкими, ещё откашливающими остатки проглоченной воды, руками помогая преодолеть сопротивление удерживающей меня жидкости, я еле ухватилась за край коварного сооружения, уже чувствуя, как снова падаю на колени и начинаю скатываться обратно к опасно приблизившемуся мощному пловцу. Ломая ногти и царапая о край бортика ладони, в отчаянной попытке вырваться из уже практически ухвативших меня за талию цепких рук, заливаясь слезами боли и отчаяния, я всё же извернулась и выскочила наружу, выплёвывая остатки проглоченной воды, но всё же предательски падая от слабости на колени. Едва успев повернуть голову в сторону выскочившего вслед за мной в невероятном возбуждении мужчины, я встретилась в упор с искрящимся нездоровым блеском кареглазым взглядом. Это было моей очередной за сегодняшний день ошибкой. Вначале я доверилась слову своего похитителя, что он оставит меня в покое до моего полного выздоровления, из-за чего расслабилась и позволила Айе меня одурманить какой-то ароматической смесью или чем там она опоила меня, затем посмотрела в глаза охотящемуся зверю, точно зная, как это подействует на него - вызов к действию, стоит мне только моргнуть!
                 Даже не дав мне как следует отдышаться, секунду спустя я оказалась надёжно прижатой спиной к каменному полу, ощутив новую волну разгоряченного дыхания на своей горящей коже. С трудом сдержав крик боли и отчаяния, уже полностью готовая взмолиться о пощаде, я с ужасом поняла, что это нисколько не поможет, даже, если я сейчас извернусь и встану перед ним на колени, умоляя меня отпустить. В устремлённых на меня глазах, затуманенных безумной страстью, не читалось ни грамма контроля над своими действиями. Не соображая, что предпринять, чтобы не допустить связи с этим мужчиной, думая лишь о том, что это навсегда изменит мою жизнь, а также может стать смертельным приговором для моего малыша, я, уже снова испытывая под его натиском просто невероятное физическое возбуждение, подогреваемое его уверенными умелыми ласками и самим присутствием в непосредственной близости от меня, теряя последнюю сдержанность, а оттого впадая в ещё большее отчаяние, просто как раненная волчица, загнанная в угол, вложив всю горечь грозящей утраты и на секунду совершенно прекратив сопротивляться, взвыла во всю силу своих горящих от мыльной воды лёгких.
     -    Не-е-ет!, - кричала я, как только могла, изо всех сил резко выворачиваясь из удерживающих меня объятий, царапаясь и кусаясь везде, куда только могла добраться обломанными ногтями и собственными зубами, мгновенно начавшего приходить в себя, Аришеаха, - Нет, нет, нет! Не трогай меня!!!
                 Одна единственная ужасающая и сводящая с ума мысль, что билась сейчас у меня в уме, заставила моё тело мгновенно очнуться от охватившего его безумия - потеря моего малыша. Уже испытав это страшное чувство сегодня единожды, я больше не могла допустить его повторения опять. Вызвав внутри себя резкое и необратимое отторжение по отношению к накинувшемуся на меня мужчине, я смогла полностью отдаться своим эмоциям и решительно ему отказать. Суматошно мелькая, в моём паникующем уме, пронеслись события последних нескольких лет, когда я была так беззаботно счастлива своим мирным и никому не интересным существованием в любящем и полном заботы родном мире, окружённая вниманием и опекой со стороны действительно не безразличного по отношению ко мне человека, в блаженном неведении абсолютно всех окружающих об особенностях моей крови, а потому ничего от меня не ожидающих и меня саму не ищущих. Безразличные к моим чувствам и желаниям, меня жестоко выхватили в совершенно чужой, полный опасностей из-за какой-то непонятной гонки за странным, словно в соревновании, владении мной, мир, где каждый встреченный мной сородич старается подчинить меня, в очередной раз перечеркивая только начавшую было становиться понятной и условно - приемлемой жизнь. Подумала о своём малыше, едва зародившемся во мне, но уже ощутившем в своей малюсенькой едва теплящейся жизни все выверты здешнего существования Повелителей, когда его подвергли вместе со мной вначале похищению, затем во время прерывания с силами планеты, реальной угрозе смерти, и вот сейчас снова физически угрожают, пусть и не осознанно, но фатально.
                 На волне всего этого размышления, в одну секунду пронёсшегося в моём паникующем уме, с полным чувством несправедливости и безысходности, овладевшими мной, но самое главное в полном не согласии с подобным отношением, я всеми силами, оставшимися в моём истерзанном за последние несколько часов теле, отдалась истерике, понимая, что только она одна и способна остановить несущуюся на нас с малышом, подобно снежной лавине, угрозу. Словно сквозь пелену наблюдая происходящее вокруг, я неожиданно отметила, как удерживающая меня крепкая хватка, вначале превратилась в просто фиксацию моего безумия в определённом положении, а спустя буквально мгновение, когда до мозга моего неумолимого мучителя стали доходить сигналы боли, таким образом отрезвляя его от одержимости нашей кровной страстью, я услышала злобный разочарованный рык и уже затем - попытку меня удержать.
     -    Успокойся, - отодвигаясь на максимально безопасное от моих зубов расстояние, руками цепко удерживая мои ладони на полу, стал пытаться достучаться сквозь ужас и панику овладевшие мной, уже полностью пришедший в себя Правитель Шеривы, - Ты убьёшь себя, не вертись так! Ана, слышишь?! У тебя открылась рана! Успокойся, я не трогаю тебя! Видишь?! Даже не пытаюсь! Успокоительное! Дайте ей успокоительное!
                 Лишь только услышав слова о лекарстве и поняв, что в ванной мы уже не можем быть одни, я немного затихла, обессиленно рухнув на пол, почти теряя сознание от боли, резко нахлынувшей на меня, от усталости и слабости, навалившихся, стоило только немного расслабиться и приостановиться. Подозрительно прислушиваясь к собственным ощущениям, с удивлением отметив хриплое свистящее, очень поверхностное дыхание, вырывающееся из моей жутко болящей груди и краем слуха фиксируя спешный топот чьих-то ног у себя за головой, а также не менее сбитое дыхание обнаженного мужчины, всё ещё возвышающегося надо мной, но уже не в страстной хватке разгоряченного любовника, а в попытке сдержать и не дать навредить себе, я поняла, что не смотря на возможную победу, сама я пострадала значительно больше, чем могла себе сейчас позволить. Странный солоноватый привкус чужой крови у меня во рту заставил преодолеть свинцовую тяжесть сомкнутых век и слегка их приоткрыть, скользнув едва сфокусированным взглядом вдоль шеи, плечей и рук пострадавшего от моего сопротивления крепкого блондина. По всему его телу, красноречиво свидетельствуя о произошедшей здесь схватке, протянулись длинные кровавые полосы и в нескольких местах виднелись следы укусов моих зубов.
     -    Успокоилась? - зло поинтересовался он, прищурено глядя мне прямо в лицо, слегка ослабляя хватку на моих запястьях, зафиксированных его невероятно крепкими пальцами.
                 Я подняла глаза, встретившись с жёстким недовольным и очень внимательным взглядом. Кусая губы и не зная, победила ли я в этой битве или это лишь временное затишье перед основным боем, но всё же решившись легонько кивнуть головой в знак согласия, я дала понять, что самообладание ко мне вернулось. Тут же ощутив лёгкость от отпустившего меня мужчины, я с ужасом поняла, что самостоятельно сдвинуться с места просто не смогу, так сильно у меня всё болело. Было такое впечатление, что абсолютно каждая клеточка моего организма превратилась в один сплошной кровоточащий израненный синяк. С ужасом ожидая характерной боли внизу живота, предвещающей самое страшное, я слегка повела ногами, опасаясь ощутить последствия, но кроме общего уже знакомого мне состояния крайне плачевных повреждений рёбер и снова открывшейся раны на боку, совсем недавно склеенной приходившим доктором, ничего нового я не почувствовала.
                 Всё ещё до конца не веря, что позволив себе впасть в максимальную степень истерики, действительно смогла остановить казавшееся просто неизбежным, я вспомнила слова Айи о том, что женщина не сможет радовать, если не будет счастливой и поняла насколько она оказалась права. Постаравшись сосредоточиться на происходящем вокруг, чтобы понять, что происходит и чего следует опасаться теперь, совсем рядом я услышала тихий возмущённый голос уже знакомого мне чуть ранее гнома:
     -    Что из моего распоряжения дать ей отдохнуть, ты не понял, а?! - удивляясь его манере общения с грозным Правителем, я почувствовала уверенные касания пальцев к моей повреждённой коже, только сейчас с ужасом осознав, что лежу полностью обнажённая посреди ванной, полной неизвестно кого, и невольно дёрнулась в сторону, где, как мне казалось, должны были валяться остатки моей одежды, показавшиеся просто необходимыми в этот момент, - Тихо, не двигайся, милая! Дай-ка я тебя вначале осмотрю и обработаю твои ушибы, а ещё - снова склею твою открывшуюся рану. Ох ты ж, да она у тебя тут не одна! Где ж это ты так-то?!
                 Так, отстранённо слушая непривычное бухтение миниатюрного рыжеволосого мужчины, которому совсем никак не шла роль старика, на которого он сейчас был очень похож своей манерой общения, я почувствовала вначале аккуратные касания его прохладных пальцев к моей горящей огнём коже, а вслед за этим ощутила прикосновения чего-то влажного и шершавого и только потом, уже знакомое пощипывание состава, которым в этих мирах склеивают кровоточащие раны. Чуть подержав края вместе, чтобы убедиться, что они надёжно скрепились, двигаясь миллиметр за миллиметром, мой новый доктор постепенно прошёлся по каждому  повреждению, защищая их от внешнего вреда и обеспечивая скорейшее заживление. Периодически поглядывая в сторону бросающего на меня недовольные подозрительные взгляды, мужчины, я с опасением ждала неизбежных последствий, наверняка уже обдумываемых для меня в его хитром мозгу и запланированных к реализации, как только я буду в состоянии их принять. Но сейчас, когда основная угроза миновала, я с удивительным безразличием и странным спокойствием понимала, что даже со всеми возможными рисками, мне следует отсюда бежать, иначе смысла сопротивляться уже не останется. Все приходящие мне на ум варианты отступлений я уже за сегодня использовала. Теперь пощады мне не видать, поскольку мой разгневанный противник непременно предвидит все мои возможные в будущем действия и предупредит их самым категорическим образом. Повторения сегодняшнего дня он не допустит.
                 Когда на моём теле больше не осталось ни единого кровоточащего пореза, мой новоиспечённый личный доктор, аккуратно орудуя влажной губкой, тщательно протёр все повреждённые и только что обработанные участки, смывая остатки препарата и крови с моей кожи, а затем, бережно забинтовав мои многострадальные рёбра и укутав всю меня с ног до шеи в тонкую мягкую ткань, больше похожую на изящную простынь, чем на полотенце, категорично приказал:
     -    Так, а теперь, давай сделаем то, что я пытался организовать для тебя ещё несколько часов назад, - произнёс он, аккуратно складывая все разложенные рядом со мной препараты обратно в свой саквояж и, обернувшись в сторону Правителя, уточнил, - Уложишь леди в постель и дашь ей отдохнуть ровно столько, сколько ей потребуется. Потом позовёшь меня, я снова обработаю раны, потому что теперь, когда они повторно разошлись, заживать всё будет значительно дольше. Возле постели должна стоять вода, чтобы она смогла пить столько, сколько сможет при малейшем на то желании, поскольку обезвоживание у неё сейчас серьёзное, да и крови наша раненная потеряла очень много за эти несколько раз. Никаких волнений, никаких физических или эмоциональных нагрузок. Надеюсь, ты понимаешь, что это значит?
                 Я удивлённо глядела на покорно кивнувшего головой в знак согласия Правителя Шеривы, поражаясь тому, какой властью и авторитетом обладает перед ним этот маленький врач, сейчас так комично-грозно взирающий снизу вверх на в разы превосходящего его в размерах и в статусе мужчину. Послушно подхватив меня на руки, хотя и явно вопреки собственному намерению, на удивление аккуратно передвигаясь по скользкому полу, этот полуобнажённый блондин в считанные секунды доставил меня в отведённое мне помещение, бережно уложив на постель. Его карие глаза, неотрывно изучая меня всё время короткой дороги, многозначительно сообщали, что в следующий раз я не уйду.
     -    Отдыхай, - его низкий грудной голос, сознательно заигравший вибрирующими страстными нотками, прозвучавший почти у меня над ухом, когда он укладывал моё многострадальное ослабевшее тело на низкое ложе дивана, словно задел особую чувственную струну в нервных окончаниях моего тела и, явно специально пройдясь горячим дыханием вдоль всего изгиба моей шеи, запустил целый рой мурашек по мгновенно отреагировавшей коже, - Набирайся сил. Они очень скоро тебе в избытке понадобятся.
                 Его многозначительное то ли обещание, то ли угроза, заставили меня напряжённо замереть, вцепившись в лёгкую ткань, которой меня подчёркнуто заботливо укутал, прежде чем отступить назад, крепкий искуситель-мужчина, пальцами словно невзначай задев в разных выступающих местах. В карих глазах, всё ещё продолжающих гореть странным блеском желания, смешанного с вызовом, отчётливо читалась непреклонная решимость. Да, в следующий раз мне от него не убежать. Вспомнив на этой мысли, что убежать я не могу ещё по одной причине, я, уже остановив на выходе покидающих мою комнату мужчин, обеспокоено воскликнула:
     -    А где Злата?! - моё сердце сжало беспокойство, что я так долго о ней даже не вспоминала, не имея ни малейшего представления, где она и что с ней произошло, - Аришеах! Я не нахожу свою хранительницу?!
     -    Она с шером, - чуть обернувшись на мой возглас, слегка пожал плечом Повелитель, явно считая это объяснение достаточным.
     -    Где это? - я попыталась подняться с дивана, тут же застонав от боли, предательски резко раздавшейся во всей моей груди и теле, вынужденная практически сползать с низкого ложа, чтобы хоть немного опереться на слабые ноги, тут же вскрикнув от неожиданности мгновенной хватки крепких цепких пальцев, возвращающих меня обратно в постель.
     -    Даже не вздумай подняться с этой кровати прежде, чем мой лекарь позволит тебе самостоятельно стоять?! - взбешённый кареглазый взгляд, практически пригвоздив меня к месту, заставил замереть, прижавшись затылком к местному предмету, выполняющему здесь роль подушки, - Я прикажу принести твою драконицу, если уж она так тебе нужна.
     -    Гарх сказал, чтобы она, по возможности, всегда была рядом, пока окончательно не прийдёт в себя после длительного пребывания в вакууме, устроенного ей Дринаархом ещё на вылете из Адивинеры, - прошептала я, радуясь ещё одной одержанной победе, такой важной для меня, - И я без неё и она без меня чувствуем себя не спокойно.
     -    Ладно, - нехотя согласился Повелитель, снова разворачиваясь к выходу, - Только прикройся, её принесёт шер.
                 В ожидании своей красавицы, я попыталась обдумать, сколько, чисто теоретически, времени у меня есть в распоряжении прежде, чем запрет лекаря перестанет меня защищать. Сутки? Может быть двое? Не думаю, что потерпевший неудачу Правитель особо умеет ждать. Да и раны, если их сильно не беспокоить, а именно так и будет, стоит ему меня посильнее опоить, как это было бы и в этот раз, не испытывай я постоянной ноющей боли и беспокойства из-за отсутствия Златы, помехой могут и не стать. А значит, защититься мне не как и бежать непременно нужно уже до конца этого дня, как бы невыполнимо это ни ощущалось. Вот только как?! И когда? И, главное, куда? Именно с ответа на этот вопрос мне и следует начать. В пустыне мне самостоятельно точно не выжить, поскольку и в обычном месте я не особо умею существовать, что уж говорить о настолько экстремальном. Город этот, как и все остальные на этом материке, я не знаю, да и быт здесь таков, а власть Повелителя настолько безусловна, что при малейшей ошибке, которую я непременно допущу, привлеку внимание первого же встречного, красноречиво сообщив не только, что я не местная, но и кто я такая и защититься у меня вряд ли получится - женщины здесь не имеют ни малейших прав. А это снова вернёт меня в этот гарем, но уже на значительно более жёстких условиях и невероятно быстро. Не вариант. Остаётся только попытаться укрыться у шеров. Их джунгли - тоже абсолютно не знакомое и крайне опасное, но единственное из возможных на этой знойной планете место, где я не буду настолько на виду, чтобы привлечь к себе внимание, особенно если буду постоянно передвигаться, не останавливаясь на одном месте, что даст шанс укрыться на достаточно долгое время, пока Адгар с подмогой не станет меня здесь искать. Думаю, пары недель ему должно хватить. Главное, не пропустить момент его прилёта, надеюсь, он будет заметным. Но это уже головоломка на потом, сейчас же мне следует озадачиться другими вопросами.
                 Решив вопрос с местом, мне оставалось придумать только, как и когда это реализовать. Вот с этим вопросом снова получалась засада. Если мне удастся договориться и я убегу с Гархом, Аришеаху не составит труда сложить два плюс два и догадаться, где меня искать. Если сбегу без него - в диких джунглях я могу не выжить, особенно учитывая специфику местной фауны, очень далекой от привычной мне, всё знакомство с которой сводится к образам драконов в детских книжках и более фантазийому варианту - паре просмотренных мной фильмов, за исключением, конечно, Златы - самого родного моего представителя сказочного вида, но не думаю, что все они будут так добры ко мне, как этот милый заботливый детёныш. А думать мне теперь приходится не только за себя. Так и не сообразив, что я могу сделать или сказать, чтобы уговорить шера мне помочь, да и стоит ли это вообще делать, я услышала лёгкий шорох, а затем и увидела знакомую гибкую зеленоватую фигуру, беззастенчиво скользнувшую ко мне в комнату с моей дорогой драконицей в руках. Уже обрадовано заулыбавшись, я резко замерла то ли в приветливом, то ли в разочарованном оскале, только сейчас сообразив, что у моего посетителя только фигура и характерный оттенок кожи похожи на Гарха, да и то отдалённо, во многих же других особенностях он был далёк от знакомого мне шера. Двигался он как-то не так и ростом чуток отличался, хотя глядя снизу вверх, сразу этого было и не заметить. В остальном, это был совершенно знакомый шер - те же губы, те же продолговатые черты лица, тот же проницательный глубокий взгляд абсолютно чёрных глаз. Мой посетитель ненадолго замер, выжидательно-вопросительно уставившись на меня, словно ждал какой-то особой реакции. Так и не дождавшись того, чего ожидал, он приглушённо заговорив, нарушил молчание:
     -    Повелитель просил вернуть Вам шема, - слегка резковатый гортанный голос, раздавшийся от двери, заставил меня напряжённо всмотреться в незнакомого мужчину, не зная, чего от него ожидать, особенно учитывая мой не особенно успешный опыт первого общения с представителем этой рассы, лишь спустя пару месяцев переросший во что-то сродни пониманию и то, если можно те пару наших вынужденных общений так назвать.
     -    Спасибо, - слегка кивнув головой и продолжая внимательно рассматривать своего гостя, я всё же решилась спросить, - Вас не затруднит мне её сюда подать?
     -    Конечно, - плавно приблизившись к моей кровати, шер позволил чуть детальнее себя рассмотреть и я с удивлением действительно увидела в точности такой же тип лица и основные черты, как были у Гарха, словно передо мной стоял его родной брат, но что я знаю о представителях этой удивительной рассы?!
     -    А где тот шер, что раньше заботился о моей хранительнице? - не став ходить вокруг да около и уже начав опасаться, что моего друга\врага, а заодно и мой план побега, таки настиг гнев Повелителя, поинтересовалась я, в напряжении ожидая ответа.
     -    Он находится под стражей, - услышала я удивлённый ответ, словно я не могла этого не знать, заметив слегка блеснувший интересом бездонный взгляд, задержавшийся на моей нервно закушенной губе, - Из-за Вас.
     -    Его отпустят? - поинтересовалась я, отрывая глаза от жуткого взгляда, почувствовав реакцию обрадовавшейся мне Златы, восторженно задрожавшей на моей шее, стоило ей только коснуться оголенного участка моей воспалённой кожи.
                 Так и не дождавшись ответа на свой вопрос, я снова подняла взгляд на горящие любопытством и каким-то особым лукавством, как мне показалось, глаза моего необычного гостя. Его пристальный взгляд прошёлся по моему телу, упрятанному под лёгкой тканью рукой Правителя этого мира, затем вернулся к лицу, словно изучая меня в попытке найти ответы на заданный мной же вопрос.
     -    А ты попроси Повелителя, - несколько нагло ответил он, чем окончательно вызвал моё удивление, - Он добр ко всем своим любовницам.
                 Сказать, что я была поражена - вообще ничего не сказать, испытав такую к себе фамильярность, но именно эта мысль первой пришла мне на ум, когда я увидела устремлённый на меня высокомерно-пренебрежительный взгляд представителя местного народа. С сомнением рассматривая его реакцию, я отметила для себя две странные вещи - во-первых, шер был не в восторге от женщин, спящих с Правителем и, второе, он был явно разочарован мыслью, что я могу быть одной из них. Странно...
     -    Боюсь, что я не имею чести принадлежать к их числу, чтобы обращаться к вашему Повелителю с подобной просьбой, - всё так же поражаясь необычной реакции, словно я сделала что-то недопустимо унизительное, ответила я, внимательно за ним наблюдая, а потому заметила скользнувшее удивление в перемешку с сомнением в устремлённом на меня взгляде, - Да и надеюсь, что шанс это исправить, мне представится очень не скоро.
                 Тёмная бровь, мгновенно скользнув вверх, показала более, чем крайнюю степень удивления. На меня уставился ещё более пристальный, внимательный взгляд, а сама фигура моего неординарного посетителя как-то ужалась, явно приблизив его лицо ко мне, по всей видимости в попытке сделать это действие незаметным. И я готова была поспорить очень на многое, незнакомец усиленно меня обнюхивал.
     -    Ты пахнешь Повелителем, кровью и желанием, - нисколько не смущаясь своих слов и, очевидно, действий, тут же высказал свои наблюдения удивительный персонаж, чем вызвал моё полное онемение.
     -    Именно поэтому я и хочу как можно дольше избегать нашего с ним общения, - лишь спустя какое-то время прийдя в себя, наконец нашлась, что ответить я на такое откровенное замечание, - Вот только не уверенна, что это намерение взаимно.
                 Моей фигуры снова коснулся лукаво-любопытный взгляд, абсолютно беззастенчиво пройдясь вдоль всего моего тела и спустя мгновение, уже не скрываясь, ко мне склонилось такое похожее на Гарха, слегка зеленоватое, лицо шера, забавно сложившегося в полуприседании у края моего дивана. Некоторое время внимательно меня произучав и, без сомнения, прийдя к каким-то своим особым выводам, всё так же продолжая внимательно вглядываться мне в глаза, мой гость наконец-то нарушил затянувшееся очень странное созерцание:
     -    Отдыхай, - гортанный, слегка клокочущий голос обдал меня лёгким дыханием, так низко он надо мной склонился, прежде, чем мой необычный посетитель резко развернулся и спокойно вышел, неслышно прикрыв за собой дверь.
                 Я лежала, продолжая удивлённо пялиться в только что закрывшуюся дверь, не понимая, что только что здесь произошло. Судя по странной реакции представителя местного племени, особой неприязни ко мне с их стороны можно не опасаться. В противоположность моим ожиданиям, что меня ждёт пренебрежительный, а то и холодный приём, представители странного рода вполне могут на меня вообще не отреагировать, а значит, попытаться укрыться на их материке я вполне могу. Осталось только придумать, как мне туда можно выбраться. Здание, в которое меня внесли буквально без чувств, судя по всему, охраняется очень серьёзно, поскольку даже дверь в комнате, где я сейчас лежу, никак не запирается, а многочисленные жильцы, по всей видимости, здесь обитающие, наверняка всячески готовы меня заложить своему крайне целеустремлённому Хозяину. А стремится он к обладанию мной - в этом у меня не оставалось сомнений. Задачка. Подумав ещё немножко и прийдя к выводу, что без тщательной разведки предпринять всё равно ничего не смогу, я решила заняться тем, что настоятельно рекомендовали сделать и мой доктор и мой крайне истерзанный организм - дать себе отдых и набраться таких необходимых мне и полностью отсутствующих сейчас, сил, чтобы иметь возможность предпринять небольшую вылазку и выяснить всё то, знания о чём мне так сейчас не доставало.
                 Смежив веки и едва позволив себе расслабиться, вопреки сверлящей мой мозг постоянной боли и крайней степени слабости, а может и именно благодаря ей, я резко и сразу глубоко провалилась в целительный отдых, не потревоживший меня ни единым сновидением, ни чувствительностью к происходящему вокруг. Не знаю, виной тому была бесконечная усталость, может быть, моё тело уже просто отказалось бдить, что происходит вокруг, но я даже не заметила, как дверь в мою комнату снова аккуратно приоткрылась и в помещение беззвучной тенью скользнула уже знакомая мне тоненькая женская фигурка, так жестоко сегодня предавшая меня в руки коварно воспользовавшегося преимуществом Повелителя.
                 Айя, некоторое время нерешительно постояв у моего изголовья и внимательно рассматривая меня, покрытую мелкими каплями болезненного пота, с застывшей на лице гримасой боли, уснувшую с мелкой драконицей, цепко ухватившейся за мою шею и сквозь приоткрытые веки миниатюрного глазика, блеснувшего в полутьме спальни подобно драгоценному камушку, подозрительно наблюдающей за застывшей незнакомкой, с обеспокоившей её саму грустью присела рядом со мной на диване, едва решаясь выполнить доверенное ей поручение, а именно, снова подлить в напиток, стоящий у моей постели в непосредственной близости, чтобы я без дополнительных усилий могла дотянуться к нему в случае, если захочу попить, оставшийся от вечерней трапезы сильнейший из имеющихся на планете афродизиаков - вытяжку из особого вида редкого моллюска, обитающего в одном из морей тропического материка и содержащего в себе просто невероятное количество свободных аминокислот, одинаково сильно влияющих, как на мужчин, так и на женщин, провоцируя у них невероятное по своей мощи возбуждение, усиливая чувственность и влечение. Явно не давая себе шанса передумать, а потому резко и решительно, она извлекла из небольшого кармашка изящный флакончик и полностью его опорожнила в подготовленный для меня кувшин. Затем, поднявшись с удобного низкого дивана, ещё раз грустно глянув на единственную встреченную ею за всю её долгую жизнь, представительницу её Рода, подошла к системе управления внутренним климатом комнаты и подкинула в особую нишу прямо у выхода вентиляции, где всегда лежали какие-то полезные ароматизаторы, горсть специальных трав, сразу же наполнивших комнату особым дурманящим ароматом. Затем поспешно, прикрыв ладонью лицо, покинула помещение.
                 С этой секунды время стало работать против меня.

                 Проснулась я неожиданно и от резко усилившейся головной боли, как мне показалось, много часов спустя, испытывая странную вялость на фоне острого возбуждённого раздражения, будто меня до этого долго и безостановочно кто-то щекотал в одном и том же месте, не позволяя отвести конечность, до предела накрутив каждый мой нерв. Всё тело онемело, а во рту было такое ощущение, словно пустыня из-за окна перебралась внутрь, заполнив всё шершавой противной сухостью. Сердце усиленно колотилось, как загнанное, а в груди наблюдался такой жуткий дискомфорт, что я физически не могла улежать на одном месте, так меня крутило и раздражало всё внутри, словно не родное, однако сделав малейшую попытку пошевелиться, я поняла насколько хуже себя чувствую. Всё тело, словно пропущенное через мясорубку, отдалось болью и неимоверной слабостью. Собравшись с силами и всё же чуть-чуть повернувшись в попытке слегка приподняться, я с еле сдерживаемым стоном опустилась обратно, словно взрывом, сраженная резко стрельнувшей в моём мозгу болью, поднявшей в моём взволновавшемся желудке даже то, чего там никогда не было. Замерев на мгновение и пытаясь переждать этот неприятный момент, я отметила странную, ощутимо разлившуюся по всему моему телу, болезненную вялость, тяжелым грузом придавившую меня к постели, не позволяя не только особо шевелиться, но вынуждая подобно вялой амёбе, распластаться на огромном низко стоящем диване, с удивлением разглядывая заколыхавшийся надо мной разукрашенный различными экзотическими узорами потолок и двинувшиеся в странном расплывчивом танце высокие стены.
                 Понимая, что происходящее никак не может быть нормальным и в попытке загнать обратно возникший в моём пересохшем горле неожиданно поднявшийся ком, я аккуратно потянулась за изящным кувшином, как я знала, до верху наполненным водой согласно рекомендации моего местного доктора, что у меня получилось, вынуждена признать, далеко не с первого раза. После очередной крайне опасной и болезненной, но очень аккуратной попытки приподняться на постели, я наконец-то смогла кое-как, шатаясь и с трудом фокусируя взгляд на предметах вокруг, сесть и практически на одном дыхании осушила до самого дна, заполненный такой желанной сейчас жидкостью сосуд, лишь отдалённо отметив какой-то странный привкус у себя на языке, но не придав этому особого значения, учитывая все остальные ненормальности. Никогда не думала, что способна за один раз так много выпить?! Жидкость, вопреки всем моим надеждам, не только не облегчила моё состояние, но едва достигнув моего желудка, тут же рванула обратно, стоило мне лишь слегка перевести дыхание. С трудом успев сообразить, куда двигаться, я не то, что сползла, скорее, упала с дивана, шатающимся полуползущим призраком ринувшись в сторону уже знакомой мне двери, едва успев ухватиться за заветный рычаг, чтобы привести в действие механизм выдвижения полуокруглого белого предмета, такого необходимого сейчас, когда меня вывернуло практически наизнанку, с ужасающей точностью напомнив события нескольких месяцев назад. Вот только тогда меня было кому поддержать и обо мне позаботиться, в отличие от того положения, в котором я оказалась сейчас, зависшая в чужой ванной незнакомой резиденции на далёкой чуждой мне планете, в страхе разоблачения и под угрозой потери ребёнка, стоит мне здесь лишь ненадолго задержаться. Сейчас, страдая совершенно одна, хотя, разумеется, и нисколько не сожалея об этом, я думала лишь о том, где мне набраться сил, чтобы подняться на ноги.
                 Освободив желудок от не воспринятой моим беременным и в нескольких местах раненым организмом, выпитой жидкости и съеденной накануне пищи, я подхватила попискивающую сбоку на полу Злату, явно свалившуюся с меня и едва ожившую после вчерашних событий, медленно пытаясь подняться на дрожащие от жуткой слабости ноги, но к моему огромному удивлению, чувствуя значительное послабление головной боли, настолько, что я даже смогла без последствий встать. Получилось это у меня спустя пару попыток и несколько стонов, но уже находясь в вертикальном положении, я почувствовала себя намного более уверенно и, как мне показалось, даже существенно лучше. Аккуратно осмотрев себя и вопреки всем моим опасениям, убедившись, что местная повязка, надёжно зафиксировавшая мою грудную клетку однородным плотным корсетом, не сползла и не позволила во время сна растревожить повреждённые рёбра, а склеенная мастерской рукой лекаря рана, довольно успешно держится, я перевела взгляд на следующий предмет это помещения, манящий меня своей необходимостью. Сделав буквально пару неуверенных шагов в сторону, я ухватилась дрожащей рукой за мраморный край, радуясь возможности опереться. Спустя лишь пару минут передышки открыв причудливый кран, соединённый с вмонтированной в стену раковиной, я смогла привести себя в относительный порядок и, не сдержавшись, хоть и понимала, чем это мне снова грозит, жадно припала к источнику текущей жидкости. Злата, тоже чуть освежившись с моей подачи и последовав моему примеру, стала медленно аккуратно лакать рядом со мной. Моя многострадальная девочка! Постояв ещё немного в попытке набраться сил и  отдышаться после проделанных процедур, я снова цепко ухватилась ободранными пальцами за выступающий край раковины в опасении ожидая повторения предыдущей реакции на выпитое, но к своему огромному удивлению поняла, что на этот раз всё обошлось. Странно. Лишь немного испытав волнение внутри, я, тем не менее, никаким другим образом на поглощённую воду не отреагировала.
                 В комнате, стараясь ступать максимально аккуратно, чтобы не свалиться от одолевающей меня слабости с одной стороны и не наткнуться на множество создающих уют в этом помещении мелких прекрасных безделушек - с другой, я снова осмотрелась и, обнаружив в противоположном углу другую дверь, направилась в её сторону в надежде раздобыть хоть какую-то одежду, помня в какие лохмотья превратилась моя собственная и понимая, что кутаться в простыни или что это такое было, я долго не смогу, да и не эстетично это.
                 Внутри меня ожидал странный сюрприз в виде полностью укомплектованного всевозможными вариантами и дизайна и расцветок, гардероба, в точности соответствующего моим собственным размерам, правда пока что только на взгляд. Мне даже показалось, что практически всё здесь было сшито из элькарры, такой любимой мной ткани, производимой на родной Адивинере. Подобрав бельё и аккуратно, хотя и с трудом справившись с его одеванием, я перешла ко второму и, как оказалось, значительно более сложному пункту - поиску, что надеть. Мои глаза просто разбегались от такого обилия выбора. Здесь было всё - от лёгкого платьица и до полностью соответствующего самым высоким требованиям изысканного общества, костюма или вечернего платья. В отдельной нише даже лежали аккуратными рядами разложенные украшения, тут же заигравшие заманчивыми переливами, стоило мне в них заглянуть, ненавязчиво сообщая о собственной дороговизне, а чуть дальше за ними, в отдельной коробке, стоящей особняком, я обнаружила несколько разноцветных, но от этого не ставших более привлекательными, аккуратно сложённых тканевых покрывал для женской фигуры - паранджа. С ужасом отступив обратно, я снова вернула свой взгляд аккуратно развешенным нарядам, удивляясь тому, насколько быстро меня одолевает бесконечная слабость.
     -    Ну что, Злата, - заговорила я с драконицей, лишь бы разрушить странный усыпляющий эффект, провоцирующий меня себя пожалеть и ненадолго вернуться в комнату, чтобы ещё хоть полчасика мирно поспать, продолжив прерванный отдых или даже просто улечься здесь, на мягком тёплом покрытии пола, чтобы не тратить на дорогу до дивана так быстро исчезающие силы, - Во что ты мне посоветуешь облачиться? В изыски или комфорт?
                 Я снова прошлась взглядом вдоль заполненных различными нарядами рядов, рассматривая прекрасные узоры и просто шикарные ткани, из которых было выполнено всё это многообразие, стараясь заставить свой мозг работать, подсказывая мне решение. Мой взор привлекла ниша, где аккуратно висели несколько пар коротких штанишек и одна - прекрасные брюки в пол, приталенные сверху и достаточно свободно спадающие вниз, чтобы не подчёркивать контур ноги. Этот вариант мне понравился больше и я, слегка дёрнув за одну из брючин, заполучила их в своё полное владение. С трудом согнувшись, но всё же их натянув, я глянула в имеющееся здесь зеркало и, удовлетворённая увиденным результатом, двинулась дальше - в сторону топов, блуз и кофточек и поближе к выходу. Не без труда найдя подходящие, я неспешно оделась, заканчивая свой гардероб и при этом пытаясь не свалиться от усталости на пол. Развернувшись теперь в сторону уже использованного мной ранее отражающего элемента интерьера, я уже более внимательно и оценивающе уставилась на результат. В глаза мне придирчиво смотрела крайне бледная, сильно осунувшаяся женщина, с взлохмаченной, но чистой и ярко сияющей шевелюрой густых тёмных волос, длиной ниже пояса, одетая в дорогую одежду серебристо-серого цвета, подходящую как для простого осмотра здания, где меня расположили, так и путешествия по городу или вне его, если предоставится таковой шанс. Обув для пущей уверенности мягкие удобные туфельки на низком ходу, стоящие в нише практически у выхода, я, наконец-то приобретя достаточно приемлемый вид, чтобы покинуть помещение, уже почти двинулась в сторону выхода, чтобы отправиться на разведку, когда одна сумасшедшая мысль заставила меня развернуться и спешно схватить такую ненавистную мной часть местного женского туалета. Запихнув паранджу в небольшую тканевую сумочку для талии, лежащую с ней рядом, я медленно направилась в сторону плотно закрытой двери, ведущей в коридор.
                 Старательно изобразив на лице удивлённо восторженный вид, будто мне и в самом деле интересно рассмотреть само здание, а не найти выход из него, я аккуратным прогулочным шагом, стараясь не пригибаться к земле, минимально шататься и не кривиться от боли, что потребовало небольшой предварительной репетиции, но я никак не могла вызвать вопросы о причинах такой поспешности осмотра, направилась к двери, прихватив в уже упакованную паранджой сумочку, чтобы не привлекать излишнее внимание, тихо дремлющую хранительницу, явно лишь немногим лучше меня, чувствующую себя.
                 Стараясь с одной стороны не шуметь, с другой - не привлекать к себе излишнее внимание, я аккуратно приоткрыла дверь, удивившись тому, что за ней совсем никого не оказалось. Неожиданно. Я почему-то была уверена, что охрана здесь должна находиться чуть ли не на каждом шагу, но к моему глубокому везению, это оказалось не совсем так. Преодолев вначале один поворот, затем с успехом другой, я и в самом деле увидела мирно дремлющего мужчину, облокотившегося спиной об очередной дверной косяк в некоем полукруглом коридоре, с разных сторон уводящем в различных направлениях, по всей видимости, являясь их центром. Да, стратегически беспроигрышная позиция, если бы он только сейчас не спал. Не желая прерывать очень выгодный для меня отдых охранника, я тихонечко скользнула мимо, стараясь как можно меньше шуметь на каменном полу, благо додумалась обуться в мягкие туфли и наконец-то попала в противоположный моему, ведущий в точно такой же, как я только что покинула, словно его зеркальное отражение, коридорчик.
                 Одна из дверей, мимо которых я проходила, оказалась чем-то интересной Злате, поскольку стоило мне приблизиться к ней, как моя мирно дремлющая до этого хранительница беспокойно зашевелилась, высунув из сумочки, в которой до этого спокойно лежала, свою милую маленькую мордочку и направив её то в одну, то в другую стороны, словно напряжённо осматриваясь и даже как-то подозрительно принюхиваясь в направлении заинтересовавшего её помещения. Задержавшись напротив странной двери в лёгкой нерешительности, я припала ухом к глухому плотному дверному полотну, пытаясь расслышать то, что привлекло внимание моей питомицы, не решаясь пройти мимо и пропустить что-то важное с одной стороны, но и опасаясь потревожить чей-то покой, с другой, а заодно и рассекретить свою вылазку. Именно по этой причине я совсем не заметила быстро скользнувшую вдоль противоположной от нас стены странную тень, секунду спустя вырисовавшуюся в огромного, с меня ростом, золотистого красавца - дракона. Краем глаза заметив его высокую изящную фигуру, я испуганно вжалась в только что так пристально изучаемое мной дверное полотно, уже потеряв всякий интерес к происходящему внутри и сосредоточив всё своё внимание на событиях за моим собственным затылком. К моему глубокому ужасу, дверь тихонечко щёлкнула, когда я в панике сжала пальцами её ручку и, если бы не моё одеревенело замершее в том же положении, что я была, тело, неизвестно откуда вычерпнув сил, в страхе не только пошевелиться, но и дышать, чтобы не спровоцировать к нападению явственно обнюхивающего меня прекрасного монстра, наверняка бы широко открылась, запустив меня внутрь, но, ввиду моей мгновенной реакции, я всё же осталась просто зажатой между двумя угрожающими мне опасностями.
                 В комнате, куда я уже практически ввалилась, я слышала крайне характерные и весьма узнаваемые звуки наслаждающихся друг другом любовников, по всей видимости уже на финальном этапе их романтического свидания, а сразу за мной - не знакомый мне, крайне опасный зверь, рождённый и воспитанный для защиты своего наделённого властью Владельца. Замерев у совсем слегка приоткрытой щёлочки и не зная на что решиться и что вообще в этой ситуации следует предпринять, я боялась сдвинуться с места, старательно припоминая все известные мне факты из рассказанных или вычитанных о Злате, опасаясь даже малейшим шорохом привлечь внимание уже не таких увлечённых друг другом мужчины и женщины с одной стороны и явно готового на меня кинуться дракона - с другой.
     -    Ты сделала, что я просил? - услышала я уверенный, хотя и сбившийся немного после проделанных упражнений, голос Правителя Шеривы, по всей видимости хозяина тщательно обнюхивающего меня за спиной дракона, сильно опасаясь, чтобы не оказаться обнаруженной в этот щекотливый момент.
     -    Да, мой лорд, - тихий нежный голосок, больно кольнув по моему самолюбию, вызвал в памяти недавний разговор с местной представительницей моего рода, с которой, казалось бы, меня связывало столь многое, но, по всей видимости, предавшей меня, если моё подозрение о дурманящем напитке, подсунутом её якобы заботливой рукой, имеет под собой хоть какое-то основание, - Думаю, она действительно долго проспит и очнётся абсолютно разбитой и вялой, после такого долгого пребывания под воздействием дурманящей травы. Выглядела она и без того ужасно нездоровой. Даже не пошевелилась всё то время, что я у неё пробыла. Уверенна, первым делом ей захочется попить и она осушит приготовленный напиток до дна, добавив к уже выпитому ранее просто невероятную дозу, после которой никто и ничто её не отвлечёт от Ваши ласк, мой лорд.
                 Только сейчас сообразив, что разговор, так томно ведущийся сейчас после того, как эти двое предавались любовным утехам, идёт именно обо мне, я чуть более напряженно стала вслушиваться, только сейчас сообразив, почему мне было так плохо и отчего показалось, что в воде, которую я таким залпом выпила, был привкус тины и плесени. Спасибо моему малышу, который обострил в моём организме все реакции и вкусовые рецепторы, не позволив усвоить принятый дурман и спас нас обоих от неминуемой ловушки.
     -    Умница моя, - тем временем явно удовлетворённый услышанным, Аришеах снова склонился к своей любовнице, нашептывая ей что-то едва слышное на ухо, явственно шелестя простыней на постели, а события за моей спиной тоже развивались, - ... и тогда мы обеспечим наследником нашу планету и сможем на равных предстать на Большом Совете Содружества, как планета, полностью восстановившая свою магическую силу, а Адгар больше никогда не восстановится и не сможет так сильно влиять на политику Чудной. Это его точно надолго сломит.
                 Не желая дальше слушать становящийся таким неприятным разговор и окончательно сосредоточившись на странных действиях обоих драконов, я снова аккуратно прикрыла тяжелую дверь, с удивлением глядя на просунувшего над моей рукой прямо к вытянувшей тонюсенькую шейку из висящей на моей талии сумочки, Злате, свою узкую чешуйчатую мордочку, взрослого представителя диковинных животных. Это было бы действительно мило, если бы не было так страшно. Его длинная гибкая шея, подобно мощной змее, скользнула по моей коже, заставляя меня медленно отступить и развернуться к нему лицом. Огромное животное, странно растопырив хохолок на узком вытянутом затылке и задрав крючком мощный хвост, после очередного обнюхивания моей питомицы, неожиданно нежно лизнул её мордочку и, как мне показалось, издал какой-то тихий воркующий звук. Я оторопело уставилась на эту сцену любовного знакомства. Злата, не долго думая, что-то тихо пискнула в ответ, явно недовольная проявленным интересом, но всё же любопытно обнюхивая зависшего над ней родственника. Не желая упускать такую возможность тихонечко ускользнуть, пока огромное животное отвлечено, я по миллиметру медленно двинулась вдоль стены в сторону удаления от опасного места дальше по коридору, замечая как по чуть-чуть дивный прекрасный зверь, тоскливо моргнув всеми четырьмя веками своих изумительных глаз, начал вначале от нас отставать, явно беспокоясь оставить покинутый вслед за нами пост, а затем и вовсе остановился. Постепенно, стараясь не делать никаких резких движений, чтобы не вернуть к себе его внимание, я увидела вначале полностью фигуру прекрасного представителя местной фауны, заставившую меня в восхищённом волнении затаить дыхание, затем стала понемногу от него отдаляться, всё ещё любуясь грациозной гибкой фигурой смертельно опасного зверя, с волнением понимая, как спустя несколько лет, будет выглядеть и моя Злата. Постепенно скрывшись за очередным поворотом, я облегчённо выдохнула и даже на мгновение приостановилась, прижавшись затылком к стене, пытаясь вернуть себя к реальности, невольно анализируя случайно подслушанные слова и с неимоверной благодарностью поглаживая маленькую золотистую головку, всё ещё торчащую из моей сумочки, так вовремя и так кстати оказавшуюся со мной, снова избавив из крайне опасной ситуации.
                 Всё снова и снова прокручивая в голове услышанный фрагмент разговора, особенно ту его часть, которая касалась рождения потомка очередному Повелителю, нисколько не задумывающемуся о том, сколькими жизнями он в процессе пренебрегает, я с новой решимостью двинулась дальше в поисках выхода, подсознательно решаясь никогда больше и ни при каких обстоятельствах сюда не возвращаться. Времени у меня оставалось не много, судя по тому, что планировал предпринять Правитель этой планеты, а действовать требовалось аккуратно. Если бы не моя беременность, а я думаю, именно она и не дала мне проспать в благополучно отравленной комнате достаточно долго, весь коварный план наверняка бы был реализован со всеми вытекающими отсюда последствиями. Проснувшись спустя несколько часов, окончательно одурманенная, я бы спокойно выпила подготовленную Айей воду, меня бы не вырвало от её странного привкуса и я бы полностью впитала в себя весь тот яд, что в ней находился. Аришеаху бы оставалось лишь воспользоваться преимуществом и полностью меня подчинить к неимоверному удовольствию Дринаарха, так красочно мне обрисовавшего именно такое положение вещей всего несколько часов назад. Но позволить всему этому случиться я просто не могла. Собрав остатки имеющихся сил, я, что было мощи, направилась дальше.
                 Не желая больше оставаться в этом ужасном месте, где так ясно и чётко были озвучены слова, обозначившие моё малопривлекательное будущее, я, насколько могла аккуратно, но при этом весьма проворно, продвигалась по затихшей резиденции, радуясь, что до сих пор осталась не обнаруженной. Стараясь придерживаться максимально удалённых и минимально украшенных помещений, предполагая, что именно ими меньше всего пользуются, я двигалась неизвестно куда, старательно надеясь всё же обнаружить путь наружу. Возвращаться обратно мне уже не виделось возможным.
                 Так продолжалось не менее получаса, когда я, уставшая и разочарованная, полностью разуверившаяся в возможности обнаружения методом "научного тыка" чудесного избавления, блуждала по различным закоулкам, наталкиваясь то на чьи-то секретные убежища, то выходя прямо к чьему-то посту, едва успевая вовремя с него сворачивать, уже окончательно отчаявшись, не зная куда идти, просто брела, куда вели глаза и многочисленные повороты. Чувствуя, как от поднявшейся обиды и разочарования за свою всячески испоганенную жизнь, на мои глаза наворачиваются предательские слёзы, я постаралась приостановиться в своём бесцельном блуждании по лабиринтам резиденции и подумать, где я могу вообще сейчас быть и как мне безопаснее всего отсюда выбраться. Дороги обратно я пыталась всячески избежать, а от мысли вернуться и вовсе категорически отказалась, но и погибать в этих бесконечных коридорах я тоже не планировала.
                 Внимательно осмотревшись, я заметила чуть более освещённый поворот, за которым находилась прозрачная панорамная стена, выходящая в сторону городской площади. Удивлённо присмотревшись к пустующей сейчас улице, я увидела несколько явно торговых зданий, какое-то местное заведение, а чуть дальше в стороне некое подобие зоны городского парка с фонтанами или чего-то наподобие, что было возможно в условиях жаркого пустынного климата. Направившись именно в том направлении, предполагая, что в этом месте должен располагаться один из выходов резиденции, я, к моему огромному изумлению, достаточно скоро заметила едва видневшуюся дверь, явно припрятанную изящной колонной, выведшую меня в очень тесный, в сравнении с остальными, проход. Зайдя внутрь обнаруженного помещения, я очутилась в длинном узком пространстве, отдалённо напоминающем стеклянную галерею, нависающую над странным местом, по моим предпосылкам, похожим на тронный зал или место судебных разбирательств, такими пафосом и помпезностью оно дышало. У нас на Адивинере тоже было подобное, только походило оно больше на огромный кабинет, а не на место судейских решений. И лишь, когда я поняла, что отсутствие и здесь людей не может быть случайным, я заподозрила, что по всей видимости продвигалась действительно тайным путём. Осмотрев всё пространство открывшегося совершенно пустого зала, я окончательно убедилась ещё в одном предположении - сейчас, судя по всему, была глубокая местная, ярко освещённая не заходящими звёздами, ночь.
                 Прокравшись к другой стороне выхода из галереи, я резко замерла, остановленная пришедшей мне на ум мыслью о том, что стоит мне проникнуть в помещение, над которым я сейчас нахожусь, то смогу и выбраться из этого здания. На Адивинере в подобном месте была лишь небольшая приемная, отделяющая место встреч Повелителя с ожидающим справедливого вмешательства народом, от выхода непосредственно в город, во избежание хождения всех этих толп по длинным коридорам резиденции. Зал приема посетителей там примыкал к единственной стене, выходящей на городскую площадь, как было и здесь, в чём я полностью вскорости убедилась.
                 Стараясь сдержать хладнокровием резко вспыхнувшую надежду, я внимательно осмотрелась. Именно такая стена у Адгара охранялась тщательнее всего и именно возле этого выхода располагался у нас центр охраны. Уверенная, что здесь, скорее всего, будет подобная ситуация, я всё же решилась аккуратно это проверить, старательно выискивая нужную дверь, всё же не рискуя потерять появившуюся возможность выбраться. Заметив сбоку очень узенькую нишу, завернув в которую, я обнаружила искомую дверцу и обрадовано ухватившись за миниатюрную ручку, потянула её на себя.
     -    Могу я Вам чем-то помочь?, - в дребезги разбив все мои иллюзии о возможном спасении, тут же раздался приглушённый, слегка гортанный голос прямо у меня за спиной, стоило мне лишь только переступить границу тайного пространства.
     Глава 4. Побег.

                 Стоило только открыть дверь, как в глаза мне ударил яркий свет, на мгновение полностью лишивший возможности ориентироваться в пространстве. Напряженно застыв на месте, спешно пытаясь сообразить, как лучше отреагировать на собственное обнаружение и на ходу придумывая более или менее правдоподобную отговорку, почему могу здесь находиться, я медленно обернулась лицом к окликнувшему меня шеривианцу и растерянно замерла, осознавая, кто именно передо мной стоит. Высокий, внушающие грозный в своей абсолютно чёрной форме, подобно второй коже плотно облегающей его высокую гибкую фигуру, на меня в упор смотрел пристальным непроницаемым взглядом нереально чёрных удивительных глаз представителя местного народа, а оттого ещё более внушительный на фоне моего куда как более низкого роста и просто ужасного самочувствия, мой недавний гость. Не зная, как воспринимать такое поразительное стечение обстоятельств, как невероятное везение, или же преследующий меня на этой планете, да и во всех этих мирах, злой рок, я уставилась в проницательные бездонные глаза моего нового знакомого, так неожиданно оставившего меня буквально несколькими часами ранее, стоило лишь немного намекнуть на собственное не желание встречаться с его недопустимо настойчивым Повелителем, похитившим и запершим меня на этой крайне странной и весьма непредсказуемой планете. Это был либо мой безоговорочный конец, либо же моё невероятное спасение! Не желая терять шанс на возможное избавление, я сделала миллиметровый шажок в сторону своего нового собеседника, чуть более приближаясь к нему, намертво замершему между мной и дверью к отступлению, в которую я только что так опрометчиво смело вошла, аккуратно проверяя его реакцию на своё приближение. Сдвинется или всё же у меня есть какой-то шанс?
                 В лицо мне, не моргая, словно пытается проникнуть в самые глубины моего сознания и тем самым предугадать даже забрезжившую у меня в уме мысль о возможном побеге, пристально смотрел крайне настороженный внимательный страж, в любую секунду готовый ринуться мне наперерез, вздумай я решиться на какие-либо более или менее активные действия, но тем не менее на моё провокационное движение никак категорично не отреагировавший. Стараясь не отрывать глаз от изучающего малейшее движение мимики на моём лице взгляда, обнадёженная его сдержанным поведением, я всё больше и больше ощущала спиной усиливающееся притяжение манящего меня на свободу пространства огромной, прямо за мной, комнаты, с подозрением удивляясь при этом странной не продуманности занятой шером позиции и вынуждая себя всё же задуматься - почему? Что такое надежное, на его взгляд, спрятано именно там, за моей спиной, что побудило этого грозного мужчину защищать именно дверь впереди, а не кажущийся избавлением - огромный абсолютно пустой зал - место предварительного ожидания посетителей, так и зовущий меня обернуться и побежать в сторону ощущаемого каждой клеточкой моего напряженного, хотя и крайне уставшего тела, пространства, преодолев единственную оставшуюся у меня на пути к свободе преграду до улицы. Осознанно заставляя себя не поддаваться эмоциям, а продолжать внимательно смотреть в глаза своего проницательного собеседника, стараясь максимально объективно оценить ситуацию и уловить малейшие тени чувств в сосредоточенном на мне взгляде стоящего передо мной представителя службы безопасности самого неприступного на этой планете сооружения, которые бы смогли мне подсказать, что стоит сейчас предпринять или сказать, чтобы не сделать своё и так плачевное положение ещё хуже, каким бы невозможным это сейчас ни казалось, я предельно внимательно всмотрелась в пристально изучающего меня в ответ хранителя спокойствия Повелителя Шеривы.
                 В абсолютно чёрных глазах, совершенно непроницаемо уставившихся на меня в ярко освещённом помещении холла, по моим подозрениям, ощущениям и надеждам, ведущего к заветному выходу на площадь за моей спиной, светилось чёткое понимание моих здесь мотивов присутствия и как бы лёгкая провокация во взгляде - призывающая придумать и сказать хоть что-то, позволяющее уличить и обоснованно задержать меня. Не зная, на что решиться и как правильно отреагировать на вопрос о причинах собственного здесь нахождения, я в растерянности глянула вначале на дверь за спиной стоящего передо мной мужчины, возвращающей меня обратно в плен унизительного беспросветного рабства, либо, в лучшем случае, в новые длительные блуждания по лабиринтам запутанных коридоров Правительственной резиденции, наверняка выходящим к таким же охраняемым дверям, как и эта, где я в такой нерешительности замерла, а затем - с надеждой и волнением - на своего собеседника, всё так же неподвижно глядящего на меня в ожидании ответа и, не удержавшись, всё же обернулась обратно, словно пытаясь окончательно удостовериться, что догадка моя о близком спасении верна и доступна.
                 За моей спиной, на обратной стороне комнаты, действительно виднелась массивная и прекрасная местной необычной архитектурой, прозрачная стена, глядящая своим огромным и кажущимся абсолютно незащищённым входом, прямо на раскинувшийся за ней искусственно насаждённый небольшой парк, удивительным ярким оазисом выделяющийся на фоне бесконечно знойной и бескрайне просторной золотистой пустыни, расплывающейся у меня в глазах аж до самых границ видимой отсюда линии горизонта, освещённого в данный момент лишь двумя малыми звёздами, с обеих сторон заливающими всё вокруг ярким сиянием местных солнц, словно с издевкой показывая - вот она, желанная свобода - совсем рядом. Спасение, оказавшись так близко, заставило меня с надеждой и мольбой устремить свой взгляд на единственного, оказавшегося у меня на пути, представителя местного народа.
     -    Ты отпустишь меня? - сама понимая абсурдность собственной просьбы, но движимая секундным порывом и не готовая упустить свой последний, а возможно и единственный, шанс, практически дыханием прошептала я, умоляюще глядя в слегка дрогнувший удивлением внимательный взгляд, признавая попутно всю бессмысленность любых оправданий и увёрток о причинах моего здесь нахождения, всеми силами своего ослабевшего организма стараясь ровно держаться на подгибающихся ногах и сдержать так и норовящие выскользнуть наружу едва сдерживаемые слёзы, поражаясь при этом абсолютной непроницаемости в лице стоящего прямо напротив меня мужчины, в нервном напряжении закусив губу и опасаясь, что слышные даже отсюда коллеги шера, явно находящиеся за одной из дверей в смежные помещения, расположенные в двух шагах от нас, очень скоро нас здесь обнаружат.
     -    С чего бы это, леди, мне настолько нарушать свой долг? - крайне удивлённо и явно оскорблённо, резко приподняв тёмную бровь на отливающем зеленцой лице, значительно более холодно и, как мне показалось, подчёркнуто дистанцировано, поинтересовался стоящий напротив меня охранник Правителя Шеривы.
                 В буквальном смысле слова на физическом уровне ощущая спиной притяжение манящей меня на свободу, запертой на какой-то очередной замысловатый замок, двери, чувствуя каждой клеточкой собственного тела напряжение критически важного момента, способного изменить моё положение здесь, на этой планете, да и в принципе во всех этих мирах, балансируя на волоске между спасением и новой угрозой очередного пленения, уставшая и до предела измотанная всеми пережитыми накануне волнениями и длительным блужданием в поисках выхода по бесконечным коридорам незнакомой резиденции, опасаясь враждебно настроенных по отношению ко мне её обитателей, я в задумчивости уставилась на представителя охраны Аришеаха, обдумывая, что же ему на это сказать. Странным казалось и то, что вместо ожидаемого в подобной ситуации простого поднятия переполоха и выдачи меня своему Повелителю, или как минимум, тут же при встрече моего задержания, он самым не логичным образом завёл здесь со мной основательный диалог, рассуждая о причинах и следствии того или иного поведения, да и вчера вечером его подозрительная реакция при мысли, что я имела физическую связь с их Правителем, заставили меня решиться рискнуть и выложить всё, как есть на самом деле. Да и выбора у меня, как такового, по сути не было. Видя перед собой лишь один единственный шанс, чтобы выбраться наружу и спастись от участи более жестокой, чем физическое насилие, я, окончательно решившись рискнуть и уже без каких-либо дополнительных раздумий о возможных последствиях от раскрытия своих собственных секретов, ещё часом ранее казавшихся такими важными для старательного хранения ото всех вокруг, со всей искренностью сердца, переполненного сейчас неимоверной мольбой и надеждой, в отчаянии загнанного в тупик человека, заговорила:
     -    Я не знаю, - уже не сдерживая выступивших слёз, тут же скользнувших по бледным щекам к мелко подрагивающим губам, в осознании нависшей надо мной угрозы возвращения в едва покинутую ловушку, заговорила о том, что было у меня на душе и в сердце, понимая - либо я сейчас его уговорю - либо мне больше никогда в моей жизни может не представиться шанс отсюда сбежать, а малыш мой, если и выживет во всём том, через что нам прийдётся здесь пройти, что крайне маловероятно, то родится на чужой планете и участь его постигнет наверняка такая же, как и меня - длительное и беспросветное рабство на благо Правителя этого мира и во вред своему собственному, - Ради того, чтобы я смогла выносить моего ребёнка, что станет практически невозможным, если Аришеах доберётся до меня и насильно сделает свой любовницей. Ведь ему абсолютно всё равно, что я чужая жена и удерживать меня здесь силой он не имеет ни малейшего права. Ради того, чтобы единственный сын Правителя Адивинеры не родился в плену, если твой Повелитель, узнав, что я беременна, всё же даст мне шанс его сохранить. Из просто человеческого милосердия, чтобы защитить попавшего в беду жителя Содружества, или из банального желания заработать - уверенна, Адгар отдаст всё, чего бы ты у него ни попросил - любые деньги, драгоценности, блага или окажет ту услугу, что ты пожелаешь, лишь бы только я благополучно вернулась к нему домой живая и невредимая. Я не знаю, выбирай любую весомую для себя причину, только помоги мне отсюда выбраться или, хотя бы, не мешай сделать это самой. Что я знаю точно, так это то, что стоит твоему Правителю меня вернуть и я без сомнения окажусь в новой западне, где меня опоят дурманом или каким-нибудь другим способом сделают абсолютно невозможным сопротивление домогательствам Вашего Повелителя, о чём уже дважды - сразу по прибытии, под видом гостеприимной заботы, и после твоего ухода вчера вечером - позаботилась Айяниа, пока я, раненная и измученная оказанным сопротивлением первой попытке Аришеаха мной овладеть, уснула. И всё это не для того, чтобы укрепить магический фон вашей планеты, что даже я могла бы, если не принять, то хотя бы понять, а лишь только, чтобы ослабить политическую позицию моего мужа в Дивной и усилить своё собственное возможное влияние в глазах Правителя Содружества! Если это действительно случится и я потеряю из-за их козней своего ребёнка, обещаю тебе и каждому на этой планете, что ни на секунду не успокоюсь, пока не выберусь отсюда, даже если мне придётся положить на это всю свою оставшуюся жизнь, но доберусь до такого важного для всех вас Правителя Ваших миров и непременно в деталях поведаю Ему обо всём, что здесь происходило и добьюсь того, чтобы всю вашу чёртову планету бесследно стёрли с лица Галактики. Поверь мне! Сейчас, единственное, что меня сдерживает - беспокойство о жизни моего малыша.
                 Взбешённая, отчаявшаяся и крайне решительная, я подобно натянутой струне дрожала напротив вооруженного представителя сил правопорядка этого мира, положив руки на ещё не выделяющийся, но уже такой важный, живот, готовая всеми силами защищать дитя, вопреки всему и вся зародившееся во мне и выжившее, не понимая, как так быстро от мольбы о спасении перешла к угрозам прямо в лицо единственному, кто мог бы мне помочь, при этом едва держась на подкашивающихся от невероятной слабости ногах, с трудом удерживая спину ровно, из последних сил сопротивляясь желанию схватиться за не прекращающий болеть раненый бок и невыносимо ноющие рёбра, с негодованием гордо взирая снизу вверх в блестящий лёгким недоумением и основательным удивлением черноглазый взгляд, словно это именно он, а не его Повелитель, угрожал благополучию моему и моего ребёнка, шепотом высказывая ему так рьяно и эмоционально всё, что сейчас бушевало у меня внутри, будто от того, что я ему всё это сейчас скажу, действительно зависит, исправит ли он весь причинённый мне до этого вред или нет. Хотя, глядя в его бездонные глаза, я действительно видела единственную преграду на пути моего спасения, как и единственную надежду на него, решительная в своём намерении перетянуть этого необычного стража на свою сторону.
     -    Ты действительно беременна? - словно вообще не услышав мою гневно выдохнутую угрозу в адрес целого мира, да и его самого, всё так же, едва заметно ужавшись, как делал это накануне вечером у меня в комнате, шер приблизил ко мне уже не надменно-высокомерное или удивлённое лицо, как это было секунду назад, а вполне заинтересованное и внимательное, как у простого смертного, услышавшего какую-то небывалую новость, в которую мог поверить только с большим трудом, с тем лишь отличием, что обычные люди на нюх не определяют правду, как это явно проделывал сейчас со мной он.
                 Растерявшись от такой реакции, удивлённо, но утвердительно кивнув на неожиданный вопрос, я вначале даже не заметила, как из сумочки с паранджой, на всякий случай прихваченной мной из гардеробной, а сейчас просто висящей у меня на талии, спешно высунулась вздыбленная на затылке крошечным полупрозрачным хохолком миниатюрная мордочка моей полуживой питомицы, явно обеспокоившейся бурей эмоций, сменяющихся у меня одна за другой и, с любопытством рассматривая странно обнюхивающего нас представителя местного народа, неожиданно агрессивно зашипела в его сторону, по всей видимости решив, что злость и агрессия, обуревающие её хозяйку, направлены именно на слегка склонившегося к нам в странной позе её вчерашнего опекуна. Зеленоватое лицо рассматривающего меня шера вначале удивлённо вытянулось, заметив агрессивное поведение Златы, смешно зависшей в его направлении, подобно миниатюрной золотистой змейке, поскольку только её изящная шейка и была видна из небольшого отверстия ткани, затем он в полном изумлении в упор уставился на меня, явно поражённый выводами, к которым пришел в этот момент.
                 Стараясь не упустить секунды его замешательства, вдруг возникшего благодаря моей маленькой питомице, так сильно отличавшегося от всего его предыдущего решительного хладнокровного настроя и не видя вообще никакого другого выхода перед собой, поскольку либо я уговорю этого мужчину меня отпустить, либо окажусь в ловушке безвылазного пребывания в наложницах у Аришеаха, я сделала последний оставшийся шаг, преодолевая разделявшее нас небольшое расстояние, чтобы дать ему возможность окончательно убедиться в правдивости моих слов или, если понадобится, опуститься перед ним на колени, умоляя меня отпустить, готовая пойти абсолютно на всё в качестве последнего аргумента оказать мне содействие, лишь бы только перевесить чашу весов его очевидных сомнений в свою сторону.
                 К моему полному ужасу и вопреки малейшему намерению, по всей видимости из-за напряженной сосредоточенности на предстоящем действии и крайнего беспокойства о будущем, я лишь краем внимания заметила, как моя златочешуйчастая шипящая красавица, очевидно, расценив обуревающую меня панику, как повод к решительной агрессии, неожиданно резво выскользнула из удерживающей её на моём теле ткани и в секунду расправив свои слабенькие полупрозрачные крылышки, порхнула в направлении неподвижно замершего прямо напротив нас в явно читаемых на его лице ужасе и шоке, шера.
                 Не знаю откуда в моём исстрадавшемся обессиленном теле взялись такие ловкость и мгновенная реакция, чтобы сделать то, что я к своему собственному удивлению провернула, но, наблюдая траекторию её движения словно в замедленной съёмке, я будто почувствовала куда она целится и физически ощутив её намерения и точку атаки, в беспокойстве, что агрессия моей питомицы окончательно настроит единственного способного оказать мне помощь шеривианца против меня, одним резким движением руки уже прямо у его застывшего в шоке лица, всё ещё вытянутого в удивлённом неверии в происходящее, заловила мою крохотную защитницу в свою собственную ладонь, тут же ощутив, как её острые клычки, явно заготовленные для моего оппонента, единственный видимый для моей хранительницы объект угрозы, несколькими тоненькими иголочками крайне болезненно впились в мои согнутые пальцы, прокалывая их чуть ли не насквозь. Едва сдержавшись, чтобы не взвизгнуть или не выпустить в естественной реакции на источник причиняемой боли свою агрессивную питомицу, я аккуратно прижала её к груди, пытаясь утихомирить её биением собственного сердца и вернуть над ней полный контроль, сама себе причиняя резкую острую боль в раненых рёбрах.
                 В растерянности от произошедшего, вернее, практически случившегося, всё ещё не веря, что из-за такой ерунды, как оставленная без внимания мелкая едва живая драконица, могла лишиться своего последнего шанса на спасение, я уставилась в не менее шокированное и ещё более позеленевшее, каким бы невозможным это ни казалось, лицо в упор глядящего на меня мужчины, к собственному ужасу затылком ощущая уже, что в помещении мы, к моему глубочайшему разочарованию, больше не одни. То ли шума я всё же произвела достаточно много, то ли напарники встреченного мной шера обеспокоились его длительным отсутствием и вышли проверить в чём, собственно, дело, но стоило мне немного перевести дыхание, как за своей спиной я ощутила сразу несколько напряженно замерших свидетелей этой крайне неприятной сцены. Выражение же лица продолжающего неподвижно стоять и пораженно взирать на меня зеленокожего брюнета просто нельзя было описать! Такого неверия в только что случившееся я ещё никогда в своей жизни не видела!
                 Затылком чувствуя прикованные ко мне взгляды, я предельно аккуратно, всё ещё надеясь, что моя интуиция меня подводит и позади никого не окажется, обернулась, отступив лишь на чуть-чуть в сторону, продолжая по инерции успокаивающе поглаживать не прокушенными пальцами мелко подрагивающую головку потратившей свои последние силы на этот решительный защитный рывок, драконочки, и в разочаровании поняла, что все мои надежды на шанс отсюда вырваться только что с грохотом провалились в никуда, не зависимо от того, испортила ли моя Злата эти не законченные переговоры, или нет. Прямо мне в лицо с хладнокровной внимательностью смотрели ещё три сородича моего странного, хотя и несостоявшегося, потенциального сообщника. Одетые в точно такие же тёмные костюмы, как и он, словно сшитые под заказ для каждого из них, они неумолимым непреодолимым препятствием окружали меня со всех сторон, не давая шанса к отступлению. В руках, пока что не угрожающе опущенных вдоль гибких туловищ, слегка поблёскивали уже виденные мной ранее прозрачные кинжалы, красноречиво сообщая, что их кажущаяся успокаивающая плавность движений и аккуратность - лишь иллюзия. Каждый из троих был готов во мгновение ока оказаться рядом со мной, сделай я более или менее угрожающее действие и пустить в ход такое прекрасное и зачаровывающее взгляд опасное оружие, в чём я накануне уже имела печальный шанс убедиться. Теперь мне стало понятно, почему именно дверь за своей спиной так рьяно защищал мой собеседник, боясь, что я в неё обратно ускользну, ведь та, что была впереди действительно не требовала его внимания. Именно оттуда на меня в упор смотрело сразу три пары безмерно чёрных и бездонно глубоких шерских глаз рассредоточившихся у меня на пути к выходу, охранников. Чувствуя, как моё сердце с грохотом проваливается куда-то внутрь глубочайшего чувства безысходности, ощущая, как заполняется кровью сжатый кулак раненной руки у моей груди, удерживая болезненно подрагивающую Злату, теряя последние крохи остатков надежды, ещё несколько минут назад так стремительно разгоревшейся в моей душе, я в безнадёжности вернула поникший и разочарованный взгляд обратно знакомому лицу своего очередного пленителя.
                 В меня в упор, без морганий и крайне внимательно, всматривался уже не шокированный или растерянный участник странной сцены с неадекватно среагировавшим детёнышем золотистого дракона, а принявший окончательное и бесповоротное решение наделённый властью представитель Закона Шеривы, очевидный лидер среди всех присутствующих здесь и их неоспоримый авторитет. Вся его поза говорила о бесполезности каких-либо дальнейших уговоров, да и невозможно это было, ввиду присутствия излишних свидетелей происходящего. Я безвозвратно утратила свой последний шанс.
                 Моё болезненное осознание потери последней возможности побега неожиданно прервал резко раздавшийся сразу с нескольких сторон вокруг меня раздражающе приятный даже в динамиках информеров, крайне знакомый голос Повелителя этого мира:
     -    Внимание охране! - неожиданно прорезав возникшую напряженную тишину, громко прорычал отчётливый приказ, по всей видимости, раздаваясь сразу из всех устройств коммуникации всё ещё неподвижно замерших вокруг меня стражей, их непосредственный Руководитель, - Срочно обыскать всю резиденцию, найти и доставить в целости и невредимой лично ко мне, прибывшую к нам вчера леди Анабель!
                 Я испуганно моргнула, услышав знакомый голос Правителя этой планеты, заметив мгновенную, отработанную многими годами и многими тренировками, реакцию каждого из присутствующих мужчин, тут же обступивших меня со всех сторон плотным кольцом и внимательно глянувших на всё ещё стоящего чуть впереди и в стороне, лидера этой команды, в явном ожидании его распоряжений. Только в этот момент я осознала сказанные слова - в ЦЕЛОСТИ и НЕВРЕДИМОЙ! Двигаясь словно во сне или в замедленной съёмке, я резко выгнулась в бок, полностью игнорируя мгновенно брызнувшие от боли слёзы, стараясь изогнуться так, чтобы плавно ускользнуть из стремительно смыкающегося кольца обступивших меня шеривианцев, решительно проскальзывая мимо них в единственную доступную для меня сторону - к виднеющемуся прямо передо мной ярко освещённому выходу на страстно желанную улицу. Успев сделать лишь пару шагов к свободе и уже было обрадовавшись мгновению успеха, я неожиданно резко взлетела вверх, оказавшись предательски оторванной от земли и тут же почувствовала, как моё тело обхватывают сразу с нескольких сторон - плотные кольца крепких тренированных рук удерживают моё туловище, гибкие пальцы фиксируют запястья и одновременно с этим на мои сжатые ладони, в которых всё ещё вздрагивая трепыхалась надёжно зажатая Злата, накидывают какой-то странный предмет, по всей видимости чей-то быстро выхваченный элемент одежды. Полностью парализованная, в одно мгновение из практически свободной, я резко превратилась в абсолютно обездвиженную пленницу стремительно среагировавшей команды. Моему отчаянию не было границ. От сильнейшей боли не способная сопротивляться, словленная и практически сломленная, я в полном бессилии опустила голову и крепко стиснула зубы, плотно сжав веки, чтобы не завопить и не разрыдаться.
     -    Повелитель такое объявление делает уже после того, как все двери автоматически заблокировал и ты всё равно не смогла бы отсюда сбежать, - практически в затылок проговорил уже полностью контролирующий себя и меня шер, - Твоё сопротивление абсолютно бесполезно и бессмысленно. С той секунды, как твоё исчезновение обнаружили, у тебя уже не оставалось ни единого шанса вырваться, даже если бы ты смогла остаться не замеченной. Не то, чтобы у тебя была такая возможность... Не в нашу смену и не в этой резиденции..
                 Я обессиленно всхлипнула, впервые за всё время позволив эмоциям застелить разум и в горькой растерянности, в крайней слабости, поддавшись наконец-то одолевающей меня боли, протяжно простонала.
                 Потеряв на некоторое время, показавшееся мне просто бесконечностью, любое ощущение окружающего мира и реальности, полностью сосредоточившись на испытываемой боли, я вначале не расслышала обращенные ко мне слова, но, когда руки удерживающей меня охраны аккуратно скользнули в стороны, полностью освобождая, я волей не волей вынуждена была обратить внимание на происходящее вокруг, а оттого и фраза, вначале показавшаяся мне просто плодом моего болезненного восприятия, неожиданно резко привела меня в чувство:
     -    Либо мы сейчас даём о тебе знать и ты возвращаешься под опеку нашего Повелителя со всеми вытекающими для тебя отсюда последствиями, либо ты беспрекословно меня слушаешься абсолютно во всех мелочах и некоторое время просидишь в узком тёмном чулане у нас в комнате наблюдения, не издавая ни звука ни шороха, до тех пор, пока у кого-то из нас не появится возможность тебя отсюда незаметно вывести.
                 Теперь была моя очередь впадать в полный шок неверия в происходящее. Всё ещё до конца не доверяя услышанному, я удивлённо моргнула, сосредоточившись на серьезном лице обратившегося ко мне шера, повторно прокручивая в памяти его слова, стараясь окончательно убедиться в реальности предложенного. Неужели мне решились помочь?! Стараясь не дать своему собеседнику времени передумать, даже не подумав о группе стоящих вокруг меня мужчин, каждый из которых вполне может в индивидуальном порядке меня выдать своему Правителю, я усиленно закивала головой, соглашаясь на что угодно, лишь бы только отсюда выбраться. Даже Злата пошевелила обессиленной головкой у меня в замотанных руках, ощутив бурю одолевающих меня эмоций.
                 Стоило только мне немного утвердительно шевельнуть головой, как весь мир вокруг мгновенно ожил и засуетился. Ещё мгновение назад словно застывший в напряженном ожидании, он будто взорвался активностью. Стоявший до этого неподвижной чёрной фигурой начальник местной охраны, так щедро предложивший помощь, подхватил меня за локоток и стал спешно увлекать в сторону оказавшейся настежь раскрытой, двери в комнату, откуда буквально минуту назад выбежали окружившие меня охранники. Там, на нескольких экранах детально отображая происходящее в только что оставленном нами помещении, ставшем снова пустующим Залом ожидания, а также всю территорию с ним рядом - заветное крыльцо выхода из Резиденции и небольшой участок парка около него, спешно мелькнули наши фигуры, тут же исчезнув в заметном на мониторе дверном проёме, очевидно и до этого в деталях рассказав всем присутствующим о состоявшейся там непродолжительной беседе, как я считала, прошедшей между нами наедине, а в остальном - свидетельствовали о полном отсутствии каких-либо очевидцев происходящих событий.
     -    Дэр, - обратился мой крайне спешно действующий спутник к идущему шаг в шаг с нами такому же облачённому в чёрное, охраннику, - Подчисть всё!
     -    Делаю, - тут же развернувшись в сторону стены с экранами, ответил отделившийся от нас шер, нажимая какие-то только ему понятные комбинации команд на интерактивной панели, тут же замелькавшей мгновенно исчезающими кадрами обратной прокрутки.
     -    Марг, на тебе организация поисков сбежавшей леди, согласно распоряжению Повелителя, - при этих словах в сторону шагнул самый высокий и крепкий из нашей компании, также утвердительно кивнув головой, тут же ухватившись за свой информер и начав внимательно в нём что-то набирать, - Сэд - ты отслеживаешь, чтобы леди никто не нашёл и максимально присутствуешь рядом. Если возникнет возможность - выводи её из здания в наше место. Леди Анабель, правильно ли я понимаю, что у Вас на талии висит наша местная паранджа?
                 Я изумлённо наблюдала все эти активности, впечатлившись отсутствию каких-либо споров или высказывания сомнений в адрес принимающего решения главного шера, тем более ввиду несомненно угрожающего всем участникам наказания, в случае, если их роль в моём исчезновении будет выявлена. И всё это без единого шанса отказаться от принятого их шефом решения! Ведь никого из них никто даже не спросил, не возражают ли они нарушить чёткий приказ их Повелителя. Все действовали мгновенно и без единого вопроса, стоило только получить в свой адрес какое-либо распоряжение. Организация взаимодействия просто поражала. Команда действовала как единый слаженный механизм, без малейшего намёка на задержку, отработанный многократными практическими тренировками и это было очевидно даже мне, абсолютно далекой от военной дисциплины и навыков. Наблюдая такую сработанность, я невольно ощутила прилив надежды, что вся наша авантюра вполне может закончиться успехом. При такой организации побега, он вполне может состояться, тем более, что сейчас в его главе стоял самый осведомлённый об особенностях действия протоколов охраны на этой планете, руководитель. Наконец-то, впервые за достаточно долгий период пленения, в моём сердце затеплилась реальная надежда, заставившая просто положиться на умелых в своих действиях мужчин, такая не характерная для меня позиция. Но я ясно понимала, что любое моё вмешательство - будет неминуемой причиной задержки или, даже, провала. Этого я явно не хотела. Поэтому, услышав обращённый в свой адрес вопрос, я спешно кивнула головой, оперативно подтверждая его предположение.
     -    Хорошо, - открывая дверь в широкую, практически во всю стену длинной, но очень не глубокую внутрь, кладовку с кое-какими припасами, некоторыми аккуратно расставленными вещами, явно необходимыми в случае чьего-то вторжения и множеством всевозможных абсолютно непонятных других приборов и предметов, удовлетворённо кивнул головой мой новоиспечённый сообщник, спешно выискивая что-то на одной из верхних полок и тут же шагнул обратно ко мне, держа в руках два небольших предмета приблизительно одинаковой формы, - Надень её здесь. Внутри у тебя не будет возможности особенно пошевелиться, да и времени тоже может не оказаться, когда выдастся шанс. Им нужно будет воспользоваться мгновенно. Идти придётся быстро и в один миг, поэтому будь в любой момент готова. Как только я закрою за тобой дверь, от тебя не должно раздаваться ни звука, ни шороха. И без кого-то из нас ты отсюда даже пытаться не станешь выбраться! Сюда очень часто и неожиданно заходит Повелитель вместе со своим Хранителем. Поэтому, я положу рядом с тобой открытый пузырь со смесью, которая перебьёт твой запах, чтобы дракон на вас не отреагировал. Будь к этому готова, пахнёт он в непосредственной близости не очень приятно, но иначе тебя обнаружат. И за драконицей своей присмотри, она может занервничать, если один из органов её чувств будет длительное время блокирован.
     -    Хорошо, - я с изумлением отметила, как шер откупорил небольшую колбочку, один из двоих предметов, что держал в руках, тут же разместив её в месте, где, по всей видимости, мне предстояло провести следующих несколько часов, по своей сути - просто нижняя полка, освобождённая от занимавших её пары предметов, однако, стоило мне двинуться в этом направлении, чтобы выполнить остальные указание и занять полагающееся мне место, как его прохладная ладонь коснулась моей руки, задерживая возле себя, при этом в другой он держал уже знакомый мне по этим мирам тоненький узкий бинт и аккуратно ухватив мои раненые пальцы, стал спешно заматывать их, каждый по-отдельности, фиксируя наподобие перчатки.
                 Спустя пару драгоценных минут, в течение которых я, нервничая из-за впустую растрачиваемого на незначительное ранение времени, уставившись в чёрные глазища заботящегося обо мне шера, пыталась сообразить, почему этот странный мужчина вообще решился мне помогать с таким риском для себя и для всей своей команды, мои прокушенные пальцы были аккуратно замотаны, кровь, просочившаяся по ним, тщательно вытерта, а я наконец-то имела шанс выполнить данное ранее указание, вытащив паранджу из сумочки, уже свободной от Златы, всё ещё жмущейся к моей коже на шее, куда я её чуть ранее переместила, заботясь о том, чтобы успокоить, в случае, если моя измождённая, но верная до конца драконочка всё же решится и дальше меня защищать или вдруг занервничает, как ранее предупредил шер, на некоторое время перестав ощущать запахи. Превратившийся сейчас в помощника, ненавистный предмет женской одежды тут же скользнул вдоль меня, стоило лишь слегка накинуть его на голову. Действительно удивительный механизм был в него вшит, с такой лёгкостью и скоростью он полностью покрывал малейшие кусочки доступной к обозрению кожи. С ужасом вспоминая средство крепления на моей шее, как это было в прошлый раз, я удивилась не только его отсутствию в данном покрое, но и тех крепежей, что фиксировали в предыдущем варианте мои лодыжки и запястья. Ничего подобного здесь не наблюдалось. Моё тело просто окутала мягко скользнувшая шелковистая ткань, спрятав всё полностью под надёжным покровом, даже замершую небольшим неподвижным бугорочком у моей ключицы драконочку, явно осознавшую свою вину за проделанный недавно стратегически не верный манёвр и надежно уцепившуюся сейчас за меня своими крошечными лапками. Внезапно оказавшись глубоко внутри под слоем одежды, согреваемая моим теплом, она даже не пошевелилась и не издала ни малейшего звука, совершенно обессиленная недавним полётом и явственно сожалеющая, что меня укусила, так тихо и незаметно она себя вела. У меня теплилась надежда, что так она и просидит достаточно долго, убаюканная биением моего сердца, не привлекая ничьего ненужного внимания, даже в случае, если в помещение кто-то войдёт или я сама по какой-то причине испугаюсь.
     -    Серебристая, - слегка разочарованно протянул наблюдающий за мой шер, с явным сомнением оглядывая цвет моего нового убранства и, словно в вопросе приподняв чёрную бровь, обернулся в сторону стоящего сбоку от нас единственного не отошедшего выполнять какое-нибудь поручение, напарника, - Сэд, у нас планируются сегодня настолько высокие гости?
                 На мгновение замерев над информером, бликующим в сдвинутом в сторону потоке мелькающими видеотрансляциями, по всей видимости с ближайших камер, последний из оставшихся с нами охранников с сомнением покачал головой, рассматривая достаточно длинный список чьих-то имен, показывая, что цвет моего убранства явно не соответствует ожидаемым визитёрам. Я, немного разочарованная своим неудачным выбором, тем временем попыталась поудобнее разместиться на паре разложенных на нижней полке, вещей, опустившись для этого на пол и попросту максимально аккуратно передвинувшись внутрь, с ужасом предполагая длительное и напряженное лежание в этом крайне неудобном положении в весьма ограниченном пространстве. Соорудив себе что-то наподобие ложа, я расслабила ноющую спину, прикрыв глаза и представив себе, что лежу на берегу на приятном песочке и во все стороны от меня простирается огромное небо, море и земля. Секунду спустя я услышала, как тихо задвинулась дверца и меня окутала кромешная темнота, полностью отрезав от происходящих за тонкой перегородкой, событий.
                 Минуты потянулись невыносимо медленно, вынуждая напряженно вслушиваться в каждый звук, доносящийся сквозь хлипкую дверь укрывшего меня шкафа. Моя здоровая рука, неосознанно замершая на ещё совсем плоском животе, тем не менее словно ощущала жизнь защищаемого мною миниатюрного малыша, охраняемую моими неожиданными сообщниками. Как так произошло, что весь мой мир стал вращаться только вокруг этого маленького организма, формирующегося сейчас и растущего у меня внутри? Ничего более важного в своей жизни сейчас я вообще не видела. То, что ещё месяц, а то и неделю назад, казалось мне чуть ли не принципиально важным - свобода, достоинство, не быть обузой Адгару или ещё что-то подобное, сейчас просто померкло в моих глазах, как вообще не имеющее значения. Единственное, что я чётко понимала - сделаю и выдержу всё, что потребуется, лишь бы только мой малыш не пострадал. Я подумала о Дэль, по отношению к которой была уверенна, что действительно испытываю материнские чувства, но говоря откровенно, они и в сотую долю не шли к тому, что я чувствовала сейчас, когда моему ещё не родившемуся ребёнку угрожала такая опасность или неделю назад, когда только узнав о его существовании, я думала, что его потеряю, впрочем как и вчера, при отлёте. Вся моя жизнь с моего тела ушла за те несколько минут, что я считала его потерянным. С самого момента осознания, что становлюсь матерью, я резко потеряла все свои предыдущие ориентиры, направив их в одну, малюсенькую, точечку. Сосредоточившись на своих ощущениях, я почти пропустила звук, который заставил меня напряженно замереть, стараясь не дышать и лишний раз не двинуться:
     -    Прокрути немного назад, - неожиданно донёсся до меня недовольный голос Правителя Шеривы, прервавший глубокие раздумья, в которые я окунулась, предполагая, каким может вырасти мой ребёнок, после того, как его отец нас отсюда спасёт, - Так, вот она проходит мимо уснувшего охранника - отправишь его на рудники за такое пренебрежение своими обязанностями - зафиксируй время и место. Видишь, в какой коридор она пошла?
     -    Мне кажется, в коридор Повелительницы, - услышала я спокойный голос укрывающего меня шера, только сейчас сообразив, что до сих пор не знаю как его зовут, - Вот камера у двери в её покои.
                 Я услышала напряженное молчание, по всей видимости длившееся пока шёл процесс перемотки до нужного момента.
     -    Орк ей во враги! - резко выругался Правитель этого мира, по всей видимости поняв, какой момент из жизни его любовницы я застала, - Неужели она подсматривает?
     -    Похоже на то, Повелитель, - поддержал его предположение мой знакомый шер.
     -    Вот к ней подходит Зверь, - продолжил комментировать увиденное выслеживающий меня Аришеах, явно раздосадованный тем, что наблюдает, - Теперь я понимаю, зачем ей понадобилась её драконица! Посмотри, как она ловко им манипулирует! Хитро придумано, хоть и рискованно. На детёныша он вполне мог не отреагировать. Куда это она двинулась дальше? Там у нас есть камера?
     -    Нет, лорд Аришеах, - ответил всё так же спокойно начальник охраны, - Вы велели поставить их только в нескольких стратегически важных местах, чтобы не произошло утечки информации. В оставшейся части этого коридора камер нет.
     -    Как видишь, леди Анабель, которая на нашей планете предположительно в первый раз, вполне спокойно ориентируется в любой точке нашей Резиденции, очевидно зная, куда и как направляться, - возразил мой Самый Опасный, на данный момент, Противник, - По всей видимости, утечка всё же произошла, несмотря на все предпринятые ранее действия. Выясни, не взламывались ли наши системы и найди мне последних, кого мы брали в нашу охрану. Хочу их допросить. Слишком уж грамотно она нас покинула. И вызови мне Дринаарха. Что-то сомневаюсь я в его роли во всем этом теперь. Не подставили ли нас наши друзья с Адивинеры, спровоцировав дать им неоспоримый повод нас проверить?! Слишком уж всё в их пользу оборачивается... Не верю я в такие совпадения. Нужно, на всякий случай, всё подчистить. Боюсь, очень скоро нас навестят.
     -    Да, лорд, - тут же отозвался исполнительный шер, передавая порученное к выполнению, - Дэр, запусти протоколы до первого уровня безопасности!
     -    Слушаюсь, - уже знакомый мне голос одного из посвящённых в наши действия шера, тут же отозвался в ответ на озвученное новое распоряжение.
                 В комнате на некоторое время снова воцарилась полная тишина, не нарушаемая никем из явно занятых своим делом подчинённых Правителя, который, как я предположила, уже ушёл, когда к моему неимоверному удивлению, снова заставившему меня напряженно замереть, опять услышала его раздражённый голос, показавшийся мне поразительно неприятным, впервые за всё время нашего с ним недолгого знакомства:
     -    Достаточно, и на всякий случай, пройдись по всем камерам и попытайся найти, где она вообще появлялась за время своего здесь пребывания. Не верю я её невинному страдальческому виду. Уж очень успешно она ото всех наших ловушек уворачивалась, будто заранее знала, что мы предпримем и смогла подготовиться к ним. Ни сон-трава её не взяла, ни афродизиак не подействовал, ни дракон не остановил. Судя по тому, что мы только что наблюдали, камеры тоже нашей гостье не доставили особо сильного беспокойства. Не может быть, чтобы она действовала одна и ко всему так просто подготовилась. Я просто боюсь предположить, с какой целью мой дорогой сородич всё это мог устроить и сколько сообщников в это вовлёк, - раздражённый голос Правителя на секунду затих, а затем с заметной ноткой подозрительности обратился к несомненному, хотя и не запланированному, виновнику успеха моего исчезновения, - Ты когда ночью заносил ей драконицу, ничего необычного не заметил?
     -    Вроде бы нет, - спокойно ответил тот, нисколько не обеспокоившись явным подозрением со стороны Правителя, - Когда я вошёл, она лежала. Попросила меня подать ей драконицу, потому что не может подняться с постели. Выглядела она действительно плохо и явно слабой. Я выполнил просьбу. Затем она поинтересовалась, что с Гархом.
     -    Почему это он её так заинтересовал? - тут же ухватился за новую ниточку подозрений Повелитель Шеривы.
     -    Не знаю, лорд, мне показалось, она просто ожидала, что именно он принесёт ей шема, - вполне логично ответил тот на подозрительность Правителя, - В любом случае, я порекомендовал ей обратиться с этим вопросом к Вам напрямую.
     -    И что она на это ответила?
     -    Сказала, что не стремится с Вами общаться, - всё так же не выказывая личного отношения к произносимому, доложил в точности, как это было на самом деле, укрывающий меня шер.
     -    Ладно, - голос Правителя немного смягчился, по всей видимости утратив интерес к обсуждаемой теме, - Попытайся просмотреть всё, что найдёшь, может она ещё с кем-то встречалась или просто успешно пересекалась по дороге. В любом случае, выполни проверку каждого охранника, присоединившегося к нашей службе безопасности меньше года назад. Адгар вполне мог внедрить кого-то из своих. Особенное внимание удели последним, пришедшим в охрану и тому, который уснул у меня на посту. Слишком уж вовремя это случилось. И продолжай проверять каждый уголок и каждую дверь. Не могла же она просочиться сквозь стены?! Без моего личного разрешения сюда никто не войдёт и отсюда никто не выйдет, пока я точно не буду уверен, что это безопасно. Выполняй!
     -    Слушаюсь, Повелитель, - голос шера, казалось, завис в тишине, которая, как мне ощущалось, превратилась в бесконечность.
                 В течение просто невероятно длительного времени, показавшегося мне нереально долгим, когда я уже тысячу раз готова была то перевернуться, когда каждая клеточка моего тела вопила о необходимости сменить давно ставшую неудобной позу, несмотря на все попытки напрягать и расслаблять окоченевшие мышцы одна за другой, то, реагируя на обилие неприятных запахов вокруг меня, особенно из той баночки, что предусмотрительно оставил прямо рядом со мной шер, пару раз едва сдержала уже готовую вырваться наружу рвоту, утихомирив тошноту едва-едва, к счастью ещё в ванной избавившись от всего съеденного накануне, то резко зашевелившаяся Злата чуть не испортила всё для всех, произведя, как мне показалось в напряженной тишине, просто не понятно как оставшийся не замеченным шорох. А однажды, прямо во время допроса нескольких охранников, вызванных сюда по требованию Повелителя один за другим, как я догадалась как раз тех, кто последними присоединились к команде, проводимого так и оставшимся не представленным мне шером, я еле сдержалась сама, чтобы не выскочить и не остановить его ставшие просто недопустимыми действия.
     -    Ты знаешь, чем чревато для тебя и для твоей семьи утаивание участия в заговоре против Повелителя, - угрожающе шептал шер, явно делом доказывая свои аргументы, поскольку со стороны опрашиваемого то и дело доносились то стоны, то резкие вскрики, - Ты скажешь мне - кому и когда ты передавал какую информацию о нашей системе охраны.
                 Это продолжалось, как мне ощущалось, вечность, когда один из испытуемых не выдержал допроса и судя по звуку, попросту свалился на пол. Именно в этот момент у меня возникло желание выскочить из своего тайника и что есть сил встряхнуть шера, напомнив, что это именно он и есть тот, кто мне помогал, а не эти невинные ребята. Но, не будучи уверенной, что мои сообщники одни, и тем более не имея гарантии, что не кстати туда никто не войдёт, я, сцепив зубы и сжав кулаки, сдержалась и чётко помня почему и ради чего здесь остаюсь, стала ждать. Вначале один, затем второй, за ним последовал третий... Пытка ожиданием в постоянном прослушивании одних и тех же вопросов с одними и теми же ответами в ответ на что раздавались крайне характерные звуки и вопли, захолаживающие мою кровь, продолжалась несколько часов, когда одна из бесед неожиданно для меня самой стала интересной.
     -    Прости, лорд, - в очередной заход ставших уже привычными, вопросов, услышала я неожиданный ответ и странное обращение, будто к представителю нашего рода, - Я должен был тебе сказать, но всё случилось так внезапно и спрашивать разрешение было уже поздно. Вот я и решил промолчать. Всё равно ведь ничего не изменишь.
     -    Что и кому ты и когда рассказал? - голос моего знакомого шера превратился из угрожающего просто в ужасающий.
     -    Где-то около полугода назад я был на вахте, когда меня внезапно накрыло волной непереносимого жара, - резко, с перерывами на всхлипы, как это могла бы делать женщина при рассказе подруге, начал непрерывно тараторить опрашиваемый, - Я стал задыхаться и испугался, что меня выгонят, если кто-то заметит. У меня только недавно закончилась фаза окончательного созревания и я думал, что это бушуют гормоны. Но, стоило мне только выйти на улицу, как ко мне подошел незнакомый смесок, заявляя, что всё немедленно прекратится, если я ему на карте покажу, как незаметно пройти через сеть камер охраны от космопорта. Как раз тогда их расстановку поменяли, если помнишь.
                 Я услышала недовольный полурык - полустон, явно в ответ на такое признание, но рассказ никто не прервал, позволив продолжить историю:
     -    В первый раз я попытался сопротивляться, как нас учили, но мои пальцы, в которых я держал кинжал, резко загорелись и тогда я понял, кто стоит передо мной и испугался. Поэтому, просто сделал, что он требовал, успокаивая себя тем, что многие из нас не всегда занимают сторону Правителя, - в жалостливый голос рассказчика неожиданно снова вернулись мужские нотки, напомнив мне, что в каждом из них есть и мужское и женское начало, - Единственной моей виной было то, что я об этом умолчал. Признаю свою ответственность за это перед тобой и готов принять наказание.
     -    Тебе придется ответить перед Повелителем, - значительно смягчив напор, почти устало, сообщил свое решение главный среди присутствующих шеров, несколько раз в задумчивости пройдясь по комнате, - Что ещё у тебя расспрашивал Дринаарх. Я правильно понимаю, что это был он?
     -    Да, он, - словно смирившись со своей участью, тихо ответил тот, - Вначале расспрашивал, как уходить от постов и не запланированного контроля, о котором я должен был его предупреждать, но затем стал всё больше интересоваться самим Повелителем. Что тот любит, какой он, как реагирует на какие ситуации. Много вопросов задавал о нашей Повелительнице. А потом и вовсе пропал, я даже решил, что навсегда от него избавился и уже было перестал волноваться об этом. Пару месяцев прошло с тех пор.
     -    Как видишь, рано перестал, - печально подытожил кто-то из присутствующих.
     -    Как ты выходил с ним на связь? - снова вернулся голос главного шера, - Можешь ещё раз это сделать?
     -    Метод был очень странный, - раздался ответ, - я заходил в небольшой ресторанчик недалеко от главной площади и садился за один конкретный столик. Когда заказывал - выбирал блюдо с указанием на день - там всегда было особое меню для меня, а десертом показывал время суток. В остальном - он сам меня находил - где и как - я никогда не знал.
     -    Отметь мне конкретно, что за ресторан, куда ты ходил и покажи тот столик.
                 На некоторое время в помещении установилась абсолютная тишина, по всей видимости пока раскрытый шпион Дринаарха выполнял указания шера. В это время я стала обдумывать подслушанные признания, в уме стараясь сопоставить известные мне события с только что узнанным. На Адивинере мы считали, что у Дринаарха здесь уже давно были и сообщники и защитники, так активно он оттуда вывозил гномов и так уверенно чувствовал себя в переговорах с Правителем, но судя по словам охранника, он пытками и уловками и здесь тоже пробивал себе путь. Интересно, в чем ещё в его отношении мы могли ошибаться? Или я что-то не так поняла? Пока я пыталась проанализировать полученные сведения, старательно сопоставляя все данные, что я узнала ещё живя в резиденции и принимая участие в поисках выявленного преступника, в комнату спешно вошел лорд Аришеах, нарушив затянувшуюся паузу.
                 И вот тут случилось то, чего я так опасалась. По всей видимости, на этот раз не оставив своего дракона за дверью, как делал это прежде, Правитель этого мира направился прямо к задержанному шеру, будучи крайне заинтересованным в том, что тот может ему рассказать. Думаю именно это меня и спасло от неминуемого обнаружения, поскольку практически не среагировав на откупоренный у меня под боком пузырек с мазью, из-за которого я уже не первый час старательно сдерживала внутри все остатки еды, что сохранились у меня в организме, правительственный дракон прямиком направился к нише, где я затаилась, подозрительно обнюхивая отделяющую меня ото всех остальных дверь. Чувствуя его дыхание вдоль тонкой заслонки, я медленно, стараясь не произвести ни малейшего шороха, потянулась к заветной баночке, чтобы по мере возможности размазать вонючую жижу везде, куда только смогу дотянуться, чтобы оттолкнуть зверя от продолжения исследования, хотя и сильно с этим рисковала. Мой палец, погрузившись в противную субстанцию, подтянул её ближе ко мне и я, стараясь по максимуму не испачкаться сама, но выполнить задуманное, стала двигать рукой точно в той части, где чувствовала дыхание учуявшего меня Зверя. Первой реакцией обоих животных на повышенную концентрацию вони - и взрослого за стеной и маленького у меня на груди - было капризное длительное чихание. Я с трудом сдержалась, чтобы не вскрикнуть от неожиданности, едва успев прикрыть ладонью дергающийся у моей шеи бугорок ткани, щекотно тыкающийся мне в кожу каждый раз во время чиха, испуганно замерев в опасении, что мою Злату тоже могли услышать.
     -    Зверь, что ты творишь? - услышала я обращенный к не прекращающему чихать дракону, голос удивленного Повелителя, - Что ты там унюхал?
                 Голос Правителя приблизился вплотную к замершей мне, боящейся не то что пошевелиться, я даже не рискнула дышать, в страхе застыв на выдохе и чуть ли не до полного расплющивания зажимая свою взбудораженную питомицу. В ужасе ожидая, что тот в любой момент отодвинет разделяющую нас заслонку, чтобы проверить, что могло так заинтересовать его питомца, я практически вжалась в полку, на которой лежала, так мне хотелось сейчас слиться с ней в единое целое.
     -    Наш инвентарь, лорд Аришеах, - нисколько не обеспокоенный и даже не напряженный голос шера привлек внимание уже взявшегося за ручку дверцы и даже начавшего её отодвигать, Повелителя Шеривы, - Драконы не очень любят его запах, а там его много. Посмотрите, как интересно расположен этот ресторан. Владелец, конечно же тоже в деле, но гляньте, какой именно столик должен был занимать их гость.
                 Шаги приближающегося к нам начальника охраны отвлекли от меня внимание Повелителя этого мира, замершего в самом начале отодвигания заслонки, успев лишь чуть-чуть приоткрыв её.
     -    Да, любопытный выбор, - последовал его ответ и к моему огромному облегчению взоры обоих мужчин нацелились обратно на допрашиваемого, - Ты с кем-то там контактировал?
     -    Нет, просто садился, заказывал что требовалось, расплачивался и уходил. Дринаарх сам меня потом находил, если в том у него была необходимость.
     -    Понятно, - разочарованно протянул Аришеах и с сомнением добавил, - Если ты считаешь, что он больше ничего не знает - избавься от него. Вопросы нужно задавать смеску. Выясни всё по этому ресторану и по зданию, из которого просматривается этот столик. Дашь мне потом отчет. Я снимаю с тебя и с твоей команды ограничение на выход, можете заняться расследованием.
                 Я облегченно перевела дыхание, услышав эти слова, от радости даже заулыбавшись. Практически придушенная моей ладонью Злата, тоже обеспокоено зашевелилась, получив чуть большую свободу. Испытав невероятное напряжение, я даже на некоторое время забыла, насколько плохо себя чувствую, лишь только сейчас почувствовав откат последствия этой кумуляции сил, накрывший меня снова всем букетом болезненных ощущений. Именно в этот момент, когда я уже решила, что всё самое страшное позади, отвлекшись на собственные ощущения, я с ужасом и волнением услышала, как моя златочешуйчастая красавица, по всей видимости также вдохнувшая в полный объем своих малюсеньких лёгких, в полной тишине, воцарившейся в помещении, во всю силу своего миниатюрного тельца, громко чихнула. Раздавшийся подобно грому посреди ясного неба звук по силе произведённого на меня эффекта можно было сравнить только с последовавшим за ним - звуком резко отодвигаемой дверцы.



     Глава 5. Скрываясь от собственной тени.

                 Шок. Страх. Неверие. Не передать словами весь тот ужас, что меня охватил в ту самую секунду, когда я осознала неизбежное. В панике спешно прикрыв ладонью Злату, словно это может отменить произошедшее, я с ужасом наблюдала собственное обнаружение. Дверца резко отъехала в сторону, представив моему ошарашенному взору крайне взволнованное лицо:
     -    Быстро, - едва успев сообразить, что на меня требовательно глядят вовсе не высокомерные карие глаза Правителя - блондина, а очень даже черноглазый взгляд зеленокожего шеривианца, я в растерянности взялась за протянутую ладонь и тут же с едва сдержанным криком оказалась извлеченной из своего тайника и спешно поставленной на подкосившиеся ноги, - У нас всего пара секунд, пока он сообразит, что я его отвлёк и вернётся обратно. Сэд!
                 В тот же миг, что я была по сути выдернута со своего ложа, на котором до этого успешно скрывалась последние несколько часов, на моё место были водружены какие-то странные предметы, поверх которых была вывернута та вонючая мазь, которая и стала причиной всего этого переполоха. Едва взглянув на замершего в шокированном неверии охранника, обвиненного и уличенного в нарушении верности своему долгу защитника Правителя Шеривы, а сейчас так в открытую наблюдающего, как спасают меня, разыскиваемую всеми и вся в правительственной резиденции, я, снова пораженная тем, насколько слаженно действуют единой сработавшейся командой ребята, работу которых сейчас могла наблюдать лишь отчасти, поскольку подобно фарфоровой кукле была во мгновение ока передана из рук в руки и поставлена прямо у края двери в их комнату, с правой её стороны, ошарашенно наблюдала всё, происходящее вокруг преображение.
     -    Если ты хоть словом обмолвишься о том, что сейчас видишь, - угрожающе склонился к сидящему посередине комнаты сородичу главный шер, имя которого всё ещё оставалось для меня загадкой, - Ты сам знаешь последствия.
                 Связанный пленник поспешно утвердительно кивнул, всем своим видом демонстрируя полнейшую осведомлённость о том наказании, которое его ожидает, при этом умудряясь продолжать ошалело следить за моей укутанной в паранджу и подобно кукле переставляемой, фигурой, растерянно фиксирующей поднятый вокруг ажиотаж.
     -    Теперь слушай меня предельно внимательно, - обратил на себя уже моё внимание, пристально всматривающийся в мои удивлённо округлившиеся глаза, явно в поисках адекватности или хотя бы признаков относительной внимательности, для надёжности развернув ладонями моё лицо в свою сторону, крайне серьезный и невероятно настойчивый шер, если я правильно запомнила - приставленный вывести меня отсюда при первой же возможности их руководителем, - Как только к нам войдёт Повелитель, даже если со своим драконом!, ты сразу проскальзываешь наружу и прячешься точно в этой точке - только с обратной стороны стены. Поняла? Когда уходит - мгновенно возвращаешься обратно!
     -    А как же камера? - едва попыталась возразить я, как услышала спешно открывающуюся дверь, заставив меня мгновенно замолчать и резко прильнуть спиной к стене то ли от неожиданности, то ли от испуга, но тем не менее даже не успев сообразить, что и как делаю, едва заметив вошедшего Аришеаха действительно в компании со своим Зверем, вернее его плечо и вскорости спину и мелькнувший хвост, я плавным движением выскользнула наружу, прикрытая фигурой своего сообщника, тут же послушно встав в указанную точку, но уже в холле, сама поражаясь тому, как смогла остаться не замеченной в подобной ситуации и с замиранием сердца прислушалась, не заметили ли меня или не выдаст ли нас уже обличенный перед Правителем охранник, проигнорировав угрозу, высказанную ему в лицо буквально мгновение назад.
                 Время буквально замерло вокруг меня, громыхая замедлившимися секундами в ударах моего безумно бьющегося сердца прямо у меня в ушах, когда я, напряженно вжимаясь всем телом в белоснежную панель неизвестного материала, из которого была изготовлена стена, разделяющая меня и мой самый Главный Источник Угрозы на сегодняшний день, с ужасом и восторгом прислушиваясь, поняла, что таки смогла провернуть трюк, о котором некогда с сомнением читала в паре шпионских романов, удивляясь тогда, как это вообще возможно было не заметить перемещающегося таким очевидным образом человека. Продолжая интуитивно удерживать здоровой ладонью зажатую под слоем одежды у моей кожи на шее едва дышащую Злату, по всей видимости также как и я, затаившую дыхание в напряженном ожидании исхода сложившейся ситуации, я с бешено бьющимся сердцем, заполненным сейчас колоссальной дозой адреналина, активно выбрасываемого мне в кровь, ждала, всё ещё опасаясь, не поднимется ли с той стороны стены переполох и усиленно удивлялась его отсутствию, в любой момент готовая, если потребуется, со всех ног ринуться сбегать неизвестно куда или, в случае положительного исхода моего перемещения, повторить только что исполненное, но уже в обратном направлении, с сомнением и лёгким неверием прислушиваясь к ведущемуся внутри комнаты напряженному, но нисколько не обличающему моё здесь присутствие, диалогу:
     -    Открой! - услышала я сквозь оставшуюся настежь распахнутой дверь, строгий приказ Правителя Шеривы, по всей видимости указывающего на только что оставленный мною тайник, - Что это?
     -    Инвентарная смазка, - в абсолютно спокойном гортанном голосе начальника службы охраны, отвечающего на заданный несколько удивленным тоном вопрос, не слышалось даже доли страха или опасения, в то время, как изнутри помещения охраны послышалась целая серия истошных чихов бедного растревоженного животного, явно унюхавшего малоприятный для него аромат.
     -    Почему она у вас тут так валяется?! - недовольно возмутился Повелитель, но даже не сделав паузы, чтобы дождаться ответа на собственный вопрос, стал спешно открывать и громко, с явным раздражением, хлопать несколькими оставшимися без проверки дверьми и дверцами, по всей видимости в желании окончательно убедиться в моём здесь отсутствии, а поэтому заглядывая всюду, куда только была возможность дотянуться и внимательно осмотреть доступную для моего укрытия, как минимум на его взгляд, территорию, судя по клацающим и кликающим звукам отодвигаемых и задвигаемых предметов, где-то глубоко внутри небольшой комнатки резидентской охраны, удивляя меня количеством не замеченных ранее потенциально возможных тайных мест, - Ладно... Будем считать, что мне просто показалось. Доставь ко мне смеска и не забудь про расследование, что я тебе поручил. Я хочу точно знать, кто на моей планете действует против меня без моего на то разрешения!
     -    Разумеется, лорд Аришеах, - послушно согласился начальник охраны, абсолютно спокойно восприняв учинённую проверку недоверчивого босса, словно это было в порядке вещей в их работе.
     -    Есть уже какие-то результаты по просмотру видео с камер? - снова раздался чуть более сдержанный, но всё ещё недовольный голос Главного Шеривианца.
     -    Дэр как раз заканчивает отслеживать все перемещения леди по резиденции, заснятые камерами, - невозмутимо отчитался шер, словно только что и в помине не было никакого досмотра, учинённого на подведомственной ему территории, - Как только будет результат - сразу же вышлем Вам на информер для ознакомления с метками на всех местах, где она была зафиксирована.
     -    Хорошо, - донёсся до меня ответ и я тут же напряглась, услышав приближающийся звук уверенных мужских шагов.
                 Буквально пару секунд спустя, хоть и показавшихся мне бесконечными, когда с момента моего успешного перемещения наружу прошло лишь немногим больше пары минут, я уже снова готовилась совершить проделанный ранее рискованный манёвр, но уже в обратном направлении, ловким лёгким движением тела скользнуть в дверной проём, как только увижу удаляющуюся фигуру Правителя Шеривы. И вот он наступил, этот напряженный миг, когда из комнаты, у которой я, затаив дыхание замерла, вышел Аришеах и я уже вся подобралась, чтобы сделать то, что была должна, согласно указаниям шера, но следом за решительно шагающим Повелителем не последовало его дракона. Я в шоке и ужасе уставилась в широкую спину удаляющегося от меня Правителя Шеривы, в панике понимая, что ещё одно мгновение и он остановится и точно обернётся, заметив, что его хранитель не следует за ним, как это всегда было до этого. Не зная, что в такой ситуации следует предпринять и на что решиться, я растерянно оглянулась по сторонам в поисках возможного укрытия, к своему огромному сожалению не наблюдая рядом ничего и близко подобного тому, что можно было бы использовать в этом качестве. Паникуя, я вначале даже не поняла, что происходит, когда передо мной неожиданно возник и быстро обхватив вокруг перебинтованного туловища, переставил вместе с собой внутрь, явно раздраженный моим промедлением главный шер, чьему указанию я, растерявшись, не последовала.
     -    Зверь! - услышала я буквально в ту же секунду, но уже с безопасной стороны, быстро приближающийся зов всё ещё раздраженного Правителя, широко раскрытыми глазами наблюдая, как послушное животное, продолжая получихать-полупохрипывать, медленно двинулось мимо всех нас, неподвижно замерших в напряжении и буквально на пороге встретившись с хозяином, присоединилось к своему ауру.
                 Я стояла, практически не мигая, всё ещё всей спиной предельно плотно вжимаясь в белоснежную стену, с растерянностью глядя во взбешенные чёрные глаза сердито взирающего на меня шера. Его лицо, в паре сантиметров от моего собственного, пылало физически ощутимым негодованием. И нечего возразить - абсолютно заслужено!
     -    Я тебе что сказал?! - тихо зашипел он, как только дверь в комнату была закрыта, а весь стресс от пережитого напряжения слегка улёгся, - Чётко следовать абсолютно каждому данному тебе указанию!
                 Я виновато глянула в его зеленоватое лицо, полностью признавая, что по моей вине мы все были на волоске от обнаружения. Это сейчас, спустя несколько минут безопасного размышления, я могла с уверенностью сказать, что риск перемещения внутрь был значительно меньший, нежели риск стояния прямо на виду у разыскивающего меня взбешенного Аришеаха. Если бы не мгновенно среагировавший сообщник моего укрывательства, непонятно как понявший, что я растерялась, абсолютно каждому из нас бы не поздоровилось: я была бы точно возвращена в надежные стены гарема, или как он тут у них называется, без малейшего шанса вырваться или спастись от предательского воздействия силы крови нашего рода и как следствие не смогла бы избежать участи стать очередной любовницей местного Правителя с весьма очевидной угрозой потери малыша, а помогающие мне охранники наверняка были бы жестоко наказаны, а возможно и вовсе убиты, судя по тому, что мне вообще было известно об этой планете и господствующих на ней законах. Именно по этой причине я, молча выслушивая заслуженный выговор, лишь виновато глядела и терпеливо ждала, пока буря праведного гнева уляжется.
     -    Если тебе говорят туда и назад, - продолжая свирепо сверкать сердитыми глазищами, увещевал, взявшийся меня спасать, представитель удивительного и уникального местного народа, - Это значит сделать оба движения! Дэр транслировал запись абсолютно пустого коридора. Если бы Повелитель глянул в свой информер, когда сам там находился вместо того, чтобы обернуться - сразу же всё бы понял, не увидев на экране себя! Твое счастье, что он просто вернулся. Да и наше, в общем-то, тоже.
     -    Прости, - прошептала я, сама не находя себе оправдания за такое опасное бездействие, продолжая виновато смотреть в бездонные чёрные глаза явно начавшего жалеть, что вообще взялся мне помогать, грозного шеривианца.
     -    Ладно, - уже успокаиваясь, тихо произнёс он, движением головы отпуская меня обратно в сторону тайника, оперативно подготавливаемого Сэдом для моего туда возвращения, - Сейчас уже не о чем говорить. На этот раз всё обошлось.
                 Я вздрогнула от мысли, что подобные встречи могут повторяться, подумав о том, что даже десяток удач, подобных сегодняшней, не компенсируют одного единственного моего провала. А ведь эти шеры точно понимали риск на который шли, хотя только у меня единственной из всех нас не было другого выбора. Я с новой долей признательности глянула на отважившихся мне помочь мужчин, так вовремя оказавшихся на моём пути побега. Без их помощи я уже точно была бы снова в ловушке охотящихся на меня Повелителя и его пары. И думаю, очень скоро он может это сообразить, не зря же так тщательно всё здесь осматривал. Послушно укрывшись снова на занимаемой ранее полке, я сразу же с ужасом поняла, что дальше прятаться здесь будет крайне затруднительно, несмотря на всю мою готовность беспрекословно и чётко следовать любому полученному указанию. И Злата и я, после того, как по большой части разложенного здесь инвентаря была разлита жидкость из злополучного пузырька, несмотря на все мои попытки затаиться, просто не могли проконтролировать реакции собственных организмов. Если у моей драконицы это проявлялось просто в приглушенном слоем одежды сопении и периодических чуть более шумных чихах, то у меня резко началась неудержимая, поднимающаяся прямо из самых глубин моего желудка, жуткая тошнота, сдержать которую я как ни пыталась, но у меня ничего не выходило. Отчаявшаяся, не способная толком ни пошевелиться в узком, ограниченном сверху и с обоих сторон от меня пространстве, ни уж тем более встать, чтобы хоть как-то помочь своему слишком радикально среагировавшему телу успокоиться, задыхаясь от хватки собственной руки на замотанном тканью лице и кошмарно, просто неудержимо, болящих ребер, не позволяющих мне толком ни вдохнуть ни выдохнуть, я в панике и безысходности мелко дрожала на тонкой подстилке, с ужасом осознавая, что вот она - моя минута неизбежного провала, когда либо я лично сама, произведя неизбежно большое количество шума, привлеку внимание кого-то из частых посетителей дежурящей здесь смены охраны, либо они, опасаясь быть мною разоблаченными, сообразив наконец всю степень серьезности взятого на себя риска, выдадут своему Правителю, поняв какую ошибку сделали, взявшись мне помогать. Сохранить же необходимую бесшумность я уже просто не могла.
     -    Что происходит?, - словно в ответ на мои страхи, красноречиво резко отодвинув отделяющую меня от остального окружающего мира перегородку и крайне раздраженно вглядываясь в мои глаза, панически округлившиеся на побледневшем под слоем душной одежды и покрытом мелкой испариной, лице, из которых неудержимо текли молчаливые слезы постоянной боли и чрезмерного длительного перенапряжения, по всей видимости случившегося из-за невероятной концентрации сил в попытке сдержаться сейчас, в комбинации с реакцией тела, буквально несколько минут назад начавшего отходить от дозы адреналина, выброшенного чрезмерно сработавшими надпочечниками чуть ранее у стены, раздраженно тихо, но предельно чётко поинтересовался шер, с неожиданным беспокойством осматривая представшую его взгляду картину - я, прикрыв раненой ладонью рот, в отчаянной попытке сдержаться и Злата, мелким подпрыгивающим бугорком, производящая периодические характерные чихи на моей укутанной паранджой и прикрытой второй ладонью, шее.
                 Не способная ответить ни слова не извергнув содержимого собственного желудка прямо на взирающего на меня сверху вниз мужчину, склонившегося в опасной от меня близости и, как следствие, полностью игнорируя заданный грозным шепотом вопрос, хотя не думаю, что в этом действительно была какая-либо необходимость, судя по пониманию, тут же мелькнувшему в устремлённом на меня ещё секунду назад раздраженном взгляде и едва лишь ощутив доступ к чуть более свежему воздуху, пробившемуся сквозь уже устоявшуюся в нашей тесной нише вонь, беспощадно заполнившей всё окружающее нас с маленькой драконочкой пространство, я мгновенно сосредоточилась на выходе, появившемся передо мной в слегка приоткрытой дверце скрывающего меня шкафа и просто таки паническим движением руки, уже даже не задумываясь о возможных для всех нас последствиях, распахнула её до предела и в жуткой спешке вывалилась наружу, игнорируя любую возможную боль или новые травмы, но в тот же миг была перехваченная мгновенно среагировавшим шером, хотя и в самый последний момент, практически при самом приземлении.
                 Резко выдохнув воздух, выбитый из моей груди тут же пронзившей моё израненное тело болью, в самый последний момент подхваченная своим ловким натренированным сообщником, я в панике стала осматривать небольшое помещение, заполненное тремя напряженно наблюдающими за каждым моим движением охранниками и не менее заинтересованно изучающим мою мелко подрагивающую, до кончиков пальцев на руках и ногах укутанную непроницаемой тканью фигуру, арестантом, всё ещё сидящим в центре комнаты на табурете, как это было и в моё первое появление перед ним, пока не заметила узкую малоприметную дверцу в ближайшем к нам углу, по моим самым смелым предположениям и крайним надеждам, ведущую именно в такую необходимую мне сейчас ванную комнату. Словно прочтя мысли, болезненно бьющиеся в моём напряженном мозгу или же просто среагировав на предельно красноречивую позу моего готового на этом самом месте извергнуть из своего желудка всё его содержимое, человека, сообразительный шер быстрым резким движением поставил меня на ноги и мгновенно распахнул передо мной заветную дверь, действительно направляя в небольшое смежное помещение.
                 К моему огромному облегчению, комната и в самом деле оказалась именно скромным санузлом в шеривианском об этом понятии. Лишь на мгновение замешкавшись, чтобы стянуть с себя полностью скрывающую малейшую частичку моего тела, в том числе и лицо, ткань обволакивающей меня с головы до пят местной паранджи, вследствие чего исключалась малейшая возможность воспользоваться заполученными в своё безраздельное владение удобствами данного помещения, и спешно откинув её на ближайшую от меня поверхность, оказавшуюся небольшой раковиной, я уже дольше ни на миг не позволяя себе задержаться, в самую последнюю секунду успела упасть на колени прямо над выскользнувшим мне в руки овалом унитаза, сквозь слёзы резкой неудержимой боли в израненных рёбрах содрогаясь над его белоснежным краем. Именно в этот момент, больше не сдерживаемая невероятным усилием, я дала волю своему организму.
                 Ослабленная, всё ещё дрожащая, с плотно перебинтованной грудью и совсем недавно раненым боком, прокушенными пальцами на одной руке и во многих местах жутко саднящим телом, не способная толком ни вдохнуть ни выдохнуть, ни расслабиться ни, наоборот, собраться с силами, я замерла на прохладном белоснежном полу, боясь и не имея никаких сил пошевелиться. Казалось, из моего тела резко испарилась вся случайно задержавшиеся в нём накануне энергия, воистину чудесным образом державшая меня на ногах всё это длительное время побега и напряженного бодрствования на полке в моём укрытии, а также в процессе по-странному удачно обернувшегося для меня обыска помещения. Каждая клеточка моего организма просто вопила о необходимости остановиться и отдохнуть, забывшись в уже критически необходимом для него отдыхе. Мир словно застыл вокруг, воцарившись резко ощутившейся звенящей тишиной и полной отделённостью. Казалось, время остановилось, мысли замерли, а тело просто задеревенело, так обессиленно я свалилась на небольшом клочке пространства между несколькими ключевыми устройствами этой комнатки.
     -    Что это с тобой? - осторожно прервав моё обессиленное игнорирование окружающего мира, тихо вырвал меня обратно в реальность, вынуждая едва-едва перевести дыхание больше из очередной необходимости, чем из-за наличия неожиданно появившихся ниоткуда сил, ещё не до конца справившуюся с едва отступившей тошнотой и не полностью осознавшую, что меня только что успешно одолела первая волна резко начавшегося токсикоза из-за развивающегося в моём теле ребёнка, задал мне обеспокоенным голосом вопрос, заглядывая сквозь слегка приоткрытую деверь, начальник местной службы охраны и мой странный и непонятный сообщник.
     -    Это всё этот жуткий запах, - едва оторвав дрожащие пальцы от пола, о который я обессиленно опиралась и с трудом сконцентрировав рассредоточенный взгляд на взволнованном зеленоватом лице, тихо прошептала в ответ, предприняв едва заметную попытку подняться.
     -    Не понимаю, - с заметно возросшим беспокойством и некоторым недоумением взглянув на мои слабые усилия и тут же решительно входя внутрь с явным намерением разобраться, шер плотно прикрыл за собой дверь, по всей видимости беспокоясь о том, что сюда в любую минуту может кто-то войти и обнаружить меня в настолько не выгодной ситуации.
                 Его крепкие гибкие пальцы, аккуратно обхватив мои дрожащие слабые, лёгким уверенным движением подтянули меня вверх, во мгновение ока снова ставя на ноги, по всей видимости для большей уверенности на несколько мгновений задержавшись на моей коже, пока мягко не отпустили, окончательно убедившись в моей полной устойчивости. Отливающее изумрудом обеспокоенное лицо шера, снова забавно ужавшего всю свою высокую гибкую фигуру практически до моего собственного роста, приблизилось ко мне напрямую, с волнением вглядываясь в моё собственное, не думаю, что сильно отличающееся по оттенку и уже больше не скрытое защитной тканью паранджи, с явным намерением выискать в нём ответ на не заданный вслух вопрос - смогу ли я и дальше тихо прятаться? и - что нам со всем этим теперь делать?
     -    Я же предупреждала, что беременна, - едва простонала я в ответ не то в оправдание не то в объяснение, расстроено закусывая в волнении нижнюю губу и с растерянностью глядя в бездонные вопросительно взирающие на меня глаза внимательно разглядывающего мужчины, - Это в моём положении достаточно распространённая реакция на резкие запахи.
     -    Впервые о подобном слышу, - с сомнением протянул спустя пару секунд подозрительного меня рассматривания шер, напряженно глядя мне в побледневшее и расстроенное лицо и тут же резко замер, быстро выровнявшись во весь свой естественный рост, а может даже и выше, в явном напряжении прислушиваясь к чему-то, слышному только ему одному и медленно поднес к губам вытянутый палец в явном сигнале затаиться.
                 Я напряженно замерла, боясь не то что говорить, но даже дышать, в шоке уставившись на явно пытающегося мгновенно придумать дальнейшие действия шера. В его сканирующем взгляде и сосредоточенном лице заметно сменялись различные идеи, отвергаемые им самим одна за другой, пробуждая во мне то надежду то разочарование. Лишь только спустя какое-то время услышав странные звуки с той стороны прикрытой двери, по всей видимости так заранее предупредившие моего сообщника о надвигающейся опасности, я почувствовала, как к моему оцепенению присоединяется панический ужас. В комнате явно присутствовал кто-то чужой, с претензией выспрашивая что-то у дежурящей охраны. Я взглядом обвела небольшое помещение в поисках Златы, оставленной мной в самый критический момент на ткани своей брошенной в умывальник паранджи, заметив, что моя миниатюрная хранительница, воспользовавшись моментом, тоже обессиленно свернулась клубочком и скромно прикорнула на заполнившей всю раковину мягкой ткани, подобно мне самой пару минут назад на этом самом полу, где мы сейчас так неподвижно-напряженно замерли. Я аккуратно протянула руку, словно боясь привлечь к себе внимание даже сквозь дверь движением воздуха, забрала свою любимицу обратно к себе, стараясь при этом не произвести абсолютно никакого шума. Глаза шера неотрывно следили за мной, словно контролируя и не позволяя допустить ошибку, при этом явно оценивая какой-то уже созревший в его уме план по всей видимости на мою физическую способность его выполнить.
                 Я выжидательно взглянула в лицо принимающему окончательное решение шеру, а затем с волнением опустила взгляд на мирно дремлющую в моей ладони, всё ещё обессиленную, миниатюрную драконочку, ограниченные силы которой тоже следует учитывать, принимая во внимание всё, что это крохотное создание пережило вместе со мной за последнее время, а ведь ей, как и мне, судя по всему, предстояло провернуть что-то не лёгкое и значительное. Словно в попытке окончательно убедиться, что идея, к которой он пришел является действительно единственно верной, поспешно-бегло осмотрев ещё раз пару доступных метров открытого пространства, по всей видимости вслед за идеями собственного Правителя, лишь несколько минут назад собственноручно проверившего здесь всё те же тумбочки, что ещё и сейчас не все были закрыты, шер снова критически глянул на меня, очевидно сомневаясь в моей способности реализовать необходимый трюк для моего укрытия. Эмоционально настроившись выдержать всё, что только потребуется, я в молчаливом согласии кивнула ему головой, усаживая Злату в уже привычное для неё место на ключице у моей шеи.
     -    Тогда держись, - одними губами прошептал мне практически в лицо, аккуратно подхватывая за сжатые локти и абсолютно бесшумно разворачивая в сторону находящейся в двух шагах от нас заполненной до краев ванной - единственный не просматриваемый от двери крошечный фрагмент помещения - погружая меня внутрь медленно и глубоко, решившийся на очевидный риск, мужчина.
                 Я с ужасом смотрела в черные глаза находчивого шера, прилагая все возможные старания, чтобы не сопротивляться, чувствуя при этом, как моё тело постепенно погружается в воду вначале по шею, а затем ещё глубже, поддаваясь давлению вжимающей меня в водную поверхность руки, в конце-концов оставив над ней лишь малюсенький кусочек моего лица с торчащим кверху задранным носом, прямо у самого бордюра, в непосредственной близости к которому я и была размещена, явно в приблизительной оценке очевидной траектории обозримости от входа, предположив, что в таком положении я смогу остаться если не скрытой, то хотя бы не очевидной, пусть это и единственный участок данного помещения, находящийся в зоне прямой видимости от двери. Очень смелое решение, как и все, которые принимал этот шер. Время снова замерло, отсчитывая секунды ударами давления воды у меня в ушах и напряжением всего замершего в крайне неудобной неподвижности тела. Злата, вначале ещё плотнее прижавшаяся ко мне от контакта с непредвиденной жидкостью, достаточно быстро сориентировалась в смене среды и, отпустив меня и вытянувшись во весь свой мини-драконий рост, просто всплыла наружу, придрейфовав к бортику прямо рядом с моим лицом, касаясь его своей влажной чешуйчатой кожей, что на удивление, немного успокоило меня привычным ощущением. Звуки, резко затихнув, неожиданно гулко раздались в моих ушных раковинах, доносясь словно из трубы, при этом многократно то усиленные, то прерываемые.
     -    Брант? - донесся сквозь толщу воды глухой дребезжащий голос, по всей видимости заглянувшего сюда внутрь посетителя, заставив меня ещё больше напрячься в ожидании возможного обнаружения, - Повелитель просил тебе кое-что передать, чтобы чуть более простимулировать к поискам.
                 По всей видимости, в ожидании какой-либо ответной реакции, незваный гость сделал значительную паузу прежде, чем продолжить озвучивать предложение Аришеаха, но так и не добился желаемого, поскольку в двух шагах замерший возле меня шер, прекрасно видный с моей неудобной позиции, в ответ не проронил ни единого слова, ни даже мимикой никак не выдал своего интереса к ожидаемой информации. Просто вопросительно глядя в сторону двери, продолжил терпеливо ждать продолжения:
     -    Если ты до конца завтрашнего дня найдёшь сбежавшую леди, - голос слегка замялся прежде, чем закончить предложение, заставив меня напряженно замереть, предвидя что-то неприятное, - То Правитель отпустит твоего брата, не предъявив ему никакого обвинения.
     -    А если нет? - грозно поинтересовался шер, так и не отведя взгляда от лица малоприятного вестника.
     -    Тогда Гарх надолго останется гнить в тюрьме, трудясь на рудниках на благо планеты.
                 Лицо шера, до этого грозное, сейчас просто окаменело. Его чёрный взгляд, и до этого пронзительный, казалось просто способен окаменить любого, глянувшего на него в этот момент. Стараясь не дышать и даже сердцу запрещая биться, я в ужасе уставилась на слегка двинувшегося в сторону собеседника, в миг превратившегося в опасного хищника, задетого за живое, начальника службы охраны.
     -    Ты понимаешь, что говоришь, - тихо прорычал он, давая посетителю последний шанс к отступлению,  - О сыне Шеаха?!.
     -    Я просто посыльный, Брант, - явно пойдя на попятную, уже значительно с меньшим энтузиазмом продолжил тот, по всей видимости медленно смещаясь в сторону выхода, поскольку его голос стал резко глуше и прерывистее, словно уйдя с линии звучания, - Но есть и приятный момент в отношении твоих поисков... За каждого обнаруженного тобой предателя, Повелитель отпустит любого твоего сородича с рудников, кого ты только пожелаешь, или же на твоё усмотрение, сможешь распорядиться жизнью любого из них.
                 Словно боясь продолжить или дождаться реакции, ретивый помощник Правителя незамедлительно вышел, достаточно громко хлопнув дверью, да так, что даже Злата и я вздрогнули от неожиданности, вынырнув из воды. Тем не менее, не решаясь двинуться с места, чтобы не спровоцировать застывшего сейчас над нами шера ни к каким необдуманным или не взвешенным решениям, особенно в отношении меня, я со всех последних сил постаралась удержаться в указанном мне месте, и с замиранием сердца стала ждать, наблюдая за пораженно замершим своим ещё пару минут назад сообщником, а сейчас не известно кем - то ли врагом, то ли другом, поставленным собственным Правителем перед таким ужасным выбором. Не зная, на что бы сама решилась в подобной ситуации, я с ужасом смотрела в абсолютно пустой взгляд глядящего прямо мне в широко раскрытые от испуга глаза, неподвижного шера. Стараясь контролировать свой каждый вдох, ощущая, как от движения воздуха на выходе по поверхности воды расходятся мелкие волночки, возвращаясь ко мне заметной волной, я с опасением наблюдала, как вначале отмер от своей неподвижности поставленный в тупик решением своего начальника, Главный охранник, затем медленно, всё ещё не отрывая от меня пристального взгляда, словно охотник, выслеживающий свою жертву (или так мне тогда определённо казалось), двинулся в моём направлении. Вжимаясь макушкой в бортик до самого максимума, я до последнего сопротивлялась, не позволяя ему меня достать. Но, нет. За секунду выловив меня из бассейна, шер, так же плавно, как опускал внутрь, и точно так же молчаливо, не проронив ни слова, поставил меня на бортик стекать.
     -    Есть три варианта решения данной проблемы, - тихо проронил он, давая мне возможность немного прийти в себя от ужаса и начать воспринимать его слова, - Все три не приятные, но я не вижу никаких других альтернатив.
                 Чувствуя, как ручьи воды стекают с моей прилипшей к телу одежды, не позволяя сделать в сторону твёрдой поверхности даже шаг, едва удерживая равновесие слабого, потратившего свои последние силы тела на краю влажного скользкого края, почти не живая от пережитого шока, опасения за своё будущее и последствий прошлых уже полученных травм и ранений, я широко раскрытыми глазами уставилась в серо-зелёное безэмоциональное лицо, ожидая и боясь продолжения, когда точно и непреодолимо узнаю свою дальнейшую судьбу. По всей видимости, восприняв моё растерянное молчание за знак внимания, шер продолжил:
     -    Первый и самый простой для меня - я могу сделать то, что мне приказал Правитель - выдам тебя, получив обещанную для брата свободу и спокойно займусь поисками участников авантюры Дринаарха и его самого, чтобы притащить на допрос к Повелителю, как он настоятельно мне рекомендовал, вычислив максимально возможное количество подозреваемых,- при этих словах Брант, как мне стало известно уже его имя, сделал брезгливую мину, по всей видимости сам не будучи в восторге от подобной идеи, и кто я такая, чтобы его разубеждать?!, - Но это не доставит радости моему брату, обязанному тебе жизнью (кстати, я до сих пор не могу понять, почему ты за него заступилась), будет не приятно мне (я привык беременных защищать) и не будет честным по отношению к тебе, не имеющей шанса к спасению. Поскольку в этом случае твоя участь будет предрешена.
                 Я широко раскрытыми глазами смотрела в абсолютно не читаемое лицо стоящего напротив меня шера, пытаясь предугадать дальнейшие его слова. Безрезультатно. Злата, повисшая на моей шее, мелко подрагивающая от слабости вместе со мной, едва держащейся на ногах, тоже не подавала никаких других признаков жизни. Жалкое зрелище. Мокрые, слабые, не имеющие никакой защиты, мы были полностью зависимы от воли и решений стоящего напротив нас мужчины.
     -    Второй, не допустимый уже для меня - спасти тебя, пожертвовав Гархом,- поняв, что этот вариант тоже не будет рассмотрен, я с ужасом уставилась в чёрные глаза, ожидая следующего и последнего, но не предполагающего моей свободы, оставшегося варианта, - Поэтому я предлагаю тебе третий, компромиссный, хотя и очень сомнительный, но всё же шанс.
     -    Какой? - тихо прохрипела я, сама поражаясь жалостливой ноте слабости в собственном голосе, неприятно прозвучавшей в тишине закрытого пространства ванной комнаты, где мы вели этот опасный диалог, заранее подозревая новые колоссальные сложности в своей витиеватой жизни.
                 Вместо ответа, Брант указал мне рукой на дверь, явно приглашая выйти, но когда я тоже жестом намекнула на лужу у моих ног, лишь слегка скривился, подошел к раковине, в которой продолжала валяться брошенная мной в спешке паранджа, достал её оттуда и подойдя, отдал.
     -    Когда переоденешься, выходи, - его лаконичные слова не оставляли мне права выбора, но, собственно, он его и не ждал, поскольку просто сказав это, развернулся и вышел, лишь аккуратно прикрыл за собой дверь, оставляя меня в полной неопределённости.
                 Не зная, что думать и что предполагать, я спешно стягивала с себя не желающую поддаваться одежду, сцепив зубы и терпя отдающиеся болью каждый вдох и каждое движение. Почувствовав, как по моим щекам, смешиваясь с каплями воды, стекают слёзы обиды и злости, я до крови закусила губу, заставляя себя собраться. Вначале топик, затем брюки и уже потом мокрое до нитки бельё, я скидывала послужившие мне всего несколько часов вещи мелкой влажной бесформенной кучкой у своих ног. Обведя взглядом небольшую комнатку, я заметила приоткрытый стараниями Аришеаха ящик, в котором лежали несколько сложенных аккуратной стопочкой полотенец. Воспользовавшись одним из них, я обследовала помещение дальше и, не найдя никаких могущих мне подойти вещей, просто тщательно промокнула стягивающий мою грудь бинт и натянула сверху единственный оставшийся сухим предмет одежды, оказавшись снова с ног до головы укрытой непроницаемой тканью. Не решившись остаться под паранджой полностью обнаженной, не считая влажной повязки на моих рёбрах, я всё же постаралась максимально выжать снятые до этого вещи и, как только могла их ужав и скрутив, уложила в освободившуюся сумочку, едва-едва втиснув их внутрь.
     -    Ты долго, - только и заметил, когда я ступила обратно в комнату, всё ещё напряженно осматривающий меня шер, по всей видимости, уже поделившийся с командой сложившейся ситуацией, поскольку каждый из них с сочувствием и сожалением на меня глядел, словно я уже была обнаружена.
     -    Говори, - решила поторопить я, полностью обессиленная и уже не надеющаяся ни на что хорошее.
                 Брант лишь слегка кивнул головой, принимая моё нетерпение.
     -    Я отпущу тебя с Шеримом, - он кивнул подбородком в сторону испуганно вскинувшего глаза связанного шера, безропотно наблюдавшего все происходящие здесь события в качестве единственного безучастного зрителя, заставив меня удивлённо на него посмотреть, припоминая, как истерично он делился недавно своей историей под допросом, - Мы организуем ваш побег в город, но дальше вы сами по себе. Я понимаю, что одна ты в нашем мире не скроешься, поэтому даю тебе ничтожный, но шанс, в виде нашего коренного жителя. Форы я дам тебе всего два часа. За это время рекомендую тебе надёжно спрятаться, поскольку начиная с этого времени, я со всем усердием начну тебя искать и, если найду, отдам Повелителю.
     -    Ты шутишь? - только и смогла, что прошептать я, с ужасом взирая на растерянного связанного пленника, затем перевела взгляд на ребят, каждый из которых обладал неоспоримым талантом, в чём я уже имела, хоть и не большой, но шанс убедиться, - Это же...
                 Я резко замолчала, сама себя прервав на полуслове. На что я, собственно, рассчитывала, когда сбегала от Аришеаха, едва способная передвигаться? Что тут же за поворотом меня встретит рыцарь на белом космолёте и вывезет прямиком на Адивинеру, а то, может, и на Землю?! Нет. Я была просто уверенна, что оставаться мне в этом месте дольше нельзя. Вот и двигалась - куда только глаза уведут. Я даже сейчас предложенной помощи ни на миг заполучить не предполагала, а что теперь, когда в заботе и поддержке я уже расслабилась, доверив свою судьбу другим, более сильным и способным, то что? - стала сама себя обрекать на заведомый провал? Нет, и ещё раз - нет! Ещё раз глянув на несчастного потенциального сообщника, ещё совсем недавно помогавшего моему злейшему врагу, я лишь снова в задумчивости, стараясь оценить его как потенциальный козырь в моём укрывательстве, а не балласт, закусила уже и так прокушенную ранее губу, решаясь на очередную авантюру. Это был мой хоть и ничтожный, но единственный шанс вырваться. И его я была не готова упускать.
     -    Ладно, - уже значительно более спокойно проговорила я, с признательностью глянув на удивительного мужчину, предложившего мне такой щедрый вариант, - Я согласна. Единственный вопрос, как я могу на него полагаться? Ведь ему значительно выгоднее меня сдать.
     -    Нет, не выгоднее, - возразил наделённый самым невероятным из известных мне понятий чести, представитель удивительнейшего из народов, отпускающий меня сейчас от себя же самого сбегать, - Шерим и сам прекрасно понимает, что если тебя словят, то сразу выйдут и на него. Более того, задание это не провалить - для уличённого в предательстве шера реальная возможность восстановить своё имя в роде. Потому в его интересах, как раз оставить тебя живой и свободной и всячески оберегать. Если ему это удастся, то одно из помилований, которые я получу - будет применено к нему. Если же нет, то боюсь, даже наше вмешательство уже всё равно никаким образом ему не поможет.
                 Я удивлённо посмотрела на застывшего в нерешительности шера, понимая, что теперь мне нужно каким-то образом заполучить и его согласие на всю эту авантюру. Ведь точно так же, как и я не сомневалась в поисковых способностях Бранта и всей его великолепной команды, точно так же и он сейчас, зная их способности и возможности, как никто другой, проработав столько времени с ними совместно, ставил на кон свою жизнь. Ведь даже приложив невероятные усилия, чтобы мне помочь, он вполне мог в результате лишь усугубить и так не радостное своё положение. Выбрать сейчас известное наказание  - неизвестному будущему, был явный соблазн.
     -    Ты со мной? - прошептала я, только лишь в этот момент осознав, насколько он действительно для меня важен.
                 Напряженно всматриваясь в отливающее зеленью лицо совсем молоденького шера, поникше глядящего сейчас снизу вверх на своего бывшего лидера и руководителя, я с волнением и беспокойством ждала его ответа. Лишь только заметив утвердительное движение его гибкой шеи, я поняла, что весь этот не долгий момент боялась даже дышать.
     -    Вот и решили, - слегка кивнув головой в знак принятия нашего согласия, Брант, до этого момента терпеливо дававший нам шанс самим сделать окончательный выбор, глянул снова в сторону своей команды, сообщая дальнейший план действий, - Мы с Маргом идём за Дринаархом, а в это время Сэд, ты придумаешь, как им можно отсюда безопасно выбраться так, чтобы я деталей не знал, иначе мне ничего не будет стоить потом их выследить. Дэр, ты помогаешь с техникой сейчас им, а затем нам. Я сейчас найду и доставлю смеска Повелителю, чтобы Он мог его допросить. Думаю, как раз пару часов это всё и займёт. Так что, к моменту, когда мы сюда вернёмся, всё уже будет сделано.
                 Отдав эти последние распоряжения и указания, Главный шер, ещё недавно так старательно помогавший мне скрываться, двинулся уже было в сторону двери, когда резко кольнувшее меня чувство беспокойства, заставило его окликнуть в последний момент и попытаться предупредить. Ведь, не смотря на то, что сейчас он меня оставляет, собственно, ведь и помогать мне он тоже был не обязан:
     -    Когда будешь общаться с Дринаархом, учти один момент, - проговорила я, задержав его уже у выхода, - Он невероятно одарён магически. Значительно сильнее многих наших магов. Когда мы выслеживали его на Адивинере, очень многие наши охранники пострадали. Он не задумывается, используя смертоносную силу. Один из его самых любимых приемов - вскипятить воздух или настроить рубящую сеть. Поэтому при малейшем подозрении, проверяйте на ловушки. Не недооценивайте его - он смертельно опасен и наслаждается этим.
                 Увидев лишь кивок головы в ответ на мои слова, я с грустью пронаблюдала разворот его гибкого тела и решительный выход в дверь. Это был достойный шер, заставивший меня по-новому взглянуть на весь их род и на планету в целом. На мгновение задумавшись над сложностью и витиеватостью жизни, преподнесшей мне это удивительное знакомство и тут же отобравшей у меня его помощь, я настроилась не смотря на этот печальный момент и в этой ситуации сделать всё возможное, чтобы выжить самой и всем тем, кто от меня зависит. На проигрыш у меня было слишком много шансов, но и потерять я могла неоценимое. Уже привычно положив руку себе на живот, я подумала о своём стойком малыше, затем погладила прикорнувшую у меня на ладони головку Златы и перевела взгляд на своего нового компаньона, обдумывая то, что же меня ждёт впереди и как себя с ним вести. Противостояние предстояло невероятное, ведь своего врага я не только не хотела победить, но и уважала и боялась, лишь немножечко представляя себе, на что он будет способен в поисках меня, чтобы освободить брата. Это не Аришеах, добивающийся всего за чужой счёт, не Дринаарх, танком прущий к своей цели, а самый что ни на есть настоящий сын Шеривы - знающий её, как никто другой, чувствующий её, понимающий, чем она дышит. Укрыться от такого будет просто невероятно.
                 Подняв глаза вверх, я встретилась с оценивающе-прищуренным черноглазым взглядом, критично осматривающим мою укрытую бесформенной тканью фигуру. Это заставило меня напряженно замереть, заподозрив неладное. И не зря! Следующие тридцать минут, оказавшиеся для меня сплошным адом (о, Боже мой!, где же ты, мой дорогой друг?), я просто старалась не думать о том, что со мной проделывают. Потребовав вначале, чтобы я сняла с себя паранджу (и мне пришлось натягивать на себя снова мокрое!), Сэд стал тщательно изучать мою фигуру, заставляя в смущении себе напоминать, что как женщина я ему даже теоретически не могу быть интересна. Все дальнейшие его действия показали мне, насколько хитрым и находчивым он оказался, придумав тот единственный вариант, который уничтожал меня, инопланетную леди Анабель, с лица Шеривы. А вся его идея сводилась лишь к тому, чтобы изобразить из меня, а точнее будет сказать, из того, что я собой физически представляю, истинного шеривианца. Не найдя в комнате ничего, чем можно было бы воспользоваться, чтобы меня просто загримировать, кроме личных вещей охранников, а именно мимо них нам и предстояло пройти, он решил, что так тому и быть и принялся ваять из меня юного шера. Стараясь не обдумывать то, как мне дальше придётся со всем этим существовать, я попросту положилась на умения талантливого охранника и полностью отдалась его коварным уловкам, лишь изредка реагируя на отдаваемые указания, решив в последний раз довериться его искусству. Один раз сегодня он меня уже вытаскивал из казавшейся безвыходной, ситуации. Этот вполне мог стать вторым.
     -    Поверни голову, - усадив меня перед зеркалом в ванной, в очередной раз решительно, до этого уже переодевший меня в объемную одежду охранника, предварительно от кончиков пальцев у меня на ногах до самой макушки и даже в ушах натерев мне кожу каким-то непонятным плодом, несколько похожим на орех, но мягким и сочным, приказал шер, критически всматриваясь в моё непередаваемо странное отражение, - Придётся тебя немного подстричь.
                 Я с испугом глянула на выжидательно глядящего на меня в отражении зеркала шера, забеспокоившись о том, что из всего этого на самом деле получился. Задумка его была мне предельно ясна - выйти отсюда не сможет никто, кроме получившей от Аришеаха личное разрешение смены охраны, но вот только как это получится в реализации... Мне казалось странным и не реальным. Но, припоминая вполне успешно реализованный дверной манёвр, я решила не отвергать как невозможное, и это решение. Взглянув теперь снова на себя, преобразившуюся во всей своей фигуре, превратившись из женственно элегантной, в мальчишески - плоскую в большой степени благодаря фиксирующему мои сломанные рёбра бинту, утягивающему мою пышную грудь, и дополненному достаточно плотным собратом на моей талии в попытке её скрыть, но не в последнюю очередь также из-за нескольких пар футболок, придирчиво натянутых на меня находчивым Сэдом для финального завершения образа. О цвете же моей белоснежной кожи я просто не могла говорить. После проделанной с ней процедуры на каждом своём видимом участке, она выглядела просто-таки ужасно. Покрывшись какими-то странными тёмно-бурыми пятнами, показавшимися мне вначале даже фиолетовыми, она постепенно светлела, буквально на глазах становясь более однотонной, до странного отливающей зеленцой, на удивление напоминая моих потенциальных собратьев. Лишь только мои светлые глаза и каштановые волосы не вписывались в общую картину типичной внешности представителя диковинного народа. Но, похоже, именно на исправление этого недостатка сейчас и нацелился наш предприимчивый шер, взявшийся меня преображать настолько кардинально.
     -    Делай, что посчитаешь нужным, - окончательно смирившись, разрешила я, стараясь стойко наблюдать, как мои прекрасные локоны, холёные и лелеянные мною всю мою сознательную жизнь, падают на пол, решительно срезанные в ту же секунду беспощадным парикмахером.
                 Срез за срезом, клик за кликом, лишая меня моей многолетней гордости, шер аккуратно осматривал получаемый результат, явно оставаясь не до конца довольным. Пытаясь подобрать мне максимально мужской вариант стрижки, словно прицениваясь и боясь прогадать, он начал с достаточно длинной прически, оставив шевелюру почти до плеч, но сантиметр за сантиметром её срезая, превратил мою голову в практически безволосую. Тем не менее, стрижка, поразительно облегчив вес моей головы, не менее поразительно меня омолодила и превратила в едва окрепшего неловкого юношу со слегка топорщащимися ушками, чем-то неуловимо напомнив мне Линэля, оставшегося на Адивинере помощника Адгара. Кто бы мог подумать?! Никогда не замечала..., но и настолько коротких волос у меня тоже никогда не было.
     -    Теперь мы тебя немного подкрасим, - оставшись довольным полученным результатом, снова взялся меня исправлять до полной и окончательной неузнаваемости, придирчивый стилист-охранник.
                 И снова я вынуждена была молча терпеть, пока посыпанные каким-то мелким порошком остатки моей шевелюры превратятся по цвету в подобие тех, что растут на головах окруживших меня и с любопытством наблюдающих за производимым преображением, шеривианцев. Разглядывая их чуть попристальнее, я понимала, что преображение внешности не будет моей самой большой проблемой в процессе преодоления пропускного пункта на выходе из резиденции. Каждый из находящихся рядом со мной мужчин отличался настолько удивительной грацией, производимые ими движения были так гибки и эластичны, что мне, пожалуй, понадобился бы не один год усиленных тренировок, чтобы научиться подобному. В попытке просто сымитировать их движения, я до ступора озадачила двух ребят, а одного, скептически за мной наблюдающего, заставила надолго задуматься. Спустя пару комментариев и нескольких не очень удачных попыток применить услышанные рекомендации, я в отчаянии направилась к умывальнику, крайне сожалея, что никогда не занималась ни гимнастикой, ни каким-либо другим видом хореографического искусства. Настолько не грациозной я себя ещё никогда не ощущала. Пока я отмывала волосы от остатков закончившего действовать вещества, просто предельно аккуратно склонившись над раковиной, мои ничем не занятые сообщили спешно ликвидировали следы произведённых со мной процедур, не без основания полагая, что любое свидетельство, обнаруженное здесь, может навести и наведёт на наш след не только сообразительного Бранта, но и каждого, кто сюда по какой-либо причине заглянет. А это было чревато!
                 И именно в этот момент, когда я совсем ничего не видела и не слышала, а потому никак и ни под каким предлогом не была готова к произошедшему, резко ощутила, как крепкая гибкая рука хватает меня за ещё не промытые волосы и с усилием надавливая, полностью погружает моё лицо в воду, не позволяя дышать и причиняя своими действиями такую острую боль, что я, не смотря на отсутствие воздуха в своих лёгких, заорала, как только могла, булькая и захлёбываясь.
     -    Где, когда и кому ты передавал информацию о наших системах безопасности? - прямо мне в ухо орал взбешенный шер, ненадолго извлекая меня из-под струи, но лишь для того, чтобы снова, спустя мгновение, окунуть обратно.
                 Едва сделав один единственный глоток воздуха, тут же снова выбитый из моей раненой груди в вопле, утонувшем в очередном потоке воды, я в панике упёрлась в поверхность стойки, пытаясь не допустить очередного сумасшедшего погружения, соображая, что происходит. Именно в этот момент рука шера чуть задержалась, позволяя мне лишь на миг отстраниться и с усилием увернуться в сторону, прежде чем до моего дезориентированного мозга не дошел аргумент, оброненный кем-то из присутствующих. Прикрытая высокой гибкой фигурой от окружающих, я едва успела понять, что в ванной мы с шерами уже не одни:
     -    Ты так его скоро совсем утопишь и он никогда не даст тебе ответ!
     -    Говори, - прорычал мне на ухо Сэд, встряхивая для убедительности моей раскалывающейся головой и угрожающе подтягивая её обратно к раковине.
     -    Не было такого, - прохрипела я, отплёвываясь и пытаясь поглубже вдохнуть, как могла, усиленно дёргаясь в крепких руках ухватившего меня за волосы дознавателя, стараясь подражать уже слышанным мною ранее ответам при очень подобных обстоятельствах, но только было это не со мной и заставляли отвечать тогда тоже не меня.
     -    Много их ещё? - услышала я вопрос, в опасной близости от себя, буквально в шаге за спиной удерживающего меня в крепкой хватке шера, заданный знакомым голосом Кэйена, днём раньше спасшего меня от мучительной гибели, а сейчас практически становясь её невольной причиной.
     -    Последний, - как ни в чём ни бывало, пояснил тот, отшвыривая меня в сторону и полностью игнорируя мои истошные всхрипы,- Что случилось? У тебя что-то срочное? Мне нужно тут с этим закончить, да ещё и с арестованным разобраться.
     -    Аришеах хотел узнать, не получилось ли выяснить, куда делась леди? Подозревает он, что кто-то из наших таки ей помогает и она сейчас где-то недалеко отсиживается, вот только найти её мы всё никак, почему-то, не можем.
     -    Думаешь, она не успела сбежать? - с сомнением протянул прикрывающий меня своей фигурой охранник, вытирая руки о специально подготовленное мной заранее полотенце.
     -    Дэр говорит, временные метки не совпадают. Со времени, как было обнаружено её отсутствие до момента, когда она была в последний раз замечена на камерах - прошло слишком мало времени. Она физически не могла успеть пройти не замеченной такое расстояние, - возразил абсолютно справедливый аргумент первый помощник Аришеаха, - Наши ребята продолжают её везде искать. Заглядывают уже буквально в каждый угол, чтобы ничего не пропустить. Повелитель в ярости. Так что будь и сам внимателен, вдруг что заметишь...
                 Вместо ответа шер просто пожал плечами, явно показывая, что и так не думал расслабляться и предупреждение это явно считает лишним. Я же, стараясь ни в коем случае не поднять головы, чтобы не встретиться с нашим гостем своим сероглазым взглядом, с замиранием сердца слушала их разговор, боясь малейшим шорохом привлечь к себе внимание.
     -    Ладно, - так и не добившись желаемого эффекта, в последний раз обвёл взглядом присутствующих Кэйен, лишь слегка задержав его на моей скорчившейся на полу у умывальника, фигуре, - Заканчивайте тут. Думаю, скоро Повелитель захочет вас всех увидеть. Ему нужен доклад.
                 Стоило лишь только приближенному Аришеаха выйти, как из каждой груди напряженных наблюдателей за дверным проёмом, оставленным нашим незваным гостем настежь открытым, вырвался облегчённый выдох. Всё ещё не решаясь отпустить практически раздавленную под тремя надетыми на меня поверх нескольких бинтов, футболок, Злату, пришпиленную к моему телу вначале цепкой хваткой шера, не забывшего её придержать, а затем и моей собственной, когда я уже прекрасно понимала, что и почему устраивает со мной Сэд, я, выпучив глаза, глядела на в очередной раз спасшего меня сообщника, хотя до сих пор не могла прийти в себя, от того, каким образом это у него получилось.
     -    А теперь давайте добавим последний штрих и будем выводить вас отсюда, - с некоторым опасением, словно действительно ожидал в любую секунду прихода сюда Аришеаха, обратился к нам с Шеримом, наш находчивый спаситель-шер, благодарно глянув на заглянувшего к нам Дэра, так вовремя успевшего его предупредить.
                 Не желая и сама задерживаться в опасном месте, всё более и более беспокоясь о времени моего нахождения здесь, уже и так значительно затянувшегося из-за долгих приготовлений, а затем и неожиданного визита, я смело приняла протягиваемый мне в ладонь странной формы флакон с узким длинным наконечником, подобным пипетке, интуитивно предполагая, что он мне понадобится, чтобы изменить цвет глаз.
     -    Немного будет печь и мешать, пока привыкнешь, - предупредил меня шер, - Просто потерпи.
                 И это действительно было так. Капнув в каждый глаз по капле, я спустя секунду просто взвыла от жгучей боли, словно на самом деле это была щёлочь или кислота. Мои зрачки, резко расширившись, заставили меня оторопело всматриваясь, непрерывно моргать, в попытке разглядеть хотя бы контуры находящихся рядом расплывшихся предметов, не понимая, как я в таком состоянии вообще смогу стоять, не то что идти куда-то, изображая грациозного шера, способного рассмотреть комара у дальней стены. Постепенно стихая, боль прекратилась, позволив мне сосредоточиться и в поплывшем вокруг меня мире различить фигуры своих сообщников. Злата, в очередной раз среагировавшая на моё ощущение боли, раненой птичкой забилась у меня на груди, предупредительно прибинтованная туда Сэдом, когда мы решали, куда её лучше будет разместить, вынуждая приложить к этому месту руку в попытке её утихомирить. Мы, конечно, предполагали, что она может так бурно реагировать на какие-нибудь события или реакции моего организма, именно поэтому и упаковали её на моём теле так глубоко, но каждый раз за неё переживая, я интуитивно пыталась её успокоить. Бедная моя девочка, сколько же всего ей пришлось пережить за последние дни!
                 Время шло, моё зрение прояснялось, и в ванной я стала уже различать не только шеров, но и более мелкие объекты. Затем перевела взгляд на зеркало и замерла напротив него. В лицо мне широко раскрытыми абсолютно чёрными глазами растерянно смотрел молодой шер, слегка неуклюже схватившийся за край раковины, но тем не менее, достаточно привлекательной экзотической наружности, особенно если учесть в беспорядке взлохмаченные влажные волосы, совсем не портящие общий вид. Думаю, даже моя родная мать в глядящем на меня тёмно-зелёнокожем брюнете мальчишке никогда бы не заподозрила свою собственную дочь. Надеюсь и с остальными это тоже сработает.
     -    Нужно решить, что мы будем делать с походкой, - вернул меня на землю, вернее на Шериву, вспомнивший злободневный вопрос, Сэд, - Предлагаю попробовать, как мы будем двигаться, а Дэр пусть посмотрит.
                 И снова потянулись драгоценные исчезающие минуты отведённого мне Брантом времени, на этот раз уже в тренировке нашего пути следования. Вначале меня пытались заставить полностью имитировать движения Шерима, затем пробовали наоборот от этого отучить. Спустя пол-часа безуспешных попыток, когда уже каждый из нас был готов признать всю абсурдность этой затеи, а я вообще не способна была никаким образом устоять на ногах, так у меня всё болело и ныло, а поясница моя, несмотря на обилие перемоток, а может и из-за них, просто могла меня убить, и это я молчу о своих рёбрах и ране, состояние которой, как я предполагала, значительно ухудшилось, так сильно её дёргало и жгло, мы все расстроенно замерли каждый в своём углу, с тоской глядя друг на друга. Чтобы не дать себе окончательно расклеиться или начать паниковать, я решила в последней попытке встать прямо плечом к плечу с шером и в буквальном смысле слова шагать с ним в унисон, как если бы это было танцем или какой-то забавной игрой.
     -    Вот оно, - вдруг резко воскликнул Сэд, наблюдая мои движения, - Попробуй идти так, чтобы тебя никогда не было видно кому-то со стороны. Научиться двигаться, как мы ты не сможешь, но вот скрыться - да!
                 Со всех сил стараясь идти шаг в шаг с обоими охранниками, расположившимися так, чтобы я ровненько находилась между ними, будучи прикрытая с разных точек обзора их гибкими телами, я максимально сосредоточилась на том, чтобы не сбиться с шага и не подвести их всех, да и себя в такой ответственный момент. Стараясь не смотреть под ноги, я во все глаза глядела по сторонам, пытаясь максимально заранее приметить тот момент, когда мою неуклюжую фигуру могут заметить со стороны. Именно поэтому я так переволновалась, когда не увидев никого у стены с огромной дверью, к которой я так рвалась буквально несколько часов назад, я тем не менее заметила незначительное перестроение своих спутников, которые явно старались меня прикрыть от неизвестного наблюдателя. Не зная, с какой стороны ждать подвоха и, следовательно, вслепую, просто доверившись движениям своих сопровождающих, я резко замерла, удержанная притормозившими шерами. Прямо по нашим телам, сканируя их, как это было на корабле при вылете с Адивинеры, двигаясь чётко по линиям фигур, проходил яркий фиолетовый луч, считывая наши параметры. В этот момент я была так рада, что с нами заодно был Дэр, наверняка сейчас подправляющий результаты.
     -    Один из вас находится под арестом - услышала я донёсшийся откуда-то со стороны вопрос, по всей видимости с экрана, открывшегося рядом с Сэдом.
     -    Брант попросил привести его, - тут же нашелся, что ответить тот, по всей видимости, заранее подготовившись, - Говорит, ему нужна помощь на месте. Потом сразу отправим на рудники.
     -    А это с тобой новенький, что ли? - поинтересовавшись явно моей персоной, продолжили наш допрос.
     -    Да, - как-то почти печально произнёс Сэд, словно это было всем известной карой.
     -    Я смотрю их призывают уже всё моложе и моложе,  - с сочувствием и уже не совсем официально, проговорил открывший нам дверь к свободе, охранник.
     -    И не говори, - только и пробормотал, переступая порог, выводящий нас из здания шер.
                 Ярчайшее солнце, жар, огромное количество непонятных звуков, мгновенно дезориентировавшие меня и заставившие сбиться с шага, стоило только переступить порог правительственной резиденции сделали и ещё одно. Выбив меня из строя, они заставили меня остановиться. И вот тут произошло то, что чуть не разрушило всё наше прикрытие. В секунду оказавшись под палящими лучами сразу трёх звёзд, укутанная в непередаваемое количество одежды, с ещё не пришедшими окончательно в себя, резко заслезившимися глазами, я едва не свалилась прямо на песок, запутавшись в собственных ногах, если бы не мгновенно среагировавший Сэд, успевший подхватить меня под локоть и потащивший за собой. Не знаю, как местные жители, но лично я, ни разу в своей жизни не бывавшая в подобных экстремальных условиях, едва могла дышать. Задыхаясь, не видя вокруг себя ничего, кроме трёх ярких дисков, заполнивших всё вокруг своими невероятно яркими ослепляющими сияниями, я резко ощутила, как мир, медленно закружившись, практически исчез из моего сознания, выстукивая у меня в мозгах: а вот этого мы не предвидели! 

     Глава 6. В самых глубинах Шеривы.

                 Вода... Мельчайшие живительные капельки едва уловимо касались моего лица, предоставляя такую необходимую свежесть и, словно лаская мою кожу, очень медленно приводили в себя. Моё тело, предусмотрительно усаженное кем-то из моих спутников на разогретый палящими солнцами камень в какую-то замысловатую позу, больше похожую на расслабленное любование пейзажем, чем на бесчувственное размещение где придётся, тут же напомнило обо всех имеющихся у него травмах, красноречиво сообщая о себе ужасным дискомфортом и противной ноющей болью в груди и ране. Ощущалось, будто весь мир вокруг резко раскалился и сплошной знойной стеной врезался в меня, готовясь в следующую же секунду уничтожить, обжигая буквально каждую доступную клеточку моей свободной от одежды кожи нестерпимым изнуряющим жаром, тут же окутавшим меня со всех сторон, стоило только сделать первый, крайне поверхностный, но уже осознанный вдох. Моего слуха коснулся едва уловимый, но очень болезненный стон, несдержанно сорвавшийся из моих собственных пересохших уст и в ту же секунду утонувший в звуках падающих капель близкого фонтана. Мои лёгкие, едва справляясь с невыразимой температурой воздуха, очередной резкой волной боли просигнализировали в мозг о полной не способности справиться с этими экстремальными и ни разу не привычными для меня условиями, мозг же в ответ послал не менее ясный ответный сигнал об абсолютном у любой части моего организма отсутствии выбора. Эта война необходимостей продолжалась несколько секунд, пока мой разум окончательно не победил, понемногу подчиняя себе изнемогающее тело.
                 Постепенно привыкая к кошмарным ощущениям, возвратившейся боли и чувству беспокойства, моё восприятие также стало пробуждаться и я начала по чуть-чуть понимать, что происходит вокруг - в некотором удалении от себя услышала монотонно звучащие голоса решающих свои повседневные вопросы местных жителей, чуть дальше, практически на грани восприятия, гудение каких-то механизмов и уже совсем вдалеке - словно просачивающийся сквозь проступающие на равных участках просветов мелких улочек и долетающий уже в виде едва уловимого фонового вибрирования атмосферы, едва уловимый шум ветра или чего-то очень на него похожего. Стараясь сосредоточиться на том, что происходит в непосредственной от меня близости и сообразить, что сейчас следует предпринять, я снова вернула своё внимание звуку журчащей рядом медленно бегущей воды, буквально рассыпающейся в тысячи мелких капелек, тут же зависающих в жарком воздухе, создавая эффект, будто моей болезненно пересохшей кожи касается легчайший морской бриз, принося такое желанное освежение. Ещё одним, крайне настойчивым и далеко не таким приятным ощущением, было нетерпеливое подёргивание моей зажатой чьими-то гибкими пальцами ладони, в явном намерении заставить поскорее открыть слипшиеся и совсем не поддающиеся этому побуждению, веки. Тем не менее, заметно приложив практически отсутствующие силы, я смогла-таки слегка моргнуть, тут же зажмурившись обратно от резко ослепившего мои глаза ярчайшего света, на мгновение снова лишившись зрения и окончательно дезориентировавшись в пространстве. Посидев так в полусознании ещё несколько секунд и чуть более собравшись с силами, а также немного приспособившись к обжигающему климату, я с опаской, медленно и аккуратно, приоткрыла ощутимо воспалившиеся веки и осторожно взглянула в зеленоватое лицо сидящего рядом и поддерживающего меня в выбранной им позе, приставленного ко мне Брантом, шера, с заметным сомнением и удивившим меня беспокойством ожидающего моей реакции. Требовательно всматриваясь в мои слегка приоткрывшиеся глаза, словно выискивая в них раскаяние или признаки готовности к капитуляции, с явной претензией или даже обвинением в крайне недовольном взгляде, он сидел, максимально прикрыв меня своей гибкой фигурой от обозрения возможных зрителей и напряженно постукивал закругленным носком туфли о пыль, как это мог бы делать абсолютно любой знакомый мне нетерпеливый мужчина. Злата, всё это время ощутимо нервно двигающаяся у меня под сковывающими и её и меня бинтами, активно проявляла признаки беспокойства, возвращая к реальности наших проблем, вынудивших испуганно - широко раскрыть болезненные от ослепляющего света двух ярких звезд и по этой же причине ужасно пересохшие, глаза, и обеспокоено осмотреться.
     -    Если мы сейчас же не встанем и не уберёмся отсюда, - нисколько не успокаивая, едва слышным гортанным шепотом, мгновенно отдавшимся у меня в раненной груди, прислонённой к его собственной грудной клетке, предупредил шер, едва уловил в моём теле малейшие признаки активности, а в лице - понимания сложившейся ситуации, укрепляя своими словами в уже и так не просто возродившемся беспокойстве, а даже в панике и заставляя тем самым в испуге нервно оглядеться вокруг, поражаясь месту, в котором мы так преспокойно расположились и близкому присутствию хоть и нескольких, но крайне опасных для нас жителей Шеривской столицы, бросающих редкие подозрительные взгляды в нашу сторону, - То нами непременно заинтересуются дежурящие охранники и подойдут уточнить, что здесь происходит и почему недавно арестованный не находится на пути к рудникам, а спокойно прохлаждается у фонтана в компании единственного едва приступившего к несению своей службы сопровождающего. Не говоря уже о том, что ты всем своим видом демонстрируешь полную не способность передвигаться и это при том, что ни один шер никогда не почувствует недомогания вот так вот просто, на ровном месте, особенно от жары, даже когда Гайа в абсолютном зените, а сейчас уже даже не полдень.
     -    Извини, - едва шевеля пересохшими губами, прошептала я в раскаянии, в очередной раз не понимая откуда беру силы не только на ответ, но и на просто невероятное действие, но совершая его и поднимаясь с края фонтана, на котором всё это время обессилено сидела, облокотившись на малознакомого мне шера и максимально естественно разворачиваясь лицом в сторону выхода за пару минут до этого оставленной нами резиденции разыскивающего меня везде, всеми силами и без малейшей передышки, Правителя Шеривы.
                 Шерим, словно только и ждал этого моего движения, быстро поднялся и сам, подхватывая на ходу небольшую упакованную Сэдом нам в дорогу сумку с необходимыми для поддержания моего шерского образа предметами ухода и кое-какими другими вещами первой необходимости, а также, как и в коридоре во время нашего опасного шествия наружу, стараясь двигаться таким образом, чтобы словно нечаянно и максимально непринуждённо прикрывать своим гибким телом мои неловкие движения, направил нас в сторону центральной площади, выстроенной прямо напротив огромного парадного входа в дворцовую резиденцию Повелителя этого мира - самую большую достопримечательность данного города, а может и всей планеты, окруженную по всему своему периметру в несколько рядов не высокими, где-то этажа в два, зданиями, образующими что-то наподобие чётких рядов амфитеатра, только без углубления в центре и расходящимися не резко вверх, а просто красивыми ровными лучами улочек к каждой из их удивительно точных окружностей.
     -    Нам нужно решить, куда мы направимся, - тихо предложил мой спутник, спустя буквально пару шагов, едва убедившись в моей способности самостоятельно передвигаться, делясь явным результатом собственного длительного внутреннего размышления, заметно стараясь при этом не сильно выходить из тени вдоль стены, если это подобие не самой яркой освещённости сразу с обеих сторон, можно было бы так определить, существуй на этой планете хоть какие-то места затемнения, позволяя мне тем самым идти в самой глубине, в чуть более щадящем месте, - Если мы хотим на несколько недель укрыться, то лучше наших родных джунглей, места не найти. Хотя там Брант знает практически все закоулки, но и количество их значительно большее, чем в любой другой точке Шеривы, так что спрятаться нам с тобой будет как минимум где, а чувствовать себя физически ты будешь намного лучше в тенистой поросшей густой растительностью местности, чем в самой знойной части нашей планеты. Судя по твоей недавней реакции на Гайю, туда нам вообще надолго перемещаться не стоит - температура там постоянно держится настолько высокая, что ты больше минуты вряд ли выдержишь, а прятаться нам пришлось бы в той части, где нет гор, находясь на жаркой поверхности пустыни, как на раскалённой сковородке, подогреваемой сразу со всех сторон - полностью открытые палящим лучам одновременно двух звёзд на никогда не остывающем песке, да и обозримы мы тоже будем отовсюду, без единого безопасного укрытия, как минимум того, которое не было бы известно кому-либо из охранников Аришеаха, тогда как в джунглях и местность такова, что даже за несколько дней её всю не проверишь, даже если бы мы оставались в одной точке всё это время, чего мы делать, разумеется, не станем, да и нам с твоей драконочкой там будет тоже намного спокойнее, особенно учитывая, что среди своих затеряться значительно проще, чем среди гномов или людей.
                 Я недоверчиво анализировала кажущееся таким разумным предложение шера, очень логичное и такое созвучное не только моим собственным чуть более ранним размышлениям, когда я обдумывала кого бы подключить к своему планируемому побегу, но и общему физическому недомоганию, вызванному резко начавшейся реакцией на раскалённый климат никогда не остывающей планеты, стоило лишь только оказаться на её не контролируемой тщательно продуманной системой кондиционирования поверхности и последствиями всех тех травм, что я получила за последние пару суток, стараясь обдумать это важное решение, максимально естественно поспевая за своим напарником и держась поближе к его невероятно выносливой гибкой фигуре, умудряясь не крениться ни в одну ни в другую сторону и не волочить за собой опасливо подгибающиеся ноги, как бы тяжело мне это ни давалось, заранее догадавшись, что именно этот материк он и предложит, беспокоясь о моём крайне хрупком и очень чувствительном по местным стандартам состоянии здоровья, с завистью наблюдая, как он спокойным плавным шагом грациозно движется по пыли врывающейся на территорию города с пустыни прямиком к нашей цели - центральному городскому телерепортеру, примыкающему к одной из стен на главной площади, прямо напротив самого опасного для нас сейчас места на этой планете - огромного входа в оставленную нами недавно резиденцию Повелителя, красноречиво намекающую, насколько важно нам отсюда поскорее убраться вне зависимости от того - куда. Но именно по причине такой логичности этого выбора меня и смущал предложенный им вариант, каждым аргументом крича, что нам не следует принимать настолько очевидное решение, ведь Брант, прекрасно зная с кем я ушла, а также все сложности моего теперешнего состояния, непременно в первую очередь также подумает об их родном материке и его преимуществах для нас обоих и для меня, беременной и раненой, в частности, и для моего спутника, также вынужденного скрываться от властей, собственно, с его личной подачи.
     -    Думаешь, Брант не додумается до этого? - осмелилась усомниться я, стараясь скрыть недоверие в голосе и одновременно с тем соображая, по какому пути решения вопроса лучше всего пойти - сделать, как будет лучше для нас, понадеявшись, что преследующий нас шер предположит обратное, или же рискнуть здоровьем своим и своего ребёнка, и так удивительно как уцелевшего во всём водовороте захлестнувших нас преследований, и поступить абсолютно наоборот, положившись на собственную интуицию и предположение, что и об этом умный и находчивый Главный охранник Повелителя Шеривы не догадается.
                 Шер, вскользь взглянув на меня в явном раздражении, по всей видимости точно определив степень моего доверия его тактическим способностям, чуть более напряженно, хотя и весьма кратко, словно пытаясь не привлечь к этому лишнего внимания, задержал взгляд на чём-то, отразившемся в стеклянной поверхности стены очередного здания, вдоль которого мы проходили, чем заставил и меня в свою очередь проследить, что такое тревожное он мог заметить, что заставило его едва открыв рот, тут же замолчать и лишь спустя несколько секунд с некоторым сомнением в голосе продолжить прерванный на мгновение разговор, даже не изменив при этом скорость шага, хотя явно пытался опередить подозрительно спешно отделившегося от своего места возле напарника, как только мы появились в зоне их видимости, и решительно шагнувшего к нам, одного из стоящих на карауле охранников, ни в лице ни в фигуре не показывая ни малейшего признака напряжения или волнения, в отличие от меня, на миг замершую и тут же рванувшую обратно за собственным сопровождающим, стараясь укрыться за его грациозной гибкой фигурой от обозрения явно заинтересовавшегося нашим маршрутом представителя местной власти:
     -    Ты знаешь, - ответил он, словно ничего и не происходило, спокойно отстаивая уже ранее высказанное мнение по вопросу выбора нашего дальнейшего пути следования, - Уверен, что это будет его первой мыслью. Но, думаю, именно по этой причине он от неё и откажется. Слишком очевидный вариант. Если бы он с тобой был не знаком - уверен, туда бы и направился, но поскольку он имеет некоторое представление о том, как мы мыслим и о чем с ним договорились, сделает с точностью до наоборот. Скорее всего, проверит в первую очередь весь город, предположив, что мы постараемся скрыться в самом не очевидном месте, затем посмотрит точки поудалённее - гномьи рудники и пастбища Повелителя, а лишь затем, спустя день или два, займётся нашим родным краем. Полагаю, что это будет последним местом его поисков, тем более, что прямиком туда мы сейчас и шагнём, нисколько не скрываясь и не пытаясь даже укрыться от внимания охраны, так любезно направляющейся нас проверить. Это наверняка наведёт его на мысль, что искать нас следует где угодно, только не там. А именно это нам и нужно. За это время мы успеем углубиться внутрь материка настолько далеко, что обнаружить нас будет очень не просто, даже ему.
                 Я с сомнением глянула на своего сообщника, обдумывая его витиеватый план и подсознательно признавая правомерность данной линии размышления и, если бы не быстро приближающаяся фигура грациозного шера-охранника, точной копии моего напарника, только через несколько лет, поскольку выглядел он значительно старше, то постаралась бы выяснить чуть более подробно план наших дальнейших действий, но единственное, на что я сейчас могла расчитывать - это попытаться предугадать по сосредоточенному профилю своего спутника, о чём он сейчас думает и как себя дальше следует вести, ведь к близкому контакту с представителем местной власти я была, мягко говоря, совсем не готова: ни внешне, всё время беспокоясь быть обличенной в маскараде, ни внутренне, поскольку единственное, что я точно понимала - любое моё движение или слово, может обличить меня - не только жительницу другой планеты, но и вообще, представительницу иного мира, только начавшую вникать в законы и порядки этого.
     -    Шерим, ты куда это? - резко остановил нас, уже почти достигших цели своего пути, раздавшийся рядом окрик приблизившегося к нам на достаточно близкое расстояние взрослого шера, как мне показалось, того самого, что вёл наш допрос буквально несколько минут назад через экран информера у выхода из резиденции, когда мы спешно её покидали, хотя кто их может так различить?!, - Тебя же должны были сопроводить к Бранту куда-то в город, а потом на рудники?
     -    Ты и вправду считаешь, что наш лорд поступил бы так со мной? - словно с удивлением поинтересовался мой спутник, нисколько не смутившись уличающему его вопросу, будто апеллировал к очевидному всем факту, заставив меня затаить не только дыхание от жуткого напряжения в ожидании разоблачения нашей лжи, но и физически замереть, боясь пошевелиться и привлечь к себе внимание, на всякий случай потупив взгляд в медленно оседающий песок под нашими ногами, чтобы не выдать своего замешательства и волнения, стараясь при этом ни единым шорохом ни единым звуком не обратить на себя взор представителя малоизвестного мне, но крайне проницательного и наблюдательного народа, за одного из которых я должна была сейчас сойти.
     -    Подожди минуту, - недоверчиво протянул тот, во мгновение ока раскладывая информер в своих гибких пальцах с явным намерением проверить предоставленную нами информацию и тут же набирая в нём чей-то контакт, не оставляя нам времени отреагировать.
                 Я даже не успела подумать, что делать и куда бежать, чтобы скрыться, в полном ужасе осознавая наш грядущий грандиозный провал, стоит только тому дозвониться к Аришеаху, а именно это, судя по всему, проверяющий нас шер и намерился сделать из-за опрометчивого комментария моего спутника. Уже не чувствуя ни боли в раненном и изнеможденном теле, ни жара окружающего меня раскалённого до невыносимой температуры мира, слыша лишь ужасающее громыхание собственного перепуганного сердца и в панике понимая, что мой физический страх в любую секунду станет очевидным для находящегося в непосредственной близости от меня, отличающегося невероятным природным чутьем, представителя местного народа, вынудила себя предпринять очередное неимоверное усилие и насильно задержав дыхание, заставила сосредоточиться на собственном теле, расслабиться и максимально успокоиться, не выдавая своего кошмарного испуга, а заодно и утихомиривая Злату, бешено забившуюся на моей груди. Тем не менее с резко упавшим сердцем, я стала прислушиваться к самым ужасающим в нашей ситуации словам, приготовившись услышать торжествующий голос Правителя этого мира, чьё распоряжение под сомнение поставил сопровождающий меня шер:
     -    Брант? - обращение стоящего рядом охранника вывело меня из панического оцепенения, вынуждая оторвать от земли свой крайне удивлённый взгляд и с надеждой уставиться на него, поразившись такому выбору адресата, хотя почему бы и нет - ведь именно он является его непосредственным руководителем, - Здесь Шерим пытается меня заверить, что возвращается домой с твоего разрешения.
                 Я удивлённо воззрилась на задержавшего нас представителя охраны Аришеаха, не понимая, почему он в этом вопросе ссылается именно на нашего бывшего сообщника, а ныне крайне заинтересованного в успехе наших поисков, лицо, а не на упомянутого в разговоре Правителя Шеривы, что было бы значительно более логично в данных обстоятельствах, ведь Шерим говорил о лорде. Подумав немного и признав, что не имею об этом ни малейшего представления, я невольно сассоциировала, как бы поступил в данной ситуации Дитир, и сразу же с грустью и ужасом вспомнила, при каких обстоятельствах с ним рассталась. Интересно, выжил ли он? Стараясь избавиться от не основанного на ни одном проверенном факте переживания, я снова вернулась к проблеме, с которой мне необходимо справиться здесь и сейчас. Учитывая особенности характера местного Повелителя, странно на самом деле удивляться не только малейшей попытке избежать любого контакта с ним, но и вполне объясним тайный заговор его собственной охраны, практически невероятный у их коллег на Адивинере, спасший мне жизнь менее суток назад. Так что решение старшего шера вполне понятно. Буквально мгновение соображая по этому поводу и оценивая наши дальнейшие шансы и возможности, я всё же позволила себе обнадёжиться, предполагая, что и это может быть не провалом, а очередным спасением и с напряжением стала прислушиваться к ведущемуся в непосредственной близости от меня разговору, в волнении ожидая ответа на заданный общему боссу обоих охранников вопрос. Показавшееся мне вечностью ожидание, когда явно пытающийся осмыслить, что на это ответить и как лучше сейчас поступить, Брант, к полнейшему моему облегчению, столь же красноречиво как и мгновение перед тем Шерим, удивился в ответ, словно они заранее сговорились, как в такой ситуации следует реагировать:
     -    Ну не на рудники же мне его в самом деле посылать? - мой бывший спаситель, продолжая выгодную для меня традицию, явно решив нас снова прикрыть, хотя я уже и не смела рассчитывать на такое его благородство ввиду завершения отпущенного нам им же самим времени на побег и невероятной для него цены вопроса нашего поиска и возвращения, но по всей видимости не в его глазах, на удивление устало продолжил, - Ты сам не раз возмущался, насколько не подготовленными нам приходится их призывать, только-только прошедшими фазу окончательного созревания. Естественно, они допускают ошибки. Как я могу его подвергнуть такому жестокому наказанию, зная, что он просто не был подготовлен к тем задачам, с которыми ему пришлось столкнуться?! Рудники и так переполнены слишком многими нашими сородичами, не хватало ещё и нам самим пополнять их ряды.
                 Мне показалось, я услышала, как он чисто по-человечески тяжело вздохнул, чем вызвал у меня полное восхищение его актёрскими способностями, благо в данной ситуации этот наделённый властью и завидным хладнокровием Руководитель охраны Аришеаха всё ещё занимал нашу сторону, а потом отдал такой желаемый нами приказ:
     -    Отпусти его, - распорядился он, - Пусть идёт.
                 Я с огромнейшим облегчением пронаблюдала, как чуть не ставший моим очередным пленителем охранник двинул подбородком в моём направлении, явно давая понять, чтобы я настроила телепортер на нужный нам пункт назначения, отпуская вопреки прямому распоряжению собственного Повелителя, чем всё же удивил меня, осознавшую, что власть Аришеаха на этой планете не так уж и безусловна, как может показаться сторонним наблюдателям, и наше спасение напрямую зависит сейчас от решения этого конкретного шера, выбирающего между верностью законному Правителю и собственным мнением, с растерянностью и даже испугом глядя на определённого мне в спасители 'не подготовленного, едва прошедшего фазу окончательного созревания (что бы это ни значило для их расы), а потому не готового к тем задачам, с которыми ему пришлось столкнуться (особенно сейчас!)' шера, напряженно замершего при этом жесте в очевидном опасении, что верный номер нужного нам пункта назначения я не наберу. Да и откуда бы я могла его знать?! На планете этой я находилась впервые и единственным моим опытом перемещения здесь - было бессознательное водворение моего бесчувственного тела вначале в резиденцию, после получения ножевого ранения, а затем обратно к фонтану в печально похожем состоянии, буквально заимев 'солнечный удар'. Не готовая к провалу в настолько близком к спасению положении, я в панике спешно пыталась сообразить, какой же номер мне следует ввести в незнакомой системе, буквально спиной чувствуя становящийся всё более пристальным подозрительный взгляд.
     -    Ты не слишком-то переживай за свою неверность Повелителю, - совершенно неправильно истолковав мою заминку и неуместное волнение, а также излишне заторможенную реакцию, попытался меня наставить на путь истинный 'старший сородич', явно стремясь успокоить и настроить на нужный лад, - Аришеах тебе не глава рода, а Шеах - да. Так что ты сам знаешь, что всё это для тебя значит.
                 Я слегка кивнула головой, показывая, что мысль поняла и медленно протянула руку к аппарату, пытаясь хоть как-то придумать, что же на нём нажать. Ведь, по созданному мне образу я была местной и не имела ни малейшего шанса не знать, как куда перемещаться, тем более на считающийся моим родным домом, материк Шеривы. Не имея ни малейшего предположения о порядке учёта телерепортеров на этой планете, я в то краткое мгновение, что у меня было на пути к регулятору и якобы мгновению размышления над наставлением, попыталась проанализировать, каким бы он мог здесь быть. У нас на Адивинере единицей значился центральный телепорт на площади перед резиденцией. Осмелившись предположить, что здесь будет так же, я сделала следующие выводы: вторым у нас был центральный телепорт у орков, третьим - гномий и четвёртым - тот, что стоял в Анэри. Но там - это были четыре разных континента, на этой же планете их было всего два. Дрожащей рукой, всем сердцем надеясь, что моя логика меня не подведёт, я с осторожностью, словно касаюсь взведённого курка или оголённого провода детонатора, хотя сейчас так оно для меня и было, выставила цифру 'два', в надежде, что учет здесь ведётся не по народностям, а по территориям, как у нас. Услышав лёгкий щелчок, обозначающий полную готовность аппарата для перемещения, я, не оборачиваясь, чтобы не увидеть удивлённый или подозрительный взгляд наблюдающего за моими действиями шера, поспешно ступила вперёд, даже не попытавшись дождаться оставшегося позади меня Шерима, с замиранием сердца прикрыв глаза и лишь после того, как оказалась в совершенно другом месте, что сразу же ощутила по существенной перемене температуры и резко возросшей влажности воздуха, сделала шаг в сторону и восхищённо осмотрелась.
                 Вокруг меня цвёл и благоухал удивительно красивый тропический сад посреди города, в самом центре которого я оказалась, а сама природа была настолько наполнена просто неимоверным количеством невероятнейших красок буяющих везде джунглей, что несмотря на присутствие расположенных на некотором расстоянии друг от друга небольших аккуратных домиков, утопающих в пышно цветущих растениях, надежно защищающих всё вокруг от палящего света всего одной, сейчас, озаряющей небосвод небольшой звезды, ясно указавшей мне, что в городе, где я оказалась - глубокая ночь, я испытала настоящий восторг от захватывающей дух красоты изумившей меня тропической природы. Свежесть и влага местного климата за несколько секунд вернули меня к жизни, позволив наполнить обожженные лёгкие таким живительным освежающим воздухом и вывели из состояния резкого перегрева, в котором я до этого пребывала, заставив с наслаждением замереть, блаженно прикрыв глаза и впитывая в себя умиротворение и спокойствие окружающего мира. Даже Злата, по всей видимости, ощутившая сквозь все бинты и слои одежды, её скрывающие, комфорт родного материка, взволнованно зашевелилась у моей кожи, затрепетав всем своим маленьким прижатым ко мне тельцем. Это был её природный континент, которому она так искренне радовалась, судя по ощущениям, всеми своими едва восстановившимися силами пытаясь выскользнуть наружу.
                 Никогда бы не подумала, когда только получила свою крошку в качестве приветственного подарка Аришеаха, что так скоро окажусь 'в гостях' у неё на родине, в месте, о котором с таким удивлением столько всего читала, стараясь понять, как ухаживать за своей экзотической хранительницей, хотя, вспоминая его приветственные слова...вполне могла бы и предположить! Да уж, моя новая жизнь со всеми её вывертами... Я положила одну руку к себе на ещё плоский живот, стараясь почувствовать своего ребёнка, второй слегка прикрыла опасно взбудораженную драконочку - самые ценные и главные мои достояния, думая о том, сколько всего необычного, неожиданного и откровенно говоря, невероятного со мной за последние чуть больше, чем пару месяцев, случилось.
     -    Не стоит нам здесь просто так стоять, Анна, - услышала я удивлённый и, как мне показалось, даже уважительный, гортанный голос рядом с собой, заставивший меня резко вернуться в реальность сегодняшней ситуации, вырвавшись из собственных размышлений, - Не знаю, как ты угадала номер телепорта, но мы выиграли тем самым не так много времени, чтобы его попросту терять здесь, изучая окрестности. Давай сейчас сделаем несколько спутанных переходов, а чуть позже снова вернёмся на Ашеру, но с другой стороны, поглубже в лесах, а не в самом центре главного города, чтобы потом понадёжнее спрятаться в джунглях.
                 Я покорно кивнула головой, подсознательно признавая за шером право принимать такие решения, поскольку за прошедшие несколько минут уже успела убедиться в его сообразительности, а ещё потому, что сейчас отходила от резкого перенапряжения так, что невольно расслабилась и успокоилась после успешного побега, даже думать забыв, как сопротивляться, так легко и удивительно всё вокруг меня теперь казалось и так хотелось снова положиться на чье-нибудь умелое и надёжное руководство. Только сейчас обратив внимание, насколько в своей среде оказался мой спутник, буквально физически изменившись после перехода в родное окружение, я с завистью и надеждой рассматривала его высокую гибкую фигуру, удивительно гармонично смотревшуюся на фоне ярких красок окружающего пейзажа. Он словно вырос немного и наполнился какой-то внутренней силой, заметно излучаемой и в его голосе и в позе, самим своим видом вызывая внутреннее доверие и готовность следовать его указаниям. И я не преминула так поступить. Послушно ступив обратно к телерепортеру, где он вносил очередное изменение настроек, я слишком поздно узрела комбинацию цифр, содержащую первой злополучную единицу и не успев даже в ужасе возразить, что больше не смогу выдержать температуру жаркой пустыни, как ощутила крепкую хватку на своей руке и вынуждено последовала за шагнувшим вперёд шером.
                 Ожидаемо, меня сразу же ударил в спину жаркий резкий ветер, казалось ещё немного и он вообще собьёт меня с ног, засыпав мелкими частицами песка и пыли, таким сильным и порывистым он был, если бы не крепкая хватка сильной ладони у меня на руке, позволившая удержаться. Но стоило мне лишь слегка приоткрыть зажмурившиеся от агрессии природы глаза, как я в неожиданном восхищении замерла на месте, забыв о зное, сумасшедшем ветре, дующем мне в спину и обжигающем песке, а также общем своём физическом нездоровье. Ведь прямо под моими ногами, далеко внизу, раскинулся невероятно длинный широкий золотистый пляж, разукрашенный сам по себе удивительными для пустыни тропическими красками - чуть ближе к скалам, словно уступая силе воды и солнца, песок укрывался яркими пятнами разноцветных растений вперемешку с более высокими оазисами пальм, ярко-зелёными пятнами выделяющимися на солнечном фоне, а далеко-далеко вперед простирался огромный бушующий океан, вздымающийся на всей своей неудержимой поверхности огромными волнами. Отвесная скала, на которой мы оказались, представляла собой естественный природный барьер между бесконечно жаркой, простирающейся далеко за горизонт у нас за спинами, обдуваемой резкими сухими ветрами пустыней и значительно более мягким и влажным - побережьем глубоко внизу, словно сорвавшимся, отколовшись от континентальной части. Материк в этом месте словно треснул, резко оголившись скалистым деформационным швом на много метров вниз, создавая значительный перепад высот и будто отрезав два мира - один знойно-жаркий от другого - тропически-прекрасного. И по этому растянувшемуся у нас под ногами прекрасному пляжу выпасались сразу несколько стад удивительно прекрасных животных, отличающихся друг от друга по цвету: одни - белоснежно-пепельные, другие - огненно-карие, все удивительно резвые и грациозные. Несколько белоснежных лошадей, аж переливающихся на лучах ярчайших солнц, в завораживающе стремительном беге обгоняли одна другую, резвясь на огромных просторах, а их невероятно ловкие наездники, совершая просто немыслимые движения на бешеном скаку, будто соперничая друг с другом, демонстрировали захватывающие дух кульбиты. Остальные, не менее прекрасные своими грациозными формами белоснежные красавцы и красавицы, спокойно паслись на своих пастбищах, лишь изредка подходя к водопою вытекающей из глубины скал реки, медленно впадающей в океан и переливающейся множеством рассыпающихся капель на их пути.
     -    Сейчас сюда поднимутся сразу несколько смен: люди, гномы и шеры, - прерывая моё любование невероятным зрелищем, снова вернул меня к нашим реалиям мой спутник, - Нам нужно будет сделать вид, что мы прибыли им на замену, но как только подойдём к лифту, а они уйдут - вернёмся обратно и последуем их путём. Так мы начнём запутывать наши перемещения.
                 Стоило Шериму закончить инструктаж, как на наш край скалистого обрыва поднялся просторный прозрачный лифт, выпустивший наружу пару довольно улыбающихся гномов. Я, стараясь на них не глазеть, поскольку не ожидала увидеть такую приземистую расу, у нас на Адивинере их собратья были значительно более стройные и вытянутые, с абсолютно спокойным выражением лица последовала за шагнувшим в их направлении шером. Лишь лёгким кивком головы обменявшись приветственными взглядами, мы разошлись кто куда, гномы в направлении телепортера, а мы с Шеримом в сторону прозрачной кабины всё ещё стоящего на нашем уровне ультрасовременного механизма. Но, вместо того, чтобы воспользоваться его гостеприимно раскрытой дверью, отступили чуть в сторону, словно в ожидании чего-то. И не зря, именно в этот момент лифт закрылся и, издав негромкий предупреждающий сигнал, ухнул обратно вниз, чтобы буквально пару мгновений спустя снова появиться, но уже со спокойно переговаривающимися между собой шерами. Это был самый опасный момент нашего здесь пребывания. Механизм телерепортера заработал и мы с замиранием сердца напряженно уставились на его изящную арку, с ужасом ожидая появления наших конкурентов. Но в мерцании воздуха вместо гибких зеленоватых фигур показалась пара абсолютно человеческого вида, вот только лицо одного из них было мне слишком хорошо знакомо - меньше суток назад он дважды спасал мою жизнь, после того как успешно содействовал моему зверскому похищению с Адивинеры. Замерев на месте, стараясь максимально скрыться за гибкой спиной своего сообщника, я старательно делала вид, что невероятно заинтересована видом лифтовой панели, вынужденная прижиматься к ней практически лицом.
     -    Кэйен, это не кажется тебе чудовищно глупым? - тем временем возмущался его напарник, явно продолжая ведущий спор, - Как бы вся искалеченная едва живая леди смогла сюда добраться? Ты просто выбрал не тот регион. Она наверняка прячется где-то в городе.
     -    Говорю тебе, - не глядя на нас, замерших прямо у раскрытого лифта, место в котором мы с облегчением уступили, уверенно возразил мой бывший спаситель, - Я видел её в действии и знаю, как она мыслит. Ты просто не представляешь себе, насколько сообразительна и вынослива эта женщина. Это самый подходящий вариант - пустыня, где никто не должен был бы догадаться её искать, но с достаточно сносным климатом, чтобы здесь пересидеть, плюс - наличие множества мест, где можно спрятаться и рядом телепортер, чтобы в любой момент можно было вернуться назад или сбежать, если её кто-нибудь обнаружит. Она здесь, я прямо чувствую это!
                 Я затихла, боясь даже дышать при этих ошеломляющих словах, пропуская своих преследователей воспользоваться преимуществом движения, а сама очень-очень плавно отступила в сторону, обойдя Шерима практически по дуге, пока они исчезали в кабине лифта, скрываясь с их поля зрения.
     -    Нам стоит поспешить, - разворачиваясь в сторону снова замерцавшего устройства перемещения, практически утягивая меня за собой, поторопил нас явно также забеспокоившийся от услышанного, шер.
                 Не ожидавшая такой прыти, я болезненно ахнула, ещё крепче хватаясь за удерживающую меня руку. Удивляясь, как осталась в такой близости от прекрасно меня знающего шеривианца абсолютно не узнанной, я поняла, что за последние сутки уже превратилась в просто-таки мастера исчезновений на самом виду, очень надеясь, что это не войдёт у меня в вынужденную привычку.
     -    Привет, - обратился к нам появившийся из телепортера 'собрат', с изумлением рассматривая мою низкорослую фигуру, оказавшуюся у него на пути.
                 Я вежливо кивнула в ответ, исподтишка рассматривая двойку в начале номера места его отбытия на пульте управления и с удовольствием понимая, что спустя лишь пару мгновений снова смогу облегчённо вдохнуть. Обменявшись буквально парой вежливых слов со своим сородичем, Шерим, не теряя больше драгоценного времени, направил нас на возвышение, занимая место в устройстве перемещений и спустя один шаг мы снова были в зоне недосягаемости оказавшихся в такой опасной близости от нас преследователей.
                 Пунктом нашего назначения снова оказалось побережье, но в совершенно другой части этой жаркой планеты, где изумительно-красивое лазурного цвета море, мягко омывая заросшее буйной растительностью побережье, так и дышало свежестью, комфортом и умиротворением, даже помимо воли успокаивая моё взволнованное и обеспокоенное сердце. Меня начали искать вне резиденции! Не ожидала такой быстрой реакции Бранта. Не прошло и получаса с момента, как мы покинули резиденцию, а по всей планете уже рыскали ищущие нас помощники Аришеаха, причем в самых разных местах. Я с беспокойством глянула в глаза своего спутника, с надеждой ожидая его распоряжения углубиться подальше в лес, но вместо этого увидела внимательное изучение прекрасных окрестностей, явно не в попытке выбрать лучший маршрут, а скорее подозрительно изучая на наличие сторонних наблюдателей. Шерим и я снова взволнованно переглянулись, продолжая опасливо изучать окружающий пейзаж. Проследив за его внимательным взглядом, я отметила абсолютно безжизненную линию густой буйной растительности, доходящую практически до самой воды, что всё же позволяло надеяться, что и на этот раз мы также успешно исчезли и сейчас, посетив самый цветущий и пахнущий регион этого засушливого мира, колыбель изумительного редкого народа, мы сможем окончательно пропасть с радаров разыскивающих нас.
                 Вдалеке, куда ни глянь, взгляд радовало обилие ярких цветов тропического леса, дополненных звуками ритмично накатывающих на мягкий песок пенящихся волн далеко уходящего мелководья. Вокруг не было заметно ни души, что очень обнадёживало, но от беспокоящих мыслей меня отвлекли даже не эти приятные лишенные малейшего присутствия посторонних картины, а самый захватывающий из невероятнейших видов. Прямо напротив нас от горизонта над морем поднималось самое огромное и яркое из возможных светил, какое только можно было себе вообразить. У меня дыхание замерло от такой картины, захватывая величием и мощью вида, даже не пытаясь ассоциировать этого громадного ослепляющего монстра с моим родным солнцем, настолько больше и ослепительнее оно было, резко озарив всё вокруг невероятным светом и мгновенно опаляя всё своим жаром, а чуть дальше в стороне, уже достигнувшая определенной высоты, стала резко опускаться вниз, словно испугавшись более успешного конкурента и попросту уступая ему место, другая, значительно меньшая по размерам звезда, как раз и похожая больше на наше скромное солнышко, озаряющее родную планету ярким, но не ослепляющим светом, неожиданно резко, словно одумавшись от своего трусливого бегства, замерла на мгновение и снова вернув свою прежнюю траекторию, стала плавно подниматься вверх, в явном намерении своего догнать старшего и более опытного собрата. Картина была настолько завораживающая и фантастически невероятная, что я не веря своим глазам моргнула, словно пытаясь убедиться в реальности невиданного зрелища, на миг даже забыв не только переживать, но и дышать. Планета, нисколько не похожая на родную Землю! Если Адивинера и отличалась от моего родного мира, то лишь в нескольких не очень значительных мелочах, таких как слой пара над атмосферой или ровный тропический климат, а не так, как здесь, где даже количество солнц превышало любые вообразимые пределы. Пораженно уставившись на невероятный вид, я вначале даже не услышала обращённые ко мне недовольные слова, значение которых было для меня очень даже важным:
     -    Прости, но у нас сейчас нет времени любоваться восходом Гайи и танцами Сэйеи, - одёргивая меня за руку, по всей видимости попросту устав меня окликивать, снова, уже в который раз за сегодняшний день, вернул меня к опасности нашего положения мой спутник, - Ещё совсем немного и сюда тоже кто-то придёт нас искать, если уже этого не делает. Нам нужно успеть ещё хотя бы раз или два воспользоваться чьими-то настройками, чтобы окончательно запутать следы.
     -    Конечно. Прости, - резко вернувшись к реальности, раскаялась я, удивившись собственному легкомыслию, снова с опасением наблюдая знакомую манипуляцию с регулятором настроек телепортера, в этот раз также уже понимая, куда он нас выведет, ведь набранная вначале очередная единица красноречиво мне сообщила, что в месте нашего назначения будет снова невыносимо жарко и едва я успела настроиться на новый перепад температур, как оказалась вместе с сопровождающим меня шером на небольшом каменном возвышении явно в самой засушливой части знойно-жаркой пустыни основного континента.
                 Сказать, что я не успела подготовиться к новому погружению в изнуряющую жару, значит значительно преуменьшить мою болезненную реакцию на горячую пыль, тут же попытавшуюся проникнуть в каждую щёлочку моего тела, на поднимающийся от раскалённого песка жар, накрывший меня в секунду с головой или на обжигающие лучи сразу двух освещающих Шериву звёзд, не позволяющих моим ослепшим глазам нормально видеть. И всё это в компании с резко возникшей паникой из-за мгновенной потери моими лёгкими возможности дышать, стоило нам только здесь оказаться. Почувствовав, что мне снова становится дурно, я изо всех сил попыталась сконцентрироваться на одном единственном действии - заставить своё тело расслабиться, а лёгкие наполниться хотя и удушающе-горячим, но жизненно необходимым воздухом, смешанным сейчас с мельчайшими частичками раскалённого песка. С огромным усилием преодолев защитную реакцию собственного организма, я сделала вначале крошечный обжигающий вдох, затем другой и, наконец, смогла шагнуть вслед за своим значительно более выносливым спутником, с ужасом отметив его передвижение в сторону скал и от телепортера.
                 Стараясь максимально быстро добраться до ближайшей расщелины в невысокой скале, расположенной в непосредственной близости от покинутого нами места появления, я даже не стала осматриваться и оценивать ужасающий, но несомненно, поразительно красивый вид на абсолютно бескрайнюю пустыню, раскинувшуюся на всю протяженность горизонта за нашими спинами. Волны бесконечного песка, гонимые раскалённым ветром, двигались подобно ослепляюще-яркому золотому чудовищу, в своей неимоверной мощи перекатывающему массивными мышцами, безжалостно уничтожая всё и вся на своём пути. Уже оказавшись в безопасности укрытия и с невероятным трудом переведя сбитое хриплое дыхание, стараясь отдышаться и восстановить нормальную работу обожженных лёгких, я, на несколько мгновений полностью ослепнув из-за резкого перехода от яркого света в комфортную полутьму каменных стен, всё же решилась обернуться и оценить масштаб бушующей позади стихии. Вид раскалённой махины, оставшейся у меня за спиной вызвал невольный парализующий шок от осознания, что я только что там была и от резко нахлынувшего облегчения едва было попыталась обессилено облокотиться на ближайшую стену, но в тот же вмиг была остановлена крепкой хваткой своего спутника, решительно направившего нас к расположенной рядом стеклянной двери, ни на мгновение не допуская промедления.
     -    Рано вы, - услышала я низкий гортанный голос, стоило только перешагнуть небольшой барьер между адом снаружи и раем внутри, так свежо и прохладно здесь было, - Но это и хорошо. Работа сегодня два раза останавливалась из-за угрозы серьезного завала. Одна из групп вообще не смогла выбраться, поэтому вам нужно будет ещё какое-то время следить, чтобы укрепили небольшой тунель в третьей шахте. Он пока ещё блокирует там все передвижения. Да и отдыхать никого из рабочих Повелитель приказал пока не отпускать. Настроение у него опять не очень.
     -    Понятно, - устало пробормотал мой спутник, словно в тысячный раз сталкиваясь с подобным решением, а я всё это время пыталась сдержаться и ни на что не глазеть, опасаясь привлечь к себе, беременной и едва дышащей,  даже минимальное внимание находящихся рядом с нами собирающихся домой нескольких шеров, как мне известно, в любом состоянии изнеможения или усталости обладающих невероятным чутьем, а здесь мы были в абсолютно замкнутом и сравнительно небольшом пространстве.
                 Стараясь во всём с точностью подражать Шериму, я подошла к одному из ящиков в самом углу, максимально отдалившись от остальных благодаря его прикрытию и стала неспешно и крайне аккуратно доставать оттуда разложенные рядом предметы: мягкую словно прорезиненную дубинку, нечто наподобие шокера и ярко блеснувший небольшой цилиндрик, вызвавший у меня наибольшее подозрение, поскольку именно его крайне аккуратно, как я отметила для себя краем глаза, пристегнул на пояс 'мой' шер. За нашими спинами снова раздвинулась дверь, запуская и выпуская очередную волну входящих и уходящих охранников, вызвав новый всплеск активных приветствий, но ни я ни мой спутник, на этот раз не принимали в них никакого участия, спинами развернувшись к остальным и ни собираясь ни раздеваясь, продолжали аккуратно вертеть в руках то один то другой предмет, то прикрепляемый к нашему обмундированию, то укладываемый назад в зависимости от того, кто рядом с нами оказывался - пришедший на пересменку шер или же уходящий со смены. Так продолжалось до тех пор, пока в помещении не осталось ни одного из тех, кто приветствовал нас, когда мы вошли.
     -    Первый раз здесь? - услышала я явное обращение к себе глянувшего поверх макушки  склонившегося Шерима очень ссутуленного, но с чёткими уверенными движениями крепких пальцев и глубоким проницательным взглядом бесконечно чёрных глаз, заметно взрослого шера, за секунду до этого вошедшего в прозрачную дверь, теперь я уже была уверенна, для охраны работающих здесь на рудниках приговорённых судом Повелителя шеривианцев.
                 Я вскользь отметила мгновенно напрягшуюся спину своего спутника и заметно притихших остальных собирающихся в комнате, с ужасом понимая, что не могу ни подтвердить ни отрицать высказанную догадку, экстренно соображая, как же лучше отреагировать, по инерции продолжая при этом вертеть в руках странный непонятный предмет цилиндрической формы, который пыталась до этого положить обратно на место. Стараясь казаться максимально естественной, но не поднимая при этом на собеседника взгляд, я неопределённо повела плечом, не подтверждая и не отрицая озвученного предположения.
     -    Не переживай, - явно не дождавшись никакой другой реакции, спокойным грудным голосом продолжил наш сосед, заканчивая аккуратно прикреплять последний из набора предметов, - Постепенно привыкнешь. Главное - не активируй здесь вакуумный контейнер. Именно это помещение изолировано от общей системы воздуховодов, а охладительный элемент не позволит достаточно быстро наполнить новым воздухом такую площадь.
                 Я с испугом взглянула на цилиндрик в своих руках, спешно кивнув головой в знак понимания и стараясь при этом не уронить злополучный предмет, аккуратно возвратила его на законное место. Ругая себя за невнимательность и пытаясь не застыть на месте от избытка привлечённого к себе внимания, ведь волей-неволей часть взглядов слышавших высказанное мне предупреждение, была прикована к моей неповоротливой низкорослой персоне, разительно отличающейся на фоне всех остальных высоких грациозных фигур, заметно выделяясь на их фоне. Поняв, что Шерим больше не делает вид, что собирается отсюда уходить, а делает это, я с облегчением отметила его движение в сторону выхода и аккуратно последовав его примеру, постаралась хоть в этом простом действии ничего не испортить. На грани нервного перенапряжения, но всё же решив, что и из этой опасной ситуации нам удастся выбраться без потерь, я не заметила, как за грациозно скользнувшим в дверной проход шером, оказалась не замеченная мной фигура нового входящего. Секунда, и моё лицо чётко впечатывается в плечо оказавшегося у меня на пути высокорослого натренированного охранника. Его крепкие руки, молниеносно среагировав на мою неловкость, в тот же миг оказались на моих плечах, удерживая от дальнейшего столкновения. Едва ойкнув от резкой боли, пронзившей мою грудь и тут же закусив в испуге нижнюю губу, я решительно вывернулась из нежелательной хватки и вмиг протиснулась мимо резко замершего незнакомца, очень кратко глянув ему в удивлённые глаза и мгновенно юркнув в образовавшуюся между ним и дверным проемом нишу.
                 Секунда, не дольше одного удара моего испуганного сердца о раненные забинтованные рёбра, всё ещё на бегу, и я оказываюсь переставленной прямо перед Шеримом подобно тому, как шахматные фигурки меняются местами при умелом ходе. В тот же миг, ощутимое надавливание кулаком мне прямо в спину заставляет не просто выровняться, задохнувшись от резкой боли, а даже подскочить на ходу, вытягиваясь во весь свой ничтожный рост, ловя открывающимся и закрывающимся ртом мгновенно покинувший лёгкие воздух, но и явно делая то, что и было задумано моим безжалостным напарником, возвышая меня перед его значительно ужавшейся и немного пригнувшейся фигурой, задавая заодно чёткую траекторию движения в сторону выхода. Ещё один удар моего сердца, ещё одна попытка вдохнуть и дверь за нашими спинами неожиданно раздвигается, но мне в лицо уже светит ярчайший двухзвёздный свет, а лёгкие наконец-то наполняются резко ворвавшимся в них раскалённым воздухом, причиняя новую серьезно ощутимую боль. Третий удар и от испуга даже забыв щуриться, я словно в полусознании достигаю возвышающегося на каменном основании телепортера, напряженной спиной чувствуя активно подталкивающего меня вперёд спутника.
     -    Жми! - гортанный рык мне в затылок, когда моя ладонью уже падает на рычаг панели управления, запуская в работу настроенный кем-то до нас механизм.
                 Снова резкое изменение температуры, на этот раз в значительно более принятую сторону, в последний момент остановившее уже начавшуюся в моём теле дрожь, вызванную, как я понимаю, невероятным волнением, жесточайшей сменой климата и мгновенной концентрацией сил, потребовавшихся, чтобы скрыться от заподозрившего неладное охранника и вышедшего за нами вслед, тут же сменившуюся волной сильнейшей тошноты и резко нахлынувшей слабости, наверняка свалившей бы меня на землю прямо здесь, на центральной площади небольшого шерского городка, если бы не крепкая хватка заметившего моё состояние спутника. В очередной раз подхватывая меня практически на себя и резко выравнивая, Шерим завернул нас в направлении растущих рядом густым ровным строем высоких тропических деревьев, увитых лианами и поросших обилием другой буйной зелени, мгновенно укрывших обе наши фигуры от обозрения возможных зрителей. Едва оказавшись вне видимости местных жителей и чуть ощутив свободу от железной хватки крепких гибких пальцев на своём теле, я стремительно скользнула в сторону, максимально отходя подальше вглубь и мгновенно падая на колени.
                 Одна, затем следующая, затем ещё и ещё, меня накрывали волны тошноты, выворачивающие мой сжимающийся совершенно пустой желудок наизнанку, словно наказывая за всё то, что я заставила свой ослабевший организм пережить и полное ощущение беспомощности, вызванное абсолютной неспособностью контролировать состояние и реакции собственного тела, а также всю свою жизнь. Не способная подняться с ослабевших колен и мелко подрагивающих рук, при каждом новом спазме испытывая такие прострелы боли, что хотелось просто выть, кричать и плакать, я что есть сил старалась сдержаться, понимая, что и это всё - ещё не конец. Опасаясь произвести какой-либо лишний шум или привлечь к себе чье-либо постороннее внимание, я цепко хваталась за землю сведёнными пальцами и молча дрожала, заливаясь беззвучными слезами, предательски скатывающимися по моим разукрашенным в зеленое щекам, скрывшись за небольшим низкорослым кустарником максимально подальше от своего спутника, куда только успела добраться, думая о том, как это всё выдержать. Слёзы стекали с моего лица прямо на землю, на которую я в бессилии опустилась, сцепив зубы и закрыв глаза, стараясь успокоить своё растревоженное тело, а заодно и снова нервно зашевелившуюся Злату, предпринявшую очередную попытку освободиться из-под удерживающих её бинтов.
     -    Стой на месте, Шерим, - неожиданно услышала я слова, заставившие меня не просто затаиться, а даже перестать дышать, с ужасом ожидая собственного обнаружения, - Где твоя сообщница?
     -    Я попробую её поискать, - второй голос, заставивший меня усиленно думать, что сейчас лучше сделать, как мне показалось, двинулся немного в сторону и по кругу, судя по звуку его голоса.
                 Понимая, что у меня остались буквально мгновения до обнаружения, я в панике вглядывалась в окружающий меня лес, чётко осознавая, что стоит мне просто пошевелиться, как я сразу же привлеку к себе внимание. Бежать вообще был не вариант. Не в моём состоянии, не от шеров, судя по слегка гортанному низкому тембру голоса, и не в такой звонкой лесной тишине, где каждый шорох отдаётся многоголосым эхом.
     -    На твоём месте я бы сейчас очень постарался сотрудничать, - вернулся в разговор первый персонаж, - Где леди Анабель?
     -    Что я получу, если отвечу? - мгновенно сдался мой 'сообщник', вынуждая меня в разочаровании закусить и так прикушенную губу.
     -    Говори, - резко почти рыкнул разыскивающий меня шер, явно не намереваясь сейчас торговаться об условиях.
     -    Ладно, - снова напомнив момент нашего 'заочного' знакомства из-за сорвавшегося на причитающе - ноющий тон голоса, спешно залепетал тот, - Я расскажу вам всё!
                 Моё сердце замерло, а торжествующий хмык охранника, красноречиво сообщивший о его уверенности в данном исходе, заставил полностью сосредоточиться на попытке рассмотреть моего спутника, что было совершенно не возможно из-за густо поросшей зелени тропического леса.





Оценка: 8.61*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | | Н.Волгина "Мой секси босс" (Женский роман) | | М.Мистеру "Прятки с Вельзевулом" (Юмористическое фэнтези) | | О.Герр "История (не)любви" (Любовные романы) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Карты судьбы 3" (ЛитРПГ) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Н.Романова "Ступая по шёлку" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"